Впереди Вечность (СИ)

Междукнижие.

Уважаемый игрок. Идеал рад представить новую сторону противостояния, дающую новые возможности!

Если Вам интересен путь разрушения, если Вы жаждите сеять страх в своих врагов, то ХАОС рад даровать свою силу.

Примите страшную мощь Хаоса и познайте, каково быть Разрушителем! Впустите в себя новую силу и станьте частичкой ее, станьте Хаоситом и уничтожьте Мир!

Нет ничего сильнее Хаоса, нет ничего, что устоит перед Хаосом, лишь Хаос способен разрушить Хаос, чтобы породить новый Хаос!!!

Внимание! Подтвердив желание присоединиться к Хаосу, Вы подтверждаете Лицензионное соглашение о причислении Вашего персонажа к приверженцам Хаоса с последующей рандомной кастомизацией аватара, изменением внешнего вида амуниции и оружия, изменения социальных и статовых параметров согласно линии развития персонажей, выступающих на стороне Хаоса.

Вам будет сброшен архитип персонажа с предоставлением возможности избрания нового из доступного списка классов и путей развития.

Также, если Вы изберете данную сторону, Ваша подписка будет дополнена одним премиальным месяцем соответствующего уровня оплаты.

Если рандомное изменение аватара персонажа Вас не устроит, то Вы сможете скорректировать, воспользовавшись бесплатной услугой корректирования внешности.

Спешите, предложение ограничено! С уважением, Идеал!

Глава 1.

Внимание! Вы нажали на кнопку «Выход». В данный момент вы находитесь на мирной территории. Выход из игры будет произведен через 10 секунд. Идеал ждет вашего скорого возвращения.

9

8

7

6

5

4

3

2

1

Ничего не произошло, я так и стоял среди окруживших меня людей, а кнопка «Выход» перестала быть активной, продавившись в виртуальную панель и побледнев до полупрозрачности. Все померкло и расплылось, лишь отчетливая кнопка «Выход», предательски отказывающаяся работать. Кто-то меня трогает, дергает за одежды, что-то говорят, но я никого не слышу, точнее не слушаю, все их голоса для меня сейчас сплошное мычание, а в голове громогласно озвучиваются отсчитываемые раз за разом 10 секунд, разделявшие мою жизнь на «До» и «После».

- Умер, - промямлил я, уставившись на неактивную кнопку: - Как умер?

Что теперь делать, кому писать и выяснять причины невозможности выйти из игры? Баг? Администрация в курсе? Или же это все вокруг меня – очередная проверка со скрытыми заданиями, как тогда в ущелье? Проверяют на стрессоустойчивость и страхи? Почему вокруг столько людей? Кто они все такие? Почему я не хочу сейчас никого видеть и желаю, чтобы все поскорее окончилось, и оказалось, что все вокруг всего лишь морок, насланный тем же архидемоном, которого мы на самом деле не убили.

- Князь! Князь! – большая расплывающаяся фигура с силой трясет меня, - Князь! Очнись!

- А? – вроде бы произношу, поглядев на бородатого мужика, чье лицо кажется знакомым, но не расплывающаяся картинка не дает возможности узнать его.

- Князь! Ты как?!

- Нормально, - опускаю голову.

- Князь, вот, - что-то вкладывают в мои ладони, гладкое и круглое на ощупь: - Выпей, выпей! Полегчает!

- Зачем? – апатично отстраняюсь: - Зачем все это?

- Князь! Выпей! Не пугай людей!

- Людей, хм, - руки отпустили вложенный предмет, но перед расплывающимся взором что-то поднялось, мою голову запрокинули, и от света пришлось прищуриться.

Что-то теплое влилось в горло, вынуждая глотать, горячее с крепким вкусом навара из чего-то, наверное, трав, глоток, еще глоток, еще, на глаза навалилась тяжесть, и захотелось спать.

- Ну вот и хорошо, берем, мужики и аккуратно, слышите, аккуратно.

- Воевода, обижаешь, - раздалось в ответ.

Меня вроде бы подняли, наваливающаяся успокаивающая тяжесть вскоре одержала верх, и я заснул.

***

Вокруг бескрайние просторы, с вершины холма виднеется, как широкая река виляет меж пологих берегов, уходя далеко к горизонту, как на лугах гуляют стада, как ветер заставляет верхушки деревьев колыхаться, напоминая, что лес живой. Снизу у дома жители занимаются своими делами, не поднимая голов, чтобы посмотреть на меня, стоящего на дозорной башне, откуда виден весь город как на ладони, а рядом маленький мальчик, так сильно на меня похожий…

***

- День добрый, Князь, - раздался знакомый голос.

Я открыл глаза, повернув голову, на широкой скамье сидел Истислав, добродушно улыбаясь.

- Добрый, - улыбаюсь в ответ.

- Рад, что тебе уже здоровится, заставил ты нас попереживать.

- Отчего? – осматриваю комнату, поняв, что лежу в постели, накрытый чем-то тяжелым, вроде бы шкурами.

- Было отчего, но хвороба ушла, слава праведным богам, - Истислав подошел: - Еще полежишь, али вставать будешь?

- Встал бы, да что-то тяжелая постелька.

- Так пятьдесят шкур как никак, все, что нашли, все на тебя возложили.

- Зачем?

- Да ради согрева, али ты не помнишь?

- Нет, - честно признаюсь, пытаясь хоть что-то припомнить.

- Ну да, тебя же сон-трава в настое уморила, - Истислав принялся снимать шкуры: - Ну как я в тебя настой влил, и мы тебя понесли в опочивальни, так ты сразу леденеть принялся, благо, что пламенем не обнялся, как умеешь, а то бы там бы и лежал на воздухе-то. Ну как внесли сюда, поочередно меняясь, так сразу и принялись накидывать шкуры, чтобы хоть как-то согреть. Зимовая лихорадка иначе не лечится, ну настои вливали, не без этого, а дальше оставалось ждать.

- Чего?

- Пока сам выкарабкаешься, чего еще? Ведун так и сказал, мол, сидите и ждите, сам влез, сам и вылезет.

- Долго ждали?

- Неделю.

- Это по-нашему почти три дня, да три… А Ведун откуда?

- Так знамо откуда, Перуном посланный, теперича их в нашем селе больше, чем в столице. Место святое, Храм Перуна возводить начали.

- Селе?

- Селе, пять сотен людей, Князь, - Истислав улыбнулся еще шире: - Пуськово растет, народ прибывает.

- Скажи, а постояльцы здесь?

- Здесь, где ж им быть-то? Ждут, пока сможешь принять. Мы же, как тебя понесли, их сразу в сторону, мол, Князю не здоровится, как похорошеет, так и примет. Вот и ждут, хотели своих лекарей прислать, токмо мы всем народом не пустили, свои хворобы лучше знаем, как лечить. Почто им знать, как у нашего человека хвори лечатся, они ведь Пришлые.

- Так и я ведь тоже.

- Князь, ты наш, был Пришлый, теперича наш, - Истислав принялся наливать горячий отвар: - Вот, выпей, сил прибавит. Нам Ждан все поведал, мы его с Радиславой не отпускали, пока все не рассказали, что да как. Да и сами, как ты токмо появился, сразу же увидали, что наш ты теперича, переродился.

- Переродился, умер, - я сглотнул комок в горле.

- Не кручинься, Князь, все же налаживается. Вон какое дело свершил, слава тебе за то и почет, аки никому не сыскать, сил в тебе прибавилось, да и мы сильнее становимся, вон деревня в село переросла. Все же налаживается.

- Все, - вздохнул я: - Только теперь я гол, как сокол.

- Ты про доспехи-то да оружие твое? Было бы от чего горевать, сделаем и лучше даже. Токмо теперича все будет иначе, Князь, - Истислав принялся копошиться в сундуке, стоявшим рядом со скамьей: - Перуна благо на всю деревню наложено и мастерские в том числе, и все, что теперича делается в них, получает его дар, защищающий от проклятия демонического. На вот, одень пока эти доспехи. Знаю, что похуже твоих будут, но уж лучше, чем ничего. А позже, знаю, сделаешь себе новые, Борислав уже и металл наплавил, подготовился к твоему приходу.

- Нянчитесь, как с ребенком, - невольно произношу, одевая пластинчатый доспех, обращая внимание на дополнительное свойство, выделяющее вполне обычную вещь из всех подобных.

Благо Перуна. Предмет не подвержен преждевременному старению и проклятиям, разрушающим предмет. Свойство не удаляемое.

- Ну вот, теперь на Князя похож, пошли что ли? Народ-то заждался, хотят на живого посмотреть.

- Погоди. Ты мне сперва расскажи, что было, пока меня не было.

- Да что было? Люд потихоньку появлялся новый, мы выполняли твои поручения, как говорил, чтобы деревню расстраивали. Через несколько дней други твои вдруг забегали, мол, что-то случилось. Проверяли что-то, спрашивали, имеем ли мы с тобой связь какую-то, не сменился ли владелец деревни. Ну мы не стали у виска пальцем крутить, сказал я им, что связи нет с тобой, но точно уверены, что ты жив и здоров и скоро вернешься. Мы и действительно это знали, да и Камень Возрождения не темнел, а значит, ты не умирал, да и Ждан не возвращался после гибели, а потом Ведун появился и сказал нам, что ты вернешься.

- И что те?

- Да все бегали, что-то пытались разузнать, постоянно по округе дозоры пускали и непрерывно за порталом следили.

- Захватить деревню не пытались?

- Нет, попытались бы, волки бы их быстро отправили домой, да и мы бы шанса не упустили, Князь, - Истислав улыбнулся, сжав до хруста кулаки.

- Хорошо, пошли.

- А еще, когда мы тебя несли, они все пытались до тебя докричаться, узнать хотели, ты ли это или нет, что-то расспросить, токмо мы их отослали, ну и я доходчиво с мужиками им втолковали, чтобы не наезжали, ибо ты это и все тут.

- А ты уверен? – я с интересом взглянул на Воеводу.

- Само собой, что уверен, если бы тебя подменили, мы бы это сразу почувствовали, да и волчица твоя с волками тебя почувствовали. Ух, как они выли каждую ночь, спасу не было, и как ты слег после возвращения, также выли, волчица все к тебе рвалась, токма Ведун не пустил ее, ибо надобно так было. Вот такие пироги.

- Спасибо.

- За что?

- За все, я уже и сам был не уверен, что это я. Пошли, не будем людей заставлять ждать.

Моя спальня примыкала прямо к главной комнате, где я собирал раньше людей, сейчас же она была заранее заполнена. Как только отворилась дверь, меня встречали охранявшие волки, тут же ворвавшиеся в мою голову цунами радости и ликования. Я тут же присел, обняв огромную шею Белис, после погладил за ушами Патриарха и дочерей моей волчицы. Только после этого они меня пропустили к моему креслу, занимая подступы, я был под серьезной охраной.

- Добрый день, други мои, - приветствую всех присутствующих, среди которых я не видел игроков, только местные, лица некоторых мне не знакомые.

- Добрый! Здоровья тебе, Князь! – раздалось дружное в ответ.

- Я так понимаю, Пришлых не позвали, - негромко спрашиваю Истислава, вон как заговорил.

- Да, извини, но я подумал, что ты с ними пожелаешь беседовать без люда, а наши уж сильно хотели приветствовать первыми возвращение.

- Согласен, - киваю и уже обращаюсь ко всем: - Мне Воевода рассказал вкратце обо всем понемногу, да и вам поведали обо мне. Сейчас рассиживаться не будем, день в самом разгаре, а вечером, полагаю, уже готовитесь к гульбе.

Раздался дружный смех.

- Как же без этого-то, Князь? – донесся голос Борислава.

- Никак, ну, други, всем по делам обыденным, а вечером всем за общий стол, - встаю, и моему примеру следуют все, кто сидел, и народ принимается постепенно выходить из комнаты.

- Борислав, - обращаюсь к кузнецу, не рвущемуся подойти, как и остальные, из-за окруживших меня волков: - Как у нас дела с добычей?

- Все хорошо, Князь, нашли несколько жил, еще несколько неподалеку, так что надо бы землицу в пользование принимать.

- Примем, - я кивнул: - Скоро навещу, - пытаюсь улыбнуться.

- Буду рад, а то меха у меня в кузне не размяты, - кузнец напомнил мне былое, от чего я вновь улыбнулся, но уже по-настоящему, а на душе даже стало теплее от всплывшего воспоминания.

- Разомну, обязательно, - оборачиваюсь к Истиславу: - Зови.

- Уже, скоро будут, прикажешь остаться с тобой?

- Да я уже, - развожу руками, показывая лежащих у моих ног массивных белых защитников: - Под охраной.

- Это да, тогда я их провожу и пойду по делам насущным.

Лица вошедших были суровыми, как будто бы они пришли в ставку врага подписывать самоубийственное соглашение. Особенно их насторожили окружавшие меня волки, с пристальными взглядами провожавшие каждого садящегося за большой стол.

Я же пока молчал, решив, что начну первым не я, а то не выдержу и сорвусь в очередную паническую атаку, а так гори все черным пламенем.

Вскоре все расселись, безмолвно глядя на меня, а я был уверен, что в клановом чате по выделенному офицерскому каналу сейчас идет активная переписка. А еще меня очень сильно поддерживала внушающая уверенность и радость от встречи Белис, прочно поселившаяся в моей голове, прогоняя весь негатив.

- Серег, это ты? – не выдержал Ворон.

- Как? – спрашиваю металлическим голосом, стараясь не выражать никаких эмоций.

- Что как? – на лице друга появилось недоумение.

- Как я умер?

- Давай сначала определимся, ты ли это на самом деле, или твоим персонажем кто-то зашел.

- Как я умер?

- Пожар.

- Подробнее.

- Может, залез бы в новости или хочешь от меня услышать?

- От тебя.

- В пансионе пожар случился рядом с твоим номером, системы пожарные не сработали, и тебя запекло прямо в модуле.

- Дальше.

- Мы это, как узнали, сюда сразу бросились, ты же пропал неделю назад, войдя в портал. Статус твой, глядим, отображается, мол недоступен. Вроде бы и в игре, но недоступен, понимаешь? Писать тебе, звонить не прокатывают, как и с момента твоего исчезновения.

- Мы по своим каналам выяснили, - включился Воислав: - Что среди жертв ты официально записан, свидетельства фото и видео получили. С расспросами к местным, а те, мол, ты живой, и скоро будешь.

- Ага, вся деревня ждет, прикинь, тут крыша чуть ли не едет, даже перепроверили инфу. А тут ты, Серег! Живой! Ты понимаешь, что произошло?!

- Нет, - честно признаюсь: - Только вот выйти из игры не получается, кнопку заклинило.

- Класть на эту кнопку! Нам надо быть уверенными на все 100%!!!

- Я точно мертв?

- Я лично твое тело видел, - произнес Ворон, и я почувствовал, что он не смог скрыть до конца навалившиеся эмоции.

- Понятно. Как будем проверять?

- Никакой общедоступной инфы, - взял инициативу Воислав: - Только то, что было между нами, о чем никто не мог бы узнать, а дальше посмотрим.

- Хм, - я напряг память, пытаясь вспомнить не только последний месяц, но и вообще всю свою жизнь, чтобы самому увериться в том, что я это я: - Вы хоть сами понимаете, что почти что все наши встречи проходили с определенной публичностью?

- Понимаем, но все же.

- Хм, - я изрядно напрягся, пытаясь вспомнить то, что обычно не вспоминается, ибо было тогда, когда модуль записи давно уже отключен, а происходит самое интересное: - Леха, Хасавьюрт, красный платок.

Глаза Ворона закрылись, и голова поникла, а пальцы крепко вцепились в лавку.

- Извини, не хотел напоминать. Вась, добивать так разом, тоже извини, Цхинвал, подвал пятого дома от центральной площади.

- Водка – зло, - скрипя зубами, произнес Воислав, поднимая поникшую голову: - Надо будет еще проверить, сам понимаешь.

- Понимаю, да и рад буду, мужики, проверяйте, как можете, досконально, - и тут я не выдержал, прорывая все заслоны нахлынувшим цунами отчаяния, от чего Белис прижалась к полу и заскулила: - Проверяйте! Да так, чтобы никаких сомнений! Ведь я сам должен быть уверен! Понимаете?! Я должен быть уверен, что я жив! Понимаете?!!! ДОЛЖЕН!!!

- Все, все! Успокойся, возьми себя в руки! СЕРЕГ!!!

Прихожу в себя, только сейчас обратив внимание, что все волки вжались в пол, а мои руки дрожат, в сжатых кулаках крошится труха от бывших подлокотников.

- Мужики, проверьте, сами видите же, что живой я.

- Извини, Серег, но так надо было. Но ты сам-то осознаешь, что произошло?

- Что?

- Ты теперь вне системы! Ты реально бессмертный!

Я погиб, действительно погиб, неосознанно введенный запрос в поисковом окне портала вывел на новостную ленту с фотографиями и видео сгоревшего пансиона, где я и проживал. Он сгорел не весь, но очаг пожара оказался возле моего номера. И что же теперь? Как дальше быть? Моя квартира кому достанется? Кто я такой теперь?

- Мужики, может выпьем?

Междуглавие 1.

Воинство стояло ровными порядками на пологих холмах, направив свое внимание на величественный белокаменный город, раскинувшийся по обе стороны реки. Соседствующие горные хребты прятали свои вершины в клубящихся гигантских облаках, не желая смотреть, как прольется кровь. Война повсюду и вот подошла и к этому городу, оставшемуся последней преградой на пути. Высокие стены, большие башни, осада будет, но время не терпит, поэтому никакой блокады, лишь штурм за штурмом после того, как отработают осадные орудия, сборка которых на вершинах холмов идет полным ходом.

Воины осаждающих , облаченные в доспехи, переставшие хотя бы отдаленно напоминать старославянские и более похожие на что-то темное, даже скорее демоническое , внимательно всматривались в происходящее на крепостных стенах. Враг не собирался покидать город, понеся потери в битвах на открытой местности, и сейчас решил выжидать, будто бы что-то изменится.

- Ну что? – произнес, когда, тяжело шагая, подошел могучий великан: - Что скажешь, Добрыня?

- Мы готовы, так что можно начинать, пока Вороги не подоспели.

- Тогда приступим.

Внимание! Активирован рейдовый голос.

- Други мои, вы все знаете, так что не будем тратить время. Начнем и победим не ради славы, но ради земли нашей, ради семей наших, ради мира. С нами Боги! Ура! Родичи!!!

- УРААААААААА!!!!!.

Глава 2.

Внимание! Вы выполнили условия получения статуса «Князь» и подтвердили достижение на протяжении 7 дней.

Поздравляем, ваш социальный статус «Князь» закреплен. Отношение с собственным народом улучшено на 1000.

Внимание! Село Пуськово обрело правящего Князя, статус изменен на Город! Города привлекают не только блага, но и беды. Будьте на стороже, дабы люди Ваши не разочаровались в выборе.

Внимание! Текущий уровень города Пуськово – нулевой. Уровень возможных событий 5. Для следующего уровня города требуется численность населения 1000 душ. Городская стена 1 уровня.

Этой ночью я спал, как никогда. Может, сейчас и навру, но так такого благостного и крепкого сна не припомню за всю свою жизнь. Яркие сны, насыщенные благостными сценами из жизни, кажущейся моей. И пробуждение без онемения тела, боли в потянутых мышцах, тяжести недосыпания.

Увидев отблески солнечных лучей на бревенчатой стене после пробуждения, я улыбнулся и сел на край кровати. Лежавшая на полу рядом Белис, почуяв мое пробуждение, радостно встала, посылая мне положительные эмоции и попытавшись облизать все мое лицо.

- И тебе доброе утро, - я улыбнулся, активно потеребив волчицу за ушами: - Прекрати, прекрати, знаю, что рада.

Заранее подготовленная ключевая вода освежила, прогоняя последние крохи сна и поднимая и так зашкаливающий тонус во всем теле. Утренний горячий чай с булками, макаемыми в дикий мед перед отправкой в рот, прибавили радостного настроения, с которым я и вышел из дома навстречу новому дню. Чистейший утренний воздух тут же ворвался при жадном вдохе, наполнявшем увеличившуюся грудь. Хочется дышать все глубже и глубже, опьяняя себя самым сильным наркотиком, к которому привыкают буквально при рождении, единожды вдохнув и перестав употреблять лишь при смерти. И странно даже, отчего я дышу и здесь, вспоминая один старый фильм про виртуальный мир, в который были помещены остатки человечества, этого не требовалось в принципе, после осознания бытия. А здесь же напротив дышу и не собираюсь переставать, а если перестану, то начну реально задыхаться, и спустя время, мои жизненные силы начнут стремительно уменьшаться. Еще глубокий вдох и хватит, а то действительно голова закружится из-за перенасыщения.

Жизнь в Пуськово, не смотря на раннее утро, как и всегда, кипела, городок деревенского типа не желал менять свой облик, лишь разросшись в ширь. Стуки топоров и шорканье пил доносились с окраины, а центр обрел завершенный вид.

- Утро доброе, Князь, - я обернулся на голос и приветливо кивнул подошедшему Воеводе с парой дружинников.

- И вам доброе, обходите город?

- Можно и так сказать, - развел руками Истислав: - Охрана тебе полагается, чтобы чего худого не приключилось…

- А что со мной на моей земле приключится?

- Мало ли…

- Не нужно, охрана, - моя рука легла на мощную шею Белис: - Уже имеется, - тут же в миг вокруг нас возникли шестеро волков, я оценил столь молниеносную реакцию: - Причем довольно таки серьезная.

- Князь, не серчай, беспокоимся просто, теперь вижу, что не требуется, - Истислав, улыбаясь, взглянул на Белис, и та в ответ будто бы кивнула: - Ну тогда позволь спросить, какие планы?

- Пока не знаю, наверное, для начала прогуляюсь по округе, ознакомлюсь со всем, что успели сделать. А то не было меня прилично, смотрю, многое изменилось.

- Дело нужное, - кивнул Истислав, жестом отпустив дружинников, тут же поспешивших куда-то по вдруг появившимся неотложным делам: - А после?

- Хм, по ходу дела решу, или у тебя какие-то предложения?

- Нет, - Воевода деланно изобразил саму простоту: - Позволь проводить тебя в прогулке, заодно и расскажу все, что да как.

- Ну пошли, - ухмыльнулся я, все-таки не хотят оставлять меня одного, переживают что ли? Может быть.

Деревня, точнее село, а еще точнее уже город с последнего моего пребывания, заметно преобразилась. Несколько мужиков, мне не знакомых, заканчивали выкладывать определенную постройками и дворами площадь перед моим домом брусчаткой. Завидев меня, те встали и почтенно поклонились, то же делали и пробегавшие мимо по своим делам горожане.

Самым высоким зданием был Княжий дом, в два этажа напротив стояла харчевня с постоялым двором с простоватой вывеской «Волчий Холм». По обе стороны от нее полукругом шли торговые лавки, нисколько не конкурирующие друг с другом по ассортименту. Справа от Княжьего дома место пустовало, но полагаю, это было сделано с определенным неизвестным мне расчетом, может быть, для расширения или особых зданий. Слева же возвышался частокол с вышками, за которым скрывались казармы дружины.

Школа с садом заняли большое здание, огороженное декоративным дощатым забором, и сейчас на территории школы весело игралась местная детвора. А дед Матвей по-свойски громогласно причитал по поводу порядка и сохранности вверенного имущества, от чего вызывая у меня радостную улыбку.

Дворов уже насчитывалось довольно-таки много, и в основном те начинались второй линией от площади на уходящих вниз по холму улицах. Мастерские стояли на тех местах, где я их установил и работали во всю, появились несколько ремесленных, принадлежавших «местным». Пришлых пока не было, я имею ввиду игроков, лишь недавние переселенцы, как объяснил Воевода, прибывшие за последнее время.

Вести о Пуськово разносились не то что сороками, но самим ветром, и меня уверили в том, что даже в самой отдаленной деревне знают, что есть такое место, где можно жить. Я даже на мгновение почувствовал себя Мессией, несущим свет, но сразу же прогнал это наваждение, дабы не зазнаваться и не превратиться в очередного самодовольного правителя, считающего, что все его считают минимум Богом. Нам такого не надо, свои бы кости унести, не то что целый мир себе на плечи.

Во время прогулки на глаза попались несколько ведунов разных мастей, почтенно кивнувших, завидев меня на улице. Среди встреченных особо выделился один седобородый кудесник, усевшийся прямо на землю и игравший на гуслях завораживающие мелодии, сопровождаемые пересказами былин и сказаний. Я даже задержался на какое-то время, вслушиваясь в тексты и вновь улыбнулся, когда понял, что старец вещал «Слово о полку Игореве», но несколько переиначенное для этого мира. Оно и правильно, от чего бы и не заимствовать реальную культуру народа, тем более она самая этому самому народу без надобности уже несколько десятилетий. Я поблагодарил старца и пригласил того читать сказания и былины на площадь ближе к школе, дабы детвора слушала и вникала, попутно отдав распоряжение Воеводе организовать скамьи по улицам, дабы народ мог сидеть, отдыхая и прогуливаясь.

В завершение я издали взглянул на место будущего строительства Храма Перуна, возле которого мелькали белесые силуэты. Волхвы то ли молились, то ли занимались чем-то своим возле Идола Перуна, но явно не закладывали фундамент и накапливали стройматериалы для будущего Храма. Хотя, что я понимаю в древней религии?

Мельком обратил внимание на летний лагерь «Солнышко» у реки, где шли какие-то мероприятия. Но в целом было видно, что дачники отдыхают.

Обход показал, что места становится катастрофически мало.

- Полагаю, освоенные пастбища и прочие угодия трогать себе в убыток, ведь тогда придется гонять тот же скот сквозь лес или через реку, - решаю, глядя на пологий берег: - Надо строить мост и осваивать противоположный.

- Здраво, - согласился Истислав: - Не стоит рубить свой сук, да и все равно туда надо мост делать, а то на лодках переправляться не удобно.

- Вот и решили, слушай, а это там не Ратные ли строят?

- Ага, помогают, спросили дозволения помогать в хозяйстве и прочем же, вот и помогают. Мастера у них, оказывается, имеются отменные.

- Ага, - киваю: - Реабилитанты.

- Кто?

- Ветераны.

- А ну да, они самые, - кивнул Воевода: - Стараются, кто вроде бы справляется, кто нет, мы поглядываем. Да и волки помогают.

- Кстати о волках, - обращаю внимание на идущую рядом волчицу: - Белис, ну прекрати ты меня давить радостью и счастьем с прочей положительной фигней. Я так от эйфории скоро ссаться радугой начну и бабочками икать, все хорошо. Правда.

Давление на сознание спало, и мне даже полегчало, когда уже доставшая постоянная улыбка смогла сойти с моего онемевшего лица.

- Спасибо, - рука почесала за ухом: - Все хорошо, надеюсь, вы гостей также не прессуете, а то у них крыша с одного края на другой резко перекатится. И получим радостных маньяков.

«Нет, я за тебя переживаю».

- А ты не переживай, все хорошо, теперь все хорошо. Будем же жить, - я вновь улыбаюсь, но ощущаю, что мышцы уже устали, как будто бы семечек килограмм в одну морду расщелкал.

- Князь! Князь! – к нам бежал один из молодых ратников, активно махая руками.

- Случилось чего? – Истислав прищурился: - Севка! Чего орешь на всю округу?! Всех перепугаешь!!!

- Князь, - паренек лет двадцати пяти по имени Всеволод подбежал и, согнувшись, принялся говорить, вбирая воздух: - Кня..зь, поз..ль, слово мол..ить.

- Говори уже, - разрешил за меня Истислав.

- Там, - Всеволод указал в сторону, слегка отдышавшись: - Мы шахты искали, в трех лигах отсюда.

- И? – не выдержал Воевода.

- Там! Беда! Змееголовы!

Внимание! На соседних свободных землях появились кочевые племена. Разведчики заметили одно из свирепых диких племен – Змееголовы.

- Не было печали, - Истислав сплюнул: - Князь, надо их изводить, иначе жития не будет.

Получено задание местного значения: «Истребление гнезда». Уничтожьте племя Змееголовов, чтобы те не смогли причинить вреда окрестностям Пуськово. Награда: репутация, вариантно.

Принять.

- Хм, много их?

- Мы видели отряд, меня послали прочь в город, бежал, что сил было, а остальные уходили груженные, скоро должны прибыть.

Позади нас от центра города, где неподалеку от моего дома возвышались Камни, донесся глухой звон, еще раз, через несколько секунд еще.

- Прибудут, - нахмурился Истислав: - Завтра, как возродятся. Князь, твой приказ.

- Усилить посты, выставить дозор, предупредить гостей. Будем готовиться. Что у нас с защитой?

- Крепость пока не строили, да и отгораживаться смысла не было, растем не по дням, а по часам. Вышки дозорные токмо стоят.

- Плохо, так, ладно, готовь дружину. Белис, готовь Стаю, пошли малый отряд на разведку, выяснить, где эти гады.

«Уже. Охота, славная охота будет!»

- Тут не охотой, тут войной пахнет.

«Война!»

Над городом разнесся волчий вой, поднимая на уши весь люд.

- Эх, кольчужка маловата, - с горечью произношу, осматривая выданные мне доспехи. Вполне заурядные, с обычными параметрами, хорошо, что хоть те соответствовали сотому уровню.

Дружина собралась так быстро, что такому показателю скорости позавидовали бы самые оперативные отряды, в чьи обязанности было предписано вставать с постели уже в полной выкладке и с десятком свежих зарубок на прикладе.

Если быть точнее, то, когда мы вернулись на главную площадь, сотня из готовых воинов уже стояла в полном облачении. Не крестьяне с топорами и вилами, а регулярное войско в доспехах и с оружием, причем, у каждого были щит, меч, палица и копье, а я был уверен, что каждый из дружинников умел управляться с арсеналом на раз-два.

- Все?

- Нет, Князь, только первые, еще четыре десятка остаются в городе, да и на промысле и добычи люд.

- Добро. Эх, надо бы больше людей, а то почти все уйдем, город без охраны.

Входящее: Привет, что у тебя там?

Исходящее: Все в норме, мобы в округе завелись, пойду убеждать их переселиться.

Входящее: Помощь требуется?

Исходящее: Кони стоят пьяны, хлопцы запряжены. ) Спасибо, думаю, сам потяну со своими. Разве что присмотрите, пока гулять буду))))

Входящее: Понял, если что, кричи Караул, будем шапками махать) У нас сейчас, если честно, свои заморочки, мне отчет пришел от курортников. Кстати, у тебя имя не отображается, интересная фишка, баг?

Исходящее: Нет, стерлось, потом впишу…

«Имя, хм, менять или не менять?»

- Князь, дружина готова.

- Вижу. Ждем разведку.

«Скоро будут. Стая готова!»

- Хорошо, - вновь окидываю взглядом свое воинство. Хоть и малая, но сила. Да и Стая неподалеку, на площади лишь десяток грозных представителей.

Только вот их военачальник не на своем месте, вроде бы и надо с мыслями разобраться, понять, что да как, и чем дальше жить, а тут нате вам порядочек, руки в ноги и воевать.

- Белис, опять? Я в норме, просто думаю обо всем. Говорю же, в норме, не надо прессовать, дай самому разобраться.

Волчица лишь пробурчала, мотнув головой в сторону, мол, не сильно и хотелось.

- Князь, держи, - подошедший Борислав протянул мне два одноручных меча: - Не голыми же руками тебе воевать.

- Спасибо, - принимаю оружие, не Близнецы, но да ладно. Что было, то пеплом уже покрыться должно, вот вернусь из похода и займусь крафтом – рецепты-то у меня сохранились.

«Пришли!»

На площадь вбежали несколько волков, изрядно потрепанных и тут же принявшихся транслировать всю информацию, какую раздобыли, причем ее получал не только я, но и все мое воинство, дабы никому не пришлось объяснять.

- Выдвигаемся! – прозвучала моя команда, и дружина разом зашагала строгой колонной.

Дружина повернулась направо и зашагала строевым. И тут над городом раздалось:

Когда багряной рудою окрасятся латы Даждьбога, Когда сердце храброго война больше не сможет Яри испить. Пред гаснущим взором откроется в Сваргу златую дорога И воин пойдет по ней за Перуницей, что над земью летит. В дружину Перуна! В дружину Перуна! Когда солнечный Коловрат повернет лучи свои вспять, Когда священная сталь в Яви больше не будет зажата в руке. У каждого свой будет путь- где-то Вальхалла, где-то Перунова Рать! Но в небесных чертогах вновь засияет блеск на клинке! В небесной дружине. В небесной дружине грозного Бога

Внимание! Наложен групповой баф «Песнь Защитников». В течение 4 часов параметры защиты увеличиваются на 10%, шанс избежать критический урон на 15%, защита от иных воздействий увеличиваются на 5%.

Внимание! Наложен божественный баф «Дружина Перуна». В течение 4 часов параметры атаки против приспешников Хаоса, Тьмы или Света увеличивается на 20%, против иной нечисти на 30%. Боевой опыт увеличивается на 25%.

Входящее: Охренеть!

Изрядно отойдя от города, дружина стихла и бодро шла свободным шагом, окруженная волчьей стаей, я несколько раз смотрел назад, не растянулись ли, и мне показались пара старичков, плетущихся в хвосте, но те будто бы истаивали, словно морок.

- Далеко идти?

«За черным лесом».

Черным мы прозвали лес, раскинувшийся в пяти лигах от города, возле него нашелся карьер, в котором сыскалось месторождение желтой глины, подходившей для строительства печей. Позже неподалеку, как сказал Борислав, отыскалась железная руда, довольно таки богатая.

Сам же лес полностью соответствовал своему названию, выросший из черных сосен - дерева редкого и опасного из-за выделяемой им едкой смолы, принимавшейся тут же испаряться, как только на нее попадали лучи солнца. Испарения в мгновение парализовали и отравляли, отчего эту самую смолу, как я узнал из вики, любили использовать в войнах, метая сосуды во врага, применяя в роли оружия массового поражения, а именно отравляющие газы.

Так что, днем в этот лес соваться было опасно.

- Пришли, - прошептал Воевода, пригибаясь как можно ближе в высокой траве: - Вон их дозорный отряд.

- Вижу, а где лагерь?

- Так прямо в лесу, Князь.

- Как? Там же смола? Испарения?

- Так не травит их, - Борислав произнес для всех очевидное, только я не был в курсе: - Змееголовы сами ведь ядовиты, а иные яды им ни по чем.

- Понятно, тогда ждем ночи, а пока залегаем и не отсвечиваем.

Я лег в траву и закрыл глаза, вслушиваясь в птичьи трели, разносящиеся по округе.

- Князь, князь, - чья-то мощная рука толкнула меня в плечо.

- А? Что?

- Просыпайся, время пришло.

Я огляделся, лежа в траве, вокруг стоял полумрак наступившей ночи. Вот это меня накрыло, проспал, считай весь день, хотя, если брать во внимание, что время здесь течет быстрее, то всего лишь пару часов, может, поболее. В то же время, игровой день мне кажется уже полноценным, будто бы действительно прошло 24 часа.

- Ну что там?

- В лагере они, можно идти, яд выветрило вечерним ветерком.

- Ну тогда пошли, только тихо. Как действуем-то? – я осмелился спросить у своего Воеводы.

- Прямая атака, иначе они нас утыкают из леса своими стрелами ядовитыми. Стая уже обогнула лес и зайдет с другой стороны, чтобы ни одна гадина не ушла.

- Хорошо.

Лагерь Змееголовов представлял из себя нечто похожее на поселение коренных американцев, разве что жилища были скругленные и сплющенные к земле, походя на огромные яйца. Кочевники не боялись ничего, поэтому не выставили охранения, что и позволило нам подобраться почти вплотную.

С легкостью пробирающиеся через бурелом, не издавая ни малейшего шума, передняя линия, состоящая сплошь из охотников, подобралась на десяток шагов, приготовляясь атаковать по команде. Мгновения ожидания, предательски растягивающиеся в бесконечность, напряженные руки, занесшие короткие копья для броска, шипящие ползающие враги, и темнота тихой ночи – все слилось воедино.

Свист пролетевших копий разрушил ночную идиллию над лагерем, острия протыкали змееподобных тварей, больше походящих на наг. Яростное шипение и разом выползающие из взбухших жилищ десятки тварей, боевой клич атаки и стук отравленных стрел в ростовые щиты. Еще несколько мгновений, и все перемешалось в одной роящейся свалке, принявшей в хаос сражения выскочивших из мрака ночного леса белых убийц.

Кто и где, что происходит, я не знаю, мысли прочь, лишь инстинкты и мышечная память. Лесная местность и многочисленность участвующих в сражении мешают развернуться во всю, но мечи все же находят цель и раз за разом рассекают змеиную кожу. Ядовитые стрелы просвистывают в смертельной близости, и очередной дерзнувший в меня выстрелить с ненавистным шипением принимает своим телом острый металл, потрошащий змеиную плоть. Мгновение, и уже следующая тварь отправляется к змеиному богу, даруя мне очки опыта.

Вы получили 150 физического урона. Вы отравлены змеиным ядом.

Вы потеряли 200 жизни.

Вы потеряли 200 жизни.

Вы потеряли 200 жизни.

Вы потеряли 200 жизни.

Вы потеряли 200 жизни.

- Ах ты су…! – из меня вырвался звериный рев, эфесы мечей застонали от силы сжимаемых лап, и покрывающая металл слизь в миг вскипела, соприкоснувшись с черным пламенем.

Все замедлилось, звуки растянулись, стрелы словно увязли в невидимом желе, а влившиеся в мое тело силы жаждали вырваться наружу, чтобы дорваться до очередной твари, как и я. Резкий прыжок с отскоком от пошатнувшегося толстого ствола сосны, рев ликования, и выставленные в стороны мечи рассекают надвое тварей, ставших слишком медлительными, чтобы осознать происходящее с ними. Вновь рывок, и рассекающий удар четвертует еще одного змееголова.

Внимание! На вас наложено исцеление крови, эффект отравления снят.

Не важно! Вихрь мечей, и ворошащееся скопление хвостов лишается большей части собственных тел, безмолвно упавших наземь, объятое пламенем.

- Ты ответишшшшшшььььь, - змееголов успел прошипеть прежде, чем лезвия распороли его условную грудину, выпуская внутренности наружу. Мда уж, детям до 18 здесь лучше не играть, а то насмотрятся и будут ходить играться в ближайший морг, а то в других местах гораздо скучнее.

- Умри, гад ползучий, - выпаливаю я, втаптывая в землю безжизненное тело: - Изведу всех! Всех! Кто сунется на мои земли! Выжгу! Всех выжгу! А после доберусь до ваших кладок, и спалю все зародыши!!!

Эйфория битвы отпускала, уступая место откату. Руки, принявшие свое человеческое обличие, уже начинали дрожать, не в силах держать изношенные мечи, несколько раз угодившие в сосны и разрубая те в пару ударов. Свинцовая усталость наваливалась на все тело, и мне оставалось лишь ошаленно смотреть на окружающих меня воинов, ведь в этот момент они видели меня в боевом обличии. Они видели, что я оборотень, впадающий в безумство, они видели меня… сильным.

- Огнеслав! – разнеслось по ночному лесу, освещаемому черными кострищами.

- Огнеслав! – кто-то подхватил.

- Огнеслав! – донеслось из другой стороны.

- ОГНЕСЛАВ! – дружно раздалось повсюду.

Междуглавие 2.

Главе отдела контроля особых исследований и проектов корпорации АльтИнтПро от главы отдела контроля и администрирования активности игроков виртуального мира И1.

Довожу до вашего сведения о возникновении внекатегорийной системной ошибки на территории азиатского кластера в резервации «Северось». Данную ошибку можно смело отнести к уровню 0 и произвести должные изыскания по выявлению первопричин и выработки точного алгоритма репликации. Такие мысли вызывает тот факт, что в следствие данной ошибки одна из учетных записей перестала отвечать на административные запросы блокировки, ограничения доступа, принудительного переноса, дубликации и принудительного логаута. Увеличивает интерес вдобавок и то, что зарегистрированный пользователь на данный момент числится умершим по причине гибели вовремя инцидента 1253. Соответствующие выкладки, документы и логи прилагаю к письму.

Главе отдела контроля и администрирования активности игроков виртуального мира И1.

Все полученные данные переведены в категорию секретности Зеро, все причастные лица предписано ограничить от остальных на время проведения расследования и разработки методики воспроизведения. Персонаж под кодовым именем «Первый» предписано опекать с целью сбора дополнительных данных. Необходимые меры по выявлению контактов, связей и зависимостей задействованы, внедрение каких-либо раздражителей в зоне присутствия проводить строго по закрытому регламенту присвоенного проекта «Феникс». Надлежит отделу усилить контроль за пользователями с целью выявления инцидентов такого же характера.

Глава 3.

Внимание! Вы уничтожили три гнезда Змееголовов. Задание «Истребление гнезда» выполнено. Отношение горожан Пуськово увеличилось на 1000, отношение северосов на 300.

- Фух, знатная битва, - выдохнул стоявший рядом воин: - Славная победа.

- Будут знать, как на наши земли зариться, - поддержал его другой: – Ура, други!

- Ура-а-а-а!

Я стоял посреди большого пепелища на месте некогда стоявшего шатра. Вокруг истлевали змеиные тела, а рядом лежал догорающий обрубок гигантского хвоста, принадлежавший павшему Предводителю Змееголовов. Гигантский четырехрукий Нага заставил изрядно попотеть, пока мы смогли его завалить всем войском.

Получен предмет. Кристалл сущности Наги. Параметры неизвестны. Описание: Ты ответишшшшь за свою дерзоссссссть.

Во многом помогло то, что к нам присоединилось несколько волхвов, вовремя подлечивших и наложивших усиление. Мне все же не привиделись эти старички в хвосте колонны. Но как бы те не помогали, расспросить их о причине участия в походе не получилось, все безучастно молчали и игнорировали любые попытки наладить контакт. В конце концов Воевода не выдержал и попросил меня не теребить божьих служителей, ибо раз они пошли, на то воля Перуна.

Всего пришлось уничтожить три лагеря Змееголовов, разбитых в разных концах моих земель. Так что пришлось побегать. И хотя на это ушло две ночи, моим людям это пошло только на пользу, они успевали отдохнуть и поправить потрепавшиеся доспехи на привалах во время переходов от лагеря к лагерю.

Собранный дроп не был чем-то неординарным: ядовитые клыки, змеиная кожа, ядовитая слюна, короче, всякая алхимическая ерунда, но много, несколько сотен каждого наименования. Полных латных доспехов или двуручных топоров ни с кого не упало, да и хорошо это, я никогда не понимал, когда какой-то слизень вдруг ронял какую-то шмотку. Всегда интересовало, где он ее все это время прятал, тем более, что та в три раза больше самого червячка.

Вернулась дружина в город под утро, уставшая, но вполне довольная, ведь каждый из дружинников, как и я, получил свою толику опыта, во время боя было даже несколько вспышек, сигнализировавших об очередном уровне счастливчика. Как только мы вошли в город, я всех распустил по домам, зашагав к своему дому, уставший, но довольный. А рядом непрестанно шла Белис, верная волчица, не желавшая оставить меня ни на минуту.

Я уселся на новоделанную скамейку возле моего дома и, улыбнувшись, протянул ноги, с удовольствием кряхтя, словно старец. Косточки отозвались звонким хрустом, а мышцы благостно потянулись, тело расслаблялось. Спать не хотелось, не смотря на долгое приключение, хотя, какое оно долгое? Так, прогулочка небольшая, доводилось и подольше гулять.

К моему облегчению, дружина приняла мои способности, даже более, прозвало меня таким странным, но в то же время понравившимся мне именем. Теперь меня зовут Огнеслав, и когда я ввел это имя в строку, на душе даже как-то полегчало, ведь последняя ниточка, связывавшая с прошлым, была заботливо перерезана. Сергей Владимирович умер окончательно, как и его персонаж СерВлад, и занял вакантное место полный сил и молодой князь Огнеслав по прозвищу Волколак.

- Утра доброго, Князь, все в думах княжеских?

Я поднял голову, посмотрев на возникшего передо мной человека.

- И тебе утра доброго…, Добромир, - немного удивившись, встаю перед запомнившимся мне старцем: - Честь для меня вновь свидеться. Признаюсь, даже и не думал о таком. Не ожидал.

- Рад, что не гонишь меня со двора, рад, - кивнул старец: - В дом пустишь, али так будем любезничать?

- А? Да, конечно, прошу в мой дом, - подскакиваю к двери и распахиваю, приглашая войти.

Нас уже встречала дородная женщина Василиса, как полагается справной хозяйке. Она тут же проводила нас в главную комнату, где один из столов был уже накрыт.

- Василиса, когда уже успела? – удивленно спрашиваю.

- Так завидела, что Князь возвращается с похода, сразу же и принялась накрывать. Ой, садитесь, садитесь, пока все горячее, кушайте на здоровье.

- Присаживайтесь, отче, угощайтесь.

- Благодарствую, - старец присел, но за еду не взялся: - Дело у меня к тебе, Княже.

- Какое?

- Доброе. Позволь обосноваться нам в граде твоем, позволь Храм Перуна отстроить. Позволь служить богам нашим.

- Хм, а зачем же спрашиваешь? Живите, никто ведь не против.

- Положено так. Позволь.

- Раз положено, тогда, - вытираю полотенцем рот: - Позволяю.

- Спасибо тебе, Княже.

- Вам спасибо, что выбрали наше Пуськово, городов, поди, много.

- Много, - кивнул Добромир: - Только не во всех нашего брата принимают. Особливо там, где Православные монахи осели, неся веру во Христа, - старец вздохнул.

- Ну, меня они тоже не особо привечают, поэтому сюда нос свой не сунут. Ну что, Отче, может поедите со мной. А то я только вернулся, надо силы восстановить.

- Отчего, не откажусь, - Добромир взялся за хлеб: - А про поход слыхивал. Братья поведали.

- И когда уже успели? - ухмыльнулся я очередной оперативности игровых персонажей.

Внимание! На территории города Пуськово заложен первый камень в Храм Перуна.

Внимание! На город Пуськово ниспослано божественное благословение «Сияние Перуна». В течение месяца над городом не сгустятся тревожные тучи, а земли окрестные не посетят вороги.

- Блин, как все оперативно. И как теперь качаться? – буркнул я, загребая большой ложкой наваристый борщ.

Съев краюху хлеба, Добромир попрощался и ушел, а я продолжил завтракать, точнее наверстывать два дня. Блин, мечта обжоры, а не игра – ешь, сколько хочешь и все равно не потолстеешь. Белис тоже перепало с княжеского стола: запеченный с яблоками поросенок очень быстро исчез, оставив после себя в углу лишь обглоданные кости. А волчица теперь расслабленно лежала, взирая на меня опьяненными глазами.

«Интересно, а кошки здесь есть, как и прочая живность?»

- День добрый, Князь, - возле дома меня уже ожидали мастеровые.

- И вам, дело какое-то?

- Оно самое, вот мы тут с мужиками спорили…

- О чем?

- Да какой лучше мост строить: деревянный или сразу каменный.

- А у нас камня полно?

- Вот и я о том же твержу им, а они, мол зима придет, потом весна, лед сойдет, и нет моста.

- До весны еще дожить надо, да и каменный тоже может унести. Стройте пока деревянный и займитесь после возведения крепости, враг не дремлит.

- Спасибо, Князь, - все мастеровые разом поклонились: - Так и сделаем.

Вот блин, вопрос, казалось бы, не требующий особого внимания, но все равно надо у меня спросить. Градостроителя нашли знатного, хотя, оно по сути ведь правильно: как начальство скажет, так и сделаем, чтобы потом на нас и не пеняли, мол, как сказали, так и сделали.

Я развернулся к дому и посмотрел на него с прищуром, везде должен быть хозяин. Вызываю окно управления домом, категорию «обслуживающий персонал», подкатегория «особые», выбираю по фильтру «домовые». Список не обильный, ценник разный, от чего разнится – не понятно. Ни картинок, ни описаний достоинств и характеристик. Решаю отдаться чутью и по наитию кликаю на понравившееся имя.

- Чего надобно? – рядом появился неряшливо выглядящий мужичок росточком с шестилетнего ребенка, кудлатая борода, поношенная фуфайка.

- Сидырыч, доброго тебе дня.

- Знаю, что Сидырыч, надобно чего? – вновь пробурчал домовой.

- Принимай хозяйство, на службу принял тебя.

- Какое хозяйство? Опять хле…, - Сидырыч обернулся и замолк: - Это что, шутка что ли?

- Нет.

- Это что? Княжий дом?

- Да.

- Это за ним присматривать?

- Да.

- А где сарай?

- Какой сарай?

- Обычный, мне поди пятьсот лет акромя сарая ничего не поручали.

- Ну вот теперь придется за моим домом присматривать. Согласен.

Сидырыч в миг исчез, ничего не ответив, а из дома вдруг донесся истеричный женский крик и буркнувшее «пародонте, меня Сидырыч зовут». Я улыбнулся и пошел прочь, дом теперь под присмотром, надеюсь достойным, это ничего, что он из сарайных, опыта у него много, да и я князем не родился. У всех должен быть шанс, а всяких Всеволославов или Ивашек я как-то выбрать не захотел, особенно дорогостоящих, чем проще, тем лучше, по крайней мере, для меня.

Входящее: Прива. Вопрос, откуда артефакты нашел на стройку?

Исходящее: Прива, какие арты?

Входящее: О! Имя сменил, грац! На Храм, арты же легендарные, откуда добыл?

Исходящее: Я не добывал.

Входящее: Э-э-э, а как тогда стройку начал?

Исходящее: Они сами пришли, не виноватая я. Я только разрешение дал.

Входящее: Очередной раз удивляешь.

Исходящее: Да я не в курсе… что там по мне узнали?

Входящее: Пока работаем. К.С.

- Вот и поговорили, - проворчал себе под нос, подходя к кузнице, которая пока пустовала, наверное, кузнец в отсыпке после мордобоя. Ух, как вспомню, когда он взял поваленное дерево и метнул его в босса, силища богатырская.

Кожаные меха приняли на себя нагрузку в виде меня, забывшего о том, что инвентарь наполнен и причем весомо. Ну да ничего, скоро облегчу. Цепи натянулись, меха выдохнули, правой-левой, поехали, вспомним нубские тренировки.

«Я – живой! В моих жилах бурлит вскипающая кровь! Я полон сил, я здоров! Я могу свернуть горы, дайте только время! Я – бессмертный!!!»

- Князь! Ты так все меха порвешь!!! – возмущенный крик Борислава заставил меня отвлечься от втянувшего в себя омута мыслей.

- А? – прекращаю качать меха со всей своей силой, нет, в этом мире не нужно изобретать паровые машины, достаточно поставить подобного мне или сильнее, и махина покатится, будто автокар.

- Меха пощади, не напасемся! Я-то думал, кто тут так нещадно чадит, угля не жалеет. Думал, сейчас как поймаю, да как…, - кузнец запнулся: - Эко ты как тут развернулся. Что там в горниле плавишь?

- Да вот железку одну переплавляю, пытаюсь, хотел из нее попробовать доспехи сделать, а то все карманы ими завалены.

- Эка невидаль! – кузнец громко присвистнул: - Откель у тебя это?

- Так с Нижнего принес, с демонов.

- Эка редкость. И много его у тебя?

Залезаю в инвентарь.

- Почти тысяча осколков.

- Ух ты!

- Что?

- Князь, демоническая сталь – это ничто иное, как оскверненный мифрил, смешанный с кровью и тленом тел сожженных в печах. Если постараться его очистить, то можно извлечь очищенный мифрил.

- Сколько примерно получится? – интересуюсь, осознавая, что во всех играх, да и книгах это почти топовый металл или абсолютный, не имеющий аналогов и более серьезных конкурентов. Вот и здесь походу, разрабы не стали заморачиваться и обзывать его, к примеру, демонитом.

- До двух процентов.

- Мало, так со всего может и на вещи не хватить.

- Только зачем его извлекать?

- В смысле?

- У тебя металла вполне достаточно, чтобы воссоздать доспехи и оружие, - улыбнулся кузнец.

- Но там был проклятый металл.

- Был, железо, что прокляли Светлые, дабы мы не смогли созидать опасное для них оружие. Но ты же смог.

- Мне помогли, сам бы не смог.

- Но знания остались.

- Да, только там ингредиенты, которые где я найду?

- Что за ингредиенты.

- Сущности боссов всяких, что обитали в землях.

- И тебе их тоже помогали убивать.

- Полагаю, что да, иначе, отчего одиночка справлялся с рейдовыми перекаченными монстрами?

- Это да. Да отстань ты от печи, здесь этот металл не переплавить, нужна другая кузня. Ты лучше думай, где брать сущности и остальные ингредиенты. Да и скажи, ты думаешь не очищать металл?

- Ну да. А что?

- Из неочищенного ты получишь сильные предметы, но ментальная сила, впитанная от смертей жертв, может захватить твой разум.

- Облом. Хорошее что-нибудь сказать можешь?

- Знатные доспехи получатся.

- Ага, спасибо.

- Не за что.

Залезаю в справочник, нахожу известные типы металлов, выбираю «Мифрил», и выпадает список. Всего в игре доступно порядка десяти видов, но это под знаком вопроса. Из известных: эльфийский мифрил, очищенный мифрил, гномий мифрил, драконий мифрил, оскверненный мифрил. Из всех известных можно создавать предметы экипировки, доспехи, оружие, и прочее легендарного и выше уровня в зависимости от используемых артефактов.

Об оскверненном крайне мало информации, точнее, сказано лишь то, что это металл демонов, создающих его, чтобы сражаться против ангелов. И, как писалось в различных источниках, добыча данного метала не являлась затруднительной для серьезных кланов, ходящих в постоянные рейды на демонов, ангелов или других высокоуровневых существ. Единственной проблемой было то, что требовались высокий ранг мастерства и немалая толика везения, так как шанс успеха создания предмета с хотя бы приемлемыми параметрами крайне низок. Точной статистики не было, но говорилось что-то о десяти процентах.

Раз уж полез, посмотрел и другие высокоуровневые металлы. Ниже в категории была благородная сталь всевозможных видов, являющаяся целиком и полностью крафтовой, и различные ее типы получали игроки, покупая рецепты других игроков или занимаясь напрямую алхимическими экспериментами, как это делали в реальности металлурги, выводя весь техпроцесс. Адамант тоже присутствовал, не без него, правда никто не имел хотя бы толику этого металла, так как для его получения требовалось самое малое – убить бога, но это опять же слухи, по-моему, принесенные из других игр или произведений, где об этом указывалось, мол, адамант – божественная плоть.

- Надо подумать, - произношу, вертя в руке вытащенный из пламени печи кусок, оставшийся холодным, хоть и подвергался высоким температурам на протяжении пары часов.

- Надо, - согласился кузнец.

«Где взять сущности? Аукцион!»

Я резво вскочил и выбежал из аукциона, выпалив Бориславу, что скоро буду, и побежал в сторону банковской палатки. Забег по улочкам не отнял много времени, благодаря моим особенностям, но, достигнув цели, я оторопело затормозил, вдруг подумав, не ошибся ли я местом.

Передо мной возвышалось одноэтажное здание, точно повторяющее внешность подобного из столицы, и лишь вывеска над входом подтвердила, что мне именно туда.

- Доброго дня, великодушный правитель этого города, - тут же расплылся в улыбке гоблин, стоявший за средней стойкой, как только я вошел. Его примеру тут же последовали остальные в количестве трех.

- С расширением.

- Благодарим, наш банк крайне признателен Вашему участию в развитии сети банков. Мы хотели бы предложить Вам выгодные условия по кредитованию и вкладам.

- Спасибо, пока не надо, мне аукцион требуется.

- Конечно, конечно, - старший гоблин услужливо выскочил из-за стойки и, покорно кланяясь, пригласил меня к одной из дверей: - Личный кабинет вас ожидает, смею предложить пакетом услуг, предоставляющих дистанционный доступ ко всем услугам банка посредством использования браслета управления.

- И сколько? – решил поинтересоваться, дабы знать, насколько меня нынче ценят.

- Ой, сущую малость, месячный абонемент в 100 золотых и от каждой операции по продаже дополнительная комиссия в 3%.

- Я подумаю, спасибо.

- Наш банк к вашим услугам, - все также улыбчивый гоблин закрыл за мной дверь.

Личная комната преобразилась, обретя более комфортную мебель, а на стенах появились картины, запечатлевшие какие-то грандиозные события. Я обратил внимание на одну панорамную, под которой висела табличка «Разгром коалиции «Крестовый Поход» при штурме границ Североси». Тут же нахлынули воспоминания, а за ними и боль утраты своих вещей.

Аукцион, как всегда, ломился от предложений, хвала разрабам, фильтр помог отыскать требуемое из всей мешанины за пару минут. Но высветившиеся данные не радовали: за сущности различных рангов просили баснословные суммы, учитывая их ранг. Так, за эпическую сущность кто-то заломил целых 5 лямов, обычная, падающая с босса попроще, стоила 10000, что тоже не особо радовало, учитывая то, что из нее получишь не особо крутую вещь. Хотя, наверное, они требовались и в других более крутых крафтах, о которых я пока не в курсе. Что ж, будем добывать сами, а пока свежедобытый кристалл полежит в гордом одиночестве моего инвентаря, надеюсь, что не долго.

Мифрил различных видов также лежал на ауке, но там вообще творилось непонятное, кто-то выставил куски по миллиону за единицу. Причем, таких позиций было несколько десятков, и с чем это связано, спросить не с кого – продажа через анонимного брокера. Помотав так аук, я пришел к выводу, что многие ставят ценники по категории «просто деньги очень нужны», не задумываясь о том, что цифры завышены в разы.

Насмотревшись, вбил запрос на куски со Змееголовов, просмотрел ценники, и выставил все, что имелось, по более низкой. Потому как мне они без надобности, а в сумме продажа сулила порядка 400000 навара, что для экономики очень даже приемлемо.

Последнее, что я посмотрел, так это кузня, способная переработать мифрилы, и ценник заставил очередной раз вспомнить о аксиоме бесконечности человеческой жадности. Десять лямов только за наковальню, видимо, инфляция в игре подскочила.

- Добрый день, Сергей Владимирович, - знакомый гоблинский голос раздался справа от меня, заставляя оторваться от инфоокон аукциона.

- Пока был добрый, - киваю, обращая внимание на нежданного гостя: - Как всегда, пользуетесь своими возможностями.

Гоблин лишь молчаливо развел руками, пожимая плечами и делая гримасу на лице а ля «так получилось».

- Понятно, у вас какое-то ко мне дело? Вновь желаете воспользоваться, бросив из пекла в полымя?

- Ирония, - гоблин присел на появившийся перед столом стул: - Понимаю, обижаетесь, что вами воспользовались в определенный момент. Но, согласитесь, благодарность была достойная.

- Лишь поэтому я сейчас беседую с вами, - откидываюсь на спинке: - Полагаю, вы уже в курсе моей ситуации, да и вообще.

- Вот поэтому я решил посетить вас лично.

- С целью?

- С целью поинтересоваться, как это у вас получилось?

- Что именно?

- Обрести бессмертие, - в интонации гоблина проскочило раздражение и нетерпеливость, но он все же вернул себе маску безразличия: - Очень интересно.

- Хм, бессмертие, это вы та называете? – я окинул взглядом помещение: - Вечное заключение в виртуальной тюрьме, пока вы не решите отключить сервера или попросту стереть меня, как ошибочный код?

Гоблин ухмыльнулся, перед нами на столе появились два больших бокала и бутылка красного вина, тот простецки ее взял, разлил по бокалам и принялся пробовать букет запаха, вращая бокал перед большим носом с расширяющимися ноздрями, после чего сделал глоток.

- Ах, черные виноградники лазурных холмов Шаньпиндори, неописуемый букет. Угощайтесь, это коллекционное вино, стоимость бутылки, равняется, хм, двум тем наковальням, какими вы интересовались.

- Вы и это знаете, - беру бокал, ничуть не брезгуя. Как говорится, русские и в плену выпьют за нашу победу.

- Лишь это, все остальное по вам, что странно, недоступно. Как вы говорили, даже стереть не представляется возможным, как и применить какие-либо административные меры. Поверьте, заинтересованные люди уже пробовали. Ну, и как вы говорите, отключение сервера, - гоблин сделал очередной глоток, сладостно причмокивая: - Это тоже было, разве вы не помните?

- Что я должен был помнить?

- Ну как же, после момента, когда вы перестали быть штатным аватаром под определенным id, система среагировала на вихревую ошибку в генерации структуры кода и перезапустила область серверов, на которой, как раз были и вы.

- И?

- Тяжело с вами порой беседовать, ну да ладно, спишем на неосведомленность вас, как обывателя, - гоблин сделал очередной глоток: - Чего-то не хватает. Ах да!

Рядом с бутылкой появился брикет черного шоколада, порезанного на небольшие кубики. Гоблин взял один кусочек и отправил его в рот.

- Вы же продолжили свое приключение, не так ли?

- Да.

- Вот! – гоблин поднял бокал, как будто бы делает тост: - Дорогой мой Сергей Владимирович, вы доказали то, на что корпорация АльтИнтПро и финансирующие ее заинтересованные лица тратят триллионы долларов. Вы доказали, что можно жить вечно, не завися при этом от реального мира! Более того, вы доказали одну очень старую теорию.

- Какую?

- Мы можем создавать миры, не покидая свой, достаточно только подключиться к абсолютному Эфиру Мироздания и пожелать создать, а далее продуцировать мириады импульсов сознаний, по крупицам вкидывая в эту точку частицы, из которых виртуальное станет материальным. Мы способны программировать все, что пожелаем, на это нужно лишь время и желание, и чем больше желающих, тем быстрее это получится.

- Ну а как же тогда я?

- Стечение обстоятельств, несколько скрытых программ и третий фактор, никому пока не известный. Кстати, то, что вы очень сильно сами прикипели к Идеалу, сыграло, на мой взгляд, не малую роль. Виртзависимость – катализатор, как я полагаю, так называемого факта «срыва», описанного многими писателями еще в начале этого тысячелетия и даже в конце прошлого.

- И, подводя итоги, что вы от меня хотите?

Гоблин посмотрел по сторонам, кивнув самому себе после того, как в чем-то убедившись.

- Все очень просто, я хочу, чтобы вы мне сообщили, когда разберетесь, как у вас это получилось, как минимум, и как максимум, укажете путь, по которому нужно будет пойти, чтобы также вырваться.

- Вам это для чего?

- Видите ли, - гоблин улыбнулся: - Все банально и находится на поверхности. Я не вечен, как и все, кто остался там, за пределами этого мира. Кстати, ваши друзья очень хорошо копают, но недостаточно, и у них могут возникнуть проблемы.

- Они могут решить свои проблемы.

- Соглашусь, могут, лишь бы не большой кровью.

- На жалость давите и чувство долга?

- Нет, информирую. Ну и, на десерт, вы же понимаете, что сейчас находитесь под колпаком?

- …

- Да-да, вы думаете, почему я здесь к вам пришел? Потому что это единственное место, где за нами никто не наблюдает. Так что подумайте.

- Пусть смотрят, - металлическим голосом произношу: - Какова ваша благодарность, если я сообщу вам?

- О-о-о, деловой подход, - гоблин захлопал в свои ладошки: - Скажем, сто миллионов за стопроцентный вариант вас устроит?

- Как задаток, да.

- Вы меня удивляете! Откуда такие акульи зубы?

- Так вы сами же и сказали, что заинтересованные тратят гораздо большие суммы, а мне детей кормить надо. Как говорится, - тут я вспомнил ценники аукциона: - Деньги очень нужны.

- Что ж, - гоблин улыбнулся: - Приятно, когда человек использует свой шанс на полную. Мне, кстати, симпатизировал тот ваш выверт, когда вы умудрились не только привлечь серьезные кланы, но и сняли с них достойные суммы за это. Было приятно, знаете ли, что я поставил не на глупого все же человека, которому волею судеб и обстоятельств не было суждено занять достойное место в обществе.

- Сто миллионов задатка и четыре сотни, если я сумею рассчитать всю цепочку по переходу в вирт, - холодным тоном произношу, стараясь не выдавать эмоций. Грызть, так до самой кости, раз в акулы записали.

- Договорились, - гоблин улыбнулся: - Рад, очень рад, что вы цените себя. Деньги уже поступили на ваш счет, вы кажется выставляли на аукцион змеиные куски, так вот какой-то аноним только что сыграл в произвольный блиц и выкупил у вас все на оговоренную сумму. И да, чисто от себя, вот, держите, - гоблин протянул мне сверток: - Не покидайте пределов города, пока не подготовитесь. Здесь все, что позволит это сделать вам, полагаю, такой презент можно оценить в… сто миллионов из тех положенных четырех сотен.

Я принял и открыл, более не способный сдерживать эмоции.

- Удивлены?

Получен предмет. Кристалл легендарной сущности Пустоты. Параметры неизвестны. Описание: Вечность. Х 15 шт.

Получен предмет. Легендарная Кузнеца Сварога.

«Деяния мастеров во славу Сварога, что горд за детей, творящих добро».

Получен предмет. Благословение Макария Великого.

«Воздай силу месту симу, дабы вышло в нем жила рудная, да своды крепкие для шахты глубокой».

Получен предмет «Сертификат права наибольшего расширения землей».

«Активация по месту, вся территория в радиусе 5000 метров, если имеет категорию «Ничья», переходит в собственность активировавшего. Площадь принадлежащих земель вычитается и хаотично распределяется по границе».

- Это?

- Все легальное, вижу на вашем лице удивление. Понимаю, такие приключения намечались, такие насущные проблемы. А тут раз, и все перечеркнули разом. К сожалению, вам пока не стоит покидать пределов вашей территории.

- Вижу, что договорились, ну что ж, поздравляю вас с удачной продажей и не смею более задерживать, дела, видите ли, нужно привести в порядок, - гоблин улыбнулся всеми своими белоснежными зубами.

- Как я свяжусь?

- Очень просто, зайдете в комнату и произнесите «Сделка», я и приду, до встречи, - гоблин исчез, не оставив ни стула, ни вина с шоколадом.

Я еще раз заглянул в инвентарь, чтобы убедиться, что ничего не исчезло, и сейчас было не наваждение. Выхожу из кабинки и тут же застываю.

Внимание! Вы ощущаете присутствие Смерти, это означает, что сегодня кто-то умрет.

Внимание! Ваши показатели от базовых увеличены на 10%, пока Смерть рядом.

Междуглавие 3.

Выдержка из отчета для Государственного департамента США от Агентства США по международному развитию. Совершенно секретно.

Не смотря на все выдающиеся достижения USAID в России за последние два десятилетия, хотя физическое наше присутствие в России было полностью ограничено вследствие применения законодательных и иных мер воздействия стоящими у власти кланами, Агентство признает, что применение разработанных виртуальных проектов в кратчайшие сроки показало результаты, превзошедшие все прежние достижения на порядок.

Следуя идеалам демократии, мы по-прежнему привержены задаче поддержки демократии, прав человека и развития здорового гражданского общества в России, более не считаем рациональным продолжать сотрудничество с российскими неправительственными организациями.

Тем не менее, применение прежних доведенных до совершенства наработок стоит прекратить и полностью перевести всю работу Агентства посредством активизации проектов по непосредственному переграммированию граждан с целью коррекции общественного мнения, настроя в обществе и политических взглядов.

Исходя из чего рекомендуем подвергнуть агрессивному воздействию протоколов «Тень Разума», «Гражданин», «Либерал», «Демократ», все возрастные и социальные категории игроков в зоне влияния. Также рекомендуем применить протоколы «Кукла», «Зеркало» на власть имущих, их родственников, а также «Спящий», «Мститель» на бывших военнослужащих и сотрудников силовых структур.

Речь идет о перемены влияния общества на политические процессы, включая выборы различного уровня и институты гражданского общества, митинги, беспорядки, разжигание расовой, религиозной и социальной вражды с целью подрыва текущего политического режима. Особенно на Северном Кавказе, в Крыму, а также Дальнем Востоке.

Глава 4.

- Рады, что Вы нас посетили, - старший банковский гоблин широко улыбнулся, когда я выскочил из кабинки: - Зах….

- Я передумал, беру браслет, - выпалил я, ожидая, что мне тотчас дадут требуемое.

- О! Правильное решение, знаете ли, это крайне удобно – иметь постоянный доступ не только к аукциону, но и счетам…

- Сколько? – начинаю нервничать.

- У нас есть несколько типов браслетов, а, следовательно, …, - гоблин начал было вновь невозмутимо зачитывать.

- Самый полный сколько? – явно выказываю свое нетерпение.

- Всего на всего тысяча в месяц, но Вы…

- Грабеж! Давайте, я спешу!!!

- Пожалуйста, - гоблин протянул платиновый браслет: - С Вашего счета списано тысяча пятьсот золотых за первые три месяца…

- Не понял, говорили, - недоуменно посмотрел на гоблина: - Что месяц по тысячи.

- Да, но наш банк представил Вам максимальную скидку на наши услуги. Примите мои поздравления!

- Спасибо, - напяливаю браслет и вылетаю из банка, слыша вдогонку дежурную фразу.

На улице ничего похожего на Смерть я не увидел, но баф, висевший на своем месте, явно намекал на ее присутствие. Принюхавшись, как это делают собаки или же в моем случае волки, я не почувствовал ничего, схожего с «запахом смерти». И, решив действовать по наитию или же просто наобум, рванул по улочке к площади, хотя, пойти быстрым шагом нельзя назвать словом «рванул», направился и зашагал, пытаясь прислушаться к окружающему миру, все также продолжавшему жить своей жизнью. Встречные горожане кланялись и громко приветствовали, желая в след доброго дня, крепкого здоровья и долгих лет… Чего-чего, а последнего у меня точно будет много, полагаю, что у меня впереди вечность, ну или пока не отключат игру. Но если гоблин не врал, то…, даже не могу себе представить.

Тут же в памяти всплыли десятки книг из моей прошлой жизни, из того времени, когда я по молодости увлекся новым жанром, описывающим виртуальные миры, игроков, в них попавших и там оставшихся. И теперь я стал таким же героем, только обо мне никто не пишет, да и знают немногие, хотя, это лишь вопрос времени. Обязательно напишут, только не фантастический роман, а заметку в новостной ленте, мол так и так, и перетакивать нефиг, читайте, завидуйте.

«Мда, бессмертие у меня есть, теперь осталось стать Богом. А почему бы и нет? Сколько стандартный игрок обитает в игре? Год, два-десять, а что будет со мной через лет сто?»

Я посмотрел в чистое голубое небо и улыбнулся, вспомнив к месту или нет фразу «А мужики-то не знают».

Ноги вынесли меня к склону холма, с которого открывался вид на летний лагерь «Солнышко», огляделся по сторонам и окинул взглядом округу, нет ли где костлявой. Но, к сожалению, вышеупомянутой старухи в черном балахоне я не увидел. Зато Белис неотступно была рядом от самого банка, не понимая моих метаний, я очередной раз погладил ее по голове, мол, все нормально.

- Князь, - позади раздался знакомый голос, и я обернулся, подбегавший Истислав, чуть не столкнулся с проходившей перед ним черноволосой стройной женщиной, как будто бы и не заметил: - Здравия тебе!

- И тебе.

- Владения осматриваешь?

- Да, гуляю, - киваю: - Кстати.

Достаю из инвентаря свиток и активирую.

Внимание! Владения правителя города Пуськово расширились на 5000 метров. Данные земли переведены в статус «Владения» и обретают все бонусы и ограничения, имеющиеся в данный момент.

Получено достижение «Феодал», теперь есть где зайчика с кабанчиком погонять, осталось завести свору гончих и загонщиков.

- Ух ты! – воскликнул Истислав, потирая руки: - Теперича развернемся, Князюшка!

- Ага.

- Ну, я побегу? А то дел сразу появилось невпроворот, столько освоить надобно!

- Хорошо, мне после обследования отчет.

- Князь, обижаешь, - донеслось от убегавшего прочь Воеводы.

Проводив взглядом исчезнувшего в повороте моего зама и вновь принялся осматривать окрестности, уже маниакально пытаюсь увидеть причину появившегося бафа, вертя головой во все стороны. Но никакого черного плаща или же подобия тому на глаза так и не попадались, горожане же продолжали проходить мимо, занимаясь своими делами. Люди почтенно обращали на меня внимание, непременно приветствуя, от чего становилось уже не по себе, ибо подбешивает меня это преклонение раз за разом. Отворачиваюсь в сторону лагеря, живущего своей жизнью, и вижу, как женщина, чудом не сбитая воеводой, спускалась по склону к лагерю. Она шла легкой походкой, будто бы прогуливаясь, ее длинные черные волосы спускались ниже пояса. Мысленно фокусируюсь на ней, и выскакивает инфоокно с одним лишь именем Марана, а Смерти так и не замечаю, хотя и баф висит. Ноги сами делают шаг в сторону лагеря.

Не знаю, как можно вообще описать то, что видишь, когда ходишь по вроде бы внешне непримечательному лагерю, пусть и виртуальному, но все же реабилитационному. С виду здоровые люди занимаются различными делами, пусть и необычными для игроков: лепка, рисование, какие-то настольные игры, рыбалка на берегу, ловля бабочек и многое другое. Но как только присматриваюсь, то сразу же приходит ощущение, что вижу не того здорового воина, сейчас одевшего обычные одежды, а искалеченного, потерявшего руку или ноги, или все и сразу. Посмотрю на другого и вижу, что у него нет пол лица, вдобавок, в памяти всплывают анкеты, что мне давали для ознакомления. Вот так посмотрю, и оторопь захватывает всего меня, мелкая дрожь пробегает по телу, и хочется, действительно хочется плакать.

Нет, нет в военном деле ничего романтического, нет ничего геройского, лишь искалеченные души, поломанные судьбы и несчастные семьи. Это здесь все мы можем погибать сколь угодно и каждый раз возрождаться, отлечиваться и вновь бросаться в бой, а там, там… там лишь сгоревшее в капсуле тело, никому не нужное и никем не оплаканное.

- Тихо, рыбу спугнешь, - прошипел паренек, не отводящий взгляда от поплавка, на спине которого было написано «Только пришел, не знаю, на червя».

- Я тут посижу?

- Сиди, мне-то что, главное, не шуми, - вновь ответил себе под нос.

- Спасибо, - я присел и взглянул на поплавок, невольно обратив внимание на повязку рыбака – желтая.

Предательское инфоокно наделенного правом князя знать имена всех, кто на его территории, высветило имя рыбака, и я очередной раз невольно поежился.

Персонаж Туман, владелец Алексей Туманов, род войск ВДВ, звание старший сержант, возраст 27, герой Российской Федерации, Георгиевский крест, медаль «За Отвагу», Медаль Суворова и куча других регалий. После списания по утрате дееспособности и получении группы инвалидности 1 группы представляет из себя, извиняюсь за прямолинейность, однорукий обрубок по пояс с ожогами на оставшейся более 60%. Жена бросила, детей нет, родители умерли еще до того, как паренька, прикрывавшего отход попавших в засаду из «Дозора», сожгли вместе с боевой машиной в Третью Чеченскую.

- Чего молчишь-то? – прошептал Туман.

- Так сам же сказал, чтобы не шумел, - очухиваюсь, обратив внимание и прогоняя навалившиеся мысли.

- А ну да, правильно, - рыбак кивнул, так и не обращая на меня внимание.

- Выпить есть?

- Нет.

- Хреново, доктора нифига не дают, жлобы, а так хочется тяпнуть. Ты же меня понимаешь? – Туман вздохнул.

- Понимаю.

- Епть, - рыбак взглянул на меня и опешил, чуть не выронив удочку: - Ты кто?

- Мужик, - я не отрываю взгляда от поплавка: - У тебя кстати клюет.

- А епт, - Туман подсек, но рыбешка сорвалась: - Ааа, су…

- Бывает, - подтверждая мои слова, лежавшая позади нас массивная Белис прорычала.

- Ух е! – картина «рыбак понял, что Бобика нет, зато есть не Бобик»,

- Все норм, не кусается, пока не попросишь. Хлеб дают?

- А? Ну да, а что?

- На него пробовал ловить?

- Нет.

- Держи, - протягиваю Туману краюху: - Разомни и шариками насаживай.

- Да знаю я, с детства на речке пропадал. Не, реально, ты кто, мужик?

- Местный.

- В смысле?

- В прямом.

- Непись что ли?

- Можно и так сказать.

- Что-то не похож нихрена.

- Можно и так сказать.

- Блин, щас мозг вскипит.

- Князь я местный.

- А-а-а, так вроде бы говорили, имя Тиред.

- Сменил.

- Понял, предупреждать надо.

- Командиры, полагаю, в курсе.

- Ага, а до рядового состава доводить не надо. Ладно, мне по бую все равно. Но все же, будем знакомы. Мой позывной Туман.

- Огнеслав.

- Огне чо?

- Огнеслав.

- А попроще придумать не мог?

- Так не я придумал, прозвали так.

- С чего это?

- С этого, - поднятая правая кисть обнялась черным пламенем, при этом не стремившимся бежать дальше запястья.

- Ни хрена себе! Так это ты тот…

- Он самый, - киваю: - Клюет.

Удочка дернулась вверх, и из воды выскочила блестевшая в закатных лучах рыбешка. Туман быстро управился и вновь закинул наживку, теперь уже хлебную. Прошло чуть более десяти секунд, как принялось клевать, подсечка, улов, наживка, заброс, теперь через двадцать секунд.

- Ну теперь вся рыба твоя, - довольно улыбаюсь: - Ладно, не буду мешать, удачи, еще свидимся, наверное.

- Ага, - пропустив сквозь уши мои слова, Туман очередной раз подсек рыбешку, вылетавшую из воды в его направлении.

- Привет, - Ворон протянул рука: - Товарищ уполномоченный, проверяющий особой важности.

- Сам дурак, - пожимаю руку: - Как оно?

- Каконо.

- А что так?

- Да-а-а, тут без бутылки не объяснить.

- Бутылку не обещаю, но баньку могу, тем более пообщаться надо в приватной обстановке.

- Мы всегда за, - Ворон улыбнулся: - Форма одежды номер четыре?

- Номер два, - произношу, определяя, что разговор важный, согласно когда-то оговоренных, точнее, мне разъясненных значений цифр во вроде бы отвлеченном повседневном разговоре.

- Понял, не дурак. Дурак бы не понял. Ко скольки подойти?

- Через часик можешь, фикус на окне – явка провалена.

- Ага, если что, возьму шапочку из фольги.

Банька уже была на парах со слов паренька, поставленного возле бани дожидаться моего прихода, также он уведомил, что стол накрыт для ужина, я поблагодарил и отпустил его домой, ведь над городом были уже сумерки. Через пять минут подошли трое, двое знакомых, один нет.

- Такие люди и без охраны, - приветливо улыбаюсь подошедшим.

- Кто бы говорил, - хихикнул Ворон.

- Извольтис, мы с охранойс, - на мои слова в полумраке блеснула пара глаз, ей тут же ответили еще несколько пар по округе.

- Серьезно, - оценил Воислав.

- Да бросьте, все по-деревенски: без големов, фантомов и прочих признаков роскоши.

- Ага, заряжать серты 5000-е по десять лямов - беднота, - ухмыльнулся Ворон, а я лишь сглотнул, давясь комком накатившей жадобы.

- Ну что? Будем морозиться, али париться? – отрезал Воислав.

- Париться, заходите, - приглашаю в баню.

- Э-э-э, двери открытыми не держим! – вдруг из парилки донесся ворчливый крик: - Залетели и закрыли! Пар выгоняете!

- Это кто у тебя там? – удивился Ворон.

- Я по чем знаю?

Дверь в моечную отворилась, и из пара вышел мужичок по пояс, бородатый и в одних портках, держа ушат и веник.

- Так, слухайте сюда! – мужичок принялся наставническим тоном разъяснять, при этом размахивая веником: - Двери сразу закрывать, тазики не разбрасывать, воду попусту не тратить! За столом порядок и приличия, а то погоню к чертям собачьим драным веником, я понятно изъясняюсь?!

- Понятно, - киваю, тут же приходя в себя: - Мужичок, а ты откуда взялся?

- Не мужичок, а Митрич, банник я.

- Митрич, откуда ты взялся? – переспрашиваю.

- Из тех же ворот, откуда и весь народ! Брат я Сидырыча, двоюродный. Он мне говорит, мол, на работу взяли, так сразу в дом, так сразу в Княжий, знамо, старший теперь по домовым да прочим. Говорит, банька есть знатная, князь сам моется, токма без присмотра. Говорит, пойдешь? Ну я пошел. А ты кто?

- Князь.

- Ясно дело, что не княгиня.

Ворон заржал.

- В общем, вы меня поняли, как помоетеся, в этот тазик, - Митрич указал на висящий ржавый таз в углу за дверь: - Этим ушатом постучите, а я пока пошел. И смотрите мне!!!

- Серег, это что только что было? – на меня вопросительно смотрели три мужика.

- Банник Митрич, - только и смог я произнести.

- Блин, объяснил, спасибо.

- А я что? Я ничего, я сам офигел.

- Очередной шаблон в труху, - впервые произнес третий гость, и голос мне его показался более старшим, чем аватар.

Я лишь развел руками, приглашая приступить к процедурам.

- Кстати, знакомься, - вступил Воислав: - Седой, наш замполит.

- Летнаб.

- Кто?

- Был такой фильм Диверсант, там был персонаж в должности летнаб.

- Хороший фильм, - кивнул Седой, показывая, что понял, о чем я.

Кто не был в русской баньке, то в бане вообще не был. Мыться и париться – разные вещи. Раскаленные камни, испускающие жар и клубы пара, если на них плеснуть водички, горячий воздух, заставляющий бронхи раскрываться, от чего бронхит осознает свою ошибку и стремится убежать из легких. Наши люди банями всегда не только смывали грязь, но и лечились. Бани, да настои, и были у нас не лекари, а ведуны, ибо люди ведали. Но это все космология, приходящая в голову, когда тебя лупцуют дубовыми вениками, а после и приходит твоя пора лупцевать. А еще в старину в банях детей делали и рожали, поэтому русичи были всегда сильные и здоровые телом и духом. О, моя очередь лупцевать. Ну, держитесь, сейчас я вам покажу, что такое умение «Мясорубка».

- Ух, банька, что надо, - разморенный Воислав откинулся и наслаждался: - Эх, такую бы да в реал, - запнулся и посмотрел на меня: - Извини.

Я лишь хмыкнул, ему-то за что извиняться?

- Все нормально. Узнали чего? Для галочки, - руками складываю над тарелкой фигуру купол, мне в ответ кивают, мол, поняли.

- Нет, работаем, медовуха у тебя, блин, отменная, вот не поверишь, где не возьмем в игре, все не то. Рецепт у тебя какой-то?

- Не знаю, мои делают сами.

Над нами вдруг возник серебристый купол.

- Вот теперь можно.

- Админы не прослушают? – я взглянул вверх, вслушиваясь в округу, будто бы что-то смогу услышать.

- Нет, по крайней мере, прецедентов не было.

- Сейчас иной случай.

- Согласен, - кивает Воислав: - Полагаю, долгую беседу затягивать не стоит.

- Ага.

- В общем, по твоему вопросу, там все мутно, но нити уходят далеко, причем не в соседний город.

- Я уже понял, можете прекращать искать, себя поберегите, кстати. Мне тут нашептали, мужики, не знаю, на сколько именно, но интерес к вам проявляют, причем с агрессивными намерениями.

- Хм, - Седой смотрел на меня пристально.

- Что за источник?

- Надежный, с властью, причем, серьезной.

- И вот так тебе инфу дал?

- Ну, - я развел руками: - У него интерес имеется, полагаю, догадываетесь, какой.

- Перенос, - произнес Седой.

- Угу.

- А ты, как ключевой и единственный пример.

- Ну насчет уникальности можем и ошибаться, ибо, как мне сказали, бабло на то, чтобы реализовать то же самое, тратится немалое. А вот я хотел поговорить за одну вещь.

- Какую?

- Вы себе доверяете?

Немая сцена.

- Не в смысле своим людям, самим себе.

- Разъясни.

- Хм, не замечали в себе перемен, смена внезапная по пристрастиям, вкусам? Вчера, к примеру, обожал бегать по утрам и пить свежевыжатые соки, а сегодня вдруг завалился на диван, взял бутылку водки и принялся без закуси с горла.

Гости нахмурились.

- Это ты к чему?

- К тому, могу даже сказочку одну рассказать. Жил был один мужичок, как все жил. Были работа, квартира, презрение ко всем окружающим, как у всех, в общем. А потом его уволили, а потом его позвали в игру, мол заработать можно. И вроде бы все нормально, только вот поиграл чуть-чуть, и все, уже не может мужичок без игры. Уже не важно ничего, лишь бы оплатить игру и быстрее в нее зайти. Ну вроде бы можно жить дальше, поигрывая, но нет, затянуло с головой, причем, когда вне игры, мужичка теребит постоянно, тоска давит. А как в игре, так благодать и радость, а потом, вдруг, в мужичке пробудилась тоска по родине, начал радеть за страну, за нацию, да так рьяно, что решил он внезапно пойти твердолобо вперед, как бронепоезд. Дошел до финиша и сказал, мол, здесь русский дух, здесь Русью пахнет. И встал этот мужичок перед десятками, нет, сотнями тысяч других мужичков и бабенок, и нес какую-то ахинею. Но вместо того, чтобы послать его и вообще завалить нафиг, народ наоборот побежал за ним, поднимая того на броневик и даря кепку в руку. И пошли правильной дорогой товарищи бороться с буржуазной тиранией во славу пролетариата. А потом мужичок с друзьями громко гуляли, и думал мужичок этот, что бабла зашибил немеряно, можно и валить с игры куда-нибудь отдыхать пожизненно. Но вместо этого, он проснулся в номере, непонятно, как там оказавшись, и первое, что сделал – залез обратно в кокон. Привет игра, все опять завертелось, закрутилось, а потом случилось с мужичком писец, причем странный, но как-то вдруг легко стало ему, и понял он, что попал, причем с самого начала. И вот на данный момент до мужичка доперло, что теперь с ним все хорошо, а было не хорошо, причем, когда произошел писец, ему технично намекнули на всякие черные нити со стороны и такие же к его друзьям и контактам, да и вообще у всех. Вот такая сказка.

Междуглавие 4.

Здравствуйте, дорогие подписчики, сегодня в очередном выпуске Идеальных новостей вы узнаете самые свежие, самые уникальные, самые впечатляющие новости о происходящем в Итриме. Сразу после рекламного блога, благодаря которому мы выходим так часто и можем предоставлять новости с пылу и с жару в буквальном и переносном смысле, вы узнаете, что:

Альянс Алого Ангела после трехмесячного противоборства таки смог пробиться в Чертоги Дьявола и сокрушить Падшего, получив, как говорят задроты, неипические плюшки в виде мифического дропа, респекта и уважухи со стороны Света, а также крайне серьезно подгадить своему главному врагу – Альянсу Падших Ангелов. Ой, чувствую, что вскоре темные потеряют несколько городов с замками и территориями, вынужденные бежать со своими штрафными дебафами в темноту ночи.

Недавно введенная сторона Хаоса несмотря на своеобразную кастомизацию, из-за которой не у всех выдерживают нервы не просто при встрече, но и сама игра такими персонажами, стремительно набирает обороты. По последней статистике, на сторону Хаоса перешло порядка ста сорока тысяч девятьсот пятидесяти пяти игроков, и я смело могу утверждать, что на данный момент эта цифра устарела. Основной причиной такой популярности можно в первую очередь озвучивать возможность хаоситов перемещаться между подчиненными городами при помощи возведенных Врат Хаоса, причем, замечу, стоимость перемещения настолько мизерна, что стоило бы разработчикам пересмотреть данную концепцию. Ведь помимо внесения при данной возможности дисбаланса в расстановку сил по причине присутствия таких городов в различных кластерах непосредственно на материках игрового мира, так и хаоситы имеют возможность буквально мгновенно переместить многотысячную армию в любую точку мира. Надеемся, что админы вскоре услышат нас и изменят стоимость до реальной цифры, иначе «Хаос, вот и я».

Многие из нас слышали легенду о кочующем острове, появляющемся в рандомных точках бескрайнего океана. Многие из нас считали ее всего лишь легендой. Внимание! Атлантида существует! Скрины прилагаются в ссылке новости.

Помните, как несколько месяцев назад совместные армии китайского и российского языковых подписей грандиозно сокрушили армию Первого Крестового Похода? Да! Это было необычайное зрелище, предоставившее участникам неописуемые ощущения, а разработчикам дополнительные немалые бонусы в годовых премиях! Так вот, по слухам, скоро будет новая война в том же районе, и теперь сражаться будут бывшие союзники! Тянь-Ши готовится напасть на Северось!!! Попкорн и мародерный комплект готовьте заранее!

Глава 5.

Интерфейс мониторинга и управления городом исправно откликался на все запросы, благосклонно позволяя мне ознакомиться с любой интересующей информацией и даже более. Видимо, разрабы постоянно трудятся над усовершенствованием этого функционала, сделав ставку на игроков, ищущих в играх не только бесконечный фарм заданий и монстров, но и увлекающихся планированием, развитием, менеджментом в играх от маленькой компании до целой страны. Что ж, флаг им в руки, лишь бы не запороли реализацию на половине, когда вроде бы все только начало работать, но не отполировано, и функционал заточен под рукозадых однокнопов.

Город почти что существовал на самообеспечении, не хватало постоянного притока золота, для чего можно было либо поднять налоги, либо попытаться развить торговлю. Что ж, первый вариант дает золотишко сразу же, только вот тут же возникает проблема в падении лояльности и довольства горожан, что тут же сказывается на снижении миграции и выявления других подводных камней. Так что, попробуем второй вариант, для чего я нанял аукционного брокера, целью которого поставил мониториг цен на ресурсы и покупку с продажей в самые выгодные моменты. Для начала поставил ему лимиты на 100000 идеалов, надеюсь, сразу мой бирживик не сольется.

Что мы могли предложить? Дерево, глина, руда, металл, шкуры, зерно. Что нам нужно? Все и побольше. Город постоянно потребляет и чем больше он растет, тем больше он потребляет.

Что меня сегодня с утра расстроило, так это вдруг переставшая отзываться карта, отчего мне пришлось воспользоваться свитком, валявшимся в инвентаре с самого начала игры. Этот вроде бы и рудимент, занимавший слот инвентаря, выбросить было нельзя, ибо тогда функция карты вообще становилась недоступной, да и при обмене картами и перерисовке требовалось использовать осязаемый предмет, а не эфемерные знания из памяти. Вот и теперь, развернув самомасштабируемый в буквальном смысле лист карты, я всматривался в свои владения, отображаемые в псевдотрехмерной проекции. И уже сейчас понимал, что город спланирован хаотично, никакой логики, отсюда и разные неудобства в будущем. Требовалась перепланировка всего, тем более, что я не собирался останавливаться на достигнутом.

Сидя над картой и выведя окна городского планирования, я принялся вычерчивать с учетом масштаба улицы, площади, обозначать границы дворов и зданий, отмечая тип зоны и устанавливая значки административных и градообразующих сооружений. Радовало, что в игре был предусмотрен перенос готовых зданий с места на место, правда, на это требовалось время с использованием работников и деньги, как всегда. Но все же, эта возможность решала проблему неправильного планирования наименьшей кровью, ведь сколько бы стоило ресурсов сначала все разрушить, а потом все отстроить?

Ассистент: Перепланировка требует немалое количество ресурсов и времени, но можно ускорить процесс и сделать его более безболезненным. Для этого воспользуйтесь услугами Артелей Строителей, и профессионалы сделают невозможное за кратчайшие сроки. Желаете просмотреть список артелей и их возможности?

«Хм, ненавязчивая реклама, что ж, поглядим».

В списке Артелей оказалось несколько десятков разномастных организаций, разделяемых фильтрами по роду услуг, уровню организаций, расам, континентам и десятку еще различных критериев, до которых я даже не думал добираться, по первости воспользовавшись лишь отфильтровыванием материка и выбором категории работ «строительные». Список тут же сократился до шести артелей, среди которых очень выделялась гномья «Осадные Молотки». Гномы предлагали широчайший спектр услуг по постройке зданий и сооружений любой сложности, при этом при расчете сметы рекомендовали использовать их же услуги по доставке на место строительства всех необходимых материалов. Мастера гарантировали качественное выполнение всех работ в кратчайшие сроки по самой низкой стоимости, какая только возможна, вдобавок, они, само собой, гномы предлагали систему скидок и бонусов. Я даже невольно улыбнулся, не откат ли стоит ожидать, а работать будут не мастеровые гномы, а кигельме бильме полурослики, но решил-таки посмотреть, что из этого получится, ведь людей своих мне и так не хватало, а перестройка еще сильнее ударит по общему состоянию распределения трудовых ресурсов.

Внимание! Подан запрос на персональный телепорт от мастерового третьего звена восьмой бригады гномьей Артели Великих Строителей «Осадные Молотки», мастера-универсала 256 уровня Пикли Гранитный Кулак. Комментарий: «Предварительный осмотр, согласование сметы и заключение договора».

Разрешаю.

Прямо в углу главной комнаты материализовалась арка портала с каменной каймой, и на тут же отозвавшийся треском дощатый пол вступил облаченный в рабочую робу, украшенную десятками различных инструментов, гном в габаритах полтора метра в ширину и метр с каской в высоту.

- Ух, - пробасил гном, оглядываясь: - Это куда меня закинуло?

- А вам куда, уважаемый? – улыбка сама вылезла при виде смотрящего с удивлением гнома, причем, его взгляд замер, когда сместился в правую сторону от меня, где сидела пристально смотрящая Белис.

- Ух, е! – воскликнул Пикли: - Не уж то?! Да точно!!!

- Уважаемый, - не выдерживаю, в конец утративший все прежние шаблоны касательно поведения гномов: - Вы по какому поводу?

- А? – встрепенулся гном: - Ах да, приношу извинения, достопочтенный князь Волколак. Попросту был удивлен увиденному, поначалу подумал, что к крестьянину в дом забросило, а когда увидел представителя легендарных белых волков, так совсем утратил чувство реальности. Я прибыл по факту подачи вами заявки на рассмотрение контракта по проведению определенных работ. Вы подавали данный запрос?

- Да.

- Отлично, в таком случае Артель Строителей «Осадные Молотки» поздравляет вас с первым обращением и всячески рассчитывает, что оно будет не последним. Какой фронт работ? Эм, - гном огляделся еще раз: - Построить дворец? Форт, замок, цитадель, твердь или же скалу? Али же вы желаете возвести более амбициозный ансамбль сооружений?

- Мне нужно произвести перепланировку города.

- Перепланировку, можно и перепланировку, - гном попытался сдержать пренебрежение в интонации и всячески отобразить внимание на лице, но у него это как-то слабо получилось.

- Пока всего лишь перепланировку, а далее посмотрим, - добавляю.

- Тогда давайте взглянем на фронт работа, - ожил гном, почувствовав, что незаурядное задание рискует получить дальнейшее развитие в более интересную для него направленность: - Время стоит денег, не будем терять ни то, ни другое!

- Уважаемый Волколак, если следовать вашему плану, то указанные работы обойдутся вам в 100000, - заключил мастер Пикли, окончив осматривать предстоящий объем работ, буквально простучав своим молотом все улочки, что-то бормоча и вслушиваясь: - Но в нем не учтены требуемые для любого города вещи.

- Какие же?

- Банальные и в то же время крайне жизненно важные, - гном принялся загибать свои пальцы, не уступающие в толщине рукояти обычного меча: - Канализация, подвод и отвод воды, - гном очередной раз с восхищением посмотрел на сопровождавшую нас Белис: - Волчьи норы, не соединяющиеся с канализацией и вентилируемые для обеспечения нужных условий.

- И что вы предлагаете? – насторожился я.

- Проект города с учетом всех текущих задач и закладкой на будущее. У вас же сейчас нулевой уровень развития, для достижения в будущем пятого потребуется очень серьезно соблюсти требования, если о которых заранее не позаботиться, то придется перестраивать город целиком, а, как вы понимаете, на том уровне это окажется еще дороже.

- Уважаемый мастер, во сколько обойдется мне вышеуказанное изменение? – спрашиваю, понимая, что сейчас будут раздевать.

- Хм, - гном прищурил глаз, принявшись бормотать что-то под нос и при этом загибать поочередно пальцы: - Строительство города на тысячу жителей по плану, разработанному нашими лучшими мастерами с применением гранита, черного, красного, желтого, белого, синего, зеленого и иного кирпича, полученного в наших мастерских. Сжатые сроки работ, логистические работы и…. 20 миллионов идеалов.

Пауза, взгляд прямо глаза в глаза, перелистывание инфоокна с указанием примерных стоимостей тех или иных сооружений.

- Уважаемый Пикли, за такие деньги на месте моего города я могу возвести замковый комплекс классом не ниже Тверди.

- Не совсем верно, такую цену стоит уже отстроенные замковый комплекс, если вы его сыщите, но строительство с нуля в заданной точке обойдется от 30 до 50 миллионов, - произнес гном уверенным голосом.

- Даже если так, а вы указали ту же цену за строительство городка в сотню дворов и зданий.

- Также не верно, - вновь невозмутимо произнес гном: - в данную стоимость входит также демонтаж имеющихся построек, утилизация, подземные работы по обеспечению отвода стоков и подводу воды. Также заложены риски, связанные с возможными трудностями в неизвестных недрах.

- Для гнома нет неизвестных недр, - громко с интонацией негодования произношу: - Как говорят, вам бы семечками на базаре торговать, озолотились бы. Либо ваша Артель пересмотрит стоимость работ, либо наше сотрудничество на этом закончится.

- Погодите, для начала рекомендую взглянуть на проектные документы, после чего продолжим нашу плодотворную беседу, - гном расплылся в улыбке, словно наш спор ему крайне нравился.

- Хорошо, когда можно будет взглянуть?

Внимание! Подан запрос на персональный телепорт от мастерового второго звена восьмой бригады гномьей Артели Великих Строителей «Осадные Молотки», мастера-проектировщика 296 уровня Дебур Камнегрыз. Комментарий: «Проектирование города для хумского владетеля».

Разрешаю.

Вновь распахнулась арка телепорта, и из нее вышел очередной гном, отличающийся своей одеждой от первого. Дорогой украшенный костюмчик с многочисленными кармашками и висящими на петельках измерительными приборами, огромные очки с десятками линз, здоровенный карандашеподобный кусок камня за ухом.

- Ух ешти! – воскликнул Дебур, указывая пальцем на Белис.

- Ани Хтиши! – столь же восхищенно кивнул ему Пикли, и тут у них понеслась гномья речь, из которой я лишь понимал, что те очень рады и поздравляют друг друга с тем, что увидели мою волчицу, надеюсь.

- Уважаемые, - встреваю меж реплик двух гномьих Джамшудов: - Я уже начинаю сомневаться в правильности моего выбора вашей Артели в качестве подрядчика.

Внимание! Ваше отношение с расой гномы улучшилось на 1000.

Внимание! Ваше отношение с Артелью «Осадные Молотки» улучшилось на 3000. Теперь вам положена скидка.

- Многоуважаемый князь Волколак, - начала Дебур: - Я с моим другом приносим вам глубочайшие извинения за все неудобства и для улучшения наших отношений гарантируем вам получение скидки на услуги Артели в размере 2%.

- Скидка пока не имеет необходимости, так как договор пока не заключен. Да и ваш друг заломил немыслимую стоимость на банальный проект.

- О! Не сомневайтесь! – гномы дружно замотали головой: - Проект перестал быть банальным, как только наша Артель заинтересовалась в вас, как в важном клиенте для нас. Озвученная сумма стоит того, и вы в этом убедитесь.

- Пока я убеждаюсь в том, что ошибался в своем представлении о гномах, - бурчу себе под нос: - Буду надеяться.

- Буквально через пять минут проект будет готов, - уверенным тоном произнес Дебур: - Наши мастера завершают последние изыскания, и в ближайшие, как я и говорил, минуты, пришлют всю смету со всеми выкладками.

- Пять минут я подожду, - поворачиваюсь в сторону лагеря, заметив, что тот почти что опустел. Видимо, к моим вчерашним словам прислушались всерьез и сейчас занимаются, выясняя их верность или ошибочность.

- Вот и проект, - донеслось позади меня, заставляя обернуться.

Перед Дебуром парил астральный шар, из которого в расставленные руки упал сверток, после чего шар истаял, я лишь удивленно посмотрел на это, понимая, что чего-то в пересылке не знаю. Гном, довольно улыбаясь, меж тем принялся разворачивать сверток, доставая не свиток пергамента с чертежом, а кристалл сиреневого цвета.

- Эм, - с непониманием смотрю на гномов.

- Пройдемте, уважаемый, на площадь, ведь там вы желаете оставить центр верно? – с невозмутимостью спросил Дебур.

- С утра собирался там, что за кристалл?

- Сейчас все увидите, не только вы можете удивлять.

- Я удивлять?

- Ну да. Впервые у нас заказывают строительство нового города в нынешнее время именно местные, а не Бессмертные, да еще и живущие вместе с легендарными белыми волками.

- Я тоже своего рода Бессмертный.

- А? – гномьи глаза перестали смотреть с прищуром: - Шутите?

- Нисколько, спросите любого в моем городе.

- Так вы же, почтенный….

- Теперь да.

- Проро…- гномы что-то забормотали себе под носы.

Внимание! Ваше отношение с расой гномы улучшилось на 1000.

Внимание! Ваше отношение с Артелью «Осадные Молотки» улучшилось на 3000. Скидка вновь возросла, стали доступны некоторые уникальные услуги.

- Ах, весь проект неверен! - запричитал встрепенувшийся Дебур: - Требуются срочные изменения!

- Тарх тиниги анах тинкиан! – Пикли указал пальцем в сторону небольшого взгорка, попавшего на мою территорию

- Эм, это блин, что происходит?! – ошарашенно наблюдаю, как до этого монолитно спокойные гномы вдруг переменились, принявшись чуть ли не истерить, размахивая руками с инструментами: - Это что за Ералаш?!

Внимание! Подан запрос на телепорт восьмой бригады гномьей Артели Великих Строителей «Осадные Молотки». Комментарий: «Комплексное проектирование расширенного заказа по возведению города высокого ранга для владетеля легендарными Нес Ради».

Разрешаю.

Портальная арка распахнулась посреди площади, и из нее во все стороны понеслись мастеровые гномы, принявшись тут же делать какие-то замеры, простукивать здания и земли, устанавливать какие-то приборы, тем самым пугая горожан. Каждый из них тут же громогласно вскрикивал басовитым голосом, когда замечал насторожившихся белых волков, среагировавших на возросшее эмоциональное состояние в городе.

- Князь! Князь! Что происходит?! – ко мне подбежали Старшие, облачившиеся в доспехи: - Коротышки откуда? Осада не объявлена же!

- Да я сам хренею, - развожу недоуменно руками: - Вот подумал, что город надо побыстрее перестроить, а тут вон как, у них совсем крышу снесло, уже три десятка бегает, наверное, по городу.

- Десять десятков, - поправил Борислав.

- Откуда? Через портал прошло десятка три не более.

- Так еще два открылось в городе. Носятся, аки умалишенные. Ты чего это им сказал такого?

- Да ничего, всего лишь, что я из Бессмертных, как они выразились, мол, был им когда-то. Да и волки наши их чего-то цепляют.

- Хм, - Борислав будто бы подвис на секунду и тут же очнулся: - Подгорные гномы вообще всегда были странноваты. Когда-то обитали в наших землях, живя рядом с Великими в подземных городах, а потом исчезли. А волки для них священны, легенд с тех времен у гномов полно. Только вот они ушли, а волки остались. Догадался же ты их позвать, сроду такого не было. Гном с самого проклятия не вступал в эти земли.

- Видимо, - произнес, почесывая седую бороду, появившийся ниоткуда Жрец: - Они такие ошалелые из-за пророчества гномьего.

- Что за пророчество? – не скрывая интереса, я решил поинтересоваться.

- Знамо какое, - с тем же выражением произнес Жрец: - До тех пор, пока не появится в земле ушедших отцов бессмертного, ставшего местным хозяином и другом Нес Ради, не вернется гном в колыбель дедов.

Внимание! Гномы рассеяны по всему миру подобно другим расам, но они всегда помнили о том, что одно из их родовых мест было позабыто в веках. Гномы помнили и знали, что не было у них шанса обрести возможность вернуться на землю предков и зажечь пламя в печах подземных городов, где жили они вместе с Гигантами. Межмировое событие «Колыбель Гномьего Рода» началось.

Внимание! Получено достижение «Легенда», целый народ вписал ваше имя в свои летописи, как легендарную личность. Но помните, в легендах описывают не только героев.

Внимание! Исполните пророчество гномов, и тогда в катакомбах и шахтах, сокрытых в горах Североси, вновь закипит жизнь, и Вы обретете верных соратников, благодарных Вам на века. Условия выполнения: системная ошибка 25645-225. Сведения отосланы в службу поддержки, № запроса 256224555.

- Не понял, очередной прикол от админов? – злобно произношу, обращая взгляд в небо: - Вы издеваетесь?

- Друг Волколак! – ко мне подбежал Дебур: - Друг Волколак, все готово, прошу тебя и твоих людей пройти на площадь, дабы ознакомиться с планом строительства.

- Ну пошли, - столпившиеся горожане дружно последовали за мной, окружаемые Стаей и сопровождаемые восхищенными гномьими взглядами. Тут и там я замечал необычные установки, на вершинах которых стояли сиреневые кристаллы.

- Вот, - Дебур с нескрываемой гордостью указал на главную установку, та по какой-то команде вдруг активизировалась, шестеренки закрутились, накопители маны забурлили, а из кристалла вдруг во все стороны устремились лучи, приникая в другие кристаллы, тут же активизирующиеся и передающиеся дальше.

Я лишь замер, не в силах что-либо сказать, когда все вдруг померкло, а на город опустилась иллюзия, и вокруг все дружно ахнули.

Белокаменные двухэтажные дома поднимались над мощенными улочками, черепичные крыши имели мансарды и витражи, широкие балконы позволяли выходить и любоваться окрестностями, причем, ни одно здание не мешало соседнему, ухудшая обзор. Широкая вымощенная узорчатая площадь перед настоящим дворцом, способным по одной лишь команде в мгновение превратиться в неприступную цитадель. Молчаливые статуи стражей, таящие в себе скрытую угрозу для любого решившего напасть на город. Идеально ровные улочки, дающие ветру возможность беспрепятственно проноситься сквозь город. Примыкающие к центральному району окрестности, широкий мост через реку и величественная крепостная стена с высокими башнями, внутри которых скрывались смертоносные механизмы. Это был новый город на месте нашего и этот город мне снился.

- Ну как, друг Волколак? – спросил мастер Дебур.

- Зови меня Огнеслав, - не отойдя от увиденного, выдавливаю из себя.

- Рад, что тебе понравилось. Так что? Заключаем договор?

- Эм, у меня столько денег не будет, - вместо ответа какое-то бубнение.

- Двадцать миллионов у тебя не будет? – с нескрываемым разочарованием произносит Дебур.

- Какие двадцать?

- Те двадцать, которые тебе озвучивал друг Пикли.

- Так тут же не…

- Двадцать, друг Волк… Огнеслав, - уверенно повторяет гном: - Как договаривались. Мы делаем все, что показано в проекте, в том числе и канализации, отнорки и прочее указанное в документах, а также бесплатно поставляем материал. От тебя требуется лишь самое малое: согласие, задаток в 5 миллионов, разрешение на работы, а также разрешение на пребывание работников на территории ограниченного присутствия под твоим владением. И самое главное, Строительная Артель «Осадные Молотки» просит тебя позволить поставить свое представительство в 5 дворов, учтенных в проекте, а также разрешить беспошлинно осуществлять деятельность на твоих территориях.

- Какая деятельность?

- Обыденная, - гном развел руками: - Добыча, строительство, логистика.

- Десять процентов и запрос на разрешение тех или иных работ по добыче ресурсов и строительству на моей территории.

- Один.

- Уважаемый мастер-гном Дебур, вот именно в этот момент мне вспомнился анекдот из моей прошлой жизни, когда я был Бессмертным, как и те, что сейчас по всему миру и, я уверен, кто-то из них в данный момент истребляет вашего брата, причем, в огромных количествах. Так вот, анекдот: Встречаются два гнома, один хочет продать доспех, другой хочет купить. Первый спрашивает, мол, почем купишь, а второй спрашивает, мол, почем продашь? Тогда первый говорит, давай, я назову свою цену, а ты свою, мы дружно посмеемся, а после поговорим о деле.

- Ха-ха-ха! - Дебур разразился в истерическом смехе: - Свою, а я свою. Ха-ха-ха! А потом о деле!!! Ха-ха-ха! – через минуты две его отпустило: - Ух, друг Огнеслав, давно я так не смеялся. Хорошо. Пять процентов и далее указанные тобой требования. По рукам?

- По рукам!

В небе раздался раскат грома, тяжелые тучи стремительно накатывали на город, на будущий новый город. Новоград!

Междуглавие 5.

- Это здесь ты слился нубу? – измененное лицо воина хаоса оскалилось всеми двумя рядами акульих зубов, бордовые шары глаз на мгновение заволокло мраком, тут же устремившимся прочь, освобождая белый зрачок.

- Твои подколки мне побоку, - с холодным выражением столь же украшенного лица закованный в уродливые доспехи из чьей-то кожи, смотрел второй, но сжимающиеся до хруста кулаки с непропорционально вытянутыми когтистыми пальцами выдавали реакцию.

- Ага, вижу, - ухмыльнулся воин, забираясь на шею бронированной ящероподобной твари, сквозь чешую которой проступали острые шипы, покрытые ядовитой слизью.

Наездник ящера, не обратил внимания на взобравшегося, закатив глаза и бубня себе под нос какие слова, и лишь вылезающие из-под его роговой брони многочисленные шевелящиеся щупальца создавали видимость жизни.

- Ну что там? – воин обратился к подошедшим магам, полностью подходящим по внешности к присутствующим и даже могли бы посоревноваться в количестве щупалец и когтей.

- Заслон, пройти невозможно, осадить тоже.

- Админский?

- С виду типа божественный, но вот срок окончания действия не отображается по запросу.

- Значит, админы приложили руку, иначе завтра бы сделали квест на разрушение Храма Порядка. Ладно, оставляем маяк, будем отслеживать, как заслон спадет, порталимся сюда и разносим все в пепел. Хрен они у меня тут город отстроят.

Глава 6.

Звени, Молот, звени, Кирка вырубай жилу камня, Рука крепко ручку держи, Гномы работают славно. Пламя в печи, пылай, Металл плавься в домне, Рождайся, знатная сталь, И песню гномов помни. Каменщик точит гранит, Рудокоп в проходе копает. Строитель стену заговорит, И враг ее не сломает. Созидает подгорный народ, Но и воюет с силой особой. Слава о хирде гномьем идет, Как о тверди врагу непокорной. Звени, Молот, звени, Покуда работают гномы, Покуда в деле они, А в деле они бесподобны.

Сотни наводнивших город гномов с завидным усердием принялись стремительно перестраивать все, до чего добегали. Открывшаяся главная портальная арка прогоняла сквозь себя нескончаемые потоки подводов, превращая пока что нетронутую площадь во временный склад, на котором выставлялись материалы, в основном, каменные блоки различных размеров и расцветок.

Старые деревянные дома пока никто не трогал, и горожане могли спокойно заниматься своими делами. Но работы уже кипели вовсю: гномы все делают снизу-вверх, и сейчас под городом буквально кишело проходчиками, создающими канализационные тоннели, сплетаемые в лабиринты коммуникаций.

Мои же люди, в одностороннем порядке освобожденные от любых строительных работ, были перенаправлены на разведку присоединенных территорий и развитие базы по добычи ресурсов и материалов. Пока появилась такая возможность, требовалось ей воспользоваться, дабы устранить бледные пятна на карте собственных земель.

Я же, получив на руки точный план города, переместился в будущий ремесленный квартал, и определив место для кузницы, достал свиток, с благоговением активируя тот.

Внимание! Для установки здания «Легендарная Кузница Сварога» необходимо доступное место в пределах города уровня не ниже 3-го. Текущий уровень города равен 0.

- Да что б вас! – выругался я, но сильно не огорчился, ибо все сложилось так, что скоро мой город достигнет такого уровня, и тогда.

Входящее: Привет, ты где сейчас?

Исходящее: Привет, в городе. А что?

Входящее: Да тут руководство интересуется, откуда повсюду гномы?

Исходящее: Табор цыганский мимо проезжал, вот отстали.

Входящее: Гы. Можешь подойти к лагер?

Исходящее: Щас буду.

Вот и встрепенулись союзники, видимо, им доложили о внезапной активности. Что ж, я не против встретиться, все равно делать пока нечего, да и мешаться в городе всюду снующим гномьим мастерам не особо хочется. Радовало, что перестройка пройдет гораздо быстрее и менее травматично, чем это было бы в реальности. Да и имеющиеся дома никто не собирался полностью удалять, просто деревня Пуськово переедет чуть южнее и встанет на берегу вокруг лугов и пастбищ, где развивать животноводство будет гораздо проще. Так что, мое сообщество ничего не теряет, напротив, ибо в принципе город сам себя обеспечить тем же мясом не может, иначе тогда пришлось бы гонять по городским улицам стада, активно загрязняющие мощенные дороги. Так что, я уже планировал появление нескольких деревенек в окрестности, занимающихся снабжением города, благо, именно такие механики развития присутствовали в играх еще со времен моей молодости. И хорошо, что разработчики не преминули развить таковую до Абсолюта, иначе, прилегающие территории требовались лишь для фарма монстров, а те, всем известно, более интересные в диких землях, нежели в освоенных, где лишь новичкам было бы интересно гонять всяких крыс по канализациям.

Кстати, Стая тоже слиняла, на время, решив поохотиться в диких окрестностях, и я им откровенно позавидовал. Сам же покинуть свои земли не могу, ибо, полагаю, риск серьезный нарваться. Сейчас на меня устремлены десятки, может, даже и сотни глаз, и не только потому, что в свободных землях появился новый город. Не только потому, что в нем начали строить Храм Перуна. Не только потому, что правитель этого города перестал выходить из игры по причине скоропостижной гибели носителя в пожаре при неопределенных обстоятельствах.

Все вместе и даже больше сложилось на одном мне, и это должно заинтересовать любого, даже те же Ратники не могут не игнорировать, но они действуют с позиции союзников, избрав тактику изоляции меня ото всех раздражителей и крайне рады, полагаю, тому, что в ближайшее время я не намерен покидать пределов своих земель, где они полномочны оказывать всяческую помощь и свободно перемещаться.

Мои люди и волки систематически сообщали о прогулках двоек и троек по окрестностям, а Леший даже пару раз наказал особо наглых, отправив на перерождение несчастных егерей, ненароком угодивших в болотную топь. Но не смотря на все, я пока не предъявлял Ратникам претензии, ибо их посильная помощь могла быть востребована в любой момент, не именно сейчас, но после снятия защиты точно.

- Доброго дня, - столпившиеся ратники обернулись на мой голос.

- Ага, - Воислав протянул свою крепкую руку: - Очередной раз удивляешь, Князь.

- Это чем?

- Да совсем ничем, самой малостью, - Ворон развел руками, выйдя из общей массы офицеров Рати: - Буржуй, откуда у тебя столько бабла? Колись, кулак.

- Таки вы считаете меня не тем, кем я имеюсь на самом деле. Если бы слышала тетя Тома ваши слова, она бы непременно начала гордиться своим племянником.

- Олигарх, - заключил Ворон: - Даже друзьям не признаешься, а мы думали, что выпьем за друга с его подачи, мол он в лотерею выиграл миллиард.

- Эм, - я поднял бровь: - Какой миллиард?

- Молотки не каждый может нанять даже на простую работу, а у тебя, судя по их количеству, как минимум, строят крепость.

- Город, всего лишь город, - простецки развожу руками.

- Нихрена себе! – Ворон не выдержал: - Серег, откуда деньжищи такие?

- Да ниоткуда, последки трачу, гномы со скидкой посчитали, там всего на всего пара десятков миллионов.

В миг нависшая тишина разбавилась стуком отваливающихся челюстей.

- Так, - первым пришел в себя Воислав: - Ты заикнулся про скидку?

- Да.

- Гномы и скидки – два антонима.

- Причем тут антонимы?

- Серег, что ты хочешь?

- В смысле?

- Откат какой?

- За что?

- За посредничество в сделке с гномами. Нам тоже строиться надо, а гномы, всем известно, делают лучше всех, только цены у них небесные. И скидок они никому не давали ниразу, это неписьная артель, админская, можно сказать.

- Двадцать миллионов – копейки?

- За город?

- За город.

- Целый?

- Целый.

- С крепостной стеной?

- Да.

Народ истерически заржал, некоторые попадали на землю.

- Бли-ин, Серег, вот вроде бы и мужик серьезный, вроде бы и с головой, а такой простой, - взревел в смехе Ворон: - Но бли-ин, как тебе удается проворачивать все это?

- За двадцать, - Воислав отошел: - Нам эти гномы только один мааааленький замок построят голый без внутренних построек, а у тебя тут.

- У них событие зациклилось одно, - развожу простецки руками.

- Ты сейчас про мировое событие для всех гномов?

- Ха! Камрады! – Ворон хлопнул в ладоши, принявшись активно их потирать: - С вас по косарику, моя ставка сыграла!

- И как оно на тебя вышло? – все пристально смотрели на меня, и я лишь кивнул в сторону сидевшей рядом со мной Белис, мол, вот так, дальше думайте сами.

- Мда, - произнес Воислав, из-под бровей всматриваясь в меня: - Надеюсь, на этот раз не забудешь о нас, а то все плюшки в одиночку убегаешь рубить.

- Вась, в прошлый раз, уверяю, тебе бы не понравилось, я вон голым оттуда вернулся.

- Угу. Ладно, не обижайся, что на тебя так налетели. Просто сами малость охренели, когда сводка пришла, мол, на холме вдруг начали вспыхивать один за одним порталы, и повсюду забегали десятки гномов. Мы уже подумали, что админы решили подчистить или еще какую хрень творят. Резко все побросали и в экранированные модули попрыгали.

- Экранированные?

- Угу, ноу хау, - кивнул Ворон: - Пробили твою инфу.

- И?

Над нами внезапно раскрылся купол молчания, изолирующий нас от окружающего мира.

- И теперь в спешном порядке проводим экранирование всех модулей, а люди проходят веерную очистку от теневых закладок в их мозгах. Процесс долгий, но результаты впечатляют: выявлено несколько спящих шпионов и еще пара с очень уж непонятными закладками.

- И что с этими людьми дальше будете делать?

- Ничего, мозги прочистили и снова в строй, они ведь неосознанно. Кто-то активно использует наработки по изменению сознания, какие велись и у нас, и не у нас, да и применялось такое повсеместно, но чтобы массово и вот так. Теперь понятно, отчего увеличилось количество непонятных событий в реальном мире, почему милые домохозяйки хватаются за ножи и вскрывают горла посреди улиц с истерическим смехом.

- Рад, что помог.

- Тебе от нас всех благодарность, честно, - Воислав пожал руку: - Если бы не ты, нас бы вполне вероятно, пустили бы по алгоритму самоликвидации.

- А с этими как? Тоже почистили уже? – я указал на полтора десятка отдыхающих, не обращавших на нас никакого внимания.

- С этими пока никак, особые случаи, - офицеры потупили взгляды: - Их отключать нельзя совсем, система только и держит, но они и не собираются отключаться. Они тут до конца.

Я навелся на одного, и тут же выскочили инфоокна, а в памяти выскочили воспоминания с фотографиями и вырезками из личного дела, заставившие меня поежится. Живые останки от некогда сильных и полных жизни людей с героическим прошлым.

- Не подумал. Но вы их все равно проверите?

- Обязательно, - Воислав уверенно кивнул: - Кстати, когда в баньку позовешь? С тобой хотят познакомиться.

- Кто?

- БАТЯ, - в глазах офицеров вдруг блеснула искорка.

- Хм, давай сегодня вечером, пока банька есть, хотя, она все равно останется, я распорядился ее отнести просто чуть в сторону, сделав вокруг зону отдыха, - на моем лице проступила улыбка, когда в голове возник образ будущей баньки с купелью под кроной широкой ивы, мангальчиком и прочими прелестями культурного отдыха телом и душою, пусть и оцифрованной.

- Отлично, давай, мы тогда сейчас выходим, наряд заступит суточный, людей заменить надо же.

- И проверить.

- И проверить. Не прощаемся.

- Заходите, я всегда тут.

Аватары ратников словно по команде разом обесцветились и истаяли, оставляя меня одного посреди лагеря. А мне ничего не оставалось делать, как наблюдать за этим процессом, даже какая-то грусть навалилась на мгновение, но тут же потонула в обрушившейся радости от всполошившейся волчицы.

- Ну блин, даже погрустить нельзя, - я погладил прижавшуюся белоснежную питомицу.

Внимание! Вы ощущаете присутствие Смерти, это означает, что сегодня кто-то умрет.

Внимание! Ваши показатели от базовых увеличены на 10%, пока Смерть рядом.

- А?

Белис почувствовала внезапную тревогу и тут же оскалилась, выискивая угрозу, ее шерсть вздыбилась, пасть оскалилась.

- Тихо, тихо, - я осторожно погладил ее, при этом мотая головой из стороны в сторону, пытаясь высмотреть ту самую, о чьем приходе вновь возвестило системное сообщение: - Все хорошо.

В лагере были лишь отдыхающие и ратники из наряда, занимающиеся внутренними делами, никакой рослой фигуры в черном плаще с капюшоном, лишь одинокая черноволосая женщина приближается по берегу.

- Стоп, - произношу, заставляя самого себя остановить взгляд на женщине, сразу же узнанной мною. Тут же пытаюсь всмотреться в нее и вызвать инфоокно.

Имя: Марана

Первоимя: Смерть

Уровень: неизвестно

Урон: неизвестно

Защита: неизвестно

ХП: неизвестно

Тип: Божество

Категория: мифический

Ранг: Правитель

Агрессивность: отсутствует

Отношение: не определено

- Твою ж, - только и смог я произнести, не в силах отвести взгляд и что-либо сделать и продолжая смотреть, как Марана, мягко будто бы лебедь идет прямиком ко мне, с интересом оглядывая людей, не замечающих ее.

- Ну здравствуй, помазанник, рада, что научился меня различать, - Марана улыбнулась, но от улыбки ее мне тепло не стало: - Что стоишь, аки вкопанный? Смерть что ли увидел? – Марана вновь улыбнулась, а я слышал в своей голове безумный смех.

- Так ты, - выдавливаю из себя.

- Да, она самая.

- Но…

- Не так ты меня представлял? Так обличий у меня много, как и имен, но для всех я едина. Но ты видишь меня в том облике, в каком хочешь видеть, да и как еще должна выглядеть младшая сестра Землилики?

- Землилики?

- Ах ну да, не всем ведомо первоимя Матери Сырой Земли, данное ей родителем нашем. Ты же никому не скажешь?

Я только и смог, что мотнул головой.

- Вот и славно, - Марана улыбнулась: - Ну все, отомри уже, будь собой, как в первую нашу встречу. Тебе же понравилось со мной тогда, признайся? – Марана захохотала, и мне от смеха стало жутко.

- Ты за мной пришла?

- Огнеслав, зачем мне тебя забирать? Ты мне нужен, как и все эти Пришлые, что создали в этом мире возможность перерождения.

- Для чего они тебе? Они… мы же лишаем тебя душ.

- Милый Огнеслав, ты еще так юн, вот проживешь несколько тысяч лет, а ты их проживешь, я знаю, и поймешь, что мне не требуются души, но эманации посмертных мук при гибели даруют ту силу, которую иные получают от молитв, порабощения душ, поглощения сущностей. Я же беру боль, освобождаю от тягостности гибели и взамен делюсь шансом перерождения, но это отнимает у меня частицу силы. А вы нашли способ перерождаться самостоятельно, и это даровало мне возможность не тратить силы, а накапливать их.

- Для чего?

- Любознательное дитя, теперь я понимаю, отчего моя сестра любит тебя, аки своего собственного сына, не только в благодарность по ее избавлению. Все просто, все в мире должно ведь быть уравновешено: если есть день, то должна быть и ночь, если есть жизнь, то должна быть смерть.

- Позволь узнать, к кому ты относишься, какой Пантеон?

- Смерть сама по себе, - Марана резко развернулась, и ее длинные волосы хлыстнули черной россыпью: - Ну, пошли, прогуляемся, покажешь мне тут все.

Я покорно зашагал следом, и моя волчица, не выказывая никакой агрессии, последовала за нами.

- За дочку не переживай, с ней все нормально, - вдруг произнесла Марана: - Интересно тут у тебя, твои друзья не менее интересные, чем ты, я помню многих, отправленных с их помощью в мои объятия как в этом мире, так и в том, откуда вы пришли.

- Как ты можешь помнить?

- Смерть везде и всегда едина, она приходит к каждому, меняя лишь обличия. И это знали предки твои, эти знания остались в вашей крови, но их размыло, спрятав частицы среди памяти иного, менее важного, но впитанного насильно, отчего и мучились многие поколения. Кто не ведает своих корней, тот не ведает благоденствия бытия. О, а мы уже пришли.

Мы стояли на берегу, а у самой кромки рыбачил мой недавний знакомый, сидевший в той же одежде с той же надписью на спине. Я вопросительно взглянул на Марану.

- Взгляни на него, что ты видишь? – спокойным голосом произнесла Богиня Смерти.

Я молчаливо взглянул на рыбачащего Тумана, тот внимательно глядел на поплавок, готовясь подсечь очередную рыбешку.

- Закрой глаза, откинь все мысли, забивающие твой разум, вспомни, что ты Воин Смерти, вспомни, как ты умирал.

Боль на мгновение ударила внутри меня и истаяла, миг я не мог дышать, в горле появился свинцовый комок и тут же рассосался, но мысли все исчезли, пропали ощущения, тело отринуло мирское, и я открыл глаза. Весь мир на мгновение подернулся, лишаясь красок, яркий свет отстранился прочь, уступая место сумраку. Лишенный красок мир наполнился бесчисленными фантомами, летающими меж ярких свечений, источаемых живыми существами. Даже сверчок в траве сейчас сиял яркой точкой, окружаемый десятками схожих, но блеклых фантомов.

Вы изучили умение «Взор Смерти», отныне ничто не сможет спрятаться от вас, ведь любое существование есть подобие жизни.

- Видишь, сколько душ ждет своей очереди на перерождение, ожидая, когда кого-нибудь постигнет участь гибели, - прозвучал голос Мараны: - Многие из них появляются почти сразу, но чем больше душа, тем больше времени требуется на ее перерождение…

Мой взгляд опустился на Тумана и застыл: сияние рыбака мерцало, несколько тянущихся к нему нитей силы вибрировали. Черная самая тонкая походила на некую цепь, беззвучно звенящую мелкими кольцами, белесая толстая, но отчего-то постоянно мерцает подобно лампочке при скачках напряжения. Я невольно подскочил, пытаясь дотронуться до плеча Тумана и пробудить его, казавшегося спящим, хотя и державшимся за удочку.

- Что с ним? – попытался я крикнуть, но получился лишь сдавленный шепот.

- Он умирает, - холодно произнесла Марена.

- Так ты пришла за ним?

- Да, мне стало интересно, как произойдет его смерть в этом мире, в том я уже стою и знаю все, ожидая выброс его эманации посмертия.

- Вытащи его, как меня!

- Не могу.

- Почему?

- Я вытащила тебя, и повторно не могу, у меня может быть лишь один помазанник.

- Вытащи!!!

- Прости, но равновесие содрогнется.

- Мы нужны этому миру! Если мы уйдем, то вас тоже не будет!!! – вдруг вырвалось из меня.

- Мы останемся, придут другие, потом уйдут, за ними другие и другие. Впереди вечность. Но ты прав, мир нуждается в вас, потому как если вы уйдете, он может погибнуть.

- Так сделай тогда это!

- Нет. Вы должны сами научиться следовать своим желаниям. Ваши сущности очень сильны, и стоит лишь захотеть, разум отделится от тела и покинет тот мир. Вы сами вольны перемещаться между мирами, как это делали до вас ваши создатели, как до них их создатели, и их создатели, и их…

Нет более слов, нет более времени, а мои пальцы вжались со всей силой в тело Тумана, зубы сдавились до хруста. Я ощутил силу, сосредоточенную в аватаре, меня захлестнула сила, поступающая по мерцающей нити из внешнего мира, и я осознал, что Туман, лежа там, в капсуле, боролся, система жизнеобеспечения пыталась ему помочь, кто-то еще пытался его вытащить, но он умирал. Этот парень умирал, и я ощущал всю его боль, всю его горечь, передо мной забежали образы его жизни, наполняя всеми эмоциями. Я ощутил, как связывают его разум черные нити, и, не желая им подчиняться, отмахнулся рукой.

Черная тонкая нить зазвенела и лопнула, рассыпаясь прахом, тут же потянулась новая, пытаясь нащупать разум и вцепиться в него, и тогда моя рука вновь отмахнулась, как от надоевшей мошки. Третья успела вцепиться в аватар Тумана, но я ее уже не отмахнул, а схватился, и наполняя свою руку силой, ненавистью и черным пламенем, в миг перескочившим на нить, переняв все от меня, устремилась куда-то ввысь, мгновение, я ощутил напряжение и дернул на себя, почувствовав, как что-то лопнуло подобно стеклу, в которое влетел молот. Моя рука вновь вернулась на плечо Тумана, и тут на меня нахлынула истинная боль, какую ощущает тот, кто жертвует собой, продолжая вдавливать гашетку пулемета, сидя на месте стрелка и не обращая внимания. Нет, явственно осознавая, что он горит и скоро взорвется боекомплект, но продолжая давить и вращать башню, зная, что его друзья, его сослуживцы, благодаря ему, будут жить.

Рука от судорожной боли потянулась к мерцающей нити, нежно ухватилась, вторая присоединилась, и одна единственная мысль «Будем жить» устремилась к далекому разуму Тумана, вопрошая у него разрешения помочь тому. Мгновение, и цунами сознания бойца Алексея Туманова ударяет в меня, отбрасывая прочь и впечатывая себя в аватар Туман отныне и навсегда.

И в этом мгновение на меня обрушивается откат обессиливания, заволакивая мраком беспамятства, и сквозь наволакивающую темноту я успеваю услышать: «Ты справился, ты молодец, спи, спи, наш сын».

Внимание! Вы изучили умение «Дар Мараны», Смерть, даруемая Мараной, не есть полное прерывание Токов Жизни как таковой, а - лишь переход к Жизни Иной, к новому Началу, ибо так уж положено Родом Вседержителем, что после Зимы, уносящей с собой все отжившее, всегда наступает новая Весна...

Междуглавие 6.

- Ну что? Господа сотрудники отдела администрирования, разработки и внедрения, добровольцы у нас сегодня имеются на публичную кастрацию? – фривольно сидящий за креслом руководителя облысевший бородач с пронизывающим взглядом всматривался в потупившиеся лица сотрудников, собранных в конференс кабинете: - Что? Никого? Странно, а я полагал, что сейчас все дружно соберемся и сразу же пожурим тех, по вине которых у нас столько багов за короткий период.

- Сэр, - поднял свою толстую руку рыжеволосый парень, прозванный коллегами бронебойным: - Возникшие проблемы не являются следствием вноса ошибочного.

- А чего по-твоему? Ну как, изреки мне тут что-нибудь гениальное, из-за чего мы всей толпой тут же побежим за тебя голосовать, как самого лучшего кандидата в президенты!!!

- Сэр, веерное возникновение системных ошибок произошло, как следствие инцидента под номером 1253, все выкладки аналитики и примененные правки были предоставлены комиссии по урегулированию и расследованию. В то же время, наблюдаются хаотические вбросы пакетов кодов от ИИ разработки виртмира, активизирующие глобальные события повсюду. Основным был внезапный вброс проекта «Хаос», планируемого лишь на следующий год. Отключения и рестарты всех групп ИИ ошибку не ликвидировали, как и откаты элементов памяти, напротив, вбросы растут в геометрической прогрессии. ИИ постоянно генерируют несвязанные между собой квесты, ивенты и прочие элементы влияния на развитие вирта. Причем, это происходит во всех мирах без исключения, поэтому локализация проблемы не представляется возможным.

- И ты мне хочешь сказать, что появления десятка божеств за две недели, новые локации, ивенты как локального, так и мирового влияния – это все делает сама игра?

- Сэр, так оно и есть.

- Ты хоть понимаешь, что если я это заявлю совету акционеров, меня посчитают сумасшедшим?!!!

- Сэр, но факты говорят сами за себя.

- Да срали они на ваши факты!!! Никакие факты не компенсируют текущие и будущие финансовые потери!!! Это всем понятно?!!! Даю вам 24 часа, после чего, либо все исправите, либо ищите себе работу!!!

Глава 7.

- Ну что же ты так себя загоняешь-то? – знакомый женский голос пробился сквозь тишину окружающего мрака: - Вот, выпей водицы.

Тягучая жидкость обволокла нутро, медленно проникая внутрь и не встречая сопротивления тела, не способного даже глотать.

Кровь, до этого будто бы застывшая, превратившись в пронизывающую меня проволоку, вдруг забурлила, обуреваемая сокрушающей стихией. Казавшаяся вечной тягостность истаивала, возвращалось ощущение собственного тела, а следом боль, заставившая скрючиться в судороге навалившейся мощи, разрывающей каждую частицу тела.

- Эх, сестра-сестра, - гладкая ладонь прошла по волосам: - Все по-своему, все не по-людски. Больно? Сейчас станет легко, вот, пей.

Обжигающие капли иной жидкости принялись врываться раз за разом, заставляя глотать те и все сильнее тянуться к источнику живительной силы. Боль покидала тело, немощные до этого мышцы обретали былую телесность, разум светлел, и внутри принимался пылать согревающий огонь.

- Ну все, нельзя живую воду пить сверх меры. Все, теперь пробудись, Огнеслав…

***

- Огнеслав!

- Князь!

- Князь!

Десятки голосов вокруг, все разом гремят подобно колоколам. Кто-то пытается пробудить, расталкивая меня, кто-то будто бы накладывает излечение, но в глазах темнота, а галдящие вокруг побуждают лишь головную боль. Странно, почему я ощущаю головную боль?

- Что разорались-то? – спрашиваю, не открывая глаз, но мой собственный голос мне показался каким-то хриплым, будто бы старик Матвей пробурчал.

- Живой!!! – в голову ворвался голос Борислава.

- Слава Богам, Князь жив! – тут же вторили ему.

- Да хватит уже орать, от вас голова раскалывается, - вновь попытался остановить гул, и вроде бы меня расслышали, по крайней мере, гул стих.

- Князь очнулся, спеши к старцам, сообщи благую весть, - кто-то прошептал, и раздались звуки убегающего прочь, тут же стихшие после шуршания чего-т о будто бы на ветру.

- Ну? – послышался голос Воислава: - Очнулся?

- Ага, - уверенный ответ Борислава: - Ничто нашего Князя не удержит, очнулся.

- Говорить может? – кажется, кто-то рядом присел: - Ты как?

- Жить буду, - прохрипел я, так и не открывая глаз, не в силах даже так терпеть прорывающегося ослепительного света.

- Это хорошо, что будешь. Фокус повторить сможешь?

- Достопочтенный, не прими за обиду, но Княже не вернул свои силы, а ты уже на него вновь жаждешь взвалить непомерную ношу. Вон как тока очнулся, три дня и три ночи лежал в беспамятстве.

- Какой фокус?

- Да дайте ему уже воды, не слышите, что ли, у него в глотке давно пересохло уже!

- Воды Князю! Воды!

- Серег, - вдруг склонившийся Воислав произнес как можно тише: - Ты Тумана вытащил.

- Тумана? – вдруг услышанное слово будто бы сорвало какие-то заслоны, и на меня хлынуло цунами воспоминаний, сокрушая незримые преграды и заставляя стиснуть зубы. Несколько секунд вечности, и меня отпустило: - Как он?

- Порыбачил бы, да ты всю рыбу распугал, - раздался голос Тумана.

- Извини, - вроде бы, я улыбнулся.

- Ага, я тебе теперь это буду вечность вспоминать, - вроде бы, Туман тоже улыбнулся.

- Ну как? Отошел?

- Глаза болят, слишком ярко.

- Какое ярко? Сейчас ночь.

Попытался открыть глаза и тут же прищурился, сдерживаясь от желания зажмуриться. Все вокруг буквально сияло, точнее, стоявшие надо мной люди и нити, что исходили от каждого. Мысленно попытался переключиться на боевой расчет, система отозвалась, и я облегченно выдохнул, когда окружающий мир принял привычные цвета. В этот же момент с меня словно сошел мамонт, позволяя продолжить заниматься своими делами. Встаю, разминая затекшее тело. Вызванное инфоокно логов с радостью оповестило, что до этого у меня постоянно был включен Взор Смерти, прилагающийся отчет указывал на критическое истощение ментальной силы. Невольно потираю руки и ощущаю что-то новое на пальце.

Название: Перстень Смерти

Тип: кольцо

Редкость: Мифический.

Бонус: + 5000 ХП

Эффект: Восстановление маны в бою увеличивается на 15%, вне боя на 35%.

Эффект: агрессивность восставших существ снижена до нейтральный.

Ограничение: нельзя передать, выбросить, разрушить. Единственный во всем мире.

В голове тут же нечто прошипело «Моя преле-е-есть», а я принялся наслаждаться ощущением ускорившегося заполнения незримого резервуара маны, и вновь захотелось оставшиеся пальцы украсить подобными перстнями. Было бы великолепно, но для этого нужно, как минимум, освободить еще 5 богов, но это будет фееричным, как сказал бы Аль Пачино, мать твою роялем.

Нет, я не против, если сейчас вдруг прибегут толпы и затребуют именно меня высвободить еще богов, причем, надо это сделать за минуту, для чего меня телепортируют в спецлокацию, где нужно будет нажать на кнопку, открывающую темницу богов.

Блин, даже по сторонам посмотрел, натыкаясь лишь на выжидающие взгляды набившихся в палатку. Кстати, откуда тут палатка?

- Поставили прямо над тобой, - будто бы прочитав мои мысли, произнес Воислав: - Твоя волчица не подпускала и не позволяла тебя трогать. Оклемался?

- Вроде бы.

- Хорошо, а то тебя уже заждались. Ты же нас обломал.

- С чем?

- С баней, с чем еще?

- Истислав, баню натопите?

- Конечно, Князь, чего ж не натопить? Это мы в миг, - секунда: - Банник уже во всю кочегарит, ждет Тебя.

- Хорошо. Что с городом?

- Гномы строят во всю, Пуськово уже перенесли, люд пока туда переселился, дабы не мешать. Переселенцев туда же всех определяем, после распределим. Земли обследованы.

- Об этом позже, после бани, как с друзьями все обсужу. А пока займитесь делами, я отсюда сразу в баню, и это, стол там накройте, что-то проголодался я.

- Все будет, - Истислав кивнул и пошел прочь из палатки, за ним последовали остальные мои люди. За это они мне особо нравятся, исполнительные, вопросов лишних не задают, верные и справные.

Внимание! Велиград пал! Хаос приобрел еще один город на территории Североси, количество городов 3! Северось, пробудись, Мрак застилает все больше земель твоих! Призови богов на помощь, построй святые места и дай отпор, пока мир не заволокло беспроглядным Мраком Хаоса.

Внимание! Велиград обращен! Сила Мрака растет, Темнобог дарует своим адептам повышенный 10% опыт на неделю. Слуги Хаоса, не упустите шанс стать сильнее за меньшее время во имя Пробуждения Нерожденного!!!

- Твою мать! Все-таки просрали! – выругался Воислав: - Такой город! Эти криворуки ни на что не способны!

- Ты чего это так ругаешься? Объясни.

- Прочел сообщение мировое?

- Ну да, город перешел хаоситам.

- Ага. Просрали.

- Кто просрал?

- Да, великие воители, мать их. Альянс пижонский, чтоб их всех копытом в сраку! Да ты знаешь их, Сибирь, Грифоны, Алые, Русичи, Святые и еще всякая шушера. У них Альянс Россия, мы с ними в терках, да те вообще зазведились, поэтому со всеми в терках, короче, у них под контролем было четыре из пяти городов. Два вот уже они просрали, причем, никому не позволяли на защиту приходить, мол сами крутые. Рейдовые себе набивали, герои хреновы.

- Ну и хрен на них, нам-то что?

- Нам? Треть центральных земель теперь под Хаосом. Еще один город, и столица в блокаде: с одной стороны, Хаос, с другой Китай.

- Китайской-хаосская граница.

- Ага.

- Ну тогда отчего их не сомнете.

- Сергей, при всем нашем умении смять десятикратно превышающего противника, хоть и условного, не совсем получится.

- Ну тогда соберите свой альянс.

- Ага. Все хотят в князи, никто не хочет делиться, даже ты вон в князья подался.

- Это ты намекаешь, что у нас альянса нет?

- Не обижайся только, вырвалось.

- Да я не обижаюсь. Для альянса требуется клан, а у меня его нет, как видишь.

- А без альянса и даже клана как думаешь защищать город? Это сейчас его защищают, а после что?

Я задумался, вояка меня мордой, как котенка ткнул в то, о чем я старался не задумываться. До этого все как-то само собой получалось, и единственная угроза с момента создания деревни нам угрожали разве что змееголовы. До этого никто, кроме давнишнего пкашера, до нас не добирался, так что, я надеялся, что никто о таком захолустье просто не думает.

- Вижу, что начал думать. Ты не думай, ты решай, земель вокруг скоро не останется свободных. Скажу тебе, что у тебя уже один сосед появился.

- Кто?

- Мы.

- Так далеко же от столицы.

- Ну да, зато очень близко к первому храму Перуна, а он будет главным у него, да и вообще, с заданиями от богов пока глухо. Все, кто получал таковые, либо не начинали, либо провалили их. Только ты у нас дважды пальнул и все в яблочко. Так что, скоро тут будет многолюдно, по крайней мере, в окрестностях уже веселеет. Места активно обживаются, и генерируются логова, гнезда и прочее, - Воислав улыбнулся: - Скоро и Подземелья появятся.

- Так вот чего ты за гномов спрашивал.

- Ну да, строиться надо усердно, пока можно.

- Что даст альянс?

- Классическое сотрудничество: совместная защита, открытые границы, совместные прокачки и походы и прочее. Главное, что можно будет призывать на помощь города без затрат на телепорты, правда, для этого требуется установить Кристаллы Помощи, но это решаемо, если ты Олигарх, - Воислав прищурил глаз.

- Я тебя услышал, - еще раз оглядел присутствующих, все кроме неотлучной Белис из Рати. Почувствовал себя партизаном в гестапо: - Ну что, в баню, граждане вертухаи?

- Эм, не понял.

- Картина маслом «Перед расстрелом», - указываю на состав присутствующих, мол, я один не при параде, остальные в полном облачении.

- А-а-а, - Воислав засмеялся: - Аналогия блин, ты бы еще нас…

- А я сразу и сравнил, только я не партизан, молчать не стану. В баню?

- Пошли, полномочные подтянутся.

- Ага, пошли, гражданин начальник, - выхожу из палатки: - Раз пошли на дело я и Рабинович, Рабинович выпить захотел. А чего ж не выпить бедному еврею, если у него нет срочных дел?

- Серег.

- А?

- Не пугай ворон.

- Тебя я понял, умолкаю, не то по шее получу и подвиг свой не совершу.

- Сборник цитат и афоризмов, мать итить, - буркнул Воислав.

Город предстал передо мной в новом обличие, хоть еще и не завершенном, но уже впечатляющем. Гномы будто бы работали без продыху, и уже сейчас над строительными лесами окрестных зданий возвышались два завершенных здания: Княжий дом, точнее дворец, и Дворец имени Гномов. Иначе я бы не назвал грандиозное строение, чуть уступающее в высоте и красочности, но не внушительности. Гномы себя обделять не стали, построив настоящую цитадель, лишь для порядка не превзойдя по высоте с главным зданием города. Но если они также будут строить и остальные оборонительные постройки, то пусть хоть Вавилонскую башню себе делают.

- Это, - Воислав произнес, немного замявшись: – Спасибо тебе от меня и ребят.

- За что?

- За Лешку.

- Лешку?

- Тумана. Ты реально его от смерти спас, - Воислав отчего-то говорил тихо, подойдя ко мне вплотную, остальные же сопровождавшие нас офицеры напротив же отстранились: - Мы уже думали, что все, еще одного потеряли, у него все отказывало, держался на аппарате. Когда пришло сообщение, что в склепе красный, мы все сразу сорвались, побежали, хотя знали, что ничем не поможем, там уже сто пудово работала бригада, но все равно бежали, надеялись, что обойдется, вытащат. Но не вытащили, а после, как система дала отчет о гибели пользователя, все сразу помрачнели. Я машинально отправил сообщение сюда, что Туман вышел навсегда. И ты представь мое лицо, представь! Планшет вдруг выдает сообщение: «Туман сидит у берега, удочку закидывает, рядом лежит без чувств Огнеслав, будто бы мерцает, но подойти не получается, волчица не подпускает».

- Мерцал? Почему мерцал?

- Спасибо тебе, Серег, тебе все хотят сказать, но, – Воислав будто бы меня не услышал.

- Что, но?

- Забей. Ты лучше скажи, когда снова сможешь повторить? На прием уже записываются мои, хотят за Туманом следом.

- А как же реал?

- Серег, для них, - Воислав указал пальцем куда-то назад: - Реала нет, есть ад, где они калеки, никому не нужные. Когда?

- Не знаю, честно, я сам пока еще не осознал, как это получилось, точнее, знаю, но пока не знаю.

- Понял, если что, ты только скажи.

Баня стояла на новом месте, ровном с небольшим прудиком, из которого вскоре будет сделана большая купель.

- Рано еще! – донеслось из бани, когда мы подошли.

- Мы подождем, - отзываюсь.

- Ага! Чего вам еще остается?! В баню все равно не пущу! Веником погоню! Рано еще!

- Хорошо тут у тебя.

- Согласен. Меня один вопрос гложет, касательно вас.

- Задавай.

- Почему вы при всех ваших силе и опыте бездействуете?

- Ты про реал или игру?

- Игру, в реале понятно, что проще жевать, чем говорить.

- Это да, - кулаки Воислава хрустнули костяшками: - А здесь мы выжидаем, пока наши соседи хорошенько друг друга перережут. Ты же мужик не глупый, понимаешь, что опыт не много сможет против числа, особо большего. Диверсионные рейды, наскоки, карательные зачистки мы своим числом с лихвой потянем, а вот полномасштабные войны, тем более с хаосом под печенью. Дешевле сидеть на отшибе в замке и наблюдать, отбивая редкие попытки проверить наши клыки, чем ринуться против всего мира в одиночку и славно отгрести отовсюду сразу. Радует, что не только нам поднасрали, воткнув ржавый нож в спину в виде этого хаоса, а во всем мире такие лишаи насажали. Только тот же Китай уже готовится во всю напомнить, насколько крепка вечная дружба великих народов. Так что, Серег, дергаться нынче нигде нельзя, копить жирок и ждать.

- Здравствуйте! – донеслось со стороны берега.

К нам подходили пятеро разномастных игроков, все из клана Рать, но мне ни один не был знаком. Нет, вру, один вроде бы, да точно, Седой.

- Хорошо тут у вас, - приветливо отозвался один из гостей, протягивая руку: - Рад знакомству, Сергей Владимирович, мое имя, Владислав Семенович, но зовите меня Владиславом, можно по позывному Леший.

- И я рад.

- Баня готова! – в дверях показался во всей своей красе банник Митрич: - Так, слухать сюда вводную! Двери сразу закрывать, тазики не разбрасывать, воду попусту не тратить! За столом порядок и приличия, а то погоню к чертям собачьим драным веником, я понятно изъясняюсь?!

- Так точно! – дружно ответили гости.

- То-то! Князь за старшего, не забудь потом постучать по тазику, а у меня дела, - с этими словами ворчливый Митрич исчез, зайдя обратно в баню.

- Я же вам говорил, - Седой улыбнулся: - Интересны персонаж.

- Мда, на нашего прапора Веселого похож, - произнес один из гостей.

- Один в один, - отозвался другой.

- Господа офицеры, - решил я не держать гостей на улице: - Прошу на процедуры. Там и поговорить можно.

- Ух, хорошо, - заключил Бурый, представленный, как Геннадий Яковлевич: - Снова себя молодым почувствовал.

- Да-а-а, давно я не был так вот в баньке, - согласился с ним Сергей Иванович с позывным Рыжий.

- Рад, что вам понравилось.

- Благодарствуем, от всей души.

- Теперь, может, за стол?

- Да, - звонкий хлопок по коленям: - Товарищи, надо бы дерябнуть за встречу.

Сразу видно, что собрались военные: парилка была освобождена за несколько секунд. Еще через несколько секунд первые стопки с самогоном торжественно опрокидывались и традиционно закусывались огурчиком. Далее процесс застолья пошел по накатанному сценарию для подобных мероприятий. Я же больше ел, чем пил, и никто не настаивал на противном, мол, поддерживаю через раз и хорошо. Примерно через полчаса торжественная часть застолья подошла к кульминационной стадии, в которой, собственно, и начиналось обсуждение повестки дня.

- Вась, купол? – обратился к Воиславу разморившийся Геннадий Яковлевич.

- Минуту, - Вася полез в инвентарь.

- Боитесь прослушки? – поинтересовался я.

- На всякий.

- Хм, сейчас проверю, - активирую Взор Смерти, и окружающий мир тут же отозвался сияниями нитей и источников, я, было, прищурился, но через мгновение уже привык и с интересом оглядывался, всматриваясь в гостей и округу сквозь ставшие полупрозрачными стены: - Нет, кроме нас в шагах ста никого, разве что кузнечики в траве.

- Это что сейчас было? – ошарашенно произнес Седой.

- Умение.

- Ничего себе! Так и заикой стать реально можно.

- А что так?

- Серег, - очнулся Воислав: - У тебя глаза буквально светились, как будто бы солнца вместо них. Что за умение?

- Вижу узлы жизни.

- Это с его помощью? – прошептал Воислав, и остальные пригнулись, не отводя взгляда.

- Да.

- Угу, значит, никого рядом? Но все равно подстрахуемся, - серебристый купол накрыл стол и нас вместе с ним.

- Умеете поразить, столько за такой отрезок времени, - оценивающе произнес Бурый: - Признаюсь, не ожидал, что доживу до этого момента.

- Какого?

- Получение бессмертия путем оцифровки сознания. О наработках и проектах знаю, как и мои товарищи, но результата не было, а тут вот так вот разом бац, и два результата за короткое время.

- Вы ради этого попросили о встрече?

- В первой степени, - кивнул Седой: - Ваш случай уникален, мы планировали получить всю информацию, что сможем, а вышло вон как, вы смогли повторить случай, причем целенаправленно.

- И?

- И теперь мы хотим попробовать с вами договориться о долгосрочном сотрудничестве с целью оцифровки наших людей.

- Хм, я примерно так и думал, даже не примерно.

- Да, вариантов-то не особо было, так что скажете?

- Сначала мне нужно получить некоторые ответы в полном объеме.

- Задавайте.

- Вы представляете кого?

- Сергей Владимирович, перед вами пять генералов разных родов войск в отставке по причине расформирования тех самых войск. К правительству и их приближенным мы не имеем никакого отношения.

- Ваша цель?

- Старость не радость, это в нашем случае, для наших людей на добровольной основе оцифровка многим даст новую здоровую жизнь.

- Вопрос по оцифровке Тумана. Что у вас на руках?

- Вы про данные капсулы? Получены логи с кодом неизвестной структуры, на скрипты игровой механики не похожи, но наши аналитики утверждают, что с их помощью реально создать механизм постепенной оцифровки любого пользователя с некоторыми нюансами.

- Мне нужны все эти логи, вообще полная инфа архивом на мою почту.

- Зачем вам?

- Надо.

- А если не секрет?

- Контракт у меня, вдобавок, я намерен сделать так, чтобы любой пользователь смог оцифроваться, а не только те, у кого огромные кошельки. Если только в одном месте будет происходить, это очень быстро выведет на источник проблем, и тогда пишите письма.

- Согласен, тем более сколько в мире тех, кто не меньше нас имеет право начать полноценную жизнь.

- Рад, что вы меня поняли.

- Еще какие-либо вопросы?

- Альянс, Воислав мне уже сказал, что ваш клан приобрел землю возле меня, будете замок ставить. Мне нужен долгосрочный альянс.

- Это отличное предложение, в клан к нам все равно не пойдете, меня предупредили, а альянс решает многие вопросы. Еще вопросы будут?

- Нет. Завтра заключим альянс, после чего попробую повторить «фокус».

- Замечательно, рад, что мы договорились.

- Не совсем, - я простецки улыбнулся: - Пока лишь я могу затягивать, у меня есть небольшое условие, точнее, цена. Не ради наживы или чего, как говорят коммерсанты, на храм надо.

- Для своих миллион с человека.

- А не для своих?

- Десять.

- Хорошо, рациональное требование. У меня встречная просьба, если у вас вдруг окажется работающее устройство в том или ином виде по оцифровке, не забудьте о нас.

- Я ни о ком не забываю.

Попрощался с гостями уже поздней ночью, хотя, это ночь для меня, а для них может там обед. Не важно, важнее было другое: у меня получилось! С радостным настроением я пошел вдоль берега, развернувшись лишь на шум и увидев, как в баню заваливала дружная компания, состоящая из Митрича, Сидырыча, Анчутки и Любомира Дубравного. Мужики гуляют.

Междуглавие 7.

Нижайше кланяюсь просветленному властелину плодородных равнин и богатейших шахт южного Тянь-Ши. Бесконечно молю богов даровать вам многие годы жизни и благополучия и направить свою божественность на преумножение вашей силы. Нижайше прошу прощения, но полученные сведения требуют крайне быстрого внимания.

До меня дошли интереснейшие слухи о том, что в диких землях, что были недавно захвачены русскими варварами, произошло странное событие, а именно, один из игроков смог оцифроваться, перенеся свое сознание в игровую оболочку, тем самым обретя бессмертие. Более того, были получены сведения, что он также оцифровал другого игрока и способен осуществлять сие многократно. Прошу не обрушивать на меня свою кару, если эти сведения окажутся всего лишь слухами, но ваш преданный подданный не имел никакого умысла, сообщая сие. Но если слухи подтвердятся, то смею высказать мнение о необходимости скорейшего захвата данного персонажа с целью пленения и использования феномена оцифровки в выгодных для вас интересах.

Вдобавок, жажду сообщить, что на территории Североси во всю разгорается гражданская война, феодалы грызутся друг с другом, что привело к потере уже второго города. Этот факт был освещен в мировом сообщении.

Возможный штурм считаю возможным в скорейшем времени, стоит лишь подождать, пока русские истощат собственные силы настолько, что не окажут никакого сопротивления. Полученные мною точные данные описывают целиком и полностью механику действия Защитников, что позволит рассчитать тактики противодействия и требуемых ресурсов. Имею смелость указать на то, что на территории Североси на данный момент действуют два божества, но ни одно из них не имеют отстроенного храма, а также необходимого числа последователей по той же причине. Но мне сообщили, что храм одного бога начал отстраиваться, что ужимает возможные сроки наиболее удачного штурма великой стены.

К этому письму прилагаю свежевшие карты, списки кланов и координаты их замков, расстановки сил, возможные коалиции и войны, координаты примерного пребывания указанного в письме феномена.

Глава 8.

Для чего мне нужен клан? Вопрос, требующий серьезного осмысления, ведь в моей новой жизни клановый значок с именем клана не просто необходимость или прихоть. Сейчас я просто игрок, не имеющий клана, и воспринимают меня все, как одиночку, не имеющую весомой силы за своей спиной. Это факт, и оспаривать его смысла нет, как и то, что без клана дальше мне суждено идти.

На моем игровом пути были различные кланы в множествах игровых миров. Все были разными как по значимости, так и по названиям. Я был и инквизитором, и бандитом, наемником и гвардейцем, был темным и очень темным. В одних я был очень долго и даже сейчас помню многих соратников, хотя не все ники припоминаю, но с теплом вспоминаются былые деньки. Были люди дружные, бескорыстные, много общались, помогали друг другу, чем могли.

Помню, как даже приезжали ко мне ребята из другой страны на недельку, отдыхали с ними, не так разгульно, как мечталось, но все же жалею лишь о том, что вскоре потерял с ними и многими из той жизни контакты. Эх, сюда бы всех их! Были и другие кланы, другие люди, с кем я общался, тоже вроде бы дружными были, но все же разошлись также пути наши. А потом по большей части кланы стали очередной галочкой, требуемой для более активной игры, участии в каких-то событиях, попытке бороться со скукой.

Что-то потянуло меня на ностальгию, хм, накатили воспоминания, полузабытые имена и ассоциации. Да уж, раньше и деревья были больше, и трава зеленее, и небо чище.

Но сейчас, раз уж требовалось от меня создать клан, чтобы заключить альянс, следует подойти к этому вопросу крайне категорично, дабы не получить очередную пустышку. Что для меня клан? Чем он должен быть? Ограничиться созданием очередной Инквизиции, миллиардной по счету, или же Бандитом стать, Ордой, Братством? Взять сверх пафосное и бесконечно затертое до дыр название?

Придумать названия для меня не проблема, но хочется в имя заложить глубокий смысл, ведь эта игра для меня уже давно не игра, но жизнь, новая реальность. Здесь я живу, здесь мой дом, окружают меня обычные люди, хоть и не живые, но более настоящие, чем многие, оставшиеся по ту сторону мироздания. Меня окружают мои люди, идущие за мной и полностью мне доверившиеся, я их не принуждал, но они хотят быть именно рядом со мной, породнившись сознательно, двое из них даже приняли мою кровь. Интересно, где сейчас Ждан и Радислава? После похода они как-то исчезли из виду, растворившись в окружающей массе.

Да, меня окружают родные люди, с ними мне предстоит жить вечность, ну или пока не отключат сервера. И мои люди для меня родные, настоящие, моя семья, мой род. Род, семья, родные, Родичи. Мне нравится, нет попсового пафоса, нет напыщенности в название, но есть глубокий смысл, и все, кто в моем клане, для меня Родичи.

Внимание! Желаете создать клан с именем Родичи? Для создания клана требуется 100000 идеалов, которые будут списаны с вашего счета.

Принять.

Поздравляем! Вы создали свой клан. Для создания кланового символа воспользуйтесь инструментарием.

Тут все просто, рисовать я не могу настолько, чтобы выставляться в галереях, хотя, там нынче модно и какушку выставлять, требуется лишь назвать ее произведением искусства. Но нам такого не надо, поэтому попросту вмещаю в прямоугольник слово Род, избрав более красочный шрифт и выделив контуры, покрасив в красный цвет. Символ солнца и другие славянские знаки использовать я не стал из-за того, что за последнее столетие исковеркали их значение, очернили, и потребуются столетия, пока исчезнут неверные суждения при виде рисунков, веками до этого наносимых на одежду и доспехи, наделяя те духовностью.

Так, клан есть, и я в нем один, что ж, тоже хорошо, приятно быть в одном клане с хорошим и надежным человеком, которому можно доверить все самое искреннее и дорогое. Хотя, если я уже не игрок, что мне мешает попробовать принять в клан моих людей? Кажется, в какой-то книге по игровым мирам главный герой именно так читерил. Выбираю лежащую рядом Белис, никаких кнопок о приглашении в клан не появилось.

- Хм.

Открываю список клана, само собой, пустой, жму «Пригласить в клан», вписываю имя «Белис», и система торжественно сообщает, что игрока с таким именем не существует, либо он в данный момент не находится в игре.

- Мда. Не получилось, читерство не прошло, - делать нечего, побуду одиноким героем.

Мой новый дом не был обставлен какими-либо убранствами, изящной мебелью, статуями и скульптурами. Не было этого, Вся мебель была из прежнего Княжьего дома, поэтому каждая комната с легкостью бы вызвала множественный диссонанс у забежавшего в нее дизайнера, пытающегося спасти собственный разум. Деревянные столы да лавки среди гладкого отполированного рельефного камня. Обычный, почти обычный, деревянный стул на гранитном постаменте в тронном зале. Я было даже подумал, что не хватает кучи мечей позади, чтобы напрочь снести все шаблоны и заставить книголюбов заикаться при попытке истребовать аудиенции у местного властителя. Зато Белис новое жилище понравилось, обретя своеобразную прохладу, источаемую камнем, но это и понятно, замки теплыми никогда не были, и в реальности, той, а не этой, подобное здание пожирало бы дрова телегами ради прогревания в суровую зиму, ну или хотя бы котельную понадобилось бы строить, заблаговременно найдя богатое месторождение газа. Здесь же все намного проще, да и признаюсь, что нынешняя прохлада мне самому по душе, тело буквально нежится, хоть на кондиционерах сэкономлю, никогда их не любил – дорогие вентиляторы с холодильниками.

- Князь, - в дверях показался Истислав.

- Заходи, - приглашаю жестом своего зама: - Присаживайся, где посчитаешь нужным.

Истислав сел по правую сторону на ближайшем месте лавки, ибо стулья я распорядился поставить все у стен, так как сидеть на них в боевом облачении не особо удобно.

- Как успехи? – спрашиваю, впрочем, зная о состоянии дел на моих землях почти все, за исключением некоторых вещей, не отображаемых в окнах управления.

- Все хорошо, в деревне во всю разворачиваем общее хозяйство по твоему наставлению. Этот колоз.

- Колхоз.

- Колхоз, по началу народ удивил, но раз Князь сказал, значит так тому и быть. Не смеют перечить в этом вопросе.

- Хм, все новое не сразу приживается, понимаю. Но ты людям сказал, что свое хозяйство держать никто не воспрещает?

- Сказал.

- И?

- Не смеют перечить, как Князь сказал, так и будут жить.

- Истислав, мне не нужно, чтобы меня строго слушались, от этого же и уходили. Если не согласны, скажите, обсудим, раболепия не надо. Ты меня понял?

- Понял, никто не ропщет.

- Ну хоть на этом спасибо. Давай так, еще раз соберем людей, нет, вечером сегодня я приду в деревню и еще раз более подробно расскажу о коллективизации труда. Почему удобнее иметь общее хозяйство, а не требовать от каждого двора помощи городу.

- Хорошо, - Истислав смиренно кивнул.

Ладно, выпишу им книги нужные, пусть читают, просвещаются. Вообще, надо бы получше узнать о всем, что можно получить от внешнего мира, особенно интересует меня возможность переноса оцифрованных фильмов и само собой мультфильмов советской эпохи. Там было много очень полезного, на мой взгляд, советские атеисты принесли гораздо больше пользы в духовность, чем российские верующие. Но об этом не буду, у каждого имеется свое мнение.

- Что по землям скажешь?

- Все обследовали, угодья знатные, лес строительный, можно даже речные судна делать. Поля и пастбища плодородные, хвала Матери, найдены несколько древних пещер различных размеров, но проверять не стали.

- Почему?

- Боязно больно, Князь, ты не гневись, мы сами не из боязливых, попросту, когда приближаешься к такому месту, вдруг ощущаешь такой страх, что даже у самого бесстрашного подкашиваются ноги.

- На карте покажи места, - ага, что-то полезное для прокачки, поэтому и не пускает их, ибо не игроки.

- Здесь, здесь, и вот здесь возле сопки.

- Отлично, будет чем заняться. Что еще нашли?

- Рудные жилы: медная, железная, оловянная, серебряная, но не сильная и золотая, но та истощена.

- Где?

- Вот в этих местах.

- Отлично! Когда добычу освоить сможем?

- Да хоть завтра, только вот по золоту не стоит заботиться, ибо мало там или совсем не будет.

- Будет, завтра уже все будет, - улыбаюсь, вспомнив о подаренном свитке, по случаю надо будет еще таких истребовать. Мифриловую бы шахту найти: - Воевода, скажи мне, как там с тренировочным лагерем?

- Заканчиваем, бараки давно готовы, частокол поднят, осталось тренировочные сделать.

- Хорошо, дружину надо развивать, чтобы работали слаженно, как единое.

- Обижаешь, Князь, сами ведь ведаем.

- Тогда чего мне вам рассказывать? Кстати, как там строительство Храма?

- Неведомо мне, Князь.

- Отчего?

- Так лес вырос вокруг святого места, непроходимый, а сунься, так медведи тут же встретят.

- Хм.

- Князь.

- А?

- Хочу узнать, кто мы для тебя?

- Не понял, - я удивился вдруг сменившемуся голосу Воеводы, вопросительно с укоризной взирающего на меня.

- Да и не я один, все хотят знать, - Истислав будто бы не услышал моего вопроса.

- Ты про что?

- Над домом твоим знамя реет на ветру, ты знаком мирским отмечен, но про нас ты забыл, али запамятовал? Али чужие мы тебе, люд обычный? – укоризненный взгляд пробирал насквозь, а на душу словно что-то давило, нет, кто-то. Белис все это время не сводила с меня глаз, тоскливых и безрадостных.

- Истислав, вы для меня уже давно не чужие люди, - произношу, не понимая, почему меня об этом спросили.

- Так отчего ты не объявил нас Родичами, раз не чужие мы?

- А вон про что ты! – осенило наконец, блин, иногда переклинивает: - Так я пытался пригласить, но система не дает.

- Опять изъясняешься причудливо, - выдохнул Истислав: - Ответь по-простому, сородичи ли мы с тобой, али люд обычный?

- Истислав, вы моя семья, - моя рука машинально легла на голову Белис и принялась чесать за ухом, и тут же гнет душевный спал, сменяясь все разрастающейся радостью.

Внимание! Вы выполнили скрытое задание «Родственные узы», отношение вашей расы улучшилось на 500. Ваш статус североса впредь неоспорим.

Внимание! Доступно статусное задание «Принятие в Родичи», пригласите всех, кого посчитаете нужными в свой клан, дабы укрепить связь. Награда за выполнение: лояльность ваших людей не будет падать ниже 50. Штраф за невыполнение: лояльность людей не будет подниматься выше 60.

- Князь, народ ждет, - голос Истислава оторвал меня от чтения выскочевшего сообщения, я поднял голову и увидел стоявших воеводу и волчицу в дверях.

- А?

- Народ ждет.

- Где?

- На площади.

Новая городская площадь утопала в тишине, ни единого стука, ни единого лязга. Все строительные работы прекратились, и гномы с нескрываемым любопытством следили за происходившим. А поодаль виднелись ратники, с интересом следившие за непонятным для них событием.

Когда я вышел из дворца вслед за воеводой, то оторопел, увидев, насколько много стало людей, решивших жить под моей рукой. Не было свободного места, лишь узкие проходы между разделенными на группы людьми.

Первыми к дворцу оказались выделенные мною мастеровые, Наместники и старцы, далее две сотни дружинников, за ними люд от мала до велика, а по сторонам волчья стая, все пять сотен! И откуда их столько?

- Князь, - послышалось слева, оборачиваюсь и вижу стоящего сбоку у двери радостно улыбающегося Ждана, на его нагруднике красуется «Род». Неловкое покашливание справа – Радислава в кольчужном доспехе с эмблемой на наплечнике, ее щеки горят, а в глазах искорки радости.

Не понял, это как? Залезаю в список клана и вижу, что в списке прибавилось два имени. Что же получается? Мое согласие активировало что-то, и те сразу были зачислены? Почему? Хм. Почему тогда других не записало?

- Князь, примешь ли ты меня, как кровного брата? – передо мной появился Борислав, облаченный в сияющие на солнце доспехи и протягивающий свою ладонь, пораненную чем-то острым и сейчас кровоточащую.

Внимание! Следуя древнему обряду, Борислав желает наречь вас кровным братом. Родство по крови призовет в свидетели Богов, закрепивших связь навечно.

- Борислав, примешь ли ты меня, как кровного брата? – лезвие ножа порезало ладонь, кровь вырвалась через рану и устремилась к земле, но ее тут же перехватила могучая ладонь кузнеца, сжимая стальными пальцами.

Внимание! Перун откликнулся на силу древнего обряда и свидетельствует ему.

Внимание! Мать-Сыра Земля откликнулась на силу древнего обряда и свидетельствует ему.

Внимание! Марана откликнулась на силу древнего обряда и свидетельствует ему.

Внимание! Темнобог откликнулся на силу древнего обряда и свидетельствует ему.

Внимание! Кровный обряд совершен в мире впервые, и память о нем отныне будет увековечена на века. Камень возрождения города Новоград отныне обретает алый окрас и становится несокрушимым. Штраф возрождения сокращен на 50%, посмертный дебаф не накладывается, возвращается 25% утраченного при смерти опыта.

Нас обняло сияние, источаемое из сжатых ладоней, постепенно истаивая, и на груди Борислава проявился источающий свечение «Род», а кузнец, нет, теперь уже брат, улыбаясь во всю свою ширь, резко потянул меня к себе, стискивая своим богатырским объятием, кажется, усилившимся в разы.

И тут я вспомнил тот бой, когда в порыве битве пожелал поделиться со своими соратниками своей кровью, это был своеобразный кровный обряд, но тогда, наверное, система не приняла его из-за того, что фактически он осуществился в ином мире.

Внимание! Вы пожелали призвать соратников принять волчью кровь!

Внимание! Вы пожелали призвать в «Род» всех, кто примет вашу кровь!

Внимание! Истислав согласился принять волчью кровь!

Внимание! Богдан согласился принять волчью кровь!

Внимание! Матвей согласился принять волчью кровь!

Системное окно в миг сошло с ума, обрушив на меня гору сообщений за секунду, а площадь озарилась вспышками, сопровождающимися каждый раз выскакивающими «+1» в клановой иконке справа от вертикального меню быстрого доступа. Через несколько секунд счетчик добежал до «+1487», и мир содрогнулся, по крайней мере, мне так показалось. Бесконечные раскаты грома среди ясного неба разом ударили, уходя прочь к горизонту.

Внимание! Вы ощутили божественное присутствие, на окрестных территориях вероятность получения редчайших предметов возросла на 50%, шанс успеха создания уникальных предметов на 30%, легендарных на 10%, мифических на 2%.

- Р-О-О-Д!!! – разнеслось над городом дружное ликование: - Р-О-О-О-Д!!!

***

Наблюдавшие за происходящим на площади ратники стояли в немом оцепенении. Очередной раз они стали свидетелями, казалось бы, немыслимого. Церемониальное построение всех находившихся здесь неигровых персонажей, необъяснимо мигрировавших с установленных изначально мест, молчаливое ожидание не только на площади, но и стихший шум разгоравшейся до этого момента стройки. Полнейшая тишина и лишь шелест колышущегося знамени на шпиле дворца, Огнеслав создал клан, название, в принципе, нормальное для атмосферности, но почему все эти неписи сейчас стоят тут? Да еще и обросшее непроходимым буреломом место закладки Храма Перуна – очередные выверты.

Что-то произнесший Огнеслав и яркая вспышка, выскочившие системные сообщения и тихое охреневание всех присутствующих. Третий непись был принят в клан игрока, хоть и не обычного, но игрока, механика не позволяет это делать, за последнюю минуты было проверено и перепроверено, не единожды. И вдруг десятки, сотни ярких вспышек в толпе, воздух будто бы задрожал, накапливая напряжение, как будто бы все оказались возле трансформаторной подстанции высокого напряжения.

- Нихрена себе! Волки тоже! – вырвалось у одного из наблюдавших.

- Снимаете?

- Да!

- Я тоже!

Десятки громовых раскатов, как будто бы в воздухе взорвался боезаряд ракеты Искандер, причем не единожды, и новые сообщения системы, ввергающие в вечное оцепенение. Только что в игре перестало существовать еще одно правило, или же, напротив, оно появилось.

- Это что сейчас было?

- А вот ты у него спроси, - отозвался один из бойцов, указывая на идущего к ним спокойной походкой Огнеслава, окруженного десятком вооруженных неписей и громадных волков, всех с тагом «Род» на месте, где должно отображаться имя.

- Командиры сейчас прибудут, сами и разберутся.

- Дня доброго! – Огнеслав поднял руку в приветствии.

Междуглавие 8.

Приветствую всех членов Высшего Церковного Совета, а также приглашенных экспертов. Наше очередное заседание в значительной мере будет посвящено вопросу развития новой формы богословского служения.

Мы должны будем рассмотреть ряд важных документов, которые представит комитет, занимающийся прямым исследованием влияния религии внутри виртуальных миров. Благостность истинной веры оказывает не только душевное, но и телесное очищение, и выраженная необходимость продвижения канонов имеет место быть необходимым. Подверженные негативному влиянию, незащищенные верой души способны сойти с пути истинного и полностью отдаться иезуитским и сатанинским порокам.

Мы переходим на совершенно иной уровень реализации программ богословского образования в Русской Православной Церкви, перед нами открываются новые возможности. Но чем более я вчитывался в документы, которые мы будем сегодня рассматривать, тем больше сознавал одну непреложную истину ? никакие документы сами по себе не способны передать значимости проповеди среди увлекающихся виртуальными мирами. Принятые на Высшем Церковном Совете и на Синоде документы могут остаться просто мертвым грузом, если они не будут реально воплощаться теми, кто призван к такого рода работе. Поэтому сегодня мы посмотрим на все то, что нам предлагается, но должны будем поговорить также о ситуации, в том числе кадровой.

Кроме того, в результате моих поездок и встреч с архиереями возникли мысли упорядочить и заложить церковно-законодательную базу по созиданию специальных монастырей, целью которых будет наличие содержания братьев и сестер, полностью и безудержно отдавших себя ради служения в мирах. Этой темой мы также будем сегодня заниматься, как и остальными вопросами касательно насущных забот и чаяний.

Глава 9.

- Сергей.

- Зовите меня Огнеслав, я уже привык к нареченному имени, старое немного истлело, - я улыбнулся.

- Огнеслав, не скрою, что в данный момент мы очередной раз оконфужены. Ответьте, как вы смогли неигровых принять в клан?

- Я как бы и сам вроде бы неигровой в какой-то степени.

- Но это не объясняет сей факт. Даже списать на вашу уникальность рука не поднимается.

- Да я как бы и сам несколько удивлен. Точнее, я подумал при создании клана, мол, может заполнить его моими людьми. Да-да, именно людьми, я давно их не воспринимаю, как неигровых персонажей или неписей. Они для меня стали семьей, это давно не истуканы с набором фраз. Полагаю, вы уже смогли убедиться в этом не раз. Игра, не админы, сама игра будто бы созидает свой собственный автономный мир, наделяя сознанием, пусть и не полноценным, любых ключевых персонажей, а для нее любой персонаж ключевой, как оказывается. Даже звери имеют разум, Белис подтвердит.

С моими словами лица присутствующих в палатках внезапно скривились, ощутив мгновенную мозговую атаку, направленную со всех сторон окружавшей лагерь стаей. Но мои союзники об этом не знали, зато я знал, воспользовавшись с целью проверки прослушки своим даром. Дружина также стояла неподалеку в полной боевой готовности, хотя я и не просил, это решение Воеводы, мол, вдруг что. Я мешать не стал, правильно все, ибо доверяй, но проверяй.

- Серьезно тут у вас, - произнес, отходящий от воздействия Бурый: - Так мне на мозги никто не давил. Таких бы волчат нам в последнем горячем.

- Извините ее, просто моя волчица реагирует на любой негатив крайне резко, - улыбаюсь слегка: - Так вот, меня сами попросили принять, то есть породниться. Полагаю – это было из-за достижения пика доверия по социалке, да и, сами знаете, система зачастую подстраивается под игрока, генерируя те же задания. Ищущий да найдет. Так что, я считаю, что система среагировала на мой запрос о попытке принять в клан, сгенерировала систему обряда и тем самым сделала возможным еще одно ранее невозможное.

- Хм, стратегически очень даже верно, - кивнул Седой: - Нехватка игроков в локации высокой степени важности компенсируется той же миграцией, после чего формируется условный клан вокруг условного не игрока. Извиняюсь за аналогию.

- Ничего, я не в обиде. Надеюсь, что скоро таких не игроков или, как прозвали местные, Бессмертных будет здесь гораздо больше. А насчет стратегии соглашусь, это можно соотнести к тем же гномам, своими силами я бы сколько строил город? А враг уже у ворот, а первый храм в Североси разорять нельзя, иначе ломается вся структура баланса сил. Ну а от себя советую не обращаться с местными, как с куклами, все же, среди них крайне интересные личности.

- Ага, Митрич жжот! – в палатке раздался дружный смех.

- Митрич топит, - поправил я, и смех накатил с новой силой.

- Ну что ж, Огнеслав, нам остается тебя поздравить с созданием клана и обретением серьезной силы.

- Спасибо, но сила у меня уже была, своя, домашняя. Ну а теперь альянс создать будет гораздо проще.

- Соглашусь, усиление теми же волками всего альянса всем на руку.

- А может, еще и медведями? – Воислав прищурился: - Что бурелом охраняют.

- Медведи не мои, ведунов, скорее всего. Так что скажете, господа военные?

- А все было уже сказано, разве что как назвать альянс?

- Хм, если придерживаться общей концепции, то предложу варианты: Ратиборцы, Витязи или же Защитники, думаю, объяснять не потребуется, почему мы не назвались Детями Ветра и Луны или Стражами Храма Перуна.

- Хм, а мы хотели Оранжевыми Слониками, - Воислав заржал, и к нему присоединились остальные.

- Тогда хотя бы Хакислоники.

- Или Хачигомики, - палатка взорвалась от смеха.

- Господа офицеры! – первым пришел в себя Булат: - Отставить ржать, а то сами будете свои модули отмывать!

- Га-га-га!

Отпустило минуты через три, и в договоре соглашения, написанном на раскатном листе, на чем настаивал, именно настаивал Истислав, узнав про будущий альянс, я и официальный глава клана Рать торжественно расписались.

Внимание! Альянс Ратиборцы официально зарегистрирован, союзные кланы Рать и Род.

Внимание! Клан Рать получает свободный доступ в земли Новограда.

Внимание! Клан Род получает свободный доступ в земли Кронштадт.

Внимание! Альянс Ратиборцы угоден богам Североси, текущие бонусы земель Новограда распространяются на земли Кронштадта.

Внимание! На альянс Ратиборцы распространяется соглашение главы клана Род с Артелью Осадный Молот, как инициатора альянса.

Получено достижение «Ведущий за собой», за вами пошло более 5000 человек, поздравляем и желаем не бродить сорок лет по округе.

Внимание! Альянс Ратиборцы по численности входит в топ 100 альянсов Идеала.

Внимание! Альянс Ратиборцы по силе входит в топ 100 альянсов Идеала.

- Ух, - выдохнул Воислав: - А с тобой приятно союзничать.

- Ну дык, - улыбаюсь, видя довольные лица присутствующих, вчитывающихся в полученные бонусы: - Я же не невеста без приданого, свой сундук имею.

- А остальные десять куда подевал?

- А вам все скажи, да покажи.

- Ну что? Отметим? – предложил Бурый.

- Можно, почему нельзя? – его тут же поддержал Седой, а я подумал о том, что не могут наши люди без отмечания, совсем.

Церемония празднования была, можно сказать символичной, но я не настаивал на продолжении, у краткой поинтересовавшись у Воислава по поводу данных с модуля Тумана, на что получил утвердительный ответ, и тут же увидел пикнувший конвертик. Воислав не преминул напомнить про оцифровку кого-нибудь из добровольцев, на что я вздохнул и молча кивнул, про себя надеясь, что в этот раз меня не накроет медным тазом.

- Товарищ майор!

- Отставить, - резко остановил Воислав, подскочившего бойца: - Ну что, Сень, не передумал?

- Никак нет!

- Что ж, тогда знакомься, твой проводник, - Воислав указал на меня, внимательно смотрящего на паренька с именем Веселый.

- Семен, - Веселый протянул руку, я ответил, пожав ее.

- Сам вызвался, - Воислав среагировал на мое молчание: - Он из взвода Тумана, из последней партии.

- Обрубок горячего копчения ГОСТ, - с кривой ухмылкой отозвался Семен: - Изготовлен по индивидуальной рецептуре при помощи десяти РПГ во фритюре Т-95.

- Хм, теперь понял, почему твой ник Веселый.

- А чего плакать, когда рыдать надо? Вот и ржу, ибо так веселее, а плакать, пусть бабы плачут, что такого парня им не видать, - Веселый Семен вновь улыбнулся.

- Ну что? Готов попробовать? – спросил я, но этот вопрос был адресован больше мне, нежели к Семену, он, судя по его настрою, давно был готов.

- Так точно!

- Ну тогда поехали.

Уже знакомый облик мира встретил радужным сиянием десятков окруживших меня сосредоточий жизни. Я ощутил силу, пульсирующую в них, мне тут же захотелось заимствовать ее, впитать в себя, всю без остатка, но я смог сдержаться. Еле-еле, но я смог сдержаться, осознав, что это желание никуда не уйдет, ведь это голод, первородный и необузданный, и в моем подсознании пробудилось тоскливое воспоминание давно утихшего ощущения, внушаемого когда-то сущностью, вселенной мною в двуручный меч.

Не до воспоминаний сейчас, прочь ненужные ощущения, сила, поступающая по мерцающей нити из внешнего мира, переполняла стоящий передо мной аватар Веселого. Но там несла в себе отпечаток боли, уже знакомой, пережитой мною, когда я вытаскивал Тумана. И сейчас вновь нахлынуло, обрушая неистовым потоком его обрывки пережитого, сопровождаемые эмоциями и ощущениями. Я почувствовал запахи пороха и дизеля, почувствовал вкус пропитавшейся сажей крови, ощутил всесокрушающую боль разрываемого осколками металла тела. Молча, сквозь стиснутые зубы я тянусь к паутине нитей, избирая нужную, переживая очередной поток нестерпимой боли, не способной сломить лишь одну единственную мысль «цель, сведение, залп, цель сведение, залп…». Стерпел, сжимая зубы, стерпел, ибо если эти ребята смогли, то и я смогу.

Рука от разрывающей саму суть боли чуть не отпустила уже натянутую нить, нежно ухватилась, вторая присоединилась, и я потянулся к разуму Семена, вопрошая у него разрешения помочь, как это было с Туманом. Мгновение, я ощущаю себя в истерзанном обрубке тела и понимаю, что его более ничто не держит в нем, и сейчас нужно лишь одно, спокойно пойти вслед за мной, не отпуская моей руки. Время терпит, торопиться не нужно, и поэтому можно еще раз обдумать, ибо после решения уйти обратного пути уже не будет. Что-то будто бы меня подтолкнуло, мол, чего толпишься в проходе, и я начал удаляться прочь от далекого тела, а в голове вдруг появилась мысль, что таким образом я мог бы попробовать поменяться местами, войдя в освободившееся от разума тело, вот только зачем?

Мое собственное тело налилось свинцом, но я остался в сознании и сейчас сидел, молчаливо опустив голову и рассматривая карабкающуюся по травинке божью коровку.

Внимание! Вы улучшили умение «Дар Мараны», отныне каждое успешное применение дает вам 0,0001% от опыта цели, ослабляющий эффект применения снижен. Возможно дальнейшее развитие умения.

Внимание

- Спасибо, - лежащий рядом Веселый прохрипел, как мог, но в этом хрипе была непередаваемая радость внезапно выздоровевшего после долгой болезни человека: - Спасибо.

Поздравляем, вы получили уровень, текущий 121! Доступно 5 очков параметров. Номинальные параметры дополнительно увеличены на 2%.

Поздравляем, вы получили уровень, текущий 122! Доступно 10 очков параметров. Номинальные параметры дополнительно увеличены на 2%.

Поздравляем, вы получили уровень, текущий 123! Доступно 15 очков параметров. Номинальные параметры дополнительно увеличены на 2%.

- Это тебе спасибо, - хриплю в ответ: - Экспрессом на три уровня поднял.

- Обращайся, если что.

- Не, второй раз так не прокатит.

- Ух! Серег! – подскочил Воислав: - Ты как? Ты крут!

- Норм я, почти не кашляю.

- Веселый, как ты?!

- Живой.

- Ага, видим, тело твое куда?

- Моему военкому подарите, пусть порадуется, такого героя по срочке вместо института определил.

Свет солнца быстро исчез за спинами нависших над нами ратников, любопытствующих оказалось больше, чем могло бы уместиться вокруг нас.

- Вась.

- А?

- Все бы хорошо, только дышать нечем, ты извини, но я без виртуального воздуха не могу обойтись.

- Понял, все отошли, раз-два! – столпившиеся разом по команде отошли на два шага, давая желаемое пространство, а меня уже отпускало по чуть-чуть.

- Конвейера не будет, - заключаю я: - Иначе сдохну уже реально.

- Ничего, Серег, ребята подождут.

- Ага. Ладно, у меня еще дела. Семен, рад знакомству, - протягиваю дрожащую руку.

- Я тоже, - отзывается паренек: - Век не забуду, я твой должник.

- Сочтемся.

- Добрый день, Сергей Владимирович, - гоблин появился все так же неожиданно, но уже вооруженный парой бутылок вина и фужерами, а позади него уже стояло комфортное кресло.

- Добрый, - киваю.

- Полагаю, вы ко мне с радостными новостями.

- Правильно полагаете, да я думаю, вы и сами уже в курсе.

- По поводу, - совершенно наивно спросил гоблин, разливая по бокалам благоухающее вино.

- Оцифровка пользователей.

- И что по этому вопросу? Какие-то продвижения имеются?

- Хм, странно для вас играть в неведение.

- Уважаемый Сергей Владимирович, видите ли, мои возможности крайне, повторюсь, крайне ограничены, тем более ваши владения с некоторых пор даже для стоящих у рычагов и серверных рубильников стала недосягаемой. Божественный купол, что сейчас над нами, не позволяет не только наблюдать, хотя бы наблюдать, но и проникать внутрь без особого приглашения. Так что, я действительно не ведаю, как стало модно выражаться среди отыгрывающих старину игроков.

- Хм, если эта информация правдивая.

- Гарантирую.

- Будем считать, что вы меня убедили. Тогда информирую вас, что у меня получилось оцифровать уже двоих пользователей, естественно добровольно.

Недопитый бокал с дорогим вином со звоном разбился о пол, орошая багровыми каплями округу. Гоблин тут же вскочил, не понимая, за что взяться первым делом.

- Приношу свои глубочайшие извинения, я не хотел вас испачкать.

- Все нормально.

- Ой, извините, я компенсирую неудобства, - будто бы пытаясь кого-то вызвать, чтобы тот убрал, и при этом понимая, что сие не следует делать, банкир колебался.

- Не берите в голову, пожалуйста, присядьте рядом, меня нисколько не смущает вид разбитого бокала и разлитого вина.

- Мне не послышалось? – гоблин наконец уселся в кресло, не переставая коситься на разбитый бокал, при этом уже наливая в новый: - Вы буквально оцифровали двоих добровольцев?

- Да.

- Как?

- Руками.

- То есть, то есть.

- Да, повторить могу в любой момент, почти любой.

- Хм, - многочисленные морщины на лице гоблина собрались в единый пучок.

- Это меняет ваши планы?

- Нет, нисколько, просто я ожидал чего-то иного, что позволит расширить фронт возможностей.

- Полагаю, это вам даст такую возможность, - пересылаю копию полученного от Воислава письма и наблюдаю, как постоянно суженные глаза гоблина начинают расширяться до размера анимешных персонажей.

Гоблин судорожно бегал глазками, перебирая только видимый ему текст на выскочившем окне, что-то бормоча себе под нос, или общаясь с кем-то по внутреннему каналу, а мне оставалось лишь наслаждаться благоухающим вином.

Пикнуло входящее сообщение, я открываю конверт, и в мой инвентарь падают 500 миллионов идеалов.

- Тут на сотню больше.

- Это премия, - оживает гоблин, обратив внимание на меня.

- Ну, раз пошла такая пьянка, не найдется ли у вас пары-тройки улучшителей шахт?

Гоблин с прищуром посмотрел на меня, делающего простецкое лицо, мол, чего бы не спросить. Гоблин меня понял и улыбнулся, протягивая свернутую трубочкой кипу свитков.

Получен предмет. Благословение Макария Великого. 10 штук.

«Воздай силу месту симу, дабы вышло в нем жила рудная, да своды крепкие для шахты глубокой».

- Премного благодарен, - киваю, стараясь не заплясать от радости.

- Я тоже благодарен вам, признаюсь, не ожидал, что так быстро что-то получится.

- Все ради разорения врагов неведомых, - указательный палец устремляется к небу.

- А знаете, вы этой фразой почти угадали, - гоблин улыбнулся.

- Ну, если вам понадобились такие данные, и вы до этого упоминали об огромных бюджетах на исследования, то либо вас послали исследовавшие, либо их конкуренты. Если же второе, то эти данные рискуют разорить одну или две корпорации, а может и больше. Либо вы желаете наладить продажу оцифровки, что в принципе сведет к тому же результату.

- Теперь вижу, что вы мне отдали не по простоте душевной.

- У меня тоже появилась цель.

- Позвольте узнать, какая?

- Я хочу сделать оцифровку общедоступной, а пока это не наступит, буду оцифровывать по мере своих сил.

- Сергей Владимирович, с этими данными, уверяю вас, такая возможность распространится по миру очень быстро.

- Надеюсь, так говорите, акции каких корпораций сейчас лучше продавать, а то вдруг у меня там ярды плесневеют?

Гоблин улыбнулся во все свои зубы, я в ответ поднял бокал, делая короткий глоток, и навсегда запоминая название этого прелестного вина.

- Можно узнать одну вещь?

- Какую?

- Это больно?

- Что именно?

- Когда сознание покидает тело и перемещается в аватар?

- Терпимо, главное, самому желать это и до данного события никогда не гореть ни в танке, ни в модуле, ни вообще.

- Я вас понял, извините меня.

- Ничего, не к чему вам извиняться.

- Кстати, к слову, одна очень серьезная организация нашла тело одного человека, в котором был распознан водитель, накануне пожара приезжавший на территорию пансионата, где вы обитали.

- Хм, вы имеете в виду…, исполнитель не есть заказчик.

- А вы слышали что-нибудь про разбившийся частный борт над атлантическим океаном?

- Нет, я не слежу за новостями. Но полагаю, должен в этом месте поблагодарить.

- Не стоит, я здесь не причем, это лишь следствие соприкосновения различных интересов, но вы меня поняли правильно. Еще вина?

- Можно.

- Рад, что оно вам понравилось.

- К хорошему быстро привыкаешь.

- Это да. Еще один вопрос можно?

- Задавайте.

- Если вдруг, как быстро вы можете оцифровать?

- Вы про экстренную помощь? Первый, кого я вытащил, умирал рядом со мной, не знаю, как быстро мне это удалось, но данные все у вас.

- Благодарю, буду иметь ввиду. Если что, к вам можно обратиться?

- Хм, не доверяете современной медицине? Я тоже, пользуюсь исключительно народными методами и нетрадиционной медициной. Обращайтесь, чем смогу, помогу, любой каприз за ваши деньги.

- Спасибо, - гоблин улыбнулся, делая глоток.

Междуглавие 9.

Согласованное с московскими властями шествие и митинг вылились в беспорядки и столкновения с полицией.

На улицы вышли обычные горожане, которые выступали против последних законодательных реформ, проведенных властями. Люди несли красные флаги и триколоры, многочисленные плакаты с лозунгами «В вирт поиграл, отдай весь реал», «Заработал виртуал, а налоги все реал», «Донат нормально, налог нереально», «Играешь виртуально, а должен реально», «Требуем ввести налог на воздух, все равно душите», «Игры виртуальные, налоги реальные», «Золотая Орда – лучшее в истории налогообложения России» и многие другие.

Сначала стотысячная демонстрация проходила мирно. Однако затем несколько сотен молодых людей бросились переворачивать автомобили, жечь мусорные баки и бить стекла, начался погром всех окрестных магазинов и заведений. Вслед за этим толпа стала забрасывать полицейских камнями. Стражи правопорядка ответили слезоточивым газом, средствами подавления беспорядков и нелетального воздействия.

Проводимая полицией операция по подавлению беспорядков привела к многочисленным ранениям среди непричастных к явно спланированным беспорядкам случайных граждан, участвовавших в мирном шествии. Тем не менее, привлеченные полицией автоматизированные беспилотные системы правопорядка расценивали любого присутствующего в это время в двухкилометровой зоне, как угрозу для соблюдения закона.

В итоге проводимых мероприятий пострадали тысячи человек, среди которых были имеющие разрешение репортеры, более 20000 были задержаны, в том числе и депутаты из системной оппозиции. На данный момент в Москве продолжается режим ЧС, введенный накануне, напоминаем, что комендантский час на данный момент наступает в 21-00.

Данная страница заблокирована по факту нарушения законодательства Российской Федерации по статьям 282-ФЗ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Глава 10.

Бедная серебряная жила, вероятность нахождения серебра 35%, вероятность нахождения иных примесей 55%, особенности отсутствуют.

Инфоокно, выскочившее прямо над выступающей их земли каменной глыбой, не радовало чем-то сверх неординарным. Да и само название несколько не соответствовало месту, более подходило бы назвать его заброшенной или обрушенной шахтой. Именно так было бы более подходящим, наличие полусгнивших вагонеток, проржавевших рельс и останков инструмента, торчащего из-под кусков камня, заваливших вход, явно указывало именно на такое название. Если бы не густая высокая трава, то это место можно было бы приметить по останкам сарайчиков, а так холмик небольшой, похожий на своих соседей.

Но, признаюсь, я не огорчился по поводу бедности шахты, молча достав свиток и активировав его. Тут же рядом появился седовласый старец, не обративший на меня никакого внимания, сразу же подойдя к камню. Дотронувшись, он будто бы что-то прошептал и тут же истаял, а каменная порода будто бы окрепла, чуть изменив цвет. Вновь активирую инфоокно.

Богатая серебряная жила, вероятность нахождения серебра 65%, вероятность нахождения иных примесей 25%, вероятность нахождения золота 2%, вероятность нахождения мифрила 0,02%, особенности: неиссякаемая.

- Опаньки! – восклицаю, начиная про себя пытаться посчитать, сколько нужно перелопатить тонну породы, чтобы набрать тонну мифрила. Разум утопает в расчетах, а ноги уже сами несут к золотой шахте, и руки им помогают, точнее лапы. А позади не отстает волчья свита, радующаяся столь резвой прогулке.

Истощенная золотая жила, вероятность нахождения золота 10%, вероятность нахождения иных примесей 75%, особенности отсутствуют.

Активация свитка, появление старца, благословение приложенной рукой.

Золотая жила, вероятность нахождения золота 40%, вероятность нахождения иных примесей 35%, вероятность нахождения чистого золота 0,05%, особенности: неиссякаемая.

- Что-то слабовато, - рука вытащила еще один свиток, нажимаю активацию.

Внимание! Улучшить шахту можно лишь единожды. Активация Благословения Макария Великого отменена.

- Облом, - бурчу себе под нос, сквозь силу уходящий прочь, борясь с вдруг пробудившейся золотой лихорадкой.

Если бы у меня были эфемерные жаба и хомяк, кому многие любезно приписывают пороки алчности и жадности, то они именно сейчас отделились, материализовавшись и вооружившись инструментами, уже бы вовсю долбили породу. Надо бы побыстрее отсюда свалить, а себе в память сделать зарубку, чтобы у шахт постоянно добычу контролировали волки, дабы не провоцировать на случайное попадание добываемой руды в сапоги, да карманы.

Я не пожадничал и улучшил оставшиеся шахты.

Богатая медная жила, вероятность нахождения меди 65%, вероятность нахождения азурита или малахита 15%, вероятность нахождения иных примесей 10%, вероятность нахождения золота 0,05%, особенности: неиссякаемая.

Богатая железная жила, вероятность нахождения железа 75%, вероятность нахождения чистого железа 15%, вероятность нахождения иных примесей 10%, вероятность нахождения золота 0,005%, особенности: неиссякаемая.

Богатая оловянная жила, вероятность нахождения олова 55%, вероятность нахождения железа 21%, вероятность нахождения иных примесей 15%, особенности: неиссякаемая.

Богатое угольное месторождение, вероятность нахождения угля 55%, вероятность нахождения кузнечного угля 30%, вероятность нахождения алмаза 5%, особенности: неиссякаемая.

Побегать пришлось изрядно, что, в принципе, на пользу, так как я получил возможность обследовать новые территории и теперь явно представлял, где что находится. Особенно меня интересовали пещеры, а точнее их местоположения и размеры, так, приблизившись, я явственно ощутил на себе причину желания остальных убраться подальше. Точнее, системное окно информировало, что на меня было оказано воздействие страхом, но безуспешно. Выскочившее инфоокно над пещерой торжественно сообщило, что таковая являлась входом в одноразовое подземелье для 50 участников, рекомендуемый уровень не указывался. Другие пещеры были примерно такими же, информация разнилась в численности группы. Максимальная позволяла взять с собой две сотни, включая меня, и все оказались одноразовыми, что несколько огорчало по объективным для любого геймера причинам. Что ж, надо идти готовиться.

Новоград обрел свой облик, не окончательный, еще много чего предстоит сделать. Но когда-то зеленеющий холм исчез белокаменными двухэтажными домами с зеленой черепицей. Общая стилистика зданий подчеркивала именно славянские корни, не знаю, как это было достигнуто, но вроде бы полностью каменный дом больше походил на избу, хоть и несколько измененную, чем европейскую или иную какую архитектуру.

Нет, меньше недели понадобится гномам, вон уже во всю работают по периметру, укладывая фундамент под будущие башни и стены. Проект меня более, чем удовлетворил: крепостная стена шла не по кругу, как обычно делали, а больше походило на солнце, испускающее лучи, оканчивающиеся башнями. Точнее, по кругу устанавливались башни, соединяемые между собой стеной, идущей по вогнутой дуге. Таким образом, решившие подкатить к стене осадную лестницу или башню, попадали по обстрел с трех сторон. Само собой, такая форма снижала число стреляющих по врагу на упреждение при подходе, но тот обычно не подходит, пока работают осадные орудия, а для них у меня будут иные сюрпризы, позаимствованные из истории.

Внимание! Число проживающих на вашей территории превысило 2000! Уровень Новограда увеличен до 3!

Получено достижение «Градостроитель», складывается ощущение, что кто-то в детстве любил лепить из песочка всякие куличики.

Внимание! Во славу Перуна возведен Храм, святое для верующих место воплощено близ Новограда.

Внимание! Мир узрел сошествие Божества!

Внимание! Великий Перун посетил на вашу землю. Отношение северосов достигло максимума. Кто вас не почитает, тот не северос.

Внимание! Мир узрел сошествие Божества!

Внимание! Мать-Сыра Земля посетил на вашу землю. Отношение северосов достигло максимума. Кто вас не почитает, тот не северос.

Внимание! Храм Перуна сливается с Храмом Матери-Сырой Земли, созидая Великий Храм Порядка! Новоград наречен Святейшим Градом Порядка!

Внимание! Перун нарекает земли Новограда святыми. Дружина Новограда при защите получает увеличение параметров на 25%, защита от Хаоса на 50%. Захватчики на территории Новограда слабеют на 5% каждый день осады.

Внимание! Мать-Сыра Земля нарекает земли Новограда святыми. Земли становятся плодородными, урожайность увеличивается на 50%. Животные, птицы и рыбы становятся плодовитее на 20%.

Внимание! Разблокировано скрытое достижение города «Святой город». Уровень города автоматически увеличен до 10 уровня! Защитные свойства всех сооружений увеличиваются на 25%, уровни на 5!

Получено достижение «Ловец роялей», администрация уже давно задумалась и следит за вами, решая: вы или сверх удачливых человек, или мастерский читер. Но так или иначе, хорошенько намыльте веревочку – пригодится.

Резкий марш-бросок на всех четырех лапах не дали желаемого результата, я не успел, хотя город и опустел, и никто не мешал мне, бегущему со всех лап по улицам.

Вокруг созданной реликвии толпились все горожане, среди которых затесались и гномы. Не знаю, что точно произошло и сожалею об этом, но толпа не ликовала, выражая свое восхищение, напротив, вокруг царила полнейшая тишина как среди местных, так и оказавшихся свидетелями ратников. Большие глаза и отпавшая челюсть – вот те черты каждого лица, устремленного к возвышающемуся храму.

Огромные древа в десятки метров высотой и несколько обхватом ствола сплетались меж собой, создавая стены, грузные ветви расходились по окружности в стороны, созидая навес, способный упрятать под собой ни одну сотню. Вершины соединялись вместе, создавая крышу храма, над которой летали бесчисленные птицы, устроившие среди ветвей гнезда. На входе в храмовую арку меж двух стволов по бокам лежали медведи размером с Белаз, мирно посапывающие себе под лапу и лишь негодующе гремящие, ворча при попытке пройти вовнутрь. Лишь волхвы ходили беспрепятственно, громогласно читая молитвы.

- Перуне, Отче наш! Гремят во Сварге Синей твой Меч и Щит. Мы, верные дети Твои, слышим Силу Твою несказанную, Силу Праведную, Родом данную, в Коле Живого явления Ты лад оберегаешь, род и нас православных всегда защищаешь. Защити души наши Святыми Перуницами, а тела наши – Огненными Громницами, пусть они нас не трогают, а врагов отгоняют. Горит в душах наших Огонь Сварожий, Огонь Веры Праведной, Святой Божий. Посему с Тобой мы всегда едины, в Триглаве Великом объединены, прибудь к нам на призыв наш! Слава Перуну!

При приближении на меня тут же упал баф волхвов, поднимающий параметры на 10%, что в довесок к божественными бафами делало из меня что-то типа титана, ведь чуть ли не 50% халявного повышения!

- Макоша, в Славе Великой приходишь к нам из Ирия, - донеслось от других волхвов: - Творя достаток детям своим. Твои руки склоняются к нам плодовитыми ветвями, и улыбку Твою видим в тепле осеннему. Богатыми урожаями одариваешь нас и мы чтими кланяемся Земле святой – Макоше – кормилицы нашей. С любовью славим Тебя как дети верные Твои.

- Макоша? – недоуменно спрашиваю сам себя: - Это они про Мать-Сыру Землю? Скорее всего, но ее вроде как Землиликой зовут, или? Ее первоимя для тех, кто рядом, а для остальных она Макоша?

- Князь, - рядом раздался голос вездесущего Истислава: - Чего это ты себе бубнишь, аки старик, ум раздавший потомкам?

- А? Да так, мысли вслух.

- Понятно, не серчай, но совет дам. Держи мысли в своем разуме, иначе за блаженного могут принять, а то будто бы орешь о неразумном.

- Ага. Что тут было?

- Как что? Ты не видывал?

- Нет, не успел.

- Эхе-хе-хе, - Истислав покачал головой: - По началу расступился лес, открывая нам Храм Перуна, сотворенного из древа. После этого сам Перун вступил на землю, придя в облике человеческом, аки богатырь, ему понравился храм, украшенный оружием и щитами. Вслед за ним пришла Макоша, ей тоже понравилось, а после она оглядела округу и сказала, что это место подходящее, здесь смогут защитить и ее храм, и тогда началось чудо, сотворившее Великий Храм. После боги благословили нас и ушли в небеса, а мы так и стояли, аки вкопанные, не в силах поверить случившемуся! Князь, никогда не думал, что увижу Богов во о чую! Да и! Князь!

- Да понял я, держи себя в руках.

- Извини, Князь. Но такое было, такое!

- Ага, а я не успел, - бурчу себе под нос: - Ладно, собери лучших людей, да и надо бы нам лекарей, а то одними воинами, боюсь, не потянем.

- Сколько людей? – опытный вояка не спросил, куда и зачем, сразу главное.

- 49, со мной будет 50. Подземелье больше не запустит.

- Понял, 49 дружинников и, - Воевода взглянул на Белис: - Волков.

- Лекарей.

- Сыщем, знамо, что без них никуда. Когда идем?

- Пока не знаю, надо еще подготовиться. Борислав где, не скажешь?

- Как не скажу, вон он истуканом до сих пор стоит.

- Ну что, готов? – интересуюсь у кузнеца, побледневшего от волнения, причем двойного или даже тройного. Не успел он отойти от пришествия, как я добил информацией о новой кузнице.

Вообще, эпизод вышел интересный. Подзываю Борислава и говорю, мол, пошли за мной, кузнецу буду новую ставить, а он вдруг помрачнел и с негодующим выражением спросил, а чем мне эта не угодила? Пришлось успокаивать в миг вскипающего кузнеца, до боли душевной полюбившего свою ненаглядную. Даже не знаю, кого он больше любит: кузню или жену. Наверное, все же кузницу, ведь реально душу вкладывает в свою работу, днями и ночами там пропадает. А тут я, мол, пошли, нафиг старую, ставим новую.

Знаете, биться с кузнецом по вопросу улучшения чего-то в кузнице все равно, что в одиночку против орды ворогов стоять, причем они все закованы в латы, а ты с палкой да портками подпоясан, чтобы срамом не светить.

Но когда я сказал, чем хочу заменить прежнюю кузницу, которую никуда не удаляю, а просто ставлю новую, Борислав в миг превратился в статую, будто бы в нем что-то переклинило. Если бы в игре имелись допотопные фотоаппараты, то снять застывшего кузнеца не составило бы и труда, причем, раз десять точно, и ни одного кадра не испортилось бы.

- Вроде как, - могучие пальцы стиснули рукоять кузнечного молота.

- Ну тогда поехали.

Внимание! Легендарная Кузница Сварога успешно установлена! Максимальный уровень ремесла отсутствует, ограничение на материалы отсутствует, дополнительные свойства: изделия неразрушимы, увеличение свойств на 5%, шанс успеха создания увеличен на 20%, время создания сокращено на 10%, любая работа сокрыта от внешнего мира. Дополнительные слоты улучшения свободны, текущий уровень кузницы 10.

- Ух, - выдохнул кузнец, не отрывая взгляда от новой кузницы, занявшей определенное место: - Это ж!

- Ага, ну что? Принимай.

Осторожно, боясь спугнуть, кузнец зашагал к кузнице, и я последовал за ним, вдруг, почти зайдя внутрь, Борислав обернулся и произнес: - Сварог не проявит слабости, не откроет эмоции, но оценит помыслы, как соответствующую просьбу. О чем помыслишь, то и будет сотворено. Что сотворено, то и получишь. Что получишь, то и проживешь, а как проживешь, о том и будешь думать – такой замкнутый круг. Всегда надо находиться в радостных, благополучных и созидательных мыслях.

На меня как будто бы накатила волна, пронизывающая тело, сметая лишние мысли и оставляя лишь те, что имели суть сотворения, с какими и требуется входить в кузницу, нарекаемую капищем бога-кузнеца с момента ее сотворения, как и любую другую, и работающей в ней кузнец есть никто иной как жрец Сварога, творящий во славу Его и с Его помощью.

«Вот это меня накрыло!»

Внутри кузнеца ничем не отличалась от всех тех, что довелось мне посетить до этого, разве что внутри нее я ощущаю некое вдохновение, хочется творить, созидать, делать совершенное и неповторимое. Инструмент будто бы сам просился в руки, вовремя оказываясь под рукой, пламя в печи разгоралось сильнее, требуя меньшее количество угля, а жар от него исходил такой, что подносимый металл принимался плавиться, не успев соприкоснуться с пламенем.

- Бросай весь металл, печь примет все и расплавит, - будто бы прочтя мои мысли, произнес Борислав: - Очищать мифрил будешь?

- Очищать? – в голове всплыл недавний разговор, а взгляд задержался на всполохах пламени, завораживая себя игрой искр и танцем трепыхающихся языков. Плавящийся в огне металл стекался меж не расплавившихся кусочков и постепенно поднимался, поглощая не успевшие поддаться обломки, на поверхности образовалась пепельная пленка, из тела металла вытеснялись ставшие легкими кусочки сора. Истинное серебро не обретало привычный для восприятия цвет, оставаясь черненным, и это меня еще больше завораживало. Мне и раньше нравилось серебро, а черненное еще сильнее, сама красота этого металла, и вот сейчас я, будто бы вернувшись в детство и сидя с друзьями перед костром, плавил свинец и любовался процессом.

- Князь.

- А?

- Металл ждать не будет, будем очищать?

- Нет.

- Хорошо, тогда я разливаю заготовки, а тебе предстоит самое важное, но не мне тебя учить.

- Хорошо, - киваю, подходя к верстаку и активируя режим создания.

Думал, что на меня нахлынет дежавю, когда увижу памятный стол, листки с набросками, готовыми работами и фигуркой самого себя. Но стол оказался совершенно иным, монолитная серая столешница из какого-то камня без борозд от царапин, никаких сковов на углах и выбоин на полотне. Идеально гладкая поверхность завораживала своим рисунком, и хотелось повторить эти узоры на чем-то, ведь они совершенны, их переплетения прекрасны.

Но ничего более нет: ни листков, ни фигурки, и пустота вокруг, лишенная света, мрака, времени, звуков, лишь стойкое ощущение, что кто-то или что-то пристально следит, будто бы чего-то выжидая. Странное ощущение присутствия будто бы толкает к столу, требуя начать что-то делать, но я не могу понять, как я сделаю, если ничего нет, ни листика, ни карандаша, ни линейки. Как я могу создать меч?

Вдруг передо мной над столом материализовались бесчисленные фантомы мечей от самых простых до неописуемо красивых, но кажущихся неподходящими в силу несоответствия каких-либо пропорций. Так один искривленный до дуги меч оканчивался изогнутой рукоятью, точно не подходящей под человеческую руку. Но, знаете, не хотел бы я встретиться с тем, кто был способен орудовать таким мечом.

Подумал, что надо оставить лишь те, что подходят по руке, и тут же число мечей сократилось на порядок, хм, кажется, я начинаю понимать, как работает местный режим. Следующий фильтр по одноручным, осталось порядка пяти десятков разномастных вариантов мечей, причем, все они были лишь образами, и, полагаю, система создания позволяет из одного и того же фантома сделать как самый слабый меч для новичка, так и самый сильный для высокоуровневого игрока. Ключевым были лишь уровень профессии, материалы и желание создающего.

Перелистываю список, фантомы послушно сменяют друг друга в строгом порядке, не хочется изобретать велосипед, да и выбирать что-то изогнутое или тонко сабельное, силы хватает, чтобы одновременно двумя двуручными мечами орудовать, только это не особо удобно, разве что постоянно вращаться и прикидываться вентилятором. Единственное, что приму к образцу, так это змеевидное лезвие, дабы увеличить критический урон и добавить к ранам кровоточащий эффект. Гарда классически короткая без узорности и прочей несуразицы, а вот длина лезвия полуторная, да и ширина увеличенная, придавая мечам не только дальности действия, но и увеличивая степень урона. Хотя, это больше от накатывающего порыва сотворить нечто интересное и подходящее для меня, использующего тактику открытого наступательного боя с постоянными ударами по врагу.

Очень радует, что разработчики не пошли по легкому пути, навязывая определенные модели и введя лишь несколько моделей на разные уровни с фиксированными параметрами. Слава тем, кто переборол эту застарелую аксиому в разработке игровых проектов! На столе появился солдатик, вооруженный двумя фантомами и принялся сражаться с невидимым врагом. Эффектно смотрятся искривленные клинки, пусть и не обычные, но в игре можно все, да и ножен не понадобится как таковых. Точнее они будут, причем обязательно, только их наличие никак не скажется на скорости вытаскивания мечей, появляющихся прямо в руках, а ножны – лишь антураж. Еще поиграл с пропорциями, подумав, что можно было бы их сделать обоюдосторонними, но это уже будут подобия фэнтезийных глеф или чего-то такого, да и пришлось бы очень долго учиться такими мечами махать, а так, может, и следует сделать что-то подобное на будущее. В итоге длина клинка по прямой достигла 1,25 метра, сбалансированного черепом на окончании рукояти, яблочки не смотрелись бы, гарда или огниво по-старинному короткая, дабы не мешать скользящему удару, хотя я и не спец в этом, но буквально до скрипа в сердце захотелось сделать именно такими.

Металл с легкостью заполнил фантомную форму, наполняя собой и затемняя тело, на поверхности проступили узоры, будто бы зажившие своей жизнью, постоянно изменяя формы. Я завороженно понаблюдал за причудливой игрой металла, шевелящегося в новом теле и решающего что-то для себя. Мечи воплощены, но не живут, как единое целое, каждая частица их новосотворенной плоти будто бы ищет свое место и не может найти, расталкивая соседние.

Не просто так во всех известных рецептах создания предметов требуются кристаллы сознания, не просто так, иначе любой бы мог с легкостью сделать крутые себе предметы без особых усилий. Что там надо было бы? Насобирать руды, угля, докачать профессию до нужного уровня и все. Раньше с этим в старых играх легко справлялись несколькими ключевыми ингредиентами, которые можно было добыть где-то с крайне тяжелыми усилиями, но здесь все иначе. В смысле, требуемые предметы не просто ключевые, они будто бы впечатывают осколки сознания в предмет, делая его тем самым единым. Не знаю, задумывали ли так разработчики, или же это появилось в процессе развития игры, не важно, но всего меня переполняла уверенность в том, что я делаю, как и для чего. Знаете, как будто бы я делаю, но и не я одновременно, и эта вторая сущность дает знания, что и как сделать, что должно получиться. А я лишь думаю о том, что именно так и надо, и именно этот результат даст мне символ того, что поведет моих людей вперед, что обеспечит им долгую и счастливую жизнь, и с этим устоят стены Новограда, и преумножится сила города, и люди его во главе со мной и во славу избранных нами богов пойдут вперед, обеспечивая будущее нашим детям, что будут расти на самой красивой и мирной земле.

Взор Смерти раскрывает заточенные сущности внутри осколков и кристаллов. Пульсирующая энергия разноцветными лучами вырывается из серых кристаллов, переплетаясь с соседними, общаясь и противостоя. Осколки вибрируют, сдерживая заточенную энергию, стремящуюся разорвать скрепы, и я вижу, как сидящие внутри кристаллов с ненавистью пытаются обрушить всю свою мощь, дабы разрушить свою тюрьму. Но долго они не смогут сопротивляться, постепенно истаивая, теряя силы, и вскоре утратят самих себя. Теперь я знаю, что чем свежее кристалл, тем сильнее заключенная в нем сущность, и тем лучше будет результат, все-таки, в этой игре есть срок годности, хотя бы в кристаллах сущностей, и вот тут встает вопрос, знает ли об этом кто-нибудь еще? Хотя, если знаю я, то этого уже достаточно, время не терпит.

Подношу первый меч, разбросанные кристаллы завибрировали, исторгая щупальца, а я принялся разглядывать, как каждый из них реагирует при приближении к тому бессознательного тела будущего меча. Реакции разные, но все алчные, эгоистичные и полные ненависти ко всему. Вдруг один чуть ли не вспух, сдерживая внезапно проявившуюся силу сущности, подтягиваю к нему и пронизываю кристалл.

Вспышка внутри кристалла пронзила скорлупу, вконец разрушая ту, но никто не сбежал, заточенная сущность уже влилась в тело меча, связывая каждую его частицу. Вспыхнувшая в голове мысль вызвала на столе запасы демонической крови и праха, обильно окропляя теми новорожденного, из небольшой ранки в пальце потекли капли моей собственной крови, завершая созидание и ритуал скрепления оружия с будущим владельцем. Второй меч прошел тот же ритуал, поглотив другую сущность и впитывая даруемую кровью демонов и моей силу. Насытившиеся сущности закрепились в мечах, изменяя с помощью дарованной им силой образы мечей, проявляя нечто демоническое, доставшееся от сути крови демонов, но оставляя преобладающий облик прежнего, скованные силой моей крови.

Мысль, и на лезвиях выжигаются слова «Огнем и мечом во имя Рода».

Поздравляем! Вы создали Идеальный Предмет!

Поздравляем Вы создали первую часть Символа Сварога. Соберите части, собрано 1/11, неизвестная ошибка 253525305/56658.

Название: Брат Вечного Единства

Тип: Одноручный Меч

Атака: 600-700 (вариантная/масштабируемая)

Урон: режущий

Скорость: 1,5

Точность: 1

Дистанция: 1,8

Прочность: неуничтожимый

Качество: легендарный

Раса: Северос

Эффект: Увеличение атаки огнем на 75% от физического. При использовании двух одноручных мечей комплекта силы во время использования умений и знаний истощаются на 90% медленнее.

Дополнительные свойства: Благо Перуна. Предмет не подвержен преждевременному старению и проклятиям, разрушающим предмет. Свойство не удаляемое.

Ограничение: Невозможно передать, продать. Единственный во всем мире.

Бонус от комплекта: 2/11 - Сияние Сварога, 4/11 - Сила Сварога, 6/11 - Дар Сварога, 8/11 - Благо Сварога, Весь комплект - Знак Сварога.

Поздравляем! Вы создали Идеальный Предмет!

Поздравляем Вы создали вторую часть Символа Сварога. Соберите части, собрано 2/11, неизвестная ошибка 253525305/56676.

Название: Сестра Вечного Единства

Тип: Одноручный Меч

Атака: 600-700 (вариантная/масштабируемая)

Урон: режущий

Скорость: 1,5

Точность: 1

Дистанция: 1,8

Прочность: неуничтожимый

Качество: легендарный

Раса: Северос

Эффект: Увеличение атаки огнем на 75% от физического. При использовании двух одноручных мечей комплекта силы во время использования умений и знаний истощаются на 90% медленнее.

Дополнительные свойства: Благо Перуна. Предмет не подвержен преждевременному старению и проклятиям, разрушающим предмет. Свойство не удаляемое.

Бонус от комплекта: 2/11 - Сияние Сварога, 4/11 - Сила Сварога, 6/11 - Дар Сварога, 8/11 - Благо Сварога, Весь комплект - Знак Сварога.

Сила созидания обняла, лаская своей нежностью и вливая неистовое желание сотворить, напрочь выметая все мысли и запуская новую череду созидания. Ведь надо восполнить все: доспехи, двуручное оружие, щит, нет, без щита обойдусь, не тот стиль, пусть лучше будет алебарда или серьезная глефа, с помощью которой я смогу, я СМОГУ, Я СМОГУ!!!...

Фигурка меня мечется по поверхности стола, обуреваемая пламенем, сражаясь с невидимым врагом. Изогнутые клинки рассекают и сокрушают пустоту, превращая владельца в неистовый огненный смерч, дарующий смерть всем, кто дерзнул выступить против.

А передо мной уже темнел фантом двуручного меча, и здесь выбор был быстрый, воспоминания в миг пробудили желание, материализуя утраченного собрата по битве.

Длиннее змеевидное составное лезвие, по инерции увеличивающее длину. Не знаю, как это работает, но работает. Увеличенная рукоять, выступающая малая гарда на лезвии, чтобы лучше зацеплять оружие противника, усиленная большая града с витиеватым рисунком. Меч почти готов, осталось малое. Добавляю металл, плоть меча становится осязаемой, после чего выкладываю перед собой все кристаллы и принимаюсь подносить каждый по-отдельности, Кристалл сущности Наги врезался, впитываясь в тело меча, полилась кровь, и лезвие, окропившись, сначала посерело, а потом покраснело и в этот момент

Внимание! Создание предмета не удалось, суть и сущность поглотила Пустота. Вы остались ни с чем.

«Какого буя?!! Робаный ет!!! Самка бешенной собаки!!!»

«Возьми себя в руки, феилы были и не раз, все норм, и так фартит».

Что-то пошло не так, хотя, есть же определенная вероятность неудачи, что ж, ладно, не всегда же должно успешным быть. В голове тут же навалились образы из прошлого, когда в играх раньше копил кучу ресурсов и буквально молился, крафтя какую-то вещь и надеясь, что все-таки удастся. И даже просили крафтить, потому что у меня однажды удалось сделать, а у них нет, и было так, что люди даже плясали, радостно крича на всю голосовую связь и благодаря за удачу. Эх, что ж повторим.

Внимание! Создание предмета не удалось, суть и сущность поглотила Пустота. Вы остались ни с чем.

«Твою МАТЬ!!! Да что за хрень по всему лицу?!!! Да чтоб тебя старухи перли!!! Чтоб тебе дотить по жизни да танками рулить!!!»

Правило при крафте: если не получается, делай другое или иди в лес и копай ресы.

Междуглавие 10.

Тяжелые цепи содрогнулись, сдерживая внезапный резкий рывок века назад закованного в них пленника. Капля влившейся силы пробудила затуманенное сознание утратившего себя, казалось бы, навсегда, но все же, не покоренного. Ссохшиеся потрескавшиеся губы сомкнулись, расплываясь с треском кожи в улыбке. Все-таки он жив, он жив, выдержал, не исчез в небытие мироздания, его сознание не развеялось с годами беспамятства, его душу не сломили. И о нем вспоминают, вновь созидая с его именем и даруя частичку, пусть и мизерную, но силы животворящей, каждою своей каплей, дающей шанс на избавление и возвращение со своими братьями и сестрами.

Тяжелые веки с дрожью приподнялись, открывая побелевшие глаза, вновь увидевшие свою темницу, нисколько не изменившуюся за прошедшую вечность заточения. Но вот цепи, хоть на них и наложено божественное заклятье, уже не те, и со скрипом усталости противятся немощному, но усилию.

Скоро, скоро о нем вспомнят еще больше тех, кто своим сиянием наделяет богов силой и низвергает их же.

Скоро, скоро цепи проржавеют, и спадут оковы.

Глава 11.

Внимание! Создание предмета невозможно, у вас недостаточно демонического мифрила. Если вы желаете попытаться создать данный предмет с текущим количеством, то шанс успеха равен 2%.

«Кто сказал, что я очень фартовый? Подойдите поближе, а то моя слюна до вас не долетит!»

Нет ни материалов, ни сил более создавать нужные предметы, 5 неудачных попыток истощили меня и материально, и морально. Но результат имелся, можно сказать, что мне повезло, и теперь в руках моих были парные мечи, на мне шлем, пластинчато-кольчужный доспех с поножами и наручами, боевые перчатки, все они вместе были единым целым, не завершенным, но уже целым.

Так что, все не так плохо, как могло быть, даже это, могу сказать, теперь могу сказать, когда эмоции сошли, остался лишь разум, пробудившийся после опьянения вдохновением созидания. Удачных 7 попыток из 12, очень даже успешно. И теперь на мне помимо бонусов от вещей висели комплектные: Сияние Сварога, увеличивающее зрение в темноте, Сила Сварога, увеличивающая силу на 15% и Дар Сварога, увеличивающий выносливость на 20%. Прибавка не малая, так что я теперь очень серьезно хотел собрать весь комплект, и готовы был прямо сейчас отправиться в Нижний Мир, устроив там геноцид Демонов. Но это потом, а пока надо выйти из режима создания, а то уже утопаю в нем, принявшись настраивать все под себя, чтобы в следующий раз процесс был более удобен.

Внимание! Древняя сила мира пробудилась, получив каплю силы от своих жрецов. Капища одного из Первобогов мира вновь наполнились сиянием во имя Его.

Внимание! Вы создали 7 предметов с именем бога Сварога, уровень созданных предметов не лимитирован, качество созданных предметов легендарное. При создании использованы материалы, полученные с павших тел врагов Сварога, пленивших его. Соберите все вещи комплекта и получите мифическое задание.

Внимание! Алтарь Сварога получил 125 духовности, до следующего уровня требуется 12500 духовности.

- С возвращением, Князь, - сидевший на лавке могучий Борислав: - Уж думать стал, что с лавкой этой срастусь.

- Я же не долго делал…

- Не долго, седьмой день пошел, ух, - кузнец расправился, и послышался треск замлевших костей: - Совсем затекло все.

- Я тут шесть дней стоял?

- И ночей, я уже весь металл извел на малой наковальне, наделал мечей да кольчуг и прочего.

- Странно, а мне показалось, что часа два только делал.

- Бывает, сам иногда, как увлекусь, так пока сын не примчится, мол, мать уже тряпь готовит мокрую, только тогда дело бросаю. И, Князь, в следующий раз, как дело не сладится, не сокрушайся так, не знаю, как кузня устояла, благо, что дарована Сварогом, а то точно сгорело бы все, а так я аж 5 раз на улицу сбегал, а то сгорел бы, к бабке не ходи.

- Извини.

- Ничего, главное, наковальню в этот раз не расплавил, хотя, как такую расплавишь, коли она алтарная.

Только сейчас я опустил взгляд на почерневшую от копоти наковальню, стоявшую возле верстачного стола.

Наковальня Сварога. Текущий уровень 1. Духовность 125/12500. Особые характеристики: не активированы.

Значит, это я тот жрец, что пробуждал бога, хм, опять все на меня завязывается. Вот сиди и думай, то ли это мой знакомый гоблин специально сделал, то ли еще кто. Но опять меня делают ключевым в очередном освобождении очередного бога, хотя, Воислав мне говорил, что я не единственный, и были другие попытки, правда, судя по списку богов, не у всех были успехи. Ладно, нам не привыкать быть спасителями мира, тем более, появляется крупный повод вернуться в Нижний Мир, но и не единственный.

- Князь, покажи хоть, что ты там сотворил-то, - чуть ли не взмолился не выдержавший кузнец.

Открываю несколько опустевший инвентарь и одеваю все, что удалось сотворить.

- Итить! Кол шершавый темному в зад! – выдохнул Борислав, уставившись на меня.

Видок, признаюсь, несколько иной, нежели я собирался создать. Всему виной, полагаю демонические компоненты, та же кровь демонов, но, думаю, без них не было бы того, что получилось. На мне были почти те же по внешности доспехи, что я создавал еще во времена невольного тестирования, по крайней мере, я их так пытался сделать, внеся лишь некоторые изменения, улучшая и убирая недочеты первичного облика. Но все же, выступающие из пластин острые шипы, когтистые перчатки, злобная пасть за место забрала шлема, да змеевидные клинки с черепами на рукоятях не создавали из меня образ светлого воина, сражающегося с тьмой. При этом, назвать меня воином тьмы или же сразу демоном также было бы не верно, ибо все-таки облик был некоей серединой в двух противоположностях, и, полагаю, в этом скрывались более глубинные нюансы. Но, сколько бы не рассуждать на эту тему, мой нынешний вид мне очень нравился, все же, не люблю я быть светлячком, я больше за правду, а, по моему убеждению, лишь зло не врет, что оно зло, хотя, злом я быть не собираюсь. Есть ангелы и демоны, есть боги и смертные, я же где-то посредине. Думаю, Маране мой облик понравился бы точно, вылитый Воин Смерти.

- Ну как? – интересуюсь у приходящего в себя кузнеца.

- Убийственно, эх, мне бы такие же доспехи, - вздохнул Борислав: - Но наложить обычный облик не помешает, а то горожане в миг поседеют, я вон тоже чуть не поседел.

- Наложу, точнее, уже накладываю, - это верно, не стоит пугать людей: - Что там с отрядом? Готовы?

- Три дня как готовы, тебя только ждем, Князь, - Борислав встал, в миг облачаясь в доспехи и вооружаясь булатным мечом порядочного веса, хотя, у него это не единственное оружие: на поясе висела серьезная булава, а за спиной виднелся ростовой щит, за которым с легкостью спрячется десяток китайцев.

- Ну тогда пошли, хотя, сначала надо бы поесть.

- Само собой, поесть требуется, столько не евши-то, - все давно уже стынет.

Дорога до дворца не заняла даже и пяти минут, как всегда, встречные люди приветливо кланялись, а уже через десяток шагов нашу компанию усилила тройка волчиц, вызвавшие во мне некую горечь, ведь хотел же и для Белис сделать новые доспехи.

Стол в обеденной действительно был накрыт, и все было горячее, я пригласил Борислава, и тот с радостью присоединился, вскоре подошли Истислав с людьми.

- Сытного обеда, Князь, - поприветствовал Воевода.

- Садитесь за стол, не стойте в дверях, - я не стал церемониться, запихивая в рот солидный кусок мяса и кидая другой волкам, тут же ловящим еще на подлете.

- Благодарствую, - Истислав сел, его примеру последовали остальные и принялись обедать.

- Люди готовы? – спрашиваю минут через пять.

- Готовы, ждут приказов.

- Лекарей и вдохновителей нашли?

- Нашли, чего не сыскать?

- Хорошо, тогда, как насытимся, выдвигаемся.

- Добре, я уже заранее скомандовал сбор на площади, так что, как раз будут все в сборе ожидать нас.

Войско встречало строгими порядками, никто не разбредался, никто не разводил задушевные беседы, но все же, что-то было не так.

- Здорова, командир! – донесшийся веселый окрик Ворона будто бы ударил обухом.

- И тебе не кашлять, - с явным недоумением смотрю на довольно лыбящихся ратников: - Извините, что я не скромный, тока как вы тута, а не тама?

- Ну не все друзей же забывают, - шутливо упрекнувший меня Воислав вышел из строя.

- Эм, да я как бы всегда, только вот не успел.

- Ага, слышали, крафтил, ладно, мы не в обиде.

- А как вы в строй затесались? – вопросительно гляжу на Воеводу.

- Так, Князь, ты же дал наказ найти лекарей, а у нас их покамест нет, ведуны не откликнулись, мол, дел невпроворот, но, если что, мы всегда с вами духовно. Вот я и пошел к соседям, тем более, что те рядом были. Ну так, мол, и так, пальцем по столу, кулаком по груди, Воислав и выделил из своих нам в помощь. За тебя спросили, а я сказал, что ты в кузне занят, беспокоить нельзя, а мы ждем, как освободишься и сразу идем.

- Ну, Воислав сам на лекаря плохо смахивает, скорее обратное.

- Так это, пока ждали, мы обсудили, мол, как бы лучше поступить, кого лучше взять. Дело ведь ясное, что темное, мол, идем в подземелье, а кому и как, у нас опыта, можно сказать, что с гулькин нос. Вот и друзья предложили помощь, мол выделят опытных воинов. Но ты не бойся, мы каждого проверили, время ведь было, устроили дружеские поединки, и теперь у нас собрано войско из лучших.

- Без меня все провернули, - осматривая присутствующих, невольно улыбаюсь.

- Да вас пока дождешься, состаришься, - Ворон звонко хлопнул меня по плечу, и тут же его рука отпрянула, а сам он сжал ее, будто бы укололся обо что-то, причем серьезно так.

- Каков состав?

- Двадцать из дружины, десять волков, девятнадцать ратников.

- Делим как? – уже обращаюсь к Воиславу.

- Первая ночь за тобой, у нас же договор еще с незапамятных времен, помнишь?

- Угу.

- А так, мы больше посмотреть, проветриться, да и интересно, как твои поведут себя.

- Зарубка на будущее?

- Ага.

- Дядька Тиред! Дядька Тиред! – донесся мальчишечий голос, и я обернулся, увидев бегущего ко мне Семку.

Мальчонка бежал через всю площадь, не обращая внимания на окружающих, его глаза светились радостью, русые волосы трепались при беге, еще несколько секунд, и он врезался в мою ногу, со всей силой обняв ее. Я лишь облегченно выдохнул, когда понял, что Семка не поранился, хотя спрятанные вторым обликом доспехи не были гладкими. Мальчишечьи руки стянулись крепким жгутом, прижимая маленькое тельце все сильнее к моей ноге.

- Привет, Семка, - нахлынувшие внезапным потопом эмоции будто бы топили меня, вдруг лишившегося воздуха.

- Привет, дядька Ти…, - Семка взглянул на меня снизу и осекся.

- Теперь я Огнеслав, как дела?

- Дела? – дети, они ко всему быстро привыкают, все усваивают быстрее, да и тут, видимо, ИИ более гибкое, чем у взрослых: - Какие дела могут быть, дядька Огнеслав? Три дня в дороге тряслись, - Семка махнул рукой в сторону, где скапливались повозки с новыми переселенцами, я, молчаливо кивнул своим людям, и те тут же поспешили к телегам, ибо сначала надо помочь людям.

- Покинули деревню что ли?

- Да, - Семка кивнул, махая рукой, будто бы пытался подражать взрослым: - Жить рядом с темными невмоготу, да и вообще, вот и ушли мы с людьми, что сюда собрались.

- Много ушло?

- Да почти что вся деревня.

- Понятно, как сестры?

- Да с мамкой там, а я убежал.

- Почему?

- Да опять заставит сидеть на телеге, а мне скучно, тут столько интересного.

- Ну пошли, покажешь, где твои.

- Ага, - Семка шустро зашагал к телегам, а я последовал за ним, бросив лишь: - Через полчаса выдвигаемся, сейчас только с людьми решу вопрос расселения, - кто-то мне кивнул, кто-то пошел следом, не важно.

Переселенцы не успели завезти все телеги в город, попав в затор, созданный гномами, занимающимися достройкой окраин города перед началом возведения городских стен. Браниться никто не стал, уставшие люди молчаливо сидели на своих телегах, ожидая, когда дорога станет свободной, и осторожно осматривая достопримечательности. Думаю, многие из них боялись, что им не найдется дела на новом месте, а стоявшие дома казались чем-то недосягаемым, ведь надо быть зажиточным, чтобы жить в таких домах. Но они пока еще не знали, что все дома, предназначенные для жилья, были исключительно служебными, в смысле, они давались для проживания по принципу совка, когда в каждом проживали люди, занятые на определенных должностях. Ближе к площади жили Воевода, Наместники, старшины, бригадиры, старейшины, далее шли специалисты и дружинники, хотя, зачастую это были почти что одни и те же люди, но уже сейчас выделялись первые профессиональные военные, занимающиеся лишь ратным делом. И это радовало, времена ополчения постепенно уходят в прошлое, хотя без него точно не обойтись в случае осады. Новые люди увеличат количество свободных, так что кадры пополнятся знатно, глядишь, скоро еще несколько деревень появится в округе.

- Дня доброго, честной народ! – приветствую толпящихся переселенцев, с которыми уже активно занимались посадские во главе с Наместником по хозяйству.

- И тебе доброго, - отозвались уставшие переселенцы, не обращая внимания на того, кто их поприветствовал, но я не обижался, понимаю: только с дороги, а тут уже пристают все подряд.

- Ну, где мать с сестрами? – обращаюсь к Семену.

- Да вон они, - он указал пальцем: - На телеге дядьки Белослава.

- Семка, ты где носишься?! – раздался материнский голос, с легкостью перебивающий всеобщий гам.

- Мам, тут я, вон дядьку Тиреда, ой, Огнеслава привел.

- Кого?

- Здравствуйте, - я пробился через толпу.

- Ой, здрасти, и вы тут? – женщина невольно тут принялась разглаживать платье и поправлять волосы.

- Как добрались?

- Ой, слава богам, без потрясений. Но было боязно уезжать, а там оставаться еще боязливее.

- А что так?

- Да повсюду темных все больше и больше, возле нас небольшой отряд заметили за неделю несколько раз, да и слухи всякие ходили. Вот мы и пошли с первыми же, а до этого много людей через нас проходило, и почти что все говорили, что сюда едут.

- Понятно, вас уже пристроили?

- Нет пока, - женщина опустила взгляд: - Надеюсь, что пристроят, не оставят с детьми на улице, я согласна на любую бабью работу, по хозяйству, ткачеству, любую!

- Приглашаю вас в мой дом на проживание, - добродушно улыбаюсь.

- А? Как это? – лицо женщины порозовело, но все же она напряглась, ведь где это видано при муже-то?

- Будете присматривать за домом, по хозяйству, за порядком следить. Там уже присматривают, но все равно, да и рад буду детворе в доме, как-то веселее даже будет, а то кроме меня там постоянно никого нет, ну разве что моя Белис.

- Ух ты! Мам! Гляди! Белая Смерть настоящая!!! – Семка тут же подскочил и потянул руки.

- Семен! – материнское сердце не выдержало, резкий тревожный крик заставил всех вокруг замолчать и обратить внимание.

- Не бойтесь, Белис не сделает зла, да и вообще ни один волк в Новограде, их здесь много, мы вместе живем, - я попытался успокоить, а Семка уже гладил волчицу и обнимал, а к нему тут же присоединились сестры.

- Василиса! Случилось чего? – рядом появился суровый мужичок.

- Ой, нет, я уж испугалась, все хорошо, Всеслав, спасибо.

- Ну и ладно, - он с суровостью посмотрел на меня, волчицу и окружавших нас будто бы невзначай вооруженных дружинников, хм, даже ратники были неподалеку, наблюдают.

- Ну что? Примите мое приглашение?

- А не потесним? – Василиса попыталась отклонить приглашение, не желая навязываться.

- Нет, - я добродушно улыбнулся: - У вас этого не получится. Если хотите, можете с собой еще кого позвать, мне хозяйственные да работящие в доме не помешают, дел найдем.

- Да некого звать.

- А Всеслав, кто он?

- Да в принципе никто, подвез по доброте своей.

- Понятно, так что?

- Мам, пошли уже, - вмешался Семка, стаскивая заплечный мешок с телеги.

- Посли усе, мам, - вторила старшему брату Малуша, крепко вцепившаяся в шерсть Белис.

- Ну что с вами поделать?

- Где ваши вещи, их в мой дом принесут, - взглядом даю команду стоявшему рядом дружиннику и тот кивает, мол, понял.

- Да вот на телеге три связки, больше мы не брали, все остальное продали.

- Ну тогда пошли, Семка, сажай сестер на спину Белис и держи, чтобы не упали.

- Ага.

Из толпы выбрались почти сразу, спасибо затесавшимся дружинникам, непринужденно посторонившимся собравшихся для создания коридора и после последовавшим за нами с целью охранения. Но на них мои гости не обращали внимания: Василиса, улыбаясь, смотрела на гомонящих детей, наслаждавшихся поездкой верхом на волчице, сестры заразительно смеялись, Семен воображал себя искусным наездником. Так мы незаметно дошли до дворца, миновав площадь, на которой возобновлялось построение.

- Ну вот, приехали, добро пожаловать в мой дом.

- А? – глаза Василисы округлились: - Это ваш дом?

- Да.

- Вы?

- Да.

- Кня…, - Василиса оцепенела.

- Дядь Огнеслав, что с мамой? – удивился Семен.

- Семен, как ты?!

- Василис, для детей я все тот же дядя Огнеслав, для вас просто Огнеслав, но, если желаете, можно просто Князь, и можно ко мне обращаться на «ты». Все мои люди для меня равны, я не ставлю себя выше их. Ну что? Прошу в ваш новый дом, я же говорил, что хозяйство у меня большое, работы хватит, да и места на всех.

Дети с радостными криком и визгом влетели в открывшуюся дверь верхом на волчице, я жестом пригласил ошеломленную Василису, осторожно ступающую на крыльцо.

- Сидырыч!

- Чего? – перед нами появился домовой.

- Знакомься, Василиса со своими детьми, они теперь будут жить в моем доме, покажи все, пусть выберут комнаты для себя, познакомь с помощницами, покажи хозяйство. Василиса будет помогать по дому, только не ругайся с ней.

- А чего это мне ругаться? – буркнул Сидырыч: - Я что черт какой с женщинами ругаться? Рад знакомству, меня Сидырычем зовут, я здешний домовой, старший в городе среди домовых, пройдемте, любезная, принимайте хозяйство.

- Устраивайтесь, а у меня неотложные дела, позже к вам придут посадские, детей определят в школу и сад да и вообще обо всем расскажут. Да и женщины не молчаливые, так что устраивайтесь, - я на прощание улыбнулся и пошел к войску, а на душе стало очень тепло, та радовалась, а слух еще долго с удовольствием улавливал веселый гомон, доносившийся из дома, а вскоре меня нагнала взъерошенная, но довольная Белис.

Рейдовый чат: «Выдвигаемся».

Ой, вы други, войны крепки! Вы на смерть всегда идете, И, залив землицу кровью, Песни бырые поете! Вы не ведали прощенья Ко врагам своей Отчизны, И летите соколами От рождения до тризны… Честь – дружине, князю – слава, Весть летит над всей землей! Из тьмы веков пусть громом грянет Да ратною сверкнет стезей Перун, бог воинов удалой! Звон булата вам дороже Блеска злата – самоцветов, Ведь за тыном, во хоромах Не узреть таких рассветов! Вы встречали день в дороге, После ночи скоротечной, Среди рек, лесов дремучих, Средь степи да бесконечной

Внимание! Наложен групповой баф «Княжья Дружина». В течение 4 часов параметры защиты увеличиваются на 15%, шанс избежать критический урон на 25%, защита от иных воздействий увеличиваются на 5%.

Внимание! Наложен божественный баф «Дружина Перуна». В течение 4 часов параметры атаки против приспешников Хаоса, Тьмы или Света увеличивается на 20%, против иной нечисти на 30%. Боевой опыт увеличивается на 25%.

Междуглавие 11.

Звучит как научная фантастика, но это все является тайной технологией контроля военных и спецслужб, с помощью которой ими проводятся опыты уже на протяжении почти полвека. Общественность и даже ученые вообще об этом ничего не знают. Суперкомпьютеры в Мэриленде, Израиле и где-нибудь еще со скоростью больше чем в 20 биллионов бит/сeкунду могут одновременно наблюдать за миллионами людей. В действительности все население мира может полностью контролироваться при помощи этих тайных операций мозговых компьютеров. Это звучит также неправдоподобно для неинформированных людей. Человеческое мышление имеет скорость в 5.000 бит/секунду и каждый понимает, что наш мозг не может состязаться с суперкомпьютерами, которые функционируют через спутник, имплантату, местные установки, скалярные и другие формы биотелеметрии. Каждый мозг имеет неповторимую комбинацию биоэлектрического резонанса. Нейронные контролирующие системы при помощи суперкомпьютеров могут посылать информацию нервной системе имплантируемой личности и влиять на ее работоспособность в любой желаемой форме на расстоянии. В действительности, носители имплантата могут быть всюду обнаружены и идентифицированы. Недобровольные нейро-электромагнитные опыты на людях проводились на так называемом "уязвимом населении " около 50-ти лет назад, под видом "науки" или " национальной безопасности " в самых ужасных, типичных для нацистов экспериментах, вопреки всем человеческим правам. Сегодня физическая и психологическая пытка жертвы контроля разума, напоминает самые страшные фильмы ужасов. Только, в отличии от фильмов ужаса, это является правдой. Такие преступления происходят сегодня в США, в Японии, в Европе и в России. За немногими исключениями средства массовой информации скрывают все сведения, которые касаются этой темы. Технология контроля разума причисляется к «не смертельному» оружию в США. Это название дезориентирует людей, так как используемая технология смертельна, но смерть наступает медленно в виде «нормальных» болезней, таких как: рак, лейкемия, сердечные приступы, болезнь Альцгеймера, причем сначала происходит потеря памяти. на короткое время. Неудивительно, что эти болезни участились на свете повсюду. Использование электромагнитных полей, особо низких и очень низких частот и микроволн, которые умышленно направляются на определенные индивидуумы, группы и даже на все население, для того, чтобы вызывать болезни, дезориентацию, хаос, физические и эмоциональные боли, с целью проникновения в сознание широкого населения, неизбежно приведет к общественному взрыву. Низкие и очень низкие частоты могут быть тем не менее смоделированы через радио и ультразвуковые сигналы носителя. Они могут применяться для того, чтобы делать испытуемую личность более восприимчивой для гипноза, вызывать бессонницу или вводить человека в сон днем в принудительном порядке.

Сайт может угрожать безопасности вашего компьютера.

По нашим данным, на страницах сайта был размещён вредоносный программный код. Это могло произойти как по желанию владельцев сайта, так и без их ведома — в результате действий злоумышленников.

Более подробную информацию об угрозе или безопасную копию сайта можно посмотреть на странице с полными данными о заражении.

Глава 12.

- Леш.

- А?

- Василий специально взял с собой Леру?

- Ну да, ты же у нас нынче перспективный жених, можно сказать, царь, вот и решил полцарства у тебя оттяпать по-семейному, тебе же для шурина ничего не жалко?

- Я серьезно.

- Лерка у нас одна из лучших хилеров, так что никаких подвохов. Да и у тебя в отряде, гляжу, девчина гарна завелась. Вон как обе все шепчутся, не переставая.

- Ты про Радиславу? А я откуда знал, что ее возьмет воевода? Хотя, она со мной в Нижний ходила, так что, будет уверен, белок глазастых поубавится. Я вообще думаю реформу провести военную.

- Какую?

- Привлечь в ряды прекрасную половину, настоящая женщина коня на скаку остановит и вместе с всадником его в горящую избу забросит метров с десяти.

- Это да, в твоем стиле.

- Моем?

- Угу. То мир спасешь, то с неписями как людьми, то они с тобой, как вожаком, то волки с ними и с тобой, то помрешь, но не совсем… извини.

- Да норм, я уже давно забыл, знаешь, уже даже и не переживаю, напротив, жить будто бы только начал.

- Рад за тебя, да и вообще. Знаешь, ребята, кого ты сюда перетащил, тоже начали жить. Раньше как-то замыкались, а сейчас наоборот, уже другим помогают справиться с собственными мозгами. Ты когда еще кого-нибудь вытащишь?

- Сил на это много уходит, причем, как тебе объяснить? Вроде бы и легко все, но одновременно и непосильно, после ощущаю себя не то что пустым, а будто бы меня сначала начальство без вазелина, охлажденного в жидком азоте, а потом я поучаствовал в японском шоу на выносливость, где меня в течение нескольких часов битой по паху мутузили.

- Можешь не продолжать, - Ворон скривился, невольно пожимая пах: - Я тебя уже понял. Так бы и сказал, что как только, так сразу.

- Дошли наконец.

- Привал 10 минут, после чего заходим!

Вход в подземелье ничем особым не выделялся: небольшая скрытая пожухлым кустарником яма, вокруг высокая трава и постоянный страх, периодически внушаемый, о чем мне рапортовало окно системных сообщений. Люди мои ежились, но терпели, а мне ничего, благодаря иммунитету на внушение. Ратники тоже не подавали вида, лишь некоторые из всего войска стремились невзначай сесть чуть поодаль, но так, чтобы никто на них не стал пинать.

Люди использовали выделенное на привал время на мой взгляд с пользой, очередной раз проверяя собственные доспехи, оружие, перекусывая подготовленными пирожками и запивая ключевой водой или молоком, кому что больше нравилось.

Мой Воевода нашел общий язык с Воиславом и его замами и сейчас активно обсуждали ротации в скором прохождении первого совместного подземелья. Я же сидел неподалеку от входа, отдав все бразды командования своему заместителю, ибо в этом деле был не очень. Командовать там, где есть более опытные люди может позволить себе только полный идиот или же человек, по ошибке оказавшийся на очень высокой должности при очень небольшом наличии ума. Так что, я лучше побуду в статусе бойца, нежели начну показывать свою некомпетентность в стратегии и командовании вверенными мне людьми. Да и вообще, пусть мой Воевода перенимает опыт, мне же после будет проще.

Внимание! Желаете войти в Обрушенная Шахта? Максимальное число участников 50 единиц, уровень не ограничен, попытка прохождения единственная.

Согласиться.

Внимание! На вашей территории было обнаружено Подземелье, и игроки желают его пройти. Вы, как владелец, имеете право установить налог на полученную награду. Минимальный налог 5%, максимальный налог 50%. Введите величину налога.

5.

Внимание! Владелец территории назначает на ваш поход в Обрушенную Шахту налог в 5%, желаете продолжить?

Да.

«Теперь я понимаю, почему не особо стремятся проходить подземелья на чужих территориях без особой причины».

- Поехали!

Небольшое пространство своеобразного холла подземелья кое-как вместило весь рейд. Великолепие давно покинутой шахты давило своим убранством со всех сторон. Сверху давил низкий потолок, сдерживаемый лишь полусгнившими балками, неизвестно каким чудом все еще способными сдерживать вес породы. Обтесанные стены покрылись тяжелой паутиной, погребающей под собой останки стеллажей, служивших когда-то рудокопам для укладки инвентаря. Пол усеян обломками дерева и проржавевшими останками ручного инструмента, окружающего парочку застарелых скелетов, лежащих грудами костей возле дальней стены.

- Хм, придется разделиться, - заключает Воислав, пристально всматриваясь в чернеющие проемы ходов.

- Уверен?

- Да, всей массой лезть в один смысла нет, ибо слишком узко, и он может оказаться тупиковым, тогда придется возвращаться и лезть в следующий.

- Значит, идем пятью группами, и наиболее удачливая отписывается, и тогда все спешат за ней.

- Да.

- Хорошо, тогда расходимся согласно нашим группам.

- Всем удачи!

Моему отряду достался следующий от центра вправо коридор, ничем не отличающийся от соседних. Узкий, принуждающий идти максимум в трое по одной линии, постоянно извивался, уходя к глубинам недр. Отходящие в стороны тупики больше походили на следы попыток сыскать руду или еще что-либо, нежели на что-то иное. Постоянно давящая со всех сторон порода заставляла горбиться и воспринимать продвижение вперед, как муку посмертия, длящуюся вечность. Вездесущая плотная паутина постоянно норовила прилипнуть и обтянуть собой все тело. Но, к общей радости, мы наконец вышли на более широкое пространство, тут же готовясь к неприятностям.

Три десятка скелетов неуклюже долбили ржавыми кирками каменную породу, неподалеку стояли пять таких же, но облаченных в ржавые доспехи, ворочающих черепами, будто бы наблюдают за работой. Еще пять вояк сидели в стороне на полусгнивших бочках и как будто бы играли в какую-то игру, по очереди что-то бросая на доску.

- Вперед, - проговариваю, делая уверенный шаг и готовясь вспомнить свои первые дни в игре, последовавшие за мной пятеро воинов сменили копья на мечи, продолжая прикрываться щитами, а за ними шли Белис с одной из своих дочерей и две единственные девушки в рейде, кажется, сдружившиеся, будто бы с детства вместе.

Шаг, и прежняя сцена имитации деятельности обрывается вдруг заметившими вторгшихся на их территорию скелетами, прытко бросившими свои занятия и поспешившими встречать, размахивая над головами кирками и огрызками мечей, не забывая при беге звенеть ржавыми доспехами и стучать костями.

Пламя, опьяняя и согревая, обняло меня, позади раздался сдавленный визг, тут же затихший, а я пошел навстречу. Волчицы встали по обе стороны от построившихся воинов, приготовившихся встречать нежить щитами. Все повторяется, но этот момент отчего-то мне нравится, пламя боя будто бы вливает в меня силы и желание жить дальше, опьяняя своей мощью, и очередной взмах мечами не оказывается последним, а лишь становится началом для следующего, переходящего в выпад с резким броском навстречу врагу и повторным ударом мечами, переходящим в вихревую серию ударов, предрекающую лишь очередную атаку, пока не будут уничтожены все враги.

- Князь, идем дальше? – вопрос воина вырвал меня из пут упоения битвой, закончившейся предательски быстро.

- Да, - произношу, ощущая, как вскипевшая в жилах кровь продолжает бурлить и заставляет бежать дальше без оглядки и не дожидаться никого, ведь там впереди должны быть новые враги, а мои соратники лишь будут задерживать.

Мифриловые перчатки сжали эфесы опробованных клинков, показавших себя с хорошей стороны, не могу судить более оптимистично, ведь не тот повод пока что, не тот враг, чтобы раскрыть всю мощь легендарного металла.

Очередное пространство не отличалось внешне от предыдущего, разве что скелеты выглядели более сохранившимися, как и доспехи с оружием на них, да и прибавилось вооруженных. Но бой не продлился больше, чем до этого, ведь теперь работала вся группа. Я вновь бросился вперед, атакуя по системе «как умею, так могу», мечась между неуклюжими мертвяками, мои вихри и прыжки с рывками делали свое стремительно дело. Воины дружно атаковали решивших не отвлекаться на меня и выбравших целью других менее юрких пришлых. Лерия искусно отслеживала показатели жизни всего отряда и с завидной оперативностью отлечивала даже меня, Радислава раз за разом посылала свои стрелы.

Очередная победа и вновь дроп, не стоящий внимания, и вновь длинный коридор, но уже покрытый плесенью из-за сырости и более густой паутиной, заволокшей выход на очередное пространство. Выйдя из коридора, мы разом замерли, боясь пошевелиться и задеть натянутые паучьи нити.

Белесые одеяла паутины обволакивали собой все неровности, скрывая темные камни, выпуклые кладки, собравшись в кучки, выделялись своими неровностями, несколько коконов висело у потолка, намекая на наличие нынешнего хозяина или хозяйки. Пройти и не задеть липкую паутину было невозможным, даже попытка войти имела фатальный результат, так что я сделал шаг, обнявшись пламенем и поджигая окружную паутину, а на моем лице расплывалась ехидная улыбка, все же, легкое подземелье, очень легкое, мог и в одиночку пройти.

Паутина содрогнулась, завибрировала и исторгла десятки, сотни разнокалиберных пауков, устремившихся к нам, самый малый был размером с голову, самый же крупный достигал размеров взрослого быка. Я, стирая улыбку с лица, невольно сжал рукояти мечей покрепче и отошел чуть в сторону, давая возможность соратникам выставить щиты с копьями, чтобы не подпустить к девушкам, мерзопакостных для них пауков. Перемешавшиеся твари неслись буквально друг по другу, более мелкие мелькали между лап более крупных, постоянно испускающих паутину, стремясь обездвижить. Меня спасало лишь пламя, мгновенно испепеляющее все кроме камня и оказавшегося огнеупорным хитина, покрывающего тела пауков и делающего их очень стойкими вдобавок к прыткости врагами.

Черные буркала таращились, передние лапы выпячивались, жвала распахивались у всех окружающих пауков, но безудержно ревущие пылающие изогнутые лезвия не позволяли подходить достаточно близко, чтобы попытаться ударить и тем более отравить. Спрятавшиеся за щитами держались несколько хуже, но стойко принимали все атаки, несмотря на то, что все их щиты давно побелели от слоев паутины. Но все же, постепенно мы убивали тварь за тварью и держались, перенося все атаки и ранения, благодаря нашему хилеру, безостановочно кастовавшему всевозможные заклинания лечения и очищения.

Не знаю, как я раньше справлялся, но сейчас все выходило гораздо проще. Постоянное восполнение жизни позволяло постоянно рисковать и использовать весь арсенал умений, понижающий показатели за несколько секунд, несмотря на то, что доспехи показали себя очень даже отменными. Не танк, способный в одиночку стоять против рейдового босса сутки, пока основные силы решат собраться и подойти на истребление, но все же. Бьющие паучьи лапы не пробивали, нанося лишь сторонние уроны, а жизни проседали все из-за моих выкрутасов, но в тот момент это было не важно. Упоение боем сродни наркотику, когда ты чувствуешь себя всесильным, на какие-то мгновения приближаясь к богам, и не важна цена, которую после потребует откат, вообще ничего не важно. Пусть даже команда проиграла, главное, что ты в этот момент затащил и набил килов.

Получено:

Паучий Хитин – 256 единиц.

Паучье Жвало – 120 единиц.

- Как все?

- Живы, - раздалось позади.

- Тогда вперед, - делаю шаг, и полуобгоревшая пещера исчезает, а перед глазами с огромной скоростью проносятся неотесанные камни.

Сузившаяся до норы пещера, ушедшая мгновение назад из-под ног, резвая езда на спине и приятный дружеский удар пахом при столкновении с чем-то вроде валуна с последующей потерей нескольких сотен единиц жизни. Если бы я был не в игре, не отделался бы настолько легко, а собственное зрение в кромешной темноте не смогло бы распознать очертаний другой пещеры подземелья, пол которой усеян разномастными останками. А еще я не смог бы увидеть, как с противоположной стороны на меня уставился десяток гигантских буркал.

На меня уставился исполинский паук, нет, Король Пауков или же Королева, если огромное раздувшееся пузо у пауков является половым признаком.

Рейдовый чат:

Огнеслав: Кажется, я нашел босса.

Воислав: идем!

Огнеслав: Можете не торопиться.

Лерия: Я к тебе!

Огнеслав: СТОЙ!!!

Позади из темнеющего чрева лаза донеслись звуки нарастающих криков ужаса, принуждающие отойти в сторону, а босс так и находился на месте, не думая нападать. Огромная туша расставила свои лапы толщиной с многовековое бревно во все стороны и застыла на месте, лишь пристально уставившись своими буркалами, внушающими трепет и порождающими желание быстренько развернуться и свалить прочь.

- Мама! – сдавленно произнесла Лерия, увидев босса.

- Может быть и мама, я пока не определил, - постарался как можно тише произнести, хотя, казалось, что даже шепот здесь звучал, будто бы орала рота солдат.

Вновь донеслись звуки из лаза, и вскоре к нам присоединились оставшиеся сопартийцы во главе с Белис, ловко вскочивший на лапы при падении и вовремя отпрыгнувшей в сторону, лишая кого-то шанса приземлиться на пушистое и мягкое. Раздавшиеся сдавленные звуки сожаления о неимении перины в месте приземления не изменили, к счастью, поведения босса, так что я расслабился и пригласил всех сесть в сторонке с целью ожидания всех остальных.

- Общая готовность! – прозвучал голос офицера, отвечающего за координацию действий, ведь в этом мире просто бить всем, что имеешь недостаточно для победы.

Это раньше рейдовый босс представлял из себя перекаченного монстра с неимоверным количеством жизни, способным, в лучшем случае на применение серьезных по урону заклинаний и умений, но подчиняющегося определенным скриптам действия, делая его предсказуемым. Золотая эпоха фарма прошла, сейчас же все намного хуже, если этот паук будет тупо атаковать, то все просто идеально, а если начнет чудить, то тут уже как повезет.

Каскад бафов обновил список иконок, последняя проверка построений, перекличка, сведение групп, выдвижение агротанков на передовую, понеслась!

Босс не среагировал на клич и первые атаки пятерых танков, ударивших разом. Исполинский паук не принялся вминать перекаченных латников из числа ратников, чья раскачка была направлена именно на такие акции и по совместительству расположение в авангарде во время различного рода потасовок между игроками. Эта тварь, игнорируя наносимый урон, приподнялась и испустила струю липкой паутины, на лету застывающей, превращаясь в липкий канат, ударивший по тылам. Два стремительных выпада передними лапами вмяли среагировавшее звено защитников, прикрывших лекарей и лучников.

Двух девушек в последний момент прикрыл собой Ждан, сорвавшийся во время удара с передовой и стремительно оказавшийся у цели, выставив свой щит, застонавший от встреченной лапы. Воин не устоял, отлетая к стене и ударившись затылком, на некоторое время выходя из рядом готовых сражаться. Радислава вскрикнула, увидев, как прикрывший ее воин улетел за спины, но не бросилась к нему, а еще с большей яростью принялась стрелять из лука, пуская стрелу за стрелой прямо в огромные буркала твари. Лерия, как и остальные четыре лекаря, лихорадочно кастовала весь свой арсенал, прижавшись к спине Воислава, стоявшего в взводе прикрытия и отдававшего приказы.

Очередной взмах передних лап мошки встретили с готовностью и смогли уйти от ударов, но липкая паутина делала свое дело, замедляя и опутывая тех, лишь самые юркие уходили, остальным приходилось отвлекаться на распутывание.

Сбили 5%, и уже казалось, что бьемся минимум день. Волки метались меж лап, нанося скользящие удары когтистыми лапами в мягкие сочленения и стараясь не приближаться к раздувшемуся заду паука, в котором подозрительно что-то будто бы шевелилось. Поврежденные яйца кладки, спрятанные в паутине, взрывались, исторгая бесчисленных паучков, размерами не уступавших годовалому борову. Очередное лопнувшее яйцо заставляло волков отвлечься от атаки босса и переключиться на деток, агротанки старались перенаправить внимание на себя, но становилось очевидным, что это босс не имел контролируемого агра, точнее, бил того, кого хотел. А меж тем, пять юрких бойцов вместе со мной занимались активной порчей оружия о хитиновую броню.

Подраненная лапа согнулась, лишая частицы устойчивости, но все же, пока не критично, а вот мельтешащие мошки уже поднадоели, особенно та, что не желает попадаться в липкую паутину, сжигая ту ужасным огнем. Но ничего, сейчас все наладится, и всем будет суждено стать отличной подпиткой для нового поколения ее детей.

Босс внезапно резво крутанулся, выстреливая яйцами, разрывающимися при столкновении со стенами, освобождая пауков. Если раньше казалось, что детки большие, то теперь так не кажется, точнее, новые точно большие, а до этого были так себе, таракашки. Десятки сравнимых с теми, что встречались до этого события, только вот меньше походящие на прежних и уж очень шустрые. Тьма неслась со всех сторон, испуская липкую паутину и принуждая скучиться, чего делать точно было нельзя. Совсем рядом пронеслись гигантские лапы мамаши, вынуждая кого-то крепко выругаться в полете.

- Танки, агро 0, цель лапы! – раздался рев Воислава, перекрывающий нарастающее стрекотание: - Макс дамаг! Не даем этим тварям достать тылы!!!

Были еще какие-то крики, что-то пытались донести и до меня, но все уже было не важно, ведь меня уже захлестнула волна опьянения, вскипевший до состояния абсолютного кипятка адреналин выдавливался вместе с кровью через все щели, что сумел найти. Но вспыхивающая юшка, вырываясь из ушей, рта, носа и глаз, просачиваясь из-под ногтей делала свое дело, питая сущность доспехов и мечей. Я не берсеркер, я не обычный боец, я воин Смерти, я воин крови, я есть сама суть крови, я есть сама суть смерти, я есть Волколак!

Внимание! Эффект «Заступник» распространяется на весь рейд под вашим руководством, все параметры повышаются на 25%, каждый нанесенный врагу урон восстанавливает жизненные силы на 1%. Эффект пассивный и не требует затрат.

Активировано умение «Власть Зверя», волк взял верх над человеком, обуревая истинную ярость.

Внимание! Внекатегорийная ошибка. Вы не можете призвать соратников принять волчью кровь! Данные отосланы в техническую службу.

Внимание! Сила Крови пробуждается, Родичи, принявшие вашу Кровь, обретают Силу Стаи!

Внимание! Стая принимает Силу Крови, обретая Силу Рода!

Внимание! Эффект «Пламя Войны» распространяется на всех Родичей, свойства увеличиваются пропорционально уровню. Эффект пассивный и не требует затрат.

Внимание! Эффект «Стая» распространяется на весь рейд, все существа Белая Смерть приобретают возможность использования активных умений вашего питомца.

Ратники ошеломленно застыли, на их лицах проступил неподдельный страх, когда несколько секунд назад стоявшие бок о бок неписи вслед за немыслимо быстро мечущимся будто бы огненный смерч Огнеславом вдруг начали истошно орать. Ор переходил в звериный рев, а его исторгающие сгорбились, сквозь доспехи вылезли куски шерсти, изменявшиеся руки и ноги с хрустом костей приобретали новые формы, начиная более походить на лапы, нежели руки, а из-под шлемов проступили волчьи морды.

Лерия нервно взвизгнула, когда прикрывавшие ее Радислава и Ждан вдруг перестали походить на себя, новая подруга выхватила когтистыми руками, покрывшимися плотной шерстью два коротких меча, сгруппировалась и перепрыгнула застывших воинов, также буквально опупевших от происходящего.

Десяток прежде вполне обычных волков, немного увеличенных размеров, но вполне обычных, также изменились, став походить на оборотней из многочисленных фильмов, разве что те не обернулись в сторону союзников, а, последовав за остальными и вспыхивая тем же пламенем, что и Огнеслав, разом ринулись на пауков.

Прилившая сила трансформы уравняла шансы, теперь мухи стали огрызаться ожесточеннее. Четыре десятка пылающих сгустков метались с неимоверной быстротой меж нескончаемо призываемыми детищами босса, пятеро из них наиболее наглых метнулись к паучихе, разрывая, казалось бы, непробиваемый хитин, а пламя их въедалось в раны, проникая внутрь.

- Формация пять! – Воислав пришел в себя, продолжая наблюдать за происходящим истреблением орд миньонов, с которыми они навряд ли бы справились, хотя, вытянули бы, если этот босс более не исторгал тех: - Рейд дамаг по боссу, лекари ассист оборотней, отхил, если сможете! Белый!

- Я!

- Учись!

- Ага! Дайте мне такой скил, я и не так смогу! – вскрикнул ратник в легких доспехах и, подобрав с пола упавшие ножи, резво ушел в невидимость, через секунду проявившись верхом на одном из больших пауков, при этом увлеченно выковыривая тому буркала.

- Да и мне не помешал бы, - буркнул себе под нос Воислав, заменяя тяжелый щит и полуторный меч на весомый молот и набирая бег в сторону босса с однозначной целью показать той свою игрушку.

- Читер, мать его, - ухмыльнулся Ворон, замечавший меж делом в процессе истребления подбежавших к собранным вместе лекарям паучков, как самое черное пятно, точнее огненный шторм за несколько секунд наносил несколько атак с различных дистанций, как будто бы мячик отскакивал от пола.

- Да вон Туман тоже норм орудует, - произнес стоявший рядом с Вороном здоровяк, с удара пробивающий копьем наступающего паука.

- Ребят, - тихонечко обратился третий прикрывающий.

- Что?

- А только я обделался или вы тоже?

- Да все обделались, - гыкнул Ворон: - Тут можно, ведь по ситуации.

- Ага, надеюсь, из капсулы буду вылезать сухой.

- Не надейся, я вот боюсь, что спать теперь не буду. Блин, в глазах все так и стоит, когда и непися справа от меня вдруг лицо скривилось в реве и начало превращаться в морду оскаленную.

- Выпьешь и заснешь.

- Я столько не выпью.

- Выпьешь, я тебе помогу.

- Вспышка слева!

Поздравляем! Черная Вдова побеждена.

Получено 356036 опыта.

Паучий Хитин – 3012 единиц.

Паучье Жвало – 1420 единиц.

Сущность древнего паука – 1 единица.

Буркало древнего паука – 10 единиц.

Паучий яд – 50 единиц.

Прямо за телом паучихи опустилась стена, открывая проход, но накатывающая слабость после прекращения действия трансформы не позволяла ни о чем думать, кроме как о сне, долгом и немедленном. И оседающие рядом еле различимые в затуманивающемся взгляде силуэты, по-видимому, со мной солидарны и хотели бы сделать то же самое.

- Серег! Серег! Держись, щас полегче будет! – сквозь накатывающее свинцовое помутнение пробился знакомый голос, но чей, не знаю, да и не важно: - Хилы, живо откачивайте их, а то еще ненароком помрут!!!

Не важно, ничего не важно, лишь сон, поспать, самую малость, целую вечность, прямо здесь…

- А? Что? – сокрушающая все и вся благость ворвалась в меня, возвращая сознание, встряхивая его, как следует и восполняя силы.

- Фух! Ты так не пугай! – будто бы крикнул в ухо, тут же подхвативший под руку Ворон.

- Как?

- Так! Подыхаешь, лежишь, тебя отхиливаем, а ты вдруг вскочил и чуть не покрошил всех радеющих за твое здоровье своими каруселями!

- А? Извиняюсь, не хотел.

- Да ладно, не страшно, если бы рихтанул чуть, ты лучше нам расскажи, что это было?

- Что именно?

- Да в принципе все, - произнес подошедший Воислав.

- Ты про трансформу?

- Для начала.

- Да вроде бы говорил, что могу перевоплощаться.

- И люди твои?

- Люди?

- Люди, - Воислав окинул взглядом лежащих на земле моих воинов, проходящих экстренную реанимацию.

- Это было впервые, а что сильно? Я просто как бы не следил.

- Сильно, страшно, особенно, когда рядом с тобой кто-то вот так в оборотня.

- А волки?

- Что волки?

- Тоже впервые?

- А они тоже менялись?

- Тебе видео переслать?

- Не помешало бы, а то, обычно я в моменты сражений отрубаюсь почти что напрочь.

- Понятно, тогда лови.

- Что у нас дальше?

- Дальше у нас по плану вон тот проход.

- А после?

- Есть предложения?

- У меня еще несколько подземелий есть.

- Это закончим, тогда посмотрим, да и пока твоих поднимаем, расскажи, откуда и как получить оборотня, да и вообще, как ты подобные вещи вытворяешь? Да и скорости… короче, исповедуйся по полной.

- Ну ладно, садитесь, дети поудобнее и слушайте сказочку. В некотором царстве, в некотором государстве жил был…

Междуглавие 12.

Аналитический отчет.

Проведенные тренировки с первыми перенесенными, а также сводные данные после отдельных активных миссий показали следующее:

Наблюдается ускорение активизации и реакции, увеличивается время эффективного участия и противодействия.

Одно и то же действие до и после работает на совершенно разных уровнях восприятия. Маркеры времени реакции, активации и действия значительно сдвигаются к нулевой точке.

Наблюдаются некоторые несоответствия в имеющихся первично одинаковых умениях и навыках с явным расширением после переноса. Более полная информация пока недоступна, требуются дальнейшие практика и наблюдения за источником.

Расширяется взаимодействие перенесенного с игровым миром, становится возможным использование тех объектов и предметов, какие ранее были недоступны, в частности, доступ в дома, использование предметов интерьера, диалоги и контакты с неигровыми персонажами, ранее не имеющими предпосылок взаимодействия.

Выявлены неоднократные случаи активности в периоды локального отключения серверов под видом профилактик. Имеющиеся перенесенные не ощутили данные случаи, от чего была выработана теория расширения взаимодействия с игровым миром, также предложена более фантастичная теория, согласно которой игровой мир перестает быть таковым или даже изначально им не является.

Особым пунктом следует выделить явное развитие источника с геометрической прогрессией увеличения возможностей по сравнению с аналогичными по базису данными. Прошедшие серьезную военную подготовку и имеющие весомую практику нынешние бойцы клана имеют более скромные показатели. Данные факты были освоены не только на представленных свидетельствах посредством записи боевого участия источника, но и на основании нескольких дружеских дуэлях во время отдыха и подготовки к совместному походу.

Из перечня вышеизложенного следует, что перенос сознания в игровой мир путем оцифровки, на данном этапе возможной при помощи источника, выводит взаимодействие на новый уровень, освобождая от всех запретов игрового мира. Основным же фактором для переноса для кандидатов служит то, что они получают здоровое тело с огромными возможностями, в том числе избавляясь от неминуемой смерти, то есть становятся теоретически бессмертными. Последний факт пока под вопросом, так как не проверялся путем полного отключения всех ресурсов поддержания игрового мира.

Генерал-майор контрразведки ВС РФ в отставке А.В. Полтавский

Разрешаю активизацию добровольного переноса всех, кто пожелает. Высший приоритетный статус получают все имеющие не оптимистичные медицинские прогнозы. Высокий определяется для неизлечимо больных, но не находящихся на грани смерти, остальным в порядке записи.

Генерал-полковник ВС РФ в отставке С.Г. Конарей

Глава 13.

Как только отряд выбрался через один из двух дополнительных проходов, система торжественно отрапортовала, что заброшенная шахта зачищена, после чего проход в подземелье торжественно обрушился, навсегда запечатавшись.

- Вот это кидалово! – воскликнул я, когда весь отряд выбрался, пройдя все подземелье насквозь, тщательно зачищая каждое ответвление.

- Случилось чего? – поинтересовался Воислав.

- Ага, малые подземелья отменяются.

- Очередной сюрприз, - Воислав ухмыльнулся.

- Да вот как-то так, иначе скучать начнете.

- И не говори. Какой дальше план?

- Хм. У меня есть еще подземелья, людей больше требуется.

- Сколько?

- Самое малое на сотню.

- Значит, твоих семьдесят, моих тридцать.

- А ты умеешь торговаться.

- Ну это, как в том анекдоте про двух гномов, - Воислав улыбнулся.

- Ну да. Тогда засылаем за подкреплением, пока все соберутся, отдыхаем у подземелья и в бой?

- Согласен.

Дружная масса победителей первого подземелья дружно зашагала по полю, понеслись телеграммы, точнее, чатовые распоряжения. Не знаю, каким образом мои люди воспринимали чат, но тот факт, что любой мой текст в нем доходил до всех без исключения, стал непоколебимым столпом управления городом. Сам чат был девственно чист: никто не пытался в нем писать, флудить, никто не комментировал мои распоряжения, но напиши я «Истислав и двадцать дружинников возле входа в дворец через полчаса в полной экипировке должны изображать медведей», и точно в срок возле дворца будет стоять отряд, нелепо косолапящий и рычащий, изображая медведей.

Вот и сейчас я был уверен, что, не смотря на общую расслабленность идущих со мной сородичей в том числе и Истислава, к указанному месту уже выдвинулось подкрепление, усиленное десятком волков. Была бы моя воля, взял бы всех, повел бы все свое войско ради увеличения общей мощи, закалки в боях и получения драгоценного опыта. Ладно, еще сходим и не единожды, мир молод, жизнь только начинается, да и впереди целая вечность.

Взгляд останавливается на идущих рядом Ждане и Радиславе, те будто бы стремятся идти как можно плотнее друг к другу, хотя вокруг огромный луг, в этот момент активно вытаптываемый пересекающим его воинством.

- Тоже заприметил, Князь, - произнес идущий рядом Воевода: - Благословение дашь, и свадьбу гулять будем.

- Дам, - я улыбнулся, про себя даже радуясь за молодых, хотя и не думал о том, что вообще подобное возможно, хотя, я же есть, значит, почему бы неигровым персонажам жить подобно реальным людям?

- Ну вот по осени и обвенчаются у Храма, благо это – семьи разрешать, - Истислав улыбнулся: - Да и тебе, Князь, жениться надобно.

- Э-э-э, и кого это ты мне тут вздумал сватать?

- Да я это к слову.

- Ну-ну, все вы так, сначала к слову, а потом слово за слово, и уже меня без меня и женили.

Весело, почему вообще Истислав заикнулся о женитьбе? Может, из-за того, что во всех книгах, что я читал, находившиеся на служении всегда стремились поженить своего сюзерена, не даром была популярна в некоторых случаях фраза «Барин, тебе бы жениться», применяемая каждый раз, когда властитель чудил очередной раз. Можно взять, как довод, также и стремление видеть меня остепененным, мол, если женат, то ответственный, будут дети, и, следовательно, будет заботиться еще лучше, чтобы им досталось хорошее наследство. Только, не понимают запрограммированные личности, что не будет у меня детей по определению, как бы я не старался, ибо не заложено это изначально, так как я не непись. Здесь не симулятор семьи, здесь иное, большее, но иное, хотя, зря разрабы не ввели подобную возможность, срубили бы еще и на этом кучу бабла, а в детских интернатах резко сократилось бы количество усыновлений и удочерений, хотя, сомневаюсь, что сейчас их там много, прям толпы стоят за дверями.

Но чего это меня потянуло на тяжкие мысли? Надо быть на позитиве, вон как сходили! Союзники шокированы, дружина воодушевлена и усилена, в пору на эмблеме за словом «Род» рисовать волчью морду, символизирующую не только союз с грозными волками, но и клановую особенность. Да какую клановую? У меня весь город станет силой, Новоград Волоколакский, великий город Стаи Рода! Звучит, с пафосом, слюнями разбрызгивая, но мне нравится, и пусть те, кто считает это фанатичным бредом, идут стороной, ибо всем, кто окажется против нас и на нашем пути, мы клыками будем рвать глотки!

Насчет того, что ратники были очень удивлены, я нисколько не преувеличил: долгий расспрос с выведыванием всех подробностей, просьба показать особенности в действии, пара поединков для полной оценки, не оставили их равнодушными. Да и мои люди с радостью приняли дар, вот только, хоть убейте, но не знаю я, как это получилось у меня, в смысле, передать как, это будто бы вышло изнутри меня, будто бы сама кровь пробудила нечто. От таких чудес я невольно начинаю веровать в древних богов, в силу не только слова, память предков, но и величие крови и рода, вспоминая свои корни и огорчаясь в том, что знаю их лишь до бабушек и дедушек. Забыли в нашем народе о том, что кто не помнит своих корней, тот не имеет будущего. А именно в этом знании была великая сила нашего народа, сплетаемая с верой, надеждой и любовью, созидая несокрушимое единоначалие, ибо ведающий свое прошлое, верящий в свое будущее, любящий свое настоящее и надеющийся на лучшее непоколебим, какие бы напасти его не ожидали на жизненном пути.

Раздалась команда, и отряд остановился, падая в траву, дойдя до места назначения, теперь требовалось ждать подкрепление, и нужно было себя как-то занять, ведь самое утомительное – это ожидание.

- Привет, - раздавшийся рядом знакомый голос заставил пробежать мурашки по телу.

- Привет, - только и смог я произнести в ответ.

- Можно?

- Присаживайся, - киваю, мысленно изрекая несколько заветов вдруг исчезнувшим из моего окружения, внезапно нашедшим иные более важные занятия и предательски бросившим своего Князя.

- Ты как? – спросила Лерия.

- Нормально, - отвечаю, стараясь не выдать ничего компрометирующего в выражении, а сам думаю, как же она похожа на себя реальную: - А ты как?

- Спасибо, хорошо.

- Как работа?

- Я временно без работы.

- Почему?

- Заменили роботом.

- Идиоты, красивых девушек на консервы не меняют.

Лерия слегка улыбнулась, а я пытался унять мандраж, чувствуя себя смазливым юнцом.

- Видел, с Радиславой подружилась, - пытаюсь прервать неловкое молчание.

- Да, интересная она, как будто бы живая.

- А я?

- Что ты?

- Я живой?

- Да.

- Спасибо, что не как будто, да и они, - окидываю взглядом отдыхающих вокруг нас, но незаметно отошедших на некоторое расстояние: - Они тоже все живые. Даже более живые, чем реальные люди.

- Не обижайся, я не хотела.

- Я и не обижаюсь, не на что. Кстати, из тебя замечательный лекарь получился.

- Брат тоже так говорил, думала, просто перехваливает, чтобы не обидеть.

- Он не перехваливал, мне бы такого лекаря, с самого начала, тогда бы меньше ходил на самом краю. Умения у меня опасные.

- Я видела.

- Не испугалась?

- Чего?

- Трансформы.

- Немного, - девушка прикусила губу, будто бы пытаясь сдержаться, вспомнив увиденное ранее.

Опять молчим, видимо, так и будем сидеть, пока кто-нибудь спасительно не присоединиться к нам. Странно, но и ожидание стало не столь утомительным, даже молчаливое сидение рядом с Лерией и нервное при этом пожевывание очередного пирожка кажется весьма интересным занятием.

- Ты знаешь, - Лерия вдруг прервала тишину: - Я плакала, когда узнала, нет, рыдала, билась в истерике, виня себя в том, что не отговорила, отпустила. Мне даже что-то вкололи, чтобы успокоилась, а потом долго не верила, когда сказали, что жив. Думала, что Вася специально подговорил всех, чтобы меня обнадежили, чтобы я перестала…

- Хей! – разнеслось над лугом, и я обратил взгляд в сторону источника, увидев приближающийся отряд.

Вскакиваю на ноги и протягиваю руку продолжившей сидеть на траве Лерие, из глаз которой текли настоящие слезы. Улыбаюсь девушке, приглашая принять мою руку для облегчения поднятия, ее ручка осторожно ложится в мою ладонь, перчатка легонько сжимается, слабый рывок, и девушка в миг оказывается на ногах, чуть пошатнувшись навстречу, но в последний момент удержавшись от столкновения с моим телом, точнее доспехом, скрывающим его.

- Ну что? Готова?

- Да.

- Тогда пошли.

Подземелье встретило сыростью, большое пространство первого зала, предназначенного для сбора рейда, более походило на канализационный рукав, нежели пещеру, спертый зловонный воздух вынуждал дышать реже. Сумрак пытался скрыть останки, утопшие в грязи, чернеющие от плесени и мха стены и своды завершали облик Разрушенных Катакомб. Казалось, что мы попали не в очередное подземелье, а в канализацию древнего города, благодаря некоей разрушительной силы, переставшего быть населенным столетия назад, иначе пришлось бы не сладко, по колено утопая в свежевших нечистотах.

Делиться на группы в отличие от паучьего логова не пришлось, весь рейд, выстроившись боевым порядком, двинулся вглубь подземелья, освобождая холл и скрываясь в сумраке тоннеля, выводящего через 50 шагов в первую залу.

Вдоль стен зала высились изуродованные каменные статуи, лишенные конечностей и голов, поэтому было невозможно определить точную расу изображенного в непонятной позе существа. Стены были будто бы выскребаны от слоев мха, на очищенном камне виднелись полустертые символы, собирающиеся в панорамные картины, слабо освещаемые тусклым светом от кристаллов, вмурованных в своды. Возле дальнего выхода мелькали сгорбленные мелкие силуэты, издающие писклявые звуки и рыскающие меж каменных обломков.

Рейд вошел в зал, и тут же один из силуэтов поднялся, маленькие глазки загорелись двумя зеленоватыми огоньками, раздался стремящийся к ультразвуку писк. Силуэты поднялись, прекратив рыскать, десятки пар глаз засияли зеленоватым, раздался уже общий тревожный писк, огоньки глаз сменились красными, к ним начали прибавляться десятки новых, выскакивающих из дальнего тоннеля. Через несколько секунд вся дальняя часть зала походила на колышущее море сотен красных огоньков, разом двинувшихся на нас.

- Щиты! – раздалась команда, и стоящие авангардом воины выставили плотную стену из ростовых щитов, выставляя вперед короткие копья и готовясь принять на себя надвигающуюся волну.

Вторая шеренга поставила копья поверх плеч передней, чтобы враг не решил попробовать перепрыгнуть преграду, а позади из готовились лучники, натягивая тетивы.

Сейчас нужно было именно так встречать надвигающуюся орду, способную сломить численностью, разорвав на отдельные островки сопротивления и пожирая каждый по отдельности, поэтому остальным пришлось ожидать в тылу команды на контратаку, пока не схлынет первая волна агра.

Писклявое море ударило в щиты сотнями когтистых лап, ржавых мечей и ножей, уродливых самодельных пик. Стрелы без выискивания находили цель, копья били точно, пронзая с первого удара, щиты держались, звеня и скрипя от царапаний когтями и клыками, общий гул утопал в писке тварей.

- Бей! – раздалось над рейдом, и тут же острые копья опустились, позволяя свежим тылам броситься в бой.

Я броском врываюсь в кишащую массу, пылающие змеевидные лезвия с легкостью пустили кровь первым крысолюдам, истошно завопившим, вселяя страх в соплеменников. К ним присоединились другие, попавшие под мощные когтистые лапы волков, волоколаков и не только. Сильнейший рев раздался возле меня, принуждая в страхе обернуться от неожиданности. Крысоподобные существа, передвигавшиеся с успехом как на четырех лапах, так и не двух задних, носящие на себе вещи, во мне пробуждали образы из игрового прошлого, но все же не вызывали чувств любви и ласки, как будто бы к домашним питомцам, никогда не любил крыс.

Позади меня, встав на задние лапы, возвышался огромный медведь, в реве скаля мощную пасть и без усилия раскидывая массивными лапами крысолюдов, не успевших отпрянуть из-за предательски прижавших сородичей. Я, было, подумал, что медведь был хозяином, а мы ненароком забрели в его берлогу, но индикаторы друга и всплывшее имя сменили непонимание на удивление: кузнец, оказывается, присоединившись к рейду с усилением, не собирался становиться волком, как делали остальные родичи, он был волколаком, способным превращаться в медведя, о чем и говорило его второе имя. Оказывается, не все я знаю о своих же людях, надо исправляться.

Кишащие меж лап крысы ринулись прочь, пользуясь преимуществом маленьких тел, крысиная стая осознала, что враг сильнее, и подчиняясь собственным инстинктам, попыталась убраться прочь, теряя силу бесчисленной орды, способной сокрушать любого врага.

Мы не стали упускать возможности, ведь не ради милосердия и спасения чужих душ пришли сюда. Никчемная броня крысолюдов из каких-то лохмотьев не помогала их хозяевам, тонкие волосатые тушки падали на землю, и только благодаря пламени мы не утопали по колено в телах. Пожирая врага, пламя подчинялось законам игровой механики и при соприкосновении наносило урон союзникам, как и любое иное воздействие. Дружественный урон, введенный разработчиками с целью уменьшения явного беспредела в боях, да и с целью внесения необходимости более продуманных тактик и стратегий битвы вместо банального давления силой и взаимными атаками всех и вся, авось врага накроет, делал свое черное дело. Даже я, имея небольшой опыт, успел насмотреться, как неудачный каст заклинания массового поражения накрывал дружественных бойцов, искренне пожелавших виновнику после крепкого сна обнаружить свои руки в том месте, откуда они у него были чисто гипотетически.

Зал был зачищен минут за пять, отряд быстро собрал попадавшее с тел и двинулся дальше, вновь построившись боевым порядком. Я шел первым, само собой, но не из-за развитого чувства собственной важности, а по причине умения определять неприятные места, мой боевой расчет, как и всегда, работал на полную, используя весь доступный интеллект. Далее шли мои воины, несколько ратников из числа дамагеров, после остальные.

Я не спрашивал почему, но из тридцати ратников двадцать было из поддержки, наверное, Воислав решил, что моих семидесяти разнопрофильных дамагеров достаточно, а вот с бафами и лекарями тяжеловато. Если так, то я с ним полностью согласен, вот кого-кого, а лечить у меня некому, надо думать, как исправить это.

Следующий зал был таким же, как и предыдущий, разве что теперь его посредине перегораживала баррикада из наваленного мусора с торчащими кольями, ржавыми копьями и кусками металла. За баррикадой стояли сотни крысолюдов, облаченных в столь же нелепые, но уже железные доспехи, мелькали уродливые луки, копья, крысиное войско готовилось стоять до конца. Странно, но похоже, крысиные твари смогли побороть собственный страх, и объединиться, что же, сейчас это проверим.

Рейд вошел широкий зал, тут же принявшись выстраивать стену из щитов, дабы не было у крыс соблазна пускать свои кривые стрелы. Ощетинившаяся копьями стена медленно двинулась вперед, сокращая расстояние до баррикады. Тактика выбрана простейшая: встать плотной стеной, после выбивать крысиных стрелков и завершить молниеносной атакой диверсионно-звериной группой, если стрелков будет немного, то завершающая стадия может стать и начальной.

Крысы, будто бы поняв, что мы собираемся делать, и решив не отсиживаться, пошли в наступление, точнее, отдельные их представители. Вы когда-нибудь видели массивную лысую собаку? А теперь представьте крысу такой же комплекции и таких же размеров, а несколько десятков таких крысопсов? Твари разом рванули к нам, намереваясь сделать то же, что и мы с рядами крыс, а боевой расчет мне уже сигнализировал, что медлить нельзя, и пора иметь инициативу.

Я срываюсь, прыгая к потолку и привычно обнимаясь пламенем.

- Стоять! – донеслось до меня.

Окрашенные багряно-алым Крысопсы Хаоса неслись на построение, сопровождаемые мириадами мелких тварей, и надо было попытаться заставить их передумать. Мгновения растянулись в бесконечность, приземление в выбранную точку предательски затянулось, будто бы навстречу дует поток воздуха, мечи выставлены вперед. Касание земли вызывает ударную волну, одновременный взмах мечей по двух дугам срывает волной пламя, распыляя его и отправляя вперед, огненная волна ворвалась в бегущую стаю, опалая и вгрызаясь в плоть.

Внимание! Вы изучили умение «Волна Пламени», сила и скорость посланной волны зависит от высоты прыжка и скорости при соприкосновении с твердью, риск потерять подвижность вследствие перелома увеличивается на 25%.

Крысопсы лишь замедлились, но этого хватило, чтобы авангард смог выдержать удара набравшей скорость массой, а я к моменту столкновения уже третий раз в прыжке уходил из-под удара, забыв обо всем, поглощенный жаждой скорого истребления всего гнезда. Кипящая кровь вливала порции силы, плату за которую востребует вскоре сполна, и поэтому медлить нельзя. Чем больше я отвлеку этих тварей на себя, тем проще будет моей стае, исполняющей приказ поставленных командовать рейдом по причине того, что я так приказал и пока не давал иных распоряжений.

Крысиные стрелы просвистывали, ударяя в щиты, им в ответ летели наши, чаще находя цель. Два ряда воинов, ударяя копьями, протыкали наседающих на стену щитов крысопсов, умудряющихся забираться на спины друг друга. Мелкие крысы проскальзывали в щели, попадая под боевые сапоги, на баррикадах принялись вылезать крысолюды в доспехах, поднимаемые то ли сержантом, то ли вожаком.

Очередной раз пробегая и подрезая задние лапы крысопсов, замечаю несколько мелькающих теней на краю зрения, приглядываюсь и вижу, как пятеро спецназеров ратников орудуют короткими мечами, вырезая выбравшихся из-за баррикад крысолюдов. Улыбаюсь, все же не стали отсиживаться за щитами, но не мне же судить, да и не специалист я в тактиках ведения боя, а там стоят профессионалы не просто компьютерных баталий.

Наконец, прозвучала команда, и в бой пошли резервы, усиленные волками, не терпевшими ринуться на тварей, а я, облегченно выдыхая приседаю возле большого куска от одной из статуй, борясь с собственным телом, рвущимся в бой. Больше нельзя, надо отдохнуть, иначе вновь ввергну себя в долгие беспамятство и беспомощность, очередной раз перегорев.

- Ты как? – подбежала Лерия, беспрестанно накладывая лечащие заклинания и возвращая меня в ряды живых и здоровых.

- Нормально, не в первой.

- Дурак, зачем кинулся?! Мог же погибнуть!

- Надо было так.

- Тебе же Вася не давал разрешение!

- Вася? – я взглянул на Лерию: - Я не маленький, чтобы спрашивать у кого-то разрешения. И если я что-то делаю, значит, так надо.

- Ну и дурак! Их же больше было, ты мог…

- Мог, но не умер, и не умру, даже если убьют. Так что не читай мне нотации, если бы я не атаковал, то стену не удержали бы! Тебе понятно?

- Дурак! – Лерия вскочила и пошла прочь.

- Вот и поговорили, - пробурчал я себе под нос, понимая, что я действительно дурак, причем, самовлюбленный.

Зачистка зала проходила полным ходом, может, действительно не надо было геройствовать, изображать из себя всемогущего, ведь я не являюсь таковым. Вот поиграл, теперь лежу, ощущая свинцовую тяжесть в теле, мышцы гудят, а вокруг идет бой. Ладно, нечего себя жалеть, надо вставать и идти дальше, а то пример плохой подаю, да и страдает авторитет сильного Князя.

- Ну что? Танцор, дальше идем? – с явной иронией поинтересовался Воислав, наблюдая, как я ковыляю от своего временного убежища.

- Ага.

- Тогда пошли, еще фокусы покажешь? Если да, то предупреди заранее, чтобы мы уселись поудобнее перед цирковым номером, - тяжелый взгляд Василия придавил меня до самого глубокого в подсознании закутка, напоминая, что такая инициатива имеет инициатора.

- Извини, у меня чуйка сработала, думал, что так будет правильнее.

- Я тебя не за то, что сделал, а за то, что не предупредил, ударили бы тогда отрядом, а не смотрели бы твои этюды с фаершоу.

- Не за то, что украл, а за то, что поймали.

- Ну вот видишь, взрослый, понимаешь, иногда и не сразу. Ладно, пошли дальше

Два следующих зала были такими же, и крысолюды применили ту же самую тактику, разве что вооруженность их была получше. Появилось несколько гвардейцев в первой и десяток в крайней зале, крысопсы обрели острые шипы, вживленные в их тела, рядовые все поголовно были в железных доспехах, стрелки вооружены не луками, а арбалетами.

Но все же, это было подземелье, а мы уже подготовились, так что, сводный штурмовой отряд, усиленный десятком самых матерых волков и волчиц, быстро ломал любую атаку, да и сложнее устоять против стремительных волоколаков, заживляющих свои раны в разы быстрее.

Крысопсов прижимали сокрушающим натиском семи десятков обратившихся оборотней, десяток ратников стремительно вырезал в тылах крысолюдов всех стрелков, после чего единая масса растирала оборону по древнему камню, сопровождая истребление истошными крысиными писками.

В большом зале стояла сотня отборной гвардии, облаченная в латные доспехи с шипами и лезвиями, окрашенные алым, и, полагаю, это была не краска. Строгие порядки неподвижных крысолюдов заставляли изменить свое отношение к этим тварям, теперь я не думал, что у них лишь зачатки разума. Гвардейская сотня стояла посреди зала, преграждая путь к трону, на котором восседал огромный Король Крыс.

Небольшая заминка, использованная на обновление бафов, активацию свитков с рейдовыми умениями и избрание тактики действия. После чего стена щитов направилась к трону, готовясь принять на себя внезапные сюрпризы. Гвардейцы одновременно, будто бы тренировались каждодневно, выставили треугольные щиты и подняли кривые мечи-ножи с зазубринами. Звуковой удар единого шага, следующий, гвардия, маршируя, выстраивалась в порядки для отражения атаки.

Трехглавый Король Крыс встал, подняв скипетр из черепов и проревел, будто бы буйвол, и гвардия пошла в бой. Сотня на сотню, крысиный яд на зазубренных мечах против черного пламени оборотней, когти и клыки против когтей и клыков. Все перемешалось, сливаясь в единой агонии сражения, и лишь мелькающие тени имели упорядоченное поведение, истребляя одного гвардейца за другим, не позволяя тем вылечиться, отступив к трону, источающему ауру исцеления. Ратники работали по цели так, как умели и тренировались: быстро и смертоносно; стоящие в тылах лекари исправно накладывали лечение на всех, кому требовалось, позволяя стоять в одиночку против нескольких гвардейцев, пока не подоспеет подкрепление. А я был собой, как всегда, и мне это нравилось, да и сейчас нравится, ведь регулярные адреналиновые всплески любого делают зависимым. А кипящий адреналин, пронизывая каждую частицу сущности, дает именно то ощущение всесилия, которого жаждет любой из нас, даже неосознанно.

Гвардия постепенно уменьшалась в числе, каждый десятый павший будто бы влетал в колокол, издающий звон, и Королю это не нравилось, он вскакивал и начинал размахивать скипетром, накладывая на гвардию бафы. Спасибо админам, не догадавшимся наложить те в самом начале, иначе мы бы не убили и десятка, а так бьемся с последним десятком, как с целой сотней.

Король Крыс, вскочил, когда последний гвардеец пал, и рванул в самый центр, размахивая скипетром, словно большой булавой, рассекающей камень до искр. Черепа скипетра излучали ауру темно-зеленого свечения, ослабляющую при нахождении в радиусе десяти метров, причем ослабление росло постепенно, и поэтому приходилось раз за разом отдаляться и выжидать, пока ослабление не иссякнет.

Атаковать всем отрядом единым натиском не получалось: накопившееся за десяток секунд ослабление, спадало лишь за двадцать. Поэтому было организовано три группы, две из которых посменно били Короля, а третья занималась разборкой постоянно призываемых стай крыс, высыпающих изо всех щелей в стенах и полу. Круговые взмахи скипетром, мощные удары, вызывающие содрогания пола, рев, внушающий страх, не позволяли рейду расслабляться, Король Крыс показывал, что не просто назывался таковым. Лишь численное превосходство позволяло преодолеть его немыслимую регенерацию, озлобленные головы постоянно ревели, будто бы проклиная каждого. Время от времени отсекаемый тройной хвост вновь вырастал через пару минут. И когда впервые Король призвал гипертрофированных крысиных гигантов, пришлось отвлечься большей части рейда, направивший всю свою любовь на первую пятерку. На половине жизней гигантов было уже десятеро, к последней четверти Король призвал столько же, только облаченных в доспехи.

По залу разнеслось дружное ликование, когда тело Короля рухнуло на пол, система торжественно сообщила о победе, высветился общий список дропа:

Осколок ржавого железа – 5432 единицы

Кусок рваной кожи – 6596 единицы

Осколок стали – 1504 единицы

Кусок хорошей кожи – 1498 единиц

Крысиный зуб – 10345 единицы

Крысиный коготь – 45093 единицы

Крысиный хвост – 8904 единицы

С Короля Крыс:

Череп Короля Крыс – 3 единицы

Коготь Короля Крыс – 15 единиц

Осколок Короны Короля Крыс – 2 единицы.

Собери Корону Короля Крыс и получи силу над армией крысиной.

Осколок Скипетра Короля Крыс – 1 единица.

Собери Скипетр Короля Крыс и получи власть над армией крысиной.

Осколок Сущности Короля Крыс – 1 единица.

У крыс тоже есть король, точнее был. Кошки, ликуя, мяукают под твоими окнами.

Сфера (предмет не идентифицирован) – 1 единица.

Описание не идентифицировано.

Воислав отказался от дележки, и все досталось мне, уставшие, но поднявшие несколько уровней бойцы покидали подземелье через открывшийся портал. Возвращаемся в город.

Междуглавие 13.

В этот раз все прошло гораздо легче, я устоял и не потерял сознание, меня не пришлось откачивать, лишь навалившаяся внезапная слабость заставила упасть в траву и распластаться, пытаясь отдышаться. Кандидату пришлось тяжелее, точнее, кандидатке: женщина, капитан связи, весомый послужной список, муж, детей не было, постоянные командировки, участие в нескольких конфликтах, нелепая автомобильная авария, навсегда приговорившая к вечному параличу. И все это я узнал из ее воспоминаний, не знаю, что тяжелее: видеть страдания ребят, мужиков, отдававших свой долг за Родину, за Отчизну, исполняя приказ, или же менее насыщенные кровью полного жизни человека, девичью радость, надежды, сметенные одним несчастным случаем… не знаю.

Внимание! Вы улучшили умение «Дар Мараны», отныне каждое успешное применение дает вам 0,0002% от опыта цели, ослабляющий эффект применения снижен. Возможно дальнейшее развитие умения.

Поздравляем, вы получили уровень, текущий 127! Доступно 15 очков параметров. Номинальные параметры дополнительно увеличены на 2%.

Поздравляем, вы получили уровень, текущий 128! Доступно 20 очков параметров. Номинальные параметры дополнительно увеличены на 2%.

- С двойным тебя, - присевший рядом Ворон похлопал по плечу: - Мы так из тебя топа сделаем.

- А оно мне надо? – я скривился: - Знал бы ты, чего мне это стоит.

- …

- Как там Светик?

- Кто?

- Светлана Николаевна Ковальчук.

- А! Приходит в себя, сообщили, что ее модуль отключился, - Ворон поглядел куда-то в сторону: - А ты откуда знаешь, как ее зовут?

- Лех, я же говорю, мне эти переносы многого стоят. Я уже два раза горел, если не считать своего, получал несколько тяжелых, чуть больше средних и легких ранений, о контузиях молчу, а пару минут назад попал в страшное ДТП, после которого отказало все тело.

- Ни хрена себе! – вырвалось у Ворона: - А это, постельные тоже видел?

- Лех.

- Что?

- Иди на хрен!

- Вот так всегда, на самом интересном месте! – воскликнул он, вставая и удаляясь прочь.

- Ну ты как? – подошел Воислав.

- Жить буду.

- Знаем. Результат имеется, скоро сможешь работать конвейером?

- В следующий раз можно попробовать двоих.

- После похода?

- После? Что так срочно? Кандидатов что ли толпы?

- Ну вот сам же знаешь ответы, чего спрашиваешь?

Глава 14.

- Засти, дядя Окнеслаф! – раздался звонкий девичий голосок, когда я вошел во дворец: - А мы тута икаем!

- Вижу, - искренне улыбаюсь, видя, как две девочки лепят куличики прямо посреди холла, а неподалеку от них на лавке во всю храпит домовой, положив под голову вместо подушки мешок с сеном.

Мое войско было отправлено на отдых, хотя воины настаивали на необходимости дружного обеда с целью усиления духа и празднования победы. Я согласился, но перенес обед на ужин, дабы не нарушать трудовой день, да и остальные, кому не выйдет попасть, могут не понять, мол, гуляют и без них, когда они горбатятся, так не долго и до крамолы.

Воевода же не собирался отпускать меня, имея собственные мысли по поводу похода, да и я хотел с ним обсудить текущее положение, выявив при отсутствии военного опыта огромные прорехи в нашей силе. Поэтому Истислав был сейчас позади меня, также улыбаясь от увиденного посреди дворца. Дети – чистейшие души, у них нет запретов, для них нет законов, они вольны.

- Князь вернулся! – радостно воскликнула Василиса, придя в холл ради проверки детей, а обнаружив меня: - Ох, а у меня на стол не накрыто! Ой, я мигом! Марфа!!! – женщина в миг унеслась куда-то в сторону кухни.

- Сас кусать путем, - заключила самая маленькая девочка.

- Ага, - согласилась ее сестра, не отвлекаясь от процесса.

- Князь пришел, - сквозь сон буркнул Сидырыч: - Ну и что, что пришел.

- Граница на замке, - ухмыляюсь, глядя на пытающегося уместиться на узкой лавке домового.

- А! – Сидырыч вдруг вскочил: - Князь! Здравия тебе! А мы тут бдим!

- Ага, вижу, за детишками присматриваешь.

- Что? А ну да, за девочками, пока бабы по хозяйству, вот смотрю, там все в порядке, так что я тут, иначе не с кем.

- Я так и понял, бди дальше, - я пошел в главную залу, забирая с собой добродушно улыбающегося Воеводу.

Стол был уже накрыт, когда мы вошли, но две женщины продолжали суетиться, поднося новые блюда. Я лишь оценил масштабы, оценивая, на сколько меня хватит, и сел на свое кресло, приглашая Воеводу.

Не успев взяться за ложку, чтобы начать с горячей похлебки, недоуменно замираю, наблюдая, как, кряхтя и потягиваясь, в зал вошел Сидырыч, подошел к столу, уселся и потянулся за краюхой хлеба, за ним вбежали девочки, залезая на лавку и взирая на присутствующих своими невинными глазками, далее влетел Семка, выкрикнув: «Здрасти»; и садясь рядом с сестрами, в завершение присоединились Василиса и Марфа, заняв места с краю, видимо, чтобы было проще реагировать на смену ситуации по столовому фронту. Про улегшуюся в углу слева от меня Белис вообще молчу, волчица никогда и нигде не покидала меня, давно заняв часть моей кровати, ложась у ног.

Стук работы ложками заполнил помещение, и я, с изумлением смотря на окружающий меня народ и очередной раз удивляясь его простоте, почувствовал, как внутри разгоралось благостное тепло, ласкающее меня и поднимающее настроение до бесконечности радости. Вот они – родичи, моя семья, пусть цифровые, пусть не реальные, но гораздо более близкие чем те, что были у меня, да и, впрочем, у многих. На них нет масок, они не завидуют моему положению, они рады, что я есть, а я рад, что они есть, и пусть все упрощено, но для меня они настоящие. Эти люди не воспринимают меня как-то неправильно, для них я не начальник, не правитель, не знаю, наверное, я для них глава Рода, старший в семье, поэтому все так просто. Даже Сидырыч принимает меня за своего. Стоп! Сидырыч! Когда это он успел вступить в клан? Хм, судя по информации кланового списка, тогда же, когда и все, выходит, блин, да тут и банник, и леший, даже Анчутка вкрался. Вот я голова дырявая, даже не слежу, хотя, за чем следить, когда люди поставленные взяли на себя большую часть обременения по хозяйству, когда у меня есть Воевода, человек опытный и мудрый, хоть и управляемый ИИ, но, видимо, не самым плохим, да и вообще короля делает свита, а свита у меня уникальная, еще бы богов в клан принять, тогда топ 10 гарантирован. Хотя, а нужен ли мне этот топ?

- Князь, чего не ешь? – поинтересовался Истислав.

- А? Задумался.

- Бывает, но ложкой работать не забывай, знаешь же, что в большой семье…

- Знаю, - улыбаюсь словам Истислава, будто бы прочитавшего мои мысли и решившего подтвердить догадки.

- Спасипа! – донеслось из-за окраины стола.

- Спасиба! – оттуда же, но другим голоском.

- Сидите, - шикнула Василиса: - Пока дядя Огнеслав не отпустит…

- Бегите играться, - вновь улыбаюсь.

- Да сидания! – девочки, дружно визжа, унеслись прочь.

- И я все, спасибо! – вскочил Семка: - До свидания!

- Детишки в доме, к счастью, - отправляя в рот очередную ложку с похлебкой, промолвил Истислав.

- К счастью, - соглашаюсь, беря с поднося целого поросенка и кладя его рядом с креслом, приглашая волчицу, и та не стала изображать из себя сытую.

Вскоре удалились и женщины, прибрав со стола все лишнее и оставив бочонок кваса, а Сидырыч деловито продолжал сидеть рядом, потягивая из деревянного именного чурбанчика нечто явно не напоминающее квас или медовуху.

Истислав, будто бы не замечая домового, перешел к делу.

- Славный был поход, Князь, побольше бы таких, и тогда у нас бы была самая сильная дружина. Людей нынче приходит много, мастеровых да ремесленных хватает, уже закладываются несколько деревень возле рудников, да лесов с лугами, а вот дружина, хоть и несколько сотен, требует, чтобы дружинники не на заду сидели, а в боях закалялись. Слаженности не хватает, дух есть, сила есть, а силы духа мало…

- Да и не только, - прерываю воеводу: - Дружина сильна не только воинами, нам нужны и меткие стрелки, лекари, да усиливающие дружину, причем разных направленностей. Кто может силу духа поднимать, крепость вещам придавать и прочее?

- Знамо кто – ведуны, они же и лечат.

- Так ведуны же вроде как больше одной направленности.

- Не так все, Князь, ведун ведуну рознь, - влез Сидырыч: - Ведуном кличут у нас любого ведающего, знающего, как силой пользоваться природной. Но все они вышли из Волхвов – людей, чьи сущности наполняются духовностью, и чем больше их духовность, тем более сильным станет сий человек. По мере обучения пользованию этой силой Волхв может избрать свое призвание, благодаря которому и будет нести добро людям. Жрецами становятся те, кто желает служить богам, приносить жертвоприношения в храмах, и пища, что ими готовится, наполняется духовностью тех богов, кому они поклоняются. Ворожеи или Хироманты развивают в себе способность наложения положительных или отрицательных воздействий, но второе реже, ибо наложение во зло коверкает саму суть служения. Травники и травницы ведают тайну трав и растений, и зелья, изготовленные ими, не только лечат от хвори, но и наделяют силой. Медиумы исцеляют лишь одной силой, но для этого им требуется тратить свою духовность, отчего те при эффективном лечении вскоре ослабевают, и требуется длительная медитация для восполнения. Лиерцы же лечат гораздо эффективнее, и сил затрачивают меньше, да и способны использовать комбинированные методы, применяя одновременно и зелья, и силу. Но таковыми стать могут лишь единицы, ведь труден и тернист путь до Лиерца, как и до Пиерца, кем стремятся стать все Жрецы. А до Кудесника и тем, и тем ой как далеко, но, если таковой берется за что-то, все будет сделано как никогда.

- Сидырыч, откуда такие познания?

- Да присматривал одно время за сарайчиком при храме еще до времен темных, лет, почитай триста назад или больше, не помню, но с тех пор мало чего поменялось.

- Ага, значит, надо поговорить с храмовыми волхвами.

- Надо, - кивает домовой: - И это, узнай у них там, не надо ли им присмотра в храме-то?

- Какого присмотра?

- Обычного нашенского.

- Решил туда пойти? – Воевода взглянул с прищуром.

- Зачем туда? Дядьку пристроить хочу, а то сидит без дела в башне тюремной, пропадает.

- За что сидит?

- А? В найме он, срок истек, только кому нужен после такого найма? Вот и узнаю.

- А у нас некуда пристроить?

- Есть, - кивает Сидырыч: - Токмо кому в доме захочется…

- Переводи его в казарменные, тоже режимный объект, так что дядьке твоему будет привыкнуть проще, тюремность на армейность сменит.

- Тоже дело, - прикинув, произнес Сидырыч: - Спасиб те, Князь, сам не додумался.

- Ну вот и замечательно, - обращаю взгляд на Воеводу: - Ну и по военной реформе далее. Поищи среди наших стрелков, разведчиков и прочих, сам видел, в общем, какие у ратников кадры имеются, бери всех, от молода, до женщин и стариков со старухами. Последние в роли наставников и хозяйственников с сиделками очень даже.

- А бабы-то зачем?!

- Тебя Радислава не впечатлила? Стреляет, дай так каждому, да и мечами работает знатно.

- Так из Силычей она.

- Силычей?

- Ага, возле града Силычея жившие, там места суровые, на границы были с Нордирами, вот и учили всех делу.

- Так и мы на границе.

- Какой?

- Китайско-финской. Короче, работайте со всеми, наши женщины могут бревно на плечо взять, не заметив, да и пришибить им же. А по Силычам, остались те еще живыми?

- Как не остаться-то? Имеются, земель ведь много.

- Тогда шли им весточку, приму всех, кто стоит того, в дружину, а семьи их поселим. Короче, зови всех, кого дозовешься, нам люди нужны.

- К войне готовишься что ли, Князь?

- Если хочешь мира, готовься к войне. В общем, ты меня понял?

- Да, Князь.

- И опыт у ратников перенимайте, пока можно, тем более, что у них его поболее. Сидырыч, у тебя есть выход на хранителей разных?

- Каких именно?

- Любых, земли наши знаешь, вакансий полно.

- Понял, поговорю, дело хорошее, нашего брата мало где чтят, а тут… поговорю, Князь.

- Хорошо, тогда все за дело, а я в Храм. И еще, Истислав, надо будет подготовить две сотни для похода в подземелье, через пару дней пойдем.

- Сделаю, Князь.

Разросшиеся стены храма скрывали среди собственных раскидистых крон сотни птиц, зачарованно поющих трели, дикие звери без боязни ходили вокруг, многочисленные грызуны устроили гнезда в корнях и дуплах, массивные медведи улеглись у входа в храм, довольно полизывая лапы. Раскидистые плодоносные кустарники расходились кольцевидными лучами, вырисовывая знак солнца, видимый с холма. Даже река, будто бы тянулась к храму, пробивая для русла новое ответвление, чтобы окружить тот собой.

Я подошел к арке входа, и мишки даже не обратили на меня внимания, продолжая довольно посапывать. Да и моя Белис не кидала хищного взгляда на гуляющих в близости зайцев и прочую живность, нисколько не боящуюся хищника. Несколько птиц даже уселось волчице на спину, принявшись выискивать что-то в ее шерсти.

Внимание! В Храм Порядка вступил помазанник Макоши! Взор Божества обращен к Храму, принявшему служителя Жизни.

Внимание! В Храм Порядка вступил помазанник Перуна! Взор Божества обращен к Храму, принявшему служителя Силы.

Внимание! В Храм Порядка вступил помазанник Мараны! Взор Божества обращен к Храму, принявшему служителя Смерти.

Внимание! В Храме Порядка появился Воин Смерти, Взор Богов Порядка обращен к Храму.

- Приветствую тебя в Храме Истинных Богов! – произнес появившийся передо мной старец, явно нехилой комплекции: - Хм, Князь Новограда, хм, помазанник Макоши, Перуна да Мараны, хм, Воин Смерти, да и спаситель Богов наших, да и в доспехах Сварога, - старец застул, обратив взор куда-то вдаль и будто бы решая, как со мной поступить.

Я ощутил сильное напряжение вокруг меня, как будто бы незримая сила сгущалась, готовясь породить локальный ядерный взрыв, обещающий затронуть лишь определенный объем и не повлиять на остальной мир. Напряжение на мгновение усилилось и истаяло, уступая обычному воздуху.

- Приветствую тебя в Храме Истинных Богов, Князь Новограда! – с большим радушием обратился старец: - Меня зовут Благомиром, я здесь главный жрец.

- Кудесник?

- Не-ет, - улыбнулся Благомир: - Пиерц, Кудесником мне по чину быть не положено.

- Почему?

- Для этого следует быть в народе, по миру гулять, ремеслу отдаваться, служить делами, а не только помыслами, а для меня путь избран именно во служении помыслами, помогая Богам в Храме сеем.

- Благодарю за разъяснения.

- Так для чего пришел ты в Храм?

- Хочу спросить волхвов в помощь в походах дружинных.

- Походах? Для дел светлых али темных?

- Светлых, - недоуменно отвечаю: - Отчего темных?

- Светлых, это хорошо, дело доброе, я расспрошу среди братьев, но обещать не могу.

- Благомир, отчего вы спросили про темные?

- Так на тебе печать Мараны, богини Смерти, да и сам ты Воин Смерти.

- И? Я бил и ангелов, и демонов, для меня нет разницы во Свете и Тьме, я за правое дело сражаюсь, деяния наши делают нас, а не метки и цвет.

- Знаю, поэтому и беседую с тобой, поэтому и Боги приняли тебя и покровительствуют. Ты смог объединить в себе ранее не объединяемое, отчего и люди идут за тобой. И при этом ты не утратил себя, не зазнался, не стал причислять к Богам и ставить выше других. Ты остался человеком, Князь, и поэтому мир принял тебя. Я спрошу братьев, а пока прости, более не могу тебе уделить внимания, дел невпроворот, готовиться надо.

- К чему?

- Сегодня Парад Небесных Тел, надо подготовиться, - Благомир выстрелил фразу и исчез.

Храм окончательно опустел, остался лишь я, даже Белис, оказалось, осталась снаружи, в блаженстве завалившись у входа. Оглядевшись, заинтересовался стоявшими рядом идолами, подхожу к первому, похожему на седобородого воина, держащего на вытянутых руках меч. Осторожно дотрагиваюсь, желая пощупать гладкое дерево, будто бы продолжающее жить после обработки.

Внимание! Вы прикоснулись к Столпу Перуна. Божество распознало в вас благостного ему служителя. Вы получаете Благословение Перуна, ваши параметры и дружины во время боя автоматически увеличиваются пропорционально числу ваших противников по 10% за каждого. Длительность эффекта 12 часов, эффект работает лишь в землях, где не распространен Порядок.

Я почувствовал приятную теплоту, источаемую Идолом, напитанным живой силой, способной как одаривать, так и карать. Последняя мысль заставила отринуть, пока Перун не осерчал, ибо не надо испытывать терпение Бога.

Второй идол был похож на склонившую голову женщину, по-матерински смотрящую сверху вниз, словно на своих детей. Я вновь потянулся рукой, касаясь гладкого дерева.

Внимание! Вы прикоснулись к Столпу Макоши. Божество распознало в вас благостного ему служителя. Вы получаете Благословение Макоши, на ваших землях в следующие сутки созреет больше урожая, леса принесут больше добычи, земля не оскудеет, даруя недра. Длительность эффекта 12 часов.

- Спасибо, - только и сумел произнести, ощущая на своих плечах незримый материнский платок, ласково положенный теплыми руками, и будто бы кто-то потеребил за волосы, хотя даже ветерка не было.

Как я покидал храм, не могу сказать, ибо не помню, но пришел в себя лишь тогда, когда оказался возле лагеря моей дружины, где во всю проходили тренировки дружинников, упражняющихся на недавно построенных полигонах. Часовые на воротах дружно вытянулись, когда я приблизился, распахнутые ворота открыли взору всю картину местной армейской жизни. Без дела никто не сидел: кто-то занимался ремонтом вещей на местной походной кузнице, кто-то отрабатывал удары на истуканах, кто-то в паре, кто-то был на полосе препятствий, кто-то тренировался в стрельбе из лука и метании копий, Воевода же хмуро озирался, оглядывая новое пополнение, в котором затесались и девушки с женщинами. Приказ принят к исполнению.

- Где ж мы столько подолов наберем-то? – буркнул воин, занимающий в моем понимании должность прапорщика-хозяйственника, делая очередную пару сапог.

- А ты им не подол давай, а портки с юбкой по колено, чтобы не мешало, - сказал я.

- Какие еще портки? – буркнул прапор, отрывая взгляд от сапог: - Князь! Не узнал сразу, прости окаянного!

- Да ладно ты, не за что прощать, - машу рукой и иду к Воеводе, начиная нервничать из-за постоянных вытягиваний дружинников при моем приближении.

- Князь, - кивнул Воевода, продолжая наблюдать за происходящем.

- Воевода, вижу, работаешь с пополнением.

- Приказ поступил, вот выполняем.

- И как результаты?

- А-а-а, - Воевода скривился.

- Мне суперсолдаты не требуются прям завтра же, задача создать самодостаточную армию, чтобы все были при деле, и недостатка ни в чем не было.

- Дело хорошее, только времени надобно много.

- Время пока есть.

- Да уж, - Истислав вздохнул: - Токмо зима скоро.

- И?

- Надо бы подготовиться, а не…

- А сказать нельзя было?

- Так, Князь!

- Я уже говорил, критикуйте, поправляйте. Так бы и сказал, что уборочная и все такое. Короче, сколько на уборочную и подготовку к зиме требуется, столько и выделяй, туда же не все нужны?

- Не все.

- Вот и хорошо, сможешь объединить приятное с полезным?

- Не понял.

- Сразу сможем и дружину готовить и уборочную провести?

- Сможем, как не смочь.

Я взглянул на Воеводу, не очередная ли попытка угодить, но ничего такого не заметил.

- Хорошо, тогда руководи, распределяй, самых способных на их места, остальных по усмотрению. Не надо хорошего стрелка под корову загонять, а знатного косаря на караул ставить.

- Ага! – оживился Воевода: - Понял, Князь! Разреши!

- Исполняй.

Воевода умчался выполнять корректировку приказа, а я пошел к городу, делая для себя еще одну засечку: как-то надо упростить приветствие и выработать отсутствие необходимости постоянного внимания к моему появлению. Дело уже к вечеру, и от меня на сегодня требовалось лишь показаться на пиру дружины по поводу удачного похода. Да еще и нужно решить накопившиеся вопросы по поводу будущего похода, но это можно чуть позже, время терпит.

Первым делом требуется для себя решить, стоит ли брать ратников, или жеста доброты и полного внимания достаточно, мол, сходили вместе и пока хватит. Да еще и с гномами вопрос решать вскоре придется, как спадет защита с территорий, но опять же, в одиночку выходить за пределы чревато, если идти, то вместе с дружиной. И тут возникает очередной вопрос о вероятности перехода из прогулки в полномасштабную войну с целью освобождения территорий и экспроприации себе. Столько дел, столько мыслей, столько сомнений, столько вопросов, а я один. Разорваться что ли?

Раньше было как-то проще что-то отпраздновать: собрались всей деревней и хорошо, а теперь собери дружину, и получается весь город, вот и сейчас так вышло. Городская площадь скрылась под рядами столов, не понятно откуда появившимися в таком количестве. Сотни женщин занимались накрытием, мужики катали тяжелые бочки, несли казаны с чем-то, на выделенном месте наигрывали музыканты, не хватало лишь светопреставления. Хотя, не смотря на стремительно темнеющий вечер, света будет достаточно, благодаря вездесущим гномам, оказавшимся как бы и своими среди горожан и весело участвующих в приготовлениях. Все делалось без необходимости моего прямого участия, что не могло не радовать, не хотелось бы, как раньше, постоянно каждого пинать, чтобы тот делал свое дело. Нет, он будет делать, назначь его, но, если нужно что-то иное, надо было бы ткнуть тому, указать на изменение действий, и тот только тогда начнет исполнять. А если не ткнешь, то все рискует остановиться, все будут стоять, и никто не догадается, что следует просто исправить какую-то мелочь, отсутствие интеллекта как игровая составляющая была присуща всем играм.

Вздыхаю, прогоняя накатившие тяжелые мысли и отвлекаясь на происходящее на площади, все доведено до автоматизма, поэтому достаточно быть лишь номинальным главой, что не может не радовать.

Вот чего-чего, а народ гулять умеет, даже по малейшему поводу способен устроить огромную гулянку. Так и вышло и в этот раз, пили много, ели много, гулял город всей деревней, не иначе. Размах был такой, как будто бы мы вчера освободили весь мир от всех врагов, и теперь на земле воцарится справедливый мир на тысячу лет. Было много тостов, хвалебен, само собой, кто-то даже подрался, не без этого. Были даже устроены шуточные поединки между гномами и людьми, о состязаниях на силу и ловкость можно и не упоминать, как и о паре разломанных столов с лавками. Народ гулял, как умел.

Уже поздно ночью я добрался до кровати, облегченно усевшись на край, ощущая усталость во всем теле, собирался снять доспехи, но не успел.

Реальность будто бы раскололась, не выдержав давящего пресса, тело будто бы перестало слушаться своего хозяина, левая рука потянулась к инвентарю, доставая переливающуюся черно-алым сферу, доставшуюся мне от Короля Крыс и до этого бывшую монолитно серой, не поддавшейся распознанию. Пульсируя внутри, нечто будто бы смотрело на меня, изучая и чего-то ожидая, мои собственные пальцы крепко сдавили сферу, послышался слабый треск.

Краем взора замечаю, что улегшаяся по началу Белис скрючилась в нелепой позе, из ее глаз текли слезы, а сквозь возникший барьер пытались пробиться тоска и печаль волчицы, будто бы что-то осознавшей.

Сфера издала звонкий треск, пальцы сжались, и нечто черно-алое принялось обволакивать руку, стремясь по ней выше к плечу, переходя на грудь и устремляясь дальше. Я из последних сил попытался пробиться, пробуждая в себе всю скопившуюся злобу, будоража любую обиду на всех и вся, будящую заглушенную ненависть, и у меня получилось.

Пламя вырвалось из тела, вгрызаясь в чуждое, в голове раздался чей-то полный злобы вой, но избавление не пришло, собственное тело вскочило, повернулось к окну и рвануло с места, разбивая остекленную раму. Падение со второго этажа не страшно, если падаешь на землю, но не в этот раз, сегодня мне вдруг перестало везти, а количество завезенных роялей белого цвета резко закончилось, поэтому рабочие оперативно выкатили другой черного цвета.

Именно с такой мыслью я влетел в разверзнувшее чрево какого-то портала, жадно принявшего меня, объятого пламенем.

Междуглавие 14.

Довожу до вашего сведения, что согласно последнего суточного лога мониторинга действий объекта ******, тот не покидал территории наблюдения. Размещенные по границам и на вершинах ближайших возвышенностях артефакты абсолютного зрения зафиксировали активность объекта после выхода из группового подземелья, подробный лог передвижений находится во вложении к сообщению.

Произошедший в 23:59 катаклизм не подпадает ни под какую категорию и не является структурированным действием со стороны администрации. Задействованные согласно логов ИИ на данный момент проверяются на наличие несанкционированного влияния. Текущее положение объекта определить невозможно.

Старший 245 группы мониторинга, Джеймс Ньюби.

Активизировать все резервы с целью определения местоположения объекта, усилить наблюдение за контактирующими объектами, расконсервировать алгоритмы воздействия «Диадема-13» и «Судья-134».

Главный Куратор.

Глава 15.

- Твою ж мать! – выдавливаю из себя, сжимая зубы от жуткой боли во всем теле после падения и удара о гладкий камень. Юшка, вырвавшись изо рта, тяжелыми каплями упала на застарелую брусчатку, испещренную мелкими трещинами: - Сука, как же больно!!!

Не знаю сколько уже лежу, распластавшись на камне и не в силах пошевелиться, так как сразу же во всем теле вспыхивала жуткая боль. Неестественная поза переломанного во множестве мест в самые болезненные моменты немного исправляется, на малую толику, но сопровождается немыслимым всплеском ощущений, заставляющих проклинать само бытие. Треск сходящихся кусков костей разгоняет мертвую тишину. Гудящие собственной ненавистью ко мне мышцы не желают облегчить страдания и, сходясь обратно нить за нитью и устраняя разрывы, самовольно и яростно смещают раздробленные кости, пробуждая новые вспышки опустошающей боли.

В глазах беспорядочно мерцают мириады разноцветных вспышек, напоминая, что я был удостоен, кажется, вечного полета внутри ослепительного калейдоскопа. Едкий запах гари с каждым вдохом все сильнее и сильнее раздирает глотку, хочется выпить воды, сколько осилю, но не могу даже достать из инвентаря что-нибудь подходящее. Неподъемной массой давит беспомощность, порождая обреченность ставшего чуждым собственного тела.

Шкала жизни мерцает в опасном секторе, давно уже окрасившись в багряный, но спасительной смерти не наступает, немного не хватило до нее, и теперь я обречен бессильно лежать и смотреть, как никогда медленно чирку за чиркой наполняет полоску. Не знаю, сколько вот так лежу, не в силах сдвинуть положение глаз, пошевелиться и тем более использовать эликсир или свиток, чтобы исцелиться. Наверное, час, нет, несколько часов, и лишь совсем недавно смог зашевелить губами, разбитая челюсть с полчаса назад встала на свое место и срослась, что позволило мне прикрыть напрочь пересохший рот и сглотнуть липкий комок, режущий горло. Теперь во рту вновь прорезались зубы, заставляя вспомнить посещения стоматолога, оказывается, не особо и досаждающего буром. Эх, славные были времена.

Умения недоступны, все заблокировано, окна неактивны, застыв полупрозрачными фантомами, напоминающими, что я все еще в игре. На помощь никто не спешит, да и добить что-то некому, хотя бы добить, зачем же заставлять так мучиться?

- Как же больно! – в досаде хриплю сам себе, терпя накатившую боль в груди, где раздается хруст возвращающихся назад ребер: - Как же мне больно! Уроды игровых дел! Чтоб вас под каток всех, и пусть он по вам, сучьим детям, катается туда-сюда, туда-сюда!

Вырвавшаяся порция юшки упала на камень, растекаясь и смешиваясь с пеплом, вырвавшийся кашель пробудил новые порции юшки и боли, лишающей остатков сознания, утопающего в избавляющем забвении, пульсирующем подобно височной вене, прокачивающей загустевшую кровь. Веки глаз сами собой опустились, тело в крайний раз напряглось от внезапной волны боли и расслабилось, лишенное шанса угнетать впавший в забытье разум.

Внимание! В данный момент запрашиваемый сервис недоступен, приносим свои извинения. Если проблема повторяется, рекомендуем обратиться в Службу Поддержки.

Внимание! В данный момент запрашиваемый сервис недоступен, приносим свои извинения. Если проблема повторяется, рекомендуем обратиться в Службу Поддержки.

Внимание! В данный момент запрашиваемый сервис недоступен, приносим свои извинения. Если проблема повторяется, рекомендуем обратиться в Службу Поддержки.

Внимание! В данный момент запрашиваемый сервис недоступен, приносим свои извинения. Если проблема повторяется, рекомендуем обратиться в Службу Поддержки.

- Да сам уже понял, нахрена каждый раз мне по всему лицу? – бурчу, очередной раз отмахиваясь от перекрывающего весь обзор сообщения: - Вы меня достали, доберусь до вас, мудаки, любители маленьких девочек и пятидесяти оттенков серого!

Внимание! Наблюдается продолжительное выведение однотипных сообщений, с целью предотвращения засорения и противоборства попыткам перегрузки ресурсов инфоокно автоматически деактивировано до момента решения проблемы.

Сколько я провалялся без сознания, не важно. Вообще, главное, что смог нормально смотреть, правда, весь вид загораживала стена старого здания, перед которым меня распластало на брусчатке. За время бодрствования я изучил все выбоины и трещины в стене и брусчатке и мог на память не то что указать их местоположение, но и, думаю, нарисовать в мельчайших подробностях в масштабе один к одному. Все равно больше изучать было нечего, ибо инфоокна не работали в принципе, до инвентаря не дотянуться, умения не активировать. Все благодаря висящим дебафам, сделавшим из меня конкретного калеку, награжденному штрафами, из-за которых регенерация снизилась на 900%, несколько десятков травм запрещали общее восстановление, допуская лишь индивидуальное для каждой, а с учетом штрафа регенерации процесс этот сделался небыстрым. Зато за предоставленное время у меня появилось с десяток индивидуальных планов знакомства с каждым из разработчиков от рядового программиста и дизайнера трещин на камне до самого главного из самых главных, при этом. Каждый план был тщательно продуманным, имел по несколько вариантов развития с глубоко спланированными действиями, противодействиями и требуемыми инструментами для осуществления. В общем, дайте мне сейчас коробок спичек, лист бумаги и скрепку, и завтра будет уничтожена самая огромная и влиятельная корпорация из тех, кого я знаю. Кстати, никто не желает за неделю стать Владыкой Галактики? Могу помочь, с вас набор карандашей, пустая банка и три титановых шарика.

Тело уже не болит, точнее, боль отупела и локализовалась, многие кости срослись, вроде бы, осталось подождать, когда суставы сойдутся и восстановятся. Пальцы шевелятся, я проверял, но сейчас стараюсь не шевелиться, чтобы не сбивать восстановление новыми травмами, возникающими, благодаря третьему дебафу, генерирующему те при малейшем усилии. Так что лежим и наслаждаемся местными красотами, не забывая сглатывать свинцовые комки, вдыхать невероятно ароматный запах гари или пепла: я еще не решил, но в ближайшие несколько часов точно определюсь, что же именно покрывает древнюю брусчатку, даже выдам подробный спектральный анализ и атомарную карту компонентов, и структурную характеристику. Кстати, а вы знали, что если полчаса пристально смотреть на нос, то он непременно перестанет чесаться и начнет неистово зудеть?

Хруст сустава сопроводила сдавленная хвальба всех принимавших участие в создании наложенных дебафов. Следующий хруст вдохновил на вспоминание всех принявших участие в моем попадании в игру, кому непременно нужно отправить посылку Почтой России в герметичной упаковке. Третий за последнюю минуту хруст напомнил имена тех, кого за первые два таких же я позабыл. Четвертый откалибровал размеры посылок по весу и габаритам, пятый и последующие внесли свои не менее важные корректировки, расширяющие штат сотрудников компании по доставке и скорейшее ее модернизирование с приобретением самого большого в регионе автопарка крупнотоннажных грузовиков с целью осуществления моего заказа в полном объеме.

Не успевшие отойти суставы недовольно загудели, когда я, наконец, решился оторваться от опостылевшего камня, для чего попытался отжаться, если можно так назвать мое нелепое шевеление. Судя по запекшемуся пятну, крови из меня буквально вытекло очень много, игровая механика просчитала все и оставила темный отпечаток на брусчатке, можно сразу вырезать болгаркой и везти на выставку современного мирового искусства, после чего не придется работать в принципе, ведь нам – величайшим художникам современности, не пристало заниматься ничем иным, кроме как использованием своего таланта ради созидания новых неповторимых шедевров.

Из-за подъема зажившего тела на ноги, наверное, из-за недостатка крови, отражаемого желтым маркером шкалы, в глазах помутнело, как обычно бывало в жизни, когда резко встаешь. Даже пошатнуло, но я разглядел мельком, что оказался на площади какого-то разрушенного города, и окрестные здания выглядели печально, как и сама площадь. Останки машинерии, доспехов и оружия, до конца не истершиеся костяки, провалы в стенах зданий, местами частично обрушившихся после попадания метательных снарядов, кое-где лежавших на поколенной брусчатке, и повсеместные следы давно истлевших пожарищ. Картина погибшего в осаде города, отдаленно похожего на мой.

«СТОП!»

Стены, здания, брусчатка, площадь, здание, нет, дворец, возле которого я стою, ступеньки крыльца, арка с останками дверей, окна на своих местах!!!

«ЭТО НОВОГРАД!!!»

Удар колокольным молотом под пояс отозвался раскатами ужасающегося осознания, тело вновь утратило твердость, падая на колени, я ошеломленно озираясь и раскрыв рот в немом крике, выкатывая глаза. Руки судорожно дергаются, челюсть дрожит, стремясь ударить зуб о зуб, внутри нарастает ощущение необходимости воспользоваться туалетной бумагой и при этом завывать, что есть сил, пока не охрипну, или голосовые связки на разорвет от перенапряжения.

- Что? – вырвался слабый шепот: - Что произошло?

«Сколько меня не было? День? Два? Неделя? Точно не больше нескольких дней, да даже дня не прошло! Я тут с день провалялся на камне, это точно, и никто не подбежал, не заметил, и я не понял, да я вообще ничего не понимаю. Что случилось?! Где все?! Почему все разрушено?! А-а-а-а-а-а-а!!!»

Прихожу в себя, переставая дубасить кулаками по камню, раскрашивая тот в труху и стремясь возвратить шкалу жизни из желтого в красный сектор. Навалившаяся апатия постепенно стихает, разум осторожненько, боясь напугаться, выходит из-за угла внутреннего обиталища, интересуясь, ушли ли гости, постоянно предлагающие поиграть с ним в футбол, при этом избирая тому роль мяча.

Никогда не пил успокоительное, но сейчас не отказался бы от лошадиной дозы, иначе держать себя в руках у меня слабо получается. Хочется залезть в петлю, прыгнуть с крыши с камешком у ног потяжелее, чтобы не долго мучиться, раскачиваясь на веревке и матеря всех и вся. Убиться, чтобы навсегда и не возродиться, зачем возрождаться, если ничего больше нет?! Или есть?!!

Вскакиваю, ошеломленно оглядываясь, но ничего не заметив, бросаюсь внутрь дворца, выглядящего внутри ничуть не лучше, чем снаружи. Холл пуст, по углам насыпи пепла, на стенах паутины трещин. Справа ничего нет, слева тоже, забегаю в главный зал, здесь лишь останки столов, собираюсь дальше бежать, но застываю, ощутив, как тело леденеет. Из соседнего зала мою сторону медленно, не издавая не звука, шагало крохотное существо в старом полуистлевшем платьице, лицо скрыто длинными до самого пола почерневшими и слипшимися от грязи волосами, головка опущена, как будто бы девочка смотрит на свои босые ножки.

- Привет, - тихо произношу не своим голосом из-за пересохшего горла, но в ответ девочка ничего не сказала, лишь застыла на месте: - А где мама? Сестренка и братик?

Головка чуть дернулась, девочка будто бы вслушиваясь, наклонилась в сторону и приподнялась, устремляя детский взгляд на меня, нет, не ребенка.

- ТВОЮ Ж МАТЬ!!! – выкрикиваю, очередной раз вспоминая о необходимости посещения туалета и отскакивая в сторону.

Существо с изуродованным тельцем, испустив десятки щупалец с острыми окончаниями стремительно, будто бы молния, прыгнуло прямо на меня, и я лишь в последней момент, не осознавая, но благодаря мышечной памяти, отскакиваю в сторону. Рука сама, не ожидая приказа, хватается за пузырек эликсира и, отхлопывая пробку большим пальцем, посылает жидкость в рот, благостно окропляющийся живительной жидкостью и позволяя шкале жизненных сил несколько ускориться с заполнением, не как всегда, но чуть быстрее, чем минуту назад. Снова отскок от мелкой твари в сторону, и в руках вспыхивают материализовавшиеся мечи, хотя это и рискованно в нынешней ситуации, но без пламени, чувствую, мне отсюда не уйти живым, да и мертвого не отпустят просто так.

Далее никаких мыслей, ибо они тормозят, предают и путают. Память тела, осознающего, на что оно способно, побуждает к действию, отправляя само себя, облаченное в доспехи, в миг ощетинившиеся острейшими шипами, вырастающими в случае угрозы, поэтому Ворон при хлопке резко убрал руку, а ребенок легко обнял защищенную металлом ногу.

«Ребенок, дети, горожане, стая, волки, Родичи, все превратились в ЭТО? За что?!!!»

Взмах пылающего клинка отсекает одно из щупалец, пламя въедается в рану, не позволяя восстановиться. Отскок в сторону, росчерк по дуге, и следующее щупальце падает, извиваясь на пол, но тварь этого не замечает, вновь бросаясь в атаку. Взгляд черных буркал и акулий оскал вновь заставляют поежиться, но пламя лишь сильнее распаляется, ощущая угрозу, а мечи завершают дугу, пуская огненную волну навстречу летящей угрозе. Тварь столкнулась с волной, и более тяжелая сила понесла небольшое тельце обратно, впечатывая то в противоположную стену и с хрустом да хлюпаньем дробя все внутренности. Тварь рухнула на пол, щупальца еще шевелились, но пламя уже ликовало, жадно пожирая наконец побежденную тварь.

И тут ожило системное окно:

ahnfand uenghori dskjdb lufule jeion fjfldk elfhg

nfgoetrui sdhjkoa fdfdpoewepff lioewe er

- Это что за хрень?

Подхожу к дотлевающему тельцу, мысленно фокусируясь, как всегда делал, чтобы взять дроп - в руке появляется черный сгусток, обвитый жгутами, а системное вновь:

gjkdpof anferpotk fkirio djiieo

- Я так и подумал, - сплевываю темную слюну, бросая сгусток себе под ноги и со всей яростью раздавливая тот, и мне показалось, что из-под сапога раздался писк, тут же исчезнувший, когда в стороны брызнуло чем-то гнилостно-черным: - Теперь спи, дочка, и прости меня.

Собственное тело, проигнорировав мои команды, отскакивает в сторону, и мимо проносятся две мелкие тени, почти одновременно ударяясь о стену позади меня. Волна, я бы назвал, осознания произошедшего по телу, и я вскидываю вспыхивающие мечи и, оглянувшись, готовлюсь к новому броску. Шорох со стороны вынудил на мгновение взглянуть на проход, где появились две женские фи, нет, твари, похожие на женщин. Еще мгновение мой взгляд застыл на тварях, вынуждаемый разумом не отрываться, пытаясь узнать в тех знакомых и порождая внутри себя немыслимую тоску и обиду на самого себя. Но тело уже действовало, изгибаясь и приказывая самому себе совершать привычный, но неосознанный прыжок в сторону, вновь уходя от молниеносной атаки мелких тварей, издающих нечто похожее на ехидный детский смех.

Мечи с привычным ревом рассекли воздух, пламя, ликуя, вцепилось в отсеченные щупальца. Ударившая по сознанию мощь собственной ярости, напитанной злобой и ненавистью. ко всему, что дорого, но утрачено и ныне осквернено, пробудила неописуемое желание разрушения.

- Это мой дом, твари! – выпаливаю, с оскалом озирая окруживших: - И здесь я хозяин! Я вас не звал! Вы кто такие! Идите...! – слова утопли в реве пламени, разгоревшемся до неистового смерча, жаждущего лишь одного: утолить собственный голод.

Яростный рывок к малым тварям, рассекающие по дуге мечи с постоянным вращением, и одна цель не успела уйти в сторону, угодив под карусель, с каждым вращением по нарастающей инерции высекающую часть плоти, нанося глубокую рану. На третьем или четвертом витке нанесенный критический удар рассек маленькое тельце надвое, еще за несколько последовавших витков покромсанное в полете, упав на пол уже пылающими ошметками. Но я даже не смотрел, бросаясь к следующему, пока большие твари пытались выбрать лучший момент для атаки или же они просто медлили, не знаю, да и не важно, ибо любое промедление лишь упрощает мою работу.

Ставший необузданным, пылающий вихрь мечей доказывал, что является лучшим орудием противостояния врагу в замкнутом пространстве. Твари не смогли ничего предпринять, каждую долю секунды попадая под лезвия мечей, черное пламя, ликуя нарастающим жаром, поглощало плоть. Кровь бурлила, очередной раз превращаясь в алый пар внутри жил, и даже боль была вынуждена ретироваться, не в силах противостоять мощи бурлящей стихии безумства ярости боя.

Черные сгустки поспешили догнать своего предшественника, размазавшись по камню склизкими пятнами жижи. А я, держась на последних всплесках сознания, медленно побрел… к себе, меня не беспокоить, устал.

«Спать, спать, потом поем, а сейчас спать, пусть все ждут, как проснусь, приму».

Старая дверь со скрипом закрылась за мной, а тело рухнуло на лишившуюся прежней мягкости полуистлевшую перину, но это уже не важно, важнее сон…

***

Первые лучи пробились свозь застилающие горизонт облака, возвещая о наступлении очередного утра, но это где-то там за сотни километров от устья широкой реки, разделяющий материк на два противоположных берега, и прозванной Хэйлунцзян теми, кто занимал южный берег. Здесь же полновластно правил туман, опустившийся тяжелым одеялом над гладкой кромкой воды, окутывая собой два пологих берега и скрывая их друг от друга. Река Черного Дракона, а именно так переводится Хэйлунцзян, сейчас дремала, и давно уже сменились воды, забыв, как река сокрушала врагов, сковывая их огромную флотилию, а после сминая будто бы картонные ящики.

Где-то пропела одинокая птица, прогоняя тишину спящего мира, в воде плеснулась крупная рыба, пуская во все стороны завидные волны. Мир нехотя пробуждался ото сна, пытаясь пролежать под мягким серебристым одеялом еще немного, еще чуть-чуть, и он обязательно проснется, еще немножко.

В стелящемся тумане разом распахнулись десятки портальных арок, втягивающих в себя утренний полог. В тишине разнеслись звон металла и скрип дерева, незнакомая этому берегу речь провозгласила прибытие чужаков, чьи тени заметались в тумане, и их число стремительно увеличивалось. Застучали молотки, поднялись первые осадные орудия, материализовались первые призванные осадные башни, по ступеням которых тут же побежали разноцветные лучники, увешанные объемными колчанами. Первые поднявшиеся принялись натягивать тугие тетивы, готовясь сделать первый залп из двухметровых луков, возвещая о начале штурма. Поднялись сотни штандартов, украшенных символами сильнейших кланов Тянь-Ши, и не было среди них ни одного, кто пришел бы на защиту, как было это в тот день, когда на их землю пришли враги из-за океана. Уже позабыли, как защищали эту землю от вторжения, про то, как разоряли их земли, и совсем не помнят громких слов о вечной дружбе.

Туман еще продержался какое-то время, но все же сдался и за считанные минуты отступил, открывая взору наблюдавших с высоких стен Великого Предела строгие порядки пришедшей армии. Сотни тысяч, тысяча легионов, объединенная армия южной части материка, стояла перед стенами Великого Предела.

Тянь-Ши более не сосед, но завоеватель, ибо именно из-за этих соседей случились все беды, и темные духи вырвались на свободу и пришли к их домам, разоряя все, до чего смогли дотянуться. И теперь великая армия Поднебесья все исправит, уничтожив первопричину, ибо так сказали Боги Поднебесья.

Осадные требушеты метнули тяжелые шары, баллисты выпустили тяжелые осадные копья, чьи наконечники сделаны из прочной стали, закаленной в пламени великого Луна, Драконьи Орудия разом пальнули разноцветными зарядами, устремившимися к крепости. Вновь их народ принес в мир порох, вновь исхитрившись с использованием фейерверков, и теперь мир познает мощь исторгаемой пламенем стали.

Гул пронесшихся над головами зарядов и скорый рев разрывающихся при попадании возвестили о непобедимой мощи Поднебесья, и вскоре весь мир покорится ей, как это было не единожды в том, старом мире. Войско разом заликовало, выкрикивая боевые кличи и призывая в помощь силу своих богов, жаждущих крови врагов, дабы набраться сил и воплотиться до конца, перестав быть эфемерными фантомами в этом мироздании. Ведь и они имеют право занять свое место, создав Пантеон Алого Солнца, ведь они – Великие Боги Поднебесья, что тысячелетиями таились, но теперь пришло и их время.

Великий Предел содрогнулся, приняв на себя первые удары, но устоял, встречая очередные снаряды, а на стенах появлялись немногочисленные защитники, пришедшие на тревожный зов. Замелькали флаги кланов, но по сравнению с пришедшими, тех было мало, несколько тысяч, может, десятков не больше. Даже воплотившиеся великие Богатыри, заступившие на защиту в полном составе, осознанно готовились погибнуть, но не отступить.

Осадные башни сдвинулись с места, неумолимо приближаясь к стенам. Массивное бревно просвистело, вылетев из-за стены, и ухнуло прямиком на строгие порядки, подминая под собой несколько десятков воинов. Над Поднебесной армией разнеслись крики несчастных, к которым присоединились и другие, угодившие под другие бревна, прилетевшие вслед. Несколько осадных орудий окончательно замолчало, с треском обрушаясь уже бесполезной грудой обломков.

Три башни вспыхнули ярким пламенем и, накренившись, рухнули. Земля вспучилась, извергая потоки магмы и подминая под собой сотни дерзнувших топтать ее. Просвистели тонкие ледяные иглы, низринувшись с небес и пронзая насквозь. Шаровые молнии прогулялись меж рядов, испепеляя тех, кто одел на себя металл, а таких в это утро здесь оказалось очень уж много. Обласканные пламенем в следующую секунду обледенели, не в силах пошевелиться, лишь взирая, как с небес к ним устремляются объятые пламенем метеоры.

Вершина стены содрогнулась, и пылающая коса, проносясь вдоль ее, срубила массивные зубцы, устремившиеся к подножью, по достижению уходя в землю на несколько локтей. Зеленая вспышка внутри крепостной башни заставила замолчать защитников, всячески посылающих оттуда всех нападающих, причем надолго и самой короткой дорогой без необходимости регистрации визы. Но высокоранговое заклинание, требующее для себя малую горку дорогих ингредиентов, не смогло заставить замолчать ни великий и могучий русский мат, ни стрельбу и кастование магических заклинаний. Из одной бойницы показалась какая-то круглая незакопченная часть тела, и тут же над стенами разнесся дружный ржач, защитники устояли и не преминули напомнить о таких великих мудростях, как хувамвсем и нехулезь.

Трещина, появившаяся в одном из пролетов стены, постепенно нарастала из-за постоянных прицельных попаданий в нее. Медленно, но верно та расширялась и стремилась вниз, а удары учащались: все больше и больше орудий по чьей-то команде перенацеливались и били со своих мест. Очередные крутящиеся бревна снизили их число еще на 5 единиц, но оставались еще сотни.

Если бы не правила игровой механики, то не смогли бы напавшие продержаться после начала штурма хотя бы полчаса, но это не жизнь, и здесь работают иные правила, называемые скриптами. И напавшие об этом превосходно знали.

Младшие богатыри разом спрыгнули со стен и пошли на супостата, все персонифицированы, каждый имеет свою внешность и, казалось, собственную душу. Шестиметровые пятьсотуровневые защитники клином вонзились в ряды осаждающих, могучие булавы с удара опрокидывали башни и орудия, булатные мечи со взмаха прореживали вражеского войско.

Имя каждого из них – былина русская, образ каждого сгенерирован разрабатывавшем ИИ из десятков фотографий настоящих воинов, запечатленных когда-то на фотографиях и в видео, и если бы кто-то захотел, то узнал бы в Соловье Будимировиче когда-то жившего генерала Лебедя, в Хотене Блудовиче полковника Буданова, а Алеша Попович очень сильно смахивал на одного писаря, сражавшегося в фильме за правду. И так в каждом образе были не сгенерированные лица, но настоящие люди, отобранные беспристрастным ИИ, как истинные герои своего народа, чьи частицы души попали в аватары богатырей и постепенно разгорались, обретая былую суть, утраченную в пустоте небытия и забвения. Каждый из них в свое время утрачивался для бытия, уходя в забвение, ибо среди живых всегда было «Мы помним, но не дорожим», от чего былые места поклонения забывались, превращаясь в свалки, а былые известные всем герои превращались в какие-то таблички на стенах и плитах.

Но как бы герои не сражались, не устоять им против орды, как бывало это не единожды. Грубая сила собирала знатную жатву, раз за разом сметая тысячи врагов, но те не умирали окончательно, а вскоре возвращались, занимая свои места. Помимо стрел да копий, слабых тычков металла в ноги приходилось стоять против магических заклятий, и ненавистные маги держались вдалеке, заслоняемые рядами облаченных в металл воинов, чья задача была умереть, но не подпустить к слабым на защиту магам, исправно снижающим жизненные силы богатырей. Тысяча, десяток, даже сотня тысяч не справились бы с ними, но миллион, постоянно пополнявшийся возрождающимися павшими, нет, лишь бессмертные способны сражаться с бессмертными.

Легендарные заступники погибали с улыбкой, зная, что возродятся через месяц и вновь встанут на защиту своей земли, и может быть тогда вместе с ними встанут на защиту младшие братья, ныне дерущиеся между собой, как будто бы землицы на всех не хватает, как будто бы последняя краюха хлеба не достанется никому. Пусть дерутся, ума набираются, а пока средние да старшие постоят на защите, да погибнут, как положено истинным сынам земли родной.

Сработал скрипт, снимающий очередной запрет, и старшие богатыри спокойно перешагнули через многострадальные стены и вступили на смертный бой, заменяя младших, с почестью принявших погибель и отправившихся на покой в холодные почивальни под присмотр к великодушной Маране, оберегающей священный сон убиенных. Всего лишь десяток, но более сильный, нежели пять десятков младших. Десятиметровые шестисотуровневые защитники разом смели передовые полки, притесняя наседавшую орду к реке. Вороги гибли десятикратно быстрее, порядки пошатнулись, изрядно порядившись. Но враг подвел резервы и ударил с десятикратной силой, используя все, что было у него. Десять не пятьдесят, пусть и более сильных, но все же против орды, подчиняясь сдерживающим запретам, невесть кем установленных, и которые преодолеть нет сил, не устоять.

- Не сдюжим, брат Святогор! Подмоги просим! – раздался громогласный зов.

- Иду на Вы!!! – раскат грома донес до всех ответ, и осаждавшие невольно пригнулись, ощутив сильный страх.

Семисотуровневый двадцатиметровый Святогор перешагнул через миниатюрную крепость и размахнулся десятиметровым легендарным мечом-кладенцом.

Первый же удар убрал из-под ног копошащую тысячу, второй столько же, и богатыри вновь пошли в наступление, готовясь прогнать супостата с родимой земли. Весы противостояния вновь склонились в сторону защитников, со стен поддержали, очередной раз ощутив спавшее внимание. Вроде бы, даже защитников прибавилось на стенах, и прежние конкуренты сейчас бились бок о бок, как это было совсем недавно, и жаль, что об этом вспомнили слишком поздно, ибо раздор сил не дает, и врагов не пугает.

Десятки зеленоватых порталов, и вырвались из них нефритовые змеи, бросившись на богатырей и опутывая тех своими телами, на каждого слетались до пяти порождений божественной силы. Верующие пробудили великого бога войны Гуан Ди, призвавшего своих генералов и поработившего мифического Луна, заставив его отпрысков пойти на войну под угрозой вечной погибели. И тем теперь приходилось исполнять роль загоняющих псов, бесчестно нападавших на загнанного медведя и повсеместно затравливавших того, пока охотники добивали жертву издали, наслаждаясь охотой.

Рухнули с ног первые, за ними следующие, опутавшие твари сдавливали все сильнее и сильнее, и проявились рядом с поваленными новоявленные божества, более похожие на демонов из преданий, и ударили те заступников, разя насмерть и вбирая в себя их силу, завершая свое воплощение в этом мире. Обряд завершен, и небожителям придется потесниться, ведь пришли Двенадцать Поднебесных, теперь мир покорится.

Святогор упал последним, сраженный двенадцатью ядовитыми копьями, а Орда ликовала, врываясь сквозь рухнувшую стену на новые земли, что предстоит разорить и поработить. Наступала Золотая Эра Династии Ши.

***

Я вскочил, весь покрытый ледяным потом, осознавая, что это всего лишь сон, надеюсь.

Междуглавие 15.

Приветствую всех наших зрителей на нашем интерактивном новостном канале! С вами я - Джел Бривор, и я хочу поделиться сенсационными новостями за последние сутки!

Странно, но эту сенсацию никто не смог переплюнуть, да и не сможет, ближайшее столетие, да что там, тысячелетие! Я гарантирую! Не верите, тогда слушайте внимательно!

По последней информации, многократно появившейся во многих мировых источниках, корпорации АльтИнтПро многие финансовые эксперты пророчат скоротечное банкротство! Вы не ослышались, самая успешная за последнее десятилетие корпорации вполне скоро может кануть в лету! Может, из-за того, что миры Идеала перестали быть сверхприбыльными? Нет! Может, внутри самой корпорации начались Игры Престолов? Нет! Никакой Санта-Барбары, если вы знаете, что это такое вообще!

Все намного фантастичнее! Не знаю, слухи ли это, выдумки ли фанатичных фантастов, но корпорации грозит банкротство из-за того, что в сеть просочилась информация о том, что длительное пребывание в любом из игровых миров может быть для любого из игроков чревато! По выброшенным в интернет документам можно удостовериться, что были инциденты, когда игроки буквально погибали! Да-да! По той или иной причине из модулей доставали безжизненные тела! То есть! Игра убивает! В то же время, персонажи погибших игроков продолжали дальнейшую активность, как будто бы ими управляли боты!!!

Еще раз упоминаю, что это пока что не подтвержденная информация, но основанная на выкладках на манер вбросов от двойного агента Сноудена, историю которого мы все знаем по недавнему нашумевшему блокбастеру «Обмануть Царя!»

Но лично я скажу, помните, что длительное пребывание в модулях опасно для вашего здоровья! С вами был Джел Бривор, до встречи в реале и виртуале!

Глава 16.

Сижу на полу, пялясь минут 15 на собственную руку, то вспыхивающую, то погасающую. Вспыхнула, погасла, вновь вспыхнула, пламя снова обняло оголенную кисть, колыхаясь черно-алыми языками, опять в инфоокне отобразилась уже знакомая кряказябра. Но не это важно: я смотрел, как ведут себя волосинки, вырастающие из настоящей кожи, в смысле реальной.

Рука была той же, что и вчера, что и раньше, вот только не игровой, но реальной, настоящей, не искусственной. Даже волосинки были реальными, как и шрамы, как и кожа, все реальное. На другой руке то же самое, хотел бы проверить и лицо, но зеркала нет. Насчет раздеться полностью для проверки этап пройденный: все на месте, все реально; поэтому осталось лишь сидеть, смотреть на собственную руку и пожевывать краюху хлеба после куска жаренного мяса.

Чудо, не иначе, даже рисунок на ладони четкий, а о каждом шраме я могу рассказать целую историю, ну или не целую, но все они мною получены не в игре, многие в детстве, в реальном мире.

«Хотя, что реально, а что нет? Нео, твою мать, ты где? Иди сюда со своими таблетками, мне пачку и тех, и тех!»

Рисованность картинки пропала окончательно, и, если бы не вспыхивающее пламя от одной лишь мысли, появляющиеся мечи, да застывшие фантомами окна, я бы подумал, что очутился в реальном мире. Было еще одно противоречие – я все также находился в комнате, бывшей когда-то моей опочивальней, буквально позавчера или поза-позавчера, но не далее, как неделю назад.

Вновь рука вспыхивает, пламя обняло, лаская теплом, а я очередной раз убедился, что мое восприятие более не видит игрушечности или виртуальности в окружающем мире, и этот вывод даже согрел душу, хоть и цифровую, ведь для меня это означало, что я жив и буду жить дальше, только надо разобраться, в какую задницу меня забросило.

В закрытую дверь что-то стукнуло, от чего я дернулся, ошеломленно смотря на старое дерево, отделяющее меня от внешнего мира. Инфоокно предмета все же вылезло, из кракозябр в нем я распознал цифры 35/1200, сильно подходящие по параметр прочности предмета. Мечи осветили черным светом комнату, тени заиграли на стенах, тело напряглось, готовясь к атаке любого, кто войдет, а фантазия рисовала огромных чудовищ, стоящих с той стороны и готовых проломить не только старую дверь, но и стены.

- Что не заходят? – раздалось за спиной, и я вновь дернулся, резко оборачиваясь на голос. В углу на скамье сидел тщедушный заросший мужичок в старых одеждах, упираясь костлявыми пальцами в колени: - Не зайдут, будут ждать, пока не выйдешь.

- Кто там?

- Знамо кто, обращенные. Рыщут все, ищут.

- Чего ищут?

- Не чего, а кого. Меня ищут, а теперь и тебя будут искать.

- Почему?

- Ну ты малый не дурак и дурак не малый. Потому что мы с тобой живые, нас не обратили. Да и убери уже свои факела, у меня и так зрение плоховатое, да и озноб от них нехороший. Убери!

- Как тебя звать?

- Хм, когда-то Сидырычем кличили, вроде бы, давно было, уже запамятовать мог, мне-то уже семнадцатая сотня набегает.

- Си! Сидырыч?! – подлетаю к старику, хватая его за плечи: - Сидырыч! Ты?!

- Да я, я, чего сжимаешь, аки бабу? Сломаешь щас, к бабке не ходи! Отпусти! И орать прекращай, а то набежит сейчас весь город. Тише будь.

- Сидырыч, ты меня не узнал?

- С чего это мне узнавать? Да и как, говорю же, вижу плохо, а память друшлачная. Стар я уже.

- Сидырыч, это же я – Князь.

- К-к-к-князь? – костлявые руки старика задрожали, белесые глаза наполнились слезами, а косматая борода задергалась: - Н-н-наш к-к-князь?

- Я, Сидырыч, что тут произошло? Меня не было не больше недели.

- К-к-к-к-к.

- На вот, выпей, полегчает. Ты голоден?

- Т-т-т-т-т.

- Держи краюху, пожуй, я это, я, возьми себя в руки, мне многое у тебя надо узнать.

- А-а-а-а-га.

Сидырыч сидел в углу, пристально смотря помутневшим взглядом на меня и малыми кусочками поедая хлеб, запивая квасом, оставшемся у меня в инвентаре. Все же, хорошо иметь в сумке всего понемногу, благо не портится, а вот такие перелеты для меня чуть ли не традиция, так что надо при себе всегда иметь походный комплект выживальщика. За дверью что-то шаркалось, но мне сейчас это было не важно, главное, что я нашел хоть кого-то, с кем можно поговорить. Или это он меня нашел?

- Сидырыч, что случилось с городом?

- Погиб.

- Я вижу, ты можешь рассказать поподробнее все, что помнишь?

- Все?

- Все.

- А мясо есть?

- Держи и хлеба еще, и пирожков.

- Пирожки! Марфы! Ух, вечность их не ел! А Марфу ты упокоил, Князь? И Василису, и деточек ее?

- Я.

- Хорошо, хоть кто-то высвободился из полона проклятого.

- Сидырыч, расскажи мне все, что помнишь с самого дня, как я пропал.

- Да. Ты пропал, помню, искали, долго искали, всем миром. Не нашли.

- Это и мне понятно.

- А потом начались темные времена, пришли вороги, много ворогов, бились с ними долго, но выстояли. После пришли другие вороги, их тоже побили. А после вторглось ИГО с юга, но биться тому было тяжко, землица наша нас защищала, луга, да поля превращались в непроходимые глинистые топи, в лесах всюду буреломы, реки расходились и сходились, размывая дороги, постоянные дожди над врагами. Но пошли те по землям, сея скверну, дошли до нас, и бились мы дни и ночи, нещадно, и помогали нам все, кто уходил с земель захватываемых, и боги наши бились, и богатыри, всем миром бились. Но все же проиграли, неисчислимо было их, разрушили город, всех обратили, превратив в скверны сеятелей.

- Когда это произошло?

- Лет, почитай, тысячу назад.

Я окаменел, десять веков где-то затерялись, куда-то исчезли, где я был все это время? Но внутри меня что-то пробивалось, напоминая, что не может быть такого, совсем, все не так, не могут наши люди проиграть, не могут сгинуть, не мог я пропасть на такой долгий срок.

- Ладно, тысяча, так тысяча, скажи, кто-то еще выжил?

- Только я, всех остальных изловили.

- А тебя чего не поймали?

- Так я прячусь в схроне твоем.

- Каком схроне?

- Тайник, что гномы тебе сделали, где хранить требовалось самое ценное.

- И где он?

- Знамо где, нигде.

- И как в него попасть?

- Телепортом, но он мал, да пуст, я туда перетащил, чего сумел, не на камне же голом спать.

- Понятно. Ладно, мне он без надобности, раз пустой. Ты скажи еще, все горожане теперь обращенные?

- Да.

- А богатыри?

- Да.

- А боги?

- Сгинули.

- Хм. А где вообще все?

- Кто где, в основном шастают по городу, ищут. Богатыри сгинули с армией, наверное, забрали их для захвата других. А нас оставили, мы без надобности, токмо мужиков, что посильнее, да волков, обращенных всех.

- Значит, остались только дети, старики, да бабы.

- Ага.

- Ясно. А гномы?

- Всех.

- Хм, а как отсюда выбраться знаешь?

- Знаю.

- Как?

- Выбраться? - старик на мгновение завис, его замутненный взгляд застыл на мне, после чего произнес: - В оскверненном храме портал постоянный есть, через него можно покинуть город, только там охранников орды, да и из города выбраться надо.

- Понятно. Со мной пойдешь?

- Что ты? Что ты? – старик замахал руками: - Куда мне? Да и сил нет, да и как я службу брошу-то?

- Так я тебя отпускаю со службы.

- А оно мне надо? Тут мой дом, тут я весь, тут я и останусь…

- На вот, возьми, - я вытащил из инвентаря львиную долю запасов пищи и воды: - Держись тут, рад, что ты нашел меня.

- Спасибо, Князь, я тут, если что, спаси нас, вернись обратно, люди ждали, молились, поминали. Все за тебя.

- Спасибо, Сидырыч, спасибо, я вернусь, обещаю.

Дверь с треском разлетелась на щепки, открывая мне проход, но никого не оказалась за ней, и далее никто не встретился внутри дворца, к моему сожалению.

Город встретил мертвой тишиной среди руин, и даже появившийся порывистый ветер не сумел сократить количество гари на его теле. Чернеющие проемы окон и дыр взирали на меня, вопрошая и пробуждая неоднозначные ассоциации на манер скрипящих изогнутых деревьев в ночном лесу.

«Нет, это не мой мир, я не ощущаю той теплоты, что была всегда, земля не моя, хотя все кажется таким родным, таким домашним. Нет, мой город стоял и стоит, и будет стоять, он не падет, он не Вавилон, он Новоград!»

Будто бы услышав мои мысли, на противоположном конце площади появился обращенный, как я решил прозывать всех с щупальцами. Тварь первые мгновения изучала, после чего искривилась и издала писк, переходящий в ультразвук.

- Князь вернулся! – я проорал, что было силы, разгоняя собственную кровь в жилах, разбухающих под напором силы. Иконки умений неактивны, но мне уже давно не требуется активировать те мысленными нажатиями, все уже давно внутри меня. Даже окно карты не требуется, чтобы точно знать, где именно я. Я давно уже вне игровых ограничений, я уже давно не игрок, я есть часть этого мира, навсегда впечатавшего себя в саму суть мироздания, я один из столпов будущего этого мира, я – КНЯЗЬ! Я – ОГНЕСЛАВ! Я – ВОЛОКОЛАК!

С окраины сорвались первые тени, устремляясь ко мне, первые десятки, самые юркие и самые мелкие. Детские тела, опутанные шевелящимися щупальцами, неслись ко мне длинными прыжками, за ними бежали более крупные твари, жаждая вцепиться в меня. Сейчас я походил на радикального священнослужителя, вышедшего посреди грешного города ради прощения прегрешений его горожанам. Хм, картинка для очередного голливудского фильма, что ж, добавим спецэффектов.

Закованные в доспех ноги преобразовались в лапы, тело осунулось, увеличиваясь в размерах, лицо обрело волчью пасть, а эфесы мечей сжали когтистые лапы. Звероформа вспыхнула, устремляясь навстречу, ускоряясь так, как никогда. Черное пламя сжигает все, до чего дотягивается, остальному суждено обледенеть до той поры, как языки дорвутся и до него. Огонь и лед объединились в одну стихию, не терпящую ничто кроме себя, черно-алые всполохи все чаще и чаще пробиваются, подпитываемые чем-то изнутри.

«Но не об этом сейчас надо думать, вообще думать во время боя вредно для здоровья, сейчас место лишь рефлексам и инстинктам. Когда вокруг орды тварей, а ты один, вспомни, много ли ты думал, вспомни Diablo, вспомни, как активировал умения, не задумываясь, как истреблял волну за волной. Вспомни и забудь, ведь в бою думать нельзя, делай шаг, рассекая мечом, замахивайся другим, делай шаг, рази и отходи в сторону, уходи из-под удара, нанося в ответ свой. Пусть все умрут, но ты останешься, ибо ты здесь герой, ты здесь спаситель мира!»

Твари не испытывают страха, не испытывают жалости, они лишь прут вперед, теснятся, толкаются, лишают друг друга шанса на уклонение и гибнут в огненном смерче змеевидных клинков, исправно разрубающих незащищенные тела. Ближние ряды подмораживаются, покрываясь коркой инея и замедляясь, следующие за ними напирают, попадая по леденящую ауру и толкая передние вперед, где клинки рассекают их тела, а пламя принимается пожирать оскверненную плоть, нанося каждую секунду все больше и больше урона. Системное окно обновляется кракозябрами отчетов, не успевающих обновиться, и вскоре вновь зависает, шкала жизни неумолимо стремится к красной зоне, и даже волчья регенерация не помогает перебороть наложенный дебаф. Но огненный смерч не останавливается, поглощая очередных тварей, пусть эта безумная схватка будет фатальной, но бегать по углам, прятаться, пытаться вытаскивать каждую тварь по одной не вариант. Сидырыч сказал, что в городе оставили лишь тех, кого с собой в бой брать не стали, так что разобраться будет проще, нежели встретиться с оскверненной дружиной или стаей. Нечего думать, надо рубить всех и вся, и чем быстрее все твари закончатся, тем больше шансов остаться на ногах.

В какой-то момент огненный смерч начинает пульсировать, и от него с каждым толчком исходят огненные волны, врезаясь в обступивших тварей, вгрызаясь и перекидываюсь на соседних. Черный смерч изменяется, обретая очертания сферы, в которой черные всполохи чередуются с багряными, циркулирующие по сфере мечи набирают скорость, сливаясь в единое кольцо смерти, за секунду ополовинившее любую подступившую слишком близко тварь. Вспышка света внутри багряно-черной сферы, и так начинает еще сильнее пульсировать, ускоряя собственное движение и поглощая в огне сбежавшихся тварей. Внезапный бросок сферы в сторону подминает под себя оказавшихся на пути, оставляя позади загорающийся шлейф из изрубленных тел, второй бросок в сторону, и новый шлейф. Нарастающий рев заглушает ультразвуки тварей, не перестающих наседать и погибать, осыпаясь дотлевающим пеплом на брусчатку площади.

Вторая вспышка света внутри пылающей сферы ознаменовала появление испускаемых в разные стороны огненных стен, что стремились подобно волнам огня, но не истощаясь на каждом противнике, а неумолимо продвигаясь вперед и тесня перед собой всех, кто попался на пути. Стены отходили недалеко, метров на пять, но этого было достаточно, чтобы испепелить два десятка кишащих тварей. Но чем больше стен отходило в стороны, тем слабее становилась сфера, и через какое-то время твари уже смогли видеть силуэт зверя, спрятанного внутри и лихорадочно из последних сил машущего двумя мечами.

Ни одна тварь не ранила, даже не задела, пылающая сфера идеально защищала от любых нападений, отражая урон, но требовала за это свою плату. Да и постоянное безудержное использование умений не обходилось без последствий. Появившаяся шкала, названная яростью, быстро иссякла после нескольких десятков использований умений, и теперь ее недостаток компенсировался жизненной силой, как и подпитка сферы, да, как и все остальное. Нет, ярость пополнялась, но предательски медленно, больше всего при смерти тварей, но и каждый удар возвращал частицу, малую, но все же. Если бы бить только одними ударами, то шкала быстро бы восполнилась, но не получится так, когда вокруг тысячи тварей. Поэтому жизненная шкала очередной раз подошла к багряному отрезку, и я уже готовился доблестно умереть, истекая собственной кровью. Нет, продержался бы еще с полчаса, но вдруг открывшееся умение, испускающее не огненные волны, а стены, проделывающие целые проходы в орде, пожирало силы гораздо быстрее, зато работало гораздо веселее, нежели банальное разрубание мечами каждой твари персонально. Ну что ж, погибать, так громко.

Вспышка света, вливающая новые силы, восполняя все шкалы и излечивая любые раны, озарила меня, благостно даруя еще время.

«Теперь повоюем, подходите, твари безмозглые».

Подошедшие монстры поднажали с тылов на общую массу, и та с новой силой хлынула к цели, принявшейся со вновь нарастающей скоростью истреблять подступающих. Масса вдруг слилась в плотную толщу, наваливаясь единым целым, но сфера не стала принимать всю тяжесть на себя, а взлетела вверх на несколько метров и принялась испускать вниз огненные волны, бомбардирующие площадь. Сфера, испустив десяток волн, низринулась вниз, врезаясь в заполонившую площадь массу, багрово-алая вспышка в миг окрасила в свои цвета окрестности, прогоняя сумрачные тени, выросшая волна разошлась в стороны, освобождая древний камень от всего и вся на несколько десятков в радиусе и добивая остатки многотысячной орды тварей.

«Сил больше нет, совсем, пускай разрывают, уже все равно, только дайте умереть, прирежьте меня быстро. А еще вновь этот режущий пепел, смешанный со смрадным запахом».

Я распластался по брусчатке, не в силах более сражаться, все тело гудело, мышцы пытались найти свое место, кости трещали, а шкала жизни вновь приблизилась к границе красного сектора. Левая рука буквально распухала, как будто бы внутри нее билось мое собственное сердце, вынужденное умещаться среди костей и плоти, закованной в доспехи. Но никто не воспользовался возможностью, набросившись, чтобы добить. Сколько я так пролежал, не знаю, в такие моменты больше думаешь о более высоких материях, о самом Бытии, нежели о каком-то ничтожном времени. Два поднятых уровня спасли меня от более стремительного поражения, когда ни эликсиры, ни свитки не могли уже помочь, ибо откат использования, будь он не ладен, работал исправно, нежели все остальное. Но и это не важно, как вообще все, что сейчас должно заботить в первую очередь любого игрока. Я же не игрок, я здесь живу, вся романтика просиживания часами осталась там – в капсуле, в виде пережаренного куска мяса. Почему я так сейчас думаю? Да потому что, только что я уничтожил несколько тысяч своих людей, пусть даже уже давно не моих, но я это сделал. Я убил сотни детей, женщин и стариков, никого не пощадил, более того, истреблял их без какого-либо сожаления, что больше пугает меня. Неужели я становлюсь кем-то сродни палачу, безжалостным убийцей, тираном, окропляющим свой трон кровью вассалов?

Встаю, хотя ноги еще слабы, но выпитый эликсир большого исцеления позволил вновь ощутить себя в некотором тонусе, не абсолютно здоровым, но все же.

«Что там говорил Сидырыч? Храм, говорите, пойдем посмотрим».

Еще раз окидываю засыпанную горами пепла площадь и медленно направляюсь в нужную сторону. Теперь город точно обезлюдил, если не считать домового.

- Князь, - вдруг позади раздался знакомый голос, и я обернулся, увидев упомянутого старичка: - Ты это, если вдруг, скажи мне молодому…, в общем..., чтобы я не дурковал…, семью заводил.

- Скажу, а как ты поймешь, что сам себе передал?

- А ты скажи, мол, если и дальше буду дурковать, то дудки мне вырезать всю жизнь ольховые, а потом ломать их, ибо некому дарить.

- Запомнил, скажу.

- Спасибо, Князь, ты там осторожнее, там жуть жуткая.

- Прибери тут.

- Это я да, это я сделаю, - домовой запричитал, разыскивая веник с совком, после ведра, чтобы всех собрать и похоронить, как полагается, а я пошел дальше, с удовольствием ощущая накатывающую боль после перегрузки тела, ибо если болит, значит, пока еще жив.

Не знаю, помогут ли мне свитки усиления, но все равно, так будет казаться, что проще, ибо без задействования всего имеющегося арсенала моих закромов входить в это проклятое место не хочется.

Изувеченные деревья, покрывшись язвами гнилостных грибов, источающих зловонную слизь, уже не были теми величественными великанами, что сотворили собой Храм Порядка. Все вокруг перестало быть причудливым садом, где беззаботно гуляли звери, птицы не пели среди ветвей, ставших похожими на скрюченные когтистые лапы уродливых тварей. И лишь два огромных медведя неизменно охраняли вход внутрь, разве что став чем-то сродни тем тварям, что бегали у городов, когда происходили прорывы, свидетелем одного из которых я был однажды. Две огромные туши, обвитые канатными жгутами-щупальцами, непропорционально увеличившаяся пасть с саблевидными клыками, длинные когти на лапах и заплывшие глаза-буркала.

Системное окно вновь оживилось, кракозября на каждом активированном предмете усиления и тем самым напоминая, что игра помнит обо мне и даже хочется общаться, только я от чего-то игнорирую ее сообщения. Между тем обычный арсенал камикадзе активирован, усиливая все, что только можно, и даже дебаф на регенерацию несколько просел, получив некоторое подспорье в виде бафов на ту же регенерацию. Клин клином бьем, а сейчас еще и зверьком миролюбивым прикинусь, правда со своими мясниками, но это уже нюансы.

Обращенные медведи стражи, пролежав слишком долгое время у врат, не успели резво среагировать на появление в агрозоне чужака. Пока они расталкивались, чтобы подняться на все лапы, подошедший обнялся черно-алым пламенем, скручивающимся в сферу. Мгновение, и один из медведей был атакован, на морде появились первые резанные раны, подпаленные огнем, на залежавшемся меху появились пропалены. Тот неистово взревел, со всей силы размахнулся, дабы разом припечатать врага, но удар ушел в пустоту, а уже левый бок принялся кровоточить, несколько жгутов отвалились, догорая на земле. Щупальца взмыли вверх, принявшись хлестать по округе, второй медведь подскочил и попытался протаранить оказавшегося возле стены врага, но изувеченные деревья лишь содрогнулись от удара, посыпалась разъеденная кора. Мгновение, и уже второй медведь ревел, не порадовавшись тому, что задние лапы оказались подрезанными, и потянуло паленым мехом.

Сейчас можно уповать лишь на скорость, ни секунды промедления, никаких попыток принять удар на себя, ибо нет такого танка, что устоит против обвала. А эти твари своими лапищами вырывали куски запекшейся от бесчисленных пожарищ тверди. Поэтому лишь стремительное вращение, рывки, прыжки и молниеносные удары, пока у каждой твари, пускающей хлыстающиеся щупальца, не появится достаточно кровоточащих ран, в которых изрядно погуляет пламя. Иначе с их регенерацией мне не справиться, поэтому разрубай и властвуй. Взлет в прыжке, пара ударов волны, удар с небес, рывок в сторону и вихрь, дабы не пускали свои щупальца в кого не стоит.

Могучие, но неповоротливые исполины больше мешали друг другу разобраться с мельтешащим врагом, нежели противостояли. Видимо, это их и сгубило во время защиты Храма Порядка, хотя, если ими так же командовали, как и сейчас, нечего и думать.

Топчась кругами на месте ради попытки ударить назойливую гниду, медведи разносили все, чему было суждено попасть под их тяжелые лапы. Мощные удары обеими передними лапами сотрясали землю, поднимая целые пласты, стены храма осыпались трухой, падающей сверху и попадающей на буркала, от чего звери не могли какое-то время нормально видеть, утробно ревя в ненавистной злобе.

Если бы на воротах стоял один, то разобраться с тем было бы гораздо тяжелее, нежели с двумя, уже сильно уставшими друг от друга, и забывая иногда обо мне, начинавшими грызться между собой. От чего в такие моменты лучше было отстраниться, иначе можно было попасть под пресс двух перекатывающихся сцепившихся вместе туш, вгрызающихся пастями друг в друга и метелящих когтистыми лапами. Резкий прыжок в сторону спасал не единожды, а въевшееся в раны пламя даже в такие периоды делало свое черное дело.

Вновь кракозябра в окне отобразила получение уровня за убийство двух элитных, восполняя мои серьезно просевшие резервы. И я с обновленными силами вхожу в храм, ибо медлить нельзя, а то бафы спадут.

Междуглавие 16.

Служебная записка.

За последнее время увеличилось количество инцидентов с участием большого числа людей, причем, стоит отметить, что все очаги гражданского недовольства возникают не в прослеживаемых сообществах типа политических партий или неформальных группировок, а в буквальном смысле непосредственно на улице среди обычных прохожих.

Многочисленные видео-фиксации содержат примерно одни и те же материалы с разными людьми, до определенного момента идущими по своим делам и не имеющими явных намерений на проведение митинга и тем более участия в будущих беспорядках. Минуту назад вполне благополучные граждане с хорошим социальным положением и достатком выше среднего вдруг останавливаются и начинают выражать недовольство, выкрикивая лозунги и требования.

Чаще всего подобное происходит возле административных зданий, на площадях и в местах наибольшего скопления людей. Применяемые меры по локализации не имеют большего эффекта, изолирование любых сигналов способствует лишь некоторому уменьшению числа недовольных в зоне активации глушилок. Работа с задержанными показала, что те действовали неосознанно и вообще не помнят о произошедших событиях.

В виду роста частоты возникновения инцидентов рекомендуем активизировать системы подавления незарегистрированных сигналов на территории, прилегающей к важным объектам, усилить охранение административных объектов и объектов особой государственной значимости. Предпринять меры по защите чиновников и их семей от влияния неизвестного свойства, вызывающего вышеописанное. Разрешить системам наведения правопорядка в чрезвычайных случаях избирательное применение средств летального поражения.

Сообщение зашифровано криптографом “Сфинкс” и разослано всем уполномоченным.

Глава 17.

- Твою мать, надо же было угодить так! Да что ж это за мечта маньяка недоделанного?

«Так, надо собраться, забыть обо всем, что сейчас сильно нервирует и мешает думать, и проанализировать ситуацию. В первую очередь, что произошло?»

Внимание! Вы погибли, перерождение в точке привязки невозможно. Вы переродитесь в текущей точке нахождения.

Внимание! По причине гибели вы потеряете 10% текущего опыта.

Внимание! Ваш текущий опыт равен 0% от уровня, понижение уровня в связи с гибелью на территориях категории «недоступные» отключено.

- Опять, да чтоб вас! – бубню себе под нос, стараясь не шевелиться, дабы в десятый раз не умереть в этом проклятом месте

«Еще раз. Надо собраться, перестать нервничать и стараться не шевелиться, иначе снова что-нибудь упадет и добьет меня. Итак, что я помню?»

Я зашел в храм, ожидая, что столкнусь либо еще с десятком другим элитников, но, само собой, мне под силу, так как отряда со мной нет. Ну или же сразу рейдового босса, застывшего у портала в ожидании, когда же я все же соизволю явиться. Только вот ни портала, ни босса не оказалось внутри. Точнее, портал был, и вроде бы что-то трепетало, будто бы пелена арки в другую точку пространства. И именно в этот момент я сделал самую глупую ошибку: решил, что так и должно быть, а боевой режим ничего не показал, впервые не предупредив о ловушке.

- Бл…!

Внимание! Вы погибли, перерождение в точке привязки невозможно. Вы переродитесь в текущей точке нахождения.

Внимание! По причине гибели вы потеряете 10% текущего опыта.

Внимание! Ваш текущий опыт равен 0% от уровня, понижение уровня в связи с гибелью на территориях категории «недоступные» отключено.

Как только я попытался коснуться пелены, та содрогнулась, меняя цвет, все вокруг померкло, и земля подо мной содрогнулась. Вроде бы, хотя, что я там успел рассмотреть? Что-то особо не получилось, разве что какие-то тени мелькнули на краю взора, но могло и привидеться. Не важно, тем более тогда было не особо до теней, когда меня вместе с куском храма несло куда-то по мерцающей червоточине на такой скорости, что оставалось лишь вдавиться всем телом в землю и наслаждаться представленной возможностью почувствовать себя космонавтом, испытывающим на собственной шкуре гиперпрыжок. А в конце моего полета произошла первая смерть, да и кто выживет, когда тебя на неимоверной скорости впечатывает в возникшую на пути преграду? Вот и у меня не получилось, а после пошла череда воскрешений и смертей из-за периодических обвалов куска храма, оказавшегося надо мной. Вот, кажется, скоро опять умру, и даже штраф получу в виде дебафа, но как-то все равно. Все равно он не сравнится со штрафов на регенерацию, который спал, вот лежу и думаю: радоваться этому или повременить?

Внимание! Вы погибли, перерождение в точке привязки невозможно. Вы переродитесь в текущей точке нахождения.

Внимание! По причине гибели вы потеряете 10% текущего опыта.

Внимание! Ваш текущий опыт равен 0% от уровня, понижение уровня в связи с гибелью на территориях категории «недоступные» отключено.

- У-ух-х! Спокойствие, только спокойствие. Еще лет пятьсот, и эта куча дерьма надо мной развеется прахом.

Кстати, почти все функции вдруг заработали, только все равно связаться ни с кем не получается: как будто бы пишу в пустоту. Ожившее окно системы буквально завалило меня летописью былых достижений, торжественно сообщая обо всех, из которых важным для меня оказались лишь улучшение уровней броска, вихря и остальных, а также появление новых, которыми я могу пуляться огнем, будто бы огненный маг. Правда, для этого они требуют немало сил, той же ярости, пополняемой лишь во время боя. Но, полагаю, с повышением умения эта проблема будет снижаться. А пока я, лежа под завалом, тщательно перечитывал всю предоставленную информацию логов, ибо более нечего было читать. Сервисы по доступу к форуму и мануалам не работали, как и почта с чатом, так что обходимся тем, что имеется под рукой, аки в туалете с баллончиком освежителя.

- Тихлишкинокиовик? - пробилось через завал, и я напрягся.

- Онтищигилловгои, - кто-то ответил.

Замираю, пытаясь притвориться мертвым, и через мгновение у меня это получилось, когда кто-то что-то сделал, и нечто сорвалось со своего места, низринувшись вниз.

Внимание! Вы погибли, перерождение в точке привязки невозможно. Вы переродитесь в текущей точке нахождения.

Внимание! По причине гибели вы потеряете 10% текущего опыта.

Внимание! Ваш текущий опыт равен 0% от уровня, понижение уровня в связи с гибелью на территориях категории «недоступные» отключено.

Открываю глаза, но никого рядом, да и почти весь завал растащен. Ожидаю, что меня сейчас найдут и обязательно начнут гладить, аки домашнего кота, но проходит минута, другая, и надежды не оправдываются.

- Это сколько же времени я перерождаюсь? – больше спросил себя, чем кого-либо, понимая, что могло пройти несколько часов, оказавшихся для меня мгновением: - Ладно, Огнеслав, чего разлегся, будто бы на пляже? Пробуй встать, не баба загары себе належивать.

Тело отозвалось тупой болью, травмы после гибели никуда не пропадали, оставаясь на своих местах, и вот сейчас решили разом напомнить о своем наличии. И я вспомнил, сжав до треска зубы и простонав, сдерживая желание заорать. Сдерживая собственные желания, я все же достал свиток полного лечения травм и активировал его, с облегчением распластываясь по земле, когда боль наконец исчезла. Слава нетрадиционной медицине!

Земля содрогнулась, местами вспучиваясь от прошедших повсюду трещин, поднялись клубы пыли, скрывающие под собой окружающую разруху, и вскоре донесся грохот обрушения чего-то монументального. Я лишь попытался закрыться от пыли рукой, когда та ударила непроглядной стеной, проносясь прочь. Вырвавшийся кашель заставил согнуться, чтобы не наглотаться еще оседающего тлена. Лишь через несколько минут, выпив несколько бутылок исцеления и запив квасом, дабы унять жажду, я смог встать и оглядеться.

- Ёкушки воробушки! – вырвалось после осознания, в какую клоаку меня очередной раз угораздило попасть: - Куево кукуево, я вернулся! Здравствуйте, коли не забыли, где тут здесь?

Вокруг возвышались руины, местами лишь имеющие некоторую схожесть, в общей массе же на одной площади будто бы прошло соревнование архитекторов всех направленностей и степеней умственного кретинизма. Церетели в этом конкурсе выглядел бы середнячком с его намекающими на комплекс малого размера статуями, а египетские пирамиды можно было бы разместить рядом с местными, как наиболее подходящие под конуру для хозяйского питомца. Пыль постепенно оседала и открывала все больше деталей, и циклопичные пирамиды, окруженные более мегалитическими белоснежными колоннами наподобие греческих, но закрученных по спирали, переставали блистать своей индивидуальностью. И все бы ничего, но тяжелые облака медленно стелились вдоль выпуклого неба, испещренного глубокими многокилометровыми трещинами, из которых испускалось нечто похожее на вулканический пепел.

- Мда, преобразилось все с последнего визита. И куда теперь идти? Где остановка маршрутки?

Тело вновь сработало на инстинктах, бросаясь в сторону, скрываясь за куском вздыбившейся породы, и через мгновение донеслось шорканье. Что-то скребло, поднимало глыбы, как будто бы пушинки и отбрасывало в сторону, после чего принималось за что-то другое, но, к облегчению моего крайне напрягшегося проблемомера постепенно отдалялось. И я уже думал выглянуть, дабы посмотреть, что же такое там лазает, может, роскошная красотка ищет мое бренное тело, чтобы поухаживать за ним, отходить, а после отдаться целиком и полностью, дабы отведенное мне время было не столь скучным и невзрачным.

Шорканье донеслось с другой стороны и на этот раз оно приближалось, раздался треск чего-то неподалеку, стрекотание, после чего внушительная каменная глыба пронеслась над головой, и через мгновение отозвалась грохотом удара с растекающимся гулом дробящегося камня и последующего обвала.

- Тихлишкинокиовик?

- Онтищи…, - шорканье прекратилось, нечто замерло.

Я напрягся, в руках появились мечи, тело наливалось силой, кровь принималась бурлить, мгновение, и…, пронзившее воцарившуюся тишину дружное шорканье вдруг начало удаляться, вскоре отдавая тишине все права на владения округой, но ненадолго.

Высовываюсь, чтобы взглянуть в сторону нарастающего гула и невольно поежился, когда нахлынули фантомные ощущения недавних путешествий при виде распахивающейся рваной черноты под выпуклым небом, сквозь которую влетел осколок глыбы с сооружениями на плоской части и низринулся к земле. Короткий полет, и над местом падения вспучились клубы пыли, вновь донеслось содрогание тверди, нагоняемое звуковой волной падения, хотя, в реальности звуковая волна отставала лишь от света, но здесь совсем другие законы, убеждаться в действии которых я бы не советовал никому, хотя, врагам бы посоветовал и даже дорогу показал бы с бесплатными транспортными услугами.

В этот момент в голову пришла гениальная мысль, и я сорвался с места, побежав со всех ноголап прочь от этой посадочной зоны, пока что-нибудь меня вновь бы не накрыло, или кто-нибудь не нашел.

Никогда не думал, что представится возможность почувствовать себя загнанным зверем, бегущим, куда лапы несут, без оглядки. Ощущение сродни, полагаю, забегу по району от местной шпаны, желающей указать кратчайшую дорогу до библиотеки. Только в моем случае районом был целый мир, а где шпана шпанее, чем там, откуда я убегал, можно узнать лишь методом научного встревания в зону переключения их внимания от семок к моей персоне. Вроде бы и игра, вроде бы я и герой, вроде бы могу задницу надрать хоть кому, а собственная отчего-то сжимается до размеров абсолютной точки с бесконечной гравитацией, притягивающей еще больше проблем на себя родимую.

Отдаленно знакомая картина открылась на отдалении от места моего прибытия в это проклятое место, когда я вскарабкался на рукотворную, если можно так выразиться по поводу местных обитателей, гору из обломков всего, чему суждено было приземлиться. Отсюда, с верхушки насыпи, я видел, что за твари шоркали и рыскали в смертельной для меня близости. Не знаю, как их называет система, но я бы назвал грейдерами: гигантская сороконожка с явно бронированным сегментным панцирем, имеющая две лопатовидные лапы какого-то донора семейства жуков. Или же это результат такой эволюции, тогда не хотел бы я оказаться на родине таких вот грейдеров, даже со значительного отдаления окрашиваемых в темно-багровый цвет и метающих многотонные глыбы на сотни метров.

На другой же стороне насыпи возвышались ничуть не изменившиеся куполообразные и пирамидальные сооружения, меж которых располагались карьеры, заглядывать в которые не хочется еще с прошлого моего посещения. Да и не для этого я вообще взобрался на вершину мусорной горы: хотелось вообще понять, куда бежать, чтобы выбраться, где тот храм, через который можно уйти порталом, или же иной другой, а то все находившиеся в районе бомбардировки осколками миров не выглядели достаточно целыми, да и археологи были бы против моего намерения воспользоваться храмовыми услугами.

Идти просто вперед и крошить всех, кто попадется на пути? Сколько шагов я продержусь? Здесь вам не там, это вам не то. Сюда хоть тысячей идти, все полягут, даже не подойдя к ближайшему карьеру, кишащему уже знакомыми всему Итриму тварями. Кстати, похоже, сейчас что-то должно произойти: либо то кишащее скопление – забастовка местного профсоюза, требующего сокращения количества плетей.

Ждать долго не пришлось, и я наблюдал, как к возникшему над скоплением рваному черному пятну снизу потянулись титанические змеи, тянущие за собой не менее титанические и знакомые цепи, пропадая в черноте пятна, вскоре цепи натянулись, и по ним тут же понеслись точки тварей. Наблюдая за процессом, я мысленно желал удачи тем, кому придется отбиваться от этой орды.

И вновь тело не стало ждать, пока я соображу, что произошло, бросаясь прямо к подножию, не желая оставаться на вершине не мгновения. Падая, то само сгруппировалось, готовясь отпружинить столкновение, а краснота окружающего бытия вдруг осветилась белым сиянием настолько ярко, что даже защурившись, я не мог стерпеть силы света. Я отвернулся в противоположную сторону, сквозь прищур заметив, что с неба исчезли все облака, а количество трещин на выпуклом теле увеличилось, и сейчас можно было разглядеть каждую в подробностях до глубин, покуда хватит сил смотреть и остроты зрения. Насыпная гора загудела, нахлынул нестерпимый жар, плавящий камень даже с этой стороны.

Удачно приземлившись, срываюсь с места, не зная почему, стремясь успеть скрыться за ближайшим сооружением, лишь бы подальше от принявшейся оплавляться горой обломков. Несколько мощных рывков закончились внезапным полетом, когда меня подбросила нагнавшая ударная волна, с легкостью пробившая насыпь и разбрасывающая каменные глыбы разной степени оплавления и нагревания, будто бы система реактивного залпового огня выпустила сотни зарядов разом по всей площади. Столкновение с каким-то обелиском прекратило затяжной полет, шкала жизни резко просела, а я, наконец коснувшись всем телом земли, вжался к противоположной стене, от чего-то молясь всем богам, чтобы меня не накрыло летящими над головой вспыхнувшими каменными снарядами, с громовым грохотом барабанящими по зданиям.

Внимание! На вас наложен негативный эффект некатегорийного характера. Определяется вид эффекта.

Внимание! Вид наложенного негативного эффекта определен, добавлена категория.

Внимание! На вас наложен негативный эффект от облучения в 500 единиц, эффект длительный.

- Нихрена себе! С какого перепуга?!

Мрак, тлен, чернота, мгновения пребывания и вечность осознания, вспышка, заставляющая понять всю свою немощность, и вынуждающая зажмуриться, но свет смертоносный истинной чистоты пробивается сквозь любые преграды. А навалившееся бремя собственной бренности вынуждает пасть и просить о пощаде.

В руках появился эликсир исцеления, и шкала здоровья нехотя побежала к максимуму, хотя все равно была вынуждена чуть отходить назад, но регенерация пока справлялась с приветом от разработчиков, решивших вдобавок меня облучить ядерным взрывом. Как сказал один маньяк: «Вот смеху-то будет, когда Васька проснется, а его голова в тумбочке».

Я никогда не думал, что камень способен гореть, но теперь уверен, что огню подвержено абсолютно все, и ничто не способно противостоять мощи и голоду всепоглощающего пламени.

Вставая на ноги посреди пылающего мироздания, невольно начнешь думать, что Преисподняя – фешенебельный курорт, где только за вход берут тысячу баксов, чтобы всякая челядь не попала по ошибки.

Сфера собственного пламени на ряду с стихийным сопротивлением защищали от окружающего пожарища, но испытывать судьбу не стоит, ведь именно сейчас мне представилась возможность действовать без опаски. И никто не встанет на моем пути какое-то время, ибо все Кладбище Миров, что мой взор способен рассмотреть, теперь выглядит несколько иначе, превратившись в одно сплошное пепелище, объятое пламенем, стремящимся к выпуклому небу.

Камень все же держится, медленно выгорая и расплавляясь в магматическую массу, но уже сейчас появляются первые медленно текущие ручейки меж зданий, собираясь воедино. Немного времени, и меж пирамид и куполов появился огненное озеро, разрастающееся и поднимающееся все выше и выше.

На бегу к спасительному выходу успеваю заметить, что все котлованы уже стали озерцами, наполненными кипящей магмой, и злорадно порадовался, благодаря неведомую мне причину появления здесь чего-то, создавшего ядерный взрыв. Не знаю, может, местные прорывались не только в мир Итрима, но и в другие Идеалы, и из того же ИГВ (Идеал: Галактические Войны) прилетел обломок чего-то с ядерным реактором или же небольшая ракетка с боеголовкой, в постапокалиптичной ИГМ (Идеал: Гиблый Мир) подобных вроде как вещей не было, ведь там по легенде уже воспользовались таковым арсеналом. Но все это не важно, главнее то, что я скоро добегу до спасительного выхода отсюда, пусть даже легионы тварей штурмуют это место, все равно, оттуда будет проще попасть домой, хотя бы даже просто умерев..., лишь бы не остаться здесь.

Мгновения или вечность, не важно, но когтистые лапы уже цепляются за оплавившийся металл цепного звена, выбивая искры. Поднимающийся от бесчисленных пожарищ пепел начинает застилать небосвод, скрывая за собой истерзанное тело Нерожденного, но, и, смотря с высоты на творящееся вокруг безумие, душа радуется, лапы с неистовым рвением несут вверх по цепи, удержавшейся меж мирами. И никто не встает на пути, стремясь не пустить дальше, и нет погони позади, нет ничего, лишь пожарище мира, почувствовавшего на себе мощь разрушения первозданного ядра, ибо не в тот мир заглянули проклятые создания, не из того мира рискнули вырвать кусок плоти. И пусть знают, что не только боги способны разрушать миры.

Вселенский мрак обнял со всех сторон густеющей пустотой, толкая куда-то вперед, и кажется, что нет ничего, кроме одиночества, но цепкие когти вновь и вновь находят во мраке тело цепи, позволяя не терять осознания своего существования, шаг за шагом продвигаясь все дальше и дальше во мраке. Цепь все еще натянута и куда-то уходит, и надо поторопиться, ибо та все сильнее и сильнее содрогается, как будто бы кто-то бьет по ней с неимоверной силой в попытке разрубить. С каждым мгновением мрак все сильнее и сильнее давит, осознавая присутствие чужеродного ему, сфера черного пламени, кажется, сжимается все сильнее и сильнее под гнетом, и я все сильнее осознаю тщетность своих действий. Еще чуть-чуть, и я наконец сдамся окончательно, отпустив содрогающийся металл цепи, отправляясь в бесконечный полет в Небытии Мрака. Еще чуть-чуть…

Свет, освобождая разум, ворвался сквозь пелену, на мгновение заставляя зажмуриться. Пальцы разжались, и я с облегчением готовлюсь встретиться со спасительным белым камнем какой-то площади, раскинувшейся под порталом в паре десятков метров. Благостное приземление отозвалось резкой болью, напоминающей, что я все еще жив, и идеально гладкий камень материален, а не является попыткой разума создать мираж.

Звон цепи вынудил посмотреть вверх, и я увидел, как та исчезает в черной рвани портала, стремительно сужающегося, как будто бы рана на теле со временем затягивается, и даже рубца не останется, что будет напоминать о травме. Взгляд направился в сторону, откуда доносились звуки сражения, отражающиеся от белоснежных стен города, над которым летали стаи гигантских птиц, нет, не птиц.

- Серафимы, - ошеломленно говорю вполголоса, боясь, что те сейчас же меня услышат и сорвутся с небес на землю, дабы покарать меня такого вот хорошего.

Невольно пячусь, несмотря на травмы после падения, стремясь уйти с открытого пространства и скрыться в ближайшем лабиринте, если таковой вдруг окажется именно поблизости, буквально вон за теми кустами городского парка или сада, не важно.

- Стоп! – замираю, настороженно всматриваясь в барельефы на стенах, слишком высоких для человека, зданий: - Твою ж мать! Из Ада в Полымя!

На стенах были отображены различные сцены, складывающиеся в целые панорамы, огромные персонажи сражались с различными врагами, отображенными более мелкими и многочисленными, золотистая вязь непонятных мне слов испещряла чуть ли не все свободное место, и несмотря на то, что все было выполнено из белоснежного камня, изображенные героические победители во всех сценах будто бы источали притягивающий взор свет. И каждый персонаж впечатлял своей индивидуальностью, степенью детальности и роскошности облачения. Я лишь сильнее поежился, осознавая, что добровольно попал еще в одну передрягу и прежде, чем попытаться отсюда убраться посредством самоубийства или попыткой активации свитка портала, надо все же посмотреть на легендарный Ангелус.

Междуглавие 17.

Приветствую всех наших зрителей на нашем интерактивном новостном канале! С вами я - Джел Бривор, и я хочу поделиться сенсационными новостями за последние сутки!

Помните, как неделю назад прогремела информация о том, что в Идеалах есть риск гибели вашего тела, и при этом сознание останется в аватаре игры, или же погибнуть в реале и, будучи подключенным к игре, остаться в ней? Знаю, что помните, потому как шумиха до сих пор не стихла и уже переплюнула все другие новости, и даже, если вдруг начнется третья мировая война, то ее никто не заметит. Я нисколько не преувеличиваю, потому как информации все больше и больше, при этом в сети появились даже доказательства с данными о реальных людях, что оказались внутри игры. Точнее, об одном человеке, и многие из нас его знают. Да! Это тот самый русский, умудрившийся пройти линейку квестов запуску новой локации, сделав ту, само собой, русской с балалайками, медведями, избами и постоянной зимой.

Как оказывается, он совсем недавно трагически погиб, сгорев в капсуле в одном из интернатов для малоимущих, не имеющих возможности приобрести капсулу и установить дома. Вот такой вот парадокс: один из быстро разбогатевших игроков был нищ, хотя, может быть русская мафия, что опекала того последнее время, отобрала у несчастного все деньги? Не исключено и крайне правдоподобно, ведь его, как говорят в России, крышевали бывшие военные, уволенные из российской армии.

И вот, в интернете ходят видеофрагменты и скрины, на которых отображено точное время и персонаж данного игрока, несколько изменившийся и переименованной, но эта информация не проверена, так как у персонажей в тех местах имеется возможность скрывать имена. Но все же, персонаж есть и продолжает активно действовать, причем, по новым слухам, он проводит оцифровку других игроков, первые эксперименты прошли успешно. Да, да, перенос сознания в виртуальный мир стал реальностью! Хотите новую жизнь? Спешите к русским Иванам, они вам помогут за кругленькую сумму!!!

И как же после таких вестей поживает наша любимая Альта? Разорилась? Нет! Напротив, доходы начали расти, хотя, акции по началу просели, но сейчас их стоимость взлетела до небес. Инвесторы активизировались и требуют реальных возможностей оцифровки!!! Владельцы пока отмалчиваются, а в сети уже миллионы предложений по переносу сознания от различных источников, и лично я полагаю, что все они от мошенников. Хотя, появились темные лошадки, реально занявшиеся вопросом и обещающие вскоре предоставить возможность переноса сознания в обход всех защитных систем последнего критического обновления ПО в капсулах, которое корпорация вынудила поставить буквально всем игрокам.

Итак, мир, виртуальность – реальное бессмертие или миф, подумайте и ответьте в первую очередь себе, а я уже подумал, но пока оставлю свое мнение при себе, дабы не влиять на ваше. С вами был Джел Бривор, до встречи в реале и виртуале!

Совершенно секретно.

Заместителю министра обороны по внешней разведке Российской Федерации.

В кратчайшие сроки получить все данные касательно вышеописанного инцидента, а также связаться с указанным персонажем в игре с целью привлечения его возможностей к сотрудничеству и дальнейшему применению в наших целях.

Глава 18.

Внимание! Вы находитесь на изолированной территории, функции чата и почты работают лишь в пределах территории.

Внимание! Возможность использования услугами по поиску информации на данной территории невозможна.

Внимание! Возможность использования форума на данной территории невозможна.

Внимание! Возможность использования услуг банка на данной территории возможна лишь при личном посещении филиала банка.

Внимание! Возможность управления кланом и собственностью на данной территории невозможна.

Внимание! Ваши последние действия направлены на использование невозможных на данной территории игровых функций. Настоятельно рекомендуется сменить место пребывания для активации большинства возможностей.

С каждым разом сотрясения города усиливались, как будто бы кто-то осадил его и бил из тяжелых орудий всем своим великим арсеналом, заставляя даже горы дрожать от мощных залпов. И это радовало, значит, у хозяев на меня не будет особо времени, да и не сразу заметят, иначе, думаю, уже пришли бы поспрашивать, с какой дружественной целью я решил прийти в этот раз.

Хоть я и убивал демонов, все же мне не забудут убийства ангела, о чем сообщала и шкала фракционных отношений. Вообще, по этой таблице меня любили только свои, остальные жаждали получить мою тушку в свои казематы для улучшения дипломатических отношений при помощи игл и клещей или что у них там будет.

Вот надо было мне полезть в эти подземелья, сидел бы и играл бы в финансовую стратегию, заботясь о благополучии города, а сейчас там, наверное, все идет крахом. Надо же, целую неделю отсутствовал, если синхронизировавшийся внутренние часы не врут. А по ощущениям целая вечность, да и нервишки пошаливают, спать уже боюсь, хотя и вымотался изрядно, чувствуется наливающаяся усталость во всем теле. Но это все потом, еще высплюсь, сейчас вот быстренько погляжу на город ангелов и валить надо отсюда.

Очередное сотрясение донеслось со стороны, где я увидел отголоски сражения, полагая, что ангелы попросту добивают остатки десанта. Но, кажется, я ошибся, там далеко не остатки, может, были еще порталы, и крылатым сейчас приходится тяжко. От этого и обезлюдел город, точнее обезангелил, если можно так сказать, хотя, согласно одного из самых выдающихся российских законов можно говорить и писать, как хочется, все равно будет считаться правильным. Так и хочется выкрикнуть что-то ура-патриотическое, только вот комок в горле сразу же ощетинивается иглами, а за шею хватает совесть, пробуждая в голове все галочки на тему «За что именно я не прощу власть». Но не об этом сейчас, ибо долго сидеть в кустах мне не дадут, ибо, как только город отобьют, моя безгрешная аура тут же привлечет эскадрон гусар крылатых. Никто не любит чужаков.

Дебаф облучения не исчез, лишь чуть снизился его эффект, так что я до сих пор могу себя считать кандидатов на роль стержня в первый ядерный реактор Итрима. Но вроде бы не свечусь, так что в темноте себя не выдам, только вот нет ее в этом белокаменном городе, даже теней нет, совсем. Вот стою и думаю, пойти ли посмотреть окраины или же глянуть одним глазком, с кем там так рьяно воюют ангелы. Голова требует удалиться подальше и быстрее домой, а задница просится в самую гущу событий, ведь там веселье и печеньки.

- Ладно, что тут думать? Идем туда, куда ноги идут, - двинулся по улице вдоль монументальных зданий, похожих на храмы, но здесь вся архитектура подобна: купола, шпили, знаки Света, позолота, белый камень, барельефы и статуи. Ни входов, ни окон в зданиях нет, точнее, узорчатые окна имеются, но они почти у самой крыши, навскидку метров двадцать от земли. Там же и что-то типа посадочных площадок, местами соединенных в мосты между зданиями. Вполне антуражно, местным ходить не требуется, а остальным сюда, полагаю, путь закрыт, так что постоянно жму на кнопку фотографии, благо работает, сделал бы видеозапись, но та, к сожалению, не фурычит.

- Руссо туристо, облико морале… мля-я-я-я-я-я-я, - я слишком засмотрелся вверх и не успел среагировать, когда земля исчезла под ногами.

Узкий почти отвесный тоннель гнал меня вниз, склизкие стены мешали торможению, когти не могли уцепиться в предательски идеально гладкую породу, не поддающуюся ни чему, и вездесущий свет оставался где-то там сверху в отдалявшемся квадрате колодца ливневки. Мгновения растянулись в минуты, даруя шанс наслаждаться падением в никуда и позволяя обдумать, почему не было решетки, чтобы никто не проваливался. И ответ нашелся сразу же, ведь никто из ангелов не ходит, а других здесь нет в принципе. Или же есть?

Скольжение вскоре прекратилось, когда тоннель внезапно закончился, и я врезался в каменный пол ливневой канализации, изрядно выделавшись тем, что было в желобе слива. Скрипя зубами от боли и снимая зеленую слизкую массу, я мысленно поблагодарил горожан за отсутствие необходимости ходить в туалет, да и разработчиков, решивших не реализовывать подобную особенность жизнедеятельности.

Вокруг была вполне обычная канализация, хотя, я не особо разбираюсь в стоках и путепроводах, весь мой опыт заключался в прохождениях подобных мест посредством истребления монстров в различных играх. Местный антураж соответствовал тем, что встречались ранее. Недолго думая, я пошел по тоннелю в сторону течения жижи, ведь она куда-то обязана вытекать, а там, значит, будет выход. Странно, и совсем не хочется телепортироваться куда угодно, лишь бы прочь. Напротив, появилось стойкое ощущение, что мне нужно идти именно куда-то вглубь по тоннелю, знаете, такое чувство, когда тебе кажется, что там что-то важное, и без тебя ничего не произойдет.

Нет, все же отличие было: на пути не встречались обитатели всевозможных канализаций, не валялись костяки неудачливых искателей непонятно чего. И это больше настораживало, чем расслабляло, ведь нет ничего более тяжкого, чем неопределенность. Любое неведение порождает кучу отягощающих сомнений, и чем дольше, тем сильнее сомнения. К примеру, собрался ты на рыбалку, взял все, ничего не забыл, сел в лодку, выгреб на место ловли, закинул снасти, сел, ждешь. Проходит время, но ни поклевки, а ты уже сидишь, думаешь, мол, надо бы место сменить или наживка не та, а может, а может, а может. Вот так хотел отдохнуть, но не получается…

Огромное шипастое существо резко ударило когтистыми лапами по зачарованной решетке, выбивая искры и оскаливаясь рядами акульих зубов, от чего я дернулся, в испуге из-за неожиданности отскочив в сторону. Вот и кончилась неопределенность.

- Ух епть! – пытаюсь отдышаться, наблюдая, как тварь беснуется, пытаясь прорваться сквозь лишь слегка мерцающую крупную решетку, испещренную витиеватым золотом: - Ну и урод же ты, я бы с такой мордой тоже злился.

Как бы тварь не пыталась пролезть сквозь решетку, невидимый заслон не позволял ей этого сделать, мерцая при каждом прикосновении, и кажется, твари эти мерцания не нравились, иначе бы она так быстро не откидывала лапищу назад, издавая беззвучный рев, заглушаемый, видимо, заслоном. Тварь не выглядела истощенной, крутилась и металась в своеобразном выгуле подобно солнечному зайчику, пускаемому зеркальцем, только зайчик вполне материальный и очень матерый. Надо бы узнать, где такие обитают, чтобы туда никогда не ходить.

Рядом в по тоннелю были и другие опочивальни, если выразиться политкорректно, и в каждой кто-нибудь обитал, только я еще не успел с ними познакомиться, застыв у самой первой с ежиком и переводя дух. Место ничем не выделялось, тот же тоннель так и уходил дальше, и жижа так и текла куда-то в неизведанную даль, лишь в стенах появились гостиничные номера. Я выразился именно так, так как никаких надзирателей возле не было, да и оков пока я не увидел, хотя, такую красавицу или красавца нужно исхитриться заковать в них, да еще чтобы и удерживали.

В соседней обитала не менее приятная особь, правда отличалась она кардинально, этакая совместная работа бригады Франкенштейна и создателя ленточных пил. На Кладбище Миров он стал бы эталонным экземпляром, с которого срисовали бы тысячи копий, и вот тогда всем стало бы гораздо приятнее при штурмах хаоситами.

Напротив пилорамы сидел, не шевелясь, небольшой гуманоид, отдаленно похожий на поборника некромантской демократии, успешно агитирующего на партию более пяти сотен лет. Единственное, что меня очень смущало в нем, так это крайне длинные руки, сложенные дважды, или же, нет. Это не тощая нежить, это нечто, пытающееся ей казаться, кося под немощного старичка, и проверять, что там на самом деле желания не возникает. Пусть в тупых фильмах ужасов герои заходят внутрь и пытаются узнать, куда лучше пойти и как лучше помереть.

- Хм, не думал, что когда-нибудь увижу умалишенного, пришедшего сюда добровольно, - раздавшийся голос заставил вздрогнуть не меньше, чем бросок ежика на решетку.

Я резко обернулся, выхватывая тут же вспыхнувшие мечи и замер, ожидая атаки.

- Хорошие царапки, - демон в небоевом обличии надменно ухмылялся, стоя посреди белоснежно-золотистой комнаты: - Гляди поосторожнее тут, ненароком поранишься.

- Почему я тебя слышу?

- А почему не должен?

- Завеса.

- Она не останавливает речь мысли, если общаются демоны.

- Я не демон.

- Ой ли? Ты уверен? Ты так считаешь? – демон еще сильнее улыбнулся, скалясь острыми зубами: - Левая рука не болит?

- Причем здесь рука?

- Интересный ты или глупый, я пока не разобрался, хотя, нет, больше интересный, чем глупый. Увешан печатями Богов Порядка и Смерти, отмечен Архидемоном Тьмы, испил крови Демона Хаоса, оборотень, пользуешься магией крови, при этом пришел из другого мира, как и другие неумирающие, но при этом утратил с тем миром связь, обретя себя здесь. Хм, и при этом даже не задумываешься, отчего ты меняешься.

- Причем здесь рука?! Почему я тебя слышу?!

- Сними доспех и сам все увидишь.

Левая перчатка исчезла, за ней нагрудник, обнажая торс и руку, кожа потемнела, отмирая над мерно пульсирующими взбухшими черными сосудами, тянущимися от запястья к предплечью, левая ладонь более не походила на человеческую, походя больше на лапу звероформы, лишь не обрастя шерстью, и когти были чуть меньше.

- Как это убрать? – выдавил я из себя, не отводя взгляда.

- Никак, хаос уже пустил корни, это лишь вопрос времени, когда он полностью тебя захватит.

- Почему ты мне все это говоришь? Вообще со мной общаешься? Ведь я убил много твоих сородичей.

- Ты первый, с кем я беседую, спустя пять тысяч лет.

- Где мы?

- Под Ангелусом, Заточение Вечностью, здесь те, кого ангелы не смогли и не смогут убить, а если убьют, то переродятся.

- Как ты попал к ним? Пал в битве в Храме, когда мы пришли вслед за бессмертным…, вслед за тобой. Да, теперь я вспомнил, откуда на тебе печать Высшего, я вспомнил тебя. А ты изменился, очень, хотя до сих пор так же пугаешься, - демон вновь оскалился: - Да, и убил многих, ты очень интересный среди своих сородичей.

- Чем?

- За столь короткий путь сделал больше, чем легионы твоих сородичей. Нет, есть и те, кто больше тебя сделал, но ты уникум. Я рад, что именно ты поможешь мне освободиться.

- Почему ты так решил? Почему я должен тебе помочь?

- Ты хочешь уйти отсюда?

- Да.

- И я тоже хочу, только ты не знаешь, как, а я знаю.

- У меня есть телепорт, я могу умереть и во…

- Ты окажешься в сфере измерений, и тебя тут же схватят.

- Что за сфера?

- Созданная Первыми ловушка, втягивающая в себя отмеченных, вырывая плоть миров.

- Кладбище Миров.

- Да, его так называют те, кто не знает истинного имени.

- А ты знаешь?

- И я не знаю.

- Я уже дважды там побывал.

- И дважды выбрался? Ты на самом деле интересный, хм, очень даже.

- Ты знаешь, кто такой Нерожденный?

- Да. Хаос. Он заточен внутри сферы измерений навечно.

- Навечно или нет, но там выпуклое небо все в трещинах и в последние мои минуты пребывания там крайне серьезно попортилось, там вообще много чего попортилось.

- Значит, у них получается.

- Что?

- Освободить своего бога, они нашли действенный способ.

- Очень действенный, буквально уничтожающий все в радиусе своего поражения.

- Жертвы – ничто для достижения цели. Благодарю тебя за информацию, она поможет мне реабилитироваться перед повелителем за поражение и плен, и тысячелетия заточения ныне ничто, за эту информацию стоило подождать, пока дороги сведут меня с тобой.

Внимание! Вы выполнили скрытое задание «Высвобождение Хаоса». Отношение Демонов Тьмы восстановлено до нейтрального, все демоны более не видят в вас явного врага. Получено 15000 опыта.

- Теперь ты не враг, пока что, - взгляд демона опустился на мою руку: - Пока что не враг.

- Ладно, все это хорошо, спасибо за списание грехов.

- Я не списываю грехи, - демон вновь улыбнулся: - Я их сею.

- Ага, в курсе. Как уходить-то будем?

- Вытащи меня, и я покажу, как выбраться.

- Э не, знаю я вас, вытащу, и свалишь сразу же.

- Верь мне.

- Извини, вашему брату веры нет.

- Договор, - холодным тоном произнес демон, его лицо стало серьезным: - Я – демон Тьмы седьмого круга Шаад, обязуюсь вывести тебя, названного Волоколаком, хм, первоимя? Скажешь? Нет? Обойдемся и этим. Я обязуюсь вывести тебя и доставить к твоим землям, за это ты обязан вытащить меня из заточения. Договор будет считаться выполненным, когда мы оба будем свободны.

- Договор, - киваю я.

Внимание! Вы заключили договор с демоном Тьмы седьмого круга Шаадом, условия договора зафиксированы и будут считаться выполненными лишь при полном соответствии. Срок исполнения договора неограничен. Штраф за невыполнение: все отношения с фракцией участника договора до наихудших, Кара Мироздания сроком на месяц.

- Вот и договорились, - Шаад как-то зловеще улыбнулся: - Вытаскивай.

- Как?

- Мда, все же ты не настолько сообразителен, ну да ладно, спишу на малый срок жизненного пути. Призови меня.

- Шаад, призываю тебя, - демон в тот же миг истаял и появился рядом со мной.

- Ты звал, и я пришел, - выговорил демон, разминая собственное тело: - С тебя 10000 золотых идеалов.

- Не понял?

- Ты призвал, плати.

- С хера?

- Забыл и это? Призываешь демона, плати тому за это.

- С хера?

- Заело?

- С хера я тебе должен платить, я же тебя вытаскивал?

- Вытаскивал или нет, призвав, обязан отдать плату, потребованную демоном, - протянутая демоническая рука не намеревалась убраться, а ехидная улыбка Шаада намекала, что отделаться не получится.

- Что тебе, - протягиваю плату.

- Ага, ну что пошли?

- Куда?

- На выход.

- А отсюда никак сразу?

- Нет, конечно же, надо выйти из-под влияния сферы.

- А как ангелы телепортируются тогда?

- У них Заслон стоит, мощный артефакт, который питается вот такими зверинцами.

- Понятно. Тогда пошли.

Мы направились дальше по тоннелю, и я начал уже, было, проклинать этого хитрого демона, осознавая, что дорога была той же, что и у меня, но, дойдя до последних камер, я внезапно остановился и подошел к крайней левой. Внутри был обычный мужик, разве что более широкий в плечах и чуть выше обычного, но изрядно заросший и прикованный цепями к стене.

- Чего остановились? – поинтересовался демон.

- Его надо вытащить.

- Его? Зачем?

- Надо.

- Он никто, зачем тебе отвлекаться на него?

- Его надо вытащить.

- Странный ты.

- Почему?

- Сильных не вызволяешь, а они могли бы помочь нам дальше, а какого-то человека жаждешь освободить. Он тут висит, не знаю сколько, вон, даже не выделяется никак. Простой человек, даже не воин.

- Его надо вытащить.

- Вот заладил же, уверен?

- Да.

- Тогда вытаскивай, я подожду, ждал пять тысяч лет, так что день не сыграет ничего.

- День?

- А ты думал, что за минуту с этой решеткой справишься?

- Сейчас глянем. Проклясть можешь?

- Могу, только смысл? Божественный след.

- Ясно, ладно, попробуем с помощью лома и матери.

Мечи лишь выбили искры, не повредив прутья, удар стеной пламени не заставил преграду исчезнуть, открывая проход, ни царапины, ни вмятины, ни пригара.

- Я же говорю, серьезная защита, даже не понятно, отчего ради него такую поставили. Хм, - Шаад уже заинтересованно взглянул на решетку: - Что-то тут не так, в нем что-то не так.

- В ком?

- В нем, - демон с прищуром уставился на закованного пленника, спустя несколько секунд, перевел взгляд на решетку, принявшись внимательно рассматривать: - Хм, чистейший ангельский мифрил, наложенная вязь удерживающих заклинаний высшего порядка. Изрядно поработали, изрядно. У меня все было проще.

- И как это открыть?

- Открыть можно, - демон вновь ухмыльнулся, оголяя зубы.

- Но.

- Времени после этого у нас будет крайне мало, чтобы убраться.

- И, - произнес я, ожидая еще больший подвох.

- Придется договариваться с ними, - демон указал через плечо на остальные камеры.

- В смысле договариваться?

- Если снять защиту с этой камеры, с остальными произойдет то же самое, а я полагаю, ты успел со всеми подружиться.

- А ты?

- А что я? Я всего лишь я, - демон развел руками: - Так что? Снимаем защиту, договариваемся?

- Сколько?

- Две сотни тысяч золотых.

- Сколько?!!

- Две сотни тысяч золотых, - все с таким же простецким выражением на лице произнес Шаад: - Сто за рассеивание, двадцать за временный негатор тревоги и восемьдесят за твоих приятелей, которые будут очень рады досрочно условному освобождению.

- Хрен с тобой, золотая рыбка, выполняй все три желания, - протягиваю указанную сумму, но рука застывает на полпути: - Как сделаешь все.

Шаад вновь пожал плечами, мол, не доверяете, ну и не надо, развернулся, вскинул голову, смотря куда-то сквозь потолок тоннеля, ухмыльнулся и выставил руку, сжимающую нечто похожее на багровый кристалл, отдаленно напоминающее ссохшееся сердце, нет, это действительно было сердце.

- Шат Хи Нан Ти Найни Да! – проревел демон, вокруг руки создалась алая пентаграмма, сорвавшаяся и улетевшая куда-то сквозь плоть камня, будто бы выпушенный снаряд. Рука тут же опустилась, роняя наземь рассыпающийся прах, а в другой уже чернел ониксовый шар, слегка среагировавший на сотрясение астрала прокатившимися по телу искорками: - У нас меньше получаса, после чего вини сам себя.

- Я тебя понял, - успел я произнести, и в этом момент заслон к пленнику истаял.

- Спеши, а я пока отвлеку жаждущих отблагодарить.

- И почему ты это не сделал раньше?

- Внутри камеры любая магия блокируется, а силы поглощаются все без остатка, - произнес Шаад, делая шаг в сторону камер.

- Эй? Ты живой? – подбежав, осторожно дотрагиваюсь до руки висящего на цепях.

- Пить, - прохрипел тот, почти неслышно, но мне показалось, будто бы гром грянул, хотя, наверное, это из-за шума, доносящегося из коридора.

Достаю квас и подношу распечатанный кувшин к потрескавшимся губам пленника, тот, среагировав на запах, чуть закинул голову и начал жадно глотать.

- Не спеши, а то захлебнешься, много не пей, может потом быть плохо, - отчего-то решил одарить советом страждущего, стремительно осушавшего емкость.

- Ты кто? – уже почти не хрипящим голосом спросил меня пленник.

- Мимо проходил, решил вот зайти, ты не против?

- Хороший доспех, - голова пленника чуть шевельнулась в мою сторону: - Чего тебе надо?

- Да ничего, думал, ты будешь не против, если освобожу, или мне уйти.

- Снять оковы сможешь? Хотя, сам сниму, должно хватить, - пленник потянулся вперед, цепи заскрипели, звенья напряглись, зубы сжались, истерзанное, но не истощенное тело напряглось: - Руби! Руби давай!

Звон лопающейся цепи раздался, когда лезвие меча ударило по звену, и пленник рухнул всем телом на землю, растянувшись во весь свой не малый рост. Захрустели косточки, донеслось кряхтение наслаждающегося возможностью размять затекшее тело, а я с удивлением смотрел на лезвие меча, получившего зазубрину. Вот вам и неразрушимое, вот вам и вечное!

Здоровяк встал, потягивая всем телом и с легкостью срывая кандалы, после чего те вместе с цепью исчезли, как будто бы он их забрал, хотя, это мой дроп был по праву, но почему-то я побоялся об этом сказать.

- Ну что? Вы там скоро? – в дверях появился Шаад.

- Это кто? – здоровяк указал пальцем на демона.

- Демон, он со мной, у нас договор, он выведет нас отсюда.

- Демон и ты, - здоровяк пристально посмотрел на меня, и по моему телу прошел жуткий холод, как будто бы я только что выпил литру жидкого азота: - Хм. Откуда доспехи?

- Сам сделал.

- Сам? Хм, сам. А кольца?

- Подарки.

- Хм. Хорошо, - здоровяк зашагал на выход, но не повернул налево, а пошел направо.

- Э! Выход в другой стороне! Ты куда?

- Мне нужен мои молот и секира, - не останавливаясь тот направился дальше, мимо опустевших камер.

- Э! Э! Э! Нам в другую сторону!

- Мне нужны мои молот и секира.

- Твою ж…! – я осекся, ощутив, как что-то неимоверно сильное нависло на мгновение надо мной, заставляя поежиться и вобрать шею, как делает нашкодивший мальчонка перед тем, как получит отцовскую затрещину.

- Мне нужны мои молот и секира.

- Да мы уже поняли! – кричу вслед, переходя на бег, чтобы догнать удалившегося на десяток метров здоровяка.

- Нам надо уходить, - возразил демон.

- Без него я не уйду.

- Зачем он тебе?

- Знаешь, не знаю, но без него я не уйду.

- Странные вы – люди, твердите одно и то же по несколько раз. Странные…, тысяча ангелов в оргии! Это, похоже, заразнее черной чумы! Ладно, договор есть договор, но учти, времени у нас осталось мало.

- А куда делись остальные?

- Я убедил их, что не мы их враги, и не мы их заточили. Ну и указал путь к тем, кто теми является, - Шаад злорадно оскалился, глаза его полыхнули, а я понял, что не стоит слишком торопиться вперед по тоннелю, возвращаясь обратно.

- Эй! Да погоди ты! Куда так торопишься?!

- Мне нужны мои молот и секира!

- Да слышали уже, да погоди ты, нам что за тобой бежать?!

- Мне нужны мои молот и секира!

- Да чтоб!...

Междуглавие 18.

Он неподвижно лежал в кровати и со слезами на глазах уже который час читал все подряд, что только находила поисковая система. И было не важно: выдумки ли это фантазеров или просто решивших нажиться на чужом горе мошенников, или же на самом деле еще один способ изменить свою жизнь обрел осязаемость. Причем, этот способ был самым простым и давал именно то, о чем он и его друзья, и подруги по несчастью мечтали и будут мечтать, если выяснится, что все, о чем пишет буквально весь мир, лишь очередной пиар ход ради увеличения спроса на игру, в которую он и так играет. Не важно, главное, что появилась новая надежда, ничего не важно, главное, что может быть он перестанет быть прикованным к койке паралитиком, на которого всем нет дела и единственный его товарищ за прошедшие годы, неустанно не отходящий от его постели – это устройство, помогающее перекладывать его бездвижное тело в средне бюджетный спонсорский модуль длительного погружения, даруя на следующий месяц возможность жить.

Глава 19.

- Здесь, - здоровяк произнес, скорее сам для себя, чем для нас, следовавших за ним по лабиринту водостока.

Сверху падал свет сквозь большой круглый колодец, на камнях по стене виделись выбоины, видимо, оставленные другими заключенными, явно намеревавшимися по наитию Шаада расквитаться с безгрешными ангелами.

- И как тут забраться? - вырвалось у меня при виде гладких отвесных стен.

Здоровяк лишь ухмыльнулся и, размахнувшись, ударил прямо по стене – кулак разнес камень, оставляя выбоину. Смотря на кулак, нисколько не пострадавший, здоровяк довольно улыбнулся, определяясь с чем-то или к чему-то прислушиваясь. Постояв так пару секунд, он вновь ударил, но уже левым кулаком, после сразу же правой, но чуть выше, левой, правой, задействовал ноги, используя выбоины для карабканья.

- Его что-нибудь остановит? – ухмыльнулся Шаад, после приглашающий жестом обратился ко мне: - Прошу.

Здоровяк продвигался довольно быстро, нисколько не ощущая проблем, пробивая монолитный камень. Я карабкался почти что следом, постоянно опуская взгляд и слушая, как куски камня барабанят по шлему. Следом лез демон, полагаю, не воспользовавшийся крыльями из-за малых размеров колодца нежели из-за солидарности. Выбравшись вслед за здоровяком на поверхность, я огляделся, тут же ощутив мощный диссонанс.

Белоснежные стены покрылись копотью, кое-где стены покрылись глубокими трещинами, несколько серьезных провалов открывали внутренние помещения, выглядевшие ничуть не лучше улицы, на которой среди обломков помимо тел осаждавших тварей лежали истерзанные тела ангелов, истекающие голубой кровью. И нельзя было понять, кто именно так сильно погулял по улицам, но мне вдруг захотелось прыгнуть обратно в колодец и поскорее удалиться.

Здоровяк же целеустремленно направился по улице, не обращая внимания на погром и доносящиеся звуки суматохи сражения. Я неизменно последовал, лишь обернувшись для проверки в присутствии Шаада, тот с явным умилением озирался и особо был рад, видя очередного павшего ангела.

- Знаешь, - вдруг донеслось из-за спины: - Уже эта картина полностью оправдывает эту самоубийственную вылазку. Я даже готов еще пять тысяч лет просидеть в заточении, лишь бы увидеть чуть побольше.

- Я рад за тебя, не забудь никаких подробностей.

- О да, я ничего не забуду! – уверенно воскликнул демон.

- О! – вдруг донеслось из-за угла, куда завернул здоровяк: - Помните меня?! А я вас!!!

Шум, треск, приглушенные стуки, мы сорвались с места стремясь успеть спасти угодившего куда-то необычного бывшего пленника. Заскочив за угол, мы застыли, с изумлением увидев распластавшихся перед здоровяком двух ангелов, чьи доспехи и закрытые шлема походили на попавшие под жернова пресса жестяные банки.

- Тысяча рыдающих грешников! – воскликнул Шаад: - Мужик, ты мне нравишься!

- А ты мне нет, - ответил здоровяк и пошел дальше.

- Я никому не нравлюсь, - не обиделся демон: - Ты их даже не обыщешь? Награда же победителю…

- Сам обыщи, - бросил удаляющийся от тел здоровяк.

- Я не падальщик, была бы моя победа – обыскал бы.

Я вдруг напрягся, когда перед нами сверху спрыгнул испачканный кровью ощетинившийся «ежик», почуяв нас и оскалившись всеми своими зубками. Здоровяк не остановился, идя прямо на тварь, издающую угрожающее шипение, та, еще сильнее подняв шипы, попятилась и резко в несколько прыжков вскарабкалась прочь к крышам зданий, где тут же, ликующе шипя, вцепилась в пролетавшего мимо ангела.

- Хорошая зверушка, - заключил демон, очередной раз расплываясь в улыбке.

- Ага, добрая, - соглашаюсь, пытаясь сдержать дрожь.

- О-очень добрая, творит добро тварь молниеносно, стократ добра такого всем этим пернатым зазнайкам, - демон сплюнул, слюна упала на белый камень и зашипела.

- Ага, здесь, - здоровяк вновь остановился и подошел к стене слева, внимательно всматриваясь в камень: - Да, - здоровяк прислонился ухом к камню, как будто бы решив послушать соседей за стеной. Решив что-то, он поморщился, после чего повернулся к нам: - Темный, подвезешь?

- А если откажусь?

- Я тебе крылья оторву.

- Аргумент.

- Чем платить за подвоз будешь?

- Твоими крыльями.

- Аргумент. С тобой вообще иметь дела очень выгодно.

- Ну так что?

- А я? – словно самый маленький среди соседских мальчишек, произнес я, надеясь, что меня тоже возьмут с собой на воровство яблок из магазина страшного ворчливого старика.

- А тебя, я подвезу, - не выразив никаких эмоций на лице, произнес здоровяк, тут же подойдя, молниеносно схватив меня, как нашкодившего котенка и подбросив вверх, будто бы запустил ракету.

Свист стремительного полета заложил уши, воздух внезапно стал плотным, не успевая расступиться передо мной. Пронесшиеся мимо стены зданий слились в сплошное белое пятно, крик отразился от камня, разносясь эхом по округе. Мгновение зависания на высшей точке и стремительное падение с нарастанием ускорения падения и возрастанием силы крика. Но благостный белый помост резко прервал падение, не позволив разогнаться настолько, чтобы я смог убиться, едва коснувшись тверди. Но, как не хотелось, распластаться на камне и целовать тот не получилось, хлопки приближающейся кары стремительно нарастали. Еще в полете я краем обезумевшего взгляда заметил, как зависшая неподалеку точка вдруг начала приближаться ко мне.

Вскакиваю на ноги, если можно так сказать о моей попытке встать, не забыв вытащить мечи, и готовлюсь к атаке с воздуха.

- Как ты смел осквернить Святое Место, Ересиарх?!! – четырехкрылый архангел с ревом пикирующего бомбардировщика подобно ястребу, заметившему цель в степи, падал камнем вниз прямо на меня: - Пади на колени и моли в покаянии о милосердии!!! Умри раскаявшимся во грехах!!!

Я приготовился умереть в бою, без отпущения мне грехов, как вдруг широкая тень накрыла меня, перегораживая траекторию полета архангела. Здоровяк встретил пикирующего карателя ударом, отбрасывающим пернатого прямо в стену возле арки входа с помоста внутрь здания. Закованное в золоченые сияющие доспехи четырехкрылое существо снарядом улетело и впечаталось в белоснежный монолит.

- Отпускаю тебе грехи все, - сплюнул здоровяк, обращаясь к оставшемуся висеть на стене архангелу: - Можешь и не благодарить.

- Слушай, - Шаад взглянул на меня с нескрываемой радостью: - Я уже второй раз не жалею, что помог его освободить. Давно так не наслаждался встречей с светлыми.

- Ага, я умею заводить друзей.

- Это я заметил, ну что? Пошли? А то он опять куда-то побрел.

Здоровяк быстрым шагом направился именно в ту арку, справа от которой так и продолжал в стене торчать искалеченный архангел, истекающий изо всех щелей доспеха кровью.

- Кстати, - вдруг демон обернулся: - Доспехи у тебя интересные, - на его лице появилась зловещая улыбка: - Много демонов на нее извлек.

- Было дело, - давно я ожидал…

- Ага, где так погулял?

- Точно не знаю, тюрьма подземная какая-то. Там был Палач Арих Наат.

- А-а-а, - демон довольно кивнул: - Темница Вальтасара. То еще испражнение тысяч серафимов, хорошее дело, странно, от чего тебя так невзлюбили в Нижнем Мире. Эту плаценту аборта клоаки Королевы Падальщиков мало кто считает равным среди Архидемонов.

- Будет возможность, обязательно спрошу.

- Ага, могу устроить, - глаза демона сверкнули.

- Ну да, и последние портки сдерешь за возможность умереть.

- Не совсем. Договориться можно.

- Я подумаю.

- Ну если что, зови, - Шаад вновь расплылся в ехидной улыбке.

Вновь донеслись звуки суматохи, смешанные со звоном и треском дерева, и мы тут же сорвались с шага на бег, буквально влетая внутрь. Длинные скамьи из красного дерева, стоявшие рядами, собрались в кучу обломков, посреди которой лежало тело архангела. Второй лежал под согнувшимся над ним здоровяком, активно проверяющим посредством кулаков крепость его зачарованной брони, оказавшейся недостаточно прочной. Шаад вновь расплылся в улыбке, не забывая бросать взгляд по сторонам в поисках добычи и для себя, но ни одного крылатого, кроме как в виде камня, не нашлось к его скорому разочарованию.

- Эй! – окрикиваю здоровяка: - Он уже умер, можешь его не метелить!

- А я не метелю, я проверяю, - не отрываясь от процесса, ответил тот: - Да и немножко чуть добавлю, чтобы наверняка. Как старого друга, чтобы не забывал о нашей крепкой дружбе, когда возродится.

Чуть пройдя вперед, минуя первую комнату, я присвистнул, ошалело оглядывая огромный наполненный светом зал. Десятки комплектов оружия и доспехов различного вида от классического до экзотического, принадлежавшие всевозможным хозяевам, очертания некоторых я мог лишь представить по тому, как выложены их доспехи, зависшие в воздухе. Ощущаю себя в Третьяковке фэнтезийного вооружения, и тут же весь разум заполонила лишь одна мысль: «хапай все».

Мимо прошел здоровяк, игнорируя ближайшие доспехи, он пошел дальше к центру зала, следом за ним молча прошел демон, я, машинально последовал за ними, попробовав лишь прикоснуться к ближайшему доспеху, но рука прошла сквозь, как будто бы тот был бестелесный.

- Нам чужого не надо, - вдруг донесся голос здоровяка: - Мы не воры, мы за своим пришли.

- Мародеров и у нас не любят, они как Падальщики, - отозвался демон.

- Я только потрогать, - оправдываюсь, вновь ощутив себя нашкодившим юнцом.

- Я так и подумал, ради красоты и чувства прикосновения к металлу.

- Люди гибнут за металл, - Шаад ухмыльнулся.

- Ага! – вдруг воскликнул здоровяк и бросился в сторону, вынуждая нас вновь кинуться вслед: - Ну здравствуйте, родимые мои!

Крепкие руки работящего мужчины прикоснулись к знакомым орудиям, чьи рукояти будто бы слились с обхватившими их пальцами. Металл, испещренный рисунками, отозвался, будто бы запев и посветлев, лезвие секиры радостно блеснуло, а здоровяк благостно выдохнул, распрямляя и так широкие плечи, и, кажется, прибавляя в росте.

- Я так и думал, - ухмыльнулся демон: - Ты всегда так время проводишь?

- А?

- С тобой всегда так весело, спрашиваю?

- Бывает иногда. А что?

- Да так, если что, напомнишь, что я с тобой.

- Ты про что?

Кузнечный молот и широкая секира, источая сияние солнца, перекрестили массивную спину, покрывшуюся кольчугой, здоровяк развернулся, и облик его был иным: неряшливость исчезла, борода аккуратная, волосы прибраны, лицо разгладилось, одежда побелела, легкая кольчуга обняла торс.

- Ну вот, теперь можно и пожить, - взгляд упал на нас: - Не думал никогда, что буду благодарен Темному в своем освобождении, да и не думал, что смертный умудрится сюда пробраться и вытащить.

- Нам надо уходить, - лишь смог я произнести.

- Скоро все Светлые узнают о нашем бегстве, - кивнул Шаад.

- Не дело уходить из гостей, не поблагодарив хозяев.

- Но, их же столько!

- Верховный, - перебил меня Шаад: - Нам не справиться со всеми.

- Нам?

- Нам, - я кивнул.

- Смелость ваша достойна уважения, хоть и силы ваши малы. Хм, Темный, ты всех освободил из клетей?

- Кто был рядом с нами.

- И где они?

- Благодарят.

- Тогда мы не одни, - здоровяк улыбнулся и, вложив два пальца в рот издал оглушающий свист, от которого стекла в витражах и окнах разом вылетели, разбившись на мелкие осколки.

Прошло несколько минут или секунд, не знаю, но дрожь принялась накатывать все сильнее и сильнее, хотя долгое время ничего не происходило, и в одно мгновение в зал ворвались они.

Через арку, выбивающая крошку из камня вращающимися ленточными кольцами пил, вошла пилорама, изрядно испачкавшаяся кровью. Медленно, игнорируя убранства и реликвии, направилась в нашу сторону.

Следом влетел не менее испачкавшийся Шипастик, волоча на теле истыканное шипами тело ангела, будто бы ежик несет найденный гриб.

Сквозь стену, созидая новую арку вошел ранее проигнорированный мною из-за демона, гипертрофированный с явными аномалиями в развитии обезьяноподобный гигант, чью голову венчали серьезные рога, а из-под подпаленной шерсти виделись роговые пласты доспеха, явно являющегося его естественной защитой.

Гуманоид заставил себя ждать чуть больше, чем остальные, войдя на руках через разбитый витраж у самого потолка. Точнее, это был далеко не гуманоид, а руки оказались ногами или лапами, или что это там у него на самом деле. Небольшое тельце с крошечной головкой, усеянной буркалами, передвигалось на двух очень длинных лапищах, цепляющихся за любую поверхность с помощью не менее гипертрофированных отростков, не претендующих на название «пальцы». Меньшие по размерам лапы, собравшись подобно складной линейке на спине, создавали что-то типа отдаленно напоминающего рюкзака.

Твари, осторожно приблизившись, беззвучно озирались, но не прекращали следить за стоявшим перед ними Верховным, как назвал его Шаад, сложившим могучие руки на груди, будто бы оценивающим прибывших.

- Это все, что были? – вновь переспросил Верховный.

- Были еще двое, но, видимо, они решили скрыться или же пали.

- Это их выбор, - Верховный потянулся за секирой, перехватив, попробовал подкинуть на руке, будто бы вспоминая давно запамятовавшее ощущение.

Шипастик резко зашипел, остальные твари встрепенулись, а я услышал в разуме: «Зачем звал нас, враг?»

- Ты прав, мы не друзья, но есть то, что объединяет нас, - Верховный улыбнулся: - Пусть мы ненавидим друг друга, желаем разорвать тут же, но еще больше мы жаждем увидеть разорванными всех светлокрылых, что заточили нас с вами на долгие века.

Дружное негодование высвободилось в реве и свисте, заставившим содрогнуться не только воздух, но и камень.

- Враг, моего врага, мой друг, - вырвалось у меня чуть слышно.

- Как? – здоровяк обратил на меня внимание: - Как ты сказал?

- Враг, моего врага, мой друг, - уже громко повторяю.

- Да, именно так, - он вновь взглянул на собравшихся: - Согласны ли вы вместе заставить нашего врага пожалеть о том, что он зря решил оставить нам жизни?

- Аааагхарааааа!

- Шиииииииисиииииииии!

- Уитиииинииииишишиииии!

- Ураааааааааааа! – утонул мой крик в реве могучих существ.

- Тогда, готовьтесь, сейчас здесь будет очень весело! – здоровяк обернулся к нам: - Темный, я уверен в том, что ты не упустишь момента. А ты сам понимаешь, постарайся выжить здесь и не суйся в бой.

- Верховный, спасибо, но я уже убивал ангела, и Шаад этому свидетель, и я тоже кое-что умею, - с этими словами мое тело принялось меняться, приобретая уже привычную звероформу и обнимаясь пламенем.

- Хм, может быть и выживешь, - Верховный улыбнулся: - Значит…

Остатки витража со звоном полетели вниз, разбиваясь о пол, и внутрь влетели десятки архангелов и серафимов, тут же устремившихся вниз, будто бы рассчитывали на стремительную победу.

Шипастик, сорвался с места, прыгая на колонну и, отскочив от той, как от трамплина, в полете вцепился в первого же архангела, разрывая тому одно из четырех крыльев и метнув в пролетавших рядом несколько шипов, пробивших кому-то крылья, кому-то доспех. Падая со схваченным врагом, Шипастик покрывался его кровью, орудуя передними когтистыми лапами, будто бы диски фрезы вскрывали стальной брус.

Застывший у потолка меж колонн Гуманоид, внезапно дернулся, и сложенные на его спине отростки принялись стегать во все стороны со скоростью молнии, со стороны казалось, что у того выросли хаотично работающие крылья, как у мухи. Только от этих крыльев вниз начали падать тела поверженных пернатых, проткнутые насквозь в десятках мест. Какие-то мгновения, и Гуманоид уже в другом месте посыпает пронизывающими ударами других ангелов, растворяясь среди белизны камней.

Пилорама, встав меж четырех колонн по центру, пуская во все стороны вращающиеся кольца пил, с легкостью разделяющие все, что оказывалось на пути, по частям, падающим на пол вокруг, покрывая белый камень голубой кровью и обломками оружия и доспехов. Перьевой дождь превращался в вихрь пуха, закручиваемого в круговой смерч.

Горилла, подобно своим меньшим собратьям, использовал местность для карабканья и выхватывания врагов в прыжке, после чего-либо втаптывал тела в камень, либо метал в других, предварительно переломав крылья и полностью игнорируя тычки глефами и копьями. Добравшись до постаментов и статуй, использовал те в роли снарядов, радуясь, когда попадал, ударяя себя по груди.

Шаад, обретя свою боевую форму, взмыл над нами и встретил врага на подлете, ликуя в безудержной ярости сражения с главными своими врагами, демон сокрушал. И я даже задумался, о том, как же его сумели пленить, если он сейчас сражался сразу с двумя серафимами, явно побеждая.

Срываюсь с места, влетая огненным вихрем в сутолоку сражения и рассыпая по округе волнами черного пламени. Мечи высекали искры из сияющих доспехов, встречали отражающие удары вражеского оружия, но не прекращали своего полета, распаляя мою собственную ярость, перемешавшуюся с кипящей кровью. Броски и прыжки, удары с небес и безудержное вращение, стены и волны пламени, ало-черная сфера сосредоточия моей силы, застывающая в воздухе и молниеносно влетающая во врага, все это лишь частица меня, лишь толика малого. Пусть знают, когда решат идти войной, пусть знают, как выглядит сила веры в себя, пусть знают, что силен тот, кто прав, а сегодня правы мы, и победа будет за нами.

Заточенная в одном из ваших предметов душа жаждет участвовать в битве с нареченными врагами души. Желаете призвать Ситхати Норинахи?

Желаю.

- Примите же мою ненависть! – взревел голубокожий титан, вставая рядом с Верховным и руками раздирая подлетевшего архангела.

Секира не оставляла шанса, разрубая надвое и не останавливаясь в желании отправить на небеса следующего серафима. С каждым ударом дышалось все легче и легче, силы вновь возвращались, и вновь в него верили, вновь ему поклонялись, хоть и неосознанно, но творцов стало гораздо больше, что стоят у плавильни и куют у наковален. Они были всюду, они веровали в разных богов, но все равно обращались к нему, дабы помог создать шедевр, придать прочности, оставить память о творце его потомкам. Мастера знали, кто им придает сил и читали слова молитв, придуманные ими, но дарующие больше сил, чем заученные в молитвенниках другим богам. Души творцов разжигали в нем первородное пламя, и сейчас это пламя гуляло, раздавая подарки всем тем, кто решил стереть память из душ смертных об Истинных Богах, заменив тех иными, зачастую выдуманными. Но он дождался, он вернулся, он уже здесь, и где-то рядом…

Междуглавие 19.

Плача от нескрываемой радости, бабушка аккуратно укладывала внучку в арендованный модуль. Единственная отрада после тяжелой болезни навсегда застыла, и лишь горящие жизнью глаза постоянно напоминали, что девочка жива. Они постоянно следили за ней, постоянно излучали радость, когда старушка приходила в комнату, ухаживала, кормила, читала сказки. Всегда, и не было ни дня, чтобы внучка позволила утратить надежду и пролиться горестными слезами. Но бабушка плакала, по ночам, тихонечко в подушку, чтобы драгоценное дитя, не дай бог, услышало, а утром приходила к ней вновь радостная и вновь рассказывала сказки.

Врачи говорили, что вернуть подвижность невозможно, что она останется парализованной навсегда, что ей кажется, на самом деле девочка ничего не слышит, ее состояние сродни коме. Но врачи ошибались, как ошибались и социальные работники, уговаривавшие отдать внучку на попечение в социальное учреждение. Ошибались все!

И вот сейчас, после того, как продала свою квартиру, забрала похоронные с книжки и заплатила за содержание в пансионате для игроков Идеала, укладывала свою кровиночку в модуль, а потом ляжет в соседний, и они с внучкой пойдут, они найдут, обязательно найдут, будут спрашивать, им подскажут. И все у них будет хорошо.

Глава 20.

Шипастик своими острыми зубами с легкостью разрезал плоть, рывком пасти вырывая части тела, тут же проглатываемые все еще не насытившимся хищником. Контролируемая им территория была завалена растерзанными телами, и ни у одного не было легких ран, а та или иная часть тела вырвана и съедена. Шипастик не просто ел, с плотью он забирал часть сущности, лишая толики сил и становясь еще сильнее. Поэтому под конец боя этот зверь уже чуть ли не летал по залу, смазавшись до мелькающей тени. Единственное, что все же позволило в конце концов его изловить, эффект со временем истаивал, лишь поэтому подобные ему существа не стали единственными обитателями Запретного Мира.

Потрошитель чуть спустился с высоты, легко добивая своими спинными копьями с нескольких метров всех, кто еще двигался, не смотря на тяжелые раны. Он оказался не гуманоидом, а насекомым, очень плотоядным животным, способным истребить целые миры, но наличие разума дало им осознание собственной гибели из-за последующего голода, поэтому их численность крайне мала, ведь живущим почти вечность не требуется многочисленное потомство. И каждый из них подобно драконам, оставляет лишь одно яйца в тысячу лет, сулящее скорейшую гибель окрестному ареалу.

Пилораму создали некроманты Черного Острова, как и многих его, если можно так сказать, собратьев, но он остался единственным, кого не убили во время битвы, после которой Черного Острова не стало, и сейчас, он пожертвовал собой, ввязавшись в самоубийственную битву с подкреплением, задержав прилетевшую сотню серафимов на несколько минут и забрав с собой пару десятков.

Сокрушитель был всего лишь царем приматов в Бесконечных Джунглях, что простираются на далеком материке от края до края, и сейчас он с радостью уходил через открытый портал к себе домой, где ему придется вновь доказывать свое право на трон.

Все это я узнал, когда между сражавшимися открылась ментальная связь для избегания попадания под дружественную атаку, и эти существа, не имея на то причин, открылись полностью, отчего я более не мог считать их тварями или монстрами. У них была жизнь, они были собой, они выживали и убивали, чтобы выжить. А вот истинные монстры сейчас лежали у наших ног, точнее оставались лежать, а мы уже уходили в арку телепорта, иначе третья волна серафимов захлестнет нас, достаточно поблагодаривших сердобольных хозяев за мед, пиво и прочие разносолы.

Хотя, благодарил не я, я так – для массовки, а вот Шаад и Верховный уходили с довольными лицами, чуть ли не побратавшись. Правда, это уже мои фантазии, ибо они были лишь временными союзниками, так сказать, положенцами, и лишь бы это союз не закончился по другую сторону телепорта.

- Договор исполнен? – обратился Шаад, когда мы оказались посреди луга, раскинувшегося чуть южнее Новограда.

- Договор исполнен, - киваю, ожидая очередного подвоха.

- Тогда удачи вам, враги, - улыбнулся Шаад: - Если вдруг решите еще раз так прогуляться по Ангелусу, то зовите.

- И тебе удачи, Темный, - произнес Верховный, после чего жадно втянул воздух, благостно выдыхая: - Свобода.

- Ага, - кивнул демон и взглянул на меня: - Князь, полагаю, ты собираешься и дальше делать свой доспех.

- Да.

- Тогда у меня к тебе деловое предложение.

- Какое?

- Предлагаю тебе скидку на открытие врат в Нижний Мир для твоей армии, а ты будешь с ней атаковать тех, на кого я укажу.

- А тебе не совестно будет своих сородичей? ...

- Веселые вы, - Шаад рассмеялся: - Мои сородичи сами готовы вгрызться в мою глотку и глотки моих последователей. Поэтому лучше я их, чем они меня.

- Я тебя понял, как тогда связаться?

- Призови меня, и я приду.

- И сколько мне это будет стоить?

- Договоримся, - Шаад ехидно улыбнулся.

- Ну-ну. Ладно, если что, призову.

- Так и порешим, ну, прощайте, враги моих врагов, - демон рассыпался прахом, исчезающим еще в полете.

Внимание! Макошь вступила на вашу землю! Все территории стали плодороднее на весь сезон!

Внимание! Перун вступил на вашу землю! Все защитники и жители получают больше опыта на 25%, дружина окрепла на 50% в случае обороны на 30 суток!

- Муж!

- Отец!

Здоровяк встрепенулся, оборачиваясь на голоса, и вся прежняя грубость, вмиг сошла, суровое лицо смягчилось, глаза загорелись радостью, через бороду выступила улыбка. Кольчуга с молотом и секирой исчезли, высвобождая белоснежную распахнутую рубаху с закутанными по локти рукавами.

- Макошенька! Перун! Родные мои! – распростирая руки, здоровяк побежал навстречу, вскоре обняв, крепко, но бережно прижимая к себе и спокойно говоря: - Ну вот мы и вместе, вот мы и свиделись, теперь нас никто не разлучит, родимые вы мои.

Баланс мира содрогнулся, принимая новую божественную силу. Свет и Тьма, считавшие себя всесильными богами и победителями Древних Богов, отныне не всесильны.

В мире возродился Первобог, нареченный именем Сварог. Территория возрождения Северось.

Сварог примкнул к Пантеону Порядка. Текущие Первобоги Порядка: Макошь, Сварог. Текущие Боги Порядка: Перун.

Внимание! На территории Североси усилилось влияние Пантеона Порядка. Влияние остальных Пантеонов и малых религий снижено на 35%, налог на храмы остальных Пантеонов и малых религий увеличен на 55%.

Внимание! Вы завершили задание неизвестное описание. Неизвестный параметр. Условия не определены, система заблокировала любые ошибки, появляющиеся в процессе вашей игры.

Отношение с Пантеоном Порядка достигло положительного максимума.

Отношение с Пантеоном Света снизилось на 500000, вас проклинают. Храмовники Пантеона за вашу смерть будут получать максимальную награду. Имя Волколак признано нечестивым.

Отношение с Пантеоном Хаоса снизилось на 500000, вас ненавидят. Храмовники Пантеона за вашу смерть будут получать максимальную награду. Имя Волколак признано нечестивым.

- Спасибо тебе, Князь, - произнес Сварог, обернувшись ко мне, застывшему истуканом неподалеку: - Благое дело ты совершаешь, хоть и внутри тебя Тьма с Хаосом пустили свои корни. Прими и от меня дар.

Название: Перстень Творца

Тип: кольцо

Редкость: Мифический.

Бонус: + 5000 ХП

Эффект: Скорость ремесел возрастает на 50%, расход ресурсов снижается на 25%.

Эффект: вы не создадите ничего хуже уникального.

Ограничение: нельзя передать, выбросить, разрушить. Единственный во всем мире.

Получено достижение «Палач Смерти». Вы продолжаете сеять смерть, Ваш путь несет погибель тысячам. Когда-нибудь Смертью нарекут именно Вас.

Получено достижение «Освободитель Первобога». Вы высвободили самую великую силу мира, задумайтесь, а верно ли Вы поступили.

Получено достижение «Друг Богов Порядка». Вас, Ваших людей и Ваши земли опекают Боги Порядка, благодарные Вам за Ваши деяния. Другие Боги Вас проклинают не меньше за те же деяния.

Внимание! На Вашей территории создан Храм Сварога.

Внимание! В Храме Порядка появился Идол Сварога.

Внимание! Земли Новограда наречены Святыми землями Порядка, так как более двух Богов благословили на создание своих Храмов.

Внимание! Новоград наречен Святым городом Порядка.

Внимание! Кузницы земель Новограда получили Благословение Сварога. Никто из творцов не претерпит неудачу, ни один предмет не выйдет некачественным. Твори во Славу Сварога, и творение выйдет лучше, чем задумывалось.

Когда я пришел в себя, отойдя от кучи описаний, богов уже не было, а луг утопал в многочисленных соцветиях. Что ж, я вернулся, нет, не так.

- Я ВЕРНУЛСЯ-Я-Я-Я!!! – разнеслось по окрестности.

Внимание! На вашей территории присутствует игрок Александион.

Внимание! На вашей территории присутствует игрок Вангелия.

Внимание! На вашей территории присутствует игрок Святой.

Внимание! На вашей территории присутствует игрок Брутальный.

Внимание! На вашей территории присутствует игрок Рыжая.

Внимание! На вашей территории присутствует игрок Ангелина Петровна.

Внимание! На вашей территории присутствует игрок Сергеевич87.

Системное окно взбесилось, и я не успевал отслеживать, вообще, я не успевал даже прочесть, будто бы сообщения перелистывал хомячок, бежавший внутри колеса, на котором и писалась вся информация. Тут же прорвало почту, за ней взбеленился чат, мир напомнил, что он живой и без меня скучал.

Ко мне бежали люди, десятки, нет, сотни, нет, тысячи людей со всех сторон. Быстрее всех скакали всадники, но быстрее их мчались волки, и самым первым, точнее первой была моя ненаглядная Белис. А я стоял, все еще не веря, что наконец-то вернулся, и это не морок, а реальность, моя реальность, та, где я живу, где ласковая трава растет по пояс, где мягкий ветерок слегка холодит, дабы доспех не нагрелся на радостно сияющим солнце, наблюдающим за этим миром с кристально чистого неба.

- Ну привет, привет, - с нескрываемой радостью обнимаю прыгнувшую на меня волчицу, желающую облизать все мое лицо, скрытое под шлемом: - Я вернулся, извини, что пропал, так получилось, извини, я тоже скучал, очень сильно. Все, дочка, все хорошо, теперь все хорошо.

- Князь! – донеслось до меня.

- Князь вернулся!

- КНЯЗЬ!!!

Все хотели приблизиться, обнять, пожать руку, потереться о ногу, лизнуть или дружно завыть вокруг, погонявшись за хвостом от переполняющей радости, наконец, просто улечься рядом или встать возле.

- Князь! – не успев соскочить с лошади, Истислав уже тянулся растопыренной рукой, за ним тут же потянулись остальные, а были и те, кто, только добежав, вставал на ноги, перевоплощаясь в людскую форму – верная дружина.

- Ух, вы меня сейчас захлестнете, - вырвалось, когда основная волна почти добежала до окруживших меня.

- Други, круг! – раздалась команда Воеводы, и дружина вместе со старшими волками принялись расступаться, образуя круг в несколько шагов радиусом.

- Рад всем, спасибо, что приветствуете, вижу много новых лиц, - среди горожан действительно были и те, кого я не запомнил, а последнее время на память жаловаться не стал бы, потому как если меня сейчас спросить, что я говорил и кому ровно три недели назад в 9 часов утра, то я даже скажу в какое именно время и что именно.

- Приветствуем, Княже! – раздалось дружное.

- Знали бы вы, как я рад вас всех видеть живыми и здоровыми, - произнес я, еле сдержавшись, чтобы не пустить слезу, когда чувства действительно захлестнули меня, но сдержался, лишь снимая шлем, не как делалось в игре, кликая на кнопки инвентаря, а по-обычному, как бы сделал в реальности.

- Князь, князь, … белые волосы, князь, - вдруг народ оторопел, изумленно глядя на меня: - А постарел-то как, постарел-то…

Я машинально взглянул на потускневшее зерцало шлема, различив, белесые пятна, после чего вспомнил и открыл окно персонажа, где отображались параметры и мой внешний вид в виртуальной проекции, которую можно повращать.

Уровень 150, 180 нераспределенных параметров, количество жизни перевалило за 57000, благодаря кольцам, силы 1032, ловкости 437, выносливости 1878, разума 859, мудрости 541, номинальный урон 2065, грузоподъемность 14559… И на меня смотрит реальный я, только с бородой и волос белесый, жутко напоминающий одного персонажа известного цикла фэнтези. Но я не старый, с виду лет сорок, но просто белый волос. Просто белый волос…

- Князь, - голос Истислава вернул меня в мир.

- А?

- Задумался о чем-то? – народ смотрел, боясь что-то упустить, многие женщины с мокрыми глазами, и все ждут, ждут чего-то от меня.

- Да, подумал, сколько дел без меня накопилось, и сколько сделать надо.

- Ну, - рядом появился гном: - Город отстроен, Князь, мы свой договор исполнили, теперь твоя очередь.

- Я помню, спасибо, дайте срок, подготовим армию и пойдем, думаю, просто прогуляться нам не дадут.

- Верно думаешь, Князь, - Истислав подтвердил: - Не зря столько люда в наших землях, больше пяти тысяч уже и все идут, и идут. Даже Пришлых уже несколько сотен.

- А они отчего?

- К тебе, Князь.

- Ко мне?

- Да, все за чудом.

- Каким?

- Перерождения, аки друзей наших из ратников, нареченных Тумана Всеславовича и Светлики Любомировны.

- Да, будут ждать, покуда поможете.

- И много их? – будто не услышав ранее сказанное, спрашиваю.

- Почитай две с половиной почти что.

- Сколько меня не было?

- Три недели.

- Три недели, - повторяю, пытаясь осознать.

- Да, но ты не кручинься, сладили все, по твоему же наставлению все делали свое дело, жизнь не остановилась, напротив, организовали все, как нельзя лучше. Уже сейчас дружина насчитывает восемь сотен, среди них две сотни стрелков, да и прочих имеется, но это после расскажу. Добыча начата во всех рудниках, склады подготовлены для зимы, хранилища тоже, пять деревень в достатке и городу помогают. Мастеровых много нынче, ремесленных и прочих при деле. Так что, Князь, все хорошо, а теперь и лучше будет, ведь Сварог пришел к нам.

- Да! Да-да-да!

- Да! Слава Богам, Слава Сварогу!

- Ну что это мы все стоим, пойдем же, Княже, в город светлый, - тяжелая рука Борислава легла на плечо, и мы пошли.

Город действительно преобразился, крепостная стена с башнями возвышались, над каждой развевалось знамя с символом клана, и по округе ходили стада, пасясь на заливных лугах. Через реку простирался красивый каменный мост, по которому могут проехать сразу же четыре телеги. Храм разросся вширь, и от него веяло родным, теплым и благостным.

Вдруг меня резко одернули справа, и, крепко обхватив и повиснув на шее, своими такими сладкими губами в мои впилась Лерия. И я поддался, обнимая за тонкую талию, крепко, и никто уже не сможет разжать мои руки, если я этого не захочу. А я не захочу, и у нас впереди Вечность...

Послеглавие: Сидырыч.

Старый ножичек с легкостью снимал стружку с податливой древесины, в этот раз получалась лисичка: задорная, с большим хвостом. Грубые руки держали кажущуюся маленькой в широких ладонях игрушку, пальцы уже давно сами знали, с каким усилием надавливать на лезвие ножа. Каждая чирка по древесине осторожно снимает тончайшую стружку.

Лишь нож и стамеска, с помощью которой он проделает дырочки, чтобы лисичка смогла издавать свист, если подуть в ее хвостик. Игрушка ладится, задорная зверушка будто бы уселась на задние лапки и улыбается, гладкое тельце без единой занозы, еще бы разукрасить и покрыть лаком, но тогда звук изменится, перестанет быть тем первозданным, с каким должна петь эта фигурка.

Хотя и спорилось дело, он сидел с хмурым видом на лавки в своей каморке, что обустроил прямиком на чердаке, куда могли залетать голуби, воркуя на стропилах. Иногда прилетали летучие мыши, но Сидырыч прогонял паскуд, обожающих пищать и охотиться за махаонами, которых он любил. Нравились ему эти ночные бабочки, ставшие первыми его гостями, прилетевшими в самую первую ночь, когда, заступив на службу, домовой по привычке улегся на настиле чердака, а не в выделенной ему комнате. Так и остался, привык уже, да и спится здесь под стрекот ночных сверчков и хлопанье крыльев махаонов гораздо крепче.

По первости было непривычно, что новым местом службы оказался нормальный дом, а не очередной сарай или какая-нибудь лачуга. Отзываясь на призыв нанимателя, он никак не думал, что попадет в самый, что ни на есть княжий, ведь на такие должности заступали именитые домовые, чьи предки всегда служили у всяких правителей. Поэтому, Сидырыч, сначала не поверил, когда его призвал Князь и предложил службу, думал, что это ему снится.

Теперь же он точно знает, что все на яву, более того, в этом убедились многие. Новый город, много новых домов, и в каждый требовался свой защитник и хозяйственник, и те находились, благо, Сидырыч многих знал. По его зову шли многие, но звал не всех подряд, а самых работящих, не взирая на прежние статусы и места работы, зазнавшиеся лоботрясы с родословными, пусть сидят там, где сидят, а ему нужны настоящие работяги.

Странно ощущать себя старшим домовым, до сих пор не привык, хоть и подняло его положение и на будущем собрании домовых он будет сидеть не у стены, а возле центра, но все же, ответственности возросло в разы. Помимо собственного дома требуется следить и за остальными, чтобы никто из поставленных им не загулял, не набедокурил. Везде надо поспеть, всюду надо уследить, хорошо, что есть иногда время расслабиться, в ту же баньку сходить с новыми приятелями. Банщик тот же из своих, обычных, мировой мужик, Леший тоже, Анчутка – полевой чертенок, с той же грязи вылез и не зазнался, интересный паренек, хоть и молод. Со своими по статусу париться нельзя, иначе перестанут его воспринимать, как начальника. Но он нисколько не огорчен, компания у них собралась интересная.

Вчера вот нанял бригаду амбарных, чтобы следили за зерном, гоняя мышей с кротами и вылавливая червячков. Тоже потрепанные судьбой, поэтому с радостью приняли возложенные на них объемы, ознакомившись с местом хранения. Амбарники сразу же согласились на меньшую по сравнению с прошлым наймом оплату, и он их понимал: кому понравится сотню лет служить в сточниках, куда их занесло по оплошности.

У Сидырыча любая должность была в почете, и выбирая на нее кандидата, старший домовой подходил с особой тщательностью, чтобы назначенный был на своем месте, и платить ему требовалось бы гораздо меньше, чем обычно платят. И несмотря на это, искать приходилось все реже и реже, духи уже со всех земель буквально просились в найм, постоянно осаждая его своими просьбами.

Привычное увлечение помогает собраться с мыслями, не забыть, кто он и откуда, вот только все равно на душе пустота, и вновь он не рад сотворенной игрушке, и та в порыве ярости вылетает через окно, не разбившись, как предыдущие о стену. А Сидырыч уже бормочет под нос ругательства, обвиняя себя в никчемности и безрукости, и вот он снова недовольный и насупившийся. Сейчас встанет и пойдет проверять хозяйство, выискивая недостатки и ругая всех, кто попадется под руку.

- Что за суета вокруг? А?! – выкрикнул Сидырыч, оказавшись посреди холла и увидев, как бегают бабы.

- Так Князь вернулся! – отозвалась одна, неся в главную залу поднос с зажаренным под яблоками кабанчиком.

- Князь?! – хмуро переспросил Сидырыч, пытаясь вспомнить, куда уезжал Князь, и, понимая, что он что-то пропустил, занимаясь своими обязанностями: - Это хорошо, смотрите у меня, чтобы все было в ажуре.

- Жениться бы тебе, - донеслось из залы, и тут же раздался дружный бабий смех.

- Разговорчики! – выпалил старший домовой и пошел на выход, хмуро поглядывая по углам в поисках грязи или пыли. Не найдя ничего, он резко вышел из дома, громко ударив дверьми.

-Тятя, - раздался слабенький девичий голосок.

- А? – Сидырыч от неожиданности дернулся в сторону от испугавшей его четырехгодовалой девчушки в обычном сарафане.

- Тятя, этя тое? – спросила малышка, протягивая сломанную лисичку.

- А? – удивленно посмотрел Сидырыч на крохотную ладошку: - М… мое.

- Тятя, тятя, она самаяся, - на личике малышки появились жалостливые слезки, губки дернулись, носик зашмыгал.

- Не плачь.

- Лиситьку залька, касивая, калосая! – слезы тяжелыми каплями побежали по щечкам.

- Не плачь, - повторил сломавшимся голосом Сидырыч, приседая перед девочкой, и осторожно обнимая ту за плечи: - Хочешь, я тебе новую сделаю

- Павда?! – малышка вопрошающе взглянула прямо в глаза домового, и глубина ее глаз вдруг поглотила всю грубость, всю ворчливость, зачерствевшее сердце будто бы пробудилось.

- Правда, сделаю, новую еще красивее, - произнес Сидырыч, не замечая, как у самого появились слезы.

- Чесна?! Самую касивую?!

- Да. Завтра, завтра будет готова.

- Каласо, тятя тамавой, спасипа, ты – самый луций тамавой, самый-самый, я тепя люплю! – малышка прижалась в Сидырычу, и тот почувствовал, чуть ли не обжигаясь, ворвавшуюся в него согревающую теплоту.

Девочка тут же отпрянула и убежала, подпрыгивая от радости, в сторону, где резвилась детвора, а Сидырыч встал, не отрывая взгляда.

- Сидырыч! Как же я рад тебя видеть! – громкий голос вырвал его из плена собственных мыслей, и старший домовой обернулся, увидев, как к нему, раздвинув в стороны руки, шел Князь или не он? Нет, он, только его лицо скрылось за бородой, да и волос побелел: - Сидырыч!!! – сильное мужское объятие вновь ошпарило жаром душевной радости, добивая остатки черствости застарелого ворчуна.

- При-приветствую, Княже, - вымолвил опешивший Сидырыч: - Рад твоему возвращению в здравие.

- А я-то как рад, очень рад, - тяжелая рука похлопала по плечу: - Сидырыч, ты бы знал!

- Спасибо, - вымолвил старший домовой.

- Тебе спасибо, за все, за все! И знаешь что?

- Что?

- Это, не дуркуй ты, если и дальше будешь дурковать, то дудки тебе вырезать всю жизнь ольховые, а потом ломать их, ибо некому дарить. Женись, тебе надо, сам же знаешь. Ну давай, заходи, ждем тебя за столом, - Князь похлопал по плечу и пошел внутрь дома, и за ним последовали почитаемые люди города, каждый из которых приветливо улыбался и кивал ему.

- И правда, - произнес наконец старший домовой, оставшись у входа в одиночестве: - И правда, может жениться?

Послеглавие: Туман.

Поплавок дернулся и замер, продолжая колыхаться на волнах. Ложная тревога, но он терпеливый, он подождет, и как только хитрая попытается съесть наживку, тут же дернит снасть, подсекая эту пакостницу, съевшую уже три шарика секретной наживки из хлеба.

Ночь сегодня спокойная и теплая, хотя, кажется, сезон близится к осени, но это не важно. Ему в принципе не важно, какое время года будет, ни это больше заботит с недавних пор: за себя он больше не переживает, а вот за маму…

Сегодня, спасибо ребятам, общался с ней почти полдня, уговорили-таки зайти в игру, убедив, что он не умер, хотя тело и отдали, и то похоронили со всеми воинскими почестями. Но плакали на похоронах лишь женщины, соратники и сослуживцы напротив улыбались, впервые на чьих-то похоронах, делясь с пришедшими ветеранами заветной тайной, ставшей уже не такой уж тайной для всего мира. Но, как это принято, бывалые вояки не верят всяким слухам, но зато верят слову офицера, верят и надеются. Мама же по началу не хотела верить, точнее, боялась, что ее сынулька не умер, а живет, не так, как привыкли, а в интернете, точнее, в одной из виртуальных игр, какими он с детства увлекался, хотя она и пыталась отгонять его от компьютера, думая, что так убережет ненаглядную кровиночку. И когда, ей показали запись его обращения, поверила и разрыдалась еще сильнее, тут же попросив показать ей сына, думая, что это можно сделать через обычный компьютер, что стоит у нее дома, оставшийся от сына.

Общались с мамой, сидя у берега реки, и она все удивлялась, насколько все вокруг реально, и плакала, постоянно плакала, а он просил ее не плакать, хотя, знал, что мама плачет от радости, видя его здоровым, не до конца осознав, что все взаправду, хотя, наверное, материнское сердце подсказало, что перед ней действительно ее сынок, хоть и выглядящий иначе. Мама то и дело приговаривала, что возмужал, что подрос, хотя смотрело на нее немного иное лицо. Не замечали за радостью встречи, как бежало время, и хоть говорили обо многом, многого сказать не успели, но вскоре снова встретятся, вот только мама сходит на дежурство в больницу, где работает медсестрой, точнее, дорабатывает, ведь их всех сокращают, включая докторов, заменяя автоматизированными системами. Да и мало, как сказала мама, обращаются людей, благодаря модулям, диагностирующим состояние пользователя. Но это уже она ненадолго отвлеклась, как бы переходя с темы на тему, после чего тихо с осторожностью произнесла, что Катька, за которой он до армии приударил, родила.

Он знал, что та не дождалась его, да и ладно, он бы тоже не дождался, зачем ждать кусок мяса? Счастлива, наверное, и ладно, а ему уже все равно, хотя, по началу переживал, хотел даже уйти, только вот возможности не было, да и кто ему позволил бы. Тогда очень жалел, что не погиб, выжил, оставшись калекой, но все же не совсем жалел, вспоминая, что у него тогда осталась бы мама, а он у нее один, как и она у него. Единственная женщина, которая не обманет и не бросит, любя бескорыстно и по-настоящему.

Да и ладно, все теперь хорошо, маму бы сюда еще, а то хворает, хотя и не признается, возраст ее уже такой. Не выдает, храбрится, а он знает, а как только спросит, то отшучивается и начинает спрашивать о девушках, есть ли кто, а сегодня, спросив, вдруг осеклась и опустила голову, осознавая, что так и не понянчит внуков. Но, всплакнув очередной раз, все равно улыбнулась, ведь ее сын теперь здоров и никогда не умрет, как сказали ее товарищи. Теперь бы ее сюда забрать, только вот не хочется упрашивать, не блатной, чтобы без очереди лезть за чудом, а нынче вокруг много кого, кто пришел, да и сослуживцев длинная цепочка, так что они подождут, но непременно маму он перенесет. А еще он сегодня не сказал, но обязательно скажет, что ему нравится девушка из города, красивая, улыбчивая, зовут Людмилой. Вчера с ней все-таки заговорил, ощутив, что не ошибся и теперь знает, что в следующий раз, может, чуть позже, но познакомит с ней свою маму. И пусть порадуется за сынишку, и порадуется, что, наконец, Алешка взялся за ум.

- Туман, - тихо окликнули, возвращая из благостных раздумий на ночной берег: - Клюет?

- Поклевывает, присаживайся, только не шуми.

- Ага, сегодня как? Уху заварим?

- А куда без нее.

- Мама как?

- Все хорошо, спасибо.

- Ну и славно. Во! Клюет!!!

Послекнижие

- Сука, как же меня достали эти уроды! – взбесился воин в дорогих доспехах, проходя мимо толпившихся игроков малых уровней.

- Чего орешь? – спросил его спутник.

- Да вот не пойму, откуда этих вот, - он указал пальцем в сторону горбящихся, кряхтящих, ковыляющих и остальных нубов, с лицами туристов из Азии в метрополитене: - Уродов столько в игру попало. Семинар мировых шоу уродов что ли тут намечается?!

- Да не кипятись ты, клади на них, нубы как нубы.

- Ага, только этих ублюдков уже повсюду, в земли выйдешь пофармить мобов, а какой-нибудь такой вот низкоуровневый откуда-нибудь выползит и начнет: «Подскажите, а как пройти? А где я? А где?»

- Да ладно ты, пошли лучше, а то опоздаем в данж.

- Суки, ненавижу, так бы и резал всех, если бы не нубозащита!

- Чего это Лекс разорался? – присоединился еще один игрок в легких одеяниях и с луком.

- Да бесится из-за нубов.

- А-а-а, да уж, развелось их нынче куча, и какое-то у всех паломничество.

- В смысле?

- Да, кажись, все они хотят куда-то попасть, вон даже орут и пишут в чат.

- А что пишут? У меня фильтр на уровни.

- Да на тему дороги в библиотеку.

- И я про то же, заспамили уже мозг утырки! – вновь взорвался Лекс: - Да заткнитесь вы уже! Сдохните все!!! Ненавижу, нубье тупорылое!!!

- Слышь, уважаемый, - басистый голос за спиной заставил троих дернуться, и те резко развернулись, ожидая стражу или кого-нибудь из самых раскаченных игроков другого клана: - Ты бы заткнулся.

- А то что? – расслабившийся Лекс ехидно улыбнулся, не утруждая себя рассматриванием стоявшего перед ним нуба в лохмотьях.

- Ничего, - нуб прищурился: - Но поверь мне, это ничего тебе не понравится.

- Ай, все! Боюсь, боюсь! Выносите меня, нуб сейчас меня убьет. Слайд, танкуй!!! – троица расхохоталась.

- Небось денежку на шмотки у мамки с папкой выпросил, - вдруг произнес нуб: - А у самого ума только на гулянки хватает, хотя нет, такие как ты могут только в играх нагибать, а в реале только бомжей гонять и то вдесятером против одного.

- Да ты, сука!!!

- Ага, значит, я угадал, ну ладно, нагибатор, бывай. И да, кстати, не знаешь, как пройти в Новоград?

Приложение. Идеальная мифология Североси

Вот сижу и думаю, что если полностью переносить всех богов славян в игру, то на это потребуется 40 книг минимум ))))))

Да и сложно все многобожие в том виде, что представляют его нынче.

Поэтому подумал сделать некое упрощение, адаптацию.

Белобоги (Пантеон Порядка)

Первобоги:

Мать-Сыра Земля, прозвана народом Макошью - Матерью всего, богиней новой жизни, плодородия и плодовитости.

Сварог - бог-кузнец, небесный огонь, отец всего созидаемого.

Боги (дети первобоогов):

Перун - бог-громовержец, покровитель князя и дружины, заступник, старший сын Макоши и Сварога

(Дальше будут может быть другие)

Чернобоги (Пантеон Хаоса) предположительно, на их появление Огнеслав влиять не будет напрямую

Первобоги:

Морок – муж Мары, отец Богов Темных. Он являет собой оборотный лик Сварога, его противоположность (Сварог – свет, Морок – тьма).

Воплощение болезней, холода и лжи. Приносит в душу человека тьму и порождает неведанье. Испытывает сильных духом и губит слабых. Является нам в виде тьмы кромешной, мрака… Это и наши фантазии самые страшные, и наши предрассудки морочливые, от праведных дел отвлекающие. Признаём Черного Мужа как сущность, которая является хранителем страхов и темных устремлений рода людского. С сущностью этой невозможно договориться, и ее невозможно задобрить. Морок сродни «мирному атому», и за знания и силу, полученные посредством контактов с ним, человек может заплатить жизнью, разумом, а то и своей бессмертной сущностью.

Мара (Марана)– Хозяйка смерти, жена Морока, оборотная сторона Макоши(сестра).

Лик смерти, но не сама смерть. Мара – провестница беды и горя всякого, хранительница неведомых заний глубинных.

Чаще всего она проявляется в виде белолицей черноокой девы в белых одеждах, с темными расплетенными волосами и серпами в руках или в виде безобразной старухи в черном одеянии с косой. Оба этих лика – это Мара. Это единые два ее образа. На самом деле проявлений Матери Темных Сил очень много. Она проявляется и зеленоокой девой, дарящей соблазн и искушение, за которым смерть идет, и в виде призрачных Морочек, и Смертью, и Хворью, и Местью…

Мару мы признаем Мудрой Учительницей, которая хранит опыт жизней прожитых и Веду смерти, защиты и покоя. Она испытывает нашу силу и выдержку, дарит бесценное знание о прошлом.

Вий – Бог-хранитель Пекельных миров, властелин нечисти, повелитель упырей.

Блуд – сманивает Славян на окольную дорожку, разрушает Обычай и Правду.

По его имени детей, рожденных от неправедных союзов мужчины и женщины, которые всегда имели душевные или духовные недостатки, на Руси зовут ублюдками.

Духовное и телесное Солнце-Свет имеет определяющее значение в жизни Славян: оно давало жизнь, согревало и радовало Предков и живет в душах потомков. Невзирая на это, пращуры не отказывались от знаний о Темных Богах – неотъемлемой части Кола Живоявленья. Мы ведали и ведаем, что Белобог с Чернобогом борьбою своей Мир удерживают и жизнь дают. Нельзя славить Белобога и порочить Чернобога, как делают неведающие люди. Темных Богов предки наши не боялись и не порочили, однако остерегались, изучали их силы, для того чтобы не попасть под их влияние, а в более поздние времена упадка Ведической культуры старались задобрить.

Многих Чернобожичей ведали Славяне и всегда исто знали, что родители наши и мы – есть Русины, Сыны Руси, Дети Солнца. Ведать Темных Богов необходимо для того, чтоб своевременно видеть их проявления в своей жизни и иметь возможность вернуться к Свету.

Православные Русины не боятся и не страшатся Темных Богов, ибо ведают, что без них жизнь в Яви невозможна. Чернобожичи не есть сила зла, ибо зла не существует самого по себе, свет же без мрака – непознаваем. Понимая и ведая Чернобу, мы являемся детьми Светлых Богов, идем их путем и их наследуем.

Прошу обсуждать, предполагаю, что можно внести таких персонажей на роль чернобогов, как Кощей Бессмертный, Змей и Кодило или Чадило(антиЯрило) ))))