В следующей жизни…

Измайлова Кира

В следующей жизни…

— Глава первая

Знакомство

В конце июля Диагон-аллея была такой же, как и обычно: шумной, веселой и людной.

По правде говоря, мужчине, который медленно шел сейчас мимо лавок и магазинчиков, вовсе не хотелось находиться в этой шумной толчее, но он решил, что лучше заранее узнать самому, что теперь где расположено, чем завтра здесь проведет лишние пару часов его сын. Будь его воля, он купил бы все сам, но увы — без будущего владельца волшебную палочку не подберешь… А тридцать первое июля — традиционный день покупок для школы.

— Как он сдал… — слышался шепоток за спиной.

— А еще недавно-то выхаживал гоголем…

Он взглянул на свое отражение в ближайшей витрине: да, в самом деле, он очень сильно постарел после внезапной смерти жены, зеркало в холле и то вздыхало печально и ничего не говорило. Что творилось с сыном, лучше и не представлять: тот просто замкнулся в молчании, явно считая, что в случившемся есть и его вина. Глупости, но поди докажи это упрямому мальчишке, который и разговаривать-то не желает!

— Он сильно ее любил?

— Да кто разберет, но жили вроде ладно… А тут такое!

— Что? Что?

Слушать дальше не было смысла, слухи ходили самые разнообразные. Он встряхнул головой, резко развернулся и с такой силой столкнулся с какой-то дамой, выходившей из лавки мадам Малкин, что выронил трость. Сама дама чуть не упала, он едва успел подхватить ее под локоть.

— Боже мой, прошу покорнейше извинить, сударь! — произнесла она. — Я была так невнимательна, понимаете, пыталась запомнить, как сюда пройти…

— Что вы, сударыня, это я чрезмерно погрузился в свои мысли, — учтиво наклонил он голову. Все в даме… девушке даже, этак двадцати пяти, может быть, чуть больше, выдавало иностранку: и акцент, и своеобразная манера разговора, и одежда. Вместо традиционной мантии на ней было длинное, в талию, закрытое наглухо палевое платье, спереди тянулся длинный ряд мелких обтянутых тканью пуговок и никакой больше отделки. — Надеюсь, вы не ушиблись?

— Нисколько, — улыбнулась та, и он моргнул, настолько улыбка преобразила обычное, в общем-то, лицо.

Стопроцентное попадание. Лучшего и желать было нельзя!

— Сударь, не будете ли вы так любезны, раз уж я в вас так удачно врезалась, подсказать, как добраться до ближайшей книжной лавки? — спросила она с очаровательной непосредственностью. — Я брожу тут кругами уже, кажется, несколько часов, расспросила с полсотни человек, но найти это место не могу! Вот удивительно, я не плутала ни в Праге, ни в Венеции, а в таком небольшом, казалось бы, квартале не способна отыскать магазин… Кажется, будто дома тут перебегают с места на место, лишь бы сбить меня с толку! Вот мне дали ориентир: островерхая красная кровля, так ведь там оказался бар… Я уже решительно выбилась из сил!

Он немного подумал, глядя на девушку. Не то чтобы красивая, симпатичная, лицо сердечком, веселые глаза и приятная улыбка. Одета неброско, но далеко не дешево. Никакого макияжа, только губы, кажется, чуть поблескивают. Из украшений на виду только серьги тонкой работы, серебро и какой-то прозрачный камень в паре с авантюрином, вспыхивающие на солнце и бросающие золотитые блики на загорелое лицо. И вдобавок иностранка, так что вряд ли станет пялиться с фальшивым сочувствием.

«А почему бы и нет?» — подумал он, вслух же сказал:

— Сударыня, если вы позволите, я хотел бы пригласить вас на чашечку кофе вот в том скромном заведении, — он указал тростью. — Ну а потом я с удовольствием провожу вас до нужной лавки, мне тоже нужно заглянуть туда.

— Не стану возражать, — кивнула девушка с улыбкой. — Мои бедные ноги только рады будут передышке…

Есть контакт! Работаем!

Мужчина предложил ей руку и, только устроившись за столиком в кафе сообразил, какую бестактность допустил.

— Сударыня, простите, я был невежлив, — церемонно сказал он, снова встав, — даже не представившись вам. Люциус Малфой к вашим услугам.

— Антар Дьеллор, — та протянула руку.

— Какое необычное имя, — заметил Малфой. — Это от «Антарес»?

— Нет, что вы! — рассмеялась она. — Так кое-где в глуши до сих пор называют янтарь. По-вашему я звалась бы Амбер, но переводить имя — верх глупости, не находите?

Он молча кивнул.

— Ну а по дате рождения мой камень — авантюрин, видите, какой солнечный, — она коснулась серег. — По-моему, очень мне подходит!

— Согласен, — ответил Малфой, посматривая на него.

Девушка и сама оказалась какой-то на удивление солнечной: странного оттенка русые волосы, уложенные замысловатым узлом на затылке, на солнце отливали то бронзой, то золотом, светло-карие глаза с золотистой искрой порой казались янтарными, и даже аккуратные ногти на руках были покрыты прозрачным лаком с редкими золотистыми блестками.

— Чего изволите? — подлетела к ним официантка, с жадным любопытством наблюдающая за незнакомкой, явившейся с вдовым Малфоем.

— Кофе, покрепче, — ответил он.

— А мне с такой жары лучше сок. Яблочный или апельсиновый, какой найдется, — сказала девушка.

— Есть чудесный лимонад с мятой, только что со льда!

— Это прекрасно, — кивнула она. — Пускай будет лимонад. Вы не возражаете, мистер Малфой?

— Отчего я должен возражать?

— Вы пригласили меня на кофе, а теперь будете пить его в одиночестве, — серьезно сказала Дьеллор, но не сдержалась и прыснула. — Извините. Я не привыкла к английским манерам и чувству юмора, а у нас они как-то… попроще.

— А вы, если не секрет, какими судьбами в наших краях? — поинтересовался он.

Есть реперная точка. Можно развивать тему.

— По работе, сударь, — ответила она и снова улыбнулась. — Меня, знаете ли, после Дурмштранга носило по всей Европе. Я и в Германии бывала, и во Франции, но это неинтересно, так что я и в Венгрии поработала, и в Румынии, и в Сербии, вот, теперь в Англию прямиком из Албании… Там тоже не нашлось того, что я искала.

Малфой вопросительно приподнял бровь.

— Ну что ищут все женщины, сударь? Разумеется, секрет вечной молодости, — фыркнула Дьеллор.

— Это вам к Фламмелю, — невольно улыбнулся он.

— Вы о философском камне? — живо спросила она. — Ах, нет, это слишком скучно и технично, если вы понимаете, о чем я. Я знаю, есть более древние и куда более сокровенные секреты, вот их я и ищу… Денег на изыскания у меня довольно, семья поощряет такие прожекты, потому что, вы сами наверняка знаете, старое знание быстро исчезает, а это никуда не годится!

— Я, признаюсь, не припомню вашей фамилии, — осторожно произнес Люциус.

— Да вряд ли вы могли ее слышать, — вздохнула Антар. — Мы же не чистокровные. У нас каких только кровей не намешано: и венгры, и румыны, и болгары, и греки, кажется, даже финн затесался… или эскимос? Или монгол? Не помню, право. Были и маги, и простые люди, у нас к этому относятся спокойно.

— Откуда же вы родом?

— Издалека, — улыбнулась она. — Не спрашивайте. Могу сказать лишь, что это на северо-востоке Европы, но не там, где Дурмштранг. Мы вообще традиционно учимся в других местах, но мне нужен был именно Дурмштранг — там продвинутый курс зельеварения.

— Так вы… — Малфой нахмурился.

— Зельевар, да, — кивнула Антар, потягивая свой лимонад. — Не Мастер, но кое-что умею.

— Один мой знакомый — самый молодой Мастер Зелий в Британии, — зачем-то произнес Люциус.

— Я знаю, — спокойно ответила девушка, и он чуть не вылил на себя кофе.

— Откуда?..

— Я наконец вспомнила, где могла вас видеть, — ответила она. — В журнале о зельеварении, там была статья, мол, вы меценат, поддерживаете молодые таланты… и так далее. Только на фотографиях… колдографиях, то есть, никак не переучусь… вы выглядели намного моложе. У вас что-то случилось?

— Отчего вы так решили? — холодно спросил Люциус и глотнул остывшего кофе.

— Люди так не меняются за неполный год — а именно тогда я видела тот журнал, — если у них не приключилась беда. Тяжелая болезнь, например, или смерть кого-то из близких, — сказала Антар.

1

— Уже наслушались сплетен, мисс? — прошипел Малфой.

— Я не слушаю сплетен, — ответила она. — И не читаю бульварной прессы. Извините, если задела. У нас принято проявлять сочувствие, но англичане такие замкнутые, что я все время боюсь кого-нибудь оскорбить!

— Да что уж теперь… — с досадой произнес он. — Знает вся Британия. Чуть больше года назад умерла моя супруга.

Вторая реперная точка. Если он раскроется, то полдела сделано…

— Мои соболезнования, — искренне произнесла Антар. — Вы, должно быть, очень ее любили, раз так горюете.

— Дело не в том… — начал Люциус и вдруг сообразил, что открывает душу совершенно незнакомой девице. С другой стороны, кто-то когда-то рассказывал ему о маггловском понятии, «синдроме попутчика»: о самом сокровенном можно рассказать чужому человеку в поезде, тогда как близкие ни о чем и не догадаются. Видимо, это оно и есть… — Дело в том, как именно она умерла.

Девушка молчала, ожидая продолжения.

— У меня есть сын, — помолчав, сказал Малфой. — Единственный наследник. Я полагаю, вы понимаете, что это означает?

— Это опасно. Не приведи господи, с мальчиком что-то случится, тогда род прервется, — кивнула Дьеллор.

— Вот именно. Поэтому на Драко мы надышаться не могли… И вдруг выяснилось, что Нарцисса снова беременна… Мы были сами не свои от счастья! А потом она умерла… — Люциус прикрыл глаза. — Неожиданно. Меня не было дома, дел ведь по горло, она осталась одна… и ей стало плохо. Она успела еще позвать домовика, но те без приказа не могут вызвать колдомедиков, а Нарцисса уже потеряла сознание. Тот бросился за Драко, но поместье большое, пока сын добежал… Сами понимаете, мальчику было десять, и увидеть, как мать истекает кровью… Нельзя винить его за то, что он сперва бросился не к камину, а к ней.

— Так часто бывает, — вставила Антар. — Вместо того, чтобы срочно звать подмогу, пострадавшего начинают тормошить, пытаться привести в сознание и спрашивать, что с ним стряслось.

— Именно. А, как оказалось, минуты промедления оказались смерти… не просто подобны… — Малфой понял, что рука у него дрожит, и убрал ее подальше от чашки. — Спасти ее не успели.

— Внематочная беременность? — спросила Дьеллор.

— Все-таки почитываете прессу? — зло поинтересовался он.

— Нет, просто наслышана о таких случаях. Да и когда стажировалась в одной клинике, насмотрелась всякого. Бедная… неужели у вас не умеют диагностировать подобные вещи на ранних сроках?

Малфой бросил на нее такой взгляд, что девушка тут же добавила:

— Ну да, разумеется, традиции, семейный врач, который еще вас качал на коленях во младенчестве… Благородная дама, которая ни за что не даст осмотреть себя постороннему… А в результате страшная и нелепая смерть!

Первым побуждением Люциуса было запустить в нее непростительным или хотя бы сахарницей. Но ведь Дьеллор была права…

— Хуже всего пришлось Драко, — сказал он. — Я прибыл, когда все уже закончилось, а он… мать умерла буквально у него на руках, и я знаю, он винит себя в том, что промешкал. Одна надежда, ему в школу скоро, там он сумеет отвлечься…

— Не сможет, — ответила девушка и, поставив локти на столик, положила подбородок на сцепленные пальцы. Золотистые глаза пристально уставились на Малфоя. — Ему станет еще хуже. Там ему придется утверждаться. Искать свое место. Учиться. Заводить знакомства. А у него занозой сидит где-то в сердце чувство вины. Боюсь даже представить, что станет с его характером и с ним самим.

— Вы подозрительно много знаете о телесных и душевных недугах, мисс Дьеллор, — произнес Малфой. — Откуда?

— Я ведь сказала, что стажировалась в клинике. А там кого только не встречалось… Отделение для психических тоже имелось, — усмехнулась она и добавила: — Это была маггловская клиника для бедных.

Люциус поперхнулся остатками кофе.

— Однако интересную жизнь вы ведете, мисс Дьеллор, — выговорил он.

— Да, у нас считается, что нужно как следует повидать мир, — кивнула она серьезно. — И не с парадного входа, если можно так сказать, а с черного. Извините, я не всегда правильно строю метафоры на английском.

— Вы хотели сказать, с изнанки?

— Точно! И не только магический мир, но и маггловский. Очень, знаете ли, раскрепощает и расширяет мировоззрение, — улыбнулась Антар, и Люциусу вдруг показалось, что она старше, чем кажется.

— А ваши родные… тоже?

— Конечно. Одна бабушка была санитаркой, выносила раненых с поля боя во время Второй мировой… у вас это войной с Гриндевальдом называется, если не ошибаюсь, — задумчиво ответила девушка. — Вторая партизанила по лесам со снайперской винтовкой и, если не выдумывает, пару раз бросала гранаты под танки. Первый дед служил на подводной лодке, топил немецкие конвои, а другой сгинул в концлагере. Маме довелось поработать на заводе, отец был летчиком. Собственно, почему был? Он и теперь летчик, только уже в гражданской авиации, не военной…

Малфой потряс головой.

— И… вы хотите сказать, все они волшебники?

— Кроме той бабушки, которая снайпер, — спокойно сказала Дьеллор. — Та была обычным человеком. И насчет деда, который пропал, точно ничего сказать нельзя. А остальные — да, волшебники. — Она засмеялась. — Я понимаю, это у вас в голове не укладывается, но мы так живем который… год.

Отчего-то Люциусу показалось, что она хотела сказать «век».

Он задумался, и ему уже второй раз за сегодняшний день пришла странная мысль «А почему бы и нет?»

— Мисс Дьеллор, — произнес он, — вы крайне необычная особа.

— Я в курсе, — улыбнулась девушка. Она часто улыбалась, словно знала, насколько это ей идет. Впрочем, наверняка ведь знала!

— Уже вечереет, вы устали… Вы не согласитесь составить мне компанию завтра? Сыну нужно будет купить школьные принадлежности, а я заодно покажу вам все интересные и полезные лавки и объясню, как не заплутать здесь, — выдал он.

— Ну-у… Любите совмещать полезное с полезным? — сощурилась Антар.

— С приятным, вы хотели сказать?

— А что именно для вас приятно: собирать сына в школу или сопровождать иностранку?

— Тогда уж лучше сказать — приятное с приятным, — не остался в долгу Люциус.

— Сойдемся на этом, — кивнула Антар и встала, приняв протянутую руку. Официантку Малфой не ждал, тут просто запишут на его счет. — Только сегодня, уж пожалуйста, покажите, как дойти до этой проклятой гостиницы, как бишь ее?..

— «Дырявого котла»?

— Точно. А оттуда я уж отправлюсь в отель.

— Что вы имеете в виду?

— Я живу в обычном Лондоне, — пояснила она. — Не в этой же жуткой дыре ночевать! А там за те же деньги предлагают вполне приличные апартаменты.

— Вот как… — только и выговорил Малфой. — Что ж, идемте, я вас провожу… Кстати, а почему вы не аппарируете прямо отсюда?

— Потому что люди нервно относятся к возникающим из воздуха незнакомкам. А если аппарировать сразу в номер, портье непременно удивится, как это я попала туда, не взяв ключа, — терпеливо пояснила Дьеллор, беря его под руку.

— Ясно… Вот «Котел», мисс Дьеллор.

— Спасибо, сударь, вы меня несказанно выручили, — улыбнулась она. — Завтра?..

— Здесь же, чтобы вы не заплутали, в десять утра? Не слишком рано?

— Ну что вы.

— В таком случае, удачного пути и доброй ночи, — Малфой откланялся.

Девушка пристально посмотрела ему вслед. Показалось ей, или в тусклых серых глазах загорелась какая-то искра? Даже если так, с ним одним нет смысла возиться, его-то проще расшевелить. Нужно еще посмотреть на мальчика, а там, судя по всему, работа предстоит немалая… А до школы всего месяц.

«Успею», — сказала себе Антар Дьеллор, поправила прическу и, убедившись, что ее никто не видит, аппарировала невесть куда.

— Глава вторая

Новое знакомство

— Драко, ты готов? — спросил Люциус сына.

— Да, папа, — ответил тот бесцветным голосом. Он и сам сделался каким-то бесцветным за прошедший год, ничего не хотел, ничего не делал, ничем не интересовался…

2

— Тогда идем. Ах да! Забыл предупредить: с нами будет дама.

— Что еще за дама? — вышел из оцепенения Драко.

— Иностранка, которая абсолютно не ориентируется на Диагон-аллее, и которой я обещал показать, что где находится. Будь с нею полюбезнее.

— Хорошо, папа, — пожал тот плечами, явно решив, что это очередная отцовская пассия.

О том, что Люциус периодически погуливает, не знали только младенцы, но это воспринималось совершенно нормально: жена женой, но… А уж теперь, когда он вдовец, а срок траура истек, тем более придраться не к чему. Драко тоже знал, поскольку как-то застукал отца, договаривающимся о встрече с какой-то прелестницей по каминной сети, выслушал краткую вводную лекцию и забыл об этом. Семья — это святое, сказал тогда Люциус, а эти девицы… ну, ты же не забудешь свою любимую лошадь, которую сам вырастил, даже если разок прокатишься на какой-нибудь другой разнообразия и забавы ради?

Вот мачехи бы Драко не потерпел, но Люциус и не торопился выбирать новую жену, хотя осаждали его со всех сторон. Как же, такая партия! Пускай и Пожиратель смерти, но фамилия! Состояние!.. Драко знал, что отец сам все это прекрасно понимает, и с советами не лез. Этого еще не хватало…

Ехать в школу он не желал. Он примерно представлял, что там будет, и это заранее доводило его до злых слез. Уединиться негде, ведь кровать за пологом в общей спальне — это не своя комната, в которую даже отец не входит без стука, и где можно плакать, пока хватит сил. Общий же стол. Вражда факультетов, шуточки старшекурсников… Прелесть, а не школа!

— Прибыли, — сказал отец. — Доброе утро, мисс Дьеллор, вы на редкость пунктуальны!

— Доброе утро, мистеры Малфои, — весело ответила та. — Это вы пунктуальны, а я просто всегда прихожу раньше, причем не нарочно.

— Познакомьтесь: это мой сын Драко. Мисс Антар Дьеллор.

— Рад знакомству, — выговорил мальчик, едва дотронувшись до теплых пальцев.

— И я рада. Ну так что, мистер Малфой, откуда начнем нашу одиссею? И почему еще никто не додумался продавать для туристов карты этой вашей Диагон-аллеи?

— По списку у нас первыми мантии, так что идем к мадам Малкин, — не стал реагировать Люциус. — Тем более, там вы уже были…

Драко исподтишка поглядел на иностранку. Она была совсем не похожа на тех кокоток, с которыми, бывало, проводил время отец. На чопорных дам и девиц из высшего света она тоже не походила: не жеманилась, не кокетничала, не закатывала глупо глаза, смеялась не с повизгиванием, как все они, а нормальным веселым смехом. И что-то в ней казалось странным. Нет, не одежда, мало ли, кто и почему предпочитает платья вместо мантий… мама дома тоже носила платья (тут он стиснул зубы, чтобы не думать об этом), что-то иное. Какая-то до странного знакомая повадка…

Мальчик, шедший позади взрослых (Люциус предложил девушке руку), присмотрелся и сообразил: она движется не так, как другие дамы. Может идти очень быстро, потом вдруг остановиться на мгновение и стоять так, оглядываясь, а потом, как ни в чем не бывало, двигаться дальше. Паузы такие крохотные, что Люциус точно не обращал на них внимания, но Драко сзади хорошо видно было, как иностранка вдруг замирает на полушаге.

Та вдруг оглянулась через плечо и подмигнула ему: чуть раскосые глаза в утреннем солнце сверкнули янтарем. Он отстал еще немного. Спасибо и на том, что не кинулась тормошить или там гладить по голове, с приличиями знакома… А то с этих континенталов станется!

— Итак, вот заведение мадам Малкин, — страдальческим тоном произнес Люциус.

— Ага, два поворота налево, мимо забора… — старательно рисовала план девушка. — Прекрасно! Идемте, господа?

— Ах ты… — спохватился Малфой-старший. — Я совершенно забыл о том, что мне нужно в «Гринготтс» по делу. Драко, ты, я надеюсь, сумеешь сам заказать мантии?

— Конечно, папа, — уныло ответил тот.

— Мисс Дьеллор?

— Мне тоже нужно кое-что заказать, — кивнула она, — вчера мы поговорили с мадам… а, вам это не интересно! Нам потом подойти к банку? Его хотя бы видно отовсюду, я не заблужусь!

— Ну зачем же… — проговорил Люциус, пребывая в раздумьях. — Драко!

— Да, папа?

— Я не знаю, сколько времени у меня займет беседа с гоблинами. Ты сможешь показать мисс Дьеллор Диагон-аллею? Хотя бы те лавки, где тебе нужно купить что-то к школе? Я вас нагоню, как управлюсь.

— Конечно, папа… — повторил тот безо всякого энтузиазма.

— Мисс Дьеллор, я приношу искренние извинения, но… — Люциус развел руками. Судя по искоркам в глазах девушки, она легко разгадала его маленькую хитрость.

— Ну что вы, я думаю, ваш сын покажет и расскажет мне массу интересного, — улыбнулась она. — Дети видят иначе, нежели взрослые, не так ли?

Драко снова покосился на нее. Да что ж такое, почему ему так знаком этот поворот головы?..

— Тогда удачи!

Он быстро удалился, а Антар посмотрела на мальчика.

Третья реперная точка. Тут остается только полагаться на удачу, мальчик почти совсем угас.

— Идемте, мистер Малфой? Я понимаю, что вы не в восторге от навязанной вам чужой дамы, но если у вашего отца неотложные дела… — Она чуть развела руками. — Давайте просто быстро сделаем это, и все.

— Хорошо, мисс Дьеллор, — сказал он и не без труда открыл тяжелую дверь, — прошу.

— Мадам Малкин! — тут же раздался щебет девушки. — Доброе утро! Вижу, вы уже завалены работой!

— С добрым утром! Конечно, сегодня такой день… — ответила та. — О, молодой человек! Должно быть, впервые в школу?

Драко молча кивнул.

— Становитесь на табуреточку, сейчас мы вам все подберем… Мисс Дьеллор, так на чем же вы остановились?

— Ах, мадам Малкин, все-таки мантии — категорически не моё. Поэтому я попрошу пару таких же платьев, как на мне сейчас… вот выкройки, — она достала из кармана толстый журнал, коснулась его палочкой, увеличивая. — Ну и, разумеется, пальто на зиму, тут все отмечено…

— А цвета, цвета?

— Беж, палевый, терракота, глядите сами, какой я масти, — улыбнулась она. — Не возражаю против кирпично-красного и даже черного.

— Вам, кстати, пойдет и синий, — вставила помощница, живо обмеряя Драко. — Только нужно очень точно подобрать оттенок, чтобы он вас не бледнил. С такими волосами…

— …и зеленый будет прекрасно смотреться, давайте поглядим образцы!

Дамы зарылись в каталог с обрезками тканей, начисто забыв о Драко. Его это, впрочем, вполне устраивало. «Тряпочные» разговоры, как называл их отец, он ненавидел и подозревал, что тот сбежал, только чтобы не участвовать в этой вакханалии.

Снова брякнул колокольчик, и вошел невысокий черноволосый мальчик в очках.

— Тоже в школу? — подняла глаза мадам Малкин. — Иди сюда, дорогой, сейчас все сделаем…

Тот неуклюже взобрался на табуретку и покосился на Драко.

— Привет, — сказал тот, чтобы не молчать совсем уж откровенно.

— Привет… — отозвался очкарик.

— Первый раз едешь в Хогвартс? — попытался поддержать светскую беседу Драко, чтобы просто вспомнить, как это делается.

Очкарик покивал.

— А как тебя зовут?

— Гарри… Гарри Поттер.

Сперва Малфой-младший удивился. Потом удивился еще сильнее, заметив, как напряглась спина мисс Дьеллор.

— Давайте проверим мерки, — быстро сказала она. — Боюсь, я немного поправилась за лето…

— Что вы, милочка, — заквохтала мадам Малкин, — такой фигурой можно только гордиться!

— Ах, вы мне льстите! — ледяным тоном произнесла та. Ее табуреточка оказалась аккурат между Драко и Гарри, которые продолжали переговариваться.

— Ты на какой факультет хочешь? — спросил Малфой.

— И ничуть вы не поправились, дорогая, — вклинилась мадам Малкин.

— Неужто? А мне казалось…

— Все равно. Лишь бы не на Слизерин, — насупился Поттер. — Говорят, оттуда одни темные маги выходят…

Драко мгновенно ощетинился и хотел было сказать что-нибудь язвительное, как вдруг встряла мисс Дьеллор.

— Малыш, — обратилась она к Гарри, — извини, что влезаю без спроса в ваш разговор, но ты пал жертвой предрассудков. Посуди сам, я окончила Дурмштранг, а там, если верить слухам, ведьма на ведьме сидит и темным магом погоняет! Похожа я на злую ведьму?

3

Тот пристыженно помотал головой. Солнце било в окна, и хитро уложенные косы девушки сияли золотой короной.

— Ну вот видишь, — улыбнулась та. — Готово, мадам Малкин?

— Разумеется!

— Ну и скорость же у вас!

— Так иначе не получается, наплыв заказов страшный, все волшебные иглы работают на износ…

Драко спрыгнул с табуретки и галантно подал руку своей спутнице. Та улыбнулась, подобрала подол, показав легкие туфельки и соступила вниз.

— Спасибо, дорогой, — сказала она, и мальчик вздрогнул. — Что такое? Ах, простите…

Неожиданно девушка присела на табурет, так что лица их с Драко оказались на одном уровне, и очень серьезно сказала:

— Не обижайтесь, пожалуйста. У нас принято немного иное обращение, а поскольку вы еще ребенок, то и сорвалось невольно…

— Ничего, — выдохнул Драко. — И… Мисс Дьеллор, если уж на то пошло, отчего бы вам не называть меня по имени, раз я ребенок? А то «мистеры Малфои» — это, знаете, чересчур!

— Договорились, — улыбнулась она и протянула ему руку. — И правда, я не сообразила, как это забавно звучит… О господи!

Драко опомниться не успел, как девушка схватила его в охапку, отбросила себе за спину так, что он едва не сшиб с табуретки Гарри и не растянулся на полу, и замерла с палочкой в руке в определенно боевой стойке.

— Кто это? — спросила она.

— Это за мной! — радостно сказал Поттер. — Это Хагрид, лесничий, он меня за покупками провожает!

— Предупреждать нужно, — процедила Антар, и палочка исчезла в складках юбки. — Встреть я такое чудище в албанских лесах, сперва оглушила бы, а потом разбиралась, кто это, однако здесь все же приличное заведение, лешего не впустят, я надеюсь… Драко, я вас не ушибла?

— Нет, что вы, мисс, — помотал тот головой, хотя от такого броска у него захватило дух. Девушка и так-то выглядела хоть и стройной, но крепкой, а сила у нее оказалась немалой.

Хагрид неловко бормотал извинения за то, что напугал, но Антар повернулась к нему спиной.

— Драко, давайте расплатимся и идем дальше, время не ждет, — сказала она. — Мадам Малкин?

— Вот ваш пакет, а вот — молодого человека, — проворковала та, сгребая галлеоны. — Не перепутайте, хи-хи…

— Да, полагаю, юному мистеру Малфою мое новое платье цвета электрик будет чуточку великовато, — фыркнула Антар.

Тот обиделся было, потом представил себя в таком виде и невольно улыбнулся уголком рта.

Есть! Он еще не совсем разучился улыбаться, не растягивать губы, а искренне, от души улыбаться и смеяться. Значит, это еще можно исправить. Он не станет прежним, но и тенью не будет тоже…

— Идемте, Драко, — предложила она. — Что у нас на очереди?

— Книжный магазин, — сказал он. — Мисс, может быть, мне понести ваш пакет? Кажется, он довольно тяжел.

— Ерунда, — весело сказала Антар, открывая сумочку. — Как известно, в дамской сумочке можно потерять носорога, а при желании — и парочку слонов… Давайте и ваш пакет, неудобно ведь носить в руках! Главное, потом и впрямь не перепутать.

— Чары расширения пространства? — сообразил Драко. — Но вес…

— И чары облегчения тоже, — улыбнулась она. — Люблю путешествовать налегке, как Мэри Поппинс, с одним зонтиком и саквояжем, в котором, как известно, помещалась даже раскладушка…

— Кто? — покосился на нее мальчик и всю дорогу до книжного магазина слушал пересказ истории о какой-то волшебнице, служившей няней у четверых детей с Вишневой улицы. — А почему о ней никто ничего не знает?

— Потому что, Драко, это маггловская сказка, — озорно улыбнулась Антар.

— Но она точно волшебница! — воскликнул он. — Этот ее саквояж… Ну действительно ведь чары расширения пространства… и трансфигурация там была! И зелья наверняка! Ну, та бутылка, из которой она давала всем по ложке…

— Возможно, автор кое-что знал об этом мире, — пожала плечами девушка, входя в магазин. — О, вот это рай! Драко, вы идите за учебниками, а я поищу то, что нужно мне.

Она поспрашивала кое о чем продавца, выбрала несколько томов, потом перешла к стеллажу с подержанными книгами и принялась перебирать их.

Драко терпеливо ждал поодаль, нагруженный своими учебниками.

— Хватит, иначе я никогда отсюда не уйду, — решительно сказала Антар, сгрузив на прилавок еще несколько томов и отсчитав порядочную сумму.

— А что это за языки, мисс? — спросил Драко, сумевший разобрать только французский. — Сплошь незнакомые… и книги старые такие.

— А какой интерес читать то, что всем известно? — хмыкнула она. — Есть у меня слабость: перебирать всякий хлам. Иногда в такой вот букинистике можно отыскать подлинные жемчужины.

— То есть вы знаете все эти языки?

— Нет. Но у меня есть словари, справочники и масса знакомых специалистов по любой тематике. Разбираюсь на досуге. Ой, а тут что?

— Сюда нам тоже нужно, — спохватился Драко. — За палочкой.

Честно говоря, он предпочел бы выбирать ее вместе с отцом, но тот, кажется, решил исчезнуть окончательно.

— «Изготовители палочек»… с какого-какого года до нашей эры? — засмеялась Антар, прочитав вывеску.

— А что здесь смешного, мисс?

— Тогда пользовались посохами. Или вообще ничем не пользовались.

— Может, это обобщение, — буркнул Драко.

— Обобщать нужно умеючи, — парировала девушка, входя в пыльную лавку.

Выбор палочки для него надолго не затянулся, она быстро порхнула в руку, а мастер Олливандер уставился на мисс Дьеллор. Та уставилась на него, а Драко вдруг показалось, будто это не пылинки пляшут в луче света, а золотые искры.

— Не могу припомнить ни вас, ни вашу палочку, мисс, — сказал, наконец, мастер.

— Ничего удивительного, я ведь не англичанка и покупала ее не здесь, — улыбнулась та. — Желаете взглянуть?

— Был бы весьма польщен!

Та вынула палочку, довольно длинную, с витой рукоятью. И это, сообразил вдруг Драко, была не та, которую она выхватила в лавке мадам Малкин! Та была темного дерева, точно, а эта — светлая! Знание это он, однако, предпочел оставить при себе.

— Хорошая работа… — пробормотал Олливандер, чуть не водя по ней носом. — Незнакомая, правда.

— Один из учеников Грегоровича делал, — подсказала девушка.

— То-то чувствуется знакомая манера! Но что за дерево…

— Сибирский кедр, — помогла Антар. — Сердцевина — шерсть с загривка арыси.

— Это же мифическое животное! — уставился на нее старик.

— Единороги — тоже мифические животные, — напомнила она с лукавой улыбкой и неуловимым движением спрятала палочку. — Благодарим, мастер. Идемте, Драко?

Он шел чуть позади иностранки и размышлял: впервые за долгие месяцы в нем пробудилось любопытство. Откуда взялась эта девушка? Что ей нужно? Она с таким искренне детским восторгом смотрит по сторонам и тщательно записывает, на каком повороте будет кондитерская, а куда надо идти, чтобы попасть в лавку ингредиентов…

Драко спохватился и притормозил. От одной мысли о том, что ему придется туда войти, к горлу подкатила тошнота.

— Нам туда, мисс, — сказал он сдавленно.

— Да, я чувствую этот ни с чем не сравнимый аромат свежевыпотрошенных рогатых жаб… уже с полквартала как чувствую, — потянула она носом, оглянулась и нахмурилась. — Драко? Что с вами? Нехорошо?

— Со мной все в порядке, мисс Дьеллор, — сквозь зубы выговорил он. — Пойдемте.

— Нет уж, идите сюда… — Антар отвела его в сторонку, привстала на колено (была у нее такая странная манера), внимательно вгляделась ему в лицо. — Вы же зеленее этих самых жаб! Сейчас…

Порывшись в своей бездонной сумке, она выудила бутылочку с водой («Маггловская!» — поразился Драко), какие-то флакончики, маленький пластиковый стаканчик и принялась отсчитывать капли.

— А ну, залпом! — сунула она ему неведомое зелье под нос. Сильно пахло мятой и анисом.

«А вдруг отравит? — подумал он, а потом решил: — Туда мне и дорога.»

— Побудьте лучше тут, — сказала Антар, поднимаясь. — Я сама куплю все, что нужно. Где там ваш список?

4

— Я не…

— Вы стоите на месте, ждете меня и глубоко дышите относительно свежим воздухом, — сказала она, сощурившись. Глаза сверкнули нехорошим янтарным огнем. — Я быстро.

Вернулась девушка действительно очень скоро, отфыркиваясь и хватая ртом воздух.

— Ужас какой, — сказала она. — Они нарочно, что ли, такую вонь разводят, чтобы покупатели не заблудились? Теперь точно буду знать, что искать эту лавку надо по запаху! Драко, вы в норме?

— Да, спасибо, мисс, — пасмурно ответил он, подумав о том, каково ему будет на зельеварении, где всю эту мерзость придется не просто обонять издали, а еще и брать в руки.

— Ничего… — неожиданно ласково произнесла Антар, осторожно приобняв его за плечи. — Все пройдет. Я сперва падала в обморок, потом привыкла.

— Так вы девушка…

— Другие-то девушки не падали!

О радикальном методе лечения от брезгливости она предпочла умолчать. Разделывать голыми руками кишащее личинками подгнившее мясо… одна мысль об этом, пожалуй, могла уложить Драко в глубокий обморок.

Мальчик идет на контакт, просто не надо на него давить. Он от природы любопытен, и это заметно даже теперь, он лишь замкнулся в скорлупе из боли, страха и мнимой вины. Ничего страшного, рано или поздно птенец должен вылупиться. Но мне-то нужно — рано!

— Ну и где ваш отец? — спросила она. — Неужели беседа с гоблинами — такое… м-м-м… словом, это отнимает столько времени?

— Они страшные крючкотворы, мисс, — ответил Драко. — А разве вы с ними не сталкивались?

— Только меняла деньги на ваши, там все было быстро. Вот что, идемте к банку, может, он еще там… О, Драко, а тут что?

— Тут продают волшебных животных. Почтовых сов, книззлов и прочих… Вам не нужен фамилиар, мисс?

— Нет, у меня есть кошка, правда, самая обычная, — ответила Антар. — Черная как уголь, все как положено. Но у нее есть страшная тайна…

— Какая? — взглянул на нее Драко с давно позабытым любопытством.

Девушка поманила его поближе, снова опустилась на одно колено и шепотом сказала на ухо:

— У нее на брюшке три белых волоска. Ужасно для ведьминой кошки, не правда ли?

— Да уж… — не сдержал смешка Драко, представив кошачью трагедию.

— А вам-то не нужно животное?

— Нет, у нас свои совы, — мотнул он головой.

— Тогда идемте, — Антар как бы машинально протянула руку, а мальчик так же машинально за нее взялся.

Это было странное ощущение — мягкая, но в то же время (это чувствовалось) сильная ладонь, а ногти — очень острые, он мог почувствовать это, когда девушка придерживала его, пропуская повозку или большую группу людей. Они не ранили, но все же…

— А вот и мистер Малфой, — сказала она, когда Драко еще даже не увидел отца. Впрочем, он был намного ниже ростом. — Как и все мужчины, ненавидит ходить за покупками, я сразу это поняла! Впрочем, Драко, вы стали для меня прекрасным провожатым, надеюсь, я теперь не стану так плутать.

— Вы… мисс Дьеллор… Благодарю, что составили мне компанию в таком скучном деле, как покупка школьных принадлежностей, — выдал он наконец.

— Это было довольно весело, — серьезно ответила она. — Мистер Малфой, однако и деловой же вы человек!

— Простите великодушно, — произнес он. — Я надеялся нагнать вас хотя бы у Олливандера, но застрял… Хм! А отчего, Драко, ты не обвешан пакетами, котлами и не держишь наперевес строго запрещенную первокурсникам гоночную метлу?

— Метлу?! — непередаваемым тоном спросила Антар и рассмеялась.

— Да, а что? — оба Малфоя с недоумением посмотрели на нее.

— Извините, а гоночные ступы с реактивным двигателем в Британии не в ходу? — весело спросила она. — Ах да, вы не знаете, что такое реактивный двигатель…

— Что-то маггловское?

— Совершенно верно.

Люциус предпочел не развивать тему.

— Так, Драко, я, кажется, спросил о покупках?

— Они у мисс Дьеллор, — буркнул тот.

— И тебе не совестно обременять хрупкую девушку своим… мисс Дьеллор, что смешного я сказал?

Антар выдохнула, утерла слезы и сказала:

— Во-первых, мистер Малфой, насколько я хрупка, может рассказать ваш сын, он это на себе испытал. Во-вторых, мне не сложно убрать школьную ерунду в сумочку. А в-третьих, не зайти ли нам вот в то соблазнительно выглядящее заведение? Жарко, а там, может быть, есть лимонад…

— Вы правы, мисс Дьеллор, — кивнул Люциус, несколько озадачившись первым пунктом. — Идемте. Тем более, Драко с вечера ничего…

— Папа! — воскликнул тот, вспыхнув.

— Тогда тем более идемте, — сказала Антар.

Да, случай более запущенный, чем показалось вначале. Какая сложная балансировка: один неверный шаг влево, шаг вправо, — и ты окажешься в пропасти… Вернее, не ты. Только от этого не легче.

За столом Люциус внимательно наблюдал за девушкой, которая не менее пристально наблюдала за Драко. Тот в меню вообще не смотрел, вернее, смотрел, но не читал.

Значит, сын уже позволил называть себя по имени и даже взять за руку. Они обошли всю Диагон-аллею и, кажется, Драко даже ни разу не показал норова… хотя какой у него сейчас норов!

Признаться, было страшно отпускать сына с незнакомой девицей, но все же вокруг полно народу, да и соглядатая за ними Люциус пустил. Не было ничего подозрительного, наоборот, на полпути Драко как-то оттаял, начал спорить и задавать вопросы… Упускать шанса Люциус не собирался, иностранка там это или нет! Если кто-то может вывести его из этого состояния уныния, пусть это будет хоть оборванный дервиш!

— Драко, глядите, — шепнула Антар, и мальчик, уныло ковыряющийся в греческом салате, поднял глаза. Крохотный помидорчик-черри, ловко придавленный вилкой, перелетел из ее тарелки в его.

— Это же… — оторопело сказал он.

— Знаю, неприлично, но ужасно весело, — тем же шепотом сказала она. — Спорим?

— На что?

— Если сможете сделать так же и вернуть мне помидорчик, я вам подарю строго запрещенную гоночную метлу.

— А если нет? — чуть заинтересовался Драко.

— Доедите салат. Весь.

— Ну… идет, — мальчик с тоской покосился на неубывающую зелень в тарелке и нацелился. — Ой…

Куда улетел помидорчик, сказать было нетрудно: Люциус с большим интересом разглядывал пятно на груди выходной мантии. Драко на всякий случай схватился за вилку и принялся сражаться с несчастным салатом.

— Это в Европе нынче так принято вести себя за столом? — спросил Малфой-старший вполголоса.

— Нет, это у нас дома такие шуточки в ходу, — ответила Дьеллор. — Извините. Давайте, я очищу?

— Спасибо, я лучше сам… Официант, будьте любезны!

Тут он почувствовал руку на своем колене и, оторопев, поднял глаза на девушку. Та указала взглядом на Драко, мужественно одолевшего больше половины порции, и едва заметно покачала головой.

Он кивнул, а в руку ему скользнула написанная карандашом на салфетке записка: «Не мучайте его, тем более прилюдно. Этого ему пока вполне хватит. А ваши английские отбивные даже голодный оборотень не одолеет, не то что маленький мальчик! Ну а вы — потерпите до дома.»

Люциус снова кивнул, а Антар улыбнулась.

— Я предлагаю сразу перейти к десерту, — сказал он. — Мороженое? Чай?

Драко выдохнул с таким облегчением, что стало ясно: девушка права.

— Лимонный шербет, да и все, пожалуй, — произнесла она. — Ах нет, еще лимонад!

— Папа, можно мне тоже лимонад? — спросил Драко, честно расправившийся с салатом.

— Конечно. Ну и я не стану отставать от вас…

В руке у Люциуса оказалась очередная записка.

«Мне нужно серьезно поговорить с вами. Без мальчика.»

Он поймал сердитый взгляд Антар и в очередной раз кивнул.

— Так, давайте делить добычу, — сказала она, когда с лимонадом было покончено, и взяла сумочку. — Это ваше… ваше… это… гм, нет, это мое. Вот ваши учебники, Драко, котлы… — на колени Люциусу свалилась громыхающая груда, в нее полетели ингредиенты. — Ничего не забыла?

— Вроде бы нет, — подумав, ответил мальчик. — Спасибо, мисс Дьеллор. Бродить, как какие-нибудь Уизли, с охапкой котлов… это было бы крайне неудобно!

5

— А кто такие Уизли? — удивилась она.

— Потом узнаете, это несущественно, — вклинился Люциус. — Мисс Дьеллор, не окажете ли вы любезность отобедать с нами в Малфой-мэноре, скажем, завтра? Ваша помощь неоценима, не знаю, что бы я и делал, если бы не вы.

— С удовольствием, — ответила она. — А… там еще кто-то будет? Я имею в виду, нужно являться при параде, или…

— Ваш нынешний наряд более чем уместен, — сказал тот. — Гостей больше не ожидается, мы с сыном вдвоем и всё. Итак? В три часа вам удобно?

— Вполне, я же совершенно свободна, — улыбнулась Антар. — Только как я к вам попаду? Я понятия не имею, где находится Малфой-мэнор! А от каминов — увольте, я потом на трубочиста похожа…

— Мой домовик заберет вас от «Дырявого котла» без четверти три, не возражаете?

— Хорошо, — девушка поправила прическу, и та снова вспыхнула золотом в случайном солнечном луче, проникшем в окно. — Мистер Малфой, Драко сейчас уткнется носом в скатерть и уснет. Думаю, вам лучше забрать его домой, он явно устал.

— Да… — угрюмо произнес тот и добавил едва слышно. — В два, мисс Дьеллор. Хватит нам времени на разговор?

— Вполне.

И, церемонно попрощавшись, они разошлись.

А это первый перелом. От того, как пройдет разговор, зависит очень многое. С одной стороны, старший упрям до крайности, да еще эти его чистокровные штучки… С другой — сына он любит, хотя толком и не показывает этого, похоже, просто не умеет. Как бы свести это воедино… Впрочем… Знаю!

— Глава третья

Немного об альтернативной кулинарии

— Так о чем вы желали мне поведать, мисс Дьеллор? — сухо спросил Люциус, встретив гостью. Сегодня на ней было легкое бежевое платье с золотистой отделкой, простое с виду, но очень нарядное.

— Я? Ни о чем, сударь, — ответила она. — Это я хотела спросить: не желаете ли вы рассказать мне что-то, касающееся вашего сына?

— А с какой стати, мисс? — напрягся он.

— С такой, мистер Малфой, что мальчика выворачивает наизнанку от малейшего неприятного запаха, — спокойно сказала Антар. — Он не смог зайти в лавку, где продают ингредиенты для зелий. Каюсь, я сама едва прочихалась, но здоровому мальчишке это было бы нипочем! За столом… Думаю, вы лучше моего знаете, как он ведет себя за столом, не так ли?

— К чему вы клоните? — Люциус начал злиться.

— К тому, что вы уже почти уморили ребенка, — без обиняков ответила девушка. — Стойте! Не перебивайте, я расскажу вам, как это бывает… Сперва мальчик от горя после смерти матери не может есть, такое случается. Потом… чем больше времени проходит, тем меньше он хочет есть, и если ему удается что-то проглотить, то не иначе как чудом. Он сам себя морит голодом, а вы, отец, между прочим, на это даже внимания не обращаете!

— Но Драко ведет себя как обычно… — смущенно пробормотал он.

— Да, только вы поинтересуйтесь у ваших домовиков, что он делает, выйдя из-за стола! — фыркнула Антар и чуть ли не взъерошилась. — Эта ваша чудовищная кухня…

— Ну уж позвольте!

— Не позволю! — Янтарные глаза полыхнули совсем рядом, и Люциус невольно отшатнулся. — Вы хоть представьте, каково ему будет в Хогвартсе! Я уже наслышана о тамошней стряпне, и… У мальчика и без того больной желудок, а в школе с ним носиться не будут!

— И что вы предлагаете? — уже тише спросил он.

— У вас еще месяц, — сказала она. — Целый месяц на то, чтобы исправить это. Начинайте прямо сегодня, мистер Малфой, очень вам советую!

— Но…

— Я вам скажу, как, — негромко произнесла Антар. — Я не специалист, за этим пожалуйте в Мунго, но мне понравился Драко, и я не могу пройти мимо. Впрочем, в вашей воле, сударь, немедленно отказать мне от дома. Так у вас говорят?

— Говорили. Лет сто назад, — серьезно ответил Люциус и предложил ей руку. — Идемте, мисс Дьеллор. Изложите мне ваши идеи, очень вас прошу. И еще… он очень плохо спит, — выдал он, решив, что скрывать уже нечего. — Прежде Драко приходил ко мне, потом перестал, а теперь, как говорят домовики, бывает, не засыпает до рассвета…

— И вы тянете с этим?!

— Но ведь выйдет, что я за ним слежу!

— Мистер Малфой, вы идиот, — сообщила девушка, зарываясь в сумку. — Вот, вот и вот. По десять капель перед сном. Не поможет, скажите мне, я подумаю, что еще можно предпринять, не на лекарства же его сажать…

— Маггловские настойки?! — рассмотрел флакончики Малфой. — Ну, знаете!..

— И что? У меня нет свежего сырья и хорошей лаборатории под рукой, — спокойно сказала Дьеллор. — Впрочем, у вас есть свой зельевар, пусть он сварит мальчику что-нибудь для спокойного сна… А я уж по-простому: пустырник, мята, валериана, шалфей, и уж будьте уверены, отключит его моментально, как пить дать!

— Хорошо… — Люциус взял флакончики. Делиться своими проблемами даже и со Снейпом он не хотел. — Благодарю.

— Пока не за что, — произнесла Антар. — Пока не за что…

…За стол Драко садился с видом мученика. Если опять будет картофельный суп, то лучше сразу сказаться больным, потому что даже вид блесток жира на говяжьем бульоне заставлял горло сжиматься в мучительном спазме. Ради гостьи он мог многое стерпеть, но потом стало бы еще хуже.

Перед ним оказалась всего лишь небольшая пиала. Нежирный куриный бульон и гренки, хвала всем богам! Кажется, гостье подали то же самое, но Драко не обратил особого внимания. На второе было легкое рыбное суфле, и в кои-то веки он отобедал с аппетитом.

Люциус поглядывал на сына с тревогой, знал уже за ним манеру выбегать из-за стола, зажав рот, но сегодня ничего такого не случилось, мальчик даже попросил добавки, а этого не бывало вообще никогда.

«Я же говорила», — читалось в глазах цвета меда. Антар улыбалась уголками губ, приканчивая свою порцию, и что-то в ее жестах казалось до боли знакомым…

— Мистер Малфой, а у вас домовики готовят? — спросила вдруг она, облизнув губы — мелькнул розовый язычок.

— Разумеется, — недоуменно ответил он.

— Хотите, я научу их стряпать один забавный суп… его мало где едят, но обычно он всем нравится, — серьезно произнесла девушка. — У вас тут щавель растет?

— Да, кажется, — обескураженно ответил Люциус.

— Прекрасно! Я бы научила еще и другому рецепту, но иностранцы обычно с ужасом спрашивают «зачем вы варите салат?», — засмеялась она. — А как мне им рассказать и показать? Вы их позовете?

— Конечно… Минни, эта госпожа хочет вам кое-что объяснить, проводи ее на кухню!

— Да, господин! — кивнула домовуха и уставилась на девушку. — Госпожа, прошу вас…

— Идем, идем, — вскочила та. — О, мистер Малфой, чудный обед! Хотя, думаю, благодарить нужно не вас, а эту вот крошку?

Люциус молча выдохнул, когда золотистый вихрь унесся прочь.

— Как ты? — спросил он сына.

— А? — не сразу понял вопрос Драко. — Все хорошо, папа.

— Ты говоришь так каждый день, — произнес тот. — Но я же вижу…

«А раз видишь, почему не зашел к нему в спальню, не посидел, дожидаясь, пока он уснет? — спросил внутренний голос с интонациями Антар Дьеллор. — Отчего ты вообще никогда его не приласкаешь? Боишься, неженкой вырастет? Вот дурак! Отец тебя колотил почем зря, и что, ты стал меньше любить его от этого? Просто отец знал, когда нужно наподдать, а когда обнять. Сам выучился или как? Поди спроси!»

— Пап, ты меня задушишь… — проговорил Драко сдавленным, но абсолютно счастливым голосом.

— Задушишь тебя, как же, — Люциус отстранил взъерошенного сына. — Какой ты уже большой вырос…

— Ага, в школу скоро, — разом сник мальчик.

— Ну ничего, не успеешь оглянуться, каникулы на носу… А я ведь член Попечительского совета, если совсем невмоготу станет, напишешь, я сразу появлюсь…

Малфой глянул поверх плеча сына: в дверном проеме стояла Дьеллор. Она только указала подбородком в сторону, мол, не стану мешать, мне пора, а он опустил взгляд. Красивая, умная девушка, но единственный сын все равно дороже…

Он слушает меня. И он умеет слышать, это главное. С мальчиком все будет хорошо, его просто нужно отогреть… Ай, но отец слишком холоден для этого! Его просто не хватит на такое…

6

— А сегодня мисс Дьеллор будет у нас? — капризно спросил Драко назавтра.

— Я послал ей сову, — дипломатично ответил Люциус. Оживший вдруг наследник радовал его несказанно, но странная девушка очень смущала.

— Я обещала, значит, я прибуду, — раздался веселый голос, и Антар в своем бежевом платье материализовалась рядом с ними. — Прошу прощения, вчера я вынуждена была скоропостижно вас покинуть, дела… Вы не обиделись, мистеры Малфои?

— Ничуть, мисс Дьеллор, — натянуто произнес Малфой-старший.

— Ни капли! — заверил Малфой-младший. — Мисс Дьеллор, прошу! Там, — понизил он голос, и девушке пришлось нагнуться, — домовики с утра плачут из-за вашего рецепта! Говорят, не приходилось господ таким кормить, а мне уже любопытно так, что сил никаких нет!

— Ну так сейчас и узнаем, что там настряпали ваши ушастики, — улыбнулась она. Драко галантно подвинул ей стул и уселся напротив. Люциус воздвигся во главе стола и приказал подавать.

— Что это? — спросил он, посмотрев в тарелку, в которой плавали какие-то зеленые тряпки.

— Щавель, — невозмутимо ответила Антар. — А сметану в этом доме раздобыть можно? Благодарю… Драко, рекомендую есть именно так. Да-да…

— А это что? — Люциус выудил ложкой непонятный лист.

— Молодая крапива, — по-прежнему невозмутимо ответила девушка, — нашлось немножко. Вы не сомневайтесь, она вкусная. Мы, бывало, и одуванчики резали в салат.

Малфой-старший сглотнул. Малфой-младший моргнул, поболтал в супе ложкой и принялся за еду.

— Пап, а вкусно, — сказал он, — зря ты не ешь. Мисс Дьеллор, а что вы там такое говорили про вареный салат?

— Это сложно, — вздохнула она и заговорщицки понизила голос: — Но, кажется, я знаю еще одно блюдо, которое точно не придется по вкусу вашему отцу!

— Я хочу попробовать! — выпалил тот.

— Если я смогу раздобыть основу, то попробуете, — улыбнулась Антар.

Люциус молча давился невероятно кислым супом с плавающим в нем вареным яйцом. Утешало одно: Драко снова потребовал добавки.

— Мисс Дьеллор, может, вы не будете называть меня на «вы»? — сказал тот вдруг.

— Мне не сложно, но тогда и ты не зови меня по фамилии.

— Это неприлично, — насупился Драко, но тут же просветлел: — А если я стану называть вас мисс Антар, это ничего? Папа?

— Ничего, — ответил тот. — И правда, мисс Дьеллор, называйте и меня по имени. Я не люблю, когда меня величают «мистером»… в семейном кругу.

— Ну и вы меня тоже зовите Антар, — улыбнулась она. — Если вам позволяет ваша… м-м-м… как ее?

— Родовая честь, — подсказал Драко. Мерлин великий, да когда он в последний раз так улыбался?! — Да, пап?

— Она самая, — согласился Люциус. — Я думаю, она стерпит такую мелочь. Дедушке только не говори, а то у него рука тяжелая…

— Дедушка никогда меня не бил! — запротестовал Драко.

— Так то тебя… — тяжело вздохнул отец, переглянулся с сыном и невольно засмеялся.

Оба еще могут смеяться. Им тяжело, им невесело, но они не утратили этой способности. Старшему проще, он взрослый, он циник. Ну а мальчика я вытащу, чего бы мне это ни стоило…

Если бы Люциуса Малфоя спросили, чем он занимался в тот день, он не сумел бы ответить или понес сущую ересь. Кажется, он вообще ничем не занимался, он взял за руку сына, другую руку предложил иностранке с янтарными глазами и потащил их осматривать имение.

— Вы изверг, Люциус! — сказала через пару часов Антар, присев на поваленное дерево и обмахиваясь сорванной веткой. — Ну жарко же! Ладно я, сына бы пожалели!

— Нечего меня жалеть! — вскинулся Драко. — Я еще столько же пройду… только пить очень хочется, папа.

Он тогда мотнул головой, вызвал домовика с кувшином холодного лимонада и сам долго сглатывал горькую слюну, дожидаясь, пока напьются сын с гостьей. Мог бы и еще попросить, но это почему-то показалось неправильным…

Антар отбыла, и солнце, словно дожидалось этого, начало клониться к закату.

— Пойдем домой, — тихо сказал Люциус сыну. Тот молча кивнул…

…Десять капель из одного флакона, десять из другого — и приходит сон без сновидений, теплый и ласковый, и никаких кошмаров, только светят из темноты янтарные огни, до которых хочется дотянуться, но не выходит, слишком далеко! А так жаль…

— Глава четвертая

Лету конец

— Пап, ты запретил ей бывать у нас? — сумрачно спросил Драко.

— Что? — очнулся тот. — Ты о ком?

— О мисс Дьеллор! Папа, ну ты что, в самом деле? Ее уже три дня нет… — мальчик тоскливо уставился на дальнюю рощу. — Ну я понимаю, она грязнокровка, но…

— Драко, я ничего ей не запрещал, напротив, сказал, что буду рад видеть в любое вре…

— Мистеры Малфои, как хорошо, что вы в сборе! — Веселый голос заставил обоих встрепенуться.

— Мисс Антар! — Драко разлетелся было, но вовремя притормозил и лишь поцеловал девушке руку. — Я думал, вы нас бросили…

— Бросишь вас, как же, — она небрежно взъерошила мальчику волосы. — Помнишь, я говорила об одном рецепте?

— Который не придется папе по вкусу? — с восторгом спросил он.

— Именно! Думаешь, так просто раздобыть нужные ингредиенты в этой вашей Британии? Позови домовика, я ему объясню, что делать…

Драко в полнейшем восторге принялся дозываться домовика, а Люциус молча смотрел на Антар. Что-то в ней было не то. Не то и не так, но он не мог определить, что именно.

— Господа мои, погоды стоят дивные, а я видела у вас в саду прелестную беседку! — сказала она тем временем. — Отчего бы не устроить трапезу там? Лету скоро конец, а в Британии и без того мало хороших деньков… Тем более, Драко, бедняга, просидит полгода в школе!

— Мисс Антар, так ведь там квиддич есть, я летать буду! — улыбнулся он.

— Ага, летать, в ноябре это особенно здорово, — ворчливо ответила девушка. — Наслаждайся, пока можешь! Розы ваши пахнут просто сногсшибательно!

— Хотите, я вам сорву? — неожиданно смутился Драко.

— Не хочу, — серьезно ответила Антар. — То есть спасибо, но… Я не люблю сорванные цветы, они все равно, что мертвые. Пускай уж доживают век на своем стебле. Понимаешь?

— Да, кажется…

Люциус взглянул на них, потом приказал домовикам подать обед в беседку. Посмотрел в тарелку и оторопел.

— Это вкусно, — улыбнулась Антар, — если привыкнуть. А в жару так самое то.

— Ну-у-у… — протянул Драко, попробовав. — Необычно. Но ничего!

— Я одного не пойму, — мрачно сказал Люциус, — зачем заливать салат газировкой?

— Сами вы газировка, прости господи! — оскорбилась девушка. — Не нравится, не ешьте, нам больше достанется, да, Драко?

— Угум… — ответил тот.

Люциус только вздохнул. Антар Дьеллор привнесла в их жизнь отчетливый привкус сумасшествия, но благодаря ее зельям его сын мог спать по ночам, его прекратило выворачивать наизнанку от самых невинных запахов, и пусть блюда, состряпанные по ее рецептам, порой казались странными, худо мальчику от них не становилось. А если самому Люциусу они были не по вкусу… ну кто ж тут виноват?

Мальчик податливее отца, этого следовало ожидать. Но с отцом что-то очень и очень не так. Узнать бы, что именно… Сам он не скажет, слишком гордый, да и семейная честь, чтоб ее!..

Люциус сам не понял, как так вышло, что мисс Антар Дьеллор обедает у них ежедневно, а бывает, остается и на ужин. А если она пропадает на день-другой (есть ведь у нее свои дела!), то Драко не находит себе места, слоняется туда-сюда, хотя, казалось бы, девушка ни о чем интересном сроду с ним не говорила!

— Судари мои, — выдала она, появившись в очередной раз. — Говорят, что это последние солнечные дни в этом году… Может, устроим пикник на траве? Ну то есть, я думаю, Люциус, у вас найдется большой плед или что-то в этом роде?

— Найдется, конечно, — кивнул он и приказал домовику отыскать плед, на котором они еще с Нарциссой… Тут он встряхнул головой, отгоняя дурные воспоминания. — Еще что прикажете подать, мисс?

7

— А? Ну, сэндвичи, само собой, лимонад… Драко, ты хочешь чаю или лимонаду?

— Я все хочу, — ответил тот. — И мороженого еще!

— Люциус, у вас есть мороженое? — серьезно спросила Антар.

— Нет. Но достать несложно.

— Дивно! Драко, пойдем устраиваться на лужайке, а твой папа пока добудет мороженого…

Сегодня Антар не заплетала волосы, и солнечные блики на вьющихся прядях вызолотили ее голову.

Люциус отвернулся и отправился раздавать указания домовикам…

— Мисс Антар, это же так здорово! — Драко забыл о приличиях и говорил с набитым ртом. Да Мерлин с ним, главное, ест, как прежде! — Почему мы никогда так не делали, а, пап?

Тот молча пожал плечами. Ему не нравилось сидеть на земле… ладно, на большом пледе, но все равно!

— Я сейчас совершу беспрецедентное в своей безнравственности действие, — предупредила девушка, и Люциус очнулся.

— Что?..

— Я сниму жакет, — похоронным голосом произнесла Антар, расстегивая пуговицы. Сегодня на ней было не платье, а юбка с жакетом, под которым обнаружилась блузка с коротким рукавом. — Боже, как хорошо! Да снимите вы свой сюртук, Люциус!

— Правда, пап, — встрял отпрыск, успевший избавиться от бархатной курточки. — Жарища какая…

— Вопиющее нарушение приличий… — буркнул тот и вправду с огромным облегчением избавился от сюртука и галстука.

— Но так же лучше, правда? — усмехнулась девушка, пристально рассматривая старшего Малфоя. — Люциус, простите за дерзость… никак не могу разобрать, вы очень светлый блондин или просто седой?

Легкая рука коснулась его волос, словно Антар пыталась рассмотреть прядь на свету.

— Когда-то был блондином, — Люциус отстранился. — Теперь седею. Скоро, — добавил он с досадой, — и лысеть начну.

Девушка поймала взгляд Драко, несчастный и какой-то безнадежный, и больше вопросов задавать не стала.

— У вас кольцо на руке, — сказал Люциус, чтобы переменить тему разговора. — Вы обручены?

— Что? О, нет! — рассмеялась Антар. — Это так… подарок.

— Кажется, на нем руны, только я их не узнаю, — Малфой-старший сильно щурился, чтобы разобрать рисунок на кольце.

— Да вы и не узнаете, не старайтесь, — мягко произнесла девушка. — Они из книги. Их придумал один профессор, а само кольцо… напоминание о его сказке.

— Какой сказке? — к месту влез в разговор Драко.

— О… — Антар села поудобнее. — Это замечательная история. Кстати, иллюстрирует представление магглов о магическом мире, хотя бы отчасти… Рассказать?

— Отчего бы и нет? — произнес Люциус, любуясь золотыми переливами ее волос.

— Ну хорошо! Я эту историю почти наизусть знаю, так что если и забуду, то это будут несущественные детали… — Девушка отпила лимонада, откашлялась и начала: — В одной норе жил-был хоббит. О, не в мерзкой грязной и сырой норе, где не на что сесть и нечего съесть, но и не в пустой песчаной дыре…

Драко прослушал половину, думая о своем. Проклятого Хогвартса было не избежать, и пусть отец обещал появляться так часто, как сумеет, но этого так мало! Заболеть, что ли? Да не выйдет уже, у него даже синяки пропали из-под глаз с тех пор, как распоряжаться взялась мисс Антар. И папа вроде бы сделался не таким равнодушным…

— Какая прелесть! — говорил тот и смеялся в кои-то веки искренне. — Тролли каменеют на солнце, значит? Эльфы дивны и прекрасны?

— Люциус, мы говорим о профессоре, который вряд ли был знаком с этим миром, — мягко напоминала девушка. — Это сказки… сказки…

Она вдруг глубоко задумалась.

— Судари мои, меня не будет дня два-три, — сказала Антар наконец. — У меня появилась такая идея, такая… м-м-м! Драко, не делай несчастные глаза, я же не навечно исчезаю…

С легким хлопком рядом появился домовик и шепнул что-то хозяину.

— Я ненадолго, — сказал Люциус, поднимаясь. — Без меня не продолжайте! Я хочу знать, чем кончилось дело с драконом!

Антар поправила волосы — на солнце они вспыхнули опасным огнем.

— Что такое, Драко? — негромко спросила она. — То, что ты не хочешь в школу, невооруженным глазом видно, но… Здесь еще что-то. Скажешь мне?

— Мисс Антар… — неверным голосом проговорил мальчик. — Вы заметили, как папа щурился, чтобы рассмотреть ваше кольцо?

— Да, — недоуменно ответила она. — Бывает, может, он близорук.

— Он… — Драко сглотнул. — Он не близорук. И не дальнозорок… да, я даже такие слова выучил! Раньше он мог бы сказать, сколько перьев в хвосте вон у того ястреба!

Он указал на едва различимую точку в небесах.

— Папа видит все хуже и хуже… — прошептал он. — Только не говорит никому. Это для него…

Драко до боли закусил губу и не сразу осознал, что его мягко гладят по спине.

— Давно это с ним? — серьезно спросила Антар.

Мальчик глубоко задумался.

— Не очень, — сказал он наконец. — Ну не раньше Рождества началось, это уж точно!

— А седеть он когда начал? После…

— Нет! — оборвал Драко. — Нет. Тогда у него только виски поседели, это я точно помню. А потом вдруг… началось. И, мисс Антар, вы разве на колдографиях не видели? У папы такие волосы были, даже девушки завидовали! А теперь… ну, чему там завидовать?

— И это тоже началось после Рождества? — перебила она.

— Пожалуй… — с сомнением сказал мальчик. — А что?

— Ничего… — Девушка понюхала свою ладонь, замерла, задумавшись, снова принюхалась и попросила: — Драко, пожалуйста, пересядь ближе ко мне.

— А…

— Пожалуйста.

Он молча переменил место, и вернувшийся Люциус волей-неволей сел напротив Антар.

— Ну так что было дальше с этим ушлым хоббитом? — спросил он преувеличенно весело.

— Люциус… не дергайтесь, прошу, — произнесла она и сунулась к нему так близко, что Драко показалось — сейчас поцелует! Наверно, его отцу тоже это почудилось, и он невольно отшатнулся.

Но нет, Антар даже не коснулась Малфоя-старшего, она… принюхивалась. Причем принюхивалась странно: человек втягивал бы воздух ноздрями, а у этой девушки только трепетали крылья носа. Или не трепетали, а чуть заметно шевелились, как у…

— Какой приятный одеколон, — сказала она наконец. — Откуда он у вас?

— Подарок, — обескураженно ответил Люциус.

— Давно вы им пользуетесь?

— С перелома зимы, пожалуй, — ответил он, поняв, что вопросы берутся не из воздуха.

— А могу я взглянуть на него?

Люциус пожал плечами и приказал домовику принести одеколон. Красивый флакон синего стекла оказался в руках Антар, и она, вынув пробку, ладонью погнала запах на себя, фыркнула и отвернулась. Потом зарылась в свою бездонную сумку, вынула пустой пузырек…

— Вы позволите?

— Конечно, — удивленно ответил Люциус.

Половинка пузырька — этого ей показалось достаточно.

— Как я и думала, — удовлетворенно произнесла Антар.

— О чем вы?

— О том, что кто-то хочет вас убить, Люциус, — спокойно сказала она. — В этом вашем одеколоне — зелье старения. О, немного! Но вы ведь каждый день пользуетесь им, может быть, и не единожды, через поры кожи зелье проникает все глубже… Кто подарил вам этот флакон, припомните!

Наверно, он очень сильно переменился в лице, потому что девушка сказала:

— Не верите мне, попросите мистера Снейпа разобраться, что за яд в этом флаконе… Смотрите, — она показала пузырек. — Видите, жидкость прозрачная, но едва заметно опалесцирует? Это зелье можно опознать не только по запаху — а в аромате одеколона он почти незаметен, у меня просто очень тонкое обоняние, — но и по этому признаку. В сосуде цветного стекла ничего не видно… так что сами подумайте, кто желает вам смерти! Вы говорите, он у вас с перелома зимы… — Антар посмотрела флакон на свет. — Да, осталась примерно половина, видимо, вам хватило бы еще на полгода. Вы не умерли бы, я думаю, но превратились в совершеннейшую развалину. У вас уже начался тремор… Люциус, не надо скрывать, я видела, вы даже за столом стараетесь ничего не брать и не передавать левой рукой. Вы выглядите лет на пятнадцать старше своего возраста. Не удивлюсь, если вас давно уже мучают головные боли и приступы слабости…

8

Драко до крови закусил губу.

— А еще вы слепнете, Люциус, — безжалостно продолжила Антар. — И я скажу, почему: у вас мутнеет роговица. На солнце это видно невооруженным глазом.

Будь Малфой-старший магглом, он как минимум усомнился бы в таком диагнозе, но он был чистокровным магом, он сам прекрасно знал, что теряет зрение, а потому принял слова этой странной девушки на веру.

— Что прикажете делать? — спросил он.

— Для начала — прекратите пользоваться этой пакостью, — сказала она. — Только не выбрасывайте. Пригодится еще, мало ли, мне не хватит образца.

— А последствия, я полагаю, необратимы? — произнес Люциус негромко. Драко, молча слушавший разговор, перебрался к нему и крепко прижался к его плечу, изо всех сил стараясь не заплакать.

— Да нет, почему же, — довольно легкомысленно ответила Антар. — Не уверена, что вы снова станете блондином, но вот зрение я вам спасти постараюсь. Вряд ли вы уже сможете сосчитать перья в хвосте вон у того ястреба, но видеть будете получше многих, и щуриться вам больше не придется. Только учтите, Люциус, это будет долго, очень неприятно и временами крайне болезненно.

— Это неважно, — тихо сказал он. — Если вы сумеете…

— Сумею, — без ложной скромности ответила девушка. — Я не Мастер, но, как я уже говорила, поднаторела во всяких местечковых хитростях. Впрочем, если не доверяете мне, можете обратиться в Мунго.

— Ну уж нет! — гневно фыркнул Малфой. — Сплетен мне только не хватало… Антар, если вы можете что-то сделать, я доверюсь вам. И… в долгу я не останусь.

— А вы знаете, Люциус, что есть такие долги, которые нельзя отдавать? — негромко произнесла она. — Поразмыслите над этим. А теперь… Теперь довольно об этом. Хуже вам не станет, если вы не прикоснетесь больше к этой дряни, а я изучу состав и тогда уже возьмусь за вас. Повторяю, Люциус, будет больно. Очень.

— Я переживу, — сказал он.

— А еще я частенько пользуюсь маггловскими средствами.

— Это я тоже переживу, — после короткой паузы произнес Малфой. — Драко они не навредили. Наоборот…

— А я думал, это от мистера Снейпа зелья… — удивленно произнес мальчик.

— Нет, я просто приказал перелить их из маггловских пузырьков во флаконы, — мрачно ответил ему отец. — Это ее рук дело…

— Не моих, а аптекарских, — улыбнулась Антар. — Ну, вы успокоились немного?

Драко кивнул и еще сильнее вцепился в отца. Правда, и как это он сам не заметил, что тот быстро стареет и скоро станет выглядеть ровесником дедушки? Это потому, что он видел отца каждый день?

— Кажется, кто-то хотел дослушать про дракона, — напомнила девушка. — Немножко осталось, а потом мне надо будет отправляться… по делам.

— Дорасскажите, — негромко сказал Люциус.

В кромешном сером тумане действительности вдруг проступили яркие золотые искры надежды, и он готов был слушать хоть маггловскую сказку, хоть что угодно, лишь бы хватило сил держаться… и удержать Драко, который чуть было не ушел куда-то так далеко, что самому Люциусу никогда не хватило бы ни сил, ни умения вернуть сына оттуда.

— Хорошо… Итак, в недрах горы на грудах золота и драгоценных камней спал дракон…

…- И это еще не конец, — завершила рассказ Антар и улыбнулась отцу с сыном. — Потому что есть еще целая сага об этом самом волшебном кольце.

— А вы расскажете? — загорелся Драко.

— Ни за что, — серьезно сказала она. — Хотя бы потому, что это три во-от такие книжищи, и я просто не помню всех сюжетных хитросплетений. Но принести могу, сам прочитаешь.

— Если вам не сложно, мисс Антар… — неожиданно смутился он. — Эти магглы такие забавные… Да, пап?

— Невероятно, — ответил тот, встал и подал руку девушке. — Вы…

— Послезавтра, — сказала она. — Мне понадобится время, чтобы разобраться во всем как следует. Не переживайте, Люциус, хуже вам действительно не станет, ручаюсь.

— Если бы я переживал только об этом… — усмехнулся он и поцеловал ей руку. — Мы будем ждать вас с нетерпением.

Мир перевернулся — Люциус Малфой мне поверил! И хвала всему сущему, что поверил, и спасибо мальчику, что натолкнул на мысль, иначе стало бы слишком поздно. Кто и зачем собирался превратить Люциуса в старую развалину, пусть подумает сам, я не разбираюсь в местных интригах. А вот вернуть его в форму я, пожалуй, сумею, хотя он и впрямь выглядит очень скверно. А если еще удастся моя небольшая афера, то…

— Глава пятая

Осенние сказки

— Мисс Антар! — Драко всякий раз выбегал ей навстречу, но тут же притормаживал. Видно было, что ему хочется обнять гостью, но правила приличий не позволяют. — Вы же сказали — послезавтра, я вас так ждал…

— А я застряла, — печально сказала она. — Прости, дорогой, я не думала, что у вас так сложно раздобыть нужные ингредиенты. Потом еще само зелье доходило… ну, для твоего отца. Кстати, где он?

— Сейчас придет, — заверил Драко и потащил Антар в сад. Ее объяснение его более чем устроило: если она пропадала ради того, чтобы приготовить зелье для отца, то… он не возражал. — Я решил, что пикник на поляне — это очень здорово. И если папа против, то он может сидеть в беседке, вот! В гордом одиночестве!

Девушка засмеялась и, скинув жакет, уселась на расстеленный плед, запрокинула голову, подставив лицо солнечным лучам. И снова Драко показалось что-то знакомое в ее позе, какая-то до странного узнаваемая грация…

— А вы верхом ездите, мисс Антар? — спросил он, чтобы не молчать.

— Совсем плохо, — ответила она. — То есть я умею — но по-мужски и, знаешь, на таких лошадках, которые мне ростом чуть выше пояса. На них хорошо в горах ездить, они выносливые, даром, что малорослые. Одна такая малютка не то что меня, а еще тюк с припасами увезет, а по кручам они карабкаются, как горные козы!

— Хотите на верховую прогулку? — коварно поинтересовался Драко. — У нас, конечно, лошади побольше ростом, но…

— Хочу, — улыбнулась ему Антар. — Только не в дамском седле. Не умею. Устроишь?

— Завтра, — заговорщицки сказал мальчик. — Ну, вы оденьтесь, чтобы удобно было… А я папу подговорю.

— На что ты меня подговоришь? — поинтересовался Люциус, подошедший сзади.

— На безобразие, разумеется, — ответила Антар и протянула руку для приветствия. — Как вы?..

— Пока жив, — пожал тот плечами. — А вы…

— Сейчас. — Девушка зарылась в свою сумку, выудила объемистый пакет и вручила Малфою-старшему. — Там к каждому флакону прилагается инструкция, я замучилась писать, что когда пить, что куда закапывать… Всё расписано по часам. И, Люциус, напоминаю, будет чертовски больно, во всяком случае, поначалу. Не пугайтесь, это не смертельно. И я на себе попробовала, если вас это утешит.

— Спасибо… — произнес он, чувствуя себя до крайности неловко. — Я…

— Драко сказал, у вас лошади есть, могу я напроситься на конную прогулку? — перебила его Антар.

— Конечно, — с облегчением произнес Люциус. — Только…

— Завтра, — сказала она. — Сегодня я одета неподходяще. А теперь, господа мои хорошие, налейте даме лимонаду, а то она сейчас изжарится!

Драко успел первым, подал ей стакан с холодным лимонадом, а сам растянулся на животе, подперев голову руками, и уставился на гостью. Отец же смотрел на него: месяца не прошло, а мальчик перестал напоминать тень, повеселел, лицо посвежело, заблестели глаза… Да вот только скоро ему в школу, а Люциус хорошо знал, что это за место. С характером Драко… Сын быстро озлобится, а учитывая влияние отца и наличие вассалов…

— Опять вы думаете о чем-то скверном, Люциус, — перебила его мысли Антар. Тот поймал себя на том, что рассматривает ее покрытые золотистым загаром руки, и отвернулся. — Наверно, о том, что лето идет к концу?

— Да.

— А знаете, еще у одного маггловского писателя есть замечательный роман, — протянула она. — Он про мальчика примерно возраста Драко. Ну и про его младшего брата. Рассказать?

— Расскажите! — сразу попросил Драко.

— Все сразу не получится, — удрученно произнесла она. — Понимаешь, роман состоит из нескольких частей, а я не все помню хорошо. А из тех, что помню, многие непонятны будут вам, там много маггловского. Хотя…

9

— Мисс Антар, ну пожалуйста!

— Думаю, пару историй я сумею вам пересказать… — серьезно произнесла девушка и улеглась на бок, подперев голову рукой. — Там ничего такого… Итак, в небольшой городок приехал молодой человек. Не помню, кем он был, кажется, фотографом, а может, журналистом, но дело в том, что он любил одну девушку. Он увидел ее портрет в газете, в репортаже, приуроченном к местному благотворительному балу, и влюбился. С тех пор он искал ее, искал…

— Нашел? — спросил Люциус невольно.

— Нашел, — кивнула Антар. — Только вот юноше было немного за двадцать, а той девушке — почти девяносто. Этот ее портрет перепечатывали из года в год, вот так и вышло… Но знаете, юноше не помешало и это…

…- Драко, прекрати, ну что ты, в самом деле? — встревоженно повторял Люциус.

— Ничего, пусть поплачет, — совершенно серьезно сказала Антар. — Это светлые слезы, от них легче становится на душе.

— Да у него уже истерика! Вы, с этими вашими рассказами!.. — вспылил он.

— П-прекрати, папа, — выдавил Драко сквозь всхлипы. — Я перестану сейчас… Просто жалко так их обоих, ты не понимаешь, что ли?!

— Я понимаю, но… — тот посмотрел в загадочные янтарные глаза напротив и осекся. — О Мерлин, ну, реви дальше!

— Не буду, — буркнул мальчик, пару раз шмыгнул носом, вытер глаза и посмотрел на девушку. — Мисс Антар, а можно мне всю эту книжку целиком прочитать? Я хочу знать, что еще там было!

— Твой отец откажет мне от дома, — серьезно сказала она.

— А я тогда объявлю голодовку! — заявил Драко, и Люциус застонал. Сын знал его слабые места и умел бить в точку.

— Ну держи, — Антар выудила из сумки небольшой затрепанный томик.

— А… вы что, знали?..

— Ничего я не знала, просто я эту книгу перечитываю раза три в год, — улыбнулась она, — потому и вспомнила сегодня. Лето кончается, а тут вот еще одуванчик запоздалый расцвел, как-то и сложилось… Читай. Если не поймешь чего-нибудь, спрашивай. А вы, Люциус, не пугайтесь, если Драко вдруг расплачется. Я сама всякий раз реву, как эту книжку читаю, а ведь не в первый уж раз, да и лет мне заметно побольше одиннадцати!

— Хорошо, — мрачно ответил Малфой-старший. — Пускай поплачет…

Бедный мальчик с ранимым сердцем… Если тебя в таком возрасте зацепила эта история, то еще ничто не потеряно. Отец намного жестче и холоднее, я это отмечала уже… но вот интересно, удержится он от того, чтобы прочитать книгу или нет? А если не удержится, то вздохнет ли хоть раз?

— Добрый день, Антар, — Люциус встретил ее первым, и вид у него был крайне сумрачным.

— Добрый день. Что это с вами? Испробовали мои зелья?

— Да… — Малфоя передернуло. — Незабываемое ощущение!

— Оно у вас будет таким три раза в день на протяжении минимум пары месяцев, — хладнокровно ответила Антар. — Потом, может быть, привыкнете.

— Спасибо, утешили… Вы действительно испробовали это на себе? — спросил вдруг Люциус.

— Конечно. Вы правы, ощущение убийственное. Как будто в глаза залили серной кислоты, — честно сказала она. — Но это быстро проходит.

— Да, этого не отнять… А вот то, что вы состряпали для приема внутрь…

— Знаю, воняет, как выгребная яма. Ничего не могу поделать, — пожала плечами девушка. — Зажмите нос и выпейте, подумаешь, двадцать капель!

— Трижды в день, — мрачно напомнил он. — Надеюсь, от меня им не разит?

— Нет, запах почти сразу исчезает, — фыркнула Антар. — От вас пахнет вполне приятно. А где Драко?

— Драко… — Люциус вспомнил, с чего начал разговор, и нахмурился. — Драко всю ночь читал эту вашу проклятую книжку и рыдал при этом так, что даже мне слышно было!

— Что значит «даже»? — не поняла девушка.

— То, что моя спальня на другом этаже!

— Ну а почему же вы не пошли и не успокоили его?

— Потому, что он заперся и отказался впускать меня, а выламывать двери в собственном доме я как-то не привык, — буркнул Люциус. — Тем более, он заверил, что с ним все в порядке, а если я попытаюсь силой отобрать книгу…

— Он объявит голодовку, — понятливо кивнула Антар. — Ну и стоит ли так переживать?

— Не стоит, — заверил неслышно появившийся Драко. Глаза у него были красными, но в целом он выглядел не так уж плохо. — Добрый день, мисс Антар!

— Привет, дорогой, — ответила она. — Отец на тебя жалуется. Ты зачем всю ночь читал?

— Не мог оторваться, — буркнул тот. — Подумаешь! Мисс Антар, так вы готовы? Я попросил домовика вам лошадь посмирнее выбрать… Только как вы поедете-то, в платье?

Девушка только улыбнулась и присела в реверансе. Сразу стало ясно, что на ней а юбка-брюки, достаточно широкие, чтобы походить на платье, но позволяющие сесть верхом…

…- Это было замечательно! — Антар упала навзничь, раскинув руки, шпильки выскочили из прически, и волосы рассыпались по траве, бронзовые, золотые, медные в лучах осеннего солнца. — Спасибо, господа, я миллион лет не ездила верхом, да еще на такой прекрасной лошади!

— Мисс Антар, — позвал Драко, отдышавшись. — А можно вас спросить? Ну то есть… если вам покажется, что вопрос неуместный, то…

— То я не отвечу. Спрашивай уже!

— У вас ведь две палочки? — серьезно произнес он. — Я видел… вы Олливандеру показывали одну, а тогда, у мисс Малкин, выхватили совсем другую.

— Да, две, а что? — недоуменно ответила девушка.

— А разве так можно?

— А почему нельзя? — Антар села и потянулась. — Главное, не перепутать, где какая. Я уж не буду вдаваться в подробности, но… Гляди: эта — сибирский кедр. А эта — черное дерево. Сердцевина одинаковая — шерсть с загривка арыси…

— Это же мифическое животное, — подал голос Люциус.

— Да, мне уже говорили, — фыркнула она. — Равно как и единороги, драконы и прочие… Смотри, Драко. Можно держать каждую палочку под рукой, можно крест-накрест. Так удобнее, но, повторюсь, важно не запутаться, у них свойства разные.

— А… показать можете? — спросил мальчик.

— Гм… Люциус, я тут никого не зашибу, если пущу пару фейерверков?

Тот покачал головой. Ему тоже было интересно.

— Ладно, уговорили, — усмехнулась Антар. — Только не суйтесь, а то мало ли…

Она встала во весь рост, поправила брюки — где-то в складках и прятались палочки, — а потом Люциус не поверил своим глазам, с такой быстротой Антар выхватила оружие. Два луча крест-накрест, с обеих рук — в разные стороны, под разными углами, потом оба слились воедино, чуть не снеся старый дуб, и ушли в небо.

— Хватит с вас, — сказала девушка, и палочки снова исчезли в складках брюк. — Кстати, говорят, что в основе боя с двумя палочками лежит морская флажковая азбука. Правда, забавно?

— А… в Дурмштранге что, всех такому обучают? — осторожно спросил Люциус. Что-то он не слыхал о подобном от того же Игоря.

— А кто сказал, что я научилась этому в Дурмштранге? — прищурилась Антар.

— Я тоже так хочу! — предсказуемо выдал Драко.

— Милый, ты сперва с одной палочкой выучись обращаться, а потом уж… — Тут девушка оценила выражение лица мальчика и добавила: — Впрочем, руку-то поставить и не на боевых можно. Движения, выпады, тут, дорогой мой, придется вкалывать, иначе или сам покалечишься, или окружающих покалечишь. Если хочешь… и если отец разрешит, основные приемы я тебе покажу, но пока не отработаешь их до автоматизма с обычным прутиком в руке, палочки даже не касайся!

— Пап?.. — просительно произнес Драко.

— Да делайте вы, что хотите, — вспылил Люциус, встал и ушел. На полпути к дому хотел было вернуться, но решил, что это будет выглядеть глупо. Потом все-таки плюнул и повернул назад…

Ему уже лучше. Он все еще очень сильно щурится, но только на солнце, в тени уже смотрит нормально. И морщины вокруг глаз начали понемногу разглаживаться, и лицо стало не пергаментного цвета. Да, знаю, мои снадобья причиняют боль, и очень сильную, но они действуют, а у Люциуса достаточно силы воли, чтобы методично следовать предписаниям. О нем я пока могу не волноваться…

— Глава шестая

Школа

Отъезд в школу Драко считал одним из худших дней в своей жизни. Если не считать того самого — так и вовсе худшим. Спасибо, мисс Дьеллор тоже пришла проводить его, привычно привстала на одно колено и тепло обняла на прощанье, пока отец сумрачно смотрел куда-то в сторону.

10

— Мисс Антар, пожалуйста… — прошептал Драко. — Вы папу не бросайте совсем, я как-нибудь… а он один…

— Милый мой, да как же я его брошу? Мне за ним приглядывать надо, он все-таки мое зелье пьет, мало ли, что, — улыбнулась она, и в глазах ее вспыхнули золотистые искры. — Не переживай. Все будет хорошо. Ты, главное, не нервничай, не ссорься ни с кем… И отдай книжки!

— Какие книжки? — прикинулся непонимающим Драко.

— Те, которые у тебя за пояс заткнуты. Тебе отец запретил тащить с собой в школу маггловскую литературу, если не ошибаюсь?

— Мисс Антар, ну там сага о Кольце! — зашипел он. — Я же начал читать, я до каникул изведусь! Не говорите папе, пожалуйста!

— Не скажу, так и быть… — вздохнула она. — Драко… не бойся ничего. Мы ведь в ответе за тех, кого приручили…

— А я знаю, откуда это, — сказал вдруг он. — Это было в той вашей книжке. Вторая история, другого автора. Я мало что понял, но это запомнил.

— Я в тебе не сомневалась, — серьезно произнесла Антар. — А теперь поцелуй отца и иди в вагон, скоро отправление.

Драко молча кивнул, попрощался с мрачным Люциусом, вошел в купе и уставился в окно. Когда поезд тронулся, он просто вынул книгу, уставился в нее и не реагировал ни на что, до самого прибытия, разве только оторвался ненадолго, чтобы перекусить да пройтись до сортира.

— Интересно, кто это был с Малфоем? — услышал он, проходя мимо одного из купе.

— А разве это не его мать? — удивленно ответил второй голос. Этого парня Драко узнал — тот самый очкарик, с которым он разговорился у мадам Малкин.

— Ты что! Мать у него недавно умерла, а кто это такая, неизвестно… — судя по звуку, первый мальчишка потрошил упаковки со сладостями. — Вроде никто ничего такого не слышал, снова жениться Малфой не собирается…

— Погоди, я ее уже видел, Рон, — перебил второй. Рон? А, ну точно, очередной Уизли. — Когда за покупками к школе ходил. Мы с Малфоем столкнулись у мадам Малкин, и она с ним была. Они так вместе и пошли дальше, а его отца я вовсе не видел.

— Нянька, что ли? Хы, вот умора, у мелкого Малфоя ня-я-янюшка есть! Или у старшего, она ж ничего себе так, губа у него не дура…

Драко заставил себя разжать кулаки. Он ведь обещал мисс Антар, что не станет ни с кем ссориться? Обещал. Ну и пускай болтают, все ведь знают, что у Уизли язык без костей!..

Прибытие в Хогвартс его не тронуло, распределение — тоже, он ожидаемо угодил на Слизерин, прошел за факультетский стол, поздоровался, уселся и уставился в пустую тарелку. После ужина его ждало общежитие, ночь в компании малознакомых ребят, а с утра — занятия. И никаких посиделок на лужайке с отцом и мисс Антар, никаких конных прогулок… Каким дураком он был, угробив весь год на бесплодные страдания! Можно подумать, мама бы порадовалась, увидев, как он лежит носом к стенке и морит себя голодом! Не-ет, мама живо стащила бы его с постели, встряхнула как следует и заставила вести себя прилично… Это при отце она всегда казалась милой и нежной, а на самом деле ой как могла задать жару! Наверно, подумал Драко, папа и до сих пор думает, что у мамы был слабый характер и никакой собственной воли. А может, он знал, что это не так, но тоже притворялся… Все взрослые притворяются! Кроме мисс Антар, тут же решил он, она что думает, то и говорит, правда, иногда так замысловато, что сразу не поймешь…

Драко встряхнулся и заставил себя вслушаться в слова директора.

— А также, — проговорил тот, — в наших рядах пополнение: к нам прибыла преподавательница с континента. Она будет стажироваться у профессора Снейпа, а в свободное время станет вести факультатив по маггловедению.

— Не многовато ли нам маггловедения? — буркнул кто-то. — Лучше бы зелья добавили или чары…

— Прошу любить и жаловать, мисс Дьеллор, — добавил директор, и Драко встрепенулся, посмотрел на преподавательский стол: так и есть, с самого краешку сидит мисс Антар в своем неизменном палевом платье.

Она чуть привстала, наклонила голову, приветствуя учеников, и зал тихонько загудел. Антар перехватила взгляд Драко, улыбнулась ему, и все грядущие тяготы мгновенно забылись.

— Да это она, она же… — шипел за гриффиндорским столом Рон Уизли. — Гарри, ну скажи!

— Ну, может… Я толком не разглядел, — виновато ответил тот.

— Красотка… — сказал кто-то из старших. — В кои-то веки преподавать будет не сушеная вобла! Ради такой я даже на маггловедение схожу, тем более, это факультатив, значит, сдавать ничего не надо. Ну или там ерунду какую-нибудь написать…

— Точно, — поддержал другой. — И вообще, если она к Снейпу на стажировку… На другое у нее времени не останется!

А профессор Снейп был откровенно зол. Для полного счастья ему не хватало только свалившейся на голову невесть откуда практикантки! Нет, запрячь ее готовить компоненты для зелий он мог, но, судя по всему, знала и умела она не так уж мало. И научить просила не тому, о чем пишут в учебниках…

А вдобавок еще сын Люциуса! И Гарри Поттер!

Снейп понял, что если он не сойдет с ума в ближайшую неделю, то выживет даже после конца света…

Все же я угадала… Но как у него хватило выдержки?! Значит, все не напрасно? Ах, хорошо бы… Только ему страшно, я чувствую, ну да ничего, страх тоже пройдет, это дело времени…

Выбраться из общежития было для Драко минутным делом. Он быстро усвоил, что главное — идти с абсолютно целеустремленным видом, якобы по делу, и тогда даже староста тебя не остановит.

Первую ночь он промучился в общей спальне, не спасали даже зелья, только нагоняли какой-то дурман. На следующий день он спал на ходу (спасибо, первой была история магии, словно специально предназначенная для таких вот сонь), да и потом ничего серьезного в расписании не оказалось.

К обеду Драко немного проснулся, посмотрел по сторонам, послушал и вскоре выяснил, где поселилась мисс Дьеллор. Собственно, туда он сейчас и направлялся, причем после отбоя, рискуя получить взыскание…

«А если она уже спит? — подумал он, подняв руку, чтобы постучать в дверь. — Ну… я извинюсь!»

Дверь распахнулась почти сразу же. В темный коридор из освещенной комнаты словно выплеснулось теплое золотистое сияние.

— Драко? — удивленно спросила девушка. На ней оказалось не обычное строгое платье, а что-то легкое, и мальчик на всякий случай зажмурился: глазеть на даму в ночном туалете было неприлично. — Ну что ты стоишь, входи скорее…

Он и вошел, а потом сделал то, что давно хотел, но никогда себе не позволял: обнял изо всех сил… и чуть не задохнулся, когда понял, что девушка обнимает его в ответ и гладит по голове.

— Что такое? Что с тобой? Так скверно? — шептала она. — Ну, иди сюда…

«Я не маленький!» — хотел было сказать Драко, но не смог, боялся расплакаться от облегчения. Комната тонула в золотистом свете, так же таинственно мерцали распущенные волосы Антар, и тревога понемногу отпускала, и стало не так одиноко…

— А… как вы тут?.. — неуклюже спросил Драко, когда решил, что уже может совладать с голосом.

— Ты не поверишь, я и вправду договорилась о стажировке у профессора Снейпа, — улыбнулась она. — Ну а поскольку это всего два-три занятия в неделю, то я предложила вести факультативы.

— А что это будет?

— Узнаешь, если придешь, — Антар убрала волосы у него со лба. — Боже мой, ты только второй день как из дома, а выглядишь — краше в гроб кладут! Ты хоть ужинал, горюшко мое?

Драко кивнул.

— Хотя кормят тут жуткой дрянью, — сказал он мрачно. — Лучше уж ваш вареный салат, честное слово!

— То есть он тебе не понравился? — прищурилась девушка.

— Понравился, — вздохнул Драко.

— Ну я тебе завтра на ужин прикажу сделать, — серьезно сказала она. — Что так смотришь? Я ведь преподаватель, могу не выходить к столу, а заказать себе в комнаты, что захочу. Видишь, как полезно со мной дружить?

— Очень полезно! — выпалил он. — Мисс Антар…

— Нет, дорогой, хватит болтать, ты засыпаешь на ходу, — серьезно сказала девушка. — В общежитие ты уже не попадешь, поздно, еще поймают… Сходи умойся — вон та дверь, — снимай мантию, разувайся и ложись на диван, а я тебе сейчас подушку принесу.

11

Когда она вернулась, Драко уже крепко спал, положив ладонь под щеку. Антар осторожно подсунула подушку ему под голову, укутала теплым пледом и поцеловала мальчика в лоб.

— Ничего, — сказала она негромко. — Ты сильный, ты притерпишься. Я помогу.

Большая черная кошка бесшумно вспрыгнула на диван и с интересом принюхалась к неожиданному постояльцу.

— Побудь с ним, Басти, — серьезно сказала ей Антар. — Ребенку плохо.

Кошка согласно фыркнула, устроилась под боком у Драко и заурчала — словно заработал большой мотор…

В дверь негромко постучали.

— Да что за ночь визитов! — возмутилась девушка и пошла открывать. — О, профессор, какими судьбами в такой час?

— Драко Малфой пропал, — мрачно ответил тот. — Извините, что беспокою так поздно, но… вы его не видели?

— Видела, конечно, — спокойно ответила Антар. — И сейчас увижу, если обернусь. Вон он, спит на диване. И нет, профессор, — она перегородила дверной проем, — будить его я вам не разрешаю.

— Что вы себе позволяете, мисс? — прищурился Снейп.

— Ничего особенного, сэр. Я обещала его отцу присмотреть за мальчиком. Вот, присматриваю. Думаю, не случится ничего ужасного, если Драко поспит ночь не в своей постели, а на моем диване.

— Обещали… Люциусу? — не поверил тот.

— А у Драко есть другой отец? Впрочем, не верите — свяжитесь с ним, пусть он подтвердит. — Антар сделала шаг вперед, и профессор попятился: девушка в легком пеньюаре — это… это впечатляло. — А теперь извините, мне хотелось бы вздремнуть, завтра у меня первое занятие, а это так волнительно!

— Конечно… Доброй ночи… — выдавил Снейп, подождал, пока закрылась дверь, и замысловато выругался вполголоса.

Не хватало этой девицы, будто своих проблем мало! Теперь еще оказывается, что она в добрых отношениях с Малфоем… раз уж Драко в расстройстве пошел именно к ней, а не к давно знакомому Снейпу! Среди ночи, конечно, поднимать Люциуса было себе дороже, пришлось терпеть до утра…

…Открыв глаза, Драко не сразу понял, где находится, потом вспомнил, хотел было в ужасе вскочить, но оказалось, что на груди у него лежит что-то довольно тяжелое и теплое.

Проморгавшись, мальчик встретился взглядом с ярко-желтыми глазами с вертикальным зрачком. Черная кошка потянулась, прихватив когтями плед, выгнула спину и нахально развалилась на Малфое, время от времени начиная мурлыкать. Он осторожно поднял руку и погладил пушистую шерсть — мурлыканье стало громче, а кошка вдруг сунулась мордочкой ему в лицо и принялась… бодаться, иначе не скажешь! Лапками она переступала на груди у Драко и уже не урчала, а рокотала…

— А, вы уже познакомились? — весело спросила Антар, слава всем богам, одетая в обычное платье. — Басти, ну какая ты приставучка!

— Это та самая кошка, у которой…

— Тс-с! — девушка сделала страшные глаза. — Не при ней! Обижается страшно! Ты как, Драко?

— Прекрасно, — сказал он. — Спал как убитый!

— Тогда иди умывайся, а я прикажу подать чаю, потому что завтрак мы проспали, — фыркнула она. — Иди, иди, а эту заразу спихни, а то она до завтра не отстанет! Хотя ладно, я сама ее возьму…

— Ага… — Драко нашарил туфли, обулся и прошел в ванную.

— Умничка, Басти, — сказала Антар кошке. — С меня плошка сметаны.

— Мр-р-р, — согласилась та и усмехнулась по-своему, по-кошачьи.

— Глава седьмая

Факультатив

— Интересно, что это за факультатив такой? — трещала за гриффиндорским столом Гермиона Грейнджер.

— Сходи и узнаешь, — пробурчал сонный Уизли. — А мне эти магглы даром не нужны… Гарри тоже, да? Он с ними вырос, хватит с него!

— И схожу! — фыркнула та, задрав нос. — Я хочу знать, что здесь рассказывают о магглах! А то у нас курс начнется еще когда-а… Тем более, это преподаватель с континента, у них наверняка другой подход!

— Иди, иди, отстань только, — вяло отмахнулся Рон, но вдруг встрепенулся. — Гарри, а ты мою крысу не видел?

— Нет, — помотал тот лохматой головой. — В смысле, вчера видел, в спальне, а сегодня что-то она мне на глаза не попадалась. Может, спряталась куда-нибудь и спит?

— Наверно, — с досадой ответил тот. — Ленивая старая тварь…

Он и не заметил, что новая преподавательница смотрит на него со странным прищуром.

Умничка, Басти… Не хватало еще, чтобы такая дрянь обитала рядом с моим мальчиком. И не нужно ссориться со старушкой миссис Норрис, мы ведь тут гости, а она хозяйка. Веди себя пристойно… И держись подальше от профессора МакГонагалл, впрочем, ты и сама это знаешь!

У отведенного мисс Дьеллор кабинета собралось не так уж мало народа, и тут же начались недоуменные переглядывания: пришли и первокурсники, и выпускники, причем со всех факультетов — время было удачное, занятий ни у кого не оказалось.

— Это что ж, выходит, мы все… разом? — удивленно спросила девочка с Рэйвенкло. — Разве так можно?

— Конечно, можно, дорогая, — весело ответила Антар, отпирая дверь. — Входите и рассаживайтесь.

Драко, разумеется, занял первую парту, проигнорировав откровенно выпученные глаза соседей: никто и представить не мог, что Малфой вдруг заинтересуется маггловедением! А уж тем более его приятели, хотя их, наверно, он просто заставил прийти…

Подождав, пока все устроятся и угомонятся, девушка прошлась перед аудиторией, шелестя длинным подолом (старшекурсники принялись делать восторженные глаза, оценив фигуру), потом повернулась к собравшимся.

— Позвольте, я представлюсь еще раз: Антар Дьеллор, не профессор, просто преподаватель, так что можете обращаться ко мне мисс Дьеллор. Предвосхищая вопросы, отвечу: я здесь затем, чтобы обучиться кое-чему у профессора Снейпа, а поскольку свободного времени остается достаточно, и также мне хотелось бы отблагодарить нашего уважаемого директора за проявленное гостеприимство, то я вызвалась вести этот факультатив. — Она помолчала. — Насколько мне известно, большинство чистокровных студентов, а также основная масса полукровных — тех, кто рос не с магглами, — имеет крайне слабое представление о них самих и их культуре.

— Какая может быть культура у магглов… — пробормотал кто-то, но на него громко шикнули.

— Теорию вам расскажут в рамках соответствующего курса, — не обратив на это внимания, продолжила девушка, — а мне хотелось бы показать вам, каким магглы представляют волшебный мир… и не только его.

Аудитория недоуменно загудела. Антар дождалась тишины и продолжила:

— Поскольку это факультатив, то посещение сугубо добровольно. Только давайте договоримся сразу: никаких вопросов с места, я оставлю достаточно времени в конце занятия, чтобы ответить на них. Прошу также соблюдать тишину. Если вам станет скучно, неинтересно, не нужно перешептываться и бросаться записочками, мешая остальным: вы всегда вольны встать и выйти, только, пожалуйста, сделайте это как можно тише. Да, мисс?..

— Грейнджер, мисс Дьеллор! Скажите, у нас будет зачет или контрольная?

— Нет, мисс Грейнджер, — улыбнулась та. — Впрочем, если вам вдруг захочется, можете написать сочинение на вольную тему, я с удовольствием его прочитаю. Обязательных заданий не будет. Вопросы можете задавать и в письменном виде, если вдруг не хотите говорить о чем-то вслух. Подписываться тоже не нужно, если не желаете.

Студенты запереглядывались: этот факультатив был каким-то вовсе уж странным!

— А теперь, если ни у кого не осталось вопросов, перейдем к делу, — произнесла Антар, выдержав паузу. — Я полагаю, часть маггловских реалий для многих из вас непонятна, и вы можете услышать слова, значения которых попросту не знаете. Их вы увидите на доске… — она взмахнула палочкой, и большая доска покрылась ровными убористыми строками. — Если по-прежнему что-то будет неясно, спросите позже, перебивать, повторяю, не нужно. Прочтите пока, думаю, я охватила все, что может оказаться непонятным. А начнем мы с пары небольших историй… вполне волшебных и не только.

Драко взглянул на доску и улыбнулся во весь рот: он понял, о чем пойдет речь, но послушать мисс Антар никогда бы не отказался. Вот это она здорово придумала: шок как минимум чистокровным присутствующим был обеспечен!

12

Девушка тем временем извлекла из сумки пару потрепанных книг, непосредственно пристроилась на краю учительского стола, перелистнула несколько страниц и спокойно начала читать историю о шкатулке, в которой была тьма. А потом еще про странного мистера Подгоровика, который вовсе не был человеком. И про мальчика, который однажды захотел, чтобы во всем мире не осталось никого, кроме его семьи. И еще — про все лето в один день, про старушку и смерть и про запах сарсапарели…

В аудитории стояла мертвая тишина. Драко подпер подбородок руками и влюбленным взглядом смотрел на мисс Антар: все эти рассказы он уже прочел сам, но это одно дело, а вот когда читают вслух…

Финалом стал рассказ о мальчике, который вырос, не зная большого мира и страшась его. Драко в свое время не с первого раза понял, в чем там дело, он вообще боялся этой истории — тот мальчишка тоже внезапно лишился матери, да только ему было хуже: он вообще не представлял, что там снаружи, за парковой оградой, он думал, что особняк — это весь мир, автомобили на далекой дороге — чудовища, и одно такое чудовище убило его отца… А когда вырвался на свободу, решил, что тоже умер… И, кажется, именно этот рассказ и зацепил чистокровных: должно быть, многие повели бы себя так в раннем детстве, оказавшись за пределами родного поместья, где-нибудь на маггловской улице!

— На сегодня все, — сказала Антар, захлопнув книгу. — Вопросы? Да, мисс Грейнджер?

— Мисс Дьеллор, вы сказали, что можно написать сочинение на вольную тему… А на какую?

— Вы же сами себе ответили, мисс, — улыбнулась та. — Вольная — она на то и вольная, чтобы писать, что в голову взбредет.

— Но о каком из рассказов?

— О любом. Или обо всех сразу. Это уж как вам заблагорассудится.

Грейнджер, судя по всему, серьезно заклинило: Драко уже успел понять, что ей подавай четкие и определенные задания, от сих и до сих, и ни шагу в сторону…

— Может быть, вы найдете что-то общее в этих историях, написанных разными авторами… кстати, кто-то из вас угадает, что создано мужчиной, а что женщиной? — коварно спросила Антар, расхаживая по аудитории. — Чур, кто знает наверняка, пусть не подсказывает!

Собравшиеся загомонили и… угадали с точностью до наоборот.

— Конечно-конечно, если драконы и грифоны, мечи и подвиги — это точно мужчина, а если написано о чувствах — дама, да? — ядовито поинтересовалась девушка. — Жертвы стереотипов, вот вы кто.

— А что обзываться-то сразу? — возмутился кто-то из старшекурсников.

— Это, дорогой, не ругательство, а констатация факта. Так что, вопросов по существу не будет?

Судя по всему, большая часть аудитории не могла придумать ни единого вопроса.

— Мисс Дьеллор! — Грейнджер не сдавалась.

— Да?

— А чему вы все-таки будете нас учить? — требовательно спросила девочка.

— Учить? — недоуменно приподняла та тонкие брови. — Ничему. Я не учитель. Я преподаватель. Непонятно?

Судя по лицам остальных, они тоже не поняли.

— Учитель учит и поучает, — сказала она серьезно. — Говорит, что верно, что неверно, что думал герой, совершая подвиг, и почему он так думал… Ну, это описано в толстых умных книгах, хотя автор чаще всего имел в виду совершенно другое, а иногда, что ужаснее всего для взыщущих морали, вообще ничего не имел в виду. А я, повторюсь, преподаватель. Я просто даю вам то, что, мне кажется, придется вам по нраву, а какие уж вы сделаете из этого выводы… — Антар развела руками. — Я уже говорила: если захотите, поделитесь ими, нет — дело ваше. Так или иначе, о чем-то вы, возможно, задумаетесь… А теперь — занятие окончено. Всего доброго!

Задумчивые студенты потянулись к выходу, Драко задержался.

— Мисс Антар, так к вам больше вообще никто не придет, — тихо сказал он.

— Хочешь, поспорим? — спросила она весело, присев на свободный стул. — И это мы еще не начинали ничего действительно серьезного… Что хочешь в следующий раз? Историю о пронырливом хоббите или?..

— О вине из одуванчиков, — серьезно сказал Драко. — Я хочу посмотреть, кто из них заплачет.

— Ты такой добрый мальчик, — засмеялась Антар. — Иди скорее, на обед опоздаешь! И не забудь, что я жду тебя к ужину.

— Я помню! Да, папа написал, что от ваших зелий скоро на стену полезет… но что ему лучше, — негромко закончил Драко. — А вам он не пишет, потому что… ну…

— Я понимаю, — девушка встрепала ему волосы. — И так уж наверняка профессор Снейп обозлился, когда обнаружил тебя у меня, и немедленно доложил Люциусу. Об этом отец ничего не писал?

— Упомянул… — вздохнул мальчик. — Попросил вести себя прилично и не компрометировать незамужнюю девушку. Это он так пошутил, да?

— Думаю, пошутил, — фыркнула Антар. — И намекнул, чтобы ты не очень афишировал наше с тобой довольно близкое знакомство.

— Папа сто лет не шутил… — Драко взглянул на нее. — Как-то он там? По письмам ничего не поймешь!

— Хм-м… Когда у меня будет свободный день, я наведаюсь к вам, погляжу, как идет лечение, — улыбнулась девушка. — Что передать Люциусу?

— Что у меня все нормально. Правда, если б вас тут не было… — мальчик опустил голову. — И еще передайте… вот!

Он быстро поцеловал ее в щеку, будто клюнул, схватил сумку и был таков.

Из угла вышла черная кошка, с удовольствием потянулась и села, обвив передние лапы хвостом.

— Да-да, Басти, ты у меня молодчина, — рассеянно сказала Антар. — Приглядывай за ним и впредь. Боже правый, и как прикажете передавать этакий привет Люциусу? Он же чистокровный, может… гм… неправильно меня понять!

Кошка встала и снова потянулась, прочертив когтями царапины на старом дереве пола. Потом встряхнулась, задрала хвост трубой и принялась тереться о ноги хозяйки…

Кошка — мои глаза и уши. Кошка может пробраться туда, куда никогда не проникнет человек. Я всего ничего в этом замке, но я уже о многом знаю… Правда, торопиться пока некуда. Судя по глазам, не все эти дети безнадежны… И когда это я заделалась ловцом душ человеческих?

— Как ваши успехи, мисс Дьеллор? — светски спросил Дамблдор за обедом.

— Благодарю, господин директор, но оценивать их после первого занятия рано, — сладко улыбнулась она. — Мы только-только познакомились со студентами и, право, среди них есть настолько любознательные…

— Грейнджер? — приподнял бровь Снейп.

— О да!

— Сочувствую, — коротко сказал он и снова замолчал. Люциус наотрез отказался разговаривать о том, откуда взялась Дьеллор и какое отношение она имеет к Малфоям. А это уже настораживало.

— Сочувствовать нужно ей, сэр, — сказала девушка. — Бедная девочка совершенно не умеет размышлять.

— Мисс Грейнджер очень умна! — вступилась за подопечную МакГонаггал.

— А я не говорила, что она глупа, — спокойно ответила Дьеллор. — Она действительно умненькая девочка… но мыслить отвлеченными категориями ее не научили, она, такое впечатление, думает в бинарном коде. Надеюсь, еще не поздно… Хотя что-то я сомневаюсь, будто она снова придет ко мне на занятие!

Если кто-то и не понял половины этой реплики, то предпочел промолчать.

— Ну чего, как там маггловедение? — спросил Рон Уизли.

— Это… ужасно! — возмущенная Гермиона плюхнула себе на тарелку изрядную порцию.

— Тебе рассказали, что магглы спят на потолке и поедают живых гусениц? — поинтересовалась старшекурсница.

— Нет!

— А что такого ужасного случилось?

— Ничего! В том-то и дело, что ничего! — Грейнджер залпом выпила стакан сока, откашлялась и продолжила: — Это вообще никакое не занятие! Два часа времени пропали даром…

— Что ж вы там делали? — с любопытством спросила Лаванда Браун.

— Ничего! — повторила Гермиона. — Мы слушали, как мисс Дьеллор читает книжку.

— И все?!

— И все!

— И никаких заданий, сочинений?

— Только по желанию, так она сказала, — буркнула девочка. — Хоть тему бы назвала, а то непонятно же, чего она от нас хочет!

— Может быть, работы ума, а, Грейнджер? — не удержался проходивший мимо Драко.

13

— Уж ты-то точно сдашь гениальное сочинение! — фыркнула она.

— Зачем? — удивился он. — Сказано же — по желанию. Возникнет желание, напишу, нет, оставлю мысли при себе. Не люблю, знаешь ли, обязаловки!

— Ничего не понимаю, — произнес Рон, прожевав сардельку. — Малфой и маггловедение — две вещи…

— Несовместные, — докончила Гермиона, сердито посмотрев тому вслед. — Нет, ну может, дальше будет что-то посерьезнее сказочек!

— Снова пойдешь? — подначил Уизли.

— И пойду! И вы пойдете! А то, может, я чего-то не понимаю?

— Ну пошли… если, говоришь, там спать можно…

На следующий факультатив Драко немного опоздал, впрочем, не он один, и очень удивился, увидев, что народу прибыло. Около учительского стола Антар о чем-то тихо беседовала с двумя девушками с Рэйвенкло, хаффлпаффка, немного помоложе, внимательно их слушала. На столе обнаружилась внушительная кипа пергаментов.

Драко с удовольствием понаблюдал за выражением лица Грейнджер, подивился тому, что она умудрилась затащить сюда Уизли с Поттером, занял свое место и приготовился слушать.

— Я вижу новые лица, — сказала девушка. — Это хорошо. И вы меня очень порадовали, не сомневайтесь, я прочту все, что вы написали, и если вы пожелаете, мы это обсудим. Нет, мисс Грейнджер, никаких баллов факультетам. Я практикантка, я не имею права их начислять. Тем более, такие сочинения пишутся от души, а не ради награды. Девочки, идите по местам… заходите ко мне вечером, если хотите, договорим.

Судя по выражению лиц девчонок, те уже были готовы идти за Антар в огонь и в воду. Драко приревновал было, потом подумал, что это глупости, и решил сам наведаться вечером на огонек. Послушать, что умного скажут.

— Сегодня у нас снова маггловский писатель, я уже читала его рассказы, а теперь попробуем роман. Напоминаю: никаких вопросов с места, тишина. Кому не нравится — спокойно, без шума собирается и уходит. Итак…

…- Чего это было вообще? — спросил Рон у Гарри. Тот молча пожал плечами. Оба благополучно все проспали.

У окна взахлеб рыдала великовозрастная слизеринка, ее пытались утешить подруги, сами едва сдерживающие слезы.

Более сдержанные рэйвенкловки осаждали мисс Дьеллор.

— А дальше что же? — спрашивала одна.

— Узнаете позже, — был ответ.

— Но мисс Дьеллор, это же через неделю! Вы скажите нам название, мы сами достанем! Ванесса — полукровка, она сможет…

— Это — сколько угодно, — улыбнулась она. — Вот. Только как же остальные? Вы прочтете, а потом будете бездельничать?

— Остальные тоже прочтут, — сказала белокурая Ванесса. — Вон… даже Фелисите со Слизерина проняло, так что за неделю все одолеют. Я ведь видела книгу у вас, мисс, она не такая уж большая.

— Если вы возьмете это на себя, то мы намного ускоримся, — ответила Антар. — Копировальное заклинание знаете? Не то, которое ксерокс, а волшебное?

— Знаем, — заулыбались девушки. — Мы дочитаем! А можно нам еще что-нибудь такое же?

— Надо чередовать, — серьезно сказала она. — Мальчики наверняка хотят приключений. Но вы не беспокойтесь, там всего будет вдосталь…

— Спасибо, мисс Дьеллор!

Да никто еще не потерян! Вон, приятели Драко, такие глупые с виду, начали хоть моргать… И я точно видела, как на истории о прабабушке Винсент украдкой вытирал слезы. Может, у него тоже была такая прабабушка? А когда шла речь о бабушке и ее кухне, заплакала полукровка с Хаффлпаффа, да и не она одна. Как же вам не повезло, дети, что наши миры так далеко отстоят друг от друга… Но Грейнджер решительно непрошибаема! Кажется, она меня конспектирует…

— Мисс Дьеллор, позвольте вопрос? — сказала за обедом профессор МакГонаггал.

— Разумеется, — кивнула та.

— Не скажете ли вы, отчего после ваших факультативов дети плачут навзрыд? Причем не только непосредственно после занятий, но и после, в спальнях?

— Чтобы душа росла, она должна болеть, — улыбнулась Антар. — Иначе никогда из человека не выйдет ничего путного. Профессор МакГонаггал, вы всегда можете прийти ко мне на занятие и убедиться, что я не пугаю студентов, не рассказываю им страшных сказок на ночь, просто… есть вещи, которые нужно осознать.

— А потом они сидят у вас после отбоя, — буркнул Снейп. — Завидуете славе Слагхорна?

— Кого, простите? — повернулась к нему Дьеллор. — Ах! Ну конечно, тот клуб… Нет, ну что вы, куда мне. Просто многие стесняются обсуждать свои мысли на публике, а мне нетрудно напоить их чаем и выслушать… Это, знаете, такое странное, трепетное чувство: подросток вдруг осознает что-то, не может ничего толком высказать, потому что не умеет, и это доводит его до отчаяния. — Она улыбнулась. — Надо просто уметь слушать и временами подсказывать нужные слова. Они хорошие дети, необразованные… гм… в маггловском понимании, но хорошие.

— Мисс Дьеллор, но плачут-то они отчего?! — не сдалась МакГонаггал.

— Я же сказала, душа растет, болит, оттого они и плачут, — серьезно сказала та. — Неужели вы за собой такого не помните?

Пожилая профессорша вдруг смутилась до слез и отвернулась. Снейп нахмурился. И Дамблдора нет, как назло! Вечно он пропадает, когда больше всего нужен! А вот Флитвик посмотрел на практикантку с большим интересом. Он-то знал, чем занимались по ночам его подопечные: читали запоем, совы едва таскали посылки с книгами, а там и тут слышалось: «и это вот запиши, спросим, я не поняла… об этом Маргрет может знать, отметь! И отдай мне книжку, Люси, сколько можно ее держать!»

Драко исправно приходил на эти вечерние посиделки, немного обижался, что не может побыть с мисс Антар наедине, но к нему на колени тут же запрыгивала Басти, начинала мурчать, урчать, рокотать, словом, напрашивалась на ласку, и он успокаивался. Да и заглядывавшие к иностранке студенты были далеко не глупы! Приходили не только девочки; случались и жаркие споры, и бурные примирения, только Антар в этом не участвовала, сидела в сторонке, мерцала янтарными глазами и загадочно улыбалась. Если спрашивали о чем-то, отвечала, конечно, но обычно ее «чтецы» так увлекались друг другом, что забывали и о присутствии преподавательницы, и о времени, приходилось их выгонять…

В один прекрасный день Драко не застал Антар на месте, потом вспомнил, что у нее сегодня выходной, а значит… Значит она увидит отца. Жестокая зависть охватила его, а потом он вдруг успокоился и отправился к себе. У него еще были недочитаны «Две твердыни».

— Глава восьмая

О том, как завоевывать людей

— Как вы, Люциус? — спросила Антар после приветствия.

— На удивление неплохо, — ответил он, — а вам каково в Хогвартсе?

— На удивление забавно, — в тон ему ответила девушка. — На меня смотрят, как на экзотическое животное…

— Однако Драко пишет, что на ваших факультативах яблоку негде упасть.

— Одно другому не мешает.

— А… он как? — неверным голосом спросил Люциус.

— Как всегда: до ужаса вреден, капризен и ненавидим большей частью окружающих, — улыбнулась она. — Не беспокойтесь, все с ним хорошо. Учится нормально, не задирается с окружающими…

— Драко написал мне душераздирающее письмо о том, как Поттера взяли ловцом, а его даже не допустили пробоваться в команду.

— Да… был там инцидент. Ничего страшного, Люциус, Драко успокоился и согласился с тем, что угробиться всегда успеет. Ему больше по нраву наши литературные вечера, — улыбнулась Антар. — Если он не писал: у меня собираются студенты, те, кто не может или не хочет обсуждать что-то при большой аудитории, и мы беседуем в тесном кругу. Драко редко что-то говорит, но ему явно нравится слушать.

— Снейп вами крайне недоволен, — заметил Малфой, провожая девушку в сад.

— В каком смысле?

— Не в профессиональном, нет! Так-то он говорит, что более толкового подмастерья у него сроду не бывало. Ему не нравится то, что вы делаете с детьми.

— Я с ними ничего не делаю, — мягко напомнила Антар. — Я им читаю одну-две главы, а к следующему занятию они сами уже все прочитывают и требуют пояснений. Это что, плохо? То, что дети… ой, да какие дети, там уже совсем взрослые ребята есть! Словом, разве плохо то, что они пытаются думать сами?

14

— Я не знаю, — честно ответил Люциус и широким жестом указал на лужайку. — Как вы любите. Поляна накрыта.

— Господи, никогда не говорите так в приличном обществе! — засмеялась она. — Вас не так поймут! Как мило… Спасибо, Люциус, последние теплые деньки в этом холодном королевстве стоит провести именно так!

— Жаль, что Драко с нами нет, — обронил он, сев рядом. — Вы не представляете, как я по нему скучаю…

— Отчего же, прекрасно представляю. — Антар внимательно всмотрелась в его лицо. — Не двигайтесь, пожалуйста. И не мигайте.

Сильные ладони обхватили виски, повернули голову так, чтобы солнце светило в глаза. От яркого света скоро потекли слезы, но он не сморгнул, а девушка не выпустила его, пока не разглядела того, чего хотела.

— Намного лучше, — сказала она. — Вы сами в зеркало посмотрите, муть почти рассеялась. Но останавливаться нельзя.

— Как вы и говорили, я привык к этой пытке, — усмехнулся Люциус, осторожно отирая глаза.

— Ах, забыла! — воскликнула Антар и коротко поцеловала его в щеку. — Это от Драко, он просил непременно передать.

— Ну и вы ему передайте… — сориентировался Малфой и осторожно коснулся губами виска в золотистом пушке. — Мне без него одиноко.

— Если позволите, я еще не раз принесу вам привет от него.

— Я решительно на этом настаиваю. А пока… прикажете чаю или лимонада?

— Пойдем на компромисс — холодного чая! Для лимонада уже не сезон, — с огорчением вздохнула Антар и вытянулась на спине, рассыпав золотистые локоны и по клетчатому пледу, и по траве, в которой они смешались с осенними листьями.

Люциус подумал немного, а потом тоже лег навзничь, глядя в холодное осеннее небо. Он никогда не любил пикников, всех этих забав на траве, но, видимо, что-то случилось с ним, что-то странное…

…Мисс Дьеллор не было в Хогвартсе, и слава всему сущему! Эта пронырливая девица ухитрялась узнавать обо всем первой, ее осведомленности и Дамблдор бы позавидовал, и сейчас это было совершенно ни к чему.

Снейп привычно аппарировал в Малфой-мэнор, справился у домовиков, где хозяин, услышал, что в саду, удивился, поскольку Люциус никогда не был любителем природы, велел не докладывать о себе, прошел, куда указали… Да там и замер, спасибо, не успев обогнуть розовый куст.

Антар Дьеллор лежала на широком покрывале, и локоны ее рассыпались по траве, сливаясь с опавшими листьями. Это бы еще ничего, но почти голова к голове с ней расположился Люциус Малфой. Руки их были рядом, но не соприкасались, это Снейп различал ясно, только тусклое серебро малфоевских волос мешалось с темным золотом кудрей иностранки, а такого спокойного, безмятежного лица он не видал у старого знакомого много лет.

Он неслышно, как ему казалось, отступил назад, вернулся в дом, а на вопрос домовика, сообщить ли о визите, ответил отказом. Ему и без того было, о чем подумать. Ясно, что допрашивать Драко бесполезно, а Люциус правды не скажет никогда… Но кто же такая эта девица? Когда и как она успела завоевать доверие обоих Малфоев? И, кстати, знает ли о ней Абраксас?..

…- Люциус, холодает, — сказала Антар, с сожалением поднявшись. — Надо идти.

— Мне приснилось, или тут был кто-то еще? — спросил он, открыв глаза. Ему не хотелось вставать.

— Заглянул наш общий знакомый, профессор Снейп, посмотрел на нас из-за куста и ушел. Не рискнул беспокоить, должно быть.

— Мерлин, он может навыдумывать такого… — Люциус сел, встряхнул головой и покосился на Антар. — Сказать никому не скажет, но будьте готовы к тому, что он отыграется на вас.

— Боже, как я испугалась… — усмехнулась девушка. — А вам и вправду лучше, глаза блестят и улыбаетесь вы не вымученно.

— Да, только стоит мне взглянуть в зеркало и увидеть там старую образину, как от улыбки и следа не остается, — искренне ответил он.

— Я знаю, как это можно исправить, — сказала Антар.

Люциус молча приподнял брови.

— Известен мне рецепт одного зелья… Приготовить его несложно, но вот добыть компоненты, — она покачала головой. — Вернее, большую часть можно купить, пусть и нелегально, я знаю, где и как. Но основа…

— И что же это? — с интересом спросил Малфой.

— Философский камень, — спокойно ответила Дьеллор.

— Да вы смеетесь!

— Не думаю даже.

— Ну, это безнадежно, — махнул рукой Малфой. — Философский камень… Фламмель не расстанется с ним ни за какие деньги!

— Ах, не торопитесь так, Люциус, — мурлыкнула Дьеллор. — Фламмель, не Фламмель… Я примерно представляю, как добыть это чудо. Вдруг да получится? Я бы тоже не отказалась от толики бессмертия и неуязвимости… А вы?

— Я и так обойдусь, — холодно ответил он и вдруг добавил: — Но если удалось бы защитить Драко… любые деньги…

— Деньги тут ни к чему, — сказала Антар серьезно. — Пожелайте мне удачи, Люциус. А я уж постараюсь уберечь вашего мальчика.

— Почему? — требовательно спросил вдруг тот. — Почему вы так заботитесь о нем? Да и обо мне тоже! Вы чего-то хотите от меня? Назовите цену, я не привык играть вслепую!

— Люциус, вы никогда не сможете расплатиться, если я назову свою цену, — спокойно ответила девушка. — Никогда больше не упоминайте об этом, очень вас прошу. Это опасно. А за Драко не тревожьтесь, ему ничто не угрожает, могу поклясться своей магией…

— Но на вопрос-то вы можете ответить?

— Нет, — резко сказала Антар и встала. — Не могу. Не сейчас. Вы слишком рано заговорили об этом. Извините, Люциус, мне пора возвращаться в школу. Рада была видеть вас, передам Драко, что вы просили… Прощайте.

Она исчезла, а Малфой, взглянув на измятое покрывало, пошел к дому.

— Прибери там, — велел он, щелчком пальцев вызвав домовика. — И никого не допускай ко мне до утра.

Какой самонадеянный! Какой… Но не могу я на него злиться, Басти, просто не могу. Гордый и несчастный, привыкший все мерить деньгами, ну как ему объяснить, что бывает иначе? Пока сам не поймет, ничего не сделаешь… Спасибо хоть, мальчик не такой твердокаменный: я передала ему отцовский поцелуй, а он сказал, что чувствует запах его одеколона. Ну уж будто! Не так близко мы были… А вот Снейп смотрит на меня зверем. Не настолько мне нужна стажировка у него, но предлога лучше не сыскать. Только вот он, кажется, ревнует меня к Люциусу… тоже несчастная душа! Увы, на всех меня не хватит…

* * *

— Я вижу, нашего полку прибыло? — сказала Антар, посмотрев на аудиторию. Если прежде тут была заполнена едва ли половина мест, теперь сидели уже и на полу, и на подоконниках, и на самих партах. — Ну что вы закопошились? Сидите, как вам удобнее, да хоть лежите или висите на потолке, главное, не шумите. О, господин директор! Вы почтили нас своим присутствием?

— Да, мисс Дьеллор, я хотел бы узнать, чем вы так заинтересовали своих учеников, — улыбнулся тот.

— Тогда, думаю, вам удобнее будет занять преподавательское место, я все равно читаю стоя, — сказала девушка. — Прошу…

Отсюда директор хорошо видел собравшихся: разные факультеты, разные курсы, но у всех одинаковые взгляды… какие-то… голодные, что ли? А у новичков, тех, кто пришел впервые и не знает еще, чего ожидать, немного настороженные и даже напуганные.

— Ну-с, приступим, — сказазала Антар. — Как вы уже поняли, мы с вами прыгаем из эпохи в эпоху, так что сегодня мы окажемся в Америке времен Великой депрессии. Что такое Великая депрессия — написано на доске, кому это понятие не известно, прошу ознакомиться, равно как и с тем, какое положение в те времена и в тех местах занимали чернокожие. Роман написан от лица маленькой девочки, и я очень попрошу взрослых молодых людей не хихикать, а вспомнить себя или своих сестер, у кого они имеются, в этом возрасте. Ну что, поехали?

— Да, мисс! — нестройно отозвалась аудитория, а неизбежная мисс Грейнджер нацелилась пером на пергамент. С какой целью, неясно, от себя мисс Дьеллор не добавляла ничего, разве что давала краткую историческую справку, а там уж, кто чего-то не понял, волен был задавать вопросы в отведенное для этого время.

15

Этого романа Драко еще не знал, одно название вогнало его в некоторый ступор — «Убить пересмешника», это что же такое? Он начал слушать, внезапно втянулся и отметил только, что сразу засмеялись только чистокровные, а потом уж остальные на таком пассаже: «Наш предок Саймон Финч в старости выстроил этот дом, чтоб угодить сварливой жене; но верандой и галереей и оканчивалось всякое сходство этого жилища с обыкновенными домами той эпохи. Его внутреннее устройство свидетельствовало о простодушии Саймона Финча и о великом доверии, которое он питал к своим отпрыскам.

Наверху было шесть спален — четыре для восьми дочерей, одна — для единственного сына Уэлкома Финча и одна для гостей из числа родни. Как будто просто; но в комнаты дочерей можно было попасть только по одной лестнице, а к сыну и гостям — только по другой. Лестница дочерей внизу выходила в спальню родителей, так что Саймон по ночам знал о каждом шаге каждой дочери.»

А потом время внезапно вышло, а от книги осталось больше половины, и…

— Мисс Дьеллор, у нас больше нет занятий сегодня, дочитайте, пожалуйста! А задания мы сделаем, честное слово! Ну мисс Дьеллор!

— Если господин директор не возражает…

— Что вы, что вы, — улыбнулся тот, но улыбнулся тревожно: к этой девушке тянулись дети, а кто она такая, понять было совершенно невозможно.

— Ну хорошо… Только, чур, на следующем занятии кто-нибудь из вас почитает вслух выбранный рассказ, а то я совершенно охрипла!

— Можно мне, мисс Дьеллор? — взметнулась рука Гермионы, и Драко онемел.

— Пожалуйста, — пожала та плечами и улыбнулась. — Я думаю, это будет, по меньшей мере, забавно. Продолжим…

…- Вот зачем ты тратишь там время? — с набитым ртом спрашивал Рон у Гермионы. — Ты все время твердишь, что не успеваешь написать то эссе, это, а потом по два часа сидишь и слушаешь сказочки! Чего ради?!

— Я пытаюсь понять… — ответила она, что-то подчеркивая на листочке. — Хочу вычислить закономерность. Она читает всякий раз разное, а в этот раз читать буду я. Вот и выясним, угадала я или нет!

Судя по всему, Гермиона не угадала, потому что через десять минут ее выступления аудитория заволновалась. Уходить никто не уходил, но все достаточно умоляющими взглядами смотрели на мисс Дьеллор.

— Довольно, мисс Грейнджер, — смилостивилась та и взяла у девочки книгу. — Вы выбрали хороший рассказ… хотя и малопонятный чистокровным.

— Очень даже понятный! — выпалил кто-то. — Там же все объяснено!

— Тем более. Но зачем так частить? Куда вы торопитесь? Давайте, я покажу, как нужно… Никто не возражает, если я начну с самого начала?

— Нет! Давайте! Мы слушаем!.. — раздались возгласы.

«Электрическое тело пою», — назывался рассказ, и Драко опять пришлось прятать слезы, потому что и здесь дети лишились матери. Им повезло с их новой электронной бабушкой, а ему… а ему что, не повезло с мисс Антар? Она, конечно, ему не нянька, но она ведь всегда рядом! И папа… что все-таки думает о ней папа? Напрямик у него не спросишь, он такой!..

«И все равно, на каникулах непременно спрошу!» — решил Драко и стал слушать дальше: Антар читала негромко, нараспев, не особенно и интонируя прямую речь, но все равно ясно было, когда говорит бабушка, когда дети, когда отец…

…- Мисс Дьеллор, ну почему с вашего факультатива студенты непременно выходят заплаканными? — шипел ей Снейп.

— Неправда, на прошлой неделе они смеялись так, что вы же и пришли разбираться с их безобразным поведением, — парировала она. — А мы всего-то навсего читали «Трое в лодке, не считая собаки».

— Да? А потом у вас стояла гробовая тишина.

— А это мы дошли до «Убийства в Восточном экспрессе», вы попали на самую кульминацию. Кстати, сэр, я могу сегодня воспользоваться вашей лабораторией?

— Да, мисс, можете, — мрачно ответил он. — Постарайтесь только ничего не взорвать.

— Вы, кажется, с кем-то меня перепутали, сэр, — озорно улыбнулась девушка, и Снейп невольно вздохнул.

Она была… солнечной, почти как Лили, и он, наверно, не удержался бы от искушения немного поухаживать за ней, если бы не видел ее с Люциусом. Мало того, что с Малфоем вообще не стоило соперничать (да и куда ему!), так еще и ясно было — Снейп безнадежно опоздал. Иностранка с янтарными глазами уже принадлежит Люциусу, даже если ничего между ними и не было… Да и Драко обожает ее сверх всякой меры, постоянно таскается в этот… литературный кружок, хотя что он там понимает? Собираются-то ребята постарше! С другой стороны, пусть лучше сидит там, под присмотром, чем носится по школе…

Уж простите, профессор, вы действительно опоздали. Вернее, не попались мне первым, хотя и тогда… Не уверена, что выбрала бы вас.

— Глава девятая

Редкая добыча

Басти, мои глаза и уши, ты отыскала то, что мне нужно? Как хорошо! Тогда идем, моя дорогая, пока весь замок спит, идем…

— Ну-ну, какие сложности, — покачала головой Антар, потрепав по загривку цербера, который с повизгиванием сунулся к ней лизаться. — Бедный мальчик, посадили тебя на цепь в темной каморке… и только глупый и ленивый не знает, где тебя отыскать! Сиди смирно и не вздумай выть, понял? А я тебе вкусненького принесу…

Пес сел и уставился на нее всеми шестью глазами. Девушка была намного меньше и слабее, у него имелся приказ, но что-то тайное и древнее не давало ему броситься на незваную гостью.

Она открыла люк в полу, глянула вниз и перемигнулась с кошкой. Через мгновение в лаз улетел ослепительно сияющий шар, а следом шагнула и сама Антар с кошкой на плече.

— Спасибо, Басти, — сказала она, посмотрев на скукожившиеся побеги. — Не люблю выпутываться из всякой растительной пакости. А здесь что? Гигантские шахматы? Боже, я помню только, как ходит конь!

Когда гигантские фигуры угрожающе сдвинулись с места, девушка выхватила обе палочки, и через минуту шахматное поле оказалось усеяно обломками.

— Простите, я предпочитаю преферанс, — сказала она, бегом преодолевая гигантскую доску. — Басти, не отставай. Господи, а тут они что сотворили?

Искать один-единственный ключик в целом рое похожих ей было попросту лень. Вынести дверь оказалось намного проще.

— Нет, ну они не могут без затей, — вздохнула Антар, посмотрев на флаконы и поняв, чего от нее ждут. — Басти…

Кошка понюхала один сосуд, другой, фыркнула и повернулась к ним хвостом, сделав вид, будто что-то закапывает.

— Как я и думала, чистой воды блеф, — сказала девушка и спокойно шагнула в огонь, чтобы выйти с другой стороны целой и невредимой. — А что у нас здесь? О-о-о, Басти, ты только посмотри, волшебное зеркало! Я о нем только слыхала… А ну, поглядись в него, что ты там увидишь?

Кошка глянула, недовольно мяукнула и принялась умываться.

— Видимо, это не было твоим заветным желанием, — хмыкнула Антар и тоже поглядела в зеркало Еиналеж. — Ах, свет мой, зеркальце, вовсе не о том я мечтаю, не это мне нужно… А что мне нужно, ты прекрасно знаешь. Не для себя прошу, нет. Хотя что я вру? Я не откажусь воспользоваться такой возможностью, но это уж после, если получится. Отдай…

Сунув руку в карман, девушка нащупала там нечто увесистое и довольно улыбнулась.

— Спасибо, зеркальце. Возьми взамен, — сказала она не без злорадства и показала кое-что бесстрастному стеклу. Вещь эта сразу же пропала. — Пусть теперь ищут… Идем, Басти!

Короткая пробежка по прежнему маршруту, обиженный скулеж покинутого цербера, путь темными углами до своих покоев, а там — быстро раздеться и в постель. Антар Дьеллор давно спит, а что лежит у нее под подушкой, никого не должно интересовать!

Она хорошо выбрала время: близился Хэллоуин, все готовились к празднеству и так устали, что никому и дела не было до двух темных теней, шмыгавших по коридорам. Миссис Норрис видела их, конечно, но предпочла не заметить. С Басти она уже повстречалась разок нос к носу, с ее хозяйкой тоже познакомилась, а потому разумно решила, что старой кошке нет никакого дела до таких сложных игр, ее работа — ловить малолетних нарушителей режима!

16

…- Давно вас не было, — сухо сказал Люциус, увидев девушку. Пускай Драко исправно отписывался, что все в полном порядке, он все равно переживал. За обоих, чтоб их!

— На молодых преподавателей всегда сваливают черт-те что[1], - ответила Антар, лучась улыбкой. — Представляете, мне поручили украсить зал к Хэллоуину! А будто я знаю, как принято это делать, у нас такого не празднуют… Словом, пришлось дважды переделывать, пока МакГонаггал не удовлетворилась.

— Сочувствую, — искренне произнес он. На девушке было светлое платье и легкая шубка из золотистого меха, то ли лиса, то ли норка, он никак не мог разобрать.

— Ничего, это был забавный опыт… О! Розы под снегом! Можно поближе посмотреть?

— Зачем спрашивать, если вы уже смотрите… — проворчал Люциус, направляясь следом, и сказал вдруг: — Вы как лиса сейчас, ярко-рыжая на белом.

— Попрошу без оскорблений, — серьезно ответила Антар, — с лисами мы не в родстве. И я вовсе не рыжая. Ну разве что на солнце… О, Люциус, у меня к вам важное дело. Идемте в беседку, очень вас прошу, времени у меня немного, нужно вернуться к заходу солнца…

— Хорошо, идемте, — кивнул он, подал девушке руку и отвел туда, где они много раз пили чай втроем. — Что случилось? Что-то с Драко?

— Нет, с ним все в порядке, не беспокойтесь, — она весело улыбнулась. — С одной стороны его опекаю я, с другой — профессор Снейп. Деваться ему просто некуда.

— Да, кстати, Северус уже неоднократно жаловался на вас.

— Ревнует, — изрекла Антар. — Пускай. Не отвлекайте, есть вещи поважнее… Вот.

— Что это? — Люциус с подозрением уставился на извлеченное из бездонной сумки нечто, завернутое в шелковый платок.

— Смотрите сами, — девушка развернула ткань, и лучи осеннего солнца, отражаясь от граней большого камня, залили всю беседку кровавым светом.

— Вы… вы с ума сошли! — выпалил Малфой, когда она прикрыла камень платком. — Как вы его раздобыли?!

— А, это не я, вернее, не только я, — небрежно махнула рукой Антар. — Видите ли… у меня есть фамилиар, мои глаза и уши, кошка, если вы не догадались. Так вот, еще в начале года директор сообщил, что в коридор на третьем этаже нельзя ходить под страхом мучительной смерти. Разве же кошка сумеет сдержать любопытство?..

— И что там было?

— Там оказался цербер. Щенок еще, беднягу посадили на цепь и приказали что-то сторожить. А тем временем в газетах мелькнуло, будто ограбили «Гринготтс»…

— Нонсенс!

— Но это так. И унесли нечто очень ценное.

— И кошка не смогла утерпеть… — пробормотал Люциус.

— Не смогла, — вздохнула Антар. — Слово там, слово здесь, выяснилось, что Фламмель — да-да, тот самый! — отдал философский камень на сохранение Дамблдору. Тот держал его в «Гринготтсе», который так неожиданно ограбили, а в это же время в школе внезапно появился цербер.

— Та-ак… — очень нехорошим тоном произнес Малфой. — Что дальше?

— Дальше — приключения в духе Индианы Джонса, — ответила Дьеллор. — Ой, вы же не знаете, это один маггловский персонаж из фильма… Живые растения, живые шахматы, словом, целая полоса препятствий. Однако камень — вот он. Настоящий, я проверила. А там, если что, осталась подделка, пусть покамест думают, что злоумышленник, хоть и миновал все преграды, забрать камень не сумел.

Люциус задумался.

— И что вы намерены делать с ним дальше?

— Вообще, полагаю, следовало бы вернуть его Фламмелю, — серьезно ответила Антар. — Не знаю, для чего намеревался использовать камень Дамблдор, но все эти препятствия были устроены не просто так. Ну а Фламмель… Думаю, он не станет очень уж сердиться, если мы отковырнем от камня малую толику? Скажем, что оно само откололось… Помните, я вам говорила о зелье?

— Мерлин великий, сколько авантюризма в такой маленькой девушке! — вырвалось у Малфоя.

— То есть вы согласны? Но на приготовление нужна минимум неделя, в Хогвартсе я этим заняться не могу, меня Снейп сразу же засечет, — засмеялась она. — Спрячьте как можно надежнее. На рождественских каникулах мы это и провернем, если вы согласитесь терпеть меня в мэноре целую неделю!

— Да хоть две, — опрометчиво ответил Люциус и поспешил поправиться: — Драко будет рад.

— Драко я обычно силой выгоняю в его общежитие, — сообщила Антар с улыбкой. — Нет, он ничуть меня не стесняет и очень подружился с моей кошкой, но только Снейп ужасно сердится, когда не находит вашего сына в спальне после отбоя!

— Я с ним поговорю, — пообещал Малфой.

— Не нужно, — подняла руку девушка. — Не нужно. Это, право, такая чепуха… А теперь, Люциус, посмотрите-ка на свет… Ага… Завидую вашей силе воли, вы, судя по всему, скрупулезно следуете всем предписаниям!

— Стараюсь, — улыбнулся он. — И вы правы, я не могу пересчитать перья в хвосте у во-он того ястреба, но я его хотя бы различаю! Спасибо, Антар…

— Не благодарите, Люциус, — серьезно сказала она. — Помните, что я вам однажды сказала о цене?

— Да.

— Вот и не забывайте. И никогда не пытайтесь заставить меня назвать эту цену.

Взгляд янтарных глаз сделался вдруг ледяным, колючим, и Люциус невольно поежился.

— Спрячьте камень понадежнее. Будет вам на Рождество настоящий подарок! — сказала Антар перед тем, как исчезнуть.

[1] «…на молодых преподавателей всегда взваливают черт-те что» — цитата из «Школы в Кармартене» Анны Коростелевой

— Глава десятая

Мифические животные

Что не так, Басти? Я нюхом чую опасность! Ты тоже? Предупреди… А, впрочем, лучше присмотри за Драко. Уж с опасностью мы как-нибудь совладаем, зачем иначе тут столько магов?

— Тролль, тролль, в подземельях тролль! — ворвался в праздничный зал профессор Квиррел и бросился к преподавательскому столу.

Неизвестно, что он собирался сказать еще, но только с него вдруг свалился неизменный тюрбан.

Квиррелл замер спиной к Большому залу…

Первой завизжала какая-то первокурсница с Хаффлпаффа, потом — Гарри Поттер, а их крик подхватили остальные. Квиррелл повернулся к залу, и у МакГонагалл вырвалось истинно шотландское ругательство. По счастью, мужчины были менее впечатлительны, и двоеликого профессора мигом уложили на пол.

— Там где-то еще бродит тролль, — невозмутимо напомнила Дьеллор, наблюдая за расправой.

— Желаете пойти поохотиться? — окрысился Снейп.

— Я хрупкая девушка, а охота на троллей — занятие для настоящих мужчин, — сладко улыбнулась она в ответ. — Пожалуй, я лучше пригляжу за детьми. Верно, господин директор? Я знаю парочку хэллоуинских историй…

— Да, мисс Дьеллор, — кивнул тот, — так будет лучше всего. А старшекурсники…

— Старшекурсники тоже хотят послушать! — рявнул кто-то из-за стола Рэйвенкло.

— Чего мы, дураки, троллю под ноги лезть? — пискнул первокурсник-хаффлпафец.

Слизерин гордо промолчал, как обычно, а вот Гриффиндор зашумел: голоса там делились примерно поровну.

— Короче, — высказался все тот же некультурный рэйвенкловец, — кому неинтересно, пусть сваливает к троллю. Кто не хочет к троллю, но кому тоже неинтересно, пускай закроет хлебало и сидит молча. А остальные послушают! Верно я говорю?

На этот раз голос подали и слизеринцы, которым откровенно не хотелось идти к себе в подземелья, где бродил какой-то неучтенный тролль.

— Тогда заткнулись и слушаем, — вступил Маркус Флинт со Слизерина. Он на факультативах бывал редко, вечно занятый тренировками, но на Антар смотрел с туманной поволокой в глазах. — Кто пикнет, башку отверну! Мисс Дьеллор, просим…

— Благодарю, Филипп, Маркус, — улыбнулась она, привычно устраиваясь на краю преподавательского стола — остальные успели уже умчаться искать чудовище. — Итак, это история о человеке в картинках…

Она успела закончить рассказ, когда вернулись прочие преподаватели. Оказалось, тролля каким-то чудом занесло на злосчастный третий этаж, в женский туалет, где он едва не пришиб Гермиону Грейнджер. Спасибо, профессор МакГонаггал успела первой и превратила девочку в мышь, по которой тролль не мог попасть своей дубиной чисто физически, а профессор Флитвик с профессором Снейпом обезвредили монстра. Теперь, правда, Грейнджер отлеживалась в лазарете, приходя в себя после такой эмоциональной и физической встряски. Впрочем, жива осталась, и на том спасибо, заключили остальные, поаплодировав героической профессуре…

17

…- Вот так весело мы и провели Хэллоуин, — завершила рассказ Антар, поправив на плечах серебристый мех.

С точки зрения Люциуса, пикник на снегу был еще большим извращением, чем пикник на траве, но воспротивиться не получилось. Холодно? А на что вам теплые мантии и шубы? Сидеть зябко? А согревающие чары в школе кто-то учил или мимо ушей пропустил? Еда? О, опять же, так сложно наложить чары на чайник… а что до прочего, то сейчас вы узнаете, как можно есть на природе зимой!

— Скоро будет готово, — сказала девушка, принюхавшись. Снова эта странность — не глубокий вдох, а череда очень мелких, и ноздри трепещут.

— Пахнет вкусно, — сказал Драко, тоже принюхиваясь.

Он видел, как готовят барбекю, но это было что-то другое: замаринованное мясо и лук нанизали на длинные шпажки и теперь жарили на едва прогоревших углях. Запах и впрямь шел умопомрачительный.

— Держи, снимай пробу, — протянула ему одну такую шпажку Антар. — Жаль, свежей зелени нет, ну уж обойдемся. Не обожгись!

— Я уже… — пробормотал Драко. — Ух ты! Надо же…

— Берите, Люциус, пока не остыло… И себя я тоже не обделю, — улыбнулась девушка, а он вдруг присмотрелся к тому, как она держит свою порцию, как рвет белыми зубами мясо… и у него по спине побежали мурашки.

Впрочем, он решил, что полчаса роли уже не играют. Они спокойно доели, Драко рассказывал о школе, Антар вставляла реплики… Домовики подали умыться, принесли свежего чаю — среди заснеженных кустов повеяло ромашкой и мятой, удивительное впечатление! — и только тогда Люциус решился.

— Антар, разрешите задать вам вопрос? — негромко произнес он.

— Только один?

— Да, один.

— Задавайте, — сказала она спокойно, и Люциус медленно выговорил:

— Вы ведь не человек, Антар, вы оборотень, верно?

Воцарилась тишина. Драко в ужасе переводил взгляд с девушки на отца, но молчал.

— Ну зачем вы сказали это вслух, Люциус? — неожиданно устало произнесла она.

— А что…

— Теперь мне придется уйти, — невесело улыбнулась Антар. — Разве вы позволите, чтобы ваш единственный сын оказался рядом с такой, как я?

Люциус открыл было рот, но Драко опередил его.

— Папа, не вздумай! — Он вцепился в руку Антар так, что отдирать пришлось бы силой. — Не смей ее прогонять! И вообще… вообще я давно догадался, что она не человек!

— Как?.. — спросили взрослые в один голос.

— Ну… — Драко шмыгнул носом. — Еще в первый день, когда мы познакомились, помните? За покупками ходили… Я шел и думал, что мисс Антар движется не как другие дамы. Она идет-идет, замирает, как будто прислушивается… и снова идет. А еще у нее когти.

— Нет у меня никаких когтей! — возмутилась девушка, показав аккуратно подстриженные ногти.

— Есть! Вы меня тогда за руку взяли, и когда придерживали, я чувствовал, как мне в ладонь когти впиваются, очень острые, как у вашей Басти, когда она их выпустит! А потом нарочно посмотрел — они у вас короткие, ни за что не вышло бы так… — Драко перевел дыхание. — И принюхиваетесь вы не как человек. Люди делают вот так… — он изобразил, — а у вас ноздри шевелятся. Опять же, как у Басти. И я только когда ее увидел, сообразил, на кого вы так похожи. Вы и лежите, и сидите, как она! А еще, — добил мальчик, — вы часто говорите, что Басти — ваши глаза и уши. Но разве же кошка просто так станет слушаться? А она у вас как миссис Норрис у Филча — везде бывает и все видит… Вот. Вы тоже кошка, да?

— Боже-боже, — тяжело вздохнула Антар, привычно потрепав его по голове и сделав вид, будто не заметила, как напрягся Малфой-старший. — Можно сказать, что кошка. Да не дергайтесь вы так, Люциус. Да, я оборотень. Не такой, как ваши, от лунного цикла не завишу, вы бы давно заметили. И в зверином облике разума не теряю, это так, для справки.

— Вы… может, вы анимаг? — выдавил он, вспомнив вдруг ее «с лисами мы не родня».

— Нет, я оборотень, как десять поколений предков. А может, и больше, — улыбнулась девушка, — всех не упомнишь. Просто у вас такие не водятся, вам и знать неоткуда…

— А кто же вы… — Люциус встряхнул головой. Оборотень — не анимаг, значит, масса тела должна примерно соответствовать. Крупная кошка… Леопард? Нет, она сказала, что родом с северо-востока Европы, там такие не водятся… Снежный барс? Масть не та. Может… — Рысь?

— Угадали! — поаплодировала Антар. — С виду и правда похожа на рысь. И еще, — серьезно добавила она, обращаясь к Драко, — у меня кисточки на ушах.

— Покажете? — застенчиво спросил он.

— Не теперь. Извини, раздеваться на снегу мне не хочется, а выпутываться из одежды в зверином облике — такая морока!

— Вот, значит, как вы умудрились учуять отраву в моем одеколоне… — негромко сказал Люциус.

— Именно. Я потому и занимаюсь зельями, что нюх очень тонкий, это удобно. У нас почти все в семействе этим промышляют: кто собирает травы, кто сам варит что-то, я вот решила поучиться всерьез.

— Но все равно, — не отступал он, — я никогда не слышал о таких оборотнях!

— Конечно, — язвительно произнесла Антар, гладя Драко по голове, — арысь ведь мифическое животное!

— Вы говорили! — встрепенулся мальчик. — Говорили, что сердцевина у обеих ваших палочек — шерсть арыси! Это… ваша?

— По волоску с хребта каждого из моего семейства, кого удалось застать дома на тот момент, — усмехнулась девушка. — Не такие уж мы и мифические, должна я тебе сказать! Просто стараемся не попадаться на глаза.

— Ничего себе, не попадаться! — не выдержал Люциус. — Полгода в Хогвартсе…

— А до того пять лет в Дурмштранге и много где еще, — подхватила она. — Я не очень-то общительна. Вы — особое дело, а так… Мало кто может сказать обо мне что-то определенное. И я ведь не бегаю по полнолуниям в зверином облике! Конечно, иногда тянет в лес, но это терпит до каникул. И не окажись вы с сыном настолько наблюдательными…

— Что значит — мы особое дело? — перебил он. Слова о цене не давали ему покоя.

Антар помолчала.

— Знаете, что такое арысь? — спросила она. — Ну кроме того, что это мифическое животное?

Оба Малфоя помотали головами.

— Как говорили в старину, арысь идет на запах горя-злосчастья, — обронила Антар. — Вот я и пришла.

Люциус переменился в лице.

— Чего вы так испугались? Я сказала — идет на запах, а не приносит с собой, — мрачно произнесла девушка. — Подумайте сами, я с вами больше полугода, кому стало от этого хуже?

— Так вы… нарочно искали?

— Нет. Обычно мы просто идем по своим кошачьим делам, но если подворачивается что-то, с чем мы можем справиться, то задерживаемся. А в тот день… В тот день я просто шла по магазинам. А когда была у мадам Малкин, вдруг почуяла… — Антар прижмурила золотистые глаза. — Я такого никогда не ощущала. И я решила, если уж это не горе-злосчастье, тогда я и не знаю, что так называть!

— И врезались в меня… — произнес Люциус.

— Именно. Если бы вы меня не пригласили выпить кофе, я бы сама это сделала. Вульгарно, но, знаете, тут уж выбирать не приходится…

«Верно, она с нами больше полугода, и за это время Драко пришел в себя, стал нормально спать и есть, да и я… Мне она спасла глаза, а прочее не так уж важно!»

— А что потом? — тихо спросил Драко, так и не выпустивший ее руки.

— Когда?

— Когда вы все это горе-злосчастье изведете?

— Тогда я уйду, — серьезно сказала Антар. — На свете еще много бед.

— Значит, я был прав тогда, — произнес мальчик, — помните, когда вы рассказывали про волшебницу с зонтиком и саквояжем? Которая остается только до тех пор, пока ветер не переменится… и пока она нужна?

— В чем-то мы похожи, — кивнула девушка. — Но ветер пока не переменился, да и зонтика у меня нет. И не все дела у меня здесь закончены.

— То есть вы пропадете, когда мы снова станем счастливы? — допытывался Драко, дождался кивка и тут же сказал: — Тогда вы никогда не уйдете!

— Это почему же? — заинтересовалась Антар.

— Потому что если вас не будет, то не знаю, как папа, а я моментально стану несчастным! — выпалил он и зачем-то зажмурился.

18

— Придется мне сидеть возле тебя до старости, — серьезно сказала девушка. — Впрочем, года через два-три ты начнешь интересоваться однокурсницами… У меня еще есть шанс вырваться!

— Нет у вас такого шанса, — отмер Люциус. — Ни малейшего. И вообще, зачем-то вы принесли мне на сохранение… ту вещь?

— А, да, эту безделицу… — вспомнила Антар. — Займусь на досуге. Ну что, мы закончили выяснять отношения? Если так, то, дорогие мужчины, раздуйте-ка угли, у нас вон еще сколько мяса недожарено…

«Оборотень. Арысь. Мифическое существо. Красивая девушка, которая читает детям маггловские книги и учит домовиков готовить что-то несусветное. Девушка, которая легко увела из-под носа у Дамблдора философский камень, а он явно был приманкой для кого-то… Впрочем, тут и гадать нечего: достаточно вспомнить, что рассказывал Драко о сцене в Большом зале!»

— Люциус, вы уснули? — ткнула его в бок Антар.

— Вы спасли мои глаза, — невпопад сказал он. — И сына.

— Интересно у вас расставлены приоритеты, — фыркнула она, и Люциус оскорбился. Впрочем, он сам понимал, что высказался неуклюже, но извиняться сейчас было нельзя, стало бы только хуже. — Ну не дуйтесь, я понимаю, что сидеть рядом с оборотнем вам неприятно, но…

— Мерлин, я об этом вообще не думал! — вспылил он. — Зачем я вообще спросил вас?..

— А это как в сказках, — задумчиво ответила Антар. — Там непременно кто-нибудь или вопрос задаст не вовремя, или спалит лягушачью шкурку, или спрячет лебединые крылья, чтобы удержать подругу. Но все это оборачивается бедой.

Наверно, на лице у Люциуса отразился откровенный страх, потому что девушка улыбнулась:

— Я-то не под заклятьем. И я вполне современный оборотень, сама решаю, на какие вопросы обижаться, а на какие нет. Прогнать меня вы вольны, но не более того.

— Не собирался я этого делать!

— Но вы боитесь, — сказала она спокойно. — Я же чувствую. Больше за Драко, конечно, но и самому вам не по себе. И не оправдывайтесь! Это нормально. Нужно будет показаться вам в кошачьем виде, убедитесь тогда, что я вполне себя контролирую… только валерьянку перед этим не пейте, а то мало ли!

И только тогда Люциус невольно засмеялся.

Ах, ну почему вы такие догадливые? Мальчик наблюдательнее отца, вот так диво! Впрочем, дети часто видят то, о чем взрослые и представления не имеют… Старший испугался, младший — нет. Реши я уйти… нет, не смогла бы, они ведь держатся за меня, как утопающий за соломинку! Он прав. Я уже никогда не уйду…

— Глава одиннадцатая

Волшебные зелья

— Вот, — сказала Антар, выставив перед Люциусом два флакона. — Готово. Это для Драко… но, думаю, лучше подмешать зелье ему в еду, не нужно говорить, чему он обязан выносливостью и удачей.

— А он после этого не застрянет в своем возрасте? — с тревогой спросил Малфой.

— Нет. Не бойтесь. Я же не для бессмертия зелье варила, а просто на счастье, — улыбнулась девушка. — А это вам. Оно посильнее, ясное дело, вам сильно досталось.

— А если… я сейчас выпью? — неверным голосом спросил Люциус, глядя на отблескивающий рубином флакон.

— Можете и сейчас. Я за реакцией понаблюдаю, — сладко улыбнулась Антар.

Он вынул пробку и выпил все до последней капли.

— Вы настолько доверяете мне? — удивленно спросила девушка.

— Я никому уже не доверяю, — устало ответил он, вручив ей пустой флакон. — На себя мне уже наплевать, лишь бы Драко был в порядке…

— Ну и в каком же он будет порядке, если я вас вот только что отравила?

— Вы? Вы не отравите, — произнес Люциус. В голове стало пусто и звонко, и нес он какую-то ахинею. — Вы можете перегрызть горло или сломать шею, но травить никогда не станете. И Драко вас полюбил, а он никогда не ошибается в людях…

— Еще как ошибается, — сказала Антар, подхватив его под руку. — Сядьте-ка. Упадете — я вас не дотащу, а ваших домовиков позвать не сумею. Посидите, сейчас вас должно отпустить… Драко — ваша неудачная копия, Люциус. Неудачная в том смысле, что вы прекрасно знаете, где друг, где враг, и умеете лавировать между всеми ними, а сын ваш этому не обучен. Скажите, вы сами научились?..

— Чему?

— О господи, тому, о чем я только что сказала!

— А о чем вы сказали? — неверным голосом спросил Люциус.

Антар только вздохнула — спасибо, до скамейки добрались! — усадила его и сама присела рядом. Сердце у Люциуса билось ровно, сильно, а что сознание немного спуталось, так это зелье виновато. Драко и впрямь лучше подливать по паре капель, иначе просто опасно.

«Ну куда я от вас уйду? — с тоской подумала она, глядя на горизонт. На плече у нее лежала тяжелая голова Люциуса, Антар придерживала его лоб ладонью. — Предупреждала мать, не возись с людьми слишком долго, не будет тебе добра, сделала свое дело — и в сторонку! Да только если я не стану с ними возиться, что ж выйдет? Старший, может, выкарабкается, но мальчик… этого мальчика я никому не отдам!»

Люциус вздохнул со всхлипом, дернулся, вскинул голову, озираясь.

— Вы уснули, — сказала Антар серьезно. — Все в порядке.

— Мне приснился кошмар, — произнес он, и лицо его исказил страх. — Я…

— Говорите. Если рассказать, сон не сбудется.

— Драко… Мой Драко… — Люциус задохнулся, с трудом вернул дыхание в норму и продолжил: — Знаете Астрономическую башню? Вот оттуда он падал… падал… пока не упал…

— Вот так кошмары у вас, — Антар осторожно пригладила ему взмокшие (на таком-то холоде!) волосы. — Постараюсь не пускать его на Астрономическую башню. И научу левитации, а то мало ли…

— А вы умеете? — совершенно по-детски удивился он.

— Немножко умею, на то, чтобы задержать падение, хватит, — улыбнулась она. — Вам лучше?

— Мне хорошо, — честно сказал Люциус.

— Это была первая атака, — сказала Антар. — Ну, после зелья. Вам еще пару суток лучше полежать в постели, мало ли… Не бойтесь галлюцинаций и прочего. Впрочем, если позволите, я с вами посижу.

— Да, вы же хотели наблюдать, — усмехнулся Малфой и добавил: — Если вас не затруднит, пожалуйста. Я… очень странно себя почувствовал сейчас. А что будет с Драко…

— От двух капель того зелья, что я готовила для него, с ним ничего не станется, — ответила девушка. — Идемте к дому, Люциус, вам снова может сделаться дурно, а вы слишком тяжелы, чтобы тащить вас волоком.

— А чары вы забыли?

— Я никогда не была в них сильна! — ответила Антар и повела его к дому.

Она оказалась права: еще двое суток Люциуса то трясло в лихорадке, то выворачивало наизнанку, то слабость не давала ему встать, но на третий день он проснулся, ощущая себя не просто живым, а каким-то обновленным, что ли?

А Антар не обманула, просидела с ним все это время, обтирая ему лицо, вливая какие-то микстуры или зелья, держа за руку… Кажется, она уходила куда-то (идиот, разумеется, уходила, ей тоже нужно было поесть и поспать и, кстати, поговорить с Драко!), потом возвращалась, касалась губами горячего лба, проверяя, нет ли сильного жара…

Всего двое суток…

— Папа! — бросился ему навстречу Драко, едва он вышел в гостиную. — Папа…

— Прекрати, — велела Антар, по-хозяйски распоряжавшаяся за столом. — Твоему отцу уже намного лучше. Я права?

— Да, — кивнул Люциус, не без труда поднял сына (Драко в полном восторге обхватил его за шею руками) и понес к столу. — Вымахал, надо же! Вроде бы только вчера был в весе пера…

— Кормить надо лучше, — сказала девушка.

— Что, сегодня опять… что-то из ваших народных рецептов? — ужаснулся он.

— Нет, традиционный завтрак. Чай, овсянка, вареное яйцо, тосты, а на обед сообразим что-нибудь повеселее, — улыбнулась Антар. — Нам же скоро уезжать.

— Ага, — тоскливо подтвердил Драко. — Не хочу я туда, пап…

Люциус промолчал.

— Послушайте, — сказала девушка, — вот что… Драко, тебе ведь не хочется целый день ехать поездом?

Тот кивнул.

— Люциус, если вы позволите, я возьму его с собой. Я же аппарирую в Хогсмит, а там мы пройдемся немного… Как вы на это смотрите?

19

Драко смотрел на это с восторгом: он мог остаться дома на добрых полдня дольше. Люциус тоже: пусть лучше наследник аппарирует с Антар, чем трясется в этом клятом поезде!

— Я… — сказал он, когда прощался с ними. — Я не знаю, как благодарить вас…

— Словами, Люциус, — ответила Антар, крепко держа Драко за руку. — Словами. О цене мы с вами уже разговаривали.

— Да… Спасибо, — искренне произнес Малфой, поймал свободную руку девушки и поцеловал отчего-то не тыльную ее сторону, а ладонь. Так ему показалось правильно. — Драко…

— Я все помню, пап, — сказал тот серьезно. — Я не стану ни с кем ссориться без нужды. Только, — добавил он вредным тоном, — профессор Снейп опять будет придираться и ко мне, и к мисс Антар!

— Я думаю, вы оба это переживете, — ответил Люциус. — Драко…

— Господи, да поцелуйте вы уже ребенка! — не выдержала девушка и втолкнула мальчика в объятия отца. — Было бы, перед кем выпендриваться!

Люциус погладил легкие белокурые волосы, взглянул в серые, точь-в-точь как у него, большие глаза, целовать, правда, не стал, просто прижался щекой к щеке… Эту боль он не взялся бы описать словами. И все время стоял перед глазами тот кошмар…

— Драко… — шепнул он. — Драко…

— Папа, — отозвался тот. — Ты не скучай. Мисс Антар тебя будет навещать, ей же можно. Передаст, если что.

Люциус встретился глазами с девушкой. Любопытно, но только догадавшись о ее природе, он начал подмечать прежде ускользавшие от него детали. Поворот головы, искры в глазах, жесты… Она была большой хищной кошкой, а добычей стали они с сыном. Люциус никому не верил на слово. И он еще ничего не нашел в своей обширной библиотеке об арысях…

* * *

— А вот мы и на месте, — сказала Антар. — Ты как?

— Ненавижу аппарацию, — скривился Драко. — Но лучше так, чем поездом. У нас же еще несколько часов есть, да? Пока остальные приедут?

— Ага! Пойдем, я чаю заварю и расскажу тебе что-нибудь…

У входа их ждало непредвиденное препятствие в лице профессора Снейпа. Драко непроизвольно спрятался за своей спутницей.

— Добрый день, профессор! — радостно поздоровалась та. — Дивный денек, не правда ли? А отчего вы стоите на проходе? Мне хотелось бы войти, отряхнуть снег, выслушать ругань мистера Филча…

— Почему с вами мистер Малфой? — вместо ответа спросил Снейп.

— Потому что ему не нравится целый день ехать поездом, а багаж и без него обойдется. Люциус разрешил, и мы аппарировали в Хогсмит, а потом немножко прогулялись.

«Ах, он уже просто Люциус!» — невесть почему обозлился Снейп.

— Студентам первого курса запрещено посещать Хогсмит.

— Но Драко был со мной, с преподавателем. И у меня есть письменное разрешение его отца, — сладко улыбнулась девушка. — Можете ознакомиться. Или свяжитесь с ним самим. Ну а мы пока пойдем обсыхать, да, мой дорогой?

— Ага, — вредным тоном ответил мальчик. — Басти, наверно, соскучилась одна!

— Вот мы и проверим, — сказала Антар, обходя Снейпа, — поторапливайся!

Кошки в комнатах не оказалось, видно, ушла куда-то по своим делам.

— Посиди тут, — велела девушка. — Я тебе кое-что покажу.

Она скрылась в спальне, не запирая двери. Драко догадался, что именно он увидит, зажмурился на всякий случай, потому что представил, как Антар снимает платье, а мало ли!.. А потом его толкнула тяжелая голова.

— Вы? — спросил он неверным голосом, и большая кошка, крупнее обычной рыси, мурлыкнув, вспрыгнула рядом на диван. — Ух ты, правда уши с кисточками! Можно, я потрогаю?..

Легендарная арысь лизнула его в нос, заставив рассмеяться, и повалила на диван. С ее весом и силой это было несложно, она и взрослого мужчину могла свалить, не то что ребенка одиннадцати лет. Когтей, конечно, она не выпускала.

— Мисс Антар, не бросайте нас, пожалуйста, — скороговоркой сказал Драко, обнимая пушистую шею. То, чего он не мог сказать в глаза девушке, куда как проще говорилось лесному зверю. — Все, что хотите, для вас сделаю, только не бросайте нас с папой! Он стал совсем старым, когда мама умерла… не из-за зелья, то есть не только от него, просто так. А теперь вдруг начал улыбаться. И он не всерьез сердится на ваши рецепты, ему не нравится, конечно, но это чепуха, он рад, что нравится мне! — Мальчик тихо заплакал, вжимаясь лицом в пятнистый мех. — Не уходите, мисс Антар, не надо…

Арысь снова лизнула его и обняла бархатными лапами.

Ты мог бы ничего и не говорить, маленький котенок. Я и так все знаю. И, чтоб его, почему я никак не могу выбросить из головы твоего отца?!

— Глава двенадцатая

Знакомство с родителем

— Посмотрите только на Малфоя, — слышался шепоток, когда тот шел по Диагон-аллее. — Он же выглядел старше собственного отца, а теперь…

Люциус молча прятал улыбку: с той поры, как он взглянул в зеркало и услышал восхищенный вздох, а не тяжелое «ох…», прошло не так уж много времени. Просто однажды он обнаружил в зазеркалье не потасканного стареющего незнакомца, которому трость нужна была вовсе не для форса, а себя самого лет этак тридцати от роду, ясноглазого, улыбающегося, с рассыпавшимися по плечам пепельными волосами, пепельными, не седыми, чтоб их!..

— Вы опаздываете, Люциус, — сказала девушка, протянув руку для приветствия.

— Я не мог отказать себе в удовольствии потешить местных кумушек, — ответил он. — Простите.

— Я вас понимаю, — озорно сказала Антар. — Вы на диво хорошо выглядите, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить…

— Вы свободны сегодня?

— Да, вполне. Завтра тоже. Правда, Драко будет переживать, он не любит, когда я исчезаю невесть куда.

— Два дня пускай попереживает, он уже взрослый, пошлем ему сову, — произнес Люциус, хотя об одном упоминании о сыне начинало болеть сердце. — Вы в этом Хогвартсе с ним постоянно, а, думаете, я не скучаю?

— Кто вас разберет… — задумчиво произнесла Антар. — В мэнор?

— Именно, — кивнул тот и аппарировал с нею вместе.

Свидетельницы этой встречи долго еще обсуждали, кто такова спутница Малфоя да откуда она взялась, пока кто-то не вспомнил, что девушку видели на вокзале, она вместе с Малфоем провожала его сына. Тут уж все глубоко задумались…

…Обед прошел в неловком молчании. За столом, не на природе Люциус не знал, о чем говорить с Антар. О Драко уже расспросил, сколько можно?

— Не переживайте так, — сказала Антар, поднявшись. — За Драко приглядывает Басти, а если Басти что-то придется не по нраву, обидчик рискует распроститься с глазами.

— Благодарю, — негоромко сказал Люциус. — Ваша комната… все та же.

— Спасибо, — кивнула девушка. — Я немного отдохну, почитаю, пожалуй. Книги — моя страсть!

Малфой промучился добрый час, прежде чем осмелился постучать в дверь гостьи.

— Сейчас! — услышал он ее голос, потом босые шаги… и дверь распахнулась. — Что такое, Люциус?

— Я больше не могу, — искренне сказал он и поцеловал девушку, рискуя получить по физиономии увесистым томиком, который она держала в руке.

Книга, однако, тут же полетела в сторону, а его шею обвили тонкие, но сильные руки, и поцелуй сделался уже не случайным, а… многообещающим.

— Люциус, — сказала Антар, оттолкнув его на секунду. — Люциус, если вы это сделаете, то посадите меня на цепь. Я навсегда буду привязана к вам, а если вы возьмете себе другую женщину, мне придет конец, понимаете?

— Я не возьму другую…

— А как же положение в обществе, мнение окружающих? И я оборотень, если вы запамятовали!

— Об этом никто не знает. Антар…

— Надо было бы выцарапать вам глаза, да я слишком полюбила вас и вашего сына! — с досадой ответила она и подставила губы для поцелуя.

Неверными руками Люциус расстегивал одну пуговку на ее платье за другой… пока не понял, что это только видимость. Антар тихо смеялась.

— Господи, Люциус, вы что же, думаете, я половину утра трачу на то, чтобы застегнуть все это? — спросила она. — Домовиков-то у меня нет!

20

— А как же…

— Люциус, сзади, если вы не обратили внимания, есть «молния»… да, руку вот сюда, нащупали? Расстегивайте, только не рывком, ее чинить замучаешься…

Он осторожно потянул «собачку», и платье начало сваливаться, стекать с Антар, а дальше он уже ничего не помнил, только острую боль в спине и непередаваемое блаженство.

— Ох, как же я вас располосовала, — удрученно сказала Антар, когда оба отдышались. — Простите, бога ради, я непроизвольно.

— Ничего, — сквозь зубы произнес Люциус. Лечь на спину он банально боялся.

— Дайте, взгляну поближе… Ну, не так уж страшно. Потерпите немного…

Люциус задохнулся, когда рваной раны (а простой царапиной назвать отметины, оставленные Антар, было сложно) коснулся влажный шершавый язык.

— Перестаньте! — сказал он, но очень сложно протестовать, будучи вжатым лицом в подушку. — Прекратите сейчас же…

— И следа не останется, — шепнула ему в ухо Антар, прекратив зализывать его раны. — Люциус, а знаете, что случается с арысью, если она полюбит по-настоящему, а не просто придет извести горе-злосчастье?

— Нет… — Он так ничего и не вычитал в старых книгах. Мифические звери никого не занимали, кроме разве что чудака Лавгуда, но и тот ничего не сумел рассказать.

— Она погибнет. А я полюбила сразу двоих, — щекотно улыбнулась девушка, не отрываясь от его щеки. — Вас и Драко. Мне осталось совсем мало времени.

— Да что вы несете!.. — Люциус вывернулся, схватил ее в охапку и прижал к постели, золотую, янтарную, такую нежную… и опасную. Поцелуй с привкусом собственной крови показался особенным. — Не говорите так!

— Вы сами увидите, как это бывает, — спокойно сказала Антар. — Лишь бы Драко при этом не присутствовал. Хватит с него смертей.

— Вы с ума сошли?! — Малфой схватил ее за плечи так, что наверняка оставил синяки. — Вы… я… Да за что же?! За что с нами так?! Что мы сделали, ну скажите?! Чем откупиться, как спасти вас и сына?.. Если еще и вы… он не переживет, я его знаю…

— Я тоже его знаю, он сильный мальчик, — сказала девушка. — А откупиться не выйдет. Вы не беспокойтесь, я просто скажу, что уезжаю на родину. Он потоскует и успокоится.

— А я?! — с холодным бешенством произне Люциус. — Я тоже, значит, успокоюсь?!

— Да кто вас, Малфоев, разберет, — произнесла Антар, потянувшись кошачьим движением. — Вот время вы терять умеете, это да, этого не отнять…

Я действительно люблю их обоих. Младшего — как ребенка, которого у меня никогда не было, старшего… как мужчину, которые у меня были, но не затронули ни сердца моего, ни души. Конечно, я солгала ему. Мне нужно было посмотреть, что он сделает и что скажет…

— Я вас не отпущу, — холодно сказал Люциус, выпрямившись. — У меня достаточно связей. Вы не сможете аппарировать даже в пределах Британии, я молчу уж о континенте! Что смешного?!

— А вы все время забываете, что я не человек, — ответила Антар, — так что мне эти ваши связи… Я смогу удрать когда угодно и откуда угодно.

— Из Азкабана тоже?

— А вы намерены засадить меня в тюрьму? Не забудьте сказать об этом Драко, он порадуется!

— Мерлин, какую чушь я несу… — выговорил Люциус и вздрогнул, когда его виска, а потом обнаженного плеча коснулись теплые губы. — Простите, Антар…

— Я не обиделась, — сказала она, а он задохнулся, когда она скользнула ниже. — Меня не так-то просто обидеть.

— Не на… до… — только и смог сказать Малфой, на большее не хватило дыхания. — Я не…

— А я — да, — подняла голову Антар. — Поздно, Люциус. Вы спохватились слишком поздно, так что не мешайте мне урвать кусочек счастья у этой проклятой жизни…

…- Мерлин великий, — простонал Люциус наутро, едва открыв глаза и встретившись взглядом с перепуганным домовиком. — Только не это!

— Что? — спросила Антар, натянув одеяло на голову.

— Отец вернулся. Что будет, даже представить боюсь!

— Ну так идите побрейтесь, пообщайтесь с отцом, я еще посплю, а потом приду знакомиться, — зевнула девушка и действительно преспокойно уснула, в то время как он метался по комнатам, стараясь предстать перед родителем в пристойном виде.

Как есть кошка, никто ей не указ!

— Люциус, что ты с собой сотворил? — было первым, что произнес Абраксас Малфой после традиционного приветствия.

— Что-то не так, папа? — встревожился тот.

— Так, да не так… — тот обошел сына кругом. — Когда я уезжал в Германию, на тебя смотреть было противно. А сейчас ты выглядишь так, будто только-только собрался жениться.

— Может, и собрался, — сморозил глупость Люциус и тут же помертвел. Да никогда в жизни отец не допустит такого! И, если честно, у него и в мыслях не было…

— Кто она? — холодно спросил Абраксас.

— Какая разница?

— Я спрашиваю, что это за женщина? — отчеканил тот.

— Доброе утро, лорд Малфой, — сказала Антар, спускаясь по лестнице и приседая в реверансе. — Я узнала вас по голосу. Очень, знаете ли, убедительный голос…

— Доброе утро, — процедил тот. — Полагаю, мой дорогой сын, это и есть твоя… гм… подруга.

— Позволь представить, папа, мисс Антар Дьеллор, она стажируется у Снейпа… его ты наверняка помнишь… и преподает в Хогвартсе, — выдавил улыбку Люциус.

Девушка снова присела в реверансе.

— Люциус, я понимаю, конечно, что директор Дамблдор на старости лет выжил из ума, — негромко произнес Абраксас. — Но ты-то еще не рехнулся, я надеюсь?!

— О чем ты, папа? — поразился тот.

— О том, что эта девушка — не человек! — гаркнул старший Малфой. — Мерлин с тобой, гуляй, с кем угодно, но ты хоть думаешь, кого ведешь к себе в дом?!

Люциус открыл было рот, чтобы ответить, но Антар успела первой.

— А как вы догадались, милорд? — весело спросила она. — Что вам подсказало?

— Я… — тот осекся и нахмурился. — Да все разом, пожалуй. Поворот головы, ваши позы, ваша грация — это нечеловеческое. И я не ошибся, так?

— Драко удался в вас, — мягко сказала девушка, — он раскусил меня почти моментально… и молчал добрых полгода, маленький негодяй. А вот ваш сын заметил мои странности не сразу, ну так ему простительно, он на момент нашего знакомства почти ничего не видел дальше собственного аристократического носа.

— Антар, прекратите немедленно! — прошипел Люциус.

— Нет-нет, мисс, продолжайте, — приказал Абраксас, сощурившись. — Что вы такое говорили?..

— Ваш сын терял зрение, — просто ответила Антар. — Где уж ему было различить мою грацию!

— Что-то я ничего уже не понимаю… — произнес старший Малфой. — Люциус?

— Я не буду ничего говорить, — огрызнулся тот. — Охота, так допрашивай мисс Дьеллор!

Тот повернулся к девушке.

— А что рассказывать? — пожала та плечами. — Вашему сыну кто-то очень добрый подлил в подаренный одеколон зелье старения. Еще немного, и вы бы с сыном, как с зеркалом переглядывались!

— Это правда? — негромко спросил Абраксас. Люциус неохотно кивнул. — Эй там, чаю подайте! Идите сюда, мисс… Так вы и верно оборотень?

— Не просите превращаться прямо здесь, мне для этого нужно раздеваться, — в тон ответила Антар. — Да, я оборотень, но от фаз луны не завишу. И если я кого-то покусаю, вреда не будет. Мы, урожденные оборотни, не заразные, это только по наследству передается.

Люциус вздрогнул, припомнив эту ночь… Девушка довольно улыбнулась.

— Драко очень полюбил мисс Дьеллор, — произнес он, стараясь совладать с голосом.

— И я его, — улыбнулась она. — Люциус, вы обещали послать ему сову. Он ведь переживает!

— О да… Папа, разреши, я отойду ненадолго?

Абраксас кивнул, и Люциус позорно сбежал.

— Откуда вы, мисс? — спросил старший Малфой, помолчав.

— Издалека, — был ответ.

— Что вам нужно от моего сына?

— Ничего. Я арысь… — Антар помолчала. — Не слыхали?

Абраксас покачал седой головой.

— Оборотень такой, мифический, говорят, зверь. Иду на запах горя-злосчастья, извожу его. А от ваших отпрысков вообще уйти не могу, — девушка отвернулась. — Мальчика просто не в состоянии бросить, он один не выдержит, а Люциус… — Она развела руками.

21

— Что вы с ним сделали? — спросил мужчина. — После смерти супруги он был очень плох, а теперь…

— Я зельевар, он не говорил? — улыбнулась Антар. — Сварила я ему кое-что, и Драко тоже. Да и вам не помешало бы.

— Ну, знаете!..

— Я-то знаю, — сказала девушка печально. — Замуж за вашего сына я не рвусь, мне это ни к чему. Только, пожалуйста, не стройте преград на моем пути, я никогда не причиню зла ни ему, ни вашему внуку. Я их люблю. Люблю от всей души, какая полагается оборотню.

— Похоже, что она уж никак не меньше человечьей… — негромко ответил Абраксас. — Скажите, фамилия ваша ведь ненастоящая? И имя?

— Имя настоящее. А фамилия… — Антар улыбнулась. — Мы за славой не гонимся, как назвались, так и назвались.

— В смысле…

— Мы же нелюди, сударь, — улыбнулась она. — У нас нет родовых гобеленов, мы не вычисляем родства, просто живем себе, делаем свое дело, вот и все.

Абраксас помолчал.

— Давайте, что ли, чаю выпьем, — ворчливо сказал он наконец. — Пока он совсем не простыл…

Когда Люциус вернулся, то увидел потрясающую картину: отец светски общался с гостьей и, кажется, они успели найти общий язык. А вот позже его ожидала крайне тяжелая беседа с Абраксасом: Антар деликатно убыла в Хогвартс, оставив Люциуса наедине с отцом.

— Давай говорить без обиняков, — резковато сказал тот, жестом велев сыну пройти в кабинет.

— Как прикажешь, — ответил Люциус.

— Давно эта девица с тобой?

— Смотря, что ты имеешь в виду. Знакомы мы немногим более полугода, а что до прочего, то… — тут он понял, что начинает краснеть, чего с ним не бывало лет двадцать. — В общем, вчера.

— Ну-ну, — ухмыльнулся Абраксас и принялся набивать трубку. — И тут вдруг явился папаша и испортил сыночку уик-энд. Уж прости, знай я, что ты притащил в мэнор женщину, заранее дал бы знать о своем возвращении. Впрочем, окажись женщина нормальным человеком, это не имело бы значения. Ты мой наследник, развлекайся, пока есть силы и желание, тем более, сын у тебя уже имеется. Но…

— Папа, кажется, вы с мисс Дьеллор очень мило беседовали, — перебил Люциус.

— Да, — тот выпустил клуб дыма. — И я окончательно убедился в том, что она не та, за кого себя выдает. В смысле, она оборотень, тут и гадать нечего, да девушка и не отрицает этого, но она же фальшива насквозь!

— В смысле?

— У нее ненастоящая фамилия, ненастоящая биография, подозреваю, что имя тоже вымышленное, — серьезно сказал Люциусу отец. — Каким образом она умудрилась вкрасться в доверие к Дамблдору и попасть на стажировку к Снейпу — большой вопрос!

— Она, вообще-то, Дурмштранг закончила, — буркнул тот.

— Да? А мне она сказала, что числилась там лишь для видимости, чтобы документ получить, и стоил этот подлог очень дорого, — парировал Абраксас. — Она лжет на каждом шагу, дорогой сын!

— Может, дурмштранговский диплом и поддельный, — процедил Люциус, — но я лично видел, как она работает с двумя палочками. Такому в обычной школе не научат! И еще… — он запнулся. — Знаешь, на основе чего она сделала зелье, которое вернуло меня в человеческий облик?

— Ну?

— Это был философский камень, — злорадно сказал Малфой-младший и полюбовался выражением лица Малфоя-старшего. — Но не проси рассказать о том, как и где она его добыла, я сам толком не знаю. Слышал, что Фламмель отдал камень на сохранение Дамблдору, тот — в Гринготтс, банк ограбили, камень каким-то образом оказался в школе под охраной цербера и за целой чередой ловушек… И нет, папа, банк грабила не мисс Дьеллор, ручаюсь, могу подтвердить ее алиби… вернее, Драко может подтвердить. А вот Дамблдора обнесла она, это уж точно.

— Дорогой сын, прекрати выражаться, как уголовник средней руки, очень тебя прошу! — поморщился Абраксас.

— Ты мне льстишь, папа, какой из меня уголовник… — тот начал получать удовольствие от беседы. — Я только учусь.

— А вот этого не надо! — отрезал Малфой-старший и резко поднялся. — Хватит того, что ты угодил в дурную компанию, спасибо, сумел вывернуться… И сколько я заплатил адвокатам, лучше не вспоминать! А если ты еще и Драко попытаешься втянуть в эти игры, прокляну, так и знай!

— У меня и в мыслях не было… — растерянно сказал Люциус. — Он же совсем ребенок… А я… Папа, я ведь объяснял тебе, почему так поступил!

— Да-да, все складно да ладно, а в итоге на руке клеймо, репутация подмочена, все же помнят твою отсидку в Азкабане… достойный наследничек, что и говорить! Теперь вот еще и оборотня в дом притащил!

— Я не тащил, она сама пришла, — буркнул тот. — Кошки гуляют сами по себе.

— Хватит отговорки придумывать, — нахмурился Абраксас. — Собираешься пойти по стопам Блэка? Тот тоже, помнится, водил дружбу с оборотнем, а как закончил, не забыл?

— Ты тоже знал?! — изумился Люциус, которому о компании Мародеров, в которую действительно входил оборотень, рассказал Снейп.

— Я тебе в который раз повторяю: не считай стариков идиотами. Я, может, увлекаюсь иной раз рассказами о войне с Гриндевальдом, но мозги покамест не растерял и по сторонам смотреть не забываю.

— Извини… Но мисс Дьеллор ведь не такой оборотень!

— А ты почем знаешь? Она при тебе оборачивалась?

— Не при мне, — ответил Люциус. — Она показалась Драко. Там, в Хогвартсе. Я тогда ушел якобы отправить письмо, а на самом деле послал домовика с сообщением, так быстрее. Драко сразу и ответил. Он был в полном в восторге, — мужчина тяжело вздохнул, — особенно от кисточек на ушах.

— Так… — Абраксас начал выбивать трубку. — Давай попробуем подвести итог. Эта девица объявилась подле тебя с Драко еще летом и всячески старалась войти в доверие…

— Она не старалась, это я пригласил ее на кофе.

— Не лги себе, сынок, тебе просто захотелось симпатичную девушку, все же со смерти супруги почти год прошел, можно и познакомиться с кем-то, а не по дорогим шлюхам бегать… а девушка прекрасно знала, как тебя к этому подтолкнуть. К тому же ты бабник, это все знают. Далее… Тебе хватило ума отпустить Драко с ней за покупками!

— Папа, за ними же следили, я говорил!

— А об аппарации ты забыл? — ядовито спросил Абраксас и снова начал набивать трубку. — Мгновение — и их нет. Кнат цена твоим соглядатаям!

Люциус побелел.

— Она бы никогда… — начал он, но отец перебил:

— Почем тебе знать? Ты видел ее второй раз в жизни! Какого… — тут он проглотил скверное слово, поскольку когда-то поклялся жене не ругаться так при сыне, но тут же продолжил: — Как тебе в голову пришло доверить этой девице Драко?!

Люциус долго молчал.

— Я не знаю, папа, — сказал он наконец. Все его поступки и впрямь казались лишенными даже капли здравого смысла. Отпустить Драко с незнакомкой, пусть и с провожатыми… правда, что на него тогда нашло?! — Не знаю. Я смертельно устал… хотя теперь знаю, почему, и подарочек этот припомню…

— И кто тебя таким наградил?

— Да была там одна, — махнул младший Малфой рукой. — Она, кажется, хотела стать моей новой леди, но я дал ей от ворот поворот. И, казалось бы, расстались, как цивилизованные люди…

— Ничего нет страшнее мести отвергнутой женщины, слыхал о таком? — спросил Абраксас. — Что дальше?

— Драко… ему было совсем плохо, ты и сам видел. В школе бы он просто не выдержал. Он… Папа, — Люциус откинул волосы назад, — я знаю, ты скажешь, что Драко просто избалован сверх всякой меры, что в твои времена такого не бывало, что даже я сам вел себя лучше… Но моя мама не умирала у меня на руках в луже крови, понимаешь? Она мирно скончалась, мы скорбели, я ее помню, но… Можешь осудить меня, но это событие меня не сильно тронуло. Я был тогда молод и глуп, а вдобавок я ненавидел и ненавижу похоронные церемонии…

— Я тоже, — мрачно буркнул Абраксас, поигрывая трубкой. Руки у него подрагивали. — Твоя мать умерла во сне, не каждому такое дается. А ты у меня один. И внук у меня тоже единственный, потому я и говорю с тобой уже который час напролет!

— Мы и получаса не проговорили, — ответил тот. — Папа, я не знаю, как это объяснить! Это не магия, нет… или, может, какая-то другая магия? Я просто чувствовал, что рядом с мисс Дьеллор с Драко ничего дурного случиться не может. Так и вышло… Ты ведь его знаешь, он чужим до себя даже дотронуться не позволяет, а ее взял за руку. И она сказала правду: Драко сразу же углядел что-то странное в ее повадках, только не сообразил, что это означает, мне тоже ничего не сказал. И… — Люциус помедлил. — Папа, она нас вытащила. Оборотень она или нет, но она вытащила Драко — я бы не сумел, я даже не понимал, что с ним такое, пока мисс Дьеллор не объяснила… паршивый из меня отец, да? Ну а обо мне ты уже слышал. Что скажешь, папа?

22

— Да ты же влюблен в нее по уши, идиот! — сказал Малфой-старший.

— Приворотного зелья не было, я Снейпа попросил проверить, — ответил Малфой-младший. — Он мисс Дьеллор терпеть не может, так что не сомневайся в результатах…

— Причем тут зелье! — Абраксас выдохнул дым. — Ты просто влюбился, вот и все. Нарциссу ты не любил, я знаю. Она тебе нравилась, жили мирно и ладно, но не более того. Никакой там огненной страсти… Да будто я не в курсе, что ты любовниц менял, как перчатки!

Люциус начал краснеть.

— Спасибо, бастардов не настрогал, — издевательски продолжил отец, — а наследником все же обзавелся. Но теперь дело другое, за твоей шкурой, сынок, охотится целая свора чистокровных незамужних леди. А ты тут завел шашни с… не знаю даже, с кем.

— Второй раз я жениться не намерен, — процедил Малфой-младший.

— Даже на этой твоей… арыси?

— Поживем во грехе, она возражать не станет. Мачехи у Драко не будет, — сказал тот, как отрезал. — Он любил мать, забыть ее не сумеет и не захочет. А я настаивать не буду.

— А если он будет настаивать? — хитро спросил Малфой-старший.

— На чем? — растерялся Люциус.

— Ну, чтобы ты взял в законные супруги эту странную девицу… хотя какая она девица, она мне ровесница…

— Что?!

— Сынок, я в сотый раз повторяю, не держи стариков за дураков, — ответил Абраксас, покусывая черенок трубки. — Нас получше учили, да… Эта твоя мисс Дьеллор как бы не старше меня, хоть и выглядит юной девушкой. Что, раздумал жениться?

— Я и не собирался… — пробормотал Люциус.

— Не ври отцу!

— Нет, не раздумал!

— То-то же…

— А почему ты решил, папа, что она твоя ровесница? — осторожно спросил Малфой-младший.

— Я задал ей несколько вопросов, — туманно ответил тот, — а по ответам легко понять, твоих это лет человек… или нелюдь, моложе или наоборот. Не переживай, сынок, она вряд ли намного старше меня. А кстати, — оживился Абраксас, — вы оба упоминали о помощи, а что она потребовала в уплату?

— В том-то и дело, что ничего, — мрачно сказал Люциус. — И запретила даже вспоминать об этом. Дескать, не время еще. И добавила, что я не расплачусь никогда, если она назовет свою цену.

— Береги Драко, — совсем другим голосом произнес отец. — Сказки помнишь? Раз арысь — не легенда… она вполне может потребовать у тебя в уплату что угодно. Даже первенца. Ты понял?

— Этого не может быть, — произнес Малфой-младший, на мгновение придя в ужас. — Этого не может быть, потому что не может быть никогда!

— Блажен, кто верует, — хмыкнул Малфой-старший и начал выбивать погасшую трубку. — Главное, головой-то думай, прежде чем что-то сделать или сказать. И иди спать, поздно уже…

— Хорошо, папа, — покорно ответил Люциус. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Отпустив сына, Абраксас поднялся к себе, приказал домовикам подать пижаму, а перед тем, как надеть ее, посмотрел на старый-престарый белый шрам на внутреннем сгибе локтя и усмехнулся.

— Глава двенадцатая с половиной

Речные перекаты

— Мисс Антар! — накинулся на нее Драко. — Ну куда же вы пропали?

— Я не пропала, я навещала твоего отца, — спокойно ответила она. — Кстати, вот тебе привет от него, а это — от дедушки.

Антар поцеловала мальчика в обе щеки.

— Дедушка вернулся! — возликовал Драко. — Вот это здорово!

— Да, только он был не слишком рад обнаружить меня в своем мэноре, — хмыкнула девушка, поймала кошку и принялась ее гладить. — Он у тебя, должна сказать, на редкость проницательный, ты в него удался…

— То есть?

— А он как меня увидел, так сразу и сказал, что я оборотень.

— Ничего себе… — прошептал Драко. — И… очень разозлился, да?

— Ну как сказать… сперва сделал выговор твоему отцу, а потом у нас было очень милое чаепитие. Далее я отбыла в школу, чтобы не стеснять твоих родных. Да и ты скучаешь, так?

— Да, — улыбнулся он. — Скорее бы опять факультатив! Знаете, мисс Антар, я ведь уже прочел почти все, что вы нам читаете… но так интересно за другими наблюдать! Кто на что реагирует… ну, вы понимаете, верно?

— Оттачивай это умение, — сказала она, пряча улыбку, — твой дедушка владеет им почти идеально! Раскусил меня мгновенно! Ты-то с самого начала догадывался, а твой отец только через полгода сообразил…

— А кто владеет таким умением не почти, а совсем идеально? — живо спросил Драко.

— Кошки, — ответила Антар и подняла Басти повыше. Та мурлыкнула. — Хотя, может быть, и собаки. Не сталкивалась, не знаю. Иди спать, дорогой мой, а то профессор Снейп снова не найдет тебя в спальне и станет на меня шипеть! Я хоть и не знаю серпентарго, но догадываюсь, что он ругает меня неприличными словами…

— Я… — Мальчик встал и опустил голову. — Я давно хотел сказать…

Пауза затянулась. Девушка не желала ее прерывать.

— Мисс Антар, пожалуйста, жените на себе моего папу! — выпалил Драко и зажмурился.

— Зачем? — недоуменно спросила она. — Разве нам так плохо?

— Ну как вы не понимаете? — с отчаянием произнес он. — Вернулся дедушка… Ну то есть я его люблю, но он такой суровый… и непременно велит папе снова жениться, потому что один наследник — это опасно, он всегда об этом твердит. Папа знатный и богатый, сразу налетят всякие… и у меня тогда будет мачеха… Дура какая-нибудь! Ну пожалуйста, мисс Антар, папа ведь вам нравится, я же заметил, и вы ему тоже, а другой мачехи я не хочу!..

— Драко, я оборотень, — мягко напомнила ему девушка. — А вы чистокровные. Твой дедушка меня без соли съест, если Люциус хотя бы заикнется о таком мезальянсе! Знаешь, что такое мезальянс?

— Ага, — шмыгнул носом Драко. — Это вроде как Поттер женился на какой-то магглорожденной Эванс. Да?

— Приблизительно. Только она-то, хоть и магглорожденная, но человек, а я — нет, тут все еще хуже.

— А тогда, если папа женится на другой, я из дома уйду, — совершенно серьезно сказал мальчик. — Я слышал, мамин кузен так сделал. Он, конечно, старше был, но ничего… Поживу в школе, это вроде бы можно.

— Драко, по-моему, тебя пора выпороть, я напишу Люциусу, — не менее серьезно ответила Антар, гладя мальчика по голове. — А лучше твоему дедушке, он знает в этом деле толк!

— Неужто?

— Знает… — протянула она. — Все, иди спать, у тебя трансфигурация с утра!

— А вы кошка покрупнее, чем МакГонаггал! — весело фыркнул Драко.

— Но она-то не в курсе, — улыбнулась Антар. — Пока… И надеюсь, не проведает.

— Уж если услышит, то точно не от меня, обещаю, — серьезно сказал мальчик. — Я пошел. А что мы завтра будем читать?

— А не скажу. Иди, иди…

Выпроводив Драко, Антар глубоко задумалась, потом фыркнула и улыбнулась.

Ну что, Басти, вот и очередная реперная точка. Люциус или сможет преодолеть предрассудки, пойти против воли отца, общественного мнения и прочего, прочего, прочего… или нет.

Абраксас или сумеет вспомнить кое-что — хотя он, видимо, уже вспомнил, иначе не понял бы моей природы так быстро, — или нет.

Драко… Драко ничего мне не должен. Я просто его люблю.

* * *

— Как это — вас не будет все лето? — дрогнувшим голосом произнес Драко, зашедший к Антар на огонек и услышавший такую новость.

— Милый мой, у меня ведь есть семья, мне нужно навестить уйму родственников! Племянница выходит замуж, кузина зовет на крестины… ой, да что я перечисляю, ты их все равно не знаешь, — Антар осторожно обняла мальчика. Тот подрос за зиму, но все равно казался очень хрупким. — Ну что ты?..

— А папа? — спросил Драко.

— Что — папа?

— Он вам больше не нравится? Вас же не бывало по выходным в школе, я даже записывал, в какие именно дни, вы с ним встречались, верно? Когда не с ним, вы возвращались серьезная или злая, а когда видели папу, всегда улыбались потом! И он мне после этого писал не коротенькую записку, а письмо страницы на три! — отчаянно выпалил Драко.

23

— Прирожденный шпион, — улыбнулась Антар. — Сожги эти свои записи, понял? Твой дедушка не одобряет наши встречи с Люциусом, так что…

— Сожгу… — Он отвернулся. — Простите, мисс Антар. Я к вам очень привык, но не подумал, что у вас есть своя семья. Вы с нами были с самого лета, а ваши родные вас редко видели. Так нечестно. Но, может, вы хоть заглянете ненадолго? Верхом покататься или на пикник? А?

— Обязательно, — серьезно сказала девушка. — Гляди сюда…

— Это что?

— Волшебное зеркальце. Двустороннее. Как дедушка отбудет по делам или еще куда, так ты меня вызови. Аппарировать несложно, а я, — улыбнулась Антар, — тоже буду очень скучать по тебе и твоему отцу.

— А…

— Нет, — отрезала она. — Нет. Ни силой, ни принуждением арысь не заставит доверившегося ей человека что-то сделать. Твой отец доверился мне, это ты понимаешь?

Драко кивнул, перебрав в памяти все их встречи.

— Я не потребовала с него платы, — добавила Антар. — Это не в нашем обычае. Только он сам может что-то предложить, а не предложит, ну так что ж! Авось, не обеднею…

Она задумалась на пару мгновений.

— А я могла бы ненадолго взять тебя с собой. Ну, если отец и дед позволят. Поглядишь, как мы живем…

— Я их уговорю! — мигом выпалил Драко. — Непременно уговорю! Мисс Антар, правда, можно?

— С моей стороны препятствий никаких нет, — улыбнулась девушка. — Действуй теперь ты.

Ну, поглядим, сумеешь ли ты уговорить Люциуса и Абраксаса на эту авантюру… Если сумеешь — я тебе такое покажу!..

— Люциус, тебе не кажется, что надо проверить весь мэнор и нас самих на наличие следов непростительных заклинаний, редких зелий?.. — начал Абраксас, задумчиво глядя в бокал.

— Какой в этом смысл, папа? — грустно спросил тот, подливая себе еще. — Драко нет.

— Типун тебе на язык!

— Я хотел сказать, нет в мэноре и вообще в Британии, — поспешно поправился тот. Каким образом сын умудрился умолить их обоих «на пару денечков, только посмотреть!» отпустить его с Антар… куда, Драко сам не знал, а девушка не сказала, Люциус не понимал. — Папа, я уверен, ничего дурного с ним не случится. Оборотень она или нет, в обиду она ребенка не даст.

— Все-таки ты у меня идиот, — мрачно сказал Абраксас и тоже добавил в бокал вина. — Веришь кому попало, отпускаешь единственного сына невесть куда… хоть бы сам с ними отправился!..

— А меня не звали! — огрызнулся тот и вдруг насторожился. — Папа, а мне показалось, или ты знаешь об арысях и их повадках куда больше, чем я сумел вычитать в нашей библиотеке?

— С чего ты взял?

— Ты легко опознал в мисс Дьеллор оборотня, даже слишком легко… доводилось сталкиваться? — медленно произнес Люциус.

— Не твое дело, — мрачно ответил Абраксас.

— Ну а раз так, то, где проводит каникулы Драко — тоже не твое дело, — дерзко сказал тот и ушел, аккуратно притворив за собой дверь. Он еще не знал, что будет сходить с ума от страха добрые две недели: совы не летали туда, куда забрала его сына арысь.

«Доводилось, не доводилось… — подумал Абраксас, не обратив внимания на выходку сына (сам ведь пожалеет потом!). — Если ты, сынок, и дурак, так ты явно… в меня удался. Надо же! Кто бы мог подумать…»

* * *

Драко свалился в буквальном смысле как снег на голову, разбудив отца в половине пятого утра, он захлебывался эмоциями и никак не мог отойти от впечатлений. Правда, Люциус позволил ему говорить только после того, как убедился, что сын совершенно здоров, с ним ничего не случилось… хотя это как сказать!

— Пап, это же с ума сойти! — тараторил Драко, черный от загара, но не такого, какой получают, часами пролеживая на пляже, а неровного, весь в царапинах, непонятных ожогах и покусанный комарами. — Мы, значит, на лодочках таких — вниз по реке, а там пороги! Мы вот с тобой на Ниагаре были, но там издалека… а тут ты сам по этим порогам, пусть они и небольшие, но это, знаешь, и Ниагара издалека небольшая! А потом мы заснули все, даже дежурный, потому что устали лодки перетаскивать, там не проплыть было, так медведь спер рюкзак с припасами… но это ничего, еды хватило, главное, что он не тронул никого… — Тут он ненадолго умолк, оглядел стол и спросил: — А что, это всё?

— А чего бы тебе хотелось? — спросил Абраксас, привычно набивая трубку.

— Да все равно, — пожал плечами Драко, — там в котел кидали, что попало. Крупу какую-то, я такой у нас и не видал никогда, рыбу, если по пути наловили, чешуя вечно в котле попадалась… Еще консервы, грибы, здесь такие не растут… Трава всякая, потом кто-то куропатку поймал на гнезде, так было и жаркое, и яичница…

— Фуа-гра будешь? — осведомился Люциус.

— А то! — ответил сын с явным оживлением. — Я всё буду, папа!

За этот месяц он немного похудел, но при этом подрос, не напоминал уже хрупкого ангелочка. Впрочем, судя по рассказам мальчика, его не раз сажали на весла, а это способствует развитию мускулатуры.

— А где твоя учительница? — поинтересовался Абраксас. — Боится показаться на глаза?

— Преподавательница, дедушка, — поправил Драко. — Нет, не боится, что вы! Просто ей еще уйму родственников навестить надо. Я просился с ней на Белое море, а потом на Черное, — огорченно добавил он, — но она сказала, что хорошенького понемножку, и отправила меня домой.

— Ну и слава Мерлину, — вздохнул Люциус. — Я чуть не рехнулся! Можно было хоть Патронуса прислать?

— Я еще не умею, — с достоинством ответил мальчик. — А мисс Антар не может, она ведь оборотень. А других волшебников там не было… Извините, папа, дедушка, я не думал, что поход так затянется, но… Ой, какое там у них озеро! Мне мисс Антар обещала потом отдать фотографии… хотя я могу вам воспоминания показать!

— В другой раз, — сказал Абраксас, вертя в пальцах трубку. — Иди-ка, отмойся как следует, да приляг, тебе явно нужно отдохнуть. Завтра утром поговорим.

— Утро вечера мудренее, так правильно! — выпалил Драко, обнял отца и убежал к себе.

Тот посидел еще немного, извинился и ушел, но отправился не в свою спальню, а к сыну, взял того в охапку и долго рассматривал. Ничего ужасного с Драко от этого варварского «похода» не приключилось, он не соврал.

— Пап, ты прости, что так напугал, просто я как-то потерял счет времени, — виновато сказал мальчик. — Ну и…

— Я верил, что рядом с мисс Дьеллор тебе ничто не угрожает, — ровным голосом ответил Люциус.

— Дедушке она очень не нравится, да?

— Не в том дело, Драко… — тот замешкался. — Я, признаюсь, сам пока ничего не понял, а он не говорит напрямую. Но то, как он сходу опознал оборотня…

— Думаешь, уже встречал? — живо спросил мальчик.

— Очень похоже на то. Но помалкивай пока что, прошу тебя. Ты деда знаешь, если не захочет, так не скажет, а расспрашивать — себе дороже!

— Хоть бы он снова в Лондон уехал, — буркнул Драко, — тогда бы мисс Антар могла у нас бывать. Пока он здесь, мы ее разве что на Диагон-аллее встретим, и то… То есть, — хитро сощурился он, — я-то увижу ее в школе, скоро уже, а вот ты, папа!..

— Что — я?

— А ты крутись, как знаешь, — ядовито сказал сын, но вдруг посерьезнел. — Папа, я могу попросить тебя об одной вещи?

— Попросить можешь, — в тон ответил Люциус. — Хочешь новую гоночную метлу?

— Нет. Пообещай мне кое-что.

— Ну говори же!

— Пообещай… нет, поклянись, что не женишься снова на какой-нибудь чистокровной девице! — выпалил Драко. — Я все равно ее из дома выживу!

— Я могу и не клясться, не собирался и не женюсь, — холодно ответил Люциус, припомнив разговор с отцом.

— Нет уж, папа, я насмотрелся на таких в школе и вообще… ты и оглянуться не успеешь, а уж будешь женат, и поди отделайся потом от такой! Лучше поклянись!

— Ну в кого ты такой упрямый? — вздохнул тот.

— В тебя, — ответил Драко довольно. — Ну и в дедушку, понятное дело! Только, пап, ты говори — не женюсь, если сын не будет согласен, а то кто разберет, чистокровные эти арыси или нет…

24

— Так!.. — поперхнулся Люциус. — Ты что, за меня уже все решил?

— Да, — абсолютно серьезно сказал сын. — Осталось уговорить мисс Антар.

— И дедушку.

— Это будет попроще, — улыбнулся Драко. — Ну пап, ну ты что? Я же знаю, что она у тебя по выходным бывала, я хорошо запахи различаю, от нее твоим одеколоном пахло… Честное слово! У нее духи пахнут не так!

— Я верю, — неожиданно сконфузился Люциус и потянулся обнять сына. Идея взять в жены неизвестного происхождения девушку, более того, оборотня, перестала казаться ему такой уж безумной. — Она говорила, что хорошо чует… тебя не покусала, нет?

— А тебя? — провокационно спросил сын и засмеялся. — Пап, ну она же сказала, что оборотни вроде нее не заразные. А то б ты тоже уже по деревьям лазил…

— Драко… — процедил отец. — А не пора ли вложить тебе заднего ума?

— Не надо, мне уже веслом наподдали, — совершенно серьезно ответил тот. — Там до сих пор синяк.

— И поделом, — сказал Люциус и ушел, посмеиваясь: наконец-то мальчишка начал вести себя, как положено ребенку его возраста, вроде тех, что описаны в книжке, которую Драко зачитал до дыр и чуть ли не всюду таскал с собой.

Он сам виноват: баловал его с младенчества, потакал любой прихоти, а Нарцисса так уж тем более… Абраксас — и тот души не чаял во внуке, хотя и притворялся суровым дедушкой. Вот и выросло… что выросло.

— Глава четырнадцатая

Осенний хрусталь и исполнение желаний

Лето пролетело незаметно. Люциус плюнул на все свои дела, передал их управляющему и решил побыть с сыном: ему снова предстояло отпустить Драко на полгода, а ощущения от такой разлуки были более чем памятными.

Отчетливо не хватало Антар Дьеллор, но она не давала знать о себе. Драко иногда намекал, что неплохо бы послать ей приглашение, а Люциус их действительно посылал, но… Она не отвечала. То ли не доходили послания, то ли девушка желала провести лето сама по себе, но ее не было.

— Папа, ты видел этого нашего нового преподавателя защиты? — с возмущением говорил Драко после того, как они прошлись по магазинам. — Никаких манер! Сгреб бедного Поттера в охапку, тот не знал, куда б деваться, и ну фотографироваться! И чему он сможет научить?

— Судя по его… гм… трудам — ничему, — заключил Абраксас, просмотрев рекомендованные книги. — Люциус, ты ведь состоишь в совете попечителей, поставь на повестку дня явную некомпетентность этого… как его… Локхарта.

— Папа, если бы это было так просто, — тяжело вздохнул тот. — Он признанная знаменитость, и если Дамблдор решил его нанять, то я могу только ставить палки в колеса, но не более.

— Дутая репутация лопается с оглушительным треском, — высказался Малфой-старший. — Подумай об этом.

— Непременно, — кивнул Люциус.

А наутро стряслась беда.

Вчера еще Драко носился по всему мэнору, а сегодня не вышел к завтраку. Отправленный разбудить его домовик доложил, что молодому хозяину, кажется, дурно, он стонет во сне и…

Люциус не дослушал, бросился к сыну. Домовик не соврал — мальчик весь горел, задыхался и откровенно бредил.

— Мерлин всемогущий, — только и смог выговорить Малфой, держа сына на руках, и скомандовал домовикам: — Эй! Все отправляйтесь — найдите Антар Дьеллор, срочно! Скажите, дело жизни и смерти!

Почему он даже не подумал вызвать того же Снейпа или колдомедика из Мунго, Люциус не сумел бы объяснить. Такое решение показалось ему единственно правильным, вот и все…

Сколько времени он провел в томительном ожидании, отирая Драко пылающее лицо и пытаясь хотя бы напоить его, Люциус и сам не знал. Страшнее всего были мысли о том, что домовики не найдут Антар, что она откажется явиться, что будет слишком поздно, и надо было…

— Господи, Люциус! — раздалось над ухом, и он чуть не уронил сына. — Вы идиот, что ли?!

— Слава Мерлину, Антар, вы…

— Придурок вы чистокровный, давно нужно было позвать колдомедика! — Девушка, одетая не в привычное платье, а в брюки и мужскую рубашку с закатанными рукавами, перехватила у него Драко (Люциус мельком подивился ее силе, все-таки двенадцать лет мальчику), потрогала лоб и тут же принялась раздевать ребенка. — Что вы таращитесь?

— Но… неприлично же…

— А в байковой пижаме с такой температурой в летнюю жару — прилично?! — рявкнула она через плечо. — Чего я там у него не видала?.. Прикажите своим домовикам подать воды и уксус! Или спирт, что там у вас найдется. И полотенец побольше! Сейчас… пока я ищу, живо вспоминайте, где вы были в последнее время и что делали? У нас он точно ничего подцепить не мог, я за ним следила во все глаза!

Она зарылась в неизменную сумку, выудила упаковку каких-то пилюль и потребовала:

— Велите принести стакан воды и ступку!

Пока она растирала пилюли в мелкую пыль, разводила эту пыль в воде и медленно, по капле вливала это Драко, Люциус честно рассказывал, чем они занимались. Вышло, что кроме Диагон-аллеи, нигде они с сыном и не бывали.

— Там и подхватили какую-то мерзость! Вам ничего, вы взрослый здоровый мужчина, чихнули пару раз, и все!

— А как же ваше зелье? — горько спросил Люциус, глядя на Драко — лицо белее мела, только на скулах алые пятна, губы потрескались, волосы слиплись от пота…

— А вы забыли? Вы-то выхлестали его залпом, а мальчику мы его только-только начали давать! — снова ощерилась Антар. Неприятное это было зрелище, а вернее, пугающее. — Подайте полотенце! Отец, чтоб вас…

Следующий час Люциус провел крайне плодотворно: помогал обтирать сына водой с уксусом, чтобы сбить жар, пока не подействуют маггловские пилюли, менял мокрые от пота простыни (домовиков Антар отчего-то решительно изгнала, только требовала иногда что-то подать или принести), по капле вливал Драко воду… И вдруг его осенило.

— Подвески, — сказал он.

— Что? — Антар подняла голову — она как раз рылась в своей бездонной сумке.

— Хрустальные подвески, — повторил Люциус.

— Вы все-таки прочли эту книгу? — удивилась она, дождалась кивка и сказала: — Попробуйте. Мусорщика у нас тут нет, прохладного воздуха из Атлантики тоже, так что остается люстра в вашей гостиной.

Сказать, что Абраксас Малфой был удивлен, застав сына снимающим с огромной люстры в холле хрустальные подвески (а тот отчего-то решил сделать это сам, не доверяя ни домовикам, ни волшебной палочке), значит ничего не сказать.

— Что это взбрело тебе в голову? — поинтересовался он. Надо отметить, что глава семьи никогда не спускался к завтраку, требовал кофе в постель, и только.

— Драко совсем плох, — просто ответил Люциус.

— И поэтому ты полез на люстру? — цинично спросил Абраксас, даже не спросив, что стряслось с единственным внуком.

— Так надо, — не отреагировал тот и ушел с подвесками.

Малфой-старший пожал плечами, велел подать себе еще кофе, набил трубку и углубился в газету. Он-то знал, почему сын ведет себя настолько странно, но вмешиваться не желал…

…- Жар спадает, — негромко произнесла Антар, коснувшись губами лба Драко. — Раньше бы вам спохватиться!

— Вечером он чувствовал себя прекрасно, а утром… утром его не дозвались.

— Летом вечно бродит какая-то гадкая зараза, — задумчиво произнесла девушка, поглаживая мальчика по взъерошенной голове. На распахнутом настежь окне тихонько позванивали хрустальные подвески, когда их касался легкий ветерок. — Высокая температура, да так неожиданно… Может, он что-то ел вне дома?

— Не думаю, вы же знаете, какой он привереда!

— Да-а? — улыбнулась Антар и тут же посерьезнела. — Если так, тут моя вина. Драко решил, что раз умудрился сплавиться по реке, жил в палатке и ел из общего котла, то какая-нибудь гадость из забегаловки вреда ему не причинит. Только не подумал, дурачок: в котле у нас была рыба из чистой речки и простая крупа, а что продают на Диагон-аллее, и думать страшно! У него из симптомов только жар?

— Да, — кивнул Люциус.

— Ну, может, обойдется, — сказала девушка, и в этот же момент Драко приоткрыл глаза.

25

— Мисс Антар!.. — едва слышно сказал он.

— Только не говори, что заболел, лишь бы поскорее меня увидеть, — проворчала она. — Перепугал отца чуть не насмерть, мне бы сейчас его самого лечить пришлось! Что с тобой такое приключилось, горюшко мое?

Драко не знал. Должно быть, правда схватил какую-то инфекцию, решил отец.

— А почему я… — Драко начал неудержимо краснеть, и Антар деликатно набросила на него простыню.

— Я тебя раздела, — сказала она, — полюбоваться решила. А то, знаешь, на отца твоего насмотрелась уже, вдруг, думаю, ты ему фору дашь, как подрастешь?

— Антар, что вы несете?! — вышел из ступора Люциус.

— Ну а что такого? — весело спросила девушка. — Будто я не вижу, как вы на меня смотрите… Отец вам уже сказал, верно?

— О чем?! Я не понимаю вас!

— Да все вы понимаете. Я же старше вас, Люциус, — произнесла Антар и сощурилась по-кошачьи. — Я вашему отцу ровесница, а может, и постарше буду…

— Он сказал точно так же… — потерянно выговорил Малфой. — Выходит… папа наверняка знал?!

— Это вы у него спросите… и, пожалуйста, потише, видите, Драко задремал. Пускай спит.

Антар осторожно уложила мальчика на подушки, поправила простыню и повернулась к Люциусу.

— Что? — поинтересовалась она. — Я уже не кажусь вам привлекательной?

— Вы мне сына спасли, — невпопад ответил он.

— Это сделал бы любой колдомедик из Мунго.

— Нет. Они бы не сумели, — произнес Люциус со странной убежденностью в голосе. — Они не знали о… о…

— Хрустальных подвесках? — подсказала Антар.

— О них самых, — кивнул он, глядя в золотисто-карие глаза.

Кто бы мог подумать, что маггловская книга… Да не сама ли девушка подстроила все это? Нет, ерунда! Драко был с ней целый месяц, и с ним ничего не случилось! Комариные укусы, ссадины и царапины не в счет, мальчишкам это только на пользу… А тут вдруг такое…

— Вы спасли моего сына, и уже не в первый раз, — повторил Люциус серьезно, — и, клянусь, я выполню любое ваше желание.

— Вы что, с ума сошли?.. — растерянно спросила Антар. — Вы хоть понимаете, что делаете?!

— Понимаю.

— Люциус, вы заключаете магический контракт! Я у вас Луну с неба потребовать могу!

— Достану. Ради Драко — хоть Луну, хоть Венеру с Меркурием приволоку.

— Марс забыли, — ядовито ответила Антар. — Прочие-то да, крупноваты, да и далековато…

— А Марс несимпатичный, — парировал Люциус, осторожно потрогав лоб сына. Температура спадала. — Впрочем, если вы захотите…

— На кой мне этот булыжник? Даже на клумбе не поставишь! — Девушка встряхнула головой. — Господи, какой вы дурак… Будь на моем месте кто-то более беспринципный…

— А вы беспринципны?

— Безмерно, вы разве еще не поняли? Идите, отдохните, я еще немного посижу с Драко. И велите своим домовикам забрать мой багаж: там всего пара чемоданов, а место то же, где меня отыскали. Я уже в дорогу собралась, видите ли.

— Хорошо, — кивнул он и вышел. На душе стало намного легче. А обещание… ну что — обещание? Антар не попросит больше того, что он может дать, в этом Люциус был уверен.

* * *

— Как Драко? — спросил Абраксас, когда сын спустился к ужину.

— В порядке, — ответил тот и занял свое место, но тут же встал, когда показалась Антар, из-за спины которой высовывался Драко.

— Милорд, — присела она в реверансе: легкое шелковое платье зашелестело, — простите, что не поздоровалась с вами сразу же по прибытии, оно получилось несколько сумбурным…

— Я в курсе, — кивнул тот, взглянув на внука, который старался держаться поближе к девушке. — Что было с ребенком?

— Я не целитель, сказать точно не могу, — пожала она плечами.

— Вы арысь, вы можете определить причину точнее, нежели это сделает целитель.

— Тыкать в нос происхождением несколько невежливо, милорд, вы не находите?

Будь Антар в кошачьем облике, она бы точно встопорщила усы.

— Папа, пожалуйста, давай поговорим о делах после ужина, — встрял Люциус.

Он никогда не видел, как кто-то противоречит его отцу, тем более, если этот кто-то — молодая девушка. Ну… относительно молодая.

Абраксас молча кивнул, домовики подали на стол. Ужин начался в тягостном молчании, только проголодавшийся Драко уплетал лакомства.

— Ваш сын совершил редкостную глупость, милорд, — между прочим заметила Антар.

— Неужто? — произнес Абраксас с непонятным выражением. — Большую, чем предыдущую? Ну, вы поняли, о чем я…

— Представьте! — ничуть не обиделась девушка, прекрасно понявшая намек. — Он поклялся выполнить любое мое желание.

Старший Малфой разом потерял все свое самообладание.

— Люциус, кретин!.. — воскликнул он, вскочив. — Ты… ты… Я же тебя предупреждал!

Тот опустил голову. Драко подобрался к отцу и схватил его за руку.

— Вы же еще не знаете, чего я пожелаю, — улыбнулась Антар.

— И чего же?

— Я хочу, чтобы Люциус выполнил любую просьбу Драко, — серьезно ответила она. — Только и всего.

— Мерлин великий, нельзя же так пугать… — Абраксас опустился на место и залпом выпил стакан воды. — Это ведь не шуточки!

— Я знаю, милорд. Драко, как следует подумай, прежде, чем просить, ясно? И учти, это правда не шутки. Твоему отцу придется плохо, если он не сдержит обещания и не выполнит уже твоего желания, — сказала мальчику Антар, хитро мерцая золотистыми глазами. Тот кивнул и улыбнулся в ответ.

— Что мне думать? — произнес он. — Я давно знаю, чего хочу.

— Ну и чего же? — проворчал Абраксас. — Новую метлу? Или тебе взбрела в голову еще какая-то блажь?

— Что ты, дедушка, — ответил мальчик, — ничего подобного… Я просто хочу, чтобы папа женился на мисс Антар!

Оба старших Малфоя застыли, как громом пораженные.

— Так вот как оно работает… — пробормотал наконец Абраксас.

— Что работает? — спросил Люциус.

— Желание!

— Папа, постой, я ничего уже не понимаю! — поднял тот руки. Антар по-прежнему улыбалась загадочной кошачьей улыбкой. — Хотя… Ты ведь недаром меня тогда предупредил… Ты точно встречался с этим племенем!

— Мы не племя, — вставила девушка. — Мы народ.

— Извините…

— Ничего, это мелочи. Вы продолжайте, вас очень интересно слушать, да, Драко?

— Ага, — кивнул тот, прижавшись к ее плечу.

— Папа?

— Да… Я по молодости любил путешествовать, так вот и встретил одну такую… — Абраксас явно проглотил ругательство. — И, Мерлин меня побери, меня угораздило дать ей обещание. Нет! — рявкнул он, багровея и роняя трубку. — Не проси сказать, за что я это ей пообещал! Но, — продолжил старший Малфой, успокаиваясь, — это было как в сказке.

— Что именно? — ядовито спросил Люциус.

— Всё, — ответил Абраксас задумчиво. — Всё… Ты знаешь, я любил твою мать. Может, без особой страсти, но любил, однако погулять никогда не отказывался. И как-то после бурной ночки, да еще будучи навеселе, сказал этой кошке — проси, чего хочешь! Она и ответила… — Он умолк. — Я думал, это шутка.

— Даже если мы легендарные животные, то клятвы — не шутки, — сказала Антар.

— Вот именно. Я вернулся домой, а через семь месяцев родился ты, сынок… — Абраксас вперил тяжелый взгляд в Люциуса. — Жена хотела сделать мне сюрприз, и я ничего не знал.

— Так вот почему ты предупреждал меня насчет первенца… — протянул тот. — Верно, как в сказке… Та арысь попросила у тебя то, чего ты у себя дома не знаешь?

— Именно, мой умный наследник. Я потом еще лет десять покоя не знал, иначе почему, ты думаешь, мэнор так напичкан охранными заклятиями? Когда пришла пора отправлять тебя в школу, я чуть не свихнулся! Но ничего, ты отучился, никто на тебя прав не предъявлял, и вдруг… — старший Малфой посмотрел на Антар.

— Арысь не имеет права просить для себя, — сказала она. — Наверняка та моя родственница — а мы все родня, как и вы, — сказала не просто «отдашь», а «отдашь нам». Ну а нас немало.

— Не понял… — помотал головой Люциус.

— Да что тут непонятного, пап! — встрял Драко. — Арысь не может просить для себя. Та, прежняя, сказала дедушке, чтобы он отдал то, чего дома не знает, то есть тебя. Но не ей же? На кой ты ей? У тебя родители были… Мисс Антар пришла… случайно?

26

— Ты не поверишь, но и впрямь случайно, — кивнула она. — С другой стороны, говорят, что случайность — это некая предопределенность, поэтому я ничего не стану утверждать.

— Ага… — Если мальчик и не понял чего-то, то не стал уточнять. — В общем, мисс Антар познакомилась с нами. А ты, папа, уже обещанный! И именно арыси! Мисс, а вы это поняли сразу?

— Почти, — ответила она после короткой паузы. — Сперва все перебивал запах горя-злосчастья, я тебе говорила. Потом вдруг обнаружилось такое вот… Ты говори, говори дальше.

— Ну а что уже говорить-то? — вздохнул Драко. — Я же просил-просил, чтобы вы папу на себе женили, а вы не можете его заставить. И, получается, папа не может вас попросить за него пойти, это вроде как он ради себя… Так что, когда он пообещал любое ваше желание выполнить, вы это желание мне передали. И вышло, что оба обещания будут исполнены! И вы с папой поженитесь, значит, его вам отдали, как было сказано, и он ваше желание исполнил, потому что выполнил моё!

На этом мальчик окончательно выдохся и умолк.

— Вот это, я понимаю, схема для бизнеса… — задумчиво произнес Люциус. — Папа?

— Что — папа?! — воскликнул Абраксас и судорожно схватился за трубку, просыпая табак. — Женись ты, на ком хочешь, делай, что хочешь… Точно, в меня уродился — идиот! Язык за зубами удержать не можешь!

— Ну ты хотя бы благословишь нас для приличия? — спросил тот хладнокровно.

— А я еще не дала согласия, — подала голос Антар.

— Мисс Антар!

— Антар! — в два голоса вскричали Драко и Люциус.

— Шутка, — произнесла она и улыбнулась одними глазами. — Люциус, но вы помните, что я старше?

— Какая, к Моргане, разница? — буркнул он. — С виду вы мне в дочери годитесь.

— Вы мне льстите.

— Угу. Ее родственница сейчас бы моей дочкой показалась, — сказал Абраксас. — А тогда была меня вдвое старше, но мы смотрелись ровесниками. Роскошная брюнетка, вроде черной пантеры…

— А откуда, папа, тебе знать, как она сейчас бы выглядела? — моментально прицепился к словам Люциус. — Неужто и после всего… видаться довелось?

— Милорд, можно, я выдам вашу тайну? — весело спросила Антар. Тот только рукой махнул. — Как думаете, Люциус, почему это ваш батюшка все время путешествует? В основном по Европе, если не ошибаюсь…

— Папа! — воскликнул тот, сложив два и два. — Быть не может!

— Идите вы все, — буркнул Абраксас, встал и ушел. Потом вернулся и добавил с порога: — Так и быть, женись. А то с этими клятвами… мало ли что!

— Это он так благословил, — заключил Драко.

— То есть папа до сих пор живет с… с…

— Не свистите, Люциус, вы не Снейп. Да, он живет с моей дальней, очень дальней родственницей. Его угораздило, знаете ли, дать не одну клятву, — улыбнулась Антар. — И наш камушек еще пригодится: батюшка ваш уже не молод, так что…

— Мерлин великий, во что я ввязался?!

Ну вот и разобрались. Драко все эти взрослые дела неинтересны, а что за странную хворь он подхватил и как именно, я выясню. Люциусу уже легче от того, что все разъяснилось, а отец не гневается (или гневается, но что проку?), а мне тоже хорошо: все в порядке. Но, черт побери, как замысловато сработало обещание Абраксаса! Я ведь ту свою тетку и в лицо-то сроду не видела, ан поди ж ты!

— Глава пятнадцатая

Сияние звезд

— Да успокойтесь вы, Люциус, ради всего святого, — уговаривала Антар. — Ничего с Драко не случится, он будет у меня на глазах, да, мой дорогой?

— Ага, — довольно ответил тот. — А можно, я буду жить у вас, а не в общежитии? Все равно же ночую через раз!

— Меня тогда Снейп с потрохами съест.

— Кто еще кого съест! — резонно заметил Драко.

— Ну, директору нажалуется.

— А я — папе! И он скажет, что разрешил, вот!

Люциус тихо застонал, но тут же нашел аргумент:

— Драко, а ты понимаешь, что о моем уговоре с Антар никто не должен знать до поры до времени? Иначе, может статься, ее попросят вон из Хогвартса, и ты останешься там один…

— Понял, — быстро среагировал наследник. — Молчу.

— Вот и молчи. — Люциус крепко обнял сына, не без труда приподнял его и поставил на место. Потом посмотрел на девушку. — Вы так и не выяснили, что с ним приключилось?

Та покачала головой.

— Это было не зелье, не отравление, не проклятие… и не инфекция. Могу списать это только на резкую смену климата. Там, где мы были, хорошо за тридцать по Цельсию, а здесь у вас прохладно. Знаете, непривычные люди, которые отдыхают в жарких странах, часто заболевают — погода, влажность воздуха, всё другое. Либо там болеют, так что весь отпуск насмарку, либо по возвращению.

— Но вы…

— Ну так я-то не человек.

— Да перестаньте вы об этом напоминать! — Малфой передернул плечами: заживающие царапины на спине отчаянно чесались.

— Если не напоминать, вы забудете и, чего доброго, поведете себя со мной, как с человеком, — непонятно сказала она.

— А раньше я себя с вами как вел?

— Хм… как с другом, пожалуй, — подумав, — ответила Антар, — а друзья не делятся на людей и нелюдей.

— Как же, знаю я такую историю… — невольно вздрогнул Люциус. — Вы правы… Но как же тогда… гм…

— Дама сердца, — посмеиваясь, подсказала она.

— Да, именно… Тьфу, откуда такие выражения?! — возмутился Малфой. — Ну да не важно. Она что, не может быть другом?

— Может, — произнесла девушка. — И я искренне надеюсь на это. Все, мой дорогой, нам пора, не то Снейп снова начнет разыскивать Драко и шипеть на меня…

Она коротко поцеловала его в губы, и исчезла вместе с мальчиком.

«Мой дорогой?.. — изумленно подумал Люциус. — Прежде она называла так только Драко!»

— Вот ты и попался окончательно, сынок, — ядовито констатировал Абраксас, не ставший прощаться с пришелицей, а внука напутствовавший с вечера. — Если ты у нее стал «дорогим», тебе уже не выкарабкаться.

— О, кто бы говорил, папа, — не менее ядовито ответил тот. — Сколько лет ты знаком, и близко знаком, насколько я понимаю, с той таинственной черной пантерой? И что это ты ей такое пообещал, кроме меня, а? Да еще не с трезвых глаз?

Малфой-старший гневно фыркнул, встопорщив бакенбарды, развернулся и ушел в дом.

— Я же весь в тебя, папа, разве нет?! — добил его в спину Люциус и рассмеялся.

* * *

— Не пойду я больше на защиту, — мрачно говорил Драко, пока Антар обрабатывала царапины у него на лице, оставленные дикими корнуэльскими пикси. — Это цирк какой-то, а не занятия. Вы учебники видели, мисс Антар?

— Разумеется. Смеялась до упаду: такое у магглов бы издать, был бы обеспечен бешеный спрос! Они обожают подобные романчики… Ну как, не щиплет?

— Нет, — мальчик осторожно потрогал щеку. — Спасибо. Но что делать-то, а? За прогулы нас оштрафуют, а просто так этого Локхарта никто не выгонит, он же звезда!

— Кажется, звездам ты отучился завидовать еще в прошлом учебном году…

— Звезда в кавычках, — нашелся Драко. — Дутая величина, так говорят, да?

— Верно.

— Мисс Антар, а что мы сегодня будем читать? — жадно спросил он. — Я это знаю?

— Ну… если окажется, что ты это уже прочел, то можешь пойти попрактиковаться в ловле пикси, — лукаво улыбнулась она.

— Нет уж, спасибо! А в следующий раз он что похуже притащит… — Драко нахмурился, потом просветлел. — Но я в контрольной такого бреда понаписал… Не пустой же лист было сдавать? А откуда я знаю, какого цвета белье носит этот педик? Ой!.. За что?!

— А ты не выражайся в присутствии дамы, — приказала Антар, отпустив его ухо. — Подбери пристойный синоним, тогда и говори…

— Мужеложец, — вспомнил умное слово Малфой. — Нет, то есть по нему в основном девчонки с ума сходят, но выглядит он, как мечта… вот того самого.

— Откуда ты знаешь, кстати, как такие выглядят? — строго поинтересовалась девушка. Басти грозно мяукнула и выпустила когти.

— Папа показывал, чтобы я не нарвался случайно, — неохотно ответил Драко. — Нет, есть актеры, им это для образа нужно, но в школе-то надо меру знать!

27

— Согласна с тобой, — кивнула она. — Идем на факультатив, уже пора…

Эту книжку Драко еще не читал, поэтому, приоткрыв рот, слушал историю о юном волшебнике — бывшем козопасе («Первый неконтролируемый выброс силы, — отметил мальчик и черкнул пару слов на пергаменте, чтобы не забыть, — только поздновато!»), об острове Рок, куда может пристать не каждый корабль («Ненаносимая территория! Или Фиделиус?»), об Истинных именах («Ну чисто же наши заклинания, только намного сложнее! Может, это древние времена? Или это мы позабыли суть, а учим просто слова?»), о путешествии на Запад, драконах и Тени (тут Драко невольно вздрогнул)…

— Это первая из пяти историй об этом волшебнике, — сказала под конец Антар. — Будете слушать или сами прочтете? Честно предупреждаю, первая трилогия — лучшая, последние части немного не о том.

— Сами! Сами! Нет, слушать! Лучше слушать! — загомонила аудитория. — Слушать хотим!..

— Вот лентяи, — покачала головой девушка. — Ну хорошо, тогда на следующем факультативе почитаем вторую историю, о таинственных гробницах Древних богов, но раз вы сами ничего делать не желаете, то хоть поразмыслите, какие реалии нашего мира мог использовать автор и почему? Писать эссе необязательно, просто поговорим. Ну, до встречи!

«А у меня уже все записано», — самодовольно подумал Драко и отправился обедать…

За столом преподавателей сияли две звезды — мисс Дьеллор в золотисто-бежевом с темной отделкой платье и уложенными в сложную корону волосами и профессор Локхарт в бирюзовой мантии со стразиками (в то, что это настоящие бриллианты, никто не верил, близнецы Уизли даже пытались отодрать парочку для экспертизы, но пока не преуспели). Профессор лучился белозубой улыбкой, непрестанно поправлял золотые локоны и сыпал историями о своих приключениях.

Сияние звезд немного умаляла черная дыра в лице профессора Снейпа, который, кажется, делал сложный выбор: продолжать ненавидеть мисс Дьеллор или же переключиться на новый объект, несравнимо более раздражающий. Судя по его ухмылке, он склонялся ко второму… В конце концов, мисс Дьеллор была уже испытанным злом и ничего по-настоящему дурного не делала. Конечно, дети пристрастились читать ночами, но он сам что, не был таким? Спасибо, хоть что-то читают, пусть даже маггловские сказки! Хотя недавно он отнял у мрачного семикурсника толстенный том с невнятным названием, что-то о мире и войне, наполовину на французском, спросил, не готовится ли тот пойти в авроры, но юноша мычал нечто неопределенное и искренне молил вернуть книгу, потому что ее ждут еще четверо, а читать осталось много! Пришлось, скрепя сердце, выполнить просьбу.

А одна девушка так увлеклась чтением, что умудрилась пропустить трансфигурацию. Читала она записки сельского ветеринара начала века, и, поскольку сама собиралась идти в колдомедики, а еще точнее — лечить животных, магических в основном, то ей простили это прегрешение. Снейп сам ознакомился с конфискованной книгой, пытаясь найти что-либо крамольное, с трудом оторвался от нее около четырех часов утра, замысловато проклял педагогические экзерсисы мисс Дьеллор, но книжку, подумав, в огонь бросать не стал, а вернул владелице с напутствием не увлекаться так и не забывать о времени. Ну или хотя бы попросить подруг напоминать ей о занятиях. Правда, через неделю ее поймали с уже не полудокументальной, а сказочной книгой о ветеринаре для единорога, и тут уж Снейп не удержался, снял баллы; впрочем, девушка не обиделась, заявив, что узнала из книги много нового, и теперь ей ясно — одно только волшебное образование не поможет, надо попытаться устроиться на курсы у магглов…

Профессор Локхарт был куда хуже. От него начинали ныть зубы сильнее, чем от лимонных долек Дамблдора, вдобавок он был навязчив, суматошен, абсолютно некомпетентен (уж это-то Снейп мог утверждать наверняка) и умудрился покалечить студентов (украшенную царапинами физиономию Драко декан уже имел удовольствие наблюдать). Впрочем, его обожали девушки, и ему все сходило с рук.

Его обожали почти все девушки, поправился Снейп, покосившись на соседку слева. Мисс Дьеллор смотрела на Локхарта, как на шимпанзе в зоопарке: со смесью веселья и легкой брезгливости. «Ну хоть одна нормальная», — тяжело вздохнул профессор и вдруг вспомнил, чему девушка обязана этой нормальности.

Люциус снова отказался разговаривать о мисс Дьеллор. Уже не настолько категорично, как прежде, но зато в голосе его проскальзывали такие нотки… И думать нечего: он затащил эту рыжую кошку в постель! Ну а та, наверно, того и добивалась: младший Малфой полностью приручен, через него легко воздействовать на отца, а тот нипочем не позволит уволить из школы свою любовницу. «Да и Моргана с ними», — досадливо подумал Снейп, убирая из своей тарелки рукав Локхарта: тот слишком бурно жестикулировал.

— Двигайтесь ко мне поближе, сэр, — тихо сказала ему Антар. — Рядом с этой ветряной мельницей находиться решительно невозможно!

— Спасибо, мисс, — немного стушевался он, но все же подвинулся. — Гм… скажите, Драко не сильно пострадал во время сегодняшнего инцидента с пикси?

— Нет, слава богу, всего несколько царапин, — серьезно ответила она. — Другим повезло меньше. И я не понимаю, как можно…

— Тс-с-с… — Снейп указал взглядом на директора, беседовавшего с Флитвиком.

— Понимаю, опять далеко идущие планы и непонятные цели, — задумчиво произнесла девушка, помолчала и вдруг спросила: — Сэр, а если в замке вдруг объявится монстр, кому выпадет честь его ловить?

Профессор поперхнулся.

— Я полагаю, чаша сия не минует преподавателя защиты, верно? — сладко улыбнулась Антар.

— Подстава? — одними губами произнес Снейп.

— А как же… — так же ответила она, и в глазах у нее зажегся нехороший огонек. — Будет ему монстр… Прикроете, если что?

— Вы анимаг? — решился он.

— Можно и так сказать — улыбнулась девушка. — Только тс-с-с…

— Понял, — кивнул профессор, решив, что у нее просто нет регистрации. — Малфой в курсе?

— Все трое.

— Тогда вопросов больше не имею, — немного расслабился он.

Ну, если эта кошка… Хм, а, скорее всего, она действительно в анимагической форме становится кошкой, уж больно поворот головы характерный, у МакГонаггал почти такой же! Словом, если она сумеет выжить из школы Локхарта, Снейп будет ей очень, очень обязан!

Ну что, Басти, работаем монстра? Не люблю я над тобой измываться, но что поделаешь, мне надо контролировать процесс… Иди, прогуляйся по школе, да не забудь наследить от души! И нужно предупредить Драко, а то мало ли, еще испугается…

— Вы слышали? — с дрожью в голосе говорил какой-то гриффиндорец. — Тайная комната открыта, и ужасное чудовище снова бродит по замку!

— Да что за чушь! — отмахнулся Уизли.

— Я сам следы видел! — возмутился тот. — Во-о-от такие лапищи! Как у тигра!

«Не переборщила ли я?» — задумалась Антар, глядя в тарелку и стараясь не ухмыляться очень уж откровенно. Собственно, пока Басти пятнала следами одну часть замка, сама она прошлась по другой. В человеческом облике, разумеется: имитировать следы очень крупной кошки не так уж сложно. А вот об Ужасе из Тайной комнаты девушка уже слышала от Люциуса и, более того, позаимствовала из его библиотеки некую тетрадку. Той совершенно нечего было делать в стенах приличного мэнора, а нюх арыси говорил — это дурная вещь. Ну а уж как ее уничтожить — если не получится приспособить к своим нуждам, — вопрос второй…

— Я тоже видела следы! — вставила вездесущая Грейнджер. — Я считаю, нужно немедленно создать комиссию по расследованию и расспросить портреты и призраков, они могли что-то видеть!

«Конечно, они видели гигантскую черную кошку. Или пантеру», — улыбнулась про себя Антар и вдруг почувствовала, как кто-то осторожно ткнул ее локтем в бок. Впрочем, что значит — кто? Это был Снейп.

Поймав ее взгляд, он вопросительно изогнул бровь. Девушка едва заметно кивнула, и Снейп улыбнулся. Тоже еле заметно, но все же…

«Нет ли у меня племянницы? — задумалась Антар. — Или еще какой родственницы моих лет? Буду писать домой, спрошу, всех не упомнишь, а у бедного профессора горя-злосчастья на троих хватит.»

28

— Не беспокойтесь, я ведь с вами! — вещал тем временем Локхарт, размахивая руками и сияя улыбкой. — Бояться нечего, нет никакого монстра! А?..

Раздался странный, режущий слух звук, и на противоположной столу преподавателей стене Большого зала проявились десять глубоких царапин, словно большая кошка провезла когтями по каменной стене. Только когти должны были быть стальными, а кошка — размером с лошадь.

Этот спецэффект Антар готовила почти сутки, поэтому с удовольствием смотрела, как засуетились остальные преподаватели и напугались ученики. Не все, конечно: Драко улыбался настолько умиротворенно, что хотелось дать ему подзатыльник для профилактики — не проговорился бы!

— Я слыхала, в Японии есть такой злой дух, — замогильным голосом произнесла она. — Если, не дай боже, убили кошку, причем умышленно, ее призрак будет мстить всей семье! А поскольку мы тут все одна семья, о чем постоянно говорится…

Снейп закашлялся.

— У нас нет японцев, — сказал он, подавив судорожный смех.

— Так ведь призрак мстит не обязательно сразу же, ему нужно набраться сил, — сказала Антар. — Верно, господин Локхарт?

Тот открыл рот, закрыл, а потом понес обычную свою чепуху о том, как побеждал таких призраков десятками.

— Вот видите, — предвосхитила девушка реплику МакГонаггал, — нам нечего бояться! Профессор Локхарт выследит и обезвредит это чудовище, чем или кем бы оно ни было, не так ли?..

— Ну разумеется! — проблеял тот, близнецы Уизли оживились и принялись принимать ставки, а Снейп деликатно пожал под столом руку Антар. Крайне деликатно.

— Он найдет?.. — спросил он почти беззвучно.

— Непременно, — ответила она и улыбнулась, по-прежнему перебирая в уме племянниц и двоюродных сестер. Если бы Снейп знал, почему Антар улыбается именно так, то постарался бы как можно скорее удрать на Северный полюс, но увы…

…- Это ваших лап дело! — заявил Драко, стоило им с Антар остаться наедине.

— А тебе не кажется, что ты выражаешься немного… вульгарно?

— Нет! Отпечатки лап есть? Есть. У вас лапы есть? Есть. Следовательно… Не надо, мисс Антар, щекотно же! — взмолился Драко, которого схватили, затормошили и повалили на диван. — Я не прав, что ли?

— Прав. Но не хами, — ответила девушка, отбросив назад выбившуюся из прически прядь. — Не забывай, я твоя будущая мачеха, и все твои выходки ой как тебе припомню!..

— А я ой как испугался! — засмеялся мальчик, и тут же сказал: — Мисс Антар, а давайте что-нибудь про больших кошек читать?

— Не вопрос, мой дорогой, я и сама хотела взять «Рожденную свободной», да позабыла, а ты вот напомнил. Так что прочтем. И про маленьких кошек почитаем тоже, там, правда, детская история, но хорошая, не слыхал про Томасину?

— Нет, — мотнул головой Драко.

— Ну, значит, с нее и начнем. А собак ты любишь?

— Очень, — честно сказал он. — Но в доме никогда никого не держали, все на псарне, а они там… одинаковые какие-то. А я всегда хотел своего пса. Большого, красивого… Ну вот Хагрид держит, а мне почему нельзя?

— Какой породы собаку-то хочешь, чудо?

— Да хоть дворнягу, только чтоб она была совсем моя, — понуро ответил Драко. — Не из общей своры, не карманная собачка, как у дам, а просто пес… Чтобы спал в комнате, может, и на кровати, будил утром… Я просил дать мне щенка на воспитание, так не разрешили. Сказали, дурью маюсь…

— Ага, а потом говорят, что у ребенка никакого чувства ответственности, — буркнула девушка. — С этим мы разберемся, не переживай!

— А вы… вам собаки…

— Мы с собаками в прекрасных отношениях, — серьезно сказала Антар. — А вот Лондона и Сетона-Томпсона я вам почитаю. Чтобы знали, какие бывают псы и прочие звери!

— Мисс Антар, — вдруг серьезно сказал Драко. — А я ведь не смогу назвать вас мачехой.

— Ну и не называй, нынешнее обращение меня вполне устраивает.

— Вы не поняли! — он понурился. — Просто… Ну представьте, вот вы с папой идете, и кто-то спрашивает: что это за дама с твоим отцом. Я могу сказать или «моя мачеха», или «его жена», но это же не то… я так как будто барьер ставлю между вами и собой! А иначе не выходит!

— Бедный ты мой, глупый ребенок, — вздохнула Антар, поймав Драко за шиворот и прижав к себе. — Меня не волнует, как меня назвали. Мы же с тобой знаем, кто мы такие, кем друг другу приходимся… Верно? А если людям непременно нужен ярлычок, ну так что с них взять, с убогих! Спросят — назови меня мачехой, с меня не убудет, честное слово… Звучит не очень здорово, ассоциации рождает разные, но это такая ерунда, уж поверь! Мама у тебя была одна-единственная, другую женщину ты так не назовешь никогда… Я в курсе всего, так зачем ты передо мной оправдываешься?

— Ну просто… — тот шмыгнул носом.

— А раз «просто», иди спать. Мне еще… — девушка потянулась, — много чего нужно сделать!

— Понял, — сказал Драко, — ухожу. Но…

— Иди спать, — отрезала Антар. — И без фокусов, Басти тебя проводит и проследит, чтобы не дурил! Басти-и-и…

Проводи мальчика, Басти, смотри, чтобы никуда не отлучался, потому что я сейчас буду хулиганить! Где там чернила? Сейчас я оставлю такие следы…

— Ну вот же, вот следы, совсем свежие! — говорил Флитвик. Судя по всему, он едва сдерживал улыбку, потому что ни один сознательный монстр не станет аккуратно вымачивать лапы в чернилах и так пятнать коридор.

Следы вели прочь из замка, в Запретный лес.

Преподаватели уставились на Локхарта. Локхарт попытался попятиться, но позади внезапно вырос профессор Снейп, ухмыляющийся гнуснее обычного.

— Остановите же чудовище, — сказал он высокопарно. — Не вы ли похвалялись тем, что избавились от злого духа, досаждавшего целой деревне? И то было в глухих краях, а здесь любой из нас мигом придет к вам на помощь!

— Хорошо… — упавшим голосом произнес Локхарт. — Я иду… иду… в Запретный лес…

К чести Гилдероя Локхарта стоит отметить, что он действительно сумел дойти по крупным, отчетливо видным в лунном свете кошачьим следам до ближайшей поляны. Правда, обернувшись, он этой дорожки следов уже не увидел — они исчезали сами собой. Профессор оказался в лесу, луна скрылась за облаками, а на его крики никто не отзывался.

Большая пестрая арысь лежала в развилке дерева, посмеивалась про себя и вылизывала лапы. По ее прогнозам, метаться по поляне Локхарту предстояло до самого утра. Нет, он мог бы поискать путь назад самостоятельно, да только все тропинки неминуемо привели бы его обратно, на эту самую поляну. Запутать дорогу — проще и быть ничего не может, и не надо на леших грешить! Для такого и волшебником-то быть не обязательно.

«А вот теперь, — подумала арысь и потянулась, — настало время для ночного выступления!»

— Мр-р-ря-а-а-у-у! — раздалось в ночи, и Локхарт подпрыгнул, выхватив палочку.

— Уа-а-а-ау! Мя-а-а-ау-у-у! — донеслось с другой стороны, и он покрылся холодным потом…

Мы с тобой молодцы, Басти! Напугали бедолагу так, что он, едва его отыскали и вернули в замок, кинулся собирать барахлишко. Покидал мантии в сундук да и был таков, а кто преподавать будет — бог весть! Ну да посмотрим…

— Глава шестнадцатая

Пролитая кровь

— Мисс Дьеллор, вам не кажется, что ваше поведение несколько выходит за рамки приличий? — сквозь зубы спросил Снейп, поймав девушку в коридоре, когда та направлялась в Большой зал на завтрак.

— Не понимаю, о чем вы, — улыбнулась она. Она всегда улыбалась, и это немного пугало, осознал вдруг Снейп.

— Я о Драко Малфое! Не знаю, в каких вы отношениях с его отцом, и знать не желаю, но взять и переселить мальчика из общежития в свои комнаты — это уже чересчур!

— Ах, чересчур… — протянула Дьеллор, потом вдруг резко повернулась и, с неженской силой схватив Снейпа за локоть, прижала его к стене. Теперь лица их не разделяло и дюйма. — Я глаз не спущу с Драко до тех пор, пока в школе находится оборотень, ясно вам? И кто угодно может думать что угодно, я стану водить мальчика за руку, пусть хоть лопнут от смеха… С ним можете не обсуждать эту тему, он все знает и все понимает!

29

В полумраке подземелья ее глаза светились желтым огнем, и она не говорила, а шипела.

— Откуда вы…

— Да от Люциуса же! — фыркнула Антар, выпустив профессора. — Право, сэр, лучше следите за мистером Люпином, чем за мной. Я уж точно не сделаю Драко ничего плохого, а насчет нашего нового преподавателя как-то сомневаюсь!

— Я варю для него зелье, — сказал он. — И уж поверьте, не напортачу!

— Я верю в ваше мастерство, но что если Люпин забудет принять лекарство? Нет, я не могу рисковать. Простите, сэр, мне наплевать на молву, тем более, Драко еще слишком мал, чтобы всерьез воспринимать такие глупые сплетни. Он останется у меня. Можете опротестовать это у директора.

— А вы тогда подключите Малфоя-старшего?

— Двоих старших, — улыбнулась Антар. — Именно так. Давайте не будем… усугублять, хорошо?

— Пожалуй, не стоит, — кивнул он. — Оставим это, мисс Дьеллор.

— Хорошо, сэр.

Профессор Снейп еще не знал, что всего пару дней спустя он зайдет на факультатив к мисс Дьеллор, на котором слушали что-то о волках, очень интересное, судя по приоткрытым ртам и горящим глазам, перехватит ее взгляд и кивнет в сторону выхода. А девушка спокойно закончит главу, передаст книгу кому-то из старшекурсниц и выйдет вслед за ним в коридор, чтобы…

— Что-то случилось, сэр? — спросила Антар, попытавшись поймать взгляд Снейпа, но не преуспев в этом.

— Пока нет, мисс, но… — он тяжело вздохнул. — Видите ли, мистер Люпин полагает, что он не единственный оборотень в школе.

— Да что вы! — изумилась она. — А кто же еще?..

— Вы, — обронил Снейп.

— Я?! — поразилась она. — Ну, знаете, это уже чересчур…

— Он уверяет, что, будучи зверем, чует чужой запах. Ваш, скорее всего. Мисс Дьеллор, я не поклонник мистера Люпина, но тем не менее…

— Сэр, ну это ведь чушь! — нахмурилась девушка. — Припомните: в прошлое полнолуние вы заменяли мистера Люпина на защите, а я вела зельеварение у младших курсов! Будь я оборотнем, это бы уж точно заметили!

— И правда… — сконфуженно пробормотал он. — Может, это потому, что вы анимаг?

— С чего вы взяли?

— Ну а те следы?! Вы же дали понять, что…

— Следов можно понаставить и без всякой анимагии, — довольно улыбнулась Антар. — Вы ведь наверняка допросили портреты, верно? И что они видели?

— М-м-м… гигантскую черную кошку, вроде бы пантеру или что-то подобное, — припомнил Снейп.

— Ну вот… Басти! — позвала девушка, и черная кошка материализовалась будто бы из ниоткуда. — Идите сюда, сэр, я покажу… Потерпи, Басти, это на минуточку…

«Вот это трансфигурация, — отрешенно подумал Снейп, увидев увеличенную в несколько раз Басти. — Вот это полет фантазии…»

— Я не хотела говорить о трансфигурации прямо, — сконфуженно произнесла Антар, — поэтому всячески юлила. Вы сами решили, что я анимаг, вот я и воспользовлась удобной легендой. Уж простите, сэр!

— Ничего, мисс Дьеллор, — сказал он. «Она намного сильнее, чем кажется. И она это скрывает. Зачем? Почему? Ответа нет, Люциус молчит, от Драко толку не добиться, а сама она просто насмехается! А что, если…» — Спасибо. Извините за то, что прервал ваше занятие.

— Не страшно, сэр, — улыбнулась она, — ребята вполне способны занять себя сами. Однако я пойду к ним, хорошо?

— Конечно, мисс Дьеллор. Еще раз простите за беспокойство, — церемонно произнес Снейп и подумал: «Прости, Люпин.» Он уже знал, что скажет директору и остальным…

* * *

Так называемый литературный кружок, как обычно, засиделся заполночь, и старшие пошли провожать младших по комнатам. Все завидовали Драко: он как валялся на диване, так там и остался дожидаться возвращения мисс Дьеллор, которую, судя по всему, считал своей собственностью.

— Дети-дети, — укоризненно произнес Ремус Люпин, дежуривший сегодня по школе, — разве можно бродить так поздно по ночам?

— А что, сэр? — весело спросил кто-то из старшекурсников. — Подумаешь! Ничего опасного тут нет, а мы не по одному идем, мы мелких конвоируем!

— Да, но… — Люпин вдруг осекся и заозирался. — Тут кто-то… кто-то…

Последующее все описывали по-разному, сходились только в одном: милейший и тишайший профессор Люпин вдруг преобразился, изо рта пошла пена, он упал наземь, срывая с себя одежду, и в мучительных корчах начал трансформацию… Это заняло так мало времени, что никто не успел опомниться, и чудовище со сверкающими глазами стало против нескольких студентов — старшие кое-как загородили младших, но боевых заклятий никто не знал, и ясно было, что отбиться от оборотня удастся только ценой больших потерь: царапины бы хватило для заражения, и рисковать никто не хотел.

А вот далее показания разнились. Кто-то говорил, что факелы погасли сами собой. Кто-то уверял, что почувствовал работу мага. Кто-то будто бы видел все своими глазами… Так или иначе, но в ответ на хриплый вой оборотня из темного коридора донесся гневный вопль очень большой кошки, на чью добычу позарился какой-то блохастый!.. Кошка угрожающе взвыла еще раз, послышался скрежет когтей о камень, а потом наступающего на детей оборотня снесло с ног большое темное тело, и два зверя сплелись в клубок, нещадно полосуя друг друга когтями и зубами. Шипение и рычание эхом отдавались под сводами замка, кровь пролилась на древние камни ступеней…

— Уходим, скорее! — опомонился кто-то из старших. — Пока они дерутся! Мелких на руки! Живо, живо!

Толпа студентов рассеялась раньше, чем сцепившиеся волк и рысь ненадолго оставили друг друга…

…- Мерлин великий, Антар, что с вами?! — Люциус Малфой выронил и книгу, и бокал, когда прямо на светлом пушистом ковре появилась обнаженная окровавленная девушка. — Вы…

— Ничего, ничего… — выговорила она, тяжело дыша открытым ртом. — Жить буду… Дайте что-нибудь прикрыться…

Он набросил на нее плед, осторожно обнял за плечи — Антар колотило в ознобе.

— Какой сильный попался… — простонала она. — Люциус, срочно, срочно отправьте домовика к Драко, он в моих покоях, пусть не вздумает выйти, это опасно! Я вернусь к утру…

— Да что там у вас случилось?! — вскричал он.

— Оборотень… — выговорила Антар. — Преподаватель — оборотень. Ваш Снейп варил ему зелье, а сегодня оно почему-то не сработало, и он кинулся на детей…

— Мерлин всемогущий!

— Я отбилась, они успели уйти… Господи, больно-то как…

— Антар! Что… что делать? — выдавил Люциус, разрываясь между желаниями немедленно кинуться в Хогвартс, к Драко, и как-то помочь девушке.

— Я же сказала — срочно отправьте сыну домовика!.. А я не сдохну, и не такое бывало, — реплика закончилась протяжным стоном, и Антар ненадолго отключилась.

В себя она пришла уже в ванной, где Люциус сам, не доверив этого домовикам, смывал с нее кровь и грязь. Ему было страшно — в полубреду Антар пару раз принимала облик арыси и тут же снова возвращалась к человеческому, — но он не дрогнул. Жалобный кошачий плач и человеческие всхлипы были на удивление похожи, слышать их было одинаково больно.

— Драко… — шепнула девушка, едва придя в себя.

— Не выйдет из ваших комнат, он клятву дал, — заверил Люциус, взял ее на руки, как ребенка, и понес в спальню. — Я не знаю, что я сделаю, я эту школу по камушку разнесу… Оборотень! Неуправляемый! И я не о вас, Антар…

— Я понимаю. Зелье не сработало почему-то, раньше ведь все было нормально…

— Выясним, — сквозь зубы заверил он. — Антар, может, медика вызвать? Вас так покромсали…

— Ерунда. Больно, и очень, но это скоро заживет, а заразить меня, как вы понимаете, нельзя. Ничего, Люциус, к утру я буду на ногах, — она приподняла голову. — Только мне придется обернуться еще раза два-три, чтобы наверняка, и поесть чего-то калорийного… для регенерации нужно.

— Конечно… — Видение истекающего кровью золотого чуда было чуть ли не страшнее воспоминания о медленно угасающем сыне, и слова сорвались сами: — Я не оставлю вас там! Хватит! Там не место вам с Драко!

— Люциус, я засыпаю… — выговорила Антар, умостив голову у него на груди. — Не забудьте разбудить утром, у меня факультатив…

30

«Драко один в школе, — с тоской подумал Люциус. — Я не могу забрать его прямо сейчас, не могу не отпустить Антар… Отец прав, я идиот, я даже думать не могу о расставании с ней!»

И легкий поцелуй, которым он коснулся губ задремавшей девушки, вдруг стал настоящим, таким, что закружилась голова, и Антар проснулась, а потом…

Отрезвила Люциуса резкая боль в левом предплечье. Он взглянул — руку пересекали четыре глубокие кровавые борозды, пришедшиеся аккурат на Метку и располосовавшие ее на несколько частей.

— Прошу прощения, — без тени раскаянья произнесла девушка, посмотрела на него в упор и поцеловала — настолько тепло и нежно, что он чуть не задохнулся, до того это было хорошо. — Мне пора.

— Но вы…

— Я боюсь оставлять Драко в Хогвартсе. Я не могу постоянно водить его за руку, — сказала она серьезно. — Решайтесь, Люциус, нужно забрать его!..

— А если я… решусь, вы не уйдете? — коварно спросил он.

— Никогда, — пообещала Антар.

Раны на теле не значат ничего. Шрамы? Ерунда. Я люблю тебя, это намного больнее, и эти шрамы не изгладятся никогда…

— Эпилог

— Ну что ж, Басти, мне пора уходить отсюда, — негромко сказала Антар, гладя черную кошку. Та вопросительно мяукнула и положила лапу на руку хозяйки, едва заметно выпустив когти. — Ты… сама решай. Мне будет тебя не хватать, но советовать я права не имею, ты знаешь.

Кошка мурлыкнула, поудобнее устроилась на коленях хозяйки, заурчала громко и настойчиво.

— Понятно… Ну что ж, Басти, — девушка снова погладила пушистый черный мех. — Раз ты сделала выбор, я вмешиваться не стану. Справишься?

— Мяу! — презрительно ответила та.

— Действительно, и что это я спрашиваю… Я буду скучать, Басти, — Антар встала, спустив кошку на пол. — Прости меня, если чем-то обидела.

— Мяу, — сказала Басти, села, обвив хвостом передние лапы, и прижмурила глаза.

— Прощаться не буду, потому что, чует мое сердце, мы с тобой еще встретимся…

Антар долго гладила вытянувшуюся на боку кошку, потом отвернулась и поднялась на ноги.

Может быть, даже и в этой жизни…

…- А где Басти? — спросил Драко на следующий день.

— Басти больше нет, — коротко ответила Антар и отвернулась. — Не будем об этом, хорошо?

Мальчик молча кивнул: он не знал, сколько лет было этой кошке, может, уже порядочно, а живут они не так уж долго… И если его попросили не растравлять раны — а Басти, помнил он, была глазами и ушами своей хозяйки, — то лучше держать язык за зубами. Может быть, когда-нибудь потом мисс Антар сама расскажет, как лишилась верной спутницы, а пока… пока лучше заняться делами насущными.

— Нам пора, — сказала она, будто подслушав его мысли. — Давай руку… Будешь скучать по школе?

— Нет, — помотал он головой. — Научить меня всему и вы с папой научите, а без остального я обойдусь. Только профессора Снейпа будет не хватать, я к нему привык, вы же знаете…

— Ну-у-у… — задумчиво произнесла Антар.

— Его можно будет пригласить хоть на немножко? — живо заинтересовался Драко.

— Посмотрим, посмотрим, — заулыбалась девушка. — Мне тоже не помешали бы его консультации, но — всему свое время, мой дорогой. Покамест вам с отцом нужно убраться подальше отсюда.

— А дедушка… ой, да что я спрашиваю, — спохватился мальчик, — у него ведь тоже… ну… есть подруга, да?

— Совершенно верно. И твой дедушка сам о себе прекрасно позаботится. И мэнор пустым стоять не будет. Кстати, дом бросать не жалко?

— Жалко, — подумав, честно ответил Драко. — Я же в нем вырос. И папа, и дедушка… Но, во-первых, он же все равно наш, может быть, когда-нибудь получится вернуться! А во-вторых, там, куда мы отправимся, наверняка окажется столько интересного, что по дому скучать будет некогда!

— Какие разумные речи! — хихикнула Антар и взяла его за руку. — Отправляемся! Люциус наверняка уже места себе не находит, а мы тут с тобой разговоры разговариваем… Успеем еще наболтаться!

— Ага! Мисс Антар, а еще, знаете… — начал мальчик, но осекся. Поймал на себе вопросительный взгляд и закончил: — Жалко, что новички не услышат, как вы читаете. Сами-то они вряд ли…

— Отчего же ты так в этом уверен? — улыбнулась она.

— То есть…

— Я сказала: хватит болтать, — строго произнесла Антар. — Потом расскажу!

…Новый учебный год начался отвратительно. Люпин по-прежнему должен был вести защиту, но это еще ладно, хуже оказались новости: из Азкабана сбежал Сириус Блэк, и теперь надо было следить за Поттером втрое тщательнее… если не вдесятеро!

И еще: куда-то пропал Люциус Малфой. На вызовы он не отвечал, совы возвращались ни с чем, словом, старый знакомый исчез бесследно, не удосужившись даже намекнуть, куда именно подался и как его найти, случись что. Абраксас Малфой, которого удалось застать в мэноре, собирался в очередное европейское турне, был совершенно не расположен беседовать, а потому сказал только, что сын у него уже взрослый, сам решает, что делать, ну а Снейп — не влюбленная школьница, чтобы бегать за Люциусом. И если тот куда-то подевался, не оставив координат для связи, значит, у него были на то свои причины.

Причина однозначно звалась Антар Дьеллор, заключил профессор, не обнаружив девушки за преподавательским столом. Кстати, Драко тоже не было, и это наводило на неприятные мысли. Конечно, этим двоим закон не писан, они могут явиться под утро, чтобы, как говорила Дьеллор, мальчику не пришлось трястись в поезде, но что-то подсказывало Снейпу: они не появятся вообще. И, может быть, он больше никогда их не увидит…

— И еще одно объявление, — продолжил директор. — К сожалению, мисс Дьеллор вынуждена была нас покинуть, семейные дела, знаете ли…

«Так я и знал, — вздохнул Снейп. — Вот всё и сошлось. Нет ни Люциуса с сыном, ни этой кошки, старый Малфой явно в курсе… Я действительно больше никогда их не увижу. Ну, Люциус всегда был хитер, понял, что пора бежать… и, видимо, очень далеко. Наверно, на родину этой девицы. Что ж, удачи ему!»

В зале поднялся расстроенный гул: к Антар Дьеллор успели привыкнуть, многие ее полюбили.

— Что ж мы теперь, ничего интересного не послушаем? — выкрикнул кто-то с места.

«А самому тебе кто мешает книжку открыть?» — хмыкнул про себя Снейп. С другой стороны, ученики читали то, что приносила им Дьеллор. Если магглорожденные и полукровные еще могли найти что-то интересное во время каникул, то чистокровным это было, как минимум, сложно сделать. Да и поди сориентируйся в безумном количестве маггловских книг!

— Тише, тише! — призвал к спокойствию директор, взмахнув рукавами. — Мисс Дьеллор просила передать, что ей очень жаль покидать вас, что она успела вас полюбить, но долг перед семьей вынуждает ее отправиться на родину.

«Интересно знать, какую именно семью она имела ввиду?» — вздохнул Снейп.

— Однако факультативы продолжатся! — добавил директор, и профессор вздрогнул. — Мисс Дьеллор порекомендовала свою дальнюю родственницу… которая, кстати, тоже мечтает о практике под руководством профессора Снейпа.

«Нет… Только не это!»

— Мисс Бастиана Ленуар-Крейслер, — представил новую практикантку директор, и кто-то сел рядом со Снейпом.

— Можно просто мисс Ленуар, — улыбнулась она, высокая стройная брюнетка. Во внешности ее мерещилось что-то восточное, черты лица немного напоминали знаменитую Нефертити. Блестящие черные волосы были собраны в тугой узел на затылке, одета девушка оказалась так же, как ее предшественница, в длинное закрытое платье. — Полная фамилия очень уж длинна и не слишком благозвучна.

— Как вам будет угодно, — ответил директор, — о расписании договоритесь с профессором Снейпом, мисс Ленуар, а что касается факультативов…

— Вы намерены продолжать в том же духе, что мисс Дьеллор? — встряла МакГоннагал, поджав губы.

— Понятия не имею, как именно она вела занятия, — пожала плечами девушка. — Но, поскольку учили нас одинаково, не думаю, что сумею привнести что-то существенно новое… Полагаю, для начала мы немного потопчемся на классической литературе… Например, отчего бы не почитать Гофмана?

31

— Сказки? — удивился Флитвик.

— Почему же непременно сказки? У него есть, к примеру, «Житейские воззрения кота Мурра», замечательная вещь, тонкая, ироничная, — сладко улыбнулась Ленуар.

«Ленуар-Крейслер, — сообразил вдруг Снейп. Все-таки кое-что в маггловской литературе он смыслил. — Гофман! Да она же напрямую говорит, кто она такая, а никому и невдомек… Ну, мисс Дьеллор, вы прислали достойную замену!»

— А для разнообразия возьмем сказку о волшебной силе фантазии, представляете, главного героя там зовут Бастиан, совсем как меня!

— Вот и хорошо, вот и славно, — заговорил Дамблдор. — Вот справа от вас профессор Снейп, вы уж с ним согласуйте график ваших занятий, а потом сообщите, когда намерены вести факультативы…

— Конечно, господин директор, — с уважением сказала девушка и повернулась к Снейпу.

На смуглом лице миндалевидные зеленые глаза выглядели необычайно яркими, цвет их подчеркивали серебряные сережки с малахитом.

— Мисс Ленуар-Крейслер? — не без намека произнес профессор.

— Приятно встретить понимающего человека, — улыбнулась она. — Но, повторюсь, можно ограничиться первой половиной фамилии.

— Как вам будет угодно. М-м-м… Мисс Ленуар, а не подскажете ли вы, что за обстоятельства вынудили мисс Дьеллор покинуть нас так скоропостижно?

— Личные. Семейные, — ответила та коротко, подумала и добавила шепотом: — Ах, ладно, вам она в некотором роде доверяла… У нее медовый месяц. И, собственно, она уже не мисс Дьеллор, а… вы сами догадаетесь, я полагаю.

Снейп предсказуемо поперхнулся, и его любезно постучали по спине. Судя по всему, мисс Ленуар, ударь она чуть сильнее, запросто могла бы сломать ему ребра.

— Неужто это стало для вас неожиданностью?

— Почти, — выдавил профессор. — Гхм… А о… м-м-м…

— Думаю, вы хотите спросить о ее супруге и пасынке, — разгадала его мысли Ленуар. — Они чувствуют себя замечательно. Кстати, все трое передают вам привет. Уж простите, что вот так… но ни предупреждать заранее, ни открывать, где их новый дом, они не рискнули.

— Ничего… А… гм… отец ее супруга? — выкрутился Снейп. — Он как к этому отнесся?

— А как к этому можно отнестись? — невозмутимо произнесла девушка. — Тем более, он сам виноват.

— Не понял…

— Долго объяснять, профессор, — улыбнулась Ленуар, щуря зеленые глаза. («Как у Лили, — подумал было Снейп, но тут же мотнул головой, отгоняя непрошеную мысль. — Нет, ерунда, и разрез иной, и оттенок радужки…») — Быть может, когда мы поработаем вместе, и я узнаю вас чуть лучше, то расскажу. Или хотя бы намекну. А пока — увы!

— Вы мне не доверяете?

— Я доверяю только Антар, — серьезно сказала девушка. — Она отзывалась о вас хорошо, как и ее супруг, но я предпочитаю составить собственное мнение.

Можно подумать, оно у меня не сложилось давным-давно!

— Не стану спорить, — кивнул Снейп. — Я сам недоверчив.

— Я знаю.

«Откуда бы? — фыркнул про себя профессор, но тут же сам себе ответил: — Да от Дьеллор, конечно же, и от Малфоя!»

— А у вас нет фамилиара? — спросил он, чтобы сменить тему.

— Нет, — покачала головой Ленуар. — Я много времени провожу в разъездах, так что… сова привлекает внимание, с кошками тоже много мороки, а другие животные меня не устраивают.

— Мисс Дьеллор, как мне помнится, тоже много путешествовала, и именно с кошкой, — напомнил Снейп.

— Это было уже взрослое, спокойное животное, — сказала девушка. — Насколько мне известно, Басти выросла в дороге, и с ней никогда не возникало проблем, даже учитывая, что Антар предпочитает маггловский транспорт, а эти проверки на границах, ветпаспорта…

Она махнула рукой.

— Вы сказали — «было»? — прицепился к слову профессор.

— Да. Той кошки больше нет, — произнесла Ленуар с непонятной интонацией. — Жаль…

— Говорят, у кошек девять жизней, — напомнил Снейп, чувствуя, что становится на скользкую дорожку. Более того, множество учеников с огромным интересом наблюдало за его разговором с новой практиканткой… а чего могут напридумывать школьники, никому рассказывать не надо!

Но и остановиться он не мог: эти странные «практикантки», повадившиеся в Хогвартс, не давали ему покоя. (Одна вот увела Малфоя, ну да и ладно, может, он убережется… С тех пор, как тот познакомился с Дьеллор, его будто подменили, он словно помолодел лет на десять, глаза загорелись. И Драко, маленький негодяй, от юбки своей обожаемой мисс Антар просто не отлипал, а девица и горазда была его баловать!)

— Вот именно, — улыбнулась девушка. — Вот именно… Но не будем сейчас об этом. Не за общим столом, вы понимаете?

— Конечно.

«А вторая, похоже, явилась по мою душу», — подумал он и почувствовал, как по спине побежали мурашки. Не от страха, какое там, от азарта и предвкушения чего-то необычного…

— Думаю, о практикумах мы побеседуем завтра?

— Да, пожалуй, сперва нужно утрясти основное расписание, — кивнул Снейп, не удержался и добавил, чуть повысив голос: — Сколько лет я здесь преподаю, но не упомню года, когда все прошло без единой накладки!

— Кто бы говорил, Северус! — сказала с другой стороны МакГонаггал. — Я-то подольше твоего в Хогвартсе, но… Да, ты прав. В начале года всегда что-то да не так!

— Красивое у вас имя, — заметила Ленуар.

— Уж какое есть, — буркнул профессор. — Гм… У вас тоже красивое. Необычное.

— Да, только длинное и вычурное, — притворно вздохнула и потянулась гибким кошачьим движением. Зеленые глаза не выражали абсолютно ничего, хотя на губах Ленуар играла улыбка.

— М-м-м… Я не любитель фамильярности, — выговорил Снейп, чувствуя, что идет прямиком в заготовленную ловушку, и понимая: именно так ухнул в расставленный на него капкан Люциус Малфой. Увы, азарт был сильнее осторожности, а Бастиана Ленуар оказалась, пожалуй, интереснее и красивее Антар Дьеллор. И, Мерлин побери, может он хоть раз в жизни успеть первым?! — Но раз нам придется довольно много и тесно общаться… на профессиональные темы… Словом, в неофициальной обстановке вы вполне можете обращаться ко мне по имени.

— Хорошо, Северус, — улыбнулась девушка, сверкнув глазами. — Вы тоже зовите меня по имени.

— Вы же сказали, что оно слишком длинное.

— Ну… — Ленуар поправила смоляную прядь и посмотрела профессору в глаза. («Абсолютно глухо! — подивился тот, попытавшись легилиментить ее по въевшейся привычке. — То ли она гениальный окклюмент, то ли кто-то поставил ей непробиваемый блок.») — Вы можете называть меня просто — Басти…

32

Измайлова Кира

В следующей жизни…

— Глава первая

Знакомство

В конце июля Диагон-аллея была такой же, как и обычно: шумной, веселой и людной.

По правде говоря, мужчине, который медленно шел сейчас мимо лавок и магазинчиков, вовсе не хотелось находиться в этой шумной толчее, но он решил, что лучше заранее узнать самому, что теперь где расположено, чем завтра здесь проведет лишние пару часов его сын. Будь его воля, он купил бы все сам, но увы — без будущего владельца волшебную палочку не подберешь… А тридцать первое июля — традиционный день покупок для школы.

— Как он сдал… — слышался шепоток за спиной.

— А еще недавно-то выхаживал гоголем…

Он взглянул на свое отражение в ближайшей витрине: да, в самом деле, он очень сильно постарел после внезапной смерти жены, зеркало в холле и то вздыхало печально и ничего не говорило. Что творилось с сыном, лучше и не представлять: тот просто замкнулся в молчании, явно считая, что в случившемся есть и его вина. Глупости, но поди докажи это упрямому мальчишке, который и разговаривать-то не желает!

— Он сильно ее любил?

— Да кто разберет, но жили вроде ладно… А тут такое!

— Что? Что?

Слушать дальше не было смысла, слухи ходили самые разнообразные. Он встряхнул головой, резко развернулся и с такой силой столкнулся с какой-то дамой, выходившей из лавки мадам Малкин, что выронил трость. Сама дама чуть не упала, он едва успел подхватить ее под локоть.

— Боже мой, прошу покорнейше извинить, сударь! — произнесла она. — Я была так невнимательна, понимаете, пыталась запомнить, как сюда пройти…

— Что вы, сударыня, это я чрезмерно погрузился в свои мысли, — учтиво наклонил он голову. Все в даме… девушке даже, этак двадцати пяти, может быть, чуть больше, выдавало иностранку: и акцент, и своеобразная манера разговора, и одежда. Вместо традиционной мантии на ней было длинное, в талию, закрытое наглухо палевое платье, спереди тянулся длинный ряд мелких обтянутых тканью пуговок и никакой больше отделки. — Надеюсь, вы не ушиблись?

— Нисколько, — улыбнулась та, и он моргнул, настолько улыбка преобразила обычное, в общем-то, лицо.

Стопроцентное попадание. Лучшего и желать было нельзя!

— Сударь, не будете ли вы так любезны, раз уж я в вас так удачно врезалась, подсказать, как добраться до ближайшей книжной лавки? — спросила она с очаровательной непосредственностью. — Я брожу тут кругами уже, кажется, несколько часов, расспросила с полсотни человек, но найти это место не могу! Вот удивительно, я не плутала ни в Праге, ни в Венеции, а в таком небольшом, казалось бы, квартале не способна отыскать магазин… Кажется, будто дома тут перебегают с места на место, лишь бы сбить меня с толку! Вот мне дали ориентир: островерхая красная кровля, так ведь там оказался бар… Я уже решительно выбилась из сил!

Он немного подумал, глядя на девушку. Не то чтобы красивая, симпатичная, лицо сердечком, веселые глаза и приятная улыбка. Одета неброско, но далеко не дешево. Никакого макияжа, только губы, кажется, чуть поблескивают. Из украшений на виду только серьги тонкой работы, серебро и какой-то прозрачный камень в паре с авантюрином, вспыхивающие на солнце и бросающие золотитые блики на загорелое лицо. И вдобавок иностранка, так что вряд ли станет пялиться с фальшивым сочувствием.

«А почему бы и нет?» — подумал он, вслух же сказал:

— Сударыня, если вы позволите, я хотел бы пригласить вас на чашечку кофе вот в том скромном заведении, — он указал тростью. — Ну а потом я с удовольствием провожу вас до нужной лавки, мне тоже нужно заглянуть туда.

— Не стану возражать, — кивнула девушка с улыбкой. — Мои бедные ноги только рады будут передышке…

Есть контакт! Работаем!

Мужчина предложил ей руку и, только устроившись за столиком в кафе сообразил, какую бестактность допустил.

— Сударыня, простите, я был невежлив, — церемонно сказал он, снова встав, — даже не представившись вам. Люциус Малфой к вашим услугам.

— Антар Дьеллор, — та протянула руку.

— Какое необычное имя, — заметил Малфой. — Это от «Антарес»?

— Нет, что вы! — рассмеялась она. — Так кое-где в глуши до сих пор называют янтарь. По-вашему я звалась бы Амбер, но переводить имя — верх глупости, не находите?

Он молча кивнул.

— Ну а по дате рождения мой камень — авантюрин, видите, какой солнечный, — она коснулась серег. — По-моему, очень мне подходит!

— Согласен, — ответил Малфой, посматривая на него.

Девушка и сама оказалась какой-то на удивление солнечной: странного оттенка русые волосы, уложенные замысловатым узлом на затылке, на солнце отливали то бронзой, то золотом, светло-карие глаза с золотистой искрой порой казались янтарными, и даже аккуратные ногти на руках были покрыты прозрачным лаком с редкими золотистыми блестками.

— Чего изволите? — подлетела к ним официантка, с жадным любопытством наблюдающая за незнакомкой, явившейся с вдовым Малфоем.

— Кофе, покрепче, — ответил он.

— А мне с такой жары лучше сок. Яблочный или апельсиновый, какой найдется, — сказала девушка.

— Есть чудесный лимонад с мятой, только что со льда!

— Это прекрасно, — кивнула она. — Пускай будет лимонад. Вы не возражаете, мистер Малфой?

— Отчего я должен возражать?

— Вы пригласили меня на кофе, а теперь будете пить его в одиночестве, — серьезно сказала Дьеллор, но не сдержалась и прыснула. — Извините. Я не привыкла к английским манерам и чувству юмора, а у нас они как-то… попроще.

— А вы, если не секрет, какими судьбами в наших краях? — поинтересовался он.

Есть реперная точка. Можно развивать тему.

— По работе, сударь, — ответила она и снова улыбнулась. — Меня, знаете ли, после Дурмштранга носило по всей Европе. Я и в Германии бывала, и во Франции, но это неинтересно, так что я и в Венгрии поработала, и в Румынии, и в Сербии, вот, теперь в Англию прямиком из Албании… Там тоже не нашлось того, что я искала.

Малфой вопросительно приподнял бровь.

— Ну что ищут все женщины, сударь? Разумеется, секрет вечной молодости, — фыркнула Дьеллор.

— Это вам к Фламмелю, — невольно улыбнулся он.

— Вы о философском камне? — живо спросила она. — Ах, нет, это слишком скучно и технично, если вы понимаете, о чем я. Я знаю, есть более древние и куда более сокровенные секреты, вот их я и ищу… Денег на изыскания у меня довольно, семья поощряет такие прожекты, потому что, вы сами наверняка знаете, старое знание быстро исчезает, а это никуда не годится!

— Я, признаюсь, не припомню вашей фамилии, — осторожно произнес Люциус.

— Да вряд ли вы могли ее слышать, — вздохнула Антар. — Мы же не чистокровные. У нас каких только кровей не намешано: и венгры, и румыны, и болгары, и греки, кажется, даже финн затесался… или эскимос? Или монгол? Не помню, право. Были и маги, и простые люди, у нас к этому относятся спокойно.

— Откуда же вы родом?

— Издалека, — улыбнулась она. — Не спрашивайте. Могу сказать лишь, что это на северо-востоке Европы, но не там, где Дурмштранг. Мы вообще традиционно учимся в других местах, но мне нужен был именно Дурмштранг — там продвинутый курс зельеварения.

— Так вы… — Малфой нахмурился.

— Зельевар, да, — кивнула Антар, потягивая свой лимонад. — Не Мастер, но кое-что умею.

— Один мой знакомый — самый молодой Мастер Зелий в Британии, — зачем-то произнес Люциус.

— Я знаю, — спокойно ответила девушка, и он чуть не вылил на себя кофе.

— Откуда?..

— Я наконец вспомнила, где могла вас видеть, — ответила она. — В журнале о зельеварении, там была статья, мол, вы меценат, поддерживаете молодые таланты… и так далее. Только на фотографиях… колдографиях, то есть, никак не переучусь… вы выглядели намного моложе. У вас что-то случилось?

— Отчего вы так решили? — холодно спросил Люциус и глотнул остывшего кофе.

— Люди так не меняются за неполный год — а именно тогда я видела тот журнал, — если у них не приключилась беда. Тяжелая болезнь, например, или смерть кого-то из близких, — сказала Антар.

1

— Уже наслушались сплетен, мисс? — прошипел Малфой.

— Я не слушаю сплетен, — ответила она. — И не читаю бульварной прессы. Извините, если задела. У нас принято проявлять сочувствие, но англичане такие замкнутые, что я все время боюсь кого-нибудь оскорбить!

— Да что уж теперь… — с досадой произнес он. — Знает вся Британия. Чуть больше года назад умерла моя супруга.

Вторая реперная точка. Если он раскроется, то полдела сделано…

— Мои соболезнования, — искренне произнесла Антар. — Вы, должно быть, очень ее любили, раз так горюете.

— Дело не в том… — начал Люциус и вдруг сообразил, что открывает душу совершенно незнакомой девице. С другой стороны, кто-то когда-то рассказывал ему о маггловском понятии, «синдроме попутчика»: о самом сокровенном можно рассказать чужому человеку в поезде, тогда как близкие ни о чем и не догадаются. Видимо, это оно и есть… — Дело в том, как именно она умерла.

Девушка молчала, ожидая продолжения.

— У меня есть сын, — помолчав, сказал Малфой. — Единственный наследник. Я полагаю, вы понимаете, что это означает?

— Это опасно. Не приведи господи, с мальчиком что-то случится, тогда род прервется, — кивнула Дьеллор.

— Вот именно. Поэтому на Драко мы надышаться не могли… И вдруг выяснилось, что Нарцисса снова беременна… Мы были сами не свои от счастья! А потом она умерла… — Люциус прикрыл глаза. — Неожиданно. Меня не было дома, дел ведь по горло, она осталась одна… и ей стало плохо. Она успела еще позвать домовика, но те без приказа не могут вызвать колдомедиков, а Нарцисса уже потеряла сознание. Тот бросился за Драко, но поместье большое, пока сын добежал… Сами понимаете, мальчику было десять, и увидеть, как мать истекает кровью… Нельзя винить его за то, что он сперва бросился не к камину, а к ней.

— Так часто бывает, — вставила Антар. — Вместо того, чтобы срочно звать подмогу, пострадавшего начинают тормошить, пытаться привести в сознание и спрашивать, что с ним стряслось.

— Именно. А, как оказалось, минуты промедления оказались смерти… не просто подобны… — Малфой понял, что рука у него дрожит, и убрал ее подальше от чашки. — Спасти ее не успели.

— Внематочная беременность? — спросила Дьеллор.

— Все-таки почитываете прессу? — зло поинтересовался он.

— Нет, просто наслышана о таких случаях. Да и когда стажировалась в одной клинике, насмотрелась всякого. Бедная… неужели у вас не умеют диагностировать подобные вещи на ранних сроках?

Малфой бросил на нее такой взгляд, что девушка тут же добавила:

— Ну да, разумеется, традиции, семейный врач, который еще вас качал на коленях во младенчестве… Благородная дама, которая ни за что не даст осмотреть себя постороннему… А в результате страшная и нелепая смерть!

Первым побуждением Люциуса было запустить в нее непростительным или хотя бы сахарницей. Но ведь Дьеллор была права…

— Хуже всего пришлось Драко, — сказал он. — Я прибыл, когда все уже закончилось, а он… мать умерла буквально у него на руках, и я знаю, он винит себя в том, что промешкал. Одна надежда, ему в школу скоро, там он сумеет отвлечься…

— Не сможет, — ответила девушка и, поставив локти на столик, положила подбородок на сцепленные пальцы. Золотистые глаза пристально уставились на Малфоя. — Ему станет еще хуже. Там ему придется утверждаться. Искать свое место. Учиться. Заводить знакомства. А у него занозой сидит где-то в сердце чувство вины. Боюсь даже представить, что станет с его характером и с ним самим.

— Вы подозрительно много знаете о телесных и душевных недугах, мисс Дьеллор, — произнес Малфой. — Откуда?

— Я ведь сказала, что стажировалась в клинике. А там кого только не встречалось… Отделение для психических тоже имелось, — усмехнулась она и добавила: — Это была маггловская клиника для бедных.

Люциус поперхнулся остатками кофе.

— Однако интересную жизнь вы ведете, мисс Дьеллор, — выговорил он.

— Да, у нас считается, что нужно как следует повидать мир, — кивнула она серьезно. — И не с парадного входа, если можно так сказать, а с черного. Извините, я не всегда правильно строю метафоры на английском.

— Вы хотели сказать, с изнанки?

— Точно! И не только магический мир, но и маггловский. Очень, знаете ли, раскрепощает и расширяет мировоззрение, — улыбнулась Антар, и Люциусу вдруг показалось, что она старше, чем кажется.

— А ваши родные… тоже?

— Конечно. Одна бабушка была санитаркой, выносила раненых с поля боя во время Второй мировой… у вас это войной с Гриндевальдом называется, если не ошибаюсь, — задумчиво ответила девушка. — Вторая партизанила по лесам со снайперской винтовкой и, если не выдумывает, пару раз бросала гранаты под танки. Первый дед служил на подводной лодке, топил немецкие конвои, а другой сгинул в концлагере. Маме довелось поработать на заводе, отец был летчиком. Собственно, почему был? Он и теперь летчик, только уже в гражданской авиации, не военной…

Малфой потряс головой.

— И… вы хотите сказать, все они волшебники?

— Кроме той бабушки, которая снайпер, — спокойно сказала Дьеллор. — Та была обычным человеком. И насчет деда, который пропал, точно ничего сказать нельзя. А остальные — да, волшебники. — Она засмеялась. — Я понимаю, это у вас в голове не укладывается, но мы так живем который… год.

Отчего-то Люциусу показалось, что она хотела сказать «век».

Он задумался, и ему уже второй раз за сегодняшний день пришла странная мысль «А почему бы и нет?»

— Мисс Дьеллор, — произнес он, — вы крайне необычная особа.

— Я в курсе, — улыбнулась девушка. Она часто улыбалась, словно знала, насколько это ей идет. Впрочем, наверняка ведь знала!

— Уже вечереет, вы устали… Вы не согласитесь составить мне компанию завтра? Сыну нужно будет купить школьные принадлежности, а я заодно покажу вам все интересные и полезные лавки и объясню, как не заплутать здесь, — выдал он.

— Ну-у… Любите совмещать полезное с полезным? — сощурилась Антар.

— С приятным, вы хотели сказать?

— А что именно для вас приятно: собирать сына в школу или сопровождать иностранку?

— Тогда уж лучше сказать — приятное с приятным, — не остался в долгу Люциус.

— Сойдемся на этом, — кивнула Антар и встала, приняв протянутую руку. Официантку Малфой не ждал, тут просто запишут на его счет. — Только сегодня, уж пожалуйста, покажите, как дойти до этой проклятой гостиницы, как бишь ее?..

— «Дырявого котла»?

— Точно. А оттуда я уж отправлюсь в отель.

— Что вы имеете в виду?

— Я живу в обычном Лондоне, — пояснила она. — Не в этой же жуткой дыре ночевать! А там за те же деньги предлагают вполне приличные апартаменты.

— Вот как… — только и выговорил Малфой. — Что ж, идемте, я вас провожу… Кстати, а почему вы не аппарируете прямо отсюда?

— Потому что люди нервно относятся к возникающим из воздуха незнакомкам. А если аппарировать сразу в номер, портье непременно удивится, как это я попала туда, не взяв ключа, — терпеливо пояснила Дьеллор, беря его под руку.

— Ясно… Вот «Котел», мисс Дьеллор.

— Спасибо, сударь, вы меня несказанно выручили, — улыбнулась она. — Завтра?..

— Здесь же, чтобы вы не заплутали, в десять утра? Не слишком рано?

— Ну что вы.

— В таком случае, удачного пути и доброй ночи, — Малфой откланялся.

Девушка пристально посмотрела ему вслед. Показалось ей, или в тусклых серых глазах загорелась какая-то искра? Даже если так, с ним одним нет смысла возиться, его-то проще расшевелить. Нужно еще посмотреть на мальчика, а там, судя по всему, работа предстоит немалая… А до школы всего месяц.

«Успею», — сказала себе Антар Дьеллор, поправила прическу и, убедившись, что ее никто не видит, аппарировала невесть куда.

— Глава вторая

Новое знакомство

— Драко, ты готов? — спросил Люциус сына.

— Да, папа, — ответил тот бесцветным голосом. Он и сам сделался каким-то бесцветным за прошедший год, ничего не хотел, ничего не делал, ничем не интересовался…

2

— Тогда идем. Ах да! Забыл предупредить: с нами будет дама.

— Что еще за дама? — вышел из оцепенения Драко.

— Иностранка, которая абсолютно не ориентируется на Диагон-аллее, и которой я обещал показать, что где находится. Будь с нею полюбезнее.

— Хорошо, папа, — пожал тот плечами, явно решив, что это очередная отцовская пассия.

О том, что Люциус периодически погуливает, не знали только младенцы, но это воспринималось совершенно нормально: жена женой, но… А уж теперь, когда он вдовец, а срок траура истек, тем более придраться не к чему. Драко тоже знал, поскольку как-то застукал отца, договаривающимся о встрече с какой-то прелестницей по каминной сети, выслушал краткую вводную лекцию и забыл об этом. Семья — это святое, сказал тогда Люциус, а эти девицы… ну, ты же не забудешь свою любимую лошадь, которую сам вырастил, даже если разок прокатишься на какой-нибудь другой разнообразия и забавы ради?

Вот мачехи бы Драко не потерпел, но Люциус и не торопился выбирать новую жену, хотя осаждали его со всех сторон. Как же, такая партия! Пускай и Пожиратель смерти, но фамилия! Состояние!.. Драко знал, что отец сам все это прекрасно понимает, и с советами не лез. Этого еще не хватало…

Ехать в школу он не желал. Он примерно представлял, что там будет, и это заранее доводило его до злых слез. Уединиться негде, ведь кровать за пологом в общей спальне — это не своя комната, в которую даже отец не входит без стука, и где можно плакать, пока хватит сил. Общий же стол. Вражда факультетов, шуточки старшекурсников… Прелесть, а не школа!

— Прибыли, — сказал отец. — Доброе утро, мисс Дьеллор, вы на редкость пунктуальны!

— Доброе утро, мистеры Малфои, — весело ответила та. — Это вы пунктуальны, а я просто всегда прихожу раньше, причем не нарочно.

— Познакомьтесь: это мой сын Драко. Мисс Антар Дьеллор.

— Рад знакомству, — выговорил мальчик, едва дотронувшись до теплых пальцев.

— И я рада. Ну так что, мистер Малфой, откуда начнем нашу одиссею? И почему еще никто не додумался продавать для туристов карты этой вашей Диагон-аллеи?

— По списку у нас первыми мантии, так что идем к мадам Малкин, — не стал реагировать Люциус. — Тем более, там вы уже были…

Драко исподтишка поглядел на иностранку. Она была совсем не похожа на тех кокоток, с которыми, бывало, проводил время отец. На чопорных дам и девиц из высшего света она тоже не походила: не жеманилась, не кокетничала, не закатывала глупо глаза, смеялась не с повизгиванием, как все они, а нормальным веселым смехом. И что-то в ней казалось странным. Нет, не одежда, мало ли, кто и почему предпочитает платья вместо мантий… мама дома тоже носила платья (тут он стиснул зубы, чтобы не думать об этом), что-то иное. Какая-то до странного знакомая повадка…

Мальчик, шедший позади взрослых (Люциус предложил девушке руку), присмотрелся и сообразил: она движется не так, как другие дамы. Может идти очень быстро, потом вдруг остановиться на мгновение и стоять так, оглядываясь, а потом, как ни в чем не бывало, двигаться дальше. Паузы такие крохотные, что Люциус точно не обращал на них внимания, но Драко сзади хорошо видно было, как иностранка вдруг замирает на полушаге.

Та вдруг оглянулась через плечо и подмигнула ему: чуть раскосые глаза в утреннем солнце сверкнули янтарем. Он отстал еще немного. Спасибо и на том, что не кинулась тормошить или там гладить по голове, с приличиями знакома… А то с этих континенталов станется!

— Итак, вот заведение мадам Малкин, — страдальческим тоном произнес Люциус.

— Ага, два поворота налево, мимо забора… — старательно рисовала план девушка. — Прекрасно! Идемте, господа?

— Ах ты… — спохватился Малфой-старший. — Я совершенно забыл о том, что мне нужно в «Гринготтс» по делу. Драко, ты, я надеюсь, сумеешь сам заказать мантии?

— Конечно, папа, — уныло ответил тот.

— Мисс Дьеллор?

— Мне тоже нужно кое-что заказать, — кивнула она, — вчера мы поговорили с мадам… а, вам это не интересно! Нам потом подойти к банку? Его хотя бы видно отовсюду, я не заблужусь!

— Ну зачем же… — проговорил Люциус, пребывая в раздумьях. — Драко!

— Да, папа?

— Я не знаю, сколько времени у меня займет беседа с гоблинами. Ты сможешь показать мисс Дьеллор Диагон-аллею? Хотя бы те лавки, где тебе нужно купить что-то к школе? Я вас нагоню, как управлюсь.

— Конечно, папа… — повторил тот безо всякого энтузиазма.

— Мисс Дьеллор, я приношу искренние извинения, но… — Люциус развел руками. Судя по искоркам в глазах девушки, она легко разгадала его маленькую хитрость.

— Ну что вы, я думаю, ваш сын покажет и расскажет мне массу интересного, — улыбнулась она. — Дети видят иначе, нежели взрослые, не так ли?

Драко снова покосился на нее. Да что ж такое, почему ему так знаком этот поворот головы?..

— Тогда удачи!

Он быстро удалился, а Антар посмотрела на мальчика.

Третья реперная точка. Тут остается только полагаться на удачу, мальчик почти совсем угас.

— Идемте, мистер Малфой? Я понимаю, что вы не в восторге от навязанной вам чужой дамы, но если у вашего отца неотложные дела… — Она чуть развела руками. — Давайте просто быстро сделаем это, и все.

— Хорошо, мисс Дьеллор, — сказал он и не без труда открыл тяжелую дверь, — прошу.

— Мадам Малкин! — тут же раздался щебет девушки. — Доброе утро! Вижу, вы уже завалены работой!

— С добрым утром! Конечно, сегодня такой день… — ответила та. — О, молодой человек! Должно быть, впервые в школу?

Драко молча кивнул.

— Становитесь на табуреточку, сейчас мы вам все подберем… Мисс Дьеллор, так на чем же вы остановились?

— Ах, мадам Малкин, все-таки мантии — категорически не моё. Поэтому я попрошу пару таких же платьев, как на мне сейчас… вот выкройки, — она достала из кармана толстый журнал, коснулась его палочкой, увеличивая. — Ну и, разумеется, пальто на зиму, тут все отмечено…

— А цвета, цвета?

— Беж, палевый, терракота, глядите сами, какой я масти, — улыбнулась она. — Не возражаю против кирпично-красного и даже черного.

— Вам, кстати, пойдет и синий, — вставила помощница, живо обмеряя Драко. — Только нужно очень точно подобрать оттенок, чтобы он вас не бледнил. С такими волосами…

— …и зеленый будет прекрасно смотреться, давайте поглядим образцы!

Дамы зарылись в каталог с обрезками тканей, начисто забыв о Драко. Его это, впрочем, вполне устраивало. «Тряпочные» разговоры, как называл их отец, он ненавидел и подозревал, что тот сбежал, только чтобы не участвовать в этой вакханалии.

Снова брякнул колокольчик, и вошел невысокий черноволосый мальчик в очках.

— Тоже в школу? — подняла глаза мадам Малкин. — Иди сюда, дорогой, сейчас все сделаем…

Тот неуклюже взобрался на табуретку и покосился на Драко.

— Привет, — сказал тот, чтобы не молчать совсем уж откровенно.

— Привет… — отозвался очкарик.

— Первый раз едешь в Хогвартс? — попытался поддержать светскую беседу Драко, чтобы просто вспомнить, как это делается.

Очкарик покивал.

— А как тебя зовут?

— Гарри… Гарри Поттер.

Сперва Малфой-младший удивился. Потом удивился еще сильнее, заметив, как напряглась спина мисс Дьеллор.

— Давайте проверим мерки, — быстро сказала она. — Боюсь, я немного поправилась за лето…

— Что вы, милочка, — заквохтала мадам Малкин, — такой фигурой можно только гордиться!

— Ах, вы мне льстите! — ледяным тоном произнесла та. Ее табуреточка оказалась аккурат между Драко и Гарри, которые продолжали переговариваться.

— Ты на какой факультет хочешь? — спросил Малфой.

— И ничуть вы не поправились, дорогая, — вклинилась мадам Малкин.

— Неужто? А мне казалось…

— Все равно. Лишь бы не на Слизерин, — насупился Поттер. — Говорят, оттуда одни темные маги выходят…

Драко мгновенно ощетинился и хотел было сказать что-нибудь язвительное, как вдруг встряла мисс Дьеллор.

— Малыш, — обратилась она к Гарри, — извини, что влезаю без спроса в ваш разговор, но ты пал жертвой предрассудков. Посуди сам, я окончила Дурмштранг, а там, если верить слухам, ведьма на ведьме сидит и темным магом погоняет! Похожа я на злую ведьму?

3

Тот пристыженно помотал головой. Солнце било в окна, и хитро уложенные косы девушки сияли золотой короной.

— Ну вот видишь, — улыбнулась та. — Готово, мадам Малкин?

— Разумеется!

— Ну и скорость же у вас!

— Так иначе не получается, наплыв заказов страшный, все волшебные иглы работают на износ…

Драко спрыгнул с табуретки и галантно подал руку своей спутнице. Та улыбнулась, подобрала подол, показав легкие туфельки и соступила вниз.

— Спасибо, дорогой, — сказала она, и мальчик вздрогнул. — Что такое? Ах, простите…

Неожиданно девушка присела на табурет, так что лица их с Драко оказались на одном уровне, и очень серьезно сказала:

— Не обижайтесь, пожалуйста. У нас принято немного иное обращение, а поскольку вы еще ребенок, то и сорвалось невольно…

— Ничего, — выдохнул Драко. — И… Мисс Дьеллор, если уж на то пошло, отчего бы вам не называть меня по имени, раз я ребенок? А то «мистеры Малфои» — это, знаете, чересчур!

— Договорились, — улыбнулась она и протянула ему руку. — И правда, я не сообразила, как это забавно звучит… О господи!

Драко опомниться не успел, как девушка схватила его в охапку, отбросила себе за спину так, что он едва не сшиб с табуретки Гарри и не растянулся на полу, и замерла с палочкой в руке в определенно боевой стойке.

— Кто это? — спросила она.

— Это за мной! — радостно сказал Поттер. — Это Хагрид, лесничий, он меня за покупками провожает!

— Предупреждать нужно, — процедила Антар, и палочка исчезла в складках юбки. — Встреть я такое чудище в албанских лесах, сперва оглушила бы, а потом разбиралась, кто это, однако здесь все же приличное заведение, лешего не впустят, я надеюсь… Драко, я вас не ушибла?

— Нет, что вы, мисс, — помотал тот головой, хотя от такого броска у него захватило дух. Девушка и так-то выглядела хоть и стройной, но крепкой, а сила у нее оказалась немалой.

Хагрид неловко бормотал извинения за то, что напугал, но Антар повернулась к нему спиной.

— Драко, давайте расплатимся и идем дальше, время не ждет, — сказала она. — Мадам Малкин?

— Вот ваш пакет, а вот — молодого человека, — проворковала та, сгребая галлеоны. — Не перепутайте, хи-хи…

— Да, полагаю, юному мистеру Малфою мое новое платье цвета электрик будет чуточку великовато, — фыркнула Антар.

Тот обиделся было, потом представил себя в таком виде и невольно улыбнулся уголком рта.

Есть! Он еще не совсем разучился улыбаться, не растягивать губы, а искренне, от души улыбаться и смеяться. Значит, это еще можно исправить. Он не станет прежним, но и тенью не будет тоже…

— Идемте, Драко, — предложила она. — Что у нас на очереди?

— Книжный магазин, — сказал он. — Мисс, может быть, мне понести ваш пакет? Кажется, он довольно тяжел.

— Ерунда, — весело сказала Антар, открывая сумочку. — Как известно, в дамской сумочке можно потерять носорога, а при желании — и парочку слонов… Давайте и ваш пакет, неудобно ведь носить в руках! Главное, потом и впрямь не перепутать.

— Чары расширения пространства? — сообразил Драко. — Но вес…

— И чары облегчения тоже, — улыбнулась она. — Люблю путешествовать налегке, как Мэри Поппинс, с одним зонтиком и саквояжем, в котором, как известно, помещалась даже раскладушка…

— Кто? — покосился на нее мальчик и всю дорогу до книжного магазина слушал пересказ истории о какой-то волшебнице, служившей няней у четверых детей с Вишневой улицы. — А почему о ней никто ничего не знает?

— Потому что, Драко, это маггловская сказка, — озорно улыбнулась Антар.

— Но она точно волшебница! — воскликнул он. — Этот ее саквояж… Ну действительно ведь чары расширения пространства… и трансфигурация там была! И зелья наверняка! Ну, та бутылка, из которой она давала всем по ложке…

— Возможно, автор кое-что знал об этом мире, — пожала плечами девушка, входя в магазин. — О, вот это рай! Драко, вы идите за учебниками, а я поищу то, что нужно мне.

Она поспрашивала кое о чем продавца, выбрала несколько томов, потом перешла к стеллажу с подержанными книгами и принялась перебирать их.

Драко терпеливо ждал поодаль, нагруженный своими учебниками.

— Хватит, иначе я никогда отсюда не уйду, — решительно сказала Антар, сгрузив на прилавок еще несколько томов и отсчитав порядочную сумму.

— А что это за языки, мисс? — спросил Драко, сумевший разобрать только французский. — Сплошь незнакомые… и книги старые такие.

— А какой интерес читать то, что всем известно? — хмыкнула она. — Есть у меня слабость: перебирать всякий хлам. Иногда в такой вот букинистике можно отыскать подлинные жемчужины.

— То есть вы знаете все эти языки?

— Нет. Но у меня есть словари, справочники и масса знакомых специалистов по любой тематике. Разбираюсь на досуге. Ой, а тут что?

— Сюда нам тоже нужно, — спохватился Драко. — За палочкой.

Честно говоря, он предпочел бы выбирать ее вместе с отцом, но тот, кажется, решил исчезнуть окончательно.

— «Изготовители палочек»… с какого-какого года до нашей эры? — засмеялась Антар, прочитав вывеску.

— А что здесь смешного, мисс?

— Тогда пользовались посохами. Или вообще ничем не пользовались.

— Может, это обобщение, — буркнул Драко.

— Обобщать нужно умеючи, — парировала девушка, входя в пыльную лавку.

Выбор палочки для него надолго не затянулся, она быстро порхнула в руку, а мастер Олливандер уставился на мисс Дьеллор. Та уставилась на него, а Драко вдруг показалось, будто это не пылинки пляшут в луче света, а золотые искры.

— Не могу припомнить ни вас, ни вашу палочку, мисс, — сказал, наконец, мастер.

— Ничего удивительного, я ведь не англичанка и покупала ее не здесь, — улыбнулась та. — Желаете взглянуть?

— Был бы весьма польщен!

Та вынула палочку, довольно длинную, с витой рукоятью. И это, сообразил вдруг Драко, была не та, которую она выхватила в лавке мадам Малкин! Та была темного дерева, точно, а эта — светлая! Знание это он, однако, предпочел оставить при себе.

— Хорошая работа… — пробормотал Олливандер, чуть не водя по ней носом. — Незнакомая, правда.

— Один из учеников Грегоровича делал, — подсказала девушка.

— То-то чувствуется знакомая манера! Но что за дерево…

— Сибирский кедр, — помогла Антар. — Сердцевина — шерсть с загривка арыси.

— Это же мифическое животное! — уставился на нее старик.

— Единороги — тоже мифические животные, — напомнила она с лукавой улыбкой и неуловимым движением спрятала палочку. — Благодарим, мастер. Идемте, Драко?

Он шел чуть позади иностранки и размышлял: впервые за долгие месяцы в нем пробудилось любопытство. Откуда взялась эта девушка? Что ей нужно? Она с таким искренне детским восторгом смотрит по сторонам и тщательно записывает, на каком повороте будет кондитерская, а куда надо идти, чтобы попасть в лавку ингредиентов…

Драко спохватился и притормозил. От одной мысли о том, что ему придется туда войти, к горлу подкатила тошнота.

— Нам туда, мисс, — сказал он сдавленно.

— Да, я чувствую этот ни с чем не сравнимый аромат свежевыпотрошенных рогатых жаб… уже с полквартала как чувствую, — потянула она носом, оглянулась и нахмурилась. — Драко? Что с вами? Нехорошо?

— Со мной все в порядке, мисс Дьеллор, — сквозь зубы выговорил он. — Пойдемте.

— Нет уж, идите сюда… — Антар отвела его в сторонку, привстала на колено (была у нее такая странная манера), внимательно вгляделась ему в лицо. — Вы же зеленее этих самых жаб! Сейчас…

Порывшись в своей бездонной сумке, она выудила бутылочку с водой («Маггловская!» — поразился Драко), какие-то флакончики, маленький пластиковый стаканчик и принялась отсчитывать капли.

— А ну, залпом! — сунула она ему неведомое зелье под нос. Сильно пахло мятой и анисом.

«А вдруг отравит? — подумал он, а потом решил: — Туда мне и дорога.»

— Побудьте лучше тут, — сказала Антар, поднимаясь. — Я сама куплю все, что нужно. Где там ваш список?

4

— Я не…

— Вы стоите на месте, ждете меня и глубоко дышите относительно свежим воздухом, — сказала она, сощурившись. Глаза сверкнули нехорошим янтарным огнем. — Я быстро.

Вернулась девушка действительно очень скоро, отфыркиваясь и хватая ртом воздух.

— Ужас какой, — сказала она. — Они нарочно, что ли, такую вонь разводят, чтобы покупатели не заблудились? Теперь точно буду знать, что искать эту лавку надо по запаху! Драко, вы в норме?

— Да, спасибо, мисс, — пасмурно ответил он, подумав о том, каково ему будет на зельеварении, где всю эту мерзость придется не просто обонять издали, а еще и брать в руки.

— Ничего… — неожиданно ласково произнесла Антар, осторожно приобняв его за плечи. — Все пройдет. Я сперва падала в обморок, потом привыкла.

— Так вы девушка…

— Другие-то девушки не падали!

О радикальном методе лечения от брезгливости она предпочла умолчать. Разделывать голыми руками кишащее личинками подгнившее мясо… одна мысль об этом, пожалуй, могла уложить Драко в глубокий обморок.

Мальчик идет на контакт, просто не надо на него давить. Он от природы любопытен, и это заметно даже теперь, он лишь замкнулся в скорлупе из боли, страха и мнимой вины. Ничего страшного, рано или поздно птенец должен вылупиться. Но мне-то нужно — рано!

— Ну и где ваш отец? — спросила она. — Неужели беседа с гоблинами — такое… м-м-м… словом, это отнимает столько времени?

— Они страшные крючкотворы, мисс, — ответил Драко. — А разве вы с ними не сталкивались?

— Только меняла деньги на ваши, там все было быстро. Вот что, идемте к банку, может, он еще там… О, Драко, а тут что?

— Тут продают волшебных животных. Почтовых сов, книззлов и прочих… Вам не нужен фамилиар, мисс?

— Нет, у меня есть кошка, правда, самая обычная, — ответила Антар. — Черная как уголь, все как положено. Но у нее есть страшная тайна…

— Какая? — взглянул на нее Драко с давно позабытым любопытством.

Девушка поманила его поближе, снова опустилась на одно колено и шепотом сказала на ухо:

— У нее на брюшке три белых волоска. Ужасно для ведьминой кошки, не правда ли?

— Да уж… — не сдержал смешка Драко, представив кошачью трагедию.

— А вам-то не нужно животное?

— Нет, у нас свои совы, — мотнул он головой.

— Тогда идемте, — Антар как бы машинально протянула руку, а мальчик так же машинально за нее взялся.

Это было странное ощущение — мягкая, но в то же время (это чувствовалось) сильная ладонь, а ногти — очень острые, он мог почувствовать это, когда девушка придерживала его, пропуская повозку или большую группу людей. Они не ранили, но все же…

— А вот и мистер Малфой, — сказала она, когда Драко еще даже не увидел отца. Впрочем, он был намного ниже ростом. — Как и все мужчины, ненавидит ходить за покупками, я сразу это поняла! Впрочем, Драко, вы стали для меня прекрасным провожатым, надеюсь, я теперь не стану так плутать.

— Вы… мисс Дьеллор… Благодарю, что составили мне компанию в таком скучном деле, как покупка школьных принадлежностей, — выдал он наконец.

— Это было довольно весело, — серьезно ответила она. — Мистер Малфой, однако и деловой же вы человек!

— Простите великодушно, — произнес он. — Я надеялся нагнать вас хотя бы у Олливандера, но застрял… Хм! А отчего, Драко, ты не обвешан пакетами, котлами и не держишь наперевес строго запрещенную первокурсникам гоночную метлу?

— Метлу?! — непередаваемым тоном спросила Антар и рассмеялась.

— Да, а что? — оба Малфоя с недоумением посмотрели на нее.

— Извините, а гоночные ступы с реактивным двигателем в Британии не в ходу? — весело спросила она. — Ах да, вы не знаете, что такое реактивный двигатель…

— Что-то маггловское?

— Совершенно верно.

Люциус предпочел не развивать тему.

— Так, Драко, я, кажется, спросил о покупках?

— Они у мисс Дьеллор, — буркнул тот.

— И тебе не совестно обременять хрупкую девушку своим… мисс Дьеллор, что смешного я сказал?

Антар выдохнула, утерла слезы и сказала:

— Во-первых, мистер Малфой, насколько я хрупка, может рассказать ваш сын, он это на себе испытал. Во-вторых, мне не сложно убрать школьную ерунду в сумочку. А в-третьих, не зайти ли нам вот в то соблазнительно выглядящее заведение? Жарко, а там, может быть, есть лимонад…

— Вы правы, мисс Дьеллор, — кивнул Люциус, несколько озадачившись первым пунктом. — Идемте. Тем более, Драко с вечера ничего…

— Папа! — воскликнул тот, вспыхнув.

— Тогда тем более идемте, — сказала Антар.

Да, случай более запущенный, чем показалось вначале. Какая сложная балансировка: один неверный шаг влево, шаг вправо, — и ты окажешься в пропасти… Вернее, не ты. Только от этого не легче.

За столом Люциус внимательно наблюдал за девушкой, которая не менее пристально наблюдала за Драко. Тот в меню вообще не смотрел, вернее, смотрел, но не читал.

Значит, сын уже позволил называть себя по имени и даже взять за руку. Они обошли всю Диагон-аллею и, кажется, Драко даже ни разу не показал норова… хотя какой у него сейчас норов!

Признаться, было страшно отпускать сына с незнакомой девицей, но все же вокруг полно народу, да и соглядатая за ними Люциус пустил. Не было ничего подозрительного, наоборот, на полпути Драко как-то оттаял, начал спорить и задавать вопросы… Упускать шанса Люциус не собирался, иностранка там это или нет! Если кто-то может вывести его из этого состояния уныния, пусть это будет хоть оборванный дервиш!

— Драко, глядите, — шепнула Антар, и мальчик, уныло ковыряющийся в греческом салате, поднял глаза. Крохотный помидорчик-черри, ловко придавленный вилкой, перелетел из ее тарелки в его.

— Это же… — оторопело сказал он.

— Знаю, неприлично, но ужасно весело, — тем же шепотом сказала она. — Спорим?

— На что?

— Если сможете сделать так же и вернуть мне помидорчик, я вам подарю строго запрещенную гоночную метлу.

— А если нет? — чуть заинтересовался Драко.

— Доедите салат. Весь.

— Ну… идет, — мальчик с тоской покосился на неубывающую зелень в тарелке и нацелился. — Ой…

Куда улетел помидорчик, сказать было нетрудно: Люциус с большим интересом разглядывал пятно на груди выходной мантии. Драко на всякий случай схватился за вилку и принялся сражаться с несчастным салатом.

— Это в Европе нынче так принято вести себя за столом? — спросил Малфой-старший вполголоса.

— Нет, это у нас дома такие шуточки в ходу, — ответила Дьеллор. — Извините. Давайте, я очищу?

— Спасибо, я лучше сам… Официант, будьте любезны!

Тут он почувствовал руку на своем колене и, оторопев, поднял глаза на девушку. Та указала взглядом на Драко, мужественно одолевшего больше половины порции, и едва заметно покачала головой.

Он кивнул, а в руку ему скользнула написанная карандашом на салфетке записка: «Не мучайте его, тем более прилюдно. Этого ему пока вполне хватит. А ваши английские отбивные даже голодный оборотень не одолеет, не то что маленький мальчик! Ну а вы — потерпите до дома.»

Люциус снова кивнул, а Антар улыбнулась.

— Я предлагаю сразу перейти к десерту, — сказал он. — Мороженое? Чай?

Драко выдохнул с таким облегчением, что стало ясно: девушка права.

— Лимонный шербет, да и все, пожалуй, — произнесла она. — Ах нет, еще лимонад!

— Папа, можно мне тоже лимонад? — спросил Драко, честно расправившийся с салатом.

— Конечно. Ну и я не стану отставать от вас…

В руке у Люциуса оказалась очередная записка.

«Мне нужно серьезно поговорить с вами. Без мальчика.»

Он поймал сердитый взгляд Антар и в очередной раз кивнул.

— Так, давайте делить добычу, — сказала она, когда с лимонадом было покончено, и взяла сумочку. — Это ваше… ваше… это… гм, нет, это мое. Вот ваши учебники, Драко, котлы… — на колени Люциусу свалилась громыхающая груда, в нее полетели ингредиенты. — Ничего не забыла?

— Вроде бы нет, — подумав, ответил мальчик. — Спасибо, мисс Дьеллор. Бродить, как какие-нибудь Уизли, с охапкой котлов… это было бы крайне неудобно!

5

— А кто такие Уизли? — удивилась она.

— Потом узнаете, это несущественно, — вклинился Люциус. — Мисс Дьеллор, не окажете ли вы любезность отобедать с нами в Малфой-мэноре, скажем, завтра? Ваша помощь неоценима, не знаю, что бы я и делал, если бы не вы.

— С удовольствием, — ответила она. — А… там еще кто-то будет? Я имею в виду, нужно являться при параде, или…

— Ваш нынешний наряд более чем уместен, — сказал тот. — Гостей больше не ожидается, мы с сыном вдвоем и всё. Итак? В три часа вам удобно?

— Вполне, я же совершенно свободна, — улыбнулась Антар. — Только как я к вам попаду? Я понятия не имею, где находится Малфой-мэнор! А от каминов — увольте, я потом на трубочиста похожа…

— Мой домовик заберет вас от «Дырявого котла» без четверти три, не возражаете?

— Хорошо, — девушка поправила прическу, и та снова вспыхнула золотом в случайном солнечном луче, проникшем в окно. — Мистер Малфой, Драко сейчас уткнется носом в скатерть и уснет. Думаю, вам лучше забрать его домой, он явно устал.

— Да… — угрюмо произнес тот и добавил едва слышно. — В два, мисс Дьеллор. Хватит нам времени на разговор?

— Вполне.

И, церемонно попрощавшись, они разошлись.

А это первый перелом. От того, как пройдет разговор, зависит очень многое. С одной стороны, старший упрям до крайности, да еще эти его чистокровные штучки… С другой — сына он любит, хотя толком и не показывает этого, похоже, просто не умеет. Как бы свести это воедино… Впрочем… Знаю!

— Глава третья

Немного об альтернативной кулинарии

— Так о чем вы желали мне поведать, мисс Дьеллор? — сухо спросил Люциус, встретив гостью. Сегодня на ней было легкое бежевое платье с золотистой отделкой, простое с виду, но очень нарядное.

— Я? Ни о чем, сударь, — ответила она. — Это я хотела спросить: не желаете ли вы рассказать мне что-то, касающееся вашего сына?

— А с какой стати, мисс? — напрягся он.

— С такой, мистер Малфой, что мальчика выворачивает наизнанку от малейшего неприятного запаха, — спокойно сказала Антар. — Он не смог зайти в лавку, где продают ингредиенты для зелий. Каюсь, я сама едва прочихалась, но здоровому мальчишке это было бы нипочем! За столом… Думаю, вы лучше моего знаете, как он ведет себя за столом, не так ли?

— К чему вы клоните? — Люциус начал злиться.

— К тому, что вы уже почти уморили ребенка, — без обиняков ответила девушка. — Стойте! Не перебивайте, я расскажу вам, как это бывает… Сперва мальчик от горя после смерти матери не может есть, такое случается. Потом… чем больше времени проходит, тем меньше он хочет есть, и если ему удается что-то проглотить, то не иначе как чудом. Он сам себя морит голодом, а вы, отец, между прочим, на это даже внимания не обращаете!

— Но Драко ведет себя как обычно… — смущенно пробормотал он.

— Да, только вы поинтересуйтесь у ваших домовиков, что он делает, выйдя из-за стола! — фыркнула Антар и чуть ли не взъерошилась. — Эта ваша чудовищная кухня…

— Ну уж позвольте!

— Не позволю! — Янтарные глаза полыхнули совсем рядом, и Люциус невольно отшатнулся. — Вы хоть представьте, каково ему будет в Хогвартсе! Я уже наслышана о тамошней стряпне, и… У мальчика и без того больной желудок, а в школе с ним носиться не будут!

— И что вы предлагаете? — уже тише спросил он.

— У вас еще месяц, — сказала она. — Целый месяц на то, чтобы исправить это. Начинайте прямо сегодня, мистер Малфой, очень вам советую!

— Но…

— Я вам скажу, как, — негромко произнесла Антар. — Я не специалист, за этим пожалуйте в Мунго, но мне понравился Драко, и я не могу пройти мимо. Впрочем, в вашей воле, сударь, немедленно отказать мне от дома. Так у вас говорят?

— Говорили. Лет сто назад, — серьезно ответил Люциус и предложил ей руку. — Идемте, мисс Дьеллор. Изложите мне ваши идеи, очень вас прошу. И еще… он очень плохо спит, — выдал он, решив, что скрывать уже нечего. — Прежде Драко приходил ко мне, потом перестал, а теперь, как говорят домовики, бывает, не засыпает до рассвета…

— И вы тянете с этим?!

— Но ведь выйдет, что я за ним слежу!

— Мистер Малфой, вы идиот, — сообщила девушка, зарываясь в сумку. — Вот, вот и вот. По десять капель перед сном. Не поможет, скажите мне, я подумаю, что еще можно предпринять, не на лекарства же его сажать…

— Маггловские настойки?! — рассмотрел флакончики Малфой. — Ну, знаете!..

— И что? У меня нет свежего сырья и хорошей лаборатории под рукой, — спокойно сказала Дьеллор. — Впрочем, у вас есть свой зельевар, пусть он сварит мальчику что-нибудь для спокойного сна… А я уж по-простому: пустырник, мята, валериана, шалфей, и уж будьте уверены, отключит его моментально, как пить дать!

— Хорошо… — Люциус взял флакончики. Делиться своими проблемами даже и со Снейпом он не хотел. — Благодарю.

— Пока не за что, — произнесла Антар. — Пока не за что…

…За стол Драко садился с видом мученика. Если опять будет картофельный суп, то лучше сразу сказаться больным, потому что даже вид блесток жира на говяжьем бульоне заставлял горло сжиматься в мучительном спазме. Ради гостьи он мог многое стерпеть, но потом стало бы еще хуже.

Перед ним оказалась всего лишь небольшая пиала. Нежирный куриный бульон и гренки, хвала всем богам! Кажется, гостье подали то же самое, но Драко не обратил особого внимания. На второе было легкое рыбное суфле, и в кои-то веки он отобедал с аппетитом.

Люциус поглядывал на сына с тревогой, знал уже за ним манеру выбегать из-за стола, зажав рот, но сегодня ничего такого не случилось, мальчик даже попросил добавки, а этого не бывало вообще никогда.

«Я же говорила», — читалось в глазах цвета меда. Антар улыбалась уголками губ, приканчивая свою порцию, и что-то в ее жестах казалось до боли знакомым…

— Мистер Малфой, а у вас домовики готовят? — спросила вдруг она, облизнув губы — мелькнул розовый язычок.

— Разумеется, — недоуменно ответил он.

— Хотите, я научу их стряпать один забавный суп… его мало где едят, но обычно он всем нравится, — серьезно произнесла девушка. — У вас тут щавель растет?

— Да, кажется, — обескураженно ответил Люциус.

— Прекрасно! Я бы научила еще и другому рецепту, но иностранцы обычно с ужасом спрашивают «зачем вы варите салат?», — засмеялась она. — А как мне им рассказать и показать? Вы их позовете?

— Конечно… Минни, эта госпожа хочет вам кое-что объяснить, проводи ее на кухню!

— Да, господин! — кивнула домовуха и уставилась на девушку. — Госпожа, прошу вас…

— Идем, идем, — вскочила та. — О, мистер Малфой, чудный обед! Хотя, думаю, благодарить нужно не вас, а эту вот крошку?

Люциус молча выдохнул, когда золотистый вихрь унесся прочь.

— Как ты? — спросил он сына.

— А? — не сразу понял вопрос Драко. — Все хорошо, папа.

— Ты говоришь так каждый день, — произнес тот. — Но я же вижу…

«А раз видишь, почему не зашел к нему в спальню, не посидел, дожидаясь, пока он уснет? — спросил внутренний голос с интонациями Антар Дьеллор. — Отчего ты вообще никогда его не приласкаешь? Боишься, неженкой вырастет? Вот дурак! Отец тебя колотил почем зря, и что, ты стал меньше любить его от этого? Просто отец знал, когда нужно наподдать, а когда обнять. Сам выучился или как? Поди спроси!»

— Пап, ты меня задушишь… — проговорил Драко сдавленным, но абсолютно счастливым голосом.

— Задушишь тебя, как же, — Люциус отстранил взъерошенного сына. — Какой ты уже большой вырос…

— Ага, в школу скоро, — разом сник мальчик.

— Ну ничего, не успеешь оглянуться, каникулы на носу… А я ведь член Попечительского совета, если совсем невмоготу станет, напишешь, я сразу появлюсь…

Малфой глянул поверх плеча сына: в дверном проеме стояла Дьеллор. Она только указала подбородком в сторону, мол, не стану мешать, мне пора, а он опустил взгляд. Красивая, умная девушка, но единственный сын все равно дороже…

Он слушает меня. И он умеет слышать, это главное. С мальчиком все будет хорошо, его просто нужно отогреть… Ай, но отец слишком холоден для этого! Его просто не хватит на такое…

6

— А сегодня мисс Дьеллор будет у нас? — капризно спросил Драко назавтра.

— Я послал ей сову, — дипломатично ответил Люциус. Оживший вдруг наследник радовал его несказанно, но странная девушка очень смущала.

— Я обещала, значит, я прибуду, — раздался веселый голос, и Антар в своем бежевом платье материализовалась рядом с ними. — Прошу прощения, вчера я вынуждена была скоропостижно вас покинуть, дела… Вы не обиделись, мистеры Малфои?

— Ничуть, мисс Дьеллор, — натянуто произнес Малфой-старший.

— Ни капли! — заверил Малфой-младший. — Мисс Дьеллор, прошу! Там, — понизил он голос, и девушке пришлось нагнуться, — домовики с утра плачут из-за вашего рецепта! Говорят, не приходилось господ таким кормить, а мне уже любопытно так, что сил никаких нет!

— Ну так сейчас и узнаем, что там настряпали ваши ушастики, — улыбнулась она. Драко галантно подвинул ей стул и уселся напротив. Люциус воздвигся во главе стола и приказал подавать.

— Что это? — спросил он, посмотрев в тарелку, в которой плавали какие-то зеленые тряпки.

— Щавель, — невозмутимо ответила Антар. — А сметану в этом доме раздобыть можно? Благодарю… Драко, рекомендую есть именно так. Да-да…

— А это что? — Люциус выудил ложкой непонятный лист.

— Молодая крапива, — по-прежнему невозмутимо ответила девушка, — нашлось немножко. Вы не сомневайтесь, она вкусная. Мы, бывало, и одуванчики резали в салат.

Малфой-старший сглотнул. Малфой-младший моргнул, поболтал в супе ложкой и принялся за еду.

— Пап, а вкусно, — сказал он, — зря ты не ешь. Мисс Дьеллор, а что вы там такое говорили про вареный салат?

— Это сложно, — вздохнула она и заговорщицки понизила голос: — Но, кажется, я знаю еще одно блюдо, которое точно не придется по вкусу вашему отцу!

— Я хочу попробовать! — выпалил тот.

— Если я смогу раздобыть основу, то попробуете, — улыбнулась Антар.

Люциус молча давился невероятно кислым супом с плавающим в нем вареным яйцом. Утешало одно: Драко снова потребовал добавки.

— Мисс Дьеллор, может, вы не будете называть меня на «вы»? — сказал тот вдруг.

— Мне не сложно, но тогда и ты не зови меня по фамилии.

— Это неприлично, — насупился Драко, но тут же просветлел: — А если я стану называть вас мисс Антар, это ничего? Папа?

— Ничего, — ответил тот. — И правда, мисс Дьеллор, называйте и меня по имени. Я не люблю, когда меня величают «мистером»… в семейном кругу.

— Ну и вы меня тоже зовите Антар, — улыбнулась она. — Если вам позволяет ваша… м-м-м… как ее?

— Родовая честь, — подсказал Драко. Мерлин великий, да когда он в последний раз так улыбался?! — Да, пап?

— Она самая, — согласился Люциус. — Я думаю, она стерпит такую мелочь. Дедушке только не говори, а то у него рука тяжелая…

— Дедушка никогда меня не бил! — запротестовал Драко.

— Так то тебя… — тяжело вздохнул отец, переглянулся с сыном и невольно засмеялся.

Оба еще могут смеяться. Им тяжело, им невесело, но они не утратили этой способности. Старшему проще, он взрослый, он циник. Ну а мальчика я вытащу, чего бы мне это ни стоило…

Если бы Люциуса Малфоя спросили, чем он занимался в тот день, он не сумел бы ответить или понес сущую ересь. Кажется, он вообще ничем не занимался, он взял за руку сына, другую руку предложил иностранке с янтарными глазами и потащил их осматривать имение.

— Вы изверг, Люциус! — сказала через пару часов Антар, присев на поваленное дерево и обмахиваясь сорванной веткой. — Ну жарко же! Ладно я, сына бы пожалели!

— Нечего меня жалеть! — вскинулся Драко. — Я еще столько же пройду… только пить очень хочется, папа.

Он тогда мотнул головой, вызвал домовика с кувшином холодного лимонада и сам долго сглатывал горькую слюну, дожидаясь, пока напьются сын с гостьей. Мог бы и еще попросить, но это почему-то показалось неправильным…

Антар отбыла, и солнце, словно дожидалось этого, начало клониться к закату.

— Пойдем домой, — тихо сказал Люциус сыну. Тот молча кивнул…

…Десять капель из одного флакона, десять из другого — и приходит сон без сновидений, теплый и ласковый, и никаких кошмаров, только светят из темноты янтарные огни, до которых хочется дотянуться, но не выходит, слишком далеко! А так жаль…

— Глава четвертая

Лету конец

— Пап, ты запретил ей бывать у нас? — сумрачно спросил Драко.

— Что? — очнулся тот. — Ты о ком?

— О мисс Дьеллор! Папа, ну ты что, в самом деле? Ее уже три дня нет… — мальчик тоскливо уставился на дальнюю рощу. — Ну я понимаю, она грязнокровка, но…

— Драко, я ничего ей не запрещал, напротив, сказал, что буду рад видеть в любое вре…

— Мистеры Малфои, как хорошо, что вы в сборе! — Веселый голос заставил обоих встрепенуться.

— Мисс Антар! — Драко разлетелся было, но вовремя притормозил и лишь поцеловал девушке руку. — Я думал, вы нас бросили…

— Бросишь вас, как же, — она небрежно взъерошила мальчику волосы. — Помнишь, я говорила об одном рецепте?

— Который не придется папе по вкусу? — с восторгом спросил он.

— Именно! Думаешь, так просто раздобыть нужные ингредиенты в этой вашей Британии? Позови домовика, я ему объясню, что делать…

Драко в полнейшем восторге принялся дозываться домовика, а Люциус молча смотрел на Антар. Что-то в ней было не то. Не то и не так, но он не мог определить, что именно.

— Господа мои, погоды стоят дивные, а я видела у вас в саду прелестную беседку! — сказала она тем временем. — Отчего бы не устроить трапезу там? Лету скоро конец, а в Британии и без того мало хороших деньков… Тем более, Драко, бедняга, просидит полгода в школе!

— Мисс Антар, так ведь там квиддич есть, я летать буду! — улыбнулся он.

— Ага, летать, в ноябре это особенно здорово, — ворчливо ответила девушка. — Наслаждайся, пока можешь! Розы ваши пахнут просто сногсшибательно!

— Хотите, я вам сорву? — неожиданно смутился Драко.

— Не хочу, — серьезно ответила Антар. — То есть спасибо, но… Я не люблю сорванные цветы, они все равно, что мертвые. Пускай уж доживают век на своем стебле. Понимаешь?

— Да, кажется…

Люциус взглянул на них, потом приказал домовикам подать обед в беседку. Посмотрел в тарелку и оторопел.

— Это вкусно, — улыбнулась Антар, — если привыкнуть. А в жару так самое то.

— Ну-у-у… — протянул Драко, попробовав. — Необычно. Но ничего!

— Я одного не пойму, — мрачно сказал Люциус, — зачем заливать салат газировкой?

— Сами вы газировка, прости господи! — оскорбилась девушка. — Не нравится, не ешьте, нам больше достанется, да, Драко?

— Угум… — ответил тот.

Люциус только вздохнул. Антар Дьеллор привнесла в их жизнь отчетливый привкус сумасшествия, но благодаря ее зельям его сын мог спать по ночам, его прекратило выворачивать наизнанку от самых невинных запахов, и пусть блюда, состряпанные по ее рецептам, порой казались странными, худо мальчику от них не становилось. А если самому Люциусу они были не по вкусу… ну кто ж тут виноват?

Мальчик податливее отца, этого следовало ожидать. Но с отцом что-то очень и очень не так. Узнать бы, что именно… Сам он не скажет, слишком гордый, да и семейная честь, чтоб ее!..

Люциус сам не понял, как так вышло, что мисс Антар Дьеллор обедает у них ежедневно, а бывает, остается и на ужин. А если она пропадает на день-другой (есть ведь у нее свои дела!), то Драко не находит себе места, слоняется туда-сюда, хотя, казалось бы, девушка ни о чем интересном сроду с ним не говорила!

— Судари мои, — выдала она, появившись в очередной раз. — Говорят, что это последние солнечные дни в этом году… Может, устроим пикник на траве? Ну то есть, я думаю, Люциус, у вас найдется большой плед или что-то в этом роде?

— Найдется, конечно, — кивнул он и приказал домовику отыскать плед, на котором они еще с Нарциссой… Тут он встряхнул головой, отгоняя дурные воспоминания. — Еще что прикажете подать, мисс?

7

— А? Ну, сэндвичи, само собой, лимонад… Драко, ты хочешь чаю или лимонаду?

— Я все хочу, — ответил тот. — И мороженого еще!

— Люциус, у вас есть мороженое? — серьезно спросила Антар.

— Нет. Но достать несложно.

— Дивно! Драко, пойдем устраиваться на лужайке, а твой папа пока добудет мороженого…

Сегодня Антар не заплетала волосы, и солнечные блики на вьющихся прядях вызолотили ее голову.

Люциус отвернулся и отправился раздавать указания домовикам…

— Мисс Антар, это же так здорово! — Драко забыл о приличиях и говорил с набитым ртом. Да Мерлин с ним, главное, ест, как прежде! — Почему мы никогда так не делали, а, пап?

Тот молча пожал плечами. Ему не нравилось сидеть на земле… ладно, на большом пледе, но все равно!

— Я сейчас совершу беспрецедентное в своей безнравственности действие, — предупредила девушка, и Люциус очнулся.

— Что?..

— Я сниму жакет, — похоронным голосом произнесла Антар, расстегивая пуговицы. Сегодня на ней было не платье, а юбка с жакетом, под которым обнаружилась блузка с коротким рукавом. — Боже, как хорошо! Да снимите вы свой сюртук, Люциус!

— Правда, пап, — встрял отпрыск, успевший избавиться от бархатной курточки. — Жарища какая…

— Вопиющее нарушение приличий… — буркнул тот и вправду с огромным облегчением избавился от сюртука и галстука.

— Но так же лучше, правда? — усмехнулась девушка, пристально рассматривая старшего Малфоя. — Люциус, простите за дерзость… никак не могу разобрать, вы очень светлый блондин или просто седой?

Легкая рука коснулась его волос, словно Антар пыталась рассмотреть прядь на свету.

— Когда-то был блондином, — Люциус отстранился. — Теперь седею. Скоро, — добавил он с досадой, — и лысеть начну.

Девушка поймала взгляд Драко, несчастный и какой-то безнадежный, и больше вопросов задавать не стала.

— У вас кольцо на руке, — сказал Люциус, чтобы переменить тему разговора. — Вы обручены?

— Что? О, нет! — рассмеялась Антар. — Это так… подарок.

— Кажется, на нем руны, только я их не узнаю, — Малфой-старший сильно щурился, чтобы разобрать рисунок на кольце.

— Да вы и не узнаете, не старайтесь, — мягко произнесла девушка. — Они из книги. Их придумал один профессор, а само кольцо… напоминание о его сказке.

— Какой сказке? — к месту влез в разговор Драко.

— О… — Антар села поудобнее. — Это замечательная история. Кстати, иллюстрирует представление магглов о магическом мире, хотя бы отчасти… Рассказать?

— Отчего бы и нет? — произнес Люциус, любуясь золотыми переливами ее волос.

— Ну хорошо! Я эту историю почти наизусть знаю, так что если и забуду, то это будут несущественные детали… — Девушка отпила лимонада, откашлялась и начала: — В одной норе жил-был хоббит. О, не в мерзкой грязной и сырой норе, где не на что сесть и нечего съесть, но и не в пустой песчаной дыре…

Драко прослушал половину, думая о своем. Проклятого Хогвартса было не избежать, и пусть отец обещал появляться так часто, как сумеет, но этого так мало! Заболеть, что ли? Да не выйдет уже, у него даже синяки пропали из-под глаз с тех пор, как распоряжаться взялась мисс Антар. И папа вроде бы сделался не таким равнодушным…

— Какая прелесть! — говорил тот и смеялся в кои-то веки искренне. — Тролли каменеют на солнце, значит? Эльфы дивны и прекрасны?

— Люциус, мы говорим о профессоре, который вряд ли был знаком с этим миром, — мягко напоминала девушка. — Это сказки… сказки…

Она вдруг глубоко задумалась.

— Судари мои, меня не будет дня два-три, — сказала Антар наконец. — У меня появилась такая идея, такая… м-м-м! Драко, не делай несчастные глаза, я же не навечно исчезаю…

С легким хлопком рядом появился домовик и шепнул что-то хозяину.

— Я ненадолго, — сказал Люциус, поднимаясь. — Без меня не продолжайте! Я хочу знать, чем кончилось дело с драконом!

Антар поправила волосы — на солнце они вспыхнули опасным огнем.

— Что такое, Драко? — негромко спросила она. — То, что ты не хочешь в школу, невооруженным глазом видно, но… Здесь еще что-то. Скажешь мне?

— Мисс Антар… — неверным голосом проговорил мальчик. — Вы заметили, как папа щурился, чтобы рассмотреть ваше кольцо?

— Да, — недоуменно ответила она. — Бывает, может, он близорук.

— Он… — Драко сглотнул. — Он не близорук. И не дальнозорок… да, я даже такие слова выучил! Раньше он мог бы сказать, сколько перьев в хвосте вон у того ястреба!

Он указал на едва различимую точку в небесах.

— Папа видит все хуже и хуже… — прошептал он. — Только не говорит никому. Это для него…

Драко до боли закусил губу и не сразу осознал, что его мягко гладят по спине.

— Давно это с ним? — серьезно спросила Антар.

Мальчик глубоко задумался.

— Не очень, — сказал он наконец. — Ну не раньше Рождества началось, это уж точно!

— А седеть он когда начал? После…

— Нет! — оборвал Драко. — Нет. Тогда у него только виски поседели, это я точно помню. А потом вдруг… началось. И, мисс Антар, вы разве на колдографиях не видели? У папы такие волосы были, даже девушки завидовали! А теперь… ну, чему там завидовать?

— И это тоже началось после Рождества? — перебила она.

— Пожалуй… — с сомнением сказал мальчик. — А что?

— Ничего… — Девушка понюхала свою ладонь, замерла, задумавшись, снова принюхалась и попросила: — Драко, пожалуйста, пересядь ближе ко мне.

— А…

— Пожалуйста.

Он молча переменил место, и вернувшийся Люциус волей-неволей сел напротив Антар.

— Ну так что было дальше с этим ушлым хоббитом? — спросил он преувеличенно весело.

— Люциус… не дергайтесь, прошу, — произнесла она и сунулась к нему так близко, что Драко показалось — сейчас поцелует! Наверно, его отцу тоже это почудилось, и он невольно отшатнулся.

Но нет, Антар даже не коснулась Малфоя-старшего, она… принюхивалась. Причем принюхивалась странно: человек втягивал бы воздух ноздрями, а у этой девушки только трепетали крылья носа. Или не трепетали, а чуть заметно шевелились, как у…

— Какой приятный одеколон, — сказала она наконец. — Откуда он у вас?

— Подарок, — обескураженно ответил Люциус.

— Давно вы им пользуетесь?

— С перелома зимы, пожалуй, — ответил он, поняв, что вопросы берутся не из воздуха.

— А могу я взглянуть на него?

Люциус пожал плечами и приказал домовику принести одеколон. Красивый флакон синего стекла оказался в руках Антар, и она, вынув пробку, ладонью погнала запах на себя, фыркнула и отвернулась. Потом зарылась в свою бездонную сумку, вынула пустой пузырек…

— Вы позволите?

— Конечно, — удивленно ответил Люциус.

Половинка пузырька — этого ей показалось достаточно.

— Как я и думала, — удовлетворенно произнесла Антар.

— О чем вы?

— О том, что кто-то хочет вас убить, Люциус, — спокойно сказала она. — В этом вашем одеколоне — зелье старения. О, немного! Но вы ведь каждый день пользуетесь им, может быть, и не единожды, через поры кожи зелье проникает все глубже… Кто подарил вам этот флакон, припомните!

Наверно, он очень сильно переменился в лице, потому что девушка сказала:

— Не верите мне, попросите мистера Снейпа разобраться, что за яд в этом флаконе… Смотрите, — она показала пузырек. — Видите, жидкость прозрачная, но едва заметно опалесцирует? Это зелье можно опознать не только по запаху — а в аромате одеколона он почти незаметен, у меня просто очень тонкое обоняние, — но и по этому признаку. В сосуде цветного стекла ничего не видно… так что сами подумайте, кто желает вам смерти! Вы говорите, он у вас с перелома зимы… — Антар посмотрела флакон на свет. — Да, осталась примерно половина, видимо, вам хватило бы еще на полгода. Вы не умерли бы, я думаю, но превратились в совершеннейшую развалину. У вас уже начался тремор… Люциус, не надо скрывать, я видела, вы даже за столом стараетесь ничего не брать и не передавать левой рукой. Вы выглядите лет на пятнадцать старше своего возраста. Не удивлюсь, если вас давно уже мучают головные боли и приступы слабости…

8

Драко до крови закусил губу.

— А еще вы слепнете, Люциус, — безжалостно продолжила Антар. — И я скажу, почему: у вас мутнеет роговица. На солнце это видно невооруженным глазом.

Будь Малфой-старший магглом, он как минимум усомнился бы в таком диагнозе, но он был чистокровным магом, он сам прекрасно знал, что теряет зрение, а потому принял слова этой странной девушки на веру.

— Что прикажете делать? — спросил он.

— Для начала — прекратите пользоваться этой пакостью, — сказала она. — Только не выбрасывайте. Пригодится еще, мало ли, мне не хватит образца.

— А последствия, я полагаю, необратимы? — произнес Люциус негромко. Драко, молча слушавший разговор, перебрался к нему и крепко прижался к его плечу, изо всех сил стараясь не заплакать.

— Да нет, почему же, — довольно легкомысленно ответила Антар. — Не уверена, что вы снова станете блондином, но вот зрение я вам спасти постараюсь. Вряд ли вы уже сможете сосчитать перья в хвосте вон у того ястреба, но видеть будете получше многих, и щуриться вам больше не придется. Только учтите, Люциус, это будет долго, очень неприятно и временами крайне болезненно.

— Это неважно, — тихо сказал он. — Если вы сумеете…

— Сумею, — без ложной скромности ответила девушка. — Я не Мастер, но, как я уже говорила, поднаторела во всяких местечковых хитростях. Впрочем, если не доверяете мне, можете обратиться в Мунго.

— Ну уж нет! — гневно фыркнул Малфой. — Сплетен мне только не хватало… Антар, если вы можете что-то сделать, я доверюсь вам. И… в долгу я не останусь.

— А вы знаете, Люциус, что есть такие долги, которые нельзя отдавать? — негромко произнесла она. — Поразмыслите над этим. А теперь… Теперь довольно об этом. Хуже вам не станет, если вы не прикоснетесь больше к этой дряни, а я изучу состав и тогда уже возьмусь за вас. Повторяю, Люциус, будет больно. Очень.

— Я переживу, — сказал он.

— А еще я частенько пользуюсь маггловскими средствами.

— Это я тоже переживу, — после короткой паузы произнес Малфой. — Драко они не навредили. Наоборот…

— А я думал, это от мистера Снейпа зелья… — удивленно произнес мальчик.

— Нет, я просто приказал перелить их из маггловских пузырьков во флаконы, — мрачно ответил ему отец. — Это ее рук дело…

— Не моих, а аптекарских, — улыбнулась Антар. — Ну, вы успокоились немного?

Драко кивнул и еще сильнее вцепился в отца. Правда, и как это он сам не заметил, что тот быстро стареет и скоро станет выглядеть ровесником дедушки? Это потому, что он видел отца каждый день?

— Кажется, кто-то хотел дослушать про дракона, — напомнила девушка. — Немножко осталось, а потом мне надо будет отправляться… по делам.

— Дорасскажите, — негромко сказал Люциус.

В кромешном сером тумане действительности вдруг проступили яркие золотые искры надежды, и он готов был слушать хоть маггловскую сказку, хоть что угодно, лишь бы хватило сил держаться… и удержать Драко, который чуть было не ушел куда-то так далеко, что самому Люциусу никогда не хватило бы ни сил, ни умения вернуть сына оттуда.

— Хорошо… Итак, в недрах горы на грудах золота и драгоценных камней спал дракон…

…- И это еще не конец, — завершила рассказ Антар и улыбнулась отцу с сыном. — Потому что есть еще целая сага об этом самом волшебном кольце.

— А вы расскажете? — загорелся Драко.

— Ни за что, — серьезно сказала она. — Хотя бы потому, что это три во-от такие книжищи, и я просто не помню всех сюжетных хитросплетений. Но принести могу, сам прочитаешь.

— Если вам не сложно, мисс Антар… — неожиданно смутился он. — Эти магглы такие забавные… Да, пап?

— Невероятно, — ответил тот, встал и подал руку девушке. — Вы…

— Послезавтра, — сказала она. — Мне понадобится время, чтобы разобраться во всем как следует. Не переживайте, Люциус, хуже вам действительно не станет, ручаюсь.

— Если бы я переживал только об этом… — усмехнулся он и поцеловал ей руку. — Мы будем ждать вас с нетерпением.

Мир перевернулся — Люциус Малфой мне поверил! И хвала всему сущему, что поверил, и спасибо мальчику, что натолкнул на мысль, иначе стало бы слишком поздно. Кто и зачем собирался превратить Люциуса в старую развалину, пусть подумает сам, я не разбираюсь в местных интригах. А вот вернуть его в форму я, пожалуй, сумею, хотя он и впрямь выглядит очень скверно. А если еще удастся моя небольшая афера, то…

— Глава пятая

Осенние сказки

— Мисс Антар! — Драко всякий раз выбегал ей навстречу, но тут же притормаживал. Видно было, что ему хочется обнять гостью, но правила приличий не позволяют. — Вы же сказали — послезавтра, я вас так ждал…

— А я застряла, — печально сказала она. — Прости, дорогой, я не думала, что у вас так сложно раздобыть нужные ингредиенты. Потом еще само зелье доходило… ну, для твоего отца. Кстати, где он?

— Сейчас придет, — заверил Драко и потащил Антар в сад. Ее объяснение его более чем устроило: если она пропадала ради того, чтобы приготовить зелье для отца, то… он не возражал. — Я решил, что пикник на поляне — это очень здорово. И если папа против, то он может сидеть в беседке, вот! В гордом одиночестве!

Девушка засмеялась и, скинув жакет, уселась на расстеленный плед, запрокинула голову, подставив лицо солнечным лучам. И снова Драко показалось что-то знакомое в ее позе, какая-то до странного узнаваемая грация…

— А вы верхом ездите, мисс Антар? — спросил он, чтобы не молчать.

— Совсем плохо, — ответила она. — То есть я умею — но по-мужски и, знаешь, на таких лошадках, которые мне ростом чуть выше пояса. На них хорошо в горах ездить, они выносливые, даром, что малорослые. Одна такая малютка не то что меня, а еще тюк с припасами увезет, а по кручам они карабкаются, как горные козы!

— Хотите на верховую прогулку? — коварно поинтересовался Драко. — У нас, конечно, лошади побольше ростом, но…

— Хочу, — улыбнулась ему Антар. — Только не в дамском седле. Не умею. Устроишь?

— Завтра, — заговорщицки сказал мальчик. — Ну, вы оденьтесь, чтобы удобно было… А я папу подговорю.

— На что ты меня подговоришь? — поинтересовался Люциус, подошедший сзади.

— На безобразие, разумеется, — ответила Антар и протянула руку для приветствия. — Как вы?..

— Пока жив, — пожал тот плечами. — А вы…

— Сейчас. — Девушка зарылась в свою сумку, выудила объемистый пакет и вручила Малфою-старшему. — Там к каждому флакону прилагается инструкция, я замучилась писать, что когда пить, что куда закапывать… Всё расписано по часам. И, Люциус, напоминаю, будет чертовски больно, во всяком случае, поначалу. Не пугайтесь, это не смертельно. И я на себе попробовала, если вас это утешит.

— Спасибо… — произнес он, чувствуя себя до крайности неловко. — Я…

— Драко сказал, у вас лошади есть, могу я напроситься на конную прогулку? — перебила его Антар.

— Конечно, — с облегчением произнес Люциус. — Только…

— Завтра, — сказала она. — Сегодня я одета неподходяще. А теперь, господа мои хорошие, налейте даме лимонаду, а то она сейчас изжарится!

Драко успел первым, подал ей стакан с холодным лимонадом, а сам растянулся на животе, подперев голову руками, и уставился на гостью. Отец же смотрел на него: месяца не прошло, а мальчик перестал напоминать тень, повеселел, лицо посвежело, заблестели глаза… Да вот только скоро ему в школу, а Люциус хорошо знал, что это за место. С характером Драко… Сын быстро озлобится, а учитывая влияние отца и наличие вассалов…

— Опять вы думаете о чем-то скверном, Люциус, — перебила его мысли Антар. Тот поймал себя на том, что рассматривает ее покрытые золотистым загаром руки, и отвернулся. — Наверно, о том, что лето идет к концу?

— Да.

— А знаете, еще у одного маггловского писателя есть замечательный роман, — протянула она. — Он про мальчика примерно возраста Драко. Ну и про его младшего брата. Рассказать?

— Расскажите! — сразу попросил Драко.

— Все сразу не получится, — удрученно произнесла она. — Понимаешь, роман состоит из нескольких частей, а я не все помню хорошо. А из тех, что помню, многие непонятны будут вам, там много маггловского. Хотя…

9

— Мисс Антар, ну пожалуйста!

— Думаю, пару историй я сумею вам пересказать… — серьезно произнесла девушка и улеглась на бок, подперев голову рукой. — Там ничего такого… Итак, в небольшой городок приехал молодой человек. Не помню, кем он был, кажется, фотографом, а может, журналистом, но дело в том, что он любил одну девушку. Он увидел ее портрет в газете, в репортаже, приуроченном к местному благотворительному балу, и влюбился. С тех пор он искал ее, искал…

— Нашел? — спросил Люциус невольно.

— Нашел, — кивнула Антар. — Только вот юноше было немного за двадцать, а той девушке — почти девяносто. Этот ее портрет перепечатывали из года в год, вот так и вышло… Но знаете, юноше не помешало и это…

…- Драко, прекрати, ну что ты, в самом деле? — встревоженно повторял Люциус.

— Ничего, пусть поплачет, — совершенно серьезно сказала Антар. — Это светлые слезы, от них легче становится на душе.

— Да у него уже истерика! Вы, с этими вашими рассказами!.. — вспылил он.

— П-прекрати, папа, — выдавил Драко сквозь всхлипы. — Я перестану сейчас… Просто жалко так их обоих, ты не понимаешь, что ли?!

— Я понимаю, но… — тот посмотрел в загадочные янтарные глаза напротив и осекся. — О Мерлин, ну, реви дальше!

— Не буду, — буркнул мальчик, пару раз шмыгнул носом, вытер глаза и посмотрел на девушку. — Мисс Антар, а можно мне всю эту книжку целиком прочитать? Я хочу знать, что еще там было!

— Твой отец откажет мне от дома, — серьезно сказала она.

— А я тогда объявлю голодовку! — заявил Драко, и Люциус застонал. Сын знал его слабые места и умел бить в точку.

— Ну держи, — Антар выудила из сумки небольшой затрепанный томик.

— А… вы что, знали?..

— Ничего я не знала, просто я эту книгу перечитываю раза три в год, — улыбнулась она, — потому и вспомнила сегодня. Лето кончается, а тут вот еще одуванчик запоздалый расцвел, как-то и сложилось… Читай. Если не поймешь чего-нибудь, спрашивай. А вы, Люциус, не пугайтесь, если Драко вдруг расплачется. Я сама всякий раз реву, как эту книжку читаю, а ведь не в первый уж раз, да и лет мне заметно побольше одиннадцати!

— Хорошо, — мрачно ответил Малфой-старший. — Пускай поплачет…

Бедный мальчик с ранимым сердцем… Если тебя в таком возрасте зацепила эта история, то еще ничто не потеряно. Отец намного жестче и холоднее, я это отмечала уже… но вот интересно, удержится он от того, чтобы прочитать книгу или нет? А если не удержится, то вздохнет ли хоть раз?

— Добрый день, Антар, — Люциус встретил ее первым, и вид у него был крайне сумрачным.

— Добрый день. Что это с вами? Испробовали мои зелья?

— Да… — Малфоя передернуло. — Незабываемое ощущение!

— Оно у вас будет таким три раза в день на протяжении минимум пары месяцев, — хладнокровно ответила Антар. — Потом, может быть, привыкнете.

— Спасибо, утешили… Вы действительно испробовали это на себе? — спросил вдруг Люциус.

— Конечно. Вы правы, ощущение убийственное. Как будто в глаза залили серной кислоты, — честно сказала она. — Но это быстро проходит.

— Да, этого не отнять… А вот то, что вы состряпали для приема внутрь…

— Знаю, воняет, как выгребная яма. Ничего не могу поделать, — пожала плечами девушка. — Зажмите нос и выпейте, подумаешь, двадцать капель!

— Трижды в день, — мрачно напомнил он. — Надеюсь, от меня им не разит?

— Нет, запах почти сразу исчезает, — фыркнула Антар. — От вас пахнет вполне приятно. А где Драко?

— Драко… — Люциус вспомнил, с чего начал разговор, и нахмурился. — Драко всю ночь читал эту вашу проклятую книжку и рыдал при этом так, что даже мне слышно было!

— Что значит «даже»? — не поняла девушка.

— То, что моя спальня на другом этаже!

— Ну а почему же вы не пошли и не успокоили его?

— Потому, что он заперся и отказался впускать меня, а выламывать двери в собственном доме я как-то не привык, — буркнул Люциус. — Тем более, он заверил, что с ним все в порядке, а если я попытаюсь силой отобрать книгу…

— Он объявит голодовку, — понятливо кивнула Антар. — Ну и стоит ли так переживать?

— Не стоит, — заверил неслышно появившийся Драко. Глаза у него были красными, но в целом он выглядел не так уж плохо. — Добрый день, мисс Антар!

— Привет, дорогой, — ответила она. — Отец на тебя жалуется. Ты зачем всю ночь читал?

— Не мог оторваться, — буркнул тот. — Подумаешь! Мисс Антар, так вы готовы? Я попросил домовика вам лошадь посмирнее выбрать… Только как вы поедете-то, в платье?

Девушка только улыбнулась и присела в реверансе. Сразу стало ясно, что на ней а юбка-брюки, достаточно широкие, чтобы походить на платье, но позволяющие сесть верхом…

…- Это было замечательно! — Антар упала навзничь, раскинув руки, шпильки выскочили из прически, и волосы рассыпались по траве, бронзовые, золотые, медные в лучах осеннего солнца. — Спасибо, господа, я миллион лет не ездила верхом, да еще на такой прекрасной лошади!

— Мисс Антар, — позвал Драко, отдышавшись. — А можно вас спросить? Ну то есть… если вам покажется, что вопрос неуместный, то…

— То я не отвечу. Спрашивай уже!

— У вас ведь две палочки? — серьезно произнес он. — Я видел… вы Олливандеру показывали одну, а тогда, у мисс Малкин, выхватили совсем другую.

— Да, две, а что? — недоуменно ответила девушка.

— А разве так можно?

— А почему нельзя? — Антар села и потянулась. — Главное, не перепутать, где какая. Я уж не буду вдаваться в подробности, но… Гляди: эта — сибирский кедр. А эта — черное дерево. Сердцевина одинаковая — шерсть с загривка арыси…

— Это же мифическое животное, — подал голос Люциус.

— Да, мне уже говорили, — фыркнула она. — Равно как и единороги, драконы и прочие… Смотри, Драко. Можно держать каждую палочку под рукой, можно крест-накрест. Так удобнее, но, повторюсь, важно не запутаться, у них свойства разные.

— А… показать можете? — спросил мальчик.

— Гм… Люциус, я тут никого не зашибу, если пущу пару фейерверков?

Тот покачал головой. Ему тоже было интересно.

— Ладно, уговорили, — усмехнулась Антар. — Только не суйтесь, а то мало ли…

Она встала во весь рост, поправила брюки — где-то в складках и прятались палочки, — а потом Люциус не поверил своим глазам, с такой быстротой Антар выхватила оружие. Два луча крест-накрест, с обеих рук — в разные стороны, под разными углами, потом оба слились воедино, чуть не снеся старый дуб, и ушли в небо.

— Хватит с вас, — сказала девушка, и палочки снова исчезли в складках брюк. — Кстати, говорят, что в основе боя с двумя палочками лежит морская флажковая азбука. Правда, забавно?

— А… в Дурмштранге что, всех такому обучают? — осторожно спросил Люциус. Что-то он не слыхал о подобном от того же Игоря.

— А кто сказал, что я научилась этому в Дурмштранге? — прищурилась Антар.

— Я тоже так хочу! — предсказуемо выдал Драко.

— Милый, ты сперва с одной палочкой выучись обращаться, а потом уж… — Тут девушка оценила выражение лица мальчика и добавила: — Впрочем, руку-то поставить и не на боевых можно. Движения, выпады, тут, дорогой мой, придется вкалывать, иначе или сам покалечишься, или окружающих покалечишь. Если хочешь… и если отец разрешит, основные приемы я тебе покажу, но пока не отработаешь их до автоматизма с обычным прутиком в руке, палочки даже не касайся!

— Пап?.. — просительно произнес Драко.

— Да делайте вы, что хотите, — вспылил Люциус, встал и ушел. На полпути к дому хотел было вернуться, но решил, что это будет выглядеть глупо. Потом все-таки плюнул и повернул назад…

Ему уже лучше. Он все еще очень сильно щурится, но только на солнце, в тени уже смотрит нормально. И морщины вокруг глаз начали понемногу разглаживаться, и лицо стало не пергаментного цвета. Да, знаю, мои снадобья причиняют боль, и очень сильную, но они действуют, а у Люциуса достаточно силы воли, чтобы методично следовать предписаниям. О нем я пока могу не волноваться…

— Глава шестая

Школа

Отъезд в школу Драко считал одним из худших дней в своей жизни. Если не считать того самого — так и вовсе худшим. Спасибо, мисс Дьеллор тоже пришла проводить его, привычно привстала на одно колено и тепло обняла на прощанье, пока отец сумрачно смотрел куда-то в сторону.

10

— Мисс Антар, пожалуйста… — прошептал Драко. — Вы папу не бросайте совсем, я как-нибудь… а он один…

— Милый мой, да как же я его брошу? Мне за ним приглядывать надо, он все-таки мое зелье пьет, мало ли, что, — улыбнулась она, и в глазах ее вспыхнули золотистые искры. — Не переживай. Все будет хорошо. Ты, главное, не нервничай, не ссорься ни с кем… И отдай книжки!

— Какие книжки? — прикинулся непонимающим Драко.

— Те, которые у тебя за пояс заткнуты. Тебе отец запретил тащить с собой в школу маггловскую литературу, если не ошибаюсь?

— Мисс Антар, ну там сага о Кольце! — зашипел он. — Я же начал читать, я до каникул изведусь! Не говорите папе, пожалуйста!

— Не скажу, так и быть… — вздохнула она. — Драко… не бойся ничего. Мы ведь в ответе за тех, кого приручили…

— А я знаю, откуда это, — сказал вдруг он. — Это было в той вашей книжке. Вторая история, другого автора. Я мало что понял, но это запомнил.

— Я в тебе не сомневалась, — серьезно произнесла Антар. — А теперь поцелуй отца и иди в вагон, скоро отправление.

Драко молча кивнул, попрощался с мрачным Люциусом, вошел в купе и уставился в окно. Когда поезд тронулся, он просто вынул книгу, уставился в нее и не реагировал ни на что, до самого прибытия, разве только оторвался ненадолго, чтобы перекусить да пройтись до сортира.

— Интересно, кто это был с Малфоем? — услышал он, проходя мимо одного из купе.

— А разве это не его мать? — удивленно ответил второй голос. Этого парня Драко узнал — тот самый очкарик, с которым он разговорился у мадам Малкин.

— Ты что! Мать у него недавно умерла, а кто это такая, неизвестно… — судя по звуку, первый мальчишка потрошил упаковки со сладостями. — Вроде никто ничего такого не слышал, снова жениться Малфой не собирается…

— Погоди, я ее уже видел, Рон, — перебил второй. Рон? А, ну точно, очередной Уизли. — Когда за покупками к школе ходил. Мы с Малфоем столкнулись у мадам Малкин, и она с ним была. Они так вместе и пошли дальше, а его отца я вовсе не видел.

— Нянька, что ли? Хы, вот умора, у мелкого Малфоя ня-я-янюшка есть! Или у старшего, она ж ничего себе так, губа у него не дура…

Драко заставил себя разжать кулаки. Он ведь обещал мисс Антар, что не станет ни с кем ссориться? Обещал. Ну и пускай болтают, все ведь знают, что у Уизли язык без костей!..

Прибытие в Хогвартс его не тронуло, распределение — тоже, он ожидаемо угодил на Слизерин, прошел за факультетский стол, поздоровался, уселся и уставился в пустую тарелку. После ужина его ждало общежитие, ночь в компании малознакомых ребят, а с утра — занятия. И никаких посиделок на лужайке с отцом и мисс Антар, никаких конных прогулок… Каким дураком он был, угробив весь год на бесплодные страдания! Можно подумать, мама бы порадовалась, увидев, как он лежит носом к стенке и морит себя голодом! Не-ет, мама живо стащила бы его с постели, встряхнула как следует и заставила вести себя прилично… Это при отце она всегда казалась милой и нежной, а на самом деле ой как могла задать жару! Наверно, подумал Драко, папа и до сих пор думает, что у мамы был слабый характер и никакой собственной воли. А может, он знал, что это не так, но тоже притворялся… Все взрослые притворяются! Кроме мисс Антар, тут же решил он, она что думает, то и говорит, правда, иногда так замысловато, что сразу не поймешь…

Драко встряхнулся и заставил себя вслушаться в слова директора.

— А также, — проговорил тот, — в наших рядах пополнение: к нам прибыла преподавательница с континента. Она будет стажироваться у профессора Снейпа, а в свободное время станет вести факультатив по маггловедению.

— Не многовато ли нам маггловедения? — буркнул кто-то. — Лучше бы зелья добавили или чары…

— Прошу любить и жаловать, мисс Дьеллор, — добавил директор, и Драко встрепенулся, посмотрел на преподавательский стол: так и есть, с самого краешку сидит мисс Антар в своем неизменном палевом платье.

Она чуть привстала, наклонила голову, приветствуя учеников, и зал тихонько загудел. Антар перехватила взгляд Драко, улыбнулась ему, и все грядущие тяготы мгновенно забылись.

— Да это она, она же… — шипел за гриффиндорским столом Рон Уизли. — Гарри, ну скажи!

— Ну, может… Я толком не разглядел, — виновато ответил тот.

— Красотка… — сказал кто-то из старших. — В кои-то веки преподавать будет не сушеная вобла! Ради такой я даже на маггловедение схожу, тем более, это факультатив, значит, сдавать ничего не надо. Ну или там ерунду какую-нибудь написать…

— Точно, — поддержал другой. — И вообще, если она к Снейпу на стажировку… На другое у нее времени не останется!

А профессор Снейп был откровенно зол. Для полного счастья ему не хватало только свалившейся на голову невесть откуда практикантки! Нет, запрячь ее готовить компоненты для зелий он мог, но, судя по всему, знала и умела она не так уж мало. И научить просила не тому, о чем пишут в учебниках…

А вдобавок еще сын Люциуса! И Гарри Поттер!

Снейп понял, что если он не сойдет с ума в ближайшую неделю, то выживет даже после конца света…

Все же я угадала… Но как у него хватило выдержки?! Значит, все не напрасно? Ах, хорошо бы… Только ему страшно, я чувствую, ну да ничего, страх тоже пройдет, это дело времени…

Выбраться из общежития было для Драко минутным делом. Он быстро усвоил, что главное — идти с абсолютно целеустремленным видом, якобы по делу, и тогда даже староста тебя не остановит.

Первую ночь он промучился в общей спальне, не спасали даже зелья, только нагоняли какой-то дурман. На следующий день он спал на ходу (спасибо, первой была история магии, словно специально предназначенная для таких вот сонь), да и потом ничего серьезного в расписании не оказалось.

К обеду Драко немного проснулся, посмотрел по сторонам, послушал и вскоре выяснил, где поселилась мисс Дьеллор. Собственно, туда он сейчас и направлялся, причем после отбоя, рискуя получить взыскание…

«А если она уже спит? — подумал он, подняв руку, чтобы постучать в дверь. — Ну… я извинюсь!»

Дверь распахнулась почти сразу же. В темный коридор из освещенной комнаты словно выплеснулось теплое золотистое сияние.

— Драко? — удивленно спросила девушка. На ней оказалось не обычное строгое платье, а что-то легкое, и мальчик на всякий случай зажмурился: глазеть на даму в ночном туалете было неприлично. — Ну что ты стоишь, входи скорее…

Он и вошел, а потом сделал то, что давно хотел, но никогда себе не позволял: обнял изо всех сил… и чуть не задохнулся, когда понял, что девушка обнимает его в ответ и гладит по голове.

— Что такое? Что с тобой? Так скверно? — шептала она. — Ну, иди сюда…

«Я не маленький!» — хотел было сказать Драко, но не смог, боялся расплакаться от облегчения. Комната тонула в золотистом свете, так же таинственно мерцали распущенные волосы Антар, и тревога понемногу отпускала, и стало не так одиноко…

— А… как вы тут?.. — неуклюже спросил Драко, когда решил, что уже может совладать с голосом.

— Ты не поверишь, я и вправду договорилась о стажировке у профессора Снейпа, — улыбнулась она. — Ну а поскольку это всего два-три занятия в неделю, то я предложила вести факультативы.

— А что это будет?

— Узнаешь, если придешь, — Антар убрала волосы у него со лба. — Боже мой, ты только второй день как из дома, а выглядишь — краше в гроб кладут! Ты хоть ужинал, горюшко мое?

Драко кивнул.

— Хотя кормят тут жуткой дрянью, — сказал он мрачно. — Лучше уж ваш вареный салат, честное слово!

— То есть он тебе не понравился? — прищурилась девушка.

— Понравился, — вздохнул Драко.

— Ну я тебе завтра на ужин прикажу сделать, — серьезно сказала она. — Что так смотришь? Я ведь преподаватель, могу не выходить к столу, а заказать себе в комнаты, что захочу. Видишь, как полезно со мной дружить?

— Очень полезно! — выпалил он. — Мисс Антар…

— Нет, дорогой, хватит болтать, ты засыпаешь на ходу, — серьезно сказала девушка. — В общежитие ты уже не попадешь, поздно, еще поймают… Сходи умойся — вон та дверь, — снимай мантию, разувайся и ложись на диван, а я тебе сейчас подушку принесу.

11

Когда она вернулась, Драко уже крепко спал, положив ладонь под щеку. Антар осторожно подсунула подушку ему под голову, укутала теплым пледом и поцеловала мальчика в лоб.

— Ничего, — сказала она негромко. — Ты сильный, ты притерпишься. Я помогу.

Большая черная кошка бесшумно вспрыгнула на диван и с интересом принюхалась к неожиданному постояльцу.

— Побудь с ним, Басти, — серьезно сказала ей Антар. — Ребенку плохо.

Кошка согласно фыркнула, устроилась под боком у Драко и заурчала — словно заработал большой мотор…

В дверь негромко постучали.

— Да что за ночь визитов! — возмутилась девушка и пошла открывать. — О, профессор, какими судьбами в такой час?

— Драко Малфой пропал, — мрачно ответил тот. — Извините, что беспокою так поздно, но… вы его не видели?

— Видела, конечно, — спокойно ответила Антар. — И сейчас увижу, если обернусь. Вон он, спит на диване. И нет, профессор, — она перегородила дверной проем, — будить его я вам не разрешаю.

— Что вы себе позволяете, мисс? — прищурился Снейп.

— Ничего особенного, сэр. Я обещала его отцу присмотреть за мальчиком. Вот, присматриваю. Думаю, не случится ничего ужасного, если Драко поспит ночь не в своей постели, а на моем диване.

— Обещали… Люциусу? — не поверил тот.

— А у Драко есть другой отец? Впрочем, не верите — свяжитесь с ним, пусть он подтвердит. — Антар сделала шаг вперед, и профессор попятился: девушка в легком пеньюаре — это… это впечатляло. — А теперь извините, мне хотелось бы вздремнуть, завтра у меня первое занятие, а это так волнительно!

— Конечно… Доброй ночи… — выдавил Снейп, подождал, пока закрылась дверь, и замысловато выругался вполголоса.

Не хватало этой девицы, будто своих проблем мало! Теперь еще оказывается, что она в добрых отношениях с Малфоем… раз уж Драко в расстройстве пошел именно к ней, а не к давно знакомому Снейпу! Среди ночи, конечно, поднимать Люциуса было себе дороже, пришлось терпеть до утра…

…Открыв глаза, Драко не сразу понял, где находится, потом вспомнил, хотел было в ужасе вскочить, но оказалось, что на груди у него лежит что-то довольно тяжелое и теплое.

Проморгавшись, мальчик встретился взглядом с ярко-желтыми глазами с вертикальным зрачком. Черная кошка потянулась, прихватив когтями плед, выгнула спину и нахально развалилась на Малфое, время от времени начиная мурлыкать. Он осторожно поднял руку и погладил пушистую шерсть — мурлыканье стало громче, а кошка вдруг сунулась мордочкой ему в лицо и принялась… бодаться, иначе не скажешь! Лапками она переступала на груди у Драко и уже не урчала, а рокотала…

— А, вы уже познакомились? — весело спросила Антар, слава всем богам, одетая в обычное платье. — Басти, ну какая ты приставучка!

— Это та самая кошка, у которой…

— Тс-с! — девушка сделала страшные глаза. — Не при ней! Обижается страшно! Ты как, Драко?

— Прекрасно, — сказал он. — Спал как убитый!

— Тогда иди умывайся, а я прикажу подать чаю, потому что завтрак мы проспали, — фыркнула она. — Иди, иди, а эту заразу спихни, а то она до завтра не отстанет! Хотя ладно, я сама ее возьму…

— Ага… — Драко нашарил туфли, обулся и прошел в ванную.

— Умничка, Басти, — сказала Антар кошке. — С меня плошка сметаны.

— Мр-р-р, — согласилась та и усмехнулась по-своему, по-кошачьи.

— Глава седьмая

Факультатив

— Интересно, что это за факультатив такой? — трещала за гриффиндорским столом Гермиона Грейнджер.

— Сходи и узнаешь, — пробурчал сонный Уизли. — А мне эти магглы даром не нужны… Гарри тоже, да? Он с ними вырос, хватит с него!

— И схожу! — фыркнула та, задрав нос. — Я хочу знать, что здесь рассказывают о магглах! А то у нас курс начнется еще когда-а… Тем более, это преподаватель с континента, у них наверняка другой подход!

— Иди, иди, отстань только, — вяло отмахнулся Рон, но вдруг встрепенулся. — Гарри, а ты мою крысу не видел?

— Нет, — помотал тот лохматой головой. — В смысле, вчера видел, в спальне, а сегодня что-то она мне на глаза не попадалась. Может, спряталась куда-нибудь и спит?

— Наверно, — с досадой ответил тот. — Ленивая старая тварь…

Он и не заметил, что новая преподавательница смотрит на него со странным прищуром.

Умничка, Басти… Не хватало еще, чтобы такая дрянь обитала рядом с моим мальчиком. И не нужно ссориться со старушкой миссис Норрис, мы ведь тут гости, а она хозяйка. Веди себя пристойно… И держись подальше от профессора МакГонагалл, впрочем, ты и сама это знаешь!

У отведенного мисс Дьеллор кабинета собралось не так уж мало народа, и тут же начались недоуменные переглядывания: пришли и первокурсники, и выпускники, причем со всех факультетов — время было удачное, занятий ни у кого не оказалось.

— Это что ж, выходит, мы все… разом? — удивленно спросила девочка с Рэйвенкло. — Разве так можно?

— Конечно, можно, дорогая, — весело ответила Антар, отпирая дверь. — Входите и рассаживайтесь.

Драко, разумеется, занял первую парту, проигнорировав откровенно выпученные глаза соседей: никто и представить не мог, что Малфой вдруг заинтересуется маггловедением! А уж тем более его приятели, хотя их, наверно, он просто заставил прийти…

Подождав, пока все устроятся и угомонятся, девушка прошлась перед аудиторией, шелестя длинным подолом (старшекурсники принялись делать восторженные глаза, оценив фигуру), потом повернулась к собравшимся.

— Позвольте, я представлюсь еще раз: Антар Дьеллор, не профессор, просто преподаватель, так что можете обращаться ко мне мисс Дьеллор. Предвосхищая вопросы, отвечу: я здесь затем, чтобы обучиться кое-чему у профессора Снейпа, а поскольку свободного времени остается достаточно, и также мне хотелось бы отблагодарить нашего уважаемого директора за проявленное гостеприимство, то я вызвалась вести этот факультатив. — Она помолчала. — Насколько мне известно, большинство чистокровных студентов, а также основная масса полукровных — тех, кто рос не с магглами, — имеет крайне слабое представление о них самих и их культуре.

— Какая может быть культура у магглов… — пробормотал кто-то, но на него громко шикнули.

— Теорию вам расскажут в рамках соответствующего курса, — не обратив на это внимания, продолжила девушка, — а мне хотелось бы показать вам, каким магглы представляют волшебный мир… и не только его.

Аудитория недоуменно загудела. Антар дождалась тишины и продолжила:

— Поскольку это факультатив, то посещение сугубо добровольно. Только давайте договоримся сразу: никаких вопросов с места, я оставлю достаточно времени в конце занятия, чтобы ответить на них. Прошу также соблюдать тишину. Если вам станет скучно, неинтересно, не нужно перешептываться и бросаться записочками, мешая остальным: вы всегда вольны встать и выйти, только, пожалуйста, сделайте это как можно тише. Да, мисс?..

— Грейнджер, мисс Дьеллор! Скажите, у нас будет зачет или контрольная?

— Нет, мисс Грейнджер, — улыбнулась та. — Впрочем, если вам вдруг захочется, можете написать сочинение на вольную тему, я с удовольствием его прочитаю. Обязательных заданий не будет. Вопросы можете задавать и в письменном виде, если вдруг не хотите говорить о чем-то вслух. Подписываться тоже не нужно, если не желаете.

Студенты запереглядывались: этот факультатив был каким-то вовсе уж странным!

— А теперь, если ни у кого не осталось вопросов, перейдем к делу, — произнесла Антар, выдержав паузу. — Я полагаю, часть маггловских реалий для многих из вас непонятна, и вы можете услышать слова, значения которых попросту не знаете. Их вы увидите на доске… — она взмахнула палочкой, и большая доска покрылась ровными убористыми строками. — Если по-прежнему что-то будет неясно, спросите позже, перебивать, повторяю, не нужно. Прочтите пока, думаю, я охватила все, что может оказаться непонятным. А начнем мы с пары небольших историй… вполне волшебных и не только.

Драко взглянул на доску и улыбнулся во весь рот: он понял, о чем пойдет речь, но послушать мисс Антар никогда бы не отказался. Вот это она здорово придумала: шок как минимум чистокровным присутствующим был обеспечен!

12

Девушка тем временем извлекла из сумки пару потрепанных книг, непосредственно пристроилась на краю учительского стола, перелистнула несколько страниц и спокойно начала читать историю о шкатулке, в которой была тьма. А потом еще про странного мистера Подгоровика, который вовсе не был человеком. И про мальчика, который однажды захотел, чтобы во всем мире не осталось никого, кроме его семьи. И еще — про все лето в один день, про старушку и смерть и про запах сарсапарели…

В аудитории стояла мертвая тишина. Драко подпер подбородок руками и влюбленным взглядом смотрел на мисс Антар: все эти рассказы он уже прочел сам, но это одно дело, а вот когда читают вслух…

Финалом стал рассказ о мальчике, который вырос, не зная большого мира и страшась его. Драко в свое время не с первого раза понял, в чем там дело, он вообще боялся этой истории — тот мальчишка тоже внезапно лишился матери, да только ему было хуже: он вообще не представлял, что там снаружи, за парковой оградой, он думал, что особняк — это весь мир, автомобили на далекой дороге — чудовища, и одно такое чудовище убило его отца… А когда вырвался на свободу, решил, что тоже умер… И, кажется, именно этот рассказ и зацепил чистокровных: должно быть, многие повели бы себя так в раннем детстве, оказавшись за пределами родного поместья, где-нибудь на маггловской улице!

— На сегодня все, — сказала Антар, захлопнув книгу. — Вопросы? Да, мисс Грейнджер?

— Мисс Дьеллор, вы сказали, что можно написать сочинение на вольную тему… А на какую?

— Вы же сами себе ответили, мисс, — улыбнулась та. — Вольная — она на то и вольная, чтобы писать, что в голову взбредет.

— Но о каком из рассказов?

— О любом. Или обо всех сразу. Это уж как вам заблагорассудится.

Грейнджер, судя по всему, серьезно заклинило: Драко уже успел понять, что ей подавай четкие и определенные задания, от сих и до сих, и ни шагу в сторону…

— Может быть, вы найдете что-то общее в этих историях, написанных разными авторами… кстати, кто-то из вас угадает, что создано мужчиной, а что женщиной? — коварно спросила Антар, расхаживая по аудитории. — Чур, кто знает наверняка, пусть не подсказывает!

Собравшиеся загомонили и… угадали с точностью до наоборот.

— Конечно-конечно, если драконы и грифоны, мечи и подвиги — это точно мужчина, а если написано о чувствах — дама, да? — ядовито поинтересовалась девушка. — Жертвы стереотипов, вот вы кто.

— А что обзываться-то сразу? — возмутился кто-то из старшекурсников.

— Это, дорогой, не ругательство, а констатация факта. Так что, вопросов по существу не будет?

Судя по всему, большая часть аудитории не могла придумать ни единого вопроса.

— Мисс Дьеллор! — Грейнджер не сдавалась.

— Да?

— А чему вы все-таки будете нас учить? — требовательно спросила девочка.

— Учить? — недоуменно приподняла та тонкие брови. — Ничему. Я не учитель. Я преподаватель. Непонятно?

Судя по лицам остальных, они тоже не поняли.

— Учитель учит и поучает, — сказала она серьезно. — Говорит, что верно, что неверно, что думал герой, совершая подвиг, и почему он так думал… Ну, это описано в толстых умных книгах, хотя автор чаще всего имел в виду совершенно другое, а иногда, что ужаснее всего для взыщущих морали, вообще ничего не имел в виду. А я, повторюсь, преподаватель. Я просто даю вам то, что, мне кажется, придется вам по нраву, а какие уж вы сделаете из этого выводы… — Антар развела руками. — Я уже говорила: если захотите, поделитесь ими, нет — дело ваше. Так или иначе, о чем-то вы, возможно, задумаетесь… А теперь — занятие окончено. Всего доброго!

Задумчивые студенты потянулись к выходу, Драко задержался.

— Мисс Антар, так к вам больше вообще никто не придет, — тихо сказал он.

— Хочешь, поспорим? — спросила она весело, присев на свободный стул. — И это мы еще не начинали ничего действительно серьезного… Что хочешь в следующий раз? Историю о пронырливом хоббите или?..

— О вине из одуванчиков, — серьезно сказал Драко. — Я хочу посмотреть, кто из них заплачет.

— Ты такой добрый мальчик, — засмеялась Антар. — Иди скорее, на обед опоздаешь! И не забудь, что я жду тебя к ужину.

— Я помню! Да, папа написал, что от ваших зелий скоро на стену полезет… но что ему лучше, — негромко закончил Драко. — А вам он не пишет, потому что… ну…

— Я понимаю, — девушка встрепала ему волосы. — И так уж наверняка профессор Снейп обозлился, когда обнаружил тебя у меня, и немедленно доложил Люциусу. Об этом отец ничего не писал?

— Упомянул… — вздохнул мальчик. — Попросил вести себя прилично и не компрометировать незамужнюю девушку. Это он так пошутил, да?

— Думаю, пошутил, — фыркнула Антар. — И намекнул, чтобы ты не очень афишировал наше с тобой довольно близкое знакомство.

— Папа сто лет не шутил… — Драко взглянул на нее. — Как-то он там? По письмам ничего не поймешь!

— Хм-м… Когда у меня будет свободный день, я наведаюсь к вам, погляжу, как идет лечение, — улыбнулась девушка. — Что передать Люциусу?

— Что у меня все нормально. Правда, если б вас тут не было… — мальчик опустил голову. — И еще передайте… вот!

Он быстро поцеловал ее в щеку, будто клюнул, схватил сумку и был таков.

Из угла вышла черная кошка, с удовольствием потянулась и села, обвив передние лапы хвостом.

— Да-да, Басти, ты у меня молодчина, — рассеянно сказала Антар. — Приглядывай за ним и впредь. Боже правый, и как прикажете передавать этакий привет Люциусу? Он же чистокровный, может… гм… неправильно меня понять!

Кошка встала и снова потянулась, прочертив когтями царапины на старом дереве пола. Потом встряхнулась, задрала хвост трубой и принялась тереться о ноги хозяйки…

Кошка — мои глаза и уши. Кошка может пробраться туда, куда никогда не проникнет человек. Я всего ничего в этом замке, но я уже о многом знаю… Правда, торопиться пока некуда. Судя по глазам, не все эти дети безнадежны… И когда это я заделалась ловцом душ человеческих?

— Как ваши успехи, мисс Дьеллор? — светски спросил Дамблдор за обедом.

— Благодарю, господин директор, но оценивать их после первого занятия рано, — сладко улыбнулась она. — Мы только-только познакомились со студентами и, право, среди них есть настолько любознательные…

— Грейнджер? — приподнял бровь Снейп.

— О да!

— Сочувствую, — коротко сказал он и снова замолчал. Люциус наотрез отказался разговаривать о том, откуда взялась Дьеллор и какое отношение она имеет к Малфоям. А это уже настораживало.

— Сочувствовать нужно ей, сэр, — сказала девушка. — Бедная девочка совершенно не умеет размышлять.

— Мисс Грейнджер очень умна! — вступилась за подопечную МакГонаггал.

— А я не говорила, что она глупа, — спокойно ответила Дьеллор. — Она действительно умненькая девочка… но мыслить отвлеченными категориями ее не научили, она, такое впечатление, думает в бинарном коде. Надеюсь, еще не поздно… Хотя что-то я сомневаюсь, будто она снова придет ко мне на занятие!

Если кто-то и не понял половины этой реплики, то предпочел промолчать.

— Ну чего, как там маггловедение? — спросил Рон Уизли.

— Это… ужасно! — возмущенная Гермиона плюхнула себе на тарелку изрядную порцию.

— Тебе рассказали, что магглы спят на потолке и поедают живых гусениц? — поинтересовалась старшекурсница.

— Нет!

— А что такого ужасного случилось?

— Ничего! В том-то и дело, что ничего! — Грейнджер залпом выпила стакан сока, откашлялась и продолжила: — Это вообще никакое не занятие! Два часа времени пропали даром…

— Что ж вы там делали? — с любопытством спросила Лаванда Браун.

— Ничего! — повторила Гермиона. — Мы слушали, как мисс Дьеллор читает книжку.

— И все?!

— И все!

— И никаких заданий, сочинений?

— Только по желанию, так она сказала, — буркнула девочка. — Хоть тему бы назвала, а то непонятно же, чего она от нас хочет!

— Может быть, работы ума, а, Грейнджер? — не удержался проходивший мимо Драко.

13

— Уж ты-то точно сдашь гениальное сочинение! — фыркнула она.

— Зачем? — удивился он. — Сказано же — по желанию. Возникнет желание, напишу, нет, оставлю мысли при себе. Не люблю, знаешь ли, обязаловки!

— Ничего не понимаю, — произнес Рон, прожевав сардельку. — Малфой и маггловедение — две вещи…

— Несовместные, — докончила Гермиона, сердито посмотрев тому вслед. — Нет, ну может, дальше будет что-то посерьезнее сказочек!

— Снова пойдешь? — подначил Уизли.

— И пойду! И вы пойдете! А то, может, я чего-то не понимаю?

— Ну пошли… если, говоришь, там спать можно…

На следующий факультатив Драко немного опоздал, впрочем, не он один, и очень удивился, увидев, что народу прибыло. Около учительского стола Антар о чем-то тихо беседовала с двумя девушками с Рэйвенкло, хаффлпаффка, немного помоложе, внимательно их слушала. На столе обнаружилась внушительная кипа пергаментов.

Драко с удовольствием понаблюдал за выражением лица Грейнджер, подивился тому, что она умудрилась затащить сюда Уизли с Поттером, занял свое место и приготовился слушать.

— Я вижу новые лица, — сказала девушка. — Это хорошо. И вы меня очень порадовали, не сомневайтесь, я прочту все, что вы написали, и если вы пожелаете, мы это обсудим. Нет, мисс Грейнджер, никаких баллов факультетам. Я практикантка, я не имею права их начислять. Тем более, такие сочинения пишутся от души, а не ради награды. Девочки, идите по местам… заходите ко мне вечером, если хотите, договорим.

Судя по выражению лиц девчонок, те уже были готовы идти за Антар в огонь и в воду. Драко приревновал было, потом подумал, что это глупости, и решил сам наведаться вечером на огонек. Послушать, что умного скажут.

— Сегодня у нас снова маггловский писатель, я уже читала его рассказы, а теперь попробуем роман. Напоминаю: никаких вопросов с места, тишина. Кому не нравится — спокойно, без шума собирается и уходит. Итак…

…- Чего это было вообще? — спросил Рон у Гарри. Тот молча пожал плечами. Оба благополучно все проспали.

У окна взахлеб рыдала великовозрастная слизеринка, ее пытались утешить подруги, сами едва сдерживающие слезы.

Более сдержанные рэйвенкловки осаждали мисс Дьеллор.

— А дальше что же? — спрашивала одна.

— Узнаете позже, — был ответ.

— Но мисс Дьеллор, это же через неделю! Вы скажите нам название, мы сами достанем! Ванесса — полукровка, она сможет…

— Это — сколько угодно, — улыбнулась она. — Вот. Только как же остальные? Вы прочтете, а потом будете бездельничать?

— Остальные тоже прочтут, — сказала белокурая Ванесса. — Вон… даже Фелисите со Слизерина проняло, так что за неделю все одолеют. Я ведь видела книгу у вас, мисс, она не такая уж большая.

— Если вы возьмете это на себя, то мы намного ускоримся, — ответила Антар. — Копировальное заклинание знаете? Не то, которое ксерокс, а волшебное?

— Знаем, — заулыбались девушки. — Мы дочитаем! А можно нам еще что-нибудь такое же?

— Надо чередовать, — серьезно сказала она. — Мальчики наверняка хотят приключений. Но вы не беспокойтесь, там всего будет вдосталь…

— Спасибо, мисс Дьеллор!

Да никто еще не потерян! Вон, приятели Драко, такие глупые с виду, начали хоть моргать… И я точно видела, как на истории о прабабушке Винсент украдкой вытирал слезы. Может, у него тоже была такая прабабушка? А когда шла речь о бабушке и ее кухне, заплакала полукровка с Хаффлпаффа, да и не она одна. Как же вам не повезло, дети, что наши миры так далеко отстоят друг от друга… Но Грейнджер решительно непрошибаема! Кажется, она меня конспектирует…

— Мисс Дьеллор, позвольте вопрос? — сказала за обедом профессор МакГонаггал.

— Разумеется, — кивнула та.

— Не скажете ли вы, отчего после ваших факультативов дети плачут навзрыд? Причем не только непосредственно после занятий, но и после, в спальнях?

— Чтобы душа росла, она должна болеть, — улыбнулась Антар. — Иначе никогда из человека не выйдет ничего путного. Профессор МакГонаггал, вы всегда можете прийти ко мне на занятие и убедиться, что я не пугаю студентов, не рассказываю им страшных сказок на ночь, просто… есть вещи, которые нужно осознать.

— А потом они сидят у вас после отбоя, — буркнул Снейп. — Завидуете славе Слагхорна?

— Кого, простите? — повернулась к нему Дьеллор. — Ах! Ну конечно, тот клуб… Нет, ну что вы, куда мне. Просто многие стесняются обсуждать свои мысли на публике, а мне нетрудно напоить их чаем и выслушать… Это, знаете, такое странное, трепетное чувство: подросток вдруг осознает что-то, не может ничего толком высказать, потому что не умеет, и это доводит его до отчаяния. — Она улыбнулась. — Надо просто уметь слушать и временами подсказывать нужные слова. Они хорошие дети, необразованные… гм… в маггловском понимании, но хорошие.

— Мисс Дьеллор, но плачут-то они отчего?! — не сдалась МакГонаггал.

— Я же сказала, душа растет, болит, оттого они и плачут, — серьезно сказала та. — Неужели вы за собой такого не помните?

Пожилая профессорша вдруг смутилась до слез и отвернулась. Снейп нахмурился. И Дамблдора нет, как назло! Вечно он пропадает, когда больше всего нужен! А вот Флитвик посмотрел на практикантку с большим интересом. Он-то знал, чем занимались по ночам его подопечные: читали запоем, совы едва таскали посылки с книгами, а там и тут слышалось: «и это вот запиши, спросим, я не поняла… об этом Маргрет может знать, отметь! И отдай мне книжку, Люси, сколько можно ее держать!»

Драко исправно приходил на эти вечерние посиделки, немного обижался, что не может побыть с мисс Антар наедине, но к нему на колени тут же запрыгивала Басти, начинала мурчать, урчать, рокотать, словом, напрашивалась на ласку, и он успокаивался. Да и заглядывавшие к иностранке студенты были далеко не глупы! Приходили не только девочки; случались и жаркие споры, и бурные примирения, только Антар в этом не участвовала, сидела в сторонке, мерцала янтарными глазами и загадочно улыбалась. Если спрашивали о чем-то, отвечала, конечно, но обычно ее «чтецы» так увлекались друг другом, что забывали и о присутствии преподавательницы, и о времени, приходилось их выгонять…

В один прекрасный день Драко не застал Антар на месте, потом вспомнил, что у нее сегодня выходной, а значит… Значит она увидит отца. Жестокая зависть охватила его, а потом он вдруг успокоился и отправился к себе. У него еще были недочитаны «Две твердыни».

— Глава восьмая

О том, как завоевывать людей

— Как вы, Люциус? — спросила Антар после приветствия.

— На удивление неплохо, — ответил он, — а вам каково в Хогвартсе?

— На удивление забавно, — в тон ему ответила девушка. — На меня смотрят, как на экзотическое животное…

— Однако Драко пишет, что на ваших факультативах яблоку негде упасть.

— Одно другому не мешает.

— А… он как? — неверным голосом спросил Люциус.

— Как всегда: до ужаса вреден, капризен и ненавидим большей частью окружающих, — улыбнулась она. — Не беспокойтесь, все с ним хорошо. Учится нормально, не задирается с окружающими…

— Драко написал мне душераздирающее письмо о том, как Поттера взяли ловцом, а его даже не допустили пробоваться в команду.

— Да… был там инцидент. Ничего страшного, Люциус, Драко успокоился и согласился с тем, что угробиться всегда успеет. Ему больше по нраву наши литературные вечера, — улыбнулась Антар. — Если он не писал: у меня собираются студенты, те, кто не может или не хочет обсуждать что-то при большой аудитории, и мы беседуем в тесном кругу. Драко редко что-то говорит, но ему явно нравится слушать.

— Снейп вами крайне недоволен, — заметил Малфой, провожая девушку в сад.

— В каком смысле?

— Не в профессиональном, нет! Так-то он говорит, что более толкового подмастерья у него сроду не бывало. Ему не нравится то, что вы делаете с детьми.

— Я с ними ничего не делаю, — мягко напомнила Антар. — Я им читаю одну-две главы, а к следующему занятию они сами уже все прочитывают и требуют пояснений. Это что, плохо? То, что дети… ой, да какие дети, там уже совсем взрослые ребята есть! Словом, разве плохо то, что они пытаются думать сами?

14

— Я не знаю, — честно ответил Люциус и широким жестом указал на лужайку. — Как вы любите. Поляна накрыта.

— Господи, никогда не говорите так в приличном обществе! — засмеялась она. — Вас не так поймут! Как мило… Спасибо, Люциус, последние теплые деньки в этом холодном королевстве стоит провести именно так!

— Жаль, что Драко с нами нет, — обронил он, сев рядом. — Вы не представляете, как я по нему скучаю…

— Отчего же, прекрасно представляю. — Антар внимательно всмотрелась в его лицо. — Не двигайтесь, пожалуйста. И не мигайте.

Сильные ладони обхватили виски, повернули голову так, чтобы солнце светило в глаза. От яркого света скоро потекли слезы, но он не сморгнул, а девушка не выпустила его, пока не разглядела того, чего хотела.

— Намного лучше, — сказала она. — Вы сами в зеркало посмотрите, муть почти рассеялась. Но останавливаться нельзя.

— Как вы и говорили, я привык к этой пытке, — усмехнулся Люциус, осторожно отирая глаза.

— Ах, забыла! — воскликнула Антар и коротко поцеловала его в щеку. — Это от Драко, он просил непременно передать.

— Ну и вы ему передайте… — сориентировался Малфой и осторожно коснулся губами виска в золотистом пушке. — Мне без него одиноко.

— Если позволите, я еще не раз принесу вам привет от него.

— Я решительно на этом настаиваю. А пока… прикажете чаю или лимонада?

— Пойдем на компромисс — холодного чая! Для лимонада уже не сезон, — с огорчением вздохнула Антар и вытянулась на спине, рассыпав золотистые локоны и по клетчатому пледу, и по траве, в которой они смешались с осенними листьями.

Люциус подумал немного, а потом тоже лег навзничь, глядя в холодное осеннее небо. Он никогда не любил пикников, всех этих забав на траве, но, видимо, что-то случилось с ним, что-то странное…

…Мисс Дьеллор не было в Хогвартсе, и слава всему сущему! Эта пронырливая девица ухитрялась узнавать обо всем первой, ее осведомленности и Дамблдор бы позавидовал, и сейчас это было совершенно ни к чему.

Снейп привычно аппарировал в Малфой-мэнор, справился у домовиков, где хозяин, услышал, что в саду, удивился, поскольку Люциус никогда не был любителем природы, велел не докладывать о себе, прошел, куда указали… Да там и замер, спасибо, не успев обогнуть розовый куст.

Антар Дьеллор лежала на широком покрывале, и локоны ее рассыпались по траве, сливаясь с опавшими листьями. Это бы еще ничего, но почти голова к голове с ней расположился Люциус Малфой. Руки их были рядом, но не соприкасались, это Снейп различал ясно, только тусклое серебро малфоевских волос мешалось с темным золотом кудрей иностранки, а такого спокойного, безмятежного лица он не видал у старого знакомого много лет.

Он неслышно, как ему казалось, отступил назад, вернулся в дом, а на вопрос домовика, сообщить ли о визите, ответил отказом. Ему и без того было, о чем подумать. Ясно, что допрашивать Драко бесполезно, а Люциус правды не скажет никогда… Но кто же такая эта девица? Когда и как она успела завоевать доверие обоих Малфоев? И, кстати, знает ли о ней Абраксас?..

…- Люциус, холодает, — сказала Антар, с сожалением поднявшись. — Надо идти.

— Мне приснилось, или тут был кто-то еще? — спросил он, открыв глаза. Ему не хотелось вставать.

— Заглянул наш общий знакомый, профессор Снейп, посмотрел на нас из-за куста и ушел. Не рискнул беспокоить, должно быть.

— Мерлин, он может навыдумывать такого… — Люциус сел, встряхнул головой и покосился на Антар. — Сказать никому не скажет, но будьте готовы к тому, что он отыграется на вас.

— Боже, как я испугалась… — усмехнулась девушка. — А вам и вправду лучше, глаза блестят и улыбаетесь вы не вымученно.

— Да, только стоит мне взглянуть в зеркало и увидеть там старую образину, как от улыбки и следа не остается, — искренне ответил он.

— Я знаю, как это можно исправить, — сказала Антар.

Люциус молча приподнял брови.

— Известен мне рецепт одного зелья… Приготовить его несложно, но вот добыть компоненты, — она покачала головой. — Вернее, большую часть можно купить, пусть и нелегально, я знаю, где и как. Но основа…

— И что же это? — с интересом спросил Малфой.

— Философский камень, — спокойно ответила Дьеллор.

— Да вы смеетесь!

— Не думаю даже.

— Ну, это безнадежно, — махнул рукой Малфой. — Философский камень… Фламмель не расстанется с ним ни за какие деньги!

— Ах, не торопитесь так, Люциус, — мурлыкнула Дьеллор. — Фламмель, не Фламмель… Я примерно представляю, как добыть это чудо. Вдруг да получится? Я бы тоже не отказалась от толики бессмертия и неуязвимости… А вы?

— Я и так обойдусь, — холодно ответил он и вдруг добавил: — Но если удалось бы защитить Драко… любые деньги…

— Деньги тут ни к чему, — сказала Антар серьезно. — Пожелайте мне удачи, Люциус. А я уж постараюсь уберечь вашего мальчика.

— Почему? — требовательно спросил вдруг тот. — Почему вы так заботитесь о нем? Да и обо мне тоже! Вы чего-то хотите от меня? Назовите цену, я не привык играть вслепую!

— Люциус, вы никогда не сможете расплатиться, если я назову свою цену, — спокойно ответила девушка. — Никогда больше не упоминайте об этом, очень вас прошу. Это опасно. А за Драко не тревожьтесь, ему ничто не угрожает, могу поклясться своей магией…

— Но на вопрос-то вы можете ответить?

— Нет, — резко сказала Антар и встала. — Не могу. Не сейчас. Вы слишком рано заговорили об этом. Извините, Люциус, мне пора возвращаться в школу. Рада была видеть вас, передам Драко, что вы просили… Прощайте.

Она исчезла, а Малфой, взглянув на измятое покрывало, пошел к дому.

— Прибери там, — велел он, щелчком пальцев вызвав домовика. — И никого не допускай ко мне до утра.

Какой самонадеянный! Какой… Но не могу я на него злиться, Басти, просто не могу. Гордый и несчастный, привыкший все мерить деньгами, ну как ему объяснить, что бывает иначе? Пока сам не поймет, ничего не сделаешь… Спасибо хоть, мальчик не такой твердокаменный: я передала ему отцовский поцелуй, а он сказал, что чувствует запах его одеколона. Ну уж будто! Не так близко мы были… А вот Снейп смотрит на меня зверем. Не настолько мне нужна стажировка у него, но предлога лучше не сыскать. Только вот он, кажется, ревнует меня к Люциусу… тоже несчастная душа! Увы, на всех меня не хватит…

* * *

— Я вижу, нашего полку прибыло? — сказала Антар, посмотрев на аудиторию. Если прежде тут была заполнена едва ли половина мест, теперь сидели уже и на полу, и на подоконниках, и на самих партах. — Ну что вы закопошились? Сидите, как вам удобнее, да хоть лежите или висите на потолке, главное, не шумите. О, господин директор! Вы почтили нас своим присутствием?

— Да, мисс Дьеллор, я хотел бы узнать, чем вы так заинтересовали своих учеников, — улыбнулся тот.

— Тогда, думаю, вам удобнее будет занять преподавательское место, я все равно читаю стоя, — сказала девушка. — Прошу…

Отсюда директор хорошо видел собравшихся: разные факультеты, разные курсы, но у всех одинаковые взгляды… какие-то… голодные, что ли? А у новичков, тех, кто пришел впервые и не знает еще, чего ожидать, немного настороженные и даже напуганные.

— Ну-с, приступим, — сказазала Антар. — Как вы уже поняли, мы с вами прыгаем из эпохи в эпоху, так что сегодня мы окажемся в Америке времен Великой депрессии. Что такое Великая депрессия — написано на доске, кому это понятие не известно, прошу ознакомиться, равно как и с тем, какое положение в те времена и в тех местах занимали чернокожие. Роман написан от лица маленькой девочки, и я очень попрошу взрослых молодых людей не хихикать, а вспомнить себя или своих сестер, у кого они имеются, в этом возрасте. Ну что, поехали?

— Да, мисс! — нестройно отозвалась аудитория, а неизбежная мисс Грейнджер нацелилась пером на пергамент. С какой целью, неясно, от себя мисс Дьеллор не добавляла ничего, разве что давала краткую историческую справку, а там уж, кто чего-то не понял, волен был задавать вопросы в отведенное для этого время.

15

Этого романа Драко еще не знал, одно название вогнало его в некоторый ступор — «Убить пересмешника», это что же такое? Он начал слушать, внезапно втянулся и отметил только, что сразу засмеялись только чистокровные, а потом уж остальные на таком пассаже: «Наш предок Саймон Финч в старости выстроил этот дом, чтоб угодить сварливой жене; но верандой и галереей и оканчивалось всякое сходство этого жилища с обыкновенными домами той эпохи. Его внутреннее устройство свидетельствовало о простодушии Саймона Финча и о великом доверии, которое он питал к своим отпрыскам.

Наверху было шесть спален — четыре для восьми дочерей, одна — для единственного сына Уэлкома Финча и одна для гостей из числа родни. Как будто просто; но в комнаты дочерей можно было попасть только по одной лестнице, а к сыну и гостям — только по другой. Лестница дочерей внизу выходила в спальню родителей, так что Саймон по ночам знал о каждом шаге каждой дочери.»

А потом время внезапно вышло, а от книги осталось больше половины, и…

— Мисс Дьеллор, у нас больше нет занятий сегодня, дочитайте, пожалуйста! А задания мы сделаем, честное слово! Ну мисс Дьеллор!

— Если господин директор не возражает…

— Что вы, что вы, — улыбнулся тот, но улыбнулся тревожно: к этой девушке тянулись дети, а кто она такая, понять было совершенно невозможно.

— Ну хорошо… Только, чур, на следующем занятии кто-нибудь из вас почитает вслух выбранный рассказ, а то я совершенно охрипла!

— Можно мне, мисс Дьеллор? — взметнулась рука Гермионы, и Драко онемел.

— Пожалуйста, — пожала та плечами и улыбнулась. — Я думаю, это будет, по меньшей мере, забавно. Продолжим…

…- Вот зачем ты тратишь там время? — с набитым ртом спрашивал Рон у Гермионы. — Ты все время твердишь, что не успеваешь написать то эссе, это, а потом по два часа сидишь и слушаешь сказочки! Чего ради?!

— Я пытаюсь понять… — ответила она, что-то подчеркивая на листочке. — Хочу вычислить закономерность. Она читает всякий раз разное, а в этот раз читать буду я. Вот и выясним, угадала я или нет!

Судя по всему, Гермиона не угадала, потому что через десять минут ее выступления аудитория заволновалась. Уходить никто не уходил, но все достаточно умоляющими взглядами смотрели на мисс Дьеллор.

— Довольно, мисс Грейнджер, — смилостивилась та и взяла у девочки книгу. — Вы выбрали хороший рассказ… хотя и малопонятный чистокровным.

— Очень даже понятный! — выпалил кто-то. — Там же все объяснено!

— Тем более. Но зачем так частить? Куда вы торопитесь? Давайте, я покажу, как нужно… Никто не возражает, если я начну с самого начала?

— Нет! Давайте! Мы слушаем!.. — раздались возгласы.

«Электрическое тело пою», — назывался рассказ, и Драко опять пришлось прятать слезы, потому что и здесь дети лишились матери. Им повезло с их новой электронной бабушкой, а ему… а ему что, не повезло с мисс Антар? Она, конечно, ему не нянька, но она ведь всегда рядом! И папа… что все-таки думает о ней папа? Напрямик у него не спросишь, он такой!..

«И все равно, на каникулах непременно спрошу!» — решил Драко и стал слушать дальше: Антар читала негромко, нараспев, не особенно и интонируя прямую речь, но все равно ясно было, когда говорит бабушка, когда дети, когда отец…

…- Мисс Дьеллор, ну почему с вашего факультатива студенты непременно выходят заплаканными? — шипел ей Снейп.

— Неправда, на прошлой неделе они смеялись так, что вы же и пришли разбираться с их безобразным поведением, — парировала она. — А мы всего-то навсего читали «Трое в лодке, не считая собаки».

— Да? А потом у вас стояла гробовая тишина.

— А это мы дошли до «Убийства в Восточном экспрессе», вы попали на самую кульминацию. Кстати, сэр, я могу сегодня воспользоваться вашей лабораторией?

— Да, мисс, можете, — мрачно ответил он. — Постарайтесь только ничего не взорвать.

— Вы, кажется, с кем-то меня перепутали, сэр, — озорно улыбнулась девушка, и Снейп невольно вздохнул.

Она была… солнечной, почти как Лили, и он, наверно, не удержался бы от искушения немного поухаживать за ней, если бы не видел ее с Люциусом. Мало того, что с Малфоем вообще не стоило соперничать (да и куда ему!), так еще и ясно было — Снейп безнадежно опоздал. Иностранка с янтарными глазами уже принадлежит Люциусу, даже если ничего между ними и не было… Да и Драко обожает ее сверх всякой меры, постоянно таскается в этот… литературный кружок, хотя что он там понимает? Собираются-то ребята постарше! С другой стороны, пусть лучше сидит там, под присмотром, чем носится по школе…

Уж простите, профессор, вы действительно опоздали. Вернее, не попались мне первым, хотя и тогда… Не уверена, что выбрала бы вас.

— Глава девятая

Редкая добыча

Басти, мои глаза и уши, ты отыскала то, что мне нужно? Как хорошо! Тогда идем, моя дорогая, пока весь замок спит, идем…

— Ну-ну, какие сложности, — покачала головой Антар, потрепав по загривку цербера, который с повизгиванием сунулся к ней лизаться. — Бедный мальчик, посадили тебя на цепь в темной каморке… и только глупый и ленивый не знает, где тебя отыскать! Сиди смирно и не вздумай выть, понял? А я тебе вкусненького принесу…

Пес сел и уставился на нее всеми шестью глазами. Девушка была намного меньше и слабее, у него имелся приказ, но что-то тайное и древнее не давало ему броситься на незваную гостью.

Она открыла люк в полу, глянула вниз и перемигнулась с кошкой. Через мгновение в лаз улетел ослепительно сияющий шар, а следом шагнула и сама Антар с кошкой на плече.

— Спасибо, Басти, — сказала она, посмотрев на скукожившиеся побеги. — Не люблю выпутываться из всякой растительной пакости. А здесь что? Гигантские шахматы? Боже, я помню только, как ходит конь!

Когда гигантские фигуры угрожающе сдвинулись с места, девушка выхватила обе палочки, и через минуту шахматное поле оказалось усеяно обломками.

— Простите, я предпочитаю преферанс, — сказала она, бегом преодолевая гигантскую доску. — Басти, не отставай. Господи, а тут они что сотворили?

Искать один-единственный ключик в целом рое похожих ей было попросту лень. Вынести дверь оказалось намного проще.

— Нет, ну они не могут без затей, — вздохнула Антар, посмотрев на флаконы и поняв, чего от нее ждут. — Басти…

Кошка понюхала один сосуд, другой, фыркнула и повернулась к ним хвостом, сделав вид, будто что-то закапывает.

— Как я и думала, чистой воды блеф, — сказала девушка и спокойно шагнула в огонь, чтобы выйти с другой стороны целой и невредимой. — А что у нас здесь? О-о-о, Басти, ты только посмотри, волшебное зеркало! Я о нем только слыхала… А ну, поглядись в него, что ты там увидишь?

Кошка глянула, недовольно мяукнула и принялась умываться.

— Видимо, это не было твоим заветным желанием, — хмыкнула Антар и тоже поглядела в зеркало Еиналеж. — Ах, свет мой, зеркальце, вовсе не о том я мечтаю, не это мне нужно… А что мне нужно, ты прекрасно знаешь. Не для себя прошу, нет. Хотя что я вру? Я не откажусь воспользоваться такой возможностью, но это уж после, если получится. Отдай…

Сунув руку в карман, девушка нащупала там нечто увесистое и довольно улыбнулась.

— Спасибо, зеркальце. Возьми взамен, — сказала она не без злорадства и показала кое-что бесстрастному стеклу. Вещь эта сразу же пропала. — Пусть теперь ищут… Идем, Басти!

Короткая пробежка по прежнему маршруту, обиженный скулеж покинутого цербера, путь темными углами до своих покоев, а там — быстро раздеться и в постель. Антар Дьеллор давно спит, а что лежит у нее под подушкой, никого не должно интересовать!

Она хорошо выбрала время: близился Хэллоуин, все готовились к празднеству и так устали, что никому и дела не было до двух темных теней, шмыгавших по коридорам. Миссис Норрис видела их, конечно, но предпочла не заметить. С Басти она уже повстречалась разок нос к носу, с ее хозяйкой тоже познакомилась, а потому разумно решила, что старой кошке нет никакого дела до таких сложных игр, ее работа — ловить малолетних нарушителей режима!

16

…- Давно вас не было, — сухо сказал Люциус, увидев девушку. Пускай Драко исправно отписывался, что все в полном порядке, он все равно переживал. За обоих, чтоб их!

— На молодых преподавателей всегда сваливают черт-те что[1], - ответила Антар, лучась улыбкой. — Представляете, мне поручили украсить зал к Хэллоуину! А будто я знаю, как принято это делать, у нас такого не празднуют… Словом, пришлось дважды переделывать, пока МакГонаггал не удовлетворилась.

— Сочувствую, — искренне произнес он. На девушке было светлое платье и легкая шубка из золотистого меха, то ли лиса, то ли норка, он никак не мог разобрать.

— Ничего, это был забавный опыт… О! Розы под снегом! Можно поближе посмотреть?

— Зачем спрашивать, если вы уже смотрите… — проворчал Люциус, направляясь следом, и сказал вдруг: — Вы как лиса сейчас, ярко-рыжая на белом.

— Попрошу без оскорблений, — серьезно ответила Антар, — с лисами мы не в родстве. И я вовсе не рыжая. Ну разве что на солнце… О, Люциус, у меня к вам важное дело. Идемте в беседку, очень вас прошу, времени у меня немного, нужно вернуться к заходу солнца…

— Хорошо, идемте, — кивнул он, подал девушке руку и отвел туда, где они много раз пили чай втроем. — Что случилось? Что-то с Драко?

— Нет, с ним все в порядке, не беспокойтесь, — она весело улыбнулась. — С одной стороны его опекаю я, с другой — профессор Снейп. Деваться ему просто некуда.

— Да, кстати, Северус уже неоднократно жаловался на вас.

— Ревнует, — изрекла Антар. — Пускай. Не отвлекайте, есть вещи поважнее… Вот.

— Что это? — Люциус с подозрением уставился на извлеченное из бездонной сумки нечто, завернутое в шелковый платок.

— Смотрите сами, — девушка развернула ткань, и лучи осеннего солнца, отражаясь от граней большого камня, залили всю беседку кровавым светом.

— Вы… вы с ума сошли! — выпалил Малфой, когда она прикрыла камень платком. — Как вы его раздобыли?!

— А, это не я, вернее, не только я, — небрежно махнула рукой Антар. — Видите ли… у меня есть фамилиар, мои глаза и уши, кошка, если вы не догадались. Так вот, еще в начале года директор сообщил, что в коридор на третьем этаже нельзя ходить под страхом мучительной смерти. Разве же кошка сумеет сдержать любопытство?..

— И что там было?

— Там оказался цербер. Щенок еще, беднягу посадили на цепь и приказали что-то сторожить. А тем временем в газетах мелькнуло, будто ограбили «Гринготтс»…

— Нонсенс!

— Но это так. И унесли нечто очень ценное.

— И кошка не смогла утерпеть… — пробормотал Люциус.

— Не смогла, — вздохнула Антар. — Слово там, слово здесь, выяснилось, что Фламмель — да-да, тот самый! — отдал философский камень на сохранение Дамблдору. Тот держал его в «Гринготтсе», который так неожиданно ограбили, а в это же время в школе внезапно появился цербер.

— Та-ак… — очень нехорошим тоном произнес Малфой. — Что дальше?

— Дальше — приключения в духе Индианы Джонса, — ответила Дьеллор. — Ой, вы же не знаете, это один маггловский персонаж из фильма… Живые растения, живые шахматы, словом, целая полоса препятствий. Однако камень — вот он. Настоящий, я проверила. А там, если что, осталась подделка, пусть покамест думают, что злоумышленник, хоть и миновал все преграды, забрать камень не сумел.

Люциус задумался.

— И что вы намерены делать с ним дальше?

— Вообще, полагаю, следовало бы вернуть его Фламмелю, — серьезно ответила Антар. — Не знаю, для чего намеревался использовать камень Дамблдор, но все эти препятствия были устроены не просто так. Ну а Фламмель… Думаю, он не станет очень уж сердиться, если мы отковырнем от камня малую толику? Скажем, что оно само откололось… Помните, я вам говорила о зелье?

— Мерлин великий, сколько авантюризма в такой маленькой девушке! — вырвалось у Малфоя.

— То есть вы согласны? Но на приготовление нужна минимум неделя, в Хогвартсе я этим заняться не могу, меня Снейп сразу же засечет, — засмеялась она. — Спрячьте как можно надежнее. На рождественских каникулах мы это и провернем, если вы согласитесь терпеть меня в мэноре целую неделю!

— Да хоть две, — опрометчиво ответил Люциус и поспешил поправиться: — Драко будет рад.

— Драко я обычно силой выгоняю в его общежитие, — сообщила Антар с улыбкой. — Нет, он ничуть меня не стесняет и очень подружился с моей кошкой, но только Снейп ужасно сердится, когда не находит вашего сына в спальне после отбоя!

— Я с ним поговорю, — пообещал Малфой.

— Не нужно, — подняла руку девушка. — Не нужно. Это, право, такая чепуха… А теперь, Люциус, посмотрите-ка на свет… Ага… Завидую вашей силе воли, вы, судя по всему, скрупулезно следуете всем предписаниям!

— Стараюсь, — улыбнулся он. — И вы правы, я не могу пересчитать перья в хвосте у во-он того ястреба, но я его хотя бы различаю! Спасибо, Антар…

— Не благодарите, Люциус, — серьезно сказала она. — Помните, что я вам однажды сказала о цене?

— Да.

— Вот и не забывайте. И никогда не пытайтесь заставить меня назвать эту цену.

Взгляд янтарных глаз сделался вдруг ледяным, колючим, и Люциус невольно поежился.

— Спрячьте камень понадежнее. Будет вам на Рождество настоящий подарок! — сказала Антар перед тем, как исчезнуть.

[1] «…на молодых преподавателей всегда взваливают черт-те что» — цитата из «Школы в Кармартене» Анны Коростелевой

— Глава десятая

Мифические животные

Что не так, Басти? Я нюхом чую опасность! Ты тоже? Предупреди… А, впрочем, лучше присмотри за Драко. Уж с опасностью мы как-нибудь совладаем, зачем иначе тут столько магов?

— Тролль, тролль, в подземельях тролль! — ворвался в праздничный зал профессор Квиррел и бросился к преподавательскому столу.

Неизвестно, что он собирался сказать еще, но только с него вдруг свалился неизменный тюрбан.

Квиррелл замер спиной к Большому залу…

Первой завизжала какая-то первокурсница с Хаффлпаффа, потом — Гарри Поттер, а их крик подхватили остальные. Квиррелл повернулся к залу, и у МакГонагалл вырвалось истинно шотландское ругательство. По счастью, мужчины были менее впечатлительны, и двоеликого профессора мигом уложили на пол.

— Там где-то еще бродит тролль, — невозмутимо напомнила Дьеллор, наблюдая за расправой.

— Желаете пойти поохотиться? — окрысился Снейп.

— Я хрупкая девушка, а охота на троллей — занятие для настоящих мужчин, — сладко улыбнулась она в ответ. — Пожалуй, я лучше пригляжу за детьми. Верно, господин директор? Я знаю парочку хэллоуинских историй…

— Да, мисс Дьеллор, — кивнул тот, — так будет лучше всего. А старшекурсники…

— Старшекурсники тоже хотят послушать! — рявнул кто-то из-за стола Рэйвенкло.

— Чего мы, дураки, троллю под ноги лезть? — пискнул первокурсник-хаффлпафец.

Слизерин гордо промолчал, как обычно, а вот Гриффиндор зашумел: голоса там делились примерно поровну.

— Короче, — высказался все тот же некультурный рэйвенкловец, — кому неинтересно, пусть сваливает к троллю. Кто не хочет к троллю, но кому тоже неинтересно, пускай закроет хлебало и сидит молча. А остальные послушают! Верно я говорю?

На этот раз голос подали и слизеринцы, которым откровенно не хотелось идти к себе в подземелья, где бродил какой-то неучтенный тролль.

— Тогда заткнулись и слушаем, — вступил Маркус Флинт со Слизерина. Он на факультативах бывал редко, вечно занятый тренировками, но на Антар смотрел с туманной поволокой в глазах. — Кто пикнет, башку отверну! Мисс Дьеллор, просим…

— Благодарю, Филипп, Маркус, — улыбнулась она, привычно устраиваясь на краю преподавательского стола — остальные успели уже умчаться искать чудовище. — Итак, это история о человеке в картинках…

Она успела закончить рассказ, когда вернулись прочие преподаватели. Оказалось, тролля каким-то чудом занесло на злосчастный третий этаж, в женский туалет, где он едва не пришиб Гермиону Грейнджер. Спасибо, профессор МакГонаггал успела первой и превратила девочку в мышь, по которой тролль не мог попасть своей дубиной чисто физически, а профессор Флитвик с профессором Снейпом обезвредили монстра. Теперь, правда, Грейнджер отлеживалась в лазарете, приходя в себя после такой эмоциональной и физической встряски. Впрочем, жива осталась, и на том спасибо, заключили остальные, поаплодировав героической профессуре…

17

…- Вот так весело мы и провели Хэллоуин, — завершила рассказ Антар, поправив на плечах серебристый мех.

С точки зрения Люциуса, пикник на снегу был еще большим извращением, чем пикник на траве, но воспротивиться не получилось. Холодно? А на что вам теплые мантии и шубы? Сидеть зябко? А согревающие чары в школе кто-то учил или мимо ушей пропустил? Еда? О, опять же, так сложно наложить чары на чайник… а что до прочего, то сейчас вы узнаете, как можно есть на природе зимой!

— Скоро будет готово, — сказала девушка, принюхавшись. Снова эта странность — не глубокий вдох, а череда очень мелких, и ноздри трепещут.

— Пахнет вкусно, — сказал Драко, тоже принюхиваясь.

Он видел, как готовят барбекю, но это было что-то другое: замаринованное мясо и лук нанизали на длинные шпажки и теперь жарили на едва прогоревших углях. Запах и впрямь шел умопомрачительный.

— Держи, снимай пробу, — протянула ему одну такую шпажку Антар. — Жаль, свежей зелени нет, ну уж обойдемся. Не обожгись!

— Я уже… — пробормотал Драко. — Ух ты! Надо же…

— Берите, Люциус, пока не остыло… И себя я тоже не обделю, — улыбнулась девушка, а он вдруг присмотрелся к тому, как она держит свою порцию, как рвет белыми зубами мясо… и у него по спине побежали мурашки.

Впрочем, он решил, что полчаса роли уже не играют. Они спокойно доели, Драко рассказывал о школе, Антар вставляла реплики… Домовики подали умыться, принесли свежего чаю — среди заснеженных кустов повеяло ромашкой и мятой, удивительное впечатление! — и только тогда Люциус решился.

— Антар, разрешите задать вам вопрос? — негромко произнес он.

— Только один?

— Да, один.

— Задавайте, — сказала она спокойно, и Люциус медленно выговорил:

— Вы ведь не человек, Антар, вы оборотень, верно?

Воцарилась тишина. Драко в ужасе переводил взгляд с девушки на отца, но молчал.

— Ну зачем вы сказали это вслух, Люциус? — неожиданно устало произнесла она.

— А что…

— Теперь мне придется уйти, — невесело улыбнулась Антар. — Разве вы позволите, чтобы ваш единственный сын оказался рядом с такой, как я?

Люциус открыл было рот, но Драко опередил его.

— Папа, не вздумай! — Он вцепился в руку Антар так, что отдирать пришлось бы силой. — Не смей ее прогонять! И вообще… вообще я давно догадался, что она не человек!

— Как?.. — спросили взрослые в один голос.

— Ну… — Драко шмыгнул носом. — Еще в первый день, когда мы познакомились, помните? За покупками ходили… Я шел и думал, что мисс Антар движется не как другие дамы. Она идет-идет, замирает, как будто прислушивается… и снова идет. А еще у нее когти.

— Нет у меня никаких когтей! — возмутилась девушка, показав аккуратно подстриженные ногти.

— Есть! Вы меня тогда за руку взяли, и когда придерживали, я чувствовал, как мне в ладонь когти впиваются, очень острые, как у вашей Басти, когда она их выпустит! А потом нарочно посмотрел — они у вас короткие, ни за что не вышло бы так… — Драко перевел дыхание. — И принюхиваетесь вы не как человек. Люди делают вот так… — он изобразил, — а у вас ноздри шевелятся. Опять же, как у Басти. И я только когда ее увидел, сообразил, на кого вы так похожи. Вы и лежите, и сидите, как она! А еще, — добил мальчик, — вы часто говорите, что Басти — ваши глаза и уши. Но разве же кошка просто так станет слушаться? А она у вас как миссис Норрис у Филча — везде бывает и все видит… Вот. Вы тоже кошка, да?

— Боже-боже, — тяжело вздохнула Антар, привычно потрепав его по голове и сделав вид, будто не заметила, как напрягся Малфой-старший. — Можно сказать, что кошка. Да не дергайтесь вы так, Люциус. Да, я оборотень. Не такой, как ваши, от лунного цикла не завишу, вы бы давно заметили. И в зверином облике разума не теряю, это так, для справки.

— Вы… может, вы анимаг? — выдавил он, вспомнив вдруг ее «с лисами мы не родня».

— Нет, я оборотень, как десять поколений предков. А может, и больше, — улыбнулась девушка, — всех не упомнишь. Просто у вас такие не водятся, вам и знать неоткуда…

— А кто же вы… — Люциус встряхнул головой. Оборотень — не анимаг, значит, масса тела должна примерно соответствовать. Крупная кошка… Леопард? Нет, она сказала, что родом с северо-востока Европы, там такие не водятся… Снежный барс? Масть не та. Может… — Рысь?

— Угадали! — поаплодировала Антар. — С виду и правда похожа на рысь. И еще, — серьезно добавила она, обращаясь к Драко, — у меня кисточки на ушах.

— Покажете? — застенчиво спросил он.

— Не теперь. Извини, раздеваться на снегу мне не хочется, а выпутываться из одежды в зверином облике — такая морока!

— Вот, значит, как вы умудрились учуять отраву в моем одеколоне… — негромко сказал Люциус.

— Именно. Я потому и занимаюсь зельями, что нюх очень тонкий, это удобно. У нас почти все в семействе этим промышляют: кто собирает травы, кто сам варит что-то, я вот решила поучиться всерьез.

— Но все равно, — не отступал он, — я никогда не слышал о таких оборотнях!

— Конечно, — язвительно произнесла Антар, гладя Драко по голове, — арысь ведь мифическое животное!

— Вы говорили! — встрепенулся мальчик. — Говорили, что сердцевина у обеих ваших палочек — шерсть арыси! Это… ваша?

— По волоску с хребта каждого из моего семейства, кого удалось застать дома на тот момент, — усмехнулась девушка. — Не такие уж мы и мифические, должна я тебе сказать! Просто стараемся не попадаться на глаза.

— Ничего себе, не попадаться! — не выдержал Люциус. — Полгода в Хогвартсе…

— А до того пять лет в Дурмштранге и много где еще, — подхватила она. — Я не очень-то общительна. Вы — особое дело, а так… Мало кто может сказать обо мне что-то определенное. И я ведь не бегаю по полнолуниям в зверином облике! Конечно, иногда тянет в лес, но это терпит до каникул. И не окажись вы с сыном настолько наблюдательными…

— Что значит — мы особое дело? — перебил он. Слова о цене не давали ему покоя.

Антар помолчала.

— Знаете, что такое арысь? — спросила она. — Ну кроме того, что это мифическое животное?

Оба Малфоя помотали головами.

— Как говорили в старину, арысь идет на запах горя-злосчастья, — обронила Антар. — Вот я и пришла.

Люциус переменился в лице.

— Чего вы так испугались? Я сказала — идет на запах, а не приносит с собой, — мрачно произнесла девушка. — Подумайте сами, я с вами больше полугода, кому стало от этого хуже?

— Так вы… нарочно искали?

— Нет. Обычно мы просто идем по своим кошачьим делам, но если подворачивается что-то, с чем мы можем справиться, то задерживаемся. А в тот день… В тот день я просто шла по магазинам. А когда была у мадам Малкин, вдруг почуяла… — Антар прижмурила золотистые глаза. — Я такого никогда не ощущала. И я решила, если уж это не горе-злосчастье, тогда я и не знаю, что так называть!

— И врезались в меня… — произнес Люциус.

— Именно. Если бы вы меня не пригласили выпить кофе, я бы сама это сделала. Вульгарно, но, знаете, тут уж выбирать не приходится…

«Верно, она с нами больше полугода, и за это время Драко пришел в себя, стал нормально спать и есть, да и я… Мне она спасла глаза, а прочее не так уж важно!»

— А что потом? — тихо спросил Драко, так и не выпустивший ее руки.

— Когда?

— Когда вы все это горе-злосчастье изведете?

— Тогда я уйду, — серьезно сказала Антар. — На свете еще много бед.

— Значит, я был прав тогда, — произнес мальчик, — помните, когда вы рассказывали про волшебницу с зонтиком и саквояжем? Которая остается только до тех пор, пока ветер не переменится… и пока она нужна?

— В чем-то мы похожи, — кивнула девушка. — Но ветер пока не переменился, да и зонтика у меня нет. И не все дела у меня здесь закончены.

— То есть вы пропадете, когда мы снова станем счастливы? — допытывался Драко, дождался кивка и тут же сказал: — Тогда вы никогда не уйдете!

— Это почему же? — заинтересовалась Антар.

— Потому что если вас не будет, то не знаю, как папа, а я моментально стану несчастным! — выпалил он и зачем-то зажмурился.

18

— Придется мне сидеть возле тебя до старости, — серьезно сказала девушка. — Впрочем, года через два-три ты начнешь интересоваться однокурсницами… У меня еще есть шанс вырваться!

— Нет у вас такого шанса, — отмер Люциус. — Ни малейшего. И вообще, зачем-то вы принесли мне на сохранение… ту вещь?

— А, да, эту безделицу… — вспомнила Антар. — Займусь на досуге. Ну что, мы закончили выяснять отношения? Если так, то, дорогие мужчины, раздуйте-ка угли, у нас вон еще сколько мяса недожарено…

«Оборотень. Арысь. Мифическое существо. Красивая девушка, которая читает детям маггловские книги и учит домовиков готовить что-то несусветное. Девушка, которая легко увела из-под носа у Дамблдора философский камень, а он явно был приманкой для кого-то… Впрочем, тут и гадать нечего: достаточно вспомнить, что рассказывал Драко о сцене в Большом зале!»

— Люциус, вы уснули? — ткнула его в бок Антар.

— Вы спасли мои глаза, — невпопад сказал он. — И сына.

— Интересно у вас расставлены приоритеты, — фыркнула она, и Люциус оскорбился. Впрочем, он сам понимал, что высказался неуклюже, но извиняться сейчас было нельзя, стало бы только хуже. — Ну не дуйтесь, я понимаю, что сидеть рядом с оборотнем вам неприятно, но…

— Мерлин, я об этом вообще не думал! — вспылил он. — Зачем я вообще спросил вас?..

— А это как в сказках, — задумчиво ответила Антар. — Там непременно кто-нибудь или вопрос задаст не вовремя, или спалит лягушачью шкурку, или спрячет лебединые крылья, чтобы удержать подругу. Но все это оборачивается бедой.

Наверно, на лице у Люциуса отразился откровенный страх, потому что девушка улыбнулась:

— Я-то не под заклятьем. И я вполне современный оборотень, сама решаю, на какие вопросы обижаться, а на какие нет. Прогнать меня вы вольны, но не более того.

— Не собирался я этого делать!

— Но вы боитесь, — сказала она спокойно. — Я же чувствую. Больше за Драко, конечно, но и самому вам не по себе. И не оправдывайтесь! Это нормально. Нужно будет показаться вам в кошачьем виде, убедитесь тогда, что я вполне себя контролирую… только валерьянку перед этим не пейте, а то мало ли!

И только тогда Люциус невольно засмеялся.

Ах, ну почему вы такие догадливые? Мальчик наблюдательнее отца, вот так диво! Впрочем, дети часто видят то, о чем взрослые и представления не имеют… Старший испугался, младший — нет. Реши я уйти… нет, не смогла бы, они ведь держатся за меня, как утопающий за соломинку! Он прав. Я уже никогда не уйду…

— Глава одиннадцатая

Волшебные зелья

— Вот, — сказала Антар, выставив перед Люциусом два флакона. — Готово. Это для Драко… но, думаю, лучше подмешать зелье ему в еду, не нужно говорить, чему он обязан выносливостью и удачей.

— А он после этого не застрянет в своем возрасте? — с тревогой спросил Малфой.

— Нет. Не бойтесь. Я же не для бессмертия зелье варила, а просто на счастье, — улыбнулась девушка. — А это вам. Оно посильнее, ясное дело, вам сильно досталось.

— А если… я сейчас выпью? — неверным голосом спросил Люциус, глядя на отблескивающий рубином флакон.

— Можете и сейчас. Я за реакцией понаблюдаю, — сладко улыбнулась Антар.

Он вынул пробку и выпил все до последней капли.

— Вы настолько доверяете мне? — удивленно спросила девушка.

— Я никому уже не доверяю, — устало ответил он, вручив ей пустой флакон. — На себя мне уже наплевать, лишь бы Драко был в порядке…

— Ну и в каком же он будет порядке, если я вас вот только что отравила?

— Вы? Вы не отравите, — произнес Люциус. В голове стало пусто и звонко, и нес он какую-то ахинею. — Вы можете перегрызть горло или сломать шею, но травить никогда не станете. И Драко вас полюбил, а он никогда не ошибается в людях…

— Еще как ошибается, — сказала Антар, подхватив его под руку. — Сядьте-ка. Упадете — я вас не дотащу, а ваших домовиков позвать не сумею. Посидите, сейчас вас должно отпустить… Драко — ваша неудачная копия, Люциус. Неудачная в том смысле, что вы прекрасно знаете, где друг, где враг, и умеете лавировать между всеми ними, а сын ваш этому не обучен. Скажите, вы сами научились?..

— Чему?

— О господи, тому, о чем я только что сказала!

— А о чем вы сказали? — неверным голосом спросил Люциус.

Антар только вздохнула — спасибо, до скамейки добрались! — усадила его и сама присела рядом. Сердце у Люциуса билось ровно, сильно, а что сознание немного спуталось, так это зелье виновато. Драко и впрямь лучше подливать по паре капель, иначе просто опасно.

«Ну куда я от вас уйду? — с тоской подумала она, глядя на горизонт. На плече у нее лежала тяжелая голова Люциуса, Антар придерживала его лоб ладонью. — Предупреждала мать, не возись с людьми слишком долго, не будет тебе добра, сделала свое дело — и в сторонку! Да только если я не стану с ними возиться, что ж выйдет? Старший, может, выкарабкается, но мальчик… этого мальчика я никому не отдам!»

Люциус вздохнул со всхлипом, дернулся, вскинул голову, озираясь.

— Вы уснули, — сказала Антар серьезно. — Все в порядке.

— Мне приснился кошмар, — произнес он, и лицо его исказил страх. — Я…

— Говорите. Если рассказать, сон не сбудется.

— Драко… Мой Драко… — Люциус задохнулся, с трудом вернул дыхание в норму и продолжил: — Знаете Астрономическую башню? Вот оттуда он падал… падал… пока не упал…

— Вот так кошмары у вас, — Антар осторожно пригладила ему взмокшие (на таком-то холоде!) волосы. — Постараюсь не пускать его на Астрономическую башню. И научу левитации, а то мало ли…

— А вы умеете? — совершенно по-детски удивился он.

— Немножко умею, на то, чтобы задержать падение, хватит, — улыбнулась она. — Вам лучше?

— Мне хорошо, — честно сказал Люциус.

— Это была первая атака, — сказала Антар. — Ну, после зелья. Вам еще пару суток лучше полежать в постели, мало ли… Не бойтесь галлюцинаций и прочего. Впрочем, если позволите, я с вами посижу.

— Да, вы же хотели наблюдать, — усмехнулся Малфой и добавил: — Если вас не затруднит, пожалуйста. Я… очень странно себя почувствовал сейчас. А что будет с Драко…

— От двух капель того зелья, что я готовила для него, с ним ничего не станется, — ответила девушка. — Идемте к дому, Люциус, вам снова может сделаться дурно, а вы слишком тяжелы, чтобы тащить вас волоком.

— А чары вы забыли?

— Я никогда не была в них сильна! — ответила Антар и повела его к дому.

Она оказалась права: еще двое суток Люциуса то трясло в лихорадке, то выворачивало наизнанку, то слабость не давала ему встать, но на третий день он проснулся, ощущая себя не просто живым, а каким-то обновленным, что ли?

А Антар не обманула, просидела с ним все это время, обтирая ему лицо, вливая какие-то микстуры или зелья, держа за руку… Кажется, она уходила куда-то (идиот, разумеется, уходила, ей тоже нужно было поесть и поспать и, кстати, поговорить с Драко!), потом возвращалась, касалась губами горячего лба, проверяя, нет ли сильного жара…

Всего двое суток…

— Папа! — бросился ему навстречу Драко, едва он вышел в гостиную. — Папа…

— Прекрати, — велела Антар, по-хозяйски распоряжавшаяся за столом. — Твоему отцу уже намного лучше. Я права?

— Да, — кивнул Люциус, не без труда поднял сына (Драко в полном восторге обхватил его за шею руками) и понес к столу. — Вымахал, надо же! Вроде бы только вчера был в весе пера…

— Кормить надо лучше, — сказала девушка.

— Что, сегодня опять… что-то из ваших народных рецептов? — ужаснулся он.

— Нет, традиционный завтрак. Чай, овсянка, вареное яйцо, тосты, а на обед сообразим что-нибудь повеселее, — улыбнулась Антар. — Нам же скоро уезжать.

— Ага, — тоскливо подтвердил Драко. — Не хочу я туда, пап…

Люциус промолчал.

— Послушайте, — сказала девушка, — вот что… Драко, тебе ведь не хочется целый день ехать поездом?

Тот кивнул.

— Люциус, если вы позволите, я возьму его с собой. Я же аппарирую в Хогсмит, а там мы пройдемся немного… Как вы на это смотрите?

19

Драко смотрел на это с восторгом: он мог остаться дома на добрых полдня дольше. Люциус тоже: пусть лучше наследник аппарирует с Антар, чем трясется в этом клятом поезде!

— Я… — сказал он, когда прощался с ними. — Я не знаю, как благодарить вас…

— Словами, Люциус, — ответила Антар, крепко держа Драко за руку. — Словами. О цене мы с вами уже разговаривали.

— Да… Спасибо, — искренне произнес Малфой, поймал свободную руку девушки и поцеловал отчего-то не тыльную ее сторону, а ладонь. Так ему показалось правильно. — Драко…

— Я все помню, пап, — сказал тот серьезно. — Я не стану ни с кем ссориться без нужды. Только, — добавил он вредным тоном, — профессор Снейп опять будет придираться и ко мне, и к мисс Антар!

— Я думаю, вы оба это переживете, — ответил Люциус. — Драко…

— Господи, да поцелуйте вы уже ребенка! — не выдержала девушка и втолкнула мальчика в объятия отца. — Было бы, перед кем выпендриваться!

Люциус погладил легкие белокурые волосы, взглянул в серые, точь-в-точь как у него, большие глаза, целовать, правда, не стал, просто прижался щекой к щеке… Эту боль он не взялся бы описать словами. И все время стоял перед глазами тот кошмар…

— Драко… — шепнул он. — Драко…

— Папа, — отозвался тот. — Ты не скучай. Мисс Антар тебя будет навещать, ей же можно. Передаст, если что.

Люциус встретился глазами с девушкой. Любопытно, но только догадавшись о ее природе, он начал подмечать прежде ускользавшие от него детали. Поворот головы, искры в глазах, жесты… Она была большой хищной кошкой, а добычей стали они с сыном. Люциус никому не верил на слово. И он еще ничего не нашел в своей обширной библиотеке об арысях…

* * *

— А вот мы и на месте, — сказала Антар. — Ты как?

— Ненавижу аппарацию, — скривился Драко. — Но лучше так, чем поездом. У нас же еще несколько часов есть, да? Пока остальные приедут?

— Ага! Пойдем, я чаю заварю и расскажу тебе что-нибудь…

У входа их ждало непредвиденное препятствие в лице профессора Снейпа. Драко непроизвольно спрятался за своей спутницей.

— Добрый день, профессор! — радостно поздоровалась та. — Дивный денек, не правда ли? А отчего вы стоите на проходе? Мне хотелось бы войти, отряхнуть снег, выслушать ругань мистера Филча…

— Почему с вами мистер Малфой? — вместо ответа спросил Снейп.

— Потому что ему не нравится целый день ехать поездом, а багаж и без него обойдется. Люциус разрешил, и мы аппарировали в Хогсмит, а потом немножко прогулялись.

«Ах, он уже просто Люциус!» — невесть почему обозлился Снейп.

— Студентам первого курса запрещено посещать Хогсмит.

— Но Драко был со мной, с преподавателем. И у меня есть письменное разрешение его отца, — сладко улыбнулась девушка. — Можете ознакомиться. Или свяжитесь с ним самим. Ну а мы пока пойдем обсыхать, да, мой дорогой?

— Ага, — вредным тоном ответил мальчик. — Басти, наверно, соскучилась одна!

— Вот мы и проверим, — сказала Антар, обходя Снейпа, — поторапливайся!

Кошки в комнатах не оказалось, видно, ушла куда-то по своим делам.

— Посиди тут, — велела девушка. — Я тебе кое-что покажу.

Она скрылась в спальне, не запирая двери. Драко догадался, что именно он увидит, зажмурился на всякий случай, потому что представил, как Антар снимает платье, а мало ли!.. А потом его толкнула тяжелая голова.

— Вы? — спросил он неверным голосом, и большая кошка, крупнее обычной рыси, мурлыкнув, вспрыгнула рядом на диван. — Ух ты, правда уши с кисточками! Можно, я потрогаю?..

Легендарная арысь лизнула его в нос, заставив рассмеяться, и повалила на диван. С ее весом и силой это было несложно, она и взрослого мужчину могла свалить, не то что ребенка одиннадцати лет. Когтей, конечно, она не выпускала.

— Мисс Антар, не бросайте нас, пожалуйста, — скороговоркой сказал Драко, обнимая пушистую шею. То, чего он не мог сказать в глаза девушке, куда как проще говорилось лесному зверю. — Все, что хотите, для вас сделаю, только не бросайте нас с папой! Он стал совсем старым, когда мама умерла… не из-за зелья, то есть не только от него, просто так. А теперь вдруг начал улыбаться. И он не всерьез сердится на ваши рецепты, ему не нравится, конечно, но это чепуха, он рад, что нравится мне! — Мальчик тихо заплакал, вжимаясь лицом в пятнистый мех. — Не уходите, мисс Антар, не надо…

Арысь снова лизнула его и обняла бархатными лапами.

Ты мог бы ничего и не говорить, маленький котенок. Я и так все знаю. И, чтоб его, почему я никак не могу выбросить из головы твоего отца?!

— Глава двенадцатая

Знакомство с родителем

— Посмотрите только на Малфоя, — слышался шепоток, когда тот шел по Диагон-аллее. — Он же выглядел старше собственного отца, а теперь…

Люциус молча прятал улыбку: с той поры, как он взглянул в зеркало и услышал восхищенный вздох, а не тяжелое «ох…», прошло не так уж много времени. Просто однажды он обнаружил в зазеркалье не потасканного стареющего незнакомца, которому трость нужна была вовсе не для форса, а себя самого лет этак тридцати от роду, ясноглазого, улыбающегося, с рассыпавшимися по плечам пепельными волосами, пепельными, не седыми, чтоб их!..

— Вы опаздываете, Люциус, — сказала девушка, протянув руку для приветствия.

— Я не мог отказать себе в удовольствии потешить местных кумушек, — ответил он. — Простите.

— Я вас понимаю, — озорно сказала Антар. — Вы на диво хорошо выглядите, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить…

— Вы свободны сегодня?

— Да, вполне. Завтра тоже. Правда, Драко будет переживать, он не любит, когда я исчезаю невесть куда.

— Два дня пускай попереживает, он уже взрослый, пошлем ему сову, — произнес Люциус, хотя об одном упоминании о сыне начинало болеть сердце. — Вы в этом Хогвартсе с ним постоянно, а, думаете, я не скучаю?

— Кто вас разберет… — задумчиво произнесла Антар. — В мэнор?

— Именно, — кивнул тот и аппарировал с нею вместе.

Свидетельницы этой встречи долго еще обсуждали, кто такова спутница Малфоя да откуда она взялась, пока кто-то не вспомнил, что девушку видели на вокзале, она вместе с Малфоем провожала его сына. Тут уж все глубоко задумались…

…Обед прошел в неловком молчании. За столом, не на природе Люциус не знал, о чем говорить с Антар. О Драко уже расспросил, сколько можно?

— Не переживайте так, — сказала Антар, поднявшись. — За Драко приглядывает Басти, а если Басти что-то придется не по нраву, обидчик рискует распроститься с глазами.

— Благодарю, — негоромко сказал Люциус. — Ваша комната… все та же.

— Спасибо, — кивнула девушка. — Я немного отдохну, почитаю, пожалуй. Книги — моя страсть!

Малфой промучился добрый час, прежде чем осмелился постучать в дверь гостьи.

— Сейчас! — услышал он ее голос, потом босые шаги… и дверь распахнулась. — Что такое, Люциус?

— Я больше не могу, — искренне сказал он и поцеловал девушку, рискуя получить по физиономии увесистым томиком, который она держала в руке.

Книга, однако, тут же полетела в сторону, а его шею обвили тонкие, но сильные руки, и поцелуй сделался уже не случайным, а… многообещающим.

— Люциус, — сказала Антар, оттолкнув его на секунду. — Люциус, если вы это сделаете, то посадите меня на цепь. Я навсегда буду привязана к вам, а если вы возьмете себе другую женщину, мне придет конец, понимаете?

— Я не возьму другую…

— А как же положение в обществе, мнение окружающих? И я оборотень, если вы запамятовали!

— Об этом никто не знает. Антар…

— Надо было бы выцарапать вам глаза, да я слишком полюбила вас и вашего сына! — с досадой ответила она и подставила губы для поцелуя.

Неверными руками Люциус расстегивал одну пуговку на ее платье за другой… пока не понял, что это только видимость. Антар тихо смеялась.

— Господи, Люциус, вы что же, думаете, я половину утра трачу на то, чтобы застегнуть все это? — спросила она. — Домовиков-то у меня нет!

20

— А как же…

— Люциус, сзади, если вы не обратили внимания, есть «молния»… да, руку вот сюда, нащупали? Расстегивайте, только не рывком, ее чинить замучаешься…

Он осторожно потянул «собачку», и платье начало сваливаться, стекать с Антар, а дальше он уже ничего не помнил, только острую боль в спине и непередаваемое блаженство.

— Ох, как же я вас располосовала, — удрученно сказала Антар, когда оба отдышались. — Простите, бога ради, я непроизвольно.

— Ничего, — сквозь зубы произнес Люциус. Лечь на спину он банально боялся.

— Дайте, взгляну поближе… Ну, не так уж страшно. Потерпите немного…

Люциус задохнулся, когда рваной раны (а простой царапиной назвать отметины, оставленные Антар, было сложно) коснулся влажный шершавый язык.

— Перестаньте! — сказал он, но очень сложно протестовать, будучи вжатым лицом в подушку. — Прекратите сейчас же…

— И следа не останется, — шепнула ему в ухо Антар, прекратив зализывать его раны. — Люциус, а знаете, что случается с арысью, если она полюбит по-настоящему, а не просто придет извести горе-злосчастье?

— Нет… — Он так ничего и не вычитал в старых книгах. Мифические звери никого не занимали, кроме разве что чудака Лавгуда, но и тот ничего не сумел рассказать.

— Она погибнет. А я полюбила сразу двоих, — щекотно улыбнулась девушка, не отрываясь от его щеки. — Вас и Драко. Мне осталось совсем мало времени.

— Да что вы несете!.. — Люциус вывернулся, схватил ее в охапку и прижал к постели, золотую, янтарную, такую нежную… и опасную. Поцелуй с привкусом собственной крови показался особенным. — Не говорите так!

— Вы сами увидите, как это бывает, — спокойно сказала Антар. — Лишь бы Драко при этом не присутствовал. Хватит с него смертей.

— Вы с ума сошли?! — Малфой схватил ее за плечи так, что наверняка оставил синяки. — Вы… я… Да за что же?! За что с нами так?! Что мы сделали, ну скажите?! Чем откупиться, как спасти вас и сына?.. Если еще и вы… он не переживет, я его знаю…

— Я тоже его знаю, он сильный мальчик, — сказала девушка. — А откупиться не выйдет. Вы не беспокойтесь, я просто скажу, что уезжаю на родину. Он потоскует и успокоится.

— А я?! — с холодным бешенством произне Люциус. — Я тоже, значит, успокоюсь?!

— Да кто вас, Малфоев, разберет, — произнесла Антар, потянувшись кошачьим движением. — Вот время вы терять умеете, это да, этого не отнять…

Я действительно люблю их обоих. Младшего — как ребенка, которого у меня никогда не было, старшего… как мужчину, которые у меня были, но не затронули ни сердца моего, ни души. Конечно, я солгала ему. Мне нужно было посмотреть, что он сделает и что скажет…

— Я вас не отпущу, — холодно сказал Люциус, выпрямившись. — У меня достаточно связей. Вы не сможете аппарировать даже в пределах Британии, я молчу уж о континенте! Что смешного?!

— А вы все время забываете, что я не человек, — ответила Антар, — так что мне эти ваши связи… Я смогу удрать когда угодно и откуда угодно.

— Из Азкабана тоже?

— А вы намерены засадить меня в тюрьму? Не забудьте сказать об этом Драко, он порадуется!

— Мерлин, какую чушь я несу… — выговорил Люциус и вздрогнул, когда его виска, а потом обнаженного плеча коснулись теплые губы. — Простите, Антар…

— Я не обиделась, — сказала она, а он задохнулся, когда она скользнула ниже. — Меня не так-то просто обидеть.

— Не на… до… — только и смог сказать Малфой, на большее не хватило дыхания. — Я не…

— А я — да, — подняла голову Антар. — Поздно, Люциус. Вы спохватились слишком поздно, так что не мешайте мне урвать кусочек счастья у этой проклятой жизни…

…- Мерлин великий, — простонал Люциус наутро, едва открыв глаза и встретившись взглядом с перепуганным домовиком. — Только не это!

— Что? — спросила Антар, натянув одеяло на голову.

— Отец вернулся. Что будет, даже представить боюсь!

— Ну так идите побрейтесь, пообщайтесь с отцом, я еще посплю, а потом приду знакомиться, — зевнула девушка и действительно преспокойно уснула, в то время как он метался по комнатам, стараясь предстать перед родителем в пристойном виде.

Как есть кошка, никто ей не указ!

— Люциус, что ты с собой сотворил? — было первым, что произнес Абраксас Малфой после традиционного приветствия.

— Что-то не так, папа? — встревожился тот.

— Так, да не так… — тот обошел сына кругом. — Когда я уезжал в Германию, на тебя смотреть было противно. А сейчас ты выглядишь так, будто только-только собрался жениться.

— Может, и собрался, — сморозил глупость Люциус и тут же помертвел. Да никогда в жизни отец не допустит такого! И, если честно, у него и в мыслях не было…

— Кто она? — холодно спросил Абраксас.

— Какая разница?

— Я спрашиваю, что это за женщина? — отчеканил тот.

— Доброе утро, лорд Малфой, — сказала Антар, спускаясь по лестнице и приседая в реверансе. — Я узнала вас по голосу. Очень, знаете ли, убедительный голос…

— Доброе утро, — процедил тот. — Полагаю, мой дорогой сын, это и есть твоя… гм… подруга.

— Позволь представить, папа, мисс Антар Дьеллор, она стажируется у Снейпа… его ты наверняка помнишь… и преподает в Хогвартсе, — выдавил улыбку Люциус.

Девушка снова присела в реверансе.

— Люциус, я понимаю, конечно, что директор Дамблдор на старости лет выжил из ума, — негромко произнес Абраксас. — Но ты-то еще не рехнулся, я надеюсь?!

— О чем ты, папа? — поразился тот.

— О том, что эта девушка — не человек! — гаркнул старший Малфой. — Мерлин с тобой, гуляй, с кем угодно, но ты хоть думаешь, кого ведешь к себе в дом?!

Люциус открыл было рот, чтобы ответить, но Антар успела первой.

— А как вы догадались, милорд? — весело спросила она. — Что вам подсказало?

— Я… — тот осекся и нахмурился. — Да все разом, пожалуй. Поворот головы, ваши позы, ваша грация — это нечеловеческое. И я не ошибся, так?

— Драко удался в вас, — мягко сказала девушка, — он раскусил меня почти моментально… и молчал добрых полгода, маленький негодяй. А вот ваш сын заметил мои странности не сразу, ну так ему простительно, он на момент нашего знакомства почти ничего не видел дальше собственного аристократического носа.

— Антар, прекратите немедленно! — прошипел Люциус.

— Нет-нет, мисс, продолжайте, — приказал Абраксас, сощурившись. — Что вы такое говорили?..

— Ваш сын терял зрение, — просто ответила Антар. — Где уж ему было различить мою грацию!

— Что-то я ничего уже не понимаю… — произнес старший Малфой. — Люциус?

— Я не буду ничего говорить, — огрызнулся тот. — Охота, так допрашивай мисс Дьеллор!

Тот повернулся к девушке.

— А что рассказывать? — пожала та плечами. — Вашему сыну кто-то очень добрый подлил в подаренный одеколон зелье старения. Еще немного, и вы бы с сыном, как с зеркалом переглядывались!

— Это правда? — негромко спросил Абраксас. Люциус неохотно кивнул. — Эй там, чаю подайте! Идите сюда, мисс… Так вы и верно оборотень?

— Не просите превращаться прямо здесь, мне для этого нужно раздеваться, — в тон ответила Антар. — Да, я оборотень, но от фаз луны не завишу. И если я кого-то покусаю, вреда не будет. Мы, урожденные оборотни, не заразные, это только по наследству передается.

Люциус вздрогнул, припомнив эту ночь… Девушка довольно улыбнулась.

— Драко очень полюбил мисс Дьеллор, — произнес он, стараясь совладать с голосом.

— И я его, — улыбнулась она. — Люциус, вы обещали послать ему сову. Он ведь переживает!

— О да… Папа, разреши, я отойду ненадолго?

Абраксас кивнул, и Люциус позорно сбежал.

— Откуда вы, мисс? — спросил старший Малфой, помолчав.

— Издалека, — был ответ.

— Что вам нужно от моего сына?

— Ничего. Я арысь… — Антар помолчала. — Не слыхали?

Абраксас покачал седой головой.

— Оборотень такой, мифический, говорят, зверь. Иду на запах горя-злосчастья, извожу его. А от ваших отпрысков вообще уйти не могу, — девушка отвернулась. — Мальчика просто не в состоянии бросить, он один не выдержит, а Люциус… — Она развела руками.

21

— Что вы с ним сделали? — спросил мужчина. — После смерти супруги он был очень плох, а теперь…

— Я зельевар, он не говорил? — улыбнулась Антар. — Сварила я ему кое-что, и Драко тоже. Да и вам не помешало бы.

— Ну, знаете!..

— Я-то знаю, — сказала девушка печально. — Замуж за вашего сына я не рвусь, мне это ни к чему. Только, пожалуйста, не стройте преград на моем пути, я никогда не причиню зла ни ему, ни вашему внуку. Я их люблю. Люблю от всей души, какая полагается оборотню.

— Похоже, что она уж никак не меньше человечьей… — негромко ответил Абраксас. — Скажите, фамилия ваша ведь ненастоящая? И имя?

— Имя настоящее. А фамилия… — Антар улыбнулась. — Мы за славой не гонимся, как назвались, так и назвались.

— В смысле…

— Мы же нелюди, сударь, — улыбнулась она. — У нас нет родовых гобеленов, мы не вычисляем родства, просто живем себе, делаем свое дело, вот и все.

Абраксас помолчал.

— Давайте, что ли, чаю выпьем, — ворчливо сказал он наконец. — Пока он совсем не простыл…

Когда Люциус вернулся, то увидел потрясающую картину: отец светски общался с гостьей и, кажется, они успели найти общий язык. А вот позже его ожидала крайне тяжелая беседа с Абраксасом: Антар деликатно убыла в Хогвартс, оставив Люциуса наедине с отцом.

— Давай говорить без обиняков, — резковато сказал тот, жестом велев сыну пройти в кабинет.

— Как прикажешь, — ответил Люциус.

— Давно эта девица с тобой?

— Смотря, что ты имеешь в виду. Знакомы мы немногим более полугода, а что до прочего, то… — тут он понял, что начинает краснеть, чего с ним не бывало лет двадцать. — В общем, вчера.

— Ну-ну, — ухмыльнулся Абраксас и принялся набивать трубку. — И тут вдруг явился папаша и испортил сыночку уик-энд. Уж прости, знай я, что ты притащил в мэнор женщину, заранее дал бы знать о своем возвращении. Впрочем, окажись женщина нормальным человеком, это не имело бы значения. Ты мой наследник, развлекайся, пока есть силы и желание, тем более, сын у тебя уже имеется. Но…

— Папа, кажется, вы с мисс Дьеллор очень мило беседовали, — перебил Люциус.

— Да, — тот выпустил клуб дыма. — И я окончательно убедился в том, что она не та, за кого себя выдает. В смысле, она оборотень, тут и гадать нечего, да девушка и не отрицает этого, но она же фальшива насквозь!

— В смысле?

— У нее ненастоящая фамилия, ненастоящая биография, подозреваю, что имя тоже вымышленное, — серьезно сказал Люциусу отец. — Каким образом она умудрилась вкрасться в доверие к Дамблдору и попасть на стажировку к Снейпу — большой вопрос!

— Она, вообще-то, Дурмштранг закончила, — буркнул тот.

— Да? А мне она сказала, что числилась там лишь для видимости, чтобы документ получить, и стоил этот подлог очень дорого, — парировал Абраксас. — Она лжет на каждом шагу, дорогой сын!

— Может, дурмштранговский диплом и поддельный, — процедил Люциус, — но я лично видел, как она работает с двумя палочками. Такому в обычной школе не научат! И еще… — он запнулся. — Знаешь, на основе чего она сделала зелье, которое вернуло меня в человеческий облик?

— Ну?

— Это был философский камень, — злорадно сказал Малфой-младший и полюбовался выражением лица Малфоя-старшего. — Но не проси рассказать о том, как и где она его добыла, я сам толком не знаю. Слышал, что Фламмель отдал камень на сохранение Дамблдору, тот — в Гринготтс, банк ограбили, камень каким-то образом оказался в школе под охраной цербера и за целой чередой ловушек… И нет, папа, банк грабила не мисс Дьеллор, ручаюсь, могу подтвердить ее алиби… вернее, Драко может подтвердить. А вот Дамблдора обнесла она, это уж точно.

— Дорогой сын, прекрати выражаться, как уголовник средней руки, очень тебя прошу! — поморщился Абраксас.

— Ты мне льстишь, папа, какой из меня уголовник… — тот начал получать удовольствие от беседы. — Я только учусь.

— А вот этого не надо! — отрезал Малфой-старший и резко поднялся. — Хватит того, что ты угодил в дурную компанию, спасибо, сумел вывернуться… И сколько я заплатил адвокатам, лучше не вспоминать! А если ты еще и Драко попытаешься втянуть в эти игры, прокляну, так и знай!

— У меня и в мыслях не было… — растерянно сказал Люциус. — Он же совсем ребенок… А я… Папа, я ведь объяснял тебе, почему так поступил!

— Да-да, все складно да ладно, а в итоге на руке клеймо, репутация подмочена, все же помнят твою отсидку в Азкабане… достойный наследничек, что и говорить! Теперь вот еще и оборотня в дом притащил!

— Я не тащил, она сама пришла, — буркнул тот. — Кошки гуляют сами по себе.

— Хватит отговорки придумывать, — нахмурился Абраксас. — Собираешься пойти по стопам Блэка? Тот тоже, помнится, водил дружбу с оборотнем, а как закончил, не забыл?

— Ты тоже знал?! — изумился Люциус, которому о компании Мародеров, в которую действительно входил оборотень, рассказал Снейп.

— Я тебе в который раз повторяю: не считай стариков идиотами. Я, может, увлекаюсь иной раз рассказами о войне с Гриндевальдом, но мозги покамест не растерял и по сторонам смотреть не забываю.

— Извини… Но мисс Дьеллор ведь не такой оборотень!

— А ты почем знаешь? Она при тебе оборачивалась?

— Не при мне, — ответил Люциус. — Она показалась Драко. Там, в Хогвартсе. Я тогда ушел якобы отправить письмо, а на самом деле послал домовика с сообщением, так быстрее. Драко сразу и ответил. Он был в полном в восторге, — мужчина тяжело вздохнул, — особенно от кисточек на ушах.

— Так… — Абраксас начал выбивать трубку. — Давай попробуем подвести итог. Эта девица объявилась подле тебя с Драко еще летом и всячески старалась войти в доверие…

— Она не старалась, это я пригласил ее на кофе.

— Не лги себе, сынок, тебе просто захотелось симпатичную девушку, все же со смерти супруги почти год прошел, можно и познакомиться с кем-то, а не по дорогим шлюхам бегать… а девушка прекрасно знала, как тебя к этому подтолкнуть. К тому же ты бабник, это все знают. Далее… Тебе хватило ума отпустить Драко с ней за покупками!

— Папа, за ними же следили, я говорил!

— А об аппарации ты забыл? — ядовито спросил Абраксас и снова начал набивать трубку. — Мгновение — и их нет. Кнат цена твоим соглядатаям!

Люциус побелел.

— Она бы никогда… — начал он, но отец перебил:

— Почем тебе знать? Ты видел ее второй раз в жизни! Какого… — тут он проглотил скверное слово, поскольку когда-то поклялся жене не ругаться так при сыне, но тут же продолжил: — Как тебе в голову пришло доверить этой девице Драко?!

Люциус долго молчал.

— Я не знаю, папа, — сказал он наконец. Все его поступки и впрямь казались лишенными даже капли здравого смысла. Отпустить Драко с незнакомкой, пусть и с провожатыми… правда, что на него тогда нашло?! — Не знаю. Я смертельно устал… хотя теперь знаю, почему, и подарочек этот припомню…

— И кто тебя таким наградил?

— Да была там одна, — махнул младший Малфой рукой. — Она, кажется, хотела стать моей новой леди, но я дал ей от ворот поворот. И, казалось бы, расстались, как цивилизованные люди…

— Ничего нет страшнее мести отвергнутой женщины, слыхал о таком? — спросил Абраксас. — Что дальше?

— Драко… ему было совсем плохо, ты и сам видел. В школе бы он просто не выдержал. Он… Папа, — Люциус откинул волосы назад, — я знаю, ты скажешь, что Драко просто избалован сверх всякой меры, что в твои времена такого не бывало, что даже я сам вел себя лучше… Но моя мама не умирала у меня на руках в луже крови, понимаешь? Она мирно скончалась, мы скорбели, я ее помню, но… Можешь осудить меня, но это событие меня не сильно тронуло. Я был тогда молод и глуп, а вдобавок я ненавидел и ненавижу похоронные церемонии…

— Я тоже, — мрачно буркнул Абраксас, поигрывая трубкой. Руки у него подрагивали. — Твоя мать умерла во сне, не каждому такое дается. А ты у меня один. И внук у меня тоже единственный, потому я и говорю с тобой уже который час напролет!

— Мы и получаса не проговорили, — ответил тот. — Папа, я не знаю, как это объяснить! Это не магия, нет… или, может, какая-то другая магия? Я просто чувствовал, что рядом с мисс Дьеллор с Драко ничего дурного случиться не может. Так и вышло… Ты ведь его знаешь, он чужим до себя даже дотронуться не позволяет, а ее взял за руку. И она сказала правду: Драко сразу же углядел что-то странное в ее повадках, только не сообразил, что это означает, мне тоже ничего не сказал. И… — Люциус помедлил. — Папа, она нас вытащила. Оборотень она или нет, но она вытащила Драко — я бы не сумел, я даже не понимал, что с ним такое, пока мисс Дьеллор не объяснила… паршивый из меня отец, да? Ну а обо мне ты уже слышал. Что скажешь, папа?

22

— Да ты же влюблен в нее по уши, идиот! — сказал Малфой-старший.

— Приворотного зелья не было, я Снейпа попросил проверить, — ответил Малфой-младший. — Он мисс Дьеллор терпеть не может, так что не сомневайся в результатах…

— Причем тут зелье! — Абраксас выдохнул дым. — Ты просто влюбился, вот и все. Нарциссу ты не любил, я знаю. Она тебе нравилась, жили мирно и ладно, но не более того. Никакой там огненной страсти… Да будто я не в курсе, что ты любовниц менял, как перчатки!

Люциус начал краснеть.

— Спасибо, бастардов не настрогал, — издевательски продолжил отец, — а наследником все же обзавелся. Но теперь дело другое, за твоей шкурой, сынок, охотится целая свора чистокровных незамужних леди. А ты тут завел шашни с… не знаю даже, с кем.

— Второй раз я жениться не намерен, — процедил Малфой-младший.

— Даже на этой твоей… арыси?

— Поживем во грехе, она возражать не станет. Мачехи у Драко не будет, — сказал тот, как отрезал. — Он любил мать, забыть ее не сумеет и не захочет. А я настаивать не буду.

— А если он будет настаивать? — хитро спросил Малфой-старший.

— На чем? — растерялся Люциус.

— Ну, чтобы ты взял в законные супруги эту странную девицу… хотя какая она девица, она мне ровесница…

— Что?!

— Сынок, я в сотый раз повторяю, не держи стариков за дураков, — ответил Абраксас, покусывая черенок трубки. — Нас получше учили, да… Эта твоя мисс Дьеллор как бы не старше меня, хоть и выглядит юной девушкой. Что, раздумал жениться?

— Я и не собирался… — пробормотал Люциус.

— Не ври отцу!

— Нет, не раздумал!

— То-то же…

— А почему ты решил, папа, что она твоя ровесница? — осторожно спросил Малфой-младший.

— Я задал ей несколько вопросов, — туманно ответил тот, — а по ответам легко понять, твоих это лет человек… или нелюдь, моложе или наоборот. Не переживай, сынок, она вряд ли намного старше меня. А кстати, — оживился Абраксас, — вы оба упоминали о помощи, а что она потребовала в уплату?

— В том-то и дело, что ничего, — мрачно сказал Люциус. — И запретила даже вспоминать об этом. Дескать, не время еще. И добавила, что я не расплачусь никогда, если она назовет свою цену.

— Береги Драко, — совсем другим голосом произнес отец. — Сказки помнишь? Раз арысь — не легенда… она вполне может потребовать у тебя в уплату что угодно. Даже первенца. Ты понял?

— Этого не может быть, — произнес Малфой-младший, на мгновение придя в ужас. — Этого не может быть, потому что не может быть никогда!

— Блажен, кто верует, — хмыкнул Малфой-старший и начал выбивать погасшую трубку. — Главное, головой-то думай, прежде чем что-то сделать или сказать. И иди спать, поздно уже…

— Хорошо, папа, — покорно ответил Люциус. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Отпустив сына, Абраксас поднялся к себе, приказал домовикам подать пижаму, а перед тем, как надеть ее, посмотрел на старый-престарый белый шрам на внутреннем сгибе локтя и усмехнулся.

— Глава двенадцатая с половиной

Речные перекаты

— Мисс Антар! — накинулся на нее Драко. — Ну куда же вы пропали?

— Я не пропала, я навещала твоего отца, — спокойно ответила она. — Кстати, вот тебе привет от него, а это — от дедушки.

Антар поцеловала мальчика в обе щеки.

— Дедушка вернулся! — возликовал Драко. — Вот это здорово!

— Да, только он был не слишком рад обнаружить меня в своем мэноре, — хмыкнула девушка, поймала кошку и принялась ее гладить. — Он у тебя, должна сказать, на редкость проницательный, ты в него удался…

— То есть?

— А он как меня увидел, так сразу и сказал, что я оборотень.

— Ничего себе… — прошептал Драко. — И… очень разозлился, да?

— Ну как сказать… сперва сделал выговор твоему отцу, а потом у нас было очень милое чаепитие. Далее я отбыла в школу, чтобы не стеснять твоих родных. Да и ты скучаешь, так?

— Да, — улыбнулся он. — Скорее бы опять факультатив! Знаете, мисс Антар, я ведь уже прочел почти все, что вы нам читаете… но так интересно за другими наблюдать! Кто на что реагирует… ну, вы понимаете, верно?

— Оттачивай это умение, — сказала она, пряча улыбку, — твой дедушка владеет им почти идеально! Раскусил меня мгновенно! Ты-то с самого начала догадывался, а твой отец только через полгода сообразил…

— А кто владеет таким умением не почти, а совсем идеально? — живо спросил Драко.

— Кошки, — ответила Антар и подняла Басти повыше. Та мурлыкнула. — Хотя, может быть, и собаки. Не сталкивалась, не знаю. Иди спать, дорогой мой, а то профессор Снейп снова не найдет тебя в спальне и станет на меня шипеть! Я хоть и не знаю серпентарго, но догадываюсь, что он ругает меня неприличными словами…

— Я… — Мальчик встал и опустил голову. — Я давно хотел сказать…

Пауза затянулась. Девушка не желала ее прерывать.

— Мисс Антар, пожалуйста, жените на себе моего папу! — выпалил Драко и зажмурился.

— Зачем? — недоуменно спросила она. — Разве нам так плохо?

— Ну как вы не понимаете? — с отчаянием произнес он. — Вернулся дедушка… Ну то есть я его люблю, но он такой суровый… и непременно велит папе снова жениться, потому что один наследник — это опасно, он всегда об этом твердит. Папа знатный и богатый, сразу налетят всякие… и у меня тогда будет мачеха… Дура какая-нибудь! Ну пожалуйста, мисс Антар, папа ведь вам нравится, я же заметил, и вы ему тоже, а другой мачехи я не хочу!..

— Драко, я оборотень, — мягко напомнила ему девушка. — А вы чистокровные. Твой дедушка меня без соли съест, если Люциус хотя бы заикнется о таком мезальянсе! Знаешь, что такое мезальянс?

— Ага, — шмыгнул носом Драко. — Это вроде как Поттер женился на какой-то магглорожденной Эванс. Да?

— Приблизительно. Только она-то, хоть и магглорожденная, но человек, а я — нет, тут все еще хуже.

— А тогда, если папа женится на другой, я из дома уйду, — совершенно серьезно сказал мальчик. — Я слышал, мамин кузен так сделал. Он, конечно, старше был, но ничего… Поживу в школе, это вроде бы можно.

— Драко, по-моему, тебя пора выпороть, я напишу Люциусу, — не менее серьезно ответила Антар, гладя мальчика по голове. — А лучше твоему дедушке, он знает в этом деле толк!

— Неужто?

— Знает… — протянула она. — Все, иди спать, у тебя трансфигурация с утра!

— А вы кошка покрупнее, чем МакГонаггал! — весело фыркнул Драко.

— Но она-то не в курсе, — улыбнулась Антар. — Пока… И надеюсь, не проведает.

— Уж если услышит, то точно не от меня, обещаю, — серьезно сказал мальчик. — Я пошел. А что мы завтра будем читать?

— А не скажу. Иди, иди…

Выпроводив Драко, Антар глубоко задумалась, потом фыркнула и улыбнулась.

Ну что, Басти, вот и очередная реперная точка. Люциус или сможет преодолеть предрассудки, пойти против воли отца, общественного мнения и прочего, прочего, прочего… или нет.

Абраксас или сумеет вспомнить кое-что — хотя он, видимо, уже вспомнил, иначе не понял бы моей природы так быстро, — или нет.

Драко… Драко ничего мне не должен. Я просто его люблю.

* * *

— Как это — вас не будет все лето? — дрогнувшим голосом произнес Драко, зашедший к Антар на огонек и услышавший такую новость.

— Милый мой, у меня ведь есть семья, мне нужно навестить уйму родственников! Племянница выходит замуж, кузина зовет на крестины… ой, да что я перечисляю, ты их все равно не знаешь, — Антар осторожно обняла мальчика. Тот подрос за зиму, но все равно казался очень хрупким. — Ну что ты?..

— А папа? — спросил Драко.

— Что — папа?

— Он вам больше не нравится? Вас же не бывало по выходным в школе, я даже записывал, в какие именно дни, вы с ним встречались, верно? Когда не с ним, вы возвращались серьезная или злая, а когда видели папу, всегда улыбались потом! И он мне после этого писал не коротенькую записку, а письмо страницы на три! — отчаянно выпалил Драко.

23

— Прирожденный шпион, — улыбнулась Антар. — Сожги эти свои записи, понял? Твой дедушка не одобряет наши встречи с Люциусом, так что…

— Сожгу… — Он отвернулся. — Простите, мисс Антар. Я к вам очень привык, но не подумал, что у вас есть своя семья. Вы с нами были с самого лета, а ваши родные вас редко видели. Так нечестно. Но, может, вы хоть заглянете ненадолго? Верхом покататься или на пикник? А?

— Обязательно, — серьезно сказала девушка. — Гляди сюда…

— Это что?

— Волшебное зеркальце. Двустороннее. Как дедушка отбудет по делам или еще куда, так ты меня вызови. Аппарировать несложно, а я, — улыбнулась Антар, — тоже буду очень скучать по тебе и твоему отцу.

— А…

— Нет, — отрезала она. — Нет. Ни силой, ни принуждением арысь не заставит доверившегося ей человека что-то сделать. Твой отец доверился мне, это ты понимаешь?

Драко кивнул, перебрав в памяти все их встречи.

— Я не потребовала с него платы, — добавила Антар. — Это не в нашем обычае. Только он сам может что-то предложить, а не предложит, ну так что ж! Авось, не обеднею…

Она задумалась на пару мгновений.

— А я могла бы ненадолго взять тебя с собой. Ну, если отец и дед позволят. Поглядишь, как мы живем…

— Я их уговорю! — мигом выпалил Драко. — Непременно уговорю! Мисс Антар, правда, можно?

— С моей стороны препятствий никаких нет, — улыбнулась девушка. — Действуй теперь ты.

Ну, поглядим, сумеешь ли ты уговорить Люциуса и Абраксаса на эту авантюру… Если сумеешь — я тебе такое покажу!..

— Люциус, тебе не кажется, что надо проверить весь мэнор и нас самих на наличие следов непростительных заклинаний, редких зелий?.. — начал Абраксас, задумчиво глядя в бокал.

— Какой в этом смысл, папа? — грустно спросил тот, подливая себе еще. — Драко нет.

— Типун тебе на язык!

— Я хотел сказать, нет в мэноре и вообще в Британии, — поспешно поправился тот. Каким образом сын умудрился умолить их обоих «на пару денечков, только посмотреть!» отпустить его с Антар… куда, Драко сам не знал, а девушка не сказала, Люциус не понимал. — Папа, я уверен, ничего дурного с ним не случится. Оборотень она или нет, в обиду она ребенка не даст.

— Все-таки ты у меня идиот, — мрачно сказал Абраксас и тоже добавил в бокал вина. — Веришь кому попало, отпускаешь единственного сына невесть куда… хоть бы сам с ними отправился!..

— А меня не звали! — огрызнулся тот и вдруг насторожился. — Папа, а мне показалось, или ты знаешь об арысях и их повадках куда больше, чем я сумел вычитать в нашей библиотеке?

— С чего ты взял?

— Ты легко опознал в мисс Дьеллор оборотня, даже слишком легко… доводилось сталкиваться? — медленно произнес Люциус.

— Не твое дело, — мрачно ответил Абраксас.

— Ну а раз так, то, где проводит каникулы Драко — тоже не твое дело, — дерзко сказал тот и ушел, аккуратно притворив за собой дверь. Он еще не знал, что будет сходить с ума от страха добрые две недели: совы не летали туда, куда забрала его сына арысь.

«Доводилось, не доводилось… — подумал Абраксас, не обратив внимания на выходку сына (сам ведь пожалеет потом!). — Если ты, сынок, и дурак, так ты явно… в меня удался. Надо же! Кто бы мог подумать…»

* * *

Драко свалился в буквальном смысле как снег на голову, разбудив отца в половине пятого утра, он захлебывался эмоциями и никак не мог отойти от впечатлений. Правда, Люциус позволил ему говорить только после того, как убедился, что сын совершенно здоров, с ним ничего не случилось… хотя это как сказать!

— Пап, это же с ума сойти! — тараторил Драко, черный от загара, но не такого, какой получают, часами пролеживая на пляже, а неровного, весь в царапинах, непонятных ожогах и покусанный комарами. — Мы, значит, на лодочках таких — вниз по реке, а там пороги! Мы вот с тобой на Ниагаре были, но там издалека… а тут ты сам по этим порогам, пусть они и небольшие, но это, знаешь, и Ниагара издалека небольшая! А потом мы заснули все, даже дежурный, потому что устали лодки перетаскивать, там не проплыть было, так медведь спер рюкзак с припасами… но это ничего, еды хватило, главное, что он не тронул никого… — Тут он ненадолго умолк, оглядел стол и спросил: — А что, это всё?

— А чего бы тебе хотелось? — спросил Абраксас, привычно набивая трубку.

— Да все равно, — пожал плечами Драко, — там в котел кидали, что попало. Крупу какую-то, я такой у нас и не видал никогда, рыбу, если по пути наловили, чешуя вечно в котле попадалась… Еще консервы, грибы, здесь такие не растут… Трава всякая, потом кто-то куропатку поймал на гнезде, так было и жаркое, и яичница…

— Фуа-гра будешь? — осведомился Люциус.

— А то! — ответил сын с явным оживлением. — Я всё буду, папа!

За этот месяц он немного похудел, но при этом подрос, не напоминал уже хрупкого ангелочка. Впрочем, судя по рассказам мальчика, его не раз сажали на весла, а это способствует развитию мускулатуры.

— А где твоя учительница? — поинтересовался Абраксас. — Боится показаться на глаза?

— Преподавательница, дедушка, — поправил Драко. — Нет, не боится, что вы! Просто ей еще уйму родственников навестить надо. Я просился с ней на Белое море, а потом на Черное, — огорченно добавил он, — но она сказала, что хорошенького понемножку, и отправила меня домой.

— Ну и слава Мерлину, — вздохнул Люциус. — Я чуть не рехнулся! Можно было хоть Патронуса прислать?

— Я еще не умею, — с достоинством ответил мальчик. — А мисс Антар не может, она ведь оборотень. А других волшебников там не было… Извините, папа, дедушка, я не думал, что поход так затянется, но… Ой, какое там у них озеро! Мне мисс Антар обещала потом отдать фотографии… хотя я могу вам воспоминания показать!

— В другой раз, — сказал Абраксас, вертя в пальцах трубку. — Иди-ка, отмойся как следует, да приляг, тебе явно нужно отдохнуть. Завтра утром поговорим.

— Утро вечера мудренее, так правильно! — выпалил Драко, обнял отца и убежал к себе.

Тот посидел еще немного, извинился и ушел, но отправился не в свою спальню, а к сыну, взял того в охапку и долго рассматривал. Ничего ужасного с Драко от этого варварского «похода» не приключилось, он не соврал.

— Пап, ты прости, что так напугал, просто я как-то потерял счет времени, — виновато сказал мальчик. — Ну и…

— Я верил, что рядом с мисс Дьеллор тебе ничто не угрожает, — ровным голосом ответил Люциус.

— Дедушке она очень не нравится, да?

— Не в том дело, Драко… — тот замешкался. — Я, признаюсь, сам пока ничего не понял, а он не говорит напрямую. Но то, как он сходу опознал оборотня…

— Думаешь, уже встречал? — живо спросил мальчик.

— Очень похоже на то. Но помалкивай пока что, прошу тебя. Ты деда знаешь, если не захочет, так не скажет, а расспрашивать — себе дороже!

— Хоть бы он снова в Лондон уехал, — буркнул Драко, — тогда бы мисс Антар могла у нас бывать. Пока он здесь, мы ее разве что на Диагон-аллее встретим, и то… То есть, — хитро сощурился он, — я-то увижу ее в школе, скоро уже, а вот ты, папа!..

— Что — я?

— А ты крутись, как знаешь, — ядовито сказал сын, но вдруг посерьезнел. — Папа, я могу попросить тебя об одной вещи?

— Попросить можешь, — в тон ответил Люциус. — Хочешь новую гоночную метлу?

— Нет. Пообещай мне кое-что.

— Ну говори же!

— Пообещай… нет, поклянись, что не женишься снова на какой-нибудь чистокровной девице! — выпалил Драко. — Я все равно ее из дома выживу!

— Я могу и не клясться, не собирался и не женюсь, — холодно ответил Люциус, припомнив разговор с отцом.

— Нет уж, папа, я насмотрелся на таких в школе и вообще… ты и оглянуться не успеешь, а уж будешь женат, и поди отделайся потом от такой! Лучше поклянись!

— Ну в кого ты такой упрямый? — вздохнул тот.

— В тебя, — ответил Драко довольно. — Ну и в дедушку, понятное дело! Только, пап, ты говори — не женюсь, если сын не будет согласен, а то кто разберет, чистокровные эти арыси или нет…

24

— Так!.. — поперхнулся Люциус. — Ты что, за меня уже все решил?

— Да, — абсолютно серьезно сказал сын. — Осталось уговорить мисс Антар.

— И дедушку.

— Это будет попроще, — улыбнулся Драко. — Ну пап, ну ты что? Я же знаю, что она у тебя по выходным бывала, я хорошо запахи различаю, от нее твоим одеколоном пахло… Честное слово! У нее духи пахнут не так!

— Я верю, — неожиданно сконфузился Люциус и потянулся обнять сына. Идея взять в жены неизвестного происхождения девушку, более того, оборотня, перестала казаться ему такой уж безумной. — Она говорила, что хорошо чует… тебя не покусала, нет?

— А тебя? — провокационно спросил сын и засмеялся. — Пап, ну она же сказала, что оборотни вроде нее не заразные. А то б ты тоже уже по деревьям лазил…

— Драко… — процедил отец. — А не пора ли вложить тебе заднего ума?

— Не надо, мне уже веслом наподдали, — совершенно серьезно ответил тот. — Там до сих пор синяк.

— И поделом, — сказал Люциус и ушел, посмеиваясь: наконец-то мальчишка начал вести себя, как положено ребенку его возраста, вроде тех, что описаны в книжке, которую Драко зачитал до дыр и чуть ли не всюду таскал с собой.

Он сам виноват: баловал его с младенчества, потакал любой прихоти, а Нарцисса так уж тем более… Абраксас — и тот души не чаял во внуке, хотя и притворялся суровым дедушкой. Вот и выросло… что выросло.

— Глава четырнадцатая

Осенний хрусталь и исполнение желаний

Лето пролетело незаметно. Люциус плюнул на все свои дела, передал их управляющему и решил побыть с сыном: ему снова предстояло отпустить Драко на полгода, а ощущения от такой разлуки были более чем памятными.

Отчетливо не хватало Антар Дьеллор, но она не давала знать о себе. Драко иногда намекал, что неплохо бы послать ей приглашение, а Люциус их действительно посылал, но… Она не отвечала. То ли не доходили послания, то ли девушка желала провести лето сама по себе, но ее не было.

— Папа, ты видел этого нашего нового преподавателя защиты? — с возмущением говорил Драко после того, как они прошлись по магазинам. — Никаких манер! Сгреб бедного Поттера в охапку, тот не знал, куда б деваться, и ну фотографироваться! И чему он сможет научить?

— Судя по его… гм… трудам — ничему, — заключил Абраксас, просмотрев рекомендованные книги. — Люциус, ты ведь состоишь в совете попечителей, поставь на повестку дня явную некомпетентность этого… как его… Локхарта.

— Папа, если бы это было так просто, — тяжело вздохнул тот. — Он признанная знаменитость, и если Дамблдор решил его нанять, то я могу только ставить палки в колеса, но не более.

— Дутая репутация лопается с оглушительным треском, — высказался Малфой-старший. — Подумай об этом.

— Непременно, — кивнул Люциус.

А наутро стряслась беда.

Вчера еще Драко носился по всему мэнору, а сегодня не вышел к завтраку. Отправленный разбудить его домовик доложил, что молодому хозяину, кажется, дурно, он стонет во сне и…

Люциус не дослушал, бросился к сыну. Домовик не соврал — мальчик весь горел, задыхался и откровенно бредил.

— Мерлин всемогущий, — только и смог выговорить Малфой, держа сына на руках, и скомандовал домовикам: — Эй! Все отправляйтесь — найдите Антар Дьеллор, срочно! Скажите, дело жизни и смерти!

Почему он даже не подумал вызвать того же Снейпа или колдомедика из Мунго, Люциус не сумел бы объяснить. Такое решение показалось ему единственно правильным, вот и все…

Сколько времени он провел в томительном ожидании, отирая Драко пылающее лицо и пытаясь хотя бы напоить его, Люциус и сам не знал. Страшнее всего были мысли о том, что домовики не найдут Антар, что она откажется явиться, что будет слишком поздно, и надо было…

— Господи, Люциус! — раздалось над ухом, и он чуть не уронил сына. — Вы идиот, что ли?!

— Слава Мерлину, Антар, вы…

— Придурок вы чистокровный, давно нужно было позвать колдомедика! — Девушка, одетая не в привычное платье, а в брюки и мужскую рубашку с закатанными рукавами, перехватила у него Драко (Люциус мельком подивился ее силе, все-таки двенадцать лет мальчику), потрогала лоб и тут же принялась раздевать ребенка. — Что вы таращитесь?

— Но… неприлично же…

— А в байковой пижаме с такой температурой в летнюю жару — прилично?! — рявкнула она через плечо. — Чего я там у него не видала?.. Прикажите своим домовикам подать воды и уксус! Или спирт, что там у вас найдется. И полотенец побольше! Сейчас… пока я ищу, живо вспоминайте, где вы были в последнее время и что делали? У нас он точно ничего подцепить не мог, я за ним следила во все глаза!

Она зарылась в неизменную сумку, выудила упаковку каких-то пилюль и потребовала:

— Велите принести стакан воды и ступку!

Пока она растирала пилюли в мелкую пыль, разводила эту пыль в воде и медленно, по капле вливала это Драко, Люциус честно рассказывал, чем они занимались. Вышло, что кроме Диагон-аллеи, нигде они с сыном и не бывали.

— Там и подхватили какую-то мерзость! Вам ничего, вы взрослый здоровый мужчина, чихнули пару раз, и все!

— А как же ваше зелье? — горько спросил Люциус, глядя на Драко — лицо белее мела, только на скулах алые пятна, губы потрескались, волосы слиплись от пота…

— А вы забыли? Вы-то выхлестали его залпом, а мальчику мы его только-только начали давать! — снова ощерилась Антар. Неприятное это было зрелище, а вернее, пугающее. — Подайте полотенце! Отец, чтоб вас…

Следующий час Люциус провел крайне плодотворно: помогал обтирать сына водой с уксусом, чтобы сбить жар, пока не подействуют маггловские пилюли, менял мокрые от пота простыни (домовиков Антар отчего-то решительно изгнала, только требовала иногда что-то подать или принести), по капле вливал Драко воду… И вдруг его осенило.

— Подвески, — сказал он.

— Что? — Антар подняла голову — она как раз рылась в своей бездонной сумке.

— Хрустальные подвески, — повторил Люциус.

— Вы все-таки прочли эту книгу? — удивилась она, дождалась кивка и сказала: — Попробуйте. Мусорщика у нас тут нет, прохладного воздуха из Атлантики тоже, так что остается люстра в вашей гостиной.

Сказать, что Абраксас Малфой был удивлен, застав сына снимающим с огромной люстры в холле хрустальные подвески (а тот отчего-то решил сделать это сам, не доверяя ни домовикам, ни волшебной палочке), значит ничего не сказать.

— Что это взбрело тебе в голову? — поинтересовался он. Надо отметить, что глава семьи никогда не спускался к завтраку, требовал кофе в постель, и только.

— Драко совсем плох, — просто ответил Люциус.

— И поэтому ты полез на люстру? — цинично спросил Абраксас, даже не спросив, что стряслось с единственным внуком.

— Так надо, — не отреагировал тот и ушел с подвесками.

Малфой-старший пожал плечами, велел подать себе еще кофе, набил трубку и углубился в газету. Он-то знал, почему сын ведет себя настолько странно, но вмешиваться не желал…

…- Жар спадает, — негромко произнесла Антар, коснувшись губами лба Драко. — Раньше бы вам спохватиться!

— Вечером он чувствовал себя прекрасно, а утром… утром его не дозвались.

— Летом вечно бродит какая-то гадкая зараза, — задумчиво произнесла девушка, поглаживая мальчика по взъерошенной голове. На распахнутом настежь окне тихонько позванивали хрустальные подвески, когда их касался легкий ветерок. — Высокая температура, да так неожиданно… Может, он что-то ел вне дома?

— Не думаю, вы же знаете, какой он привереда!

— Да-а? — улыбнулась Антар и тут же посерьезнела. — Если так, тут моя вина. Драко решил, что раз умудрился сплавиться по реке, жил в палатке и ел из общего котла, то какая-нибудь гадость из забегаловки вреда ему не причинит. Только не подумал, дурачок: в котле у нас была рыба из чистой речки и простая крупа, а что продают на Диагон-аллее, и думать страшно! У него из симптомов только жар?

— Да, — кивнул Люциус.

— Ну, может, обойдется, — сказала девушка, и в этот же момент Драко приоткрыл глаза.

25

— Мисс Антар!.. — едва слышно сказал он.

— Только не говори, что заболел, лишь бы поскорее меня увидеть, — проворчала она. — Перепугал отца чуть не насмерть, мне бы сейчас его самого лечить пришлось! Что с тобой такое приключилось, горюшко мое?

Драко не знал. Должно быть, правда схватил какую-то инфекцию, решил отец.

— А почему я… — Драко начал неудержимо краснеть, и Антар деликатно набросила на него простыню.

— Я тебя раздела, — сказала она, — полюбоваться решила. А то, знаешь, на отца твоего насмотрелась уже, вдруг, думаю, ты ему фору дашь, как подрастешь?

— Антар, что вы несете?! — вышел из ступора Люциус.

— Ну а что такого? — весело спросила девушка. — Будто я не вижу, как вы на меня смотрите… Отец вам уже сказал, верно?

— О чем?! Я не понимаю вас!

— Да все вы понимаете. Я же старше вас, Люциус, — произнесла Антар и сощурилась по-кошачьи. — Я вашему отцу ровесница, а может, и постарше буду…

— Он сказал точно так же… — потерянно выговорил Малфой. — Выходит… папа наверняка знал?!

— Это вы у него спросите… и, пожалуйста, потише, видите, Драко задремал. Пускай спит.

Антар осторожно уложила мальчика на подушки, поправила простыню и повернулась к Люциусу.

— Что? — поинтересовалась она. — Я уже не кажусь вам привлекательной?

— Вы мне сына спасли, — невпопад ответил он.

— Это сделал бы любой колдомедик из Мунго.

— Нет. Они бы не сумели, — произнес Люциус со странной убежденностью в голосе. — Они не знали о… о…

— Хрустальных подвесках? — подсказала Антар.

— О них самых, — кивнул он, глядя в золотисто-карие глаза.

Кто бы мог подумать, что маггловская книга… Да не сама ли девушка подстроила все это? Нет, ерунда! Драко был с ней целый месяц, и с ним ничего не случилось! Комариные укусы, ссадины и царапины не в счет, мальчишкам это только на пользу… А тут вдруг такое…

— Вы спасли моего сына, и уже не в первый раз, — повторил Люциус серьезно, — и, клянусь, я выполню любое ваше желание.

— Вы что, с ума сошли?.. — растерянно спросила Антар. — Вы хоть понимаете, что делаете?!

— Понимаю.

— Люциус, вы заключаете магический контракт! Я у вас Луну с неба потребовать могу!

— Достану. Ради Драко — хоть Луну, хоть Венеру с Меркурием приволоку.

— Марс забыли, — ядовито ответила Антар. — Прочие-то да, крупноваты, да и далековато…

— А Марс несимпатичный, — парировал Люциус, осторожно потрогав лоб сына. Температура спадала. — Впрочем, если вы захотите…

— На кой мне этот булыжник? Даже на клумбе не поставишь! — Девушка встряхнула головой. — Господи, какой вы дурак… Будь на моем месте кто-то более беспринципный…

— А вы беспринципны?

— Безмерно, вы разве еще не поняли? Идите, отдохните, я еще немного посижу с Драко. И велите своим домовикам забрать мой багаж: там всего пара чемоданов, а место то же, где меня отыскали. Я уже в дорогу собралась, видите ли.

— Хорошо, — кивнул он и вышел. На душе стало намного легче. А обещание… ну что — обещание? Антар не попросит больше того, что он может дать, в этом Люциус был уверен.

* * *

— Как Драко? — спросил Абраксас, когда сын спустился к ужину.

— В порядке, — ответил тот и занял свое место, но тут же встал, когда показалась Антар, из-за спины которой высовывался Драко.

— Милорд, — присела она в реверансе: легкое шелковое платье зашелестело, — простите, что не поздоровалась с вами сразу же по прибытии, оно получилось несколько сумбурным…

— Я в курсе, — кивнул тот, взглянув на внука, который старался держаться поближе к девушке. — Что было с ребенком?

— Я не целитель, сказать точно не могу, — пожала она плечами.

— Вы арысь, вы можете определить причину точнее, нежели это сделает целитель.

— Тыкать в нос происхождением несколько невежливо, милорд, вы не находите?

Будь Антар в кошачьем облике, она бы точно встопорщила усы.

— Папа, пожалуйста, давай поговорим о делах после ужина, — встрял Люциус.

Он никогда не видел, как кто-то противоречит его отцу, тем более, если этот кто-то — молодая девушка. Ну… относительно молодая.

Абраксас молча кивнул, домовики подали на стол. Ужин начался в тягостном молчании, только проголодавшийся Драко уплетал лакомства.

— Ваш сын совершил редкостную глупость, милорд, — между прочим заметила Антар.

— Неужто? — произнес Абраксас с непонятным выражением. — Большую, чем предыдущую? Ну, вы поняли, о чем я…

— Представьте! — ничуть не обиделась девушка, прекрасно понявшая намек. — Он поклялся выполнить любое мое желание.

Старший Малфой разом потерял все свое самообладание.

— Люциус, кретин!.. — воскликнул он, вскочив. — Ты… ты… Я же тебя предупреждал!

Тот опустил голову. Драко подобрался к отцу и схватил его за руку.

— Вы же еще не знаете, чего я пожелаю, — улыбнулась Антар.

— И чего же?

— Я хочу, чтобы Люциус выполнил любую просьбу Драко, — серьезно ответила она. — Только и всего.

— Мерлин великий, нельзя же так пугать… — Абраксас опустился на место и залпом выпил стакан воды. — Это ведь не шуточки!

— Я знаю, милорд. Драко, как следует подумай, прежде, чем просить, ясно? И учти, это правда не шутки. Твоему отцу придется плохо, если он не сдержит обещания и не выполнит уже твоего желания, — сказала мальчику Антар, хитро мерцая золотистыми глазами. Тот кивнул и улыбнулся в ответ.

— Что мне думать? — произнес он. — Я давно знаю, чего хочу.

— Ну и чего же? — проворчал Абраксас. — Новую метлу? Или тебе взбрела в голову еще какая-то блажь?

— Что ты, дедушка, — ответил мальчик, — ничего подобного… Я просто хочу, чтобы папа женился на мисс Антар!

Оба старших Малфоя застыли, как громом пораженные.

— Так вот как оно работает… — пробормотал наконец Абраксас.

— Что работает? — спросил Люциус.

— Желание!

— Папа, постой, я ничего уже не понимаю! — поднял тот руки. Антар по-прежнему улыбалась загадочной кошачьей улыбкой. — Хотя… Ты ведь недаром меня тогда предупредил… Ты точно встречался с этим племенем!

— Мы не племя, — вставила девушка. — Мы народ.

— Извините…

— Ничего, это мелочи. Вы продолжайте, вас очень интересно слушать, да, Драко?

— Ага, — кивнул тот, прижавшись к ее плечу.

— Папа?

— Да… Я по молодости любил путешествовать, так вот и встретил одну такую… — Абраксас явно проглотил ругательство. — И, Мерлин меня побери, меня угораздило дать ей обещание. Нет! — рявкнул он, багровея и роняя трубку. — Не проси сказать, за что я это ей пообещал! Но, — продолжил старший Малфой, успокаиваясь, — это было как в сказке.

— Что именно? — ядовито спросил Люциус.

— Всё, — ответил Абраксас задумчиво. — Всё… Ты знаешь, я любил твою мать. Может, без особой страсти, но любил, однако погулять никогда не отказывался. И как-то после бурной ночки, да еще будучи навеселе, сказал этой кошке — проси, чего хочешь! Она и ответила… — Он умолк. — Я думал, это шутка.

— Даже если мы легендарные животные, то клятвы — не шутки, — сказала Антар.

— Вот именно. Я вернулся домой, а через семь месяцев родился ты, сынок… — Абраксас вперил тяжелый взгляд в Люциуса. — Жена хотела сделать мне сюрприз, и я ничего не знал.

— Так вот почему ты предупреждал меня насчет первенца… — протянул тот. — Верно, как в сказке… Та арысь попросила у тебя то, чего ты у себя дома не знаешь?

— Именно, мой умный наследник. Я потом еще лет десять покоя не знал, иначе почему, ты думаешь, мэнор так напичкан охранными заклятиями? Когда пришла пора отправлять тебя в школу, я чуть не свихнулся! Но ничего, ты отучился, никто на тебя прав не предъявлял, и вдруг… — старший Малфой посмотрел на Антар.

— Арысь не имеет права просить для себя, — сказала она. — Наверняка та моя родственница — а мы все родня, как и вы, — сказала не просто «отдашь», а «отдашь нам». Ну а нас немало.

— Не понял… — помотал головой Люциус.

— Да что тут непонятного, пап! — встрял Драко. — Арысь не может просить для себя. Та, прежняя, сказала дедушке, чтобы он отдал то, чего дома не знает, то есть тебя. Но не ей же? На кой ты ей? У тебя родители были… Мисс Антар пришла… случайно?

26

— Ты не поверишь, но и впрямь случайно, — кивнула она. — С другой стороны, говорят, что случайность — это некая предопределенность, поэтому я ничего не стану утверждать.

— Ага… — Если мальчик и не понял чего-то, то не стал уточнять. — В общем, мисс Антар познакомилась с нами. А ты, папа, уже обещанный! И именно арыси! Мисс, а вы это поняли сразу?

— Почти, — ответила она после короткой паузы. — Сперва все перебивал запах горя-злосчастья, я тебе говорила. Потом вдруг обнаружилось такое вот… Ты говори, говори дальше.

— Ну а что уже говорить-то? — вздохнул Драко. — Я же просил-просил, чтобы вы папу на себе женили, а вы не можете его заставить. И, получается, папа не может вас попросить за него пойти, это вроде как он ради себя… Так что, когда он пообещал любое ваше желание выполнить, вы это желание мне передали. И вышло, что оба обещания будут исполнены! И вы с папой поженитесь, значит, его вам отдали, как было сказано, и он ваше желание исполнил, потому что выполнил моё!

На этом мальчик окончательно выдохся и умолк.

— Вот это, я понимаю, схема для бизнеса… — задумчиво произнес Люциус. — Папа?

— Что — папа?! — воскликнул Абраксас и судорожно схватился за трубку, просыпая табак. — Женись ты, на ком хочешь, делай, что хочешь… Точно, в меня уродился — идиот! Язык за зубами удержать не можешь!

— Ну ты хотя бы благословишь нас для приличия? — спросил тот хладнокровно.

— А я еще не дала согласия, — подала голос Антар.

— Мисс Антар!

— Антар! — в два голоса вскричали Драко и Люциус.

— Шутка, — произнесла она и улыбнулась одними глазами. — Люциус, но вы помните, что я старше?

— Какая, к Моргане, разница? — буркнул он. — С виду вы мне в дочери годитесь.

— Вы мне льстите.

— Угу. Ее родственница сейчас бы моей дочкой показалась, — сказал Абраксас. — А тогда была меня вдвое старше, но мы смотрелись ровесниками. Роскошная брюнетка, вроде черной пантеры…

— А откуда, папа, тебе знать, как она сейчас бы выглядела? — моментально прицепился к словам Люциус. — Неужто и после всего… видаться довелось?

— Милорд, можно, я выдам вашу тайну? — весело спросила Антар. Тот только рукой махнул. — Как думаете, Люциус, почему это ваш батюшка все время путешествует? В основном по Европе, если не ошибаюсь…

— Папа! — воскликнул тот, сложив два и два. — Быть не может!

— Идите вы все, — буркнул Абраксас, встал и ушел. Потом вернулся и добавил с порога: — Так и быть, женись. А то с этими клятвами… мало ли что!

— Это он так благословил, — заключил Драко.

— То есть папа до сих пор живет с… с…

— Не свистите, Люциус, вы не Снейп. Да, он живет с моей дальней, очень дальней родственницей. Его угораздило, знаете ли, дать не одну клятву, — улыбнулась Антар. — И наш камушек еще пригодится: батюшка ваш уже не молод, так что…

— Мерлин великий, во что я ввязался?!

Ну вот и разобрались. Драко все эти взрослые дела неинтересны, а что за странную хворь он подхватил и как именно, я выясню. Люциусу уже легче от того, что все разъяснилось, а отец не гневается (или гневается, но что проку?), а мне тоже хорошо: все в порядке. Но, черт побери, как замысловато сработало обещание Абраксаса! Я ведь ту свою тетку и в лицо-то сроду не видела, ан поди ж ты!

— Глава пятнадцатая

Сияние звезд

— Да успокойтесь вы, Люциус, ради всего святого, — уговаривала Антар. — Ничего с Драко не случится, он будет у меня на глазах, да, мой дорогой?

— Ага, — довольно ответил тот. — А можно, я буду жить у вас, а не в общежитии? Все равно же ночую через раз!

— Меня тогда Снейп с потрохами съест.

— Кто еще кого съест! — резонно заметил Драко.

— Ну, директору нажалуется.

— А я — папе! И он скажет, что разрешил, вот!

Люциус тихо застонал, но тут же нашел аргумент:

— Драко, а ты понимаешь, что о моем уговоре с Антар никто не должен знать до поры до времени? Иначе, может статься, ее попросят вон из Хогвартса, и ты останешься там один…

— Понял, — быстро среагировал наследник. — Молчу.

— Вот и молчи. — Люциус крепко обнял сына, не без труда приподнял его и поставил на место. Потом посмотрел на девушку. — Вы так и не выяснили, что с ним приключилось?

Та покачала головой.

— Это было не зелье, не отравление, не проклятие… и не инфекция. Могу списать это только на резкую смену климата. Там, где мы были, хорошо за тридцать по Цельсию, а здесь у вас прохладно. Знаете, непривычные люди, которые отдыхают в жарких странах, часто заболевают — погода, влажность воздуха, всё другое. Либо там болеют, так что весь отпуск насмарку, либо по возвращению.

— Но вы…

— Ну так я-то не человек.

— Да перестаньте вы об этом напоминать! — Малфой передернул плечами: заживающие царапины на спине отчаянно чесались.

— Если не напоминать, вы забудете и, чего доброго, поведете себя со мной, как с человеком, — непонятно сказала она.

— А раньше я себя с вами как вел?

— Хм… как с другом, пожалуй, — подумав, — ответила Антар, — а друзья не делятся на людей и нелюдей.

— Как же, знаю я такую историю… — невольно вздрогнул Люциус. — Вы правы… Но как же тогда… гм…

— Дама сердца, — посмеиваясь, подсказала она.

— Да, именно… Тьфу, откуда такие выражения?! — возмутился Малфой. — Ну да не важно. Она что, не может быть другом?

— Может, — произнесла девушка. — И я искренне надеюсь на это. Все, мой дорогой, нам пора, не то Снейп снова начнет разыскивать Драко и шипеть на меня…

Она коротко поцеловала его в губы, и исчезла вместе с мальчиком.

«Мой дорогой?.. — изумленно подумал Люциус. — Прежде она называла так только Драко!»

— Вот ты и попался окончательно, сынок, — ядовито констатировал Абраксас, не ставший прощаться с пришелицей, а внука напутствовавший с вечера. — Если ты у нее стал «дорогим», тебе уже не выкарабкаться.

— О, кто бы говорил, папа, — не менее ядовито ответил тот. — Сколько лет ты знаком, и близко знаком, насколько я понимаю, с той таинственной черной пантерой? И что это ты ей такое пообещал, кроме меня, а? Да еще не с трезвых глаз?

Малфой-старший гневно фыркнул, встопорщив бакенбарды, развернулся и ушел в дом.

— Я же весь в тебя, папа, разве нет?! — добил его в спину Люциус и рассмеялся.

* * *

— Не пойду я больше на защиту, — мрачно говорил Драко, пока Антар обрабатывала царапины у него на лице, оставленные дикими корнуэльскими пикси. — Это цирк какой-то, а не занятия. Вы учебники видели, мисс Антар?

— Разумеется. Смеялась до упаду: такое у магглов бы издать, был бы обеспечен бешеный спрос! Они обожают подобные романчики… Ну как, не щиплет?

— Нет, — мальчик осторожно потрогал щеку. — Спасибо. Но что делать-то, а? За прогулы нас оштрафуют, а просто так этого Локхарта никто не выгонит, он же звезда!

— Кажется, звездам ты отучился завидовать еще в прошлом учебном году…

— Звезда в кавычках, — нашелся Драко. — Дутая величина, так говорят, да?

— Верно.

— Мисс Антар, а что мы сегодня будем читать? — жадно спросил он. — Я это знаю?

— Ну… если окажется, что ты это уже прочел, то можешь пойти попрактиковаться в ловле пикси, — лукаво улыбнулась она.

— Нет уж, спасибо! А в следующий раз он что похуже притащит… — Драко нахмурился, потом просветлел. — Но я в контрольной такого бреда понаписал… Не пустой же лист было сдавать? А откуда я знаю, какого цвета белье носит этот педик? Ой!.. За что?!

— А ты не выражайся в присутствии дамы, — приказала Антар, отпустив его ухо. — Подбери пристойный синоним, тогда и говори…

— Мужеложец, — вспомнил умное слово Малфой. — Нет, то есть по нему в основном девчонки с ума сходят, но выглядит он, как мечта… вот того самого.

— Откуда ты знаешь, кстати, как такие выглядят? — строго поинтересовалась девушка. Басти грозно мяукнула и выпустила когти.

— Папа показывал, чтобы я не нарвался случайно, — неохотно ответил Драко. — Нет, есть актеры, им это для образа нужно, но в школе-то надо меру знать!

27

— Согласна с тобой, — кивнула она. — Идем на факультатив, уже пора…

Эту книжку Драко еще не читал, поэтому, приоткрыв рот, слушал историю о юном волшебнике — бывшем козопасе («Первый неконтролируемый выброс силы, — отметил мальчик и черкнул пару слов на пергаменте, чтобы не забыть, — только поздновато!»), об острове Рок, куда может пристать не каждый корабль («Ненаносимая территория! Или Фиделиус?»), об Истинных именах («Ну чисто же наши заклинания, только намного сложнее! Может, это древние времена? Или это мы позабыли суть, а учим просто слова?»), о путешествии на Запад, драконах и Тени (тут Драко невольно вздрогнул)…

— Это первая из пяти историй об этом волшебнике, — сказала под конец Антар. — Будете слушать или сами прочтете? Честно предупреждаю, первая трилогия — лучшая, последние части немного не о том.

— Сами! Сами! Нет, слушать! Лучше слушать! — загомонила аудитория. — Слушать хотим!..

— Вот лентяи, — покачала головой девушка. — Ну хорошо, тогда на следующем факультативе почитаем вторую историю, о таинственных гробницах Древних богов, но раз вы сами ничего делать не желаете, то хоть поразмыслите, какие реалии нашего мира мог использовать автор и почему? Писать эссе необязательно, просто поговорим. Ну, до встречи!

«А у меня уже все записано», — самодовольно подумал Драко и отправился обедать…

За столом преподавателей сияли две звезды — мисс Дьеллор в золотисто-бежевом с темной отделкой платье и уложенными в сложную корону волосами и профессор Локхарт в бирюзовой мантии со стразиками (в то, что это настоящие бриллианты, никто не верил, близнецы Уизли даже пытались отодрать парочку для экспертизы, но пока не преуспели). Профессор лучился белозубой улыбкой, непрестанно поправлял золотые локоны и сыпал историями о своих приключениях.

Сияние звезд немного умаляла черная дыра в лице профессора Снейпа, который, кажется, делал сложный выбор: продолжать ненавидеть мисс Дьеллор или же переключиться на новый объект, несравнимо более раздражающий. Судя по его ухмылке, он склонялся ко второму… В конце концов, мисс Дьеллор была уже испытанным злом и ничего по-настоящему дурного не делала. Конечно, дети пристрастились читать ночами, но он сам что, не был таким? Спасибо, хоть что-то читают, пусть даже маггловские сказки! Хотя недавно он отнял у мрачного семикурсника толстенный том с невнятным названием, что-то о мире и войне, наполовину на французском, спросил, не готовится ли тот пойти в авроры, но юноша мычал нечто неопределенное и искренне молил вернуть книгу, потому что ее ждут еще четверо, а читать осталось много! Пришлось, скрепя сердце, выполнить просьбу.

А одна девушка так увлеклась чтением, что умудрилась пропустить трансфигурацию. Читала она записки сельского ветеринара начала века, и, поскольку сама собиралась идти в колдомедики, а еще точнее — лечить животных, магических в основном, то ей простили это прегрешение. Снейп сам ознакомился с конфискованной книгой, пытаясь найти что-либо крамольное, с трудом оторвался от нее около четырех часов утра, замысловато проклял педагогические экзерсисы мисс Дьеллор, но книжку, подумав, в огонь бросать не стал, а вернул владелице с напутствием не увлекаться так и не забывать о времени. Ну или хотя бы попросить подруг напоминать ей о занятиях. Правда, через неделю ее поймали с уже не полудокументальной, а сказочной книгой о ветеринаре для единорога, и тут уж Снейп не удержался, снял баллы; впрочем, девушка не обиделась, заявив, что узнала из книги много нового, и теперь ей ясно — одно только волшебное образование не поможет, надо попытаться устроиться на курсы у магглов…

Профессор Локхарт был куда хуже. От него начинали ныть зубы сильнее, чем от лимонных долек Дамблдора, вдобавок он был навязчив, суматошен, абсолютно некомпетентен (уж это-то Снейп мог утверждать наверняка) и умудрился покалечить студентов (украшенную царапинами физиономию Драко декан уже имел удовольствие наблюдать). Впрочем, его обожали девушки, и ему все сходило с рук.

Его обожали почти все девушки, поправился Снейп, покосившись на соседку слева. Мисс Дьеллор смотрела на Локхарта, как на шимпанзе в зоопарке: со смесью веселья и легкой брезгливости. «Ну хоть одна нормальная», — тяжело вздохнул профессор и вдруг вспомнил, чему девушка обязана этой нормальности.

Люциус снова отказался разговаривать о мисс Дьеллор. Уже не настолько категорично, как прежде, но зато в голосе его проскальзывали такие нотки… И думать нечего: он затащил эту рыжую кошку в постель! Ну а та, наверно, того и добивалась: младший Малфой полностью приручен, через него легко воздействовать на отца, а тот нипочем не позволит уволить из школы свою любовницу. «Да и Моргана с ними», — досадливо подумал Снейп, убирая из своей тарелки рукав Локхарта: тот слишком бурно жестикулировал.

— Двигайтесь ко мне поближе, сэр, — тихо сказала ему Антар. — Рядом с этой ветряной мельницей находиться решительно невозможно!

— Спасибо, мисс, — немного стушевался он, но все же подвинулся. — Гм… скажите, Драко не сильно пострадал во время сегодняшнего инцидента с пикси?

— Нет, слава богу, всего несколько царапин, — серьезно ответила она. — Другим повезло меньше. И я не понимаю, как можно…

— Тс-с-с… — Снейп указал взглядом на директора, беседовавшего с Флитвиком.

— Понимаю, опять далеко идущие планы и непонятные цели, — задумчиво произнесла девушка, помолчала и вдруг спросила: — Сэр, а если в замке вдруг объявится монстр, кому выпадет честь его ловить?

Профессор поперхнулся.

— Я полагаю, чаша сия не минует преподавателя защиты, верно? — сладко улыбнулась Антар.

— Подстава? — одними губами произнес Снейп.

— А как же… — так же ответила она, и в глазах у нее зажегся нехороший огонек. — Будет ему монстр… Прикроете, если что?

— Вы анимаг? — решился он.

— Можно и так сказать — улыбнулась девушка. — Только тс-с-с…

— Понял, — кивнул профессор, решив, что у нее просто нет регистрации. — Малфой в курсе?

— Все трое.

— Тогда вопросов больше не имею, — немного расслабился он.

Ну, если эта кошка… Хм, а, скорее всего, она действительно в анимагической форме становится кошкой, уж больно поворот головы характерный, у МакГонаггал почти такой же! Словом, если она сумеет выжить из школы Локхарта, Снейп будет ей очень, очень обязан!

Ну что, Басти, работаем монстра? Не люблю я над тобой измываться, но что поделаешь, мне надо контролировать процесс… Иди, прогуляйся по школе, да не забудь наследить от души! И нужно предупредить Драко, а то мало ли, еще испугается…

— Вы слышали? — с дрожью в голосе говорил какой-то гриффиндорец. — Тайная комната открыта, и ужасное чудовище снова бродит по замку!

— Да что за чушь! — отмахнулся Уизли.

— Я сам следы видел! — возмутился тот. — Во-о-от такие лапищи! Как у тигра!

«Не переборщила ли я?» — задумалась Антар, глядя в тарелку и стараясь не ухмыляться очень уж откровенно. Собственно, пока Басти пятнала следами одну часть замка, сама она прошлась по другой. В человеческом облике, разумеется: имитировать следы очень крупной кошки не так уж сложно. А вот об Ужасе из Тайной комнаты девушка уже слышала от Люциуса и, более того, позаимствовала из его библиотеки некую тетрадку. Той совершенно нечего было делать в стенах приличного мэнора, а нюх арыси говорил — это дурная вещь. Ну а уж как ее уничтожить — если не получится приспособить к своим нуждам, — вопрос второй…

— Я тоже видела следы! — вставила вездесущая Грейнджер. — Я считаю, нужно немедленно создать комиссию по расследованию и расспросить портреты и призраков, они могли что-то видеть!

«Конечно, они видели гигантскую черную кошку. Или пантеру», — улыбнулась про себя Антар и вдруг почувствовала, как кто-то осторожно ткнул ее локтем в бок. Впрочем, что значит — кто? Это был Снейп.

Поймав ее взгляд, он вопросительно изогнул бровь. Девушка едва заметно кивнула, и Снейп улыбнулся. Тоже еле заметно, но все же…

«Нет ли у меня племянницы? — задумалась Антар. — Или еще какой родственницы моих лет? Буду писать домой, спрошу, всех не упомнишь, а у бедного профессора горя-злосчастья на троих хватит.»

28

— Не беспокойтесь, я ведь с вами! — вещал тем временем Локхарт, размахивая руками и сияя улыбкой. — Бояться нечего, нет никакого монстра! А?..

Раздался странный, режущий слух звук, и на противоположной столу преподавателей стене Большого зала проявились десять глубоких царапин, словно большая кошка провезла когтями по каменной стене. Только когти должны были быть стальными, а кошка — размером с лошадь.

Этот спецэффект Антар готовила почти сутки, поэтому с удовольствием смотрела, как засуетились остальные преподаватели и напугались ученики. Не все, конечно: Драко улыбался настолько умиротворенно, что хотелось дать ему подзатыльник для профилактики — не проговорился бы!

— Я слыхала, в Японии есть такой злой дух, — замогильным голосом произнесла она. — Если, не дай боже, убили кошку, причем умышленно, ее призрак будет мстить всей семье! А поскольку мы тут все одна семья, о чем постоянно говорится…

Снейп закашлялся.

— У нас нет японцев, — сказал он, подавив судорожный смех.

— Так ведь призрак мстит не обязательно сразу же, ему нужно набраться сил, — сказала Антар. — Верно, господин Локхарт?

Тот открыл рот, закрыл, а потом понес обычную свою чепуху о том, как побеждал таких призраков десятками.

— Вот видите, — предвосхитила девушка реплику МакГонаггал, — нам нечего бояться! Профессор Локхарт выследит и обезвредит это чудовище, чем или кем бы оно ни было, не так ли?..

— Ну разумеется! — проблеял тот, близнецы Уизли оживились и принялись принимать ставки, а Снейп деликатно пожал под столом руку Антар. Крайне деликатно.

— Он найдет?.. — спросил он почти беззвучно.

— Непременно, — ответила она и улыбнулась, по-прежнему перебирая в уме племянниц и двоюродных сестер. Если бы Снейп знал, почему Антар улыбается именно так, то постарался бы как можно скорее удрать на Северный полюс, но увы…

…- Это ваших лап дело! — заявил Драко, стоило им с Антар остаться наедине.

— А тебе не кажется, что ты выражаешься немного… вульгарно?

— Нет! Отпечатки лап есть? Есть. У вас лапы есть? Есть. Следовательно… Не надо, мисс Антар, щекотно же! — взмолился Драко, которого схватили, затормошили и повалили на диван. — Я не прав, что ли?

— Прав. Но не хами, — ответила девушка, отбросив назад выбившуюся из прически прядь. — Не забывай, я твоя будущая мачеха, и все твои выходки ой как тебе припомню!..

— А я ой как испугался! — засмеялся мальчик, и тут же сказал: — Мисс Антар, а давайте что-нибудь про больших кошек читать?

— Не вопрос, мой дорогой, я и сама хотела взять «Рожденную свободной», да позабыла, а ты вот напомнил. Так что прочтем. И про маленьких кошек почитаем тоже, там, правда, детская история, но хорошая, не слыхал про Томасину?

— Нет, — мотнул головой Драко.

— Ну, значит, с нее и начнем. А собак ты любишь?

— Очень, — честно сказал он. — Но в доме никогда никого не держали, все на псарне, а они там… одинаковые какие-то. А я всегда хотел своего пса. Большого, красивого… Ну вот Хагрид держит, а мне почему нельзя?

— Какой породы собаку-то хочешь, чудо?

— Да хоть дворнягу, только чтоб она была совсем моя, — понуро ответил Драко. — Не из общей своры, не карманная собачка, как у дам, а просто пес… Чтобы спал в комнате, может, и на кровати, будил утром… Я просил дать мне щенка на воспитание, так не разрешили. Сказали, дурью маюсь…

— Ага, а потом говорят, что у ребенка никакого чувства ответственности, — буркнула девушка. — С этим мы разберемся, не переживай!

— А вы… вам собаки…

— Мы с собаками в прекрасных отношениях, — серьезно сказала Антар. — А вот Лондона и Сетона-Томпсона я вам почитаю. Чтобы знали, какие бывают псы и прочие звери!

— Мисс Антар, — вдруг серьезно сказал Драко. — А я ведь не смогу назвать вас мачехой.

— Ну и не называй, нынешнее обращение меня вполне устраивает.

— Вы не поняли! — он понурился. — Просто… Ну представьте, вот вы с папой идете, и кто-то спрашивает: что это за дама с твоим отцом. Я могу сказать или «моя мачеха», или «его жена», но это же не то… я так как будто барьер ставлю между вами и собой! А иначе не выходит!

— Бедный ты мой, глупый ребенок, — вздохнула Антар, поймав Драко за шиворот и прижав к себе. — Меня не волнует, как меня назвали. Мы же с тобой знаем, кто мы такие, кем друг другу приходимся… Верно? А если людям непременно нужен ярлычок, ну так что с них взять, с убогих! Спросят — назови меня мачехой, с меня не убудет, честное слово… Звучит не очень здорово, ассоциации рождает разные, но это такая ерунда, уж поверь! Мама у тебя была одна-единственная, другую женщину ты так не назовешь никогда… Я в курсе всего, так зачем ты передо мной оправдываешься?

— Ну просто… — тот шмыгнул носом.

— А раз «просто», иди спать. Мне еще… — девушка потянулась, — много чего нужно сделать!

— Понял, — сказал Драко, — ухожу. Но…

— Иди спать, — отрезала Антар. — И без фокусов, Басти тебя проводит и проследит, чтобы не дурил! Басти-и-и…

Проводи мальчика, Басти, смотри, чтобы никуда не отлучался, потому что я сейчас буду хулиганить! Где там чернила? Сейчас я оставлю такие следы…

— Ну вот же, вот следы, совсем свежие! — говорил Флитвик. Судя по всему, он едва сдерживал улыбку, потому что ни один сознательный монстр не станет аккуратно вымачивать лапы в чернилах и так пятнать коридор.

Следы вели прочь из замка, в Запретный лес.

Преподаватели уставились на Локхарта. Локхарт попытался попятиться, но позади внезапно вырос профессор Снейп, ухмыляющийся гнуснее обычного.

— Остановите же чудовище, — сказал он высокопарно. — Не вы ли похвалялись тем, что избавились от злого духа, досаждавшего целой деревне? И то было в глухих краях, а здесь любой из нас мигом придет к вам на помощь!

— Хорошо… — упавшим голосом произнес Локхарт. — Я иду… иду… в Запретный лес…

К чести Гилдероя Локхарта стоит отметить, что он действительно сумел дойти по крупным, отчетливо видным в лунном свете кошачьим следам до ближайшей поляны. Правда, обернувшись, он этой дорожки следов уже не увидел — они исчезали сами собой. Профессор оказался в лесу, луна скрылась за облаками, а на его крики никто не отзывался.

Большая пестрая арысь лежала в развилке дерева, посмеивалась про себя и вылизывала лапы. По ее прогнозам, метаться по поляне Локхарту предстояло до самого утра. Нет, он мог бы поискать путь назад самостоятельно, да только все тропинки неминуемо привели бы его обратно, на эту самую поляну. Запутать дорогу — проще и быть ничего не может, и не надо на леших грешить! Для такого и волшебником-то быть не обязательно.

«А вот теперь, — подумала арысь и потянулась, — настало время для ночного выступления!»

— Мр-р-ря-а-а-у-у! — раздалось в ночи, и Локхарт подпрыгнул, выхватив палочку.

— Уа-а-а-ау! Мя-а-а-ау-у-у! — донеслось с другой стороны, и он покрылся холодным потом…

Мы с тобой молодцы, Басти! Напугали бедолагу так, что он, едва его отыскали и вернули в замок, кинулся собирать барахлишко. Покидал мантии в сундук да и был таков, а кто преподавать будет — бог весть! Ну да посмотрим…

— Глава шестнадцатая

Пролитая кровь

— Мисс Дьеллор, вам не кажется, что ваше поведение несколько выходит за рамки приличий? — сквозь зубы спросил Снейп, поймав девушку в коридоре, когда та направлялась в Большой зал на завтрак.

— Не понимаю, о чем вы, — улыбнулась она. Она всегда улыбалась, и это немного пугало, осознал вдруг Снейп.

— Я о Драко Малфое! Не знаю, в каких вы отношениях с его отцом, и знать не желаю, но взять и переселить мальчика из общежития в свои комнаты — это уже чересчур!

— Ах, чересчур… — протянула Дьеллор, потом вдруг резко повернулась и, с неженской силой схватив Снейпа за локоть, прижала его к стене. Теперь лица их не разделяло и дюйма. — Я глаз не спущу с Драко до тех пор, пока в школе находится оборотень, ясно вам? И кто угодно может думать что угодно, я стану водить мальчика за руку, пусть хоть лопнут от смеха… С ним можете не обсуждать эту тему, он все знает и все понимает!

29

В полумраке подземелья ее глаза светились желтым огнем, и она не говорила, а шипела.

— Откуда вы…

— Да от Люциуса же! — фыркнула Антар, выпустив профессора. — Право, сэр, лучше следите за мистером Люпином, чем за мной. Я уж точно не сделаю Драко ничего плохого, а насчет нашего нового преподавателя как-то сомневаюсь!

— Я варю для него зелье, — сказал он. — И уж поверьте, не напортачу!

— Я верю в ваше мастерство, но что если Люпин забудет принять лекарство? Нет, я не могу рисковать. Простите, сэр, мне наплевать на молву, тем более, Драко еще слишком мал, чтобы всерьез воспринимать такие глупые сплетни. Он останется у меня. Можете опротестовать это у директора.

— А вы тогда подключите Малфоя-старшего?

— Двоих старших, — улыбнулась Антар. — Именно так. Давайте не будем… усугублять, хорошо?

— Пожалуй, не стоит, — кивнул он. — Оставим это, мисс Дьеллор.

— Хорошо, сэр.

Профессор Снейп еще не знал, что всего пару дней спустя он зайдет на факультатив к мисс Дьеллор, на котором слушали что-то о волках, очень интересное, судя по приоткрытым ртам и горящим глазам, перехватит ее взгляд и кивнет в сторону выхода. А девушка спокойно закончит главу, передаст книгу кому-то из старшекурсниц и выйдет вслед за ним в коридор, чтобы…

— Что-то случилось, сэр? — спросила Антар, попытавшись поймать взгляд Снейпа, но не преуспев в этом.

— Пока нет, мисс, но… — он тяжело вздохнул. — Видите ли, мистер Люпин полагает, что он не единственный оборотень в школе.

— Да что вы! — изумилась она. — А кто же еще?..

— Вы, — обронил Снейп.

— Я?! — поразилась она. — Ну, знаете, это уже чересчур…

— Он уверяет, что, будучи зверем, чует чужой запах. Ваш, скорее всего. Мисс Дьеллор, я не поклонник мистера Люпина, но тем не менее…

— Сэр, ну это ведь чушь! — нахмурилась девушка. — Припомните: в прошлое полнолуние вы заменяли мистера Люпина на защите, а я вела зельеварение у младших курсов! Будь я оборотнем, это бы уж точно заметили!

— И правда… — сконфуженно пробормотал он. — Может, это потому, что вы анимаг?

— С чего вы взяли?

— Ну а те следы?! Вы же дали понять, что…

— Следов можно понаставить и без всякой анимагии, — довольно улыбнулась Антар. — Вы ведь наверняка допросили портреты, верно? И что они видели?

— М-м-м… гигантскую черную кошку, вроде бы пантеру или что-то подобное, — припомнил Снейп.

— Ну вот… Басти! — позвала девушка, и черная кошка материализовалась будто бы из ниоткуда. — Идите сюда, сэр, я покажу… Потерпи, Басти, это на минуточку…

«Вот это трансфигурация, — отрешенно подумал Снейп, увидев увеличенную в несколько раз Басти. — Вот это полет фантазии…»

— Я не хотела говорить о трансфигурации прямо, — сконфуженно произнесла Антар, — поэтому всячески юлила. Вы сами решили, что я анимаг, вот я и воспользовлась удобной легендой. Уж простите, сэр!

— Ничего, мисс Дьеллор, — сказал он. «Она намного сильнее, чем кажется. И она это скрывает. Зачем? Почему? Ответа нет, Люциус молчит, от Драко толку не добиться, а сама она просто насмехается! А что, если…» — Спасибо. Извините за то, что прервал ваше занятие.

— Не страшно, сэр, — улыбнулась она, — ребята вполне способны занять себя сами. Однако я пойду к ним, хорошо?

— Конечно, мисс Дьеллор. Еще раз простите за беспокойство, — церемонно произнес Снейп и подумал: «Прости, Люпин.» Он уже знал, что скажет директору и остальным…

* * *

Так называемый литературный кружок, как обычно, засиделся заполночь, и старшие пошли провожать младших по комнатам. Все завидовали Драко: он как валялся на диване, так там и остался дожидаться возвращения мисс Дьеллор, которую, судя по всему, считал своей собственностью.

— Дети-дети, — укоризненно произнес Ремус Люпин, дежуривший сегодня по школе, — разве можно бродить так поздно по ночам?

— А что, сэр? — весело спросил кто-то из старшекурсников. — Подумаешь! Ничего опасного тут нет, а мы не по одному идем, мы мелких конвоируем!

— Да, но… — Люпин вдруг осекся и заозирался. — Тут кто-то… кто-то…

Последующее все описывали по-разному, сходились только в одном: милейший и тишайший профессор Люпин вдруг преобразился, изо рта пошла пена, он упал наземь, срывая с себя одежду, и в мучительных корчах начал трансформацию… Это заняло так мало времени, что никто не успел опомниться, и чудовище со сверкающими глазами стало против нескольких студентов — старшие кое-как загородили младших, но боевых заклятий никто не знал, и ясно было, что отбиться от оборотня удастся только ценой больших потерь: царапины бы хватило для заражения, и рисковать никто не хотел.

А вот далее показания разнились. Кто-то говорил, что факелы погасли сами собой. Кто-то уверял, что почувствовал работу мага. Кто-то будто бы видел все своими глазами… Так или иначе, но в ответ на хриплый вой оборотня из темного коридора донесся гневный вопль очень большой кошки, на чью добычу позарился какой-то блохастый!.. Кошка угрожающе взвыла еще раз, послышался скрежет когтей о камень, а потом наступающего на детей оборотня снесло с ног большое темное тело, и два зверя сплелись в клубок, нещадно полосуя друг друга когтями и зубами. Шипение и рычание эхом отдавались под сводами замка, кровь пролилась на древние камни ступеней…

— Уходим, скорее! — опомонился кто-то из старших. — Пока они дерутся! Мелких на руки! Живо, живо!

Толпа студентов рассеялась раньше, чем сцепившиеся волк и рысь ненадолго оставили друг друга…

…- Мерлин великий, Антар, что с вами?! — Люциус Малфой выронил и книгу, и бокал, когда прямо на светлом пушистом ковре появилась обнаженная окровавленная девушка. — Вы…

— Ничего, ничего… — выговорила она, тяжело дыша открытым ртом. — Жить буду… Дайте что-нибудь прикрыться…

Он набросил на нее плед, осторожно обнял за плечи — Антар колотило в ознобе.

— Какой сильный попался… — простонала она. — Люциус, срочно, срочно отправьте домовика к Драко, он в моих покоях, пусть не вздумает выйти, это опасно! Я вернусь к утру…

— Да что там у вас случилось?! — вскричал он.

— Оборотень… — выговорила Антар. — Преподаватель — оборотень. Ваш Снейп варил ему зелье, а сегодня оно почему-то не сработало, и он кинулся на детей…

— Мерлин всемогущий!

— Я отбилась, они успели уйти… Господи, больно-то как…

— Антар! Что… что делать? — выдавил Люциус, разрываясь между желаниями немедленно кинуться в Хогвартс, к Драко, и как-то помочь девушке.

— Я же сказала — срочно отправьте сыну домовика!.. А я не сдохну, и не такое бывало, — реплика закончилась протяжным стоном, и Антар ненадолго отключилась.

В себя она пришла уже в ванной, где Люциус сам, не доверив этого домовикам, смывал с нее кровь и грязь. Ему было страшно — в полубреду Антар пару раз принимала облик арыси и тут же снова возвращалась к человеческому, — но он не дрогнул. Жалобный кошачий плач и человеческие всхлипы были на удивление похожи, слышать их было одинаково больно.

— Драко… — шепнула девушка, едва придя в себя.

— Не выйдет из ваших комнат, он клятву дал, — заверил Люциус, взял ее на руки, как ребенка, и понес в спальню. — Я не знаю, что я сделаю, я эту школу по камушку разнесу… Оборотень! Неуправляемый! И я не о вас, Антар…

— Я понимаю. Зелье не сработало почему-то, раньше ведь все было нормально…

— Выясним, — сквозь зубы заверил он. — Антар, может, медика вызвать? Вас так покромсали…

— Ерунда. Больно, и очень, но это скоро заживет, а заразить меня, как вы понимаете, нельзя. Ничего, Люциус, к утру я буду на ногах, — она приподняла голову. — Только мне придется обернуться еще раза два-три, чтобы наверняка, и поесть чего-то калорийного… для регенерации нужно.

— Конечно… — Видение истекающего кровью золотого чуда было чуть ли не страшнее воспоминания о медленно угасающем сыне, и слова сорвались сами: — Я не оставлю вас там! Хватит! Там не место вам с Драко!

— Люциус, я засыпаю… — выговорила Антар, умостив голову у него на груди. — Не забудьте разбудить утром, у меня факультатив…

30

«Драко один в школе, — с тоской подумал Люциус. — Я не могу забрать его прямо сейчас, не могу не отпустить Антар… Отец прав, я идиот, я даже думать не могу о расставании с ней!»

И легкий поцелуй, которым он коснулся губ задремавшей девушки, вдруг стал настоящим, таким, что закружилась голова, и Антар проснулась, а потом…

Отрезвила Люциуса резкая боль в левом предплечье. Он взглянул — руку пересекали четыре глубокие кровавые борозды, пришедшиеся аккурат на Метку и располосовавшие ее на несколько частей.

— Прошу прощения, — без тени раскаянья произнесла девушка, посмотрела на него в упор и поцеловала — настолько тепло и нежно, что он чуть не задохнулся, до того это было хорошо. — Мне пора.

— Но вы…

— Я боюсь оставлять Драко в Хогвартсе. Я не могу постоянно водить его за руку, — сказала она серьезно. — Решайтесь, Люциус, нужно забрать его!..

— А если я… решусь, вы не уйдете? — коварно спросил он.

— Никогда, — пообещала Антар.

Раны на теле не значат ничего. Шрамы? Ерунда. Я люблю тебя, это намного больнее, и эти шрамы не изгладятся никогда…

— Эпилог

— Ну что ж, Басти, мне пора уходить отсюда, — негромко сказала Антар, гладя черную кошку. Та вопросительно мяукнула и положила лапу на руку хозяйки, едва заметно выпустив когти. — Ты… сама решай. Мне будет тебя не хватать, но советовать я права не имею, ты знаешь.

Кошка мурлыкнула, поудобнее устроилась на коленях хозяйки, заурчала громко и настойчиво.

— Понятно… Ну что ж, Басти, — девушка снова погладила пушистый черный мех. — Раз ты сделала выбор, я вмешиваться не стану. Справишься?

— Мяу! — презрительно ответила та.

— Действительно, и что это я спрашиваю… Я буду скучать, Басти, — Антар встала, спустив кошку на пол. — Прости меня, если чем-то обидела.

— Мяу, — сказала Басти, села, обвив хвостом передние лапы, и прижмурила глаза.

— Прощаться не буду, потому что, чует мое сердце, мы с тобой еще встретимся…

Антар долго гладила вытянувшуюся на боку кошку, потом отвернулась и поднялась на ноги.

Может быть, даже и в этой жизни…

…- А где Басти? — спросил Драко на следующий день.

— Басти больше нет, — коротко ответила Антар и отвернулась. — Не будем об этом, хорошо?

Мальчик молча кивнул: он не знал, сколько лет было этой кошке, может, уже порядочно, а живут они не так уж долго… И если его попросили не растравлять раны — а Басти, помнил он, была глазами и ушами своей хозяйки, — то лучше держать язык за зубами. Может быть, когда-нибудь потом мисс Антар сама расскажет, как лишилась верной спутницы, а пока… пока лучше заняться делами насущными.

— Нам пора, — сказала она, будто подслушав его мысли. — Давай руку… Будешь скучать по школе?

— Нет, — помотал он головой. — Научить меня всему и вы с папой научите, а без остального я обойдусь. Только профессора Снейпа будет не хватать, я к нему привык, вы же знаете…

— Ну-у-у… — задумчиво произнесла Антар.

— Его можно будет пригласить хоть на немножко? — живо заинтересовался Драко.

— Посмотрим, посмотрим, — заулыбалась девушка. — Мне тоже не помешали бы его консультации, но — всему свое время, мой дорогой. Покамест вам с отцом нужно убраться подальше отсюда.

— А дедушка… ой, да что я спрашиваю, — спохватился мальчик, — у него ведь тоже… ну… есть подруга, да?

— Совершенно верно. И твой дедушка сам о себе прекрасно позаботится. И мэнор пустым стоять не будет. Кстати, дом бросать не жалко?

— Жалко, — подумав, честно ответил Драко. — Я же в нем вырос. И папа, и дедушка… Но, во-первых, он же все равно наш, может быть, когда-нибудь получится вернуться! А во-вторых, там, куда мы отправимся, наверняка окажется столько интересного, что по дому скучать будет некогда!

— Какие разумные речи! — хихикнула Антар и взяла его за руку. — Отправляемся! Люциус наверняка уже места себе не находит, а мы тут с тобой разговоры разговариваем… Успеем еще наболтаться!

— Ага! Мисс Антар, а еще, знаете… — начал мальчик, но осекся. Поймал на себе вопросительный взгляд и закончил: — Жалко, что новички не услышат, как вы читаете. Сами-то они вряд ли…

— Отчего же ты так в этом уверен? — улыбнулась она.

— То есть…

— Я сказала: хватит болтать, — строго произнесла Антар. — Потом расскажу!

…Новый учебный год начался отвратительно. Люпин по-прежнему должен был вести защиту, но это еще ладно, хуже оказались новости: из Азкабана сбежал Сириус Блэк, и теперь надо было следить за Поттером втрое тщательнее… если не вдесятеро!

И еще: куда-то пропал Люциус Малфой. На вызовы он не отвечал, совы возвращались ни с чем, словом, старый знакомый исчез бесследно, не удосужившись даже намекнуть, куда именно подался и как его найти, случись что. Абраксас Малфой, которого удалось застать в мэноре, собирался в очередное европейское турне, был совершенно не расположен беседовать, а потому сказал только, что сын у него уже взрослый, сам решает, что делать, ну а Снейп — не влюбленная школьница, чтобы бегать за Люциусом. И если тот куда-то подевался, не оставив координат для связи, значит, у него были на то свои причины.

Причина однозначно звалась Антар Дьеллор, заключил профессор, не обнаружив девушки за преподавательским столом. Кстати, Драко тоже не было, и это наводило на неприятные мысли. Конечно, этим двоим закон не писан, они могут явиться под утро, чтобы, как говорила Дьеллор, мальчику не пришлось трястись в поезде, но что-то подсказывало Снейпу: они не появятся вообще. И, может быть, он больше никогда их не увидит…

— И еще одно объявление, — продолжил директор. — К сожалению, мисс Дьеллор вынуждена была нас покинуть, семейные дела, знаете ли…

«Так я и знал, — вздохнул Снейп. — Вот всё и сошлось. Нет ни Люциуса с сыном, ни этой кошки, старый Малфой явно в курсе… Я действительно больше никогда их не увижу. Ну, Люциус всегда был хитер, понял, что пора бежать… и, видимо, очень далеко. Наверно, на родину этой девицы. Что ж, удачи ему!»

В зале поднялся расстроенный гул: к Антар Дьеллор успели привыкнуть, многие ее полюбили.

— Что ж мы теперь, ничего интересного не послушаем? — выкрикнул кто-то с места.

«А самому тебе кто мешает книжку открыть?» — хмыкнул про себя Снейп. С другой стороны, ученики читали то, что приносила им Дьеллор. Если магглорожденные и полукровные еще могли найти что-то интересное во время каникул, то чистокровным это было, как минимум, сложно сделать. Да и поди сориентируйся в безумном количестве маггловских книг!

— Тише, тише! — призвал к спокойствию директор, взмахнув рукавами. — Мисс Дьеллор просила передать, что ей очень жаль покидать вас, что она успела вас полюбить, но долг перед семьей вынуждает ее отправиться на родину.

«Интересно знать, какую именно семью она имела ввиду?» — вздохнул Снейп.

— Однако факультативы продолжатся! — добавил директор, и профессор вздрогнул. — Мисс Дьеллор порекомендовала свою дальнюю родственницу… которая, кстати, тоже мечтает о практике под руководством профессора Снейпа.

«Нет… Только не это!»

— Мисс Бастиана Ленуар-Крейслер, — представил новую практикантку директор, и кто-то сел рядом со Снейпом.

— Можно просто мисс Ленуар, — улыбнулась она, высокая стройная брюнетка. Во внешности ее мерещилось что-то восточное, черты лица немного напоминали знаменитую Нефертити. Блестящие черные волосы были собраны в тугой узел на затылке, одета девушка оказалась так же, как ее предшественница, в длинное закрытое платье. — Полная фамилия очень уж длинна и не слишком благозвучна.

— Как вам будет угодно, — ответил директор, — о расписании договоритесь с профессором Снейпом, мисс Ленуар, а что касается факультативов…

— Вы намерены продолжать в том же духе, что мисс Дьеллор? — встряла МакГоннагал, поджав губы.

— Понятия не имею, как именно она вела занятия, — пожала плечами девушка. — Но, поскольку учили нас одинаково, не думаю, что сумею привнести что-то существенно новое… Полагаю, для начала мы немного потопчемся на классической литературе… Например, отчего бы не почитать Гофмана?

31

— Сказки? — удивился Флитвик.

— Почему же непременно сказки? У него есть, к примеру, «Житейские воззрения кота Мурра», замечательная вещь, тонкая, ироничная, — сладко улыбнулась Ленуар.

«Ленуар-Крейслер, — сообразил вдруг Снейп. Все-таки кое-что в маггловской литературе он смыслил. — Гофман! Да она же напрямую говорит, кто она такая, а никому и невдомек… Ну, мисс Дьеллор, вы прислали достойную замену!»

— А для разнообразия возьмем сказку о волшебной силе фантазии, представляете, главного героя там зовут Бастиан, совсем как меня!

— Вот и хорошо, вот и славно, — заговорил Дамблдор. — Вот справа от вас профессор Снейп, вы уж с ним согласуйте график ваших занятий, а потом сообщите, когда намерены вести факультативы…

— Конечно, господин директор, — с уважением сказала девушка и повернулась к Снейпу.

На смуглом лице миндалевидные зеленые глаза выглядели необычайно яркими, цвет их подчеркивали серебряные сережки с малахитом.

— Мисс Ленуар-Крейслер? — не без намека произнес профессор.

— Приятно встретить понимающего человека, — улыбнулась она. — Но, повторюсь, можно ограничиться первой половиной фамилии.

— Как вам будет угодно. М-м-м… Мисс Ленуар, а не подскажете ли вы, что за обстоятельства вынудили мисс Дьеллор покинуть нас так скоропостижно?

— Личные. Семейные, — ответила та коротко, подумала и добавила шепотом: — Ах, ладно, вам она в некотором роде доверяла… У нее медовый месяц. И, собственно, она уже не мисс Дьеллор, а… вы сами догадаетесь, я полагаю.

Снейп предсказуемо поперхнулся, и его любезно постучали по спине. Судя по всему, мисс Ленуар, ударь она чуть сильнее, запросто могла бы сломать ему ребра.

— Неужто это стало для вас неожиданностью?

— Почти, — выдавил профессор. — Гхм… А о… м-м-м…

— Думаю, вы хотите спросить о ее супруге и пасынке, — разгадала его мысли Ленуар. — Они чувствуют себя замечательно. Кстати, все трое передают вам привет. Уж простите, что вот так… но ни предупреждать заранее, ни открывать, где их новый дом, они не рискнули.

— Ничего… А… гм… отец ее супруга? — выкрутился Снейп. — Он как к этому отнесся?

— А как к этому можно отнестись? — невозмутимо произнесла девушка. — Тем более, он сам виноват.

— Не понял…

— Долго объяснять, профессор, — улыбнулась Ленуар, щуря зеленые глаза. («Как у Лили, — подумал было Снейп, но тут же мотнул головой, отгоняя непрошеную мысль. — Нет, ерунда, и разрез иной, и оттенок радужки…») — Быть может, когда мы поработаем вместе, и я узнаю вас чуть лучше, то расскажу. Или хотя бы намекну. А пока — увы!

— Вы мне не доверяете?

— Я доверяю только Антар, — серьезно сказала девушка. — Она отзывалась о вас хорошо, как и ее супруг, но я предпочитаю составить собственное мнение.

Можно подумать, оно у меня не сложилось давным-давно!

— Не стану спорить, — кивнул Снейп. — Я сам недоверчив.

— Я знаю.

«Откуда бы? — фыркнул про себя профессор, но тут же сам себе ответил: — Да от Дьеллор, конечно же, и от Малфоя!»

— А у вас нет фамилиара? — спросил он, чтобы сменить тему.

— Нет, — покачала головой Ленуар. — Я много времени провожу в разъездах, так что… сова привлекает внимание, с кошками тоже много мороки, а другие животные меня не устраивают.

— Мисс Дьеллор, как мне помнится, тоже много путешествовала, и именно с кошкой, — напомнил Снейп.

— Это было уже взрослое, спокойное животное, — сказала девушка. — Насколько мне известно, Басти выросла в дороге, и с ней никогда не возникало проблем, даже учитывая, что Антар предпочитает маггловский транспорт, а эти проверки на границах, ветпаспорта…

Она махнула рукой.

— Вы сказали — «было»? — прицепился к слову профессор.

— Да. Той кошки больше нет, — произнесла Ленуар с непонятной интонацией. — Жаль…

— Говорят, у кошек девять жизней, — напомнил Снейп, чувствуя, что становится на скользкую дорожку. Более того, множество учеников с огромным интересом наблюдало за его разговором с новой практиканткой… а чего могут напридумывать школьники, никому рассказывать не надо!

Но и остановиться он не мог: эти странные «практикантки», повадившиеся в Хогвартс, не давали ему покоя. (Одна вот увела Малфоя, ну да и ладно, может, он убережется… С тех пор, как тот познакомился с Дьеллор, его будто подменили, он словно помолодел лет на десять, глаза загорелись. И Драко, маленький негодяй, от юбки своей обожаемой мисс Антар просто не отлипал, а девица и горазда была его баловать!)

— Вот именно, — улыбнулась девушка. — Вот именно… Но не будем сейчас об этом. Не за общим столом, вы понимаете?

— Конечно.

«А вторая, похоже, явилась по мою душу», — подумал он и почувствовал, как по спине побежали мурашки. Не от страха, какое там, от азарта и предвкушения чего-то необычного…

— Думаю, о практикумах мы побеседуем завтра?

— Да, пожалуй, сперва нужно утрясти основное расписание, — кивнул Снейп, не удержался и добавил, чуть повысив голос: — Сколько лет я здесь преподаю, но не упомню года, когда все прошло без единой накладки!

— Кто бы говорил, Северус! — сказала с другой стороны МакГонаггал. — Я-то подольше твоего в Хогвартсе, но… Да, ты прав. В начале года всегда что-то да не так!

— Красивое у вас имя, — заметила Ленуар.

— Уж какое есть, — буркнул профессор. — Гм… У вас тоже красивое. Необычное.

— Да, только длинное и вычурное, — притворно вздохнула и потянулась гибким кошачьим движением. Зеленые глаза не выражали абсолютно ничего, хотя на губах Ленуар играла улыбка.

— М-м-м… Я не любитель фамильярности, — выговорил Снейп, чувствуя, что идет прямиком в заготовленную ловушку, и понимая: именно так ухнул в расставленный на него капкан Люциус Малфой. Увы, азарт был сильнее осторожности, а Бастиана Ленуар оказалась, пожалуй, интереснее и красивее Антар Дьеллор. И, Мерлин побери, может он хоть раз в жизни успеть первым?! — Но раз нам придется довольно много и тесно общаться… на профессиональные темы… Словом, в неофициальной обстановке вы вполне можете обращаться ко мне по имени.

— Хорошо, Северус, — улыбнулась девушка, сверкнув глазами. — Вы тоже зовите меня по имени.

— Вы же сказали, что оно слишком длинное.

— Ну… — Ленуар поправила смоляную прядь и посмотрела профессору в глаза. («Абсолютно глухо! — подивился тот, попытавшись легилиментить ее по въевшейся привычке. — То ли она гениальный окклюмент, то ли кто-то поставил ей непробиваемый блок.») — Вы можете называть меня просто — Басти…

32

Измайлова Кира

В следующей жизни…

— Глава первая

Знакомство

В конце июля Диагон-аллея была такой же, как и обычно: шумной, веселой и людной.

По правде говоря, мужчине, который медленно шел сейчас мимо лавок и магазинчиков, вовсе не хотелось находиться в этой шумной толчее, но он решил, что лучше заранее узнать самому, что теперь где расположено, чем завтра здесь проведет лишние пару часов его сын. Будь его воля, он купил бы все сам, но увы — без будущего владельца волшебную палочку не подберешь… А тридцать первое июля — традиционный день покупок для школы.

— Как он сдал… — слышался шепоток за спиной.

— А еще недавно-то выхаживал гоголем…

Он взглянул на свое отражение в ближайшей витрине: да, в самом деле, он очень сильно постарел после внезапной смерти жены, зеркало в холле и то вздыхало печально и ничего не говорило. Что творилось с сыном, лучше и не представлять: тот просто замкнулся в молчании, явно считая, что в случившемся есть и его вина. Глупости, но поди докажи это упрямому мальчишке, который и разговаривать-то не желает!

— Он сильно ее любил?

— Да кто разберет, но жили вроде ладно… А тут такое!

— Что? Что?

Слушать дальше не было смысла, слухи ходили самые разнообразные. Он встряхнул головой, резко развернулся и с такой силой столкнулся с какой-то дамой, выходившей из лавки мадам Малкин, что выронил трость. Сама дама чуть не упала, он едва успел подхватить ее под локоть.

— Боже мой, прошу покорнейше извинить, сударь! — произнесла она. — Я была так невнимательна, понимаете, пыталась запомнить, как сюда пройти…

— Что вы, сударыня, это я чрезмерно погрузился в свои мысли, — учтиво наклонил он голову. Все в даме… девушке даже, этак двадцати пяти, может быть, чуть больше, выдавало иностранку: и акцент, и своеобразная манера разговора, и одежда. Вместо традиционной мантии на ней было длинное, в талию, закрытое наглухо палевое платье, спереди тянулся длинный ряд мелких обтянутых тканью пуговок и никакой больше отделки. — Надеюсь, вы не ушиблись?

— Нисколько, — улыбнулась та, и он моргнул, настолько улыбка преобразила обычное, в общем-то, лицо.

Стопроцентное попадание. Лучшего и желать было нельзя!

— Сударь, не будете ли вы так любезны, раз уж я в вас так удачно врезалась, подсказать, как добраться до ближайшей книжной лавки? — спросила она с очаровательной непосредственностью. — Я брожу тут кругами уже, кажется, несколько часов, расспросила с полсотни человек, но найти это место не могу! Вот удивительно, я не плутала ни в Праге, ни в Венеции, а в таком небольшом, казалось бы, квартале не способна отыскать магазин… Кажется, будто дома тут перебегают с места на место, лишь бы сбить меня с толку! Вот мне дали ориентир: островерхая красная кровля, так ведь там оказался бар… Я уже решительно выбилась из сил!

Он немного подумал, глядя на девушку. Не то чтобы красивая, симпатичная, лицо сердечком, веселые глаза и приятная улыбка. Одета неброско, но далеко не дешево. Никакого макияжа, только губы, кажется, чуть поблескивают. Из украшений на виду только серьги тонкой работы, серебро и какой-то прозрачный камень в паре с авантюрином, вспыхивающие на солнце и бросающие золотитые блики на загорелое лицо. И вдобавок иностранка, так что вряд ли станет пялиться с фальшивым сочувствием.

«А почему бы и нет?» — подумал он, вслух же сказал:

— Сударыня, если вы позволите, я хотел бы пригласить вас на чашечку кофе вот в том скромном заведении, — он указал тростью. — Ну а потом я с удовольствием провожу вас до нужной лавки, мне тоже нужно заглянуть туда.

— Не стану возражать, — кивнула девушка с улыбкой. — Мои бедные ноги только рады будут передышке…

Есть контакт! Работаем!

Мужчина предложил ей руку и, только устроившись за столиком в кафе сообразил, какую бестактность допустил.

— Сударыня, простите, я был невежлив, — церемонно сказал он, снова встав, — даже не представившись вам. Люциус Малфой к вашим услугам.

— Антар Дьеллор, — та протянула руку.

— Какое необычное имя, — заметил Малфой. — Это от «Антарес»?

— Нет, что вы! — рассмеялась она. — Так кое-где в глуши до сих пор называют янтарь. По-вашему я звалась бы Амбер, но переводить имя — верх глупости, не находите?

Он молча кивнул.

— Ну а по дате рождения мой камень — авантюрин, видите, какой солнечный, — она коснулась серег. — По-моему, очень мне подходит!

— Согласен, — ответил Малфой, посматривая на него.

Девушка и сама оказалась какой-то на удивление солнечной: странного оттенка русые волосы, уложенные замысловатым узлом на затылке, на солнце отливали то бронзой, то золотом, светло-карие глаза с золотистой искрой порой казались янтарными, и даже аккуратные ногти на руках были покрыты прозрачным лаком с редкими золотистыми блестками.

— Чего изволите? — подлетела к ним официантка, с жадным любопытством наблюдающая за незнакомкой, явившейся с вдовым Малфоем.

— Кофе, покрепче, — ответил он.

— А мне с такой жары лучше сок. Яблочный или апельсиновый, какой найдется, — сказала девушка.

— Есть чудесный лимонад с мятой, только что со льда!

— Это прекрасно, — кивнула она. — Пускай будет лимонад. Вы не возражаете, мистер Малфой?

— Отчего я должен возражать?

— Вы пригласили меня на кофе, а теперь будете пить его в одиночестве, — серьезно сказала Дьеллор, но не сдержалась и прыснула. — Извините. Я не привыкла к английским манерам и чувству юмора, а у нас они как-то… попроще.

— А вы, если не секрет, какими судьбами в наших краях? — поинтересовался он.

Есть реперная точка. Можно развивать тему.

— По работе, сударь, — ответила она и снова улыбнулась. — Меня, знаете ли, после Дурмштранга носило по всей Европе. Я и в Германии бывала, и во Франции, но это неинтересно, так что я и в Венгрии поработала, и в Румынии, и в Сербии, вот, теперь в Англию прямиком из Албании… Там тоже не нашлось того, что я искала.

Малфой вопросительно приподнял бровь.

— Ну что ищут все женщины, сударь? Разумеется, секрет вечной молодости, — фыркнула Дьеллор.

— Это вам к Фламмелю, — невольно улыбнулся он.

— Вы о философском камне? — живо спросила она. — Ах, нет, это слишком скучно и технично, если вы понимаете, о чем я. Я знаю, есть более древние и куда более сокровенные секреты, вот их я и ищу… Денег на изыскания у меня довольно, семья поощряет такие прожекты, потому что, вы сами наверняка знаете, старое знание быстро исчезает, а это никуда не годится!

— Я, признаюсь, не припомню вашей фамилии, — осторожно произнес Люциус.

— Да вряд ли вы могли ее слышать, — вздохнула Антар. — Мы же не чистокровные. У нас каких только кровей не намешано: и венгры, и румыны, и болгары, и греки, кажется, даже финн затесался… или эскимос? Или монгол? Не помню, право. Были и маги, и простые люди, у нас к этому относятся спокойно.

— Откуда же вы родом?

— Издалека, — улыбнулась она. — Не спрашивайте. Могу сказать лишь, что это на северо-востоке Европы, но не там, где Дурмштранг. Мы вообще традиционно учимся в других местах, но мне нужен был именно Дурмштранг — там продвинутый курс зельеварения.

— Так вы… — Малфой нахмурился.

— Зельевар, да, — кивнула Антар, потягивая свой лимонад. — Не Мастер, но кое-что умею.

— Один мой знакомый — самый молодой Мастер Зелий в Британии, — зачем-то произнес Люциус.

— Я знаю, — спокойно ответила девушка, и он чуть не вылил на себя кофе.

— Откуда?..

— Я наконец вспомнила, где могла вас видеть, — ответила она. — В журнале о зельеварении, там была статья, мол, вы меценат, поддерживаете молодые таланты… и так далее. Только на фотографиях… колдографиях, то есть, никак не переучусь… вы выглядели намного моложе. У вас что-то случилось?

— Отчего вы так решили? — холодно спросил Люциус и глотнул остывшего кофе.

— Люди так не меняются за неполный год — а именно тогда я видела тот журнал, — если у них не приключилась беда. Тяжелая болезнь, например, или смерть кого-то из близких, — сказала Антар.

1

— Уже наслушались сплетен, мисс? — прошипел Малфой.

— Я не слушаю сплетен, — ответила она. — И не читаю бульварной прессы. Извините, если задела. У нас принято проявлять сочувствие, но англичане такие замкнутые, что я все время боюсь кого-нибудь оскорбить!

— Да что уж теперь… — с досадой произнес он. — Знает вся Британия. Чуть больше года назад умерла моя супруга.

Вторая реперная точка. Если он раскроется, то полдела сделано…

— Мои соболезнования, — искренне произнесла Антар. — Вы, должно быть, очень ее любили, раз так горюете.

— Дело не в том… — начал Люциус и вдруг сообразил, что открывает душу совершенно незнакомой девице. С другой стороны, кто-то когда-то рассказывал ему о маггловском понятии, «синдроме попутчика»: о самом сокровенном можно рассказать чужому человеку в поезде, тогда как близкие ни о чем и не догадаются. Видимо, это оно и есть… — Дело в том, как именно она умерла.

Девушка молчала, ожидая продолжения.

— У меня есть сын, — помолчав, сказал Малфой. — Единственный наследник. Я полагаю, вы понимаете, что это означает?

— Это опасно. Не приведи господи, с мальчиком что-то случится, тогда род прервется, — кивнула Дьеллор.

— Вот именно. Поэтому на Драко мы надышаться не могли… И вдруг выяснилось, что Нарцисса снова беременна… Мы были сами не свои от счастья! А потом она умерла… — Люциус прикрыл глаза. — Неожиданно. Меня не было дома, дел ведь по горло, она осталась одна… и ей стало плохо. Она успела еще позвать домовика, но те без приказа не могут вызвать колдомедиков, а Нарцисса уже потеряла сознание. Тот бросился за Драко, но поместье большое, пока сын добежал… Сами понимаете, мальчику было десять, и увидеть, как мать истекает кровью… Нельзя винить его за то, что он сперва бросился не к камину, а к ней.

— Так часто бывает, — вставила Антар. — Вместо того, чтобы срочно звать подмогу, пострадавшего начинают тормошить, пытаться привести в сознание и спрашивать, что с ним стряслось.

— Именно. А, как оказалось, минуты промедления оказались смерти… не просто подобны… — Малфой понял, что рука у него дрожит, и убрал ее подальше от чашки. — Спасти ее не успели.

— Внематочная беременность? — спросила Дьеллор.

— Все-таки почитываете прессу? — зло поинтересовался он.

— Нет, просто наслышана о таких случаях. Да и когда стажировалась в одной клинике, насмотрелась всякого. Бедная… неужели у вас не умеют диагностировать подобные вещи на ранних сроках?

Малфой бросил на нее такой взгляд, что девушка тут же добавила:

— Ну да, разумеется, традиции, семейный врач, который еще вас качал на коленях во младенчестве… Благородная дама, которая ни за что не даст осмотреть себя постороннему… А в результате страшная и нелепая смерть!

Первым побуждением Люциуса было запустить в нее непростительным или хотя бы сахарницей. Но ведь Дьеллор была права…

— Хуже всего пришлось Драко, — сказал он. — Я прибыл, когда все уже закончилось, а он… мать умерла буквально у него на руках, и я знаю, он винит себя в том, что промешкал. Одна надежда, ему в школу скоро, там он сумеет отвлечься…

— Не сможет, — ответила девушка и, поставив локти на столик, положила подбородок на сцепленные пальцы. Золотистые глаза пристально уставились на Малфоя. — Ему станет еще хуже. Там ему придется утверждаться. Искать свое место. Учиться. Заводить знакомства. А у него занозой сидит где-то в сердце чувство вины. Боюсь даже представить, что станет с его характером и с ним самим.

— Вы подозрительно много знаете о телесных и душевных недугах, мисс Дьеллор, — произнес Малфой. — Откуда?

— Я ведь сказала, что стажировалась в клинике. А там кого только не встречалось… Отделение для психических тоже имелось, — усмехнулась она и добавила: — Это была маггловская клиника для бедных.

Люциус поперхнулся остатками кофе.

— Однако интересную жизнь вы ведете, мисс Дьеллор, — выговорил он.

— Да, у нас считается, что нужно как следует повидать мир, — кивнула она серьезно. — И не с парадного входа, если можно так сказать, а с черного. Извините, я не всегда правильно строю метафоры на английском.

— Вы хотели сказать, с изнанки?

— Точно! И не только магический мир, но и маггловский. Очень, знаете ли, раскрепощает и расширяет мировоззрение, — улыбнулась Антар, и Люциусу вдруг показалось, что она старше, чем кажется.

— А ваши родные… тоже?

— Конечно. Одна бабушка была санитаркой, выносила раненых с поля боя во время Второй мировой… у вас это войной с Гриндевальдом называется, если не ошибаюсь, — задумчиво ответила девушка. — Вторая партизанила по лесам со снайперской винтовкой и, если не выдумывает, пару раз бросала гранаты под танки. Первый дед служил на подводной лодке, топил немецкие конвои, а другой сгинул в концлагере. Маме довелось поработать на заводе, отец был летчиком. Собственно, почему был? Он и теперь летчик, только уже в гражданской авиации, не военной…

Малфой потряс головой.

— И… вы хотите сказать, все они волшебники?

— Кроме той бабушки, которая снайпер, — спокойно сказала Дьеллор. — Та была обычным человеком. И насчет деда, который пропал, точно ничего сказать нельзя. А остальные — да, волшебники. — Она засмеялась. — Я понимаю, это у вас в голове не укладывается, но мы так живем который… год.

Отчего-то Люциусу показалось, что она хотела сказать «век».

Он задумался, и ему уже второй раз за сегодняшний день пришла странная мысль «А почему бы и нет?»

— Мисс Дьеллор, — произнес он, — вы крайне необычная особа.

— Я в курсе, — улыбнулась девушка. Она часто улыбалась, словно знала, насколько это ей идет. Впрочем, наверняка ведь знала!

— Уже вечереет, вы устали… Вы не согласитесь составить мне компанию завтра? Сыну нужно будет купить школьные принадлежности, а я заодно покажу вам все интересные и полезные лавки и объясню, как не заплутать здесь, — выдал он.

— Ну-у… Любите совмещать полезное с полезным? — сощурилась Антар.

— С приятным, вы хотели сказать?

— А что именно для вас приятно: собирать сына в школу или сопровождать иностранку?

— Тогда уж лучше сказать — приятное с приятным, — не остался в долгу Люциус.

— Сойдемся на этом, — кивнула Антар и встала, приняв протянутую руку. Официантку Малфой не ждал, тут просто запишут на его счет. — Только сегодня, уж пожалуйста, покажите, как дойти до этой проклятой гостиницы, как бишь ее?..

— «Дырявого котла»?

— Точно. А оттуда я уж отправлюсь в отель.

— Что вы имеете в виду?

— Я живу в обычном Лондоне, — пояснила она. — Не в этой же жуткой дыре ночевать! А там за те же деньги предлагают вполне приличные апартаменты.

— Вот как… — только и выговорил Малфой. — Что ж, идемте, я вас провожу… Кстати, а почему вы не аппарируете прямо отсюда?

— Потому что люди нервно относятся к возникающим из воздуха незнакомкам. А если аппарировать сразу в номер, портье непременно удивится, как это я попала туда, не взяв ключа, — терпеливо пояснила Дьеллор, беря его под руку.

— Ясно… Вот «Котел», мисс Дьеллор.

— Спасибо, сударь, вы меня несказанно выручили, — улыбнулась она. — Завтра?..

— Здесь же, чтобы вы не заплутали, в десять утра? Не слишком рано?

— Ну что вы.

— В таком случае, удачного пути и доброй ночи, — Малфой откланялся.

Девушка пристально посмотрела ему вслед. Показалось ей, или в тусклых серых глазах загорелась какая-то искра? Даже если так, с ним одним нет смысла возиться, его-то проще расшевелить. Нужно еще посмотреть на мальчика, а там, судя по всему, работа предстоит немалая… А до школы всего месяц.

«Успею», — сказала себе Антар Дьеллор, поправила прическу и, убедившись, что ее никто не видит, аппарировала невесть куда.

— Глава вторая

Новое знакомство

— Драко, ты готов? — спросил Люциус сына.

— Да, папа, — ответил тот бесцветным голосом. Он и сам сделался каким-то бесцветным за прошедший год, ничего не хотел, ничего не делал, ничем не интересовался…

2

— Тогда идем. Ах да! Забыл предупредить: с нами будет дама.

— Что еще за дама? — вышел из оцепенения Драко.

— Иностранка, которая абсолютно не ориентируется на Диагон-аллее, и которой я обещал показать, что где находится. Будь с нею полюбезнее.

— Хорошо, папа, — пожал тот плечами, явно решив, что это очередная отцовская пассия.

О том, что Люциус периодически погуливает, не знали только младенцы, но это воспринималось совершенно нормально: жена женой, но… А уж теперь, когда он вдовец, а срок траура истек, тем более придраться не к чему. Драко тоже знал, поскольку как-то застукал отца, договаривающимся о встрече с какой-то прелестницей по каминной сети, выслушал краткую вводную лекцию и забыл об этом. Семья — это святое, сказал тогда Люциус, а эти девицы… ну, ты же не забудешь свою любимую лошадь, которую сам вырастил, даже если разок прокатишься на какой-нибудь другой разнообразия и забавы ради?

Вот мачехи бы Драко не потерпел, но Люциус и не торопился выбирать новую жену, хотя осаждали его со всех сторон. Как же, такая партия! Пускай и Пожиратель смерти, но фамилия! Состояние!.. Драко знал, что отец сам все это прекрасно понимает, и с советами не лез. Этого еще не хватало…

Ехать в школу он не желал. Он примерно представлял, что там будет, и это заранее доводило его до злых слез. Уединиться негде, ведь кровать за пологом в общей спальне — это не своя комната, в которую даже отец не входит без стука, и где можно плакать, пока хватит сил. Общий же стол. Вражда факультетов, шуточки старшекурсников… Прелесть, а не школа!

— Прибыли, — сказал отец. — Доброе утро, мисс Дьеллор, вы на редкость пунктуальны!

— Доброе утро, мистеры Малфои, — весело ответила та. — Это вы пунктуальны, а я просто всегда прихожу раньше, причем не нарочно.

— Познакомьтесь: это мой сын Драко. Мисс Антар Дьеллор.

— Рад знакомству, — выговорил мальчик, едва дотронувшись до теплых пальцев.

— И я рада. Ну так что, мистер Малфой, откуда начнем нашу одиссею? И почему еще никто не додумался продавать для туристов карты этой вашей Диагон-аллеи?

— По списку у нас первыми мантии, так что идем к мадам Малкин, — не стал реагировать Люциус. — Тем более, там вы уже были…

Драко исподтишка поглядел на иностранку. Она была совсем не похожа на тех кокоток, с которыми, бывало, проводил время отец. На чопорных дам и девиц из высшего света она тоже не походила: не жеманилась, не кокетничала, не закатывала глупо глаза, смеялась не с повизгиванием, как все они, а нормальным веселым смехом. И что-то в ней казалось странным. Нет, не одежда, мало ли, кто и почему предпочитает платья вместо мантий… мама дома тоже носила платья (тут он стиснул зубы, чтобы не думать об этом), что-то иное. Какая-то до странного знакомая повадка…

Мальчик, шедший позади взрослых (Люциус предложил девушке руку), присмотрелся и сообразил: она движется не так, как другие дамы. Может идти очень быстро, потом вдруг остановиться на мгновение и стоять так, оглядываясь, а потом, как ни в чем не бывало, двигаться дальше. Паузы такие крохотные, что Люциус точно не обращал на них внимания, но Драко сзади хорошо видно было, как иностранка вдруг замирает на полушаге.

Та вдруг оглянулась через плечо и подмигнула ему: чуть раскосые глаза в утреннем солнце сверкнули янтарем. Он отстал еще немного. Спасибо и на том, что не кинулась тормошить или там гладить по голове, с приличиями знакома… А то с этих континенталов станется!

— Итак, вот заведение мадам Малкин, — страдальческим тоном произнес Люциус.

— Ага, два поворота налево, мимо забора… — старательно рисовала план девушка. — Прекрасно! Идемте, господа?

— Ах ты… — спохватился Малфой-старший. — Я совершенно забыл о том, что мне нужно в «Гринготтс» по делу. Драко, ты, я надеюсь, сумеешь сам заказать мантии?

— Конечно, папа, — уныло ответил тот.

— Мисс Дьеллор?

— Мне тоже нужно кое-что заказать, — кивнула она, — вчера мы поговорили с мадам… а, вам это не интересно! Нам потом подойти к банку? Его хотя бы видно отовсюду, я не заблужусь!

— Ну зачем же… — проговорил Люциус, пребывая в раздумьях. — Драко!

— Да, папа?

— Я не знаю, сколько времени у меня займет беседа с гоблинами. Ты сможешь показать мисс Дьеллор Диагон-аллею? Хотя бы те лавки, где тебе нужно купить что-то к школе? Я вас нагоню, как управлюсь.

— Конечно, папа… — повторил тот безо всякого энтузиазма.

— Мисс Дьеллор, я приношу искренние извинения, но… — Люциус развел руками. Судя по искоркам в глазах девушки, она легко разгадала его маленькую хитрость.

— Ну что вы, я думаю, ваш сын покажет и расскажет мне массу интересного, — улыбнулась она. — Дети видят иначе, нежели взрослые, не так ли?

Драко снова покосился на нее. Да что ж такое, почему ему так знаком этот поворот головы?..

— Тогда удачи!

Он быстро удалился, а Антар посмотрела на мальчика.

Третья реперная точка. Тут остается только полагаться на удачу, мальчик почти совсем угас.

— Идемте, мистер Малфой? Я понимаю, что вы не в восторге от навязанной вам чужой дамы, но если у вашего отца неотложные дела… — Она чуть развела руками. — Давайте просто быстро сделаем это, и все.

— Хорошо, мисс Дьеллор, — сказал он и не без труда открыл тяжелую дверь, — прошу.

— Мадам Малкин! — тут же раздался щебет девушки. — Доброе утро! Вижу, вы уже завалены работой!

— С добрым утром! Конечно, сегодня такой день… — ответила та. — О, молодой человек! Должно быть, впервые в школу?

Драко молча кивнул.

— Становитесь на табуреточку, сейчас мы вам все подберем… Мисс Дьеллор, так на чем же вы остановились?

— Ах, мадам Малкин, все-таки мантии — категорически не моё. Поэтому я попрошу пару таких же платьев, как на мне сейчас… вот выкройки, — она достала из кармана толстый журнал, коснулась его палочкой, увеличивая. — Ну и, разумеется, пальто на зиму, тут все отмечено…

— А цвета, цвета?

— Беж, палевый, терракота, глядите сами, какой я масти, — улыбнулась она. — Не возражаю против кирпично-красного и даже черного.

— Вам, кстати, пойдет и синий, — вставила помощница, живо обмеряя Драко. — Только нужно очень точно подобрать оттенок, чтобы он вас не бледнил. С такими волосами…

— …и зеленый будет прекрасно смотреться, давайте поглядим образцы!

Дамы зарылись в каталог с обрезками тканей, начисто забыв о Драко. Его это, впрочем, вполне устраивало. «Тряпочные» разговоры, как называл их отец, он ненавидел и подозревал, что тот сбежал, только чтобы не участвовать в этой вакханалии.

Снова брякнул колокольчик, и вошел невысокий черноволосый мальчик в очках.

— Тоже в школу? — подняла глаза мадам Малкин. — Иди сюда, дорогой, сейчас все сделаем…

Тот неуклюже взобрался на табуретку и покосился на Драко.

— Привет, — сказал тот, чтобы не молчать совсем уж откровенно.

— Привет… — отозвался очкарик.

— Первый раз едешь в Хогвартс? — попытался поддержать светскую беседу Драко, чтобы просто вспомнить, как это делается.

Очкарик покивал.

— А как тебя зовут?

— Гарри… Гарри Поттер.

Сперва Малфой-младший удивился. Потом удивился еще сильнее, заметив, как напряглась спина мисс Дьеллор.

— Давайте проверим мерки, — быстро сказала она. — Боюсь, я немного поправилась за лето…

— Что вы, милочка, — заквохтала мадам Малкин, — такой фигурой можно только гордиться!

— Ах, вы мне льстите! — ледяным тоном произнесла та. Ее табуреточка оказалась аккурат между Драко и Гарри, которые продолжали переговариваться.

— Ты на какой факультет хочешь? — спросил Малфой.

— И ничуть вы не поправились, дорогая, — вклинилась мадам Малкин.

— Неужто? А мне казалось…

— Все равно. Лишь бы не на Слизерин, — насупился Поттер. — Говорят, оттуда одни темные маги выходят…

Драко мгновенно ощетинился и хотел было сказать что-нибудь язвительное, как вдруг встряла мисс Дьеллор.

— Малыш, — обратилась она к Гарри, — извини, что влезаю без спроса в ваш разговор, но ты пал жертвой предрассудков. Посуди сам, я окончила Дурмштранг, а там, если верить слухам, ведьма на ведьме сидит и темным магом погоняет! Похожа я на злую ведьму?

3

Тот пристыженно помотал головой. Солнце било в окна, и хитро уложенные косы девушки сияли золотой короной.

— Ну вот видишь, — улыбнулась та. — Готово, мадам Малкин?

— Разумеется!

— Ну и скорость же у вас!

— Так иначе не получается, наплыв заказов страшный, все волшебные иглы работают на износ…

Драко спрыгнул с табуретки и галантно подал руку своей спутнице. Та улыбнулась, подобрала подол, показав легкие туфельки и соступила вниз.

— Спасибо, дорогой, — сказала она, и мальчик вздрогнул. — Что такое? Ах, простите…

Неожиданно девушка присела на табурет, так что лица их с Драко оказались на одном уровне, и очень серьезно сказала:

— Не обижайтесь, пожалуйста. У нас принято немного иное обращение, а поскольку вы еще ребенок, то и сорвалось невольно…

— Ничего, — выдохнул Драко. — И… Мисс Дьеллор, если уж на то пошло, отчего бы вам не называть меня по имени, раз я ребенок? А то «мистеры Малфои» — это, знаете, чересчур!

— Договорились, — улыбнулась она и протянула ему руку. — И правда, я не сообразила, как это забавно звучит… О господи!

Драко опомниться не успел, как девушка схватила его в охапку, отбросила себе за спину так, что он едва не сшиб с табуретки Гарри и не растянулся на полу, и замерла с палочкой в руке в определенно боевой стойке.

— Кто это? — спросила она.

— Это за мной! — радостно сказал Поттер. — Это Хагрид, лесничий, он меня за покупками провожает!

— Предупреждать нужно, — процедила Антар, и палочка исчезла в складках юбки. — Встреть я такое чудище в албанских лесах, сперва оглушила бы, а потом разбиралась, кто это, однако здесь все же приличное заведение, лешего не впустят, я надеюсь… Драко, я вас не ушибла?

— Нет, что вы, мисс, — помотал тот головой, хотя от такого броска у него захватило дух. Девушка и так-то выглядела хоть и стройной, но крепкой, а сила у нее оказалась немалой.

Хагрид неловко бормотал извинения за то, что напугал, но Антар повернулась к нему спиной.

— Драко, давайте расплатимся и идем дальше, время не ждет, — сказала она. — Мадам Малкин?

— Вот ваш пакет, а вот — молодого человека, — проворковала та, сгребая галлеоны. — Не перепутайте, хи-хи…

— Да, полагаю, юному мистеру Малфою мое новое платье цвета электрик будет чуточку великовато, — фыркнула Антар.

Тот обиделся было, потом представил себя в таком виде и невольно улыбнулся уголком рта.

Есть! Он еще не совсем разучился улыбаться, не растягивать губы, а искренне, от души улыбаться и смеяться. Значит, это еще можно исправить. Он не станет прежним, но и тенью не будет тоже…

— Идемте, Драко, — предложила она. — Что у нас на очереди?

— Книжный магазин, — сказал он. — Мисс, может быть, мне понести ваш пакет? Кажется, он довольно тяжел.

— Ерунда, — весело сказала Антар, открывая сумочку. — Как известно, в дамской сумочке можно потерять носорога, а при желании — и парочку слонов… Давайте и ваш пакет, неудобно ведь носить в руках! Главное, потом и впрямь не перепутать.

— Чары расширения пространства? — сообразил Драко. — Но вес…

— И чары облегчения тоже, — улыбнулась она. — Люблю путешествовать налегке, как Мэри Поппинс, с одним зонтиком и саквояжем, в котором, как известно, помещалась даже раскладушка…

— Кто? — покосился на нее мальчик и всю дорогу до книжного магазина слушал пересказ истории о какой-то волшебнице, служившей няней у четверых детей с Вишневой улицы. — А почему о ней никто ничего не знает?

— Потому что, Драко, это маггловская сказка, — озорно улыбнулась Антар.

— Но она точно волшебница! — воскликнул он. — Этот ее саквояж… Ну действительно ведь чары расширения пространства… и трансфигурация там была! И зелья наверняка! Ну, та бутылка, из которой она давала всем по ложке…

— Возможно, автор кое-что знал об этом мире, — пожала плечами девушка, входя в магазин. — О, вот это рай! Драко, вы идите за учебниками, а я поищу то, что нужно мне.

Она поспрашивала кое о чем продавца, выбрала несколько томов, потом перешла к стеллажу с подержанными книгами и принялась перебирать их.

Драко терпеливо ждал поодаль, нагруженный своими учебниками.

— Хватит, иначе я никогда отсюда не уйду, — решительно сказала Антар, сгрузив на прилавок еще несколько томов и отсчитав порядочную сумму.

— А что это за языки, мисс? — спросил Драко, сумевший разобрать только французский. — Сплошь незнакомые… и книги старые такие.

— А какой интерес читать то, что всем известно? — хмыкнула она. — Есть у меня слабость: перебирать всякий хлам. Иногда в такой вот букинистике можно отыскать подлинные жемчужины.

— То есть вы знаете все эти языки?

— Нет. Но у меня есть словари, справочники и масса знакомых специалистов по любой тематике. Разбираюсь на досуге. Ой, а тут что?

— Сюда нам тоже нужно, — спохватился Драко. — За палочкой.

Честно говоря, он предпочел бы выбирать ее вместе с отцом, но тот, кажется, решил исчезнуть окончательно.

— «Изготовители палочек»… с какого-какого года до нашей эры? — засмеялась Антар, прочитав вывеску.

— А что здесь смешного, мисс?

— Тогда пользовались посохами. Или вообще ничем не пользовались.

— Может, это обобщение, — буркнул Драко.

— Обобщать нужно умеючи, — парировала девушка, входя в пыльную лавку.

Выбор палочки для него надолго не затянулся, она быстро порхнула в руку, а мастер Олливандер уставился на мисс Дьеллор. Та уставилась на него, а Драко вдруг показалось, будто это не пылинки пляшут в луче света, а золотые искры.

— Не могу припомнить ни вас, ни вашу палочку, мисс, — сказал, наконец, мастер.

— Ничего удивительного, я ведь не англичанка и покупала ее не здесь, — улыбнулась та. — Желаете взглянуть?

— Был бы весьма польщен!

Та вынула палочку, довольно длинную, с витой рукоятью. И это, сообразил вдруг Драко, была не та, которую она выхватила в лавке мадам Малкин! Та была темного дерева, точно, а эта — светлая! Знание это он, однако, предпочел оставить при себе.

— Хорошая работа… — пробормотал Олливандер, чуть не водя по ней носом. — Незнакомая, правда.

— Один из учеников Грегоровича делал, — подсказала девушка.

— То-то чувствуется знакомая манера! Но что за дерево…

— Сибирский кедр, — помогла Антар. — Сердцевина — шерсть с загривка арыси.

— Это же мифическое животное! — уставился на нее старик.

— Единороги — тоже мифические животные, — напомнила она с лукавой улыбкой и неуловимым движением спрятала палочку. — Благодарим, мастер. Идемте, Драко?

Он шел чуть позади иностранки и размышлял: впервые за долгие месяцы в нем пробудилось любопытство. Откуда взялась эта девушка? Что ей нужно? Она с таким искренне детским восторгом смотрит по сторонам и тщательно записывает, на каком повороте будет кондитерская, а куда надо идти, чтобы попасть в лавку ингредиентов…

Драко спохватился и притормозил. От одной мысли о том, что ему придется туда войти, к горлу подкатила тошнота.

— Нам туда, мисс, — сказал он сдавленно.

— Да, я чувствую этот ни с чем не сравнимый аромат свежевыпотрошенных рогатых жаб… уже с полквартала как чувствую, — потянула она носом, оглянулась и нахмурилась. — Драко? Что с вами? Нехорошо?

— Со мной все в порядке, мисс Дьеллор, — сквозь зубы выговорил он. — Пойдемте.

— Нет уж, идите сюда… — Антар отвела его в сторонку, привстала на колено (была у нее такая странная манера), внимательно вгляделась ему в лицо. — Вы же зеленее этих самых жаб! Сейчас…

Порывшись в своей бездонной сумке, она выудила бутылочку с водой («Маггловская!» — поразился Драко), какие-то флакончики, маленький пластиковый стаканчик и принялась отсчитывать капли.

— А ну, залпом! — сунула она ему неведомое зелье под нос. Сильно пахло мятой и анисом.

«А вдруг отравит? — подумал он, а потом решил: — Туда мне и дорога.»

— Побудьте лучше тут, — сказала Антар, поднимаясь. — Я сама куплю все, что нужно. Где там ваш список?

4

— Я не…

— Вы стоите на месте, ждете меня и глубоко дышите относительно свежим воздухом, — сказала она, сощурившись. Глаза сверкнули нехорошим янтарным огнем. — Я быстро.

Вернулась девушка действительно очень скоро, отфыркиваясь и хватая ртом воздух.

— Ужас какой, — сказала она. — Они нарочно, что ли, такую вонь разводят, чтобы покупатели не заблудились? Теперь точно буду знать, что искать эту лавку надо по запаху! Драко, вы в норме?

— Да, спасибо, мисс, — пасмурно ответил он, подумав о том, каково ему будет на зельеварении, где всю эту мерзость придется не просто обонять издали, а еще и брать в руки.

— Ничего… — неожиданно ласково произнесла Антар, осторожно приобняв его за плечи. — Все пройдет. Я сперва падала в обморок, потом привыкла.

— Так вы девушка…

— Другие-то девушки не падали!

О радикальном методе лечения от брезгливости она предпочла умолчать. Разделывать голыми руками кишащее личинками подгнившее мясо… одна мысль об этом, пожалуй, могла уложить Драко в глубокий обморок.

Мальчик идет на контакт, просто не надо на него давить. Он от природы любопытен, и это заметно даже теперь, он лишь замкнулся в скорлупе из боли, страха и мнимой вины. Ничего страшного, рано или поздно птенец должен вылупиться. Но мне-то нужно — рано!

— Ну и где ваш отец? — спросила она. — Неужели беседа с гоблинами — такое… м-м-м… словом, это отнимает столько времени?

— Они страшные крючкотворы, мисс, — ответил Драко. — А разве вы с ними не сталкивались?

— Только меняла деньги на ваши, там все было быстро. Вот что, идемте к банку, может, он еще там… О, Драко, а тут что?

— Тут продают волшебных животных. Почтовых сов, книззлов и прочих… Вам не нужен фамилиар, мисс?

— Нет, у меня есть кошка, правда, самая обычная, — ответила Антар. — Черная как уголь, все как положено. Но у нее есть страшная тайна…

— Какая? — взглянул на нее Драко с давно позабытым любопытством.

Девушка поманила его поближе, снова опустилась на одно колено и шепотом сказала на ухо:

— У нее на брюшке три белых волоска. Ужасно для ведьминой кошки, не правда ли?

— Да уж… — не сдержал смешка Драко, представив кошачью трагедию.

— А вам-то не нужно животное?

— Нет, у нас свои совы, — мотнул он головой.

— Тогда идемте, — Антар как бы машинально протянула руку, а мальчик так же машинально за нее взялся.

Это было странное ощущение — мягкая, но в то же время (это чувствовалось) сильная ладонь, а ногти — очень острые, он мог почувствовать это, когда девушка придерживала его, пропуская повозку или большую группу людей. Они не ранили, но все же…

— А вот и мистер Малфой, — сказала она, когда Драко еще даже не увидел отца. Впрочем, он был намного ниже ростом. — Как и все мужчины, ненавидит ходить за покупками, я сразу это поняла! Впрочем, Драко, вы стали для меня прекрасным провожатым, надеюсь, я теперь не стану так плутать.

— Вы… мисс Дьеллор… Благодарю, что составили мне компанию в таком скучном деле, как покупка школьных принадлежностей, — выдал он наконец.

— Это было довольно весело, — серьезно ответила она. — Мистер Малфой, однако и деловой же вы человек!

— Простите великодушно, — произнес он. — Я надеялся нагнать вас хотя бы у Олливандера, но застрял… Хм! А отчего, Драко, ты не обвешан пакетами, котлами и не держишь наперевес строго запрещенную первокурсникам гоночную метлу?

— Метлу?! — непередаваемым тоном спросила Антар и рассмеялась.

— Да, а что? — оба Малфоя с недоумением посмотрели на нее.

— Извините, а гоночные ступы с реактивным двигателем в Британии не в ходу? — весело спросила она. — Ах да, вы не знаете, что такое реактивный двигатель…

— Что-то маггловское?

— Совершенно верно.

Люциус предпочел не развивать тему.

— Так, Драко, я, кажется, спросил о покупках?

— Они у мисс Дьеллор, — буркнул тот.

— И тебе не совестно обременять хрупкую девушку своим… мисс Дьеллор, что смешного я сказал?

Антар выдохнула, утерла слезы и сказала:

— Во-первых, мистер Малфой, насколько я хрупка, может рассказать ваш сын, он это на себе испытал. Во-вторых, мне не сложно убрать школьную ерунду в сумочку. А в-третьих, не зайти ли нам вот в то соблазнительно выглядящее заведение? Жарко, а там, может быть, есть лимонад…

— Вы правы, мисс Дьеллор, — кивнул Люциус, несколько озадачившись первым пунктом. — Идемте. Тем более, Драко с вечера ничего…

— Папа! — воскликнул тот, вспыхнув.

— Тогда тем более идемте, — сказала Антар.

Да, случай более запущенный, чем показалось вначале. Какая сложная балансировка: один неверный шаг влево, шаг вправо, — и ты окажешься в пропасти… Вернее, не ты. Только от этого не легче.

За столом Люциус внимательно наблюдал за девушкой, которая не менее пристально наблюдала за Драко. Тот в меню вообще не смотрел, вернее, смотрел, но не читал.

Значит, сын уже позволил называть себя по имени и даже взять за руку. Они обошли всю Диагон-аллею и, кажется, Драко даже ни разу не показал норова… хотя какой у него сейчас норов!

Признаться, было страшно отпускать сына с незнакомой девицей, но все же вокруг полно народу, да и соглядатая за ними Люциус пустил. Не было ничего подозрительного, наоборот, на полпути Драко как-то оттаял, начал спорить и задавать вопросы… Упускать шанса Люциус не собирался, иностранка там это или нет! Если кто-то может вывести его из этого состояния уныния, пусть это будет хоть оборванный дервиш!

— Драко, глядите, — шепнула Антар, и мальчик, уныло ковыряющийся в греческом салате, поднял глаза. Крохотный помидорчик-черри, ловко придавленный вилкой, перелетел из ее тарелки в его.

— Это же… — оторопело сказал он.

— Знаю, неприлично, но ужасно весело, — тем же шепотом сказала она. — Спорим?

— На что?

— Если сможете сделать так же и вернуть мне помидорчик, я вам подарю строго запрещенную гоночную метлу.

— А если нет? — чуть заинтересовался Драко.

— Доедите салат. Весь.

— Ну… идет, — мальчик с тоской покосился на неубывающую зелень в тарелке и нацелился. — Ой…

Куда улетел помидорчик, сказать было нетрудно: Люциус с большим интересом разглядывал пятно на груди выходной мантии. Драко на всякий случай схватился за вилку и принялся сражаться с несчастным салатом.

— Это в Европе нынче так принято вести себя за столом? — спросил Малфой-старший вполголоса.

— Нет, это у нас дома такие шуточки в ходу, — ответила Дьеллор. — Извините. Давайте, я очищу?

— Спасибо, я лучше сам… Официант, будьте любезны!

Тут он почувствовал руку на своем колене и, оторопев, поднял глаза на девушку. Та указала взглядом на Драко, мужественно одолевшего больше половины порции, и едва заметно покачала головой.

Он кивнул, а в руку ему скользнула написанная карандашом на салфетке записка: «Не мучайте его, тем более прилюдно. Этого ему пока вполне хватит. А ваши английские отбивные даже голодный оборотень не одолеет, не то что маленький мальчик! Ну а вы — потерпите до дома.»

Люциус снова кивнул, а Антар улыбнулась.

— Я предлагаю сразу перейти к десерту, — сказал он. — Мороженое? Чай?

Драко выдохнул с таким облегчением, что стало ясно: девушка права.

— Лимонный шербет, да и все, пожалуй, — произнесла она. — Ах нет, еще лимонад!

— Папа, можно мне тоже лимонад? — спросил Драко, честно расправившийся с салатом.

— Конечно. Ну и я не стану отставать от вас…

В руке у Люциуса оказалась очередная записка.

«Мне нужно серьезно поговорить с вами. Без мальчика.»

Он поймал сердитый взгляд Антар и в очередной раз кивнул.

— Так, давайте делить добычу, — сказала она, когда с лимонадом было покончено, и взяла сумочку. — Это ваше… ваше… это… гм, нет, это мое. Вот ваши учебники, Драко, котлы… — на колени Люциусу свалилась громыхающая груда, в нее полетели ингредиенты. — Ничего не забыла?

— Вроде бы нет, — подумав, ответил мальчик. — Спасибо, мисс Дьеллор. Бродить, как какие-нибудь Уизли, с охапкой котлов… это было бы крайне неудобно!

5

— А кто такие Уизли? — удивилась она.

— Потом узнаете, это несущественно, — вклинился Люциус. — Мисс Дьеллор, не окажете ли вы любезность отобедать с нами в Малфой-мэноре, скажем, завтра? Ваша помощь неоценима, не знаю, что бы я и делал, если бы не вы.

— С удовольствием, — ответила она. — А… там еще кто-то будет? Я имею в виду, нужно являться при параде, или…

— Ваш нынешний наряд более чем уместен, — сказал тот. — Гостей больше не ожидается, мы с сыном вдвоем и всё. Итак? В три часа вам удобно?

— Вполне, я же совершенно свободна, — улыбнулась Антар. — Только как я к вам попаду? Я понятия не имею, где находится Малфой-мэнор! А от каминов — увольте, я потом на трубочиста похожа…

— Мой домовик заберет вас от «Дырявого котла» без четверти три, не возражаете?

— Хорошо, — девушка поправила прическу, и та снова вспыхнула золотом в случайном солнечном луче, проникшем в окно. — Мистер Малфой, Драко сейчас уткнется носом в скатерть и уснет. Думаю, вам лучше забрать его домой, он явно устал.

— Да… — угрюмо произнес тот и добавил едва слышно. — В два, мисс Дьеллор. Хватит нам времени на разговор?

— Вполне.

И, церемонно попрощавшись, они разошлись.

А это первый перелом. От того, как пройдет разговор, зависит очень многое. С одной стороны, старший упрям до крайности, да еще эти его чистокровные штучки… С другой — сына он любит, хотя толком и не показывает этого, похоже, просто не умеет. Как бы свести это воедино… Впрочем… Знаю!

— Глава третья

Немного об альтернативной кулинарии

— Так о чем вы желали мне поведать, мисс Дьеллор? — сухо спросил Люциус, встретив гостью. Сегодня на ней было легкое бежевое платье с золотистой отделкой, простое с виду, но очень нарядное.

— Я? Ни о чем, сударь, — ответила она. — Это я хотела спросить: не желаете ли вы рассказать мне что-то, касающееся вашего сына?

— А с какой стати, мисс? — напрягся он.

— С такой, мистер Малфой, что мальчика выворачивает наизнанку от малейшего неприятного запаха, — спокойно сказала Антар. — Он не смог зайти в лавку, где продают ингредиенты для зелий. Каюсь, я сама едва прочихалась, но здоровому мальчишке это было бы нипочем! За столом… Думаю, вы лучше моего знаете, как он ведет себя за столом, не так ли?

— К чему вы клоните? — Люциус начал злиться.

— К тому, что вы уже почти уморили ребенка, — без обиняков ответила девушка. — Стойте! Не перебивайте, я расскажу вам, как это бывает… Сперва мальчик от горя после смерти матери не может есть, такое случается. Потом… чем больше времени проходит, тем меньше он хочет есть, и если ему удается что-то проглотить, то не иначе как чудом. Он сам себя морит голодом, а вы, отец, между прочим, на это даже внимания не обращаете!

— Но Драко ведет себя как обычно… — смущенно пробормотал он.

— Да, только вы поинтересуйтесь у ваших домовиков, что он делает, выйдя из-за стола! — фыркнула Антар и чуть ли не взъерошилась. — Эта ваша чудовищная кухня…

— Ну уж позвольте!

— Не позволю! — Янтарные глаза полыхнули совсем рядом, и Люциус невольно отшатнулся. — Вы хоть представьте, каково ему будет в Хогвартсе! Я уже наслышана о тамошней стряпне, и… У мальчика и без того больной желудок, а в школе с ним носиться не будут!

— И что вы предлагаете? — уже тише спросил он.

— У вас еще месяц, — сказала она. — Целый месяц на то, чтобы исправить это. Начинайте прямо сегодня, мистер Малфой, очень вам советую!

— Но…

— Я вам скажу, как, — негромко произнесла Антар. — Я не специалист, за этим пожалуйте в Мунго, но мне понравился Драко, и я не могу пройти мимо. Впрочем, в вашей воле, сударь, немедленно отказать мне от дома. Так у вас говорят?

— Говорили. Лет сто назад, — серьезно ответил Люциус и предложил ей руку. — Идемте, мисс Дьеллор. Изложите мне ваши идеи, очень вас прошу. И еще… он очень плохо спит, — выдал он, решив, что скрывать уже нечего. — Прежде Драко приходил ко мне, потом перестал, а теперь, как говорят домовики, бывает, не засыпает до рассвета…

— И вы тянете с этим?!

— Но ведь выйдет, что я за ним слежу!

— Мистер Малфой, вы идиот, — сообщила девушка, зарываясь в сумку. — Вот, вот и вот. По десять капель перед сном. Не поможет, скажите мне, я подумаю, что еще можно предпринять, не на лекарства же его сажать…

— Маггловские настойки?! — рассмотрел флакончики Малфой. — Ну, знаете!..

— И что? У меня нет свежего сырья и хорошей лаборатории под рукой, — спокойно сказала Дьеллор. — Впрочем, у вас есть свой зельевар, пусть он сварит мальчику что-нибудь для спокойного сна… А я уж по-простому: пустырник, мята, валериана, шалфей, и уж будьте уверены, отключит его моментально, как пить дать!

— Хорошо… — Люциус взял флакончики. Делиться своими проблемами даже и со Снейпом он не хотел. — Благодарю.

— Пока не за что, — произнесла Антар. — Пока не за что…

…За стол Драко садился с видом мученика. Если опять будет картофельный суп, то лучше сразу сказаться больным, потому что даже вид блесток жира на говяжьем бульоне заставлял горло сжиматься в мучительном спазме. Ради гостьи он мог многое стерпеть, но потом стало бы еще хуже.

Перед ним оказалась всего лишь небольшая пиала. Нежирный куриный бульон и гренки, хвала всем богам! Кажется, гостье подали то же самое, но Драко не обратил особого внимания. На второе было легкое рыбное суфле, и в кои-то веки он отобедал с аппетитом.

Люциус поглядывал на сына с тревогой, знал уже за ним манеру выбегать из-за стола, зажав рот, но сегодня ничего такого не случилось, мальчик даже попросил добавки, а этого не бывало вообще никогда.

«Я же говорила», — читалось в глазах цвета меда. Антар улыбалась уголками губ, приканчивая свою порцию, и что-то в ее жестах казалось до боли знакомым…

— Мистер Малфой, а у вас домовики готовят? — спросила вдруг она, облизнув губы — мелькнул розовый язычок.

— Разумеется, — недоуменно ответил он.

— Хотите, я научу их стряпать один забавный суп… его мало где едят, но обычно он всем нравится, — серьезно произнесла девушка. — У вас тут щавель растет?

— Да, кажется, — обескураженно ответил Люциус.

— Прекрасно! Я бы научила еще и другому рецепту, но иностранцы обычно с ужасом спрашивают «зачем вы варите салат?», — засмеялась она. — А как мне им рассказать и показать? Вы их позовете?

— Конечно… Минни, эта госпожа хочет вам кое-что объяснить, проводи ее на кухню!

— Да, господин! — кивнула домовуха и уставилась на девушку. — Госпожа, прошу вас…

— Идем, идем, — вскочила та. — О, мистер Малфой, чудный обед! Хотя, думаю, благодарить нужно не вас, а эту вот крошку?

Люциус молча выдохнул, когда золотистый вихрь унесся прочь.

— Как ты? — спросил он сына.

— А? — не сразу понял вопрос Драко. — Все хорошо, папа.

— Ты говоришь так каждый день, — произнес тот. — Но я же вижу…

«А раз видишь, почему не зашел к нему в спальню, не посидел, дожидаясь, пока он уснет? — спросил внутренний голос с интонациями Антар Дьеллор. — Отчего ты вообще никогда его не приласкаешь? Боишься, неженкой вырастет? Вот дурак! Отец тебя колотил почем зря, и что, ты стал меньше любить его от этого? Просто отец знал, когда нужно наподдать, а когда обнять. Сам выучился или как? Поди спроси!»

— Пап, ты меня задушишь… — проговорил Драко сдавленным, но абсолютно счастливым голосом.

— Задушишь тебя, как же, — Люциус отстранил взъерошенного сына. — Какой ты уже большой вырос…

— Ага, в школу скоро, — разом сник мальчик.

— Ну ничего, не успеешь оглянуться, каникулы на носу… А я ведь член Попечительского совета, если совсем невмоготу станет, напишешь, я сразу появлюсь…

Малфой глянул поверх плеча сына: в дверном проеме стояла Дьеллор. Она только указала подбородком в сторону, мол, не стану мешать, мне пора, а он опустил взгляд. Красивая, умная девушка, но единственный сын все равно дороже…

Он слушает меня. И он умеет слышать, это главное. С мальчиком все будет хорошо, его просто нужно отогреть… Ай, но отец слишком холоден для этого! Его просто не хватит на такое…

6

— А сегодня мисс Дьеллор будет у нас? — капризно спросил Драко назавтра.

— Я послал ей сову, — дипломатично ответил Люциус. Оживший вдруг наследник радовал его несказанно, но странная девушка очень смущала.

— Я обещала, значит, я прибуду, — раздался веселый голос, и Антар в своем бежевом платье материализовалась рядом с ними. — Прошу прощения, вчера я вынуждена была скоропостижно вас покинуть, дела… Вы не обиделись, мистеры Малфои?

— Ничуть, мисс Дьеллор, — натянуто произнес Малфой-старший.

— Ни капли! — заверил Малфой-младший. — Мисс Дьеллор, прошу! Там, — понизил он голос, и девушке пришлось нагнуться, — домовики с утра плачут из-за вашего рецепта! Говорят, не приходилось господ таким кормить, а мне уже любопытно так, что сил никаких нет!

— Ну так сейчас и узнаем, что там настряпали ваши ушастики, — улыбнулась она. Драко галантно подвинул ей стул и уселся напротив. Люциус воздвигся во главе стола и приказал подавать.

— Что это? — спросил он, посмотрев в тарелку, в которой плавали какие-то зеленые тряпки.

— Щавель, — невозмутимо ответила Антар. — А сметану в этом доме раздобыть можно? Благодарю… Драко, рекомендую есть именно так. Да-да…

— А это что? — Люциус выудил ложкой непонятный лист.

— Молодая крапива, — по-прежнему невозмутимо ответила девушка, — нашлось немножко. Вы не сомневайтесь, она вкусная. Мы, бывало, и одуванчики резали в салат.

Малфой-старший сглотнул. Малфой-младший моргнул, поболтал в супе ложкой и принялся за еду.

— Пап, а вкусно, — сказал он, — зря ты не ешь. Мисс Дьеллор, а что вы там такое говорили про вареный салат?

— Это сложно, — вздохнула она и заговорщицки понизила голос: — Но, кажется, я знаю еще одно блюдо, которое точно не придется по вкусу вашему отцу!

— Я хочу попробовать! — выпалил тот.

— Если я смогу раздобыть основу, то попробуете, — улыбнулась Антар.

Люциус молча давился невероятно кислым супом с плавающим в нем вареным яйцом. Утешало одно: Драко снова потребовал добавки.

— Мисс Дьеллор, может, вы не будете называть меня на «вы»? — сказал тот вдруг.

— Мне не сложно, но тогда и ты не зови меня по фамилии.

— Это неприлично, — насупился Драко, но тут же просветлел: — А если я стану называть вас мисс Антар, это ничего? Папа?

— Ничего, — ответил тот. — И правда, мисс Дьеллор, называйте и меня по имени. Я не люблю, когда меня величают «мистером»… в семейном кругу.

— Ну и вы меня тоже зовите Антар, — улыбнулась она. — Если вам позволяет ваша… м-м-м… как ее?

— Родовая честь, — подсказал Драко. Мерлин великий, да когда он в последний раз так улыбался?! — Да, пап?

— Она самая, — согласился Люциус. — Я думаю, она стерпит такую мелочь. Дедушке только не говори, а то у него рука тяжелая…

— Дедушка никогда меня не бил! — запротестовал Драко.

— Так то тебя… — тяжело вздохнул отец, переглянулся с сыном и невольно засмеялся.

Оба еще могут смеяться. Им тяжело, им невесело, но они не утратили этой способности. Старшему проще, он взрослый, он циник. Ну а мальчика я вытащу, чего бы мне это ни стоило…

Если бы Люциуса Малфоя спросили, чем он занимался в тот день, он не сумел бы ответить или понес сущую ересь. Кажется, он вообще ничем не занимался, он взял за руку сына, другую руку предложил иностранке с янтарными глазами и потащил их осматривать имение.

— Вы изверг, Люциус! — сказала через пару часов Антар, присев на поваленное дерево и обмахиваясь сорванной веткой. — Ну жарко же! Ладно я, сына бы пожалели!

— Нечего меня жалеть! — вскинулся Драко. — Я еще столько же пройду… только пить очень хочется, папа.

Он тогда мотнул головой, вызвал домовика с кувшином холодного лимонада и сам долго сглатывал горькую слюну, дожидаясь, пока напьются сын с гостьей. Мог бы и еще попросить, но это почему-то показалось неправильным…

Антар отбыла, и солнце, словно дожидалось этого, начало клониться к закату.

— Пойдем домой, — тихо сказал Люциус сыну. Тот молча кивнул…

…Десять капель из одного флакона, десять из другого — и приходит сон без сновидений, теплый и ласковый, и никаких кошмаров, только светят из темноты янтарные огни, до которых хочется дотянуться, но не выходит, слишком далеко! А так жаль…

— Глава четвертая

Лету конец

— Пап, ты запретил ей бывать у нас? — сумрачно спросил Драко.

— Что? — очнулся тот. — Ты о ком?

— О мисс Дьеллор! Папа, ну ты что, в самом деле? Ее уже три дня нет… — мальчик тоскливо уставился на дальнюю рощу. — Ну я понимаю, она грязнокровка, но…

— Драко, я ничего ей не запрещал, напротив, сказал, что буду рад видеть в любое вре…

— Мистеры Малфои, как хорошо, что вы в сборе! — Веселый голос заставил обоих встрепенуться.

— Мисс Антар! — Драко разлетелся было, но вовремя притормозил и лишь поцеловал девушке руку. — Я думал, вы нас бросили…

— Бросишь вас, как же, — она небрежно взъерошила мальчику волосы. — Помнишь, я говорила об одном рецепте?

— Который не придется папе по вкусу? — с восторгом спросил он.

— Именно! Думаешь, так просто раздобыть нужные ингредиенты в этой вашей Британии? Позови домовика, я ему объясню, что делать…

Драко в полнейшем восторге принялся дозываться домовика, а Люциус молча смотрел на Антар. Что-то в ней было не то. Не то и не так, но он не мог определить, что именно.

— Господа мои, погоды стоят дивные, а я видела у вас в саду прелестную беседку! — сказала она тем временем. — Отчего бы не устроить трапезу там? Лету скоро конец, а в Британии и без того мало хороших деньков… Тем более, Драко, бедняга, просидит полгода в школе!

— Мисс Антар, так ведь там квиддич есть, я летать буду! — улыбнулся он.

— Ага, летать, в ноябре это особенно здорово, — ворчливо ответила девушка. — Наслаждайся, пока можешь! Розы ваши пахнут просто сногсшибательно!

— Хотите, я вам сорву? — неожиданно смутился Драко.

— Не хочу, — серьезно ответила Антар. — То есть спасибо, но… Я не люблю сорванные цветы, они все равно, что мертвые. Пускай уж доживают век на своем стебле. Понимаешь?

— Да, кажется…

Люциус взглянул на них, потом приказал домовикам подать обед в беседку. Посмотрел в тарелку и оторопел.

— Это вкусно, — улыбнулась Антар, — если привыкнуть. А в жару так самое то.

— Ну-у-у… — протянул Драко, попробовав. — Необычно. Но ничего!

— Я одного не пойму, — мрачно сказал Люциус, — зачем заливать салат газировкой?

— Сами вы газировка, прости господи! — оскорбилась девушка. — Не нравится, не ешьте, нам больше достанется, да, Драко?

— Угум… — ответил тот.

Люциус только вздохнул. Антар Дьеллор привнесла в их жизнь отчетливый привкус сумасшествия, но благодаря ее зельям его сын мог спать по ночам, его прекратило выворачивать наизнанку от самых невинных запахов, и пусть блюда, состряпанные по ее рецептам, порой казались странными, худо мальчику от них не становилось. А если самому Люциусу они были не по вкусу… ну кто ж тут виноват?

Мальчик податливее отца, этого следовало ожидать. Но с отцом что-то очень и очень не так. Узнать бы, что именно… Сам он не скажет, слишком гордый, да и семейная честь, чтоб ее!..

Люциус сам не понял, как так вышло, что мисс Антар Дьеллор обедает у них ежедневно, а бывает, остается и на ужин. А если она пропадает на день-другой (есть ведь у нее свои дела!), то Драко не находит себе места, слоняется туда-сюда, хотя, казалось бы, девушка ни о чем интересном сроду с ним не говорила!

— Судари мои, — выдала она, появившись в очередной раз. — Говорят, что это последние солнечные дни в этом году… Может, устроим пикник на траве? Ну то есть, я думаю, Люциус, у вас найдется большой плед или что-то в этом роде?

— Найдется, конечно, — кивнул он и приказал домовику отыскать плед, на котором они еще с Нарциссой… Тут он встряхнул головой, отгоняя дурные воспоминания. — Еще что прикажете подать, мисс?

7

— А? Ну, сэндвичи, само собой, лимонад… Драко, ты хочешь чаю или лимонаду?

— Я все хочу, — ответил тот. — И мороженого еще!

— Люциус, у вас есть мороженое? — серьезно спросила Антар.

— Нет. Но достать несложно.

— Дивно! Драко, пойдем устраиваться на лужайке, а твой папа пока добудет мороженого…

Сегодня Антар не заплетала волосы, и солнечные блики на вьющихся прядях вызолотили ее голову.

Люциус отвернулся и отправился раздавать указания домовикам…

— Мисс Антар, это же так здорово! — Драко забыл о приличиях и говорил с набитым ртом. Да Мерлин с ним, главное, ест, как прежде! — Почему мы никогда так не делали, а, пап?

Тот молча пожал плечами. Ему не нравилось сидеть на земле… ладно, на большом пледе, но все равно!

— Я сейчас совершу беспрецедентное в своей безнравственности действие, — предупредила девушка, и Люциус очнулся.

— Что?..

— Я сниму жакет, — похоронным голосом произнесла Антар, расстегивая пуговицы. Сегодня на ней было не платье, а юбка с жакетом, под которым обнаружилась блузка с коротким рукавом. — Боже, как хорошо! Да снимите вы свой сюртук, Люциус!

— Правда, пап, — встрял отпрыск, успевший избавиться от бархатной курточки. — Жарища какая…

— Вопиющее нарушение приличий… — буркнул тот и вправду с огромным облегчением избавился от сюртука и галстука.

— Но так же лучше, правда? — усмехнулась девушка, пристально рассматривая старшего Малфоя. — Люциус, простите за дерзость… никак не могу разобрать, вы очень светлый блондин или просто седой?

Легкая рука коснулась его волос, словно Антар пыталась рассмотреть прядь на свету.

— Когда-то был блондином, — Люциус отстранился. — Теперь седею. Скоро, — добавил он с досадой, — и лысеть начну.

Девушка поймала взгляд Драко, несчастный и какой-то безнадежный, и больше вопросов задавать не стала.

— У вас кольцо на руке, — сказал Люциус, чтобы переменить тему разговора. — Вы обручены?

— Что? О, нет! — рассмеялась Антар. — Это так… подарок.

— Кажется, на нем руны, только я их не узнаю, — Малфой-старший сильно щурился, чтобы разобрать рисунок на кольце.

— Да вы и не узнаете, не старайтесь, — мягко произнесла девушка. — Они из книги. Их придумал один профессор, а само кольцо… напоминание о его сказке.

— Какой сказке? — к месту влез в разговор Драко.

— О… — Антар села поудобнее. — Это замечательная история. Кстати, иллюстрирует представление магглов о магическом мире, хотя бы отчасти… Рассказать?

— Отчего бы и нет? — произнес Люциус, любуясь золотыми переливами ее волос.

— Ну хорошо! Я эту историю почти наизусть знаю, так что если и забуду, то это будут несущественные детали… — Девушка отпила лимонада, откашлялась и начала: — В одной норе жил-был хоббит. О, не в мерзкой грязной и сырой норе, где не на что сесть и нечего съесть, но и не в пустой песчаной дыре…

Драко прослушал половину, думая о своем. Проклятого Хогвартса было не избежать, и пуст