Властители ночи

Евгений ДЕМБСКИЙ

ВЛАСТИТЕЛИ НОЧИ

Часть первая

ТВОРЦЫ СНОВИДЕНИЙ

«Гельмут сам распрощался с жизнью».

Я вошел в контору и сразу понял — что-то не так.

Стоя на пороге, я огляделся, затем осторожно шагнул вперед, по следу смерти.

Ну да, так оно и есть…

Взяв со стола лупу, которую, похоже, чисто подсознательно положил туда, предполагая, что она мне может в скором времени понадобиться, я внимательно осмотрел Гельмута. Покойник лежал на спине, голова его была плотно обмотана липкой нитью. Удушье или пищевое отравление — поставил я диагноз, и, видимо, был прав — нить, обычно тянувшаяся откуда-то из задней части брюшка, на этот раз выходила изо рта. Паутина, последнее ложе Гельмута, задрожала от моего дыхания; я на мгновение отвернулся, а затем продолжил осмотр. Ничто не указывало на применение силы. Гельмут сам распрощался с жизнью. Итак, сдох последний паук в моей унылой конторе!

Грустная жизнь у такого паука. Видно, он по собственной глупости пробрался сквозь щель под дверью, пробрался лишь затем, чтобы убедиться, что здесь он не найдет не только мухи, но даже высохшего мушиного трупика. И это понятно — мухи руководствуются обонянием, в моих же двух комнатах не было ничего съедобного, а царивший тут запах представлял собой неуничтожимую смесь ароматов пыли, экономно используемой жидкости для мытья полов фирмы «Джонсон и Джонсон» и сохнущих в пепельнице окурков двух сигар. Сигары, насколько я помню, мы курили с моим клиентом, последним, у которого нашлись средства не только на то, чтобы нанять частного детектива, но и на две сигары. Это было довольно давно, а если точнее, девяносто четыре дня тому назад. Я остановился у календаря и подсчитал, переворачивая страницы: три месяца и два дня. Майскую страницу украшало изображение перепачканного карапуза, которого намеревалась замочить в лучшей в мире мыльной пене фальшиво улыбающаяся грудастая мамаша. Июнь — симпатичная девушка-автомеханик, профессионально покрытая в соответствующих местах масляными пятнами; июль — старушка, вылившая на мужа бутылку кетчупа и изображающая крайнюю степень отчаяния; август — садовник и его заляпанная томатным соком жена, и, наконец, сентябрь — седой негр в белой, запятнанной шоколадным мороженым рубашке. Всем этим воплощениям месяцев предстояло в ближайшее время быть отчищенными и выстиранными с помощью какого-то новомодного порошка. О! — вспомнил я, нужно заглянуть в прачечную. И это всё, что я запланировал на сегодняшний день. Остальные несколько часов должно было занять Дело.

Если бы оно существовало — хоть какое-то.

Но его не предвиделось.

Вообще ничего не предвиделось.

Оттолкнувшись от стола, я осторожно отклонился назад и, почти сразу же поймав равновесие, начал раскачиваться на задних ножках стула, глядя на окна. Ближайшее выходило на тылы мексиканской забегаловки и было покрыто снаружи неровными потеками жира разных оттенков; я никогда не открывал его, не сомневаясь, что в этом случае меня немедленно свалил бы с ног запах лука и перца. Второе окно выходило на альпийский луг. Я встал и подошел ближе — мне вдруг показалось, будто я вижу вдали силуэт неподвижно висящего над горами крылатого хищника. Но нет, действительно лишь показалось. Смахнув с плаката мушиный помет, я снова сел на стул. Предстояли долгие, нудные, безнадежные часы ожидания.

Было тихо. Еще вчера я бы сказал, что тишина столь глубока, что слышно, как в углу, на стыке двух стен и потолка, скребется паук. Сегодня источником даже слабого шороха мог бы послужить разве что отвалившийся кусок краски.

— Дожить бы до пятницы, — сказал я вслух.

В кармане у меня имелось около тридцати шести долларов. Мало кто в Штатах может сказать о себе, что всё их состояние, действительно всё, что у него есть, — тридцать шесть долларов. Ну, может быть, еще центов сорок. Вместе с тем еще меньше людей могли бы сказать, что данная ситуация их крайне мало волнует, поскольку в пятницу они должны получить четыре миллиона шестьсот пятьдесят три тысячи семьсот семьдесят пять баксов. Именно столько, сколько разыгрывается в пятничном тираже. Столько причитается мне за два купленных во вторник купона лото… Ценные бумажки приятно шуршали в нагрудном кармане.

Я встал, подошел к зеркалу и посмотрел на себя.

— Когда же ты в конце концов перестанешь играть в Филипа Марлоу за три цента? — спросил я у собственного отражения. Тип в зеркале слегка приподнял одну бровь, левую, только одну левую, чем я особенно гордился, и буркнул голосом Хамфри Богарта: — Ты безнадежен, приятель. И слишком высоко ценишь собственную совесть, в то время как даже негры давно уже от нее избавились.

Вздохнув, я вернулся к столу. Так или иначе — делать сегодня действительно было нечего. Направив пульт на музыкальный центр, я в третий раз выбрал со вставленного сегодня утром диска «Плоскогорье дождей» Марка Кнопфлера. Компакт запустился с четвертой дорожки, давая мне возможность посмаковать металлический и в то же время мягкий, словно пух, звук гитары…

…Некоторое время я смотрел на эти слова, а затем одним движением пальца отправил их в бездну девятисот гигабайт емкости жесткого диска моего домашнего компа. Либо они когда-нибудь оттуда всплывут, либо останутся там до самого виртуального конца света.

Боже, как прекрасна была когда-то жизнь! Можно было написать: «Хандра, словно сухое шелестящее крыло бабочки, захлестнула меня…» или: «Океан шагал навстречу пляжу, словно уборщица, возвращающаяся домой с работы…». И всё! Ну, и еще вставить симпатичную меланхоличную девицу, которая окажется либо злодейкой-убийцей, либо возлюбленной.

Вчера я писал рассказ, который должен был закончиться плохо, но, дойдя до финала, никак не мог умертвить героя. Так что я бросил писать и до полудня сидел, глядя в окно и собираясь с силами. В поле зрения возникли мои руки, тайком тянущиеся к клавиатуре, чтобы добавить про то, как герой спасся, написать что-то вроде: «К счастью, ему удалось выбраться…», «Вдруг он вспомнил, что у него есть…». Пришлось выгнать самого себя из комнаты.

Сегодня силы духа у меня было больше. Я посмотрел на клавиатуру компа и — даже не проверив почту — решительными нажатиями заблокировал ее на двадцать часов, а затем, закрыв глаза, набрал шестнадцатизначный пароль. Потом, чисто из любопытства, проверил, что специально установленная программа запомнила пароль и сообщит его мне по первому требованию. Всё работало. Я сидел и смотрел в окно. Там мало что можно было увидеть — какой-то упрямый воробей долбил клювом орех, тяжелый шарик отскакивал, но воробей лишь отряхивался и снова долбил. Как же я его понимал…

Краем глаза я заметил, что мои пальцы снова тянутся к клавиатуре.

Я немного подождал, но ничего не изменилось. Пришлось встать и выйти из комнаты.

Погруженный в собственные мысли, я спустился вниз и просмотрел утренний выпуск местной газеты, но особой радости мне это не прибавило. Я был в доме один — Фил в лагере, Пима в своем рекламно-проектном бюро, моя собака Феба, судя по всему, поехала вместе с Пимой, а сын Фебы, Монти Пайтон, пребывал в своей любимой позе — лежа на полу в гостиной, устремив нос точно в сторону холодильника, — и ждал. Что интересно, где бы он ни лежал (я проверял несколько раз с компасом в руке, а однажды даже укрепил у него на голове миниатюрный пеленгатор), его черный нос всегда был направлен на источник пищи. По крайней мере, ему не приходилось задумываться о смысле жизни. Товарищ по несчастью из него был никакой — он поймет, что такое житейские неприятности, лишь когда не наполнится вовремя его миска.

В полном расстройстве я даже едва не собрался включить клавиатуру, но что-то мне подсказало: «Сегодня не самый лучший день для удачных слов!». Точнее — это был уже восьмой не самый лучший день.

Этот день должен был либо принести мне нечто неожиданно приятное, либо, по крайней мере, дать возможность разрядиться на ком-то, кто подвернется под руку. Можно было бы выйти на прогулку с Монти, не исключено мне встретилась бы какая-нибудь юная красотка. Это было бы приятно. А если бы она оказалась не слишком юной или не слишком красивой, я мог бы ее разделать под орех, сказав: «Ну и грудь у тебя! Фу! Стыд один! Ведь есть же множество кремов от прыщей!» Она бы смутилась и убежала, а у меня улучшилось бы настроение.

Впрочем — с чего бы?

Я зевнул и, доведенный до отчаяния, взялся со скуки за присланную мне четыре дня назад книгу. Бестселлер. Я мог ее скачать из Сети еще два месяца назад, и кто знает, может быть, я это даже и сделал, а может быть, агент автора сам мне ее прислал; в конце концов, я находился в списке имеющих право на бесплатные файлы, в который включали всех, кто имел хоть какое-то отношение к литературе. Но, проверяя новые поступления, я лишь впадал в еще большее отчаяние. Столько там было хлама… Лишь когда автор был того достоин, когда маньяки-читатели скачивали из Сети больше десяти тысяч экземпляров, появлялись бумажные версии, уже с надписью: «Скачано 18 тысяч экземпляров в течение первых двух недель!» Восемь девяносто девять. Четыре варианта обложки, один красивее другого. Я открыл книгу где-то в середине и немного почитал. Оказалось, что это история некоего овдовевшего плантатора, имевшего взрослого сына и женившегося на разведенной, у которой была дочь. Какое-то время спустя сын и дочь полюбили друг друга и поженились. Падчерица стала одновременно невесткой. Великолепно. Потом у сына родился сын, а у плантатора дочь. Тогда сын сына, то есть внук… Ага, до этого у сына плантатора после женитьбы отца появилась мачеха, а после его женитьбы она же стала тещей. Теперь насчет внука плантатора: как сын сына он внук, как сын невестки… Ну да — тоже внук. Ладно. Читаем дальше. Что касается дочери разведенной — всё просто: ее отчим являлся одновременно и ее свекром. Потом, однако, стало действительно интересно, приходилось несколько раз возвращаться к предыдущим абзацам. Судя по всему, всё шло к тому, чтобы плантатор стал одновременно собственным дедушкой и внучкой.

Я отложил в сторону семейную сагу. Мне стало грустно. Похоже, скоро я услышу от Сэмюэльса, своего агента: «Ты не мог бы, Оуэн, написать что-нибудь столь же простое и душещипательное, а? Вместо того чтобы возмущаться, что этим, мол, занимаются лишь идиоты, а другие идиоты покупают?» От мыслей по поводу того, что я мог бы ответить на ворчание Сэмюэльса, меня оторвал телефонный звонок. Я обрадовался, но не бросился к телефону, а подошел к нему чинно и медленно.

Кхм! Кхм!

— Слушаю?

— Детектив Оуэн Йитс? — Голос был четкий и громкий, но явно старческий, слегка скрипучий. Властный и непреклонный. То ли женский, то ли мужской. — Это вы?

— Да, но…

— У меня есть для вас дело, юноша.

Я благодарно улыбнулся. Монти шевельнул ухом, чувствуя приближающуюся полосу хорошего настроения.

— Я не юноша уже по крайней мере лет двадцать…

— Неважно. У меня проблемы с ворами, и я хочу тебя нанять!

— Я не веду дел, которые…

— В телефонной книге есть твое объявление! — В голосе не то собеседника, не то собеседницы появилась угроза. — Мне обратиться к соответствующим властям с требованием лишить тебя лицензии?

Телефонная книга! Боже мой… Я расчувствовался. Их не издавали уже полтора десятка лет.

— Послушайте… — Черт возьми: сэр? мадам? — Той книге, в которой есть мое объявление, уже…

— Я что, непонятно говорю? Я хочу тебя нанять, и баста! У меня такой принцип — я всегда заглядываю в конец, меня раздражают всякие придурки, поменявшие фамилии на «Аарон» и прочие «ААА». Так что я беру тех, что в конце, пусть тоже заработают.

Ой-ей, какой добрый человек мне звонит!

— Так что я подумала… — Ну наконец-то! Она! — …что найму какого-нибудь честного детектива, который не лезет на первую позицию в разделе «Детективные агентства». — Старушка глубоко вздохнула. Может, ждала моей благодарности? Тронутый до глубины души, я кашлянул и спросил:

— Можете назвать свой адрес? Я постараюсь…

— Ну почему всё всегда должно доставаться этим жадинам на «Аа» или «А»… Простите?

— Я сказал, что приеду к вам сегодня во второй половине дня и…

— Почему во второй? Джозеф уже за вами едет. Он должен вот-вот постучать к вам в дверь. Жду.

Ту-ту-ту-ту-ту!

Я положил трубку и тряхнул головой, веря, что подобные маленькие сотрясения мозга помогают отделить воображаемое от действительного. Поскольку в моих ушах все еще отдавался пронзительный голос, я вынужден был признать, что это произошло на самом деле. Я впал в легкую панику. Блокнот? Блокнот — да, он всегда должен быть у детектива при себе. Авторучка. Оружие? Нет, это всего лишь кража. Может быть, у нее украли… Что, во имя всего святого, крали полвека назад? Белье из сада? Собаку? Горшки с цветами и коврики из-под двери?

Кто-то нажал на кнопку звонка у калитки. Я глубоко вздохнул, словно перед побитием рекорда по нырянию без акваланга, и открыл дверь. У калитки стоял обтянутый кожей скелет в фуражке. Никаких сомнений — Джозеф.

— Да?

— Мистер Оуэн Йитс? — Он изысканным жестом отдал честь. Я начал лихорадочно размышлять, не будет ли слишком большой бестактностью, если я извинюсь перед ним, зайду в дом и немного потренируюсь перед зеркалом в отдании чести. Если бы я так отдал честь Эзре М. П.?! Лишь величайшим усилием воли мне удалось сдержаться.

— Миссис Гроддехаар просит заняться ее делом. — Он шаркнул подошвой и отточенным за сотни лет движением повернулся, уступая мне дорогу.

Только теперь я увидел, что перед моими воротами стоит «роллс-ройс», кажется… Матерь Божья! Неужели «Сильвер Шедоу»?! На подгибающихся ногах я дошел до калитки и уставился на автомобиль. Не машину, не тачку, а именно АВТОМОБИЛЬ.

Ну что ж. Я уже знал, что хотя бы ради того, чтобы прокатиться на этом чуде, возьмусь за дело миссис Гроддехаар. Особенно учитывая, что речь, скорее всего, идет не о коврике из-под двери или розовом кусте. Позади меня заверещала входная дверь, которую я забыл закрыть. Я махнул рукой — закроется сама. Монти через пятнадцать минут получит свою говядину. Я вышел на улицу, но не успел взяться за ручку дверцы автомобиля — скелет Джозефа меня опередил. Совершенно без всякой связи мне вспомнился принесенный Филом из школы анекдот: «Это скелет Эйнштейна, а этот, маленький, — скелет Эйнштейна в детстве». Я сел в машину.

Ммм! Запах! Кожа, настоящая тщательно выделанная кожа. Дерево, столь благородное, что заслуживало имени Дерева с большой буквы: красное, черное, палисандр… Золото и немного полудрагоценных камней. Мы тронулись с места. Но как! Я мог бы отделять в это мгновение желток от белка и не разлил бы ни то, ни другое.

— Не желаете чего-нибудь выпить? — спросил Джозеф.

Желание такое у меня было, особенно если учесть, что в баре такого «роллс-ройса» должен был иметься сорокалетний бренди, но я перехватил в зеркале взгляд шофера.

— Нет, спасибо.

Мне показалось, что из костлявой грудной клетки вырвался едва заметный вздох облегчения. Я откинулся на подушки сиденья.

— Куда мы едем?

— К мадам. В Ходден-парк. — Я задумался.

— Не знаю такого.

— Его нет на плане. Госпожа об этом позаботилась. — Ага!

Это был противоположный конец города. Мы плавно катили в ту сторону, а всякие таратайки на трех, четырех и большем количестве колес поспешно уступали нам дорогу. Светофоры загорались словно по заказу, а полицейские втягивали животы и провожали нас взглядами. Я потянулся к бару, краем глаза наблюдая за Джозефом. Не знаю почему, но я был убежден, что он видит мое движение и одновременно ему удается удержаться от того, чтобы посмотреть в зеркало.

Прекрасный шофер.

Идеал.

Подвести такого я просто не мог, и потому налил себе стаканчик настоящей минеральной воды «Мон-Сюрвиль», идеально охлажденной и с надлежащим количеством пузырьков — за это я мог бы ручаться.

Мы миновали Сноу-Хилл, «Мажестик», пересекли Восточную автостраду, реку и выехали на Юнион-сквер, но неожиданно свернули на юго-запад, хотя я мог бы поклясться, что прежде там не было видно никакого ответвления. Словно по некоему сигналу, деревья расступились, и невидимые ворота пропустили наш лимузин. Я посмотрел по сторонам, машинально пытаясь запомнить дорогу; мне показалось, что Джозеф неким особенным образом напряг шею, во всяком случае, на тонком костяном стержне обозначились какие-то жилы или мышцы. Расслабившись, я снова откинулся на подушки, а шофер облегченно вздохнул.

Мы подъехали к классическому входу во дворец. Если бы я каким-то чудом преодолел потайные ворота и приехал сюда на собственном автомобиле, я скромно припарковал бы его в сторонке, где густые заросли виноградной лозы, наверняка насчитывавшей лет шестьсот, тянулись по стене и одновременно уходили в сторону, к беседке. Именно там я спрятал бы свою тачку и на цыпочках, стараясь не хрустеть гравием, подошел бы к дверям.

К счастью, я приехал на «роллс-ройсе», и прятаться не было необходимости. Выйдя из машины, я высокомерно огляделся вокруг; жаль, что у меня не было в зубах зубочистки, — я был бы похож на человека, который собирается купить этот дворец вместе со всеми его двумя сотнями комнат. Открылась дверь высотой в три этажа, и на пороге появилась горничная в фартуке и чепчике. Я едва не разрыдался мысленно — никто мне не поверит, но я не взял с собой ни одной из своих штучек для видеосъемки. Идиот.

Улыбнувшись, я положил на поднос, который держала горничная, визитку.

— Прошу в гостиную.

Девушка пошла вперед, к гостиной, где меня ловко перехватила другая горничная, намного старше и толще.

— Выпьете чего-нибудь? — спросила она. Небрежно махнув рукой, я осмотрелся. Несколько картин на стенах — таблички с именами авторов отсутствовали, но кто бы не узнал Дали, Гогена, Тейлессена, не говоря уже о Ван Гоге, один из вариантов «Подсолнухов» которого висел чуть в стороне, чтобы, как я понял, картина не бросалась в глаза и не доминировала в гостиной.

— Мадам вас ждет, — послышалось сзади.

Слова прозвучали достаточно старомодно, но вовсе не показались мне из-за этого смешными. По коридору, увешанному охотничьими трофеями, почти касаясь макушками ноздрей гигантских лосей и концов слоновьих хоботов, мы дошли до двери, возле которой горничная взялась за ручку и, прижавшись спиной к стене, окинула меня быстрым испытующим взглядом. Она уже было открыла рот, чтобы потребовать продемонстрировать ногти, но воздержалась. В голове у меня пронеслось десятка полтора вариантов шутливо-агрессивного поведения, но я (видимо, старею) подавил в себе дух противоречия и послал девушке легкую улыбку, а она тихонько вздохнула. То ли мне показалось, то ли это действительно был сочувственный вздох?

Я вошел в комнату.

Миссис Гроддехаар сидела на диване оттенка бутылочной зелени, покрытом толстым и густым, словно шерсть мериноса, плюшем. Спинку и бока украшали снежно-белые кружева, наверняка швейцарские или польские. Сбоку — столик, несомненно работы мастерской Джинсона. Мягкий свет струился из ламп фирмы «Хомикл». И — боже мой, всё остальное, все без исключения— просто шик!.. Кабинет был столь прекрасен, что я с трудом оторвался от созерцания обстановки и обратил внимание на миссис Гроддехаар. Несмотря на то что она сидела, я заметил, что она высокого роста, худая и хрупкая; испещренные коричневыми пятнами руки лежали на ручке трости. Наверняка за нее — за трость, а не за миссис Гроддехаар — можно было купить участок амазонского леса вместе с индейцами и рекой. Густые седые волосы были тщательно расчесаны и уложены, и, насколько я в этом разбираюсь, — без каких-либо питательных шампуней, фиксаторов, лаков и так далее. Хозяйка была одета в идеально белую блузку, отчего она казалась чуть голубоватой, с кружевными манжетами и воротником, синий жакет из тонкой замши и такую же замшевую юбку.

Словно раздраженная моей нерешительностью, миссис Гроддехаар протянула руку. Я вдруг сообразил, что не помню, как положено целовать руку даме — держа ее в правой руке или в левой, и потому лишь осторожно ее пожал.

— Может, мне всё же стоит нанять себе парикмахера? — спросила она. — Впрочем, в моем возрасте это пустая трата времени, а мне жаль каждой минуты, потраченной на всевозможные глупости. — Она показала рукой на кресло: — Садись, юноша.

Я погладил себя по макушке; старушка должна была заметить мою лысинку, особенно когда я сел. Таких не бывает у юношей.

— Итак. — Она ударила тростью о пол. — Кто-то меня обкрадывает, — сказала она. — Как же я этого не выношу, — поведала она доверительным тоном, на мгновение сжав некрашеные губы. — Всегда ненавидела воров и не намерена терпеть этого и сейчас.

— Вот только… — попытался я ей возразить, просто так, для собственного душевного спокойствия. — Я… — С удивлением я обнаружил, что мой голос дрожит. — У вас старая телефонная книга! — выпалил я.

— Ну и что? — Она опустила бровь и слегка повернула голову. — Если фирма столько лет существует, то это, надо полагать, лишь подтверждает ее надежность.

Дав мне время усвоить сказанное, она снова ударила тростью о пол. Не знаю, чем отличались эти два удара, но после второго открылась дверь, и в них появилась девушка-горничная.

— Кофе? — спросила миссис Гроддехаар.

— Да, пожалуйста.

Ха! Оуэн Йитс, гроза убийц! «Да, пожалуйста». Как у тети на именинах…

— Ты меня слушаешь, молодой человек?

— Да, конечно.

— Что-то вид у тебя рассеянный… — обеспокоенно сказала она.

— Должен признаться, обстановка немного смущает… — услышал я собственный голос.

— Может, рюмочку коньяку?

— Нет.

И это сказал я?!

— Куришь?

— Да.

— А что?

— «Голден гейт».

— Как раз то, что надо, давай! — потребовала она. Я угостил ее сигаретой и протянул зажигалку. Она с наслаждением затянулась и выпустила большое облако дыма.

— Если что — это твоя, юноша, — показала она на сигарету, которую держала в руке.

Я кивнул и тоже закурил.

— Пойдем. — Она встала, опираясь на трость, но, когда я попытался подать ей руку, отрицательно покачала головой: — Когда я перемещаюсь, меня труднее найти.

Она подвела меня к другой двери; я на цыпочках обошел хозяйку и открыл ее. За дверью находился громадный зал, размером с половину футбольного поля, с паркетом и витражами на окнах, которые можно было бы разглядывать часами. У стен стояли десятки стеклянных шкафов, в которых, как я без труда понял, находилась мечта почти каждого, за исключением меня, американца: шапочки, перчатки, туфли, майки и трусы, и всё это для бейсбола. И открытки, сотни, тысячи, а может быть, десятки тысяч открыток.

— Кто-то опустошил эти два шкафа, — сказала миссис Гроддехаар, показывая на одну из стен. С сигареты упал столбик пепла. Я глубоко вздохнул.

— Раз уж это я курю, то, пожалуйста, не стряхивайте пепел на пол, а то меня прислуга расстреляет, — вполголоса проговорил я.

— Займемся экспонатами, — ответила хозяйка, нисколько не смутившись.

— Я в этом не разбираюсь, — пожал я плечами. — Чувствую, это нечто весьма впечатляющее, но я, к сожалению, исключение — бейсбол меня совершенно не интересует.

— Так же, как и меня, — сказала она, нисколько не удивившись. — Пойдем. — Она потащила меня за руку к ближайшему шкафу. К счастью, в нем находились не трусы и носки, а только открытки. — Могу тебе перечислить: это Маурициус, а это Ди Маджио, а это Сенивола, а это Стан Кузински, Волак, Мило Дривач, О'Хара и так далее. Кроме того, есть еще обширная коллекция автографов: Бад Свир, Лэнни Цукерман, Хюрли, Бромберг…

Оглядевшись вокруг, я наткнулся взглядом на вазу; она выглядела не слишком впечатляюще, к тому же стояла отдельно, на подставке, а не в витрине. Дав понять миссис Гроддехаар, что внимательно ее слушаю, я быстро метнулся в сторону и схватил вазу, после чего подставил ее под сигарету хозяйки, а затем стряхнул пепел сам. Поблагодарив меня кивком, она продолжала:

— …Лайсек, Сэтердей, Пьоджи, Карневал, Уайт — Уайт Эрни, а не тот увалень Джо, — уточнила она.

— Ну, это ясно, — кивнул я.

Она замолчала и посмотрела на меня:

— Ты, случайно, не издеваешься?

— Нет, но я в самом деле не вполне понимаю…

— Ладно, — прервала она меня, уже не в первый раз. Я вполне мог представить, сколько мне понадобится многоточий, чтобы передать на бумаге наш разговор. — Который час?

— Без двенадцати одиннадцать.

Скрипнула дверь. Миссис Гроддехаар ловко швырнула сигарету в вазу и повернулась.

— Телефон, мэм. — Горничная присела в полупоклоне, а затем направилась к нам, неся в вытянутой руке телефонную трубку. Она подала ее хозяйке, та отошла на три шага и прошипела:

— Слушаю?

Горничная слегка повернула голову ко мне и прошептала:

— Эта ваза стоит почти шестьсот тысяч, не разбейте. — Прежде чем я успел что-либо ответить, миссис Гроддехаар рявкнула:

— Нет!

Сунув трубку в руку девушке, она подтолкнула горничную к двери.

— Как я и ожидала, — обратилась она ко мне, — они здесь… Прошу прощения… Столик и стулья сюда, будем пить кофе! — крикнула она вслед девушке, затем снова повернулась ко мне: — Каждую пятницу, примерно в половине двенадцатого, кто-то что-нибудь крадет — перчатки, мячи с автографами, шапочки со следами пота какого-нибудь Мэтьюса…

— Не понял. Вы знаете, в какое время произойдет кража, и не можете этому помешать?

— Именно так, — словно с легким удивлением, кивнула она. — Сам скоро увидишь, юноша.

Судя по выражению ее лица, мне предстояло увидеть нечто весьма интересное.

— Как я говорила — эти экспонаты меня совершенно не возбуждают, но я терпеть не могу… Ах да, это я тоже говорила!

Дверь открылась, и вошла целая процессия — двое пожилых камердинеров и три девушки, которые мгновенно поставили в указанном хозяйкой месте столик и два креслица, расставили кофейный сервиз, наверняка из… Где и когда делали лучшие в мире сервизы?

Мы сели. Увидев пепельницу, я отдал вазу одной из девушек и с облегчением закурил новую сигарету. Прислуга исчезла из поля зрения. Я налил кофе миссис Гроддехаар и себе. Уже один аромат напитка обещал, что здесь мне понравится.

— Кроме того, — добавила миссис Гроддехаар, — они пугают мою прислугу.

Возможно, она подумала, что если я не в состоянии оценить ее коллекцию, то без особого рвения возьмусь за дело, и потому присовокупила еще и человеческий фактор. Нет, это глупо — миссис Гроддехаар не могла себе даже представить, что кто-то осмелится не исполнить должным образом наложенные ею обязательства. Просто к краткому списку прегрешений воров она прибавила еще один.

— И как это происходит? — спросил я, отставив чашку.

— Сейчас увидишь, — пообещала она.

Меня несколько удивило, что она не спрашивает: «А оружие у тебя есть?» Ведь через несколько мгновений ее должны обокрасть, а что должен делать нанятый ею детектив — сидеть и смотреть? Шутка? Обман страховой компании? Попытка увильнуть от наследников?

У стены что-то загрохотало, словно торопившийся куда-то ребенок сбежал по лестнице, затем послышался мрачный, но достаточно мелодичный звук рога. Я положил сигарету и медленно, без шума, встал. Мы были в зале одни. Я молчал, затаив дыхание, миссис Гроддехаар замерла с поднесенной ко рту чашкой. Над витриной в дальнем углу воздух начал колебаться, словно в жаркий день на пустынном шоссе. Я машинально потянулся за ремень сзади, но сегодня там ничего не было. На цыпочках я двинулся в сторону витрины. До нее было столь далеко, что на полпути мне пришлось перейти на бег, иначе я добрался бы туда только на следующей неделе. Хотя, с другой стороны, спешить было некуда — витрина стояла на месте, возле нее никого не было, царила полнейшая тишина. Еще раз раздался скрип, затем звук трубы или рога, и тут стеклянные дверцы витрины опустились вниз, а внутри нее начали подпрыгивать и исчезать из виду какие-то открытки, открытки, открытки…

Я бросился туда, где на моих глазах творился грабеж, но не успел. Может, это и к лучшему, поскольку мне было некого и не за что хватать. Когда до витрины оставалось несколько шагов, стеклянные дверцы вернулись на место, а колебания воздуха прекратились.

Всё.

Когда я затормозил, чтобы не налететь на витрину, это уже был лишь обычный стеклянный шкаф, и ничего больше. Только внутри он был пуст. Из нескольких десятков открыток остались четыре или шесть. Я тупо вглядывался в стеклянные полки. Насколько тупо, можно было увидеть по собственному отражению.

Повернувшись, я отправился в обратный путь. Мне пришло в голову, что, если я не поспешу, остынет мой великолепный, отменный, гениальный кофе. Однако у самого столика я остановился как вкопанный. Какая-то мысль возникла у меня в голове и тут же исчезла, оставив после себя лишь запах, легкий привкус…

Ну да, конечно!

Звук! Сигнал рога. Пастушеский рожок! Я вспомнил, что, когда из будущего появлялся Гайлорд, за мгновение до этого слышался звук пастушеского рожка. Потом что-то гудело или скрипело, почти так же, как и здесь.

Я щелкнул пальцами и сделал два шага.

— Неужели ты что-то уже знаешь, юноша? — достиг моих ушей вопрос хозяйки. Прежде чем я успел похвастаться, она добавила: — Если так, то ты действительно стоишь двадцати долларов. — Видимо, она заметила что-то в моем взгляде, поскольку спросила: — Что-то не так? Я спрашивала своего адвоката, он сказал, что такова дневная ставка. Плюс обычная премия, за успешное выполнение задания.

— Прошу прощения, кто ваш адвокат?

— Берхардт & Берхардт. — Она слегка нахмурилась и повторила: — Что-то не так?

— Их контора перешла во владение Олдеманна четырнадцать лет назад, — пробормотал я. — Когда же вы его спрашивали?

— Ох… — Она что-то посчитала в уме. — Лет восемнадцать или двадцать назад, но ведь доллар не слишком с тех пор упал?

— Да, — с трудом прохрипел я.

Я вдруг почувствовал, что с трудом сохраняю серьезный вид. Больше всего я боялся, что обижу ее и она отберет у меня недопитый кофе. Быстро сев, я отпил глоток.

— Ну? — поторопила меня миссис Гроддехаар.

— Я не вполне уверен, — признался я, — но у меня есть одна догадка. Основательное подозрение насчет того, каким образом совершаются кражи. Хуже будет с исполнителями — они могут оказаться вне моей досягаемости. Вернее, они уже находятся вне моей досягаемости, — уточнил я.

— Почему? — спросила она столь резко, что простой отговоркой было не обойтись.

— Их здесь нет, — уклончиво ответил я.

— Ха! — фыркнула она. — Понятное дело. Ведь это не я и не мои люди. Никого другого здесь нет.

— Они врываются сюда на несколько секунд, хватают что-нибудь и сматываются.

— Привести собак? — Она озабоченно наклонилась ко мне.

Покачав головой, я допил кофе, достал сигареты и угостил хозяйку.

Мы закурили. Облака дыма поплыли к потолку, освещаемые лучами рахитичного солнца.

— У меня пока еще нет определенной идеи, — сознался я. — Но, без ложной скромности, могу сказать, что это промежуточное состояние, после чего какая-нибудь идея появляется довольно скоро. И чаще всего верная.

— У тебя неделя времени, — сказала миссис Гроддехаар, но, видимо, поняла, что ее слова прозвучали как ультиматум. — Я имею в виду, что до сих пор кражи происходили только по пятницам, — пояснила она.

— Да, понимаю. — Взвесив все «за» и «против», я потянулся к кофейнику; хозяйка кивнула, я налил себе и сделал глоток.

— Можешь меня ввести в курс дела?

— Гммм… — промычал я, думая, как увильнуть от ответа. — Это не…

— Не думай, что я боюсь…

— Нет, я не об этом. Речь идет не о каких-то чудовищах…

Она захихикала. Я замолчал, глядя на нее.

— Что касается чудовищ… — Она фыркнула и прикрыла рот рукой. — Некоторые из тех, кто здесь работает, сказали бы, что если я не хочу видеть чудовищ, то мне следует разбить все зеркала.

Я попытался притвориться, что мне не смешно, и отхлебнуть кофе, но я мог невольно хмыкнуть и облить кофе хозяйку. Так что мы культурно и не слишком долго посмеялись.

— Ну хорошо. До следующей недели я выдержу, — сказала она.

Я не осмелился ее похвалить и лишь кивнул.

— Хочешь уже сегодня получить гонорар, юноша? Может быть, аванс?

Так и просилась на язык фраза: «Что бы я стал делать с такой кучей денег?», но я удержался и лишь покачал головой:

— Нет, подождем. — Я встал. — Ага! Сколько было этих краж?

— Четыре. Сегодня четвертая.

— Вы заметили какие-нибудь закономерности?

— Да. Всё просто и ясно: в первый раз исчезли мячи, самые ценные. Во второй — перчатки, тоже самые ценные из коллекции мужа. В третий раз были плакаты, а сегодня открытки.

Я огляделся. Что еще можно тут забрать? Майки. Шлемы. Туфли. Билеты. Кубки. Биты. Биты!

Да, именно они.

Я бодро улыбнулся. Миссис Гроддехаар встала и шагнула ко мне:

— У тебя уже что-то есть, юноша?

— Есть… — я хотел сказать «сорок с лишним лет за плечами», но произнес другое: — Одна идея.

— Превосходно, — похвалила она, обхватила себя руками и потерла плечи.

— Если что-то произойдет, звоните. Я тоже буду держать вас в курсе.

Наклонившись, я поцеловал ей руку. Непонятно откуда и как, но горничная знала, что я собираюсь уходить, — она уже стояла в дверях и минуту спустя вывела меня на улицу. Джозеф отдал мне честь. Я сел в машину и, как только она тронулась с места, протянул руку к бару и налил себе на три пальца виски.

То, что мог предложить мне мой домашний бар, было намного, намного хуже.

* * *

«Комбо» Брэйквуда отъехал от моего дома как раз в тот момент, когда из-за поворота показалась передняя часть «роллс-ройса» миссис Гроддехаар. Я стоял над тщательно упакованной в герметичные мешки грудой имитаций бейсбольного снаряжения.

— Что ты в них напихал? — спросил я Брэйквуда несколько минут назад.

— Лучше, если… — Он немного подумал. — Впрочем, тебя эта информация всё равно не повергнет в ужас, поскольку ты в этом не разбираешься.

— Именно, — кивнул я, хотя очень не люблю признаваться в каком бы то ни было невежестве.

— Ну так вот, там смесь производных бутилового сельсен-меркаптана и этилового меркаптана плюс еще несколько добавок, но… Что?

— Вроде гнилой капусты в супе из канализации?

— Ну!

— Тогда, похоже, как раз это мне и надо. Спасибо. — Мы пожали друг другу руки, затем Брэйквуд сел в машину и уехал.

Джозеф поспешил мне навстречу.

— Разрешите, сэр? — Он протянул костлявую руку, намереваясь вырвать у меня связку бейсбольных бит.

— Э-э! — отказался от помощи и одновременно предостерег я. — Нет, спасибо, я сам справлюсь.

Джозеф мелкими шажками побежал впереди меня к «роллс-ройсу», открыл дверцу и отдал честь с еще большим рвением, чем на прошлой неделе. Я аккуратно уложил в машину постукивающий, словно ксилотон, сверток и расположился на сиденье сам. Проверив, надежно ли закрыт мешок, я слегка шевельнул бровями в знак того, что можно ехать. Джозеф явно только того и ждал, и мы тронулись в путь.

Два дня назад я выволок из гаража «бастаад» и проехался от своего дома до… Ну, до того места, где должен быть поворот на… какую-то улочку, ведущую в сторону Ходден-парка. В ту сторону я ехал сорок три минуты, причем отнюдь не до конечного пункта маршрута. Обратно я возвращался подавленный и злой, не раз нарушал правила и доехал до дома за тридцать шесть минут. Почему в таком случае на свою первую и пока единственную встречу с клиенткой я ехал с Джозефом двадцать минут с небольшим? Я видел часы «роллс-ройса», те самые, знаменитые, заглушающие своим тиканьем шум двигателя. Было девять сорок, столько же показывал и мой «касаверас». Я слегка потянул носом воздух, но в тихом нутре автомобиля это прозвучало подобно японскому гонгу.

— Желаете аптечку? — спросил Джозеф. Прежде чем я успел ответить, стенка возле бара разошлась, и из нее выдвинулась маленькая, но весьма богато снаряженная аптечка. Я покачал головой. Мне не удалось заметить, что сделал Джозеф, но аптечка тут же вновь ушла в панель. Я потянулся к радиоприемнику и тут кое о чем вспомнил.

— Сколько человек работает у миссис Гроддехаар?

— В доме тридцать шесть, в загородном имении еще восемнадцать.

— Мы едем в имение? — уточнил я.

— Нет, в дом, сэр.

— Хорошо. Тридцать шесть. Есть среди них кто-то новый? Работающий недавно?

— Вы шутите? — Он повернулся и уставился на меня, словно я предложил ему прогуляться с расстегнутой ширинкой.

— Ведь я же сам видел, — настаивал я, — молодых девушек…

— Это работники во втором поколении, — сказал он таким тоном, словно утверждал нечто вполне очевидное, типа «Солнце светит днем, а луна — ночью».

— Поставщики? — продолжал расспрашивать я.

— Мы сами всё привозим, — отрезал он. Наверняка не он возит ветчину и артишоки, он возит только госпожу. И ее гостей.

— А ремонтные бригады? Водопроводчики? Электрики?

— Господа платили за обучение каждого, кто хотел приобрести какую-либо профессию. Мы на полном самообеспечении.

Я пожалел, что не взял с собой Пиму в качестве помощницы детектива. Она не поверила и половине того, что я рассказал ей о визите к миссис Гроддехаар. Даже в половину половины не поверила. Жаль, что не было Фила. Он бы поверил.

Мы плавно свернули налево. Ну да, именно здесь я был вчера — и не заметил никакого разрыва в живой изгороди, старой, высокой и густой.

— Как так получается, что мы вдруг оказываемся на этой улице? — не выдержал я.

— Как обычно: нужно свернуть налево, — удивленно ответил он, словно я не понимал самых очевидных вещей. Так мне и надо, нечего раскрывать рот, когда…

Который час?! Десять ноль шесть! Черт побери, мы ехали двадцать шесть минут, пусть будет двадцать семь, поскольку мы еще не стоим у ворот. Но и так…

Я стиснул зубы и не стал задавать очередной идиотский вопрос.

— Элизабет возьмет багаж, — сообщил не терпящим возражений тоном Джозеф, когда я вышел из машины, а горничная, в чертах которой я начал обнаруживать сходство с Джозефом, сделала книксен и протянула руки.

— Хочешь меня обнять? — спросил я.

— Я возьму ваш багаж. — Она даже не улыбнулась. Почти наверняка — дочка Джозефа.

— Ни в коем случае!

Я обошел ее и направился к двери. Горничная догнала меня, опередила и пошла первой. В следующих дверях уже ждала пожилая, которая в прошлый раз следила, не попытаюсь ли я спереть из гостиной Матисса. Я кивнул ей, перешагнул порог и двинулся в уже известном мне направлении. В гостиной я вежливо поклонился, положил сверток на кресло и нагнулся к руке миссис Гроддехаар.

— И что теперь? — спросила она, показывая мне на другое кресло.

Я присел на краешек сиденья и посмотрел на часы.

— Нужно пойти к витринам, — сказал я. — Если я не ошибаюсь, вас обворовывает некто, отсутствующий здесь телесно.

— С того света? — Она вовсе не удивилась, лишь уточняла.

— Примерно так. Из другого времени. — Я немного подождал, но она не рассмеялась, не постучала костлявым пальцем по виску. — Как мне кажется, некто разработал метод проникновения в другое время. Возможно, этот туннель не слишком велик и вор не в состоянии пробраться по нему сам, а может быть, просто не хочет. Может быть, боится…

— И правильно боится! — кивнула хозяйка.

— Да… Ну так вот, этот некто ворует, что ему в лапы попадется, может, продает, чтобы оплатить какие-то там свои дальнейшие исследования. Неважно. Он крадет, мы должны это прекратить. Поэтому, — я ткнул большим пальцем назад, — сейчас мы отправимся к экспонатам и совершим несколько манипуляций.

— Мне позвать кого-нибудь в помощь? — предложила она.

— Нет, для этого помощь не требуется. — Она встала:

— Ну, тогда идем.

Я взял сверток, и мы пошли. В музейно-бальном зале я подошел к витринам с бейсбольными битами, положил на пол свой багаж и повернулся к хозяйке:

— Сигнализация? Ключи?

Она покачала головой. Ну да, конечно, — кто бы осмелился?

Я открыл витрину и начал выгружать оттуда музейные экспонаты — побитые, с отполированными ладонями рукоятками, одни в лучшем состоянии, другие в худшем. Они издавали мелодичный стук, когда я довольно небрежно складывал их на пол. Затем я достал, намного аккуратнее, свои «биты» и начал размещать их примерно в том же порядке в витрине.

— Ты не мог бы посвятить меня в свой план, молодой человек?

— Да. Итак, некто… — я расставил биты, отошел и критическим взглядом окинул результат своего труда, — как обычно, проникнет сюда сквозь время и возьмет биты, но это не настоящие биты, а довольно жестокое наказание.

— Этакие биты-самобойки? — догадливо спросила она.

— Почти так. Во всяком случае, больше он сюда не полезет. — Я достал из мешка еще несколько предметов: перчатки, кепку, банку из-под вазелина, ремень от шортов — и разложил всё это по соответствующим витринам. — Это на тот случай, если я ошибся и вор заберется в другую витрину, — пояснил я.

— А если точнее — что там?

— Смесь с самым жутким запахом, какой только можно себе представить и воспроизвести на современном уровне знаний о химии.

— То есть?

— Дву-чего-то-там, мета-что-то-там, бута-что-то-там и либитин.

Миссис Гроддехаар с полминуты внимательно меня разглядывала, затем кивнула. Я посмотрел на часы.

— Одиннадцать, — сказал я. Она поняла намек.

— В таком случае мы можем выпить кофе и покурить. — Она подмигнула. Я угостил ее «Голден гейтом», она закурила и затянулась. — После твоего визита, юноша, — заявила она, — ко мне явилась целая делегация, мои любимые горничные, и они попросили, чтобы я больше не впускала тебя в дом. Якобы ты не испытываешь ни малейшего уважения ко всему этому. — Она обвела вокруг рукой.

— Вы им не поддались?

Миссис Гроддехаар наклонилась ко мне.

— Я тоже не испытываю особого уважения, — доверительно сказала она. — Эти вещи вообще-то ненамного старше меня, им лишь по двести, триста или восемьсот лет. В моем возрасте это не впечатляет. — Она задорно затянулась сигаретой.

Возможно, стоило ей возразить, но я заметил, что она задумалась, прищурила серо-зеленые глаза и о чем-то напряженно размышляет. Я не стал ей мешать. На этот раз на столике стояла еще и пепельница, наверняка стоившая ненамного дешевле вазы династии Мин.

— Что там с кофе? — сердито проворчала хозяйка. — Сейчас их потороплю!

Она встала и бодрым шагом направилась к двери. Можно было себе представить, что там сейчас происходит. Я курил и думал. Потом осмотрелся — мы сидели в центре зала, до ближайших витрин от нас было примерно футов двадцать. Я похлопал по висевшей на боку кобуре. Если на этот раз кто-то вылезет из туннеля — я буду готов. Но миссис Гроддехаар придется покинуть сцену. Вот только вряд ли она на это согласится.

Щелкнула дверная ручка, и хозяйка вернулась в кресло. Секунду спустя дверь снова открылась, и появилась процессия со столиком и сервизом. Мы молча выпили по пол чашки, когда внезапно миссис Гроддехаар что-то раздраженно прошипела. Я недоумевающе посмотрел на нее.

— Я забыла принять свои таблетки! — Она постучала пальцами по крышке столика.

Я посмотрел на часы — было одиннадцать ноль пять. Черт возьми, мне этого не хотелось, но ничего другого не оставалось. Я вскочил.

— Позвать кого-нибудь?

— Если бы ты был так любезен…

Я метнулся к двери, промчался по коридору, ворвался в гостиную, потом в другую, с картинами. Пусто и тихо.

— Есть тут кто-нибудь? — крикнул я.

Мне ответила тишина, но секундой позже, когда я уже направлялся к ближайшей картине, чтобы привести в действие сигнализацию, появилась надменная горничная.

— Миссис Гроддехаар желает свои таблетки! — выпалил я и помчался обратно.

В зале все было по-прежнему. Миссис Гроддехаар потягивала кофе, глотнул и я. Сразу же следом за мной появилась горничная и подала госпоже подносик с таблетками. Всё происходило словно в немом фильме, со всем надлежащим для данной сцены церемониалом. Когда горничная ушла, я достал из кармана плоский пульт, активировал все шесть запалов и положил его на стол, перехватив вопросительный взгляд клиентки.

— Когда я увижу, что крадут то, или то, или то — я приведу в действие соответствующий запал, — пояснил я. — Вор сам не будет рад своей добыче.

Я предложил миссис Гроддехаар сигарету, но она отрицательно махнула рукой, затем передвинула свое кресло так, чтобы видеть витрину с битами. Мы сидели рядом друг с другом, словно зрители в маленьком частном кинотеатре.

— Ну что ж, интересно!.. — мстительно, как мне показалось, прошипела она. — Очень ин-те-ре-сно!

У меня мелькнула мысль, что, если я оплошаю, ее месть настигнет меня сквозь время и пространство. И зачем я во всё это лезу? Зачем мне…

Воздух содрогнулся. Я почувствовал, как напряглась диафрагма и сильнее забилось сердце. Раздался угрюмый протяжный звук. Что-то замерцало между шкафчиками с битами и туфлями. Черт побери, туфли?! Я стиснул кулаки. Миссис Гроддехаар схватила меня за бицепс, сжав его костлявыми пальцами. Проклятье, мне показалось, будто мышцы расползаются на отдельные волокна. Облако дрожащего воздуха переместилось и окутало шкафчик с туфлями. Я застонал, отчасти от злости, отчасти от боли, — когти хозяйки впились в кость и добрались до костного мозга. Облако немного повисело и вдруг, к моему двойному облегчению, поплыло к битам. БИТЫ! Они начали исчезать.

Медленно протянув руку к столику, я взялся за пульт. Кончик указательного пальца подрагивал на единице. Биты постукивали и исчезали, исчезали, исчезали…

Последняя.

Отлично. Теперь моя очередь. Я нажал кнопку «1».

Снова раздался звук, и воздух снова дрогнул.

Конец визита. Я совершил несколько движений, которые должны были означать, что я намереваюсь встать, и миссис Гроддехаар поняла, что следует меня отпустить. Когда я встал, моя рука висела безвольно, словно парализованная, но я мужественно не жаловался. Прежде всего я выключил пульт, затем собрал свои поддельные экспонаты, за это время частично обретя возможность владеть рукой, и упаковал их в мешок. Хозяйка угостила меня сигаретой и закурила, выпуская клубы ароматного дыма. Я сел и тоже закурил.

— Это всё? — спросила она.

— Думаю, да, — ответил я. — Я был бы удивлен, если бы не так, но на всякий случай хотелось бы побывать здесь на следующей неделе.

— Почему это происходит раз в неделю?

— Можно только догадываться. — Я вспомнил о своих приключениях с межпространственной пленкой. — Может быть, вору приходится несколько десятков часов заряжать специальные аккумуляторы, может быть, он каждый раз калибрует аппаратуру, может быть, что-то расходуется или приходит в негодность. — Я немного подумал. — Скорее всего, дело в зарядке.

— А нет способа узнать, насколько действенным оказалось твое оружие, юноша?

— Наверняка есть, — пожал я плечами. Откровенно говоря, мне самому хотелось дома, в тишине и спокойствии, проверить действенность своей идеи, но раз уж меня сюда вызвали… — То есть я думаю, что можно было бы, но… — Я поколебался.

— Прошу дать четкий и исчерпывающий ответ, — потребовала клиентка. — В конце концов, я тебе за это плачу!

Я растрогался. Двадцатка в день — этого хватит на бензин и парковку, рядовой детектив, занимающийся делами о разводе, берет с пытающегося избавиться от супружеских уз мужа от ста пятидесяти до двухсот, иногда до трехсот. Плюс расходы. Впрочем, стоило признать, что расходов у меня почти не было. Что для меня семь сотен за бомбы?!

— Если бы у вас был компьютер с выходом в Сеть… — сказал я, не веря в подобную возможность.

Миссис Гроддехаар отставила чашку и задумалась, потом постучала пальцем по столику. В дверях появилась «дочь» Джозефа.

— Есть у нас этот… компьютер? — спросила миссис Гроддехаар.

— Да, мэм. Принести?

Хозяйка посмотрела на меня. Я кивнул.

— Да, Элизабет. Пожалуйста.

Элизабет исчезла за дверью. Я налил кофе себе и хозяйке. Миссис Гроддехаар снова постучала по столику, появилась уже знакомая мне пожилая горничная.

— Можно уже поставить биты на место? — обратилась ко мне с вопросом клиентка.

— Да, конечно. — Я вскочил. — Извините, я сам должен был…

— Сядь, юноша, — прервала меня миссис Гроддехаар. — У меня вопрос: мы убили этого «изобретателя»?

— Э-э… Надеюсь, что нет. Не думаю, чтобы смерть была адекватным наказанием за воровство.

— Справедливо.

Наступила тишина. Почему, подумал я, миссис Гроддехаар не постучала пальцем, когда хотела, чтобы ей принесли лекарства? Почему она сама пошла разбираться по поводу кофе, если какой-то датчик передает по ее стуку соответствующий…

Мои размышления прервала Элизабет, появившись с плоским, как блин, ноутбуком. Я поставил его на стол, с которого горничная убрала сервиз, и открыл. Экран засветился. Я набрал несколько ключевых слов и граничные координаты — временные и географические. Пуск.

Миссис Гроддехаар, совершенно не интересовавшаяся моими действиями, встала, подошла к закрывавшей последнюю витрину горничной и что-то тихо ей сказала. Ноутбук пискнул и начал выдавать данные. Я уточнил параметры. Хозяйка вернулась к столику и вопросительно подняла брови.

— Идет поиск, — сообщил я.

Она кивнула. Из тысячи человек в подобной ситуации девятьсот девяносто девять мучили бы меня вопросами, пытаясь выяснить, что и как я делаю. Она же — молча ждала.

Ноутбук снова пискнул. О, теперь уже лучше.

— Слушайте, — сказал я, пробегая взглядом по экрану. — Девятое ноября две тысячи второго. Произошло следующее… — Я начал читать с экрана: — «За двадцать минут до начала матча местных „Траулеров“ с командой гостей „Стальные Котлы“ с парковки возле стадиона ударила волна страшной вони. Облако запаха невероятной силы окутало весь стадион, вызвав тошноту у всех сорока трех тысяч зрителей. Матч не состоялся, болельщики в панике покинули стадион. Обе команды укрылись от смрада в раздевалках, но оказалось, что фильтры кондиционеров не могут с ним справиться. Таким образом, спортсмены тоже оказались не в состоянии предстать перед болельщиками. Впрочем, четверть часа спустя стадион был уже пуст, царила лишь всепроникающая вонь, к тому же усиленная запахами рвоты охваченных паникой болельщиков.

Специалисты не могут объяснить причин этого феномена — скорее всего, этот взрыв жуткой вони объясняется тем, что произошла некая самопроизвольная реакция в канализации в этой, достаточно старой, части города. Есть и те, кто видит в происшедшем месть «изнасилованной природы», а полиция обнаружила, как нам стало известно, свидетеля, который утверждает, что облако чудовищного смрада появилось из фургона, стоявшего на парковке возле стадиона. Полиция, однако, вместе с учеными исключает возможность создания столь действенной «запаховой» бомбы…»

Я поднял голову и посмотрел на хозяйку. Она одобрительно кивнула, но мысли ее блуждали где-то далеко. Ее сигарета догорела сама; когда она очнулась от задумчивости и хотела затянуться, в ее пальцах оставался только фильтр. Слегка разозлившись, она погасила его и встала, остановив меня движением руки.

— Прошу прощения, у меня кое-какие дела. Сиди спокойно, мы еще немного поговорим.

Вот это мне нравится у властных богатых особ — ни малейшего интереса, есть ли у собеседника желание еще немного поговорить! Ни следа интереса, не нужно ли ему забрать из школы слепого приятеля или навестить знакомого бармена, который по секрету поделился новостью о свежей бочке ирландского «Доппельтаггера». Нет, зачем? Они диктуют миру свои условия. Именно вокруг них вращаются солнышко и прочие менее важные тела.

С мрачной решимостью я отыгрался на ноутбуке, перелистав еще несколько страниц с выдержками из прессы того периода. Сперва случившееся всех очень смешило, над сорока тысячами болельщиков попросту издевались: «Проблев в сорок тысяч глоток», «Река блевотины текла со стадиона», «Стальные Котлы», полные…» и так далее. Потом, когда далеко идущие последствия стали видны словно ворона на снегу, тон писанины изменился, но, похоже, было уже слишком поздно — каждый или почти каждый, кто был в ту субботу на стадионе, почувствовал себя оскорбленным в лучших чувствах и возненавидел понятно что — бейсбол! Когда вернулась миссис Гроддехаар, я закрыл ноутбук.

— Журналисты повеселились на славу, — сказал я. — Естественно, те, кто не пришел на матч. «Никогда больше ноги моей не будет на этом стадионе, — говорит спортсмен „Стальных Котлов“, — процитировал я и постучал по крышке. — Резюмируя всё сказанное: похоже на то, что я уничтожил команду „Траулеров“. Несколько месяцев спустя команда была официально исключена из лиги, стадион закрыли…

— Ничего страшного не случилось, — пробормотала хозяйка.

— Не знаю… — Меня охватили сомнения. — Несколько десятков тысяч людей заболели… Обанкротился стадион. Неизвестно, сколько людей лишились работы — спортсмены, тренеры, массажисты, билетеры, уборщики…

— Если только тебе удалось остановить вора, это того стоило! — решительным тоном заявила она. — Можешь себе представить — действующие безнаказанно такие вневременные банды? Глобальный хаос! Конец цивилизации!

— Ну, не стоит преувеличивать… — мягко возразил я.

— Я не преувеличиваю, ты сам должен это понимать. Безнаказанный вор будет попросту забираться всё дальше и чувствовать себя всё более безнаказанным. Это гангрена, рак общества! Я очень довольна тем, как ты с ним разобрался, — похвалила она меня, встала и протянула руку. — Я подумала и решила: ты был у меня только два раза, но какое-то время у тебя заняла подготовка, так что я считаю, что тебе причитается за полных три дня. — Она погладила меня по тыльной стороне руки. — Я действительно очень довольна.

Она не заметила, что я стою, разинув рот, словно ожидая, что какой-нибудь пролетающий мимо рой пчел устроит там себе улей, или как это у них называется. Захихикав, она покрутила головой и, видя мой удивленный взгляд, пояснила:

— Представляю себе эти сорок тысяч болельщиков…

Я с некоторым сомнением кашлянул. Не подействовало — она продолжала хихикать. Поклонившись, я направился к двери; смех за моей спиной становился всё громче. Я постарался сдержаться и не заразиться ее хохотом, и мне это удалось. Когда я подходил к входной двери, меня догнала Элизабет. В руке она держала плоский конверт, протягивая его мне.

— Джозеф — твой отец? — спросил я.

— С чего вы взяли?

Она сделала книксен и подала мне конверт. Я сунул его в карман.

— Мадам велела заплатить.

— Ага. — Я кое о чем вспомнил. — Нельзя ли заглянуть в телефонную книгу?

Она посмотрела на меня как на идиота, явно ожидая чего-то еще, но, поскольку я молчал, наморщила носик и смущенно сказала:

— Вы имеете в виду телеком?

Я отрицательно покачал головой:

— Нет, обычную телефонную книгу, бумажную…

— Ведь таких книг не печатают уже много лет… У нас нет такой, напечатанной.

— Ну тогда ладно, спасибо.

Я сам открыл дверь, вышел и сел в «роллс-ройс», а когда мы тронулись, нахально полез в бар и налил себе на два пальца. Вспомнив о конверте, я достал его из кармана и, поставив стакан на столик, открыл. В нем лежал какой-то странный плоский и довольно тяжелый футляр. Внутри, в трех разных отделениях, находились три золотых двадцатидолларовых монеты, отчеканенных в тысяча девятьсот восьмом, — так называемые «рисовые двадцатки». Их начали чеканить, чтобы заплатить за рис, необходимый для голодающей Луизианы, потом заплатили чем-то другим или не заплатили вообще. А в итоге осталось несколько сотен отчеканенных в качестве образца двадцаток, стоивших — каждая! — где-то от семи до девяти тысяч.

Гм?!

Я постучал ногтем по футляру. Вот тебе и миссис Гроддехаар! Двадцатка в день, и она еще ждала моих возражений!

— Джозеф? — Я вдруг сообразил, что именно мучило меня почти всё это время. — Мистер Гроддехаар был богат? — Я увидел, как он хмурит лоб. — Другими словами — это он заработал такое состояние?

— Скорее нет. Как мне кажется, именно мадам была движущей силой…

— Понятно, — сказал я, причем даже не особо солгав.

Весь остальной путь мы ехали молча. Лишь когда мы сворачивали в улочку, на которой стоял мой дом, раздался телефонный звонок. Джозеф вставил в ухо наушник и некоторое время слушал.

— Это вас, — сказал он.

Я потянулся к телефонной трубке.

— Да?

— Это Черемис Гроддехаар, — сказала моя недавняя клиентка. — Ты знаешь, что большая часть экспонатов вернулась на место?

— Не знаю, — проговорил я, словно идиот. — То есть — уже знаю…

— Сразу же после вашего ухода свалились две груды разных предметов. Кажется, чего-то не хватает, но, в общем, вор избежал позора.

— А что вы такого сделали?

— Я? — Она захихикала. Я немного подождал, давая ей отсмеяться. — Вы догадались?

Она во второй раз обратилась ко мне на «вы». Ну вот, пожалуйста, — похоже, я получил повышение!

— Только сейчас, — признался я. — Но что именно вы придумали, я не знаю.

— Когда я отправила вас за таблетками, я приложила к экспонатам небольшое послание, которое напечатала, когда, в свою очередь, сама ненадолго выходила. Там было сказано: «Если ты помнишь о тайне исчезновения главарей преступного подполья в две тысячи пятом году, то знай — я был ее причиной. Эти люди понесли смерть от моей руки, и они того заслужили. Ты тоже в моем списке!»

— Но… Но вонючие бомбы взорвались раньше, в две тысячи втором?!

— Именно. Так что вор не мог знать, что я блефую. Во всяком случае, он перепугался и отдал всё, что мог. Остальное, наверное, продал. Ну и пусть!..

«Роллс-ройс» мягко затормозил возле моей калитки. Феба, удивленная видом машины, высунув нос через щель в заборе, принюхивалась, энергично размахивая хвостом. Даже Монти Пайтон на мгновение отвернул нос от своего «нулевого меридиана».

— Ну, до свидания, — послышалось в трубке.

— До свидания, — ошеломленно ответил я, положил трубку и какое-то время сидел неподвижно. Потом спрятал футляр во внутренний карман пиджака и открыл дверцу. — Спасибо, Джозеф. До свидания.

— До свидания, сэр, — услышал я в ответ.

Машина бесшумно отъехала от калитки. Феба только теперь отважилась заскулить, да и то ее голос звучал тихо и несмело.

— Иду-иду!

Я вошел в калитку и почесал собаку за ушами. Она тщательно меня обнюхала, и мне показалось, что ей нравится осевший на мне запах «роллс-ройса». Дверь открылась, и на пороге появилась Пима.

— Знаешь, я думала, ты меня обманываешь, но, пожалуй, даже ты не способен нанять такой лимузин лишь затем, чтобы подтвердить собственные фантазии, — улыбнулась она.

— Угу, — коротко ответил я.

Вечер ушел на рассказы, объяснения и размышления.

Лишь ночью, когда меня разбудил лунный свет, бивший прямо в окно, я вспомнил, что не проверил в Сети. Вставать мне, естественно, уже не хотелось.

Я только пообещал себе, что когда-нибудь выясню, кто купил провонявший стадион и на его месте построил несколько офисных зданий.

Иными словами — кто на этой вони сделал себе состояние.

А потом, засыпая, я подумал: а какое мне, собственно, до этого дело?

«Что ты нашел в этих сестрах Ди Ди?»

Я разговаривал с Пимой, которая явно скучала на работе и позвонила, чтобы провести небольшое расследование:

— Только что вспомнила, я хотела тебя спросить: что ты нашел в этих сестрах Ди Ди?

— Во-первых, мне нравится их музыка, — ответил я, искоса поглядывая на экран, на котором бесшумно — поскольку я предусмотрительно выключил звук — покачивались, словно пальмы на ветру, вышеупомянутые сестры-близнецы. — Во-вторых, мне нравится, что их две; поскольку раз уж мне что-то нравится, то хочется, чтобы этого было много…

— Да, знаю. Ты имеешь в виду груди! Большие — хорошо, еще больше — еще лучше! — пренебрежительно бросила моя супруга, обрадованная, что ей есть на кого посмотреть и с кем поболтать, — в ее конторе начался «мертвый сезон». — Вот только странно, что именно они, — она состроила многозначительную гримасу типа «я бы вообще на них даже не смотрела», — так на тебя действуют, хотя груди у них прикрыты… — Она пожала плечами.

— Ни одна певица больше не прикрывает грудь, — согласился я. — А я предпочитаю догадываться, чем получать ее сразу на блюдечке. И вообще, я мысленно моделирую подобные вещи намного лучше, чем это делает сама Природа.

Пима фыркнула.

— Они точно не действуют на тебя своим пением? — уточнила она. — Даже удивительно, ведь у них музыка без всяких претензий, в самый раз для того, кто даже мелодию без посторонней помощи напеть не в состоянии…

— Может, и не в состоянии, зато эта музыка не столь амбициозна, как у этой… как там ее звали? А, Шога… кхе-кхе… — я театрально закашлялся, но тут же перестал, едва Пима открыла рот, — которая «компоновала» свои творения с помощью компа, обшаривая Сеть в поисках реже всего встречающихся последовательностей звуков. А вы, надменные и самоуверенные знатоки Настоящей Музыки, пресмыкались перед ее «талантом»! — Я воздел руки к небу. — Ах, Шога! Ах, какой изыск! Какая смелость, что за идеи! Эйнштейн клавиатуры!

— Ладно. Только как ты докажешь, что я была в числе ее поклонниц?

Я слегка задумался.

— Просто буду великодушен и пощажу тебя. — Я вернулся к теме разговора: — Итак, раз уж мы говорим о достоинствах сестер Ди Ди, — их две…

— Ну да, конечно, какая редкость — сестры-близнецы, и целых две!

— …и они носят одно и то же имя, — невозмутимо закончил я. — Никогда не знаешь, кто есть кто, к кому обращаются и кто ответит. Есть же у девушек фантазия!

— И большие голубые… — подмигнула она. Я непокорно посмотрел на нее:

— Именно так, миссис Маленькая Грудь!

— Фи!

Она отключилась. Я тоже, но после нее. Некоторое время я размышлял, кто снабдил Пиму электронным шпионом, который сообщал ей о моих телевизионно-музыкальных пристрастиях, но так и не нашел гада. Еще через несколько минут Монти шевельнул ухом, хотя до двух оставалось еще пятнадцать минут, а он никогда не совершал столь резких движений, пока дверца холодильника была закрыта. Я насторожился. Щелкнула калитка. Я подошел к двери и открыл ее, сглотнув слюну и машинально втянув живот.

За порогом стояла миссис Гроддехаар, позади нее торчал Джозеф. Затем миссис Гроддехаар прошла мимо меня в дом, Джозеф отдал честь и направился обратно к машине. Я вошел в свою гостиную, которая только что перестала быть моей.

— Здравствуйте, — довольно ядовито произнес я. Она только что закурила сигарету из моей пачки «Голден гейта» и, выпуская дым, лишь милостиво кивнула. Затем хлопнула ладонью по сиденью дивана.

— Садись, — сказала она, даже не добавив «юноша». Я сел. Но наперекор ей — в кресло.

— У меня для тебя задание…

— Но я… — воспротивился я, решив не сдаваться без борьбы, — не занимаюсь… не веду… не гожусь… — Я щелкнул пальцами.

— Ерунда! — отрезала она. — Я прекрасно знаю, кто ты и на что способен. Я даже читала твои книги. — Она покачала головой. — Я не особая любительница подобного рода литературы, но тем не менее — вполне, вполне.

Она выпустила кольцо дыма. Я умею пускать лучше, но на этот раз не осмелился.

— Спа…

— Согласна, там слишком много никотина, выпивки, просторечия. — Она затянулась и выпустила на этот раз изящное облачко, срезав под корень мои зарождавшиеся возражения одним решительным жестом. — Но я не ханжа. Я тоже курю, редко, но курю. — Я искоса посмотрел на пачку своего «Голден гейта». Может, она не прикончит ее всю до конца своего визита. — Что такое алкоголь, я тоже знаю. Всё для людей. Моя бабушка, например, считала, что ничто так не помогает при язве желудка, как спирт. Поэтому она всегда, проснувшись, выпивала натощак пятьдесят граммов спирта.

У меня отвалилась челюсть и тут же вернулась на место, ударившись новой пломбой за сто семьдесят о более старую, за девяносто пять.

— Помогло?

Она пожала плечами:

— Вскрытие не обнаружило следов язвы. — Она опередила мой вопрос: — А была ли она у нее раньше, неизвестно. Она утверждала, что была и что рассосалась, а с бабушкой никто не спорил. — Миссис Гроддехаар затушила сигарету. — Но речь не об этом. Как я уже сказала, я не поощряю злоупотребления сигаретами или спиртным. — Она глубоко вздохнула, словно готовясь ко второй, еще худшей, части своей речи. Только теперь, почти через минуту после затяжки, остатки дыма покинули глубокие закоулки ее худой грудной клетки.

Я решил рискнуть:

— А если я очищу апельсин, ничего?

Она некоторое время смотрела на меня, прищурившись и слегка наклонив голову.

— Я тоже читаю Чандлера, юноша. Не играй! — Костлявый палец поднялся и дважды ударил по воздуху.

Этот ее жест выглядел по-настоящему угрожающе.

— Дело в следующем. Я расскажу тебе свой сон. Позавчерашний.

На этот раз между пломбами угодил язык, так что с ними ничего не случилось. Зато языку стало больно. Мне хватило ума не раскрывать рот, поскольку единственные слова, которые я сейчас мог произнести, все начинались на «х».

Но она не стала ждать, когда я почувствую себя лучше.

— Так вот, мне снилось, будто я иду по старому овощному рынку… Тому, что был в Ренните, — уточнила она. Я кивнул, хотя понятия не имел, где это. — Иду я через этот рынок и даже помню, что искала, — такие маленькие жемчужные луковички. Не настоящие! — поспешно добавила она, чтобы я чего-нибудь не подумал. — Ну, знаешь — срезаешь головку, и на корне образуются такие красивые, маленькие, словно жемчужные, луковички. Некоторые считают, что настоящие лучше, но я нет! — Она явно хотела услышать мое мнение, и я поспешно согласился, что маленькие, словно жемчужные, лучше. Миссис Гроддехаар продолжала: — Так вот, иду я между прилавками, всё такое реальное и реалистичное… Узнаю некоторых продавцов, мы здороваемся, и так далее. И внезапно начинается абсурд. — Она подняла брови, так что я понял, что сейчас действительно начнется абсурд. — Я вдруг вспоминаю, что позади большого ларька стоит мой холодильник! — Теперь уже я поднял брови, чтобы дать понять, что прекрасно вижу этот абсурд. — Мой холодильник… А в нем еще солидный запас жемчужных луковичек! — Она хлопнула рукой по колену. Хлопок не удался, поскольку эта часть ее тела оказалась чересчур острой. Происходящее начало меня потихоньку забавлять. — Захожу я за ларек… — Она сделала драматическую паузу.

— А холодильника нет! — вставил я.

Она онемела. И зачем я только раскрывал свой глупый рот?

— Откуда ты знаешь?..

— Я же детектив, — пробормотал я. И вдруг меня понесло: — Люди рассказывают мне о разных вещах, а в конце обычно оказывается задание для меня. Как я понимаю, я должен найти ваш холодильник и…

— Ты с ума сошел?! Какой холодильник?

— Ведь вы же сами сказали…

— Но это был сон! Как ты собираешься искать приснившийся холодильник?

— Ну, тогда не знаю, — сдался я.

— Это не всё. — Она потянулась за сигаретой; я вскочил и подал ей зажигалку. Закуривая, она бросила на меня хитрый испытующий взгляд. Я почувствовал, что она надо мной издевается. — Холодильника действительно не было. Его украли. Я очень разозлилась… и проснулась. — Она выпустила колечко дыма. — Немного посмеялась сама над собой… — призналась она, а я подумал: «А кто бы еще осмелился?» — Ну, и мне казалось, — продолжала миссис Гроддехаар, — что это всё. Просто забавный сон: мой холодильник на рынке, да его еще и украли… — Она тихо фыркнула и стряхнула пепел. — В тот же день я поехала к Веринчи, за шляпкой. Я должна была забрать ее накануне, но он меня рассердил во время примерки, и я решила немного его наказать.

Я мысленно представил, как персонал бедного Веринчи ждет целый день, и сам он стоит в дверях, держа в руках шляпку, а миссис Гроддехаар всё нет и нет… Боже! Тот самый Веринчи?!

— Приезжаю, шляпка готова, даже неплохо сидит… А Джорджио подходит ко мне и говорит: «Мадам, я должен перед вами извиниться…» И улыбается, шельма. Эти его белые зубы… Ладно, я не о том… Так вот, он говорит: «Мадам, я украл сегодня во сне ваш холодильник!» И ждет, что я засмеюсь, а у меня… — она приложила руку к груди и наклонилась ко мне, — аж мурашки по спине побежали! Я схватила его за лацканы, притянула к себе и требую: «Рассказывай, негодяй!» А он побледнел и начал бормотать, что это всё во сне, что он даже не знает, как на самом деле выглядит мой холодильник, и что это вообще какой-то бред, чтобы холодильник стоял на рынке… Понимаешь? С каждым словом он всё больше себя выдавал!

Неожиданно вся эта сцена непонятно почему перестала казаться мне смешной.

— В конце концов я вытянула из него всё: это был как будто тот же самый сон, только с другой стороны. Он в своем сне шел по рынку, увидел холодильник, полный отменной еды, не смог удержаться и украл его, и как только вышел с рынка, проснулся. — Она затянулась и на несколько секунд задержала дым в легких.

Я сделал умное лицо. Говорить уже было можно.

— Ну… Это действительно удивительное совпадение. — В ее взгляде не было ничего, кроме жалости. Но я не сдавался:

— Миллиарды людей ежедневно отправляются в постель, большинству из них снятся сны. Часть из них запоминается. Из статистики следует, что некоторые сны так или иначе будут повторяться. — Тут я кое о чем вспомнил, но она меня прервала:

— Только не говори мне о миллионе обезьян, которые напечатают «Илиаду»!

Я промолчал, так и не сказав того, что хотел.

— Я не… глупа. Я знаю, что миллионам людей снятся эротические сны, им снится, что их преследуют, что они летают. Но чтобы один и тот же абсурдный сон, только с разных, так сказать, точек зрения, снился в одну и ту же ночь двум знакомым людям?

Я мог бы вздохнуть, но тогда некрасиво выпячивался мой живот. Вот именно — слишком мало движения! Сижу и пишу, когда сижу и пишу, а кроме этого — больше ничего. Никакого движения…

— В таком случае…

— Объяснение. Мне нужно объяснение!

А не лучше ли было бы нанять какого-нибудь специалиста по снам? Какого-нибудь пси… Идиот, предлагать ей психолога?!

— Может, кто-нибудь более компетентный… — неловко начал я.

— Нет. — Она тряхнула головой. — Никаких ученых, фондов, институтов… Я верю в тебя и верю, что если ты заинтересуешься, то найдешь объяснение этому феномену. — Она наклонилась и похлопала меня по колену: — У тебя неплохая хватка, словно у бультерьера, — если уж схватил, то не упустишь. И мне это нравится.

Она отодвинулась от меня и постучала пальцем по столику. Так иногда полицейские стучат концом ствола в дверь подозреваемого. Я едва не рассмеялся — это мой дом, мой столик, здесь не сработают никакие микрофоны, никто не откликнется на ее зов! Что-то, однако, меня удержало от не слишком изящного фырканья, а затем дверь открылась и появилась горничная.

— Люси, дорогая, мы идем! — Миссис Гроддехаар отложила сигарету и протянула мне руку.

Прежде чем я успел как-то среагировать, они ушли, а затем что-то мягко щелкнуло, наверняка дверца ее «роллс-ройса». Я вышел на крыльцо, полной грудью вдыхая свежий воздух. Жизнь хороша! Кто это сказал? Кто-то, на кого падал пятитонный пресс, и в последнее мгновение включилась подача электричества? Я?

Я обернулся, услышав тихое постукивание, и ошеломленно уставился на Монти. Дверца холодильника была распахнута, на подносе лежала порция спрессованной мясо-костной массы, какие-то витаминно-микро-макроэлементные добавки и прочее. А он смотрел на свою порцию, вилял хвостом и словно спрашивал у меня, можно ли ему уже есть? То есть делал то, чего не делал никогда и вряд ли предполагал делать в будущем. Визит старушки перевоспитал пса, чего не удалось сделать мне, Пиме и двум дрессировщикам.

— Взять, — спокойно сказал я.

Он взял.

Отложив ремонт вырванного из крепления подноса на завтра, я вышел в сад и рухнул в гамак.

Уже год я сознательно не брался ни за какую работу, мне просто этого не хотелось, а когда я в конце концов пересилил себя и даже собрался навестить контору, ту самую, в которой «сдох с тоски последний паук», является миссис Гроддехаар и нанимает меня. Чтобы я нашел вора, укравшего ее приснившийся холодильник.

Стоп, что я несу? Ведь вор известен, он сам признался…

Тогда что мне остается? Ага — можно поехать к клиентке и сказать, что мне приснилось решение проблемы. Некоторое время я наслаждался этой идеей, хотя знал, что не отважился бы на подобное, даже если бы мне к затылку приставили дуло крупнокалиберного пистолета. Я начал вспоминать, какие вообще у меня бывали сны: во-первых, бегство от кого-то, во-вторых, бег по прилипающему к ногам асфальту, в-третьих и так далее: погони, погони, ноги спутаны веревкой или проволокой, полеты или падения разного рода… Как-то раз мне снилось, будто я прыгаю с шестом, несколько раз меня во сне вышвыривали с работы, однажды приснился отец, радостный и полный энергии, совершенно нереальный, поскольку таким его я не помнил. Когда-то мне приснилась смерть президента, но сон не сбылся, так как через десять дней умер не он, а жена, причем не его, а вице-президента. Два раза я видел во сне садистски-злорадную Пиму — еще более глупое видение. Ага — однажды я лежал связанный, ожидая, когда меня зарежут: какие-то мясники-мафиози схватили меня и намеревались прикончить над каким-то водопадом. К счастью, меня разбудил его шум — вернее, гудение пылесоса, который неизвестно почему именно в этот момент испытал приступ усердия и в два ночи принялся за чистку нашей спальни.

Я явно не принадлежал к тем, чьи сновидения отличались какой-то особой изощренностью. Потянувшись к карманному компу, я вызвал поисковую систему и долго забавлялся вводом слов «сны», «видения», «сновидения», но информации выдавалось чертовски много, и никакие фильтры не помогали. В конце концов я просто отыскал какой-то сонник.

О господи!

«Свеклу Копать», «Рыться в Муравейнике», «Убегать от Улиток», «Выпадать из Окна», «Отрезанные Руки», «Плачущий Ребенок», «Слюнявый Ребенок», «Сгоревший Ребенок», «Бить Ножом по Чьим-то Зубам», «Выпадающие Зубы», «Крошащиеся Зубы», «Ноги, Увязшие в Асфальте», о — это, кажется, знакомо… «Гниющее Мясо», «Дерьмо Собачье», «Черви», «Приклеенным к Стулу или Креслу Быть», «Больная Мать», «Умершая Мать», «Щербатая Сестра», «Над Водой Летать», «За Мельником Гнаться», «Кофейная Мельница»…

«Холодильник»? Поискав, я нашел только «Цветную Капусту в Холодильнике». «Холодильник Красть» — не было. «Рынок» — не было, самым близким был «Пожар в Магазине». «Тонуть в Молоке»… Но это уже по смыслу было слишком далеко. Некоторое время я лежал с закрытыми глазами, лучи солнца мягко пробивались сквозь веки, было приятно и тепло. Меня мучила лишь одна мысль — что делать с этими снами?

Фила нет, Пима на работе, потом, вспомнил я, у нее игра в гольф с этой пухленькой и аппетитной Гамайель. Можно съездить поболеть, сумею как-нибудь объяснить, почему всё время пялюсь на обтянутую шортиками попку Гами. И стоило в моих мыслях возникнуть слову «съездить», как что-то вышвырнуло меня из гамака.

— Монти! — позвал я. Он появился с влажной, только что облизанной мордой. Даже с помощью электронного микроскопа на ней невозможно было бы обнаружить ни единого атома мяса, всё находилось в животе. — Едем!

Пес сел и начал обдумывать ситуацию. Я надеялся, что он согласится.

Еще из ванной я включил с пульта кондиционер в «бастааде» и запустил короткий тест, поскольку не пользовался машиной уже две недели, затем принял душ и опрыскался дезодорантом. Мы поехали в прохладном и приятно пахнущем автомобиле в Ольвайолла-Хилл. Некоторое время мы искали Веринчи, потом еще несколько минут настаивали на том, чтобы войти с псом в магазин. В конце концов я стукнул продавца в грудь и сказал:

— Позвони, дорогой, миссис Гроддехаар. Ладно? — Его кадык подпрыгнул, а затем опустился намного ниже прежнего, куда-то на уровень пупка. Отскочив в сторону, он прошептал несколько слов в угол воротника, затем тряхнул головой и поспешно проговорил:

— Мистер Веринчи ждет вас в своем кабинете.

Он сам поспешил впереди меня, показывая дорогу; Монти повел себя как настоящий пес-ищейка — выставил вперед нос и двинулся следом, хотя хватило бы и зрительного контакта. Так втроем мы и вошли в кабинет знаменитого шляпника, Хуго Самуэля Маноло де Веринчи. Сам X. С. М. В. вышел из-за большого компьютера, на экране которого виднелась путаница неровных линий. Пока что надеть это на голову было невозможно, но я был уверен, что некоторое время спустя здесь возникнет нечто, за что модница заплатит со счета мужа несколько тысяч. И справедливо — сам комп стоил несколько десятков тысяч, к тому же еще и человек… Высокий брюнет, на лице которого больше всего места занимали густые брови, напоминавшие щетки для бильярдного стола, в мягких мокасинах и фланелевых брюках, вместо рубашки на нем было некое подобие мушкетерского плаща, только без креста или герба. Пушистые волосы стягивал обруч с несколькими объективами, а длинные пряди на затылке были связаны в небольшой узел. Но в любом случае самым заметным в его внешности были именно брови, словно на шее сидела маленькая лохматая обезьянка, держа лапки у него на лбу.

Он направился ко мне, но остановился в двух метрах от нас и наклонил голову.

— Миссис Гроддехаар, — начал я, чтобы дать ему понять, с кем он имеет дело и что ему грозит, если он отнесется к этому несерьезно, — просила меня, чтобы вы подробно описали инцидент, случившийся позавчера.

Он откинул назад голову, не двигаясь с места, словно готовящаяся к удару кобра. Один из объективов на обруче мимоходом прошелся по моему лицу.

— Неужели она и в самом деле так страдала, ожидая ту несчастную модель? — простонал он. — Авария, ради всего святого! — Он развел руками. — Авария паровой формы! Ведь не могу же я отвечать за подачу электричества! — Он явно искал у меня сочувствия.

Впрочем, я сам в нем нуждался, учитывая, что мне предстояло сейчас сказать. Я отчетливо проговорил:

— Речь не о шляпе. Речь идет о холодильнике!

Он окаменел и в течение нескольких секунд почти не отличался от мертвеца. Монти даже облизнулся и вопросительно посмотрел на меня — любое неживое мясо он считал своей законной добычей.

— Хо… ло… диль… ник… ник… Шляпа… — Тут у него внутри словно что-то щелкнуло, и он закашлялся. — Вы про тот дурацкий сон?

Он пошевелил кожей на лбу — обезьянка пошевелила лапками.

— Да. Про сон.

Я опустил слово «дурацкий» и подчеркнул слово «сон». Затем многозначительно постучал пальцем по микрофону, пристегнутому к воротнику рубашки.

— Пресвятая Мадонна… — Он потер ладонями лицо, но, когда убрал руки, щетки-брови оставались на своем месте. — Ведь это только… — Похоже, он вспомнил, у кого украл холодильник, и начал давать показания: — Мне снилось, будто я иду по рынку…

— В Ренните? — прервал я его. За четверть секунды до этого я решил, что единственный достойный выход из этой сверхидиотской ситуации — нагло делать вид, что я верю в кражу, верю в то, что она была на самом деле.

— Да. Реннита, в районе Индиан-Ривер… — Он кашлянул и тряхнул головой, потом посмотрел на меня и робко улыбнулся, словно спрашивая, не забавляюсь ли я, случайно, за его счет. Я ответил ему твердым взглядом теряющего терпение детектива. Он быстро стер с лица улыбку и продолжал: — В том сне с самого начала, как только я пришел на рынок, у меня было предчувствие, что я совершу что-то недоброе, но ничего не мог с собой поделать… Словно у меня на шее сидел дьявол и управлял моими поступками. — Он снова тряхнул головой. Я всё больше надеялся на то, что какая-нибудь из его бровей отвалится. — И когда я увидел холодильник миссис Гроддехаар, я сломался. Я подскочил к нему и, смеясь, потащил за угол. Никто меня не преследовал, никто не кричал, только я смеялся. И этот смех меня разбудил. Всё.

— А что было в холодильнике?

— Господи, откуда я знаю? Я его не открывал! Я только знал, непонятно откуда, чей это холодильник, и… украл его, не интересуясь содержимым…

— Вам не казалось, что внутри находится нечто необычное?

— А что, ради всего святого, может находиться внутри холодильника?

— Не знаю — тело женщины, дракона, слитки леяного урана, фальшивые жемчужные луковички…

Он задумался.

— Нет.

Он стоял, потирая гладко выбритый, а может быть, обработанный депилятором подбородок; я был уверен, что сразу же после моего ухода он хлопнет себя по лбу и начнет размышлять, почему сразу не вышвырнул незваного гостя. Я решил придать беседе иронически-сатирический оттенок — вот ведь, примнилось же что-то старухе!..

— Прошу не уезжать из города, а если вы что-то вспомните… — сказал я серьезным тоном, но стараясь улыбаться одними глазами, насколько это было возможно, и протянул ему визитку.

— Хорошо, — послушно ответил он.

Ну вот тебе и раз! Он даже не поднял взгляда и не заметил моего намека. Принял весь наш разговор всерьез. Ну и что теперь делать? Я решил бежать.

— До свидания, — сказал я и потянул за собой Монти.

Хозяин кабинета что-то ответил, но скорее за что-то извиняясь, чем прощаясь.

Мы вышли из магазина и сели в машину. Я пристегнул Монти.

— Уже несколько десятков лет люди повторяют, что эта страна, — сказал я собаке, — катится псу под хвост. Сперва были просто кражи, потом виртуальные кражи, теперь мы обворовываем друг друга во сне, и никого… Ты меня слушаешь? — Он шевельнул ухом, давая понять, что слушает. — Хуже всего то, что никого это не удивляет! Похоже, мы действительно катимся псу под хвост. — Он облизал верхнюю губу. — А ты — я и вообще уже не знаю, куда катишься.

Монти открыл пасть и сжал зубы на ремне.

— Эй?

Он посмотрел на меня, выплюнул ремень и растянулся на сиденье, едва не включив аварийный тормоз. Нам бы тогда пришлось непросто, но что поделаешь — при поездках с Монти всего можно ожидать. Однажды он выскочил из машины, чтобы укусить колесо бульдозера. И укусил. Он даже быстро пришел в себя — едва я развернулся, скрежеща шинами, чтобы вернуться к месту инцидента, он уже тащился ко мне, слегка пошатываясь, но с таким выражением на морде, словно говорил: «Ты видел, как я его? Видел?» В другой раз он сел в автобус на парковке у смотровой площадки и уехал в сторону Канады, и я гнался за автобусом почти сорок километров.

Монти Пайтон поддерживал во мне необходимый уровень бдительности.

Я взял трубку.

— Номер из каталога: управление полиции. — Послышалось несколько гудков, затем ответил какой-то дежурный. — Говорит Оуэн Йитс. Бен Баген сегодня на месте?

— К сожалению, он в отпуске. Его замещает…

— Нет, спасибо. А может быть… — Я на секунду задумался. — Когда он вернется?

— Его отпуск только что начался, вчера.

— Ясно… Ладно, спасибо.

Я отключился. В голове у меня было пусто. Черт побери, все мои контакты зависли. Я год с ними не связывался, а теперь связаться мне было не с кем. Ведь не подключать же к делу ЦБР! Ощущение пустоты и безнадежности обрушилось на меня тяжким бременем. Свернув в поперечную улицу, я поехал в сторону парка. Я не был там уже несколько лет, не кормил лебедей, не покупал маленьких пакетиков героина для информатора, который погиб наверняка из-за того, что кому-то стало известно о наших отношениях… Зачем я туда ехал? Я остановился.

— Хай Мейсон, — сказал я в телефонную трубку, а увидев на мониторе удивленную Сару, широко улыбнулся: — Привет, Сара. Я знал, что ты там до сих пор работаешь, поскольку постоянно вижу вашу газету в продаже.

— Не может быть! — Она хлопнула в ладоши. — Кто нас навестил! Ну-ну… Пожалуй, соединю тебя с шефом, дело наверняка важное.

Она послала мне улыбку, а шефу — сигнал. Он не включил изображение — наверняка пожирал свой вегетарианский ланч.

— Привет, это Оуэн. Слушай, Хай, у тебя были какие-нибудь интересные тексты о снах?

Мне ответила тишина. Несколько секунд спустя Хай тактично кашлянул.

— Привет, блудный сын. — Он отхлебнул какой-то жидкости, в трубке громко булькнуло. — О снах? Гм… О снах — в каком контексте: убитые во сне? Убивающие во сне? Спящие охранники в музеях? Изнасилование в состоянии транса?

— Нет, нет! Просто — обычные сны. Ну, знаешь — сонники, толкователи… Какие-нибудь научные исследования? Вообще есть такая научная дисциплина? Есть специалисты? Кто они — психологи?

— Погоди! Ты что? Сразу столько вопросов… — Он причмокнул. — Наверняка есть спецы, даже что-то мне такое припоминается, спрошу… Ага, знаю, кого спрошу! Ладно, а что касается снов и их толкования… Ничего не могу вспомнить… гм…

— Что, не помогает вегетарианская диета? — съязвил я.

— Помогает. Много от чего помогает. Ты тоже был бы посвежее, если бы поменьше увлекался мясом трупов, теплым, пахнущим кровью…

— Поклонник травоядных!

— А что в этом плохого?

— Ничего, только, объедаясь зеленью, ты отбираешь еду у своих любимцев! Ты не подумал, что какая-нибудь антилопа умирает без горстки своей любимой травы, которую ты сейчас как раз пережевываешь?

Он немного помолчал, потом захихикал:

— Глупости! Так что — сны?

— Да, сны.

— И ничего больше?

— Пока — ничего.

— Ладно. Как только у меня что-нибудь будет — дам знать.

— Спасибо, пока!

Некоторое время я лениво размышлял над дальнейшими планами, затем поехал за Пимой. Мы не выходили на поле для гольфа: нам было запрещено там появляться с тех пор, как Монти помочился в шестую лунку, незадолго до того, как в нее положил мяч вице-президент корпорации «Йолги», а тот не отличался особой выдержкой.

Мы сели возле девятнадцатой лунки, и, прежде чем я успел выпить вторую банку «Яка», пришла Пима. Довольная, как всегда, когда выигрывала у более молодой и симпатичной Гамайель. Я угостил ее пивом и пригласил пообедать в «Коста Марина». Пока мы ехали, я рассказал обо всём, что произошло, начиная с визита миссис Гроддехаар. Обычно я никогда этого не делал — ну, почти никогда, — когда вел настоящие уголовные дела, но это дело было таким… и странным и смешным одновременно. Если это вообще можно было назвать делом.

— Знаешь что? — Пима взъерошила пальцами мои волосы. Непонятно почему этот жест всегда вызывал у Монти эйфорию; и на этот раз он вскочил на заднем сиденье и залаял так, что задрожали барабанные перепонки, а в висках отдалось болезненное эхо. Что так возбуждает пса в этом жесте? Звук трения подушечек пальцев о кожу головы? — Всё это настолько нескладно, что может оказаться… — Она пожала плечами. — Для тебя это наверняка не дело, для тебя — детектива, но для тебя — писателя… — Она снова пожала плечами.

Мне показалось, что она хотела добавить: «Писателя, находящегося в творческом тупике».

— Может быть. Скажи лучше, что так возбуждает Монти, когда ты ерошишь мне волосы? Может, сделать так еще раз?

— Хочешь, чтобы он прыгнул к нам и снова сработала подушка?

— Он не приводил в действие подушку в машине, — терпеливо ответил я. — Он просто выскочил из-за угла и неожиданно бросился на передний бампер, будто хотел его укусить, а «бастаад» перепугался и включил пневмобампер.

— То есть, как я говорила, — подушку?

— Да, но ту, которая предохраняла машину. «Бастаад» испугался.

— Да уж, Монти разве испугаешь!

Словно понимая, о чем мы говорим, пес заскулил на заднем сиденье.

— Не будем плохо говорить о нем в его присутствии. Представляешь, как он может себя чувствовать?

Она ущипнула меня за бедро. Я тоже заскулил и замолчал.

Мы подъехали к заведению Тэддиуса. Пес отправился на задний двор навестить сестру и повозиться с костями, мы же уселись в отдельной кабинке и в течение часа сражались с паштетом, форелью в горчично-масляном соусе, кислым свекольником, потом была лазанья, а в завершение — тортик из мороженого. Честно говоря, за время обеда мне дважды хотелось его прервать, демонстрируя собственную силу воли, но Пима объяснила, что мы можем завтра с самого утра отправиться на озеро и провести там целый день, а это в любом случае восстановит кислотно-щелочное равновесие организма. Возражать я не стал. Мое равновесие было нарушено давным-давно, Пима же могла спокойно объедаться — на ее талию и бедра это никак не влияло.

Слегка осовевшие, мы возвращались домой. Монти сыто облизывался на заднем сиденье. Ему вдоволь доставалось костей и мясных обрезков, и он пользовался этой возможностью так, словно был трехглавым драконом.

— Интересно, как там ребят кормят… — тихо сказала Пима.

— Наверняка хорошо, — помолчав, ответил я. Мы ехали молча. Впервые мы расстались с нашим сыном столь надолго, на семнадцать дней, из которых прошло только шесть. Я открыл было рот, но не спросил Пиму, скучает ли она. Вместо этого я предложил послезавтра съездить навестить его в лагере. Предложение было принято с одобрением, но что-то в голосе Пимы заставляло предполагать, что она размышляла над ним уже пять дней, и если бы не я, самое позднее завтра сказала бы мне об этом либо завела разговор так, чтобы я предложил это сам.

Когда мы вошли в дом, я кое о чем вспомнил. Подойдя к лежанке Монти, я присел перед ним и со всей силы потер волосы пальцами.

— Ты не боишься… — начала Пима.

— Нет, ничего у меня не выпадет. Этот новый укрепитель волос, «ИКО-двенадцать», стоит своих денег. Волосы у меня теперь как проволока. Никогда не были крепче.

Я посмотрел на пса. Он с некоторым интересом смотрел на меня. Я повторил процедуру. Монти вскочил и уставился на меня, наклонив голову. Я потер волосы еще раз. Теперь он забеспокоился, но странным образом — приподнял верхнюю губу, в горле у него задрожала какая-то струна. Я не стал его больше волновать, погладил по голове и пошел в гостиную. По пути ко мне присоединилась Феба. Она толкнула меня носом в руку и тихо заскулила. Я растерянно посмотрел на Пиму.

— Знаешь, она, кажется, извиняется за поведение сына…

— Кажется? — фыркнула Пима.

Я сел на диван. Феба положила голову мне на колено. Я гладил ее и думал, думал. Потом набрал телефон рекламного агентства и продиктовал объявление в несколько газет. Больше мне делать было нечего. Я потягивал пиво и слушал близнецов Ди Ди. У одной из них голос был мягкий, у другой — кристально твердый и чистый. Или наоборот. Они успокаивали меня и умиротворяли. И при этом чертовски интриговали.

— А в самом деле, почему ты их слушаешь?

— Гм?.. Во-первых, их две. Никто не знает, кто из них каким голосом и когда поет. Они — одна личность в двух телах, и это интригует. Во-вторых — их пение меня успокаивает.

— Понимаю. — Пима кивнула. — И их две, то есть больше, чем тебе нравится. А я люблю слушать тот русский военный хор…

Мы сидели, прижавшись друг к другу, радуясь приятной музыке и просто жизни. Потом Пима пошла в ванную, а когда она вышла оттуда с лицом, раскрашенным как на Хэллоуин, я понял, что она не будет ждать меня в спальне. Так что я позволил сестрам Винни и Винни Ди Ди очаровывать меня еще почти три часа.

Где-то около двух я перестал бороться со сном и задремал на диване вместе с Фебой.

В пятом часу я дотащился до кровати с онемевшей шеей и пальцами правой руки. Я вспомнил прочитанную несколько недель назад повесть о человеке с двумя правыми руками; одна была правая, другая — правая, которая левая… Я не мог только вспомнить, откуда у него взялись две правых. Может, это вообще не объяснялось в повести о планете Ангела-Хранителя? Я заснул без труда, лишь в последнее мгновение решив запомнить, что мне приснится.

«Мне снилось, будто я ем зеленые помидоры…»

Мое объявление о том, что я собираю интересные, интригующие и странные сны, не вызвало особой реакции в обществе — через двое суток пришло лишь два ответа, один голосом, другой письмом. Я включил воспроизведение.

«Слушай, у меня был очень странный сон. Надеюсь, он стоит той двадцатки. Мне снилось, будто я ем зеленые помидоры. Странно, поскольку я ни за что не возьму в рот подобной дряни, ни в каком виде, даже красные… А в этом сне, понимаешь, жру эти помидоры и жру. Они всё время откуда-то сыплются, такие маленькие, твердые, круглые и скользкие, словно маслом намазанные…. А я с полным ртом оборачиваюсь и вижу, что рядом стоит койка, а на ней лежит такая красавица, что хоть стой, хоть падай! Тогда я хватаю горсть этих помидоров и засовываю ей между…»

Хлопнула дверь, и мой палец с быстротой молнии ударил по клавише паузы. Я облегченно вздохнул, слыша, как Пима, что-то напевая себе под нос, спускается вниз, и нажал клавишу стирания. Меня интересовали отнюдь не рассказы об эротических снах, а… Собственно — а что? Я уставился в окно, но вдохновение обходило мой дом стороной. Ничего не поделаешь. Когда-нибудь благоприятный воздушный поток забросит Музу в мое окно.

Я вывел на экран компа второй ответ.

«Мой самый странный сон был таким. Как-то раз мне приснилось, будто я — древний кассетный магнитофон. Почти прямо из музея. И выглядело это так: я стою внутри этого, как оно там называлось, — музыкального центра? В меня вставлена кассета с симпатичной музыкой, а моим знакомым никак не удается меня включить. Все словно ослепли и не видят клавиши воспроизведения. Ходят вокруг меня, волнуются, поскольку время идет, а они не могут потанцевать — кажется, это была какая-то вечеринка в стиле ретро — и кружат вокруг меня, и кружат. А я ничего не могу сказать, я всё-таки магнитофон, а магнитофоны не разговаривают, и лишь слушаю их беспомощные комментарии и давлюсь от злости, поскольку, будучи магнитофоном, хочу играть музыку, а они не позволяют мне показать, на что я способна. Только и делают, что проверяют кабели и разъемы, и никто не догадывается нажать эту несчастную клавишу. Не знаю, сколько длился этот сон, но я проснулась от боли в горле — словно я пыталась прокричать им инструкцию, но не могла. Врач определил перенапряжение голосовых связок, хотя я не издала ни единого звука. Я знаю это наверняка, иначе я разбудила бы сестру, которая спала в той же комнате, а сон у нее такой, что ее будит даже комар.

Таким был мой самый странный сон. Мне не хотелось бы еще раз так же мучиться во сне».

Затем следовали подпись и номер счета. Я отправил туда обещанные в объявлении двадцать долларов, откинулся на спинку кресла и погрузился в размышления.

Мое объявление разошлось по нескольким миллионам компов в стране. Конечно, значительная часть владельцев поставила на них фильтры и не просматривает объявления, но при этом немалая часть фильтров пропускает рекламу с обещанием гонорара. Неужели люди считали, что странных снов не бывает? По-настоящему странных. А может, они полагают, что таково свойство снов — все они странные, или же что во сне всё возможно и нельзя рассчитывать на «нормальный» сон, на сон — художественный фильм, без каких-либо загадок и странностей? Может быть, стоит еще подождать? Может, стоит радоваться, что на меня не обрушилась лавина описаний, которая поглотит все двадцатки миссис Гроддехаар? Я подумал, что неплохо было бы спросить клиентку, на какие расходы она готова пойти, но подавил эту смелую мысль — звонить? Самому накликать себе беду? Зачем?

Я чувствовал себя ребенком, размышляющим, не забраться ли в холодильник, пока мать дремлет в кресле, и решил не рисковать — мороженое осталось в холодильнике, трубка — на телефоне. А затем я всё же ее снял.

— Оуэн, — представился я, услышав пропущенный через фильтр голос секретарши Дуга. — Шеф у себя?

— Минуточку.

Я воспользовался паузой, чтобы зевнуть.

— Оуэн?

— Угу. Слушай, если я тебя спрошу насчет сновидений? Какие-нибудь исследования, тесты, попытки использования?

Он немного помолчал.

— Знаешь… ничего. Никакого эха, никаких ассоциаций. А что?

— Вот именно — ничего. Я получил задание, только не смейся… — Я достаточно подробно рассказал о деле миссис Гроддехаар, зная, что если изложу его суть вкратце, то буду смешон, если же стану вдаваться в детали — буду смешон вдвойне. Несмотря на это, я рассказывал и рассказывал, потея и радуясь, что правила не позволяют Дугу пользоваться видеоканалом. — Ну и, черт побери, мне конец. Я не в состоянии с ней нормально разговаривать, это древняя старуха, которая в любой момент может сыграть в ящик, а с другой стороны — чертова баба. Этакий божий одуванчик, но из стали. Мне с ней не справиться!

Под конец моей исповеди пот уже струился по мне градом. Я разозлился на самого себя.

— Только попробуй посмеяться!

— Нет, не вижу причин. Пока что могу тебе лишь посочувствовать: бедный, утонченный, железный Оуэн в тисках собственного податливого характера. Гроза преступ…

— Дуг?!

— Пардон… Не могу удержаться. — Он немного помолчал. — Так что я могу сделать?

— Дурака из себя строишь? — Я начал закипать. — Проверь, нет ли по вашему ведомству чего-нибудь такого, что имеет отношение к снам! Что еще может быть мне нужно?

— Хорошо. Успокойся. Сейчас что-нибудь придумаю. Как я понимаю, без лишнего шума?

— Да знаешь что? Поцелуй меня в…

— Тихо! Всё! Молчу.

Несколько мгновений тишину нарушало лишь мое яростное сопение.

— Черт… — сорвалось с моих губ.

— Заглянешь ко мне? — после некоторой паузы спросил Дуг.

— Завтра. Или — встретимся вечером в тире?

— Ладно. Я позвоню, и договоримся о точном времени.

— Хорошо. Сгинь, пропади пропадом…

Не является ли желание совать нос не в свое дело признаком впадения в детство? Почему меня интересуют грязные делишки и грехи чужих мне людей, судьба которых никак не пересекается с моей и вообще не влияет на мою жизнь? А может быть, даже такое вмешательство негативно влияет на какой-то элемент существования всего человечества? Мне вспомнилась сцена примерно пятнадцатилетней давности, не слишком трезвые рассуждения Бастера, когда мы вчетвером сидели у костра и жарили пойманную вечером рыбу, впрочем, пойманных из них было, честно говоря, всего лишь две.

— Вы не подумали, что, возможно, схваченный вами убийца убил бы в будущем женщину, которая родила бы ребенка-калеку с мозгом, равным мозгу двух Эйнштейнов, который при этом был бы мозгом дегенерата, который, в свою очередь, привел бы наш мир на край пропасти, а может быть, и дальше? Вы не ощущаете груза ответственности? Не боитесь, что из благих побуждений причиняете кому-то вред?

— А ты не боишься, что твое бездействие…

Сигнал компа прервал мои воспоминания о выезде на природу и тогдашней дискуссии. Можно было не двигаться с места, но бездействие мучило меня и раздражало. Я вызвал меню — одна запись, ответ на объявление. Молодой голос, обладатель которого был явно несколько смущен:

«Мне дважды снился один и тот же сон, почти в точности один и тот же. Может быть, лишь какие-то детали не повторялись, а может, я просто не запомнил. Сон был такой. Я нахожусь в каком-то чужом, но не вызывающем чувства опасности доме. Слушаю музыку, лежу на террасе… Вдруг — не помню, как и кто, но не могу отказаться — кто-то поручает мне доставить некую важную вещь некой девушке. Я отправляюсь в город и обнаруживаю, что кто-то за мной следит, использую разные хитрости и штучки из фильмов, но это не помогает — преследователи всё время у меня на хвосте, они даже не скрываются.

Не знаю откуда, но мне известно, что девушка, которую я должен найти, живет не то в гостинице, не то в студенческом общежитии. Здание это отличается тем, что у него как бы два крыла, зеркальные отражения друг друга, в форме буквы «V», если смотреть сверху. На остром конце находится единственный выход из обоих крыльев, а дальше тянутся длинные прямые коридоры, в которых негде спрятаться, можно лишь — и именно это я в течение долгого времени делаю во сне — спускаться по лестнице вниз и подниматься наверх, чтобы обмануть преследователей. Поскольку до этого мне не удалось от них оторваться, то они и тут сидят у меня на хвосте, а я постепенно теряю надежду, что сумею от них избавиться. И вдруг — везение. Совершенно случайно я их теряю. Чувствуя прилив сил и энергии, бросаюсь в другое крыло, поскольку именно там — та девушка. Врываюсь в какую-то аудиторию, ползу по полу, нахожу ее сумочку и вкладываю туда свою посылку. А сзади уже слышны шаги преследователей… Я смеюсь, поскольку задание выполнено.

Вылезаю из-под скамейки и смело смотрю на них, а девушка открывает сумочку и вынимает сверток. Да, в сумочке, когда я ее открывал, я видел несколько фунтов бижутерии — золото, платина, драгоценные камни. Бриллиантов величиной с яйцо нет, но содержимое сумочки — целое состояние. И теперь девушка лезет в сумочку, достает мою посылку, разворачивает бумагу, а там деревянный черпак, отломанный от какой-то поварешки! Никого это не удивляет, она меня трогательно благодарит, я ощущаю гордость, а мои преследователи злятся, но не слишком. Всё начинает приобретать этакие идиллические черты — мол, они пытались помешать, но не сумели. Из зала выходит целая толпа студентов, и тогда один из тех, кто меня преследовал, проталкивается ко мне, я его даже жду, а он приближается и, неприятно улыбаясь, шепчет, что мне вынесен приговор и, как только я выйду из здания, меня убьют.

Я весь покрываюсь холодным потом и… просыпаюсь. Каждый раз в одном и том же месте сна, и точно так же от страха.

В связи с этим сном у меня такая мысль: почему почти у всех снов идиотский конец? Почему никогда не бывает так, чтобы во сне — так же, как и в жизни? Почему то, что во сне выглядит смешным, в жизни глупо и банально, а то, что пугает, — в жизни выглядит по-идиотски? То, что во сне кажется важным, — в жизни ничего не значит? Если сны — в каком-то смысле отражения реальной жизни, то почему я во сне вдруг начинаю вести себя как последний идиот — например, ношу в кармане половину очищенной картофелины (такое мне тоже как-то раз снилось). Может быть, это способ как-то разгрузить сознание, как-то избавиться от комплексов?

Мне несколько раз хотелось поговорить с кем-нибудь компетентным в этом вопросе, но всегда находились дела поважнее. Потому, увидев это объявление, я сразу подумал, что стоит воспользоваться случаем. Мне не нужны эти двадцать долларов, но если вы знаете ответ на какой-то из моих вопросов — буду благодарен. Павел Джонс».

Дальше шел адрес его электронной почты.

И сразу же снова ожил комп:

«Моим самым отвратительным сном был тот, в котором я сдирал шкуру с игуаны, чтобы сварить из нее суп. Сдирать было легко, но потом я не смог решиться и не убил ее… Да, я обдирал ее живьем, шкура просто слезла как чулок… Потом…»

Я выключил комп. Что-то я сделал не так. Мне не нужны были самые странные, самые страшные, самые пикантные, но… Вот именно — а что мне нужно?

Я удалил объявление из Сети и поставил у себя на компе фильтр, который должен был отбрасывать обычные сны и оставлять лишь сдвоенные. Мне не понравилось то, что я сделал, — ключевые слова, ограничения и так далее; да и в любом случае мне был не слишком по душе подобный способ сбора информации. Мне больше подходили старые добрые методы: информацией для меня были прищуренный глаз собеседника, его запинки, дрожание рук, четвертая сигарета за пять минут, дрожь в голосе и так далее. Меня информировали соседки: «А вы знаете, что тому, из дома номер шесть, чаще всего снятся молодые крокодилы? Раздетые и поющие контральто самцы?» Вот это была бы информация!

Но я прекрасно понимал, что невозможно ходить по домам и собирать сны в корзинку. Стоп, кто там был богом сна? Орф… Тьфу, Морфей! Да, ради Морфея! Так что же мне делать?

Я вышел в сад и добавил удобрений в землю возле деревьев, собрал в компостную яму немного сухих листьев, засыпал их известью. Больше мне делать было нечего. Может быть, подумал я, купить какой-нибудь автомобиль по частям и заняться его сборкой? Времени у меня всё больше, и убивать его чертовски скучно и утомительно.

Я причмокнул, вырвав собак из дремоты, взял их на поводок и пошел в парк. Там я дал им возможность развлечься. Феба помчалась поздороваться со знакомыми и послушать свежие сплетни. Монти, утомленный двухсотметровым марафоном, улегся у моих ног и погрузился в восстанавливающую силы дрему. Интересно, ему что-нибудь снится? Кроме холодильника, ясное дело. Наверняка что-то снится — иначе отчего у него дергаются лапы, иногда сильнее, чем наяву, почему он время от времени повизгивает, попискивает, скулит?

Кажется, я впадаю в паранойю. Это выглядело даже в чем-то соблазнительно.

Целый час я обдумывал подобный вариант и не мог найти ничего лучшего.

Может, воспользоваться?

Я отложил окончательное решение до возвращения Пимы.

«…Я почувствовал на боку, на ребрах, ее острые коготки…»

Вся территория лагеря — около тысячи акров, а может быть, двух тысяч, оценить сразу было сложно, — была огорожена. У ворот нас тщательно и профессионально проверили. Я одобрительно кашлянул. Пима же поморщилась и окинула меня полным иронии взглядом. Мы получили идентификационные карточки, собаки тоже, и немного подождали, наблюдая за сменой караула и разглядывая прямые аллеи.

— Они над нами издеваются, — прошептала Пима.

— Но именно так, как мне нравится.

— Ведь мы же отправили ребенка не в школу выживания и не на курсы по подготовке спецназа! — фыркнула она.

— Если его научат отличать, где у ножа тупая сторона, а где острая, это ему не помешает.

— Да? А какой стороной он вырезал дудку из твоей удочки?

— Это было легко. — Я отвернулся, чтобы она не видела моей улыбки, и обнял ее. — На лезвии была надпись, так что он вполне мог разобраться.

Пима прижалась ко мне; я почувствовал на боку, на ребрах, ее острые коготки и едва удержался, чтобы не рассмеяться.

— Ему было два года, и он еще не умел читать, — не уступала она.

— Почти три… — не слишком убедительно возразил я.

Меня спасло постороннее вмешательство.

— Меня зовут Соббойя, — произнес кто-то у нас за спиной.

Я развернулся кругом, не выпуская из объятий Пиму. Перед нами стояла атлетического телосложения личность лет двадцати. Девушка? Парень? Накрахмаленный китель с идеально ровным галстуком, тщательно подстриженные ногти… Почему, собственно, мой взгляд упал на ногти? Может, потому, что я боялся посмотреть ей?., ему?., в глаза?

— Здравствуйте. Пима Йитс.

Моя жена не осмелилась протянуть руку. Я тоже. Но кто-то ведь должен был вести разговор.

— Мы заехали проведать сына, — небрежно бросил я.

— Мы очень рады. Прошу следовать за мной. — Она сделала два шага и посмотрела на нас через плечо: — Я проверила, у них сейчас по расписанию — два часа свободного времени. — «Проверила», значит, женщина! — Насколько мне известно, Фил сейчас отдыхает.

Фил отдыхает? Воспользовавшись тем, что Соббойя на мгновение отвернулась, мы обменялись обеспокоенными взглядами. Когда в последний раз несколько лет назад мы поверили, что он отдыхает, нам пришлось потом вызывать бригаду, чтобы заново покрасить две спальни наверху и заменить ванну в «ванной комнате родителей».

— Это правда, что как-то раз на лестнице у него из кармана выпала бутылка с нитроглицерином? — как бы между делом спросила Соббойя, замедляя шаг.

— Пузырек, — поправил я.

— А то, что Фил как-то раз принес домой замерзшую гремучую змею, чтобы сделать из нее чучело, оставил на полу в своей комнате, чтобы разморозить, а вы утром перепугались и разнесли змею в клочья четырьмя выстрелами?

— Он тогда мечтал о карьере таксидермиста. — Меня тронуло воспоминание о том утре. — А стрелял я два раза, этого хватило.

Пима вонзила ногти мне в локоть.

— Говорят еще, будто он как-то раз намазал клеем…

— У нашего сына богатая и буйная фантазия, — включилась в беседу Пима. — Они с мужем соревнуются в придумывании как можно более невероятных историй, а потом те, что кажутся им наиболее удачными, они пытаются воплотить в жизнь, создавая несколько своеобразную атмосферу вокруг нашего дома…

— Да? — Не похоже было, что Соббойя успокоилась; видимо, она была достаточно умной, хотя и сильной женщиной.

Женщиной, мысленно повторил я, чтобы не ошибиться.

Мы вошли в аллею, вдоль которой в образцовом порядке стоял длинный ряд надувных палаток. У всех были подняты входные клапаны, демонстрируя столь же идеальный порядок внутри. Я искоса посмотрел на Пиму — глаза ее были широко раскрыты, и я почти слышал ее мысли: «О господи, что же будет, когда мы дойдем до палатки Фила?»

— В мое время мы ставили палатки сами, и нам приходилось расстегивать вход, когда хотелось его открыть, а не нажимать на кнопку, — брюзгливым тоном сказал я.

— Они тоже не нажимают на кнопки. Это делается централизованно.

— О том я и говорю. — Феба потянула за поводок. Если бы это сделал Монти, я бы знал, где находится кухня, но его мать интересовало не это — видимо, она уже знала, где находится Фил. — Не поймите меня превратно, я и так полон восхищения вашей смелостью и…

— Наш лагерь существует уже двадцать четыре года, — прервала она меня. — Большинство из тех, кто проводит здесь время, — это дети, которые…

Не люблю, когда меня прерывают, особенно когда я пытаюсь сочинить какую-нибудь вежливую ложь. Взмахнув рукой, я крикнул:

— Фил! — и побежал вперед с собаками на поводке. Даже Монти предпочел пробежать несколько шагов, нежели слушать, сколько членов Сената воспитывались в лагерях ИМКА. Восемью палатками дальше мы действительно увидели Фила. Я остановился и помахал рукой Пиме, которая с радостью присоединилась ко мне — тоже замахала руками, подбежала и повисла у меня на плече.

— Смотри, как спокойно он спит, — проговорила она.

— Наш ангелочек! — добавил я.

Левый локоть был уже исцарапан ногтями Пимы до живого мяса. Ничего не поделаешь.

— Я так тронута, — прошептала Пима Соббойе.

— Можно было бы, — тоже прошептал я, — порыться сейчас у него в шкафчике. Пока он не видит.

Она заморгала и с большим трудом удержалась от того, чтобы бросить по сторонам несколько испуганных взглядов.

— Нет, — осмелилась возразить она. Ну и ладно. Я спустил с поводка Фебу.

— Иди, разбуди Фила.

Она скользнула между койками, схватила спящего за ухо и потянула.

— Феба? — Фил вскочил.

— Мама! Ура!

Он подбежал, по пути бросив взгляд на часы; убедившись, что время еще есть, он кивнул Соббойе и повис у нас на шее.

— Что-то быстро ты проснулся… — прошептал я ему на ухо.

— Тс-с-с!

— Понимаю.

Я повернулся к Соббойе:

— Сколько времени мы можем провести вместе? Сильно ли наш визит нарушает ваш распорядок?

— Нет. — Она глубоко вздохнула. — Мистер Йитс, это не военный лагерь, вы как-то странно воспринимаете то, что видите. Если хотите провести с сыном целые сутки — пожалуйста. Нам только нужно знать, что с этого момента он будет находиться под опекой родителей.

— В таком случае прошу предоставить его опеке родителей на два часа.

В момент наивысшего вдохновения я подмигнул ей. О чудо, она вздохнула с явным облегчением.

Мы направились по алее в направлении, предложенном Монти. Не знаю, почему мы ему подчинились, ведь он не мог привести нас ни в какое иное место, кроме буфета.

Так оно и случилось.

* * *

— Ну что ты молчишь? — накинулась на меня Пима через четверть часа после того, как мы отъехали от лагеря. Машину вела она — во мне было три банки пива «Як». Впрочем, это она взяла напрокат «комбус», чтобы собакам было удобнее, я не люблю водить эти неповоротливые фургоны. — Скажи наконец хоть что-нибудь — понравился ли тебе лагерь, не думаешь ли ты о том, чтобы забрать Фила домой?

— Нет. Считаю, что они поступают весьма умно: для любителей муштры — ровные ряды палаток и посыпанные песком дорожки, а для тех, кто любит своих детей, — всё же немного свободы, под тонким слоем дисциплины и порядка.

— Но Фил ведь доволен, верно?

— Еще бы! Где он еще найдет столь обширную… — Я услышал собственные слова и заткнулся.

— Именно! — весело рассмеялась она. — Где еще он может так наговориться, как не здесь?! — Она внимательно посмотрела на меня: — Ты ему не завидуешь?

Теперь уже я рассмеялся и покачал головой, а заодно в очередной раз бросил взгляд в зеркало. Может, я и ошибался, а может быть, и нет… «МГ», плоский, как легендарный блин тетушки Бесс, исчез, а ведь еще минуту назад я мог поклясться, что он сидит у нас на хвосте. Если бы я ехал в «бастааде», характеристика его фар, звук двигателя, цвет кузова и еще несколько отличительных черт давно бы уже находились в памяти компа. Если бы он даже отстал на несколько машин и пропустил вперед кого-то другого, я бы знал, что он прячется где-то в потоке автомобилей позади нас. А очередная машина была бы внесена в список подозреваемых.

Но я ехал не в «бастааде»… «МГ» пропал, за нами ехало некое странное творение одного из европейских филиалов «Форда», из тех, что рекламируют себя как самые безопасные автомобили в мире лишь потому, что у них руль с правой стороны и передний привод при заднем расположении двигателя, а вся передняя часть за долю секунды заполняется специальным гелем. Только кто-то лишенный мозгов мог бы воспользоваться подобным мутантом для того, чтобы за мной следить. Разве что именно так и предполагалось, чтобы я был этим озадачен? А может, я просто впадаю под старость в паранойю? Кому — и зачем, ради всего святого — понадобилось бы за мной следить? Чтобы проверить, что Монти действительно может сожрать четыре кило бычьих хвостов за девять секунд?

«Форд»-мутант обогнала «тойота», потом какой-то юнец в кабриолете из семейства «мицубиссанов» некоторое время дышал нашими выхлопными газами, чтобы затем рвануть вперед и исчезнуть в пространстве перед нами. Больше до самого города ничего не происходило.

Перед самым поворотом в наш район я снова увидел позади нас «МГ».

По спине у меня пробежали мурашки. В течение нескольких мгновений, когда у меня встали дыбом все волосы на спине и груди, я, наверное, выглядел как одетый в надувной костюм. Продолжение беззаботной беседы, которой мы предавались, стоило мне немалого труда. Войдя в дом, я с трудом удержался от того, чтобы бегом подняться по лестнице. Пима, к счастью, не заметила, что я включил охранную систему в доме и в саду, не заметила, что я сразу же помчался в кабинет, где проверил показания датчиков и убедился, что «элефант» и самая новая моя игрушка, «регентагель-54», на месте. Когда Пима улеглась в ванну с журналом «Фам» в руках, я объяснил Фебе, что сегодня ей придется спать внизу. Она ударила хвостом о пол в знакомом мне ритме два-два-один-один: «Принято».

Под предлогом, что мне нужно кое-что обдумать, я просидел два часа в темной гостиной, затем пошел спать.

Я еще не до конца проснулся, когда позвонил Джозеф, шофер миссис Гроддехаар.

— Добрый день, мистер Йитс.

Я что-то пробормотал в знак приветствия.

— Миссис Гроддехаар просила вам сообщить, что мистер Веринчи попал в катастрофу… То есть — его сбила машина. Он жив… — продолжал Джозеф, поняв, что ждать каких-либо моих умных слов не имеет смысла, — лежит в больнице, но нет никаких сомнений, что это не случайность: виновник въехал прямо на тротуар. — Он замолчал, затем кашлянул.

— Хорошо, я сразу же этим займусь, — обещал я. — Где лежит Веринчи?

— Частная клиника «Ясное Небо», Правобережный бульвар. — Он немного подождал и осторожно спросил: — Что мне передать миссис Гроддехаар?

— Что я взялся за дело. А что еще? — Он молчал.

— Джозеф, этому делу, если это вообще хоть какое-то дело, нет и суток, и еще не найдено ни одной улики! Я только начал…

— Простите, но мадам просила вам сказать, что ей уже немало лет и она не может долго ждать результатов следствия, а они ее очень интересуют.

Я хотел ответить, что желаю миссис Гроддехаар дожить до ста лет и что до этого времени наверняка появятся какие-то результаты, но тут же сообразил, что клиентка может принимать пассивное участие в нашей беседе, а после моей шутливой реплики примет и активное! Я быстро посчитал до ста, так быстро, что мой собеседник даже ни о чем не догадался, и сказал:

— Ладно. Понял. Сейчас поеду в больницу и проверю кое-что. Самое позднее в три часа доложу о результатах следствия.

«Доложу о результатах следствия». Как мне кажется — звучит вполне компетентно и убедительно и должно удовлетворить даже самого привередливого клиента. Я нажал кнопку «отбой» и некоторое время стоял, глядя на погасший светодиод. Преследовавший нас автомобиль, несчастный случай с Веринчи — два скользких момента, и третий — бегущие у меня по спине мурашки. Предчувствия еще никогда меня не обманывали. Черт побери, только с чем всё это связано? Черт, не с украденным же во сне холодильником? Черт!

В кухне звякнула кофеварка, я налил себе кофе, глотнул. Третьего не дано! Либо всё дело в холодильнике, сколь бы ни по-идиотски это ни звучало, либо кто-то за мной следит и как-то странно и неадекватно реагирует на первое проявление активности Оуэна Йитса, гениального детектива… Это Шерлоку Холмсу было хорошо — он просто отбрасывал то, что считал невозможным, а то, что оставалось, было для него правдой. А что должен был отбросить я?

Неожиданно у меня возникло желание почитать утреннюю газету. Странно. Но раз уж я верил в мурашки на спине и холодок на шее, почему бы мне не следовать и другим метафизическим сигналам? Я вызвал компьютер:

— Распечатку «Морнинг Стар» и «Войс», без рекламы, без объявлений, без светской, культурной и спортивной хроники.

Дремавший на столике у окна принтер зашипел, раздался короткий треск — устройство выполнило автотест, и пошла печать. Я выпил четверть чашки кофе, затем разложил перед собой отобранные страницы и начал их сосредоточенно просматривать. В городе ничего не происходило. Естественно, обе газеты успели рассказать о происшествии со знаменитым модельером, причем сообщения ничем друг от друга не отличались, что означало, что в этом деле нет никаких темных мест. Веринчи вышел из своей галереи, сделал три шага к ожидавшему его автомобилю, когда под аркаду влетел какой-то темный «форд-оксиген», модельер отскочил, но, по мнению одной из газет, не слишком быстро, по мнению же другой, кто-то не дал ему отскочить, читай — толкнул под машину. Естественно, после происшествия никого подозрительного там не оказалось. Охранники Веринчи не подтверждали соучастия кого-то из прохожих, и ничего удивительного — мало того, что кто-то переехал их работодателя, но они еще и не уследили за прохожими — сообщниками водителя. В завершение следовали утешительные факты: Хуго Самуэль Маноло де Веринчи не слишком пострадал, несколько синяков, безымянный палец левой руки в гипсе… Клиентки могли облегченно вздохнуть.

— Клиника «Ясное Небо», — включил я телефон. — Я хотел бы поговорить с мистером Веринчи, это Оуэн Йитс.

Я немного подождал.

— Мистер Йитс! — простонала трубка минуту спустя голосом Веринчи. — Чего вы еще хотите? Я сказал всё, что…

— Вы никак не связываете оба этих случая? — прервал я его.

Несколько мгновений он возмущенно сопел.

— Знаете что? — наконец сказал он совершенно другим тоном. — Пусть это останется между нами, но… Включите изображение… Если я увижу, что вы смеетесь…

Я выполнил его просьбу. На экране появился Веринчи, внимательно вглядывавшийся в мое лицо.

— Я… отскочил… Почти отскочил перед этим «фордом»… Но потом я на кого-то налетел… И… — он глубоко вздохнул, — этот человек сказал… Но, понимаете, я в этом не уверен, у меня лишь такое впечатление… Он сказал что-то вроде: «Не болтай больше со шляпами!» и толкнул меня прямо под колеса. — Он схватился обеими руками за виски, затем отпустил голову и посмотрел на меня. — Если бы не он, ничего бы не было! — обиженно закончил он.

Я хотел попросить его повторить требование покушавшегося, но решил, что это не имеет смысла. Он услышал «шляпами», мне же было ясно, что ему советовали не связываться с копами, фараонами, мусорами… в любом случае — с органами правопорядка. Со мной Веринчи разговаривал, поскольку не понял сказанного или же с ним уже поговорила миссис Гроддехаар. Или же он попросту не дал себя запугать. Что ж, честь ему и хвала.

— Об автомобиле или внешности того человека можете что-нибудь сказать?

— Темная машина, «оксиген»… Кажется, какой-то красный чехол на руле. А человек… — он покачал головой, — даже не знаю, не была ли это какая-то крепкая женщина…

Крепкая женщина? Знаю такую — Соббойя! Я едва не рассмеялся. Оуэн, ты кретин!

— Ладно. Мистер Веринчи, прошу никому не рассказывать о нашем разговоре и не связываться со мной напрямую. Если только не случится что-нибудь экстраординарное, ясно? Думаю, что неплохо было бы сменить охрану…

— Уже. Я нанял из другой фирмы.

— Хорошо. Если мне станет что-то известно о том, кто на вас покушался, — обязательно дам знать. До свидания.

— До сви…

Я отключился. Плохо, что мы разговаривали на открытом канале, плохо, что я представился. Нехорошо. С другой стороны — покушение явно было рассчитано на то, чтобы его запугать, речь не шла об убийстве или тяжких повреждениях. Может быть, его уже исключили из списка находившихся под наблюдением? А может быть — и почему я его только об этом не спросил! — дело было вовсе не во мне? Не было ли у него в последнее время контактов с другими детективами? Может, какой-нибудь муж, которому изменила жена? Какая-нибудь отвергнутая любовница? Конкуренты?

Я отхлебнул кофе — он был достаточно горячим. Я уже собирался взять ручку, чтобы начать рисовать буквы, кружки, стрелки и черточки, что помогало мне представить себе ситуацию, когда сперва заскулила Феба. Но как только я начал прислушиваться, раздался звонок.

У калитки стояла одна из манекенщиц Веринчи — так, по крайней мере, показалось мне в первый момент. Когда я вышел на крыльцо, она вставила в щель датчика у калитки идентификатор, одновременно широко улыбнувшись и крикнув:

— Мистер Йитс, не могла бы я отнять у вас несколько минут?

Я вернулся в дом и бросил взгляд на экран; там виднелись данные идентификатора: «Диана Кэррол. Стажер ЦБР. Текущее задание — код 6N. Объект — Оуэн Йитс, Блюуотер-стрит, 76, Чикаго». Я нажал на кнопку, калитка щелкнула, и длинноногая, идеально сложенная девушка-агент вошла на мою территорию. Когда она проходила мимо меня, я повернулся, пропуская ее в дом, и подышал за спиной в ладонь. Мое дыхание пахло кофе, всё нормально.

Бросив идентификатор в сумочку, девушка протянула мне — а как же иначе! — худую, с длинными пальцами руку. Как там пишется во второразрядных повестях, в том числе и моих? «У нее была изящная рука. Когда она протянула ее мне, несмотря на то, что та была холодной и сухой, я почувствовал, как что-то вроде горячего разряда пронизывает всё мое тело и рассыпается искрами в мозгу…» Впрочем, преувеличиваю, до мозга разряд не дошел.

Рука, однако, действительно была холодной и сухой.

— Мне поручили проверить вашу охранную систему, мистер Йитс.

— Можешь мне сказать, девочка, за что тебе такое наказание?

Она рассмеялась.

— Шеф сказал, что вы якобы легче согласитесь на подобную инспекцию, поскольку вы знаток женской красоты, доказательством чему служит ваша жена.

— Да, — ответил я, не зная, что сказать.

— Можете дать мне схему? — избавила меня от хлопот юная богиня. Впрочем, богиней она быть не могла, те не избавляют от хлопот. Они их лишь добавляют.

— Вот, пожалуйста!

Я подошел к клавиатуре и вывел схему на экран. Диана достала из сумочки два соединенных друг с другом стержня и начертала перед экраном знак Зорро. Потом, не обращая на меня никакого внимания, направилась в кухню. Единственное, что я мог сделать, — это попытаться точно так же не обращать внимания на нее. Естественно, так я мог пытаться до самой смерти. Сев за столик, я схватил ручку, начертил два кружка и вписал в один букву «Г», а в другую «В». Кружки я соединил двумя направленными в противоположные стороны стрелками, Гроддехаар к Веринчи и обратно. Из кухни донеслось какое-то звяканье, и это вдруг побудило меня скомкать листок и швырнуть его в корзину. На черта мне схема из двух элементов? Пардон — из трех! Ведь в конце концов, кто-то толкнул Веринчи под машину.

Агент Кэррол вышла из кухни и, вглядываясь в дно своей сумочки, двинулась наверх. Я сосредоточился на мыслях о миссис Гроддехаар и Веринчи. Что их связывает, что связывает их сны, кому эта связь могла и почему, ПО-ЧЕ-МУ, могла не понравиться? А может быть — стоп! — дело не в снах, а, например, в истории со стадионом?! Ох, ну и идиот же я — ясно! Здесь до черта возможностей: наследники, миллионы баксов, положение в обществе… Проклятье! Наверняка в этом и дело! Куда более материальные причины, чем какие-то дурацкие сны!

Я закурил «Голден гейт» и, довольный собой, отхлебнул уже остывший кофе. Я чувствовал под пальцами след, почти так, словно он был записан алфавитом Брайля.

— Комп! Городской архив. Ключевые слова…

Я поколебался. Перед моим мысленным взором вдруг появился знак: «Осторожно! Опасность!» Что-то меня предостерегало, и не стоило этим пренебрегать. Я несколько раз глубоко вздохнул, но это не помогло. Но и комп я оставить просто так не мог.

— Ключевые слова, — повторил я, — ИМКА, молодежные лагеря, организаторы, полицейские донесения. Конец.

Из сада пришла Феба, зевнула на пороге, потом некоторое время принюхивалась.

— Да, у нас гость. Ты проспала, — укоризненно сказал я.

Она вильнула хвостом — мол, извини, — подняла нос в сторону второго этажа и секунд десять анализировала полученные результаты. Наверняка она не просто нюхала воздух, в конце концов, я знаю ее уже… шесть лет. Феба на порядок умнее рядовой собаки. Сейчас она воспринимала какую-то недоступную другим информацию. Заинтригованный, я сидел неподвижно. Наконец она фыркнула, подошла и положила морду мне на колено. Мы смотрели друг другу в глаза. «Что-то мне не нравится», — сказала она. «Но что?» — «Не знаю, но что-то не так».

Монти нашел в себе силы встать и подойти ко мне с другой стороны. Глаза его были широко раскрыты, но совсем по-другому, чем у матери, — бдительный, хищный взгляд голодного зверя, который надеется, что разговор касается доставки свежего мяса. Или несвежего. Прежнее настроение куда-то пропало, связь, возникшая между нами, оборвалась.

Наверху раздались шаги; даже не глядя, я видел, как она переставляет свои изящные, стройные…

— Ну, всё! — сообщила девушка, спускаясь по лестнице. — Я проверила коды, записи. О, собаки?! — Она спустилась вниз, но не подошла. Феба напряглась. Монти лишь бросил на девушку короткий взгляд — по его мнению, на ее стройном скелете было слишком мало мяса. — Всё в порядке, проблем никаких нет. Как часто вы меняете коды?

— В последнее время редко, — честно ответил я. — Я больше не занимаюсь профессиональной деятельностью. Только пишу, а в этой области я никому не мешаю.

— Но всё же жаль такую систему!

Мне казалось, что она хочет попрощаться, но боится сделать шаг в мою сторону. Я погладил собак по головам, отодвинул их от себя и встал.

— Спасибо.

Мы пожали друг другу руки, я проводил ее до двери. На экране всё еще виднелась запись с ее идентификатора. Там не было дополнительной строчки типа «Жду в восемь в баре „Бамбалу“. Девушка прошла по дорожке, открыла калитку, села в маленький, с округлыми формами „понтиак“ и уехала.

Я шагнул вперед, почувствовав у ноги голову Фебы. Ей всё еще что-то не нравилось.

— Стареешь, подруга, — сказал я вслух. — И зря тебя Пима хвалит, я… — Заметив кое-что краем глаза, я повернулся и посмотрел на пустой экран. — Я…

Сделав шаг назад и оказавшись напротив экрана, я нажал на клавишу «назад». Пусто.

— Чтоб тебя… — Я стукнул кулаком по дверному косяку. — Комп! Список посетителей за сегодня!

Экран вспыхнул разными цветами, профессиональный голос компа сообщил:

— Сейчас девять часов четырнадцать минут. Входивших не зарегистрировано. Единственный выходивший — совладелица дома, Пима…

— Стоп! Соединение с Саркисяном, с приоритетом! — Я закурил, не двигаясь с места.

— Оуэн? — На экране появился заинтригованный Дуг.

— Ты сегодня кого-нибудь ко мне присылал?

— Сейчас проверю… — Он оторвал взгляд от моего лица. — А что случилось?

— От меня только что ушла девушка, якобы твой стажер, неземной красоты, а ее идентификатор исчез из моего компа, словно его отбеливателем полили!

— Диана Кэррол?

— Да. — Я облегченно вздохнул. — Значит, она всё-таки твой человек…

Я улыбнулся и погладил всё еще стоявшую рядом Фебу.

— И что? — сказал я ей. — А мы уже себе вообразили…

А потом я вдруг понял, что Саркисян не разделяет нашей радости.

— Оуэн… — Он вытянул палец, словно касаясь им моего экрана изнутри. На этом месте появилась точка, затем увеличилась и превратилась в занимавшую полэкрана фотографию женщины. — Насчет неземной — это ты преувеличиваешь…

Далеко за тридцать, короткие волосы, ничем не примечательные черты… Ничего общего.

— Она еще не выходила из фирмы, только собиралась к тебе. Поедет со всей бригадой, они уже пакуются.

Я с трудом проглотил несколько недобрых слов.

— Может, уйдешь из дома, а? Она могла что-нибудь принести? — спросил Саркисян.

— Да, у нее была сумочка, маленькая, но…

Что тут еще говорить — она могла быть опоясана несколькими тонкими, так называемыми «балканскими» шнурками, у нее мог быть в сумочке блокнот с пропитанными ядом страницами, она могла оставить крошечный локатор-«светлячок», в который без труда попадет маленькая ракета типа…

— Ладно, ухожу. Пошли несколько человек к Пиме, только надежных. Кому-то вдруг показалось, что я знаю нечто важное.

— Уже послал. Где вы остановитесь? Советую в нашей гостинице…

— Пока ничего не говорите Пиме, только охраняйте ее, я буду тут, неподалеку, потом посмотрим.

Неподалеку?! Я не отходил ни на шаг от членов бригады, которая буквально разобрала мой дом по кирпичику и ловко собрала обратно. Дуг Саркисян приехал два часа спустя, наверняка вызванный кем-то из доведенных до белой горячки подчиненных, и мы пошли в ближайший бар выпить пива. Клиентуру здесь сегодня составляли одни лишь сотрудники ЦБР, лишь перепуганный владелец заведения был не из этой фирмы.

Ничего не нашли. Ни следа пребывания девушки в моем доме, ни — что было логичным следствием ее «не-визита» — малейшего следа чьей-либо посторонней деятельности на территории дома и его двух охранных сетей.

— Поставим тебе еще одну «охранку», — предложил Дуг.

— Можешь, но дело не в этом, — поморщившись, ответил я.

— А в чем? — для проформы спросил он.

— Я просто получил сообщение: «От нас, приятель, тебе не спрятаться за своим забором!» Понимаешь? В письмо я мог бы не поверить, запись — проигнорировать, но когда приходит некто, демонстрируя, насколько далеко они проникли в структуры ЦБР… — Я пожал плечами. — Нужно быть идиотом, чтобы не понять подобного намека.

— А кому ты наступил на хвост? — Я фыркнул:

— Если бы я знал! Честное слово!

Саркисян неожиданно протянул руку к пачке и выхватил из нее сигарету. Я остолбенел. А он ловко закурил и затянулся так, что струйки дыма едва не пошли у него из ушей.

— Не преувеличивай… — пробормотал я.

— Не пре-у-ве-ли-чи-вай?! — прошипел он. Краем глаза я заметил, что бармен нырнул под стойку и больше не появлялся. Похоже, однако, что и он был из ЦБР. — Кто-то знает, что сегодня к тебе должны были прийти с проверкой охранной системы…

— Но с самой обычной… — попытался я отнестись к делу несерьезно. — Просто…

Он вытянул руку и с такой силой схватил меня за запястье, что часы испуганно пискнули, а потом квакнули, чего никогда раньше с ними не бывало. Когда Дуг убрал свою армянскую лапищу, я посмотрел на экран часов. Он был темным, словно портер в наших кружках.

— Оуэн, перестань! Знаешь, на сколько степеней мы делим секретность подобных «обычных» проверок? На четыре. У твоей системы — четыре, а все знают, что, может быть, даже и шесть, поскольку я добавляю две своих личных. И вдруг кто-то подставляет мне голую задницу с предложением поцеловать!

— Скажи «сука», — предложил я.

— Что?

— Скажи «сука», это тебя успокоит.

Он набрал в грудь воздуха, так что даже салфетки на столике зашевелились. Потом улыбнулся. Я испытал гордость по поводу своего умения приводить его в нормальное состояние.

— Может, это и не слишком подходящий момент для подобных предложений, но я попробую: переходи работать в ЦБР, — вдруг сказал он и снова улыбнулся. — От тебя будет немало пользы — никто не в состоянии так разрядить на себя мою злость, как ты.

— А я думал, что действую на тебя как бальзам на раны…

— Именно!

Он погасил сигарету и глотнул пива. Из-за стойки появился бармен, нахмурившись так, что брови сошлись у него на лбу.

— Ролли, что там дома у мистера Йитса? — бросил в пространство Саркисян.

— Уже заканчивают уборку, им нужно еще пятнадцать минут, — быстро ответил бармен.

Я посмотрел на необратимо раздавленные часы и с укоризненным видом показал их Саркисяну. Он небрежно махнул рукой.

— У нас есть шанс успеть до прихода Пимы, — сказал он.

Мы успели.

Но это ничем не помогло. Мы сидели в гостиной, потягивая бурбон и спокойно дыша, — о нет, не помогло. Пима вошла в кухню, потом вышла и спросила:

— Что случилось?

Обмануть ее было невозможно: банка с кленовым сахаром стояла не на своем месте!

Я объяснил ситуацию. Потом каялся Саркисян. Затем я снова взял слово и пожаловался на Дуга, который раздавил мои часы, а он поклялся, что купит мне самые лучшие, какие найдет в ближайшем магазине. Потом я смешал Пиме кампари с водкой и льдом. И мы уже улыбались, атмосфера уже почти разрядилась, когда зазвонил телефон. Я не успел, ответила Пима, а она, как и я, не любит громкую связь. Она приложила трубку к уху, но несколько мгновений спустя та выпала из ее руки.

— Фил… — прошептала она.

Я не двинулся с места. Я не мог. Я окаменел. К трубке метнулся Саркисян.

— Да? Говорите! — Немного послушав, он помахал мне рукой; я понял, что он успокаивает меня и Пиму… — Нет! Ничего не трогайте, никого не выпускайте с территории лагеря, отключите телефонную линию… — Он снова послушал. — Потому что я так сказал! Через несколько минут у вас будут компетентные люди… Да! Если вы не окажете им всемерное, стопроцентное содействие, то вся ваша организация отправится ко всем чертям!

Он бросил трубку и вышел на террасу, говоря что-то в свой телефон. Мне удалось встать и подойти к Пиме. Она подняла ко мне лицо, голова у нее тряслась.

— Она сказала, что Фил… и какой-то его приятель… пропали… — Она расплакалась и уткнулась мне в грудь. — И был какой-то странный звонок… С требованием выкупа!

— Это хорошо, дорогая, это прекрасно… — Я гладил ее по голове и повторял «прекрасно», словно заклинание. — Прекрасно… Это просто какой-то придурок, который считает, что в такие лагеря не ездят дети бедноты, и хочет заработать несколько легких тысяч. Ну и хорошо. Заработает. — Я посмотрел из-за ее плеча на Дуга, который вошел в дом и постучал пальцем по часам. Одновременно за его спиной материализовались две женщины и мужчина. — Дорогая…

Она оторвалась от меня и огляделась.

— Они останутся с тобой, хорошо? — спросил ее Саркисян. — Мы летим. Поехали в сквер, не будем устраивать большего цирка, чем требуется.

Я побежал наверх и схватил куртку, а из своего тайника — сумку с личным аварийным комплектом, который когда-то себе собрал. Может, у ЦБР есть игрушки и получше, но мои уже испытаны в деле, да иногда и менее известны. Я причмокнул, подзывая Монти. Это было какое-то вдохновение, нечто, чего я вообще не ожидал, но раз уж оно на меня нашло, я не собирался отказываться. Монти спокойно поднялся с подстилки и окинул присутствующих взглядом, словно спрашивая: «Ты в самом деле меня зовешь?» Я прижал к себе Пиму и поцеловал в ухо. Она чмокнула меня в щеку, но почти машинально.

— Феба, охраняй хозяйку!

Мы выбежали из дома — фургон уже ждал. Несколько минут езды, и мы выскочили возле сквера.

— Мы что, в самом деле берем с собой Монти? — крикнул мне Саркисян, когда вертолет начал садиться на краю самого большого в окрестностях участка зелени.

— Да!

— Ведь он сибарит и лентяй? Так ты говорил… — Мы побежали к вертолету.

— Я тоже сибарит и лентяй!

Монти бежал возле моей левой ноги. Вскочив внутрь, он тут же улегся возле моего кресла. Я вспомнил, что сегодня он еще не ел, но с этим пока что не мог ничего поделать. Я надел шлем и пристегнул ремни.

Мы взлетели.

В голове у меня царила сумятица, но я отбрасывал все мысли относительно похищения. Когда же я все подытожил, в голове образовалась пустота, а затем возник вопрос о ненормальном поведении Монти.

Он еще не ел, но побежал за мной!

«Никаких следов…»

Палатку Фила закрывали тонкие столбики разнообразных датчиков — запаховых, визуальных, регистрирующих следы в инфракрасных лучах, свечение Киллиана и еще несколько десятков других. На то, чтобы с ними конкурировать, у меня не было никаких шансов.

— На телефонный звонок ответила некая Соббойя, Тельма Соббойя, — поспешно докладывал один из местных полицейских. Он оторвал взгляд от блокнота и посмотрел на Саркисяна. — У нас есть запись, сейчас она анализируется… Звонивший спокойно велел известить родителей и сказал, что рассчитывает на сто пятьдесят тысяч долларов. Далее следовали инструкции, видимо, записанные на пленку, так как эта Соббойя пыталась с ним разговаривать, но он лишь продолжал читать, монотонно и отчетливо… — Он замолчал и, приложив к уху телефон, некоторое время слушал. — Никаких следов, — сообщил он нам. — Запись разговора была несколько раз оцифрована и проанализирована на разного рода вокодерах. Источник звонка определить невозможно, соединение через несколько станций и спутников… — Он пожал плечами.

Я отошел в сторону и, чтобы не создавать ложных следов, лишь двадцатью метрами дальше втоптал в землю окурок. Закурив новую сигарету, я присел под деревом. Монти наблюдал за толпой людей, копошившихся на полутора десятках квадратных метров; сбор микро— и макроследов, видимо, подходил к концу, поскольку в палатке уже суетились люди. Монти пристально разглядывал их, словно оценивая их профессионализм.

Я не вмешивался в его дела, опершись головой о ствол бука. Теоретически — это могло быть самое обычное похищение. Фила похитили вместе с парнишкой, родители которого считались достаточно состоятельными, обо мне тоже никто не мог бы сказать, что я живу ниже уровня бедности. Сто пятьдесят тысяч — как раз в пределах возможностей двух таких семей, как раз столько, чтобы не вызывать особого шума в прессе и не наступать на мозоль полиции. Всё точно отмерено и откалибровано.

Я достал телефон.

— Мы на месте, — сказал я ответившей Пиме. — Никаких следов насилия нет, скорее всего, их чем-то соблазнили или как-то вызвали… Может быть, сами выскочили по нужде, и уже там их схватили. — Она молчала.

— Так что — спокойно. Ничего пока не происходит… Буду тебе обо всём сообщать. Ладно?

Я закончил разговор, а затем переключил свой телефон так, чтобы он принимал и звонки на домашний номер.

— Хочешь поговорить с Тельмой Соббойя? — Саркисян присел рядом со мной, полез ко мне в карман и закурил «Голден гейт».

Я отрицательно покачал головой:

— Она ничего не может знать.

— Откуда знаешь?

— Если это обычное похищение, то что она может знать? Или — похищение, нацеленное на меня, чтобы я вышел из игры. В этом случае она тем более ничего не будет знать. Кроме того, она слишком заметна, слишком бросается в глаза. Впрочем, я сам выбрал этот лагерь и как следует всё проверил, прежде чем доверить им Фила.

Монти фыркнул, когда дым от моей сигареты попал ему в нос, но не отодвинулся. Я переложил сигарету в другой угол рта.

— Не буду спрашивать, в чем ты сейчас копаешься, поскольку…

— Дуг, поверь мне — ни в чем! Понимаешь? Неделю назад я помог одной дьявольски богатой старушке. Потом она явилась ко мне и рассказала сон, в котором ее знакомый украл принадлежащий ей холодильник, а ему в тот же день снилось то же самое — что он украл ее холодильник. А она, не слушая моих аргументов, поручила мне разобраться в этом деле!

— То есть… то есть…

— То есть! Чтоб ей провалиться! Я не знаю, что ей надо! Или она хочет, чтобы ей вернули холодильник, так как там у нее какие-то ценные жемчужные, мать их так, луковички, или…

Со стороны толпы сыщиков донесся мелодичный звонок телефона. Я закрыл рот, и мы бросились к бегущему в нашу сторону с коробочкой пеленгатора седому агенту. Саркисян показал на меня большим пальцем, одновременно состроив угрожающую гримасу и пронзительно свистнув. Наступила мертвая тишина. Я отшвырнул окурок.

— Оуэн Йитс, слушаю.

— Слушай внимательно. Повторения не будет. — Голос мог принадлежать кухонному роботу или садовому дозатору воды. Наверняка не было никакого смысла его пеленговать, тем не менее Саркисян размахивал руками, побуждая бригаду удвоить усилия. — Через четырнадцать минут ты должен быть на шоссе штата номер семь, у телефонной будки номер двенадцать — восемьдесят шесть. Предупреждаю, за этим сектором ведется наблюдение со спутника, GPS, сам понимаешь. — Саркисян поднял палец. Двое агентов отбежали в сторону и склонились над своими ноутбуками. — Если будешь один — с мальчиками ничего не случится. Если с тобой будет кто-то еще — кто-то из них лишится пальца, не знаю, кто и какого именно, — отрежу наугад. Деньги, надеюсь, уже при тебе…

Раздался громкий рев, мы все подскочили. Из динамиков послышался металлический, цифровой смех. Шутник. В висках у меня болезненно застучало. Я хотел достать сигареты, но знал, что из-за дрожи в пальцах закурить мне не удастся, так что просто отошел в сторону. Сзади послышались шаги, чья-то рука легла мне на плечо:

— Оуэн, ты в порядке? Держишься?

Я не смог ответить. Челюсти свела судорога, я не в состоянии был заставить себя раскрыть рот, лишь несколько раз кивнул. Вместе с тем мне хотелось, чтобы Саркисян не уходил. Он не ушел.

— Оуэн, мы до него доберемся, ты же знаешь…

— Знаю… — прохрипел я. — Боюсь т-только… — Впервые в жизни я начал заикаться.

Дуг сжал пальцы на моем плече.

— Боюсь, что что-нибудь скажу… что сделаю что-то такое, что потом… что потом буду мучиться…

— Успокойся. Говорю тебе — ничто не указывает на то, что это похищение как-то связано с чем-то касающимся тебя. Просто кто-то решил подзаработать на богатых родителях. Крупных шишек он трогать не стал, поскольку они окружают свои сокровища высокими заборами, а тут, как он решил, и народ состоятельный, и проникнуть не так сложно…

— Знаю, — вздохнул я. — Точно так же и сам всё объясняю.

В висках перестало стучать, пальцы дрожали уже не так сильно. Я закурил.

— Ну так что, я еду?

— Идем. — Он потащил меня к машине. Кто-то подбежал и сунул мне в руку плоскую папку. Я посмотрел на Дуга.

— Там нет ничего такого, что могло бы его насторожить, — заверил он меня.

— Деньги помечены?

— Да, но обнаружить это невозможно. Синтетический ферромон…

— Ладно. Понял.

Я сел в машину. Монти прыгнул на переднее сиденье, даже не спрашивая разрешения. Смельчак. Схема маршрута была уже на экране, я, не прощаясь, тронулся с места и выехал с территории лагеря. Двумя километрами дальше я свернул налево, затем за эстакадой еще раз и оказался на шоссе штата номер семь. В пределах видимости был лишь один автомобиль — водитель, судя по всему, выехал на этот участок шоссе перед самым его перекрытием — он промчался мимо меня и несколько мгновений спустя скрылся за небольшим холмом. Я ехал не слишком быстро, у меня было несколько минут в запасе, похититель не ставил особо сложных условий, и это казалось странным. Обычно связной с деньгами мотается по всему городу, его пихают в пробки, загоняют в туннели, похитители придумывают тысячи уловок, чтобы оторваться от полицейского хвоста. Тут же — ничего такого. Я подъехал к телефонной будке с номером 12—86, вышел и выпустил пса. С находящегося на орбите спутника GPS можно определить температуру кофе в стоящем на капоте стаканчике, так что не было никакого смысла скрывать присутствие Монти. Или чего-либо иного.

Я закурил и огляделся. По обеим сторонам дороги тянулась покрытая песчаными лишаями травянистая равнина. Интересно, что задумал похититель? У меня не было никаких сомнений, что здесь передача денег состояться не может. Разве что мы имеем дело с каким-нибудь идиотом, действиями которого руководят доносящиеся из пломб в зубах голоса.

Я хотел посмотреть на часы и выругался: и я, и Дуг забыли, что у меня нет хронометра; чтобы проверить время, пришлось подойти к машине. Еще минута. Но в то же самое мгновение зазвонил телефон. Я схватил трубку.

— Да?

— Кто ты? — спросил другой голос, но тоже наверняка электронного происхождения.

— Оуэн Йитс, отец одного из мальчиков. Я хочу с ними поговорить!

Я облизал пересохшие губы.

— Пожалуйста, — спокойно ответил голос в трубке.

— Папа?

Сердце подскочило, затем вернулось на место, дрожа так, словно только что скатилось по крутой неровной лыжне.

— Да. Фил, ты в порядке?

— Да, пап. С нами ничего не случилось. — Явно слышалось, как он с помощью интонации голоса пытается передать мне дополнительную информацию. — Мы целы и здоровы, мы вас ждем.

— Доволен? — вернулся голос похитителя.

— Да. Скажем так, доволен.

— Хорошо, теперь слушай внимательно, придется действовать быстро. Никаких вопросов, затягивания разговора, ладно? Я продемонстрировал тебе свои возможности и свою добрую волю, теперь ожидаю от тебя содействия. И не заставляй меня совершать непоправимые поступки. Ясно?

— Да. Говори.

— Когда я закончу говорить, ты положишь трубку и — без каких-либо сигналов, я вижу тебя и твою собаку — сделаешь девять шагов вперед, начиная от телефонной будки.

В трубке наступила тишина. Я повесил ее и, оттолкнувшись спиной, сделал девять шагов. Из песчаного островка торчало металлическое кольцо. Я потянул за него, оно легко подалось, извлекая следом за собой из песка металлический ящичек. Я открыл крышку. Внутри находились диктофон и какое-то соединенное с телефоном устройство. Диктофон щелкнул и заговорил:

— Немедленно звонишь в свой банк и поручаешь перевести на мой счет сто пятьдесят тысяч. Номер счета закодирован под клавишей «холд». У тебя на это две минуты, потом счет закроется, а я буду считать, что ты не заплатил. Поехали!

Упав на колени, я набрал номер своего банка и отдал распоряжение выплатить деньги. Никакого удивления со стороны банка это не вызвало, может быть, подобные переводы происходят постоянно, только я об этом не знаю? Сорок секунд спустя я получил подтверждение перевода. Я ждал, уставившись на телефон и всё сильнее дрожа. Наконец в трубке раздался голос:

— Мистер Йитс? Вы там?

— Да! — крикнул я. — Что дальше?

— Как это что? — Он явно издевался надо мной. — Забирай детишек.

— Где?

— Они в подвале дома на углу Джефферсон-стрит и Четвертой авеню.

В трубке раздался шум, затем начался отсчет секунд. Я не стал ждать, что произойдет, вскочил и бросился к машине. Когда мы с Монти прыгнули внутрь, из оставленного на траве ящичка повалил густой бурый дым.

— Дуг! — заорал я, даже не пытаясь найти микрофон.

— Да? — тотчас же ответил он откуда-то из-под приборной доски.

— Ребята где-то на перекрестке Джефферсон-стрит и Четвертой. Он не сообщил, где точно, явно торопится.

— Уже ищем. Оставайся у телефона. Летим к тебе…

Я уселся поудобнее и закурил. Монти придвинул ко мне голову, высунул язык и быстро задышал.

— Уже скоро, — сказал я, гладя его по голове и почесывая за ушами. — Еще немного, и мы заберем Фила и вернемся домой. Понимаешь? До-мой!

Он махнул хвостом и облизнулся — значит, понял. Я затянулся три раза подряд, почувствовав себя лучше.

— Дуг, ты сообщил Пиме? — спросил я.

— Да.

Именно это я ценю в нашей дружбе. Сообщил и не спрашивает, почему я сам не звоню. Не заставляет меня признаваться, что я попросту боюсь. Пима спросит: «Всё, уже конец этого кошмара?», а я ведь даже и не знаю. Пока ребята не окажутся в двадцати сантиметрах от меня… А, кстати!

— Дуг, а родителям того, второго?

— Как раз собирался тебя спросить, что делать, — они где-то в Европе. В этой суматохе никто их не искал, а теперь…

— Погоди, — прервал я его. — Когда всё выяснится — позвоним. — Я затушил сигарету. — Далеко ребят, судя по всему, увезти не могли. А родителям того паренька лучше сказать, когда всё уже закончится…

В то же мгновение послышался шум двигателя. На этот раз это был «Дуглас-Макферсон» вертикального взлета, значительно более быстрый, чем классический вертолет. Они летели низко над землей, чтобы не терять времени на набор высоты и посадку.

— Есть два населенных пункта с такими перекрестками улиц, но один отпадает. Второй находится километрах в восьмидесяти отсюда. Местная полиция уже обследует там эти дома. Домов четыре, — доносился из-под приборной доски голос Дуга.

Аппарат приземлился, выскочила девушка в джинсах и ковбойской шляпе и помахала мне, а я вышел из машины, и мы вместе с Монти взбежали по трапу. Девушка заняла мое место в автомобиле. Ей выпала задача доставить машину на место. Мы взмыли в воздух.

— Естественно, мы отслеживаем тот счет, — сказал Саркисян, когда я глотнул из протянутой фляжки и раздумывал над вторым глотком. — Но, черт побери, он выбрал неплохой метод — у него целая цепочка счетов, на которых оказывались попеременно поручения немедленных дальнейших переводов, покупки акций и ссуды под их залог. Когда мы добираемся до одного счета — денег там уже нет. Но мы не сдаемся…

Я выразительно посмотрел на него.

— Знаю, знаю. Самое главное, что ребята целы…

— Как только я их увижу, буду в твоем распоряжении, но пока — извини… К черту деньги.

— Понимаю.

Он слегка ткнул меня кулаком в бицепс и пошел к небольшому пульту связи, за которым сидели двое его подчиненных, уже довольно давно пытавшихся перехватить его взгляд. Я глотнул из фляжки и посмотрел на часы… на пустое запястье. Я снова забыл напомнить про хронометр. Ага, и поводка у меня нет… Одни потери.

Я посмотрел на Монти. Он лежал на полу, положив морду на лапы. Почувствовав мой взгляд, он приоткрыл один глаз и приподнял бровь.

— И ты до сих пор над нами всю жизнь издевался, а? — Он закрыл глаз. Слишком поздно — я его уже разоблачил.

На горизонте показался какой-то город. Дуг вытащил из уха микронаушник и поднял большой палец. Я облегченно вздохнул, встал и потянулся. Потом еще раз глотнул из фляжки и успел перед посадкой облегчить мочевой пузырь. Мы опустились на перекрытый полицией перекресток, который заодно оказался прекрасно очищен от пыли, а два навеса над витринами были сорваны. Я привязал Монти какой-то веревкой к поручню кресла. Он делал вид, что вес шнурка представляет для него непосильное бремя.

Фил и второй мальчик стояли в полукруге толстых, солидных полицейских. Оба были закутаны в одеяла, хотя солнце грело еще весьма основательно. Я выскочил и быстро направился в сторону группы. Фил хотел подбежать ко мне, но посмотрел в сторону, сообразил, что его приятелю будет неприятно, и лишь переступил с ноги на ногу и шмыгнул носом. Я молча обнял его, потом рефлекторно схватил второго парнишку и привлек к себе. Он разразился плачем, к нему тут же присоединился Фил.

— Ну-ну, всё хорошо, ребята. — Я похлопал их по вздрагивающим от рыданий спинам. Позади них двое толстых полицейских сжимали кулаки и покашливали. Потом один не выдержал, повернулся и побежал куда-то, вытирая кулаками глаза. Я мимоходом подумал, что, может быть, с этой страной не так уж всё плохо, если полицейских еще трогают детские слезы. Сразу же после до меня дошло, что ничего хорошего быть не может, раз кто-то становится причиной этих слез. Челюсти свело судорогой. — Ведь вам уже по одиннадцать лет, вы еще не привыкли, что взрослые — это банда придурков?

Второй, приятель Фила, захихикал, утирая глаза. Фил тоже прыснул. Стало чуть веселее. Еще один из полицейских шмыгнул носом.

— Всё хорошо, что хорошо кончается, — пробормотал он.

Я выпрямился и покачал головой.

— Как тебя зовут?

— Бинки, — тихо сказал русоволосый мальчик. — Бинки Дельбарр.

— Бинки, очень хорошо. Скажи мне — сообщить твоим родителям, или ты хочешь несколько оставшихся дней до конца лагеря провести с нами, а родителям мы позвоним уже под самый конец?

— Ну, я бы хотел так, — довольно непонятно ответил он, перед этим бросив взгляд на Фила, который подмигнул ему. Они уже начинали приходить в норму. Судя по всему, нам предстояли несколько неплохих дней. Я был согласен на них всей душой, и даже не на несколько дней, а месяцев. — Если бы мы с Филом…

— Ну, значит, решено. — Я облегченно вздохнул и осмотрелся вокруг. Нужно было начинать подытоживать происшедшее. Саркисян, как я заметил, разговаривал с исключительно худым для этих мест полицейским. Наверняка комиссар. Ладно. Что еще — ага, сообщить в лагерь о том, что ребята живы и здоровы и что мы забираем Бинки к себе. Пусть не сходят с ума. Найдя взглядом агента с наушником в ухе и шариком микрофона у рта, я попросил его включить свой телефон и объяснил зачем. Он кивнул и достал трубку из кармана.

— Фил, вы хотите есть? Пить?

Фил покачал головой, а затем, обменявшись взглядами с Бинки, кивнул мне, чтобы я к нему наклонился.

— Пап, у нас штаны описаны, а в одеялах жарко, знаешь? — прошептал он.

Я почувствовал, как мое сердце сжимает ледяная рука ненависти. Убью, убью каждого, кто каким бы то ни было образом будет виновен в том, что двое мальчиков описались. Я не знал, удалось ли мне не заскрежетать зубами на всю улицу.

— Проклятье! Сейчас! — пробормотал я.

Я огляделся. Рядом был магазин одежды, а его хозяйка, как и все, кто оказался поблизости, стояла на пороге. Ей будет о чем рассказывать всю оставшуюся жизнь, пока же, прикрыв рукой глаза, она лишь всматривалась в нашу группу. Подбежав к ней, я купил две пары брюк, белье и рубашки. Подавая мне товар, она беззвучно шевелила губами — то ли подсчитывала цену, то ли хотела о чем-то спросить, но не осмеливалась. Вернувшись со свертками, я забрал ребят в вертолет. С завистью я слушал, как они начали спорить по поводу мощности двигателя, забыв, что в течение почти суток находились в руках похитителей. Я подождал, пока ребята поздороваются со скулящим от радости Монти, а затем они пошли в душ. Чистые, со стекающими с волос каплями воды, мальчики уселись передо мной и Саркисяном.

— Ну, так что вам известно о похитителях? — спросил Дуг.

— Ха! Много чего!

— Как вас похитили? — вмешался я.

— Мы не знаем. Мы спали и проснулись в их фургоне. А в этом подвале…

— Фил, дорогой. Всё по порядку, а Бинки будет дополнять, ладно?

— Ладно. Мы очнулись в машине. Фургон с затемненным багажником. На руках у нас были наручники, пластиковые. Мы ехали час, полтора, да? — Бинки кивнул. — Я описался, — признался Фил. Я стиснул кулаки. Они мне за это заплатят. — Пап, когда его поймаете… дашь ему пинка за мои мокрые штаны?

— Обещаем! — ответил Саркисян, подняв руку.

— Только я не от страха описался! — продолжал Фил. — Я хотел оставить след в машине, чтобы легче можно было ее опознать!

Мы остолбенели. Слушавший нас и всё записывавший агент тоже остолбенел, а когда пришел в себя, покачал головой и одобрительно причмокнул. Второй просто сидел с разинутым словно ковш экскаватора ртом. Я тоже почувствовал, что обрету дар речи, лишь стиснув зубы, и сделал это столь энергично, что даже стало больно.

— Ты же сам говорил, что чем больше следов, тем лучше, да? — допытывался Фил, будто не видя наших вытаращенных глаз, но я уже знал, что он прекрасно всё видит. Без преувеличения — подросток может ошеломить нескольких асов криминалистики, но, черт побери, он не в состоянии дурачить их дольше, чем несколько минут. — Да или нет?

— Ну… да…

— Потому я и описался, а потом убедил Бинки, что и он должен сделать так же. Ага! — Он неожиданно вскочил, причем столь резко, что подпрыгнул и я. — На левом ботинке, с внешней стороны подошвы, должна быть кожа одного из них. Я специально пнул его так, чтобы содрать кожу, ну, знаешь, ДНК и всё такое прочее.

Он скромно обвел нас взглядом. Бинки смотрел на него как на божество. Я знал, кто будет главным в ближайшие дни и годы существования этой парочки.

Я посмотрел на Дуга. В его глазах появилось нечто, чего я еще не видел. Его подчиненный вскочил и помчался в душевую. Несколько секунд спустя он вернулся с ботинками и бросился с ними в лабораторный отсек.

Я закурил. Собственно, дело можно было считать законченным.

— Ну, и еще… — Фил не собирался отдавать инициативу. — Они на нас надели такие шлемы, что вся картинка была размыта, а слышно было как из машины… С такими отзвуками, эхом и бурчанием… Оба похитителя были одеты в темные комбинезоны…

— Но один был женщиной! — вмешался Бинки, к которому вернулось присутствие духа.

— Да! Женщиной! — подтвердил Фил.

— Откуда вы знаете?

— Это Бинки! — похвалил приятеля Фил. — Он заметил, что когда один из них шел в туалет, то сиденье после него было теплое. Он мне сказал, и я проверил — каждый раз, когда тот, что пониже, шел в туалет, я шел после него. И всегда сиденье было теплое, даже если он ходил только пописать! То есть это должна была быть ба… женщина.

— Ну да, должна была. — Дуг посмотрел на своего сотрудника, тот подмигнул ему, продолжая стучать по клавиатуре. — Что-нибудь еще?

Мальчики задумались.

— Ну… — Фил поморщился и посмотрел на Бинки. Тот пожал плечами:

— Если быстро поймаете подозреваемых, то есть способ их инден… индети… — Он глубоко вздохнул. — Их опознать. Просто я наплевал на их полотенце в ванной, так что на них должны остаться следы моей ДНК, — с умным видом сказал он.

— Какой ДНК? — толкнул его ногой мой сын. — Естественно, по составу слюны тоже можно опознать, но ДНК там нет. Правда?

— Может быть. — Я не хотел, чтобы Бинки было обидно из-за того, что он так оплошал. — Могут быть частички кожи с языка, например. Во всяком случае, это наверняка пригодится. Представляете — завтра в Канаде задерживают пару преступников, а они запираются, мол, у них алиби… А мы им — пожалуйста, вот слюна некоего Бинки на твоих, гад, руках…

— Ну вот видишь?! — подскочил Бинки.

Фил снова поморщился, но возражать не стал. Однако не в его стиле было завершать дискуссию без ощущения собственной победы. И в кого только пошел этот мальчишка?

— О, еще знаешь что, пап? Бинки жалел, что его папа еще не разрешил ему вживить личный чип. Если бы у кого-то из нас был в пальцах такой чип, то у похитителей не было бы никаких шансов, нас бы сразу обнаружили…

По спине у меня пробежали мурашки. Я молчал. Бинки хлопнул в ладоши:

— Именно! Через полчаса у полиции были бы о нас все данные!

— А ты не помнишь, похитители проверяли ваши руки? — спросил я.

— Конечно! — крикнул Фил, прекрасно зная, к чему я веду.

— Ну так вот вам и ответ. — Я воспользовался множественным числом, чтобы сгладить конфликт.

— Но… что? — спросил сконфуженный Бинки.

— То, глупый, что у этих похитителей было хорошее оборудование, — быстро сообщил ему мой сын. — Если бы у нас были чипы, то они бы их заглушили или — в худшем случае — вырезали под наркозом. — Я попытался вмешаться, но Фил успел закончить: — А еще они могли бы отрезать нам пальцы и бросить в какой-нибудь едущий в другую сторону поезд или автобус, чтобы сбить с толку погоню! Соображаешь?

Бинки побледнел и застыл с раскрытым ртом. Мне пришлось вмешаться, и притом быстро: оба получили по огромному гамбургеру и по стакану колы. Пока они отрывали куски белыми молодыми зубами, мы с Саркисяном прошли в другой конец салона отлить и покурить. Я расслабился. Нервы пришли в норму. Мне перестало казаться, будто кто-то залил мои внутренности мексанитовой смолой. Я вновь ощущал собственные кишки и мочевой пузырь. Раньше я не знал, какое это удовольствие — свободно подойти к писсуару.

— Когда эта парочка смылась? — спросил я, лениво потягивая виски.

— Если верить ребятам… Впрочем, нет причин им не верить! — быстро поправился Дуг. — Часов семь-восемь назад.

— Они могут быть уже в Непале, — пробормотал я.

— Угу…

— Честно говоря… — начал я.

Я хотел сказать, что скорее всего даже не буду настаивать на поисках, что я счастлив, что всё так закончилось, что я почти благодарен похитителям. Затушив сигарету, я пошел к мальчикам, но, слыша разглагольствования Фила, прошел мимо их дивана и сделал вид, будто ищу что-то в стенном шкафчике. Мой сын, обрадованный наличием слушателя, гладко излагал:

— Это только так кажется — чипы в двух пальцах. Вроде здорово — подходишь к автомату с буррито, проводишь перед датчиком пальцами и получаешь еду, да? Или заходишь в телефонную будку и набираешь номер, аппарат сам прочитает, что у тебя есть счет, что ты платежеспособен, что можешь звонить. Или платишь в магазине, в такси… — Он сделал умное лицо и закончил: — Это только так кажется. Во-первых — в этой стране всё еще есть уроды, которым верится, что если они отрежут тебе пальцы, то смогут воспользоваться твоим счетом. Так-то вот… — Он шмыгнул носом. Бинки молчал и думал. — А с другой стороны, чипы — это только начало, вершина айсберга…. Смотри: что мешает вживить такую штуку, что, когда ты себя плохо чувствуешь, просто набираешь код и через долю секунды получаешь разряд в нужную часть мозга и чувствуешь себя как в раю? А еще — управление, например, едой и прочим… Зачем быть голодным в автомобиле? Блокируешь голод, а разблокируешь дома или в ресторане. То же самое…

Я знал, что будет дальше, в конце концов, это был фрагмент моего интервью для «Красного карлика». Сейчас должна была последовать сентенция насчет секса. Я оторвался от шкафчика, но не успел ничего сказать. Фил крикнул:

— Папа! Смотри… Монти!..

Я вскочил и подбежал к ним. Монти стоял и трясся как в лихорадке. Он не видел меня, не чувствовал руки Фила у себя на загривке. Я услышал, как за моей спиной Саркисян кричит, чтобы из лаборатории пришел кто-нибудь с противоядием. Я подхватил пса под живот, но бежать было некуда. Монти застыл неподвижно и вдруг издал вой, которого, как я уже знал, я не забуду до конца жизни. Хриплый, протяжный, с жутким призвуком в конце. Фил стоял на коленях по другую сторону от пса, из глаз его текли слезы. Неожиданно Монти повернул голову ко мне и еще раз взвыл. Потом сунул нос мне под мышку и замер.

Подбежал кто-то из сотрудников Дуга со шприцем в руке и в замешательстве остановился.

— Что случилось? — наконец спросил он.

Вокруг меня и стоящего неподвижно Монти собралась толпа: Фил на коленях, рядом Бинки, Саркисян, двое агентов и врач с антидотом в шприце.

— В самом деле… что случилось… — выдавил я. Слегка отодвинувшись, я посмотрел Монти в глаза.

Взгляд его был мутным, словно глазные яблоки заполнила вода с молоком. Кончик носа был горячим, почти обжигающим.

— У него, кажется, температура, — сказал я врачу. — Сбейте ему как-нибудь жар.

— Но это не выход, — возразил он. — Нужно выяснить причину!

Он выглядел не вполне уверенно, я тоже.

— Он не ел ничего часа четыре, может быть, больше. Отравление исключается! Сделайте что-нибудь с температурой. И дайте снотворного. — Я немного подумал. — Дело в чем-то другом.

— Но в чем? — спросил Саркисян, когда врач побежал в лабораторию.

Я пожал плечами. Откуда мне было знать? Еще три минуты я ничего не знал. Потом позвонила Пима.

— Оуэн… Мы возвращались с Фебой из парка… Какой-то фургон проезжал мимо, кто-то высунулся и выстрелил в Фебу… Два выстрела, и… оба смертельные!.. Оуэн?..

— Да… — прохрипел я. — Я тут…

— Приезжайте быстрее… Я…

— Успокойся. Мы недалеко. Еще… — я посмотрел на Саркисяна, он показал мне палец, — чуть меньше часа. А где была твоя охрана?

— Они охраняли меня, про собаку никто не думал. Но это… Феба… — Она всхлипнула. — Ребята из охраны обстреляли фургон и погнались за ним и нашли его двумя улицами дальше. — В кармане Саркисяна раздался звонок телефона, видимо, его подчиненные звонили с докладом. — Какая-то фирма по ремонту холодильников…

В ушах у меня раздался звон всех колоколов мира.

— Что ты сказала? Холодильников?

— Да, но какая разница? Такой фургон в форме холодильника… Их десятки ездят по городу… А Феба… — Она расплакалась.

Мне удалось разжать судорожно стиснутые челюсти.

— Послушай, сделай себе чего-нибудь выпить и жди нас.

Я отключился и, подождав, пока Саркисян закончит выслушивать доклад, отозвал его в другой угол салона. Мы закурили. У меня дрожали руки. Дуг прекрасно владел собой, но пальцы у него были ледяные — я почувствовал их холод, когда он успокаивающе похлопал меня по руке. В его черных глазах мерцало нечто, что я до сих пор видел лишь однажды, и уже тогда радовался, что эта ярость во взгляде адресована не мне. Я потер ладонями лицо.

— Можешь считать меня идиотом, но всё дело в том проклятом холодильнике, — сказал я. Он молчал. — Смотри — я послал в прошлое вонючую бомбу, вор проблевался и всё, больше ничего. То есть — не то. Но прошло две недели, я выслушал рассказ про этот дурацкий сон, и сразу — на тебе! Считай: раз — несчастный случай с Веринчи, два — бессмысленный визит ко мне в дом, если не считать его демонстрацией силы, три — похищение Фила… И теперь…

— Можешь и меня считать идиотом, но подобная мысль уже несколько часов не выходит у меня из головы. Только как я мог признаться, что чувствую себя идиотом?

Почти одновременно мы набрали в грудь воздуха и уставились друг на друга с глупыми физиономиями.

А какие еще они могли у нас быть?

Саркисян глубоко затянулся и полминуты удерживал дым в легких.

— Оуэн, я вызову Ника Дугласа. — Он немного подождал, но я не протестовал. — Кроме того… — Он запнулся. Господи, Саркисян запнулся?! — Слушай, не пойми меня неправильно, но… ты в состоянии хладнокровно и вразумительно…

— Не знаю, — ответил я на незаконченный вопрос. — Но если мы не попытаемся, я так этого и не узнаю. — Я покачал головой. — Надеюсь, что я могу хладнокровно оценивать то, что происходит вокруг меня. В конце концов… — Я не договорил, лишь посмотрел через плечо на сидящего на полу сына. — Черт побери, что им мешало…

Дым попал мне в глаз. Я вытер слезы.

— Оуэн… Я как раз хотел сказать, что произошло нечто страшное и необъяснимое… Но, знаешь…

— Знаю, я жив, живы Фил и Пима…

— Мы спрячем вас так, что никто не найдет… Но с этим как раз всё ясно, я же хочу тебе сказать, что наши противники оставили столько следов, что хотя бы один из них должен сработать. Смотри — покушавшиеся на Веринчи, похитители, теперь эти… Они не могут от нас уйти!

Он был прав. Противники, кем бы они ни были и что бы ни было причиной их гнева или беспокойства, действовали в нескольких направлениях, и где-то обязательно должна была найтись оплошность, недосмотр, слабина. Хотя бы та ДНК на подошве, или моча на коврике в машине. Я вспомнил слова Фила насчет двух отдельных пинков, и поклялся, что каждый, кто имел хоть какое-то отношение к этому делу, получит тысячи, миллионы пинков, столько, сколько выдержат мои ноги, а если нет, то я куплю для этой цели специального робота. И пинков этих хватит на то, чтобы вырыть новый, более длинный, глубокий и широкий Большой Каньон.

Так я себе пообещал.

«Мы были в отпуске…»

Мальчишки были в восторге. Температура воды в бассейне менялась три раза в день — утром и вечером теплее, от одиннадцати до шестнадцати — холоднее. Электронные корты поддерживали сами себя в идеальном порядке, а запасов пиццы в морозильнике хватило бы на год. При их аппетитах — на восемь месяцев.

Пима закрыла бюро и посвящала всё свое время общению с сыном и избранными произведениями Т. Г. Конвей. Время от времени слышался ее смех, а затем всхлипывания. Содержимое моего компа было перенесено на здешнюю машину. Мы были в отпуске. О Фебе мы вообще не разговаривали, но, когда я попросил одного из охранников принести коробку крекеров для Монти, оказалось, что для него заказаны уже две других. Так что я предоставил заниматься покупками остальным, а сам выражал псу благодарность за одно то, что он есть, выводя его на долгие и активные прогулки. Ему понравилось ловить теннисные мячи, если мне удавалось отбить хотя бы один из них. Правда, сперва он пытался хватать их сразу же после того, как они вылетали из автоматического податчика, но достаточно быстро понял, что в итоге лишь получает по морде так, что начинают вибрировать зубы, и успокоился.

Прекрасное убежище. Просто прекрасное. Но — убежище.

— У меня к вам просьба, — сказал мне Саркисян. — Не говорите президенту о том, что вы здесь жили, он об этом мечтает, но пока что у него не было такой возможности…

Я оценил шутку, по крайней мере внешне. Фактически же я чувствовал себя под арестом. И что с того, что резиденция занимает одиннадцать гектаров, если большая часть из них отдана под проволочные заграждения и поля датчиков?

Пятый день…

Я думал, думал и снова думал. Я изрисовывал кружками и стрелками страницу за страницей, сжигал их и рисовал очередные варианты. С одной стороны, данных было как бы немало, но с другой — из них ничего не следовало и их никак не удавалось связать между собой. Сны, похищение… Кому мешают сны? Кого они волнуют, кто их не хочет, кого беспокоит, что людям снится одно и то же или не одно и то же?

Позвонил Хай Мейсон. Он не знал, что, звоня по старому номеру, в действительности соединяется с номером в другом штате. Паранойя. Но кто-то застрелил Фебу.

— Слушай, Оуэн…

— Хай, извини, но сейчас я не могу с тобой разговаривать. Подожди полчаса, старик, я сам тебе позвоню! Извини…

Я разъединился. В Чикаго в редакцию газеты уже мчалась целая бригада, скоро они поставят Мейсона перед пультом переносного шифратора, и только тогда мы сможем говорить. Телефон зазвонил через двадцать две минуты.

— Оуэн? Что происходит? У тебя проблемы?

— Нет, но какое-то время мне придется скрываться. Что-то вокруг меня происходит, а что — не знаю.

— Надеюсь, с вами ничего не случилось?

— Знаешь… Похитили Фила, но всё уже закончилось хорошо. Зато кто-то дополнительно дал мне понять, что я ему не нравлюсь, — застрелил Фебу.

— О черт… — Хай немного помолчал. — Оуэн, если будет нужно, то… Ну, знаешь?

— Знаю. Всё будет нормально.

Мы снова помолчали. Каждые десять секунд соединения стоили двести сорок долларов. Мы помолчали примерно сотен на пять.

— Слушай, я звоню по поводу того нашего разговора… Ну, помнишь, сны и так далее? Не знаю, насколько это еще актуально…

— Гм?.. Я тоже не знаю, но мне всё равно особо нечем заняться… — Я не любил лгать друзьям, но сейчас делал это в его же интересах. — Если у тебя что-то есть — давай.

— Собственно говоря, немного. Я нашел кое-кого, кто несомненно компетентен в данной области. Во всяком случае, Лейша Падхерст — признанный авторитет, ее даже выдвинули на Нобелевскую премию, и тут вдруг она неожиданно исчезла из научного мира. Заперлась в своем небольшом доме в Огайо — и всё. Вроде бы она что-то пишет, но никто не знает — что. У нее есть телефон и комп, но она не отвечает на звонки и письма. Отшельница.

— Ага… А чем она занималась до этого?

— Как раз сновидениями, теорией и практикой. Чтение, интерпретация…

— Понятно. Дай мне координаты. — На мониторе появился ряд букв и цифр. — Да, и еще! Хай, если кто-то будет тебя спрашивать — ты ничего не знаешь, не был, не видел!

— Ясно, а ты мне — результаты?

— Ясное дело. Пока.

Я отключился, сразу же вызвал базу данных и уже нацелился пальцем в клавиатуру, но вдруг подумал, что поиск в базе Лейши Падхерст может… Может навести… Не впадаю ли я в параноидальный психоз?! Может быть, да, а может быть, и нет; достаточно ведь отслеживать все обращения к интересующему объекту: «О? Кто же это интересуется нашей Лейшей? Закрытый адрес? Не нравится мне это!» Я вышел на террасу. С корта доносились вопли двух юных глоток. В моей голове начала кристаллизоваться некая идея. Некоторое время я забавлялся ею, словно твердой карамелькой во рту. Потом направился к группе развесистых деревьев, где на лежаке, придавленная автоматическим массажером, лежала Пима, пытаясь читать очередную, восьмую, а может быть, семнадцатую повесть Тэсси Г. Машина отбивала ритм на спине Пимы, голова ее подпрыгивала, дыхание было прерывистым и слегка хриплым. Похоже, она была мне благодарна, что я прервал ее навязанный самой себе «отдых». Во всяком случае, должна была быть мне благодарна.

— У тебя там синяки, — сообщил я, показывая на спину и делая вид, что не смотрю на нее.

— Шутишь? — Она вскочила и извернулась, пытаясь увидеть себя сзади.

— Шучу, — признался я.

Она села и не спеша потянулась за полотенцем. У нее до сих пор была великолепная грудь. И она знала, что я считаю ее великолепной.

— Скучаешь, — утвердительно сказала она.

— Угу. Здесь мне совершенно нечем заняться.

— Можешь ведь привести в порядок файлы, можешь попробовать писать наброски, проверить…

— Дорогая, сколько раз можно приводить в порядок файлы? Думаешь, их количество от этого увеличивается? Совсем наоборот — убавляется.

Я налил себе минералки и глотнул. Черт побери, без газа. Лишь из-за Пимы я удержался от того, чтобы сплюнуть.

— У меня тут возникла одна маленькая, малюсенькая идея… — сказал я. — Я еще до конца не решил, но чувствую, что в итоге дело может закончиться…

— Поездкой, верно? Дня на два-три, да?

— Твоя догадливость меня унижает. — Она пристально посмотрела на меня:

— Знаешь что? Я уже давно поняла, в чем заключается твоя сила.

— Она заключается в…

— Не перебивай! — потребовала она. — А именно — ты подсказываешь собеседнику ответ, а когда тот, обрадовавшись собственной догадливости, выдает этот ответ, ты разводишь руками и говоришь: «Ну какой же вы умный! Невероятно!» И он уже у тебя в руках. Он сделает для тебя всё… И не красней! Эту твою штучку я тоже знаю.

Я схватил стакан с остатками негазированной минералки и вылил себе на голову.

— Ох-ох-ох! — издевательски произнесла Пима. — Думаешь, я дам себя обмануть? — Она фыркнула, встала и пошла к дому. — За мной! — бросила она через плечо и, сделав два шага, сбросила полотенце. — Быстро!

Я подчинился. Лишь часа через полтора мы вернулись к прежнему разговору. Еще через час я выехал в составе колонны из трех машин в Огайо.

Четыреста километров. Мне удалось убедить Саркисяна, что у него есть более серьезные дела на месте, например преследование похитителей и охрана Пимы с мальчиками. Я попросту вырвался из цитадели, сам не зная, чего я могу хотеть и что я могу узнать от Лейши Падхерст. Так уж получилось, что она оказалась моим единственным следом, вернее — следом следа. Я вел машину сорок минут, затем автомат, управлявший движением на автостраде, начал скандалить; если бы я сидел в своем «бастааде», я мог бы с ним поспорить, но в бронированном «линкольне»? Не получится. Я даже не стал пытаться.

* * *

Ник Дуглас загорел дочерна — видимо, провел несколько месяцев в местах, более насыщенных ультрафиолетом, чем Чикаго в это время года. Вечер был теплым, но ему было холодно — он набросил на плечи свитер и стал похож на английского поэта, имеющего склонность к гладколицым мальчикам с персиковым пушком на щеках. В свой стакан он бросил только один кубик льда, да и то размышлял, бросать или не бросать, целых полминуты — за это время лед успел наполовину растаять.

— Ну, так что там выследили твои орлы? — спросил я Саркисяна.

Он пожал плечами. Я перевел взгляд на Ника.

— Сам видишь — мы платим налоги, а они не могут найти даже одного-единственного человека.

Я был зол. Целый день я потратил на поездку в окрестности Толедо на озере Эри. Дом, в котором, по всем данным, должна была обитать Лейша Падхерст, был пуст. Датчики показывали, что последний раз нога человека ступала здесь два с половиной месяца назад. Мисс Падхерст отключила стандартную функцию извещения медицинских служб и полиции об отсутствии признаков жизни в доме, заперла его на замок — отключив сигнализацию! — и уехала в неизвестном направлении. Она не пользовалась ни банковским счетом, ни услугами авиакомпаний или железной дороги, ни прокатом автомобилей. Она не попала в больницу, не погибла в автокатастрофе. Лейша Падхерст вела себя так, словно она по тайным каналам покинула США или ее вообще не было в живых. Если бы меня спросили, я… Кто-то толкнул меня в плечо. Я оторвался от размышлений.

— О чем думаешь? — спросил Ник.

— Всё об одном и том же: где-то чем-то воняет. — Я в два глотка допил пиво, открыл новую банку и сразу выпил половину. — Воняет основательно, по крайней мере для меня, но вот откуда именно — черт его знает. — Я зевнул. После одной банки пива меня всегда клонило в сон, и я быстро глотнул еще. — Во всяком случае, отступать я не собираюсь.

— Ясно…

Ник тоже зевнул.

— Извини, другой часовой пояс…

Из ближайших кустов доносилось стрекотание сверчков. Над нашими головами какой-то самолет выписывал в неподвижном воздухе красно-черным дымом надпись: «Пикседелин!». Я уже собирался спросить, что такое пикседелин, когда звякнул телефон в кармане у Саркисяна. Он приложил трубку к уху и мгновение спустя застыл неподвижно. Его беспокойство сразу же передалось мне, и я, вскочив, посмотрел в сторону корта, по которому бегали двое мальчишек, пытаясь выиграть хотя бы один гейм у своего противника из ЦБР. Пима, лежавшая с книгой в гамаке, подняла голову и вопросительно взглянула на меня. Я улыбнулся ей и сел. Дуг Саркисян что-то пробормотал, потом добавил: «Действуйте как обычно».

— У меня плохие новости, Оуэн, — сказал он, со вздохом убирая телефон. — По твоему дому нанесен прицельный и очень точный удар — груда развалин, но в окрестностях никаких повреждений.

Наступила глубокая тишина. Я смотрел на друга и молча ждал, не зная, что сказать. Не что-либо умное, но вообще. Меня охватило странное оцепенение, словно мне сделали обезболивающий укол в мозг вместо десны.

— Кто-то посылает тебе недвусмысленные намеки, — кашлянув, заметил Ник. Потом фыркнул, с трудом подавил смех, прикрыв рот, наконец, пробормотал: — Извини. Я просто подумал, что столь же недвусмысленные, как и мой.

— Весь дом — до основания? — глупо спросил я.

— Весь, — кивнул Саркисян.

— Такое уж у нас строительство… — махнул рукой Ник.

Постепенно присутствие духа возвращалось ко мне. В конце концов, большая часть моей сокровищницы находилась здесь, содержимое памяти компьютера тоже. У нас был целый шкаф одежды и хороший страховой полис.

— Я вас убью! — буркнул я, схватил банку пива и прикончил ее в три секунды. — Кто скажет Пиме?

— А она забрала свои тряпки? — осторожно поинтересовался Саркисян.

— Наверняка не все, — усмехнулся я.

— Ну, тогда не я.

Я посмотрел на Дугласа — он покачал головой. Я почувствовал приближение приступа какого-то идиотского веселья, чем-то отдаленно напоминавшего истерику. Повернувшись к Пиме, я крикнул:

— Дорогая, Дуг только что узнал, что наш дом взорвали!

— Ах! — Она театрально схватилась за грудь, потом приложила руку ко лбу и, словно в ужасе, воскликнула: — Пива!

Я принес ей холодную бутылку.

— Наш дом на самом деле взорвали, — сказал я.

— Знаю, — она сделала глоток. — Ведь ты бы не стал так шутить.

Я наклонился и поцеловал ее в щеку, видя, как у нее на виске пульсирует маленькая голубая жилка.

— Ты не злишься?

— Злюсь, но мы все живы. — Мы немного помолчали — может, минуту, может, две. — Ты чем-то кому-то не понравился?

— Наверняка, но не вполне знаю — чем. И кому.

— Узнаешь, когда их поймаешь. — Она лучезарно улыбнулась и накрыла мою руку своей. — Пожалуйста, не бей их голыми руками. Я видела такие специальные кастеты…

Сколько мужей могли бы сказать, что их жены безгранично верят в то, что они делают? Я! Кто еще? Почему больше никто?.. Только я! Я погладил Пиму по руке, потом поцеловал ее еще раз и вернулся к друзьям. Саркисян снова разговаривал по телефону. Ник Дуглас наклонился ко мне:

— Во-первых, те, что переехали того шляпника. Во-вторых, та девица, что столь нахально «проверила» твой дом… Кстати говоря — я не уверен, не оставила ли она какого-нибудь датчика, которым воспользовалась ракета! — сказал он, подняв палец. Я немного подумал, в конце концов, поморщившись, покачал головой: «А черт его знает!» — В-третьих — похитители. В-четвертых — эта ракета.

— В-пятых — исчезновение или неожиданный и таинственный отъезд Лейши Падхерст, — добавил Саркисян.

— И что всё это, черт побери, значит? — закончил Дуглас.

— Аф-фера… — вздохнул Саркисян и потер переносицу, словно носил очки, а ведь в очках я его никогда не видел. — Да, через пятнадцать минут сюда привезут одного яйцеголового. Только имейте в виду, кибитка и всё такое…

Кибиткой называют — а он в этом разбирается, его предки родом из бывшего СССР — служебный лимузин с полностью изолированным салоном. Его используют для перевозки людей, которые не должны знать, куда их везут. Кибитка — значит, ни слова о наших именах, адресе и так далее. ЦБР может возить человека вокруг города столь долго, что ему будет казаться, будто он побывал в Вашингтоне. В фирме также рассказывали о специальных роликах, на которые ставили машину, а потом лишь раз в час имитировали поворот. Даже без водителя — в конце концов, пассажир видел его только на мониторе, так что тот мог сидеть и дома.

— А о чем мы будем с ним разговаривать? — заинтересовался Ник.

— О снах. — Саркисян даже не улыбнулся.

Как только я услышал, что сюда едет спец по сновидениям, мне чертовски захотелось спать.

Я открыл пиво и залпом выпил. Температура не изменилась, вечер был теплым, но что-то изменилось то ли в плотности воздуха, то ли еще черт знает в чем. Я хотел спросить Дуга, надежное ли это место, то есть не перебьет ли нам какая-нибудь ракета всё пиво, но удержался. Краем глаза я заметил, как Пима встала, накинула легкий халат и направилась в сторону корта. Другим краем глаза я заметил появившийся из-за угла темный акулий нос «понтиака-эквадоре».

— А вот и наш гость, — объявил Саркисян. Машина остановилась в двадцати метрах от нас. Дуг встал и сделал несколько шагов к автомобилю. Выскочил водитель и еще один такой же с переднего сиденья. Задняя дверца щелкнула и открылась, из машины вышел высокий мужчина и сразу же сгорбился так, чтобы его почти два метра роста сравнялись со ста восемьюдесятью четырьмя Саркисяна. Они обменялись рукопожатием и что-то друг другу сказали, затем подошли к нам. Профессор был не особенно худым, но щеки у него ввалились так, что я мог бы поклясться, что за едой он то и дело их прикусывает. Разве что он повырывал себе все коренные зубы.

— Это профессор Огюст Таттл, — представил гостя Саркисян. Наших фамилий он сообщать не стал. — Выпьете чего-нибудь, профессор?

— Крепкий кофе, пожалуйста, и бурбон, если можно. — Саркисян сделал жест рукой, водитель остался на месте, а его коллега быстро направился в дом, что-то шепча в лацкан пиджака. Профессор кивнул мне и Нику, мы кивнули в ответ, а затем он уселся поудобнее и несколько раз качнул ногой. У него были чудовищно большие ноги, наверное, семнадцатого размера. — Как я понимаю, вы интересуетесь снами?

— Можно сказать, да, — ответил Ник. — В конце концов, этим мы занимаемся с самого рождения.

— Но что конкретно?

— Конкретно — мы хотели бы, чтобы вы в доступной форме познакомили нас со следующими темами: сны, сновидения, кошмары, страхи, содержание снов… — помог я Дугласу. — Если мы что-то из этого поймем, то начнем задавать вопросы.

— Хо-хо! — По мере того как я говорил, профессор всё выше поднимал брови и откидывал назад голову. — Довольно широкая тематика, я бы сказал.

— Не сумеете?

— Сумею, конечно. — Он провел указательным пальцем вдоль ноздрей, одновременно втягивая ими воздух. Послышался звук, похожий на дыхание простуженного слона. — Но, учитывая широту темы, естественно, изложение будет очень популярным…

— И очень хорошо, профессор, — обрадовался Ник. — Именно это нам и надо. Потом уточним детали…

Из дома вышел охранник с подносом. Поставив поднос на столик, он подошел к машине и чудесным образом исчез, словно впитавшись в кузов. Профессор спокойно долил в кофе сливки, всыпал сахар, размешал, попробовал, добавил еще.

— Конечно, я так и не узнаю, с кем имею честь и с какой целью меня…

— Профессор, — Саркисян наклонился к ученому, — мы платим за консультацию шесть тысяч и выделяем грант институту. Это в самом деле вполне приемлемая оплата.

— Наверняка! — Профессор отставил чашку и сделал глоток бурбона. — Ладно. — Он бодро хлопнул ладонью по бедру. Мне он начинал не нравиться. — Гм… С чего бы начать… Ладно! Начнем с того, что до сих пор мы не знаем, зачем, собственно, и почему мы спим, хотя есть одна закономерность, а именно: спят все, у кого есть мозг.

— Простите, — вмешался Ник, — а что, есть такие, у кого нет мозга? — Он сардонически усмехнулся.

— Дождевой червь, например, — спокойно парировал Таттл. — Устрица.

— Ну да… — Ник больше не улыбался.

Зато улыбался я — поскольку не успел задать тот же вопрос до Дугласа и теперь имел на это полное право.

— Итак, — продолжал Таттл, — мы спим наверняка в память о тех временах, когда наш не цивилизованный еще предок вынужден был отдыхать ночью, чтобы пережить очередной день. Во всяком случае, существует несколько десятков тысяч тщательно исследованных и описанных случаев, когда люди в результате контузий и повреждений не смыкали глаз в течение нескольких или даже нескольких десятков лет и нормально функционировали двадцать четыре часа в сутки. — Он глотнул бурбона. — Сновидения — неотделимая черта сна, а кошмары, например, являются, как сказал когда-то Джон Мак, «самыми страшными психическими переживаниями, какие только могут случиться с людьми». Человек, преследуемый таким кошмаром, впадает в состояние наивысшего ужаса, в смертельном страхе бежит от воображаемых противников, врагов, преследователей. Застигнутый в безвыходной ситуации — на пристани, в глухом переулке, в лифте или даже в своем собственном, но в данный момент враждебном жилище, — он может оказаться на грани удушья. Впрочем, — он многозначительно посмотрел на нас, — кто знает, сколько умерших во сне отправились на тот свет в результате именно такого кошмара. Во всяком случае, почти каждому известны подобные истории — попадание под грязевую, каменную или снежную лавину, падение в пропасть, с крыши, с самолета…

— Простите, вы, профессор, говорите о кошмарах. Означает ли это, что сон исследован лишь с этой стороны? — спросил я.

— Нет, но я думал… — Он беспомощно огляделся, впервые после того, как вышел из машины, почувствовав себя слегка неуверенно. — Раз вы… вы… Ну, понятно! Просто я…

— Кошмары, как неотделимая часть явления, наверняка нас интересуют. Но начнем с самих сновидений как таковых. Что их вызывает?.. —Я огляделся, ища поддержки у друзей, но их не было рядом, во всяком случае, никто не отозвался.

— Ага. Ладно. Ладно… — повторил он, собираясь с мыслями. — Звучит парадоксально, но мозг человека вовсе не отдыхает во сне; мы уже точно знаем, что во время сна он работает интенсивнее, чем, например, — он показал на гамак, три головы повернулись и посмотрели в ту сторону, — во время обычного пребывания в лежачем положении. — Словно по команде, мы повернулись обратно. Несколько секунд он держал паузу. — Основной цикл сна повторяется несколько раз в течение ночи. Мы выделяем в нем до пяти фаз. В первой фазе человек просто переходит от бодрствования ко сну. Это обычно продолжается около пяти минут. Во второй фазе у спящего снижается частота дыхания и сердцебиения, падает также температура тела и уменьшается скорость обмена веществ.

— Поэтому не следует наедаться перед сном? — спросил Ник.

Он явно не мог примириться с недавней оплошностью. Похоже, ему хотелось наброситься на профессора и прыгать по нему, как по батуту.

Таттл испепелил его взглядом.

— Несколько минут спустя начинается третья фаза, когда мозговые волны на электроэнцефалограмме становятся более регулярными, ну, а еще через какое-то время наступает четвертая — так называемый глубокий сон. И только потом начинается наиболее интересная для нас, ученых, фаза быстрого сна, называемого также парадоксальным. Парадокс заключается в том, что мозг спящего столь же активен, как и наяву, в то время как его тело спит. Именно в фазе быстрого сна происходят сновидения, а наблюдателя удивляет неподвижность спящего, за исключением быстрых движений глазных яблок; наступает паралич туловища и конечностей, а наиболее характерным является снижение напряжения мышц шеи и падение активности межреберных мышц, так что дыхание поддерживается в основном благодаря работе диафрагмы. Люди, страдающие нарушениями дыхания, могут даже умереть из-за снижения активности дыхательного центра. С другой стороны — во время кошмарных сновидений пульс спящего может подскочить за пятнадцать секунд до ста восьмидесяти ударов в минуту; ни одно другое событие, ни резкое физическое усилие, ни даже страстный половой акт не могут вызвать столь быстрого увеличения пульса.

— О господи, профессор, — простонал Ник, — вы хотите сказать, что во время сна я всё время нахожусь под гильотиной?

— Ну, не стоит преувеличивать, — покровительственно улыбнулся разоруженный Таттл. — Здоровым людям ничего не угрожает как во сне, так и наяву, а для больных опасность одна и та же. Хотя иногда… — Он развел руками.

— А что насчет сновидений? — вмешался я.

— Фаза быстрого сна занимает от двадцати до двадцати пяти процентов сна и сокращается с возрастом. Она появляется с интервалом в девяносто минут и каждый раз продолжается от пятнадцати до тридцати минут. Первый период парадоксального сна, наступающий примерно через полтора часа после засыпания, обычно короткий, следующие периоды, около четырех, — длиннее. Таким образом, первая фаза быстрого сна продолжается десять минут, а последняя, уже ранним утром, может длиться час. Но в любом случае в памяти остаются лишь сновидения, которые были прерваны в фазе быстрого сна, хотя и они быстро выветриваются, теряют свой цвет и привлекательность, а потом забываются. Даже записывание не помогает: всё сильнее в них видны отсутствие логики, несвязность и сюрреализм.

— Сновидения бывают у всех? — быстро спросил я.

— Да, — безапелляционным тоном ответил он и, заметив, как шевельнулся Саркисян, добавил: — Те, кто утверждает, что у них не бывает сновидений, просто просыпаются в фазе нормального сна и потому ничего не запоминают.

— А как так получается, что, например, мне снилось, — начал Саркисян, — что меня обложили взрывчаткой, а потом произошел взрыв, и я проснулся? Оказалось, что поблизости действительно раздался выстрел. Значит ли это, что во сне я стал ясновидцем? Что я предвидел этот выстрел и подстроил под него сновидение?

— Что подстроили — справедливое замечание, — обрадовался Таттл. — Но мы уже давно убедились, что время в снах не обязательно течет линейно. Вы просто услышали грохот, а мозг за долю секунды «сотворил» подходящий к этому звуку сон, как бы происходивший раньше по времени. Неплохой фокус, но во время сна и не такое бывает! — Он рассмеялся, гордясь собственным превосходством. — Иногда то, что мы во сне слышим по радио, или телевизору, или из ведущегося рядом разговора, переходит в сновидение, и утром мы вспоминаем, что во сне сгорел какой-то самолет, а потом из новостей узнаем, что это произошло на самом деле. И так далее.

— А вот другой сон, — подхватил я. — Мне снилось, будто я всю ночь не сомкнул глаз, и я проснулся, повторяю, проснулся, страшно уставшим, словно действительно не спал ни минуты. Однако я знаю от другого человека, что спал как сурок.

— Знаете, очень часто случается, что сновидения становятся продолжением последних сознательных мыслей. Например, известный писатель конца прошлого века Норхан Каббидж утверждал, что всегда перед сном думал о последних написанных словах, о последних сценах. Часто во сне он видел продолжение, которым затем пользовался. В случае вашего сна — последней сознательной мыслью могло быть что-то вроде: «Черт побери, не могу заснуть, только мучаюсь. Утром буду падать от усталости!», или что-то подобное. Ну, вот вам это и приснилось.

Он довольно улыбнулся.

— А… — я постучал пальцем по столу, чтобы снова привлечь к себе внимание профессора, — можно ли управлять снами?

Он удивленно посмотрел на меня.

— Речь идет о содержании сновидений, — уточнил я.

— Управлять снами? — Он поморщился. — Знаете, перегрев организма или переедание влияет на частоту появления кошмаров. Поэтому, например, больные с высокой температурой…

— Нет, я имею в виду специально вызываемые… — я щелкнул пальцами, — сюжеты.

— Ну, как я уже говорил — с помощью, например, передачи какой-либо информации по звуковому каналу. Или читая перед самым засыпанием какую-нибудь лекцию, на которой объект должен сосредоточиться. Потом эта лекция часто получает свое продолжение. Мы можем довольно легко прерывать кошмары, даже можно после короткой и простой тренировки самому это делать…

— Понятно, но я имел в виду нечто иное: можно ли уложить человека спать, а потом включить ему сон об африканском сафари?

Профессор задумался.

— Если бы мне поставили такую задачу, то я попытался бы подсунуть ему какие-нибудь «африканские» звуки: там-тамы, рев слона, может быть, ливень на какой-нибудь равнине Серенгети. Но вызвало ли бы это именно такой сон…

— Значит ли это, что мы не в состоянии навязать сновидение? Например, сделать так, что человеку будет сниться, будто он разгадывает кроссворды?

Профессор наклонил голову и некоторое время, прищурившись, смотрел на меня.

— Это абстракция, которую я мог бы попытаться вызвать, лишь заставив интенсивно разгадывать кроссворды непосредственно перед сном, может быть, сеанс гипноза и нашептывание на ухо спящему текста: «Ты любишь разгадывать кроссворды. Ты часто этим занимаешься, и у тебя это хорошо получается».

Теперь уже я прищурился и посмотрел на него.

— И какова надежность…

— Почти никакой! — прервал он меня, явно довольный. — А знаете…

Я хотел задать очередной вопрос, но замолчал и кивнул, чтобы он продолжал.

— Знаете, — наверное, раз уже в третий начал он таким образом фразу, — у меня была одна коллега по профессии, так сказать. Вот как раз она пыталась вызывать конкретные сны — не с помощью гипноза. Лейша Падхерст… — Его взгляд затуманился — он вспоминал Лейшу и лишь потому не заметил, как мы вздрогнули, все трое. — У нее, чертовки, даже была куча грантов. Деньги сыпались на нее как из рога изобилия! — Он несколько принужденно засмеялся. — Конечно, дама она привлекательная, но не настолько, чтобы от нее можно было сойти с ума. Честно говоря, даже в нашем довольно завистливом кругу я ни о чем подобном не слышал, и тем не менее ее исследования прекрасно финансировались.

— А где она работает? — осторожно спросил я.

— В Институте Моргана. То есть — работала. Год… нет, больше, года полтора назад она вроде бы получила наследство и всё бросила. Уволилась из института, уехала куда-то… в Оклахому?

Я едва не поправил: «в Огайо», но удержался.

— А ее исследования? — Он оживился:

— Очень хорошо, что вы спросили. — Он схватил свой стакан и сделал глоток. Я тоже. Остальные тоже не стали ждать тостов. — Надо бы это проверить, но за два месяца до ее ухода из института в компьютерную систему штата проник вирус. Какая-то сволочь запустила червя, который выжрал кучу данных из институтской базы. А сразу же после случился пожар, не на ее кафедре, в соседнем здании, но пострадала и их библиотека. Может, именно поэтому Лейша рассердилась и ушла — может быть, ей не хотелось или у нее уже не было сил повторять или воспроизводить всё сначала? — Он замолчал, пытаясь что-то вспомнить. — Кто-то мне говорил, что эти события ее подкосили…

— Кто, не помните? — спросил Саркисян.

— Гм… Кто-то из Моргана… — Он тряхнул головой: — Нет, не помню.

Я размышлял несколько минут, прежде чем решился задать вопрос.

— А, так сказать, серийные сны, — небрежно бросил я, — похожие друг на друга или взаимно друг друга дополняющие? Что об этом известно?

— Ну, это банально — те же бегства, полеты, завалы под лавиной…

— Нет, нет! Я имею в виду что-то вроде того, когда, например, мне снится, будто я покупаю у вас в киоске газеты, а вам той же ночью снится, что до этой газеты вам удалось продать мне четыре дюжины сигар и обсчитать на сорок центов?

Он вытаращил глаза, и этого мне было достаточно в качестве ответа.

— Н-нет… О таком не слышал… Гм… это интересно…

Мне вовсе не было нужно, чтобы он заинтересовался и болтал об этом где попало.

— А кто еще занимается снами, кроме этой Падворст и вас?

— Падхерст… — машинально поправил он. — О, многие. Одним хотелось бы исключить сон из нашей жизни, ведь это продлило бы время активной деятельности, фактически — время жизни, почти вдвое. Другим, не столь радикальным, хотелось бы научить людей спать несколько раз в сутки по полчаса, что дало бы и нормальный отдых, и продлило бы время бодрствования. Третьим, к которым принадлежу и я, хотелось бы использовать сновидения для моделирования личности, лечения психических заболеваний, эффективного обучения. Это, так сказать, наиболее обширная область исследования снов.

— А результаты? — спросил Дуг Саркисян.

— Очень, очень интересные, — с хитрой усмешкой ответил профессор, глядя на Саркисяна, словно кот на сметану. — Но это уже дело будущего…

Ясно — вы мне грант, я вам результаты. Я мимоходом подумал, что этот разговор будет стоить ЦБР дороже, чем предполагалось ранее. Таттл, видя интерес к своим исследованиям, высосет всё, что можно, прежде чем скажет еще хоть слово.

Саркисян вопросительно посмотрел на меня и Ника. Мы молчали.

— А вы не могли бы сказать хоть пару слов о том, из-за чего все эти расспросы?

— Профессор, в данный момент…

Таттл посмотрел на душевную улыбку Саркисяна, на его разведенные руки и вздохнул. Над столом, над нашими головами, повисла тишина. Профессор втянул щеки, прикусив их изнутри, и заложил ногу на ногу. Гигантские ступни чуть ли не со свистом рассекли воздух.

— Прошу прощения. — Я встал и кивнул Нику: — Можно тебя?

Мы отошли в сторону корта. Саркисяну следовало вежливо, но решительно и быстро избавиться от профессора.

— Есть какие-нибудь идеи? — Я посмотрел на Ника.

— А у тебя? — задал я контрвопрос.

— С той профессоршей что-то случилось, верно?

— Наверняка. Результаты ее исследований сгорели, записи в базе данных уничтожены… Она сама куда-то исчезла…

За моей спиной хлопнула дверца «линкольна».

— Интересно, какие возможности есть у Дуга, — сказал я в пространство.

— Спроси его, — предложил Ник.

— Ну да, я же забыл, что ты его подчиненный.

— А ты — его друг!

Мы вернулись к Саркисяну, подозрительно смотревшему на нас.

— И как, дало это нам что-нибудь? — спросил он.

— По-моему, да. Во-первых, мы кое-что знаем о снах. Во-вторых, у нас есть еще один след: Падхерст. — Я закурил и, затянувшись, выпустил длинную струю дыма. — Что-то, видимо, она в снах нашла интересное…

— Прекрасно, — усмехнулся Саркисян. — Пойду к Э. М. П. и скажу ему, что мы вынуждены гоняться за сновидениями и это будет нам стоить несколько вовсе не приснившихся десятков тысяч.

Мы сочувствовали ему, но не настолько, чтобы пойти вместо него к шефу Центрального Бюро Расследований Эзре М. Парсону и объяснить ему необходимость подобных расходов. Дуг бросил несколько фраз, по сути своей комментировавших нашу позицию, и уехал.

Мы отправились на корт, а потом провели почти два часа на поле для стрельбы из лука. Мальчикам удалось по два раза попасть в мишени, а нам — избежать их стрел. Я тоже попал два раза, хотя один раз случайно, во всяком случае, не в свою мишень. Лучше всего получалось у Ника, который раздражал всех, дырявя мишень, к тому же свою, и притом всем содержимым колчана. Лишь когда Филу пришла в голову идея встать позади него и щекотать его под мышками, наши шансы несколько сравнялись. В сумме наша любительская четверка, Пима, я, Фил и Бинки, завоевала семнадцать очков из ста возможных, Ник Дуглас же — несколько больше, а именно восемьдесят четыре. Но радовался этому только он сам.

«Похитители у нас…»

Меня разбудила Пима. Вырванный из сна, я нервно схватил трубку и стукнул ею себя по голове. Лишь после этого я окончательно покинул страну сновидений.

— Да?!

— Оуэн, одевайся, и ждите с Ником машину. Похитители у нас, только торопиться особо некуда — они мертвы.

— Хорошо. Тьфу, я не то хотел сказать… Неважно…

Я положил трубку. Пима спокойно выслушала еще более краткую версию данного известия. Я выбрался из-под одеяла и помчался в ванную. Семь минут спустя я был в холле, еще чуть позже ко мне присоединился заспанный Ник. Мы спустились в гараж. Нас ждали два одинаковых «форда» с одинаковыми номерами. Мы сели в один из них, стекла стали непрозрачными, и мы поехали. За воротами мы свернули налево, вторая машина направо. Процедура доставки нас в секретную резиденцию была разработана во всех подробностях и впечатляла точностью исполнения. Я до сих пор не мог забыть: после того, как были найдены мальчики, нас перевозили сюда, в убежище. В туннеле Эдисона нам преградил дорогу автобус, сзади и с боков видимость закрывали два грузовика, мы неожиданно свернули в технический коридор, а чуть раньше оттуда вынырнул точно такой же лимузин, как наш. Если кто-то за нами следил, то наверняка поехал за ним. Не знаю, куда он его завел. Теперь — два «форда». Интересно, существует ли еще более секретная процедура? Наверняка президента прятали бы тщательнее. Хотя Дуг утверждал иное.

— Может быть, ты знаешь больше меня? — спросил Ник.

— Кто-то избавляется от свидетелей.

— Это глупо.

— Знаю, но не я этим занимаюсь.

Удивительна вера преступников в возможность разорвать с помощью убийства цепочку других убийств, этакое затирание следов одних трупов другими. А ведь убийство убийцы приводит лишь к тому, что интерес следствия переносится на очередной объект и никогда не заканчивается. И каждое убийство дает всё больше материала для сравнения, анализа, поиска. К счастью, преступники не столь хитры, как я.

Мы ехали час, с одной пересадкой. Потом мы въехали в какой-то гараж, по крайней мере так я полагал, судя по тому, как нас прижимало к правому боку салона. С его крыши нас забрал вертолет с надписью «Федеральное Бюро Энергетики». Несмотря на возбуждение из-за того, что мы, возможно, ухватились за какой-то след, монотонное гудение двигателя и свист лопастей вызвали у меня странную сонливость, и я заснул.

Лишь когда мы оказались над целью нашего полета, Ник толкнул меня в плечо.

— Чтоб тебя, Оуэн, — сказал он с завистью в голосе. — Ты что, таблетки какие-то принимаешь, или как? У меня глаза слипаются, и всё равно я глаз не сомкнул, — пожаловался он.

— Потому что ты на работе… — Я зевнул и потянулся. — Где мы?

— У меня на работе! — буркнул он и пошел в туалет.

На горизонте виднелось ночное зарево какого-то города, под нами была автострада с немногочисленными огнями двигавшихся по ней автомобилей. Несколько освещенных, словно новогодние елки, грузовиков, мотель. Похоже, именно туда мы и направлялись. Чуть в стороне дважды мигнули фары какой-то машины, выхватив из темноты участок земли и несколько кустов, отбрасывавших казавшиеся демоническими тени. В это освещенное пространство пилот и направил вертолет.

Мы сели мягко и профессионально, словно на пирожное с кремом, и если бы не изменившийся звук турбин, я считал бы, что мы всё еще в воздухе. Мы спрыгнули на землю.

— Здравствуйте! — крикнул кто-то. — Прошу за мной!

Пригнувшись, мы пробежали под вращающимися всё медленнее лопастями, затем перешли на шаг. До мотеля «Пируба» мы добрались через две минуты, уже в полной тишине. Проводник шагал впереди, не говоря ни слова и не показывая лица. Он подвел нас к одному из ярко освещенных домиков и жестом пригласил внутрь, сам же остался снаружи, пополнив ряды тех разбуженных, которым обязательно хотелось узнать, что же вырвало их из сна.

В первой комнате не было никаких следов преступления, кроме сидевшего в кресле усталого местного шерифа. На пороге спальни стоял Саркисян. Он сразу же помахал нам рукой, и мы вошли.

— О гос-споди… — простонал Ник.

Я молчал, поскольку мог лишь к нему присоединиться.

Вся комната была залита кровью. На стенах и потолке ее было столько, что казалось, будто как раз на полу ее меньше всего. Естественно, это была лишь иллюзия, но достаточно отчетливая. По обе стороны от двуспальной кровати, на полу, где обычно стоят тумбочки с лампочками, телефонами и Библиями в ящиках, кто-то усадил тела женщины и мужчины. Голова женщины была отрезана и лежала на коленях, руки убийца поместил на ее макушке, так что казалось, будто она держит голову, чтобы та не улетела. Чудовищный юмор. Длинные волосы, пропитанные кровью, были расчесаны и аккуратно уложены вдоль бедер и на полу. При жизни она наверняка не была некрасивой, но в данный момент я был не в состоянии оценить черты ее лица, скрытые под уже запекшейся кровью. Трудно было определить и ее возраст, хотя скорее всего она была моложе меня. Я шагнул в сторону и посмотрел на мужчину. Какой-то агент сканировал его лицо; услышав мое приближение, он прервал свое занятие и прошептал:

— Сейчас уберу кровь, можно будет их увидеть… по-другому.

Я кивнул и встал рядом. У этой жертвы голова была на месте. На нее кто-то положил вырезанную из распоротого живота печень. «Парик» отвлекал внимание, не позволяя присмотреться к лицу.

— Эти потроха тоже, пожалуйста, уберите, — бросил я агенту со сканером.

— Ясное дело.

У мужчины — мне удалось пересилить себя и оценить его возраст: от двадцати восьми до тридцати двух лет — были взрезаны живот и диафрагма и вынута печень. Убийца повозился и с гениталиями, но всё покрывала корка запекшейся крови. Я отошел в сторону и окинул взглядом комнату. Судя по количеству крови на полу, жертвы таскали по всей комнате. Обильно залитая кровью кровать — возможно, именно там их застрелили, — затем кровавые полосы на ковре, в нескольких направлениях, и, наконец, у стен, на месте отодвинутых в стороны тумбочек. Потом, видимо, кто-то набирал в спринцовку хлещущую кровь и разбрызгивал ее по стенам и потолку. И при этом он наверняка смеялся. Если не блевал — значит, смеялся.

— Какой-то псих, верно? — Я посмотрел на Ника. Он кивнул.

— Или он хочет, чтобы мы так думали.

— Само собой. Слишком уж колоритная сцена… — Ник мотнул головой в сторону мужчины:

— У него так измазаны рот и подбородок…

Я присмотрелся внимательнее, пытаясь понять, что он хочет этим сказать. Ага, в самом деле!

— Ему что-то засунули в рот?..

— Угу.

Я почувствовал, как холодеет у меня внутри.

— Могу поклясться, что бедняге отрезали член, — пробормотал Ник.

Он был прав. Бедняга. С другой стороны, это именно его я собирался пинать до потери сознания, это он и его подруга похитили моего сына и сына незнакомых мне Дельбарров. Подошел сканировавший лица техник и показал нам экран. Ни женщина, ни мужчина не были нам знакомы. Рядовые, ничем не запоминающиеся лица.

Я достал сигарету и направился к двери. Пусть техническая бригада развлекается как хочет. Мы вышли в салон, но там сидел шериф, дремавший в кресле. Впервые в жизни я видел местного полицейского, который не путался под ногами и не требовал посвятить его во все нюансы следствия. Мы вышли наружу, здесь было намного приятнее, по крайней мере нигде не валялись изуродованные трупы.

— На парковке стоит фургон, обильно запятнанный изнутри мочой Фила и Бинки, — сказал Саркисян, закуривая «Голден гейт» из моей пачки.

— Ты начал курить? — спросил я, видя его, кажется, четвертый раз в жизни с сигаретой во рту.

— Нет. — Он раздраженно махнул рукой. — ДНК еще не готова, будет через пятнадцать минут. Кроме того, несколько электронных штучек, с помощью которых они общались с нами… — Он сильно затянулся, каким-то образом оставив дым внутри себя, поскольку, когда он говорил, в выдыхаемом воздухе не было никаких его следов. — Видимо, им было жаль вложенных в эти хреновины денег…

— Может, где-то одолжили? — заметил Ник.

— Может, и так, — согласился Дуг.

В конце концов закурил и я. Где-то в соседнем домике скандалил какой-то мужик; он хотел спать, а его женщина торчала у окна и с кем-то болтала.

— Давно вы здесь? — спросил я.

— Почти три часа. Сейчас соберется техническая бригада.

Из темноты появился коренастый парень с небольшим подносом.

— Шеф, кофе? — тихо спросил он.

— Отличная мысль, Нарьеда, — похвалил его Саркисян.

Я узнал его — это он вел лимузин, который столь ловко нырнул в техническое ответвление туннеля, а затем вынырнул уже с другим цветом кузова. Он вел машину спокойно и уверенно, именно так, как я люблю.

Мы стояли и пили кофе. Сорт был не из лучших, какой-нибудь «Блэк Кэт» не позволил бы ему даже стоять рядом с собой на одной полке, но, по крайней мере, он был горячим и настолько крепким, что казался густым.

— Если денег у них никто не спер, значит, их просто убрали, — сказал наконец Ник.

— А если сперли — значит, убрали, замаскировав следы, — добавил я.

— Ты уверен?

Я еще раз затянулся и щелчком отправил окурок далеко в темноту.

— Слишком многое вокруг меня творится, чтобы я поверил в случайное ограбление или сведение счетов. Кому-то кажется, будто я что-то знаю. Если бы я мог дать ему понять, что это лишь иллюзия, все эти странные события сразу бы прекратились.

Вот уж действительно! Я сам не верил в собственные слова.

— Или ты что-то знаешь, но не отдаешь себе отчета в том, что… Ай!.. — Дуг отхлебнул чересчур много кипятка из кружки.

— Да… Может быть… Стоп! — Я стиснул зубы и на несколько мгновений попытался отключиться, полностью сосредоточившись на одной мысли. — Дуг, мы не подумали о миссис Гроддехаар, — процедил я. — А ведь, в сущности, с нее всё началось!..

— Черррт… Нарьеда! — Рядом с нами тут же возникла большая тень. — Немедленно обеспечь тайное, но тщательное наблюдение за миссис Гроддехаар и ее охрану. Чикаго… — Он посмотрел на меня. Я пожал плечами — я не помнил адреса, даже не помнил, было ли мне что помнить. — Во всяком случае, через пятнадцать минут там должны быть… — Он снова посмотрел на меня.

— Десять человек как минимум. Там целая резиденция, сложенная, наверное, из привезенных из Англии кирпичей.

— Двадцать постоянно, ясно?

Нарьеда кивнул и выхватил из кармана телефон. Саркисян неожиданно схватил его под локоть и потащил куда-то в темноту.

— Всё тайны, черт бы их побрал! — рявкнул я.

— Ничего… — Дуг тут же снова появился из темноты, — такого, что касалось бы тебя. Речь идет о распределении премий. — Я молчал, но злился. Возможно, он был прав. — Идем, у техников уже есть первые данные.

Мы вошли в номер, примыкавший к последнему жилищу двух неудачливых похитителей. Двое техников склонились над своими экранами, касаясь их кончиками пальцев, еще двое собрали со стола бумаги, бросив на Саркисяна быстрый испуганный взгляд. Мы сели в поставленные в ряд кресла, словно приглашенные на просмотр очередного творения Голливуда.

— Итак, личность потерпевших установлена, вне всякого сомнения. Оба ранее не судимы. Жили вместе последние шесть лет. Она: Мардж Тора, библиотекарь, он: Слим Кью, наладчик кондиционеров. Пока что больше ничего о них неизвестно, — процитировал он по памяти одну из своих бумаг. — Они выехали из Техаса две недели назад, в отпуск. Как они оказались здесь и почему похитили… То есть — что толкнуло их на путь преступления, мы не знаем. Мы восстанавливаем их путь от места жительства до этого мотеля, проверяем счета, где должен быть перевод мистера Йитса. — Пожилой, с седеющими висками техник окинул нас взглядом. — Теперь — что здесь… Их убили семь-восемь часов назад, то есть через сутки после успешного обмена детей на деньги. Оба застрелены, каждый получил две пули в шею, но убийца целился так, чтобы пуля шла вниз, то есть ему было нужно, чтобы не было выходного отверстия. Иначе я этого объяснить не могу… Далее, у нее отрезана голова электрическим ножом, наверняка переносным, на аккумуляторах. Во рту мы нашли две металлических пуговицы, соединенных тонким ремешком. — Он пожал плечами: — Пока что мы не можем сказать, в чем смысл этих пуговиц, каково их назначение или символика. Теперь он… Его таким же образом застрелили, затем взрезали брюшину, извлекли печень и положили на голову. Кроме того, у него отрезан пенис… — Он откашлялся. — Поскольку мы не нашли эту часть тела…

— Поищите во рту, — вмешался я, повинуясь внезапному вдохновению.

Однако я имел дело с профессионалами наивысшего класса.

— Мы искали, — тут же ответил докладчик. — Во рту его нет, но наверняка он где-то дальше… глубже. Его воткнули в рот и чем-то протолкнули… Пока неизвестно, лишь после вскрытия можно будет сказать точно.

— Хорошо, что еще?

— Кровь на потолке и стенах, вне всякого сомнения, принадлежит потерпевшим. Убийцы — их было по крайней мере двое — набирали кровь в какие-то спринцовки, возможно типа тех, что используют мясники, а затем разбрызгивали ее по стенам.

— В таком случае они сами должны быть забрызганы кровью? — спросил Ник.

— Наверняка, хотя они пользовались пластиковыми накидками — кто-то из них зацепился об угол шкафа и оставил там обрывок. Но обувь и штанины должны быть сильно испачканы. Вот только со времени убийства прошло уже девять часов, и их одежда давно могла сгореть.

— Какие-то другие следы?

Докладчик покачал головой, затем бросил взгляд на мучивших компы коллег, а когда те тоже покачали головами, добавил:

— Ничего. По крайней мере на данный момент. Конечно, мы получим анализ воздуха, характерные признаки разреза на шее потерпевшей, исследуем пули, содержимое желудков, установим путь их перемещения из Техаса. В течение суток всё будет готово. — Он сел. — С удовольствием выслушаю ваши предложения…

— Как можно более широкий круг их знакомых, — сказал я и повернулся к Саркисяну. — Кто-то их снарядил на эту работу, снабдил всем необходимым, а потом прикончил. Разыщите, но без лишнего шума, всех родственников и знакомых, начиная со школы, и, вообще, пусть постоянно действуют сравнительные фильтры: как только где-либо и когда-либо в их окружении одна и та же личность появится дважды — тревога. Естественно, необходимо допросить всех здесь присутствующих, а тех, кто уехал уже после убийства, — найти.

— Это понятно, — вмешался Дуг, но увидел мой испепеляющий взгляд. — Прошу прощения…

— Я просто думаю вслух… Введите в базу фамилии Гроддехаар, Падхерст, Таттл, все, которые…

— Веринчи! — подсказал Ник.

— Именно. Институт Моргана, та хижина Лейши Падхерст… Я уже не говорю о том, что если где-то появится что-то связанное со сновидениями…

Саркисян движениями бровей провел в воздухе линию между мной и техником. Все трое техников радостно закивали. Мы встали и вышли наружу.

Светало. В нескольких до сих пор темных окнах вспыхнул свет, в нескольких других, до сих пор освещенных, — погас. Замолк ругавшийся с любопытной подружкой зануда с испанским акцентом. Мы закурили — сигареты были только у меня, семь штук. В таком темпе, подумал я, придется посылать в город вертолет за куревом. Может быть, есть и тут в баре. Что-то заскрипело над крышей мотеля — может быть, пробудился какой-то флюгер?

На половине сигареты зазвонил телефон Саркисяна. Дуг достал трубку и начал слушать, всё больше каменея. В конце концов он протянул руку с сигаретой в сторону Ника, а когда тот удивленно протянул свою, просто сунул горящую сигарету ему в ладонь, словно в пепельницу. Ник зашипел и швырнул окурок на землю. Дуг этого не заметил — он стоял, уставившись стеклянным взглядом в небо, весь сосредоточившись на трубке, передававшей ему в ухо какие-то данные.

Так продолжалось три, может быть, четыре минуты, во всяком случае, я успел выкурить сигарету и еще половину второй.

Наконец Дуглас Саркисян хлопнул себя по карману.

— Черт бы тебя побрал, Оуэн! — процедил он. — Неужели каждый раз, когда происходит что-то экстраординарное, ты должен оказываться в центре событий?!

— Но я… Ничего не знаю…

— Вот именно! — яростно завопил он. — Но тебе обязательно захочется это узнать, мать твою так! И потому всё пойдет совершенно по-идиотски, а не так, как это делаем мы! Как это должны делать профессионалы!

— Я пока не знаю, что должно происходить!.. Мать твою так! — добавил я, надеясь, что провокация удастся.

— Нет, я не могу!.. — простонал Дуг, махнув рукой троим быстро приближавшимся охранникам, обеспокоенным его воплем. Охрана вглядывалась в шефа с надеждой, что он позволит им мне всыпать. Он не позволил — дыхание его было тяжелым, как у разъяренного андалузского быка, но он всё же сдержался. Молодец. — Черт бы всё это побрал!..

Он направился к вертолету, помахав рукой, чтобы пилот не включал двигатель. Когда мы вошли внутрь, он рухнул в кресло и бросил Нику:

— Ты меньше всех устал… Дай нам по глоточку.

Первые глоточки пошли быстро. После второго Саркисян сказал:

— Больше я тебе ничего не скажу, Оуэн. И даже не пытайся возражать, а если не послушаешься — вылетишь из этого дела. С большой высоты. Нет, я в самом деле клянусь: ты получишь такую порцию оглупляющего, что, выражаясь твоим убогим языком, у тебя будет путаться голова с задницей. А мы в это время будем делать то, что должны. Если ты выдержишь до дома, то там я тебе расскажу всё, что знаю. Но сейчас — ни слова!

На этот раз я ему поверил. И хотя меня так и распирало от комментариев, вопросов и предположений — я выдержал. А после часовой лекции Саркисяна, выслушанной уже в бункере ЦБР, мне стало не по себе, и я забыл про приколы, язвительные замечания и вообще все подобного рода идиотизмы.

Поскольку повода шутить не было. Абсолютно никакого.

Часть вторая

«СПОКОЙНОЙ НОЧИ, МОЖЕТ БЫТЬ, ЕЩЕ ПРОСНЕШЬСЯ»

«Мелкая изморось сменилась легким дождиком…»

Дорога заканчивалась совсем как девичество — неожиданно и необратимо: она вбегала на мост, шла как ни в чем не бывало до первого пролета и… попросту исчезала. Второй пролет моста торчал из воды метрах в двадцати от берега, ощетинившись толстыми металлическими прутьями. Если бы я каким-то чудом спрыгнул туда, например, с вертолета, то наверняка напоролся бы на железяку. Вот только зачем мне было туда прыгать? Я поставил машину на ручной тормоз и вышел под дождь. Моросило уже четыре часа, что меня, с одной стороны, радовало, а с другой — беспокоило: я не люблю дождь, а в особенности такой вот затяжной, унылый и мелкий. Кроме того, он закрывал вид на горы, так что я не мог видеть, во что ввязываюсь и чего ради покинул уютный и сухой Нью-Йорк.

Подойдя к первому ограждению, я толкнул его ногой. Оно загрохотало, нарушив насыщенную влагой тишину. Вынув руки из карманов, я поднял воротник и отодвинул ограждение в сторону, так же поступил и со вторым. На растянутую, словно третье ограждение, проволоку я вообще не обратил внимания. Вернувшись к тихо шумевшему двухсотсильным двигателем БМВ, я сел за руль, не сумев удержаться от того, чтобы не бросить взгляд на прикуриватель, но всё же заставил себя думать над дальнейшими действиями, а не над положительными и отрицательными сторонами прощания с дурной привычкой. Из динамиков доносился очередной шлягер группы «Догз энд Боунз», а я занялся отпечатками пальцев. Я точно помнил, до чего дотрагивался, но, несмотря на это, дважды протер всю внутренность салона, заполнив его запахом «свежей кожи» из аэрозоля. Затем я медленно проехал вперед, остановившись лишь после того, как капот разорвал проволоку, проверил, насколько далеко от края находятся передние колеса, и вышел из машины. Поместив между педалью газа и краем сиденья дощечку с привязанной к ней веревкой, я дернул за нее. Дощечка выпала, двигатель снова мягко, но энергично заурчал; я послал последний чувственный взгляд прикуривателю, надел перчатки, протер ими клавиши плеера, рычаг скоростей, кожу сиденья. Еще раз нажав на газ с помощью дощечки, я проверил, надежно ли держится веревка. Ждать больше было нечего, но я еще раз внимательно огляделся по сторонам. Из динамиков доносилась романтически-металлическая баллада.

— Не злись, старик, — сказал я Джассарею, заканчивавшему одну из своих божественных песен. — Я сразу же куплю комплект твоих дисков…

Присев возле машины, я резко ударил по рычагу и отскочил; коробка передач рявкнула от столь хамского обращения, но передала усилие на колеса. БМВ с номером С850 SGI промчался мимо меня, слегка свернув в сторону, но практически не отклонившись от предназначенного ему мной пути к первому, и наверняка последнему, полету в воду. Я крепко схватился за веревку, дощечка выпала, как и предполагалось, двигатель тотчас же стих, но машину спасти уже не мог. Автомобиль исчез из виду, а я даже не стал тратить время на то, чтобы посмотреть, как в мутной Айриш-Ривер тонут полмиллиона долларов. Может быть, потому, что не моих?

Смотав веревку, я отложил ее в сторону и несколькими горстями песка присыпал черные следы стертых шин. Забрав веревку, я вернулся на шоссе и поставил на место ограждения. Отвязав дощечку, использовавшуюся для блокировки педали, я швырнул ее в кучу строительного мусора, веревку — в воду, ополоснул руки в луже. Больше мне ничего не оставалось, кроме как возвращаться под дождем в Редлиф-Хилл. Восемь километров. Я зашагал по дороге, подсчитывая, сколько воды может впитать одежда такого индивидуума, как я, — сто восемьдесят шесть сантиметров, восемьдесят килограммов, короткие волосы. Усы. Усы, кажется, не намокают?

Мелкая изморось сменилась легким дождиком; судя по подсчетам, которые я делал на ходу, получалось, что каждые десять шагов на меня выливается около стакана воды. Сто шагов — десять стаканов, чуть меньше трех литров. Полкилометра — вот уже и ведро. Нет, наверное, не так — ведро воды весит двенадцать кило, через километр на мне был бы панцирь из двадцати, я бы это непременно почувствовал, черт побери. Наверняка избыток вытекает, подумал я. Я посмотрел вниз — в ботинках действительно хлюпало, но из них должна была бы хлестать вода, разве что я ошибся в подсчетах? Если бы еще забыть о сигаретах… О боже, как же мне сразу захотелось курить, когда я подумал о том, что не должен думать о том, как мне хочется курить. Попробую еще раз посчитать, может быть, пройдет. Дождь будет пытаться сбить меня с толку, то усиливаясь, то ослабевая, но полностью это ему никогда не удастся. Задача: на идущего под дождем человека падает каждую секунду «х» воды. Впитывающая поверхность этого человека составляет «у». Через какое время у него возникнет желание силы «z», чтобы помчаться кратчайшим путем к старой дороге, поймать машину и смыться из предместий Редлиф-Хилл, из этого проклятого промокшего штата и, может быть, самой этой благословенной страны?..

О, первые дома. Ура, буль-буль, хлюп-хлюп! Я восстановил в памяти план города: так, сворачиваем с главной, начинающейся здесь, Горизонт-авеню, попадаем на Брукс-авеню, две улицы, и небольшая гостиница. Там мы бросим якорь, послав кого-нибудь за сухой пижамой, двумя гектарами полотенец и — йо-хо-хо — бутылкой рома!..

Подтянув потяжелевшие, спадающие брюки, я двинулся дальше, словно участник провинциального состязания по бегу в мешках. Преодолев так полкилометра совершенно пустой улицы, я свернул на Брукс-авеню и, чувствуя прилив сил и надежды, побежал по скользкому тротуару вдоль ряда припаркованных автомобилей, с укоризной в ветровых стеклах ожидавших своих владельцев. Я как раз миновал заднюю часть выкрашенного в ярко-красный цвет фургона, не отрывая взгляда от маячившей впереди неоновой вывески, как вдруг его задние двери резко распахнулись. Я поскользнулся на мокром асфальте, инстинктивно пытаясь выставить руки, ударился виском о железо и завертелся вокруг собственной оси. Мне показалось, что сквозь грохот обрушившегося на меня неба я слышу чей-то крик, стукнулся затылком о кузов и успел подумать: «Это еще не всё!» Исключительно ценная мысль, поскольку и в самом деле в завершение я треснулся черепом об асфальт. В пронзительном блеске замаячило темное пятно, затем и оно посветлело и стало ярче солнца, а потом всё вокруг почернело, и реальность разорвала со мной все отношения.

Что-то обожгло лицо, стало больно. Я сделал всё, что мог, чтобы пересилить боль, то есть — застонал. Беззвучно. Нужно собрать все силы… Все — что? Где их взять?

Жжение сменилось холодом, в первое мгновение неприятным, но сразу же принесшим облегчение. Я благодарно вздохнул. Сквозь окно пробился свет, откуда-то возникло светлое пятно и нависло надо мной. Я понял, что лежу, а это пятно — лицо, причем, скорее всего, не мое. Я также понял, что это вовсе не открыли окно, это я открыл глаза. Мозг вздрогнул, заскрежетал и заработал.

Я начал мыслить. И слышать:

— …койно. Вы меня слышите? Пожалуйста, не двигайтесь. Сейчас вам будет лучше…

Голос становился то громче, то тише, словно говоривший раскачивался на большом кресле-качалке, но его лицо висело надо мной на одном и том же расстоянии. Нарушения слуха, констатировал я и несколько раз моргнул. Со стороны левой руки — я неожиданно почувствовал ее где-то рядом с собой и даже вспомнил, что она всегда там была, — разошлась теплая волна, что-то пробилось сквозь легкие, я закашлялся. Почувствовав прилив сил, я вдохнул полной грудью.

— Я жив…

— Конечно, вам ничто не угрожает, — сказало приятно улыбающееся, симпатичное мужское лицо. Я попытался сосредоточить на нем взгляд. Врач понял, что у меня проблемы с фокусировкой зрения, и слегка отодвинулся. Я увидел его более отчетливо и сообразил, что это лицо мне знакомо, что я видел его, и даже не один раз. Он улыбнулся, и до меня дошло, что он удивительно похож на Джоша Да Сильву из сериала «Бай-бай, Дороти». Я попытался об этом сказать, но он меня опередил: — Полежите еще немного, а потом, если вы захотите, сможете сесть.

— Да Сильва… — пробормотал я.

— Отлично! — обрадовался он. — Правда, я — не он, но вижу, что к вам вернулась способность видеть и рассуждать, поскольку об этом мне уже приходилось слышать от других.

Я поморгал, на мгновение закрыл глаза, несколько раз вздохнул и начал садиться.

— Ну ладно, раз уж вы упрямитесь… — сказал «Джош». —Сейчас сами убедитесь…

Он профессионально поддержал меня, передвинул что-то за спиной, а когда я уже сидел, отошел, продолжая улыбаться, потом вдруг посмотрел куда-то в сторону и сказал, обращаясь не ко мне:

— Вот она, твоя жертва.

Я повернул голову и почувствовал, что сейчас меня хватит удар. Волна горячей крови поднялась откуда-то из нижней части организма и начала закипать в голове; на всякий случай я открыл рот и издал какой-то неопределенный звук. Фальшивый Да Сильва схватил меня за плечи и силой уложил обратно, — впрочем, ему не пришлось особо стараться.

— Ну вот видите, я же предупреждал. Немного терпения… — укоризненно проворчал он.

Я был с ним полностью согласен, хотя он не сказал, где мне это терпение взять. Я полежал немного с закрытыми глазами, шум в голове утих, и я снова открыл глаза. Рядом с врачом стояла женщина. Ей было лет тридцать, серо-голубые глаза были широко распахнуты, огненно-рыжие волосы торчали во все стороны, над левым уголком рта — маленькая родинка. Даже еще не вполне придя в себя, я заметил, что ее лицо когда-то подверглось безжалостному анализу, были сделаны соответствующие выводы, и наверняка нынешний, весьма привлекательный, конечный эффект был результатом немалого труда и женщины, и ее компьютера, и визажистов; я также был уверен, что в каких бы отношениях я с ней ни был, мне не удалось бы увидеть ее в «натуральном» облике.

Полулежа, я смотрел на нее снизу. Меня удивила форма ее ноздрей — изящные, вытянутые овалы, может быть, даже не овалы, а закругленные на концах щели, самые узкие, какие я когда-либо видел. Я по-идиотски таращился на ее нос и молчал, не доверяя собственному разуму и органам речи. Она тоже молчала, разглядывая меня столь же внимательно, но — даю голову на отсечение — по совершенно другой причине. «Да Сильва» кашлянул и отошел в сторону. Я подмигнул и улыбнулся женщине, не переставая лихорадочно размышлять, что означает ее присутствие здесь. Множество золотистых и черных цепочек на ее шее и груди зашевелились, когда она тряхнула головой, собираясь сказать нечто, на что никак не могла решиться. Доктор, похожий на Да Сильву, смешал микстуру и подсунул ее мне под нос. В ноздри ударило облачко воздушных пузырьков.

— Выпейте. Уверен, у вас сейчас шумит в голове. Скоро перестанет, но прежде всего вам необходим долгий, укрепляющий сон, часов на пятнадцать.

— Но, может быть, я всё же успею узнать, что произошло? Где я?..

— Это я… То есть это я виновата. — У женщины оказался приятный голос, слегка хриплый, словно от избытка крепких сигарет, но она наверняка не курила. У меня начало посасывать там, где всегда обычно зарождается никотиновый голод. — Я слишком резко открыла дверцы своего «баджера» и ударила вас по голове…

— Три крупных шишки! — радостно дополнил «Джош». — Похоже, что вы получили дверцей по голове, а потом еще добавили о кузов и тротуар.

В голове у меня снова зашумело. Оба моих собеседника расплылись в воздухе, затем изображение снова стало резким. Я облизал губы и решил хоть что-то сказать. Оказалось, что это не так легко, но я все же выдавил из себя:

— Надеюсь, краска не повреждена, я не хотел бы в первый же день звонить в страховую компанию…

— Побеспокойтесь лучше о себе, — посоветовал врач. — Потребуется новая покраска в нескольких местах или шпаклевка, по крайней мере временно. Ну, — он весело посмотрел на женщину, — я побежал, Вэл. — И, обращаясь ко мне: — Спите…

Словно загипнотизированный его словами, я провалился во тьму.

Меня разбудило болезненное давление на мочевой пузырь. Я осторожно сел, вглядываясь в окружавшую меня темноту. Вспомнить, где я нахожусь, не составило для меня никаких проблем, но определить, что находится вокруг, было невозможно — плотные шторы полностью перекрывали свет. Борясь с нарастающей в геометрической прогрессии естественной потребностью, я поднес к лицу левую руку. Второй час ночи. Я огляделся по сторонам; сердце подпрыгнуло, когда мне показалось, что в углу возле двери сидит кто-то с сигаретой во рту, и лишь несколько мгновений спустя я сообразил, что маленький красный огонек — это светодиод на панели телефона. Если бы не полный мочевой пузырь, я рискнул бы подслушать хозяйку, но сейчас важнейшей моей задачей было найти туалет.

Я сел, осторожно опустив ноги на холодный деревянный пол. Дверь находилась где-то справа, но я не был в этом настолько уверен, чтобы рисковать еще одной шишкой. И у меня не было времени. Тихо постанывая, я встал, сделал два неуклюжих шага к окну, нащупал и поднял штору, а затем, лавируя среди мебели, вышел из комнаты. На противоположной стороне коридора была еще одна дверь. Мысленно поскуливая, а может быть, и не только мысленно, я добрался до нее, нащупал выключатель и, ослепленный ярким светом, бросился к унитазу. Мне пришлось на него сесть, настолько у меня закружилась голова, но это того стоило. Минуты через две я отважился открыть глаза и осмотреться, но ничего интересного не увидел — классическая ванная комната, нейтрально-белые полотенца, немного косметики, мужской и женской, возможно оставленной предыдущими гостями. Катушка зубной нити, гель после бритья, и рядом — «Единственный Действенный и Безопасный Для Окружающей Среды Крем-Депилятор». Я попытался рассмешить самого себя, представив себе собственное лицо, намазанное «ЕДиБДОСКД», но чувство облегчения в мочевом пузыре не приносило душевного спокойствия. Слишком много всего, причем слишком внезапно и внепланово, произошло за последние — я еще раз посмотрел на часы — десять часов. Я облегченно вздохнул и вдруг почувствовал, что ванную заполняет резкий запах мочи с характерным лекарственным оттенком. Вскочив на ноги, я бросился к всё еще открытой двери, закрыл ее и спустил воду и лишь затем подошел к зеркалу, чтобы тотчас же об этом пожалеть.

Бедняга Скотти!

Небритая физиономия с глубокими и обширными синяками под глазами. Гигантская шишка над правым глазом. Я дотронулся до нее, и ей это явно не понравилось. Я попытался прикрыть ее волосами, но для этого мне потребовалось бы их вдвое больше, чем имелось в наличии. Ничего не поделаешь. Оставив глаз в покое, я ощупал голову. Так, как и сказал доктор — еще две шишки, но где им было тягаться с той громадиной на лбу!

Открыв кран, я плеснул немного воды на шишку, сполоснул стакан и выпил холодной воды, оказавшейся куда вкуснее типичного содержимого нью-йоркского водопровода. Я зевнул — шишка предостерегающе запульсировала. Я подошел к двери и прислушался. Тишина. Не особо скрываясь, но и не слишком демонстративно, я вышел из ванной, погасив свет и не закрывая дверь. Лампочка на телефоне всё еще светилась. Долгий ночной разговор. Может быть, она советуется с адвокатом, что делать с собственноручно изувеченным до потери сознания человеком?

Может быть…

Или…

Я обошел столик с пустой вазой, прошел, почти не замедляя шаг, мимо тумбочки с телефоном, лег и погрузился в размышления. Вернее, собирался погрузиться, но не успел. У меня лишь мелькнула какая-то единственная мысль, но прежде чем я схватил ее за хвост, она шмыгнула прочь, и я рухнул в пустоту.

Меня разбудила боль — это Шишка Номер Один среагировала на прикосновение к углу подушки. Я сразу же всё вспомнил, и мне удалось удержаться от рефлекторно-мазохистских попыток ощупать череп. Отбросив плед, я сел. Что-то перекатилось внутри черепной коробки, оставив после себя кратковременную вспышку боли. Я немного поморгал и почувствовал, что снова готов действовать.

В качестве пункта первого я вспомнил, что уже две недели не курю и что это очень больно; сразу же засосало где-то во внутренностях, словно от жуткого голода, которого не могут удовлетворить перец, сахар, карри, мята, орехи, батоны, пиво, лакрица, травы доктоpa Пратакаера, сосновый экстракт, желе из водорослей, чили, сухая колбаса, морская капуста, речной окунь, сахарная вата, шоколад, жевательная резинка и так далее, и так далее… Лишь нездоровый, смолистый, вонючий, клейкий, коричневый, канцерогенный никотин. Я пососал собственные щеки, они оказались не слишком вкусными, да и не могли быть — в конце концов, я сосал их уже несколько десятков лет.

Чтобы подавить приступ сочувствия к самому себе, я встал и подошел к окну. Залитый ливнем асфальт, ряды автомобилей — мимо проехал какой-то «комбо», забрызгав собственный зад и бока припаркованных машин; посмотрев на небо, я подумал, что в такую погоду хорошо может быть только лягушкам. В комнате сразу сделалось холоднее, я потер руки, но это ничего не дало, ходить же в одеяле не относилось к числу моих любимых занятий, так что оставался лишь горячий душ, и именно это я и выбрал. Где-то на середине мытья, когда, поливая спину кипятком, я одновременно чистил зубы одной из приготовленных на этот случай щеток, у меня вдруг закружилась голова, и, чтобы не рухнуть лицом вниз, пришлось резко сменить температуру воды и сесть на дно ванны.

— Плохи твои дела, приятель, — сказал я вслух. Изо рта на подбородок и грудь потекла белая пена. Что-то случилось с глазами, потом зрение пришло в норму. Отфыркиваясь, я подставил лицо под струи воды и прополоскал рот. Недомогание прошло, я снова чувствовал себя собой, однако на всякий случай еще немного посидел в ванне.

Завершив мытье ледяным душем, я завернулся в два полотенца и побежал в комнату. Стуча зубами, надел халат, пригладил волосы и направился к двери.

Дверь открылась передо мной сама, на пороге стояла взъерошенная рыжая хозяйка. Увидев меня, она пошевелила губами, шире открыла глаза… Глаза были красивые, у меня у самого такие, так что я мог оценить вполне объективно. Я остановился.

— Если я вас напугал… — я воспользовался одной из своих обворожительных улыбок, — то всегда можно сказать, что это было не так-то легко!

Поднявшиеся было брови вернулись на место, словно испуганные неожиданным шумом лежавшие на удобных подушках кошки, на губах появилась ответная улыбка. Насколько эта улыбка была искренней, я понять пока что не мог.

— Я и в самом деле испугалась, еще как. Я на цыпочках подкрадывалась, чтобы… — Она вытянула руку, на которой висели какие-то предметы гардероба. — Ваша одежда выглядит не лучшим образом…

Я взял у нее джинсы и пушистый шерстяной свитер; зашелестели пакеты, в которые были упакованы рубашка, белье и носки. Ее рука, которой я случайно коснулся, оказалась холодной.

— Спасибо.

Прежде чем я успел сказать что-то еще, она сообщила, что завтрак ждет меня внизу, его можно также принести наверх, а едва я произнес, что не намерен провести весь день в постели, хозяйка повернулась и проворно сбежала по лестнице. От свитера пахло магазином, но он явно был куплен не сегодня, джинсы уже по крайней мере раз стирались, рубашка и белье — в магазинной упаковке. В итоге я оказался одетым в серо-сине-голубых тонах, но — черт побери, откуда она об этом знала? — примерно так, как одеваюсь я сам. Даже джинсы были моей любимой модели 501. А ведь во время столкновения с ее фургоном на мне были фланелевые брюки, которые, промокнув, могли навести на мысль о любых возможных моделях и цветах мира.

Гм?

Испытав во время одевания еще один приступ боли, я понял, что мне не следует слишком долго держать голову наклоненной вперед, так что всё остальное время я комично задирал ее вверх. Под конец я обнаружил, что никто не подумал об обуви — моих ботинок не было. Впрочем, я тут же представил, как они выглядят после вчерашнего ливня. Носки оказались в достаточной степени мягкими, теплыми и уютными. Я спустился в них вниз, стараясь не опускать голову. Мне повезло, и я не свалился с лестницы.

— Я здесь! — услышал я ее голос; с той же стороны донесся крепкий аромат кофе, так что именно туда я и направился. Интересным было лишь то, что в носках я двигался бесшумнее, чем голливудский индеец, и тем не менее она услышала мое приближение, когда я был на предпоследней ступеньке. Может быть, я слишком громко сопел?

— Прошу!

Я вошел в кухню, из тех, где всё новое, но не напоказ, а действительно используется каждый день. Даже микроволновка была самой последней модели. Стоя на пороге, я принюхался: кофе, горячие булочки, кажется, бекон и еще какое-то мясо, кроме того…

— Кофе?

— Да, пожалуйста. — Я подошел ближе и протянул руку: — Скотт Хэмисдейл.

Несмотря на возню на кухне, ее руки оставались всё такими же холодными. Она пожала мне руку не слишком сильно, но и не слишком робко.

— Валери Полмант, — сказала она. — Можете звать меня Вэл. Сразу скажу, что не знаю, как перед вами извиниться, и моя страховка…

— Вэл! — Я поднял руку, прерывая поток извинений. — Это я во всём виноват — бежал и напоролся на твою дверцу. Что поделаешь — бывает… Я рад, что ты не подаешь на меня в суд за причинение душевных страданий, и закончим на этом. Только передашь мне еще счет от доктора Да Сильвы, пойдет за счет моей страховки, и так далее. Ладно?

Она надолго задумалась, и это начало меня слегка беспокоить — в конце концов, я протягиваю ей дружескую руку, а тут на тебе…

— Почему Да Сильва?

Теперь уже я надолго задумался. А, вот в чем дело?!

— Я имею в виду доктора Да Сильву, которого играл Нико Сенавака. Из сериала «Бай-бай, Дороти», — пояснил я.

Она нахмурилась и тряхнула копной огненно-рыжих волос, совсем как персонаж одного из мультфильмов Гарри Квестинга. На нее приятно было смотреть.

— Не понимаю, — в конце концов заявила она.

— Ну, это один тип, который играл в одном сериале, — терпеливо объяснил я. — Похож на того доктора, который был здесь вчера…

— А! Поняла, ну и идиотка же я. Это был Гарри Вернер. Страшно рычащее имя, верно? Как у какого-нибудь злого полицейского. — Она быстро расставила на столе тарелки, разложила приборы. — Прошу. — Она показала мне на стул, сама же бросилась к микроволновке и ловко выгрузила оттуда ломти бекона, куриные грудки, кружки перца с наложенной на них какой-то массой, теплые булочки. Прямо как для медведя, проснувшегося от зимней спячки. Она разложила еду по тарелкам. — Этим я в основном и питаюсь, — пояснила она, не ожидая вопроса, но ей, видимо, не первый раз уже приходилось объяснять отсутствие кукурузных хлопьев и тостов. — Потом я принимаюсь за работу и уже до вечера от нее не отрываюсь.

Я понимающе кивнул, затем, тщательно все продумав, перебросил на свою тарелку кусок постного мяса и немного перца, стараясь не смотреть тоскливым взглядом на чашку, но, кажется, всё же посмотрел, так как хозяйка хлопнула ладонью по столу и помчалась к кофеварке. Я алчно отхлебнул кофе, прежде чем откусить первый кусочек мяса. Натощак вкус показался мне несколько странным, но после нескольких глотков кофе даже поджаристый бекон выглядел вполне недурным. В поисках темы для разговора я окинул взглядом кухню. Над головой хозяйки висели круглые часы «зеркального» типа — тройка на месте девятки и ход против часовой стрелки. Но всё же, подумал я, это еще недостаточный повод для беседы за завтраком?

— Какая-то работа, в которой исключительно важную роль играет время? — наконец, спросил я, чтобы хоть как-то завязать разговор.

— Нет, просто привычка. — Она с хрустом откусила кусок хлеба с говядиной. — Что-то на грани научной литературы и беллетристики… Я психолог, но специализируюсь на человеческих страхах, точнее, нахожу новые страхи и фобии или извлекаю на свет старые, придавая им новый, современный блеск.

Интересно, подумал я, что это — самоирония или профессиональное предисловие к каталогу выставки? Я положил себе на ломтик мяса немного овощей. И кто так ест с утра?

— Если бы не упоминание о научной литературе, я бы рискнул и сказал, что вы наверняка пишете… пишешь романы ужасов?

— Почти верно, я ищу идеи для сценариев фильмов ужасов. Ну, понимаешь: кто чего боится, чем можно попугать уже сейчас, а чем только завтра. Поскольку есть такие… — она описала вилкой круг в воздухе, — моды, волны, тенденции. Помнишь — пауки? Куда ни повернешься — мохнатые, черные, бесшумно ползающие пауки. Все знали, что такое арахнофобия. Потом черви, и так далее. Летучие мыши, вуду, возродившиеся в Канаде вервольфы, не говоря уже о сибирских волколаках, вампирах…

— Ага… — Я подумал, что если занимаешься столь интересной тематикой, действительно есть смысл наедаться с утра, чтобы потом не подавлять тошноту во время работы. — Не думал, что создание ужастиков столь коммерциализировалось. И удается такими исследованиями заработать на жизнь?

— Наверняка! Может, и не хватит на хлеб с маслом для нескольких сотен таких, как я, но для полутора десятков… — Она пожала плечами.

— Ясно, — сказал я, стараясь делать вид, будто она меня убедила. — Значит, сидишь вот так и комбинируешь… — Я сделал паузу.

— Прежде всего, я читаю специальную литературу, журналы, отчеты о клинических случаях фобии, кроме того, старые романы ужасов, учебники черной магии, шабаши, ритуалы, верования и множество другого. Я живу не только за счет идей — немного пишу сама, иногда получаю письмо от сценариста: «Слушай, в этом месте должно что-то быть, но я никак не могу сообразить, что именно», читаю и помогаю. Потом получаю деньги, и всё.

Я допил кофе, вытер губы и машинально огляделся в поисках сигарет. Вэл перехватила мой взгляд и правильно его поняла:

— Я не курю, но если ты хочешь…

— Да, хочу, но три недели назад я бросил курить. — Я вслушался в собственный голос, пытаясь найти в нем признаки капитуляции, но, похоже, их пока не было. — Не будем об этом.

Она рискованно наклонилась вместе со стулом назад, но, видимо, подобная позиция давно уже была проверена и испытана, во всяком случае, она не глядя взяла кружку с кофе и перенесла ее на стол. Я поспешно подставил чашку.

— А ты чем занимаешься? — Рано или поздно она должна была об этом спросить, а я вынужден был ответить правду.

— Я частный детектив. Сыщик, про каких пишут в бульварных романах…

Она замерла столь выразительно, что если бы мне пришлось на основании ее реакции дать оценку «виновна-невиновна», я поставил бы на «виновна» последние ботинки и комплект любимых клюшек для гольфа. Несколько секунд спустя она пришла в себя — в достаточной степени для того, чтобы притвориться, будто обнаружила пятнышко на бедре, и наклонила голову, чтобы его стереть. Копна рыжих волос закрыла от моего взгляда ее лицо, но сейчас мне и незачем было на него смотреть.

— В последнее время для таких, как я, появилось новое прозвище, — продолжал я как ни в чем не бывало. — Канистра. От латинского «канис» — собака. Но как раз для него я не предвижу большого будущего.

— У тебя дело в Редлиф-Хилл? — Она подняла взгляд. — Хотя, наверное, я не должна спрашивать?

— Нет. — Я нарочито медленно потянулся к чашке и не спеша выпил кофе. — То есть — у меня нет здесь никакого дела, и можешь спрашивать. Если не смогу или не захочу, я просто не отвечу. А почему в таком случае я здесь? — Я позволил себе широко и искренне улыбнуться. — Со вчерашнего дня я житель Редлиф-Хилл, открываю здесь агентство.

— Шутишь?!

— Нет, я предложил свою кандидатуру нескольким городам и получил четыре патента на лицензии. Я выбрал этот, потому что здесь горы, а мне всегда хотелось кататься на лыжах чаще, чем раз в неделю.

— Придется тебя разочаровать — трассы здесь не лучшие. Только два года назад местный мэр решил включить нас в каталог общеизвестных курортов, где-то между Аспеном и Денвером. Здесь, скорее, более подходящее место для альпинизма, зимой бывают лавины, и так далее.

Я пренебрежительно пожал плечами:

— Ты понятия не имеешь — но не говори этого никому, — какими на самом деле были прочие кандидатуры! О таких Кевин Гроггс говорил, что самым крупным успехом городского совета было издание восемь лет назад каталога местных ям и луж.

— И ты вчера только приехал, а я тебя стукнула! Неплохой привет.

Она уже полностью пришла в себя.

— Это был первый урок: не бегать по улицам Редлиф-Хилл. Особенно под дождем. А кстати — тут всегда так льет? Энциклопедии об этом молчат.

— Осенью здесь всегда мокро и сыро, но в этом году хуже, чем когда-либо. — Она встала и начала переносить пустую посуду в открытую пасть большой посудомоечной машины. У нее был весьма симпатичный бюст, а когда она нагибалась, открывался прекрасный вид на изящный задик. — Хуже всего, что всё время хлещет и хлещет, — говорила она, не зная, во что я вглядываюсь. — Пусть бы полило неделю и всё, но нет! Когда-то, однако, это должно кончиться, разве что сразу перейдет в снег.

Я встал и начал подавать ей посуду. Мы молча закончили уборку. Когда я взял кружку и жестом спросил, не хочет ли она еще кофе, она отрицательно покачала головой; я налил остатки себе и с нескрываемым удовольствием выпил. Завтрак и кофе разогрели меня так, что мне пришлось сбросить свитер, который упал на спинку кресла, свесив рукава почти до пола; он напоминал худого старичка, пытающегося дотянуться до пола кончиками пальцев. Тихо шумела льющаяся в посудомоечную машину вода, а у нас исчерпался запас тем для разговора. Вэл, похоже, хотелось исчезнуть с моих глаз, у меня же имелось к ней еще несколько вопросов.

— А что ты в последний раз делала для кино?

— В последний… — задумчиво повторила она, — кажется, «Кровавая свадьба». — Я постарался не менять выражения лица, но она, видимо, хорошо знала, как реагируют ее знакомые на подобные названия. — Неплохо звучит, да? — сказала она, имитируя Вутси Лупи из гарлемской комедии положений. — Но еще больше радости я доставила врагам, позволив поместить свою фамилию в титрах фильма «Гуано». Можно смеяться, — закончила она на едином дыхании.

Честно говоря, я не знал, как прокомментировать только что услышанное и не обидеть при этом хозяйку; мне помог телефон. Она с облегчением бросилась к трубке. Я встал и, показав пальцем на потолок, сообщил, что иду к себе в спальню. Она кивнула, уставившись куда-то на другой конец провода.

— Нет, — услышал я. — Ты неправильно понял, это научный труд. Отчет об эксперименте.

Я нашел ванную комнату; на сушилке лежала моя вчерашняя одежда, выстиранная и высушенная, пахучая и мягкая. Бумажник обнаружился в углу полочки под зеркалом. Вполне приличное кожаное творение братьев Фиомингл, тип «Бабочка», его можно было складывать и раскладывать одной рукой, как знаменитый перочинный нож. У того, кто не умеет этого делать, могут потом возникнуть проблемы с тем, как сложить его обратно. Но в этом доме, видимо, или умели, или не дотрагивались до содержимого. Я уже в возрасте четырех лет перестал верить в две вещи: что рядом со мной живут гномы и что на Земле есть люди, которые в состоянии справиться с любопытством при виде чужого бумажника. Проверив, что одежда высохла, я собрал ее и отправился наверх. Меня подмывало снять трубку и послушать разговор, но я убедил себя в том, что риск слишком велик. Я спустился вниз и остановился в дверях кухни, прислонившись к дверному косяку и прислушиваясь.

— …сходит с ума, так как, решив, что именно этот несущий проклятие экземпляр Библии является изложением реальных событий, он должен прийти к выводу… — Собеседник, видимо, прервал ее, так как она замолчала и лишь яростно сопела, не удостоив меня даже взглядом. — Еще раз повторяю: он должен прийти к выводу, что нас ждет Армагеддон. Потому он и сходит с ума, понимаешь? Проклятие висит над ним… — Она снова замолчала, но на этот раз разыграла для меня классическую сценку — подняла лицо к потолку и, вглядываясь в его шершавую поверхность, бессильно покачала головой. Она еще немного послушала, но тот, кто находился на том конце провода, видимо, не собирался умнеть. Сунув трубку под мышку, она прошептала мне: — Неисправимый, тупой, упрямый сукин сын… — Неожиданно она замолчала, словно услышав, как изменился голос в трубке, быстро приложила ее к уху и защебетала: — Ладно, подумаю. Но ты тоже обещай мне, что подумаешь, хорошо? Поверь мне, надвигающаяся угроза отлично подогревает атмосферу, это весьма неплохо для того актера из Англии: он прекрасно всё изобразит, так что у зрителей по спине мурашки побегут. Гаранти… Что? Ага… Ну, как хочешь… Может, и хорошо… Во всяком случае, обещаю подумать. Сколько ты мне даешь вре… Ага, ладно — трое суток без сна, я выдержу, понятное дело. И не такое… Ну, пока!

Она осторожно положила трубку на место, уже погруженная в размышления по поводу изменений в сценарии. Или — разыгрывала для меня сцену под названием: «Размышления над изменениями в сценарии». Неплохая актриса или действительно искренняя женщина? Оторвавшись от своих мыслей, она огляделась по сторонам в поисках чего-либо, чем она могла бы развлечь меня, своего гостя.

— Я нашел свои вещи в ванной, моя благодарность безгранична, — сказал я. — Весь мой багаж остался в Донкее, там, где у меня развалилась коробка передач. Я приехал в Редлиф на попутной машине…

Она кивнула — мол, бывает — и улыбнулась. Улыбка у нее была вполне симпатичная, хотя, если она улыбалась дольше нескольких секунд, у нее начинал подрагивать кончик носа, словно ей приходилось прилагать слишком большие усилия или задействовать не ту группу мышц. Раньше я этого не замечал, и до меня начало доходить, что, возможно, она уже сыта мной по горло. Я встал, собираясь попрощаться, но она остановила меня, сказав:

— Предлагаю остаться здесь, пока не прибудут остальные вещи. — Я попытался было возразить, но она лишь махнула рукой. — Мне просто не позволяет совесть…

— Если бы я…

— Льет! — почти крикнула она, показывая на окно. — Еще хуже, чем вчера. Стоит тебе только выйти, и ты весь промокнешь! — Она энергично тряхнула рыжей гривой. — Предлагаю сделать иначе: позвони этим спецам по коробкам передач, а дальше решим. Если всё уже готово, я тебя подвезу…

— Ну нет, зачем же! — удалось мне наконец вставить слово. — Позвонить я, конечно, могу, и с удовольствием воспользуюсь этой возможностью, но после этого начинаю в Редлифе полностью самостоятельную жизнь.

Она пожала плечами, но больше не настаивала. Я встал и подошел к телефону. Слегка сомневаясь в собственной памяти, я набрал номер, а когда в трубке послышался голос, сказал:

— Добрый день, я оставил у вас вчера синий «фантакко», что-то случилось с коробкой передач. Как там у вас дела? — Вэл показала мне на кофеварку, я отрицательно покачал головой, одновременно слушая голос из Донкея. — Значит, завтра в полдень? Договорились.

Я вывел на экран телефонную книгу, нашел отель и набрал его номер. Несколько секунд спустя, подтвердив бронирование и заказав такси по подсказанному Вэл адресу, я разъединился и сразу же недовольно зашипел, словно о чем-то забыл. Я нажал на клавишу повтора последнего номера, но, когда телефон начал его набирать, бросил трубку:

— Ладно, решу на месте.

Вэл не стала спрашивать, что я имел в виду, а я всё равно бы не признался, что нажал «повтор» лишь затем, чтобы проверить, сколько номеров сохраняется в памяти телефона.

— Завтра, когда я снова стану цивилизованным американцем с автомобилем, я заеду пригласить тебя поужинать, ладно? Сразу скажу, что, в числе прочего, у меня есть и свой интерес: какие-нибудь знакомства, контакты, информация, намеки, сплетни…

Она улыбнулась и кивнула.

— Слишком многого не обещаю, но я знакома с шерифом, Хольгером Лайонелом Барсмортом, — подчеркнуто отчетливо произнесла она, но тут же добавила: — Я, конечно, слегка преувеличиваю, сам он так никогда не представляется и вовсе не выглядит таким надменным, как могло бы показаться, но мне он не особо нравится, а он меня считает чокнутой бабой, которая могла бы заняться чем-нибудь более полезным.

Я почувствовал, что мысленно она уже начинает отдаляться от меня, что у нее есть и другие дела, а со мной она разговаривает лишь потому, что невежливо было бы просто встать и уйти. Так что встал я.

— Ну, я пошел собираться.

Я двинулся вверх по лестнице, размышляя, за каким чертом несколько минут назад я отнес туда свое барахло. Когда я преодолевал второй пролет, раздался звонок в дверь, и Вэл крикнула:

— Такси!

— Сейчас! — крикнул я в ответ.

Схватив одежду под мышку и чувствуя себя уже полностью здоровым, я бесшумно сбежал по лестнице. Лишь на последних ступеньках я ощутил легкую ломоту внутри черепа.

— Если бы ты мне еще сказала, где ботинки… — Вэл как раз выходила из кухни, неся по ботинку в каждой руке. Какое-то мгновение мне казалось, что сейчас она подойдет, забросит руки мне на шею, не выпуская ботинок, и поцелует. Но подобная сцена прощания существовала лишь в моих мыслях, вдобавок ко всему в ее взгляде, на самом его дне, прикрытое тоненьким слоем вежливости, лежало желание побыстрее избавиться от гостя. Что-то только что изменилось, а я не заметил, когда и что.

Я взял у нее ботинки и надел их, морщась и постанывая, нарочито не замечая, что хозяйка начинает нетерпеливо переминаться с ноги на ногу.

— Ну, еще раз спасибо. Завтра загляну, хорошо?

— Конечно. С удовольствием.

Как она ни пыталась, ей никак не удавалось скрыть легкое раздражение.

Осторожно преодолев полтора десятка метров, отделявших такси от крыльца ее дома, я вскочил в предупредительно раскрытую дверцу, но закрылась она лишь после третьего хлопка. Из-за влажности? Едва я опустился на сиденье, как водитель, крепкий веселый мужичок лет пятидесяти, с носом, формой и цветом напоминавшим баклажан, начал монолог, который продолжался до тех пор, пока мы не затормозили под вывеской отеля «Артим». С протянутой ему пятеркой он проделал нечто такое, чего не постыдился бы Герберт Гудини во времена своей славы, к тому же не переставая говорить. Я запомнил его номер — не подлежало сомнению, что, если бы я захотел узнать, кто и когда посеял двухцветные настурции у себя в саду, именно он мог бы дать наиболее исчерпывающий ответ.

Чавканье в ботинках всё усиливалось и всё сильнее портило мне настроение. Портье вежливо поинтересовался повязкой, но, когда он услышал, что я могу продлить свое пребывание даже до месяца, ему явно захотелось, чтобы я вышел и еще раз вошел, дав ему шанс сердечно поприветствовать дорогого гостя.

Ничего, обойдешься!

— Ближайший магазин обуви?

— Рекомендую наш. — Он показал рукой и несколько раз приподнялся на цыпочки.

— Одежды?

— Здесь рядом! — Он подпрыгнул и едва не залился соловьем от радости.

Видимо, он имел неплохой процент с оборота. Или…

— Чьи это магазины? — спросил я.

— Миссис Мелби Паунс, — ответил он, но желание предоставлять информацию у него явно слегка угасло.

— Спасибо. — Я взял из его руки ключ и направился к лифту. Ботинки издавали неприятное громкое чавканье уже при каждом шаге, поэтому я решил не подниматься по лестнице, несмотря на то что номер находился на втором этаже. Перед тем как отойти от стойки, я бросил взгляд на визитку портье: «Дж. Р. Паунс-мл». В номере я швырнул одежду на кресло и сразу же пожалел, что не сделал покупки немедленно, — влажные, всё сильнее хлюпающие стельки начинали раздражать, словно торчащий из подошвы гвоздь. Я похлопал себя по заднему карману, проверяя, на месте ли бумажник, и помчался вниз.

В обувном магазине я купил первые попавшиеся кроссовки, проверив лишь размер и не начинают ли они мигать огоньками при каждом шаге, и сразу же их надел, отправив перед этим продавца за новыми носками. Немного подумав, я купил еще пару непромокаемых сапог, выбор которых был тут весьма впечатляющим, дал продавцу карточку «Динерс Клаб» и попросил отнести ее в отдел одежды. Миссис Паунс не появилась ни за одним из прилавков, ничего не поделаешь. Еще я купил куртку, естественно непромокаемую, с капюшоном и множеством карманов, рубашку, два комплекта белья и полдюжины носков, чтобы окончательно продемонстрировать свою привязанность к Редлифу.

Вернувшись наверх, я бросился на кровать. Мне хотелось как следует, по-мужски, выпить, но я знал, что после первого глотка мне захочется как следует, по-мужски, закурить, и я стану очень несчастным экс-курильщиком с трехнедельным стажем. Я закрыл глаза. Во рту я чувствовал нехватку чего-то, впрочем, я знал чего, чего-то на букву «с». Когда после двух дней без курева я спросил Джасперса, что вызывает ожирение после отказа от сигарет, он сообщил: «Никотин способствует выводу накапливающейся в печени глюкозы, а это, в свою очередь, дает сигнал мозгу: „Есть глюкоза, шеф! Голод удовлетворен“. Поэтому курение подавляет чувство голода. Теперь же, когда ты не куришь, сигнал об удовлетворении голода идет лишь тогда, когда ты действительно ешь, а не после каждой сигареты. И потому тебе всё время будет хотеться есть, и ты наверняка потолстеешь, но в итоге это пойдет тебе лишь на пользу. С другой стороны, если не выдержишь — обещаю сделать тебе титановую гортань, а может, даже найдется какая-нибудь недолго бывшая в употреблении. От какого-нибудь донора с автострады. Так что не лопни».

Тоже мне — умник без вредных привычек.

Мысль о никотине мне удалось прогнать следующим образом: вытащив из кармана влажную пачку жевательной резинки, я сунул в рот две подушечки и переместился назад во времени, чтобы проанализировать еще раз свои действия.

С автомобилями — всё в порядке, с одним и другим. Первый утоплен, второй в ремонте. Хорошо. Грузовик с моим барахлом едет сюда и должен быть послезавтра, самое позднее — в четверг. Тоже хорошо. Визит в мэрию?.. Подождет, я пока не открываю контору. Шериф… Ну, я мог бы нанести ему дружественный визит, но мне не хотелось вылезать под местный дождь.

Подремать?

Ха! Скотт Хэмисдейл еще не в том возрасте, черт побери! Сейчас только одиннадцать двадцать четыре. Я посмотрел на часы, снял с руки и проверил надпись на крышке. Судя по всему, водоупорные, что здесь, в Редлифе, как выясняется, имеет немалое значение. Хорошо.

Хорошо?..

«Может, и не лило, но постоянно моросило…»

У меня забурчало в животе. Очень интересно — что-то новое. Схватив трубку телефона, я отправился с ней в туалет. Удобно устроившись на унитазе, я набрал номер городской справочной и попросил дать номер самого надежного бюро по прокату автомобилей.

— Вне всякой конкуренции только одно, — странно хихикнула девушка из справочной, словно чем-то гордясь. — Филиал «Гертца» мистера Даннингэма. — Пискнул бипер. — Номер уже у вас.

— Вне конкуренции, потому что только одно? — уточнил я.

— Да… — И, слегка поколебавшись, она добавила: — Только, пожалуйста, не говорите им, что…

— Не скажу, — пообещал я.

Разъединившись, я нажал на кнопку памяти принятых номеров. Посмотрим.

— Даннингэм, филиал «Гертца». Чем можем помочь? — Женский голос, приятный, симпатичный и искренне заинтересованный моей персоной.

— Если у вас найдется какой-нибудь водонепроницаемый автомобиль, побольше, чем «хонда-мини», с картой Редлифа, и если вы сможете прислать его к отелю «Артим» в течение… скажем…

Я посмотрел на часы, а она тут же воспользовалась паузой:

— Через шесть минут вас будет ждать «датсун», подойдет?

— Вообще-то я поддерживаю американскую автомобильную промышленность, но пусть будет по-вашему!

— Ну, тогда можете потихоньку спускаться вниз, — насколько я знаю, у них испорчены лифты, так что как раз успеете. Что-нибудь еще?

— Нет, спасибо.

Оставив трубку на умывальнике, я посмотрел в зеркало и обнаружил, что моя физиономия в неплохом состоянии. Шишка, небольшие тени под глазами, неуверенный, но трезвый взгляд. После долгих раздумий я решил надеть непромокаемую куртку, но сапоги счел излишеством и удовлетворился новыми кроссовками. Дверь номера закрылась за мной с легким щелчком, а лифты, вопреки пессимистичным прогнозам девушки из «Гертца», двигались безотказно. В холле возле мистера Паунса стоял парень в куртке с надписью «Гертц для Вас», с наушниками в ушах. Увидев меня, он посмотрел на портье и в ответ на его кивок двинулся в мою сторону, тихо пощелкивая пальцами. Я дал ему времени на четыре шага: если он не снимет наушники в пяти метрах от меня, я сделаю ему из них родинки на щеках, но он оказался ловчее. Сбросив наушники, он поднял мизинец:

— Гертц и Даннингэм. Желаем приятной поездки и сообщаем, что в течение ближайших пяти дней даем напрокат автомобили с трехпроцентной скидкой. Распишитесь здесь…

Я расписался, ожидая, что он сразу же сунет в уши наушники, но то ли он был хорошим сотрудником, то ли умел читать взгляды. У двери я обернулся; к сожалению, он так и не надел наушники, и ничего не оставалось, как послать ему теплую улыбку.

На улице всё так же лило. Может, и не лило, но постоянно моросило. Волны дождя накатывали, омывали всё вокруг и исчезали, какое-то время просто капало, а потом всё начиналось сначала, словно на киносъемочной площадке, где неумелые пожарные поливают всё вокруг, но им не удается изобразить равномерный, постоянный, ровный дождь, и получаются именно такие волны. Небо имело цвет замороженного еще до бомбардировки Хиросимы цыпленка, и на то, что погода существенно изменится, рассчитывать не приходилось.

Я вскочил в машину и вставил в считыватель свои водительские права; поднялась спинка сиденья, выдвинулись зеркала и педали, на все стекла я направил поток теплого воздуха, резкий, словно тепловая завеса в универмаге. Автомобиль мягко тронулся с места. Чертов сверхнадежный японец, из-за которого будущее «Дженерал Моторс» стало рисоваться передо мной в черных тонах. Я начал кружить по Редлифу, размышляя над своими последующими действиями, на что ушло полчаса. Заодно я сравнивал то, что знал о городе на основании данных из компьютера, с тем, что, несмотря на пелену дождя, видел собственными глазами. Ничто меня не удивило: самым старым зданиям было около пятидесяти лет, все более старые снесла знаменитая лавина февраля 2009 года, «Каток Валентина», как назвали ее газеты, поскольку она сравняла город с землей в День всех влюбленных.

Во всех домах имелись деревянные элементы, встроенные в стены и крыши. Этакая местная архитектурная черта. Кто-то из отцов города, видимо, когда-то побывал в Альпах и привез оттуда склонность к «прусским стенам», но, похоже, не запомнил до конца концепцию немецких архитекторов, ограничившись убежденностью в обязательном использовании дерева при строительстве в горных районах.

Я проверил, на своем ли месте управление полиции. Там оно и оказалось, а также спортивный комплекс, больница, четыре гостиницы и три бара, почта и две церкви: католическая и униатская. Еще несколько примечательных строений — мэрия, а также самый большой и самый высокий частный дом в Редлифе, неизвестно почему стоявший почти в самом центре городка. Я ехал под дождем по отнюдь не пустым улицам: видимо, местные жители привыкли к подобной погоде и вели почти обычную жизнь. Меньше было только детей, но дети давно уже предпочитали сидение перед экранами игровых приставок и компов играм на свежем воздухе. В конце концов, в Сети для детей имелось несколько тысяч игр, с вариантами для одного пользователя, для локальной сети, для игры через ГлобНет и так далее.

Не знаю, то ли от умственных усилий, то ли из-за ритмичной работы стеклоочистителей, у меня разболелась голова. Увидев аптеку, я остановился у самого входа и осторожно вышел из машины. Боль нарастала в геометрической прогрессии — каждую секунду скачок по тридцатибалльной шкале Хэмисдейла-Скотта: одиннадцать — похмелье, двадцать два — роды, тридцать — пинок между ног, а я достиг уже семнадцати баллов. Медленно и осторожно я вошел в тихое, сухое, ярко освещенное помещение аптеки. Две старушки упаковывали в бумажные мешки покупки, которые подавал им улыбающийся аптекарь. Я тоже бы улыбался, если бы кто-то оставил в моем заведении половину своей пенсии. Аптекарь перевел взгляд на меня и оценил мой вид; пластырь над бровью явно его обрадовал.

— До свидания, мисс Морган. До свидания, миссис Грейдинер. — Он дважды учтиво поклонился и выпрямился передо мной: — Чем могу помочь?

— Что-нибудь от головной боли, быстрое и надежное, — тихо простонал я, но и это стоило мне еще одного приступа боли.

— Простите, вы были у врача?

— Да, конечно.

Старушки собрали свои покупки, но не спешили домой — как же, пропустить такое развлечение! Одна из них пошамкала губами, я едва не посоветовал ей купить более стойкий клей для протезов, но пришлось сжать челюсти, чтобы не застонать.

— Простите… — снова начал умник с той стороны прилавка.

— Доктор Да Сильва, — прервал я его, чувствуя, что еще немного, и я буду способен на убийство. В голове у меня что-то смешалось, я не мог сообразить, кто кого играет и кого как зовут. — Гарри Бренер? Баннер? Может, и нет, но как-то похоже…

— Вернер! — послышалось сзади. Я не стал оборачиваться, лишь поднял руку, чтобы поблагодарить кого-то из старушек.

— Да, Вернер. Ради Бога, поторопитесь, а то у меня от боли глаза на лоб лезут!

— Сейчас.

Он метнулся в сторону и — я бы его убил, если бы не боль, которая могла усилиться из-за резких движений, — поднял трубку. Обернувшись, он, видимо, прочитал приговор в моем взгляде, поскольку счел нужным оправдаться.

— Я должен проверить, какие лекарства вам уже давали. Ну, знаете — несовместимость и всё такое… Может плохо кончиться. Нынешние фармацевтические препараты… — Он вздрогнул. — Гарри? Это Джулиан. Послушай, тут у меня твой пациент с ушибом головы, у него сильные боли, и он просит чего-нибудь… — Он вопросительно посмотрел на меня.

— Хэмисдейл, — прошептал я.

— Мистер Хэмисдейл, — повторил он и некоторое время слушал. — Ага… Так… Так… Понятно. То есть две таблетки не… Ясно! Спасибо!

Он бросил трубку и теперь уже действительно быстро двинулся к полке; три секунды спустя на подносике передо мной стоял стаканчик с двумя белыми растворимыми таблетками. Я мигом проглотил их, закрыл глаза и стал ждать. Кто-то помешал мне, слегка коснувшись рукава. Джулиан успел обежать прилавок и притащил мне пластиковый стул с каркасом из хромированных трубок. Я осторожно сел.

— Минута-полторы, и подействует, — сообщил он. — Пожалуйста, не открывайте глаза. Чем меньше раздражителей, тем лучше для вас.

— Да, да! — защебетала одна из старушек. Они еще не ушли из аптеки, хотя должны были уже понять, что речь идет не об ампутации или извлечении пули. — Когда у меня начинается мигрень, я всегда иду в темную комнату и ложусь на четверть часа. Если я так не сделаю, то могу обожраться лекарствами, и ничего!

— Миссис Грейдинер, в вашем случае это классические симптомы мигрени, здесь же мы имеем дело…

Я поднял руку. Джулиан замолчал. Вскоре боль ослабла, но, как ни странно, это не поправило моего настроения, даже наоборот. Я дернулся и издал булькающий звук. Искусство имитации подступающей тошноты в свое время было одной из основ моей популярности в лицее Лавенбаннера. К этому я добавил кашель, после которого любой нормальный человек должен как можно быстрее сматываться, если он не хочет мыть пол. Мне не нужно было открывать глаза, чтобы быть уверенным в полной эвакуации, — старушки, постукивая каблуками, бросились к входной двери. Джулиан помчался за шваброй. Боль отпустила почти полностью, я открыл глаза. Облегчение напоминало резкий спад температуры — когда-то я пережил нечто подобное на каникулах у бабушки Эммы. Температура у меня поднялась почти до сорока, прежде чем я признался деду с бабкой, что болен, а до приезда врача лихорадка превратила четырнадцатилетнего парня в полную тряпку. После двух уколов температура резко спала, пижама пропиталась потом, и, хотя я был слаб, словно пропущенный через соковыжималку апельсин, я почти впал в эйфорию.

— Уф-фф…—громко выдохнул я. Послышались шаги Джулиана; я повернулся к нему и покачал головой при виде мокрой швабры. — Не надо, всё уже прошло, — сказал я. — Извините за беспокойство.

Я встал и полез в карман.

— Пачку вот этого. — Я показал на пустой поднос.

— Если вы не имеете ничего против…. — начал он.

— Имею. Мне это нужно, поскольку у меня нет никакого желания еще раз пережить подобный приступ. Клянусь, что без необходимости не приму ни атома…

Он вздохнул, но протянул мне пластиковый прямоугольник с углублениями для таблеток; недоставало как раз тех двух, что были у меня в желудке. Я дал ему пятерку, забрал сдачу; мне пришло в голову, что я мог бы несколько смягчить тон предыдущей реплики, и я небрежно спросил про старушек.

— О! — Его явно обрадовала смена моего настроения и темы разговора. — Мисс Морган, — он поднял палец, — девяносто один год, второй, миссис Грей-динер, — восемьдесят семь. Они поглощают такое количество препаратов, транквилизаторов, витаминов, что… — Он вздохнул. — Я записал для себя, что и сколько они принимают, и поклялся, что, если проживу еще лет десять, начну глотать то же самое. Ведь оно, похоже, действует?!

— Раз вы так говорите… — Я улыбнулся. — Ну, до свидания. Спасибо за помощь.

На всякий случай я еще раз проверил, не забыл ли таблетки, и вышел на улицу. Головная боль полностью прошла, и если бы не слегка попадавшая в поле зрения повязка, на которую я время от времени косился, можно было бы делать вид, что вообще ничего не случилось. Но что-то мне говорило, что, глядя со стороны, я увидел бы человека, ступающего очень осторожно, словно после сделанной без наркоза кастрации, постоянно оглядывающегося по сторонам и держащего руки слегка согнутыми, в полной готовности немедленно реагировать неизвестно на что.

Гостеприимное нутро японской машины встретило меня сухой прохладой, в отличие от мокрого американского холода на улице; я включил обогреватель, проверил время. Как наручные часы, так и часы на приборной панели, и те и другие, впрочем, японские, показывали час семнадцать. Мои же внутренние, биологические, убеждали меня, что сейчас чуть больше двадцати семи. Я зевнул так, что затрещала челюсть.

Я попытался встряхнуться, но недостаточно энергично. С тоской подумалось о сигарете, о вкусном и крепком «Уинстоне». Сердце забилось сильнее, а рука сама дрогнула и потянулась к «бардачку»; я не стал сопротивляться, сочувственно улыбаясь. Сквозь залитое дождем переднее стекло я заметил какой-то автомобиль, водитель которого остановился и ждал, мигая огнями, пока я освобожу место у аптеки; пришлось ехать. Я еще немного покружил по городу, без особой цели, но и без особых разочарований. В конце концов, решившись ехать в Редлиф, я не питал иллюзий, никто меня сюда не манил и ничего не обещал. Я сказал себе, что поищу какую-нибудь хорошую забегаловку, и дело кончилось ирландским баром, где я неожиданно обрел силы, воодушевление и аппетит. Я съел картофельный салат, морского окуня, запеченного в рисе с яйцом, полив всё это томатным соусом, плюс два ломтя паштета, и выпил бутылку пива. Официант столь настоятельно рекомендовал попробовать ирландского виски, что я, хотя уже имел на этот счет не лучшие впечатления, поддался и пошел к бару. Идея оказалась не самой лучшей: напитку было лет пять, но я посадил бы его еще на столько же без права освобождения за хорошее поведение.

Попросту говоря, ирландцы не умеют двух вещей — любить англичан и производить хорошее спиртное.

Когда я вышел из бара, было уже почти полтретьего. Входя в отель, я посмотрел на часы — без пятнадцати три. Я немного побеседовал с Дж. Р. Паунсом, задав вопрос, когда отель намерен положить конец дождю, но он, похоже, не был расположен к шуткам, возможно, ему это и не требовалось при наличии то ли жены, то ли матери, владеющей двумя магазинами в подземном этаже самого большого редлифского отеля. Он лишь немного подумал и беспомощно пожал плечами. Я решил его немного поучить:

— Знаете, есть такой анекдот: раздраженный постоянным дождем и туманом гость с континента спрашивает английского портье: «Когда тут у вас, черт побери, бывает лето?», а портье, подумав, ему отвечает: «Трудно сказать, в прошлом году оно было в пятницу».

— Отлично, — с серьезным видом, словно оценивая обивку гроба, ответил он, и то через несколько секунд.

Я понял, что придется поискать другую тему для разговора. На ум пришла только одна.

— Передайте миссис Паунс мою благодарность за то, что она держит здесь магазины. Без них у меня были бы проблемы. Притом немалые.

Он неприязненно посмотрел на меня. Я понял, что они в разводе.

— Спасибо, жена будет рада.

Мне стоило немалых усилий не дать ему пинка под зад, но я лишь улыбнулся и отошел от стойки. В холле я купил местный еженедельник «Мэйпл». Двое умерли, никто не родился. Редакция, видимо, еще не знала, что в городе появилась новая персона.

Я отправился в бар. В нем оказалось пусто и уныло, обстановку явно проектировал тот, кто считает вечера в баре бессмысленной тратой времени, так что здесь не было ничего такого, чего не было бы в ста восьмидесяти тысячах подобных баров. Меня всегда раздражали люди, рассказывавшие, что обнаружили неподалеку от работы прекрасный бар. «Знаешь — дерево, бокалы под потолком, тщательно отполированное зеркало, ворчливый, но вполне дружелюбный бармен». Этого мне было достаточно, чтобы быть уверенным, что бармен их дурачит, притворяясь, будто они какие-то особенные гости. Именно таким был бармен в отеле, который, словно примадонна, ждал, когда я начну добиваться от него проявления дружеских чувств. К счастью, несмотря на мой резкий тон, он дал себя уговорить на тройной кофе для меня и для меня же — стаканчик «Сигрэма» без воды и льда. Он слегка поколебался, подавая мне выпивку, но не стал вступать в разговор. Дружелюбный городок, теплая, радушная провинция! Я сел за столик, чтобы тщательно просмотреть содержимое бумажника, подогревая и подзаводя свой организм глотками кофе. Когда-то давно я обнаружил, что смесь горячего кофе с благородным виски вызывает весьма приятные ощущения и действует возбуждающе. Чувствуя, что за мной тайком наблюдают, я спокойно проглядел отделения бумажника; обычно у меня всё там уложено таким образом, что я с большой уверенностью могу определить, не копался ли кто внутри, но после вчерашнего бега под дождем, транспортировки беспомощного тела, переодевания и сушки могло случиться всякое. В том числе и то, что две кредитные карточки были перевернуты по отношению друг к другу. В конце концов, должны же были они знать, чье мокрое тело валяется на диване в гостиной.

Я дождался до двадцати минут четвертого, может быть, даже досидел бы до четырех, но в бар вошла какая-то пара и начала шумно демонстрировать свою старую дружбу с барменом. Я мог поспорить на неиспользованную зубную щетку, что в обоих уже было по два или три «Манхэттена». Не видя больше никаких причин тут сидеть, я вышел в холл, затем поднялся на лифте наверх. В моем номере за время моего отсутствия не случилось абсолютно ничего — точно так же лежали брошенные на кровать новые носки и белье, ботинки сохли на ковре, даже телефонная трубка лениво дремала на краю умывальника. Я почистил зубы и сунул в рот жевательную резинку. Может быть, поможет.

— Ладно, хватит маразма, — сказал я вслух. — Будем создавать уют.

Я включил телевизор. Не спеша просматривая каналы, я убеждал себя в том, что это прекрасное развлечение. Впрочем, по одному из них шел «Французский связной» , и через несколько минут Хэкману предстояла адская погоня за поездом метро. Кондиционер не работал, а жаль — с его помощью я намеревался изгнать из помещения влажность и даже воспоминания о ней. Телефонные звонки: в сервис, в компанию «Гертц» — продлеваю прокат автомобиля до завтра — и Гришке в Нью-Йорк. Он ответил после седьмого звонка. Его «алло» прозвучало совершенно по нью-йоркски. Я так ему и сказал.

— Теперь мне уже не жаль тех часов, которые я потратил на твое обучение, — добавил я.

Он рассмеялся. Это была его слабая сторона — он не умел смеяться как американец и никогда уже не научится. Он смеялся значительно более сочно и звучно, задействуя какие-то неизвестные мне голосовые связки. Когда-то я сам так пытался, у меня заболела диафрагма, и я довел его до спазмов смеха, но мне так и не удалось даже в первом приближении засмеяться по-европейски.

— Однако у вас комплексы, — сказал он тогда, вытирая слезы, а я вынужден был признать его правоту.

В трубке раздался громкий возглас, за ним еще один, вырвавший меня из задумчивости.

— Эй! Повтори…

— Я говорю, что на твою квартиру накинулась целая орда специалистов. Судя по их количеству и азарту, можно было бы предположить, что, уезжая, ты забрал с собой не только ванну и электропроводку, но и внутренние перегородки. Кстати — как ты протащил мимо меня содранное с пола покрытие?

Я захихикал, назло Гришке — он так хихикать не умел.

— Порезал на полоски и сжег над унитазом.

— Ага. Ну и как там? — неожиданно сменил он тему. — Уже катался на лыжах?

— На водных, старик. Здесь постоянно льет. Кроме того, мои шмотки еще не приехали, и, прежде чем я выйду на склон, придется проверить, что тут носят и на чем ездят, чтобы не выглядеть белой вороной.

— Белая ворона прекрасно смотрится на белом снегу!

— Ну, и еще…

Я во всех подробностях рассказал, как разбил себе череп, как оказался дома у Вэл и встретил доктора Вернера.

— Представляешь себе такую профессию — придумывание, чем бы напугать зрителя? — Он утвердительно буркнул, поскольку у себя в России занимался и более странными вещами. — А может быть, видел фильм «Гуано»? Это творение моей первой знакомой в Редлифе, Валери Полмант. Но бабенка — полный улет! Погоди, кто-то стучит в дверь. Войдите! — Вошел официант с тремя бутылками и, увидев меня с трубкой в руке, жестом спросил, какая мне нужна. Та, что справа, показал я.

Он поставил бутылку на столик, бесшумно проверил запас льда в холодильнике, а затем чистоту бокалов в баре.

— Забыл тебе сказать, что у меня на лбу шишка величиной с Килиманджаро, — сказал я. Официант бросил на меня прощальный взгляд, полный упрека; я остановил его движением руки и вложил в ладонь пятерку. Он почти вслух сказал: «Угу!» — У меня то и дело гудит в башке, — пожаловался я.

— Прислони ее к чьей-нибудь нежной груди, — посоветовал Гришка. — А? — Он был единственным из моих знакомых, кто мог так начать фразу, но, в конце концов, он был иммигрантом. — А? Ты уже что-то решил с собакой?

Когда-то я сказал, что если бы я жил там, где прогулка с собакой не превращалась бы в пытку для обоих, я завел бы у себя какого-нибудь ирландского волкодава, бультерьера или другого внушающего уважение зверя.

— Здесь? Здесь пригодился бы водолаз, но они слишком большие и слишком спокойные…

— А если… Извини, Скотт! У меня дела. Пока! — Раздался щелчок и длинные гудки. Брошенная на кровать трубка злорадно покатилась к краю, но, к счастью, замерла неподвижно, частично свесившись над полом. Я откинулся на спинку кресла. В комнате было уже намного теплее, но еще более уныло. В голове начали возникать пораженческие мысли, пока еще робкие. У себя в Нью-Йорке я мог пойти на матч, на прогулку, на концерт, у меня почти всегда было какое-то дело, и чаще всего его можно было соединить с посещением именно концерта, а прогулок у меня бывало даже чересчур много. Здесь, в Редлифе, я мог самое большее подружиться с несколькими барменами…

Тьфу!

Я посмотрел на бутылку. Мне не понравилось, как она стояла, — гордо и непокорно, повернувшись ко мне боком с этикеткой, словно зная, что я всё равно буду ее штурмовать. Так и хотелось сделать что-нибудь ей назло. Я решил, что именно так и поступлю, и в награду судьба напомнила мне о необходимости сделать еще один телефонный звонок. Я лег на кровать и по памяти набрал номер экспедиторской фирмы.

— Добрый день, говорит Скотт Хэмисдейл. Где-то между Нью-Йорком и Редлифом должен находиться ваш грузовик с моими вещами. В соответствии с договором, завтра он должен быть на месте. Сроки выдерживаются?

— Минуточку! — Что-то щелкнуло, и шипение в трубке внезапно прекратилось. Я отчетливо услышал, как некто, находящийся от меня на расстоянии в половину Северной Америки, стучит по клавишам компьютера и при этом тихо насвистывает. На мгновение наступила тишина, затем еще два раза щелкнули клавиши. — Алло? — Я подтвердил свое присутствие. — Ага, ну так вот, они едут в соответствии с планом. Завтра около двух они должны быть в Редлиф-Хилл. Переулок Сола О'Броджа, четыре, так?

— Так. Всё правильно. Спасибо.

Я разъединился и вдруг сообразил, что за целый день мне даже не пришло в голову сходить взглянуть на свой новый дом, который я пока видел только на экране компа. Почему, черт побери, я об этом не подумал? Может быть… Наверное, только потому, что до сих пор я никогда никуда не переезжал, — сразу же после приезда в Нью-Йорк я занял контору и квартиру после одного типа, которого видел пятнадцать минут, в приемной у адвоката. Казалось, он был счастлив, покидая Большое Яблоко.

— Работы у тебя будет до… черта. — Он явно хотел произнести какое-то другое слово. — Неверные жены, у которых время и мужчины текут сквозь пальцы, злые мужья, ревнующие их к мускулистым парням, которым не повезло в киноиндустрии и мире моды. Кроме того, знаешь, тут каждый день находят около трех десятков трупов, и семья каждого из них может оказаться твоим клиентом. Тысячи адвокатов ищут миллионы шансов для своей клиентуры — алиби, свидетелей, фотографии… Еще тысячи заказчиков — это прокуроры и родственники жертв, которым хочется поджарить чью-нибудь задницу на электрическом стуле. А еще — шантажи, изнасилования, доносы, промышленный шпионаж, вымогательства, мафия, гангстеры… Работы тебе, брат, хватит!

Я не выдержал:

— Так чего же ты, братец, сматываешься?

— За… колебало! — с неожиданной яростью буркнул он.

И это были последние слова, которые я от него услышал, если не считать какого-то неразборчивого бормотания, когда мы пожимали друг другу руки шесть минут спустя. Что-то вроде эпитафии самому себе. Я попытался вспомнить, не хотелось ли мне сказать то же самое, когда я отправлялся в Редлиф, но, видимо, я был не столь решителен, как этот Энди, а может быть, Рэнди Кулявик. Хотя его полные горечи слова я уже через неделю собирался выгравировать на табличке и повесить у себя в гостиной. Тогда победил юношеский оптимизм, ну и кроме того, я всегда мог отстаивать свою правоту, объясняя себе, что если бы не было нужды в моих услугах, мы жили бы в раю. Где я подыхал бы от голода.

Я повернулся на бок. Меня охватила странная усталость, где-то чуть ниже гортани начал формироваться зевок, глаза начали сами собой закрываться. Пусть так и бу…у…у…удет… У меня не было желания ни кого-либо выслеживать, ни осматривать новую контору и дом, ни навещать кого-то из знакомых в Редлифе, то есть Валери Полмант, ни выпивать, ни… да, даже курить. Мне хотелось спать. Я сбросил с ног кроссовки и накрылся одеялом. Стало тепло, сухо и тихо.

«Мой вид не тронул никого из соседей…»

Снятый мной дом обладал одним неоспоримым преимуществом — он занимал вторую позицию в узком переулке, отходившем от центральной площади Редлифа. От нее шли еще четыре улицы, по одной с каждого угла; дополнительным, нарушавшим симметрию ответвлением был переулок Сола О'Броджа, вероятнее всего, появившийся, когда кто-то из влиятельных горожан, какой-нибудь мэр или судья, решил поселиться в собственном доме, но недалеко от места работы. Дом номер четыре выглядел несколько странно — слишком маленький для резиденции местной шишки, но явно не построенный кем попало. В качестве рабочей гипотезы, еще в Нью-Йорке, я предположил, что некая важная персона построила этот дом для кого-то из опозоривших семью наследников, сына или дочери. Так или иначе, расположение его было просто идеальным, о каком можно было только мечтать.

Что же касается всего остального… Дом был построен в форме прямоугольника, к длинной стороне которого примыкал небольшой выступ, вследствие чего дом имел в плане форму неправильной буквы «L». Выступ доходил до середины гаража, в который нужно было въезжать под прямым углом, подъездная же дорожка имела в длину метров тридцать. Соседствовавшая с гаражом кухня была самым большим помещением в доме, словно там предполагалось давать обеды на семьдесят персон. Остальная часть одноэтажного строения представляла собой идеальный прямоугольник, разделение которого на комнаты наводило на мысль о том, что его проектировал кто-то совершенно незнакомый с архитектурой, к тому же торопившийся и не собиравшийся выступать на конкурсе «Дом Года»: одна четверть — туалет и ванная, одна четверть — гостиная, две остальных четверти — две спальни. Всё. Ах да, еще забыл про маленький подвал под частью кухни и частью гаража. Разглядывая план, я, помню, злорадно подумал, что наверняка в этом месте была яма, а владельцу участка не хотелось ее засыпать.

Несколько минут я сидел в машине, глядя на свой новый дом. Стеклоочистители то и дело проносились по стеклу, докучливый дождик насыщал Редлиф водой, которой хватило бы на несколько последующих десятилетий. Потом я выскочил, вбежал под козырек над входом и долго стоял, постукивая ключами по кончикам пальцев. Мой вид не тронул никого из соседей, никто не вышел, никто не спросил меня, что я тут делаю, — видимо, они знали, кто я, или их вовсе не интересовало, кто поселится в этом смешном домишке, который меньше их кладовых для лыж. Во всяком случае, несмотря на то что граница участка проходила вдоль заброшенной грядки под окнами обеих моих спален, ближайший дом находился где-то в двухстах пятидесяти метрах.

Я повернулся к входной двери, в стеклянной поверхности которой отражался размеренно двигающий челюстью высокий худой тип, одетый свободно, скорее в спортивном стиле; при более внимательном рассмотрении можно было заметить, что на лбу у него солидных размеров шишка. В руке он держал ключи, которыми, казалось, не слишком спешил воспользоваться. Назло ему я отпер дверь и вошел, мимоходом оглядевшись по сторонам. Ничего. Ноль интереса. Если так пойдет и дальше, я начну тосковать по вентиляционным ходам, несколько километров которых я в свое время преодолел ползком, подглядывая и фотографируя бегающих на сторону муженьков и чужих жен. Положив на пол пакет с покупками, я достал из него банку «Хайнекена», пачку бумаги и толстый фломастер и приступил к процедуре переезда. На дверь кухни я наклеил листок с единицей, на дверь ванной — двойку, на одну спальню — тройку (это помещение действительно предназначалось под спальню), наконец, на дверь второй спальни, ближе к входу, я наклеил четверку — кабинет. Только теперь я открыл банку. После работы, так, как я люблю.

Выпив половину ее холодного содержимого, я присел у стены. На плане дома были четко указаны водопроводная сеть, электропроводка, телефонные провода, оптоволокно для компьютера и так далее. Большего мне и не требовалось. Отвернув два крана, я спустил воду. Раздались хрип и бульканье, пахнуло подвальной вонью, словно я смотрел второразрядный фильм ужасов и сейчас из крана должна была хлынуть кровь и полезть внутренности. Но нет — полилась лишь вода, очередное разочарование. То же ждало меня в ванной и туалете. Если дом и имел свою кровавую историю, то он не демонстрировал ее кому попало и с первого раза. Я посмотрел на часы — двенадцать сорок. Можно было еще сидеть в отеле, подумал я, в глубине души мечтая, чтобы судьба послала к моим дверям грузовик «Ларри и сыновья. Всё и везде!», и — ура! — так оно и случилось. Я услышал низкий звук двигателя ползущей по узкой улице машины, резкое шипение выпускаемого из тормозов воздуха, и еще через несколько секунд — щелчок тяжелой дверцы. Потягивая пиво и не веря собственному счастью, я открыл дверь.

— Мистер Хэмисдейл?

— Да.

— Вносим?

— Да.

Пример краткого диалога, возможного лишь в реальной жизни, за такое не платят ни в кино, ни на радио, не хватило бы даже на хлеб и воду для сценариста.

Водитель вернулся к грузовику, небрежно махнув рукой. Из кабины выскочила его копия, помоложе и не такая пузатая; сын посмотрел на небо и помчался назад. Я немного подумал, но решил не вмешиваться в их работу со своими профессиональными советами. Для начала я поставил пиво в холодильник, сменил воду в резервуаре для льда и по-хозяйски огляделся; судя по всему, можно было начинать новую жизнь. Я допил пиво, глядя в окно на возню возле туши мастодонта, копии незабываемого «мака», короля федеральных автострад.

Сперва они выкатили на мокрый асфальт маленькую тележку, некоторое время что-то обсуждали, поглядывая на небо, затем прикрепили к тележке козырек. Потом один из них лазерным указателем запрограммировал маршрут для тележки, включил запись трассы, и, наконец, они начали загружать на платформу первые коробки. Тележка сама поехала к дому, я пропустил ее в дверь и крикнул водителю:

— Коробки пронумерованы, помещения тоже. Одна коробка не на своем месте — и прощай премия, гарантирую.

Старший обернулся к младшему и повращал глазами.

— Может, еще сложить вам полотенца в шкафу? — бесстрастно спросил он. Он уже пережил не один переезд, и не один раз хозяева надеялись, что после его ухода они смогут сесть перед телевизором и забыть о беспорядке. — Ладно, сейчас я этим займусь. — Он подождал, пока тележка окажется в гостиной, разложил в комнатах датчики и добавил их расположение в память тележки. — Загрузить и отвезти во вторую, — приказал он.

Тележка двинулась выполнять приказ, не проявляя особых эмоций.

— Я точно описал, каким образом следует разгружать коробки. — Я протянул руку и остановил Ларри, схватив его за плечо. — Сначала должны быть разгружены коробки с цифрой четыре, ясно? И ни одной капли воды не может на них упасть — там компьютер за две тысячи. Вашей фирме не понравится, если придется оплачивать его стоимость.

Я старался сохранять грозное выражение лица, но как я мог напугать того, кто питается в «Макдональдсе», а спит в «бед энд дог»? Повернувшись, я пошел в пустой кабинет. Никто до сих пор не сумел мне объяснить, почему людей так раздражает требование выполнить соответствующим образом оплаченную работу. В конце концов, те же Ларри и сыновья нуждались и в еде, и в одежде, но сами они охотнее всего свалили бы всё мое барахло на газон и с радостным хохотом уехали.

Слышно было, как Ларри расставляет коробки в ванной, на мой взгляд, слишком резко бросая их на пол. Я подошел к окну, но с этого места мало что было видно, так что я переместился в кухню, демонстративно поднял жалюзи и прижал нос к стеклу. Молодой человек расставлял очередные коробки, козырек тележки убрался в контейнер, к коробкам относились с должным вниманием, но я всё равно не отходил от окна. В конце концов, компьютер действительно стоил мне кое-каких денег. Когда они привезли и перенесли — под моим надзором — коробку в кабинет, я лично занялся распаковкой машины, а затем ее включением: подключил к сети фильтр и источник бесперебойного питания, расставил на столе мультиспин, обе клавиатуры, системный блок, трэкболл, световое перо… Плюс ко всему — два маленьких индикатора тревоги на случай незапланированных действий компа, которому кто-нибудь подбросил «жучка» со своим заданием.

Включив комп, я подождал, пока он запустится и проверит все свои системы. Через две минуты я получил сообщение о готовности компьютера к работе. Всё это время Ларри с мрачным видом бродил за тележкой и расставлял коробки, а я иногда отрывался от компа и шел проверить качество работы. Прицепиться было не к чему — он не дал мне никаких шансов, — но их спины и молчание говорили сами за себя; я отвечал им столь же обиженной позой и тяжелым дыханием.

В два часа я включил компьютер и выполнил всю серию тестов. Джасмин образцово подготовила меня к переезду: я вызывал очередную последовательность кодов с листка, который она приклеила к экрану монитора, я несколько мгновений спустя видел появляющееся сообщение об успешном прохождении теста и слышал приятный голос с южным акцентом: «Масса быть доволен, закончен проход пятый… девятый… шестнадцатый. Масса дать Джасмин конфетку?» Я не мог удержаться от смеха, а потом вызывал очередной тест из довольно длинного перечня, подготовленного моим личным компьютерным гением. Как оказалось, поездка через полконтинента не повлияла на работоспособность компьютера. Через пятнадцать минут он подсоединился к сети «Белл Голден Лайт» и был готов к работе. Меня это определенно обрадовало, и я уже спокойно окинул взглядом заставленное коробками жилье. Начав сражаться со спальней, я быстро понял, откуда взялся пот на лицах рабочих, и отказался от дальнейших попыток.

Когда я уже начал волноваться, на дорожке затормозил темно-зеленый «дельфин-комби», а затем в дверь вбежали две женщины, постарше и помоложе, и парнишка лет семнадцати, наклонив головы, словно пытаясь пробить невидимую пленку. Так я познакомился с миссис Кендрик и ее детьми, Лизой и Джерри. Они набросились на мое барахло с ловкостью и азартом терьеров, что меня крайне удивило; я едва не сказал, чтобы они не перебарщивали. Похоже, весьма велики были шансы на то, что сегодня я покину отель и эту ночь проведу в собственном жилище. Я вернулся в кресло.

Меня так и подмывало уже сейчас написать несколько фраз для Гришки, но зачем поднимать шум, если я не был уверен, не являются ли мои первые часы в Редлифе лишь делом случая, благодаря которому, в конце концов, с равной частотой складываются все возможные комбинации цифр в лотерее? Неважно, что ни один игрок не верит в комбинацию из первых шести цифр, они всё равно когда-нибудь выпадут. Так что я размышлял над случайностями, пил пиво и снова размышлял…

Но вот в кухню въехала последняя коробка, сын Ларри с облегчением стер трассу в памяти тележки, поставил ее на подъемник и закрыл контейнер. Сам Ларри вошел в кабинет с несколькими листками, которые нужно было подписать. Я показал ему на кресло и тщательно просмотрел все бумаги, естественно, подписал и подтвердил пин-картой; в конечном счете, претензий к их работе у меня не было. Они уехали. Я осмотрел дом, обсудил с миссис Кендрик возможность поселиться здесь уже сегодня, но она убедила меня, что лучше будет, если я приду завтра во второй половине дня, тогда у нее будет время как следует всё распаковать и сделать основные покупки. Расспросив меня о моих кулинарных вкусах, она записала всё, кивая каждый раз, словно говоря: «Вы, мужчины, все едите одно и то же!» Ее дочь облокотилась о раковину и, не спрашивая разрешения, закурила; наверняка она вынесла из фильмов убеждение в том, что детектив из Нью-Йорка должен смолить «Голуаз» пополам с «Партагасом». От ароматного дыма у меня едва не закружилась голова. Рот наполнился слюной, по спине побежали мурашки, онемели кончики пальцев.

— Брось сигарету, девочка, — попросил я. — Я не курю уже три недели, а ты ослабляешь мою волю.

Она оторвалась от раковины и, вращая глазами, вышла на крыльцо, к брату. Тот захихикал и получил тычок в бицепс. Мать посмотрела на меня испуганным взглядом и начала извиняться.

— Ведь это же не вы курили? — Я сменил тему. — У вас есть ключи? Ну тогда до свидания, завтра в два я вернусь, договорились?

Я вышел под моросящий дождь, обойдя парня и — задержав дыхание — курильщицу, и вскочил в машину. К приборной панели я еще раньше приклеил листок, на котором написал всё, что я должен был сделать, начиная новую жизнь; я просмотрел его еще раз.

Страховка оформлена вместе с договором найма, миссис Кендрик будет заходить по понедельникам и пятницам, сейчас я поеду поужинать с Вэл и заодно заберу из мастерской автомобиль. Что там еще? Охранная сигнализация установлена, завтра проверю. Завтра же пойду в мэрию зарегистрировать начало своей деятельности, потом займусь рекламой: газета, таблички на газоне и дверях, визитки. Предложения в городской сети и сети штата, а также спам на частные компы без фильтров уже пошли. Что еще?

Я включил двигатель, развернулся и направился к дому Вэл длинным путем, через южный район. По пути я посвятил ей несколько разных мыслей — холодных, аналитических, теплых, упрямых, недоверчивых и вовсе обидных, но последних было мало, и мне почти приходилось вызывать их силой. Я остановил «датсун» довольно далеко от дома Валери, поскольку ближе не было места, взбежал на крыльцо и позвонил в дверь. Дом стоял безмолвный и пустой. Я оглянулся — фургончика Вэл не было ни возле дома, ни в ближайших окрестностях. Неужели забыла? В то же мгновение я почувствовал, что дверь позади меня открывается, и, когда я начал поворачиваться, приветственно улыбаясь, на мои плечи легли чьи-то тяжелые ладони. От резкого рывка я упал на спину, но, схваченный за локти, проехал по полу в холле лишь несколько футов, царапая его каблуками. Я пытался повернуть голову, чтобы увидеть, кто это на меня напал, и вспомнил при этом, что мой револьвер всё еще лежит в ящичке под сиденьем автомобиля, а тот, в свою очередь, находится в мастерской; именно по этой причине мне пришлось сматываться из Донкея на чужом БМВ, и по той же самой причине я был сейчас беспомощен, словно жираф на льду.

Инициатива перешла к двоим, крепко державшим меня за локти и весьма серьезно относившимся к своей работе. Они ловко развернулись почти на месте и поставили меня напротив третьего; я облегченно вздохнул, увидев за его спиной еще двоих — преступники редко встречаются в таких количествах, да и откуда в спокойном Редлифе взяться сразу пяти преступникам? Я внимательнее посмотрел на того, что стоял передо мной. Он был моего роста, может быть, на полдюйма выше, но всё это не имело значения. Важно было лишь то, что его физиономия выглядела так, будто ее изобразил ребенок, какой-то малыш, который хотел нарисовать мужское лицо, но ему не хватило умения, к тому же приятели позвали его поиграть, так что он очень спешил. Нос походил на смятую половинку банана и нависал над верхней губой, однако губы в соответствующем месте не было, ни верхней, ни нижней. Кожа лица неожиданно проваливалась в щель рта, не меняя своего цвета и фактуры. Выступавшие под глазами скулы напоминали опухоли после удара молотком, веки были толще обычного раза в три-четыре. Густые каштановые волосы были зачесаны наверх, причем начинались сразу над бровями, так что, вполне возможно, он сейчас грозно хмурился, но я этого не видел. Зато я видел, что договориться с ним мне не удастся. Либо он читал мои мысли, либо действительно был крайне туп, поскольку упер руки в бока и рявкнул:

— Фамилия?

Не обращая на него внимания, я посмотрел на стоявших рядом.

— Предупреждаю, что, как только вы меня отпустите, я сообщу обо всём в полицию! — пригрозил я, не скрывая издевательского тона.

— Ха-ха-ха! Это мы из полиции! — радостно заявил волосатый.

— Да-а? — Я почувствовал, что он воспринял мои слова всерьез. — Как же! Полиция обязана предъявить жетон и удостоверение, не препятствуя гражданину…

— Ха! — проворчал он и шагнул ко мне. — Здесь мы ничего никому не обязаны…

— Фред!.. — простонал стоявший справа.

Фред окинул его полным укоризны взглядом, затем с ненавистью посмотрел на меня, выхватил из кармана жетон и сунул мне его под нос. Я сделал вид, что внимательно читаю, на самом же деле я размышлял, что им может быть нужно. И всё больше убеждался, что вляпался в какую-то не слишком приятную историю.

— Ну ладно. Скотт Хэмисдейл, — представился я. — Я приехал в Редлиф вчера вечером, познакомился с Вэл Полмант и договорился с ней поужинать сегодня вместе. Что дальше?

— Откуда ты ее знаешь? — допытывался Фред.

— У меня шишка на лбу, она мне ее набила, открывая дверцу своей машины, когда я пробегал мимо. Это может подтвердить доктор… — я снова поколебался, — Вернер или Бренер. У меня плохая память на фамилии.

— Проверим, — быстро сказал стоявший слева. Может, он боялся, что Фред скажет какую-нибудь глупость.

— Надеюсь. Заодно вызовите его ко мне, ибо у меня уже немеют верхние конечности. — Я дернул руками. — Если вы меня арестуете, то зачитайте мне мои права и дайте позвонить, а если нет… — Я не договорил.

— Что еще можешь сказать? — настаивал Фред.

В самом деле, безнадежный идиот. Я едва не сказал ему этого вслух, но всё же удержался и вместо этого вежливо спросил:

— По какому делу?

Эта фраза явно доставила ему некоторые проблемы, во всяком случае, я услышал два звука: скрип шестеренок под его черепом и тихий стон державшего меня за правый локоть копа.

— Об убийстве Валери Полмант! — рявкнул Фред. Ничего себе! Я надеялся, что случилось нечто иное, но, похоже, эта надежда оказалась призрачной. С первого взгляда на полицейских, с первой секунды было ясно, что произошло нечто страшное и необратимое. Я тряхнул головой, надеясь, что на моем лице не отражается ураган мыслей, возникший у меня в мозгу.

— Ничего не знаю. Меня что, обвиняют?

— А как ты думаешь? — Я вздохнул:

— Знаю, сейчас ты задаешь вопросы, но я имею право точно знать, а не догадываться, какие у вас планы относительно меня.

— Я его обыщу, — сообщил полицейский слева и, не ожидая подтверждения, начал меня ощупывать.

Что-то твердое воткнулось мне в спину, словно там мне собирались просверлить дыру. Полицейский нашел бумажник и подал его Фреду. Пользуясь тем, что Фред занялся бумажником, полицейские втолкнули меня в гостиную Вэл. Еще один коп крайне нерасторопно обшаривал комнату; с подобным усердием он мог до послезавтра искать ковер под собственными ногами. Я сел на диван, лихорадочно размышляя, как мне относиться к смерти Вэл. Вчера мы познакомились, договорились на сегодня, но сегодня для нее всё закончилось навсегда. Почему? Кто? Зачем? Неужели я тому виной? Кто так решил? И что в таком случае будет со мной — я наверняка второй в очереди, а может быть, даже первый, а может, и нет? Может быть, они даже хотели убрать и меня, но им не удалось застать меня врасплох в той суматохе в переулке О'Броджа?

Наручников на меня не надели, и я потер щеки, пытаясь заставить мозг работать интенсивнее. Из холла вышел Фред, помахивая в такт шагам моим раскрытым бумажником. Вид у него был такой, словно он с удовольствием зашвырнул бы это дерьмо, то есть мой бумажник, да и меня самого в придачу, как можно дальше отсюда.

— Сыщик, — презрительно бросил Фред. — Так, по крайней мере, написано у него в бумагах, — столь же презрительно добавил он. Явно подсмотренным в детективных фильмах жестом он подвинул к себе стул и не глядя сел. Я надеялся, что он промахнется, но, видимо, он проделывал подобное уже не раз. — Ну? Говори!

— У меня есть право на один телефонный звонок, — сказал я. — Адвокату.

— Интересно, кто станет тобой заниматься! — язвительно буркнул он.

— За деньги? — фыркнул я. — При столь явном нарушении закона? Сперва, однако, прошу предъявить мне формальное обвинение.

— Фред, позвони Хольгеру, — посоветовал один из копов. Фред замер с открытым ртом, но в глазах его читалось упрямство, словно он решил хотя бы раз в жизни лично арестовать убийцу. — Говорю тебе, — прозвучало словно цитата из Библии, — позвони Хольгеру, ибо я умываю руки!

— С дуба рухнул? — прошипел Фред. — У нас в руках тип, который…

— У этого типа документы частного детектива, и он знает закон. Если подставишься, тебе нечем будет заплатить даже за торт по случаю торжественного прощания с работой.

Фред вскочил со стула, но уступать не собирался.

— Частные детективы не совершают преступлений?

— Это мне нравится. — Я вознаградил Фреда несколькими хлопками в ладоши. — В каждой профессии встречаются убийцы и идиоты, не так ли?

Он подозрительно посмотрел на меня, прищурился и беззвучно пошевелил ртом — видимо, думал.

— Звони… — не сдавался агент.

— Звоню, звоню! — бросил Фред, выхватил из кармана телефон и начал набирать какой-то номер.

— Хорошо еще, что отпечатки уже сняты, — сказал я в пространство перед собой. Фред на мгновение замер, но второй агент поторопил его жестом и выражением лица.

Я подумал, что, пока я не заберу свою машину, мне удобнее будет переночевать в участке. Может, даже не столько удобнее, сколько безопаснее. Естественно, я вполне мог предположить, что убийство Вэл не имеет ко мне никакого отношения, но люди, с которыми я был знаком меньше суток, погибают настолько редко, что у меня не было никакого желания полагаться на волю случая.

— Шеф?.. Минуту… — Фред повернулся к нам и состроил злобную физиономию, требуя вывести подозреваемого из комнаты. Он терпеливо ждал, пока я вставал, поправлял рукава куртки и не спеша шествовал к выходу. Мы прошли через холл в кухню; возле стола один из техников копался в своем тяжелом многослойном чемодане из хромированной стали.

— Здесь будет множество моих отпечатков, — сказал я. — Так же, как и в спальне наверху, и в ванной, рядом со спальней. Я провел здесь ночь, — добавил я, объясняя до конца ситуацию тому из полицейских, кто настаивал на звонке шерифу.

— Меня это не волнует, — бросил он. — С завтрашнего дня я в отпуске, и кроме того, тебя пока никто ни о чем не спрашивает. — Он обменялся взглядами с коллегой. — Будет адвокат — поговорите, дашь показания. — Он прикрыл глаза и зевнул, почти не открывая рта.

— А нельзя ли увидеть тело? — спросил я. Я чувствовал, что мне лучше было бы помолчать, что я веду себя чересчур активно и это никому не понравится, включая меня самого через несколько часов, но я не мог удержаться и продолжал: — Есть какие-нибудь следы, которые…

— Послушай, — раздраженно прервал коп, и мне сразу же захотелось дать самому себе пинка под зад, прямо у них на глазах. Сейчас, подумал я, он скажет, что мы отнюдь не коллеги, что придурок Фред — это одно, я — совсем другое, а он — вообще третье, и так далее. — То, что я тебя защищаю… — он не договорил, но я понял, что он имеет в виду, — это одно, а то, что я не люблю частных детективов, — другое. Давай не будем брататься, это у нас всё равно не получится. — Он мягко подтолкнул меня, но, похоже, ожидал сопротивления с моей стороны. — Сядь и сиди спокойно. И не слишком усердствуй, себе дороже.

— Да уж, — бросил я, закидывая ногу на ногу. — Четкость твоих формулировок меня прямо-таки потрясает…

— Спокойнее, приятель, — подал голос второй. — Сейчас не до шуток, это не очередная серия «Дневника сержанта Фридея». Не стоит усложнять себе жизнь.

Мне не потребовалось слишком долго размышлять, чтобы понять, что он во многом прав. Мысленно обругав себя, я сел поудобнее и полез в карман за сигаретами. Ах да, я же не курю! Непреодолимое желание охватило меня примерно так же, как и несколько десятков раз в день в течение… скольких уже? С четырнадцатого… сегодня пятое — двадцати двух дней. Мой рекорд. Теперь я буду побивать свой новый вчерашний рекорд, завтра — сегодняшний, послезавтра — завтрашний. Это будет нелегко — один из полицейских только что характерным движением полез в карман. Я закрыл глаза, откинув голову на спинку дивана, пытаясь о чем-то думать, но тут же осознал, что напрягаю слух, хотя непонятно зачем, и принюхиваюсь, словно мексиканский редхаунд, вся жизненная философия которого заключается в обонянии. Он мог бы быть эмблемой частных детективов…

— Говорят, — кто-то встряхнул меня за плечо, — будто здоровый сон свидетельствует о невиновности. — Я открыл глаза. Знакомый уже мне полицейский смотрел на меня, иронически усмехаясь. — Но Аль Капоне, например, не принял в тюрьме ни одной таблетки снотворного. После того, как я об этом прочитал, я перестал верить в народные приметы. — Он оглянулся через плечо. — Пошли.

Вздохнув, я встал и пошел за ним; второй шел за моей спиной. По дороге я увидел, что Фред всё еще стоит с трубкой возле уха и ритмично кивает, затем дергает головой вверх, открывает рот, втягивает воздух и снова его закрывает, затем последовательность возобновлялась. Кто-то его всерьез воспитывал. Мне понравился шериф Хольгер… как его там? Лайонел Барсморт.

Улица встретила нас — а как же иначе? — довольно сильным дождем, так что мы галопом бросились к вишневому «эссексу», и я прыгнул на заднее сиденье, меня даже не пришлось поторапливать. Мы молча доехали до участка. Я уже готовился к разговору с шерифом, но менее разговорчивый из копов сразу же потащил меня по лестнице вниз; это означало, что либо он ведет меня в зал пыток, либо в камеру на удобную койку. Вся мебель и прочая обстановка были белого или черного цвета, единственными разноцветными пятнами являлись арестованные. Я догадался, что кто-то хотел этим сказать: здесь, братец, есть только виновные или невиновные. И невиновным ты не являешься…

Именно поэтому я ожидал скорее зала пыток, но такового здесь не имелось. Я улегся на жесткий черный матрас, приклеенный к твердой койке, в свою очередь, приклеенной к стене — белой. Разложив одеяло, чтобы не застудить почки, я погрузился в размышления — не белые, не черные, скорее, серые и отнюдь не веселые: слишком многое пошло не так, а кто-то более требовательный, чем я, даже сказал бы — совсем не так. Не так я должен был появиться в Редлифе, во всяком случае, не на угнанном в спешке БМВ. Я не планировал завязывать какие-либо близкие знакомства уже в первый вечер, не говоря уже о том, чтобы разбить себе голову. Тем более я не нуждался в ночлеге в подвале городской полиции — в конце концов, я снял вполне приличный дом недалеко от центра города. Я подумал, хорошо ли я сделал, не подключив к компьютеру модем, но, в конце концов, меня ни в чем особенном не обвиняли — так просто, откуда ни возьмись, у дверей убитой появляется никому не известный мужчина, чужой в этом городе… Я сам бы его арестовал, даже если бы он отказывался от каких бы то ни было связей с жертвой.

Жертва… Неужели мое появление побудило кого-то поспешно заткнуть ей рот? Или я просто, как опоздавший зритель, пришел под конец третьего акта и сижу, удивляясь тому, как много всего произошло без меня? Она разговаривала с кем-то ночью, разговаривала довольно долго, а ведь было уже поздно, не самое подходящее время для разговора об очередном полном ужасов сценарии, разве что именно ночью принято говорить о страшном? Не знаю, но скорее бы я решил, что это был личный разговор, долгий личный разговор с кем-то хорошо знакомым, может, с подругой, может, с хорошим другом. А где-то на середине разговора звучит реплика: «А знаешь, какое у меня сегодня было приключение? Я стукнула по голове какого-то пробегавшего мимо типа и устроила ему сотрясение мозга! Теперь лежит, бедняга, в моей спальне для гостей, ну знаешь, той наверху, и спит после немалой дозы лекарств. Что? Да, я вызвала доктора Вернера… Да нет, какой бродяга! Это детектив из Нью-Йорка… Не знаю, не впадай в панику…»

Я почувствовал, что мой сценарий начинает меня затягивать, словно я видел, как эту сцену играет, например, Трэси Хайд. Она мне не особо нравится, но у нее бы это неплохо получилось! Итак, она говорит: «Он первый день в нашем городе… Да, приехал сегодня. Что? Нет, не волнуйся — не может быть, чтобы он специально разбил себе голову о мою дверцу, в конце концов, это я его стукнула!.. Да, я уверена! Я не кричу, просто ты меня раздражаешь своими подозрениями. Приезжай завтра и познакомишься с ним… Ладно, попробую с ним как-то договориться. Ладно… Ладно…»

Трубка положена. Конец связи.

Какие у меня основания полагать, что всё было именно так? Почти никаких. Скорее все можно было бы списать на случайность — подброшенная сколько-то раз монета когда-нибудь упадет на ребро. У меня самого когда-то выпал из рук стеклянный шар, отскочил от земли и снова попал в мои дрожащие руки. Случайность. Идет спокойная жизнь маленького городка, претендующего на звание зимнего курорта, а тут появляется детектив и удивляется тому, что в городе что-то происходит. Просто, дорогой мой, ты должен вписаться в местную жизнь. Может быть, тогда многое перестанет тебя удивлять?

С этой мыслью я отключился и заснул.

«…я выругался, словно поляк с похмелья при виде молока…»

Утром, еще до того, как программа «Тюремный капеллан» полицейского компа начала созывать заблудшие души к молитве, я вскочил с койки, свежий, выспавшийся и готовый к новым впечатлениям. Похоже, дождь кончился: сквозь узкое зарешеченное окошко пробивались лучи солнца. Схватившись за решетку, я подтянулся на руках и смог наконец увидеть, что мы действительно находимся в долине, а не в неглубокой впадине между едва видимыми в тумане тенями гор.

Снега на них еще не было, сочная темная зелень сражалась с серо-коричневыми скалами, но прежде всего — с красными кленами, от которых и происходило название города. Когда-то, видимо, их было намного больше, и наверняка до «Катка Валентина» вся долина в это время года пылала карминовым и алым цветом, но и сегодня еще достаточно густые группы старых деревьев образовывали интересные узоры на склонах, а деревья помоложе обрамляли края простиравшихся среди скал лугов. Если это была чья-то идея, то она была достойна восхищения, если же это творение природы — оно должно было привлекать сюда множество самоуверенных и надменных художников из больших городов. Общую картину портила лишь одна деталь — какой-то идиот раскрасил в яркие ярмарочные цвета опоры подъемника, из-за чего они выглядели как попавшие на классический ковер брызги блевотины. Убивать за такое надо! Интересно, кто из местных шишек является его владельцем? Наверняка какой-то психопат.

Я отцепился от решетки как раз в то мгновение, когда хлопнула какая-то дверь наверху, и кто-то неуклюже, словно его только что разбудили, начал спускаться по лестнице. Появился уже знакомый мне недружелюбный коп.

Что-то пробормотав, он вставил ключ в замок, лязгнул засов. Дверь бесшумно открылась, достаточно широко для того, чтобы у меня не оставалось сомнений — сюда я уже не вернусь. Я потянулся, застонав от удовольствия, кивком поблагодарил полицейского и вышел в коридор. Когда мы поднялись наверх, он буркнул: «Садись» и начал открывать сейф. Лишь когда он достал оттуда мой бумажник, мрачное выражение на его лице сменилось улыбкой. Протянув мне мою собственность, он обошел стол и сел, а я двумя ловкими движениями превратил бумажник в веер и по очереди, методично, стараясь выглядеть как можно более обиженным, проверил все отделения.

— Угу! — пробормотал я, довольный результатами проверки, затем поднял взгляд и посмотрел на копа. Лицо его приобрело пурпурный оттенок, наполовину от стыда, наполовину от злости.

— Всё на месте? — язвительно бросил он.

Впрочем, получилось это у него достаточно неуклюже. Да и понятно — провинция. Где тут рядовому полицейскому потренироваться в красноречии — на местных жителях?

— На первый взгляд — да, но я бы хотел, чтобы кто-нибудь пошел со мной в банк и зафиксировал состояние счета, поскольку у меня есть сомнения, — банкомат ведь работает круглые сутки, так?

На этот раз он побледнел, и я мог бы поклясться, что температура его тела понизилась на несколько десятых градуса.

— Ах ты гнида! — процедил он.

Ну и цирк! Я приложил руку к груди и поклонился:

— Я?

— Надо было оставить тебя Фреду! — рявкнул он.

Я возмутился: он что, ждал выражений благодарности? За то, что меня не избили? Не выбили зубы? Не отбили почки и не поломали ребра?

— Надо было, — сейчас вы писали бы рапорты с просьбой о смягчении наказания. Например, лишь об увольнении из полиции без права возвращения и без пенсионного обеспечения! Да, кстати, — как тебя зовут, приятель?

— Постовой Даррел…

— А этого, который без мозгов, как?..

— Сержант МакЛейниган.

— Ну что ж, всего хорошего, Даррел. — Я встал. — Не извиняйтесь и не провожайте, я сам справлюсь. А насчет банкомата я пошутил.

— Шериф будет у себя в час, он просил, чтобы ты… чтобы вы зашли к нему побеседовать.

— О, первая добрая новость за сегодня. С удовольствием зайду поболтать с шерифом.

Я подумал, что зря я продолжаю играть эту комедию, достаточно будет, если он в соответствующем свете представит шерифу сегодняшнее утро: «Он издевался над нами, шеф, высмеивал наш акцент и провинциальную тупость. Он сказал, что в этом участке проворнее всех движется только вода в канализации, а самая лучшая память у факса, поскольку он помнит все буквы, чего о нас не скажешь. И еще, шеф, он говорил, что вам приходится водить пальцем по буквам, чтобы прочитать на дверях надпись „ВЫХОД“…»

Ничего не поделаешь. Если он настолько же туп, как Фред, проблем мне не избежать, если же нет — как-нибудь сумею объясниться. Я вышел на улицу и выругался, словно поляк с похмелья при виде молока.

Лил дождь.

Некоторое время я стоял, глядя на закрытые водной завесой горы, на исчезающие в струях воды пятна кленов и опоры подъемника. Потом открыл дверь и крикнул в глубь помещения:

— Дождь идет, постовой Даррел! Не могли бы вы отвезти меня к моей машине?

— Она стоит на парковке за правым углом, ключи в замке! — крикнул он в ответ.

Меня подмывало потребовать зонтик, но рассудок победил. Я поднял воротник куртки и побежал к машине. Действительно, она стояла в указанном месте, и ключи были в замке. Я завел двигатель и поехал домой.

Миссис Кендрик сегодня уже там побывала или, что более вероятно, включила вчера термостат, так что в доме было уютно, тепло и приятно. Я приготовил себе крепкий кофе, такой, что разъедает хромированное покрытие на ложке, вместо курения сигареты подумал о том, что неплохо было бы освежить рот с утра, и тщательно почистил зубы, всё это время размышляя, что делать дальше. Служебные обязанности, однако, прежде всего; я поставил чашку на столик, включил компьютер и кратко описал события позавчерашнего, вчерашнего и сегодняшнего дней. Потом, всё еще исправляя опечатки, набрал телефон Грега-Гришки. Когда он ответил, я сохранил текст записок и начал плакаться ему в жилетку. Он внимательно слушал, то и дело бросая: «Гонишь!», «А ты что?», а я, поглядывая на экран, отвечал ему, одновременно запустив антивирус, и несколько минут спустя комп выдал мне стандартное сообщение: «Вирусов не обнаружено».

— Первая ночь — в чужом доме, с разбитой башкой, вторая — в камере. Как думаешь, что будет на третью? — спросил я.

Другая программа, в теории дефрагментирующая диск и упорядочивающая память, занялась затиранием следов о посланном сообщении и о деятельности антивирусной программы. Мой тайный электронный сообщник работал на полных оборотах. У Грега же, похоже, возникли какие-то проблемы, поскольку он долго молчал. Я подумал было, что у него какая-то незадача с английским языком, и уже собирался что-нибудь ему подсказать, когда мне пришла в голову мысль, которая наверняка пришла в голову и ему:

— Если ты хочешь меня от чего-то предостеречь и намекаешь на кладбище, то не строй иллюзий. Я долго еще не позволю отдать мне последние почести.

Прежде чем он ответил, какое-то холодное дуновение пронеслось через комнату, настолько отчетливое, что я посмотрел на входную дверь, не открылась ли она от сквозняка, а затем ощущение опасности ударило меня словно обухом по голове.

— Подожди, — тихо сказал я Грегу, хотя бедняга всё равно молчал. Я выбрался из-за стола и окинул взглядом комнату. В моем кабинете со вчерашнего дня ничего не изменилось, я посмотрел на спальню, кухню… Ничто и нигде не свидетельствовало о чьем-либо визите, а тем более о спрятанной взрывчатке или «жучках». Но, подумал я, можно ли представить себе лучшую возможность заминировать дом, чем отсутствие хозяина в течение всей ночи? Когда тот спокойно спал в камере? Я нашел коробку номер восемь и сорвал опоясывавшую ее ленту; там находились всякие мелочи — наручники, два… нет, три парализатора, пугач, несколько ножей. Я взял нож с выбрасываемым лезвием, примерил его в руке и спрятал в карман. Потом вернулся к столу и, внимательно всматриваясь в залитый дождем переулок,сказал:

— Грегги? Ты там? Извини, у меня чайник засвистел, а сейчас мне уже пора. Постараюсь позвонить побыстрее.

— Пока! — буркнула трубка.

— Пока, брат.

Теперь я уже действительно ощущал какое-то странное возбуждение и не мог понять, то ли сам вгоняю себя в подобное состояние, то ли действительно что-то происходит на едва ощутимом, эфемерном, может быть, астральном уровне. Выскочив из дома, я прыгнул в машину и помчался в сторону Донкея; на первой же станции техобслуживания я заехал на эстакаду и тщательно осмотрел автомобиль снизу, даже позвал автомеханика.

— Посмотрите профессиональным взглядом — у меня во время езды раздаются какие-то странные звуки, и никак не могу понять, в чем дело.

Мы ничего не нашли. Мне оставалось только ехать дальше. В Донкее я проехал по улице, с которой два дня назад в страхе бежал, словно чистильщик бассейна, застигнутый в спальне клиента; за поворотом возле мастерской я вышел и, высунув из-за угла нос, минут пятнадцать наблюдал за ближайшим окружением. В конце концов я вынужден был признать, что я либо истеричная баба, либо слепец, который не в состоянии воспринять подаваемые ему сигналы. В обоих случаях я мало что мог сделать, так что, уже не раздумывая, подъехал на «датсуне» к мастерской, где меня тепло приветствовал Джексон. Его радость могла означать, что он устроил моей машине капитальный ремонт. «Блэкстар», из-за которого я угодил в такой переплет, невинно стоял под крышей, уставившись на меня фарами. Еще позавчера они так мне нравились.

— Превосходно… — оценил Джексон, щелкая ногтем по объективу камеры заднего вида. — Хотя, в принципе, возникает вопрос: раз уж вы любите такие мощные машины и раз уж у вас нашлось немного денег на такой двигатель, то почему не БМВ?

Он смотрел на меня невинным взглядом, а я раздумывал, не пришло ли еще время кого-нибудь убить. Я пожал плечами, хотя знал, что подобным образом даже спец из Шаолиня не сумеет повредить и мухе.

— Не знаю. БМВ какой-то такой… крикливый…. Мол, «смотрите, люди!». А мне вовсе не нужно, чтобы любой придурок пытался столкнуть меня с дороги, а нужно лишь, чтобы я мог, когда захочу, ехать чуть быстрее остальных.

— Ясно.

Он не пытался со мной подружиться, просто показал калькуляцию расходов. Я показал в ответ, что не боюсь трехзначных счетов. Мы договорились, что он подержит «датсун» у себя, пока его не заберет компания Гертца, и распрощались.

В пределах города я вел себя законопослушно, но сразу же за его границей достал из «бардачка» оружие и, чувствуя себя уже спокойнее, вернулся в Редлиф. В гараже я выгрузил остальные шмотки, в том числе два детектора, подключил стационарный, со вторым прошелся по дому и подвалу. Чисто. Прочие «штучки» я запихал в кухонные шкафы. До полудня мне удалось распаковать большую часть коробок, отмеченных надписью «Не трогать», и разложить их содержимое по соответствующим местам. Оказалось, что я не в состоянии заполнить собственным барахлом даже столь небольшой дом: видимо, когда паковался, выкинул слишком много вещей. Решив, что в достаточной степени придал дому человеческий вид, я сел за компьютер и спокойно просмотрел записи, которые прекрасно замаскированная «антивирусная программа» переслала по модему в Нью-Йорк, и дополнил их множеством догадок, рассуждений, прогнозов и гипотез. Записи я закрыл кодом, код замаскировал с помощью другой программы и запустил очередное приложение, которое под присягой бы показало, что я занимался совсем другим. Вот она, электронно-информационная верность. За восемнадцать тысяч долларов, к счастью не моих.

В двенадцать пришло время принять душ, и я побрился наконец своей собственной бритвой. Меня обрадовал тот факт, что у меня еще осталось немного кофе; между одним обжигающим глотком и другим я пытался дозвониться до Гертца, но всё время было занято, так что в конце концов я поручил компу сообщить фирме о том, где находится их автомобиль.

Учитывая мою сегодняшнюю активность, распределение труда между мной и электронным помощником было вполне справедливым. Довольный собой, я пошел на кухню, где сосредоточился на последних глотках кофе и нескольких свежих мыслях, которыми намеревался вскоре воспользоваться при разговоре с шерифом. Собрав все необходимые документы, я отправился в путь и несколько минут спустя был уже в полиции; дежурный в ответ на вопрос о шерифе ткнул куда-то большим пальцем, но прежде тщательно изучил меня взглядом — видимо, постовой Даррел надлежащим образом подготовил своих коллег. Я подошел к стеклянному боксу, в котором сидел, развалившись в кресле, шериф; на двери поблескивали серебром буквы, складывавшиеся в надпись: «Хольгер Л. Барсморт» и в нижней строке: «Шериф округа Редлиф»; несмотря на то что в надписях было разное количество букв, нижние буквы были уменьшены как раз настолько, чтобы длина обеих строк в точности совпадала. Я не знал, насколько ценна данная информация, но на всякий случай решил это запомнить. Заметив, что шериф видит меня уже издалека и не притворяется чересчур занятым, я поднял руку, собираясь постучать, но он махнул мне: «Не дурачься, заходи». Я зашел.

Оказалось, что он вовсе не сидит, как я думал, развалившись в кресле, на манер шерифа из кинофильма, — правая нога его была в гипсе и лежала на низком табурете. Он протянул мне руку, мы обменялись крепким мужским рукопожатием стражей закона, если можно так сказать. Во всяком случае, он выглядел именно так — загорелое, слегка морщинистое лицо, густые усы; будь они чуть подлиннее, он мог бы позировать для фотографий в роли Уайетта Ирпа. Коротко подстриженные волосы пепельного цвета, глаза серые, как камень, и такие же твердые. Я сел в указанное мне кресло.

— Шериф, полагаю, вы получили мое письмо. Там говорилось… — Я замолчал, увидев, как он отрицательно покачал головой. Шериф до сих пор еще не раскрывал рта. Я издал протяжное мычание, словно человек, размышляющий над чем-то или застигнутый врасплох. Или пойманный на лжи. В моем случае последняя возможность исключалась, я знал, что письмо не дошло, и знал, что никто не сможет доказать, что виной тому чья-то злая воля. — Э-э-э… Странно, я отправил его две недели назад… Сейчас. — Я открыл папку. — У меня есть привычка хранить всю документацию в одном месте, может быть… — Я порылся в груде бумаг, наконец, торжествующе воскликнул: — Ха! Так я и знал! — Я подал ему квитанцию на заказное письмо, с датой, читавшейся столь же отчетливо, как намерения стоящего перед борделем матроса.

Шериф бросил взгляд на бумажку и пожал плечами.

— Мои люди доложили, что у нас в Редлифе появилась помощь, — наконец произнес он. У него был глубокий, сочный голос с легкой хрипотцой старого заядлого курильщика; я сразу же почувствовал легкое покалывание в кончике языка. — Я несколько удивлен… — закончил он, снова пожав плечами.

— Не совсем так, шериф. Мне просто надоел Нью-Йорк. Мне захотелось сменить обстановку, а когда я окончательно созрел для подобного решения, то подумал, почему бы не реализовать заодно несколько планов из далекого прошлого, ну, вы понимаете: собака, кот, камин, лыжи зимой, рыбалка всё остальное время года, фотоохота. У меня даже есть на всё это деньги, но на всякий случай, если вдруг окажется, что все эти занятия намного скучнее, чем я предполагал, сидя в нью-йоркском смоге, я подал заявление на патент на детективную деятельность в нескольких городах. А из полученных предложений выбрал Редлиф.

Он что-то буркнул в знак того, что понял. Я вынул из папки пачку бумаг и подал ему. Он взял их и, даже не заглядывая, положил на стол.

Я замолчал и уселся поудобнее, всем своим видом давая понять, что жду вопросов. Некоторое время ничего не происходило, шериф набрал в грудь воздуха и выдохнул через нос. Я перестал его разглядывать и обвел взглядом помещение. Шериф Барсморт любил баскетбол — я заметил несколько фотографий: Мэйджик Джонсон, Савианна Тайфун, Пардью, Джоэл, все с автографами. Рядом фотография изумительно красивой женщины, что-то среднее между Келли Мак-Вернон и Ритой Хэйворт; черты ее были полны тепла и какого-то обещания. Я постарался невозмутимо скользнуть по фотографии взглядом, но решил, что при ближайшей возможности стащу ее у шерифа.

— Какого рода делами вы занимаетесь, мистер…?

— Скотт. — Я поднял руку, а потом показал на себя. — Просто Скотт. — Я улыбнулся и откашлялся. — Как всякий сыщик: разводы, шантажи, вымогательства, но это реже, кроме того — защита от отчаявшихся кредиторов. Всё.

— Всё… — Он задумчиво щелкнул ногтем по пачке моих документов. Внимательно глядя на собственный палец, он разделил бумаги на три слоя; кончик пальца слегка подрагивал, мы заметили это одновременно. Барсморт убрал руки со стола. — А чем ты здесь будешь заниматься?

— До вчерашнего дня я считал, что прежде всего я буду сидеть в укрытии, выслеживая мужей, пытающихся подцепить парочку приезжих кисок. Я ознакомился со статистическими данными Редлифа и не ожидал ничего большего, но вчера…

— Это первое подобное преступление за несколько лет. Впрочем, предыдущими были два обычных убийства, по пьяни и в состоянии аффекта. Убийцы признавались почти сразу же или через час. — Медленно, словно собираясь с силами, он перевел взгляд со своей загипсованной ноги на мое лицо. — С формальностями, — он показал на мои документы, — покончено, разве что если только у тебя фальшивая лицензия. А теперь остальное. — Он с некоторым усилием снял гипсовый сапог со столика, положил руки на крышку стола и сплел пальцы. — Меня всегда готов удар хватить, когда я читаю или вижу в кино провинциального шерифа, который твердит о том, что это его город и никто не должен вмешиваться в его дела, мол, он и сам справится, и прочее… Теперь эта честь выпала мне. Если ты достаточно умен, то прекрасно понимаешь, что я могу с легкостью с тобой покончить. Города ты не знаешь, никто не станет с тобой разговаривать, все притворятся, будто не знали Вэл, и так далее. Проще говоря, что ты станешь…

— Стоп! — прервал я его. — Кто вам сказал, что я собираюсь расследовать убийство Вэл Полмант?

— А что, нет?

— Этого я тоже не говорил, но вы заявляете с такой убежденностью…

— Ну да. — Он слегка улыбнулся. — Я постоянно рассуждаю словно по типовому киносценарию: в городок приезжает детектив, обнаруживает, что там произошло преступление, и словно терьер набрасывается на любой возможный след из тех, на которые местная полиция почему-то не обращает внимания.

— Скорее — не замечает. Обычно в фильмах всегда так бывает.

— Верно. Ладно, не будем долго ходить вокруг да около: если удастся быстро найти преступника — буду рад. Так же как и каждому, кто мне поможет.

Я остановил его движением руки — мол, понятно. Шериф довольно кивнул.

— Что касается Фреда, то есть племянника мэра… — Он не договорил.

Я отважился еще раз поднять руку и улыбнулся. Барсморт снова кивнул, но, кажется, уже начинал злиться — он явно оказывался в позиции просителя. Он еще немного подумал, я тоже — пожалуй, говорить было больше не о чем. Шериф побарабанил пальцами по краю стола.

— Можешь звать меня Хольгер. Наверняка мы будем часто видеться, так что нет никакого смысла… — Он слегка качнул головой. — У тебя есть какие-нибудь планы на сегодня?

— Нет, я ничего не планировал, я не знал, сколько потрачу здесь времени.

— Это хорошо. Я бы хотел, чтобы мы съездили в одно место — водитель из меня сейчас никакой, — и заодно поговорим.

Перехватив мой одобрительный взгляд, он ловким движением убрал бумаги в ящик, встал и поковылял к двери. Я оказался проворнее и придержал дверь перед ним. Мы не спеша прошли по коридору, позади слышалось ритмичное постукивание гипса о пол. Я вышел первым, не надеясь увидеть солнце, и не ошибся. Когда Хольгер присоединился ко мне, я спросил:

— У вас тут вообще бывают ясные дни? — Он поморщился и посмотрел на небо:

— Сам ничего понять не могу. Никогда такой осени не было. Дожди всегда шли раньше, где-то с середины сентября до середины октября, потом с каждым днем начинало становиться холоднее, а потом в один прекрасный день начинал идти снег, и шел двое суток. Значит — началась зима. А в этом году?! — Он отвернулся и сплюнул, затем показал на стоявший на парковке полицейский «рейнджер». — Ты не мог бы подогнать его сюда?

Я сел в машину и подъехал к крыльцу. Хольгер ловко подковылял и почти без помощи ног забрался внутрь.

— Неплохая тачка, — заметил я.

— Триста пятьдесят лошадиных сил, — усмехнулся он.

— Ничего себе! — пробормотал я. — Почти как у легкого танка…

— Ты еще не видел здешнего снега. — Он показал мне, куда ехать. — Тогда такая мощность оказывается очень даже полезной. — Он ласково погладил приборную панель. — А у тебя что?

— «Форд-блэкстар». — Он кивнул — мол, ну да, неплохая машинка, и называется красиво, почему бы и нет, есть любители. — С двигателем «Сноу Сторм». — Я сделал небольшую паузу. — V3D, — снова пауза и конец фразы: — SGTI.

— А? — выдохнул он, надув щеки.

Каждый раз, когда я слышу подобное «А?», я вычитаю несколько сотен из немалой суммы, уплаченной за эту машину.

— Теперь куда?

Мы подъезжали к перекрестку. Меня неожиданно обдало холодом, словно от обивки сиденья потянуло прохладой. Именно на этом перекрестке я не хотел ехать прямо. Прямо — означало…

— Прямо.

Пришлось кашлянуть, чтобы замаскировать судорожное сглатывание образовавшегося в горле комка.

— Далеко? Я бы хотел немного разогнать эту колымагу.

— Два километра, но в конце мост. Начатый и недостроенный, так что будь осторожен, — непринужденно рассмеялся шериф.

Я почувствовал слабость. Вот ведь гад, усыпил мою бдительность и в итоге посадил задницей в мясорубку, причем я сам не заметил когда. Теперь придется воспользоваться его ограниченной подвижностью и бежать, скрыться на несколько часов, а лучше всего — на несколько дней, чтобы продумать линию защиты; тем временем мне пришлось прибавить газу, уничтожая даже те краткие мгновения, что мне еще остались на раздумья.

— Смелее, я скажу тебе, когда выбросить парашют!

Я вдавил газ сильнее. Спокойно, подумал я, без паники. На чем я могу попасться? Если нашли БМВ, это в любом случае не имеет никакого отношения к Вэл, этого никто не свяжет, поскольку связывать нечего. Что касается машины… машины и моего с ней знакомства… Может, просто расскажу что-нибудь вроде такого: у меня сломался автомобиль, — впрочем, это правда. Случайно я встретил двух бандитов, с которыми у меня давние счеты. Случайно? Ладно, случайно, но я не был уверен, действительно ли это случайность или же они меня преследуют, так что я решил как можно быстрее сматываться из Донкея, и мне как раз подвернулся этот БМВ. Ну, я его и угнал. А поскольку я хотел, чтобы бандиты считали, будто я покинул пределы штата, пришлось похоронить машину, а не возвращать ее с извинениями и направлять возможную погоню в Редлиф, где, в конечном счете, мне предстояло провести ближайший отрезок жизни. Я посмотрел на Хольгера. Он внимательно смотрел на меня своими гранитными глазами.

— Я думал, ты поедешь быстрее, — сказал он, не скрывая легкого разочарования, а может быть, даже преднамеренно его подчеркивая.

— Просто я посмотрел на твою ногу, и мне как-то расхотелось.

Однако я всё же слегка придавил педаль. Я немного странно себя чувствовал, мчась со скоростью сто миль в час, причем голова моя находилась на высоте двух метров от дороги, словно я сидел в какой-то стартовой установке, чтобы мгновение спустя выдвинуть крылья и взмыть в затянутое тучами небо. Приближался поворот, после которого мы должны были выскочить прямо на разрушенный мост; я едва не сбавил ход, но вспомнил, что ничего о нем якобы не знаю, и продолжал гнать дальше. Хольгер выдержал до самого последнего момента.

— Ну, теперь давай медленнее, иначе нам придется плыть. Я бы даже сказал, что плыть придется тебе, поскольку я с этим гипсом пойду прямо ко дну.

Перед самым поворотом я мягко притормозил.

— Верно, ведь здесь же река! — Я хлопнул рукой по лбу. — Омивояхи, так?

Он кивнул, а я сбавил ход до тридцати, двадцати, десяти, миновал первую из полицейских машин и остановился возле второй. В конце дороги, над первым пролетом, стоял небольшой кран дорожной помощи, явно слишком слабый, чтобы поднять двухтонный БМВ. Две группы полицейских стояли возле крана и курили — вот скоты. При виде шерифа они завершили какую-то перемежавшуюся смехом дискуссию, и один побежал к нему с докладом. Хольгер оперся о мокрый радиатор «рейнджера», над которым поднимался легкий пар.

— Здесь, — сказал он, показывая на реку, — вчера нашли машину…

Его прервал полицейский, который остановился перед начальником и развел руками.

— Ничего больше нет, шеф, — пробормотал он. И в самом деле, что он ожидал найти — парижский салон на дне Омивояхи? Я сунул кулаки в карманы куртки — зачем им видеть, что они у меня крепко сжаты?

Хольгер пожал плечами и повернулся ко мне:

— Ты что, не слишком любопытен или маскируешься?

— Маскирую собственное любопытство, — машинально бросил я.

Он поднял воротник куртки.

— Здесь вчера нашли фургон Вэл, — тихо сказал он. У меня начался дикий приступ нервной икоты. Мне удалось подавить первый позыв, за ним второй, но я знал, что через несколько мгновений начну удивлять окружающих. — Кто-то хотел сбросить его в реку, но ему не хватило нервов — то ли не разогнал машину как следует, то ли слишком рано выскочил, во всяком случае, фургон повис на брюхе. Потом сюда приехали какие-то две парочки и сообщили нам. Тогда мы поехали к дому владельца машины и нашли Вэл.

Я икнул. Как я и ожидал, это заинтересовало обоих слушателей.

— Что нужно было убийце? — спросил я, воспользовавшись перерывом в икоте с точностью до секунды. — И-ик!

— Точно неизвестно, наверняка ему важно было время. Вэл часто выпадала на несколько дней из жизни, выключала даже автоответчик. Иногда неожиданно уезжала на какие-то совещания, исследования, мозговые штурмы. Если бы автомобиль утонул, у убийцы было бы в распоряжении по крайней мере несколько дней.

— Не совсем, мы с Вэл договорились вместе поужинать… — бросил я, размышляя над его словами или, скорее, отводя тепло от распаленного мозга.

— Ага? — Он ненадолго задумался. Я открыл рот, но он опередил меня и сказал то, что хотел сказать я: — Это знали ты и Вэл, а тот некто мог и не знать… — Он замолчал, осененный какой-то мыслью; я решил показать, что мы в Нью-Йорке тоже не лыком шиты:

— А может, я должен был прийти к Вэл, потом меня ранили бы или застрелили и обвинили в убийстве хозяйки? А?

Он тряхнул головой, сбрасывая капли воды с кончика носа, поставил камешек перед носком начищенного до зеркального блеска ботинка и, опершись на костыли и загипсованную ногу, пнул его. В голове его явно бродили какие-то мысли, но ни одной из них он не озвучил. После долгого молчания шериф посмотрел на подчиненного:

— Ну тогда поезжайте. — И мне: — Мы, наверное, тоже?

Отметив, что он не отверг моей импровизированной гипотезы, я сел в машину. На заднем боковом стекле я заметил наклейку, на которой коренастый ковбой с двумя кольтами в кобурах направлял на читающего вытянутый палец. На высоте колен ковбоя шла надпись: «Выбирайте шерифом Хольгера Лайонела Барсморта. Он слишком стар, чтобы научиться чему-нибудь новому в жизни».

— Это из Чандлера, — сказал я. Он сразу же понял, о чем я, и подмигнул. — Когда выборы?

— Чуть меньше чем через месяц.

— А сколько кандидатов?

— Неожиданно целых трое. Один не в счет, но второй — это наш старый гражданин, который после успешного завершения службы в воздушной кавалерии вернулся в родной город.

— И город ему простил, что он уехал?

— Да, всё-таки он участвовал в операции «Сломанный Перевал». Едва не разбомбил бункер Ассавара. — Я удивленно посмотрел на него и завел двигатель. — В той же степени, в какой каждый из наших едва не застрелил Ассавара, — добавил он.

Я развернул машину и медленно двинулся обратно в город. Я начинал обустраиваться на новом месте, и нужно было быстро усваивать информацию. Стеклоочистители услужливо смахнули со стекла тонкий слой воды. Хольгер достал выглаженный и аккуратно сложенный платок и вытер лицо и шею.

— В баскетбол играешь? — ни с того ни с сего вдруг спросил он.

— Да, — ответил я, слегка удивившись смене темы. — А что?

— Два раза в неделю мы, старики, играем здесь в зале. Разделили город на четыре команды и режемся весь осенне-зимний сезон. На Пасху проигравшие устраивают гигантскую вечеринку с благотворительной частью и всё такое прочее. Это уже девятилетняя традиция. Я, как видишь, из игры пока выпадаю, а ты теперь в нашей команде, западного района.

— Гм… почему бы и нет?

— Ну тогда в четыре в зале, знаешь, где это?

— Да.

Мы уже ехали среди первых домов. Дождь перестал почти полностью, сея надежду в моей душе. Блеснуло солнце, но, боясь сглазить, я не осмелился прокомментировать этот факт.

— Как думаешь, как это случилось?

Не было смысла притворяться, будто я не понимаю, что он имеет в виду.

— Думаю, они встретились здесь, Вэл и убийца, дальше есть два варианта: либо он придумал какую-то причину, чтобы поехать к ней домой, там ее убил и вернулся, чтобы утопить машину, либо сразу ее убил, попытался избавиться от тела вместе с машиной, это у него не получилось, и он поехал с телом к ней домой. Свидетели есть?

— Пока нет.

— Когда это произошло?

— Ночью, около полуночи. Мы сейчас как раз едем в больницу, если хочешь, конечно; там, возможно, узнаем больше. — Я кивнул. — В таком случае вторая улица направо, потом третья налево.

— Знаю, уже успел немного познакомиться с планом города.

До самой больницы мы больше не разговаривали. При виде автомобиля шерифа радостно улыбающийся мулат выкатил из приемного покоя коляску и, загрузив в нее шерифа, направился к лифту, весело приветствуя нас.

— Вниз, Мигель, — прервал Хольгер поток слов мулата.

— К стервятникам?

Хольгер что-то прошипел и поморщился. Мулат перестал дурачиться. Мы молча спустились на один этаж, нас встретил тяжелый воздух, в котором смешались запахи разложения, формалина и каких-то средств, целью которых было заглушить естественный запах смерти, но каким-то странным образом они его лишь подчеркивали. Во всяком случае, если бы я лежал в этой больнице и ко мне пришел с визитом кто-то пахнущий именно так, я начал бы писать завещание, в котором на долю больницы не причиталось бы ничего.

Возле четвертой двери шериф положил руки на колеса и затормозил.

— Спасибо, Мигель. Я сам справлюсь. — Ловко развернувшись на месте, он толкнул выпрямленной ногой дверь и въехал в помещение, обозначенное номером четыре. Я вошел за ним, перед этим строго посмотрев на Мигеля, который явно собирался подсматривать сквозь щель.

В конце концов он пошел в сторону лифта, я же двинулся за шерифом. От букета запахов меня едва не затошнило, мне хотелось схватить какой-нибудь зажим и, отключив обоняние, дышать только ртом, словно при уборке давно не чищенного туалета. Пока я боролся с приступом тошноты, шериф пожал руку какого-то типа в столь помятых коричневых вельветовых штанах, что они напоминали старую батарею парового отопления; кроме того, он был чернокожим, так что у меня не оставалось сомнений, что известия о вскрытии разойдутся по городу со скоростью, о которой не мечтал и Эйнштейн. Шериф оглянулся ко мне через плечо.

— Доктор Орбис, Скотт Хэмисдейл, — представил он нас друг другу. Доктор, к счастью, не поспешил ко мне с протянутой рукой. Это был не первый мой визит в прозекторскую, но он впервые имел отношение к кому-то, с кем я познакомился незадолго до того, как он оказался здесь; я испытывал отвращение при одной мысли о том, что мог бы пожать руку, которая, возможно, копалась в теле Вэл. — Так что, доктор?

Орбис жестом пригласил нас в свои владения.

— Ее задушили, а перед этим — оглушили двумя ударами почти в одно и то же место. Я мог бы предположить, что кто-то схватил ее за шею и дважды ударил о стену или другую плоскую твердую поверхность, а потом, не меняя положения пальцев на шее, лишь усилив захват, задушил.

Он остановился перед своим столом, заваленным бумагами так, что я не видел, из какого материала сделана его крышка. Показав мне на единственный в помещении стул, он присел на край стола, не обращая внимания на треск лежащих на нем компакт-дисков и каких-то пластиковых футляров.

— Когда это было? — спросил шериф, а я по выражению лица Орбиса, на котором промелькнула легкая тень раздражения, понял, что вопрос задан неудачно.

— От смерти до обнаружения тела прошло около четырнадцати часов, так что ее задушили около одиннадцати вечера, может быть, в половине двенадцатого. Более точные данные будут получены после анализа содержимого желудка и…

— Доктор, — прервал я его, — вас ничего особо не удивило? Может быть, поделитесь какими-нибудь собственными соображениями? В подобных ситуациях они всегда высоко ценятся, — заверил я, наблюдая за доктором, рассеянно теребившим край штанины.

— Есть одно, — сказал он, поморщившись и с наигранным замешательством почесывая за ухом, но актер из него был никакой.

— Да? — поторопил я его, поскольку именно этого хотел бедный, провинциальный, уставший патологоанатом, тративший в год столько же формалина, сколько другие морги за неделю.

— Убийца засунул жертве в горло пенис. — Он подождал моей реакции; на этот раз притворяться мне не пришлось. — Мужской, настоящий, не какую-нибудь резиновую игрушку.

— О господи!.. — простонал Хольгер. — Вот сукин сын! — Он схватился за подлокотник своей коляски и с такой силой рванул его вверх, что еще немного, и архимедовское: «Дайте мне точку опоры!» стало бы неактуальным. Коляска с треском опустилась на колеса. — Какой-то извращенец?! — Он в полной растерянности посмотрел на меня.

Я почувствовал, как застучало у меня в висках, лицо охватила волна жара. На мгновение исчез запах, раздиравший слизистую моего носа. Мне пришлось обратиться к собственному мозгу, что нечасто со мной бывает.

— Только в том случае, если он воспользовался своим, — выдавил я.

— А если чужим, то что — он более нормален? — рявкнул шериф.

Я мысленно с ним согласился, но не сказал этого вслух: какая-то мысль мелькнула у меня в голове, оставив после себя лишь туманный след.

— Можете рассказать об этом чуть больше? — Доктор уже открывал рот, когда меня вдруг осенило, и я задал один из самых точных в моей жизни вопросов:

— Свежий или не очень?

Орбис замер с полуоткрытым ртом. Шериф молча переводил взгляд с доктора на меня и обратно, а затем остановил его на Орбисе, которого, казалось, вот-вот хватит удар.

— Ну… Кхм! Грррм… В общем… — Доктор сполз со стола, сбросив заодно пачку бумаг, груду носителей информации разного рода и десяток смятых стаканчиков из-под кофе; похоже было, что он собирается вытянуться в струнку. — Мужской… белый, относительно молодой…

Шериф ударил рукой по подлокотнику.

— Особенно интересно, что мужской! — прорычал он. — Это сужает круг подозреваемых, Орбис! Черт побери, начинаем искать мужчин без мужского пениса! Женские пенисы исключаются! Даю тебе два часа на выяснение всего, что связано с этим… — Он яростно засопел.

— Шериф, — вдохновенно сказал я. — Сделайте так, чтобы мистер Орбис никому и ни под каким предлогом не распространял эту информацию. Отчет пусть передаст вам лично.

Хольгер некоторое время смотрел на меня, потом направил палец на патологоанатома:

— Ты под присягой. Если эта подробность хоть где-то просочится, то вылетишь с работы и никогда и нигде больше на нее не вернешься.

Резко рванув колесо, он развернулся и покатил к двери, едва не переехав меня, так что я едва успел отскочить. Когда дверь загрохотала от удара загипсованной ноги и захлопнулась за шерифом, я повернулся к Орбису. Я хотел сказать ему, что мне нужно знать, какое время назад был отрезан пенис, чем он был отрезан, каково происхождение его бывшего владельца, чем он болел, как выглядела его половая жизнь в последние часы перед ампутацией и был ли он сам жив в этот момент, или же были обесчещены два трупа, но я увидел на лице доктора столь неприкрытую ненависть, что у меня сразу же пропало желание задавать вопросы. Однако и щадить его я тоже не собирался.

— Если не сделаешь так, как тебя просили, то ищи себе другое место, — пригрозил я и вышел, хлопнув дверью. У лифта меня ждал Хольгер, который исподлобья посмотрел на меня. Мы немного помолчали.

— Хочешь припрятать этот аргумент на крайний случай?

Я кивнул.

— Об этом знают только четверо — убийца, ты, я и Орбис.

Шериф подвигал челюстью.

— В Редлифе только одно похоронное бюро, — в конце концов пробормотал он. Подъехал лифт, Хольгер откатился назад и пропустил меня, чтобы я мог открыть дверь. — Вряд ли там мы найдем донора, — мрачно пошутил он.

Я пожал плечами.

— Может быть, это какой-то псих, который влюбился в Вэл, а она пошла на свидание с кем-то другим. Может быть, он добрался до этого другого, кастрировал его и приехал сюда, — вполголоса размышлял шериф. Я придержал дверь, не нажимая пока на кнопку. — Не знаю, известно ли кому-либо о жизни Вэл вне Редлифа, — продолжал Хольгер. — Она уезжала, контактировала с людьми из мира кино… — Слова его прозвучали несколько старомодно, словно он хотел сказать, что в данной ситуации возможно всё. — Естественно, это может быть лишь имитацией убийства из ревности или из-за отвергнутой любви.

— Убийца может быть, как ты сказал, психом или кем-то, кто изображает сумасшедшего. Но он может оказаться психом или маньяком и из нашего прекрасного города. — С этими словами я отпустил дверь, и лифт двинулся вверх.

Шериф ничего не сказал; я вышел из кабины и придержал дверь.

— Можешь меня подождать? — спросил он. — Мне нужно зайти к хирургу. — Он махнул в мою сторону ногой, едва не угодив по колену. — В такой ситуации мне нужно как можно быстрее обрести подвижность.

Я буркнул, что, конечно, подожду, и пошел к выходу. По дороге я решил, что если встречу кого-то курящего, то отберу у него сигарету, и пусть будет что будет; мне нужно было каким-то образом избавиться от отвратительного осадка в носу и горле, оставшегося от пребывания в подвале.

Сквозь стеклянную дверь я увидел какого-то нервно затягивающегося мужчину и вдруг успокоился. Мне уже не нужно было спешить, я владел ситуацией, сигарета была от меня на расстоянии вытянутой руки. Я пропустил двух медсестер, уступил дорогу еще одной, с длинным рулоном какой-то сетки или чего-то в этом роде, и неожиданно увидел, что курильщик отбрасывает окурок, а сам бегом бросается вниз по ступеням. В панике я несколько раз подпрыгнул на месте, но преграждавший мне дорогу рулон застрял, когда девушка попыталась свернуть в ответвление коридора. Когда мне в конце концов удалось пробраться мимо нее, снаружи уже никого не было и с парковки выезжала серая «того-комби». Сперва у меня возникло желание завыть, а потом — рассмеяться. Ни того ни другого я делать не стал и побежал к «рейнджеру». По крыше и стеклам постукивали редкие капли дождя; я внимательнее присмотрелся к оборудованию машины и среди полутора десятков выглядевших почти одинаково цифровых табло нашел радио. Играла спокойная музыка, именно такая, какую я еще был в состоянии вынести. Я слушал, глядя на вход в больницу, потом, когда дождь усилился и изображение размазалось, включил стеклоочистители, а немного повозившись, сумел отрегулировать их так, что они работали в ритме «Have you ever se-e-en her?»: тада-дада-ди-даа, та-да-дада-ди-даа! Кап, кап, кап, кап! Кто убил? Кто изуродовал два тела? Какова была цель этой чудовищной мистификации? Общий ответ на три вопроса: Fecit, cui profit. Это сделал тот, кому было выгодно.

Я наклонился, собираясь поискать сигареты в «бардачке», но глянул на пепельницу. Поскольку она была девственно чиста, я отказался от своих намерений. Расслабившись и прикрыв глаза, отрезанный от мокрого внешнего мира, я погрузился в анализ последних примерно ста часов с того момента, когда я оставил машину в мастерской и пошел прогуляться по городу, а мой ангел-хранитель указал мне на автомобиль, припаркованный возле бара «7—11». В нем сидел один неприятно знакомый тип, которого ни за какие сокровища я не хотел бы встретить без пушки в руке в пустом коридоре отеля, а его столь же симпатичный приятель как раз выносил из бара два подноса, нагруженных стаканчиками, тарелками и пластиковыми вилками. К счастью, всего этого было достаточно много, так что один был поглощен тем, как удачно донести подносы до цели, другой оказывал ему моральную поддержку. Я медленно свернул за угол, не привлекая к себе внимания слишком поспешными движениями — так я, по крайней мере, надеялся. За углом я ощупал левую сторону груди, хотя знал, что мое оружие спрятано не там. Потом осторожно выглянул: оба всё еще были заняты, на этот раз просовыванием подносов в окно. Еще через пару минут они поделят еду, вставят стаканчики в кольца на приборной доске и будут готовы к патрулированию городка под названием Донкей.

Я быстрым шагом отошел подальше и из первой же будки позвонил по известному мне номеру, а когда наткнулся на БМВ, к которому подошла моя довольно примитивная отмычка, — рискнул его угнать. А теперь я хотя и находился в городе, куда так или иначе направлялся, весь мой первоначальный план рассыпался на мелкие кусочки.

В итоге я сидел в служебной машине местного шерифа, будучи на волосок от обвинения в убийстве. Когда я открыл глаза, испытывая явное отвращение к последним фрагментам своей биографии, шериф как раз выходил на крыльцо. На его ноге уже не было гипса, лишь легкая шина, но он опирался на костыли, рядом же семенила медсестра, делая вид, будто помогает ему идти. Если бы она действительно это делала, Хольгер наверняка грохнулся бы на землю, безнадежно запутавшись в костылях и ее руках. Я мигнул фарами в знак того, что вижу его, включил двигатель и подъехал к крыльцу. Шериф бросил костыли в заднюю часть машины, едва не угодив мне концом одного из них по голове, вскочил на подножку и довольно ловко разместился на сиденье.

— Спасибо, сестра, — улыбнулся он. — До свидания. — Шериф властным жестом показал мне, что можно ехать, но тут же сообразил, что рядом с ним сидит не полицейский водитель, и извинился.

— Я еще весь трясусь, — сказал он. — Когда я увидел циркульную пилу, которой режут гипс… — Он содрогнулся. — Возвращаемся в участок. — Он вытер лицо платком и пригладил усы. — Ну и сволочь, — бросил он. Я молчал, занятый управлением машиной. — Бедная Вэл, — добавил шериф. — Личная жизнь не сложилась, карьера тоже как-то… не удалась. Не поймешь, нужна ли она вообще была кому-либо и где-либо… — Он вздохнул, а затем сменил тему: — Ты много расследовал убийств?

Я покачал головой:

— Ты же сам знаешь, полиция всегда пытается придержать их для себя, хотя вовсе не любит подобных дел, да и ничем в них не лучше. Просто вбили себе в голову, что убийство — это дело государства, а не гражданина. В итоге меня привлекали к расследованию четырех смертей, два дела я раскрыл, два нет, причем одно остается на совести полиции, которая сделала всё, чтобы мне помешать. Второе же превосходило мои возможности — нужно было провести целую кучу дорогих анализов, а у меня не было такой возможности, я не мог даже собрать материал для исследований. — Некоторое время мы ехали молча. — Честно говоря, именно это последнее дело и было настоящим убийством, остальные — дорожно-транспортные происшествия и несчастный случай с оружием. Речь шла лишь о том, чтобы найти свидетелей. Тривиально и скучно.

Неожиданно стеклоочистители скрежетнули по сухому стеклу: с момента моего приезда в Редлиф дождь в первый раз прекратился, вернее, во второй, но в первый раз я сидел в камере. Я открыл окно и попробовал вдохнуть. Честно говоря, воздух ничем не отличался от того, что был прежде, — всё такой же влажный, холодный и чистый, без запаха выхлопных газов и жира из фритюрниц.

— Так что будем делать? — спросил Хольгер. Вопрос его мне не слишком понравился. Похоже, он сам понял, что передает инициативу в мои руки. Чувствуя, что любой мой ответ будет интерпретирован не в мою пользу, я молчал.

— Играешь сегодня, или у тебя другие планы?

Он меня удивил. Если даже он таким неуклюжим способом пытался уйти от неудачного вопроса, в любом случае нужно было быть достаточно хладнокровным для того, чтобы после информации о пенисе в горле жертвы размышлять о предстоящем матче любительской лиги или делать вид, будто он думает сейчас именно об этом.

— Проверю только, есть ли у меня обувь, — ответил я.

— Ладно, приеду за тобой в четыре. Потом мы обычно анализируем причины поражения в баре недалеко от зала.

Я пробормотал что-то насчет того, что сегодня будет по-другому, Хольгер — что он на это надеется, но мы играем с южной, самой лучшей командой, и так мы доехали до участка. Хольгер словно еще чего-то ждал, но я не собирался давать ему каких-либо советов.

— Когда я получу разрешение? — спросил я.

— Когда? — удивился он. — Привезу тебе на игру. По крайней мере, — он потянулся за костылями и, слегка улыбнувшись, дернул за ручку, — у меня будет гарантия, что ты придешь.

— А я проверю в своем кратком словаре латинских изречений, как будет на этом языке «вымогательство».

Я протянул руку к ключу, и в то же мгновение «рейнджер» и всю стоянку захлестнула новая волна дождя. Я выключил двигатель и уставился на стекло, молниеносно покрывавшееся блестящими каплями.

— Похоже, мне не суждено увидеть Редлиф сухим, — вздохнул я. — Ну, до встречи в четыре.

Я снова вошел в дом, и мне снова понравилось, как он меня встретил, — все датчики докладывали, что всё в порядке. Недоставало лишь виляющего хвостом лабрадора или ретривера и трущегося о ноги кота. Поскольку мне не нужно было открывать банки с едой для зверей, я открыл для себя спаржу и баклажаны, фаршированные мелко нарубленной и чертовски острой телятиной, добавив к этому достаточно безвкусное картофельное пюре и целую банку ананасового компота. Люблю такую вот простую домашнюю еду.

За чашкой чая, почти физически подавив мысль о крепкой сигарете с помощью очередного пластика жевательной резинки, я погрузился в размышления о деле Валери Полмант, но, когда я допил последний глоток, выводы или даже какие-либо более или менее содержательные мысли были от меня столь же далеки, как полчаса назад, час назад или несколько часов назад.

Я прошелся перед плоским экраном монитора, на котором в виде заставки соединялись друг с другом величайшие творения мировой живописи: «Мона Лиза» держала в руке букет медленно покачивающихся «Подсолнухов». Всё это выглядело так, будто компьютер спал, а экран заполняли его сны. Никто мне не звонил, никто мне ничего не передавал…

Может, это и хорошо? В четверть четвертого я привел в действие всю свою свору домашних церберов, а сам поехал — под дождем, естественно, — за туфлями в торговый центр и за десять минут до назначенного срока вошел в спортивный комплекс. Коридор явно был плодом повышенного самомнения архитектора: он располагался таким образом, что каждому приходилось пройти почти перед всеми объектами, сегодня пустыми, — кортами для сквоша и тенниса, бассейном, полутора десятками тренировочных залов, устланных матами и татами. Лишь в одном из них разминалась худая анемичная гимнастка, в другом какой-то парень в легком виртуальном шлеме упражнялся в борьбе с видимым только ему противником. Я некоторое время понаблюдал за ним, а затем пошел дальше, в сторону раздевалки при баскетбольном зале. Я предполагал, что темой дня сегодня будет убийство, но, когда я вошел, она, похоже, уже была практически исчерпана: кто-то покачал головой, кто-то вздохнул, а потом все занялись обсуждением тактики предстоящего матча. Не замеченный никем, я скромно стоял у дверей; наконец Хольгер увидел меня, обрадованно схватил за плечо и стукнул кулаком по шкафчику, объявив:

— Прошу минуту внимания! Это Скотт Хэмисдейл, наш новый и единственный частный детектив. Он снял дом в переулке Сола О'Броджа, а значит, в нашем районе. Он утверждает, что играет в баскетбол, и я вынужден ему верить. У меня нет выбора. Точно могу сказать, что он быстро ездит, а это уже о чем-то говорит. Итак… — Он отпустил мое плечо, чтобы тут же схватиться за другое: — Это Тим Эйхем, тренер по волейболу из нашего лицея, опора и капитан команды. Это Ангус Таттл, владелец бензоколонки, Эрик Фирстайн, страховая компания, Камерон Паккер, совладелец самого большого здешнего подъемника. Это Рэндолл Бергер…

Я обменялся рукопожатиями со всеми. Тим Эйхем придвинулся ко мне ближе.

— Как ты сам себя оцениваешь? — спросил он.

— Думаю, что могу пригодиться команде, Правда, давно не бросал мяч, но…

Он несколько раз кивнул с таким видом, словно у него уже было для меня задание.

— Вести мяч умеешь?

— Почти нет. Только пара основных приемов, передача назад. Не рассчитывайте на кого-то уровня НБА.

— Ладно. Ты даже не знаешь, как нам пригодишься… Играем! Эй! Дайте один комплект! — Он схватил брошенные над головами желтые шорты и майку и подал мне. Быстро натянув форму, я дважды подпрыгнул в новеньких туфлях. — У них двое ведущих игроков, особенно один из них нам докучает. Если сумеешь вывести из игры Рори Донелана или хотя бы как-то ограничить его чертовскую подвижность — успех нам обеспечен.

Мы вышли в зал. Высокий чернокожий парень в голубой форме со всей силой ударял мячом о паркет, чтобы тут же после отскока остановить его высоко поднятой рукой и с той же силой вновь стукнуть им о пол. Эйхем слегка толкнул меня под локоть.

— Это как раз второй их ведущий игрок, менее опасный, — буркнул он.

— В принципе я уже представляю, как выглядит первый.

— Не преувеличивай. — Впрочем, он сказал это без особого энтузиазма. — Майк, это наше подкрепление! — крикнул он негру. Тот, не прекращая бить мячом о пол, подмигнул мне и направился к дальнему щиту, на каждом шаге отбивая мяч. — Он таким образом разминает запястья, но, полагаю, ему хочется заодно нас разозлить, — проворчал Тим. Подойдя к ящику, он достал два мяча и подал один мне.

Ну ладно. По пути к щиту я стер из памяти всё, над чем размышлял сегодня целый день и вчера — Гришку, Хольгера, Вэл, — и занялся мячом. Что ж, как бросать, я знал, но тело помнило лишь основы, а не детали, так что мяч хоть и летел в сторону корзины, но каждый раз либо цеплялся за кольцо, либо странным образом отскакивал от щита; достаточно сказать, что первый раз я попал в корзину после четырнадцатого броска. Вскоре я чувствовал, что у меня начинают гореть уши, а в голове всё более настойчиво бьется в такт шагам мысль: «И на черта мне этот баскетбол?» Я попал второй раз, потом третий. А какое мне, собственно, дело, заглушил я первую мысль другой, что — я за ними бегал и напрашивался? И так проиграют, и этак… Я бросил мяч с абсурдного расстояния в надежде, что попаду и мои акции пойдут вверх, но действительность скорректировала мои глупые планы.

Так что я лишь стучал мячом о пол и наблюдал за командой противника. Почти с первых же секунд мне стало ясно, кто является в ней ведущим игроком. Коротко стриженный блондин, ниже меня ростом, крайне подвижный и ловкий, наверняка он провел в зале немало часов, тренируясь в умении «зависать» в воздухе. Он был уже знаком мне по залу для виртуальных тренировок. Я с некоторым облегчением вздохнул — меня не слишком впечатлил его поединок с компьютерной тенью. К тому же подобные типы были мне знакомы и по стадиону, и я знал, что они эффектно смотрятся, пока команда играет на них, а они имеют полную свободу движений. Тщательно прикрытый со всех сторон, он не принимает передач от партнеров, которые не знают, что делать, если на спине у их аса висит какой-то самоотверженный игрок противника, а если даже передача до него и доходит, то оказывается, что ему недостаточно места для своих отработанных перед гаражом штучек. Проворный любитель, ничего больше. Он был мой. Он лишь мельком взглянул на меня после какого-то замечания, брошенного «номером вторым», и я поклялся, что, если он забьет больше пяти мячей, я куплю себе абонемент на ежедневный пинок под зад от самого упрямого мула в городе.

В первую пятерку я не вошел, и это меня обрадовало. Значит, команда находилась не в столь отчаянном положении, чтобы возлагать надежды на какого-то профессионала из Нью-Йорка, а во-вторых, у меня было время для наблюдения, чем я и воспользовался.

А потом первого, уже тяжело дышавшего, игрока позвали на скамейку запасных. Может быть, даже не потому, что он тяжело дышал. Хольгер хотел увидеть меня в деле. Мы проигрывали девять очков, и до конца первого тайма оставалось три минуты.

Ябба-дабба-ду!

Я выскочил на паркет. Мяч был у противника, секунду спустя я нашел свое место и впервые в истории Редлифа коснулся своим семнадцатым номером тридцать третьего номера «Аса», пообещав себе, что лишь в сортире он сможет отдалиться от меня больше чем на полметра.

Я стиснул зубы, и началось. Обычно большинство мячей направлялось Донелану, а он, когда у него имелось время и пространство, эффектно взмахивал рукой, бросал взгляд направо, а мяч налево, отбивал мяч от пола под ногами и выделывал прочие штучки, ради которых ходят на матчи. После второго такого взмаха я выбил у него мяч, а поскольку опоздавший Ангус как раз в этом момент спокойно возвращался на нашу половину, я передал мяч ему, а он, несмотря на неожиданность, несколько раз ударил им о пол и по-женски, обеими руками, бросил мяч в корзину.

Началась драма Донелана: он еще несколько раз получил мяч, но всё же профессионалом он не был и никак не мог справиться с таким в меру умелым и подвижным противником, как я. Если уж говорить честно — постоянно играющим на грани фола. К счастью для Рори, закончился первый тайм, с перевесом в одиннадцать очков в их пользу.

— Ну ты и зверь, — тяжело дыша, сказал Паккер. — Рори сейчас взорвется.

— Бросит майку и пойдет домой, — усмехнулся Тим.

— Нет, я хорошо его знаю: он будет медленно расхаживать по площадке, всем своим видом демонстрируя обиду.

— И все будут спорить, кто виноват, — вмешался я. — Я тоже таких знаю. Впрочем, мы все себя так ведем, не будем обманываться.

Сполоснув пересохший рот минеральной водой, я сделал несколько глотков.

Эйхем несколько раз глубоко вздохнул.

— Значит, ничего не меняется, — Рэндолл, ты самый быстрый, так что старайся, насколько это возможно, убегать при быстрых атаках, а вы помните, что, перехватив мяч, надо сперва смотреть, кто бежит вперед. Ты, Скотт, выходишь только тогда, когда на поле Рори, разве что он расплачется и пойдет в раздевалку, тогда займешься этим черным дылдой.

Рори, однако, вышел в самом начале второго тайма, так что вышел и я, приклеившись к нему столь плотно, что мы дышали одним и тем же воздухом и при каждом движении чувствовали прикосновение тела другого; он прикрывал меня, а я бегал под их корзиной словно выпущенный из конуры кокер-спаниель — по кругу, без всякого смысла и без устали.

Кто-то меня заметил и передал мне мяч, я бросил и промахнулся, но в защите я снова был возле Рори. Я начал размышлять, насколько меня еще хватит, несколько минут спустя это стало действительно серьезной проблемой, но еще чуть позже Рори остановился под своей корзиной и даже не пытался помочь нападающим. У меня было время расслабиться, я даже сумел дважды бросить мяч и сократить разрыв до шести очков. Тогда Рори ушел с поля, а за ним я. На поле вышел чернокожий и накидал нам несколько мячей, но на какое-то время я перестал интересоваться матчем.

На трибуне еще несколько раньше появились две женщины, которые время от времени радостно вскрикивали и награждали аплодисментами удачные действия своих супругов. Обе были из команды противника. Теперь же к ним подошла та, которую я видел на фотографии у шерифа. Внешность ее представляла собой своеобразную смесь черт актрис, занимавших самое большое число отделений в сейфе моего сердца. Увидев ее, я вскочил и пошел в раздевалку, но лишь затем, чтобы на обратном пути оказаться за спиной Хольгера и спокойно рассмотреть эту женщину. Не удалось: когда я выходил, вытирая лицо полотенцем, он поймал меня за скользкое от воды и пота плечо и толкнул на паркет:

— Давай быстрее!

Рори воспользовался моим отсутствием и забросил уже два мяча. Он хмуро посмотрел на меня исподлобья и, может быть, поэтому не успел к очередной передаче; для него начался известный каждому спортсмену период, когда что бы ты ни пытался делать, всё равно ничего осмысленного не получается. Притворяясь бодрым и полным сил, я поспешил к Рори, а он даже не пытался возглавить атаку своей команды, довольно неуклюже попробовав меня нейтрализовать, что облегчило мне задачу и позволило завоевать первые два очка для своей команды.

Противники взяли тайм-аут, я закончил вытирать лицо и посмотрел из-под полотенца на женщину. Пышные густые волосы были связаны в большой узел на затылке — совсем просто, но как это выглядело! С этого расстояния я не мог ничего прибавить к тому, что уже было мне известно о чертах ее лица, так что приходилось довольствоваться тем, что я помнил. Белая блузка в вертикальную черную полоску достаточно успешно маскировала ее фигуру, но мне казалось, что она не выглядит чересчур худой. Относительно ее ног что-либо сказать было затруднительно — их заслоняла огромная сумка, которую притащила одна из жен игроков команды противника. Кто-то толкнул меня в плечо; к счастью, всё это время я прикрывал лицо полотенцем.

— Эй? Слышишь меня? Скотти, старик! У нас впервые появился шанс у них выиграть, и мы должны это сделать! — загудел мне в лицо Тим Эйхем. — Понимаешь? В следующий раз они что-нибудь придумают, сменят тактику, но сегодня они уже, можно сказать, готовенькие.

Я изобразил на физиономии широкую дружескую улыбку.

— Ну, тогда раздать ножи и вилки! — бросил я. — А может, хватит и ложек?

Тим вежливо рассмеялся и похлопал меня по спине, затем посмотрел на Хольгера.

— Если не будет Рори, — сказал он мне, а шериф согласно кивнул, — займись Майком. А вы, остальные, старайтесь сразу передать мяч Ангусу или Эрику, а если он окажется у противника — мешайте им как только сможете. Ты, Эрик, самый высокий, придется тебе побороться под щитом. Ну, давайте! — Он протянул руку, мы положили на нее свои. Я успел бросить еще один взгляд на жену шерифа, и мы начали последние две минуты второго тайма.

Мы сравняли счет на третьей минуте четвертого тайма, а на четвертой вырвались вперед и уже до самого конца не упустили преимущество. Пятьдесят семь — сорок девять. Команда ревела, словно стадо бизонов, которое давят асфальтовые катки в тысячу лошадиных сил; на пятой минуте триумфа я подумал, что мы, наверное, никогда не перестанем хлопать друг друга по различным частям тела, но в конце концов мы добрались до душевой. Быстро смыв с себя пот, я с банкой холодного «Будвайзера» свалился через край в один из трех прямоугольных бассейнов. Спорткомплекс, судя по всему, не жаловался на скупость спонсоров. Кто-то включил насосы, и водная гладь вздыбилась волнами. Вся восьмерка, удобно устроившись в бассейне, вспоминала прошедший матч, то и дело перекрикивая друг друга, а если кому-то удавалось сочинить какое-нибудь меткое высказывание в адрес соперников, остальные повторяли его по нескольку раз, чтобы, не дай бог, оно не пропало зря. Шериф не открывал рта, лишь поглядывал на вторую джакузи, заполненную мрачными соперниками, и прислушивался, но те молчали. В конце концов он поднял руку и, дождавшись тишины, спросил:

— Арт! Вы что там, утопили все друг друга, что ли? — Послышался чей-то голос:

— Я тут. Слушаю?

— Предлагаю поставить нам по пиву у Барри!

Видимо, они уже раньше обсуждали подобную возможность, либо таков был обычай, поскольку ответ последовал незамедлительно:

— Ладно. Ждем вас там, но только пятнадцать минут. А то, похоже, вы будете тут мастурбировать еще несколько часов!

Хольгер показал им язык и кивнул. Остальные, в том числе и я, продемонстрировали, в каком месте сгибается клюв у пингвина.

— Ну что ж, давайте собираться. — Он наклонился к середине бурлящего бассейна и сказал значительно тише: — Вряд ли нам еще когда-нибудь представится такой случай.

Кто-то попытался возразить, но большинство согласились с мнением шерифа, несмотря на то что он был без оружия. Я нырнул — мне нужно было несколько мгновений спокойствия, чтобы хорошенько вспомнить женщину на фотографии в кабинете Хольгера. Я выдержал под водой ровно столько, чтобы понять, что на размышления о женщинах требуются годы, иногда вся жизнь, а я пытался — под водой, но тем не менее — сжать это время до нескольких десятков секунд. Под холодным душем я решил ни о чем пока не думать и ждать развития событий.

В бар она не пришла, хотя там были обе, болевшие за противников. Одна на чем свет стоит ругала мужа и его коллег, другая поначалу присоединилась к ней, но, посмотрев во второй и в третий раз на мужа, решила, что игра не стоит свеч, и молча стала потягивать свой «Манхэттен»; по его белому цвету можно было судить, что у нее имелся свой собственный рецепт, в котором не только ангостуры, но и красного вермута добавляется лишь по капле. Ее мужем был ничем не выделявшийся ни на площадке, ни теперь в баре модно подстриженный шатен с какой-то двойной фамилией.

Я выпил пиво, плавясь в блеске похвал, потом еще одно. Возгласы поутихли, хотя, по идее, должны были бы лишь нарастать, но это было не то общество, которое считает питье пива подходящим способом провести вечер. Эмоции сошли на нет, кто-то вспомнил, что у него есть дело к побежденному, а тот не видел никаких поводов для обиды, группа разбилась на более мелкие группки, кто-то ушел, в том числе любительница крепкого «Манхэттена» с мужем, ее язвительная подружка забыла, над чем только что смеялась, и с серьезным видом выслушивала, как мне показалось, служебные поручения Ангуса. Одним словом — матч закончился. Конец праздника. Никто уже мне дружелюбно не кивал и не похлопывал по плечу, хотя, с другой стороны, никто и не смотрел на меня враждебно или по крайней мере неприязненно. Неожиданно мне пришло в голову, что конец карьеры спортивной звезды должен выглядеть примерно так же, естественно, в больших масштабах: стихают аплодисменты, гаснут табло, исчезают камеры, болельщики и поклонники, ты остаешься один, в пустоте, и не знаешь, что делать. Я допил пиво, подумывая о продолжении, но взять третью кружку не успел.

— Ну вот, уже поспокойнее. — Хольгер подсел ко мне с кружкой пива, как я заметил, первой, и прислонил костыли к столу. — Может, это и выглядит по-детски, но они всегда ставили нам пиво и безжалостно нас высмеивали. Знаешь, о чем я? — Я кивнул. — Кроме того, это команда самого богатого района, так что кровь кипит.

— Я всё это воспринимаю весьма положительно, — сказал я. — Как-то ведь нужно разрядить свои эмоции, снять психическое напряжение, а то иначе…

— Вот именно. — Он глотнул пиво, стер пену с усов и обвел взглядом зал. — Все потрясены, — сказал он и кашлянул, сообразив, сколь фальшиво прозвучали его слова, поскольку «потрясенные» жители Редлифа как ни в чем не бывало играли в бильярд, смеялись, заказывали выпивку, и вообще их мало что беспокоило. — То есть… Может, всё и не так, как я говорю, но все взволнованы, всё-таки для нас это редкий случай. — Он помолчал. — Вэл почти никто хорошо не знал, может быть, даже вообще никто, но мы можем рассчитывать… — Он поколебался и повторил: — Можем рассчитывать на всестороннюю помощь…

Я не успел ответить — он прервал фразу на полуслове, уставившись куда-то над моей головой, и дежурно улыбнулся. Уверенный, что это кто-то из игроков хочет попрощаться, я даже не повернул головы. Улыбка Хольгера стала чуть шире.

— Познакомься с моей женой. — Я обернулся и вскочил. Она тоже улыбалась, и улыбка ее была намного симпатичнее. — Эйприл.

Я довольно смело пожал ей руку, поскольку она не походила на тех, кто тошнотворным образом подставляет мягкую теплую лапку. Рука ее была сильной, сухой и холодной, густые брови почти срастались на переносице, нос был четко очерчен, от крыльев носа к уголкам рта тянулись две маленькие морщинки, свидетельствующие о том, что она часто улыбается.

— Скотт Хэмисдейл, — сказал я.

— Знаю. — Улыбка ее стала еще шире. — Все уже заказывают майки с надписью: «Скотт — наша любовь и надежда». — Она старалась не смотреть на мою шишку, но ей это не удавалось, так что в конце концов она просто показала на нее пальцем и спросила: — Это Донелан? Или кто-то из его болельщиков?

— Если бы я знал, что так легко нажить себе друзей, я бы занялся еще парочкой видов спорта, — довольно глупо ответил я на первую часть фразы, а потом добавил, поясняя вторую: — Нет, это след от столкновения с дверцей автомобиля.

Она отвела взгляд от синяка.

— А как насчет врагов?

— Я бы побеждал их именно в спортивной, честной борьбе. — Я отодвинул стул, но Эйприл покачала головой:

— Мне нужно ехать. — Она посмотрела на мужа: — Подбросить тебя куда-нибудь? Надеюсь, ты еще не ездишь сам?

— Езжу, не волнуйся. Но у нас к тебе дело, так что присядь на минутку. — Я поднял брови, спрашивая, какое у меня дело к его жене, с которой я познакомился минуту с небольшим назад. — Скотту нужно официальное поручение на ведение дела Валери. — Он посмотрел на меня и на Эйприл, потом еще раз, словно проверяя, хорошо ли мы понимаем то, что он говорит. — Верно?

— В общем, да… — пробормотал я. — Вот только… Знаешь, если это будет моим первым официальным делом…

— Боишься надорваться? — быстро прервал он меня.

— Ну, может быть, я бы не так это формулировал… — Я набрал в грудь воздуха, но Эйприл не дала мне договорить:

— Этот случай надолго останется в душах горожан, каковы бы ни были результаты следствия.

Она была умна, по крайней мере настолько, чтобы заметить, что мужу это совершенно безразлично. Она хотела еще что-то добавить, но замолчала, лишь на мгновение в ее глазах промелькнула мысль: «И зачем я стараюсь?» Похоже было, что сейчас наступит неловкая тишина. Хольгер мыслями находился где-то за пределами бара, а может быть, и нет, поскольку кивнул:

— Необходимо поручение. И дашь его Скотту ты, хорошо?

— Я? Ведь я почти ее не знала…

Он слегка похлопал ее по лежащей на столе руке:

— Близость отношений не имеет значения, был убит человек.

— Не делай из меня идиотку, я имею в виду, что это поручение никто всерьез не воспримет.

Я оглянулся на бар, но побоялся, что Эйприл исчезнет, когда я отойду, так что продолжал сидеть и слушать.

— И не надо. Официально, чтобы Скотт мог действовать, он должен иметь поручение. Даже лучше, что ты моя жена, пусть им это кажется демонстрацией.

— Им — это кому? — вмешался я с лисьей улыбкой.

— Им всем, естественно. Готов поспорить, что, поскольку Вэл жила несколько в стороне от остального Редлифа, ее смерть взволновала их меньше, чем сообщение о наводнении.

Прошлогоднем, мысленно добавил я.

— И какое это имеет отношение к твоим выборам? — Он причмокнул, и я понял, что именно об этом он всё время думает, что честность требует от него добиваться поимки убийцы, а расчет — сидеть спокойно в комиссариате, никого не беспокоить, а особенно не беспокоить с помощью детектива, который будет болтаться по городу, давая всем понять, что подозревает именно их, жителей прекрасного Редлифа. И они, жители Редлифа, скорее ожидают от шерифа, что он прогонит чересчур умного нью-йоркца, вместо того чтобы позволить жене нанять его, дабы он расследовал убийство мало кому известной Валери Полмант и — о ужас! — копался в жизни горожан. Ему не в чем было завидовать, выбор ограничивался двумя вариантами, причем оба они давали определенную надежду. Шериф еще раз причмокнул и буркнул:

— Надеюсь… — Он не договорил, но, поскольку он продолжал молчать, оказалось, что это всё, что он хотел сказать. Он встал и взял костыли. — Заходи завтра, закончим с бумагами, извини, что я их не принес, как обещал. А потом можно будет составить договор с Эйприл.

Казалось, он на мгновение поколебался, так что я, воспользовавшись моментом, вставил:

— Если только ничего не изменится. — Затем широко и фальшиво улыбнулся, и, похоже, все остались довольны.

Хольгер протянул мне руку, забыв, что у него на локте костыль; костыль грохнулся на пол, мы с Эйприл бросились его поднимать, едва не свалившись шерифу на спину. Если бы при этом присутствовал Хемингуэй, он написал бы новеллу под названием: «Короткое бурное прощание». Совладав наконец со стихией, я обменялся рукопожатиями с шерифом и его супругой, а после их ухода заказал себе мартини и проглотил его одним махом.

Кроме меня, из баскетболистов в баре сидели еще только двое из команды противника; они не обращали на меня внимания и слезами по поводу проигрыша тоже отнюдь не обливались. Они с серьезным видом обсуждали какой-то проект, пытаясь изменить судьбу инвестиций с помощью повторных расчетов на принесенных с собой ноутбуках. В конце концов один из них сложил бумаги и электронику в тяжелый окованный дипломат с кодовым замком и потащил приятеля куда-то, где, по его словам, можно будет всё как следует проверить. Я остался наедине с Барри, при том что ни он не был особо склонен к разговорам, ни я.

Я постучал ногтем указательного пальца по бокалу; мелодичный звук разнесся над столиком, капелька коктейля дрогнула и стекла на конусообразное дно. Похоже, она была там единственной каплей, что я проверил, покачивая бокал, — да, даже незачем было подносить его ко рту. Я подумал, не заказать ли еще мартини, на что более разумная часть моего мозга заметила, что, видимо, я уже достаточно пьян, раз после трех кружек пива и одного коктейля задумываюсь о втором, имея впереди еще целый вечер, новый дом в новом городе, где у меня еще нет друзей, да и просто знакомых можно по пальцам сосчитать. Воспользовавшись тем, что Барри куда-то отошел, я положил на стойку пятерку и вышел под неоновый свет вывески, под непрекращающийся дождь, представляющий собой небесную кару за… за… За что-то ужасное, что-то такое, из-за чего несколько тысяч людей вынуждены мокнуть всю осень.

Кошмар.

Машину я припарковал на другой стороне улицы, на стоянке у спорткомплекса, в двухстах метрах отсюда. Стиснув зубы, я не спеша пошел под дождем к ней. Внутри было исключительно неприятно; впрочем, я сам виноват, что не включил заранее отопление в салоне, а когда, уже усевшись за руль, я это сделал, оказалось, что оно хуже, чем в каком-нибудь серийном «датсуне»! Однако через несколько минут интенсивного обогрева у меня перестали стучать зубы, еще через две минуты я почувствовал, что волосы высохли, а воротник рубашки перестал мокрой петлей сдавливать мою шею. Довольно легко я нашел на плане Редлифа кладбище. Добравшись туда за четыре минуты, я объехал вокруг одного из немногих в городе ровных мест, с небольшой возвышенностью в центре, что я отнес бы на счет сообразительности планировщиков, которые знают, что ямы отталкивают людей от кладбищ, а места на холмах ценятся выше других. На юго-западной оконечности места последнего упокоения местных жителей я нашел солидных размеров здание, которое кто-то наверняка заказал у Хейес-Маршола в период его увлечения семейным валлийским домом. Высокая, отчасти прикрытая деревьями труба, имевшая лишь единственное предназначение, уже издалека убедила меня, что я не ошибся в выборе цели. Справа от дверей размещалась отполированная до блеска латунная табличка с надписью: «Грисби & Грисби. Похоронные услуги». Исчерпывающая информация.

Я включил двигатель, чтобы подъехать к самой двери, — дождь лил не переставая, а я как раз успел согреться в машине. Я даже перебрался на другое сиденье, чтобы быть к двери поближе, выскочил, сделал четыре быстрых шага и оказался в холодном, пахнущем поколениями цветов и дезодорантов помещении. Растений было много, несмотря на то что ничьи похороны не предполагались; среди них я заметил искусственные пальмы, юкки, гортензии и какие-то фикусы в горшках.

Пожилая женщина как раз распрямляла спину после поливки горшка с торчавшими вверх прямыми и длинными, словно масайские копья, стеблями, на концах которых виднелось небольшое количество листьев и еще меньшее — цветов. Женщина, как мне показалось, знала, что излишне изысканная внешность и борьба с возрастом не слишком приветствуются безутешными родственниками. Поэтому волосы у нее были уложены хотя и аккуратно, но скромно, на лице был лишь легкий макияж, ровно настолько, чтобы не пугать клиентов, высокий воротник платья маскировал шею, а тройная нитка жемчуга должна была привлекать к себе взгляды собеседников, что на самом деле и происходило. Она обаятельно улыбнулась выверенной профессиональной улыбкой, отложила хромированную лейку и, схватив в правую руку жемчужную нить, обмотала ее вокруг указательного пальца.

— Добрый день, — сказал я, протягивая руку и широко улыбаясь, чтобы сразу дать ей понять, что на похороны можно не рассчитывать. — Я Скотт Хэмисдейл. Частный детектив.

Мы обменялись рукопожатиями и улыбками.

— Элеанор Грисби, — сказала женщина. — Прошу, — показала она дорогу доведенным до совершенства движением руки, — в кабинет.

Она вошла первой, может быть, затем, чтобы условленным выражением лица проинформировать о чем-то мистера Грисби?

— Филип, это мистер Хэмисдейл, частный детектив. Но я пока еще не знаю, кому из нас следует опасаться, — тихонько засмеялась она.

Мы пожали друг другу руки, и я сел в удобное кресло.

— Я здесь, скажем так, по частному делу. Как частный детектив, — пошутил я; шутка была оценена и вознаграждена легкими улыбками. — Дела обстоят так, что я перебрался на постоянное жительство в Редлиф, из Нью-Йорка. Буду теперь здесь жить и, возможно, работать, но, уезжая, я получил заказ на поиски следов одного человека, который четыре месяца назад неожиданно покинул родной дом и не хочет, чтобы его нашли. — Мистера и миссис Грисби, казалось, убаюкивали мой приятный голос и та чушь, которую я убедительно нес. — Дело в том, что следы его путешествия заканчиваются в Самантаке, в семидесяти километрах отсюда, в мотеле, а поскольку я всё равно сюда ехал, одно из агентств поручило мне совершить несколько простых действий, которые дают намного лучшие результаты на месте.

— Коммунальные похороны, — сказал Грисби, торжествующе глядя на жену.

Я поднял брови и радостно кивнул:

— Вот именно! Неопознанные тела, похороненные за счет общины, и так далее, вы лучше разбираетесь в подобных делах.

— У вас есть фотография этого человека? — спросил мистер Грисби, явно беря командование в свои руки.

— Но, Филип, ведь за последние полгода у нас не было никого моложе пятидесяти, — возразила миссис Грисби.

— А Гарри Бергман?

— Опомнись, Филип. Ведь это Гарри Бергман, а не кто-то пропавший без вести. — Она пожала плечами. Всё это время голос ее оставался мягким, словно она обращалась к непослушному ребенку. — Что касается подобных дел, — повернулась она ко мне, — мы поддерживаем контакт со всеми похоронными фирмами в округе и намного дальше.

— Ну, собственно, на это я и надеялся, — быстро согласился я.

— Но, как я уже говорила, у нас был только один молодой клиент, местный, а не какой-нибудь неопознанный бродяга… — Миссис Грисби на секунду отпустила жемчужную нитку и показала мужу на шкафчик: — Может, угостишь гостя капелькой чего-нибудь горячительного?

Не знаю почему, но идея выпивать в похоронном бюро мне не понравилась. Я замахал руками:

— Спасибо, спасибо, но во мне и так уже несколько порций спиртного после баскетбольного матча, а мне сегодня нужно еще немного поработать дома.

Видимо, это прозвучало несколько двусмысленно, поскольку они переглянулись, едва удержавшись от того, чтобы не пожать плечами. Я встал с кресла. Вскочил и мистер Грисби, а миссис Грисби энергично обмотала палец жемчужной нитью.

— Спасибо. В ближайшее время зайду с фотографией, — пообещал я. — А этот Гарри — давно его похоронили?

— Как же! Позавчера, а почему вы спрашиваете? — насторожился он.

— Знаете, я убедился, что, когда задаешь вопросы, включаются какие-то подсознательные ассоциации, неизвестные даже тебе самому, — сказал я, глядя ему в глаза. — Вопрос может быть глупым, ответ несущественным, но какое-то время спустя ни с того ни с сего из головы выскакивает ответ на совершенно другой вопрос, иногда даже не заданный. Я научился задавать множество вопросов, как относящихся к делу, так и не очень, — словно извиняясь, улыбнулся я. — Так что я задаю столько вопросов, сколько в состоянии выдержать собеседник.

— Ох… — рассмеялся он. — Нас вы вовсе не замучили, правда, Элли?

Она кивнула. Я спросил:

— Здесь кто-нибудь еще работает?

— Да. Молодой Баулз. Между нами говоря — лентяй и бездельник, и если бы мы с ним не состояли в каких-то там родственных отношениях, то кто знает… — размечтался Грисби.

— Ты ужасный сплетник, Филип, — простонала его жена. — Ему просто не по душе эта работа и, похоже, вообще этот город. Он мечтает о Лос-Анджелесе, Фриско, Нью-Йорке. А здесь… особенно в нашей фирме, — она обвела рукой вокруг, — тишина, покой…

Все мы трое закивали головами и, кажется, одновременно сообразили, что выглядим глупо.

— Какое-то время спустя, — заметил я, чтобы не оставлять после себя дурного впечатления, — он, возможно, оценит именно эти тишину и покой, так же, как это было и со мной. Хотя есть и такие, кому как раз подходят жара, шум и сумасшедший темп жизни.

— Не кокетничайте своим возрастом, молодой человек, — добродушно засмеялся мистер Грисби.

Я тоже широко улыбнулся.

— Знаете, мы, детективы, суеверны… Лучше считать себя старым, чтобы не было жаль в случае чего умирать молодым, — серьезно сказал я.

В наступившей тишине я молча пожал ему руку, поклонился миссис Грисби и вышел из конторы, словно актер, покидающий сцену после удачно сыгранного эпизода. Мысленно я слегка посмеивался, но только слегка, помня об ожидающем меня дожде. Одним прыжком я преодолел лестницу и вскочил в машину. Лишь сидя в сухом салоне, я вспомнил, что на заднем сиденье лежит новенькая непромокаемая куртка, и надел ее, затем отъехал от похоронной конторы Грисби, чтобы не волновать хозяев, проехал немного на запад и оказался возле калитки кладбища. Включив в машине сигнализацию, я пошел туда.

На кладбище, как и возле него, не видно было ни единой живой души, как, впрочем, — ведь до полуночи было еще далеко — и других душ. Я двинулся вдоль забора в ту сторону, откуда приехал, и, оказавшись недалеко от дома Грисби, огляделся по сторонам, а потом, когда в одном из окон пристройки вспыхнул свет и донеслись звуки тяжелого гарлемского рэпа, понял, что это не Филип или Элли. Предусмотрительно стараясь не показывать своего присутствия, я добрался до пристройки, которую пришлось обойти, чтобы найти вход.

Музыка ударила мне в уши тем идиотским ритмом, который сбивает с ног нормального человека, но она явно не мешала парню, сидевшему на покачивавшемся на задних ножках стуле. Он спокойно читал журнал, даже малейшим движением пальца не вторя ритму из колонок. Я подошел ближе и театрально кашлянул. Он удивился, но, похоже, не испугался, о чем я пожалел, поскольку предпочел бы, чтобы он начал бросать по сторонам перепуганные взгляды. Я показал на гигантский музыкальный центр с полудюжиной колонок и, кажется, шестью карманами для четырех разных типов носителей, мигавший лампочками и подрагивавший в такт музыке. Парень сложил журнал, ткнув пальцем в кнопку, выключил музыку и посмотрел на меня. Как я заметил, он читал статью под названием «Каменные джунгли», наверняка прославлявшую свободную жизнь обитателей Гарлема в большом городе, — может быть, он действительно всерьез намеревался сменить климат. Я решил нанести удар и бежать, если эффекта не последует.

— Я веду дело о неоднократном надругательстве над трупами, — сказал я. — Началось оно в семидесяти километрах на север отсюда, но, как я предполагаю, добралось и до Редлифа.

Он спокойно приподнял бровь и изогнул губы: «Нет. Ничего. Никогда. Не знаю. Никого». Так называется подобное выражение лица. Он молчал, и похоже было, что он намерен избавиться от меня, не открыв рта. Я тоже молчал.

— Ни о чем таком не слышал, — наконец сказал он. — Никто тут не трахает мертвых старушек, не устраивает оргии на телах мальчиков… Вы ошиблись адресом, — подытожил он.

— А про отрезанные гениталии слышал? — спросил я, прищурив глаз, словно собираясь небрежно бросить: «Мы всё знаем, дружок».

Выражение его Лица изменилось — он наморщил лоб, поднял брови, выпятил губы. Я наклонился и ткнул его пальцем в грудь, причем довольно сильно.

— Слушай, приятель, в нашем пуританском обществе, если ты отрезал клиенту конец и продал кому-то, кто воспользовался им в еще более отвратительных целях, — с тобой покончено. Проведешь несколько приятных лет в камере, где будешь занимать в тамошней иерархии место ниже, чем у насильника пятилетних девочек, а это действительно очень низко. Видишь ли, все преступники в глубине души хотели бы быть благородными преступниками, так что, если случается возможность продемонстрировать, что бывают и такие, кто намного хуже и отвратительнее их самих, они охотно ею воспользуются, для собственного же душевного спокойствия. И кроме того, каждый из них любит свой петушок и не может себе представить, чтобы кто-то ему ради нескольких баксов отрезал его, даже после смерти.

Парень смотрел на меня немигающим взглядом; в начале моей тирады он напряг мышцы лица, строя очередную гримасу, но под конец полностью об этом забыл. Видимо, что-то всё-таки было на его совести, не обязательно именно то, что я ему инкриминировал, но что-то — было. Я еще раз ткнул его пальцем в грудь, намереваясь дожать, но краем глаза заметил какое-то движение за окном. Филип Грисби оглядел двор, а затем направился к пристройке, в которой мы находились. Схватив лежавший на столе фломастер, я быстро написал на обложке журнала свой номер телефона.

— Спасайся, сынок. Это мой телефон, здесь, в Редлифе. Если я сам до тебя доберусь — вся твоя жизнь пойдет псу под хвост, но если ты мне поможешь — большой плюс, может быть, настолько большой, что сумеешь под ним спрятаться.

Я бросил фломастер ему на живот и вышел, от всей души надеясь, что правильно рассчитал время. Но всё прошло как по маслу: Грисби еще не дошел до пристройки, как я шмыгнул в другую сторону, в густые, увешанные каплями кусты. Пробежав под окнами здания, я мгновение спустя был уже у калитки, а куртка оказалась и в самом деле непромокаемой. Первая, после баскетбольного матча, серьезная удача в Редлифе.

Объехав вокруг кладбища, я включил радио. Было семь вечера, большинство станций уже передвинули свой календарь на полвека назад, — видимо, молодежь в это время переставала слушать радио и эфир принадлежал их родителям. Против этого я ничего не имел, мне нравились некоторые песни «Битлз», почти все у «Лед Зеппелин», половина — у «Десять лет спустя», все — у «Си-Си-Ар», и кое-что еще. Похоже, записям было даже не по полвека, а больше, но большинство ди-джеев были слишком ленивы, чтобы это проверить. Во всяком случае, они их ставили, и эти старые шлягеры не мешали мне спокойно ехать домой. Домой…

Дома я быстро записал основные события дня и пошел полежать в ванне. Выйдя оттуда, я еще раз проверил текст и набрал номер Грега. Его не было дома, я записал на автоответчик несколько шутливых фраз, запустив перед этим антивирусную программу. Положив трубку, я произнес вслух:

— Гри-ша… Не так. Гризли и шарк, гризли и шарк. Гри и ша! Грис-са! Гриш-ша…

У меня получалось всё лучше.

На ужин я открыл банку баварских сосисок в соусе с хреном, хрен выкинул, а сосиски полил острым кетчупом «Вика Сусо». С собой я привез четыре бутылки и уже начинал беспокоиться, что здесь я его не достану. Я не представлял себе жизни без этого кетчупа. Я так разволновался, что мне пришлось сделать себе еще четыре бутерброда с паштетом и, естественно, кетчупом. Ужин дополнила маленькая баночка пива. Я во второй раз лег в старую постель на новом месте, легкий дождик нарушал тишину, то и дело какая-нибудь отчаявшаяся капля совершала самоубийство, разбиваясь о подоконник. Некоторое время я еще пытался думать, но здравый рассудок, вместе с усталостью и пивом, в конце концов победил.

«…мрачного вида громила с нацеленной между глаз пушкой…»

Меня разбудила тишина. Есть такая ее разновидность — многозначительная. Многообещающая. Человек просыпается и чувствует, что его что-то ждет: подарки от Санта-Клауса, любимая жена с завтраком или мрачного вида громила с нацеленной между глаз пушкой. Я не почувствовал запаха кофе, не увидел и дула пистолета. До декабря тоже оставалось еще немало времени.

Тишина?..

Сухая тишина!

Я вскочил. Было семь двадцать, и дождь не шел! Я обежал весь дом, по очереди наслаждаясь видом из каждого окна. Редлиф сиял, свежий и умытый после длившегося несколько недель купания, солнце отражалось в тысячах капель, по улице проехал какой-то «понтиак», не вздымая за собой клубов водяной пыли! Я даже позволил себе, включив кофеварку, открыть окно и несколько раз глубоко вздохнуть. Да, воздух отличался от нью-йоркского, но я не смог бы даже под присягой определить эту разницу. На глаз он казался более прозрачным — я во второй раз увидел окружавшие Редлиф горы. Я почувствовал даже исходящую от них прохладу, но в Большом Яблоке, стоя голышом у окна, тоже можно ощутить холод, сказал я себе, чтобы не впасть в чрезмерное восхищение своей новой малой родиной. Вот только, где бы я ни находился в Нью-Йорке, мой горизонт был всегда ограничен. Здесь же он был далеко отодвинут, иззубренный, ощетинившийся тысячей острых вершин, но отчетливый, видимый как на ладони, чистый. О господи, неужели всё дело только в том, чтобы воздух был чистым?! Напевая, я пошел побриться под душем, какая-то музыка играла по радио, что-то я мурлыкал себе под нос.

Всё еще находясь в хорошем настроении, я вышел из ванной, принюхиваясь к запаху кофе. В кухне было чертовски холодно; стуча зубами, я закрыл окно и побежал одеваться. Окончательно проснувшись, я сел завтракать. Я решил каждый день именно так по утрам слегка охлаждаться у окна, бриться и отлично себя чувствовать. Кроме того, я решил купить побольше замороженного пшеничного хлеба, чтобы не обрекать себя на ежедневное истязание десен тостами. Наконец, я решил еще что-нибудь решить и размышлял над этим за второй чашкой кофе, когда зазвонил телефон. Я метнулся в комнату и схватил трубку.

— Скотт?

— Гризли! Здорово, что ты позвонил: дождь кончился. Не знаю, может быть, час назад, может, два. Представляешь себе, какие отличные тут места?

— Когда ты вчера звонил, ты знал, что дождь кончится? — спросил Грег.

— Нет, вчера я звонил, чтобы пожаловаться на сырость. Да, и еще похвастаться: я сыграл один из лучших в моей карьере матчей в баскетбол. Четверть города на моей стороне, четверть против и еще две четверти пока нейтральны. — Я объяснил ему систему розыгрыша баскетбольных матчей в Редлифе, одновременно включив комп, а тот запустил общий тест и развлекался проверкой всех своих компонент. — Во всяком случае, здесь мне еще не приходилось скучать…

— Но если для тебя не найдется занятия, то, насколько я тебя знаю, ты взвоешь и вернешься. Вот только твою квартиру уже сдали одной очень-очень симпатичной белокурой вдовушке. Она немного похожа на Сирсендэйли Космор, ну, знаешь, ту, с золотыми шарами в ушах.

Своим радостным тоном он слегка подпортил мне настроение, так что я его прервал:

— Что касается занятия, то, к сожалению, оно уже нашлось. — Я коротко рассказал ему о случившемся, естественно, изложив официальную версию: столкновение с дверцей, ночь у Валери, отель, ее смерть, мой арест и знакомство с шерифом. Через каждые несколько слов он посвистывал и вставлял «о?» и «шутишь?», а когда я закончил, причмокнул и с сожалением сказал:

— Ну, как я понимаю, вернешься ты не скоро.

— Вообще не собираюсь! — рявкнул я.

— Угу… — мрачно буркнул он и пять секунд молчал.

— Ну что ж, на такой вот мрачной ноте и распрощаемся, — бросил я в трубку. — Буду тебя по ходу дела информировать, что и как, ладно? А ты подумай еще раз, не приехать ли тебе сюда покататься на лыжах.

— Ладно. Обещаю.

Вот уж действительно. Он жил в Штатах только восьмой месяц, у него не было средств на лыжное снаряжение, или, по крайней мере, так ему казалось. Он никак не мог переключиться со славянской привычки планировать будущее, основываясь на имеющемся капитале, на планирование, основанное на предполагаемой прибыли, не хотел слышать о ссуде в банке или у меня хотя бы. Он хотел жить собственными заработками и копить свой капитал, постоянно в чем-то себе отказывая, но я знал, что если даже у него и появится несколько незапланированных сотен, то найдутся тысячи более важных вещей, которые следовало бы купить. Я знал также, что его финансовая ситуация должна в течение ближайших недель существенно улучшиться, и именно тогда намеревался на него надавить.

Во время нашей содержательной беседы комп закончил тестировать свой организм; я нашел среди утилит программу, упорядочивающую файлы с документами, запустил ее и, когда она начала работу, нажал одновременно три клавиши в верхнем ряду. Экран словно икнул, мигнул и свернулся, а мгновение спустя на нем появились буквы. Словно в заставке легендарных «Звездных войн», они медленно, но неумолимо ползли по экрану, исчезая за его верхним краем, как я знал — необратимо и навсегда. В пересылаемом мне зашифрованном секретном сообщении говорилось:

«1. 18.09. Мы не можем выяснить, как так получилось, что у тебя появился хвост. Мы ведем расследование, но о том, что противник опасен, мы знали с самого начала. Хвост ликвидирован, тела вывезены за четыреста километров, есть свидетели, которые видели тебя и преследователей. Так что если погоня продолжается, то она направлена по ложному пути, в южные штаты, — насколько это возможно. Всё прочее остается в силе, конец».

Маленькое «к» в последнем слове несло в себе дополнительные сведения, еще одно подтверждение, что до сих пор наш обмен информацией с помощью всех этих «двуликих» программ, архиваторов и шифраторов проходит успешно. Ну что ж, раз всё в порядке, остается только радоваться. Я предоставил компу самому заниматься удалением следов. С объективной точки зрения, его ситуация была лучше моей — его никто не преследовал, в отличие от меня. Оставался неразрешенным лишь вопрос, кто из нас был более ценен.

Я чистил зубы минут пять, столько, сколько рекомендуют дантисты, и еще немного добавив от себя.

Вернувшись в кухню, я вылил остывший кофе и налил себе свежего из кофеварки. Ароматный и горький «Сильвер Ринг» всегда положительно влияет на мое серое вещество. На этот раз на клетки жаловаться не приходилось, но в кофеварке осталось еще несколько глотков, так что я вылил всё в чашку и, не спеша размышляя о многих вещах, потягивал темную жидкость. Через несколько минут мыслительный процесс поглотил меня настолько, что лишь когда в кухне уже по-настоящему стемнело, я оторвался от построения нескольких теорий и посмотрел в окно. Шел дождь.

Чудовищный ливень, еще сильнее того, что приветствовал меня в Редлифе, бушевал над городом. Не слышно было, как вечером, ударов отдельных капель о подоконник или крышу, тишину сменил непрерывный громкий шум миллионов и миллиардов струй воды, ударяющихся о землю. Когда я подошел к окну, оказалось, что я не вижу не только ближайших гор, но даже дома напротив. Если бы я вышел на улицу и выстрелил в воздух, в отчаянии подумал я, то пуля, ударившись о стену воды, зарылась бы в землю в нескольких метрах от дула.

Мне расхотелось сидеть в темной кухне, я перешел в кабинет и от скуки записал в память телефона несколько основных номеров, во главе с шерифом. Потом подумал, что бы еще полезное можно было бы сделать, и таких вещей оказалось несколько, хотя бы навести порядок в подвале и гараже, но меня это как-то не вдохновляло; хотелось чего-то великого, причем такого, чтобы для этого не надо было шевелить даже пальцем. В конце концов, подумал я, великие вершат великие дела без каких-либо усилий. Сразу же после подобной мысли я должен был совершить нечто действительно значительное, но как-то ничего такого не получалось. И никак не удавалось отложить на потом мысль о симпатичной активной рыжей девушке… О Валери Полмант, ради которой я на самом деле приехал в этот городок и которую совершенно неожиданно и весьма не к месту встретил уже после первых нескольких метров пробежки по Редлифу. Знакомство с которой, неожиданно начавшееся, столь же неожиданным и радикальным образом прервалось. Сыграла ли роковую роль в судьбе Валери Полмант моя персона? Допустим, сыграла. Тогда тот, кто ликвидировал Вэл, может точно таким же образом добраться и до меня. А из того, что этого не произошло, не следует ли вывод: смерть Валери не имела ко мне никакого отношения и мне незачем терзать себя угрызениями совести? Может быть, это ничего не значит, а может, всё произойдет лишь позже?

Я почувствовал, как у меня встают дыбом волосы на загривке, и едва удержался, чтобы не бросить взгляд через плечо. В конце концов, либо кто-то уже стоит у меня за спиной, либо это лишь мое растревоженное воображение. Я допил кофе, уже без всякого удовольствия, исключительно для порядка; тщательно, шаг за шагом проверил обе охранные системы, затем весь дом, на случай возможного подслушивания, и, несмотря на то что в моем распоряжении не было оборудования, полностью исключающего ошибки, я решил, что вторая сторона, если таковая живет в Редлифе, тоже вряд ли пользуется профессиональной аппаратурой, изготавливаемой на заказ для правительственных разведывательных агентств.

Было начало десятого, лил дождь, не позволявший каким-нибудь безответственным мыслям доползти до дверей моего дома; под таким ливнем я не мог рассчитывать на помощь извне, но и мои собственные идеи улеглись спать где-то в мягких уголках моего сознания, в сухости и тепле, и не высовывали оттуда носа. Я развалился в кресле перед компом, но мне не хотелось смотреть даже на выкрутасы экранной заставки. И почти сразу же раздался звонок в дверь. Я побежал открывать. Эйприл!

Эйприл?

— Доброе утро. — Она наклонилась и проскользнула мимо меня в дом, одновременно закрывая громадный зонт, благодаря которому оставалась сухой, совсем как я, хотя от машины до дверей ей пришлось преодолеть метров сорок. — Я вам расскажу кое-что интересное, — предупредила она, выставляя зонт за дверь, словно непослушного пса, и закрывая его. — Ну и льет!

— В самом деле? — удивился я. — Я не заметил, настолько был занят…

Эйприл вошла и огляделась вокруг.

— Когда-то я тут уже была, несколько лет назад. Мы подумывали купить этот дом, но Хольгер решил, что он слишком маленький, хотя расположение выглядело весьма соблазнительным. — Она провела пальцем по стене. — Всё здесь было ядовито-лимонного цвета, у меня даже скулы сводило. — Она посмотрела мне в глаза. — Предпочитаю нынешний цвет. Сам подбирал?

— Не совсем, — признался я. — Но я сам решил, что так, как было, быть не может. — Я огляделся. На диване лежала груда вещей, которые я достал из чемоданов и еще не разложил по шкафам, стол был завален разной величины коробками. — Может, пойдем туда? — Я показал на дверь в кабинет. — Ты первый мой гость, — сказал я, когда Эйприл села и закинула ногу на ногу. На ней были темно-коричневые чулки, слегка поблескивавшие при соответствующем освещении, а в этой комнате оно было соответствующим. Форма щиколоток, лодыжек и колен полностью исключала возможность недоброжелательного комментария, по крайней мере на первый взгляд. — Если бы я знал, я бы подготовился, но в любом случае хотел бы тебя чем-нибудь угостить: кофе, чай, виски, пиво, ЛСД, амфетамин? — Она ошеломленно посмотрела на меня. — Или всё сразу?

Эйприл взглянула на часы:

— Нет, для спиртного слишком рано…

Я прервал ее, подняв руку и сделав таинственное лицо:

— Подожди, у меня есть кое-что особенное как раз для такого случая. — Я побежал в кухню, а поскольку в шкафчиках всё еще царил наведенный миссис Кендрик порядок, бокалы и бутылку мне удалось найти не сразу. Я принес добычу в комнату. — Это вино «Эст-Эст-Эст», попробуй, а потом я тебе скажу, почему я его люблю.

Я налил вино в бокалы и подал один Эйприл. Она молча попробовала и одобрительно подняла брови. Точно так же молча я дал понять, что ожидал именно такой реакции.

— Это вино, кроме приятного вкуса, обладает еще одним важным преимуществом, из-за которого я всегда стараюсь иметь бутылку или две. — Эйприл сделала несколько глотков и облизала губы. — С ним связан забавный анекдот, который уже несколько раз помог мне избежать хлопот. То есть, конечно, сейчас никаких хлопот нет, просто мне нравится этот рассказ. — Чувствуя, что увязаю во всё ухудшающейся стилистике, я махнул рукой. — В общем, когда-то один баварский епископ, любитель вин, путешествовал в Рим, а своему слуге велел ехать впереди и на стенах заведений, где имелось хорошее вино, писать латинское слово «эст», что означает «есть», в смысле «есть хорошее». В конце концов он добрался до селения под названием Монтефьясконе, где производили легкое полусладкое белое вино, которое настолько пришлось по вкусу слуге, что он написал на стене местной корчмы «эст-эст-эст», а епископ, разделив его мнение на этот счет, упился этим вином до смерти. Его похоронили в том селении, а на могильном камне написали эту историю.

— Неплохо. — Она допила и протянула мне бокал. Я налил ей, подал, налил себе. Эйприл глотнула, о чем-то задумавшись.

— Каждый напиток должен сопровождаться подобным анекдотом, — заявила она. — И вообще, — добавила она несколько не к месту, допивая вино. — Я приехала по конкретному делу, — сообщила она, отставляя бокал. — Я должна подписать тебе поручение на ведение следствия… — Она уставилась в противоположную стену. — Бедная Вэл… — сказала она. Я вдруг понял, что она — первый человек в Редлифе, кто, пусть и таким банальным образом, выразил хоть какое-то сожаление о Валери. — Вроде бы она жила здесь, но никто ее не знал, она бывала в обществе, но никогда не была его душой… Теперь я вижу, что она просто не вполне вписывалась в местные условия, она не подходила этим снобистским старым семействам, туристам, сезонной жизни…

— А ты подходишь? — Она пожала плечами:

— Я жена стража порядка. Мы принадлежим к сфере обслуживания. К сервису.

Как ни странно, я не услышал в ее словах ни капли сожаления. Я поднял бутылку, проверяя, есть ли в ней еще вино, и обнаружил дюжину капель на самом дне. Эйприл фыркнула.

— За несколько минут мы осушили целую бутылку, — заметила она.

— Ну, к счастью, это легкое вино, — беззаботно сказал я. — И небольшая бутылка.

— К счастью. — Она отставила бокал, возвращаясь к прежней теме: — Как оформляется такое поручение?

— Сейчас… — Я подкатился на кресле к компу, вошел в базу документов, вывел нужный на экран, заполнил несколько граф и включил принтер. Что-то зашипело внутри устройства, словно несколько внезапно разбуженных гномиков обожгли себе рот горячим какао, и из щели выползла отпечатанная страница. Я вынул ее и подал Эйприл. — После того как ты поставишь подпись, я официально веду дело, — пояснил я, протягивая ей эко-ручку.

Она взяла ее, разглядывая замысловатый дизайн. Честно говоря, я купил ее не из-за любви к окружающей среде, но в знак признательности разработчикам из «Виртуал Ниппон Спейс».

— Вечная экологическая ручка, — объяснил я. — Она извлекает из воздуха всю грязь и перерабатывает ее в чернила. Она действует до тех пор, пока воздух таков, каков он сейчас. В Нью-Йорке это последний писк моды, я тоже ей поддался, но лишь потому, что сама идея мне чертовски понравилась.

— Надо купить несколько дюжин, можно будет обойтись без пылесоса. — Не читая, она подписала документ и вернула его мне. Я посмотрел на подпись — решительная, четкая, изящная. Красивая. — И еще одно, — сказала Эйприл, — мы сегодня устраиваем прием, вроде как это годовщина нашей свадьбы, но, по существу, это часть избирательной кампании Хольгера. Естественно, ты приглашен…

Она сделала паузу.

— Являясь элементом этой кампании, я должен ходить и расхваливать Хольгера? — буркнул я.

Она покраснела и стиснула зубы.

— Зря ты так, — бросила она после нескольких секунд внутренней борьбы. — Хольгер счастлив из-за вчерашнего матча, и хотя бы по этой причине он готов пригласить весь город, и уж тем более героя встречи. Я тоже рада, поскольку ничто так не оживляет скучных, ежегодно повторяющихся вечеринок, как новые люди, интересные и так далее.

— А я новый и так далее, или интересный и новый, или только и так далее?

Долю секунды спустя я дал сам себе крепкого пинка. Кокетничающий Скотт, ужас Редлифа! Три «ж»: жалкий, жалкий, жалкий! И глупый!

— Именно! — услышал я, и это прервало мое самоистязание. Не уточнив, к какой части моей фразы относится это «именно», она встала и протянула руку. Пожатие было коротким и энергичным, без какого-либо подтекста. Но когда мы подошли к двери, она повернулась и совершенно другим, серьезным тоном, каким еще не пользовалась в разговоре со мной, сказала: — Надеюсь, тебе удастся найти виновника смерти Вэл. У меня такое предчувствие… Мне кажется, что у нее была нелегкая жизнь, она была такая таинственная… Может, это ее и убило?.. — Она покачала головой.

Я промолчал, лишь с умным видом кивнул. Эйприл схватила ждавший снаружи зонт, открыла его и, не говоря больше ни слова, побежала к машине. Прежде чем вскочить внутрь, она оглянулась и, видя, что я всё еще стою в дверях, крикнула:

— В семь!

Я кивнул и закрыл дверь.

Вернувшись в кабинет, я не спеша убрался. Относя бокалы и бутылку в кухню, а потом загружая посудомоечную машину, я размышлял над словами Эйприл. Во-первых: почему она не сказала просто «убийцу», а столь высокопарно: «виновника смерти Вэл»? Во-вторых, она не могла знать, что я тоже подозреваю, что в жизни Вэл была некая тайна, опасная тайна; она не могла знать, что я тоже полагаю, что именно этот секрет ее и убил. Ладно, об этом знаю я и еще кое-кто, но что касается Эйприл, то либо мы имеем дело с чрезвычайно хорошо развитой женской интуицией, либо у жены шерифа у самой есть какая-то тайна, — кто знает, не та же самая ли, что и у Вэл? Это даже лучше, чем интуиция, объясняло бы слова Эйприл, но если бы у нее с Вэл был какой-то общий секрет, то она делилась бы своими подозрениями с детективом только в том случае, если бы искала защиты, а она ее не искала. Значит, всё-таки интуиция? Чрезвычайная наблюдательность? Или Вэл настолько измучила эта самая тайна, что бедняжка перестала владеть собой? Может, именно поэтому она и погибла, а моя персона, за исключением случайной встречи, не сыграла в этом никакой роли? Неплохо было бы так думать, поскольку я всё время размышлял, как стали бы развиваться события, если бы я не провел ночь у убитой. Возможно, это бы ниче…

Телефонный звонок вырвал меня из размышлений, которым я предавался, стоя возле открытого шкафчика с бокалами и чашками. Я закрыл шкафчик и подошел к телефону, по пути пытаясь отгадать, кто звонит. И угадал.

— Шериф Барсморт хочет говорить с вами, соединяю, — доложил дежурный, сразу же после него на экране появился шериф:

— Привет! Не разбудил?

— Как же! Я даже все свои утренние дела успел сделать, жаль только, что придется еще раз вечером бриться.

— Не преувеличивай, это всего лишь прием для местных «истинных американцев», — неискренне рассмеялся он. — Как я понимаю, Эйприл тебя уже наняла? — Он забавлялся ножом для бумаг, размахивая им столь быстро, что на экране я видел лишь туманный веер.

— Да.

Он кивнул, я издал многозначительное «гм?» и пошел к кофеварке, чувствуя, что выпитые до завтрака полбутылки вина раскачивают мой разум во все стороны. Я засыпал в фильтр шесть мерок кофе.

— Ты там? — нетерпеливо позвал Хольгер.

— Тут, где же мне еще быть? Я думаю.

— Ага, — успокоенно пробормотал он. — Мои люди уже допросили по поводу обстоятельств ее смерти всю улицу, на которой она жила, ну, может быть, еще не всю, но скоро закончат. И ничего. Собственно, никто ее в тот вечер не видел. Говорю «собственно», так как одна старушка перед тем, как подойти к окну, услышала хлопок закрывающейся дверцы и увидела отъезжающий фургон Полмант.

— Кто был за рулем, она не видела? — спросил я, наливая воду в резервуар.

— Нет. Но нет и никаких оснований считать, что кто-то посторонний ездил на этой машине — там только ее отпечатки, на ручках, радио, зажигалке. Везде. За исключением рычага переключения скоростей и руля, имеются затертые следы, вероятнее всего, из-за использования перчаток, видимо замшевых. То есть — только на мосту кто-то сел, тронулся с места и выскочил.

Я включил кофеварку и уселся на стол.

— Всё вроде бы сходится, — сообщил я, глядя на экран. — В конце концов, ранее ничто не указывало на то, что убийца пользовался ее автомобилем иным образом.

— Похоже, что сходится. — Он начал вертеть нож между пальцами, словно дирижируя невидимым оркестром. — Я должен тебя спросить — у тебя уже есть какая-нибудь идея или след?

— Ну, спрашивай, раз это входит в твои служебные обязанности, — согласился я.

Он немного подождал.

— Ага, это такая шутка. Ладно, спрашиваю: у тебя есть какой-нибудь след или идея?

Я мысленно хихикнул, но ответил совершенно серьезно:

— Если я кому-то что-то и скажу, то только моему клиенту, или не скажу даже и ему, если это будет угрожать его безопасности или ходу следствия, — продекламировал я.

Какое-то время он переваривал мое чувство юмора.

— Заходи через три недели за своими бумагами и тогда сможешь начать расследование, — огрызнулся он.

Я поморщился. В мире ничего не меняется — превосходство на стороне того, у кого твои бумаги.

— Ничего у меня нет, — сказал я. — Но в любом случае давай договоримся, что я не буду бегать к тебе с докладом о каждой мелочи. И еще договоримся, что я постараюсь сделать подарок тебе к выборам…

— Ладно! — сразу же согласился он. Неужели боится подслушивания? — недовольно подумал я. — Увидимся в семь у меня, форма одежды официальная. Если захочешь зайти в участок за патентом — я сижу тут весь день. Да, кстати, у меня будет для тебя еще кое-что…

Он ткнул карандашом в кнопку, и экран погас. Кофеварка захрипела, словно процесс заваривания кофе отнял у нее последние силы. Бедняга. Я налил себе чашку и встал у окна. Теперь я знаю, подумал я, зачем в Нью-Йорке я повесил себе на стену фальшивое видеоокно с видом на валлийский луг, — детектив не должен портить себе настроение видом окна, залитого мутными потоками дождя. Там, в Нью-Йорке, меня спасало подсознание, приказывая искусственным образом поправлять собственное самочувствие, здесь же я отказался от идеи ретушировать окружающую действительность и теперь стоял у окна, мрачно глядя на дождь, без какого-либо желания хоть что-нибудь делать; настроение мне не подняла даже промелькнувшая было мысль заказать в Сети какую-нибудь новую игру, типа «Флэш-бэка-6» или чего-то столь же не требующего особого напряжения мозгов.

Я пил кофе, повторяя про себя, что, как только покажется дно чашки, я куда-нибудь пойду, упаковав в кобуру комплект номер четыре, то есть пистолет «зиг-зауэр Р226», который в свое время не пожелали взять на вооружение наша армия и береговая охрана, и который понравился мне своей постоянной готовностью к стрельбе и возможностью использовать обойму на пятнадцать патронов. Однако когда дно появилось, желания что-либо делать так и не возникло. Я тщательно сполоснул чашку, аккуратно поставил ее на сушилку и, вздохнув, начал собираться. Пистолет весил почти два фунта, так что я повесил его на портупею, прикрыв новой водонепроницаемой курткой, и, включив охранную систему, вышел наружу с намерением попасть в гараж с улицы — чтобы сделать это изнутри, мне пришлось бы разобрать груду пустых коробок.

Я поехал вперед: Фор-Дайамонд-бульвар, Третья авеню, Пайп-хиллз, Терки-роуд, снова Третья авеню, потом я перестал следить, где еду. Чтобы заглушить возникающий где-то во внутренностях никотиновый голод, я остановился, купил коробку «Кунжутных пальчиков тети Беи» и занялся воспоминаниями о встрече с Вэл, под аккомпанемент хруста сладких палочек.

Валери Полмант, насколько я помнил, отнюдь не выглядела отчаявшейся, психически сломленной или неуравновешенной личностью. Маленькие тонкие морщинки в уголках глаз могли быть в равной степени результатом как постоянной скептической гримасы, так и частой улыбки. А ведь она жила тем, что пугала других, так что ни в том, ни в другом выражении лица не было ничего удивительного. Так что, если бы мне потребовалось дать какую-либо оценку убитой лишь на основании данных трехдневной давности, мне пришлось бы, как детективу, с чистой совестью настаивать на признании ее честной гражданкой. То, что я приехал в Редлиф, собственно, ради нее, мало что меняло, поскольку все подозрения и связанные с ними гипотезы уместились бы в аптечном пузырьке. Фактически лишь ее смерть стала доказательством вины: формулировка «если убит — значит, был виновен» известна в полиции как так называемая «посмертная улика». Вопрос лишь в том, убили ли ее из-за моего приезда или эти два события совпали случайно? Если первое, то мне пора возвращаться в Нью-Йорк, поскольку вся операция, раз за ее ходом с самого начала следили противники, лишена какого бы то ни было смысла. Если же… Стоп! Если обо всём было известно обеим заинтересованным сторонам, то им незачем было ждать моего приезда, чтобы усилить подозрения, просто Вэл утонула бы в ванне месяц назад, или свалилась бы в пропасть, или ее засыпало бы лавиной, или… Раз этого не произошло, то вряд ли мы имеем дело с постоянной слежкой. Небольшая утечка? Или всё-таки нет?..

Какая-то мысль билась у меня под черепом, но застряла в пробке на выходе. Когда я понял, что пока что ни к каким выводам прийти не могу, я решил активно начать день, а разум пусть сам позаботится о своих входах-выходах. Колеся по городу, я случайно заехал в узкую, ведущую под гору улочку, в конце которой находилась станция подъемника; кресла раскачивались под порывами ветра, а дождь хлестал с такой силой, что даже над канатом образовался туман от ударяющихся о него капель. Здание станции стояло мокрое и мрачное, только в двух окнах первого этажа горел свет, — видимо, кто-то из персонала смотрел телевизор или готовил лыжи к сезону. Подъехав к пустой мусорной урне, безошибочному признаку безжизненности этого места, я приоткрыл окно и швырнул туда упаковку от палочек. Раздался плеск — урна была полна воды.

Я развернулся и, сперва бессознательно, а потом преднамеренно, направился к кладбищу, а точнее, к помощнику семейства Грисби. У меня возникло почти непреодолимое желание перекинуться с ним парой слов — вчера он вел себя как человек, который что-то знает, неизвестно лишь, идет ли речь о налогах фирмы или о кастрации трупа. Как там звали последнего молодого покойника? Гарри Бергман, кажется, так. Когда это было, позавчера? Уже поза-позавчера, поправился я. Я почувствовал теплое покалывание в висках, редкий знак свежего следа, словно мозг, задействовав какой-то из потайных уровней подсознания, давал знать, что пришла очередь его сознательной, поверхностной части.

Нужно выяснить, лихорадочно размышлял я, когда точно были похороны, поскольку из моих рассуждений следовало, что я был еще далеко от Редлифа, когда кто-то отрезал парню пенис и заморозил его в ожидании подходящего случая. Потом я приехал в город, столкнулся с Вэл, а у нее состоялся разговор с убийцей, возможно, весьма принципиальный. Может быть, она была сыта им по горло, может быть, он ею, может быть, он в конце концов решил — если знал о моем приезде, — что следует поторопиться? Во всяком случае, меня бы вполне устроило, если бы юнец из похоронного бюро был в этом замешан.

Я припарковал машину так же, как и вчера, не перед главными воротами, и выскочил под дождь. Мой «зиг-зауэр» приятно оттягивал плечо. Пробежав под сгибающимися от тяжести воды ветвями старых деревьев, никого не увидев и оставшись незамеченным сам, я добрался до пристройки.

Там было темно и тихо, никто не слушал музыку, и — я на цыпочках вошел в дверь — никто не ждал меня, чтобы оглушить. Я огляделся, присев на край кресла. Музыкальный центр «Ямаха», стилизованный под старину конца семидесятых годов двадцатого века, на котором могли бы с удобствами усесться трое, стоял на полу, молчаливый и грозный. Я даже не стал протягивать в его сторону палец, опасаясь, что он взорвется двухсотваттным браст-рэпом. Больше в этой комнатке не было ничего, носившего хоть какие-то черты индивидуальности владельца. Парень явно не любил эту каморку и относился к ней исключительно как к временному пристанищу. С другой стороны, он вряд ли ушел бы насовсем, оставив свою «технику». Я открыл ящик стола — там было почти пусто: два толстых фломастера, черный и красный, несколько пачек из-под сигарет, два окурка— «Марльборо» и «Кэмел», желтые, надкушенные, неаппетитные. Журнала, на котором я записывал свой номер телефона, нигде не было видно. Я наклонился над телефоном и проверил память номеров, их было только три: Грисби — похоронное бюро, пиццерия и еще одна пиццерия. Я немного подумал, затем вызвал первый. Ответил Филип Грисби.

— Грисби, слушаю…

— Сержант Даррел, здравствуйте. — Я постарался слегка изменить голос и, насколько это возможно, имитировать сержанта. — Этот ваш молодой помощник… Как его… — Я замолчал и поморщился, но это подействовало:

— Майкл? Майкл Баулз?

— Именно! У него есть мотоцикл?

— Не знаю, сержант, может быть, это его приятеля или общий. Я, во всяком случае, запретил ему приезжать на нем на работу, так как он распугивал птиц и клиентов. Какой-то немецкий тиранозавр:.. А что он натворил?

— Кто-то из них двоих промчался как пуля сквозь школьную экскурсию… Майкл сейчас на работе?

— Ну-у… Собственно, он сегодня не пришел, — пробормотал Грисби. — Уже второй раз в этом месяце. Телефон не отвечает…

— Ага, ну, может быть, загляну к нему в гости… А этот его приятель, он кто?

— Какой-то Галлард. Имени не знаю. Он всегда обращался к нему по фамилии, наверное, знакомы по школе.

— А где он живет?

— На Крейн-лейн, семнадцать… Погодите, вы про Галларда?

— Конечно, — быстро солгал я. — Впрочем, найду обоих в компьютере.

— Ну да, а я подумал… Ладно, неважно…

— Большое вам спасибо. До свидания.

Я бросил трубку и закрыл глаза, пытаясь вызвать в памяти план города. Крейн-лейн? Какая-то окраина, но где? На западе? Может быть, на юго-западе? Не в силах вспомнить, я еще раз окинул взглядом безликое помещение, в котором стереофонический молох выглядел столь же неуместно, как монашка в матросской таверне, и высунул нос на улицу. На какое-то мгновение у меня появилась надежда… но нет! Шел дождь. Тяжелый, холодный, не более приятный, чем мокрое одеяло в одноместной палатке. Я выглянул сперва за порог, никто там не прятался, затем, через несколько шагов, — за угол, тоже ноль интереса, и уже спокойно побежал к машине.

Конечно, уже через секунду после того, как я вывел на экран бортового компа план города, оказалось, что я прекрасно знаю, где находится Крейн-лейн, и сразу же поехал туда. Светящаяся точка на экране была единственным движущимся объектом в моем поле зрения. Прошу прощения — вторым, первым были стеклоочистители, а если уж идти дальше, то еще менялись цифры на индикаторе частоты. Я искал какую-нибудь ближайшую радиостанцию, — в конце концов, мне предстояло здесь жить, нужно было начинать переживать из-за местных проблем и радоваться местным успехам. Никто ведь не сказал, что я не стану через несколько лет мэром Редлифа.

Что-то появилось в эфире, я услышал полслова, и послышалась мелодичная оркестровая музыка. Я оказался на узкой улочке, служившей кратчайшим путем к Хэрроуз-лайн, и вдруг сообразил, что это тылы той самой улицы, на которой жила Вэл. Почувствовав зов, могучий, как запах кукурузной водки из Огайо, я затормозил. С левой, интересовавшей меня стороны тянулся забор из двухметровой сетки, за ним метровой ширины полоса колючих слоновых роз. О нет! Как-то раз я уже угодил в самую гущу этой дряни с маленькими цветками и шипами, способными пробить подошвы десантных ботинок. Почувствовав, что желание действовать может в любую минуту пропасть, я подъехал к самому забору, выключил двигатель, выскочил под дождь и, оттолкнувшись правой ногой от крыла машины, вскочил на забор, чтобы затем, секунду побалансировав, прыгнуть через колючую преграду. Хозяйка была не слишком заботливым садовником: трава, правда, подстриженная, но не более того, и две цветочных клумбы: гладиолусы, уже отцветающие, грустно покачивающие коричневыми чашечками, и какие-то огненно-красные цветы с длинными листьями, кажется, они называются «меч святого Георгия». Оглядевшись по сторонам, я направился в сторону террасы. Здесь игра в конспирацию закончилась — я ударил локтем по стеклу, просунул руку и мгновение спустя был в гостиной. Я не слышал тревоги, никто не выскочил из-за угла, не залаяла собака. Я был один. Стряхнув с ресниц капли воды, я отправился на разведку.

Естественно, самым интересным местом должен был быть кабинет Вэл, поэтому я сперва тщательно обследовал все остальные помещения, ни до чего не дотрагиваясь, почти ни до чего; если мне попадались какие-то шкафы или ящики, я открывал их, берясь за ручку через платок, но не отодвигал мебель, не перетряхивал книги, не поднимал ковры. Я был уверен, что всё это уже проделали до меня, если не убийца, то бригада полицейских экспертов. Наконец, я вошел в кабинет. Здесь мне пришлось бы сидеть двое суток, чтобы как следует всё просмотреть: несколько десятков огромных томов, порядка сотни книг о колдовстве, альбомов с колдовскими атрибутами, биографии самых знаменитых ведьм и колдунов, целые груды журналов по уфологии и нетрадиционной медицине, ежегодники отчетов нескольких крупнейших психиатрических клиник, в том числе парижской и венской, и сотни других источников, в которых Вэл искала вдохновение и идеи. Не могло обойтись также без Иеронима Босха и африканских масок, ко всему этому — что меня неприятно удивило — два кожаных хлыста и третий — из обработанного пениса носорога, хотя скорее всего это была подделка из конского, несколько десяток фигурок из «Города Кровавых Марионеток», расставленных старательно скомпонованными группами.

Компьютер. Не стандартный комп, а домашний, подключенный к сети, довольно старый, но вполне автономный, выглядевший достаточно курьезно в нынешние времена, когда перестала иметь смысл погоня за совершенствованием оборудования и значительно более рациональным и дешевым стало пользоваться приставкой к неограниченным мощностям и ресурсам всемирной Сети. Почему у нее была такая машина? Что это означает?

Я сел — не на аэродинамический стул у компьютера, а в кресло для чтения, а может быть, для гостей. Страшно хотелось курить — так, что темнело в глазах и хотелось выть во весь голос. Нужно было как-то отвлечься; я подскочил к «Хьюлет-паккарду» и включил его.

На первый взгляд Вэл ничего не скрывала, ее архивы хранились на семи порталах, в том числе двух резервных, проще говоря — если бы сгорела половина Америки, ее данные сохранились бы на серверах второй половины. Я немного подумал. Если я попытаюсь копаться в ее данных, даже поверхностно, это наверняка будет зафиксировано. Со стороны правосудия мне, может быть, ничего и не грозит, а если убийца сюда вернется или с другого компа проверит, что происходит с ее компьютером? Если так, то это не должно его чересчур удивить — следствие, полиция и всё такое прочее. Разве что… Разве что он получит именно от полиции информацию, что сегодня их здесь не было, зато без особого труда узнает о том, что это я веду расследование по поручению Эйприл. То есть, так или иначе, всё будет указывать на меня. В конце концов я махнул рукой и начал проверять, что и где она разместила. Там была масса бесполезного для дилетанта мусора: электронные таблицы, два профессиональных редактора для верстки — кто в состоянии этим овладеть? И еще что-то, и еще… Я воздержался от сочувственной усмешки — у меня у самого была такая же свалка, всё то же самое и еще больше, и я никогда этим не пользовался. Наконец я нашел раздел «Базы», здесь было интереснее: десятка полтора энциклопедий — медицинские, эзотерические, исторические, куча разнообразной литературы — инквизиция, ритуалы инков, шаманы, пытки… Кровь капала с экрана. Плюс к этому — идеи, потенциальные страшилки, ссылки на легенды, странные события, телекинез, змеи, лягушки, пауки, ночные кошмары, зомби, ведьмы, вампиры, вуду, демонология — славянская, африканская, эскимосская… Уфф… Всё это было перемешано в винегрет, который мог переварить только владелец компа.

Я попытался почитать несколько мест: застенки КГБ, румынские вампиры, гуцульские упыри — господи, что это и где это? — нетопыри, пиявки, пираньи, мурены, скандинавские верования, Эдда, Веды, статистика дорожных происшествий и описания кровавых боен террористов и психопатов в торговых центрах. Ко всему этому множество приписок типа: «Интересно. Подождать, пока забудут о „Кристине“. Пустынные духи и мифология номадов, кессонная болезнь, а к ней множество сведений о смерти от удушья и утопления; Вэл дописала, что подобную разновидность смерти почти все считают ужасной и жуткой, и закончила: „Тут есть кое-какие перспективы, но я еще не знаю какие. Нужна помощь!“

Мрачная ирония — ее саму задушили!..

Не было никаких шансов найти в этом логичном лишь для одного человека собрании какую-либо осмысленную и полезную для меня информацию. Это была работа либо для большого коллектива, либо для чудотворца. Я снова вывел на экран список файлов и долго в него всматривался. Потом меня осенило — затаив дыхание, я вывел перечень стертых файлов, их оказалось немного. Два из каталога «Работа», подкаталог «Письма» и четыре из каталога «Дерби». Последние были достаточно большими, я поискал программу восстановления удаленных файлов, но она ничем не смогла помочь. Информация была удалена окончательно и бесповоротно, с полной очисткой свободного пространства. Но… если кто-то имеет триста гигабайт на жестком диске и сто тридцать — на платных порталах, а использовано всего семьдесят мегабайт, и он что-то стирает, то не потому, что ему не хватает или жаль места! Только что я мог поделать? Ничего, я мог лишь вообще ничего не делать, подождать разговора с Хольгером и подсказать ему идею перешерстить компьютер Вэл и ее архивы в Сети. К черту, пусть вся слава принадлежит ему.

Некоторое время я сидел, вглядываясь в экран столь пристально, что еще немного, и я пробился бы сквозь него и начал считывать данные непосредственно из памяти, но неожиданно чихнул на весь дом и опомнился. Выключив компьютер, я немного поколебался, но следы пребывания здесь полиции были слишком отчетливы, чтобы можно было рассчитывать найти дневник, записную книжку, письменную исповедь или признание. Выйдя из кабинета, я прошел в гостиную и из-за занавески выглянул на улицу. К сожалению, в размокшем цветнике почти напротив дома Вэл копалась какая-то баба, затянутая в непромокаемый комбинезон, словно солдат из подразделения химической защиты. Кроме того, некая парочка никак не могла расстаться и сидела в автомобиле на другой стороне улицы, а из окна первого этажа ближайшего дома бдительно смотрела еще одна женщина, враждебно поджав губы.

Выбора у меня не оставалось — нужно было пробиться через колючий заслон позади дома, а я знал, что на это у меня нет никаких шансов. Набросив на голову капюшон и ругаясь сквозь зубы, я перепрыгнул через низкий забор, разделявший два участка, затем второй такой же, третий, четвертый, пятый и шестой, пока не добрался до конца улицы. В ботинках у меня было по литру воды, а ее запас непрерывно пополнялся той, что стекала с промокших штанин. Я вернулся в машину, гордясь собственной предусмотрительностью: во-первых, отопление работало вовсю, а во-вторых, я достал из внутреннего багажника сумку, сбросил ботинки, брюки и носки, вытер нижнюю половину своего тела и переоделся в Аварийный Сухой Комплект. В зеркало я видел, что улыбка не сходит с моего лица, — было сухо, тепло и приятно.

Тронувшись с места, я проехал перекресток, свернул налево и вскоре оказался среди обшарпанных пятиэтажных домов; выше, видимо, здесь строить не позволялось, чтобы не заслонять вид на горы, но где-то, однако, нужно было разместить представителей класса ниже среднего. Если бы меня спросили, я вынужден был бы признать, что этот самый класс всё же несколько выше аналогичного нью-йоркского, — стоявшие здесь машины были новее и лучше, и не ощущался запах нищеты. А если и ощущался, то в куда меньшей степени.

«…я достал плоскую отмычку с кольцами, как у ножниц…»

Остановив машину у дома номер семнадцать, я вбежал под козырек и нажал на кнопку домофона. Баулз жил на четвертом этаже; если допустить, что положение квартиры свидетельствует о статусе, а у меня не было причин полагать иначе, то у Майкла статус был не из самых худших, над ним располагался еще один этаж. Я нажал еще несколько кнопок, не пытаясь даже прикрыть глазок камеры под потолком, секунду спустя из динамика раздались перекрывающие друг друга голоса, а кто-то, не особо вникая в детали, просто открыл дверь. Я бесшумно скользнул к лифту, затем, столь же бесшумно, к двери Баулза и нажал на кнопку звонка. Раздался мелодичный сигнал, но никто на него не отреагировал. Я повторил попытку, после чего, не желая вызывать излишний интерес у соседей, вместо того чтобы продолжать звонить, достал плоскую отмычку с кольцами, как у ножниц. Вставив ее конец в замок, я вложил большой и указательный пальцы в кольца и несколько раз пошевелил ими. Щупы из иридиево-магниевого сплава раздвинулись, словно спицы зонтика, вошли в щели и сдвинули с места соответствующие засовы. Замок тихо щелкнул, я выдернул отмычку и шагнул в квартиру.

Было темно — хозяин опустил шторы и не проветрил помещение. Запах был какой-то… мужской, безо всяких дезодорантов и парфюмерии, кроме того, в нем чувствовалось еще что-то весьма неприятное и ассоциировавшееся с бойней. Прежде чем я успел что-либо сообразить, правая рука сама выхватила пистолет, и в густом полумраке я увидел, как он выдвигается вперед. Приклеившись к стене и пытаясь заставить глаза как можно быстрее приспособиться к сумраку, я дышал широко раскрытым ртом. Наконец я смог увидеть очертания чего-то темного, неподвижно лежавшего на диване. Я немного подождал, затем, еще не двигаясь с места, обвел взглядом все углы комнаты и коснулся локтем выключателя. Зря я столь старательно пытался привыкнуть к полумраку, теперь мне пришлось ждать, пока произойдет обратный процесс, хотя, чтобы понять, что Майклу уже никакой свет не помешает, ждать вовсе не требовалось. Я поморгал, каждый раз видя одну и ту же картину: откинутая назад голова почти отрезана от туловища, пальцы одной руки стиснули простыню в предсмертной судороге, вторая рука тянется к подоконнику над спинкой дивана. Ноги в белых, забрызганных кровью носках находились в такой позе, что почти с уверенностью можно было сказать — кто-то их так положил. Или придержал, усевшись на них, когда они начали беспомощно биться в последних конвульсиях.

Около минуты я неподвижно стоял на пороге, потом проверил туалет и ванную, кухню и лишь потом подошел к дивану, пряча на ходу оружие. Со стороны двери, как оказалось, я видел только перерезанное горло. Мне не было видно, что почти вся кровь с лица, головы и верхней половины тела Майкла вытекла на постель. Он лежал на толстой корке крови, которая засохла, прежде чем успела впитаться в поролоновый матрац, обитый искусственным плюшем. Я подошел ближе, осторожно ставя ноги в немногочисленные оставшиеся сухими места на полу. Возле тела запах крови был еще сильнее, почти забивая легкие. Я наклонился над трупом, заставив себя внимательнее рассмотреть раны.

Кто-то каким-то острым инструментом, очень острым, искромсал лицо несчастного. Срезанный одним ударом кончик носа прилип к подушке возле правого виска, половина левого уха держалась на обрывках кожи. Однако настоящей целью атаки убийцы являлся рот; в губы было нанесено не менее нескольких десятков ударов, под разным углом, словно убийца ходил вокруг неподвижного тела, ударяя острием рот. В результате рот был полностью изуродован, губы иссечены на множество кусков, которые держались на лице лишь благодаря клочьям кожи и засохшей крови; несколько нанесенных с большой силой ударов отбили эмаль с оскаленных зубов жертвы. Надрезы обнажили корни зубов, разорвав десны, но зубы всё еще держались в челюсти. Несмотря на жуткую картину, не подлежало сомнению, что Майкл всё же умер раньше, после того как ему перерезали горло одним точным, сильным ударом, который для несчастного стал настоящим «ударом милосердия». Я словно видел эту сцену — убийца стоит над телом и, обвиняя жертву в том, что она сама виновата в своей смерти, начинает полосовать ее бритвой, входя во всё больший азарт.

Я отошел от дивана, проверил, не наступил ли где-нибудь в кровь, и, стараясь не смотреть на тело, еще раз обвел взглядом комнату, задержав его на стоящем у стены стуле — собственно, заинтересовал меня не стул, а моток веревки, который я только что заметил. Я сделал два шага и присел. Рядом со стулом лежал один длинный кусок и несколько коротких, видимо разрезанных — концы были окровавлены — той же самой бритвой. Не нужно было быть лауреатом конкурса на лучшее воображение, чтобы понять, что этими кусками веревки кто-то связал кому-то руки, а потом, после убийства, перерезал путы; длинный же наверняка послужил для того, чтобы привязать этого кого-то к стулу. Я заставил себя вернуться к дивану, чтобы взглянуть на запястья Майкла. На них не было никаких следов, то есть здесь был еще кто-то, кого вынудили наблюдать за убийством, — возможно, именно для него был разыгран весь ритуал.

В тот момент, когда я обнаружил, что здесь был некто третий, сцена с демоническим безумцем в главной роли расплылась и исчезла, уступив место другому предположению: здесь состоялся кровавый спектакль, инсценированный и разыгранный убийцей в нескольких целях, в том числе показать свою власть, силу, решимость кому-то третьему и — наверняка — направить полицию по устраивающему убийцу следу.

Я вернулся к стене и присел на краешек второго стула. От вида трупа, запаха крови, предположений и прежде всего от отсутствия сигареты мне хотелось выть. Краем глаза я заметил, что моя правая рука, та, которой я намеревался воспользоваться для стрельбы, трясется, словно участвуя в конкурсе на лучшее исполнение роли умирающего от старости барабанщика. Но сейчас мне нужна была не рука, чтобы стрелять, но голова, чтобы думать, а больше всего мне нужен был какой-то след или уже схваченный убийца двоих, а кто знает, может быть, и троих. И еще сигарета.

Спокойно, приказал я сам себе, давай думать. Почему погиб Майкл? Потому что по чьему-то заказу отрезал пенис Бергману, или как его там звали. Возможно, он сделал это вместе с приятелем, Галлардом. Теперь же заказчик по какой-то причине, может быть просто реализуя некий план, решил навсегда успокоить Баулза, что и сделал. По той же причине он притащил сюда кого-то третьего, которому продемонстрировал чудовищный спектакль. Мог ли это быть Галлард? Да, вполне. Могло ли это быть сделано, чтобы его запугать? Кто знает, может быть… Может быть, речь шла о том, чтобы запугать его и заставить что-то сделать, запугать и вынудить бежать, запугать и склонить к самоубийству, запугать и… Почему я всё время подчеркиваю это «запугать»? А потому, что если бы убийце не был нужен для каких-то целей живой Галлард, то он прикончил бы его с меньшими угрызениями совести, чем у кухарки, раскладывающей отраву для тараканов. Чего он мог хотеть от перепуганного до смерти парня? Возврата денег за кастрацию трупа, это раз. Возврата какого-то предмета, который мог бы его разоблачить, аудио— или видеозаписи, записки, фотографии — два. Он сидел перед убийцей на стуле, связанный по рукам и ногам, — но тот его отпустил. Значит, чего-то хотел. Разве что не отпустил, а вывел отсюда, забрал что хотел и только потом убил.

Я несколько раз стиснул кулаки и встал, опираясь руками о колени. Здесь мне больше нечего было делать, проводить обыск я не собирался, особенно если учесть, что следов поисков чего-то в комнате не имелось, так что наверняка ничего такого здесь и не было. Самым важным был сейчас Галлард, если он жив. Я подошел к двери и прислушался, затем через платок нажал на ручку, шагнул в коридор и, молниеносно отскочив от двери, направился к лифту, зная, что человек на лестнице в здании с лифтом вызывает подозрение у тех, кто за ним наблюдает.

Уже в машине я вдруг сообразил, насколько я привык к дождю, — я ведь даже не подумал, как когда-то: а может быть, дождь уже кончился? Я просто шагнул под его потоки, как будто они были для меня чем-то самым обычным, нормальным, естественным.

Неужели я действительно уже начал привыкать к Редлифу?

Я отъехал от дома, размышляя, что делать дальше. Можно и нужно было поехать в полицию или хотя бы позвонить им анонимно, хотя я рисковал тем, что меня могут опознать. Я мог также сделать вид, будто ничего не знаю, — глупо, зато никаких проблем. Нет, не глупо — очень глупо, в конце концов, это второй след, хотя и обрывающийся столь же внезапно, как и первый, но весьма важный. Я не мог им пренебречь. Не мог я и пойти к Хольгеру и сказать ему, что я, правда, нашел тело очередной, по моему мнению, жертвы того же самого убийцы, но не желаю никоим образом вмешиваться в ход следствия, поскольку где-то притаился кто-то, у кого может — если это не дошло до него раньше — возникнуть мысль о том, что другой кто-то, из числа стоящих на страже закона, наступает ему на хвост.

На маленькой площади, где нужно было решать, куда ехать, домой или в полицию, я остановился и долго размышлял. Я сжевал три резинки и закусил пачкой отборных кунжутных палочек, а потом проблема решилась сама — сзади подъехала полицейская машина, и водитель затормозил столь решительно и посмотрел на меня столь внимательно, что если бы я сегодня появился в полиции, то меня встретил бы хмурый взгляд: «Где-то, черт побери, я видел этого типа, и уже тогда он показался мне подозрительным». Так что я поехал домой, не слишком, впрочем, обрадованный навязанным мне решением, и лишь во время визита в супермаркет за покупками мне пришла в голову идея, имевшая определенные преимущества и позволявшая искать Галларда, не вызывая особых подозрений у убийцы, хотя она наверняка должна была его обеспокоить, как и все, что было связано с жертвой. Это неизбежно.

Часы в магазине показывали половину первого, я расплатился, терпеливо выслушав длинную тираду хозяина супермаркета, который моментально включил меня в список новых, потенциально постоянных клиентов и сделал всё что мог, чтобы вынудить меня сменить магазин. Сортируя пакеты, коробки, мешочки, банки и аккуратно раскладывая всё это на предназначенные места, я продумал текст сообщения, так что, когда я вызвал программу-редактор, ввести его уже не составляло никакого труда.

«В горле у убитой Валери Полмант находился отрезанный у трупа пенис. Его отрезал некий Майкл Баулз, проживающий по адресу Крейн-лейн, 17. Я только что обнаружил его убитым, кто-то сделал это крайне отвратительным способом, бритвой, искромсав лицо и перерезав горло. Вероятнее всего, преступник убил его умышленно жестоко на глазах приятеля — Галларда. Нужно найти Галларда, но не вызывая подозрений у убийцы, который должен быть идиотом, чтобы не суметь сопоставить всё воедино. Полагаю, что Галларда запугали, поскольку он должен еще что-то сделать или что-то отдать, так что есть шанс, что он еще жив.

Предлагаю: подложить в квартиры обоих — Галларда и Баулза — немного наркотиков и начать официальное громкое расследование, объявив Галларда в розыск. Так, чтобы его искали, но убийца не беспокоился, видя обычную ничтожную эффективность подобных поисков. Кроме того, необходимо — но крайне тщательно! — сочинить какую-нибудь цепочку из нескольких посредников, которая выведет на Галларда. Сделать это нужно без особого шума, но и не скрываясь, и с надежными доказательствами, чтобы наш «Икс» не забеспокоился, что Галлард может вывести на него.

Ответ пришлите с помощью стандартной процедуры номер один».

Компьютер превратил эти несколько фраз в один короткий импульс. Я велел ему соединиться с квартирой Грега и несколько секунд спустя услышал стандартную просьбу автоответчика, разве что под конец Гришка добавил несколько слов по-русски — для меня они звучали так, словно он кого-то обругал, но, может быть, лишь сообщал, что его нет дома. Впрочем, это не имело значения — сжатое в виде импульса сообщение пошло к соответствующему адресату, не к Гришке, и наверняка его уже читали. Мой комп, не дождавшись изменения директив, самостоятельно запустил процедуру затирания следов в своей памяти; для неопытного глаза не происходило ничего, кроме короткого исполнения программы, обнаруживающей и уничтожающей компьютерные вирусы. Хороший специалист удивился бы, увидев, что у меня в компе антивирус типа «файер-сторм», а действительно опытный обнаружил бы какое-то время спустя двойное дно моего «айбиэма», но — как учит история — если кому-то есть что скрывать, он всегда должен считаться с вмешательством тех, кто достаточно опытен, так что я не стал по этому поводу особо беспокоиться. Особенно если учесть, что «второе дно» было установлено на комп именно затем, чтобы его можно было обнаружить. Настоящее второе дно находилось под третьим дном.

Заглянув в телепрограмму, я отправил в память видеомагнитофона код сериала «Неужели спокойная улочка?», а сам пошел в кухню. Для ланча было еще немного рановато, но кто станет придерживаться расписания, когда выделяемой печенью глюкозы недостаточно, чтобы заглушить чувство голода? И всё это — о, ирония судьбы! — из-за отсутствия никотина. Так мне, по крайней мере, профессионально объясняли причины того, почему бросившие курить прибавляют в весе. Я долго всматривался в раскрытое нутро холодильника, потянулся даже за банкой «Лионетты», но понял, что делать мне особенно нечего и аппетита у меня тоже нет, так что если сейчас я съем бесформенное содержимое банки, то через четверть часа начнется долгий нудный день, который мучительно медленно перейдет в нудный долгий вечер, и так далее. Я решил приготовить то, что Гришка называл «мастино неаполитано», сделав всё, как он учил, — поджарил рубленую говядину и мелкий боливийский лук, смешал, добавил немного тертой моркови и петрушки, три вида паприки и почти половину запаса пряностей, как говорил маэстро, «для вкуса». Прежде чем все эти составляющие окончательно перемешались, я сварил по горсти трех сортов макарон и немного риса. Свое творение я увенчал томатным концентратом «Джулия», обильно полив им четыре горки на большой плоской тарелке. Достав из холодильника две банки пива, я окинул взглядом кухню — оставалось включить радио и приниматься за еду. До часа еще тридцать минут; я спокойно приступил к ланчу, размышляя, действительно ли Гришка сам сочинил этот рецепт или же просто адаптировал какую-нибудь разновидность спагетти. Я съел макароны, традиционно закончив рисом, собрал с тарелки остатки соуса, допил первую банку пива, сразу же открыл вторую, охлаждая слегка обожженный приправами пищевод, с благодарностью принявший холодную струю жидкости, которая к тому же приятно перемещала еду в желудке. И позволяла перемещаться мне самому.

Третье пиво я выпил на диване в гостиной. Наверняка, подумал я, сейчас не помешала бы сигарета, на полный желудок, к пиву? Она была уместна не в меньшей степени, чем вилка в розетке, стилет в ножнах, пуля в стволе. Но ведь преимущества отказа от курения очевидны — чистое дыхание поутру, кроме того… чистое дыхание поутру… и вечером еще чистое… Тьфу! Я не нуждаюсь в никотине! — мысленно завопил я, в действительности же сполз с дивана, чтобы достать из аптечки два кубика антиникотиновой жвачки, которую начал жевать, делая вид, будто именно это мне и нужно. Антиникотиновая жвачка и пиво, вершина экстаза Скотта Хэмисдейла.

— Позор! — с горечью пробормотал я.

Мне не хотелось осыпать ругательствами самого себя, может быть, и не из-за чего было ломать копья? В конце концов, я справляюсь, тьфу-тьфу-тьфу, без гипноза, акупунктуры и семнадцати предлагаемых фармацией, фармакологией и гомеопатией препаратов! Я не посещал гарантированных сеансов групповой терапии. Я не вдыхал антиникотин. Я ничего себе не впрыскивал, не вливал в горло и не вставлял в задницу, черт побери! Единственный признак слабости — те несколько кубиков жвачки, призванные поддерживать мое душевное спокойствие.

— Ты великий человек, Скотт, — сказал я. Никто не вступал со мной в полемику, и это уже слишком, если принять во внимание, что достаточно кого-нибудь похвалить, чтобы немедленно появился на свет список из четырех тысяч его тяжких грехов.

Я сел поудобнее; мысли только, казалось, этого и ждали — они выскочили откуда-то и забегали у меня в голове, словно возвращающаяся из школы компания детей, которые спешат поделиться новостями, проталкиваясь в дверь. Я добродушно позволил всем говорить одновременно, сосредоточившись лишь на вылавливании более или менее осмысленных фрагментов. Их, впрочем, было немного.

«…колье, перстни, диадемы, кольца, жемчуг, бриллиантовые застежки, шпильки, браслеты, брошки и… и… и…»

В нормальных условиях мой рост составляет сто восемьдесят два сантиметра, вешу я около восьмидесяти четырех килограммов, и у меня неплохие ногти, я просто о них забочусь. Однако в этом обществе я чувствовал себя так, словно во мне было сто двадцать сантиметров роста вместе с цилиндром, сто сорок кило веса и по четыре пальца на обеих грязных руках. Все остальные были нормальными: высокие, тренированные, загорелые, одетые в смокинги и платья, украшенные ярлыком «Гуччи IV», и ко всему этому — колье, перстни, диадемы, кольца, жемчуг, бриллиантовые застежки, шпильки, браслеты, брошки и… и… и…

Кроме того, все знали, что их замечают, что они важные персоны, что они всем нужны. Я же — возможно, именно такая роль и была мне предназначена — не чувствовал себя здесь ни важным, ни нужным. Зато меня наверняка замечали. Но именно этого я никогда не жаждал, и в особенности с тех пор, как получил лицензию детектива. Я не знал, что является тому причиной — взятый напрокат фрак или передаваемая шепотом информация о моей профессии. Какое-то время я пытался убедить себя, что подобную популярность мне создал выигрыш в баскетбол, но большинство лиц выражали не восхищение или обиду, а что-то вроде отвращения или странного удивления: «И с чего это Хольгеру пришло в голову пригласить этого типа?!».

Ко мне подошли поздороваться мои новые коллеги по команде — Эйхем, Бергер, Таттл и Фирстайн, мелькнул среди нескольких беседующих бизнесменов «похороненный живьем» Донелан. Потом меня обнаружил Хольгер и потащил, опираясь на трость, показывать всем подряд.

Первым оказался владелец и главный редактор местной газеты, Арт Малик, по происхождению как будто македонец, но мое знакомство с Македонией и внешностью ее жителей ограничивалось фильмом «Внебрачный сын Дракулы», так что я мог и ошибаться. Мало того, что его имя ассоциировалось со звездой моды или новой маркой швейной машины, он обладал еще и сатанинской внешностью, которая вполне соответствовала его характеру, а также гениально развитой способностью поддерживать разговор на любую тему, что он доказал в первые же пятнадцать минут нашего знакомства, заговорив меня чуть ли не до смерти. Впрочем, точности ради, должен признаться, что никто не пытался выдернуть меня из его рук. Рядом прошли муж и жена Грисби, мы с безразличным видом поклонились друг другу; возможно, они со мной и заговорили бы, если бы я не был «занят». Потом, когда Малик накинулся на другую жертву, я отошел в сторону, заодно схватив «Манхэттен» с подноса у бесшумно перемещавшегося по залу официанта. Коктейль был отличный, кстати сказать.

— А-а-а… — радостно произнес кто-то у меня за спиной.

Я обернулся, сразу же перекладывая бокал в левую руку. Доктор Да Сильва, он же Вернер. Я дружелюбно улыбнулся, мысленно отметив, что доктор прекрасно знает о своем чрезвычайном сходстве и многое делает для того, чтобы его поддерживать, — мальчишеская улыбка, кажущиеся слишком длинными и старательно растрепанные волосы. Я крепко пожал ему руку, как и полагалось: я — жертва несчастного случая, он — мой врач. Доктор посмотрел на мой лоб и сказал:

— Бедная Вэл. — Он поморщился, глядя куда-то в сторону, но тут же снова перевел взгляд на меня. Видимо, он уже в достаточной степени пообщался с домашним баром Барсмортов. — Она бы смотрелась куда веселее на фоне всех этих черных фраков и бриллиантов.

— Вы хорошо ее знали? — спросил я.

В подобное я не верил, поскольку уже успел составить мнение относительно Вэл и Редлифа, но порой у меня случаются приступы самокритичной скромности.

Он покачал головой, допил содержимое бокала и небрежно сунул его в горшок с каким-то волосатым растением, напоминавшим паучью задницу.

— Боюсь, что здесь никто ее хорошо не знал, — мрачно заявил он. — Даже я, ее врач и… — он вздохнул и, посмотрев по сторонам, понизил голос, — бывший любовник. — Он опустил голову и посмотрел на меня исподлобья, словно у него на кончике носа сидели очки: — Но даже тогда мне всё время казалось, что она где-то в стороне, в стороне от всего — от своей работы, своих интересов, своего друга, этого города, этих людей… — Он пожал плечами и кивнул официанту. — Как будто всё это было лишь верхним слоем ее личности. Собственно говоря… Спасибо. — Он взял с подноса два «Манхэттена» и, не спрашивая, вручил один мне. Я поставил свой бокал туда же, куда и он, под паучье брюхо. — Собственно говоря, из-за этого мы и расстались, я чувствовал себя отвратительно, зная — что бы она со мной ни делала, даже в постели, в мыслях она постоянно где-то в другом месте. Как-то раз во время какой-то ссоры я даже спросил ее, не является ли она резидентом ближне— или дальневосточной разведки.

— И что, призналась? — спросил я, чувствуя, что он именно этого и ждет.

— Она серьезно посмотрела на меня, фыркнула и сказала, что будь она шпионом, то я ничего бы об этом не знал. И наша ссора угасла сама собой, так как она даже ссориться не любила. Понимаешь?

Я думал, что это риторический вопрос, но, похоже, если уж доктор Вернер вцеплялся в какую-нибудь тему, то хватка у него была мертвая. Он повторил вопрос и, кажется, даже попытался схватить меня за локоть. Я поспешно признался, что понимаю. Он начал допивать свой «Манхэттен» с такой скоростью, словно вокруг сидели члены жюри из Книги рекордов Гиннеса. У меня возникло предчувствие, что с ним у меня будет еще немало проблем, но я ошибался — к нам подошла какая-то молодая женщина, к сожалению ничем не напоминавшая его партнершу по фильму. Она представилась, беспокойно поглядывая на мужа, и, даже не закончив первых отрывочных фраз, потащила его куда-то сквозь толпу гостей. Я отправился на дальнейшую разведку; несколько раз какие-то мужчины — наверняка из южного района — останавливали меня и представляли другим мужчинам и женщинам, я даже не пытался запомнить их фамилии. Лишь на террасе я нашел свободное место для сидения и, неизвестно почему вдруг почувствовав усталость, присел на гнутую металлическую скамейку. У меня возникла мысль, что на этот раз, возможно впервые в жизни, мне следует искать преступника, убийцу, во вполне определенных кругах общества, именно среди этих богатых, культурных, образованных людей, не каких-то там пуэрториканцев, но среди добродетельных белых американцев. Вероятнее всего, кто-то из них решил, что сотрудничество с Вэл не предвещает ничего хорошего, и… Не мог я и исключать, что Вэл не имела ничего общего с…

— О, вот ты где…

Я вздрогнул и вскочил, разминувшись с хозяйкой дома, которая села, позволив себе облегченно вздохнуть.

— Хольгер, похоже, переборщил, — слегка ошеломленным тоном проговорила Эйприл, вглядываясь в толпу за окнами, начинавшую потихоньку выползать на террасу. — Это всё, наверное, из-за погоды. — Она пожала плечами. — Обычно в это время по-другому, снег и начало сезона, так что часть приглашенных заходит лишь ненадолго, поскольку у всех есть свои дела, часть вообще не приходит. А из-за этого дождя, нудного ожидания туристов… — Она посмотрела через плечо на нависшие над Редлифом тучи, потом взглянула мне в глаза. Глаза у нее были интригующие, странные, серо-коричневые, серые настолько, чтобы взгляд их казался мягким и добрым, и настолько коричневые, чтобы Создателю удалось поместить в них несколько желтых пятнышек, от которых взгляд становился веселее. Я почувствовал, что мое сознание начинает куда-то уплывать, но Эйприл привела меня в себя, мягко похлопав по руке: — Ты не мог бы принести чего-нибудь выпить? Что угодно, только чтобы мне снова туда не идти… — Она пожала плечами, что в пантомимах заменяет пятнадцать минут монолога.

Я вернулся в гостиную. После холодной и влажной террасы она показалась мне душной и жаркой. Однако никто из присутствующих не позволил себе даже ослабить галстук, снять же пиджак, как я понял, можно было лишь в туалете. Добравшись до бара, я кивнул встряхивавшей шейкером барменше:

— Пожалуйста, мартини с одной восьмой вермута и «Олд фэшион». Естественно, в разные бокалы, — добавил я свою старую шутку, думая, однако, о чем-то другом.

— Простите? — Она перестала стучать шейкером и уставилась на меня. В глазах ее читалось презрение, странно неуместное для барменши. — Извините, я не расслышала последние слова.

— Неважно, это я сам себе, — небрежно махнул я рукой. Или кому-нибудь поумнее, мартышка, мысленно добавил я. Из противоположного угла мне улыбнулся Тим Эйхем, капитан моей баскетбольной команды, я помахал ему, кто-то хлопнул меня по спине, но тут барменша поставила передо мной мартини, а когда я после короткой паузы обернулся, за спиной у меня были одни лишь незнакомые лица. Какая-то женщина слегка улыбнулась мне, я тоже ответил ей улыбкой, чуть более теплой. Я задал сам себе вопрос, что я здесь делаю, а потом сам же на него ответил, наблюдая, как обиженная барменша добавляет к кампари несколько капель ангостуры и доливает, не спрашивая моего мнения, сельтерской, а ведь я мог предпочесть содовую! Смешав коктейль, она бросила в бокал черешни и — с легким вздохом — по две дольки лимона и апельсина.

Выйдя на террасу, я убедился, что Эйприл меня не дождалась. Что ж, мне оставалось лишь философски вздохнуть, но я не успел.

— С первого же взгляда эта барменша мне не понравилась, — послышалось за спиной.

Я вздохнул и обернулся.

— Полностью согласен, — подтвердил я, подавая Эйприл бокал. Она попробовала и одобрительно кивнула.

— Хольгер ее нанял, чтобы сделать приятное Вернеру. Девушка выиграла в прошлом сезоне конкурс на лучшего бармена города и с тех пор считает, что должна лишь позировать для фотоснимков со своим коктейлем в руке.

Я попробовал свой мартини и вынужден был признать — он был отменным.

— У девушки есть талант, — сказал я, поднимая бокал. — И вместе с тем — вредный характер. Бывает.

И почему мы разговариваем об этом ничтожестве, раздраженно подумал я. Неужели другие темы закончились? Я набрал в грудь воздуха и тут увидел Хольгера, который только что вышел на террасу с каким-то рослым типом, явно заменявшим ему костыли. Хольгер весело помахал нам рукой, хотя где-то в уголках его глаз чувствовалась напряженность. Вот они, страдания человека, организующего вечеринку не ради забавы, но ради… чего? Он почти всунул мне в ладонь руку своего приятеля.

— Познакомься со Скоттом Хэмисдейлом, — весело объявил он. — Опора команды и детектив; пока еще не знаю, в какой роли он лучше. А это мой школьный друг, Джо Пруссиан.

Джо пожал мне руку.

— Жаль, — сказал он, показывая на шерифа, — когда о тебе не могут сказать ничего лучшего, кроме как «школьный друг». — Не выпуская мою руку, он хлопнул Хольгера по груди, а потом крепко сжал мой бицепс. Что-то вроде полинезийского ритуала братания или каннибальской проверки качества мяса перед забоем. — Черт побери, я, наверное, умру как выдающийся школьный друг, — рассмеялся он, похоже, разыгрывая какую-то старую сценку.

Меня словно какая-то муха укусила, и я выпалил:

— Как говорят немцы: Haltet die Umwelt sauber. — Я невинно улыбнулся всем троим.

— Возможно, — небрежно махнул рукой Джо. — Что пьете? Пива тут где-нибудь нет? — Он огляделся по сторонам. — Пойду поищу, — сообщил он и слегка ткнул меня кулаком в плечо: — Пустые банки я всегда бросаю в урну. — Он повернулся и ушел.

Я нервно кашлянул. Эйприл нахмурилась.

— Что там насчет урны? — Ответил Хольгер:

— Скотт попросил не загрязнять окружающую среду. — Он засмеялся. — В нашей школе было много детей эмигрантов из Германии, у нас даже преподавали немецкий. Ты не обратил внимание на его фамилию?

Я поднял обе руки:

— Когда-то, побывав в Европе, я выучил одну фразу по-итальянски и вставлял ее везде, где только можно, в течение четырех лет, пока кто-то не обнаружил, что она означает: «Не открывать дверь до полной остановки поезда». Потом я выучил надпись с упаковки жевательной резинки. Вы понятия не имеете, как это поднимает престиж говорящего. Заодно — из этого однозначно следует, насколько хорошо мы знаем иностранные языки.

— Это цена убеждения, что весь мир старается говорить, как мы, — бросил Хольгер, глядя куда-то над моим плечом. Мне приходилось почти физически бороться с собой, чтобы не обернуться. — Извините…

Он обошел меня, слегка спотыкаясь и явно куда-то спеша.

— Еще один официальный тост, — мечтательно произнесла Эйприл, — и станет намного свободнее. — Она немного помолчала, явно вспоминая какие-то приятные моменты прошлых юбилейных вечеринок. — Может быть… — добавила она, и в ее голосе послышалось неверие в собственные слова. Прежде чем я успел найти какую-нибудь подходящую тему, ее взгляд вдруг посерьезнел, она нахмурилась и кивнула кому-то за моей спиной. — Хольгер тебя зовет, — тихо сказала она.

В первое мгновение я не понял, что она сказала, и наклонился, а когда с опозданием осознал смысл ее тихих слов, она повторила:

— Хольгер тебя зовет, быстрее.

Я обернулся. Хольгер в непромокаемом плаще стоял за углом дома, на границе тени и света, отбрасываемого садовыми фонарями, под легким серебристым дождиком. Он показал мне второй плащ, который держал в руке, и кивнул. Поставив бокал на балюстраду террасы, я, стараясь не привлекать к себе внимания — только как можно не привлечь к себе внимания, выходя в смокинге с сухой террасы под дождь? — обошел какую-то занятую разговором группу и направился под дождем к Хольгеру. За углом я накинул плащ.

— Дом Вэл горит, — процедил Хольгер.

Меня обдало жаром. Я крепко выругался и ударил кулаком по ладони.

— Идем. — Шериф пошел первым. Я догнал его и толкнул под локоть.

— Пусть пытаются спасти кабинет Вэл, пусть зальют его водой, лишь бы компьютер не сгорел! — прошипел я.

Хольгер молча достал из внутреннего кармана плаща телефон и нажал кнопку.

— Это Хольгер, — бросил он. — Нужно спасать кабинет, второй этаж, кажется, второе окно слева… — Он замолчал, слушая. Я знал, что он скажет. Он сложил трубку, прерывая связь, и покачал головой: — Как раз оттуда начал распространяться огонь, видимо, там было что-то легковоспламеняющееся, как говорит командир пожарных…

— Да, легковоспламеняющееся… Компьютер! — рявкнул я, злясь то ли на себя, то ли на весь мир.

Мы обошли дом и направились к машине Хольгера. Шериф показал мне на место водителя, но прежде чем проковылять вокруг, остановился и спросил:

— В компьютере что-то было?

— Если он сгорел?! — мрачно буркнул я, сел и включил двигатель. — А я, задница дырявая, не подумал, что раз она работала на компьютере, то могла именно там что-то оставить… Черррт!..

Я тронулся с места, даже не слишком резко — зачем? Разве я умею тушить огонь лучше пожарных?

— А что с тем пенисом? — вспомнил я. — Ты говорил, у тебя для меня что-то есть?

Шериф поскреб подбородок, наклонив голову и пошевелив челюстью.

— Ну да, я как раз собирался тебе сказать. Молодой белый мужчина, лет двадцать-двадцать пять… Ничто не указывает на то, что в течение нескольких дней перед смертью он использовал данный орган для чего-либо, кроме мочеиспускания. Так что отпадает версия об обезумевшем муже, который, поймав кого-то на ком-то, отрезал первому член. Скорее — внимание! — он поднял палец, — его отрезали у мертвого. Орган был заморожен, но не в профессиональном крио-боксе для хранения трансплантатов, а в обычном домашнем морозильнике. Та-ак… — Шериф посмотрел в окно на темную улицу. — В личной беседе доктор добавил, что можно предполагать смерть от болезни, от какой-то быстро разрастающейся опухоли, но точные данные мы получим через месяц-полтора, когда придут результаты из Чебукайяля.

Я кивнул, в знак того, что всё понял.

Через три минуты мы были на месте. Огонь был уже потушен пожарными и дождем, улица светилась синими, желтыми и красными огнями. Во всех окнах виднелись любопытные лица, хотя ничего интересного уже не происходило. Второй этаж дома сгорел полностью, относительно состояния компьютера у меня не было никаких иллюзий — в лучшем случае удастся найти металлические детали и собрать, если они могли кому-то пригодиться, капельки олова от пайки. Я сунул руки в карманы в поисках сигарет, но тут же снова их вынул и бросил в рот кубик жвачки, хотя она уже казалась мне совершенно безвкусной. Шериф тоже молча смотрел на пожарище и не собирался выходить. К дверце «рейнджера» подбежал пожарный, на бегу придерживая левой рукой на голове незастегнутую каску; не заметив, кто где сидит, он приставил лицо к окну с моей стороны и крикнул:

— Шериф! Мы справились… Э-э-э… — Он наконец понял, что обращается не к Хольгеру, приподнялся на цыпочки, повел головой из стороны в сторону и, увидев шерифа, побежал вокруг машины. Я протянул руку к панели и выключил фары. — Пожар потушен! — крикнул пожарный. — Почти наверняка поджог!

Хольгер яростно ударил ребром ладони по кнопке; стекло опустилось.

— Либо исключите поджог, либо докажите! — рявкнул он. — Предположений я к сведению не принимаю. Тащи сюда сколько хочешь народу, всех, кроме дежурной команды, и прошерстите весь дом. Если надо — перенесите его по частям на какой-нибудь склад. Мне нужно знать, был ли он подожжен, а если да, то мне нужны улики. Понятно?! — Он отвернулся от готового разразиться ругательствами пожарного и кивнул мне: — Поехали!

Я собирался было напомнить ему, что пока еще не работаю в городской полиции и хотя бы по этой причине не вижу никаких оснований для того, чтобы мне что-либо приказывать, но махнул рукой на несправедливость судьбы и Хольгера и начал разворачиваться.

— В Сети уже давно есть такая услуга, как предоставление защищенного дискового пространства, — сказал я, лавируя по забитой каретами «скорой помощи» и пожарными машинами улице. — Великолепная вещь для тех, кто хочет по-настоящему спрятать какую-то информацию. Например, некто, кому что-то угрожает, размещает там фамилии, адреса и так далее, и поручение в случае его смерти или отсутствия периодического подтверждения данного поручения известить кого-то о чем-то. — Краем глаза я заметил, что шериф внимательно смотрит на меня. — Не знаю, естественно, было ли известно Вэл о подобной возможности… То есть знать она должна была, поскольку электронную почту буквально захлестывает спам с подобными предложениями, но могла этим и не пользоваться.

Внезапно я замолчал, осознав, что начинаю делиться с шерифом предположениями, для которых не было никаких оснований, если принимать во внимание только убийство Вэл. Я надеялся, что шериф этого не заметит, но он заметил.

— Зачем ей было страховаться, тем или иным образом? — медленно спросил он, хмуро глядя на меня. — Ты предполагаешь, что ее убийство не было результатом чьей-то вспышки гнева, или…

Единственное, что я мог сделать, — продолжать свои рассуждения, сметая множеством вариантов его подозрения и догадки.

— Перестань! — простонал я. — Тот, кто заранее запасается отрезанным членом, чтобы навести на ложный след, не совершает убийств в состоянии аффекта. Речь не идет о супружеской измене, поскольку у Вэл не было мужа. — Я выпрямил большой палец. — Можно, пожалуй, исключить и ревнивого любовника, — выпрямился указательный. — Она не обокрала банк, — в ход пошел безымянный. — Не похитила мимбирскую делегацию, не взорвала детский сад. — Я покрутил в воздухе рукой с растопыренными пальцами и снова положил ее на руль. — Возможно, это и предположения, но с весьма серьезными основаниями. — Некоторое время мы ехали молча. — Конечно, ее должно было что-то связывать с убийцей, и что-то в этих отношениях пошло не так. А жертва должна была об этом знать или хотя бы догадываться, отсюда уже только шаг до идеи с подстраховкой.

— Так что, мы должны спокойно сидеть и ждать, пока смилостивится какой-нибудь компьютер в Силиконовой долине? — бросил Хольгер.

Он был зол, что меня обрадовало. Чуть раньше я едва не выдал себя безосновательными, если принять во внимание мою легенду, подозрениями относительно Валери Пол мант, и мне было нужно, чтобы шериф сам как можно скорее прикрыл мою ошибку массой собственных эмоций. Несколько секунд я преднамеренно молчал, медленно проезжая через перекресток.

— Может, через пару дней… — пробормотал я. Хольгер схватил наживку и клюнул на мой крючок.

— Через пару дней! — фыркнул он. — А если нет? Или это будет означать, что нам придется ждать еще… «пару дней», — издевательски передразнил он меня, — или не ждать, поскольку Вэл не предусмотрела подобного варианта? Или, может быть, мы должны затребовать доступ к ее данным, что само по себе дело малоприятное? Насколько мне известно, для этого мне и прокурору потребуется больше времени, чем для разработки прототипа атомной бомбы.

Я промолчал, сосредоточившись на управлении автомобилем, хотя в это время, в этом месте и в этой машине на подобное был способен и двухлетний ребенок. Шериф тоже замолк, глядя на поблескивающий под легким дождем асфальт. Совсем как в кино, подумал я, где ночью мостовые мокрые, хотя ранее ничто не указывало на какие-либо осадки. Я открыл рот, желая заметить, что дождь вместо того, чтобы помочь пожарным, прекратился или сильно ослаб как раз в тот момент, когда был больше всего нужен, но Хольгер заговорил на долю секунды раньше:

— Возвращаемся домой!

Не знаю почему, но мне показалось, что если бы сейчас я встал в позу и спросил, по какому праву он мне приказывает, это каким-то образом повредило бы нашему сотрудничеству. Подавив в себе стремление к свободе и демократии, я послушно свернул на Стоун-авеню и еще минуту спустя припарковался в конце забитой сегодня улицы перед домом шерифа.

Когда двигатель смолк, издав последнее сочное урчание, Хольгер снова открыл рот, но, вдохновленный какой-то неизвестной мне мыслью, не издал ни звука. Идя следом за хозяином через заполненную группами гостей террасу, я подверг основательному анализу события последнего часа и не нашел в них ничего, что могло бы вызвать рост недоверия шерифа ко мне. За исключением очевидных промахов болтливого детектива Хэмисдейла. Поклявшись укоротить самому себе язык, я отложил эту тему на потом. Хольгер, поддавшись настойчивым расспросам гостей, начал рассказывать про наш визит на пепелище. Я поискал взглядом Эйприл, но ее не было поблизости, зато был официант, у которого я взял мартини. Бармен набросал туда столько льда, словно эскимосы платили ему за каждый кубик, так что я быстро опорожнил бокал, пока его содержимое не пришло в полную негодность. За спиной кто-то кашлянул. Я медленно обернулся; это были Малик и какая-то хлопающая ресницами, богато разукрашенная дама лет тридцати с небольшим. Арт развязно улыбнулся и представил нас:

— Миссис Роксана Дельбар, жена нашего конгрессмена, к сожалению отсутствующего. Ее очень интересует работа частного детектива. Скотт Хэмисдейл.

Мне показалось, будто он великодушно подсовывает мне нечто сухое и теплое на несколько ночных часов. Ее бриллианты на него не действовали. Роксана несмело улыбнулась.

— Это на самом деле так, как показывают в кино? — спросила она, довольно странным образом строя фразу.

— Вовсе нет, — махнул я рукой.

— А если бы вы увидели, что дьявол сражается с ангелом, вы зашли бы дьяволу со спины и дали бы ему по голове? Это этично?

Прежде чем я успел сказать что-нибудь такое, что отбило бы у нее охоту со мной общаться, она положила руку мне на плечо и простонала:

— Пожалуйста, расскажите что-нибудь, прошу вас! — Малик отодвинулся сантиметров на тридцать; я не глядя послал ему мысленно пулю между глаз и скромно улыбнулся миссис Дельбар.

— У каждого частного сыщика есть какой-нибудь принцип. У большинства он такой: «Я не беру взяток». У меня он другой: «Я не рассказываю о своей работе». — Я увидел, что Арт закусил нижнюю губу. — Это лишает ее всей красоты.

Я еще раз улыбнулся. Миссис Дельбар заморгала и перенесла тяжесть всех своих браслетов и перстней на локоть Арта, а потом просто развернулась кругом, помахала кому-то рукой и смылась.

— Я всё думаю, к какой категории тебя отнести, — неожиданно сказал Малик. Я пожал плечами, но этого оказалось недостаточно. — Не знаю, в каком тоне тебя описать, — настаивал Арт, словно подвергая испытанию мою способность метко отвечать. Я чувствовал, что заваливаю экзамен, и ничего не мог с этим поделать. Слегка улыбнувшись, я постарался придать лицу выражение: «Прошу прощения, но это не моя проблема». — Ну ничего, как-нибудь справлюсь, — буркнул Арт, не сводя с меня пристального взгляда.

Минуту, может быть, две мы молча потягивали свои коктейли, потом Арт начал что-то бормотать насчет статьи на тему Вэл. Я не вникал в то, что ему было нужно, — просто притушил его репортерское рвение, объяснив в нескольких словах, что с Вэл я не был знаком, а даже если бы и был, то всё равно бы молчал, по принципу «De mortuis aut bene aut nihil» [1] . Латынь его добила, он извинился и избавил меня от своего общества, в буквальном смысле, — выскочил под дождь и помчался к стоянке. Я немного подумал о том, нужен ли я здесь кому-нибудь и нужен ли здесь кто-нибудь мне. На первый вопрос я был вынужден ответить отрицательно, на второй — утвердительно, и знай Хольгер мои мысли, он наверняка накинулся бы на меня с тростью или костылем. Покинув террасу, я устроился в укромном уголке возле терпеливо помигивавшего лампочками музыкального центра, который никто не хотел включать. Я тоже.

Было начало десятого. Слишком рано, чтобы исчезнуть. Однако я всё же решил смыться и неожиданно появиться в собственном доме, смешать себе приличный коктейль, подключиться к Сети, проехать два круга в «Индианаполис» или пройти два уровня в «Фокс II». Поднявшись, я посмотрел в сторону двери. Путь преграждал Хольгер, словно скала посреди фарватера, и миновать его было невозможно. Говоря что-то кому-то намного старше и важнее его, он на мгновение окинул взглядом пространство за спиной собеседника; наши взгляды встретились, и я понял, что, если я сейчас испарюсь, начнется новый, не обязательно дружественный, этап наших отношений. Я послал ему улыбку, которая, не долетев до шерифа, бессильно опустилась на пол, сел и попытался изобразить напряженную работу мысли, машинально выдвинув клавиатуру синтезатора и копаясь в базе мелодий. Там было всё, а если и не было, могло появиться через семь секунд.

— О, так это вы прогнали моего сотрудника! — услышал я упрек в свой адрес, фальшиво замаскированный легким тоном.

Мне не нужно было поднимать голову, чтобы догадаться, что это мистер Грисби. Он свалился в кресло рядом со мной. Нос и щеки его были ярко-красными от выпитого алкоголя. Жадно посмотрев на мой бокал, он огляделся по сторонам, словно говоря: «Я выпил бы еще, при условии, что поблизости нет моей жены». Я кивнул проходившему мимо официанту и показал ему пустой бокал, потом спросил взглядом мистера Грисби и, когда он, якобы поколебавшись, согласился, показал официанту два пальца. Грисби благодарно кашлянул.

— Молодой придурок, — сказал он, растягивая гласные. — Так никогда и нигде не найдет себе места. — Он махнул рукой. Я предположил, что сейчас он развернет эту фразу в тираду о потерянном поколении, и оказался прав. Грисби вздохнул: — Их ничто не держит. Из-за образования, такого, какое оно есть, из-за телевидения, прессы, всего прогресса цивилизации они отрезаны от собственных корней. — Он посмотрел мне в глаза и подождал, пока я кивну. — Им кажется, будто их ждет весь мир, не так, как когда-то, — человек где-то рождался, жил там и умирал. Может быть, иногда это ему и мешало, если, например, он не мог развить свои музыкальные способности. Но для общества… — он поднял руку и ткнул указательным пальцем вверх, — это было только полезно! — Он опустил руку и мрачно засопел. — А теперь… Благодаря телевидению никто не боится мира, каждого молодого человека куда-то тянет, а там, к сожалению, как правило, ничего хорошего их не ждет. — Появился официант и подал нам бокалы. Я сразу же чокнулся с Грисби; его теория была вариантом той, которую частично разделял и я, Общей-Теории-По-Поводу-Того-Почему-Сейчас-Не-Так-Хорошо-Как-Было-Когда-То.

Грисби глотнул из своего бокала.

— Ничего хорошего их не ждет… — повторил он. — Ну так вот, такой юноша чувствует себя обманутым, сбитым с толку, разозленным… И ему попросту не на что поужинать. Тогда он приставляет какому-нибудь старичку нож к горлу и отбирает несколько долларов. — Он грустно покачал головой и выжидающе посмотрел на меня. Я кивнул, ожидая продолжения, но он молчал.

— А когда он уже сыт, он решает, что только что нашел способ, как сделать так, чтобы мир всё же стал прекрасным, а жизнь — приятной! — сказал я, сперва лишь затем, чтобы доставить ему удовольствие, а потом, вспомнив полицейскую статистику и процент преступлений, совершаемых прибывшими из других мест, шире открыл глаза и с некоторым уважением посмотрел на подвыпившего гробовщика.

— Именно так, — согласился он. — Это даже вполне логично и естественно. Что им делать, черт побери? Они уже слишком взрослые для того, чтобы получить образование, а то, которое у них есть, ничего им не гарантирует. Они плохо воспитаны — из-за родителей, которые произвели их на свет, а потом обнаружили, что дети лишь сокращают им жизнь… А с экранов по нескольку десятков раз в день на них смотрят такие же молодые люди, ничем не лучше их самих, но при этом они ездят на шикарных автомобилях и кормят икрой своих собак… — Он покачал головой. — Скажу даже больше… — Неожиданно он замолчал. Я открыл было рот, чтобы предложить ему продолжать, но в моем поле зрения появилась миссис Грисби. — А мы тут беседуем, дорогая… — тоном ожидающего нагоняя ребенка сообщил Грисби.

вернуться

1

О мертвых или хорошо, или ничего (лат.).

В это мгновение мне в голову пришла отличная идея, и я тут же вмешался:

— Кстати, этот ваш сотрудник… Он, случайно, не похитил базу данных? Это довольно неприятно, но я уже слышал о подобных фокусах. Потом они или вымогают у родственников умерших деньги под предлогом доплаты за услуги, или шантажируют фирму…

Миссис Грисби лучезарно улыбнулась нам обоим, что означало, что экзекуция будет совершена лишь в тишине собственной спальни. Грисби, видимо, достаточно наглядно это себе представил. Из него словно выпустили воздух, он посмотрел на бокал, но сожалеть ему было уже не о чем — там оставалось лишь несколько капель.

— Нужно будет это проверить, — сказала его жена. — Спасибо за подсказку.

Тепло кивнув мне на прощанье, Грисби ушли, а я снова посмотрел на часы. Десяти всё еще не было, прошло всего минут двадцать. Завтра полиция узнает о зарезанном парне. Хорошо.

На террасу вышли двое, одного я знал — коллега по команде, Эрик Фирстайн, кажется, что-то связанное со страховками; второй был пожилым, седым, высоким и чрезмерно худым. Будь он чуть потолще, лишь чуть-чуть, он мог бы играть роли интересных, благородных и всегда выигрывающих дела адвокатов или пародии на них в безумных комедиях братьев Розенбаум. Увидев меня, Эрик обрадовался — видимо, здесь было более скучно, чем я думал.

— Стивен, позволь тебе представить — Скотт Хэмисдейл, наш, наверное, первый в истории города частный детектив и человек, который помог нам разгромить команду самого богатого района. — Седой протянул мне руку. Его рукопожатие было крепким и костистым, ладонь — холодной и сухой. — Скотт, это Стивен Уиттингтон-Това, мой бывший преподаватель и многолетний друг.

— Преподаватель! — фыркнул Уиттингтон. — Это было так давно, что я даже и не помню, что я должен был вам преподавать. И кроме того, это меня старит, Эрик.

Фирстайн рассмеялся, похлопал своего друга по плечу и подмигнул мне:

— Мы тут еще немного побудем, если ты не имеешь ничего против нашего общества… — Он сделал паузу, в самом деле ожидая моего разрешения. Я поспешно кивнул. — Я принесу что-нибудь выпить, — предложил он. — Внутри душно, а тут — исключительно сухо.

Я посмотрел через плечо. Действительно, дождь перестал.

— Странный город, — сказал я. — Никак не могу привыкнуть — или льет, или капает, или нет. Но последнее — редко. Я не был готов к дождливой погоде, должен был быть снег. У меня были амбициозные планы; может, не сразу лыжи, как-то они меня не увлекают, но скиборд — да, это могло бы быть моей стихией!

— Гм… — Уиттингтон размашистым движением схватился левой рукой за правый локоть, словно пытаясь остановить артериальное кровотечение. — Должен признаться, что на лыжах я тоже не катаюсь, но всегда любил прогулки по снегу, я приезжаю сюда уже… — он на мгновение задумался, — двадцать с лишним лет, и всегда в это время хватало трасс для прогулок. Вы попали на какую-то аномалию, но должно же это когда-то закончиться?

Я кивнул — конечно, должно. В дверях появился Фирстайн с маленьким подносом, на котором стояли три бурбона и тарелочка с фисташками.

— С приездом Скотта жизнь в Редлифе несколько оживилась, — весело сказал он. — До этого темой всех разговоров была погода. Потом — бах, приезжает детектив из столицы, и ему сразу же находится занятие… — Он поднял рюмку и, не дожидаясь нас, сделал глоток. Я последовал его примеру. Уиттингтон лишь грел свою порцию в руке. — Бедняжка эта Полмант… Ну, и то, как ее убили! — Он замолчал и пошевелил губами, словно хотел сплюнуть на плиты террасы. — Черт побери, такого наш город еще не знал… А преступник, эта… — он засопел, не в силах подобрать подходящее слово, — эта тварь… эта скотина… — Он покачал головой. — Да что там, жаль…

Не вполне было ясно, как понимать его последние слова.

— Я ее знал, Эрик? — спросил Стивен Уиттингтон.

— Не думаю. Она держалась в стороне, я не помню, бывала ли она на этих вечеринках у шерифа. — Он немного помолчал, уставившись в рюмку. — Не помню даже, обменялся ли я сам с ней хотя бы десятком фраз. — И добавил: — Теперь этого уже не изменить.

— Неотвратимость смерти… — прошептал Уиттингтон, глядя куда-то перед собой, но у нас не было никаких шансов увидеть то же, что и он. — Это больнее всего — невозможность что-либо отменить или исправить. Самая жестокая шутка. Живешь себе, живешь… Благородный человек или скотина, красавец или горбун, мудрец или кретин, что-то пытаешься в себе изменить, к чему-то стремишься… А тут — раз! И конец всему…

Он вздохнул.

Мы поднесли рюмки к губам, пытаясь скрыть замешательство. Уиттингтон посмотрел на часы.

— Буду потихоньку собираться, — сказал он и протянул мне руку. — Рад был с вами познакомиться.

Я вежливо наклонил голову. Эрик тоже попрощался молча, коротко улыбнувшись. Я остался один.

Остановившись на краю террасы и опершись о балюстраду, я наблюдал за ярко освещенной внутренностью дома. За спиной захлопал крыльями какой-то ночной охотник. Я вспомнил, что рассказывал мне Гришка, бывший неплохим знатоком птиц. Это он показывал мне, чем отличаются грачи от ворон, дятлы от свиристелей и эти… как их там? Скворцы? От кого отличались скворцы? А, от галок. Скворцы гадят на землю, а галки — людям на головы.

Внутри я видел, как Уиттингтон переходит от одной группы гостей к другой, от пар к одиночкам, словно истинное украшение вечера. Похоже, он знал тут всех, и они его тоже. Впрочем, не удивительно — он бывал здесь каждый год уже четверть века. Где-то на краю гостиной пересеклись пути его и Хольгера, какое-то время они пожимали друг другу руки и широко улыбались, наконец, шериф похлопал Уиттингтона-Тову по плечу, а мне показалось, будто тому это не слишком понравилось.

Рюмка опустела. Не видя никакого смысла сидеть здесь дальше, я подумал о нескольких вариантах прощания, но английский в конце концов отверг, так что сел в машину лишь двадцать минут спустя. Открыв окна, я выключил отопление и, проветривая машину, доехал до дома.

Мне никто не звонил, почты тоже не было, в двери и окна никто влезть не пытался. У меня возникла мимолетная мысль о сигарете; бросившись в ванную, я вычистил зубы и сунул в освеженный рот антиникотиновую жвачку. Потом позволил себе лошадиную дозу виски с маленьким кубиком льда и погрузился в размышления, пока не начал зевать.

— Комп! Ежедневник! — пришлось повторить, чтобы функция вспомнила, для чего она предназначена. Возможно также, что я не слишком отчетливо произнес ее название. Гм… возможно ли? — Завтра: забрать бумаги у шерифа… Мммм… — Я думал и думал. — Конец. Не слишком-то перегруженный у тебя день, Скотти, — пробормотал я.

В конце концов я лег в постель, но через полчаса вынужден был сдаться — сон куда-то улетел, и ничто не говорило о том, что он скоро вернется. Я схватил пульт управления, словно утопающий — спасательную доску, но палец соскользнул, и я включил канал, на котором уже четыре года рассказывала о похудании Биба Гиббс, стотридцатишестикилограммовая индианка. Сейчас она с радостью сообщила, что похудела на три кило не из-за злокачественной опухоли. Аудитория облегченно вздохнула. Дрожащими пальцами я схватил пульт, но снова попал не туда, куда надо, и в наказание увидел, как протестующие против чего-то французские крестьяне сбрасывают с Эйфелевой башни трех коров. Собственная неуклюжесть меня разозлила, я досмотрел эпизод до конца, и успокоился, лишь попав на порнофильм на канале для взрослых. Кажется, около двух я заснул.

«Торнадо, наводнение, теракт, похищение, взрыв, изнасилование…»

Шел сильный дождь — об этом сообщило мне мягкое дуновение сухого воздуха в спальне. Я сам запрограммировал просушку дома при превышении определенного уровня влажности. Так что на улице хлестал ливень, а внутри было сухо. Особенно в горле. Я выпил воды с несколькими каплями алкозельцера, сунул в рот жвачку и полежал еще немного. Потом включил «Ньюс энд Вьюс» и в подробностях ознакомился с событиями, происшедшими на земном шаре за последние двенадцать часов. Ничего особенного, впрочем, не происходило. Торнадо, наводнение, теракт, похищение, взрыв, изнасилование… Оказалось заодно, что коров на самом деле гуманно усыпили, прежде чем они совершили свой первый и последний в жизни полет.

Переключившись на технический канал, я одним нажатием кнопки отключил показ рекламы, которой здесь было, пожалуй, даже больше, чем где-нибудь, и стал спокойно наблюдать за работой нового типа молотка, в головке которого не только размещался податчик гвоздей, но она еще и была покрыта слоем, увеличивающим силу удара… Мысли мои в это время были заняты совсем другим, причем натощак, с похмелья и в горизонтальном положении моему мозгу приходилось весьма тяжко.

Я встал с постели.

Всыпав в резервуар кухонного автомата содержимое пакета с ингредиентами, я влил туда чашку воды; когда я вышел из ванной, меня уже ждал пышный острый омлет. Неплохо, даже если принять во внимание состав: «ароматизатор, идентичный натуральному…» и так далее. Прожив год с Бетси, я вполне убедился в истинности подобной формулировки — «идентичный натуральному».

Я пил кофе, вытирая слезящиеся глаза. Нужно было как-то избавляться от свекольного цвета глазных яблок, иначе любой случайно встреченный врач силой отвезет меня в больницу. Послышался сигнал ежедневника, напоминая о намеченном визите к шерифу.

Хольгер сидел у себя в кабинете, развалившись в кресле. У него была довольная физиономия кота, который обследовал кладовую и был за свои усилия вознагражден миской сметаны. Видимо, он обеспечил себе во время вчерашнего приема немало весьма важных голосов, которые потянут за собой вагоны других, менее важных, но столь же существенных. Во всяком случае, он улыбался сам себе, а когда я постучал в дверь, довольно неуклюже попытался перенести эту улыбку на меня.

— Привет! — бодро бросил шериф. Я подошел и пожал ему руку. — Жив? — спросил он.

— Конечно! Я же вел себя примерно…

— Я видел. Знаю, что ты хочешь сказать. — Он постучал по столу длинным ногтем указательного пальца. С тех пор как он оказался на костылях, делать ему было особо нечего, так что он отрастил себе когти. — После выборов устрою еще один прием, уже не столь официальный, выедем за город… — размечтался он. — Сауна, ледяной ручей… — Он поискал у себя в голове иные развлечения и, не найдя, разочарованно вернулся к реальности.

— Но общество то же самое? — уточнил я.

— Не совсем.

— Не будет шишек?

— Нет… Почти нет, — поправился он. — Но и они ведут себя по-другому, когда им не нужно изображать важный вид.

Мы немного помолчали. Потом на меня вдруг снизошло вдохновение, и я спросил:

— Кто на самом деле правит в Редлифе?

Хольгер медленно отвел взгляд от стены, на которой висела фотография нескольких мужчин, закутанных в меха, на фоне присыпанной толстым слоем снега бревенчатой хижины. Думал он довольно долго, но не над ответом, а над тем, стоит ли мне его давать.

— Эрик. Эрик Фирстайн, — наконец сказал он таким тоном, словно выдирал сам себе кишки.

Я удивленно поднял бровь. На эту роль я мог предполагать почти любого из северной части города или кого-то из тех, кого еще не знал, но Эрик?

— Да, да. И выбился вперед он, сделав один-единственный шаг — инвестировав в туннель Аляска-Россия. Ну, знаешь, в ту дыру между Уэльсом и Уэленом. Мало кто верил в успех этого предприятия, но те, кто поверил, сейчас чертовски богаты. — Он поскреб ногтем стол. — Он может купить весь этот город за месячные проценты с капитала. Может быть, даже недельные? — Он пожал плечами, потом посмотрел на меня, словно желая убедиться в произведенном впечатлении. Я недоверчиво покачал головой. — Вот так-то.

Он засопел, а я причмокнул и вздохнул.

— И с такими деньгами он сидит тут и мокнет под дождем?

— А ты думаешь, постоянно сидеть на жарком пляже так уж приятно? Через несколько месяцев можно получить рак кожи от ультрафиолета, язву желудка от фруктов и тропических напитков и оглохнуть от кастаньет и стонущих гитар. Так что он ведет нормальный образ жизни, даже сидит у себя в конторе. Когда-то он сказал, что благодаря этим деньгам он может спокойно улыбаться, даже если с клиентом не удалось договориться. Одновременно, зная, что он богат, люди доверяют его страховкам больше, чем другим, — так что и в этой области проблем у него нет.

— Неплохая жизнь, — подытожил я с соответствующей долей зависти в голосе.

Шериф ко мне не присоединился. Неожиданно глаза его блеснули, и, прежде чем я успел перестроиться на новый лад, он выстрелил в меня вопросом:

— Занимался вчера чем-нибудь интересным?

На размышления мне потребовалась лишь одна сотая секунды.

— Собственно, о том и речь, — сказал я. — Вчера уже не было смысла затрагивать эту тему… — Делая вид, будто собираюсь с мыслями, я посмотрел на шерифа и увидел, что выбрал правильный путь, верный и «искренний». — Мне тут попался один житель Редлифа. Парнишка из похоронной конторы Грисби, Майкл Баулз. Ничего конкретного, но он был как-то странно напуган, когда я с ним разговаривал. Так что вчера я зашел к нему в гости.

Шериф довольно кивнул. Прежде чем я успел сообразить, что это должно означать, Хольгер поудобнее устроился в кресле и удовлетворенно кашлянул.

— Грисби поехал к нему сегодня, — сообщил он. — Дверь в квартиру была открыта, а самого хозяина похоронной конторы стошнило, словно подростка после двух кружек пива.

Я нахмурился, заинтересованный его словами.

— Баулза зарезали, неуклюже, но вполне успешно. Кровь до потолка, искромсанное лицо, и всё такое прочее. Кошмарная картина. Ты заходил в квартиру? — спросил он тем же тоном.

Он явно хотел застать меня врасплох, но я был бдителен.

— Нет, — лихорадочно размышляя, ответил я, — но, естественно, пытался и возился с ручкой… — Я сделал паузу.

Если осведомитель шерифа видел меня входящим или выходящим, то всё, конец.

— Камера у входа передала нам твою физиономию, — торжествующе усмехнулся Хольгер. — Я только ждал, когда ты признаешься, черт побери.

— Если бы я знал, что это важно, признался бы вчера, но я туда полез просто так… от отчаяния. — Я немного подумал. — Может, парень был еще жив?

— Не-ет… — успокоил меня шериф. — Его зарезали почти два дня назад.

— Если камера показала меня, значит, показала и Майкла с убийцей или одного убийцу? — предположил я.

— Теоретически — да, но практически… — Он пошевелил пальцами. — Майкла на записи нет, так как он входил сзади, где ставил свой мотоцикл. А эта камера — единственная действующая, и видит только парадную дверь. Естественно, мы проверяем всех, кто оказался на записи, за девять дней, но это на несколько суток работы.

— К тому же и он мог войти, как Майкл.

— Именно.

Единственным результатом этого обмена репликами была тишина. Не похоже, чтобы ее вытеснил откровенный разговор, по крайней мере с моей стороны. Я медленно дышал, благодаря ангела-хранителя за то, что честно признался в том, что побывал у Баулза. И за то, что до этого он повредил остальные камеры, и за много других удачных вмешательств.

— Что-нибудь указывает на причины этого убийства? — спросил я. — Черт побери, всё же людей не убивают просто так… — Я щелкнул пальцами.

Хольгер подвигал челюстью из стороны в сторону, потом взял стакан и глотнул воды. Наконец, он вздохнул.

— В столе есть следы хранившихся там наркотиков — аэрозолей и обычных порошков, а под ковриком — один листок пластыря. Наверняка парень что-то распространял или был посредником при доставке…

— Или его использовали лишь как хранилище, — вмешался я.

Он пожал плечами и кивнул:

— Может быть. Во всяком случае, мы подключили федеральные службы. Несколько ищеек из Бюро по борьбе с наркотиками уже пошли по каким-то своим следам.

Я бросил в рот пластик жвачки. Ну и умный же ты, Скотти, подумал я. Подумал так громко, что в течение секунды не был уверен, не сказал ли я этого вслух, и потому молчал, ожидая, что скажет шериф. Меня спасла Эйприл. Она вошла в кабинет, когда тишина набухла уже до такой степени, что я чувствовал себя словно в кабине лифта, заполненной метеорологическим зондом, — движения скованны, и притом любое из них может принести больше вреда, чем пользы.

Выглядела она, как ни странно, хуже нас обоих, словно не сомкнула глаз всю ночь.

— Добрый день… — бросила она, подошла к столу и, не спрашивая разрешения, достала фляжку Хольгера. Первый глоток она влила в себя так, словно это была вода, и пришла в себя лишь после второго. — О матерь божья…

Хольгер фыркнул и взял фляжку из ее руки, преодолевая легкое сопротивление пальцев. В воздухе, заполнявшем кабинет, запахло озоном. Я направил на Хольгера палец:

— Бумаги, пожалуйста.

Несколько секунд он смотрел меня, пытаясь вспомнить, что я имею в виду, а потом с облегчением кивнул и протянул руку к корзинке, стоявшей на тумбочке рядом со столом. Я бегло просмотрел документы и встал.

— Тебе не пришло в голову, что то, как расправились с Баулзом, могло быть связано с чем-то другим? Зачем им нужно было… — Я посмотрел на Эйприл и закончил более нейтрально: — Давать волю чувствам? Но если, например, при этом присутствовал кто-то еще, кого нужно было предупредить, чтобы он не повторил ошибки Майкла…

Шериф задумался, машинально поднеся ко рту фляжку, но в последний момент опомнился.

— Черт, об этом я не подумал. Ты что-то знаешь?

— Нет, — прервал я его. — Просто выстрелил наугад. Но это старый метод: убить предателя так, чтобы неповадно было другим.

— Да! — Он ударил ладонью по столу. — Да!

Я отдал ему честь, приложив палец к виску, и улыбнулся Эйприл, но она лишь устало прикрыла глаза и слегка кивнула. Собрав бумаги, я проверил, есть ли наверху страницы электронные коды, позволяющие санкционировать внесенные в компьютер данные, и вышел.

Дождя не было, но тучи висели так низко, что, идя к машине, я машинально втянул голову в плечи. Бортовой компьютер моргнул фарами, готовый открыть дверцу. Неожиданно я почувствовал спиной холодное дуновение и едва не споткнулся — столь отчетливым было это ощущение. Остановившись возле машины, я начал просматривать бумаги, однако почти ничего не видел, так как каждой клеткой собственного тела пытался оглянуться, оглядеться, локализовать источник беспокойства. Подобные приступы у меня бывали несколько раз в жизни, часть из них оправдалась, часть — нет, но, может быть, я просто не заметил того, что их вызвало. Сейчас у меня было предчувствие, что мне между лопатками направлено дуло танкового орудия. Не в силах стоять спокойно, я шагнул к задней части машины, словно хотел открыть багажник, однако лишь заглянул в окно и снова вернулся к дверце водителя. Всё это время я ожидал тихого щелчка и отверстия от пули на стекле автомобиля. Потом я огляделся вокруг, оценивая погоду, и, честно говоря, не увидел ничего, кроме туч, что могло бы мне угрожать. Да, стало холоднее. Изо рта вырывались клубы пара.

Я сел в машину и, несмотря на то что стекла и кузов нельзя было назвать пуленепробиваемыми — «Извините, сейчас у народа в карманах такие пушки, что только активная броня дает хоть какую-то гарантию», — сказал дилер, когда я спросил, от чего предохраняет меня чертовски дорогая дополнительная функция, — почувствовал себя в несколько большей безопасности. Может быть, поэтому я воздержался от того, чтобы сразу завести двигатель, манипулируя кнопками и рычагами, поднимая температуру и снова ее понижая и одновременно незаметно озираясь по сторонам. Ничего.

Я включил двигатель и бросил прощальный взгляд на здание полиции. Из дверей как раз выходила Эйприл. Она выглядела так, словно только что высказала несколько резких слов, получив в ответ вчетверо больше. Я не двигался с места — мне не хотелось, чтобы она обратила внимание на движущийся объект. Она прошла к стоянке, а когда направилась к своей «мазде», я тихо и быстро выкатился за пределы территории полицейского управления.

Проехав две улицы, я вызвал на экран карту Редлифа, немного подумав, проверил два места и выбрал луг на склоне перевала Тригги-Фулл. Во-первых, он был дальше, благодаря чему у меня имелось три четверти часа на размышления. Во-вторых, он был ровным на протяжении метров сорока, а потом поднимался круто, как стена. Идеальный пулеприемник. Я спросил по телефону Хольгера, не имеет ли он что-либо против использования этого места в качестве тира. Он ничего против не имел, о чем сказал коротко и резко, видимо, тем же тоном, каким только что разговаривал с женой.

Мне нужно было пристрелять два пистолета, «зиг-зауэр» и маленький боливийский «субуи», такую странную штучку, стреляющую очередями из трех до смешного маленьких пулек, но на самом деле большего и не требуется, чтобы застать врасплох, ошеломить и убить человека. Маленькая пулька в глаз… и так далее.

Достав из тайника в кузове десяток мишеней, я превратил всю эту пачку в экологичную целлюлозную кашу. Выстрелы звучали сухо и неприятно. Казалось, будто их эхо отзывается с ощутимым раздражением, хотя и добросовестно. Я убрал после себя: спалил остатки мишеней, закопал пепел и немного посидел, жуя резинку и вдыхая запах пороха. В ушах слегка шумело. Потом я зарядил оба пистолета, хотя они и были нечищенными, но мне не хотелось ездить безоружным. Домой я вернулся около часа, выложил на сковородку паэлью, а сам уселся за стол и вычистил сначала «зигги», потом «субуи», смешного мутанта, которого настоящий полицейский даже не взял бы в руки и который уже дважды спасал мне жизнь. Паэлья была готова, прежде чем я закончил; я рявкнул на плиту, чтобы она выключилась, но та не реагировала, пришлось присесть и, держа на весу измазанные руки, прокричать в микрофон команду. Только тогда, к счастью для себя, тихо пискнул таймер и загорелся светодиод режима ожидания. Лишь моя неудобная поза уберегла плиту от пинка. Закончив уборку, я принял душ и взял банку пива. После еды меня начало клонить в сон. Я проверил распорядок дня. Через час должна прийти миссис Кендрик, очень хорошо.

Перебравшись в спальню, я уткнулся в подушку. Похоже, я уже чувствовал себя как дома, поскольку несколько секунд спустя провалился в такой сон, какой может быть только в добром, милом и безопасном месте.

Уборку я проспал. Когда я проснулся, дом сиял чистотой. Записка на столе сообщала, что, кроме спальни, всё было вымыто и начищено. Отлично. Меня переполняли энергия и желание действовать. Жаль, что поблизости не устраивали марафонского забега, я принял бы в нем участие и завоевал бы несколько наград. Но всё закончилось чашкой кофе возле компа. Кратко описав всё, что произошло за последние двое суток, я зашифровал и заархивировал файл, затем немного побродил по Сети, пока мой компьютер не соединился со своим коллегой в Нью-Йорке и все результаты моей работы не перенеслись в его память. Ответного сообщения не последовало. Ну нет, так нет. Антивирусная программа приступила к уничтожению всяческих следов сегодняшней деятельности, а я поспешно отбросил мысль о сигарете, почистил зубы и усилил эффект новым пластиком жвачки.

Я нашел в Сети дискографию выступавшей в начале двадцатых годов каталонской группы, исполнявшей чудесные аранжировки классической музыки восемнадцатого-девятнадцатого веков, совершенно не мешавшие мне думать. Я пытался восстановить в памяти все события, от начала расследования до приезда сюда, до мертвых тел, до случайных слов и взглядов, до предчувствий, до перспектив, наконец. В конце концов я выдвинул из-под клавиатуры планшет большого формата, переключил его в автономный режим, на всякий случай отсоединив от компа, и расписал на нем все версии, связи между людьми, возможные пути развития событий… Из этого ничего не следовало. Я исправлял, заменял, перемещал… Казалось, где-то под эластичной поверхностью скрывается некая информация, но я не в состоянии был ее извлечь. Я вернулся к первой схеме, потом ко второй, потом снова к первой. Наконец, поняв, что мои усилия ни к чему не приведут, я вынул из планшета кубик флэш-памяти, провел им над горелкой кухонной плиты и бросил в утилизатор. Чистый, как слеза, и неприступный, как библиотека ЦБР, я откинулся на спинку кресла. И думал, думал, думал… Потом пришла Эйприл.

«Она пришла в себя первой…»

Я увидел ее в окно, идя в кухню; Эйприл появилась из тумана, в длинном сером плаще и перуанской шапочке. В руке она держала коробку характерной пирамидальной формы, скрывавшую внутри текилу из Монто-Барройя. Я смотрел на нее, туманную и нереальную, сквозь полупрозрачное стекло, пока она не исчезла из моего поля зрения.

Я не двигался с места, пока не раздался звонок, словно не был уверен, что она не сбежит из-под моих дверей.

— Твой комп сошел с ума, — сказала она вместо приветствия. — Он так греет дорожку у входа, словно она покрыта снегом. Тебе это дорого обойдется.

У меня в голове мелькнула мысль, что дорого мне обойдется кое-что другое и что я этого не боюсь.

Я молча отступил на шаг, пропуская Эйприл. Проходя мимо меня, она сунула мне в руки тяжелую коробку.

— Зато сразу за калиткой я исчезла в тумане. Тоже хорошо. У тебя чересчур любопытные соседи? Впрочем, какая разница! — Она говорила почти без пауз, на одном дыхании, практически не отделяя фразы друг от друга. Повернувшись, она продолжала еще быстрее, теперь не отделяя друг от друга даже слова: — Я выпила бы кофе но сначала текилы у тебя есть лайм а если нет то всё равно выпью не смотри так на меня знаю что я сошла с ума но это неважно потому что даже если ты меня прогонишь то всё равно я уже мысленно изменила Хольгеру а это единственная настоящая и важная измена…

Ей не хватило нескольких секунд и нескольких слов, чтобы расплакаться. А тогда эта сцена утратила бы всякий смысл. Я подошел к нервно размахивающей руками женщине, по дороге поставив пирамиду на стол, и, воспользовавшись тем, что мои руки были теперь свободны, обнял ее и привлек к себе. Найдя губами место, где шея переходит в плечо, я мягко поцеловал ее. Она хотела что-то сказать, я сильнее прижал ее к себе, она замолчала, но секунду спустя снова попыталась заговорить, я снова обнял ее, еще крепче. Она поняла намек, напряженные мышцы, отчетливо ощущавшиеся сквозь ткань плаща, несколько расслабились, Эйприл перестала изображать из себя мраморную статую. Прихватив зубами краешек ушной раковины, я слегка куснул его, затем поцеловал.

Положив ладони ей на виски, я поцеловал ее несколько раз в губы, в кончик носа, в глаза, снова в губы. Из-под прикрытых век выкатились две маленькие слезинки. Она судорожно вздохнула и прильнула к моим губам, впившись в них так, словно они были последним, до чего она могла дотянуться. Мы перестали дышать и думать. Она пришла в себя первой, решительно отодвинувшись от меня.

— Чтобы ты знал, что происходит, — сказала она, глядя мне в глаза, — я отнюдь не распущенная, хотя и не святая, во всяком случае, никогда такой не была. С Хольгером меня связывает только дом и будет еще связывать до выборов шерифа. Останется ли он им или проиграет — я ухожу. Он об этом знает и согласен. Но так до конца с этим и не примирился. — Решительным движением она сбросила плащ и стянула через голову свитер, показав мне несколько синяков на левом плече, а потом повернулась и, откинув вверх волосы, показала еще два на шее. — Но причина не в этом.

Я поднял руку, удерживая ее.

— Позволь мне считать, что причина попросту во мне.

Она на мгновение застыла, затем столь же ловко натянула свитер, двумя движениями руки поправила волосы, на что ей потребовалось не больше четверти секунды, подошла ко мне, обняла и прижалась.

— Конечно, это самая важная причина, — промурлыкала она, уткнувшись в мой нагрудный карман. — Я так боялась…

— Чего?

— Что ты меня прогонишь. Что ты гей. Что у тебя недавно умерла невеста, которой ты клялся в верности до гроба. — Она пожала плечами. — Что ты поклонник мужской шовинистической солидарности.

Я тихо рассмеялся:

— Недавно мои сомнения на этот счет развеял один русский. Он сказал, что с особым удовольствием предается романам с женами знакомых. Русская поговорка по этому поводу звучит примерно так: «Это как тигра за хвост дергать — и весело, и страшно!»

Она хихикнула. Я потянул ее в сторону дивана.

— Принесу кофе и текилу, — сказал я.

— С удовольствием, — кивнула она.

Я заварил четыре чашки крепкого кофе, не спрашивая согласия, добавил три капли подаренного Гришкой травяного эликсира, за неимением лайма порезал два лимона и насыпал на середину соль. Вернувшись с подносом в комнату, я поставил всё на стол. Когда я сел, Эйприл вскочила и уселась мне на колени.

— Может, тебе будет и не слишком удобно, но раз уж я осмелилась, то хотела бы оказаться как можно ближе, — тихо сказала она.

Я привлек ее к себе, гладя по волосам и целуя в лоб. Мы выглядели как самая, пожалуй, естественная пара — мужчина и женщина. Неужели ни один скульптор не заметил ее естественности и красоты? Близость, еще без секса, тепло и доверие. Ощущаемое телом биение другого сердца, дыхание, дрожь, передающаяся партнеру.

Я потянулся к столу, пытаясь одной рукой открыть бутылку. У меня это никак не получалось, мексиканцы хорошо умеют запечатывать свое спиртное. В конце концов Эйприл придержала бутылку, и дальше всё пошло гладко. Я налил в два узких и высоких цилиндра, которые вынуждали пьющего смаковать жидкость, а не вливать ее в глотку. Мы выпили. Ароматный напиток разлился по вкусовым сосочкам, язык приятно обожгло. Лимонный сок добавил красок этим ощущениям, но ни я, ни Эйприл не воспользовались солью. Она отложила корку, вздрогнула и повторила:

— Господи, ну и боялась же я… И одновременно так этого хотела…

Я не знал, что ответить, так, чтобы ничего не испортить. Эйприл неожиданно рассмеялась.

— Знаешь, когда мне было три года, моя сестра пошла накануне Рождества кататься на озере на коньках и утонула. А я радовалась, что ее рождественский подарок достался мне, как самой младшей. — Она подняла голову и посмотрела на меня. — Мы жили очень бедно, нас было шестеро детей, так что раз я получила предназначенные для Джоан краски и чашку в горошек и ко всему этому, естественно, мой подарок — как я могла не радоваться? — Она схватила меня за руку и погладила кончиками пальцев тыльную сторону руки. — На следующий год, когда до Рождества оставалось два дня, я начала подговаривать брата, чтобы он пошел покататься на коньках…

Я удивленно кашлянул. Эйприл поцеловала меня в щеку.

— По твоему мнению — я злая? Я хотела, искренне хотела, чтобы он пошел и утонул. Смерть была для меня чем-то непонятным, она совершенно меня не касалась — сестра ушла, или утонула, какая разница, но ее подарки остались и достались мне. Брат тоже мог бы уйти, а я получила бы подарки за двоих.

Она отодвинулась и взглянула мне в глаза. В ее зрачках искрился смех, я не знал, придумала ли она эту историю сейчас или когда-то раньше или рассказывала правду. Оба варианта показывали ее в новом, но в том и в другом случае в несколько разном свете. Была ли она способной сочинительницей или же смелой и несколько циничной любительницей правды, притом достаточно шокирующей?

Я решил принять вызов:

— А я был настолько беден в детстве, что, когда вышел в финал школьного турнира по теннису, мне пришлось специально проиграть, хотя я мог сделать Теду велосипед…

— Что сделать?

— Велосипед, два колеса, — пояснил я. — Шесть-ноль, шесть-ноль. Но не сделал, сдал игру, поскольку в случае победы мне пришлось бы поставить двум десяткам приятелей гамбургеры и колу.

Мы смотрели друг другу в глаза. Смотрели друг другу в душу. Мы искали друг друга, хотя нас разделяло лишь несколько слоев одежды. Мы ждали друг друга.

— Надеюсь, что не влюблюсь, — тихо сказала Эйприл. — Мне бы лишь хотелось, чтобы мы одурманили, очаровали, ошеломили друг друга…

— Посмотрим, как получится, — бросил я, не желая, чтобы после этих слов над нами повисла тишина.

Она расстегнула пуговицу моей рубашки, не отрывая от меня бдительного взгляда. Я хотел в ответ расстегнуть две пуговицы на ее свитере, но они были просто пришиты; я вспомнил, что Эйприл стягивала свитер через голову.

— Покажешь мне свою спальню? — спросила она, в то время как я размышлял, каким образом предложить ей перебраться на просторную, явно не односпальную кровать. — О, мне это нравится! — произнесла она тоном капризной кинозвезды, когда мне удалось встать, подняв ее на руки, и перенести на две комнаты дальше.

К счастью, я терпеть не могу ложиться в смятую постель и потому всегда застилаю ее за собой, независимо от того, когда встаю и как долго постель будет не занята. Уложив Эйприл на кровать, я начал раздеваться. Она перевернулась на спину и одним быстрым движением избавилась от трусиков, которые в некоторых местах были лишь чуть шире рыболовной лески. Мелькнул островок темных волос, но она тут же взмахнула ногами и приняла сидячее положение; свитер во второй раз за этот день взлетел к потолку и опустился под окном. Эйприл встала, юбка сама с нее свалилась, а бюстгальтер упал на пол следом за свитером. Я только заканчивал расстегивать рубашку.

— Так нельзя, — запротестовал я, когда она обошла меня, пританцовывая на ходу и демонстрируя прекрасные тугие груди, и, оказавшись у меня за спиной, потянулась к пуговицам. — Я от тебя глаз отвести не могу, а ты этим пользуешься, и…

Снова обойдя меня и присев спереди, она начала расстегивать ремень моих брюк, и на какое-то время я оказался вообще ни на что не способен, кроме как тяжело дышать, глядя в потолок. Потом я всё же взял себя в руки, сбросил рубашку и, вырвавшись из объятий Эйприл, сорвал носки.

— Идем!

Я потянул ее за собой в ванную, помог забраться в треугольную ванну. Четыре мощных струи воды за четверть минуты наполнили ванну, включились насосы, вспенивая воду. Эйприл скользнула мне на бедро, раздвинув мои ноги. Вкус ее поцелуев отдавался эхом где-то в кончиках пальцев. Мы вздрагивали, прижимались друг к другу, терлись друг о друга… Дыхание Эйприл участилось, мне тоже не хватало воздуха, упругие струи воды возбуждали еще сильнее, то и дело пробиваясь между нашими телами, и так уже охваченными неземным наслаждением. Я услышал ее стон, она начала скользить по моему бедру туда и обратно, ее рука стиснула мой член, но она этого, похоже, не чувствовала. Зато я — чувствовал. На какое-то мгновение у меня даже возникло желание освободиться, но мне уже стало всё равно, я уже ощущал, что еще немного, и я взорвусь как вулкан, как подводный вулкан, что весь мир содрогнется, разделяя со мной испытываемое мной блаженство. Мне удалось втиснуть два пальца между лоном Эйприл и моим бедром, я проник глубже и начал отмерять рукой свой собственный ритм. Она вскрикнула, дернула головой, ее мокрые волосы хлестнули меня по лицу, но даже если бы она была Медузой Горгоной и ее волосы меня бы кусали — меня бы это совершенно не взволновало.

Мир перестал существовать для нас одновременно, я ничего не слышал, ничего не видел, лишь чувствовал, как взрываюсь изнутри. Эйприл стонала, прикусив нижнюю губу, раскачивалась и дрожала, но, когда я хотел освободить пальцы, она прижала их своим телом так, что я мог бы сделать это лишь с помощью лома. Но для меня это было не столь уж и важно. Я приник к ее левому соску. Он набух и затвердел, словно финиковая косточка, я ощутил нечто вроде второго оргазма, а может быть, лишь эхо первого, словно отразившегося от Эйприл и снова вернувшегося ко мне, но принесшего не меньшее наслаждение.

В конце концов мы свалились набок и погрузились в воду, и очень долго ни мне, ни Эйприл не хотелось выныривать на поверхность. Если бы только утопление не было столь неприятным, мучительным и длительным процессом, мы наверняка бы утонули. В моей треугольной многофункциональной ванне.

Это того стоило.

Могло ведь случиться и так, что жизнь уже не будет казаться мне столь прекрасной, как прежде.

Эйприл что-то сказала, но столь тихо, что шипение воздушных пузырьков заглушило ее слова. Сам того не желая, я задал совершенно идиотский вопрос:

— Тебе было так же хорошо, как и мне?

Она погрузила лицо в воду, вынырнула и тряхнула головой.

— Один парень оказался в спальне девушки, с которой только что познакомился, и очень удивился, что там полно плюшевых мишек. На верхней полке шкафа стояли десятка полтора маленьких, на той, что пониже, — десяток побольше, а у окна сидели два огромных, величиной с ребенка. И парень ее спрашивает после того, как они позанимались любовью: «Хорошо было?» — «Да-а…» — «Я хорошо себя показал?» — «Да-а…» — «А насколько хорошо?» — не унимается парень. А девушка ему: «А, возьми свой приз, вон там — с верхней полки…»

Взяв душ, я направил сильную струю себе в висок. Эйприл рассмеялась и, выставив из воды ногу, отодвинула мою руку от головы. Я улегся поудобнее, полностью погрузившись в воду и положив голову на край ванны. Эйприл перевернулась и улеглась на меня. Я чувствовал ее ступни на своих лодыжках, ее грудь на моей. Мы лежали без движения и без слов, наверное, минут пять.

— Хольгер завтра возвращается. Я тебе говорила?

— Нет. А это имеет какое-то значение?

— Имеет. Сейчас, перед выборами, я не могу, просто не могу его подвести. Неважно, что будет дальше, — но я его не подведу.

«Что будет дальше» означало: «Уйду я к тебе или нет».

— Его уже почти год не было в нашей спальне. Неважно, — сказала она. — Он приказал мне избавиться от первой беременности, так как это мешало его карьере, а беременность эта оказалась последней. Неважно. Я не в силах мстить человеку, которого любила искренне и долго, который забрал меня из провинции и позволил избежать судьбы моих подруг, регулярно избиваемых мужьями на глазах детей, а то и похуже. Четыре года спустя я побывала в своем родном городке и уехала в полной уверенности, что если бы я там осталась, то меня уже три с половиной года как не было бы в живых. — Она глубоко вздохнула и тряхнула головой. — Эти люди, если они уж хоть что-то читают, то вынуждены при этом шевелить губами и потому считают чтение чем-то весьма утомительным. Я поклялась, что отблагодарю Хольгера за то, что он спас меня от такой жизни. Он об этом не знает, но это ничего не меняет. Даже то, что из-за него я бросила учебу…

— Не нужно мне ничего объяснять, — прервал я ее рассказ.

Я чувствовал себя неловко. Сам я не собирался перед ней исповедоваться, у меня не было тяжелого детства, историю про теннисный турнир я вычитал в какой-то повести полувековой давности — первый раз я воспользовался ею, когда ухаживал за одной богатой и сентиментальной разведенной дамой, и имел фантастический успех. Но, во имя всего святого, Эйприл была чудесной женщиной, с прекрасным, еще молодым телом — стройные ноги, полные бедра, великолепная грудь, красивое лицо с чуть хищными чертами, низкий голос, многообещающий и сексуальный… Чего я еще мог желать, о чем еще мечтать в этой сырой и опасной местности?! О жене?!

— Я ничего тебе и не объясняю. Скорее себе… — сказала она и замолчала.

Мне показалось, что я совершил ошибку, — ей хотелось выговориться, а я повел себя как какой-то неотесанный чурбан из Техаса: мол, заткнись и раздвигай ноги!

Я переключил ванну на другой режим — волна холодной, волна горячей, по четыре секунды — и сменил позу. Эйприл лежала на спине, я навис над ней. Я долго целовал ее, гладя ее грудь, спину и шею. Сильные удары воды проникали в те области наших тел, куда не доставали пальцы… Через несколько минут я пожалел, что мы не в постели, не всё возможно сделать в ванне, да и сколько можно находиться под водой? Но тем не менее мы снова почти одновременно испытали наивысшее наслаждение, и снова мне несколько секунд казалось, что если я упрусь ногами в край ванны, то растяну ее вместе с полом как минимум на полметра.

После нескольких долгих минут, в течение которых остывали наши тела и души, мы намылились, стараясь доставить друг другу как можно больше удовольствия, после чего, приняв теплый душ, пошли в халатах на кухню выпить пива.

По дороге я понял, что женщина, которая после чудесного оргазма в состоянии рассказывать анекдоты об оргазмах, — по-настоящему сильная. Как минимум сильная.

Эйприл умела готовить омлет! Не так, как я, — сунув упаковку порошка «Омлеты тети Холли» в кухонный автомат, нет — она умела готовить омлет из яиц.

Но у меня дома не было ни одного.

— У тебя нет яиц? — удивленно спросила она.

— Ну… нет. Когда-то я пытался приготовить себе яичницу, но ничего не вышло — я разбил на сковородку восемь яиц, а съесть удалось самое большее два, те, что сверху. Остальные подгорели.

— А ты перед этим налил на сковородку масла?

— Зачем? Ведь это же вроде как вредно для здоровья?

Она уставилась на меня, широко раскрыв глаза.

— Невероятно!.. — проговорила она.

В то же мгновение распахнулись полы ее халата.

Вот это действительно было невероятно…

Мне расхотелось и омлета, и яиц, и масла.

Ей тоже.

* * *

Я заснул, во всяком случае, вдруг наступила тишина, лишь что-то тихо гудело, словно над моей головой работала целая армада мощных двигателей, которые я не слышал, лишь ощущал. Попытавшись прислушаться, я проснулся с ощущением, будто куда-то падаю. Эйприл что-то говорила…

— …и этот рыцарь узнает от умирающего дракона, что каждому человеку назначено одно слово, слово, которое его убивает. Смерть сидит и читает вслух большую книгу. И после каждого слова кто-то умирает. Рыцарь, безумно влюбленный в свою жену, отправляется в путь и добирается до пещеры, где сидит Смерть. Он сражается с ней за свое слово, побеждает и возвращается домой с наградой. Слово это он предлагает своей жене, как доказательство любви и доверия, а она ночью это слово произносит. Рыцарь умирает, а жена падает в объятья более молодого и страстного любовника. Всё. — Она придвинулась ближе и осторожно куснула меня за ухо. — Как тебе нравится моя сказка?

— В самый раз для маленьких детей, — пробормотал я, чувствуя приятное тепло внизу живота. — Аж мороз по коже…

— Это не для детей. — Она отодвинулась, положив руку мне между ног. — Это почти моя автобиография…

— Не преувеличиваешь?

Моя рука скрестилась с ее рукой. Я повернулся на бок. Соски ее грудей всё так же торчали вверх, провоцируя на дальнейшие действия.

— Не знаю, зачем я столько болтаю, будто хочу показать себя с наилучшей стороны, — вдруг со злостью сказала она. — А ведь я совсем другая. Совсем другая, — повторила она. И неожиданно тряхнула головой. — Но я не хочу быть и такой… «мимолетной» знакомой, такой, которую можно…

Я приложил палец к ее губам. Она немного подумала, а потом взяла его в рот и слегка укусила за кончик.

— Еще два часа назад я вообще тебя не знал, — сказал я, притворяясь, будто ничего не чувствую. — Ты не перестаешь меня удивлять…

— Да, удивлять, — странным тоном повторила она. Потом вдруг нырнула под одеяло…

А ведь еще чуть раньше я думал, что ни на что сегодня больше не способен.

Всё это казалось странным, непонятным и несколько сбивало с толку.

Так же как и то, что Эйприл спросила, переспал ли я с Вэл, и была очень недовольна, когда я решительно отказался говорить на эту тему. Она пыталась настаивать, напоминая, что она мой клиент, но у нас обоих — и у заказчика, и у исполнителя — были уже чересчур разогреты эрогенные зоны, и мне удалось перевести общение от вербального контакта к сугубо телесному.

Больше мы уже ни о ком постороннем не разговаривали.

«…понятия не имею, как ловить рыбу…»

Тим Эйхем не опоздал ни на секунду. Мы договорились встретиться в пять, я приехал в четыре пятьдесят шесть, он — на три минуты позже. Его «мини-патцини», гибрид джипа с тележкой для гольфа, невероятно маневренный и выносливый — я сам видел, как он форсировал холм, с которым не сумел справиться армейский «ноуэй-Ш», — затормозил рядом со мной, а сам Тим высунул голову в шерстяной шапке с наушниками в окно и махнул рукой:

— Садись ко мне!

— Да ладно! — Я покачал головой. — Поеду на своей.

— Без проблем, дорога хорошая, справишься, — язвительно заметил он.

Это звучало как оскорбление, но я ничего не мог поделать — мне не удалось его обогнать и продемонстрировать возможности своей тачки. Так что я послушно ехал следом за ним. Дождя не было уже дней пять, не было и снега. Редлиф замер в ожидании, затаился. На складах лежали груды шарфов, флажков, транспарантов: «Первый снег!» За городом ждали рекламные щиты: «Отель…», «Подъемник…», «Лучшая в здешних горах трасса…». Снег!

Но снега еще не было. Тим позвонил вечером и предложил съездить на последнюю в этом сезоне нормальную, не подледную, рыбалку. Я признался, что понятия не имею, как ловить рыбу, на что Тим ответил:

— Людей ловить умеешь, так что и с рыбами справишься. Во всяком случае, я буду в пять на съезде с трехсотой, сразу за бензоколонкой.

— Ладно. Пожалуй, ты меня убедил.

Мы ехали полчаса. Потом Тим съехал с дороги на усыпанное щебнем ответвление, еще пять минут, и мы выехали на поляну у озера. Оно было не слишком большим, в форме почти правильного овала, просто залитая водой долина у подножия двух вытянутых холмов, окруженная полосой зелени, хотя собственно зелени было мало, в основном группы темно-зеленых сосен, среди коричневых, оранжевых, желтых, еще не лишившихся листьев деревьев.

Тим выскочил из машины и потянулся.

— Я один из шести владельцев этого водоема, — радостно сообщил он. — Это моя самая лучшая инвестиция. Я вложил гроши, а когда приезжаю сюда и мне не нужно платить за лицензию, чувствую себя крезом и счастливчиком.

Хлопнув в ладоши, он начал выгружать снаряжение. Я выгрузил свое, расставил кресла и столик, вбил маленькие колышки, удерживавшие стол, поставил на него два термоса, бутылку бренди, две кружки, два стаканчика и еще — маленькую пузатую металлическую фляжку с ромом. Потом сунул в рот резинку и сказал себе: мне совершенно не хочется курить!

Я был готов к рыбалке.

Тим тащил к берегу какие-то футляры, два деревянных, окованных стальными полосами сундучка, потом баллон с тонким шлангом и острым наконечником. Эти приготовления меня заинтриговали.

— Ты не против выпить, так сказать, за здоровье рыбки? — спросил я, показывая на бутылку.

— Конечно. Давай ее сюда! — весело крикнул он в ответ.

Гм?..

— Мне казалось, что соблюдение тишины является, — я подал ему стаканчик, — основным условием успеха рыбной ловли?

— При том расстоянии, на которое мы будем забрасывать, — не имеет значения.

Открыв четыре футляра, он достал толстые удилища, подсоединил к первому баллон и нажал на кнопку. Удочка зашипела и вытянулась метров на восемь-девять. Ну да, конечно, я слишком мало знаю о снаряжении для рыбной ловли и ее приемах. Таким же образом он привел в действие остальные три удочки. Леска выходила откуда-то изнутри, я даже не спрашивал, как ее туда засунули. Тим подал мне удочку и взял другую.

— Смотрим, — сказал он, словно на тренировке своей школьной команды. Он толкнул ногой один из сундучков, который открылся, а Тим достал коробочку с наживкой. Насадив на крючок толстого червяка, он показал мне рукоятку удилища. — Направляешь туда, куда хочешь забросить, — сказал он. — Устанавливаешь расстояние и… — Он покрутил маленькое колесико, выставив на табло цифры «40». Остальные лампочки мягко пульсировали зеленым светом. — Стреляешь!

Он нажал на шершавую выпуклость, удочка коротко зашипела, и из ее конца выстрелило грузило, таща за собой леску и крючок с червяком.

— Ничего себе! — удивленно сказал я. — Я не так себе представлял…

— У берега рыба не клюет, разве что если прикармливать ее две недели, — пояснил Тим. — Поэтому удобнее всего воспользоваться пневматикой. Немного сжатого воздуха решает проблему.

— Ну да, конечно, — язвительно заметил я, доставая червяка. Он был живой, но твердый, как желудь. Я нанизал его на крючок, установил расстояние. — Немного сжатого воздуха, специальный червяк-мутант, удочка с пневматикой, леска, выдерживающая четыреста килограммов, крючок, выкованный в космическом пространстве и закаленный холодным лазером…

— Леска выдерживает самое большее семьдесят кило.

— Всего-то? Так какого черта мы… — Я прицелился и выстрелил. Неплохо! — Сюда приехали?

Тим фыркнул и пожал плечами. Следуя его примеру, я немного подождал и, когда леска перестала выбегать из удилища, слегка подтянул ее и заблокировал, затем поставил удилище на какие-то подсунутые Тимом козлы. Похоже, это было всё, что следовало сделать, чтобы извлечь желанный экземпляр из водных глубин.

— Может, я подготовлю фотоаппаратуру? — спросил я Тима с легкой иронией.

Напряженно уставившись на ровный зеленый огонек на рукояти удилища, он кивнул, совершенно меня не слушая.

— Да, хорошо.

Мысленно усмехнувшись, я уселся поудобнее и тоже уставился на датчик поклевок.

— У тебя нет какого-нибудь сонара или системы наведения? — спросил я через пять минут, убедившись, что за датчиком можно следить и краем глаза и что рыбная ловля доставляет больше удовольствия, когда смотришь не в одну точку.

— Издеваешься? — возмутился он, восприняв мои слова всерьез. — Это спортивная ловля!

Господи, спортивная, надо же!

Датчик на моем удилище неожиданно мигнул. У меня перехватило дыхание, бешено заколотилось сердце, разгоняя по организму адреналин, который иначе разнес бы мне череп. Я бросился к удочке, схватил ее и профессионально подсек. Ничто не сопротивлялось, удилище описало длинную дугу на фоне неба, и, прежде чем я успел среагировать, его конец пролетел над моей головой назад. Я свалился на спину вместе со стулом. Тим что-то кричал, а я почувствовал, как удилище дрогнуло. Трясущимися руками мне удалось повернуть удилище панелью управления к себе, я нажал кнопку сматывания лески и, уже чувствуя, как заработала катушка, начал подниматься на ноги. Здорово! В ушах стучало, я тяжело дышал… Прежде чем Тим успел ко мне подбежать, я уже стоял с удочкой, направленной в небо над водной поверхностью, и подтягивал к берегу рыбу. Та, видимо, была немаленькой — удилище начало гнуться, катушка пискнула. Тим схватил мою удочку и быстро что-то подкрутил на рукоятке.

— Везет же дилетантам! — сплюнул он.

Я развернулся, выхватив удилище из его рук.

— Моя рыба! — завопил я.

— Твоя, сумасшедший, — буркнул он и глубоко вздохнул. — Не дай ей теперь сорваться, не подтягивай всё время, пусть устанет.

Он отошел на два шага и остановился у столика.

— Ну, развлекись наконец. Оно того стоит!

Налив себе бренди, он движением брови спросил меня, не хочу ли и я выпить, но я отказался. У меня, черт побери, рыба на крючке, а он тут с каким-то бренди?!

Я снял палец с кнопки — тихий визг прекратился — и почувствовал рывок. Не знаю почему, но у меня возникла ассоциация с толчками ребенка в утробе матери. Просто — чувствуешь что-то живое, чувствуешь, но не видишь. Я чувствовал рыбу. Она дернула, пискнул тормоз, отпуская леску, потом удилище ушло влево, покачнулось, еще влево и быстро вернулось обратно. Я подождал, пока прекратится писк тормоза, и, вспомнив фильмы о рыбной ловле, начал поднимать удилище и опускать, одновременно сматывая леску. Это продолжалось три или четыре минуты, рыба перестала сопротивляться, словно чувствуя, что на другом конце удилища стоит Человек. Я увидел ее на расстоянии семи-восьми метров от берега, она хлестнула хвостом и наконец сдалась. Я вытащил рыбу на берег, не дожидаясь Тима, который побежал за сачком.

— Линь, — сказал он, хватая рыбу и взвешивая ее в руке. — Килограмма полтора, не меньше. — Потом отдал мне ее и, отскочив, достал из кармана маленький «Панасоник», немного повозился с ним и распорядился: — Ну, теперь отцепляй и в воду.

— Как это… в воду? — опешил я. — В воду? Мы что, ее не съедим?

— С ума сошел? Мы не для того выпускали рыбу в этот водоем, чтобы сейчас ее сожрать. Иди в рыбный магазин Уокингса и купи семнадцать кило филе.

Он подскочил ко мне и вырвал линя из моей руки. Я даже не успел его как следует рассмотреть. Тим ловко вынул крючок из пасти и посмотрел на меня:

— Выпустишь сам, или мне это сделать?

— Я поймал, — патетическим тоном произнес я. — Выпускай сам.

Я подошел к столику, вынул изо рта изжеванную резинку, сунул в упаковку, добавил отклеенный от дна упаковки нейтрализатор и теперь уже с чистой совестью швырнул на землю — через три часа от нее не останется и следа. Потом налил себе бренди и выпил. Вкус был отменный. Руки постепенно переставали дрожать. Дыхание возвращалось в норму. Тим сидел на корточках у воды и пытался расшевелить положенного туда линя. Наконец, рыба ударила хвостом и ушла в глубину. Эйхем встал и вытер руки о штаны.

— Только не говори, что тебе не понравилось! — бросил он, не глядя на меня.

— Конечно, — согласился я. — В конце концов…

В моей машине раздалась трель телефона. Я вскочил и, подбежав к ней, нажал кнопку соединения, одновременно понизив громкость звука — могла звонить Эйприл, но на экране появился ее муж. Как всегда, он не в состоянии был скрыть своих чувств — весь его вид говорил о том, что он зол и ошеломлен, словно хотел оторвать торчащую из ширинки нитку, а вместо этого вырвал себе лобковый волос.

— Привет. — Он посмотрел куда-то над моим плечом, пытаясь понять, где я нахожусь. Я сделал вид, будто этого не замечаю. — Пришел наконец акт о вскрытии тела Вэл. — Он постучал по столу стопкой бумаг с прикрепленным к ним компакт-диском. — Кое-что весьма странно… — Он явно потерял терпение, не в силах узнать место: — Ты где? — И чтобы оправдать собственное любопытство: — Я не знаю, могу ли говорить открыто?

— Можешь, я на рыбалке с Тимом, но он в сорока метрах отсюда.

— Ага. Ну так вот, во влагалище Вэл нашли кусочек лака. Размером всего в три миллиметра, но это неважно. Это лак, — он заглянул в бумаги, — «Преффер» номер семнадцать, черный с красным.

— Ага, — повторил я следом за ним. — То есть мы должны поверить, что она лесбиянка? И что этот член в горле — ложный след?

— Ну…

Я помахал рукой перед камерой.

— Нет, я скажу тебе, что именно этот лак — ложный след! Так же, как им был бы след от губной помады на… Знаешь на чем!

— Откуда такая уверенность?

— Предчувствие, интуиция, опыт…

— На этот раз… — Он снова постучал бумагами о стол, звуки в микрофоне показались мне похожими на выстрелы. Я поморщился. Хольгер отложил бумаги. — Не знаю… На мой взгляд, тут как раз всё сходится. Смотри, она не поддерживала в Редлифе ни с кем никаких отношений. — Он загнул палец. — Член в горле — два. Поджог — три. Кусочек лака во влагалище — четыре. Разве всё это нельзя объяснить как действия обманутой любовницы? Любовь, разрыв, месть… — Он почесал нос. — Или нет?

Я задумался. Не мог же я ему сказать, что знаю о Вэл значительно больше, чем он и весь город вместе взятые… Пардон, кое-кто знает о ней больше, чем я и вся моя фирма вместе взятые… Убийца, конечно. Но не могу же я этого сказать Хольгеру. Я пытался сообразить, что лучше, — продолжать упираться? Но ход мыслей Хольгера был весьма логичным, если не предполагать наличие дополнительных данных, а у меня их быть не могло. Признать его правоту? Не будут ли в этом случае какие-либо последующие действия выглядеть странно? Нет, я всегда могу поменять мнение, подсунуть какое-нибудь доказательство.

— Чер-рт… Знаешь, я начинаю потихоньку ломаться, — медленно сказал я, на этот раз вовсе не притворяясь, будто думаю. — Наверное, это может быть и стечение обстоятельств, но слишком уж оно выглядит нарочитым…

— Вот именно.

Мы оба замолчали. Что за идиотизм, мелькнуло у меня в голове, люди связываются между собой через спутник, нафаршированный оборудованием, на разработку которого ушло несколько десятков лет тяжкого труда выдающихся умов, а на производство — несколько бюджетов средней величины государства, и что? Чтобы помолчать!

— Ну, в таком случае нам нелегко придется, — осторожно сказал я.

— В смысле?

— Чтобы найти любовницу Вэл или однозначно подтвердить, что она не была лесбиянкой, нужна полиция, со своими людьми, со своими картотеками, со своими информаторами… Я один ни черта не сделаю — я даже не знаю, с чего начать, где она работала, с кем контактировала…

— Ну, только меня не заставляй этим заниматься! — прошипел Хольгер.

— Тихо! Я ни от чего не отказываюсь, но у меня есть сомнения. Сам подумай.

Шериф уже знакомым мне образом подвигал челюстью и открыл было рот, но тут кто-то постучал в дверь. Он посмотрел в сторону и кивком пригласил войти.

— Созвонимся позже. — И пока я не успел разъединиться, быстро спросил: — Как рыба, берет?

— Не хуже политиков!

Я тут же набрал домашний номер шерифа, но, прежде чем Эйприл успела взять трубку, разъединился, чувствуя, как горят у меня уши.

Я вернулся к Тиму. У него были поставлены три удочки, видимо, мой трофей вызвал приступ зависти. Я спокойно налил себе и выпил. Мое удилище лежало на берегу. Я поднял его, насадил червяка, прицелился и выстрелил, едва не спутав леску с леской Тима, который злобно посмотрел на меня. Я улыбнулся, извиняясь, и направил удилище чуть в сторону. На этот раз пошло лучше.

Но рыба не брала. Наверное, мой линь известил всех соседей, что на берегу сидит выдающийся спец по рыбной ловле, а доставлять ему удовольствие не слишком приятно и даже больно.

У Тима клюнуло два раза. Но только клюнуло.

У меня было много времени на размышления. Я понял, почему так много людей увлекается рыбной ловлей. Можно думать, и думать, и думать, а рыба подстраивается под тебя и не мешает. Не то что дети, жена, родители… Клиенты.

Так что я думал еще два часа.

Потом мы вернулись в город.

* * *

Приняв душ, я включил телевизор и уселся перед ним в пушистом халате и с чашкой кофе. Приближалась новая страсть Америки — «Концерт по заявкам».

Прошло чуть меньше века с тех пор, как в Европе изобрели подобный способ поднятия престижа среднего класса, а теперь и наши соотечественники сходили с ума при одной мысли о том, что можно продемонстрировать миру и соседям, как ты любишь свою мамочку!

Самый тяжелый калибр. Я смотрел каждую вторую программу, чтобы набраться сил для работы. После очередной передачи во мне всё больше укреплялась убежденность, что нужно что-то делать, чтобы не быть таким, как эти идиоты, передающие и принимающие пожелания. И — упаси боже — не опуститься до уровня ведущих этого чуда.

Кофе распространялся по моему организму, я чувствовал себя отменно. Дополнительно прибавило мне настроения известие о том, что в одной из тюрем продолжается рекламная акция нового суперсейфа, — самые опытные медвежатники в воспитательных целях сражаются с установленным в клубе сейфом. «Пал новый рекорд — сто семьдесят шесть дней безуспешных попыток!» — верещал ведущий репортаж трехкратный убийца, Ходжа Бабал. Сердце радуется, когда смотришь на экран. Только и остается, что пустить пулю в лоб кому-нибудь с телевидения и себе.

А допивая вторую чашку кофе, я услышал, что бабушке Певене Грант из Донкея сегодня исполняется семьдесят два года, и семья желает ей еще стольких же лет жизни, а в честь дня рождения они посвящают ей прекрасное танго, которое когда-то исполняла Сюзанна какая-то там, впрочем, неважно.

Ну, наконец-то!

Не выключая телевизора, я оделся — не то по-боевому, не то по-походному. Ничего бросающегося в глаза, но крепкие ботинки, удобная куртка. «Зигги» в кармане, чтобы переложить под сиденье. Жвачка. Очки. Я выключил телевизор.

В кухне я сунул в комбайн пакет рисотто с грибным соусом, запрограммировал устройство на включение по телефону и вышел.

До Донкея было полчаса езды, максимум — сорок минут. Я ехал медленно, так что получилось почти пятьдесят. Я долго бродил по супермаркету, прежде чем нашел французское пиво «55», которого, как я знал, в Редлиф-Хилл не увидишь. Купив упаковку из шести банок, я подошел к телефону и набрал «Сюзанна». Трубка выдвинулась из корпуса, я схватил ее и отошел за полки с фруктами. Здесь было холодно и совершенно безлюдно.

— Привет. Скотт Хэмисдейл. Что имеем?

— Мы нашли его. Следим и охраняем. Он весь трясется от страха, никуда не выходит, не подходит к окнам, не звонит. Еду ему покупают соседские дети. Пьет.

Есть! Они нашли Галларда! Мы не упоминали ни имен, ни названий; уже в течение десятилетий самым простым и до сих пор действенным способом добыть информацию была подсадка в телефонную сеть «жучка», реагировавшего на несколько десятков ключевых слов и их комбинации: Галлард+Баулз+Редлиф+Вэл Полмант, например.

— У него есть основания бояться. Если я не ошибаюсь, он видел, как резали его приятеля.

— Тогда почему его оставили в живых? Не проще было бы зарезать обоих и подбросить бритву какому-нибудь бродяге?

— Проще, но мы имеем дело не с простаками. Может, они хотят свалить вину на него, за подругу? Вы можете держать его под колпаком?

Голос в трубке некоторое время анализировал слово «подруга».

— Спокойно, — наконец сказал он.

— Я спокоен, черт побери! — «спокойно» процедил я. — Это нитка, ниточка, о которой мы, кажется, мечтали два месяца назад, разве не так? — Я широко улыбнулся, на случай, если за мной наблюдают. — Если вы дадите ее порвать, мы последние идиоты и об этой работе можно больше не думать. Слышишь? Если у вас слишком мало людей, отзовите охрану президента!

— Спокойно, Скотт, я прекрасно слышу, что ты спокоен, но будь еще спокойнее, — сказал голос. — Его прикрывают со всех сторон. Если только что-то появится, мы дадим знать. Или через компы, или такая комбинация: звонок от предыдущего нанимателя твоего дома и просьба позвать Макса Голуба.

— Далеко?

— Что далеко?

— Вы далеко?

— Недалеко.

Я немного подумал.

— Недалеко, — повторил голос. Ладно. Он знает, что говорит.

— Ну, тогда пока.

— Пока.

Я вернулся к автомату, чтобы вернуть трубку. Наверняка если кто-то за мной следил, то он знал, что я стараюсь исключить возможность подслушивания, но в жизни детектива это стандартный маневр. Он не должен никого удивлять, а тем более беспокоить.

Я пополнил запасы почти готовых к употреблению продуктов — несколько супов и множество смесей: рисотто, пастамарони, айнтопф, паэлья и прочее. Навьюченный как верблюд, я вышел и направился к машине. Вокруг было много народа, а у меня появились кое-какие данные, над которыми следовало подумать. Прежде всего, однако, я радовался тому, что кончик нити оказался у нас в пальцах. Я был возбужден и взволнован.

И неосторожен.

Идущий мне навстречу парень неожиданно подпрыгнул и пнул меня в живот. В последний момент мне удалось немного опустить руку с пакетом, и частично пинок приняли на себя мои обеды, частично — живот, в котором им предстояло оказаться. Кто-то другой, похоже, стукнул меня по голове — мягко взорвалась тишина, внутренность черепа словно заполнил пушистый клубок, перед глазами поплыли круги. Я почувствовал, что покупки выпадают у меня из рук, кто-то подхватил меня за локоть, за второй тоже, меня потащили куда-то в щель между магазином и другим зданием. Узкий переулок, темный и пустой, как мой мозг. Кто-то что-то сказал, один локоть освободили, я замахнулся, но лучше мне было этого не делать — что-то твердое и костистое размозжило мне губы. Голова откинулась назад, где столкнулась с чем-то другим, тоже твердым. Парадоксально, но я несколько пришел в себя. Я уже знал, что оседаю по стене, оставляя на ней клочья куртки.

Кто-то плясал передо мной. Молодой коренастый детина в позе боксера. Видимо, это был тот, кто стукнул меня сзади по башке. Он метнулся ко мне и без всякого труда воткнул кулак мне в промежность. Я согнулся и захрипел. Хук в челюсть помог мне распрямиться. Парень даже не улыбался, серьезно и основательно делая свое дело. Пинком в грудь он снова отбросил меня к стене и явно готовился повторить столь удачную последовательность ударов. Я всё видел, но из всех чувств у меня осталось только зрение, а также способность испытывать боль. Я даже не ощущал собственных рук, мне нечем было прикрыться. Краем глаза я заметил, как мой ангел-хранитель на цыпочках выбирается из переулка, мелькнули лишь кончики его крыльев, каналья…

Парень отскочил, помахал руками, ударил кулаком по ладони, снова накинулся на меня и стукнул два раза по голове. Теперь я уже не чувствовал боли, лишь услышал треск, как будто кто-то доской разбил арбуз в семь кило. Его содержимое, красное и холодное, расползлось по моему лицу… Мой рот был забит косточками, я давился ими, кашлял, не в силах вздохнуть. Чернота перед глазами… Черный… кто это? А, туарег? Здоровый, с кошмарным мечом в лапищах, размахивает им словно веткой… Что я могу? Кто это играет? Где я видел… Ничего. Ничего! Нет, ведь у меня есть… ну да, ведь у меня за поясом, за спиной, мой длинноствольный револьвер! Неожиданно я частично обрел способность видеть. Парень подпрыгивал на месте, готовясь к очередному удару. Я отодвинулся от стены и полез за спину.

Детина внезапно окаменел. Его взгляд уставился куда-то в середину моего тела, словно он хотел пронзить им избитый живот и проверить, что у меня сзади.

— Стой и не шевелись, сукин сын, — прохрипел я. — Хоть чуть-чуть шевельнешься, и отстрелю тебе яйца!

Мой противник послушно не двигался с места.

— Кто тебя нанял?

— Эт-то не меня… — простонал он и вдруг икнул. — Какой-то тип показал тебя Фелисите, дал ей сорок баксов… Мы… не уб!.. Ик! Мы не собирались тебя убивать, — снова простонал он, но в его глазах появился сигнал: «О черт! Я же вспомнил…»

— Что конкретно вы должны были сделать?

— Фе… Фели дали шприц…

— Где эта ваша подружка?

— Наверное, обшаривает твою… вашу… машину…

Тряпка, с троими такими спокойно справится старушка, а с четверыми — подросток. Дерьмо. Я провел мысленную инспекцию своего организма — кое-что в нем всё же функционировало.

— Как тебя зовут? — рявкнул я.

— Мило. Мило Рейнольдс. — Он уже почти плакал, гнида.

Я сделал шаг вперед.

— А этого? — Я показал головой вверх.

Он посмотрел в ту сторону. Не слишком честный прием, но я был избит, чувствовал, как за ухом стекает струйка крови, и подобными юными скотами был сыт уже по горло. Сделав еще шаг, я ударил таращившегося вверх парня ногой в пах. Он ойкнул и осел на землю. Мне потребовалось немало усилий, чтобы удержаться от нескольких пинков по безвольному, корчащемуся на земле телу.

Я направился в сторону выхода из переулка. На стоянке уже вопил что есть мочи мой «форд». Не так-то легко, вонючка, подумал я, залезть в «блэкстар». К сожалению, воришка уже смылся. А может, оно и лучше, У меня уже не было сил заниматься кем-либо, кроме самого себя. Честно говоря, у меня уже и на самого себя не было сил. Я сел в машину, пытаясь усесться поудобнее, выпил холодной минералки, запив ею две таблетки обезболивающего. Шум в ушах утих; я не стал смотреть в зеркало, достаточно было и того, что на ощупь моя голова была покрыта шишками, словно черепаший панцирь. Я выехал со стоянки, по дороге проехав мимо уже пустого пакета из супермаркета. Кому-то придутся по вкусу мои обеды.

Подъезжая к Редлифу, я почувствовал себя настолько хорошо, что даже не воспользовался помощью доктора Вернера. Наверняка он вцепился бы в меня когтями и не отпустил, а мне это было совершенно ни к чему. Так, несколько ударов по организму. И не такое бывало.

Дома я пересилил себя и, держа на голове мешок с двумя килограммами ледяной крошки, составил отчет об инциденте возле магазина. Потом отправил его, запустил программу затирания следов и с двумя банками пива грохнулся в ванну, выключив телефон.

Почувствовав, что начинаю дремать в пенящейся постели, я выбрался из ванны и переполз на кровать. Мало того, что я включил все возможные охранные устройства, но еще и заблокировал стулом ручку в дверях спальни. Под подушкой лежал «зигги», под матрасом — «субуи». Во всём доме я опустил снабженные датчиками шторы.

Мне снились очень тяжелые и неприятные сны. Совершенно для меня нежелательные. Но тому, кто их на меня насылал, было наплевать на мои ощущения.

* * *

Меня разбудил комп.

У меня был насморк, ничего удивительного — после часа со льдом на голове, но сейчас это не имело значения. С «зиг-зауэром» в руке я подошел к двери и некоторое время прислушивался, хотя мне было известно, что сквозь двери и окна никто проникнуть не мог. Теоретически.

Отодвинув стул, я тихонько открыл дверь. В кабинете недовольно попискивал компьютер. Не включая свет, я проверил дом — кроме меня в нем не было ни единой живой души. Я сел перед компом и уставился на экран. Кто-то резал и распиливал мои ресурсы на кусочки, которые скачивал к себе. Я проверил, что вместе с данными в неизвестном направлении уходят и программы-трояны, которые при ближайшей возможности дадут знать о своем местонахождении. Всё происходило более или менее в соответствии с планом; приятно, когда удается предвидеть очередной ход хитроумного противника. В самом деле — полтора десятка основательно подкованных специалистов сидели несколько месяцев, пытаясь предвидеть все возможные действия врага, — и удалось!

Я сидел не двигаясь, хотя внутренне весь дрожал. Мы анализировали подобную ситуацию много раз и обсуждали множество вариантов, но каждый раз получалось, что какая-либо реакция — телефонный звонок, электронный импульс или что бы еще мы ни придумали — может предостеречь противника: «Он всё знает! Прячься!»

Поэтому мы решили, что только телефонный звонок в не вызывающих подозрений обстоятельствах будет содержать код, информирующий о приведении в действие спящих до поры до времени вирусоподобных программ, которые через несколько часов привлекут внимание соответствующих служб к объекту. Вероятнее всего — какому-нибудь взятому в аренду домену, сегменту портала или чего-либо еще на Мальдивах, в Афганистане или Швейцарии, оформленному через цепочку посредников, живых и электронных. Но в любом случае — это что-то! Во-первых, след, какой-то след. И во-вторых, подтверждение справедливости принятого плана. Враг забеспокоился, зашевелился, может быть, раздраженно сплюнул?..

Полтора часа спустя комп сообщил, что чужой зонд покинул его внутренности. Было четыре часа с минутами; я убедил себя, что избитый человек, после нескольких граммов обезболивающего, не просыпается ни свет ни заря и не звонит приятелю на другой конец континента, чтобы пожаловаться ему на стук в висках. Тихо, на цыпочках, будто кто-то прослушивал мой дом, я вернулся к кровати, лег на пушистое одеяло и начал анализировать свое поведение за последние две недели, в поисках возможных ошибок.

И — о чудо! — заснул.

Проснувшись около семи, я поспешно заварил кофе и просмотрел новости криминальной хроники округа, затем сел у телефона с большой оранжевой кружкой в руке. Гришка ответил лишь после пятого звонка. У него были мокрые волосы и полотенце на плечах. Могло бы показаться, что он выскочил из-под душа, на самом же деле — сунул голову под кран. Мокрые волосы — ничего не происходит. У меня — происходило. Возле меня стояла кружка.

— Привет!

— Привет! У меня какие-то кляксы на экране, или ты разбил себе морду? — спросил он со славянской непосредственностью.

— Мог бы быть и поделикатнее, — ответил я и отхлебнул из кружки. Он должен был увидеть, из чего я пью, и наверняка уже всё понял. — Вчера меня избили двое придурков. Я думал, что это какие-то пацаны из-под магазина, но, похоже, всё-таки нет — сегодня мне что-то стукнуло в голову, и я посмотрел криминальную хронику. Оба мертвы, перебрали «белого шторма». Ты бы поверил?

— А ты нет?

Я покачал головой:

— Как и полагается профессиональному детективу… — это следовало понимать так: «Подтверждаю, что оранжевая индийская кружка означает: ко мне вломились в комп», — я умею складывать два плюс два. Кто-то им приказал припугнуть меня, вот только что-то тут не сходится… — Я глотнул кофе. — Ну, знаешь — припугнуть… Не знаю за что, но пусть будет так. Но два трупа… Это наверняка как-то связано с той Валери Полмант, никак иначе. А что у тебя?

В конце концов, нужно же было, особенно если за мной следили, продемонстрировать хоть какую-то работу мысли! Идиот, ввязавшийся в самую гущу событий и ведущий себя как последний дурак, выглядел бы вдвойне подозрительно. Мы болтали еще минут пять. В Нью-Йорке ничего особенного не происходило. Спокойный, тихий город на востоке страны.

— Скотти? Может, мне приехать, а? Если кто-то за тобой охотится, то, может быть, пусть лучше охотится за двоими? — спросил он под конец, вытирая полотенцем волосы.

Я задумался. Мы раз и навсегда договорились, что не будем изображать из себя дураков, — если нас подслушивают, у них не должно возникнуть впечатления, что мы что-то знаем и скрываем, мы не можем притворяться глупее, чем мы есть на самом деле. Я хороший частный сыщик, умный и сообразительный, значит, я должен однозначно связывать свое избиение и смерть нападавших. Иначе ничего не получится — либо на меня вообще не станут обращать внимания, либо просто пристрелят, а меня не устраивало ни то, ни другое.

— Знаешь что? — с умным видом кивнул я. — Приезжай. Но не сходи с ума, не увольняйся с работы, не бери чартер… Просто возьми отпуск и одежду потеплее и приезжай. Пойдем на рыбалку.

— Вроде говорили про лыжи?

— Снега нет, зато есть рыба.

Он сказал что-то не по-английски — впрочем, об общем смысле сказанного я догадался. Кажется, он чего-то пожелал моей матери.

— Ладно, будешь что-то знать — звони. Приеду за тобой в аэропорт.

— Договорились. Пока.

Я допил кофе и, относя кружку на кухню, стукнул ею о край стола. Осколки я выбросил в утилизатор, где их перемололо в мелкую пыль. В мире не было второй такой кружки, никто ею не воспользуется, даже если каким-то образом сумеет расшифровать наши коды. Так-то дорогие преступники. Скотт Хэмисдейл идет по следу. Вам об этом известно — так что действуйте.

А я буду ловить… как там говорится — рыбку в мутной воде?

— Соединение с шерифом Барсмортом, — сказал я, включая телефон. Мгновение спустя на экране появился дежурный. — Добрый день. Скотт Хэмисдейл, хотел бы поговорить с шерифом.

— Его нет, но сейчас я вас переключу…

Он нажал какую-то клавишу, по экрану побежали зигзаги. Появился Хольгер, исчез и появился снова.

— Да?

— Тебе известно что-нибудь о парочке из Донкея? Некие Мило и Фелисити?

Он молчал, пристально глядя на меня. Я подумал, что пропала связь, что это всё-таки провинция, что я смотрю на последнюю, перед тем как окончательно прервется соединение, неподвижную картинку шерифа, но он наконец пошевелился. Однако выражение его лица было всё таким же странным, словно он о чем-то размышлял… Словно проверял, есть ли у него свободное место в камере!..

— Кто тебе разбил морду? — процедил он.

— Именно они, по конкретному заказу. Может быть, всё должно было закончиться мокрым делом, но мне повезло. А сегодня я услышал, что они покинули этот мир. Полагаю, вам подсунули два нафаршированных наркотиками трупа…

Он машинально кивнул, а потом сообразил, что как бы выдает подробности постороннему.

— Зря ты мне об этом сказал, — бросил он. — Теперь мне придется считать тебя одним из главных подозреваемых. У тебя есть мотив — месть за избиение, есть опыт и возможности…

— Хольгер?.. — театрально простонал я. Он вздохнул и покачал головой:

— …мать твою! Давно уже у меня не было столь черной полосы в жизни, — признался он. — Я всё чаще думаю — и на черта мне всё это?

— Вот именно. А мне? Тебя, по крайней мере, никто не бьет дверцами и каблуками, — пожаловался я. — Но ничего, я еще… — Я махнул рукой.

— У тебя что-то есть? — быстро, с надеждой в голосе, спросил он.

Я состроил гримасу: мол, может, да, а может, и нет. Посмотрим.

— Говори!

— Когда будет возможность.

Я разъединился и заблокировал телефон на десять минут.

— Подытожим, — сказал я вслух.

Но потом уже я только молчал и думал.

Я приезжаю в Редлиф-Хилл, чтобы взять под колпак некую Валери Полмант, которую компьютеры вычислили из миллионов людей, так или иначе связанных с Очень Важным Делом, поскольку она четырежды появлялась в зоне так называемых анализируемых событий, чего не случалось ни с одним другим американцем!.. Итак, я приезжаю и получаю от той же подозреваемой по башке дверцей ее фургона. Сразу же после этого Вэл кто-то убивает. Вывод? Кто-то не поверил в случайность. Кто-то даже не особо подозрительный, я сам бы не поверил. И потому Вэл радикальным образом устраняют.

Итак, есть еще Кто-то. Назовем его Икс. У этого Икса тут такие входы и выходы, что он нанимает двоих балбесов, чтобы те отрезали член умершему местному жителю, каковой член он засовывает в глотку мертвой Вэл. Потом он «зверски» убивает одного из них, а его дружок либо знает, в чем дело, и сбегает, либо становится вынужденным свидетелем убийства. Неважно, как на самом деле, — важно, что он сбегает, и сейчас он уже у нас на крючке. Это наша самая крупная — кроме Вэл — добыча, даже более крупная, поскольку живая. Далее — Икс решает также направить по соответствующему следу детектива, который неизвестно зачем и почему именно сейчас появился в Редлифе. Он нанимает пару идиотов, которые должны его избить до потери сознания, а потом вколоть ему какую-нибудь дрянь, которую потом очень сложно обнаружить.

Что конкретно столь обеспокоило Икса? Ибо его наверняка что-то разозлило или напугало, раз он совершил несколько не до конца продуманных действий. Он слишком поспешно подбирал исполнителей — пара наркоманов возле магазина и двое из похоронного бюро были его очевидными промахами. Поставленные перед ними задачи явно оказались выше их способностей, вследствие чего за ними потянулись хвосты. А эти хвосты нужно быстро ликвидировать. Может быть, именно это разозлило Икса? Нет, хвосты потянулись после первого убийства, Баулза… Нет, даже раньше — за рыжеволосой Полмант! Что-то уже тогда должно было пойти не так, если ее немедленно устранили… Только что?

Хорошо. Икс ликвидировал все слабые звенья. Кроме Галларда. Он должен что-то с ним сделать. А там его ждем мы. Или его, или очередного посредника.

Во-вторых — он, скорее всего, захочет что-то сделать со мной.

В-третьих — он наверняка захочет что-то сделать со мной.

И здесь его будем ждать мы. Я и Гришка. Мало. Может, еще кого-нибудь вызвать? Наверное, да, ведь я совершенно забыл про тех двоих дуболомов, на которых наткнулся две недели назад, когда по дороге в Редлиф-Хилл остановился в Донкее, забыл о бандитах, главарь которых отправился за решетку после того, как я накрыл его подпольное казино. Оказались ли они здесь случайно или же преследовали меня? Или гнались за мной, так сказать, в личных целях, желая отомстить? Или по приказу шефа? Или, может быть, они тоже каким-то образом связаны с Делом? Во всяком случае — противников в ближайших окрестностях было больше, чем союзников, да и на помощь последних рассчитывать особо не приходилось.

Я сообразил, что открыл настежь дверь из спальни в кухню и уже в десятый или двенадцатый раз хожу туда и обратно. В Нью-Йорке я всегда мог выделить себе два часа из унылого дня и отправиться паромом на Манхэттен, где всегда полно было полицейских, а количество мелких преступлений и нарушений не превышало пяти за полгода. Там я усаживался на одну из сорока любимых скамеек и, запивая пивом поджаренные колбаски, развивал невероятную умственную деятельность. С определенной точки зрения жаль, что сейчас…

Я подошел к окну. Падал первый легкий снежок. Наверняка владельцы подъемников и пунктов проката снаряжения, главы автобусных компаний, повара и портье выбежали на улицу и велели своим семьям позакрывать окна и двери, чтобы не греть зря улицы и не пугать столь желанного гостя.

Шел снег.

На снегу, вдруг подумал я, следы видны чертовски отчетливо. Легко выследить. Трудно спрятаться. Всё зависит от того, кто ты — заяц или волк, волк или охотник, охотник или наемный убийца с заказом на охотника. Наемный убийца или частный детектив?

Ну и карусель.

То и дело кто-то вскакивает на ходу, кто-то сваливается, или его выбрасывают…

Смешно.

Смертельно смешно.

«Ленин воскрес?»

На прошлой неделе мы выиграли у самой слабой команды. Система розыгрыша предусматривала по три матча осенью и три весной. У моей команды после пяти матчей было шесть очков, две трети из которых она завоевала уже с моим участием. Судя по тому, что говорили сами игроки, дела у нас никогда еще не шли столь хорошо. Они хлопали меня по плечам и ожидали чего-то большего, не знаю, чего именно.

Я не мог их подвести. Гришка прилетел вечером, мы выпили целую бутылку «Олд Тома» и наговорились досыта — но только не по теме. Он поделился со мной новостями, рассказал, что происходит в том доме, где я прожил шесть лет, а он — последние полгода. Оба мы знали, что еще успеем поговорить завтра. Я лег спать в хорошем настроении, у меня даже мелькнула мысль, что мы могли бы сразу приехать сюда вместе, но готово ли было местное общество к встрече лицом к лицу с парочкой геев-детективов? Вряд ли.

Мы остановились у спорткомплекса. Гришка выскочил из машины, сунув руки в карманы, передернул плечами и прошипел:

— Yob tvoyu mat'!

Мне уже были знакомы несколько его магических ругательств. В этом говорилось что-то о матери и половом акте, на едином дыхании. Хорошим тоном якобы считалось отвечать: «Yebi svoju, dyeshevlye budyet», но он никогда не переводил мне, что это означает.

— Впечатляет, да? — спросил я, вытаскивая сумку с заднего сиденья.

— Зачем в этой дыре такое сооружение?

— Для туристов. — Я пожал плечами. — Иди и не разевай рот, а то подумают, будто ты приехал из России.

— Шутни-ик!

Мы вошли в здание; я остановился у автомата и купил упаковку минералки — у меня слегка пересохло в горле. Мне не мешали ни язвительная усмешка, ни прищуренный взгляд моего русского друга. У него была крепкая башка, которая не реагировала меньше, чем на три бутылки на двоих.

Я открыл одну бутылку и, не скрывая наслаждения, влил ее содержимое в свой организм. Краем глаза я заметил, что Гришка перестал улыбаться, слегка дотронулся до левого кармана куртки и, послав мне многозначительный взгляд, выбежал на улицу. Телефон? Я поставил бутылку и, отпихнув ногой сумку к стене, медленно пошел за ним. Миновав тепловую завесу при входе, я вышел на улицу.

На стоянку заехала машина Эрика Фирстайна. Он как раз выходил из нее, следом за ним — его жена. Эрик помахал мне рукой и пошел куда-то в сторону бокового входа. Впрочем, неважно, что ему там надо, сосредоточимся на Гришке. Он стоял, приложив трубку к уху, явно не в силах владеть собственным лицом. Я направился к нему, ускоряя шаг и начиная бояться, что сейчас он начнет кричать во весь голос.

— Что случилось? — толкнул я его рукой в грудь, когда он прервал связь. — Ленин воскрес?

Он посмотрел куда-то над моей головой и еще несколько секунд молчал.

— Твоя любовница появилась возле укрытия Галларда, — сообщил он тихим, едва слышным шепотом.

Мне стало жарко, словно я мгновенно перенесся под пальмы на Мальдивах, не снимая куртки и утепленных штанов. Снег вокруг меня начал таять.

— Что-нибудь еще? — выдавил я.

Теплая и сильная, романтичная и прагматичная. Твердая и доверчивая. Эйприл.

— Нет. Но это была не случайность. Они полагают, что она что-то вынюхивает и готовит удар. Через пятнадцать минут они войдут в его убежище и выведут его оттуда, чтобы она не смогла воспользоваться какой-нибудь пушкой или ракетой.

— Достаточно управляемого заряда в газовой сети… — пробормотал я, чтобы дать понять, что еще могу говорить.

— Например, — согласился он.

Я глубоко вздохнул. Гришка что-то прошипел сквозь зубы и с невозмутимым видом сказал:

— Кто-то идет, тот самый, который только что приехал.

Черт, только приятеля по банкету мне тут и не хватало. Я скрипнул зубами и разгладил черты лица.

— Если хочешь, посмотри, как мы выигрываем, а потом заскочим куда-нибудь пообедать, — весело сказал я Гришке.

Он широко улыбнулся и кивнул. Фирстайн подошел настолько близко, что я услышал скрип снега у него под ногами.

— Привет! — крикнул он.

Я начал оборачиваться, но не успел. Что-то холодное ударило меня в шею, чье-то ледяное дыхание окутало голову, полностью лишив сознания.

* * *

В сознание я пришел быстро и легко, без какого-либо головокружения и нарушения зрения, слуха или чувства равновесия, словно пробудился от спокойного послеобеденного сна. Я сидел в бамбуковом кресле, привязанный к нему несколькими длинными кусками крепкой веревки.

Слева сидел таким же образом связанный Гришка и обеспокоенно смотрел на меня. За ним, что удивило меня еще больше, сидел третий — Рори Донелан, знакомый мне баскетболист, с которым я с первой встречи не обменялся и десятком слов. У меня уже были готовы несколько вопросов, но я воздержался от того, чтобы их задавать, — Гришка видел и знал больше меня, пусть он и начинает. Он понял мой вопросительный взгляд.

— Очнулся? — спросил он и, увидев, что я кивнул, начал рассказывать: — Этот тип выстрелил тебе чем-то в шею, а на меня направил пистолет и приказал