2040 (СИ)

Ероховец Алексей Евгеньевич

2040

- Тогда почему же получается, что большинство этих освобожденных от работы людей выбирают диван и сериалы?

- Не нужно забывать, что система безусловки работает не так давно, и многие люди еще просто не успели насладиться появившейся свободой, вот и упиваются ею. Но потом, когда смотреть сериалы надоест, такой свободный человек обратит свой взор внутрь себя, и, разглядев свои истинные пристрастия, займется написанием картин, съемкой фильмов, станет профессиональным киберспортсменом, или победителем ток шоу... Мало ли как можно будет проявить свое внутреннее я.

- А я считаю, что все это демагогия, призванная отвлечь людей от реальной проблемы! Вот зачем, например, государство поддерживает сокращение рождаемости, как не затем чтобы уменьшить количество не нужных людей?

-Наталья! Да что ж с тобой такое сегодня? Кто тебе сказал, что государство ограничивает рождаемость? Государство наоборот всячески пропагандирует большие семьи!

-Угу, пропагандирует, при этом детей раньше тридцати заводить нельзя, а бонусы на увеличение социалки молодым семьям таковы, что с тридцати до сорока все копят уникредиты... а потом уже не сильно им до детей становится.

- Опять ты все переворачиваешь! Ну как дополнительный бонус молодым семьям может ограничивать рождаемость?

- Да так, что после рождения ребенка семья перестает быть молодой и теряет половину дохода!

- Дети, кто еще считает, что безусловка это вредное изобретение, направленное на подавление личности?

Кроме Наташиной ни одной руки не поднялось. Наташа выжидательно посмотрела на меня, и под воздействием ее гипнотического взгляда мне тоже пришлось поднять руку. Сам-то я считаю, что безусловка штука хорошая, благодаря ей мои родители не лезут в мои дела, и я могу делать что угодно, пока они тупят в сериалы. Важно, что сам я таким точно не стану. У меня есть дело, у меня есть цель. Сериалы и фуд это не мое.

- Вот видишь, Наталья, класс тебя не поддерживает! - бронебойный аргумент, когда заканчиваются настоящие доводы.

- Дело не только в безусловке, - говорила мне потом Наташа, когда мы шли по школьному коридору по направлению к выходу, - понимаешь, Шерлок, вся система направлена на сокращение населения, посмотри на этот фуд, это же просто пародия на еду какая-то! Все покупают пакетики с одинаковым фудом и только выпендриваются с добавками. Простые обыватели берут со свининой, богачи со вкусом икры и лобстеров, продвинутая публика - фитнес линию, но все, буквально все жуют одни и те же хрустящие кусочки! Вот когда твоя мама готовила последний раз?

- В смысле готовила?

- Ну сама делала еду из простых продуктов?

-Да никогда, наверное, - задумался я, - ну да, она могла заказать какие-то овощи по праздникам, но так чтобы готовить, задействуя мультиварку, например, такого точно не было.

- Вот, а когда-то все люди готовили, и это считалось нормально, как для тебя кофе на кухне заказать.

- Мало ли что раньше делали? Раньше вон и машиной нужно был самому управлять, и деньги в виде бумажек держали, уборку сами делали, да много чего.. мы же в век прогресса живем, вот и пользуемся технологиями.

- Эх, Шерлок, ничего-то ты не понимаешь, - вздохнула моя подруга и мы попрощались до завтра, потому что она садилась в автобус, а у меня еще были свои, интересные планы.

Оказавшись более-менее на свободе, я для вида прогулялся немного в сторону центра и вызвал наконец свою Mazda Simposium, которая аккуратненько подрулила к остановке общественного транспорта через четыре минуты. Да, вот так вот, своя собственная машинка, на свои же деньги купленная.

Тут я должен признаться, что на самом деле денег у меня достаточно, даже много, и если бы мои родители когда-нибудь задались идеей сделать запрос по моим банковским счетам, то были бы, мягко говоря, сильно удивлены. В свои пятнадцать лет я уже хозяин упомянутой выше Мазды и Мерседесовского трехкомнатного трейлера, с очень небедной обстановочкой. По сути, если бы не ограничения на покупку недвижимости, которые благополучно снимутся для меня через год, я бы уже был хозяином симпатичной сталинки в центре города.

Откуда у простого парня из спального района все это богатство? Отвечаю: вот уже больше года я работаю свободным наемником на боевой машине Nomad от Google, выполняя различные боевые заказы от многочисленных наемничьих альянсов, в основном, конечно, от Blackforest. Если спросите меня, как удалось мне заполучить боевую машину до шестнадцатилетия, то пока вам на этот вопрос не отвечу, но обязуюсь осветить его позднее.

Я плюхнулся на диван своей машины и отправил ее к трейлеру, который в это время был на стационаре в парковой зоне Раубичи. Терять возможность двадцатиминутного сна было глупо, поэтому я забрался на диван с ногами, накрылся теплым пледиком и отключился.

Не успел я толком досмотреть сон, в котором мы с Наташей сидели на берегу реки и уже почти поцеловались, как раздалось тонкое попискивание будильника, означавшее, что Мазда уже заехала в гараж трейлера, а значит - home sweet home.

Я вылез из машины и прямо из гаража поднялся в жилые комнаты трейлера. На пороге меня встречала Ibaby, последнего поколения в костюме английской горничной и с чашечкой кофе на подносе. Ibaby, или в простонародье Айбаба, получала информацию о моем приезда за пять минут до прибытия от Мазды и успевала прогреть трубы кофеварки и подготовить чашечку ароматнейшего эспрессо. Айбаба моя была чудо как хороша, внешность я заказывал по образцу Нинель Кидман, с полным, понятное дело, функционалом работы и развлечений. Ну, вы меня понимаете.

Первым делом я протопал на командный пульт, где уже горели три экрана системы управления и сел в пилотское кресло (фирма Мицубиси двадцать тысяч кредитов, новое с гарантией), отправил запрос на свой хаб, и только после этого взял, наконец, с подноса кофе.

Я бегло просмотрел отчет о техническом состоянии моего меха, с которым понятное дело было все хорошо - уже неделя в ангаре без работы, и перешел на страничку текущих заказов. Рабочих было только два, как обычно в Африке, один на штурм укрепбазы и один на оборону укрепбазы, судя по всему, той же самой. Исходя из наличия обеих заявок в хабе, сражение будет очень немелкое, заявлены были даже машины класса Apple Catapult и Toyota Tsunami - самая крутая техника, которую можно вообще нанять. В общем, мне там, с легким Nomadом, делать нечего... Обещают за такие миссии много, но шансов сберечь машину практически нет, а покупку новой ни один гонорар не потянет. Так что опять стоим в гараже.

Хаб, в котором стоит мой Nomad, это гигантский автоматизированный лайнер, пожизненно крейсирующий по Атлантическому океану вдоль побережья Африки. На нем арендуют ангары как частные наемники, вроде меня, так и серьезные альянсы. Хозяева лайнера зарабатывают не только на арендной плате, но еще и на продаже, сервисе и ремонте мехов, они же производят доставку меха к театру боевых действий и эвакуируют потом из заданной точки тех, кто сможет до нее добраться. Защищена эта плавучая база так, что сил среднего европейского государства вряд ли хватит для нанесения достойного ремонта ущерба. Вообще, насколько я знаю, есть как минимум еще четыре таких корабля, действующих полностью легально, в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией о свободе передвижения боевой техники 2029 года, фактически регулирующей работу наемников.

Короче, вместо того чтобы работать, я весь остаток дня проиграл в видеоигры, и где-то около полуночи забрался в машину и рванул домой, не сильно заботясь о том, что меня могут засечь соседи. И верно, судя по окнам, весь квартал сидел ровненько на диванах, уткнувшись носом в свои телеки.

2

- Спокойной ночи пап мам!

- Угу, Шерлок.

11 Мая 2040. Пятница

- Шерлок, Вставай!

- Заткнись!

- Шерлок, ты сам просил будить тебя в пятницу в десять!

- Аааааа... черт с тобой... встаю.

Вставать в такую рань по пятницам нужно было для того, чтобы подобрать свежие заказы, пока их не разобрали другие наемники. Поэтому, позавтракав своими традиционными бутербродами с кофе, я отправился на улицу. С машиной пришлось произвести маневр, связанный с прогулкой в сторону парка и последующим вызовом ее со стоянки возле дома. В результате, уже в одиннадцать тридцать, я сидел у себя в пилотском кресле и пил, наконец-то, настоящий эспрессо.

Заказы на этот раз были гораздо веселее, буквально первый попавшийся подходил полностью - штурм африканской деревушки Бамаджен возле одноименного озера (господи, что за названия у них там?) - легкие машины, сопротивление без мехов, гонорар семь тысяч юников. Ровненько моя тема! Такие штурмы, как правило, практически безопасны, легких мехов используют для проникновения на вражескую территорию, там, где не ожидается большого сопротивления. Наша задача - занять плацдарм и укрепиться до подхода основных сил. На этом миссия, обычно, заканчивается, и мы топаем домой с потяжелевшими кошельками. Я подключил авторизационный планшет и подписал заявку. Меньше чем через минуту заявка была принята, и пришел запрос на авторизацию. Это означало, что предстоит встреча с Лехой, и на этом я немного прервусь, для того чтобы рассказать, как обещал, с чего все началось и кто собственно такой этот Леха.

А началось все примерно год назад, когда на четырнадцатилетие мне подарили целую тысячу юников по программе безусловки, а я вместо того, чтобы купить себе игровой модуль за 990, как делают буквально все без исключения подростки, полез в сеть, чтобы найти себе что-то прикольное. И нашел. Это был старый, но рабочий разведывательный дрон российского производства. Как сейчас понимаю, этой штуке оставалось максимум пять-шесть вылетов до полного списания в утиль, но тогда я этого не знал. Мне было всего четырнадцать, и мой незамутненный разум не хотел видеть каких-то препятствий, весь мир был в моих руках, надо только захотеть. Дрон стоил 1200, но удалось сторговаться до 1100, а такие деньги у меня были. Вместе с дроном я приобретал еще и права аренды гаражного пространства на известном вам лайнере, и прописку в Хабе. Оставалась лишь одна небольшая мелочь. Согласно конвенции двадцать девятого года совершить такую покупку мог только дееспособный гражданин (подданный) государства подписанта конвенции, достигший шестнадцати лет, и получивший гражданские права первого уровня. Как я уже говорил, препятствий для меня тогда не существовало, и первое, что мне пришло в голову, это установить связь с асоциальными элементами и найти среди них согласного купить для меня дрон на свое имя. А где искать асоциальные элементы? Правильно, в центре города! И я отправился на поиски бандитов. Долго ходил по парку Горького и Челюскинцев, пытался поговорить с игроками в сквитч и тренерами тай цзи цюань, оккупировавшими городские парки, ходил по кафешкам на проспекте, но так никого и не нашел, угробив на поиски больше пяти дней. Время для заключения сделки подходило к концу, но я не отчаивался, понимая, что даже по истечении семи дней я все равно что-нибудь да придумаю, если, не дай бог, не смогу найти нужного человека. Помог же мне, как обычно, случай. Совершив очередной тур по центральным улочкам, исследовав безрезультатно переулки Броневой и Войсковой , я двинулся по улочке с названием Золотая горка, когда мое внимание привлекло заведение с названием "Бар 40 Бочек" и большой яркой надписью: "Можно курить!!!" Вообще мест, в которых можно курить, в Минске очень немного, лицензия на это стоит дорого, да и самих курильщиков почти не осталось. В любом случае, мне стало интересно посмотреть на живых почитателей этой древней традиции, и я зашел в бар.

Это было довольно небольшое местечко, давно видавшее свои лучшие времена. Из ярких деталей интерьера можно выделить запылившийся и явно не работающий камин, старые протертые кресла, невероятно закопченный потолок и макет древней сабли на стене за барной стойкой. В остальном, место как место.

Главной же достопримечательностью, на мой взгляд, оказался дедок, с настоящей сигарой в зубах и бокалом пива в руке, который читал какую-то книжку в дальнем углу и пускал время от времени густые клубы дыма. Может, благодаря этой сигаре, но мне он показался весьма асоциальным, и, заказав на баре стакан апельсинового сока, я решился подсесть к нему за стол.

Я начистоту выложил дедку свою проблему, на что он мне просто ответил: "мечты должны исполняться: ты мечтаешь зашибать кучу денег, уничтожая коренное население Африки, а я мечтаю сидеть в этом баре, курить настоящие сигары и пить настоящее пиво, значит, мы можем и обязаны помочь друг другу... по-моему так". В общем, предложил он мне простую сделку: он становится моей юридической крышей, а я в случае успеха обеспечиваю его всем необходимым для счастья в достаточном количестве. Вопрос денежной компенсации обсуждать отказался категорически. Так я познакомился с Лехой.

Вот поэтому сейчас я сел в машину, взял с собой авторизационный планшет и поехал в сторону бара "40 бочек" для завершения процедуры.

Я застал своего старшего товарища за его традиционным столиком, практически в том же положении, как в день нашего знакомства.

- Привет тебе, престарелая Чегевара!

- И тебе привет юный головорез! Небось опять собрался распотрошить деревню другую на солнечном континенте? Или просто привез коробочку сигар старику?

- Первое! Заказ есть хороший, нужна авторизация.

- Ну, давай планшет, раз нужна.

Я передал деду планшет, а сам пошел на бар заказать себе сока и пополнить депозит, из которого оплачивалось натуральное пиво. К моему возвращению он уже заканчивал возню с биосканером, так что через пару минут заказ был официально принят, до боевого вылета оставалось еще два часа.

- Ну, что новенького? - спросил я, упав в соседнее кресло и невольно загораживаясь от вонючего запаха табака.

- А что тут может быть нового, народ тупеет, я спиваюсь, парадигма меняется, все как раньше.

- Ну, с тобой-то все понятно, а что за парадигма такая?

- Да такая вот парадигма. Много тысяч лет люди жили в мире, где человек был ценностью сам по себе, а теперь он всего лишь обуза для немногочисленной верхушки. В смысле, верхушка и раньше то плевать на людей хотела, но они были нужны как средства производства, а теперь вот не нужны.

- Ну так наоборот хорошо, никто тебя не тревожит, налогами не обкладывает, живи себе в удовольствие.

- Это как сказать, - усмехнулся Леха. - Вот посмотри, например, на собак: раньше они были нужны, и в каждом дворе жила собака, а то и несколько, они были востребованы, а потом перестали быть полезны и все тут. Что с ними случилось? Сначала их еще брали как домашних питомцев, при этом бродячих, диких собак отлавливали и убивали, в цивилизованном мире стерилизовали просто. По итогу собак-то почти и не осталось, даже как питомцев их не берут уже, потому что столько ограничений, что десять раз подумаешь, а в живой природе и вовсе нет. Так же и с людьми ненужными будет, стерилизуют нас потихоньку, только самых смешных и красивых для забавы оставят.

- Ты за всех не говори, Старик, я пользу приношу и сам себе зарабатываю, так что никто меня не стерилизует!

- Ну, дай бог, дай бог...

- Ладно, оставлю тебя тут рассуждать о судьбах Мира, а сам пойду в реальных процессах поучаствую.

Оказавшись у себя в трейлере, я первым делом перевел кресло в боевую позицию и попросил чашечку эспрессо у Айбабы. Несмотря на то, что до непосредственно боевых действий оставалось еще около часа, я заранее настраивал все системы, чтобы исключить всякие мелкие неожиданности во время операции. На экране было видно, как Мехов грузят в десантный вертолет и закрепляют в специальные капсулы числом двенадцать. Взревели двигатели вертикального взлета, и машина оторвалась от палубы. Вообще наш десантный корабль мы называли вертолетом скорее по старой традиции, уже лет пять на этих машинах не было ни одного винта, а только вращающиеся сопла реактивных двигателей, которые помогали совершать вертикальные взлет и посадку, при этом позволяли достигать довольно высоких скоростей на высоте. Примерно минут пятьдесят ожидания, и вот мы уже зависли над зоной высадки. Десантник медленно опустился на живописную лужайку, окруженную холмами, поросшими редким кустарником и отдельно стоящими деревьями, раздался сигнал, и я подключился к управлению. Кроме моего, в команде было еще три Номада - лучший, на мой взгляд, выбор профессионала, если уж берешь легкую машину, то она должна быть максимально быстрой. Основную массу составляли шесть китайских Лю Бей - легких и дешевых машин для новичков, один японский Ninja - известный своей маскирующей окраской, один Legionnaire от Apple и даже российский Джигит - который, как известно, пока работает чудо как хорош, но продолжается это, как правило, недолго.

3

Едва мы десантировались, как указатели на карте дали нам азимут на деревню и определили боевой порядок. На стратегическом уровне такие операции также управляются наемниками, для чего существует совершенно отдельная профессия. Однако стать стратегом непросто, для этого нужно заработать хорошую репутацию и быть довольно удачливым и при этом непредвзятым специалистом, отлично знающим все характеристики и способности боевых машин. По результатам работы такому специалисту присваивают звезды, и мы, пилоты, заранее устанавливаем минимальный уровень стратега операции. Так, если у меня в настройках стоит две звезды, то контракт с однозвездочным стратегом я просто не увижу. Текущей операцией руководил четырехзвездочный парень, и это, признаться, немного настораживало, поскольку уровень стратега в какой-то степени говорил о том, что есть вероятность необходимости импровизации по ходу боя.

Итак, мы выдвинулись: в первой линии Номады и Джигит, во второй Легионер - наша главная огневая сила, и его поддержка в виде китайцев. Ниндзя предсказуемо был отправлен совершать обходной маневр. Мы топали не торопясь, растянувшись цепью на шестьсот метров, так, чтобы находиться в визуальном контакте друг с другом, чему не сильно способствовала холмистая местность.

В километре от цели мы остановились и, ожидая данных от нашего японского товарища, завели привычный треп ни о чем.

- Эй Лег, - спрашивал один из китайцев (судя по акценту Русский), - ты обновления-то все поставил?

- Ты, подделка, лучше беспокойся чтобы у тебя шарниры по дороге не навернулись, а то не дойдешь до места боя и никакого гонорара...

- Танки грязи не боятся! - гордо отвечал китаец.

Смех смехом, но китаец был прав. Apple делала отличные мехи, с хорошей надежной броней и высокой проходимостью, при этом с очень высокой огневой мощью, но была, как говорится, пара проблем. Во-первых, машины воспринимали только оружие, сделанное Lockheed Martin специально для Apple, не подходила даже амуниция от других систем, что доставляло массу неудобств, когда в боевой обстановке необходимо пополнять запас патронов. Во-вторых, все мехи поставлялись в базовой комплектации, а дальше нужно было подгружать, например, подъем манипулятора вверх, за отдельную плату, понятное дело. Ну и отдельной строкой нужно упомянуть программные обновления, после которых машина могла заглючить самым непредсказуемым образом, причем чаще всего именно во время боя, что, конечно, логично, учитывая, что в любой другое время машина просто спит в ангаре.

Я сам был свидетелем ситуации, когда при штурме лагеря месяца три назад наткнулись на Pretorian от Apple - довольно серьезную среднюю машину, но в данном случае придавленную куском стены. Окажись на его месте китаец, он выполнил бы отжимание манипуляторами и был на свободе, но бедному преторианцу нужно было сначала оформить платеж и скачать программу... Как мы над ним только не издевались! Могу сказать только, что засовывание дохлой собаки под кожух было самым мягким приколом. Но из профессиональной этики разрушать машину полностью не стали, а только отстрелили блок управления, когда поняли, что загрузка подходит к концу.

Минут через пятнадцать пришел сигнал от Ниндзи, он обошел лагерь и обнаружил на обороне не только негров с пушками, но и три Гуань Юй - тоже китайские машины, относящиеся к среднему классу. По деньгам новый Гуань Юй стоил как мой Номад, в районе сорока тысяч юников в зависимости от комплектации, но при этом весил намного тяжелее, и как следствие, обладал гораздо более серьезной броней и огневой мощью при очень плохой маневренности - в общем, идеальный вариант для обороны.

Почему задействовали три машины, было тоже, с большего, понятно: деревушка Бамаджен имела три основные дороги, расходившиеся в разные стороны практически идеальным треугольником, по одной машине окопались на северном и западном блок постах, и одна дежурила на мосту, отделявшем реку Нун от Озера. В такие моменты и нужен опытный стратег.

Наш, надо сказать, не подкачал. Мое задание было простое: обойти лагерь слева, выйти на северный блок пост и начать обстреливать его, постоянно меняя позицию, боевая задача -создавать видимость атаки, как можно дольше оставаясь в строю.

Как теперь я понимаю, два моих собрата отправились к дамбе имитировать атаку с юго-востока. Простора для маневра там намного меньше, поэтому вероятность потерять одну из машин выше.

Едва выйдя в зону досягаемости средних ракет, я дал залп по блокпосту и на всех парах устремился на север, за моей спиной в это время случился маленький локальный ад, вызванный взрывом нескольких десятков ракет, мин, и гранат, щедро сдобренных очередями крупнокалиберных пулеметов. А ведь похоже, нас ждали!

Тут мне пришел в голову интересный маневр. Резко развернувшись, я устремился прямо навстречу раздававшимся взрывам, оказавшись ровненько там, где только что полыхало, и замер. Судя по тому, что стрельба продолжилась по другим квадратам, устройство помех слежения продолжало работать исправно. Я подождал секунд тридцать и со всей возможной скоростью устремился навстречу блокпосту, приведя в готовность все слоты ракет малой дальности, которые бьют сильно, но только если стрелять ими практически в упор. Впереди замаячили испуганные черные лица, которые лихорадочно пытались развернуть свою зенитку, уже понимая, что ничего не получится. Их я просто расстрелял из пулемета и, перепрыгнув через мешки, рассыпался фейерверком ракет, ровняя с землей блокпост, и не оставив в живых ни одного африканца. Гуань Юй, тем не менее, так просто было не свалить. Ракеты, конечно, попортили ему окраску, но сам он при этом оставался практически цел, и уже потихоньку разворачивался в мою сторону. Потихоньку здесь ключевое слово, бегать вокруг него я мог до бесконечности, но ситуация была в некоторой степени патовой, я мог бегать вокруг него, поскольку пробить его броню мне уже было нечем, а он мог крутится сколь угодно долго, потому что я под него не подставлюсь.

Это было мое представление о ситуации, а вот китаец, похоже, имел план.

Конечно, попасть в меня он не мог, но вот расстреливать землю вокруг себя, оставляя слабо проходимые воронки, это запросто. И вот тут у вашего покорного слуги начались проблемы. Изрытая земля заставляла меня постепенно увеличивать радиус бега. Попытаться сбежать нереально - накроет средними ракетами и поминай как звали, поэтому я продолжал бежать, одновременно прикидывая в уме, что на нового Номада в полной комплектации у меня денег впритык, так что, похоже, придется опять осваивать китайскую технику. И вот, когда по моим подсчетам очередная ракета должна была бы уже разорваться у меня под ногами, случилось два одновременных события: во-первых, сухой хлопок со стороны китайца сообщил мне, что у него таки закончились ракеты средней дальности, во-вторых, взрыв у него под ногами оповестил о том, что усиленная ракета средней дальности класс Сюрикен благополучно разорвалась прямо на левой ноге моего уважаемого противника, не оставив от оной даже легкого обрубка, по причине пресловутой слабости китайских шарниров.

Уже потом выяснилось, что по ходу боя мои коллеги Номады оказались не столь везучи как я, и были вырублены в течение первых трех минут боя. Этого времени хватило Легионеру с Лю Беями уничтожить западный блок пост и двинуться к центру деревушки. Гуань Юй оставил в это время плотину и вместо того, чтобы двинуться на помощь моему противнику, потопал также к центру, где и был уничтожен подавляющим огнем наших основных сил. Наш стратег практически сразу после прорыва блокпоста отправил Ниндзю на мой фланг, где он тихонько следил за моим поединком, постоянно прося разрешения вмешаться. Разрешение это пришло только в тот момент, когда стало понятно, что защитник моста движется навстречу нашим основным силам, а не на север, как было бы логично. В общем, удача была сегодня явно на моей стороне. Как потом говорил наш стратег, скорее всего китаец с моста не ожидал, что я так долго продержусь против среднего меха, и рассчитывал объединить их силы в районе центральной площади, где нашим пришлось бы здорово попотеть, выбивая двух прикрывающих друг друга Гуань Юев.

4

Дальше все было просто. Мы прошлись по деревне, осуществляя зачистку, иными словами, снося из крупнокалиберных пулеметов хижины с их обитателями и взрывая более капитальные домишки, а после этого восстановили блок посты и принялись ждать тяжелую кавалерию.

В этот момент я обнаружил у себя уверенный и прочный стояк. Мой член так уперся в плотную ткань джинсов, что было просто невыносимо терпеть. Все, решил я для себя, как только это закончится, беру Айбабу и спать. Однако заканчивалось это еще около часа, пока пришли тяжелые и средние мехи, пока мы добрались до точки посадки, я был так измотан, что моих сил хватило только доковылять до постели и упасть пластом.

Итог операции был таков: минус три вражеских Гуань Юй, минус два Номада и два Лю Бея, плюс семь тысяч юников на мой счет и практически целая машина - ремонт и восстановление боекомплекта 449 юников.

12 Мая 2040 года. Суббота.

......

- Айя, кофе!

.......

- Айя, еще кофе с бутиками и планшет!

.......

Вот что я называю отличным правильным утром! Наблюдая, как грациозная Айбаба ставит поднос с кофе на кровать, сексуально отставив аппетитную попку, как просвечивают ее аккуратные соски через натянувшуюся под весом прекрасный спелых грудей блузку, я понял, что хочу от нее не только кофе. Но его величество облом проявил себя и на этот раз, подсветив зеленым список заказов в хабе, и особенно акцентировав мое внимание на одном из них, предполагавшим гонорар в тридцать тысяч кредитов с антимех гарантией. В общем, Айя никуда не денется, а такое надо хватать не думая. В этом, собственно, и проявляется нестабильность жизни наемника - то неделями ждешь завалящего дела, то вдруг как попрет, так попрет.

Это был сплит заказ от султаната Бамум, предполагающий серию небольших операций зачистки с финальной подготовкой укрепрайона. Оплата более чем щедрая за несколько дней работы, при этом антимех гарантия, которая предполагала компенсацию стоимости машины, в случае если она будет уничтожена другим мехом. Говоря простым языком - основную работу по выбиванию обороны уже сделали до нас, и наша задача простая зачистка. Не работа, а мечта. Сегодня вечером предполагается высадка в районе Нжилан с маршем в сторону места зачистки - Мбамкуоп, после чего разбегаемся и широким фронтом зачищаем территорию, и, наконец, собираемся вместе в Памфуэтле, где и готовим базу для последующего штурма тяжелыми машинами аэропорта Фумбан в Кутабе. Считаю, что было бы правильным давать специальную премию тем парням, которым смогут все это произнести, ни разу не запнувшись.

Я подтвердил заказ и принялся думать, как бы мне пораньше застать Леху, который, понятно, до часов двух в своем баре не появится. Чтобы думалось веселее, я отправился заниматься этим под теплыми струями воды в душевой кабине и, взбодрившись, понял, что идеальным планом было бы высадиться где-нибудь в районе троицкого предместья и прогуляться вдоль Свислочи, а затем через Парк Горького добраться до Сорока бочек.

Сказано - сделано!

Я доехал на машине до Острова Слез, и отправив Мазду на Золотую Горку - чтобы не таскать с собой планшет - двинулся пешком через Троицкое предместье к мосту. Предместье - это, наверное, самый старый район города, здесь сплошь невысокие домики с различными кафешками на первых этажах и дорогущими квартирами на верхних. Одно время я думал, что именно тут и надо мне будет прикупить квартирку, но позже решил, что во-первых, работать на нее придется явно не один год, во-вторых жить там постоянно наверное не так уж и здорово - постоянные толпы туристов, вечный шум.... Уж лучше устроиться где-нибудь на старом проспекте, там и спокойнее, и, главное, намного дешевле. Я медленно прогулялся по пешеходной Зыбицкой улице - которая, по сути, была продолжением Троицкого, только на другом берегу - и вышел к парку Янки Купалы.

Денек был отличный, светило солнышко, теплая погода позволила девушкам облачиться в свои самые откровенные наряды, а я шел и пялился на окружающий мир, улыбаясь бестолковой улыбкой.

И вот теперь про мои отношения с "Обломом". У нас с ним давняя и неразделенная любовь. Облом меня любит, а я его нет. Стоит начаться чему-то хорошему в моей жизни, как Облом тут же напоминает о себе самым извращенным способом. Я это к тому, что недолго длилось мое безмятежное состояние.

А начиналось все довольно безобидно. Сначала я услышал возбужденные детские голоса в глубине парка, и мне стало интересно. Подойдя поближе, я увидел картинку, напомнившую мне рассказы о средневековой организации под названием инквизиция - ребята развлекались тем, что привязывали людей к столбам и, обложив кучей хвороста, поджигали. Перед чем их вроде как мучили даже. При этом парни действовали с таким размахом, что всерьез подорвали генофонд средневековой Европы. Интересно, куда смотрела средневековая полиция? Вообще ее что ли не было?

Ну вот и в парке происходило что-то похожее: группа мальчишек примерно моего возраста соорудила муляж ракеты из картона, в которую были плотно упакованы новогодние петарды хвостами вниз. Сама ракета стояла на железной треноге, а кролик был плотно привязан примерно посерединке. Какой кролик? Спросите вы... Отвечаю: обычный декоративный маленький кролик. Беленький и пушистенький. Толпа, собравшаяся вокруг космодрома, проявляла самые разнообразные чувства, от горячего энтузиазма мальчишек постарше до неудержимого плача девчушек лет десяти-двенадцати, которым, понятное дело, кролик казался жутко милым, и его было очень жалко.

Я вообще человек спокойный, и не в свое дело предпочитаю не лезть, но тут не удержался. Больше всего ненавижу, когда сильные издеваются над слабыми, поубивал бы казалось таких. В общем, не сильно себя контролируя и крича всякие разные обидные слова, побежал я к месту действия и успел-таки оттолкнуть парня с зажигалкой и даже ракету успел порушить. Ну а потом, дорогие мои друзья, отгрёб, что называется, ваш покорный слуга хороших трындюлей от местной публики. И обидно было по концовке не от того, что подрали мне всю одежду и закинули мои кроссовки на дерево, и не от того, что разбили мой айфон Х-10, и даже не от того, что жутко все болело от ударов многочисленных конечностей по малочисленным бокам моим, а от того, что меня, повелителя боевой машины и опытного наемника, отлупила стайка малолетних придурков, имя которым никак, и будущее которых нигде. Повезло еще, что на шум стали подтягиваться взрослые, и малолетние инквизиторы разбежались кто куда, оставив кролика в качестве трофея особенно слезливой девочке в синем платьюшке.

А в моей программе появился еще один неожиданный пункт - шопинг. Благо буквально рядом, через проспект, возле цирка находился шопинг центр "Хрустальный Сосуд" - в архитектурном плане типичный образец Лукашенковского Ампира из стекла и бетона, а по сути своей город в городе, где можно купить все, что хочешь, и развлечься практически любым способом.

Главным испытанием было, конечно, зайти в центр в таком оборванном виде и босиком. Но необходимость диктует свои правила, поэтому, закатав джинсы повыше, с гордым видом я прошествовал через главные двери Хрустального холла и быстрым шагом отправился в магазин гаджетов. Проблема состояла в том, что, не имея телефона, довольно сложно совершать покупки, поэтому начать я решил именно с него. Вообще я не сильно слежу за телефонной модой, но раз уж так сложилось - что ж, отличный повод купить себе Х-12, который вышел только месяц назад и сегодня воплощал вершину мечт всех подростков спальных районов. Цена в 1100 кредитов практически отсекала целый пласт покупателей, тратящих свой бонус дня рождения. Еще, кстати, один момент, где я мог бы здорово спалиться перед родителями, не будь им так глубоко пофиг. Телефон пришлось покупать через биоверификацию - довольно нудный процесс, при котором у тебя сканируют сетчатку и пальцы, делают запрос в банк, определяют текущий счет и уже с него проводят оплату. Занимает минут пять, но зато после них я наконец-то держал телефон в руках, и дальнейшее было делом техники. Яблочный сервис быстрее банковского определил меня как пользователя и уже зеркалил из облаков профиль моего телефона.

5

Дальше дело пошло проще. В обувном оказалось несколько свободных кабинок, так что ждать не пришлось. В кабинке я встал на размерную панель, определившую параметры моей ноги, сделал несколько шагов, пробежался и, когда система определила все показатели, начал выбирать по каталогу подходящие кроссовки. Долго рассматривал новые модели, но в конце концов остановился на своих любимых Найках; оранжевого цвета - класса туризм (я же не из тех, кто пробежки по утрам совершает). Одел их сразу на ноги и, проигнорировав предложение мусорки скинуть туда старую обувь, пошел на выход. При выходе из магазина телефон пикнул, подтверждая оплату, но каким-то новым непривычным пиком - раньше лучше было - невольно подумал я. Купив себе новые джинсы и футболку с принтом Че Гевары (подразнить Леху), я вышел на проспект и двинул в сторону площади Победы.

Топать было минут пятнадцать, так что можно было не торопясь прийти в себя после досадного моего приключения и успокоиться - что было особенно сложно.

Учитывая, что текущем 2040 году проходит церемония выборов, практически все пригодные поверхности вдоль дороги были заклеены предвыборными плакатами с призывами и лозунгами. В этот раз противниками Лукашенко на выборах были Д. Вейдер, Д. Сэм, А. Гитлер и Гайдукевич. Чучела первых трех будут потом торжественно сожжены на площади Независимости сразу после церемонии покаяния Гайдучевича.

Гуляя вдоль проспекта, в очередной раз подумал, как все-таки странно это место устроено: справа нормальные человеческие дома, парк, деревья, слева, за ограждающей сеткой - сплошной поток машин, летящих со скоростью в 250 километров в час, совершенно безучастных к тому, что происходит снаружи. Ведь даже в окно смотреть на такой скорости смысла нет - ничего не успеваешь заметить толком. Собственно сам я точно такой же - в машине всегда найдется на что убить время, пока едешь.

Когда я добрался наконец до Сорока Бочек, с удивлением обнаружил, что уже начало четвертого, поэтому, заказав в баре еды, я присоединился к своему старшему товарищу, который в этот раз не дымил свою адскую сигару а мирно хлебал суп из чечевицы и разговаривал с каким-то своим приятелем.

- Аааа - истребитель невинных пожаловал? - что это у тебя на майке такое нарисовано?

- Да мужик какой-то с сигарой - тебя вот решил порадовать!

- Ну спасибо, спасибо, порадовал, - сказал Леха, многозначительно переглянувшись со своим товарищем. А это кстати, познакомься, мой друг, Слава, мы с ним договаривались где-то сейчас встретиться.

Слава многозначительно покивал остатками некогда пышной кучерявой шевелюры.

- Будешь смеяться, но у меня опять заказ, - сообщил я, отрезая себе кусочек от речной форели, зажаренной на гриле.

- О как у тебя дела пошли, однако! На кого работаем на этот раз?

- Какой-то Султанат Бамум - в Африке, как обычно...

- Я знаю Бамум, - вмешался вдруг Слава, - это в Камеруне такое местечко интересное, раньше государством было.. там даже письменность своя уникальная есть.

- Государство, похоже, там снова есть - раз заказы размещает, - резонно заметил Леха.

- Да уж... жалко ребят, - заметил Слава, отхлебнув пива, - так историю и теряем.

- А почему жалко то? - удивился я. - Сделают свое государство национальное - будут культуру развивать и все такое.

- Угу, точно, сделают, - ухмыльнулся Слава, - они уже десять лет этим занимаются: найдется где-нибудь в Африке ресурс полезный, и тут же выясняется, что на этой территории как раз расположено древнее племенное государство. Тут же представители этого племени начинают патриотический подъем испытывать, а само племя объявляет о своей независимости. Потом ООН быстренько признает их право на самоопределение, и автоматически воюющей стороной, даже если и воевать не с кем. Остается дело за малым - эвакуировать законного представителя нового государства в Штаты для физической защиты и можно отправлять косяками наемников, единственная цель которых - обеспечить площадки для корпораций, идущих следом. Как правило, это означает, что на месте работ не должно проживать враждебного народу. Никогда не задумывался, откуда у этих вождей вдруг столько юникредитов на наемников появляется, когда еще вчера на солнечные панели для крыши денег не было?

-А как же международная поддержка?

- А международная поддержка - это колхоз такой специальный - чьи деньги непонятно, откуда берутся неясно, общие, стало быть. А так не бывает. Кто-то их взял и потратил, с какой-то конкретной целью. Вот и думай.

- А что тут думать? На мой век работы хватит, а там я уже богатым буду, куплю себе магазинов каких-нибудь и буду жить в свое удовольствие.

- Молодой ты еще - вот и глупый, - ухмыльнулся Леха, - ладно уж, давай свой планшет, авторизуюсь.

Километров через восемь-девять дорога свернула на юг к Мбамкуопу, и там мы наконец-то встретили некое подобие сопротивления в виде наскоро сооруженного блокпоста. Едва завидев нас, защитники открыли беспорядочный огонь из всего, что было под рукой: крупнокалиберных пулеметов, зениток и ПЗРК, однако разница в вооружении и броне была настолько существенной, что мы даже толком не снизили скорость. Основной удар взял на себя Викинг, для которого это был, по сути, последний бой в операции. Тем не менее, серьезного ущерба ему так и не нанесли, залп ракетами средней дальности настолько деморализовал противника, что когда мы наконец-то подбежали вплотную к блокпосту, стрелять там было практически не в кого.

Так, быстро и без потерь, был занят первый плацдарм - деревня Мбамкуоп. Еще часа три ушло на то, чтобы сравнять с землей окрестности и соорудить блокпост, в котором предстоит ждать возможной контратаки Викингу. После чего все поотрубали свои мехи и отправились отсыпаться перед завтрашней зачисткой, оставив на стороже двух китайцев - тех, которым завтра предстояла короткая дорога на Памфуэтле. С утра их сменит Викинг и даст часа четыре поспать.

Я же, уставший настолько, что не было даже мысли о чем-то, кроме моей подружки-подушки, плюхнулся, не раздеваясь, в кровать и тоже отключился.

13 мая 2040 года. Воскресенье.

У Наташи была большая проблема. Она заболела какой-то странной болезнью, при которой грудь очень сильно болела и могла совсем отвалиться... Единственное, что могло помочь ей - это постоянный массаж, и конечно, с этой бедой она пришла к своему другу, то есть, ко мне. Как настоящий товарищ я, понятное дело, не мог ей отказать, и поэтому сейчас, сняв с нее белый кружевной лифчик, впился двумя руками в ее прекрасные упругие, но мягкие полушария. Ее соски были напряжены, голова откинута назад и рот полураскрыт. "Да, Да!!" - шептала она. - "Сильнее, прошу тебя, только так ужасная боль уходит". В этот момент в зал кафешки, в которой мы, оказывается, сидели, вошла официантка с подносом, уставленным дымящимися чашечками отличного итальянского эспрессо и какими-то пирожными. Официантка поставила поднос на столик рядом с нами и, наклонившись так, что все аппетитное содержимое ее блузки стало доступно моему взору, сексуально облизнув верхнюю губу, спросила, не хочу ли я еще чего-нибудь? Похоже, сочетание визуальных и тактильных образов таки перегрузило мою систему, и я открыл глаза. Потом снова закрыл, потому что картинка во сне и наяву не сильно отличалась. Моя чудесная Айбаба стояла, наклонившись, в костюме баварской девушки и протягивала поднос с дымящейся чашечкой кофе. Я протянул руку и забрался к ней под блузку, освежая уплывающие ощущения, и на миг зажмурился от удовольствия. И в этот момент ужасная мысль кольнула меня: Черт! Неужели проспал? Я кинул взгляд на часы (6:38) и галопом, не одеваясь, ломанулся к пилотскому креслу.

Я запустил все системы, и пока машина включалась, быстренько смотался в душ, и на ходу натянул на себя джинсы и футболку. Через 15 минут старт, так что пусть в последнюю минуту, но я таки успел.

- Ну где ты пропал? Проспал что ли? - спросил меня вчерашний Джигит, с которым мне предстояло работать в паре сегодня.

- Угу.. проспал.. - не стал запираться я. - Видать, вчера немного перегрузился.

- А я так нормально, засадил полбутылки виски вечером, но сегодня огурцом. Сон алкоголика крепок, но не долог!

- Это точно, а у меня, похоже, просто неделька сложная вышла, сегодня закончим и возьму пару дней на релаксацию.

- Это правильно! От работы кони дохнут, надо и отдыхать.

За таким пустым трепом мы дождались, пока нам пришлют маршрут, и, получив его, не спеша потопали. Нам предстояло зачистить три небольшеньких поселения на несколько домиков и выйти на базу в Памфуэтле. Торопиться смысла не было никакого, потому что само это Памфуетле тоже нужно будет еще захватить - работа для Преторианца и двух Лю Беев. Наша же задача простая и не опасная.

В первое поселение на три домика мы зашли вместе, и через несколько секунд там не осталось ничего, кроме огня и земли. Не знаю, был ли кто-то в этих домиках или все разбежались, суть это не меняло, после нас осталось лишь изрытое небольшими воронками дымящееся чистое поле. Дальше наши пути разделились, и я, забрав чуть южнее, пошел чистить одну деревеньку, а Джигит взял вторую чуть севернее. Расстояние между ними было километра два, поэтому в случае опасности мы могли легко прикрыть друг друга.

Я вошел в "свою" деревушку спокойным размеренным шагом, прошел в центр, спокойно развернулся и саданул по двум первым домикам прямой наводкой ракетами малой дальности. Две крыши взлетели на воздух почти синхронно, и я невольно порадовался красоте своей работы. Затем я медленно развернулся, чтобы насладиться картиной паники, которая разразилась в деревне. Люди выбегали из домиков и что-то кричали. Тех, которые пытались убежать из деревни, я методично расстреливал одиночными разрывными, за остальными же просто наблюдал. Было весело. Из одного домика выбежала семейка в составе крупного негритоса в годах, бабенции с двумя детишками и молоденькой девчушки лет шестнадцати в легком синем платьице, надо сказать, очень симпатишной. Не знаю, что меня заставило это сделать, но я переключился на стандартные пули и подстрелил девчушку в ногу, так что она упала на землю и попыталась ползти от меня прочь. Баба с детишками заголосила и побежала в сторону леса, а негритос схватил какую-то лопату и бросился с ней на меня. Я дал ему как следует поработать, пытаясь пробить мою броню, и когда дядька совсем утомился, снес ему голову ударом манипулятора. Девчушка в это время пыталась отползать на спине, упираясь локтями и здоровой ногой в землю, отчего ее платьюшко преинтересно задралось, обнажив красивые ножки и белый треугольник трусиков. Я был просто загипнотизирован этой картиной и пошел за ней. Ее постоянная суета с попытками уползти не давала сосредоточится на картинке, поэтому, подойдя поближе, я пальнул ей в живот из мелкашки, и это наконец-то остановило ее. Я смотрел в ее раскрытые от ужаса глаза и на ее руки, которые пытались прижимать рану на животе. Кровь пропитала синее платье, и это было некрасиво. Я порвал его пополам при помощи манипуляторов, и теперь передо мной лежало прекрасное девичье тело в одних только трусиках. Кроме всего прочего, девчушка оказалось хозяйкой отличных черных сисек, что, похоже, вернуло мне забытое утреннее чувство, и я опять поймал у себя внезапный и стопроцентный стояк. И вот тут я уже не стал сдерживаться, а переключил Айбабу в режим Oral Pleasure и расслабился в кресле. Надо сказать, что моя горничная в этом вопросе чудо как хороша, и обычно никаких дополнительных стимуляторов настроения мне не нужно, если вы понимаете о чем я, но тут развлекуха сама напрашивалась. Я медленно наклонился к моей негритяночке и навис над ней своим огромным железным корпусом. Ее глаза, казалось, вылезут из орбит, зрачки расширились, а выражение полнейшего ужаса, смешанное с гримасой боли, было просто восхитительным. Я содрал с нее беленькие трусики левым манипулятором, зацепив, правда, нормальный кусок мяса с бедра, от чего девчушка дернулась, словно током ударенная. Правый манипулятор я заменил на ствол мелкашки, который по размерам как раз подходил для задуманного. Я медленно поднес его к губам своей жертвы, но она только отвернулась от него и замотала головой... Ну что ж, хочешь на сухую будет на сухую, подумал я про себя и неторопливо вошел в нее. Еще и еще и еще... Поначалу она дергалась, пыталась что-то кричать, но потом постепенно угомонилась и только хрипела едва приоткрытым ртом. "Эй, подожди-ка, подруга" - прошептал я ей, когда начавшиеся судороги известили меня, что конец близок, - "не так все должно случиться". Я ускорил свою Айбабу, и только тогда, когда терпеть уже стало совсем невозможно, одним выстрелом в голову закончил это дело. Можно сказать, мы с ней кончили вместе, потому что мозги на пыльную проселочную дорогу выстрелили как раз в тот момент, когда "выстрелил" и я.

7

Это было прекрасно. Минут пять я просто отдыхал в кресле, а потом, отправив Айбабу за кофе, методично и без всякого удовольствия расстрелял остатки деревенских жителей, взорвал их дома и потопал к точке встречи с джигитом. Его оранжево-желтая раскраска ярко выделялась на фоне обильной зелени, так что мне даже не пришлось следить за курсом. Видимо, у него все прошло без заминок и приключений, что ж, не каждому так везет, как мне.

Собравшись, мы еще часок постояли на месте, болтая о том о сем, и получив сигнал, что Памфуэтле наше, потопали через распаханные поля на базу. На подходе уничтожив несколько домиков местных жителей, мы подошли к восточному краю селения, где наши уже подготовили блокпост. От него шло прямое и качественное шоссе на аэропорт Фумбана Нкунджа, но нас это уже не касалось. В завтрашнем штурме будут участвовать ребята посерьезнее, поэтому мы с джигитом оставшееся время провели, помогая обустраивать укрепления, на случай контратаки, и отключили машины. Теперь оставалось только с утра дождаться вертушку, и можно считать, дело сделано, еще одна операция успешно завершена, еще один серьезный шаг к покупке Knight-а. Вместе с текущими накоплениями в сто двадцать тысяч юников, до мечты оставалось еще двести восемьдесят, если дальше будет так же переть, то через три-четыре месяца машина моя. Стратегически, конечно, лучше бы дождаться своего дня рождения, и купить ее уже на себя, но я предпочитаю не углубляться в детали, пока основной опрос не решен. Появятся деньги - решу как с ними поступать.

Итак, я отключился от системы управления, кое-как дополз до спальни и рухнул в кровать как подкошенный. В этот раз мне не снилось ничего.

- Как вы думаете, друзья, какая еще польза планете и человечеству от изобретения фуда?

- Бла бла бла, - прошептала мне на ухо Наташа, - сейчас начнется про то, что животных не убивают и почвы не истощают, а про то, что одновременно с началом бесплатных отправок фуда в Африке рождаемость странным образом упала на семьдесят процентов, никто и не скажет.

Я молча покивал ей, вспоминая вчерашнюю зачистку. Ведь и правда, поля, по которым мы шли, имели вид довольно запущенный, а ребенок мне вообще только один раз попался, может что-то в ее словах и есть, но меня это не сильно касается, главное, чтобы там войнушки не заканчивались.

После учебы я взял себя в руки, и, проявив чудеса конспирации, отошел аж на триста метров от школы, прежде чем нырнуть в салон своей машины. Денек предстоял сложный, кроме предстоящего штурма еще необходимо было заехать домой и покрутиться перед родителями, а то трехдневное отсутствие могло начать вызывать подозрения.

Дома, слава богу, все прошло гладко, мама если и начала чувствовать неладное, при виде меня быстро успокоилась и продолжила смотреть телек с папой, вот уж где семейная идиллия!

И вот, 13:42, я в пилотском кресле и молодец. Везде засветился и отметился, можно спокойненько поработать. Едва включившись, я понял, что в лагере успели произойти разительные перемены. За последние несколько часов пришло еще пару транспортов, и теперь, с учетом тех, кто остался в строю с начала операции, мы превратились в реально непобедимую армию. Семь тяжелых машин, из которых четыре Cataphract и две Godzilla (как мне кажется, уже пол-Африки вынести можно), шестнадцать средних и тридцать пять легких мехов. Всё-таки, какой я молодец, что остался! Поучаствовать в такой операции - это реально круто, все пилоты мечтают о записях в резюме с эпическими битвами и сражениями, а тут, похоже, будет что-то совсем грандиозное. Управлять сражением призвали самого Анджело Молтисанти, легендарного пятизвездочного стратега, и еще четыре стратега с тремя звездочками в ассистентах. В общем, от такого обилия крутизны я едва не подпрыгивал в кресле от нетерпения. Пришли первые указания, в результате которых стало понятно, как мы будем действовать дальше: вся армия разделилась на четыре отряда, первый состоял исключительно из тяжелых машин, которые, судя по построению, пойдут по основному шоссе на аэропорт. По флангам от него две равные группы средних мехов, которым предстоит двигаться на некотором отдалении по бездорожью, впрочем, очень ровному и комфортному, и наконец, четвертая команда из легких мехов идет первая, растянувшись широким фронтом километра на два. Первыми тремя группами руководили непосредственно трехзвездочные стратеги, а нашей - сам Великий Анджело.

На самом деле до аэропорта было рукой подать - километров пять, не больше, но сопротивление там ожидалось серьезное, поскольку это ключевая точка для атаки на будущую столицу Султаната. Наш отряд пошел, как положено, первым. Мой путь пролегал по однообразной красной пустоши, ни кустика и деревца, топай себе да любуйся вспышками от сбиваемых над аэропортом разведывательных дронов, даже словом перекинутся не с кем, давешний джигит от продолжения операции отказался, а остальные оказались ребятами неразговорчивыми... а может просто стеснялись трепаться по пустому в присутствии, хоть и незримом, самого Анджело. Минут через двадцать стали различимы невысокие домишки, которые нам предстоит поровнять, расчищая путь тяжелой технике. Сама карта боевых действий выглядела примерно так: с северо-востока на юго-запад протянулась взлетно-посадочная полоса, с двумя выступами стоянок, направленных в сторону нашей атаки - то есть на северо-запад, откуда мы шли широким фронтом, параллельным расположению ВПП, от которой нас отделяло большое скопление невысоких домиков. Логичным планом обороны было бы выстроить всю технику на удобной взлетной полосе и концентрировать огонь на тех, кто будет прорываться из-за домов. Мы при такой тактике не сможем орудовать ничем, кроме дальних ракет с самонаведением, выпущенных, так сказать, навесом. Оборона же сможет стрелять еще и прямой наводкой, в чем, конечно, есть большое преимущество. В чем идея нашей атакующей стратегии я, конечно, знать не могу, но сдается мне, что часть ее заключается в серьезном перевесе огневой мощи нашей тяжелой кавалерии.

Минут через тридцать после выхода мы подошли вплотную к пригородам, и тут поступила корректировка команды, состоящая в приказе НЕ разрушать домишки, а занимать пространство между ними, не подходя вплотную к ВПП, и мы устремились вперед под звуки выпускаемых где-то сзади дальних ракет наших тяжелых парней. Стало понятно, что я был с большего прав, оценивая нашу стратегию, очевидно, план был заблокировать проходы и улочки легкими машинами, с тем чтобы после подавления дальнобойных огневых точек встретить среди домов легкие машины противника, которым после потери тяжелых машин ничего не останется, как идти напролом.

Стоило нам добежать до первых домиков, как округа разразилась адским грохотом и яркими вспышками по всему горизонту. Канонада продолжалась минут пять, когда постепенно стало понятно, что что-то идет не так. Я это понял, когда наблюдал в камеру заднего вида и совершенно очевидно заметил, что взрывов на нашей территории как-то больше, чем на вражеской. И тут пришла команда в атаку!

Я стартанул вперед, не встречая никакого сопротивления, добежал до последних домиков и как безумный принялся палить в открывшийся между домами проход, на полных парах двигаясь в сторону взлетной полосы, пробежал последний домик и поймал себе в грудь четырнадцать ракет средней дальности и двадцать две малой, не считая разрывных пуль крупного калибра и прочей мелочи. Последнее, что мне удалось увидеть, перед тем как моя боевая машина превратилась в гору дымящегося металлолома - машину японского производства под названием Tsunami, занявшую плацдарм на южной самолетной стоянке.

В этот момент картинка для меня сложилась окончательно... Нас поимели. Жестко. Машина Tsunami, о которой я вам хочу рассказать, относится к классу сверхтяжелых моделей, таких в природе существует две: яблочная машина Catapult стоимостью в два миллиона юников за базовую комплектацию и собственно Tsunami за миллион восемьсот. Вес легкой машины колеблется от пяти до десяти тонн, средней - около двадцати пяти, тяжелые мехи достигают пятидесяти тонн. Вес машины Tsunami в базовой комплектации составляет четыреста двадцать тонн без дополнительной брони. Вооружение этой машины соответствует по мощности примерно пяти-шести катафрактам, при практически неистребимом запасе амуниции. Доставляют такую громадину к поля боя при помощи звена вертушек с пилотами экстра класса при помощи специальных металлических тросов. Причем каркас идет отдельно, а навесная броня и вооружение отдельно, собирается уже на месте. Разница между Catapult и Tsunami состоит в том, что Catapult несколько легче, менее бронирован и несет меньше вооружений, но способен передвигаться и поэтому может, теоретически, использоваться и в наступательных операциях. Японец же передвигаться сам не в состоянии и служит только для обороны. Управляется он экипажем из восьми человек, каждый из которых имеет свою зону обзора и обстрела, а при необходимости может переключаться на верхнюю башню и усиливать огонь на любом из направлений. Если бы, гипотетически, наша "непобедимая" армада выстроилась перед одинокой и несопротивляющейся Tsunami и начала валить ее из всех орудий, то на выведение машины из строя ушло бы минут двадцать, при определенном везении, конечно.

Теперь вы понимаете, почему, когда погасли все мониторы, знаменуя для меня конец операции, я не был расстроен. Не за что было себя корить, думая правильно я поступил или нет, и можно ли было как-то выкрутиться и спасти машину. У меня изначально не было шансов, как впрочем, и у остальных участников. Вот тебе и великий Анджело, подумал я, парню теперь точно придется крест на карьере ставить. Я-то куплю нового номада и через месяца три компенсирую все потери, а вот репутацию так просто не отмоешь.

9

Наверное около часа, а может и пару минут пялился я в погасшие мониторы, и странные несвязанные мысли пробегали у меня в голове, не успевая как следует зацепиться за угнетенное сознание мое, чтобы стать как следует додуманными. Потом, наконец, я нашел в себе силы отправить себя в спальню, где, забравшись под одеяло, я провалился в легкую дрему.

Проснулся я уже поздним вечером с мыслями о том, что жить надо дальше, а победы и поражения - для полководца обычное дело. Куплю себе нового Nomad"а, благо средства позволяют, и вернусь к старому плану, в конце концов, ситуация подкосила меня всего на тридцать тысяч, которые я, собственно, недавно и заработал, так что, по сути, можно считать, просто набрался опыта и обновил машину.

Отправив Айбабу за кофе, я уселся в свое кресло и полез смотреть последние новости в надежде, что в сети уже где-то будет информация о провале Молтисанти. Жутко хотелось почитать комментарии к этой операции и послушать кого-нибудь со стороны обороны.

Едва открыв Онлайнер, я понял, что день сюрпризов продолжается. Все новостные каналы, и наши и заграничные, были полны восхвалений в адрес Молтисанти. Наиболее полно ситуация расписывалась на CNN, и суть ее сводилась к следующему: гениальный Молтисанти, имея задачу захватить столицу для молодого государства, действовал масштабно и решительно. Для начала, благодаря широко разрекламированным контрактам на операцию по штурму аэропорта, он заставил противника перекинуть зафрахтованный Tsunami с оборонительного плацдарма в самом Фумбане на точку в аэропорту, где был подстрелен ваш покорный слуга. Далее атакой легких машин среди малоэтажной застройки аэропортовой зоны он связал на месте боя среднюю и легкую технику противника, поддерживая там постоянное напряжение и, собственно, все легкие мехи там положив. В это время группа из восьми средних мехов Knight, которая уже на старте отделилась от основных сил, и, обойдя аэропорт, встала на трассу N6, на всех парусах неслась по хорошему и гладкому шоссе в сторону будущей столицы независимого Султаната Бамум. Задача легких мехов была простая - вести бой не менее часа, и задача эта оказалась выполнена. Быстрые и смертоносные Knight"ы прошли через слабенькую оборону ничего не подозревавших защитников Фумбана как раскаленный нож по маслу, и через два часа после начала операции на карте можно было рисовать новое государство. Тяжелые и средние мехи, которые обстреливали все время зону аэропорта, отошли, понеся минимальные потери, а защитники аэропорта оказались заблокированы без возможности пополнения или эвакуации. В настоящее время велись переговоры о выкупе за Tsunami и о перемирии между правительственными войсками Республики Камерун и армией Султаната Бамум.

Я полез в комменты и узнал еще немного пикантных подробностей, например, о том, как мэра Фумбана провели через весь город в одних подштанниках и публично расстреляли, не оставив у горожан никаких сомнений в том, кто теперь в городе главный. Красиво описывался расстрел группы легких мехов, которые спешили на помощь защитникам Фумбана да на полчаса опоздали, и были уничтожены огнем четырех Knight-ов, занявших укрепрайон. И пока я все это отсматривал, какое-то странное беспокойство щекотало меня глубоко внутри. А потом я посмотрел на рекламу и увидел репортаж Евроньюс. И я сходил по ссылочке и посмотрел ролик, записанный каким-то долбанным дроном, на котором, ролике, было во всех подробностях запечатлено, как некая машина класса Nomad медленно и жестоко убивает некую чернокожую девушку в синеньком платьице. И хотя многие моменты на записи были заретушированы, суть происходящего была всем и каждому со всей очевидностью понятна. После ролика шло интервью заплаканной черной бабищи с ребенком на руках, и я понял, что дело швах.

В этот момент в дверь фургона постучали.

Его обвинили в подделке документов, подделке подписи для получения банковской информации в четырнадцати эпизодах, и, наконец, передаче прав управления боевой машиной лицу, заведомо не достигшему шестнадцати лет. Итог - четырнадцать лет с конфискацией имущества, в числе прочего, как оказалось, был и тот барчик, в котором мы всегда встречались. Это, признаться, меня удивило больше всего.

Ок, прощай, Леха, не курить тебе больше сигары, не пить пива! Учитывая состояние здоровья старикана, из тюрьмы он живым не выйдет. Жалко, конечно, ну да он уже свою роль отыграл, к тому времени, когда я свой срок отмотаю, мне посредники уже не понадобятся.

Вот так и закончилась моя история. Пожалуй, конец можно назвать хорошим, хоть и придется мне просидеть какое-то время без дела, зато выйду полностью дееспособным гражданином с хорошим первоначальным капиталом и крепкой репутацией - все эти события сделали меня знаменитостью в мире наемников, так что проблем с контрактами не предвидится. Одно только событие оставило у меня неприятный осадок. Уже после суда, когда меня вели в сторону автозака, со скованными за спиной руками, я увидел в толпе Наташу, и хотел даже кивнуть и улыбнуться ей, но улыбка замерла на моем лице, не успев случиться. Наташа смотрела на меня в упор, и взгляд этот выражал такое безграничное чувство.... брезгливости... Что я опустил глаза в землю и не поднимал их до тех пор, пока не оказался внутри машины.

Ероховец Алексей Евгеньевич

2040

- Тогда почему же получается, что большинство этих освобожденных от работы людей выбирают диван и сериалы?

- Не нужно забывать, что система безусловки работает не так давно, и многие люди еще просто не успели насладиться появившейся свободой, вот и упиваются ею. Но потом, когда смотреть сериалы надоест, такой свободный человек обратит свой взор внутрь себя, и, разглядев свои истинные пристрастия, займется написанием картин, съемкой фильмов, станет профессиональным киберспортсменом, или победителем ток шоу... Мало ли как можно будет проявить свое внутреннее я.

- А я считаю, что все это демагогия, призванная отвлечь людей от реальной проблемы! Вот зачем, например, государство поддерживает сокращение рождаемости, как не затем чтобы уменьшить количество не нужных людей?

-Наталья! Да что ж с тобой такое сегодня? Кто тебе сказал, что государство ограничивает рождаемость? Государство наоборот всячески пропагандирует большие семьи!

-Угу, пропагандирует, при этом детей раньше тридцати заводить нельзя, а бонусы на увеличение социалки молодым семьям таковы, что с тридцати до сорока все копят уникредиты... а потом уже не сильно им до детей становится.

- Опять ты все переворачиваешь! Ну как дополнительный бонус молодым семьям может ограничивать рождаемость?

- Да так, что после рождения ребенка семья перестает быть молодой и теряет половину дохода!

- Дети, кто еще считает, что безусловка это вредное изобретение, направленное на подавление личности?

Кроме Наташиной ни одной руки не поднялось. Наташа выжидательно посмотрела на меня, и под воздействием ее гипнотического взгляда мне тоже пришлось поднять руку. Сам-то я считаю, что безусловка штука хорошая, благодаря ей мои родители не лезут в мои дела, и я могу делать что угодно, пока они тупят в сериалы. Важно, что сам я таким точно не стану. У меня есть дело, у меня есть цель. Сериалы и фуд это не мое.

- Вот видишь, Наталья, класс тебя не поддерживает! - бронебойный аргумент, когда заканчиваются настоящие доводы.

- Дело не только в безусловке, - говорила мне потом Наташа, когда мы шли по школьному коридору по направлению к выходу, - понимаешь, Шерлок, вся система направлена на сокращение населения, посмотри на этот фуд, это же просто пародия на еду какая-то! Все покупают пакетики с одинаковым фудом и только выпендриваются с добавками. Простые обыватели берут со свининой, богачи со вкусом икры и лобстеров, продвинутая публика - фитнес линию, но все, буквально все жуют одни и те же хрустящие кусочки! Вот когда твоя мама готовила последний раз?

- В смысле готовила?

- Ну сама делала еду из простых продуктов?

-Да никогда, наверное, - задумался я, - ну да, она могла заказать какие-то овощи по праздникам, но так чтобы готовить, задействуя мультиварку, например, такого точно не было.

- Вот, а когда-то все люди готовили, и это считалось нормально, как для тебя кофе на кухне заказать.

- Мало ли что раньше делали? Раньше вон и машиной нужно был самому управлять, и деньги в виде бумажек держали, уборку сами делали, да много чего.. мы же в век прогресса живем, вот и пользуемся технологиями.

- Эх, Шерлок, ничего-то ты не понимаешь, - вздохнула моя подруга и мы попрощались до завтра, потому что она садилась в автобус, а у меня еще были свои, интересные планы.

Оказавшись более-менее на свободе, я для вида прогулялся немного в сторону центра и вызвал наконец свою Mazda Simposium, которая аккуратненько подрулила к остановке общественного транспорта через четыре минуты. Да, вот так вот, своя собственная машинка, на свои же деньги купленная.

Тут я должен признаться, что на самом деле денег у меня достаточно, даже много, и если бы мои родители когда-нибудь задались идеей сделать запрос по моим банковским счетам, то были бы, мягко говоря, сильно удивлены. В свои пятнадцать лет я уже хозяин упомянутой выше Мазды и Мерседесовского трехкомнатного трейлера, с очень небедной обстановочкой. По сути, если бы не ограничения на покупку недвижимости, которые благополучно снимутся для меня через год, я бы уже был хозяином симпатичной сталинки в центре города.

Откуда у простого парня из спального района все это богатство? Отвечаю: вот уже больше года я работаю свободным наемником на боевой машине Nomad от Google, выполняя различные боевые заказы от многочисленных наемничьих альянсов, в основном, конечно, от Blackforest. Если спросите меня, как удалось мне заполучить боевую машину до шестнадцатилетия, то пока вам на этот вопрос не отвечу, но обязуюсь осветить его позднее.

Я плюхнулся на диван своей машины и отправил ее к трейлеру, который в это время был на стационаре в парковой зоне Раубичи. Терять возможность двадцатиминутного сна было глупо, поэтому я забрался на диван с ногами, накрылся теплым пледиком и отключился.

Не успел я толком досмотреть сон, в котором мы с Наташей сидели на берегу реки и уже почти поцеловались, как раздалось тонкое попискивание будильника, означавшее, что Мазда уже заехала в гараж трейлера, а значит - home sweet home.

Я вылез из машины и прямо из гаража поднялся в жилые комнаты трейлера. На пороге меня встречала Ibaby, последнего поколения в костюме английской горничной и с чашечкой кофе на подносе. Ibaby, или в простонародье Айбаба, получала информацию о моем приезда за пять минут до прибытия от Мазды и успевала прогреть трубы кофеварки и подготовить чашечку ароматнейшего эспрессо. Айбаба моя была чудо как хороша, внешность я заказывал по образцу Нинель Кидман, с полным, понятное дело, функционалом работы и развлечений. Ну, вы меня понимаете.

Первым делом я протопал на командный пульт, где уже горели три экрана системы управления и сел в пилотское кресло (фирма Мицубиси двадцать тысяч кредитов, новое с гарантией), отправил запрос на свой хаб, и только после этого взял, наконец, с подноса кофе.

Я бегло просмотрел отчет о техническом состоянии моего меха, с которым понятное дело было все хорошо - уже неделя в ангаре без работы, и перешел на страничку текущих заказов. Рабочих было только два, как обычно в Африке, один на штурм укрепбазы и один на оборону укрепбазы, судя по всему, той же самой. Исходя из наличия обеих заявок в хабе, сражение будет очень немелкое, заявлены были даже машины класса Apple Catapult и Toyota Tsunami - самая крутая техника, которую можно вообще нанять. В общем, мне там, с легким Nomadом, делать нечего... Обещают за такие миссии много, но шансов сберечь машину практически нет, а покупку новой ни один гонорар не потянет. Так что опять стоим в гараже.

Хаб, в котором стоит мой Nomad, это гигантский автоматизированный лайнер, пожизненно крейсирующий по Атлантическому океану вдоль побережья Африки. На нем арендуют ангары как частные наемники, вроде меня, так и серьезные альянсы. Хозяева лайнера зарабатывают не только на арендной плате, но еще и на продаже, сервисе и ремонте мехов, они же производят доставку меха к театру боевых действий и эвакуируют потом из заданной точки тех, кто сможет до нее добраться. Защищена эта плавучая база так, что сил среднего европейского государства вряд ли хватит для нанесения достойного ремонта ущерба. Вообще, насколько я знаю, есть как минимум еще четыре таких корабля, действующих полностью легально, в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией о свободе передвижения боевой техники 2029 года, фактически регулирующей работу наемников.

Короче, вместо того чтобы работать, я весь остаток дня проиграл в видеоигры, и где-то около полуночи забрался в машину и рванул домой, не сильно заботясь о том, что меня могут засечь соседи. И верно, судя по окнам, весь квартал сидел ровненько на диванах, уткнувшись носом в свои телеки.

2

- Спокойной ночи пап мам!

- Угу, Шерлок.

11 Мая 2040. Пятница

- Шерлок, Вставай!

- Заткнись!

- Шерлок, ты сам просил будить тебя в пятницу в десять!

- Аааааа... черт с тобой... встаю.

Вставать в такую рань по пятницам нужно было для того, чтобы подобрать свежие заказы, пока их не разобрали другие наемники. Поэтому, позавтракав своими традиционными бутербродами с кофе, я отправился на улицу. С машиной пришлось произвести маневр, связанный с прогулкой в сторону парка и последующим вызовом ее со стоянки возле дома. В результате, уже в одиннадцать тридцать, я сидел у себя в пилотском кресле и пил, наконец-то, настоящий эспрессо.

Заказы на этот раз были гораздо веселее, буквально первый попавшийся подходил полностью - штурм африканской деревушки Бамаджен возле одноименного озера (господи, что за названия у них там?) - легкие машины, сопротивление без мехов, гонорар семь тысяч юников. Ровненько моя тема! Такие штурмы, как правило, практически безопасны, легких мехов используют для проникновения на вражескую территорию, там, где не ожидается большого сопротивления. Наша задача - занять плацдарм и укрепиться до подхода основных сил. На этом миссия, обычно, заканчивается, и мы топаем домой с потяжелевшими кошельками. Я подключил авторизационный планшет и подписал заявку. Меньше чем через минуту заявка была принята, и пришел запрос на авторизацию. Это означало, что предстоит встреча с Лехой, и на этом я немного прервусь, для того чтобы рассказать, как обещал, с чего все началось и кто собственно такой этот Леха.

А началось все примерно год назад, когда на четырнадцатилетие мне подарили целую тысячу юников по программе безусловки, а я вместо того, чтобы купить себе игровой модуль за 990, как делают буквально все без исключения подростки, полез в сеть, чтобы найти себе что-то прикольное. И нашел. Это был старый, но рабочий разведывательный дрон российского производства. Как сейчас понимаю, этой штуке оставалось максимум пять-шесть вылетов до полного списания в утиль, но тогда я этого не знал. Мне было всего четырнадцать, и мой незамутненный разум не хотел видеть каких-то препятствий, весь мир был в моих руках, надо только захотеть. Дрон стоил 1200, но удалось сторговаться до 1100, а такие деньги у меня были. Вместе с дроном я приобретал еще и права аренды гаражного пространства на известном вам лайнере, и прописку в Хабе. Оставалась лишь одна небольшая мелочь. Согласно конвенции двадцать девятого года совершить такую покупку мог только дееспособный гражданин (подданный) государства подписанта конвенции, достигший шестнадцати лет, и получивший гражданские права первого уровня. Как я уже говорил, препятствий для меня тогда не существовало, и первое, что мне пришло в голову, это установить связь с асоциальными элементами и найти среди них согласного купить для меня дрон на свое имя. А где искать асоциальные элементы? Правильно, в центре города! И я отправился на поиски бандитов. Долго ходил по парку Горького и Челюскинцев, пытался поговорить с игроками в сквитч и тренерами тай цзи цюань, оккупировавшими городские парки, ходил по кафешкам на проспекте, но так никого и не нашел, угробив на поиски больше пяти дней. Время для заключения сделки подходило к концу, но я не отчаивался, понимая, что даже по истечении семи дней я все равно что-нибудь да придумаю, если, не дай бог, не смогу найти нужного человека. Помог же мне, как обычно, случай. Совершив очередной тур по центральным улочкам, исследовав безрезультатно переулки Броневой и Войсковой , я двинулся по улочке с названием Золотая горка, когда мое внимание привлекло заведение с названием "Бар 40 Бочек" и большой яркой надписью: "Можно курить!!!" Вообще мест, в которых можно курить, в Минске очень немного, лицензия на это стоит дорого, да и самих курильщиков почти не осталось. В любом случае, мне стало интересно посмотреть на живых почитателей этой древней традиции, и я зашел в бар.

Это было довольно небольшое местечко, давно видавшее свои лучшие времена. Из ярких деталей интерьера можно выделить запылившийся и явно не работающий камин, старые протертые кресла, невероятно закопченный потолок и макет древней сабли на стене за барной стойкой. В остальном, место как место.

Главной же достопримечательностью, на мой взгляд, оказался дедок, с настоящей сигарой в зубах и бокалом пива в руке, который читал какую-то книжку в дальнем углу и пускал время от времени густые клубы дыма. Может, благодаря этой сигаре, но мне он показался весьма асоциальным, и, заказав на баре стакан апельсинового сока, я решился подсесть к нему за стол.

Я начистоту выложил дедку свою проблему, на что он мне просто ответил: "мечты должны исполняться: ты мечтаешь зашибать кучу денег, уничтожая коренное население Африки, а я мечтаю сидеть в этом баре, курить настоящие сигары и пить настоящее пиво, значит, мы можем и обязаны помочь друг другу... по-моему так". В общем, предложил он мне простую сделку: он становится моей юридической крышей, а я в случае успеха обеспечиваю его всем необходимым для счастья в достаточном количестве. Вопрос денежной компенсации обсуждать отказался категорически. Так я познакомился с Лехой.

Вот поэтому сейчас я сел в машину, взял с собой авторизационный планшет и поехал в сторону бара "40 бочек" для завершения процедуры.

Я застал своего старшего товарища за его традиционным столиком, практически в том же положении, как в день нашего знакомства.

- Привет тебе, престарелая Чегевара!

- И тебе привет юный головорез! Небось опять собрался распотрошить деревню другую на солнечном континенте? Или просто привез коробочку сигар старику?

- Первое! Заказ есть хороший, нужна авторизация.

- Ну, давай планшет, раз нужна.

Я передал деду планшет, а сам пошел на бар заказать себе сока и пополнить депозит, из которого оплачивалось натуральное пиво. К моему возвращению он уже заканчивал возню с биосканером, так что через пару минут заказ был официально принят, до боевого вылета оставалось еще два часа.

- Ну, что новенького? - спросил я, упав в соседнее кресло и невольно загораживаясь от вонючего запаха табака.

- А что тут может быть нового, народ тупеет, я спиваюсь, парадигма меняется, все как раньше.

- Ну, с тобой-то все понятно, а что за парадигма такая?

- Да такая вот парадигма. Много тысяч лет люди жили в мире, где человек был ценностью сам по себе, а теперь он всего лишь обуза для немногочисленной верхушки. В смысле, верхушка и раньше то плевать на людей хотела, но они были нужны как средства производства, а теперь вот не нужны.

- Ну так наоборот хорошо, никто тебя не тревожит, налогами не обкладывает, живи себе в удовольствие.

- Это как сказать, - усмехнулся Леха. - Вот посмотри, например, на собак: раньше они были нужны, и в каждом дворе жила собака, а то и несколько, они были востребованы, а потом перестали быть полезны и все тут. Что с ними случилось? Сначала их еще брали как домашних питомцев, при этом бродячих, диких собак отлавливали и убивали, в цивилизованном мире стерилизовали просто. По итогу собак-то почти и не осталось, даже как питомцев их не берут уже, потому что столько ограничений, что десять раз подумаешь, а в живой природе и вовсе нет. Так же и с людьми ненужными будет, стерилизуют нас потихоньку, только самых смешных и красивых для забавы оставят.

- Ты за всех не говори, Старик, я пользу приношу и сам себе зарабатываю, так что никто меня не стерилизует!

- Ну, дай бог, дай бог...

- Ладно, оставлю тебя тут рассуждать о судьбах Мира, а сам пойду в реальных процессах поучаствую.

Оказавшись у себя в трейлере, я первым делом перевел кресло в боевую позицию и попросил чашечку эспрессо у Айбабы. Несмотря на то, что до непосредственно боевых действий оставалось еще около часа, я заранее настраивал все системы, чтобы исключить всякие мелкие неожиданности во время операции. На экране было видно, как Мехов грузят в десантный вертолет и закрепляют в специальные капсулы числом двенадцать. Взревели двигатели вертикального взлета, и машина оторвалась от палубы. Вообще наш десантный корабль мы называли вертолетом скорее по старой традиции, уже лет пять на этих машинах не было ни одного винта, а только вращающиеся сопла реактивных двигателей, которые помогали совершать вертикальные взлет и посадку, при этом позволяли достигать довольно высоких скоростей на высоте. Примерно минут пятьдесят ожидания, и вот мы уже зависли над зоной высадки. Десантник медленно опустился на живописную лужайку, окруженную холмами, поросшими редким кустарником и отдельно стоящими деревьями, раздался сигнал, и я подключился к управлению. Кроме моего, в команде было еще три Номада - лучший, на мой взгляд, выбор профессионала, если уж берешь легкую машину, то она должна быть максимально быстрой. Основную массу составляли шесть китайских Лю Бей - легких и дешевых машин для новичков, один японский Ninja - известный своей маскирующей окраской, один Legionnaire от Apple и даже российский Джигит - который, как известно, пока работает чудо как хорош, но продолжается это, как правило, недолго.

3

Едва мы десантировались, как указатели на карте дали нам азимут на деревню и определили боевой порядок. На стратегическом уровне такие операции также управляются наемниками, для чего существует совершенно отдельная профессия. Однако стать стратегом непросто, для этого нужно заработать хорошую репутацию и быть довольно удачливым и при этом непредвзятым специалистом, отлично знающим все характеристики и способности боевых машин. По результатам работы такому специалисту присваивают звезды, и мы, пилоты, заранее устанавливаем минимальный уровень стратега операции. Так, если у меня в настройках стоит две звезды, то контракт с однозвездочным стратегом я просто не увижу. Текущей операцией руководил четырехзвездочный парень, и это, признаться, немного настораживало, поскольку уровень стратега в какой-то степени говорил о том, что есть вероятность необходимости импровизации по ходу боя.

Итак, мы выдвинулись: в первой линии Номады и Джигит, во второй Легионер - наша главная огневая сила, и его поддержка в виде китайцев. Ниндзя предсказуемо был отправлен совершать обходной маневр. Мы топали не торопясь, растянувшись цепью на шестьсот метров, так, чтобы находиться в визуальном контакте друг с другом, чему не сильно способствовала холмистая местность.

В километре от цели мы остановились и, ожидая данных от нашего японского товарища, завели привычный треп ни о чем.

- Эй Лег, - спрашивал один из китайцев (судя по акценту Русский), - ты обновления-то все поставил?

- Ты, подделка, лучше беспокойся чтобы у тебя шарниры по дороге не навернулись, а то не дойдешь до места боя и никакого гонорара...

- Танки грязи не боятся! - гордо отвечал китаец.

Смех смехом, но китаец был прав. Apple делала отличные мехи, с хорошей надежной броней и высокой проходимостью, при этом с очень высокой огневой мощью, но была, как говорится, пара проблем. Во-первых, машины воспринимали только оружие, сделанное Lockheed Martin специально для Apple, не подходила даже амуниция от других систем, что доставляло массу неудобств, когда в боевой обстановке необходимо пополнять запас патронов. Во-вторых, все мехи поставлялись в базовой комплектации, а дальше нужно было подгружать, например, подъем манипулятора вверх, за отдельную плату, понятное дело. Ну и отдельной строкой нужно упомянуть программные обновления, после которых машина могла заглючить самым непредсказуемым образом, причем чаще всего именно во время боя, что, конечно, логично, учитывая, что в любой другое время машина просто спит в ангаре.

Я сам был свидетелем ситуации, когда при штурме лагеря месяца три назад наткнулись на Pretorian от Apple - довольно серьезную среднюю машину, но в данном случае придавленную куском стены. Окажись на его месте китаец, он выполнил бы отжимание манипуляторами и был на свободе, но бедному преторианцу нужно было сначала оформить платеж и скачать программу... Как мы над ним только не издевались! Могу сказать только, что засовывание дохлой собаки под кожух было самым мягким приколом. Но из профессиональной этики разрушать машину полностью не стали, а только отстрелили блок управления, когда поняли, что загрузка подходит к концу.

Минут через пятнадцать пришел сигнал от Ниндзи, он обошел лагерь и обнаружил на обороне не только негров с пушками, но и три Гуань Юй - тоже китайские машины, относящиеся к среднему классу. По деньгам новый Гуань Юй стоил как мой Номад, в районе сорока тысяч юников в зависимости от комплектации, но при этом весил намного тяжелее, и как следствие, обладал гораздо более серьезной броней и огневой мощью при очень плохой маневренности - в общем, идеальный вариант для обороны.

Почему задействовали три машины, было тоже, с большего, понятно: деревушка Бамаджен имела три основные дороги, расходившиеся в разные стороны практически идеальным треугольником, по одной машине окопались на северном и западном блок постах, и одна дежурила на мосту, отделявшем реку Нун от Озера. В такие моменты и нужен опытный стратег.

Наш, надо сказать, не подкачал. Мое задание было простое: обойти лагерь слева, выйти на северный блок пост и начать обстреливать его, постоянно меняя позицию, боевая задача -создавать видимость атаки, как можно дольше оставаясь в строю.

Как теперь я понимаю, два моих собрата отправились к дамбе имитировать атаку с юго-востока. Простора для маневра там намного меньше, поэтому вероятность потерять одну из машин выше.

Едва выйдя в зону досягаемости средних ракет, я дал залп по блокпосту и на всех парах устремился на север, за моей спиной в это время случился маленький локальный ад, вызванный взрывом нескольких десятков ракет, мин, и гранат, щедро сдобренных очередями крупнокалиберных пулеметов. А ведь похоже, нас ждали!

Тут мне пришел в голову интересный маневр. Резко развернувшись, я устремился прямо навстречу раздававшимся взрывам, оказавшись ровненько там, где только что полыхало, и замер. Судя по тому, что стрельба продолжилась по другим квадратам, устройство помех слежения продолжало работать исправно. Я подождал секунд тридцать и со всей возможной скоростью устремился навстречу блокпосту, приведя в готовность все слоты ракет малой дальности, которые бьют сильно, но только если стрелять ими практически в упор. Впереди замаячили испуганные черные лица, которые лихорадочно пытались развернуть свою зенитку, уже понимая, что ничего не получится. Их я просто расстрелял из пулемета и, перепрыгнув через мешки, рассыпался фейерверком ракет, ровняя с землей блокпост, и не оставив в живых ни одного африканца. Гуань Юй, тем не менее, так просто было не свалить. Ракеты, конечно, попортили ему окраску, но сам он при этом оставался практически цел, и уже потихоньку разворачивался в мою сторону. Потихоньку здесь ключевое слово, бегать вокруг него я мог до бесконечности, но ситуация была в некоторой степени патовой, я мог бегать вокруг него, поскольку пробить его броню мне уже было нечем, а он мог крутится сколь угодно долго, потому что я под него не подставлюсь.

Это было мое представление о ситуации, а вот китаец, похоже, имел план.

Конечно, попасть в меня он не мог, но вот расстреливать землю вокруг себя, оставляя слабо проходимые воронки, это запросто. И вот тут у вашего покорного слуги начались проблемы. Изрытая земля заставляла меня постепенно увеличивать радиус бега. Попытаться сбежать нереально - накроет средними ракетами и поминай как звали, поэтому я продолжал бежать, одновременно прикидывая в уме, что на нового Номада в полной комплектации у меня денег впритык, так что, похоже, придется опять осваивать китайскую технику. И вот, когда по моим подсчетам очередная ракета должна была бы уже разорваться у меня под ногами, случилось два одновременных события: во-первых, сухой хлопок со стороны китайца сообщил мне, что у него таки закончились ракеты средней дальности, во-вторых, взрыв у него под ногами оповестил о том, что усиленная ракета средней дальности класс Сюрикен благополучно разорвалась прямо на левой ноге моего уважаемого противника, не оставив от оной даже легкого обрубка, по причине пресловутой слабости китайских шарниров.

Уже потом выяснилось, что по ходу боя мои коллеги Номады оказались не столь везучи как я, и были вырублены в течение первых трех минут боя. Этого времени хватило Легионеру с Лю Беями уничтожить западный блок пост и двинуться к центру деревушки. Гуань Юй оставил в это время плотину и вместо того, чтобы двинуться на помощь моему противнику, потопал также к центру, где и был уничтожен подавляющим огнем наших основных сил. Наш стратег практически сразу после прорыва блокпоста отправил Ниндзю на мой фланг, где он тихонько следил за моим поединком, постоянно прося разрешения вмешаться. Разрешение это пришло только в тот момент, когда стало понятно, что защитник моста движется навстречу нашим основным силам, а не на север, как было бы логично. В общем, удача была сегодня явно на моей стороне. Как потом говорил наш стратег, скорее всего китаец с моста не ожидал, что я так долго продержусь против среднего меха, и рассчитывал объединить их силы в районе центральной площади, где нашим пришлось бы здорово попотеть, выбивая двух прикрывающих друг друга Гуань Юев.

4

Дальше все было просто. Мы прошлись по деревне, осуществляя зачистку, иными словами, снося из крупнокалиберных пулеметов хижины с их обитателями и взрывая более капитальные домишки, а после этого восстановили блок посты и принялись ждать тяжелую кавалерию.

В этот момент я обнаружил у себя уверенный и прочный стояк. Мой член так уперся в плотную ткань джинсов, что было просто невыносимо терпеть. Все, решил я для себя, как только это закончится, беру Айбабу и спать. Однако заканчивалось это еще около часа, пока пришли тяжелые и средние мехи, пока мы добрались до точки посадки, я был так измотан, что моих сил хватило только доковылять до постели и упасть пластом.

Итог операции был таков: минус три вражеских Гуань Юй, минус два Номада и два Лю Бея, плюс семь тысяч юников на мой счет и практически целая машина - ремонт и восстановление боекомплекта 449 юников.

12 Мая 2040 года. Суббота.

......

- Айя, кофе!

.......

- Айя, еще кофе с бутиками и планшет!

.......

Вот что я называю отличным правильным утром! Наблюдая, как грациозная Айбаба ставит поднос с кофе на кровать, сексуально отставив аппетитную попку, как просвечивают ее аккуратные соски через натянувшуюся под весом прекрасный спелых грудей блузку, я понял, что хочу от нее не только кофе. Но его величество облом проявил себя и на этот раз, подсветив зеленым список заказов в хабе, и особенно акцентировав мое внимание на одном из них, предполагавшим гонорар в тридцать тысяч кредитов с антимех гарантией. В общем, Айя никуда не денется, а такое надо хватать не думая. В этом, собственно, и проявляется нестабильность жизни наемника - то неделями ждешь завалящего дела, то вдруг как попрет, так попрет.

Это был сплит заказ от султаната Бамум, предполагающий серию небольших операций зачистки с финальной подготовкой укрепрайона. Оплата более чем щедрая за несколько дней работы, при этом антимех гарантия, которая предполагала компенсацию стоимости машины, в случае если она будет уничтожена другим мехом. Говоря простым языком - основную работу по выбиванию обороны уже сделали до нас, и наша задача простая зачистка. Не работа, а мечта. Сегодня вечером предполагается высадка в районе Нжилан с маршем в сторону места зачистки - Мбамкуоп, после чего разбегаемся и широким фронтом зачищаем территорию, и, наконец, собираемся вместе в Памфуэтле, где и готовим базу для последующего штурма тяжелыми машинами аэропорта Фумбан в Кутабе. Считаю, что было бы правильным давать специальную премию тем парням, которым смогут все это произнести, ни разу не запнувшись.

Я подтвердил заказ и принялся думать, как бы мне пораньше застать Леху, который, понятно, до часов двух в своем баре не появится. Чтобы думалось веселее, я отправился заниматься этим под теплыми струями воды в душевой кабине и, взбодрившись, понял, что идеальным планом было бы высадиться где-нибудь в районе троицкого предместья и прогуляться вдоль Свислочи, а затем через Парк Горького добраться до Сорока бочек.

Сказано - сделано!

Я доехал на машине до Острова Слез, и отправив Мазду на Золотую Горку - чтобы не таскать с собой планшет - двинулся пешком через Троицкое предместье к мосту. Предместье - это, наверное, самый старый район города, здесь сплошь невысокие домики с различными кафешками на первых этажах и дорогущими квартирами на верхних. Одно время я думал, что именно тут и надо мне будет прикупить квартирку, но позже решил, что во-первых, работать на нее придется явно не один год, во-вторых жить там постоянно наверное не так уж и здорово - постоянные толпы туристов, вечный шум.... Уж лучше устроиться где-нибудь на старом проспекте, там и спокойнее, и, главное, намного дешевле. Я медленно прогулялся по пешеходной Зыбицкой улице - которая, по сути, была продолжением Троицкого, только на другом берегу - и вышел к парку Янки Купалы.

Денек был отличный, светило солнышко, теплая погода позволила девушкам облачиться в свои самые откровенные наряды, а я шел и пялился на окружающий мир, улыбаясь бестолковой улыбкой.

И вот теперь про мои отношения с "Обломом". У нас с ним давняя и неразделенная любовь. Облом меня любит, а я его нет. Стоит начаться чему-то хорошему в моей жизни, как Облом тут же напоминает о себе самым извращенным способом. Я это к тому, что недолго длилось мое безмятежное состояние.

А начиналось все довольно безобидно. Сначала я услышал возбужденные детские голоса в глубине парка, и мне стало интересно. Подойдя поближе, я увидел картинку, напомнившую мне рассказы о средневековой организации под названием инквизиция - ребята развлекались тем, что привязывали людей к столбам и, обложив кучей хвороста, поджигали. Перед чем их вроде как мучили даже. При этом парни действовали с таким размахом, что всерьез подорвали генофонд средневековой Европы. Интересно, куда смотрела средневековая полиция? Вообще ее что ли не было?

Ну вот и в парке происходило что-то похожее: группа мальчишек примерно моего возраста соорудила муляж ракеты из картона, в которую были плотно упакованы новогодние петарды хвостами вниз. Сама ракета стояла на железной треноге, а кролик был плотно привязан примерно посерединке. Какой кролик? Спросите вы... Отвечаю: обычный декоративный маленький кролик. Беленький и пушистенький. Толпа, собравшаяся вокруг космодрома, проявляла самые разнообразные чувства, от горячего энтузиазма мальчишек постарше до неудержимого плача девчушек лет десяти-двенадцати, которым, понятное дело, кролик казался жутко милым, и его было очень жалко.

Я вообще человек спокойный, и не в свое дело предпочитаю не лезть, но тут не удержался. Больше всего ненавижу, когда сильные издеваются над слабыми, поубивал бы казалось таких. В общем, не сильно себя контролируя и крича всякие разные обидные слова, побежал я к месту действия и успел-таки оттолкнуть парня с зажигалкой и даже ракету успел порушить. Ну а потом, дорогие мои друзья, отгрёб, что называется, ваш покорный слуга хороших трындюлей от местной публики. И обидно было по концовке не от того, что подрали мне всю одежду и закинули мои кроссовки на дерево, и не от того, что разбили мой айфон Х-10, и даже не от того, что жутко все болело от ударов многочисленных конечностей по малочисленным бокам моим, а от того, что меня, повелителя боевой машины и опытного наемника, отлупила стайка малолетних придурков, имя которым никак, и будущее которых нигде. Повезло еще, что на шум стали подтягиваться взрослые, и малолетние инквизиторы разбежались кто куда, оставив кролика в качестве трофея особенно слезливой девочке в синем платьюшке.

А в моей программе появился еще один неожиданный пункт - шопинг. Благо буквально рядом, через проспект, возле цирка находился шопинг центр "Хрустальный Сосуд" - в архитектурном плане типичный образец Лукашенковского Ампира из стекла и бетона, а по сути своей город в городе, где можно купить все, что хочешь, и развлечься практически любым способом.

Главным испытанием было, конечно, зайти в центр в таком оборванном виде и босиком. Но необходимость диктует свои правила, поэтому, закатав джинсы повыше, с гордым видом я прошествовал через главные двери Хрустального холла и быстрым шагом отправился в магазин гаджетов. Проблема состояла в том, что, не имея телефона, довольно сложно совершать покупки, поэтому начать я решил именно с него. Вообще я не сильно слежу за телефонной модой, но раз уж так сложилось - что ж, отличный повод купить себе Х-12, который вышел только месяц назад и сегодня воплощал вершину мечт всех подростков спальных районов. Цена в 1100 кредитов практически отсекала целый пласт покупателей, тратящих свой бонус дня рождения. Еще, кстати, один момент, где я мог бы здорово спалиться перед родителями, не будь им так глубоко пофиг. Телефон пришлось покупать через биоверификацию - довольно нудный процесс, при котором у тебя сканируют сетчатку и пальцы, делают запрос в банк, определяют текущий счет и уже с него проводят оплату. Занимает минут пять, но зато после них я наконец-то держал телефон в руках, и дальнейшее было делом техники. Яблочный сервис быстрее банковского определил меня как пользователя и уже зеркалил из облаков профиль моего телефона.

5

Дальше дело пошло проще. В обувном оказалось несколько свободных кабинок, так что ждать не пришлось. В кабинке я встал на размерную панель, определившую параметры моей ноги, сделал несколько шагов, пробежался и, когда система определила все показатели, начал выбирать по каталогу подходящие кроссовки. Долго рассматривал новые модели, но в конце концов остановился на своих любимых Найках; оранжевого цвета - класса туризм (я же не из тех, кто пробежки по утрам совершает). Одел их сразу на ноги и, проигнорировав предложение мусорки скинуть туда старую обувь, пошел на выход. При выходе из магазина телефон пикнул, подтверждая оплату, но каким-то новым непривычным пиком - раньше лучше было - невольно подумал я. Купив себе новые джинсы и футболку с принтом Че Гевары (подразнить Леху), я вышел на проспект и двинул в сторону площади Победы.

Топать было минут пятнадцать, так что можно было не торопясь прийти в себя после досадного моего приключения и успокоиться - что было особенно сложно.

Учитывая, что текущем 2040 году проходит церемония выборов, практически все пригодные поверхности вдоль дороги были заклеены предвыборными плакатами с призывами и лозунгами. В этот раз противниками Лукашенко на выборах были Д. Вейдер, Д. Сэм, А. Гитлер и Гайдукевич. Чучела первых трех будут потом торжественно сожжены на площади Независимости сразу после церемонии покаяния Гайдучевича.

Гуляя вдоль проспекта, в очередной раз подумал, как все-таки странно это место устроено: справа нормальные человеческие дома, парк, деревья, слева, за ограждающей сеткой - сплошной поток машин, летящих со скоростью в 250 километров в час, совершенно безучастных к тому, что происходит снаружи. Ведь даже в окно смотреть на такой скорости смысла нет - ничего не успеваешь заметить толком. Собственно сам я точно такой же - в машине всегда найдется на что убить время, пока едешь.

Когда я добрался наконец до Сорока Бочек, с удивлением обнаружил, что уже начало четвертого, поэтому, заказав в баре еды, я присоединился к своему старшему товарищу, который в этот раз не дымил свою адскую сигару а мирно хлебал суп из чечевицы и разговаривал с каким-то своим приятелем.

- Аааа - истребитель невинных пожаловал? - что это у тебя на майке такое нарисовано?

- Да мужик какой-то с сигарой - тебя вот решил порадовать!

- Ну спасибо, спасибо, порадовал, - сказал Леха, многозначительно переглянувшись со своим товарищем. А это кстати, познакомься, мой друг, Слава, мы с ним договаривались где-то сейчас встретиться.

Слава многозначительно покивал остатками некогда пышной кучерявой шевелюры.

- Будешь смеяться, но у меня опять заказ, - сообщил я, отрезая себе кусочек от речной форели, зажаренной на гриле.

- О как у тебя дела пошли, однако! На кого работаем на этот раз?

- Какой-то Султанат Бамум - в Африке, как обычно...

- Я знаю Бамум, - вмешался вдруг Слава, - это в Камеруне такое местечко интересное, раньше государством было.. там даже письменность своя уникальная есть.

- Государство, похоже, там снова есть - раз заказы размещает, - резонно заметил Леха.

- Да уж... жалко ребят, - заметил Слава, отхлебнув пива, - так историю и теряем.

- А почему жалко то? - удивился я. - Сделают свое государство национальное - будут культуру развивать и все такое.

- Угу, точно, сделают, - ухмыльнулся Слава, - они уже десять лет этим занимаются: найдется где-нибудь в Африке ресурс полезный, и тут же выясняется, что на этой территории как раз расположено древнее племенное государство. Тут же представители этого племени начинают патриотический подъем испытывать, а само племя объявляет о своей независимости. Потом ООН быстренько признает их право на самоопределение, и автоматически воюющей стороной, даже если и воевать не с кем. Остается дело за малым - эвакуировать законного представителя нового государства в Штаты для физической защиты и можно отправлять косяками наемников, единственная цель которых - обеспечить площадки для корпораций, идущих следом. Как правило, это означает, что на месте работ не должно проживать враждебного народу. Никогда не задумывался, откуда у этих вождей вдруг столько юникредитов на наемников появляется, когда еще вчера на солнечные панели для крыши денег не было?

-А как же международная поддержка?

- А международная поддержка - это колхоз такой специальный - чьи деньги непонятно, откуда берутся неясно, общие, стало быть. А так не бывает. Кто-то их взял и потратил, с какой-то конкретной целью. Вот и думай.

- А что тут думать? На мой век работы хватит, а там я уже богатым буду, куплю себе магазинов каких-нибудь и буду жить в свое удовольствие.

- Молодой ты еще - вот и глупый, - ухмыльнулся Леха, - ладно уж, давай свой планшет, авторизуюсь.

Километров через восемь-девять дорога свернула на юг к Мбамкуопу, и там мы наконец-то встретили некое подобие сопротивления в виде наскоро сооруженного блокпоста. Едва завидев нас, защитники открыли беспорядочный огонь из всего, что было под рукой: крупнокалиберных пулеметов, зениток и ПЗРК, однако разница в вооружении и броне была настолько существенной, что мы даже толком не снизили скорость. Основной удар взял на себя Викинг, для которого это был, по сути, последний бой в операции. Тем не менее, серьезного ущерба ему так и не нанесли, залп ракетами средней дальности настолько деморализовал противника, что когда мы наконец-то подбежали вплотную к блокпосту, стрелять там было практически не в кого.

Так, быстро и без потерь, был занят первый плацдарм - деревня Мбамкуоп. Еще часа три ушло на то, чтобы сравнять с землей окрестности и соорудить блокпост, в котором предстоит ждать возможной контратаки Викингу. После чего все поотрубали свои мехи и отправились отсыпаться перед завтрашней зачисткой, оставив на стороже двух китайцев - тех, которым завтра предстояла короткая дорога на Памфуэтле. С утра их сменит Викинг и даст часа четыре поспать.

Я же, уставший настолько, что не было даже мысли о чем-то, кроме моей подружки-подушки, плюхнулся, не раздеваясь, в кровать и тоже отключился.

13 мая 2040 года. Воскресенье.

У Наташи была большая проблема. Она заболела какой-то странной болезнью, при которой грудь очень сильно болела и могла совсем отвалиться... Единственное, что могло помочь ей - это постоянный массаж, и конечно, с этой бедой она пришла к своему другу, то есть, ко мне. Как настоящий товарищ я, понятное дело, не мог ей отказать, и поэтому сейчас, сняв с нее белый кружевной лифчик, впился двумя руками в ее прекрасные упругие, но мягкие полушария. Ее соски были напряжены, голова откинута назад и рот полураскрыт. "Да, Да!!" - шептала она. - "Сильнее, прошу тебя, только так ужасная боль уходит". В этот момент в зал кафешки, в которой мы, оказывается, сидели, вошла официантка с подносом, уставленным дымящимися чашечками отличного итальянского эспрессо и какими-то пирожными. Официантка поставила поднос на столик рядом с нами и, наклонившись так, что все аппетитное содержимое ее блузки стало доступно моему взору, сексуально облизнув верхнюю губу, спросила, не хочу ли я еще чего-нибудь? Похоже, сочетание визуальных и тактильных образов таки перегрузило мою систему, и я открыл глаза. Потом снова закрыл, потому что картинка во сне и наяву не сильно отличалась. Моя чудесная Айбаба стояла, наклонившись, в костюме баварской девушки и протягивала поднос с дымящейся чашечкой кофе. Я протянул руку и забрался к ней под блузку, освежая уплывающие ощущения, и на миг зажмурился от удовольствия. И в этот момент ужасная мысль кольнула меня: Черт! Неужели проспал? Я кинул взгляд на часы (6:38) и галопом, не одеваясь, ломанулся к пилотскому креслу.

Я запустил все системы, и пока машина включалась, быстренько смотался в душ, и на ходу натянул на себя джинсы и футболку. Через 15 минут старт, так что пусть в последнюю минуту, но я таки успел.

- Ну где ты пропал? Проспал что ли? - спросил меня вчерашний Джигит, с которым мне предстояло работать в паре сегодня.

- Угу.. проспал.. - не стал запираться я. - Видать, вчера немного перегрузился.

- А я так нормально, засадил полбутылки виски вечером, но сегодня огурцом. Сон алкоголика крепок, но не долог!

- Это точно, а у меня, похоже, просто неделька сложная вышла, сегодня закончим и возьму пару дней на релаксацию.

- Это правильно! От работы кони дохнут, надо и отдыхать.

За таким пустым трепом мы дождались, пока нам пришлют маршрут, и, получив его, не спеша потопали. Нам предстояло зачистить три небольшеньких поселения на несколько домиков и выйти на базу в Памфуэтле. Торопиться смысла не было никакого, потому что само это Памфуетле тоже нужно будет еще захватить - работа для Преторианца и двух Лю Беев. Наша же задача простая и не опасная.

В первое поселение на три домика мы зашли вместе, и через несколько секунд там не осталось ничего, кроме огня и земли. Не знаю, был ли кто-то в этих домиках или все разбежались, суть это не меняло, после нас осталось лишь изрытое небольшими воронками дымящееся чистое поле. Дальше наши пути разделились, и я, забрав чуть южнее, пошел чистить одну деревеньку, а Джигит взял вторую чуть севернее. Расстояние между ними было километра два, поэтому в случае опасности мы могли легко прикрыть друг друга.

Я вошел в "свою" деревушку спокойным размеренным шагом, прошел в центр, спокойно развернулся и саданул по двум первым домикам прямой наводкой ракетами малой дальности. Две крыши взлетели на воздух почти синхронно, и я невольно порадовался красоте своей работы. Затем я медленно развернулся, чтобы насладиться картиной паники, которая разразилась в деревне. Люди выбегали из домиков и что-то кричали. Тех, которые пытались убежать из деревни, я методично расстреливал одиночными разрывными, за остальными же просто наблюдал. Было весело. Из одного домика выбежала семейка в составе крупного негритоса в годах, бабенции с двумя детишками и молоденькой девчушки лет шестнадцати в легком синем платьице, надо сказать, очень симпатишной. Не знаю, что меня заставило это сделать, но я переключился на стандартные пули и подстрелил девчушку в ногу, так что она упала на землю и попыталась ползти от меня прочь. Баба с детишками заголосила и побежала в сторону леса, а негритос схватил какую-то лопату и бросился с ней на меня. Я дал ему как следует поработать, пытаясь пробить мою броню, и когда дядька совсем утомился, снес ему голову ударом манипулятора. Девчушка в это время пыталась отползать на спине, упираясь локтями и здоровой ногой в землю, отчего ее платьюшко преинтересно задралось, обнажив красивые ножки и белый треугольник трусиков. Я был просто загипнотизирован этой картиной и пошел за ней. Ее постоянная суета с попытками уползти не давала сосредоточится на картинке, поэтому, подойдя поближе, я пальнул ей в живот из мелкашки, и это наконец-то остановило ее. Я смотрел в ее раскрытые от ужаса глаза и на ее руки, которые пытались прижимать рану на животе. Кровь пропитала синее платье, и это было некрасиво. Я порвал его пополам при помощи манипуляторов, и теперь передо мной лежало прекрасное девичье тело в одних только трусиках. Кроме всего прочего, девчушка оказалось хозяйкой отличных черных сисек, что, похоже, вернуло мне забытое утреннее чувство, и я опять поймал у себя внезапный и стопроцентный стояк. И вот тут я уже не стал сдерживаться, а переключил Айбабу в режим Oral Pleasure и расслабился в кресле. Надо сказать, что моя горничная в этом вопросе чудо как хороша, и обычно никаких дополнительных стимуляторов настроения мне не нужно, если вы понимаете о чем я, но тут развлекуха сама напрашивалась. Я медленно наклонился к моей негритяночке и навис над ней своим огромным железным корпусом. Ее глаза, казалось, вылезут из орбит, зрачки расширились, а выражение полнейшего ужаса, смешанное с гримасой боли, было просто восхитительным. Я содрал с нее беленькие трусики левым манипулятором, зацепив, правда, нормальный кусок мяса с бедра, от чего девчушка дернулась, словно током ударенная. Правый манипулятор я заменил на ствол мелкашки, который по размерам как раз подходил для задуманного. Я медленно поднес его к губам своей жертвы, но она только отвернулась от него и замотала головой... Ну что ж, хочешь на сухую будет на сухую, подумал я про себя и неторопливо вошел в нее. Еще и еще и еще... Поначалу она дергалась, пыталась что-то кричать, но потом постепенно угомонилась и только хрипела едва приоткрытым ртом. "Эй, подожди-ка, подруга" - прошептал я ей, когда начавшиеся судороги известили меня, что конец близок, - "не так все должно случиться". Я ускорил свою Айбабу, и только тогда, когда терпеть уже стало совсем невозможно, одним выстрелом в голову закончил это дело. Можно сказать, мы с ней кончили вместе, потому что мозги на пыльную проселочную дорогу выстрелили как раз в тот момент, когда "выстрелил" и я.

7

Это было прекрасно. Минут пять я просто отдыхал в кресле, а потом, отправив Айбабу за кофе, методично и без всякого удовольствия расстрелял остатки деревенских жителей, взорвал их дома и потопал к точке встречи с джигитом. Его оранжево-желтая раскраска ярко выделялась на фоне обильной зелени, так что мне даже не пришлось следить за курсом. Видимо, у него все прошло без заминок и приключений, что ж, не каждому так везет, как мне.

Собравшись, мы еще часок постояли на месте, болтая о том о сем, и получив сигнал, что Памфуэтле наше, потопали через распаханные поля на базу. На подходе уничтожив несколько домиков местных жителей, мы подошли к восточному краю селения, где наши уже подготовили блокпост. От него шло прямое и качественное шоссе на аэропорт Фумбана Нкунджа, но нас это уже не касалось. В завтрашнем штурме будут участвовать ребята посерьезнее, поэтому мы с джигитом оставшееся время провели, помогая обустраивать укрепления, на случай контратаки, и отключили машины. Теперь оставалось только с утра дождаться вертушку, и можно считать, дело сделано, еще одна операция успешно завершена, еще один серьезный шаг к покупке Knight-а. Вместе с текущими накоплениями в сто двадцать тысяч юников, до мечты оставалось еще двести восемьдесят, если дальше будет так же переть, то через три-четыре месяца машина моя. Стратегически, конечно, лучше бы дождаться своего дня рождения, и купить ее уже на себя, но я предпочитаю не углубляться в детали, пока основной опрос не решен. Появятся деньги - решу как с ними поступать.

Итак, я отключился от системы управления, кое-как дополз до спальни и рухнул в кровать как подкошенный. В этот раз мне не снилось ничего.

- Как вы думаете, друзья, какая еще польза планете и человечеству от изобретения фуда?

- Бла бла бла, - прошептала мне на ухо Наташа, - сейчас начнется про то, что животных не убивают и почвы не истощают, а про то, что одновременно с началом бесплатных отправок фуда в Африке рождаемость странным образом упала на семьдесят процентов, никто и не скажет.

Я молча покивал ей, вспоминая вчерашнюю зачистку. Ведь и правда, поля, по которым мы шли, имели вид довольно запущенный, а ребенок мне вообще только один раз попался, может что-то в ее словах и есть, но меня это не сильно касается, главное, чтобы там войнушки не заканчивались.

После учебы я взял себя в руки, и, проявив чудеса конспирации, отошел аж на триста метров от школы, прежде чем нырнуть в салон своей машины. Денек предстоял сложный, кроме предстоящего штурма еще необходимо было заехать домой и покрутиться перед родителями, а то трехдневное отсутствие могло начать вызывать подозрения.

Дома, слава богу, все прошло гладко, мама если и начала чувствовать неладное, при виде меня быстро успокоилась и продолжила смотреть телек с папой, вот уж где семейная идиллия!

И вот, 13:42, я в пилотском кресле и молодец. Везде засветился и отметился, можно спокойненько поработать. Едва включившись, я понял, что в лагере успели произойти разительные перемены. За последние несколько часов пришло еще пару транспортов, и теперь, с учетом тех, кто остался в строю с начала операции, мы превратились в реально непобедимую армию. Семь тяжелых машин, из которых четыре Cataphract и две Godzilla (как мне кажется, уже пол-Африки вынести можно), шестнадцать средних и тридцать пять легких мехов. Всё-таки, какой я молодец, что остался! Поучаствовать в такой операции - это реально круто, все пилоты мечтают о записях в резюме с эпическими битвами и сражениями, а тут, похоже, будет что-то совсем грандиозное. Управлять сражением призвали самого Анджело Молтисанти, легендарного пятизвездочного стратега, и еще четыре стратега с тремя звездочками в ассистентах. В общем, от такого обилия крутизны я едва не подпрыгивал в кресле от нетерпения. Пришли первые указания, в результате которых стало понятно, как мы будем действовать дальше: вся армия разделилась на четыре отряда, первый состоял исключительно из тяжелых машин, которые, судя по построению, пойдут по основному шоссе на аэропорт. По флангам от него две равные группы средних мехов, которым предстоит двигаться на некотором отдалении по бездорожью, впрочем, очень ровному и комфортному, и наконец, четвертая команда из легких мехов идет первая, растянувшись широким фронтом километра на два. Первыми тремя группами руководили непосредственно трехзвездочные стратеги, а нашей - сам Великий Анджело.

На самом деле до аэропорта было рукой подать - километров пять, не больше, но сопротивление там ожидалось серьезное, поскольку это ключевая точка для атаки на будущую столицу Султаната. Наш отряд пошел, как положено, первым. Мой путь пролегал по однообразной красной пустоши, ни кустика и деревца, топай себе да любуйся вспышками от сбиваемых над аэропортом разведывательных дронов, даже словом перекинутся не с кем, давешний джигит от продолжения операции отказался, а остальные оказались ребятами неразговорчивыми... а может просто стеснялись трепаться по пустому в присутствии, хоть и незримом, самого Анджело. Минут через двадцать стали различимы невысокие домишки, которые нам предстоит поровнять, расчищая путь тяжелой технике. Сама карта боевых действий выглядела примерно так: с северо-востока на юго-запад протянулась взлетно-посадочная полоса, с двумя выступами стоянок, направленных в сторону нашей атаки - то есть на северо-запад, откуда мы шли широким фронтом, параллельным расположению ВПП, от которой нас отделяло большое скопление невысоких домиков. Логичным планом обороны было бы выстроить всю технику на удобной взлетной полосе и концентрировать огонь на тех, кто будет прорываться из-за домов. Мы при такой тактике не сможем орудовать ничем, кроме дальних ракет с самонаведением, выпущенных, так сказать, навесом. Оборона же сможет стрелять еще и прямой наводкой, в чем, конечно, есть большое преимущество. В чем идея нашей атакующей стратегии я, конечно, знать не могу, но сдается мне, что часть ее заключается в серьезном перевесе огневой мощи нашей тяжелой кавалерии.

Минут через тридцать после выхода мы подошли вплотную к пригородам, и тут поступила корректировка команды, состоящая в приказе НЕ разрушать домишки, а занимать пространство между ними, не подходя вплотную к ВПП, и мы устремились вперед под звуки выпускаемых где-то сзади дальних ракет наших тяжелых парней. Стало понятно, что я был с большего прав, оценивая нашу стратегию, очевидно, план был заблокировать проходы и улочки легкими машинами, с тем чтобы после подавления дальнобойных огневых точек встретить среди домов легкие машины противника, которым после потери тяжелых машин ничего не останется, как идти напролом.

Стоило нам добежать до первых домиков, как округа разразилась адским грохотом и яркими вспышками по всему горизонту. Канонада продолжалась минут пять, когда постепенно стало понятно, что что-то идет не так. Я это понял, когда наблюдал в камеру заднего вида и совершенно очевидно заметил, что взрывов на нашей территории как-то больше, чем на вражеской. И тут пришла команда в атаку!

Я стартанул вперед, не встречая никакого сопротивления, добежал до последних домиков и как безумный принялся палить в открывшийся между домами проход, на полных парах двигаясь в сторону взлетной полосы, пробежал последний домик и поймал себе в грудь четырнадцать ракет средней дальности и двадцать две малой, не считая разрывных пуль крупного калибра и прочей мелочи. Последнее, что мне удалось увидеть, перед тем как моя боевая машина превратилась в гору дымящегося металлолома - машину японского производства под названием Tsunami, занявшую плацдарм на южной самолетной стоянке.

В этот момент картинка для меня сложилась окончательно... Нас поимели. Жестко. Машина Tsunami, о которой я вам хочу рассказать, относится к классу сверхтяжелых моделей, таких в природе существует две: яблочная машина Catapult стоимостью в два миллиона юников за базовую комплектацию и собственно Tsunami за миллион восемьсот. Вес легкой машины колеблется от пяти до десяти тонн, средней - около двадцати пяти, тяжелые мехи достигают пятидесяти тонн. Вес машины Tsunami в базовой комплектации составляет четыреста двадцать тонн без дополнительной брони. Вооружение этой машины соответствует по мощности примерно пяти-шести катафрактам, при практически неистребимом запасе амуниции. Доставляют такую громадину к поля боя при помощи звена вертушек с пилотами экстра класса при помощи специальных металлических тросов. Причем каркас идет отдельно, а навесная броня и вооружение отдельно, собирается уже на месте. Разница между Catapult и Tsunami состоит в том, что Catapult несколько легче, менее бронирован и несет меньше вооружений, но способен передвигаться и поэтому может, теоретически, использоваться и в наступательных операциях. Японец же передвигаться сам не в состоянии и служит только для обороны. Управляется он экипажем из восьми человек, каждый из которых имеет свою зону обзора и обстрела, а при необходимости может переключаться на верхнюю башню и усиливать огонь на любом из направлений. Если бы, гипотетически, наша "непобедимая" армада выстроилась перед одинокой и несопротивляющейся Tsunami и начала валить ее из всех орудий, то на выведение машины из строя ушло бы минут двадцать, при определенном везении, конечно.

Теперь вы понимаете, почему, когда погасли все мониторы, знаменуя для меня конец операции, я не был расстроен. Не за что было себя корить, думая правильно я поступил или нет, и можно ли было как-то выкрутиться и спасти машину. У меня изначально не было шансов, как впрочем, и у остальных участников. Вот тебе и великий Анджело, подумал я, парню теперь точно придется крест на карьере ставить. Я-то куплю нового номада и через месяца три компенсирую все потери, а вот репутацию так просто не отмоешь.

9

Наверное около часа, а может и пару минут пялился я в погасшие мониторы, и странные несвязанные мысли пробегали у меня в голове, не успевая как следует зацепиться за угнетенное сознание мое, чтобы стать как следует додуманными. Потом, наконец, я нашел в себе силы отправить себя в спальню, где, забравшись под одеяло, я провалился в легкую дрему.

Проснулся я уже поздним вечером с мыслями о том, что жить надо дальше, а победы и поражения - для полководца обычное дело. Куплю себе нового Nomad"а, благо средства позволяют, и вернусь к старому плану, в конце концов, ситуация подкосила меня всего на тридцать тысяч, которые я, собственно, недавно и заработал, так что, по сути, можно считать, просто набрался опыта и обновил машину.

Отправив Айбабу за кофе, я уселся в свое кресло и полез смотреть последние новости в надежде, что в сети уже где-то будет информация о провале Молтисанти. Жутко хотелось почитать комментарии к этой операции и послушать кого-нибудь со стороны обороны.

Едва открыв Онлайнер, я понял, что день сюрпризов продолжается. Все новостные каналы, и наши и заграничные, были полны восхвалений в адрес Молтисанти. Наиболее полно ситуация расписывалась на CNN, и суть ее сводилась к следующему: гениальный Молтисанти, имея задачу захватить столицу для молодого государства, действовал масштабно и решительно. Для начала, благодаря широко разрекламированным контрактам на операцию по штурму аэропорта, он заставил противника перекинуть зафрахтованный Tsunami с оборонительного плацдарма в самом Фумбане на точку в аэропорту, где был подстрелен ваш покорный слуга. Далее атакой легких машин среди малоэтажной застройки аэропортовой зоны он связал на месте боя среднюю и легкую технику противника, поддерживая там постоянное напряжение и, собственно, все легкие мехи там положив. В это время группа из восьми средних мехов Knight, которая уже на старте отделилась от основных сил, и, обойдя аэропорт, встала на трассу N6, на всех парусах неслась по хорошему и гладкому шоссе в сторону будущей столицы независимого Султаната Бамум. Задача легких мехов была простая - вести бой не менее часа, и задача эта оказалась выполнена. Быстрые и смертоносные Knight"ы прошли через слабенькую оборону ничего не подозревавших защитников Фумбана как раскаленный нож по маслу, и через два часа после начала операции на карте можно было рисовать новое государство. Тяжелые и средние мехи, которые обстреливали все время зону аэропорта, отошли, понеся минимальные потери, а защитники аэропорта оказались заблокированы без возможности пополнения или эвакуации. В настоящее время велись переговоры о выкупе за Tsunami и о перемирии между правительственными войсками Республики Камерун и армией Султаната Бамум.

Я полез в комменты и узнал еще немного пикантных подробностей, например, о том, как мэра Фумбана провели через весь город в одних подштанниках и публично расстреляли, не оставив у горожан никаких сомнений в том, кто теперь в городе главный. Красиво описывался расстрел группы легких мехов, которые спешили на помощь защитникам Фумбана да на полчаса опоздали, и были уничтожены огнем четырех Knight-ов, занявших укрепрайон. И пока я все это отсматривал, какое-то странное беспокойство щекотало меня глубоко внутри. А потом я посмотрел на рекламу и увидел репортаж Евроньюс. И я сходил по ссылочке и посмотрел ролик, записанный каким-то долбанным дроном, на котором, ролике, было во всех подробностях запечатлено, как некая машина класса Nomad медленно и жестоко убивает некую чернокожую девушку в синеньком платьице. И хотя многие моменты на записи были заретушированы, суть происходящего была всем и каждому со всей очевидностью понятна. После ролика шло интервью заплаканной черной бабищи с ребенком на руках, и я понял, что дело швах.

В этот момент в дверь фургона постучали.

Его обвинили в подделке документов, подделке подписи для получения банковской информации в четырнадцати эпизодах, и, наконец, передаче прав управления боевой машиной лицу, заведомо не достигшему шестнадцати лет. Итог - четырнадцать лет с конфискацией имущества, в числе прочего, как оказалось, был и тот барчик, в котором мы всегда встречались. Это, признаться, меня удивило больше всего.

Ок, прощай, Леха, не курить тебе больше сигары, не пить пива! Учитывая состояние здоровья старикана, из тюрьмы он живым не выйдет. Жалко, конечно, ну да он уже свою роль отыграл, к тому времени, когда я свой срок отмотаю, мне посредники уже не понадобятся.

Вот так и закончилась моя история. Пожалуй, конец можно назвать хорошим, хоть и придется мне просидеть какое-то время без дела, зато выйду полностью дееспособным гражданином с хорошим первоначальным капиталом и крепкой репутацией - все эти события сделали меня знаменитостью в мире наемников, так что проблем с контрактами не предвидится. Одно только событие оставило у меня неприятный осадок. Уже после суда, когда меня вели в сторону автозака, со скованными за спиной руками, я увидел в толпе Наташу, и хотел даже кивнуть и улыбнуться ей, но улыбка замерла на моем лице, не успев случиться. Наташа смотрела на меня в упор, и взгляд этот выражал такое безграничное чувство.... брезгливости... Что я опустил глаза в землю и не поднимал их до тех пор, пока не оказался внутри машины.