Блудный брат

Евгений ДЕМБСКИЙ

БЛУДНЫЙ БРАТ

1

Спросите кого угодно, знает ли он, что такое тяжелые времена, и можете мне поверить — на вас хлынет поток наводящих ужас воспоминаний, даже если ваш собеседник никогда не отличался особой болтливостью. Тем не менее постараюсь быть кратким.

Во-первых, Феба начала щениться в два часа ночи и, вместо того чтобы разбудить кого надо, подняла с постели Фила, а тот, охваченный паникой, кинулся ко мне, в своей обычной манере задавая множество вопросов. Когда наконец мы вместе с ветеринаром успешно приняли роды, когда три щенка — и что теперь с ними делать? — начали сосать мать, а Фила удалось придавить одеялом и усыпить, оказалось, что мой собственный сон поджал хвост и отправился на отдых, оставив хозяина наедине с наступающим долгим днем.

Во-вторых, я решил наконец забрать из «дружественной» автомастерской свой «бастаад». Оказалось, что машину действительно перебрали и наладили, но кому-то пришло в голову сменить лак на покрытие-хамелеон.

— Можете, — сказал Джагер, — управлять окраской, как вам только захочется. Только не забывайте, когда оставляете машину на солнце, фиксировать цвет. Дело в том, что под влиянием тепла солнечных лучей он может самопроизвольно меняться.

Оказалось, что он знал, что говорил. Выйдя час спустя из конторы Мейсона, я пережил тяжелый удар. Мой чудесный «бастаад» за время моего отсутствия сменил цвет на ярко-розовый, а я не сумел вспомнить, как вернуть ему прежний вид, и пришлось возвращаться домой, выбирая самые прохладные и тенистые улицы и молясь о том, чтобы цвет как можно быстрее изменился. Но прежде чем это произошло, несколько педиков в своих живописных автомобильчиках пытались сесть мне на хвост, явно воспылав ко мне горячей любовью и желая договориться о свидании.

Около десяти вечера меня снова начало клонить ко сну, я быстро разделся и прыгнул в постель, однако уже через пятнадцать минут понял, что торопиться не следовало. Одному из сыночков Фебы стало хуже, Пима бесцеремонно вышвырнула мой сон за окно — у меня мелькнула мысль, что сон может обидеться и с этих пор обходить наш дом за милю. Она вызвала доктора Фрезера, и до четырех утра мы пытались сохранить жизнь одному из двух кобельков. Увы, он сдох. До восьми мы успокаивали Фила, и пока нам не пришла в голову идея оставить у себя остальных щенков, кобелька и сучку, мой сын рыдал так, что мы не успевали менять пижамы, наши и его.

В половине девятого утра я спустился вниз, причем мне казалось, будто лестница делает все возможное, чтобы все могли наконец увидеть, как Оуэн Йитс кувыркается по ступеням до самого пола гостиной. Однако мне в очередной раз удалось уцелеть. Помню, я подошел к бару и долго пытался найти что-нибудь, что позволило бы мне пережить еще один долгий день, но кислородный баллон остался в гараже, а все препараты, служившие для поддержания едва теплившейся во мне жизни, Пима несколько недель назад выбросила в утилизатор. Я понял, что еще немного, и со мной будет покончено, на радость моим врагам. Каким-то образом я сумел растворить в килограмме кофе несколько капель воды и влить в себя около литра получившейся смеси. Когда через час мне удалось попасть в дверь ванной и отыскать взглядом зеркало, я понял,

почему окружающий мир приобрел пурпурный оттенок — сквозь окрашенные в свекольный цвет глазные яблоки он и не мог выглядеть иначе. Остальной части дня я не помню, за исключением того, что тот тащился еле-еле, словно на годами не смазываемых подшипниках. Нет, еще помню, как позвонил мой любимый агент, чтобы сообщить мне, что я в очередной раз не попал даже в номинацию на «Каракатицу».

— Ну и ладно, им же хуже, — утешил он меня.

— Конечно, меня же любят миллиарды…

— Погоди, что это ты сегодня такой беспокойный?

— Ошибаешься, я вполне спокоен. «Каракатица» — последняя премия в году, так что я могу не волноваться до следующего года…

— А мне что делать? — заорал он в трубку.

— Не знаю… нет — знаю: застрели Падрони, застрели Мэтьюса, застрели Эртфилда, застрели Крейфиша и еще парочку. Я задушу остальных, и на Земле останутся лишь поклонники Йитса: я, ты и… и… Можешь быстро кого-нибудь еще вспомнить?

Он бросил трубку. Я почувствовал себя окончательно разбитым, несколько попыток подойти к бару закончились позорным бегством. Пима беспокоилась, а я умирал. В конце концов, однако, должен был наступить вечер, и он наступил, доставив мне этим неподдельную радость.

И тогда явился этот тип.

Я сидел в кресле, с нетерпением ожидая прихода темноты, а вместе с ней — сна, и то и дело поглядывал в сторону бара, обещая нанести ему краткий визит, после которого собирался нырнуть в постель, когда кто-то вошел в калитку и бесцеремонно ткнул кнопку звонка. Обливаясь потом, я молился, чтобы мелодичный сигнал оказался исключительно плодом моего перетрудившегося воображения. Но нет — звонок раздался снова и сразу же после — еще раз, третий. Мир стучался в мои двери, не обращая внимания на то, что я…

— Оуэн?! Открой, я меняю Фебе подстилку! — крикнула сверху Пима.

Притворяться, что нас нет дома, больше было нельзя. Я как можно быстрее двинулся к двери и уже минут через пятнадцать открыл ее. На пороге стоял совершенно незнакомый мне человек.

— Прошу прощения, я имею честь говорить с мистером Оуэном Йитсом?

Я едва удержался от своего любимого способа заводить знакомства — пинка в промежность.

— Да, это я.

— Впрочем, я зря спрашиваю, ваше лицо мне прекрасно известно. Я хотел бы попросить вас уделить мне несколько минут…

— Прежде чем я соглашусь, я хотел бы пояснить, что больше не занимаюсь расследованиями. Я вполне доволен своим агентом и не намерен его менять. («Радуйся, чертов кровопийца!» — подумал я.) Кроме того, мой дом оборудован всем, что может предложить наша промышленность и что может на столь небольшом пространстве поместиться. Так что говорить нам не о чем, если ваша просьба касается какого-либо из этих трех вопросов. Впрочем, и по поводу любых прочих.

Сквозь кровавый туман перед глазами я увидел, что он ритмично открывает и закрывает рот. Сперва мне показалось, что ему не хватает воздуха, лишь через несколько секунд я понял, что он пытается вклиниться в мой монолог, и — сам не знаю почему — дал ему шанс. Что поделаешь, в конце концов, я очень устал.

— Нет-нет-нет! — тотчас же воспользовался он моими великодушием и слабостью. — Мой визит касается вашего творчества.

Он ударил в самое чувствительное из всех возможных мест. Несколько мгновений я стоял, пытаясь не осесть вдоль дверного косяка, затем отступил на шаг и показал ему рукой на гостиную.

— Входите и налейте себе чего-нибудь. Меня не ждите, я пережил двое суток, отучающих от алкоголя успешнее любых препаратов.

Оставив его в гостиной, я с трудом добрался до ванной, нашел в аптечке таблетку «редтекса», сунул голову под струю холодной воды и несколько мгновений спустя распрощался на очередную ночь со сном. Когда я вернулся в гостиную, посетитель послушно сидел на диване, оглядываясь по сторонам. Еще не успев дойти до кресла, я почувствовал прилив сил, за которым, помахивая коротким хвостиком, бежало желание выпить. Я отпихнул его ногой, но мягко, будучи уверен, что когда-нибудь оно мне еще пригодится.

— Пишете диссертацию?.. — спросил я.

— Нет, дело совсем в другом. — Он полез во внутренний карман и взялся за что-то пальцами, но доставать не стал, лишь подержал немного и убрал руку. Если там у него было оружие, то он тоже решил дать мне шанс. «Редтекс» бушевал у меня в голове, приводя в действие мозг, и, наверное, поэтому я обратил внимание на акцент гостя. Несомненно, старое доброе британское произношение. Незнакомец вздохнул и заговорил:

— Меня зовут Мэтью Ю. Дембски-младший. — Он вглядывался в мои глаза, словно следователь, ожидающий реакции подозреваемого. Я совершил классическое движение бровью, ожидая продолжения. — Я внук Юджина Дембски. — Я вежливо изобразил интерес во взгляде и продолжал ждать. — Вам это ничего не говорит?

— Нет, — покачал я головой.

— Значит, придется рассказать кое-что еще…

— Несомненно. Я никогда ни в чем не признаюсь раньше чем через неделю пыток.

— Значит, так — в конце прошлого и в начале этого века в Европе жил мой дед, автор довольно большого количества книг. Писал фантастику и приключения с фантастическим сюжетом. Он был умеренно популярен и, пожалуй, в такой же степени талантлив, что, с одной стороны, не особо его волновало, а с другой — не позволяло как следует заработать на писательском труде. Главным его козырем был цикл повестей о детективе, жившем в середине двадцать первого века.

Было издано несколько книг, и, угадайте, как звали этого детектива?

— В данной ситуации я бы сказал, что Оуэн Йитс, — рассмеялся я.

— Ага… Значит, вы все-таки слышали про деда? Моя улыбка вдруг потяжелела настолько, что я не

мог больше удерживать ее на губах. Она соскользнула мне на грудь, затем громко плюхнулась на пол. Несколько капель воды с моих не слишком тщательно высушенных волос упали мне на затылок. Я тряхнул головой и откашлялся.

— Стоп-стоп! Вы хотите сказать, что ваш дед писал повести, героем которых был Оуэн Йитс?

— Ну да!

Меня охватило предчувствие беды. Жестом удержав гостя от дальнейших откровений, я подошел к бару и спросил:

— Теперь, может быть, все-таки выпьем?

— Если можно — без содовой…

— Это и мой любимый коктейль! — признался я, наливая виски. Подав ему стакан, я упал в кресло, перед этим отпив, чтобы случайно не забрызгать обои. — Насколько я понял, вы еще не закончили?

— Увы, нет. — Он отхлебнул виски. — Так вот, дед написал… — Он сделал еще глоток. — Первая его повесть об Оуэне Йитсе называется «Двойная смерть»… — Он сделал паузу. Я отрицательно покачал головой. — Это ее второе название, — тихо добавил он. — Первое и настоящее — «Та сторона мира»…

Я вытаращил глаза. Стакан дрогнул в моей руке. Я чувствовал, что выпить мне сейчас не удастся, и опустил руку со стаканом на колено.

— Дорогой мой… — сказал я, стараясь, чтобы мой голос прозвучал зловеще, — если вы несете чушь, а я надеюсь, что это так, то через несколько секунд я начну вас бить и буду это делать до тех пор, пока не устану, а поскольку я недавно принял таблетку, которая выпрямила бы даже Пизанскую башню…

— Согласен, — прервал он меня, давая время понять услышанное. — Вторая повесть, в хронологическом порядке, — «Та сторона времени». Затем: «Флэшбэк», «Флэшбэк-2: Ограбленный мир», «Калитка в сад воспоминаний»… Понимаете?

— Нет…

Кому еще, кроме меня, удастся в такой ситуации пробормотать, повторяю, пробормотать слово «нет»? Никому. Мне же тогда, во время беседы с этим типом, удалось бы пробормотать даже запятую.

— Я тоже, — сказал он, еще больше меня удивив. — Но тем не менее это факт — написанные в конце двадцатого века повести были написаны снова, на другом языке. И сделал это человек, который является героем этих повестей. Буква в букву. Что вы на это скажете?

— Для начала скажу, что все это бред, и буду ждать вашей реакции…

Мы выпили одновременно. Сам не знаю почему, вместо того чтобы начать его бить, я пошел к бару и принес бутылку. Гость снова полез в карман и достал компакт-диск. Положив его на спинку дивана, он протянул в мою сторону руку со стаканом. Наливая, я посмотрел на диск, предчувствуя в нем главное доказательство.

— Это тексты всех повестей деда. Оригиналы на польском и перевод, частично машинный, частично — честная работа переводчика. И, соответственно, тексты ваших повестей. Пожалуйста, можете проверить сами.

Я глотнул виски, глядя на диск. Почему-то мне показалась очень неприятной его форма и, как я догадывался, не менее отвратительным было его содержание. Мой собеседник, видя нерешительность хозяина, поставил стакан, направился с диском к компу, воткнул его в привод и, не обращая внимания на отсутствие реакции с моей стороны, отошел в сторону, показав на разделенный на две половины экран. — Вот, пожалуйста, У деда:

«— Это Оуэн Йитс. Послушайте меня: у вас в доме одна ванная?

— Это вы? О чем вы? Почему вы спрашиваете про ванную?» — Он показал пальцем на соответствующий абзац с левой стороны экрана. — А теперь в вашей повести:

«— Это Оуэн Йитс. Послушайте меня: у вас в доме одна ванная?

— Это вы? О чем вы? Почему вы спрашиваете про ванную?» — прочитал он прекрасно знакомый мне текст. — Еще из «Той стороны мира»… «У Сони такой кулак, что пробьет любой корсет из мышц, даже если бы ты провел десять лет в Шаолине. Не буду говорить „в любом доступном месте“, поскольку для него доступны все…» А у вас…

— Я знаю, как у меня! — рявкнул я. — Точно так же!

— Именно. — Он перелистнул тексты на обеих половинах экрана. — Посмотрим другие повести… «Та сторона времени», — объявил он. Я выпил все, что у меня было, и налил еще. — Это текст деда: «— Ага. Здорово быть вегетарианцем и хранить полтонны мяса в подвале. Хватит обижаться на все и вся, и возвращайся со мной. Обещаю…»

— Хватит! — заорал я. — Я знаю свои тексты… — Словом «свои» я едва не подавился, пришлось запить. — А что-нибудь из «Флэшбэка»?

— Сейчас… — Он нашел на диске «Флэшбэк». — Пожалуйста: «Я повернулся, едва не совершив пируэт, и зашагал, если это можно было назвать шагом, к себе в комнату. Когда около трех часов дня одна из девушек принесла мне обед, я успел ознакомиться с биографиями всех сотрудников базы…»

— Так, достаточно… — буркнул я, глядя в пол. — Отличная мистификация, это стоило вам немалого труда…

— Мистификация? — Он подпрыгнул на месте, едва не бросившись на меня. — Вы…

— Спокойно. — Я махнул рукой, той же, которой наливал виски, чувствуя, что она уже устала от этой работы. — А что я должен сказать? Что признаюсь в плагиате?

Он вернулся в свое кресло, внимательно глядя на меня и чего-то ожидая.

— Вы отдаете себе отчет в том, что я проверю каждый миллиметр вашего рассказа? — перешел я к угрозам. Он кивнул — как мне показалось, пренебрежительно. Я лихорадочно искал, за что бы зацепиться, но все, что я находил, оказывалось слишком просто. Пришлось воспользоваться примитивной зацепкой: — Как насчет следующих повестей?

Он молча встал и подошел к компу. Несколько секунд спустя он повернулся и спросил:

— Вы написали «Калитку в сад воспоминаний»? Я кивнул и сразу же поправился:

— Это рабочее название… — Тут же я понял, что сморозил глупость, которая одновременно решала все — никто, кроме моего агента, никогда не читал этого текста.

Но Мэтью Ю. Дембски не заметил, как я подставился. Он кивнул и вывел на экран текст.

— Могу изложить вкратце: Оуэн Йитс ввязывается авантюру на территории Голландии, сразу же после Ворлдкона. Его школьная подруга подсовывает ему одного типа, которого нужно охранять от канадской миллионерши, прапраправнучки президента Гувера, если не ошибаюсь. Ко всему этому нужно добавить еще Сталина, так как дед воспользовался тогдашней конъюнктурой…

— Нет, черт побери! — рявкнул я. — Как это — дед? А я? Ведь все это — до последней буквы — написал я!

Он пожал плечами:

— А знаком вам такой текст: «Несмотря на интенсивную терапию, аппетит не поспел вовремя; закуски я поглощал весьма скромно, с удовольствием выхлебал луковый суп, но для угря с овощами понадобилась вся моя сила воли. На десерт ее уже не хватило». Или… — Он перелистал несколько десятков страниц. — Здесь:

«— Можешь, придурок, из своих капризов сделать воротник для зимнего пальто, — сказал я. — Я посадил тебя сюда по ерундовому обвинению, которое можно снять за четверть часа, а если ты не понимаешь, зачем я это сделал, то будешь сидеть здесь до конца жизни. Кретины должны быть изолированы от общества…» Это он Леффи ван Горену, — объяснил он мне то, что написал я.

Видимо, лицо мое приобрело траурное выражение, поскольку он оставил в покое компьютер, — если бы он оставил в покое и меня! — и вернулся к своим креслу и стакану. Я лихорадочно размышлял, как мне поступить в ближайшем будущем. А он наблюдал за мной, ожидая моей реакции.

— Не многие могут сказать, что поставили в тупик Оуэна Йитса, — сказал он, дружески улыбаясь. — Дед следил за тем, чтобы его герой… — Он поперхнулся последним словом и в замешательстве смолк.

— Дорогой мой… — процедил я. — Вы можете обвинить меня в плагиате, хотя я могу доказать, что не знаю и не знал польского…

— А переводы? — быстро вставил он.

— Были?

— Были.

— Ну тогда я могу доказать, что не знаю ни одного языка. Но если вы еще раз заявите, что я — герой творений какого-то поляка…

— Но ведь героем собственных произведений вы можете быть? — язвительно буркнул он.

Некоторое время я молча сопел носом, а затем поставил стакан, чтобы сказанное мной выглядело эффектнее.

— Есть как минимум несколько коротких слов, с помощью которых я в состоянии избавиться от назойливых гостей…

— Вот только это ничего не решит.

— Не решит, — согласился я. — Но, предположим, я вас вышвырну, по крайней мере, смогу на ком-то разрядиться. Вы в свою очередь можете…

Он махнул рукой и покачал головой:

— Если вы имеете в виду, что я разверну в прессе кампанию по вашей дискредитации в стиле: «Автор популярных повестей обвиняется в плагиате!», «Кто написал Оуэна Йитса?», то вы обижаете меня и…

— Да-да, знаю: всю Европу, — бросил я, чтобы хоть как-то скрыть замешательство. — Постараюсь не развязывать межконтинентального конфликта, но я должен немного подумать… Разве что если вы сразу мне скажете о цели своего визита. Ведь не хотели же вы попросту сбить с толку старого Оуэна? — хитро спросил я.

Он посмотрел на свой стакан, но я решил прибегнуть к богатому арсеналу средств принуждения и не налил ни капли. Он тихо вздохнул и помял пальцами мочку уха, демонстрируя смущение.

— Я сам толком не знаю, зачем пришел. — Он в конце концов отпустил ухо и снова вздохнул, на этот раз громче. — Я прилетел сюда по служебным делам и решил вас навестить… — Он передернул плечами. — Несколько лет назад, прочитав вашу книгу, я всерьез намеревался обвинить вас в плагиате, но прирожденная лень и перспектива тянущихся до бесконечности процессов перевесили, и я успокоился. Потом вышли следующие ваши книги, я прочитал их, тщательно сравнил с произведениями деда, и, честно говоря, меня потрясли ваши беззаботность и самоуверенность. Как-то так получилось, что я решил подождать. Ну и дождался… Может, я ждал бы и дальше, но подвернулась эта поездка, и я решил, что дольше ждать не следует.

— Ну и что вы собираетесь делать?

— Даже не знаю. — Он посмотрел мне в глаза и улыбнулся. В его взгляде чувствовалось нечто располагающее к себе. Я мысленно обругал себя за наивность и налил ему. Судя по легкому дрожанию рук, этот разговор стоил ему нервов. — Поверьте, я не обвиняю вас в обычном плагиате, тем более сейчас, после нашего разговора, но, признайтесь, дело весьма интригующее. Может, я предложил бы вам провести расследование?

— А??? — На несколько долгих секунд я лишился дара речи. — Какое еще расследование…

— Ну, знаете — покопаться в биографии деда, например…

— Гм?

— Да, я мало что о нем знаю. Знаю дату рождения — 26 января 1952 года, знаю, что у него было двое сыновей, кстати, одного звали Филип, второго — Мэтью, я его сын; знаю, что написано на могиле, и, собственно, это все. Как вы понимаете, времена, в которые он жил, изобиловали событиями — распалась красная Центральная Европа, сложности с переходом к другой политической и экономической системе, всеобщий хаос, борьба политических группировок, миграция населения…

По мере того как он говорил, я все больше демонстрировал собственное невежество, озадаченно вертя головой. Он прервал лекцию и понимающе улыбнулся:

— Во всяком случае, оказалось, что я мало что мог сделать, хотя сейчас, когда я об этом говорю, мне кажется, что я могу и ошибаться. Меа culpa.

— Я проверю все, о чем вы сказали…

— Об этом я знал, должен признаться, что я весьма любопытен. Но этого мало. Хотя, если вы проверите мои сведения и они окажутся — а они окажутся — правдой, вам придется и дальше идти по этому следу, верно?

Мне понравился ход его мыслей, столь оуэновский. Мой. Чуть раньше я сам пришел к тому же выводу.

— И что дальше? Если окажется, что дедуля уже раньше все выдумал? Я должен признаться?

— Нет, мне важно лишь удовлетворить собственное любопытство. А если вы еще добавите к этому какую-нибудь благодарность… — Он заметил мой мрачнеющий взгляд и быстро добавил: — Речь не о деньгах, упаси боже! Какое-нибудь посвящение на первой странице новой повести?

Он рассмешил меня до слез. Но я не заплакал, я встал и подошел к компу. Набрав несколько слов, я повернул к нему экран:

— Этого достаточно?

Мэтью Ю. Дембски-младший подошел ко мне и прочитал вслух:

— «Юджину, который меня придумал, и притом удачно. В благодарность за хорошую идею. Оуэн Йитс». — Он посмотрел на меня и с серьезным видом кивнул. — Меня это удовлетворит, и, думаю, деда удовлетворило бы тоже.

— Естественно, я вставлю это, только…

— Естественно, — бесцеремонно перебил он меня и направился к своему креслу. Я думал, что он нахально угостит меня моим виски, но он лишь взял со спинки футляр от диска и положил его на столик. — Собственно, это все… До свидания.

Он двинулся к двери.

— На диске есть какой-нибудь адрес? Телефон? — спросил я.

— Конечно. — Он повернулся ко мне и улыбнулся еще раз. Я попытался понять, что кроется в этой улыбке, поскольку что-то в ней наверняка крылось. — Я не уверен в том, что сейчас скажу, но мне кажется, что дед чертовски обожал шутки. И несколько раз во время моих «расследований» мне казалось, что он искренне забавляется, наблюдая за моими усилиями. — Он положил ладонь на дверную ручку. — На его могиле несколько претенциозная надпись: «Тело осталось на Земле, душа унеслась к звездам». — Он открыл дверь и шагнул за порог, продолжая смотреть на меня. — Но, может быть, он оттуда уже вернулся?

Он кивнул и вышел. Дверь бесшумно захлопнулась.

— Вот тебе и раз! — рявкнул я, обращаясь к бутылке. В ней оставалось слишком мало для того, чтобы осмелиться возражать, и она послушно поделилась со мной содержимым. Наверху лестницы появилась Пима с Фебой у ноги. Они медленно спустились вниз. Феба мимоходом потерлась о мой ботинок и вышла в сад. Пима остановилась у двери в прачечную, встряхнула комом простыней, который держала в руке, и спросила:

— Кто-то у нас был, да?

— Да, — угрюмо буркнул я. — Представь себе — нас посетил внук того типа, который меня придумал.

— Дурак, что ли?

— Именно! Является непонятно кто и…

— Я говорю о тебе, — прервала она меня и скрылась в прачечной. Мою попытку объяснить ситуацию заглушил треск дверцы утилизатора, шум воды и голос Пимы, тихо напевавшей себе под нос.

— Не идешь спать? — спросила она, снова появившись в гостиной.

— Расхотелось…

— А я с ног валюсь, — призналась она. — Завтра расскажешь… Только-о-о… — зевнула она во весь рот, — … все и всю правду…

Я кивнул, мысленно пообещав ей поступить именно так, и, глядя, как она поднимается по лестнице, подумал о том, насколько симпатичнее бы я выглядел, если бы был в состоянии столь изящно преодолевать ступеньку за ступенькой, даже будучи смертельно уставшим… Потом я точно так же наблюдал за Фебой, которая поднималась по той же лестнице, оставляя на ступеньках капельки молока. В отличие от Пимы, она не послала мне с верхней площадки воздушный поцелуй, но ее явно ждали семейные обязанности, пищавшие так, что слышно было даже внизу. Я точно знал, когда Феба появилась на своей подстилке, поскольку писк усилился и тут же стих, сменившись аппетитным чавканьем.

На экране компа все так же виднелась надпись, которой я намеревался расплатиться со своим удивительным гостем. Я подошел к клавиатуре и некоторое время забавлялся, меняя шрифты — курсив, готика, хэнли, техник, деко-олд, прагма. Красивее всего это ироничное посвящение выглядело в виде узелкового письма. Идиотизм. Я стоял над клавиатурой, словно собака над гнездом куропатки, и палец мой дрожал от желания набрать некую последовательность слов, но я все же удержался от того, чтобы расширить свои познания о реальном или мнимом деде. В конце концов я вытащил диск и бросил его в груду других, где он тотчас же затерялся и исчез из моего поля зрения. Если бы я в этот момент стоял на весах, то, несомненно, мог бы взвесить собственное облегчение, но прежде чем дойти до ванной, я свернул на кухню за льдом и заинтересовался селедочным салатом. А потом кто-то известил о своем приходе. Был уже почти час ночи. Я проигнорировал звонок, заканчивая вылизывать миску. Селедка не та еда, после которой особо хочется беседовать. Но стоявший за дверью не имел об этом понятия. Звонок раздался снова; я подошел к домофону и произнес, тщательно деля слова на слоги:

— Квартира семьи Йитс. Хозяев нет дома. Просьба записать сообщение и, если необходимо, оставить свой номер телефона. Спасибо.

Я отошел от микрофона, и тут же кто-то постучал в окно. Я посмотрел через плечо на пришельца. Не могло быть никаких сомнений в том, где он работает, — как пить дать, полицейский. Что им от меня нужно в такое время? Я показал большим пальцем, что уже иду открывать, и вдруг… Вдруг мне пришло в голову, что сейчас я узнаю, что из ближайшего сумасшедшего дома сбежал тридцатипятилетний мужчина, у которого в воображении реальный мир перемешался с миром литературного вымысла. Мысленно представляя себе подобную картину, я подошел к двери и распахнул ее настежь. И сразу же мои надежды рухнули, словно брюки, у которых не выдержали подтяжки.

Первым вошел Дэниел Рейван, которого звали за глаза Взятка, а за ним — тот, что стучал в окно, незнакомый мне субъект. Рейван был в этой паре главным, и это бросалось в глаза, как, впрочем, и сам Взятка. Его хитренькая мордочка имела цвет выцветшего асфальта, впрочем, видом она напоминала тот же асфальт, по которому к тому же проехал танковый батальон. Дуг, увидев его впервые, заявил, что если бы Взятка был актером, то, если бы он хотел сыграть роль старика, ему пришлось бы смывать грим. Ник же добавил, что отец Рейвана, вероятно, проклял аистов, едва взглянув на новорожденного. Внешность второго посетителя была столь же нетипичной — самой выдающейся деталью его лица был выдающихся размеров нос, торчавший между близко посаженными глазами. Он все время смотрел себе под ноги, словно опасаясь споткнуться. Наклоненный вперед лысый череп вместе с носом напоминали корпус морской яхты с килем. Он довольно ловко рассекал этим сооружением воздух перед своей грудной клеткой, что отнюдь не придавало ему уверенности при ходьбе. Взятка бесцеремонно упал в кресло и закурил сигарету, которую взял из моей пачки.

— Можешь взять эту пачку себе, — сказал я ему. — Магазины сейчас закрыты…

Он прекрасно понял, что я хотел этим сказать, но если в глубине души у меня и теплилась надежда, что мне удастся смутить Рейвана напоминанием о его любви собирать дань с владельцев магазинов, то она тут же пропала, точно так же, как и та, что была у меня три минуты назад.

— Спасибо, — буркнул он, выпуская большое облако дыма. — Мы просто проходили мимо…

— Я поблагодарил бы бога, но, как я вижу, он зазевался, и вы свернули?

Наивный. Чтобы разозлить Взятку, нужно вылить на него ведро помоев, отвергнутых свиньями.

— Тебе говорит что-нибудь фамилия…

— Ничего.

— … Пламбир?

Я сел в кресло и закинул ногу на ногу, но тут же сменил позу.

— Он притворяется, будто волнуется, чтобы мы подумали, что это не так, — сообщил напарнику Взятка.

Я посмотрел на второго и показал ему на диван:

— Сядьте, отдохните. И учитесь у своего начальника — он знает, что нет смысла ждать приглашения.

— Это уж точно! Во всяком случае, расширение вен мне не грозит! — весело рассмеялся Взятка. — В самом деле — сядь! У меня к тебе еще один вопрос… — Он повернулся ко мне, доставая из кармана книгу. Это была моя первая повесть. — Сегодня мы поймали одного субчика… — Он несколько раз громко шмыгнул носом, что-то с булькающим звуком вылетело оттуда и, кажется, приземлилось на полу его пиджака. Я не стал проверять, действительно ли это так. — У него в машине был неплохой набор для наркоманов — пшикалки, иглы и даже наклейки.

Я посмотрел на второго полицейского. Его украшенная носом-ледоколом физиономия продолжала оставаться столь же невозмутимой, но, видимо, он каким-то странным образом почувствовал мою растерянность, поскольку сказал, уставившись на собственные ботинки:

— Мы нашли в его машине аэрозоли, шприцы и новейшее достижение — осмотический пластырь.

— Неплохое хозяйство, но он, не колеблясь, все это бросил и кинулся бежать. — Взятка тяжелым взглядом посмотрел на бутылку, но та даже не шевельнулась.

— Ну и? — поторопил я его. Он начинал меня доставать своими бесцеремонными манерами, которые я позволяю только себе самому и только когда веду расследование. — Закругляйся, а то мне спать охота.

— Гм? — Он наклонил голову и посмотрел на напарника. — Как там, Барри? «Пусть раненый конь от боли ревет, здоровый же пусть по равнине мчится…»

— Лось. Лось, а не конь, — поправил Барри.

— Верно. «Пусть раненый ко… лось от боли ревет, здоровый же пусть по равнине мчится. Кто-то спит, а к кому-то все сон не идет…»

По собственному опыту я знал, что хорошо сыгранный дуэт может вывести из равновесия любого, я сам любил это делать, и не мог отказать Взятке в немалом опыте. Но одно дело — забавляться за чей-то счет, а другое — когда забавляются над тобой. Я поднялся с кресла, хлопнув ладонью по колену, и сделал два шага к двери.

— У него в кармане была твоя книга, — медленно проговорил Взятка. — Это единственное, что мы при нем нашли.

Я обернулся и спросил:

— А разве не было разговора об иглах, пшикалках и наклейках?

— Да, но все это было в машине, понимаешь? В ма-ши-не! А машина испарилась у одного оптовика из Сорхо. У нашего клиента не было ничего, кроме этого произведения.

— Думаешь, я помогу тебе поймать кого-то только за то, что он читает мои повести?

— Нет, на это я особо и не надеялся. — Он встал с кресла. — Просто мы проезжали мимо — и зашли. Чтобы предупредить. Знаешь, люди иногда друг другу помогают, хотя, по сути, это нарушение закона. Впрочем…

— Да что там говорить! — махнул я рукой и открыл дверь, улыбаясь столь широко, что еще шире улыбаться мог бы лишь после неудачной хирургической операции. — Пока-а!..

Взятка вышел первым и, еще перед тем, как перешагнуть порог, отхаркался столь сочно и убедительно, что я еще какое-то время после их ухода вглядывался в пол в поисках… Неважно. Второй прошел мимо меня, кивнув головой, но не приподняв ее даже на миллиметр. Видимо, у него была основательно вытерта подбородком рубашка, не говоря уже об углублении в грудине. Я вздохнул и окинул взглядом комнату, беря ее в свидетели своего терпения. Взятка буркнул что-то, обращаясь к коллеге, но дверь, захлопнувшись, отрезала меня от доказательств его владения подзаборной лексикой. Я в задумчивости остановился на пороге. Наверху послышался жалобный скулеж Фебы, которой, видимо, кто-то из щенков прищемил зубами сосок. Комп терпеливо отображал все ту же надпись…

Внезапно я почувствовал, как по моей спине пробежали мурашки. Овладев собой, я направился к бару, но по пути вспомнил, что месяц назад достал спрятанный там «биффакс» и перенес его в закрывавшуюся на цифровой замок ячейку. Фил подозрительно долго рассказывал про приятеля, который играл с папиным пистолетом, пока однажды…

Я остановился возле бара и некоторое время стоял спиной к комнате, вслушиваясь в биение собственного сердца. Лестница находилась справа от меня, но чтобы подняться по ней, требовалось как минимум шесть прыжков; я мог прыгнуть за спинку дивана, оставив лестницу свободной, я мог…

Взяв из бара бутылку, я взвесил ее в руке.

— Выходите, полиция ушла, — сказал я в пространство за моей спиной. Повернувшись, я сделал шаг в сторону и сел на диван, продолжая сжимать в руке бутылку. Поскольку в комнате ничего не изменилось, я сосредоточенно рассмотрел этикетку и, лишь заметив краем глаза какое-то движение у двери, поднял голову и посмотрел на незнакомца.

Чем-то он напоминал Ника периода его «вегетарианства» — худой, но более жилистый, коротко подстриженные волосы. У него был спокойный и уверенный взгляд, серо-голубые глаза, похожие на мои и наверняка столь же ярко-голубые в гневе, но в данный момент он не злился. Волевой подбородок, небольшая родинка в левом уголке рта. Пластырь на большом пальце левой руки, столь же пустой, как и правая. Узкие спортивные штаны и свободная футболка… впрочем, я знал, что даже под такой одеждой можно спрятать множество неприятных предметов, например: превращающийся в нунчаку пояс, «биффакс» под мышкой, гарроту в воротнике, не говоря уже о замаскированных под часы, пряжку или перстень гранатах. Видимо, догадавшись, о чем я думаю, он поднял обе руки и повернулся вокруг своей оси, а потом подошел к креслу и движением брови показал на него, молча спрашивая разрешения. Я кивнул. Долгое время в комнате не раздавалось ни звука. А в моей голове все более явственно вертелась мысль о том, что этого типа я откуда-то знаю.

— Капельку чего-нибудь для оживления беседы? — Я встал и направился к бару, взяв с подлокотника кресла свой стакан. Гость отрицательно покачал головой. — Жаль, что жена уже спит — ее очень бы обрадовал гость, который не хочет со мной выпить. Курите?

— Если угостите. Полицейские отобрали у меня сигареты, — впервые с момента нашего «знакомства» послышался его голос. До сих пор я знал только одного человека, в неприметном теле которого скрывался столь сочный бас. Он говорил тихо, но мне показалось, что несколько рюмок в баре радостно подпрыгнули. — Я избегал магазинов…

— Пожалуйста… — Я показал на пачку «голден гейта» и налил себе на донышко — Пима была бы удивлена, действительно несколько капель, просто, чтобы занять чем-то руку. Гость закурил и сразу же несколько раз глубоко затянулся, почти полностью скрывшись за облаком дыма. Кондиционер загудел сильнее, принимаясь за работу. Я машинально проверил заданную температуру. — Я не хотел бы вас торопить…

— Я пришел, чтобы сообщить вам кое о чем удивительном. — Он смущенно улыбнулся и почесал правой рукой возле уха. — В самом деле удивительном.

— Ничего, сегодня вы не первый, я уже привык.

— Не стоит обращаться ко мне на «вы», — заявил он. — Оуэн, я твой брат.

Когда он сказал «брат», «р» прозвучало столь раскатисто, что стакан подпрыгнул у меня в руке и, выплеснув содержимое на ногу, глухо ударился о ковер. Я наклонился за ним, едва не став жертвой инсульта. Один неудачливый игрок в бридж, выиграв впервые в жизни раунд, нагнулся, чтобы поправить шнурок, и умер. Мне, однако, удалось остаться в живых.

— Катись отсюда… Это подходящие слова для часа ночи? — спросил я.

— Вполне, — согласился он и встал. — Я позвоню послезавтра, ладно?

— Нет.

— И все-таки я попробую. — Он направился к двери. Я ждал каких-либо прощальных слов, которыми он попытался бы убедить меня в том, что знает, что говорит, но он взялся за дверную ручку. — До свидания.

И ушел.

Любопытство стукнуло меня кулаком по груди, бесцеремонно вопя: «Что ты делаешь, дурак!», схватило за рубашку на плече и, вырвав из кресла, толкнуло к двери. Я вздохнул и поддался. «Брат» как раз перепрыгивал через калитку — в нашем доме только Феба могла так выйти из сада.

— Может, выкурим еще по одной, прежде чем идти спать? — сказал я ему в спину.

Он обернулся и перепрыгнул обратно. «Фил будет в восторге от такого дядюшки», — подумал я. Дуг с Ником пойдут в отставку.

— Меня зовут Будда Гамильтон. — Он подошел ко мне, но не протянул руку. Я сделал это первым; он ответил решительным и крепким рукопожатием. — Спасибо, — — сказал он, когда я показал ему на все еще открытую дверь и пропустил его вперед.

В гостиной я снова усадил гостя в кресло и выжидающе посмотрел на него. Совершенно машинально я пытался найти какие-либо йитсовские черты в его внешности, но ничего такого увидеть не удавалось, он не был похож ни на отца, ни на мать, ни на мою сестру-близнеца Ивонну. Я успел тщательно рассмотреть его, когда он наконец сказал:

— Я сбежал из дома, когда вам с Ивонной не было еще и двух лет. А папа отправился путешествовать по свету, когда вам было по четыре с половиной. Насколько я знаю маму, она ничего вам обо мне не говорила, поскольку я слишком напоминал ей папашу — плохого отца и просто ужасного мужа.

— Пока что все сходится, — согласился я.

— Странно, если бы не сходилось, верно? — Я кивнул. — Какое-то время, — продолжал он, — я провел в приюте, потом окончательно ушел из-под опеки взрослых; я был высокого роста, и у меня начала расти щетина, так что мне нетрудно было делать вид, что я старше, чем на самом деле. Обмануть комп никогда не было сложно, я поменял себе биографию… вот, собственно, почти все.

— Как говорится, краткое содержание… скольких лет?

— Сорока четырех, — спокойно ответил он, но во взгляде его мелькнула усмешка — он без труда догадался, зачем я задал этот вопрос.

— Если бы ты еще… — Краем глаза я заметил какое-то движение на лестничной площадке, посмотрел вверх и сказал Пиме: — Если у тебя есть желание спуститься вниз, могу представить тебе своего старшего брата…

Я старался не перебарщивать и тщательно дозировать иронию в голосе, но, возможно, все же перестарался, так как Пима лишь кивнула и быстро сбежала вниз. Будда вскочил и шагнул ей навстречу. Они пожали друг другу руки, после чего Пима спросила:

— Надеюсь, легкий ужин вам не повредит?

Прежде чем я успел ответить, в кухне уже зашумела включенная кофеварка. Я заметил, что Будда, кем бы он ни был, тоже вслушивается в шипение пара, стараясь преодолеть сковывавшее его смущение. Я мысленно стиснул зубы и спросил:

— Какие-нибудь фотографии?.. — Я едва не начал со слов «у тебя есть», но обращение на «ты» уже в какой-то мере означало согласие с его коротким рассказом, а я совершенно не представлял себя в роли брата. Так что закончилось идиотским «Какие-нибудь фотографии?».

— Нет, — спокойно ответил он. — Когда я убегал из дома, они не были мне нужны, а потом их не стало.

— Потом — это когда?

— Честно говоря — недавно. Естественно, уже не было в живых и мамы, и отца, и Ивонны. Ты наверняка был жив, но… — Он быстро повертел в воздухе указательным пальцем. — Это как в том английском анекдоте…

— Анекдот? — Пима быстро вошла в гостиную, неся импровизированный, что вовсе не означало плохо приготовленный, холодный ужин. — Обожаю анекдоты, особенно хорошие, а поскольку я обречена на общество Оуэна…

Будда вскочил, услышав за спиной ее голос, подождал, пока Пима разложит на столе тарелки и приборы, даже помог расставить блюда с овощами и нарезанной ветчиной. Я мрачно наблюдал за ним. «Пима будет в восторге от такого родственника, — подумал я. — Дуг с Пиком отправятся в отставку… Что я несу?!»

— В одной английской семье родился ребенок. Когда он немного подрос, оказалось, что он не разговаривает, как его ровесники. Немой. Все усилия самых лучших врачей не дали никакого результата… — рассказывал Будда Пиме; я почувствовал на собственных губах легкую усмешку, свидетельствовавшую, что анекдот этот мне знаком. — Ребенок был немым. По однажды за ужином, когда ему было шестнадцать, парень попробовал суп и вдруг сказал: «Недосоленный». А когда потрясенная мать спросила: «Сынок, что же ты раньше ничего не говорил?», он ответил: «А раньше все было в порядке».

Пима оказалась благодарным слушателем. Она искренне рассмеялась, и мне тоже пришлось улыбнуться. Лишь бы только этот тип не начал мне нравиться, мысленно предостерег я себя. Ибо тогда Дуг и Ник отправятся в отставку.

— Ну ладно, раньше ты молчал… — Я не договорил, осознав, что перешел на «ты». Что ж, ничего не поделаешь. — Не было необходимости. А теперь есть?

Он кивнул, накладывая Пиме спаржу в соусе дядюшки Хо.

— Братья познаются в беде, — позволил я себе маленькую колкость. — Извини, я вовсе не хотел этим сказать, что уже признал в тебе брата! — предупредил я.

Он подвинул блюдо ко мне, все еще улыбаясь и едва заметно кивая. Я наложил себе на тарелку спаржи и сразу же потянулся к тюбику с соусом из паприки.

— Оуэн, сгоришь, — заметила Пима.

— У нас в семье все любили острое. — Я протянул тюбик Будде, но тот жестом отказался.

— Не все, — сказал он в пространство. — Мама — да. Отец же острого терпеть не мог и заливал каждый кусок молоком.

— Угу, — кивнул я. Он безупречно прошел мой небольшой тест — один из первых, но наверняка не последний.

Разговор за ужином происходил без моего участия. Пима с Буддой мило беседовали, а я обдумывал очередные тесты. Краем уха я прислушивался к разговору, так что, когда он сознался, что «немного», как он выразился, занимался спортом, меня осенило. Я подавил радость — меня всегда радует, когда удается победить самого себя, особенно собственную память, — и положил себе в тарелку сухой, твердой как камень колбасы, справляться с которой пришлось чуть ли не с помощью холодного оружия.

— Должен признаться, — вмешался я в разговор столь же легко, как слон в балет мотыльков, — что мне было бы весьма грустно узнать, что тебя привели к нам финансовые проблемы. Это столь тривиально, что просто неинтересно. — Я положил в рот ломтик тонко нарезанного маринованного ананаса и искоса посмотрел на Будду. — Было время, когда у тебя водилось немало денег…

— Да. Я и сейчас не бедствую. Это случайность, что пришлось воспользоваться чужой машиной, я спешил,. а заодно намеревался слегка очистить район от товара этого подонка.

Я улыбнулся Пиме и пояснил суть последнего фрагмента беседы:

— Двадцать шесть лет назад каким-то чудом через Конгресс прошел закон, запрещающий использование собственных фамилий для рекламы чего бы то ни было. То есть актер X уже не мог сказать: «Я, X, использую только мазь для онани…»

— Хорошо, Оуэн, я поняла, — прервала меня жена. — Продолжай.

— И настали тяжелые времена для людей со знаменитыми фамилиями. А в то время жил один человек, звезда бейсбола, которому пришла в голову дьявольская идея. — Я кивнул в сторону Будды. Он поклонился в ответ. — Он запатентовал следующую уловку: заключал с фирмой договор и менял фамилию. Например, он стал носить фамилию Сони, я правильно говорю? — Будда кивнул. — Понимаешь? Он вставал перед камерой и говорил: «Меня зовут Сони, и я использую только лучшие в мире перезаписываемые компакт-диски».

Пима рассмеялась и хлопнула в ладоши.

— В самом деле? — спросила она Будду, а когда он с улыбкой подтвердил мои слова, она схватилась за голову. — Оуэн, уже хотя бы за этот номер ты должен признать его своим братом!

— Да, это было весьма и весьма недурно.

— Только первой была Оливетти. Я год носил фамилию Оливетти. Во второй раз я сменил фамилию на Сони.

— А потом? — спросила Пима. Глаза ее заблестели.

— О, потом меня это так забавляло, что я заключал контракты только на полгода. Меня звали Саньо, Камю… — перечислял он, покачивая указательным пальцем, — … Коламбия, Тексако, Рено, Пекро, Форд, Эппл, Багама Стар… Два раза я помогал в продвижении молодым певцам…

— Кому? — заинтересовался я. Это могло добавить несколько черточек к портрету моего гостя.

— Хэнку Бодрову и Майклу Коу. — Он пристально посмотрел на меня и тотчас перевел взгляд на более благодарный объект.

Оба названных исполнителя действительно были звездами в своей области, и этот выбор, если он был сознательным, определенным образом характеризовал Гамильтона.

— Потом я еще несколько раз использовал свою идею. Уже не столько для денег, сколько ради удовлетворения собственных амбиций. Я видел людей, у которых от одного моего вида начинались судороги, я читал в их глазах: «Ах, ты, скотина, почему я сам до этого не додумался?», когда несколько десятков похожих на жаб конгрессменов поливали меня грязью в прессе, не в силах смириться с существованием человека, положившего на лопатки их дебильный план… — Он театрально вздохнул, давая нам возможность ощутить сладость этих мгновений.

— О, мне это знакомо, — небрежно сказала Пима. — Вы… — Она замолчала и покраснела. Я сообразил, что причиной тому — мысль об оплошности, которую она совершила, обращаясь к моему брату на «вы». Как будто я его еще не признал. Бедняжка.

Я бросился ей на помощь.

— Да, я тоже язвительный, злорадный, насмешливый, саркастичный, едкий, колкий, ехидный…

Будда подтвердил мои слова легким кивком. Впервые я ощутил легкое недовольство, меня задело за живое то, что он столь охотно согласился с моей самокритикой. В конце концов, никто еще не давал ему права как-то меня оценивать. Даже если он и был моим братом — во что я ни секунды не верил, — то элементарная вежливость требовала дать мне немного времени на то, чтобы освоиться с неожиданной переменой в биографии. Будда же чувствовал себя в нашем обществе как дома, и мои проблемы, похоже, вовсе его не волновали. Я позволил себе шумно и неодобрительно вздохнуть. Пима внимательно посмотрела на меня, одновременно — не знаю, как это у нее получилось, — продолжая улыбаться гостю, затем встала и начала собирать посуду. Я уже знал, о чем она думает, знал, что она верит Будде, и, несмотря на лихорадочные поиски в памяти, не сумел вспомнить ни одного случая, когда она не почувствовала бы в чьем-либо поведении фальшь. У нее уже был деверь, Фил обрел дядю. Проводив полным укоризны взглядом Пиму и дождавшись, когда она скроется за дверью кухни, я спросил:

— И какое у тебя ко мне дело?

— Мне нужно найти одного человека. Очень нужно… — Я не удивился, увидев, как его глаза становятся голубыми. Кем бы он ни был, он не пришел бы ко мне ради поисков потерянного мяча для гольфа. Я не шевелился, хотя внутри меня бушевала странная смесь любопытства, здравого рассудка и чего-то еще. — Короче говоря — я хочу отомстить.

— Никогда не играл роль палача.

— Ну и хорошо, это грязная работа.

— А причины?

— Это пусть остается при мне.

— Ладно, не буду настаивать. — Я откинулся на спинку кресла, всем своим видом давая понять, что разговор на эту тему закончен и можно переходить к другой.

Будда немного помолчал, потом потянулся к пачке моих сигарет, которые сегодня курили все желающие, взял одну, но прежде чем закурить, бросил взгляд на лестницу и не то спросил, не то утвердительно прошептал:

— У тебя есть сын…

Я почувствовал, как немеют мои крепко сжатые челюсти. Будда закурил.

— Я жил вполне неплохо, — произнес он в пространство как раз в тот момент, когда я открыл рот, чтобы что-то сказать, но я тут же забыл, что именно. — Прежде всего потому, что я занимался чем хотел и как хотел. Мне казалось, что ничего больше мне в жизни и не нужно, и я был в этом уверен, как ни в чем другом. Потом я попал в аварию, ничего страшного — врезался в дерево, два шва на лбу, разбитый нос. Я лежал в больнице, ожидая результатов исследования мозга. — Он говорил спокойно, руки у него не дрожали, он лениво выпускал дым и затягивался, словно курил чисто для удовольствия, но каждый раз, когда он прикладывал фильтр к губам, столбик пепла увеличивался на несколько миллиметров. — И тогда она ворвалась в мою палату, прыгнула на койку… — Он тихо кашлянул, вставившись взглядом своих голубых глаз в стену над баром. — Прижалась ко мне и сказала: «Я не хочу, чтобы ты умер, папа. Ты никогда не умрешь, правда? Обещай…» — Медленно и тяжело он перевел взгляд на меня и спросил: — Ты не считаешь, что лишь ради таких мгновений стоит жить? — Я кивнул. — Так вот, в таком случае жить мне уже незачем…

Из кухни донеслось тихое гудение посудомоечной машины и немногим более громкое насвистывание Пимы, однако, если не принимать этого во внимание, можно было сказать, что весь дом захлестнула волна холодной и неприятной тишины. «Спокойно, Оуэн, — подумал я. — Тебе выложили слезливую историю, даже не всю, лишь ее тень, а ты уже готов кинуться на помощь. Спокойно, ты же совершенно не знаешь этого человека и понятия не имеешь, не пробует ли он подобрать ключик к твоему мягкому сердцу, придурок!»

— И тем не менее не вижу, чем мог бы помочь…

— Я располагаю неопровержимыми доказательствами, — произнес он все тем же ровным спокойным голосом. — Но я должен найти этого человека…

— Хорошо, я могу помочь тебе его поймать, он предстанет перед судом…

— Да-да. И получит «вышку».

— Так ведь это тебе и нужно?

— Нет. Мне не нужна смертная казнь. Мне нужно отомстить.

Пима помахала мне, проходя между кухней и лестницей.

— Спокойной ночи, — сказала она, обращаясь к Будде.

Он вскочил и молча поклонился. Затем подождал, пока она скроется за углом, и снова сел. Я сидел, погруженный в размышления, но прежде чем успел прийти к каким-либо определенным выводам, Будда встал и провел ладонью по макушке.

— Я позвоню… — Мне показалось, что ему тоже что-то мешает обращаться ко мне на «ты», и именно поэтому он не закончил фразу.

— Предлагаю переночевать здесь, — решительно сказал я, удивляясь самому себе. — Взятка так просто в покое не оставит, могут быть проблемы, — подстроился я под его безличную манеру речи.

— Хорошо, — просто сказал он.

Я показал ему на лестницу и пошел первым. Наверху я остановился у первой с края двери и сообщил:

— Ванная. — Через два шага я добавил: — Наша спальня. — Я показал на дверь по другую сторону: — Гардероб и рядом с ним комната Фила, откуда нам грозит самая большая опасность. — Сделав еще шаг, я показал на последнюю дверь. — Точнее говоря, отсюда, а здесь… — я толкнул дверь и продемонстрировал внутренность помещения, — моя комната, рабочая.

Не ожидая его реакции, я вошел первым. Меня не волновало, что он подумает, наверняка — что я надменный писака, которому кажется, что у каждого, кто посетит его дом, должно возникнуть непреодолимое желание осмотреть домашнюю святыню. Я подошел к столу, взял со стола зажигалку. Будда шагнул ближе.

— Чтоб мне сдохнуть! — пробормотал он. — Он на самом деле у тебя? Ты оставил его себе?

Я почувствовал, как у меня сильнее забилось сердце. Палец Будды указывал на массивный по сравнению с остальной периферией модуль памяти с зеленой надписью МАХ на лицевой панели. Пыль и помутневшее стекло уже не пропускали столько же света, сколько тридцать лет назад, и у непосвященного могли бы возникнуть трудности с расшифровкой названия фирмы, где отец купил эту память.

— Господи! Я же помню, как старик повторял: «Всякие айбиэмы, эпплы и касио пойдут ко всем чертям, а это было, есть и будет!» — сказал Будда. — Тогда все думали, что кто-то его в Европе нагрел, но память действительно работала отлично. — Он повернулся ко мне. — И сейчас работает?

— Безукоризненно, — с трудом выговорил я. — Хоть раз в жизни папаша купил что-то нормальное. — Я взял давно уже тлеющую сигарету и сильно затянулся.

Будда протянул руку и осторожно провел ладонью по корпусу модуля, затем посмотрел через плечо на меня.

— С возрастом начинаешь бережно относиться к подобным обрывкам воспоминаний, — тихо сказал он. — Я думал, никогда уже не увижу ничего из моего детства. Прежде чем я повзрослел настолько, чтобы понять, что для меня значит семья, не стало Ивонны, а тебя… Наверное, я тебя боялся. То есть — боялся нашего сегодняшнего разговора. Я просто представил себя на твоем месте: приходит какой-то совершенно незнакомый тип и пытается с тобой породниться… — Он пожал плечами.

— А помнишь, откуда отец привез этот модуль? — спросил я. Ответ я знал, и Будда, если действительно был сыном того же человека, должен был его знать. Другим отец говорил неправду.

— Нет, — сказал он. И это был правильный ответ. У меня был брат, старший брат. — Но ведь отец тоже не знал; он рассказывал, что сел в поезд с двумя бутылками виски, а когда проснулся, эта штука лежала у него в багаже, и случилось это где-то в Центральной Европе. А соседям и знакомым он говорил, что купил ее в филиале индийского концерна САДЖИ или что-то в этом роде… — Он повернулся ко мне и, судя по всему, увидел какую-то перемену в моем лице, поскольку издал странный звук, не то кашлянул, не то фыркнул, а может быть, просто хотел что-то сказать и в последний момент передумал. — Ты меня проверял…

— Естественно, — отчетливо произнес я. — А ты бы этого не сделал?

— Сделал бы, само собой. — Он еще раз погладил МАХ и поколебался, словно в замешательстве. — Можно? — показал он на сигареты. Я кивнул. Он не вполне уверенно поднес к сигарете зажигалку и, не отрывая от нее взгляда, немного подождал, затем глубоко затянулся. — Не буду тебя спрашивать, закончились ли проверки, поскольку в ответ все равно не поверю…

— Как хочешь, но у меня больше нет вопросов, ответы на которые бы меня убедили. Можем только выпить, но раз ты не пьешь…

— Я видел внизу какое-то вино, это бы меня устроило, — предложил он.

Мы сидели до тех пор, пока не проснулся Фил. Он познакомился с дядей и ушел в школу — ушел весьма неохотно. И тут же вернулся, показывая «порвавшийся» ремешок туфли. Я отобрал у него нож и снова отправил в школу. Будда прикончил вторую бутылку вина, а я — первую бутылку виски; мы почти закончили рассказывать друг другу свои биографии и уже засыпали сидя, когда вниз спустилась Пима с мокрыми волосами. Я хотел представить ей своего брата, но вспомнил, что они познакомились вчера. Она познакомилась с ним раньше меня.

По-братски помогая друг другу, мы взобрались по лестнице и свалились на кровати. Так закончился предыдущий день и вместе с ним день текущий. Последней моей мыслью было желание проснуться лишь на следующий…

2

Так оно и случилось. Я проснулся, услышав музыку «Битлз», что меня в немалой степени обрадовало. Комплект записей, подаренный Э. М. П., уже три месяца ласкал мои уши. Меня удивляло лишь одно — я тогда водил бритвой по щекам, и шорох щетины почти полностью заглушал вокал Леннона, — что кто-то в моем доме вдруг воспылал чувствами к старинным инструментам. В том момент я еще ни о чем не догадывался, и лишь когда я вышел из-под душа, до меня дошло, что музыка-то мне и в самом деле знакома, но слова??? Вспомнив, что Фил несколько раз расспрашивал меня о разных приставках к компу, которые я себе приобрел, я выскочил в коридор и услышал распеваемые во всю мощь молодых ливерпульских голосов идиотские слова: « t's been a hard d sc dr — ve…»

— Фил?! — рявкнул я, заглушив три гитары и ударные. — ФИ-И-ИЛ!!

Он вышел из своей комнаты с физиономией козленка, обвиняемого в уничтожении стада овец. Увидев меня, несущегося в его сторону, он вытянул перед собой руки, но прежде чем успел выкрикнуть что-либо в свое оправдание, я схватил его за плечи и приподнял над полом.

— Ты же разрешил мне пользоваться аудиоимитатором! — испуганно крикнул он.

Мне пришлось мысленно признать, что он прав.

— Но ты трогал мои записи! — заорал я. На лестнице послышались быстрые шаги, Пима мчалась на подмогу сыну. Если я хотел задать ему трепку, нужно было торопиться.

— Я скопировал… Аи! — вскрикнул он, увидев движение моей руки. Я воздержался от казни.

— Ты не трогал оригиналы?

— Нет. — Он посмотрел на появившуюся из-за угла мать. — Только свои копии…

— Тебе повезло, — прошипел я, опуская его на пол. — Иначе тебе точно влетело бы по первое число. — Я лучезарно улыбнулся Пиме. — Ты зря беспокоилась, — сладким голосом сказал я. — Чудовище-отец не перерезал горло своему сыночку. — Я положил отцовскую ладонь Филу на голову и слегка нажал. — Быстро ты прибежала… — похвалил я жену.

— Ты ревел так, словно он и впрямь устроил что-то ужасное. — Она повернулась и направилась к лестнице. — Я думала, это из-за того комбинезона…

— Погоди! — Я схватил пытающегося увернуться сына и подтащил его к Пиме. Мы стояли на верхней площадке лестницы, снизу, из гостиной, на нас смотрел Будда. — Какой еще комбинезон?

— Ну тот, твой… Скользкий или суперскользкий…

— Сверхскользкий, — машинально поправил я. — Погоди… ты про тот, который я содрал с того воришки?

— Да-да, — вмешался Фил.

— Что ты с ним сделал? Говори!

Если кто-то и умеет выразительно молчать, так это ребенок. По крайней мере, мой. Он словно ушел в себя, пытаясь всем своим видом смягчить каменное сердце отца.

— Тогда я скажу. — Пима выпрямилась и подняла два пальца, словно вызвавшаяся отвечать ученица. — Они с приятелем порезали комбинезон на куски и оклеили ими сиденья унитазов. В женском туалете, — добавила она. Лишь теперь в ее голосе послышался упрек. — В школе! — чуть громче закончила она.

Что-то зашипело внизу, в гостиной. Я выдержал и не стал туда смотреть, но мгновение спустя сдался и, сбегая вниз, расхохотался. Не было никакого смысла бежать в ванную, как я намеревался. Я хохотал от всей души, но Будда все равно меня заглушил. А его, в свою»чередь, — радостный сверх всякой меры голос Фила:

— Девчонки одна за другой падали! А Шпрота едва не выбила себе зубы коленом!

— Не говори так об учительницах!.. — с трудом выдавил я.

— Знаю, — отмахнулся он. — Это девчонки рассказывали, — уточнил он источник информации.

— Уйди с глаз моих! — пробормотала Пима, пользуясь несколькими секундами относительной тишины.

— Уже, — охотно ответил он, исполняя ее просьбу.

— А вы постыдитесь… — услышали мы от спускающейся вниз Пимы.

Она требовала от меня невыполнимого. С трудом подавив остатки рвущегося на волю смеха, я закурил. Будда продержался вплоть до того момента, когда Пима скрылась в саду, и лишь тогда фыркнул.

— Что будем делать? — воспользовался я моментом, чтобы застать его вопросом врасплох.

Он перестал смеяться, сел в кресло и, подбрасывая в руке зажигалку, сказал:

— Мне нужно найти одного человека. Я пытался сделать это сам, но у меня нет опыта, и я не умею извлекать из людей информацию, в лучшем случае начинаю злиться, в худшем — взрываюсь. Это не слишком хорошие методы, и толку от них мало. Поэтому мне нужен ты.

— Ты сделал не слишком удачный выбор, я знаю множество других, кто намного лучше меня…

Впервые с тех пор, как у меня появился брат, он проявил какие-то чувства, и так уж случилось, что чувством этим было разочарование.

— Я надеялся… — пробормотал он, пристально вглядываясь в меня и ища чего-то в моих глазах.

— Я обещал семье, что больше не буду пытаться сделать мир лучше…

Он постучал пальцами по подлокотнику кресла, нервно потянулся к пачке сигарет, бросив на меня взгляд исподлобья, закурил и глубоко затянулся. «У него закончился запас спокойствия», — сочувственно подумал я. Хотел я этого или нет, были ли у меня к нему какие-то претензии из-за его многолетнего молчания, раздражала ли меня его беззаботность — но с того момента, когда он убедил меня в том, что он действительно мой брат, меня начала всерьез интересовать его личность и его жизнь. Точно так же, как жизнь Фила, словно это я был старшим, а не младшим сыном Бока Йитса.

Будда энергично выпустил дым из легких и пробормотал нечто напоминавшее ругательство на чужом языке.

— Только не это! — попросил я. — Меня и так уже упрекают в том, что я существую лишь на бумаге, а если еще в моей повести герой начнет употреблять все эти «омбре», «нада», «амиго»…

— О чем ты?

— Когда-то в каждом детективе отрицательный герой пользовался испанским…

— Что значит — только на бумаге? — терпеливо гнул он свою линию.

— А? Вчера ко мне явился один тип, который утверждал, будто я не обычный человек, а на самом деле меня сто лет назад придумал его дедушка. Если мы еще начнем, — терпеливо объяснял я, — вставлять в разговор короткие смачные испанские словечки, то я и сам начну сомневаться, живу ли я в реальности.

Мои окрашенные ноткой горечи слова его явно заинтересовали, он отогнал от лица дымовую завесу и внимательно посмотрел на меня. Кожа в уголках глаз дрогнула и, хотя губы не изменили своего положения, на его лице появилась легкая улыбка.

— Как я понимаю, ты берешься за эту работу? — спросил он. — Раз собираешься писать очередную повесть?..

— Беремся, — поправил я. — Не поверю, что ты позволил бы мне действовать самому. Ты смог бы выдержать? Йитс, который не умер бы от любопытства? А, кстати, как тебя назвали родители?

— Ланкастер Фред Йитс, — сказал он. — Сокращенно Лэнни. Никогда не приходилось слышать?

Я напряг память, но безрезультатно, и лишь покачал головой.

— Никогда. — Я потер руки. — Ладно, беремся за дело. Только еще одно: пока я не стану вникать в детали мотивов, которые тобой движут, но как только я сочту, что мы близки к финалу, тебе придется произнести небольшую речь. Я не могу отдать в твои руки человека, кем бы он ни был, не зная, что он сделал. И… — я назидательно поднял палец, — независимо от его вины, мы не будем его преследовать для того, чтобы застрелить!

— Чтобы застрелить — нет…

— Не играй со мной в кошки-мышки: ты никого не убьешь! Это условие тебе понятно?

Специфическая улыбка исчезла с его лица, как только я начал ставить условия. Сейчас я определил бы выражение его лица как отчаянное. Но лишь в определенной степени, поскольку несколько секунд спустя он кивнул. Но он уже не улыбался.

— Хорошо.

— Слишком быстро ты согласился. — Я покачал головой.

— Скажу откровенно, — он рассек обоими указательными пальцами разделявшее нас пространство, — думаю, поиски этого типа займут некоторое время, и я им воспользуюсь, чтобы изменить твои принципы. Я на это рассчитываю, но если нет — уступлю. Я считаю тебя достаточно умным, и если ты будешь возражать, я признаю, что не прав. Тебя это устроит?

— Да.

Я встал и направился к двери.

— Вернусь через… О, черт! — Я остановился в двух шагах от порога. — Мы же забыли про Взятку! — Я посмотрел на Будду. — Насколько я его знаю, он сейчас стоит за дверью… — Я немного подумал, затем кивком подозвал брата: — Поехали вместе, я буду тебя прикрывать, — пообещал я.

Мы вышли через парадную дверь, хотя Будде это показалось нелогичным и вызывающим.

— Вызывающим и должно быть, а логичным — с их точки зрения — было бы, если бы мы убегали через канализацию, — пояснил я.

Даже не пытаясь обнаружить хвост, я с безразличным видом обошел стоявшую на дорожке машину Пимы и направился к гаражу. Будда же не в состоянии был идти спокойно — он постоянно вертел головой, словно проверяя шейные позвонки, каждые несколько шагов вытягивал шею, пытаясь через крыши автомобилей и, может быть, даже домов разглядеть преследователей.

— В конце концов свернешь себе шею, и на этом все закончится, — буркнул я.

— А вдруг нас увидят?

— Сейчас нас не тронут. Если уж ты их чем-то заинтересовал, то они захотят узнать о тебе как можно больше. Я, впрочем, тоже. — Мы дошли до гаража, я открыл дверь и показал на кресло: — Садись и рассказывай, как ты завладел машиной того наркодилера.

Он медленно обошел «бастаад», глядя на него широко раскрытыми глазами, осторожно уселся на сиденье и протяжно вздохнул.

— Восемь цилиндров, — бросил я, включая двигатель. — Четыреста с лишним лошадиных сил, бронированный и снабженный всем необходимым. А теперь твоя очередь.

— Он привязался ко мне возле бара, предлагая то-ар, я его ударил, а поскольку из забегаловки высыпали его дружки, вскочил в машину и смылся. Остальное ты уже знаешь — если уж сидишь в машине, то не хочется останавливаться, пересаживаться…

— А было куда?

— Да, но далеко… Ну и я по-идиотски подставился, уже здесь, на месте…

Я вывел машину из гаража, выехал на Тридцать Восьмую и не спеша направился в сторону центра. Уже через сто метров за нами пристроился невыразительный «дааф». Водитель шевелил губами, словно подпевая льющейся из радиоприемника мелодии, но он скорее походил на одного из тех, кто, кроме гимна Полицейской академии, не в состоянии напеть трех нот без получаса тренировки.

— За нами «хвост», — сообщил я брату. Он вздрогнул, хотел обернуться, но лишь взглянул на меня. — Разрешения можешь не спрашивать, посмотри сам.

Он широко улыбнулся и перебрался на заднее сиденье. «Хвост», как ни в чем не бывало, включил правый поворот и демонстративно скрылся из виду.

— Его кто-то уже сменил, да? — спросил Будда.

— Если хочешь, попроси комп, чтобы проверил номера машин вокруг нас, а я скажу тебе, которые из них полицейские.

— А, ладно! — Он уселся поудобнее. — Какие у тебя планы?

— Навестим Взятку. А пока… — Я начал щелкать клавишами на панели управления, комментируя свои действия: — Сделаем себе фальшивые стоп-сигналы… Та-ак… Включаем автоматику… И… Нет, это позже…

Я не спеша подъехал к светофору, дважды сменив полосу. Какой-то «кабриолет» передо мной не выдержал и нервно повторил наши маневры.

— Г-господи! Это у нас такая полиция? — простонал Будда.

— Рядовая — да. А вот выше — совсем другое дело. Даже наш дорогой Взятка…

Сливового цвета «баркен» справа от меня скользнул в просвет в ряду мчавшихся слева машин и скрылся из виду. Вдавив газ до упора, я свернул вправо и пронесся через перекресток в то самое мгновение, когда свет сменился на зеленый. Прежде чем кто-либо успел проехать половину перекрестка, мы уже сворачивали влево, отрезав от себя погоню потоком мчащихся с противоположной стороны машин.

— Теперь поменяем цвет.

Я включил «хамелеон». Будда восторженно выдохнул, увидев меняющийся на глазах цвет капота. Я понял, что мы, похоже, действительно братья, и оба ведем себя в какой-то степени как дети, я — хвастаясь разными штучками, он — восхищаясь ими.

— Черт возьми, Оуэн… — Он захихикал. — Я и понятия не имел, что такое бывает!.. Где ты купил эту машину?

— О, брат… Это долгая история. Если у меня закончатся идеи, я напишу повесть о том, как… — я свернул налево, потом еще раз, и вскоре мы оказались на перекрестке, который недавно проезжали, — … как я стал обладателем одного из нескольких существующих в мире экземпляров этой модели. А пока послушай: ты угнал машину наркодилера, потому что я тебя об этом попросил, она нужна была мне как доказательство в деле, которое я веду. Понял? — Он кивнул. — И на этом все. — Я остановился у тротуара. — Где ты угнал машину?

— В Сорхо.

— Хорошо… — Я дал команду компу и едва успел закурить, как зазвонил телефон.

— Добрый день. Говорит Оуэн Йитс, частный детектив. Мой идентификатор — 57JOY8290. Я хотел бы поговорить с руководителем отдела по борьбе с наркотиками.

— Минуту. Соединяю… — послышался в трубке очень приятный голос. — Миссис Лорна Нартин…

— Слуш-шаю?.. — раздался совершенно другой голос. Слово «слушаю» она произнесла по слогам, видимо, вглядываясь в экран компа, проверяющего мой идентификатор.

— На вашей территории действует некий оптовик по фамилии, кажется, Пламбир?

— Да, есть такая каналья, — намного быстрее и решительнее отреагировала миссис Нартин.

— Он может надолго исчезнуть из вашего прекрасного города… — Я замолчал.

— Да?

— Если только вы дадите мне официальное задание доказать его незаконную деятельность. Дело в том, что я случайно его прихватил с поличным, но, думаю, было бы жаль, если бы эта сволочь сумела выкрутиться лишь потому, что у меня не было официального задания. — В трубке слышалась лишь возмущенная тишина. — Да, и пожалуйста, не думайте, что я требую с вас гонорара. Мне хватит одного доллара.

— Ну да, я вспомнила! — У женщины оказалась неплохая реакция. — И когда я дала вам задание? — лицемерно спросила она.

— Четыре дня назад… — вежливо ответил я. — И если позволите, я сам напомню компу об этом деле, хорошо? Дайте только ваш адресный код…

— 17Аср4.

— О, спасибо. Можете этого Пламбира вычеркнуть из ваших списков. И — пожалуйста, не поймите меня превратно, но полиция иногда проверяет мою бухгалтерию, так что переведите на мой счет этот доллар, хорошо?

— Считайте, что вы его уже получили! — радостно воскликнула миссис Нартин.

— Ну тогда всего хорошего!

— Приятно было с вами познакомиться, до свидания. — Я выключил телефон и велел компу принять левый заказ. — Все…

Будда покачал головой.

— И теперь ты на финишной прямой…

— Полностью согласен. Едем теперь к финишу.

В потоке машин как раз появился разрыв, и я тут же им воспользовался, направив «бастаад» на северо-запад, но на этом мое сегодняшнее везение на улицах города закончилось. Я простоял двадцать минут на перекрестке Пятнадцатой и бульвара Астронавтов, затем сам создал на несколько десятков секунд пробку на бульваре, пытаясь проскочить в поперечную улицу. Сидя в бомбардируемой ругательствами машине, я заметил полицейского, который несколько раз подпрыгнул, пытаясь лучше разглядеть происходящее, затем быстро наклонился и исчез из виду. Я посмотрел на Будду — тот сидел, прикрыв глаза, с неопределенным выражением на лице, похоже, не сулившем ничего хорошего выражавшим свое недовольство водителям, блокирующим нас и заблокированных нами. Я молчал, ожидая, что произойдет дальше, но Будда с трудом сдерживал раздражение.

— Не люблю… — проворчал он и добавил уже веселее: — Сижу тут, черт возьми, как павиан в клетке, а эта банда… — Он покачал головой.

— У этой банды кто-то поставил на дороге клетку с павианами. — Я протянул руку к панели управления и наклонился к микрофону. — Приношу всем искренние извинения, — сказал я. Находившиеся ближе всего водители перестали сигналить, заинтригованные приятным началом. Но на этом все и закончилось — один из них как раз зазевался, я вдавил педаль акселератора и промчался у него под носом. — Вот и польза от культуры общения…

Кто-то с сомнением фыркнул — во всяком случае, не я. До самого управления полиции я молчал. Дежурил неизвестный мне тип, рот которого был скрыт под пышными усами.

— Я бы хотел видеть детектива Рейвана. Я — Оуэн Йитс, а это мистер Будда Гамильтон, с которым хотел бы увидеться Рейван, — коротко объяснил я цель нашего визита.

Он с достоинством кивнул и ловко набрал все сказанное мной на клавиатуре, благодаря чему мог прокомментировать мое высказывание, не сообщая мне об этом. Бросив взгляд на ответное сообщение, он показал пальцем направление.

— Комната семнадцать.

Я поблагодарил кивком и толкнул Будду в сторону коридора. Когда мы отошли на достаточное расстояние, он спросил:

— Мне что-нибудь говорить или как?

— Не думаю, но ведь всю легенду ты знаешь.

— Ну да…

Я энергично постучал в дверь Взятки и, услышав в ответ неразборчивое бурчание из динамика, вошел. Рейван сумел воспользоваться временем, которое дал ему дежурный, изобразив полнейшее спокойствие на лице и неподдельный интерес во взгляде.

— Я просто зашел… Прошу прощения — добрый день. — Я обворожительно улыбнулся, но сразу же понял, что Рейвана сегодня спровоцировать не удастся. — Просто хотел пояснить одну подробность, в которой не был уверен вчера ночью… — Я показал на Будду. — Это мистер Гамильтон, который по моему поручению должен был получить, и получил, доказательства преступной деятельности некоего Пламбира. Тот самый автомобиль, нашпигованный наркотиками. Не зная, на каком этапе находится проводимое мной расследование, он решил не раскрывать себя, что могло ввести полицию в заблуждение, за что искренне извиняюсь. Вам этого достаточно? — Рейван кивнул. — Что касается заказчика — это отдел по борьбе с наркотиками, в Сорхо. О'кей?

Он снова кивнул. Я кивнул в ответ и подтолкнул Будду к двери. Он вышел первым, и тут я услышал за спиной:

— Если бы я вчера проверил твои заказы, тоже бы в дураках оказался?

Я молниеносно взвесил все «за» и «против».

— Это ничего бы не изменило, все именно так, как я сказал.

Выйдя в коридор, я догнал медленно бредущего Будду.

— Почему ты не сказал ему… — Он запнулся и не договорил.

Я предложил ему сигарету, но он отрицательно покачал головой.

— Я никогда не говорю всего, что знаю, пока в этом нет реальной необходимости, никогда не знаешь, что… Собственно, а почему ты не сообщил ему настоящую фамилию?

— Погоди… — Мы вышли из управления. Будда обогнал меня на полшага, повернулся и злобно уставился на меня. — Ты же сказал, что сам…

— Не совсем так, но близко к тому. Не злись, не из-за чего.

Мы подошли к «бастааду», я ткнул пальцем в датчик замка, дверцы тихо зашипели. Мы сели в машину. Будда откинулся на спинку сиденья, избегая смотреть в мою сторону. Мы молча выехали с парковки и оказались в потоке машин, перетасовывавшем жителей города, которым, казалось, одновременно пришло в голову странное желание пообедать где угодно, лишь бы подальше от дома. В салоне машины воцарилась неприятная тишина. Я включил радио.

— «Американская» Оливетти, — заливался соловьем обожаемый тысячами соотечественников Грог Оушен, — «американский» Роллс-Ройс и «американский» хлебный квас! Разве все это наше? Зато мы пьем филиппинскую Кока-Колу, едим корейские гамбургеры, украинскую курятину и итальянские чипсы. Недавно наш президент возмущался по этому поводу: «Такая ли Америка нам нужна? Ведь единственное по-настоящему американское, что еще осталось в Штатах, — наш флаг!!!» И знаете, что вдруг заметил на нем наш президент? Надпись мелкими буквами: «Сделано в Нигерии»!

Из динамика раздался взрыв смеха, управляемого светящейся надписью «Аплодисменты» на табло, руководящем действиями «спонтанно реагирующей публики». Будда фыркнул, ударив себя кулаком по лбу, я посмотрел на него и вдруг представил себе президента, в ярости рвущего священное знамя, серьезные — а может быть, и нет — лица советников и всяких «вице», их замешательство, и тоже расхохотался.

— Ниге-е-рия… — проквакал Будда, одной рукой держась за голову, а другой прижимая живот к позвоночнику.

— Фла… аг… — выдавил я, с трудом справляясь со

спазмами.

— Из… из… Нигерии? Чер-рт!.. — Будда закашлялся и начал вертеть головой, размахивая во все стороны руками.

Он едва не выбил у меня из рук руль, мне с трудом удалось выровнять машину, одновременно отталкивая руку Будды. Мне расхотелось смеяться. Я замедлил ход, но, видя, что Будда перестает всхлипывать, поехал быстрее, снова направляясь в сторону дома.

— Где начинается твой след? — спросил я. Несколько секунд он размышлял над моим вопросом, затем дернул головой и быстро выдохнул.

— Я получил два адреса, один из них уже проверил. T него точно никакого толку. Так что остался один — Саксон-Хилл…

— О гос-споди!.. Семь часов полета?

— Чуть меньше. Пять сорок.

— Уфф! А я уже испугался. — Я остановил машину возле автомата с мороженым, нажал на сигнал и высунулся в окно, готовый сделать заказ. — Хочешь чего-нибудь? — Я посмотрел на брата. Тот отрицательно покачал головой. Пожав плечами, я снова высунулся в окно. Электронный мороженщик что-то мелодично мурлыкал себе под нос, но не протягивал в мою сторону свою механическую руку. Я нажал на сигнал еще раз — эффект тот же. Идиотский автомат что-то насвистывал, изображая феерию цветов на экране, из-под зонтика то и дело вырывалась струя холодного пара, но это было все, что он мог предложить. В конце-концов я сдался, и мы выехали из тени на яркое осеннее солнце.

— Так и хочется сказать: где те старые добрые времена, когда симпатичный старичок бродил по окрестностям, предлагая попробовать вкусное и сладкое мороженое…

— Перестань, а то я сейчас не выдержу! — рявкнул я, прибавляя скорость на прямой Альфа-стрит, ведшей почти к самому дому. — Может, в холодильнике найдется немного мороженого для дядюшки Будды. Проверь, какие есть рейсы до Саксона…

Несколько минут езды до дома мы провели в молчании. Когда «бастаад» подъехал к гаражу, экран заполнился рядами цифр. Я выключил двигатель и некоторое время размышлял над возможными вариантами.

— Мелкие компании сразу отбрасываем… — Я смахнул с экрана больше половины расписания. — Я им не доверяю, они плохо кормят, показывают старые фильмы, их подушки воняют засохшей слюной и блевотиной предшественников. Слишком рано мы тоже не полетим, так как я хотел бы в конце концов выспаться… — Еще часть строк исчезла с экрана. — Отпадают и вечерние рейсы, так как нам пришлось бы начать с поисков отеля…

— Что ты мне голову морочишь! — Будда ткнул пальцем в экран. — И так уже давно понятно, что нам остается рейс в восемь ноль семь. Так? И компания приличная, и подушки не потребуются…

— И!.. — Я поднял палец и облизнулся. — САС предлагает отличное пиво «Голден Ринг»! Которого не увидишь нигде, кроме как на борту их лайнеров. Пошли.

Мы почти одновременно хлопнули дверцами. Мгновение спустя между тонкими стволами декоративных деревьев промчалась Феба, вдогонку которой несся крик Фила:

— Приехал! Мама, папа…

— Фил! Немедленно вернись! Спрашиваю еще раз: около коробки с соками лежали два пакета жевательной резинки. Сейчас остался только один. Чем ты можешь это объяснить?

Шедший за мной Будда громко вздохнул и сочувственно причмокнул. Мы вышли на газон. Пима с решительным видом смотрела на сына, который, казалось, весь сжался под ее взглядом.

— Ой, мама, было темно, и второй я не заметил… — Фил уставился в пол, изображая крайнюю степень угрызений совести.

Я посмотрел леденящим взглядом на готового расхохотаться Будду. Он крепко сжал губы и быстро кивнул, давая понять, что выдержит. Фил услышал наши шаги, посмотрел исподлобья, но, видимо, решил, что в его положении лучше будет стоять неподвижно до тех пор, пока мать не разрешит ему пошевелиться.

— Иди делать уроки! — велела Пима.

Мы втроем проводили взглядом маленькую, полную раскаяния фигурку, причем раскаяние улетучивалось из нее с каждым разделявшим нас сантиметром. У самого угла дома Фил вдруг подпрыгнул и закричал:

— Феба! Идем посмотрим щенков!

Мы посмотрели на Пиму, а она лишь пожала плечами, демонстрируя полнейшее бессилие.

— Естественно, мы прекрасно осознаем, что он над нами издевается, — сказала она, усаживаясь в гамак.

— Я бы сказал, что не слишком, — возразил Будда. — Скорее, его взгляды не совсем вас устраивают.

— Не преувеличивай. — Пима посмотрела в ту сторону, где скрылся Фил. Ни у кого из нас не было и тени иллюзий, что сын послушно сидит за компом с учебными программами. Не меньшей была и уверенность в том, что поймать на невыученных уроках его не удастся. — Ему всего восемь лет.

— Некоторые из нас всосали интеллект с молоком матери, и это проявляется достаточно рано. — Будда упал на траву и потянулся к пакету с холодным соком. — Верно? — обратился он ко мне.

— Угу. Завтра мы исчезнем дня на два, может, на один, может, на три… — сообщил я жене.

Она кивнула и открыла рот, но из-за угла появился Фил, тяжело протопал по дорожке и свалился на траву рядом с Буддой.

— Ну и горазды же они жрать, — как ни в чем не бывало сказал он.

Будда широко улыбнулся, обнял Фила за шею и хорошенько его встряхнул.

Я огляделся в поисках телефона, но он, видимо, остался в гостиной. Встав, я пошел позвонить Саркисяну. Генриетта, видимо, умирала со скуки у себя за столом — услышав мой голос, она явно обрадовалась. Я сразу понял, что Дуга нет в радиусе нескольких сотен километров.

— Он вернется через неделю, — сказала секретарша.

— Ну, к этому времени я и сам вернусь. Спасибо. Я вернулся в сад. Фил сидел на корточках перед дядей.

— … ну и четыре тормозных парашюта! Папа, если он в хорошей форме, может с их помощью развернуться на сорока метрах. На скорости сто пятьдесят — сто восемьдесят! Этот «бастаад»…

Я погрозил ему пальцем.

— Зачем ты опять врешь? — Я сел рядом с Пимой, а потом лег, положив голову ей на колени. — Парашютов только два…

Фил опустил глаза, а Будда смотрел на него, раскрыв рот.

— Так вот ты как? Меня? Меня дураком выставил??? Пима рассмеялась. Моя голова затряслась в такт ее смеху.

— На этом дали себя надуть уже семнадцать тысяч человек, — сказала Пима.

— А ты нас всегда деку… деконспирируешь! — заорал Фил. Он вскочил и пробежал перед Буддой, наступив ему на руку. — Извини! — крикнул он на бегу, прежде чем Будда успел вскрикнуть от боли, и скрылся в гуще кустов.

— Черт побери, вот щенок!.. — сказал Будда, глядя на еще покачивающиеся ветви карликовых деревьев. — Дурака из меня делает… И ведь разозлиться даже не могу. — В его голосе прозвучало не то удивление, не то гордость.

— И как раз это хуже всего, — подытожила Пима.

— Эх! — Я поудобнее положил голову. — Я так думаю, что самое худшее еще впереди.

Сказав это, я невольно улыбнулся, и, наверное, поэтому Пима пожала плечами. Но я и на самом деле так думал.

3

Я без труда протащил контрабандой «биффакс», разобранный на части и засунутый в «антикварную» оловянную рамку с семейной фотографией, — уж очень не люблю объясняться с каждым придурком из-за наличия у меня оружия в самолете. Мне удалось продремать весь полет, но на этом везение закончилось. В Саксон-Хилл шел проливной дождь, при посадке казалось, будто мы не в самолете, а в подводной лодке, и никому не ведомо, почему он вообще удачно приземлился. Зато у таксистов не было отбоя от клиентов, очередь промокших пассажиров тянулась бесконечно, словно обещания президента. У меня пропала энергия и всяческое желание что-либо делать, у Будды же — нет. Он нашел какого-то парня, который за несколько баксов встал в очередь, а мы уселись за столиком в баре. Крышка стола впитала в себя всю влагу от миллионов мокрых донышек, к тому же какой-то болван кончиком сигареты выжег на ней подробную и точную информацию об образе поведения некоей Милли Стэнфорд из Саскачевана. Судя по длине надписи, он выкурил здесь несколько десятков пачек сигарет. Второй вывод, который можно было сделать из объема текста, заключался в том, что здешний обслуживающий персонал не уделяет достаточного внимания посетителям. Или же он как раз в это время в полном составе развлекался с Милли Стэнфорд.

— Ну, говори наконец, что мы должны здесь искать? — спросил я, поглаживая край стакана указательным пальцем.

— Если все будет нормально… Здесь живет Юр Хоб-бер, который должен знать, где можно найти Джереми Красински. Второе имя у него Уильям, впрочем, это, наверное, неважно. Именно он мне и нужен.

— Красински? — Я немного подумал. — Не знаю такого…

— Совсем сдурел? Ты думаешь, что знаешь всех бандитов в этой стране?

— Нет, но было бы прекрасно, если бы это было так. — Я стукнул краем стакана о его стакан с соком. — Шучу, просто пытаюсь поправить свое настроение. — Я огляделся по сторонам. — Смотри, бабы тут совсем свихнулись — им кажется, будто именно в этом городе изобрели белую губную помаду. Чувствуешь себя как во второразрядном морге. И еще эти подкрашенные уши, некоторые выглядят так, словно их держал за уши перетрудившийся художник. — Я сделал глоток за здравие собственного чувства юмора. — Иногда мне кажется, что решение о ликвидации ядерных арсеналов было как минимум поспешным. Здорово было бы влупить по этому городу из ракетной установки, а?

Будда вежливо улыбнулся. Он явно не разделял моего своеобразного настроения, занятый психологической подготовкой к тяжелой работе.

— Может, потом, если у нас ничего не выйдет. У тебя же найдется какая-нибудь бомбочка в «бастааде»…

— Я… — В дверях появился наш парень из очереди; я поднял руку и кивнул. — Идем, подумаем по дороге, что делать с этим забытым Богом городишком…

В такси было сухо. Водитель не утомлял разговорами. Услышав адрес, он кивнул, а затем работал только руками. Голос его мы услышали лишь тогда, когда подъехали к жуткого вида шестиэтажному зданию длиной, наверное, в полкилометра.

— Самое длинное жилое здание в Америке.

В его голосе не было гордости, но он все равно меня

«разозлил. — Не беспокойся, в других городах тоже хватает кретинов… — Я протянул ему десятку и выбрался из машины.

— Сукин сын! — рявкнул он мне вслед.

«Я наклонился к еще приоткрытой дверце: — А я-то думал, здесь изъясняются исключительно языком Шекспира.

Он со всей силы хлопнул дверцей; я отошел на шаг, вызывающе улыбнулся и, не глядя, отдал сумку Будде. Водитель выдал какое-то замысловатое ругательство, блеснули белые зубы и мокрый блестящий язык, но ни на что большее он не решился и отыгрался на собственном двигателе.

— Вредный тип, — послышалось сбоку. Я протянул руку и забрал сумку. — Хорошо хоть, дождь кончился.

Я посмотрел вверх. Действительно — я зря ругался с таксистом, дождь прекратился. Мы направились к ближайшему подъезду, но попали не слишком удачно — нужно было пройти несколько сотен метров по прямому коридору. Где-то впереди светилось единственное маленькое окно, из-за чего коридор, и без того узкий и низкий, казался еще уже и ниже. Многие слои граффити накладывались друг на друга без какой-либо системы, и даже с помощью рентгеновских лучей невозможно было бы определить первоначальный цвет стен. Оба мы были в туфлях на мягкой подошве, но в этой сурдокамере даже паук вызвал бы эхо, плетя паутину.

Мы машинально ступали почти на цыпочках, и лишь в лифте я позволил себе вздохнуть громче. Будда покачал головой.

— Боже милостивый… — прошептал он, хотя в лифте можно было бы зарезать парочку поросят, не опасаясь, что сквозь его стены пробьется хоть какой-нибудь звук. — Сейчас попрошу тебя, чтобы ты меня ущипнул.

— А ты думал, полтора миллиона самоубийств в год — это вражеская китайская пропаганда? — Я помог дверям преодолеть трение заржавевших пазов, и мы вышли в коридор. — Что он за тип, этот Юр?

— Я ничего о нем не знаю. — Будда посмотрел на номера на дверях и показал рукой направление. — Но этим… — он обвел широким жестом вокруг, — я уже сыт по горло.

Я тоже был сыт по горло. Какой-то ребенок тонким голоском выводил — как ее назвал когда-то один из моих друзей — жалостливую песню виргинского народа: «Настал рассвет, порвались все гондоны…» Несколькими шагами дальше мы услышали фрагмент супружеской ссоры:

— Мне в самом деле не в чем к ним пойти!

— Проклятье, я два дня назад дал тебе…

— Дал? Сколько?! Хватило только на блузку, вниз у меня ничего нет.

— Чего?

— Вниз, идиот!

— Вниз можешь ехать на лифте, дура. Или топай по лестнице…

— Ах ты подлый хам! Скотина!

Раздался звук пощечины, но затем они перешли то ли в другое помещение, то ли на язык жестов, и наступила тишина. Может, целовались? Будда схватился за голову и тихо застонал.

— Слушай, вокруг тебя и в самом деле собираются какие-то странные личности… Ты словно центр притяжения…

— А ты рядом со мной, — прервал я его. — Так как мне тебя назвать?

Лишь через несколько секунд до него дошло, что я хотел этим сказать, он оскалился и открыл рот, но я показал на очередную дверь. Он посмотрел на нее, кивнул и нажал на кнопку звонка — о чудо, тот работал. Мы немного подождали почти в полной тишине, словно весь этаж замер в ожидании реакции на наш звонок. Потом что-то забулькало в трубах, кто-то кого-то позвал… Дом утратил к нам интерес. Из-за нашей двери кто-то крикнул:

— Сейчас-сейчас! Минутку!..

Женщина. Мы обменялись взглядами, которые вряд ли можно было отнести к категории понимающих. Щелкнул замок, только один, что я счел проявлением немалого мужества, принимая во внимание дом и его атмосферу. Дверь открылась. За ней стояла хозяйка, во всяком случае, кто-то, кто свободно чувствовал себя в этой квартире. Пухлая представительница «ревущих сороковых» успела до нашего прихода подкрасить глаза, но помады на ее губах еще не было, из-за чего они почти полностью терялись на фоне разукрашенного косметикой лица — нарумяненных щек, подкрашенных ресниц, увешанных гирляндами клипсов ушей. Но мой взгляд тут же был отвлечен от ее лица доминировавшим в ее фигуре гигантским бюстом. Два огромных мешка под собственным весом свисали до невероятного уровня. На лице женщины — наверняка она одевалась в спешке, услышав наш звонок, — читался неподдельный интерес, а обеими руками она пыталась поправить блузку. Одна из грудей попала под резинку на поясе, и она нетерпеливым движением вытолкнула ее вверх. На какое-то время я потерял дар речи от увиденного, но когда хотел наконец что-то сказать, меня остановил жест женщины, поднявшей руку. Впрочем, я сразу же понял, что она вовсе не пытается закрыть мне рот, лишь слегка потирает тыльной стороной ладони левый глаз.

— Мы ищем Юра Хоббера, — сказал я, что, как мне показалось, вышло у меня не слишком убедительно.

Прежде чем я попытался как-то представиться, женщина дернула головой, издав нечто вроде стона:

— Фи-и?! И только? — Она снова коснулась глаза и моргнула — к сожалению, отнюдь не понимающе. — Чер-рт… — Это слово явно было адресовано ей самой.

Я набрал в грудь воздуха, но меня опередил Будда:

— У вас что, ячмень?

Отворачиваясь от него, я краем глаза заметил удивленный взгляд хозяйки. Она энергично кивнула.

— Ну, чтоб мне скунса трахнуть! — пожаловалась она. — Уже три дня…

— Единственное, что может помочь, — он шагнул к ней, — это намотать три раза черную нитку на средний и безымянный пальцы левой руки.

— Да? — Она явно обрадовалась и жестом пригласила нас войти. Правая грудь мягко качнулась от толчка предплечьем. Я понял, что от меня не будет никакого толку. — Вы можете мне помочь? — спросила она у Будды.

— Конечно! — охотно ответил он и двинулся следом за ней.

Я вошел в гостиную последним, успев заметить, как бюст хозяйки со свистом рассекает воздух, когда она резко свернула в сторону ванной. Я бы не сказал, что в квартире было чересчур грязно, но с чистой совестью мог бы порекомендовать вытереть ноги перед уходом. Будда, судя по всему, даже не обратил на это внимания, упал в кресло и подмигнул мне. Я подошел к окну, игнорируя его намеки, и выглянул из-за выцветшей, когда-то розовой, занавески. Судя по всему, несколько лет назад квартира представляла собой уютное семейное гнездышко, теперь совершенно не соответствовавшее виду и поведению хозяйки. Она вернулась с катушкой черных ниток и протянула ее Будде. Он отмотал немного нити и оторвал ее одним резким движением.

— Вы не знаете, где можно найти Юра? — спросил Будда, обматывая два выпрямленных пальца.

— На кладбище, — небрежно ответила она, с интересом разглядывая свою левую руку. — Месяц назад. — Она подняла взгляд и посмотрела на меня. — Столбняк. — Она снова заморгала и поднесла руку к глазам. — Это поможет?

— Если нет, то уже больше ничто не поможет, — сказал Будда, беспомощно глядя на меня.

— Вы довольно безразлично об этом говорите, — укоризненно сказал я.

Она пожала плечами и тяжело опустилась в кресло. Снова моргнув, она подняла руку, словно хотела потереть глаз, но вспомнила о нитке и удержалась.

— Он мне был не муж и даже в общем-то не любовник, — столь же бесстрастно сказала она. — Полгода назад я привела его сюда из бара, где мы встретились и выпили несколько рюмочек. Потом он заходил еще два раза, отдал мне несколько долларов за телефонные звонки… И все. Я даже не знаю, работал ли он, и вообще откуда он. Так… А месяц назад мне позвонили из больницы, что у них умирающий от столбняка человек с моим номером телефона в кармане. Когда мне его описали, я поняла, кто это. Я приехала, но его уже не было в живых… — Она поводила глазами и неожиданно улыбнулась. — Знаете, а ведь и правда почти не свербит?! — радостно сообщила она, глядя на Будду.

— Ну я же говорил! — с важным видом ответил он.

— А что насчет той записной книжки Юра? — невинно спросил я.

— Какой книжки?.. — Она слегка замешкалась. — А! Нет, мой телефон был у него записан на какой-то бумажке. И ничего больше, наверняка его кто-то ограбил, прежде чем полиция нашла его в скверике, всего выгнувшегося дугой. — Она широко улыбнулась; на мгновение мне показалось, что ее забавляет возникшая в воображении картина, но она скорее намеревалась кинуться Будде на шею, и он тоже, похоже, подумал о том же самом, поскольку весь напрягся. — Ив самом деле прошло, чтоб мне скунса трахнуть!

Я стиснул зубы, представив себе вонючку между ее грудей.

— Может, вы знаете, с кем еще Юр поддерживал какие-нибудь отношения в Саксоне? — спросил я.

— Знаю только про Майкла… как его там… — Она пыталась сосредоточиться, но была слишком счастлива, чтобы думать о чем-либо другом, кроме свалившегося на нее облегчения. — У него прокат трейлеров, на улице Вайд-Вью, это уже почти за городом, на таком ответвлении от автострады. Когда я должна это снять? — Она вытянула перед собой руку.

— Лучше позже, чем раньше, — сказал Будда. — Второй раз уже не действует.

— Ну, тогда я точно не буду торопиться! — Она наклонилась к Будде, схватила его за руку и встряхнула ее.

Я отвел взгляд, не желая видеть, что в это время ее груди выделывают с его коленями, и быстро окинул взглядом комнату — так, на всякий случай, поскольку что-то мне подсказывало, что женщина говорит правду, всю правду, и ничего, кроме правды, так что делать нам здесь больше нечего. Особенно если учесть, что она все же одарила нас новым следом. Я встал.

— Ну что ж, большое вам спасибо, — сказал я и направился к двери. — До свидания.

Ответа я не услышал, впрочем, его и не ждал, зато в коридоре пришлось немного подождать Будду. Мы молча спустились на лифте вниз.

— Ну так что? — спросил он меня, когда мы оказались под широкой крышей над подъездом. — Автострада?

— Угу. — Я закурил. — Хорошая идея. Мне она тоже пришла в голову. Только поймаем какое-нибудь чертово такси.

Идея была совместной, и мы совместно почти час ждали, когда нам представится шанс ее реализовать. В это время небо над Саксон-Хиллом устроило демонстрацию своих возможностей, и лишь теперь я убедился в том, сколько может существовать разновидностей дождя. С неба то хлестало, то моросило, лило то наклонно, то вертикально, тучи становились то больше, то меньше, гигантские капли с грохотом ударялись о крышу над нашими головами. Каждые десять-пятнадцать минут немного прояснялось, но мы лишь один раз дали себя обмануть и десять секунд спустя вернулись под спасительную крышу, основательно промокшие. Через двадцать минут я присел на урну.

— Если хочешь, вернись проверь, как дела с ячменем, — предложил я еще через десять.

Он пожал плечами, фыркнул и вошел в дом. Я закурил еще одну сигарету, кажется пятую, и с некоторым удивлением посмотрел на возвращающегося Будду.

— Здесь четыре минуты ходьбы до метро, — сообщил он.

— Ты не ходил наверх?

— Я спрашивал дорогу. Нам туда… — Он показал рукой. — Предпочитаю вымокнуть, чем стоять здесь и ждать.

Я предпочитал то же самое. Мы пулей рванули с места и помчались вдоль здания, словно два снаряда. Точнее, следовало бы сказать, словно две торпеды, поскольку мы угодили под самый настоящий тропический ливень. Но — «решительность мать победы», как сказал когда-то сержант Кашель, выбравшись из болота на «тропинку», которую никто, включая картографов, кроме него не видел. Так что мы решительно неслись вперед, чувствуя, что подробному описанию нашего поступка самое место в ближайшем издании Книги Глупостей. Через полтора десятка шагов я поумнел настолько, что на бегу выбросил из кармана сигареты, затем догнал Будду. Для бывшего бейсболиста он не поражал воображение скоростью, но я быстро сообразил, что он подстраивается под меня, и побежал быстрее. Мы одновременно преодолели поворот и увидели крышу над входом в метро. Какие-то подростки, стоявшие под навесом у витрины, начали нас подбадривать. Будда посмотрел на меня и захихикал. В то же мгновение произошло несколько событий — во-первых, я споткнулся, поскользнулся и упал бы, если бы не братская рука помощи, во-вторых, в течение нескольких секунд от ливня осталось одно воспоминание, и в-третьих, в нескольких шагах от нас остановилось такси и водитель с надеждой посмотрел в нашу сторону. Плача от смеха, я велел отвезти нас к какому-нибудь магазину одежды («Сухой одежды», — уточнил Будда), все так же рыдая, сделал покупки и, уже лишь слегка постанывая, переоделся в кабинке, слыша за стеной хохот Будды. Лишь за бурбоном идиотский смех меня оставил, но причиной тому был не столько вкус напитка, сколько его цена. Я еще некоторое время тихо посмеивался — мне не хотелось, чтобы «хвост», появившийся у нас именно в этом баре, понял, что я узнал его лицо, которое видел в преследовавшем нас вчера автомобиле. Из его присутствия следовало несколько выводов, и первым из них было то, что Взятка непонятно почему не отказался от своих намерений. Я не слишком его любил, но ценил профессионализм, и поэтому стоило подумать над причиной его настойчивости. Будду я посвящать в свои мысли не стал, а выйдя из бара под старательно просушивавшее улицы солнце, решил отложить размышления на потом.

Прокат трейлеров Майкла Блэкбреда был закрыт, листок на воротах извещал о том, что заведение откроется вновь только завтра. Мы перелезли через забор и обследовали площадку. На ней не было ничего подозрительного, кроме автомобиля, который въехал на насыпь, ведушую на автостраду, и вопреки всем правилам стоял на ней уже несколько минут. Похоже было также, что водитель умер от страха перед дорожной полицией. Я притворился, будто не вижу «хвоста», а Будда действительно ничего не заметил — он с сосредоточенным видом бродил по площадке, словно ожидая найти в одном из прицепов обезглавленное тело, а может быть, свежий след или кусок дымящейся пиццы. Чтобы его не разочаровывать, я тоже расхаживал по четырем пар-ковочным дорожкам, заглядывал в окна новых — ближе всего к воротам — старых и совсем древних прицепов, без особого результата дергал за ручки и, встречая в очередной раз Будду, пожимал плечами. Он сдался через сорок минут, когда даже «хвост» давно скрылся с наших глаз. Мы вернулись в центр; Будда мрачно ругался, я же размышлял над настойчивостью Взятки и ее причинами, затем мы сняли два номера в отеле «Ту Корнере». После обеда Будда куда-то смылся, а я провел остаток дня и начало вечера, лениво потягивая слабоалкогольные коктейли, просматривая старые фильмы и усиленно работая мозгами. Спать я лег рано, и сны мне снились почему-то черно-белые и местами даже приятные.

4

Я закончил бриться и собирался принять ванну, даже начал смывать с ее стенок дезинфицирующую пленку, как вдруг среди лениво бродивших в моей голове утренних мыслей: «О! Зеваю… Гладко выбритый, без мешков под глазами. Пима удивится…» — неожиданно пробилась в первые ряды одна, заставившая меня застыть неподвижно.

— Боже мой… — вслух сказал я.

Не успел еще душ упасть на дно ванны, как я был уже в комнате. Поспешно одевшись, я выдернул из рамки «биффакс», едва ее не сломав, и, не застегнув до конца рубашку, выбежал из номера. Я со всей силы пнул в дверь номера Будды, запихивая пистолет в карман, а рубашку за брючный ремень. Будда открыл в той момент, когда я отскакивал от двери, еще не решив окончательно, что делать — выбить ее одним ударом или бежать к лифту. Он был уже причесан, и это единственное, что могло бы сказать о его готовности куда-то идти.

— На болтовню нет времени, — быстро заговорил я. — Я бегу за такси, если успеешь, найдешь меня внизу, если нет… — Я поколебался. Если моя мысль была верна, приплетать Будду к убийству не имело никакого смысла. — Если меня не будет два часа, расплатись и перебирайся в другой отель, оставив сообщение на пароль «99»…

Я побежал к лифту, не дожидаясь вопросов, но вопросов у него, видимо, не было, поскольку минуту спустя он был уже внизу, и как раз подъехало свободное такси, причем шофер вел машину так, словно она была из чешского хрусталя.

— Ну, что случилось?

— Слушай, друг!.. — Я наклонился к водителю. — Подними стекло и послушай хороший громкий джаз, ладно? — Повернувшись к Будде, я подождал, пока стеклянная перегородка глухо ударится о крышу машины. — Вчера, когда мы были на той площадке, кто-то за нами следил. — Будда дважды открыл и закрыл рот, словно рыба. — Неважно, что ты этого не заметил. Думаю, это кто-то из людей того копа, у которого мы были вче… позавчера. То есть я уверен, что это один из тех, кто гонялся за нами по городу. — Я достал сигареты и закурил. — Но сегодня мне пришло в голову, что я вовсе не могу быть уверен, что знаю, кто именно нас преследует. А если так, то… Черт возьми, почему я не подумал об этом вчера? Почему не спросил…

Будда схватил меня за плечо и сильно встряхнул.

— Почему ты мне не сказал, что кто-то сел нам на хвост? — заорал он.

Мне вдруг стало жарко. Я резко освободился от вцепившейся в меня руки, едва не порвав на себе рубашку. Будь у меня больше места и времени, я бы дал ему в морду так, что звук удара слышался бы во всем Сак-сон-Хилле.

— Во-первых… — У меня стучало в висках, а слова вырывались с трудом, какого я мог бы пожелать некоторым популярным певцам. — … Не хватайся так за меня, хорошо? Во-вторых, я ничего тебе не сказал, поскольку вообще ничего не говорил, в-третьих — я никогда ничего не говорю, если не хочу, а в-четвертых — я не видел смысла говорить тебе про тот «хвост». А теперь к тому же не вижу смысла говорить тебе о таких вещах и в будущем.

Несколько мгновений он смотрел на меня таким взглядом, каким брат не должен смотреть на брата, сын на отца, даже отец на судебного исполнителя — более того, даже либеральный эстет не должен так смотреть на здание магистрата в Далласе. Жара в голове спала, пульс в висках утих… Я отвернулся, давая время остыть и ему, и занялся сигаретой. Мы проехали около двух километров, то есть прошло пять минут, прежде чем Будда кашлянул. Я воспринял это как извинение.

— Я не злюсь, чего ты… — буркнул я, глядя прямо перед собой.

— Плевать мне на твою злость, — задиристо, но неискренне бросил он. — Мне просто дым мешает. — Неожиданно он ударил кулаком по отделявшему нас от водителя стеклу. — Слушай, может, все-таки включишь двигатель?

Водитель посмотрел на него в зеркало и поехал еще медленнее. Будда вскочил, я вытянул руку, но он всего лишь полез в карман и стукнул в стекло развернутой двадцаткой. Купюра, похоже, возымела действие, и машина наконец набрала более-менее приемлемую скорость. Минут через десять я велел водителю остановиться. До площадки оставалось еще двести метров, но я видел с этого места ворота и прицеп-контору, и там ничего не происходило. Не было полицейских, не выла, как это обычно бывает в фильмах, собака, дверь в контору была открыта, и там даже что-то шевелилось. Будда выскочил из такси и встал рядом со мной.

— Черт бы их побрал! — выругался я. — Похоже, я начитался детективных романов… Впрочем, оно и к лучшему, с живыми разговаривать проще…

Я задержался на несколько секунд, чтобы выбросить окурок в канаву. Будда уже направился к воротам. Я догнал его через несколько шагов, и мы молча пошли дальше, но он шагал все быстрее. Наконец я не выдержал:

— Слушай, братец, раз уж ты меня нанял, то не лезь теперь вперед… — На него это не подействовало, так что я продолжал: — Еще три шага, и я ухожу — и как бы ты ни просил, больше я сюда не вернусь, а если и вернусь, то уж наверняка не с тобой!

Он притормозил со вздохом, столь хорошо мне известным в исполнении моего сына. Я воздержался от комментариев и угроз на будущее, но в душе поклялся, что в последний раз напоминаю ему о распределении ролей в нашем дуэте. «И неважно, — подумал я, — что это не он распределял роли, даже, можно сказать, никто их не распределял». У ворот я выставил в сторону руку, останавливая Будду.

— Войдешь туда один и спросишь Майкла про этого Красински. Можешь вести себя сколь угодно нагло, но лучше всего, если будет казаться, что ты так себя ведешь из-за страха и спешки. О'кей?

Особой радости он не выразил, но и возражать не стал; несколько секунд он стоял на месте, наморщив лоб и уставившись в пустоту над моей головой, словно актер перед выходом на сцену, а затем скрылся за ближайшим прицепом, шикарным «корсаром». Я огляделся по сторонам, достал «биффакс» и проверил обойму. Пистолет вернулся на свое место за ремнем, я закурил и выпустил облако густого дыма. В контору я вошел, когда Будда, склонившись над барьером, пытался угрожающей физиономией воздействовать на Майкла Как-Его-Там, которого, судя по величине живота, напугать могло лишь нормированное распределение продовольствия.

— Да пошел ты отсюда, придурок! — буркнул толстяк и спокойно вернулся к созерцанию вмонтированного в крышку стола экрана. Увидев на полу мою тень, он смачно причмокнул и сосредоточил взгляд на мне. — Чем могу служить?

Я быстро перебрал в голове дюжину вариантов продолжения беседы.

— Заткнись, — спокойно посоветовал я, плавным движением достал «биффакс» и прицелился в Будду. Как я и ожидал, оба застыли в одинаково неподдельном изумлении. — Что, ищешь кого-то, птенчик? — спросил я Будду. — Наверное, Юра, да? А ты слышал, что с ним случилось? — Толстяк подозрительно дернул рукой. Я быстро проверил расстояние между дулом «биффак-са» и его животом. Он выпрямил руки и прижал их к бокам. — Вот так и стой, — похвалил я его. — Ну? — вернулся я к допросу Будды. — Поделишься со мной своим интересом? Что ты тут вынюхиваешь?

— Я ищу… — хриплым голосом сказал он. — Я ищу Джереми Красински…

— Через Юра?!

— Да, они довольно хорошо друг друга знали… — Он искоса посмотрел на дуло пистолета.

Я поскреб подбородок, не переставая целиться в обеспокоенного Будду. Толстяк стоял напрягшись, отчего создавалось впечатление, будто живот тянет его вверх, к потолку.

— Может, ты и не знаешь, но мы тоже ищем Джереми и не хотим, чтобы кто-то еще путался у нас под ногами. А?

— Что — «а»? — отважно переспросил Будда.

— Вот и то!

Я нажал на спуск.

Раздался грохот, толстяк вскрикнул, подпрыгнув от страха. Будда пошатнулся и оперся рукой о стол, смахнув на пол стопку запыленных квитанций.

— Ах ты сволочь… — Лицо его исказила судорога. — Сукин…

Он рухнул на пол, сбросив на себя еще одну пачку старых бумаг. По столу перекатился металлический шар, использовавшийся, видимо, в качестве пресс-папье, покачнулся на самом краю и упал, ударившись о пол возле головы Будды. Мне показалось, что тот вздрогнул. Я посмотрел на толстяка.

— Есть здесь поблизости какая-нибудь лужайка? — спросил я, сунув руку в карман.

Не знаю, как он воспринял мое движение, вряд ли испугался, что я достану оружие, в конце концов, оно было уже на виду, но так или иначе, он весь затрясся. В этот момент его можно было бы использовать в качестве наглядного пособия на уроках физики в младших классах. Волны страха расходились по нему кругами, причем каждая по-своему.

— Лу… Лу… Лу… — начал заикаться он.

— Изображаешь полицейскую сирену? — заинтересовался я. — Не люблю…

— Зачем лужайка? — наконец выдавил он.

— Где-то ведь вас надо закопать, верно? — Я достал сигарету и закурил одной рукой. — Когда я был маленьким, мне на ночь рассказывали сказку про одного парня. Так вот, когда в городе что-то пропадало, полиция являлась к нему домой побеседовать. А его жена хвасталась: «Мой муж очень умный, и полиция тоже так считает — как только в городе что-то случится, приезжают к нам и спрашивают Джорджа, не знает ли он чего-нибудь». На мой взгляд, она побила мировой рекорд по наивности.

— Не знаю, ко мне полиция не приходит. — Живот толстяка затрясся. — Я вообще не понимаю, о чем речь. Я-то тут при чем?

— Ты? Наверняка ни при чем, просто мне нравится эта сказка. В ней есть некая скрытая мораль, тебе стоит ее поискать. Или я сам подскажу. Мораль: не будь наивным. Черт, я забыл добавить, что этот парень в конце концов обокрал собственную легковерную жену. Наивность всегда должна быть наказана.

— Но почему я? Что…

— Ладно. Скажу яснее: ты слишком наивен, укрывая Красински.

— Я его не укрываю…

— Но ты мне ничего не сказал, — с сожалением сказал я. — О! Собственно, это мне и нужно! Мне нужна информация о местонахождении Джереми Красински, а ты мне еще ничего не сказал.

Он судорожно сглотнул и заморгал, когда капли пота пробились сквозь густые темные брови и упали ему на глаза.

— Я не знаком с Красински… — пробормотал он. — Я только слышал о нем от Юра. Честное слово…

— А что говорил покойник? — Я подчеркнул слово «покойник», впрочем, наверное, это было лишним.

— Тралса, небольшой поселок… Возле шахты…

— Знаю, но этого мало.

— Ничего больше не знаю, клянусь!

Я начал опасаться, что во время нашей беседы его хватит инфаркт, и отвел от него зловещий взгляд.

— Ладно. Может быть, я тебе и поверю, пошли — поможешь мне перенести… — Я показал дулом на лежащее на полу тело.

— Поверьте… — Он уже не в состоянии был проглотить собравшуюся в горле слюну, и я ощутил острые угрызения совести.

— Не бойся, верю, — успокоил я хозяина. Пока он обходил барьер, глядя на отверстие ствола, я передумал и решил не подвергать его лишним испытаниям. — Ну что, может, належался уже? — сказал я Будде. — Вставай!

Сначала он открыл глаза, потом поднял голову и посмотрел на меня, лишь затем сел.

— Остаешься здесь? — спросил я, направляясь к выходу.

Он уперся в пол рукой и поднялся на ноги. Толстяк снова затрясся. —

— Да иди же! — поторопил я.

Он обошел остолбеневшего хозяина, догнал меня у ворот и с укоризной сказал:

— Неплохую встряску ты мне устроил. Не мог хотя бы его оглушить? По крайней мере, я не чувствовал бы себя идиотом…

— Ага. Сначала я так и хотел, но он побежал бы в полицию, мол, кто-то у него кого-то убил, и что тело где-то недалеко, а убийца выглядел так-то и так-то, а жертва…

— О господи! Хватит, хватит! — Он схватился за голову. — Я уже понял. Ты всех считаешь глупее себя?..

— Практика показывает, что, когда я так думаю, я во многом прав.

Он опередил меня на полшага и заглянул мне в лицо. Сначала он изобразил классическую пантомиму, водя глазами по небосклону и пожимая плечами, затем хлопнул себя по бедру, но я не позволил ему раскрыть рот.

— Тралса… — сказал я, — это чуть меньше ста километров от моего дома. Куда мы сегодня вернемся и откуда завтра отправимся на дальнейшие поиски. Хорошо?

Он кивнул.

5

— Почему мы едем по этой дороге? Разве это не знаменитая автострада Самоубийц?

Этим вопросом он застал меня врасплох во время протяжного зевка; какое-то время я боролся с желанием дать ответ и с естественной потребностью довершить начатое действие. Я потер лоб и посмотрел на Будду. Он сидел, вытянув ноги и чуть ли не засунув ступни под двигатель, вполне бодрый и отдохнувший.

— О господи… — Я зевнул еще раз, но на этот раз коротко. — Когда-нибудь меня прикончат щенки Фебы… — Мне казалось, что я дал ответ на заданный вопрос, но по выражению лица пассажира понял, что это

не так. — Мы едем по этой дороге, потому что я люблю вести машину сам и всегда пользуюсь подобного рода забытыми шоссе, а что касается самоубийцы, так ведь нужно еще и хотеть им стать.

— А это разве не закрытая дорога? Нелегальная?

— Естественно! «Трумэне Хайвэйс» скупила дешевую землю под компьютеризированные автострады, полагаясь именно на них, и, само собой, постаралась, чтобы конкурирующие дороги утратили какое-либо значение. Здесь власти штата оказались особенно податливыми и потому закрыли старую дорогу SH-72.

— Понятно, а блокировка? Я усмехнулся.

— Кто-то из любителей старых дорог воспользовался лазером и за две ночи трудолюбиво срезал все вбитые в покрытие железные колья. Вбили новые, полиция какое-то время покараулила их, но стоило полицейским уехать, как колья снова срезали. Этого хватило — власти забыли о случившемся, иногда только кто-то дает какому-нибудь журналисту сотню, чтобы он описал леденящую кровь в жилах очередную аварию на этой трассе. — Я съехал вправо, медленно преодолел первый отрезок, на котором когда-то торчали преграждающие путь стальные рельсы; кто-то тщательно залил это место бетоном, но нас все же немного трясло. Мы проехали по собственным следам, и я прибавил скорость. Огромный щит, который должен был предупреждать легкомысленных водителей, стал своеобразной доской контактов, предложений и салоном абстрактного искусства. Посреди шла полоса, на которой кто-то небрежно написал краской из баллончика: «Здесь нас погибло уже 1796. Давай с нами!» Это был единственный отчетливо читавшийся текст, не замалеванный другими. Дальше — сверху, снизу и с обеих сторон — все было густо исписано телефонами девушек и парней, описаниями любовных встреч, обязательно с датами, предупреждения: «Я убью тебя, ты…» и прочим. — Подобные дороги — нервы нашей страны, — сказал я, показывая на автостраду перед нами и стараясь, чтобы мои слова прозвучали серьезно. — Здесь…

— Перестань, не настолько же я дурак. И я тебя немного уже знаю. — Он поудобнее откинулся на спинку сиденья. — Дашь сигарету?

— Дам. — Я достал из нагрудного кармана пачку и подал ему, затем чуть сильнее надавил на педаль акселератора и включил тихую музыку. Было не так уж и плохо — пустое шоссе, странное ощущение ностальгии, во всяком случае, просто здорово. — Дай мне банку.

Будда протянул руку к холодильнику и подал мне банку «будвайзера». Щелкнул язычок крышки, а затем зашипел врывающийся в банку воздух.

— У тебя и в самом деле имеется целый арсенал всяких штуковин, как ты пишешь в своих книжках? — спросил он, закуривая.

Я объехал пластиковый контейнер, подозрительно невинно лежащий на правой стороне шоссе, и утвердительно буркнул.

— И на хрена они тебе?

— Просто нравится. Кроме того, некоторые из них — действительно творения человеческого гения. Или результат его деградации.

— Например?

— Например… Например, наручная двустволка Морли, слышал про такую? — Как я и ожидал, он покачал головой. — Чудо простоты и изящества. Представь себе — два ствола, и практически ничего больше. Заряжается как охотничье оружие, сзади; надеваешь на предплечье, закрепляешь, на средний палец цепляешь тонкую петлю-спуск, и все. По приказу «Руки вверх!» медленно поднимаешь руки, сгибаешь палец, и из ствола или двух летит картечь в твоего противника. Неплохо? — Я посмотрел вправо; Будда совершал головой странные движения, словно не верил в только что услышанное. — Или непотопляемый пистолет из композитных материалов. Заодно его трудно обнаружить службе охраны аэропортов, но прежде всего

он рекомендуется для работы на болотах и мелководье. Или… О! Это нечто — карабин со спиральным магазином, который одновременно является глушителем; тяжелый, зато его можно зарядить сразу тремя видами пуль. — Я любовно вздохнул. — Еще — уникальный револьвер с двойным барабаном, собственно, он предназначен лишь для знатоков, и пользоваться им непросто — нужны специальные патроны без гильз для первого барабана, зато можно стрелять сразу двумя пулями. Есть, правда, одно «но»… — признался я. — У него такая отдача, что к руке нужно приставлять мешок с песком. Та-ак… Что еще… Ну, такие мелочи, как пистолетик, который можно спрятать в подошве ботинка, вряд ли тебя удивят?

— Хватит меня дурачить! Как с теми парашютами…

— Наивный. — Дорога теперь шла по прямой, так и хотелось прибавить газу, но я слегка сбавил скорость и уселся поудобнее. — Если рядовой мясник пользуется семнадцатью видами ножей при разделке говяжьей туши, то почему люди должны убивать друг друга всего лишь тремя или четырьмя видами огнестрельного оружия? Специализация, брат, и притом узкая.

Мы проехали мимо заброшенного мотеля с частично разрушенной сетью магазинчиков. Мотель смотрел на автостраду закопченными окнами, магазины и руины магазинов были, как ни странно, в несколько лучшем состоянии; создавалось впечатление, будто здание мотеля сожгли из-за того, что оно было большим и мешало, магазинчики же служили отдельным группам людей в качестве домов. Перед одним из них сушилось белье, из окна другого валил пар. На краю оазиса стояли два мощных автомобиля, кажется, «кад-живы» с двигателем на восемьсот кубиков. В окне последнего магазина мелькнуло чье-то лицо, и от мотеля с прилегающими постройками осталось лишь воспоминание.

— Паранойя, — сказал ни с того ни с сего Будда.

— Что?

— Все это. — Он затушил сигарету в пепельнице. Я допил пиво, смял банку, протянул ее Будде и съехал на обочину. Будда открыл окно и швырнул скомканную банку так, что она перелетела через низкое ограждение и упала в широкий, но с крутыми краями кювет. — Кстати, эта твоя любовь ко всяческим штучкам напоминает тупой наивный фильм второразрядной студии про неудачливого агента суперконтрразведки. Дешевка: ходули для преодоления минных полей, ныряющие понтоны, пули по телефону, самозакапывающиеся вертолеты, бронированные трусы, гранаты-эклеры… — Он распалялся все больше, и у меня начинало шуметь в ушах, как бывало всегда, когда кто-то, считающий себя слишком умным, говорил мне, что и как делать, чтобы лучше делать то, что я делаю. — … Презервативы-гильотины, взрывающиеся парики….

— Ну-ну… Идеи у тебя, однако! И где все это можно купить? — процедил я.

Дорога сворачивала по широкой дуге. Я мог спокойно срезать поворот на пустом четырехрядном шоссе — от прочного барьера, разделявшего дорогу на две половины, до кювета, оберегавшего луга и поля от вторжения четырехколесных экипажей с их содержимым.

— Погоди, не иронизируй…

— Почему бы и нет? — снова прервал я его, но до него, похоже, не доходило. — Что, нашел себе на старости лет братца, чтобы учить его жить? Дашь мне леденец, когда я усвою твои уроки? Или шлепка?

— Да чтоб тебя! — заорал он, подскакивая на сиденье.

— О! Хороший аргумент. — Я хлопнул в ладоши, отпустив руль, и повернулся к Будде, заодно бросив взгляд на спидометр. Он показывал сто сорок, и это был далеко не предел. Я потер руки, словно готовясь к долгой лекции. Или мордобою. Будда бросил взгляд на дорогу, потом еще раз и — как я и ожидал — остыл.

— Ладно. Отказываюсь от своих заявлений. А ты лучше держи этот чертов руль… — закончил он, пытаясь достойно выйти из неловкого положения.

Я презрительно фыркнул, отнюдь не собираясь уступать своих позиций. Схватившись за руль, я разблокировал его и слегка скорректировал наше положение относительно осевой линии. Краем глаза я видел, что и мое выражение лица, и поза, а особенно манипуляции с рулем заставили Будду задуматься. Некоторое время он молча сопел.

— Тебя и в самом деле невозможно вывести из равновесия? У тебя всегда найдется какой-нибудь аргумент?

— Всегда, — признался я. — Только никому не говори.

— Черт побери, такого не может быть! Каждый когда-нибудь теряет контроль над своими нервами.

— Я теряю его только над чужими, а своих у меня меньше, чем у среднего человека, и потому я легко держу себя в руках. Это физиология.

— Ну вот, снова начинается спор, в котором у меня нет никаких шансов. — Он откинулся на спинку сиденья.

— Соображаешь, — великодушно согласился я.

Он фыркнул, потом захохотал и уже не мог остановиться. Это оказалось даже слегка заразительным, я тоже немного посмеялся.

— Меньше нервов?! — пролепетал Будда, вытирая глаза.

— В этом как раз нет ничего смешного. У нормального человека имеется от четырнадцати до пятнадцати миллиардов нервных окончаний. У меня только одна треть — как-то раз посчитали во время обследования в университете в Черримаунте.

Он застыл, открыв рот, и долго смотрел на меня в поисках чего-нибудь, что могло бы развеять его сомнения.

— Нет, это ты уже перегнул, — неуверенно сказал он.

— Серьезно. Поэтому мне не больно, когда меня бьют. Думаешь, я так охотно лезу под кулаки, потому что мне это нравится? — Я мысленно усмехнулся.

— Оуэн… — Он засопел, не знаю почему, может быть, просто обнаружил что-то у себя в носу. — И как Пима с тобой выдерживает?

— Видишь ли, у нее есть одна особенность, неизмеримо редкая и необычайно мною ценимая, — она не задает глупых вопросов, на которые я не могу ответить иначе, как по крайней мере столь же глупо.

Безапелляционность моего ответа и содержавшийся в нем намек, похоже, потрясли Будду. Он начал его анализировать, уставившись на поглощаемую «баста-адом» ленту шоссе. Я ощутил давление на мочевой пузырь и некоторое время размышлял над альтернативой — выпить еще пива и облегчиться уже сразу после двух банок или сначала… Что-то мелькнуло в мониторе заднего вида, сбив меня с мысли. Я ударил по двум клавишам на панели управления, камера быстро развернулась назад, но попала как раз в плавный поворот, и на увеличенной картинке не удалось увидеть ничего интересного. Шоссе вонзилось в высокий густой лес, который по непонятным причинам пощадила ультразвуковая пила, слегка потемнело — густые кроны сосен заслоняли небо. Я снова посмотрел назад. Там что-то появилось, и в то же мгновение Будда, все еще смотревший на шоссе перед нами, прошипел, словно обжегся зажигалкой:

— Эй! Осторожнее, врежешься…

Я вдавил педаль тормоза и, увидев впереди движущуюся баррикаду, быстро оглянулся. То же самое. Пока что позади нас оставалось еще много места, но пространство для маневра быстро сокращалось, пока не стало практически нулевым. Я не успел никак среагировать. С обеих сторон нас блокировали по три больших «таргана». У тех, что впереди, были приварены сзади тяжелые рельсы, и судя по тому, как были оборудованы ехавшие сзади — такими же рельсами, только на передних бамперах, — назначение этих машин было универсальным. Они могли использоваться в качестве преграды как спереди, так и сзади. Предусмотрительность сидевших в движущихся ловушках бандитов, может быть, и не впечатляла, но заставляла относиться к ним серьезно. Так я и поступил — сбавил скорость, чтобы не врезаться в баррикаду, и сразу же снова поехал быстрее, желая избежать подталкивания сзади. Будда дважды оглянулся, поискал на моем лице объяснения происходящему, но волноваться стал лишь тогда, когда на крыльях «тарганов» появились неприятного вида фигуры с мрачными черными автоматами в волосатых лапах. Может, они были и не столь волосатыми, но великолепно подходили к злобно оскалившимся физиономиям, уставившимся, в нашу сторону. Взгляд в монитор убедил меня, что сзади происходит примерно то же самое. Лишь тогда у меня возникло желание использовать при их описании слово «морды».

— У тебя есть оружие? — спросил Будда. Губы его были сжаты, кулаки стиснуты, а взгляд пылал жаждой убийства. — Есть?

— Успокойся. У них бронированные машины. Чем ты хочешь их продырявить? — Я то нажимал, то отпускал педаль газа, пытаясь не дать уменьшиться еще имевшемуся вокруг нас свободному пространству. Бандиты вели себя как ковбои — гнали скот в загон. Я посмотрел на барьер, разделявший автостраду на две половины, — слишком прочный. Естественным казалось бы искать спасения, съехав вправо, но и эта мысль была неудачной — глубокий кювет, ну и этот чертов лес. — Пока придется ехать так, как нам велят, — подытожил я.

— Пока? — Он ударил кулаком по дверце, явно начиная терять самообладание. — Мать твою…

— Брат не должен говорить такое брату, — процедил я. Я был зол на Будду — его бессильная ярость вызывала взрывы радостного смеха у сидевших на крыльях бандитов. — И вообще — побольше достоинства. В конце концов, нас еще не раздели до трусов.

— Послушай, ты сам где-то писал, что если нападающий не прячет лицо, то жертва должна как можно быстрее помолиться. А где ты видишь у них маски?

Передняя баррикада неумолимо замедляла ход, заставляя и нас снижать скорость. Плавность и согласованность действий выглядели вполне профессионально. Я медленно опустил руку под сиденье. Прикосновение к холодной рукоятке «элефанта» слегка меня приободрило. Будда заметил мое движение.

— Ну наконец-то. Доставай свою летающую подводную лодку. Пригодится…

— Если ты сейчас же не закроешь пасть, я тебя на дорогу вышвырну! — заорал я. Морды на крыльях начали хлопать себя по коленям, показывая на нас руками. — Обращаюсь к тебе в последний раз — если не умеешь вести себя достойно, то катись вон, или я дам тебе пушку, и пусти себе сам пулю в лоб. И лучше помолчи, ладно?

Я выключил автоматику и вдавил газ почти до упора. Шины тонко взвизгнули, нас рвануло вперед. Я целил в среднюю машину, удар оказался достаточно сильным, но именно на это я и рассчитывал. «Тарган» вздрогнул. Сидевший на крыле бандит комично поднял брови и закричал якобы от страха. Его приятели захохотали. Кто-то небрежно наклонил ствол автомата, но тот, что был на левом фланге, громко свистнул, призывая остальных к порядку.

— Похоже, шеф хочет покататься на твоей тачке. Мой нагоняй подействовал на Будду безупречно — голос его снова был спокоен, а когда я посмотрел на него, он слегка пошевелился на сиденье, но не отрывал взгляда от происходившего впереди. Видно было, как напряглись у него мышцы на скулах. Я открыл рот, чтобы его похвалить, но тут же закрыл, не издав ни звука. Обстоятельства не способствовали раздаче медалей за самообладание. Мы миновали еще один правый поворот, и неожиданно лес кончился. У меня сильнее забилось сердце. Я резко затормозил. Ехавшие сзади почти одновременно ответили ревом сигналов, но тоже затормозили — отчасти машинально, отчасти помня, что должны заполучить нашу машину неповрежденной. Я рванулся вперед, Будда что-то прошептал. Кто-то из конвоиров слегка приподнял автомат и послал пулю, едва не зацепившую крышу «бастаада». Я быстро кивнул, мол, больше не буду, и одновременно, стараясь замаскировать движения правой руки, сунул Будде под зад «биффакс» и прошептал:

— Когда я скажу, начинай стрелять, не высовываясь из машины. Выстави только руку… — Я осторожно перенес руку с руля на панель управления и закодировал несколько команд для компа. — У самого края леса… — шепнул я.

Мы приближались к следующему участку придорожного леса. Его отделял от шоссе все тот же несчастный кювет, который «бастаад» мог преодолеть без проблем, но это требовало времени, что позволило бы противникам обрушить на нас град пуль. Их калибр мог пробить не слишком прочную броню, и я не хотел строить предположений, как среагирует на них мое собственное тело. Я подождал еще мгновение, откинулся на спинку сиденья и сказал:

— Давай.

Я ткнул большим пальцем в клавишу. «Бастаад» мягко переключился на привод на все четыре колеса, мы почти не ощутили толчка. Прошло две секунды; машина замедлила скорость, затем рванулась вперед, одновременно выстрелив обоими тормозными парашютами. Передние колеса повернулись и, вспарывая асфальт, толкнули нас в сторону кювета. «Бастаад» отстегнул парашюты, которые с громким шелестом устремились к баррикадировавшим нас сзади «тарганам», накрыв их плотной завесой. Те, что были впереди, повели себя так, как я и предполагал — начали поднимать крышки люков, но выхваченный из-под сиденья «элефант» уже был у меня в руке, а окна — открыты. Будда выставил наружу руку и самозабвенно палил из «биффакса», словно забыв об ограниченном объеме магазина; пули ударялись о кузова, не причиняя им вреда, но явно раздражая находившихся в машинах. Мы мчались к кювету, а я, высунувшись, выстрелил по очереди во все три вездехода. Люки опустились, стрелки начали просовывать стволы своих автоматов в бойницы, но мы были уже на краю канавы. Комп молниеносно обследовал покрытие и выбрал оптимальную передачу, а также передаваемую колесам энергию. Медленно, но верно мы сползли на дно кювета, на мгновение полностью скрывшись из виду для преследователей; «бастаад» прибавил скорость, мы проехали по дну кювета полтора десятка метров и начали взбираться на противоположный склон. Я рассчитывал, что при большой доле везения преграждавшие нам путь сзади еще не успеют выпутаться из полотнищ синтетического шелка, а если авангард противника не сумеет предвидеть моего бегства через кювет и не проедет в быстром темпе несколько десятков метров, то, когда мы начнем выезжать из кювета, левая машина заслонит нас от огня остальных. Естественно, следовало учесть несколько моментов: и ровный, то есть гладкий, но крутой противоположный склон, и возможность попадания пули в колесо, что даже при двухкамерных шинах всегда влияет на маневренность автомобиля… От крена Будда едва не свалился на меня, ствол «биф-факса» уткнулся мне под ребро, я уже попрощался с жизнью, но, к счастью, стрелок не нажал на спуск — возможно, обойма была уже пуста. Я был жив. «Бастаад» с низким ворчанием выполз из-за края кювета. Я развернулся на сиденье, заряжая «элефант». По полотнищам парашютов пробегали волны, поднимаемые нервными движениями рук придавленных несколькими сотнями квадратных метров ткани противников, так что еще по крайней мере секунд пятнадцать их можно было не опасаться. Я высунулся из машины и дважды выстрелил, целясь в заднюю шину ближайшего «таргана». Уже первая пуля разнесла колесо в клочья, машина, продолжавшая двигаться вперед, дернулась и совершила несколько зигзагов на шоссе. Конец рельса заскрежетал по асфальту, а сидевшие внутри оставили мысли о стрельбе, цепляясь за все, за что можно было ухватиться. Кто-то из второй машины успел выстрелить, удар по капоту «бастаада» едва не оглушил нас и содрал кусок покрывавшей автомобиль эмали. Кто-то еще решился на выстрел, я выпустил оставшиеся пули в сторону авангарда и спрятался в кабине.

— Пригнись! — Голова Будды ткнулась мне в спину, «бастаад» рявкнул, окончательно выбираясь из кювета, затем тональность звука двигателя изменилась. Мы резко набрали скорость, я слегка приподнялся и схватился за руль. Будда подвинулся, давая мне возможность взять управление на себя. Я выключил комп, вдавил газ до упора и плавно свернул влево. Сзади слышались выстрелы, одна из пуль пролетела рядом с нами, срезая верхушки высокой травы. Мы все больше удалялись от сбитых с толку бандитов, приближаясь к краю леса, за которым я надеялся скрыться из поля зрения стрелков. — Кажется, все, — сказал я, внешне спокойно, но сам слышал недоверие в собственном голосе. — Можешь выйти на поверхность.

— Они будут нас преследовать, — не то сказал, не то спросил он.

— На «тарганах»? С этими рельсами им из кювета не выбраться. Больше они нас беспокоить не будут.

— Может, вызовут на помощь остальных?

— Не преувеличивай — ты что, имеешь в виду вер-олеты?

— Ну да. — Он явно успокоился.

Некоторое время мы ехали по лесу молча. «Бастаад» довольно шумно пробивался сквозь высокие густые заросли, кусты то и дело хлестали по имитации радиатора или бамперу. Я посмотрел на брата, все еще державшего в руке пистолет. Оружие было на предохранителе.

— А ты неплохо управляешься с оружием, — похвалил я. — Знаешь эту марку?

— Нет… Вернее, да… — пробормотал он. — В общем, я не стрелял из него, но в руках держал.

Я подумал, что, идя на дело, он мог бы и похвастаться своими познаниями, даже едва не сказал ему этого вслух, но мы уже свернули за первые деревья, выстрелы прекратились, и я замедлил ход, чтобы сориентироваться на местности.

— Лучше все же будет сменить маршрут…

— Ага…

Я посмотрел на него, заинтригованный его тоном. Будда всматривался в край леса, притворясь, будто не видит моего испытующего взгляда, но долго не выдержал.

— Что ты так на меня смотришь?

— Что это было за «ага»?

— Ну… Просто «ага».

— Не бывает просто «ага». Любое слово имеет значение. Не смейся, давай говори…

— Меня просто удивила твоя предусмотрительность. — Он почесал за ухом, наморщив физиономию, словно молодой бладхаунд. — До сих пор мне казалось, что ты не особо заботишься о… Как бы это сказать… О подстраховке?

— Вот ты и ошибаешься, без подстраховки я даже в уборную не захожу…

— И даже прежде всего в уборную… — подхватил он. — Ты не боялся?

— Конечно. Конечно, да. Мне нравится жизнь, и больше всего мне не хотелось бы, чтобы какая-нибудь сволочь меня ее лишила. Это ведь так неэстетично — дать себя убить кому попало, как считаешь?

— О, да-да!

Я снова вернулся к изучению карты. Будда вытянул шею и оглянулся назад, затем столь же тщательно обследовал оставшиеся три направления и в конце концов упал на сиденье. Вскоре он, видимо, задумался, так как из слегка вытянутых вперед губ начало доноситься тихое беззвучное посвистывание. Причем достаточно странное — он пытался, и это ему удавалось, насвистывать простенькую мелодию, как выдыхая воздух, так и втягивая его: фью-фи-фью — на выдохе, фи-фью-фью — на вдохе, выдох: фью-фи-фью, фью-фью — вдох. Я делал вид, будто все еще изучаю перемещающуюся по экрану карту и прислушивался к его шепоту-свисту. Не потому, упаси господи, что это меня как-то привлекало, но потому, что он впервые выглядел расслабленным. Или наоборот — сосредоточенным. Первое было бы понятно, второе — удивительно, если учесть, что у него уже по крайней мере несколько раз имелись причины углубиться в размышления, но он сделал это лишь теперь. Какое-то время я обдумывал возможные причины, но, как оказалось, брата я знал настолько мало, что мне в голову ничего не приходило. Я стер с экрана карту и медленно тронулся с места. Несколько секунд спустя Будда вернулся с неба на землю.

— Ну что, поехали? — бодро спросил он, словно только что проснулся.

Мозг молниеносно подсунул несколько коротких ответов на его банальное замечание. Я сдержался.

— Слегка бочком, но как-нибудь доползем, — сказал я.

Полчаса спустя мы были уже на второстепенном местном шоссе, с которого мы смылись при первой же подходящей возможности и на всякий случай, если вдруг бандиты решат не оставлять нас в покое, слегка запутали следы. Моя чрезмерная склонность к подстраховке позволила — на что я не замедлил обратить внимание Будды — нам к двум часам оказаться на окраине Тралсы, точнее говоря, в нетипичной двухэтажной забегаловке, где Будда принялся на первом этаже за лепешки-тако, а я, съев гамбургер, поднялся на второй этаж чего-нибудь выпить.

Я допивал пиво, когда на пороге появился Будда, быстро окинув взглядом посетителей, то есть меня и еще двоих. Половина из них вела себя так, будто праздновала бегство жены с лучшим другом семьи. Будда укоризненно засопел.

— Я слышал мнение, что слишком много пьет этот твой герой. То есть ты… — бросил он.

Я пожал плечами — мой любимый ответ на глупые замечания.

— То есть ты, — повторил Будда. Старший брат, черт бы его побрал…

— С точки зрения статистики, — сказал я, отпив глоток, — девяносто два процента людей умирают трезвенниками. Умирают, понимаешь? Когда я об этом узнал, решил перейти в другую часть человечества, понимая это так, что остальные не умирают. — Я посмотрел из-за края кружки на Будду. Все его чувства были видны на его лице столь же отчетливо, как на физиономии матроса, стоящего перед дверью публичного дома. — Успокойся, — пошел я на примирение. — Когда-нибудь…

— Эй! — заорал один из посетителей. — Джин с тоником — два бакса, так? Я беру без тоника и плачу два пятьдесят?

— Прошу прощения… — устало сказал бармен, видимо, уже не первый раз отвечая на претензии того же самого клиента. — Пожалуйста… — Он показал на овальную белую табличку с надписью большими черными буквами: «Джин & Тоник — $2.00. То же, по рецептуре клиента — $2.50». Это была несомненная цитата, только я не мог вспомнить откуда. — И имейте в виду, — процедил бармен, — что даже собственноручно смешанный джин без ничего мы подаем только до определенного момента.

Клиент пытался пронзить мрачным, зловещим взглядом стоявшего за стойкой, но у него слишком бегали глаза, что, в свою очередь, раскачивало голову, и все его усилия уходили на то, чтобы удерживать ее на месте. О каком-либо диалоге уже не могло быть и речи. Я допил пиво и наклонился, собираясь встать. Буд-да придержал меня за рукав.

— Что «когда-нибудь»? — спросил он.

— Когда-нибудь мы еще поговорим на эту тему, — пообещал я и встал, ненароком проверяя прочность рукава. Рукав выдержал. — Пошли…

Я вышел первым, собственно, меня гнала вперед злость. Как всегда, когда кто-то пытается меня поучать… «О, черт бы тебя побрал», — подумал я.

— Мать твою! — рявкнул я, стоя на крыльце. Машину я, правда, оставил в тени, но злорадное солнце переместилось и атаковало заднюю часть «бастаада»: наполовину он был белым, как и положено «бастааду», вторая же половина нагрелась и порозовела, словно небрежно ощипанный цыпленок. Будда высунулся из-за моего плеча и захохотал. — Убью… — пообещал я всему миру.

Будда остался на месте, продолжая радостно хихикать, я же, если бы мог, открыл бы дверцу машины пинком, но это было невозможно. Включив комп, я начал ругаться с ним на тему «окраска-хамелеон». Он упрямился как мог, ссылаясь на отсутствие доступа к функциям нижнего уровня, но в конце концов я добился, чего хотел. Будда уже сидел в машине, сжав губы и наморщив лоб.

— Ну, все? — рявкнул я. — Отсмеялся?

Он фыркнул еще раз, разрушив своим смехом всю мою злость. Я захихикал, а потом расхохотался во весь голос. Все шло к долгой сцене безудержной радости героев, но мне внезапно расхотелось смеяться, словно я неожиданно заглянул в сценарий и увидел ремарку режиссера: «Вычеркнуть смех, вставить что-нибудь более осмысленное, может быть, задумчивость?» Я рванул рычаг ручного переключения скоростей, включил первую передачу. Двигатель послушно включился, и я тронулся с места. Я всегда пользуюсь ручным управлением, когда нетрезв. Пима пыталась когда-то объяснить мне, что я поступаю нелогично, осложняя себе жизнь как раз тогда, когда она и без того достаточно осложнена, но не настаивала на том, чтобы я в точности придерживался ее советов. И за это я ее тоже люблю.

— На хрена тебе это? — спросил Будда, с некоторым интересом пополам с неудовольствием наблюдая за моими ногами и рукой на рычаге переключения скоростей.

Я немного подумал — нет, пожалуй, Будда мне не нравился. Ему я этого говорить не стал и сосредоточился на том, чтобы вести машину, не вызывая у обгоняющих нас водителей желания вызвать полицию или дорожную помощь. Будда замолчал, не то испугавшись, не то задумавшись. Мы ехали так несколько минут. Неожиданно дорога вывела нас прямо на берег моря, опоясывая склон невысокого холма. Я посмотрел вправо. Волны, словно дисциплинированные шеренги солдат, невозмутимо раз за разом совершали десант на песок пляжа, который столь же неизменно поглощал их. Дорога свернула влево, на юг, затем сменила свои намерения и повернула на север, почти соприкасаясь с пляжем, словно окончательно с ним прощаясь. Сразу же после на обочине появился узкий ряд придорожных магазинов, дорога расширилась, и я не заметил, как по обеим ее сторонам появились дешевые жилые дома. Я съехал на обочину под предлогом, что хочу проверить в компе адрес, впрочем, это тоже пригодилось, но я уже был настолько спокоен, что, когда мы поехали дальше, руки мне требовались только для управления рулем.

Понятия не имею, почему я не сообразил, что у меня попросту неудачный день. Здоровая честная самооценка — одна из нескольких сотен моих сильных сторон. Обычно… вернее, всегда — бывает так: ни с того ни с сего я слышу где-то в грудной клетке, не в голове, а именно ниже, отчетливый, словно вой полицейской сирены, голос: «Не дергайся, это твоя пятница, тринадцатое, тринадцатого месяца тринадцатого года тринадцатого века. Сегодня, даже будь ты девственницей, тебя обвинят в изнасиловании четырех стариков». Может, голос и отзывался, но его заглушили триумфальные фанфары по поводу удачного бегства из-под стволов бандитов — не знаю. Меня не заставило задуматься даже замечание Будды:

— А тебе не нужно открыть себе какой-нибудь заказ на работу?

Я оторвал взгляд от шоссе и признательно кивнул.

— Ты меня поймал. Я совсем об этом забыл. — Я откинул клавиатуру и, не глядя, набрал данные заказа. Заказчиком был Будда, я слегка поколебался, прежде чем набрать фамилию. — Как там тебя…

— Я же говорил: Будда Гамильтон.

— Ну да.

Вводя персональные данные Будды, я услышал тот самый предупреждающий голос, но тут обгонявший меня автомобиль неожиданно рванулся вправо, преграждая нам дорогу, мышцы у меня напряглись, Будда воспринял маневр машины точно так же — что-то прошипел и быстро полез под сиденье, но «корвиера» перед нами, вместо того чтобы хлестнуть огнем по переднему стеклу, свернула в поперечную улицу и исчезла. Мой пассажир начал, не стесняясь в выражениях, комментировать случившееся, и я забыл о нашептывавшем мне голосе. Тем более что, когда до дома Джереми Красин-ски оставалось полквартала, мы наткнулись на стоявшие поперек улицы два полицейских автомобиля.

— Это еще что?! — прошептал Будда.

— Точно не могу сказать. — Я плавно затормозил и некоторое время разглядывал преграждающие дорогу машины. — Полагаю, это полиция. Сделать подобные выводы мне позволяют некоторые невидимые для неопытного глаза детали: сине-красные мигалки, окраска автомобилей, а также надписи на их кузовах…

— Заткнись! — заорал он во все горло.

Честно говоря, своим воплем он меня напугал. Я посмотрел на него. Моя шутливая фраза довела его чуть ли не до удара, лицо его приобрело свекольный цвет, на вспотевшем лбу проступили синие жилы. Впервые я видел пот у него на лбу. Костяшки судорожно стиснутых на коленях пальцев побелели, но он этого не чувствовал, вглядываясь вытаращенными глазами в преграду. Только теперь я понял, что он боится. Я задумался — мне никогда еще не приходилось оказываться в одной машине с впавшим в истерику старшим братом.

— Спокойно, у меня нет к тебе никаких претензий, — сказал я, стараясь не шевелить все еще лежащими на руле руками. Прежде я не мог даже предположить, что у меня может возникнуть мысль: «Лучше его не трогать, а то укусит!» — Ты честный гражданин, пока не начнешь убегать при виде первого же постового. О'кей?

Несколько секунд спустя я вынужден был признать, что он чрезвычайно быстро умеет овладевать собой, так же как и я. Может быть, даже быстрее. За несколько мгновений страх его исчез без следа, пот то ли испарился, то ли впитался в кожу на лбу, заодно погасив пурпурный цвет лица. Остались лишь пища для размышлений и воспоминание, притом что я сам всегда старался не придавать воспоминаниям особого значения.

Две банки пива в желудке напирали на его стенки, и пришлось подвинуть назад сиденье, чтобы вылезти из машины. Я огляделся по сторонам, даже забрался на ступеньку и с этой перспективы изучил улицу за кордоном. Возмущенное резкими движениями тела пиво послало на разведку в сторону пищевода кисло-горький комок, у меня неожиданно возникло непреодолимое желание спокойно подремать в траве, под каким-нибудь монотонно шумящим листвой деревом, возле ручья, журчащего по камням. С ящиком пива… О! Я понял, что, раз я думаю о пиве, приступ кратковременной хандры, видимо, прошел. Я спрыгнул со ступеньки. Ко мне приближался молодой полицейский, которого явно заинтересовала моя личность. Прежде чем он успел подойти, я выхватил из кармана лицензию, держа ее так, чтобы было видно серебристую букву «А».

— Добрый день. — Он отдал честь, бросил взгляд на лицензию и снова посмотрел мне в лицо. — Постовой седьмого района, третьего комиссариата Джон Фэзен-хилл. — Он вежливо замолчал.

— Оуэн Йитс… — Я хотел продолжить, но внезапно с ужасом понял, что тоже замолкаю, и притом явно с единственной целью: чтобы услышать столь милые сердцу слова: «Знаю, знаю! Читал ваши книги…» Мысленно взвыв, я пообещал себе в ближайшее время сходить к психоаналитику. — Я здесь по делу, как бы мне пройти к дому номер четырнадцать?

Он вздрогнул и хотел повернуть голову, но его явно удерживали от этого инструкции, полученные за время только что законченной учебы. Можно было не сомневаться, что причина блокирования улицы находится как раз в доме номер четырнадцать. Я постарался, чтобы мои предположения никак не отражались на моем лице, — по инструкции в первую очередь полагалось стрелять в подозрительно догадливых субъектов. Несколько секунд мы стояли неподвижно, наконец Джон Фэзенхилл сказал:

— Сейчас выясним. — Он отошел от нас, причем весь вид его говорил о том, что ему не хочется терять меня из поля зрения, и еще больше не хочется, чтобы мы слышали его разговор с начальством.

Будда вышел из машины и, положив локти на крышу «бастаада», ядовито улыбнулся.

— У тебя будет повод отличиться, — бросил он, с интересом глядя на меня. Сейчас у него были бы неплохие шансы в конкурсе на самое ехидное выражение лица.

— О чем ты?

— Как это? У тебя жизнь идет как главы в книге, почти по сценарию: куда бы ты ни приехал — какое-нибудь дело, что ни город, то драка, что ни девица — просто куколка, ну и маленькие приключения между делом, дракой и девицей. Рай для такого супермена, как ты… — Он оскорбительно захихикал.

Сперва я хотел ему объяснить, почему я снисходительно отношусь к людям, которые пережили стресс и не могут прийти в себя иначе, кроме как набрасываясь на первого попавшегося прохожего, а лучше всего му иса. Или брата. У меня уже вертелись на языке несколько острых словечек, но я вдруг подумал, что мало кто из старших братьев позволит себя воспитывать младшему. Никто, и уж точно не Будда. Я отказался от нотации, даже не показал ему язык, продемонстрировав немалое чувство такта и огромное терпение.

— Иди выговорись в другом месте, — мягко сказал я и, больше не обращая на него внимания, посмотрел на полицейского Фэзенхилла. Получив какое-то распоряжение, он подтвердил его кивком и направился в мою сторону.

— Сейчас здесь будет детектив Крабин, — сказал он, остановившись в метре от меня.

Он не походил на посыльного, который уйдет, выполнив свою задачу. Скорее, он намеревался следить за нами, нами обоими и автомобилем, так долго, как его этому учили. Отныне и всегда.

— Не могли бы вы… — легкомысленно начал я и тут же замолчал. — Э… Ничего.

— Детектив Крабин уже идет.

Я сократил время ожидания, углубившись в размышления о проблеме жестокости ближних друг к другу, а также о тех мучениях, которым приходится подвергаться ни в чем не повинным детективам-писателям, и о том, одобрил ли бы Господь Бог силовое решение моих… их проблем? Веснушек на лице детектива Крабина было, наверное, больше, чем у целого класса начальной школы. Что касается цвета волос, то о нем ничего нельзя было сказать за исключением того, что какой-то цвет они все же имели. Он не улыбался до ушей, но и враждебности в его облике тоже не чувствовалось. Для человека, который руководил оцеплением квартала, он выглядел удивительно спокойно. Подойдя ко мне, он пожал мне руку, чуть ли еще не до того, как я успел ее протянуть. Мне следовало сделать соответствующие выводы, но, как я уже упоминал, до меня не дошло, что для меня началась неудачная полоса. Прежде чем я успел раскрыть рот, он уже говорил:

— Я знаю, кто вы, и примерно знаю, что я должен делать на основании вашей лицензии класса «А». Так что…

— Но мне ничего не нужно! — Я жестом отверг его еще не сформулированные предложения. — Я собирался посетить одного человека, который по стечению обстоятельств живет именно на этой улице.

— Гм? Могут быть проблемы, большинство жителей мы эвакуировали из домов, они собраны в пяти гостиницах и двух мотелях. А кто вам нужен?

Он говорил настолько быстро, что я едва успевал понимать его слова, а ответы выдавались с такой скоростью, будто он читал мои мысли. За несколько минут он заболтал меня до полного отупения.

— Джереми Красински, — сказал я, сам не зная, зачем делюсь с первым встречным копом почти всей имеющейся у меня информацией.

— Здесь его нет. — Он решительно покачал головой.

— Ага… нет? Вы точно уверены?

— Конечно. Именно его дом был проверен тщательнее всего, и я уверен в том, что говорю.

— А… может, какой-нибудь след? — Почти сразу же я понял, что вне всякого сомнения именно мне Крабин воткнет клизму, если захочет символически прочистить самую выдающуюся задницу среди детективов.

— След… — задумчиво повторил он. — Как раз след и вызвал всю эту суматоху. — Он не стал показывать на оцепление, и я был ему благодарен — видимо, он решил, что к подобным выводам я могу прийти и сам. — Супруга Красински держит в заложниках нескольких детей… — Он повернулся и жестом пригласил меня следовать за ним. — Пойдемте, я хотел бы быть поближе к своему «штабу». — Я двинулся за ним, предусмотрительно не позвав Будду, но тут же услышал, как хлопнула дверца, и его тень догнала мою. Крабин сделал вид, будто не замечает подобного нарушения правил. — Четыре дня назад она ни с того ни с сего позвонила в участок, требуя триста тысяч баксов и микроавтобус. Мы начали переговоры, определили ее местонахождение и так далее… — Я кивнул. Он кивнул в ответ и продолжил: — Вообще, это довольно смешно, у прессы аж колики от смеха, а у комиссара изжога — она раньше работала в полиции. Правда, меньше года, достаточно быстро выяснилось, что ее интересовала исключительно власть, а также неформальные выгоды, которые давало ей ее положение и которыми она пользовалась в меру и сверх меры. Садистка и взяточница. И вот теперь этой гниде снова захотелось иной жизни за легкие деньги.

Последнюю фразу он произнес необычно медленно — для него. Видимо, он был очень зол, впрочем, я на его месте тоже был бы в ярости.

— Насчет детей — это точно? — спросил я. Он с явным интересом посмотрел на меня.

— Что вы имеете в виду?

— У нее на самом деле в заложниках дети? Может, она блефует?

— Мы их слышали, мальчик и девочка, и вроде бы у нее еще трое.

— Именно столько было заявлений о пропавших детях?

— В ближайших окрестностях — нет… — Темп его речи стал еще медленнее, а я принял это за восхищение моим дедуктивным методом.

— Трудно предположить, чтобы она тащила пятерых детишек издалека или собирала их у себя на черный день. — Меня так и подмывало дать пинка в его самоуверенную задницу. — Кроме того, нужно провести компьютерный анализ голоса и интонации… Есть ли у этой бабы психологическая карта, и если есть, то какая? — Он медленно открыл рот, и я проникся уверенностью, что сейчас он начнет каяться за совершенные промахи, которые я только что перечислил. — И еще одно: вы держите ее в оцеплении четыре дня, а воду и электричество отключили? Это ее несколько смягчит.

— Уффф… Спокойнее, придержите лошадей. — Он дружелюбно улыбнулся и поскреб подбородок. — Мы как раз получили результаты анализа, голоса детей достаточно искусно подделаны, от электричества и воды

мы ее сразу отрезали, даже велели передать по радио, будто бы вертолет оборвал линию электропередачи недалеко отсюда. А что касается самой этой бабы, то она на самом деле тупая, просто думает о себе бог знает что.

Пришлось проглотить пилюлю и улыбнуться. Одновременно я решил, что, если Будда начнет хихикать, я при ближайшей возможности разобью ему нижнюю губу. Как ни странно, он с этим согласился, пусть и сам того не зная. Крабин посерьезнел.

— Через полчаса пригоняем автобус и берем ее. Все же у нее были неплохие результаты по стрельбе, а психологи утверждают, что ей в голову может прийти все что угодно, так что рисковать не будем. — Он серьезно посмотрел на меня. — Вы ведь, кажется, любите подобные шоу?

Именно поэтому я воздержался от фразы, которая уже успела сложиться у меня в мозгу: «Да, вот только сегодня я уже поел, а получить пулю на полный желудок…»

Это прозвучало как неудачная ложь, собственно, так оно и было. На меня нахлынула волна горечи, я жестоко разочаровался в самом себе, не мог понять, как может человек так поступать сам с собой. На несколько минут я утратил способность мыслить логически, не говоря уже о способности логично поступать. За эти минуты Крабин, который так и забыл спросить, что делает в нашем обществе профессионалов Будда, провел нас ближе к дому, показал на окно квартиры Красински, вызвал микроавтобус и рассчитал время, которое потребуется водителю, чтобы до нас добраться. Кроме этого, он выпил два стаканчика горячего кофе — я за это время успел, может быть, сделать пять глотков — и выкурил сигарету, одновременно глядя на три экрана — план города, план района со схемой расположения кордонов и изображение дома с окружающими его полицейскими. Я довольно вяло наблюдал за приготовлениями к захвату гипотетической похитительницы, мысли мои были заняты обдумыванием неудачного начала знакомства с детективом Крабином. «А собственно, почему я должен помогать всему миру?» — вдруг подумал я и понял, что именно эта мысль позволит мне стряхнуть с себя уныние. Да, Оуэн, ведь на свете есть хорошие полицейские, профессиональные и компетентные, ты ведь рад этому, правда? Правда. Ты не одинок в… О! Я снова стал самим собой, если мои мысли сворачивают на путь эгоцентризма.

Я облегченно вздохнул, снова чувствуя себя превосходно, и закурил. Я даже едва не предложил себя на место водителя микроавтобуса, но встретил безразличный взгляд Будды, тут же остудивший мой порыв. Крабин оторвался от экранов, первый раз внимательнее посмотрел на Будду, но никак не стал комментировать его присутствие. Подойдя ближе, он сказал:

— Через несколько минут автобус въедет в гараж. — Он повернулся, но тут же снова посмотрел на меня. — Мы отказались от газа, у нее ведь могут быть фильтры, верно? — Я осторожно кивнул. — Свет мы тоже применять не будем, она могла надеть экранирующие контактные линзы. — Я снова кивнул, одновременно пытаясь понять, к чему он ведет, — Знаете, когда-то я читал одну книгу… И почерпнул из нее идею, так что — спасибо. — Он отдал честь указательным пальцем.

Он снова повернулся и быстрым шагом, укрываясь от возможного выстрела в тени плотно стоящих машин, пошел в сторону перекрестка, через который должен был проехать микроавтобус с деньгами. И ловушкой. Я тоже перешел в тень и сел в складное матерчатое кресло. Подошел Будда, медленно опустился на другое такое же и потер ладони о штаны.

— Что-нибудь вроде раскаяния тебя устроит? — примирительно спросил он. — Не могу сказать, почему мне постоянно хочется на тебя нападать. — Он пожал плечами. — Есть в тебе что-то такое… — Он потер нос ладонью.

— Могу тебе сказать, что это такое, прежде чем ты снова на меня накинешься, а потом будешь каяться.

Если бы ты немного подумал, то пришел бы к выводу, что люди тратят зря множество времени и сил на разговоры об очевидных вещах. Понимаешь? Например, увидев застреленного гарпуном симпатичного дельфина, начинают вопить: «Ах, какое прекрасное животное! Как можно быть столь жестоким?! Что за садизм!» Я этого не выношу. Или сделай что-нибудь, чтобы ограничить охоту, или закрой пасть. Не поднимай пену. Понимаешь? — Я бросил наполовину выкуренную сигарету на асфальт и затоптал каблуком. — Естественно, я не в состоянии активно заниматься всем, что меня волнует, и потому молчу. А если кто-то настойчиво домогается моего мнения по подобного рода вопросу, я говорю, что думаю, и в итоге оказываюсь самоуверенным грубияном. С этим я ничего не могу поделать. Когда-то давно я пытался объяснять, почему я поступаю так, а не иначе, но столь же давно от этого отказался, поняв, что до дурака все равно не дойдет, а умный рано или поздно поймет сам.

— А я? — с притворной тревогой спросил он.

— У тебя уже есть все данные, выбирай. — Я высунулся над крышей одной из машин и посмотрел на окно. Ничего не происходило. — Но знаешь, лучше уж будь собой, если не можешь…

— Зараза… — проворчал он. — С таким характером ты не мог бы заниматься ни одной приличной профессией. Ты не согласился бы ни с одним начальником и прикончил бы всех подчиненных! С таким… — тут ему что-то пришло в голову. — Почему ты стал детективом?

Мне не хватило одной миллионной доли секунды, чтобы проворчать в ответ нечто отнюдь не в братском тоне, но я вдруг понял, что уже несколько раз отвечал подобным образом человеку, который меня совершенно не знал и у которого при подобном общении не было никаких шансов меня узнать. Я еще раз выглянул над крышами машин, и на этот раз мне повезло — в окне мелькнуло темное пятно, кажется, лицо в маске. «На черта ей маска», — подумал я.

— Ты же сам сказал — я не мог быть никем другим. Думаю, что Господь сотворил не только комаров, змей, коров, горы, но и меня — детектива. Комары должны кусать и пить кровь, а у меня нет выхода — я должен везде лазить и вынюхивать…

Будда совершенно неожиданно рассмеялся. Я удивленно замолчал. Прежде чем я успел разозлиться, он махнул рукой.

— Комары-самцы не кусают людей, только самки, — сказал он, с трудом сдерживая смех. — Извини, если я разрушил твои логические построения…

— Врешь?..

— Уж точно нет. — Не подлежало сомнению, что он знает, что говорит.

— Гм?

— Так что тебе придется либо сменить мотивацию своих поступков…

— Нет, я сменю лишь пример. Итак, как я говорил — аист вынужден носить детей, и ничего не может с этим поделать, а я должен везде лазить и вынюхивать. Это соответствует моему темпераменту…

— Вам звонит детектив Крабин! — прервал меня чей-то голос сбоку. Другой полицейский, не тот, с которым мы познакомились у первого кордона, сунул мне под нос трубку. — Говорите…

— Йитс…

— Все, конец, прошло гладко, лучше некуда. Мы забираем нашу киднепершу в комиссариат. Она вас интересует?

— Нет, если есть возможность поговорить с ее мужем.

— Минуточку… — Шум в трубке стих, Крабин отключил микрофон — видимо, чтобы спросить о муже задержанной. Через две минуты снова послышался его голос. — Она утверждает, что ее муж исчез месяца два назад. Так что?

— В таком случае мне хотелось бы задать ей несколько вопросов. Если, конечно, вы не будете против, — добавил я.

— Нет проблем. Приезжайте во второй комиссариат.

— Спасибо. — Я вернул трубку полицейскому и поблагодарил улыбкой и кивком.

Кивнув еще раз, на этот раз Будде, я направился к автомобилю, он за мной. Одновременно вокруг началась суматоха, будто кто-то — наверняка Крабин — неожиданно привел в действие скрытые до этого резервы. Рявкнули двигатели транспортеров, через снятый кордон хлынули толпы жителей района и обычных зевак, желающих увидеть место, где едва что-то не случилось. Толпа сгущалась по мере того, как мы приближались к машине, последние метры приходилось лавировать, чтобы нас снова не оттеснили к уже несуществующей второй линии оцепления. До «бастаада» оставалось четыре или пять метров, когда отозвался сигнал в часах, я рванулся сильнее, но у меня не было шансов добраться до телефона. Хорошо, что мне удалось дотянуться рукой до панели и включить запись. Меня рассмешил вид толпы жадных до сенсаций горожан, которые, вытаращив глаза, валили к месту СОБЫТИЯ, где они надеялись увидеть нечто, о чем через пятнадцать минут будут говорить в местных новостях, а потом — если повезет — даже в национальных информационных выпусках.

— Не тащите туда женщину. — Я схватил за плечо ближайшего мужчину, которого волочила за собой возбужденная от нетерпения жена. — Их еще не поймали, как раз началась перестрелка, я сам оттуда сматываюсь.

— Джейн? Ты слышала? — Женщина рванула мужа за собой так, что у того откинулась назад голова. — Говорят, там стреляют…

Он исчез из зоны досягаемости моего слуха, несколько его соседей тоже заторопились, и передо мной неожиданно открылся путь к машине. Я радостно нырнул внутрь, откуда уже спокойно наблюдал за борьбой Будды с толпой зевак. Я провел так несколько приятных минут, машина раскачивалась под напором тел, «бастаад» сам убрал выступающие из кузова элементы — объективы камер, штырь антенны. Еще через несколько минут спортивная подготовка Будды взяла верх над редеющей толпой, и он свалился на сиденье, хихикая с закрытым ртом. У нас все еще не было шансов тронуться с места. Я включил запись.

— Алло, мистер Йитс, это Дембски, вы должны меня помнить. Наверняка помните. Так вот, разговор с вами заставил меня более энергично заняться поисками следов моего предка. Оказывается, их не так уж и мало. Например, я нашел два следа от 1991 года. В одном некий Кромски достаточно высоко оценивает Юджина, а второй — это нечто вроде наброска на тему ситуации в, как тогда говорили, развлекательной литературе. Вот, тут… — на мгновение голос смолк, видимо, он искал листок с записанными данными, — есть… Черт… Си-ми-ке-вич… Может, немного иначе, не знаю. Во всяком случае, он написал, цитирую: «… в числе многих… стоит упомянуть о ремесленнике слова…» Как вам нравится? Пока все, буду вас информировать и рассчитываю, что и вы тоже, если вам что-то попадется. До свидания.

— Что это?

Я пытался поймать какую-то мысль, возникшую у меня в мозгу, пока я прослушивал запись, но возглас Будды ее спугнул. Тем не менее я некоторое время молчал, глядя через переднее стекло на спины зевак.

— Я тебе уже говорил… А может, не тебе, а Пиме? Это потомок одного типа, который меня выдумал почти сто лет назад.

— Я бы его застрелил, — тотчас же бросил Будда. Мне показалось, что в его словах кроется некий подтекст.

— Ты? Почему? Потому, что он меня выдумал, или потому, что он меня достает?

— Да ладно, шучу. — Он недовольно покачал головой. — Ты же вроде бы понимаешь шутки? Почему ты так из-за него беспокоишься? Это же явный псих. Неужели не понимаешь?

«Понимаю, — подумал я. — Псих. Ну конечно. Издал в прошлом веке несколько повестей лишь затем, чтобы теперь делать из меня дурака. Литературный маньяк, раздвоение личности и все такое прочее. Все просто, за исключением одной мелочи — как он это сделал? Путешествующий во времени псих. А с другой стороны, откуда это озабоченное выражение на лице Будды, эти морщинки вокруг глаз, которые появляются почти помимо желания человека, когда он размышляет над какой-то серьезной проблемой? Почему он столь остро реагирует на не столь уж существенное событие?»

Я нажал на стартер. Монитор заднего вида показывал, что река, ручей, поток любителей сенсаций иссяк. Я нашел на плане города полицейский участок Крабина, подтвердил выбранный компом маршрут и задом выехал на дорогу. Ничто уже не говорило о том, что десять минут назад несколько десятков стволов целились два или три окна, что, может быть, даже несколько тысяч человек вглядывались в дом, приглушенным шепотом соревнуясь в сочувствии бедным детям и их родителям, а по сути, ждали луж крови на асфальте, эффектно изломанных тел, подстреленных меткой пулей, крепких слов и соленых слез.

Эпизод. Микроскопическое развлечение, маленький мазок на картине жизни, возможно, даже необходимый на ней, как маленькое пятнышко светлой краски на портрете, придающее ему выразительность. Нужно было быть идиотом, чтобы из-за этого переживать. Наверняка. Я столько уже раз мысленно перетряхивал эту тему, что вывод был очевиден. Так же как и уверенность том, что я еще не раз назову себя идиотом.

6

Крабин разговаривал по телефону, но разговор явно не занимал полностью всех его мыслей — видимо, он выслушивал брюзжание начальника. Едва мы перешагнули порог комиссариата, как он заметил нас через стекло и широким жестом пригласил в свой аквариум. Прежде чем мы успели войти, он положил трубку и открыл дверцу холодильника.

— Чего-нибудь освежающего? — спросил он. — Кока, джус, легкое пиво?

— Без прилагательных, — попросил я, усаживаясь на стул и закуривая.

— Сок, если можно, — впервые обратился к Крабину Будда.

Получив каждый по банке, мы оба почти одновременно щелкнули крышками. Услышав звук льющейся в горло жидкости, пахнущей словно трюм корабля для перевозки фруктов, я почувствовал, как мой пищевод судорожно сжался, выбросив небольшую, к счастью, порцию желудочного сока. Я залил ее пивом. Некоторое время внутри меня шла острая борьба, я предложил перемирие, и мне даже удалось настоять на своих условиях — желудочный сок отступил, а я отставил в сторону пиво.

— Ну, теперь мы можем спокойно поговорить… — Полицейский замолчал, хмуря брови. — А собственно, о чем?

— Я ищу Джереми Красински, — вежливо сказал я.

— А… ну да, да… — «вспомнил» он. — Что ж, к счастью, он меня больше не интересует. Знаете, бывают такие ничего не представляющие собой личности, которые всю жизнь ждут своего великого мгновения. И никогда не дожидаются.

— Не знаю никого, кто бы дождался. — Я заметил, что моя рука нарушает перемирие, потянувшись к банке, и с интересом стал ждать реакции желудка. Тот, похоже, прозевал момент, и пиво полилось в пищевод. — Дело не в том, чтобы дождаться такого дня, а в том, чтобы вообще его ждать.

Некоторое время Крабин переваривал мой ответ. Затем полез одной рукой в карман, а другую протянул к консоли и ткнул пальцем в загоревшийся сигнал вызова.

— С такой философией, наверное, легче жить? — спросил он, закуривая от обычной одноразовой зажигалки из ядовито-оранжевого пластика.

— Легче ждать. — Я сменил тему. — Красински, может быть, и не слишком высокого полета птица, но вы его хоть как-то знаете…

— А, это из-за жены, — пояснил Крабин. — За последние трое суток мы сумели кое-что выяснить у соседей. А вы? — Он посмотрел на меня, затем перевел взгляд на Будду.

— Я… — по-идиотски заикнулся Будда, совсем как ученик, которого вызвали отвечать как раз в тот момент, когда он разглядывал открытые коленки подружки с соседней парты. Крабин тут же посмотрел на него внимательнее. Будда окончательно сломался. Я даже не пытался прийти ему на помощь. — Я заказчик…

— Мистер Гамильтон ищет Красински по причине самого тривиального долга, выражающегося пятизначной суммой.

— Гм? Я был уверен, что вы из одной фирмы, — укоризненно сказал Крабин.

— Прошу прощения. Мне следовало представить его раньше. — Я поднял обе руки, призывая небеса в свидетели своей доброй воли. — Просто сама ситуация застигла меня несколько врасплох, прежде чем я успел выяснить, что и как, дело уже дошло до освобождения заложников. Кстати, а они вообще были?

— Где там! Как я и предполагал — наивная ученица юбственного мужа. Возможно, эта глупая идея пришла в голову ему, а когда он от нее сбежал, она решила идею реализовать. Точно я еще не знаю. Хотите ее видеть?

Мне не требовалось обладать слухом директора Лакала, чтобы понять, что это предложение относится только ко мне. Я кивнул.

— Мистер Гамильтон меня подождет, — сказал я, глядя на Будду. — Жди меня в ближайшем баре направо от комиссариата.

Он с готовностью вскочил и, не прощаясь, выбежал из стеклянного кабинета, хозяин которого задумчиво молчал, закусив нижнюю губу. Я стряхнул пепел, поковырялся кончиком сигареты в пепельнице, собрав ее содержимое в изящный конус, затянулся и снова подправил форму кучки пепла, а Крабин продолжал молчать. Я старался не совершать резких движений и дышать тихо — опыт научил меня, что из подобного оцепенения выходят либо с какой-то информацией на устах, либо без нее. Я докурил сигарету. Крабин, не оценив моего самопожертвования, встал и предложил:

— Ну, пошли к ней.

Мы прошли через помещение, полное полицейских, в штатском и в форме, и почти каждый тащил кого-то за собой. Ощущение было такое, будто после вынужденного перерыва все бросились ловить преступников, наверстывая упущенное. Ругательства и угрозы перемежались приказами и вопросами: «Садись, приятель!», «Выверни карманы!», «Аэточье?», «Откуда это у тебя?», «Не твое собачье дело!», «Где мой адвокат?».

— Довольствуетесь стопроцентной раскрываемостью или хотите добиться большего? — Я догнал продирающегося сквозь толпу Крабина.

Он повернулся ко мне и широко улыбнулся, явно радуясь тому впечатлению, которое произвело на меня увиденное.

— Неплохо, а?.. — Он ударился плечом о спину слегка возвышавшегося над толпой парня с черными, стянутыми в несколько конских хвостов волосами. Тот резко обернулся, Крабин тоже. — Прошу прощения, — бросил он и двинулся в обход опоздавшего на несколько поколений хиппи.

— Ах ты дерьмо… — начал было парень, но не успел ни договорить, ни сделать что-либо еще.

Правая рука Крабина метнулась вперед и вверх, словно молния. Я подумал, что он ударит растопыренными пальцами в глаза нахалу, но прежде чем моя мысль успела сформироваться до конца, детектив применил довольно оригинальный прием — средний и безымянный пальцы вонзились в нижние веки, мизинец и указательный погрузились в щеки, вынуждая хиппи раскрыть рот, но большой палец, упиравшийся снизу в мягкую часть подбородка, удерживал рот жертвы полуоткрытым. Крабин приблизил лицо к вытаращенным глазам ошеломленного парня.

— Да, согласен, тут грязно, — процедил он. — Но только потому, что нам приходится держать тут всякие отбросы вроде тебя. Иначе здесь было бы чисто, мило и приятно. Даже ты, вонючий помет, постригся бы и помылся, прежде чем являться к нам на беседу. И все было бы просто прекрасно! — Он на секунду сильнее надавил всеми пятью пальцами, резко встряхнул хиппи и отпустил его лицо.

— Я буду жаловаться, — прохрипел парень, потирая глаза рукавом обшитой густой бахромой куртки. — Я приду с адвокатом…

Крабин, который уже успел сделать шаг вперед, остановился и повернулся к плачущей жертве.

— Попробуй, — коротко сказал он и пошел дальше, а я вынужден был мысленно признать, что никогда не слышал лучшего исполнения классической угрозы-приказа-обещания-предложения. Я наверняка бы не воспользовался советом Крабина; мускулистый хиппи тоже не был похож на идиота, он даже не стал бросать угрозы в спину победителю, что в общем-то было обычным делом для таких, как он. Неожиданно у меня возникло непреодолимое желание повторить прием Крабина. Я был выше его, и пальцы мои наверняка были Длиннее, но я трусливо отказался от шанса потренироваться на живой модели. Что ж, в конце концов, всегда остается зеркало…

Крабин уже стоял возле решетки, отделявшей помещение полицейского участка от той его незаменимой составляющей, которая называется изолятором. Он держал цифровой ключ возле щели замка и ждал меня. Я махнул рукой — мол, уже иду, и ускорил шаг. Крабин вставил ключ в щель и сразу же выдернул. Невидимые магниты выпустили из своих объятий засовы, и решетка с мягким щелчком открылась. Пройдя несколько шагов по коридору, мы остановились перед дверью, кажется, перед второй, считая от решетки. Крабин посмотрел на меня, и мне снова показалось, будто он хочет мне что-то сказать, но он снова промолчал. Открыв дверь камеры, он вошел первым. Я шагнул следом. Жена Красински, бывшая служащая полиции и неудачливая — к счастью, прежде всего для себя самой — похитительница детей, сидела на койке, обхватив руками колени и всем своим видом изображая раскаяние. Густые волосы полностью заслоняли лицо, а когда она подняла голову, я понял, что мне хотел сказать Крабин. Глаза! Маленькие и посаженные столь близко друг от друга, что она могла бы обоими смотреть в телескоп. Я в жизни не видел столько злобы в чертах лица. Похоже, она постоянно злилась на весь мир, не исключая самой себя. Одна из тех, которые страстно любят читать руководства по сексологии как для женщин, так и для мужчин, и лишь затем, чтобы случайно не воспользоваться содержащимися в них советами. Она окинула взглядом Крабина, затем долго рассматривала меня, но я не ощутил ничего похожего на гордость или благодарность, скорее легкий страх, что эта женщина могла бы оказаться моей знакомой.

— Оуэн Йитс… Мадлен Красински, — представил нас Крабин. — Мистер Йитс хотел бы поговорить с вашим мужем.

— Где мой адвокат?

— Не знаю, ведь вы ему звонили?

— Ничего не скажу, пока он не приедет.

— Конечно, у вас есть такое право, но я задал вопрос, совершенно не относящийся к вашему делу, так что вы могли бы нам помочь.

— Я жду адвоката! Крабин тихо вздохнул.

— Я буду помнить о вашей готовности к сотрудничеству…

— Я хочу адвоката.

— … а также о том, что вы затрудняете следствие, — закончил он.

— Где адвокат?!

— Ладно, пошли. Поговорю с ней, когда она будет уже в тюрьме штата. — Я шагнул к двери и закончил, уже через плечо: — У меня там есть знакомые надзиратели, они могут заставить говорить даже тюремный матрас.

Я вышел, внимательно прислушиваясь, но Мадлен вновь включила пленку с требованием адвоката. Крабин вышел из камеры, кипя от ярости. Если бы дверь можно было закрыть вручную, он показал бы всему миру, что такое по-настоящему хлопнуть дверью.

— Вот сука, а? — сказал Крабин, не пытаясь говорить тише. Я кивнул. — Господи, да у нее глаза горят от злобы, этот твой Красински, видимо, немалый идиот, если впустил в свой дом эту дрянь.

Я пожал плечами:

— Красински я не знаю, я его только ищу. Но — тут я с тобой согласен — эта дамочка добавила несколько колоритных черточек к портрету Джереми.

Мы вернулись в зал комиссариата. Крабин показал на свой кабинет, но мне уже нечего было там делать, о чем я и сказал Крабину.

— Оставь свои координаты, чтобы по причине прирожденной лени я не забыл сообщить тебе о чем-нибудь важном.

— Буду благодарен, — ответил я. Достав из кармана бумажник, а из него визитку с магнитной полосой, я вставил ее в ближайший телефонный аппарат. — Ясно, что в твою лень я абсолютно не верю. — Я вынул визитку, пожал руку Крабину и вышел.

7

Сперва я полтора часа искал Будду и ждал его, а потом мы двое суток мотались по городу, пытаясь отыскать хоть какой-то след, оставшийся после Юра Хоб-бера, но не нашли ни единого — казалось, будто кто-то уничтожил все, что свидетельствовало о его пребывании в этом мире. Мы вернулись домой.

8

Я уже час приводил в порядок заметки, которые собирался развернуть в повесть, причем настолько для меня интересную, что я впервые намеревался отказаться от Оуэна Йитса в качестве главного героя. Откровенно говоря, должен признаться, что причиной тому был прежде всего мой недавний гость из Европы, принесший мне странный привет из прошлого века; другое дело, что свою идею я вынашивал больше года, и она уже начинала требовать решительных действий. Именно поэтому я разделил экран на две части, в одной я набрасывал план интриги, и это шло у меня медленно, на другую же половину я переносил сценки, фрагменты диалогов, описания героев, обрывки пейзажей и прочее, из чего в конечном счете должна была возникнуть Повесть. Собственно, я только что в очередной раз сохранил текст на диске и сидел, довольный собой, прихлебывая кофе и глядя на экран. За окном слышались голоса Пимы и Будды, разговаривавших, насколько я мог понять, о способах пересадки сирени на дикую разновидность чего-то там. Потом хлопнула калитка, радостно залаяла Феба, и кажется, даже пискнул кто-то из ее щенков. Вернулся Фил. Я затушил сигарету и подошел к окну. Фил как раз спрыгнул с колен матери, ткнул пальцем в бок Будду и помчался за Фебой, но остановился на полушаге, когда Пима открыла рот.

— А! — увидел он выражение лица матери. — Ладно, не буду бегать, но знаешь, что было, когда мы возвращались из школы? Керсой высовывался в окно все время, ага? И мистер Ингольт, знаешь, тот толстый шофер, который все время фыркает носом, а когда Но-эми как-то раз хотела…

— Фил?

— Ага, ну да, так вот… Мистер Ингольт сказал Кер-сою, чтобы он не высовывался, но Керсой не послушался, тогда мистер Ингольт так по-своему фыркнул, остановил автобус и рассказал про одного мальчика, это было неделю назад в новостях… — Он начал отдирать зубами заусенец на указательном пальце левой руки, присел и пальцем другой руки потрогал валявшуюся на дорожке гусеницу, потом поменял руки и сунул палец в рот. Одновременно он продолжал говорить, не отрывая взгляда от неба, крон деревьев, крыши, пролетающих птиц и насекомых. — Почему вы никогда не разрешаете мне смотреть ночные новости? Ой, извини, я уже кончаю, а может, ты видела? Там было про мальчика, который все время высовывался, и один раз он встретил другого мальчика, который тоже высовывался, и они ехали навстречу друг другу, и ударились головами, и вроде там была куча трупов. А мистер Ингольт…

Я спрятался за стену, чтобы они не слышали моего смеха, но видел широко раскрытые глаза Пимы и ее умоляюще протянутые руки.

— А знаешь, как зовут глухих баранов? — прервал Фила Будда.

— Мистер Ингольт… — Фил замер с открытым ртом. — Глухих баранов? Не знаю…

— ГЛУУУХИИИЕ БАРРРАААНЫ! — неожиданно взревел Будда. Пима подпрыгнула, а Феба вскочила и побежала к щенкам.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся мой сын. Отбросив мысль о том, чтобы отправиться за дом, он медленно вернулся к Пиме, поцеловал ее в щеку и посмотрел на Будду. — Подшучу над Джимом. — Он покачал головой и вдруг, что-то вспомнив, галопом помчался прочь, но тут же снова остановился в шаге от угла дома. — Мам? Думаешь, я не знаю, что мистер Ингольт над нами шутил? Он исчез из поля зрения. Феба снова радостно залаяла. Я покачал головой и вернулся к клавиатуре, но вдохновение или желание работать, а может быть, и то и другое меня покинули. Тупо посмотрев на устало моргающий курсором экран, я махнул рукой, взял термос с кофе и пошел вниз. Пима и Будда разбросали на столике бирюльки, новейшее развлечение, откопанное откуда-то из древних времен — «расслабляет, стимулирует выделение адреналина в малых дозах, успокаивает нервы, развивает реакцию и пространственное воображение», одним словом, универсальное средство, — и вглядывались в бесформенную груду палисандровых палочек, Будда — напряженно, Пима — с молитвенным выражением на лице, словно говоря: «Господи, сделай так, чтобы я случайно чего-нибудь не задела!» Я подошел к ним походкой человека, ступающего босиком по хрустальным бокалам.

— Знаете, — прошептал я, — в новостях передавали, какой-то мальчик высунулся из окна поезда и ударился головой о девочку, которая тоже высовывалась из окна?..

— Не из поезда… — пробормотала сквозь зубы Пима, поглощенная извлечением бирюльки из кучки, — а из автомобиля. И не о девочку, а о другого мальчика… — Она подняла голову и посмотрела на меня так, словно на носу у меня болтались искусственные крокодильи челюсти. Будда громко захохотал, пошатнулся и свалился со стула, толкнув столик, бирюльки загрохотали по полу. — Есть такое слово «идиотичность»? — Я пожал плечами. — Как мне еще сказать: «Твой идиотизм меня убивает»?

— Гм… Может, так: «Я люблю тебя за то, что ты такой», — предложил я.

Я выдержал ее долгий взгляд и когда уже начал беспокоиться, она встала и спокойно сказала:

— Я люблю тебя за то, что ты такой.

Я привлек ее к себе и поцеловал. Откуда-то снизу, с газона, послышалось тихое: «Это переходит все границы…», сбоку же донесся понимающий голос Фила:

— Так я и зна-ал…

Я подхватил Пиму на руки. Будда поднялся с земли и приставил стул к столику.

— Что там этот шельмец знал?

— Это его постоянная реакция на поцелуи в фильмах. — Я чмокнул Пиму в шею и поставил на землю. Она машинально поправила прическу, и я с удивлением отметил, что она покраснела — хотелось надеяться, что от радости. — Когда-то Пима ему сказала, что в поцелуях нет ничего плохого, что мы тоже целуемся, в ответ на что услышали, что по-настоящему взрослые не целуются, только в кино, и долго не хотел менять своего мнения.

— Ха! Я тогда был маленький, но теперь уже знаю!.. — крикнуло наше сокровище, выбегая из-за угла.

— Ну ты у нас все знаешь! — хором воскликнули мы, включая Будду.

— Ага! Поиграем?

— Зачем спрашиваешь — ведь ты все знаешь? — хитро спросил Будда.

— Я не спрашиваю, — гордо выкрикнул наш отпрыск. — Я вас информирую.

Мы играли до обеда. Потом я взял Фебу на поводок, и мы пошли с Буддой прогуляться в ближайшем парке. Собака, казалось, не помнила о том, что меньше недели назад родила троих щенков, и требовала покидать ей палку, но я позволил лишь немного ее поносить и поздороваться с несколькими породистыми знакомыми. Будда молчал, а я даже не думал, лишь воспринимал окружающий мир — желтеющую зелень, крики детей и возгласы матерей и нянь, лай собак и радостный скулеж, перемежающийся предупреждающим ворчанием. Я не думал ни о чем.

— И что будем делать дальше? — спросил Будда после часа размышлений.

— Честно тебе скажу — не знаю.

— У тебя нет доступа к данным полиции? ЦБР? Ведь как-то же ты распутываешь свои загадки?

«Глупость, — подумал я, — это единственное, что другие люди не пытаются у нас отобрать, даже если им недостает собственной». Я с трудом удержался от того, чтобы не высказать вслух суть своего социофилософского открытия.

— То, что знает полиция, давно знаю и я, что касается ЦБР, то как раз сейчас моих знакомых нет в городе, а я не собираюсь вламываться в их реестры со столь тривиальным делом. А что касается третьего вопроса… — я подержал палку на уровне плеча, чтобы дать Фебе возможность хотя бы несколько раз подпрыгнуть, — то почти всегда кто-то подсказывает мне ответы и достаточные улики. На это я рассчитываю и в данном случае.

— Все это слова… — Будда пнул валявшийся на дорожке каштан, Феба рванулась вперед, словно лошадь на старте, шарообразный плод, подскакивая, скатился на газон и замаскировался среди нескольких десятков килограммов таких же плодов. Феба недоверчиво посмотрела на груду каштанов, а затем начала осторожно искать свой. — Скажи честно, у тебя есть какая-то идея или нет?

— Единственная наша идея — Красински.

— Да, только если эта… Как там ее зовут?

— Мадлен, я тебе уже говорил.

— Может быть. — Он махнул рукой. — Я забыл, впрочем, неважно. Если Мадлен упрется и не треснет?

— Расколется, — машинально поправил я и тут же сообразил, что меня поймали в любимую ловушку. Я махнул рукой и продолжил: — Тогда придется еще раз подумать… — Я увидел зарождающийся на его лице протест и предупредил взрыв, подняв руку. — Погоди, что-то мне говорит, что наш новый знакомый, детектив Крабин, был несколько обижен отказом Мадлен. Могу поспорить, что он сейчас активно ее обрабатывает. Такой уж это тип — профессиональный и дотошный, подобного рода мелочи его раздражают. И он отдает себе отчет в том, что ее муж действительно нам нужен. Как поступает в такой ситуации настоящий профессионал?

— Но… Меня это тоже раздражает, я имею в виду ожидание. Как сказал кто-то умный, ожидание дает неплохие результаты исключительно в торговле антиквариатом.

У меня было хорошее настроение, и я мог, как мне казалось, до бесконечности терпеливо объяснять смысл своих поступков. Я причмокнул, подзывая Фебу, которая в растерянности стояла над грудой каштанов, наконец она схватила первый попавшийся и побежала к нам. Через несколько шагов ей стало стыдно, она выплюнула каштан и отвела взгляд.

— Раздражаться мы начнем через несколько дней, нужно дать судьбе какое-то время — не могу же я от нее требовать, чтобы она занималась исключительно моими делами.

Он искоса посмотрел на меня, расправил плечи и глубоко вздохнул, оглядываясь по сторонам.

— У меня постоянно создается впечатление, будто ты считаешь меня идиотом.

— Ну, ты же знаешь, почему так мало тех, с кем я могу сотрудничать, — я поступаю так, как считаю необходимым, в соответствии с какими-то разумными для меня предпосылками, а если таковых нет, то поступаю, может быть, и неразумно, но опять-таки так, как чувствую. Я не умею и не хочу объяснять собственные поступки. По этой причине большинство людей полагает, что я считаю их идиотами. А интуицию объяснить невозможно.

Он снова вздохнул. Я едва не сделал то же самое. Феба опередила нас, пустила струйку на какое-то важное место, огляделась, не бежит ли к ней кто-нибудь, кому тоже хочется обозначить здесь свое присутствие, и, видя, что угрозы нет, подбежала к нам и с надеждой посмотрела в глаза.

— Возвращаемся, — решил я. — У нее свои обязанности.

Какое-то мгновение мне казалось, что Будда возразит, выскажет презрение к собакам и потребует от меня достойной человека позиции, но он то ли совладал со своим возмущением, то ли мне лишь казалось, что он не любит Фебу. Что же касается Фебы, то она наверняка не испытывала к нему теплых чувств, делая вид, что его не существует в ее мире. Его появление пришлось как раз на тот момент, когда ее мир сузился до щенков.

— Ты в самом деле не можешь ничего придумать?

— Слушай, мне кажется, что ты знаешь, чего от меня хочешь, и пытаешься меня к этому подтолкнуть. Причем делаешь это крайне примитивно — молчишь, когда я делаю то, что ты одобряешь, и начинаешь ныть, когда я сворачиваю с намеченного тобой пути. Как раз тот случай, чтобы ты мне рассказал, в чем, собственно, дело…

— Откуда это тебе пришло в голову?

— Из Нэшвилла! — иронически буркнул я и со всей силы пнул каштан. — Брось! — рявкнул я Фебе. Она слегка расслабилась и с интересом посмотрела на меня. — Пошли домой, — сказал я ей. — Дома подумаем, хочется ли мне еще играть твоими картами, ибо что-то мне кажется, что они крапленые. Я говорю серьезно. — Феба внимательно смотрела на меня, пытаясь по интонациям голоса понять, что я имею в виду. Я наклонился и на ходу погладил ее по загривку: — Естественно, я не тебе.

Я выпрямился и посмотрел на Будду. Он шел, глядя на серый потрескавшийся асфальт аллеи, стиснув зубы. Если бы я искал доказательства в подтверждение своих подозрений, то именно в этот момент отказался бы от их поисков. Я облегченно вздохнул и осторожно замедлил шаг. Будда, не замечая этого, продолжал идти вперед. Найдя в кармане сигареты и стараясь не шуршать оберткой, я закурил. Будда опережал нас с Фебой на два шага, направляясь прямо к развилке из трех аллей. На маленькой площадке танцевали в тишине две пары в наушниках — словно я смотрел фильм с выключенным звуком. Кто-то из танцоров шаркнул подошвой по асфальту. Будда поднял голову и нервно огляделся по сторонам.

— Ну что ты так разозлился? — мрачно буркнул он. — Дашь мне еще немного времени? У меня есть своя теория, но я не хочу тебя в нее втягивать. Знаешь, она достаточно головоломная. Если ты до этого не додумаешься, то я с тобой поделюсь, а если сам придешь к тем же выводам, то это уже будет кое-что. Хорошо?

— Сколько?

— Немного. Ты же сам признался, что оказался в тупике. Долго ждать нет смысла, может быть, два дня?

Может быть, это и мания величия, но я подумал — подожду пару дней, пусть. Наверняка кто-то где-то решит, что не может оставить Оуэна Йитса без данных. Было бы нечестно исключить меня из игры лишь из-за отсутствия каких-то сведений. Множество людей существуют вообще ничего не зная, им это не мешает, но почему именно я должен быть жертвой?

Я остановился, пропуская кружащуюся в танце пару. Девушка успела мне подмигнуть. Я не успел.

— Оле! — воскликнул я. — Ладно. Пошли домой.

9

Компьютер начал глючить два дня спустя, правда, с самого утра, и уже хотя бы по этой причине я был склонен ему это простить. Охота стучать по клавиатуре редко возникает у меня с утра, и машина вполне имела право — по причине стресса — выйти из строя. Я позвонил в сервис, обещали приехать через пятнадцать минут. Час спустя их еще не было, зато зазвонил телефон. Я уже приготовился к тому, чтобы выслушать их оправдания, но звонил Крабин. Я машинально переключился на комп, и лицо Крабина появилось на экране монитора на фоне окна текстового редактора.

— Добрый день. — Крабин быстро посмотрел на свой экран, мне показалось, будто он хочет проверить, кто принимает участие в разговоре. — Вы меня помните?

— Конечно. Укротитель Мадлен Красински. — Я едва не добавил «иОуэнаЙитса», но всякое гостеприимство имеет свои границы. — Чувствую, вам хочется сделать мне приятное?

— Точно! — усмехнулся он. По его лицу пробегали сообщения операционной системы, но он, к счастью, об этом не знал. — Просто я выбил из нашей знакомой кое-какую информацию и потому звоню… — Он нахмурился и спросил, уже другим тоном: — Может, я мешаю? Позвоню…

— Нет-нет! — Я слегка пошевелился на стуле и поморщился. — Люмбаго, — простонал я. Не мог же я признаться, что на его правой щеке и носу только что расцвел какой-то буквенно-цифровой мусор. — Я только что сделал укол, сейчас все будет в порядке.

— Превосходно, — похвалил он меня. — Итак, Красински… Похоже, вы ей не нравитесь. — Он пожал плечами. — Я зашел к ней через час после нашего визита, и у меня не было никаких проблем с получением данных о ее муже… — Он сделал паузу, словно давая мне время спросить, почему в таком случае он так поздно звонит, но я уже сам успел объяснить себе причину задержки — он проверял полученные данные, и только после этого набрал мой номер. — Они друг друга стоят, этот Джереми и она, но по порядку. Ту мистификацию с детьми придумал он, но потом от этой идеи отказался, а почему — жена не знает. Так что она организовала все сама, только, скажем так, в упрощенном варианте, который изначально был обречен на неудачу. Впрочем, это неважно. Так вот, из ее слов следует, что месяца три назад Джереми начал строить фантастические планы относительно некоего богатства, которое должно на него в ближайшее время свалиться. Как и откуда — он не сказал ей ни слова, но был в этом уверен как никогда. Единственное, о чем он сказал, что все очень просто, должно было лишь повезти, и ему повезло. Вот и все, что мне удалось узнать о вашем Красински.

Компьютер на несколько секунд срезал верхнюю половину его лица и на освободившемся пространстве изобразил несколько десятков разных шрифтов из тысяч, имевшихся в его памяти. Мне удалось сохранить бесстрастное выражение лица.

— Ну, дальше! — сказал я. — Продолжайте мучить несчастного больного, который едва сидит на стуле, разве вас волнует, что у меня от боли голова раскалывается и из глаз текут слезы? Слезы! У отважного человека, который уже не раз, истекая кровью и межклеточной жидкостью…

— Все! Сдаюсь…

— … по сравнению с которым Сцевола с его ожогами третьей степени…

— Джереми Красински несколько раз прочитал!.. — заорал он, выждал две секунды и закончил уже намного тише: — … Вашу повесть «Та сторона мира». Вы довольны?

— Да… — с совершенно идиотским видом пробормотал я. — То есть…

— Мадлен сказала, что он несколько раз читал… Вернее — сначала он прочитал два раза «Ту сторону…», а потом остальные ваши книги и вернулся к первой повести. Он прочитал ее еще несколько раз и, можно сказать, с ней не расставался. Что скажете?

— Я удивлен, это не самая лучшая моя повесть. Лично я больше всего ценю… — По экрану снова в беспорядке побежали буквы, но я и без того заметил, что лицо Крабина приобрело багровый оттенок. — Нет, серьезно: я совершенно не понимаю, о чем речь. Хотите верьте, хотите нет — мне поручили найти Красински, почти без каких-либо данных о нем. У меня есть лишь адрес и туманная характеристика, которую можно свести к слову «прохвост». Еще раз повторяю — совершенно серьезно, — заверил я.

— Ну-ну… — Он ехидно покачал головой. — Детектив по особым поручениям занимается какой-то мелкой сволочью, который к тому же любитель книг этого самого детектива. — Он яростно засопел и ударил рукой по столу. Его лицо на экране дрогнуло, и, как по команде, появились обрывки старых сообщений. Какое-то время я не видел Крабина, лишь слышал его голос. — Я поступил по отношению к вам честно, не станете спорить? Но я жду от вас того же самого, я не какой-то там тупица из ваших книг…

— Крабин, только не надо играть на моих чувствах, — простонал я. Мне очень хотелось, пока экран пульсировал колонками букв и цифр, показать ему язык, к счастью, я вовремя сообразил, что моя камера работает без помех. — Я взялся за это дело по личным причинам, впрочем, я считал, что все закончится тривиальной беседой с, как вы сказали, мелкой сволочью. Теперь же я оказался в сложном положении — не люблю незавершенных дел, а это мое дело не завершено и еще больше запутано чтением моих собственных книг. Что бы я ни говорил, вы мне не поверите, но заверяю вас, что я сказал правду. Вот так.

Я закурил. Крабин на экране повернулся в профиль и отхлебнул из блестящего алюминиевого стаканчика.

— Ну ладно. Поверим друг другу. А почему этот тип зачитывался «Той стороной мира»?

— Именно этим я все время и занимаюсь — думаю, почему он читал именно эту повесть? А может, тут вообще нет никакой связи…

— Должна быть, — прервал он меня. — Мадлен убеждена, что есть. Якобы Джереми когда-то, потрясая этой книгой, говорил что-то вроде того, будто это ключ к счастью.

— Мне так не казалось. Я должен его найти и привести к моему издателю, пусть повторит это ему прямо в глаза.

Крабин как будто задумался над моим заявлением, но, скорее всего, просто ждал продолжения. Компьютер перестал придуриваться. Кто-то позвонил в дверь, послышались мягкие шаги бегущей к ней Фебы. Крабин вздохнул.

— Ну ладно, всего доброго. Надеюсь… Это не мое дело, но мне просто интересно…

— Обещаю!

— До свидания. Он исчез с экрана.

Мне попался весьма утомительный представитель службы сервиса; пока я рассказывал ему о своих проблемах, он раскладывал инструменты, ни разу не взглянув в мою сторону. Развернув лампу на трехметровом штативе, разложил, словно карты для пасьянса, несколько плат с микросхемами, а с краю — целый ворох каких-то проводов. Я описал ему все, что происходило утром, чувствуя, что мне вообще не стоило открывать рот, и одновременно, раз уж я начал, было бы глупо, если бы я вдруг ни с того ни с сего замолчал. В конце концов, однако, я все же выбрал второе — стиснул зубы и, оборвав фразу на полуслове, вышел из комнаты, оставив в ней чрезвычайно компетентного специалиста с его аппаратурой, с помощью которой он мог бы собрать небольшой телекоммуникационный спутник. Спустившись вниз, я закурил и подошел к окну лишь для того, чтобы убедиться, что не ошибся — у подъезда стояла машина со всем необходимым, что могло бы понадобиться для постройки орбитальной станции. Попрощавшись с остатками хорошего настроения, я решил замучить себя до смерти в кухне. Выложив на стол продукты, необходимые для приготовления плова, я открыл пиво и принялся за работу. Уже первая операция — нарезка лука — несколько меня успокоила, я глотнул пива, насыпал в кастрюлю с водой риса и начал подогревать котелок. Потом смешал два вида жира, бросил в котелок кость, которая должна была придать блюду характерный светло-коричневый цвет, и как раз в тот момент, когда я наблюдал за подрумянивающейся косточкой, в дверях кухни появился специалист. Еще немного, и я бы его ударил, меня удержала лишь мысль о том, что кость может подгореть.

— Счет оставьте на компе, пожалуйста, — сказал я, не отводя взгляда от дна котелка. — Спасибо.

Кажется, он сказал «до свидания», но я не был в этом уверен. Бросив в котелок нарезанную свинину, я занялся пивом. Потом бросил туда же лук и снова занялся пивом. Иногда я люблю побезумствовать в кухне, я даже начал что-то напевать себе под нос. Добавив морковь, которой собственноручно придал весьма изящную форму, я припорошил все смесью приправ и засыпал мокрым рисом. На этот раз я уже не занимался пивом, лишь быстро посолил рис и залил его на палец водой. Только после этого я занялся пивом. Ровно две банки спустя рис впитал воду, я проделал пять отверстий в упругом слое и вышел в гостиную. Мне осталось времени ровно на одну банку и сигарету, чтобы снять блюдо с огня и подать к столу. Я посмотрел на часы, и тут же раздались шаги — в комнату вошла Пима с Филом. Оба потянули носами и одобрительно кивнули. Три минуты спустя появился Будда.

— Ну и нюх у вас! — констатировал я, ставя на стол источающий аппетитный аромат котелок.

— На твой плов, папа, у нас всегда нюх, — заверил меня Фил. — А мы сегодня в баксетбол выиграли!

— Мама готовит не хуже, — бросил я. — В баскетбол?

— Угу! — согласился он. Пима рассмеялась.

— Фил, ведь папа это сказал для того, чтобы услышать, как ты ему возражаешь.

— Угу… Знаю… Ммм… — промычало неблагодарное дитя, обжигая рот первой порцией горячего риса.

Некоторое время слышалось лишь шипение и быстрое дыхание. На верху лестницы появилась Феба, посмотрела на нас и, изображая всем своим видом страдание, пошла в кухню за порцией своих питательных хлопьев с молоком.

— Фил, ты же знаешь, что мы не любим подобных звуковых эффектов…

Он оторвался от тарелки и укоризненно посмотрел на меня:

— Ведь ты же говорил когда-то, что если человек знает, что нельзя есть рыбу ножом, то он может ее есть ножом. А я знаю, что, когда ешь, нельзя чавкать…

— Во-первых, это я говорил не тебе, а Дугу…

— Во-вторых, — перебил он меня, — ты говорил это Джеку, а кроме того, не говорил, что ко мне это не относится…

— В-третьих, если даже человек знает, что перебивать говорящего не является признаком хорошего тона…

— … то он не должен перебивать! Знаю. — Он принялся за еду, исчерпав тему.

Будда покачал головой, но от комментариев воздержался.

— Пальчики оближешь, — решила заполнить паузу Пима. — Кто тебя так разозлил?

Даже не пытаясь притворяться, я махнул рукой.

— Компьютерный сервис, — признался я.

— Ничего страшного, — пояснила Будде Пима. — Когда он зол, по-настоящему зол, он готовит гениальные блюда. И притом настолько острые, что потом дыхание прожигает дыры в подушках.

— Сегодня даже лучше, чем когда тебя вызывали в школу, — поддакнул Фил.

Я украдкой окинул взглядом комнату, но нигде не заметил даже следа дурного настроения.

— То есть, когда отец в хорошем настроении, он готовит манную кашу? — спросил Будда Фила.

— Что ты! В хорошем настроении папа вообще не готовит, а кроме того, как можно готовить кашу за пивом?

— За пивом? В смысле — на пиве?

— Нет. Папа на кухне отмеряет время по тому, сколько выпьет пива, вроде как там слишком сухой воздух, но мама никогда не…

— Ладно, умник, не выдавай кухонные тайны.

— Или альковные. — Он набил рот рисом. — Что такое альков?

— Не прикидывайся. Я знаю, что ты знаешь, — погасила его пыл Пима.

— Знаю.

— Ну и прекрасно, мы тоже знаем, так что хвастаться тебе нечем. Кому добавки?

Все трое отрицательно покачали головами.

— Отлично. — Я первым встал из-за стола. — Поговорим, когда закончишь, — сказал я Будде. — Звонил Крабин, — добавил я, увидев вопрос в его взгляде.

Он появился в гостиной быстрее, чем я предполагал, закурил и вопросительно посмотрел на меня.

— На основе сведений, полученных от нашего знакомого детектива из Тралсы, я пришел к некоторым выводам, но меня преследует мысль, что это не будет для тебя новостью.

Я замолчал. Будда затянулся и выпустил дым изо рта, глядя на конец сигареты. Я сделал то же самое. Краем глаза я заметил, что он перестал вглядываться в тлеющий кончик и смотрит на меня.

— Красински перешел на ту сторону, — сказал он, вопросительной интонацией подчеркнув слово «ту».

Я кивнул.

— Все об этом говорит. И теперь я в этом уже почти уверен — твое предположение плюс то, что сказала Мадлен.

— Что она сказала?

— Что он читал в качестве руководства «Ту сторону мира»…

— А поскольку при мне нашли именно эту повесть…

— И поскольку ты явился с пустячным делом именно ко мне, а не в агентство, что было бы разумно…

— Ты сделал вывод, что я уже раньше знал о действующем проходе?

— Да. А теперь ты расскажешь об этом мне, в точности и со всеми подробностями.

— Конечно, — согласился он с таким выражением лица, словно по крайней мере неделю несколько раз в день безуспешно пытался рассказать мне обо всем, что знал. Но на меня он при этом не смотрел. Взгляд его нервно пробежался по комнате и наконец остановился на баре. — На этот раз, наверное, попрошу… — Он поколебался, не зная, как лучше закончить фразу. — Думаю, мне это поможет…

— «Слишком много пьют в этих твоих повестях», — подчеркнуто язвительным тоном процитировал я. Не потому, что я настолько злораден, а просто мне хотелось вывести Будду из замешательства, в котором он пребывал. Может, это и неприятный, но всегда действенный метод, вот только никто меня после не благодарит. Я подошел к бару и, повозившись возле него некоторое время, протянул Будде стакан с чертовски крепкой смесью водки со льдом плюс по паре капель того, другого и третьего. Себе я на этот раз налил почти чистого тоника. Я был на работе. — Выпей и рассказывай.

Он поблагодарил, несколько раз качнув головой, словно дрессированный конь в цирке, выпил, снова несколько раз кивнул, но, похоже, не собирался в ближайшем будущем выполнять вторую часть просьбы. Я не торопил его, сейчас мне от него требовались искренность и откровенность. Я выпил тоника — он показался мне невкусным, но вполне подходящим для моих целей, поскольку я машинально поморщился, словно хлебнув чистого спирта. В дверях кухни появилась Пима, но, встретившись со мной взглядом, сразу же удалилась; минуту спустя я услышал, как она зовет Фила и они вместе отправляются в гости к тете ЭДэри. Будда решился еще на один глоток, которым почти полностью опорожнил стакан. Я вовсе не собирался вскакивать с места и услужливо наполнять его еще раз.

— Красински и некий Мануэль Ласкацио… — начал он, но у него перехватило горло; он откашлялся и прополоскал рот остатками водки. Идя к бару, а затем наполняя стакан джином, он продолжал, все так же не глядя на меня: — Это были двое неразлучных друзей, во всех отношениях. Абсолютно во всех, — уточнил он, особо подчеркивая эти слова. У бара он сразу же выпил половину порции, со второй же вернулся к креслу и сел; казалось, будто он хочет меня убедить, что разговаривает как бы сам с собой, но впечатление это нарушал его застывший взгляд. — Ласкацио получил пулю, несколько пуль, и сдох на грязной мостовой в Спокейне. У полиции были сложности с опознанием трупа, так как при нем не было никаких документов и он был чужим в этом городе. Естественно, личность его удалось установить по отпечаткам, сетчатке глаза и прочему, вот только обладатель этих отпечатков сидел в камере на другом конце Штатов, в Акроне. Не было никаких сомнений — Мануэль Ласкацио ждал суда за неудачную кражу, и одновременно Мануэль Ласкацио лежал в морге. Полиция билась в судорогах. У меня был оплаченный информатор среди них… — В конце концов он поднял взгляд и посмотрел на меня. — Сперва он охотно взял деньги за информацию, потом, по мере того как дело становилось все более запутанным, у него появлялось все больше возражений, но отказаться он уже не мог — я начал угрожать, что донесу на него, — зато без зазрения совести повышал ставку. Впрочем, это нормально… Но к делу — Мануэлей оказалось двое, полиция с воодушевлением принялась проверять версию о близнецах, хотя специалисты объясняли, что даже у близнецов не бывает идентичных отпечатков, не говоря уже о шрамах. Естественно, эта версия провалилась достаточно скоро, а новых уже не было.

Алчно влив в себя остатки джина, он опустил руку со стаканом между колен и стал им покачивать, наблюдая, как капли спиртного перекатываются по влажному дну. Я тихо дышал, чтобы не спугнуть его вдохновение, но это сделала Феба. Видимо, она уже накормила щенков и решила не лишать нас слишком надолго своего общества. Несколько секунд она смотрела на нас сверху, затем резво сбежала по лестнице, подскочила ко мне и положила морду на колени. Будда посмотрел на нее, затем на меня. Вдохновение вдруг куда-то улетучилось.

— Подожди, — попросил я.

Я пошел на кухню и, найдя в холодильнике аппетитный кусок говядины, которым тут же занялась Феба, вернулся в комнату.

— Это все? — спросил я.

— Почти. — Он поставил, вернее, почти бросил стакан на пол. — Проведя собственное расследование, я выяснил, что Мануэль Ласкацио, тот, что в тюрьме, мог быть в Спокейне, убить своего двойника, сбежать как можно дальше, чтобы на первый взгляд никому не приходило в голову как-то связать его с убийством, и дать себя поймать на краже.

— А зачем ему это делать? И что, полиция эту версию не проверяла?

— Полиция? — иронически фыркнул он. — Почему это должно было прийти им в голову? Мотивы?

Я наклонился к нему:

— А почему тебе это пришло в голову?

Он некоторое время молчал, двигая носком ботинка стакан по ковру. Похоже, развлечение ему понравилось — он переставил ноги так, что стакан оказался между ними, и начал его перекатывать туда-сюда. Это продолжалось довольно долго и напоминало сеанс самогипноза, я уже подумывал, не прервать ли эту забаву, но пересилил собственное раздражение.

— Я прочитал твою книгу, — наконец буркнул он. — И у меня сразу же возникли неопровержимые ассоциации…

Я внимательно вслушивался в его голос, но мне не удалось почувствовать в его интонации ни следа лжи, колебаний или даже симптомов алкогольного опьянения; он оказался крепче на голову, чем можно было бы предположить, судя по его нелюбви к крепким напиткам. Когда он замолчал, я перестал анализировать тон его голоса и перешел к размышлениям относительно содержания сказанного им. Двойники, подумал я. Тут все сходится, даже слишком хорошо — почти всегда кто-нибудь из двойников оказывался замешан в темных делишках. Впрочем, это и понятно — преступники с той стороны имели все мотивы для того, чтобы сбежать как можно дальше, наши же местные подонки тоже не откажутся от притока свежих сил. Итак, у какого-то Икса с той стороны горит земля под ногами, он перебирается к нам, пока неважно как, перебирается сюда и… случайно встречается с собственным оригиналом и вынужден его убить. Нет, скорее приканчивает его сразу, на всякий случай, чтобы не иметь осложнений в дальнейшем. Этот вариант казался мне более изящным, хотя… Могло быть и так — он находит настоящего Мануэля, открывает ему способ переброски, наверняка гарантирует ему какой-нибудь интересный товар — оружие, алмазы, платину, наркотики, микросхемы… О, оружие он может доставлять отсюда, там ведь, кажется, сражаются с кем-то из космоса… Возможно, они из-за чего-то поссорились, и кто-то из Мануэлей, набравшись уверенности, что справится и без близнеца, убивает другого. Или Будда? А? У него ведь есть что-то к Ласкацио… Я посмотрел на Будду. Алкоголь вступил в борьбу с его организмом, язык без участия сознания каждые полминуты тщательно облизывал губы. Веки то опускались, то медленно поднимались, но каждый раз казалось, что ему на это не хватит сил. Он слегка шевельнулся, словно собираясь встать и подойти, например, к бару, но победило то ли бессилие, то ли здравый рассудок, и он снова опустился в кресло, притворившись, что лишь слегка переменил позу. Я открыл рот, чтобы закончить допрос, но мне вдруг стало его жаль — один из редких моментов той профессиональной жалости, когда хочется очистить собственную профессию от достойных порицания методов и низменных поступков. Я знал, что могу какое-то время спустя пожалеть о своем благородном порыве, но ничего не мог с этим поделать. Я позволил себе расслабиться, как физически, так и душевно, и почти обмяк в кресле, с безразличным видом глядя на сражающегося с собственными воспоминаниями Будду.

Он дернул головой, снова напомнив коня.

— И тогда… — Он сжал губы. — Извини…

Он встал и направился в сторону ванной. Слыша, как он фыркает под струей воды, я вылил свой теплый тоник и на его место плеснул джина, добавил холодного тоника и закурил. От эмоций не осталось и следа, наконец я располагал хоть какими-то данными, недобрыми, опасными, но на их существование невозможно было закрыть глаза. Двойники… Переход на другую сторону… Где, черт возьми? Дыра… как там она называлась? Межпространственная… нет — межразмерная пленка, пленка Уэста. Черт бы их всех побрал…

Будда вышел из ванной, тряхнул головой. Короткие волосы, намоченные и энергично вытертые, встопорщились, удлиняя лицо. Он выглядел усталым. Быстрым шагом он подошел к бару, и я впервые в жизни едва не призвал к умеренности кого-то, кроме себя, но, к счастью, удержался — Будда налил себе стакан минералки, выпил залпом, налил второй и, держа его в руке, сел в кресло.

— Теперь ты все знаешь, — бросил он, глядя на стену, и неожиданно коротко рассмеялся. — Как Фил…

— Я все еще не знаю, почему ты преследуешь Красински, или…

— Я сказал тебе почему, и больше ничего говорить не намерен!

— … кто убил Мануэля Ласкацио, — невозмутимо закончил я.

— Если тебя интересует, не я ли его убил, то отвечаю — нет. Предлагаю тебе мне поверить, так как доказательствами своей невиновности не располагаю.

Я кивнул, принимая к сведению его слова. Несколько последующих минут он молчал, я курил. Докурив сигарету до конца, я закурил другую и слегка пригубил джина.

— Может, я тебе уже говорил, может, нет… Я совершенно ничего не знаю о том, что там, на той стороне. Несколько минут я видел камендора Притча и его коммандосов, видел нескольких из перенесенных к нам двойников. У них там якобы вторжение из космоса. Вот и все мои данные. Может быть… Я не уверен, но в Европе я убил то ли двойника камендора, то ли его самого, если он перебрался к нам. — Я пожал плечами. — Это все, что мне известно.

— Знаю. — Он тряхнул головой. — То есть именно столько я прочитал в твоих книгах…

— Это самая чистая правда, и притом вся, — заверил я его.

— Даже если так, то я ведь вовсе не уговариваю тебя перейти на ту сторону.

— Ну, в общем, да…

— Может, дело в чем-то другом, а если мы заодно найдем дыру… — Он развел руками, словно говоря: «Тогда еще лучше, разве не так?»

Я внимательно посмотрел на носок своего ботинка.

— Пожалуй, завтра отправимся, — сказал я.

Его удивило мое быстрое решение, возможно, он ожидал, что меня придется убеждать дольше.

— Куда, можешь сказать?

— Я собираюсь натравить компьютер на поиск дел, аналогичных истории с этими Мануэлями, на выискивание в полицейских архивах случаев необъяснимого появления близнецов, и если это даст какой-то результат — мы поедем туда, где это происходило. Если нет — летим в Спокейн. Лично я надеюсь, что найдется что-нибудь поближе, до Спокейна чертовски далеко. — Я ненадолго задумался. — Нет, я бы предпочел, чтобы компы ничего не нашли.

— Боишься тех, с той стороны?

— Как бы тебе сказать — тех людей я не боюсь, они, насколько я знаю, ничем от нас не отличаются, в худшем случае их всегда можно убить, но само существование прохода меня беспокоит. Он обеспечивает безнаказанность и опасен для ни в чем не повинных людей как с этой, так и с той стороны, для тех, кто послужит в качестве источника новых биографий для желающих изменить свою жизнь. Подобные проходы не могут существовать просто так. Либо их нет, либо их контролируют государства. Лучше, чтобы их не было. — Я встал и сделал два шага к лестнице. Можно было воспользоваться консолью в гостиной, но посторонние были мне ни к чему, а Будда явно не собирался на прогулку. — Ну ладно, пойду поработаю…

Я поднялся наверх. Отремонтированный компьютер моргал курсором, я сел за стол и задумался, машинально исправляя опечатки в заметках. Работали лишь зрение и пальцы, так продолжалось минут пятнадцать; потом я положил клавиатуру поудобнее, отключил экран в гостиной и добросовестно занялся хакерством. Без особого труда я вломился в полицейские архивы, собственно, даже не вломился, а проник через щель, оставленную под дверью невнимательным строителем, а еще точнее, проскользнул через намеренно оставленную дыру. Полчаса спустя я уже знал, что интересующих меня дел нет. Я включил собственные дедуктивные цепи. «Путешественники с той стороны, — думал я, — наверняка очень осторожны. Такие провалы, как с Ласкацио, им крайне не на руку. Возможно, это был единственный их провал. А может быть, все иначе — полиция спускает такие дела на тормозах… Гм? Ведь у меня есть тест, как раз это я могу проверить».

Я вызвал специальную программу, которая должна была не позволить полиции отследить мой коми, и когда она сообщила о готовности заметать следы, набрал фамилию Ласкацио и велел найти материалы его дела. Задача была тривиальной, и через две секунды на экране появились данные.

НАЧАЛО БАЗОВЫХ ДАННЫХ

Мануэль Эдвард Ласкацио 45290/73-1-рр Дата рождения: 24.11.2019, Рейноса (Мексика) Рост: 178см. Вес: 79кг. Цвет волос: темные, по шкале Брэди — 23. Особые приметы: лицо — родинка на виске, около 1,5см от левого глаза, на линии внешний угол глаза — верх уха; мочка левого уха — пигментация кожи в форме расположенного вертикально овала.

Папиллярные линии: PUY-Hk/79351-45290 Образец сетчатки глаза: l-ok-tT-45290 Внесен в полицейскую картотеку: комиссариат 56, г. Акрон — 02.03.2047КОНЕЦ БАЗОВЫХ ДАННЫХ

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Прибыл в США 30.08.2045. Образование — нет. Социальная характеристика — польза для общества невелика, потенциальный кандидат в преступники категории С-21 (данные компьютерного анализа личности). До 02.03.2047 не фигурировал в картотеках полиции США и Мексики.

02 марта 2047 года совершил нападение на кассира супермаркета в Акроне. Сообщников нет. Терроризировал кассира якобы находившимся в кармане плаща пистолетом. После задержания службой охраны магазина оказалось, что в кармане находился массивный штопор из красного металла. Данные экспертизы показали, что это серийно выпускаемый штопор с медной ручкой и стальным спиральным острием, что для сути дела значения не имеет.

Мануэль Эдвард Ласкацио находился под арестом с 02.03.2047 до 17.03.2047. Осужден судьей Гордоном Кью, приговор — 60 дней тюрьмы.

В состоянии душевного волнения почесывает родимое пятно на мочке левого уха.

Приговор приведен в исполнение. Освобожден 02.05.2047.

Место пребывания в настоящее время неизвестно.

Я отодвинул стул от стола, рука машинально потянулась к портсигару, выдернула оттуда сигарету, едва не сломав фильтр. «Ну да, — подумал я, затягиваясь. — У нас ничего нет о втором Мануэле. Так что можно считать, что если даже и были подобные дела, то к ним отнеслись подобным же образом — труп в крематорий, данные под магнит. И что мы можем… Ну, что-то все-таки можем…»

Я соединился с компьютером ЦБР. Некоторое время он упирался, пока мои коды не убедили его, что я действительно могу копаться в его потрохах, но он все время опасался за свои бесценные внутренности — стоило мне попытаться ткнуть чуть глубже, как он тут же начинал грозить возможными последствиями. Я успокоил его кодом приоритета, но тот, видимо, успел устареть, поскольку хватило его ненадолго, после чего компьютер решительно отказался от сотрудничества. Я немного поколебался. Можно было попросить о помощи комп Саркисяна, там меня всегда ждали действующие коды, но даже они оставляли след в электронном мозге ЦБР. Дуг оставил мне калитку, однако я знал, что он рассчитывает на мою лояльность и Здравый Рассудок. Я проконсультировался сЗ. Р., тот оказался ко мне благосклонным, вследствие чего я вздохнул и соединился с компьютером Саркисяна. Скрупулезно пройдя всю процедуру регистрации, я набрал: «Дуглас, мне очень-очень-очень-очень нужна помощь». Комп некоторое время переваривал мой отчаянный призыв, наконец поверил мне и вывел на экран:

«Оуэн, может быть, я и зануда, но подумай, ты в самом деле не можешь подождать моего возвращения?»

«Нет, оооо», — набрал я.

«Слушаю?»

«Мне нужно добраться до закрытых дел достаточно высокой степени секретности. Материалы полиции, коды от V до V ».

«Ах ты скотина! Бери…»

Экран потемнел и высветил три «слова»:

FARCET

KOLMERFAULT

PERTYLE

«Не забудь подготовить для меня какую-нибудь заслуживающую доверия причину», — напомнил коми Дуга.

— Ладно. Скажешь им, что это для меня, должно хватить, — предложил я экрану. Прервав связь с компом Дуга, я снова соединился с архивом полиции и, успешно воспользовавшись паролями Саркисяна, просеял данные. — Так я и думал, — пробормотал я. — Иначе и быть не могло. По их мнению — слишком пустячное дело, чтобы мариновать его в банке данных. Ну и банда!..

Я отключился от архива и откинул спинку кресла почти до горизонтального положения. С потолка на меня почти всегда сходило вдохновение, нужно было лишь достаточно долго подождать. Я решил проявить терпение и делал все, что мог, чтобы потолок заметил мою решимость, но на этот раз первым не выдержал я, почти физически ощущая вес собственных мыслей, через час у меня болела диафрагма и шейные мышцы, я почти чувствовал, как трещит распираемый изнутри мочевой пузырь, онемевшие челюстные мышцы долго сопротивлялись, прежде чем позволили мне открыть рот. И все это только затем, чтобы убедиться: все мои усилия дали столько же эффекта, сколько пятнадцать минут примитивных упражнений. Я проворчал несколько ругательств и потащился в туалет.

10

Как я и предполагал, полет до Спокейна занял немало времени, однако на этот раз я мог бы получить от авиакомпании медаль за образцовое поведение, спокойствие и полное удовлетворение оказанными услугами. Мы со стюардессой понимали друг друга с первого взгляда, и эти теплые, полные радушия взгляды являлись несомненным украшением салона. Я бы даже сказал, что они вызывали искреннее восхищение у других пассажиров, но — принимая во внимание возраст и красоту стюардесс — в этом не было ничего удивительного.

Спокейн тоже ничем особо меня не потряс — типичный приграничный город, явно провинциальный — скверные гостиницы, зато переполненные отдыхающими после пересечения границы канадцами, столь же скверные еда и обслуживание в барах. Вдоль шоссе тянулись ряды кормившихся за счет потока путешественников магазинов с товарами, которые могли бы заинтересовать лишь настроенных на покупки туристов, асфальт был покрыт коростами и вмятинами. Короче говоря, город, о котором кто-то сказал: «Я пожаловался городским властям на большую лужу перед въездом в гараж, и мне из мэрии прислали трех уток». Несомненным же украшением города являлись салоны проката автомобилей, предлагавшие машины в действительно хорошем состоянии и лучших марок, способных преодолеть суровые просторы Канады. Воспользовавшись услугами первого попавшегося, я взял «хай-мастер», неплохую американскую подделку под БМВ, заплатил за три дня и вместе с пребывающим в полудреме Буддой отправился на поиски пристанища. Именно тогда я и познакомился с особенностями городского сервиса. В итоге мы на этом даже выиграли — раздраженный отсутствием нормального жилья, я уехал к восточной границе города, где наткнулся на приличный во всех отношениях мотель с неплохим рестораном. Будда набил брюхо яичницей, двумя салатами, гренками, соком и кофе, мне же хватило кофе и теплых, в меру сладких рогаликов.

— Сейчас приму душ, и вперед, — сообщил я Будде, закуривая сигарету.

— О гос-споди… — Он зевнул во весь рот и с хрустом поскреб подбородок. — Мне, похоже, надо побриться… — Он тяжело вздохнул. — Что-то ты такой бодрый, что так и хочется тебя стукнуть… — Он снова зевнул.

— Ну так иди спать, а я через полчаса трогаюсь.

— А не лучше ли было бы и самому вздремнуть?

— Отличная идея, именно так я и сделаю, потому и выезжаю только через полчаса. — Я встал и забрал сигареты и зажигалку. — Как раз успею выспаться.

Двадцать три минуты спустя он постучал в мою дверь, когда я размышлял над тем, как лучше вооружиться. Я прикрыл крышку чемодана и крикнул: «Входи!»

Он вошел бодро, настолько бодро, что мне это показалось неестественным. В первый момент он меня лишь удивил, но первый момент прошел быстро, а следующий уже дал время для более глубокого анализа. Я достал из чемодана «биффакс» и вложил в кобуру под левой подмышкой.

— Если ты принимаешь какую-то дрянь, то я хотел бы знать, какую именно, и если я сочту, что мне это не нравится, то ты никогда больше — по крайней мере, пока мы вместе — делать этого не будешь, — сказал я, идя в ванную. Еще раз опрыскав лицо лосьоном, я вернулся. — О'кей?

— Это всего лишь «нексес», не сходи с ума, — удивленно сказал он. — Обычное тонизирующее средство, ничего особенного…

— Если «нексес» — сходить с ума не буду, — согласился я и махнул рукой в сторону двери. — Идем?

Похоже, несколько на меня обидевшись, он молча направился к двери, а я решил, что постараюсь быть более снисходительным младшим братом; я не цеплялся к нему, не высмеивал, не объяснял, почему считаю его поведение инфантильным. Меня лишь слегка удивляло, что он не ценит моего великодушия и молчит три, потом четыре минуты. Мир не ценит чужого благородства, и потому еще через две минуты я решил мягко скорректировать поведение Будды.

— Придурок, — начал я, одновременно объезжая какого-то велосипедиста, который начал обгонять группу товарищей, выехав на мостовую. — Это я не ему, — пояснил я Будде. — Наркотики — единственное или, может быть, одно из немногих, к чему я отношусь резко отрицательно. — Он дернул головой, а на лице его отразилось искреннее и глубокое возмущение. — Знаю, знаю! Ты уже явно выразил свое отношение к наркоте в первый же вечер, я об этом слегка забыл, а ты меня удивил внезапной сменой настроения. Потому у меня и возникли определенные подозрения. Извини. — Я примирительно хлопнул его по плечу. Немного подождав, я уже хотел остановить машину, чтобы еще раз сделать то же самое, но тут Будда засопел и скривил физиономию в трудноописуемой гримасе.

— Принимаю извинения, хотя сам знаешь, куда их можно засунуть. — Я пребывал в столь хорошем настроении, что даже счел возможным согласно кивнуть. — — Куда мы едем?

— На осмотр места происшествия — собственно, я как раз собирался тебя спросить, где пришили Ласкацио. — Ход был весьма хитрым — адрес места убийства был мне известен из архивов, но я решил дать Будде возможность почувствовать собственную незаменимость. — Хочу там кое-что разнюхать.

Неожиданно он рассмеялся.

— Чер-рт… — Звучное «р», заставившее звенеть стаканы во время его первого визита, эхом отдалось в салоне автомобиля. Он откинулся на спинку сиденья и долго смеялся, качая головой. — Ну и рассмешил же ты меня, — простонал он. — Ты что, не помнишь, где убили Мануэля?!. Ты? Со своей памятью?

— Гм… Может, и помню, но… Дело в том… — Я запутался в собственном вранье. — Ну ладно — я просто хотел, чтобы ты побыстрее забыл о нашей ссоре, вот. Доволен?

Он перестал смеяться и удивленно посмотрел на меня, изобразив удивление вполне успешно, словно после двух часов обучения актерскому мастерству.

— Знаешь, а я ведь на самом деле забыл, — сказал он тоном, вполне соответствовавшим выражению его лица.

— О, как здорово! — Я хлопнул в ладоши.

— Правда?

Похоже, дурачиться с ним можно было не хуже, чем с Филом. Движение на улице было не слишком оживленным — большинство автомобилей с канадскими номерами двигались в противоположном направлении. Веселый солнечный денек, прямо как из детского фильма о двух приятелях, которые хотят найти сокровище пиратов, чтобы оказать финансовую помощь приюту для гениальных сирот из стран третьего мира. На заднем сиденье не хватало только лохматого песика, а на хвосте — банды преследователей… Я посмотрел в монитор заднего вида. Пока что никто за нами не гнался, но вместе с этой мыслью улетучилось и беззаботное настроение.

— Ну, давай, или погоняй комп, или веди сам, поскольку я не знаю, куда ехать. — Я сбавил ход и переместился в правый ряд сразу за «фордом» с помятой со стороны водителя дверцей. Видимо, этим маневром я прервал дремоту водителя, который ни с того ни с сего бросил руль, повернулся и, размахивая руками, проорал несколько не слишком добрых пожеланий в наш адрес. Я поехал еще медленнее. Положительной стороной этой сценки стало осознание того, что у меня здоровое сердце — другое было бы не в состоянии за столь короткое время перебросить столько крови к голове. — Ну, так где мне сворачивать?

Будда отвел взгляд от уменьшающегося зада «форда» и ткнул пальцем в стекло.

— Сейчас направо, дальше покажу.

Я свернул направо, потом еще раз. Немного прямо, чуть вправо, слегка влево, прямо. Стоп.

— В трех метрах от нас, у стены… — Будда развалился на сиденье. — Как раз под этим хреном. — Имелся в виду достаточно художественно нарисованный пенис. Я посмотрел на стену гаража, на которой самовыражались все местные любители граффити. — Не будешь выходить?

Я удивленно посмотрел на него.

— Зачем?

На этот раз уже он вытаращил глаза. — Как это — зачем? Ведь для этого мы сюда приехали!..

— Не сходи с ума. Ты думал, я выйду и буду искать следы годичной давности? И наверняка в щели между плитами меня ждет шпилька с выгравированным адресом забегаловки, или по птичьему дерьму я доберусь до хозяина отеля для почтовых голубей, которые приносят адресатам повестки с требованием предстать перед обличьем святого Петра? — Я открыл пиво и с удовольствием осушил половину банки.

— Кажется, я начинаю тебя ненавидеть, — спокойно сказал он. — Твои заумствования следует записать на диск «Домашняя аптечка» в разделе «Рвотные средства».

— Ладно. Критика принята. Я приехал сюда… Гм, сам точно не знаю зачем. Так всегда, когда я не знаю, что делать, я делаю что попало, рассчитывая на стечение обстоятельств, удачу, неожиданную идею. — Я допил пиво и огляделся по сторонам — достаточно много зелени, в основном тополя и березы, кое-какие кусты; домики чуть выше обычного стандарта периферийных домиков для среднего класса. Царила почти полная тишина. Зелень сужала перспективу, создавая иллюзию интимности, изоляции и отчуждения. Я вывел на экран компа план района и поискал на нем по очереди предприятия, магазины, культурные учреждения. Всего того здесь было чрезвычайно мало. Мануэль приехал сюда не в театр, не в мастерскую, не в магазин. Он приехал сюда или…

— Может, поговорим с соседями? — предложил Будда, доставая банку пива для себя.

— Дай мне тоже, пожалуйста… — Мы закурили и сделали по глотку. — С соседями?..

— То есть с теми, кто ближе всего живет. — Он махнул рукой, показывая на ближайшие четыре или пять домиков.

— Да, наверное, этим и кончится, вот только… — Я поморщился.

— Пожалуй, ты прав — полиция их всех допросила, верно?

Я немного подумал и пришел к выводу, что он все же надо мной издевается.

— Верно, мне пришло в голову, что serv s ur spru-denc ae уже могли тщательно допросить всех в ближайшей округе…

— Не думал, что ты знаешь латынь. — На этот раз Будда, похоже, удивился искренне. — D scord a c v um plerumque magnus c v ates pessumded t, — сказал он.

Я согласился, осторожно кивнув, и вышел из машины, мысленно повторяя то, что мне удалось запомнить из фразы Будды, — в компе должен быть словарь, и я намеревался им в ближайшее время воспользоваться. Пока что я лишь глубоко вздохнул.

— Неплохой тут воздух, — сказал я Будде. — Есть ли в этом смысл, или нет, но я попробую поговорить с кем-нибудь из обитателей этих халуп.

— Я с тобой. — Он выскочил из машины и обошел ее. — Откуда начинаем?

— Выбирай. — Я великодушно подарил ему все ближайшие домики.

— Ну, тогда этот. — Он первым пошел к домику, но у самой калитки замедлил шаг, а потом даже отошел в сторону.

Я нажал на кнопку звонка. Немного подождав, я повторил операцию, затем пожал плечами.

— Не повезло. — Я бросил вопросительный взгляд на провожатого. Он повел меня к следующему дому, но вести беседу и даже нажимать на звонок снова предоставил мне. — Те, что похитрее, устанавливают теперь в кнопках маленькие заряды взрывчатки, — пробормотал я, нажимая на звонок. Будда застонал, качая головой. Еще до того, как он замолчал, дверь открылась и наружу высунулась пожилая женщина в халате. Я поклонился, улыбнулся — не слишком широко — и сказал:

— Добрый день, меня зовут Оуэн Йитс. — Я протянул лицензию. — Я частный детектив и пытаюсь найти кое-что, чего не заметила полиция, по делу убитого неподалеку от вашего дома человека…

Она подошла ближе и кивнула в знак того, что понимает, о чем я говорю.

— Добрый день. — Рассматривать лицензию она не стала. — К сожалению, я не знаю ничего, кроме того, что сказала полиции, а им я сказала, что ничего не знаю. — Она тихо рассмеялась, явно довольная собой. — Простите… — Она снова прыснула и прикрыла рот рукой, затем посерьезнела. — Это случилось ночью, убийца воспользовался глушителем — так сказал инспектор, — и потому ничто не могло меня разбудить. И раньше, и позже здесь тоже ничего особенного не происходило — ни грозы с молниями, ни подозрительных личностей, расспрашивающих про покойника.

— Я первый?

— Именно.

— Ну что ж, запишите мой идентификатор, полиция ведь наверняка просила сообщить, если появится кто-нибудь вроде меня?

— Нет, — спокойно возразила она.

— Нет?

Она покачала головой, потом, будто что-то вспомнив, бросила взгляд через плечо, вернее, лишь начала это делать, но, вспомнив уроки хороших манер, снова обратила взгляд ко мне. Приятно встретить иногда человека, который может вспомнить о чем-то таком, как хорошие манеры. Я поклонился.

— Что ж… Не будем больше отнимать у вас времени…

— Ничего страшного, у меня его в избытке. — Она слегка покраснела. — Я хотела только посмотреть, закрыла ли я дверь, а то у меня кошка пытается крутить роман с каким-то залетным ухажером. Собственно… Я с удовольствием угостила бы вас кофе, у вас такая бурная жизнь…

Я взвыл — мысленно — и попытался изобразить на лице извиняющуюся улыбку. Меня выручил Будда:

— Видите ли, фильмы создают ложное представление. Я работаю с ним четыре дня и уже думаю, не лучше ли мне было на почте, где я заправлял автоматы для лизания почтовых марок. Ни, прошу прощения, девочек, ни стрельбы, да и не нашлось полицейского, который влепил бы штраф за слишком быструю езду во время погони… — Он повернулся ко мне.

— До свидания, и извините. — Я показал взглядом на Будду. — В машину! — вполголоса рявкнул я. — До свидания.

Я первым зашагал к автомобилю, но обошел его и направился к дому, расположенному почти в точности напротив скучающей старушки. Прежде чем Будда присоединился ко мне и прежде чем нажать в очередной раз кнопку звонка, я стер с лица улыбку. На этот раз в дверях появился мужчина, лет четырнадцати. Я с ужасом осознал, что, возможно, нечто подобное ждет меня дома уже через шесть лет. Он был одет в цветастые штаны, блестящие и столь обтягивающие, что половые органы ему, видимо, приходилось засовывать в портки с помощью специального инструмента. Штанины расширялись от колен книзу и могли послужить вполне приличными юбками для какой-нибудь стройной девушки. Я поклялся, что, как только вернусь домой, выпорю щенка при первом же подозрении, что ему нравится подобного типа одежда. Пока же я выставил перед парнем руку с лицензией, но тут кто-то толкнул его в спину, так что ему пришлось соскочить с крыльца, чтобы не пропахать носом канаву, и в дверях появился раздраженный папаша.

— Слушаю?

— Частный детектив Оуэн Йитс, — представился я. У этого типа явно было не слишком много времени на разговоры. — Не видели ли вы чего-нибудь…

— Видел, и даже довольно много, но что вас интересует? — Он посмотрел на пятящегося сына. — Еще раз доберешься до коллекции — пожалеешь. — Он недвусмысленно взмахнул кулаком. — Ну так… — поторопил он меня.

— Речь идет об убитом здесь год назад человеке…

— Полгода назад, — воткнул мне нож в спину Будда.

— Именно — полгода назад. — Мужчина почесал тыльную сторону левой руки. — Как вы хотите кого-то поймать, если даже не знаете, когда случилось убийство? А впрочем, мне плевать. Ничего не знаю, и никто тут ничего не знает. Было тихо, темно. Никакого скрежета шин, вспышек выстрелов, громкой ссоры. Ничего. — Он энергично кивнул в подтверждение своих слов. — Всего доброго.

Он огляделся в поисках сына, но тот исчез за стеной. Отец не стал ждать, когда мы попрощаемся, я подмигнул закрывающейся двери, повернулся кругом и пошел к машине. Будда догнал меня через два шага.

— А у парнишки портной с чувством юмора, верно?

— Возраст, черт возьми. — Я поискал сигареты, но они остались в машине. — Самая легкая форма самовыражения — в одежде. Помню, как отец назвал меня идиотом за то, что я хотел ходить в школу в костюме. «Ты выглядишь как идиот, — сказал он. — Хочешь тряпками завоевать внимание всего мира?» — Я открыл дверцу и свалился на сиденье. — Садись, хватит с нас этих опросов. Мне так и хотелось его убить…

Будда замер неподвижно, не успев сесть:

— Кого?

— Отца, кого же еще… А-а, ты думал, того парня? Нет, я про отца. Он считал джинсы и рубашку с карманами одеждой почти на все случаи жизни.

— Сейчас он бы порадовался, глядя на тебя. — Будда наконец сел и тоже потянулся к сигаретам.

— Наверное. — Я глубоко затянулся. — Кто-то из великих физиков XX века сказал примерно так: «Когда мне было семнадцать лет, мой отец казался мне безнадежно глупым. Когда мне было девятнадцать — я удивился, как он поумнел за эти два года». Хотел бы я, чтобы Фил тоже когда-нибудь удивился. — Я коснулся клавиши зажигания, двигатель завелся, но еще какая-то мысль бродила у меня в голове, и я не хотел просто так от нее отказываться. Я ненадолго задумался, а потом в этом уже не было необходимости. Сперва я услышал рев полицейской сирены, а потом в конце улицы появился полицейский автомобиль со всеми отличительными знаками и начал вести себя так, словно его целью была наша машина.

— Сиди спокойно и честно отвечай на все их вопросы, естественно, в присутствии адвоката. Его зовут Фарадей Ньютон.

Полицейская машина эффектно затормозила рядом с нами.. Наш двигатель смолк, словно испугался более мощного собрата, но на самом деле сработала дистанционная блокировка зажигания. На всякий случай точно таким же образом они заблокировали нам тормоза. Не выходя из машины, они включили радио, и в наших громкоговорителях кто-то рявкнул:

— Выйти из машины! Руки в стороны, без резких движений. Оружие извлечь пальцами и отбросить в сторону. Немедленно!

Я открыл дверцу и медленно вышел, соблюдая инструкцию. За исключением пункта об оружии.

— Будь осторожнее, — сказал я Будде, не особо скрывая свои слова от чужих ушей. — Провинциальная полиция получает премии за эффектно застреленных преступников, а уже пришло время покупать рождественские подарки.

Водитель резко распахнул дверь и спрыгнул на асфальт, направив на нас ствол штурмовой винтовки, второй полицейский выскочил с лазерным ружьем в руке и начал обходить нас по дуге, оставляя коллеге пространство для стрельбы, словно нас было два десятка.

— Спокойно… Спокойно… — зловеще и многообещающе повторял он.

— Это ты успокойся. А то удар хватит, — сообщил я. — Я частный детектив. Подумай, прежде чем сделаешь какую-нибудь глупость и тебя лишат фуражки, пистолета и жвачки. Будешь ждать пенсии с метлой в лапах.

Полицейский шаркнул подошвой по асфальту, словно наступил на камешек, и оглянулся на коллегу, потом подошел еще на шаг.

— Лицензию… пожалуйста, — пробормотал он.

— Пожалуйста. — Я медленно полез в карман, достал карточку и протянул полицейскому. Тот уставился на фотографию, бросил взгляд на меня, тщательно прочитал еще раз. Его вид напомнил мне редко употребляющееся слово «сконфуженный». — Рикки, проверь 57JOY8290. — Враждебность и настороженность в его взгляде исчезла — что было весьма непрофессионально, поскольку именно сейчас без труда можно было бы застрелить их обоих. Еще несколько минут назад они азартно мчались под вой сирены навстречу крупному делу, в очередной раз уточняли установленное тысячу лет назад распределение ролей, возбуждали себя ожидавшей их работой, словно наркотиком из клубней, стеблей или листьев тропического растения. Но тогда они были к чему-то готовы. Теперь — уже нет. Оба были молоды, оба, вероятно, еще верили в некое условное разделение мира на Добро и Зло, Полицейских и Злодеев. И в то, что пойманное Зло должно прижать уши и покорно позволить вернуть себя в лоно общества. Если бы я был преступником, я поступил бы именно так, как сейчас, — сломал бы копам раз и навсегда заведенный шаблон поведения, и теперь, когда один как раз собрался передо мной извиниться, а второй, похоже, вообще как будто о нас забыл, забравшись в машину и беседуя с компом, я не спеша достал бы пушку и перестрелял весь район. Я воздержался от взгляда на Будду, впрочем, водитель уже направлялся к нам — винтовку он оставил в машине, револьвер доставать не стал.

— А второй код? — спросил он.

Имелся в виду второй идентификатор, не обозначенный в лицензии. Парень скомпрометировал сам себя — с одной стороны, он проверяет подозреваемого, но с другой — уже успел убрать оружие. Я не выдержал — в конце концов, это когда-нибудь может стоить жизни ему или кому-нибудь другому.

— Пятьсот сорок четыре сорок. Но, может быть, все-таки… — Я отказался от нравоучения и забрал лицензию. — Откуда вы узнали, что мы здесь? Кто-то из них позвонил?

Второй полицейский убрал пушку, подошел ближе и деликатно огляделся по сторонам.

— В пяти ближайших домах на дверях установлены акустические датчики, которые реагируют на полтора десятка слов, в том числе — фамилия убитого, «убийство» и еще несколько. — Он доверительно улыбнулся. — Этакие «жучки» — они спят, пока не услышат пароль, а когда услышат — сообщают нам, что в ближайших окрестностях кто-то интересуется Мануэлем Ласкацио. — Он снова робко улыбнулся, ожидая похвалы.

— Очень интересно! Данных о таком покойнике нет, и вместе с тем вы следите за местом преступления? — вмешался в беседу Будда. Небрежной походкой он обошел машину спереди и присоединился к нам.

Меня охватила холодная ярость. Я хлопнул в ладоши.

— Ладно, кто занимается этим делом? — беззаботно бросил я.

Полицейские угрюмо переглянулись, скорее всего обвиняя друг друга в недопустимой доверительности в разговоре с двумя дурными приезжими.

— Детектив Джонсон, — буркнул водитель.

— Я бы хотел с ним поговорить, он у себя?

— Да. Прямо, направо и третья улица налево.

Он повернулся и, не прощаясь, пошел к машине; его товарищ кивнул и двинулся следом. Прежде чем сесть в автомобиль, он посмотрел на меня и коротко сказал:

— Он тоже с удовольствием с вами побеседует. Полицейские уехали. Я посмотрел на Будду; за его

спиной в окне дома торчали отец с сыном, с нескрываемым любопытством наблюдая за нами. Не мог же я у них на глазах заехать Будде в морду. Я закурил.

— Иногда я сочувствую полицейским, — сказал я. — Если они чересчур быстро пристрелят преступника, на них обрушивается так называемое общественное мнение, которое столь же радостно навешивает на них всех собак за неповоротливость, если точно такой же преступник причинит вред кому-то из выразителей этого самого общественного мнения. Преступникам не нужно беспокоиться о пенсии, самое большее — о собственной жизни, а бедным полицейским приходится, как о пенсии, так и о жизни, и своей, и чужой. И так далее, и так далее. Вдобавок ко всему время от времени появляется какой-нибудь любопытный и задает вопросы, основанные на нелегально добытых сведениях. — Будда два раза открыл и закрыл рот, но тут же сам понял, что его аргументы выглядят осмысленно лишь до тех пор, пока он не облечет их в словесную форму. — К счастью, такой любопытный сам в итоге подставляется, поскольку освобождает копов от моральных обязательств и приносит им радость, давая возможность отыграться за полученные от других унижения. Понимаешь, дурень? То ли тебе заплатили за саботаж, то ли ты просто сам такой… — Я понял, что еще немного, и мы подеремся, к радости скучающих местных жителей, так что лишь махнул рукой и сел в машину. Похоже, это была последняя возможность — Будда уже набрал в грудь воздуха и сжал кулаки, явно готовясь к нескольким раундам жестокой схватки на нейтральной территории Спокейна. Когда я спрятался от него в автомобиле, он начал колебаться — драка в салоне выглядела не слишком эстетично, на то же, чтобы вызвать меня наружу, шансов было слишком мало. Выдохнув, он полез на свое сиденье, по дороге несколько остыв. Садясь, он оттолкнул коленом мою руку, протянутую к упаковке пива; невозмутимо подождав, пока он сядет, я снова протянул руку, взял банку и выпил сразу половину.

— Глупо я себя повел, — прохрипел Будда. — Не знаю, что на меня нашло. Наверное, понравилось, как ты урезониваешь копов, и самому захотелось по ним проехаться… — Он вскочил и ударил ладонью по приборной панели. Двигатель фыркнул и заворчал, руль слегка опустился, надавив на мои бедра. Будда этого не заметил, продолжая наносить удары. Я допил пиво.

— Ладно, заедем куда-нибудь, чтобы ты мог покаяться в грехах. — Я тронулся с места, рывком приведя руль в нормальное положение. Будда стукнул кулаком по дверце, но автомобиль никак не отреагировал. — Что это значило — d scord a c v um?..

— Не знаю… Когда-то я провел несколько дней в пансионате, где на стене висела картинка с этим текстом, — буркнул он.

Я свернул направо, и прежде чем мы доехали до третьей улицы по левой стороне, коми сообщил, что это означает: «Раздоры обычно губят великие государства». Я не смог найти в этой цитате ничего, что имело бы хоть какое-то отношение к реальной действительности.

11

Детектив Джонсон был бледен, словно загорал лунном свете, взгляд его казался не слишком приятным, может быть, не пустым, но безразличным, и все это свидетельствовало о том, что он действительно специалист в своей области, если с такой внешностью смог

получить должность детектива и на ней удержаться. Когда он заговорил, я понял, что голос его полностью лишен выразительности, а эмоции он, видимо, оставлял за порогом своего кабинета. Первый вопрос — голос вполне соответствовал внешности, сухой, деревянный, с легким шелестящим присвистом — был, судя по всему, самым существенным для него.

— Итак, вы располагаете некими сведениями о том, что из архивов изъяты данные о смерти Мануэля Ласкацио? Откуда?

— Из тех самых вышеупомянутых архивов, — спокойно ответил я. — Как вы заметили, я обладаю определенными полномочиями и позволил себе ими воспользоваться, благодаря чему и узнал, что дела об убийстве этого человека не существует. И одновременно жители окрестностей места преступления достаточно хорошо помнят о факте обнаружения тела, вы же устанавливаете в их жилищах подслушивающую аппаратуру. — Я развел руками. — Ну, так есть в конце концов труп или его нет?

— Из архива лишь временно была изъята запись о Ласкацио. Для блага следствия, — прошипел он.

— Ну и прекрасно! — Я широко и дружелюбно улыбнулся. — И чего вы тогда от меня хотите?

Он долго смотрел в пол, слегка двигая челюстью, и два раза шмыгнул носом. Я подумал, что наверняка он таким образом вводит в заблуждение допрашиваемых, притворяясь, будто крайне сконфужен, чтобы мгновение спустя нанести удар. Как оказалось, я почти не ошибся.

— Ваши полномочия не дают вам права доступа к полицейскому архиву. Да, если бы вы к кому-нибудь с этим обратились — наверняка получили бы разрешение, но подобного разрешения нигде нет.

Он поднял взгляд и посмотрел вопреки ожиданиям не на меня, а на Будду. Это был его очередной аргумент, и потому я не ответил, как собирался, что упомянутое разрешение было временно удалено с компа для блага следствия.

— Пат? — спросил я. — Вы поймали меня на краже несуществующего товара?

Он вздохнул и встал. В обычной ситуации я приготовился бы к нападению, возможно, даже с применением физической силы, но Джонсон, похоже, предпочитал действовать иначе. Он подошел к окну, некоторое время смотрел на улицу, затем приложил палец к стеклу, словно хотел коснуться какого-то фрагмента идущей за окном жизни, но ему это не удалось, лишь раздался короткий тихий писк. Я перехватил обеспокоенный взгляд Будды. Мой ответный взгляд его отнюдь не приободрил. Джонсон шмыгнул носом.

— Вы не сможете мне помешать, как бы вам ни хотелось. Решение было согласовано на высшем уровне.

— Пусть будет так, меня это не волнует. Меня интересует сам Мануэль Ласкацио, — буркнул я в стену.

— Зачем?

— В свое время я наткнулся на группу, занимавшуюся переброской людей из параллельного мира. Наткнулся, расследуя случаи появления двойников. Чем-то подобным попахивает от обоих Мануэлей Ласкацио. Один мог быть наш, а второй с той стороны. — Я с удивлением ощутил пробежавший по спине холодок при словах «с той стороны». — Мне хотелось бы выяснить, верны ли мои догадки, и — если ответ будет утвердительным — кто из них был кто.

Я умышленно не закончил, но за крысиной мордочкой Джонсона скрывался в достаточной степени сообразительный мозг.

— А что делать с проходом в этот фантастический мир?

Я вытянул перед собой ноги и повертел ступнями.

— Вероятно, он должен будет исчезнуть, — предположил я с вопросительной интонацией.

Он отошел от окна, обошел Будду и, садясь в кресло, позволил себе слегка улыбнуться:

— И вы считаете, что детектив-одиночка справится с этой задачей? Как вы собираетесь это сделать? Подопрете бревном ворота?

— Нет, я позову вас, чтобы запломбировать дверь! — рявкнул я лишь затем, чтобы не выглядеть чересчур покорным. — Поставите там один пост, и все, разве не так?

Он взял карандаш и начал вертеть им вокруг указательного пальца — надо признать, довольно ловко. Годы тренировок во время умственных усилий за письменным столом. Вращающийся карандаш притягивал взгляд, и поглощенного его рассматриванием человека легче было застать врасплох очередным вопросом. К счастью для себя, я пришел к этому выводу на секунду раньше, чем Джонсон задал упомянутый вопрос:

— Вы намерены сотрудничать по этому делу с полицией, не так ли?

— Нет, не намерен. Чем больше народу узнает об этом, тем труднее потом будет заткнуть им рот. Так что предпочту обойтись без лишних посвященных.

— Вот как?! — Он подбросил карандаш и отложил его в сторону. Я едва не наградил аплодисментами завершение номера. — Ну так чего вы от меня хотите?

— Ничего, — ответил я после нескольких секунд размышлений. Джонсон предложил сотрудничество, но я в нем вряд ли нуждался. Во всяком случае, я куда больше опасался осложнений, чем хотел помощи. — Можете снять свои «жучки» в домах ничего не знающих людей. Никто туда больше не придет. Дело Ласкацио решится в другом месте или не решится вообще.

— А вы сообщите мне о результатах, — сказал он; я так и не смог понять, прозвучала ли в его словах ирония или нет.

— Ладно. — Я ответил так, чтобы любая возможная интерпретация моих слов удовлетворила Джонсона. Немного выждав, я задал самый важный для себя вопрос: — Вы занимались Ласкацио, тем невезучим воришкой?

— Нет, не было причин… — осторожно ответил он. — А вы хотите им заняться?

— Пожалуй, да.

Он схватил карандаш, но сразу же снова бросил его на стол. Не отрывая взгляда от катящегося деревянного многогранника с графитным стержнем в середине, он тихо, будто не ожидая благодарности, сказал:

— Если потребуется, можете ссылаться на меня. Я имею в виду разрешение на доступ к архивам, — уточнил он.

Я встал и взглядом поторопил Будду. Тот вскочил, возможно, чересчур резко, но Джонсон не обратил на это внимания, ответив на мое прощание лишь кивком и внезапно задумавшись, из-за чего его лицо стало еще более невыразительным. Я кивнул Будде, и мы без особого шума вышли. Наш взятый напрокат «хаймастер» ждал на парковке возле комиссариата. Будда опередил меня и первым открыл дверцу водителя; я согласился на этот раз сыграть роль пассажира, мы сели и отъехали от гостеприимного здания полиции.

— Думай, — предложил Будда.

— Сегодня я не думаю, — коротко ответил я.

— Тоже мне новость! — Мой ответ его отнюдь не напугал, но он размышлял над ответным ударом столь долго, что тот утратил всякий смысл и завис над нами, словно вылинявшая тряпка. Я даже не стал открывать рта, чтобы высказать какую-нибудь колкость в его адрес. Будда вывел машину на широкую Индепенденс-авеню, включился в редкий поток автомобилей и медленно поехал, постепенно увеличивая расстояние между нами и могучим «кондотьером» с двойным прицепом. Затем, когда дорога по правой стороне пошла вдоль края большого парка, он неожиданно свернул вправо, въехал в тенистую кленовую аллею и остановил машину. — Погоди, я отолью.

Он выскочил из автомобиля и побежал по узкой дорожке, едва не стукнувшись плечом о столбик с ярким треугольником. Я откинулся на подголовник и закрыл глаза. Вопреки тому что я сказал Будде, я интенсивно думал, и даже знал, чего хочу и как этого добьюсь. Я на ощупь полез в карман за сигаретами, закурил и вдруг почувствовал, что машина покачнулась. Открыв глаза, я увидел прямо перед собой, чуть ниже носа, длинное узкое лезвие. Я скосил взгляд вправо, до боли в глазах. Лезвие слегка отодвинулось.

— Гони деньги! — рявкнул нервный парень лет двадцати. Правую руку он просунул в салон машины, левой же опирался на край окна, наклонив голову, но не просовывая ее внутрь. Он слегка покачивался, переступая с ноги на ногу, подгоняемый страхом и потому опасный. — Ну?!

— Мне нужно залезть в карман, — сказал я, глядя ему в глаза.

— Давай быстрее!

Подняв правую руку, я сунул ее в нагрудный карман, краем глаза заметив какое-то движение за передним стеклом «хаймастера». Я медленно извлек несколько банкнот, рука противника дрогнула и потянулась к деньгам, и тут внезапно мне в уши ударил дикий вопль. Я испуганно дернулся влево.

— А-а-аррр!.. — взревел парень, и его подбросило вверх. Когда его тело упало на крышу автомобиля и начало перекатываться на ветровое стекло, я увидел в окне Будду, который, согнув руку в локте и развернувшись всем телом, врезал сползающему по стеклу парню в область почек. Я услышал еще один вопль, нож с хромированным лезвием длиной сантиметров в пятнадцать выпал у него из руки и упал вниз, зацепившись за стеклоочиститель. Машинально включив дворники, я увидел, как нож, сверкнув на солнце, по широкой дуге полетел поперек аллеи. Искаженное от боли и страха лицо сползало по стеклу, щека довольно смешно оттягивалась, скользя по наклонной поверхности. Я нажал на ручку и выбрался на асфальт аллеи. Будда стоял, сжав кулаки и оценивая, не требуется ли еще один или несколько ударов. Я покачал головой. Парень заскулил, теперь уже тише и даже, может быть, слегка трогательно. Приподняв голову, он посмотрел на меня затуманенными болью глазами и снова упал на капот.

Он ритмично стонал, а его правая рука, похоже, без какого-либо участия сознания скользнула между металлом капота и низом живота, наверняка для того, чтобы помассировать пострадавшую промежность.

— Что будем с ним делать? — спросил Будда, покачиваясь на носках.

Я поискал взглядом нож, поднял его и проверил лезвие. Острый как бритва. Если бы я совершил не то движение, которое предполагал противник, или если бы я воспротивился его требованиям, он мог одним махом отрезать жертве голову.

— Я ему яйца отрежу, — мстительно сказал я, направляясь к все еще лежащему на капоте парню. — Если пошевелится, бей снова в почки, — проинструктировал я Будду.

— Чтоб вас!.. — пискнул бандит, но Будда стукнул его раскрытой ладонью по макушке, он ударился носом о капот и затих, лишь один его вытаращенный в ужасе глаз следил за моими движениями.

Я подошел к парню сбоку и обыскал. Кроме ножа, другого оружия при нем не оказалось. Рванув парня за руку, я перевернул его на спину; увидев в моей руке свой скальпель, он прикрыл обеими руками промежность, одновременно ища взглядом спасения у Будды, несмотря на то, что это именно он пнул его между ног и отбил почку. Будда оскалился улыбкой мясника и спросил:

— Сам отрежешь, или мне тоже дашь поковыряться?

Я задумался на несколько секунд. «Пациент» переводил умоляющий взгляд с меня на Будду и обратно. Закрыв нож, я бросил его Будде.

— Можешь все сделать сам, — великодушно сказал я.

Будда схватил нож размашистым движением, открыл его и, тоже попробовав лезвие, уважительно кивнул. Владелец ножа неожиданно вырвался и, явно полагая, что времени на мольбы не осталось, бросился бежать. Я без труда догнал его, схватил за запястье и со всей силы ударил костяшками его пальцев о капот «хаймастера». Парень дико завопил. Развернув его, я схватил второе запястье и повторил операцию, несмотря на то что Будда, похоже, намеревался отобрать у меня свою добычу. Бандит присел и свернулся в клубок, прижимая к груди разбитые руки.

— Бегом в ближайшую больницу, — сказал я. — Есть шанс, что тебя там продержат недели две, может, заодно избавишься от дурной привычки, будешь мне тогда благодарен. А если и дальше будешь гоняться за легкими деньгами, вспомни, насколько это больно, и подумай, что могло бы быть вчетверо больнее, хорошо?

Я толкнул его, придавая необходимое ускорение, обошел машину и сел. Будда некоторое время наблюдал, как любитель легких денег, согнувшись пополам, бредет по аллее, а потом спрятал нож в карман и сел за руль.

— Всерьез на что-то надеешься? — спросил он.

— А почему нет? Если он достаточно быстро, пока у него все болит, окажется в больнице, если его отучат там от наркотиков…

— Но избив его или сломав ему пальцы, ты не устранил причину. Откуда ты знаешь, почему он нападает на клиентов туалета, вместо того чтобы пойти работать?

— Будда… Успокойся, ладно? Весь мир мне лучше не сделать…

— О! Не знал, что ты еще и скромный. До сих пор казалось, будто мир многим тебе обязан, и ты это знаешь.

Он включил двигатель и выехал на дорогу. Я не стал отвечать, лишь пренебрежительно фыркнул и потянулся за сигаретами. В то же мгновение раздался звонок телефона. Прижав трубку ухом к плечу, я сунул в рот сигарету.

— Йитс. Слушаю?

— Это Джонсон, — услышал я невыразительный голос детектива. — Я запустил программу поиска Ласкацио, того, что отсидел. Вас это интересует?

— Конечно, — удивленно ответил я. Вынув изо рта сигарету, я положил ее на полочку. — Может, вы и не ждете благодарности, но в самом деле, спасибо вам.

— Это хорошо. — Я не вполне понял, что он имеет в виду, но расспрашивать не стал. Джонсон тихо кашлянул и сказал: — Проверяйте время от времени результаты, код PQ 443. До свидания.

Он отключился, я положил трубку. Будда посмотрел на меня и прибавил скорость. Я закурил.

— Есть такая возможность, она используется не слишком часто… — сказал я. — Полицейский компьютер проверяет все места, в которых размещены камеры, — вокзалы, аэропорты, гостиницы, магазины, одним словом, ищет правонарушителя по его фамилии и внешности. Это трудоемкая процедура, она тянется часами и неделями и, как правило, не дает ожидаемого эффекта. Мало кто доверяет этому методу, я тоже не очень. Но если ничего другого не остается, всегда есть последнее средство. И вот Джонсон как раз и запустил для нас эту игрушку… Чаще всего компьютер засыпает полицию тысячами фотографий, на которых виднеются нечеткие лица людей, которые могли бы быть разыскиваемыми, если бы соответствующим образом загримировались; проверка подобного — работа для сотен полицейских.

— А для нас двоих? — спросил Будда, внимательно наблюдая за дорогой перед нами. Не слишком оживленное движение вовсе не требовало подобной заботы о сохранности нашей взятой напрокат машины. Впрочем, на капоте уже имелись две вмятины. — Сколько мы вдвоем будем проверять эти фотографии?

— Не знаю.

— Вот именно, — сказал он так, словно хотел сказать: «Так я и знал». Резко прибавив скорость, он обогнал грузовик и помчался по центральной полосе. — Черт! — Он ударил раскрытой ладонью по рулю.

— Вот и прекрасно, разрядись, скоро нам потребуется спокойствие и немало терпения. Не знаю, чего больше. Но в том, что и того и другого потребуется в избытке, я не сомневаюсь.

12

Двое суток спустя я понял, что определение «немало» было весьма и весьма оптимистичным. Мы сидели в номере отеля, раздавленные семью тысячами сообщений, которые добросовестный полицейский компьютер обрушил на наши головы. Выйдя из-под душа, я остановился в дверях и, посмотрев на механически стучащего по клавишам Будду, понял, что наше расследование дошло до критической точки — или мы выйдем из этого номера, или останемся в нем до конца жизни, поскольку коми подозревал почти каждого американца втом, что он является замаскированным Мануэлем Эдвардом Ласкацио.

— Хватит, — сказал я. — У тебя десять минут, чтобы принять холодный душ, и уезжаем.

Будда поднял на меня мутный взгляд, в котором мелькнула надежда — похоже, он не верил в собственное счастье.

— Я серьезно, — заверил я его. — Через пятнадцать минут нас уже здесь не будет, так что поторопись.

Он помчался в ванную, радуясь, словно ребенок, которому обещали новый «роллс-ройс». Я сел за клавиатуру и вывел на экран распределение частоты появлений предполагаемого Мануэля на территории Штатов. Недрогнувшей рукой я стер третий, четвертый и последующие графики. Первый я просмотрел, прежде чем Будда вернулся из ванной.

— Смотри. — Я ткнул пальцем в экран монитора. — Здесь он появлялся семьдесят раз, при этом, по моему мнению, в сорока случаях это был несомненно он. В остальных случаях сомнительный процент значительно выше, так что можно предположить, что наш Мануэль обретается прежде всего в Трентоне и его не слишком отдаленных окрестностях. Достаточно ли нам этого? Да! Может, это не Мануэль, может, стоит еще немного поанализировать… — Я рассмеялся бы при виде испуганного взгляда Будды, если бы сам не возненавидел тысячи фотографий. — … Но мы этого делать не будем, — решил я, прежде чем мой компаньон успел открыть рот. — Означает ли это, что мы отсюда уезжаем? Да. Почему я не вижу радости на твоем лице? — Я махнул рукой и пошел к шкафу. — Собираемся.

Еще до того, как он собрал вещи, я заказал два билета на самолет и автомобиль в аэропорт. Вообще, я все делал вдвое быстрее него, может быть, даже втрое. Я успел заснуть еще до того, как самолет взлетел, зато у Будды была вдвойне несчастная физиономия, когда после двухчасового сна я разбудил его, напоил кофе и сунул ему в руки клавиатуру компа, поручив не терпящим возражений тоном:

— Проверь как следует все случаи появления Мануэля, которые мы сочли правдоподобными.

Он посмотрел на меня так, словно я отобрал у него самый прекрасный собственноручно украденный фрукт, затем с явным отвращением поглядел на клавиатуру.

— Не бойся, не укусит, — проворчал я.

— А ты?

— Что я?

— Что ты будешь в это время делать?

— Я буду спать. — Выдвинув свою клавиатуру, я — не к чему скрывать — с отвращением нажал клавишу рестарта системы. — А те, кто задает слишком много вопросов, кончают… Знаешь как?

Он передернул плечами. К счастью, он не стал расспрашивать о судьбе таких людей, ибо вдохновение меня покинуло. Я посмотрел туда, куда мне меньше всего хотелось, — на экран монитора, и тщательно просмотрел информацию обо всех визитах «Мануэля» в магазины, которых было больше всего; несколько раз камеры отмечали «его» присутствие в аэропорту, четыре раза в гаражах, два раза в бильярдной.

— Ну и? — спросил я через сорок минут.

— По-моему, компы оказывались правы тридцать семь раз…

— Я насчитал на семь случаев больше, но видел только фотографии. Что еще?

— В основном он вращается в кругах, находящихся ближе к дну общества…

— О! — Я на мгновение задумался. На это я внимания не обратил. — Молодец. Естественно, это я про тебя, а не про Мануэля. Если, понятное дело, мы вообще говорим о нем.

— А ты?

— Я тоже молодец.

— Тяжело с тобой… — Он надавил на клавиатуру животом и подтолкнул руками, пока она полностью не скрылась в своей нише.

— Ну ладно. Я обратил внимание на тот факт, что если кого-то и видели с Мануэлем, то только один раз, самое большее два.

— У него нет друзей?

— Нет. Скорее, у него какие-то делишки с достаточно широким кругом людей.

— Погоди. — Будда неожиданно вскочил с места, почти встал, схватил меня за плечо и сильно встряхнул. — Мануэля уже нет в Трентоне, верно? Последнее сообщение было месяц назад! Черт! — заорал он во все горло, не обращая внимания на заинтригованные взгляды, уже довольно давно направленные в его сторону. Пассажиры бизнес-класса были не менее любопытны, чем летающие эконом-классом. — Он смылся!

Я открыл рот, желая его утихомирить, и тут меня осенило. Правда о Мануэле Ласкацио отдавалась в моей голове мрачной барабанной дробью, заглушая звуки из салона самолета. Я сумел поднять руку и удержать Будду от дальнейших воплей.

— Стоп… Мне надо подумать… — пробормотал я. — Красински еще раньше смылся на ту сторону, а теперь к нему присоединился Ласкацио. Умно?

Теперь уже задумался Будда, но я знал, что он не может со мной не согласиться, разве что только проверял другие возможные варианты.

— Может быть и так, что Красински отправили на третью сторону, в могилу, как Ласкацио Первого, — с умным видом сказал он.

— А может и так, что Ласкацио Второй присоединился к Первому.

— Может быть. — Он сильно прикусил нижнюю губу. — И что тогда?

— Последуем за ними, — сказал я таким тоном, будто доверил ему величайшую тайну.

Он посмотрел на меня, все еще закусив губу; наверное, он должен был выглядеть смешно с сосредоточенным лицом, нахмуренными бровями и неестественной серьезностью во взгляде, но почему-то так не выглядел.

— Ладно, — сказал он.

И это вовсе не прозвучало как шутка. Я подумал над возможным ответом, но, видимо, слишком мало взял их с собой в ручной клади; я подвигал бровями, пошевелил губами, почесал за ухом. Краем глаза я заметил приближающуюся стюардессу; она отреагировала на мой взгляд, словно охотничий пес на окропленный кровью след раненого зверя.

— Еще два кофе, но чтобы было как четыре. — Это одна из моих относительно удачных фраз; если даже она и не повышает качества принесенного кофе, то по крайней мере вызывает улыбку по ту сторону прилавка. Улыбку я получил, а вскоре нам принесли и кофе. Обычный, ничем не отличающийся от стандарта, что стало ясно уже после первого глотка. Я мило улыбнулся ожидающей благодарности стюардессе, и она удовлетворенно скрылась на камбузе, или как там называется ее кухня. — Видимо, все из-за давления или высоты, — буркнул я Будде.

— Что?

— То, что кофе в самолетах всегда жидковат. — Он посмотрел в свою чашку, наполненную светло-коричневой подслащенной жидкостью, и поднял на меня непонимающий взгляд. — Даже на Луне и то лучше. — Он все еще не понимал, о чем речь, и я махнул рукой, едва не опрокинув свою чашку. — Неважно, ты не поймешь, о чем я, если пьешь кофе со сливками. Я тебя уже спрашивал, появлялся ли Мануэль… А, знаю, спрашивал. — Я переставил свою чашку на его столик и снова выдвинул клавиатуру. — 01 Нам предстоит посетить два бара, в них видели Мануэля трижды, и кегельбан, там он был два раза. — Я повернулся к Будде и замер. — О господи!.. Ну и идиот же я! — Если бы места было больше, я бы ударил со всей силы по чему-нибудь важному, но свобода моих движений была ограничена. — Болван, дурак, дурак, дурак и еще раз дурак! — Будда открыл рот и удивленно посмотрел на меня. — Знаешь какие-нибудь крепкие слова, которые я мог бы употребить по отношению к себе? — В салоне самолета раздалась мелодичная трель, я бросился к клавиатуре, но было уже поздно. «Самолет заходит на посадку. Просим занять свои места и положить руки на подлокотники. Спасибо». Тот же текст появился на экране, на котором часть пассажиров смотрела какой-то фильм. С трудом сдержав злость, я задвинул отключенную клавиатуру на место. — Не волнуйся, уже все прошло, — сказал я Будде. — Я забыл… Ну и дурак же я… — Я коротко рассмеялся. — Ведь одновременно нужно было проверить и Красински! Если бы мы хотя бы раз встретили Мануэля вместе с Красински, у нас был бы чистый как девственница и надежный как ее принципы след. — Я застонал, потрясенный собственной глупостью.

— Ясное дело. Только что это значит — девственница? — Не ожидая ответа, он прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Из подголовника выдвинулись два мягких рожка и остановились на уровне наших лбов, спинка загудела моторчиком и обхватила тело боковинами, широкие скобы пригвоздили к подлокотникам руки, что всегда меня раздражало. Мне постоянно казалось, что в случае аварии я не смогу освободиться из их захвата.

Отказавшись от дальнейших попыток обвинить себя в умственной отсталости, я смирился с процедурой посадки, позволив креслу пришпилить меня к своей поверхности.

— Мистер Оуэн Йитс, — услышал я и машинально попытался выпрямиться. — Вам звонят, — продолжал профессионально приятный голос. — У вас около шести минут на завершение разговора. Соединяю…

С правой стороны кресла выскочила дуга с микрофоном.

— Оуэн? — послышался веселый голос Пимы. — Эй? Ты там?

— Да-да! Кресло только что своими объятиями возбудило мои эрогенные зоны.

— Ты говоришь так, как будто у тебя есть какие-то другие, — рассмеялась она. — Но к делу, как я понимаю, у тебя мало времени, так вот, звонил откуда-то из Европы некий Дембски…

— О нет…

— Да. И он просил тебе кое-что передать. Что он чувствует себя глупо, так как оказалось, что не столь уж трудно отыскать дедушку в газетных архивах. Что неожиданно для себя самого он нашел удовольствие в поисках собственных корней. Что старик иногда…

— Aral Если еще раз позвонит, то скажи, что я просто места себе не могу найти от счастья… Черт! — Самолет спикировал, и мне несколько секунд пришлось сражаться с выливающимся через пищевод кофе. — Извини, нашему пилоту не терпится… А чтоб его!.. — Нас тряхнуло так, что я ударился лбом о торчащие над головой предохранительные выступы. — Слушай, похоже, что это наш последний разговор, так что не будем тратить время на этого маньяка. Лучше скажи, что натворил Фил?

— Ничего.

— Не верю. Может, просто не знаешь?

— Нет. Я встречалась с миссис Фишер и разговаривала с ней.

— Фишер?

— Ну, Шпротой…

— А!

— У нее нет претензий к нашему сыночку. Доволен? Я переждал еще один приступ нарушения двигательных функций у командира экипажа.

— Что ты молчишь? Слов нет?

— Нет, я просто раздаю пассажирам петицию, в которой предлагаю, чтобы управление взял на себя автопилот. — Рядом со мной прошла стюардесса, видимо, она услышала мои последние слова и одарила меня через плечо холодной улыбкой. Я мысленно соединил выражения «последние слова» и «холодная улыбка», повеяло кладбищенским холодом. И тут же нас подбросило вверх, меня вдавило в кресло так, что у меня на мгновение отвалилась челюсть. Я сглотнул слюну, но сказать уже ничего не успел. В наушнике раздался громкий щелчок, и я услышал вежливый голос стюардессы:

— Пожалуйста, заканчивайте разговор.

— Пима? Слышала, они не хотят, чтобы кому-то в руки попала запись, сделанная во время последней авиакатастрофы. Пока, и поцелуй малыша.

— Залезай в черный ящик, они всегда уцелевают…

Щелк. Микрофон подпрыгнул вверх и исчез за защитными рожками, благодаря которым все мы походили на хмурых пчел. Я повернул голову и посмотрел на Будду. Он посмотрел на меня и натянуто улыбнулся.

— Стюардесса, похоже, подслушивала, во всяком случае, внимательно к тебе приглядывалась. Боюсь, больше тебе билетов этой авиакомпании не продадут.

— Ну и прекрасно, иначе я мог бы забыть, что тут сегодня со мной вытворяли, и попытаться еще раз с ними полететь.

Последнюю фразу я произнес достаточно громко для того, чтобы все в салоне могли меня услышать. Я получил в ответ несколько одобрительных реплик, и сразу ясе после этого нас тряхнуло, колеса коснулись земли, еще через минуту кресла выпустили нас из своих механических объятий, а динамики передали стандартный прощальный текст, которого никто не слушает даже в обычных условиях, а тем более после такой встряски, какую нам устроили. Я встал в одну из трех очередей к выходу; как раз в ней стояли самые недовольные, у каждого из выходящих было что сказать стюардессе; какой-то старичок впереди меня потребовал «скорой» для себя и расследования по делу о допуске к управлению самолетом слушателя первого года школы пилотов. Проходя мимо стюардессы, я прочитал в ее глазах: «Доволен, сволочь?» Я внимательнее посмотрел на нее. Нет, это не было слово «сволочь».

— Я посмотрел в туалете номер самолета, — сказал я, толкнув ее в плечо. — Эта серия была снята с эксплуатации четыре года назад.

Ей пришлось бы наложить на лицо намного больше румян, чтобы скрыть синюшный оттенок, изогнутые в улыбке губы затвердели так, что она могла бы раздавить ими стальную трубу.

— И еще вы подслушиваете телефонные разговоры, — бросил я напоследок через плечо.

Кто-то позади меня начал требовать объяснений. Будда помахал мне рукой, я показал ему направление и повел к выходу. В начинающихся сумерках мы нашли на стоянке взятый напрокат автомобиль, я вставил в щель считывателя полученную в Спокейне квитанцию и показал Будде на место водителя, а сам упал на сиденье рядом и занялся компом. Будда сосредоточенно готовился к поездке, настраивая высоту руля, положение кресла, яркость индикаторов, так что я успел найти на плане несколько ближайших отелей и даже заказать в одном из них номера, прежде чем он был готов покинуть стоянку.

— Езжай туда. — Я постучал пальцем по экрану компа. — Поедим и пойдем спать. По крайней мере, я намерен это сделать. А завтра займемся поисками. — Будда кивнул, включил двигатель, выехал со стоянки и, поглядывая на экран с указывающим направление курсором, поехал в сторону отеля. — Будда, послушай… — Я закурил «голден гейт» и выпустил облако дыма. — Завтра мы начинаем заниматься действительно серьезным делом. Следи за тем, что говоришь, мне бы не хотелось, чтобы ты опять что-нибудь ляпнул, как в комиссариате у Крабина, понял? — Он кивнул. — И еще одно — мне понравилось, как ты вел себя тогда возле сортира. В самом деле.

— Угу.

— Но я хотел бы, чтобы на будущее, — предупредил я, — ты более тщательно выбирал воспитательные методы. Не старайся убить каждого, кто размахивает у тебя перед носом кулаками. Достаточно будет, если ты вывихнешь ему палец.

— Ладно. — Он на мгновение отвел взгляд от дороги и весело посмотрел на меня. — Только продиктуй мне свой кодекс, что, кому и за что можно вывихнуть, и уже завтра у местных травматологов будет полно работы.

Мы подъехали к отелю. На табличке было лишь две звездочки, но заслуженных — швейцар выбежал к нам столь проворно, словно хотел остановить автомобиль своим телом, портье едва не пришел в восторг, услышав наши фамилии, лифт ехал наверх мягко и бесшумно.

— Либо мертвый сезон, либо в отеле эпидемия чумы, либо позвонили из аэропорта и предупредили о тебе, других вариантов не вижу, — ошеломленно сказал Будда. Впрочем, я был ошеломлен не меньше.

— Может, мы за границей, — прошептал я. И громко спросил сопровождавшего нас коридорного: — Что тут происходит?

Он вставил ключ в щель и отступил, пропуская меня в номер.

— Мы заботимся о наших уважаемых клиентах, — со смертельной серьезностью сказал он. — Особенно если учесть, что три дня назад нас купили и будет сокращение.

Я посмотрел на Будду, словно говоря: «Вот видишь? И все выяснилось», и полез в карман.

— К сожалению, вынужден отказаться, — сказал коридорный. Его взгляд устремился куда-то над нашими головами, к неопределенному месту на потолке, туда, где специалисты по охране любят ставить свои камеры. — Но благо отеля превыше всего. А передать… — добавил он шепотом, не шевеля губами, — … можете через портье. Желаю приятного пребывания в отеле «Барни», — закончил он нормальным голосом.

Он показал Будде дорогу и пошел впереди. У меня улучшилось настроение, по этому случаю я позволил себе выпить две рюмочки. Выпив, я посмотрел было на комп, но подумал, что если не найду следов Красински, то уже не буду чувствовать себя столь хорошо, и отложил поиски приятеля Ласкацио на завтра.

13

Меня разбудила собственная внутренняя энергия, желание жить и все такое прочее, что столь охотно описывают женщины в женских романах. Обычно к подобным утрам я отношусь достаточно подозрительно, и в этот раз я тоже сперва подумал о том, что меня ждет сегодня и на чем я могу поскользнуться, а потом, не видя невооруженным глазом никаких поводов для беспокойства, решил быть оптимистом. Еще лежа в постели, я инициировал сеанс связи с компом, выгреб из распухающего с каждым днем архива данные о Красински и поручил машине искать среди отмеченных вероятных случаев появления Мануэля те, где он наличествует вместе с Красински. В качестве района для поиска я задал Трентон. Прежде чем решить, с какой ноги вставать, я разбудил Будду и лишь затем отправился в ванную. Я разглядывал свое отражение в зеркале, размышляя о том, почему утреннее пребывание в ванной с возрастом занимает все больше времени, когда кто-то постучал в дверь, игнорируя звонок. Выставив голову за дверь, я крикнул: «Входите» — и, увидев Будду, направился голышом за сигаретами.

— Ты позавтракал? — спросил он.

— Утром у меня единственное желание — чтобы быстрее наступил день. Не люблю… — Меня прервала приятная птичья трель сигнала компа. — Ах ты пташка моя… — сказал я ему, а Будде: — Посмотри, что он нашел. Там должен быть свежий след дружбы Мануэля Эдварда Ласкацио с Джереми Красински.

Я не успел еще сунуть ноги в брюки, когда громкое шипение Будды заставило меня взглянуть на экран монитора. На нем виднелись лица тех, кого мы искали уже вторую неделю. Ласкацио слушал что-то оживленно рассказывающего Красински, у обоих были радостные лица, с тем особым выражением, которое бывает у людей, рассчитывающих на крупную сумму. К сожалению, камеры в общественных местах обычно не соединены с микрофонами, а наши искатели удачи беседовали друг с другом в уже намеченном нами для проверки

кегельбане.

— Ес-сть… — выдохнул Будда, не отрывая взгляда

от экрана.

— Займись этой записью, — сказал я, застегивая рубашку. — Проверь ее кадр за кадром. Нам нужно знать, разговаривал ли еще кто-нибудь с ними в этот день, если да — ищи эту личность среди посетителей кегельбана. Кроме того… — Я сел за телефон, снял трубку и положил снова. — Сделай фотографии обслуживающего персонала, мы с ними побеседуем. — Я немного по-Думал, но пока что, натощак, мне ничего больше в голову не приходило. — Можешь еще… — Я поколебался — избыток следов может оказаться хуже их полного отсутствия — и набрал номер сервиса. — Нет, ограничимся пока этим кегельбаном. С удовольствием там сыграю… Алло? Номер двести семь. Завтрак для… Мину-ТУ! — Будда отрицательно покачал головой, он уже был занят поиском, и его невозможно было от этого отвлечь даже с помощью байкальской икры; уставившись в экран, он почесывал щеку возле уха. — Завтрак для одного, кофе, свежие булочки, немного масла, джем, побольше сока, четыре вида. Две пачки «голден гейта» номер два…

— И пачку «Бруно-Б»! — прошипел Будда.

— И пачку «Бруно-Б», — механически повторил я. — Пока все, спасибо. Ты что, всерьез начал курить?

Он набрал какой-то код, поторапливая машину нервным движением головы.

— Собственно, я все время курю, — бросил он через плечо. — Иногда меньше…

Звонок известил о появлении за дверью завтрака. Открыв дверь, я забрал тележку и, сев спиной к компу, съел две булочки с джемом и выпил почти весь сок. Отдав таким образом должное желудку, я с чистой совестью закурил. На экран я не смотрел, а Будда не сообщал мне о текущих результатах поиска, и именно это и было мне нужно. Я вытащил из гнезда наушники и нашел какую-то музыкальную радиостанцию.

— Не буду тебе мешать, — сказал я Будде. — Я ненадолго отключусь, хорошо?

Он кивнул. Я свалился в наушниках на кровать и предался размышлениям. Мануэль. Дыра между мирами. Мануэль, Красински. Дыра. Контрабанда. Чего? Ничего нового у нас не появилось, по крайней мере, я об этом не знаю. Дыра, зачем? Кому она нужна, им или нам? Скорее им. Красински и Ласкацио. Курьеры? Наверняка. Ласкацио — здешний или оттуда, черт его знает, скорее не наш. Если так, то он должен, они должны чувствовать себя у нас достаточно уверенно, может быть, действует уже целая сеть, наверное, так, убийство всегда несколько рискованно, нужно иметь хорошее прикрытие. Разве что он идиот. Или ситуация вынуждает. Ну ладно, а что с нами, с Буддой и со мной? У нас есть оружие? Но от него никакого толку, все равно отберут, если нам удастся добраться до какого-то штаба. Подстраховка… Да. Оставлю весточку Саркисяну, может быть, Крабину… Сейчас… Кра-бин?.. Крабин… Кра… А! Почему вдруг Крабин ассоциировался у меня с биографиями для нас? Неважно, но и в самом деле надо бы подумать о легендах. Это первое. И, черт побери, что-то ведь еще крутилось у меня в голове? Ну? Что это было? Господи, что за хлам вместо мозга. И кто только убедил меня в его надежности…

Горячий столбик пепла отвалился от сигареты и упал на подбородок. Я машинально вскочил, приняв сидячее положение, левая рука обо что-то ударилась, я выругался. В то же мгновение я увидел, что Будда, словно мое отражение, вскакивает со стула. Его вопль пробился сквозь тихую музыку.

— Черт, да что же это такое? Я чуть не… — Он рассмеялся.

Я снял наушники.

— Что случилось?

— Чтоб тебя, ч-черт… — Он резко развернулся и выбежал в туалет. Я услышал, как плещет струя мочи. — Я уже пятнадцать минут сжимаю ноги, у меня пузырь переполнился… — с облегчением простонал он. Зашумела спускаемая вода. Будда появился в дверях. — Сначала ты меня усыпил своим бормотанием, а потом грохнул рукой по телефону. Смотри, осел. — Он наклонился, разглядывая мокрое пятно на брюках. — Последний раз со мной такое было еще в пеленках. Нет, не могу. — Он снова засмеялся. — Обмочился в штаны! О господи… — Он согнулся пополам и взревел на всю комнату. Звякнуло стекло в окне. Я захихикал. Будда поднял голову, словно хотел убедиться, что я разделяю его радость, секунду смотрел на меня и вдруг снова разразился гомерическим хохотом, сделал полшага вперед и свалился на пол. — Почему это тебя не веселит, О-о-оуэн? — выдавил он.

Я изо всех пытался сдержаться, но в конце концов сам расхохотался во весь голос.

— В самом… деле… смешно… — с трудом выговорил я.

— Нет… Не могу… — застонал он и снова согнулся пополам. — Нет… Уйди…

Стараясь не смотреть на свернувшегося в клубок Будду, я выскочил в ванную. Я весь был в поту, пришлось еще раз принять душ. Когда я вернулся в комнату, Будды там не было. Он появился через две минуты, в других брюках. Стиснув зубы, он несколько раз резко втянул живот, пытаясь подавить смех. Нам грозило повторение идиотской сцены пятиминутной давности. Сменной рубашки у меня больше не было.

— Хватит! — рявкнул я. — Нашел что-нибудь?

Мне показалось, будто в его взгляде мелькнула обида, но он взял себя в руки, глубоко вздохнул и подошел к компу:

— Я еще не закончил, но…

— Нет, в таком случае я лучше подожду. Скоро приду.

Я пошел к двери, но меня остановил голос Будды:

— Я не могу узнать, куда ты идешь?

— Так уж вышло, что не всем, что знаю, я могу делиться.

Я хотел еще что-то добавить, но он застал меня врасплох выражением лица и шипящим голосом:

— Ну тогда катись, великий детектив.

Отвернувшись, он ткнул пальцем в клавишу. Я тоже повернулся и вышел. В холле я зашел в телефонную будку, связался со своим компом, сообщил ему пароль и потребовал номер Робина. Что-то, видимо, было не в порядке со звуковым выходом, мне пришлось четырежды выслушать номер, прежде чем я понял, что бормочет трубка. Я сразу же набрал номер.

— Вернусь, покажу тебе, где раки зимуют, — пригрозил я компу. Я прождал шестнадцать гудков, прежде чем кто-то снял трубку, но не ответил. — Говорит Оуэн Йитс. Мне нужно поговорить с Ником или Робином, можно с Полом. — Человек, с которым я хотел говорить, когда-то представился именем Ник, а когда услышал, что один Ник среди нас уже есть, невозмутимо предложил перейти на другое имя. Наверняка он должен был помнить тот случай. — Я туда попал?

— Оуэн Йитс? — Кто-то, видимо, пользовавшийся акустическим инвертором, во всяком случае, не знакомый мне «Робин», посмаковал мои данные. — О-хо-хо?

— Оуэн? — Ну.

— Тебе повезло! Робин как раз рядом. — Оттенок создававшего слабый фон шума слегка изменился, и я услышал совсем другой голос, знакомый мне: — Приветствую, мистер Йитс. Я тебе нужен?

— Очень-очень.

— А точнее?

— Я хотел бы научиться так играть, как ты на этом своем укулеле. Или — если не удастся меня быстро научить — я купил бы такой же инструмент, как у тебя, но он должен быть еще меньше, совсем маленький.

— Та-ак… — Я услышал в трубке, как Робин причмокивает, сначала один раз, потом еще несколько. — Но знаешь — звук будет совсем другой и очень, действительно очень тихий.

— Но я бы приложил его к уху слушателя, этакий концерт для одного, самое большее для двоих.

— Одновременно? Исключено.

— Нет, по отдельности. То есть меня интересуют максимальные возможности инструмента. Цена роли не играет, лишь бы ОНО играло.

— Та-ак… — Он надолго задумался. — Подытожим: Маленькое, для одного слушателя, желательно с возможностью повторения концерта…

— Именно так, притом что он вовсе не обязательно Должен напоминать укулеле, — сказал я, молясь, чтобы Робин не бросил трубку. — Самое большее — часы.

— Ой-ой-ой! — Робин долго молчал, так долго, что я Уже был уверен в его ответе. Я стиснул зубы и кулаки. — Знаешь что? Это ведь не так сложно, а? Маленький магнитофон? Зачем тебе все эти хлопоты?

— Нет, такой номер не пройдет. Мне нужно что-нибудь достаточно надежное, потому что… В общем неважно. Никаких записей, это я могу купить и не выходя из отеля. Слушай еще раз: надежное, маленькое, и чтобы даже часовщик не заметил его присутствия в механизме. На прочном браслете с одноразовой блокировкой.

На этот раз тишина продолжалась столь долго, что я подумал: «Черт побери, до чего не вовремя прервалась связь», но на всякий случай не клал трубку. Лишь минуты через две я решился деликатно кашлянуть.

— Чего ты там хрипишь? Я тут… — Снова наступила тишина. Я терпеливо ждал, чувствуя, как выпитые литры сока превращаются в желудке в неправильной формы куски льда. — Ну так слушай… — Он начал что-то бормотать, словно говоря в спрятанный в горле микрофон. В кабине стало жарко. Я ударил локтем по панели, промахнулся, прицелился точнее и на этот раз попал в клавишу кондиционера. Обидевшись, он вывел на табло информацию о том, что работает на максимуме, и тут же погасил надпись. Я приоткрыл дверь кабины, но кондиционер не лгал — снаружи было намного жарче. — Ладно! — вдруг сказал Робин, громко, отчетливо и оптимистично, отчего я преисполнился радостных чувств. — Хорошо. У тебя будет укулеле, какое ты хочешь. Единственное «но» — второй и последующие слушатели. Что скажешь?

— Я? Весь дрожу от счастья!

— Можешь ко мне приехать?

— А ты?

— Могу, — сразу же согласился он.

— Прекрасно. Я в Трентоне, отель «Барни». Когда?

— Вообще я мог бы послезавтра, но если у тебя какой-то срочный концерт… Черт, я с трудом владею собой, когда говорю «концерт», «слушатели» и так далее… — захихикал он. — Ну так вот, если у тебя срочный концерт, то могу завтра. Где-нибудь ближе к вечеру?

— Отлично. Жду. Естественно, я имею в виду завтра.

— Я догадался. До свидания.

Положив трубку, я вышел в холл. Я подумал о возможной реакции Будды — наверняка он станет злиться, что я не посвящаю его во все свои дела. А собственно — почему? Разве я ему не доверяю? Нет. Может, просто к подобному не привык?

— Добрый день. Надеюсь, вы довольны проведенной у нас ночью?

Коридорный преградил мне путь, правда, лишь на мгновение, сразу же уступив дорогу, но все же успел сбить меня с мысли. Я наклонился к нему.

— Приятель, я помню, что ты говорил насчет портье, но если до тебя не дойдет, то в следующий раз я объявлю эту ценную информацию на весь холл.

Оставив его стоять с приоткрытым ртом, я поднялся на свой этаж. Когда я вошел в номер, Будда стоял у окна спиной к двери, его голову окутывало облако дыма. Похоже, он на меня обиделся. «Хорошо, — подумал я, — что удалось спихнуть Ника в ЦБР; все-таки работать с кем-то в паре — большая ответственность, слишком часто у людей возникает желание нагадить своему же коллеге».

— Нашел что-нибудь?

— Да. — Он повернулся и подошел к компу. Обиженным он не выглядел, возможно, я ошибся в интерпретации его позы. — В уже знакомом нам кегельбане.

Посмотри сам.

Я придвинул стул и уставился на экран.

— Вот, пожалуйста — Красински. — Камера показала мужчину лет тридцати, с темными волосами; на макушке они были коротко подстрижены, на висках же — Длинные, зачесанные назад. Обычное рядовое лицо, которое в последний момент Бог окропил несколькими небольшими родинками — две под правым глазом, одна пониже, почти на подбородке, и еще одна на лбу, на Уровне левого виска. Красински что-то возбужденно говорил Ласкацио, который в этом тандеме несомненно играл ведущую роль. Его жест, которым он завершил разговор — мол, ладно, проваливай — после чего Красински вскочил и быстро отошел от столика, свидетельствовал об этом столь же однозначно, как если бы Джереми поцеловал Мануэлю руку. — Красински я нашел только один раз, именно здесь, и еще два довольно сомнительных снимка из магазинов, сделанных раньше по времени. — Он небрежно ткнул в несколько клавиш. — А это трое из обслуживающего персонала, которые там работали в тот день. Официантка… — Молоденькая и симпатичная, которую Ласкацио соблазнял улыбкой и раздевал взглядом. — Вторая… — Еще более симпатичная, даже жаль, что она работает в подозрительном кегельбане. — Эта могла его видеть только издалека, если только не обслуживала в другой день. — И еще один тип, возможно инструктор; похоже было, что они разговаривали с Мануэлем об игре, поглядывали на дорожки, потом просматривали какие-то таблицы. Он наверняка знает Мануэля, вопрос только в том, с какой стороны. — Будда откинулся на спинку стула и потянулся к своим «Бруно-Б», но, не закуривая, снова положил их на то же место.

— Давай расположим события в хронологическом порядке, — предложил я. — Мануэль Ласкацио был убит… Когда?

— Второго марта, — тотчас же подсказал Будда.

— Хорошо… Когда появился здесь, в Трентоне, Мануэль-второй?

Будда наморщил лоб.

— Вроде бы в середине мая.

— То есть через две недели после того, как вышел из тюрьмы. Может быть, даже раньше; как бы там ни было, у него здесь есть какие-то дела. Неизвестно когда именно, но к нему присоединяется Красински, исчезнувший из поля зрения полиции где-то в апреле, когда Мануэль отсидел половину срока. Наверняка они виделись по крайней мере один раз, так? — Я показал на экран. — Когда состоялась эта встреча?

Будда наклонился к компу и набрал что-то на клавиатуре; на экране, в углу остановленного кадра, появилась дата.

— Шестнадцатого июня, — прочитал он.

— И с того времени у нас нет известий о Красински… — Я развалился в кресле и закурил. — Пропал?

Он кивнул. Я тоже кивнул. Будда поморщился:

— Мы тут киваем как китайские болванчики, а Красински тем временем Бог знает где.

— Знаешь что? — Я стряхнул пепел и нацелил конец сигареты в его сторону. — Если бы ты не занимался любительским расследованием, Красински… — Не зная, как закончить фразу, я махнул второй рукой. — Он давно бы уже был у нас. А теперь приходится вести следствие несколько иначе, и именно этим мы сейчас и занимаемся. Дай мне телефон. — Я схватил брошенную трубку. Две кнопки на клавиатуре пульсировали красным. Я нажал их. — Соедините с детективом Крабином. К-Р-А-Б-И-Н. Участок номер три, Тралса. Т-Р-А-Л-С-А.

В телефоне заиграла мелодия, которая должна была сделать более приятным время ожидания соединения. Я вставил трубку в гнездо компа, экран погас и снова засветился. Красински с Мануэлем исчезли, и появился Крабин. Некоторое время он смотрел на меня, а потом вежливо-профессионально улыбнулся.

— Это я, Йитс. Добрый день.

— Да, вижу. Чем могу служить?

— Нужна надежная линия.

Он задумался, словно размышляя, достоин ли я подобного доверия. Опустив взгляд на клавиатуру под экраном, он шевельнул рукой; естественно, я не мог видеть, что он делает.

— Эта линия надежна, — коротко произнес он.

— Нам нужно проникнуть в преступную среду, мне и моему клиенту. Мне требуется какая-нибудь легенда. Если это сложно — пусть будет одна, только для меня. Если это действительно очень сложно — забудем об этом.

— Вы разговариваете достаточно категорично, не как проситель, — медленно проговорил он, возможно, думая, что ему делать, а может быть, просто дразня меня.

— Ну, я мог бы, конечно, нести всякую чушь, демонстрировать свою лицензию, сыпать фамилиями из высших кругов…

— Ага! Ну, это совсем другой разговор! Подождите… — Он встал и вышел из поля зрения камеры. Я посмотрел на Будду, тот перестал хмуриться, поверив, что мы медленно, но верно движемся вперед. Затушив сигарету, я встал и подошел к бару. — Алло? Вы там? — услышал я и вернулся в кресло. Крабин наклонился к камере, не садясь, его голова торчала с левой стороны экрана. — Что бы вам подошло?

— Лучше всего какое-нибудь мокрое дело, за этот год. Это бы меня устроило. И что-нибудь немного полегче — шантаж, киднепинг, что-то в этом роде — для мистера Гамильтона. Мы оба ищем помощи в подпольном мире, легенда должна быть достаточно убедительной, но, боже упаси, без лишнего шума. Да, и еще: мы в Трентоне, я бы хотел, чтобы никакие следы сюда не вели.

— Хорошо. Посмотрю. Но висеть на линии незачем, потребуется время. Куда вам перезвонить?

Я сообщил ему название гостиницы, и мы закончили разговор. Когда я положил трубку, Будда, расхаживавший по комнате, остановился и некоторое время смотрел в стену, хотя, несмотря на все свое желание, я не заметил на ней ничего достойного взгляда. Затем он двинулся в обратный путь, к противоположной стене, которой тоже посвятил немного внимания. Я зевнул. Будда что-то пробормотал. Почувствовав под ногами холод, я сообразил, что не успел надеть носки, и отыскал в сумке чистую пару. Потом я спросил Будду, не собирается ли он затоптать насмерть ковровое покрытие, в ответ на что он лишь пожал плечами. Мне пришло в голову, что со стороны мы могли бы выглядеть как двое отцов в коридоре родильного дома, может быть, даже двое отцов одного и того же ребенка. Поскольку делать пока было нечего, я почесал под ребрами, там, где у меня обычно бывают дурные предчувствия, и вышел в туалет. Когда я вернулся, предчувствия продолжали меня мучить, а Будда заканчивал второй километр своей прогулки. Казалось, в самой атмосфере гостиничного номера повисло нечто неприятное, на букву «к». Кризис? Конфликт? Отпихнув эту мысль уже обутой ногой, я подошел к телефону и позвонил Пиме. Щенки Фебы уже открыли глаза, Фил — о чудо! — вел себя образцово, звонил агент и порадовал сообщением об издании всех моих повестей в твердой обложке. Сплошные хорошие новости, но под ребрами зудело все сильнее. Я попрощался, не вызывая ничьего беспокойства, но сразу же после того, как положил трубку, устроил быструю ревизию собственных мыслей и не мог найти ни единой ошибки: легенда, вернее, две легенды будут, не поверю, чтобы Крабин не нашел для нас двух биографий; Робин готовит для меня оборудование, которое может пригодиться почти каждому и почти в каждой ситуации, а в особенности мне, нам. Может, дело в отсутствии «биф-факса», может, в разлуке с «бастаадом», думал я. Я довольно долго сражался с собственными мыслями, но в конце концов сдался. Либо придумать что-либо было невозможно, либо сейчас это для меня не предназначалось, может быть, позже. Будда все это время то и дело вскакивал, подбегал к окну, словно собирался выскочить из него вместе с рамой и стеклами, потом тормозил, вглядывался в боковую улицу со стоянкой, которая, судя по оживленности движения, большинством автомобилистов воспринималась почти как свалка, потом отскакивал от окна и либо бежал в туалет, либо пил минеральную воду, пока не опустошил весь имевшийся в номере запас. Пополнить его в голову ему не пришло, и я вынужден был сделать это сам. Двери посыльному открыл тоже я. От чаевых тот отказался. Я решил написать благодарственное письмо новому владельцу отеля, но пока что занялся пивом. И теорией кеглей. В информационном банке компа имелись данные о кеглях, я узнал, что их история насчитывает около четырех тысяч лет, что в них играли египетские боги, что древнейшее описание игры встречается в Роттенбургской хронике, а в 1325 году городской совет Кельна запретил принимать ставки на выигрыш в этой благородной игре. Я решил воспользоваться этими данными в разговоре с руководством кегельбана и не заметил, как и когда провалился в сладостную дремоту. Когда Будда довольно мягко тряхнул меня за плечо, я проснулся с неприятным осознанием того факта, что так и не научился кидать, или что там еще делают с этими шарами. Он показал мне куда-то движением головы.

— Телефон, — буркнул он, раздраженный моей тупостью. — Крабин.

Я тряхнул головой так сильно, что почти увидел, как остатки сна разлетаются в разные стороны. Вскочив, я сел перед телефоном, Крабин сидел в профиль к экрану, видимо, слушал кого-то, ожидая моего появления. Когда я появился на его экране, он шевельнул губами и повернулся ко мне.

— У меня кое-что есть, — сообщил он. — Просто сказка. Мы ищем одного типа, который пришил любовника своей жены. Даже меня удивила та страсть, с которой он отдался этому занятию. Расстрелял машину вместе с ее владельцем. — Он покачал головой, словно не веря собственным словам. — Если бы мы протащили нитки через все входные и выходные отверстия, то даже самый ловкий паук в них бы запутался. Больше двухсот пуль. — Он странно посмотрел на меня. — Так что? Берете?

— Пожалуй, да, — сказал я, продолжая размышлять, где тут может быть подвох. — Давно это было?

— Семь месяцев назад. — В глазах его виднелась явная усмешка, хотя, если бы он стал против этого возражать, ни один суд не смог бы доказать обратного. Однако он не мог удержаться и разыграть гамбит с каменным лицом. — Берете?

Я вынужден был капитулировать — мне не приходило в голову ни одного повода для отказа и ни одной причины хорошего настроения Крабина. Я вздохнул и с решительным видом сказал:

— Беру. — Я воспользовался старым испытанным способом, сделав вид, что знаю, о чем речь, чтобы хотя бы таким образом испортить удовольствие детективу. — Вместе со всем тем дерьмом, которое вы мне готовите.

Крабин попался. Улыбка исчезала с его до сих пор сиявшего лица. Он немного подумал, потом негромко фыркнул:

— Какое еще дерьмо?! — Он отвел взгляд от моего лица, щелкнул несколькими клавишами. — Повернитесь в профиль, — потребовал он. — Я подчинился. — Спасибо. И еще мистер Гамильтон, в профиль и анфас. — Я уступил место Будде, закурил «голден гейт» и наклонился над плечом Будды.

— Давайте уж договаривайте, что там насчет этого… Как его зовут? — Я щелкнул пальцами и сразу же почувствовал, что близок к сути — Крабин широко улыбнулся.

— С этого момента вас зовут Ари Зона Стейтс.

— Нет. Я отказываюсь, — простонал я. — Вы издеваетесь…

— Упаси боже! — Он коротко рассмеялся. — Парня действительно так зовут, папаша был патриотом своего штата, просто обожал его, понимаете?

— И вы не можете найти человека, которого зовут как героя развлекательной программы для кретинов? Что же у вас за полиция?

— Ой, смотрите, объявлю розыск по всей стране, — погрозил он мне пальцем. — А заодно, Ари, что касается вашей биографии… Нет, не могу… — Он заржал во весь голос. Я изобразил на лице злость, не слишком сильную, просто чтобы доставить ему немного радости. — Извините… — Он утер блестящие от слез глаза; в этом жесте больше было игры, чем действительной необходимости, но я вполне мог понять, что в скучной жизни полицейского так редко находится место здоровому смеху. — У мистера Гамильтона имя не столь оригинальное… — Кто-то за экраном услужливо захохотал, Крабин изо всех сил пытался подавить смех, и это ему почти удалось, но он все же фыркнул носом, едва не залив подбородок соплями. Схватившись за нос двумя пальцами, он провел рукой вниз. Неожиданно ему расхотелось смеяться, и он посмотрел куда-то в сторону — то ли укрощал взглядом смешливого подчиненного, то ли заглядывал в свои записи. — Э-э… Мистер Гамильтон может временно взять себе имя… Кстати, оказалось, что легче было бы найти женское… А, неважно. У меня для вас маленький шантаж. Подойдет? — Будда посмотрел через плечо на меня, я отвернулся, ища пепельницу. — Человек довольно молодой, придется вам свалить вину на тяжелую жизнь.

Я толкнул Будду в плечо. Он встал со стула, я сел и наклонился к экрану.

— Мы очень вам благодарны, я серьезно.

— Пригодится?

— Без этого мы не можем двинуться с места.

— Ну и хорошо. — Он набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул, надувая щеки. — Если что… — Он состроил физиономию, заменявшую конец фразы. — Полные данные уже у вас в компе. До свидания. — Однако он не исчезал с экрана, а в интонации последних слов явно звучал вопрос. Видимо, он хотел услышать от меня больше подробностей, но такого я никогда себе не позволяю. Крабин перестал строить иллюзии и кивнул. — Удачи.

Он исчез. Я смотрел в темный экран, в котором отражалось мое напряженное лицо, выражение которого трудно было бы описать словом «симпатичное». Я начал размышлять, почему у меня сейчас именно такая физиономия, но ничего мне в голову не приходило.

На фоне моей головы виднелось светлое пятно поменьше — лицо Будды. Насколько я мог заметить, он тоже не слишком радовался жизни. Я повернулся. Он выглядел совершенно нормально. Гм?

— Что-то не так?

— Нет, почему? — импульсивно возразил он.

— У тебя такая страдальческая физиономия… Вернее, была, — поправился я.

— Тебе показалось. У тебя глаза на спине?

— Ну, значит, показалось. — Я встал и потянулся до хруста в костях. Не люблю, когда возражают против очевидных фактов, но далеко не всегда мне хочется доказывать собственную правоту. — Садись и учи биографию. Потом постарайся сочинить другие данные, типа того, как и чем ты зарабатывал на жизнь, где скрывался от полиции, кого знаешь из «коллег»… Соображаешь?

Он кивнул, но тут же открыл рот, словно собираясь о чем-то спросить. Я поднял обе руки.

— Если ты хочешь спросить: «А ты?» — воздержись, иначе дам в морду, — предостерег я. Похоже, именно это он и хотел сказать, поскольку тут же захлопнул рот и повернулся к компу. — Та-та-да-ба-димм… — торжествующе пропел я.

На экране появилось лицо Будды в окружении букв, складывающихся в текст под названием «основные данные». Заглядывая через плечо, я бегло ознакомился с «его» биографией, потом типичная и довольно тупая чужая история мне наскучила. Я открыл пиво и погрузился в размышления по поводу собственной, зная, что вряд ли придумаю что-либо выдающееся, но сам процесс доставлял мне удовольствие. Я продумал несколько возможных линий поведения, несколько сменил акценты, ввел несколько новых и убрал несколько старых персонажей. Я был готов действовать.

Напечатав «свою» новую биографию, я быстро просмотрел ее, а затем начал усваивать сведения об Ари 3. Стейтсе. Будда тоже доверил свою новую жизнь бумаге и ходил по комнате с листком в руке, пытаясь заучить его содержание. Каждые несколько шагов он поднимал голову и, шевеля губами, размещал очередной фрагмент где-то в глубинах памяти, потом опускал голову, словно проверяя, хорошо ли держатся новые сведения и не свалятся ли с полки, читал очередной фрагмент, запоминал… Некоторое время я смотрел на него — он этого не замечал, слишком занятый зубрежкой, — затем вернулся к своим делам. Через два часа я заставил его сделать перерыв на обед и настоял на своем — мы пошли в ресторан. Будда охотнее всего съел бы только свои данные, и притом не выходя из комнаты. Маньяк.

— Никаких разговоров, пошли. — Я безапелляционным жестом показал на дверь. — Кстати, как тебя зовут?

— Роберт Друдман, Ари. — Он улыбнулся, кажется, впервые за сегодняшний день. — Хочешь, чтобы мы уже сейчас пользовались новыми именами?

— Угу. Можешь даже улыбаться каждый раз, когда будешь ко мне обращаться. Меня это не волнует, самое большее — выбью тебе зубы.

После обеда мы вернулись к учебе. В четыре часа я понял, что чувствую себя в шкуре Ари Стейтса уверенно, как жокей в седле. Я сделал себе легкий коктейль и проверил, не вернулся ли еще Саркисян. Он еще не вернулся.

— Через час идем в кегельбан, ты готов? — спросил я кружащего по комнате Будду.

Мой вопрос застал его врасплох; у него побелел кончик носа, и он долго смотрел на меня, словно хотел, чтобы я отказался от своего предложения. Я ждал.

— Да. Черт побери, кажется, да.

Когда я с ним познакомился, у него был сочный баритон, сейчас же из его рта доносился невыразительный хриплый голос. Каждые полминуты он потирал замерзшие ладони.

— Спокойно, приятель. Во-первых, ты всегда можешь сказать, что у тебя проблемы с желудком, это в определенной степени оправдывает неуверенное поведение; во-вторых, я по опыту знаю, что если и подставляешься на чужой биографии, то всегда в самом неожиданном месте, на что мы никак повлиять не можем, так что не из-за чего волноваться. А если ты еще сам начнешь придумывать себе слабые места… — Я закончил фразу хорошо известным жестом, ткнув в пол большим пальцем. — Хватит и тех ударов, что мы получаем от наших противников, не истязай себя еще и сам.

Я говорил с непоколебимой уверенностью в себе, можно сказать, что моя речь в определенной степени подняла настроение мне самому, не говоря уже о Будде — он перестал потирать руки, глубоко вздохнул и постарался расслабиться. Нос у него, видимо, действительно замерз, и он несколько раз потер его ладонью. Как бы он себя ни чувствовал, выглядел он намного увереннее и лучше.

— Ладно. — Он хлопнул в ладоши. — Я готов. Только что мы там будем делать?

— Сыграем в кегли. Играл когда-нибудь?

— Несколько раз, я не особый поклонник этой игры. Обычно там выпивают море пива, и борьба идет скорее за место у писсуара, чем за очки на дорожке.

— Шутишь? Почему никто не сказал мне этого раньше? — завопил я. — А я, старый дурак, я, Ари Зона Стейтс, ни разу в жизни не был в кегельбане? Ха-ха! Что за ирония судьбы?! Пошли.

Я вышел первым и закрыл за ним дверь, сунув в щель кусочек фольги от упаковки «голден гейта». Будда не обратил внимания на мои манипуляции, явно потрясенный моим спортивным невежеством.

— А гольф? — спросил он.

— Иди ты к черту и возвращайся через неделю! — Я махнул рукой. — Что это за игра, если только через восемнадцать лунок можно бросить что-нибудь себе в желудок? И это спорт, игра, развлечение? — Мы вошли в лифт, двери звякнули, и мы поехали вниз. — Я люблю бирюльки на столике в баре, или шашки в том же баре, или яхтенные гонки…

— … если на борту есть большой бар, — вставил Будда.

— О! — Я хлопнул его по плечу. — Чувствую, мы с ним еще побьем несколько рекордов, — сказал я слушавшему с отсутствующим выражением лица лифтеру. — Позвоните в гараж насчет моей машины, я подожду у входа.

Обслуга гаража оказалась достаточно проворной, мы ждали самое большее полминуты. Будда успел закурить свою безникотиновую сигарету, но мучивший его вопрос он задал лишь в салоне «хаймастера»:

— Что мы будем делать в кегельбане? — и быстро добавил: — Только не говори мне, что играть!

Я подождал, пока появится просвет в потоке автомобилей, и тронулся с места. В замыкавший перспективу улицы небоскреб с блестящими окнами ударило последними видимыми на этой высоте лучами солнце и, словно истощенное последним за этот день усилием, опустилось за вершины других небоскребов. Воздух посерел, рекламные экраны начинали светиться все ярче — каждый взгляд в сторону грозил временной потерей зрения.

— Выпьем пива, — сказал я. — Посмотрим. Спросим о Ласкацио. И все.

— И все?

— Угу. Что бы они тут ни делали, им наверняка не понравится, что какие-то двое никому не известных типов пытаются влезть в их дела.

— Будут нас проверять?

— Наверняка, но и этого может оказаться мало. Ты же видел, как легко подделать чужую жизнь. Ласкацио может об этом знать.

— Ну и что будем делать?

— Не знаю. — Я свернул налево, опередив ищущий место для парковки «форд». — Что-то делать придется, — сказал я, чтобы полностью не лишать его надежды.

Мои слова подействовали на него не лучшим образом; всю остальную часть пути он молчал, видимо, размышлял над планом, полагая, что младший брат утратил способность что-либо планировать, если она когда-либо вообще у него была. Меня так и подмывало спросить, что такого умного он придумал, но мы уже подъехали к плоскому остекленному звездообразному сооружению, предлагавшему жаждущим развлечений трентонцам целое множество разновидностей кегель — слингер, керлинг, боччия, скиттл, боулз, кегли на траве и на льду и, естественно, кегли в их традиционном варианте. Со стоянки стекались к дверям в разных секциях ручейки спортсменов; некоторые несли шиповки и шлемы, другие — тяжелые сумки с глухо постукивающими внутри шарами, большая же часть шла с пустыми руками, как мы, — либо любители пива, либо их снаряжение было заперто в клубных шкафчиках. Я припарковал машину, и мы вышли. «Сегодня! Демонстрация профессионального керлинга! Секция X, в 18.15!!!» Буквы бегущей строки на крыше на мгновение замерли, словно специально для нас, и понеслись в погоню за предшественницами, а на их месте появились другие, сообщающие об очередных мероприятиях.

— Наверное, куплю себе что-нибудь такое, — сказал я, наблюдая за движением на стоянке. — Смотри, середина недели, а тут толпы! Деньги текут рекой.

Будда обошел машину и остановился напротив меня: — Ты серьезно? Я сам когда-то думал о подобном, но нужно немало денег для начала, мне бы потребовался компаньон.

— Да? — Я наблюдал через его плечо за стягивающимися к кегельбану людьми. — Я думал, ты уже составил обо мне мнение и никогда не согласишься… Как там говорил отец? Что он никогда не… — Я щелкнул пальцами, пытаясь вспомнить поговорку, которую не слышал уже много лет. — Погоди… что-то насчет поля?.. Помнишь? А! Что он никогда с таким на одном поле даже срать не сядет! — вспомнил я. Будда смотрел на меня с нескрываемым отвращением. — Что случилось?

— Этакий маленький тестик, да? — процедил он сквозь зубы.

— Отстань. Я сейчас занят совсем другим, успокойся. — Я прошел мимо него, толкнув в плечо. — Идем, я уже знаю, куда нам следует направить свои стопы. — Я показал на два луча «звезды», надписи и лазерные картины на которых приглашали сыграть в традиционные кегли. За моей спиной послышался сочный плевок, но поскольку я не почувствовал удара слюны о мою спину, не принял это на свой счет, даже не обернулся. Я первым вошел в здание и нашел вход на балкон. Он был узким и пустынным, вся общественная и спортивная жизнь сосредоточилась внизу. Остановившись у барьера, я увидел, что направо тянутся восемнадцать дорожек для американских кеглей, в противоположном направлении катились шары играющих в девятишаровые кегли, в самой же дальней части находились две дорожки для игры в раздвижные кегли, не столь популярной, что видно было хотя бы по царившей в их окрестностях пустоте. По остальным дорожкам почти беспрерывно катились шары, но сопровождавший их движение грохот заглушался общим шумом — криками болеющих жен и девушек, похвалами игроков, обещаниями и угрозами в адрес соперников, стуком падающих кегель и воплями возбужденных участников. Группы дорожек отделял друг от друга комплекс баров — солидная пивная, в которой было даже несколько сортов разливного пива; кафе, почти пустое, ибо кто же смешивает пиво с кофе, разве что ему охота просидеть полвечера над унитазом; далее находился бар, тоже довольно пустой, но я догадывался, что, как только закончатся первые матчи, а особенно реванши, игроки хлынут туда, чтобы истратить выигрыши и оплатить долги. И наверняка это будет продолжаться весь вечер — одни и те же люди будут то проставляться, то требовать угощения.

Я огляделся по сторонам и встретил настороженный взгляд Будды.

— Пройди до конца балкона и посмотри, может, здесь уже есть кто-то из знакомых, и вообще, приглядись. Возвращайся через пять минут.

Он кивнул и пошел вдоль барьера; я бы предпочел, чтобы он не выглядел как полицейский, разыскивающий вора, крадущего презервативы, но не исключал, что он может вызвать интерес у тех, кого мы ищем, а это, в свою очередь, облегчило бы с ними контакт. Разве что это будет контакт посредством воткнутого в темном коридоре ножа. Я машинально посмотрел назад и сместился чуть в сторону, чтобы потенциальному противнику пришлось сначала сделать несколько шагов. Теперь я стоял боком к барьеру, наблюдая за спортивной жизнью внизу и имея в поле зрения вход на балкон. «Перебарщиваю», — подумал я. Трудно предполагать, чтобы после минутного наблюдения кто-то решил нас убрать. Если бы так относились ко всем любопытным, балкон был бы скользким от крови, а возле задних дверей должен был бы стоять передвижной морг. Однако позы я менять не стал. Я посмотрел через плечо на Будду, который зондировал взглядом всех и вся, и наверняка уже должен был попасться на глаза наблюдателю. Тем не менее мы торчали на виду уже несколько минут, и никто пока нами не заинтересовался. Я оторвался от барьера и подошел к Будде.

— Пошли вниз. Покажешь, как в это играть.

У входа в зал мы остановились возле автомата для резервирования дорожек. Ближайшую свободную мы могли получить через сорок минут, я потребовал абонемент на две недели, заплатил и направился в пивную. Взяв два больших «будвайзера», я перенес кружки на столик и подозвал Будду.

— Заметил кого-нибудь знакомого?

— Да, ту, вторую, официантку. — Он выпил пива, Утер рот тыльной стороной руки, а потом большим и Указательным пальцами. Жест, старый как мир, как пиво и усы. — То есть ту, которая вообще к ним не под. ходила. Инструктора не вижу, остальных не знаю.

— Все сходится, у меня точно такая же информация, Бобби, — подмигнув, сказал я.

Он спокойно посмотрел на меня, видимо, немало по. работал над тем, чтобы вбить себе в голову новое имя. Я одобрительно кивнул, отхлебнул пива, почти окунув нос в пену, и уселся поудобнее — нога на ногу, локоть на спинке свободного стула, полная независимость и свобода; сидит себе человек и ждет свободной дорожки. Еще раз отхлебнув пива, я показал подбородком на кружку.

— Неплохо, хотя как-то раз я был в пивоварне… — Будда слегка прищурил глаза, медленно потянулся к своей кружке и не спеша поднес ее ко рту. — У них там… — На столик упала чья-то тень, я обернулся, но мне пришлось поднять голову, чтобы увидеть вежливую улыбку спортивного вида мужчины лет пятидесяти, явного завсегдатая подобных заведений. Рубашка в клетку, узкие джинсы, широкий ремень с пряжкой, под которой можно было бы спрятать Библию, шляпа, видимо, висела где-то на оленьих рогах. — Привет, — сказал я знакомому мне по фотографиям человеку, которого мы назвали инструктором.

— Прошу прощения, может, я лезу не в свое дело, но.,.

— Именно так, но извинения принимаются. — Я вернулся к прерванному рассказу. — Не поверишь — там были бочки с пивом, которые никому не позволялось выносить из подвала, так как якобы любое сотрясение могло его убить, они даже так и говорили, «убить». Они относились к пиву с почтением… — Я посмотрел на инструктора — загорелое лицо стало еще более загорелым, зубы уже не были ослепительно белыми, но это меня не удивляло — только в фильмах мексиканцы могут сжимать зубы и одновременно демонстрировать их, не выглядя при этом как некто страдающий запором в катастрофических масштабах. — Послушай, — раздраженно сказал я. — Тебе что-нибудь нужно? За пиво я заплатил, за дорожку заплатил…

— Именно о том и речь, автомат ошибся. Собственно, даже не автомат — девушка забыла перенастроить его на день, зарезервированный для…

— Слушай, ты… — Я встал и выпрямился. — Может быть, тебе, папаша, кажется, что ты все еще играешь в рекламном ролике «уинстона», но если ты немедленно не скроешься с моих глаз, то появишься в рекламе каких-нибудь протезов под слоганом «Это невероятно!». Сечешь?

— Объясняю. — Подбородок у него затрясся от злости, и из-за этого он начал говорить неразборчиво. — Свободных дорожек сегодня нет. Четверг — день для владельцев абонементов, вы не можете….

Одной рукой я подтянул его к себе, другой выдернул из кармана рубашки абонемент и сунул ему под нос:

— Видишь это? Видишь? Ну вот и проваливай, приятель! — Я толкнул инструктора, он пошатнулся, но удержал равновесие, прежде чем налететь на соседний столик, откуда с большим интересом прислушивались к нашей беседе. — И не подходи сюда больше, а то дам кружкой по башке!

Кто-то за спиной громко рассмеялся. Девушка — впрочем, какая «девушка», ей было лет сорок пять, может быть, сорок восемь — наградила меня аплодисментами. Ее подруга что-то пропищала и, подмигнув мне, подняла большой палец. Эта, в свою очередь, напоминала Венеру Милосскую — ей многого не доставало, чтобы выглядеть по-человечески. Несмотря на это, я улыбнулся обеим женщинам и сел, повернувшись спиной, чтобы, упаси Боже, они не приперлись, преисполнившись надежд на дармовое пиво и петтинг в салоне «шевроле-комби». Успокоив взглядом Будду, я глотнул пива и ударил своей кружкой о его:

— Твое здоровье!

— Не перебарщиваешь? — спросил он, поднося кружку ко рту.

— Нет, из моих бумаг следует, что я жутко нервный. Но будь осторожен, может быть, этому типчику захочется стукнуть меня стулом по макушке. Кстати, тебе не обязательно выражаться как портье из «Уолдорфа» у тебя тоже в бумагах отмечено отсутствие образования верно?

— Я думал, мы здесь в роли просителей, — тихо сказал он.

— Именно так, но у нас есть деньги. Кроме того, есть мы сами. Не самый худший товар, во всяком случае, что касается меня.

— О, я смотрю, ты уже заводишься! — Он рассмеялся и толкнул мою кружку. — Допивай, принесу еще, здесь, похоже, не принято сидеть с пустой посудой.

— Верно. — Я допил пиво, Будда покончил со своим чуть раньше и направился за новой порцией. Я огляделся. Мой неудачливый вышибала куда-то исчез, я не заметил ни Красински, ни Ласкацио, впрочем, ничего странного — оба не появлялись в кегельбане уже несколько недель. «Если ни одного из них уже нет по эту сторону, то для нас все кончено, — подумал я. — Хотя какие-то представители оттуда должны действовать и теперь?» Будда прервал мои мысли, со стуком поставив кружку рядом с пустой. Я поблагодарил. — Когда начнем играть?

Он посмотрел на часы.

— Через пятнадцать минут. Ты серьезно никогда не держал в руках шары?

— Нет, только яйца. Лучше скажи — для какой разновидности кеглей служит наша дорожка?

— Для американской. — У него была физиономия человека, застигнутого врасплох абсурдным вопросом.

— Ну конечно, какой же я дурак. Какая еще разновидность чего бы то ни было может быть лучшей в мире? Американская, естественно.

— Гм, а что в этом плохого?

— То, что мы взяли от всего мира все, что можно было взять, переделали на свой лад и бросили обратно миру — смотрите, самое лучшее, американское! Футбол, кино, музыку, шахматы, колу и так далее…

— Ну и что?

— Меня удивляет твое невежество. Что произошло несколько десятилетий назад? Мир сперва позволил нам себя захлестнуть, а потом отшвырнул нас. И знаешь, что говорят о нас, о нашем искусстве, о нашей науке? Правду — отсталость, провинциализм, технологическая ограниченность. Все правильно, разве нет? — Я приложился к кружке, но жестом не дал Будде возразить. — Оставим в покое общегосударственные рассуждения, хорошо? Мы здесь совсем для другого… — Из-за головы Будды, в дверях служебного входа, появился инструктор, пробежался глазами по залу, не глядя на нас, и снова исчез. — Пошли играть, надеюсь, что здесь как в покере — новичкам везет.

Вставив два пальца в отверстия, я осторожно попробовал пустить шар по дорожке. Шар повис на среднем пальце, а когда я мяукнул и дернул руку назад, шар послушно вернулся, затормозив о левое колено. Гуаяковое дерево — одна из твердых пород, именно этим и руководствовались, выбирая этот сорт для изготовления кегельных шаров. Будда поправлял шнурки, делая вид, что не замечает моих неудач. Я примерился для второго броска. Уже лучше — шар оторвался от пальцев почти безболезненно, но его начальная скорость оказалась не выше скорости страдающей ревматизмом улитки. Американские дорожки не имеют углублений, которые помогают шару катиться в нужном направлении.

— Усовершенствовали, называется! — проворчал я. — Я к тебе обращаюсь! — рявкнул я в сторону Будды.

Третий шар отправился следом за вторым, догнав его в желобе, и оба с глухим щелчком скрылись из виду.

— Теперь ты, — предложил я. — А я посмотрю.

Он не глядя вложил два пальца в отверстия — уже в этом он оказался успешнее меня, — затем прицелился, замахнулся назад, пробежал несколько шагов и пустил шар, выбросив руку вперед. Собственно, он сделал то, что я множество раз видел по телевидению и не считал ни особо увлекательным, ни слишком сложным. Шесть кеглей, не слишком выдающийся результат, и я дал Будде это прочувствовать. Он улыбнулся и бросил второй шар. Видимо, моя физиономия его раздражала, поскольку он сбил только четыре. Мрачно сосредоточившись, он бросил третий шар. Восемь.

— До ста?

Я принял предложение. Не потому, что мне очень хотелось повыламывать себе пальчики тяжелыми шарами, но что-то ведь надо было делать. Я уступил Будде право первого броска. Пока он небрежно колдовал с шарами, прицеливаясь, разбегаясь и бросая, я незаметно наблюдал за происходящим вокруг, одновременно тренируясь во вставлении пальцев в отверстия и особенно — в быстром вынимании их оттуда. Тренировка дала кое-какие результаты, наблюдение же — никаких. При счете 67:14 в пользу Будды я перестал смотреть по сторонам. Мои шары, в среднем каждый третий, достигали цели, но либо пролетали сквозь кегли подобно буре, сметая одну или две, или, если я пытался синхронизировать скорость с меткостью, скатывались в боковые желоба. Я сбросил жилетку и подвернул рукава, что позволило мне достичь тридцати очков. Как раз тогда Будда набрал сотню.

— Реванш, естественно. Я читал в правилах, что самое важное в кеглях — реванш.

— Может быть. Я не знаток, но вижу, как наш Ковбой поглядывает на часы. Вряд ли он позволит тебе оставаться на дорожке хоть секундой дольше.

Остыв, я медленно натянул жилетку и закурил.

— Несложная игра. — Я восхищенно покачал головой. — А какая захватывающая! Поздравляю. — Я протянул руку Будде, тот пожал ее с покровительственной усмешкой.

— Это было не так уж и трудно.

— Наверняка. Как-нибудь приглашу тебя на партию в пресснер, вот это действительно спорт.

— Никогда не играл.

Еще бы. Название игры я придумал секунду назад, еще через несколько секунд я объяснил бы ему правила, но тут увидел, что к нам приближается Ковбой, и изобразил на лице некое подобие постной улыбки.

— Уже уходим! — крикнул я, прежде чем он успел открыть рот, чтобы прогнать нас с дорожки. — Сам видел, я играю как последняя задница. — Он остановился, явно застигнутый врасплох моей самокритикой. Я подошел ближе и тихо спросил: — Джереми Красински, знаешь такого? Подумай, ответ может стоить мне две сотни.

Ясно было, что две сотни — не та цена, за которую он выдал бы чье-либо местонахождение, но подобного вопроса он, очевидно, не ожидал. С одной стороны, он колебался, не вышвырнуть ли нас из заведения, с другой — мы явно располагали какой-то информацией, и он должен был выяснить, что и сколько мы знаем. Правый уголок его губ дрогнул, он тряхнул головой.

— Не знаю такого, — медленно проговорил он.

— Ясно. Трудно предположить, чтобы ты знал всех, кого я хочу видеть. Но, может, немного подумаешь, может, все же что-нибудь вспомнишь. У меня до недавнего времени был приятель, которого Джереми соблазнял хорошими бабками. Юр Хоббер, увы, его уже нет в живых, но я до сих пор мечтаю немного подзаработать. — Я лихорадочно пытался сообразить, знал ли уже Джереми Мануэля, будучи приятелем Юра, и могу ли я назвать его фамилию, но не в состоянии был проделать в памяти сложную процедуру синхронизации дат. Ласкацио я решил оставить в покое, его всегда можно было выпустить на ринг позже. — Ну так как? Подумаешь? — Он смотрел на меня и не отвечал, видимо размышляя, не вышвырнуть ли нас вон. Я решил слегка подсластить разговор: — Не злись на меня за ту сцену в баре, но ты подошел ко мне со спины и сразу что-то понес, а я немного нервный. У нас… — я кивнул в сторону Будды, — нелегкая жизнь, черт бы ее побрал.

Похоже, я окончательно сбил его с толку лавиной слов и сведений, ему требовалось время, чтобы проанализировать мою болтовню или поделиться услышанным с кем-то поважнее. Я надеялся, что он запутается, пытаясь воспроизвести мою тираду, что затрет возможные нестыковки и вызовет у шефа желание встретиться со мной. Если он окажется достаточно разговорчивым, одни лишь вопросы могут помочь дать ответ. Самый худший вариант допроса — вынудить кого-то рассказывать и вмешиваться в поток слов, он сам наделает глупостей. Но мало кто в состоянии выдержать подобного рода поединок. Ковбой, по крайней мере пока, показывал себя с самой лучшей стороны. Я надеялся, что его босс окажется более легкомысленным, так часто бывает.

— Мы пойдем пить пиво. — Я показал в сторону пивной. — Постарайся подумать.

Он молча повернулся и ушел. Я кивнул Будде и пошел впереди. Заказав четыре кружки, я оперся локтями о столик.

— Ты слышал, Бобби, что я ему сказал. — Я надеялся, что у Будды не возникнет желания именно сейчас, когда за нами могут наблюдать и подслушивать, рассуждать по поводу наших активов и пассивов. Он кивнул. Я тоже. — Будем пить пиво. И посмотрим.

Мы молча опорожнили по кружке. Я смотрел на других игроков — все играли на несколько порядков лучше меня. Венере Милосской, может быть, и недоставало красоты, но руки у нее имелись, и она катала шары по дорожке с достойной зависти ловкостью. Раз или два она бросила взгляд на меня, я почувствовал, что нам пора сматываться, но я надеялся на ответ Ковбоя. Он появился, когда четыре кружки уже опустели. На этот раз он не стал подходить ко мне со спины, видимо, проконсультировавшись насчет того, как себя вести, с кем-то извне, или просто хотел, чтобы это выглядело именно так; так или иначе, он громко хлопнул входной дверью и подошел к нам.

— Я ничего не понял из твоей болтовни, приятель, но играть здесь может кто угодно. Только лучше запишитесь, дорожек все еще не хватает. На завтра, например, уже почти все занято. — Он пожал плечами и, не прощаясь, вышел.

Делать здесь больше было нечего, разве что посетить туалет. Уходя, в автомате у дверей я набрал обе наших фамилии. Я вовсе не удивился, увидев, что А. 3. Стейтс и Р. Друдман — чуть ли не единственные, кто записался на завтра. От каких-либо многозначительных жестов я воздержался, зато Будда, правда, уже в машине схватил меня за плечо и несколько раз потряс. Он пребывал почти в экстазе, и мне пришлось долго его убеждать, чтобы не устраивать празднование уже сегодня. Но от двух «манхэттенов» я отказываться не стал. У меня слабая воля. Когда мне этого хочется.

14

Было начало четвертого, если точно — семь минут четвертого. Я уже сто с лишним раз успел посмотреть на часы, когда позвонил Ник-Пол-Робин. Камень с сердца! Я почувствовал себя на несколько кило легче и на несколько сот гига-чего-то-там счастливее. Мне не удалось скрыть своей радости.

— Неужели ты рад? — спросил Робин.

— Ты даже сам не знаешь как. Без тебя я обречен на безработицу. Скажи — у тебя получилось?

— Естественно, у меня всегда все получается, — непринужденно рассмеялся он.

— Понятно. Потому я тебе и позвонил, твое участие в любом деле гарантирует положительный результат.

— Это что, намек на новые предложения? — настороженно спросил он.

— Не-ет… Но ты поднимешься наверх, или мне тебя где-то искать? — Я увидел, как Будда, с самого начала заинтересовавшийся разговором, теперь буквально прядает ушами, а мозг его работает на максимальных оборотах. — Ты в нашем отеле? — уточнил я.

— Да. Ты один?

— С коллегой. — Я посмотрел на Будду. — Ведь я бы тебя не приглашал, если бы у меня не было гарантий!

— Хорошо. Со льдом, пожалуйста.

Я положил трубку и, радостно подпрыгивая, направился к бару.

— У тебя никак не получается выговорить «с братом»?

Вопрос Будды не слишком меня удивил. Я ожидал, что рано или поздно он заметит, что я избегаю упоминания о наших родственных отношениях, а когда заметит — рано или поздно поднимет этот вопрос. Впрочем, я никогда особо об этом не задумывался. К счастью, у меня имелась лишь одна или две минуты на ответ, и. я не слишком с ним спешил.

— Ну так что? — поторопил он меня.

— Что ж… — Я налил в стакан виски, тщательно выбрал три наиболее правильной формы кубика льда и бросил их туда. — Раз уж ты спрашиваешь — действительно, мне трудно выговорить подобное. Я еще не привык. Тебя это удивляет?

— Да, — неприятным тоном произнес он.

— Ну, значит, у тебя больший запас поводов для удивления. — Я пожал плечами. Налив вторую порцию, я протянул стакан Будде, но он лишь раздраженно покачал головой. — Ты ожидал, что через неделю после знакомства я буду сидеть у тебя на коленях и рассказывать о своих проблемах? Чтобы старший братишка утешил, обещал всыпать как следует обидчикам и на прощание дал на пиво?

— Черт! — Он взмахнул кулаком в воздухе. — Чтоб тебя…

Посетитель спас нас от пустопорожней дискуссии насчет кровных уз и их роли в повседневной жизни. Я крикнул: «Войдите!», дверь открылась и вошел Н-П-Р. Он радостно пожал мне руку и, не скрывая любопытства, подошел с протянутой рукой к Будде.

— Будда Гамильтон, — сказал Будда и застыл с раскрытым ртом.

— Не страшно, — успокоил я его и пояснил заинтригованному Н-П-Р: — Мы работаем под чужими именами, а он как раз сейчас себя выдал.

— А! — Робин крепко пожал руку Будде, словно хотел таким образом вознаградить его за провал. — Будда… Неплохое имя. — Он повернулся ко мне. — Может, и мне взять такое? Оно мне чертовски нравится.

Он провел в нашем номере всего две минуты, а я уже почувствовал себя полностью расслабленным. Будда тоже перестал злиться и с интересом смотрел на Н-П-Р. Я подал ему стакан.

— Поскольку Будду в данный момент зовут Роберт, то можешь взять себе его Будду.

— Ладно, но это как-нибудь потом. — Он сделал глоток, Будда потянулся к бутылке и тоже налил себе. — О, как раз на мой вкус, — похвалил Робин. — А где Ник, то есть Дуглас и Дуглас?

— Черт их знает. Куда-то свалили, мы одни. Пользуемся помощью полиции и кого только можно. — Я поднял свой стакан, готовясь произнести тост в честь гостя. — К счастью, у нас есть знакомства в кругах самых выдающихся специалистов нашего времени и пространства.

Мы выпили. Робин слегка наклонился к нам с Буддой, вынул что-то из кармана и бросил, вернее, он лишь замахнулся, а когда я машинально вытянул руки, он отказался от своей идеи, шагнул к нам и подал мне часы.

— Извини, это вовсе не была шутка, я просто сообразил, что это довольно дорогая игрушка.

— Может разбиться от простого удара? — Я заинтересовался массивным хронометром с несколькими десятками функций. «Циттер». Хорошая машинка. — Симпатичный, ничего не скажешь.

— Ха-ха! Дорогой, ты можешь им проковырять дыру в танковой броне, если тебе хватит терпения.

Будда отставил свой стакан и подошел взглянуть на часы. Я отдал их ему и показал Робину на кресло.

— Что он умеет делать?

— Сейчас покажу. — Он глотнул из стакана и со стуком поставил его на стол. — Собственно, я не должен брать с тебя денег, твое задание дало толчок моим мыслям, и я сделал нечто такое, что имело бы смысл запатентовать.

— Господи! Умоляю, не делай этого. Я тебе устрою кучу денег за секретный патент, от ЦБР, полиции или президента. — Я схватил его за колено и сильно встряхнул. — Знаешь, что начнет твориться в нашем прекрасном мире, когда твою игрушку можно будет купить в каждой аптеке?

— О чем вы говорите? — Будда сел за стол и отдал мне часы. — Устроили конкурс загадок специально для меня?

Робин нахмурился и посмотрел на меня.

— Будда еще не знает, о чем мы говорим. Я не хотел набивать ему оскомину, пока устройство не окажется у меня в руках. — Я взял «Циттер» и взвесил его на ладони. — Это — надеюсь, что это так, — карманный гипнотизер. Кроме того, его невозможно обнаружить и уничтожить, он снабжен одноразовой застежкой и надежным внешним питанием.

— И при этом он дорогой и не проверен в деле, — добавил Робин.

Будда перевел взгляд с меня на Робина и обратно, затем взял свои сигареты и закурил.

— Черт побери! Только теперь дошло! Ты — Робин из… — Он несколько раз щелкнул пальцами, пытаясь что-то вспомнить. — Ну там, где дурачили ученых?.. — Он начал трясти головой и бормотать, пытаясь заставить работать память. — Я думал, это Оуэн придумал такого персонажа.

— Его невозможно придумать, — убежденно сказал я. — Разве что он сам это сделает.

— Оуэн, ты так мне льстишь, как будто рассчитываешь на скидку. — Он посмотрел на меня из-за края стакана.

— Ни в коем случае.

— Ну тогда смотри, я скоро сматываюсь. — Он схватил часы и сунул мне под нос. — Здесь куча обычных функций, а вот инструкции к ним. — Он достал из кармана мини-диск и положил на стол. — А теперь самое главное, это тоже есть на диске, пароль «Робин-бин», но лучше гляди. — Он по очереди нажал на четыре кнопки. — Видишь: два-два-один-четыре. Потом прикладываешь клиенту к виску, вот тут. — Он показал место на своей голове. — Теперь нажимаешь три-три. Ждешь пятнадцать секунд и говоришь, что хочешь. — Он осторожно положил часы на стол. Видимо, он действительно высоко их ценил. — Все.

— Ограничения? — Я взял часы и снова машинально взвесил их в руке.

Он причмокнул и вздохнул, потом немного подумал, постукивая пальцами по краю стакана.

— Видишь ли, как я уже тебе говорил по телефону, это не обычный магнитофон с гипнотекстом. Это слишком ненадежно, и ты мало что мог бы сделать. Дерьмо, одним словом. А здесь… — Он покачал головой. — Мне пришлось бы объяснять, что такое мозговые волны, ЭЭГ, альфа-ритмы и все такое прочее. Впрочем, вряд ли тебе это нужно. Суть в следующем: во-первых, это прототип, может быть, не номер один, номер два, но он не подвергался более чем четырем испытаниям. Эта штука создает достаточно сильное поле, разрушая при этом сама себя. Я даже не могу сказать, когда она откажет. Прототип сдох после третьего использования. Этот должен быть более устойчивым. — Он дотронулся пальцем До «Циттера». — Он точнее рассчитан и синхронизирован, лучше экранирован. Я сделал, что мог, но на большее у меня просто не было времени. Впрочем, может быть, большего и не удалось бы добиться — технологические ограничения. Подводя черту: на твоем месте я мог бы на него полагаться — но не на сто процентов, самое большее на девяносто шесть — дважды. Возможно, он сработает три раза, четыре или даже шесть, но это уже скорее интуиция, чем рациональные обоснования.

— Длительность передачи приказов влияет на… на это?

— Да. Весьма существенно. Поэтому мне придется сказать еще немного умных слов. Ты должен тщательно продумать приказ, он должен быть конкретным, однозначным и ясным. Ты должен повторить его дважды и проверить, понял ли его клиент — просто приказываешь ему повторить, не выключая устройство. Только после этого его можно отключить. Ясно? В итоге приказ передается трижды, понял? Если объект не поддается, можно какое-то время спустя повторить все заново, не помешает немного его размягчить — несколько раз дать по морде или какой-нибудь легкий наркотик, типа ЛДС-7 или гарсола. Ну и еще учитывай, что тебе может попасться человек, которому нужно лупить по мозгам из пушки, а не из этой мелочи. — Он еще раз щелкнул ногтем по стакану. — Черт возьми, я волнуюсь так, словно мне самому предстоит его испробовать… — Неожиданно он заорал, едва не вызвав у меня инфаркт: — Может, все-таки нальешь? Я стучу и стучу по этому стакану, но где там! Мавр сделал свое дело, мавр может уходить?

Я бросился к бару, толкнув по дороге вскочившего со своего места Будду. Робин громко рассмеялся:

— Это мне нравится — еще не заплатили, а уже задирают нос. Кстати, могу дать вам скидку… О, спасибо. — Он взял стакан и отхлебнул виски. — Отличный вкус, — похвалил он. — Не слишком много воды, как я люблю.

— Вообще без воды, — буркнул я, размышляя над его последними словами.

— Милый мой! — сладким голосом произнес он. — Ведь виски содержит, кажется, тридцать шесть объемных процентов алкоголя, еще немного добавить на дубильные вещества и прочие вкусовые составляющие, а остальное? Вода. Недостаточно? Вполне. — Он поднял стакан и опытным путем проверил свои рассуждения. — Итак, как я уже сказал — вы можете получить значительную скидку… — Он замолчал.

Мне не хотелось его разочаровывать, хотя я догадывался, какие мысли бродят у него в голове.

— Ну? Хотелось бы знать, каким образом я мог бы сэкономить немного денег, поскольку на большую скидку не рассчитываю.

— Конечно, я же не дурак. Просто воспользуемся этой штучкой вместе, то есть я буду оператором…

— Исключено! — прервал я его.

— Послушай, мне чертовски понравилось, когда я прочитал про себя в книге. Знаешь, какой я тщеславный? — затараторил он, словно желая захлестнуть меня водопадом слов, лишить возможности возразить и использовать в своих целях. — Почти как ты, а это не так легко. Ну так что?

— Я напишу про тебя отличную отдельную книгу, но о других приключениях. В самом деле, Робин, хватит об этом, — примирительно предложил я. Будда, казалось, с облегчением вздохнул. — Ничего особо потрясающего я не жду. — Я показал на Будду. — Иначе я не брал бы с собой любителя, хотя это дело я веду по его заказу.

Я не смотрел в это время на «любителя» и потому не видел, но каким-то образом почувствовал, что он не против использования его некомпетентности в качестве аргумента, и даже этим доволен. А может быть, и нет, но у меня не было времени даже чтобы посмотреть на Будду, поскольку Робин одним глотком допил виски и со стуком поставил стакан на стол.

— Ясно. — Он поднялся и отряхнул брюки, хотя я не видел на них ни крошек, ни песка. — Что ж, желаю удачи. А то, что я говорил насчет того, что хотел бы принять участие в каком-нибудь деле, — правда. Иногда я подыхаю со скуки. — Он протянул руку, собираясь прощаться.

— Знаю, — сказал я и сунул ему в руку банковскую карточку.

Подбросив в воздух пластиковый прямоугольник, он направился к компу, набрал первую последовательность цифр и бросил через плечо:

— Откуда ты знаешь, как я скучаю?

— Я много о чем знаю.

Он перевел сумму на свой счет, вернул карточку и хлопнул в ладоши:

— Ну что ж… всего хорошего! — Робин пожал мне руку, попрощался с Буддой. У меня возникло впечатление, что он колеблется, ожидая каких-то действий с моей стороны, и я даже догадался, что он имеет в виду — подстраховку, как на плоскогорье Клемента, но мне пришлось бы выйти с ним, а это было бы нечестно по отношению к Будде, а меры предосторожности, о которых знают трое, перестают иметь какой-либо смысл, значение и ценность. — Пока.

Когда он ушел, я обнаружил, что у нас с Буддой почти одинаковые прощальные улыбки на лицах. Я налил себе еще несколько капель и бросил в стакан лед.

— Ему тяжело было с собой расстаться, — безразличным тоном заметил Будда. Сообразительный, однако. Я сам, пусть и поверхностно, но все же немного зная Робина, с трудом заметил его колебание, а тут — пожалуйста! Я почувствовал легкие угрызения совести, которые начали упрекать меня в покровительственном отношении к брату. «Брату», — подумал я. Кажется, впервые мне пришло в голову это слово без сопровождавшего его знака вопроса.

— Думаю, он хотел поговорить насчет подстраховки, — согласился я.

— И наверняка он был прав, — сказал Будда, закуривая и выпуская в мою сторону облако дыма. — Может, этот твой Саркисян? В конце концов, он специалист, и с немалыми полномочиями.

Я немного подумал; собственно, думать уже было не о чем, отказываться от подстраховки было бы легкомыслием, но раньше мне это в голову не пришло, а мой принцип состоит в том, чтобы полагаться на интуицию, которая в конечном счете является результатом подсознательной мыслительной деятельности. Однако вряд ли я сумел бы объяснить все это Будде, так что в итоге согласился с его предложением. Набрав номер Саркисяна и воспользовавшись давно обговоренным кодом, я защитил информацию от преждевременного и несанкционированного доступа, затем кратко изложил суть дела, сославшись на Джонсона и Крабина и перечислив все фамилии, даты и названия городов, которые знал. Закончив запись, я забрал у Будды его документы, упаковал их в конверт, добавил к ним свою лицензию, банковскую карточку, водительские права и отправил все на адрес «до востребования».

— Теперь можно? Будда посмотрел на часы:

— Сейчас только четыре, пожалуй, надо еще подождать. Есть время выпить еще по стаканчику. У меня предчувствие, что вечер будет весьма интересным.

Без каких-либо возражений я согласился с ним по всем трем пунктам. Сняв часы, я надел новые и защелкнул браслет. Теперь без прочных ножниц и моего участия снять укулеле было невозможно. Я перехватил полный сомнений взгляд Будды; увидев, что я смотрю на него, он показал бровями в сторону «Циттера»:

— Надеешься, что эта штука тебе поможет?

Я протер стекло рукавом рубашки, взглянул на табло и кивнул:

— Уверен. Я предполагаю, что придется кое в чем убедить несколько человек, можно это сделать просто словами или описывая дулом пистолета круги перед лицом собеседника. Так вот, в слова я не верю, а оружия У меня нет, вернее, не будет, когда возникнет такая необходимость. Этот же приборчик выглядит вполне невинно и должен подействовать как надо.

Я налил себе небольшую порцию виски и спросил Будду о его планах. Он согласился с моими, и мы вместе закурили. Однако через две минуты тишина начала нас угнетать. Вдруг почувствовав себя неловко, я начал избегать взгляда Будды, опасаясь, что он это заметит. Допив свою порцию, я бодро воскликнул:

— Поехали! — Фальшь в моем голосе была столь явственной, что — а может быть, мне только показалось, — даже экран компа приобрел хмурое выражение. Это мне напомнило кое о чем важном. Подойдя к клавиатуре, я тщательно удалил из памяти машины все следы нашей деятельности. На всякий случай я связался с моим компом, который в отношении следящего и дезинформирующего обеспечения мог бы сравниться с компьютерами Совета Национальной Безопасности. Машины некоторое время пообщались, после чего гостиничный комп мог бы под присягой показать, что я включал его два раза, чтобы сделать короткие заметки. Если бы кто-то дотошный постарался, после некоторых усилий он мог бы узнать и содержание этих заметок — одна касалась изменения имени героини, а вторая — наброска ситуации. Я отошел от клавиатуры и обвел взглядом комнату. — Кажется, все, проверь, не оставили ли мы тут чего лишнего.

Будда выполнил поручение буквально, обойдя комнату и заглянув в ванную и туалет, затем задумался, блуждая взглядом по стенам.

— А план на сегодня?

— Простой. Нужно установить контакт.

— Действительно, черт возьми. А если нас здесь подслушивали?

— Тогда у нас будут проблемы. Недосмотр, но, может быть, наши приятели не столь подозрительны. Кроме того, самые очевидные поступки часто недооцениваются. Ну и, собственно, мы уже мало на что можем повлиять… Погоди, кое-что мы можем сделать! — Я включил комп и связался со своим. Все свои действия я описывал Будде, чтобы не повторять ему еще раз, а заодно проверить себя на возможные ошибки. — Ищем в Трентоне в достаточной степени компьютеризированный отель — раз. Два — регистрируемся задним числом… Не хочет? А для чего нам отмычки, заплатим ему вперед, может, будет более уступчив. Ну вот, видишь! Проглотил. Добавляем еду, напитки, какой-нибудь телефонный разговор, но номер скрываем. Пребывание завершаем сегодняшним днем. Что-нибудь еще? — Я повернулся, ожидая дополнений, но Будда покачал головой. — Ну значит, все. Ага! Через час уничтожить записи о нашем пребывании здесь, деньги перевести на счет. Конец.

Я набрал «ex t» и, развернувшись вместе с креслом, спросил Будду, есть ли у него еще какие-либо сомнения. Таковых не имелось.

— Ни пописать перед уходом, ни выпить?

— Нет.

Он выглядел слегка возбужденным, у него побелел кончик носа и мочки ушей. Видимо, он сам почувствовал, что мерзнет, поскольку на несколько мгновений закрыл уши руками, почесал бакенбарды и принужденно улыбнулся. Я попытался пошутить, чтобы разрядить напряжение, но на него это не подействовало. Ну, нет так нет. Я бросил в сумку свою косметику, сгреб со стола сигареты и зажигалку.

— Черт, я же еще не собрался, — вскочил Будда.

— Спокойно, у нас еще полно времени…

Он бросился к двери, не слушая меня. Я вышел за ним, протиснулся в не до конца закрытую дверь. Он выбежал из ванной с несколькими десятками флакончиков, тюбиков и коробочек. Все рассыпалось, покатилось, загрохотало, падая на пол. К моим ногам подкатились два белых цилиндрика. Я поднял их, машинально взглянув на надписи.

— Господи, Будда! Зачем тебе тампоны?

— Потому что мне так нравится! — рявкнул он. — Не люблю, когда у меня задница потеет, ясно? Доволен?

Меня так и подмывало прорычать что-нибудь на тему того, насколько меня волнует пот у него в заднице, и чтобы вместо тампонов он засунул в это место свои комплексы и не орал на людей, которым совершенно неинтересно, что и куда он себе засовывает, особенно если речь идет о подобных местах, но мне каким-то образом удалось сдержаться. Скажем так, почти.

— Тогда нацепи себе под нос слюнявчик, а под мышки подушки, только, пожалуйста, не ори, чтобы удар не хватил. Ладно?

Он извинился или посчитал, что извиняется, бормоча что-то себе под нос и собирая свои сокровища. Если бы он не оказался столь чувствителен, я отпустил бы какую-нибудь шуточку насчет того, что он напоминает мне озабоченного хомяка или взволнованного Деда Мороза, у которого сбежали последние санки. Воздержавшись от насмешек, я сообщил Будде, что подожду его в машине на улице, и вышел. Я помнил о том, чтобы дать служителю гаража несколько баксов для прекрасного, компетентного и не поддающегося искушениям обслуживающего персонала, ибо иначе этот самый персонал готов был запомнить нас не с самой лучшей стороны, впрочем, служитель и так смотрел на меня косо, видимо, коридорный донес ему, какая я скотина. Во всяком случае, я сделал, что мог. А потом выехал на улицу и подобрал Будду. Он уже успокоился и выглядел нормально. «Во всяком случае, не как мужик с тампоном в заднице», — подумал я. Хотя, чего я цепляюсь к этим идиотским тампонам? Никого еще с их помощью не убили. Невинный продукт обработки целлюлозы, и тем не менее он неприятно застрял у меня в памяти. Я не мог вспомнить, беспокоили ли меня когда-либо прежде мысли по поводу ваты. «Отцепись от ваты, Оуэн, — подумал я. — Старый ты ворчливый брюзга, Оуэн, или брюзгливый ворчун».

— Будда? — Да?

— У нас есть один шанс установить контакт с Ласкацио. Сегодня. Если не получится — второй возможности не будет. Мы можем продырявить их систему безопасности лишь один раз, за счет неожиданности. Даже если полиция какое-то время спустя попыталась бы еще раз, ничего не выйдет — они уберутся отсюда, сменят обслугу, какие-нибудь пароли… Даже если нам придется сжечь эту будку на колесах, мы должны получить аудиенцию у Ласкацио и дать ему послушать тиканье моих часов. Он кивнул.

— У тебя есть какие-нибудь сомнения? — Не отрывая взгляда от почти пустой дороги перед нами, он покачал головой, слегка быстро на мой взгляд, но наверняка он все уже продумал заранее, как и я. — Ничего тебе не приходит в голову? Может, мы чего-то не учли?

Он посмотрел на меня и растянул губы в слабой улыбке.

— Хочешь меня спросить или просто занять конкретными мыслями? Не беспокойся, глупостей делать не буду и не вижу никаких пробелов в нашем плане. Извини — в твоем плане.

— Рад за тебя, — с легким сожалением сказал я, остановив машину в начале улицы, поворот с которой вел на площадь с кегельбаном. — А у меня предчувствие, будто я что-то недоглядел, что-то не так, как должно быть, но никак не могу понять, что именно.

— Обязательно надо ехать прямо сейчас? — В его голосе послышалось беспокойство. — Мы смело можем отложить визит…

— Нет, — прервал я его, опасаясь, что его колебание может и у меня вызвать пораженческие настроения. — Сегодня, — твердо сказал я.

— Ладно, сегодня, но можно ведь и через час, и через два.

Я набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул, насвистывая первые четыре такта «К Элизе». Выпятив живот и изогнув спину дугой, я с хрустом потянулся.

— Все дело в том, что никак не могу сообразить, в чем дело. Будем надеяться, что это какая-нибудь дерь-мовая мелочь. Может, я просто забыл закрыть кран в ванной? Поехали…

— А часто у тебя бывают такие предчувствия, и оправдываются ли они?

— Э… Нет!

Ну вот, пожалуйста, Оуэн Йитс — чемпион мира по лжи в виде одного слова!

— Знаешь, если это для тебя действительно важно то лучше было бы отложить…

— Нет. — Я нажал на газ и тронулся с места. — Предчувствие, что сегодня — наш шанс, сильнее всех прочих. Забудь о моих сомнениях. Пойдем напролом. — Я посмотрел на него. — Как вы там разогревались на стадионе? «Мы самые, самые, самые лучшие!»

— Ага, но не все. Другая часть, поменьше — это не предназначалось для камер и публики — обращалась к родословной противников и их гениталиям.

Я свернул на стоянку и направился к ближайшему просвету в сомкнутых рядах автомобилей разных марок, форм и цветов.

— А ты принадлежал к какой части?

— К первой.

— Так я и думал.

Я припарковал машину. «И почему я так люблю врать», — подумал я. Если бы это еще имело хоть какой-то смысл, но ведь я был уверен, что Будда увлеченно крыл соперников на чем свет стоит, а я ему сказал нечто совершенно обратное. К чему бы это? Я выключил двигатель.

— У тебя есть в карманах какие-нибудь бумаги? — спросил я, вынимая свои. Будда провел ладонями по телу и покачал головой. — Ну, пошли.

Я выскочил из машины, хлопнул дверцей и, не дожидаясь Будды, направился к уже знакомым дверям. Войдя, я подтвердил бронь, подошел к четвертой дорожке и сбросил пиджак на стул. Будда еще спокойно перебирал пальцами по застежкам куртки, когда мой шар уже свалил первые шесть кеглей. Вторым я сбил пять, а третьим — восемь. Будда пробормотал что-то, что я принял за похвалу, схватил шар, подождал, пока автомат установит кегли, некоторое время примеривался и с четырех шагов разбега пустил шар. Я окинул взглядом зал. Знакомого ковбоя нигде поблизости не было. Вообще, одни незнакомые. Я закурил, наблюдая за игрой Будды. Три броска, и не меньше восьми кеглей в каждом. Он оглянулся и спросил:

— Сыграем?

Я согласился. Что нам еще было делать? Когда Будда набрал сотню, я отставал от него на одиннадцать очков — отвратительный результат, особенно если учесть, что мой противник сосредотачивался на игре лишь на несколько секунд — перед тем как пустить шар. Все остальное время он спокойным, безразличным взглядом скользил по стенам помещения и людям. Ничего не происходило, за исключением того, что он у меня выигрывал, а я ему проигрывал. Остальные игроки не обращали на нас внимания и, откровенно говоря, не особо увлекались игрой. Шум катящихся шаров и грохот падающих кеглей не помешали бы даже озабоченному филологу писать статью о давно умершем авторе буколических произведений. Я начал волноваться не как спортсмен перед стартом, но скорее как хирург, который до сих пор не видит на столе пациента. Если Ковбой вообще не появится, если вообще никто не обратит на нас внимания, это будет означать, что либо мы пошли по неверному следу, либо след оказался верным, но мы лишь вызвали панику и след оборвался, или еще что-нибудь, в любом случае малоприятное.

— Я пошел за пивом, — сообщил я после очередного раунда. Заказав две кружки, я обратился к худому бармену: — Я ищу, вернее, жду одного из здешних работников — румяный, хорошо сохранившийся, лет сорок с небольшим.

— Не знаю такого, — процедил он. От такого тона пиво должно скисать еще в бочках, прежде чем попадет в кружку.

Я положил на стойку двадцатку и подтолкнул ее к бармену:

— Без сдачи. А где его можно найти?

Он провел тряпкой по стойке — та лишь размазывала влагу, но банкноты тем не менее стирала бесследно.

— В служебном отделении есть комната под номером 4А, если его там нет, то не знаю.

— Спасибо.

Забрав пиво, я вернулся к столику. Будда перехватил мой взгляд и понял его правильно. Бросив шар и больше им не интересуясь, он подошел и сел на стул.

— Выпей, если хочешь, конечно. Наш провожатый должен быть где-то в служебном отделении. Сейчас мы туда пойдем.

Почти одновременно мы выпили пива и взяли по сигарете. Пиво было великолепное, чуть горьковатое, в меру холодное, язык приятно пощипывали микроскопические пузырьки воздуха. И каждый глоток слегка отличался по вкусу от предыдущего. Я начал жалеть, что именно сегодня у нас неотложные дела, похоже было, что это неплохой день для пива, так же, как бывают хорошие дни для рома, вечера для коньяка, ночи для водки.

— Ты знаешь, что всю эту рекламу пива, все эти струи золотистого напитка, ударяющие в дно бокалов, все эти водовороты и пузырьки на самом деле снимают с помощью масла? Якобы так проще. — Будда старался говорить спокойно, но взгляд его бегал по сторонам, то и дело соскальзывая с моего лица и обследуя ближайшее окружение.

— Что ты говоришь? Черт побери, зло повсюду. — Я сделал большой глоток. — И никто не знает его творцов. Как и создателей анекдотов.

— Гм… Неправда. — Он стер пену с верхней губы.

— Что неправда? Про зло?

— Я сам придумал один анекдот.

— Да? — Я огляделся по сторонам. — Валяй.

— Эскимос просыпается и спрашивает закутанную в шкуры жену: «Эй! Что так холодно?» — «Не помнишь? — ворчит женщина. — Четыре дня назад ты нашел выброшенный на берег бочонок виски. Две стены ты использовал, чтобы его охладить». — «А остальные две?» — «Ты не охотился, дети съели», — сообщает из-под мехового капюшона жена. Эскимос озадаченно чешет голову, оглядывается и спрашивает: «А что тогда вокруг нас?» — «Полярная ночь», — отвечает жена. У меня было искреннее намерение рассмеяться или крайней мере широко улыбнуться, но в поле моего рения, в дверной щели, на мгновение появился Ковбой и тут же исчез, хотя нас даже не заметил, скорее, его просто кто-то позвал. Я быстро допил пиво.

— Пошли.

Я решительно направился вперед, Будда не отставал. Мы дали Ковбою лишь несколько секунд. Я толкнул дверь и вошел в коридорчик. Здесь было ослепительно светло, одна из стен, начиная с метровой высоты, представляла собой одно большое окно, разделенное на сегменты тонкими металлическими рамами. Пространство под окном заполняли полки с шарами, кег— лями, канатами, деталями каких-то механизмов, банками с клеем, лаками и сотнями других, видимо, необходимых в кегельбане, предметов. Ковбой уже готов был скрыться в одном из помещений, но, услышав тихий скрип двери, обернулся и сказал:

— Прошу прощения? Вы, кажется, ошиблись дверью? — На его лице застыла служебная улыбка, которая должна была исчезнуть, когда он нас узнал, но не исчезала. Ковбой направился к нам, все еще притворяясь, будто видит меня впервые в жизни. — Это служебное помещение, так что…

Я облокотился о полку — та тонко пискнула, но выдержала — и вытянул в его сторону руку с сигаретой.

— Без шуток, коллега. Мы ищем Красински, а ты знаешь, где он. Если здесь его нет, только скажи нам, где его искать, и мы тут же испаримся. Но… — я стряхнул пепел с сигареты, — ни секундой раньше.

Ковбой остановился в шаге от меня, наклонил голову и с видимой иронией долго меня разглядывал. У меня возникли сомнения в действенности каких-либо разговоров с ним. Он явно был в чем-то уверен, и это что-то очень мне не нравилось.

— Я уже вчера вам сказал, что эта фамилия ни о чем Мне не говорит. У остального персонала я тоже спрашивал. — Он развел руками. На мгновение мне показалось, будто он держит в руках проблемы для нас, большие, огромные проблемы. — Эта фамилия никому ничего не говорит.

— Опусти лапки, ты что, Христа изображаешь? — Я обронил окурок, не заботясь о том, чтобы затушить его подошвой ботинка. — Фамилия Ласкацио тоже ничего никому не говорит?

Выражение его лица оставалось все таким же безразличным, но от этой маски так и несло фальшью. Он должен был задуматься, хотя бы на секунду. Но нет.

— Тоже. Катись отсюда, приятель, ясно? — Он шагнул ко мне и толкнул рукой в грудь. — Про-ва-ли-вай!

С огромным удовольствием я развернулся кругом, потянул его за руку и толкнул назад, поставив ступню на пути его неуверенно топчущихся по полу ног. Он споткнулся и начал падать, но попал в зону влияния Будды, кулак которого вошел в контакт с подбородком Ковбоя. Полет к земле оказался на мгновение нарушен, нижняя часть тела явно стремилась осесть на пол, верхняя же подпрыгнула вверх, словно желая посмотреть Будде в глаза.

— Ох, Бобби! — сказал я, когда уже отзвучал грохот коленей, локтей и головы, ударяющихся о пластиковое покрытие пола. — Любишь же ты кому-нибудь врезать, а?

Я шагнул к двери, у которой недавно стоял Ковбой, сделал еще шаг и застыл. Из-за двери появился тип примерно моего телосложения и чуть моложе меня, но впечатление производил отнюдь не возраст — в руке он держал обрез, в стволах которого могли бы устроить себе гнездо голуби. Я отвел руки в стороны, чтобы у него не оставалось никаких сомнений.

— Мы хотели бы поговорить с мистером Ласкацио, — сказал я.

— Слишком многие верят в разговор как средство достижения цели. — Он ошеломил меня как своей речью прямо из Клебер-хаус-колледжа, так и справедливостью сказанного. — Кроме того… — Он слегка изменил позу, чтобы подчеркнуть, что держит на мушке и БУДДУ — — Чтобы имел место диалог, должны наличествать две стороны. Я вытаращил глаза и оглянулся на Будду. Взгляд его сразу же стал безразличным.

— Понятное дело, что я не собираюсь болтать сам с собой, — сказал я, изображая полное понимание. — Мы ищем Джереми Красински, а если его здесь нет, то, может, Мануэль Ласкацио знает, где он может быть. И все.

«Если сейчас из комнаты выйдет Красински и скажет: „Я их не знаю“, — подумал я, — то я прибавлю в весе ровно столько, сколько весит один заряд. Почему мы решили, что Красински смылся из этого мира? Нашего мира?»

Человек с обрезом задумался.

— А кого бы я представил мистеру Ласкацио, если бы я его знал?

— Я Ари Зона Стейтс, и если тебе это кажется смешным, то предлагаю убрать пушку. А это Роберт Друдман. Ведь это вам и так известно?

— Мистер Ласкацио вас не знает.

— Мы его тоже. Мы ищем Джереми.

Он поднял ствол обреза, словно желая отдать салют, но лишь почесал дулом щеку. Если бы он сейчас нажал на спуск, то забрызгал бы весь потолок. Но он не производил впечатления легкомысленного. Сзади что-то пошевелилось, чуть ниже уровня моих колен.

— Ну так как? — поторопил я. — Мне вовсе не улыбалось, чтобы Ковбой начал сейчас, при огневом перевесе, отыгрываться на моих почках за собственную неуклюжесть. — Мы можем поговорить?

— Минутку. — Он посмотрел мне за спину. — Встаньте рядом друг с другом, — велел он Будде и добавил, бросив взгляд вниз: — Обыщи их. Без драки.

Будда встал рядом со мной, я поднял руки. Я почувствовал на себе прикосновение ладоней Ковбоя, который яростно сопел и дергал нас во все стороны. Я подумал, не преподать ли ему еще один урок, но решил, что человек с обрезом может из чистого чувства солидарности выпалить дробью — хорошо если дробью! — в нашу сторону. Впрочем, у Ковбоя в кармане, как я успел почувствовать, лежало что-то неприятно твердое и угловатое. Явно не гаечный ключ.

— Чисто, — проворчал Ковбой.

— Тогда прошу за мной.

В комнате он усадил нас в удобные мягкие кожаные кресла у стены, которые охотно приняли нас в свои объятия и охватили со всех сторон. Их гостеприимство исключало какие-либо резкие движения, а чтобы достать оружие из заднего кармана, мне потребовалось бы не менее полминуты. Я поблагодарил Бога, что не взял с собой никакого оружия.

— Итак, еще раз, все сначала, — велел эрудит, кладя обрез на стол перед собой.

— Мы ищем Джереми, — сказал я и уселся поудобнее, стараясь ослабить объятья кресла.

В комнате наступила тишина столь внезапно, что хотелось сказать: «Раздалась тишина». Ковбой перестал сопеть, Будда сидел неподвижно, тише воды, ниже травы. Я решил дождаться конца допроса.

— Гм, это мы уже слышали.

— Знаю, но что мне еще сказать? Что мне, каждый раз говорить что-то другое? Нам нужен Красински, вот и все. Если его нет нигде поблизости — я хотел бы поговорить с мистером Ласкацио. Джереми, когда о нем упоминал, сказал, что у него может быть для меня работа. У друга тоже нет работы, денег, крыши над головой. Неужели это так трудно понять? Если да, то мы сматываемся отсюда, и — к черту!

— Эй, не так быстро! — не выдержал Ковбой, которого сдерживало присутствие старшего по рангу коллеги, но он не мог с этим примириться. — Никто вас сюда не приглашал, но раз уж вы пришли…

— О господи! — вмешался Будда. — Что это — Форт-Нокс? Куда это мы попали? — спросил он меня. Я пожал плечами. — Черт побери, я так Джереми по морде надаю, что он в штаны наложит!.. Куда это он нас направил?

— Может, какая-то секретная контора? — иронически заметил я, стараясь по мере возможности придерживаться своей роли. Я — Ари Зона Стейтс, и ничего больше. — А может, вы тут держите свои сокровища?

Шеф почесал кадык, выпятив челюсть и задрав ее вверх. Без тени смущения он переводил взгляд с Будды на меня и обратно, но это не выглядело как наслаждение властью только что до этой власти дорвавшегося человека. Если кто-то тут и был опасен, то именно он. Он опустил руку и предложил:

— Не могли бы вы рассказать что-нибудь о себе?

— Нет, — коротко ответил я.

— Вряд ли, — одновременно сказал Будда. Мы одобрительно переглянулись.

— Почему?

— Я перестал ходить в церковь, чтобы не исповедоваться, — гордо сказал я.

— Вот придурок! — рассмеялся Ковбой.

Я сжал зубы и постарался изобразить на лице бледность, помня, что я чертовски неуравновешенная личность. Которой потребовалось несколько десятков пуль, чтобы отомстить за собственное унижение.

— Еще раз так мне скажешь, и узнаешь! — процедил я сквозь стиснутые зубы.

— Спокойно, — небрежно бросил шеф. — У тебя нет автомата в лапах.

Я немного задумался, потом до меня «дошло». Я вскочил с кресла. Шеф даже не дрогнул, впрочем, рука его и так лежала в четырех сантиметров от спускового крючка, а ствол ехидно смотрел на меня одним глазом.

— Откуда… — Я злобно посмотрел на Будду. — Ну и дружки у тебя, черт бы тебя побрал!

— А что я? Этих я не знаю! Джереми про них тоже ничего не говорил, — обиделся Будда. — На черта они мне? Если будут и дальше дураков из нас делать, то плевать я хотел на Джереми и всех остальных.

— Еще раз повторяю — спокойно. — Шеф пододвинул к себе обрез, а сам присел на спинку кресла. — Мы вас сюда не звали, но раз уж вы у нас, так сказать, дома, то ведите себя так, как удобнее хозяевам. За что тебя ищут копы? — Он посмотрел на меня.

— Пришил ухажера жены. — Я постарался, чтобы мои слова прозвучали не слишком охотно, и, похоже, именно так они и прозвучали.

— И ничего больше?

— Не знаю. Если у человека нет своего дома, то на него всегда найдется что навесить. — Делая вид, что не замечаю напряжения в его взгляде, я небрежно полез в карман и достал пачку «голден гейта».

— Однако ты куришь довольно дорогие сигареты, — заметил шеф.

Я осмотрел пачку со всех сторон.

— Привычка. Когда плохо с деньгами, курю другие, но предпочитаю эти.

— А ты? — Шеф вздохнул и посмотрел на Будду.

— Я курю другие сигареты, и мне нечего сказать, — спокойно ответил он.

— Можешь остаться без работы…

Будда строптиво пожал плечами. Шеф взглянул на меня.

— Ну что ж, очень жаль. Я не могу разговаривать с незнакомыми, может, что-нибудь для вас бы и нашлось, но в данной ситуации…

Я посмотрел на Будду с сожалением во взгляде, вздохнул и сказал шефу:

— Что ж,., нет так нет.

Ковбой шагнул ко мне и схватил меня за плечо:

— Что ты о себе мнишь? Приходишь, уходишь…

Я ударил его сверху по локтю, он заорал и замахнулся, целя справа в мой нос, но зацепил лишь щеку и самый кончик носа. Я бросил взгляд на шефа — тот откинулся на спинку кресла, направив ствол на Будду и с интересом ожидая, как будут развиваться события. Ковбой получил удар справа в печень, я отскочил, чтобы дать ему возможность согнуться, но он пытался воспользоваться паузой, чтобы вытащить из кармана пистолет. Я пнул его в запястье, а он в ответ угодил мне ногой в ягодицу, хотя, естественно, метил в пах. Я перехватил его ногу и дернул вверх; падая на спину, он выстрелил второй ногой, и ему удалось попасть мне в солнечное сплетение. Я услышал собственный стон. Ковбой перевернулся на бок и снова потянулся к карману. Второй пинок в то же самое место, и когда он задрал руку, я добавил носком ботинка в ребра под мышкой. Не знаю, как у кого, но у меня там множество чувствительных клеток. У Ковбоя они тоже имелись. Он взвыл и снова перекатился на бок. Бросившись на него, я выдернул пистолет, швырнул его в сторону шефа, а Ковбоя приподнял за рубашку на груди и так врезал по роже, что он вылетел в коридор. Я выскочил за ним. Противник ударился телом о полку со снаряжением, пытаясь за что-нибудь схватиться, но ему попались шары. Два упали на пол, третий ему удалось схватить и широким замахом метнуть в меня. Гуаяковое дерево, вспомнил я. Вес — от 1,8 до 2,16 кг. Твердое. Я едва успел уклониться, а Ковбой уже мчался ко мне. Я присел и, когда он обрушился на меня, вскочил, перебросив противника через голову. Послышался вопль, а затем грохот, что-то забренчало, словно катящаяся по полу крышка. Я поднялся с пола и вошел в комнату. Ковбой лежал неподвижно между креслами. Будда спокойно смотрел на него, шеф — на его столе лежал пистолет, видимо, он, как я и предполагал, поймал его на лету — бросил на меня короткий взгляд и жестом снова предложил сесть.

— Нет, спасибо, — сказал я, тяжело дыша и стряхивая с рукавов невидимую пыль. — К черту такие знакомства…

— Не волнуйся, приятель…

— В гробу я видел таких приятелей! — прошипел я, но все же сел. Шеф бросил пистолет в ящик.

— Мне нужны люди… Точнее — мне нужны мужчины, — сказал он.

— Мужчины… — повторил я. — Женский бордель?

— Нет, требуются крепкие парни. Мужская работа. Ты подойдешь, — развеял он мои сомнения.

— Мужская работа бывает разная. — Я коротко рассмеялся. — Можно драться на ринге — этого я не люблю и не умею. Можно кого-нибудь охранять, это бы нам подошло, а? — Будда кивнул, хотя и без особого энтузиазма.

— Нет, не совсем то. — Шеф встал и подошел к шкафчику. За деревянной дверцей скрывался холодильник. Достав из него бутылку минеральной воды, он подал ее мне, показав взглядом на Ковбоя. Я был уже своим, в этом не было никаких сомнений. Теперь оставалось лишь договориться о цене. Я передал бутылку Будде. — Мне нужна небольшая команда опытных парней…

— Погодите, — прервал я. — А вы кто?

Он перестал ходить и недовольно посмотрел на меня. У меня засвербило под ребрами с правой стороны.

— Ласкацио, к вашим услугам.

— Ага, так это вы, — быстро сказал я, опасаясь, что сейчас Будда издаст удивленный возглас или наивно воскликнет: «Неправда! Мануэль Ласкацио выглядит совершенно иначе», но он все же удержался. — Можно было догадаться.

Некоторое время он стоял неподвижно, пристально глядя на меня — может, у него тоже где-то засвербило? — затем подошел к все еще открытому холодильнику.

— Пива? Вы ведь его любите, верно?

— С удовольствием, — согласился я. Ребра продолжали ныть, но пить хотелось.

«Ласкацио» достал коробку с банками, поставил на стол и сделал приглашающий жест. Я схватил одну и осушил одним глотком. Будда вежливо глотнул и сел с банкой в руке. Я тоже сел, но предварительно выпил еще банку. Хозяин занял свое место за столом.

— Ну так что? Как я уже сказал — требуется небольшая команда опытных мужчин.

— Хотите захватить какой-нибудь штат? — позволил я себе пошутить, как раз на уровне Ари Зоны Стейтса.

— Нет, работа предполагается не в Штатах. Не слишком далеко, однако она связана с выездом.

Я поискал совета у Будды. Он немного подумал и спросил:

— Что-то вроде наемников? Какая-нибудь банановая республика?

— Тепло, — похвалил «Ласкацио». — Условия такие: три тысячи в месяц. Содержание, естественно, бесплатно. Контракт на полгода с возможностью продления по обоюдному согласию. За операции — специальные премии, но на это особо не рассчитывайте, само присутствие команды действует успокаивающе на возможных противников.

Я едва не зааплодировал. Если бы я сейчас спросил, насколько безопасна эта работа, оказался бы в дураках — «на операции особо не рассчитывайте…», мало операций — мало премий — много безопасности. Работа как раз для людей, которые не знают куда деваться здесь, но могли бы весь этот неудачный период просидеть там. Конфетка!

— Гм?.. — Я изобразил задумчивость. Физиономия Будды выражала нечто вроде «А почему бы и нет?» — А если не это, то что?

— Другой работы у меня нет. — Он показал Будде на бутылку и Ковбоя. Будда послушно наклонил бутылку, и пульсирующая струя пенящейся воды ударила в лицо лежащего без сознания. Тот пошевелился и начал неуклюже подниматься с пола. Я сделал вид, что не обращаю на него внимания.

— Я не об этом, я спрашиваю, что будет, если мы откажемся?

«Ласкацио» удивленно посмотрел на меня, но под ребрами у меня все еще болело, я не выдержал и потер там, хотя вряд ли это получило бы высокую оценку на конкурсе хороших манер.

— А что может быть? Жаль лишь моего времени и носа Фрэнка, вот и все.

— Ладно, беремся! Да? — спросил я Будду. Тот кивнул. — Куда и когда мы должны явиться?

«Ласкацио» посмотрел на Будду, утиравшего лицо рукавом:

— Когда у нас транспорт?

— Ну как — сегодня.

— Да? Я забыл, — он посмотрел на меня, — значит, сегодня.

Сцену они разыграли довольно посредственно, но не все столь талантливы, как… Неважно.

— Ага, значит, у нас не слишком много времени. — Я толкнул Будду. — Нужно кое-что с собой купить, верно? Наверное, захочешь позвонить старикам?

— Извините, никаких звонков. Вы уже как бы в пути. Если у вас есть какие-то вещи, то Фрэнк займется доставкой их на место сбора.

— Ну ладно, у меня особых дел нет. Я бы только купил себе какую-нибудь бутылочку, дорога ведь неблизкая, так? Вещи у меня в машине, здесь, на стоянке.

— Мы обо всем позаботимся, — успокоил меня «Ласкацио». — Вещи сейчас будут здесь, бутылочку я вам сам презентую. Фрэнк? Возьми ключики.

Ковбой перешагнул через мои вытянутые ноги, выдернул у меня из руки ключи и послушно вышел. «Ласкацио» встал.

— Заберете свои вещи и по коридору налево выйдете к машине, которая отвезет вас на аэродром. Там присоединитесь к остальным.

Встали и мы.

— Много там нас будет? — спросил Будда.

— Двенадцать. Но на месте уже есть мои люди, так что вас будет больше. До свидания, через несколько дней я провожу там инспекцию, увидимся.

Он подошел к нам и по очереди пожал нам руки. Когда он прощался с Буддой, я зевнул — нервная реакция? Вошел Фрэнк с нашими сумками. Будда тоже зевнул. Шеф словно ждал этого сигнала и начал подталкивать нас к двери. Я понял, что мы наглотались снотворного, а «Ласкацио» не хочет нести нас к машине на руках. Пошатнувшись, я свалился в кресло. Словно сквозь туман, послышался голос Будды, спрашивавший, что со мной, кажется, еще отозвался Здравый Рассудок, несмело задав вопрос, что ему делать, если этот «Ласкацио» захочет нас прирезать во сне.

— Сам справляйся, — сказал я, а может, хотел сказать?

На меня опустилась темная пелена.

15

Меня разбудили чьи-то разгневанные голоса. Я вслушивался секунд пятнадцать, но ни одного из них не узнал. Подняв слипающиеся веки, я обнаружил, что лежу на спине в углу комнаты, шум разговоров доносился откуда-то справа. Я поднял голову. Будда сидел в окружении еще нескольких человек. Он не замечал, что я проснулся, пока один из сидевших ко мне лицом не толкнул его и не показал на меня. Я сел, встряхнув головой, затем посмотрел на собравшихся. Их было девять, плюс мы двое — всего одиннадцать. Что касается девятерых, то в отношении них не было никаких иллюзий — это были отнюдь не растерянные интеллигенты, в их взглядах отсутствовала та глубина мысли, которая была свойственна читателям моих книг.

— Это… — Будда сделал едва заметную паузу, — Ари Зона. — Я ожидал как минимум легких смешков и не ошибся, ожидания оправдались с лихвой. Не было никакого смысла ввязываться сейчас в драку, но рано или поздно придется все равно, такое уж это общество. — Вставай-вставай! — поторопил он меня. — Через полчаса вроде как отправляемся.

Я криво улыбнулся, встал и, подойдя к умывальнику, ополоснул лицо.

— А уже известно куда? — спросил я, обращаясь к стене.

— Нет, но мы пытаемся угадать, — радостно похвастался Будда, словно было чем хвастаться. — Все считают, что в Южную Америку.

— Ну да, как же! — Настроение у меня окончательно испортилось. Я немного подумал, не ввязаться ли все же в драку, которая установила бы иерархию в нашей группе. Идея казалась соблазнительной — в группе не было явного лидера, может быть, поэтому среди них не было никого, кто выделялся бы фигурой, весом или ростом. Их нельзя было назвать обычным сборищем уголовников, но и коллекцию крышек от пепси-колы я бы тоже на их попечение не оставил. — Тогда почему нам сразу этого не сказали? А?

Все молчали. Я вытер лицо чистым куском полотенца и посмотрел на собравшихся. Они вглядывались в меня столь сосредоточенно, что даже начали мне нравиться. Я подошел к ним, достал из нагрудного кармана пачку «голден гейта» и закурил. Вместе со вторым облаком дыма открылась дверь, и на пороге появился высокий блондин. Он потер руки, словно собираясь сесть с нами обедать.

— Ну? Прошу. — Он отошел в сторону и показал на дверь. Поскольку я был единственным стоявшим, я первым направился в указанную сторону. Перешагнув порог, я оказался в другой комнате, намного большей. В ней также имелись окна и две двери — одна, через которую я вошел, а вторая — точно по диагонали от нее. Одно из окон было приоткрыто, словно помещение проветривали после визита вспотевшей команды. Я подошел к окну и, высунувшись наружу, выплюнул почти целую сигарету в густую траву у стены, естественно оглядевшись при этом по сторонам. Пейзаж за окнами ничего мне не говорил, мы могли находиться где угодно, начиная от Канады и закачивая Бельгией. Я сел на стул в последнем ряду. Вскоре в дверях появились наши новые знакомые; Будда вошел вторые или третьим, удивительным образом успев вписаться в группу, и сел рядом со мной. Я осторожно огляделся, но тревогу вызвало не увиденное. Несколько секунд я принюхивался, не хуже, чем Феба у столбика, затем провел анализ результатов, толкнул Будду и сказал ему на ухо:

— Если я сейчас начну оседать на пол — постарайся удержать меня на стуле, ясно? Если у тебя не получится и кто-то заметит, скажешь, что несколько дней назад у меня было пищевое отравление. — Он начал медленно поворачиваться ко мне. Я придавил каблуком его ногу. — Попробуй только повернуться! — прошипел я прямо ему в ухо. — Убью, если сейчас что-нибудь испортишь!

Он перестал поворачиваться и замер, но это видел только я, прижавшись к его боку. Зацепившись за ножки стула ногами, я устроился на сиденье, стараясь принять устойчивую позу. Набрав полную грудь воздуха, я медленно выдохнул, затем повторил эту процедуру еще и еще раз. В зал вошел еще один незнакомец с военной выправкой и такой же внешностью и остановился перед первым рядом стульев — он был пуст, занят был только последний ряд и часть предпоследнего. Я дышал как можно глубже. Наш командир откашлялся и тряхнул головой.

— Скоро вы отправитесь в путь. — В его голосе прозвучало нечто, из-за чего я начал глубоко дышать с еще большим энтузиазмом. — Не удивляйтесь, что мы не разрешаем вам ничего взять с собой. Таково желание заказчика… — Он врал как по писаному, но крайне не убедительно. — … а вы — наемники. Все, что вам принадлежит, останется здесь. Можете уже начинать раздеваться.

Неожиданно он замолчал, почти на полуслове, и быстро вышел, прежде чем кто-либо успел что-то сказать. Я обернулся. Окно таинственным образом закрылось. Я вздохнул в тридцать седьмой раз, чувствуя, как у меня немеют губы и пальцы, потом еще раз. Перед глазами у меня все завертелось, но я еще успел услышать отчетливое шипение, а затем чей-то крик:

— Травят!

Я провалился в мягкое облако, лишившее меня возможности двигаться, видеть и чувствовать. Затем я понял, что прихожу в себя, но не выдал себя ни единым Движением.

— Что-то маловато, а? — услышал я. Это мог быть голос блондина.

— В самом деле, не так уж много, — ответил кто-то. Почти каждое слово отделяла от другого пауза, заполненная негромким стоном. «Переносят тела», — подумал я, но ошибся. Я почувствовал прикосновение, загремел резко передвинутый стул, с пола послышался какой-то шорох.

— А этот что? Проверял? — крикнул кто-то над самым моим ухом.

— Да, он первым свалился, — крикнул в ответ блондин.

— Как это свалился, если он сидит?

— Не свисти! Сидит, но отрубился первым. Раздевай его и не болтай зря.

— Давай ты раздевай, у меня тут еще двое.

— Ну и лентяй же ты…

— Чего? — рявкнул незнакомец. — Какой, мать твою, лентяй? Я что, ничего не делаю? Не раздеваю этого парня?

— Заткнись. Заткнись! — повторил блондин, причем второй раз это прозвучало так, словно он держал бритву у горла второго; на его месте я бы заткнулся. — И разденешь всех остальных. И не пытайся их обокрасть, гнида!

В зале наступила тишина, может, и не совсем тишина, но ссора прекратилась. Незнакомый все еще возился с чем-то на полу; я понял, что он раздевает лежащего Будду. Я приготовился к обыску, а перед этим — что меня швырнут на пол, но в незнакомом, видимо, еще осталось немало человеческого. Схватив меня за плечи, он довольно мягко уложил меня на пол, я почувствовал, как он быстро проводит пальцами вдоль шва рубашки, как расстегивает ее и ловко сдирает с меня. Почти сразу же после я почувствовал его пальцы на браслете «Циттера»; сначала он аккуратно пытался его расстегнуть, потом начал дергать сильнее, а в конце концов начал крутить его так, что еще немного, и оторвал бы мне руку.

— Ну, что там? — услышали я и стоявший рядом со мной.

— Браслет, мать твою, не расстегивается. — Обыскивавший меня рванул со всей силы и громко засопел. — Отрезать чем-нибудь, что ли?

— Чем-нибудь? Чем-нибудь! — передразнил его блондин. — Чем? — Я услышал приближающиеся шаги, зашуршала подошва. — Покажи… — Моя рука перешла к очередному владельцу. Блондин некоторое время крутил запястье, так что оно аж трещало, и я начал опасаться, что сейчас заору по-настоящему, а не только мысленно. — Нет, ну что за дерьмо?! — восхищенно, так мне по крайней мере показалось, сказал блондин. — Отрежем ему лапу, и все. — Он бросил мою руку на пол.

Он произнес это столь естественным и небрежным тоном, что, даже учитывая потребность во мне как в наемнике, я начал задумываться: одним наемником больше, одним меньше, одна рука плюс-минус… имеет ли это для них хоть какое-то значение? В любом случае это не представляло опасности ни для кого, кроме меня. От паники меня удержала лишь мысль, что сейчас они могут внимательно наблюдать за моим лицом.

— А, черт с ним! — неожиданно рявкнул блондин. — Бросай его в машину и поехали, иначе все начнут просыпаться, только этого нам не хватало.

Меня схватили под мышки и куда-то поволокли. Судя по шороху и структуре грунта под пятками мне удалось сделать вывод, что мы покинули знакомую комнату; я насчитал две ступеньки, гладкую поверхность, видимо, покрытую линолеумом, порог и несколько более свежий воздух — мы были на улице.

— Сколько еще? — крикнул издали еще один незнакомый мне голос.

— Этот и еще двое! — крикнул тот, что меня тащил. Кто-то другой схватил меня за лодыжки, поднял и уложил на холодный металлический пол. Кто-то вскочил в кузов машины, за меня снова взялись как минимум три пары рук, и вскоре я сидел в чем-то наподобие спального мешка; молния была застегнута, на голову был натянут капюшон, насколько я мог судить, доходивший мне до колен. На высоте груди, пояса и бедер меня привязали ремнями, не слишком крепко, просто чтобы не перекатывался по кузову во время езды. Я услышал, как трое соскочили и, беседуя друг с другом, направились к остальным, но не открывал глаз. Прошло еще несколько минут, прежде чем принесли оставшихся, Будду и еще кого-то, посадили в мешки и пристегнули. Затем хлопнула металлическая дверь, и наступили темнота и тишина. Я подождал еще несколько минут, и лишь затем, успокоенный отсутствием подозрительных звуков, не меняя положения головы, открыл глаза и огляделся. В полумраке виднелись лишь пол и чьи-то ноги. Не зная, нет ли случайно у водителя какого-нибудь монитора — а это было бы весьма кстати, — я не шевелился. Потом мы, однако, тронулись с места, и, покачивая головой в ритме движения машины, я смог обследовать все ее нутро. Ничего интересного. Здесь сидела вся наша компания, все новые приятели Будды. Чем-то мы напоминали сюрреалистическую балетную труппу — все синхронно покачивались, совершая головами в унисон одни и те же движения. Я с удивлением обнаружил, что нигде не видно глазка камеры. Однако на всякий случай я не стал демонстрировать свое хорошее настроение, присоединившись к остальным, продолжавшим размеренно раскачиваться. Так прошло минут двадцать. Потом машина замедлила ход и в конце концов начала двигаться в темпе хромой улитки, это продолжалось минуты две или три, в щели под потолком потемнело — мы въехали в какое-то закрытое помещение. Мне пришлось снова опустить голову и замереть в покаянной позе, я мало что видел, но и смотреть было не на что. Машина остановилась, двигатель смолк. Вспыхнул свет. Кто-то о чем-то спросил водителя, последовал ответ, но я не расслышал ни того ни другого. Где-то в дальнем углу помещения что-то пискнуло, а затем раздалось низкое гудение какого-то большого двигателя. Решив, что в такой момент никто не будет наблюдать за тем, что происходит внутри фургона, я поднял голову, но увидел лишь, как гаснет свет. Тон звука изменился, теперь он напоминал шум работающего под большой нагрузкой электромотора. Меня тряхнуло, тряхнуло нас всех, тряхнуло машину. Все тело словно закололо тысячами мелких иголок; я вздрогнул и увидел, что все сидящие в машине тоже задрожали, видимо, это было нечто, вызывавшее невольное сокращение мышц. Свет усилился. Звук измученного двигателя стих, и заработал обычный стартер нашей машины. Автомобиль дернулся и покатился вперед. Как понял, мы были уже на той стороне мира. Выехав из помещения, мы покатили по какой-то покрытой ямами и выбоинами дороге, затем нас окружили деревья, тени которых падали на машину. Лес. Воздух и свет здесь были такими же, как и у нас. Покрытие дороги было отвратительным, и она постоянно извивалась, словно глиста; мы ехали так полчаса с лишним, постепенно дорога становилась все лучше. Затем машина неожиданно резко затормозила, не жалея шин. Щелкнул замок дверцы водителя, машина покачнулась, дверца хлопнула. Водитель вышел из машины; я слышал отголоски разговора, различая вопросительную интонацию и интонацию ответов, но ничего больше разобрать не мог. Кто-то дернул за ручку.

— Этот и этот, — сказал голос, знакомый мне тем, что участвовал в разговорах при нашей погрузке. Вероятнее всего, он показывал на меня и Будду. — Проверены в полицейском компе, у них на счету как раз столько, чтобы не слишком брыкались.

— Проверены… — с сомнением пробормотал новый голос. Я подумал, что, если сейчас именно этот тип найдет часы, это закончится для меня бетонными сапогами. Видимо, о том же подумал и водитель, только его беспокоило другое. Если бы новое начальство нас отвергло, ему пришлось бы снова вытаскивать нас из машины, так что лень перевесила, и водитель не сказал ни слова по поводу еще одного сомнительного момента — часов. — Ладно…

Хлопнула дверь. Двое еще некоторое время разговаривали, я в это время не шевелился, но как только машина тронулась с места, я быстро огляделся и с удовлетворением обнаружил, что все мы сидим закутанные в одинаковые спальные мешки. Я потянул за молнию, отстегнулся и сполз с сиденья. До сих пор мои действия выглядели достаточно естественно — человек очнулся и, понятно, пытается освободиться. Я подождал несколько минут, делая вид, что рассматриваю внутренность фургона, а затем быстро схватил третьего от двери парня, отстегнул его ремни и перебросил на свое место; то же самое я сделал с четвертым от Будды. Пристегнувшись к сиденью, я опустил голову. Либо все удалось, и — если они не слишком старались запомнить лица — под подозрением окажутся сидящие на наших местах, либо же они имели удовольствие наблюдать, как подозрительный тип затирает за собой следы. Ничего не поделаешь — приходилось рисковать. Иначе у меня было бы намного больше шансов потерпеть неудачу там, уже на месте.

Машина продолжала ехать дальше.

Я не заметил, как дорога улучшилась и начала напоминать нечто вроде автострады; место переброски было удачно расположено — недалеко от хорошей быстрой дороги и вместе с тем достаточно далеко для того, чтобы можно было проверить и при необходимости не пропустить каждую направляющуюся в ту сторону машину. Что ж, подумал я, если бы этим занимались неумелые любители, в это дело не пришлось бы вмешиваться самому Оуэну Йитсу. Самому великому Оуэну… Великому… Черт побери, а ведь я устал, с некоторым удивлением констатировал я. Может быть, уже не для меня эти забавы, может быть, я должен закончить свою карьеру лекциями в академии ЦБР? Как сказал когда-то Саркисян: «Оуэн, те, что выдержат учебу у тебя, будут считаться по-настоящему преданными, готовыми пожертвовать собой во имя ЦБР агентами. Только такие — или агенты какого-нибудь чертова Моссада — дотянут до конца учебы». Я подумал, что будет, если я достану сигарету и закурю — станет ли это для возможного наблюдателя признаком того, что я пришел в себя, или еще нет.

Машина совершила крутой поворот, все тела, подчиняясь законам чего-то там — гравитации? — наклонились в противоположную направлению движения сторону. Несколько голов ударились о металлическую стену, то же должно было произойти и с моей, но я оберегал ее; внезапно меня охватило чувство, что я в последний раз выбираюсь куда-то из дому, без семьи, без палатки и туристского снаряжения, что это моя последняя работа, завершение карьеры, какой бы она ни была. Это была единственная мысль, которая приходила мне в голову, я чувствовал себя не столько уставшим, сколько измученным усилиями, которые приходилось предпринимать из-за таинственных дел Будды. Никогда до сих пор мне не приходилось чувствовать себя именно так. Это сигнал свыше, понял я. И это значит, что к нему следует отнестись со всей серьезностью. Конец детективной карьере. Конец… Ну, может быть, не прямо сейчас, может, какое-то время спустя.

Взвизгнули тормоза. Я едва не свалился на пол, но всех нас удержали ремни. Нас сильно качнуло, раз и другой, машина переезжала через поребрики или железнодорожные пути, затем проехала немного по прямой и остановилась. Хлопнули обе дверцы кабины водителя, кто-то прошел вдоль машины, постукивая кулаком по металлическому боку — может быть, собирался разбудить таким образом сидевших внутри? Заскрежетала дверь, и стало светло.

— Ладно, пересаживаем и поехали дальше, — сказал кто-то, затем вскочил внутрь и дернул за ремни первого с краю. — Этих двоих, этого и этого, — он явно показывал на них кому-то, — посади рядом с собой, на первые места. Они поступили в последний момент, и надо бы их проверить…

— Как их зовут?

— А черт его знает! Когда их проверят, то тебе все скажут.

— Угу. Бери…

Я не открывал глаз во время всей процедуры пересадки. Я слышал, Kak двое, насколько я понял, водитель с «нашей» стороны и второй, уже с «той» стороны, постанывая и тихо ругаясь, взваливали себе на спину очередного наемника и переносили на несколько шагов, где загружали его в другую машину. Кто-то третий стоял на страже, поскольку время от времени оба носильщика отпускали шуточки в его адрес, но вызвано это было исключительно завистью — он стоял и смотрел, они же таскали тяжелых неуклюжих мужиков, обвисавших и изгибавшихся в мешках-коконах. Когда дошла очередь до меня, я проследил, чтобы моя рука с часами не высунулась из мешка и чтобы голова была настолько спрятана под «капюшоном», насколько это было возможно. И то и другое мне удалось. Меня относительно мягко усадили в кресло, глубокое и удобное, благодаря чему уже не нужно было связывать нас ремнями. Я понял, что вскоре мы въедем в зону, в которой полтора десятка связанных ремнями голых мужчин могут вызвать у полицейского желание задать ряд вопросов, без ремней же мы могли бы сойти за группу педиков, любителей йоги или обычных захмелевших мужиков, возвращающихся с нудистского пляжа.

— Может, они и нетяжелые, но у меня каждый раз спину ломит, — пожаловался тот, что с «той» стороны. Меня обрадовало, что здесь существуют столь знакомые понятия, как ревматизм, так что, возможно, существовало и виски с пивом.

— Радуйся, что не работаешь в конюшне сумистов, — захихикал второй, «наш», взваливая себе на спину очередного наемника.

Несколько минут спустя новая машина тронулась с места. Подвеска у нее была намного лучше, двигатель гудел тихо, но энергично. Я уже знал, что мы сидим в

микроавтобусе и что ни водитель, ни конвоир — если только у них не было специальных устройств для наблюдения — не могли видеть, что происходит в глубоких удобных креслах за их спиной. Я сразу же устроился так, чтобы опираться лбом о стекло, и видел все — двор, охранника, ряд высоких сосен, прикрывавших территорию для пересадки от вида с шоссе. Охранник был мне незнаком, одежда и оружие предполагали одно из двух — либо он и его снаряжение прибыли вместе с нами, либо «здесь» почти не отличалось от «там», «наш мир» от «их мира».

Мы выехали со двора другой дорогой и включились в поток машин на автостраде, ведшей в другом направлении. Так мы ехали минут пять, когда меня начал грызть червь сомнения, через десять минут он уже гарцевал у меня в голове, словно дикий мустанг в тесном загоне, через пятнадцать мне пришлось открыть загон. Червь подбежал ко мне, подбоченился и смело спросил:

— Эй, ты?! Ты видел когда-нибудь страну, охваченную войной или космическим вторжением, в которой за пятнадцать минут езды не заметил бы ни следа мундира, ни единого ствола, нацеленного в каком бы то ни было направлении, ни миллиметра колючей проволоки, ни тени затемнения, ни малейшего окопа, даже вырытого руками ребенка?

Я поморщился и зашипел, чтобы он не орал так громко. Он притих, но не спускал с меня полного сомнений взгляда. Я вынужден был признать, что в его длинном вопросе, состоявшем из нескольких примеров, каждый был вполне обоснован. Нас обгоняли обычные «форды», «ниссаны», «меркурии» и «меркаторы», «мазды», «кобры», грузовые «маки» и «гарпии» и множество других, но мне ни разу не удалось увидеть в окне ничего, что не было бы знакомо мне раньше. В голове промелькнула абсурдная мысль — это вовсе не «та сторона», это наша прекрасная Америка, именно здесь нужно навести порядок. Может, кто-то собирался совершить переворот, может, он хочет свергнуть власти штата? Я почувствовал, как по лбу стекает холодный пот, но вспомнил недавнее краткое онемение и швырнул этим аргументом в сомневающегося червя. Тот великодушно согласился, что это, скорее всего, не Америка, наша Америка, но повторил вопрос про убежища. Я дал уклончивый ответ, сказав, куда он может меня поцеловать.

По краям дороги появились дома, сначала изредка и довольно далеко от шоссе, к каждому, видимо, вела собственная дорога, но, судя по виду этих домов или по великолепным деревьям, заслонявшим их от шоссе, плата за дороги и стоимость их содержания вряд ли существенно отражались на кошельках владельцев. Через несколько минут дома приблизились к автостраде, здесь жили достаточно богатые, но не крезы, затем дома попросту прижались к обочине, невысокий забор, живая изгородь или редко посаженные рябины, видимо, исполняли роль защиты от шума. Через каждые несколько сот метров жил кто-то, кому этого не хватало, но таких было немного. Большинство жителей периферии выросли среди городского шума, привыкли к нему и чувствовали себя лишенными чего-то существенного, когда он утихал. Я помнил, как мне самому приходилось привыкать к тишине дома Пимы, когда я переселился туда из квартиры в центре Чикаго.

Через несколько километров появился второй ряд домов, на первый план выдвинулись мастерские, магазины, мотели, отели — все то, что живет за счет потока путешествующих, перемалывая все — людей, автомобили, отходы, добрые и извращенные намерения, — собирая деньги и поджидая очередных супругов, заглянувших ненадолго, чтобы изменить с секретаршей, супруг, привозящих с собой жеребцов ради нескольких минут удовлетворения, скрежещущие коробки передач, протекающие бензобаки, хрипящие радиоприемники.

Предместья.

Неуловимая граница между началом собственно города и концом периферии. О, кажется, проехали? Начались улицы, несколько развязок, плавные улитки, клеверные листы. Здесь архитекторам хватало места, а городским властям — денег. Потом стало теснее и дороже. Я пытался углядеть какую-нибудь деталь, которая позволила бы мне однозначно определить, где мы, по какую сторону мира. Ничего. Гамбургеры, кола, распродажа, уценка, картошка-фри, цыплята, рыба, мода, шик, дешево и так далее и тому подобное… Не прозевай, не проспи, не забудь… Я на мгновение прикрыл глаза.

— Еще не проснулись? — послышалось спереди. — Уже пора, а?

Обрадовавшись, я едва не изобразил первые признаки пробуждения, но сдержался и не пошевелился, решив подождать, пока кто-нибудь очнется первым. Один раз я уже подставился с часами, было бы идиотизмом все время лезть на первый план. Я продолжал сидеть, скорчившись, как и прежде, и через несколько минут услышал:

— Ну что, умник? До сих пор никто еще не дал себя поймать на твой трюк! — торжествующе рассмеялся водитель.

Второй презрительно передразнил его смех:

— Хе-хе-хе! Потому что никто раньше времени не очнулся и не притворялся. Но когда-нибудь это произойдет, и тогда я его накрою. — Мне стало его жаль, и я едва не сказал ему, как он почти обманул меня, а это уже кое-что. — Как иначе узнаешь, что никто тебя не обманывает?

— Как? — Водитель резко свернул и снова весело рассмеялся. — Уж лучше скажи, что на самом деле мы делаем из них собачьи консервы, и подожди бунта. Бели он и впрямь начнется — значит, обманывают, хе-хе-хе!

«Ну вот, уже что-то, — подумал я. — Уже какой-то намек… Они… Что это?» Какая-то витрина привлекла мое внимание, мы проехали мимо нее слишком быстро, я зажмурился и начал восстанавливать по памяти то, что мелькнуло на сетчатке глаза. Прежде всего — рекламные щиты возле той витрины, по одну и другую сторону, были намного менее агрессивными, словно приглушенные выставленным товаром. А что там было? Что-то на «а», может, на «о»? Омле… А! Амулеты!!! Да, амулеты! Гм, я бы не удивился, если бы кто-то открыл такой магазин в центре города, но о подобном мне прежде слышать не доводилось. Я позволил себе легкую, тщательно скрытую под капюшоном улыбку, но мне не дано было ее завершить. Внезапно над городом взвыли сирены, прохожие метнулись к подворотням. Они не спешили, не паниковали, похоже было, что у них уже в крови: сигнал — прячься. Яркие агрессивные рекламы на экранах и щитах начали гаснуть, только теперь я заметил большие цифры, видневшиеся почти возле каждой подворотни. Именно туда бежали прохожие. Я заметил, что некоторые, находясь в шаге от каких-либо ворот, пробегали несколько десятков метров до других, видимо, они прекрасно знали местонахождение убежищ и не боялись налета. Учения! Автомобили сворачивали вправо, освобождали средние ряды и останавливались. Водители быстро, но без страха в глазах запирали машины и исчезали в ближайших воротах. Наша машина ехала дальше, даже прибавила скорость. Но никого это не удивляло, никто не удостаивал нас даже мимолетным взглядом. Это могло означать лишь одно: общество вынуждено подчиняться приказам, но все знают, что это учения, или в состоянии отличить учебную тревогу от настоящей. Наша машина тоже не столь уж выдающееся событие, вероятно, по городу ездит не один подобного рода привилегированный автомобиль. Мелькнула мысль, что я не принимал во внимание возможность участия так называемого государства в афере с переброской наемников через границу между мирами. Машина резко затормозила.

— Всегда они тут стоят, — процедил сквозь зубы водитель. — Чер-рт бы их побрал!.. Здравствуйте! — громко крикнул он, не скрывая неприязни. — У меня пропуск на стекле, в чем дело?

— Проверка, — буркнул кто-то из-за машины. Сирены смолкли. Наступила тишина, необычная тишина в центре большого города. — Спасибо, — сказал полицейский. — До свидания.

— Как бы не так, — проворчал водитель и резко рванул с места.

Сквозь стекло я увидел барьер, полицейскую машину с вращающимся маячком на крыше и троих полицейских. Поблескивающий маячок был, похоже, единственным движущимся предметом в поле зрения, по крайней мере в моем. Машина прибавила скорость и помчалась по освобожденным другими водителями улицам, со стороны это должно было выглядеть как кадр из постапокалиптического фильма, и все происходящее начинало меня интриговать. Что ж, прекрасно. Я уже опасался, что переживу очередное приключение, не принимая в нем особого участия, впервые в жизни. Водитель выжимал из машины все, что было у нее под капотом, видимо, желая воспользоваться спокойствием на улицах. Конвоир даже что-то пробормотал на одном из эффектно украшенных скрежетом шин поворотов, но водитель лишь захихикал. Конвоир обиделся и замолчал. Зато пошевелился один из моих спутников и повалился на пол. Конвоир буркнул что-то насчет безответственности и, держась за спинки, добрался до лежащего на полу, чтобы усадить его в кресло. На время этой операции я на всякий случай закрыл глаза, а когда открыл, центр закончился. Теперь я видел, словно на пущенной назад пленке, как постепенно становится реже застройка, уменьшается число магазинов, ухудшается качество асфальта. Потом остались лишь придорожные магазины и дома за ними, потом только дома, а когда пришла очередь домов для богатых, вдоль дороги потянулось ограждение из густой сетки. Сквозь нее не удалось бы просунуть и кончик пальца, через густое сплетение почти ничего не было видно. Я поспорил бы на последние чистые носки, что на этом ограждении висело по крайней мере несколько разновидностей датчиков — сенсоры, инфра, ультра и сотни других; комар, который перелетит через эту сетку и будет все еще в состоянии размножаться, должен считать себя счастливчиком. Я почувствовал, что вскоре мне представится возможность познакомиться с этой территорией изнутри. Так оно и случилось. Мы свернули на дорогу, ведущую к воротам. Я закрыл глаза и в очередной раз подумал, чтобы приободрить себя: интуиция, подтвержденная могучим логическим мышлением, способствует удаче.

Контроль у ворот был чистой формальностью, но это были лишь внешние ворота, потом, метров через пятьдесят, нас остановили снова, и на этот раз машину тщательно перетряхнули, а каждому из пассажиров откинули с лица капюшон и с чем-то сравнили — видимо, нас успели сфотографировать, без моего, черт побери, ведома. Еще несколько сот метров — воинская часть, вот куда нас привезли, но народу здесь было не слишком много — и машина затормозила перед казармой, ничем не отличавшейся от других. Водитель и конвоир выскочили из машины, а я не догадался приподнять голову и посмотреть, что они собираются делать. Через несколько секунд ответ ударил мне в нос — они просунули в машину шланг и пустили смесь аммиака с чем-то еще похуже. Я был одним из первых, выскочивших из газовой камеры на колесах, громче всех кричал, громче всех протестовал против того, чтобы нас возили по миру с голыми задницами. Я уже знал, что не стану высовываться, в армии самый лучший цвет — серый, никого не интересуют рядовые солдаты, они составляют стержень армии, но кого это волнует? Важны самые строптивые и самые дисциплинированные, это они — в зависимости от перевеса тех или других — выигрывают и проигрывают сражения и войны. Этот закон я сформулировал пару десятков лет назад, в соответствии с ним из каждой армии следовало уволить именно середнячков и сражаться лишь силами представителей крайностей, это было бы дешевле и здоровее для общества, поскольку солдафоны и свободолюбцы к тому же представляют для общества опасность. Война выглядела бы совершенно иначе, если бы было известно, что в ней принимают участие только анархисты, коммунисты, сатанисты и пигмеи. Помню, когда я сформулировал этот закон вслух, сержант Кашель отвел меня в сторону, положил руку на плечо, пристально посмотрел в глаза, а затем ударил другой рукой сначала в живот, а потом в нос. Когда я, застигнутый врасплох, упал на колени и посмотрел вверх, Кашель наклонился и процедил: «Умник, были уже такие, кто хотел при случае избавиться от нежелательных элементов, но армия должна быть армией. И только попробуй еще раз пошутить так же вслух! — Он повернулся, чтобы уйти, но в последний момент что-то его остановило, он посмотрел на меня и добавил с явной укоризной: — Один дебил так пошутит, а другой возьмет и воспримет это всерьез». Потом сплюнул и скрылся за углом казармы. Проанализировав поведение сержанта, я понял, что его реакция была столь резкой потому, что мои «директивы» могли изменить любимую армию Кашля, саму по себе чудесную, по его мнению, в качестве орудия для реализации планов какой-нибудь сволочи.

Водитель смотрел на нас с некоторого расстояния, сдерживая улыбку — либо он когда-то уже схлопотал за свое хихиканье, либо видел подобное множество раз. Конвоира я вообще не видел, вероятно, он ушел в казарму сразу же после того, как подключил шланг, и как раз в этот момент он вышел из здания в обществе сержанта, макушка которого напоминала мяч для гольфа — голая и покрытая мелкими шишечками. Сержант подошел ближе и небрежно отдал честь, несколько иначе, чем это делается обычно, — приложенная ко лбу рука была согнута, словно он прикрывал глаза от солнца. Я окаменел, хотя из глаз у меня все еще текли слезы, а в носу отчаянно жгло. Открытый от удивления рот представляет собой мало эстетичное зрелище, но помогает перевести дыхание, во всяком случае, меня это наверняка спасло от удушья. Я смотрел на сержанта Кашля, который мгновением раньше вернулся ко мне в воспоминаниях, а теперь — в реальности. Он окинул группу кашляющих и чихающих голышей бдительным взглядом, не пропустив и меня, но я не заметил в его глазах ничего напоминающего улыбку или понимание, ничего, что говорило бы о том, что сержант Кашель — знакомый мне сержант, а не его копия с той стороны мира. Видимо, это все же была копия. Но подобие было потрясающим — так же как и Кашель, он приподнялся на носки и крикнул:

— Не могли бы вы выстроиться в две шеренги? — И если бы он не добавил: — Жопы подравняйте, мать вашу… — я бросился бы ему на шею.

Но Кашель, наш любимый Кашель, не употреблял слов крепче, чем «черт», да и то, услышав известие о начале Третьей мировой войны. Водитель пожал плечами и толкнул в плечо стоящего ближе всех, показав ему на прочерченную на асфальте линию.

— Можно побыстрее? — рявкнул Кашель, может, и не Кашель, но точно сержант. — А то хотелось бы успеть еще сегодня.

Я вздохнул, с сожалением и облегчением одновременно. Кашлю было абсолютно чуждо чувство юмора. Подобная ирония в словах и голосе не свойственна была органам речи сержанта Кашля, нашего сержанта Кашля. Этот был усовершенствованной версией нашего, отличавшейся наличием казарменного юмора и умением употреблять ругательства. Я подумал, что когда-то предпочел бы именно эту модель, но сейчас ощутил идиотскую ностальгию по «своему» Кашлю, отверг нового и решил ему не поддаваться. Мы выстроились в некое подобие двух шеренг, на лице сержанта отразилась боль, в этом отношении он был похож на моего Кашля.

— Сегодня вы только получите форму и распределите между собой койки и шкафчики, — сказал сержант. — Настоящее…

— Простите… — Я поднял руку, чтобы задать вопрос. Мешок тут же свалился, и я, вместо того чтобы заняться вопросом, занялся мешком. Сержант нахмурился, я посмотрел на него подтягивая вверх мешок. — Простите, на этот раз за мешок. — Я лучезарно улыбнулся. — Я хотел спросить, как нам вас называть? — Сержант вытаращил глаза, давление внутри его организма явно возросло — я видел, как затрепетали ноздри, словно клапаны котла. — Если нужно будет вас позвать, или еще что…

— Меня позвать? — рявкнул он. — А зачем вам меня звать? Я что вам, прислуга в отеле? — Он сделал шаг в мою сторону, затем второй и остановился в метре от меня. — Я что, должен вам кофе в постель приносить?

— Сержант… — Я слегка наклонился вперед и заговорил тихо, но отчетливо: — Если это армия, а очень на то похоже, то у меня звание капитана. Ну и что — я вам буду кофе носить? — Я обошел остолбеневшего сержанта и, сопровождаемый аплодисментами коллег-наемников, направился в сторону здания.

Я вовсе не собирался разозлить сержанта или сделать его объектом насмешек. Я хотел выяснить, действительно ли это, черт побери, сержант Кашель или нет. Если я получу нагоняй, значит, это чужой сержант, обиженный и ищущий любого повода, лишь бы на мне отыграться. Если же этот человек — Кашель, или Теодор Л. Лонгфелло, то его чувство справедливости не позволит ему измываться над Оуэном Йитсом, поскольку Кашель знает, что Оуэн Йитс действительно капитан в отставке; во-вторых, он знает, что не кто иной, как он сам, учил его основам боевых действий; в-третьих, если кто-то был недоволен сержантом, то тот сперва вспоминал все свои грехи и лишь потом соответствующим образом реагировал. Но если он не считал себя виноватым в собственных глазах — беда курсанту. Естественно, я не помнил, чтобы он когда-либо счел себя виноватым, но подобное поведение он в конечном счете превратил скорее в ритуал. Посмотрим.

Направляясь к зданию, я увлек за собой остальных, но у самых дверей отодвинулся, пропуская идущих следом, а сам огляделся вокруг, словно кого-то искал. Будда замедлил шаг раньше, и в конце концов мы остались одни. Я подошел к пластиковому столу с двумя скамейками, на крышке которого кто-то услужливо разложил полтора десятка пачек разных сигарет. «ГГ» среди них не было, я схватил «марльборо» и закурил. Будда поставил ногу на скамейку, опираясь локтем о колено.

— Ну и как думаешь, мы там?

— Судя по тому, что мне удалось увидеть, — похоже, да.

— Ты что-то видел?

— Почти все, — похвастался я.

— Как? Ведь… Эй! Ты же первый отравился их препаратом?

— Неправда. Я потерял сознание по собственной воле. Гипервентиляция. Достаточно долго и глубоко подышать, чтобы мозг принял решение: «Слишком мало двуокиси углерода в легких. Восстановить!» И тогда ты теряешь сознание, поскольку именно количество углекислого газа, а не кислорода, в легких управляет дыханием. В свою очередь, в бессознательном состоянии ты дышишь неглубоко и медленно, пока количество углекислоты не придет в норму. Так что я вдохнул намного меньше снотворного, чем вы, и очнулся тоже быстрее. Все ясно?

Он кивнул и несколько раз хлопнул в ладоши. Я без особого удовольствия выкурил «марльборо», затем кивнул в сторону здания, и мы направились туда. Я выбрал первую с краю комнату, ближе всего к выходу, затащил в нее Будду и толкнул на койку возле двери.

— И что дальше? — спросил он, укладываясь на спину и заложив руку за голову.

— Поиграем в армию, Бобби. Так мне кажется. Но, похоже, не слишком долго, нам не за это платят.

— А за что? — спросил один из наемников, входя в комнату. — Можно тут с вами?

— Конечно!.. — Я описал рукой дугу, показывая на остальные четыре койки. На первый вопрос я не ответил.

Ответа я попросту и сам не знал.

16

Два дня спустя никто уже не смеялся над моим именем. Мне удалось этого добиться, ни разу не ввязавшись в драку, и я сразу же об этом пожалел. Пока отряд посмеивался над Ари Зоной, я мог, например задумавшись, не среагировать на обращение и отнести это на счет недовольства собственным именем. Но с тех пор как я завоевал симпатию всего отряда, ссылаться на это было уже невозможно.

— Что ж, ничего не поделаешь, придется быть внимательнее, — сказал я Будде. Мы сидели под деревцем, опередив в беге по пересеченной местности всех остальных на пятьсот метров. Успех пришел к нам обоим с равным трудом, и это меня радовало. — Долго мы тут не пробудем, это точно, вряд ли нам станут платить за поправку собственного здоровья.

Я с наслаждением вздохнул. Воздух был прохладным и свежим, впрочем, каким он еще мог быть в четыре утра? Сержант Гарднер гонял нас весьма основательно, живо напоминая этим сержанта Кашля. Вот только, к сожалению, это был не Кашель. Несколько раз я пытался застать Гарднера врасплох — кричал ему в ухо его «настоящую» фамилию, напоминал старые истории, призывал к откровенности, но толку от этого не было никакого, каждый раз он смотрел на меня с отвращением, словно я пытался поцеловать его между ног, и гонял вдвое дальше и втрое быстрее, чем остальных. Я сбросил полтора кило и потребовал новые форменные брюки. К моему удивлению, я их получил.

— Мы отсюда уедем, это факт. — Будда глубоко вздохнул, оперся о ствол и пнул носком ботинка землю. — Если учесть, сколько было упражнений на всех этих штуках с равновесием и прочим?.. — Он посмотрел на меня, словно сам боялся произнести нужное слово.

Мне тоже нелегко было его выговорить:

— Космос…

— Я туда не хочу! — предупредил меня Будда.

— Угу. Но зачем ты мне об этом говоришь?

— А кому? Гарднеру? Ведь не он здесь самый главный.

Я выглянул из-за ствола и оценил расстояние до ближайшего бегуна.

— Пошли вперед, расстояние будет медленнее сокращаться. — На самом деле я боялся, что нас могут подслушать, единственное в окрестностях дерево так и просилось, чтобы под ним вести тайные беседы, а перед этим увешать его микрофонами. Мы прошли немного дальше. — Мне ничего не приходит в голову. Мы полностью зависим от наших работодателей.

— Мы должны узнать, был ли здесь Красински! — мстительно рявкнул Будда. — И куда он делся.

— Согласен. Может быть, ты знаешь, как это сделать? Может, прогуляешься по тому невинному газончику между нашим лагерем и служебным зданием?

Будда посмотрел на меня и содрогнулся:

— Ты что? После того, что нам показал Гарднер?

— Вот именно. — Услышав сзади тяжелые шаги, я быстро сказал: — Во всяком случае, ничего не предпринимай без меня. Выдержим еще несколько дней, ничего больше не остается.

Нас догнал Попкорн Суинберн и замедлил шаг.

— Сначала меня это просто бесило, — прохрипел он. — Но теперь думаю, раз мне платят такие бабки за то, чтобы я набрал форму… — Он рассмеялся.

Мне показалось, что он не настолько глуп, как притворяется, и потому не разделил его радости:

— Примерно так же радовался один худой миссионер, что дикари его так хорошо кормят…

— Думаешь? — Он искоса посмотрел на меня.

— Следовательно, существую…

Я перешел на бег, словно хотел первым добежать до гарнизона. Гарднер уже ждал нас у ворот. Я пробежал мимо него и остановился. Сначала я собирался бесшумно подойти к сержанту и спросить о чем-нибудь, но понял, что при виде меня у него, похоже, включаются особые резервы адреналина и у меня не слишком много шансов поймать его на лжи. Я оставил его в покое.

— Похоже, сержант Гарднер тебя боится, — сказал Будда… Роберт, когда мы стояли под душем. Я не посвящал его ранее в свои подозрения относительно сержанта, и он не был свидетелем моих неудачных попыток. — Во всяком случае, каждый раз, когда ты исчезаешь из его поля зрения, у него такая рожа, будто он наконец отлил после восьми кружек пива.

— Я не говорил тебе, что у Ари Зоны чин капитана, впрочем, как и у меня, оба мы в свое время оставили службу. Сержант в это верит, ведь они проверяли наши данные. — Я намылил торс и лицо, благодаря чему мог гримасничать сколько угодно и говорить странным голосом, и даже Пима не поняла бы, что я лгу. Я не собирался пока что посвящать кого бы то ни было в свои подозрения. — Вполне могу представить, что в данной ситуации он чувствует себя неловко.

Я смывал пену с лица, когда Гарднер открыл дверь и появился на пороге, махнув два раза рукой перед лицом, чтобы разогнать клубы воды, часто ошибочно называемой паром.

— Господа… — У него явно были проблемы с тем, как следует называть наше подразделение, мы не были отрядом, ротой или командой, и, в числе прочего, на этих привычках сержанта строилась моя уверенность, что именно Кашель перешел на «ту», или теперь «эту», сторону. — Через сорок минут у вас встреча с майором Фиттельбаски, он ответит на все ваши вопросы, и у него есть для вас предложение, которое должно вам понравиться. Через сорок минут.

Кто-то присвистнул, но не слишком убежденно. Гарднер вышел. Я поискал регулятор, но солдат здесь не слишком баловали — нужно было покрутить обычные краны, чтобы перекрыть воду. Выйдя из-под душа, я вытерся — очередной анахронизм, купальные полотенца — и надел свежую одежду, наполовину гражданскую, наполовину военный мундир. Три четверти из объявленных сорока минут я провел в гамаке позади здания, выкурив за это время четыре сигареты. «Голден гейт» кончился в первый же день, местные «марльборо» не пришлись мне по вкусу, я выкуривал их вдвое больше, чем «ГТ». Кроме того, я выпил три банки «будвайзера». Машинально я прочитал все, что производитель написал на банке, но мне не удалось найти ничего, чем эти банки отличались бы от банок моего мира. В очередной раз я отверг пораженческую мысль — что мы ввязались в обычную контрабанду наркотиков из Панамы в США, никто здесь ничего не знает о пленке Уэста, и вообще все полное дерьмо.

Фиттельбаски напоминал поставленную вверх ногами пробку для ванны — он был шире, чем выше. И он был до боли конкретен:

— Вам предлагали три тысячи долларов в месяц за охрану. Да. — Он прошелся вперед и назад, заткнув пальцы за пояс на спине. Учитывая его тушу, это требовало немалых усилий для его локтевых суставов. — Предлагаем небольшое изменение — одиннадцать тысяч в месяц.

Он сделал паузу, которая должна была подчеркнуть эффект. Никто не произнес ни слова, краем глаза я перехватил несколько направленных в мою сторону взглядов, но вступать в спор с представителями местной власти было не в моих интересах. Я спокойно ждал, но той же тактике последовали все — майор, сержант и мы. Пауза затягивалась, и неясно было, как ее прервать. Наконец я поднял руку и встал, видя одобрение в глазах Фиттельбаски.

— За три тысячи мы согласились рисковать жизнью, так? Чем мы должны рисковать за вчетверо большее жалование?

— Гм, оригинальный вопрос, — пробормотал Фиттельбаски, тем самым косвенно сознаваясь, что уже по крайней мере несколько раз принимал участие в аналогичных разговорах. Часть моих сомнений развеялась. — Нас не интересует ваша жизнь. Мы просто купили вашу готовность, ваши услуги и ничего другого брать от вас не собираемся. Только условия будут иными. Не служба в каком-нибудь заштатном гарнизоне за три штуки в месяц. Мы предлагаем вам орбитальные корветы!

— Так я и чувствовал! — крикнул кто-то сзади. — Все было чересчур уж хорошо, а теперь у нас нет выбора — или мы соглашаемся, или… — Оратор жестом и голосом изобразил вспарывающую горло бритву.

— Глупые шутки! — возмутился Фиттельбаски. — Получите деньги за десять дней, мы вычтем стоимость вашего содержания и доставки туда и обратно, остальное ваше. Все. Понятно?

— Ну, тогда я… — начал тот же голос, кажется, парня по фамилии Вудсток. Довольно симпатичный, но, как оказалось, легкомысленный тип. — Хотя ладно, подожду, что скажут остальные и что вы нам еще скажете. Ведь мы ничего про эти корветы не знаем, что мы будем там делать? Вам нужны стюарды, кочегары или официанты?

— Не совсем. Во-первых, я хотел бы уже сейчас знать, кто не согласен сотрудничать на новых условиях. Прошу меня понять — я должен буду сообщить определенные детали, которые не должны достичь нежелательных ушей. Сделаем перерыв на перекур. Подумайте, кто хочет остаться здесь, на базе Какодоган-9. Пять минут! — Он бодрым шагом вышел из зала, за ним выскользнул Гарднер, несмотря на то что кто-то звал сержанта, чтобы тот остался и кое-что объяснил.

Я встал и вышел вслед за ними. На улице я закурил и глубоко затянулся. Из-за зданий доносились голоса тренирующихся солдат. Послышался рев двигателя какой-то машины, затем наступила тишина. Лишь сзади слышался шум, казалось, будто все перессорились друг с другом. Я порадовался, что мне не нужно ни о чем раздумывать, что решение принято намного раньше и я уже не могу его изменить. Впрочем, жизнь научила меня, что крайне редко удается расторгнуть договор без каких-либо ограничений. Наверняка я не стал бы рисковать, тем более на территории противника и без какой-либо подстраховки. Из-за угла появились Фиттельбаски и Гарднер. Майор остановился передо мной, сержанту пришлось волей-неволей сделать то же самое. Только теперь я заметил, насколько жесткий взгляд у глаз, скрывавшихся в складках жира на лице майора.

— А вы, капитан? — дружелюбно спросил он. — Вы уже приняли решение?

— Конечно. Ведь для этого я сюда и приехал.

— Ну да, в самом деле. — С убежденностью и верой в свои актерские способности он играл роль симпатичного толстячка, недотепы и прекрасной души человека, по недоразумению вынужденного подчиняться суровым военным законам. — Мы прекрасно понимаем, капитан, что вы находитесь и особом положении, вам надлежит пользоваться…

— Нет. Спасибо. Я наемник. И не имеет значения, в каком звании.

— Это вам спасибо, вы снимаете определенную напряженность… — улыбнулся он, но у меня не было никаких сомнений, что ему глубоко наплевать на мое великодушие, и он показал бы мне, где раки зимуют, начни я требовать к себе особого отношения. Может быть, он меня даже провоцировал. — Спасибо. Я могу сообщить о вашем решении коллегам? — Он показал на помещение за моей спиной, откуда все еще доносился шум голосов.

Я шагнул в сторону и утвердительно кивнул. Майор прошел мимо меня, Гарднер немного поколебался и двинулся следом. Я ткнул его указательным пальцем в бицепс и прошептал:

— Ты хотел бы от меня избавиться, Кашель?

Не замедляя шага, он обернулся через плечо и неожиданно что-то беззвучно произнес. Я долго думал, но ничего, кроме «нет», мне в голову не приходило. А если это действительно было «нет», то было ли это «нет» Кашля, который меня любил, или Гарднера, который хотел еще немного показать мне, что такое армия. Черт возьми, надо же было задать столь дурацкий вопрос!

Я вошел в зал и поискал взглядом сержанта, но он на меня не смотрел.

— … отказывается? — закончил свой вопрос Фиттельбаски. Он обвел взглядом лица присутствующих, не встретив ни единого возражения, и на лице его появилась гордость, смешанная с легкой иронией. — Должен сказать, что это просто великолепно. С завтрашнего дня вы начнете совмещать физическую подготовку с некоторыми элементами, необходимыми во время службы на корвете. Сами понимаете, там требуются некоторые специфические умения. — Он малоприятно улыбнулся и вышел.

Сразу же снова поднялся шум, но Гарднер поднял руку и крикнул:

— Через три минуты сбор на плацу перед зданием. Нужно выполнить кое-какие формальности, поскольку с завтрашнего дня начинаем работать всерьез. Вольно!

Без особой спешки мы начали выходить на плац. Строй в две шеренги имел немало изъянов, но Гарднер сегодня не обращал на это внимания. Мог ли Кашель спокойно отнестись к неровному строю? «Нет, — подумал я, — значит, это не Кашель». Я встал за Буддой, более-менее по стойке смирно.

— Во-первых, уже сегодня вы поделены на две контры, первую и вторую. В коридоре висит приказ со списком, познакомитесь с ним после сбора. Соответственно, прошу переселиться кому куда надо, так чтобы контры жили вместе. Во-вторых, и в-последних — кто разбирается в компьютерах? Мне нужен кто-нибудь сообразительный для обслуживания компа в нашем здании, раз уж вы становитесь частью подразделения, то нам придется вести нашу часть бухгалтерии. Ну?

Первым выскочил Риндан, сразу же после него шагнул вперед Ларусс, а потом рванули все остальные. Только Будда стоял неподвижно. И я. Выпрямив большой палец, я ткнул им Будду между ягодиц, он выскочил вперед, как из пращи, и я остался один.

— А вы, капитан? — слегка издевательским тоном спросил Гарднер.

— Я? У меня весьма туманное представление о компах, могу оплатить счет и найти слово в энциклопедии…

— Это плохо, там… — он показал на небо, — каждый должен что-нибудь знать о компах. Капитан, помучаетесь несколько дней и подтянетесь в обслуживании ком-па, хорошо?

— Есть, — я постарался изобразить неприязнь в голосе, что-то ведь должно было в нем звучать, и уж в любом случае не радость.

— Сегодня больше никаких занятий не будет. Свободное время до ужина, и потом тоже. Увидимся завтра после подъема. До свидания.

Он отдал честь, повернулся и пошел прочь. Я смотрел, как он спокойно шагает по аккуратно подстриженной сорокаметровой полосе газона, отделявшего нас от остальной территории части. Видимо, при нем был какой-то идентификатор или датчик, поскольку ничего не взрывалось и он оставался в живых. А ведь мы видели собственными глазами, что почти каждый квадратный дециметр газона был нашпигован взрывчаткой.

— И где справедливость, мать твою?! — рявкнул Рин-дан. — Мужик не разбирается в компах, а его именно туда и направляют!

— Зато ты не разбираешься во всем остальном, и потому тебя именно туда и направляют! — крикнул Поп-корн, вызвав взрыв смеха. Риндану пришлось притвориться, что он тоже отлично развлекся.

Любимая армия. Мне слишком хорошо было это известно. Я закурил уже, кажется, сороковую «марльборо», она не пришлась мне по вкусу, как и предыдущие, и я подумал, что, похоже, пора бросать курить. Подошел Будда-Роберт, без спросу взял одну из моих сигарет и закурил.

— Плохие, — сказал он, но гасить сигарету не стал. — Черт, кажется самое время бросать?

— Наверняка.

— Знал бы ты…

— Да, знаю… — Я глубоко затянулся, пытаясь получить такое же удовольствие, какое всегда получал от «ГГ». — Пойду спать. — Я щелчком отправил окурок, вернее, половину сигареты в сторону пепельницы.

Я знал, что самое большее через двадцать минут закурю следующую сигарету, и точно так же, не получив никакого удовольствия, погашу ее на половине, чтобы через четверть часа закурить новую. Вечный бег курильщика по замкнутому кругу, словно белка в колесе. Заснул я только около трех ночи. Хотя мучился я так долго, что, наверное, надо было бы сказать, «около пятнадцати».

17

После завтрака, как раз тогда, когда я бросил курить, впервые заговорил громкоговоритель в моей комнате. Остальная часть «контры», что бы это ни означало, лежала на койках и отдыхала как бы про запас — стандартная модель поведения в армии. Громкоговоритель обратился голосом Гарднера ко мне:

— Стейтс! Прошу явиться в комнату номер два.

Я исполнил приказ, бросив по дороге окурок последней сигареты в пепельницу. Сержант Гарднер ждал меня на пороге всегда до сих пор тщательно запертой комнаты. Увидев меня, выходящего из-за угла коридора, он кивнул и, не дожидаясь меня, первым вошел внутрь. В комнате были лишь четыре экрана и две клавиатуры, полка с запыленными бумажными тетрадями, на столе — несколько ручек, с которых свисали клочки пыли. Видимо, последняя команда побывала здесь достаточно давно.

— Надо бы тут немного прибраться, — наивно обратился я к Гарднеру.

Он уставился на меня и начал закипать, но когда до взрыва его отделяла четверть секунды, вдруг сказал:

— Сейчас кого-нибудь сюда пришлю. Познакомьтесь с компьютером, он сам вам скажет, что и как делать. Ежедневные доклады, списки личного состава и так далее. Формальности, но в компьютеризированном подразделении с этим постоянные проблемы — комп постоянно твердит, что не все так, как должно быть. — Гарднер неожиданно разговорился. Смахнув рукой пыль со стола, он присел на его край, достал из кармана сигареты в странной р'озовой упаковке и протянул мне. Я машинально взял одну и рассмеялся.

— Извините, я смеюсь из-за того, что только что бросил курить. Но ничего страшного — без какого-либо вреда для организма и психики я могу это делать несколько раз в день. — Я дал прикурить сержанту и закурил сам. Во рту разлился вкус клубники с до отвращения сладкими сливками. Выдернув сигарету изо рта, я осмотрел ее со всех сторон, внешне она выглядела вполне нормально. — Что это?

— Фруктовая, — удивленно сказал Гарднер. — Клубничная, — смущенно добавил он. — Не любите?

— О господи, меня сейчас, прошу прощения, блевать потянет, но такого я точно не ожидал… — Сержант открыл рот, словно только сейчас до него дошло, какой промах он совершил. — Другие вкусы тоже бывают?

— Ну… Да…

— Какие?

— Разные — мясо, овощи, рис и так далее… Ведь это всего лишь самое обычное воздействие на вкусовые сосочки. У вас… — Он втянул ртом воздух, всхлипнул и замолк.

— У нас?.. — вежливо подсказал я ему начало фразы, которую он собирался закончить, но делать этого не стал.

— Прошу до полудня ознакомиться с компом. Вечером отсюда уже должен поступить нормальный рапорт. — Он соскочил со стола и направился к двери. — Да, и еще, пожалуйста, не пытайтесь войти в закрытые разделы, они все равно заблокированы паролями. Ничего страшного не случится, но я бы не хотел, чтобы вы тратили зря время на какие-нибудь не предусмотренные уставом занятия.

Прежде чем я успел что-то сказать, он вышел, оставив меня с недокуренной клубничной сигаретой в руке и полной самых разнообразных мыслей головой. Сперва я осторожно затянулся сигаретой — черт возьми, иллюзия была безупречной, полный рот свежей, пахучей, отвратительной весенней клубники. «В самый раз для детей, — подумал я. — А другие вкусы? Выкурить бифштекс? Прожаренный… А может, удастся выкурить стаканчик рома с колой? Тьфу!» Я погасил клубнику — господи, ну и фраза! — и закурил не самый лучший «марльборо», отложив очередную попытку бросить курить на несколько минут. Откуда-то из-за стены донесся приглушенный грохот далекого взрыва, еще через несколько секунд — второй. Я посмотрел на комп. «У вас…» — сказал сержант. Вчера он беззвучно произнес «нет», но это было в коридоре, там могли подслушивать, а здесь служебное помещение. Можно смелее. Гм? Стоп! Нельзя — остановил я сам себя. Нельзя полагаться на дружескую помощь сержанта, кем бы он ни был. «Мы здесь чужие, — подумал я, — и настроены враждебно, и „здесь“ тоже настроено к нам враждебно. Возможно, сержант просто болтает что-то, а я приписываю ему утонченную игру, мысленно придавая ей желаемые черты; возможно, сержант действительно ведет утонченную игру, но целью ее отнюдь не является помощь Ари 3. Стейтсу». Я изо всех сил затянулся «марльборо». Дерьмо, все же пора бросать ко всем чертям дурную привычку. Сев за клавиатуру, я запустил программу. Несколько минут спустя в комнату вошел кто-то из первой контры, выдернул из стены трубу пылесоса и, не слишком дружелюбно поглядывая на меня, пропылесосил всю комнату, должен признать, весьма тщательно. Я в это время сосредоточенно стучал по клавиатуре, что вызывало на лице дежурного сочувственную улыбку, но желания мне помочь у него не возникало. Впрочем, я об этом и не просил. Когда он ушел, я начал осторожно исследовать комп. Перед обедом у меня уже имелось общее представление о структуре подразделения; это оказалось достаточно легко — большая часть широко употреблявшихся в нашей армии паролей прекрасно подходила и здесь. На данном уровне меня это вовсе не удивило. Кроме того, никто еще хоть в какой-то степени официально не подтвердил, что мы находимся в другом мире. Пока что я не обнаружил ни малейшего — за исключением сигарет — отличия «той стороны» от «нашей». Проблема для философа: является ли мир, идентичный нашему, другим миром или тем же самым нашим?

Почувствовав легкую боль в висках, я попытался вспомнить, бросил ли я уже курить или только собираюсь, и, не в силах получить ответа, решил еще раз, уже окончательно, порвать с дурной привычкой. Я закурил последнюю сигарету, правой рукой постукивая по клавишам и размышляя над тем, как же все-таки со всей определенностью узнать, преодолел ли я пленку Уэста. Я полистал энциклопедию, но, увидев, что машинально закурил вторую сигарету, мысленно обругал себя и докурил ее до конца; для самой последней она оказалась даже более-менее приличной на вкус, и потому я не выбросил ее в пепельницу уже на середине.

— Прекрасная смерть — в объятьях губ Оуэна Йитса! — сказал я окурку и тщательно похоронил его в пепельнице.

И тут же замер, вспотев от страха при мысли о том, что нечто промелькнувшее у меня в голове ускользнет и не вернется. Мозг разделился на две части — одна, пассивная, лишь наблюдала за действиями второй части, но при этом одновременно болела и переживала за нее. И тихонько хихикала — мол, что ты так осторожничаешь? Мысль, если только она действительно разумна, никуда не убежит, заверяла меня вторая половинка моего мозга; первая же напоминала босого человека, ступающего по посыпанному толченым стеклом полу в темной комнате, — она медленно передвигалась, нервно оглядываясь по сторонам, хотя там было темно хоть глаз выколи, ощупывала руками стены и осторожно переставляла ноги. Есть!!! Я подпрыгнул в кресле, мозг слился в единое целое, крепко державшее добычу — мысль, мое сокровище. Я проверил, можно ли запереть дверь изнутри — нельзя. Жаль. Немного подумав, я сел так, чтобы входная дверь была у меня перед глазами, и условился с компом, что, как только я нажму клавишу «Break», он покажет на экране план нашего здания. Тылы были более-менее прикрыты, естественно, за исключением тех, за которыми кто-то мог подглядывать с помощью другого компа. Я закурил и тут же, вспомнив о своем решении, принятом несколько минут назад, с отвращением отложил сигарету и вызвал справочную программу. Реестр населения — «Информация закрыта». Гм… Реестр автомобилей? То же самое! Я пробежался по всему, что приходило мне в голову, — банки, церкви, спортивные клубы… Ноль. Информация закрыта! Я затянулся сигаретой, одновременно обрадовавшись — я получил доказательство, что нахожусь не в нашем мире, и забеспокоившись — прекрасный план разваливался на глазах. Я выпустил несколько колец дыма. Снова раздался грохот где-то на полигоне, с ума сойти можно, чертова армия.

Думай, Оуэн, как можно получить данные о человеке в охваченной войной стране? Армия? Нет, если они засекречивают даже адреса гражданских, то тем более… Полиция? Без особой надежды я попытался вломиться архивы, но здесь пароли не подходили, а кроме того, опасался, что компы пошлют вслед за моим запросом ищейку, которая выведет полицию на нашу часть, а потом и на меня.

Кондиционер попробовал дым на вкус и начал усиленно очищать воздух в помещении. Я выбросил окурки в ведро и снова накинулся на комп, забрасывая его приказами, а он мужественно отвергал все мои запросы, пока из пепельницы не начали вываливаться на стол окурки. Я почувствовал, что у меня больше нет ни сил, ни желания, и вспомнил, что час назад бросил курить. За это время я выкурил девять… нет, десять сигарет, и ничего не придумал. Я размышлял над одиннадцатой, последней, и тут подлая злорадная мыслишка тихо скользнула мне на колени. Делая вид, будто ничего не замечаю, я потянулся к пачке «марльборо», закурил и медленно выпустил большое облако дыма. Мысль уселась поудобнее, уткнувшись головкой мне в грудь. Я растрогался — она была такая маленькая, такая наивная и доверчивая, я погладил ее по головке и за три затяжки покончил с сигаретой, вызвал торгово-информационную сеть, пароль «Меркурий» прекрасно работал и по эту сторону. У самых крупных универмагов самая ненадежная система защиты от несанкционированного доступа, а через них можно добраться до сетей поменьше, но лучше защищенных — мы ведь ищем покупки Оуэна Йитса, так? Наверняка он их делал именно там, я не люблю дутого «эксклюзива» и надменных физиономий персонала фирменных магазинов. Комп долго искал, я успел докурить сигарету до половины, пока он наконец не выдал сообщение: «Нет данных». Гм… Или у здешнего Оуэна куча денег и он совершает свои покупки где-то в другом месте, или его звали иначе, или его не было в живых. Черт побери, ни одна из этих возможностей меня не радовала. Направив объектив камеры себе в лицо, я сделал два снимка, как для картотеки, и запросил поиск по внешности. К счастью, машина не затребовала номер счета, видимо, коми воинской части покрывал все расходы или гарантировал платежеспособность. Не подлежало сомнению, что, если мне не удастся быстро найти своего двойника, мне придется прекратить поиски — главный комп может заинтересоваться тем фактом, что с одного из вспомогательных компов ведется поиск, охватывающий всю страну, всю торговую сеть. Если он сообщит об этом человеку, а тот проверит, в каком здании этот комп находится… И так далее. Я продумал несколько вариантов — попытаться найти здешнего Саркисяна, или здешнего Крабина, или камендора Притча, или Красински… похоже было, что мне пришлось бы искать половину здешнего населения, начав войну с другой его половиной.

Близился полдень. Я сидел в помещении, вид которого отнюдь не соответствовал моим представлениям об эстетике, вероятнее всего, в другом, параллельном моему мире, четыре раза бросал курить из-за невкусных сигарет, у меня не было доступа ни к любимому сорту пива, ни к любимому автомобилю, ни к своему компу, который мог бы добраться при необходимости и до Крабовидной туманности. Зато у меня на шее сидел мнимый сержант Кашель, на мне был мундир, от которого я сбежал двадцать лет назад, и под моей опекой находился брат, к которому я так и не мог себя заставить испытывать теплые чувства. Вдобавок ко всему у меня — наверное, впервые в жизни — было желание все бросить, сказать: «Извините, не получается». И сейчас меня по-настоящему беспокоило только это.

Я отодвинул кресло от консоли. Кондиционер отключился, несмотря на то что прозрачные облачка дыма все еще плавали по комнате. Я закурил, чтобы проверить, работает ли система климатизации, или же она не выдержала моего получасового над ней измывательства. Система работала. Больше ничего работать не хотело, а в особенности мой мозг. Делать здесь сегодня было больше нечего, и я не был уверен в том, найдется ли для меня какое-то осмысленное занятие завтра и вообще в ближайшее время. Выйдя на цыпочках из комнаты и стараясь не привлекать ничьего внимания, я взял в автомате четыре банки «будвайзера» и вышел на полосу препятствий. Я не собирался проверять собственную физическую форму или чувство ориентации, там просто всегда было пусто. Улегшись поудобнее в сетке, предназначенной для смягчения прыжка с высоты в восемь метров, я открыл банку. Немного подумав, что делать с сигаретами, я оставил в силе прежнее решение — бросаю курить, лишь отложил его реализацию на вечер. Закурив, я тут же об этом пожалел — отвратительный вкус. Впрочем, его хотя бы можно было смыть пивом. Солнце грело так себе, и вообще весь этот параллельный мир был каким-то тошнотворным и безвкусным. Что вообще в нем нашли эти пришельцы? Более чистый и свежий воздух? Тоже мне причина! «Другое дело, — лениво подумал я, — наш мир! Там… Тьфу, Оуэн, идиот, ты же наводишь марсиан на собственный дом! Нет, к своему я бы не подпустил бедных маленьких зеленых человечков. Мне было бы их жаль, а у Фила и без того хватает игрушек. Я в его возрасте…»

Я отбросил первую банку.

Ну так вот — я в его возрасте попытался бы все же поискать какой-нибудь выход с территории части. Может пригодиться. Во-вторых… Я потянулся к банке, рука зацепилась за пачку, сигареты высыпались — их оставалось только три, как раз хватит до обеда. Я закурил и вернулся к своим мыслям. Собственно, для этого я сюда и притащился. Во-вторых… Черт, а что было во-первых? Я понял, и притом не в первый раз, что никто меня так не раздражает, как я сам. Во-первых… Во-первых… А! Выход! Ну что ж, никто не может меня порадовать больше, чем собственный интеллект. Ладно, надо поискать возможность выбраться за территорию, не поднимая тревоги. Во-вторых… Нет, однозначно наши «марльборо» лучше, я их не особо любил, но курил без отвращения, а эти? Вернемся к нашим баранам, подумал я.

— Ну конечно, — сказал я вслух. — Наверное, подмешивают шерсть в табак, потому и вкус такой.

Я понял, что, если бы кто-то за мной наблюдал и вдобавок мог читать мои мысли, он бы точно подумал, что я свихнулся. Или если бы я описал сегодняшний день в своей повести, в виде этакого небольшого потока сознания, в манере Джойса? Я бы потерял половину читателей, может быть, человек тридцать. Что-то со мной творилось неладное, то ли лихорадка, то ли малярия, то ли вирус чего-то там, то ли что-то там с вирусом. Под ребрами отчаянно свербило, я приподнял полу рубашки и пригляделся. Избыточный вес виден невооруженным глазом, кроме этого — больше ничего, гладкая кожа, немного волос, три родинки, но чуть правее. Я затянулся сигаретой и сделал большой глоток из банки. Ага, во-вторых — нужно обязательно однозначно выяснить насчет Кашля: он это или не он? Ведь вполне возможно, что он разочаровался в нашей армии, по службе не продвинулся, нашел возможность послужить в другой армии, причем ему не обязательно было знать, что новое место службы находится вовсе не на другом континенте. Если это все-таки он, он должен дать мне доступ к своей кредитной карточке, без денег я как пьяный ребенок в тумане. Ладно, уже неплохая мысль — Кашель и его деньги, у нас я ему все верну. А если это не Кашель? Что ж, он сам виноват. Именно так — мне нужны деньги, лучше всего карточка; если сержант не мой бывший командир из подразделения «Туман», придется его связать, где-то спрятать, забрать мундир и пропуск. Бедный сержант, у него останется лишь его честь, нет, чести он лишится… О! Желание отомстить. Ладно, хорошо хоть, намечается какой-то план. Люблю такие минуты, мозг работает как надо, а осознание этого еще удваивает скорость мышления. Молодец, Оуэн, хвалю!

Я пролежал в гамаке размером с участок перед домом в Нью-Йорке два с лишним часа. Полежал бы и еще, но у меня закончились «марльборо», и мне нечего было больше бросать. Я потащился в казарму. Как раз привезли термосы с обедом, трое официантов заканчивали раздавать порции и были несколько раздражены моим появлением. Я взял то, что кинули мне на тарелку, и сел за стол. Содержимое тарелки не вызвало у меня особого аппетита, и я лишь ковырял его вилкой, не донося до рта. Есть не хотелось, четыре пива — как раз столько калорий, сколько надо, и не перегружает пищеварительный тракт. Будда посмотрел на меня, я тоже. Ничья. После обеда я перехватил его, прежде чем он отправился на какие-то занятия.

— Вечерком, скажем, в шесть встретимся на полчасика, — буркнул я, подталкивая его перед собой в узком коридорчике. — Если сможешь найти какой-нибудь подходящий повод выбраться из казармы — буду тебе благодарен. Пока.

Вернувшись в комнату с компами, я мучил их еще почти три часа, но они так и не выдали мне никакой информации, которая бы меня устроила. Оставив наконец в покое поисковые программы, я приступил к знакомству с окружающим миром — в конце концов, если мне предстояло в нем оказаться, я должен был хотя бы что-то о нем знать. Я не знал, злиться мне или радоваться, когда единственным различием между нашими мирами — по крайней мере, из тех, что мне удалось обнаружить, — оказалось несколько иное написание названия группы «Битлесс». Насколько я смог понять, бегло просмотрев несколько газет, война с космическими агрессорами (описываемая весьма сжато, так что не вполне даже ясно было, о чем, собственно, речь) почти никак не отразилась на жизни землян. Часть их, естественно, воевала на орбите, но остальные — если не считать того, что им приходилось несколько раз в неделю переживать учебные тревоги и платить несколько больший подоходный налог, — не ощущали трудностей военного времени. Возможно, любовь к амулетам на каждый случай тоже была следствием войны, но чтобы в этом убедиться, потребовалось бы копаться в прессе намного дольше часа. Прежде всего следовало сравнить этот мир с тем, что был до вторжения. Пока что у меня не было на это времени, но я уже знал достаточно много. На четвертом часу сидения у экрана мне начало жечь веки; кондиционер уже работал как положено, воздух в комнате был чистым, но несмотря на это, я заметил полтора десятка обожженных фильтров в пепельнице. Я помассировал веки и потянулся. Щелкнул громкоговоритель, и я услышал:

— Сбор личного состава в помещении номер шесть.

Я быстро выскочил в коридор, но было уже поздно — спиной ко мне стоял сержант, среди голов входящих в зал наемников я заметил густую коротко подстриженную шевелюру незнакомого офицера. Повернувшись, я на цыпочках выбрался из здания и побежал к «гамаку». Почти полчаса я приводил в порядок полученные сведения и пытался строить планы, которых, впрочем, было немного. Пытаясь свести воедино информацию о различиях между нашими мирами, я нашел пока лишь два: второе «с» в названии «битлов» и нежелание женщин носить брюки. Никто им этого не запрещал, но тема даже не обсуждалась — просто юбка, платье, и все. Может, это и было справедливо, хотя я вспомнил несколько пар ног, вполне заслуживавших ношение поверх них обширных шаровар. Впрочем, эта причуда не имела никакого отношения к моим планам, которых еще не существовало.

На землю начали опускаться сумерки. Я посмотрел на небо, на котором появилось несколько звезд. В астрономии я не разбирался, но не видел в них ничего чуждого, что наводило на подозрение, что и звезды у нас общие.

«Уходит светлый день, дав место ночи траурной вуали…» — вслух продекламировал я.

Аплодисментов я не получил, но, в конце концов, и строки эти были не мои. Перекинув ноги через край сетки, я достал сигареты и начал считать, сколько раз за сегодня я бросал курить, и размышлять, есть ли в этом еще хоть какой-то смысл, может быть, лучше все-таки отложить на завтра? Такой же день, как и сегодня. В пачке было девять сигарет, на сегодняшний вечер, как раз отобьют охоту к…

Раздался грохот, которому предшествовал тихий свист, по крайней мере, так я это потом определил. Самой же первой была эффектная вспышка, но обернуться я не успел. Я поворачивал голову, и как раз в это мгновение грохнуло, потом раздался треск разрываемой материи, а на самом деле — рушащихся стен и ломающихся одновременно нескольких десятков стропил. Взрывная волна ударила в лицо, не слишком сильно, поскольку и взрыв был не слишком мощным. Я бегом бросился к скрывающемуся в клубах пыли зданию казармы, вернее, тому, что от него осталось. Казалось, проклятые стены теперь вернули в атмосферу всю имевшуюся на них штукатурку. Взрыв разбросал обломки по большой площади, развалин в традиционном значении этого слова не было, в эпицентре остались лишь небольшие, более тяжелые фрагменты — половинки кроватей, столы, огнетушитель, — о которые я то и дело спотыкался, но могло быть и хуже. Потом я наткнулся на тело одного из наемников. Он был жив, и даже, похоже, не получил особых повреждений, его просто оглушило. Еще одно тело пребывало в подобном же состоянии. Обнаружив в густом облаке пыли сержанта, я помахал рукой перед его лицом, похлопал по щекам. Веки его дрогнули, и он открыл глаза. Я наклонился ниже. Он узнал меня и кашлянул.

— Зачем ты сюда приперся? — спросил он.

— Кашель, дерьмовый ты актеришка, ты едва меня не провел. Как только осядет пыль, дам тебе в морду…

— У тебя здесь какие-то дела, так? — Он схватил меня за руку. Кажется, он хотел мне ее пожать, но рукопожатия не получилось. — Выкладывай!

— Выкладываю, выкладываю. Да, есть у меня тут одна работенка.

— Так я и думал, — облегченно вздохнул он. — Сматывайся отсюда, этот взрыв тебе как раз на руку. — Он потянулся к нагрудному карману, блуждая пальцами возле застежки. Я помог ему. — Возьми, — он протянул маленький, но толстый конверт, — в городе у меня квартира, иди туда, никто о ней не знает. Там найдешь мои кредитки и прочее.

— Ладно, но скажи…

— Проваливай! Это твой единственный шанс отсюда вырваться.

Если бы я стоял, а не сидел на корточках, то растерянно переступил бы с ноги на ногу, сейчас же лишь покачал головой. Кашель хотел схватить меня за руку, но поймал лишь указательный палец, едва его не сломав. Я выдернул палец и, хлопнув сержанта по плечу, двинулся дальше. Через два шага я обнаружил первую настоящую жертву — самого старшего в отряде, кажется, по имени Макс, которому почти оторвало нижнюю часть тела. Обойдя его, я продолжил поиски, все сильнее беспокоясь. Откуда-то из-за туч оседающей пыли послышался вой сирен и крики людей, у меня оставалось все меньше времени. Еще один труп… и Будда, я едва не свалился на него. Живой. Я облегченно вздохнул. Он пошевелился и начал вставать.

— Погоди! — прошипел я. — Мне надо сматываться, понимаешь? У меня есть хата и деньги. А ты оставайся здесь, ладно? Вдвоем мы не справимся…

— Исключено… — простонал он и начал подниматься с земли.

— Говорю тебе — оставайся! Как только мне удастся…

В полутора десятков метров от нас что-то заскрежетало, видимо, авангард спасателей уже добрался до обломков.

— Помни — я был здесь, и взрыв, видимо, разорвал меня в клочья, — сказал я на ухо Будде и врезал ему в челюсть.

Вскочив, я бросился бежать в противоположную от спасателей сторону, наткнувшись по пути еще на несколько изуродованных тел. Кашлю и Будде повезло. Не говоря уже обо мне, но мне везло всегда, видимо, я был последним в очереди за удачей, и Господь Бог щедро отсыпал мне из своего мешка все, что осталось, не заботясь о количестве. Я пробежал под прикрытием не осевшей еще до конца пыли несколько десятков метров, свернул к полосе препятствий, преодолел два ряда «флобелий», потом прополз под «рулеткой» и рванул к забору. Я бежал вдоль него, наверное, минут пятнадцать, где-то должна была быть дыра, не знаю такой армии, где не проделали бы дыры в ограждении войсковой части. Разве что китайская, но Великую стену тайком не пробьешь. На щель я наткнулся минут через двадцать с лишним, в сетке кто-то хитрым образом перепутал выводы датчиков так, что охранное устройство не ощущало присутствия дыры, через которую спокойно мог пролезть средней упитанности солдат. Офицеры всегда были несколько толще, к офицерам эта дыра не относилась, но я не был здесь офицером. Я беспрепятственно выбрался наружу. Прощай, Какодоган-9 — по крайней мере, на какое-то время! Я огляделся вокруг, подозревая, что дыра была проделана в месте, благоприятствовавшем нелегальным вылазкам за территорию гарнизона, и потому, не особо беспокоясь, уселся под деревцем и, поглядывая на всякий случай по сторонам, заглянул в конверт Кашля. Пропуск сержанта — сойдет, только если патруль будет пьян в стельку. Кредитная карточка, о! Нацарапанный в спешке адрес, прекрасно. Сотня двадцатками. Диктофон, интересно…

Я снова огляделся. Где-то поблизости должно было быть шоссе, какая-то дорога или что-то в этом роде, не для того делают дыру в заборе, чтобы потом шагать много километров до цивилизованных мест. Некоторое время я прислушивался, но ничего не услышал. Выбрав направление, я пошел по, как мне казалось, слегка примятой траве, что предполагало наличие тропинки. Через четыреста метров тропа привела меня к группе высоких деревьев. Там стоял снабженный постоянным пропуском, картой окрестностей и ключами джип — видимо, приобретенное в складчину средство передвижения местных солдат. Я едва не расцеловал его в радиатор, поклявшись себе, что верну его обратно, утяжелив ящиком виски. Вскочив за руль и сверяясь с картой, я выбрался из зарослей. Неподалеку шла грунтовая дорога, видимо, ведшая к какой-нибудь ферме, с которой, скорее всего, имелась договоренность, поскольку следы колес на траве были явственно видны, и никого это, похоже, не волновало, ну и меня тоже. Вдавив газ, я помчался по дороге. Тирлбоут, городок, где жил Кашель, должен был находиться в сорока километрах. Я без труда нашел А-стрит и типичный многоэтажный доходный дом со сдаваемыми внаем квартирами. Никто тут никого не знал и не хотел знать. В квартире Кашля я почувствовал себя легко, как в своей собственной. С удовольствием закурив «марльборо» и оставив все попытки бросить курить, я налил себе четверную порцию виски и забрался в ванну. В воде я пролежал почти час, слушая записанный на диктофон рассказ Кашля и его советы мне. Он поделился многими ценными замечаниями, действительно многими. Я даже узнал, что местное спиртное на два процента крепче нашего и почему сержант Теодор Л. Лонгфелло, лучший сержант в армии США, перебрался из нашей армии в армию параллельного мира. Удручающая история. Неприятные чувства не удавалось смыть даже крепким виски. Я сел за стол и, закутавшись в халат сержанта, выписал на листе бумаги план своих дальнейших действий, вглядываясь в собственные записи до тех пор, пока не решил, что в них уже ничего невозможно изменить. Я сжег листок, выбросил пепел в раковину, написал другой план, совершенно идиотский, тоже сжег и выбросил в мусорное ведро на кухне.

Виски убаюкало меня лучше любой няни. Я даже не успел его за это поблагодарить.

18

Состояние готовности к войне — надо сказать, видимое лишь сквозь призму информации в прессе и весьма скупой, из соображений военной тайны, историографии конфликта — ничем не мешало жизни людей, во всяком случае тех, кто не принимал непосредственного участия в боевых действиях в космическом пространстве. Я убедился в этом уже на следующий день, когда без особого труда раздобыл адрес человека, занимавшегося подделкой документов, а уже вечером получил готовое водительское удостоверение и кредитную карточку. На счете, правда, имелось лишь семнадцать моих собственных долларов, но если бы фальсификатор умел «переводить» на счет несуществующие деньги, он не нуждался бы в таких клиентах, как я. Я внес на счет остальные деньги — четыре сотни, спасибо любимому Кашлю — и пошел искать подходящий компьютерный салон. В каждом городе найдется хотя бы один такой в районе, где обитают как представители среднего класса, так и те, кто опустился на ступеньку ниже в социальной иерархии или же еще не успел на нее подняться. Я посетил четыре салона, прежде чем нашел тот, что меня более или менее устраивал. Хозяин заведения сидел за не бросавшимся в глаза компом в углу, рядом с ним находилась солидная металлическая дверь — я мог бы поклясться, что она открывается по определенному сигналу, а хозяин мог одним движением пальца подать такой сигнал и скрыться за этой дверью. Чтобы подойти к нему, нужно было пройти мимо девушки, мрачного, обозленного на весь мир юного создания; она развлекалась с какой-то словесной пирамидой, сооружая ее на экране и разрушая одним нажатием клавиши «ESC». Возле окна сидел охранник, заботливо положив на стол рядом с собой трость. Пользуясь методом Шерлока Холмса, я присмотрелся к его ботинкам — подошвы были стерты ровно и одинаково, значит, он носил трость для шика или для обороны. На чудака он, впрочем, похож не был. Кроме этих троих, в салоне сидел какой-то молодой человек с большой родинкой на щеке, который, судя по всему, занимался подготовкой домашнего задания и был полностью поглощен этим процессом, а также супружеская пара лет шестидесяти, просматривавшая на экране свои страховки и предполагаемые дивиденды, вероятно, планируя, как их поделить между детьми и внуками. Я заплатил за сеанс, сел за комп, ознакомился со структурой местной сети и набрал имя компа хозяина.

«У меня есть кое-какая работа», — написал я.

«У меня тоже, ты мне мешаешь», — последовал ответ.

«Я приверженец одного философа двадцатого века, может, ты его знаешь — он еще говорил: „Какова работа, такова и оплата“.

«Меня это не интересует, убирайся с моего экрана».

«Я настаиваю. И плачу».

«О-Т-В-А-Л-И!»

Я поднял голову и посмотрел на хозяина, размышляя, имеет ли моя писанина для него вообще хоть какой-то смысл. Его ответы звучали совершенно по-детски, и он — если только не маскировался — ничем не мог мне помочь. Хозяин даже не удостоил меня взглядом. Зато встала со своего места девица. У меня в крови сразу подскочил уровень адреналина и чего-то там еще: после встречи с Фионой я терпеть не могу таких вот молодых циничных волчиц, которым кажется, будто они могут решить все свои проблемы, сваливая их на совершенно посторонних людей. Девушка подошла ближе, и тут оказалось, что она вовсе не притворяется дурнушкой, просто в ней не было ничего красивого, и уж точно не походка, позаимствованная из фильма про охоту на китов. Она наклонилась надо мной, бросив на меня затуманенный взгляд, и слегка раздвинула губы.

— Послушайте, — сказал я, не давая ей сказать ни слова, — я принадлежу к секте, которая позволяет бить женщин, особенно за вульгарные выражения.

Она удивленно пошевелила губами, не издав ни звука, а затем наклонилась еще ближе, намереваясь прошипеть мне в ухо какое-то изощренное ругательство. Я встал, отодвинув плечом адское создание, и обошел ее вокруг. Похоже, она собиралась наброситься на меня с когтями, я толкнул ее в бок, она споткнулась и упала на освободившийся после меня стул. Я подошел прямо к хозяину, не обращая внимания на движение трости охранника.

— Есть дело. Не будем ходить вокруг да около. Если ты проверяешь, может ли кто-то за меня поручиться, то я сам тебе скажу — не может. Я здесь человек совершенно новый и таким останусь. Завтра я уезжаю, но сегодня мне нужно срочно взломать несколько баз. — Он с некоторым интересом смотрел на меня. — Если бы я был из полиции, у меня бы имелась соответствующая легенда, верно? — Он пожал плечами. — Ладно, берешься или нет?

Он бросил взгляд на экран и нажал какую-то клавишу. На экране появилось сообщение: «Давай его мне, спиши денежки». Хозяин снова ткнул пальцем в клавиатуру. Я протянул ему кредитку, он вставил ее в щель считывателя и перевел на какой-то счет две сотни. У нас я заплатил бы за это не больше ста пятидесяти. Вынув карточку, он вернул ее мне.

— Иди к ним. — Он показал головой на пару рантье. Даже не пытаясь скрыть удивление, я направился к старичкам. Он легко поднялся со стула, она мило улыбнулась.

— Слушаем вас, — сказала она.

— Гм, так… — Пришлось откашляться. Я не выдержал и рассмеялся. Старички терпеливо улыбались, разделяя мою радость. — Мне нужно найти одного человека. Я не знаю его фамилии, то есть, возможно, знаю, но в этом не уверен. Зато я знаю, как он выглядит. Так что меня интересует лишь доступ к какому-нибудь архиву, охватывающему всех граждан, и возможность сопоставить фамилию с фотографией.

Они переглянулись и одновременно кивнули, затем посмотрели на меня. Я немного подумал:

— Собственно, это все. Надеюсь, этого хватит.

— А если нет? — Либо она была у них шефом, либо он был немым.

— Приду еще раз.

— Это угроза? — Немым он все же не был.

— Вы шутите? Почему? Тогда у меня будет другое задание.

— Может, лучше сразу мы займемся поиском? — предложила она. — Сэкономите время и деньги.

— Нет, спасибо. Если мне не повезет, я буду знать, кому предъявлять претензии.

— Хорошо, — без тени возражений согласился он, немного подумал, а затем осторожно нажал несколько клавиш.

Она дотронулась до моего рукава и, когда я посмотрел на нее, сказала:

— Это наш хлеб, а вы нас объедаете.

До меня не сразу дошло, что она имеет в виду. Ей не хотелось, чтобы я подглядывал за их манипуляциями; я кивнул и отошел к своему столу. В помещении ничего не изменилось, лишь вредная девчонка вернулась за свой комп, но, как ни странно, не посылала мне уничтожающих взглядов и не засовывала палец себе под юбку. Может быть, я ошибался, может, она меня с кем-то спутала, не знаю. Я повернулся к своему экрану. На нем возникло предложение сыграть партию в сколомат, условия, поставленные компом, ставили меня в лучшее положение, так что я сыграл с ним лишь затем, чтобы проверить, чего он хочет. А хотелось ему, оказывается, обыграть меня буквально за несколько ходов. Хитрец. Обыграл. Я потребовал реванша, но кто-то положил руку мне на плечо. Я оглянулся. У девушки были чертовски длинные ногти, я мысленно представил себе, сколько вирусов и ядов можно было бы упаковать под такими коготками, и не стал делать резких движений. Девушка сказала:

— Четыре шестерки, две тройки, единица плюс АНДРОМАХА. Это одна возможность. Вторая: КК плюс БРЕДВАН плюс семь четыре семь два. Повторить?

Я кивнул — что-то мне подсказывало, что после отхода от кассы претензии приниматься не будут. Девушка повторила оба кода. Я поблагодарил и начал вставать, ожидая, что с ее стороны последуют более решительные действия, но, видимо, то ли я чрезмерно впечатлителен, то ли зря считаю себя достойным чьих-либо усилий. Она отступила на шаг, и — не знаю, может быть, мне показалось, но в ее подкрашенных кошмарными черными тенями глазах мелькнуло нечто вроде иронии. Я бросил взгляд на типа, которого принял за шефа всей этой компании, главного специалиста по отмычкам. Он развлекался с каким-то замысловатым трехмерным чертежом, старички склонились над таблицей, которую я еще пять минут назад принял бы за расчеты примерных доходов по долгосрочным вкладам, теперь же готов был побиться о заклад, что это перечень боеголовок с секретного полигона в XXZZYY. «Жизнь — одна сплошная полоса неожиданностей», — подумал я. Эта мысль даже сгодилась бы в качестве заглавия, только надо было бы ее немного подсократить. Например: «Жизнь — полоса неожиданностей», или «Жизнь — одна сплошная», или просто «Одна». Я вышел из салона и посмотрел в окно. Парнишка закончил решать свои задачки и глядел на меня, все остальные были заняты своими компами. Парень улыбнулся, подмигнул мне и снова продолжил стучать по клавиатуре. Я медленно шел, думая, откуда я могу его знать, поскольку именно сейчас его лицо стало мне о чем-то говорить. Я посвятил этим размышлениям почти весь обратный путь до дома и за километр до него сообразил, что парень склонялся над клавиатурой точно так же, как девушка, а у нее была точно так же посажена голова, как у хозяина, который, как я теперь понял, был похож на старичков. Я громко рассмеялся. Семейное предприятие! Вот хитрецы, организовали свой салон и копались в чем только хотели. Может быть, даже специализировались на каких-то темных делишках? Я ускорил шаг, чтобы побыстрее оказаться дома, и бросился бежать, когда раздался пронзительный вой сирены. Я не знал, как следует себя вести, но, увидев, что далеко не все граждане бросаются к ближайшим убежищам, тоже добежал до дома и скрылся в подъезде, когда сирена в третий раз набрала обороты. Лифты не работали, но квартира Кашля находилась на четвертом этаже, так что я взбежал наверх и сразу же прыгнул в ванну. Пользоваться компом во время тревоги показалось мне неоправданным риском, и я отложил на потом проверку банков данных в поисках Оуэна Йитса, или человека, как две капли воды на меня похожего, где бы он ни находился и чем бы ни занимался. Я лишь просмотрел прессу; в местной газете мелким шрифтом сообщалось, что на базе Какодоган-9 произошел по не установленным до сих пор причинам взрыв, в результате которого были ранены шестеро курсантов, тела же двоих до сих пор не найдены. Я посмотрел на одно из этих тел, которое не было никакого смысла там искать. Однако было ясно, что времени у меня нет, во всяком случае, не слишком много. Выскочив из ванны, я с нетерпением дождался отбоя тревоги и без труда проник в базу данных — поиски шли полным ходом. Я проверил счет Кашля — на нем было неполных тринадцать тысяч, и вчера он оформил кредитную карту на предъявителя. На меня. Я почувствовал себя обязанным довести дело до конца, усилия Будды, Крабина, Кашля не должны пропасть впустую. Ну и мои старания тоже чего-то стоят. Стоят… Стоят-стоят-стоят… Какая-то мысль промелькнула у меня в голове, я бросился к клавиатуре и добавил к параметрам поиска фамилию Ласкацио. Я не смог бы объяснить, почему вдруг Мануэль оказался в моем списке разыскиваемых, просто доверился некоему импульсу. Меня охватило нетерпение, компьютер перемалывал данные миллионов людей, я ходил по комнате, каждую минуту проверяя надежность затемнения, словно это было самым главным в данный момент. Потом я проверил, работают ли конторы по прокату автомобилей, сколько их и что они могут предложить. Сгорая от нетерпения, я метался по квартире три четверти часа, кошмарные сорок шесть минут, отдавая себе отчет в том, что шансы провалить все дело растут пропорционально прошедшему времени. Что все труднее будет вернуться в Какодоган-9, что — не дай бог! — меня начнут искать, что не удастся найти Красински. Впервые у меня возникла мысль, что вся операция была плохо подготовлена или вообще не подготовлена, что я поторопился, что моя подстраховка — не более чем тонкая ниточка, в то время как требуется цепь, способная вытащить танк из болота.

Достав из холодильника лед, я всыпал его в стакан минералки. Я почти не пил воду, лишь охлаждал стаканом пылающий лоб. Когда меня уже охватила неприкрытая паника, комп издал мелодичный звук, который я воспринял как символ надежды. Специально немного подождав, чтобы дать мозгу время переключиться на рассудочную деятельность, я подошел к экрану.

Городок Солт-Ривер. Неполных триста миль отсюда. Житель городка, Олдос Джетервейлин. Фотография. Мое лицо. Сотрудник отдела маркетинга фирмы, занимающейся производством рулевых механизмов для популярных моделей планеров. Сжав дрожащие пальцы в кулаки, я быстро просмотрел всю имеющуюся информацию об Олдосе. Когда я добрался до слов о том, что девять лет назад он был похищен с неизвестной целью, а затем найден шесть дней спустя целым и невредимым, усыпленным легким наркотиком, причем похитители не выдвинули никаких требований, я понял, что это наверняка мой двойник. Триста миль отсюда — утром буду там, наблюдаю до вечера, забираю О. Дж., привожу сюда. Ночь. Подбрасываю его к какому-нибудь полицейскому участку с признаками амнезии. Он помнит только свое имя и название части, может быть, Друдмана. Я получаю свободу действий, беру «у себя на работе» отпуск и ищу Красински. Стоп, чего-то не хватает… Точно! Нужно еще подождать данных о Ласкацио, может быть, он существует? Это бы упростило все. Но… Ведь мне не обязательно ждать результатов!

Я ввел в комп пароль, по которому он должен был сообщить мне по сети результаты, и выскочил из квартиры. Лифты уже работали, тревога была отменена. Что-то уж больно нерасторопно агрессоры вели эту войну. Я вспомнил, что если в прессе и были какие-то упоминания о войне, то они касались запуска нового космического фрегата или назначения на должность нового адмирала. Остальное — военные действия, столкновения, операции, потери — словно не существовало, будто конфликт вошел в стадию временного перемирия. Возможно, если бы я искал более энергично, я нашел бы где-нибудь объяснение этой формально ведущейся, а фактически невидимой войне, однако у меня хватало и своих проблем. Легкой трусцой добежав до транспортной магистрали, я сел в автобус и проехал четыре остановки, затем без труда взял напрокат почти новый «милтерн» и вывел его на шоссе, которое вело на запад, через Солт-Ривер. Включив автопилот, я заснул — минуты за три, не больше.

19

Я оглушил его, когда он выходил из клуба. Мы были настолько похожи друг на друга, что, когда «погремушка» опустилась ему на голову, я рефлекторно стиснул зубы и поморщился, словно сам себе нанес удар набитым мелкими камешками носком. Втащив обмякшее почти свое тело в «милтерн», я быстро отъехал от прикрытой зарослями виноградной лозы стоянки. Выехав за город, я занялся новым Оуэном. Понаблюдав за ним сегодня днем, когда он выходил с работы, я подстригся так же, как он. Я переодел его в свою одежду, проверив наличие шрамов — их у него не было, как и у меня. Связав ему руки ремнем от брюк, я вышел из машины и закурил, еще раз мысленно пробежав весь свой план. В нем имелось несколько дыр, но сейчас ничего лучшего придумать было уже нельзя. Достав из багажника бутылку с водой, я сел в машину. Подняв Оуэну рубашку на спине, я опрыскал кожу серокаином и ударил его два раза, достаточно сильно, чтобы появились синяки, затем перевернул на спину и слегка оцарапал живот и левое предплечье. Потом проверил карманы его одежды. Слишком многого он объяснить не сумеет, но ведь у него будет амнезия, ага — еще несколько повреждений на голове. Это было не слишком приятно, но ведь должен же он был хоть немного пострадать после взрыва. Я ударил его по голове гаечным ключом, потом еще раз и еще, и сразу же опрыскал раны обезболивающим аэрозолем. Уфф, самое худшее позади. Я похлопал его по щекам и, когда он начал приходить в себя, подсунул часы ему под ухо и включил, как велел Робин. «Оуэн» тотчас же перестал стонать и шевелиться, уставившись неподвижным взглядом в потолок машины. Я подождал, пока он скажет:

— Понимаю…

— Тебя зовут Ари Зона Стейтс. Ты наемник, завербованный сперва для борьбы с какими-то экзотическими партизанами, а два дня назад — в команду, сражающуюся с космическими захватчиками. — Я говорил медленно и отчетливо, так что у меня даже заболели губы. — Позавчера что-то случилось, что именно, ты не знаешь, ты очнулся в Тирлбоуте, но не понимал, где ты и что с тобой. Ты помнишь название Какодоган-9. Меня ты никогда и нигде не видел. У тебя проблемы со зрением, твой приятель — Роберт Друдман, тоже наемник из Какодогана-9. — Я немного подумал и добавил поручение передать привет Кашлю. — Теперь повтори! — приказал я в заключение.

Он повторил, запинаясь, но в основном придерживаясь намеченной мной линии. Я еще раз произнес задание, а потом — может, это было уже и лишнее, но я не хотел рисковать — еще раз. Теперь Ари Зона уже гладко излагал свою новую фальшивую биографию. Когда он закончил, я выключил часы и еще раз спросил его о самых важных деталях.

— … Какодоган-9… Друдман… Ари Зона Стейтс… наемник. Нимфа, — ни с того ни с сего вдруг добавил он.

Подумав, я решил больше не включать гипнотизер, он мог мне еще пригодиться; одно слово страдающего амнезией наемника не должно провалить его легенду, да и в конце концов, через несколько дней я заберу его из части и выгружу на пороге собственного дома.

— Нимфа… — тихо повторил он.

— Ладно. — Я похлопал его по щеке. — Мир без нимф был бы не столь приятным. Ты прав, Ари. Садись за руль и езжай в Тирлбоут. По дороге, в предместье Солт-Ривер, остановишься, чтобы высадить меня. Поехали.

Он послушно подчинился. Я опасался, что он будет вести машину как автомат, но он вел себя так, словно вообще меня не видел и не пережил сеанса гипноза — руки свободно держали руль, он что-то насвистывал, давал себя обгонять и обгонял сам. Тогда я прятался на заднем сиденье — близнецы хорошо запоминаются. На границе городка Ари Зона затормозил и остановил машину. Воздержавшись от срывавшихся с языка предостережений, я выскочил из машины и, не оглядываясь, пошел в сторону клуба, где оставалась машина Олдоса или Ари, то есть моя. К счастью, я не встретил никого из знакомых, в машине довольно интенсивно воняло духами; я понял, что мой двойник обладает весьма специфическим вкусом — острые как бритвы блондинки с прочным как нос ледокола макияжем, пользующиеся парфюмерией, которая, оставаясь на коже самца в течение полугода, метит его успешнее, чем выделения соответствующих желез у кошек. Его дело. Я час покатался по городу, просто чтобы хотя бы бегло с ним познакомиться, выпил рюмочку в баре «Рожок» и поехал к себе домой. Вставив ключ в щель замка, я вошел в квартиру — и испытал потрясение не меньшее, чем от последствий взрыва.

Стройная хищная блондинка (духи!) выскочила из дверей кухни и бросилась мне на шею. Я крепко прижал ее к себе, зная из телепередач, что клинч дает борцу от нескольких до нескольких десятков секунд на то, чтобы перевести дыхание. Мне требовалось полчаса, но я рад был каждой минуте.

— Что так поздно? — прошипела блондинка, пытаясь вырваться из моих объятий, но я еще не был готов к борьбе вне клинча. Я крепко держал ее, но ей удалось повернуть голову, и она провела кончиком языка по краю моего уха, а затем слегка надкусила его. Похоже, оно показалось ей чересчур жилистым. — Я все сижу тут и сижу… — пожаловалась она.

Я глубоко вздохнул, осознавая, что нахожусь на грани провала; нужно было бросить самому себе какую-нибудь доску в волны собственной лжи.

— О господи… — простонал я. — Как только я вышел из клуба, у меня зверски разболелась голова, так что я сидел в машине и выл от боли. Наверное, с полчаса, не знаю… Первый раз в жизни…

Она уперлась мне в грудь, так что, если бы я ее не отпустил, ее руки по локоть ушли бы в мою грудную клетку. Отодвинувшись, она внимательно посмотрела на меня и лучезарно улыбнулась.

— Действительно, ты выглядишь совсем разбитым. Но, к счастью, ты не обманул свою женушку — я звонила Мерфи, он сказал, что ты ушел из клуба около часа назад.

Женушка! Вот черт! Я слабо улыбнулся. Он ничего мне не сказал, но я его и не спрашивал. Видимо, они поженились совсем недавно, в базе данных, где я его нашел, еще не было сведений о том, что у него есть жена. Нимфа, вспомнил я, это слово настолько занимало его мысли, что даже пробилось сквозь блокаду гипноза. Черт… Оказывается, я должен знать — а я этого не предвидел, — что она пьет, курит ли, какое у нее хобби… Чем дольше я об этом думал, тем отчетливее видел, как женушка звонит в полицию. У меня не было никаких шансов избежать ее влюбленного бдительного взгляда и демаскировки. Мне стало жаль самого себя — из-за такого идиотизма разваливается вполне неплохой план.

— Ну что? — спросила жена. — Еще болит?

— Собственно, уже нет. — Под ее взглядом я боялся слишком много врать. — Но знаешь — это было так неожиданно, господи, меня так прижало, что я думал… — Я покрутил головой, заодно осмотрев комнату. — Кошмар! И знаешь, я все время боюсь, что это опять начнется.

— Ну, тогда иди ляг. Может, хочешь выпить? А?

— Думаю, хочу. — Я сделал три шага и осторожно лег на диван. Заодно, подумал я, узнаю, что пьет мой альтер эго.

— А чего хочешь?

Чтоб тебя, нерешительная баба! Я вздохнул и поморщился.

— Прошу тебя, не требуй от меня никаких решений! — простонал я. — Я все время думаю только об одном — чтобы это не повторилось. — Я закрыл глаза и для надежности прикрыл их рукой.

Блондинка зазвенела стаканами, потом подошла ко мне. Я почувствовал нежный поцелуй на губах. Мгновением раньше, словно предупредительный сигнал, моего обоняния достиг тяжелый, словно строительная плита, запах духов. Вложив стакан мне в руку, она присела на пол, касаясь правым соском моей груди.

— Может, мне позвонить Мерфи и сказать, что ты возьмешь день-два, чтобы провериться у врача? — спросила она.

О! На этот раз уже у меня возникло желание ее обнять. Я убрал руку с лица и приоткрыл один глаз.

— Думаешь, он меня за это не убьет? — спросил я.

— О, наверняка нет! Я бы уж с ним поговорила, — воскликнула она и бросилась к телефону.

Одним ухом я прислушивался к разговору своей жены с Мерфи, моим шефом, остальная же часть меня отчаянно искала выхода из положения. Я потерял два дня на поиски моего двойника, чтобы иметь возможность спокойно, пользуясь его автомобилем и его документами, попытаться найти Красински. Теперь же похоже было, что я застрял еще хуже, чем до того, как нашел Олдоса, и ничего, кроме банального убийства, не приходило мне в голову — не удивительно, что слабые духом столь часто прибегают к гарроте, ножу или револьверу. Внезапно меня охватило тяжкое предчувствие беды — такая женщина, как эта, через час будет знать, что это не ее муж лежит на диване в гостиной, такая женщина не поколеблется перед тем, чтобы пойти в полицию и заставить полицейских, насколько бы те ни устали и ни воспринимали всерьез ее рассказ, прийти за мнимым муженьком. Мне конец. Единственный выход — мчаться в Тирлбоут, ловить настоящего Олдоса и вернуть его жене! Я услышал, как она кладет трубку и подходит ко мне. Послышался легкий смешок.

— Мерфи сказал, что его и без того удивило, что мы не стали устраивать себе медовый месяц. Он отпускает тебя на неделю. — Я почувствовал, как она просовывает руку мне под рубашку, захватывает сосок в ножницы длинных ногтей и слегка сжимает. Моя диафрагма, помимо моего желания, несколько раз поднялась и опустилась. — О! — защебетала блондинка. — Неужели ты собираешься отступить от своих принципов? А? — Она стиснула пальцы на моей груди, я сам не знал, что ее можно так мять. Боже… нимфа? Какая нимфа?! «Нимфа», — сказал Олдос. Наверняка он хотел сказать «нимфоманка»! Может, потому все и пошло так гладко, а остатками воли он хотел меня предостеречь. Скотина, на черта он взял себе… О господи!.. Куда она сует свою лапу?

— Дорогая, — выдавил я. — Давай держаться уже заведенных правил…

— Ну ты и бухгалтер, — промурлыкала она мне в ухо, продолжая манипулировать обеими руками. Я почувствовал, что долго сопротивляться не смогу, разве что включу себе гипнотизер. — Расслабься, мррр???

— Нет, солнышко, в самом деле, — забормотал я. — Я не хочу, чтобы в первые недели после свадьбы мы друг друга боялись, а я боюсь — если вернется тот чертов приступ, он запомнится мне как…

— Какие первые недели? — Она съела почти половину моей ушной раковины, но говорила все так же отчетливо, а то, что она говорила, заморозило меня до нуля, абсолютного нуля, двух абсолютных нулей. — Если не помнишь, то мы пять дней как поженились. — Она проглотила хрящ моего уха, и он даже не захрустел у нее на зубах.

Бац! Один-ноль в ее пользу. Интересно, при каком счете она поднимет тревогу. Особых иллюзий по данному поводу я не питал. Переместив одну руку на шею жены, я просунул другую под пояс юбки. Движения мои были быстрыми и решительными, или — или, в моем распоряжении имелось лишь несколько секунд на то, чтобы овладеть ситуацией. Левой рукой я начал массировать затылок самочки, правую же сунул глубже под пояс, который поддался с легким треском. Белья на ней не было. И в самом деле, на черта той, чей супружеский стаж исчисляется пятью днями, трусики? Чтобы она в них запарилась? Я положил указательный палец на весьма изящный — должен объективно признать — бугорок в начале борозды между ее ног и — когда извивающаяся на мне нимфа издала низкое горловое рычание — вскрикнул, перевернулся на бок, сбросив жену на пол, схватился за виски и взвыл. Глубоко вздохнув, я задержал дыхание, рассчитывая, что мое лицо приобретет достаточно убедительный багровый цвет. На лбу и над верхней губой выступил пот. Из-за моего собственного крика мне не было слышно, что делает женщина, но вряд ли она радостно щебетала, лежа на полу. Я застонал еще раз, еще и внезапно замер. Услышав классическое: «Что случилось?», — я сел.

— О гос-споди… — Я смотрел на жену, широко раскрыв глаза и тяжело дыша широко раскрытым ртом. — Отпустило… Что же это за чертовщина?!

Она была в ярости, хотя и подавляла в себе эту ярость, скрывая подозрительность под маской интереса, который по своей природе весьма близок подозрительности. Если бы я просто сказал: «Знаешь, дорогая, давай не сейчас, вечерком, ладно?», она сразу же бы поняла, что со мной что-то не то. Сбросив же ее на пол, я заставил ее подумать: «Ну не настолько же он наглый? Может, и в самом деле ему больно?» Поднявшись с пола, она отряхнула руку, смоченную пролившейся выпивкой. Запахло джином. Ага, неплохо.

— Я позвоню доктору Обруту, — сказала она.

— Нет, не надо. — Я огляделся в поисках пепельницы — кто-то из нас курил. — Дай мне, пожалуйста, сигарету.

Она встала и подала мне сигареты и зажигалку, ничуть не удивившись — значит, я курил. Я затянулся, решив при первой же возможности бросить курить — в сигаретах никакого вкуса, так какой в этом смысл? Жена тоже закурила.

— Хочешь ты этого или нет, но к врачу тебе пойти придется, — сказала она.

— Знаю… Но давай договоримся — если меня сегодня еще раз прихватит, завтра иду к этим мясникам. Если нет — отложу на потом.

— Почему?

— Я им не доверяю, им самим надо лечиться. — Я мило улыбнулся, но она обладала неплохой броней, отражавшей подобного рода улыбки. Это не Олдос выбрал себе жену, это она — как же ее зовут? — выбрала себе его, а тут на тебе — проблемы на пятый день райской жизни! — С тех пор как я узнал, что одного хирурга поймали на том, что он брал работу на дом…

Ее губы растянулись в слабой усмешке, но это не ослабило напряженности в наших отношениях и в ее взгляде. Она потерла руку и нахмурилась, явно ожидая, чтобы я вытер пролившийся джин, но мне было нужно, чтобы она вышла из комнаты. Наконец дождавшись, я бросился к вешалке и быстро обшарил ее сумочку, а когда она вернулась и начала вытирать ароматную лужицу, я знал о ней уже несколько больше. Передо мной была миссис Лимдред Сейбо Джетервейлин. Лимми. Любимая пташечка.

— Лимми, может, съездим куда-нибудь проветриться?

Она на мгновение застыла с тряпкой в руке. Теперь она выглядела действительно как милая женушка, задумчиво глядя в стену и расставив стройные ноги с изящными коленками.

— Олдос, — сказала она, не отрывая взгляда от украшенной литографией стены. — Не заглядывай мне под юбку, я уже тебе говорила, что чувствую это столь же явственно, как и вижу. — Только теперь она посмотрела на меня. — Если хочешь, могу тебе сделать… ну, знаешь, то, что ты так любишь? — Она положила руку мне на колено, встала и направилась в ванную. Я продолжал сидеть, ощущая легкое беспокойство внизу живота. — Ну так как? — крикнула она сквозь шум воды.

— Поддерживаю. Давай только выберемся куда-нибудь за город. Пообедаем на свежем воздухе… — Я встал и поправил брюки. — Хотелось бы немного подышать…

— Хочешь, чтобы я вела машину? — Она стояла в дверях ванной, с легкой иронией глядя на меня.

Я почувствовал, что стою на скользком льду, что нормальным образом ее не переиграть, то есть не обмануть, не отделаться от нее лишь бы чем, такой уж это тип женщины — бдительная, напряженная, ко всему готовая. Я подошел к ней, по пути слегка пошатнувшись, но позаботившись о том, чтобы было видно, что я притворяюсь и при этом знаю, что видно, что я притворяюсь. Подойдя к Лимдред, я обнял ее и уткнулся носом в предназначенное для этого место — между шеей и плечом, — медленно выпустив нагретый в легких воздух, чтобы он пробежал по ее грудной клетке, проник в каньон между твердыми и отнюдь не маленькими грудями, дал ей почувствовать мое возбуждение. Она вздохнула глубже. Я что-то пробормотал, проверяя, на руке ли у меня часы. «Два-два-один-четыре», — подумал я. Нажать я успел только две двойки. Лимдред дернулась.

— Что ты там делаешь у меня за спиной?

Вот проклятье! Я быстро убрал руку с часами, чтобы она их не заметила', и крепче обнял Лимдред, коснувшись кончиком носа краешка ушной раковины. Она вздрогнула — Лимдред, не раковина; я повторил попытку и снова не встретил сопротивления. Едва не рассмеявшись вслух, я уже почти схватил «жену» на руки, чтобы отнести ее в спальню, когда вдруг понял, что не знаю, где та находится. Я слегка прихватил ее ухо губами.

— Дорогая, иди в постельку. Сейчас приду, ммм?

— Ммм!..

Она выскользнула из моих объятий и направилась в сторону лестницы. Первые два шага она сделала медленно, словно колеблясь, но третий уже был началом триумфального марша самки. Я почувствовал, что и в самом деле вспотел и душ мне точно не помешает — эту бабенку, если откажет Робинов гипнотизер, удастся водить за нос еще самое большее час. Потом последует неизбежная серия вопросов, и хорошо еще, если она не достанет откуда-нибудь из-под подушки пистолет. Я бросился в ванную, сорвал с себя одежду и вскочил под мощную струю душа. Намыливаясь и споласкиваясь, я размышлял, как себя вести с Лимми, но мне ничего не приходило в голову, кроме как «оглушить» ее и получить таким образом несколько дней для поисков Красински. Плотно обмотавшись полотенцем, чтобы она не заметила возможных различий в моем и моего двойника телосложении, я мысленно повторил последовательность, включавшую гипнотизер, и устремился по лестнице наверх.

Она лежала на широкой кровати, обнаженная, разбросав в стороны руки и ноги. Я выключил свет, она захихикала. Ожидая какой-то ловушки, я подошел на цыпочках к кровати, позволил полотенцу упасть на пол и присел на край постели. Я поцеловал ее в изящную ступню, затем переместил губы выше, держа ее за обе ноги, легко, но если бы она захотела перевернуться, я бы ей не позволил, чувствуя себя в большей безопасности, когда она на меня не смотрела. Поцеловав место под коленом, о котором даже женщины не знают, что оно такое гладкое и возбуждающее, я провел губами по задней стороне бедра до самого его верха. Изящный задик слегка напрягся, когда я положил на него ладони и начал массировать, время от времени, словно нехотя, погружая палец в темный грот, венчавший арку бедер. Накрыв своими ногами ее ноги, я взобрался на нее, двигаясь вверх. Я пытался думать только о часах и о том, какое ухо избрать объектом атаки, но не все части моего тела были готовы безоговорочно мне подчиняться. Лимдред тоже это заметила, несколько раз сжав ягодицы и пробормотав что-то явно ободряющее. Нужно было спешить, но мне это не слишком удавалось. Я поцеловал затылок женщины, погрузил нос в приятно пахнущие волосы, переместился ближе к левому уху, почувствовал ее руку на своем бедре, ногти впились в кожу, пока еще слегка, но не подлежало сомнению, что давление сейчас возрастет. Нажав на соответствующие кнопки, я приложил часы к уху Лимдред — должен признаться, с некоторым сожалением.

— Лежи спокойно, милая, — сказал я. — Постарайся отключиться, уплыть в страну грез…

Подождав немного, я посмотрел вниз — даже в темноте в ней все казалось идеальным, стройная спина, два отчетливых бугорка ягодиц, две одинаково изящных ноги, даже непонятно, за какую приниматься. Я вздохнул.

— Ах, какие ножки, прелесть… — громко и торжествующе процитировал я начало знаменитой во времена моей молодости длинной эротической поэмы.

— Что ты сказал?

Я едва не свалился на пол. «Оуэн, твои штучки когда-нибудь тебя подведут, — услышал я рассудительный голос Пимы. — Вместо спасательного троса или ножа тебе под руку попадет банка с пивом, и это еще будет не самое худшее». Я стиснул зубы и зажмурился, чувствуя, как мои ноги помимо моего желания оплетают ноги Лимдред. Открыв глаза, я окинул взглядом комнату в поисках хоть какой-либо идеи, но все происходило так быстро… Лимдред вздрогнула и пошевелилась. Я нажал на часах все, что нужно было нажать, и приложил ей к уху, одновременно просунув правую руку ей под мышку и лаская грудь с твердым набухшим соском. Лимдред решительно извернулась подо мной, и [я не в состоянии был ей помешать, разве что только прибегнув к «погремушке». Часы отказали окончательно и бесповоротно, к тому же мне негде было теперь их спрятать. Сунув руку под лопатку Лимми, я покрыл поцелуями оба соска; тело женщины слегка расслабилось, У меня появилась минута передышки, и я использовал ее по максимуму, отказавшись на какое-то время от намерений подчинить себе жену Олдоса с помощью гипнотизера и прибегнув к древнейшему способу обретения власти одного пола над другим. Лимдред тоже оказалась его поклонницей, и наверняка не только в последние пять минут. Прошло не слишком много времени, прежде чем я понял, что все то, что я до сих пор знал об эрогенных зонах, на самом деле не стоит и ломаного гроша. Лимми отдавалась мне всем телом, словно неограненный бриллиант в руки опытного ювелира, ее возбуждало ее собственное возбуждение, а это, по мнению китайских мастеров любви, является вершиной совершенства. Если, конечно, совершенство вообще может не быть вершиной. И если китайца могут звать Оуэн Йитс.

Лимдред Джетервейлин обладала невероятным запасом энергии, страсти и, скажем так, упорства. Я видел ее над собой, видел ее соски, подрагивавшие над моей грудью, мгновение спустя — напряженные мышцы спины, идеальную работу позвоночника, все, к чему бы я ни прикасался, через секунду сменялось совершенно другой частью ее тела. Ее руки словно размножились, ибо я ощущал их в каждый момент в дюжине мест, количество пальцев возросло в квадрате.

И меня это вовсе не пугало.

Не удручало.

Не злило.

Мне это нравилось, о чем я не замедлил сообщить второй из заинтересованных сторон. «Ты мне сегодня тоже нравишься», — услышал я, а потом слух показался мне наименее необходимым из чувств в этот вечер, в мире «где-то рядом», в чужом городе, не в своей постели, с чужой женой. Праздник страсти. Карнавал поз. Шквал прикосновений, ударов, толчков, щипков, сосания, лизания, кусания…

Безумие.

Я перестал удивляться Олдосу. Стоило терпеть эту женщину, чтобы потом лечь рядом с ней в постель.

Я очнулся в пятом часу утра. Почти каждое движении неприятно отзывалось болью в мышцах, как после первого сеанса японского массажа. Некоторое время я просто лежал, пытаясь вспомнить по возможности все, но всего было так много, что, кроме еще одной волны возбуждения, я ничего не добился. Повернувшись, я посмотрел на спящую рядом со мной женщину. Она снова выглядела неинтересно и даже неаппетитно. Я приложил к ее уху часы Робина и нажал нужные кнопки в нужной последовательности, а затем начал медленно и методично нашептывать ей на ухо задание.

— Понимаю, — неожиданно произнесла она.

Быстро склонившись над ней, я отчетливо объяснил, почему ей не следует беспокоиться из-за отсутствия мужа, почему она не должна помнить о сегодняшней ночи, так, на всякий случай. Я повторил инструкции трижды, она повторила их безошибочно, четко и с чувством. «Циттер» Робина снова работал как положено. Он подарил мне одну из самых эксцентричных ночей в моей жизни, теперь же дарил несколько дней на поиски. Выскочив из постели, я обшарил квартиру, ознакомившись с привычками Олдоса и вообще обитателей этой стороны. За одним из самых ранних в моей жизни завтраков я посмотрел выпуск новостей по телевидению. Ничего такого, что могло бы меня заинтересовать. Оставив телевизор включенным, я повозился с компом, одновременно слушая типичные утренние шуточки: «У него пропала жена, он пошел в полицию и описал ее внешность. Но полицейские ему не поверили» или «Если бы Моисей видел ее лицо, он добавил бы еще одну заповедь». Я проверил комп сержанта, но тот еще не нашел Ласкацио, украл у Лимми сорок долларов, чтобы не начинать день с поисков банкомата, и уехал на машине Олдоса. После меня остался некоторый беспорядок в окрестностях шкафа и пара небольших кровоподтеков на теле Лимдред. Тронувшись с места и проанализировав всю свою встречу с «женой», я пришел к выводу, что если их было только два, то это означает, что я действительно умею владеть собой.

20

Как бы мне этого ни хотелось, я не мог сказать о себе, что, вновь оказавшись в квартире Кашля, я чувствовал себя уставшим или утомленным — да, возможно, меня измучили скука и ожидание, но даже при полном отсутствии склонности к самокритике я бы не сумел убедить себя, что трое суток, проведенных там, измотали меня физически. Больше того — в конце вторых суток с тоски устроил себе небольшую пробежку по окрестностям, что, впрочем, ничего не изменило, кроме моего отношения к подобного типа развлечениям; раньше я считал их глупыми, теперь же — просто идиотскими. Меня утешала лишь одна-единственная мысль — что компу и нескольким сетям в этом чужом мире по ту сторону досталось еще больше, чем мне. Сейчас я сидел за компом Кашля, от отчаяния пытаясь впихнуть в него все известные мне пароли, дававшие доступ к закрытым и защищенным базам данных, но у меня не было никаких иллюзий относительно результативности моих действий. Я нуждался в чуде, импульсе, информации. Было три часа ночи, не было никакого смысла наносить визит в салон гениальной семейки, но — хотя они об этом они еще не знали — завтра их ждала встреча с серьезным клиентом.

Тьюрлип-пип-пи-ип!

Я подскочил на диване, собственно, подскочило все во мне, внутренности, скелет, забулькали кровь, желудочный сок и моча. Назло себе я не стал прослушивать запись разговора, пошел в ванную и «спокойно» облегчился, но сразу же после возвращения включил воспроизведение записи. Кто-то откашлялся — этот кашель был мне хорошо знаком.

— Эй, неплохо бы было, чтобы ты уже был там, — сказал сержант. — Не знаю, что с тобой, но этот твой двойник начинает дергаться. Пока что его осмотрел терапевт, но боюсь, что пришлют психиатра. И вообще… — Он протяжно вздохнул. Мне стало жаль старину Кашля, на которого свалилась задача, недоступная его пониманию и не вполне для него разрешимая. — Я еще десять минут буду у абсолютно надежного телефона, можешь перезвонить…

Прервав выслушивание жалоб Кашля, я нажал клавишу обратного звонка и несколько секунд спустя услышал его возбужденное: «Алло?!»

— Можешь мне организовать какой-нибудь транспорт? Чтобы я как можно быстрее оказался у вас?

Похоже, я озадачил его больше, чем предполагал, кроме того, возможно, он ожидал приветствий типа «Расскажи, как дела?», «Привет, что нового?» и тому подобное. Он немного подышал в микрофон, потом громко засопел, пытаясь скрыть то ли облегчение, то ли радость.

— Через сорок минут буду в сквере у дома, — сказал он.

— Хорошо, но скажи, расследование дало какие-нибудь результаты? Кто взорвал нашу казарму?

— Неизвестно, мы знаем лишь, что это была небольшая ракета с самонаводящейся головкой. Кто-то затратил немало усилий, чтобы снабдить ее специальными камерами с зарядом, который должен был уничтожить следы применения ракеты. Ему не повезло — одна из камер взорвалась с опозданием, и заряд не детонировал. Наши специалисты…

— Извини, но в таком случае, если кто-то пытается уничтожить людей из твоей части, то неплохо бы было, чтобы я как можно быстрее добрался туда. У меня там… друг.

— Угу. Понимаю — не болтай зря, старик, только давай дуй сюда, да? — Я рассмеялся. Впервые за неделю кому-то удалось меня рассмешить. — Смейся. А я тебя удивлю, поскольку уже пять минут как еду. Ну и как?

— Отлично, я иду в сквер.

— Скажи еще, чисто ради любопытства — кто этот твой приятель?

— Бобби Друдман…

— А! Ладно, я уже спокоен…

Я отключился, собрался с мыслями, поскольку только это оставалось еще не собранным, и вышел из дома. Не спеша обходя здание, я внимательно пригляделся ко всем подозрительным местам, где удобно было бы устроить засаду, но мои потенциальные противники рассуждали иначе, во всяком случае, ничего подозрительного я не заметил. Не докучали сирены, не мешали спешащие в убежища толпы. Кашель сейчас наверняка подъезжал к окраине города. Я лег на густой газон и достал сигареты.

Брошу курить, подумал я. Как только вернусь из этого неудачного во всех отношениях путешествия в странный мир, не настолько чужой, чтобы я чувствовал в нем себя неуютно, но и настолько не мой, что я повсюду видел какой-то подвох, что бы ни случилось, и начинал верить в неудачный конец своей миссии. Все к черту. Такого ощущения у меня еще не было, пожалуй, никогда в жизни, я всегда чувствовал, в каком месте рвется нить логики и здравого смысла. Теперь же мне казалось, будто все то, из-за чего я покинул дом, происходит в несколько смещенной относительно меня плоскости. Словно я хочу послушать музыку, включаю плеер, вставляю диск, но розетка находится на другом этаже — и я стою, не зная, что делать, и к тому же рискуя тем, что кто угодно может меня обвинить в том, что я нахожусь в его жилище. Я закурил, но в то же мгновение послышался автомобильный сигнал, и я вскочил. Старый «ленмикен» моргнул фарами, раз, второй, третий… Затем последовала серия вспышек, которую следовало прочитать. «О… У… Э… Н…» Я направился к «ленмикену», бросив вокруг несколько осторожных взглядов. Дверца открылась, как только я оказался рядом с машиной. Внутри было темно, но у меня уже не было выбора, и я сел в автомобиль. Машина сразу же рванула с места. Кашель на мгновение обернулся, сверкнув стертыми зубами и ромбами на погонах.

— Хорошо, что ты тут, — искренне сказал он. — Я боялся, цел ли ты… — Посмотрев по сторонам, он резко свернул на шоссе, и мы помчались, включившись в плотный поток автомобилей. Был вечер пятницы, и все рвались на природу, которую в течение недели использовали словно последнюю шлюху. — Знаешь, как тут дерьмово?

— Почему? И скажи — ты тут давно?

— Два года, не спрашивай почему — нашей армии я был уже больше не нужен…

Я понял, что Кашель знает, что находится не в «нашем» мире, и обрадовался — легче будет общаться. Я перебрался на переднее сиденье. Стекла в машине были зеркальными, и никто не мог меня в ней заметить.

— А почему дерьмово?

— Не знаю, понимаешь? И это больше всего действует мне на нервы. Вроде бы все точно так же, может быть, несколько мелких различий в истории, и это все, чем отличаются наши миры. Мы должны прекрасно чувствовать себя здесь, а они — у нас. Но судя по тому, что я знаю, то — да, им действительно нравится наша сторона. А я? Я тут, братец, чувствую себя так, словно проездом в какой-то вполне нормальной, но чужой стране. Как бы тебе сказать?.. Будто я их понимаю, но приходится напрягаться, чтобы до меня дошло все, что они говорят, соображаешь? Как будто их язык — не мой язык, хотя на глаз и на слух все совпадает, нет ни единого слова, которого бы я не понял, и ни разу не было такого, чтобы кто-то не понял меня. — Мы выехали из города, нам осталось проехать лишь короткий отрезок автострады. — Не знаю, будто страна призраков, какая-то чертова магия, кто их разберет? Мне здесь не по себе. — Он ударил ладонью по рулю. — Я был рад тебя здесь увидеть, — сказал он, повернувшись ко мне, и широко улыбнулся.

— Да уж конечно, если сам сидишь в заднице, то будешь рад, что и другой туда угодил, — неуклюже съязвил я.

— Нет, я просто подумал, что ты соберешься отсюда сматываться. Когда-нибудь. Рано или поздно.

— А-а, понятно! — Я хлопнул рукой по лбу. — С удовольствием заберу тебя отсюда.

— Ну! — бросил он. Если бы я его не знал, то сказал бы, что до этого он был на меня обижен, и лишь секунду назад между нами воцарился мир. — Впрочем, от меня ведь немало пользы, верно?

— Кто тебе наговорил такую чушь, Кашель? — Мы приближались к базе. — Лучше скажи — не будет проблем с тем, чтобы провезти меня в часть?

— Никаких.

— Странно. Черт побери, почему? Ведь если в эту часть нелегально перебрасывают людей из другого измерения, то здесь должны быть порядки куда серьезнее, чем на любой военной базе, так?

— Верно, я сам об этом думал. Может, не хотят вызывать подозрений повышенной бдительностью? А кроме того, я тебе говорил — это какая-то весьма странная компания, может, не все обо всем знают? Или взять эту войну с космическими пришельцами — никто их не видел, никогда. Во всяком случае, так называемому общественному мнению не предъявили ни одного урода из космоса, а корабли, которые я видел, точно так же могут быть глыбами замерзшей мочи, вылитой в космическое пространство. Но все послушно спускаются в бункеры, словно заводные марионетки, хотя никто не бомбардирует их города. Не знаю, может, вся эта война — сплошной обман.

— Может, ты и прав, Кашель, хотя довольно проблематично обмануть целый земной шар, но умоляю — давай займемся сейчас прикрытием собственных спин и того, что ниже. Нам нужно въехать на территорию, вывезти моего двойника, а потом заняться организацией возвращения. Ты знаешь кого-нибудь из их транспортной команды?

На секунду оторвав взгляд от шоссе, он посмотрел на меня и сразу же — почти вслепую — свернул в ответвление автострады. До части оставалось еще несколько минут езды. Почти половину этого времени Кашель провел в раздумьях, затем покачал головой.

— Нет. Они ни с кем не общаются. Привозят, выгружают и уезжают. Только тогда мы можем туда войти.

— Номера машин? Какие-нибудь имена?

Он снова покачал головой, и я оставил его в покое. Мы подъезжали к воротам, а я не знал, каким образом мне предстоит их преодолеть. Толкнув Кашля локтем, я спросил его об этом, но он меня проигнорировал. Я сел поудобнее и изобразил на лице скучающее выражение. Кашель нажал на приборной панели две неприметные кнопки, видимо, приводя в действие закодированный сигнал-пропуск. Я спросил об этом сержанта, когда мы сворачивали в сторону наших казарм.

— Да, проверка осуществляется на ходу, — подтвердил он мою догадку.

«Хорошо, — подумал я, — есть на чем уехать отсюда, не вызывая ненужной паники. Зато пока не с чем, и неизвестно, когда. Детали».

— Остановись как можно ближе к лазарету. — Я огляделся по сторонам. — Он там? — показал я головой в сторону здания. Сержант кивнул. Становилось все темнее. Я подумал, что через несколько минут нам придется отказаться от общения кивками, поскольку в наступающих сумерках мы ничего не увидим. — У тебя есть какая-нибудь идея, как его оттуда вытащить?

— С ума сошел?! У парня подозревают паранойю, он опасен своим непредсказуемым поведением, а ты…

— Ясно. — Я положил руку ему на плечо и сжал. — Ладно. Тогда иначе — как я могу к нему пробраться?

— А это совсем другое дело! — Он выдернул руку и потянулся к дверце. — Видишь то окно? Наполовину затемненное? — Я утвердительно буркнул. — Когда жалюзи поднимутся до конца, сможешь забраться в палату.

Он выскочил из машины, машинально поправляя мундир, быстрым шагом подошел к дверям здания и скрылся за поблескивавшей отраженным светом стеклянной дверью. Я спокойно подождал две минуты, затем, уже менее спокойно, еще две. Пересев на место Кашля, чтобы быть ближе к выходу, я начал отбивать пальцами быстрый ритм на руле, но тут на светлом фоне появился чей-то силуэт, жалюзи дрогнули и поползли вверх. Выскочив из машины, я подбежал к стене. Подпрыгнув с разбега, я схватился за нижний край рамы и подтянулся. Четыре секунды спустя я был уже в палате. Кашель с мрачным видом стоял у двери, и я чувствовал, что каждый, кто вошел бы в палату, угодил бы под тяжелый кулак ветерана американской армии. Оуэн Второй, или Олдос, лежал на койке, уставившись в потолок и что-то беззвучно шепча. Подойдя к нему на цыпочках, я осторожно наклонился, но он никак не реагировал на мое присутствие, не удалось мне и понять, что он бормочет. Бросив сержанту ободряющий взгляд, я потянул Олдоса за руку, и тот сел, почти не сопротивляясь. Надо сказать, что манипулировать собственным трехмерным зеркальным отражением было не слишком приятно. Поправив подушку, я обнял Олдоса и приложил часы к его уху. Я мог лишь молиться о том, чтобы после сеанса с Лимдред гипнотизер сработал хотя бы еще раз. Включив воспроизведение гипнотизирующих последовательностей Робина, я велел Кашлю:

— Запри дверь, и если даже сам президент будет корчиться от нетерпения, никому не открывай.

Сержант еще до этого встал боком к двери, блокируя ее ногой; он запер дверь и слегка изменил позу, поставив ногу плотнее к двери. Я мог быть уверен, что даже если кому-то удастся ворваться в палату, то это будет означать, что действительно не существовало абсолютно ни одного способа его остановить. Я вернулся к проблеме номер один.

— Олдос, когда я скажу: «Семьдесят семь и три седьмых», ты проснешься и поедешь к себе домой, к жене. Ты не будешь ничего помнить, кроме того, что у тебя два дня жутко болела голова и ты взял неделю отпуска, чтобы съездить в горы, отдохнуть. Но ты соскучился по Лимдред и потому вернулся через четыре дня. Ты не будешь помнить, что был в больнице… — Я подумал, не оставить ли Олдосу больничные воспоминания, туманные и нечеткие, но прекрасно заполнявшие его отсутствие, однако решил, что кто-нибудь, может быть врач или Лимми, может проверить, и окажется, что ни в одной больнице в радиусе двух световых лет такого пациента не было. Я отказался от своей идеи. — Повтори.

Неожиданно бодро, четко и точно он повторил инструкции. Часы действовали отменно, а сам объект подсознательно радовался при мысли о том, что вырвется из наших лап. Тем не менее я велел повторить все три раза, потом подмигнул Кашлю:

— Теперь самое сложное — берешь этого типа и везешь к себе, возле дома стоит голубой «форд-фрон-тьера». Запихнешь его туда и повторишь набор цифр, помнишь? — Несмотря на его утвердительный кивок,

я схватил прицепленную к карточке Олдоса ручку и нацарапал «77и 3/7» на ладони сержанта. — Потом вернешься сюда и поможешь мне выбраться из этой клетки. — Я обвел рукой палату. — Самое позднее завтра я должен быть в своем отряде. А кстати, там что-нибудь происходит? Где они сейчас?

— Почти ничего — зализывают раны, у каждого какие-то есть. Один погибший, ну и ты… — он показал глазами на Олдоса, — тяжелее всего пострадал. А разместили их сейчас в секторе 12A-07L, это у границы базы. — Он показал рукой направление.

— А вообще, как вы выкрутились из этой ситуации — насколько я понимаю, общественность официально не информируют о поставках наемников из-за завесы между мирами?

— Что за проблема? Взрыв небольшого склада с боеприпасами.

— Ну ладно, бери его. Стой! — Я содрал с безвольного Олдоса пижаму и кое-как впихнул его в свою-его одежду. — Теперь можешь брать.

Я помог вытолкать двойника через окно, а потом прыгнул в койку с историей болезни в руке. Просмотрев краткие сведения о лечении, я запомнил, что не стоит слишком открыто показывать левое предплечье, поскольку там должны находиться три синяка после инъекций, и сделал себе их имитации, сильно пососав кожу на сгибе руки, а это не так просто. Я вбил себе в голову, что не помню ни лечения, ни самого пребывания в лазарете, поскольку двое суток был без сознания, остальное было несущественно или вообще глупо — например, клизма. На черта делать клизму жертве взрыва? Никакого смысла, разве что в армии. Бросив карточку на пол, я улегся поудобнее. Стоило бы сообщить Будде, что я снова пришел в себя, а также о ходе расследования и моем огромном желании вернуться в свой родной мир. Однако я предвидел бурную реакцию Будды на подобную информацию и отложил споры с ним на потом. Растрепав себе волосы, я лег на бок, пытаясь думать о деле — о Будде и его странном нежелании ознакомить меня с причинами, по которым мы рискуем жизнью в мире, где никто нас не знает и знать не хочет. О Ласкацио, который растворился в воздухе, как только пересек границу между мирами, так же, впрочем, как и Красински. О нимфоманке Лимдред. О Кашле. Снова о Будде. О Филе и Пиме. О Филе и Пиме, о Филе и Пиме…

Что я тут делаю? Мне… черт возьми, уже немало лет, я добился так называемых успехов, во всяком случае, швейцар в «Уолдорфе» не вызывает при виде меня полицию, а сам вышвыривает на улицу. У меня есть сын, и нет никакой мотивации заниматься чем-либо, кроме… кроме… Неважно, мне просто не хочется — и это самое главное — гоняться за какими бы то ни было преступниками.

Я сел на койке и машинально поискал сигареты. Похоже было, что в этом помещении принимаются весьма важные для меня решения, но все происходит как бы без моего участия; прежде чем я успел привести в порядок мысли, облечь их в понятную самому себе форму, уже стало ясно, что я намереваюсь сменить прежний образ жизни. Коснувшись лба, я ощутил на нем холодный пот. Я вслушивался в себя, сердце подпрыгивало в груди не слишком ритмично и уж точно быстрее обычного, словно я его напугал самой возможностью смены образа жизни. Я отбросил одеяло, намереваясь выйти в коридор в поисках сигарет, и тут же снова быстрым движением натянул его на себя — кто-то толкнул дверь, некоторое время ничего не происходило, затем я услышал: «Ладно, загляну туда потом… Через пару минут! Здесь ненадолго…»

«Похоже, ты ошибаешься, приятель», — подумал я.

Он быстрым шагом вошел в палату и удивленно остановился. Костлявый, несимпатичный, худой. Если бы он встал боком, мог бы вообще исчезнуть из виду, словно персонаж мультфильма. Машинально поправив полы халата, он на мгновение застыл в классической позе Наполеона-пальцы, вцепившиеся в лацканы… Нет, Наполеон, кажется, держал одну руку за полой? Доктор шагнул ко мне, вновь обретя самообладание.

— Вы хорошо себя чувствуете? — не то спросил, не то констатировал он.

— Сейчас — да, у меня только что прошел такой приступ головокружения, что я думал, что… О господи, у меня все еще язык заплетается, — беспомощно улыбнулся я.

Врач в два прыжка оказался возле меня, выдернул, не спуская с меня испытующего взгляда, наконечник зонда и прижал к запястью. Посмотрев на монитор, он покачал головой.

— Вас беспокоит мое хорошее состояние или плохое? — Мне нужно было как можно быстрее убраться с минного поля, которое представлял собой лазарет, и я намеревался добиться этого любыми средствами, например доведя доктора до бешенства.

— Должен сказать… — благоговейно начал он. Стряхнув его руку и зонд с моего предплечья, я сел.

Мне удалось одним движением отодвинуть врача и встать.

— Где моя одежда?

— Не шутите…

Я схватил доктора за руку и дернул вверх, уставившись яростным взглядом в его блуждающие глаза:

— Я спрашиваю: где одежда?

— Т-там…

Отпустив его, я быстро подошел к шкафу, сбросил пижаму и, пряча предплечье от его взгляда, начал одеваться.

— Доктор, у меня нет времени валяться на койке. — Я на мгновение прервал процесс одевания и нахмурился. На данном этапе следовало завоевать расположение врача, мне не хотелось иметь проблем с выходом из лазарета. — А собственно, как я сюда попал?

Вновь обретя самообладание, он опять поправил лацканы и выпятил грудь, что при его худобе выглядело довольно забавно.

— Был взрыв, не помните? — Он пронзил меня подозрительным взглядом. Я заправлял рубашку в брюки, и у меня нашлось время лишь на то, чтобы покачать головой, я даже особо не заинтересовался информацией о взрыве. — Вы контужены…

— Был контужен! — Я до такой степени подчеркнул слово «был», что по нему, словно по мосту, могла бы проехать полевая кухня. — Я прекрасно себя чувствую и ухожу.

— Уверен, что… — возразил доктор.

— Поздравляю! Многие в наше время испытывают проблемы с уверенностью в себе. — Я надел ботинки, подошел к врачу и потряс ему руку. — Спасибо, доктор.

Он выдернул руку, залившись пурпурной краской. Внезапно я осознал, что нахожусь в армии, и вся моя тактика могла швырнуть меня под гусеницы армейских отношений. Я бросился к двери; уже в коридоре меня догнал тонкий писк доктора, видимо, у него имелись претензии к моему отданию чести и еще чему-то, но в подробности я уже не вдавался. Преодолев бегом коридор, я замедлил шаг перед поворотом, выглянул и, не видя никого, кроме прикрывшегося газетой дежурного, спокойно миновал его, жестом разрешая не вставать. Похоже, он меня даже не заметил и уж наверняка не собирался вскакивать, чтобы отдать честь.

Впрочем, он был старше меня по званию.

Выскочив на улицу, я помчался бегом. Вряд ли врачу хотелось бы нарушать спокойствие в части, столь важное в армии, тем более что я не пытался уклониться от службы, а как раз наоборот, и к тому же быстро скрылся у него из виду. Свернув за угол, я проверил наличие перед собой пространства для маневра и побежал в направлении, указанном мне чуть меньше часа назад. Десять минут спустя я стоял у калитки, ведшей в наш сектор. Часовой считал мой код с идентификатора, сверил со списками личного состава и пропустил без каких-либо возражений. Я уже давно пришел к выводу, что чрезмерное доверие к компам погубит эту страну — чрезмерное доверие к компам и шутники-бармены. И болтуны-бармены. Да и вообще это не моя страна, сообразил я, лишь ее нечеткая, словно мутное отражение в запыленном зеркале, копия.

Первым меня заметил сидевший на подоконнике Хьюгональд Лоботри, помахал рукой и сказал что-то кому-то в комнате. Прежде чем я дошел до здания, меня уже довольно радостно приветствовали улыбающиеся физиономии почти всего нашего отряда. Я подумал, что если у меня ничего не получится, то они почти наверняка останутся здесь, и почти наверняка на всю жизнь. Мне стало неприятно, словно я облился холодным киселем, и этого ощущения не могло нейтрализовать даже осознание полной добровольности выбора, сделанного моими «коллегами» по отряду.

Будда настиг меня в коридоре, шумно похлопал по спине, едва не наставив на ней синяков, не спуская с меня испытующего взгляда и, похоже, намереваясь сразу на месте задать несколько важных вопросов. Я тоже несколько раз хлопнул его по спине, стараясь выбить из легких запас воздуха, что мне удалось, — не задавая никаких вопросов, он потащил меня к выходу.

— Мы думали, ты уже копыта отбросил! — крикнул кто-то сзади. Я обернулся и замедлил шаг, увидев Суинберна. Будда пытался тащить меня дальше, но я вырвал руку. — У тебя даже следов на морде нет, — восхищенно сказал Попкорн, тряся мою лапу.

— Не затем у меня морда, чтобы на ней следы носить, — сказал я первое, что пришло мне в голову, и почти сразу же подумал, что стоило бы подождать чего-нибудь поумнее, но в данном обществе сошло и это. — Мне отшибло память, но теперь, когда я вас вижу, то думаю, что это был акт милосердия со стороны моего разума, а не результат контузии.

— С-с-сукин… кот! — восхищенно сказал Попкорн. Я сам вынужден был признать, что даже столь легко заработанные аплодисменты доставят ему удовольствие. — У тебя, дружище, язык как моя теща! Если бы моя старуха, вместо того чтобы швыряться в меня тарелками, столь изящно огрызалась, я бы просто сидел рядом с ней и самое большее — покатывался от хохота.

— Ты бы ее убил через два дня. — Будда потянул меня за руку, выволок за дверь и повел вдоль стены за угол. За ним словно тянулся быстро сгоравший бикфордов шнур, взрыв любопытства Будды должен был произойти самое позднее через несколько секунд. Свернув за угол, он пошел вперед по узкой тропинке среди неподстриженной травы, к сваленным вместе нескольким будкам для часовых. Все говорило о том, что наш отряд действительно очутился на самой периферии базы. Будда первым сел на перевернутую будку. — Нашел что-нибудь?

Я наморщил лоб:

— Что-нибудь? Я искал человека, а не что-нибудь…

— Не раздражай меня. — Автоматическим движением он достал пачку сигарет и закурил. Это были движения стопроцентного курильщика, он ловко втягивал дым ртом, одновременно выпуская его из носа, к тому же он еще вертел сигарету вокруг указательного пальца и то почесывал под носом, то поглаживал выбритые виски. Он очень, очень волновался. — Я имею в виду — что-нибудь о человеке, доволен?

— Естественно, я жить бы не мог без твоих точных сведений.

— Перестань! — Он швырнул сигарету на землю. — Говори по-человечески, а то… — Он осекся, но я видел, что он понял, что опоздал.

Внимательно приглядевшись к небольшой россыпи искр от сигареты, я затоптал несколько ближайших и посмотрел на Будду:

— Что-то у тебя, братец, с головой. Ты меня не нанимал, и я к тебе с помощью не навязывался. Что не означает, что я не прилагал никаких усилий к этому твоему делу. Попросту говоря — ничего поделать не могу.

— Извини, — поспешно сказал он. — Я дурак и свинья. Извини… Но почему ты ничего не можешь поделать?

— Послушай, без хороших отмычек в военные базы данных мне не проникнуть, а с плохими я даже не стану пытаться, поскольку до меня доберутся по моим же собственным следам. Идем дальше — у меня нет здесь таких же возможностей, как там, у себя, и при каждом шаге я чувствую себя так, словно ступаю по тонкому льду. Этот мир лишь на первый взгляд напоминает наш, еще два дня, и я допущу такой промах, что самый глупый гражданин выдаст меня властям просто из жалости. Понимаешь? Твой враг смылся, и я не знаю, как его догнать, ясно?

— Дер-рьмо! — рявкнул он и закурил очередную сигарету. — Быстро же ты отказываешься, — язвительно заметил он, видимо пытаясь спровоцировать меня на доказательство моей правоты. Однако в диспут я вступать не собирался. — Я не заметил тут ничего такого… Такого, чего не было бы у нас. Ты здесь в первый раз…

— А хы в какой? — не выдержал я. Он возмущенно дернул головой.

— Ну так не болтай зря, ибо я тебя сейчас завалю простыми примерами: женщины у них не носят брюк, они едят белых куропаток и оранжины, а в теннис играют на троих; у них иная ментальность, они замкнуты, словно англичане, и верят в амулеты, которые должны защищать их даже от вторжения из космоса, впрочем, никаких следов этого вторжения не видно, так что амулеты действуют. Хватит примеров? — Он молчал. — Знаю, все это поверхностно и несерьезно, мы привыкли считать, что иной мир должен быть принципиально иным. И этот наверняка тоже, только мы, изолированные от него, еще не заметили разницы. Потому это столь опасно. В любой момент мы можем сделать что-нибудь, сказать что-нибудь, что нас прикончит. Кроме того, мне кажется, что кто-то — под видом управления страной, находящейся в состоянии космической войны, — подавляет здесь так называемую демократию, постепенно переходя к авторитарному руководству. — Выдав все это на одном дыхании, я сделал два шага и сел, так чтобы видеть нашу казарму и профиль Будды. — Не забывай также о взрыве в нашей казарме, ибо она взлетела на воздух отнюдь не по причине избытка нашей доброй воли. Понимаешь? В любой момент здесь может что-то случиться, а мы будем в самом центре событий, поскольку находимся в армии. Именно такое у меня предчувствие, и я хотел бы от него избавиться как можно быстрее и радикально. Надеюсь, теперь уже все ясно.

Будда покрутил каблуком в земле, затем вытащил каблук из образовавшегося углубления и повторил ту же операцию рядом. Держа в зубах зажженную сигарету, он вертел большими пальцами, сплетя остальные. Выглядел он слегка чужим, если вообще можно говорить о том, что раньше он мне был близко знаком, и каким-то парадоксальным образом, возможно, именно из-за этого налета чуждости, начал вписываться в окружающий меня мир. Я едва не тряхнул головой, отгоняя странные мысли, и лишь набрался при этом уверенности, что само мое намерение прогнало прочь какую-то важную мысль, что я почти сформулировал весьма существенный тезис, но от него осталось лишь мимолетное общее впечатление. Слабый ветерок прошелся по верхушкам высоких стеблей, по нашим затылкам. Для этого времени года, географической широты и поры дня было необычно тепло, но я бы не назвал это тепло приятным, может быть, оно предвещало грозу? Может, заморозки? Или старость. Подумав с минуту, я решил, что брошу курить, только когда вернусь в свой мир. Здесь, ввиду отсутствия «ГГ», такое решение не было бы добровольным и потому, скорее всего, не имело шансов на успешную реализацию. Я достал «марльборо» и закурил; новое дуновение ветерка быстро унесло дым прочь. Будда продолжал дымить, вглядываясь в истоптанную его каблуками землю, и о чем-то напряженно размышлял; я надеялся, что он не пытается найти какие-либо аргументы в пользу того, чтобы задержаться здесь. Мысль о возвращении вызывала у меня радостное возбуждение, словно у ребенка, соскучившегося по дому после не слишком удачных каникул. Удар по моим намерениям я наверняка бы ощутил весьма болезненно и среагировал бы достаточно резко. Будда, однако, молчал. Злорадно молчал, как сказала бы Пима. «Черт побери, — подумал я, — уже сегодня я начну искать выход из этого мира».

— Значит, ты убежден, что здесь мы уже ничего не добьемся?

Вопрос Будды застиг меня врасплох, словно я забыл, что он обладает даром речи.

— Э-э? Гм-м… Ничего, да — ничего.

— Ну так что будем делать?

Меня обрадовал его прагматизм, явно развившийся под моим влиянием.

— Что ж… Я выясню, как отсюда выбраться и куда ехать, чтобы попасть к проходу. Заберем Кашля…

— Что?

— Заберем сержанта, — повторил я, одновременно добавив к голосу вопросительную интонацию: «Имеешь что-нибудь против такого плана?» и угрозу: «А может, ты имеешь что-нибудь против такого плана?!» — Впрочем, ему легче будет добраться до места переброски. И не придется красть машину…

— Как хочешь. — Он резким движением швырнул окурок в траву. — Честно говоря, сомневаюсь я, что от твоего сержанта будет какая-то польза…

— Почему?

— Он мне напоминает человека, получившего в подарок часы, которые могут отстать на секунду за миллион лет. А он спрашивает: «А где ручка для регулировки?» — Схватив несколько длинных стеблей, он выдернул их из земли, тут же отбросил в сторону и схватился за следующие.

Я почувствовал, что начинаю закипать, и несколько раз глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду, но это не помогло — Будда и его раздражающее поглаживание кончиком пальца под носом, Будда и его столь же раздражающие слова, и вообще сам Будда возбуждали сегодня во мне примитивную агрессию. Я откинулся назад, опираясь локтями о лежащую будку, — из этой позы трудно кого-либо ударить.

— Можешь делать что и как хочешь, но я отсюда сваливаю. У меня такое предчувствие, что…

— Засунь его себе в задницу! — рявкнул он, вскакивая на ноги. — И воткни следом все свои заумные идеи, рассуждения и размышления, ясно? Можешь вывалить это куда угодно, только не мне на голову, найди себе другого, кто станет слушать все твои идиотские теории, которые у тебя есть на каждый случай, — теория посещения туалета, теория исповеди в церкви, теория скорости света, теория управления современными женщинами, теория самовоспитания аутичных детей…

— В автомобилях! — прервал я его. — Не забудь об аутичных детях в автомобилях. — Я встал и, обойдя побагровевшего Будду, направился в сторону казармы. Честно говоря, взрыв Будды меня обрадовал — он успешно освобождал меня от обязанности что-либо делать. Я мог спокойно возвращаться домой, к начатой повести, к борьбе с дурной привычкой, к внуку писателя из Европы, к собственному джину с тоником или без него, в зависимости от настроения и потребности. — Мне не следует этого делать, но я тебе еще раз скажу: ты не думаешь, дружище, не думаешь. В данный момент твоя энцефалограмма напоминала бы след от испачканных в туши грабель. Пока!.. — бросил я через плечо.

Ответа не последовало, и я почувствовал себя словно солдат с бесплатным билетом на поездку домой. Едва не рассмеявшись, я сорвал травинку и надкусил. Неопределенный растительный вкус разлился во рту, я пососал надкушенный стебель и сплюнул, но без злости, просто чтобы подчеркнуть хорошее настроение. Солнце почти полностью скрылось за горизонтом, ветерок подул еще раз, но почти сразу же стих, испустив последний вздох в высокой траве. Нужно найти Кашля, подумал я. Пусть попробует разнюхать путь к бегству или скажет мне, кто его знает; я пребывал в таком настроении, что даже выбил бы из шефа мафии — налоги, из священника — признание в прелюбодеянии с ведущей колонки о хороших манерах в еженедельнике для женщин, а из луковицы — слезы. Я был способен на многое, чувствуя приближение парома, который отвезет меня на мой берег. Там…

Что-то ударило меня в плечо, рвануло на себя. Прежде чем я успел среагировать, Будда развернул меня к себе и ударил кулаком в правую скулу. Мгновенно остановив движение парома и выбивание признаний из мафиози, священников и луковиц, я прикрылся рукой от удара в другую скулу. В обычной ситуации я без лишних церемоний ударил бы ногой, целясь в любимое слабое место, сейчас же я поколебался, и это стоило мне еще одного удара. На этот раз кулак Будды угодил мне в грудину, самое твердое, что у меня есть, кроме принципов, но все равно стало больно; я понял, почему средневековые ворота с такой ненавистью относились к таранам. У меня не было выбора, и я, широко расставив ноги — должен признаться, с радостью, — отклонился, переместился вправо, сразу же затем влево и еще раз вправо. Это дало мне полторы секунды, чтобы прийти в себя после трех ударов. Будда быстро реагировал на все мои движения, он не собирался зря молотить по воздуху руками и потому на мгновение прекратил выстреливать в мою сторону кулаками. Ну что ж…

Оп-па! Первый ход — баланс телом, прямой справа примерно в нужном направлении, обманное движение, нет — попал! Будда, похоже, поверил, что будет следующий, еще лучше. Сразу же — слева в корпус. 0-опс! Я получил удар в печень, силой воли подавил эхо, отдавшееся аж до самого мозга, пнул изо всей силы и вновь с удивлением обнаружил, что нога угодила в ребра Будды. Предположив, что противник не ожидает от меня столь нечетких движений, я проверил свою догадку, молниеносно пнув в другую часть ребер, нет — он уже был готов. Ладно, уворачиваемся, отходим, уворачиваемся, злость на лице, еще раз уворачиваемся. Хук в сердце, его всего тряхнуло, неплохо, прямой слева в лицо, такой же справа и еще по разу. Хук в солнечное сплетение, ну и мягко же пошел! Противник что-то вякнул, не застонал, просто как-то странно взвыл и застыл с раскрытым ртом. Я хотел воспользоваться случаем и нокаутировать его, но с ним еще не было покончено. Откинувшись всем телом назад, он пнул меня в бедро. Туда, куда он метил, он не попал, и я поблагодарил за это бога, но благодарил слишком долго — Будда замахнулся и ударил меня в челюсть. Под черепной крышкой кто-то будто взорвал несколько килограммов тротила, из глаз брызнули искры, во рту заскрежетали обломки зубов. Рефлекторно отклонившись назад, я ударил перед собой пяткой. Будды там не было, я обнаружил его, когда его кулак вминался в мое солнечное сплетение, мне удалось не «вякнуть» лишь потому, что я все еще не мог разжать склеившиеся после удара челюсти. Зато я обрел ясность зрения, видимо, удар сбил слезы с моих глаз, во всяком случае, Будда был недалеко и отнюдь не собирался заключать меня в объятия. Падая в траву, я подсек ему ноги, к счастью, он рухнул как подкошенный, на спину. Перевернувшись на бок, я врезал ему пяткой в подбородок, с удовольствием отметив громкий костяной стук зубов Будды. Мгновение спустя я был уже на ногах и примерился было для завершающего удара, но судя по тому, что я видел, силы можно было уже не тратить — Будда отправился в короткое путешествие в сладостную страну Нокдаун.

Уфф-фф!

Я отошел на безопасное расстояние, чтобы проверить состояние собственной шкуры и внутренностей. На языке ощущался не то песок, не то стекло, обеспокоенный желудок посылал энергичные сигналы: «Что там происходит?». Я помассировал костяшки пальцев, бедро, диафрагму, грудину, печень; перечислять можно было бы еще долго, не болела лишь пятка, героиня поединка. Глубоко вздохнув, я огляделся по сторонам. Никто, похоже, не был свидетелем нашей дискуссии, так что я поправил китель и без проблем и лишних вопросов вернулся в здание. Моя койка стояла в двухместной комнате, вместе с Буддой; мне не хотелось дезертировать на глазах полутора десятков скучающих наемников, так что я лег и в этой позе дождался возвращения Будды. Он начал что-то примирительно бормотать, но я сразу же пресек любые возможности перемирия, велел ему заткнуться и пошел в душ. Когда я вернулся, Будды в комнате не было. Я набрал в термос отвратительного кофе, взял в автомате пачку «марльборо» и снова лег на койку, намереваясь разрешить путем дедукции несколько мучивших меня сомнений. Начав с самого начала, с появления в моей жизни старшего брата, я мысленно пробежался по всем разговорам, экскурсам, признаниям. Ничего. Все еще массируя болевшую челюсть, я курил и вливал в избитый желудок жидкость, которая не позволяла ему заниматься чем-либо иным, кроме ее переваривания. Я попытался мысленно проанализировать мир, столь широко раскрывавший ворота в иные измерения. Ничего. Вернее — много чего, но почти ничего, что имело бы отношение к нам. И все мысли в конечном счете приводили к одному и тому же: «Все, пора возвращаться».

Кто-то постучал в дверь.

Вошел Кашель — вернее, проскользнул, до самого последнего мгновения, пока не исчезла щель в дверях, бросая взгляды в коридор. Затем он столь же быстро осмотрел комнату и наконец счел нужным заметить меня. Он подошел ближе, но все еще не произнес ни слова.

— Если хочешь меня спросить насчет подслушивания и прочего, то я ничего не знаю. Предполагаю, что все не столь трагично — периферийная казарма и так далее, но уверенности у меня нет, — сказал я.

Я сразу понял, что моя фраза не является вершиной литературной техники, но, к счастью, Кашель не обратил внимания на мою стилистику и сразу же перешел к делу:

— У меня тоже. Я напал на след машины. — Он смешно вытаращил глаза, чтобы я понял, о какой машине идет речь. — Водителя я не знаю, и не знаю, как его найти, но о машине должна быть запись.

— Сомневаюсь. Что за машина?

— Из этой части. — Неожиданно сержант судорожно дернулся, услышав щелчок замка. Дверь начала приоткрываться, словно кто-то явился, чтобы нас прикончить. Впрочем, я тоже едва не подскочил на месте, но это был всего лишь Будда. На его подбородке уже начал расцветать приличный синяк. Кашель облегченно вздохнул — он не знал о нашей драке. — Это просто микроавтобус, ни для чего больше он не используется, старая развалина.

Я немного подумал — не над вопросом, а о наших с Буддой отношениях. В конце концов я решил, что мы должны держаться вместе, пока возможно, и закурил.

— Насколько тщательно его охраняют?

— Не особо, но держат в гараже для начальства.

Ну конечно! И поэтому каждого, кто попытается туда войти, расстреливают на месте. Мысленно улыбнувшись наивности Кашля, я покровительственно посмотрел на него, но тут он сказал что-то вырвавшее меня из блаженного самодовольства.

— Еще раз?..

— Я говорю, Даркшилд, скорее всего, мне бы не отказал…

— Погоди! Кто такой этот Даркшилд?

— Синклер Даркшилд, заместитель командира по транспорту, полковник. Именно от него зависит, одолжит ли он мне эту или какую-то другую машину.

— Погоди, а новых наемников всегда привозят на одном и том же микроавтобусе?

— Да! — Казалось, Кашля удивляли и раздражали мои простые вопросы.

— Ну тогда Даркшилд был бы дебилом, если бы он тебе его одолжил, и вообще, твоя просьба подняла бы тревогу… Погоди, а что происходит с наемниками?

— То же, что должно произойти и с вами, — обучение и на корветы!

— Ага, то есть их уже с самого начала обманывают… Ладно… — Я закурил, не угощая Будду. Он сидел, мрачно уставившись в пол, но я видел и знал, что он внимательно прислушивается к нашему разговору. — Думаю, что…

— А почему ты говоришь, что моя просьба подняла бы тревогу?

— Потому что — как мне кажется — этот твой Даркшилд специально посылает всегда одну и ту же машину, чтобы не оставлять следов. В случае чего достаточно поджечь один старый микроавтобус, и никаких проблем. Ну и вдобавок, если кто-то заинтересуется именно этой машиной, он сразу же вызовет явные подозрения.

Кашель некоторое, время смотрел на меня, о чем-то размышляя, затем издал странный звук, не открывая рта.

— Вшивый тот мир, в котором ты обретаешься, Оуэн, — сказал он, удивив содержанием своей фразы не только меня — Будда поднял голову и произнес: «Ха-ха». Кашель пристально посмотрел на него. — А ты кто такой? Твой мир лучше?

Меня несколько удивила враждебность в голосе сержанта. На Будду же это, похоже, не произвело никакого впечатления.

— Я его брат, — сообщил он, впервые вслух и среди посторонних признавшись в нашем родстве. — Мне тоже не нравятся люди, среди которых он вращается, но я его понимаю.

Он машинально дотронулся до подбородка, и я подумал, что этот жест несколько противоречит только что сказанному, но у меня не было никакого настроения заниматься сейчас выяснением отношений.

— Вернемся к Даркшилду, — сказал я. — Как, где, когда можно его найти?

— Даже сейчас, он сегодня здесь. Правда, не знаю, как до него добраться, не преодолев кордона секретарей и ординарцев. В конце концов, он заместитель командира большой части.

— А микроавтобус? — вмешался Будда.

— Точно напротив его кабинета. Часто можно видеть, как он стоит, опираясь животом о подоконник, почесывает родинку на ухе и таращится на гаражи. Впрочем, может, и не таращится, просто так кажется, но большинство солдат и офицеров обходит это место стороной. А нет — все-таки смотрит. Помню, кое-кого вызывали на ковер за нарушения дисциплины, совершенные именно там. Так что…

Я отключил слух, чтобы не слышать болтовню Кашля, встал и подошел к окну, совсем как упомянутый Даркшилд. В голове у меня билась какая-то мысль, словно тихая послушная ученица, которая всегда все знает, только ее не видно и не слышно в толпе подруг, хуже подготовленных и не столь умных, но каждое утро укладывающих в ранец порцию только что вынутой из холодильника самоуверенности. Сзади, за моей спиной, Будда засыпал сержанта Лонгфелло вопросами, на которые тот отвечал, но я не слышал ни вопросов, ни ответов. Мысленно приподнявшись на цыпочках, я пытался в толпе орущей детворы высмотреть эту неприметную мышку, которая хотела сказать мне нечто действительно важное. Так продолжалось несколько минут, пока я не почувствовал, что у меня болят кончики пальцев ног и мышцы шеи. У меня не было выбора — оставалось вышвырнуть всех щенков из класса, впускать по одному и спрашивать, что они знают. То есть — повторить беседу. Я отвернулся от окна.

— Что ты там высмотрел? — спросил Кашель; похоже, он уже был сыт по горло Буддой с его вопросами, а когда я изобразил на лице непонимающее выражение, пояснил: — Ты стоял на цыпочках, вытянув шею, и таращился на что-то. Совсем как, помнишь, на тех учениях в тумане и грязи, когда Джасперсон-Сукинсон…

— Стоп!!! — заорал я. Куда-то исчезла комната, перепуганный Кашель, обиженный Будда, койки, мониторы, окно… Перед глазами словно висела размытая надпись: «Почесывает родинку на ухе»… Родинка! Почесывает родинку!!! Чтоб его… Меня распирала безумная радость, нужно было дать ей выход. Остатки рассудка удержали меня от того, чтобы похлопать по спине Будду или Кашля, ни один из них бы этого не пережил. Я подскочил на месте и со всей силы затопал ногами по полу. От пораженческих мыслей о возвращении не осталось и следа. — Родинка, чтоб ее!.. — сказал я. — Если я прав — я великий человек, если нет — каждый, кто хочет, может пнуть меня в задницу.

— Но что… — выдавил Лонгфелло.

— Погоди, опиши Даркшилда, — потребовал я.

— Ну… Довольно высокий, нормальный, то есть пропорциональный, вес, темные волосы…

— Шрамы? — не выдержал я.

— Шрамы? — задумчиво повторил он. — Нет, не видел, но я с ним в баню не ходил… — Он оттянул воротничок форменной рубашки и поскреб шею. Я не отрывал взгляда от его губ. — На лице — есть, то есть не шрамы… — Я ощутил возбуждение, которого не смогла бы оспорить даже женушка Олдоса. — Есть родинка на виске, ну и на ухе. — Он схватился за мочку своего уха и дернул вниз. Краем глаза я заметил, как подпрыгнул Будда. — Но шрамов я не видел…

Облегченно вздохнув, я откинулся на спинку стула и улыбнулся сержанту. Тот смотрел на меня, не понимая, что является причиной моего радостного настроения. Я подмигнул ему, и кроме непонимания на его лице появилась еще и растерянность.

— У одного из тех, кого я… — я посмотрел на Будду и поправился: — … кого мы разыскиваем, есть родинка на виске и небольшое овальное родимое пятно в нижней части ушной раковины. Если это он, то, значит, нам повезло. Можешь показать его нам на мониторе?

— Хм… Наверное, да… Пошли к дежурному…

— Но так, чтобы он не видел! — предупредил я.

— Ладно.

Он вышел первым и зашагал по коридору. В нише с зевающим дежурным, который даже не счел нужным встать, сержант Лонгфелло жестом предложил ему подвинуться, постучал по клавишам и кивнул мне. Я повернулся к Будде и взглядом показал ему на экран. Он сделал два шага, изогнул шею и несколько раз энергично кивнул. Я облегченно вздохнул. Наконец у нас был след, и притом не какая-то тонкая ниточка, которую еще нужно было бы тщательно проверять, на расстоянии протянутой руки от нас находился Ласкацио Первый или Второй, наш или чужой, но кто-то из них наверняка. Махнув рукой, я вышел из ниши, и мы молча вернулись в нашу комнату. Еще до того, как мы перешагнули порог, у меня во рту уже была сигарета, первая, оказавшаяся приятной на вкус по эту сторону мира. Я подождал, пока Будда закроет дверь.

— Я намерен пойти к Даркшилду, — сообщил я, глядя на Кашля.

Тот поднял бровь, но не удивился и не испугался. Некоторое время он думал, глядя в пол.

— Могу записаться к нему с докладом, а потом возьму с собой тебя; прежде чем кто-либо успеет возразить, мы будем уже в кабинете. Но что дальше?

— Мне нужно какое-нибудь оружие, я должен, буду должен выбить из него немало тяжелых признаний. Без аргументов не обойтись.

— Может, лучше поймать его вне части? — вмешался Будда. Если не считать информации о наших родственных отношений, до сих пор он не произнес ни слова. — Здесь он не будет нас бояться. — Он описал круг рукой. — Вокруг полно подчиненных, он будет рассчитывать, например, на подходящий случай — кто-нибудь войдет в кабинет или еще что, кроме того, мы не сможем ни стрелять, ни… Нам придется говорить шепотом, чтобы никто нас не подслушал, а ему достаточно будет крикнуть… Нет, тут у нас ничего не получится.

Я немного подумал.

— В принципе, ты прав. С другой стороны — у меня такое предчувствие, что нам нужно спешить. И еще одно — мне кажется, что поскольку именно здесь он чувствует себя в полной безопасности, наша атака может застать его врасплох.

Я посмотрел на Лонгфелло, он в свою очередь посмотрел на Будду, затем перевел взгляд на меня.

— В принципе, вы оба правы. Лучше всего было бы попытаться один раз так, а другой так… — Он снова почесал шею. — Но… — Он на мгновение замер. — Подождите, я проверю, когда он бывает на службе, ладно?

— Хорошо, — согласился я. — Ага, если удастся, проверь еще, не брал ли полковник в этом году длительный отпуск, примерно с марта по июнь.

Кашель выбежал из комнаты. Я затушил сигарету и поискал в пачке новую, но это была последняя «марльборо». На столике лежали забытые кем-то «вкусовые», к счастью, я предварительно проверил — они должны были создавать иллюзию поедания бифштекса. Я едва не сплюнул от отвращения. Будда долго и шумно прочищал свои дыхательные пути.

— Послушай… — не слишком оригинально начал он.

— Заткнись.

— Дай мне…

— В морду?

— Сука…

— А я Оуэн.

— Ты можешь заткнуться хоть на секунду?!

Я повернулся и вышел. Подойдя к автомату, я взял еще две пачки «марльборо» без вкусовых добавок. Выбор в этом автомате был богаче, он предлагал еще знакомую мне клубнику, огурцы с медом, морковь со сметаной, ананасы, мусаку, суши и два незнакомых мне блюда — нидзаку и сморогорщ. Я поклялся, что не уеду отсюда без нескольких пачек самых «аппетитных» сигареток, представляя себя лица гостей, которые после первой затяжки — что пережил и я сам — начнут сомневаться в собственном умственном здоровье. Я рассмеялся. Кто-то сзади положил руку мне на плечо и попытался развернуть к себе. Сопротивляться я не стал. Будда.

— Извини. Капитуляция без каких-либо условий. Угу?

Некоторое время я наслаждался ситуацией, затем кивнул.

— Вижу, ума тебе все же хватает, — сказал я, не собираясь столь быстро дать себя задобрить. — До тебя дошло, что ты имеешь дело с человеком — знаю, в это трудно поверить, гениев плохо видно вблизи, — который никогда не ошибается. Я говорю о себе. И если ты еще не созрел до того, чтобы это признать, — уходи. Я сам понесу тяжкое бремя непогрешимости, и только я знаю, насколько это порой бывает болезненно.

Он схватился за челюсть, словно за рожок с мороженым, и зашипел от боли. Я широко улыбнулся. Будда отпустил подбородок и быстро вздохнул несколько раз, словно гасил потоком воздуха пожар в гортани.

На этот раз я не собирался приходить ему на помощь, лишь с легкой иронией посмотрел на него, а затем вернулся в комнату. Несколько минут я был в ней один, сигарета успела догореть на три четверти, когда они вернулись вместе, сержант и Будда, с возбужденными лицами. Видимо, Кашель успел по дороге поделиться какой-то новостью.

— Именно так, — выдохнул он, падая на стул. — Даркшилд брал отпуск на пять месяцев для лечения, что-то вроде легкого нервного переутомления. В сумме его не было в части с середины января до конца июля.

— Тогда он был у нас! — не выдержал Будда.

Я насмешливо посмотрел на него, но не дал себя спровоцировать. Кашель хлопнул ладонью по колену.

— Завтра он уходит в отпуск на месяц… — сказал он.

— Что-о? — Я вскочил со стула. — В отпуск на месяц? — машинально повторил я.

Кашель кивнул. Будда тоже вскочил на ноги, но сдержался и не произнес ни слова. Я прошелся по комнате, запустив мозг на полных оборотах, но это мало что дало. Минут пятнадцать я кружил по помещению, пока не вспотел.

— Я записался к нему с докладом, — донеслись до меня словно сквозь туман слова Кашля.

— Хорошо, — не слишком убежденно буркнул я.

— Постой-постой! Ты от меня не отделывайся, мне придется пойти, ты что, забыл, где мы находимся?

Я остановился перед сержантом Лонгфелло, схватил его за плечи и слегка встряхнул:

— Жаль, что ты не знал одного парня, который вбивал мне в башку, что даже если приходится что-то сделать, если это не наша идея, то можно это сделать и лучше, и хуже, а иногда даже обернуть ситуацию в свою пользу.

Он широко улыбнулся:

— Ты еще помнишь тот разговор? — Он с благодарностью посмотрел на меня. — Ты прав, я немного запаниковал. Все, больше не мешаю.

Он отошел и сел на один из пяти стоявших у стены стульев. Я допил кофе, выкурил три сигареты, никто не мешал мне разрушать свой организм.

— Послушайте, что вы скажете насчет такой мысли: забираем Даркшилда и сматываемся отсюда? Просто и гениально.

— Я за, но прежде всего я за то, чтобы бежать отсюда, не знаю, что вам тут еще делать, — быстро сказал сержант Кашель.

Будда немного подождал.

— Странно, что именно сержант обратил внимание на одну проблему, я имею в виду конец его фразы, — язвительно сказал он. — Нам тут как раз есть что делать, или, может быть, я ошибаюсь? — Голос у него дрожал, как у ребенка, который ожидал в подарок игрушек, а получил красивую пижамку.

— Ведь я же сказал — забираем Даркшилда? Он нам расскажет, что стало с Красински, соответственно и будем действовать дальше.

Будда сглотнул слюну и кивнул.

— Это другое дело, да, совсем другое. — На этот раз в его голосе слышалось явственное облегчение.

— Есть у тебя какие-нибудь предложения? — обратился я к Лонгфелло. — Как это сделать лучше всего?

— Лучше всего было бы вне территории части, — задумчиво сказал он.

— А как мы с нее выберемся?

— В том-то и дело. После того покушения порядки тут ужесточились…

— Кстати — что насчет покушения? — заинтересовался я.

— Кто-то препятствует следствию, это видно невооруженным глазом с Луны…

— Ведь и так понятно — вся часть не посвящена в маневры с другим измерением! — раздраженно прошипел Будда.

У меня возникло впечатление, что с того момента, как было принято решение о дальнейших действиях, все мешавшие его реализации проблемы выводили его из равновесия. Взгляд его блуждал по комнате, не желая встречаться с моим, но я видел, что глаза у него блестят, словно на них только что выступили слезы. А ведь он не плакал. Еще они могли так блестеть после небольшой дозы наркотиков. Этого я тоже не видел. Откинувшись на спинку стула, я наблюдал за Буддой из-под полуприкрытых век. Он явно волновался — вскакивал со стула, чтобы тут же вновь свалиться на него, сделав пару шагов вперед и назад, потирал верхнюю губу, дергал за несуществующие бакенбарды, выламывал пальцы. Каждую минуту он приходил на несколько секунд в себя, отдавая себе отчет в собственной нервозности, ерзал на стуле, отрывал пальцы от лица и замирал неподвижно. На десять секунд. Столь же пристально и долго я наблюдал за сержантом. Тот был на несколько порядков спокойнее. Я решил тщательнее следить за Буддой, похоже было, что последние дни или недели его доконали. В конце концов, он был всего лишь любителем, одержимым, но тем не менее.

— Во сколько ты должен туда явиться? — спросил я Кашля.

Сержант ткнул пальцем в пластинку идентификатора, я буркнул «угу», кивнул и вышел в туалет, а когда вернулся, сержант как раз нажимал на уголок пластинки. Будда стоял в позе человека, готового к отчаянному броску всем телом на убегающую по полу мышь. Я понял, что сержант только что был вызван для доклада.

— Оружия туда не внести? — утвердительно сказал я. Кашель подтвердил мои предположения, кивнув головой. — В таком случае — входим, ты говоришь, что у нас есть в папке кое-что по вопросу о взрыве в казарме наемников, мы подходим с Буддой, чтобы ее показать, и обездвиживаем полковника. Потом — надеюсь — у нас будет его оружие, а дальше посмотрим. Ясно? — Оба кивнули. — Только еще папка… — напомнил я Кашлю.

Мы вышли быстрым шагом из комнаты. Кашель на секунду отстал, а когда снова догнал нас, в руке у него была плоская конторская папка. Покинув здание, мы направились к центральной части базы. Две поверхностные проверки у двух несущественных со стратегической точки зрения ворот мы прошли без каких-либо проблем. Ближе к центру движение стало чуть более оживленным, но все равно это не была знакомая мне по собственному опыту воинская часть нашего, земного типа. Я увидел чуть лучше освещенное и оштукатуренное здание, окруженное чуть более зелеными газонами. Командование. Я слегка удивился, почувствовав, что у меня липкие пальцы, возникло желание остановиться и немного подумать, но Кашель уже поднимался по лестнице, и я последовал за ним. Мы беспрепятственно миновали первого часового. Кашель бросил мне папку и повел на штурм приемной Даркшилда. Эффектно отрапортовав, он доложил о необходимости присутствия вместе с ним нас обоих; я стоял напрягшись, готовый в случае отказа уже здесь, в приемной, ввязаться в драку. Но такой необходимости не было. Капрал проконсультировался с шефом и небрежным жестом показал на дверь кабинета Даркшилда. Кашель — любимый старый вояка — лишь скользнул по мне быстрым взглядом и распахнул дверь. Я шагнул следом за ним и выпятил грудь. За столом сидел Ласкацио, так, по крайней мере, его звали, когда комп демонстрировал мне его досье. Латиноамериканская внешность — темные большие глаза, густые брови и волнистые волосы. Маленькая родинка на виске и — родимое пятно в нижней части ушной раковины. Слова доклада Кашля доносились до меня, словно порывы ветра — я ощущал их, но не понимал, они не производили на меня никакого впечатления. Вместо этого у меня возникла идиотская мысль о том, как бы заставить Ласкацио — если это он — дернуть себя за ухо. И тут он поднял руку и именно так и поступил. «То есть, — подумал я, — все сходится: Даркшилд убил Ласкацио и организовал себе алиби и спокойствие на будущее, взяв трехмесячный отпуск „для поправки здоровья“.

Стоявший рядом со мной Будда шагнул вперед и, обеспокоенный моим поведением, обернулся: я быстро протянул Даркшилду через стол папку, а затем сам, чуть согнувшись и изображая готовность дать необходимые пояснения, обошел стол, и прежде чем полковник успел удивиться, закинул ему на шею петлю из рук — «шей-ло-киу». Прекрасный пример отличного использования физических законов, хотя рычаг этот настолько эффективен, что как будто если и подчиняется законам, то не нашей физики. Даркшилд лишь один раз квакнул и сразу же понял, что минимальное напряжение его собственных мышц приведет к тому, что его шея сломается с легким треском. Я повернул голову и обвел взглядом помещение. Кашель стоял со слегка ошеломленным видом, впрочем, ему было уже под шестьдесят, и он имел право растеряться. Я показал ему бровями на дверь, и он обрадовался, получив конкретную задачу. Будда уже отодвигал один за другим ящики стола, удивительно ловко выхватил из одного из них пистолет и мягким, плавным движением сунул его за пояс под полой кителя. Однако поиски он не прекратил и добился очередного успеха — под крышкой стола некто неизвестный прикрепил пластырем игрушку работы знаменитой фирмы «Смит-Вес-сон», под названием «скайхоул-XX ». Я два раза держал ее в руках и каждый раз испытывал гордость, что принадлежу к расе, способной создавать такие девят-надцатизарядные пистолеты, стреляющие одиночными или двойными выстрелами, чертовски меткие, не отказывающие даже после купания в смоле, с резервуаром для неиспользованных газов, благодаря чему начиная с пятого выстрела можно увеличивать дальность стрельбы, до тех пор пока рука сможет удержать оружие. Естественно, безгильзовые патроны и прочие усовершенствования, в том числе нестандартный калибр, а потому и малое количество этих пистолетов на рынке, именно затем, чтобы они не стали основным оружием всяческих отбросов общества. Будда посмотрел на меня, и мне показалось, что он жалеет о том, что сунул за пояс первую пушку, — момент для замены оружия сейчас был не слишком подходящий.

— За пояс, сзади. — Я показал взглядом на свою спину. Будда обошел нашу парочку, напоминавшую часть скульптурной группы Лаокоона, и я почувствовал, как он засовывает пистолет мне за пояс. Ствол был длинным, холод дула я чувствовал где-то на середине ягодицы. Я посмотрел в глаза Даркшилду. — Сейчас я тебя отпущу, но помни — самоубийц не пускают в рай! — Я переместил руки, нашел нервное сплетение и положил на него пальцы, нажимая не слишком сильно, но он должен был чувствовать и понимать, что малейшее движение может вызвать жестокую боль. — Помнишь?

Он два раза моргнул. Я отпустил его шею и посмотрел на окно. Будда заметил мой взгляд, подскочил и прикрыл жалюзи. Кашель встал так, чтобы видеть дверь и краем глаза — нас с пленником. Левой рукой я вытащил «скайхоул», передернул затвор и прижал дуло к виску Даркшилда, не убирая с нервного сплетения пальцы правой руки.

— Теперь поговорим. Коротко. Или дольше. Будет видно. Зачем тебе наемники?

— Для… — прошептал он и откашлялся. — Для сражений в космосе…

— Что ты несешь? Ведь никаких сражений нет! Ни единого следа ни в одном докладе…

— Это не обычная война! — Он в первый раз дернулся. Я тотчас же вонзил в его плечо пальцы и надавил. Он протяжно застонал. Я убрал пальцы из его тела. — Я говорю правду…

— Неправда… — начал я, но меня прервал Будда:

— Слушай, у нас нет времени обсуждать тактику их эскадр. Здесь нас может обнаружить любой ординарец…

Я хотел рявкнуть на него, но неожиданно в диспут включился Кашель:

— Верно, это неподходящее место, он специально вызывает тебя на пустые разговоры.

Я потянул за собой полковника; он отъехал от стола в кресле, но никакой ловушки не обнаружилось, что, впрочем, не означало, что Будда и Кашель неправы. Я немного подумал.

— Поехали к нему домой, — поторопил меня Будда. — Там его допросим с пристрастием, спокойно и без спешки.

Пленник дернулся, словно хотел через плечо посмотреть на своего мучителя. Я придержал его, и он зашипел от боли.

— Кто сейчас у тебя дома?

— Никого, — сразу же ответил он. Я взглядом поздравил Будду — интуиция его не подвела. — Но я не собираюсь… — смело начал полковник.

— Послушай, кто тут спрашивает твое мнение?! — начал я достаточно хорошо мне знакомую процедуру подавления воли допрашиваемого. — Я скажу «раз», и можешь потом, после смерти, сколько угодно хихикать над тем, что обвел меня вокруг пальца. Ясно? Значит, так — мы выходим, а я несу твою фуражку. Под фуражкой у меня вот это. — Я показал ему мушку «скайхо-ула». — Даже если тебе удастся поднять тревогу, то наши люди снаружи устроят здесь такой кавардак, что, даже если уцелеешь, предстанешь перед судом за действия, приведшие к резкому скачку смертности среди военнослужащих. Ясно? — Он никак не реагировал. Некоторое время я его не торопил, но через четверть минуты ткнул дулом в висок. Еще через несколько секунд он кивнул. — Потом все четыре машины… Не беспокойся, ты организуешь только одну, остальные три у нас есть, — порадовал я его. — Так вот, все машины выезжают отсюда и следуют к твоему дому, понятно? А там мы побеседуем в тишине и комфорте, хорошо?

На этот раз он кивнул быстрее. Я облегченно вздохнул — так, чтобы он этого не видел. Кашель внезапно повернулся и что-то пробормотал в свой нагрудный карман. Я окаменел от страха и пребывал в этом состоянии до тех пор, пока он не посмотрел на меня и не сказал:

— Порядок, можно идти. У них все готово. Мысленно поблагодарив его за поддержку моего блефа, я потянул полковника за собой. Тот послушно встал и машинально поправил китель. Взглядом я назначил Кашлю и Будде места в строю — Кашель должен был идти первым, Будда — замыкать процессию. У меня не было особых, да и вообще каких-либо иллюзий насчет того, что нам удастся выбраться из части. Однако я рассчитывал на везение, дисциплину и разделение полномочий, а также на секретность, которая должна была замаскировать неожиданное оставление части офицером с тремя солдатами, и множество других благоприятных обстоятельств. Будда схватил папку Даркшилда. Я ткнул ее владельца пальцем в затылок:

— Теперь скажи секретарю, что начался твой отпуск. Ну?

Почти не наклоняясь, он дотронулся до кнопки интеркома и, не ожидая доклада, ровным голосом произнес:

— Кларенс, меня тут больше нет, ясно?

— Так точно!

— Подайте мою машину… — Я молниеносно передвинул пистолет, так, чтобы, глядя перед собой, он мог отчетливо видеть темноту внутри ствола. Его самообладанию можно было лишь позавидовать, он даже не дрогнул. Кое-что сообразив, я щелкнул выключателем звука. Даркшилд посмотрел на меня.

— Не твою машину, а тот микроавтобус, который всегда катается на ту сторону, — прошипел я. Он кивнул и снова нажал кнопку.

— Кларенс, приказ отменяется, дай мне не лимузин, а микроавтобус, ну, тот самый, «АргонАвто», 16-8.

— Есть!

Полковник сам прервал связь. Он начал меня раздражать своей готовностью к сотрудничеству, своим спокойствием и самообладанием. Если пленник спокоен — значит, должны беспокоиться те, кто его охраняет. Он вполне мог и блефовать, если, конечно, вообще знал, что это такое.

Черт побери! Я почувствовал, что у меня начинает стучать в висках, мне не нравилось подобное состояние, но приходилось с этим мириться. Я слегка отодвинулся от полковника.

— Вы идете первым, это, наверное, понятно? И прошу помнить о тех двух стволах, которые постоянно будут нацелены на вас. Наверняка хотя бы один из нас не промахнется. — Я не мог отказать себе в удовольствии слегка пригрозить ему напоследок.

— Не сомневаюсь, — спокойно ответил Даркшилд. — Мне уже идти, или вы скажете когда?

Будда подскочил к окну и на секунду приподнял жалюзи, затем кивнул. Я отошел от пленника и показал ему направление невооруженной рукой. Дернув головой, словно стряхивая с носа приставшую паутину, он автоматическим движением поправил воротничок рубашки и китель под ремнем. Почти одновременно мы убрали пистолеты. Даркшилд направился к двери. Мне казалось, что если он собирается выкинуть какой-нибудь номер, то именно тогда, когда перешагнет порог своего кабинета и на полсекунды окажется один на один с секретарем, и потому мое дыхание жгло ему спину, но я не заметил в глазах секретаря ничего такого, что могло бы свидетельствовать хотя бы об обмене взглядами. Капрал уже стоял по стойке смирно, никаких: «Желаю приятного отпуска!», видимо, шеф не слишком баловал подчиненных. Мы прошли через приемную, часть коридора, вторую часть, поворот, еще один поворот… часовой, лестница. Уфф! Увидев знакомый фургон, я показал Будде на место рядом с полковником, сам же прыгнул за руль, заблокировал двери и окна и, уже несколько успокоившись, повернулся к Даркшилду:

— Куда, господин полковник?

— Издеваетесь? — рявкнул он.

Я понял, что он считает нас подготовленными несравненно лучше, чем это было на самом деле. Может, потому он и не пытался сопротивляться? Я вздохнул и посмотрел на своих товарищей с таким видом, словно хотел сказать: «Ну и как тут может хватить терпения?», но на самом деле хотел лишь проверить, не кивнет ли Кашель, давая понять, что знает, где живет полковник. Кашель не кивнул. Я посмотрел на пленника.

— Господи-ин полко-овник… — простонал я. — Будем спорить из-за каждой ерунды? Так мы никогда ни о чем не договоримся, — с сожалением закончил я.

— А что, должны?

— Наверняка — если бы вы не были нужны нам в комплекте, и тело и душа, то первое давно бы уже лежало на полу, а второе продиралось бы через коридоры преисподней. — Даркшилд неожиданно рассмеялся, и мне не удалось скрыть своего удивления иначе, как резко сказав: — Веселиться будем у вас дома. Повторяю вопрос…

— Холм Ольховая Роща, четыре, — ответил он.

Я снова повернулся к рулю, едва сдерживая ярость — необходимость действовать на ощупь всегда выводит меня из равновесия. Включив коми, я нашел нужную улицу и тронулся с места. Все ворота, включая внешние, открывались сразу же, стоило лишь нам к ним подъехать. Полковник хорошо оборудовал свой микроавтобус, и это придавало нам бодрости. Мы действительно шли по следу. Выехав за территорию части, я включился в общий поток машин. Я чувствовал, что мы близки к финалу, и потому усилил бдительность. И именно потому я вел себя словно чересчур усердный новичок — то и дело бросал взгляд на оба монитора, внешний и внутренний, проверял дорогу на экране ком-па, контролировал расход топлива и состояние тормозных колодок. Все было просто отлично, все словно сговорилось, чтобы усыпить мою бдительность, и я все больше нервничал, чувствуя себя все ближе к тому, чтобы совершить ошибку. Я прекрасно это осознавал, но не сделал ничего, чтобы этому помешать, то есть сделал бы, если бы мне хоть что-то пришло в голову. Но — не пришло, даже не знаю почему.

Я въехал на подъездную дорогу, невероятно узкую и извилистую, словно тюрбан страдающего болезнью Паркинсона турка; под конец мне пришлось дать задний ход, чтобы сделать последний поворот, и снизить скорость. Когда я уже почти остановился, полковник сказал:

— А вот и дом мой!

Я подумал, что его фраза звучит несколько странно и что вообще никто его об этом не спрашивал. Мгновение спустя я почувствовал, как напрягаются мои мышцы и — почти сразу же — расслабляются. Включенный по кодовой фразе автомат распылил порцию лишенного запаха газа, который валит человека с ног лучше любой дубины. На этот раз у меня не было времени на гипервентиляцию легких. Очень отчетливо, словно на экране компьютерного тренажера, я увидел, как на меня летит рулевое колесо, я даже не в состоянии был закрыть глаза. Я ударился лбом о ступицу руля, картина размазалась, размылась — и исчезла.

21

Почему этот сукин сын еще спит, подумал я, а потом еще подумал: кто? То есть — кто еще спит и кто думает? Как это кто? Я. Я? Почему я называю себя в мыслях сукиным сыном? Потому что это не я о себе думаю, только… Нет, что-то не так. О, опять думаю: просыпайся же, сукин сын! Сейчас, что-то опять не сходится, почему… Нет, об этом я уже думал. Ох, у меня голова треснет от этих мыслей! Может быть…

— Оуэн! Оуэн, черт бы тебя побрал…

«Нет, не может быть, чтобы я звал сам себя, — подумал я. — В молодости — да, порой мне случалось настолько забыть об окружающем мире, что приходилось самого себя призывать вернуться, но сейчас? Что-то не то, только что? Надо бы…»

— Оуэн…

Я определил положение собственных век и попытался их поднять; как ни странно, мне это удалось. Что-то чавкнуло, и в зрачки ударил свет, который я тут же проклял, но закрыть глаза я был уже не в силах. А когда я наконец обрел власть над веками, свет уже не столь жестоко бил в глаза, а увиденное требовало определенного анализа. Я долго вглядывался в два неподвижных силуэта, но ни они сами, ни их позы, ни вообще что бы то ни было не стоили той боли, которой сопровождались мои усилия. Короче говоря — у противоположной стены лежали Будда и сержант Теодор Л. Лонгфелло. Глупые имена и претенциозное «Л», на черта мне было их знать? Закрыв глаза, я переждал приступ боли, а потом почувствовал себя просто прекрасно, во всяком случае, я не ощущал пут на запястьях и лодыжках. Но они наверняка были, ведь иначе я не лежал бы как баран, а действовал, верно? Оуэн Йитс — мастер действия. Даже некоторые критики это признают: язык у него убогий, в сокровищницу человеческих знаний он ничего не вносит, но что касается действия — он изворотлив как змея. Я снова открыл глаза.

— Сейчас перестанет болеть, — сочувственно сказал Кашель.

— У тебя то же самое было? — пробормотал я.

— Да, что-то на основе картенопила…

— Дерьмо, — согласился я. — За применение этой дряни нужно бить цепями по… У-у-хх.. — Волна боли прокатилась под черепом, словно карательный батальон.

— Три приступа, у нас было именно столько, — услышал я голос Будды. Теперь я уже знал, что это он назвал меня сукиным сыном. — Потом будет легче…

— Наверняка, — сказал я лишь затем, чтобы продемонстрировать свою невосприимчивость к боли.

— Плохо переносишь?

— Плохо, если принять во внимание, что со стороны водителя окно было открыто и почти вся порция угодила ко мне в легкие. — Я стиснул зубы, дернулся и сел. Особо болезненных ощущений не наблюдалось. Ну и хорошо. Кашель сидел на полу ближе к двери, выпрямив ноги и положив руки на колени. Будду бросили на покрытый искусственным паркетом пол, возле закрытого ставнями окна, с наручниками на лодыжках и запястьях. Как и у меня.

Кашель язвительно усмехнулся:

— О вашей шкуре они не заботятся так, как о моей. Вряд ли его следовало понимать буквально.

— Думаешь, у нас мало времени? — спросил я. Он кивнул. Будда беспокойно пошевелился.

— Я тоже знаю, что времени у нас немного… — Он застонал и дернулся, пытаясь изменить позу. — Но вы еще кое-что знаете. — Он явно заволновался.

— Они заботятся о состоянии кожи сержанта на случай возможного вскрытия, поэтому его не сковали, лишь опрыскали каким-то обездвиживающим аэрозолем. Для нас вскрытия не предполагается, так что скрывать им нечего. — Я проанализировал содержание своей речи и не нашел в ней ни единого изъяна. — Если мы можем что-то сделать, то нужно делать это сейчас, подобного рода смеси, — я. показал подбородком на Кашля, — действуют недолго.

Я перехватил обеспокоенный взгляд сержанта, но сделал вид, что этого не заметил, Будда же среагировал так, как я и предполагал, — рванулся и, довольно ловко извиваясь на полу, в конце концов сел на корточки.

— Сделай так же, — потребовал он.

— У нас тут что, соревнования по гимнастике? — спросил я. — Хочешь перегрызть мои наручники? Слюной изойдешь.

Он посмотрел на меня, и взгляд его действительно был полон ненависти, не так, как обычно бывает в книгах или фильмах, но настоящей кровавой ненависти.

Нечеловеческим усилием воли он удержался от немедленного комментария, но я видел, что он размышляет над тем, что и как сказать, чтобы его слова попали точно в цель. Впрочем, его намерениям не суждено было сбыться. Дверь бесшумно открылась, и на пороге появился полковник Даркшилд. Спокойно окинув взглядом всех троих, он отошел в сторону, уступая дорогу шедшим следом. Вошли двое могучих детин, еще один нормального телосложения и женщина.

— Полный комплект, — немедленно выдал я. — Как там говорится: один читает, другой пишет, а двое их охраняют.

Кто бы мне дал под зад, подумал я сразу же после того, как стены приняли на себя эхо моей эпохальной шутки. Почему я всегда начинаю столь грубо? Почему… Заткнись, рявкнул кто-то другой в моей голове. Начинаешь грубо, потому что до сих пор это всегда давало явный и долговременный эффект, так что почему бы и нет. Ладно, согласился первый, будем играть дальше.

Даркшилд и его команда явно не имели прежде дела с такими идиотами. Все пятеро переглянулись и зашевелились. Полковника моя болтовня тронула меньше всего, он лишь поднял руку, чтобы кто-то из охраны не выстрелил без нужды, а стрелять им было из чего, и задумчиво сказал:

— Если бы у меня не было определенных сомнений, вы даже не проснулись бы от заслуженного сна. Никто… — Он подошел ближе ко мне, я инстинктивно напрягся, и не ошибся. — … и никогда не делал из меня такого посмешища, как ты. — Он пнул меня в ногу, едва не переломав кости плюсны. Я чуть не застонал от пронзительной боли. Я ожидал удара ногой, это было наиболее вероятно, но настраивался на удар в живот, печень, пах, ступня же была предоставлена сама себе, и в итоге я поплатился за собственное легкомыслие. Боль была адской, к ней прибавилось еще несколько стандартных пинков по почкам, от которых я сумел защититься, одновременно не лишая противника удовольствия. На этот раз я позволил себе застонать — почти непритворно. Даркшилд с безразличным видом шагнул к Будде, но, видя, что тот весь ощетинился, лишь негромко фыркнул и переместился к сержанту.

— К тебе у меня больше всего претензий, приятель, — с грустью в голосе сказал он. — В твоем мире из тебя делали половую тряпку, я тебя вытащил со свалки, а ты меня так благодаришь?

Я перевернулся на спину; ступня болела так, словно ее поверхность составляла два акра. Я лег так, чтобы хоть как-то защитить ее от повторных ударов.

— Он вынужден был так поступать, — простонал я. — Вообще, мне на него наплевать, но если уж требуется что-то уточнить, то пусть…

— Перестань, Оуэн, — прошипел Кашель. — Слишком долго я болтался в этом болоте, чтобы теперь притворяться, что ничего не произошло.

Даркшилд повернулся и с интересом посмотрел на меня:

— Оуэн?

Если бы я мог, я бы пнул сержанта даже больной ногой.

— А что, нельзя? — улыбнулся я.

— Здесь ты оказался под другим именем, — сказал полковник.

— Не может быть, разве что кто-то у вас что-то напутал. — Внезапно я встретил напряженный взгляд Лонгфелло, и меня осенило — чтобы выиграть время, сержант вводит в головоломку, которую собирается разгадать противник, новые элементы, которые подходят к ней с трудом или не подходят вообще. Даркшилд слегка прищурился. — А может, я сам ошибся, когда представлялся, или…

— Заткните ему пасть, разве вы не видите, что он несет черт знает что! — прошипела женщина.

Я повернулся к ней, делая вид, будто внимательно ее разглядываю. Она не была ни красивой, ни стройной, может, будь она в молодости богата, то сделала бы что-нибудь со своим телом, но богатства ей тогда явно не хватило, а теперь это была просто самая обычная некрасивая баба, цель жизни которой заключалась в том, чтобы служить кому угодно и чему угодно. И жить надеждой, что эти что-то или кто-то станут настолько важными, что смогут поделиться своим богатством с верной прислужницей.

— Спокойно, сестричка, — небрежно сказал я. — Когда придет время сводить счеты, ты окажешься в первых рядах, а на черта тебе это? Займись чем-нибудь женским, чем-нибудь важным, плетением кружев, например, это тебя облагородит, обогатит внутренне…

— Не твое дело, что у меня внутри!

— Слабое возражение, — сказал я Даркшилду. Он стоял посреди комнаты, явно не зная, что делать — боялся заткнуть мне пасть и потерять шанс получить какую-нибудь невольно выданную информацию и вместе с тем жаждал моей крови. — Как-то раз я подобным же образом задел другую энергичную бабенку, так она мне сказала, что у себя внутри позволяет копаться только любовникам, и при том не словесно и не пальцами. Вот это ответ!..

Женщина подпрыгнула и вскочила на мою избитую ступню, попав не совсем точно, но тут же молниеносно повторила попытку. Боль оказалась даже меньшей, чем я думал. Самое большее восемь баллов по одиннадцатибалльной шкале Йитса, ну, пусть будет — порывами до девяти. Я рассмеялся.

— Если бы ты хотела, чтобы я почувствовал настоящую боль, следовало бы обречь меня на выслушивание твоих доверительных бесед в постели, — сообщил я, уклоняясь от яростных, но любительских пинков, некоторые из которых я даже принимал на себя, но так чтобы она оказывалась все ближе — у нее на ремне висел пистолет. Я уже был близок к тому, чтобы его выдернуть, когда шеф схватил ее за плечо и оттащил от меня. — Хватит, Венди… Я сплюнул на пол.

— Если бы я знал, что эту дамочку зовут Венди, я вообще бы даже с ней не разговаривал.

Полковник толкнул Венди в сторону двери, неподвижно стоявшие гориллы расступились и снова сомкнули ряды, как только она прошла; при желании они могли бы перекрыть своими телами железнодорожный тоннель. Даркшилд поскреб подбородок.

— У тебя какая-то своя игра, приятель, — сказал он. — И как я вижу, ты ведешь ее и сейчас. Вот только — какая?

Я убрал с лица улыбку и натянул серьезную маску, делая вид, что размышляю. Ему пришлось бы быть телепатом, чтобы выражение моего лица не смогло его обмануть — сейчас я владел им в совершенстве. Кроме того, я действительно размышлял, что-то ведь нужно было делать, а мне казалось, что я и сам не знаю, что за игра тут ведется. И вдруг…

— Ладно, — сказал я. — Тебе говорит что-нибудь фамилия Притч? Должна говорить, раз ты ковыряешься в той дыре между мирами. — Даркшилд нахмурился. — Камендор Притч, не ищи его среди интендантов, — вдохновенно продолжал я, спокойно глядя на присутствующих; лишь во взгляде Будды я заметил искорку понимания, хотя, скорее всего, он просто вспомнил, что так звали человека, который с той стороны ликвидировал первый проход между нашими мирами. — За тобой следят, Даркшилд, и притом не со вчерашнего дня. Наше… ха-ха… «похищение» должно было дать тебе шанс изящно выкрутиться из всей этой аферы. Множество серьезных людей полагают, что ты сам себя подставляешь — все эти делишки Ласкацио, кегельбан, люди с той стороны… — Я отвернулся и с отвращением сплюнул. — Все это давно уже никому не нужно, полковник. Ты проиграл…

Даркшилд выглядел так, словно, сев в любимое кресло, угодил в барсучий капкан. Он несколько раз открыл и закрыл рот, сперва не отрывая взгляда от меня, а затем со столь же ошеломленным видом уставившись на своих спутников. Наступила столь глубокая тишина, что ее можно было бы измерить чем угодно — термометром, штангенциркулем и даже шагами. Если бы не серьезность момента, я бы расхохотался.

— Погоди… — заикаясь, сказал Даркшилд. Он был ошеломлен и подавлен, его можно было брать голыми руками. Крупнейшая жертва моего актерского таланта. Где, черт побери, те, кто присуждает Оскара? Всегда не там, где действительно что-то происходит… — Я не совсем понимаю: откуда ты все это знаешь? — пробормотал он.

— А как ты думаешь? — Я пошевелился на полу, пытаясь принять более удобную позу. — Если бы водитель хоть что-нибудь помнил, то сказал бы тебе, что в составе транспорта наемников кое-что изменилось на трассе между воротами и частью, в связи с чем предлагаю тебе самому немного подумать и не спрашивать, в чем заключалось это изменение, поскольку часть его ты видишь перед собой. — Я грустно покачал головой, чтобы Даркшилд понял, что я ему немного сочувствую. — А теперь, прежде чем вы нас освободите, я попрошу чего-нибудь обезболивающего для ноги, вам действительно удался пинок, полковник.

Он состроил такую гримасу, словно обнаружил под языком оставшуюся от обеда перчинку и даже зная, что ничего приятного его не ждет, не может удержаться от того, чтобы ее разгрызть; затем посмотрел на четвертого из мужчин, который, как и гориллы, не произнес ни слова с тех пор, как появился в комнате, а поскольку внешность его была не слишком впечатляющей, он, видимо, обладал иными достоинствами; я опасался, что в данной компании он играет роль мозга. Полковник наконец разгрыз свою перчинку.

— Дай ему тот препарат. — Он еще пытался сохранить лицо, небрежно бросая слова, все эти «ему», «тот», что должно было свидетельствовать о том, что он владеет ситуацией. Мозг обошел невозмутимых, словно Геркулесовы столбы, горилл и скрылся. — Сейчас мы все проверим, — пригрозил Даркшилд.

Я сочувственно кивнул и хотел кое-что сказать, но сказал совсем другое. Снова ко мне пришло вдохновение.

— Проверь заодно, что за взрыв был у нас в казарме!

— Это мы знаем — случайный снаряд с полигона.

— Как же! Ты куда более наивен, чем я полагал.

Я позволил себе усмехнуться, глядя ему в глаза. Вид у него теперь был действительно жалкий. Осторожно помассировав избитую ступню, я посмотрел на него снизу, но при этом как бы несколько «свысока». Он судорожно сглотнул слюну. Мне не хотелось, чтобы он передо мной извинялся, но я не мог отказать себе в коротком взгляде на Кашля и Будду. Оба были в нокауте. Я даже начал им слегка завидовать, что они наблюдали мой бенефис со стороны, с лучших мест. Вернулся Мозг и из-за спин столпов Гибралтара бросил мне упаковку арксестила. Я с удовольствием стащил ботинок и опрыскал ступню через носок, затем отставил в сторону баллончик и сел поудобнее, воздерживаясь от торжествующих взглядов на Будду и Кашля, а тем более в сторону Даркшилда. Полковник явно не знал, что ему делать — сдаться, освободить нас и рассчитывать на шанс объясниться перед начальством — или же по-быстрому нас прикончить, переработать тела на технический жир и забыть о случившемся. Я не торопил его, но предпочел бы, чтобы он побыстрее нас освободил и позволил уехать, он же, однако, топтался на месте, поглядывая то на меня, то на своих горилл, то на Будду, избегая лишь Кашля. Прошла третья минута, на лестнице послышались шаги, гориллы дрогнули и разошлись в стороны, когда кто-то сзади толкнул их в спины. Мозг. Он посмотрел на шефа. Даркшилд нетерпеливо махнул рукой.

— Насчет камендора Притча все сходится, командир подразделения, принимавшего активное участие в ликвидации первого официально обнаруженного прохода, получил повышение и так далее. Зато нигде нет ни слова…

— Ну конечно! — прервал я его. — Секретную внутреннюю операцию мы засунем в комп, чтобы любой достаточно дотошный мог проверить наши личные данные. Не будьте смешным, полковник. — Быстро поразмыслив, я пришел к выводу, что он все же должен сам прийти к оправдывающему нас заключению. — Не хочу вас торопить, но когда нас освободят наши, не будет и речи о смягчающих обстоятельствах. К тому же…

Невозмутимые гориллы дрогнули и сделали по полшага вперед, между их тушами протиснулась Венди. Мне хватило четверти взгляда на нее, чтобы понять: мгновение спустя она изрубит нас на куски и сожрет сырыми. Ничего придумать я не успел.

— Я получила анализ голоса этих… — Ей не хватило слов, и она показала на нас рукой. — Этот у нас есть! — Она направила палец на Будду.

Даркшилд подскочил на месте, развернулся в воздухе и — по крайней мере, так я догадывался, поскольку не видел его лица — уставился на Будду. Стало невесело. Все мои аргументы оказались сметены одним махом. Я уже не… Стоп! Что она сказала? Что у них есть запись характеристик голоса Будды? Откуда? Если бы такую запись делали нам всем, то у них была бы и моя, однако она сказала только про Будду. Мою она наверняка проверила бы в первую очередь. Мысли сорвались с привязи и помчались галопом во все стороны, не оставляя мне шансов обуздать хотя бы одну из них.

— Ну?! — поторопил полковник.

— Сейчас, давайте выйдем, — прервал их Мозг. — Не волнуйтесь. Никуда они от нас не сбегут.

И как только некоторые могут одной точной фразой подытожить все сказанное ранее! Все трое вышли, причем парочку Даркшилд-Венди прямо-таки распирали чувства, его — любопытство и злость, ее — торжество. Гориллы остались. Дверь бесшумно закрылась. Я посмотрел на Будду:

— Может, я и поступаю неправильно, может быть, пленники всех стран мира должны объединяться, но на том свете ты от меня схлопочешь по морде, и не только. Ты что, тут в какие-то свои игры играл, сукин ты сын? Вскочил мне на хребет и знай пришпоривал, сволочь-Будда не удостоил меня взглядом, задумчиво уставившись в пол возле своих ног. «Заткнись, Оуэн, — подумал я, — он все равно тебя не слышит, у него в башке дела поважнее. Его раскрыли, кем бы он ни был. Черт побери, его должны тут знать, то есть он уже давно водит меня за нос. То есть — он мной ворочал как хотел, аккуратно направляя именно туда, куда ему было нужно. Я почувствовал, как у меня застучало в висках».

— Я, кажется, к тебе обращаюсь! — рявкнул я.

Он на мгновение оторвал взгляд от узора на паркете и презрительно посмотрел на меня:

— Заткнись. Облажался, так заткнись.

Один из горилл вдруг захихикал. Второй глянул на коллегу и тоже рассмеялся, затем через плечо посмотрел назад, на дверь.

— У вас что, проблемы? — спросил он.

Вопрос прозвучал столь неожиданно, что это помогло мне остыть. Я вытаращил глаза, уставившись на гиганта. Тот подмигнул мне. Что за дебильный юмор?

— Шеф так мало платит, а? Может, попробуете нас перекупить? — Детина толкнул локтем коллегу. — Я больше зарабатывал, когда делал парики для змей…

— Сколько? — последовал заученный вопрос.

— Ни шиша…

Оба загоготали. Придурки. Увидев мою физиономию, они посмотрели на выражения лиц остальных и расхохотались еще громче.

— А я… — начал второй, но его тут же скрутило со смеху, и он смог продолжить лишь через несколько секунд: — Я зарабатываю здесь меньше, чем сценарист в порнофильмах! Ха-ха-ха…

— Гы-гы-гы!!!

Троглодиты смеялись до слез, показывая на нас пальцами. Дебилы. Чувство нереальности происходящего, постоянно ощущавшееся со времени перехода на ту сторону, перешло все возможные границы, я ощутил нарастающий приступ тошноты. Во рту стало кисло и неприятно, хуже чем с похмелья. Я решил, что, если от шуточек троглодитов я начну блевать, я сделаю все, чтобы перепачкать их с ног до головы. Впрочем, до этого не дошло — дверь открылась, и в ней появились три силуэта. Когда они вошли в помещение и я посмотрел на их лица, я начал искать подходящее слово, чтобы описать их выражение, — слова «торжествующее» было бы недостаточно. Они могли ничего не уже говорить. Даркшилд посмотрел сначала на Будду, потом окинул взглядом Кашля, меня и вернулся к Будде. Он столь откровенно переживал миг своего торжества, что я начал ему завидовать.

— Ну что, попался, Шелтон? — сказал Даркшилд. Вопрос был явно обращен к Будде. Мне стало интересно, что ответит Будда, но ответа не последовало. — Тебя подвел твой голос — наверняка ты не думал, что дашь мне шанс провести его анализ. — Полковник покачался на пятках. — Ты даже не возражаешь… — Он покачал головой и посмотрел на меня. — А ты, чертов хитрец, едва меня вокруг пальца не обвел!

— Не понимаю — это просто констатация факта или комплимент? — безразличным тоном сказал я. — Констатация ни к чему, поскольку у меня есть глаза, а комплимент — чересчур слабый. Не нужно большого искусства, чтобы обводить вокруг пальца недоразвитых…

Венди подпрыгнула, ее пальцы выпрямились, готовые нанести несколько