Войны Тэк

Вильям Шатнер

Войны Тэк

Писательский труд неизбежно связан с творческими муками и вдохновением. Муки – это когда сидишь над чистым листом бумаги и не знаешь, с чего начать. Когда же ставишь точку на последнем слове удачно написанного абзаца, испытываешь истинное удовлетворение. Однако самая большая трудность таится в разработке фабулы, и тут мне понадобилась помощь.

Великолепный писатель Рон Голарт оказал мне неоценимую помощь в разработке сюжета и архитектоники произведения. Свою благодарность ему я сохраню на всю жизнь.

Я выражаю признательность Сьюзен Эллисон, Роджеру Куперу, Крису Шиллингу и Лайзе Уэйджер из «Г. П. Патнам», также оказавшим мне помощь в процессе работы.

Благодарю своих агентов: Айви Фишер Стоун и Фифи Оскард в Нью-Йорке, а также моего близкого друга и агента из той же фирмы Кармен Ла-Виа, фактически осуществившую это издание.

Посвящается моим друзьям и коллегам из «Стар Трек» и «Т. Дж. Хукер», которым в немалой степени я обязан появлением на свет этой книги

* * *

Он не знал, что жизнь скоро опять вернется к нему. Ни о чем не подозревая, он спал глубоким сном в огромной орбитальной тюрьме. Его тело, упрятанное в пластиковый футляр, подвешенный к потолку одиночной камеры, медленно вращалось вместе с ней вокруг Земли. Дни превращались в месяцы, месяцы в годы, а гигантская холодильная камера вместе с отбывающими свой срок заключенными продолжала свое бесконечное движение по заданному маршруту, вновь и вновь проплывая над Большим Лос-Анджелесом с запада на восток.

И хотя сегодня все должно было измениться, Джейк Кардиган ничего об этом не знал. Пока.

Глава 1

Стояло жаркое, подернутое весенней дымкой утро 2120 года. Широкоплечий робот, одетый в безукоризненно белый костюм, быстро шел сквозь толпу туристов в сторону громадного стеклянного купола космического порта БЛА. В небе грязновато-оранжевого цвета было тесно от двигавшихся в разных направлениях воздушных такси, аэробусов, небесных крейсеров. По монорельсовой дороге в двенадцать уровней бесшумно летели вагоны, и везде было полно народу, особенно на разноцветных самодвижущихся тротуарах, доставляющих пассажиров к космолетам. Они причудливо сплетались в центре стеклянного купола, напоминая переливающийся всеми цветами радуги клубок змей.

Внезапно с одного из трапов донесся резкий лающий звук: механический сторож обнаружил контрабандиста, стройного темнокожего молодого человека, и пустился за ним в погоню. Они мчались по зеленому трапу, расталкивая пассажиров, а вслед им неслись возмущенные возгласы.

Однако робот, не обращая никакого внимания на суматоху, продолжал невозмутимо прокладывать себе путь в толпе космических туристов, в замешательстве следивших за погоней. И вдруг щуплый мальчишка лет десяти, возвращающийся, судя по надписи на его майке, из лунного лагеря, врезался в него со всего размаха. Руки пацана были испачканы карамелью, и на белоснежном костюме робота осталось липкое, грязное пятно.

Робот остановился, вытянул вперед сверкающие хромированные руки и аккуратно убрал мальчишку с дороги. Затем он тщательно счистил пятно с нагрудного кармана и продолжил путь.

Толпа постепенно редела, а цвет стен и трапов, по мере приближения к цели, тускнел и наконец стал серым. Робот очутился в одном из отдаленных отсеков, предназначенных для служебного пользования. Проезжавший мимо человек-носильщик, безногий ветеран бразильских войн, узнал его и остановился.

– Опять летите в Холодильник? – с любопытством спросил он.

– Как видите, – ответил робот глубоким механическим голосом.

– Не очень-то, подходящее местечко для визитов, – покачал головой ветеран.

Робот пожал широкими плечами.

– Это моя работа.

– Да, делать нечего, – сочувственно произнес инвалид и, дернув ручку управления своей багажной тележки, поехал дальше.

Над дверью, к которой направлялся робот, висел светло-серый экран. Как только он подошел поближе, на нем появилась надпись: «Объявляется посадка на шаттл, рейс 16. Заключенные надежно изолированы, никакой опасности для пассажиров нет».

Робот еще раз тщательно почистил то место, куда мальчишка посадил пятно, затем, издав скрип, отдаленно напоминающий смех, коснулся указательным пальцем правой руки большого пальца левой. Раздалось жужжание, и спустя секунды четыре из узкой прорези в левой ладони выскочила ярко-желтая карточка.

В этот момент дверь открылась, и на пороге появилась молодая женщина в серой униформе. Робот протянул ей карточку.

– О, вы – Винджер (М6) СЦПС-31 ПБ, – почтительно сказала она, сверив его имя со списком пассажиров.

– Мы уже встречались с вами во время полета в Холодильник одиннадцать месяцев назад, – напомнил робот. – Вам следует лучше запоминать пассажиров, особенно тех, кто работает в Управлении по досрочному освобождению заключенных штата Южная Калифорния.

– Да, мне следовало запомнить ваш костюм, – нашлась сопровождающая.

Винджер в третий раз потер злополучное пятно.

– Не могли бы вы отойти в сторону, – не очень вежливо сказал он.

Женщина молча отступила и жестом показала туннель, ведущий на посадку.

Космолет, перевозящий осужденных, ревел и вибрировал, набирая высоту. Спустя несколько секунд огромный город, затянутый грязно-оранжевой дымкой, остался далеко внизу.

Винджер скрестил металлические ноги и небрежно оглядел салон. Вместе с ним летели еще три пассажира. Судя по их несчастному виду, все они направлялись в космическую тюрьму – навестить заключенных-родственников.

«Довольно неудачный эксперимент», – подумал он и пошел осматривать корабль.

В самом хвосте космолета, в отсеке из толстого грязного пластигласа сидели пятеро новых узников. Среди них был киборг, ветеран бразильских войн, признанный неисправимым вором и приговоренный к пятидесяти годам; высокий чернокожий мужчина, осужденный за контрабанду электронного стимулятора мозга, тэка, на двадцать пять лет; рецидивист-насильник; блондинка лет тридцати, занимавшаяся проституцией без лицензии, и юный телекинетик, осужденный за серию краж в универмагах. У Винджера была информация о каждом из них, но никто конкретно его не интересовал. Понаблюдав за ними минут десять, он снова скрипнул и отправился в свой отсек.

Выйдя из шаттла, Винджер обнаружил, что кто-то из пассажиров измазал правый рукав его белоснежного костюма анилиновой краской. Вне себя от ярости, робот огляделся по сторонам и, не найдя виновного, направился в секцию А-Ц Административного корпуса орбитальной тюрьмы.

В центре огромного овального помещения полукругом располагался мозг космической тюрьмы – электронный пульт управления. Подойдя к стальному креслу для посетителей, робот сел и стал ждать, барабаня хромированными пальцами по подлокотникам, пока идентификатор установит его личность.

– Винджер (М6) СЦПС-30 ПБ, – закончив процесс опознания, произнес механическим голосом воксбокс[1], установленный на пульте управления.

– Мое имя – Винджер (М6) СЦПС-31 ПБ, – исправил неточность робот, расстегивая молнию на костюме.

– Принято. Так что мы можем сделать для вас?

– Я привез специальный приказ о досрочном освобождении, а также набор кодовых карточек, подтверждающих его подлинность. – Обнажив грудь, робот коснулся трех специальных кнопок, и из узкой прорези одна за другой стали появляться карточки разного цвета и формы. Застегнув молнию, он разложил их на пульте. – Я прошу освободить заключенного 19 587 – Кардигана Джейка.

Изучив с помощью идентификатора комбинацию кодовых карточек, воксбокс произнес с оттенком удивления:

– Кажется, все в порядке...

– Как всегда, – небрежно кивнул Винджер. – Начинайте процесс оживления, пожалуйста, как можно скорее.

вернуться

1

Воксбокс – говорящее устройство.

– Кардиган Джейк приговорен к пятнадцати годам, и его срок истекает только через одиннадцать лет, не так ли? – уточнил воксбокс.

– Нет, сегодня, с этой самой минуты, – сухо ответил Винджер. – И я буду очень признателен, если вы начнете процесс оживления немедленно.

– Хорошо, Винджер (М6) СЦПС-30 ПБ. – Пульт издал три похожих на гудки звука. – Приступить к оживлению заключенного 19 587.

Робот не стал во второй раз поправлять ошибку, допущенную пультом в его имени.

– Я подожду в секторе оживления, – сказал он и встал со стула.

Выйдя из Центра управления, он очутился в длинном сером коридоре. Не успел он пройти и половины пути, как одна из дверей на правой стороне коридора с шипением отворилась, и из нее выкатилось инвалидное кресло. В нем сидел болезненного вида человек с цветом кожи серым, как стены.

– Я хочу поговорить с тобой, Винджер, – слабым голосом произнес он, направляясь к роботу. – Мне необходимо знать, почему ты забираешь Джейка Кардигана.

Глава 2

– Доктор Гудхилл, – обрадованно воскликнул робот. – Вы замечательно выглядите!

Гудхилл коснулся панели управления на подлокотнике своего кресла, останавливая его.

– Не вешай мне лапшу на уши, Винджер, – произнес он тонким, усталым голосом. – Разве ты не видишь, что я умираю? Уже недолго осталось.

Робот постучал по своей металлической груди.

– Еще один пример человеческой глупости – использовать непрочные биологические материалы для строительства, – назидательно произнес он и присел рядом с доктором. – Когда вы собираетесь в отставку?

– Довольно скоро. Мое пребывание здесь в качестве врача по первичному обследованию заключенных тоже своего рода отставка. Я приехал сюда, в Холодильник, после того как понял, что больше не могу работать в полицейском управлении Южной Калифорнии.

– Я хорошо знаком с вашей биографией, доктор, – прервал его Винджер. – Если это все, о чем вы хотели поговорить...

Преодолевая одышку, доктор дотронулся до панели управления. Из боковины кресла выскочила металлическая суставчатая рука и помахала перед лицом робота бледно-голубым листком бумаги.

– Почему Джейка освобождают досрочно, вот что я хотел спросить, – тяжело дыша, сказал Гудхилл.

– Вы хорошо знаете, что я всего лишь чиновник, – ответил Винджер. – В мои обязанности входит доставка сюда особо важных преступников, а кроме того, мне иногда приходится сопровождать на Землю освобожденных досрочно.

– Значит, Джейк Кардиган оправдан?

Робот ответил не сразу. Опустив хромированные веки, он задумался: внутри его металлического черепа что-то еле слышно зажужжало. Прошло четырнадцать секунд, прежде чем он прошептал:

– Ну конечно. Ведь вы и заключенный 19 587 когда-то были коллегами. В лучшие времена вы оба служили закону, а теперь посмотрите, что с вами стало, – широко открыв глаза, робот заглянул в серое лицо Гудхилла.

– Я всегда был уверен, – ответил тот, – что Джейка подставили торговцы тэком.

– Вы говорите прямо как ваши пациенты. Послушать их, так все они невинны как овечки, – язвительно заметил Винджер.

– Но он долгие годы был хорошим полицейским. Я никогда не верил всей этой чепухе о его связи с контрабандистами.

– Напомните, чтобы я дал вам почитать стенограмму заседания суда. – Робот встал в полный рост и неодобрительно посмотрел на доктора. – Почитайте ее, и у вас не останется никаких сомнений насчет его вины.

– Я уже читал эту проклятую стенограмму; первый раз в качестве полицейского, второй – здесь, в Холодильнике. И тем не менее она меня не убедила. Когда мне сказали, что получен приказ о досрочном освобождении Джейка Кардигана, я подумал, что, может быть, наша судебная система наконец встала с головы на ноги.

Робот пожал широкими плечами.

– Насколько мне известно, этот приказ никак не связан с дополнительным расследованием, – сказал он и задумчиво посмотрел на доктора. – Кстати, если он так вам интересен, почему бы вам не отправиться вместе со мной? Сможете лично присутствовать при возвращении Кардигана в мир живых. Я думаю, ему будет приятно увидеть дружеское лицо...

– Я прекрасно знаю, на кого сейчас похож, – вздохнул доктор, – поэтому мне не хотелось бы, чтобы Джейк увидел меня.

Винджер кивнул.

– Ну что ж, если это все?..

– Да, спасибо за информацию.

– Рад служить. Для этого меня и создали, – вежливо скрипнул робот и, подождав, пока кресло с доктором исчезнет в глубине коридора, продолжил свой путь, чему-то усмехаясь.

Глава 3

Свет медленно сменял тьму, затем ярко вспыхнул, ослепив всех присутствующих.

Он почувствовал резкую боль. Она возникла глубоко в мозгу и мгновенно пронзила все тело. Густой свежий воздух с шумом хлынул в легкие.

Джейк Кардиган конвульсивно дернулся. Все вокруг было таким холодным, что его начал бить озноб.

Внезапно холодная металлическая рука шершавой губкой скользнула под его ягодицы.

– Вы все испачкали, – недовольно прокаркал механический голос.

Джейк открыл глаза и вздрогнул от яркого света.

– Извините, – смущенно пробормотал он роботу, протиравшему белый металлический стол, на котором распростерлось его беспомощное тело, опутанное как паутиной всевозможными стеклянными трубками и разноцветными проводами. Эта система поддерживала жизнедеятельность организма в течение долгих лет заключения в космическом морозильнике.

– Не смущайся, Кардиган, – раздался в изголовье чей-то незнакомый механический голос. – Опорожнение кишечника во время оживления – совершенно нормальная реакция организма.

Однако Джейк никак не отреагировал на эти слова. Все его внимание в этот момент было сосредоточено на процессе дыхания. Все еще не веря, что больше не зависит от искусственной системы, он сделал, глубокий вдох, и в тот же момент острая боль пронзила легкие и мозг. Но он, превозмогая ее, продолжал дышать.

Подошел огромный, черный как уголь робот и, взяв Джейка за руки, резким движением посадил его. Затем, обрызгав с ног до головы какой-то терпкой жидкостью из указательного пальца, приказал:

– Вставайте.

Сгорбившись, Джейк сидел на белом металлическом столе, опершись локтями о колени, и смотрел на свои голые ноги.

– Дайте мне... дайте мне минуту, – прошептал он слабым голосом. От резкой смены положения у него сильно кружилась голова, а в глазах все двоилось.

– Пора заканчивать, – распорядился черный робот. – Программа оживления выполнена полностью.

– Все в порядке, – проскрипел механический голос.

Джейк нахмурил брови, стараясь что-то вспомнить.

– Говорят, в Холодильнике сны не снятся, – еле слышно пробормотал он. – Но... Но я почти уверен, что мне они снились. Вот только что мне снилось? – Джейк рассеянно посмотрел вокруг; его внимание привлек валявшийся на полу пустой пластиковый кокон, в котором он провел долгие пятнадцать лет. Затем его мысли снова вернулись к снам: он никак не мог вспомнить, что же ему снилось в течение этих долгих лет. Детство... да, отец... Работа в полиции. Женщины... да, но чаще всего ему снилась одна из них... темноволосая молодая женщина. Но как ее звали, черт возьми?

В этот самый момент его размышления были бесцеремонно прерваны все тем же скрипучим голосом:

– Кончай мечтать, Кардиган, и начинай одеваться.

Джейк медленно повернул голову. Голос принадлежал блестящему хромированному роботу, одетому в белоснежный с иголочки костюм. Он сидел скрестив ноги на единственном в комнате стуле и пристально смотрел на него.

– Винджер? – не совсем уверенно спросил Джейк.

– Совершенно верно, – кивнул головой робот и встал. – Вот одежда, – произнес он, протягивая Джейку вместительный саквояж.

Однако тот продолжал неподвижно сидеть на столе.

– Мы должны успеть на шаттл, а у нас еще полно бумажной работы. Так что одевайся побыстрее.

– О'кей, я попробую, – слабым голосом сказал Джейк и посмотрел на пол. Затем, глубоко вздохнув, он уперся руками в поверхность стола и медленно встал. Но едва его ноги коснулись пола, как снова закружилась голова, и Джейк упал на колени, больно ударившись. При этом желудок издал неприличный звук.

Робот стоял рядом, но помощи не предложил.

– Тебе потребуется примерно час, чтобы восстановить координацию, – спокойно объяснил он.

Сжав зубы, Джейк изо всех сил уперся ладонями в пол, резко оттолкнулся и, превозмогая слабость, поднялся. Это был среднего роста, рыжеволосый человек сорока с лишним лет. Его можно было бы назвать красивым, если бы не грубое обветренное лицо. К тому же все его тело было покрыто многочисленными рубцами и шрамами, особенно заметными на бледной, после долгого пребывания в тюрьме, коже.

– Теперь я окончательно тебя вспомнил, Винджер, – сказал он. – Мы никогда с тобой не ладили в мою бытность полицейским.

– Главным образом из-за тебя. Ты всегда с непонятным предубеждением относился к механическим людям: от простейших роботов до андроидов. В этом все дело.

– Ты тоже имей в виду, что дело и в тебе, сучий сын, – зло выдохнул Джейк.

Винджер издал свой скрипучий смешок.

– Точно. Именно поэтому я – тот, кто прилетел сюда поздравить тебя с освобождением, а ты – тот, кто оказался в этом космическом гробу.

Джейк открыл саквояж и невесело сказал:

– Итак, прошло пятнадцать лет, долгих пятнадцать лет.

– Это не совсем так, – невозмутимо произнес робот. – Всего четыре года.

– Как четыре?! – Джейк прекратил надевать шорты, балансируя на одной ноге. – Что, черт возьми, это значит? – Он вопросительно посмотрел на Винджера. – Выходит, суд признал, что я невиновен?

– У меня нет достоверной информации, почему тебе предоставлено право на досрочное освобождение.

– Досрочное освобождение, – задумчиво повторил Джейк. – Это означает, что кто-то вмешался – нажал тайные пружины, использовал свое влияние. Ты должен знать, кто это сделал, Винджер.

– У меня нет никакой информации, – еще раз повторил робот. – Одевайся побыстрее, Кардиган. Нам еще предстоит процедура выписки.

– Выписки?! – Джейк весело рассмеялся. Это случилось впервые за все время, что он провел в тюрьме. – «Процедура выписки», – смакуя каждое слово, повторил он, – как будто я все это время провел не в тюрьме, а в уютном отеле. Да, Винджер?

* * *

Голос компьютерного терминала звучал очень сочувственно.

– От имени администрации Ньювенхауса, – обращаясь к Джейку, произнес он, – мы поздравляем вас с предстоящим возвращением на Землю. Начальник тюрьмы очень сожалеет, что не смог лично проводить вас в мир 2120 года. Этому помешало неожиданное землетрясение в одном из секторов БЛА. Однако он поручил мне передать вам самые наилучшие пожелания. И, хотя вы провели здесь только часть назначенного срока, администрация Ньювенхауса уверена, что это пошло вам на пользу и вы больше никогда не вернетесь сюда. Что же касается остальных пятидесяти трех заключенных...

Винджер наклонился к сидящему рядом Джейку.

– Не принимай слишком серьезно это прощальное напутствие, – посоветовал он шепотом. – Все это делается для того, чтобы поднять настроение перед возвращением на Землю.

Джейк рассеянно посмотрел на него. Все его внимание было сосредоточено на заполнении многочисленных анкет, которые ему вручили при входе в этот серый овальный зал. Однако у него ничего не получалось – рука сильно дрожала, и ему никак не удавалось с этим справиться.

– Я не понимаю, что со мной происходит, – расстроенно сказал он, прекратив попытки написать хоть одну букву.

– ...В прошлом вы были законопослушным гражданином, даже более того, вы стояли на страже законов БЛА, – продолжал вещать компьютер. – Поэтому мы уверены, что, вернувшись...

– Дрожание рук наблюдается у всех заключенных, прошедших процедуру оживления, – спокойно объяснил Винджер.

– И как долго это длится?

– Обычно не более часа.

– Обычно?

– Успокойся, Кардиган. Ничего серьезного у тебя нет, – успокоил Джейка робот. – Врачи тебя уже обследовали.

– Когда? Я ничего не помню.

– Обследование проводилось в процессе оживления. Когда ты еще спал.

Джейк сделал еще одну попытку. На этот раз, хотя и с трудом, ему удалось восстановить частичный контроль над рукой и нацарапать свою фамилию на многочисленных документах.

– ...У вас есть вопросы к администрации, бывший заключенный 19 587?

– Да, разумеется, – воскликнул Джейк. – Мне хотелось бы знать, почему меня освободили на одиннадцать лет раньше?

Наступила тишина. Тридцать одну секунду компьютер молчал.

– У нас нет никакой информации, – ответил наконец механический голос. – Начальник тюрьмы советует вам наслаждаться вновь обретенной свободой и не беспокоиться о...

– Мое освобождение каким-то образом связано с пересмотром дела?

– Нет.

– Кто ходатайствовал о...

– Сегодня нам предстоит отправить еще троих заключенных, – с легким нетерпением перебил его компьютер. – А теперь мы хотели бы вернуть ваши вещи.

Послышалось еле слышное жужжание, и в полу недалеко от Джейка открылся небольших размеров люк, из которого появился пластигласовый ящик. Внутри находился индивидуальный пакет Джейка, давно просроченная кредитная карточка, пачка денег и лазерный пистолет-лазган. Кардиган разложил вещи по карманам нового, не совсем подходящего ему по размеру костюма. Настала очередь пистолета.

– Как насчет оружия? – спросил он робота, засовывая его за пояс.

– Согласно приказу об освобождении, тебе разрешается носить оружие, – довольно сухо сказал тот.

– Странно. Это означает, что кто-то...

– Ты закончил подписывать бумаги? – перебил его Винджер.

Джейк утвердительно кивнул.

– Все до единой.

Робот встал, взял из рук Джейка документы и, наклонившись, бросил их в люк.

– Теперь мы можем отправляться, если ты не хочешь по какой-то причине задержаться, – сказал он и вопросительно посмотрел на Кардигана.

– Нет, – успокоил его Джейк, – я хочу как можно скорее покинуть это проклятое место.

Глава 4

Минут через пять после взлета Джейк не выдержал и, прильнув к иллюминатору, бросил быстрый взгляд на Холодильник.

– Прощай, небесная академия, – прошептал он и, повернув голову, стал смотреть на приближающуюся Землю.

Вместе с ними летели еще два пассажира: полная светловолосая женщина лет сорока и худенький подросток. Они сидели впереди рядов через пять.

– Он умирает, – всхлипывая, сказала женщина.

– Ну что ты, ма, – уверенно возразил парнишка.

– Ведь ты же видел его в этом ужасном пластигласовом ящике. Он выглядит таким истощенным. Нет, он умирает.

– Черт побери, ма, он точно такой же, как и в прошлый раз.

– Нет, он очень сильно похудел, Огден. – Женщина начала плакать по-настоящему.

– Да он всегда был худым, – продолжал успокаивать мать подросток. – Меня в школе ребята всегда дразнили за то, что я такой же тощий, как отец.

– Как ты думаешь, он знает, что мы его навещаем? – немного успокоившись, спросила женщина.

Сын иронически улыбнулся.

– Конечно, знает. Разве ты не заметила, как на его губах появилась усмешка, когда эти ублюдочные роботы вкатились в его гроб.

– Я серьезно, Огден. Пятнадцать лет – с ума можно сойти от такого срока.

– Ма, ты иногда так себя ведешь, будто сама проспала всю свою жизнь.

Винджер легонько толкнул Джейка в бок.

– Пятнадцать лет – настоящая трагедия для семьи.

Джейк согласно кивнул, затем, пристально посмотрев на робота, сказал:

– Ну а теперь, когда Холодильник остался позади, расскажи мне, что произошло на самом деле.

Винджер пожал плечами.

– Я уже говорил, что тебе предоставлено специальное право на досрочное освобождение, а подробностей не знаю.

– Но досрочное освобождение означает, что кто-то изменил свое мнение. Они должны понимать, что я не имел никакого отношения к тэку.

Винджер отрицательно покачал головой.

– Вот что я могу тебе сказать совершенно точно. В правоохранительной системе Южной Калифорнии нет никого, ни единой души, включая судей, адвокатов и полицейских, кто бы твердо не верил, что приговор, вынесенный тебе четыре года назад, был справедливым.

– Но ведь кто-то очень влиятельный добился моего досрочного освобождения? – Джейк нервно постучал пальцами по лазгану. – Может быть, это моя жена?

– Не такая уж она влиятельная персона.

– Да, но она знакома со многими очень значительными людьми.

– Это правда, – кивнул Винджер. – Например, ее бывший босс, Беннет Сэндз. Он имеет очень большой вес в мировых промышленных кругах. Однако я думаю, что ни твоя жена, ни Сэндз к твоему освобождению не имеют никакого отношения. Сомневаюсь, что он будет рад увидеть тебя, Кардиган. Впрочем, это не мое дело.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Джейк, пристально посмотрев ему в глаза.

– Ничего, – спокойно ответил Винджер. – Между прочим, меня удивляет, что ты обращаешься за помощью к роботу. Судя по твоим отчетам, а я их хорошо изучил, ты всегда предпочитал иметь дело с людьми, а не с роботами и андроидами.

– Почему? Я и с мехами работал, но...

– Мы считаем слово «мех» оскорблением, – жестко сказал робот.

– Извини, – смутился Джейк. – Но мне всегда казалось, что, поскольку механические люди не способны чувствовать, у них отсутствует интуиция. Именно поэтому им трудно стать хорошими полицейскими и хорошими напарниками.

– Интуиция, эмоции не имеют никакого отношения к работе полицейского, – не согласился Винджер. – Все дело в том, Кардиган, что у тебя появилась зависимость от тэка. Вот почему ты спутался с контрабандистами и продал им своих товарищей за большие деньги.

– Бред, – прервал робота Джейк. – Да, я пользовался этой дрянью и не собираюсь этого отрицать. Но я никогда не сотрудничал ни с одним из этих ублюдков и не провалил ни одного полицейского расследования, в котором участвовал.

Винджер покачал головой.

– На суде ты говорил то же самое, но, увы, ни судья, ни жюри, ни даже беспристрастный компьютер не поверили тебе и единодушно вынесли суровый приговор.

– Кажется, я слишком долго был куском льда, – неожиданно рассмеялся Джейк. – Сидеть здесь и спорить с роботом...

– Уверен, что от меня ты получишь больше правдивой информации, чем от всех своих друзей-гуманоидов, – сухо заметил Винджер. – А теперь я должен вручить тебе брошюру. Я даю ее всем заключенным, возвращающимся на Землю. – С этими словами он расстегнул костюм и обнажил грудь. Затем нажал на одну из кнопок – раздалось жужжание, и секунд через тридцать из узкой щели показался небольшой буклет.

– Ты когда-нибудь истощишь свой запас? – ухмыльнулся Джейк. Робот невозмутимо протянул ему желтую книжечку.

– Это краткий обзор тех событий, которые произошли в мире за время твоего отсутствия.

Джейк взял буклет и небрежно засунул его в карман пиджака.

– Думаю, придется попотеть, наверстывая упущенное.

– Одним чтением всего не наверстаешь, – сказал робот. – Чтобы понять некоторые вещи, Кардиган, тебе придется просто жить и учиться.

* * *

На Большой Лос-Анджелес спускались сумерки. Чернота, сгустившаяся над куполами космопорта, стремительно распространялась по огромному городу, заполняя пространство между зданиями, башнями и шпилями. Мириады окон вспыхнули разноцветными огнями, а высоко в небе расцвел, словно экзотический цветок, гигантский рекламный щит.

После приземления Джейк спустился вниз в специальном лифте. Он чувствовал себя намного лучше, но решил не рисковать. Ступив на землю, он глубоко вздохнул и направился к выходу. Винджер молча шел за ним. Наконец спустя некоторое время раздался его скрипучий голос:

– Я буду звонить тебе раз в месяц при любых условиях. А если у тебя возникнут какие-либо проблемы, можешь связаться со мной по видеофону в любой час дня и ночи.

– Я не думаю, что мои проблемы будут тебе интересны, – бросил Джейк, не оборачиваясь.

Они вошли в зону контроля, где Кардигана подвергли тщательному досмотру. В этот поздний час вокруг не было ни души. И лишь в темном углу робот-уборщик лениво мыл шваброй пол. На дальней стене светились рекламные экраны, единственными зрителями которых была дюжина пустых бледно-зеленых стульев. Один из экранов показывал обнаженных девушек, отдыхающих на морском курорте в Бразилии, на другом звезда воздушного бейсбола превозносила популярную марку сигарет с марихуаной, на третьем – красивая рыжеволосая женщина демонстрировала новый макет лунного кондоминиума[2].

– Я думал, – сказал Джейк, когда они прошли контроль и двинулись дальше, – что родственникам сообщают об освобождении. Это положено по закону.

– Совершенно верно.

– А как насчет моей жены и сына? Разве им не...

– В мои обязанности подобные мелочи не входят, – сухо ответил робот.

– Ничего себе мелочи, – проворчал Джейк, останавливаясь. – Моя семья живет все там же?

Робот легонько подтолкнул его.

– Не останавливайся, Кардиган. Ты будешь жить в том же самом месте.

– А они? С ними ничего не случилось, с Кейт и Дэном? – обеспокоенно спросил Джейк.

– Согласно моему досье – ничего.

– Я надеялся, что они... – начал было Джейк и замолчал на полуслове: изливать душу роботу ему не хотелось.

Перед самым выходом из космопорта они остановились.

– Итак, добро пожаловать домой, Кардиган, – насмешливо проскрипел робот и похлопал его по спине металлической рукой. – Постарайся не загреметь обратно в Холодильник.

Затем он повернулся и пошел прочь.

* * *

Поколебавшись с минуту, Джейк открыл дверь и шагнул в ночь. Он решил не звонить жене, а сразу же поехать домой. Ему хотелось верить, что какая-то важная причина помешала Кейт встретить его. Выйдя на улицу, Джейк увидел стоянку аэротакси и направился к ней. Через несколько шагов он закашлялся. Казалось, что воздух стал еще грязнее, чем был четыре года назад. «А может быть, я просто отвык дышать этой гадостью?» – подумал Джейк. Наконец кашель кончился, и он, ускорив шаг, подошел к помятому такси оранжевого цвета. На месте водителя неуклюже сидел круглоголовый робот.

– До сектора Пасадена подбросишь?

– Чего? – испуганно вздрогнул водитель.

– Сектор Пасадена, – повторил Джейк, наклонившись к открытому окну.

Робот внимательно посмотрел на него.

– Ладно. Залезай, приятель. – Задняя дверь зашипела и открылась. – Посмотри, там на заднем сиденье кровь есть? – неожиданно спросил он у Джейка.

Тот заглянул внутрь.

– Да вроде нет.

– Ну, тогда залезай, – сказал круглоголовый и объяснил: – Понимаешь, уборщики довольно часто ленятся.

Устроившись на заднем сиденье, Джейк спросил:

– А о какой крови ты говорил?

– Чего? – громко переспросил водитель и, выругавшись, ударил себя кулаком по круглой железной голове. – Это все чертова стрельба, опять что-то случилось со слухом.

– Стрельба? – переспросил Джейк.

– Ну да. Между прочим, куда летим, приятель?

Джейк назвал роботу адрес своего подземного кондоминиума, а затем задал вопрос, который не задавал уже четыре года:

– У тебя были неприятности с полицией?

– Нет, небольшие неприятности с тэком, – ответил робот.

Он отдал необходимые распоряжения панели управления. Такси вздрогнуло и, затарахтев, взмыло в ночное небо.

– Значит, садится ко мне парень, откуда мне было знать, что это пушер, доставляющий клиентам тэк-чипы. Это все в пять часов утра произошло, – начал свой рассказ круглоголовый. – И тут, представляешь, ни с того ни с сего летим вниз. Эти сволочи применили специальный луч, и мотор заглох. Ну, мы и гробанулись в песок с высоты пятьсот футов. А затем, я тебе клянусь, выскакивают из глайдера шесть японцев и взрыхляют весь пляж из своих пушек. Один из них, здоровенный такой парень, у него вообще новая игольчатая пушка была. Знаешь, такая штуковина: бэп-бэп-бэп – и вылетает штук шестьдесят таких стальных иголочек с нервно-паралитическим ядом. И все эти иголочки попадают прямо в этого парня. Они прямо пришили его к сиденью. Кровища так и хлынула. Он как начал корчиться. Такие страшные конвульсии, просто кусок ужаса. Ты видел когда-нибудь такое?

вернуться

2

Кондоминиум – жилой комплекс.

– Много раз, – помолчав, ответил Джейк и посмотрел вниз, сквозь прозрачный пол такси, на ночной Лос-Анджелес.

Вглядываясь в расползшийся во все стороны город, Джейк все больше и больше расстраивался. Он узнавал и в то же самое время не узнавал свой родной город: так много изменений произошло в нем за четыре года – иногда еле заметные, но чаще довольно значительные. Так, к комплексу зданий управления полиции штата Южная Калифорния добавился новый небоскреб, а здание, в котором располагался приют для ветеранов войны и где его отец провел свои последние месяцы, перестало существовать. И вдоль побережья Тихого океана было построено огромное количество новых наземных зданий. Джейк почувствовал себя неуютно, словно человек, который смотрит на хорошо знакомую фотографию и не узнает ее.

Он закрыл глаза, пытаясь расслабиться. «Кейт наверняка знает, что произошло, – промелькнуло у него в голове. – Знает, почему меня освободили досрочно. Вполне вероятно, что она имеет к этому отношение».

Джейк женился довольно поздно, лет в тридцать пять. До этого он пару раз собирался решить эту проблему, но в последний момент передумывал. Однако в случае с Кейт все было по-другому. Он хорошо помнил, как она сказала, что любит и хочет его. «Так ли это было на самом деле? – неожиданно подумал Джейк, пролетая над ночным городом, но тут же отогнал эту мысль. – Кейт всегда любила меня и всегда была предана. Все эти мои сомнения...»

– Я не расслышал, что ты сказал, приятель, – прервал его размышления водитель. – Ты знаешь, я плохо слышу.

– Не надо извиняться. Я просто думаю вслух.

– Бывают такие денечки. Знакомое мне ощущение с тех пор, как эти чертовы японцы стали палить по нам.

Джейк снова вернулся к своим мыслям.

В последние несколько месяцев до ареста он стал больше интересоваться ею. Но работа в полиции отнимала почти все время. Все время надо было ловить преступников, искать улики...

У них родился Дэн. Конечно, Джейк мечтал воспитать его по-другому, не так, как был воспитан сам. Хотел быть хорошим, заботливым отцом. Однако из-за проклятой работы у него мало что получалось, хотя он был близок с Дэном. Это и чувствовалось, когда они проводили время вместе, не так часто, как хотелось, но весело и интересно... Дэн вырос хорошим парнем, умным и честным.

– ...Приехали, приятель? Это здесь?

Джейк выпрямился и огляделся вокруг.

Аэротакси приземлилось на площадке, расположенной в небольшом, ярко освещенном парке, который маскировал вход в подземный кондоминиум, где он жил с женой и одиннадцатилетним... нет, постой, – Дэну сейчас должно быть уже пятнадцать.

– Да, это здесь. Спасибо. – Джейк расплатился с водителем наличными из той суммы, которую ему вернули в Холодильнике. – Надеюсь, у тебя не будет больше неприятностей, – сказал он на прощание.

– И у меня и у тебя, приятель, – уточнил робот, и его машина, затарахтев, взмыла в воздух.

Джейк огляделся. Все было знакомо в этом крошечном искусственном садике, все такой же яркой была листва на пластигласовых деревьях, а механические птицы пели ту же самую песню, что и четыре года назад. «Хоть что-то не изменилось за это время», – удовлетворенно подумал Джейк и направился к входу.

Дворецкий, красавец андроид, одетый в ливрею стального цвета, выгуливал по обсаженной деревьями дорожке рыжего пуделя. По внешнему виду он ничем не отличался от человека. Вот только с глазами что-то случилось – они моргали слишком часто.

– Добрый вечер, хозяин, – увидев Джейка, произнес он почти человеческим голосом.

– Добрый вечер, – весело ответил Джейк.

Подойдя к входной двери, он прижал ладонь правой руки к дактилоскопическому сканеру. Спустя шесть секунд крошечный воскбокс, висящий чуть выше сканера, громко рявкнул: «Кардиган – 22Ц, можете войти».

Металлическая дверь дрогнула и медленно сдвинулась в сторону. Джейк переступил порог и оказался на площадке перед лифтами. В третьем справа ряду открылась кабина, и он вошел внутрь.

– Двадцать второй уровень, – попросил Джейк.

– Добрый вечер, мистер Кардиган, – любезным голосом произнес воксбокс, укрепленный под потолком. – Надеюсь, сегодня у вас был удачный день.

– Да, в самом деле, – ответил Джейк, ухмыльнувшись. – Сегодняшний день был чуточку лучше, чем многие другие.

– Рад это слышать, мистер.

Кабина лифта стремительно падала вниз. Наконец она остановилась, двери открылись, воксбокс предупредительно сказал:

– Осторожно, мистер Кардиган. До свидания.

Подойдя к двери, Джейк услышал странный шум, словно кто-то бегал по квартире. Не раздумывая ни минуты, он вытащил из кармана лазган и, рывком открыв дверь, вошел!

Глава 5

Приземистый, серебристого цвета робот-уборщик пылесосил ковер; другой, похожий на толстого паука, мохнатыми руками стирал пыль с многочисленных полок для кассет. Больше в гостиной никого не было.

«Странно, что уборщики выбрали для работы столь неподходящее время», – подумал Джейк. Держа в руке пистолет, он захлопнул дверь и огляделся. Все выглядело точно так же, как и четыре года назад, за исключением новой подставки для домашнего терминала и нового ярко-голубого ковра в холле.

– Кейт? – негромко произнес Джейк, а затем повторил погромче: – Кейт? Это я, Джейк.

Ответа не было. Джейк медленно направился в глубь квартиры.

В спальне также ничего не изменилось. Огромная круглая кровать была аккуратно застелена новым блестящим покрывалом. «Наверное, одно из тех, что делают на лунной фабрике», – мелькнуло у него в голове. Он подошел к противоположной от кровати стене и дотронулся ладонью до небольшого желтого прямоугольника. Идентификатор издал мелодичный звук, и часть стены бесшумно сдвинулась в сторону, обнаружив комнату для одежды. Весь гардероб Джейка был в полном порядке, начиная с форменных костюмов и кончая гражданскими. Однако вещей Кейт не было. «Может быть, она теперь хранит их в другом месте, – подумал он. – Мало ли что могло измениться за эти четыре года». Но эта мысль не успокоила его.

Быстрым шагом он направился в комнату сына. Здесь тоже было пусто: ни кровати, ни одежды, ни привычного беспорядка. Только голые стены да еле уловимый запах химиката, которым чистят ковры. «Что произошло?» – Лихорадочно думал Джейк, начиная не на шутку волноваться.

– Мистер Кардиган, мистер Кардиган, – неожиданно раздался из гостиной голос терминала, подключенного к главному компьютеру кондоминиума.

– В чем дело?

– У меня для вас важное сообщение от вашей жены – миссис Кетлин Мак-Робб Кардиган.

– Вот как?! – обрадовался Джейк и бросился в гостиную. – Хорошо, что ты вспомнил об этом, – довольно произнес он, усаживаясь на софу рядом с терминалом. – Итак? Где моя жена?

– Миссис Кардиган с сожалением сообщает, что больше не является вашей женой, мистер Кардиган, – произнес терминал. У него был точно такой же торжественный тон, как у компьютера в Холодильнике, когда тот говорил напутственную речь. – Брак был расторгнут два года и шестьдесят дней назад в гражданском суде штата Южная Калифорния, в секторе Пасадена, под председательством робота-судьи ХХ-30Ф-227. Развод состоялся на основании уголовного иска № 2107.

Джейк сидел словно оглушенный. Он попробовал встать, но ноги были как ватные. Заметив наконец, что все еще держит в руке пистолет, он наклонился и положил его на кофейный столик.

– Два года назад, – повторил он растерянно. – Почему мне никто не сказал об этом?

– Но вы все это время находились в бессознательном состоянии.

– Пусть так, но сегодня, почему мне никто не сказал об этом сегодня? Винджер, например!

– Этого я не знаю, – ответил терминал. – Ваша бывшая жена также сообщает, что больше не живет в Южной Калифорнии. Она и ваш бывший сын, Дэниел, в настоящее время живут в Мексике И...

– Бывший сын?! Что, черт побери, ты хочешь этим сказать?

– ...чувствуют себя хорошо. Пока никто из них не выражает желания встретиться с вами. Если со временем их планы относительно вас изменятся, то уполномоченный представитель вашей бывшей жены сообщит вам об этом.

Обсуждать личные проблемы с терминалом было еще глупее, чем с роботом, и Джейк устало сказал:

– Ну что ж, приятель, спасибо.

– Согласно решению суда о разводе, эта квартира теперь принадлежит вам, мистер Кардиган, – продолжил терминал. – Половина ваших сбережений находится в банке, и вы можете восстановить свою кредитную карточку. В настоящий момент на вашем счету – 41 684 087 долларов. Эта сумма включает проценты за четыре года и половину денег за проданный аэрокар. Мне было приказано, мистер Кардиган, передать вам это сообщение, когда вы...

– Ты сказал – приказано, – перебил его Джейк. – Значит, Кейт знала, что я возвращаюсь сегодня. Но откуда?

– Я не знаю. Самый последний вариант сообщения был введен в систему кондоминиума в четыре часа дня по местному времени.

– Откуда поступило сообщение?

– Место отправления было обозначено неопределенно, просто «Мексика».

– Но этого недостаточно. Мне необходима более детальная информация.

Терминал отключился.

– Я не могу получить более точной информации, – сообщил он через несколько секунд.

– У тебя есть адрес или номер видеофона моей жены, прости, моей бывшей жены?

– В настоящее время такой информации в наличии нет. Могу я быть вам полезен еще чем-нибудь?

– Видеофон. – Джейк оглядел гостиную. – Где сейчас установлен видеофон?

– Там, где и раньше. Я сейчас включу его.

Послышался еле слышный щелчок, и одна из панелей дальней стены отошла в сторону, открыв нишу, в которой стояло металлическое кресло и стойка с видеофоном.

– Розовый? – удивленно воскликнул Джейк.

– Ваша бывшая жена поменяла черный видеофон на розовый три года назад.

Пожав плечами, Джейк вошел в нишу и уселся перед небольшим прямоугольным экраном.

* * *

Грузная негритянка на экране покачала головой.

– Хотелось бы помочь тебе, Джейк, – сказала она извиняющимся голосом.

– Все в порядке, Онита, – нахмурив брови, произнес Кардиган.

– Когда ты был полицейским, я тебе помогала, а теперь... сам понимаешь, твое положение несколько иное. К тому же система связи «Пасифик видеоком» гораздо надежнее защищает своих клиентов, чем это было раньше.

– Ладно, спасибо, А номер Кейт я все равно раздобуду.

– Жаль, что не смогла тебе помочь, Джейк. – Женщина улыбнулась. – В любом случае я рада, что ты на свободе. Как думаешь, это надолго?

– Надеюсь, что навсегда, – ухмыльнулся Джейк и повесил трубку.

Откинувшись на спинку стула, он несколько секунд сидел молча, массируя переносицу, затем пробормотал:

– М-да, это не так легко, как я думал...

– Простите, что вы сказали? – раздался голос терминала.

– Я не тебе, приятель, – отмахнулся Джейк.

– Может, быть, вызвать домашнего врача – у вас простуженный голос, – предложил терминал.

– Нет, не стоит.

Джейк выпрямился и набрал другой номер.

На экране появился большой помятый робот огромного роста. Его обнаженный до пояса торс был весь разрисован цветными картинками непристойного содержания.

– Гриль-бар «У вампиров». В чем дело?

– Мне нужен газетчик О'Херн.

– Где тебя черт носил, задница?

– Далеко.

– Вот там и ищи своего газетчика. Ну ладно, – немного подумав, сказал бармен. – Он бесследно исчез три года назад. – Затем, грязно выругавшись, добавил: – Были догадки, что кто-то из конкурентов телепортировал его подальше отсюда. Что-нибудь еще?

– А как насчет Слима, по кличке Киборг?

– Ну, об этом тебе лучше узнать в кафе «У Мамы», сектор Манхэттен-Бич. Послушай, а ты случайно не Кардиган?

– Он самый, – ухмыльнулся Джейк.

– Вот чертова жизнь. Одни исчезают, другие появляются, – задумчиво сказал бармен, снова крепко выругался и отключил связь.

Немного подумав, Джейк набрал очередной номер. На экране появилась болезненного вида женщина лет пятидесяти.

– Кардиган! Поздравляю с возвращением! – радостно воскликнула она. – Ты отлично выглядишь – как будто провел все это время на курорте. А вот я выгляжу отвратительно, да?

– Не буду врать, Мама. У тебя действительно неважный вид. Что с тобой случилось?

– Сама толком не знаю. Два года назад у меня появилось сильное отвращение к еде, которую я здесь готовлю. Совсем нет аппетита.

– Попробуй обедать где-нибудь на стороне, – посоветовал Джейк.

– Да что ты. Я с утра до вечера занята работой. У меня минуты лишней нет.

– Знаешь, я ищу Киборга Слима.

– Он больше здесь не работает, – грустно сказала женщина. – Месяцев шесть назад копы забрали его за сбор запрещенной информации. Суд приговорил Слима к двадцати пяти годам амнезии. Приговор приведен в исполнение, и теперь бедняга вряд ли помнит, кто он такой.

– Жаль, ведь он был одним из лучших компьютерных информаторов.

– А сейчас он работает в секторе Сан-Диего, на ранчо, – возит помидоры в аэрофургоне и все время улыбается как идиот.

Джейк сочувственно покачал головой.

– Тогда, может быть, подскажешь, как найти Самоубийцу Смита?

– Так ты совсем ничего не знаешь?! – воскликнула хозяйка кафе. – Бедняга Смит покончил с собой еще в прошлое Рождество. Мы ведь думали, что все его разговоры о самоубийстве – шутка. Да и ты не стал бы давать ему такого прозвища, если бы не знал, насколько это серьезно.

– Да, плохие новости, – расстроенно сказал Джейк. – А мне позарез нужен номер видеофона, который наверняка надежно закодирован. Ты не знаешь, кто мог бы мне помочь, а?

– Я думаю, тебе надо обратиться к Уизу Робинсону, – немного подумав, сказала женщина.

– Но я не знаю, так ли он надежен, как...

– Верно, но с другой стороны, Уиз – человек здравомыслящий, и мозги у него в полном порядке.

– Джейк помолчал, раздумывая.

– Тут ты права. О'кей, где мне его найти?

– Давай я тебе помогу, – предложила Мама, улыбнувшись. – Ты сейчас дома?

– Да, я у себя. – Джейк назвал свой номер и добавил: – Мне бы хотелось получить информацию как можно скорее.

– Я немедленно разыщу его и дам твой номер, – пообещала она. – А ты постарайся расслабиться и поменьше волноваться. В этом секрет счастливой жизни.

– Последние четыре года я только и делал, что расслаблялся, – усмехнулся Джейк и повесил трубку.

Глава 6

– Вы отлично выглядите, Джейк, отлично во всех отношениях, – негромко произнес Уиз Робинсон. Однако экран видеофона остался пустым.

– Хотелось бы и вам сказать то же самое, Уиз, – усмехнулся Кардиган. – К чему эта конспирация?

– У меня есть серьезные причины, – все так же шепотом ответил Робинсон.

– О'кей, меня это не касается. Давайте перейдем к делу...

– Вы всегда были не очень высокого мнения о моих возможностях, Джейк, – прервал его Робинсон. – Однако сегодня, уверен, вы его измените. Как только Мама намекнула, что вам нужно, я сразу же приступил к работе.

– Неужели вам удалось узнать номер видеофона моей жены? – удивился Джейк.

– Совершенно верно. И не только номер, но и адрес. – В голосе Уиза Робинсона звучало плохо скрываемое торжество.

– Так давайте его скорее, – нетерпеливо сказал Джейк.

– Да не волнуйтесь вы так. Маленькая леди – она действительно выглядит как леди – живет сейчас в Мексике, в штате Квинтана-Роо. Может быть, произнести по буквам это необычное название?

– Не надо. Я знаю это место.

– Точно. Мне только теперь пришло в голову: ведь вы провели там свою юность, – сказал Робинсон. – Так вот, ваша бывшая жена продолжает называть себя Кетлин Кардиган и... Ну, не волнуйтесь, не волнуйтесь. Я понимаю, что вам не терпится узнать ее номер, – сжалился наконец информатор. – Пишите.

Джейк схватил ручку и дрожащей рукой записал номер и адрес Кейт.

– Я очень высоко ценю то, что вы для меня сделали, Уиз, – благодарно воскликнул он.

– Не преувеличивайте, Джейк, – скромно ответил тот, хотя по голосу чувствовалось, что ему приятно это слышать. – Просто я привык обслуживать своих клиентов по первому классу, даже тех, кто не очень высокого мнения обо мне, – слегка съязвил Робинсон.

Джейк сделал вид, что ничего не заметил.

– А мой сын? Он тоже там живет?

– Насколько я знаю, в школу мальчик не ходит. Но подробности мне неизвестны. Вы хотите, чтобы я этим занялся?

– Да, мне необходима вся информация о сыне, – сказал Джейк, глядя на темный экран. – А теперь скажите, сколько я вам должен?

– Ничего, ни одного песо, – ответил информатор. – Это бесплатный образчик моих исключительных дарований в области получения закрытой информации. Что же касается вашего сына... Это будет стоить двести долларов.

– О'кей, мне это подходит.

– Может быть, вас интересует еще какая-нибудь тайна?

– Причина моего досрочного освобождения.

– Беру на заметку. Желаю хорошо провести вечер.

– Спокойной ночи, Уиз, и спасибо, – произнес на прощание Джейк и отключил связь.

Некоторое время он сидел молча, о чем-то думая. Затем встал и начал расхаживать по комнате, засунув руки в карманы. Так прошло минут пять. Наконец, глубоко вздохнув, он подошел к видеофону и набрал номер, который ему дал Робинсон. Экран вспыхнул, по нему побежали разноцветные зигзагообразные полосы, означающие, что абонент находится за границей. Спустя несколько секунд на экране появилась физиономия дешевого робота-секретаря: у него был всего один глаз и воксбокс.

– Резиденция миссис Кардиган, – важно произнес он.

– Попросите, пожалуйста, Кейт Кардиган, – слегка дрожащим голосом сказал Джейк. «Она не поменяла фамилию, значит, не все еще потеряно», – пронеслось у него в голове.

– Назовите себя, пожалуйста, – попросил робот.

– Джейк Кардиган.

Единственный глаз робота вспыхнул зеленым светом.

– Подождите, пожалуйста, мистер Кардиган, – почтительно сказал он и исчез.

Спустя тридцать секунд на экране появилась Кейт.

– Кейт! – воскликнул Джейк. – Кейт, послушай, я... – От волнения ему не хватало воздуха, и голос, дрогнув, прервался.

– Привет, Джейк. Я знала, что ты в конце концов найдешь меня, поэтому подготовила эту видеопленку...

Джейк не верил своим ушам. Он так хотел увидеть Кейт, поговорить с ней, а вместо этого... пленка... И все равно, несмотря на разочарование из-за того, что долгожданная встреча не состоялась, он не мог отвести глаз от экрана. Кейт изменилась за эти четыре года. Она стала тоньше, похудела, по крайней мере, фунтов на десять. Прекрасные темно-рыжие волосы были коротко подстрижены, а сама она выглядела так, словно выздоравливала после тяжелой и продолжительной болезни.

– Ты болела, Кейт? – встревоженно спросил Джейк, забыв, что перед ним всего лишь видеопленка.

– Хочу, чтобы ты знал – я чувствую себя хорошо, – продолжала говорить Кейт.

Она сидела, откинувшись на спинку плетеного кресла, в небольшом уютном дворике, окруженном со всех сторон оградой из красного камня. Дворик был залит солнечным светом и весь утопал в зелени и цветах. Очевидно, видеопленка была записана сегодня днем. – У Дэна все хорошо. Его приняли в местную подготовительную школу. Отметки по основным предметам у него неплохие.

– По каким предметам? – опять забылся Джейк. Ему очень хотелось узнать, кем собирается стать его сын. Дэн всегда говорил, что хочет быть полицейским, но это же четыре года назад, когда ему было одиннадцать лет.

– ...Лучше не встречаться. Ты должен знать, что мы, я и Дэн, желаем тебе добра. И, возможно, когда-нибудь в будущем мы сможем повидаться. – Кейт немного помолчала. – Я говорю все это не для того, чтобы обидеть тебя, – пожалуйста, пойми правильно, – но Дэнни был ужасно расстроен тем, что случилось. Ведь он гордился тобой и, когда... в общем, потребуется много времени для того, чтобы он смог пережить случившееся, смириться с тем, что его отец сидел в тюрьме. Если он увидит тебя сейчас, я боюсь...

– Я не виноват, – взорвался Джейк. – И ты это знаешь, Кейт. И Дэн знает.

– ...Если бы ты вернулся через пятнадцать лет, тогда совсем другое дело. Но четыре года – это так мало, чтобы Дэнни смог смириться с тем, что произошло.

«Через пятнадцать лет ему бы исполнилось двадцать шесть. Возможно, он бы женился и у него появились собственные дети, а обо мне остались лишь смутные воспоминания», – с грустью подумал Джейк.

– ...Пойми, я не враг тебе, Джейк. В конце концов, ведь мы когда-то любили друг друга. Надеюсь, ты сможешь устроить свою жизнь без нас. Ты очень хороший, Джейк, и я желаю тебе удачи.

Пленка кончилась, и экран погас. Вне себя от ярости, Кардиган снова набрал номер.

– Я хочу поговорить с моей женой напрямую, – раздраженно сказал он.

Однако с экрана на Джейка смотрел совершенно другой робот, почти гуманоид.

– Добрый вечер, – вежливо произнес он. – Я – ВК/1587, оператор видеосвязи. Чем могу быть полезен?

– Соедините меня, пожалуйста, с абонентом, номер которого я набрал, – все так же сердито сказал Джейк.

– Этот номер мы больше не обслуживаем.

– Как не обслуживаете? Я только что говорил по нему!

– Возможно, но в данный момент этот номер отключен, – спокойно повторил робот. – И в ближайшее время передача информации по этому номеру производиться не будет.

– Может быть, есть другой, дублирующий номер?

– Нет, сэр, – ответил оператор. – Но если вы хотите, мы можем послать вам факсограмму, когда этот номер будет снова подключен к нашей системе связи. Хотите, чтобы мы это сделали?

– Разумеется, – ответил Джейк.

– Факсограмма стоит двадцать пять долларов, мистер Кардиган. Эта сумма будет снята с вашего счета, – сообщил робот.

Джейк кивнул и отключил аппарат. Затем поднялся со стула и начал расхаживать по гостиной.

– Ну что ж, похоже, жену я потерял, – пробормотал он вслух. – И для меня лучше всего было бы...

– Я могу что-нибудь для вас сделать, мистер Кардиган? – прервал его размышления терминал.

– Прекрати задавать мне этот дурацкий вопрос, – рассердился Джейк.

– Поймите, в мои обязанности входит...

– Помолчи хоть минуту.

Засунув руки в карманы, Джейк минут пять расхаживал по комнате, затем присел на софу, но тут же вскочил и снова начал мерить гостиную шагами. «Ты должен оставить ее в покое, – решил наконец он, – по крайней мере, на время. А пока надо подумать, как увидеться с Дэном. Интересно, с каких это пор она называет его Дэнни?»

Джейк остановился, обвел гостиную глазами и направился в спальню. Став на колени, он плечом отодвинул в сторону широкую круглую кровать, наклонился и стал рассматривать ковер. Наконец он обнаружил то, что искал, – небольшую потертую заплатку. «Нет, ты ведь завязал, – пронеслось в голове. – А впрочем, кому это мешает? – тут же возразил он сам себе. Джейк поднялся и присел на край кровати. – Ты ведь дал слово – никогда больше не пользоваться этой дрянью, – упрямо повторил он. – К тому же там наверняка ничего нет. Кейт скорее всего давно все выбросила. Да, но никто, кроме тебя, не смог бы открыть этот тайник. А может быть, следователи нашли его и все конфисковали? Но почему тогда они не предъявили это в качестве улики на суде? Впрочем, у них было полно других улик, доказывающих твою причастность к тэку».

Джейк встал с постели. Снова опустившись на колени, он прижал свою ладонь к заплатке – прозвучал сигнал идентификатора, и в полу открылся профессионально замаскированный тайничок.

Все было на месте: запасной брейнбокс[3], электроды и три годных к употреблению чипа.

Продолжая стоять на коленях, Джейк пристально разглядывал содержимое тайника.

вернуться

3

Брейнбокс – стимулятор мозга.

Глава 7

Подвинув кровать на прежнее место, Джейк скинул ботинки и улегся на нее, прислонившись спиной к стене и задрав ноги. Рядом с ним лежал брейнбокс, которым он так долго не пользовался. «Прошло целых четыре года», – в который уже раз подумал он.

Умом Джейк понимал, что все это время провел в Холодильнике, но в то же самое время у него было такое чувство, что этих четырех лет не было: он только сегодня утром попрощался с женой в космопорту – Дэн остался дома – и поднялся на борт шаттла, перевозящего заключенных. Спустя два часа он прибыл к месту назначения. Там его погрузили в сон, провели быстрое обследование его физического и психического состояния. Затем его разбудили и сказали, что прошло четыре года.

И в самом деле, он проснулся 3 апреля 2120 года, но никак не мог с этим смириться.

Джейк нахмурился. «Все эти годы мне постоянно снился один и тот же сон, что-то очень важное», – в очередной раз подумал он и попытался вспомнить, мучительно напрягая свою память. Но все было напрасно.

Джейк протянул руку и взял брейнбокс. Стимулятор представлял собой серебристо-черную коробочку, напоминающую старомодный карманный калькулятор. Кроме него, в комплект входил головной блок, состоящий из гибкого обруча с тремя электродами. Теперь оставалось воткнуть шнур головного блока в гнездо брейнбокса. Джейк сделал это. Затем взял левой рукой обруч и задумчиво покачал его.

«Какая, в конце концов, разница?» – снова подумал он. В квартире никого не было, и она не прослушивается. Он убедился в этом до того, как взял прибор из тайника. У него достаточно чипов, этих трех хватит по крайней мере на три часа.

«Нет, я использую только один, – твердо решил он, – только один». Его хватит на целый час тэк-фантазий. И это будет последний час. Больше он пальцем не дотронется до этой заразы. «Я докажу, что не завишу и никогда не зависел от тэка».

К тому же сегодня особенный день, черт побери. И если человек прибегает к тэку только в моменты эмоционального напряжения, это еще не значит, что он на крючке.

– Дерьмо! – зло выкрикнул Джейк и бросил прибор на кровать. – Ты лжешь самому себе. Ты не можешь позволить себе начать все снова.

Однако его силы были на исходе. Дыхание участилось, на лбу выступил пот. «Один чип не принесет мне вреда, – лихорадочно подумал он. – К тому же их всего три. И вообще, я больше никогда не буду их покупать».

Джейк открыл коробочку. Кремниевый чип был размером со среднего таракана. Под брюшком у него располагалось десять крошечных контактов по пять в ряд. Он вставил чип в гнездо на верхней части брейнбокса. Затем надел на голову обруч таким образом, чтобы электроды совпали с тремя самыми чувствительными толками на голове, которые обеспечивают максимальную стимуляцию мозга. Посмотрев на брейнбокс, он накрыл его правой рукой. Рядом с соединительным гнездом находилась маленькая кнопка, позволяющая заказывать фантазии.

Прибор был устроен очень просто. Многие представители закона были единодушны в том, что первые тэк-чипы появились где-то лет тридцать назад, но единого мнения о том, кто изобрел систему по производству и распространению тэка, не было. Соглашались только в том, что самые первые чипы были получены в Японии, недалеко от Киото, где находится знаменитый своими научными открытиями Технологический институт. Однако знакомые Джейку сотрудники Комитета по борьбе с тэком настаивали, что чипы и брейнбоксы подпольно производит военная лаборатория, которая находится на окраине городка Свитвот, штат Техас.

А впрочем, какая разница. Система работала.

Джек включил брейнбокс и с помощью специальной кнопки набрал программу.

И в тот же момент услышал, как кто-то позвал его из гостиной.

– Джейк, ты дома?

Он поспешно сорвал обруч с головы, бросил его на кровать, затем сгреб в кучу все остальное, накрыл подушкой и, надев ботинки, выбежал в гостиную.

Посреди гостиной стояла... его жена. Она была одета в то же самое, что и на видеопленке, зеленое платье из искусственного шелка, но выглядела гораздо лучше: на лице не было ни малейшего следа утомления или перенесенной болезни.

– Кейт, неужели это ты? – взволнованно спросил он. – После твоего сообщения я не надеялся увидеть тебя так скоро.

– Я знаю, – тихо ответила Кейт. – Если можешь, прости меня. – Она нерешительно подошла к нему и обняла. – Все, что я сделала, было ошибкой. Поэтому я решила как можно скорее вернуться домой. Я надеялась, что окажусь дома до того, как ты посмотришь эту проклятую пленку.

Джейк не мог выговорить ни слова. Он лишь сжимал ее в своих объятиях и покрывал поцелуями лицо.

– А как насчет развода? – придя наконец в себя, спросил он.

Высвободившись из его объятий, Кейт покачала головой.

– Развод тоже был ошибкой. Ты ведь знаешь адвокатов. В течение двух лет я всеми возможными способами добивалась твоего освобождения, но у меня ничего не получалось. – Голос Кейт дрогнул. – И тогда один из них убедил меня, что нет никаких шансов: ты вернешься только через пятнадцать лет. Я была в отчаянии и отказалась от тебя, Джейк. Прости меня.

– Все в порядке, дорогая, все в порядке, – мягко сказал он и снова обнял жену.

– Самое главное, что я поняла за это время, – я не могу жить без тебя.

– Да, это самое главное, – прошептал Джейк, еще крепче прижимая ее к себе.

– Ты ничего не скажешь Дэну?

– Дэну?! – воскликнул Джейк. – А разве он...

– Привет, отец. Добро пожаловать домой! – произнес юноша, стоящий позади Кейт. Цвет волос у него был светлее, чем у Джейка, и ростом он был тоже выше на целый дюйм.

– Дэн! Господи! Да ты... ты, черт возьми, такой большой... – От волнения он с трудом подбирал слова.

– Эти четыре года я только и делал, что рос. – Дэн шагнул навстречу отцу, держа в руках какую-то вещицу. – Это тебе – подарок в честь возвращения.

Джейк прищурился, пытаясь разглядеть подарок, но ему это никак не удавалось.

– Что это, мой мальчик?

– Я сделал его для тебя на занятиях в школе, – объяснил Дэн. – Надеюсь, тебе понравится.

– А что за занятия? – поинтересовался Джейк.

– Художественное литье.

– Ну конечно, художественное литье. – Теперь он понял, что держал сын в руках. Это была небольшая бронзовая статуэтка жеребенка, поднявшегося на дыбы. – Здорово! – восхищенно произнес Джейк.

– Он у нас такой талантливый, – гордо сказала Кейт, обнимая одной рукой мужа, а другой сына. – Ну вот, наконец мы все вместе и можем начать новую... Что случилось, Джейк? – обеспокоенно спросила Кейт, перехватив взгляд мужа.

– Волосы Дэна. Сейчас они выглядят темнее, чем минуту назад...

– Тебе понравился матадор, отец? – спросил Дэн.

– Матадор? – не понимая, о чем идет речь, переспросил Джейк.

Сын засмеялся и показал на статуэтку, которую Джейк держал в левой руке.

– Я говорю о моем подарке. В Мексике я часто ходил смотреть корриду. Мама считает, что это очень жестокое зрелище, а мне очень нравится, поэтому я и сделал для тебя статуэтку матадора.

– Очень хорошая работа. Ты молодец, сын, – сказал Джейк и поставил статуэтку на кофейный столик. – А где же ваши вещи, где вы их оставили?

– Да вон они, отец. Разве ты их не заметил?

Действительно, на ковре около двери стояли два огромных чемодана из искусственной кожи и несколько чемоданов поменьше. Среди них был и тот рыжий, который Кейт брала с собой в свадебное путешествие.

– Странно, почему я не заметил их раньше, – пробормотал Джейк. – Видимо, я слишком сильно разволновался.

– А не пора ли нам поужинать? – спросила Кейт.

– Давайте куда-нибудь пойдем, – предложил Джейк.

– Нет, поужинаем дома. Я еще из аэропорта позвонила компьютеру и сделала заказ. Я ведь знаю, что ты обожаешь мексиканскую кухню.

– А разве она вам не надоела за это время?

– Сегодня твой день, Джейк, – улыбнувшись, сказала Кейт. – А теперь быстро за стол.

– Мои комплименты компьютеру, – одобрительно сказал Джейк, усевшись. – Все выглядит великолепно.

– Я так рада, что мы снова вместе, – улыбнулась Кейт и ласково коснулась руки мужа. – Ты не представляешь, как я скучала по тебе.

– И я тоже, отец, – сказал Дэн.

Джейк хмуро посмотрел на него.

– И все-таки, твои волосы... Мне кажется, они снова посветлели...

Дэн рассмеялся.

– Возможно, отец. Но не забывай: ты довольно долго меня не видел и вряд ли помнишь, какие они были четыре года назад.

– Да, скорее всего дело в этом, – кивнул Джейк и, налив в бокал вина, поднял его. – За нашу семью!

* * *

Джейк медленно открыл глаза: ему не хотелось возвращаться в реальную жизнь, в которой теперь не было Кейт и Дэна.

– Догадайся, что я сейчас чувствую, amigo, – произнес плотный смуглый человек с буйной шевелюрой. Он уже минут десять сидел на дальнем конце кровати и терпеливо наблюдал за Джейком. – Нет, я сам отвечу, потому что твои мозги окончательно протухли. – Он встал. – Я чувствую себя идиотом; я глотку порвал, месяцами рассказывая всем, что Джейк Кардиган – парень, которому можно доверять, что он никогда не был тэкоманом.

Джейк снял обруч и вяло улыбнулся.

– Ты слегка припоздал на домашнюю вечеринку, Гомес.

Глава 8

– Как тебе удалось проникнуть в дом? – спросил Джейк, усаживаясь на софу в гостиной.

– Когда-то мы были друзьями, – усмехнулся Гомес, пристраиваясь в кресле, – поэтому твой кондо[4] впустил меня без приглашения.

– Ты не думай, я не собираюсь жить в мире иллюзий, – сказал Джейк. – Просто сегодня первый день свободы... А впрочем, ты выслушал столько оправданий от меня, что...

Гомес был лет на десять моложе Кардигана. Самым необычным в его внешности были великолепные курчавые волосы, которые, казалось, жили независимой от хозяина жизнью, не поддаваясь никаким ухищрениям парикмахера.

– Недавно моя жена довольно прозрачно намекнула мне, что я – романтический тупица, – все еще сердитым голосом сказал он, – и все потому, что я носился с дурацкой идеей спасти тебя. И что же, не успел как следует оттаять от сиесты, проведенной в Холодильнике, как опять начинаешь глушить свой мозг этой гадостью!

– Значит, это ты выхлопотал досрочное освобождение?

– Да, я приложил много усилий, чтобы такое решение было принято, – ответил Гомес и внимательно посмотрел на Джейка.

– Несмотря на то, что считаешь меня подонком?

– Как твой бывший напарник, я знаю, что ты не подонок, – спокойно ответил Гомес. – Но можешь им стать, если не завяжешь с тэком.

– Ну ладно, хватит меня воспитывать. Лучше скажи, почему ты не пришел раньше?

– Хотел, чтобы ты немного освоился на воле.

– Не надо. Ты хотел проверить меня, посмотреть, не завербован ли я, так? – Джейк криво усмехнулся. – Выходит, я не выдержал экзамена?

– Это не последний экзамен, amigo, – улыбнулся Гомес.

– Да ты – оптимист. И как это тебе удается после стольких лет службы в полиции?

– Я ушел из полиции, Джейк.

– Ушел?! Значит, полицейское управление Южной Калифорнии к моему освобождению никакого отношения не имеет? – удивленно спросил Джейк.

Гомес хмыкнул.

– Нет. Эти ограниченные ублюдки все еще продолжают думать, что ты конченый человек и жить не можешь без этих глупых фантазий, словом, законченный тэкоман. Но мы-то с тобой знаем, что это не так.

– Черт побери, Гомес. Ты же прекрасно знаешь, что я изредка балуюсь этим делом, – раздраженно сказал Джейк. – Но я никогда не работал на торговцев тэком. Расследование по выявлению сети сбытчиков в секторе Лагуна сорвалось не по моей вине. Я пытался схватить их с поличным.

– Нам надо многое обсудить. – Гомес почесал в затылке. – Когда я еще работал полицейским, я начал, в свободное от работы время, копаться в твоем деле.

– Так вот почему тебе пришлось уйти из полиции – они убрали тебя за попытку помочь мне.

– Нет, все намного сложнее, – сказал Гомес. – В тот момент, когда мне стало казаться, что я подобрался к разгадке, – я нашел человека, готового мне в этом помочь, – он внезапно отправился на тот свет, его застрелили из лазерной винтовки.

– Кто был этот парень?

– Один из наших офицеров – Брайен Джессуп.

– Джессуп? – Джейк встал и начал ходить по комнате. – Очень забавно. Точнее – странно.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Гомес.

Джейк недоуменно пожал плечами.

– Видишь ли, этот Джессуп пытался ухаживать за моей женой. На вечеринках он всегда крутился около нее. Насколько я знаю, она не отвечала ему взаимностью, а может быть, я, старый дурак, ошибался – ведь она моложе меня на целых десять лет. Что скажешь?

Гомес с интересом рассматривал свои ботинки.

– Мы поговорим о твоей жене в другой раз, – произнес он наконец.

– Ты хочешь сообщить мне о ней что-то важное? – Джейк остановился и вопросительно посмотрел на приятеля.

– Да нет, черт побери. Сядь и внимательно выслушай, что я тебе скажу.

Нахмурившись, Джейк нехотя сел на софу.

– Так о чем рассказал Джессуп?

– Все, что знал этот парень, он унес с собой в могилу, вернее сказать, в урну, так как жена его кремировала, – развел руками Гомес. – Но он намекал, что знает нечто такое, что поможет доказать твою невиновность, и готов сообщить мне эти сведения за подходящее вознаграждение. Но за два дня до нашей встречи он был убит у входа в магазин.

– Где это случилось?

– В секторе Яблочная Долина. С ним погибли еще четыре человека и собака.

– Случайное совпадение?

– Не думаю. Скорее всего это жестокий способ избавиться от ненужного свидетеля. Чтобы заставить замолчать Джессупа, они убили еще четверых невинных людей.

– Тэк-лорды никогда не отличались сентиментальностью.

– Верно, – согласился Гомес. – Во всяком случае, amigo, когда это случилось, я окончательно решил, что работа полицейского не для меня. С моей безукоризненной репутацией и латиноамериканским обаянием я без труда устроился в очень престижное детективное агентство «Космос» здесь, в Большом Лос-Анджелесе.

– Так ты теперь частный детектив? – ухмыльнулся Джейк.

– Да, уже целый год. Как-нибудь покажу тебе мой значок.

– Насколько я знаю, агентство пользуется хорошей репутацией.

– Совершенно верно. Наш шеф, Уолт Бэском – честный и очень надежный человек, – с гордостью сказал Гомес. – Да и зарплата намного выше, чем в полиции, и дополнительные льготы. Это тоже важно, понимаешь?

Джейк кивнул.

– Агентство имеет отношение к моему освобождению?

– Послушай, приятель, все эти годы я пытался добиться пересмотра твоего дела. Я испробовал все возможности, все связи, деньги, но ничего не добился. И только с помощью Бэскома я смог получить специальное разрешение на твое досрочное освобождение.

– Интересно, Бэском заботится о всех своих служащих или только о тех, кто обладает латиноамериканским обаянием? – не удержался от иронической усмешки Джейк.

– Дело в том, amigo, – Гомес снова внимательно посмотрел на свои до блеска начищенные ботинки, – что мне пришлось пообещать ему ответную услугу.

– Ах, вот оно что... И кто будет выполнять твое обещание – ты или я?

– Вместе. Будем работать в одной команде. И поверь мне, тебе чертовски повезло, что твоя история закончилась именно так. Иначе ты продолжал бы чахнуть в Холодильнике.

– О'кей, – махнул рукой Джейк. – Давай расскажи поподробнее, что ты наобещал.

– Так значит, ты согласен работать на агентство? – обрадовался Гомес.

– Да.

– А если для этого придется поехать за границу например, в Мексику?

– Поеду.

– Возможно, твое задание будет связано с работой в зоне, которую контролируют эти сумасшедшие повстанцы. Тебя не смущает такая перспектива? – продолжал допытываться Гомес.

– Нет.

Пышная шевелюра Гомеса закачалась в знак одобрения.

– Отлично. И последний вопрос. Ты не будешь возражать против контакта с твоей бывшей любовницей по прозвищу Невеста Войны?

вернуться

4

Кондо (разг.) – кондоминиум.

– Что?! – закричал Джейк, вскочив на ноги. – Ты говоришь о Вобрайд, да?

– Точно, – подмигнул Гомес. – Говорят, она все такая же знойная женщина, какой была несколько лет назад.

– Интересно, а почему это такое солидное агентство хочет установить связь с каким-то второстепенным командиром повстанческого отряда, слегка промышляющего контрабандой?

– Ты отстал от жизни, amigo. В настоящее время Вобрайд возглавляет довольно крупную повстанческую армию, которая уже целый месяц контролирует такой процветающий штат, как Чихуахуа.

– Ты хочешь сказать, что у агентства есть интересы в этом районе Мексики?

– Вот именно, – кивнул Гомес.

– Но в таком случае у вас должны быть там агенты.

– Разумеется. Сейчас в Чихуахуа находятся трое наших агентов. – Гомес задумчиво покачал головой. – Но от них уже давно нет никаких известий. Мы даже не знаем, где они и живы ли. И теперь Бэском верит, благодаря моему таланту убеждения, что только ты способен проникнуть в этот район и выяснить обстановку. Он надеется, что благодаря твоим близким отношениям с Вобрайд сделать это тебе не составит труда.

Джейк пожал плечами.

– Мы никогда не были с ней друзьями. Просто иногда спали вместе, вот и все. Она довольно примитивная баба с бешеным темпераментом и... Нет, это меняет дело. Такое задание мне не по душе...

– Джейк, – раздраженно прервал приятеля Гомес, – пойми, мой шеф не питает к тебе таких сентиментальных чувств, как я. И если ты откажешься выполнить эту работу, он пожалеет, что вытащил тебя из космического морозильника.

– Не хочешь ли ты сказать, что в случае отказа мне придется вернуться обратно в Холодильник?

– Да, amigo, вполне возможно.

– Знаешь, Гомес, – Джейк криво усмехнулся, – я себя так паршиво чувствую, что, пожалуй, не прочь вернуться обратно.

– Не говори ерунды. Ты просто страдаешь от посттэковой депрессии. Это пройдет.

– Ладно, мне надо подумать над твоим предложением. – Джейк откинулся на спинку софы. – А для этого мне необходимо знать все подробности.

Гомес широко улыбнулся и достал из внутреннего кармана оранжевой спортивной куртки три трехмерные фотографии.

– Это снимки людей, которые нас интересуют, – объяснил он, протягивая их Джейку. – На первых двух – доктор Леон Киттридж, ему пятьдесят шесть лет. На последней – его дочь, Бет Киттридж, ей – двадцать шесть. Хорошенькая, а? Правда, на мой вкус, слишком худа, да к тому же я предпочитаю блондинок, они более... Джейк, в чем дело? – обеспокоенно спросил Гомес, увидев, что тот весь напрягся, едва взглянув на фотографию Бет Киттридж.

Джейк молча, не отрываясь смотрел на изображение стройной, черноволосой и очень хорошенькой молодой женщины. Одетая в платье-костюм простого покроя, она стояла на пляже, залитом полуденным солнцем, и безмятежно улыбалась.

– В чем дело, Джейк? – еще раз спросил Гомес.

– Да нет, ничего. Просто лицо этой женщины показалось мне знакомым и... – медленно приходя в себя, ответил тот и перевел взгляд на доктора Киттриджа, тощего загорелого мужчину с коротко подстриженными волосами. – Нет, конечно, я ошибся; я не мог видеть эту женщину в последнее время, ни ее, ни кого-либо еще.

– Но ты мог встречать их до этой твоей истории, – задумчиво сказал Гомес. – Киттридж – очень известный специалист в области электроники: работал в промышленности и преподавал в нескольких университетах. Одним словом, выдающийся представитель мирового сообщества ученых. Его дочь тоже неплохо разбирается в тайнах электроники. Последнее время она помогала старику в его научных исследованиях...

– Что значит «старику?» – обиделся Джейк. – Ему всего пятьдесят шесть. Он старше меня только на шесть с небольшим лет.

– Когда тебе исполнится пятьдесят шесть, я тебя тоже буду звать стариком, – улыбнулся Гомес. – Говорить правду – мое хобби.

Джейк снова взглянул на фотографию Бет.

– А какое отношение Киттриджи имеют к нашему заданию?

– Они и есть наше задание, amigo, – ответил Гомес. – Ты, между прочим, не очень-то увлекайся молодой леди. Вполне возможно, что их обоих уже нет в живых.

– Ты думаешь, их убили в Мексике?

– Именно это мы и должны выяснить, – сказал Гомес. – Согласно полученной информации, на прошлой неделе они отправились в Мексику на своей воздушной яхте и, пролетая над Большим заповедником, потерпели крушение. Это случилось как раз в том районе, который контролирует повстанческая армия твоей подружки Вобрайд. Эти сведения мы получили из довольно подозрительного донесения, присланного каким-то деревенщиной, утверждающим, что он является местным служителем закона. Он сообщает, что во время крушения доктор и его дочь погибли.

– Все это чертовски неопределенно.

– И даже очень. Дело в том, что доктор и его дочь застрахованы на очень крупную сумму в крупнейшей страховой компании – «Мунбейз – Хартфорд». Она-то и поручила агентству представить точные доказательства их гибели. А может, вся эта история с крушением самая настоящая липа? Поэтому-то мы и должны отправиться на место аварии, узнать, что случилось на самом деле, и представить подробнейший отчет. Было бы здорово, если попутно нам удалось бы разузнать о судьбе наших агентов.

– Послушай, насколько я знаю, этот заповедник создан в рамках мирового проекта по контролю за парниковым эффектом. Так неужели у Объединенных Наций нет там лесных постов?

– Только два на весь этот огромный массив в миллион акров. Они просто затерялись среди гигантских деревьев, к тому же традиционные средства связи для таких громадных расстояний совершенно не подходят.

Джейк взял со стола фотографии, перетасовал их, словно карты, и, положив карточку Бет сверху, произнес медленно:

– Что же, будет очень досадно, если эта красотка погибла.

– А может быть, и нет. Именно это мы и должны выяснить. – Гомес немного помолчал. – Бэском хочет познакомиться с тобой. Он назначил встречу на завтра, на двенадцать часов. Задание, о котором я тебе рассказал, не терпит отлагательства. Надеюсь, ты это понимаешь?

– Работать будем вместе?

– Если не возражаешь. В прошлом мы были неплохой командой.

– Очень неплохой, – кивнул Джейк. – О'кей, я все как следует обдумаю и сообщу тебе завтра о своем решении.

– Рано утром.

– Хорошо, – вздохнул Джейк, – рано утром. А теперь расскажи, что ты знаешь о Кейт.

Гомес поудобнее устроился в кресле.

– Да ничего особенного. Знаю только, что развод она оформила два года назад. Мы с ней редко виделись. За все эти годы я получил от нее единственный факс на прошлое Рождество.

– А ты, случайно, не знаешь, в какую школу ходит Дэн?

– Нет, но это достаточно легко выяснить. – Гомес встал и направился к двери. – Но не пытайся с ней увидеться. Хотя такому человеку, как я, – вздохнул он, – женатому в третий раз, не следует давать советы.

– Как в третий раз? – изумился Джейк.

– Пока тебя не было, мы с Эми развелись. Так что у меня теперь новая жена. Правда, мои родственники жалуются, что не могут отличить ее от моей прежней жены. Ведь она тоже блондинка. – Гомес довольно рассмеялся. – Джейк, я очень надеюсь, что ты возьмешься за это дело.

– Я позвоню тебе завтра утром.

Гомес открыл дверь в коридор и, переступив порог, остановился.

– А этим делом, amigo, постарайся не злоупотреблять.

– Ладно, постараюсь. И спасибо, что вытащил меня из этого морозильника.

Они пожали друг другу руки.

– Имей в виду, что ты еще можешь загреметь назад. – Гомес ухмыльнулся и, помахав на прощание рукой, ушел.

Джейк повернулся и медленно направился в спальню. Достав из-под подушки тэк, он некоторое время задумчиво смотрел на него, затем отодвинул кровать и спрятал его в тайник.

Глава 9

Он медленно открыл глаза и огляделся, затем снова закрыл, не желая расставаться с уютной постелью. За четыре года, проведенных в тюрьме, он основательно подзабыл, какое это удовольствие – проснуться утром в собственной постели.

– Точное время – 9.14 утра, – произнес воксбокс, вмонтированный в спинку кровати.

– Спасибо за информацию, – весело сказал Джейк.

– Так как вчера вы не оставили никаких распоряжений, терминал принял решение дать вам поспать...

– Мудрое решение, – весело сказал Джейк и спрыгнул с кровати. – А теперь помолчи.

– Как хотите.

Ухмыльнувшись, Джейк босиком пересек комнату и, подойдя к душевой кабинке, коснулся ладонью двери. Узнав личный код, дверь тихо откатилась в сторону.

– Доброе утро, мистер Кардиган, – произнес воксбокс, висящий на двери кабинки. – Сегодня 4 апреля 2120 года, 9.16 утра. Наружная температура в секторе Пасадена – 67 градусов...

– Сделай, пожалуйста, одолжение, – поморщившись, сказал Джейк.

– Все, что вы хотите, сэр.

– Помолчи немного, хорошо?

– Мы стараемся развеселить вас. Вам предстоит тяжелый день.

– Уже развеселил, а теперь помолчи. – Скинув пижаму, в которой спал, Джейк вошел в душевую кабинку и закрыл за собой дверь. Приняв теплый душ, он как следует растерся полотенцем и, насвистывая где-то услышанную песенку, направился в гардеробную.

– Кажется, все эти вещи давно вышли из моды, – пробормотал он, осмотрев свои костюмы четырехлетней давности. – Надо спросить у Гомеса, что сейчас в моде, хотя нет, не стоит. Посоветует что-нибудь светящееся в темноте или еще что похлеще.

– Э-э, кх-м, – кашлянул терминал.

– В чем дело? – строго спросил Джейк, снимая с вешалки голубой костюм.

– Мы никак не можем решить, что приготовить вам на завтрак. Хотя, если ваше настроение не улучшилось, вы, вероятно, не будете... есть?

– Еще чего. Переведи кухню на ручное управление.

– Простите?

– Я сам приготовлю завтрак, – объяснил Джейк. – У нас есть продукты?

– Разумеется, сэр. Мы загрузили кладовку сразу после вашего возвращения. Наш кондо располагает собственным складом съестных припасов.

– Отлично.

– Э-э, кх-м.

– Что еще?

– Вы будете готовить завтрак от начала до конца?

– Конечно.

– И посуду помоете?

– Нет уж, – рассмеялся Джейк. – Это удовольствие я оставлю тебе.

– Спасибо, сэр.

Одевшись, Джейк отправился на кухню. Он получал удовольствие от всего, что делал этим утром. И хотя впереди у него была полная неопределенность, это не могло омрачить радость возвращения к жизни. На кухне он открыл выкрашенную в желтый цвет дверь специально оборудованной кладовки и взял пару зеленых апельсинов кубической формы – продукция биотехнической фермы, расположенной в секторе Фресно.

– Пожалуй, я приму предложение агентства, – вслух подумал Джейк, наклонившись и разглядывая нижние полки. – Во-первых, я очень обязан Гомесу за то, что он вытащил меня из тюрьмы. Во-вторых, мы снова будем работать вместе.

– Вас к видеофону, – донесся из гостиной голос терминала.

Оставив апельсины на столе, Джейк поспешил к аппарату.

– Доброе утро, – произнес появившийся на экране Гомес. Его буйная шевелюра сегодня выглядела особенно неукротимой.

– Я сделал выбор, – сообщил Джейк, усаживаясь перед видеофоном, – и принимаю предложение агентства.

– У меня не было никаких сомнений на этот счет, amigo, – прервал его Гомес. – Именно поэтому я и звоню тебе так рано. Дело Киттриджей принимает новый оборот.

– Послушай, а во что это ты вырядился? – с любопытством спросил Джейк.

– В ночную рубашку, – спокойно ответил Гомес, не понимая, в чем дело.

– Черного цвета?!

– По черному полю оранжевый горошек. Благодаря оранжевому она выглядит не так мрачно. – В голосе приятеля появились недовольные нотки. – Ну а теперь дай мне договорить.

– Конечно, конечно, продолжай. Просто я никогда не видел ничего подобного. Это твоя жена так тебя вырядила?

– Иди к черту. Мне сейчас не до шуток. Только что в агентство позвонила женщина и сообщила, что у нее есть информация о докторе Киттридже. Сейчас я покажу ее фотографию. Посмотри как можно внимательнее.

Гомес исчез, и вместо него на экране появилось изображение полной блондинки лет сорока пяти. Ее волосы были собраны на затылке в тяжелый узел.

– Кто это?

– Это доктор Хильда Даненберг. Она работала вместе с Киттриджем в Южно-Калифорнийском Технологическом колледже, – объяснил вновь появившийся на экране Гомес. – Она хочет встретиться с нами в каком-нибудь уединенном месте. Поэтому я назначил свидание сегодня в полдень в секторе Малибу. Этот район уже давно пришел в упадок и не привлекает толпы посетителей, как раньше. Ты помнишь бразильское кафе, куда мы так часто ходили на ленч?

– Конечно. А разве оно еще существует? Я думал, наши старые ресторанчики приказали долго жить.

– Этот пока не закрылся. Только теперь там магазин биотехнологических сандвичей. Хильда Даненберг будет ждать нас в нем ровно в полдень. А мы с тобой встречаемся в одиннадцать. О'кей?

– Договорились, – кивнул Джейк.

– Отлично. – Гомес довольно тряхнул своей копной волос. – Я ужасно рад, Джейк, что мы будем работать вместе. – Он немного помолчал, затем, взглянув куда-то за кадр, спросил: – Ты хорошо выспался?

– Потрясающе. А с этим делом я завязал. Понятно?

– Ну ладно. До встречи.

Джейк посидел еще несколько минут перед потухшим экраном. «Гомес не поверил мне, – думал он, – но я докажу, что у меня есть сила воли».

* * *

Было ровно десять часов утра, когда началось землетрясение. Джейк в этот момент находился в поселке индейцев чиканос, куда решил заглянуть по дороге к назначенному месту встречи. Он медленно шел по улице, когда из-под земли донесся глухой низкий звук и замощенная булыжником мостовая начала колебаться. Едва не потеряв равновесия, он бросился опрометью к двери ближайшего кафе-автомата. Два куска черепицы, сорвавшиеся с пологой крыши мексиканского ресторанчика, с грохотом упали рядом, едва не задев его.

Раздался чей-то смех. Джейк оглянулся. Темноволосая девчонка лет одиннадцати, спокойно ехавшая мимо на электророллере, насмешливо посмотрела на него и жалостливо покачала головой.

– Бедная старушка, – бросила она, усмехнувшись, и, нажав на ручку управления, унеслась на своем малыше прочь по яркой от утреннего солнца улице.

Землетрясение кончилось так же внезапно, как и началось. Стало тихо, и только искусственные птицы, сидящие на таких же искусственных деревьях, продолжали радостно петь, не прерываясь ни на минуту.

– Наверное, я слишком нервный, – пробормотал Джейк и, открыв дверь, вошел в ресторан.

Воздух в ресторане был густо пропитан запахом пряностей, кофе и шоколада. Вдоль стен стояли автоматы по продаже разнообразных блюд мексиканской кухни. Народу было не много. Около автомата с пирожными стояла молодая светловолосая женщина. Она вставляла в прорезь автомата кредитную карточку, когда Джейк появился на пороге.

Быстро окинув взглядом помещение, Джейк увидел, как в дальнем углу невысокий круглолицый толстяк лет пятидесяти поспешно встал из-за стола и быстрым шагом направился к черному ходу. Петляя между пустыми столами, Джейк бросился за ним.

– Рио, – с досадой произнес он, схватив беглеца за руку, – ты, кажется, хотел сбежать от меня.

– У меня нет никакого желания встречаться с полицейскими, – ответил тот, нехотя садясь обратно за столик.

– Я давно уже не полицейский, – сказал Джейк, усаживаясь рядом, – а обыкновенный уголовник. Ты что, забыл?

– Да, верно. – Рио схватил стоящую на столе кружку с какао и, уставившись в низкий, неровно оштукатуренный потолок, произнес: – Ты же вернулся из Холодильника.

– Вернулся и хочу у тебя кое-что спросить, – устраиваясь поудобнее на стуле, сказал Джейк. – Во-первых, черт подери, почему никто, кроме меня, не обратил никакого внимания на землетрясение? А какая-то девчонка назвала меня только что старушкой. Что происходит?

– Дело в том, Хуанито, – Рио довольно хихикнул, – что, пока ты мотал срок, правительство Большого Лос-Анджелеса разработало новую программу по борьбе с землетрясениями. Раз в неделю в десять часов утра ученые проводят так называемые плановые землетрясения силой не больше трех баллов. – Он пожал плечами. – Я не знаю точно, как они это делают, но с тех пор сильных землетрясений не было.

– Ничего не понимаю, – задумчиво произнес Джейк. – Надо будет как следует изучить буклет, который дал мне Винджер.

– Вот-вот. Наверняка там есть ответы на все вопросы, а я... – Толстяк попытался встать, но Джейк схватил его за руку и опять посадил на место.

– Я еще не закончил, amigo.

– Ну ладно, ради старой дружбы я... А вы ударьте по нему как следует, сеньорита, – крикнул Рио блондинке, уже несколько минут пытающейся получить пирожное из автомата. – Техника тоже иногда валяет дурака. Разрешите мне... – рванулся он было с места, но Джейк крепко держал его за руку.

Блондинка, чертыхнувшись, довольно сильно стукнула по дверце, и та с треском открылась.

– Спасибо, – улыбнулась она толстяку.

– Не за что, сеньорита.

Джейк нетерпеливо дернул его за рукав.

– Ты будешь меня слушать. Детективное агентство «Космос» направило...

– Так ты теперь на них работаешь? – Рио сделал еще одну попытку удрать, но Джейк был начеку.

– Так вот, агентство направило трех агентов в Чихуахуа.

– Не очень-то подходящее место для визитов, – мрачно усмехнулся Рио.

– Мне не нужны твои комментарии. Что с ними случилось?

Толстяк грустно покачал головой, вздохнул и наконец сказал:

– Убиты.

– Все трое?

– Угу.

– И кто же их убил?

– Зачем тебе это знать? Ты очень рискуешь.

Джейк пристально посмотрел на Рио.

– Мне необходимо это знать.

– Ну ладно. Я слышал, что двоих из них приказали убить очень важные шишки, занимающиеся тэком.

– Кто именно?

– Не знаю. Еще вопросы есть?

– Кто убил третьего?

Рио молчал.

– Я жду ответа.

– Скорее всего это сделал Варгас, – сказал наконец мексиканец.

– Варгас? Кто он такой?

– Последний ее любовник. Он терпеть не может парней, особенно гринго, которые пытаются втереться к ней в доверие.

– Ты говоришь о Вобрайд? – нетерпеливо спросил Джейк.

Толстяк неопределенно махнул рукой. Потом, оглядевшись по сторонам, прошептал:

– У нее повсюду уши, поэтому я больше ничего не могу тебе сказать.

– Последний вопрос, – понизил голос Джейк. – Тебе что-нибудь известно о докторе Киттридже и его дочери? Несколько дней назад их воздушная яхта потерпела аварию в районе Большого заповедника.

Рио отрицательно покачал головой.

– А она знает?

Еле заметно кивнув, толстяк встал и направился к двери.

* * *

Покрытая сажей морская чайка хрипло вскрикнула и, шатаясь, сделала несколько шагов по перилам прогулочной эстакады. Внезапно она споткнулась и, неуклюже взмахнув грязными крыльями, камнем полетела вниз с высоты двадцати футов. Раздался глухой удар, и она осталась лежать на замусоренном пляже.

– Не будем считать это дурным предзнаменованием, – спокойно сказал Гомес, но было видно, что гибель чайки задела его за живое. Он и Джейк уже минут пятнадцать сидели на металлической скамейке, покрытой выцветшей зеленой краской, в квартале от того места, где была назначена встреча с Хильдой Даненберг.

– Да, ты был прав. Здесь все пришло в запустение всего за несколько лет, – мрачно произнес Джейк, щуря глаза от яркого полуденного солнца.

Широкая, когда-то ярко-желтого цвета прогулочная эстакада вытянулась вдоль побережья примерно на милю. Справа от нее глухо шумел Тихий океан, а слева теснились магазины, рестораны, салуны и прочие увеселительные заведения. Но вид у них был далеко не праздничный. Краска облупилась, вывески на многих зданиях перекосились, пластигласовые окна и двери были заляпаны грязью. Спортивные знамена, когда-то украшавшие перила прогулочной эстакады, выцвели и превратились в лохмотья.

– Года два тому назад этот район стал местом постоянных сборищ тэкоманов. – Гомес посмотрел на часы, а затем снова откинулся на спинку скамейки. – Поэтому полиция и различные агентства стали устраивать здесь облавы. Да еще конкурирующие группировки торговцев устроили серию настоящих побоищ. В разборках участвовали торговцы чуть ли не всех национальностей мира. Словами невозможно описать, что здесь творилось.

– Значит, количество тэкоманов выросло?

– И намного, – помрачнел Гомес. – Появилось огромное количество дилеров, торгующих этой дрянью. Многие предприниматели налаживают производство чипов у себя на заводах. Согласно расходной статье бюджета, стимуляцией мозга занимаются восемнадцать процентов населения БЛА.

– Но это означает, что количество тэкоманов выросло на пять процентов. – В голосе Джейка послышались нотки сомнения.

– Так оно и есть, – кивнул Гомес и снова посмотрел на часы. – До встречи осталось десять минут, – сказал он и продолжил: – Я не хочу тебя пугать, дружище, но за время твоего отсутствия производители тэка значительно усовершенствовали свой товар. Ты когда-нибудь слышал о припадках, которые происходят с тэкоманами? В последнее время они случаются все чаще и чаще. Сами тэкоманы называют их «зажиганием». Слишком частое употребление тэка приводит к развитию у этих бедняг самых настоящих припадков эпилепсии, а иногда и еще страшнее. Некоторые во время этих припадков как бы заново проживают свою жизнь. Но чаще они представляют собой страшное зрелище: человека начинает бить озноб, спереди и сзади у него все течет. Многие откусывают свой собственный язык. Все, кто видел подобные припадки, напуганы этим зрелищем до самой смерти.

– Четыре года назад такого еще не было, – нахмурился Джейк. – А ты, я смотрю, стал большим специалистом в этом вопросе.

– Это было частью моей работы полицейского, – напомнил Гомес. – А кроме того, когда один из самых близких моих друзей стал баловаться этой дрянью, я решил, что просто обязан узнать о тэке как можно больше...

– Я уже сказал, что завязал с этим делом, – раздраженно произнес Джейк.

– Все не так просто. Семьдесят шесть процентов тэкоманов обещают навсегда расстаться со своей пагубной привычкой, но лишь немногие выполняют свои обещания.

– Нам пора, – сказал Джейк.

Он встал и зашагал по эстакаде к месту встречи.

Гомес поднялся вслед за ним, застегнул на все пуговицы свой бледно-желтый пиджак и бросился догонять приятеля.

– Эй, amigo, я не собирался читать тебе нотации, – сказал он, поравнявшись с Джейком. – Просто я очень беспокоюсь.

– Ладно, все в порядке.

Несколько минут они шли молча. Внезапно Гомес замедлил шаг.

– Джейк, посмотри-ка, кажется, это она!

– Кто?

– Доктор Даненберг! Она пытается войти в магазин сандвичей. А что это за деревенщина не дает ей пройти?

– Похож на нищего.

Действительно, ярдах в пятистах от них происходило нечто странное. Какой-то лохматый человек, одетый в потрепанную военную куртку, на которой огромными неоновыми буквами было написано ..."Ветеран бразильских войн", размахивал пластмассовым стаканчиком перед круглым лицом женщины, не давая ей войти в магазин.

– Надо выяснить, в чем дело, – сказал Гомес и побежал, петляя между невесть откуда появившимися бродягами.

Тем временем Хильда Даненберг под натиском нищего начала пятиться в сторону моря, пока не уперлась спиной в перила. Увидев, что женщине некуда больше деваться, нищий попытался схватить ее. Однако первый раз доктору Даненберг удалось увернуться.

Гомес был уже совсем близко, когда нищий все-таки схватил женщину за руку. И в тот же момент раздался мощный взрыв. Обе фигуры исчезли в клубах черного дыма с вырывающимися из него языками пламени. Взрывной волной Гомеса подбросило в воздух, и он, перелетев через перила эстакады, кувыркаясь, полетел вниз, на пляж. Джейка, находившегося гораздо дальше от взрыва, всего лишь сбило с ног.

Придя в себя, он вскочил и бросился к товарищу, неподвижно лежащему на замусоренном пляже.

Глава 10

Нога Джейка ткнулась в вязкую черноватую жидкость, он поскользнулся и чуть не упал. Восстановив равновесие, он побежал дальше, заметив боковым зрением лежащие на эстакаде исковерканные металлические детали, какую-то проволоку, оплавленные куски цветной пластмассы. Однако ничего напоминающего человеческие останки на месте взрыва не было.

Добежав до того места, где Гомеса настигла взрывная волна, Джейк посмотрел вниз. Его партнер лежал на песчаном пляже, свернувшись калачиком; локти почти касались колен. Он упал на полоску чистого песка рядом с заржавленными останками старого аэрокара и внутренностями давно выброшенного дивана. Джейк перелез через перила и спустился вниз к основанию прогулочной эстакады. На том месте, куда он спрыгнул, валялась мертвая кошка с оскаленной пастью.

Два долговязых паренька, лет по десять каждому, осторожно приближались к месту, где лежал Гомес. Было видно, что им любопытно и страшно одновременно.

Подбежав к лежащему на песке товарищу, Джейк опустился на одно колено и кончиками пальцев дотронулся до сонной артерии.

– Жив, – облегченно выдохнул он.

Веки Гомеса слегка дрогнули.

– Ну и фейерверк, amigo, – пробормотал он еле слышно.

– Да, такого я еще не видел, – согласился Джейк. – Ты только не волнуйся – «скорая помощь» будет здесь через несколько минут.

Он оглянулся и махнул подросткам рукой.

– Живо поднимитесь на эстакаду и покажите дорогу «скорой помощи».

Однако мальчишки даже не пошевелились. Наконец один из них спросил:

– Сколько?

– Чего? – не понял Джейк. – За что?

– За ваше поручение, мистер.

– Доллар.

Подросток покачал головой.

– Пять баксов и ни центом меньше.

Джейк вскочил на ноги и направился к ним.

– Кончайте валять дурака и делайте то, что я сказал, – зло прошипел он. – Деньги получите после того, как сделаете работу.

Один из пацанов хотел было что-то возразить, но другой дернул его за руку и потащил за собой. Они подошли к эстакаде и начали карабкаться по опорам наверх.

– Мне кажется, – слабым голосом произнес Гомес, – у меня... левая нога, ой... сломана.

Джейк опустился на песок рядом с ним.

– Похоже, так, – сказал он, внимательно осмотрев левую ногу приятеля.

– Вот дурак, – простонал Гомес.

– Кто из нас двоих дурак – ты или я?

– Я... к сожалению... мне следовало догадаться, что... этот негодяй был камикадзе.

– Был... кто? – не понял Джейк.

Но Гомес не ответил: в этот самый момент он потерял сознание.

Спустя несколько минут рядом с ними приземлились два покрытых белой эмалью фургона «Скорой помощи».

* * *

– Да-а, Кардиган, опять ты вляпался в историю, – произнес переодетый в штатское полицейский. – Всего второй день, как тебя разморозили, а уже...

– Пойми, я не мог предотвратить того, что случилось. И ты это, черт побери, отлично знаешь, Хэмбрик.

– Я знаю только то, что Гомес, по глупости снова поверивший тебе, находится сейчас в реанимации, – раздраженно сказал капитан Хэмбрик.

Он и Джейк стояли в холле отделения интенсивной терапии Тихоокеанского госпиталя. Сквозь бледно-зеленые прозрачные стены из пластигласа была видна огромная посадочная площадка, а дальше за ней – новый комплекс высотных зданий, построенный на гигантских платформах прямо в океане.

– Сейчас самое главное, чтобы Гомес поправился, – ответил бывшему начальнику Джейк. – И вряд ли мы поможем ему, обвиняя друг Друга.

На площадке прямо у дверей приемного покоя приземлилась очередная «скорая помощь». К ней моментально подошли два робота и осторожно достали из фургона носилки. Легко ступая, они бережно внесли их в приемный покой. На носилках лежала изможденная молодая женщина. Ее бледная кожа отливала синевой, а вокруг запавших глаз залегли глубокие тени.

– Тэкоманка, – пробормотал Хэмбрик, бросив взгляд на женщину. – Думаю, у нее припадок эпилепсии. – Он пристально посмотрел на Джейка. – Мы тебя ни в чем не обвиняем: у нас нет для этого оснований.

В приемном покое появился доктор. Этот андроид был удивительно похож на человека. И если бы не бирка, которую, согласно закону, он носил на халате, отличить его от человека было бы просто невозможно.

Джейк поспешил к нему.

– Есть что-нибудь новое о Гомесе?

– Он пришел в сознание, и наш робот, специалист по мозгу, обследовал его. Похоже, состояние мистера Гомеса намного лучше, чем мы предполагали.

– Отличные новости, – обрадовался Джейк. – Можно его Повидать?

– Только не сейчас, – покачал сзоей красивей головой андроид. – Нам необходимо сделать еще несколько анализов, чтобы дать окончательное заключение о состоянии вашего друга.

– А что у него с головой?

– Скорее всего простое сотрясение мозга.

Доктор попрощался с Джейком и капитаном и ушел.

– Итак, на этот раз убить Гомеса тебе не удалось, – съязвил Хэмбрик.

Ничего не ответив, Джейк присел на кроваво-красный стул из пластигласа. Капитан уселся рядом.

– Пока мы ждем результатов анализов, я хотел бы поговорить с тобой, – произнес он. – Изложи мне свою версию случившегося.

– Прежде чем потерять сознание, Гомес успел сказать, что этот нищий был камикадзе. Но мне непонятно, как и зачем он убил Хильду Даненберг.

– Конечно, твои дружки-контрабандисты объяснили бы все гораздо лучше, – не удержался от подначки Хэмбрик, – ну да ладно. Дело в том, что нищий был андроидом, запрограммированным для убийства. А камикадзе их называют потому, что, совершая убийство, они погибают сами.

Джейк нахмурился.

– Так вот что имел в виду Гомес. Я первый раз слышу об этом. И как же они действуют?

– Андроиды-камикадзе появились в БЛА примерно год назад, а изобрели их, по всей видимости, в Японии. Это андроиды очень высокого класса и стоят очень дорого. Но те, кто занимается контрабандой тэка, с расходами никогда не считались. Эти чертовы андроиды выглядят как люди. Впрочем, большинство современных андроидов считаются людьми. Так вот, у камикадзе отсутствует система безопасности, даже у самых сложных. – Капитан задумчиво посмотрел в окно. – А действуют они так: в камикадзе вводят программу – найти и убрать определенного человека. Андроид, мужчина или женщина, находит свою жертву, причем очень часто это происходит на улице, в толпе. Затем он прикидывается старым другом или туристом, потерявшим дорогу, или, как это случилось сегодня, нищим, выпрашивающим подаяние. Все это необходимо для того, чтобы отвлечь внимание жертвы и войти с ней в контакт: похлопать по плечу, пожать руку или даже обнять. И как только камикадзе удается дотронуться до своей жертвы, происходит взрыв.

– Поцелуй смерти, – прошептал Джейк.

– Что ты сказал? – не понял капитан.

– Твой рассказ напомнил мне один старый воровской обычай.

– В БЛА уже произошло двадцать семь таких случаев, а всего по стране – двести шестьдесят четыре. В Японии – четыреста шестьдесят семь.

– Но почему контрабандисты решили убрать доктора Даненберг? Насколько я знаю, она не имеет никакого отношения к торговле тэком.

Наклонившись к Джейку, Хэмбрик постучал пальцем по его груди.

– Ответ на этот вопрос я надеюсь получить от тебя, Кардиган. К тому же это была не Хильда Даненберг.

– Неужели еще один андроид? – удивленно спросил Джейк.

– Да.

– Теперь мне понятно, почему я не обнаружил на месте взрыва никаких человеческих останков, – задумчиво произнес Джейк.

– По описаниям прохожих, которые видели андроида-женщину перед взрывом, это была точная копия доктора Даненберг.

Джейк посмотрел в окно. Над океаном почти у самой линии горизонта барражировали в небе несколько мощных планеров. Некоторое время он задумчиво наблюдал за ними, а потом спросил:

– Интересно, зачем ей понадобился двойник?

– Сейчас многие состоятельные люди обзаводятся двойниками-андроидами, – сказал Хэмбрик. – Знаменитости посылают их вместо себя на различные приемы, но особенно часто двойников используют в различных опасных ситуациях, также для выяснения отношений.

– Похоже, что доктор Даненберг ожидала покушения на свою жизнь.

– Это одна из версий, над которыми мы работаем.

– Вы уже поговорили с ней? Я имею в виду настоящую Хильду Даненберг.

– Мы не можем найти ее. Она не появлялась ни на работе, ни дома, ни в других местах, где обычно бывает.

– Получается, что Гомес зря рисковал своей жизнью, пытаясь спасти одного робота от другого.

– Да, зря, – согласился капитан. Затем, взглянув Джейку прямо в глаза, спросил: – Зачем вы хотели с ней встретиться?

– На этот вопрос могут ответить только в детективном агентстве «Космос», – покачал головой Кардиган.

– Я тебя спрашиваю, – прорычал капитан и схватил Джейка за рукав.

Тот убрал его руку с пиджака и встал.

– Я больше не работаю в полиции.

– А теперь послушай меня, Кардиган, – зло сказал капитан Хэмбрик. – Если бы это зависело от меня, ты до сих пор оставался бы куском льда. Ты мне сделал столько гадостей, что я из кожи вылезу, чтобы отправить тебя обратно в Холодильник.

– Я это вычислил еще до того, как ты мне об этом сказал.

– О работе на агентство «Космос» придется забыть, Кардиган. Подыщи-ка себе работенку поспокойнее, например охранника.

– Утром я, возможно, так бы и сделал. – Джейк холодно улыбнулся. – Но после того, что случилось, я просто обязан найти того, кто послал этого камикадзе. Так что извини.

– Кончай врать, Кардиган, – насмешливо произнес Хэмбрик. – Ты всегда был холодным, расчетливым сукиным сыном. Твои дружки-контрабандисты не зря прозвали тебя Андроидом. И если бы Гомес не лежал сейчас при смерти, он бы послал тебя ко всем чертям. Так что кончай прикидываться...

– Ты подонок! – Вне себя от ярости, Джейк хотел было врезать Хэмбрику, но в последний момент удержался. – Нет, не сейчас, – сказал он, опуская руку. – Тебе не удастся спровоцировать меня, капитан, и отправить обратно в Холодильник.

Хэмбрик усмехнулся, не разжимая губ, и, пренебрежительно взглянув на бывшего полицейского, пошел к выходу.

Джейк молча смотрел ему вслед. Внутри у него все кипело от злости. «Держи себя в руках, приятель», – приказал он себе.

Глава 11

– Я не андроид, – произнесла хорошенькая секретарша с необычным серебристым цветом кожи и платинового цвета волосами.

– Я буду иметь это в виду, – сказал Джейк, усаживаясь на пластигласовый стул в приемной детективного агентства «Космос». – А почему вы такая грустная?

– Потому что сделала глупость. – Девушка постучала кончиками пальцев по покрытой серебристой пленкой щеке. – У меня были кое-какие неприятности в личной жизни, и я решила поэкспериментировать со своей внешностью. И теперь самое мое большое желание – снова стать самой собой.

– Вы великолепно выглядите.

– Это так, но я не хочу, чтобы меня считали андроидом. Уже трое посетителей спутали меня с механической прислугой, а наш новый робот-уборщик попытался вытереть с меня пыль и отполировать.

На глазах у девушки появились слезы.

– Вероятно, их притягивает ваша аура, – попытался утешить ее Джейк.

– Нет, нет, я хочу как можно скорее избавиться от этого макияжа. Вся беда в том, что сделать это можно только в салоне красоты, а я еще не расплатилась за нанесение макияжа. – Девушка грустно посмотрела на Джейка. – Ой, а вы, случайно, не друг Гомеса? – спохватилась она.

– Да, мы – друзья.

– Как он себя чувствует? Я слышала, что он попал в какую-то переделку.

– Слава Богу, все обошлось. Правда, ему придется некоторое время провести в госпитале со сломанной ногой.

– Ну, это уже не страшно, – улыбнулась секретарша.

– Пусть войдет, Марни, – произнес изумрудно-зеленый воксбокс.

– Это – Бэском, – торжественно произнесла секретарша и указала на дверь в противоположном конце приемной. – Пройдите туда, мистер Кардиган.

Подмигнув ей, Джейк встал и направился к двери.

В огромном кабинете Уолта Бэскома царил невообразимый беспорядок. Повсюду валялись кипы скоросшивателей, папок, факсов, докладных записок всевозможных цветов. Сам хозяин кабинета, невысокий, плотного телосложения человек лет пятидесяти пяти, одетый в дорогой, сильно помятый костюм, сидел на прозрачном пластигласовом столе и издавал хриплые звуки на альт-саксофоне. Рядом с ним на самой большой куче бумаг лежала ярко-желтая книжка. На обложке было написано: «Лучшие пьесы в стиле би-боп XX века».

Поколебавшись минуту, Джейк начал пробираться между грудами бумаг, валяющейся одежды и тарелками с засохшими остатками пищи.

Увидев Джейка, Бэском отложил саксофон в сторону.

– Вы удивлены?

– Чем? – не понял Джейк.

– Вас, вероятно, удивило, что я спал в одежде.

– Нисколько. Я знаю, что это одна из ваших фирменных привычек.

Он снял со стула коробку со старыми лазерными пистолетами, смахнул пыль подвернувшимися под руку женскими трусиками и сел.

– Все утро изучал вашу биографию, – сообщил он Бэскому.

– Весьма легкомысленно, Кардиган. Я изучал вашу и собирал на вас досье несколько недель. – Бэском начал рыться в бумагах, разбросанных по столу. – Как дела у Гомеса? – спросил он, найдя то, что искал.

– Кажется, все обошлось.

– «Джонатан Кардиган», – открыв папку, прочитал Бэском и пристально посмотрел на Джейка. – Не очень то лестная у вас характеристика – «вспыльчивый, непочтительный, циничный, не уважает начальство»...

– В таком случае, может, вам не стоит брать меня на работу?

– Я доверяю Гомесу, а он о вас очень высокого мнения.

– И к тому же у вас нет более подходящей кандидатуры. Никто, кроме меня, не сможет проникнуть на территорию, контролируемую Вобрайд. Агенты, посланные в этот район, убиты.

– Убит один, – возразил Бэском, – а двое других просто пропали.

– Нет, убиты все трое. Я выяснил это утром.

Бэском задумчиво почесал голову.

– Гомес говорил мне, что у вас очень надежные источники информации. Вы действительно сможете сделать эту работу или вы меня надуваете?

– Я бросил врать еще на втором курсе колледжа, – усмехнулся Джейк. – Уверен, что смогу выполнить ваше задание. Я разыщу место аварии и выясню судьбу Киттриджей – живы они или мертвы. Готов работать один, ведь Гомес из-за сломанной ноги выбыл из строя. Только не надо нравоучений, мистер Бэском. Терпеть их не могу.

– Вы меня неправильно поняли, Кардиган, – запротестовал Бэском. – Лично мне нравятся непослушные, колючие ребята. Особенно такие, которые знают, как выполнить мое задание. – Он привстал со стола и пристально посмотрел на Джейка. – Короче, если вам нужна работа – она ваша.

– Ну что ж, тогда все в порядке. Я берусь за эту работу.

Разглаживая на ходу помятые брюки, Бэском начал пробираться к голографической установке. Очистив сцену для голографических изображений от валяющегося на ней барахла, он спросил:

– Вам хорошо видно?

Джейк приподнялся со стула, сдвинул в сторону сломанного робота-буфетчика, загораживающего часть сцены, и утвердительно кивнул.

Тем временем шеф агентства «Космос» на четвереньках ползал по полу, что-то разыскивая.

– Вот она, – обрадованно произнес он, поднимая с пола голографическую кассету. Продемонстрировав ее Джейку, он вставил ее в проектор.

На сцене появилось объемное изображение Бет Киттридж в натуральную величину. Одетая в темно-зеленое переливающееся платье, она сидела на ярко-желтом пальмовом стуле и, улыбаясь, вела беззвучную беседу с кем-то находящимся от нее по левую сторону.

Джейк встал со стула и подошел поближе, чувствуя внутри какое-то странное волнение.

– Что-нибудь случилось? – обеспокоенно спросил Бэском, посмотрев на него.

– Нет, ничего. – Он сел обратно на стул, пытаясь в очередной раз вспомнить, где встречал эту женщину раньше.

– Это Бет Киттридж, – объяснил Бэском. – Пленка была снята три месяца назад во время приема в «ЭС-КА-ТЭК» в честь нескольких известных ученых из Лунной колонии. – Он обошел вокруг сцены и продолжил: – Согласно нашим источникам, у нее по-прежнему та же прическа – длинные волосы до плеч. Она очень хорошенькая, а, Джейк? По-моему, она вам понравилась.

– Кому, мне? – прикинулся удивленным тот.

– Да ладно, Кардиган. Когда парень вскакивает со стула, щелкает каблуками и начинает краснеть... Не надо быть детективом, чтобы это понять.

Джейк ухмыльнулся.

– Ну ладно. Она действительно ничего.

– Но в любом случае ваши чувства не должны помешать расследованию. Имейте в виду, возможно, этой девушки уже нет в живых.

Бет внезапно исчезла, и вместо нее появился доктор Киттридж. Он стоял облокотившись на перила и, по-видимому, с кем-то беседовал.

– Все тот же прием, – сообщил Бэском, еще раз обойдя вокруг сцены. – С тех пор доктор похудел на десять фунтов.

– А в чем причина?

– Мы не знаем. – Бэском присел на край сцены, оказавшись частично внутри голографического изображения. – Может быть, из-за болезни, может быть, его что-то мучило...

– А может быть, потеря веса и катастрофа как-то связаны между собой?

– Не исключено, что об этом знает Хильда Даненберг, но она исчезла. – Он встал и снова обошел вокруг сцены. – А сейчас посмотрите еще на одного парня... – Доктор Киттридж исчез, и на его месте появилось изображение интересного блондина лет сорока. – Это...

– Беннет Сэндз, – опередил его Джейк.

– Вы его знаете? – удивился Бэском.

– Моя бывшая жена работала у него личным секретарем. Она поступила к нему как раз перед моей отправкой в Холодильник.

– И проработала у него четырнадцать месяцев, – уточнил Бэском.

– Так значит, вы знали, что я знаком с ним.

– Простите, я схитрил, хотя мне это и не надо было. – Бэском медленно пустился в новый круг. – Сэндз по-прежнему мультимиллионер и директор «Биофудз. Инк.» Его последнее достижение – первоклассная биологическая система, позволяющая выращивать в искусственных условиях натуральные продукты – мясо, овощи и многое другое. Он понастроил этих биофабрик по всему миру и даже на Луне.

– Когда Кейт работала у него, его штаб-квартира располагалась в БЛА.

– Нет, сейчас он обосновался в Мексике, – сказал Бэском. – Мы предполагаем, что Киттридж каким-то образом связан с ним и, возможно, летел к нему, когда произошла авария.

– А что говорит Сэндз?

– Мы пока не можем разыскать его.

В этот момент в голографической установке что-то щелкнуло, и изображение Сэндза исчезло.

– Все это довольно странно, – задумчиво произнес Джейк. – А теперь, если можно, расскажите мне поподробнее о страховке.

Вынув кассету, Бэском повернулся к Джейку.

– А почему она вас интересует?

– Наверняка тот, кто пытался убить Хильду Даненберг, знал, что у нее есть информация о Киттриджах и, что она собирается сообщить об этом нам с Гомесом. – Джейк немного помолчал. – Вполне возможно, здесь замешаны наследники Киттриджа, которые хотят во что бы то ни стало получить страховку.

– Наследницами Киттриджа являются две его сестры. Одна из них замужем и живет в Сиэтле, другая разведена и в настоящий момент проживает в Париже. Ни та, ни другая в деньгах не нуждаются. Мы проверили, что они делали в последние две недели, и не обнаружили ничего подозрительного.

– Хорошо, но кто же тогда может быть заинтересован в смерти Киттриджа?

Закинув руки за спину, Бэском некоторое время внимательно разглядывал потолок.

– Действительно, – сказал он наконец, – есть несколько человек из ближайшего окружения доктора, которые могут желать его смерти.

– И кто же это?

– Я не могу сейчас продиктовать вам весь список, но обязательно включил бы в него Сонни Хокори.

– Сонни Хокори? Но каким образом этот мелкий торговец тэком может быть связан с Киттриджем?

– О, за эти четыре года, что вас не было, Кардиган, Хокори очень высоко взлетел. Сейчас он один из самых крупных бизнесменов в стране.

– Так вот почему вы решили нанять меня на работу, – раздраженно сказал Джейк. – Вы думаете, что я работал на Хокори и что это я завел в тупик расследование дела об убийстве, в котором его обвиняли?

Лицо Бэскома стало серьезным.

– Ошибаетесь, Кардиган, я так же, как и Гомес, считаю, что обвинение против вас было сфабриковано.

– Учтите, что Хокори ничем мне не обязан, если вы...

– Вы ничего не поняли. Успокойтесь и выслушайте меня. Я упомянул Хокори только потому, что, возможно, он каким-то образом замешан в этом деле с Киттриджами.

Джейк облегченно вздохнул.

– Ну ладно, я вам верю. И каким образом они связаны друг с другом?

– Мы предполагаем, что последнее время Киттридж работал над созданием прибора по борьбе с тэком, – сказал Бэском. – Как он действует, неизвестно, но нам удалось установить, что профессор создал аппарат, способный нейтрализовать тэк-чипы, иначе говоря, вывести их из строя. Это наверняка не понравилось Хокори и его ребятам. Что скажете, Кардиган?

– Вполне возможно, что вы правы и катастрофа – дело рук этого негодяя. У вас есть еще какая-нибудь информация?

– Мы предполагаем, что доктор Киттридж взял с собой прибор и все записи.

– Гомес знал о приборе?

– Нет. Я собирался сообщить об этом вам обоим именно сегодня.

– Может быть, если бы он знал об этом, он бы не оказался в больнице.

– Вполне возможно, – кивнул Бэском.

– Вы ничего от меня не утаили? – Джейк недоверчиво посмотрел на шефа детективного агентства.

– Ни одной капли, – поклялся Бэском, пробираясь обратно к своему столу. – Я набросал вам план маршрута, во всяком случае для начального этапа расследования. – Ему пришлось перерыть три папки, прежде чем он нашел желтый лист бумаги, который искал. – Сначала мы переправим вас в Приграничный район. Сразу к месту аварии ехать не стоит. Постарайтесь установить контакты с мексиканской федеральной полицией и как можно больше узнать у них об этой катастрофе.

– Вряд ли они знают больше, чем вы.

– Это верно, но необходимо соблюсти формальности – полицейские по обе стороны границы должны чувствовать свою значимость. – Тон Бэскома становился все более суровым. – Проводя расследование, полагайтесь в основном на себя, Кардиган. Я дам вам некоторые адреса, но вам придется использовать и собственные источники информации. А самое главное – постарайтесь добраться до места аварии в целости и сохранности. Имейте в виду, что нейтрализатор тэка нас интересует в меньшей степени. Основная ваша задача – выяснить, что случилось с Киттриджами. Нам платят лишь за информацию о том, живы они или нет. И все.

Джейк кивнул.

– Но если я найду этот аппарат, мы сможем получить еще какую-нибудь премию, а?

– Вполне возможно, но это очень опасно. Вас могут убить из-за него. Официально я не имею права давать вам такое задание. – Бэском перегнулся через стол и протянул Джейку руку. – Между прочим, ваша зарплата для начала будет семьдесят пять тысяч долларов в год. Вы довольны?

– Для начала – да. – Джейк пожал протянутую руку и вышел.

Поднявшись на поверхность, он оказался на улице. Начинало темнеть. Джейк с удовольствием вдохнул свежий воздух и направился к стоянке аэротакси. На стоянке оказалась всего одна машина, ярко-красного цвета и ссвершенно новая.

– Куда? – спросил робот-водитель.

– Сектор Пасадена.

– Ясно. Садитесь.

Не успел Джейк устроиться как следует на заднем сиденье, как водитель включил двигатель, такси вздрогнуло и резко взмыло в начинающее темнеть небо. Однако вместо того, чтобы лететь в сторону сектора Пасадена, оно вдруг развернулось и полетело на юг, в сторону побережья.

– Эй, приятель! Сектор Пасадена в другой стороне! – крикнул Джейк.

– Вполне возможно, – спокойно ответил робот.

Глава 12

Джейк расстегнул кобуру лазгана.

– Ты что, спятил?! Немедленно приземляйся! – приказал он роботу. – А то я живо с тобой разделаюсь и сам поведу машину.

– Вынужден предупредить вас, – невозмутимо ответил робот, – что, если вы попробуете сломать меня с помощью пистолета или отвертки, мы оба взлетим на воздух.

Джейк приставил лазган к голове робота.

– Каким образом?

– Меня начинили взрывчаткой, и, если я отклонюсь от курса, такси будет взорвано.

– Взорвано? Но зачем? – ничего не понимая, спросил Джейк.

– Кто-то очень хочет повидать вас.

– И кто же это? Отвечай!

– Больше я ничего не знаю.

– А куда мы летим?

– Сектор Анахайм.

Джейк опустил пистолет, но не убрал его, а оставил на коленях.

* * *

Внизу показался остов огромного межпланетного космического корабля. Покрытый ржавчиной, весь в выбоинах, он лежал на боку на заброшенном пустыре. Такси сбросило скорость и, едва касаясь земли, бесшумно скользнуло в широкую и такую же ржавую, как корабль, арку, на которой висела потухшая вывеска: «КОСМИЧЕСКИЙ ПАРК». Машина коснулась земли и, пробежав несколько сотен футов, остановилась в четверти мили от останков корабля.

– Мне никогда не приходилось приземляться в марсианской пустыне, – извинился робот.

– Этот увеселительный парк вот уже лет десять пустует, – сказал Джейк.

– Тем не менее именно сюда мне было приказано вас доставить, – произнес робот и открыл дверь.

Держа в руке пистолет, Джейк вышел наружу. Вокруг была самая настоящая ночь.

– Желаю удачи, – попрощался робот.

Такси задрожало, а затем взмыло вверх и исчезло в непроглядной тьме.

Оглянувшись, Джейк увидел валяющуюся на земле металлическую вывеску: «ПРОВЕДИТЕ 15 МИНУТ НА МАРСЕ! ОСТАЛОСЬ ВСЕГО 3 БИЛЕТА!»

В отдалении, посреди искусственного марсианского пейзажа, Джейк увидел свору собак, дерущихся из-за какой-то добычи.

– Единственный признак жизни, – пробормотал он и побрел в сторону космического корабля, увязая в толстом слое пыли.

Когда до корабля оставалось несколько сот ярдов, неожиданно открылся люк и внутри блеснул свет. Джейк замедлил шаг и взвел курок.

Внутри корабля раздалось слабое жужжание.

Невесть откуда подул теплый ночной ветер, поднимая в воздух густую пыль и обрывки бумаги. Протяжно завыла собака.

– Входи, Джейк. Не волнуйся, это не засада, – раздался чей-то голос изнутри корабля.

С пистолетом в руке Джейк поднялся на борт. Два светящихся шара, покрытых толстым слоем пыли, тускло освещали помещение, в котором когда-то размещался пульт управления.

На стуле, сплетенном из пальмовых листьев, сидел красивый, сильно загорелый мужчина лет сорока пяти. Он был одет в небесно-голубой костюм из искусственного шелка. На левой стороне его совершенно голого черепа была вытатуирована ярко-алая роза.

– Ты хорошо вздремнул в Холодильнике, мой мальчик? – усмехнувшись, спросил он.

– У тебя немного размытый вид, Уинтергилд, – не отвечая на вопрос, сказал Джейк. – Твою дистанционную голографическую установку необходимо отрегулировать.

– Ты первый, кто пожаловался, – слабо улыбнулся Курт Уинтергилд.

– Все еще в деле, а? – поинтересовался Джейк.

– Еще как. Пока ты пребывал в зимней спячке, я сделал карьеру в Международном агентстве по контролю за наркотиками, – с гордостью ответил тот. – Теперь я занимаю пост директора регионального агентства Восточного побережья.

– Я всегда знал, что ты достигнешь высот в любимой профессии. Мои поздравления. – Джейк засунул пистолет за ремень. – И ты пригласил меня сюда для того, чтобы я порадовался твоему продвижению по службе?

– Мне необходимо срочно поговорить с тобой, – сухо ответил шеф-агент МАКН. – Я хочу, Джейк, чтобы ты выбросил из головы дело Киттриджа.

– Вот как?! – не смог скрыть удивления Джейк. – А почему, разреши полюбопытствовать?

– Этим делом занимается мое агентство и...

– Что значит «занимается»? Вы ищете доктора?

– Да. Сейчас я нахожусь в Мексике и руковожу его поисками.

– Значит, вы не знаете, где они?

– «Они»? Бет Киттридж нас не интересует, хотя она могла бы сказать, где ее отец.

– Эта штука у него с собой?

– Что ты имеешь в виду, мой мальчик? – не понял Уинтергилд.

– Нейтрализатор тэка.

– Не совсем, – рассмеялся агент по борьбе с наркотиками.

– Но ведь вам что-то нужно от него.

– Нам нужен доктор Киттридж собственной персоной.

– Ты хочешь разыскать его до того, как это сделает Сонни Хокори?

– Точнее, до того, как его найдет кто бы то ни было, включая тебя.

– Так значит, катастрофа действительно произошла?

– Тюрьма совсем не изменила тебя, мой мальчик, – рассмеялся Уинтергилд. – Ты по-прежнему пытаешься получить больше, чем дать. – Он наклонился, опершись локтями о колени, и пристально посмотрел Джейку в глаза. – Я прошу тебя прекратить расследование дела Киттриджа.

– Об этом меня может попросить только Уолт Бэском.

– Мы уже сообщили ему об этом.

– Да? Могу представить, что он на это сказал. Это избавляет меня от необходимости отвечать.

– Подумай над моим предложением, Джейк. Мне не хотелось бы волноваться из-за твоего вмешательства в расследование, которое я веду. – Агент немного помолчал. – Имей в виду, что последствия могут быть гораздо серьезнее, чем пребывание в Холодильнике.

– А ты имей в виду, что, если я когда-нибудь встречу тебя живьем...

Уинтергилд снова рассмеялся и исчез, оставив Джейка одного в темноте.

Глава 13

– Закуривай, Джейк, – Произнес стройный, сильно загорелый мужчина, доставая из кармана пачку сигарет с марихуаной.

– Спасибо, Джерри, – покачал отрицательно головой Джейк.

Они сидели на ярких, словно конфетная обертка, пластигласовых стульях около овального бассейна. Было начало седьмого. В некотором отдалении от бассейна возвышался большой особняк под ярко-красной черепичной крышей, построенный в марокканском стиле. Окна дома были богато украшены стальными ажурными решетками. А вокруг раскинулся пестрый ковер из множества ярких цветов, окаймленный живой изгородью.

– Ты что-то говорил по телефону о помощи? Это насчет работы, а, Джейк? – закурив, спросил Джерри Санделл. – Я очень ценю нашу старинную дружбу, приятель, но «Санделл продакшн» уже не та, какой была до...

– Мне не нужна работа в порнобизнесе.

Санделл засмеялся.

– Я уже давно не занимаюсь порнографией, Джейк. Три года назад Верховный суд постановил, что демонстрация полового акта между андроидами так же отвратительна, как и между людьми.

– Так что ты теперь делаешь?

– Обычные легальные фильмы, видеофильмы. Слушай, я могу предложить тебе работу консультанта в одном из них, – обрадованно сказал Джерри. – Я хочу снять фильм о войне с тэком.

– Войне с тэком? – удивился Джейк.

– Ну да. Ты знаешь, это будет потрясающий фильм: я покажу настоящие сражения между соперничающими группировками, борьбу полиции с торговцами тэком. Это будет, я тебе скажу, самая настоящая драма, фантастически захватывающее зрелище! – увлеченно развивал свою идею Санделл. – А еще там будет любовь с трагическим концом и множество легкомысленных женщин с потрясающими грудями. Ну как, Джейк, здорово?

– Погоди, Джерри, – охладил пыл приятеля Джейк. – У тебя за время работы в порнобизнесе, вероятно, появилось много влиятельных знакомых, занятых тэк-бизнесом?

Санделл задумался, а затем нехотя ответил:

– Кое-какие случайные знакомства, больше ничего.

– И ты продолжаешь их поддерживать?

– Зачем мне? Я всего лишь собираюсь сделать фильм, обличающий этих ублюдков. А остальное...

– Ты что-то хитришь, Джерри. – Джейк пристально посмотрел ему в глаза. – Тебе известно что-нибудь о Леоне Киттридже?

– Так... Самая малость.

– Если ты собираешься делать эту киноэпопею о тэке, тебе следует знать больше. Или ты что-то скрываешь от меня?

Санделл недовольно поморщился.

– Джейк, меня обижают твои слова. – Он встал, бросил сигарету в бассейн и, помолчав, добавил: – Я сказал то, что хотел сказать. В настоящий момент я являюсь крупнейшим продюсером настенного видео. И я не понимаю... Ну и дерьмо! – оборвав фразу на полуслове, закричал он.

Джейк обернулся, чтобы узнать, в чем дело.

Шикарный особняк внезапно начал как-то странно дрожать.

– Еще одно землетрясение? – спросил Джейк.

– Дерьмо, черт побери, настоящее дерьмо, – в сердцах повторил Санделл.

Тем временем с дворцом происходили странные вещи: великолепные ажурные решетки, украшающие окна, стали бледнеть и исчезли. Затем настала очередь лепных украшений из кремового отделочного гипса – они мгновенно потускнели и тоже исчезли.

Не прошло и трех минут, как от шикарного особняка остался лишь один фундамент, пол и мебель. В комнате, которая еще несколько минут назад была спальней, на овальной кровати сидела обнаженная молодая женщина с рыжими волосами и сердито смотрела на Санделла.

– Подонок! – зло крикнула она.

Санделл жалобно посмотрел на нее.

– Дорогая, клянусь Богом, я оплатил счет от «Хабитекс. Инк.»...

– Дурак, – пронзительно закричала девица. – Я же сижу голая посреди улицы!

– Дорогая, я прямо сейчас позвоню в эту проклятую контору, и через час дом будет восстановлен, – пытался успокоить ее Санделл.

Джейк с трудом сдерживал смех.

– Что это был за дом? Голографическая проекция?

– Да, будь она проклята. Сам знаешь, это намного дешевле, чем настоящий дом. Здесь самый фешенебельный район Уоттс-сектора, и один только участок обошелся мне в миллион четыреста тысяч долларов, – расстроенно объяснил Джерри. – Поэтому, когда «Хабитекс. Инк.» предложила мне этот дом-проекцию всего за три тысячи долларов в месяц, я согласился.

– Ты не смог оплатить аренду?

– Не совсем так. Я задолжал всего за четыре месяца.

– Что, твои киноэпопеи тебя не кормят? – усмехнулся Джейк.

– Нет так, как порнуха, разумеется, – вздохнул Санделл. – А сейчас извини...

Джейк схватил приятеля за руку.

– Подожди, Джерри. Я тебя не отпущу, пока не расскажешь все, что знаешь о Киттридже.

– Ну ладно, – нехотя согласился Санделл. – Я слышал, что Киттридж в последнее время работал над прибором, который может разрушить всю торговлю тэком.

– Знаю. Из-за этого они и убили его?

– Это мне неизвестно. Насколько я знаю, они хотели лишь поговорить с ним. Может быть, предложить какую-нибудь сделку?

– А Сонни Хокори тоже собирался поговорить с ним?

– Он особенно, – кивнул Санделл. – Ну а теперь извини, Джейк, мне надо... дерьмо! – выругался он, уставившись в темнеющее небо. – Наконец-то летят!

Громко пыхтя, к владениям подлетал воздушный фургон. На его боку ярко сверкали неоновые буквы: «АРЕНДА И РЕМОНТ».

– Эй ты, недотепа, – раздался голос до сих пор не одевшейся девицы. – Почему ты не предупредил меня о задержке арендной платы?

Санделл устало махнул рукой.

– Пока, Джейк. Продолжим наш разговор как-нибудь в другой раз.

– Пока, Джерри, и большое спасибо. – Джейк кивнул на прощание и направился в ту сторону, где несколько минут назад был выход на улицу.

* * *

Джейк торопливо поднялся по ступенькам и оказался у входа в студенческую библиотеку, которая возвышалась в центре кампуса Южно-Калифорнийского Технологического колледжа. Пластигласовые двери бесшумно отворились, и он вошел в огромный вестибюль. Все пространство вестибюля было заполнено многочисленными самодвижущимися тротуарами, по которым студенты и преподаватели поднимались на нужный им этаж: одни на тот, где располагалась библиотека говорящих книг, другие – в видеотеку. Справа от огромного информационного стенда в пластигласовом кресле сидел робот – профессор Смарц. Хромированное лицо гуманоида напомнило Джейку Винджера. Он был одет в твидовый пиджак и широкие серые брюки. Профессор курил трубку и с любопытством наблюдал, как стройная девушка вставляет специальную карточку в узкую щель в его подножии. Раздался легкий щелчок, и механический голос объявил:

– Профессор Смарц является одним из ста шестидесяти двух тысяч роботов – преподавателей университетов и колледжей, получивших лицензию на право преподавать в высших учебных заведениях всего мира. В случае необходимости звоните в «Аркада энт.», Окснард сектор, БЛА".

– Вы все еще продолжаете заниматься парниковым эффектом, Лана? – добродушно спросил робот.

– Да, профессор. Мне необходима дополнительная информация о состоянии зеленого покрова всего земного шара. Но я, к сожалению, не могу потратить на это больше ста долларов.

Профессор, как показалось Джейку, подмигнул студентке.

– Хорошо, мы выделим вам необходимые средства, дорогая.

Джейк весело усмехнулся и направился к самодвижущимся тротуарам. На одном из них он увидел стрелку с надписью: «Место отдыха студентов» и, встав на него, стал подниматься вверх. Часы показывали девять часов вечера.

Спустя несколько минут он оказался перед плотным занавесом из серебристых шариков, маскирующих вход в оборудованную по последнему слову техники пивную.

В дальнем конце хромированной стойки бара, отделанной слоновой костью, Джейк увидел Пэт Вонг, хорошенькую молодую китаянку, с которой у него была назначена встреча.

Какой-то толстяк в полосатом, словно конфетная обертка, костюме сидел, раскачиваясь, совсем близко от нее, на табуретке из черного дерева и пытался словно невзначай коснуться рукой ее колена.

Молодая женщина ослепительно улыбнулась и, протянув правую руку, на одном из пальцев которой поблескивало кольцо, легонько дотронулась до его виска.

Толстяк резко выпрямился, удивленно посмотрел на нее и уткнулся лицом прямо в тарелку, стоящую перед ним на стойке бара.

– Что ты с ним сделала, Патриция? – удивленно спросил Джейк, подойдя к ней.

С той же ослепительной улыбкой Пэт Вонг показала ему обыкновенное серебряное кольцо.

– Низкочастотный глушитель. Я сама его сделала. Раньше чем через час он не оправится, – объяснила она и, улыбнувшись еще лучезарней, сказала: – Рада видеть тебя снова, Джейк.

– Я тоже. – Он усмехнулся и добавил: – А ты, оказывается, опасная женщина.

– Я заказала для нас столик, – пропустив замечание мимо ушей, сказала китаянка и встала с табуретки.

– А с ним что делать? – Джейк указал на толстяка.

– Пусть немного отдохнет. Терпеть не могу, когда пристают пьяные. Как твои дела? – спросила она, направляясь к столику.

– Сейчас неплохо, – уклончиво ответил Джейк.

– Это все-таки лучше, чем отвратительно. – Пэт улыбнулась и села за стол.

Кардиган уселся напротив.

– Мне нужна информация, – оглянувшись по сторонам, произнес он.

– Я поняла это, едва увидела тебя на экране, – продолжая улыбаться, ответила китаянка. – Что конкретно тебе нужно?

– Ты ведь продолжаешь сотрудничать с «Электроникс Уик» и преподаешь на полставки в Технологическом колледже?

Пэт утвердительно кивнула.

– Да. За время твоего отсутствия в моей жизни не произошло почти никаких изменений, чего не скажешь о других.

– Дело в том, что я сейчас работаю в детективном агентстве «Космос»...

– С Гомесом? Что ж, вы отличная пара.

– Это так, – кивнул Джейк. – Но к сожалению, он на некоторое время выбыл из строя.

– Да, я слышала об этом. А ты не был ранен?

– Нет, я отделался легкими ушибами, – ответил Джейк. – Так вот, мы получили задание найти доктора Киттриджа и его дочь. Ты, случайно, не знаешь, что с ними случилось?

– Кажется, они потерпели катастрофу где-то в Мексике неделю назад.

– А тебе известны какие-нибудь подробности этой аварии? – с надеждой в голосе спросил Джейк.

– Только то, что пришло в журнал по каналам АП/МЕКС.

Джейк облокотился о стол и пристально посмотрел на Пэт.

– Может быть, тебе известно, зачем они полетели в...

– Каждый посетитель обязан сделать заказ в течение пяти минут, – очень вежливым голосом напомнил настольный воксбокс.

Джейк вопросительно взглянул на Пэт.

– Твой любимый сорт пива остался прежним?

Она улыбнулась.

– Я же сказала, что совсем не изменилась за эти годы.

– Два темных пива, – заказал Джейк.

Раздалось жужжание, и в крышке стола одновременно открылись две ниши, из которых появились два запотевших стакана.

– Так что ты знаешь о Киттридже? – нетерпеливо спросил Джейк, не обратив никакого внимания на появившееся пиво.

Пэт пробежалась кончиками пальцев по холодному стеклу стакана.

– Одиннадцать месяцев тому назад Леон ушел из Технологического колледжа и начал работать в своей домашней лаборатории. Кроме этого, я слышала, у него есть еще одна лаборатория за границей, но где она находится, я не знаю. Бет работала вместе с ним. А еще говорят, что его финансирует Беннет Сэндз – по крайней мере частично.

– Опять Сэндз, – задумчиво произнес Джейк. – Над чем работал Киттридж?

Пэт немного помолчала.

– Всю свою жизнь Киттридж занималась двумя основными проблемами. Во-первых – роботехникой, особенно созданием суперандроидов, которых внешне невозможно было бы отличить от людей. И совсем недавно он начал работать над созданием прибора, способного остановить распространение тэка. Его брат, порядочный бездельник, был тэкоманом и три года назад умер во время припадка.

Джейк побарабанил пальцами по столу.

– Говорят, ему удалось добиться успеха.

– Кто говорит?

– Мне об этом сказал Бэском, шеф агентства «Космос», – ответил Джейк. – Тебе известно, как работает этот прибор?

– В деталях – нет, но Киттридж, похоже, использовал радиоволны высокой частоты, – ответила Пэт. – Такой вывод можно сделать по разным намекам в прессе, которые я связала вместе. И все же у меня пока недостаточно материала для статьи в журнале.

– Но каким образом это связано с тэком?

Пэт улыбнулась.

– Джейк, ну как ты не понимаешь? Если бы ты прямо сейчас смог воспроизвести необходимое высококачественное колебание, то чип, который используется в брейнбоксе, вышел бы из строя.

– И какое количество можно испортить одновременно?

– Ну, если провести эту операцию правильно, скажем, передать специальный высокочастотный радиосигнал через систему искусственных спутников Земли, то можно получить доступ ко всем тэк-чипам на земном шаре, а возможно, и на Луне, и в других орбитальных колониях.

– Получить доступ и уничтожить?

– Совершенно верно.

– Вот это да! – воскликнул Джейк и залпом выпил весь стакан пива. – Теперь понятно, почему столько людей хотят найти этого Киттриджа.

– Тебе следует поговорить с Хильдой Даненберг, – немного подумав, сказала Пэт.

– Именно это мы и пытались сделать сегодня утром.

– Я знаю.

– Не думаю.

– Леон и Хильда вместе работали над их созданием. А кроме того, она помогала ему в работе над нейтрализатором тэка. Но в тот момент, когда прибор был почти готов, они расстались и поделили компанию. Это произошло примерно месяц назад.

– У них был роман?

Пэт кивнула и сделала глоток пива.

– Для нее это было гораздо серьезнее, чем для него.

– Она может иметь отношение к катастрофе?

– Нет. Насколько я ее знаю, она предпочитает улаживать все спорные вопросы через суд.

– Как ты думаешь, где она может прятаться?

– За границей.

Джейк на минуту задумался, а затем спросил:

– Интересно, с какой целью Беннет Сэндз финансирует создание антитэк-системы? Что он будет с этого иметь?

– Продаст ее правительству. – В голосе Пэт сквозила явная неприязнь. – Надеюсь, ты не думаешь, что он собирается подарить ее миру. Разве твоя жена не рассказывала тебе об этом типе, а?

– Да так, совсем немного. Да я никогда и не расспрашивал ее.

– Тебе следует знать о нем побольше.

– Почему?

– Потому что Сэндз очень непорядочный человек. Он ввязался в это дело из-за жадности.

– Тебе известно, где он сейчас?

– Он может быть где угодно: его поместья разбросаны по всему миру, даже на Луне у него шикарная вилла. – Пэт допила пиво и откинулась на спинку стула. – Будь очень осторожен, Джейк, – сказала она, пристально взглянув на него. – Если с тобой что-то случится, то это будет гораздо ужаснее того, что произошло с Гомесом.

– Меня об этом уже предупредили, – невесело ухмыльнулся он.

* * *

Джейк уселся на белый стул, широко расставив ноги. Он только что представил Гомесу краткий отчет о том, что ему удалось узнать в течение дня.

– Кажется, в этом деле ставки гораздо выше, чем страховая премия, – подвел он итог своему рассказу.

Гомес лежал на широкой белоснежной кровати. Его левая нога, на две трети упакованная в пластиковую повязку, удобно покоилась на специальных подпорках.

– О'кей, – удовлетворенно произнес Гомес и немного помолчал. – А тебе не приходила в голову мысль посмотреть на все эти факты с другой точки зрения?

– Ты хочешь сказать, что Киттридж и его дочь живы и никакой аварии не было? – Джейк вопросительно посмотрел на приятеля.

– Да, – кивнул тот. Сегодня его курчавая шевелюра выглядела не такой буйной, как обычно. – Я почти уверен, что эта история с катастрофой – блеф чистейшей воды.

– Но кому это понадобилось?

– Возможно, самому Киттриджу.

Джейк кивнул.

– Чтобы избавиться от преследований тех, кто заинтересован в прекращении работы над антитэк-системой.

– Или чтобы обвести вокруг пальца Беннета Сэндза. Он вкладывает миллионы в создание хитроумного прибора. Затем Киттридж распускает слух о катастрофе. А спустя несколько месяцев другой ученый объявляет о создании подобного прибора, и все деньги от продажи достаются ему. Этот человек действует заодно с Киттриджем, но Сэндз об этом даже не подозревает. Почему ты морщишься? Тебе не нравится такой сценарий?

– Не нравится, даже если это правда.

– Тебя смущает, что в эту авантюру может быть замешана и Бет. А ты не хочешь верить, что она способна на такое.

В душе Джейк не мог не согласиться со своим другом, но вслух возразил:

– Ее отец вполне мог бы устроить ложную аварию, не посоветовавшись с ней. А кроме того, вполне возможен и другой вариант: их сбили, и они погибли.

– А как тебе третий вариант: яхта попала в засаду и их захватили? – сказал Гомес. – Ведь если доктору удалось создать антитэк-систему, то всем тэк-чипам в мире наступает конец – они больше не смогут работать. – Он поднял указательный палец вверх. – Но только не для чипов Сонни Хокори, если бы ему удалось похитить Киттриджа и заставить изобрести защиту против высокочастотного излучения.

– В этом случае Хокори смог бы получить глобальную монополию на производство тэка, – развил мысль Джейк. – Мне нравится твоя версия, Гомес. Я бы очень хотел встретиться с Сонни еще раз.

– Реванш – опасная вещь.

Вошла медсестра.

– Вам пора уходить, мистер Кардиган.

Джейк встал.

– Завтра рано утром я уезжаю в Приграничный район.

– Желаю удачи, amigo, – произнес Гомес. – Надеюсь, ты найдешь их живыми.

Глава 14

Приграничный район находился на границе между Соединенными Штатами и Мексикой. Он узкой полосой протянулся вдоль границы от Калифорнии до Техаса. Район контролировался правительством Мексики и имел особый статус: здесь был разрешен игорный бизнес и продажа спиртных напитков. Именно это и привлекало сюда туристов со всего света.

А самым свободным городом в этом заповеднике вседозволенности был знаменитый Лас-Крусис. Казалось, в этом городе никто никогда не спал, а если бы даже и захотел это сделать, то не смог бы. И днем и ночью он был залит мириадами рекламных огней. Реклама была везде, она покрывала светящимся ковром каждое здание, сверкая множеством разноцветных огней, маня и соблазняя. Буйная фантазия создателей индустрии развлечений выплескивалась на гигантские уличные видеоэкраны, поражая воображение впервые попавшего сюда человека.

Именно в этот город и направлялся Джейк Кардиган. Сквозь мутное от грязи пластигласовое стекло аэротакси его глазам предстал бесконечный ряд отелей, кафе, игорных заведений, спортивных павильонов, борделей и магазинов сувениров.

– Здесь почти ничто не изменилось, – тихо пробормотал он.

– Карамба! – воскликнул робот-водитель. Он был медно-красного цвета, его костюм состоял лишь из разноцветного пледа и сомбреро с кисточкой. – Мы прибыли, сеньор.

Такси задребезжало, коснувшись земли, и остановилось прямо у входа в отель «Палома», узкое десятиэтажное сооружение из стекла, серебристого металла и необожженного кирпича.

Джейк опустил деньги в специальный ящичек и взял свой единственный чемодан.

– Спасибо, – поблагодарил он водителя.

– Можно задать вам один вопрос, сеньор? – неожиданно спросил его робот.

– Конечно.

– Как вы думаете, я достаточно живописно выгляжу?

– Более чем достаточно, – усмехнувшись, ответил Джейк.

– Дело в том, что эту модель начали выпускать недавно, потому мне интересно мнение туристов.

Заверив его на прощание, что он неотразим, Джейк вышел из такси и направился к отелю.

* * *

Капитан Эрнесто Манзано был высоким, худым человеком лет сорока с грустным выражением лица. Джейк разыскал его офис в одном из подземных крыльев здания мексиканской федеральной полиции.

Усевшись в плетеное кресло, стоящее напротив большого деревянного стола, за которым сидел капитан, Джейк сказал:

– Рад тебя видеть таким же энергичным, как всегда, Эрни.

– Работа сыщика – самая обыкновенная работа. Я никогда не мог тебя в этом убедить.

– Сейчас моя работа – узнать, что случилось с Киттриджем и его дочерью.

– Знаю, знаю. И поэтому ты решил нанести мне визит вежливости.

– Ну ладно, Эрни, несмотря на твой скверный характер, ты неплохой полицейский.

– Что верно, то верно. Я стараюсь разобраться с каждым преступлением, с каждым человеком, – сказал капитан. – А это очень плохая привычка.

– Тебе что-нибудь известно о Киттриджах?

Вздохнув, Манзано с трудом поднялся со стула.

– Ты не единственный, кто их разыскивает, Джейк.

– Уинтергилд. Я знаю только о Уинтергилде. А кто еще?

– Уинтергилд. – Манзано довольно хихикнул. – Люди Сонни Хокори тоже пытались недавно проникнуть на территорию штата Чихуахуа. И головорезы Мартинеса интересуются доктором. Веселая компания, а?

– Разве Мартинес все еще занимается тэком?

– И очень успешно. Буквально на днях мы закрыли его маквиладору. Взорвали к чертям собачьим. Ты знаешь, что такое маквиладора? Это небольшая фабрика, которая...

– Я знаю, Эрни, – прервал его Джейк, – и даже умею считать до десяти по-испански.

– Прости, я забыл, что ты не гринго, – сказал Манзано и, подойдя к терминалу, нажал на одну из клавиш пульта управления.

На экране появилось трехмерное изображение гигантских деревьев.

Джейк тоже подошел к терминалу и остановился позади капитана.

– Это Большая сельва? – спросил он, глядя на экран.

– Да, это предполагаемое место катастрофы. Обрати внимание: недалеко от него проходит одна из главных дорог, пересекающих Сельву. А вот одно из лесничеств, расположенных в этом районе.

Манзано нажал еще несколько клавиш.

На экране появился дом из необожженного кирпича под черепичной крышей и высокая металлическая башня.

– Какие-нибудь сообщения поступали из этого лесничества?

– С тех пор как этот район Сельвы перешел под контроль твоей подружки Вобрайд, связь с всеми лесничествами прервалась.

– Слово «подружка» не из моего словаря, Эрни.

– Да я просто стараюсь быть вежливым, Джейк. На самом деле у меня для этой бабенки есть только одно слово – шлюха.

– А насколько сильна ее банда?

– Тебе надо решить: действовать самому или подождать, пока правительственные войска восстановят контроль над этим районом?

– Да. Меня интересует, как долго она будет удерживать этот район.

– Скажу откровенно – ситуация непростая. В настоящий момент мексиканское правительство оказалось в трудном положении. Правительство США никакой поддержки нам не оказывает. Поэтому Вобрайд может даже расширить Контролируемую территорию. Ведь она сейчас очень популярна среди местного населения. Кстати, она сейчас ранена – для тебя это удобный предлог навестить ее.

– Думаешь, она причастна к истории с Киттриджами?

Капитан откинулся на спинку стула.

– Наверняка ей известно обо всем, что происходит на этой территории.

– И даже о случайной катастрофе?

– Запланированной катастрофе – так будет вернее.

– Как ты думаешь, куда они летели?

– Возможно, к некому гринго по имени Беннет Сэндз. Ты слышал о нем?

Джейк засмеялся.

– Эрни, ты же знаешь, что моя жена работала у него.

– Действительно, я совсем забыл об этом, – воскликнул Манзано. – В прошлом году Киттридж с дочерью несколько раз прилетал к нему. У него огромное поместье в дальнем конце штата Чихуахуа.

– По-твоему, он имеет отношение к тому, что случилось?

– Не знаю. Многие считают его честным и порядочным человеком.

– А ты?

Капитан пожал плечами.

– У меня нет доказательств обратного.

– И все же?

– Я дважды встречался с Сэндзом, – с неохотой сказал капитан. – И что-то мне подсказывает... таким людям доверять не стоит.

– Я тоже так думаю, – кивнул Джейк, – но моей жене он нравился, и она ему доверяла.

– Я слышал, вы развелись?

– Моя жена развелась со мной, когда я был в Холодильнике. Сейчас она живет в Мексике, в Квинтана-Роо.

– Да, я знаю.

– А о моем сыне, Дэне, тебе что-нибудь известно? – с надеждой спросил Джейк.

– Нет, ничего, – покачал головой Манзано.

– Мне необходимо с ним повидаться, пока я здесь. Как только найду Киттриджа...

Послышался слабый сигнал, затем одна из панелей на противоположной стороне отошла в сторону, открыв нишу с видеофоном.

– Мой прямой видеофон, – объяснил Манзано и, встав, направился в нишу.

– Да?

На экране появился Уолт Бэском, как всегда в сильно измятом костюме.

– Как дела, Эрни? Ты отлично выглядишь. Джейк у тебя?

– Да, здесь. Я рад, что он работает на тебя, Уолт.

– Что-нибудь случилось? – спросил Джейк, сменив Манзано у экрана.

– Объявилась Хильда Даненберг. Она хочет поговорить с тобой.

– Где она? В БЛА?

– Нет, в городке Каса-Гранде. Это около ста пятидесяти миль на юг от тебя, так?

– Вроде того. Как ее найти?

– Она будет ждать тебя сегодня в восемь вечера в кафе «Голубой сеньор». Сможешь встретиться с ней?

– Да, но кто придет на этот раз, она сама или очередной андроид?

Бэском пожал плечами.

– Встретишься – узнаешь, – сказал он и повесил трубку.

* * *

Войдя в свой номер на пятом этаже, Джейк сразу почувствовал какой-то резкий, неприятный запах. Сделав несколько шагов, он остановился и опустил электронный ключ в карман пиджака. В тот же самый момент дверь ванной резко открылась. Он не успел даже протянуть руку к лазгану, как огромный киборг-мексиканец бросился на него. Вместо правой руки у него был вращающийся с бешеной скоростью электрический резак.

Глава 15

Джейк, словно матадор перед разъяренным быком, сделал резкий выпад в сторону и застыл, прижавшись к стене.

Киборг, вооруженный громко жужжащим резаком, снова бросился на него, но промахнулся и, резко затормозив, остановился на пороге открытой двери, накренившись вперед.

И в этот момент Джейк нанес ему три резких удара по почкам.

– Проклятие, – простонал, шатаясь, громила.

Джейк размахнулся и с такой силой ударил его ногой под зад, что киборг вылетел в коридор и приземлился на желто-оранжевом ковре.

Кардиган бросился за ним в коридор. Глухо зарычав, киборг резко выбросил правую руку с резаком вперед. Увернувшись, Джейк изо всей силы двинул его ногой. Кованый ботинок угодил чуть ниже локтя. Громила закричал от боли. Рука с резаком безжизненно упала на ковер. Моментально сориентировавшись, Джейк схватил резак за металлическую основу и с силой нажал на него. Раздался треск, киборг страшно вскрикнул, и резак оказался в руках у Джейка.

Взглянув на киборга, он увидел, как по обрывкам проводов, гайкам и болтам сочится кровь.

– Я не люблю сюрпризов, приятель, – произнес по-испански Джейк, наставив резак на корчащегося от боли противника. – А теперь говори, кто тебя послал?

В ответ киборг еле слышно выругался.

– Тебе нужен врач. И чем быстрее ты ответишь...

Внезапно громила дернулся и ударил Джейка головой в живот. Тот отлетел в сторону и, ударившись о стену, упал на ковер.

Киборг, шатаясь, поднялся на ноги и, скособочившись, побежал к запасному выходу. Толкнув дверь, он затопал вниз.

Опершись руками о ковер, Джейк с трудом ловил воздух раскрытым ртом. «Провел меня как сосунка», – мысленно выругался он. Спустя несколько минут дыхание восстановилось, но бросаться в погоню было уже слишком поздно.

Вернувшись в номер, Джейк первым делом проверил, не спрятана ли где взрывчатка или еще какая-нибудь гадость. Затем, завернув резак в полотенце, он уложил его в чемодан. После этого позвонил администратору отеля и попросил его рассчитать. Адреса, по которому следует пересылать почту, он не сообщил.

* * *

В Каса-Гранде шел теплый проливной дождь. Лавируя между лужами и глубокими рытвинами, Джейк трусцой бежал вдоль кривой улочки, ведущей к кафе «Голубой сеньор».

На высоте примерно в тысячу футов медленно проплыл туристский аэробус. Его нижняя часть была сделана из пластигласа, и Джейку было хорошо видно, как сидящие в нем туристы повернули головы в его сторону. «Ну вот, теперь я стану частью их воспоминаний о путешествии», – усмехнувшись, подумал он.

Недалеко от парадного входа в небольшое с яркой неоновой вывеской кафе Джейк нырнул в узкий проход. Подойдя к металлической двери, окрашенной в голубой цвет, он постучал условным стуком.

– Кто там? – спросил воксбокс.

– Рамирес, это – я, Джейк.

– Кто?

– Джейк Кардиган, черт побери!

– Голос похож, – последовал ответ.

Прошло еще секунд тридцать, прежде чем дверь наконец открылась. Переступив порог, Джейк очутился в узком коридоре из необожженного кирпича.

– Разве условного стука недостаточно? – сердито спросил он.

– Осторожность не помешает, – произнес появившийся в конце коридора стройный, невысокого роста человек в сером костюме. – Во время нашего разговора по видеофону ты сказал, что о твоей встрече здесь, у меня, никто не должен знать.

– Ладно, ты прав, – махнул рукой Джейк.

Рамирес прищурил левый глаз и внимательно оглядел его.

– А ты очень похож на моего старого друга Джейка Кардигана, – усмехнувшись, сказал он.

– Мне уже об этом говорили, – парировал Джейк.

– Сейчас проверю. – Хозяин кафе протянул руку и легонько постучал по его лбу. – Нет, ты не похож на андроида. – Он постучал еще раз. – Да, ты не андроид, ты не даешь характерного для них эха, – удовлетворенно произнес он.

– Доктор Даненберг уже здесь?

– Да, появилась несколько минут назад, – ответил Рамирес и повел гостя к себе.

Одна из стен кабинета была сделана из пластигласа, прозрачного лишь с одной стороны. Сквозь нее был виден небольшой зал.

– Ты говорил, что твой бизнес процветает, – сказал Джейк, подходя к стене.

– В такую дождливую погоду люди предпочитают сидеть дома.

В зале было с десяток столиков, пять кабинок и сцена. Посетителей было не много – человек семь. Посреди сцены на стуле сидел робот и играл на гитаре популярную мексиканскую мелодию.

– Как тебе мой новый гитарист? – с гордостью спросил хозяин.

– Я думаю, в этом сомбреро он похож на чучело.

– Ну что ты, сомбреро создает национальный колорит для туристов. – Рамирес широко улыбнулся и показал на центральную кабинку. – Твоя подруга, кажется, немного нервничает.

– Она пришла одна?

– Да, я проверил. За ней никто не следил. – Рамирес подошел к серебристого цвета столу и щелкнул выключателем. Экран, установленный на столе, вспыхнул, и на нем появилась часть улицы у главного входа, залитая потоками воды. – Видишь, спрятаться нет никакой возможности.

Джейк внимательно осматривал зал.

– Среди посетителей нет каких-нибудь подозрительных личностей?

– Нет, никто не обратил на нее никакого внимания.

Джейк некоторое время наблюдал, как Хильда Даненберг незаметно изучала находившихся в зале посетителей, все время поглядывая на входную дверь.

– Джейк, а как ты провел время в Холодильнике? – с любопытством спросил Рамирес.

– Развлекался с девочками.

– Я серьезно. Там было ужасно, да?

– Не знаю. Я проспал все четыре года. Извини, но сейчас меня волнуют совершенно другие проблемы. – Он достал из кармана сверток и, развернув его, положил на стол. – Тот, кому принадлежит эта штука, пытался убить меня сегодня днем.

– Боже! – воскликнул Рамирес, взглянув на тесак. – Я почти уверен, что эта штуковина принадлежит Франки Торресу.

– А кому принадлежит сам Торрес?

– Он – свободный художник, – отойдя на несколько шагов от стола, сказал хозяин ресторанчика. – Грязный тип, который берется за любую работу, чаще всего это заказные убийства. Обычно он околачивается в Приграничном районе.

– Как думаешь, кто хочет убрать меня?

– Понятия не имею, – помолчав, сказал Рамирес, – но попробую узнать. Это случилось в Лас-Крусис?

– Да, прямо перед моим отъездом сюда.

– Джейк, тебе не следует останавливаться в третьеразрядных гостиницах.

– Эту гостиницу заказало агентство. Попробуй также узнать, кто сказал Торресу, что я в городе.

– Хорошо. – Рамирес нахмурился. – Похоже, ты вляпался в очень плохую историю.

– Я сам начинаю об этом догадывался, – мрачно буркнул Джейк. – Ладно, пойду поговорю с Хильдой Даненберг. Спасибо за помощь.

– Ты мне тоже помог в свое время, – ответил Рамирес. Он достал из кармана прозрачный носовой платок и протянул его приятелю. – Прежде чем встретиться с дамой, почисти свой костюм.

* * *

– Вы можете мне гарантировать безопасность? – Хильда Даненберг сидела, облокотившись о стол и крепко сцепив пальцы рук.

– Я не могу ничего гарантировать, но обещаю, что вы уедете из Каса-Гранде в целости и сохранности.

– Ваша репутация после пребывания в тюрьме сильно подмочена... Почему вы так пристально смотрите на меня?

– Хочу убедиться, что разговариваю не с андроидом, – объяснил Джейк. – Так что не смущайтесь.

– Я уже сказала, почему послала вместо себя андроида, Кардиган, – рассердилась Хильда Даненберг. Она разомкнула пальцы и сплела их по-новому. – Я была... Я все еще не могу избавиться от мысли, что меня хотят убить. Мне просто страшно.

– Если бы вы поделились с нами своими опасениями, а не посылали приманку, мой напарник не оказался бы в больнице.

– Я пришла сюда не для того, чтобы извиняться.

– О'кей. Так кто послал камикадзе?

– Я подозреваю нескольких человек. – Она разомкнула пальцы и положила руки на стол.

– Например?

– Вы знаете Сонни Хокори?

– Еще бы. Мы с ним старые приятели. А вы?

– Только с чужих слов. Он проявляет большой интерес к нашей работе.

– А кого еще?

– Кое-кого из крупных торговцев тэком, которые, вероятно, думают, что я все еще занимаюсь созданием антитэк-системы. – Она немного помолчала. – А еще, хотя не совсем уверена... – Хильда Даненберг опустила голову, и коней фразы Джейк не расслышал.

– Что вы сказали? – переспросил он.

Не поднимая головы, она еле слышно сказала:

– Возможно, меня хочет убить Леон Киттридж.

От неожиданности Джейк приподнялся со стула.

– Леон Киттридж?

Она медленно кивнула.

– У него... у него для этого много причин. – Хильда Даненберг подняла голову и огляделась. – Может быть, мне что-нибудь выпить – например, пива?

Джейк махнул рукой Рамиресу, и жестом заказал две кружки пива.

– И что же это за причины?

– Мы были с ним не только коллегами, – немного помявшись, сказала доктор Даненберг. – Было время, когда... словом, вы понимаете. – Она помолчала, наблюдая за его реакцией. – Я знаю, вы думаете, что человек, у которого такая хорошенькая дочь, как Бет, мог бы иметь более привлекательную подругу, чем я.

Джейк улыбнулся.

– Вы намного привлекательнее, чем стараетесь казаться.

Женщина сердито передернула плечами.

– Я не нуждаюсь в дешевых комплиментах, Кардиган.

Подошел Рамирес с двумя бутылками пива и стаканами. После того как он удалился, Джейк сказал:

– Знаете, Киттридж не похож на человека, который избавляется от старых подруг с помощью наемных убийц.

– Дело в том, что я не смирилась со своим поражением и постаралась доставить ему как можно больше неприятностей, – объяснила она. – А кроме того, я знаю устройство и принцип работы антитэк-системы. Наверняка он боится утечки информации, тем более что собирается продать ее какому-нибудь государственному агентству.

– Какому-нибудь государственному агентству?

Хильда Даненберг усмехнулась.

– Я думаю, кому-нибудь типа Сонни Хокори.

– У вас есть доказательства?

– Нет, это только мое предположение.

– А как насчет Беннета Сэндза? Он может пойти на подобную сделку?

Доктор Даненберг покачала головой.

– Нет. Беннет – честный человек; он всегда поступает честно, настолько, конечно, насколько позволяет его бизнес. Но он никогда не опустится до того, чтобы иметь дело с каким-нибудь Сонни Хокори.

– Да, но ведь это он финансировал работу Киттриджа.

– В качестве партнера он дал деньги на разработку нового кристалла.

– Нового кристалла?!

– У меня нет времени, а у вас необходимых знаний в этой области, чтобы подробно объяснять процесс его создания. Достаточно сказать, что успешная работа антитэк-системы полностью зависит от него. Лишь с помощью нового кристалла можно получить радиоволны необходимой частоты.

Джейк почувствовал, что ей стали надоедать его вопросы, но продолжал:

– Он уже проводил подобные испытания? Ему в самом деле удалось разрушить чипы?

– Когда мы расстались, Леон был почти у цели. С тех пор прошло уже несколько недель. Я думаю, с помощью Бет он довел работу до конца и у него все готово к последним испытаниям.

– Возможно, для этого он и прилетел в Мексику.

– Возможно.

– Именно поэтому его записи, оборудование могут быть на аэрояхте, которая потерпела катастрофу.

– Если это была катастрофа. Вполне возможно, что все это было подстроено – с участием Леона или без него... – Хильда Даненберг задумчиво покачала головой.

– Но если Киттридж не участвовал в этой инсценировке, – заметил Джейк, – то кто тогда ее организовал? Сонни Хокори?

– Или он, или его конкуренты.

– Вы знакомы с Куртом Уинтергилдом?

Хильда поджала узкие губы.

– Гораздо лучше, чем мне хочется.

– Он знает, чем занимается Киттридж?

– Разумеется. Леон сообщил ему, как только приступил к работе над системой.

Джейк налил себе пива и несколько секунд молча смотрел, как оседает пышная пена. Потом осторожно спросил:

– Бет вы тоже хорошо знаете?

– Достаточно хорошо. – Доктор Даненберг неожиданно улыбнулась.

– Если Киттридж собирается продать прибор Сонни Хокори или кому-нибудь еще из тэк-лордов, будет она помогать своему отцу?

Хильда Даненберг сделала большой глоток пива прямо из бутылки.

– А вы сами с ней знакомы?

– К сожалению, нет.

– Но как сотрудник детективного агентства вы наверняка видели ее фотографию, а возможно, и видеопленку. – Она сделала еще один глоток. – Многие мужчины попадают под обаяние Бет и, к своему несчастью, идеализируют ее.

– Вполне возможно, но меня интересует – может она быть в сговоре с отцом?

– Я думаю, да. – Она допила пиво. – Будьте добры, закажите еще одну бутылку. Мне надо вам сказать кое-что.

Джейк помахал Рамиресу и показал один палец.

– О Бет? – спросил он.

Хильда Даненберг рассмеялась в нос.

– Вы помешались на ней, – сказала она. – Нет, я о более серьезном. Несколько десятилетий назад многие крупные американские и европейские компании, особенно электронные, имели в Мексике небольшие сборочные заводики...

– Их называют маквиладоры, – сказал Джейк.

– Совершенно верно, Кардиган. Теперь многие из них превратились в подпольные фабрики по производству тэк-чипов и сборке брейнбоксов. – Она благодарно кивнула Рамиресу, принесшему бутылку пива. – Года два тому назад Леон Киттридж тоже приобрел одно из таких предприятий недалеко отсюда, миль пятьдесят на восток. Он превратил его в лабораторию, и я думаю, что его и Бет надо искать именно там.

– А вы не могли бы проводить меня туда?

– Нет, но я дам вам карту. – Она сунула руку в карман пиджака и достала сложенный вчетверо листок бумаги и электронный ключ. – Вы довольно легко найдете это место, а может быть, еще что-нибудь ценное. – Она положила карту и ключ рядом со своим стаканом.

Глава 16

Аэрокар, взятый напрокат у кузена Рамиреса, неожиданно начал чихать. Джейк взглянул на приборную доску: он летел на высоте двух тысяч футов, а до конечной цели оставалось около двадцати миль.

Крупные капли дождя ожесточенно хлестали по лобовому стеклу, отдаваясь эхом внутри кабины. Джейк прильнул к прибору ночного видения, но внизу ничего нельзя было различить, кроме густого леса.

Перебои в работе мотора становились все продолжительнее. Джейк наклонился над приборной доской и внимательно оглядел ее. Наконец он увидел аварийную кнопку и нажал ее.

Воксбокс выпалил что-то невнятное по-испански.

– Повтори еще раз, – попросил Джейк.

– Мотор израсходовал гарантийный ресурс пробега, – произнес воксбокс на хорошем английском языке, – и вот-вот испустит дух.

– Замени мотор, – приказал Джейк машине.

– Эта модель устаревшей конструкции, и мотор можно заменить только вручную. Обычно это делает квалифицированный механик или сам водитель, – пояснил воксбокс.

– А где хранятся запасные моторы? – раздраженно спросил Джейк.

– Под сиденьем водителя, его ресурс десять тысяч воздушных миль, – невозмутимо ответил воксбокс.

Переведя машину на автоматическое управление, Джейк встал и приподнял сиденье водителя, но там была только корзинка с засохшими остатками еды.

– А где хранится еда? – спросил он, заподозрив путаницу.

– В ящике позади сиденья водителя.

Джейк угадал: именно здесь и находился запасной мотор, очень компактный, размером с небольшой кирпич. Найдя в полу отсек с надписью «Мотор», Джейк открыл крышку, несколько секунд понаблюдал за чихающим все чаще и чаще старым мотором, затем быстрым движением вынул его, разъединив провода. Наступила тишина. Быстро поставив новый мотор на место, он снова соединил провода. Но мотор молчал. Тогда он ударил по нему слегка кулаком.

Мотор чихнул и заработал. Аэрокар пару раз дернулся и уверенно полетел вперед, набирая скорость.

Джейк вернулся на место водителя и переключил управление на себя. Спустя несколько минут он снова прильнул к окуляру прибора ночного видения. На этот раз он разглядел небольшой заводик, который, вероятно, и был лабораторией доктора Киттриджа. Ничто не указывало на присутствие там людей: ни одного огонька не светилось внизу.

На расстоянии в четверть мили от лаборатории Джейк увидел небольшой участок земли, расчищенный от леса, и, направив туда машину, нажал кнопку «Посадка».

Приземление было довольно мягким, хотя днищем машина и задела верхушки деревьев. Несколько секунд Джейк сидел не двигаясь – не хотелось вылезать из кабины наружу, где не переставая лил дождь. Наконец он нехотя поднялся, достал из кармана брюк электрический фонарик и, открыв дверь, прислушался. Но, кроме шума дождя, ничего не услышал...

Прошло минуты три, прежде чем он убедился, что его прибытие осталось незамеченным.

Глубоко вздохнув, Джейк включил фонарик и посветил вниз.

– Ну и грязь, – пробормотал он и спрыгнул на землю.

* * *

Вот уже пять минут, как Джейк лежит в кустах, в нескольких сотнях ярдов от лаборатории. Он успел вымокнуть до нитки, и лишние пять минут теперь не играли для него никакой роли.

Лаборатория состояла из трех длинных приземистых зданий из металла и пластигласа. Они были соединены между собой переходом и походили на теплицу или оранжерею. По-прежнему нигде не было видно ни одного огонька, ничто не указывало на чье-либо присутствие.

– Ну что ж, по всей видимости, никакой засады доктор Даненберг мне не устроила, – пробормотал Джейк. Поднявшись на ноги, он в последний раз внимательно огляделся вокруг и побежал по грязи к лаборатории.

Электронный ключ, который дала ему Хильда Даненберг, подошел к задней двери ближайшего здания. Замок тихо щелкнул, и дверь открылась.

Джейк стоял на пороге, не решаясь войти. Изнутри пахнуло смесью ароматов жженого пластигласа и каких-то химикатов, незнакомых ему.

Постояв еще с минуту, он ступил в темноту.

Ничего не случилось.

Джейк осторожно закрыл за собой дверь. Темнота поглотила его. Он постоял еще минуту, прежде чем включить фонарик.

Он находился в огромном помещении старого завода: никаких следов реконструкции видно не было. Везде громоздились пыльные рабочие верстаки и несколько заржавленных бездействующих рабочих роботов. Множество пластиковых ящиков, сваленных в кучу, были покрыты гирляндами паутины и плесенью.

Джейк направился в другой цех маквиладоры. Это помещение было частично переоборудовано в жилые комнаты с помощью перегородок. Однако работа не была доведена до конца: в полу зияли огромные щели, а в большей части комнат, кроме перегородок, ничего не было.

Самыми законченными помещениями были кухня и кладовка, заполненная обезвоженным и мороженым мясом. На кухне стоял круглый металлический стол и три стула. На одном из стульев Джейк увидел пластигласовую кружку с какой-то жидкостью, покрытой толстым слоем зеленоватой пены.

Ливень продолжал стучать по стенам и крыше старого завода с неослабевающей силой.

Внимательно оглядев кухню, Джейк направился в третье и последнее помещение. Дверь, ведущая внутрь, была закрыта, и Джейк снова воспользовался электронным ключом.

Не успел он переступить порог, как дверь моментально захлопнулась и мягкий дневной свет залил все вокруг. Джейк стоял в огромной длинной комнате, переоборудованной в прекрасно оснащенную электронную лабораторию.

Внимание Джейка сразу же привлек белоснежный стол в центре комнаты. На столе, лицом вниз, лежало обнаженное тело молодой женщины.

Это была Бет Киттридж.

Глава 17

– Слава Богу! Это не Бет, – облегченно выдохнул Джейк, подойдя поближе.

На столе лежала потрясающе точная копия Бет Киттридж, правда не совсем законченная. Под ее левой грудью Джейк увидел маленький прямоугольный проем, через который были видны пучки разноцветных, не соединенных друг с другом проводов.

Джейк стоял у стола, вглядываясь в андроида. Бет выглядела очень красивой и такой беззащитной в ярком свете бесстрастных ламп. Он огляделся вокруг, пытаясь найти что-нибудь, чтобы накрыть ее.

– Что это я, – пробормотал он, опомнившись. – Ведь это просто андроид.

Теперь он вспомнил, где встречал Бет раньше. Это было в тех снах, что в течение четырех лет снились ему в Холодильнике. Сейчас, глядя на андроида, Джейк понял, насколько ему дорога реальная Бет Киттридж.

Нахмурив брови и слегка дрожа в мокрой одежде, Джейк медленно перевернул тело.

– Черт побери, какой сложный механизм, – восхищенно прошептал он. – Такой же, как Хильда Даненберг прислала на встречу со мной и Гомесом. А может быть, даже лучше.

Отец Бет, должно быть, хотел, чтобы этот андроид был дублером его дочери. Наверняка он знал, что рано или поздно возникнут проблемы с тэк-лордами, поэтому создал муляж. Он хотел защитить дочь от опасности, но по какой-то причине работа над андроидом не была завершена.

Джейк всматривался в лицо молодой женщины. «В голову этой штуки должно быть заложено все то, что содержал мозг Бет, – подумал он. – В противном случае этот андроид не был бы двойником дочери Киттриджа». Это значит, искусственная Бет знает то же, что и настоящая. По крайней мере до того момента, когда доктор Киттридж и его дочь покинули лабораторию.

«Черт побери, если бы мне удалось заставить ее говорить, – подумал Джейк. – А почему бы и нет?»

Копия выглядела почти законченной: всего несколько паек, и она была бы готова. Работа займет не более двух часов.

Джейк немного соображал в электронике и роботехнике. Разумеется, он никогда бы не сделал подобного андроида от начала до конца, но закончить работу ему было под силу.

– Не большое удовольствие – сидеть здесь и болтать с андроидом, – пробормотал он. – Но надо добыть как можно больше информации о Киттриджах, а эта штука наверняка очень много о них знает.

Он нашел в лаборатории необходимые инструменты и приступил к оживлению копии Бет.

* * *

– Не совсем так, как я ожидала.

Джейк резко выпрямился и, отскочив от стола, уставился на андроида, начавшего вдруг говорить.

Ему даже показалось, что шум дождя начал стихать.

Бет приподнялась и села, коснувшись пальцами отверстия под левой грудью.

– Вы сделали все как надо, – сказала она, одобрительно улыбаясь. – И теперь я функционирую нормально. Если бы вы допустили погрешность вот здесь, – она ловко вставила большие и указательные пальцы обеих рук в отверстие, – например, перепутали вот этот красный провод с зеленым или голубым, я бы сейчас с вами не говорила. – Она улыбнулась еще шире. – Теперь нужно закрыть это отверстие. Крышка лежит вон там, на конторке.

Джейк постепенно приходил в себя: он снова был способен слышать шум дождя.

– Может быть, вы хотели бы одеться? – спросил он, чувствуя себя довольно глупо.

Милая черноволосая молодая женщина грациозно соскользнула со стола, подошла к конторке и взяла недостающую часть своего тела.

– Вы знаете, у вас интересная реакция, – сказала она и, установив крышку на место, прихлопнула ее рукой. – Ну как, все нормально?

– Отлично подошло, – кивнул Джейк.

– Разумеется, я вас понимаю – когда я спала, вы думали, что я – механизм, машина. А теперь, когда я, скажем, живая, вы смутились.

– Не совсем так. Просто я подумал, что, может быть, вам холодно.

Она отвела рукой прядь длинных черных волос со своего лица.

– Когда холод начинает мешать правильной работе моего организма, я получаю специальный сигнал, который слышен только мне, – сказала она и протянула руку. – Привет, меня зовут Бет Киттридж. Вы понимаете, что я имею в виду – я абсолютная копия настоящей Бет, внешне и внутренне. У меня те же воспоминания, те же чувства...

– Привет, я Джейк Кардиган. – Немного поколебавшись, он пожал протянутую руку. Она была теплой и живой.

– Теперь я точно знаю, что вы – человек, а не андроид, – уверенно сказала Бет.

– Откуда?

Она пожала обнаженными плечами.

– Мне это подсказывает запрограммированный инстинкт. Мой отец вместе с Хильдой Даненберг создали более совершенных андроидов, чем те, которых продают на рынке. Ой, что это я? Говорю так, словно собираюсь продавать их вам.

Молодая женщина засмеялась и направилась к встроенному в стену шкафу.

– Пожалуй, я оденусь, чтобы вы перестали чувствовать себя не в своей тарелке. – Открыв дверцу, она просмотрела одежду, висевшую там. – Кстати, мой отец был хорошего мнения о вас, поэтому мне неловко показывать вам вот это. – Быстрым движением она схватила с полки лазган и наставила его на Джейка. – Ваша репутация полицейского не вполне безупречна, но мы считаем, что вас подставили.

– Я даже не подозревал, что вы знаете о моем существовании, – удивился Джейк. – Мы с вами встречались где-то раньше?

Бет отрицательно покачала головой.

– Нет, я так не думаю. Просто мы с отцом уже давно следим за торговлей тэком и за теми, кто с ней борется. А вы в свое время были знаменитым полицейским.

– В мое время, – повторил Джейк и незаметно вздохнул.

– Это было... – Бет задумалась. – Точно, это было пять лет назад. Перед тем как вас отправили в Холодильник. – Она положила лазган на стеллаж и стала надевать брюки.

– Не пять, а четыре, – поправил ее Джейк.

– Подумаешь, ошиблась на один год, – хмыкнула молодая женщина. – Хотя для людей вашего возраста – это большой срок, – немного подумав, добавила она и стала натягивать свитер через голову.

– Послушайте, мне нет даже пятидесяти, – возмутился Джейк. Бет лукаво улыбнулась.

Одевшись, она засунула лазган в кобуру и деловито сказала:

– А теперь, мистер Кардиган, может быть, вы объясните, зачем сюда явились? – Она пристально посмотрела ему в глаза. – Ведь вы меня для чего-то активировали.

Джейк изучающе оглядел ее и ухмыльнулся.

– Вы сказали, что вы точная копия Бет. Это действительно так?

– Абсолютно точная, – ответила Бет-андроид, – но отец не успел меня закончить. По какой-то причине ему было необходимо срочно отправиться к Беннету Сэндзу. – Она немного помолчала, затем, нахмурившись, спросила: – С ними что-то случилось? Поэтому вы здесь?

– Именно об этом нам необходимо с вами поговорить.

Глава 18

Черноволосая Бет-андроид сидела на краешке лабораторного стола, свесив длинные стройные ноги, и наблюдала за Джейком, расхаживающим взад-вперед по комнате. Снаружи послышался сильный раскат грома, и дождь еще сильнее застучал по крыше.

– Их могли убить? – спросила она.

– Не знаю, – пожал плечами Джейк. – Я здесь для того, чтобы выяснить, что с ними произошло. Вы знаете, куда они отсюда направились?

– Мистер Кардиган, моя память была отключена несколько дней назад, – ответила Бет. – До этого момента мы с отцом собирались провести несколько дней на вилле Беннета Сэндза в штате Чихуахуа. Но, вероятно, какие-то непредвиденные обстоятельства побудили их уехать раньше.

– Почему вы так думаете?

– Дело в том, что отец собирался взять в эту поездку меня, а настоящую Бет спрятать в надежном месте. И только непредвиденные обстоятельства могли заставить его переменить свое решение.

– Это могло быть как-то связано с Сэндзом?

Она пожала плечами.

– Вполне возможно.

– А что конкретно связывало вашего отца с этим человеком?

– Он финансировал создание антитэк-системы. – Бет нахмурилась и провела рукой по ноге. – Я, в отличие от отца, никогда ему не симпатизировала.

– Вы не доверяете ему?

– Уж очень он старается казаться честным и порядочным. Хочет, чтобы все думали, что он участвует в создании этих приборов ради человечества. – Она медленно покачала головой. – Но все это чепуха.

– Вы думаете, он преследует какую-то другую цель?

– Я точно не знаю, хотя...

– Хотя что? – насторожился Джейк:

– Последние несколько недель отец вел себя очень странно, все время уклонялся от разговора. Я подозреваю, что у него возникли какие-то проблемы с Сэндзом, но мне о них он по какой-то причине не сказал.

– Вам показалось это странным?

– Да, мы всегда обсуждали наши дела открыто, – сказала Бет. – У нас никогда не было секретов друг от друга.

– Вы помогали ему в работе над нейтрализатором, да?

– Разумеется.

– Тогда вы должны знать о синтетическом кристалле и высокочастотном колебании, способном разрушить...

– Как вам удалось узнать такие подробности?

– Доктор Даненберг рассказала мне...

– Бедная Хильда, – сочувственно сказала Бет.

– Вы не знаете, что случилось? Почему они прекратили совместную работу?

Бет наклонилась вперед и пристально посмотрела ему в глаза. – Что вам нужно на самом деле?

– Одно детективное агентство поручило мне узнать, что случилось с доктором Киттриджем и его дочерью. Нашим клиентом является страховая компания «Мунбейз – Хартфорд».

– Страховая компания? Значит, антитэк-система вас не интересует?

– Почему же? Вполне вероятно, что именно она стала причиной их исчезновения. Кроме того, мне очень хочется узнать, как она работает.

– Отлично, – обрадовалась Бет. – Я расскажу вам об этом. Кроме этого, я могу сделать дубликат всего, над чем работал мой отец.

Джейк кивнул.

– О'кей. Как только я смогу, я спрячу вас в безопасном месте, а сам отправлюсь...

– Я собираюсь отправиться вместе с вами – помочь найти моего отца.

Джейк остановился и покачал головой.

– Эту работу я сделаю сам, – сказал он твердо.

– Вам необходима моя помощь, – настойчиво сказала Бет.

– Нет, – тоном, не терпящим возражений, произнес Джейк. – Мы обменяемся информацией здесь и сейчас.

– Вы не хотите работать со мной, потому что я – андроид? – обиженно спросила Бет.

– Да нет. Просто я люблю делать свое дело в одиночку.

– Но ведь у вас был партнер: кажется, его зовут Гомес.

– Он сейчас в госпитале.

Бет продолжала настаивать.

– Я знаю маршрут, по которому отправился отец. К тому же я хорошо знаю Мексику.

– Я тоже знаю, – парировал Джейк.

– Да, но я также знаю настоящую Бет.

– Вот что, моя дорогая, – раздраженно начал Джейк и не договорил. Прямо над ним высоко под потолком вспыхнули красным светом сигнальные лампочки и начали часто мигать.

Улыбнувшись, Бет спрыгнула со стола.

– Похоже, нам все-таки придется объединиться.

– Что это? – ничего не понимая, спросил Джейк.

– Сигнал тревоги, – ответила Бет и бросилась в другую комнату. Спустя несколько секунд она вернулась с двумя мощными станковыми винтовками. – Отец предпочитает стрелять наверняка, – сказала она и протянула одну из них Джейку.

Тот взял винтовку и, кивнув на мигающие лампочки, спросил:

– Это предупреждение о непрошеных гостях?

– Да. Кто-то уже находится внутри, проник в первое помещение, скоро будет здесь, – ответила Бет и бросила взгляд на дверь, через которую пришел Джейк. – Она, к сожалению, не так надежна, как хотелось бы.

Внезапно раздался такой оглушительный раскат грома, что задрожали стены. И в тот же самый момент металлическая входная дверь засветилась резким голубым светом. Через несколько секунд она превратилась в светящуюся голубую решетку и рухнула на пол.

В дверях стояли трое громил, одетых в пластигласовые пончо, с которых ручьями стекала вода. А их черепа были облеплены мокрыми волосами словно пластырем.

Самым здоровым из них был киборг Франки Торрес, тот самый, который уже пытался убить Джейка в гостинице. Только на этот раз вместо кисти правой руки у него был не резак, а тупорылый лазган.

– Проклятье! – крикнул он, узнав Джейка. Затем, дико заревев, бросился на него, оставляя за собой лужи воды. Однако Джейку удалось на несколько секунд опередить его. Бросившись на пол, он покатился к стене, затем так же стремительно вскочил и выстрелил из винтовки прямо в атакующего Торреса. Ярко-красный луч прошел мимо него всего в нескольких дюймах. Киборг тоже выстрелил и тоже промахнулся.

Двое других громил, разбежавшись в разные стороны, палили наугад.

Тем временем Бет бросилась к лабораторному столу и, развернув его, устроила подобие баррикады между собой и бандитами.

– Теперь моя очередь! – крикнула она и, выстрелив в Торреса, быстро спряталась за стол.

Красный луч пронзил бок киборга. Было похоже, что он подавился. Его голова стала дергаться туда-сюда, как будто в горле у него что-то застряло. Он резко наклонился вправо, пытаясь поднять лазган и прицелиться в Джейка. Но лазган внезапно стал таким тяжелым, что Торрес, не выдержав его веса, рухнул на пол и завертелся с бешеной скоростью; во все стороны полетели осколки кафельной плитки, поднялась пыль. Внезапно мощная судорога потрясла его тело с ног до головы, и он замер, недвижимый.

Тем временем Джейк поменял позицию и, прицелившись, выстрелил в одного из пришельцев. Бандит с огромными усами на непропорционально узком лице выстрелил одновременно с Джейком, но промахнулся. Зато выстрел Джейка достиг цели. Выронив лазган, усач начал медленно размахивать руками, словно какая-то неведомая сила заставляла его делать невероятно сложное упражнение. Он был похож на сломанную механическую игрушку. Так продолжалось секунд тридцать, пока он не рухнул без сознания на пол.

В тот же самый момент третий громила выстрелил в Бет, разрезав лабораторный стол почти пополам. Но Бет за ним уже не было: низко пригнувшись, она добежала до противоположной стены, опустилась на одно колено и, прицелившись, выстрелила.

Луч ударил бандита прямо в солнечное сплетение. Он рухнул на пол как подкошенный, широко раскинув ноги. Предсмертная конвульсия передернула его тело, и он затих, теперь уже навсегда.

– Неплохо, – сказал Джейк, поднимаясь на ноги.

Бет тоже поднялась и, откинув с лица волосы, быстро взглянула на сигнальное устройство. Лампочки снова отчаянно мигали.

– Мистер Кардиган, – сказала она, – к нам новые посетители. – Необходимо как можно быстрее покинуть это место.

– Согласен, – кивнул Джейк. – Надо сматываться:

Она взяла его за руку и подвела к противоположной от двери стене.

– Здесь должен быть замаскированный выход на случай непредвиденных обстоятельств. Сейчас проверим, действительно ли я точная копия Бет. – Сказав это, Бет-андроид прижала правую ладонь к панели идентификатора.

Раздался звук, напоминающий писк комара, и одна из панелей плавно отошла в сторону: открылся проход, за которым был виден узкий коридор. Едва Бет и Джейк переступили порог, как панель за их спинами моментально вернулась на свое Место.

– Там есть запасной аэрокар, – крикнула Бет, указывая в конец коридора. – Бежим!

– Пожалуй, нам ничего другого не остается, – кивнул Джейк. – А вы – молодец. Без вас я бы пропал.

– Надеюсь, с этого момента мы с вами – партнеры, мистер Кардиган, по крайней мере на время! – крикнула Бет, рванув с места.

– По-видимому, так, – кивнул на бегу сыщик. – Кстати, можете называть меня Джейк.

Глава 19

Потайные двери ангара автоматически открылись. Бет вывела аэрокар в дождливую ночь. Когда они начали набирать высоту в непроглядной темноте, она мельком взглянула на Джейка и сказала с улыбкой:

– Странно, что ты упустил возможность занять место водителя.

– Я абсолютно спокоен, когда пульт управления в твоих руках.

– Наше приключение пойдет тебе на пользу. Наберешься опыта, закалишься, – рассуждала Бет.

– Ты со мной как с маленьким, – усмехнулся Джейк.

– Беру пример с отца, который всегда, чтобы ободрить меня, подбирает слова, от которых я задираю нос.

– А мой отец был горазд выдавать штампы. – Джейк сидел ссутулившись. – Он все время повторял, что самое главное – до конца оставаться честным.

– До конца оставаться честным, – повторила Бет и вдруг вскрикнула: – Черт возьми, смотри!

Она указала на маленький прямоугольный экран, на котором появился светящийся шарик красного цвета.

Шарик превратился в изображение черного аэрокара, который быстро приближался к ним.

– За нами погоня! Дай я сяду за пульт! – крикнул Джейк.

Бет отрицательно замотала головой, ее длинные волосы упали на плечи.

– Я смогу вести машину лучше, чем ты, Джейк. Отец обучил меня оригинальным приемам. В молодости он был профессиональным воздушным гонщиком.

– Мы хорошо оснащены?

– Только пулемет на хвосте и наши винтовки.

– О'кей, я буду держать пулемет наготове.

Отстегнувшись, он встал и направился в хвост машины. Черная машина была уже совсем близко.

– Внимание! – крикнула Бет. – Нас атакуют!

Две широкие полоски пурпурного цвета прошили ночную тьму. Они сошлись бы в одной точке, на их машине, если бы Бет ловко не увильнула в сторону.

Джейк нажал на спуск, но его выстрелы не достигли цели.

– Ты промазал, Джейк, – насмешливо сказала Бет. – Целься лучше.

Он стиснул зубы и дал новую серию выстрелов. Снова промазал. Бет взяла винтовку в руки.

– О'кей, – сказала она и выстрелила.

Хвост черной машины вспыхнул зеленым цветом. Она закачалась из стороны в сторону, затем, резко накренившись, носом упала в джунгли.

– Ты здорово стреляешь, – сдержанно похвалил Джейк. – А мне не повезло.

Бет продолжала уверенно вести машину.

– Я думаю, ты промахнулся потому, что тебе неудобно было стрелять, – мягко сказала она.

– Я стрелял, как мог. Будь они прокляты!

– В другой, раз тебе повезет больше.

– Не надо меня утешать, – резко сказал он.

– Ну да, разве андроид имеет право утешать человека.

Покачав головой, он покинул место у пулемета и сел рядом с Бет.

– Слушай, я не хотел тебя обидеть. Как насчет перемирия между нами?

Через секунду ее глаза радостно заискрились.

– Предлагаю не перемирие, а мир. Разве настоящие партнеры могут воевать?

– Никогда.

Она улыбнулась ему, потом постучала по дереву.

– Ты суеверна? – спросил он.

– Я же копия Бет.

– Все-таки непонятно, – озабоченно сказал Джейк, – как эти негодяи узнали, что мы здесь.

– Может быть, они следили за тобой?

– Нет, никто не следил за мной от Каса-Гранде.

– Вероятно, доктор Даненберг кому-нибудь проговорилась?

– Я видел ее перед тем, как отправиться сюда, – сказал он. – И не могу в это поверить. Кто еще знал о лаборатории Киттриджа?

– Беннет Сэндз.

– Ты его хорошо знаешь?

– Он был другом моего отца. Навещал нас в лаборатории, – ответила она. – Ты ему не доверяешь?

Джейк хотел ответить, но вдруг почувствовал, что проваливается куда-то...

Когда он открыл глаза, небо за окном было бледно-голубым.

– Кажется, новый день начинается, – пробормотал Джейк, пытаясь сообразить, где он.

– Почти добрались, – сказала Бет и, дернув ручку тормоза, начала снижаться.

– Мы над Кидадо?

– Да.

Аэрокар опускался медленно. Внизу на куполе огромного здания виднелась выведенная большими круглыми буквами надпись: «ТОРО ПЛАЗА».

Джейк с силой растирал виски, стараясь прийти в себя.

– Черт побери, меня здорово разморило, – сказал он удивленно.

– Ты устал. Человеку твоего возраста не под силу, справившись с бандой головорезов, оставаться бодрым.

– Подожди-ка... – Он внимательно посмотрел на нее.

– Почему ты так смотришь? – спросила Бет.

– Я вспомнил, что перед тем, как потерял сознание или уснул, ты дотронулась до меня рукой... Это был гипноз?

– Легкий. – Она сдержанно улыбнулась. – Тебе необходимо было поспать.

Джейк взял ее за руку и повернул к себе.

– Не делай больше этого. Ты, конечно, боевая девчонка, но позволь мне все-таки самому принимать решения.

– Не сердись, Джейк. Я же просто...

– Слушай меня, я не хочу, чтобы ты на мне отрабатывала свои приемы.

– О'кей. Я прошу прощения.

– Сколькими хитростями ты еще владеешь?

– Это не хитрости, – засмеялась она. – Просто меня такой создали. Я обладаю большими способностями, чем обычный человек.

– Оно и видно.

Джейк поглядел на Кидадо, расположенный под ними. Это был город средней величины, находящийся между штатами Сонора и Чихуахуа.

Аэрокар, немного покружив над посадочной площадкой, наконец приземлился. Поднимая клубы желтой пыли, пробежал по земле и остановился.

Приоткрыв дверь, Бет спросила:

– Ты уже не сердишься? Нет?

– Все в порядке.

Расстегнув ремни, он спрыгнул на землю. Бет последовала за ним.

Они шли по узкой улице. Большинство магазинов и ресторанов работали в это время. Запах специй и кофе стоял в воздухе.

– Хорошо-то как, – сказал Джейк. – Потом мы снимем номера в гостинице. Но сначала надо позавтракать.

– В ресторане «Флокса» высокие цены, – сказала она. – Пойдем в кафе «Три звезды». Вот оно, напротив.

Дюжина круглых белых столиков располагалась на выложенном красной плиткой участке мостовой. Только три из них были заняты туристами.

– Ты прежде здесь бывала? – спросил Джейк.

– Нет, просто храню в памяти несколько экскурсионных справочников.

Усмехнувшись, он взял ее за руку и подвел к свободному столику.

– Ты... разрешишь мне заказать тебе завтрак?

Бет улыбнулась.

– Вообще-то я не нуждаюсь в еде. Но если тебе необходимо поддержать иллюзию, что я человек, могу что-нибудь съесть. Пожалуй, выпью чашку кофе.

На маленьком экране перед Джейком появилось меню.

– Какой язык предпочитаете? – спросил воксбокс.

– Английский, – ответил Джейк.

– Вы можете сделать заказ, – сказал воксбокс:

– Спасибо. Кофе и сандвичи.

– Слушаю, сэр.

Бет, облокотившись о стол, сидела с полузакрытыми глазами.

– Между прочим, мы можем снять одну комнату на двоих, Джейк, – медленно произнесла она. – Я не буду мешать тебе.

– Нет.

– Надеюсь, дело не в твоем желании соблюдать приличия?

– Просто хочется иногда побыть одному.

– Понятно, – усмехнулась она, – что ж, наверно, так будет лучше. Какие у нас планы в Кидадо?

– Кое-что разнюхать, не привлекая к себе много внимания.

– Хорошо.

– Ба, да это Джейк Кардиган, собственной персоной.

Высокий худой негр лет тридцати пяти сел за их столик без приглашения. Широко улыбаясь, он воскликнул:

– Бог мой, а это Бет Киттридж! Итак, солидный мужчина Джейк Кардиган в любовной связи с девицей Киттридж. Ну и дела творятся на белом свете.

Глава 20

Негр достал диктофон из внутреннего кармана бледно-желтого пиджака. Положив его на середину стола, он начал:

– Мы встречались с вами, мисс Киттридж. Два года назад на одном приеме я брал интервью у вашего отца. Я Огден Сваерс, веду скандальную рубрику в «ГЛА уик».

– Прежде чем ты начнешь интервью, – сказал Джейк, – неплохо устранить щелканье в диктофоне. Окажи любезность, Ог.

Репортер выключил диктофон.

– Джейк, ты расследуешь здесь какое-нибудь важное дело?

– Сначала ответь на мой вопрос. Что, черт побери, ты делаешь в Кидадо?

– Я хочу написать статью, – ответил репортер. – Наши читатели интересуются Вобрайд и тем, что происходит по ту сторону границы. И вот представь, Джейк, я, старый человек, сижу на диете целых три дня, дожидаясь одного из ее высокопоставленных родственников, который обещал прийти ко мне.

– Высокопоставленный родственник? – Джейк рассмеялся. – Хотя есть слухи, что Вобрайд повысили в должности. Теперь она главарь целой армии бандитов.

Сваерс усмехнулся и обратился к Бет:

– Ваш отец жив?

Бет с холодной вежливостью ответила:

– Извините, мистер Сваерс. Я не давала согласия на интервью.

Репортер покачал головой.

– «ГЛА уик» выходит тиражом четыре миллиона, мисс Киттридж. И вы совершите ошибку, отказав в интервью такой газете.

– Ты охотился за нами? – грубо спросил Джейк. – Как наши пути пересеклись сегодня утром?

– Старик, таких идей не было, – ответил Сваерс. – Я не знал, что мисс Киттридж с тобой. – Незаметно он протянул руку к диктофону. – Но, как тебе известно, я действительно обладаю способностью разнюхивать новости.

– Мне известно, – сказал Джейк, – что ты продувная бестия, Сваерс. – С этими словами он накрыл ладонью диктофон, не дав репортеру включить его.

– Послушай, Джейк, ты забыл, как я покрывал тебя? Я ведь был на твоей стороне, когда тебя четыре года назад обвинили и отдали под суд.

– Кончай заливать. Читал я твои подлые статьи о моем деле.

– Господь с тобой, Джейк! Да, я ругал тебя, но по сути старался оправдать. Поверь, мне было нелегко, потому что кое-кто из «ГЛА уик» изо всех сил хотел тебя потопить.

Джейк схватил его за руку.

– Что это значит? Ты скажешь! Кто хотел меня потопить?

Сваерс кивнул головой и предусмотрительно освободил руку.

– Мою газету контролировал в то время Беннет Сэндз, который давал нам огромное количество рекламы.

– И?

– Думай сам.

– Я не знал этого.

– Черт возьми, я тоже разгадал кое-что для себя слишком поздно. Когда ты уже был в... – Сваерс взглянул на Бет и замолчал.

– Я знаю, где находился Джейк, – невозмутимо произнесла Бет, расчесывая свои черные волосы. – Продолжайте, мистер Сваерс.

– Не стоит, – улыбнулся тот. – Я очень вежливый репортер и никогда не касаюсь запретных тем. Тем более с вами, мисс Киттридж. Можно, я задам вам несколько простых вопросов?

Бет положила руку на его плечо.

– Пожалуйста, – ответила она. – Так как я убедилась, что вы друг Джейка, то с удовольствием дам вам интервью, мистер Сваерс. Ой, что это с вами?

Пока она говорила, держа руку на его плече, голова репортера стала тяжело опускаться и наконец окончательно легла на стол. Раздался невежливый храп.

Упитанная парочка за соседним столиком прервала завтрак и уставилась на них.

– Извините, господа, – сказал Джейк, – мы предупреждали его, чтобы он не пил с утра.

Бет встала.

– Самое лучшее, что мы можем сделать, – это дать ему возможность выспаться. Идем!

– Отличная идея! – Джейк тоже поднялся.

– Не желаете сделать заказ? – спросил воксбокс.

– Побольше черного кофе для нашего друга, – ответила Бет, держа Джейка за руку.

* * *

Подобрав под себя ноги, она сидела в кресле возле кровати Джейка. Они сняли комнаты на окраине города в небольшой гостинице. Сквозь пластигласовые двери был виден маленький дворик.

Джейк открыл дверь.

– Чудесный день, – задумчиво сказал он, разглядывая освещенные ярким солнцем красные кусты благоухающих цветов.

– Все-таки я не понимаю, почему ты так нервничаешь, когда речь заходит о Сэндзе или твоей жене.

– А что ты, собственно, хочешь понять, Бет? Теперь меня это совершенно не волнует.

– Тогда почему ты так изменился, когда узнал, что Сэндз делал все, чтобы тебя посадили в тюрьму?

– Нет, просто я понял, что Сваерс ведет нечестную игру. Ты хорошо сделала, усыпив его.

– Я сделала это для тебя. Но мне кажется, он не лгал.

– В твое устройство вмонтирован детектор лжи?

– Нет, я могу только предполагать.

– Это я тоже могу. Большая часть моей жизни ушла на предположения.

Джейк почти враждебно смотрел на нее.

Бет кротко улыбнулась.

– Успокойся, Джейк. Ведь я всего-навсего машина. И пытаюсь помочь тебе.

Джейку стало стыдно. Он примирительно сказал:

– О'кей, давай предположим, что Сэндз хотел отправить меня в Холодильник для того, чтобы подобраться к Кейт...

– А Кейт?

– Ты хочешь сказать, что...

– Я только размышляю вместе с тобой. Ты доверял ей?

– Конечно, она была моей женой.

Джейк подошел к кровати и сел рядом.

– А что Гомес думает о Кейт? – спросила Бет.

– Его мнение меня не интересует. Мы с ним всегда по-разному оценивали женщин и...

– Хорошо, постараюсь переварить все это, – прервала она его. – Может быть, Кейт запуталась и сейчас пытается выйти на правильную дорогу. Но если ты до сих пор испытываешь теплые чувства к ней, то это может помешать нашим планам. Ты получил задание найти моего отца, я тоже хочу найти его, и мы не можем отвлекаться на другое.

– Он не твой отец, он отец Бет, – резко сказал Джейк.

Он поднялся с кровати и ткнул указательным пальцем ей в грудь.

– А ты не более чем проклятая механическая богиня, постоянно пытающаяся доказать, что моя жена спала с Сэндзом и что она помогала посадить меня в тюрьму!

Бет-андроид медленно встала и пошла к двери, соединяющей их комнаты. На пороге она обернулась.

– Я ничего не собираюсь доказать.

И вышла, плотно закрыв за собой дверь.

* * *

Стемнело. Телефон молчал. Джейк ходил взад-вперед по комнате, пока наконец не раздался телефонный звонок. Плюхнувшись в кресло, он нажал кнопку ответа.

– Да, слушаю.

Тучный улыбающийся человек в бледно-голубом костюме появился на экране.

– Извини, Джейк, за то, что я долго не звонил, – начал он, потом сделал паузу для того, чтобы вытереть пот со лба бумажным носовым платком. – В тяжелые времена организация даже самых простых встреч требует времени и, конечно, денег.

– Ты организуешь встречу, Глобо?

– Да. Благодаря моим стараниям, если, конечно, ничего не произойдет, мы встретимся, сеньор Джейк.

– Кто еще будет?

– Он называет себя Тенью.

– Тенью?

– Многие революционеры имеют артистическую жилку, – пояснил Джейку агент. – Я бы не советовал упрекать их в романтических иллюзиях.

– Не намерен, – заверил Джейк тучного человека. – Какие у него отношения с Вобрайд?

– Тень что-то вроде пресс-атташе при ней, – ответил Глобо.

– Где и когда я смогу поговорить с этим парнем?

– Сегодня в семь вечера. Ты знаешь, как добраться до «Торр Плаза»?

– Разберусь.

– Вы встретитесь с ним в павильоне «Матадор».

– А как там с полицией? Нас не засекут?

– Не бойся, с давних пор «Плаза» славится своими бездарными полицейскими, – успокоил агент. – Это безлюдное место. Сегодня ночью ты обнаружишь ворота в открытыми.

– О'кей, благодарю за информацию.

– Ты платишь, а я выполняю работу. Все рутина, Джейк, – сказал потный тучный человек. – Имей только в виду, что Тень будет недоволен, если придешь не один.

– Я не собираюсь вести туда экскурсию.

– А твой друг-репортер?

– У меня нет друга-репортера.

– Та женщина, что с тобой...

– Я сказал: буду один.

– Тогда все в порядке, Джейк. Прощай.

Экран погас.

– Все это довольно рискованно, – прокомментировала Бет из открытой двери в смежную комнату. – Привет.

– А, это ты... Привет. Почему рискованно?

– Очень изолированное место встречи. Нет ли тут ловушки?

– Я посетил множество безлюдных мест за эти годы. И попадал во многие ловушки. Например в Холодильник.

Джейк встал с кресла.

– Не волнуйся и жди, я скоро вернусь.

– Ты пойдешь один?

– Таково условие, – ответил он. – Будет лучше, если я отправлюсь туда прямо сейчас. Хочу прийти заранее, чтобы осмотреться.

Она вошла в комнату.

– Будь осторожен.

– Постараюсь, – сказал он, надевая пиджак. – Бет, я должен извиниться перед тобой.

– За проклятую железную богиню? Хорошая мысль, напоминай мне об этом как можно чаще, тогда я не буду иметь никаких иллюзий насчет своей принадлежности к человечеству.

– Мне сейчас не до философии.

– Понимаю.

Она подошла к нему, приподнялась, обняла и поцеловала в щеку.

– Удачи тебе, Джейк.

– Спасибо, Бет. – Он тоже поцеловал ее.

Она с улыбкой спросила:

– Ты впервые поцеловался с машиной?

– Не подумал об этом.

Глава 21

Большой туристический автобус неторопливо ехал по сверкающим рекламой улицам ночного города. Тысячи огней ослепительно горели снаружи, превращая серовато-белый интерьер автобуса в многоцветное одеяло.

Автобус был заполнен наполовину. Джейк сидел один в передней части и выглядел как турист, добирающийся до «Торо Плаза».

Места впереди него занимали худощавый рыжеволосый молодой мужчина с камерой и белокурая молодая женщина.

– Смотри, отличный кадр! – воскликнул мужчина, направив камеру в окно.

– Зачем ты снимаешь этого безногого оборванца? – спросила женщина.

– Главное от тебя, как всегда, ускользает, Марселла.

– Что именно, Руди?

– Парень, по-моему, бывалый солдат. В его оборванной одежде можно узнать униформу мексиканской армии, – объяснил Руди. – Наверняка он был покалечен во время последнего сражения под Чихуахуа. Сейчас мы сфотографируем его среди всей этой роскоши и получим социальный контраст.

– Ну, он бы мог иметь ноги, если б захотел, – заметила молодая женщина. – На днях я слышала в телевизионных новостях, что власти делают протезы для каждого ветерана. Конечно, при условии потери конечностей на службе в армии своей страны.

– Давай, объясни бедолаге его социальные права, – насмешливо сказал мужчина.

– Руди, ты, вероятно, собираешься огорошить наших друзей в Бингемптоне фотографиями нищих и лентяев?

– Замолчи, Марселла, дай мне спокойно фотографировать.

– Леди права, – вмешался воксбокс. – У вас уже много фотографий из Кидадо, вызывающих отвращение. Снимите лучше гитариста в сомбреро на следующей улице.

– Леди и джентльмены, скоро вы будете иметь возможность размять ноги и перекусить, – объявил робот-шофер.

Джейк пристально разглядывал ярко освещенную ночную улицу. Последний раз он был здесь пять или семь лет назад. Город сильно изменился. Справа вырисовывалось многоэтажное здание из белого стекла и черного металла, построенное недавно. На фасаде красовалась вывеска «АРКАДА», а ниже – роскошная женская ножка с пульсирующей надписью: «Самые лучшие сексуальные приспособления в нашем магазине. Вы хотите их? Мы достанем их для вас».

– Тонко, – усмехнулся Джейк.

Автобус въехал на стоянку, окрашенную в пурпурный цвет. Рядом находились ресторан высшего разряда и дорожный знак, обозначающий зону тишины.

– Леди и джентльмены, – снова объявил шофер-робот. – Мы делаем остановку ровно на двадцать минут в Хоумтауне. Посетим американское кафе, где вы сможете отведать лучшую местную кухню.

Джейк выскочил первым, как только двери открылись. Он оставил группу экскурсантов и отправился в «Торо Плаза», расположенный в шести кварталах к югу, куда никакой автобус близко не подходил.

* * *

Наступил вечер. Черный дым сгущал сумерки. Он клубился над аллеей, описывая зигзаги на фоне увядающего дня. Повара готовили еду.

Джейк шел осторожно, сторонясь яркого света фонарей. В целом квартал выглядел темным, большая часть зданий была разрушена.

Подойдя к открытым дверям одной квартиры, он увидел мертвое тело исхудалой старухи, одетой в ветхое, местами разодранное в клочья черное пальто. Чуть дальше лежал труп собаки с уродливо раскрытой пастью. Следуя дальше вдоль развалин давно не существующего комбината бытового обслуживания, он разглядел надпись на стене: «БЕРЕГИСЬ МАКСА».

Под надписью сидел одноногий мужчина в вылинявшей форме солдата мексиканской армии. Он быстро оглядел Джейка и с полным безразличием опустил глаза.

Джейк полез в карман за монеткой.

– Что значит слово Макс?

Одноногий ответил:

– Я не нищий, сеньор. Спрячьте ваши деньги.

– Извини.

Джейк спрятал монету.

– Макс, – сказал одноногий, – прозвище Лас-Маквинас.

– А кто они такие?

Одноногий отстраненно посмотрел на него, а затем издал звук, напоминающий смех.

– Возможно, сеньор, вы поймете это сегодня ночью.

– Ты меня заинтриговал.

Джейк продолжил путь к «Торо Плаза», расположенному в трех кварталах.

Вдруг над головой загудел со сверкающей вспышкой автомобиль «Скорой помощи». Сирена громко выла. В дверном проеме сожженного винного погребка сидел четырехлетний мальчишка в штанах огромного размера и бил мячиком об пол. На Джейка он не обратил внимания.

В следующем квартале он увидел свет в нескольких окнах первого этажа полуразвалившегося большого дома. Дверь распахнулась прежде, чем Джейк успел подойти.

Тоненькая темноволосая девочка лет тринадцати выскочила из дома. Спустившись по шести каменным ступенькам, она быстро побежала по неосвещенной улице. На ее щеке кровоточила глубокая рана, другая проходила вдоль обнаженного плеча. Она была одета в белую футболку и вылинявшие голубые шорты.

Спотыкаясь, она неслась по неровной, в ухабах улице.

Из дома стремительно выскочил молодой человек плотного телосложения. В правой руке он держал серебряный нож с двадцатипятисантиметровым лезвием.

– Куда она делась? – спросил он у Джейка, озираясь по сторонам. Заметив девочку, которая мчалась в сторону тенистой аллеи, парень бросился за ней.

«Это киборг, и, должно быть, навеселе, – подумал Джейк. – Но я не должен ввязываться в историю».

Глава 22

Остановившись у входа в темную аллею, Джейк услышал истошный крик девчонки.

– Теперь я не выпущу тебя, крошка, – слышался голос киборга. – Так что лучше пойдем домой.

– Нет.

Раздался звук удаляющихся шагов, ударов и снова истошный крик.

– Возвращайся, кроха, – требовал он. – Там остались трое. Возможно, Рико был не прав. Я расквитаюсь с ним после.

В пятнадцати шагах от себя Джейк увидел девочку, лежащую на земле, и киборга, стоящего над ней с широко расставленными ногами. Приблизившись к ним, Джейк сказал:

– Amigo, оставь ее.

Киборг обернулся к нему, в его руке сверкнул нож.

– Держись от нас подальше, гринго, – сказал он с угрозой.

Джейк вытащил лазган и прицелился.

– Отстань от девчонки.

– Иди сюда, козел.

– Отойди назад! – скомандовал Джейк.

Внезапно киборг прыгнул на него и занес нож.

Джейк отскочил и, извернувшись, нанес ему удар правой ногой в пах.

– Сволочь! – закричал скрючившийся от боли киборг.

Не давая противнику опомниться, Джейк ударил его ботинком в подбородок.

Киборг взвыл от боли, у него согнулись колени, затем туловище, и он тяжело упал. На землю, растянулся и замер.

– Спасибо, – прошептала девочка.

Джейк опустился перед ней на колени.

– Пойдем отсюда. Ты можешь идти?

– Да, могу.

Она подняла глаза и вдруг увидела приближающиеся фигуры.

– Лас-Маквинас!

Еще двое спускались по стене дома на противоположной стороне. У одного из них вместо левой руки был огнемет, а на месте правой виднелось что-то жужжащее.

– Мы убьем вас! – закричал один из них.

Джейк помог девочке подняться, и они начали отходить.

Широкая полоска огненно-оранжевого пламени вылетела из левой руки робота и пересекла аллею, оставив большой черный круг на стене позади Джейка и девочки.

Джейк пустил в ход лазган.

Огонь обратил роботов в бегство. Они вскарабкались на этаж выше, но огонь дошел и туда. Вдруг центральная секция дома обвалилась. Роботы свалились вниз.

Один из них вскочил, перешагнул через своих незадачливых компаньонов и продолжил атаку. Его руки двигались резкими толчками, выплевывая струи пламени. При этом он пронзительно кричал и ругался.

Девочка потянула Джейка за рукав.

– Сюда, сеньор. Там мы можем нарваться на еще одну банду.

– О'кей, – согласился он.

Они добежали до конца аллеи и вошли в дверь одного из зданий.

– Здесь есть подвал, – задыхаясь, сказала девочка, – мы спустимся в него и по подземному переходу переберемся в другой квартал.

– О'кей, – еще раз согласился Джейк и последовал за ней в темноту.

Он почувствовал запах мертвечины. Девочка крепко держала его за руку.

– Здесь погибло много людей, – объяснила она. – Вот почему такое зловоние.

– Где ты живешь?

– Недалеко отсюда.

– Я провожу тебя домой.

– Не надо, сеньор. Ой, я, кажется, на что-то наступила.

Его нога тоже задела нечто похожее на человеческое тело.

Джейк вздрогнул от отвращения и сжал руку девочки.

– Я пойду с тобой. Хочу доставить тебя домой невредимой.

– Нет, сеньор, я могу вернуться только после десяти.

– Почему?

Она не ответила.

Он неожиданно почувствовал дуновение прохладного воздуха на своем лице.

Девочка с силой потянула его за собой.

– Сюда, сеньор, здесь выход.

Джейк толкнул плечом дверь, она со скрипом открылась, и они оказались на какой-то незнакомой улице.

– Нам нужно обработать твои раны, – сказал Джейк. – Лучше всего это сделать у тебя дома.

Девочка молчала, как бы обдумывая предложение.

– Меня зовут Стрелла, – произнесла она наконец.

– Очень приятно. Я – Джейк.

Он насмешливо смотрел на нее.

– Итак, где ты живешь, Стрелла?

– В «Торо Плаза». Мой отец там работает сторожем. Правда, чаще всего он выгоняет нас с младшим братом. Так что можете считать, что моя семья состоит из меня и моего маленького брата.

– А почему ты сейчас не можешь вернуться домой?

Она осторожно потрогала ножевую рану на своем обнаженном плече.

– Отец занимается сомнительными делами. Когда надвигается опасность, он велит мне и Дженейро уйти на какое-то время.

– Где же твой Дженейро?

– Я отвела его к соседям.

– Стрелла, что происходит в «Торо Плаза» сегодня ночью?

Она подняла голову. В ночном небе летел роскошный туристический аэробус.

– Днем я подслушала кусочек разговора отца с кем-то по телефону, – ответила она. – Они устраивают какую-то засаду. Они часто так делают.

– А потом убивают?

Девочка покачала головой.

– Мой отец однажды проговорился: они используют какое-то средство. Он не шибко образован и не запомнил названия, но я поняла, что после него человек слепнет на несколько дней.

– Кто проделывает эту работу? Твой отец?

– Нет, один подонок. Он называет себя Сомбра. Ему помогают еще два-три мерзавца.

Джейк, подумав, спросил:

– Ты можешь проводить меня в «Торо Плаза»?

Девочка молча кивнула.

– Уверен, я один из тех, на кого устраивается сегодня засада, – сказал он. – Мне бы хотелось их удивить. Только, пожалуйста, никому не говори.

– Хорошо, я помогу вам проникнуть туда. Об одном прошу: не убивайте моего отца.

– Постараюсь. Я вообще-то не люблю убивать, – ответил Джейк.

* * *

На выпуклых пластигласовых стенках величественного храма безбожники на английском и испанском языках разместили свою рекламу. Рекламировалось все – от крыльев машин до краски, пива, вина, соков. На крыше здания уселись голуби, и их помет также украшал стены. Сотни птиц в темноте неугомонно перелетали с места на место.

– Мы уже пришли, сеньор.

Стрелла вела его вокруг здания, держа за руку.

– Они ждут моего прихода через десять минут, – прошептал Джейк.

Девочка тихонько рассмеялась.

– Они думают, что устроили вам засаду, а на самом деле попали в ловушку.

– Твой отец там, с ними?

– Не знаю.

Она прошла вперед.

– Здесь ворота X, старый служебный вход.

Они остановились, и девочка прикоснулась ладонью правой руки к панели широкой пластигласовой двери.

– Отец поступает плохо, – сказала она, – но так он добывает средства к существованию моему маленькому брату и мне.

Дверь бесшумно открылась.

Джейк последовал за девочкой. Они очутились в длинном, тускло освещенном коридоре.

Стрелла быстро побежала вперед и вскоре оказалась перед черной металлической дверью с надписью «ТОРОС/3».

– Мы пойдем через кладовую, – прошептала она. – Сомбра ждет тебя в следующей комнате.

– Ясно.

Она толкнула рукой черную дверь. Они попали в огромную, с высоким потолком комнату. Лампочки, прикрепленные внизу одной из стен, освещали только пол. Едва Джейк сделал шаг вперед, как Стрелла неожиданно с силой толкнула его в спину. Он зашатался, теряя равновесие. А дверь позади него, щелкнув, закрылась.

– Черт побери, веселенькая история, – пробормотал Джейк. – Она, кажется, украла мой лазган.

Глава 23

В следующее мгновение он увидел роботов-бандитов в глубине кладовой. Трое из них были черного цвета, а четвертый – ярко-красного. На полу валялось множество пустых бутылок.

«Они в отключке», – подумал Джейк, понаблюдав за роботами несколько секунд.

Настороженно поглядывая на огромные механические создания, он стал подвигаться вперед к дверям. Подойдя, обнаружил, что эта дверь тоже заперта.

Тогда он начал исследовать стены. Они были гладкие, сделанные из белого искусственного материала под дерево, без окон, выступов или чего-нибудь, за что можно ухватиться. Высокий потолок казался стерильно чистым.

«М-да, выбраться отсюда будет нелегко. Здорово меня облапошили», – мелькнула у него горькая мысль.

Может быть, он действительно поглупел после Холодильника? Доверился Стрелле, фактически ребенку, попавшему в беду. Она не только завлекла его в ловушку, но и оставила без оружия. Теперь он абсолютно беззащитен.

Роботы очнулись. Красный сердито зафырчал. Один из черных зачадил, изрыгая дым из ноздрей. Его глаза ожили, загоревшись ослепительно желтым светом, а переднее копыто забило по полу.

«Они похожи на быков, вот-вот бросятся, – подумал Джейк, – по-видимому, кто-то решил обучить меня искусству матадора».

Роботы пришли в движение. Они начали издавать громкие рычащие звуки. Затем самый грозный из них неторопливо направился к Джейку.

Тот снова оглянулся на стены.

Уцепиться было не за что. И во всей комнате ничего, что можно было бы превратить в оружие.

Робот, издавая отвратительные звуки, приближался к Джейку. Его копыта, сделанные из нержавейки, выпускали когти в виде острых ножей.

Подпустив гигантского робота почти вплотную, Джейк сделал обманное движение и отскочил в сторону.

Бросившийся на него робот ударился в стенку с такой силой, что она содрогнулась.

– С фантазией, ребята, у вас дело обстоит совсем плохо, – сказал Джейк. – Ну давай теперь ты, красный. Давай, чего ждешь?

Красный двинулся на него.

Изрыгая невероятное количество клубящегося дыма, он начал атаковать Джейка. Тому приходилось нелегко, и он уже начал думать, что спасения нет, как вдруг красный неожиданно остановился, глаза его нервно замигали и закрылись. Он умер.

Другие роботы также прекратили свои действия. Вышли из строя, столь же неожиданно и загадочно. Джейк не верил своему счастью.

Прошла целая минута. Затем дверь со скрипом открылась. На пороге стояла Бет.

– Ну, поиграл в войну с роботами, – сказала она. – А теперь иди сюда.

Джейк вышел в коридор. Бет протянула ему пропавший лазган. Засунув его за пояс, он спросил:

– А где девчонка?

– Вот она, – указала Бет.

Стрелла неподвижно сидела на грязном полу, неестественно запрокинув голову.

– Эй, она не дышит.

– Я отключила ее от контрольного пульта управления вместе с роботами.

Он встал на колени рядом с хрупкой фигуркой.

– Стрелла – андроид?

– А ты не догадался?

– У меня не так глаз наметан, как у тебя, – сказал Джейк, поднимаясь с колен.

– Каждому свое.

Бет прохаживалась по широкому коридору.

– Как ты нашла меня? – спросил он.

– Боюсь, ты рассердишься, если скажу.

– Не бойся, мне просто любопытно.

Бет смущенно опустила глаза.

– Помнишь, когда ты уходил, я обняла тебя? Ты ничего не почувствовал?

Он хлопнул себя по лбу.

– Ах, вот в чем дело. Ты прицепила ко мне маленький передатчик. Как я не понял сразу?

– Он размером с горошину, – пояснила Бет. – Мне удалось вынести его из лаборатории вместе с приемником. Он позволил следить за тобой и слышать все, что с тобой происходило. Например: «Спасибо, сеньор, вы спасли мне жизнь». Джейк, как ты мог попасться на такую удочку, словно мальчишка?

– Она выглядела очень естественно. Так же, как ты, когда обманула меня.

– Наверное, я не должна была так поступать, но мне не понравилось место встречи, которое тебе указали. После твоего ухода я сразу вывела аэрокар.

Джейк молчал несколько секунд.

– Нет, ты молодец, это была хорошая идея, – сказал он наконец. – Ты настоящий друг. Мне будет о чем поразмыслить на досуге.

Бет засмеялась.

– Ты размяк, Джейк.

– Напротив. Тренировка с роботами помогла мне мобилизоваться.

– Прости, я не смогла вывести их из строя быстрее.

– Знаешь, я думаю, что справился бы с ними сам, – сказал он. – Еще бы несколько минут и...

– Конечно, Джейк, ты бы справился сам, – согласилась Бет. – А теперь идем со мной.

Она подвела его к двум людям, лежащим на полу. Один из них был агент Глобо. Второй – незнакомый мексиканец с красивыми, мужественными чертами лица. Он был без сознания.

– Я полагаю, – сказал тучный Глобо, – тебе не нужны объяснения.

– Да, и так все ясно, – недобро усмехнулся Джейк.

На лбу толстяка выступили крупные капли пота.

– Извини, Джейк, я только хотел подзаработать.

Джейк сел на стул в пяти шагах от него.

– Когда предают, – сказал он, – всегда оказывается, что из-за денег.

– Но ты ведь из-за этого не перестанешь считать меня другом? – захныкал Глобо. – Не думай, что я Иуда или...

– Ладно, – прервал его Джейк. – Кто пытался меня убить?

– Только не я, Джейк! Я всегда любил тебя!

– Отвечай на вопрос.

Толстяк забормотал что-то невнятное.

Бет дотронулась до него рукой.

– Говори.

Подняв на нее глаза, Глобо покорно ответил:

– Его пытался убить вот этот человек. – Он указал на мексиканца, который все еще не пришел в сознание. – Он нанял этих роботов.

– И тебя?

– Да, он хорошо заплатил. А у меня трое деток и больная жена.

– Хорошо, кто он? – продолжала допрос Бет.

– Человек Варгаса, Рейфа Варгаса.

Джейк с любопытством взглянул на мексиканца.

– Варгас – любовник Вобрайд и второй в команде. Почему он хочет убить меня?

– Отвечай, – приказала Бет.

– Мотив не политический, а личный, – сказал Глобо. – Варгас знает, что Джейк и Вобрайд были когда-то... гм... хорошими друзьями. – Глобо сконцентрировал свое внимание на Бет, подчиняясь ее гипнотической силе. – Он человек ревнивый и не хочет, чтобы кто-то появлялся рядом с его женщиной, – сказал он. – Ему донесли, что Джейк ищет встречи с Вобрайд.

– Кто донес?

– Честное слово, не я. Какой-то посредник, я не знаю его имени.

Бет вопросительно посмотрела на Джейка. Тот кивнул.

– Ты думаешь, – снова обратилась Бет к Глобо, – Вобрайд не в курсе этой истории?

– Думаю, что нет.

– Что ты скажешь? – спросил Джейк у Бет.

– Этот человек выдал тебя, но он заслуживает снисхождения.

– Да, да, вы, сеньора, совершенно правы! Прости меня, Джейк! – закричал толстяк.

Джейк встал со стула и медленно направился к Бет.

– Мы найдем способ встретиться с Вобрайд.

– Я могу вам помочь, – деловито предложил Глобо. – Сколько заплатите?

– Вот столько, – ответил Джейк и щелкнул его по лбу. – Убирайся, и чтоб я больше тебя не видел.

Глава 24

Робот Мадам встретила Джейка радостно. Высокая, с огромной платиновой грудью, она была одета в мерцающее платье.

– Чертовски давно не виделись, Джейк, голубчик, – заверещала она, заключив его в крепкие восторженные объятия. Робот Мадам сияла. Ее щеки были выложены из драгоценных камней, волосы сплетены из тонких золотых нитей. Запах дорогих духов тянулся за ней как шлейф.

– Я слышала, что вы вернулись из Холодильника, но никак не ожидала вас увидеть здесь, в «Аркаде».

Вежливо высвободившись из ее жарких объятий, Джейк отошел на два шага назад на ковер цвета слоновой кости.

– Вы, кажется, процветаете, Мама Рина.

Посмеиваясь, она повернула кресло-качалку.

– Мы добились некоторых успехов в техническом оснащении публичного дома на этой стороне границы, – сказала она, раскачиваясь в кресле. – Вы по делу, мистер Кардиган?

– Нет, я ищу парня, который наверняка развлекается здесь.

– Но, дорогой, я ненавижу вмешиваться в дела клиентов.

– Это парень из «ГЛА уик» – Огден Сваерс.

– Так и бы и сказали, что не клиент. Он сочиняет статью об «Аркаде».

Она кокетливо оголила хромированную коленку.

– Статья будет иметь громадный общественный резонанс, у еженедельника четыре миллиона подписчиков. В этом скандальном материале, естественно, рекламная подоплека. Глухомань, местный колорит, публичный дом – отличная приманка для туристов!

– Мама Рина, за четыре года, что мы не виделись, у вас прибавилось несколько новых рубинов, – заметил Джейк.

Робот Мадам самодовольно хлопнула себя по коленке.

– Да, это подарок моего обожателя. Я вам продемонстрирую их после, – сказала она, направляясь к двери. – А ваш шалопай приятель находится в просмотровом зале. Идемте, я сама провожу вас, любимый мой.

* * *

В овальном четырехъярусном помещении размещалось по стенам сто двадцать разного размера видеоэкранов.

Чернокожий репортер из «ГЛА уик» Сваерс находился во втором ярусе. Он медленно прохаживался, что-то бормоча в микрофон. В общей сложности на всех ярусах было около тридцати человек. На экранах разыгрывались всевозможные сексуальные сцены.

– Эй, Чоп Сьюий, – закричала Мама Рина на китайского туриста, установившего камеру возле экрана. – Ты все загородил своей проклятой камерой. Ничего не видно! Убери ее немедленно!

– Меня не предупредили, что так нельзя, – возмутился китаец. – Моя честно заплатила за билет. Моя социолог, а не какой-нибудь прощелыга! Твоя не имеет права...

– Я тебе покажу «твоя-моя».

Робот Мадам подняла правую руку и направила большой палец на него. Тоненький луч света на мгновение осветил металлическую ладонь и ударил китайца в лоб. Задыхаясь, он раскачивался несколько секунд, а затем покатился вниз.

Мама Рина с неожиданным проворством бросилась к лестнице и успела подхватить находящегося в бессознательном состоянии клиента. Она сгребла его в охапку и положила на диван, а потом с силой наступила острым каблуком на камеру, раздавив ее.

– Никаких съемок, «твоя-моя».

Джейк, смеясь, наблюдал эту сцену.

Кивнув роботу Мадам в знак благодарности, он поднялся на второй ярус.

На экране 42 сверхтолстый коротконогий кретин лет пятидесяти наслаждался сексом с двумя серебристыми девушками-андроидами. Рядом Сваерс диктовал:

– Экран 43. Пышнотелая, средних лет леди привязывает для истязаний к кровати голого мужчину-андроида в сомбреро.

Подошедшему Джейку он сказал с улыбкой:

– Скучная работа! Пора завтракать.

– Хорошая идея, – усмехнулся Джейк. – Только смотри, Ог, не засни во время трапезы.

– Ничего, – Сваерс выключил аппарат, – я могу есть в полусне и даже во время военных действий.

– Ты, как всегда, за словом в карман не полезешь. Мисс Киттридж шлет тебе привет. Она просит забыть то маленькое недоразумение...

– Кто старое помянет, тому... – Сваерс опустился на стул. – Но ответь сначала, Джейк. Ты работаешь в агентстве Бэскома. У тебя задание найти профессора Киттриджа и его дочь. Бет уже с тобой. Так почему ты оказался в Кидадо?

– Ищу ее дорогого папочку.

– Еще вопрос. Она усыпила меня?

– Даю слово, ни она, ни я не подмешивали тебе наркотиков. Ты просто задремал.

– Происходят странные вещи, – усмехнулся репортер. – Что тебе от меня нужно, Джейк?

– Ты собираешься сегодня брать интервью у Вобрайд?

– Допустим.

– Мне тоже хотелось бы ее повидать. Я пойду с тобой.

Сваерс насупился.

– Как это пойдешь? В качестве кого? Бывшего любовника, что ли? Нет, если хочешь – иди к ней в другое время.

– Мне надо видеть ее прямо сейчас, – твердо сказал Джейк. – У меня нет времени на то, чтобы ждать ответа: примет меня Вобрайд или нет.

– А девица Киттридж? – сощурился Сваерс. – Она пойдет вместе с тобой?

– Пожалуй, если ты не возражаешь, конечно.

– И я смогу взять у нее интервью?

– Уверен, – пообещал Джейк. – Но только после того, как мы найдем ее отца.

– А вы опять от меня не отделаетесь?

– Не будь злопамятным, Ог.

Сваерс задержал взгляд на экране.

– Я никогда не считал полных женщин сексуальными. А два голых жирных мужика-андроида оказались бездарными.

– Все идет, как надо, – сказал Джейк. – Ты состряпаешь хорошенькую скандальную историю из всех этой чепухи.

– Когда я познакомился с тобой в «ГЛА» пять лет назад, ты был честным малым, – сказал Сваерс. – Я доверял тебе.

– Ты и теперь можешь доверять.

– Хорошо, будьте с юной леди у моего отеля ровно в семь. – Сваерс поднялся. – Но, Джейк, имей в виду, если я обнаружу что-нибудь подозрительное даже за минуту до встречи, то наш уговор будет недействительным.

* * *

– Бет! – позвал Джейк. Никто не ответил. Он подошел к двери, соединяющей их комнаты, и снова окликнул ее. Молчание. «Что-то случилось», – подумал он. Дверь вдруг стала медленно открываться.

Он быстро вытащил из кармана лазган.

– Привет, – сказала Бет, появляясь на пороге.

Джейк опустил оружие.

– Какого черта, – проворчал он сердито.

– Я напугала тебя?

Улыбаясь, она села на край кровати.

– Мне иногда нравится где-нибудь прятаться и неожиданно открывать дверь. В детстве я так часто делала, когда мы навещали дядю в его замке на Луне.

– В такие игры лучше играй без меня, – сказал Джейк, пряча пистолет в карман.

– Слушаюсь, сэр. Ты считаешь, Рейф Варгас действительно ревнует тебя к Вобрайд?

– Это единственное объяснение того, что он хотел убить меня.

Бет покачала головой.

– Боюсь, ты переоцениваешь его романтические чувства. Не связан ли он с Сонни Хокори или с кем-нибудь еще из тэк-лордов?

Джейк задумчиво потер подбородок.

– Или с Беннетом Сэндзом, например?

– Что ж, мы спросим его, когда увидим.

– Ты договорился о встрече с Вобрайд?

– Огден Сваерс нам поможет. Но взамен я пообещал ему эксклюзивное интервью с тобой.

Ее глаза широко открылись.

– Ты уверен, что так будет безопаснее?

– Он уже пробирался в Чихуахуа. В последнее время я не доверяю своим связным.

– А Сваерсу доверяешь?

– Не больше, чем Глобо. Но у меня нет другого способа добраться до Вобрайд.

– Он знает, что я его усыпила?

– Подозревает, но я постарался отвлечь его от этой темы.

– Где вы встретились?

Джейк стоял выпрямившись.

– В городе.

– Где точно?

– В публичном доме, – ответил он, опуская глаза.

– Ты сейчас похож на мальчишку, – усмехнулась Бет. – Чего ты стесняешься? Ведь я всего-навсего андроид.

– Знаю, но у меня такое чувство... что ты живая.

– И ты бы мог в меня влюбиться? – тихо спросила она.

– Кажется, я уже влюбился.

– В меня или настоящую Бет?

– В тебя. – Он взял ее за руку.

– Не надо, Джейк, – отстранилась она. – Должно быть, в том заведении, где ты был, очень весело.

– Так же весело, как в Холодильнике. – Он отпустил ее руку. – О'кей, мы встречаемся со Сваерсом в семь утра. Ты можешь обходиться без сна, а я должен поспать.

Она встала с кровати.

– Ты прав. Разбудить тебя?

– Да, около шести. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – Она поцеловала его в щеку и вышла.

Глава 25

Фургон ехал сам. Им управлял маленький черный кибер-пилот, прикрепленный к щитку контрольной панели. Дорога лежала сквозь выжженную солнцем сельскую местность.

Кондиционеры функционировали с большими перерывами, а пластигласовые окна не открывались. К середине дня в фургоне стало настолько душно, что казалось, запах от прежних пассажиров и их багажа заполнил все пространство.

– Кругом унылые пейзажи полного разорения... – говорил в диктофон Сваерс, сидевший на месте шофера. – В деревне, которую мы проезжаем, во время гражданской войны в Чихуахуа шли горячие бои. Теперь она похожа на разлагающийся скелет, не оставляющий никаких надежд на оживление. Большинство домов почернели, превратились в руины. Ее жители похожи, на несчастных лунатиков; а кружащие в ослепительно голубом небе черные птицы, питающиеся падалью, только ждут случая опуститься, чтобы...

– Ты уже использовал этот образ раньше, – прервал поток его красноречия Джейк, который сидел, съежившись, на пассажирском месте справа у окна.

– Точно, – подтвердила сидевшая с ним рядом Бет.

– Правда? – Сваерс выключил диктофон. – Такое случается со мной, когда я слишком погружаюсь в работу.

– Немудрено запутаться, – проворчал Джейк. – Сидим, запершись внутри непроницаемого фургона, не останавливаемся и ни с кем не разговариваем.

Сваерса задел его тон.

– Я не равнодушный наблюдатель. Меня волнует то, что война сделала с этим районом, хотя я и не выскакиваю на каждом шагу и не катаюсь в грязи по земле.

Фургон объехал мертвую лошадь, лежащую в пыли на дороге, и покатил дальше.

Бет спросила:

– Сколько времени нам еще ехать?

– Парень, который дал мне фургон, сказал, что дорога займет примерно час, – ответил Сваерс.

Домов больше не было, только сухие, желтые поля по обе стороны узкой извилистой дороги. Проезжая по высушенной земле, они увидели останки трех больших боевых роботов – руки, ноги, туловища, головы, почерневшие и искривленные.

Фургон замедлил ход, затем резко повернул налево и съехал с дороги. Он пролетел над канавой и вырулил на желтое поле. Развернувшись, фургон дал несколько сигнальных гудков и замер как вкопанный.

Бет прильнула к окну.

– По-видимому, мы приехали. Впереди какое-то здание.

Это был огромный, расползшийся в разные стороны особняк с толстыми кирпичными стенами и наклонной черепичной крышей. Пышный кустарник густо разросся перед домом, образовав аллею. Дорожка, выложенная красным кирпичом, вела к полированной широкой двери.

– Голограмма, – сказал Сваерс.

– Эй, гляди, – толкнул его Джейк, кивнув направо. – Засада!

Пятеро мужчин в рыжевато-коричневой униформе стояли привалившись к фургону. Четверо из них держали лазерные винтовки, направленные на путников.

– Эй вы, трусы! – крикнула, выглянув из фургона, Бет. – Уберите ваши паршивые ружья.

– Молчать! Я тебе покажу... трусы.

Человек в форме капитана сделал шаг вперед и ударил Бет по лицу.

– Мерзавец! – ринулся на него Джейк.

– Все нормально, Джейк. – Она схватила его за руку. – Не связывайся с ним.

Джейк с трудом сдержал себя. На лбу у него пролегли две глубокие борозды.

Пятидесятилетний человек, ударивший Бет, был маленького роста и очень худой, его левый глаз со шрамом на веке постоянно моргал.

– Капитан Эгьюлар, – представился он. – Вы арестованы по подозрению в подготовке покушения на Вобрайд.

– Что за бред, – возмутился Сваерс. – Я репортер из «ГЛА уик», а это мои друзья.

– Наемные убийцы всегда представляются как иностранные журналисты, – глядя на него исподлобья, сказал капитан.

– Я действительно журналист, – настаивал Сваерс. – Вы можете это проверить. Какое право вы имеете так грубо обращаться с женщиной?

– Возможно, вы правы, сеньор Сваерс, – смягчился капитан. – Но я должен установить личность этой девчонки.

– Меня зовут Бет Киттридж, – сказала она.

– Вы это утверждаете?

– Да, я Бет Киттридж.

Капитан покачал головой.

– Я вам не верю.

Джейк вмешался:

– Почему? Какие у вас причины для недоверия?

– А вас я знаю, – обернулся к нему капитан. – Вы, сеньор Кардиган, уголовный преступник, работающий по найму в детективном агентстве Бэскома, у вас скверная репутация. – Он покачал головой. – Думаю, у вас будут большие неприятности.

Сваерс дал выход раздражению.

Между прочим, мое интервью с Вобрайд помогло бы вашему паблисити, – проинформировал он маленького капитана. – Я так долго ждал момента, чтобы сюда попасть.

– Вы находитесь в зоне войны, – напомнил капитан Эгьюлар.

– Кому принадлежит это имение? – снова вмешался Джейк. Капитан повернулся к нему.

– Сеньор Кардиган, не перебивайте меня. Вы плохо воспитаны. Джейк посмотрел на него сверху вниз.

– Теперь я тоже узнал вас, Эгьюлар, – сказал он угрожающе. – Уверен, вы в свое время имели связь с торговцами тэком.

– С меня хватит, баста! – Капитан размахнулся для того, чтобы ударить Джейка, но остановился. – Вы все останетесь здесь под стражей, – сказал он сурово, – до тех пор пока официальные представители Вобрайд не прибудут сюда для допроса. Именно, сеньор, для этой цели.

– Когда они прибудут сюда? – спросил Сваерс.

– Кто знает? – Пожав плечами, капитан Эгьюлар удалился. Четверо солдат с лазерными винтовками в руках окружили пленников.

Бет наклонилась к Джейку.

– Он был связным?

– Да, правда, давно. Я арестовывал его дважды.

– Кто тебя просил об этом вспоминать, – жалобно сказал Сваерс, – думаешь, наше положение от этого улучшится?

Наступил вечер. Джейк сидел на корточках около кирпичной дорожки. Бет, скрестив ноги, дремала рядом с ним, Сваерс разлегся в кустарнике, который пышно цвел перед фасадом особняка.

Неожиданно показался длинный черный автомобиль. Он остановился в тридцати шагах от них.

Эгьюлар выскочил из дома и быстрым шагом направился к автомобилю. Щелкнул каблуками и вытянулся перед медленно, со скрипом открывающейся дверью автомобиля.

– Генерал Рибера, добро пожаловать. – Щелкнув каблуками еще раз, он сделал шаг назад и отдал честь.

Высокий стройный мужчина в костюме кремового цвета вышел из машины.

– Вот трое задержанных террористов, – указал на пленников капитан.

Рибера с изумлением смотрел на Джейка. Затем он начал громко смеяться.

– Ты теперь террорист, Джейк?

– Эдди... – усмехнулся тот. – Как давно ты стал генералом?

Сваерс вскочил на ноги и с облегчением произнес:

– Неисповедимы пути Господни.

* * *

Генерал и Джейк находились в большой гостиной, отделанной деревянной панелью. Рибера опирался на перевернутую пластигласовую корзинку. Джейк расхаживал по комнате.

– Все блуждаешь, Джейк. Ты поднимаешь пыль и разрушаешь миражи.

– Ты воздвиг эту голограмму?

– Нет, Эгьюлар. Ему нравится жить в особняке, хотя бы и призрачном. Я нахожу, что самое лучшее потакать человеку в малом.

Джейк разглядывал своего старого знакомого.

– Когда ты оставил адвокатскую практику в Борланде?

– Около пяти лет назад, – ответил Рибера. – Так получилось, что я решил объединиться с Вобрайд. Ты знаешь, политическая ситуация в стране ухудшается. Президент Ромеро – обаятельная леди, но не так несгибаема и практична, как Вобрайд. Впрочем, не стоит о ней говорить. Скажи, какими судьбами ты здесь?

– Я приехал встретиться с Вобрайд.

– Вспомнить былое? – подмигнул генерал.

– Боже мой, Эдди, кое-кому в Мексике кажется, что у нас с ней был один из величайших романов столетия. – Джейк раскинул широко руки. – Но все не совсем так. Я хочу ее повидать по делу, которым сейчас занимаюсь.

– Ты снова работаешь в полиции?

Джейк улыбнулся.

– Я вернулся из Холодильника, но остаюсь в списке неблагонадежных. Я работаю частным сыщиком в детективном агентстве «Космос» в Большом Лос-Анджелесе.

– Ну, Бэском, конечно, проныра, но не мошенник, подобно некоторым его конкурентам. Что он тебе поручил?

– Найти профессора Киттриджа и его дочь.

Генерал Рибера медленно встал.

– Дочь ты уже нашел, я узнал ее. Она знает, где профессор?

– Нет. А ты?

Рибера повернулся вполоборота к нему и прищурил глаза.

– Ты полагаешь, Вобрайд имеет отношение к исчезновению Киттриджа?

– Не знаю, но несомненно, авария была. Это произошло, в Большой сельве, которую контролирует Вобрайд, – рассуждал Джейк, – я пересек границу и добрался до людей, связанных с ней. На мою жизнь уже дважды покушались, а теперь меня и моих спутников держат как пленников.

Рибера протянул руку Джейку и пожал ее.

– Несправедливо. Я не отдавал приказ вредить тебе или кому-нибудь из твоего окружения.

– А что ты думаешь о Варгасе?

– О Варгасе?

– Он хотел меня убить, Эдди.

Генерал задумался.

– Наши взаимоотношения с Вобрайд не без проблем, – сказал он наконец, – и одна из них Рейф Варгас. Вобрайд и я не пришли к единому мнению по поводу его достоинств и верности.

– По-твоему, он обманывает вас?

– Скорее всего да.

Джейк вплотную приблизился к Рибере.

– Эдди, – тихо спросил он, – ты поможешь мне найти профессора Киттриджа?

– Не уверен, Джейк. – Генерал положил руку на его плечо. – Но я доставлю тебя в лагерь Вобрайд.

Джейк вздохнул:

– И на том спасибо.

Глава 26

В сумерках они добрались до Большого Леса. Огромные деревья тянулись вдоль дороги подобно бесконечным гигантским колоннам. Их раскидистые ветки казались причудливыми видениями.

Генерал Рибера, который вел черный автомобиль, притормозил в конце широкой дороги.

– Здесь первая застава, – пояснил он.

Трое мужчин в униформе тренировались, стреляя в ствол единственного необъятного дерева из лазерных винтовок. Они переключили внимание на приезжих, и один из них подбежал к автомобилю.

– Добрый вечер, генерал, – сказал солдат, заглянув в открытое окно машины.

– Приветствую, капрал. Мы направляемся в центральный лагерь.

– Вы можете следовать дальше, генерал Рибера. – Капрал сделал шаг назад и отдал честь.

– Это Карлос Трокса, не так ли? – спросил Джейк, когда они снова тронулись в путь.

– Да, кажется, так. Ты его знаешь?

– Встречались когда-то. Тогда он был вором-карманником. Скверный малый.

Рибера улыбнулся.

– Бывает, что люди меняются, Джейк.

– Крайне редко. Обычно кто был дерьмом, тот им и остается.

– Ты даже стал циничней, чем раньше.

– Может быть.

Огден Сваерс подал голос с сиденья:

– Тирания имеет духовный и облагораживающий эффект. Она превращает воров и бездельников в патриотов, защищающих великие идеалы.

– На что вы намекаете? – спросил Рибера.

– Да он просто диктует очередной репортаж, – вмешалась Бет, дернув сидящего рядом с ней репортера за рукав. Сваерс, спохватившись, почтительно спросил:

– Генерал, я могу сделать несколько снимков?

– Когда мы доберемся до базы, – сухо ответил тот.

– Но мне хотелось бы сфотографировать эти деревья. Они ведь не являются военной тайной.

– Не стоит. У нас могут возникнуть осложнения.

Видя, что Рибера начал раздражаться, Бет прошептала на ухо репортеру:

– Оставьте его в покое. Вы можете все испортить.

Вздохнув, Сваерс отвернулся и начал тихо наговаривать в диктофон.

Джейк возобновил беседу с Риберой.

– Тебе известно что-нибудь об аварии аэрояхты Киттриджа?

– Ничего, кроме того, что авария, видимо, произошла.

– Яхта опустилась где-то здесь?

– Предположительно да.

– Предположительно? У тебя есть сомнения?

– Меня не было в то время здесь, Джейк. Я располагаю только слухами, а факты тебе должна дать его дочь. – Рибера, повернувшись, мельком взглянул на Бет.

– Меня не было там, генерал, – сказала она.

– Странно, – сказал генерал. – Я слышал, что...

– Ее не было, – перебил Джейк. – Ты знаешь Беннета Сэндза?

Рибера покачал головой.

– Конечно. Хотя и не слишком люблю его, – признался он. – Несмотря даже на то, что он очень полезен нам.

– Каким образом?

– Он оказал Вобрайд значительную финансовую поддержку.

Джейк оглянулся на Бет и многозначительно произнес:

– За это Вобрайд могла оказать ответную услугу Сэндзу.

– Что ты имеешь в виду, Джейк?

– Ну, скажем, сделать что-нибудь с Киттриджем...

Рибера засмеялся и кивнул.

– Да, вполне возможно.

– Но она могла бы не сказать тебе об этом?

Рибера снова засмеялся.

– Ты знаешь ее, – сказал он. – Вобрайд даже своим любовникам не доверяет, не то что генералам.

* * *

Сотни голосов кричали в ночном лесу. А один, самый громкий, иногда перекрывал все остальные. Впереди показался яркий свет.

Автомобили парковались на дороге со стороны леса, среди них были также фургоны и даже несколько блестящих черных велосипедов.

Остановив машину, Рибера сказал:

– Мы остановимся сейчас и отдохнем.

– Почему тут столько машин? – спросил Джейк.

– Будет ралли, – ответил генерал, выходя из автомобиля. – Вобрайд пришлет награды и видеограмму.

– Пропаганда? – Джейк присоединился к нему.

– Естественно. Мы увидим ее выступление.

Сваерс жалобно спросил:

– Могу я сейчас воспользоваться камерой?

Рибера с любезной улыбкой ответил:

– Пошел к черту.

Бет взяла Джейка под руку.

– Варгас, вероятно, прибудет сюда, не так ли?

– Надеюсь.

Она слегка пожала его локоть.

– Джейк, я не думаю, что это идеальное место для противоборства с ним.

Шум впереди начал усиливаться, затем все внезапно оборвалось, наступила тишина.

Прошло несколько минут.

Внезапно над деревьями зазвучал голос женщины, усиленный микрофонами:

– Кто я?

– Вобрайд! – эхом ответила невидимая толпа.

– Уже лучше. Но еще раз, пожалуйста.

– Вобрайд!

– Да, меня зовут Вобрайд – Невеста Войны – с семнадцати лет. С того самого дня, когда мои отец и брат исчезли. Их убрали за то, что они выступали против безжалостного тирана, который управлял нашей страной. Они верили в свободу не только для себя, но и для всей Мексики.

Джейк, Бет и Сваерс вслед за генералом Риберой направились к месту проведения ралли. Автомобилей, фургонов и велосипедов становилось с каждой минутой все больше и больше. Внезапно яркий свет, хлынувший навстречу, осветил множество сверкающих машин. А голос женщины продолжал звучать:

– ...Я назвала себя Вобрайд с того дня, когда была изнасилована союзниками-солдатами. Меня насиловали пять мужчин, которые служили тирану. Я стала Вобрайд с того самого дня. В этот черный день я поклялась, что выйду замуж не за любимого, не за хорошего человека, который хотел на мне жениться. Я выйду замуж за войну! Я буду верная Невеста Войны и революции, до тех пор пока наша страна не станет свободной. Скажите мне мое имя.

– Вобрайд!

– Вобрайд!

– Вобрайд!

По крайней мере две дюжины гигантских деревьев были срублены для того, чтобы расчистить огромную площадку. На ней удобно расположились тысячи людей, мужчин и женщин в униформе. Они сидели на голой земле вокруг широкого деревянного помоста. Справа и слева стояли два громадных видеоэкрана, двадцати пяти футов высотой и такой же ширины. Темноволосая женщина, одетая в рыжевато-коричневые брюки, высокие черные лакированные сапоги и кроваво-красную безрукавную тунику, стояла одна на сцене. Оба экрана показывали ее в увеличенном размере. Это была очень хорошенькая женщина, коротко подстриженная, с яркими темными глазами и следами усталости и напряжения на лице. Женщина подняла правую ладонь, засверкавшую в направленных на нее прожекторах. Рука была ниже локтя металлической.

Бет наклонилась к уху Джейка и прошептала:

– Она выглядит намного старше, чем я ожидала.

* * *

– Будьте осторожны, – предостерег Рибера, подводя их к хорошо освещенной расчищенной площадке.

– Это голограмма огромного митинга, – объявил Джейк, разглядывая происходящее на площадке действие.

– Верно, – подтвердил генерал. – Фактически тут присутствуют четыреста человек. Но нам нужно, чтобы выглядело – как будто миллион. Ты опять за свое! – закричал он на Сваерса, который решил незаметно воспользоваться камерой. – Хочешь, чтобы тебя линчевали?

Репортер неохотно спрятал камеру.

– Я готов жертвовать собой ради правды, – заявил он.

Рибера сказал:

– Мы побудем здесь, пока Вобрайд не закончит свою речь. Потом я проведу вас к ней. – Он присел посреди голографической дороги.

Джейк сел рядом с ним, а к нему прислонилась Бет.

– Вобрайд на добрых десять лет моложе меня, – шепнул он ей.

– Не делай ее моложе, чем она есть. – Бет сидела положив ему голову на плечо. – Ты выглядишь намного лучше Невесты Войны.

– Я отдохнул в Холодильнике.

Вобрайд, повысив голос, говорила:

– Мы должны быть преданы не только флагу или другим любимым символам нашей страны, мы должны быть преданы идее Мексики. Она не может быть идеей одной личности, диктатора или этой мерзавки, которая называет себя президентом. Мексика должна быть идеей для всех. Мексика, о которой вы думаете и чувствуете, которую вы хотите для себя и своих детей. Мексика для нас – это сотни верных бойцов, мужчин и женщин, тех, кто приехал сюда ночью, и всех, кто услышат мои слова и увидят мое изображение.

Она протянула свою металлическую руку, и на несколько секунд се гигантское изображение вспыхнуло на обоих экранах.

– Среди нас нет места предателям, – продолжала она. – Наше дело слишком важно для нас. Каждый, кто предаст меня и, следовательно, вас и Мексику, должен умереть!

– Черт возьми, – сказал Рибера. – Она обещала мне не заходить так далеко.

– Публичная казнь? – спросил Джейк.

– Да, мы оказались не лучше президента Ромеро.

На сцену вытолкнули какого-то человека. Его бледно-голубой костюм был превращен в лохмотья, забрызган кровью, а лицо разбито. Но Джейк узнал его.

– Глобо, – сказал он, поднимаясь.

Бет схватила его за руку.

– Джейк, оставайся здесь.

– Глобо, несчастный ублюдок, – сказал он. – Они его убьют сейчас.

– Но ты не можешь его спасти.

– Посмотрим. – Мягко освободившись от нее, Джейк начал продвигаться через толпу.

Глава 27

Толпа увидела, что Джейк приближается к платформе. На мгновение все замерли. А затем ропот начал перерастать в постепенно усиливающийся гул.

Раздались угрозы, люди в униформе повскакивали с мест, но Джейк, не обращая внимания, Продолжал идти вперед.

Когда он подошел на расстояние пятидесяти шагов к ярко освещенной платформе, Вобрайд стояла на краю, из-под руки всматриваясь в смельчака.

Уже спустя десять секунд она узнала его. Ее радостная улыбка засверкала на обоих экранах.

– Джейк, любовь моя, – сказала она смеясь. – Вот и встретились через столько лет...

– Да, – согласился он, остановившись в нескольких шагах от платформы.

Она показала на небо металлическим пальцем.

– Ты был там. Откровенно говоря, я не ожидала, что ты так скоро выйдешь оттуда и появишься здесь.

– Я искал тебя. По-видимому, от тебя скрывали это.

– Да, никто не сказал мне, что...

– Мы обязаны были заниматься делом, – раздался чей-то резкий голос справа от Джейка. – Вот я, перед вами.

Из-за большого экрана вышел широкоплечий мужчина лет сорока, одетый в плотно облегающий генеральский мундир. На его груди блестела дюжина орденов и медалей. Открытая часть лица генерала, чуть больше половины, была живая, почти красивая, другая – из серебристого металла. Левая рука была тоже сверкала серебром.

– Генерал Варгас! – закричал кто-то в толпе.

Другие подхватили:

– Варгас!

Повернувшись к нему, Джейк сказал:

– Я искал вас, Варгас.

– Я тоже мечтал встретиться с вами. – Варгас сдержанно поклонился. – Но сейчас надо заняться предателем.

– Убить предателя! – закричала толпа.

Обливающийся потом толстый человек, которого два солдата на платформе держали за руки, не сводил глаз с Джейка и генерала.

– Дело в том, – сказал Джейк, – что я не верю, будто Глобо предал Вобрайд. Мне он тоже порядком насолил, однако это не значит, что он заслуживает...

– Весьма опасно выступать с просьбой о помиловании в момент приведения приговора в исполнение, сеньор, – сказал Варгас. – Если ты отступишь в сторону, я сам сейчас...

Из отделанной серебром кожаной кобуры он достал лазган.

– Погоди, Варгас, – сказала Вобрайд. – Джейк, почему ты защищаешь предателя?

Она отцепила микрофон и, присев на край платформы, с любопытством смотрела на мужчин.

– Он не предавал тебя. У него трое детей.

– Ты допрашивал Глобо, Варгас?

– Нет, конечно.

– Я думаю, – сказал Джейк, – Варгас просто боится.

– Не понимаю, любовь моя.

– Ты действительно не знаешь, что Варгас нанимал Глобо убить меня?

Она сурово посмотрела на Варгаса.

– Это правда?

– Конечно, нет. – Варгас нацелил оружие на Глобо. Джейк подбежал и выбил оружие из рук Варгаса.

– Еще один предатель! – закричал тот.

Несколько солдат бросились к ним.

– Назад! – скомандовала Вобрайд, вставая.

В ту же секунду Варгас замахнулся на Джейка своей металлической рукой.

Удар пришелся ниже грудной клетки, отчего Джейк начал задыхаться и попятился назад. Варгас настиг его и ударил по голове.

И без того яркий свет на площадке стал еще ярче.

Джейк упал на одно колено.

Варгас стоял над ним, подняв металлический кулак, готовый нанести новый страшный удар.

Опередив его, Джейк прыгнул вперед, ударив его в грудь.

Варгас закашлялся. Он споткнулся, потерял равновесие и упал в грязь.

Джейк накинулся на него и стал пинать в грудь.

– Остановитесь! – приказала им Вобрайд, стоя на платформе. Мужчины проигнорировали ее команду, теперь они катались по земле, дубася друг друга кулаками.

Джейк успел заметить, направленную на них механическую руку Вобрайд, из указательного пальца которой выскользнул тонкий зеленый луч.

Он прошел сквозь темноту и ударил в лицо Варгасу. Раздался шипящий звук, тело генерала задергалось в судорогах. Он впился себе в лицо металлическими пальцами. Тело его дернулось еще раз, и он затих.

Джейк вскочил на ноги, повернулся к Вобрайд, но луч ударил в грудь и его.

Ему показалось, что он парит над землей. Ему не хватало воздуха. Дышать он уже не мог, как не мог и двигаться – его тело оказалось замороженным.

Свет померк.

* * *

Первое, что он услышал, когда пришел в себя, был шум ветра.

Джейк медленно приподнялся. Он лежал на спине на широкой деревянной кровати и чувствовал себя так, как будто его скелет сначала отделили от тела, а затем вмонтировали не совсем правильно.

Подвинувшись назад с помощью локтей, он сел, опираясь на спинку кровати.

Ночной ветер грохотал, за пластигласовыми окнами тусклой маленькой комнаты виднелось черное небо с полумесяцем.

Он гримасничал, тряс старательно головой из стороны в сторону, наслаждаясь ощущением жизни, хотя чувствовал себя как после тяжелой болезни.

С огромным трудом Джейк встал и подошел к окну. Каждое движение приносило ему боль и страдание.

Он понял, что находится в очень высокой башне. Из окна были видны верхушки деревьев, буйно раскачивающиеся на ветру.

«Скорее всего, – подумал Джейк, – это один из пунктов, захваченных и перестроенных Вобрайд».

Стены в комнате были выкрашены в темно-розовый цвет. Такого же цвета были ковер на полу и дверь.

Джейк сделал несколько неуверенных шагов по направлению к двери. Внезапно она сама распахнулась.

Перед ним в слепящем свете коридора возникла Вобрайд. Одетая точно так же, как на митинге, она стояла руки в боки и улыбалась ему.

– Я искренне извиняюсь, любовь моя, за маленькое недоразумение. – Она посмотрела на крошечные часы, встроенные в ее хромированную руку. – Около четырех часов. Просто я хотела охладить вас – тебя и Рейфа.

– Ты достигла цели, Елена.

Она удивленно отпрянула, потом крепко обняла и поцеловала его в губы.

– Ты помнишь мое имя, как мило с твоей стороны, дорогой, – сказала она нежно.

Слегка отстраняясь от нее, Джейк с усмешкой произнес:

– По-моему, еще недавно кто-то предпочитал называть себя Невестой Войны.

Она села на край кровати.

– Политическая необходимость, Джейк.

– Мне особенно понравилась история, которую ты сочинила, выдумав себе прозвище.

Смеясь, Вобрайд сказала:

– Человек, который пишет для меня выступления, придумал эту историю полгода назад, и мне показалось, что она производит большой эффект. Кстати, он был профессором литературы в Мексиканском университете до того, как проститутка президент Ромеро внесла его имя в мартиролог. Как я здорово сказала: «Меня насиловали пятеро солдат». Правда, Джейк? На самом деле их было только трое.

Джейк взглянул на нее не без восхищения. Но боль в суставах заставила его вспомнить о деле.

– Куда пропал твой брат Джордж? Он еще промышляет тэком или завязал?

Вобрайд-Елена пожала плечами и поправила сбившиеся короткие волосы металлическими пальцами.

– Мы биологически изменили бедного Джорджа в интересах нашей идеи, – небрежно сказала она. – Лучше мученик, чем преступник.

Лицо Джейка стало серьезным.

– Елена, ты должна мне помочь.

– И тогда ты...

– Нет. Прошлого не вернешь, Елена.

– Что ж, – печально вздохнула она. – Но, увы, ты прав. Что тебе нужно, Джейк?

– Я работаю на детективное агентство «Космос».

– Неугомонный сыщик, – покачала она головой.

– Выслушай. – Он подошел и сел напротив. – Агентство ищет профессора Киттриджа и его дочь. Их аэрояхта потерпела аварию здесь пару месяцев назад.

– Ты путешествуешь с девицей Киттридж, а говоришь, что ищешь ее?

– Она не Бет Киттридж.

Усмехнувшись, Вобрайд указала на дверь металлическим указательным пальцем.

– Твоя подруга, Джейк, абсолютно невредима. Она находится в гостиной на втором уровне.

– Что случилось все-таки с Киттриджами?

– Сам все знаешь. Авария.

– Ты видела обломки?

– Я не занимаюсь такими мелочами. Рейф Варгас видел.

– Значит, Киттридж и его дочь...

– Погибли, – сказала Вобрайд.

Глава 28

Джейк подошел к окну и уставился в темноту. Ветер усилился.

– Я не думаю, что они умерли, – сказал он наконец.

– Может быть, оттого, что ты не хочешь посмотреть правде в глаза.

– Я не верю Варгасу. И думаю, что ты тоже больше не веришь.

– Да, я использовала луч против него. Но, дорогой, сие не означает недоверия к нему.

– М-да, романтики вы оба. – Джейк повернулся к ней. – Что с Глобо?

– Мы его не казнили пока. Он сидит в тюремной камере внизу. Я хочу посмотреть его дело сама.

– В Кидадо Глобо выдал меня наемному убийце.

– А ты, чудак, рисковал жизнью из-за него.

– Твой друг Варгас затеял жестокую и несправедливую вещь, – сказал Джейк. – Это он хотел убить меня, а после того как его план сорвался, решил избавиться от Глобо – свидетеля, – обвинив его в измене. И прикрылся твоим именем.

Вобрайд задумалась.

– Маловероятно. Откуда Рейф мог знать, что ты в Мексике?

– Уверен, он знал. Или от Глобо, или от кого-нибудь еще. Я не скрывал своего желания встретиться с тобой.

Она кокетливо улыбнулась.

– Рейф ревнивец, он не хотел, чтобы мой старый любовник встретился со мной.

– Думаю, причина не только в этом, – дипломатично ответил Джейк.

– В чем же еще?

– Кое-кто интересуется Киттриджем. Он доказал, что использование тэка на земле бессмысленно и ужасно. И изобрел систему приборов для борьбы с ним. Поэтому профессора и его дочь похитили или убили. Я занимаюсь расследованием...

– Ты утверждаешь, что Рейф хотел помешать твоему расследованию?

– Да, и я уверен: он знает, где Киттридж и его дочь.

Вобрайд нахмурилась. На ее лице обозначились сердитые складки.

– Ты выдвигаешь серьезное обвинение, Джейк. Какие у тебя факты?

– Пропаганда и убеждение – не моя специальность, Елена, – ответил он. – Но я намерен найти Киттриджей и считаю Рейфа Варгаса одним из тех, кто пытается остановить меня.

Очень медленно Вобрайд произнесла:

– Если все это правда, то он не только меня, но и народ обманывает.

– Кроме того, он связался с тэк-лордами.

Джейк увидел, что ее металлические пальцы сжались в кулак.

– Тэк – это наше проклятие. Я чувствую вину за своего брата, который был связан с тэк-мафией.

Она ударила ладонью живой руки в свой металлический кулак.

– Мы боремся за великую идею! Тот, кто оскверняет ее, должен умереть!

– А Варгас согласен с тобой? – спросил Джейк.

Она не сразу ответила.

– Я верила ему. – Потом сделала несколько шагов по направлению к двери и, повернувшись, поманила Джейка указательным пальцем. – Иди за мной. Мы должны установить истину.

Джейк молча последовал за ней.

* * *

Тень абажура над головой Варгаса делала металлическую часть его лица похожей на броню. Он неподвижно сидел в кресле посередине комнаты, со сверкающими на широкой груди орденами. Когда вошла Вобрайд, уголки его рта растянулись в улыбке.

– Я хочу услышать, дорогая, что полностью прощен тобою, – сказал он, но улыбка исчезла, как только он увидел Джейка. – Зачем ты привела сюда этого типа?

Вобрайд остановилась в нескольких шагах от него.

– Мы хотим кое-что обсудить с тобой, Рейф.

– Мы? – Он пристально посмотрел на Джейка. – С каких пор ты и он стали «мы»?

– Хватит. Я хочу знать, – требовательно сказала она, – были ли у тебя планы убить Джейка?

Варгас, засмеявшись, ткнул пальцем в Джейка.

– Понимаю, он пожаловался тебе и рассказал детскую сказочку о том, как кто-то хотел его убить.

– Варгас, – оборвал его Джейк, – мы знакомы с Вобрайд очень давно. Не увиливай, это не поможет!

Генерал с оскорбленным видом повернулся к Вобрайд.

– Ты позволяешь этому человеку, недавнему заключенному, прийти сюда и предъявлять обвинения мне?

Она пристально посмотрела ему в глаза.

– Ты чист?

– Неужели ты сомневаешься, дорогая?

– Хочешь, чтобы я приказала привести сюда Глобо?

Варгас встал и повернулся спиной к ним.

– Очень хорошо, я вижу, ты не на шутку рассердилась на меня, малышка, – помолчав, сказал он. – Тем не менее помни: я люблю тебя. Да, я солгал, солгал.

– Почему?

Повернувшись к ней, Варгас виновато опустил глаза.

– Причина глупая – ревность. Я знал, что вы были некогда близки с ним, и просто не хотел, чтобы вы встретились снова. Ничего не поделаешь, такой уж у меня характер.

– Я тебе не изменяла, Рейф.

– Да, не сомневаюсь, – опустил плечи Варгас. – Увы, мой безрассудный план убить этого ничтожного человека был ошибкой. Теперь я убедился, что он – ноль, пустое место, глупый неудачник. И действительно не соперник для меня.

Вобрайд выслушала его не перебивая.

– Что с Киттриджем? – спросила она, когда он закончил.

– С кем? – переспросил он.

– Киттриджем, – повторила она.

– Боюсь, малышка, я ничего не знаю о профессоре.

– А откуда же тебе известно, что он профессор?

– Возможно, где-то слышал о нем...

Вобрайд неожиданно схватила его за плечи и повернула лицом к себе.

– Посмотри мне в глаза, Рейф, – приказала она. – Ты что-нибудь знаешь об аварии аэрояхты, на которой летели Киттридж и его дочь?

Варгас покачал головой, но его глаза блуждали по сторонам.

– Ничего, дорогая, за исключением того, что яхта потерпела аварию.

– Рейф! – Вобрайд тяжело положила свою металлическую руку ему на голову. – Поклянись мне, что ты не лжешь.

– Я не собираюсь клясться, черт побери. – Он освободился и отвернулся от нее. – Или ты доверяешь мне, или нет.

– В твоем голосе слышится неуверенность, – сказала она с усмешкой. – Отвечай, Рейф.

Варгас отошел в дальний угол комнаты и стоял, рассматривая что-то в окне.

– Там не было никакой аварии, – сказал он наконец. – Такие слухи распространяются нарочно.

– А в действительности?

Варгас пристально наблюдал, как ночной ветер раскачивает верхушки деревьев.

– Мы одержали в последнее время немало побед. На это нужно много денег, любовь моя. К сожалению, они не даются легко.

– Значит, ты заключил с кем-то сделку?

– Их аэрояхту вынудили сесть в Большой сельве, – ответил он. – За невмешательство нам заплатили довольно приличную сумму.

– Кто заплатил? – спросил Джейк.

Презрительно взглянув на него, Варгас не ответил.

– Отвечай, Рейф, – сказала Вобрайд. – Мне это тоже интересно.

– Насколько я понимаю, хотя напрямую с ним не встречался, деньги поступали от Сонни Хокори.

– Негодяй! Ты брал деньги за тэк?!

– Клянусь, я не имел никаких дел ни с тэком, ни с торговцами им. Хокори хотел устроить засаду Киттриджу и его дочери, он заплатил за то, чтобы ему не мешали. А все остальное...

Джейк прервал его:

– Где сейчас Киттридж?

– Не знаю.

– Они не убиты?

– У меня нет сведений.

– Сонни Хокори, где он?

– Два дня назад Хокори был в Акапулько. Там у него казино.

– Киттридж и его дочь могут находиться там?

– Возможно.

– А Беннет Сэндз?

– Он не замешан в этой игре.

– Сколько тебе заплатил Хокори? – спросила Вобрайд.

– Много, я уже говорил.

– Точнее.

– Пятьсот тысяч американских долларов, малышка.

– Где эти деньги?

Варгас посмотрел вверх на светящийся зеленый абажур.

– Здесь, в моей квартире. Я собирался сдать их в нашу казну и все тебе объяснить. Но не успел из-за этого гринго. Он полез не в свое дело и...

Вобрайд задумчиво покачала головой.

– Грустно, Рейф, грустно.

– Но, дорогая... – Генерал, звякнув орденами, порывисто протянул к ней руки. – Мы же уладили эту неприятность? Ты ведь простила меня, любовь моя?

– Я любила тебя, Рейф, – сказала Вобрайд печально. – Но скажи, как я могу теперь доверять тебе?

– Ты должна мне доверять! Я рассказал тебе всю правду. Даже в присутствии моего врага.

– Поздно, слишком поздно. – Она подняла вверх металлическую ладонь и нацелилась на него средним пальцем.

– Вобрайд, пожалуйста... – начал он и не успел закончить.

Мощный темно-красного цвета луч вылетел из кончика пальца и ударил Варгаса в грудь. Сначала на нем загорелись и расплавились награды, потом образовалась маленькая аккуратная дырочка, из которой полилась кровь. Затем она хлынула изо рта. Варгас развел руками и грохнулся навзничь. Он умер.

Джейк ощутил противную дрожь в коленях.

– Господи, Вобрайд... – произнес он тихо.

– Я рада слышать, – сказала она, самодовольно улыбаясь, – ты наконец-то назвал меня настоящим именем.

Глава 29

Рассвет был серым и холодным. Бет ни о чем не спрашивала и молчала, пока Джейк поднимал в воздух аэрокар. Он взял курс на Акапулько. И лишь тогда обратил внимание на хмурый вид своей спутницы.

– В чем дело, Бет?

– Давай сначала я тебя кое о чем спрошу.

– Спрашивай.

– Ты провел ночь с этой чокнутой?

– Только часть ночи.

– Что ж, этого следовало ожидать.

Бет отвернулась от него.

– Успокойся, я не спал с ней. Я добывал информацию.

Она повернулась к нему, заметно повеселев.

– Ты раскопал что-нибудь?

– Авария была подстроена, – ответил он, – с помощью Варгаса.

– Я так и думала. Они живы?

– Скорее всего.

– Где будем их искать?

– Начнем с Акапулько. Там у Сонни Хокори есть казино.

– Сонни Хокори? Ты уверен, что они у него?

– Нет. Но он должен знать, что случилось с твоим отцом.

Она тихо засмеялась.

– С настоящей Бет и ее отцом, ты хотел сказать.

– Извини, я уже совсем запутался, – усмехнулся он. – Их аэрояхта была насильно посажена около лагеря Вобрайд. Сонни оплатил эту акцию, вероятно, он и прячет их у себя.

– В этом казино любил бывать Беннет Сэндз. Варгас говорил о нем?

– Только то, что Сэндз не участвовал в похищении.

Бет посмотрела из окна на Большой лес внизу.

– Почему Варгас доверился тебе? В последнюю встречу вы были не очень-то дружны.

– Мы разговаривали втроем, вопросы задавала в основном Вобрайд.

– Разве она не знала об умышленной посадке аэрояхты?

– Видимо, нет.

– Ты поверил ей?

– Не мог не поверить, – усмехнулся он. – После того как она, узнав, что Варгас замешан в этом деле, убила его.

– Джейк... – Бет положила руку на его ладонь. – Они были любовниками?

– Конечно. Но она не позволяет никому, даже любовнику, заключать сделки за своей спиной.

– Она и тебя могла убить.

Джейк обнял ее за плечи.

– Ты боялась за меня?

– Да, очень. Скорее бы все кончилось.

– Уже скоро, детка.

Бет доверчиво улыбнулась ему.

– Знаешь, ночью я вспомнила то время, когда у меня было все: школа, друзья, отец. Избалованный ребенок, растущий в богатой семье. Но иногда на меня что-то находило, и я убегала на Луну.

– Любопытно. Я тоже там бывал. В девять лет я однажды добрался до сектора Глендейл. А куда ты бегала?

– На виллу дяди, это по сути Старый сеттльмент. Дядя редко посещал ее, только в лунные, каникулы. Персонал там состоит из трех роботов – очень немолодых и старомодных.

– Дом еще существует?

– Да. И мне захотелось вдруг очутиться там снова, – призналась она. – Но я отказалась от этой мысли. Две вещи удержали меня: я хочу найти отца и... быть с тобой...

После некоторого молчания Джейк произнес:

– Я рад, что ты не сбежала.

На ее лице появилась счастливая улыбка. Она взяла руку Джейка.

– Знаешь, прошлой ночью я думала, что ты не вернешься.

– Но, как видишь, я вернулся.

– В те минуты я поняла, что потеряла бы что-то очень дорогое.

Свободной рукой Джейк погладил ее волосы.

* * *

Они остановились в отеле-небоскребе «Акапулько Ритс». Оставив Бет в номере, Джейк отправился искать видеофон.

Платиново-золотой робот с дежурной улыбкой приветствовал его на трех языках и проводил в звуконепроницаемую кабину.

Усевшись перед экраном, Джейк вызвал детективное агентство «Космос» в Большом Лос-Анджелесе.

Незнакомая красноволосая девушка появилась на экране.

– Космическое детек...

– Кто на связи?

– Это Джейк, не так ли?

– Да, постой, Марни. Что ты сделала со своей головой?

Она взбила волосы.

– Я покрасила волосы, только и всего; – объяснила секретарь агентства. – А мы слышали, будто ты погиб в Мексике. По одной версии, затоптан дикими быками, по другой – убит ревнивым любовником Вобрайд.

– Есть третья версия: я жив. И нахожусь на сто третьем этаже небоскреба. Что поделывает этот лохматый бездельник Гомес?

– Ты можешь спросить у него самого.

– Он в офисе?

Она улыбнулась и исчезла с экрана, а через секунду появился Гомес.

– Amigo, – сказал он улыбаясь. – Мне приятно, что ты не умер.

– Мне тоже. Как ты?

– Все нормально, только гипс на ноге требует материнского отношения от женщины, когда с ней спишь. Ты где?

– В Акапулько, – ответил Джейк. – Слушай, мне нужны надежные помощники. У тебя есть кто-нибудь, кто заслуживает доверия?

– Для начала – да. Будь очень осторожен, amigo, – предупредил Гомес. – Разыщи Кармелиту Джиминес в Книжном центре. Но ей не надо доверять серьезные операции. Для этого свяжись с Гутиерресом из Латинского клуба. Как продвигается твое дело?

– Я подозреваю, что Киттридж и его дочь находятся где-то здесь.

– На чем основаны твои подозрения?

Джейк коротко рассказал Гомесу обо всем с того момента, как пересек границу.

Когда Джейк закончил, Гомес сказал с запинкой:

– Послушай, старина... Этот андроид, копия Бет Киттридж...

– Ну?

– Ты что-то скрываешь, не так ли?

– Почему ты так решил?

– Не знаю, но что-то есть в твоем голосе, когда ты говоришь о ней...

– О'кей, – сказал Джейк, – мы с тобой старые приятели. И от тебя ничего не скроешь. Ну, действительно, черт побери, я люблю Бет.

– Но ты не забыл, что должен найти настоящую Бет? Бэскому может не понравиться такой поворот событий.

– Успокой Бэскома: я помню, за что получаю деньги. Есть еще какие-нибудь сообщения?

– Да. – Гомес заметно колебался. – Тебя разыскивает Кейт. Срочно хочет поговорить с тобой.

– Откуда ей известно, что я в Мексике?

– Не знаю.

– Что-нибудь случилось с сыном?

– Я ничего не знаю, Кейт не посвятила меня в детали.

– Хорошо, я позвоню ей. Она оставила номер своего видеофона?

– Нет. Ее, мол, никогда нет дома, она много путешествует, поэтому ей нужен твой номер. Вчера она звонила в наш офис каждые два часа.

– Она знает, что я работаю в агентстве?

– Не уверен, по ее словам, она разыскала меня как твоего давнего друга, который может знать, как связаться с тобой.

– Хорошо, скажи ей, чтобы она позвонила мне сюда, в «Акапулько Ритс».

– А это небезопасно для тебя?

– Как бы там ни было, она – мать моего сына. Сделай так, как я сказал.

– Хорошо, будет сделано.

– Будь здоров, Сид.

– Взаимно, – ответил Гомес.

* * *

Безупречно прямые, нескончаемые ряды башен и небоскребов, все из пластика, стекла, металла и камня, соединялись пешеходными дорожками на разных уровнях высоты. Легкий туман распространялся со стороны моря, на Акапулько опускались сумерки. Многочисленные разноцветные огни заполнили мир.

– Красивый пейзаж, – произнес Джейк, высунувшись из окна гостиничного номера. – Посмотри, Кейт.

Полулежавшая на софе Бет подняла голову.

– Я – не Кейт.

– Прости, – смутился он. – Просто я сейчас думаю о ней. Точнее о том, зачем я мог ей понадобиться.

– Расскажи мне о ней, – попросила Бет.

– Спрашивай, я буду отвечать, – сказал он, присаживаясь на краешек софы. – У меня к ней сложные чувства.

– Вы официально разведены?

– Да. Суд штата Южная Калифорния расторг наш брак.

– Она развелась с тобой, когда ты находился в Холодильнике?

– Угу, банальная история, которая случается с парнями, сидящими в тюрьме, – сказал он. – Особенно, если в Холодильнике. Ты почти умер, и не каждая женщина выдерживает подобное испытание.

– А ты не хотел развода?

– Нет, – Он плотно сжал губы, и на его худощавом лице резко выступили скулы. – Хотя Кейт ушла от меня еще до моего ареста.

– Почему?

– Почему? – Он задумался. – Видишь ли, жене полицейского живется нелегко. В Большом Лос-Анджелесе я боролся с тэк-мафией. В эту историю были замешаны люди, находящиеся на высших ступенях власти. И, как сказала мне Кейт позже, ей и Дэну угрожали.

– И тогда она тебе ничего не говорила?

– Нет, молчала. Просто сбежала в Новую Англию к родственникам. А Дэна поместила в частную школу, по общему мнению, одну из лучших в Бостоне.

– Не так уж плохо. Она устроилась на работу?

– Да, в фирме Сэндза. Тогда он находился в Новой Англии и возглавлял собственную фирму.

– Понятно...

– Кейт уехала из-за того, что ей угрожали, Сэндз здесь ни при чем, – с горячностью сказал Джейк. – Она не могла меня предать!

– Почему же она тебя бросила, когда ты расследовал дело о тэке? И почему тебя арестовали?

– Меня обвинили в том, что я тормозил расследование, – ответил Джейк. – Но я не виновен. Меня подставили. И упрятали в Холодильник.

– Твоя жена верила тебе?

– Кейт? Конечно, она и Дэн верили мне. Она приехала за неделю до моего ареста.

– За неделю, – медленно произнесла Бет.

– На что ты, черт возьми, намекаешь? – разозлился он.

– Ни на что.

За окном стемнело, комната начала погружаться во мрак.

– Ты тоже использовал тэк? – неожиданно спросила Бет.

Джейк не ответил.

– Ответь мне! – не унималась она.

– В тот день, когда моя жена и сын исчезли, я впервые попробовал тэк.

– В колледже я тоже пробовала тэк, – произнесла она, – и никакого кайфа не испытала.

Лицо Джейка смертельно побледнело.

– Что с тобой? – испугалась она.

– Все зависит от того, какие иллюзии хочешь испытать, – сказал он, глядя в одну точку. – Я хотел заново пережить прошлое и осмыслить настоящее. В моем тэк-мире отношения между мною и отцом сделались прекрасными, мать была еще жива, Кейт не бросала меня...

Не закончив, он встал.

– Мне пора.

– Куда ты? К Кейт?

– Я еще не знаю, как ее найти. Она не оставила свой номер.

– Возьми меня с собой, Джейк. Я боюсь за тебя.

– Все будет в порядке, крошка. – Он наклонился и поцеловал ее. – Жди меня здесь, Бет, и будь осторожна.

Глава 30

Высоко в небе летел в сумерках громадный фургон. Гигантский экран, расположенный в его нижней части, показывал президента Ромеро.

«Неприятная дама», – подумал Джейк.

Впереди показалась группа туристов. Они вышли из парка и двигались навстречу. Один из них подошел к краю обрыва и заглянул вниз.

– Не подходи так близко, Лерой! – крикнула женщина.

– Ничего страшного, Мом, ведь здесь стенка.

– Она выглядит ненадежно, по-моему.

– Дорогая моя, мы живем в двадцать втором веке. В наше время все надежно, кроме людей.

– К сожалению, так было всегда, – сказал Джейк и продолжил путь. Скоро он увидел вывеску «Книжный центр». Ниже на двери плыли неоновые буковки, сообщавшие обо всех самых последних бестселлерах из Соединенных Штатов.

Как только Джейк приблизился к двери, она со свистом открылась. В полукруглой комнате было шесть печатников, и один болезненного вида покупатель. Хмурясь, он засунул банковскую карточку в отверстие автомата. Затем набрал заглавие книги, наблюдая за машиной.

– Нет в наличии, – сказал печатник.

– Это бестселлер, не так ли?

– Да, сэр.

– Американский?

– Да, сэр.

– Поскольку ваш магазин продает копии американских бестселлеров, я хочу приобрести его.

– К сожалению, сэр, его нет в Мексике.

– Вы хотите сказать, что я не смогу купить экземпляр?

– Не сможете, сэр.

– Странно. – Покупатель указал на другое заглавие. – А эта есть в наличии?

– Есть, сэр.

– Хорошо, напечатайте мне экземпляр.

– Извините, сэр, сначала вам необходимо приобрести разрешение от фирмы «Бишоп Акапулько», и только потом вы сможете купить ее.

Покупатель забрал свою банковскую карточку у печатника и встал со стула.

– Позвольте мне сказать, что я думаю о свободе печати в Мексике.

– Пожалуйста, сэр. Но я должен предупредить вас: на магнитофонной пленке у нас есть ваше имя и адрес вашего отеля.

Покупатель раздумывал около пяти секунд. Затем забрал банковскую карточку и, неодобрительно посмотрев почему-то на Джейка, вышел из магазина.

– Мне нужна мадам Кармелита, – сказал Джейк.

– Она там. – Печатник указал на соседнюю дверь.

Джейк постучал.

– Если печатник отказывается печатать, то я ничего не могу поделать, – отозвался женский голос.

– Кармелита?

– Да.

– Джейк Кардиган.

Дверь бесшумно открылась, и черноволосая женщина лет сорока предстала перед ним.

Оглядев Джейка с ног до головы, она кивнула.

– Гомес звонил мне и рассказал о вас.

После того как они пожали друг другу руки, она предложила ему пройти в маленькую смежную комнату.

– Сколько книг можно купить одному человеку в вашем магазине? – спросил он, садясь на стул.

– По инструкции – две. Одна из них обязательно о президенте Ромеро.

Кармелита села напротив.

– Что за комната? – спросил Джейк. – Здесь безопасно?

– В Мексике сейчас везде небезопасно.

– Сонни Хокори в городе?

– Да, – подтвердила Кармелита. – Он вернулся около двух недель назад.

– У него большой дом?

– Да, очень.

– А профессор Киттридж и его дочь там?

– Гомес спрашивал меня об этом, но я не знаю, – ответила Кармелита. – Пытаюсь узнать, хотя это опасно.

– Мне надо попасть в дом.

– Более важно выбраться оттуда.

– Правильно. Вместе с Киттриджами.

Кармелита засмеялась.

– Ты обладаешь даже большей самоуверенностью, чем нахал Гомес.

– Ты считаешь, это невозможно?

– Я уверена, наконец наступит день, когда они найдутся. У тебя в запасе много времени, Джейк?

– Не слишком, – ответил он. – А Беннет Сэндз в Акапулько?

– Да. Он приехал вскоре после Сонни Хокори.

– Эти двое связаны друг с другом?

– Держу пари, хотя и нет доказательств.

– Можешь добыть какие-нибудь?

– Нет. Я не смогу ни провести в этот дом, ни вывести.

Джейк встал.

– У тебя есть другое место для встреч?

– Здесь безопаснее всего, – сказала она. – Скажи, Гомес ранен?

– Сломал ногу. Ты очень беспокоишься о нем?

– Не очень, но беспокоюсь. Только не говори ему. А то совсем нос задерет.

– Это уж точно, – согласился Джейк.

* * *

Образ Кейт рисовался ему в дымке. Робкая, слегка грустная улыбка делала ее лицо очень привлекательным. Ради того, чтобы увидеть это лицо, Джейк использовал тэк и потерял четыре года. Джейк потерял четыре года.

И вот Кейт стоит на площадке возле эскалатора, ожидая, когда он поднимется наверх. Она похудела, выглядит усталой, постаревшей. Всем своим видом показывает, что они теперь чужие.

– Привет, Кейт, – сказал Джейк тихо.

– Привет, Джейк, – так же тихо ответила она.

Он остановился в двух шагах от нее.

– Как Дэн? Он здоров?

– Да, он в отличной форме. – Она подошла поближе и взяла его за руку. – Недалеко отсюда есть маленький голографический парк. Мы можем поговорить там. У меня мало времени, Джейк.

Идя рядом с женой, как в прежние времена, он спросил:

– Где Дэн?

– Не беспокойся, с Дэном все в порядке. Он учится в частной школе в Мехико.

Кейт все время оглядывалась, пока он платил за вход в парк роботу в широкополой синей шляпе.

– Как ты добралась до Акапулько так быстро, Кейт? – спросил он, когда они вошли в парк. – Гомес сказал мне...

– Это не имеет значения. – Они торопливо шли по тропинке, покрытой высокой густой травой. Заросли затрудняли их путь. – Мне надо сказать тебе что-то важное. У меня только несколько минут.

– Ты болела?

Она поправила свои короткие волосы.

– Я похудела немного, это так, – сказала она, остановившись около железной скамейки и усаживаясь. – Но не забывай, я стала на пять лет старше с того времени, как ты видел меня в последний раз. А ты выглядишь великолепно, между прочим.

– Я же вернулся с курорта. – Он сел на скамейку на некотором расстоянии от нее. – Ты хотела меня видеть. Я тебя слушаю, Кейт.

– Вы должны уехать из Акапулько, – сказала она. – Ты и девчонка. Немедленно, Джейк, уехать.

Яркие лесные птицы, летали казалось, над тенистыми ветвями высоких деревьев. Джейк смотрел на ее профиль. «Все-таки она по-прежнему красива», – подумал он.

– Почему мы должны уехать?

– Всех деталей я не знаю, но они замышляют убить тебя.

– Кто «они»?

– Люди Сонни Хокори.

– Откуда тебе это известно?

– Не важно. Я точно знаю. Поверь мне, Джейк, и скорее уезжай отсюда, возвращайся в Большой Лос-Анджелес.

– Надо подумать. – Он взял ее за руку, но тут же отпустил: рука Кейт была холодной и бесчувственной. – Расскажи мне, что тебе известно, Кейт.

Она тяжело вздохнула.

– Не мучай меня, Джейк. Просто забирай свою любовницу и беги быстрей.

– У меня нет любовницы. Это у тебя был любовник... Может быть, он до сих пор есть?

– Я была только секретаршей Беннета Сэндза, а не любовницей, пока мы были женаты с тобой. А когда случилась эта неприятность...

– Неприятность – хорошо сказано, – усмехнулся Джейк. – А Беннет имел к ней отношение?

– Нет. Тогда не имел.

– Зато сейчас он заодно с Хокори против меня, так?

– Да, кажется, так, – ответила она еле слышно. – Но, Джейк, клянусь, я только на днях узнала об этом. Ты веришь мне?

Джейк молчал.

– Вижу, не веришь, – сказала она. – Ладно, тогда слушай. Да, я стала любовницей Беннета, когда мы считались в «счастливом» браке. А что мне оставалось делать? Ты был бравым полицейским, вечно что-то расследовал, где-то пропадал. А Беннет был всегда рядом, внимательный, предупредительный... Ты сам виноват, что потерял нас с Дэном. Сам! Сам!

Она заплакала. Джейк смотрел на верхушки деревьев и не отвечал.

– Тэк, – сказал он наконец.

– Что?

– Все тэк, от него шли иллюзии. Я всегда знал, что ты дрянь. – Он встал. – Что с Киттриджами?

– Не знаю, наплевать мне на них. Я пришла из-за тебя. Пусть я дрянь, но я не хочу, чтобы тебя убили.

– Извини, Кейт. Береги Дэна.

– Прощай.

Она встала и медленно пошла по дорожке. Джейк не сделал попытки догнать ее.

Глава 31

Густой туман окутал город, часть домов была едва различима, часть исчезла полностью. Видеоэкран на правительственной башне расплывчато показывал похоронную процессию. Черный воздушный катафалк вращался вокруг сверкающего покатого холма кладбища. Шесть черных роботов несли черный гроб с изможденной старой женщиной. Священник говорил слова утешения родственникам.

Джейк отвернулся от печального зрелища. Бет, полузакрыв глаза, лежала на софе. Он с нежностью посмотрел на нее.

– Значит, ты не рад был встрече с Кейт? – спросила она.

– Видишь ли, после возвращения из Холодильника, – сказал он, – я несколько изменился. Кажется, начинаю пробуждаться.

– Все ею сказанное может быть абсолютной правдой.

– Нисколько не сомневаюсь: Сэндз – партнер Сонни Хокори. Также уверен, что они хотят убить меня.

– Я уже немного знаю твою жену... – начала Бет.

– Бывшую жену, – поправил он.

– Но плохо знаю Сэндза. Давал ли он показания против тебя четыре года назад?

– Бьюсь об заклад – да.

– Но это не значит, что Кейт помогала ему топить тебя. Просто она могла...

– ...поболтать с ним в постели о моих делах, – закончил Джейк.

– Прости, – сказала Бет, – но что тебя больше волнует: спала ли Кейт с Беннетом или разбалтывала ему о твоих полицейских делах?

Он посмотрел на ночную улицу снова. Похоронная процессия исчезла, на экране башни вместо нее показывали парад под дождем в Мехико.

– Не знаю, – ответил он. – Но я почувствовал себя виноватым. Когда она говорила о нашем браке, в ее голосе была такая горечь, такая... Впрочем, все это теперь не имеет никакого значения, надо работать.

– Ты уверен, что Хокори держит моего отца в казино?

– Еще до разговора с Кармелитой я не исключал такой возможности.

– В таком случае затребуй помощь в своем агентстве. Джейк с улыбкой посмотрел на нее.

– Думаешь, я не справлюсь один?

– Я знаю, что ты храбрый и сильный, Джейк, но...

Зазвонил видеофон.

Джейк подошел.

– Да?

На экране появилась Кармелита.

– Сеньора Кардигана, пожалуйста.

– Это я.

– Я звоню из магазина, сеньор Кардиган, – деловито сказала женщина. – Книга, которую вы заказывали сегодня утром, поступила от печатника. Я знаю, что вы очень хотели почитать ее, поэтому если хотите, то можете зайти в магазин, он будет открыт, пока вы не приедете.

– Отлично. Буду через пятнадцать минут. – Он дал отбой.

– У нее есть информация для тебя?

– Нет, книга, – солгал Джек, – надо сходить за ней.

– Мы пойдем вместе.

– Лучше оставайся здесь.

– Нет, на этот раз я не останусь. Есть короткий путь туда, я проведу тебя, – сказала Бет.

Джек взглянул на нее и понял, что она не уступит.

– Ладно, будь по-твоему, крошка, – вздохнул он.

* * *

Туман еще больше сгустился и, казалось, заполнил все пространство. Они спускались по укрепленной навесной дороге, спотыкаясь на каждом шагу. Бет крепко держала своего спутника за руку.

– Осторожней, не упади, – шептала она.

Джейк неожиданно засмеялся. Бет остановилась.

– Ты что?

– Так... Вспомнил одну парочку, которую видел сегодня. По виду отец и дочь. Она тоже все время хватала его за руку и командовала: «Осторожней, туда не ходи, сюда не ходи, упадешь». Я подумал, что ты, наверное, вот так же путешествовала со своим папочкой-профессором. Верно, крошка?

– Мы с ним редко путешествовали вместе, – сказала Бет. – И вообще, Джейк, боюсь, ты неправильно представляешь отношения профессора Киттриджа и его дочери. Они далеко не идеальны.

– То есть?

Она не ответила. Они молча продолжили путь. Туман стал понемногу рассеиваться. Когда они вышли на аллею парка, Бет вдруг снова остановилась и сказала:

– Ты должен знать правду о моем отце, Джейк. Он часто бывал непреклонным и даже жестоким. И еще: я сомневаюсь в его честности.

– Из-за вашей поездки в Мексику? – насторожился Джейк. – Ты запомнила, что предшествовало этой поездке?

– К сожалению, ничего особенного, – ответила она. – Но у меня такое чувство, будто я упустила что-то очень важное.

– Твой отец и Сэндз могли заключить сделку, о которой ты не знала?

– Возможно. Ты узнал от Варгаса, что в действительности никакой аварии не было. Фальсификация! Неужели отец знал об этом заранее?

– Если знал, значит, он планировал продать свой прибор Сонни Хокори, – сказал Джейк. – Прости, но такой вывод напрашивается.

– Боюсь, ты прав. Сейчас я многое вижу иначе. Идем?

– Идем, – повторил Джейк. – Дэн?! – внезапно закричал он. Примерно в ста ярдах от них, возле скамейки, стоял высокий, стройный мальчик лет четырнадцати и пристально смотрел на дорогу.

– Что случилось? – спросила Бет.

– Смотри, это же мой сын! Дэн!

Джейк помахал рукой мальчику и быстро пошел ему навстречу.

– Подожди, Джейк! – схватила его за руку Бет: Ее глаза были широко открыты. – Берегись!

– Ты с ума сошла?

Он вырвался от нее и побежал, мальчик тоже бросился к нему.

– Отец!

– Падай! – крикнула Бет, догнав Джейка, и внезапно сама грубо толкнула его.

От неожиданности он потерял равновесие и упал на одно колено. Грузный турист с несколькими фотоаппаратами споткнулся об него, и они повалились на землю. Мальчик остановился, круто повернулся и побежал в обратную сторону.

Бет догнала, убегающего и схватила за рубашку. С потемневшим от ярости лицом тот изо всех сил стал вырываться. Но она плотно обхватила его обеими руками. Так они двигались, шатаясь, вдоль стены, за которой была пропасть.

Пластигласовая стена зашаталась. Одна из секций треснула и повалилась под их общим весом. В толпе возникла паника. Какой-то старик пронзительно закричал, поднял вверх скрюченные пальцы, прикрывая лицо. Молодой моряк сделал попытку остановить Бет и мальчика, но ему не удалось, он поймал только воздух.

Бет и мальчик упали на край и кубарем полетели вниз. Джейк с трудом поднялся на ноги и побрел к тому месту, где была дыра в стене.

– Что ты сделала, Бет, – пробормотал он, глядя вниз.

Внезапно раздался взрыв, и красно-желтое пламя вырвалось из дыры. Повалил едкий черный дым.

В воздухе носились металлические и пластиковые веревки, куски стекла, обрывки яркой проволоки. Они покружились и рассеялись. От тех двоих ничего не осталось.

Наступила гробовая тишина, и казалось, что во всем городе не было, слышно ни одного звука.

«Это был не Дэн, а андроид-камикадзе, посланный убить меня, – произнес про себя Джейк. – Бет раскусила его сразу. И погибла, спасая мне жизнь».

Он заплакал и начал спускаться дальше.

Глава 32

Джейк добрел до первого уровня Акапулько. Он уже принял решение и теперь старался не думать ни о чем, кроме того, что ему предстояло совершить.

– Сеньор, помогите купить ногу.

Одноногий нищий взгромоздился на упаковочную коробку производства «Сэндз индустрии». Джейк с отвращением пнул ногой по ненавистной фамилии.

– Сколько денег тебе нужно?

– Всего тридцать американских долларов.

Джейк протянул ему банкноты.

– Давно ты уже собираешь?

– На это Рождество, сеньор, будет семь лет. Спасибо за ваш вклад.

– Не стоит благодарности. А эту вонючую коробку сожги.

Нищий озадаченно посмотрел ему вслед. Джейк повернул на узкую одноуровневую улицу. Резкий запах гниющих отходов не давал дышать. Какой-то робот с туловищем в разноцветных надписях пристал к нему.

– Я могу предложить вам девушек, сеньор. У меня есть молодые и несколько зрелых.

Джейк остановился.

– Где я могу достать тэк?

– Сеньор, – сказал робот презрительно, – я не продаю иллюзии, избавляющие от действительности. Я ведаю живыми, реальными женщинами. Это лучше тэк-фантазий.

– Ты прав, – сказал Джейк, – сам я уже избавился от тэка. А теперь попробую избавить других.

– Ну-ну, – усмехнулся робот, – желаю удачи, сеньор.

* * *

Кейт, как всегда, спала голой. Она проснулась, когда в спальне загорелся свет, села в широкой овальной кровати и вытаращила на него глаза, даже не потрудившись натянуть на себя простыню.

Джейк знаком велел ей молчать. Он подвинул стул, осторожно извлек из ночного столика лазган и сел. Дулом пистолета толкнул спящего Сэндза в ребро.

Тот что-то недовольно пробурчал, вздохнул, повернулся к стене.

Джейк снова толкнул его пистолетом, гораздо больнее.

Сэндз резко перевернулся на спину и открыл глаза. Еще плохо соображая, сразу же потянулся к ночному столику за оружием.

– Напрасно ищешь, – сказал Джейк, показывая ему лазган.

Бледное и одутловатое, с мешками под глазами лицо Сэндза вытянулось.

– Откуда ты взялся, Кардиган? Я установил здесь самую современную сигнализацию.

– А я неплохой специалист по секретным устройствам, – объяснил ему Джейк.

– Послушай, – сказала Кейт. – Это не очень остроумно.

– Я сам разберусь с ним, Кейт. – Сэндз уже начал приходить в себя. – Кардиган, ты не имел права вламываться на мою виллу. Это незаконно.

– Плевать, я уже давно не полицейский, – ответил Джейк. – Кроме того, мы в Мексике.

– Учти, Кардиган, у меня обширные связи. У тебя будут большие неприятности не только с местным законом, но и...

– Поживем – увидим, Сэндз, – перебил его Джейк. – А если ты не начнешь выполнять мои указания, твоя жизнь кончится уже сейчас. Вставай немедленно, начинай одеваться. Нам еще предстоит добраться кое-куда.

– Джейк, пойми, это глупо. Я знаю, ты ужасно ревнивый, но...

– Ревность в данном случае ни при чем. Сэндз, пошевеливайся.

Голос Сэндза слегка дрожал, когда он спросил:

– Куда мы, Кардиган?

– К Сонни Хокори, – лаконично ответил Джейк.

Сэндз рассмеялся так, что белая ночная рубашка заколыхалась на нем.

– Ты серьезно? Сонни просто убьет тебя!

– Ничего не случится, потому что ты пойдешь со мной, – сказал Джейк. – В случае чего умрем вместе.

– Вижу, что те неприятности, которые ты имел в прошлом, не были случайностью.

– Конечно, не были, – кивнул Джейк, – вы с Сонни хорошо постарались. И хватит, Сэндз, я начинаю терять терпение.

Сэндз начал натягивать брюки.

– Почему бы нам с тобой все не обсудить заранее, а уж потом идти к Хокори, – предложил он.

– Застегивай штаны, – посоветовал Джейк. – Я жду.

– Как хочешь, Кардиган. Ты совершаешь ошибку.

Кейт, которая так и продолжала сидеть голой, спросила:

– Туман прошел, Джейк?

– Скоро совсем пройдет, – ответил тот.

* * *

На холме, перед входом в казино, их встретил огромный робот-охранник.

– Он с вами, мистер Сэндз? – Робот указал железным пальцем на Джейка.

– Со мной, – после паузы ответил Сэндз.

– Ждите. Я сейчас вернусь. – Робот ушел в дом.

Джейк стоял позади Сэндза, держа в руке куртку, которую позаимствовал в спальне на вилле. Под курткой он спрятал лазган.

– Веди переговоры, и без глупостей, – проинструктировал он тихо.

– Тебе придется отдать пушку охраннику, – прошептал в ответ Сэндз.

– Чушь. Ты мне поможешь войти в дом.

– Почему я должен помогать тебе?

– Не дури, Сэндз. Делай, что говорю, или я продырявлю тебе башку. Робот вернулся к ним.

– Пароль, – потребовал он.

Сэндз наклонился к нему и что-то прошептал.

Маленький красный квадрат на металлической груди робота вспыхнул зеленым светом.

– Вы должны были сказать пароль с самого начала, сэр. – Робот поклонился и отошел в сторону. – Проходите.

В фойе казино собралось много народу. Под шум голосов и музыку красивые молодые женщины, обнаженные по пояс, ходили с подносами легких закусок.

– Хочешь немного биопищи? – спросил Джейк.

– Ну ее к черту. Сонни привозит биопищу из Рио от двоюродного брата. Гадость.

Несколько знакомых Сэндза направились к нему.

– Улыбайся и быстро иди к ближайшей лестнице, – шепнул Джейк, подтолкнув его в спину лазганом.

На площадке, подвешенной в пяти футах над мозаично-неоновым полом, квартет из хромированных роботов громко играл Баха.

В дальнем конце фойе был виден вход в павильон для игры в кости.

– Взгляни в путеводитель, Арлен, – говорила изящная белокурая женщина, проталкиваясь через толпу завсегдатаев казино к человеку в смокинге.

– Я уже знаю: это уровень два, – ответил тот.

– Замечательно, здесь мы посмотрим смертельный матч по спортивной борьбе.

– Мы продвигаемся слишком медленно, – торопил Джейк. – Работай энергичней локтями, Сэндз.

– Сонни делает отличный бизнес, в казино всегда полно народа, – бросил Сэндз через плечо. – Ты спешишь, Кардиган, а ведь может быть, это твои последние минуты в жизни.

Джейк и его пленник добрались до автоматической лестницы. Она перевезла их плавно и быстро на следующий уровень дома.

Они прошли мимо кресел, в которых сидели завсегдатаи, смотревшие бой петухов.

Неожиданно одна из окровавленных грязных птиц вскочила на колени красивой китаянке, сидевшей в первом ряду. Китаянка дико вскрикнула и забилась в истерике.

Маленький серебряный робот-слуга подскочил к ее креслу, схватил орущего петуха и немедленно скрутил ему шею.

– Нечто подобное произойдет и с тобой, Кардиган, – мило улыбаясь знакомым, прошептал Сэндз.

– Вперед и вверх, – последовал ответ вместе с легким пинком.

Следующая лестница перевезла их на третий уровень, и они попали в освещенную дневным светом комнату. За старинным, двадцатого столетия письменным столом сидела дама в очках, похожая на чиновницу.

– Здравствуйте, господа, – обратилась она к вошедшим. – Вы предпочитаете андроида или человеческую любовь, женщин или мужчин?

– Мы ищем туалет, – сказал с вежливой улыбкой Джейк.

– Так это туда, – указала чиновница. – Всего наилучшего, господа!

– Ты знаешь, Кардиган, я думаю, ты делаешь все, чтобы вернуть меня в постель твоей жены.

– Мне надо найти Китгриджа и его дочь, а на остальное наплевать.

– Допустим. Ты давно знаешь о наших делах с Хокори?

Джейк не ответил.

Они оказались возле серой двери без таблички. Через пять секунд после слабого свистящего звонка дверь открылась.

– Добрый вечер, мистер Сэндз, – сказал воксбокс. – Мы не знакомы с человеком, стоящим рядом с вами. Вы представите его нам?

– Джейк Кардиган, – сказал Джейк, подталкивая Сэндза к порогу, ведущему в длинный коридор.

Как только дверь позади них закрылась, сразу же открылась другая, в конце коридора.

Появились два киборга, оба огромные, у каждого из них в руку было вмонтировано оружие.

– Какие проблемы, мистер Сэндз? – спросил киборг.

– Проблемы у мистера Кардигана.

Джейк кивнул.

– Мы здесь для того, чтобы встретиться с Сонни Хокори.

– Без предварительной договоренности, – добавил Сэндз.

– Если ваш приятель отдаст пистолет, который у него под курткой, – сказал киборг, – мы, может быть, устроим, встречу.

– Объясни им, – посоветовал Джейк и подтолкнул Сэндза дулом лазгана, – как нетерпелив и раздражен я сейчас.

– Будет лучше, если мы встретимся с Сонни, – сказал Сэндз.

В дверях появился пухленький тридцатипятилетний японец в шелковом темно-коричневом костюме, с дюжиной маленьких золотых птичек, переливающихся на ткани пиджака.

– Я давно хотел увидеть Кардигана в игорном доме, – сказал он, почтительно улыбаясь. – Привет, Джейк. Располагайся.

– После того, как твои головорезы уйдут.

Смеясь, Сонни Хокори слегка подтолкнул киборга.

– Слышишь, как Джейк назвал тебя? Видимо, два университетских диплома не очень помогли.

– Босс, позвольте мне заткнуть ему...

Японец с улыбкой прервал его:

– Ясно, Леон, ясно. Идите пока с Бревом и подождите в комнате для игр.

Телохранители вышли.

– Головорезы. – Хокори усмехнулся, качая головой. – Впрочем, они, конечно, могут отрезать голову, если им прикажут.

В огромном офисе Хокори были белые стены с экранами, которые контролировали каждый сектор казино. Вся обстановка – белое кресло, диван и компьютер.

Хокори сел в кресло и указал им на соседний диван.

– Вы можете располагаться, ребята, – сказал он. – Ах, Джейк Кардиган, Джейк Кардиган, подумать только, как много лет наши жизни были сплетены, но мы никогда не видели друг друга. Забавно. Жизнь может быть такой же забавной, как казино. – Улыбаясь, он повернулся к Сэндзу. – А ты что стоишь, Беннет? Садись.

Джейк удержал Сэндза.

– Он постоит, так мне будет удобней всадить в него лазерный луч. А тебе, Сонни, я так скажу: если Киттридж и его дочь не будут здесь, в офисе, через пять минут, – я убью сначала Сэндза, а потом тебя.

Тэк-лорд расплылся в улыбке.

– Зачем так горячиться, Джейк? Я с уважением отношусь к своей жизни.

– Тогда прикажи привести сюда Киттриджей.

– Нет, мы сами пойдем к нему, Джейк. К сожалению, я могу предоставить тебе только профессора, – сказал Хокори. – Что касается его дочери...

Внезапно пять экранов на стене вспыхнули красным светом.

На других экранах появились аэрокары, которые окружили казино в ночном небе.

Раздался вой сирены, к нему присоединились крики в казино.

Глава 33

Одна из кружащих в небе машин начала атаку казино. Ее передняя часть, отделившись, опустилась, и оттуда выскочили четверо мужчин. Одетые во все черное, с лазерными винтовками в руках, они проникли в помещение через широкую брешь, образовавшуюся в стене.

Впереди шел совершенно лысый Курт Уинтергилд – директор агентства Восточного побережья по контролю за наркотиками. Его загорелое лицо излучало самоуверенность. На гладкой голове красовалась татуировка – ярко-красная роза.

Офис Хокори оказался как бы разделенным на части. Сонни проворно перепрыгнул через стул и очутился позади компьютера. Схватив игольчатое ружье, он выстрелил в нападавших.

Тридцать серебряных стрел хлынули струей из ружья, и почти все они ударили по агенту слева от Уинтергилда.

Худощавый светловолосый мужчина взвыл от боли, упал и покатился по полу. Металлические стрелы впились в его тело.

Сонни Хокори снова зарядил ружье, но выстрелить на сей раз не успел. Лазерный пистолет Уинтергилда опередил его.

Пучок лучей аккуратно отделил голову японца от туловища.

Джейк схватил за руку Сэндза и потянул к двери.

– Где Киттридж?

– Здесь. – Сэндз ударил по панели, и дверь бесшумно открылась.

– Стойте! – приказал один из агентов, ворвавшихся в комнату. – Это официальная облава. Никто не должен покидать помещение.

Пригнувшись, Джейк нырнул в только что открывшуюся дверь.

Сэндз последовал за ним, но луч лазера перерезал ему руку выше локтя.

Его пронзительный вопль оборвался после того, как дверь закрылась за Джейком.

С пистолетом в руке Джейк начал осторожно пробираться вдоль тускло освещенного коридора со стенами персикового цвета. Одна из выходивших в коридор дверей медленно открылась.

Джейк поднял лазган.

Заспанная рыжеволосая молодая женщина в мятой пижаме, зевая, вышла в коридор.

– Что за шум? – спросила она ворчливо-сонным голосом. – Не дадут человеку...

– Где Киттридж? – резко перебил ее Джейк.

– Кто?

– Профессор, дура.

– А, – девица лениво махнула рукой, – вторая дверь от конца. А где Сонни? – зевнула она.

– Твой Сонни умер. Сдох.

– Ага.

Джейк побежал по коридору. Дверь, на которую указала девица, была приоткрыта. Густой зеленый дым валил изнутри.

Глубоко вдохнув и задержав в легких воздух, Джейк вошел в большую прямоугольную комнату. Стены ее были наполовину разрушены. Два агента, с лазганами наизготовку, стояли над худощавым человеком, лежащим в неестественной позе возле кровати.

Это был профессор Киттридж.

– Он мой, – сказал Джейк, направив пистолет на агентов.

– Не дури, Джейк, – раздался голос позади него.

Уинтергилд приставил лазган к спине Джейка.

– Вы убили его? – спросил тот.

– Нет, он ранен. Мой мальчик, ты сделал намного больше, чем я ожидал, – сказал Уинтергилд. Он опустил оружие и подал знак своим людям сделать то же самое. – Ты начал дело, а мы его закончили.

– Господи, Курт, почему ты совершил налет? Ты практически сжег казино, убил Хокори – зачем, можешь мне это объяснить?

– Мы, «огненно-красные цветы», мой мальчик, сочли нужным так поступить, – ответил Уинтергилд.

Джейк наклонился к раненому профессору.

– Вы ранили Киттриджа, а Сэндз, вероятно, уже умер.

Уинтергилд брезгливо вытер кровь с пальцев.

– Сэндз жив. Он держался прямо-таки стоически, скрывая дикую боль, только для того, чтобы быстрей сбежать отсюда.

Джейк с отвращением смотрел то на его окровавленные руки, то на лысый череп с татуировкой.

– Где Бет Киттридж? – спросил он наконец.

– Ее здесь нет, увы.

Джейк вновь почувствовал озноб.

– Они убили ее?

– Нет, мой мальчик. Она сбежала вчера.

– Куда?

Уинтергилд развел руками.

Джейк сделал шаг к нему. Агенты насторожились, но лысый начальник жестом успокоил их.

– Если она ушла еще вчера, то почему не помогла своему отцу? Ты знаешь, Курт?

Тот пожал плечами.

– Видимо, она не слишком любит своего отца.

Джейк поглядел на профессора, который все еще не пришел в сознание.

– Он хотел продать эту свою штуковину Хокори.

– Так, по крайней мере, утверждает Сэндз, – кивнул лысый. – Видимо, мисс Киттридж из-за этого сильно расстроилась и поссорилась с отцом.

– Я хочу найти ее, – сказал Джейк.

– Не стоит, мой мальчик, – спокойно посоветовал Уинтергилд. – Я тебе не советую больше лезть в наши дела – дела государства. Ты меня понял? А то ведь и в Холодильник снова загреметь недолго. Ребята, – обратился он к агентам, – проводите мальчика.

Джейк, повернувшись, пошел к двери. Потом он вдруг остановился, щелкнул пальцами и, оттолкнув полицейских, вернулся к Уинтергилду.

– Однажды я обещал дать тебе по морде, Курт, – сказал он. – Держу слово. – И нанес ему сокрушительный удар в подбородок.

Лысый отлетел на три метра, но на ногах устоял.

– Все нормально, ребята, не стреляйте в него, – сказал он агентам. – А ты, Джейк, пожалеешь об этом.

– Никогда, – произнес Джейк и ушел.

Глава 34

Джейк вернулся в гостиницу за час до рассвета. Не включив ни одной лампы, он стоял у закрытого окна и смотрел на предрассветный город.

Итак, задание вроде бы выполнено. Он убедился в том, что Киттридж жив и его отвезут в безопасное место. Бэском и агентство «Космос» сделали все наилучшим образом. Но мысль о Бет терзала его. Та, которую он любил, умерла. Он даже забыл на какое-то время, что она была всего лишь андроидом, то есть копией настоящей Бет. Но теперь он должен найти настоящую, обязательно должен. Это его долг перед той Бет, которую он любил и которая спасла ему жизнь. Но где ее искать?

Джейк вдруг почувствовал, что страшно устал. Он сел в кресло, закрыл глаза и постепенно погрузился в беспокойный сон.

Когда он проснулся, туман уже рассеялся. Тонкий луч солнца освещал его номер. То ли эта мысль пришла к нему во сне, то ли она давно застряла у него в голове, но он теперь знал, где искать Бет.

– Я должен добраться туда, – пробормотал Джейк.

Он встал и сделал шаг по направлению к двери, но она сама открылась.

– Я верил, что мы скоро увидимся, – сказал хромово-платиновый Винджер, входя в номер. – Если у тебя есть минута, Кардиган, то я должен поговорить с тобой.

С этими словами робот без приглашения уселся в кресло, достал из кармана щетку и начал невозмутимо чистить свои белоснежные рукава.

– Прости, мне некогда, – сказал Джейк.

– А у меня есть время, и ты должен приспосабливаться ко мне, – проскрипел Винджер. – Уинтергилд подал жалобу на тебя. Ты должен был понимать, Кардиган, нападая на представителя закона, что у тебя будут серьезные неприятности.

Джейк пожал плечами.

– Я ему дал по морде один раз.

– Не имеет значения сколько. Он...

– Хорошо, все?

– Я расследую это дело и все, что с ним связано, – продолжал скрипеть Винджер. – Прошу тебя сесть, нам надо поговорить немного.

– Сначала я покончу с другим делом, – ответил Джейк, – а потом мы сядем и дружески побеседуем.

Он направился к двери. Робот встал.

– Не вынуждай меня применять силу.

Джейк обернулся и миролюбиво сказал:

– Послушай, приятель, я ищу Бет-Киттридж. Я знаю, где она.

– Скажи мне, и я передам эту информацию Уинтергилду. Он тоже ищет ее. Скажи, Кардиган, иначе ты снова окажешься в Холодильнике.

Джейк шагнул к нему.

– Значит, ты за этим явился, робот? Угрожать мне, чтобы выведать, где Бет Киттридж? Ничего не выйдет!

– Тогда ты умрешь, Кардиган!

Робот поднял руку.

– Опусти свою ржавую клешню, робот, – раздался голос позади них.

Винджер и Джейк одновременно оглянулись. На пороге стоял Гомес. В руке у него был лазган. Прихрамывая, он подошел к ним поближе и, словно не замечая Джейка, обратился к роботу:

– Сюда звонили из службы наблюдения за роботами?

– Нет, – скрипнул Винджер. – Вбирайтесь отсюда. Я веду официальное расследование для правительства. Ваше вторжение незаконно.

– Это кто тут толкует о законности? – ухмыльнулся Гомес. – Выживший из ума робот?

– Вас неправильно информировали. – Голос робота со скрипа перешел на дребезжание. – Моя программа законности действует безупречно.

– А это мы сейчас проверим, amigo.

Гомес, улыбаясь, протянул руку к его шее. Раздался сухой щелчок.

Глаза Винджера заморгали с удвоенной скоростью.

– Вы использовали запрещенный прием... – прерывисто задребезжал робот, – это в высшей степени незаконно...

Он затих. Обе руки его тяжело упали, глаза закрылись, и он превратился в груду железа.

Гомес сидел на месте пилота каштаново-желтого аэрокара.

– Ты уже можешь приступить к изъявлению благодарности, amigo, – бросил он через плечо.

Джейк хмуро ответил:

– Нападение на правительственного робота – это серьезное преступление, Гомес.

– Чепуха, у Винджера проржавели все блоки хромированной памяти. Он стал совершенно непригодным.

– Как ты узнал, что его послали ко мне?

– Это наша работа, amigo, – все знать. – Гомес посмотрел вниз на Акапулько. – Я решил появиться в стране моих предков для того, чтобы помешать Винджеру причинить тебе вред. И чтобы тебя снова не отправили в Холодильник в награду за твои успехи в борьбе с тэк-мафией.

– Покорнейше благодарю.

– Не стоит благодарности, – ответил Гомес. – Хотя имей в виду, что я вытащил свое изможденное тело из постели, отказавшись от ухода трех замечательных врачей и пяти привлекательных медсестер, двоих из которых зовут Митси.

– Куда мы летим?

– В частный космический порт Монтани.

– Цель?

– Если мы хотим без лишних осложнений отправляться в увеселительную прогулку на Луну, то Монтани – тот джентльмен, который сможет это нам устроить.

– Ты уверен?

– Положись на меня, – сказал Гомес улыбаясь. – Я не упущу свой шанс.

* * *

Через полчаса Джейк сидел в отделении связи маленького космического порта. Наблюдая за компьютером, он периодически бросал взгляд на небольшой экран видеопорнографического календаря. Там мисс Апрель забавлялась в кровати с двумя рослыми Моряками.

Раздался звук шагов, и появился Гомес.

– Я позаботился обо всем, кажется, все детали учтены, Джейк, – сообщил он, глядя на календарь. – Нигде нет таких крутых порнух, как в этом порту... Да, но вернемся к делу. Значит, мы теперь временные владельцы лунохода, находящегося в полной готовности к полету. Вылетаем ровно через два часа шестнадцать минут.

– Быстро ты все уладил.

Гомес просиял.

– Монтани мне кое-чем обязан. Надеюсь, ты не будешь возражать, если во время этого путешествия мы сделаем рекламу фирме «Мунбейз шопс». Как говорится, рука руку моет.

– Спасибо тебе, дружище. Верю, что Бет Киттридж там.

– Знаешь, я справлялся: под таким именем никто не улетал ни на луноходе, ни на космическом корабле. Почему ты так зациклился на Луне? Она ведь могла улететь и на другую планету.

– Если я ошибся, – процедил сквозь зубы Джейк, – значит, я никудышный детектив.

– О'кей, – весело сказал Гомес, – мы отправляемся на Луну.

Глава 35

Когда Джейк вошел в камбуз лунохода, Гомес беседовал с кухонным компьютером. При этом в одной руке он держал китайскую чашку, а другой помешивал в ней что-то.

– Можно ли неправильно приготовить овсяную кашу? – спрашивал он у компьютера. – Овсянка, основа человеческой диеты, появилась множество столетий назад. А ты мне тут толкуешь...

– Я просто предлагаю вам приготовить ее вкуснее, – терпеливо объяснял компьютер. – Добавим изюм, хорошо?

– Да пошел ты со своим изюмом! Я человек простой и люблю простую кашу! А тебя я выключаю.

Джейк сел за металлический стол. И с усмешкой слушал этот кулинарный спор человека и машины.

– Я дозвонился в агентство «Космос», – сказал он, когда его друг отключил компьютер.

– Впервые за последние восемнадцать часов нашей веселой прогулки по безбрежно пустынному космосу ты не выглядишь угрюмым и печальным, – подмигнул ему Гомес. – Наверное, у Бэскома были для тебя хорошие новости?

– Да, – ответил Джейк. – Он обещал добиться, чтобы с меня сняли все обвинения, и тогда мне не будет грозить отправка в Холодильник.

– Здорово. У Бэскома есть доказательства, что Сэндз и Хокори подстроили против тебя ложные обвинения?

– Пока только косвенные. Главный свидетель Сэндз еще не пришел в себя.

– Как поживает твоя бывшая супруга?

– Кейт вызывали в суд. Но похоже, ее не в чем обвинить.

– А где Дэн?

– В Мехико, в частной школе. В дальнейшем хочу договориться с Кейт о регулярных встречах с ним. Может быть, мы с сыном снова... словом, сам понимаешь.

– Вполне здраво мыслишь, приятель.

Гомес помешал ложкой в кастрюльке. Потом включил компьютер.

– Уже готово, – сказал он машине. – Как видишь, без тебя обошлись.

– Придется подождать, – объявил компьютер. – Мы должны быть уверены в том, что каша приготовлена правильно.

– Я тебя убью когда-нибудь, – пообещал ему Гомес.

Он обернулся к Джейку.

– Следующий вопрос будет тебе неприятен. Как ты думаешь, Кейт помогала им топить тебя четыре года назад?

Джейк положил руки на стол.

– Не знаю. У меня нет фактов.

– А что тебе подсказывает интуиция полицейского? Твой опыт?

– А ничего. – Джейк грохнул кулаком о стол. – Я не собираюсь больше в этом копаться, черт побери. Не желаю! Даже если Сэндз очухается и даст показания против нее.

Гомес потрепал его по плечу.

– Успокойся, amigo. Я тебя понимаю. Теперь скажи: как профессор Киттридж? Какова его версия последних событий?

– По словам нашего босса, Киттридж настаивает, что он и его дочь были насильно похищены, и утверждает, что не догадывался 6 связи Сэндза и Хокори.

– Сэндз в коме, Хокори в аду, – сказал Гомес, – сие не опровергнешь. А Бет скрылась, поняв, что ее дорогой папочка имел намерение продать свою систему тэк-лордам.

– Это еще одна причина, по которой я хочу найти Бет.

– Она может поступить так же, как ты с Кейт, – просто уйти от проблемы.

– Каждый из нас хоть раз в жизни встает перед дилеммой: если ты не можешь переступить через своих близких, значит, должен переступить через самого себя.

Гомес вскинул обе руки, как будто его дернуло током.

– Ба! – воскликнул он. – По этому поводу можно было бы затеять серьезную дискуссию о смысле жизни, но я не хочу казаться человеком, нашедшим его. Мне достаточно сознавать, что мое пребывание на земле смягчает сердца людей и несет им радость.

Сдерживая улыбку, Джейк заметил:

– Кстати, о радости. Боюсь, мне больше не доставит удовольствия работа по специальности.

Гомес тяжело вздохнул.

– Ловить преступников – это все, что мы умеем, Джейк. Я даже овсянку не могу приготовить один.

– Овсянка готова, – вежливо объявил компьютер.

* * *

Они прилунились через тридцать семь часов после того, как покинули Землю.

На таможне дежурили два робота, покрытых белой эмалью.

Гомес представился как космический торговец, поставляющий на лунную базу продукты от фирмы с ограниченной ответственностью. Он заполнил анкеты с фальшивыми сведениями на себя и Джейка, указав в них только то, что не могло вызвать подозрений. Вся процедура заняла минут семь. Оба робота хором пожелали Гомесу и Джейку приятного пребывания на Луне.

Через несколько минут они уже ехали в машине сквозь бесконечно длинный туннель. Дышать было трудно, их мучил кашель. Они были единственными пассажирами двадцатичетырехместной машины. Слева находились шесть больших коммерческих видеоэкранов, два из них рекламировали пищевые продукты Сэндза.

– Прости за глупый вопрос, – сказал Гомес, – куда мы, собственно, едем?

– В Старый сеттльмент.

– Это далеко?

– В тридцати милях отсюда.

– А что там такое?

– Вилла дяди Бет, – лаконично ответил Джейк.

Через окна справа можно было разглядеть мертвенно-белые стены тоннеля и стремительно идущий поезд.

– Предположим, она там, – снова нарушил молчание Гомес. – Ты уверен, что хочешь встретиться с настоящей Бет Киттридж?

– Да.

– Но возможно, Бет-андроид не была ее абсолютно точной копией. Ты готов к этому?

– Нет, она должна быть такой же.

Гомес тихо засмеялся.

– Эге, да ты действительно влюбился, приятель. Только в кого?

– Это-то я и хочу понять.

– А вдруг настоящей Бет ты совсем не нужен?

– Риск, конечно, есть, – подтвердил Джейк. – Но я видел ее в Холодильнике до того, как меня разбудили.

– Во сне, значит? – недоверчиво усмехнулся Гомес.

Джейк нахмурился и стал разглядывать яркую подсветку на белых стенах машины.

– Может быть, это был не сон, – сказал он наконец, – может быть, это было предчувствие. Ты принес мне ее фотографию, Бэском показал голограмму, потом я встретил Бет-андроида Бет...

– Да, ты непременно должен увидеть настоящую Бет, – согласился Гомес. – Но как же война с тэком, Джейк? По-твоему, она закончена?

– Для меня – да.

– Не верю, – сказал Гомес. – Ты не можешь отказаться от борьбы, amigo. Даже ради Бет.

* * *

На том уровне, где находилась вилла, были реальные объекты, но большинство деревьев, кустарников представляли собой голограммы. Они были такого же размера, как в действительности. Цветы распускались на несколько секунд и исчезали, оставляя металлический отсвет.

На то появляющейся, то исчезающей лужайке перед виллой стоял робот и то ли подстригал, то ли делал вид, что подстригает кустарник.

– Привет, приятель, – сказал он, когда Джейк подошел.

– Привет. Открой, я Джейк Кардиган.

Робот неожиданно повернулся и убежал в дом. Джейк нашел кнопку и нажал на нее. Скрип открывающихся ржавых металлических ворот поднял механическую собаку-сторожа. Одноглазая, с шерстью в клочьях, она могла только слабо тявкать на вошедшего Джейка.

Воздух здесь был еще более разреженным, чем в лунном порту. Джейк задыхался. Он поднялся на крыльцо и постучал в дубовую дверь. Ответом ему было молчание. Он постучал снова. Послышались чьи-то шаги, и дверь открылась. На пороге стоял старый робот-дворецкий, который имел весьма обшарпанный вид: серебряная голова почернела, темный костюм выцвел.

– Что... что... что вы желаете, сэр? – прошамкал он.

– Меня зовут Джейк Кардиган. Я оперативный сотрудник детективного агентства «Космос» в Большом Лос-Анджелесе, – сказал он. – Я бы хотел видеть мисс Киттридж.

– Я... Я не уверен, что это возможно. Позвольте... разрешите мне узнать... принимает ли мисс Киттридж посетителей сегодня.

Он закрыл дверь и ушел.

Джейк толкнул ногой дверь, и она широко открылась.

Он перешагнул через порог и очутился в темном холле.

– Ни с места!

На ступеньках широкой изогнутой лестницы стояла девушка и держала в руке лазган, направленный на Джейка.

– Я Бет Киттридж.

Итак, живая Бет снова стояла перед ним! Она ничуть не изменилась с того момента в парке, когда ее взорвал мальчик-андроид, назвавшийся Дэном.

Ее лицо все больше хмурилось. Она опустила лазган и подошла к нему.

– Вы знаете, у меня такое ощущение, что мы встречались где-то раньше...

Джейк улыбнулся.

– Фактически да, – ответил он. – Разрешите мне рассказать вам обо всем.

Вильям Шатнер

Войны Тэк

Писательский труд неизбежно связан с творческими муками и вдохновением. Муки – это когда сидишь над чистым листом бумаги и не знаешь, с чего начать. Когда же ставишь точку на последнем слове удачно написанного абзаца, испытываешь истинное удовлетворение. Однако самая большая трудность таится в разработке фабулы, и тут мне понадобилась помощь.

Великолепный писатель Рон Голарт оказал мне неоценимую помощь в разработке сюжета и архитектоники произведения. Свою благодарность ему я сохраню на всю жизнь.

Я выражаю признательность Сьюзен Эллисон, Роджеру Куперу, Крису Шиллингу и Лайзе Уэйджер из «Г. П. Патнам», также оказавшим мне помощь в процессе работы.

Благодарю своих агентов: Айви Фишер Стоун и Фифи Оскард в Нью-Йорке, а также моего близкого друга и агента из той же фирмы Кармен Ла-Виа, фактически осуществившую это издание.

Посвящается моим друзьям и коллегам из «Стар Трек» и «Т. Дж. Хукер», которым в немалой степени я обязан появлением на свет этой книги

* * *

Он не знал, что жизнь скоро опять вернется к нему. Ни о чем не подозревая, он спал глубоким сном в огромной орбитальной тюрьме. Его тело, упрятанное в пластиковый футляр, подвешенный к потолку одиночной камеры, медленно вращалось вместе с ней вокруг Земли. Дни превращались в месяцы, месяцы в годы, а гигантская холодильная камера вместе с отбывающими свой срок заключенными продолжала свое бесконечное движение по заданному маршруту, вновь и вновь проплывая над Большим Лос-Анджелесом с запада на восток.

И хотя сегодня все должно было измениться, Джейк Кардиган ничего об этом не знал. Пока.

Глава 1

Стояло жаркое, подернутое весенней дымкой утро 2120 года. Широкоплечий робот, одетый в безукоризненно белый костюм, быстро шел сквозь толпу туристов в сторону громадного стеклянного купола космического порта БЛА. В небе грязновато-оранжевого цвета было тесно от двигавшихся в разных направлениях воздушных такси, аэробусов, небесных крейсеров. По монорельсовой дороге в двенадцать уровней бесшумно летели вагоны, и везде было полно народу, особенно на разноцветных самодвижущихся тротуарах, доставляющих пассажиров к космолетам. Они причудливо сплетались в центре стеклянного купола, напоминая переливающийся всеми цветами радуги клубок змей.

Внезапно с одного из трапов донесся резкий лающий звук: механический сторож обнаружил контрабандиста, стройного темнокожего молодого человека, и пустился за ним в погоню. Они мчались по зеленому трапу, расталкивая пассажиров, а вслед им неслись возмущенные возгласы.

Однако робот, не обращая никакого внимания на суматоху, продолжал невозмутимо прокладывать себе путь в толпе космических туристов, в замешательстве следивших за погоней. И вдруг щуплый мальчишка лет десяти, возвращающийся, судя по надписи на его майке, из лунного лагеря, врезался в него со всего размаха. Руки пацана были испачканы карамелью, и на белоснежном костюме робота осталось липкое, грязное пятно.

Робот остановился, вытянул вперед сверкающие хромированные руки и аккуратно убрал мальчишку с дороги. Затем он тщательно счистил пятно с нагрудного кармана и продолжил путь.

Толпа постепенно редела, а цвет стен и трапов, по мере приближения к цели, тускнел и наконец стал серым. Робот очутился в одном из отдаленных отсеков, предназначенных для служебного пользования. Проезжавший мимо человек-носильщик, безногий ветеран бразильских войн, узнал его и остановился.

– Опять летите в Холодильник? – с любопытством спросил он.

– Как видите, – ответил робот глубоким механическим голосом.

– Не очень-то, подходящее местечко для визитов, – покачал головой ветеран.

Робот пожал широкими плечами.

– Это моя работа.

– Да, делать нечего, – сочувственно произнес инвалид и, дернув ручку управления своей багажной тележки, поехал дальше.

Над дверью, к которой направлялся робот, висел светло-серый экран. Как только он подошел поближе, на нем появилась надпись: «Объявляется посадка на шаттл, рейс 16. Заключенные надежно изолированы, никакой опасности для пассажиров нет».

Робот еще раз тщательно почистил то место, куда мальчишка посадил пятно, затем, издав скрип, отдаленно напоминающий смех, коснулся указательным пальцем правой руки большого пальца левой. Раздалось жужжание, и спустя секунды четыре из узкой прорези в левой ладони выскочила ярко-желтая карточка.

В этот момент дверь открылась, и на пороге появилась молодая женщина в серой униформе. Робот протянул ей карточку.

– О, вы – Винджер (М6) СЦПС-31 ПБ, – почтительно сказала она, сверив его имя со списком пассажиров.

– Мы уже встречались с вами во время полета в Холодильник одиннадцать месяцев назад, – напомнил робот. – Вам следует лучше запоминать пассажиров, особенно тех, кто работает в Управлении по досрочному освобождению заключенных штата Южная Калифорния.

– Да, мне следовало запомнить ваш костюм, – нашлась сопровождающая.

Винджер в третий раз потер злополучное пятно.

– Не могли бы вы отойти в сторону, – не очень вежливо сказал он.

Женщина молча отступила и жестом показала туннель, ведущий на посадку.

Космолет, перевозящий осужденных, ревел и вибрировал, набирая высоту. Спустя несколько секунд огромный город, затянутый грязно-оранжевой дымкой, остался далеко внизу.

Винджер скрестил металлические ноги и небрежно оглядел салон. Вместе с ним летели еще три пассажира. Судя по их несчастному виду, все они направлялись в космическую тюрьму – навестить заключенных-родственников.

«Довольно неудачный эксперимент», – подумал он и пошел осматривать корабль.

В самом хвосте космолета, в отсеке из толстого грязного пластигласа сидели пятеро новых узников. Среди них был киборг, ветеран бразильских войн, признанный неисправимым вором и приговоренный к пятидесяти годам; высокий чернокожий мужчина, осужденный за контрабанду электронного стимулятора мозга, тэка, на двадцать пять лет; рецидивист-насильник; блондинка лет тридцати, занимавшаяся проституцией без лицензии, и юный телекинетик, осужденный за серию краж в универмагах. У Винджера была информация о каждом из них, но никто конкретно его не интересовал. Понаблюдав за ними минут десять, он снова скрипнул и отправился в свой отсек.

Выйдя из шаттла, Винджер обнаружил, что кто-то из пассажиров измазал правый рукав его белоснежного костюма анилиновой краской. Вне себя от ярости, робот огляделся по сторонам и, не найдя виновного, направился в секцию А-Ц Административного корпуса орбитальной тюрьмы.

В центре огромного овального помещения полукругом располагался мозг космической тюрьмы – электронный пульт управления. Подойдя к стальному креслу для посетителей, робот сел и стал ждать, барабаня хромированными пальцами по подлокотникам, пока идентификатор установит его личность.

– Винджер (М6) СЦПС-30 ПБ, – закончив процесс опознания, произнес механическим голосом воксбокс[1], установленный на пульте управления.

– Мое имя – Винджер (М6) СЦПС-31 ПБ, – исправил неточность робот, расстегивая молнию на костюме.

– Принято. Так что мы можем сделать для вас?

– Я привез специальный приказ о досрочном освобождении, а также набор кодовых карточек, подтверждающих его подлинность. – Обнажив грудь, робот коснулся трех специальных кнопок, и из узкой прорези одна за другой стали появляться карточки разного цвета и формы. Застегнув молнию, он разложил их на пульте. – Я прошу освободить заключенного 19 587 – Кардигана Джейка.

Изучив с помощью идентификатора комбинацию кодовых карточек, воксбокс произнес с оттенком удивления:

– Кажется, все в порядке...

– Как всегда, – небрежно кивнул Винджер. – Начинайте процесс оживления, пожалуйста, как можно скорее.

вернуться

1

Воксбокс – говорящее устройство.

– Кардиган Джейк приговорен к пятнадцати годам, и его срок истекает только через одиннадцать лет, не так ли? – уточнил воксбокс.

– Нет, сегодня, с этой самой минуты, – сухо ответил Винджер. – И я буду очень признателен, если вы начнете процесс оживления немедленно.

– Хорошо, Винджер (М6) СЦПС-30 ПБ. – Пульт издал три похожих на гудки звука. – Приступить к оживлению заключенного 19 587.

Робот не стал во второй раз поправлять ошибку, допущенную пультом в его имени.

– Я подожду в секторе оживления, – сказал он и встал со стула.

Выйдя из Центра управления, он очутился в длинном сером коридоре. Не успел он пройти и половины пути, как одна из дверей на правой стороне коридора с шипением отворилась, и из нее выкатилось инвалидное кресло. В нем сидел болезненного вида человек с цветом кожи серым, как стены.

– Я хочу поговорить с тобой, Винджер, – слабым голосом произнес он, направляясь к роботу. – Мне необходимо знать, почему ты забираешь Джейка Кардигана.

Глава 2

– Доктор Гудхилл, – обрадованно воскликнул робот. – Вы замечательно выглядите!

Гудхилл коснулся панели управления на подлокотнике своего кресла, останавливая его.

– Не вешай мне лапшу на уши, Винджер, – произнес он тонким, усталым голосом. – Разве ты не видишь, что я умираю? Уже недолго осталось.

Робот постучал по своей металлической груди.

– Еще один пример человеческой глупости – использовать непрочные биологические материалы для строительства, – назидательно произнес он и присел рядом с доктором. – Когда вы собираетесь в отставку?

– Довольно скоро. Мое пребывание здесь в качестве врача по первичному обследованию заключенных тоже своего рода отставка. Я приехал сюда, в Холодильник, после того как понял, что больше не могу работать в полицейском управлении Южной Калифорнии.

– Я хорошо знаком с вашей биографией, доктор, – прервал его Винджер. – Если это все, о чем вы хотели поговорить...

Преодолевая одышку, доктор дотронулся до панели управления. Из боковины кресла выскочила металлическая суставчатая рука и помахала перед лицом робота бледно-голубым листком бумаги.

– Почему Джейка освобождают досрочно, вот что я хотел спросить, – тяжело дыша, сказал Гудхилл.

– Вы хорошо знаете, что я всего лишь чиновник, – ответил Винджер. – В мои обязанности входит доставка сюда особо важных преступников, а кроме того, мне иногда приходится сопровождать на Землю освобожденных досрочно.

– Значит, Джейк Кардиган оправдан?

Робот ответил не сразу. Опустив хромированные веки, он задумался: внутри его металлического черепа что-то еле слышно зажужжало. Прошло четырнадцать секунд, прежде чем он прошептал:

– Ну конечно. Ведь вы и заключенный 19 587 когда-то были коллегами. В лучшие времена вы оба служили закону, а теперь посмотрите, что с вами стало, – широко открыв глаза, робот заглянул в серое лицо Гудхилла.

– Я всегда был уверен, – ответил тот, – что Джейка подставили торговцы тэком.

– Вы говорите прямо как ваши пациенты. Послушать их, так все они невинны как овечки, – язвительно заметил Винджер.

– Но он долгие годы был хорошим полицейским. Я никогда не верил всей этой чепухе о его связи с контрабандистами.

– Напомните, чтобы я дал вам почитать стенограмму заседания суда. – Робот встал в полный рост и неодобрительно посмотрел на доктора. – Почитайте ее, и у вас не останется никаких сомнений насчет его вины.

– Я уже читал эту проклятую стенограмму; первый раз в качестве полицейского, второй – здесь, в Холодильнике. И тем не менее она меня не убедила. Когда мне сказали, что получен приказ о досрочном освобождении Джейка Кардигана, я подумал, что, может быть, наша судебная система наконец встала с головы на ноги.

Робот пожал широкими плечами.

– Насколько мне известно, этот приказ никак не связан с дополнительным расследованием, – сказал он и задумчиво посмотрел на доктора. – Кстати, если он так вам интересен, почему бы вам не отправиться вместе со мной? Сможете лично присутствовать при возвращении Кардигана в мир живых. Я думаю, ему будет приятно увидеть дружеское лицо...

– Я прекрасно знаю, на кого сейчас похож, – вздохнул доктор, – поэтому мне не хотелось бы, чтобы Джейк увидел меня.

Винджер кивнул.

– Ну что ж, если это все?..

– Да, спасибо за информацию.

– Рад служить. Для этого меня и создали, – вежливо скрипнул робот и, подождав, пока кресло с доктором исчезнет в глубине коридора, продолжил свой путь, чему-то усмехаясь.

Глава 3

Свет медленно сменял тьму, затем ярко вспыхнул, ослепив всех присутствующих.

Он почувствовал резкую боль. Она возникла глубоко в мозгу и мгновенно пронзила все тело. Густой свежий воздух с шумом хлынул в легкие.

Джейк Кардиган конвульсивно дернулся. Все вокруг было таким холодным, что его начал бить озноб.

Внезапно холодная металлическая рука шершавой губкой скользнула под его ягодицы.

– Вы все испачкали, – недовольно прокаркал механический голос.

Джейк открыл глаза и вздрогнул от яркого света.

– Извините, – смущенно пробормотал он роботу, протиравшему белый металлический стол, на котором распростерлось его беспомощное тело, опутанное как паутиной всевозможными стеклянными трубками и разноцветными проводами. Эта система поддерживала жизнедеятельность организма в течение долгих лет заключения в космическом морозильнике.

– Не смущайся, Кардиган, – раздался в изголовье чей-то незнакомый механический голос. – Опорожнение кишечника во время оживления – совершенно нормальная реакция организма.

Однако Джейк никак не отреагировал на эти слова. Все его внимание в этот момент было сосредоточено на процессе дыхания. Все еще не веря, что больше не зависит от искусственной системы, он сделал, глубокий вдох, и в тот же момент острая боль пронзила легкие и мозг. Но он, превозмогая ее, продолжал дышать.

Подошел огромный, черный как уголь робот и, взяв Джейка за руки, резким движением посадил его. Затем, обрызгав с ног до головы какой-то терпкой жидкостью из указательного пальца, приказал:

– Вставайте.

Сгорбившись, Джейк сидел на белом металлическом столе, опершись локтями о колени, и смотрел на свои голые ноги.

– Дайте мне... дайте мне минуту, – прошептал он слабым голосом. От резкой смены положения у него сильно кружилась голова, а в глазах все двоилось.

– Пора заканчивать, – распорядился черный робот. – Программа оживления выполнена полностью.

– Все в порядке, – проскрипел механический голос.

Джейк нахмурил брови, стараясь что-то вспомнить.

– Говорят, в Холодильнике сны не снятся, – еле слышно пробормотал он. – Но... Но я почти уверен, что мне они снились. Вот только что мне снилось? – Джейк рассеянно посмотрел вокруг; его внимание привлек валявшийся на полу пустой пластиковый кокон, в котором он провел долгие пятнадцать лет. Затем его мысли снова вернулись к снам: он никак не мог вспомнить, что же ему снилось в течение этих долгих лет. Детство... да, отец... Работа в полиции. Женщины... да, но чаще всего ему снилась одна из них... темноволосая молодая женщина. Но как ее звали, черт возьми?

В этот самый момент его размышления были бесцеремонно прерваны все тем же скрипучим голосом:

– Кончай мечтать, Кардиган, и начинай одеваться.

Джейк медленно повернул голову. Голос принадлежал блестящему хромированному роботу, одетому в белоснежный с иголочки костюм. Он сидел скрестив ноги на единственном в комнате стуле и пристально смотрел на него.

– Винджер? – не совсем уверенно спросил Джейк.

– Совершенно верно, – кивнул головой робот и встал. – Вот одежда, – произнес он, протягивая Джейку вместительный саквояж.

Однако тот продолжал неподвижно сидеть на столе.

– Мы должны успеть на шаттл, а у нас еще полно бумажной работы. Так что одевайся побыстрее.

– О'кей, я попробую, – слабым голосом сказал Джейк и посмотрел на пол. Затем, глубоко вздохнув, он уперся руками в поверхность стола и медленно встал. Но едва его ноги коснулись пола, как снова закружилась голова, и Джейк упал на колени, больно ударившись. При этом желудок издал неприличный звук.

Робот стоял рядом, но помощи не предложил.

– Тебе потребуется примерно час, чтобы восстановить координацию, – спокойно объяснил он.

Сжав зубы, Джейк изо всех сил уперся ладонями в пол, резко оттолкнулся и, превозмогая слабость, поднялся. Это был среднего роста, рыжеволосый человек сорока с лишним лет. Его можно было бы назвать красивым, если бы не грубое обветренное лицо. К тому же все его тело было покрыто многочисленными рубцами и шрамами, особенно заметными на бледной, после долгого пребывания в тюрьме, коже.

– Теперь я окончательно тебя вспомнил, Винджер, – сказал он. – Мы никогда с тобой не ладили в мою бытность полицейским.

– Главным образом из-за тебя. Ты всегда с непонятным предубеждением относился к механическим людям: от простейших роботов до андроидов. В этом все дело.

– Ты тоже имей в виду, что дело и в тебе, сучий сын, – зло выдохнул Джейк.

Винджер издал свой скрипучий смешок.

– Точно. Именно поэтому я – тот, кто прилетел сюда поздравить тебя с освобождением, а ты – тот, кто оказался в этом космическом гробу.

Джейк открыл саквояж и невесело сказал:

– Итак, прошло пятнадцать лет, долгих пятнадцать лет.

– Это не совсем так, – невозмутимо произнес робот. – Всего четыре года.

– Как четыре?! – Джейк прекратил надевать шорты, балансируя на одной ноге. – Что, черт возьми, это значит? – Он вопросительно посмотрел на Винджера. – Выходит, суд признал, что я невиновен?

– У меня нет достоверной информации, почему тебе предоставлено право на досрочное освобождение.

– Досрочное освобождение, – задумчиво повторил Джейк. – Это означает, что кто-то вмешался – нажал тайные пружины, использовал свое влияние. Ты должен знать, кто это сделал, Винджер.

– У меня нет никакой информации, – еще раз повторил робот. – Одевайся побыстрее, Кардиган. Нам еще предстоит процедура выписки.

– Выписки?! – Джейк весело рассмеялся. Это случилось впервые за все время, что он провел в тюрьме. – «Процедура выписки», – смакуя каждое слово, повторил он, – как будто я все это время провел не в тюрьме, а в уютном отеле. Да, Винджер?

* * *

Голос компьютерного терминала звучал очень сочувственно.

– От имени администрации Ньювенхауса, – обращаясь к Джейку, произнес он, – мы поздравляем вас с предстоящим возвращением на Землю. Начальник тюрьмы очень сожалеет, что не смог лично проводить вас в мир 2120 года. Этому помешало неожиданное землетрясение в одном из секторов БЛА. Однако он поручил мне передать вам самые наилучшие пожелания. И, хотя вы провели здесь только часть назначенного срока, администрация Ньювенхауса уверена, что это пошло вам на пользу и вы больше никогда не вернетесь сюда. Что же касается остальных пятидесяти трех заключенных...

Винджер наклонился к сидящему рядом Джейку.

– Не принимай слишком серьезно это прощальное напутствие, – посоветовал он шепотом. – Все это делается для того, чтобы поднять настроение перед возвращением на Землю.

Джейк рассеянно посмотрел на него. Все его внимание было сосредоточено на заполнении многочисленных анкет, которые ему вручили при входе в этот серый овальный зал. Однако у него ничего не получалось – рука сильно дрожала, и ему никак не удавалось с этим справиться.

– Я не понимаю, что со мной происходит, – расстроенно сказал он, прекратив попытки написать хоть одну букву.

– ...В прошлом вы были законопослушным гражданином, даже более того, вы стояли на страже законов БЛА, – продолжал вещать компьютер. – Поэтому мы уверены, что, вернувшись...

– Дрожание рук наблюдается у всех заключенных, прошедших процедуру оживления, – спокойно объяснил Винджер.

– И как долго это длится?

– Обычно не более часа.

– Обычно?

– Успокойся, Кардиган. Ничего серьезного у тебя нет, – успокоил Джейка робот. – Врачи тебя уже обследовали.

– Когда? Я ничего не помню.

– Обследование проводилось в процессе оживления. Когда ты еще спал.

Джейк сделал еще одну попытку. На этот раз, хотя и с трудом, ему удалось восстановить частичный контроль над рукой и нацарапать свою фамилию на многочисленных документах.

– ...У вас есть вопросы к администрации, бывший заключенный 19 587?

– Да, разумеется, – воскликнул Джейк. – Мне хотелось бы знать, почему меня освободили на одиннадцать лет раньше?

Наступила тишина. Тридцать одну секунду компьютер молчал.

– У нас нет никакой информации, – ответил наконец механический голос. – Начальник тюрьмы советует вам наслаждаться вновь обретенной свободой и не беспокоиться о...

– Мое освобождение каким-то образом связано с пересмотром дела?

– Нет.

– Кто ходатайствовал о...

– Сегодня нам предстоит отправить еще троих заключенных, – с легким нетерпением перебил его компьютер. – А теперь мы хотели бы вернуть ваши вещи.

Послышалось еле слышное жужжание, и в полу недалеко от Джейка открылся небольших размеров люк, из которого появился пластигласовый ящик. Внутри находился индивидуальный пакет Джейка, давно просроченная кредитная карточка, пачка денег и лазерный пистолет-лазган. Кардиган разложил вещи по карманам нового, не совсем подходящего ему по размеру костюма. Настала очередь пистолета.

– Как насчет оружия? – спросил он робота, засовывая его за пояс.

– Согласно приказу об освобождении, тебе разрешается носить оружие, – довольно сухо сказал тот.

– Странно. Это означает, что кто-то...

– Ты закончил подписывать бумаги? – перебил его Винджер.

Джейк утвердительно кивнул.

– Все до единой.

Робот встал, взял из рук Джейка документы и, наклонившись, бросил их в люк.

– Теперь мы можем отправляться, если ты не хочешь по какой-то причине задержаться, – сказал он и вопросительно посмотрел на Кардигана.

– Нет, – успокоил его Джейк, – я хочу как можно скорее покинуть это проклятое место.

Глава 4

Минут через пять после взлета Джейк не выдержал и, прильнув к иллюминатору, бросил быстрый взгляд на Холодильник.

– Прощай, небесная академия, – прошептал он и, повернув голову, стал смотреть на приближающуюся Землю.

Вместе с ними летели еще два пассажира: полная светловолосая женщина лет сорока и худенький подросток. Они сидели впереди рядов через пять.

– Он умирает, – всхлипывая, сказала женщина.

– Ну что ты, ма, – уверенно возразил парнишка.

– Ведь ты же видел его в этом ужасном пластигласовом ящике. Он выглядит таким истощенным. Нет, он умирает.

– Черт побери, ма, он точно такой же, как и в прошлый раз.

– Нет, он очень сильно похудел, Огден. – Женщина начала плакать по-настоящему.

– Да он всегда был худым, – продолжал успокаивать мать подросток. – Меня в школе ребята всегда дразнили за то, что я такой же тощий, как отец.

– Как ты думаешь, он знает, что мы его навещаем? – немного успокоившись, спросила женщина.

Сын иронически улыбнулся.

– Конечно, знает. Разве ты не заметила, как на его губах появилась усмешка, когда эти ублюдочные роботы вкатились в его гроб.

– Я серьезно, Огден. Пятнадцать лет – с ума можно сойти от такого срока.

– Ма, ты иногда так себя ведешь, будто сама проспала всю свою жизнь.

Винджер легонько толкнул Джейка в бок.

– Пятнадцать лет – настоящая трагедия для семьи.

Джейк согласно кивнул, затем, пристально посмотрев на робота, сказал:

– Ну а теперь, когда Холодильник остался позади, расскажи мне, что произошло на самом деле.

Винджер пожал плечами.

– Я уже говорил, что тебе предоставлено специальное право на досрочное освобождение, а подробностей не знаю.

– Но досрочное освобождение означает, что кто-то изменил свое мнение. Они должны понимать, что я не имел никакого отношения к тэку.

Винджер отрицательно покачал головой.

– Вот что я могу тебе сказать совершенно точно. В правоохранительной системе Южной Калифорнии нет никого, ни единой души, включая судей, адвокатов и полицейских, кто бы твердо не верил, что приговор, вынесенный тебе четыре года назад, был справедливым.

– Но ведь кто-то очень влиятельный добился моего досрочного освобождения? – Джейк нервно постучал пальцами по лазгану. – Может быть, это моя жена?

– Не такая уж она влиятельная персона.

– Да, но она знакома со многими очень значительными людьми.

– Это правда, – кивнул Винджер. – Например, ее бывший босс, Беннет Сэндз. Он имеет очень большой вес в мировых промышленных кругах. Однако я думаю, что ни твоя жена, ни Сэндз к твоему освобождению не имеют никакого отношения. Сомневаюсь, что он будет рад увидеть тебя, Кардиган. Впрочем, это не мое дело.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Джейк, пристально посмотрев ему в глаза.

– Ничего, – спокойно ответил Винджер. – Между прочим, меня удивляет, что ты обращаешься за помощью к роботу. Судя по твоим отчетам, а я их хорошо изучил, ты всегда предпочитал иметь дело с людьми, а не с роботами и андроидами.

– Почему? Я и с мехами работал, но...

– Мы считаем слово «мех» оскорблением, – жестко сказал робот.

– Извини, – смутился Джейк. – Но мне всегда казалось, что, поскольку механические люди не способны чувствовать, у них отсутствует интуиция. Именно поэтому им трудно стать хорошими полицейскими и хорошими напарниками.

– Интуиция, эмоции не имеют никакого отношения к работе полицейского, – не согласился Винджер. – Все дело в том, Кардиган, что у тебя появилась зависимость от тэка. Вот почему ты спутался с контрабандистами и продал им своих товарищей за большие деньги.

– Бред, – прервал робота Джейк. – Да, я пользовался этой дрянью и не собираюсь этого отрицать. Но я никогда не сотрудничал ни с одним из этих ублюдков и не провалил ни одного полицейского расследования, в котором участвовал.

Винджер покачал головой.

– На суде ты говорил то же самое, но, увы, ни судья, ни жюри, ни даже беспристрастный компьютер не поверили тебе и единодушно вынесли суровый приговор.

– Кажется, я слишком долго был куском льда, – неожиданно рассмеялся Джейк. – Сидеть здесь и спорить с роботом...

– Уверен, что от меня ты получишь больше правдивой информации, чем от всех своих друзей-гуманоидов, – сухо заметил Винджер. – А теперь я должен вручить тебе брошюру. Я даю ее всем заключенным, возвращающимся на Землю. – С этими словами он расстегнул костюм и обнажил грудь. Затем нажал на одну из кнопок – раздалось жужжание, и секунд через тридцать из узкой щели показался небольшой буклет.

– Ты когда-нибудь истощишь свой запас? – ухмыльнулся Джейк. Робот невозмутимо протянул ему желтую книжечку.

– Это краткий обзор тех событий, которые произошли в мире за время твоего отсутствия.

Джейк взял буклет и небрежно засунул его в карман пиджака.

– Думаю, придется попотеть, наверстывая упущенное.

– Одним чтением всего не наверстаешь, – сказал робот. – Чтобы понять некоторые вещи, Кардиган, тебе придется просто жить и учиться.

* * *

На Большой Лос-Анджелес спускались сумерки. Чернота, сгустившаяся над куполами космопорта, стремительно распространялась по огромному городу, заполняя пространство между зданиями, башнями и шпилями. Мириады окон вспыхнули разноцветными огнями, а высоко в небе расцвел, словно экзотический цветок, гигантский рекламный щит.

После приземления Джейк спустился вниз в специальном лифте. Он чувствовал себя намного лучше, но решил не рисковать. Ступив на землю, он глубоко вздохнул и направился к выходу. Винджер молча шел за ним. Наконец спустя некоторое время раздался его скрипучий голос:

– Я буду звонить тебе раз в месяц при любых условиях. А если у тебя возникнут какие-либо проблемы, можешь связаться со мной по видеофону в любой час дня и ночи.

– Я не думаю, что мои проблемы будут тебе интересны, – бросил Джейк, не оборачиваясь.

Они вошли в зону контроля, где Кардигана подвергли тщательному досмотру. В этот поздний час вокруг не было ни души. И лишь в темном углу робот-уборщик лениво мыл шваброй пол. На дальней стене светились рекламные экраны, единственными зрителями которых была дюжина пустых бледно-зеленых стульев. Один из экранов показывал обнаженных девушек, отдыхающих на морском курорте в Бразилии, на другом звезда воздушного бейсбола превозносила популярную марку сигарет с марихуаной, на третьем – красивая рыжеволосая женщина демонстрировала новый макет лунного кондоминиума[2].

– Я думал, – сказал Джейк, когда они прошли контроль и двинулись дальше, – что родственникам сообщают об освобождении. Это положено по закону.

– Совершенно верно.

– А как насчет моей жены и сына? Разве им не...

– В мои обязанности подобные мелочи не входят, – сухо ответил робот.

– Ничего себе мелочи, – проворчал Джейк, останавливаясь. – Моя семья живет все там же?

Робот легонько подтолкнул его.

– Не останавливайся, Кардиган. Ты будешь жить в том же самом месте.

– А они? С ними ничего не случилось, с Кейт и Дэном? – обеспокоенно спросил Джейк.

– Согласно моему досье – ничего.

– Я надеялся, что они... – начал было Джейк и замолчал на полуслове: изливать душу роботу ему не хотелось.

Перед самым выходом из космопорта они остановились.

– Итак, добро пожаловать домой, Кардиган, – насмешливо проскрипел робот и похлопал его по спине металлической рукой. – Постарайся не загреметь обратно в Холодильник.

Затем он повернулся и пошел прочь.

* * *

Поколебавшись с минуту, Джейк открыл дверь и шагнул в ночь. Он решил не звонить жене, а сразу же поехать домой. Ему хотелось верить, что какая-то важная причина помешала Кейт встретить его. Выйдя на улицу, Джейк увидел стоянку аэротакси и направился к ней. Через несколько шагов он закашлялся. Казалось, что воздух стал еще грязнее, чем был четыре года назад. «А может быть, я просто отвык дышать этой гадостью?» – подумал Джейк. Наконец кашель кончился, и он, ускорив шаг, подошел к помятому такси оранжевого цвета. На месте водителя неуклюже сидел круглоголовый робот.

– До сектора Пасадена подбросишь?

– Чего? – испуганно вздрогнул водитель.

– Сектор Пасадена, – повторил Джейк, наклонившись к открытому окну.

Робот внимательно посмотрел на него.

– Ладно. Залезай, приятель. – Задняя дверь зашипела и открылась. – Посмотри, там на заднем сиденье кровь есть? – неожиданно спросил он у Джейка.

Тот заглянул внутрь.

– Да вроде нет.

– Ну, тогда залезай, – сказал круглоголовый и объяснил: – Понимаешь, уборщики довольно часто ленятся.

Устроившись на заднем сиденье, Джейк спросил:

– А о какой крови ты говорил?

– Чего? – громко переспросил водитель и, выругавшись, ударил себя кулаком по круглой железной голове. – Это все чертова стрельба, опять что-то случилось со слухом.

– Стрельба? – переспросил Джейк.

– Ну да. Между прочим, куда летим, приятель?

Джейк назвал роботу адрес своего подземного кондоминиума, а затем задал вопрос, который не задавал уже четыре года:

– У тебя были неприятности с полицией?

– Нет, небольшие неприятности с тэком, – ответил робот.

Он отдал необходимые распоряжения панели управления. Такси вздрогнуло и, затарахтев, взмыло в ночное небо.

– Значит, садится ко мне парень, откуда мне было знать, что это пушер, доставляющий клиентам тэк-чипы. Это все в пять часов утра произошло, – начал свой рассказ круглоголовый. – И тут, представляешь, ни с того ни с сего летим вниз. Эти сволочи применили специальный луч, и мотор заглох. Ну, мы и гробанулись в песок с высоты пятьсот футов. А затем, я тебе клянусь, выскакивают из глайдера шесть японцев и взрыхляют весь пляж из своих пушек. Один из них, здоровенный такой парень, у него вообще новая игольчатая пушка была. Знаешь, такая штуковина: бэп-бэп-бэп – и вылетает штук шестьдесят таких стальных иголочек с нервно-паралитическим ядом. И все эти иголочки попадают прямо в этого парня. Они прямо пришили его к сиденью. Кровища так и хлынула. Он как начал корчиться. Такие страшные конвульсии, просто кусок ужаса. Ты видел когда-нибудь такое?

вернуться

2

Кондоминиум – жилой комплекс.

– Много раз, – помолчав, ответил Джейк и посмотрел вниз, сквозь прозрачный пол такси, на ночной Лос-Анджелес.

Вглядываясь в расползшийся во все стороны город, Джейк все больше и больше расстраивался. Он узнавал и в то же самое время не узнавал свой родной город: так много изменений произошло в нем за четыре года – иногда еле заметные, но чаще довольно значительные. Так, к комплексу зданий управления полиции штата Южная Калифорния добавился новый небоскреб, а здание, в котором располагался приют для ветеранов войны и где его отец провел свои последние месяцы, перестало существовать. И вдоль побережья Тихого океана было построено огромное количество новых наземных зданий. Джейк почувствовал себя неуютно, словно человек, который смотрит на хорошо знакомую фотографию и не узнает ее.

Он закрыл глаза, пытаясь расслабиться. «Кейт наверняка знает, что произошло, – промелькнуло у него в голове. – Знает, почему меня освободили досрочно. Вполне вероятно, что она имеет к этому отношение».

Джейк женился довольно поздно, лет в тридцать пять. До этого он пару раз собирался решить эту проблему, но в последний момент передумывал. Однако в случае с Кейт все было по-другому. Он хорошо помнил, как она сказала, что любит и хочет его. «Так ли это было на самом деле? – неожиданно подумал Джейк, пролетая над ночным городом, но тут же отогнал эту мысль. – Кейт всегда любила меня и всегда была предана. Все эти мои сомнения...»

– Я не расслышал, что ты сказал, приятель, – прервал его размышления водитель. – Ты знаешь, я плохо слышу.

– Не надо извиняться. Я просто думаю вслух.

– Бывают такие денечки. Знакомое мне ощущение с тех пор, как эти чертовы японцы стали палить по нам.

Джейк снова вернулся к своим мыслям.

В последние несколько месяцев до ареста он стал больше интересоваться ею. Но работа в полиции отнимала почти все время. Все время надо было ловить преступников, искать улики...

У них родился Дэн. Конечно, Джейк мечтал воспитать его по-другому, не так, как был воспитан сам. Хотел быть хорошим, заботливым отцом. Однако из-за проклятой работы у него мало что получалось, хотя он был близок с Дэном. Это и чувствовалось, когда они проводили время вместе, не так часто, как хотелось, но весело и интересно... Дэн вырос хорошим парнем, умным и честным.

– ...Приехали, приятель? Это здесь?

Джейк выпрямился и огляделся вокруг.

Аэротакси приземлилось на площадке, расположенной в небольшом, ярко освещенном парке, который маскировал вход в подземный кондоминиум, где он жил с женой и одиннадцатилетним... нет, постой, – Дэну сейчас должно быть уже пятнадцать.

– Да, это здесь. Спасибо. – Джейк расплатился с водителем наличными из той суммы, которую ему вернули в Холодильнике. – Надеюсь, у тебя не будет больше неприятностей, – сказал он на прощание.

– И у меня и у тебя, приятель, – уточнил робот, и его машина, затарахтев, взмыла в воздух.

Джейк огляделся. Все было знакомо в этом крошечном искусственном садике, все такой же яркой была листва на пластигласовых деревьях, а механические птицы пели ту же самую песню, что и четыре года назад. «Хоть что-то не изменилось за это время», – удовлетворенно подумал Джейк и направился к входу.

Дворецкий, красавец андроид, одетый в ливрею стального цвета, выгуливал по обсаженной деревьями дорожке рыжего пуделя. По внешнему виду он ничем не отличался от человека. Вот только с глазами что-то случилось – они моргали слишком часто.

– Добрый вечер, хозяин, – увидев Джейка, произнес он почти человеческим голосом.

– Добрый вечер, – весело ответил Джейк.

Подойдя к входной двери, он прижал ладонь правой руки к дактилоскопическому сканеру. Спустя шесть секунд крошечный воскбокс, висящий чуть выше сканера, громко рявкнул: «Кардиган – 22Ц, можете войти».

Металлическая дверь дрогнула и медленно сдвинулась в сторону. Джейк переступил порог и оказался на площадке перед лифтами. В третьем справа ряду открылась кабина, и он вошел внутрь.

– Двадцать второй уровень, – попросил Джейк.

– Добрый вечер, мистер Кардиган, – любезным голосом произнес воксбокс, укрепленный под потолком. – Надеюсь, сегодня у вас был удачный день.

– Да, в самом деле, – ответил Джейк, ухмыльнувшись. – Сегодняшний день был чуточку лучше, чем многие другие.

– Рад это слышать, мистер.

Кабина лифта стремительно падала вниз. Наконец она остановилась, двери открылись, воксбокс предупредительно сказал:

– Осторожно, мистер Кардиган. До свидания.

Подойдя к двери, Джейк услышал странный шум, словно кто-то бегал по квартире. Не раздумывая ни минуты, он вытащил из кармана лазган и, рывком открыв дверь, вошел!

Глава 5

Приземистый, серебристого цвета робот-уборщик пылесосил ковер; другой, похожий на толстого паука, мохнатыми руками стирал пыль с многочисленных полок для кассет. Больше в гостиной никого не было.

«Странно, что уборщики выбрали для работы столь неподходящее время», – подумал Джейк. Держа в руке пистолет, он захлопнул дверь и огляделся. Все выглядело точно так же, как и четыре года назад, за исключением новой подставки для домашнего терминала и нового ярко-голубого ковра в холле.

– Кейт? – негромко произнес Джейк, а затем повторил погромче: – Кейт? Это я, Джейк.

Ответа не было. Джейк медленно направился в глубь квартиры.

В спальне также ничего не изменилось. Огромная круглая кровать была аккуратно застелена новым блестящим покрывалом. «Наверное, одно из тех, что делают на лунной фабрике», – мелькнуло у него в голове. Он подошел к противоположной от кровати стене и дотронулся ладонью до небольшого желтого прямоугольника. Идентификатор издал мелодичный звук, и часть стены бесшумно сдвинулась в сторону, обнаружив комнату для одежды. Весь гардероб Джейка был в полном порядке, начиная с форменных костюмов и кончая гражданскими. Однако вещей Кейт не было. «Может быть, она теперь хранит их в другом месте, – подумал он. – Мало ли что могло измениться за эти четыре года». Но эта мысль не успокоила его.

Быстрым шагом он направился в комнату сына. Здесь тоже было пусто: ни кровати, ни одежды, ни привычного беспорядка. Только голые стены да еле уловимый запах химиката, которым чистят ковры. «Что произошло?» – Лихорадочно думал Джейк, начиная не на шутку волноваться.

– Мистер Кардиган, мистер Кардиган, – неожиданно раздался из гостиной голос терминала, подключенного к главному компьютеру кондоминиума.

– В чем дело?

– У меня для вас важное сообщение от вашей жены – миссис Кетлин Мак-Робб Кардиган.

– Вот как?! – обрадовался Джейк и бросился в гостиную. – Хорошо, что ты вспомнил об этом, – довольно произнес он, усаживаясь на софу рядом с терминалом. – Итак? Где моя жена?

– Миссис Кардиган с сожалением сообщает, что больше не является вашей женой, мистер Кардиган, – произнес терминал. У него был точно такой же торжественный тон, как у компьютера в Холодильнике, когда тот говорил напутственную речь. – Брак был расторгнут два года и шестьдесят дней назад в гражданском суде штата Южная Калифорния, в секторе Пасадена, под председательством робота-судьи ХХ-30Ф-227. Развод состоялся на основании уголовного иска № 2107.

Джейк сидел словно оглушенный. Он попробовал встать, но ноги были как ватные. Заметив наконец, что все еще держит в руке пистолет, он наклонился и положил его на кофейный столик.

– Два года назад, – повторил он растерянно. – Почему мне никто не сказал об этом?

– Но вы все это время находились в бессознательном состоянии.

– Пусть так, но сегодня, почему мне никто не сказал об этом сегодня? Винджер, например!

– Этого я не знаю, – ответил терминал. – Ваша бывшая жена также сообщает, что больше не живет в Южной Калифорнии. Она и ваш бывший сын, Дэниел, в настоящее время живут в Мексике И...

– Бывший сын?! Что, черт побери, ты хочешь этим сказать?

– ...чувствуют себя хорошо. Пока никто из них не выражает желания встретиться с вами. Если со временем их планы относительно вас изменятся, то уполномоченный представитель вашей бывшей жены сообщит вам об этом.

Обсуждать личные проблемы с терминалом было еще глупее, чем с роботом, и Джейк устало сказал:

– Ну что ж, приятель, спасибо.

– Согласно решению суда о разводе, эта квартира теперь принадлежит вам, мистер Кардиган, – продолжил терминал. – Половина ваших сбережений находится в банке, и вы можете восстановить свою кредитную карточку. В настоящий момент на вашем счету – 41 684 087 долларов. Эта сумма включает проценты за четыре года и половину денег за проданный аэрокар. Мне было приказано, мистер Кардиган, передать вам это сообщение, когда вы...

– Ты сказал – приказано, – перебил его Джейк. – Значит, Кейт знала, что я возвращаюсь сегодня. Но откуда?

– Я не знаю. Самый последний вариант сообщения был введен в систему кондоминиума в четыре часа дня по местному времени.

– Откуда поступило сообщение?

– Место отправления было обозначено неопределенно, просто «Мексика».

– Но этого недостаточно. Мне необходима более детальная информация.

Терминал отключился.

– Я не могу получить более точной информации, – сообщил он через несколько секунд.

– У тебя есть адрес или номер видеофона моей жены, прости, моей бывшей жены?

– В настоящее время такой информации в наличии нет. Могу я быть вам полезен еще чем-нибудь?

– Видеофон. – Джейк оглядел гостиную. – Где сейчас установлен видеофон?

– Там, где и раньше. Я сейчас включу его.

Послышался еле слышный щелчок, и одна из панелей дальней стены отошла в сторону, открыв нишу, в которой стояло металлическое кресло и стойка с видеофоном.

– Розовый? – удивленно воскликнул Джейк.

– Ваша бывшая жена поменяла черный видеофон на розовый три года назад.

Пожав плечами, Джейк вошел в нишу и уселся перед небольшим прямоугольным экраном.

* * *

Грузная негритянка на экране покачала головой.

– Хотелось бы помочь тебе, Джейк, – сказала она извиняющимся голосом.

– Все в порядке, Онита, – нахмурив брови, произнес Кардиган.

– Когда ты был полицейским, я тебе помогала, а теперь... сам понимаешь, твое положение несколько иное. К тому же система связи «Пасифик видеоком» гораздо надежнее защищает своих клиентов, чем это было раньше.

– Ладно, спасибо, А номер Кейт я все равно раздобуду.

– Жаль, что не смогла тебе помочь, Джейк. – Женщина улыбнулась. – В любом случае я рада, что ты на свободе. Как думаешь, это надолго?

– Надеюсь, что навсегда, – ухмыльнулся Джейк и повесил трубку.

Откинувшись на спинку стула, он несколько секунд сидел молча, массируя переносицу, затем пробормотал:

– М-да, это не так легко, как я думал...

– Простите, что вы сказали? – раздался голос терминала.

– Я не тебе, приятель, – отмахнулся Джейк.

– Может, быть, вызвать домашнего врача – у вас простуженный голос, – предложил терминал.

– Нет, не стоит.

Джейк выпрямился и набрал другой номер.

На экране появился большой помятый робот огромного роста. Его обнаженный до пояса торс был весь разрисован цветными картинками непристойного содержания.

– Гриль-бар «У вампиров». В чем дело?

– Мне нужен газетчик О'Херн.

– Где тебя черт носил, задница?

– Далеко.

– Вот там и ищи своего газетчика. Ну ладно, – немного подумав, сказал бармен. – Он бесследно исчез три года назад. – Затем, грязно выругавшись, добавил: – Были догадки, что кто-то из конкурентов телепортировал его подальше отсюда. Что-нибудь еще?

– А как насчет Слима, по кличке Киборг?

– Ну, об этом тебе лучше узнать в кафе «У Мамы», сектор Манхэттен-Бич. Послушай, а ты случайно не Кардиган?

– Он самый, – ухмыльнулся Джейк.

– Вот чертова жизнь. Одни исчезают, другие появляются, – задумчиво сказал бармен, снова крепко выругался и отключил связь.

Немного подумав, Джейк набрал очередной номер. На экране появилась болезненного вида женщина лет пятидесяти.

– Кардиган! Поздравляю с возвращением! – радостно воскликнула она. – Ты отлично выглядишь – как будто провел все это время на курорте. А вот я выгляжу отвратительно, да?

– Не буду врать, Мама. У тебя действительно неважный вид. Что с тобой случилось?

– Сама толком не знаю. Два года назад у меня появилось сильное отвращение к еде, которую я здесь готовлю. Совсем нет аппетита.

– Попробуй обедать где-нибудь на стороне, – посоветовал Джейк.

– Да что ты. Я с утра до вечера занята работой. У меня минуты лишней нет.

– Знаешь, я ищу Киборга Слима.

– Он больше здесь не работает, – грустно сказала женщина. – Месяцев шесть назад копы забрали его за сбор запрещенной информации. Суд приговорил Слима к двадцати пяти годам амнезии. Приговор приведен в исполнение, и теперь бедняга вряд ли помнит, кто он такой.

– Жаль, ведь он был одним из лучших компьютерных информаторов.

– А сейчас он работает в секторе Сан-Диего, на ранчо, – возит помидоры в аэрофургоне и все время улыбается как идиот.

Джейк сочувственно покачал головой.

– Тогда, может быть, подскажешь, как найти Самоубийцу Смита?

– Так ты совсем ничего не знаешь?! – воскликнула хозяйка кафе. – Бедняга Смит покончил с собой еще в прошлое Рождество. Мы ведь думали, что все его разговоры о самоубийстве – шутка. Да и ты не стал бы давать ему такого прозвища, если бы не знал, насколько это серьезно.

– Да, плохие новости, – расстроенно сказал Джейк. – А мне позарез нужен номер видеофона, который наверняка надежно закодирован. Ты не знаешь, кто мог бы мне помочь, а?

– Я думаю, тебе надо обратиться к Уизу Робинсону, – немного подумав, сказала женщина.

– Но я не знаю, так ли он надежен, как...

– Верно, но с другой стороны, Уиз – человек здравомыслящий, и мозги у него в полном порядке.

– Джейк помолчал, раздумывая.

– Тут ты права. О'кей, где мне его найти?

– Давай я тебе помогу, – предложила Мама, улыбнувшись. – Ты сейчас дома?

– Да, я у себя. – Джейк назвал свой номер и добавил: – Мне бы хотелось получить информацию как можно скорее.

– Я немедленно разыщу его и дам твой номер, – пообещала она. – А ты постарайся расслабиться и поменьше волноваться. В этом секрет счастливой жизни.

– Последние четыре года я только и делал, что расслаблялся, – усмехнулся Джейк и повесил трубку.

Глава 6

– Вы отлично выглядите, Джейк, отлично во всех отношениях, – негромко произнес Уиз Робинсон. Однако экран видеофона остался пустым.

– Хотелось бы и вам сказать то же самое, Уиз, – усмехнулся Кардиган. – К чему эта конспирация?

– У меня есть серьезные причины, – все так же шепотом ответил Робинсон.

– О'кей, меня это не касается. Давайте перейдем к делу...

– Вы всегда были не очень высокого мнения о моих возможностях, Джейк, – прервал его Робинсон. – Однако сегодня, уверен, вы его измените. Как только Мама намекнула, что вам нужно, я сразу же приступил к работе.

– Неужели вам удалось узнать номер видеофона моей жены? – удивился Джейк.

– Совершенно верно. И не только номер, но и адрес. – В голосе Уиза Робинсона звучало плохо скрываемое торжество.

– Так давайте его скорее, – нетерпеливо сказал Джейк.

– Да не волнуйтесь вы так. Маленькая леди – она действительно выглядит как леди – живет сейчас в Мексике, в штате Квинтана-Роо. Может быть, произнести по буквам это необычное название?

– Не надо. Я знаю это место.

– Точно. Мне только теперь пришло в голову: ведь вы провели там свою юность, – сказал Робинсон. – Так вот, ваша бывшая жена продолжает называть себя Кетлин Кардиган и... Ну, не волнуйтесь, не волнуйтесь. Я понимаю, что вам не терпится узнать ее номер, – сжалился наконец информатор. – Пишите.

Джейк схватил ручку и дрожащей рукой записал номер и адрес Кейт.

– Я очень высоко ценю то, что вы для меня сделали, Уиз, – благодарно воскликнул он.

– Не преувеличивайте, Джейк, – скромно ответил тот, хотя по голосу чувствовалось, что ему приятно это слышать. – Просто я привык обслуживать своих клиентов по первому классу, даже тех, кто не очень высокого мнения обо мне, – слегка съязвил Робинсон.

Джейк сделал вид, что ничего не заметил.

– А мой сын? Он тоже там живет?

– Насколько я знаю, в школу мальчик не ходит. Но подробности мне неизвестны. Вы хотите, чтобы я этим занялся?

– Да, мне необходима вся информация о сыне, – сказал Джейк, глядя на темный экран. – А теперь скажите, сколько я вам должен?

– Ничего, ни одного песо, – ответил информатор. – Это бесплатный образчик моих исключительных дарований в области получения закрытой информации. Что же касается вашего сына... Это будет стоить двести долларов.

– О'кей, мне это подходит.

– Может быть, вас интересует еще какая-нибудь тайна?

– Причина моего досрочного освобождения.

– Беру на заметку. Желаю хорошо провести вечер.

– Спокойной ночи, Уиз, и спасибо, – произнес на прощание Джейк и отключил связь.

Некоторое время он сидел молча, о чем-то думая. Затем встал и начал расхаживать по комнате, засунув руки в карманы. Так прошло минут пять. Наконец, глубоко вздохнув, он подошел к видеофону и набрал номер, который ему дал Робинсон. Экран вспыхнул, по нему побежали разноцветные зигзагообразные полосы, означающие, что абонент находится за границей. Спустя несколько секунд на экране появилась физиономия дешевого робота-секретаря: у него был всего один глаз и воксбокс.

– Резиденция миссис Кардиган, – важно произнес он.

– Попросите, пожалуйста, Кейт Кардиган, – слегка дрожащим голосом сказал Джейк. «Она не поменяла фамилию, значит, не все еще потеряно», – пронеслось у него в голове.

– Назовите себя, пожалуйста, – попросил робот.

– Джейк Кардиган.

Единственный глаз робота вспыхнул зеленым светом.

– Подождите, пожалуйста, мистер Кардиган, – почтительно сказал он и исчез.

Спустя тридцать секунд на экране появилась Кейт.

– Кейт! – воскликнул Джейк. – Кейт, послушай, я... – От волнения ему не хватало воздуха, и голос, дрогнув, прервался.

– Привет, Джейк. Я знала, что ты в конце концов найдешь меня, поэтому подготовила эту видеопленку...

Джейк не верил своим ушам. Он так хотел увидеть Кейт, поговорить с ней, а вместо этого... пленка... И все равно, несмотря на разочарование из-за того, что долгожданная встреча не состоялась, он не мог отвести глаз от экрана. Кейт изменилась за эти четыре года. Она стала тоньше, похудела, по крайней мере, фунтов на десять. Прекрасные темно-рыжие волосы были коротко подстрижены, а сама она выглядела так, словно выздоравливала после тяжелой и продолжительной болезни.

– Ты болела, Кейт? – встревоженно спросил Джейк, забыв, что перед ним всего лишь видеопленка.

– Хочу, чтобы ты знал – я чувствую себя хорошо, – продолжала говорить Кейт.

Она сидела, откинувшись на спинку плетеного кресла, в небольшом уютном дворике, окруженном со всех сторон оградой из красного камня. Дворик был залит солнечным светом и весь утопал в зелени и цветах. Очевидно, видеопленка была записана сегодня днем. – У Дэна все хорошо. Его приняли в местную подготовительную школу. Отметки по основным предметам у него неплохие.

– По каким предметам? – опять забылся Джейк. Ему очень хотелось узнать, кем собирается стать его сын. Дэн всегда говорил, что хочет быть полицейским, но это же четыре года назад, когда ему было одиннадцать лет.

– ...Лучше не встречаться. Ты должен знать, что мы, я и Дэн, желаем тебе добра. И, возможно, когда-нибудь в будущем мы сможем повидаться. – Кейт немного помолчала. – Я говорю все это не для того, чтобы обидеть тебя, – пожалуйста, пойми правильно, – но Дэнни был ужасно расстроен тем, что случилось. Ведь он гордился тобой и, когда... в общем, потребуется много времени для того, чтобы он смог пережить случившееся, смириться с тем, что его отец сидел в тюрьме. Если он увидит тебя сейчас, я боюсь...

– Я не виноват, – взорвался Джейк. – И ты это знаешь, Кейт. И Дэн знает.

– ...Если бы ты вернулся через пятнадцать лет, тогда совсем другое дело. Но четыре года – это так мало, чтобы Дэнни смог смириться с тем, что произошло.

«Через пятнадцать лет ему бы исполнилось двадцать шесть. Возможно, он бы женился и у него появились собственные дети, а обо мне остались лишь смутные воспоминания», – с грустью подумал Джейк.

– ...Пойми, я не враг тебе, Джейк. В конце концов, ведь мы когда-то любили друг друга. Надеюсь, ты сможешь устроить свою жизнь без нас. Ты очень хороший, Джейк, и я желаю тебе удачи.

Пленка кончилась, и экран погас. Вне себя от ярости, Кардиган снова набрал номер.

– Я хочу поговорить с моей женой напрямую, – раздраженно сказал он.

Однако с экрана на Джейка смотрел совершенно другой робот, почти гуманоид.

– Добрый вечер, – вежливо произнес он. – Я – ВК/1587, оператор видеосвязи. Чем могу быть полезен?

– Соедините меня, пожалуйста, с абонентом, номер которого я набрал, – все так же сердито сказал Джейк.

– Этот номер мы больше не обслуживаем.

– Как не обслуживаете? Я только что говорил по нему!

– Возможно, но в данный момент этот номер отключен, – спокойно повторил робот. – И в ближайшее время передача информации по этому номеру производиться не будет.

– Может быть, есть другой, дублирующий номер?

– Нет, сэр, – ответил оператор. – Но если вы хотите, мы можем послать вам факсограмму, когда этот номер будет снова подключен к нашей системе связи. Хотите, чтобы мы это сделали?

– Разумеется, – ответил Джейк.

– Факсограмма стоит двадцать пять долларов, мистер Кардиган. Эта сумма будет снята с вашего счета, – сообщил робот.

Джейк кивнул и отключил аппарат. Затем поднялся со стула и начал расхаживать по гостиной.

– Ну что ж, похоже, жену я потерял, – пробормотал он вслух. – И для меня лучше всего было бы...

– Я могу что-нибудь для вас сделать, мистер Кардиган? – прервал его размышления терминал.

– Прекрати задавать мне этот дурацкий вопрос, – рассердился Джейк.

– Поймите, в мои обязанности входит...

– Помолчи хоть минуту.

Засунув руки в карманы, Джейк минут пять расхаживал по комнате, затем присел на софу, но тут же вскочил и снова начал мерить гостиную шагами. «Ты должен оставить ее в покое, – решил наконец он, – по крайней мере, на время. А пока надо подумать, как увидеться с Дэном. Интересно, с каких это пор она называет его Дэнни?»

Джейк остановился, обвел гостиную глазами и направился в спальню. Став на колени, он плечом отодвинул в сторону широкую круглую кровать, наклонился и стал рассматривать ковер. Наконец он обнаружил то, что искал, – небольшую потертую заплатку. «Нет, ты ведь завязал, – пронеслось в голове. – А впрочем, кому это мешает? – тут же возразил он сам себе. Джейк поднялся и присел на край кровати. – Ты ведь дал слово – никогда больше не пользоваться этой дрянью, – упрямо повторил он. – К тому же там наверняка ничего нет. Кейт скорее всего давно все выбросила. Да, но никто, кроме тебя, не смог бы открыть этот тайник. А может быть, следователи нашли его и все конфисковали? Но почему тогда они не предъявили это в качестве улики на суде? Впрочем, у них было полно других улик, доказывающих твою причастность к тэку».

Джейк встал с постели. Снова опустившись на колени, он прижал свою ладонь к заплатке – прозвучал сигнал идентификатора, и в полу открылся профессионально замаскированный тайничок.

Все было на месте: запасной брейнбокс[3], электроды и три годных к употреблению чипа.

Продолжая стоять на коленях, Джейк пристально разглядывал содержимое тайника.

вернуться

3

Брейнбокс – стимулятор мозга.

Глава 7

Подвинув кровать на прежнее место, Джейк скинул ботинки и улегся на нее, прислонившись спиной к стене и задрав ноги. Рядом с ним лежал брейнбокс, которым он так долго не пользовался. «Прошло целых четыре года», – в который уже раз подумал он.

Умом Джейк понимал, что все это время провел в Холодильнике, но в то же самое время у него было такое чувство, что этих четырех лет не было: он только сегодня утром попрощался с женой в космопорту – Дэн остался дома – и поднялся на борт шаттла, перевозящего заключенных. Спустя два часа он прибыл к месту назначения. Там его погрузили в сон, провели быстрое обследование его физического и психического состояния. Затем его разбудили и сказали, что прошло четыре года.

И в самом деле, он проснулся 3 апреля 2120 года, но никак не мог с этим смириться.

Джейк нахмурился. «Все эти годы мне постоянно снился один и тот же сон, что-то очень важное», – в очередной раз подумал он и попытался вспомнить, мучительно напрягая свою память. Но все было напрасно.

Джейк протянул руку и взял брейнбокс. Стимулятор представлял собой серебристо-черную коробочку, напоминающую старомодный карманный калькулятор. Кроме него, в комплект входил головной блок, состоящий из гибкого обруча с тремя электродами. Теперь оставалось воткнуть шнур головного блока в гнездо брейнбокса. Джейк сделал это. Затем взял левой рукой обруч и задумчиво покачал его.

«Какая, в конце концов, разница?» – снова подумал он. В квартире никого не было, и она не прослушивается. Он убедился в этом до того, как взял прибор из тайника. У него достаточно чипов, этих трех хватит по крайней мере на три часа.

«Нет, я использую только один, – твердо решил он, – только один». Его хватит на целый час тэк-фантазий. И это будет последний час. Больше он пальцем не дотронется до этой заразы. «Я докажу, что не завишу и никогда не зависел от тэка».

К тому же сегодня особенный день, черт побери. И если человек прибегает к тэку только в моменты эмоционального напряжения, это еще не значит, что он на крючке.

– Дерьмо! – зло выкрикнул Джейк и бросил прибор на кровать. – Ты лжешь самому себе. Ты не можешь позволить себе начать все снова.

Однако его силы были на исходе. Дыхание участилось, на лбу выступил пот. «Один чип не принесет мне вреда, – лихорадочно подумал он. – К тому же их всего три. И вообще, я больше никогда не буду их покупать».

Джейк открыл коробочку. Кремниевый чип был размером со среднего таракана. Под брюшком у него располагалось десять крошечных контактов по пять в ряд. Он вставил чип в гнездо на верхней части брейнбокса. Затем надел на голову обруч таким образом, чтобы электроды совпали с тремя самыми чувствительными толками на голове, которые обеспечивают максимальную стимуляцию мозга. Посмотрев на брейнбокс, он накрыл его правой рукой. Рядом с соединительным гнездом находилась маленькая кнопка, позволяющая заказывать фантазии.

Прибор был устроен очень просто. Многие представители закона были единодушны в том, что первые тэк-чипы появились где-то лет тридцать назад, но единого мнения о том, кто изобрел систему по производству и распространению тэка, не было. Соглашались только в том, что самые первые чипы были получены в Японии, недалеко от Киото, где находится знаменитый своими научными открытиями Технологический институт. Однако знакомые Джейку сотрудники Комитета по борьбе с тэком настаивали, что чипы и брейнбоксы подпольно производит военная лаборатория, которая находится на окраине городка Свитвот, штат Техас.

А впрочем, какая разница. Система работала.

Джек включил брейнбокс и с помощью специальной кнопки набрал программу.

И в тот же момент услышал, как кто-то позвал его из гостиной.

– Джейк, ты дома?

Он поспешно сорвал обруч с головы, бросил его на кровать, затем сгреб в кучу все остальное, накрыл подушкой и, надев ботинки, выбежал в гостиную.

Посреди гостиной стояла... его жена. Она была одета в то же самое, что и на видеопленке, зеленое платье из искусственного шелка, но выглядела гораздо лучше: на лице не было ни малейшего следа утомления или перенесенной болезни.

– Кейт, неужели это ты? – взволнованно спросил он. – После твоего сообщения я не надеялся увидеть тебя так скоро.

– Я знаю, – тихо ответила Кейт. – Если можешь, прости меня. – Она нерешительно подошла к нему и обняла. – Все, что я сделала, было ошибкой. Поэтому я решила как можно скорее вернуться домой. Я надеялась, что окажусь дома до того, как ты посмотришь эту проклятую пленку.

Джейк не мог выговорить ни слова. Он лишь сжимал ее в своих объятиях и покрывал поцелуями лицо.

– А как насчет развода? – придя наконец в себя, спросил он.

Высвободившись из его объятий, Кейт покачала головой.

– Развод тоже был ошибкой. Ты ведь знаешь адвокатов. В течение двух лет я всеми возможными способами добивалась твоего освобождения, но у меня ничего не получалось. – Голос Кейт дрогнул. – И тогда один из них убедил меня, что нет никаких шансов: ты вернешься только через пятнадцать лет. Я была в отчаянии и отказалась от тебя, Джейк. Прости меня.

– Все в порядке, дорогая, все в порядке, – мягко сказал он и снова обнял жену.

– Самое главное, что я поняла за это время, – я не могу жить без тебя.

– Да, это самое главное, – прошептал Джейк, еще крепче прижимая ее к себе.

– Ты ничего не скажешь Дэну?

– Дэну?! – воскликнул Джейк. – А разве он...

– Привет, отец. Добро пожаловать домой! – произнес юноша, стоящий позади Кейт. Цвет волос у него был светлее, чем у Джейка, и ростом он был тоже выше на целый дюйм.

– Дэн! Господи! Да ты... ты, черт возьми, такой большой... – От волнения он с трудом подбирал слова.

– Эти четыре года я только и делал, что рос. – Дэн шагнул навстречу отцу, держа в руках какую-то вещицу. – Это тебе – подарок в честь возвращения.

Джейк прищурился, пытаясь разглядеть подарок, но ему это никак не удавалось.

– Что это, мой мальчик?

– Я сделал его для тебя на занятиях в школе, – объяснил Дэн. – Надеюсь, тебе понравится.

– А что за занятия? – поинтересовался Джейк.

– Художественное литье.

– Ну конечно, художественное литье. – Теперь он понял, что держал сын в руках. Это была небольшая бронзовая статуэтка жеребенка, поднявшегося на дыбы. – Здорово! – восхищенно произнес Джейк.

– Он у нас такой талантливый, – гордо сказала Кейт, обнимая одной рукой мужа, а другой сына. – Ну вот, наконец мы все вместе и можем начать новую... Что случилось, Джейк? – обеспокоенно спросила Кейт, перехватив взгляд мужа.

– Волосы Дэна. Сейчас они выглядят темнее, чем минуту назад...

– Тебе понравился матадор, отец? – спросил Дэн.

– Матадор? – не понимая, о чем идет речь, переспросил Джейк.

Сын засмеялся и показал на статуэтку, которую Джейк держал в левой руке.

– Я говорю о моем подарке. В Мексике я часто ходил смотреть корриду. Мама считает, что это очень жестокое зрелище, а мне очень нравится, поэтому я и сделал для тебя статуэтку матадора.

– Очень хорошая работа. Ты молодец, сын, – сказал Джейк и поставил статуэтку на кофейный столик. – А где же ваши вещи, где вы их оставили?

– Да вон они, отец. Разве ты их не заметил?

Действительно, на ковре около двери стояли два огромных чемодана из искусственной кожи и несколько чемоданов поменьше. Среди них был и тот рыжий, который Кейт брала с собой в свадебное путешествие.

– Странно, почему я не заметил их раньше, – пробормотал Джейк. – Видимо, я слишком сильно разволновался.

– А не пора ли нам поужинать? – спросила Кейт.

– Давайте куда-нибудь пойдем, – предложил Джейк.

– Нет, поужинаем дома. Я еще из аэропорта позвонила компьютеру и сделала заказ. Я ведь знаю, что ты обожаешь мексиканскую кухню.

– А разве она вам не надоела за это время?

– Сегодня твой день, Джейк, – улыбнувшись, сказала Кейт. – А теперь быстро за стол.

– Мои комплименты компьютеру, – одобрительно сказал Джейк, усевшись. – Все выглядит великолепно.

– Я так рада, что мы снова вместе, – улыбнулась Кейт и ласково коснулась руки мужа. – Ты не представляешь, как я скучала по тебе.

– И я тоже, отец, – сказал Дэн.

Джейк хмуро посмотрел на него.

– И все-таки, твои волосы... Мне кажется, они снова посветлели...

Дэн рассмеялся.

– Возможно, отец. Но не забывай: ты довольно долго меня не видел и вряд ли помнишь, какие они были четыре года назад.

– Да, скорее всего дело в этом, – кивнул Джейк и, налив в бокал вина, поднял его. – За нашу семью!

* * *

Джейк медленно открыл глаза: ему не хотелось возвращаться в реальную жизнь, в которой теперь не было Кейт и Дэна.

– Догадайся, что я сейчас чувствую, amigo, – произнес плотный смуглый человек с буйной шевелюрой. Он уже минут десять сидел на дальнем конце кровати и терпеливо наблюдал за Джейком. – Нет, я сам отвечу, потому что твои мозги окончательно протухли. – Он встал. – Я чувствую себя идиотом; я глотку порвал, месяцами рассказывая всем, что Джейк Кардиган – парень, которому можно доверять, что он никогда не был тэкоманом.

Джейк снял обруч и вяло улыбнулся.

– Ты слегка припоздал на домашнюю вечеринку, Гомес.

Глава 8

– Как тебе удалось проникнуть в дом? – спросил Джейк, усаживаясь на софу в гостиной.

– Когда-то мы были друзьями, – усмехнулся Гомес, пристраиваясь в кресле, – поэтому твой кондо[4] впустил меня без приглашения.

– Ты не думай, я не собираюсь жить в мире иллюзий, – сказал Джейк. – Просто сегодня первый день свободы... А впрочем, ты выслушал столько оправданий от меня, что...

Гомес был лет на десять моложе Кардигана. Самым необычным в его внешности были великолепные курчавые волосы, которые, казалось, жили независимой от хозяина жизнью, не поддаваясь никаким ухищрениям парикмахера.

– Недавно моя жена довольно прозрачно намекнула мне, что я – романтический тупица, – все еще сердитым голосом сказал он, – и все потому, что я носился с дурацкой идеей спасти тебя. И что же, не успел как следует оттаять от сиесты, проведенной в Холодильнике, как опять начинаешь глушить свой мозг этой гадостью!

– Значит, это ты выхлопотал досрочное освобождение?

– Да, я приложил много усилий, чтобы такое решение было принято, – ответил Гомес и внимательно посмотрел на Джейка.

– Несмотря на то, что считаешь меня подонком?

– Как твой бывший напарник, я знаю, что ты не подонок, – спокойно ответил Гомес. – Но можешь им стать, если не завяжешь с тэком.

– Ну ладно, хватит меня воспитывать. Лучше скажи, почему ты не пришел раньше?

– Хотел, чтобы ты немного освоился на воле.

– Не надо. Ты хотел проверить меня, посмотреть, не завербован ли я, так? – Джейк криво усмехнулся. – Выходит, я не выдержал экзамена?

– Это не последний экзамен, amigo, – улыбнулся Гомес.

– Да ты – оптимист. И как это тебе удается после стольких лет службы в полиции?

– Я ушел из полиции, Джейк.

– Ушел?! Значит, полицейское управление Южной Калифорнии к моему освобождению никакого отношения не имеет? – удивленно спросил Джейк.

Гомес хмыкнул.

– Нет. Эти ограниченные ублюдки все еще продолжают думать, что ты конченый человек и жить не можешь без этих глупых фантазий, словом, законченный тэкоман. Но мы-то с тобой знаем, что это не так.

– Черт побери, Гомес. Ты же прекрасно знаешь, что я изредка балуюсь этим делом, – раздраженно сказал Джейк. – Но я никогда не работал на торговцев тэком. Расследование по выявлению сети сбытчиков в секторе Лагуна сорвалось не по моей вине. Я пытался схватить их с поличным.

– Нам надо многое обсудить. – Гомес почесал в затылке. – Когда я еще работал полицейским, я начал, в свободное от работы время, копаться в твоем деле.

– Так вот почему тебе пришлось уйти из полиции – они убрали тебя за попытку помочь мне.

– Нет, все намного сложнее, – сказал Гомес. – В тот момент, когда мне стало казаться, что я подобрался к разгадке, – я нашел человека, готового мне в этом помочь, – он внезапно отправился на тот свет, его застрелили из лазерной винтовки.

– Кто был этот парень?

– Один из наших офицеров – Брайен Джессуп.

– Джессуп? – Джейк встал и начал ходить по комнате. – Очень забавно. Точнее – странно.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Гомес.

Джейк недоуменно пожал плечами.

– Видишь ли, этот Джессуп пытался ухаживать за моей женой. На вечеринках он всегда крутился около нее. Насколько я знаю, она не отвечала ему взаимностью, а может быть, я, старый дурак, ошибался – ведь она моложе меня на целых десять лет. Что скажешь?

Гомес с интересом рассматривал свои ботинки.

– Мы поговорим о твоей жене в другой раз, – произнес он наконец.

– Ты хочешь сообщить мне о ней что-то важное? – Джейк остановился и вопросительно посмотрел на приятеля.

– Да нет, черт побери. Сядь и внимательно выслушай, что я тебе скажу.

Нахмурившись, Джейк нехотя сел на софу.

– Так о чем рассказал Джессуп?

– Все, что знал этот парень, он унес с собой в могилу, вернее сказать, в урну, так как жена его кремировала, – развел руками Гомес. – Но он намекал, что знает нечто такое, что поможет доказать твою невиновность, и готов сообщить мне эти сведения за подходящее вознаграждение. Но за два дня до нашей встречи он был убит у входа в магазин.

– Где это случилось?

– В секторе Яблочная Долина. С ним погибли еще четыре человека и собака.

– Случайное совпадение?

– Не думаю. Скорее всего это жестокий способ избавиться от ненужного свидетеля. Чтобы заставить замолчать Джессупа, они убили еще четверых невинных людей.

– Тэк-лорды никогда не отличались сентиментальностью.

– Верно, – согласился Гомес. – Во всяком случае, amigo, когда это случилось, я окончательно решил, что работа полицейского не для меня. С моей безукоризненной репутацией и латиноамериканским обаянием я без труда устроился в очень престижное детективное агентство «Космос» здесь, в Большом Лос-Анджелесе.

– Так ты теперь частный детектив? – ухмыльнулся Джейк.

– Да, уже целый год. Как-нибудь покажу тебе мой значок.

– Насколько я знаю, агентство пользуется хорошей репутацией.

– Совершенно верно. Наш шеф, Уолт Бэском – честный и очень надежный человек, – с гордостью сказал Гомес. – Да и зарплата намного выше, чем в полиции, и дополнительные льготы. Это тоже важно, понимаешь?

Джейк кивнул.

– Агентство имеет отношение к моему освобождению?

– Послушай, приятель, все эти годы я пытался добиться пересмотра твоего дела. Я испробовал все возможности, все связи, деньги, но ничего не добился. И только с помощью Бэскома я смог получить специальное разрешение на твое досрочное освобождение.

– Интересно, Бэском заботится о всех своих служащих или только о тех, кто обладает латиноамериканским обаянием? – не удержался от иронической усмешки Джейк.

– Дело в том, amigo, – Гомес снова внимательно посмотрел на свои до блеска начищенные ботинки, – что мне пришлось пообещать ему ответную услугу.

– Ах, вот оно что... И кто будет выполнять твое обещание – ты или я?

– Вместе. Будем работать в одной команде. И поверь мне, тебе чертовски повезло, что твоя история закончилась именно так. Иначе ты продолжал бы чахнуть в Холодильнике.

– О'кей, – махнул рукой Джейк. – Давай расскажи поподробнее, что ты наобещал.

– Так значит, ты согласен работать на агентство? – обрадовался Гомес.

– Да.

– А если для этого придется поехать за границу например, в Мексику?

– Поеду.

– Возможно, твое задание будет связано с работой в зоне, которую контролируют эти сумасшедшие повстанцы. Тебя не смущает такая перспектива? – продолжал допытываться Гомес.

– Нет.

Пышная шевелюра Гомеса закачалась в знак одобрения.

– Отлично. И последний вопрос. Ты не будешь возражать против контакта с твоей бывшей любовницей по прозвищу Невеста Войны?

вернуться

4

Кондо (разг.) – кондоминиум.

– Что?! – закричал Джейк, вскочив на ноги. – Ты говоришь о Вобрайд, да?

– Точно, – подмигнул Гомес. – Говорят, она все такая же знойная женщина, какой была несколько лет назад.

– Интересно, а почему это такое солидное агентство хочет установить связь с каким-то второстепенным командиром повстанческого отряда, слегка промышляющего контрабандой?

– Ты отстал от жизни, amigo. В настоящее время Вобрайд возглавляет довольно крупную повстанческую армию, которая уже целый месяц контролирует такой процветающий штат, как Чихуахуа.

– Ты хочешь сказать, что у агентства есть интересы в этом районе Мексики?

– Вот именно, – кивнул Гомес.

– Но в таком случае у вас должны быть там агенты.

– Разумеется. Сейчас в Чихуахуа находятся трое наших агентов. – Гомес задумчиво покачал головой. – Но от них уже давно нет никаких известий. Мы даже не знаем, где они и живы ли. И теперь Бэском верит, благодаря моему таланту убеждения, что только ты способен проникнуть в этот район и выяснить обстановку. Он надеется, что благодаря твоим близким отношениям с Вобрайд сделать это тебе не составит труда.

Джейк пожал плечами.

– Мы никогда не были с ней друзьями. Просто иногда спали вместе, вот и все. Она довольно примитивная баба с бешеным темпераментом и... Нет, это меняет дело. Такое задание мне не по душе...

– Джейк, – раздраженно прервал приятеля Гомес, – пойми, мой шеф не питает к тебе таких сентиментальных чувств, как я. И если ты откажешься выполнить эту работу, он пожалеет, что вытащил тебя из космического морозильника.

– Не хочешь ли ты сказать, что в случае отказа мне придется вернуться обратно в Холодильник?

– Да, amigo, вполне возможно.

– Знаешь, Гомес, – Джейк криво усмехнулся, – я себя так паршиво чувствую, что, пожалуй, не прочь вернуться обратно.

– Не говори ерунды. Ты просто страдаешь от посттэковой депрессии. Это пройдет.

– Ладно, мне надо подумать над твоим предложением. – Джейк откинулся на спинку софы. – А для этого мне необходимо знать все подробности.

Гомес широко улыбнулся и достал из внутреннего кармана оранжевой спортивной куртки три трехмерные фотографии.

– Это снимки людей, которые нас интересуют, – объяснил он, протягивая их Джейку. – На первых двух – доктор Леон Киттридж, ему пятьдесят шесть лет. На последней – его дочь, Бет Киттридж, ей – двадцать шесть. Хорошенькая, а? Правда, на мой вкус, слишком худа, да к тому же я предпочитаю блондинок, они более... Джейк, в чем дело? – обеспокоенно спросил Гомес, увидев, что тот весь напрягся, едва взглянув на фотографию Бет Киттридж.

Джейк молча, не отрываясь смотрел на изображение стройной, черноволосой и очень хорошенькой молодой женщины. Одетая в платье-костюм простого покроя, она стояла на пляже, залитом полуденным солнцем, и безмятежно улыбалась.

– В чем дело, Джейк? – еще раз спросил Гомес.

– Да нет, ничего. Просто лицо этой женщины показалось мне знакомым и... – медленно приходя в себя, ответил тот и перевел взгляд на доктора Киттриджа, тощего загорелого мужчину с коротко подстриженными волосами. – Нет, конечно, я ошибся; я не мог видеть эту женщину в последнее время, ни ее, ни кого-либо еще.

– Но ты мог встречать их до этой твоей истории, – задумчиво сказал Гомес. – Киттридж – очень известный специалист в области электроники: работал в промышленности и преподавал в нескольких университетах. Одним словом, выдающийся представитель мирового сообщества ученых. Его дочь тоже неплохо разбирается в тайнах электроники. Последнее время она помогала старику в его научных исследованиях...

– Что значит «старику?» – обиделся Джейк. – Ему всего пятьдесят шесть. Он старше меня только на шесть с небольшим лет.

– Когда тебе исполнится пятьдесят шесть, я тебя тоже буду звать стариком, – улыбнулся Гомес. – Говорить правду – мое хобби.

Джейк снова взглянул на фотографию Бет.

– А какое отношение Киттриджи имеют к нашему заданию?

– Они и есть наше задание, amigo, – ответил Гомес. – Ты, между прочим, не очень-то увлекайся молодой леди. Вполне возможно, что их обоих уже нет в живых.

– Ты думаешь, их убили в Мексике?

– Именно это мы и должны выяснить, – сказал Гомес. – Согласно полученной информации, на прошлой неделе они отправились в Мексику на своей воздушной яхте и, пролетая над Большим заповедником, потерпели крушение. Это случилось как раз в том районе, который контролирует повстанческая армия твоей подружки Вобрайд. Эти сведения мы получили из довольно подозрительного донесения, присланного каким-то деревенщиной, утверждающим, что он является местным служителем закона. Он сообщает, что во время крушения доктор и его дочь погибли.

– Все это чертовски неопределенно.

– И даже очень. Дело в том, что доктор и его дочь застрахованы на очень крупную сумму в крупнейшей страховой компании – «Мунбейз – Хартфорд». Она-то и поручила агентству представить точные доказательства их гибели. А может, вся эта история с крушением самая настоящая липа? Поэтому-то мы и должны отправиться на место аварии, узнать, что случилось на самом деле, и представить подробнейший отчет. Было бы здорово, если попутно нам удалось бы разузнать о судьбе наших агентов.

– Послушай, насколько я знаю, этот заповедник создан в рамках мирового проекта по контролю за парниковым эффектом. Так неужели у Объединенных Наций нет там лесных постов?

– Только два на весь этот огромный массив в миллион акров. Они просто затерялись среди гигантских деревьев, к тому же традиционные средства связи для таких громадных расстояний совершенно не подходят.

Джейк взял со стола фотографии, перетасовал их, словно карты, и, положив карточку Бет сверху, произнес медленно:

– Что же, будет очень досадно, если эта красотка погибла.

– А может быть, и нет. Именно это мы и должны выяснить. – Гомес немного помолчал. – Бэском хочет познакомиться с тобой. Он назначил встречу на завтра, на двенадцать часов. Задание, о котором я тебе рассказал, не терпит отлагательства. Надеюсь, ты это понимаешь?

– Работать будем вместе?

– Если не возражаешь. В прошлом мы были неплохой командой.

– Очень неплохой, – кивнул Джейк. – О'кей, я все как следует обдумаю и сообщу тебе завтра о своем решении.

– Рано утром.

– Хорошо, – вздохнул Джейк, – рано утром. А теперь расскажи, что ты знаешь о Кейт.

Гомес поудобнее устроился в кресле.

– Да ничего особенного. Знаю только, что развод она оформила два года назад. Мы с ней редко виделись. За все эти годы я получил от нее единственный факс на прошлое Рождество.

– А ты, случайно, не знаешь, в какую школу ходит Дэн?

– Нет, но это достаточно легко выяснить. – Гомес встал и направился к двери. – Но не пытайся с ней увидеться. Хотя такому человеку, как я, – вздохнул он, – женатому в третий раз, не следует давать советы.

– Как в третий раз? – изумился Джейк.

– Пока тебя не было, мы с Эми развелись. Так что у меня теперь новая жена. Правда, мои родственники жалуются, что не могут отличить ее от моей прежней жены. Ведь она тоже блондинка. – Гомес довольно рассмеялся. – Джейк, я очень надеюсь, что ты возьмешься за это дело.

– Я позвоню тебе завтра утром.

Гомес открыл дверь в коридор и, переступив порог, остановился.

– А этим делом, amigo, постарайся не злоупотреблять.

– Ладно, постараюсь. И спасибо, что вытащил меня из этого морозильника.

Они пожали друг другу руки.

– Имей в виду, что ты еще можешь загреметь назад. – Гомес ухмыльнулся и, помахав на прощание рукой, ушел.

Джейк повернулся и медленно направился в спальню. Достав из-под подушки тэк, он некоторое время задумчиво смотрел на него, затем отодвинул кровать и спрятал его в тайник.

Глава 9

Он медленно открыл глаза и огляделся, затем снова закрыл, не желая расставаться с уютной постелью. За четыре года, проведенных в тюрьме, он основательно подзабыл, какое это удовольствие – проснуться утром в собственной постели.

– Точное время – 9.14 утра, – произнес воксбокс, вмонтированный в спинку кровати.

– Спасибо за информацию, – весело сказал Джейк.

– Так как вчера вы не оставили никаких распоряжений, терминал принял решение дать вам поспать...

– Мудрое решение, – весело сказал Джейк и спрыгнул с кровати. – А теперь помолчи.

– Как хотите.

Ухмыльнувшись, Джейк босиком пересек комнату и, подойдя к душевой кабинке, коснулся ладонью двери. Узнав личный код, дверь тихо откатилась в сторону.

– Доброе утро, мистер Кардиган, – произнес воксбокс, висящий на двери кабинки. – Сегодня 4 апреля 2120 года, 9.16 утра. Наружная температура в секторе Пасадена – 67 градусов...

– Сделай, пожалуйста, одолжение, – поморщившись, сказал Джейк.

– Все, что вы хотите, сэр.

– Помолчи немного, хорошо?

– Мы стараемся развеселить вас. Вам предстоит тяжелый день.

– Уже развеселил, а теперь помолчи. – Скинув пижаму, в которой спал, Джейк вошел в душевую кабинку и закрыл за собой дверь. Приняв теплый душ, он как следует растерся полотенцем и, насвистывая где-то услышанную песенку, направился в гардеробную.

– Кажется, все эти вещи давно вышли из моды, – пробормотал он, осмотрев свои костюмы четырехлетней давности. – Надо спросить у Гомеса, что сейчас в моде, хотя нет, не стоит. Посоветует что-нибудь светящееся в темноте или еще что похлеще.

– Э-э, кх-м, – кашлянул терминал.

– В чем дело? – строго спросил Джейк, снимая с вешалки голубой костюм.

– Мы никак не можем решить, что приготовить вам на завтрак. Хотя, если ваше настроение не улучшилось, вы, вероятно, не будете... есть?

– Еще чего. Переведи кухню на ручное управление.

– Простите?

– Я сам приготовлю завтрак, – объяснил Джейк. – У нас есть продукты?

– Разумеется, сэр. Мы загрузили кладовку сразу после вашего возвращения. Наш кондо располагает собственным складом съестных припасов.

– Отлично.

– Э-э, кх-м.

– Что еще?

– Вы будете готовить завтрак от начала до конца?

– Конечно.

– И посуду помоете?

– Нет уж, – рассмеялся Джейк. – Это удовольствие я оставлю тебе.

– Спасибо, сэр.

Одевшись, Джейк отправился на кухню. Он получал удовольствие от всего, что делал этим утром. И хотя впереди у него была полная неопределенность, это не могло омрачить радость возвращения к жизни. На кухне он открыл выкрашенную в желтый цвет дверь специально оборудованной кладовки и взял пару зеленых апельсинов кубической формы – продукция биотехнической фермы, расположенной в секторе Фресно.

– Пожалуй, я приму предложение агентства, – вслух подумал Джейк, наклонившись и разглядывая нижние полки. – Во-первых, я очень обязан Гомесу за то, что он вытащил меня из тюрьмы. Во-вторых, мы снова будем работать вместе.

– Вас к видеофону, – донесся из гостиной голос терминала.

Оставив апельсины на столе, Джейк поспешил к аппарату.

– Доброе утро, – произнес появившийся на экране Гомес. Его буйная шевелюра сегодня выглядела особенно неукротимой.

– Я сделал выбор, – сообщил Джейк, усаживаясь перед видеофоном, – и принимаю предложение агентства.

– У меня не было никаких сомнений на этот счет, amigo, – прервал его Гомес. – Именно поэтому я и звоню тебе так рано. Дело Киттриджей принимает новый оборот.

– Послушай, а во что это ты вырядился? – с любопытством спросил Джейк.

– В ночную рубашку, – спокойно ответил Гомес, не понимая, в чем дело.

– Черного цвета?!

– По черному полю оранжевый горошек. Благодаря оранжевому она выглядит не так мрачно. – В голосе приятеля появились недовольные нотки. – Ну а теперь дай мне договорить.

– Конечно, конечно, продолжай. Просто я никогда не видел ничего подобного. Это твоя жена так тебя вырядила?

– Иди к черту. Мне сейчас не до шуток. Только что в агентство позвонила женщина и сообщила, что у нее есть информация о докторе Киттридже. Сейчас я покажу ее фотографию. Посмотри как можно внимательнее.

Гомес исчез, и вместо него на экране появилось изображение полной блондинки лет сорока пяти. Ее волосы были собраны на затылке в тяжелый узел.

– Кто это?

– Это доктор Хильда Даненберг. Она работала вместе с Киттриджем в Южно-Калифорнийском Технологическом колледже, – объяснил вновь появившийся на экране Гомес. – Она хочет встретиться с нами в каком-нибудь уединенном месте. Поэтому я назначил свидание сегодня в полдень в секторе Малибу. Этот район уже давно пришел в упадок и не привлекает толпы посетителей, как раньше. Ты помнишь бразильское кафе, куда мы так часто ходили на ленч?

– Конечно. А разве оно еще существует? Я думал, наши старые ресторанчики приказали долго жить.

– Этот пока не закрылся. Только теперь там магазин биотехнологических сандвичей. Хильда Даненберг будет ждать нас в нем ровно в полдень. А мы с тобой встречаемся в одиннадцать. О'кей?

– Договорились, – кивнул Джейк.

– Отлично. – Гомес довольно тряхнул своей копной волос. – Я ужасно рад, Джейк, что мы будем работать вместе. – Он немного помолчал, затем, взглянув куда-то за кадр, спросил: – Ты хорошо выспался?

– Потрясающе. А с этим делом я завязал. Понятно?

– Ну ладно. До встречи.

Джейк посидел еще несколько минут перед потухшим экраном. «Гомес не поверил мне, – думал он, – но я докажу, что у меня есть сила воли».

* * *

Было ровно десять часов утра, когда началось землетрясение. Джейк в этот момент находился в поселке индейцев чиканос, куда решил заглянуть по дороге к назначенному месту встречи. Он медленно шел по улице, когда из-под земли донесся глухой низкий звук и замощенная булыжником мостовая начала колебаться. Едва не потеряв равновесия, он бросился опрометью к двери ближайшего кафе-автомата. Два куска черепицы, сорвавшиеся с пологой крыши мексиканского ресторанчика, с грохотом упали рядом, едва не задев его.

Раздался чей-то смех. Джейк оглянулся. Темноволосая девчонка лет одиннадцати, спокойно ехавшая мимо на электророллере, насмешливо посмотрела на него и жалостливо покачала головой.

– Бедная старушка, – бросила она, усмехнувшись, и, нажав на ручку управления, унеслась на своем малыше прочь по яркой от утреннего солнца улице.

Землетрясение кончилось так же внезапно, как и началось. Стало тихо, и только искусственные птицы, сидящие на таких же искусственных деревьях, продолжали радостно петь, не прерываясь ни на минуту.

– Наверное, я слишком нервный, – пробормотал Джейк и, открыв дверь, вошел в ресторан.

Воздух в ресторане был густо пропитан запахом пряностей, кофе и шоколада. Вдоль стен стояли автоматы по продаже разнообразных блюд мексиканской кухни. Народу было не много. Около автомата с пирожными стояла молодая светловолосая женщина. Она вставляла в прорезь автомата кредитную карточку, когда Джейк появился на пороге.

Быстро окинув взглядом помещение, Джейк увидел, как в дальнем углу невысокий круглолицый толстяк лет пятидесяти поспешно встал из-за стола и быстрым шагом направился к черному ходу. Петляя между пустыми столами, Джейк бросился за ним.

– Рио, – с досадой произнес он, схватив беглеца за руку, – ты, кажется, хотел сбежать от меня.

– У меня нет никакого желания встречаться с полицейскими, – ответил тот, нехотя садясь обратно за столик.

– Я давно уже не полицейский, – сказал Джейк, усаживаясь рядом, – а обыкновенный уголовник. Ты что, забыл?

– Да, верно. – Рио схватил стоящую на столе кружку с какао и, уставившись в низкий, неровно оштукатуренный потолок, произнес: – Ты же вернулся из Холодильника.

– Вернулся и хочу у тебя кое-что спросить, – устраиваясь поудобнее на стуле, сказал Джейк. – Во-первых, черт подери, почему никто, кроме меня, не обратил никакого внимания на землетрясение? А какая-то девчонка назвала меня только что старушкой. Что происходит?

– Дело в том, Хуанито, – Рио довольно хихикнул, – что, пока ты мотал срок, правительство Большого Лос-Анджелеса разработало новую программу по борьбе с землетрясениями. Раз в неделю в десять часов утра ученые проводят так называемые плановые землетрясения силой не больше трех баллов. – Он пожал плечами. – Я не знаю точно, как они это делают, но с тех пор сильных землетрясений не было.

– Ничего не понимаю, – задумчиво произнес Джейк. – Надо будет как следует изучить буклет, который дал мне Винджер.

– Вот-вот. Наверняка там есть ответы на все вопросы, а я... – Толстяк попытался встать, но Джейк схватил его за руку и опять посадил на место.

– Я еще не закончил, amigo.

– Ну ладно, ради старой дружбы я... А вы ударьте по нему как следует, сеньорита, – крикнул Рио блондинке, уже несколько минут пытающейся получить пирожное из автомата. – Техника тоже иногда валяет дурака. Разрешите мне... – рванулся он было с места, но Джейк крепко держал его за руку.

Блондинка, чертыхнувшись, довольно сильно стукнула по дверце, и та с треском открылась.

– Спасибо, – улыбнулась она толстяку.

– Не за что, сеньорита.

Джейк нетерпеливо дернул его за рукав.

– Ты будешь меня слушать. Детективное агентство «Космос» направило...

– Так ты теперь на них работаешь? – Рио сделал еще одну попытку удрать, но Джейк был начеку.

– Так вот, агентство направило трех агентов в Чихуахуа.

– Не очень-то подходящее место для визитов, – мрачно усмехнулся Рио.

– Мне не нужны твои комментарии. Что с ними случилось?

Толстяк грустно покачал головой, вздохнул и наконец сказал:

– Убиты.

– Все трое?

– Угу.

– И кто же их убил?

– Зачем тебе это знать? Ты очень рискуешь.

Джейк пристально посмотрел на Рио.

– Мне необходимо это знать.

– Ну ладно. Я слышал, что двоих из них приказали убить очень важные шишки, занимающиеся тэком.

– Кто именно?

– Не знаю. Еще вопросы есть?

– Кто убил третьего?

Рио молчал.

– Я жду ответа.

– Скорее всего это сделал Варгас, – сказал наконец мексиканец.

– Варгас? Кто он такой?

– Последний ее любовник. Он терпеть не может парней, особенно гринго, которые пытаются втереться к ней в доверие.

– Ты говоришь о Вобрайд? – нетерпеливо спросил Джейк.

Толстяк неопределенно махнул рукой. Потом, оглядевшись по сторонам, прошептал:

– У нее повсюду уши, поэтому я больше ничего не могу тебе сказать.

– Последний вопрос, – понизил голос Джейк. – Тебе что-нибудь известно о докторе Киттридже и его дочери? Несколько дней назад их воздушная яхта потерпела аварию в районе Большого заповедника.

Рио отрицательно покачал головой.

– А она знает?

Еле заметно кивнув, толстяк встал и направился к двери.

* * *

Покрытая сажей морская чайка хрипло вскрикнула и, шатаясь, сделала несколько шагов по перилам прогулочной эстакады. Внезапно она споткнулась и, неуклюже взмахнув грязными крыльями, камнем полетела вниз с высоты двадцати футов. Раздался глухой удар, и она осталась лежать на замусоренном пляже.

– Не будем считать это дурным предзнаменованием, – спокойно сказал Гомес, но было видно, что гибель чайки задела его за живое. Он и Джейк уже минут пятнадцать сидели на металлической скамейке, покрытой выцветшей зеленой краской, в квартале от того места, где была назначена встреча с Хильдой Даненберг.

– Да, ты был прав. Здесь все пришло в запустение всего за несколько лет, – мрачно произнес Джейк, щуря глаза от яркого полуденного солнца.

Широкая, когда-то ярко-желтого цвета прогулочная эстакада вытянулась вдоль побережья примерно на милю. Справа от нее глухо шумел Тихий океан, а слева теснились магазины, рестораны, салуны и прочие увеселительные заведения. Но вид у них был далеко не праздничный. Краска облупилась, вывески на многих зданиях перекосились, пластигласовые окна и двери были заляпаны грязью. Спортивные знамена, когда-то украшавшие перила прогулочной эстакады, выцвели и превратились в лохмотья.

– Года два тому назад этот район стал местом постоянных сборищ тэкоманов. – Гомес посмотрел на часы, а затем снова откинулся на спинку скамейки. – Поэтому полиция и различные агентства стали устраивать здесь облавы. Да еще конкурирующие группировки торговцев устроили серию настоящих побоищ. В разборках участвовали торговцы чуть ли не всех национальностей мира. Словами невозможно описать, что здесь творилось.

– Значит, количество тэкоманов выросло?

– И намного, – помрачнел Гомес. – Появилось огромное количество дилеров, торгующих этой дрянью. Многие предприниматели налаживают производство чипов у себя на заводах. Согласно расходной статье бюджета, стимуляцией мозга занимаются восемнадцать процентов населения БЛА.

– Но это означает, что количество тэкоманов выросло на пять процентов. – В голосе Джейка послышались нотки сомнения.

– Так оно и есть, – кивнул Гомес и снова посмотрел на часы. – До встречи осталось десять минут, – сказал он и продолжил: – Я не хочу тебя пугать, дружище, но за время твоего отсутствия производители тэка значительно усовершенствовали свой товар. Ты когда-нибудь слышал о припадках, которые происходят с тэкоманами? В последнее время они случаются все чаще и чаще. Сами тэкоманы называют их «зажиганием». Слишком частое употребление тэка приводит к развитию у этих бедняг самых настоящих припадков эпилепсии, а иногда и еще страшнее. Некоторые во время этих припадков как бы заново проживают свою жизнь. Но чаще они представляют собой страшное зрелище: человека начинает бить озноб, спереди и сзади у него все течет. Многие откусывают свой собственный язык. Все, кто видел подобные припадки, напуганы этим зрелищем до самой смерти.

– Четыре года назад такого еще не было, – нахмурился Джейк. – А ты, я смотрю, стал большим специалистом в этом вопросе.

– Это было частью моей работы полицейского, – напомнил Гомес. – А кроме того, когда один из самых близких моих друзей стал баловаться этой дрянью, я решил, что просто обязан узнать о тэке как можно больше...

– Я уже сказал, что завязал с этим делом, – раздраженно произнес Джейк.

– Все не так просто. Семьдесят шесть процентов тэкоманов обещают навсегда расстаться со своей пагубной привычкой, но лишь немногие выполняют свои обещания.

– Нам пора, – сказал Джейк.

Он встал и зашагал по эстакаде к месту встречи.

Гомес поднялся вслед за ним, застегнул на все пуговицы свой бледно-желтый пиджак и бросился догонять приятеля.

– Эй, amigo, я не собирался читать тебе нотации, – сказал он, поравнявшись с Джейком. – Просто я очень беспокоюсь.

– Ладно, все в порядке.

Несколько минут они шли молча. Внезапно Гомес замедлил шаг.

– Джейк, посмотри-ка, кажется, это она!

– Кто?

– Доктор Даненберг! Она пытается войти в магазин сандвичей. А что это за деревенщина не дает ей пройти?

– Похож на нищего.

Действительно, ярдах в пятистах от них происходило нечто странное. Какой-то лохматый человек, одетый в потрепанную военную куртку, на которой огромными неоновыми буквами было написано ..."Ветеран бразильских войн", размахивал пластмассовым стаканчиком перед круглым лицом женщины, не давая ей войти в магазин.

– Надо выяснить, в чем дело, – сказал Гомес и побежал, петляя между невесть откуда появившимися бродягами.

Тем временем Хильда Даненберг под натиском нищего начала пятиться в сторону моря, пока не уперлась спиной в перила. Увидев, что женщине некуда больше деваться, нищий попытался схватить ее. Однако первый раз доктору Даненберг удалось увернуться.

Гомес был уже совсем близко, когда нищий все-таки схватил женщину за руку. И в тот же момент раздался мощный взрыв. Обе фигуры исчезли в клубах черного дыма с вырывающимися из него языками пламени. Взрывной волной Гомеса подбросило в воздух, и он, перелетев через перила эстакады, кувыркаясь, полетел вниз, на пляж. Джейка, находившегося гораздо дальше от взрыва, всего лишь сбило с ног.

Придя в себя, он вскочил и бросился к товарищу, неподвижно лежащему на замусоренном пляже.

Глава 10

Нога Джейка ткнулась в вязкую черноватую жидкость, он поскользнулся и чуть не упал. Восстановив равновесие, он побежал дальше, заметив боковым зрением лежащие на эстакаде исковерканные металлические детали, какую-то проволоку, оплавленные куски цветной пластмассы. Однако ничего напоминающего человеческие останки на месте взрыва не было.

Добежав до того места, где Гомеса настигла взрывная волна, Джейк посмотрел вниз. Его партнер лежал на песчаном пляже, свернувшись калачиком; локти почти касались колен. Он упал на полоску чистого песка рядом с заржавленными останками старого аэрокара и внутренностями давно выброшенного дивана. Джейк перелез через перила и спустился вниз к основанию прогулочной эстакады. На том месте, куда он спрыгнул, валялась мертвая кошка с оскаленной пастью.

Два долговязых паренька, лет по десять каждому, осторожно приближались к месту, где лежал Гомес. Было видно, что им любопытно и страшно одновременно.

Подбежав к лежащему на песке товарищу, Джейк опустился на одно колено и кончиками пальцев дотронулся до сонной артерии.

– Жив, – облегченно выдохнул он.

Веки Гомеса слегка дрогнули.

– Ну и фейерверк, amigo, – пробормотал он еле слышно.

– Да, такого я еще не видел, – согласился Джейк. – Ты только не волнуйся – «скорая помощь» будет здесь через несколько минут.

Он оглянулся и махнул подросткам рукой.

– Живо поднимитесь на эстакаду и покажите дорогу «скорой помощи».

Однако мальчишки даже не пошевелились. Наконец один из них спросил:

– Сколько?

– Чего? – не понял Джейк. – За что?

– За ваше поручение, мистер.

– Доллар.

Подросток покачал головой.

– Пять баксов и ни центом меньше.

Джейк вскочил на ноги и направился к ним.

– Кончайте валять дурака и делайте то, что я сказал, – зло прошипел он. – Деньги получите после того, как сделаете работу.

Один из пацанов хотел было что-то возразить, но другой дернул его за руку и потащил за собой. Они подошли к эстакаде и начали карабкаться по опорам наверх.

– Мне кажется, – слабым голосом произнес Гомес, – у меня... левая нога, ой... сломана.

Джейк опустился на песок рядом с ним.

– Похоже, так, – сказал он, внимательно осмотрев левую ногу приятеля.

– Вот дурак, – простонал Гомес.

– Кто из нас двоих дурак – ты или я?

– Я... к сожалению... мне следовало догадаться, что... этот негодяй был камикадзе.

– Был... кто? – не понял Джейк.

Но Гомес не ответил: в этот самый момент он потерял сознание.

Спустя несколько минут рядом с ними приземлились два покрытых белой эмалью фургона «Скорой помощи».

* * *

– Да-а, Кардиган, опять ты вляпался в историю, – произнес переодетый в штатское полицейский. – Всего второй день, как тебя разморозили, а уже...

– Пойми, я не мог предотвратить того, что случилось. И ты это, черт побери, отлично знаешь, Хэмбрик.

– Я знаю только то, что Гомес, по глупости снова поверивший тебе, находится сейчас в реанимации, – раздраженно сказал капитан Хэмбрик.

Он и Джейк стояли в холле отделения интенсивной терапии Тихоокеанского госпиталя. Сквозь бледно-зеленые прозрачные стены из пластигласа была видна огромная посадочная площадка, а дальше за ней – новый комплекс высотных зданий, построенный на гигантских платформах прямо в океане.

– Сейчас самое главное, чтобы Гомес поправился, – ответил бывшему начальнику Джейк. – И вряд ли мы поможем ему, обвиняя друг Друга.

На площадке прямо у дверей приемного покоя приземлилась очередная «скорая помощь». К ней моментально подошли два робота и осторожно достали из фургона носилки. Легко ступая, они бережно внесли их в приемный покой. На носилках лежала изможденная молодая женщина. Ее бледная кожа отливала синевой, а вокруг запавших глаз залегли глубокие тени.

– Тэкоманка, – пробормотал Хэмбрик, бросив взгляд на женщину. – Думаю, у нее припадок эпилепсии. – Он пристально посмотрел на Джейка. – Мы тебя ни в чем не обвиняем: у нас нет для этого оснований.

В приемном покое появился доктор. Этот андроид был удивительно похож на человека. И если бы не бирка, которую, согласно закону, он носил на халате, отличить его от человека было бы просто невозможно.

Джейк поспешил к нему.

– Есть что-нибудь новое о Гомесе?

– Он пришел в сознание, и наш робот, специалист по мозгу, обследовал его. Похоже, состояние мистера Гомеса намного лучше, чем мы предполагали.

– Отличные новости, – обрадовался Джейк. – Можно его Повидать?

– Только не сейчас, – покачал сзоей красивей головой андроид. – Нам необходимо сделать еще несколько анализов, чтобы дать окончательное заключение о состоянии вашего друга.

– А что у него с головой?

– Скорее всего простое сотрясение мозга.

Доктор попрощался с Джейком и капитаном и ушел.

– Итак, на этот раз убить Гомеса тебе не удалось, – съязвил Хэмбрик.

Ничего не ответив, Джейк присел на кроваво-красный стул из пластигласа. Капитан уселся рядом.

– Пока мы ждем результатов анализов, я хотел бы поговорить с тобой, – произнес он. – Изложи мне свою версию случившегося.

– Прежде чем потерять сознание, Гомес успел сказать, что этот нищий был камикадзе. Но мне непонятно, как и зачем он убил Хильду Даненберг.

– Конечно, твои дружки-контрабандисты объяснили бы все гораздо лучше, – не удержался от подначки Хэмбрик, – ну да ладно. Дело в том, что нищий был андроидом, запрограммированным для убийства. А камикадзе их называют потому, что, совершая убийство, они погибают сами.

Джейк нахмурился.

– Так вот что имел в виду Гомес. Я первый раз слышу об этом. И как же они действуют?

– Андроиды-камикадзе появились в БЛА примерно год назад, а изобрели их, по всей видимости, в Японии. Это андроиды очень высокого класса и стоят очень дорого. Но те, кто занимается контрабандой тэка, с расходами никогда не считались. Эти чертовы андроиды выглядят как люди. Впрочем, большинство современных андроидов считаются людьми. Так вот, у камикадзе отсутствует система безопасности, даже у самых сложных. – Капитан задумчиво посмотрел в окно. – А действуют они так: в камикадзе вводят программу – найти и убрать определенного человека. Андроид, мужчина или женщина, находит свою жертву, причем очень часто это происходит на улице, в толпе. Затем он прикидывается старым другом или туристом, потерявшим дорогу, или, как это случилось сегодня, нищим, выпрашивающим подаяние. Все это необходимо для того, чтобы отвлечь внимание жертвы и войти с ней в контакт: похлопать по плечу, пожать руку или даже обнять. И как только камикадзе удается дотронуться до своей жертвы, происходит взрыв.

– Поцелуй смерти, – прошептал Джейк.

– Что ты сказал? – не понял капитан.

– Твой рассказ напомнил мне один старый воровской обычай.

– В БЛА уже произошло двадцать семь таких случаев, а всего по стране – двести шестьдесят четыре. В Японии – четыреста шестьдесят семь.

– Но почему контрабандисты решили убрать доктора Даненберг? Насколько я знаю, она не имеет никакого отношения к торговле тэком.

Наклонившись к Джейку, Хэмбрик постучал пальцем по его груди.

– Ответ на этот вопрос я надеюсь получить от тебя, Кардиган. К тому же это была не Хильда Даненберг.

– Неужели еще один андроид? – удивленно спросил Джейк.

– Да.

– Теперь мне понятно, почему я не обнаружил на месте взрыва никаких человеческих останков, – задумчиво произнес Джейк.

– По описаниям прохожих, которые видели андроида-женщину перед взрывом, это была точная копия доктора Даненберг.

Джейк посмотрел в окно. Над океаном почти у самой линии горизонта барражировали в небе несколько мощных планеров. Некоторое время он задумчиво наблюдал за ними, а потом спросил:

– Интересно, зачем ей понадобился двойник?

– Сейчас многие состоятельные люди обзаводятся двойниками-андроидами, – сказал Хэмбрик. – Знаменитости посылают их вместо себя на различные приемы, но особенно часто двойников используют в различных опасных ситуациях, также для выяснения отношений.

– Похоже, что доктор Даненберг ожидала покушения на свою жизнь.

– Это одна из версий, над которыми мы работаем.

– Вы уже поговорили с ней? Я имею в виду настоящую Хильду Даненберг.

– Мы не можем найти ее. Она не появлялась ни на работе, ни дома, ни в других местах, где обычно бывает.

– Получается, что Гомес зря рисковал своей жизнью, пытаясь спасти одного робота от другого.

– Да, зря, – согласился капитан. Затем, взглянув Джейку прямо в глаза, спросил: – Зачем вы хотели с ней встретиться?

– На этот вопрос могут ответить только в детективном агентстве «Космос», – покачал головой Кардиган.

– Я тебя спрашиваю, – прорычал капитан и схватил Джейка за рукав.

Тот убрал его руку с пиджака и встал.

– Я больше не работаю в полиции.

– А теперь послушай меня, Кардиган, – зло сказал капитан Хэмбрик. – Если бы это зависело от меня, ты до сих пор оставался бы куском льда. Ты мне сделал столько гадостей, что я из кожи вылезу, чтобы отправить тебя обратно в Холодильник.

– Я это вычислил еще до того, как ты мне об этом сказал.

– О работе на агентство «Космос» придется забыть, Кардиган. Подыщи-ка себе работенку поспокойнее, например охранника.

– Утром я, возможно, так бы и сделал. – Джейк холодно улыбнулся. – Но после того, что случилось, я просто обязан найти того, кто послал этого камикадзе. Так что извини.

– Кончай врать, Кардиган, – насмешливо произнес Хэмбрик. – Ты всегда был холодным, расчетливым сукиным сыном. Твои дружки-контрабандисты не зря прозвали тебя Андроидом. И если бы Гомес не лежал сейчас при смерти, он бы послал тебя ко всем чертям. Так что кончай прикидываться...

– Ты подонок! – Вне себя от ярости, Джейк хотел было врезать Хэмбрику, но в последний момент удержался. – Нет, не сейчас, – сказал он, опуская руку. – Тебе не удастся спровоцировать меня, капитан, и отправить обратно в Холодильник.

Хэмбрик усмехнулся, не разжимая губ, и, пренебрежительно взглянув на бывшего полицейского, пошел к выходу.

Джейк молча смотрел ему вслед. Внутри у него все кипело от злости. «Держи себя в руках, приятель», – приказал он себе.

Глава 11

– Я не андроид, – произнесла хорошенькая секретарша с необычным серебристым цветом кожи и платинового цвета волосами.

– Я буду иметь это в виду, – сказал Джейк, усаживаясь на пластигласовый стул в приемной детективного агентства «Космос». – А почему вы такая грустная?

– Потому что сделала глупость. – Девушка постучала кончиками пальцев по покрытой серебристой пленкой щеке. – У меня были кое-какие неприятности в личной жизни, и я решила поэкспериментировать со своей внешностью. И теперь самое мое большое желание – снова стать самой собой.

– Вы великолепно выглядите.

– Это так, но я не хочу, чтобы меня считали андроидом. Уже трое посетителей спутали меня с механической прислугой, а наш новый робот-уборщик попытался вытереть с меня пыль и отполировать.

На глазах у девушки появились слезы.

– Вероятно, их притягивает ваша аура, – попытался утешить ее Джейк.

– Нет, нет, я хочу как можно скорее избавиться от этого макияжа. Вся беда в том, что сделать это можно только в салоне красоты, а я еще не расплатилась за нанесение макияжа. – Девушка грустно посмотрела на Джейка. – Ой, а вы, случайно, не друг Гомеса? – спохватилась она.

– Да, мы – друзья.

– Как он себя чувствует? Я слышала, что он попал в какую-то переделку.

– Слава Богу, все обошлось. Правда, ему придется некоторое время провести в госпитале со сломанной ногой.

– Ну, это уже не страшно, – улыбнулась секретарша.

– Пусть войдет, Марни, – произнес изумрудно-зеленый воксбокс.

– Это – Бэском, – торжественно произнесла секретарша и указала на дверь в противоположном конце приемной. – Пройдите туда, мистер Кардиган.

Подмигнув ей, Джейк встал и направился к двери.

В огромном кабинете Уолта Бэскома царил невообразимый беспорядок. Повсюду валялись кипы скоросшивателей, папок, факсов, докладных записок всевозможных цветов. Сам хозяин кабинета, невысокий, плотного телосложения человек лет пятидесяти пяти, одетый в дорогой, сильно помятый костюм, сидел на прозрачном пластигласовом столе и издавал хриплые звуки на альт-саксофоне. Рядом с ним на самой большой куче бумаг лежала ярко-желтая книжка. На обложке было написано: «Лучшие пьесы в стиле би-боп XX века».

Поколебавшись минуту, Джейк начал пробираться между грудами бумаг, валяющейся одежды и тарелками с засохшими остатками пищи.

Увидев Джейка, Бэском отложил саксофон в сторону.

– Вы удивлены?

– Чем? – не понял Джейк.

– Вас, вероятно, удивило, что я спал в одежде.

– Нисколько. Я знаю, что это одна из ваших фирменных привычек.

Он снял со стула коробку со старыми лазерными пистолетами, смахнул пыль подвернувшимися под руку женскими трусиками и сел.

– Все утро изучал вашу биографию, – сообщил он Бэскому.

– Весьма легкомысленно, Кардиган. Я изучал вашу и собирал на вас досье несколько недель. – Бэском начал рыться в бумагах, разбросанных по столу. – Как дела у Гомеса? – спросил он, найдя то, что искал.

– Кажется, все обошлось.

– «Джонатан Кардиган», – открыв папку, прочитал Бэском и пристально посмотрел на Джейка. – Не очень то лестная у вас характеристика – «вспыльчивый, непочтительный, циничный, не уважает начальство»...

– В таком случае, может, вам не стоит брать меня на работу?

– Я доверяю Гомесу, а он о вас очень высокого мнения.

– И к тому же у вас нет более подходящей кандидатуры. Никто, кроме меня, не сможет проникнуть на территорию, контролируемую Вобрайд. Агенты, посланные в этот район, убиты.

– Убит один, – возразил Бэском, – а двое других просто пропали.

– Нет, убиты все трое. Я выяснил это утром.

Бэском задумчиво почесал голову.

– Гомес говорил мне, что у вас очень надежные источники информации. Вы действительно сможете сделать эту работу или вы меня надуваете?

– Я бросил врать еще на втором курсе колледжа, – усмехнулся Джейк. – Уверен, что смогу выполнить ваше задание. Я разыщу место аварии и выясню судьбу Киттриджей – живы они или мертвы. Готов работать один, ведь Гомес из-за сломанной ноги выбыл из строя. Только не надо нравоучений, мистер Бэском. Терпеть их не могу.

– Вы меня неправильно поняли, Кардиган, – запротестовал Бэском. – Лично мне нравятся непослушные, колючие ребята. Особенно такие, которые знают, как выполнить мое задание. – Он привстал со стола и пристально посмотрел на Джейка. – Короче, если вам нужна работа – она ваша.

– Ну что ж, тогда все в порядке. Я берусь за эту работу.

Разглаживая на ходу помятые брюки, Бэском начал пробираться к голографической установке. Очистив сцену для голографических изображений от валяющегося на ней барахла, он спросил:

– Вам хорошо видно?

Джейк приподнялся со стула, сдвинул в сторону сломанного робота-буфетчика, загораживающего часть сцены, и утвердительно кивнул.

Тем временем шеф агентства «Космос» на четвереньках ползал по полу, что-то разыскивая.

– Вот она, – обрадованно произнес он, поднимая с пола голографическую кассету. Продемонстрировав ее Джейку, он вставил ее в проектор.

На сцене появилось объемное изображение Бет Киттридж в натуральную величину. Одетая в темно-зеленое переливающееся платье, она сидела на ярко-желтом пальмовом стуле и, улыбаясь, вела беззвучную беседу с кем-то находящимся от нее по левую сторону.

Джейк встал со стула и подошел поближе, чувствуя внутри какое-то странное волнение.

– Что-нибудь случилось? – обеспокоенно спросил Бэском, посмотрев на него.

– Нет, ничего. – Он сел обратно на стул, пытаясь в очередной раз вспомнить, где встречал эту женщину раньше.

– Это Бет Киттридж, – объяснил Бэском. – Пленка была снята три месяца назад во время приема в «ЭС-КА-ТЭК» в честь нескольких известных ученых из Лунной колонии. – Он обошел вокруг сцены и продолжил: – Согласно нашим источникам, у нее по-прежнему та же прическа – длинные волосы до плеч. Она очень хорошенькая, а, Джейк? По-моему, она вам понравилась.

– Кому, мне? – прикинулся удивленным тот.

– Да ладно, Кардиган. Когда парень вскакивает со стула, щелкает каблуками и начинает краснеть... Не надо быть детективом, чтобы это понять.

Джейк ухмыльнулся.

– Ну ладно. Она действительно ничего.

– Но в любом случае ваши чувства не должны помешать расследованию. Имейте в виду, возможно, этой девушки уже нет в живых.

Бет внезапно исчезла, и вместо нее появился доктор Киттридж. Он стоял облокотившись на перила и, по-видимому, с кем-то беседовал.

– Все тот же прием, – сообщил Бэском, еще раз обойдя вокруг сцены. – С тех пор доктор похудел на десять фунтов.

– А в чем причина?

– Мы не знаем. – Бэском присел на край сцены, оказавшись частично внутри голографического изображения. – Может быть, из-за болезни, может быть, его что-то мучило...

– А может быть, потеря веса и катастрофа как-то связаны между собой?

– Не исключено, что об этом знает Хильда Даненберг, но она исчезла. – Он встал и снова обошел вокруг сцены. – А сейчас посмотрите еще на одного парня... – Доктор Киттридж исчез, и на его месте появилось изображение интересного блондина лет сорока. – Это...

– Беннет Сэндз, – опередил его Джейк.

– Вы его знаете? – удивился Бэском.

– Моя бывшая жена работала у него личным секретарем. Она поступила к нему как раз перед моей отправкой в Холодильник.

– И проработала у него четырнадцать месяцев, – уточнил Бэском.

– Так значит, вы знали, что я знаком с ним.

– Простите, я схитрил, хотя мне это и не надо было. – Бэском медленно пустился в новый круг. – Сэндз по-прежнему мультимиллионер и директор «Биофудз. Инк.» Его последнее достижение – первоклассная биологическая система, позволяющая выращивать в искусственных условиях натуральные продукты – мясо, овощи и многое другое. Он понастроил этих биофабрик по всему миру и даже на Луне.

– Когда Кейт работала у него, его штаб-квартира располагалась в БЛА.

– Нет, сейчас он обосновался в Мексике, – сказал Бэском. – Мы предполагаем, что Киттридж каким-то образом связан с ним и, возможно, летел к нему, когда произошла авария.

– А что говорит Сэндз?

– Мы пока не можем разыскать его.

В этот момент в голографической установке что-то щелкнуло, и изображение Сэндза исчезло.

– Все это довольно странно, – задумчиво произнес Джейк. – А теперь, если можно, расскажите мне поподробнее о страховке.

Вынув кассету, Бэском повернулся к Джейку.

– А почему она вас интересует?

– Наверняка тот, кто пытался убить Хильду Даненберг, знал, что у нее есть информация о Киттриджах и, что она собирается сообщить об этом нам с Гомесом. – Джейк немного помолчал. – Вполне возможно, здесь замешаны наследники Киттриджа, которые хотят во что бы то ни стало получить страховку.

– Наследницами Киттриджа являются две его сестры. Одна из них замужем и живет в Сиэтле, другая разведена и в настоящий момент проживает в Париже. Ни та, ни другая в деньгах не нуждаются. Мы проверили, что они делали в последние две недели, и не обнаружили ничего подозрительного.

– Хорошо, но кто же тогда может быть заинтересован в смерти Киттриджа?

Закинув руки за спину, Бэском некоторое время внимательно разглядывал потолок.

– Действительно, – сказал он наконец, – есть несколько человек из ближайшего окружения доктора, которые могут желать его смерти.

– И кто же это?

– Я не могу сейчас продиктовать вам весь список, но обязательно включил бы в него Сонни Хокори.

– Сонни Хокори? Но каким образом этот мелкий торговец тэком может быть связан с Киттриджем?

– О, за эти четыре года, что вас не было, Кардиган, Хокори очень высоко взлетел. Сейчас он один из самых крупных бизнесменов в стране.

– Так вот почему вы решили нанять меня на работу, – раздраженно сказал Джейк. – Вы думаете, что я работал на Хокори и что это я завел в тупик расследование дела об убийстве, в котором его обвиняли?

Лицо Бэскома стало серьезным.

– Ошибаетесь, Кардиган, я так же, как и Гомес, считаю, что обвинение против вас было сфабриковано.

– Учтите, что Хокори ничем мне не обязан, если вы...

– Вы ничего не поняли. Успокойтесь и выслушайте меня. Я упомянул Хокори только потому, что, возможно, он каким-то образом замешан в этом деле с Киттриджами.

Джейк облегченно вздохнул.

– Ну ладно, я вам верю. И каким образом они связаны друг с другом?

– Мы предполагаем, что последнее время Киттридж работал над созданием прибора по борьбе с тэком, – сказал Бэском. – Как он действует, неизвестно, но нам удалось установить, что профессор создал аппарат, способный нейтрализовать тэк-чипы, иначе говоря, вывести их из строя. Это наверняка не понравилось Хокори и его ребятам. Что скажете, Кардиган?

– Вполне возможно, что вы правы и катастрофа – дело рук этого негодяя. У вас есть еще какая-нибудь информация?

– Мы предполагаем, что доктор Киттридж взял с собой прибор и все записи.

– Гомес знал о приборе?

– Нет. Я собирался сообщить об этом вам обоим именно сегодня.

– Может быть, если бы он знал об этом, он бы не оказался в больнице.

– Вполне возможно, – кивнул Бэском.

– Вы ничего от меня не утаили? – Джейк недоверчиво посмотрел на шефа детективного агентства.

– Ни одной капли, – поклялся Бэском, пробираясь обратно к своему столу. – Я набросал вам план маршрута, во всяком случае для начального этапа расследования. – Ему пришлось перерыть три папки, прежде чем он нашел желтый лист бумаги, который искал. – Сначала мы переправим вас в Приграничный район. Сразу к месту аварии ехать не стоит. Постарайтесь установить контакты с мексиканской федеральной полицией и как можно больше узнать у них об этой катастрофе.

– Вряд ли они знают больше, чем вы.

– Это верно, но необходимо соблюсти формальности – полицейские по обе стороны границы должны чувствовать свою значимость. – Тон Бэскома становился все более суровым. – Проводя расследование, полагайтесь в основном на себя, Кардиган. Я дам вам некоторые адреса, но вам придется использовать и собственные источники информации. А самое главное – постарайтесь добраться до места аварии в целости и сохранности. Имейте в виду, что нейтрализатор тэка нас интересует в меньшей степени. Основная ваша задача – выяснить, что случилось с Киттриджами. Нам платят лишь за информацию о том, живы они или нет. И все.

Джейк кивнул.

– Но если я найду этот аппарат, мы сможем получить еще какую-нибудь премию, а?

– Вполне возможно, но это очень опасно. Вас могут убить из-за него. Официально я не имею права давать вам такое задание. – Бэском перегнулся через стол и протянул Джейку руку. – Между прочим, ваша зарплата для начала будет семьдесят пять тысяч долларов в год. Вы довольны?

– Для начала – да. – Джейк пожал протянутую руку и вышел.

Поднявшись на поверхность, он оказался на улице. Начинало темнеть. Джейк с удовольствием вдохнул свежий воздух и направился к стоянке аэротакси. На стоянке оказалась всего одна машина, ярко-красного цвета и ссвершенно новая.

– Куда? – спросил робот-водитель.

– Сектор Пасадена.

– Ясно. Садитесь.

Не успел Джейк устроиться как следует на заднем сиденье, как водитель включил двигатель, такси вздрогнуло и резко взмыло в начинающее темнеть небо. Однако вместо того, чтобы лететь в сторону сектора Пасадена, оно вдруг развернулось и полетело на юг, в сторону побережья.

– Эй, приятель! Сектор Пасадена в другой стороне! – крикнул Джейк.

– Вполне возможно, – спокойно ответил робот.

Глава 12

Джейк расстегнул кобуру лазгана.

– Ты что, спятил?! Немедленно приземляйся! – приказал он роботу. – А то я живо с тобой разделаюсь и сам поведу машину.

– Вынужден предупредить вас, – невозмутимо ответил робот, – что, если вы попробуете сломать меня с помощью пистолета или отвертки, мы оба взлетим на воздух.

Джейк приставил лазган к голове робота.

– Каким образом?

– Меня начинили взрывчаткой, и, если я отклонюсь от курса, такси будет взорвано.

– Взорвано? Но зачем? – ничего не понимая, спросил Джейк.

– Кто-то очень хочет повидать вас.

– И кто же это? Отвечай!

– Больше я ничего не знаю.

– А куда мы летим?

– Сектор Анахайм.

Джейк опустил пистолет, но не убрал его, а оставил на коленях.

* * *

Внизу показался остов огромного межпланетного космического корабля. Покрытый ржавчиной, весь в выбоинах, он лежал на боку на заброшенном пустыре. Такси сбросило скорость и, едва касаясь земли, бесшумно скользнуло в широкую и такую же ржавую, как корабль, арку, на которой висела потухшая вывеска: «КОСМИЧЕСКИЙ ПАРК». Машина коснулась земли и, пробежав несколько сотен футов, остановилась в четверти мили от останков корабля.

– Мне никогда не приходилось приземляться в марсианской пустыне, – извинился робот.

– Этот увеселительный парк вот уже лет десять пустует, – сказал Джейк.

– Тем не менее именно сюда мне было приказано вас доставить, – произнес робот и открыл дверь.

Держа в руке пистолет, Джейк вышел наружу. Вокруг была самая настоящая ночь.

– Желаю удачи, – попрощался робот.

Такси задрожало, а затем взмыло вверх и исчезло в непроглядной тьме.

Оглянувшись, Джейк увидел валяющуюся на земле металлическую вывеску: «ПРОВЕДИТЕ 15 МИНУТ НА МАРСЕ! ОСТАЛОСЬ ВСЕГО 3 БИЛЕТА!»

В отдалении, посреди искусственного марсианского пейзажа, Джейк увидел свору собак, дерущихся из-за какой-то добычи.

– Единственный признак жизни, – пробормотал он и побрел в сторону космического корабля, увязая в толстом слое пыли.

Когда до корабля оставалось несколько сот ярдов, неожиданно открылся люк и внутри блеснул свет. Джейк замедлил шаг и взвел курок.

Внутри корабля раздалось слабое жужжание.

Невесть откуда подул теплый ночной ветер, поднимая в воздух густую пыль и обрывки бумаги. Протяжно завыла собака.

– Входи, Джейк. Не волнуйся, это не засада, – раздался чей-то голос изнутри корабля.

С пистолетом в руке Джейк поднялся на борт. Два светящихся шара, покрытых толстым слоем пыли, тускло освещали помещение, в котором когда-то размещался пульт управления.

На стуле, сплетенном из пальмовых листьев, сидел красивый, сильно загорелый мужчина лет сорока пяти. Он был одет в небесно-голубой костюм из искусственного шелка. На левой стороне его совершенно голого черепа была вытатуирована ярко-алая роза.

– Ты хорошо вздремнул в Холодильнике, мой мальчик? – усмехнувшись, спросил он.

– У тебя немного размытый вид, Уинтергилд, – не отвечая на вопрос, сказал Джейк. – Твою дистанционную голографическую установку необходимо отрегулировать.

– Ты первый, кто пожаловался, – слабо улыбнулся Курт Уинтергилд.

– Все еще в деле, а? – поинтересовался Джейк.

– Еще как. Пока ты пребывал в зимней спячке, я сделал карьеру в Международном агентстве по контролю за наркотиками, – с гордостью ответил тот. – Теперь я занимаю пост директора регионального агентства Восточного побережья.

– Я всегда знал, что ты достигнешь высот в любимой профессии. Мои поздравления. – Джейк засунул пистолет за ремень. – И ты пригласил меня сюда для того, чтобы я порадовался твоему продвижению по службе?

– Мне необходимо срочно поговорить с тобой, – сухо ответил шеф-агент МАКН. – Я хочу, Джейк, чтобы ты выбросил из головы дело Киттриджа.

– Вот как?! – не смог скрыть удивления Джейк. – А почему, разреши полюбопытствовать?

– Этим делом занимается мое агентство и...

– Что значит «занимается»? Вы ищете доктора?

– Да. Сейчас я нахожусь в Мексике и руковожу его поисками.

– Значит, вы не знаете, где они?

– «Они»? Бет Киттридж нас не интересует, хотя она могла бы сказать, где ее отец.

– Эта штука у него с собой?

– Что ты имеешь в виду, мой мальчик? – не понял Уинтергилд.

– Нейтрализатор тэка.

– Не совсем, – рассмеялся агент по борьбе с наркотиками.

– Но ведь вам что-то нужно от него.

– Нам нужен доктор Киттридж собственной персоной.

– Ты хочешь разыскать его до того, как это сделает Сонни Хокори?

– Точнее, до того, как его найдет кто бы то ни было, включая тебя.

– Так значит, катастрофа действительно произошла?

– Тюрьма совсем не изменила тебя, мой мальчик, – рассмеялся Уинтергилд. – Ты по-прежнему пытаешься получить больше, чем дать. – Он наклонился, опершись локтями о колени, и пристально посмотрел Джейку в глаза. – Я прошу тебя прекратить расследование дела Киттриджа.

– Об этом меня может попросить только Уолт Бэском.

– Мы уже сообщили ему об этом.

– Да? Могу представить, что он на это сказал. Это избавляет меня от необходимости отвечать.

– Подумай над моим предложением, Джейк. Мне не хотелось бы волноваться из-за твоего вмешательства в расследование, которое я веду. – Агент немного помолчал. – Имей в виду, что последствия могут быть гораздо серьезнее, чем пребывание в Холодильнике.

– А ты имей в виду, что, если я когда-нибудь встречу тебя живьем...

Уинтергилд снова рассмеялся и исчез, оставив Джейка одного в темноте.

Глава 13

– Закуривай, Джейк, – Произнес стройный, сильно загорелый мужчина, доставая из кармана пачку сигарет с марихуаной.

– Спасибо, Джерри, – покачал отрицательно головой Джейк.

Они сидели на ярких, словно конфетная обертка, пластигласовых стульях около овального бассейна. Было начало седьмого. В некотором отдалении от бассейна возвышался большой особняк под ярко-красной черепичной крышей, построенный в марокканском стиле. Окна дома были богато украшены стальными ажурными решетками. А вокруг раскинулся пестрый ковер из множества ярких цветов, окаймленный живой изгородью.

– Ты что-то говорил по телефону о помощи? Это насчет работы, а, Джейк? – закурив, спросил Джерри Санделл. – Я очень ценю нашу старинную дружбу, приятель, но «Санделл продакшн» уже не та, какой была до...

– Мне не нужна работа в порнобизнесе.

Санделл засмеялся.

– Я уже давно не занимаюсь порнографией, Джейк. Три года назад Верховный суд постановил, что демонстрация полового акта между андроидами так же отвратительна, как и между людьми.

– Так что ты теперь делаешь?

– Обычные легальные фильмы, видеофильмы. Слушай, я могу предложить тебе работу консультанта в одном из них, – обрадованно сказал Джерри. – Я хочу снять фильм о войне с тэком.

– Войне с тэком? – удивился Джейк.

– Ну да. Ты знаешь, это будет потрясающий фильм: я покажу настоящие сражения между соперничающими группировками, борьбу полиции с торговцами тэком. Это будет, я тебе скажу, самая настоящая драма, фантастически захватывающее зрелище! – увлеченно развивал свою идею Санделл. – А еще там будет любовь с трагическим концом и множество легкомысленных женщин с потрясающими грудями. Ну как, Джейк, здорово?

– Погоди, Джерри, – охладил пыл приятеля Джейк. – У тебя за время работы в порнобизнесе, вероятно, появилось много влиятельных знакомых, занятых тэк-бизнесом?

Санделл задумался, а затем нехотя ответил:

– Кое-какие случайные знакомства, больше ничего.

– И ты продолжаешь их поддерживать?

– Зачем мне? Я всего лишь собираюсь сделать фильм, обличающий этих ублюдков. А остальное...

– Ты что-то хитришь, Джерри. – Джейк пристально посмотрел ему в глаза. – Тебе известно что-нибудь о Леоне Киттридже?

– Так... Самая малость.

– Если ты собираешься делать эту киноэпопею о тэке, тебе следует знать больше. Или ты что-то скрываешь от меня?

Санделл недовольно поморщился.

– Джейк, меня обижают твои слова. – Он встал, бросил сигарету в бассейн и, помолчав, добавил: – Я сказал то, что хотел сказать. В настоящий момент я являюсь крупнейшим продюсером настенного видео. И я не понимаю... Ну и дерьмо! – оборвав фразу на полуслове, закричал он.

Джейк обернулся, чтобы узнать, в чем дело.

Шикарный особняк внезапно начал как-то странно дрожать.

– Еще одно землетрясение? – спросил Джейк.

– Дерьмо, черт побери, настоящее дерьмо, – в сердцах повторил Санделл.

Тем временем с дворцом происходили странные вещи: великолепные ажурные решетки, украшающие окна, стали бледнеть и исчезли. Затем настала очередь лепных украшений из кремового отделочного гипса – они мгновенно потускнели и тоже исчезли.

Не прошло и трех минут, как от шикарного особняка остался лишь один фундамент, пол и мебель. В комнате, которая еще несколько минут назад была спальней, на овальной кровати сидела обнаженная молодая женщина с рыжими волосами и сердито смотрела на Санделла.

– Подонок! – зло крикнула она.

Санделл жалобно посмотрел на нее.

– Дорогая, клянусь Богом, я оплатил счет от «Хабитекс. Инк.»...

– Дурак, – пронзительно закричала девица. – Я же сижу голая посреди улицы!

– Дорогая, я прямо сейчас позвоню в эту проклятую контору, и через час дом будет восстановлен, – пытался успокоить ее Санделл.

Джейк с трудом сдерживал смех.

– Что это был за дом? Голографическая проекция?

– Да, будь она проклята. Сам знаешь, это намного дешевле, чем настоящий дом. Здесь самый фешенебельный район Уоттс-сектора, и один только участок обошелся мне в миллион четыреста тысяч долларов, – расстроенно объяснил Джерри. – Поэтому, когда «Хабитекс. Инк.» предложила мне этот дом-проекцию всего за три тысячи долларов в месяц, я согласился.

– Ты не смог оплатить аренду?

– Не совсем так. Я задолжал всего за четыре месяца.

– Что, твои киноэпопеи тебя не кормят? – усмехнулся Джейк.

– Нет так, как порнуха, разумеется, – вздохнул Санделл. – А сейчас извини...

Джейк схватил приятеля за руку.

– Подожди, Джерри. Я тебя не отпущу, пока не расскажешь все, что знаешь о Киттридже.

– Ну ладно, – нехотя согласился Санделл. – Я слышал, что Киттридж в последнее время работал над прибором, который может разрушить всю торговлю тэком.

– Знаю. Из-за этого они и убили его?

– Это мне неизвестно. Насколько я знаю, они хотели лишь поговорить с ним. Может быть, предложить какую-нибудь сделку?

– А Сонни Хокори тоже собирался поговорить с ним?

– Он особенно, – кивнул Санделл. – Ну а теперь извини, Джейк, мне надо... дерьмо! – выругался он, уставившись в темнеющее небо. – Наконец-то летят!

Громко пыхтя, к владениям подлетал воздушный фургон. На его боку ярко сверкали неоновые буквы: «АРЕНДА И РЕМОНТ».

– Эй ты, недотепа, – раздался голос до сих пор не одевшейся девицы. – Почему ты не предупредил меня о задержке арендной платы?

Санделл устало махнул рукой.

– Пока, Джейк. Продолжим наш разговор как-нибудь в другой раз.

– Пока, Джерри, и большое спасибо. – Джейк кивнул на прощание и направился в ту сторону, где несколько минут назад был выход на улицу.

* * *

Джейк торопливо поднялся по ступенькам и оказался у входа в студенческую библиотеку, которая возвышалась в центре кампуса Южно-Калифорнийского Технологического колледжа. Пластигласовые двери бесшумно отворились, и он вошел в огромный вестибюль. Все пространство вестибюля было заполнено многочисленными самодвижущимися тротуарами, по которым студенты и преподаватели поднимались на нужный им этаж: одни на тот, где располагалась библиотека говорящих книг, другие – в видеотеку. Справа от огромного информационного стенда в пластигласовом кресле сидел робот – профессор Смарц. Хромированное лицо гуманоида напомнило Джейку Винджера. Он был одет в твидовый пиджак и широкие серые брюки. Профессор курил трубку и с любопытством наблюдал, как стройная девушка вставляет специальную карточку в узкую щель в его подножии. Раздался легкий щелчок, и механический голос объявил:

– Профессор Смарц является одним из ста шестидесяти двух тысяч роботов – преподавателей университетов и колледжей, получивших лицензию на право преподавать в высших учебных заведениях всего мира. В случае необходимости звоните в «Аркада энт.», Окснард сектор, БЛА".

– Вы все еще продолжаете заниматься парниковым эффектом, Лана? – добродушно спросил робот.

– Да, профессор. Мне необходима дополнительная информация о состоянии зеленого покрова всего земного шара. Но я, к сожалению, не могу потратить на это больше ста долларов.

Профессор, как показалось Джейку, подмигнул студентке.

– Хорошо, мы выделим вам необходимые средства, дорогая.

Джейк весело усмехнулся и направился к самодвижущимся тротуарам. На одном из них он увидел стрелку с надписью: «Место отдыха студентов» и, встав на него, стал подниматься вверх. Часы показывали девять часов вечера.

Спустя несколько минут он оказался перед плотным занавесом из серебристых шариков, маскирующих вход в оборудованную по последнему слову техники пивную.

В дальнем конце хромированной стойки бара, отделанной слоновой костью, Джейк увидел Пэт Вонг, хорошенькую молодую китаянку, с которой у него была назначена встреча.

Какой-то толстяк в полосатом, словно конфетная обертка, костюме сидел, раскачиваясь, совсем близко от нее, на табуретке из черного дерева и пытался словно невзначай коснуться рукой ее колена.

Молодая женщина ослепительно улыбнулась и, протянув правую руку, на одном из пальцев которой поблескивало кольцо, легонько дотронулась до его виска.

Толстяк резко выпрямился, удивленно посмотрел на нее и уткнулся лицом прямо в тарелку, стоящую перед ним на стойке бара.

– Что ты с ним сделала, Патриция? – удивленно спросил Джейк, подойдя к ней.

С той же ослепительной улыбкой Пэт Вонг показала ему обыкновенное серебряное кольцо.

– Низкочастотный глушитель. Я сама его сделала. Раньше чем через час он не оправится, – объяснила она и, улыбнувшись еще лучезарней, сказала: – Рада видеть тебя снова, Джейк.

– Я тоже. – Он усмехнулся и добавил: – А ты, оказывается, опасная женщина.

– Я заказала для нас столик, – пропустив замечание мимо ушей, сказала китаянка и встала с табуретки.

– А с ним что делать? – Джейк указал на толстяка.

– Пусть немного отдохнет. Терпеть не могу, когда пристают пьяные. Как твои дела? – спросила она, направляясь к столику.

– Сейчас неплохо, – уклончиво ответил Джейк.

– Это все-таки лучше, чем отвратительно. – Пэт улыбнулась и села за стол.

Кардиган уселся напротив.

– Мне нужна информация, – оглянувшись по сторонам, произнес он.

– Я поняла это, едва увидела тебя на экране, – продолжая улыбаться, ответила китаянка. – Что конкретно тебе нужно?

– Ты ведь продолжаешь сотрудничать с «Электроникс Уик» и преподаешь на полставки в Технологическом колледже?

Пэт утвердительно кивнула.

– Да. За время твоего отсутствия в моей жизни не произошло почти никаких изменений, чего не скажешь о других.

– Дело в том, что я сейчас работаю в детективном агентстве «Космос»...

– С Гомесом? Что ж, вы отличная пара.

– Это так, – кивнул Джейк. – Но к сожалению, он на некоторое время выбыл из строя.

– Да, я слышала об этом. А ты не был ранен?

– Нет, я отделался легкими ушибами, – ответил Джейк. – Так вот, мы получили задание найти доктора Киттриджа и его дочь. Ты, случайно, не знаешь, что с ними случилось?

– Кажется, они потерпели катастрофу где-то в Мексике неделю назад.

– А тебе известны какие-нибудь подробности этой аварии? – с надеждой в голосе спросил Джейк.

– Только то, что пришло в журнал по каналам АП/МЕКС.

Джейк облокотился о стол и пристально посмотрел на Пэт.

– Может быть, тебе известно, зачем они полетели в...

– Каждый посетитель обязан сделать заказ в течение пяти минут, – очень вежливым голосом напомнил настольный воксбокс.

Джейк вопросительно взглянул на Пэт.

– Твой любимый сорт пива остался прежним?

Она улыбнулась.

– Я же сказала, что совсем не изменилась за эти годы.

– Два темных пива, – заказал Джейк.

Раздалось жужжание, и в крышке стола одновременно открылись две ниши, из которых появились два запотевших стакана.

– Так что ты знаешь о Киттридже? – нетерпеливо спросил Джейк, не обратив никакого внимания на появившееся пиво.

Пэт пробежалась кончиками пальцев по холодному стеклу стакана.

– Одиннадцать месяцев тому назад Леон ушел из Технологического колледжа и начал работать в своей домашней лаборатории. Кроме этого, я слышала, у него есть еще одна лаборатория за границей, но где она находится, я не знаю. Бет работала вместе с ним. А еще говорят, что его финансирует Беннет Сэндз – по крайней мере частично.

– Опять Сэндз, – задумчиво произнес Джейк. – Над чем работал Киттридж?

Пэт немного помолчала.

– Всю свою жизнь Киттридж занималась двумя основными проблемами. Во-первых – роботехникой, особенно созданием суперандроидов, которых внешне невозможно было бы отличить от людей. И совсем недавно он начал работать над созданием прибора, способного остановить распространение тэка. Его брат, порядочный бездельник, был тэкоманом и три года назад умер во время припадка.

Джейк побарабанил пальцами по столу.

– Говорят, ему удалось добиться успеха.

– Кто говорит?

– Мне об этом сказал Бэском, шеф агентства «Космос», – ответил Джейк. – Тебе известно, как работает этот прибор?

– В деталях – нет, но Киттридж, похоже, использовал радиоволны высокой частоты, – ответила Пэт. – Такой вывод можно сделать по разным намекам в прессе, которые я связала вместе. И все же у меня пока недостаточно материала для статьи в журнале.

– Но каким образом это связано с тэком?

Пэт улыбнулась.

– Джейк, ну как ты не понимаешь? Если бы ты прямо сейчас смог воспроизвести необходимое высококачественное колебание, то чип, который используется в брейнбоксе, вышел бы из строя.

– И какое количество можно испортить одновременно?

– Ну, если провести эту операцию правильно, скажем, передать специальный высокочастотный радиосигнал через систему искусственных спутников Земли, то можно получить доступ ко всем тэк-чипам на земном шаре, а возможно, и на Луне, и в других орбитальных колониях.

– Получить доступ и уничтожить?

– Совершенно верно.

– Вот это да! – воскликнул Джейк и залпом выпил весь стакан пива. – Теперь понятно, почему столько людей хотят найти этого Киттриджа.

– Тебе следует поговорить с Хильдой Даненберг, – немного подумав, сказала Пэт.

– Именно это мы и пытались сделать сегодня утром.

– Я знаю.

– Не думаю.

– Леон и Хильда вместе работали над их созданием. А кроме того, она помогала ему в работе над нейтрализатором тэка. Но в тот момент, когда прибор был почти готов, они расстались и поделили компанию. Это произошло примерно месяц назад.

– У них был роман?

Пэт кивнула и сделала глоток пива.

– Для нее это было гораздо серьезнее, чем для него.

– Она может иметь отношение к катастрофе?

– Нет. Насколько я ее знаю, она предпочитает улаживать все спорные вопросы через суд.

– Как ты думаешь, где она может прятаться?

– За границей.

Джейк на минуту задумался, а затем спросил:

– Интересно, с какой целью Беннет Сэндз финансирует создание антитэк-системы? Что он будет с этого иметь?

– Продаст ее правительству. – В голосе Пэт сквозила явная неприязнь. – Надеюсь, ты не думаешь, что он собирается подарить ее миру. Разве твоя жена не рассказывала тебе об этом типе, а?

– Да так, совсем немного. Да я никогда и не расспрашивал ее.

– Тебе следует знать о нем побольше.

– Почему?

– Потому что Сэндз очень непорядочный человек. Он ввязался в это дело из-за жадности.

– Тебе известно, где он сейчас?

– Он может быть где угодно: его поместья разбросаны по всему миру, даже на Луне у него шикарная вилла. – Пэт допила пиво и откинулась на спинку стула. – Будь очень осторожен, Джейк, – сказала она, пристально взглянув на него. – Если с тобой что-то случится, то это будет гораздо ужаснее того, что произошло с Гомесом.

– Меня об этом уже предупредили, – невесело ухмыльнулся он.

* * *

Джейк уселся на белый стул, широко расставив ноги. Он только что представил Гомесу краткий отчет о том, что ему удалось узнать в течение дня.

– Кажется, в этом деле ставки гораздо выше, чем страховая премия, – подвел он итог своему рассказу.

Гомес лежал на широкой белоснежной кровати. Его левая нога, на две трети упакованная в пластиковую повязку, удобно покоилась на специальных подпорках.

– О'кей, – удовлетворенно произнес Гомес и немного помолчал. – А тебе не приходила в голову мысль посмотреть на все эти факты с другой точки зрения?

– Ты хочешь сказать, что Киттридж и его дочь живы и никакой аварии не было? – Джейк вопросительно посмотрел на приятеля.

– Да, – кивнул тот. Сегодня его курчавая шевелюра выглядела не такой буйной, как обычно. – Я почти уверен, что эта история с катастрофой – блеф чистейшей воды.

– Но кому это понадобилось?

– Возможно, самому Киттриджу.

Джейк кивнул.

– Чтобы избавиться от преследований тех, кто заинтересован в прекращении работы над антитэк-системой.

– Или чтобы обвести вокруг пальца Беннета Сэндза. Он вкладывает миллионы в создание хитроумного прибора. Затем Киттридж распускает слух о катастрофе. А спустя несколько месяцев другой ученый объявляет о создании подобного прибора, и все деньги от продажи достаются ему. Этот человек действует заодно с Киттриджем, но Сэндз об этом даже не подозревает. Почему ты морщишься? Тебе не нравится такой сценарий?

– Не нравится, даже если это правда.

– Тебя смущает, что в эту авантюру может быть замешана и Бет. А ты не хочешь верить, что она способна на такое.

В душе Джейк не мог не согласиться со своим другом, но вслух возразил:

– Ее отец вполне мог бы устроить ложную аварию, не посоветовавшись с ней. А кроме того, вполне возможен и другой вариант: их сбили, и они погибли.

– А как тебе третий вариант: яхта попала в засаду и их захватили? – сказал Гомес. – Ведь если доктору удалось создать антитэк-систему, то всем тэк-чипам в мире наступает конец – они больше не смогут работать. – Он поднял указательный палец вверх. – Но только не для чипов Сонни Хокори, если бы ему удалось похитить Киттриджа и заставить изобрести защиту против высокочастотного излучения.

– В этом случае Хокори смог бы получить глобальную монополию на производство тэка, – развил мысль Джейк. – Мне нравится твоя версия, Гомес. Я бы очень хотел встретиться с Сонни еще раз.

– Реванш – опасная вещь.

Вошла медсестра.

– Вам пора уходить, мистер Кардиган.

Джейк встал.

– Завтра рано утром я уезжаю в Приграничный район.

– Желаю удачи, amigo, – произнес Гомес. – Надеюсь, ты найдешь их живыми.

Глава 14

Приграничный район находился на границе между Соединенными Штатами и Мексикой. Он узкой полосой протянулся вдоль границы от Калифорнии до Техаса. Район контролировался правительством Мексики и имел особый статус: здесь был разрешен игорный бизнес и продажа спиртных напитков. Именно это и привлекало сюда туристов со всего света.

А самым свободным городом в этом заповеднике вседозволенности был знаменитый Лас-Крусис. Казалось, в этом городе никто никогда не спал, а если бы даже и захотел это сделать, то не смог бы. И днем и ночью он был залит мириадами рекламных огней. Реклама была везде, она покрывала светящимся ковром каждое здание, сверкая множеством разноцветных огней, маня и соблазняя. Буйная фантазия создателей индустрии развлечений выплескивалась на гигантские уличные видеоэкраны, поражая воображение впервые попавшего сюда человека.

Именно в этот город и направлялся Джейк Кардиган. Сквозь мутное от грязи пластигласовое стекло аэротакси его глазам предстал бесконечный ряд отелей, кафе, игорных заведений, спортивных павильонов, борделей и магазинов сувениров.

– Здесь почти ничто не изменилось, – тихо пробормотал он.

– Карамба! – воскликнул робот-водитель. Он был медно-красного цвета, его костюм состоял лишь из разноцветного пледа и сомбреро с кисточкой. – Мы прибыли, сеньор.

Такси задребезжало, коснувшись земли, и остановилось прямо у входа в отель «Палома», узкое десятиэтажное сооружение из стекла, серебристого металла и необожженного кирпича.

Джейк опустил деньги в специальный ящичек и взял свой единственный чемодан.

– Спасибо, – поблагодарил он водителя.

– Можно задать вам один вопрос, сеньор? – неожиданно спросил его робот.

– Конечно.

– Как вы думаете, я достаточно живописно выгляжу?

– Более чем достаточно, – усмехнувшись, ответил Джейк.

– Дело в том, что эту модель начали выпускать недавно, потому мне интересно мнение туристов.

Заверив его на прощание, что он неотразим, Джейк вышел из такси и направился к отелю.

* * *

Капитан Эрнесто Манзано был высоким, худым человеком лет сорока с грустным выражением лица. Джейк разыскал его офис в одном из подземных крыльев здания мексиканской федеральной полиции.

Усевшись в плетеное кресло, стоящее напротив большого деревянного стола, за которым сидел капитан, Джейк сказал:

– Рад тебя видеть таким же энергичным, как всегда, Эрни.

– Работа сыщика – самая обыкновенная работа. Я никогда не мог тебя в этом убедить.

– Сейчас моя работа – узнать, что случилось с Киттриджем и его дочерью.

– Знаю, знаю. И поэтому ты решил нанести мне визит вежливости.

– Ну ладно, Эрни, несмотря на твой скверный характер, ты неплохой полицейский.

– Что верно, то верно. Я стараюсь разобраться с каждым преступлением, с каждым человеком, – сказал капитан. – А это очень плохая привычка.

– Тебе что-нибудь известно о Киттриджах?

Вздохнув, Манзано с трудом поднялся со стула.

– Ты не единственный, кто их разыскивает, Джейк.

– Уинтергилд. Я знаю только о Уинтергилде. А кто еще?

– Уинтергилд. – Манзано довольно хихикнул. – Люди Сонни Хокори тоже пытались недавно проникнуть на территорию штата Чихуахуа. И головорезы Мартинеса интересуются доктором. Веселая компания, а?

– Разве Мартинес все еще занимается тэком?

– И очень успешно. Буквально на днях мы закрыли его маквиладору. Взорвали к чертям собачьим. Ты знаешь, что такое маквиладора? Это небольшая фабрика, которая...

– Я знаю, Эрни, – прервал его Джейк, – и даже умею считать до десяти по-испански.

– Прости, я забыл, что ты не гринго, – сказал Манзано и, подойдя к терминалу, нажал на одну из клавиш пульта управления.

На экране появилось трехмерное изображение гигантских деревьев.

Джейк тоже подошел к терминалу и остановился позади капитана.

– Это Большая сельва? – спросил он, глядя на экран.

– Да, это предполагаемое место катастрофы. Обрати внимание: недалеко от него проходит одна из главных дорог, пересекающих Сельву. А вот одно из лесничеств, расположенных в этом районе.

Манзано нажал еще несколько клавиш.

На экране появился дом из необожженного кирпича под черепичной крышей и высокая металлическая башня.

– Какие-нибудь сообщения поступали из этого лесничества?

– С тех пор как этот район Сельвы перешел под контроль твоей подружки Вобрайд, связь с всеми лесничествами прервалась.

– Слово «подружка» не из моего словаря, Эрни.

– Да я просто стараюсь быть вежливым, Джейк. На самом деле у меня для этой бабенки есть только одно слово – шлюха.

– А насколько сильна ее банда?

– Тебе надо решить: действовать самому или подождать, пока правительственные войска восстановят контроль над этим районом?

– Да. Меня интересует, как долго она будет удерживать этот район.

– Скажу откровенно – ситуация непростая. В настоящий момент мексиканское правительство оказалось в трудном положении. Правительство США никакой поддержки нам не оказывает. Поэтому Вобрайд может даже расширить Контролируемую территорию. Ведь она сейчас очень популярна среди местного населения. Кстати, она сейчас ранена – для тебя это удобный предлог навестить ее.

– Думаешь, она причастна к истории с Киттриджами?

Капитан откинулся на спинку стула.

– Наверняка ей известно обо всем, что происходит на этой территории.

– И даже о случайной катастрофе?

– Запланированной катастрофе – так будет вернее.

– Как ты думаешь, куда они летели?

– Возможно, к некому гринго по имени Беннет Сэндз. Ты слышал о нем?

Джейк засмеялся.

– Эрни, ты же знаешь, что моя жена работала у него.

– Действительно, я совсем забыл об этом, – воскликнул Манзано. – В прошлом году Киттридж с дочерью несколько раз прилетал к нему. У него огромное поместье в дальнем конце штата Чихуахуа.

– По-твоему, он имеет отношение к тому, что случилось?

– Не знаю. Многие считают его честным и порядочным человеком.

– А ты?

Капитан пожал плечами.

– У меня нет доказательств обратного.

– И все же?

– Я дважды встречался с Сэндзом, – с неохотой сказал капитан. – И что-то мне подсказывает... таким людям доверять не стоит.

– Я тоже так думаю, – кивнул Джейк, – но моей жене он нравился, и она ему доверяла.

– Я слышал, вы развелись?

– Моя жена развелась со мной, когда я был в Холодильнике. Сейчас она живет в Мексике, в Квинтана-Роо.

– Да, я знаю.

– А о моем сыне, Дэне, тебе что-нибудь известно? – с надеждой спросил Джейк.

– Нет, ничего, – покачал головой Манзано.

– Мне необходимо с ним повидаться, пока я здесь. Как только найду Киттриджа...

Послышался слабый сигнал, затем одна из панелей на противоположной стороне отошла в сторону, открыв нишу с видеофоном.

– Мой прямой видеофон, – объяснил Манзано и, встав, направился в нишу.

– Да?

На экране появился Уолт Бэском, как всегда в сильно измятом костюме.

– Как дела, Эрни? Ты отлично выглядишь. Джейк у тебя?

– Да, здесь. Я рад, что он работает на тебя, Уолт.

– Что-нибудь случилось? – спросил Джейк, сменив Манзано у экрана.

– Объявилась Хильда Даненберг. Она хочет поговорить с тобой.

– Где она? В БЛА?

– Нет, в городке Каса-Гранде. Это около ста пятидесяти миль на юг от тебя, так?

– Вроде того. Как ее найти?

– Она будет ждать тебя сегодня в восемь вечера в кафе «Голубой сеньор». Сможешь встретиться с ней?

– Да, но кто придет на этот раз, она сама или очередной андроид?

Бэском пожал плечами.

– Встретишься – узнаешь, – сказал он и повесил трубку.

* * *

Войдя в свой номер на пятом этаже, Джейк сразу почувствовал какой-то резкий, неприятный запах. Сделав несколько шагов, он остановился и опустил электронный ключ в карман пиджака. В тот же самый момент дверь ванной резко открылась. Он не успел даже протянуть руку к лазгану, как огромный киборг-мексиканец бросился на него. Вместо правой руки у него был вращающийся с бешеной скоростью электрический резак.

Глава 15

Джейк, словно матадор перед разъяренным быком, сделал резкий выпад в сторону и застыл, прижавшись к стене.

Киборг, вооруженный громко жужжащим резаком, снова бросился на него, но промахнулся и, резко затормозив, остановился на пороге открытой двери, накренившись вперед.

И в этот момент Джейк нанес ему три резких удара по почкам.

– Проклятие, – простонал, шатаясь, громила.

Джейк размахнулся и с такой силой ударил его ногой под зад, что киборг вылетел в коридор и приземлился на желто-оранжевом ковре.

Кардиган бросился за ним в коридор. Глухо зарычав, киборг резко выбросил правую руку с резаком вперед. Увернувшись, Джейк изо всей силы двинул его ногой. Кованый ботинок угодил чуть ниже локтя. Громила закричал от боли. Рука с резаком безжизненно упала на ковер. Моментально сориентировавшись, Джейк схватил резак за металлическую основу и с силой нажал на него. Раздался треск, киборг страшно вскрикнул, и резак оказался в руках у Джейка.

Взглянув на киборга, он увидел, как по обрывкам проводов, гайкам и болтам сочится кровь.

– Я не люблю сюрпризов, приятель, – произнес по-испански Джейк, наставив резак на корчащегося от боли противника. – А теперь говори, кто тебя послал?

В ответ киборг еле слышно выругался.

– Тебе нужен врач. И чем быстрее ты ответишь...

Внезапно громила дернулся и ударил Джейка головой в живот. Тот отлетел в сторону и, ударившись о стену, упал на ковер.

Киборг, шатаясь, поднялся на ноги и, скособочившись, побежал к запасному выходу. Толкнув дверь, он затопал вниз.

Опершись руками о ковер, Джейк с трудом ловил воздух раскрытым ртом. «Провел меня как сосунка», – мысленно выругался он. Спустя несколько минут дыхание восстановилось, но бросаться в погоню было уже слишком поздно.

Вернувшись в номер, Джейк первым делом проверил, не спрятана ли где взрывчатка или еще какая-нибудь гадость. Затем, завернув резак в полотенце, он уложил его в чемодан. После этого позвонил администратору отеля и попросил его рассчитать. Адреса, по которому следует пересылать почту, он не сообщил.

* * *

В Каса-Гранде шел теплый проливной дождь. Лавируя между лужами и глубокими рытвинами, Джейк трусцой бежал вдоль кривой улочки, ведущей к кафе «Голубой сеньор».

На высоте примерно в тысячу футов медленно проплыл туристский аэробус. Его нижняя часть была сделана из пластигласа, и Джейку было хорошо видно, как сидящие в нем туристы повернули головы в его сторону. «Ну вот, теперь я стану частью их воспоминаний о путешествии», – усмехнувшись, подумал он.

Недалеко от парадного входа в небольшое с яркой неоновой вывеской кафе Джейк нырнул в узкий проход. Подойдя к металлической двери, окрашенной в голубой цвет, он постучал условным стуком.

– Кто там? – спросил воксбокс.

– Рамирес, это – я, Джейк.

– Кто?

– Джейк Кардиган, черт побери!

– Голос похож, – последовал ответ.

Прошло еще секунд тридцать, прежде чем дверь наконец открылась. Переступив порог, Джейк очутился в узком коридоре из необожженного кирпича.

– Разве условного стука недостаточно? – сердито спросил он.

– Осторожность не помешает, – произнес появившийся в конце коридора стройный, невысокого роста человек в сером костюме. – Во время нашего разговора по видеофону ты сказал, что о твоей встрече здесь, у меня, никто не должен знать.

– Ладно, ты прав, – махнул рукой Джейк.

Рамирес прищурил левый глаз и внимательно оглядел его.

– А ты очень похож на моего старого друга Джейка Кардигана, – усмехнувшись, сказал он.

– Мне уже об этом говорили, – парировал Джейк.

– Сейчас проверю. – Хозяин кафе протянул руку и легонько постучал по его лбу. – Нет, ты не похож на андроида. – Он постучал еще раз. – Да, ты не андроид, ты не даешь характерного для них эха, – удовлетворенно произнес он.

– Доктор Даненберг уже здесь?

– Да, появилась несколько минут назад, – ответил Рамирес и повел гостя к себе.

Одна из стен кабинета была сделана из пластигласа, прозрачного лишь с одной стороны. Сквозь нее был виден небольшой зал.

– Ты говорил, что твой бизнес процветает, – сказал Джейк, подходя к стене.

– В такую дождливую погоду люди предпочитают сидеть дома.

В зале было с десяток столиков, пять кабинок и сцена. Посетителей было не много – человек семь. Посреди сцены на стуле сидел робот и играл на гитаре популярную мексиканскую мелодию.

– Как тебе мой новый гитарист? – с гордостью спросил хозяин.

– Я думаю, в этом сомбреро он похож на чучело.

– Ну что ты, сомбреро создает национальный колорит для туристов. – Рамирес широко улыбнулся и показал на центральную кабинку. – Твоя подруга, кажется, немного нервничает.

– Она пришла одна?

– Да, я проверил. За ней никто не следил. – Рамирес подошел к серебристого цвета столу и щелкнул выключателем. Экран, установленный на столе, вспыхнул, и на нем появилась часть улицы у главного входа, залитая потоками воды. – Видишь, спрятаться нет никакой возможности.

Джейк внимательно осматривал зал.

– Среди посетителей нет каких-нибудь подозрительных личностей?

– Нет, никто не обратил на нее никакого внимания.

Джейк некоторое время наблюдал, как Хильда Даненберг незаметно изучала находившихся в зале посетителей, все время поглядывая на входную дверь.

– Джейк, а как ты провел время в Холодильнике? – с любопытством спросил Рамирес.

– Развлекался с девочками.

– Я серьезно. Там было ужасно, да?

– Не знаю. Я проспал все четыре года. Извини, но сейчас меня волнуют совершенно другие проблемы. – Он достал из кармана сверток и, развернув его, положил на стол. – Тот, кому принадлежит эта штука, пытался убить меня сегодня днем.

– Боже! – воскликнул Рамирес, взглянув на тесак. – Я почти уверен, что эта штуковина принадлежит Франки Торресу.

– А кому принадлежит сам Торрес?

– Он – свободный художник, – отойдя на несколько шагов от стола, сказал хозяин ресторанчика. – Грязный тип, который берется за любую работу, чаще всего это заказные убийства. Обычно он околачивается в Приграничном районе.

– Как думаешь, кто хочет убрать меня?

– Понятия не имею, – помолчав, сказал Рамирес, – но попробую узнать. Это случилось в Лас-Крусис?

– Да, прямо перед моим отъездом сюда.

– Джейк, тебе не следует останавливаться в третьеразрядных гостиницах.

– Эту гостиницу заказало агентство. Попробуй также узнать, кто сказал Торресу, что я в городе.

– Хорошо. – Рамирес нахмурился. – Похоже, ты вляпался в очень плохую историю.

– Я сам начинаю об этом догадывался, – мрачно буркнул Джейк. – Ладно, пойду поговорю с Хильдой Даненберг. Спасибо за помощь.

– Ты мне тоже помог в свое время, – ответил Рамирес. Он достал из кармана прозрачный носовой платок и протянул его приятелю. – Прежде чем встретиться с дамой, почисти свой костюм.

* * *

– Вы можете мне гарантировать безопасность? – Хильда Даненберг сидела, облокотившись о стол и крепко сцепив пальцы рук.

– Я не могу ничего гарантировать, но обещаю, что вы уедете из Каса-Гранде в целости и сохранности.

– Ваша репутация после пребывания в тюрьме сильно подмочена... Почему вы так пристально смотрите на меня?

– Хочу убедиться, что разговариваю не с андроидом, – объяснил Джейк. – Так что не смущайтесь.

– Я уже сказала, почему послала вместо себя андроида, Кардиган, – рассердилась Хильда Даненберг. Она разомкнула пальцы и сплела их по-новому. – Я была... Я все еще не могу избавиться от мысли, что меня хотят убить. Мне просто страшно.

– Если бы вы поделились с нами своими опасениями, а не посылали приманку, мой напарник не оказался бы в больнице.

– Я пришла сюда не для того, чтобы извиняться.

– О'кей. Так кто послал камикадзе?

– Я подозреваю нескольких человек. – Она разомкнула пальцы и положила руки на стол.

– Например?

– Вы знаете Сонни Хокори?

– Еще бы. Мы с ним старые приятели. А вы?

– Только с чужих слов. Он проявляет большой интерес к нашей работе.

– А кого еще?

– Кое-кого из крупных торговцев тэком, которые, вероятно, думают, что я все еще занимаюсь созданием антитэк-системы. – Она немного помолчала. – А еще, хотя не совсем уверена... – Хильда Даненберг опустила голову, и коней фразы Джейк не расслышал.

– Что вы сказали? – переспросил он.

Не поднимая головы, она еле слышно сказала:

– Возможно, меня хочет убить Леон Киттридж.

От неожиданности Джейк приподнялся со стула.

– Леон Киттридж?

Она медленно кивнула.

– У него... у него для этого много причин. – Хильда Даненберг подняла голову и огляделась. – Может быть, мне что-нибудь выпить – например, пива?

Джейк махнул рукой Рамиресу, и жестом заказал две кружки пива.

– И что же это за причины?

– Мы были с ним не только коллегами, – немного помявшись, сказала доктор Даненберг. – Было время, когда... словом, вы понимаете. – Она помолчала, наблюдая за его реакцией. – Я знаю, вы думаете, что человек, у которого такая хорошенькая дочь, как Бет, мог бы иметь более привлекательную подругу, чем я.

Джейк улыбнулся.

– Вы намного привлекательнее, чем стараетесь казаться.

Женщина сердито передернула плечами.

– Я не нуждаюсь в дешевых комплиментах, Кардиган.

Подошел Рамирес с двумя бутылками пива и стаканами. После того как он удалился, Джейк сказал:

– Знаете, Киттридж не похож на человека, который избавляется от старых подруг с помощью наемных убийц.

– Дело в том, что я не смирилась со своим поражением и постаралась доставить ему как можно больше неприятностей, – объяснила она. – А кроме того, я знаю устройство и принцип работы антитэк-системы. Наверняка он боится утечки информации, тем более что собирается продать ее какому-нибудь государственному агентству.

– Какому-нибудь государственному агентству?

Хильда Даненберг усмехнулась.

– Я думаю, кому-нибудь типа Сонни Хокори.

– У вас есть доказательства?

– Нет, это только мое предположение.

– А как насчет Беннета Сэндза? Он может пойти на подобную сделку?

Доктор Даненберг покачала головой.

– Нет. Беннет – честный человек; он всегда поступает честно, настолько, конечно, насколько позволяет его бизнес. Но он никогда не опустится до того, чтобы иметь дело с каким-нибудь Сонни Хокори.

– Да, но ведь это он финансировал работу Киттриджа.

– В качестве партнера он дал деньги на разработку нового кристалла.

– Нового кристалла?!

– У меня нет времени, а у вас необходимых знаний в этой области, чтобы подробно объяснять процесс его создания. Достаточно сказать, что успешная работа антитэк-системы полностью зависит от него. Лишь с помощью нового кристалла можно получить радиоволны необходимой частоты.

Джейк почувствовал, что ей стали надоедать его вопросы, но продолжал:

– Он уже проводил подобные испытания? Ему в самом деле удалось разрушить чипы?

– Когда мы расстались, Леон был почти у цели. С тех пор прошло уже несколько недель. Я думаю, с помощью Бет он довел работу до конца и у него все готово к последним испытаниям.

– Возможно, для этого он и прилетел в Мексику.

– Возможно.

– Именно поэтому его записи, оборудование могут быть на аэрояхте, которая потерпела катастрофу.

– Если это была катастрофа. Вполне возможно, что все это было подстроено – с участием Леона или без него... – Хильда Даненберг задумчиво покачала головой.

– Но если Киттридж не участвовал в этой инсценировке, – заметил Джейк, – то кто тогда ее организовал? Сонни Хокори?

– Или он, или его конкуренты.

– Вы знакомы с Куртом Уинтергилдом?

Хильда поджала узкие губы.

– Гораздо лучше, чем мне хочется.

– Он знает, чем занимается Киттридж?

– Разумеется. Леон сообщил ему, как только приступил к работе над системой.

Джейк налил себе пива и несколько секунд молча смотрел, как оседает пышная пена. Потом осторожно спросил:

– Бет вы тоже хорошо знаете?

– Достаточно хорошо. – Доктор Даненберг неожиданно улыбнулась.

– Если Киттридж собирается продать прибор Сонни Хокори или кому-нибудь еще из тэк-лордов, будет она помогать своему отцу?

Хильда Даненберг сделала большой глоток пива прямо из бутылки.

– А вы сами с ней знакомы?

– К сожалению, нет.

– Но как сотрудник детективного агентства вы наверняка видели ее фотографию, а возможно, и видеопленку. – Она сделала еще один глоток. – Многие мужчины попадают под обаяние Бет и, к своему несчастью, идеализируют ее.

– Вполне возможно, но меня интересует – может она быть в сговоре с отцом?

– Я думаю, да. – Она допила пиво. – Будьте добры, закажите еще одну бутылку. Мне надо вам сказать кое-что.

Джейк помахал Рамиресу и показал один палец.

– О Бет? – спросил он.

Хильда Даненберг рассмеялась в нос.

– Вы помешались на ней, – сказала она. – Нет, я о более серьезном. Несколько десятилетий назад многие крупные американские и европейские компании, особенно электронные, имели в Мексике небольшие сборочные заводики...

– Их называют маквиладоры, – сказал Джейк.

– Совершенно верно, Кардиган. Теперь многие из них превратились в подпольные фабрики по производству тэк-чипов и сборке брейнбоксов. – Она благодарно кивнула Рамиресу, принесшему бутылку пива. – Года два тому назад Леон Киттридж тоже приобрел одно из таких предприятий недалеко отсюда, миль пятьдесят на восток. Он превратил его в лабораторию, и я думаю, что его и Бет надо искать именно там.

– А вы не могли бы проводить меня туда?

– Нет, но я дам вам карту. – Она сунула руку в карман пиджака и достала сложенный вчетверо листок бумаги и электронный ключ. – Вы довольно легко найдете это место, а может быть, еще что-нибудь ценное. – Она положила карту и ключ рядом со своим стаканом.

Глава 16

Аэрокар, взятый напрокат у кузена Рамиреса, неожиданно начал чихать. Джейк взглянул на приборную доску: он летел на высоте двух тысяч футов, а до конечной цели оставалось около двадцати миль.

Крупные капли дождя ожесточенно хлестали по лобовому стеклу, отдаваясь эхом внутри кабины. Джейк прильнул к прибору ночного видения, но внизу ничего нельзя было различить, кроме густого леса.

Перебои в работе мотора становились все продолжительнее. Джейк наклонился над приборной доской и внимательно оглядел ее. Наконец он увидел аварийную кнопку и нажал ее.

Воксбокс выпалил что-то невнятное по-испански.

– Повтори еще раз, – попросил Джейк.

– Мотор израсходовал гарантийный ресурс пробега, – произнес воксбокс на хорошем английском языке, – и вот-вот испустит дух.

– Замени мотор, – приказал Джейк машине.

– Эта модель устаревшей конструкции, и мотор можно заменить только вручную. Обычно это делает квалифицированный механик или сам водитель, – пояснил воксбокс.

– А где хранятся запасные моторы? – раздраженно спросил Джейк.

– Под сиденьем водителя, его ресурс десять тысяч воздушных миль, – невозмутимо ответил воксбокс.

Переведя машину на автоматическое управление, Джейк встал и приподнял сиденье водителя, но там была только корзинка с засохшими остатками еды.

– А где хранится еда? – спросил он, заподозрив путаницу.

– В ящике позади сиденья водителя.

Джейк угадал: именно здесь и находился запасной мотор, очень компактный, размером с небольшой кирпич. Найдя в полу отсек с надписью «Мотор», Джейк открыл крышку, несколько секунд понаблюдал за чихающим все чаще и чаще старым мотором, затем быстрым движением вынул его, разъединив провода. Наступила тишина. Быстро поставив новый мотор на место, он снова соединил провода. Но мотор молчал. Тогда он ударил по нему слегка кулаком.

Мотор чихнул и заработал. Аэрокар пару раз дернулся и уверенно полетел вперед, набирая скорость.

Джейк вернулся на место водителя и переключил управление на себя. Спустя несколько минут он снова прильнул к окуляру прибора ночного видения. На этот раз он разглядел небольшой заводик, который, вероятно, и был лабораторией доктора Киттриджа. Ничто не указывало на присутствие там людей: ни одного огонька не светилось внизу.

На расстоянии в четверть мили от лаборатории Джейк увидел небольшой участок земли, расчищенный от леса, и, направив туда машину, нажал кнопку «Посадка».

Приземление было довольно мягким, хотя днищем машина и задела верхушки деревьев. Несколько секунд Джейк сидел не двигаясь – не хотелось вылезать из кабины наружу, где не переставая лил дождь. Наконец он нехотя поднялся, достал из кармана брюк электрический фонарик и, открыв дверь, прислушался. Но, кроме шума дождя, ничего не услышал...

Прошло минуты три, прежде чем он убедился, что его прибытие осталось незамеченным.

Глубоко вздохнув, Джейк включил фонарик и посветил вниз.

– Ну и грязь, – пробормотал он и спрыгнул на землю.

* * *

Вот уже пять минут, как Джейк лежит в кустах, в нескольких сотнях ярдов от лаборатории. Он успел вымокнуть до нитки, и лишние пять минут теперь не играли для него никакой роли.

Лаборатория состояла из трех длинных приземистых зданий из металла и пластигласа. Они были соединены между собой переходом и походили на теплицу или оранжерею. По-прежнему нигде не было видно ни одного огонька, ничто не указывало на чье-либо присутствие.

– Ну что ж, по всей видимости, никакой засады доктор Даненберг мне не устроила, – пробормотал Джейк. Поднявшись на ноги, он в последний раз внимательно огляделся вокруг и побежал по грязи к лаборатории.

Электронный ключ, который дала ему Хильда Даненберг, подошел к задней двери ближайшего здания. Замок тихо щелкнул, и дверь открылась.

Джейк стоял на пороге, не решаясь войти. Изнутри пахнуло смесью ароматов жженого пластигласа и каких-то химикатов, незнакомых ему.

Постояв еще с минуту, он ступил в темноту.

Ничего не случилось.

Джейк осторожно закрыл за собой дверь. Темнота поглотила его. Он постоял еще минуту, прежде чем включить фонарик.

Он находился в огромном помещении старого завода: никаких следов реконструкции видно не было. Везде громоздились пыльные рабочие верстаки и несколько заржавленных бездействующих рабочих роботов. Множество пластиковых ящиков, сваленных в кучу, были покрыты гирляндами паутины и плесенью.

Джейк направился в другой цех маквиладоры. Это помещение было частично переоборудовано в жилые комнаты с помощью перегородок. Однако работа не была доведена до конца: в полу зияли огромные щели, а в большей части комнат, кроме перегородок, ничего не было.

Самыми законченными помещениями были кухня и кладовка, заполненная обезвоженным и мороженым мясом. На кухне стоял круглый металлический стол и три стула. На одном из стульев Джейк увидел пластигласовую кружку с какой-то жидкостью, покрытой толстым слоем зеленоватой пены.

Ливень продолжал стучать по стенам и крыше старого завода с неослабевающей силой.

Внимательно оглядев кухню, Джейк направился в третье и последнее помещение. Дверь, ведущая внутрь, была закрыта, и Джейк снова воспользовался электронным ключом.

Не успел он переступить порог, как дверь моментально захлопнулась и мягкий дневной свет залил все вокруг. Джейк стоял в огромной длинной комнате, переоборудованной в прекрасно оснащенную электронную лабораторию.

Внимание Джейка сразу же привлек белоснежный стол в центре комнаты. На столе, лицом вниз, лежало обнаженное тело молодой женщины.

Это была Бет Киттридж.

Глава 17

– Слава Богу! Это не Бет, – облегченно выдохнул Джейк, подойдя поближе.

На столе лежала потрясающе точная копия Бет Киттридж, правда не совсем законченная. Под ее левой грудью Джейк увидел маленький прямоугольный проем, через который были видны пучки разноцветных, не соединенных друг с другом проводов.

Джейк стоял у стола, вглядываясь в андроида. Бет выглядела очень красивой и такой беззащитной в ярком свете бесстрастных ламп. Он огляделся вокруг, пытаясь найти что-нибудь, чтобы накрыть ее.

– Что это я, – пробормотал он, опомнившись. – Ведь это просто андроид.

Теперь он вспомнил, где встречал Бет раньше. Это было в тех снах, что в течение четырех лет снились ему в Холодильнике. Сейчас, глядя на андроида, Джейк понял, насколько ему дорога реальная Бет Киттридж.

Нахмурив брови и слегка дрожа в мокрой одежде, Джейк медленно перевернул тело.

– Черт побери, какой сложный механизм, – восхищенно прошептал он. – Такой же, как Хильда Даненберг прислала на встречу со мной и Гомесом. А может быть, даже лучше.

Отец Бет, должно быть, хотел, чтобы этот андроид был дублером его дочери. Наверняка он знал, что рано или поздно возникнут проблемы с тэк-лордами, поэтому создал муляж. Он хотел защитить дочь от опасности, но по какой-то причине работа над андроидом не была завершена.

Джейк всматривался в лицо молодой женщины. «В голову этой штуки должно быть заложено все то, что содержал мозг Бет, – подумал он. – В противном случае этот андроид не был бы двойником дочери Киттриджа». Это значит, искусственная Бет знает то же, что и настоящая. По крайней мере до того момента, когда доктор Киттридж и его дочь покинули лабораторию.

«Черт побери, если бы мне удалось заставить ее говорить, – подумал Джейк. – А почему бы и нет?»

Копия выглядела почти законченной: всего несколько паек, и она была бы готова. Работа займет не более двух часов.

Джейк немного соображал в электронике и роботехнике. Разумеется, он никогда бы не сделал подобного андроида от начала до конца, но закончить работу ему было под силу.

– Не большое удовольствие – сидеть здесь и болтать с андроидом, – пробормотал он. – Но надо добыть как можно больше информации о Киттриджах, а эта штука наверняка очень много о них знает.

Он нашел в лаборатории необходимые инструменты и приступил к оживлению копии Бет.

* * *

– Не совсем так, как я ожидала.

Джейк резко выпрямился и, отскочив от стола, уставился на андроида, начавшего вдруг говорить.

Ему даже показалось, что шум дождя начал стихать.

Бет приподнялась и села, коснувшись пальцами отверстия под левой грудью.

– Вы сделали все как надо, – сказала она, одобрительно улыбаясь. – И теперь я функционирую нормально. Если бы вы допустили погрешность вот здесь, – она ловко вставила большие и указательные пальцы обеих рук в отверстие, – например, перепутали вот этот красный провод с зеленым или голубым, я бы сейчас с вами не говорила. – Она улыбнулась еще шире. – Теперь нужно закрыть это отверстие. Крышка лежит вон там, на конторке.

Джейк постепенно приходил в себя: он снова был способен слышать шум дождя.

– Может быть, вы хотели бы одеться? – спросил он, чувствуя себя довольно глупо.

Милая черноволосая молодая женщина грациозно соскользнула со стола, подошла к конторке и взяла недостающую часть своего тела.

– Вы знаете, у вас интересная реакция, – сказала она и, установив крышку на место, прихлопнула ее рукой. – Ну как, все нормально?

– Отлично подошло, – кивнул Джейк.

– Разумеется, я вас понимаю – когда я спала, вы думали, что я – механизм, машина. А теперь, когда я, скажем, живая, вы смутились.

– Не совсем так. Просто я подумал, что, может быть, вам холодно.

Она отвела рукой прядь длинных черных волос со своего лица.

– Когда холод начинает мешать правильной работе моего организма, я получаю специальный сигнал, который слышен только мне, – сказала она и протянула руку. – Привет, меня зовут Бет Киттридж. Вы понимаете, что я имею в виду – я абсолютная копия настоящей Бет, внешне и внутренне. У меня те же воспоминания, те же чувства...

– Привет, я Джейк Кардиган. – Немного поколебавшись, он пожал протянутую руку. Она была теплой и живой.

– Теперь я точно знаю, что вы – человек, а не андроид, – уверенно сказала Бет.

– Откуда?

Она пожала обнаженными плечами.

– Мне это подсказывает запрограммированный инстинкт. Мой отец вместе с Хильдой Даненберг создали более совершенных андроидов, чем те, которых продают на рынке. Ой, что это я? Говорю так, словно собираюсь продавать их вам.

Молодая женщина засмеялась и направилась к встроенному в стену шкафу.

– Пожалуй, я оденусь, чтобы вы перестали чувствовать себя не в своей тарелке. – Открыв дверцу, она просмотрела одежду, висевшую там. – Кстати, мой отец был хорошего мнения о вас, поэтому мне неловко показывать вам вот это. – Быстрым движением она схватила с полки лазган и наставила его на Джейка. – Ваша репутация полицейского не вполне безупречна, но мы считаем, что вас подставили.

– Я даже не подозревал, что вы знаете о моем существовании, – удивился Джейк. – Мы с вами встречались где-то раньше?

Бет отрицательно покачала головой.

– Нет, я так не думаю. Просто мы с отцом уже давно следим за торговлей тэком и за теми, кто с ней борется. А вы в свое время были знаменитым полицейским.

– В мое время, – повторил Джейк и незаметно вздохнул.

– Это было... – Бет задумалась. – Точно, это было пять лет назад. Перед тем как вас отправили в Холодильник. – Она положила лазган на стеллаж и стала надевать брюки.

– Не пять, а четыре, – поправил ее Джейк.

– Подумаешь, ошиблась на один год, – хмыкнула молодая женщина. – Хотя для людей вашего возраста – это большой срок, – немного подумав, добавила она и стала натягивать свитер через голову.

– Послушайте, мне нет даже пятидесяти, – возмутился Джейк. Бет лукаво улыбнулась.

Одевшись, она засунула лазган в кобуру и деловито сказала:

– А теперь, мистер Кардиган, может быть, вы объясните, зачем сюда явились? – Она пристально посмотрела ему в глаза. – Ведь вы меня для чего-то активировали.

Джейк изучающе оглядел ее и ухмыльнулся.

– Вы сказали, что вы точная копия Бет. Это действительно так?

– Абсолютно точная, – ответила Бет-андроид, – но отец не успел меня закончить. По какой-то причине ему было необходимо срочно отправиться к Беннету Сэндзу. – Она немного помолчала, затем, нахмурившись, спросила: – С ними что-то случилось? Поэтому вы здесь?

– Именно об этом нам необходимо с вами поговорить.

Глава 18

Черноволосая Бет-андроид сидела на краешке лабораторного стола, свесив длинные стройные ноги, и наблюдала за Джейком, расхаживающим взад-вперед по комнате. Снаружи послышался сильный раскат грома, и дождь еще сильнее застучал по крыше.

– Их могли убить? – спросила она.

– Не знаю, – пожал плечами Джейк. – Я здесь для того, чтобы выяснить, что с ними произошло. Вы знаете, куда они отсюда направились?

– Мистер Кардиган, моя память была отключена несколько дней назад, – ответила Бет. – До этого момента мы с отцом собирались провести несколько дней на вилле Беннета Сэндза в штате Чихуахуа. Но, вероятно, какие-то непредвиденные обстоятельства побудили их уехать раньше.

– Почему вы так думаете?

– Дело в том, что отец собирался взять в эту поездку меня, а настоящую Бет спрятать в надежном месте. И только непредвиденные обстоятельства могли заставить его переменить свое решение.

– Это могло быть как-то связано с Сэндзом?

Она пожала плечами.

– Вполне возможно.

– А что конкретно связывало вашего отца с этим человеком?

– Он финансировал создание антитэк-системы. – Бет нахмурилась и провела рукой по ноге. – Я, в отличие от отца, никогда ему не симпатизировала.

– Вы не доверяете ему?

– Уж очень он старается казаться честным и порядочным. Хочет, чтобы все думали, что он участвует в создании этих приборов ради человечества. – Она медленно покачала головой. – Но все это чепуха.

– Вы думаете, он преследует какую-то другую цель?

– Я точно не знаю, хотя...

– Хотя что? – насторожился Джейк:

– Последние несколько недель отец вел себя очень странно, все время уклонялся от разговора. Я подозреваю, что у него возникли какие-то проблемы с Сэндзом, но мне о них он по какой-то причине не сказал.

– Вам показалось это странным?

– Да, мы всегда обсуждали наши дела открыто, – сказала Бет. – У нас никогда не было секретов друг от друга.

– Вы помогали ему в работе над нейтрализатором, да?

– Разумеется.

– Тогда вы должны знать о синтетическом кристалле и высокочастотном колебании, способном разрушить...

– Как вам удалось узнать такие подробности?

– Доктор Даненберг рассказала мне...

– Бедная Хильда, – сочувственно сказала Бет.

– Вы не знаете, что случилось? Почему они прекратили совместную работу?

Бет наклонилась вперед и пристально посмотрела ему в глаза. – Что вам нужно на самом деле?

– Одно детективное агентство поручило мне узнать, что случилось с доктором Киттриджем и его дочерью. Нашим клиентом является страховая компания «Мунбейз – Хартфорд».

– Страховая компания? Значит, антитэк-система вас не интересует?

– Почему же? Вполне вероятно, что именно она стала причиной их исчезновения. Кроме того, мне очень хочется узнать, как она работает.

– Отлично, – обрадовалась Бет. – Я расскажу вам об этом. Кроме этого, я могу сделать дубликат всего, над чем работал мой отец.

Джейк кивнул.

– О'кей. Как только я смогу, я спрячу вас в безопасном месте, а сам отправлюсь...

– Я собираюсь отправиться вместе с вами – помочь найти моего отца.

Джейк остановился и покачал головой.

– Эту работу я сделаю сам, – сказал он твердо.

– Вам необходима моя помощь, – настойчиво сказала Бет.

– Нет, – тоном, не терпящим возражений, произнес Джейк. – Мы обменяемся информацией здесь и сейчас.

– Вы не хотите работать со мной, потому что я – андроид? – обиженно спросила Бет.

– Да нет. Просто я люблю делать свое дело в одиночку.

– Но ведь у вас был партнер: кажется, его зовут Гомес.

– Он сейчас в госпитале.

Бет продолжала настаивать.

– Я знаю маршрут, по которому отправился отец. К тому же я хорошо знаю Мексику.

– Я тоже знаю, – парировал Джейк.

– Да, но я также знаю настоящую Бет.

– Вот что, моя дорогая, – раздраженно начал Джейк и не договорил. Прямо над ним высоко под потолком вспыхнули красным светом сигнальные лампочки и начали часто мигать.

Улыбнувшись, Бет спрыгнула со стола.

– Похоже, нам все-таки придется объединиться.

– Что это? – ничего не понимая, спросил Джейк.

– Сигнал тревоги, – ответила Бет и бросилась в другую комнату. Спустя несколько секунд она вернулась с двумя мощными станковыми винтовками. – Отец предпочитает стрелять наверняка, – сказала она и протянула одну из них Джейку.

Тот взял винтовку и, кивнув на мигающие лампочки, спросил:

– Это предупреждение о непрошеных гостях?

– Да. Кто-то уже находится внутри, проник в первое помещение, скоро будет здесь, – ответила Бет и бросила взгляд на дверь, через которую пришел Джейк. – Она, к сожалению, не так надежна, как хотелось бы.

Внезапно раздался такой оглушительный раскат грома, что задрожали стены. И в тот же самый момент металлическая входная дверь засветилась резким голубым светом. Через несколько секунд она превратилась в светящуюся голубую решетку и рухнула на пол.

В дверях стояли трое громил, одетых в пластигласовые пончо, с которых ручьями стекала вода. А их черепа были облеплены мокрыми волосами словно пластырем.

Самым здоровым из них был киборг Франки Торрес, тот самый, который уже пытался убить Джейка в гостинице. Только на этот раз вместо кисти правой руки у него был не резак, а тупорылый лазган.

– Проклятье! – крикнул он, узнав Джейка. Затем, дико заревев, бросился на него, оставляя за собой лужи воды. Однако Джейку удалось на несколько секунд опередить его. Бросившись на пол, он покатился к стене, затем так же стремительно вскочил и выстрелил из винтовки прямо в атакующего Торреса. Ярко-красный луч прошел мимо него всего в нескольких дюймах. Киборг тоже выстрелил и тоже промахнулся.

Двое других громил, разбежавшись в разные стороны, палили наугад.

Тем временем Бет бросилась к лабораторному столу и, развернув его, устроила подобие баррикады между собой и бандитами.

– Теперь моя очередь! – крикнула она и, выстрелив в Торреса, быстро спряталась за стол.

Красный луч пронзил бок киборга. Было похоже, что он подавился. Его голова стала дергаться туда-сюда, как будто в горле у него что-то застряло. Он резко наклонился вправо, пытаясь поднять лазган и прицелиться в Джейка. Но лазган внезапно стал таким тяжелым, что Торрес, не выдержав его веса, рухнул на пол и завертелся с бешеной скоростью; во все стороны полетели осколки кафельной плитки, поднялась пыль. Внезапно мощная судорога потрясла его тело с ног до головы, и он замер, недвижимый.

Тем временем Джейк поменял позицию и, прицелившись, выстрелил в одного из пришельцев. Бандит с огромными усами на непропорционально узком лице выстрелил одновременно с Джейком, но промахнулся. Зато выстрел Джейка достиг цели. Выронив лазган, усач начал медленно размахивать руками, словно какая-то неведомая сила заставляла его делать невероятно сложное упражнение. Он был похож на сломанную механическую игрушку. Так продолжалось секунд тридцать, пока он не рухнул без сознания на пол.

В тот же самый момент третий громила выстрелил в Бет, разрезав лабораторный стол почти пополам. Но Бет за ним уже не было: низко пригнувшись, она добежала до противоположной стены, опустилась на одно колено и, прицелившись, выстрелила.

Луч ударил бандита прямо в солнечное сплетение. Он рухнул на пол как подкошенный, широко раскинув ноги. Предсмертная конвульсия передернула его тело, и он затих, теперь уже навсегда.

– Неплохо, – сказал Джейк, поднимаясь на ноги.

Бет тоже поднялась и, откинув с лица волосы, быстро взглянула на сигнальное устройство. Лампочки снова отчаянно мигали.

– Мистер Кардиган, – сказала она, – к нам новые посетители. – Необходимо как можно быстрее покинуть это место.

– Согласен, – кивнул Джейк. – Надо сматываться:

Она взяла его за руку и подвела к противоположной от двери стене.

– Здесь должен быть замаскированный выход на случай непредвиденных обстоятельств. Сейчас проверим, действительно ли я точная копия Бет. – Сказав это, Бет-андроид прижала правую ладонь к панели идентификатора.

Раздался звук, напоминающий писк комара, и одна из панелей плавно отошла в сторону: открылся проход, за которым был виден узкий коридор. Едва Бет и Джейк переступили порог, как панель за их спинами моментально вернулась на свое Место.

– Там есть запасной аэрокар, – крикнула Бет, указывая в конец коридора. – Бежим!

– Пожалуй, нам ничего другого не остается, – кивнул Джейк. – А вы – молодец. Без вас я бы пропал.

– Надеюсь, с этого момента мы с вами – партнеры, мистер Кардиган, по крайней мере на время! – крикнула Бет, рванув с места.

– По-видимому, так, – кивнул на бегу сыщик. – Кстати, можете называть меня Джейк.

Глава 19

Потайные двери ангара автоматически открылись. Бет вывела аэрокар в дождливую ночь. Когда они начали набирать высоту в непроглядной темноте, она мельком взглянула на Джейка и сказала с улыбкой:

– Странно, что ты упустил возможность занять место водителя.

– Я абсолютно спокоен, когда пульт управления в твоих руках.

– Наше приключение пойдет тебе на пользу. Наберешься опыта, закалишься, – рассуждала Бет.

– Ты со мной как с маленьким, – усмехнулся Джейк.

– Беру пример с отца, который всегда, чтобы ободрить меня, подбирает слова, от которых я задираю нос.

– А мой отец был горазд выдавать штампы. – Джейк сидел ссутулившись. – Он все время повторял, что самое главное – до конца оставаться честным.

– До конца оставаться честным, – повторила Бет и вдруг вскрикнула: – Черт возьми, смотри!

Она указала на маленький прямоугольный экран, на котором появился светящийся шарик красного цвета.

Шарик превратился в изображение черного аэрокара, который быстро приближался к ним.

– За нами погоня! Дай я сяду за пульт! – крикнул Джейк.

Бет отрицательно замотала головой, ее длинные волосы упали на плечи.

– Я смогу вести машину лучше, чем ты, Джейк. Отец обучил меня оригинальным приемам. В молодости он был профессиональным воздушным гонщиком.

– Мы хорошо оснащены?

– Только пулемет на хвосте и наши винтовки.

– О'кей, я буду держать пулемет наготове.

Отстегнувшись, он встал и направился в хвост машины. Черная машина была уже совсем близко.

– Внимание! – крикнула Бет. – Нас атакуют!

Две широкие полоски пурпурного цвета прошили ночную тьму. Они сошлись бы в одной точке, на их машине, если бы Бет ловко не увильнула в сторону.

Джейк нажал на спуск, но его выстрелы не достигли цели.

– Ты промазал, Джейк, – насмешливо сказала Бет. – Целься лучше.

Он стиснул зубы и дал новую серию выстрелов. Снова промазал. Бет взяла винтовку в руки.

– О'кей, – сказала она и выстрелила.

Хвост черной машины вспыхнул зеленым цветом. Она закачалась из стороны в сторону, затем, резко накренившись, носом упала в джунгли.

– Ты здорово стреляешь, – сдержанно похвалил Джейк. – А мне не повезло.

Бет продолжала уверенно вести машину.

– Я думаю, ты промахнулся потому, что тебе неудобно было стрелять, – мягко сказала она.

– Я стрелял, как мог. Будь они прокляты!

– В другой, раз тебе повезет больше.

– Не надо меня утешать, – резко сказал он.

– Ну да, разве андроид имеет право утешать человека.

Покачав головой, он покинул место у пулемета и сел рядом с Бет.

– Слушай, я не хотел тебя обидеть. Как насчет перемирия между нами?

Через секунду ее глаза радостно заискрились.

– Предлагаю не перемирие, а мир. Разве настоящие партнеры могут воевать?

– Никогда.

Она улыбнулась ему, потом постучала по дереву.

– Ты суеверна? – спросил он.

– Я же копия Бет.

– Все-таки непонятно, – озабоченно сказал Джейк, – как эти негодяи узнали, что мы здесь.

– Может быть, они следили за тобой?

– Нет, никто не следил за мной от Каса-Гранде.

– Вероятно, доктор Даненберг кому-нибудь проговорилась?

– Я видел ее перед тем, как отправиться сюда, – сказал он. – И не могу в это поверить. Кто еще знал о лаборатории Киттриджа?

– Беннет Сэндз.

– Ты его хорошо знаешь?

– Он был другом моего отца. Навещал нас в лаборатории, – ответила она. – Ты ему не доверяешь?

Джейк хотел ответить, но вдруг почувствовал, что проваливается куда-то...

Когда он открыл глаза, небо за окном было бледно-голубым.

– Кажется, новый день начинается, – пробормотал Джейк, пытаясь сообразить, где он.

– Почти добрались, – сказала Бет и, дернув ручку тормоза, начала снижаться.

– Мы над Кидадо?

– Да.

Аэрокар опускался медленно. Внизу на куполе огромного здания виднелась выведенная большими круглыми буквами надпись: «ТОРО ПЛАЗА».

Джейк с силой растирал виски, стараясь прийти в себя.

– Черт побери, меня здорово разморило, – сказал он удивленно.

– Ты устал. Человеку твоего возраста не под силу, справившись с бандой головорезов, оставаться бодрым.

– Подожди-ка... – Он внимательно посмотрел на нее.

– Почему ты так смотришь? – спросила Бет.

– Я вспомнил, что перед тем, как потерял сознание или уснул, ты дотронулась до меня рукой... Это был гипноз?

– Легкий. – Она сдержанно улыбнулась. – Тебе необходимо было поспать.

Джейк взял ее за руку и повернул к себе.

– Не делай больше этого. Ты, конечно, боевая девчонка, но позволь мне все-таки самому принимать решения.

– Не сердись, Джейк. Я же просто...

– Слушай меня, я не хочу, чтобы ты на мне отрабатывала свои приемы.

– О'кей. Я прошу прощения.

– Сколькими хитростями ты еще владеешь?

– Это не хитрости, – засмеялась она. – Просто меня такой создали. Я обладаю большими способностями, чем обычный человек.

– Оно и видно.

Джейк поглядел на Кидадо, расположенный под ними. Это был город средней величины, находящийся между штатами Сонора и Чихуахуа.

Аэрокар, немного покружив над посадочной площадкой, наконец приземлился. Поднимая клубы желтой пыли, пробежал по земле и остановился.

Приоткрыв дверь, Бет спросила:

– Ты уже не сердишься? Нет?

– Все в порядке.

Расстегнув ремни, он спрыгнул на землю. Бет последовала за ним.

Они шли по узкой улице. Большинство магазинов и ресторанов работали в это время. Запах специй и кофе стоял в воздухе.

– Хорошо-то как, – сказал Джейк. – Потом мы снимем номера в гостинице. Но сначала надо позавтракать.

– В ресторане «Флокса» высокие цены, – сказала она. – Пойдем в кафе «Три звезды». Вот оно, напротив.

Дюжина круглых белых столиков располагалась на выложенном красной плиткой участке мостовой. Только три из них были заняты туристами.

– Ты прежде здесь бывала? – спросил Джейк.

– Нет, просто храню в памяти несколько экскурсионных справочников.

Усмехнувшись, он взял ее за руку и подвел к свободному столику.

– Ты... разрешишь мне заказать тебе завтрак?

Бет улыбнулась.

– Вообще-то я не нуждаюсь в еде. Но если тебе необходимо поддержать иллюзию, что я человек, могу что-нибудь съесть. Пожалуй, выпью чашку кофе.

На маленьком экране перед Джейком появилось меню.

– Какой язык предпочитаете? – спросил воксбокс.

– Английский, – ответил Джейк.

– Вы можете сделать заказ, – сказал воксбокс:

– Спасибо. Кофе и сандвичи.

– Слушаю, сэр.

Бет, облокотившись о стол, сидела с полузакрытыми глазами.

– Между прочим, мы можем снять одну комнату на двоих, Джейк, – медленно произнесла она. – Я не буду мешать тебе.

– Нет.

– Надеюсь, дело не в твоем желании соблюдать приличия?

– Просто хочется иногда побыть одному.

– Понятно, – усмехнулась она, – что ж, наверно, так будет лучше. Какие у нас планы в Кидадо?

– Кое-что разнюхать, не привлекая к себе много внимания.

– Хорошо.

– Ба, да это Джейк Кардиган, собственной персоной.

Высокий худой негр лет тридцати пяти сел за их столик без приглашения. Широко улыбаясь, он воскликнул:

– Бог мой, а это Бет Киттридж! Итак, солидный мужчина Джейк Кардиган в любовной связи с девицей Киттридж. Ну и дела творятся на белом свете.

Глава 20

Негр достал диктофон из внутреннего кармана бледно-желтого пиджака. Положив его на середину стола, он начал:

– Мы встречались с вами, мисс Киттридж. Два года назад на одном приеме я брал интервью у вашего отца. Я Огден Сваерс, веду скандальную рубрику в «ГЛА уик».

– Прежде чем ты начнешь интервью, – сказал Джейк, – неплохо устранить щелканье в диктофоне. Окажи любезность, Ог.

Репортер выключил диктофон.

– Джейк, ты расследуешь здесь какое-нибудь важное дело?

– Сначала ответь на мой вопрос. Что, черт побери, ты делаешь в Кидадо?

– Я хочу написать статью, – ответил репортер. – Наши читатели интересуются Вобрайд и тем, что происходит по ту сторону границы. И вот представь, Джейк, я, старый человек, сижу на диете целых три дня, дожидаясь одного из ее высокопоставленных родственников, который обещал прийти ко мне.

– Высокопоставленный родственник? – Джейк рассмеялся. – Хотя есть слухи, что Вобрайд повысили в должности. Теперь она главарь целой армии бандитов.

Сваерс усмехнулся и обратился к Бет:

– Ваш отец жив?

Бет с холодной вежливостью ответила:

– Извините, мистер Сваерс. Я не давала согласия на интервью.

Репортер покачал головой.

– «ГЛА уик» выходит тиражом четыре миллиона, мисс Киттридж. И вы совершите ошибку, отказав в интервью такой газете.

– Ты охотился за нами? – грубо спросил Джейк. – Как наши пути пересеклись сегодня утром?

– Старик, таких идей не было, – ответил Сваерс. – Я не знал, что мисс Киттридж с тобой. – Незаметно он протянул руку к диктофону. – Но, как тебе известно, я действительно обладаю способностью разнюхивать новости.

– Мне известно, – сказал Джейк, – что ты продувная бестия, Сваерс. – С этими словами он накрыл ладонью диктофон, не дав репортеру включить его.

– Послушай, Джейк, ты забыл, как я покрывал тебя? Я ведь был на твоей стороне, когда тебя четыре года назад обвинили и отдали под суд.

– Кончай заливать. Читал я твои подлые статьи о моем деле.

– Господь с тобой, Джейк! Да, я ругал тебя, но по сути старался оправдать. Поверь, мне было нелегко, потому что кое-кто из «ГЛА уик» изо всех сил хотел тебя потопить.

Джейк схватил его за руку.

– Что это значит? Ты скажешь! Кто хотел меня потопить?

Сваерс кивнул головой и предусмотрительно освободил руку.

– Мою газету контролировал в то время Беннет Сэндз, который давал нам огромное количество рекламы.

– И?

– Думай сам.

– Я не знал этого.

– Черт возьми, я тоже разгадал кое-что для себя слишком поздно. Когда ты уже был в... – Сваерс взглянул на Бет и замолчал.

– Я знаю, где находился Джейк, – невозмутимо произнесла Бет, расчесывая свои черные волосы. – Продолжайте, мистер Сваерс.

– Не стоит, – улыбнулся тот. – Я очень вежливый репортер и никогда не касаюсь запретных тем. Тем более с вами, мисс Киттридж. Можно, я задам вам несколько простых вопросов?

Бет положила руку на его плечо.

– Пожалуйста, – ответила она. – Так как я убедилась, что вы друг Джейка, то с удовольствием дам вам интервью, мистер Сваерс. Ой, что это с вами?

Пока она говорила, держа руку на его плече, голова репортера стала тяжело опускаться и наконец окончательно легла на стол. Раздался невежливый храп.

Упитанная парочка за соседним столиком прервала завтрак и уставилась на них.

– Извините, господа, – сказал Джейк, – мы предупреждали его, чтобы он не пил с утра.

Бет встала.

– Самое лучшее, что мы можем сделать, – это дать ему возможность выспаться. Идем!

– Отличная идея! – Джейк тоже поднялся.

– Не желаете сделать заказ? – спросил воксбокс.

– Побольше черного кофе для нашего друга, – ответила Бет, держа Джейка за руку.

* * *

Подобрав под себя ноги, она сидела в кресле возле кровати Джейка. Они сняли комнаты на окраине города в небольшой гостинице. Сквозь пластигласовые двери был виден маленький дворик.

Джейк открыл дверь.

– Чудесный день, – задумчиво сказал он, разглядывая освещенные ярким солнцем красные кусты благоухающих цветов.

– Все-таки я не понимаю, почему ты так нервничаешь, когда речь заходит о Сэндзе или твоей жене.

– А что ты, собственно, хочешь понять, Бет? Теперь меня это совершенно не волнует.

– Тогда почему ты так изменился, когда узнал, что Сэндз делал все, чтобы тебя посадили в тюрьму?

– Нет, просто я понял, что Сваерс ведет нечестную игру. Ты хорошо сделала, усыпив его.

– Я сделала это для тебя. Но мне кажется, он не лгал.

– В твое устройство вмонтирован детектор лжи?

– Нет, я могу только предполагать.

– Это я тоже могу. Большая часть моей жизни ушла на предположения.

Джейк почти враждебно смотрел на нее.

Бет кротко улыбнулась.

– Успокойся, Джейк. Ведь я всего-навсего машина. И пытаюсь помочь тебе.

Джейку стало стыдно. Он примирительно сказал:

– О'кей, давай предположим, что Сэндз хотел отправить меня в Холодильник для того, чтобы подобраться к Кейт...

– А Кейт?

– Ты хочешь сказать, что...

– Я только размышляю вместе с тобой. Ты доверял ей?

– Конечно, она была моей женой.

Джейк подошел к кровати и сел рядом.

– А что Гомес думает о Кейт? – спросила Бет.

– Его мнение меня не интересует. Мы с ним всегда по-разному оценивали женщин и...

– Хорошо, постараюсь переварить все это, – прервала она его. – Может быть, Кейт запуталась и сейчас пытается выйти на правильную дорогу. Но если ты до сих пор испытываешь теплые чувства к ней, то это может помешать нашим планам. Ты получил задание найти моего отца, я тоже хочу найти его, и мы не можем отвлекаться на другое.

– Он не твой отец, он отец Бет, – резко сказал Джейк.

Он поднялся с кровати и ткнул указательным пальцем ей в грудь.

– А ты не более чем проклятая механическая богиня, постоянно пытающаяся доказать, что моя жена спала с Сэндзом и что она помогала посадить меня в тюрьму!

Бет-андроид медленно встала и пошла к двери, соединяющей их комнаты. На пороге она обернулась.

– Я ничего не собираюсь доказать.

И вышла, плотно закрыв за собой дверь.

* * *

Стемнело. Телефон молчал. Джейк ходил взад-вперед по комнате, пока наконец не раздался телефонный звонок. Плюхнувшись в кресло, он нажал кнопку ответа.

– Да, слушаю.

Тучный улыбающийся человек в бледно-голубом костюме появился на экране.

– Извини, Джейк, за то, что я долго не звонил, – начал он, потом сделал паузу для того, чтобы вытереть пот со лба бумажным носовым платком. – В тяжелые времена организация даже самых простых встреч требует времени и, конечно, денег.

– Ты организуешь встречу, Глобо?

– Да. Благодаря моим стараниям, если, конечно, ничего не произойдет, мы встретимся, сеньор Джейк.

– Кто еще будет?

– Он называет себя Тенью.

– Тенью?

– Многие революционеры имеют артистическую жилку, – пояснил Джейку агент. – Я бы не советовал упрекать их в романтических иллюзиях.

– Не намерен, – заверил Джейк тучного человека. – Какие у него отношения с Вобрайд?

– Тень что-то вроде пресс-атташе при ней, – ответил Глобо.

– Где и когда я смогу поговорить с этим парнем?

– Сегодня в семь вечера. Ты знаешь, как добраться до «Торр Плаза»?

– Разберусь.

– Вы встретитесь с ним в павильоне «Матадор».

– А как там с полицией? Нас не засекут?

– Не бойся, с давних пор «Плаза» славится своими бездарными полицейскими, – успокоил агент. – Это безлюдное место. Сегодня ночью ты обнаружишь ворота в открытыми.

– О'кей, благодарю за информацию.

– Ты платишь, а я выполняю работу. Все рутина, Джейк, – сказал потный тучный человек. – Имей только в виду, что Тень будет недоволен, если придешь не один.

– Я не собираюсь вести туда экскурсию.

– А твой друг-репортер?

– У меня нет друга-репортера.

– Та женщина, что с тобой...

– Я сказал: буду один.

– Тогда все в порядке, Джейк. Прощай.

Экран погас.

– Все это довольно рискованно, – прокомментировала Бет из открытой двери в смежную комнату. – Привет.

– А, это ты... Привет. Почему рискованно?

– Очень изолированное место встречи. Нет ли тут ловушки?

– Я посетил множество безлюдных мест за эти годы. И попадал во многие ловушки. Например в Холодильник.

Джейк встал с кресла.

– Не волнуйся и жди, я скоро вернусь.

– Ты пойдешь один?

– Таково условие, – ответил он. – Будет лучше, если я отправлюсь туда прямо сейчас. Хочу прийти заранее, чтобы осмотреться.

Она вошла в комнату.

– Будь осторожен.

– Постараюсь, – сказал он, надевая пиджак. – Бет, я должен извиниться перед тобой.

– За проклятую железную богиню? Хорошая мысль, напоминай мне об этом как можно чаще, тогда я не буду иметь никаких иллюзий насчет своей принадлежности к человечеству.

– Мне сейчас не до философии.

– Понимаю.

Она подошла к нему, приподнялась, обняла и поцеловала в щеку.

– Удачи тебе, Джейк.

– Спасибо, Бет. – Он тоже поцеловал ее.

Она с улыбкой спросила:

– Ты впервые поцеловался с машиной?

– Не подумал об этом.

Глава 21

Большой туристический автобус неторопливо ехал по сверкающим рекламой улицам ночного города. Тысячи огней ослепительно горели снаружи, превращая серовато-белый интерьер автобуса в многоцветное одеяло.

Автобус был заполнен наполовину. Джейк сидел один в передней части и выглядел как турист, добирающийся до «Торо Плаза».

Места впереди него занимали худощавый рыжеволосый молодой мужчина с камерой и белокурая молодая женщина.

– Смотри, отличный кадр! – воскликнул мужчина, направив камеру в окно.

– Зачем ты снимаешь этого безногого оборванца? – спросила женщина.

– Главное от тебя, как всегда, ускользает, Марселла.

– Что именно, Руди?

– Парень, по-моему, бывалый солдат. В его оборванной одежде можно узнать униформу мексиканской армии, – объяснил Руди. – Наверняка он был покалечен во время последнего сражения под Чихуахуа. Сейчас мы сфотографируем его среди всей этой роскоши и получим социальный контраст.

– Ну, он бы мог иметь ноги, если б захотел, – заметила молодая женщина. – На днях я слышала в телевизионных новостях, что власти делают протезы для каждого ветерана. Конечно, при условии потери конечностей на службе в армии своей страны.

– Давай, объясни бедолаге его социальные права, – насмешливо сказал мужчина.

– Руди, ты, вероятно, собираешься огорошить наших друзей в Бингемптоне фотографиями нищих и лентяев?

– Замолчи, Марселла, дай мне спокойно фотографировать.

– Леди права, – вмешался воксбокс. – У вас уже много фотографий из Кидадо, вызывающих отвращение. Снимите лучше гитариста в сомбреро на следующей улице.

– Леди и джентльмены, скоро вы будете иметь возможность размять ноги и перекусить, – объявил робот-шофер.

Джейк пристально разглядывал ярко освещенную ночную улицу. Последний раз он был здесь пять или семь лет назад. Город сильно изменился. Справа вырисовывалось многоэтажное здание из белого стекла и черного металла, построенное недавно. На фасаде красовалась вывеска «АРКАДА», а ниже – роскошная женская ножка с пульсирующей надписью: «Самые лучшие сексуальные приспособления в нашем магазине. Вы хотите их? Мы достанем их для вас».

– Тонко, – усмехнулся Джейк.

Автобус въехал на стоянку, окрашенную в пурпурный цвет. Рядом находились ресторан высшего разряда и дорожный знак, обозначающий зону тишины.

– Леди и джентльмены, – снова объявил шофер-робот. – Мы делаем остановку ровно на двадцать минут в Хоумтауне. Посетим американское кафе, где вы сможете отведать лучшую местную кухню.

Джейк выскочил первым, как только двери открылись. Он оставил группу экскурсантов и отправился в «Торо Плаза», расположенный в шести кварталах к югу, куда никакой автобус близко не подходил.

* * *

Наступил вечер. Черный дым сгущал сумерки. Он клубился над аллеей, описывая зигзаги на фоне увядающего дня. Повара готовили еду.

Джейк шел осторожно, сторонясь яркого света фонарей. В целом квартал выглядел темным, большая часть зданий была разрушена.

Подойдя к открытым дверям одной квартиры, он увидел мертвое тело исхудалой старухи, одетой в ветхое, местами разодранное в клочья черное пальто. Чуть дальше лежал труп собаки с уродливо раскрытой пастью. Следуя дальше вдоль развалин давно не существующего комбината бытового обслуживания, он разглядел надпись на стене: «БЕРЕГИСЬ МАКСА».

Под надписью сидел одноногий мужчина в вылинявшей форме солдата мексиканской армии. Он быстро оглядел Джейка и с полным безразличием опустил глаза.

Джейк полез в карман за монеткой.

– Что значит слово Макс?

Одноногий ответил:

– Я не нищий, сеньор. Спрячьте ваши деньги.

– Извини.

Джейк спрятал монету.

– Макс, – сказал одноногий, – прозвище Лас-Маквинас.

– А кто они такие?

Одноногий отстраненно посмотрел на него, а затем издал звук, напоминающий смех.

– Возможно, сеньор, вы поймете это сегодня ночью.

– Ты меня заинтриговал.

Джейк продолжил путь к «Торо Плаза», расположенному в трех кварталах.

Вдруг над головой загудел со сверкающей вспышкой автомобиль «Скорой помощи». Сирена громко выла. В дверном проеме сожженного винного погребка сидел четырехлетний мальчишка в штанах огромного размера и бил мячиком об пол. На Джейка он не обратил внимания.

В следующем квартале он увидел свет в нескольких окнах первого этажа полуразвалившегося большого дома. Дверь распахнулась прежде, чем Джейк успел подойти.

Тоненькая темноволосая девочка лет тринадцати выскочила из дома. Спустившись по шести каменным ступенькам, она быстро побежала по неосвещенной улице. На ее щеке кровоточила глубокая рана, другая проходила вдоль обнаженного плеча. Она была одета в белую футболку и вылинявшие голубые шорты.

Спотыкаясь, она неслась по неровной, в ухабах улице.

Из дома стремительно выскочил молодой человек плотного телосложения. В правой руке он держал серебряный нож с двадцатипятисантиметровым лезвием.

– Куда она делась? – спросил он у Джейка, озираясь по сторонам. Заметив девочку, которая мчалась в сторону тенистой аллеи, парень бросился за ней.

«Это киборг, и, должно быть, навеселе, – подумал Джейк. – Но я не должен ввязываться в историю».

Глава 22

Остановившись у входа в темную аллею, Джейк услышал истошный крик девчонки.

– Теперь я не выпущу тебя, крошка, – слышался голос киборга. – Так что лучше пойдем домой.

– Нет.

Раздался звук удаляющихся шагов, ударов и снова истошный крик.

– Возвращайся, кроха, – требовал он. – Там остались трое. Возможно, Рико был не прав. Я расквитаюсь с ним после.

В пятнадцати шагах от себя Джейк увидел девочку, лежащую на земле, и киборга, стоящего над ней с широко расставленными ногами. Приблизившись к ним, Джейк сказал:

– Amigo, оставь ее.

Киборг обернулся к нему, в его руке сверкнул нож.

– Держись от нас подальше, гринго, – сказал он с угрозой.

Джейк вытащил лазган и прицелился.

– Отстань от девчонки.

– Иди сюда, козел.

– Отойди назад! – скомандовал Джейк.

Внезапно киборг прыгнул на него и занес нож.

Джейк отскочил и, извернувшись, нанес ему удар правой ногой в пах.

– Сволочь! – закричал скрючившийся от боли киборг.

Не давая противнику опомниться, Джейк ударил его ботинком в подбородок.

Киборг взвыл от боли, у него согнулись колени, затем туловище, и он тяжело упал. На землю, растянулся и замер.

– Спасибо, – прошептала девочка.

Джейк опустился перед ней на колени.

– Пойдем отсюда. Ты можешь идти?

– Да, могу.

Она подняла глаза и вдруг увидела приближающиеся фигуры.

– Лас-Маквинас!

Еще двое спускались по стене дома на противоположной стороне. У одного из них вместо левой руки был огнемет, а на месте правой виднелось что-то жужжащее.

– Мы убьем вас! – закричал один из них.

Джейк помог девочке подняться, и они начали отходить.

Широкая полоска огненно-оранжевого пламени вылетела из левой руки робота и пересекла аллею, оставив большой черный круг на стене позади Джейка и девочки.

Джейк пустил в ход лазган.

Огонь обратил роботов в бегство. Они вскарабкались на этаж выше, но огонь дошел и туда. Вдруг центральная секция дома обвалилась. Роботы свалились вниз.

Один из них вскочил, перешагнул через своих незадачливых компаньонов и продолжил атаку. Его руки двигались резкими толчками, выплевывая струи пламени. При этом он пронзительно кричал и ругался.

Девочка потянула Джейка за рукав.

– Сюда, сеньор. Там мы можем нарваться на еще одну банду.

– О'кей, – согласился он.

Они добежали до конца аллеи и вошли в дверь одного из зданий.

– Здесь есть подвал, – задыхаясь, сказала девочка, – мы спустимся в него и по подземному переходу переберемся в другой квартал.

– О'кей, – еще раз согласился Джейк и последовал за ней в темноту.

Он почувствовал запах мертвечины. Девочка крепко держала его за руку.

– Здесь погибло много людей, – объяснила она. – Вот почему такое зловоние.

– Где ты живешь?

– Недалеко отсюда.

– Я провожу тебя домой.

– Не надо, сеньор. Ой, я, кажется, на что-то наступила.

Его нога тоже задела нечто похожее на человеческое тело.

Джейк вздрогнул от отвращения и сжал руку девочки.

– Я пойду с тобой. Хочу доставить тебя домой невредимой.

– Нет, сеньор, я могу вернуться только после десяти.

– Почему?

Она не ответила.

Он неожиданно почувствовал дуновение прохладного воздуха на своем лице.

Девочка с силой потянула его за собой.

– Сюда, сеньор, здесь выход.

Джейк толкнул плечом дверь, она со скрипом открылась, и они оказались на какой-то незнакомой улице.

– Нам нужно обработать твои раны, – сказал Джейк. – Лучше всего это сделать у тебя дома.

Девочка молчала, как бы обдумывая предложение.

– Меня зовут Стрелла, – произнесла она наконец.

– Очень приятно. Я – Джейк.

Он насмешливо смотрел на нее.

– Итак, где ты живешь, Стрелла?

– В «Торо Плаза». Мой отец там работает сторожем. Правда, чаще всего он выгоняет нас с младшим братом. Так что можете считать, что моя семья состоит из меня и моего маленького брата.

– А почему ты сейчас не можешь вернуться домой?

Она осторожно потрогала ножевую рану на своем обнаженном плече.

– Отец занимается сомнительными делами. Когда надвигается опасность, он велит мне и Дженейро уйти на какое-то время.

– Где же твой Дженейро?

– Я отвела его к соседям.

– Стрелла, что происходит в «Торо Плаза» сегодня ночью?

Она подняла голову. В ночном небе летел роскошный туристический аэробус.

– Днем я подслушала кусочек разговора отца с кем-то по телефону, – ответила она. – Они устраивают какую-то засаду. Они часто так делают.

– А потом убивают?

Девочка покачала головой.

– Мой отец однажды проговорился: они используют какое-то средство. Он не шибко образован и не запомнил названия, но я поняла, что после него человек слепнет на несколько дней.

– Кто проделывает эту работу? Твой отец?

– Нет, один подонок. Он называет себя Сомбра. Ему помогают еще два-три мерзавца.

Джейк, подумав, спросил:

– Ты можешь проводить меня в «Торо Плаза»?

Девочка молча кивнула.

– Уверен, я один из тех, на кого устраивается сегодня засада, – сказал он. – Мне бы хотелось их удивить. Только, пожалуйста, никому не говори.

– Хорошо, я помогу вам проникнуть туда. Об одном прошу: не убивайте моего отца.

– Постараюсь. Я вообще-то не люблю убивать, – ответил Джейк.

* * *

На выпуклых пластигласовых стенках величественного храма безбожники на английском и испанском языках разместили свою рекламу. Рекламировалось все – от крыльев машин до краски, пива, вина, соков. На крыше здания уселись голуби, и их помет также украшал стены. Сотни птиц в темноте неугомонно перелетали с места на место.

– Мы уже пришли, сеньор.

Стрелла вела его вокруг здания, держа за руку.

– Они ждут моего прихода через десять минут, – прошептал Джейк.

Девочка тихонько рассмеялась.

– Они думают, что устроили вам засаду, а на самом деле попали в ловушку.

– Твой отец там, с ними?

– Не знаю.

Она прошла вперед.

– Здесь ворота X, старый служебный вход.

Они остановились, и девочка прикоснулась ладонью правой руки к панели широкой пластигласовой двери.

– Отец поступает плохо, – сказала она, – но так он добывает средства к существованию моему маленькому брату и мне.

Дверь бесшумно открылась.

Джейк последовал за девочкой. Они очутились в длинном, тускло освещенном коридоре.

Стрелла быстро побежала вперед и вскоре оказалась перед черной металлической дверью с надписью «ТОРОС/3».

– Мы пойдем через кладовую, – прошептала она. – Сомбра ждет тебя в следующей комнате.

– Ясно.

Она толкнула рукой черную дверь. Они попали в огромную, с высоким потолком комнату. Лампочки, прикрепленные внизу одной из стен, освещали только пол. Едва Джейк сделал шаг вперед, как Стрелла неожиданно с силой толкнула его в спину. Он зашатался, теряя равновесие. А дверь позади него, щелкнув, закрылась.

– Черт побери, веселенькая история, – пробормотал Джейк. – Она, кажется, украла мой лазган.

Глава 23

В следующее мгновение он увидел роботов-бандитов в глубине кладовой. Трое из них были черного цвета, а четвертый – ярко-красного. На полу валялось множество пустых бутылок.

«Они в отключке», – подумал Джейк, понаблюдав за роботами несколько секунд.

Настороженно поглядывая на огромные механические создания, он стал подвигаться вперед к дверям. Подойдя, обнаружил, что эта дверь тоже заперта.

Тогда он начал исследовать стены. Они были гладкие, сделанные из белого искусственного материала под дерево, без окон, выступов или чего-нибудь, за что можно ухватиться. Высокий потолок казался стерильно чистым.

«М-да, выбраться отсюда будет нелегко. Здорово меня облапошили», – мелькнула у него горькая мысль.

Может быть, он действительно поглупел после Холодильника? Доверился Стрелле, фактически ребенку, попавшему в беду. Она не только завлекла его в ловушку, но и оставила без оружия. Теперь он абсолютно беззащитен.

Роботы очнулись. Красный сердито зафырчал. Один из черных зачадил, изрыгая дым из ноздрей. Его глаза ожили, загоревшись ослепительно желтым светом, а переднее копыто забило по полу.

«Они похожи на быков, вот-вот бросятся, – подумал Джейк, – по-видимому, кто-то решил обучить меня искусству матадора».

Роботы пришли в движение. Они начали издавать громкие рычащие звуки. Затем самый грозный из них неторопливо направился к Джейку.

Тот снова оглянулся на стены.

Уцепиться было не за что. И во всей комнате ничего, что можно было бы превратить в оружие.

Робот, издавая отвратительные звуки, приближался к Джейку. Его копыта, сделанные из нержавейки, выпускали когти в виде острых ножей.

Подпустив гигантского робота почти вплотную, Джейк сделал обманное движение и отскочил в сторону.

Бросившийся на него робот ударился в стенку с такой силой, что она содрогнулась.

– С фантазией, ребята, у вас дело обстоит совсем плохо, – сказал Джейк. – Ну давай теперь ты, красный. Давай, чего ждешь?

Красный двинулся на него.

Изрыгая невероятное количество клубящегося дыма, он начал атаковать Джейка. Тому приходилось нелегко, и он уже начал думать, что спасения нет, как вдруг красный неожиданно остановился, глаза его нервно замигали и закрылись. Он умер.

Другие роботы также прекратили свои действия. Вышли из строя, столь же неожиданно и загадочно. Джейк не верил своему счастью.

Прошла целая минута. Затем дверь со скрипом открылась. На пороге стояла Бет.

– Ну, поиграл в войну с роботами, – сказала она. – А теперь иди сюда.

Джейк вышел в коридор. Бет протянула ему пропавший лазган. Засунув его за пояс, он спросил:

– А где девчонка?

– Вот она, – указала Бет.

Стрелла неподвижно сидела на грязном полу, неестественно запрокинув голову.

– Эй, она не дышит.

– Я отключила ее от контрольного пульта управления вместе с роботами.

Он встал на колени рядом с хрупкой фигуркой.

– Стрелла – андроид?

– А ты не догадался?

– У меня не так глаз наметан, как у тебя, – сказал Джейк, поднимаясь с колен.

– Каждому свое.

Бет прохаживалась по широкому коридору.

– Как ты нашла меня? – спросил он.

– Боюсь, ты рассердишься, если скажу.

– Не бойся, мне просто любопытно.

Бет смущенно опустила глаза.

– Помнишь, когда ты уходил, я обняла тебя? Ты ничего не почувствовал?

Он хлопнул себя по лбу.

– Ах, вот в чем дело. Ты прицепила ко мне маленький передатчик. Как я не понял сразу?

– Он размером с горошину, – пояснила Бет. – Мне удалось вынести его из лаборатории вместе с приемником. Он позволил следить за тобой и слышать все, что с тобой происходило. Например: «Спасибо, сеньор, вы спасли мне жизнь». Джейк, как ты мог попасться на такую удочку, словно мальчишка?

– Она выглядела очень естественно. Так же, как ты, когда обманула меня.

– Наверное, я не должна была так поступать, но мне не понравилось место встречи, которое тебе указали. После твоего ухода я сразу вывела аэрокар.

Джейк молчал несколько секунд.

– Нет, ты молодец, это была хорошая идея, – сказал он наконец. – Ты настоящий друг. Мне будет о чем поразмыслить на досуге.

Бет засмеялась.

– Ты размяк, Джейк.

– Напротив. Тренировка с роботами помогла мне мобилизоваться.

– Прости, я не смогла вывести их из строя быстрее.

– Знаешь, я думаю, что справился бы с ними сам, – сказал он. – Еще бы несколько минут и...

– Конечно, Джейк, ты бы справился сам, – согласилась Бет. – А теперь идем со мной.

Она подвела его к двум людям, лежащим на полу. Один из них был агент Глобо. Второй – незнакомый мексиканец с красивыми, мужественными чертами лица. Он был без сознания.

– Я полагаю, – сказал тучный Глобо, – тебе не нужны объяснения.

– Да, и так все ясно, – недобро усмехнулся Джейк.

На лбу толстяка выступили крупные капли пота.

– Извини, Джейк, я только хотел подзаработать.

Джейк сел на стул в пяти шагах от него.

– Когда предают, – сказал он, – всегда оказывается, что из-за денег.

– Но ты ведь из-за этого не перестанешь считать меня другом? – захныкал Глобо. – Не думай, что я Иуда или...

– Ладно, – прервал его Джейк. – Кто пытался меня убить?

– Только не я, Джейк! Я всегда любил тебя!

– Отвечай на вопрос.

Толстяк забормотал что-то невнятное.

Бет дотронулась до него рукой.

– Говори.

Подняв на нее глаза, Глобо покорно ответил:

– Его пытался убить вот этот человек. – Он указал на мексиканца, который все еще не пришел в сознание. – Он нанял этих роботов.

– И тебя?

– Да, он хорошо заплатил. А у меня трое деток и больная жена.

– Хорошо, кто он? – продолжала допрос Бет.

– Человек Варгаса, Рейфа Варгаса.

Джейк с любопытством взглянул на мексиканца.

– Варгас – любовник Вобрайд и второй в команде. Почему он хочет убить меня?

– Отвечай, – приказала Бет.

– Мотив не политический, а личный, – сказал Глобо. – Варгас знает, что Джейк и Вобрайд были когда-то... гм... хорошими друзьями. – Глобо сконцентрировал свое внимание на Бет, подчиняясь ее гипнотической силе. – Он человек ревнивый и не хочет, чтобы кто-то появлялся рядом с его женщиной, – сказал он. – Ему донесли, что Джейк ищет встречи с Вобрайд.

– Кто донес?

– Честное слово, не я. Какой-то посредник, я не знаю его имени.

Бет вопросительно посмотрела на Джейка. Тот кивнул.

– Ты думаешь, – снова обратилась Бет к Глобо, – Вобрайд не в курсе этой истории?

– Думаю, что нет.

– Что ты скажешь? – спросил Джейк у Бет.

– Этот человек выдал тебя, но он заслуживает снисхождения.

– Да, да, вы, сеньора, совершенно правы! Прости меня, Джейк! – закричал толстяк.

Джейк встал со стула и медленно направился к Бет.

– Мы найдем способ встретиться с Вобрайд.

– Я могу вам помочь, – деловито предложил Глобо. – Сколько заплатите?

– Вот столько, – ответил Джейк и щелкнул его по лбу. – Убирайся, и чтоб я больше тебя не видел.

Глава 24

Робот Мадам встретила Джейка радостно. Высокая, с огромной платиновой грудью, она была одета в мерцающее платье.

– Чертовски давно не виделись, Джейк, голубчик, – заверещала она, заключив его в крепкие восторженные объятия. Робот Мадам сияла. Ее щеки были выложены из драгоценных камней, волосы сплетены из тонких золотых нитей. Запах дорогих духов тянулся за ней как шлейф.

– Я слышала, что вы вернулись из Холодильника, но никак не ожидала вас увидеть здесь, в «Аркаде».

Вежливо высвободившись из ее жарких объятий, Джейк отошел на два шага назад на ковер цвета слоновой кости.

– Вы, кажется, процветаете, Мама Рина.

Посмеиваясь, она повернула кресло-качалку.

– Мы добились некоторых успехов в техническом оснащении публичного дома на этой стороне границы, – сказала она, раскачиваясь в кресле. – Вы по делу, мистер Кардиган?

– Нет, я ищу парня, который наверняка развлекается здесь.

– Но, дорогой, я ненавижу вмешиваться в дела клиентов.

– Это парень из «ГЛА уик» – Огден Сваерс.

– Так и бы и сказали, что не клиент. Он сочиняет статью об «Аркаде».

Она кокетливо оголила хромированную коленку.

– Статья будет иметь громадный общественный резонанс, у еженедельника четыре миллиона подписчиков. В этом скандальном материале, естественно, рекламная подоплека. Глухомань, местный колорит, публичный дом – отличная приманка для туристов!

– Мама Рина, за четыре года, что мы не виделись, у вас прибавилось несколько новых рубинов, – заметил Джейк.

Робот Мадам самодовольно хлопнула себя по коленке.

– Да, это подарок моего обожателя. Я вам продемонстрирую их после, – сказала она, направляясь к двери. – А ваш шалопай приятель находится в просмотровом зале. Идемте, я сама провожу вас, любимый мой.

* * *

В овальном четырехъярусном помещении размещалось по стенам сто двадцать разного размера видеоэкранов.

Чернокожий репортер из «ГЛА уик» Сваерс находился во втором ярусе. Он медленно прохаживался, что-то бормоча в микрофон. В общей сложности на всех ярусах было около тридцати человек. На экранах разыгрывались всевозможные сексуальные сцены.

– Эй, Чоп Сьюий, – закричала Мама Рина на китайского туриста, установившего камеру возле экрана. – Ты все загородил своей проклятой камерой. Ничего не видно! Убери ее немедленно!

– Меня не предупредили, что так нельзя, – возмутился китаец. – Моя честно заплатила за билет. Моя социолог, а не какой-нибудь прощелыга! Твоя не имеет права...

– Я тебе покажу «твоя-моя».

Робот Мадам подняла правую руку и направила большой палец на него. Тоненький луч света на мгновение осветил металлическую ладонь и ударил китайца в лоб. Задыхаясь, он раскачивался несколько секунд, а затем покатился вниз.

Мама Рина с неожиданным проворством бросилась к лестнице и успела подхватить находящегося в бессознательном состоянии клиента. Она сгребла его в охапку и положила на диван, а потом с силой наступила острым каблуком на камеру, раздавив ее.

– Никаких съемок, «твоя-моя».

Джейк, смеясь, наблюдал эту сцену.

Кивнув роботу Мадам в знак благодарности, он поднялся на второй ярус.

На экране 42 сверхтолстый коротконогий кретин лет пятидесяти наслаждался сексом с двумя серебристыми девушками-андроидами. Рядом Сваерс диктовал:

– Экран 43. Пышнотелая, средних лет леди привязывает для истязаний к кровати голого мужчину-андроида в сомбреро.

Подошедшему Джейку он сказал с улыбкой:

– Скучная работа! Пора завтракать.

– Хорошая идея, – усмехнулся Джейк. – Только смотри, Ог, не засни во время трапезы.

– Ничего, – Сваерс выключил аппарат, – я могу есть в полусне и даже во время военных действий.

– Ты, как всегда, за словом в карман не полезешь. Мисс Киттридж шлет тебе привет. Она просит забыть то маленькое недоразумение...

– Кто старое помянет, тому... – Сваерс опустился на стул. – Но ответь сначала, Джейк. Ты работаешь в агентстве Бэскома. У тебя задание найти профессора Киттриджа и его дочь. Бет уже с тобой. Так почему ты оказался в Кидадо?

– Ищу ее дорогого папочку.

– Еще вопрос. Она усыпила меня?

– Даю слово, ни она, ни я не подмешивали тебе наркотиков. Ты просто задремал.

– Происходят странные вещи, – усмехнулся репортер. – Что тебе от меня нужно, Джейк?

– Ты собираешься сегодня брать интервью у Вобрайд?

– Допустим.

– Мне тоже хотелось бы ее повидать. Я пойду с тобой.

Сваерс насупился.

– Как это пойдешь? В качестве кого? Бывшего любовника, что ли? Нет, если хочешь – иди к ней в другое время.

– Мне надо видеть ее прямо сейчас, – твердо сказал Джейк. – У меня нет времени на то, чтобы ждать ответа: примет меня Вобрайд или нет.

– А девица Киттридж? – сощурился Сваерс. – Она пойдет вместе с тобой?

– Пожалуй, если ты не возражаешь, конечно.

– И я смогу взять у нее интервью?

– Уверен, – пообещал Джейк. – Но только после того, как мы найдем ее отца.

– А вы опять от меня не отделаетесь?

– Не будь злопамятным, Ог.

Сваерс задержал взгляд на экране.

– Я никогда не считал полных женщин сексуальными. А два голых жирных мужика-андроида оказались бездарными.

– Все идет, как надо, – сказал Джейк. – Ты состряпаешь хорошенькую скандальную историю из всех этой чепухи.

– Когда я познакомился с тобой в «ГЛА» пять лет назад, ты был честным малым, – сказал Сваерс. – Я доверял тебе.

– Ты и теперь можешь доверять.

– Хорошо, будьте с юной леди у моего отеля ровно в семь. – Сваерс поднялся. – Но, Джейк, имей в виду, если я обнаружу что-нибудь подозрительное даже за минуту до встречи, то наш уговор будет недействительным.

* * *

– Бет! – позвал Джейк. Никто не ответил. Он подошел к двери, соединяющей их комнаты, и снова окликнул ее. Молчание. «Что-то случилось», – подумал он. Дверь вдруг стала медленно открываться.

Он быстро вытащил из кармана лазган.

– Привет, – сказала Бет, появляясь на пороге.

Джейк опустил оружие.

– Какого черта, – проворчал он сердито.

– Я напугала тебя?

Улыбаясь, она села на край кровати.

– Мне иногда нравится где-нибудь прятаться и неожиданно открывать дверь. В детстве я так часто делала, когда мы навещали дядю в его замке на Луне.

– В такие игры лучше играй без меня, – сказал Джейк, пряча пистолет в карман.

– Слушаюсь, сэр. Ты считаешь, Рейф Варгас действительно ревнует тебя к Вобрайд?

– Это единственное объяснение того, что он хотел убить меня.

Бет покачала головой.

– Боюсь, ты переоцениваешь его романтические чувства. Не связан ли он с Сонни Хокори или с кем-нибудь еще из тэк-лордов?

Джейк задумчиво потер подбородок.

– Или с Беннетом Сэндзом, например?

– Что ж, мы спросим его, когда увидим.

– Ты договорился о встрече с Вобрайд?

– Огден Сваерс нам поможет. Но взамен я пообещал ему эксклюзивное интервью с тобой.

Ее глаза широко открылись.

– Ты уверен, что так будет безопаснее?

– Он уже пробирался в Чихуахуа. В последнее время я не доверяю своим связным.

– А Сваерсу доверяешь?

– Не больше, чем Глобо. Но у меня нет другого способа добраться до Вобрайд.

– Он знает, что я его усыпила?

– Подозревает, но я постарался отвлечь его от этой темы.

– Где вы встретились?

Джейк стоял выпрямившись.

– В городе.

– Где точно?

– В публичном доме, – ответил он, опуская глаза.

– Ты сейчас похож на мальчишку, – усмехнулась Бет. – Чего ты стесняешься? Ведь я всего-навсего андроид.

– Знаю, но у меня такое чувство... что ты живая.

– И ты бы мог в меня влюбиться? – тихо спросила она.

– Кажется, я уже влюбился.

– В меня или настоящую Бет?

– В тебя. – Он взял ее за руку.

– Не надо, Джейк, – отстранилась она. – Должно быть, в том заведении, где ты был, очень весело.

– Так же весело, как в Холодильнике. – Он отпустил ее руку. – О'кей, мы встречаемся со Сваерсом в семь утра. Ты можешь обходиться без сна, а я должен поспать.

Она встала с кровати.

– Ты прав. Разбудить тебя?

– Да, около шести. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – Она поцеловала его в щеку и вышла.

Глава 25

Фургон ехал сам. Им управлял маленький черный кибер-пилот, прикрепленный к щитку контрольной панели. Дорога лежала сквозь выжженную солнцем сельскую местность.

Кондиционеры функционировали с большими перерывами, а пластигласовые окна не открывались. К середине дня в фургоне стало настолько душно, что казалось, запах от прежних пассажиров и их багажа заполнил все пространство.

– Кругом унылые пейзажи полного разорения... – говорил в диктофон Сваерс, сидевший на месте шофера. – В деревне, которую мы проезжаем, во время гражданской войны в Чихуахуа шли горячие бои. Теперь она похожа на разлагающийся скелет, не оставляющий никаких надежд на оживление. Большинство домов почернели, превратились в руины. Ее жители похожи, на несчастных лунатиков; а кружащие в ослепительно голубом небе черные птицы, питающиеся падалью, только ждут случая опуститься, чтобы...

– Ты уже использовал этот образ раньше, – прервал поток его красноречия Джейк, который сидел, съежившись, на пассажирском месте справа у окна.

– Точно, – подтвердила сидевшая с ним рядом Бет.

– Правда? – Сваерс выключил диктофон. – Такое случается со мной, когда я слишком погружаюсь в работу.

– Немудрено запутаться, – проворчал Джейк. – Сидим, запершись внутри непроницаемого фургона, не останавливаемся и ни с кем не разговариваем.

Сваерса задел его тон.

– Я не равнодушный наблюдатель. Меня волнует то, что война сделала с этим районом, хотя я и не выскакиваю на каждом шагу и не катаюсь в грязи по земле.

Фургон объехал мертвую лошадь, лежащую в пыли на дороге, и покатил дальше.

Бет спросила:

– Сколько времени нам еще ехать?

– Парень, который дал мне фургон, сказал, что дорога займет примерно час, – ответил Сваерс.

Домов больше не было, только сухие, желтые поля по обе стороны узкой извилистой дороги. Проезжая по высушенной земле, они увидели останки трех больших боевых роботов – руки, ноги, туловища, головы, почерневшие и искривленные.

Фургон замедлил ход, затем резко повернул налево и съехал с дороги. Он пролетел над канавой и вырулил на желтое поле. Развернувшись, фургон дал несколько сигнальных гудков и замер как вкопанный.

Бет прильнула к окну.

– По-видимому, мы приехали. Впереди какое-то здание.

Это был огромный, расползшийся в разные стороны особняк с толстыми кирпичными стенами и наклонной черепичной крышей. Пышный кустарник густо разросся перед домом, образовав аллею. Дорожка, выложенная красным кирпичом, вела к полированной широкой двери.

– Голограмма, – сказал Сваерс.

– Эй, гляди, – толкнул его Джейк, кивнув направо. – Засада!

Пятеро мужчин в рыжевато-коричневой униформе стояли привалившись к фургону. Четверо из них держали лазерные винтовки, направленные на путников.

– Эй вы, трусы! – крикнула, выглянув из фургона, Бет. – Уберите ваши паршивые ружья.

– Молчать! Я тебе покажу... трусы.

Человек в форме капитана сделал шаг вперед и ударил Бет по лицу.

– Мерзавец! – ринулся на него Джейк.

– Все нормально, Джейк. – Она схватила его за руку. – Не связывайся с ним.

Джейк с трудом сдержал себя. На лбу у него пролегли две глубокие борозды.

Пятидесятилетний человек, ударивший Бет, был маленького роста и очень худой, его левый глаз со шрамом на веке постоянно моргал.

– Капитан Эгьюлар, – представился он. – Вы арестованы по подозрению в подготовке покушения на Вобрайд.

– Что за бред, – возмутился Сваерс. – Я репортер из «ГЛА уик», а это мои друзья.

– Наемные убийцы всегда представляются как иностранные журналисты, – глядя на него исподлобья, сказал капитан.

– Я действительно журналист, – настаивал Сваерс. – Вы можете это проверить. Какое право вы имеете так грубо обращаться с женщиной?

– Возможно, вы правы, сеньор Сваерс, – смягчился капитан. – Но я должен установить личность этой девчонки.

– Меня зовут Бет Киттридж, – сказала она.

– Вы это утверждаете?

– Да, я Бет Киттридж.

Капитан покачал головой.

– Я вам не верю.

Джейк вмешался:

– Почему? Какие у вас причины для недоверия?

– А вас я знаю, – обернулся к нему капитан. – Вы, сеньор Кардиган, уголовный преступник, работающий по найму в детективном агентстве Бэскома, у вас скверная репутация. – Он покачал головой. – Думаю, у вас будут большие неприятности.

Сваерс дал выход раздражению.

Между прочим, мое интервью с Вобрайд помогло бы вашему паблисити, – проинформировал он маленького капитана. – Я так долго ждал момента, чтобы сюда попасть.

– Вы находитесь в зоне войны, – напомнил капитан Эгьюлар.

– Кому принадлежит это имение? – снова вмешался Джейк. Капитан повернулся к нему.

– Сеньор Кардиган, не перебивайте меня. Вы плохо воспитаны. Джейк посмотрел на него сверху вниз.

– Теперь я тоже узнал вас, Эгьюлар, – сказал он угрожающе. – Уверен, вы в свое время имели связь с торговцами тэком.

– С меня хватит, баста! – Капитан размахнулся для того, чтобы ударить Джейка, но остановился. – Вы все останетесь здесь под стражей, – сказал он сурово, – до тех пор пока официальные представители Вобрайд не прибудут сюда для допроса. Именно, сеньор, для этой цели.

– Когда они прибудут сюда? – спросил Сваерс.

– Кто знает? – Пожав плечами, капитан Эгьюлар удалился. Четверо солдат с лазерными винтовками в руках окружили пленников.

Бет наклонилась к Джейку.

– Он был связным?

– Да, правда, давно. Я арестовывал его дважды.

– Кто тебя просил об этом вспоминать, – жалобно сказал Сваерс, – думаешь, наше положение от этого улучшится?

Наступил вечер. Джейк сидел на корточках около кирпичной дорожки. Бет, скрестив ноги, дремала рядом с ним, Сваерс разлегся в кустарнике, который пышно цвел перед фасадом особняка.

Неожиданно показался длинный черный автомобиль. Он остановился в тридцати шагах от них.

Эгьюлар выскочил из дома и быстрым шагом направился к автомобилю. Щелкнул каблуками и вытянулся перед медленно, со скрипом открывающейся дверью автомобиля.

– Генерал Рибера, добро пожаловать. – Щелкнув каблуками еще раз, он сделал шаг назад и отдал честь.

Высокий стройный мужчина в костюме кремового цвета вышел из машины.

– Вот трое задержанных террористов, – указал на пленников капитан.

Рибера с изумлением смотрел на Джейка. Затем он начал громко смеяться.

– Ты теперь террорист, Джейк?

– Эдди... – усмехнулся тот. – Как давно ты стал генералом?

Сваерс вскочил на ноги и с облегчением произнес:

– Неисповедимы пути Господни.

* * *

Генерал и Джейк находились в большой гостиной, отделанной деревянной панелью. Рибера опирался на перевернутую пластигласовую корзинку. Джейк расхаживал по комнате.

– Все блуждаешь, Джейк. Ты поднимаешь пыль и разрушаешь миражи.

– Ты воздвиг эту голограмму?

– Нет, Эгьюлар. Ему нравится жить в особняке, хотя бы и призрачном. Я нахожу, что самое лучшее потакать человеку в малом.

Джейк разглядывал своего старого знакомого.

– Когда ты оставил адвокатскую практику в Борланде?

– Около пяти лет назад, – ответил Рибера. – Так получилось, что я решил объединиться с Вобрайд. Ты знаешь, политическая ситуация в стране ухудшается. Президент Ромеро – обаятельная леди, но не так несгибаема и практична, как Вобрайд. Впрочем, не стоит о ней говорить. Скажи, какими судьбами ты здесь?

– Я приехал встретиться с Вобрайд.

– Вспомнить былое? – подмигнул генерал.

– Боже мой, Эдди, кое-кому в Мексике кажется, что у нас с ней был один из величайших романов столетия. – Джейк раскинул широко руки. – Но все не совсем так. Я хочу ее повидать по делу, которым сейчас занимаюсь.

– Ты снова работаешь в полиции?

Джейк улыбнулся.

– Я вернулся из Холодильника, но остаюсь в списке неблагонадежных. Я работаю частным сыщиком в детективном агентстве «Космос» в Большом Лос-Анджелесе.

– Ну, Бэском, конечно, проныра, но не мошенник, подобно некоторым его конкурентам. Что он тебе поручил?

– Найти профессора Киттриджа и его дочь.

Генерал Рибера медленно встал.

– Дочь ты уже нашел, я узнал ее. Она знает, где профессор?

– Нет. А ты?

Рибера повернулся вполоборота к нему и прищурил глаза.

– Ты полагаешь, Вобрайд имеет отношение к исчезновению Киттриджа?

– Не знаю, но несомненно, авария была. Это произошло, в Большой сельве, которую контролирует Вобрайд, – рассуждал Джейк, – я пересек границу и добрался до людей, связанных с ней. На мою жизнь уже дважды покушались, а теперь меня и моих спутников держат как пленников.

Рибера протянул руку Джейку и пожал ее.

– Несправедливо. Я не отдавал приказ вредить тебе или кому-нибудь из твоего окружения.

– А что ты думаешь о Варгасе?

– О Варгасе?

– Он хотел меня убить, Эдди.

Генерал задумался.

– Наши взаимоотношения с Вобрайд не без проблем, – сказал он наконец, – и одна из них Рейф Варгас. Вобрайд и я не пришли к единому мнению по поводу его достоинств и верности.

– По-твоему, он обманывает вас?

– Скорее всего да.

Джейк вплотную приблизился к Рибере.

– Эдди, – тихо спросил он, – ты поможешь мне найти профессора Киттриджа?

– Не уверен, Джейк. – Генерал положил руку на его плечо. – Но я доставлю тебя в лагерь Вобрайд.

Джейк вздохнул:

– И на том спасибо.

Глава 26

В сумерках они добрались до Большого Леса. Огромные деревья тянулись вдоль дороги подобно бесконечным гигантским колоннам. Их раскидистые ветки казались причудливыми видениями.

Генерал Рибера, который вел черный автомобиль, притормозил в конце широкой дороги.

– Здесь первая застава, – пояснил он.

Трое мужчин в униформе тренировались, стреляя в ствол единственного необъятного дерева из лазерных винтовок. Они переключили внимание на приезжих, и один из них подбежал к автомобилю.

– Добрый вечер, генерал, – сказал солдат, заглянув в открытое окно машины.

– Приветствую, капрал. Мы направляемся в центральный лагерь.

– Вы можете следовать дальше, генерал Рибера. – Капрал сделал шаг назад и отдал честь.

– Это Карлос Трокса, не так ли? – спросил Джейк, когда они снова тронулись в путь.

– Да, кажется, так. Ты его знаешь?

– Встречались когда-то. Тогда он был вором-карманником. Скверный малый.

Рибера улыбнулся.

– Бывает, что люди меняются, Джейк.

– Крайне редко. Обычно кто был дерьмом, тот им и остается.

– Ты даже стал циничней, чем раньше.

– Может быть.

Огден Сваерс подал голос с сиденья:

– Тирания имеет духовный и облагораживающий эффект. Она превращает воров и бездельников в патриотов, защищающих великие идеалы.

– На что вы намекаете? – спросил Рибера.

– Да он просто диктует очередной репортаж, – вмешалась Бет, дернув сидящего рядом с ней репортера за рукав. Сваерс, спохватившись, почтительно спросил:

– Генерал, я могу сделать несколько снимков?

– Когда мы доберемся до базы, – сухо ответил тот.

– Но мне хотелось бы сфотографировать эти деревья. Они ведь не являются военной тайной.

– Не стоит. У нас могут возникнуть осложнения.

Видя, что Рибера начал раздражаться, Бет прошептала на ухо репортеру:

– Оставьте его в покое. Вы можете все испортить.

Вздохнув, Сваерс отвернулся и начал тихо наговаривать в диктофон.

Джейк возобновил беседу с Риберой.

– Тебе известно что-нибудь об аварии аэрояхты Киттриджа?

– Ничего, кроме того, что авария, видимо, произошла.

– Яхта опустилась где-то здесь?

– Предположительно да.

– Предположительно? У тебя есть сомнения?

– Меня не было в то время здесь, Джейк. Я располагаю только слухами, а факты тебе должна дать его дочь. – Рибера, повернувшись, мельком взглянул на Бет.

– Меня не было там, генерал, – сказала она.

– Странно, – сказал генерал. – Я слышал, что...

– Ее не было, – перебил Джейк. – Ты знаешь Беннета Сэндза?

Рибера покачал головой.

– Конечно. Хотя и не слишком люблю его, – признался он. – Несмотря даже на то, что он очень полезен нам.

– Каким образом?

– Он оказал Вобрайд значительную финансовую поддержку.

Джейк оглянулся на Бет и многозначительно произнес:

– За это Вобрайд могла оказать ответную услугу Сэндзу.

– Что ты имеешь в виду, Джейк?

– Ну, скажем, сделать что-нибудь с Киттриджем...

Рибера засмеялся и кивнул.

– Да, вполне возможно.

– Но она могла бы не сказать тебе об этом?

Рибера снова засмеялся.

– Ты знаешь ее, – сказал он. – Вобрайд даже своим любовникам не доверяет, не то что генералам.

* * *

Сотни голосов кричали в ночном лесу. А один, самый громкий, иногда перекрывал все остальные. Впереди показался яркий свет.

Автомобили парковались на дороге со стороны леса, среди них были также фургоны и даже несколько блестящих черных велосипедов.

Остановив машину, Рибера сказал:

– Мы остановимся сейчас и отдохнем.

– Почему тут столько машин? – спросил Джейк.

– Будет ралли, – ответил генерал, выходя из автомобиля. – Вобрайд пришлет награды и видеограмму.

– Пропаганда? – Джейк присоединился к нему.

– Естественно. Мы увидим ее выступление.

Сваерс жалобно спросил:

– Могу я сейчас воспользоваться камерой?

Рибера с любезной улыбкой ответил:

– Пошел к черту.

Бет взяла Джейка под руку.

– Варгас, вероятно, прибудет сюда, не так ли?

– Надеюсь.

Она слегка пожала его локоть.

– Джейк, я не думаю, что это идеальное место для противоборства с ним.

Шум впереди начал усиливаться, затем все внезапно оборвалось, наступила тишина.

Прошло несколько минут.

Внезапно над деревьями зазвучал голос женщины, усиленный микрофонами:

– Кто я?

– Вобрайд! – эхом ответила невидимая толпа.

– Уже лучше. Но еще раз, пожалуйста.

– Вобрайд!

– Да, меня зовут Вобрайд – Невеста Войны – с семнадцати лет. С того самого дня, когда мои отец и брат исчезли. Их убрали за то, что они выступали против безжалостного тирана, который управлял нашей страной. Они верили в свободу не только для себя, но и для всей Мексики.

Джейк, Бет и Сваерс вслед за генералом Риберой направились к месту проведения ралли. Автомобилей, фургонов и велосипедов становилось с каждой минутой все больше и больше. Внезапно яркий свет, хлынувший навстречу, осветил множество сверкающих машин. А голос женщины продолжал звучать:

– ...Я назвала себя Вобрайд с того дня, когда была изнасилована союзниками-солдатами. Меня насиловали пять мужчин, которые служили тирану. Я стала Вобрайд с того самого дня. В этот черный день я поклялась, что выйду замуж не за любимого, не за хорошего человека, который хотел на мне жениться. Я выйду замуж за войну! Я буду верная Невеста Войны и революции, до тех пор пока наша страна не станет свободной. Скажите мне мое имя.

– Вобрайд!

– Вобрайд!

– Вобрайд!

По крайней мере две дюжины гигантских деревьев были срублены для того, чтобы расчистить огромную площадку. На ней удобно расположились тысячи людей, мужчин и женщин в униформе. Они сидели на голой земле вокруг широкого деревянного помоста. Справа и слева стояли два громадных видеоэкрана, двадцати пяти футов высотой и такой же ширины. Темноволосая женщина, одетая в рыжевато-коричневые брюки, высокие черные лакированные сапоги и кроваво-красную безрукавную тунику, стояла одна на сцене. Оба экрана показывали ее в увеличенном размере. Это была очень хорошенькая женщина, коротко подстриженная, с яркими темными глазами и следами усталости и напряжения на лице. Женщина подняла правую ладонь, засверкавшую в направленных на нее прожекторах. Рука была ниже локтя металлической.

Бет наклонилась к уху Джейка и прошептала:

– Она выглядит намного старше, чем я ожидала.

* * *

– Будьте осторожны, – предостерег Рибера, подводя их к хорошо освещенной расчищенной площадке.

– Это голограмма огромного митинга, – объявил Джейк, разглядывая происходящее на площадке действие.

– Верно, – подтвердил генерал. – Фактически тут присутствуют четыреста человек. Но нам нужно, чтобы выглядело – как будто миллион. Ты опять за свое! – закричал он на Сваерса, который решил незаметно воспользоваться камерой. – Хочешь, чтобы тебя линчевали?

Репортер неохотно спрятал камеру.

– Я готов жертвовать собой ради правды, – заявил он.

Рибера сказал:

– Мы побудем здесь, пока Вобрайд не закончит свою речь. Потом я проведу вас к ней. – Он присел посреди голографической дороги.

Джейк сел рядом с ним, а к нему прислонилась Бет.

– Вобрайд на добрых десять лет моложе меня, – шепнул он ей.

– Не делай ее моложе, чем она есть. – Бет сидела положив ему голову на плечо. – Ты выглядишь намного лучше Невесты Войны.

– Я отдохнул в Холодильнике.

Вобрайд, повысив голос, говорила:

– Мы должны быть преданы не только флагу или другим любимым символам нашей страны, мы должны быть преданы идее Мексики. Она не может быть идеей одной личности, диктатора или этой мерзавки, которая называет себя президентом. Мексика должна быть идеей для всех. Мексика, о которой вы думаете и чувствуете, которую вы хотите для себя и своих детей. Мексика для нас – это сотни верных бойцов, мужчин и женщин, тех, кто приехал сюда ночью, и всех, кто услышат мои слова и увидят мое изображение.

Она протянула свою металлическую руку, и на несколько секунд се гигантское изображение вспыхнуло на обоих экранах.

– Среди нас нет места предателям, – продолжала она. – Наше дело слишком важно для нас. Каждый, кто предаст меня и, следовательно, вас и Мексику, должен умереть!

– Черт возьми, – сказал Рибера. – Она обещала мне не заходить так далеко.

– Публичная казнь? – спросил Джейк.

– Да, мы оказались не лучше президента Ромеро.

На сцену вытолкнули какого-то человека. Его бледно-голубой костюм был превращен в лохмотья, забрызган кровью, а лицо разбито. Но Джейк узнал его.

– Глобо, – сказал он, поднимаясь.

Бет схватила его за руку.

– Джейк, оставайся здесь.

– Глобо, несчастный ублюдок, – сказал он. – Они его убьют сейчас.

– Но ты не можешь его спасти.

– Посмотрим. – Мягко освободившись от нее, Джейк начал продвигаться через толпу.

Глава 27

Толпа увидела, что Джейк приближается к платформе. На мгновение все замерли. А затем ропот начал перерастать в постепенно усиливающийся гул.

Раздались угрозы, люди в униформе повскакивали с мест, но Джейк, не обращая внимания, Продолжал идти вперед.

Когда он подошел на расстояние пятидесяти шагов к ярко освещенной платформе, Вобрайд стояла на краю, из-под руки всматриваясь в смельчака.

Уже спустя десять секунд она узнала его. Ее радостная улыбка засверкала на обоих экранах.

– Джейк, любовь моя, – сказала она смеясь. – Вот и встретились через столько лет...

– Да, – согласился он, остановившись в нескольких шагах от платформы.

Она показала на небо металлическим пальцем.

– Ты был там. Откровенно говоря, я не ожидала, что ты так скоро выйдешь оттуда и появишься здесь.

– Я искал тебя. По-видимому, от тебя скрывали это.

– Да, никто не сказал мне, что...

– Мы обязаны были заниматься делом, – раздался чей-то резкий голос справа от Джейка. – Вот я, перед вами.

Из-за большого экрана вышел широкоплечий мужчина лет сорока, одетый в плотно облегающий генеральский мундир. На его груди блестела дюжина орденов и медалей. Открытая часть лица генерала, чуть больше половины, была живая, почти красивая, другая – из серебристого металла. Левая рука была тоже сверкала серебром.

– Генерал Варгас! – закричал кто-то в толпе.

Другие подхватили:

– Варгас!

Повернувшись к нему, Джейк сказал:

– Я искал вас, Варгас.

– Я тоже мечтал встретиться с вами. – Варгас сдержанно поклонился. – Но сейчас надо заняться предателем.

– Убить предателя! – закричала толпа.

Обливающийся потом толстый человек, которого два солдата на платформе держали за руки, не сводил глаз с Джейка и генерала.

– Дело в том, – сказал Джейк, – что я не верю, будто Глобо предал Вобрайд. Мне он тоже порядком насолил, однако это не значит, что он заслуживает...

– Весьма опасно выступать с просьбой о помиловании в момент приведения приговора в исполнение, сеньор, – сказал Варгас. – Если ты отступишь в сторону, я сам сейчас...

Из отделанной серебром кожаной кобуры он достал лазган.

– Погоди, Варгас, – сказала Вобрайд. – Джейк, почему ты защищаешь предателя?

Она отцепила микрофон и, присев на край платформы, с любопытством смотрела на мужчин.

– Он не предавал тебя. У него трое детей.

– Ты допрашивал Глобо, Варгас?

– Нет, конечно.

– Я думаю, – сказал Джейк, – Варгас просто боится.

– Не понимаю, любовь моя.

– Ты действительно не знаешь, что Варгас нанимал Глобо убить меня?

Она сурово посмотрела на Варгаса.

– Это правда?

– Конечно, нет. – Варгас нацелил оружие на Глобо. Джейк подбежал и выбил оружие из рук Варгаса.

– Еще один предатель! – закричал тот.

Несколько солдат бросились к ним.

– Назад! – скомандовала Вобрайд, вставая.

В ту же секунду Варгас замахнулся на Джейка своей металлической рукой.

Удар пришелся ниже грудной клетки, отчего Джейк начал задыхаться и попятился назад. Варгас настиг его и ударил по голове.

И без того яркий свет на площадке стал еще ярче.

Джейк упал на одно колено.

Варгас стоял над ним, подняв металлический кулак, готовый нанести новый страшный удар.

Опередив его, Джейк прыгнул вперед, ударив его в грудь.

Варгас закашлялся. Он споткнулся, потерял равновесие и упал в грязь.

Джейк накинулся на него и стал пинать в грудь.

– Остановитесь! – приказала им Вобрайд, стоя на платформе. Мужчины проигнорировали ее команду, теперь они катались по земле, дубася друг друга кулаками.

Джейк успел заметить, направленную на них механическую руку Вобрайд, из указательного пальца которой выскользнул тонкий зеленый луч.

Он прошел сквозь темноту и ударил в лицо Варгасу. Раздался шипящий звук, тело генерала задергалось в судорогах. Он впился себе в лицо металлическими пальцами. Тело его дернулось еще раз, и он затих.

Джейк вскочил на ноги, повернулся к Вобрайд, но луч ударил в грудь и его.

Ему показалось, что он парит над землей. Ему не хватало воздуха. Дышать он уже не мог, как не мог и двигаться – его тело оказалось замороженным.

Свет померк.

* * *

Первое, что он услышал, когда пришел в себя, был шум ветра.

Джейк медленно приподнялся. Он лежал на спине на широкой деревянной кровати и чувствовал себя так, как будто его скелет сначала отделили от тела, а затем вмонтировали не совсем правильно.

Подвинувшись назад с помощью локтей, он сел, опираясь на спинку кровати.

Ночной ветер грохотал, за пластигласовыми окнами тусклой маленькой комнаты виднелось черное небо с полумесяцем.

Он гримасничал, тряс старательно головой из стороны в сторону, наслаждаясь ощущением жизни, хотя чувствовал себя как после тяжелой болезни.

С огромным трудом Джейк встал и подошел к окну. Каждое движение приносило ему боль и страдание.

Он понял, что находится в очень высокой башне. Из окна были видны верхушки деревьев, буйно раскачивающиеся на ветру.

«Скорее всего, – подумал Джейк, – это один из пунктов, захваченных и перестроенных Вобрайд».

Стены в комнате были выкрашены в темно-розовый цвет. Такого же цвета были ковер на полу и дверь.

Джейк сделал несколько неуверенных шагов по направлению к двери. Внезапно она сама распахнулась.

Перед ним в слепящем свете коридора возникла Вобрайд. Одетая точно так же, как на митинге, она стояла руки в боки и улыбалась ему.

– Я искренне извиняюсь, любовь моя, за маленькое недоразумение. – Она посмотрела на крошечные часы, встроенные в ее хромированную руку. – Около четырех часов. Просто я хотела охладить вас – тебя и Рейфа.

– Ты достигла цели, Елена.

Она удивленно отпрянула, потом крепко обняла и поцеловала его в губы.

– Ты помнишь мое имя, как мило с твоей стороны, дорогой, – сказала она нежно.

Слегка отстраняясь от нее, Джейк с усмешкой произнес:

– По-моему, еще недавно кто-то предпочитал называть себя Невестой Войны.

Она села на край кровати.

– Политическая необходимость, Джейк.

– Мне особенно понравилась история, которую ты сочинила, выдумав себе прозвище.

Смеясь, Вобрайд сказала:

– Человек, который пишет для меня выступления, придумал эту историю полгода назад, и мне показалось, что она производит большой эффект. Кстати, он был профессором литературы в Мексиканском университете до того, как проститутка президент Ромеро внесла его имя в мартиролог. Как я здорово сказала: «Меня насиловали пятеро солдат». Правда, Джейк? На самом деле их было только трое.

Джейк взглянул на нее не без восхищения. Но боль в суставах заставила его вспомнить о деле.

– Куда пропал твой брат Джордж? Он еще промышляет тэком или завязал?

Вобрайд-Елена пожала плечами и поправила сбившиеся короткие волосы металлическими пальцами.

– Мы биологически изменили бедного Джорджа в интересах нашей идеи, – небрежно сказала она. – Лучше мученик, чем преступник.

Лицо Джейка стало серьезным.

– Елена, ты должна мне помочь.

– И тогда ты...

– Нет. Прошлого не вернешь, Елена.

– Что ж, – печально вздохнула она. – Но, увы, ты прав. Что тебе нужно, Джейк?

– Я работаю на детективное агентство «Космос».

– Неугомонный сыщик, – покачала она головой.

– Выслушай. – Он подошел и сел напротив. – Агентство ищет профессора Киттриджа и его дочь. Их аэрояхта потерпела аварию здесь пару месяцев назад.

– Ты путешествуешь с девицей Киттридж, а говоришь, что ищешь ее?

– Она не Бет Киттридж.

Усмехнувшись, Вобрайд указала на дверь металлическим указательным пальцем.

– Твоя подруга, Джейк, абсолютно невредима. Она находится в гостиной на втором уровне.

– Что случилось все-таки с Киттриджами?

– Сам все знаешь. Авария.

– Ты видела обломки?

– Я не занимаюсь такими мелочами. Рейф Варгас видел.

– Значит, Киттридж и его дочь...

– Погибли, – сказала Вобрайд.

Глава 28

Джейк подошел к окну и уставился в темноту. Ветер усилился.

– Я не думаю, что они умерли, – сказал он наконец.

– Может быть, оттого, что ты не хочешь посмотреть правде в глаза.

– Я не верю Варгасу. И думаю, что ты тоже больше не веришь.

– Да, я использовала луч против него. Но, дорогой, сие не означает недоверия к нему.

– М-да, романтики вы оба. – Джейк повернулся к ней. – Что с Глобо?

– Мы его не казнили пока. Он сидит в тюремной камере внизу. Я хочу посмотреть его дело сама.

– В Кидадо Глобо выдал меня наемному убийце.

– А ты, чудак, рисковал жизнью из-за него.

– Твой друг Варгас затеял жестокую и несправедливую вещь, – сказал Джейк. – Это он хотел убить меня, а после того как его план сорвался, решил избавиться от Глобо – свидетеля, – обвинив его в измене. И прикрылся твоим именем.

Вобрайд задумалась.

– Маловероятно. Откуда Рейф мог знать, что ты в Мексике?

– Уверен, он знал. Или от Глобо, или от кого-нибудь еще. Я не скрывал своего желания встретиться с тобой.

Она кокетливо улыбнулась.

– Рейф ревнивец, он не хотел, чтобы мой старый любовник встретился со мной.

– Думаю, причина не только в этом, – дипломатично ответил Джейк.

– В чем же еще?

– Кое-кто интересуется Киттриджем. Он доказал, что использование тэка на земле бессмысленно и ужасно. И изобрел систему приборов для борьбы с ним. Поэтому профессора и его дочь похитили или убили. Я занимаюсь расследованием...

– Ты утверждаешь, что Рейф хотел помешать твоему расследованию?

– Да, и я уверен: он знает, где Киттридж и его дочь.

Вобрайд нахмурилась. На ее лице обозначились сердитые складки.

– Ты выдвигаешь серьезное обвинение, Джейк. Какие у тебя факты?

– Пропаганда и убеждение – не моя специальность, Елена, – ответил он. – Но я намерен найти Киттриджей и считаю Рейфа Варгаса одним из тех, кто пытается остановить меня.

Очень медленно Вобрайд произнесла:

– Если все это правда, то он не только меня, но и народ обманывает.

– Кроме того, он связался с тэк-лордами.

Джейк увидел, что ее металлические пальцы сжались в кулак.

– Тэк – это наше проклятие. Я чувствую вину за своего брата, который был связан с тэк-мафией.

Она ударила ладонью живой руки в свой металлический кулак.

– Мы боремся за великую идею! Тот, кто оскверняет ее, должен умереть!

– А Варгас согласен с тобой? – спросил Джейк.

Она не сразу ответила.

– Я верила ему. – Потом сделала несколько шагов по направлению к двери и, повернувшись, поманила Джейка указательным пальцем. – Иди за мной. Мы должны установить истину.

Джейк молча последовал за ней.

* * *

Тень абажура над головой Варгаса делала металлическую часть его лица похожей на броню. Он неподвижно сидел в кресле посередине комнаты, со сверкающими на широкой груди орденами. Когда вошла Вобрайд, уголки его рта растянулись в улыбке.

– Я хочу услышать, дорогая, что полностью прощен тобою, – сказал он, но улыбка исчезла, как только он увидел Джейка. – Зачем ты привела сюда этого типа?

Вобрайд остановилась в нескольких шагах от него.

– Мы хотим кое-что обсудить с тобой, Рейф.

– Мы? – Он пристально посмотрел на Джейка. – С каких пор ты и он стали «мы»?

– Хватит. Я хочу знать, – требовательно сказала она, – были ли у тебя планы убить Джейка?

Варгас, засмеявшись, ткнул пальцем в Джейка.

– Понимаю, он пожаловался тебе и рассказал детскую сказочку о том, как кто-то хотел его убить.

– Варгас, – оборвал его Джейк, – мы знакомы с Вобрайд очень давно. Не увиливай, это не поможет!

Генерал с оскорбленным видом повернулся к Вобрайд.

– Ты позволяешь этому человеку, недавнему заключенному, прийти сюда и предъявлять обвинения мне?

Она пристально посмотрела ему в глаза.

– Ты чист?

– Неужели ты сомневаешься, дорогая?

– Хочешь, чтобы я приказала привести сюда Глобо?

Варгас встал и повернулся спиной к ним.

– Очень хорошо, я вижу, ты не на шутку рассердилась на меня, малышка, – помолчав, сказал он. – Тем не менее помни: я люблю тебя. Да, я солгал, солгал.

– Почему?

Повернувшись к ней, Варгас виновато опустил глаза.

– Причина глупая – ревность. Я знал, что вы были некогда близки с ним, и просто не хотел, чтобы вы встретились снова. Ничего не поделаешь, такой уж у меня характер.

– Я тебе не изменяла, Рейф.

– Да, не сомневаюсь, – опустил плечи Варгас. – Увы, мой безрассудный план убить этого ничтожного человека был ошибкой. Теперь я убедился, что он – ноль, пустое место, глупый неудачник. И действительно не соперник для меня.

Вобрайд выслушала его не перебивая.

– Что с Киттриджем? – спросила она, когда он закончил.

– С кем? – переспросил он.

– Киттриджем, – повторила она.

– Боюсь, малышка, я ничего не знаю о профессоре.

– А откуда же тебе известно, что он профессор?

– Возможно, где-то слышал о нем...

Вобрайд неожиданно схватила его за плечи и повернула лицом к себе.

– Посмотри мне в глаза, Рейф, – приказала она. – Ты что-нибудь знаешь об аварии аэрояхты, на которой летели Киттридж и его дочь?

Варгас покачал головой, но его глаза блуждали по сторонам.

– Ничего, дорогая, за исключением того, что яхта потерпела аварию.

– Рейф! – Вобрайд тяжело положила свою металлическую руку ему на голову. – Поклянись мне, что ты не лжешь.

– Я не собираюсь клясться, черт побери. – Он освободился и отвернулся от нее. – Или ты доверяешь мне, или нет.

– В твоем голосе слышится неуверенность, – сказала она с усмешкой. – Отвечай, Рейф.

Варгас отошел в дальний угол комнаты и стоял, рассматривая что-то в окне.

– Там не было никакой аварии, – сказал он наконец. – Такие слухи распространяются нарочно.

– А в действительности?

Варгас пристально наблюдал, как ночной ветер раскачивает верхушки деревьев.

– Мы одержали в последнее время немало побед. На это нужно много денег, любовь моя. К сожалению, они не даются легко.

– Значит, ты заключил с кем-то сделку?

– Их аэрояхту вынудили сесть в Большой сельве, – ответил он. – За невмешательство нам заплатили довольно приличную сумму.

– Кто заплатил? – спросил Джейк.

Презрительно взглянув на него, Варгас не ответил.

– Отвечай, Рейф, – сказала Вобрайд. – Мне это тоже интересно.

– Насколько я понимаю, хотя напрямую с ним не встречался, деньги поступали от Сонни Хокори.

– Негодяй! Ты брал деньги за тэк?!

– Клянусь, я не имел никаких дел ни с тэком, ни с торговцами им. Хокори хотел устроить засаду Киттриджу и его дочери, он заплатил за то, чтобы ему не мешали. А все остальное...

Джейк прервал его:

– Где сейчас Киттридж?

– Не знаю.

– Они не убиты?

– У меня нет сведений.

– Сонни Хокори, где он?

– Два дня назад Хокори был в Акапулько. Там у него казино.

– Киттридж и его дочь могут находиться там?

– Возможно.

– А Беннет Сэндз?

– Он не замешан в этой игре.

– Сколько тебе заплатил Хокори? – спросила Вобрайд.

– Много, я уже говорил.

– Точнее.

– Пятьсот тысяч американских долларов, малышка.

– Где эти деньги?

Варгас посмотрел вверх на светящийся зеленый абажур.

– Здесь, в моей квартире. Я собирался сдать их в нашу казну и все тебе объяснить. Но не успел из-за этого гринго. Он полез не в свое дело и...

Вобрайд задумчиво покачала го