Нежить (СИ)

Кен Юлиана

Любовь эльфа. Часть 2. Нежить. Завершен

Часть 2. Нежить.

Глава 1.

Держась за руки и тепло улыбаясь друг другу, под шокированными взглядами одноклассников Линда и Кристиан покинули стены школы.

- Я не хожу на свидания, - с нотками грусти в голосе напомнила девушка.

- Тогда это будет похищение! - во всеуслышание объявил Сидхе.

На глазах у девочек альфа-клуба, Кристиан перекинул Линду через плечо и под аккомпанемент одобрительных возгласов парней понес возмущенную до предела недоступную красавицу в сторону своего автомобиля. Зоуи провожала сенсационную парочку чрезвычайно довольным взглядом.

- Судя по всему, ты знала об отношениях Сидхе и этой нахалки? - подруги окружили блондинку. - Видимо, придется напомнить Смузи, где ее место, и займешься этим именно ты!

Аманда указала длинным ногтем на Зоуи и окинула ее чересчур высокомерным взглядом.

- И где же, по вашему мнению, то место, которое должна занимать Линда, девочки? - прежде их тихая и уступчивый подруга впервые показала свой характер.

- На дне, - прищурив ярко-голубые глаза, злобно прошипела Аманда.

- В террариуме. Рядом с такими же змеями, как она сама! - ядовито процедила Кейти и уничижительно взглянула на Зоуи.

Прежде скромная блондинка взирала на своих экс-подруг с изрядной долей сочувствия, однако, кровь ее начинала закипать от нарастающей злости.

- Если меня не подводят глаза, Линда ушла с Кристианом не по доброй воле, - рассудительно отметила Зоуи.

Скептические взгляды девочек как бы говорили, что ни одна из них ни на секунду не поверила в то, что Смузи не желала этого свидания. С приторно-сладкой улыбкой, медленно выговаривая каждое слово, Зоуи продолжила:

- Но я хочу, чтобы вы знали: Линда изменилась. Ей и Кристиану я обязана, ни много ни мало, а своей жизнью, и если кто-нибудь из вас еще раз нелестно отзовется об одном из них, я возьму вот эту палочку, - девушка качнула своей прелестной белокурой головкой в сторону обломка арматуры возле каменной стены здания. - И до последнего буду защищать доброе имя моей подруги или друга. Уяснили?

Немую сцену, наполненную выражением полнейшего шока на лицах альфа-девочек, прервал скрип тормозов джипа за спиной Зоуи. В водительском кресле сидел Дейв:

- Тебя подвезти, детка?

Второго приглашения не потребовалось - Зоуи резко отвернулась от группы стервочек и запрыгнула на переднее сиденье его автомобиля.

Они были потрясающе красивой парой: миниатюрная миловидная блондинка с одной стороны машины, и гора мускулов, звезда школьной команды по регби - с другой. А сравниться с ними могла разве что главная сенсационная пара дня - Линда Смузи и Кристиан Сидхе.

- Мир сошел с ума, - заторможенно покачала головой Кейти.

- Вы просто попали в другую действительность, девчонки! - Джеймс хитро подмигнул ошарашенной девушке и прошел мимо в направлении своей машины.

До назначенного Кристианом времени оставалось около двух часов, и слишком много Баттон должен был успеть сделать в этот день. Точно так же, как Линда, Кристиан, Дейв и Зоуи.

Линда откинулась на кресло рядом с Кристианом и залюбовалась его скульптурным профилем.

- Ты и сейчас читаешь мои мысли, Кристиан?

Парень не отрывал взгляда от дороги. Линда же коварно улыбнулась.

- Больше нет никаких запретов? Теперь мы не на Альфаире и можем заняться... - она замолчала, осторожно выбирая нужное слово.

Но Кристиан не дал девушке возможность закончить предложение.

- Я не сделаю этого с тобой, Смуз. Да и, честно говоря, я сомневаюсь, что если мы попытаемся заняться любовью, нам это удастся - столь судьбоносное решение не может произойти в альтернативной версии пережитого дня.

Эльф удовлетворенно отметил, что щеки Линды ярко запылали. Да, в бою его девочка была смелой и отважной воительницей, но в душе все еще сохранила чистоту и неискушенность. Эльф старательно блокировал рвущееся в его разум сознание Линды, чтобы не дать подруге возможность узнать истинную причину его отказа.

Что мог предложить Кристиан девушке? В их распоряжении не было даже одной ночи. Несколько часов до полуночи - все, что оставалось у земной красавицы и золотого эльфа. А дальше? Полная неизвестность.

Линда старательно делала вид, что разглядывает мелькавшие в окнах машины дома, до глубины души оскорбленная отказом парня.

- Девочка моя, - прохладная ладонь Кристиана накрыла ее руку. - Ты предлагаешь мне бесценный дар. Если когда-нибудь я смогу предложить нечто столь же ценное взамен, я с великой радостью и гордостью приму твой подарок. Но не сегодня. Сегодня Орей всецело властвует над нашими душами.

Линда ничего не говорила - девушке мешала гордость. Но эльф с легкостью прочел ее тревожные мысли.

"Почему тогда ты предупреждал, что стоит нам вернуться на Землю, мы будем вместе? Зачем я питала напрасные иллюзии?" Размышления Линды казались хаотичными, голос ее разума звучал слишком печально.

- Кое-что изменилось, малыш. Ты стала мне невероятно дорога, и теперь я хочу получить от тебя не только тело, но и сердце, а главное... - несколько мгновений Кристиан смотрел в глаза Линды, тогда как машина неслась на большой скорости по извилистой дороге (снова эльфийские приемчики!). - Ты подаришь мне свою жизнь, Смуз!

Линда долго гадала, что же значили слова Кристиана, но так и не получила желаемый ответ.

Кафе "Бунгало" расположено на окраине города, в тихом и уютном дорогом районе Ричмонда. Одноэтажный домик в пляжном стиле, украшенный лианами и бумажными фонариками со стороны напоминает хижину, но, по сути, считается дорогим рестораном, посетить который может далеко не каждый ученик старшей школы.

Дейв открыл дверь Зоуи и галантно предложил девушке руку. Блондинка во всю наслаждалась отсутствием на Земле телепатии - наконец, она могла остаться наедине с собственными мыслями и дать волю своей бурной фантазии. А главное, обдумать, возникавшие в ее душе чувства в отношении регбиста.

Да, парень был похож на Вин Дизиля в лучшие годы его кинокарьеры. Многие девочки, в том числе члены альфа-клуба, считали Робертсона лакомым кусочком. Но за Дейвом также тянулся длинный шлейф разбитых сердец, и, как правило, девушки, которые прежде появлялись в компании спортсмена, так или иначе походили на Зоуи, а она совсем не желала быть "одной из" и отчетливо понимала, что парень даже не питает к ней нежных чувств. И каким бы стильным, брутальным и крутым не казался Дейв, свою первую любовь девушке не хотелось вспоминать как двухнедельные странные отношения в походных условиях.

Другое дело - принц. Опасный и таинственный эльф. Шиар. Улыбка сама расплылась на лице Зоуи.

- О чем мечтаешь, куколка?

- Ой, не о тебе, Робертсон, - девушка бросила на Дейва интригующий взгляд. - Ладно, так и быть, расскажу! Строю планы по соблазнению Шиара. Пока он не слышит моих мыслей и не видит образы, рожденные моей слишком вольной фантазией...

Девушка с вызовом улыбнулась - уж очень сильно ей хотелось подразнить Дейва. Зоуи даже не догадывалась, что стало причиной, по которой парень решил профессионально заняться спортом. Дух борьбы был у Робертсона в крови.

- И что же за мысли рождаются в твоей скромной головке, детка? - невинным жестом Дейв обнял плечи девушки по пути к ресторану, создавая видимость ни к чему не обязывающей дружеской беседы.

- Ну... Собственно, я еще не успела начать мечтать о чем-то конкретном.

- Я могу кое-что предложить, - деланно равнодушно бросил парень.

Зоуи почувствовала, что ступила на опасную тропу, однако, заинтригованная словами Дейва, кивнула в знак согласия.

- Дай-ка подумать. Шиар романтик. Для начала эльф устроит тебе свидание, где вы будете много часов разговаривать о жизни, слушать дивное пение мотыльков-переростков и любоваться лучами света, проникающими сквозь листву гигантских секвой.

Зоуи невесело усмехнулась: в интерпретации Дейва свидание с эльфом выглядело как наискучнейшее из возможных занятий.

- Можно подумать, ты не разговариваешь на свиданиях со своими девушками.

Парень резко остановился у входа в ресторан и повернулся к Зоуи.

- Начнем с того, что у меня нет никаких девушек. Да никогда и не было, - в улыбке Дейв обнажил ровные белые зубы, которые почему-то напомнили Зоуи оскал вампира в смешанном лесу. - А если бы мы отправились с тобой на свидание, на разговоры бы я время не тратил! В первую же минуту я сорвал бы с тебя это миленькое желтенькое платьице, порвал бы к чертям твое белье, а дальше... Ты забудешь не только имя того слащавого эльфа, но и свое собственное!

Дейв смотрел на Зоуи в упор. Она едва дышала. Девушке казалось, парень вот-вот наклонится и поцелует ее губы. Она уже почти чувствовала его дыхание на своей коже, когда кривая насмешливая ухмылка исказила лицо Дейва. Зоуи резко развернулась и, переполненная негодованием, вошла в ресторан.

"Скоро ты сможешь думать только обо мне, милая Зоуи. И тогда, я исполню твои мечты, обещаю".

Глава 2.

Зоуи вошла в ресторан и огляделась.

- Здравствуйте, - неуверенно поздоровалась она с девушкой за стойкой.

Рядом с блондинкой появился Дейв. Хостес смерила парочку высокомерным взглядом и сухо произнесла:

- Мне жаль, молодые люди, но заказ мест в нашем ресторане производится за неделю, не позднее. На сегодня, как вы понимаете, всё зарезервировано.

Зоуи оглядела зал: из более чем дюжины столиков только два оказались заняты. На остальных, само собой, не было никаких резервирующих обозначений.

Дейв ослепительно улыбнулся надменной блондинке, и та не смогла не ответить тем же.

- Нас пригласил в ресторан друг, Кристиан Сидхе.

Зоуи с удовлетворением отметила, как презрительное выражение на лице девушки моментально сменилось взволнованно-испуганным.

- О, прошу прощения! - официантка засуетилась. - Позвольте проводить вас к вашему столику.

Дейв и Зоуи переглянулись: конечно, их друг был со своими странностями (с другой планеты, да и к тому же, эльф), но почему краска сползла с лица девушки в ресторане при упоминании одного его имени, ребята не имели представления.

- Прошу, садитесь, - столик, который предложила им хостес, находился за небольшой ширмой, скрывающей ребят от посторонних глаз.

Дейв намеренно проигнорировал паузу, которую выдержала Зоуи, чтобы парень выдвинул для нее стул. Негодуя, девушка воспользовалась собственными силами и села напротив Робертсона.

- Ты такой обходительный, Дейв, - ядовито процедила она.

- Если бы это было наше свидание...

Девушка обличительно взмахнула рукой.

- Знаю, слышала. Мы бы не дошли до этого ресторана, а прямо там, на парковке, в машине ты бы сорвал с меня платье и...

Парень усмехнулся.

- Ну, хорошо. Малышка, если бы это было наше второе свидание...

Зоуи звонко рассмеялась.

- Не морочь мне голову, Робертсон! На вторые свидания ты не ходишь!

Дейв драматично вздохнул.

- Все дело в том, что я еще не встречал девушку, с которой бы захотел отправиться на второе свидание.

- Давай откровенно, - Зоуи откинулась на стул и категорично скрестила на груди руки. - Может когда-нибудь, лет через двадцать, ты и устанешь от бесконечного потока случайных женщин. Тогда ты найдешь себе молоденькую девушку прямиком со школьной скамьи и женишься на ней. А всем тем подружкам, которые дарили тебе свою любовь на протяжении долгих лет, останется только воспоминание о единственной ночи, проведенной в твоих объятиях.

- Значит, вот, что ты думаешь обо мне, детка?

- У меня есть имя, Робертсон! - девушка недовольно прищурила голубые глаза. - И с этого момента для тебя я только Зоуи. На другие обращения я отзываться отказываюсь!

- Значит, тебе нужны серьезные отношения. И романтика, - парень нахмурил черные брови. - Никогда не видел смысла во всей этой ерунде.

- А как проходили твои свидания с девчонками прежде? - озорная улыбка Дейва смутила Зоуи. - Нет, до того, как вы с девушкой приступали к твоей любимой части.

- Ну, мы катались на машине, танцевали на дискотеке, купались в бассейне.

Зоуи покачала головой:

- Значит, сразу начиналась прелюдия?

Дейв недовольно нахмурился.

- А у тебя как было? Ты что, ходила на свидания, и парни читали сонеты Шекспира?

Заметив, как смутилась Зоуи, Дейв округлил глаза и громко рассмеялся.

- Так вот оно как! Мисс Зоуи никогда и не ходила на свидания! Ты просто не знаешь, о чем говоришь, детка! Ты даже не представляешь, как классно бывает...

В окне блондинка с облегчением заметила мустанг Кристиана.

- По крайней мере, я точно знаю, чего хочу, Робертсон! И то, о чем говоришь ты, не входит в сферу моих интересов или желаний!

- А знаешь, киса, мне нравится, как звучит моя фамилия на твоих устах. Называй меня Робертсоном и дальше, а выбор имени для тебя оставь мне.

Зоуи недовольно фыркнула и переключила свое внимание на подошедших к столику ребят.

Кристиан, Дейв и Джеймс сидели с одной стороны длинного стола, Линда и Зоуи - с другой.

- Кристиан, что ты хотел нам рассказать? - нетерпеливо прервала затянувшуюся паузу Зоуи, чувствуя кожей обжигающий взгляд Дейва - девушке не терпелось оказаться как можно дальше от заносчивого спортсмена.

- Я тоже тороплюсь. Поскорее закончим этот разговор, и каждый сможет отправиться по своим делам, - Линда окинула парней враждебным взглядом.

- Что это? Массовая истерия? - Джеймсу, появившемуся в ресторане последним, посчастливилось не стать свидетелем гневных реплик девушек во время его ожидания.

- Хорошо, наши нетерпеливые подруги, - Зоуи и Линда враждебно оскалились и переглянулись, тогда как Кристиан спокойно продолжал. - Я коротенько расскажу о тех, кто обитает рядом с вами в стенах нашей школы, а после дам ключи от своей машины - мы с парнями поужинаем здесь.

Дейв и Джеймс согласно закивали, а Линда недовольно поджала губы.

- За мной заедет шофер, - резко бросила она. - И мы отвезем Зоуи.

Больше возражений не было. Когда официантка расставила заказанные напитки и удалилась, Кристиан наклонился чуть ближе к собеседникам, и его движение переняли остальные. Тихим серьезным голосом он начал свой рассказ:

- Как вы знаете, друзья, я обладаю прекрасным слухом. Некоторое время назад, когда я только появился в вашей школы, как, собственно, и на Земле, я стал замечать посторонние вибрации, похожие на перешёптывание на других более низких частотах, которые не улавливает человеческий слух.

Лица ребят стали сосредоточенными, даже настороженными. То, как изменилась Линда, поразило не только впечатлительную и эмоциональную Зоуи, но даже парней, включая Кристиана. Казалось, девушка прямо сейчас была готова вскочить на ноги и побежать разыскивать тех, кто нарушил покой ее школы. Все обиды личного характера Смузи категорически отмела в сторону. Каждый, сидящий за столом, подумал о том, что подобным качеством может обладать только прирожденный лидер, тот, кто способен вести за собой других. И люди смело пойдут за Линдой, даже зная, что впереди их ждет верная смерть.

- Ты разузнал, кто это был? - серьезно спросила девушка.

Кристиан кивнул, внимательно глядя в ее серебристые глаза.

- Они пришли из моего мира. Как эти сущности попали сюда, не главный вопрос. Главное - то, что в отличие от демона, от которого мы так легко избавились, их практически невозможно вычислить. И совсем нельзя уничтожить.

Вновь подошла официантка, чтобы принять заказ. Ребята обменялись говорящими взглядами. Когда девушка покинула их компанию, Кристиан продолжил:

- Их называют безликими. Они могут принимать любой облик, потому как своего не имеют. Но это только одна из версий. Другая версия гласит, что облик безликих столь ужасен, что те, кто когда-либо видел их настоящую внешность, сходил с ума или кончал с собой. И я склонен верить последней гипотезе.

Краска сползла с лица Зоуи, тогда как сидящая рядом с ней Линда, напротив, в сказанном Кристианом, уловила кое-что забавное - ее металлического цвета глаза задорно заблестели.

И снова подумал Кристиан о том, как верны были слова Шиара: Смузи по своей природе боец. И первоклассный. Окажись девушка в нужное время и в нужном месте (однажды судьба уже уготовила для Линды подобную участь), равных ей не будет. По крайней мере, в качествах характера - смелости, решимости и отваге. Научить Линду владению оружием эльф поставил своей приоритетной задачей.

- Кого только нет в нашей школе! - с ухмылкой объявила Линда. - Эльф, демон, теперь вот странные безликие существа. А завтра окажется, что весь преподавательский состав - сборище кровожадных вампиров.

- Вампиры показались бы детской забавой в сравнении с этими тварями, - от слов эльфа насмешливая ухмылка сползла с губ девушки.

- А эти безликие, - Джеймс выдержал паузу, пристально глядя в глаза Кристиану. - Они представляют опасность для окружающих?

- Мне мало что известно о них, но одно я знаю точно: питаются эти существа преимущественно кровью. И еще. Судя по их разговорам, в последнее время их количество в стенах нашей школы резко увеличилось.

- Как такое возможно, если число учеников осталось прежним? - встревоженные взгляды метнулись в сторону Зоуи, и вновь устремились в направлении Кристиана.

- Судя по всему, некоторые из тех, кого вы знали прежде, теперь совсем иные существа.

- А где же люди? - голос Линды сорвался - даже она после подобных откровений эльфа не смогла сохранить спокойствие.

- Последнюю неделю до аварии я провел в поисках ответа на этот вопрос, - Кристиан мрачно посмотрел на Линду. - Пока безрезультатно.

- И что нам теперь делать? - звонкий голос Зоуи разрезал повисшую тишину.

- Сегодня мы уже ничего не сможем поделать. А завтра...

Линда прервала Кристиана:

- А где мы окажемся завтра, одному богу известно.

Глава 3.

Погруженные в собственные мысли, Линда и Зоуи некоторое время хранили молчание. К тому же девушки понимали, что обсуждать их насущные проблемы в присутствии водителя машины не представляется возможным. Презентабельное авто увозило подруг все дальше и дальше от тех, к кому вопреки их желанию девушки оказались слишком сильно привязаны.

Линда бросила неуверенный взгляд на Зоуи:

- Может, заедешь ко мне? Родители вернутся поздно, скорее всего за полночь, вместе посмотрим кино, поболтаем о жизни...

Смузи действительно боялась отказа на свое предложение. Возможно, ей предстояло прожить последний вечер с осознанием того, что у нее есть настоящие друзья, а завтра вновь все вернется на прежние круги: в школе вокруг Линды снова возникнет стена отчуждения и неприязни, по другу сторону которой невольно окажутся Дейв, Джеймс, Зоуи и даже Кристиан.

- Идет, - блондинка утвердительно кивнула. - У меня тоже нет никакого желания оставаться этим вечером одной. И после того, что рассказал Кристиан, находиться рядом с кем-то из нашей школы до жути страшно.

Линда с благодарностью улыбнулась.

- Закажем пиццу?

Зоуи покачала своей белокурой головкой.

- Я хорошо готовлю и не люблю полуфабрикаты. Если позволишь воспользоваться вашей кухней, а в холодильнике найдутся какие-нибудь продукты, я с удовольствием сделаю нам ужин.

Настроение девушек стремительно улучшалось. Волнения по поводу безликих и предвкушение вечера рядом с близкой подругой позволили им на время забыть тревоги, которые доставляли парни.

Скептическим взглядом Зоуи окидывала новую безумно дорогую кухню в доме семейства Смузи.

- Кажется, с тех пор, как я была здесь в последний раз, кое-что изменилось.

Хозяйка дома выглядела смущенной. Прежняя Линда непременно бы пустилась в красочное описание технологических новинок, воплощенных в ультрасовременной мебели их дома. Но новая, совершенно иная Линда, приобрела странное и пугающее ее саму качество - скромность. Она постеснялась показаться надменной и горделивой. Меньше всего девушка желала оттолкнуть ее единственную и верную подругу.

- Год назад папа затеял ремонт, - как бы оправдывалась она. - Позволь помочь с ужином. Вот только...

Зоуи подняла брови в ожидании очередного откровения Линды.

- Я никогда в жизни не готовила, - ее щеки приобрели розоватый оттенок.

Губы Зоуи невольно сложились в дружелюбную улыбку:

- Сегодня лучший день, чтобы это исправить!

Шел одиннадцатый час вечера. Остро ощущалось приближение полуночи. Девушки решили не терять столь ценное время за просмотром фильма. Они постелили плед на просторном балконе и вовсю наслаждались прохладным свежим воздухом, так сильно отличавшимся от воздуха на Альфаире. Да, на планете эльфов, цвели сказочно-красивые цветы, но их пряные ароматы обволакивали своим дурманом, неизменно вызывая легкое головокружение и помутнение рассудка.

На секунду Линда скрылась в дверях, ведущих в комнату, и вернулась с огромной охапкой разноцветных подушек. Удобно устроившись на импровизированном ложе, Зоуи принялась увлеченно рассказывать последние новости из жизни общих знакомых. Как социальный изгой, прежде Линда была отлучена от каких-либо обсуждений сплетен о бывших подругах. Девушки весело смеялись, когда услышали похожий на перешёптывания шелест листьев и почувствовали холодок, пробежавший по их спинам.

- Ты тоже слышала? - прошептала свой вопрос Смузи.

Белая как мел Зоуи боязливо кивнула.

"Кристиан! Ты здесь? Ты нужен нам!"

Тишина звучала в голове Линды. Лес, на который выходил открытый балкон ее комнаты, казалось, таил в себе страшную опасность.

- Кристиан... - одними губами прошептала Зоуи.

Линда покачала головой. В сознании девушки мелькал калейдоскоп отрывков из фильмов ужасов: пустой дом, нежданные гости, неотвратимая страшная смерть главных героинь. Первое, о чем подумала хозяйка дома - заперта ли входная дверь. Да, она была заперта. Второй была мысль о том, что для тварей, которых описывал Кристиан, скорее всего закрытая дверь и расстояние до балкона третьего этажа не представляет сколько-нибудь значимое препятствие.

Линда проворно поползла в комнату и Зоуи последовала ее примеру.

- Надо позвонить парням, - предложила блондинка, когда сквозняк с силой захлопнул балконную дверь.

Линда недовольно нахмурилась. Ей совсем не хотелось звонить Кристиану после того, как парень отказался от ее откровенного предложения.

- Позвонишь Дейву?

Зоуи резко поджала губы и втянула воздух в легкие. В ее душе происходила борьба страхов.

- Мне кажется, судьба не уготовила нам смерть этим вечером.

Линда рассмеялась в ответ на замечание подруги.

- Поссорились с Дейвом? - одними уголками губ улыбнулась она.

- Он такой... - Зоуи долго подбирала нужное слово. - Мужик!

Линда невесело усмехнулась.

- А что Кристиан? - спустя минуту поинтересовалась блондинка..

- Эльф, - устало и печально констатировала факт Смузи.

- Как это понимать?

- Я верно догадываюсь, что Дейв хочет заняться с тобой сексом? - Линда заулыбалась, когда яркий румянец осветил лицо Зоуи. - А вот Кристиан слишком хорош для подобного. Он мне отказал.

Глаза Зоуи вылезли из своих орбит.

- Ты шутишь, Лин? Отказал тебе? Наверняка, у него есть веская причина!

Линда легла на свою большую кровать и на секунду представила рядом Кристиана.

- Он говорил что-то о глубоких чувствах и последствиях необдуманных поступков. Ну почему Кристиан не может вести себя как все нормальные парни?

Зоуи трогательно вздохнула.

- Ну почему Дейв не может вести себя, как все нормальные эльфы?

Обе девушки рассмеялись.

- Другое дело - Шиар. Кажется, мы с ним просто созданы друг для друга. Осталось убедить в этом эльфа.

- Он действительно привлекает тебя, Зоуи?

Блондинка неопределенно повела плечами.

- Шиар классный. Он такой сексуальный и рельефный, - улыбка расплылась на губах Зоуи. - Но, как бы это лучше сказать, он слишком хорош. Глядя на него, хочется сказать "Ах", сесть рядом и просто любоваться его нереальным эльфийским телом.

Линда сжала руку подруги. Как давно она не лежала вот так рядом с кем-нибудь, откровенно делясь своими мыслями! Девушка сомневалась, что даже в прежней далекой жизни когда-либо ощущала и делала нечто подобное.

- А что с Дейвом? - участливо полюбопытствовала она. - Что ты чувствуешь в отношении него?

Ладони Зоуи сжались в кулаки.

- Он меня адски раздражает! Кажется, прямо сейчас, стоит мне увидеть этого парня, я запущу в него чем-нибудь тяжеленьким!

- Привет, девчонки!

Зоуи вскрикнула в тот момент, когда в проеме балконных дверей появилась массивная фигура Дейва. Следом за ним в помещении возник Кристиан.

- Я тоже рад тебя видеть, куколка, - парень дерзко улыбнулся.

- Что вы здесь делаете? - Линда не смогла скрыть волнения, нотки которого прозвучали в ее голосе.

Казалось, несколько бесконечно-долгих мгновений, Кристиан смотрел в глаза Линды, а потом тихо произнес:

- Ты звала меня.

На секунду Линда забыла о присутствии в ее комнате Дейва и Зоуи. Все, о чем девушка могла думать, было то, что Кристиан Сидхе явился в ее комнату, а она лежит на собственной кровати прямо перед ним. И эльф читает и смакует каждую ее порочную мысль.

- Мы примчали сломя голову, чтобы выслушивать упреки в наш адрес? - Дейв недовольно взглянул на Зоуи, отчего буря эмоций пронеслась в душе девушки.

Кристиан все еще не отводил от Линды пристального взгляда, а девушка, загипнотизированная его магическими синими глазами, не чувствовала в себе силы сделать какое-либо движение. Зоуи спрыгнула с кровати, взяла за руку Дейва и потянула к выходу из комнаты - себя девушка убедила, что делала это ради подруги.

- Пойдем, Дейв. Я приготовила ужин, попробуешь мою стряпню.

Робертсон довольно хмыкнул и бросил последний говорящий взгляд на друга под названием "не упусти свой шанс", который так и остался не замеченным эльфом.

Внезапно Линда и Кристиан оказались одни. Девушка гадала, только ли ее мысли способен читать парень, или так же те чувства, которые она испытывает.

- Чувства написаны у тебя на лице.

Линда поняла, что некоторое время не дышала и с усилием сделала новый вдох. Кристиан приблизился. Сердце забилось вдвое чаще, ладони стали влажными, а пальцы - ледяными.

- А если завтра ты не вспомнишь этот вечер, Линда? Или вспомнишь только его и не поймешь, что заставило тебя так поступить?

- Ну и пусть, - прошептала девушка, яростно сминая края ребристой рубашки Кристиана.

- А если мы снова окажемся на Альфаире и больше никогда не сможем... - его губы были невероятно близко.

- Тогда мы просто обязаны сделать это сегодня! Сейчас! - уверенно выдохнула Линда и сама преодолела расстояние, разделявшее их.

Она перекатилась на Кристиана и начала неистово срывать одежду с парня. Эльф отвечал с тем же сумасшедшим голодом и той же умопомрачительной страстью.

- Ты пожалеешь о своем решении, Линда Смузи!

- Никогда, - выдохнула девушка прежде, чем полностью растворилась в объятиях ее любимого эльфа.

Глава 4.

Дейв сидел на высоком стуле за барной стойкой, наблюдая, как суетится возле плиты Зоуи.

- Ты все еще в этом платье, - сухо бросил Робертсон.

- Что-то имеешь против? - враждебный тон блондинки ничуть не охладил пыл Дейва.

- Я уже говорил, что хочу сделать с ним.

- Мне нравится мое платье, Дейв. И я не намерена избавляться от него, - перехватив лукавый взгляд парня, Зоуи спешно добавила. - И позволять тебе снимать его тоже.

Парень неодобрительно покачал головой.

- Сегодня явно день девочек. Линда получила то, что хотела, - парень насмешливо фыркнул, за что Зоуи запустила в него рулоном бумажных полотенец. - И все случилось так, как желала ты: мы остались наедине. И даже не занимаемся сексом.

Зоуи с омерзительным звоном поставила тарелку на стол перед Дейвом. Парень хохотнул.

- Неужели ты не можешь на секунду выкинуть из головы слово "секс"?

- Слово - могу. Секс - нет.

Дейв начал есть, отметив про себя, как девушка едва заметно поджала губы.

- Ну, хорошо. Давай представим, что я твой муж и пришел с работы после тяжелого дня, а ты...

Девушка покачала головой, не собираясь, однако, прерывать беседу с Робертсоном. Легкая болтовня - как раз то, что было нужно Зоуи, чтобы отвлечься от мыслей о Кристиане и Линде и о том, чем парочка занимается двумя этажами выше.

- Давай представим, что ты мой друг, с которым мы случайно столкнулись в гостях у общей знакомой. И просто поболтаем. Как друзья.

- Окей, девочка, - с аппетитом поглощая невероятно вкусное спагетти, согласился Дейв. - Только тебе придется мне помочь. У меня, отродясь, не было подруг-девчонок, и о чем с вами говорить, я не знаю.

Довольная Зоуи опустилась на табурет рядом с парнем. Встроенная приглушённая подсветка кухни и спокойный не озабоченный ее присутствием Дейв были тем, что пришлось по душе девушке и в некоторой степени сняло ее напряжение.

- Чем вы с ребятами занимались, когда мы с Линдой ушли из ресторана? - осторожно поинтересовалась Зоуи.

Дейв на мгновение поднял взгляд своих карих глаз.

- Джеймс тоже слинял. А мы с Кристианом трепались о том, о чем обычно говорят парни.

- О нас? - самодовольно улыбнулась девушка.

- О тачках, телках и пиве, - Робертсон встретил разочарованный взгляд и поспешил исправиться. - Конечно, о вас, детка.

- И что вы говорили? - чересчур равнодушно полюбопытствовала Зоуи.

- Ну, я сказал, что мне нравится твое маленькое желтое платьице, - Дейв отдернул миниатюрную бретельку на плече девушки. - И что мне хочется поскорее стянуть его с тебя.

Зоуи хлопнула парня по руке и через ткань его черной футболки ощутила играющие под ней мускулы.

- Ты можешь говорить серьезно, Робертсон?

- Я серьезен как никогда, малышка.

- Мы можем разговаривать о чем-нибудь кроме моего платья? О книгах? Музыке? Какие фильмы тебе нравятся? О регби? О чем говорят люди на свиданиях?

Дейв удовлетворенно прищурился.

- Значит, у нас свидание?

- Да ну тебя, Робертсон!

- Да ладно тебе, Зоуи. Какая разница, какую музыку я слушаю и какие фильмы люблю. Это не изменит главного: нас с тобой влечет друг к другу. И чем дальше, тем сильнее.

Девушка резко встала.

- Я не намерена связываться с тобой, Дейв Робертсон!

Парень тепло улыбнулся и медленно отложил вилку.

- У тебя еще будет время привыкнуть ко мне, малыш.

- Мне нравится Шиар! - гневно выпалила Зоуи.

- А будешь ты всё равно со мной, - чересчур самоуверенно заявил Дейв.

- Как ты думаешь, они спустятся до полуночи? - Зоуи окинула взглядом лестницу, ведущую наверх.

Дейв забросил пустую тарелку в посудомоечную машину и повернулся к девушке.

- Я бы не спустился.

Парень сел на диван напротив камина, над которым гулко тикали старинные часы. Зоуи неуверенно заняла место рядом с Дейвом.

- Как ты думаешь, где мы окажемся после полуночи?

- Я бы предпочел проснуться в своей теплой кроватке и навсегда забыть о той аварии, но этого не случится.

- Почему? - Зоуи резко повернула голову в сторону Дейва.

- Орей хитрый парень. Он не взял кровь Линды до того, как отправил нас сюда, значит, мы с ним еще встретимся.

- Значит, нас снова ожидает Альфаир? - недовольно покосилась на часы Зоуи.

До полуночи оставалось всего несколько минут - последних минут ребят на их родной планете.

- Вопрос не в том, окажемся ли мы на Альфаире. - Дейв накрыл ладонью руку Зоуи. - Вопрос в том, вернемся ли мы когда-нибудь на Землю.

Девушка проглотила свои страхи и начала обратный отсчет боя курантов. Двенадцать. Одиннадцать. Десять. Девять.

- А вдруг мы действительно никогда не вспомним событий прошлого, и я забуду о том, какая ты?

Дейв резко притянул к себе девушку и страстно впился губами в ее нежные губы. Два. Один. Ноль. Зоуи широко распахнула глаза.

- Ничего не произошло! - паническим голосом произнесла она.

Внезапно все вокруг пришло в движение, в глазах потемнело и, казалось, ребята вновь оказались в тоннеле, стремительно уносящем их в иной мир.

- Линда! Вставай! Скорее! Они сейчас поубивают друг друга! - голос Зоуи вывел девушку из забытья.

Линда резко вскочила на ноги, совершенно не понимая, о чем говорит ее подруга. По царящему в комнате мраку и паутине над трухлявой кроватью, на которой минутой ранее лежала девушка, она опознала дом Орея.

- Кто? Что? О чем речь, Зоуи?

- Скорее! Ты должна вмешаться! Шиар вот-вот убьет Кристиана.

Девушка сама не заметила, как выбежала из комнаты и опрометью кинулась в ту сторону, откуда доносились глухие звуки ударов.

- Прекратите! - скорее скомандовала, чем прокричала Линда. - Хватит!

Шиар бросил единственный взгляд на темноволосую девушку и его глаза гневно сузились:

- Я убью тебя, золотой! - он начал надвигаться на Кристиана, который в свою очередь оскалился, обнажив окрашенные кровью зубы.

- Да что случилось, Шиар? - взмолилась Смузи, прикасаясь к громадной руке лесного эльфа.

Принц издал звериный рык и Зоуи, стоявшая за спиной Линды и наблюдавшая за Шиаром, поймала себя на мысли, что в эльфах гораздо больше животного, чем в людях.

- Он прикоснулся к тебе!

В прорезях доспехов девушки заметили, как бугристые мускулы играли на груди и широких плечах Шиара.

"Как он узнал?" - щеки Линды запылали, когда она поняла, что сформировавшийся в уме вопрос услышали все присутствующие.

- На твоей ауре после возвращения возникла его печать, - кивком головы лесной эльф указал на Кристиана, точнее на того пугающего ушастого здоровяка, в которого вновь превратился знакомый Линде парень.

Огромный золотоволосый эльф стоял посреди комнаты и с вызовом смотрел в глаза Шиару. Его динамическая татуировка курсировала по лицу, отчего Линда задалась вопросом о смысле надписи.

- Я расскажу тебе чуть позже, девочка моя, - даже голос Кристиана-эльфа изменился, стал более низким и пугающим. - Линда, убери от него руки, и выйди. Мы закончим то, что начали.

Девушка безразлично пожала плечами и отошла на пару шагов от Шиара, а потом ослепительно улыбнулась обоим эльфам.

- Значит, дело во мне? Хорошо, - протянула Смузи. - Следуя традициям лесных эльфов, ты, Шиар, должен уважать мое решение - свой выбор женщина сделала сама.

- Ты забываешь, Линда: я долго жил на Земле, - принц с унынием опустил руки и прошел мимо девушки в длинном платье из нитей лунного света, но остановился в дверях и напоследок произнес. - Но даже теперь я не отступлюсь от тебя.

Смузи перевела взгляд с пустого дверного проема на золотого эльфа и увидела, как ярко полыхают его нереально-синие глаза.

- Ты моя и всегда будешь моей, - сквозь зубы процедил Кристиан.

Ответом ему стали печальные мысли девушки.

"Все, что было между нами, осталось на Земле. Теперь ты снова золотой эльф, а между золотым эльфом и человеком ничего быть не может."

Босоногая Линда повернулась и вышла из комнаты. Зоуи поспешила следом за подругой - оставаться рядом с пылающим яростью эльфом ей было жутко страшно.

- Ты моя, - прошептали губы Кристиана в нависшей завораживающей тишине.

Глава 5.

Сидя напротив двери и скрестив руки, Орей терпеливо ожидал появления ребят. Линда молча обогнула стол и опустилась на кресло рядом с колдуном. По другую сторону от него занял свое место Шиар.

- Вы изменились, мисс Линда, - с саркастической ухмылкой заметил мальчик.

- Вы тоже выглядите иначе, чем во время нашей первой встречи, мистер Орей, - не могла не съязвить в ответ девушка.

- И то правда, - глазки колдуна удовлетворенно блеснули.

Зашли люди: Зоуи, Дейв и Джеймс. Они заняли пустующие стулья и обменялись между собой настороженными взглядами.

- За вами должок, мисс Линда, - напомнил Орей в тот момент, когда в дверном проеме возникла огромная фигура Кристиана.

Эльф встретил враждебный взгляд Шиара и встал рядом с Линдой.

- Я выполню свое слово, как только вы объясните нам, что произошло за последние две недели. И как изменилась действительность под воздействием наших поступков.

Колдун недовольно фыркнул.

- Ну, хорошо, только у меня осталось мало времени. Что именно вас интересует?

- Было ли крушение автобуса? Что произошло после этого? Кто погиб? - резко поинтересовался Джеймс.

- Как я понимаю, ваши воспоминания не изменились, верно?

Линда покопалась в памяти. События, произошедшие до их визита в дом Орея, стройными рядами гнездились на полках ее подсознания.

- Ничего не поменялось, - неуверенно ответил на вопрос Баттон.

- Заклинание способно некоторым образом скорректировать события одного дня. И только, - пояснил произошедшее Орей.

- Когда случилась авария, я не помнила о дне святого Валентина, о том, что мы убили демона и... - на мгновение Линда запнулась. - И о некоторых других деталях того альтернативного дня. Почему?

Орей невинно развел в стороны руки и пожал плечами. Полным недоверия скептическим взглядом Линда смерила колдуна.

- Может быть, в действительности, ничего из того, что произошло в вашей альтернативной действительности, на самом деле не случалось? А вы просто внушили нам весьма реалистичную иллюзию?

Шиар и Кристиан глядели на Линду, чья аура полыхала огненными отблесками ауры золотого эльфа.

- Нет, Линда, все случилось на самом деле, - вынес свой вердикт Кристиан.

- Просто кто-то стер ваши воспоминания после дня всех влюбленных, тем самым заставив шестеренки машины судьбы вращаться в прежнем направлении, - Дейв не понял метафору Шиара и недовольно хмыкнул.

- Безликие? - Линда подняла голову и встретилась с ярко-синими глазами Кристиана.

- Или демоны.

- Ну, все! Мое время истекло! - Орей нетерпеливо хлопнул в ладоши и на столе перед девушкой возник изогнутый нож, а рядом с ним большой кубок. - Ваша очередь, мисс Линда.

Зоуи почувствовала приступ тошноты, но поняла, что уйти сейчас было бы равносильно предательству подруги.

- Все в порядке, Зоуи. Дейв, уведи ее, - Линда преспокойно подняла нож и вложила в руку золотого эльфа.

Кристиан опустился на одно колено и сделал надрез на запястье девушке. Теплой струйкой кровь потекла в позолоченную чашу Орея.

- Думай о том, что будешь защищать Альфаир и Землю, - Шиар встал рядом с девушкой.

Линда перевела взгляд на колдуна - его юное лицо приобрело смутные очертания. Тонкий ручеек крови все стекал и стекал с ладони девушки, до краев наполняя позолоченный кубок.

- Достаточно, - Кристиан резко отнял кровоточащую руку Линды и перетянул ее запястье шнуром.

Эльф стал нашёптывать заклинание, губами прикасаясь к ране, и прямо на глазах девушки порез затянулся, и на его месте осталась едва различимая царапина.

- Спасибо за столь щедрый дар, мисс Линда! Мы еще встретимся!

Колдун хлопнул в ладоши и вместе с кубком и изогнутым клинком, которым девушка нанесла себе порез, исчез.

- Куда он подевался?

На вопросы времени не было. Кристиан и Шиар переглянулись. Действовали эльфы молниеносно. Одной рукой золотой поднял Линду и с невероятной скоростью спустился по лестнице на первый этаж. Шиар уже держал в руках на смерть перепуганную Зоуи.

- Через минуту охотники будут здесь, - выпалил Кристиан и обратился к парням. - Не отставайте.

Шиар первым прыгнул в дыру меж половиц и рукой зажал рот Зоуи, заглушая ее истошные крики. Следом за ним ринулся Кристиан, прижимая к себе невероятно напряженное тело Линды. Дейв сгруппировался и скрылся в выеденном мышами проеме пола.

Секунда промедления дорогого стоила Джеймсу: пуля, насквозь пробившая входную дверь, ранила парня в ногу, потому удачно прыгнуть он не смог - свалился навзничь на грязный плесневелый подвальный пол и громко застонал.

- Здесь есть чёрный ход, - Шиар не снимал с плеча вполне довольную своим положением Зоуи.

Вместе с девушкой он метнулся в сокрытый узкой дверцей коридор. Кристиан уже хотел последовать за ним, но его остановил голос Линды.

- Отпусти меня! Джеймсу нужна твоя помощь.

Эльф поставил девушку на загнившую землю и подтолкнул в сторону мрачного потайного хода.

- Беги так быстро, как только можешь!

И Линда понеслась вперед, то и дело ощущая спиной подталкивания Дейва. А еще дальше, там, откуда доносились выстрелы и лай собак, должны были бежать Кристиан и Джеймс. Но почему-то их шагов слышно не было.

Глава 6.

Катиль дожидалась возвращения отца. Крохотная кухня была отгорожена от основной комнаты дырявой занавеской из старой мешковины. На малюсеньком закутке поместились только грубо-сколоченный Демьяном стол и фанерный ящик, последние три года служивший для батьки и его пятнадцатилетней дочери в качестве табурета.

Несколько часов прошло с того момента, как Альфаир погрузился во мрак. Худенькая, почти прозрачная юная девушка сидела у затянутого матовой пленкой оконца в ожидании возвращения Демьяна. Каждый раз, когда отец не приходил в обещанное время, Катиль гадала, как сложится ее судьба в случае гибели атамана их шайки. Разбойники недолго будут церемониться с осиротевшей дочерью прежнего командира, но, скорее всего, делить друг с другом девушку не станут. Вероятно, ее заберет себе Жура, одноглазый заместитель Демьяна, тот, кто давно с вожделением поглядывает на дочь своего атамана.

Девушка сложила ладони и произнесла молитву. Отец был всем, что осталось у Катиль после того, как три года назад на их селение напали вурдалаки. Возглавив остальных выживших, и потеряв почти всю свою семью - жену и троих старших сыновей, Демьян основал банду, по кровожадности и зверству ее бесчинств не имеющую себе равных. Атамана уважали. Его слово было законом. Юная и нежная дочь Демьяна считалась неприкосновенной. Но члены шайки понимали: так будет не всегда.

Они скопили много золота. В тайне ото всех Демьян мечтал увезти Катиль за море, туда, где высятся легендарные города, и куда нет доступа нечисти, кишащей в окрестных лесах. Атаман дал зарок совершить последнее нападение, и уйти, оставив дело своему верному, но чертовски жадному до крови помощнику - Журе. Тот потерял беременную жену и крохотную дочурку во время нападения упырей. Лишился он и глаза, вместе с левой рукой. Но правая все еще была при нем, а значит, Жура мог держать оружие и сражаться.

Каждый раз, когда помощник хищно глядел на Катиль, Демьян давал себе зарок, что увезет девочку подальше от их банды, а главное, подальше от Журы, сердце которого умерло вместе с его женой три года тому назад.

Девушка вглядывалась в тусклый огонек свечи, который отбрасывал трепещущие тени на покрытые плесенью стены. Катиль давно перестала бояться теней - она ждала и жаждала смерти. На глазах у двенадцатилетней девочки вампиры растерзали тела ее матери и братьев, а малышку оставили на десерт. Отец успел спасти только Катиль - он покончил с вампирами, питающимися останками его жены, схватил руку дочери и вместе с девочкой и дюжиной уцелевших из их селения людей скрылся в лесу.

Теперь девушке терять было нечего - каждый день Демьян уходил на дело, и каждый день Катиль провожала его как в последний раз. В случае, если батька не вернется, она, непременно, покончит с жизнью. Даже сейчас, в ящике, на котором сидела Катиль, лежал нож. И она была готова схватить клинок в любую минуту. Но не для того, чтобы сражаться - каждый день девушка наблюдала за тренировками членов их шайки и знала: против разбойников у нее нет шансов.

Дверь со скрипом распахнулась и ударила ободранную стену. Девушка с облегчением выдохнула - отец вернулся.

- Ну, дочь! Все! Мы завязываем с разбоем и начинаем новую жизнь.

Катиль кинулась на шею отца и от напряжения зарыдала на его широкой груди.

- Хорошая добыча! - не обращая внимания на девушку, громко рассуждал Демьян. - Ничего подобного я прежде не видывал!

- Много золота? - отчего-то Катиль знала, что на этот раз трофеем их шайки стало нечто совершенно иное.

- Лучше, дочка, много лучше! - батя схватил дочурку и принялся кружить с ней в узком фургоне, неосторожно задевая его стены.

Впервые за три года Катиль услышала смех отца. Сердце ее наполнились радостью.

- Да что же вы захватили, отец?

- Малышка моя! Мы поймали золотого эльфа! Мы с тобой начнем все сначала, станем молодыми и здоровыми!

От растерянности девушка сделала шаг назад.

- Мама говорила, что рассказы про кровь золотых - вымысел.

- Ерунда! - взорвался Демьян. - Очень скоро мы с тобой отправимся за море, туда, где начнем новую богатую жизнь! И я не буду выглядеть, как твой чертов папаша!

Катиль поспешила успокоить отца: в припадках гнева Демьян не осознавал, кто перед ним находился, просто доставал свою саблю и начинал размахивать ей во все стороны без разбору.

- Да, папа, ты будешь молодым! Мы поедем туда, куда ты скажешь! У нас много золота, хватит на десять жизней.

Отец удовлетворенно опустился на покосившийся диван.

- Ладно, дочь. Я, пожалуй, вздремну. А ты ступай и проверь, надежно ли сковали золотого. И проследи, чтобы все было сделано как надо - я собираюсь сперва переговорить с эльфийским отродьем, а уж потом воспользоваться его щедрыми дарами.

Через несколько минут, когда Катиль сменила домашний халат на черные шаровары и подпоясанную кушаком рубашку, отец уже мирно дремал, впервые со дня смерти матери и братьев девушки, сладко улыбаясь во сне.

- Где он? - вопрошала Катиль у сидящего возле костра Журы.

В единственной руке разбойника была бутыль, содержимое которой он поглощал с чудовищной скоростью. Другие мужики делились впечатлениями о вылазке позади одноглазого.

- Ну что, куколка, ты должна быть довольна! Сегодня на наш огонек залетела птица редкой породы.

Жура протянул руку Катиль, отчего девушка почувствовала омерзение и желание оттолкнуть его запачканную кровью лапу.

- Где эльф? - резко повторила вопрос Катиль. - Отец велел мне посмотреть, надежно ли его сковали.

- Я не нравлюсь тебе таким, - Жура сделал глоток и поднял вверх обрубок левой руки. - Но завтра, девочка, я снова стану красивым и молодым. А тебя я сделаю своей женой. Своей Эленой. Ты так похожа на мою Элену.

Катиль спешно обошла Журу и направилась к мужикам - пока еще помощник ее отца не напился окончательно, от него следует держаться подальше. Скоро он без чувств свалится рядом с тем местом, на котором сидит, и Катиль сможет без опаски вернуться в свой фургон.

Дочь атамана прошла в указанном разбойниками направлении. К стене самой глубокой и грязной ямы, предназначенной для смертников, был прикован гигант, чья белая кожа, словно зеркало, отражала белый свет двух лун.

Катиль скинула вниз один край каната, а другой привязала к дереву. Девушка проворно спустилась в яму и окинула взглядом гиганта. Подобно другим уроженцам Альфаира, Катиль привыкла не облачать собственные мысли в материальную форму, потому не боялась телепатических способностей эльфа.

Да и выглядел золотой жалко. Покрытый кровью и грязью, эльф был связан веревками по рукам и ногам. А главное, его запястья сковали железные наручники, широкая цепь от которых крепилась к приделанным в стене ямы кольцам.

Катиль сделала шаг к эльфу. Лица золотого видно не было - голова оказалась опущена, глаза закрыли спутанные пряди белых волос. Но то, что имела возможность лицезреть юная девушка, было поистине великолепно: развитая мускулатура плечевого пояса, мощная скульптурная грудь, рельефное туловище. Девушке отчаянно захотелось посмотреть в лицо того, кому принадлежало столь прекрасно сложенное тело.

- Убирайся, - не поднимая голову, сквозь зубы процедил Кристиан.

- Я принесла тебе пить, - равнодушный голос Катиль удивил эльфа.

Он ощущал бурю эмоций в душе юной девушки: страх, волнение, благоговейный трепет, любопытство, даже чувство стыда. А в голосе не прозвучало ничего. В тот момент, когда эльф поднял голову, и искрящимися ярко-синими глазами взглянул на Катиль, сердце девушки подпрыгнуло, и забилось где-то около горла. Он был самым прекрасным существом, которого ей довелось повстречать. Идеальное лицо, прекрасные скулы, манящие губы, нежная кожа - все притягивало Катиль. А самым страшным и завораживающим было то, что эльф знал обо всех эмоциях, которые испытывала девушка.

Но она была дочерью атамана.

- Выпей, - грубо бросила юная дева и подошла ближе к Кристиану.

Почувствовав запах свежей родниковой воды, эльф жадно сделал несколько глотков и сухо осведомился:

- Когда меня убьют?

И снова укол совести. Конечно, золотой почувствовал разочарование Катиль и понял, что жить ему осталось совсем недолго.

- Это решать не мне, - обронила в сторону эльфа девушка и закрутила крышку фляги. - Но знай: участь твоя была решена в тот момент, когда наши люди схватили тебя. И теперь уже ничто не способно ее изменить.

Глава 7.

На утро пришел их главный.

- Ну что, эльф, хватит спать. Будешь отвечать на мои вопросы.

Дурак. Эльфы не спят.

- Слышишь меня, ты, - носком кожаного сапога Демьян пнул Кристиана в живот. - Отвечай.

- Слышу, - едва слышно прохрипел золотой.

Деревянная пуля постепенно отравляла эльфийскую кровь. Еще сутки - двое и Кристиан канет. Но свою жизненную силу этим скотам не отдаст.

На голову вылили ведро ледяной воды. Стало дьявольски холодно! И немного обидно.

- Как правильно брать кровь у эльфа? Сколько нужно выпить, чтобы помолодеть на тридцать лет? - Демьян с яростью наблюдал за безразличием золотого к его словам. - Отвечай!

Ответом звучала тишина. От заокеанских просторов и счастливой богатой жизни с дочерью Демьяна отделяли несколько слов этой скотины (все нелюди были для атамана существами низшего сорта).

- Есть у меня один помощник. Он развяжет язык любому. Тебе достаточно прочесть мои мысли, чтобы понять, что Жура не тот, с кем ты, эльф, захочешь встретиться.

Демьян сел на корточки напротив Кристиана и стал вспоминать все те зверства, которые вершил одноглазый во время мародерств их банды. Он не щадил никого. Пытки были страстью Журы. Извращенные садистские наклонности - его манией.

От всех тех изуверств, которые видел Кристиан, он почувствовал приступ тошноты.

- Говорить будешь?

Эльф грубо усмехнулся.

- Ну, хорошо, красавчик. Но для тебя же было бы лучше сразу отвечать на мои вопросы.

"Чтобы сдохнуть через пять минут?" - Кристиан оскалился.

- Жура!

Катиль не отрывала взгляда от тлеющих головешек. Смеркалось. Крики и стоны эльфа в течение всего дня тупой болью отзывались в ее сердце. Девушка даже решилась на невиданный прежде поступок: просить о милости отца. Демьян наотмашь ударил Катиль по лицу. Тогда она и приняла трудное для себя решение.

Жура прошел мимо дочери атамана. Его корявая улыбка заставила Катиль поежиться. Она сделала верный выбор!

- Как же я устал! - садист вытянул вперед окровавленную руку и своим единственным глазом подмигнул Катиль. - Завтра, едва придет Демьян, он скажет все. И мать родную продаст, лишь бы больше не видеть меня.

Раскатистый смех Журы еще долго звучал во всех уголках лагеря. За три года девушка много чего видела и слышала, но почувствовала, что сегодня отец и его помощник переступили черту. И обратного пути у них не было. Если Катиль не поступит так, как велит ей сердце, она тоже упадет в бездну, выбраться из которой уже не сможет. Никогда.

Бывает так, что смерть лучше жизни. Она отпустит эльфа. И убьет себя.

Линда. Моя Линда. Кристиан улыбался. Он уже был наполовину в том, другом мире. Эльф чувствовал и знал: в следующей жизни они снова окажутся вместе. И он был счастлив.

Кровь стекала по его конечностям. Боль была невыносима. Адская боль. Как жаль, что эльфы не могут подобно людям впадать в забытье. Линда...

Она снова пришла. В ней не было ни грамма торжества. Ни единой доли насмешки. Практически обнаженный золотой, покрытый жуткими синяками и многочисленными порезами, лежал в углу ямы. Даже не связанный. Без оков. Кристиан едва дышал. Юную девушку переполнило сострадание.

Она опустилась на колени. Кристиан не смотрел на то, что принесла Катиль. Он чувствовал ее добрые намерения. Но ему было всё равно.

Влажная теплая ткань легла на его раны, нежные пальцы касались ссадин, и там, где дотрагивалась девушка, боль исчезала.

- Ты ранен, - пальцы Катиль нащупали дыру от пули. - Нужно достать ее.

- Не смей, - прохрипел жесткий голос приговоренного на смерть.

Девушка невесело усмехнулась.

- Неужто, дерево? Вот олухи. Так ты не дотянешь и до утра.

Кристиан поймал и с силой сжал запястье Катиль.

- Не смей, - глядя в глаза девушки сквозь зубы поцедил эльф.

По ее телу пронеслась теплая, будоражащая волна. И почувствовала ее не только дочь атамана.

- Я отпущу тебя, - обреченно прошептала она, аккуратно разжимая дрожащие ледяные пальцы прекрасного божественного создания рядом с ней. - Но сначала позволь позаботиться о тебе.

Кристиан видел не замутненную ауру девушки и понимал: она не врет. Эльф опустил руку и отвернулся от юной ночной гостьи. Он все понимал.

Женщины руководствуются чувствами. Да, свои мысли Катиль умело скрывала за невнятными тусклыми образами, но чувства девушки были обнажены перед эльфом. Кристиан знал: девочка сходит с ума от его близости. И сделает все, о чем он попросит.

- Я слишком слаб, - каждое слово давалось эльфу с превеликим трудом. - Мне не уйти.

Он облизал пересохшие губы и заметил, как участилось дыхание Катиль, почувствовал, как забурлила кровь в ее венах.

- Я знаю магию друидов. Через пару часов ты будешь в порядке.

Размеренный голос девушки никак не выдавал ее эмоций.

- Ты знаешь о действии деревянных пуль на эльфов, - в ответ на заключение Кристиана его новая знакомая неуверенно кивнула.

"А ты знаешь о наших способностях?"

- Да, - снова сухое и безразличное утверждение сорвалось с ее уст.

Но эмоции... Душа Катиль реагировало на близость эльфа сотнями противоречивых, головокружительных, пьянящих эмоций, которые видел и понимал Кристиан.

- Хорошо, - сухими губами прошептал эльф.

"Только говори со мной, пока делаешь это. Так ты хоть немного отвлечешься от мыслей обо мне".

Девушка абсолютно никак не отреагировала на призыв Кристиана, лишь крошечное затемнение на ее ауре дало понять эльфу, что Катиль злится.

- Я не стану рассказывать тебе о банде, чтобы у тебя не возникло желание вернуться со своими друзьями и оставить на месте нашего лагеря пустырь.

Катиль продолжала аккуратно омывать кровоточащие рубцы, отчего эльф то и дело постанывал и с силой сжимал челюсти. Когда она резко извлекла пулю, Кристиан взвыл, и девушка накрыла его уста своей ладонью.

Вдох. Выдох. Сердце трепещущейся птахой совершило попытку вырваться из грудной клетки.

"Расскажи мне о себе".

Кристиан не смог прочесть мыслей девушки, но почувствовал всепоглощающую обреченность, завладевшую ее юной душой.

- Хорошо, - все тем же безразличным ровным голосом начала она. - Меня зовут Катиль. Мне пятнадцать лет.

Кристиан представил земных девочек в этом нежном возрасте и понял, что по зрелости в глазах уроженка Альфаира во много раз превосходит их всех, включая Линду.

- Я живу здесь с отцом уже несколько лет. Прежде мы были простыми крестьянами в маленьком селенье на границе смешанного леса. Мать и отец много работали. Все свое время я проводила с братьями в полях.

Кристиан увидел образы, мелькавшие в голове Катиль. Ее мать, добрая, нежная женщина, кормила ужином свою большую дружную семью. Сидя за длинным столом, братья устроили шутливую перепалку, перебрасываясь сухими корками вчерашнего хлеба, за что получили нагоняй от матери. С охоты вернулся отец... Во внешности молодого Демьяна Кристиан с трудом признал того долговязого атамана шайки, который разговаривал с ним прошедшим утром.

- Повернись, - девушке необходимо было смыть грязь со спины и бедер эльфа.

Кристиан попробовал изменить положение тела, но ничего не вышло. Недовольный рык вырвался из его горла от осознания собственной немощи.

Не спрашивая разрешения, Катиль обняла торс эльфа и помогла ему принять нужную позу. Он испытал странное, пугающее в сложившихся обстоятельствах чувство - благодарность.

- Прежняя моя жизнь была не примечательна, а впрочем, было в ней и кое-что интересное.

Казалось, Кристиан должен был чувствовать боль от прикосновений пальцев Катиль к его ранам. Но боли не было. Ледяным ветерком обдувало дыхание девушки обнаженную плоть его спины.

- Как ты знаешь, люди предпочитают селиться вокруг какого-нибудь источника силы. В нашей деревне таким источником был великий мистик и проповедник. Многие люди считали старика спятившим, но моя мать часто ходила в его дом за советом и добрым словом. С собой она брала и меня.

Катиль отложила в сторону полотенце и достала пузырек. Когда девушка выдернула пробку, Кристиан почувствовал едкий запах. Многие травы были знакомы эльфу, но несколько компонентов снадобья он прежде не встречал.

- Однажды мать приболела и отправила меня за лекарством к Мелвину. Мы долго беседовали, а потом старик просил маму разрешить преподавать мне учение о травах.

"Он поведал не только о травах, не так ли?"

Катиль старательно втирала в кожу эльфа волшебное снадобье.

- Мелвин сделал меня своей последней ученицей. Зная, что близится его конец, учитель рассказывал все, что мог вспомнить.

Девушка отстранилась.

- Повернись.

Кристиан почувствовал в себе силы последовать указанию. Снова наполнив ладони волшебным лексиром, Катиль начала обтирать грудь эльфа.

- Мелвин жил восемь сотен лет, большую часть из которых провел в подземном городе. Но потом покинул свое племя и пустился в странствия по миру, - девушка встала и закрыла пузырек. - Он бывал в стране золотых эльфов и много чего узнал, а потом поведал мне о представителях вашего вида. Наверное, больше, чем знаешь ты сам.

Эльф с удивлением отметил, что чувствует себя много лучше и предпринял попытку подняться на ноги.

- Сиди, - остановила его Катиль. - Следует подождать.

- Ты знаешь, как нужно пускать кровь, чтобы забрать жизненную силу, и не сказала отцу?

- Друиды созидатели, а не разрушители. Я давала обет использовать знания во благо. Я не пойду против духов природы.

В темноте сверкнули глаза Кристиана.

- Но ты собираешься убить себя.

Катиль только кивнула в ответ.

Глава 8.

Когда стало ясно, что Кристиан не придет, Линда ощутила приступ паники.

- Мы возвращаемся! - девушка подошла к колдовавшему у костра лесному эльфу.

- Для чего? - равнодушно осведомился тот.

Смузи упрямо подняла подбородок.

- Они наши друзья! Мы обязаны вернуться и спасти парней!

Шиар попытался взять ладонь Линды - она резко отдернула руку. Убаюкивающим голосом, он заговорил с девушкой, словно с маленьким ребенком:

- Даже если мы вернемся, уйдет много времени, чтобы разыскать след Колистиона. К тому моменту, когда мы найдем золотого, его уже не будет в живых.

Линда сморгнула рожденные в ее жемчужных глазах слезы.

- Мы не можем просто так сидеть и ждать! Твой отец - король! Нам помогут лесные эльфы!

Шиар покачал головой. Лесные эльфы не придут. Но девушка знала это не хуже самого принца.

- Должен же быть выход!

По телу Линды пробежала дрожь - она почувствовала присутствие любимого прежде, чем заметила его неясные очертания. Рядом с лесным эльфом возник едва различимый образ Кристиана.

- Ступайте в золотой город, - губы иллюзии беззвучно шевелились - голос звучал в голове Линды. - Шиар, береги ее.

Лик золотого начал рассеиваться.

- Нет! Где ты? Я приду за тобой!

Призрачные глаза с тоской взглянули на Линду.

"Я люблю тебя, девочка моя".

Туманная фигура исчезла, а Линда закрыла свое лицо руками и горько зарыдала. Нет и не может быть ничего страшнее абсолютного бессилия.

Приблизились Зоуи и Дейв.

- Кристиан и Джеймс не придут, - Шиар отметил, как быстро взяла себя в руки Линда - ее голос прозвучал совершенно бесстрастно. - Нам нужно идти дальше.

Прошло несколько часов. Линда надела маску отрешенности и решила, что когда они доберутся до золотого города, она будет просить родственников Кристиана найти тех, кто отнял у нее эльфа. Вместе с золотыми девушка убьет их всех, а потом с помощью Орея наколдует или отправится на тот свет и вернет своего любимого. Поражения Линда Смузи не примет. Никогда.

Сегодня ребята решили не продолжать свой путь - они давали последнюю возможность Кристиану и Джеймсу нагнать их. Сидя у костра, Линда растирала окровавленные ступни, когда заметила появление возле себя Шиара. Ступал эльф беззвучно, отчего девушке стало немного не по себе.

Лесной поставил рядом с подолом платья Линды лапти. Красавица не могла не рассмеяться. Если бы кто-нибудь из бывших подруг встретил Линду Смузи в порванном и грязном вечернем платье, а на ногах заметил лапти, это была бы бомба.

- Рад, что насмешил тебя, принцесса, - Шиар так обаятельно улыбнулся, что девушке стало страшно стыдно перед другим эльфом, тем, который владел ее сердцем.

- Я не принцесса, - но Линда с радостью взяла обувь и подняла глаза. - Спасибо.

- Когда ты выйдешь за меня замуж, ты ею станешь. Привыкай.

Лапти пришлись впору. Ноги нещадно саднило. Ступни горели, пятки были стерты. А в удобной обуви из мягкой прелой травы, Линда почувствовала невероятное облегчение.

- Я никогда не выйду за тебя замуж, принц Шиар. Я принадлежу другому.

- Я и не надеялся на легкую победу, - лесной произнес заклинание, и раны зажили на ногах девушки, а ее платье стало столь же прекрасно, как было у подножия древа вечности несколько дней назад.

Линда окинула скептическим взглядом свое одеяние. Ее нисколько не смущала обувь, но платье...

- Первое, что нам нужно сделать - сменить одежду!

- Откуда у эльфов такие классные доспехи? - Линда снова нанесла удар.

Шиар практически не шевелился. В его руках даже не было оружия. Принц с легкостью маневрировал, отклоняясь от тяжелого меча и заставляя девушку вновь и вновь поднимать вверх грозный клинок.

- Мы не водим дружбу с существами других рас, но дела имеем, - эльф лукаво улыбнулся, и Линда вспомнила, что они являются представителями двух совершенно разных миров. - Мои доспехи ковали горные гномы. Доспехи Кристиана - нечто абсолютно иное. Это переплетение магических чар и чешуй панциря дракона. Его доспехи живые и обладают сознанием.

Девушка невольно приоткрыла рот.

- Живые?

Шиар печально вздохнул.

- Только золотые эльфы владеют этой древней магией. Они могут вселять жизнь и заставлять служить им любые предметы, которые прежде были частью магических существ.

Дейв, который наблюдал за попытками Линды навязать бой эльфу и слышал весь их разговор, недовольно пробурчал:

- Если нам и удастся раздобыть доспехи, выглядеть они будут не так круто, как ваши.

Шиар усмехнулся.

- Вступить в бой за золотого эльфа мои братья не согласятся, но на помощь мне и моим друзьям, несомненно, придут. Очень скоро вы смените ваши скудные одежды на нечто куда более подходящее для нашего путешествия.

Шиар окинул лукавым взглядом Зоуи, отчего девушка ощутила тревожное волнение и залилась краской.

- Линда, позволь мне еще раз просить тебя остаться в этом изящном платье. Я защищу тебя от любых напастей моего мира.

- А если я выйду за тебя замуж, ты посадишь меня к принцессам своего народа на древо вечности и больше не позволишь ступить моим восхитительным ножкам на бренную землю? - попыталась пошутить Линда, но когда встретила твердый взгляд Шиара, недовольно покачала головой. - О, мой Бог! Я никогда не стану твоей женой, но если бы такое случилось, я бы предпочла смерть подобной участи.

Впервые лицо принца лесных эльфов исказила гримаса гнева. Сквозь зубы Шиар процедил:

- Ты не знаешь, о чем говоришь, Линда! Высшее счастье для женщины - чувствовать, что ее любят и оберегают. Высшее счастье для мужчины - знать, что его ждут и ему доверяют.

Смузи гордо подняла подбородок.

- Ты упоминал, что оценил такие черты моего характера, как смелость и решительность, - превозмогая невыносимую боль в руках, Линда резко подняла меч и нанесла новый удар - и снова мимо. - Зачем тебе женщина с сильным характером, если ты собираешься запереть ее в четырех стенах? Нет! На вершине вашего ритуального дерева!

В мгновение ока Шиар оказался настолько близко от Линды, что между ними не смог бы безболезненно проскользнуть клинок, который с дрожью в пальцах из последних сил удерживала девушка.

- Моя жена должна обладать характером, чтобы стать мне достойной союзницей, Линда. И со всем пылом разделить мою страсть, - у девушки перехватило дыхание - она по-настоящему боялась того гневного заведенного Шиара, который стоял в сантиметре от нее.

Дуновением ветра эльф выбил меч из рук Линды, и тот со звоном упал на холодные камни, покрытые мхом и лишайником.

- На сегодня урок окончен.

Глава 9.

Зоуи сидела на старом пне, наслаждаясь открывающимся видом. С холма, у подножия которого Шиар посоветовал ребятам провести ночь, открывалась великолепная панорама долины. Альфаир готовился ко сну, и это ощущалось во всем. Деревья спешно сворачивали разноцветные кроны, цветы закрывались, птицы торопливо возвращались в свои гнезда. Пение и щебетание стихало, уступая место крикам ночных хищников.

- Ты ушла далеко от лагеря, - Зоуи вздрогнула от тихого замечания Дейва.

- Иногда необходимо побыть одной, чтобы услышать собственный внутренний голос.

Парень зашел за спину девушки, поставил руки по обе стороны от нее и опустил подбородок на плечо блондинки. Казалось бы, невинный дружеский жест заставил Зоуи ощутить трепет. Она испытывала странные, спутанные и не ясные эмоции как в отношении Робертсона, так и касаемо Шиара.

- Я слышу, о чем ты думаешь, детка.

- У меня есть имя, Дейв.

На этот раз парень не собирался спорить, желая запечатлеть в памяти красоту момента.

- Я знаю, что не безразличен тебе, Зоуи. И дело совершенно не в Шиаре. Если бы ты действительно влюбилась в него, то обо мне бы и не думала.

Зоуи обреченно опустила плечи.

- Не время, Дейв, - вопреки собственным словам девушка склонила голову и щекой прикоснулась к виску парня. - Наши друзья в беде, и мы ничем не можем им помочь.

- Ты не хуже меня знаешь: велика вероятность того, что нам не пережить даже этой ночи. А возможность вернуться домой катастрофически мала. Кристиан и Джеймс мои друзья, и я чертовски сильно переживаю за них! Но ты, Зоуи, та, кого я хочу называть своей девушкой. И если это наш последний вечер на Земле...

Блондинка с горечью засмеялась.

- Да, если это наш последний вечер на Альфаире, давай сделаем то, чего хочешь ты. И чего так хочу я!

- Ты просто мастер разводить девчонок, Робертсон.

Зоуи резко встала и двинулась в направлении лагеря, спиной ощущая прожигающий насквозь взгляд Дейва.

Парень следовал в паре дюжин шагов позади Зоуи, когда услышал истошные крики девушки. Сломя голову, Дейв бросился к тому месту, где мгновение назад среди деревьев мелькнул силуэт блондинки, но Зоуи уже не было.

Дейв стал судорожно обыскивать буйные заросли, потому как заметил мимолетное шевеление их листьев. Под ярко-лиловым кустом он нашел здоровенную дыру в земле, из которой едва слышно звучал крик Зоуи. Не раздумывая, спортсмен прыгнул в отверстие и понесся по извилистому тоннелю, по усилению звука безошибочно определяя, что стремительно приближается к девушке.

Дейв свалился прямо на Зоуи. Блондинку лихорадило.

- Успокойся! - регбист перекатился на холодную землю и попытался подняться на ноги, но ударился о низкий потолок норы.

Во все стороны расходились подобные цилиндрическим трубам тоннели. Из одного отверстия шел слабый дневной свет, благодаря чему ребята могли ориентироваться в подземелье.

- Все в порядке, Зоуи! Мы пойдем на свет и выберемся.

Дейв повернулся и взглянул на мертвенно-бледную девушку, чьи дрожащие синие губы безуспешно пытались что-то до него донести.

- Все хорошо, малыш. Вспомни о телепатии. Просто подумай об этом.

Расширенными от ужаса глазами Зоуи взглянула на Дейва.

"Он сейчас вернется".

Тогда парень смекнул, что девушка не могла сама свалиться в дыру, умело прикрытую колючими зарослями. В тот момент, когда Дейв повернул голову в противоположную от Зоуи сторону, нечто твердое, словно острый камень, ударило его по лицу, и он навзничь упал на землю. Послышалось шипение и мерзкие чавкающие звуки. Дейв открыл глаза и увидел, как здоровенный червяк-циклоп, хвост которого был покрыт чешуйчатыми шипами, приближается к насмерть перепуганной Зоуи.

- Эй ты, слизь, иди сюда.

Надо было сперва найти хоть какое-нибудь оружие.

Монстр оказался рядом с Дейвом и вновь со всего размаху ударил парня. Но в последний момент Робертсону удалось отклониться, и хвост червя задел по касательной его спину. Схватив здоровенный камень, Дейв ринулся в атаку. Его удар червь практически не почувствовал. Желеобразные внутренности мерзко перетекали под бурой слизистой оболочкой. Дейв стал отступать, чудовище надвигалось, загоняя парня в угол.

"Беги".

Зоуи проигнорировала его призыв. Стрела вонзилась в голову червя и все желеобразное содержимое его дряблого тела стало вытекать из образовавшегося отверстия. Дейв метнул взгляд туда, где предполагал увидеть Шиара, но вместо этого с удивлением лицезрел небесно-голубые очи Зоуи. Ее трясущиеся руки сжимали лук.

Дейв подошел и обнял девушку.

- Все позади.

Ну, кто его за язык тянул? В этот момент из тоннеля за спиной Зоуи показался еще один червь, а за ним еще и еще.

Дейв схватил руку девушки, и, не оглядываясь, побежал по тому тоннелю, из которого шел свет. Судя по усиливающемуся шипению, монстры приближались. Свет становился все ярче и ярче, когда, наконец, ослепил парня и девушку.

Лаз обрывался на отвесной стороне холма, а внизу, прямо под тем местом, где находились ребята, бурлила стремительная река.

- Боже мой.

- Умеешь плавать? - Дейв с тревогой заглянул в глаза девушки.

- Да, - сорвавшимся голосом прошептала Зоуи.

Крепко держа друг друга в объятиях, Дейв и Зоуи полетели вниз. А черви последовали за ними.

- Вон они! - завопила Линда, когда вдалеке заметила две маленькие фигурки, летящие с обрыва в бурлящую реку.

Следом за Зоуи и Дейвом из отверстия в скале показались здоровенные слизни, которые нырнули и скрылись под водой почти в то же время, что и ребята.

- Оставайся тут, - с мечом наперевес Шиар стремительно метнулся в направлении реки. Линда не тратила время на размышления. Схватив свой тяжелый клинок, девушка понеслась к воде.

По пояс погруженный в реку, Шиар отбивался от двух червей. Одному из них удалось выбить меч у лесного эльфа. Голыми руками Шиар обхватил разинувшего пасть монстра.

В нескольких метрах от него Зоуи вытаскивала на берег бесчувственное тело Дейва. Прямо за ними показался третий слизень. Он почти догнал блондинку, когда рядом возникла Линда и одним сильным движением практически насквозь проткнула громадного червяка.

Девушка оглянулась в ту сторону, где прежде стоял Шиар, и разглядела лишь мелькавшие под водной гладью тени. Она еще раз посмотрела на Зоуи, тянувшую к берегу Дейва, потом обратно.

- Вытаскивай его из воды и делай искусственное дыхание!

Линда подняла высоко над головой эльфийский меч.

Вода вокруг девушки начала пузыриться и помутнела. Линда замерла. Ее слух улавливал только собственное прерывистое дыхание и бешеный ритм, отбиваемый сердцем. Смузи почувствовала невероятный выброс адреналина в кровь, и ей это понравилось.

В отражении на стали клинка Линда заметила шевеление на поверхности воды позади себя. С разворота, с яростным криком девушка напополам разрубила здоровенную пасть червя. Чувство эйфории от одержанной в схватке с противником победы захлестнуло. Глаза горели торжеством.

На берегу, недалеко от приходящих в себя Зоуи и Дейва, скрестив на груди руки, стоял Шиар.

Глава 10.

Кристиан поднялся на ноги, на полторы головы возвысившись над Катиль, отчего юная девушка потеряла дар речи. Широкоплечий, огромный, со стальными бугрящимися мускулами эльф предстал в своем первозданном виде - без доспехов, совершенно нагой.

Несколько секунд золотой проницательно вглядывался в глаза Катиль, считывая все ее мысли и эмоции. Девушка стыдливо потупилась и заломила руки.

- Ты пойдешь с нами.

Взгляд темных как ночь глаз Катиль метнулся на Кристиана.

"Если я так поступлю, вся банда будет преследовать нас. И они не успокоятся, пока не убьют тебя. Моя же собственная участь будет много хуже".

- В благодарность за твою помощь я предлагаю тебе сделку, - Кристиан не сводил ярко-синих глаз с девушки. - Ты помогаешь мне совершить побег и найти друга, который угодил вместе со мной в лапы твоего папаши, а я сделаю так, что нас никогда не найдут твои дружки.

Сердце Катиль пропустило удар. Шайка разбойников во главе с отцом - все, что осталось у девушки. Предавая их, Катиль чувствовала себя так, будто предает свою семью. Но даже в мыслях она никогда не смела покинуть банду. Что ждет ее впереди в мрачном лесу рядом с хитрым и, несомненно, чрезвычайно опасным золотым эльфом? Но вероятность оказаться одной была куда более пугающей.

Кристиан молча ожидал решения Катиль, и, когда пришло время вмешаться, он вовремя вставил свое весомое слово:

- Ты знаешь законы золотых, - в ответ на реплику гиганта Катиль неуверенно кивнула. - Я не смогу оставить тебя среди эльфов, но обещаю: моя семья поможет тебе. Когда мы доберемся до моего города, братья заберут твои мрачные воспоминания и подарят тебе новую жизнь в лучшем мире - мире людей.

Девушка сделала глубокий вдох. Неужели, ей это не снится? Неужели, эльф действительно предлагает то, о чем прежде Катиль не могла и помыслить.

- Я жил там, девочка. Я знаю семью, мужчину и женщину, которые будут рады позаботиться о тебе, как о родной дочери. А главное, у тебя появится шанс на счастливое будущее вдали от тварей, которые обитают на этой забытой богом планете.

Казалось, эльф вдохнул в Катиль жизнь. Девушка ощущала воодушевление и переполнявшую ее радость.

- Я сделаю все, о чем ты попросишь, золотой, ради возможности навсегда покинуть Альфаир! - Катиль высоко подняла подбородок, решительный взгляд впился в глаза Кристиана. - Но если ты обманываешь меня...

- Эльфы не врут, девочка. Запомни эту истину раз и навсегда.

Золотой протянул открытую ладонь и беззвучно промолвил:

"Кристиан".

Минутами позже эльф спрыгнул в яму, на которую указала дочь атамана, и увидел Джеймса. Парень поднял на Кристиана помутненные глаза и не узнал друга. Заражение крови и ее потеря сделали свое дело - почти все время Баттон провел без сознания, а в те редкие минуты, когда приходил в себя, - бредил, не понимая, что реально, а что лишь фантазии его отравленного разума.

- Мы вытащим тебя, Джеймс, - Кристиан, прикрытый набедренной повязкой, которую раздобыла для него Катиль, взвалил на плечо тело друга и по веревочной лестнице выбрался на поверхность.

- Хочешь попрощаться с отцом?

Девушка отвела взгляд. Ее сердце обливалось кровью от сознания того, что, скорее всего, она больше никогда не увидит Демьяна. Катиль по-настоящему любила своего батьку, но понимала, что тот никогда ее не отпустит.

- Он может проснуться от скрипа половиц, - печально прошептала девушка. - Нам пора.

- Не отставай, - бросил Кристиан, и, петляя меж деревьев, торопливо побежал в чащу леса.

Линда впервые проснулась на рассвете. Она выглянула из шалаша за мгновение до того, как яркая радужная вспышка справа налево озарила темное ночное небо, и одномоментно наступил день.

"Красиво, не правда ли?"

Линда бросила взгляд на лесного эльфа, сидевшего высоко на дереве.

- Красиво, - едва слышно прошептала Линда, не сомневаясь в том, что Шиар всё равно услышит ее ответ.

"Я скучал по этому, когда жил на вашей Земле".

Принц ловко спрыгнул на глиняную поверхность. Недовольным скептическим взглядом он оглядел вновь помявшееся платье Линды.

- Ночью доставили посылку, - кивком головы эльф указал на приличных размеров сверток возле тлеющих углей в середине лесной поляны. - Твое - бирюзовое.

Ничто не радует женщину так, как новая одежда. А Линда была самой настоящей женщиной от макушки до кончиков пальцев.

Аккуратно упакованными в гигантский сухой лист перед Линдой предстали несколько мягких и прочных костюмов. Она сильно удивилась, заметив укороченные женские юбки, и подняла брови в ожидании разъяснений от Шиара. Эльф саркастически хмыкнул.

- Ну, вы же девушки, а в моем мире девушки носят длинные платья. Для тебя и Зоуи лесные пошли на уступки. На небольшие уступки.

Расширенными от удивления глазами Линда взирала на Шиара:

- Эту одежду делали специально для нас? Но как? Когда?

Принц свел ладони, а потом медленно раздвинул в разные стороны.

- Мы умеем растягивать время.

- Ох уж ваши магические штучки, - бросила через плечо Линда, убегая с новой одеждой в направлении реки. Не забыла красавица и про свой меч. На всякий случай.

Останков червей на берегу уже не было. И девушка не сомневалась, что позаботился о них вовсе не Шиар. Линда умылась, привела в порядок волосы, а потом взглянула на новый костюм - юбку и корсет. Нет, она просто не может не искупаться перед тем, как оденет чистую одежду. Девушка скинула платье, и, казалось, звуки, доносившиеся из леса стали тише, а птицы смолкли.

Она оглянулась по сторонам. Никого. Линда забралась на большой валун и рыбкой нырнула в воду.

Стало дьявольски холодно. Но так приятно холодно!

Дейв выбрался из шалаша и удовлетворенно потянулся в тот момент, когда Линда вернулась. В бирюзовой юбке и корсете, с мечом в руках, девушка выглядела как эротическая фантазия любого мужчины. Парень захохотал:

- Смузи, да ты просто создана для жизни с эльфами. Но ты и сама должна это понимать, - спортсмен развязно подмигнул Линде. - Каждый день тебе дарят новые шмотки!

Брюнетка обиженно надула губки. Да, воительница, но всё же Линда Смузи.

- Дурак ты, Робертсон.

- И тебе доброго утра, - Дейв шутливо приобнял и потрепал по голове Линду, когда поймал на себе мрачный взгляд Шиара.

- Скоро к нам присоединится Колистион.

Глава 11.

Сердце билось в бешеном ритме. Пронзительные крики ночных существ заставляли конечности судорожно вздрагивать. Катиль с раннего детства выучила непреложную истину: покинуть родной дом ночью и очутиться одной в гарбинском лесу, значит погибнуть самой ужасной из всех возможных смертей. Но сейчас девушка была не одинока и за более чем час изматывающего бега в наводящем ужас на всех людей Альфаира месте успела понять, что, лихо петляя и постоянно меняя направление движения, эльф не только запутывал следы, но и умело избегал обителей устрашающих монстров, населяющих непроходимую чащу, в которой волею судьбы оказалась той безлунной ночью невинная пятнадцатилетняя девушка.

- Тихо, - резко остановившись, только губами прошептал Кристиан.

Его мысли не вторили словам, поэтому Катиль поняла, что рядом, вероятно, был кто-то еще, тот, кто не имел возможность услышать речь золотого, но, как и все существа этого мира, без труда считывал ментальные образы своих собратьев.

Катиль замерла и взглянула на эльфа. Кристиан проделывал тот трюк, которому много лет назад старый наставник друид обучал маленькую девочку, - выпускал на волю астральное тело и проверял местность на наличие незримых опасностей. Девушка последовала примеру Кристиана, не вполне уверенная в том, что золотой сможет обнаружить чудовищ, которых заметит сама Катиль.

Учитель говорил:

"Сделай глубокий вдох. Потом выдох. Снова вдох. Выдыхай незаметно. Словно ветерок проносится мимо твоего лица. Пусть ветерок чуть касается носа. И залетает внутрь. И вылетает. И еще. И пусть ветра не станет.

Представь, что у тебя не два ока, а одно. И расположено оно меж бровями. Чуть выше. Закрой оба своих глаза и открой третий.

Ты видишь то, что сейчас не надо видеть. Но несколько мгновений смотри. Изучай. Запоминай. Пусть твой разум привыкнет к этому зрению. Пусть глаз начнет различать детали.

А теперь думай о том, о чем желаешь узнать. Представляй то, что хочешь увидеть. И смотри. И помни: никакого ветра."

Кристиан открыл глаза и уже хотел бежать дальше, туда, где не заметил никакой опасности, когда бросил мимолетный взгляд в сторону Катиль. Он ощущал ее присутствие, но с удивлением заметил: девушка не дышит. Покинутое душой тело, словно безжизненный камень, замерло - дочь атамана лесных разбойников пребывала в столь несвойственном для людей состоянии глубинной медитации.

Но эльф не был бы эльфом, если бы не смог прочесть мысли девушки и увидеть образы, мелькавшие перед астральным зрением Катиль.

Девочка в нерешительности замерла около двух высоких дубов, пространство между которыми казалось затянутым колышущейся мерцающей пленкой.

Кристиан опустил на траву бессознательное тело Джеймса и подошел ближе к Катиль.

- Не ходи туда, - шептали его губы рядом с ухом девушки. - Портал может вывести куда угодно.

"Я чувствую, что должна сделать это", - упрямился разум Катиль.

- Тогда молись, чтобы не оказаться в третьем мире.

Тонкое тело приблизилось к проходу. Еще немного. Еще. Девушка подняла руку в попытке пальцами прикоснуться к искаженной материи мироздания, но ничего не ощутила - ее физическая составляющая осталась в нескольких сотнях метров позади, возле Кристиана. Тогда Катиль набралась решимости и ступила в раскрытые объятия неопределенности.

Сознание понеслось по длинному тоннелю в другой мир. В мир Линды Смузи. Катиль как на картинке увидела чистые и светлые леса, засеянные поля, величественные города с огромными зданиями, автомагистрали, сети железных дорог, миллионы, нет миллиарды жителей иного мира. И единственными разумными существами, его населявшими, оказались люди.

- Пора, девочка, возвращайся.

Эльф не услышал недовольного возгласа, но почувствовал злость юной путешественницы и безошибочно распознал ее желание остаться там, за пределами родного ненавистного ей мира - Альфаира.

- Очень скоро, Катиль, ты навсегда покинешь эту планету, но сейчас не самое подходящее время.

Душа не хотела возвращаться в оставленное тело, но девушка понимала, что если она проведет несколько лишних минут в другом мире, связь с ее физической оболочкой может быть разорвана навсегда. И Катиль станет бестелесным призраком в измерении астральных сущностей.

- Давай же, девочка. Возвращайся ко мне.

Катиль раскрыла глаза и через минуту неуверенно повернулась к Кристиану. Ее щеки были мокрыми от слез.

- Я хочу туда, проход совсем близко.

Эльф с нежностью взял ладони Катиль в свои руки и заглянул в ее опечаленное лицо.

- Тоннель не стабилен. Он может выкинуть тебя уже совсем в другом месте. Ты знаешь, - Кристиан вытер слезы на прекрасном юном личике своей новой знакомой. - Скоро ты окажешься на Земле. К тому же, золотые эльфы очистят твою память, и ты начнешь жизнь с белого листа. Нужно потерпеть всего несколько дней, малышка. Соглашайся.

Опечаленная девушка опустила голову, понимая, что на этот раз правда на стороне золотого. Но как прекрасен показался Катиль далекий и чистый мир людей!

А в то время, когда погруженная в транс дочь Демьяна имела возможность посетить Землю и воочию лицезреть все ее величие, Жура, долговязый однорукий помощник ее отца, почувствовал, что почти нагнал эльфа. И Катиль. Его обостренное годами жизни в смешанном лесу чутье гнусавым голоском всегда безошибочно подсказывало хозяину о приближении желаемое добычи.

Защищенный амулетом старой бабки, в темное время суток разбойник оставался незаметным для всех живых сущностей, сливаясь с мраком ночи. И Жура уже давно догадывался, что в кристалле, который передала ему по наследству дряхлая мать его непутевого отца, ведьма, обитает злой дух, и именно он время от времени беседует со своим хозяином.

"Девчонка. Во всем виновата девчонка. Она отпустила эльфа и того, другого. Ее следует наказать. А потом убить."

И снова этот дьявольский смех...

Жура злорадно усмехнулся своим собственным, как ошибочно полагал одноглазый, мыслям, и в который раз бережно погладил магический кристалл на шее.

- Как хорошо, что ты есть у меня, - прошептал разбойник, обращаясь к ведьминой вещице.

Кристиан и Катиль побежали дальше. Чутье не подводит эльфов. Тело раньше реагирует на то, что еще не успевает осознать разум. По спине золотого снова пробежала мелкая дрожь, и его собственные духи-хранители зашептали: "Бежать, скорее бежать! Как можно дальше от разбойников. Как можно ближе к Линде. Любовь развеет чары. Любовь защитит и тебя и эту девочку".

Катиль упала. В ее ногу воткнулась заточенная ветка. Капкан. Девушка попыталась встать, но сил больше не было. Кровь запачкала ее штаны и сапоги.

- Ночуем здесь, - удрученно глядя на стремительно растекающееся пятно заключил Кристиан.

Во время сна людей, эльфу предстояло позаботиться об их здоровье и безопасности.

Жура бежал изо всех сил, но всё равно не успел. Издалека разбойник увидел, как Эльф произнес заклинание, создавшее непроницаемое магическое кольцо вокруг него. И этой дрянной девчонки, дочери атамана. Сколько раз голос подсказывал Журе не тянуть, а использовать для собственного развлечения и после прикончить Катиль! И сколько раз разбойнику удавалось сдерживать рвущееся из груди черное, как сама бездна, чувство, которое неизменно рождалось при виде беззащитной девушки. Но почему-то подобное желание посещало несчастного калеку лишь в те моменты, когда одноглазый вновь надевал бабкин амулет.

Но теперь, наконец-то, Жура понял, кто его истинный друг, а кто - враг. Девчонка предала всю их банду, отпустив золотого и последовав за ним. Катиль бросила своего отца и всех тех, кто последние три года растил и кормил эту дерзкую выскочку.

И ей бы удалось успешно сбежать вместе с тем, кого Жура считал своим главным трофеем, если бы не бесценный амулет. Кристал вовремя засиял и зашептал своему хозяину, предупреждая о побеге самого ценного из всех когда-либо пойманных их беспощадной бандой пленников.

Но сложившейся ситуации разбойник был несказанно рад. Теперь он один мог завладеть всем, чего так давно желал - милой и юной, но чертовски строптивой дочерью Демьяна и кровью золотого эльфа, которая, как верно предполагал Жура, способна избавить его от полученных в бою с вурдалаками увечий.

Обратного пути в лагерь у разбойника не было - Демьян прикончит того на месте, когда узнает, что помощник, едва заметил бегство его дочери, сразу же не сообщил об этом своему атаману. Но игра стоила свеч. Торжествующий звериный рык вырвался из пасти Журы от одной мысли о беззащитной Катиль, которая очень скоро непременно окажется в его руках!

Глава 12.

Девушке не спалось. Да и куда там... Чтобы как-то справиться с острой режущей болью в ноге, Катиль стала внимательно наблюдать за тем, чье присутствие неизменно отзывалось в душе девушки бурей противоречивых эмоций.

- Кончай с этим, детка, - уловив возбуждение новой знакомой, насмешливо протянул Кристиан.

Краска смущения залила лицо девушки, но взгляд Катиль не отвела.

- Ты говоришь совсем не как золотой эльф, - упрекнула она Кристиана. - Где же твои изысканные речи и витиеватые выражения?

Аккуратно прикладывая к ранам бесчувственного Джеймса собранные во время бега целительные травы, Кристиан окинул Катиль медленным изучающим взглядом.

- Я говорил, что долгое время жил среди людей, и каждый день был вынужден ходить в старшую школу с сотнями земных мальчишек и девчонок твоего возраста.

Темно-зеленые глаза расширились от удивления. Девушка не могла представить себе место, где собралось бы так много ее ровесников. Откровенно говоря, последние три года Катиль не имела возможности даже поговорить с кем-то моложе тридцати лет. Возможно, поэтому ее юная женская плоть так предательски реагировала на близость привлекательного золотого эльфа.

- Снова ты за свое. Твое дивье тело приобретает малиновый окрас, стоит тебе взглянуть в мою сторону, - Кристиан покачал головой, и перед его глазами появился укоризненный взор Линды. - Это не хорошо. У меня уже есть любимая женщина.

- Да, ты привлекаешь меня, золотой, но только потому, что я три года сидела в непроходимой чаще леса в логове мерзких и кровожадных бандитов. Я уже забыла, как выглядят настоящие парни, которых, честно говоря, и во всей моей деревне насчитывалось только трое.

Катиль категорично скрестила на груди руки, и, вскинув подбородок, окинула гневным взглядом Кристиана.

- Мой отец ненавидит существ других рас! И батьку в его нелюбви к магическим личностям я прекрасно понимаю. Упыри, а не эльфы убили моих родных, но вы, золотые, со всеми вашими умениями и заклинаниями, конченые эгоисты! Вы очистили от нечисти все ваши земли, и живете, как короли, но никогда не помогаете собственным соседям. Мало того, вы не пускаете на ваши территории других - гномов, лесных эльфов, даже простых людей! Знаешь, предложи ты, Кристиан, бежать с тобой, и жить вместе в золотом городе, я бы никогда не согласилась! Я бы предпочла жизнь вместе с шайкой бандитов в гарбинском лесу участи подруги спесивого и надменного золотого эльфа!

Вот сейчас Кристиан действительно стал похож на типичного представителя упомянутой девушкой расы. Смерив Катиль высокомерным взглядом, эльф сухо бросил в ее сторону:

- Вакантное место моей подруги уже занято, милочка. И я никогда не предложу ни ей, ни тем более тебе жить вместе со мной в золотом городе. Разговор окончен.

Девушка наконец-то смогла взять контроль над бушующими в присутствии Кристиана эмоциями. Гнев пересилил плотское влечение, и даже в тот момент, когда эльф переключил свое внимание с бессознательного друга на Катиль, она не без гордости поняла, что отныне властвует над прежде непокорным телом.

Кристиан с треском рванул штанину и обнажил окровавленную ногу девчонки. Встретив ровный взгляд горящих злобой изумрудных глах, эльф отметил, что Катиль держится молодцом - ни единый мускул на ее лице не позволил Кристиану понять, насколько глубок оказался порез девушки.

- Тебе лучше лечь.

Катиль без пререканий последовала совету золотого.

- Готова?

Нужно было вырвать из ноги девочки заточенную корягу, на которой, скорее всего, имелось несколько зазубрин. И Катиль понимала, что в сравнении с той болью, которую она испытала при попадании в капкан, новая боль может быть во много раз сильнее.

- Скажи мне, - тихим голосом попросила Катиль. - Скажи мне, понравится ли мне на Земле?

Кристиан проникновенно заглянул в глубокие зеленые глаза.

- Там нет опасности. Все, что будет заботить тебя в старшей школе - обучение и выбор профессии, - эльф по-доброму улыбнулся. - И, конечно, парни. Преимущественно парни.

Когда Кристиан резко вырвал заостренную ветвь, девушка издала стон, однако, на губах ее заиграла улыбка. Все, что смогла произнести Катиль после того, как смесью смолы и толченых трав золотой принялся растирать ее кровоточащую ногу, стало короткое, но такое радостное восклицание:

- Скорей бы...

Жура стоял близко, буквально в десятке метров от эльфа и девчонки. Ветер доносил до разбойника обрывки из разговора. Одноглазый усмехнулся. Не этой ночью, так следующей, оставаясь не замеченным, он прикончит золотого и заберет девчонку. И никогда, пообещал себе Жура, никогда Катиль не покинет Альфаир.

Ему предстояло только переждать день где-нибудь подальше от эльфа, а с наступлением ночи он совершит задуманное. Одноглазый тихо засмеялся и растворился во мраке.

Превозмогая ломоту в конечностях, Джеймс неуверенно сел и огляделся. Клубы густого белого тумана окутывали мрачные ветвистые деревья и обволакивали ноги парня, не решаясь, однако, своими путами пленить все его тело. Да, Баттон снова находился на Альфаире. И он был один в темной непроходимой чаще леса. Его последним четким воспоминанием стал дом, а точнее, темный подвал дома колдуна Орея. Джеймс помнил, как пуля насквозь прострелила его ногу, а минутой позже последовала серия мощных ударов лопатой. В памяти всплывали отрывочные сюжеты о том, как их вместе с Кристианом, привязанных к одной лошади, долгие часы везли по труднопроходимым болотистым дебрям.

Парень ощупал свою ногу и с удивлением отметил, что, не смотря на некоторое онемение конечности, даже отголосков боли не возникало. Немного свистело в ушах, но это, вероятно, оттого, что длительное время Джеймс провел без сознания.

- Проснулся! Ну, привет, земной мальчик, - прямо перед Баттоном откуда-то сверху на траву спрыгнула юная молодая девушка. Ее кучерявые волосы разметались по плечам, одежда соблазнительно подчеркивала женские формы.

- Еще одна мысль в этом направлении, и я перережу тебе глотку, - сощуренные глаза девушки сверкнули недовольством.

- Кто ты такая? - прочистив горло, удивленно поинтересовался парень.

Между деревьев показался Кристиан.

- Она наша подруга. Джеймс, познакомься с Катиль. И поблагодари ее - чудесным спасением мы обязаны именно этой девочке. И нашими жизнями тоже.

Парень кивнул головой и произнес слова благодарности, а после полюбопытствовал:

- Ты тоже была в плену у этих головорезов?

Кристиан усмехнулся и ответил вместо Катиль.

- Ее папаша - их главарь! Девчонка пожалела нас.

Баттон разинул рот и окинул новую знакомую восхищенным взглядом. Катиль никак не походила на выросшую в лоне банды кровожадных дикарей девчонку. Ее утонченные черты лица, будто, феном уложенные влажные кудрявые волосы, удобная, но очень симпатичная одежда могли принадлежать одной из стильных старшеклассниц старшей школы.

Кристиан хохотнул:

- Ты прав, друг. Скоро малышка и окажется среди ваших сверстниц - она согласилась бежать с нами, потому что я пообещал Катиль отправить ее на Землю.

Джеймс обаятельно улыбнулся девушке, и не слишком довольная, она сделала вид, что вовсю увлечена приготовлением завтрака.

- Да, лучше уж отправиться с нами на Землю, чем остаться жить в логове этих свирепых верзил.

Кристиан перевел задумчивый взгляд на дочь атамана шайки.

- Если бы она хотела остаться с отцом, я бы ее не забрал. Катиль собиралась покончить с собой.

Ветка, которой девушка помешивала похлебку, хрустнула и переломилась в ее руке.

- Это же просто преступление! Девчонка так хороша, так...

Джеймс не заметил, как Катиль оказалась возле него, и короткое прекрасно заточенное лезвие ее ножа коснулось горла парня. На шее появилась капля крови.

- Я сказала, еще слово про мою внешность, приятель, и ты покойник!

Кристиан положил ладонь на острое плечо девушки.

- Ну-ну, куколка, успокойся. Если ты действительно хочешь жить на Земле, тебе придется привыкать к вниманию несносных мальчишек. В мире людей девушки жаждут услышать подобные слова и называют их комплиментами.

- Он в моем мире! И он меня понял!

Подобно дикой кошке, Катиль оскалилась в сторону Джеймса. Минутами позже, когда девушка не могла услышать его слова, парень с восхищением выдохнул, вызвав на губах Кристиана насмешливую улыбку:

- Девчонка-огонь!

Глава 13.

Линда вглядывалась в заросли, пытаясь разглядеть высокую статную фигуру Кристиана. Шестое чувство подсказывало Смузи: там есть нечто, что, непременно, омрачит возвращение парней. Может быть, гадала она, Кристиан ранен, или Джеймс... Девушка проглотила ком, неизвестно откуда возникший в ее горле. Сказал же Шиар, что к ним присоединится именно Кристиан. Лесной эльф коварно молчал, потому тревоги Линды с каждой минутой только усиливались.

Позади девушки встали Зоуи и Дейв. Их взволнованные взгляды встретились, и мысленно, ребята разделили опасения Линды: возвращение Кристиана не станет самым радостным событием их путешествия.

Трава колыхнулась. Линда невольно сжала кулаки. Появился Джеймс, целый и невредимый.

- Привет, ребята!

Его радость передалась друзьям. В порыве чувств, Зоуи даже обняла Баттона, а Дейв крепко пожал его тощую руку и похлопал по плечу. Линда, поглощенная собственным волнением, только сухо улыбнулась: если ее страхи не связаны с Джеймсом, значит, что-то не так с самим Кристианом.

Ветер пронесся по высокой траве, и в зарослях мелькнула светлая макушка золотого эльфа. Линда уже сделала шаг навстречу ему, когда увидела другую голову, с темными волнистыми волосами. Ее обладательница заразительно засмеялась. Звонкий радостный смех был поддержан бархатистым смехом Кристиана. Знакомые руки раздвинули траву и на полянку вышли двое: высокий мускулистый золотой эльф и прелестная обаятельная девушка по возрасту близкая самой Линде. Но она совсем не понравилась Смузи, потому как во взгляде нахалки, обращенном к Кристиану, легко читался откровенный интерес. И предложение самой себя.

Не укрылся от пристального внимания Линды и внешний облик Кристиана: практически обнаженный, прикрытый одной набедренной повязкой, эльф прямо-таки сиял здоровьем.

- Привет, ребята! - задорно поздоровался Кристиан, и, подойдя вплотную к Линде, добавил. - Познакомьтесь с нашей новой подругой - Катиль. Она спасла нас и заслуживает вашего доверия.

Кристиан вновь тепло, слишком тепло, по мнению Линды, улыбнулся лохматой девице и поочередно представил ей Зоуи, Дейва и лениво-ухмыляющегося Шиара.

- Катиль, познакомься с Линдой. Я надеюсь, вы подружитесь, - все парни старательно скрывали ехидные усмешки, глядя, как обе девушки враждебно уставились друг на друга.

- Значит, твоя подружка? - Катиль сложила трубочкой губы.

Ситуацию усугублял тот факт, что именно Катиль Кристиан представил в качестве своей новой подруги. Линда перевела взгляд на золотого и заметила искорки веселья в его глазах. Подумать только, ситуация забавляла Кристиана!

- Ага, - протянул эльф, восторженно разглядывая наряд Линды: корсет и юбка придали Смузи невероятное очарование. Ее так и хотелось съесть. Целиком!

Линда заскрежетала зубами, что, разумеется, уловил чуткий слух эльфа.

- Ну, уж нет, блондинчик! Я говорила: то, что произошло на Земле, на Земле и останется! И твои новые подружки меня совершенно не беспокоят.

Линда высокомерно вскинула голову и скрылась в кустах.

Казалось, из всех свидетелей этого разговора ситуация не забавляла одну только Зоуи, которая с тревогой смотрела в ту сторону, где исчезла Линда.

- Ну и девчонка у тебя! - довольно произнесла Катиль, обрадованная своей маленькой победой в первом раунде противостояния с девушкой Кристиана. - Та еще гордячка!

Эльф не мог спрятать глупую улыбку. Как же он скучал по своей Линде!

- Привет, Смуз!

Линда еще яростнее начала рубить мечом старую иссушенную временем корягу.

- Ты приоделась, - с насмешкой в голосе заметил Кристиан.

Девушка представила на месте трухлявого пня голову несносного эльфа.

- Линда, я здесь, - задорно напомнил золотой. - Ты же хочешь разрубить меня. Не стесняйся.

Красавица медленно повернулась. Ни грамма печали. Одна слепая ярость. Линда Смузи.

- Ну, детка, давай, - Кристиан чуть нагнулся и сделал пригласительный жест ладонями. Линда не заставила себя ждать.

Ее удары стали более искусными, меч начал слушаться свою норовистую хозяйку. Мало того, что Кристиан ничем не защищался, он еще и умудрялся обнимать Линду во время собственных ловких маневров.

"Я убью тебя!" - эхом зазвучали гневные мысли гордячки.

Эльф вырвал меч из рук Линды и бросил в десятке метров от нее.

- Ну, хватит.

На этот раз лицо золотого было совершенно серьезно, пламя вечно сияющих глаз фактически обжигало. Кристиан сжал запястья девушки и тянул на себя до тех пор, пока Линда всем телом не прижалась к нему. Плотно-плотно. Кожа к коже.

Она хотела сказать что-нибудь эдакое, гадкое-пригадкое. Но молчала. Глаза Кристиана полыхали такой страстью, которая напугала не только Линду, но и самого эльфа.

- Я не буду с тобой, Сидхе! Я не буду с тобой, несносный ты эльф! - когда вернулось самообладание, прокричала ему в лицо Линда.

Ни один из них не понял, кто стал инициатором грубого иступленного поцелуя, за которым последовали пылкие объятия, царапающие когти Линды, руки Кристиана на ее ягодицах. Ее руки...

- Мне жаль вас отвлекать, но я хочу кое-о-чем напомнить...

- Убирайся, - сквозь зубы бешено проскрежетал Кристиан незаметно подошедшему Шиару.

- Я, конечно, люблю своего отца, но не хочу, чтобы его план воплотился в жизнь! В сложившихся обстоятельствах...

- Пошел вон!

Золотой всерьез собирался метнуться за мечом Линды, когда услышал ее тихие слова:

- Шиар прав. Я не хочу, чтобы ты пострадал.

Глухой дикий рык нарушил спокойствие гарбинского леса. Отпустив неуверенно стоящую на земле Линду, Кристиан ловко подпрыгнул, и, переступая с ветки на ветку, скрылся в густой кроне могучего дерева. Девушка осела на землю и тихо заплакала. А Шиар благоразумно удалился.

Глава 14.

Каждый шел сам по себе, и только Дейв и Зоуи, восхищенные действиями друг друга во время нападения червей-мутантов, крепко обнявшись, весело щебетали о недавно пережитых злоключениях. Когда они примерили подаренную Шиаром одежду, Зоуи сразу отметила, как здорово сочетаются их наряды. Черные, похожие на байкерские брюки Дейва вместе с серой простецкой рубахой сделали парня этаким бруталом-сексопилом, обозначив для окружающих его запредельный уровень тестостерона. А миленькое платьице с вышивкой Зоуи, того же цвета, что и рубашка ее друга, подчеркнуло тонкую талию и обнажило красивые стройные ноги блондинки. Удобные плетеные сапожки сделали невероятно комфортным их движение по лесным тропам.

Друзья сошлись во мнении, что благодаря помощи Катиль Кристиан и Джеймс легко пережили заточение в логове разбойников. Золотой предпочел не делиться своими темными воспоминаниями о пытках Журы, и новая знакомая его в этом поддержала. Однако, Шиар, считавший след магии друидов с тела Кристиана, догадался, что во время пленения эльфа не все прошло так гладко, как пытался убедить остальных золотой.

"Ты чувствуешь это, Колистион?"

Сквозь людей Кристиан бросил беглый взгляд на Шиара и, отвернувшись, медленно кивнул.

"Темная магия движется за нами и клубом едкого дыма обволакивает нас".

Беседуя на эльфийском наречии во время очередной стоянки, Кристиан и Шиар вместе удалились вглубь леса. Как всегда мнительный и настороженный Джеймс проводил их подозрительным взглядом.

- Что-то длинноухие от нас скрывают.

- Эльфы могут создавать видимость дружбы с существами других рас, но по-настоящему доверяют и ценят только своих сородичей, - Катиль, как змея, вытянулась на согретой магическим светом лазурной траве.

- Кристиан не такой! - звонко заявила Смузи. - Он нас защищает и оберегает!

Кучерявая насмешливо изогнула одну бровь и покосилась на Линду, однако, промолчала, чем еще больше вывела девушку из себя.

- Чего тебе надо? Помогла нашим мальчикам, спасибо. Возвращайся к своему папочке.

В глазах Катиль появилась боль. Миловидные черты ее лица испортило уныние.

- Слушай, Смуз! Не приставай к девочке, поняла? - все удивились заступничеству Джеймса, который прежде внимал словам Линды с раболепной преданностью. - Катиль идет с нами и вместе с нами вернется на Землю! Кристиан обещал устроить ее в нашу школу.

От этой новости Линда прямо-таки опешила. Зато Дейв весело рассмеялся:

- Вот видишь, Смузи. Девчонка не собирается уводить твоего эльфа! Разве что, она, а не ты, станет королевой красоты на весеннем балу, - парень почувствовал толчок в бок от Зоуи, и еще теснее прижал к себе миниатюрную блондинку. - Хотя, может быть, в действительности корона для тебя важнее, чем Кристиан.

Разъяренная брюнетка уже собиралась начать выяснять отношения с Дейвом, когда услышала насмешливые слова Катиль.

- Так, значит, ты принцесса местного разлива. Это видно. Вредная. Избалованная, - смакую на остром язычке каждое жалящее слово причитала дочь головореза. - Считаешь, что весь мир должен вращаться вокруг одной тебя. Даже имя твое какое-то слишком сладкое, словно пыльца цветов. Неудивительно, что эльфы запали на тебя - они кушают эти самые цветочки. А некоторые, с приятным ароматом, но горьким привкусом, немного пожевав, выплевывают. Да и любая приторная пища, быстро надоедает, Линда. Как и ты сама.

Смузи кипела от злости. Одно дело - слышать упреки от собственных друзей, и совсем другое выслушивать обличительные слова от потенциальное соперницы.

- Не переживай, детка. В отличие от тебя, у меня хватит ума не связываться с золотым эльфом. Все, чего я хочу - убраться с Альфаира. Навсегда.

Катиль, как дикая кошка выгнулась, и свернулась калачиком, обхватив руками собственные колени. Ее порванные штаны разошлись, обнажив длинную стройную ногу. Джеймс и Дейв не смогли отвести прикованные к гладкой коже девушки взгляды.

- Малышка, занялась бы делом вместо того, чтобы всеми силами привлекать внимание наших парней.

Девочка грациозно поднялась и, с изяществом ступая в том направлении, куда ушли эльфы, бросила:

- Скажу, чтобы в следующий раз твой приятель был осторожнее с моей одеждой.

Меч Линды с глухим ударом упал на землю. Сердце тревожно сжалось. Вот дьяволица!

"Людей больше. Мне одному с ними не справиться. Я один не смогу добраться до золотого эльфа."

"Ты не один. С тобой я", - в глубине кристалла вновь возник манящий живой огонек и отразился в единственном зачарованном глазе Журы. - "У меня есть друзья. Много друзей. Ради крови золотого эльфа они помогут. Они сделают то, о чем я попрошу. Ты будешь видеть обоими глазами, хозяин мой. Ты избавишься от увечий. Каждая женщина будет рада быть с тобой. Катиль придет сама. Она станет умолять тебя взять ее себе."

"Когда придут твои друзья?"

"Сожми меня в кулаке, едва наступят сумерки, и эльф окажется в наиболее уязвимом положении. Мои помощники сделают то, что нужно. Тебе даже не придется подходить к людям - золотой подойдет, услышав голоса моих друзей."

"А что, если..."

Перед взором Журы возникла столь желанная картина: его, молодого, красивого и полного сил с любовью обнимает Катиль. Банда принимает их обратно, мужики избирают Журу своим атаманом, а Демьяна изгоняют прочь.

- Я сделаю так, как ты говоришь. Я сделаю все, о чем ты попросишь, - черный огонь становился все больше и больше, заполняя каждый уголок, каждую грань темного кристалла.

Все, чего долгие годы жаждал злой дух, - выбраться из своего векового заточения. И как многим другим для исполнения его желания нужно было лишь одно - кровь золотого эльфа.

Жура не спал уже много дней. Он ошибочно полагал, что амулет давал ему силы. Но все, что делал кристалл - высасывал энергию несчастного калеки, питался его силами, заставляя забывать обо всем, вселяя в его разум и сердце несбыточные чаяния. Злой дух окончательно подчинил себе волю Журы. Разбойнику оставалось лишь выполнить свою миссию, и тогда первым, от кого избавится заточенный в амулете демон, станет он сам.

- Мы пойдем через лощину, - Кристиан подкрепил свое решение убедительным кивком. - Те страшные истории, которые о ней поговаривают, старше не только меня, но и моего отца, а может, и отца моего отца.

Шиар присел на корточки и стал вырисовывать карту местности своим изогнутым эльфийским ножом.

- Путь через долину составит один-два дня, а еще через сутки мы подойдем к городу золотых эльфов. Я бы мог провести вас вдоль холмов, там, где облака не до конца закрывают небосвод, и у людей есть шанс выжить. Но, Колистион, лучшим решением станет пойти в обход - подняться в горы, перейти через топи и земли гаргулий, а дальше крылатые странники помогут нам добраться до лесов, соседствующих со страной твоего народа.

- Месяц против пары дней, - Кристиан покачал головой. - Лощина в нашем случае, несомненно, более предпочтительный вариант.

Кристиан боялся. Боялся оставаться рядом с Линдой на протяжении целого месяца. Или того больше. Золотой остерегался того, что не сможет сохранить дистанцию, и после путешествия отпустить девушку на ее родную планету.

Оба эльфа почувствовали приближение Катиль, но безразлично продолжили обсуждение на родном наречии.

- Да, последние годы все было тихо в проклятом месте, но лишь потому, что никто из живых не осмеливался к нему приближаться, - Шиар вновь указал на длинный путь мастерски выведенной карты. - Лучшая дорога - надежная дорога. Мы сможем сократить время перехода на неделю, если пойдем через тоннели горных гномов.

- Вынуждена согласиться с лесным, - на чисто-эльфийском вставила свое слово Катиль. - Мы с вами выросли в этих краях. Самой страшной сказкой нашего детства была сказка о лощине теней. Отправляться туда добровольно - сущее безумие. Во всех окрестных селениях наиболее жестоким наказанием за совершенное преступление была ссылка. В лощину. Ни один ссыльный не вернулся. И мне бы очень не хотелось разделить их судьбу.

Шиар с изумлением взирал на юную деву: постичь сложный эльфийский язык (в десятки, если не в сотни раз более сложный, чем любой из известных человеческих) в столь нежном возрасте способен далеко не каждый. И крайне редко человек. А учитывая то, что последние годы девчонка провела в логове бандитов с большой дороги, ее знания поистине поражали даже умудренного многовековой жизнью эльфа.

- Мы отправляемся через лощину. Кому не по нраву мое решение, тот может оставаться здесь или пойти обходным путем, - своевольный взгляд Кристиана скользнул с Шиара на Катиль и обратно. - Точка.

"Вот упрямые ушастые создания!" - не высказала вслух свое мнение девушка, прекрасно сознавая, что оба эльфа услышали ее гневные мысли.

- Что за собрание и без нас? - Линда возглавила отряд подошедших людей.

- Между нами и Кристианом вышел небольшой спор, рассудите, на чьей стороне истина, - примирительно улыбнулся девушке и ее друзьям Шиар с надеждой на то, что лесть поможет ему склонить примитивных созданий на свою сторону.

Лесной эльф отошел и палкой указал на обозначенную карту.

- Если коротко: есть две дороги. Длинная и безопасная...

Кристиан иронично хмыкнул:

- Которая пролегает через земли гаргулий, пещеры злобных гномов и кишащие похожими на аллигаторов зверушками топи.

Не обращая внимания на его реплику, Шиар продолжал:

- ...и короткая, но гиблая. Ступить на нее всё равно, что прыгнуть с обрыва в пропасть.

- Ну, с обрыва мы уже прыгали. И ничего. Живы, - усмехнулся Дейв, с интересом разглядывая карту.

- Мы с Катиль, жители этого леса, предпочитаем идти по длинной дороге.

При упоминании новой подружки Кристиана, Линда бросила на нее полный отвращения взгляд и получила точно такой же в ответ.

- Золотой хочет тащить вас через лощину.

Смузи вскинула голову и чересчур важно заявила:

- Я пойду туда, куда скажет Кристиан. Для меня имеет значение только его мнение.

- Мы тоже последуем за Сидхе, он много раз спасал наши жизни.

Стоящая рядом с Дейвом Зоуи кивнула, и стало ясно, что она разделяет мнение своего приятеля.

- А сколько займет длинная дорога? - Джеймс обратил внимание, что та, действительно, в десяток раз превышает своей протяженностью предложенный Кристианом путь.

- Недели четыре. В лучшем случае - три.

Парень состроил недовольную гримасу: он не собирался рисковать жизнью, но и не желал провести еще месяц в кишащих всякими волшебными гадами землях.

- Я согласен с друзьями. Нас много и мы прорвемся напрямик!

- Глупые дети! - словно пробудившийся вулкан взорвался Шиар. - Ваша импульсивность вас и погубит!

И тут свое слово вставила Зоуи:

- Ну, с нами же Линда, а ей суждено стать предводительницей армии небожителей. Или соединенной армии трех миров. Я пока что не совсем разобралась, - глупо улыбнулась девушка. - Значит, и у нас есть шанс!

На это Шиару сказать было нечего - он безоговорочно верил пророчеству Орея. Вскоре все вернулись на место стоянки, для того, чтобы собрать оружие и вещи, и только пораженная до глубины души Катиль размышляла над услышанным от подруги ее соперницы предсказанием, которое, казалось, восприняли всерьез даже мудрые эльфы.

Глава 15.

В тополиной роще на самой окраине гарбинского леса ребята решили провести последний вечер и ночь перед переходом через лощину. Запах хвои и абсолютное безветрие несказанно расслабляли. Непроходимая темная чаща леса осталась позади, а впереди, совсем близко, ожидал город золотых эльфов. Но, чтобы добраться до него, друзьям предстояло преодолеть тяжелое испытание - перейти через самое гиблое место, известное кому-либо из присутствовавших в их компании уроженцев Альфаира.

- Нет, вы точно психи, вы все. А я самая чокнутая, потому что согласилась идти с вами, - снова и снова как заведенная причитала Катиль.

Уже с половину часа она занималась тем, что затачивала длинные палки, и сама не могла объяснить, зачем. Девчонка понимала, что если их настигнет то зло, которое долгие века обитало в лощине, не помогут не то, что ее копья, - против него будут бессильны даже безупречно подготовленные и прекрасно вооруженные эльфы. Но Катиль хотя бы не покидало самообладание - по крайней мере она не сидела без дела накануне того дня, когда судьба, вероятно, готовила девушке встречу с монстром из самой преисподнии, аналогов которому не было даже в населенном всевозможной нечистью гарбинском лесу.

Самая отважная, а, по мнению многих, отважная до безрассудства Линда Смузи беззаботно беседовала с Зоуи, не до конца сознавая реальность губительной угрозы, исходящей из сокрытой плотным кольцом темных туч долины теней. Эгоцентричная брюнетка сильно расстроилась, когда узнала об обоюдном неоспоримом решении разношерстных эльфов отложить спуск с холма до наступления нового дня - по мнению девушки одна смертельная опасность не отличалась от другой, и где ребятам предстояло провести ночь - на опушке ли гарбинского леса или в гиблой лощине, - разницы не было. Эльфы, однако, уверили людей, что предстоящей ночью в тополиной роще опасность им практически не угрожает: путников было слишком много, а главное, среди них были и такие, которые могли услышать и заблаговременно почувствовать приближение врагов.

Чуть позже, когда опустился мрак, все собрались у высокой стены огня, которую при помощи магии и нескольких сухих бревен за считаные минуты на глазах у ребят возвел Шиар.

- Что это такое? - со смесью любопытства и настороженности вопрошал Джеймс, глядя на высокое разноцветное пламя. - Мы привлекаем чье-то внимание?

Шиар только усмехнулся, тогда как Кристиан отошел к здоровенному валуну и взобрался на него в ожидании дальнейших действий принца. Он имел приблизительное представление о том, как происходит испытание огненной стеной у лесных эльфов, но никогда не видел один из их наиболее важных обрядов собственными глазами.

Зоуи стояла между Дейвом и Линдой. Шальная улыбка регбиста стала еще шире - он любил разного рода физические испытания. Все ребята понимали, что Шиар предложит им перепрыгнуть через огненную стену, и спортсмен намеревался сделать это раньше остальных. Блондинка заметила, что в прямом открытом взгляде Линды, обращенном на гигантское трепещущее пламя, также читается вызов. Наверняка, и она ждет не дождется, когда лесной эльф-полукровка даст команду к действию. Некоторые люди просто не способны жить без постоянного ощущения смертельной опасности. А Линда Смузи была рождена под покровительством Бога войны. Противостояние было ее сутью. И девушка вновь желала доказать другим свое превосходство, снова всем сердцем жаждала испытать собственные силы.

Но натура самой Зоуи была совершенно иная.

"Я не стану этого делать. Я не хочу. Мне это не нужно."

Никто и не обращал внимания на тихие мысли, роящиеся в белокурой головке нерешительной и боязливой девушки.

Джеймс Баттон так же как и Зоуи не пылал желанием вступить в огненную стену, но он и не собирался признаваться в своей слабости. Парень, разумеется, поступит точно так же, как Дейв и Линда, потому что его удел - следовать за ведущими.

Катиль, казалось, не имела к происходящему никакого отношения - она отошла на несколько десятков метров от лагеря, и как годами ранее ее обучал старый наставник-друид, девушка закрыла глаза и услышала тихую речь матушки-природы, многоголосие которой всегда нашептывает внимательным слушателям верные ответы на волнующие их вопросы.

- Катиль, присоединяйся к нам! - все взгляды метнулись в сторону самой младшей девушки.

"Я не хочу быть воином. И мой ответ нет", - доплетая венок из сухих трав, кучерявая дева растворилась меж ветвистых тополей.

- Хорошо, - кивнул Шиар, задумчиво глядя ей в след. Каждое живое существо имеет право выбора, и эльф уважал тех, кто принимал сложные решения вопреки общему мнению, руководствуясь собственными принципами и убеждениями. - Катиль осведомлена о сути испытания, которое я хочу предложить пройти каждому из вас. Девочка отказалась, потому что не желает становиться на тропу войны. Всегда найдутся те, кто предпочтет мирный путь.

Шиар пристально взглянул на Линду, и все поняли, что его дальнейшие слова будут обращены преимущественно к ней.

- Но есть и такие существа, чей путь - путь борьбы и противостояния. Именно им нужно преодолеть тяжелое испытание, которое заключено в этой, казалось бы, несложной забаве - прохождении стены бушующего огня. Пламя захватит вас и перенесет туда, где вы встретитесь со своим злейшим врагом, главным страхом, тем, кто незримой тенью присутствует в каждом бою любого воина, не прошедшего обряд инициации.

Либо вы победите самого себя и обретете веру в то, что вы способны одолеть любого врага, либо ваш страх победит вас, и вы больше никогда не вернетесь ни на свою Землю ни на Альфаир. Право выбора ваше.

Ошарашенная Зоуи глядела на пожирающее пламя и боялась, как никогда прежде. Колени девушки тряслись, ледяная кровь застыла в синих проступивших на руках венах. Неужели, Шиар говорит серьезно? Действительно ли человек, который войдет в огонь, перенесется в другую вселенную и сразится с тем, чего более всего боится?

Джеймса такая новость тоже более чем удивила. Краска сползла с лица парня, и мертвенно-бледный он переводил взволнованный внезапным поворотом дел взгляд с Дейва на Линду, решительно настроенных в любой момент кинуться в пламя. Всегда осторожный Баттон считал их глупцами, не способными трезво мыслить и объективно оценивать всю степень опасности, которую представляет глупый эльфийский обряд. Но в глубине души Джеймс страстно желал обладать такой же запредельной отвагой, которой владели Линда и Дейв, потому что чувство собственной ничтожности неотрывной тенью преследовало парня на протяжении всей его жизни. И теперь, наконец, перед Баттоном возникла возможность доказать другим, а что еще более важно, доказать самому себе, что он действительно чего-то стоит. Не смотря на пожирающий душу страх, Джеймс знал, что он с радостью войдет в пылающий огонь.

Может быть, Линда с Дейвом и были уверены, что справятся с любым самым сложным испытанием, но Джеймс практически не сомневался в том, что не вернется живым из предстоящей ему смертельной схватки. И, тем не менее, парень сделал свой выбор, потому что понял: пусть лучше он погибнет здесь и сейчас, чем проживет долгие годы в тени других, все время чего-то остерегаясь и остро ощущая собственную никчемность.

Линда бросила оценивающий взгляд на Кристиана и почувствовала, как сжалось ее собственное сердце от вида равнодушных глаз золотого эльфа. Неужели, спрашивала себя девушка, ему всё равно, преодолеет ли она это испытание или огонь навсегда поглотит ее.

"Иди и будь верна себе", - услышала в собственной голове мысли любомого Линда и, благословленная его напутствием, почувствовала обжигающее прикосновение искрящихся языков пламени.

Глава 16.

Испытание Линды.

Все оказалось до невероятного просто: вот он, извивающийся мохнатый зубастый монстр со множеством громадных когтистых лап, и вот она, Линда. А в верной руке холодная сталь.

Она не размышляла, просто и быстро с диким криком бросилась в атаку, разрубая тело брыкающейся твари на куски. Даже когда Линда отрубила клыкастую вытянутую вперед пасть, монстр, казалось, насмешливо улыбался, зная нечто, о чем и не подозревала сама девушка.

Спустя минуту Линда стояла перед грудой разрубленных частей уродливого неказистого тела чудовища. Девушка довольно хмыкнула.

"Делов-то".

Линда высоко подняла меч и в ожидании новых врагов замерла - не могла мохнатая зверушка быть тем самым невероятным ужасом и дичайшим страхом, который преследует саму Линду Смузи. В отражении клинка она увидела собственное лицо и пронзительно закричала. И кричала, и кричала... Меч полетел в сторону, а Линда положила дрожащие руки на щеки и почувствовала влагу - кровь стекала из многочисленных царапин на ее бледной нежной коже.

Все вокруг закрутилось и начало меняться. Родная комната, кровать, письменный стол... Она подошла к зеркалу. Глубокие застарелые шрамы исполосовали некогда прекрасное лицо Линды Смузи. Она уже забыла о другом мире, о великолепном эльфе, об испытании... Девушка смотрела на свое лицо и ненавидела себя, ненавидела отражение, ненавидела собственное бессилие и невозможность что-либо изменить. Она не может выйти из дома в таком виде! Она не может показаться перед друзьями, перед светловолосым парнем из ее школы с таким лицом!

Раздался стук в дверь - мама принесла чай. Старательно избегая взгляда дочери, Изабель поставила поднос на стол.

- Выпей, Линда. Станет легче.

Ох уж эти слова! "Станет легче". Все мысли матери выразились в этих двух словах.

Дверь за Изабель закрылась, и девушка ощутила боль по центру грудной клетки. Боже мой... Вот оно, то, чего до дрожи в коленях боялась Линда Смузи - жалости окружающих. Быть жалкой, чувствовать, что тебя жалеют, ощущать, как жалит собственная беспомощность.

Зазеркальная Линда с сочувствием покачала головой. Она не произнесла ни слова - только с непередаваемой грустью глядела с той стороны зеркала.

"Ты не хочешь так жить, девочка. Ты не будешь счастлива с таким лицом. Это уже не ты, это монстр, чудовище, бледная тень прежней Линды Смузи, той, которой восхищались все и каждый".

- Нет, нет, - шептали сухие, белые как мел изрезанные монстром губы девушки. - Все будет хорошо. Я смогу так жить. Я научусь смотреть в зеркало и видеть это...

"Лучше смерть, чем такая жизнь. Прими смерть. Родителям будет лучше, если у них не будет никакой дочери, чем такая, как ты."

Слезы обжигали опущенные веки.

- Я буду жить. Мама и папа не перенесут моей смерти.

"Они стыдятся тебя. Они презирают тебя. Освободи их."

- Нет! - уже тверже произнесла Линда. - Я буду жить! Я готова жить так! С этим лицом! Жизнь прекрасна, и я научусь смотреть в зеркало и улыбаться своему отражению.

- Хорошо, - насмешливо произнесла Линда с той стороны стекла. - Тогда скажи, готова ли ты вернуться к друзьям? К своему эльфу? Отныне ты всегда будешь выглядеть только так!

Это было похоже на жуткий кошмар, один из тех, когда ты понимаешь, что спишь, но никак не можешь проснуться.

Страх начал одолевать. Линда засомневалась.

"Он уйдет от тебя. Он возненавидит тебя. Все будут насмехаться над твоей внешностью. Убей себя!"

От неожиданности Линда вздрогнула. Нет, она не могла покончить с собой. Она любила жизнь! Любила солнце, дождь, ветер и снег, пение птиц и музыку кантри. Любила Землю и Альфаир! Линда Смузи, та, о которой все, включая и саму девушку, думали, что она любит исключительно себя, внезапно поняла, что жизнь слишком хороша и удивительна, чтобы добровольно отказываться от нее.

- Ну и пусть, - тихо прошептала она.

Отражение недоумевало.

- Ну и пусть! - уже громче сказала Линда. - Я это не лицо. И даже не тело. Я это несгибаемый дух, стальная решимость и непоколебимая вера.

Отражение начало таять.

- Я буду такой, какой мне суждено быть. И я буду радоваться той жизни, которую мне суждено прожить!

Жжение и боль. Покрытая несильными ожогами кожа рук. Линда подняла взгляд на Кристиана и рассмеялась. И по его восторженному лицу девушка поняла: никаких шрамов больше нет. Быть может, есть ожоги. Но это не важно. И не столь важно стало, останутся ли от них следы. Главным было другое: вот она, Линда Смузи, живая, сильная. И она была готова сражаться, защищать друзей и мстить.

А возле ног Линды, сидя на коленях, как дитя плакал Дейв. Его, как и темноволосую девушку, милостиво выплюнуло адское пламя. Но лучше бы парень остался там...

Испытание Дейва.

Он снова был на том месте, в лесу, рядом с престарелым седым отцом и взрослым тридцатилетним братом. Дейву едва исполнилось двенадцать, и старшие впервые взяли мальчишку с собой на охоту. Но в тот день что-то пошло не так - охота велась на них.

Стая волков загоняла мужчин все дальше вглубь леса, все ближе к известному в их краях ущелью. Когда, наконец, отступать стало некуда, а оголодавшие животные вновь показались в зоне видимости, отец велел Дейву залезть как можно выше на высокую ель, а сам вместе со старшим сыном начал отстреливать хищников. Их было невероятно много. Когда напали на отца, брат попытался подняться к Дейву. Мальчик, как мог, тянул ему руку. Но вот шакал впился в ногу Джона, и на мгновенье потеряв бдительность, парень рухнул на сырую землю. Тогда Дейв не осмелился спрыгнуть вниз - он понял, что не сможет помочь и погибнет сам. Ни брата ни отца уже не было в живых. Десятки волков окружили его ель. Сутки они сидели внизу, а потом внезапно ушли. И неведомо откуда взявшиеся силы помогли мальчику добраться до ближайшего города.

Два раза в неделю, четыре раза в месяц Дейв посещал психолога. Два раза в неделю, четыре раза в месяц психолог говорил: "Ты не виноват в их гибели, парень". Но он чувствовал, что был повинен в смерти отца и брата. Он знал, что должен был сделать тогда.

Дейв снова сидел на дереве. А внизу стоял отец и перезаряжал ружье. Еще мгновение и волк вопьется в шершавую кожу его шеи.

- Отец! - закричал мальчик и, наконец, годы спустя, спрыгнул вниз.

Дейв знал, как нужно действовать - он провел месяцы, изучая технику самозащиты при подобных нападениях. Он выставил локоть и острые клыки волка впились в его левую руку, а правая сломала переднюю лапу дикого зверя. Потом Дейв схватил охотничий нож отца. Один, второй, третий... Он одолел их всех.

Тем вечером за ужином мать приготовила его любимое жаркое. Отец и брат поздравили Дейва - в их глазах мальчик стал мужчиной. А потом Джон добавил:

- Не вини себя, братик. Ты не виноват в нашей смерти. Ты стал хорошим человеком и отважным воином. За тебя!

Громкий крик Дейва раздался в тот момент, когда пламя выкинуло его рядом с хохочущей Линдой. Разочарование и старая боль утраты поглотили его душу. Робертсон горько зарыдал.

Глава 17.

Испытание Джеймса.

Баттон побежал вперед. Он боялся, что если помедлит лишнюю минуту, то уже не решится.

У маленького тощего мальчика не было друзей. Отчего-то ребята вечно насмехались над его плохой координацией движений, большими очками с сильно изогнутыми линзами и этими глупыми брекетами.

Клеймо социального уродца прочно приклеилось к Баттону, так прочно, что долгие годы понадобились неказистому парню на то, чтобы у него появилась слабая тень самоуважения и несколько похожих на него друзей. Джеймс все время жил с внутренним напряжением - он боялся допустить промах, боялся сказать что-то, что может стать причиной новых насмешек над ним. Парень старался не высовываться, и делал то, чего от него ожидали. Вожделенное одобрение близких было воздухом Джеймса, его целью и смыслом жизни.

Он слишком хорошо примерил на себя роль изгоя общества и меньше всего на свете желал вновь оказаться посмешищем, тем, кто не вызывает ни грамма уважения у окружающих.

И, конечно, Джеймс оказался в том месте, которое является самым суровым испытанием для любого подростка, - в средней школе.

- Здорова, четырёхглазый.

Баттон, по привычке, смущенно потупился, быстро снял и отложил в сторону свои очки. Да, без них он совсем плохо видел. Но без них его меньше унижали. Так, по крайней мере, мальчику казалось.

Прозвенел звонок. Учитель вошел в кабинет. Джеймс потянулся туда, где лежали его окуляры... И ничего не обнаружил. Ну, конечно, их снова забрали.

- Итак, дети, сегодня пишем контрольную.

Мальчик сжал челюсти - он прилежно готовился, чтобы снова получить хороший балл.

Послышались смешки на задней парте. Джеймс ударил кулаком по столу и сжал челюсти.

- Что-то не так, Баттон?

Чёрта с два он признается, что нуждается в очках...

- Все в порядке, мистер Реймонд.

Парни стали тыкать его ручками в спину. И плевать бумажки в его слишком длинные, по их мнению, волосы. Мама так любила эти его волосы до того, как годом позже Джеймс решительно их обрезал.

Внезапно что-то переклинило внутри мальчика при воспоминании о матери. Кто-то переключил его внутренний рубильник и зажег внутри него свет.

- Джеймс, что случилось?

Он стоял и встряхивал мелкие слюнявые бумажки из своих волос.

- Одну минуту, мистер Реймонд. Эти верблюды не могут сдерживать свои животные повадки.

- Что ты сказал, кретин?

Джеймс медленно повернулся, и не обращая никакого внимания на ошарашенного учителя, также медленно растягивая каждое слово процедил:

- Да, вы взяли мои очки, и я не способен увидеть буквы в этой тетради, но я вижу, где находится твоя физиономия, Дюк.

И его кулак врезался в физиономию несносного мальчишки. Джеймс не мог видеть того, как удивление и гнев исказили лицо задиры. Не узнал парень и о том, что учитель насмешливо ухмылялся, а остальные ученики старательно скрывали довольные происходящим улыбочки.

Разговор с директором не страшил Джеймса. Он думал о том, что после школы его ждет новый разговор с Дюком и его дружками. Наплевать. Лучше быть битым, чем униженным.

Все завертелось и закружилось. Вот так просто оказалось Джеймсу преодолеть его главный детский страх и понять, что только ты сам можешь позволить кому-то тебя унизить. Чуть позже парень обязательно научится и другому, гораздо более важному делу, - защищать тех, кто слабее.

Испытание Зоуи.

Когда остальные ребята пришли в себя от пережитых потрясений, они встали чуть поодаль от огня, рядом с Шиаром, и молча глядели на тонкую опечаленную девушку, в чьих чистых небесных очах отражалось бушующее пламя.

- Ты можешь этого не делать, Зоуи, - Линда обнадеживающе улыбнулась своей близкой подруге и протянула ей руку. - Ты не боец - мы все это знаем, и каждый из нас поймет, если ты решишь поступить так же, как Катиль.

Девушка подняла полные не пролитых слез глаза и до боли прикусила губы. В отличие от остальных ребят она не сомневалась, какого рода мучение предстоит пережить ей. Вновь.

- Я должна, - печально прошептала блондинка. - Я должна это сделать, Лин. И ты как никто другой понимаешь, почему. Я живу с этим страхом уже четыре года. Я боюсь всех парней.

Обреченный взгляд Зоуи метнулся в сторону Дейва, и парень о многом догадался.

- Я хочу жить, как все нормальные люди. Я устала бояться этого. Но я не знаю, как забыть, как выгнать из памяти все те мерзкие образы. Мне давно нужна была помощь.

Она сделала шаг. И он поймал ее в свои объятия. Дейв нежно целовал ее спутанные волосы цвета соломы, ее ярко-голубые блестящие от слез глубокие озера глаз.

- Я буду ждать тебя, моя малышка.

И с низко опущенной головой девушка медленно вошла в испепеляющую самые жуткие страхи волшебную стихию огня.

Она была маленькая тихая девочка с девственно-чистым лицом и открытым честным взглядом. Тот мальчик был лет на пять старше, красивый, просто подросток с бушующими гормонами в крови. Зоуи не боялась его, когда он зажал ее хрупкое тело в темном углу студии для рисования. Она видела подобное в фильмах и думала, что такой бывает любовь.

Она подняла лицо с мыслью, что он может ее поцеловать. Но парень ударил. И прошипел:

- Молчи.

Его спугнули в последний момент - за окном кто-то громко заговорил по телефону. Парень исчез, оставив Зоуи наедине с ее порванной майкой и непонятными мерзкими ощущениями прикосновений его грязных грубых лап.

Шли дни и недели. Девочка начала понимать, что же с ней произошло. Она не стала жертвой насилия, но была к этому близка. Зоуи не представляла, как может то, что случилось с ней, нравится другим. Это было просто мерзко и гнусно.

Время шло. Она даже влюблялась и часто. Но дикий страх преследовал. Зоуи боялась оставаться с мальчиками наедине, боялась даже представлять, как кто-то прикасается к ней.

Возник образ Дейва, доброго, хорошего, такого обаятельно и не известно когда успевшего стать близким и дорогим. Радость растеклась по грудной клетке. Зоуи обняла и всем телом прижалась к огромному спортсмену. Он защитит. Он сильный.

Внезапно Дейв перехватил ее руки и своей гигантской ладонью сжал два тонких запястья. Другая его рука уже расстёгивала джинсы.

Ком в горле. Паника. Зоуи попыталась вырваться и не смогла. Дейв с силой толкнул - она отлетела и упала. Он приближался. Он лег сверху...

- Нет, Дейв, не надо. Ты не такой. Ты так не поступишь! Ты же любишь меня, а значит, будешь оберегать!

Парень отпрянул.

- Ты будешь добр ко мне, будешь нежен со мной, - как заклинание шептали ее мокрые соленые губы. И убеждали ее саму.

Дейв встал и протянул руку. Зоуи приняла его помощь. Он аккуратно помог ей подняться на ноги и подвел к пламенеющей стене.

- А теперь иди, девочка. И живи полной жизнью. Ты будешь счастлива. Теперь и ты свободна.

Зоуи посмотрела на себя со стороны. И она увидела новую себя, гордую и чистую.

- Спасибо, что не сделал этого, - задумчиво произнесла она, но он лишь покачал головой.

- Теперь ты скажешь спасибо, когда я это сделаю. И ты будешь счастлива. Есть и хорошие парни, малышка. Верь в это.

Она просто улыбнулась и кивнула.

- Я это знаю.

Глава 18.

Тем вечером не было тренировок. Был только костер. И много разных мыслей и эмоций. И пара эльфов, которые поочередно выкидывали на землю рунические камни и что-то тихо шептали друг другу. Да людей и не сильно заботило, что именно, - земные создания были всецело поглощены собственными переживаниями и ощущениями. Как это всегда и бывает.

Они встали рано и с первыми бликами света отправились в путь. Сначала была дорога. Потом то, что напоминало дорогу. После этого началась едва заметная тропа. Внезапно и она пропала. Тогда своими мечами и ножами парни стали прорубать путь в непроходимых кустистых зарослях.

Ребята держались все вместе. Их руки и плечи то и дело соприкасались - прямо за спинами растительность вновь смыкалась, образуя плотное кольцо, разрубить которое в одиночку не смог бы никто из них.

- Я чувствую зло, - тихо предупредил Шиар и крепче сжал рукоятку своего меча. - Оно повсюду.

- Эльфийские клинки защищены заклинанием - они способны уничтожить нежить. Будьте готовы сражаться с призраками, зомби или скелетами. Они уже рядом.

На Линду слова Кристиана сильного впечатления не произвели, зато Зоуи буквально затряслась, и ее тонкая кожа прямо-таки посинела от жуткого холода, сковавшего тело несчастной девушки.

Рядом с ней внезапно возник Шиар. Эльфы перестали рубить колючие заросли и заняли выжидательные позиции. Парни последовали их примеру. Линда попыталась выйти из кольца мужчин, но сплоченные крепкие спины преградили ей путь.

- Я тоже буду драться!

"Драться придется всем, - лесной эльф стоял неподвижно, словно каменное изваяние. - Приготовились".

Амулет подсказывал дорогу. Дух вел Журу безопасной тропой, той, увидеть которую могут только мертвые.

- Братья уже близко. Они сделают грязную работу за нас. Нам нужно только подождать. И в решающий момент напасть на золотого эльфа.

- Нам не пробраться. Мне не удастся пройти через эти дебри.

- Не волнуйся, друг мой. Я уже договорился с духами проклятого места. Они пропустят нас, позволят приблизиться к путникам. Эти глупцы сами ступили на землю древнего захоронения не упокоенных душ. И выйти живыми они отсюда не смогут.

То, что ценой помощи Журе и его верному демону-хранителю была жизнь одноглазого, сам он и не догадывался. Амулет прежде никогда не подводил его, и разбойник думал, что может доверять своему постоянному помощнику. Именно так всегда и поступают темные: они до последнего преданы и только в самый решающий момент проявят свою истинную сущность, одним решительным поступком сведя на нет все их прежние деяния.

При любом раскладе Журе оставалось жить считаные минуты, но он не мог и помыслить об этом.

"Кровь золотого эльфа. Катиль," - единственные две мысли, которые остались в его съеденном алчностью, завистью и злобой разуме.

Они полезли все разом: из непроходимых зарослей, прямо из-под ног и даже через собственные тела людей пробирались полупрозрачные неупокойники. Это была самая настоящая нежить: сквозь наполовину изъеденные лица мертвяков на людей и эльфов глядела бездна.

- Мы все умрем, - лихорадочно размахивая ножами прокричал Джеймс.

Кристиан учил его метать клинки, но сейчас парень прекрасно понимал: стоило ему расстаться со своим единственным оружием, долго он не протянет.

Линда вонзала свой грозный меч в уродливые головы тех, кто оказывался внутри круга, проникнув сквозь тела парней.

На свое собственное удивление, Зоуи не ощущала никакого страха - ее руки просто натягивали тетиву и стрела за стрелой поражали покойников, в чьих костях также мелькали полупрозрачные мечи и кинжалы.

Эльфы были хороши: они рубили всех, до кого дотягивались их длинные руки и острые клинки. Проблема была в том, что вырубленное пространство меж высоких сорняков медленно сужалось, а нечистой становилось все больше и больше.

Заточенные палки, которые накануне вечером заготавливала Катиль, с шумом упали. Девушка скрестила руки над головой и начала быстро шевелить губами. Слух людей улавливал только лишь отрывочные глухие звуки ее речи, но чуткий лесной эльф слышал все, что на древнем умершем языке торопливо шептала дочь атамана.

- Не делай этого, Катиль! Это не под силу никому из нынеживущих.

Но она все говорила и говорила. Ее волосы белели, лицо становилось уродливым и старым. Зеленые глаза были закрыты, но Линда не сомневалась, что и их медленно покидает жизнь.

Что-то крикнув Кристиану, Шиар перекинул ему меч и через миг оказался рядом с Катиль, приложив свое кровоточащие запястье к бледным губам юной девы. Жизненная сила эльфа через кровь перетекала в ее тело.

Словно наэлектризованные, вновь темные кудрявые волосы девушки растянулись в разные стороны. Катиль открыла полные мглы глаза. И все шептала и шептала. Если бы не помощь Шиара, она бы давно упала замертво, ведь девчонка предлагала матушке-природе свои жизненные силы взамен на покой и мир этих несчастных душ.

Катиль видела картинки из далекого прошлого. Сотни лет назад население целого города спасалось бегством от нечисти, разом покинувшей Гарбинский лес. Они ушли недалеко. Мужчины или женщины, были ли то старики, а быть можем малые дети - мертвым всё равно. Через несколько минут в лощине не осталось никого и ничего, кроме тысяч растерзанных не упокоенных тел. Их души не обрели покой. Каждый, кто ступал по костям безвинно убиенных, находил в вечно хмурой долине свою погибель.

"Жизнь за жизнь вечную. Моя жизнь за их покой. Возьми меня и даруй им царство небесное. Заклинаю. Прошу. Умоляю."

Она не замечала ничего, не понимала, живы ли еще те, с кем она пришла сюда. Катиль не слышала отчаянных криков Кристиана.

- Шиар, остановись! Ты слишком слаб и погибнешь вместе с ней. Ей уже не помочь.

Но эльф-полукровка не убирал свое кровоточащее запястье от окровавленных алых губ девушки. Шиар чувствовал, как жизнь уходит из его тела и понимал: резерв уже сил на исходе. Но как магическое существо, он ощущал и то, что чёрная магия слабеет, а заклинание, которое произносила Катиль, обретает силу.

Когда мертвецы начали понемногу растворяться в воздухе, на Кристиана напал неизвестно откуда взявшийся одноглазый разбойник, тот самый, который нещадно пытал его двумя днями ранее в глубокой яме близ логова бандитов. Золотой сразу почувствовал, что Журу защищает чёрная магия. С невиданной для человека силой он наносил яростные удары, которые Кристиан едва успевал отражать.

Эльф присмотрелся и разглядел на шее разбойника самый страшный из всех существующих амулетов, который питается душой своего хозяина. Кристиан знал, что одолеть противника, защищенного подобным медальоном чрезвычайно сложно, если вообще возможно.

В бурном танце сплетались их стальные мечи под музыку яростных взглядов и отовсюду доносившихся диких воплей. Жура начал оттеснять Кристиана от друзей, ближе к зарослям, которые обвивались вокруг рук и ног эльфа, мешая ему, помогая бандиту. Линда бросилась на помощь Кристиану, но амулет вовремя подсказал Журе о ее появлении. Одно резкое движение и девушка упала на землю. Благодаря небесам, Линда вовремя смогла отпрыгнуть в сторону от лихого меча Журы и тем самым спасла себе жизнь.

Тем временем, Кристиан разрубил опутавшие его ноги и руки лианы и кинулся в атаку. Он знал, что теперь только от него зависит, смогут ли люди одолеть нечистую силу. Жизненный резерв Шиара почти подошел к концу.

Один удар. Другой. Жура, казалось, даже не замечал неимоверных стараний Кристиана. Но, внезапно, разбойник почувствовал слабость - злой дух в кристалле на его шее так же, как и остальные неуспокоенный души, обитавшие в лощине теней, начал уходить под действием заклинания Катиль.

Жура ощутил, как свежий воздух впервые за много лет полностью заполняет его легкие, как кожа начинает ощущать прохладу. Обескураженный, бандит на мгновение потерял ориентацию в пространстве. Один выпад, и эльфийский меч насквозь проткнул его тяжелое тело.

Кристиан уже был возле Линды, когда Жура упал на спину и сквозь черные тучи, которые начали стремительно расползаться в разные стороны, увидел голубое небо. Он уже был там, рядом со своей семьей. Он видел их лица и шел к ним.

- Наконец-то, - на последнем выдохе прошептали его сухие шершавые губы.

Так Жура канул. А вместе с ним лощину покинула и вся нечисть, долгие века в ней обитавшая.

Линда была в порядке. Ушибы и ссадины - ничего серьезного. Сердце Катиль билось едва-слышно. Лесной эльф оказался мертв.

Кристиан думал быстро. Еще до того, как люди начали подходить к покинутому душой телу Шиара, золотой эльф взял на руки Катиль и пробираясь меж редких зеленеющих кустов прокричал:

- Похороните принца с почестями. Я попытаюсь спасти девушку. Встретимся в золотом городе!

Несколько минут понадобилось ребятам, чтобы осознать смысл слов Кристиана. Наконец, все поняли, что Шиара не стало, а они, люди с Земли, остались одни.

Глава 19.

Записано со слов Линды.

Мы долго спорили, где и как похоронить Шиара. Наконец, решили сделать это на рассвете следующего дня в небольшом пролеске между пройденной нами гиблой долиной и показавшимся высоко в горах городом золотых эльфов.

Когда Кристиан нас покинул, мы час, а может и два сидели возле пустого тела, которое прежде принадлежало великой душе Шиара. Зоуи горько плакала. Дейв сурово хмурился, а Джеймс отрешённо смотрел на небо.

Битва заставила меня многое переосмыслить. Я начала понимать мотивацию Катиль. Но когда я находилась там, в долине, возле безжизненного тела могучего воина, я почувствовала, что такое смерть. Прежде меня манила война. Я думала, что в ней есть некий романтизм, что в схватке со смертью я смогу найти саму себя. Но вопреки моим собственным ожиданиям, случилось прямо противоположное - я себя потеряла.

Теперь мне кажется, что война - это ужасное зло, что гибель людей на поле боя, а, впрочем, и не только людей, это нисколько не красиво, а невыносимо печально. И уродливо.

Шиар был так молод (он казался таким молодым), его глаза были полны страстной тягой к жизни, пылкой любовью к приключениям. Как мне кажется, было бы гораздо более справедливо, если бы не стало всех нас. Но не его.

Ведь он, как мог, предупреждал нас об опасности - кричал, обзывал, даже назвал всех нас глупцами. Наверное, эльф чувствовал, что случится нечто подобное, что кому-то придется расстаться с жизнью в гиблом и проклятом месте. Тогда Шиар пожертвовал собой ради этой девочки, которую унес Кристиан. Почему же первыми смерть всегда забирает лучших из нас?

Ребята смотрели на его тело. На остывшую плоть даже садились мухи. Мне было всё равно. Тело не человек. Не так. Тело не эльф. В нем Шиара уже не было. Но его душа блуждала рядом со мной - я отчетливо ощущала это.

Мы даже не боялись темной ночи, которая последовала за днем гибели принца-полукровки, - спали под открытым небом на прелой траве, а когда начался мелкий моросящий дождик, наслаждались каплями воды на измученных сражением телах и лицах. Бывает, что становится абсолютно безразлично, переживешь ты следующий день или нет. Вот так я себя и чувствовала в ту памятную ночь, когда нещадно корила себя за гибель прекрасного лесного эльфа. Его лицо стояло перед моими глазами. Если бы мы послушали Шиара, он был бы жив. Если бы я не попыталась доказать что-то теперь уже ничего не значащее Катиль и вняла бы голосу разума, эльф был бы с нами.

Я взглянула на тело Шиара, которое парни с трудом смогли донести до края лощины и положили на высокий помост. Его мы соорудили из сломанных кустарников и сухих веток.

Эльфа, точнее, то, что от него осталось, мы решили сжечь. Существа света должны уходить в свет, а не во тьму (это сказала Зоуи). И все с ней согласились.

Дейв и Джеймс встали за несколько часов до рассвета и все это время пытались раздобыть огонь. Вероятно, то было само провидение. Костер рядом с помостом загорелся за минуту до того, как яркая вспышка пронеслась по ночному небу. Парни поднесли принявшуюся пламенем сухую палку к огромной груде веток под телом Шиара.

Дейв резко отбежал - так сильно разгорелся костер. А сильнее всего полыхала плоть эльфа. Наверное, мы все сделали правильно.

- Мне так жаль, - со слезами на глазах едва-слышно прошептала Зоуи. - Ты был хороший. Прости, что не послушали тебя.

Дейв положил руку на ее предплечье, и, уткнувшись в рукав парня, моя единственная в мире подруга горько зарыдала. И мне тоже хотелось плакать. Но слезы не появлялись. Болело сердце, и было трудно дышать. Я с усилием делала вдохи. И смотрела на огонь. Я хотела запомнить этот день, хотела запечатлеть в памяти то, к чему привела моя глупая гордость и ослиное упрямство.

- Мы плохо знали тебя, приятель, но то, что ты сделал для всех нас, для Кристиана, для Катиль и для этих упырей, которые пытались убить нас - все это бесценно. Ты точно попадешь в ваш эльфийский рай. Спасибо, друг, - черты лица Дейва стали суровее, его лоб и переносицу прорезали глубокие морщины.

Джеймс молчал и глядел на пламя.

Я смогла прошептать только одно слово "прости". И про себя пообещала Шиару отныне руководствоваться лишь здравым смыслом и слушать голос разума.

От тела эльфа не осталось ничего. Как верно заметила Зоуи, он стал светом.

Мы, как вкопанные, встали у подножия высоченной горы и долго пялились на ее вершину. В том, что гигантское многоуровневое строение на высоте нескольких сотен или даже тысяч метров было городом золотых эльфов, сомневаться не приходилось. Множество белокаменных замков с замысловатыми арочными переходами и куполообразными крышами, казалось, парило в воздухе. Была ли то оптическая иллюзия или очередные магические штучки эльфов, мы не знали. Но в тот момент все мы размышляли совсем о другом - как же нам взобраться на эту высокую и, казалось бы, совершенно неприступную гору.

Эльфы - создания невероятно хитрые, - в этом я уже не сомневалась. Я бы даже не удивилась, если бы внутри горы оказался какой-нибудь потайной лифт или эскалатор. Но, к сожалению, Кристиан забыл упомянуть о том, как же нам попасть в его замечательный город.

Я снова заметила, как непроизвольно сжались мои кулаки и переломанные острые когти впились в чувствительную кожу ладоней. Кристиан. Его имя звучит как песня. Моя собственная песня. Как же я люблю его. Люблю все в нем - его невероятные синие глаза, белые сияющие словно свет далекой луны волосы, шикарное рельефное тело, теплый тембр голоса. Он бывает таким разным - смешливым и веселым, хитрым и изворотливым, серьезным и даже жестоким. Но он мой, со всеми его причудами и странностями. Сейчас я отчетливо понимаю, что вскоре могу навсегда потерять своего золотого эльфа. И сердце сжимается при каждом воспоминании о нем.

Как проста и понятна казалась мне моя прежняя жизнь. Все было разложено по полочкам, мир вписан в привычные логические рамки. И как запутанно все стало теперь. То, что происходило с нами за последнюю неделю, было похоже на безумный сон. Но если я завтра проснусь и пойму, что Альфаир всего лишь плод моей фантазии, я не представляю, как смогу жить дальше.

Я чувствую, что Кристиан и этот удивительный сказочный мир - моя судьба. Каждая клеточка меня кричит от любви к нему и к его планете со всеми ее ужасами и чудесами. Наверное, я буду просить, умолять короля золотых эльфов (или кто там еще у них самый главный), чтобы мне позволили быть с Кристианом, чтобы ему позволили быть со мной. Вот только не знаю, захочет ли он этого.

Нет! Он обязательно захочет! Я стану такой, какой он пожелает меня видеть. Я докажу ему, что лучше меня ему не найти. Со мной он будет счастливее, чем мог бы быть с кем-либо другим. Я это знаю!

Мое чувство к нему похоже на помешательство. Но я действительно схожу с ума от любви к этому невероятному остроухому созданию, которое с переменным успехом смертельно раздражает и непередаваемо радует меня.

А та ночь... При воспоминании о ней моя кожа покрывается мурашками, губы становятся сухими, и мне кажется, температура тела мгновенно поднимается на несколько градусов. Он был великолепен и неутомим. Он заставил меня забыть собственное имя и увидеть метеоритный дождь из миллиардов звезд.

Кристиан Сидхе, зачем ты так стремительно ворвался в мою жизнь? Ты перевернул все внутри меня, перевернул все вокруг меня. Я знаю, мы с тобой созданы друг для друга, знаю, что хочу быть только с тобой. Всегда.

Глава 20.

Записано со слов Кристиана...

Я смотрел на эту совсем еще юную девочку, которую держал в своих руках, и ощущал такую тревогу, равной которой еще не испытывал в жизни. Я слышал, как стук ее сердца становится тише, как едва-различимое дыхание Катиль изредка прерывается. Каждый ее выдох мог стать последним. Я бежал изо всех сил, я был обязан успеть.

Да, я мог остановиться и начать колдовать над ее почти безжизненным телом, но я сильно сомневался в том, что мои чары помогли бы девочке. А время могло быть безвозвратно утеряно. Я бы не задумываясь отдал ей свой жизненный резерв, если бы Катиль могла принять его. Но в случае, если она подавится моей кровью, а в ее состоянии это практически гарантировано, она сразу же умрет.

Выход был один - бежать с ней к городу золотых, к храму вечной жизни. Допустят ли ее в священную обитель эльфов старейшины моего народа, я не знал. Но я сделаю все, чтобы допустили, хотя это и невиданный доселе поступок - принимать в святейшем эльфийском храме простого, самого обыкновенного человека.

Я не заметил, как добрался до края лощины. Ее запрокинутая голова покачивалась в такт моим спешным шагам, темные кудрявые волосы трепал теплый ветер. Она спасла мне жизнь. Дважды. Она спасла жизнь моей любимой, там, в лощине. И я был просто обязан спасти эту отважную девочку в благодарность за ее великодушие.

Удивительно, откуда у такого хрупкого существа находится столько тяги к жизни. Я видел ее тревожные сны прошлой ночью, и теперь я знаю, что пришлось пережить несчастной малышке несколько лет назад. Другая бы сломалась, но все, о чем мечтала Кети (я решил, что именно так ее будут называть на Земле - нежно и ласково), была спокойная жизнь. И будь я проклят, если не исполню данной ей обещание!

Я оставил Линду и ребят. За них я нисколько не переживаю - теперь они воины, смелые, сильные. Такими люди проявили себя в бою с нежитью. И я воин, поэтому обязан защитить ту единственную из нас, которая, не смотря на свое миролюбие и хрупкость, сумела спасти жизни всех нас. Всех кроме Шиара. Но крупица его души отныне живет в Катиль, потому, отдавая дань уважения его памяти, я сделаю это и для принца лесных эльфов, который уже никогда не станет королем народа своей матери.

Впереди показался золотой город, город моего детства. Три года я не видел своих родных. Как же я скучал по родителям и братьям, по друзьям, по всем тем, рядом с кем я рос. Я помню эльфийские праздники, одухотворенные речи старейшин, магические ритуалы, которые для нас, детей-эльфов, творили старшие...

Я шел быстро по потайным ступеням, видеть которые способны только золотые эльфы. Тогда я и вспомнил о том, что для людей будет невероятно сложно взобраться на практически неприступную гору, на которой много тысячелетий назад построили город наши великие предки. Что ж, тут не обойтись без магии.

Вот они, врата в обитель золотых эльфов. Да, конечно, двери не такие массивные и величественные, как в лесном городе, зато пропускают только наших сородичей. Интересно, оттолкнет ли город Катиль - он всегда чувствует опасность. Я приложил ладонь к специальной посеребренной пластине, и дверь медленно отворилась. Мы беспрепятственно прошли внутрь.

Отовсюду доносилось едва-различимое моим чувствительным слухом пение ангелов. Аромат цветочных деревьев наполнил легкие, и улыбка появилась на моих губах. Я почувствовал, как дыхание Катиль стало чуть глубже, как ее доброе сердце забилось сильнее. Еще оставалась надежда. Я поспешил в храм.

- Колистион! - голос отца прогремел как гром среди ясного неба. - Изволь объясниться.

Я резко повернулся в его сторону.

- Я объясню все, отец, только позволь мне спасти эту замечательную девушку, которая дважды за последние три дня спасла мою жизнь.

Отец едва заметно нахмурил брови и перевел задумчивый взгляд на Катиль. Конечно, он сразу же оценил состояние девушки и разгадал мои планы в отношении ее.

- То, что ты задумал, не подвластно мне, о, сын мой. Только старейшины способны решить судьбу этой юной девы.

Но я уже торопился к храму, ощущая такие же спешные движения отца позади меня.

У входа в обитель древних висел колокол, большой, из чистого золота. Я дернул за веревку и на сотни метров вокруг раздался его благодатный перезвон. Дверь, конечно, была открыта, но ступить в священное место разрешалось только по приглашению. Люди, наверняка, пренебрегли бы правилами поведения в подобной ситуации. Это то, наша раса отличается от их - эльфы свято чтят традиции предков, потому почитают их наследие как величайшую святыню.

Дверь открыл морщинистый древний эльф, которому, вероятно, лет было больше, чем всему нашему городу.

- Колистион, добро пожаловать в храм вечности. С чем ты пожаловал к нам?

- Она, - я поднял чуть выше бесчувственное тело Катиль. - Спасите ее жизнь, прошу вас! Она дважды спасала меня. Она молодая и смелая. Она...

- Она обыкновенный человек! - выплюнул мне в лицо старейшина.

Я почувствовал, как моя кровь закипает от праведного гнева. Я долго жил среди людей и начал понимать, что между нами и ими не так много различий, как объясняли мне наставники. Несколько раз меня даже посещала мысль, что главным мотивом, которым руководствовался отец, отправляя меня на Землю, было его желание ближе познакомить меня с людьми, дать мне понять, что хоть они и гораздо более примитивные существа, нежели золотые эльфы, ничуть не меньше нас достойны уважения и сочувствия.

- Уноси отсюда эту девушку, - обретая на миг потерянное самообладание, продолжил древний эльф. - И пусть ее похоронят люди. Не ты.

Дверь за старейшиной уже начала закрываться, когда длинный белый посох моего отца остановил его.

- В чем дело, Геодир? Ты забыл, что в этом храме твоя власть бессильна? Мы служители богов, жрецы, и несем ответ только перед владыкой небес.

Отец ударил посохом и невидимая силовая волна разошлась в разные стороны. Отовсюду стали сходиться эльфы, с любопытством разглядывая меня и юную девушку на моих руках. Появился даже дядя Миган, верховный правитель города золотых эльфов. Отец, как его главный советник, имел только лишь совещательный голос, но и он был несказанно весом.

Старейшина вновь распахнул дверь храма и за его спиной показались другие древние.

- В чем дело, брат? - Миган был нетерпелив. Очевидно, мы оторвали правителя от важных дел.

- Колистион вернулся. И он принес ее, - длинный посох отца указал на Катиль, почти коснувшись бледного лица полуживой девушки. - Он просит старейшин излечить подругу, которая дважды спасла его жизнь.

Миган бросил единственный взгляд на деву, чье тело безмятежно покоилось на моих руках. Когда дядя удостоверился, что Катиль была обыкновенным человеком, он недовольно покачал головой:

- Только старейшины решают, кто вправе посетить храм вечности. И они вынесли свое решение, повлиять на которое я, увы, не способен.

Отличительной особенностью моего отца было то, что он никогда не терял контроль над собственными эмоциями. Его разум всегда оставался умиротворен, поэтому в тот момент, когда я был готов переломать кости всех этих спесивых и до невозможного горделивых эльфов, Геодир положил руку мне на плечо и будничным тоном заметил:

- Решение о судьбе девушки вынесли те же старейшины, которые восемнадцать лет назад утверждали, что Колистион являет собой долгожданное воплощение Леовира. Что ж, если такова ваша воля...

За спинами древнего эльфа послышалось перешёптывание. Я замер в ожидании.

- Ты, как всегда, прав, мудрый Геодир, - вперед вышел невысокий лысый эльф. - Пусть твой сын объяснит нам, почему мы должны спасти жизнь этой девушки. Если ему удастся убедить нас, мы удовлетворим его просьбу.

Отец наклонился и промолвил так тихо, что разобрать его слова смог только я:

- Постарайся, Колистион. В твоих руках жизнь твоей подруги.

Я выждал секундную паузу, и когда убедился, что все внимание золотых эльфов приковано ко мне, начал свою речь.

- Мы, великие и могущественные золотые эльфы, хранители несметных знаний о магии и традиций праотцов по праву рождения считаем себя лучше и выше других разумных существ. Равно как мы мним себя выше людей, мысли и чувства которых не так сильно отличаются от наших, люди мнят себя выше животных, тех, чью плоть в отличие от нас ежедневно нещадно поедают. А ведь мы способны читать мысли несчастных существ и лучше других знаем, что равно как люди и эльфы, они смыслят, чувствуют и осознают самих себя.

Чем же мы лучше других разумных особей, дорогие мои сородичи? Может быть тем, что владея великими знаниями предков, жестоко скрываем их и считаем, что только мы вправе пользоваться ими? Золотые эльфы, пробудитесь! Мы живем на этой неприступной горе с мыслью, что все остальные миры ниже и хуже нас. Мы, словно старшие братья, которые забрали все самое лучшее у младших, и окружили себя высокой стеной, преодолеть которую им не под силу.

Своим решением вы обрекаете на смерть эту несчастную девушку за то лишь, что она простой человек. А знаете ли вы, о великие древние эльфы, что так презираемый вами лесной принц-полукровка Шиар, сын Лукьяра, того, кто тысячи лет назад был одним из вас, не задумываясь расстался с жизнью ради спасения этой девочки. И вы делаете его гибель напрасной точно так же, как сотни лет назад обрекли его прекрасную мать на смерть. И ради чего? Как дань никому уже не ясной традиции!

Да, золотые эльфы, мы всеми силами оберегаем заповеди предков. Но если я действительно тот, кому судьбой назначено изменить уклад жизни моих сородичей, знайте, что я считаю людей и эльфов братьями! Если вы решите не исцелять эту несчастную девушку, которая дважды сохранила мою жизнь, спасла моих друзей и подарила неупокойникам лощины теней царство небесное ценой собственной жизни, я навсегда уйду из золотого города!

На лицах окруживших меня эльфов отразилось удивление перечисленным деяниям Катиль. Я услышал их перешёптывания на недоступной мне языке мертвых и продолжил.

- Это не ультиматум вам, о мудрейшие эльфы. Нам всем известен закон переселения душ: в следующем воплощении мы можем возродиться в чьем угодно теле, точно так же, как любое существо, в прошлой жизни проявившее себя с лучшей стороны, может стать золотым эльфом. Одним из нас!

Не делает ли это знание равными всех живых существ, особей всевозможных рас и миров? Город впустил в себя Катиль. Души наших предков дали согласие на ее приход к вам.

Вы считаете меня глупым мальчишкой, который по своей юности просто не способен до конца понять мотивы ваших поступков. Но знайте, если вы все еще считаете, что девочка должна умереть, потому лишь, что она обыкновенный человек, я не хочу взрослеть рядом с вами и становиться похожим на вас!

- Сын! - рука отца вновь опустилась на мое плечо, и я высоко поднял подбородок.

- Мне дали слово, и я хочу сказать то, что считаю нужным и правильным, отец. Три года я жил среди людей. Да, их жизнь полна безумства - их поступки не подчиняются нашей логике, чаще ими движут не возвышенные чувства, а животные инстинкты. Но не наше ли предназначение дать им знания, помочь выбрать верный путь развития? Мы же вместо этого лелеем собственное превосходство и тщеславие!

Эта девочка, Катиль, пошла против своего отца ради того, чтобы даровать мне жизнь. Вы моя плоть! Все золотые эльфы связаны кровными узами! Ваш долг отблагодарить ее за спасение одного из вас!

- Хорошо. Мы сделаем то, о чем ты просишь Колистион, - маленький сгорбившийся древний эльф жестом указал мне на вход в храм вечности. - Но ты станешь служителем нашей обители и никогда больше не покинешь ее стен.

Я склонил голову и горько усмехнулся:

- Вы не оставляете мне выбора, о, великие предки.

Когда я положил бесчувственное женское тело на постамент, мне велели покинуть храм. Эльфы всегда держат свое слово. Катиль будет жить.

То, чем занимались отец и дядя на высокой башне в момент моего выхода из храма, не на шутку меня испугало. Вместе они плели заклинание невиданной силы. Темные тучи заволокли небо со стороны лощины теней. Когда я оправился от шока, я побежал к городским воротам. Хоть бы ребята успели...

Глава 21.

В тот момент, когда ребята уже собрались пойти в обход гигантской горы для того, чтобы поискать наиболее удобный лаз наверх, небольшое розоватое облако обволокло их ноги и закружило в воздухе. Люди в оцепенении наблюдали, как стремительно отдаляется земля, и с безумной скоростью приближался город золотых эльфов.

- Боже ты мой! - фальцетом простонала Зоуи.

У Дейва возникло желание успокоить девушку, но он не решился сделать несколько шагов в неясной туманной субстанции.

- Добро пожаловать в мой город!

Кристиан ослепительно улыбнулся своим друзьям. Их путешествие, наконец, подошло к концу. Очень скоро ребята вернутся на Землю и встретятся со своими близкими.

- Поспешите в город. Через несколько минут находиться за его пределами станет опасно для жизни!

Не долго думая, люди вошли в распахнутые белокаменные врата.

- Что происходит, Кристиан? - Линда хотела обнять эльфа, но сдержала свой чувственный порыв.

Сдержался и он.

- Отец и дядя плетут разрушительное заклинание, - золотой жестом указал на крышу высокой башни, где окруженные вихрем и разрядами электричества два эльфа творили магию. - Глядите!

Прямо за пролеском, над лощиной теней сошлись черные непроглядные тучи. Одновременно сверкнуло несколько изогнутых молний, и невероятно громко зазвучали раскаты грома. Вместе с Кристианом ребята торопливо поднялись на высокую башню и в немом изумлении стали наблюдать, как на пройденную ими долину с небес хлынули мощные потоки воды.

- Реки повернулись вспять - скоро и они низвергнутся на лощину теней.

Линда с ужасом представила, что бы было, если бы они с друзьями решили похоронить Шиара в той гиблой долине и немного задержались.

- Кристиан, зачем твои отец и дядя сделали все это?

Но вместо знакомого золотого эльфа на вопрос Зоуи ответил другой, один из тех двоих, которые и сотворили подобное безумство.

- Вместе с вашей подругой Катиль вы очистили лощину теней от обитавших в ней неупокойников. Благодаря этому нечисть из гарбинского леса смогла бы беспрепятственно добраться до золотого города. Нам пришлось защитить границы наших территорий, создав на месте долины искусственное озеро. Скоро мы заполним его дикими водяными монстрами, которые не позволят жителям опасного леса беспрепятственно переходить на наши земли. Так же, как поступили вы.

Эльф не отводил своего проницательного взгляда с Линды, и Кристиан сразу понял, в чем дело. Отец считал его след с ауры девушки и догадался, что произошло между ними.

- Линда, ребята, позвольте представить вам моего отца, Геодира. Отец, познакомься, это мои верные друзья.

Кристиан по очереди называл имена ребят, и столетний эльф крепко пожимал их руки. Последней сын представил отцу свою девушку.

- Моя подруга Линда.

Геодир едва заметно нахмурил брови и бросил укоризненный взгляд на Кристиана.

"То, что было между нами, отец, произошло на Земле. В этом нет ничего предосудительного."

Люди не способны заметить телепатической связи эльфов, поэтому все, что происходило в их мыслях, осталось тайной как для Линды так и для других ребят.

"Но твои чувства, Колистион. Они последовали за тобой на Альфаир. Как и эта девушку."

- Мне приятно познакомиться со всеми вами, - приветственным жестом Геодир развел руки в разные стороны. - Добро пожаловать в город золотых эльфов.

Мать Кристиана накормила ребят обедом из спелых сладких плодов неизвестного происхождения. Его отец увлеченно рассказывал о разного рода магии, известной эльфам. Но Линда никак не могла сосредоточиться на речах Геодира. Она не сводила взгляда с Кристиана, сидевшего по другую сторону обеденного стола, прямо напротив нее.

Девушке казалось, эльф знает нечто невыносимо печальное, то, что в скором времени предстояло узнать самой Линде. И она была права.

Когда трапеза подошла к концу, Геодир предложил показать гостям своего дома город эльфов, и ребята согласились. Все кроме Линды.

Мать Кристиана, белокурая эльфийка Эонита, тактично оставила молодых вдвоем и вышла - им нужно было поговорить. Когда дверь за Эонитой закрылась, юный эльф встал и обошел длинный стол. Встала и Линда.

- Я чувствую, произошло что-то нехорошее, - девушка с тревогой заглянула в ярко-синие светящиеся глаза и ясно почувствовала боль их обладателя.

- Сегодня наш последний день, Линда. Мы больше никогда не увидимся.

Кровь прилила к щекам темноволосой красавицы. Она ощутила слабость и опустилась на стул.

- Ты не вернешься в нашу школу?

Кристиан невесело ухмыльнулся.

- Не всё так просто, милая. Я дал обещание стать служителем храма вечной жизни. Я боле никогда не смогу покинуть его стен, Линда.

Девушке казалось, что она спит и видит страшный кошмарный сон. Нет, нет и еще раз нет! Кристиан, ее Кристиан! Его забирают. Она никогда не увидит его вновь.

- Бежим со мной! Бежим на Землю! Мы будем жить там, нас не найдут!

Кристиан сел на пол возле ног Линды и положил свою светлую голову на ее колени. Он обнял ноги девушки и поцеловал ее склонившуюся головку.

- Я обещал, Линда. Эльфы всегда держат свое слово, помнишь?

Слезы выступили на глазах девушки.

- Как же так? Зачем ты дал свое согласие на это безумство?

- Я не хотел. Но только на таком условии старейшины согласились спасти Катиль.

Линда отвела взгляд в сторону. Ее веки уже обжигали предательские слезы, когда в кухню вошла Эонита.

- Сынок, Линда, я хочу вам кое-что сказать. Девочка, то, что произошло между тобой и Кристианом, не является секретом ни для кого из эльфов. Я бросала на вас руны и теперь точно знаю: не смотря на то, что судьбой вам приказано расстаться, вы непременно встретитесь вновь. И ваша любовь запылает с новой силой, не сомневайтесь!

Так много предсказаний, так много сомнений...

- Я вернусь к тебе, Кристиан! Я найду способ быть с тобой!

- Ты не сможешь найти путь на Альфаир, Линда, - эльфийка задумчиво покачала головой, и длинные нити ее белых волос рассыпались в разные стороны. - Проводником станет другая, та, которая принадлежит этому миру, не вашему. Но не говорите об услышанном отцу, он не позволит моему пророчеству сбыться!

Внезапно в кухню вошел Геодир.

- Ты права, дорогая моя. Твои руны редко ошибаются, Эонита, но еще реже ошибаюсь я. Линда, я буду вынужден стереть твои воспоминания об Альфаире и исказить в памяти образ Кристиана.

- Не забирайте у меня память о нем, умоляю! Я понимаю и всегда понимала, что нам не суждено быть вместе. Но, пожалуйста, позвольте мне хотя бы помнить Кристиана.

Но Геодир уже выходил из кухни, унося с собой последние надежды Линды.

- Это для вашего же блага, - его прощальные слова повисли в воздухе.

Лицо Линды запылало, кровь забурлила от праведного гнева. Девушка бросила взгляд на Кристиана - голова молодого эльфа всё так же покоилась на ее коленях. Безмятежные ангельский лик был невероятно прекрасен, лишь одинокая слеза и влажная дорожка от кончиков его ресниц рассказала Линде о том, насколько сильно переживает Кристиан о беспощадном решении его отца.

Глава 22.

Линда и Кристиан стояли на балконе высокой башни. Свежий горный воздух наполнял их легкие. Звонкой песней звучало ласковое пение соловьев. Спиной она прижимались к его обнаженной мускулистой груди. Он вдыхал аромат ее свежевымытых волос.

На них с порицанием глядели золотые эльфы. Все слова давно были сказаны. Линда понимала, что совсем скоро ей придется расстаться с Кристианом и лучшими воспоминаниями о том, что случилось между ними - об их близости.

Она на миг представила, что в эту самую минуту спрыгнет с высокой башни, тем самым выразив протест решению Геодира, и тут же отмела в сторону страшные мысли. Она будет бороться! Она найдет способ быть с Кристианом в том или в этом мире - не важно. Они непременно встретятся вновь!

- Нам пора.

Золотой эльф взял руку земной девушки и повел ее вниз по винтовой лестнице.

- Куда мы идем? - Линда почувствовала напряжение в движениях Кристиана.

- Настало время совершить то, ради чего мы отправились в путешествие - найти демонов и отомстить за гибель учеников нашей школы.

По спине Линды пробежала мелкая дрожь. Нет, она не забыла об их конечной цели. Но девушка и не ожидала, что им самим придется наказывать тех самых тварей, по чьей вине погибли многие знакомые Линды.

- Но как же мы найдем демонов?

Кристиан окинул девушку серьезным взглядом. Слишком серьезным.

- Это, как раз, самая простая часть того, что мне предстоит сделать.

На белокаменной мощеной площади собралось много эльфов и четыре человека. Зоуи и Дейв, крепко обнявшись, тепло глядели друг на друга, и Линда подумала, что они всегда были предназначены друг другу. Джеймс стоял чуть сбоку от них, широко расставив ноги и скрестив на груди руки. Его ножи торчали из брюк, а сшитая эльфами рубаха развевалась на ветру. За пережитое путешествие парень невероятно изменился. Раньше он словно был дополнением чему-то, неуверенный в себе, сомневающийся в других. Теперь холодные глаза Джеймса горели решительностью и жаждой мщения.

Линда все еще крепко сжимала руку Кристиана. Эльфы бросали в сторону межрасовой пары хмурые взгляды, но влюбленным было совершенно всё равно. Девушку нисколько не интересовало мнение не слишком приятных ей золотых, а Кристиан отмел всякие предрассудки перед предстоящей ему смертельной схваткой с представителями сил зла.

- Ты готов, сын? - толпа расступилась, пропуская вперед Геодира и Мигана.

Кристиан кивнул. Его крепко сжатые челюсти и острый решительный взгляд сильно встревожили Линду.

- Что здесь происходит? - тихо, но вполне уверенно спросила она.

Юный эльф повернулся к девушке и обеими руками несильно сжал ее прекрасное лицо.

- Мы поддерживаем связи с миром демонов. Сейчас сюда прибудут те, кто повинен в аварии, Линда. И состоится дуэль.

- Но у меня нет оружия! - воскликнула она, в уме уже прикидывая, каким образом лучше всего добраться до дома Кристиана.

- Сражаться буду только я.

Линда нахмурилась, но когда услышала дальнейшие слова золотого эльфа, стальными клещами волнение сжало ее сердце.

- И сражаться я буду против трех демонов. Таков обычай.

- Но мы тоже хотим отомстить этим гадам! - Дейв, в отличие от Линды, со своим оружием не расставался.

- Простите, друзья мои. Но дуэль состоится на оговоренных двумя сторонами условиях. Только я и трое демонов. Даже повлиять на исход битвы вы не сможете.

Линда хотела начать уговаривать Кристиана отказаться от этого безумства, когда на ее запястье легла ладонь Эониты.

- Все в порядке, девочка. Доверься моему сыну, он не проиграет...

Линда переводила свой панический взгляд с Кристиана на его мать и обратно.

- А что, если все-таки... - ее голос сорвался.

- Значит, такова воля богов, девочка. Мы должны уважать мнение Кристиана и провидение.

На глазах у всех эльфов тот, кого они называли Колистионом, нежно поцеловал губы Линды и прошептал:

- Здесь и на Земле, во всех мирах и землях, я всегда буду любить только тебя, Линда Смузи. Мое сердце бьется только благодаря любви к тебе. Мои мысли всецело наполнены тобой. Моя жизнь навсегда связана с твоей жизнью, и я всегда буду помнить тебе на этом свете или на том.

Сердце девушки упало. Так похожи были пылкие слова ее возлюбленного на прощание.

- Ты победишь для меня и за меня, - Линда встала на цыпочки и мокрым от слез лицом прижалась к шее Кристиана. - Я буду жить для тебя. Я найду дорогу к тебе - мое сердце подскажет. Я люблю тебя, мой золотой эльф.

Кристиан вышел на середину площади и над ним возник яркий голубоватый купол.

- Он больше не видит и не слышит нас, - произнесла Эонита, спокойно глядя на своего сына.

Материя рядом с Кристианом исказилась, и из бездны появились они - те самые демоны, которых Линда видела на мосту, казалось, целую вечность тому назад. В их руках были трезубцы, рапиры и кинжалы. Единственным оружием Кристиана стал его эльфийский меч.

Линда почувствовала предательское желание убежать, спрятаться от зрелища несправедливой по ее мнению битвы - битвы одного эльфа и троих демонов.

Они окружили Кристиана и медленно начали приближаться. Эльф выжидал. Внезапно один из демонов стремительно кинулся в атаку и единственным резким точным движением золотой отсек его руку.

Двое других не мешкали - они исчезли и появились в шаге от Кристиана, который, благодаря одной лишь невероятной скорости эльфов, сумел отразить оба выпада. Линда, было, подумала, что демоны не способны на проявление эмоций - их отрешенные выражения пустых лиц казались незаинтересованными в происходящем, но теперь девушка поняла, что ошиблась. Ярость однорукого не знала границ. Его острые клыки в гневном оскале торчали в разные стороны, до смерти пугая всех людей. Но не Кристиана.

Мгновение, и голова демона лежала отдельно от его туловища. Еще мгновение, и плоть исчадия ада серым пеплом осыпалась на землю и превратилась в застывшую на белокаменных плитах тень.

Демоны действовали синхронно и настолько быстро, что человеческий глаз не мог уловить их движений. Но эльфы видели все. Внезапно Кристиан покачнулся - из его плеча торчала пронзившая насквозь его нежную плоть острая рапира. Демоны хищно заулыбались и кинулись в новую атаку.

Линда прикусила губу, однако, ее жалобный стон прорезал тишину, окутавшую толпу наблюдателей дуэли.

- Он справится, - Эонита была непреклонна.

Ее прямой взгляд и отсутствие в нем тревоги вселили надежду в сердце Линды.

Кристиан продолжал бой, держа меч в левой руке. Рапира так и торчала из его кровоточащего плеча. Несколько резких выпадов. Пауза. Демоны то приближались друг к другу, то нападали на золотого эльфа с разных сторон, будто бы выискивая слабые места в его защите. В очередной раз, когда они стояли рядом друг с другом, Кристиан внезапно начал атаковать, прижимая темных все ближе к стенке купола. Ему удалось выбить трезубец у одного из демонов, но другой смог отвлечь внимание Кристиана на себя. Потерявший, было, свою защиту вновь вступил в бой.

Теперь нападали демоны, причем метились они исключительно в правое предплечье эльфа, туда, откуда торчала черная рукоятка рапиры их приятеля. Удар, еще. Все больше и больше царапин оставалось на обнаженной коже Кристиана.

- Почему он не надел доспехи?! - на непроизвольный возглас Зоуи повернулось сразу несколько золотых эльфов.

- Эльфы - дети природы. И удобнее всего нам двигаться и воевать именно в том виде, в каком нас создала природа-матушка, - Геодир с гордостью глядел на сражающегося с представителями преисподнии сына.

Кристиан напоминал бушующее пламя - он так же неистово двигался, также озарял пространство вокруг себя ярким светом и затмевал тьму, неотрывно следовавшую за двумя демонами. Внезапно один из них упал, насквозь проткнутый эльфийским клинком Кристиана. Другому удалось оттеснить безоружного золотого от тени его собрата к стене купола.

Линда судорожно вдохнула.

Одним резким движением Кристиан вырвал рапиру из собственного плеча и направил ее в сторону последнего демона. Началась яростная битва.

Ни один не хотел уступать. Ни один не сдавался. Свет и тьма, эльф и демон встретились и решили выяснить отношения на знакомом им языке оружия. Выпад. Другой. Эльф замер. Демон упал. Он стал пеплом.

Купол спал, и Линда побежала к раненому, но вполне себе живому Кристиану.

Глава 23.

Линда и Кристиан сидели на самой вершине горы, выше золотого города и облаков. Она гладила его плечи и спину, мощные руки и рельефные изгибы торса. Он пальцами вытирал ее слезы и ласкал припухшие от поцелуев губы.

- Я запомню тебя такой - молодой и красивой. Я всегда буду думать о тебе и любить тебя.

Линда ничего не ответила. Геодир дал им время до заката, и оно почти истекло.

Она боялась говорить, боялась что-то обещать. Насильственным образом у нее вырывали воспоминания о Кристиане и о ее любви к нему. Линда не могла представить себе то, что случится с наступлением сумерек. Она не могла представить жизнь без Кристиана и Альфаира.

Но страдала не одна Линда. Зоуи не меньше нее сожалела о принятом Геодиром решении, ведь золотой эльф возжелал забрать память не только у Линды, но и у всех ребят. В отличие от подруги, она времени не теряла.

В комнате Кристиана Зоуи и Дейв лихорадочно срывали одежду друг с друга и неистово целовались.

- Это не должно произойти так, - Дейв подался назад. - Я хочу любить тебя медленно.

Зоуи не могла расстегнуть сложные эльфийские замки на рубахе Дейва. Не выдержав, девушка рванула ее края с такой силой, что они разлетелись в разные стороны.

- Здесь и сейчас, Робертсон! Ты сделаешь то, что я представляла каждую ночь с начала нашего путешествия, когда думала о тебе.

Дейв действительно хотел остановиться, но противиться чарам до предела возбуждённой блондинки был не в силах.

- Они заставят тебе забыть это.

- Есть вещи, забыть которые просто не возможно, Дейв! - девушка впервые назвала его по имени.

Зоуи справилась с одеждой парня и, стремительно стягивая свое задранное платье, с превеликим счастьем и невероятным удовольствием сделала то, чего прежде до смерти боялась.

Часом позже девушка услышала прощальную песню соловья и обнаженная подошла к распахнутому окну. Дейв прижался к ее изящной спине и лицом зарылся в невероятно мягких волосах.

Радужная вспышка пронеслась ровно в тот момент, когда Зоуи распахнула свои небесно-голубые глаза и услышала звон будильника. Всего мгновение она помнила. А потом забыла, и, сморгнув остатки волшебного сна, начала собираться в школу.

Линда всю дорогу молчала и задумчиво глядела в окно.

- Звонок через пять минут, мисс Смузи. Поторопитесь.

Она отрешённо кивнула и вышла из машины. Последние две недели, прошедшие после аварии, девушка провела в больнице, однако, Линда с трудом могла что-то о ней вспомнить. Мысли, словно, ускользали и развеивались, как серый неясный дым. Вероятно, все еще сказываются последствия травмы головы, о которой ей упорно твердил врач.

На парковке ничего не изменилось. Линда подошла к альфа-девочкам и стала вникать в неглубокий смысл их оживленной беседы. Сегодня обсуждали новенькую. Кети.

И почему она последнее время не так часто общалась со своими подругами? Наверное, подумала Линда и потерла переносицу, ей просто надоели их глупые пустые сплетни. Вместе с первым звонком и компанией старых подруг Линда вошла в школу, бросив напоследок единственный взгляд в сторону пустующего на парковке места. Девушке вновь показалось, что она забыла что-то важное, о чем, непременно, должна была помнить. Линда перебрала в сумке несколько учебных тетрадей - все они лежали на своих местах. Померещилось.

Уроки тянулись уныло и медленно. Наконец, настало время ланча. Когда Линда стояла в длинной очереди за едой, она окинула взглядом обитель альфа-клуба и приняла решение сегодня к девочкам не садиться - слишком надоело их постоянное бессмысленное щебетание.

Она отыскала глазами симпатичный пустующий столик (и почему раньше никому не приходило в голову его занять?) и опустилась на стул возле него. Один из шести пустующих стульев.

Линда покрутила трубочку в стакане от газировки и почувствовала острое желание заплакать. Интересно, с чего бы?

"Наверное, все еще сказываются последствия аварии..."

Внезапно рядом с Линдой кто-то поставил поднос. Серебристые глаза встретились с небесно-голубыми. Подруги улыбнулись друг другу.

- Привет, Зоуи.

- Привет, Лин! Первый день в школе?

Смузи кивнула. Она не хотела видеть альфа-девочек, но отчего-то была несказанно рада присутствию старой знакомой за ее столиком.

- И у меня. Рада тебя видеть.

Внезапно с другой стороны от Линды опустился еще один поднос.

- Здесь свободно? - Джеймс Баттон потрепал свои пепельные волосы и задумчиво взглянул на девушек.

Да, он был не в одной команде с Линдой и Зоуи, но сегодня почувствовал острое желание сесть рядом с ними. Прежде парень никогда бы не решился вот так запросто подойти к малознакомым красоткам. Но что-то изменилось. Наверное, на него сильно повлияла произошедшая две недели назад трагедия, и Баттон понял, что второго шанса в жизни может и не представиться.

- Конечно, Джеймс.

Зоуи приятно удивилась миролюбивому настроению Линды.

Но тут она почувствовала дуновение ветра с другой стороны и повернула голову. В дюйме от нее ярко горели золотисто-карие глаза Дейва Робертсона.

- Привет, детка.

Предательская улыбка появилась сама!

- Привет, - теплым шепотом прошептала блондинка.

- Ты снилась мне сегодня, Зоуи. Пойдешь со мной на свидание?

Ее сердце забилось быстрее. Намного быстрее.

- Я подумаю, - почему-то ей чертовски захотелось подпрыгнуть и обнять огромного регбиста.

Дейв взял руку девушки и чувственно поцеловал ее.

- Буду ждать.

Когда парень отошел к столику своей команды, Линда подмигнула подруге:

- А вы классно смотритесь вместе.

- Я знаю.

И снова это чувство - дежавю.

Внезапно к их столу подошла кучерявая девушка и поставила поднос напротив Линды.

- Здесь не занято?

- Кати... - слова сами слетели с ее губ.

Та, которую прежде звали Катиль, только рассеянно покачала головой.

- Кети. Меня зовут Кети. Я новенькая.

Линда задумчиво кивнула и принялась за еду, тогда как Джеймс еще несколько минут пристально разглядывал до боли знакомую и одновременно совершенно незнакомую девушку. В конце концов, парень просто уверовал в существование родственных душ.

Линда пожелала родителям доброй ночи, тепло расцеловала их и отправилась спать. Отец взглянул на мать и гордо произнес:

- Взрослеет...

- Кажется, дочка действительно переросла все ее подростковые проблемы, - Изабель оторвала глаза от книги и задумчиво улыбнулась, глядя вслед Линде.

- Надеюсь, что так.

Войдя в комнату, девушка взглянула на собственную огромную кровать. Внезапно в памяти всплыл обрывок старого сна. Два тела - мужское и женское. Она, Линда. И он.

Мысли снова закружились и стремительно покинули ее сознание.

Но стоило девушке закрыть глаза, она сразу же провалилась в сон. И тогда в прекрасном сказочном мире Линду Смузи вновь встретил ее великолепный и сексуальный золотой эльф - ее Кристиан Сидхе.

Кен Юлиана

Любовь эльфа. Часть 2. Нежить. Завершен

Часть 2. Нежить.

Глава 1.

Держась за руки и тепло улыбаясь друг другу, под шокированными взглядами одноклассников Линда и Кристиан покинули стены школы.

- Я не хожу на свидания, - с нотками грусти в голосе напомнила девушка.

- Тогда это будет похищение! - во всеуслышание объявил Сидхе.

На глазах у девочек альфа-клуба, Кристиан перекинул Линду через плечо и под аккомпанемент одобрительных возгласов парней понес возмущенную до предела недоступную красавицу в сторону своего автомобиля. Зоуи провожала сенсационную парочку чрезвычайно довольным взглядом.

- Судя по всему, ты знала об отношениях Сидхе и этой нахалки? - подруги окружили блондинку. - Видимо, придется напомнить Смузи, где ее место, и займешься этим именно ты!

Аманда указала длинным ногтем на Зоуи и окинула ее чересчур высокомерным взглядом.

- И где же, по вашему мнению, то место, которое должна занимать Линда, девочки? - прежде их тихая и уступчивый подруга впервые показала свой характер.

- На дне, - прищурив ярко-голубые глаза, злобно прошипела Аманда.

- В террариуме. Рядом с такими же змеями, как она сама! - ядовито процедила Кейти и уничижительно взглянула на Зоуи.

Прежде скромная блондинка взирала на своих экс-подруг с изрядной долей сочувствия, однако, кровь ее начинала закипать от нарастающей злости.

- Если меня не подводят глаза, Линда ушла с Кристианом не по доброй воле, - рассудительно отметила Зоуи.

Скептические взгляды девочек как бы говорили, что ни одна из них ни на секунду не поверила в то, что Смузи не желала этого свидания. С приторно-сладкой улыбкой, медленно выговаривая каждое слово, Зоуи продолжила:

- Но я хочу, чтобы вы знали: Линда изменилась. Ей и Кристиану я обязана, ни много ни мало, а своей жизнью, и если кто-нибудь из вас еще раз нелестно отзовется об одном из них, я возьму вот эту палочку, - девушка качнула своей прелестной белокурой головкой в сторону обломка арматуры возле каменной стены здания. - И до последнего буду защищать доброе имя моей подруги или друга. Уяснили?

Немую сцену, наполненную выражением полнейшего шока на лицах альфа-девочек, прервал скрип тормозов джипа за спиной Зоуи. В водительском кресле сидел Дейв:

- Тебя подвезти, детка?

Второго приглашения не потребовалось - Зоуи резко отвернулась от группы стервочек и запрыгнула на переднее сиденье его автомобиля.

Они были потрясающе красивой парой: миниатюрная миловидная блондинка с одной стороны машины, и гора мускулов, звезда школьной команды по регби - с другой. А сравниться с ними могла разве что главная сенсационная пара дня - Линда Смузи и Кристиан Сидхе.

- Мир сошел с ума, - заторможенно покачала головой Кейти.

- Вы просто попали в другую действительность, девчонки! - Джеймс хитро подмигнул ошарашенной девушке и прошел мимо в направлении своей машины.

До назначенного Кристианом времени оставалось около двух часов, и слишком много Баттон должен был успеть сделать в этот день. Точно так же, как Линда, Кристиан, Дейв и Зоуи.

Линда откинулась на кресло рядом с Кристианом и залюбовалась его скульптурным профилем.

- Ты и сейчас читаешь мои мысли, Кристиан?

Парень не отрывал взгляда от дороги. Линда же коварно улыбнулась.

- Больше нет никаких запретов? Теперь мы не на Альфаире и можем заняться... - она замолчала, осторожно выбирая нужное слово.

Но Кристиан не дал девушке возможность закончить предложение.

- Я не сделаю этого с тобой, Смуз. Да и, честно говоря, я сомневаюсь, что если мы попытаемся заняться любовью, нам это удастся - столь судьбоносное решение не может произойти в альтернативной версии пережитого дня.

Эльф удовлетворенно отметил, что щеки Линды ярко запылали. Да, в бою его девочка была смелой и отважной воительницей, но в душе все еще сохранила чистоту и неискушенность. Эльф старательно блокировал рвущееся в его разум сознание Линды, чтобы не дать подруге возможность узнать истинную причину его отказа.

Что мог предложить Кристиан девушке? В их распоряжении не было даже одной ночи. Несколько часов до полуночи - все, что оставалось у земной красавицы и золотого эльфа. А дальше? Полная неизвестность.

Линда старательно делала вид, что разглядывает мелькавшие в окнах машины дома, до глубины души оскорбленная отказом парня.

- Девочка моя, - прохладная ладонь Кристиана накрыла ее руку. - Ты предлагаешь мне бесценный дар. Если когда-нибудь я смогу предложить нечто столь же ценное взамен, я с великой радостью и гордостью приму твой подарок. Но не сегодня. Сегодня Орей всецело властвует над нашими душами.

Линда ничего не говорила - девушке мешала гордость. Но эльф с легкостью прочел ее тревожные мысли.

"Почему тогда ты предупреждал, что стоит нам вернуться на Землю, мы будем вместе? Зачем я питала напрасные иллюзии?" Размышления Линды казались хаотичными, голос ее разума звучал слишком печально.

- Кое-что изменилось, малыш. Ты стала мне невероятно дорога, и теперь я хочу получить от тебя не только тело, но и сердце, а главное... - несколько мгновений Кристиан смотрел в глаза Линды, тогда как машина неслась на большой скорости по извилистой дороге (снова эльфийские приемчики!). - Ты подаришь мне свою жизнь, Смуз!

Линда долго гадала, что же значили слова Кристиана, но так и не получила желаемый ответ.

Кафе "Бунгало" расположено на окраине города, в тихом и уютном дорогом районе Ричмонда. Одноэтажный домик в пляжном стиле, украшенный лианами и бумажными фонариками со стороны напоминает хижину, но, по сути, считается дорогим рестораном, посетить который может далеко не каждый ученик старшей школы.

Дейв открыл дверь Зоуи и галантно предложил девушке руку. Блондинка во всю наслаждалась отсутствием на Земле телепатии - наконец, она могла остаться наедине с собственными мыслями и дать волю своей бурной фантазии. А главное, обдумать, возникавшие в ее душе чувства в отношении регбиста.

Да, парень был похож на Вин Дизиля в лучшие годы его кинокарьеры. Многие девочки, в том числе члены альфа-клуба, считали Робертсона лакомым кусочком. Но за Дейвом также тянулся длинный шлейф разбитых сердец, и, как правило, девушки, которые прежде появлялись в компании спортсмена, так или иначе походили на Зоуи, а она совсем не желала быть "одной из" и отчетливо понимала, что парень даже не питает к ней нежных чувств. И каким бы стильным, брутальным и крутым не казался Дейв, свою первую любовь девушке не хотелось вспоминать как двухнедельные странные отношения в походных условиях.

Другое дело - принц. Опасный и таинственный эльф. Шиар. Улыбка сама расплылась на лице Зоуи.

- О чем мечтаешь, куколка?

- Ой, не о тебе, Робертсон, - девушка бросила на Дейва интригующий взгляд. - Ладно, так и быть, расскажу! Строю планы по соблазнению Шиара. Пока он не слышит моих мыслей и не видит образы, рожденные моей слишком вольной фантазией...

Девушка с вызовом улыбнулась - уж очень сильно ей хотелось подразнить Дейва. Зоуи даже не догадывалась, что стало причиной, по которой парень решил профессионально заняться спортом. Дух борьбы был у Робертсона в крови.

- И что же за мысли рождаются в твоей скромной головке, детка? - невинным жестом Дейв обнял плечи девушки по пути к ресторану, создавая видимость ни к чему не обязывающей дружеской беседы.

- Ну... Собственно, я еще не успела начать мечтать о чем-то конкретном.

- Я могу кое-что предложить, - деланно равнодушно бросил парень.

Зоуи почувствовала, что ступила на опасную тропу, однако, заинтригованная словами Дейва, кивнула в знак согласия.

- Дай-ка подумать. Шиар романтик. Для начала эльф устроит тебе свидание, где вы будете много часов разговаривать о жизни, слушать дивное пение мотыльков-переростков и любоваться лучами света, проникающими сквозь листву гигантских секвой.

Зоуи невесело усмехнулась: в интерпретации Дейва свидание с эльфом выглядело как наискучнейшее из возможных занятий.

- Можно подумать, ты не разговариваешь на свиданиях со своими девушками.

Парень резко остановился у входа в ресторан и повернулся к Зоуи.

- Начнем с того, что у меня нет никаких девушек. Да никогда и не было, - в улыбке Дейв обнажил ровные белые зубы, которые почему-то напомнили Зоуи оскал вампира в смешанном лесу. - А если бы мы отправились с тобой на свидание, на разговоры бы я время не тратил! В первую же минуту я сорвал бы с тебя это миленькое желтенькое платьице, порвал бы к чертям твое белье, а дальше... Ты забудешь не только имя того слащавого эльфа, но и свое собственное!

Дейв смотрел на Зоуи в упор. Она едва дышала. Девушке казалось, парень вот-вот наклонится и поцелует ее губы. Она уже почти чувствовала его дыхание на своей коже, когда кривая насмешливая ухмылка исказила лицо Дейва. Зоуи резко развернулась и, переполненная негодованием, вошла в ресторан.

"Скоро ты сможешь думать только обо мне, милая Зоуи. И тогда, я исполню твои мечты, обещаю".

Глава 2.

Зоуи вошла в ресторан и огляделась.

- Здравствуйте, - неуверенно поздоровалась она с девушкой за стойкой.

Рядом с блондинкой появился Дейв. Хостес смерила парочку высокомерным взглядом и сухо произнесла:

- Мне жаль, молодые люди, но заказ мест в нашем ресторане производится за неделю, не позднее. На сегодня, как вы понимаете, всё зарезервировано.

Зоуи оглядела зал: из более чем дюжины столиков только два оказались заняты. На остальных, само собой, не было никаких резервирующих обозначений.

Дейв ослепительно улыбнулся надменной блондинке, и та не смогла не ответить тем же.

- Нас пригласил в ресторан друг, Кристиан Сидхе.

Зоуи с удовлетворением отметила, как презрительное выражение на лице девушки моментально сменилось взволнованно-испуганным.

- О, прошу прощения! - официантка засуетилась. - Позвольте проводить вас к вашему столику.

Дейв и Зоуи переглянулись: конечно, их друг был со своими странностями (с другой планеты, да и к тому же, эльф), но почему краска сползла с лица девушки в ресторане при упоминании одного его имени, ребята не имели представления.

- Прошу, садитесь, - столик, который предложила им хостес, находился за небольшой ширмой, скрывающей ребят от посторонних глаз.

Дейв намеренно проигнорировал паузу, которую выдержала Зоуи, чтобы парень выдвинул для нее стул. Негодуя, девушка воспользовалась собственными силами и села напротив Робертсона.

- Ты такой обходительный, Дейв, - ядовито процедила она.

- Если бы это было наше свидание...

Девушка обличительно взмахнула рукой.

- Знаю, слышала. Мы бы не дошли до этого ресторана, а прямо там, на парковке, в машине ты бы сорвал с меня платье и...

Парень усмехнулся.

- Ну, хорошо. Малышка, если бы это было наше второе свидание...

Зоуи звонко рассмеялась.

- Не морочь мне голову, Робертсон! На вторые свидания ты не ходишь!

Дейв драматично вздохнул.

- Все дело в том, что я еще не встречал девушку, с которой бы захотел отправиться на второе свидание.

- Давай откровенно, - Зоуи откинулась на стул и категорично скрестила на груди руки. - Может когда-нибудь, лет через двадцать, ты и устанешь от бесконечного потока случайных женщин. Тогда ты найдешь себе молоденькую девушку прямиком со школьной скамьи и женишься на ней. А всем тем подружкам, которые дарили тебе свою любовь на протяжении долгих лет, останется только воспоминание о единственной ночи, проведенной в твоих объятиях.

- Значит, вот, что ты думаешь обо мне, детка?

- У меня есть имя, Робертсон! - девушка недовольно прищурила голубые глаза. - И с этого момента для тебя я только Зоуи. На другие обращения я отзываться отказываюсь!

- Значит, тебе нужны серьезные отношения. И романтика, - парень нахмурил черные брови. - Никогда не видел смысла во всей этой ерунде.

- А как проходили твои свидания с девчонками прежде? - озорная улыбка Дейва смутила Зоуи. - Нет, до того, как вы с девушкой приступали к твоей любимой части.

- Ну, мы катались на машине, танцевали на дискотеке, купались в бассейне.

Зоуи покачала головой:

- Значит, сразу начиналась прелюдия?

Дейв недовольно нахмурился.

- А у тебя как было? Ты что, ходила на свидания, и парни читали сонеты Шекспира?

Заметив, как смутилась Зоуи, Дейв округлил глаза и громко рассмеялся.

- Так вот оно как! Мисс Зоуи никогда и не ходила на свидания! Ты просто не знаешь, о чем говоришь, детка! Ты даже не представляешь, как классно бывает...

В окне блондинка с облегчением заметила мустанг Кристиана.

- По крайней мере, я точно знаю, чего хочу, Робертсон! И то, о чем говоришь ты, не входит в сферу моих интересов или желаний!

- А знаешь, киса, мне нравится, как звучит моя фамилия на твоих устах. Называй меня Робертсоном и дальше, а выбор имени для тебя оставь мне.

Зоуи недовольно фыркнула и переключила свое внимание на подошедших к столику ребят.

Кристиан, Дейв и Джеймс сидели с одной стороны длинного стола, Линда и Зоуи - с другой.

- Кристиан, что ты хотел нам рассказать? - нетерпеливо прервала затянувшуюся паузу Зоуи, чувствуя кожей обжигающий взгляд Дейва - девушке не терпелось оказаться как можно дальше от заносчивого спортсмена.

- Я тоже тороплюсь. Поскорее закончим этот разговор, и каждый сможет отправиться по своим делам, - Линда окинула парней враждебным взглядом.

- Что это? Массовая истерия? - Джеймсу, появившемуся в ресторане последним, посчастливилось не стать свидетелем гневных реплик девушек во время его ожидания.

- Хорошо, наши нетерпеливые подруги, - Зоуи и Линда враждебно оскалились и переглянулись, тогда как Кристиан спокойно продолжал. - Я коротенько расскажу о тех, кто обитает рядом с вами в стенах нашей школы, а после дам ключи от своей машины - мы с парнями поужинаем здесь.

Дейв и Джеймс согласно закивали, а Линда недовольно поджала губы.

- За мной заедет шофер, - резко бросила она. - И мы отвезем Зоуи.

Больше возражений не было. Когда официантка расставила заказанные напитки и удалилась, Кристиан наклонился чуть ближе к собеседникам, и его движение переняли остальные. Тихим серьезным голосом он начал свой рассказ:

- Как вы знаете, друзья, я обладаю прекрасным слухом. Некоторое время назад, когда я только появился в вашей школы, как, собственно, и на Земле, я стал замечать посторонние вибрации, похожие на перешёптывание на других более низких частотах, которые не улавливает человеческий слух.

Лица ребят стали сосредоточенными, даже настороженными. То, как изменилась Линда, поразило не только впечатлительную и эмоциональную Зоуи, но даже парней, включая Кристиана. Казалось, девушка прямо сейчас была готова вскочить на ноги и побежать разыскивать тех, кто нарушил покой ее школы. Все обиды личного характера Смузи категорически отмела в сторону. Каждый, сидящий за столом, подумал о том, что подобным качеством может обладать только прирожденный лидер, тот, кто способен вести за собой других. И люди смело пойдут за Линдой, даже зная, что впереди их ждет верная смерть.

- Ты разузнал, кто это был? - серьезно спросила девушка.

Кристиан кивнул, внимательно глядя в ее серебристые глаза.

- Они пришли из моего мира. Как эти сущности попали сюда, не главный вопрос. Главное - то, что в отличие от демона, от которого мы так легко избавились, их практически невозможно вычислить. И совсем нельзя уничтожить.

Вновь подошла официантка, чтобы принять заказ. Ребята обменялись говорящими взглядами. Когда девушка покинула их компанию, Кристиан продолжил:

- Их называют безликими. Они могут принимать любой облик, потому как своего не имеют. Но это только одна из версий. Другая версия гласит, что облик безликих столь ужасен, что те, кто когда-либо видел их настоящую внешность, сходил с ума или кончал с собой. И я склонен верить последней гипотезе.

Краска сползла с лица Зоуи, тогда как сидящая рядом с ней Линда, напротив, в сказанном Кристианом, уловила кое-что забавное - ее металлического цвета глаза задорно заблестели.

И снова подумал Кристиан о том, как верны были слова Шиара: Смузи по своей природе боец. И первоклассный. Окажись девушка в нужное время и в нужном месте (однажды судьба уже уготовила для Линды подобную участь), равных ей не будет. По крайней мере, в качествах характера - смелости, решимости и отваге. Научить Линду владению оружием эльф поставил своей приоритетной задачей.

- Кого только нет в нашей школе! - с ухмылкой объявила Линда. - Эльф, демон, теперь вот странные безликие существа. А завтра окажется, что весь преподавательский состав - сборище кровожадных вампиров.

- Вампиры показались бы детской забавой в сравнении с этими тварями, - от слов эльфа насмешливая ухмылка сползла с губ девушки.

- А эти безликие, - Джеймс выдержал паузу, пристально глядя в глаза Кристиану. - Они представляют опасность для окружающих?

- Мне мало что известно о них, но одно я знаю точно: питаются эти существа преимущественно кровью. И еще. Судя по их разговорам, в последнее время их количество в стенах нашей школы резко увеличилось.

- Как такое возможно, если число учеников осталось прежним? - встревоженные взгляды метнулись в сторону Зоуи, и вновь устремились в направлении Кристиана.

- Судя по всему, некоторые из тех, кого вы знали прежде, теперь совсем иные существа.

- А где же люди? - голос Линды сорвался - даже она после подобных откровений эльфа не смогла сохранить спокойствие.

- Последнюю неделю до аварии я провел в поисках ответа на этот вопрос, - Кристиан мрачно посмотрел на Линду. - Пока безрезультатно.

- И что нам теперь делать? - звонкий голос Зоуи разрезал повисшую тишину.

- Сегодня мы уже ничего не сможем поделать. А завтра...

Линда прервала Кристиана:

- А где мы окажемся завтра, одному богу известно.

Глава 3.

Погруженные в собственные мысли, Линда и Зоуи некоторое время хранили молчание. К тому же девушки понимали, что обсуждать их насущные проблемы в присутствии водителя машины не представляется возможным. Презентабельное авто увозило подруг все дальше и дальше от тех, к кому вопреки их желанию девушки оказались слишком сильно привязаны.

Линда бросила неуверенный взгляд на Зоуи:

- Может, заедешь ко мне? Родители вернутся поздно, скорее всего за полночь, вместе посмотрим кино, поболтаем о жизни...

Смузи действительно боялась отказа на свое предложение. Возможно, ей предстояло прожить последний вечер с осознанием того, что у нее есть настоящие друзья, а завтра вновь все вернется на прежние круги: в школе вокруг Линды снова возникнет стена отчуждения и неприязни, по другу сторону которой невольно окажутся Дейв, Джеймс, Зоуи и даже Кристиан.

- Идет, - блондинка утвердительно кивнула. - У меня тоже нет никакого желания оставаться этим вечером одной. И после того, что рассказал Кристиан, находиться рядом с кем-то из нашей школы до жути страшно.

Линда с благодарностью улыбнулась.

- Закажем пиццу?

Зоуи покачала своей белокурой головкой.

- Я хорошо готовлю и не люблю полуфабрикаты. Если позволишь воспользоваться вашей кухней, а в холодильнике найдутся какие-нибудь продукты, я с удовольствием сделаю нам ужин.

Настроение девушек стремительно улучшалось. Волнения по поводу безликих и предвкушение вечера рядом с близкой подругой позволили им на время забыть тревоги, которые доставляли парни.

Скептическим взглядом Зоуи окидывала новую безумно дорогую кухню в доме семейства Смузи.

- Кажется, с тех пор, как я была здесь в последний раз, кое-что изменилось.

Хозяйка дома выглядела смущенной. Прежняя Линда непременно бы пустилась в красочное описание технологических новинок, воплощенных в ультрасовременной мебели их дома. Но новая, совершенно иная Линда, приобрела странное и пугающее ее саму качество - скромность. Она постеснялась показаться надменной и горделивой. Меньше всего девушка желала оттолкнуть ее единственную и верную подругу.

- Год назад папа затеял ремонт, - как бы оправдывалась она. - Позволь помочь с ужином. Вот только...

Зоуи подняла брови в ожидании очередного откровения Линды.

- Я никогда в жизни не готовила, - ее щеки приобрели розоватый оттенок.

Губы Зоуи невольно сложились в дружелюбную улыбку:

- Сегодня лучший день, чтобы это исправить!

Шел одиннадцатый час вечера. Остро ощущалось приближение полуночи. Девушки решили не терять столь ценное время за просмотром фильма. Они постелили плед на просторном балконе и вовсю наслаждались прохладным свежим воздухом, так сильно отличавшимся от воздуха на Альфаире. Да, на планете эльфов, цвели сказочно-красивые цветы, но их пряные ароматы обволакивали своим дурманом, неизменно вызывая легкое головокружение и помутнение рассудка.

На секунду Линда скрылась в дверях, ведущих в комнату, и вернулась с огромной охапкой разноцветных подушек. Удобно устроившись на импровизированном ложе, Зоуи принялась увлеченно рассказывать последние новости из жизни общих знакомых. Как социальный изгой, прежде Линда была отлучена от каких-либо обсуждений сплетен о бывших подругах. Девушки весело смеялись, когда услышали похожий на перешёптывания шелест листьев и почувствовали холодок, пробежавший по их спинам.

- Ты тоже слышала? - прошептала свой вопрос Смузи.

Белая как мел Зоуи боязливо кивнула.

"Кристиан! Ты здесь? Ты нужен нам!"

Тишина звучала в голове Линды. Лес, на который выходил открытый балкон ее комнаты, казалось, таил в себе страшную опасность.

- Кристиан... - одними губами прошептала Зоуи.

Линда покачала головой. В сознании девушки мелькал калейдоскоп отрывков из фильмов ужасов: пустой дом, нежданные гости, неотвратимая страшная смерть главных героинь. Первое, о чем подумала хозяйка дома - заперта ли входная дверь. Да, она была заперта. Второй была мысль о том, что для тварей, которых описывал Кристиан, скорее всего закрытая дверь и расстояние до балкона третьего этажа не представляет сколько-нибудь значимое препятствие.

Линда проворно поползла в комнату и Зоуи последовала ее примеру.

- Надо позвонить парням, - предложила блондинка, когда сквозняк с силой захлопнул балконную дверь.

Линда недовольно нахмурилась. Ей совсем не хотелось звонить Кристиану после того, как парень отказался от ее откровенного предложения.

- Позвонишь Дейву?

Зоуи резко поджала губы и втянула воздух в легкие. В ее душе происходила борьба страхов.

- Мне кажется, судьба не уготовила нам смерть этим вечером.

Линда рассмеялась в ответ на замечание подруги.

- Поссорились с Дейвом? - одними уголками губ улыбнулась она.

- Он такой... - Зоуи долго подбирала нужное слово. - Мужик!

Линда невесело усмехнулась.

- А что Кристиан? - спустя минуту поинтересовалась блондинка..

- Эльф, - устало и печально констатировала факт Смузи.

- Как это понимать?

- Я верно догадываюсь, что Дейв хочет заняться с тобой сексом? - Линда заулыбалась, когда яркий румянец осветил лицо Зоуи. - А вот Кристиан слишком хорош для подобного. Он мне отказал.

Глаза Зоуи вылезли из своих орбит.

- Ты шутишь, Лин? Отказал тебе? Наверняка, у него есть веская причина!

Линда легла на свою большую кровать и на секунду представила рядом Кристиана.

- Он говорил что-то о глубоких чувствах и последствиях необдуманных поступков. Ну почему Кристиан не может вести себя как все нормальные парни?

Зоуи трогательно вздохнула.

- Ну почему Дейв не может вести себя, как все нормальные эльфы?

Обе девушки рассмеялись.

- Другое дело - Шиар. Кажется, мы с ним просто созданы друг для друга. Осталось убедить в этом эльфа.

- Он действительно привлекает тебя, Зоуи?

Блондинка неопределенно повела плечами.

- Шиар классный. Он такой сексуальный и рельефный, - улыбка расплылась на губах Зоуи. - Но, как бы это лучше сказать, он слишком хорош. Глядя на него, хочется сказать "Ах", сесть рядом и просто любоваться его нереальным эльфийским телом.

Линда сжала руку подруги. Как давно она не лежала вот так рядом с кем-нибудь, откровенно делясь своими мыслями! Девушка сомневалась, что даже в прежней далекой жизни когда-либо ощущала и делала нечто подобное.

- А что с Дейвом? - участливо полюбопытствовала она. - Что ты чувствуешь в отношении него?

Ладони Зоуи сжались в кулаки.

- Он меня адски раздражает! Кажется, прямо сейчас, стоит мне увидеть этого парня, я запущу в него чем-нибудь тяжеленьким!

- Привет, девчонки!

Зоуи вскрикнула в тот момент, когда в проеме балконных дверей появилась массивная фигура Дейва. Следом за ним в помещении возник Кристиан.

- Я тоже рад тебя видеть, куколка, - парень дерзко улыбнулся.

- Что вы здесь делаете? - Линда не смогла скрыть волнения, нотки которого прозвучали в ее голосе.

Казалось, несколько бесконечно-долгих мгновений, Кристиан смотрел в глаза Линды, а потом тихо произнес:

- Ты звала меня.

На секунду Линда забыла о присутствии в ее комнате Дейва и Зоуи. Все, о чем девушка могла думать, было то, что Кристиан Сидхе явился в ее комнату, а она лежит на собственной кровати прямо перед ним. И эльф читает и смакует каждую ее порочную мысль.

- Мы примчали сломя голову, чтобы выслушивать упреки в наш адрес? - Дейв недовольно взглянул на Зоуи, отчего буря эмоций пронеслась в душе девушки.

Кристиан все еще не отводил от Линды пристального взгляда, а девушка, загипнотизированная его магическими синими глазами, не чувствовала в себе силы сделать какое-либо движение. Зоуи спрыгнула с кровати, взяла за руку Дейва и потянула к выходу из комнаты - себя девушка убедила, что делала это ради подруги.

- Пойдем, Дейв. Я приготовила ужин, попробуешь мою стряпню.

Робертсон довольно хмыкнул и бросил последний говорящий взгляд на друга под названием "не упусти свой шанс", который так и остался не замеченным эльфом.

Внезапно Линда и Кристиан оказались одни. Девушка гадала, только ли ее мысли способен читать парень, или так же те чувства, которые она испытывает.

- Чувства написаны у тебя на лице.

Линда поняла, что некоторое время не дышала и с усилием сделала новый вдох. Кристиан приблизился. Сердце забилось вдвое чаще, ладони стали влажными, а пальцы - ледяными.

- А если завтра ты не вспомнишь этот вечер, Линда? Или вспомнишь только его и не поймешь, что заставило тебя так поступить?

- Ну и пусть, - прошептала девушка, яростно сминая края ребристой рубашки Кристиана.

- А если мы снова окажемся на Альфаире и больше никогда не сможем... - его губы были невероятно близко.

- Тогда мы просто обязаны сделать это сегодня! Сейчас! - уверенно выдохнула Линда и сама преодолела расстояние, разделявшее их.

Она перекатилась на Кристиана и начала неистово срывать одежду с парня. Эльф отвечал с тем же сумасшедшим голодом и той же умопомрачительной страстью.

- Ты пожалеешь о своем решении, Линда Смузи!

- Никогда, - выдохнула девушка прежде, чем полностью растворилась в объятиях ее любимого эльфа.

Глава 4.

Дейв сидел на высоком стуле за барной стойкой, наблюдая, как суетится возле плиты Зоуи.

- Ты все еще в этом платье, - сухо бросил Робертсон.

- Что-то имеешь против? - враждебный тон блондинки ничуть не охладил пыл Дейва.

- Я уже говорил, что хочу сделать с ним.

- Мне нравится мое платье, Дейв. И я не намерена избавляться от него, - перехватив лукавый взгляд парня, Зоуи спешно добавила. - И позволять тебе снимать его тоже.

Парень неодобрительно покачал головой.

- Сегодня явно день девочек. Линда получила то, что хотела, - парень насмешливо фыркнул, за что Зоуи запустила в него рулоном бумажных полотенец. - И все случилось так, как желала ты: мы остались наедине. И даже не занимаемся сексом.

Зоуи с омерзительным звоном поставила тарелку на стол перед Дейвом. Парень хохотнул.

- Неужели ты не можешь на секунду выкинуть из головы слово "секс"?

- Слово - могу. Секс - нет.

Дейв начал есть, отметив про себя, как девушка едва заметно поджала губы.

- Ну, хорошо. Давай представим, что я твой муж и пришел с работы после тяжелого дня, а ты...

Девушка покачала головой, не собираясь, однако, прерывать беседу с Робертсоном. Легкая болтовня - как раз то, что было нужно Зоуи, чтобы отвлечься от мыслей о Кристиане и Линде и о том, чем парочка занимается двумя этажами выше.

- Давай представим, что ты мой друг, с которым мы случайно столкнулись в гостях у общей знакомой. И просто поболтаем. Как друзья.

- Окей, девочка, - с аппетитом поглощая невероятно вкусное спагетти, согласился Дейв. - Только тебе придется мне помочь. У меня, отродясь, не было подруг-девчонок, и о чем с вами говорить, я не знаю.

Довольная Зоуи опустилась на табурет рядом с парнем. Встроенная приглушённая подсветка кухни и спокойный не озабоченный ее присутствием Дейв были тем, что пришлось по душе девушке и в некоторой степени сняло ее напряжение.

- Чем вы с ребятами занимались, когда мы с Линдой ушли из ресторана? - осторожно поинтересовалась Зоуи.

Дейв на мгновение поднял взгляд своих карих глаз.

- Джеймс тоже слинял. А мы с Кристианом трепались о том, о чем обычно говорят парни.

- О нас? - самодовольно улыбнулась девушка.

- О тачках, телках и пиве, - Робертсон встретил разочарованный взгляд и поспешил исправиться. - Конечно, о вас, детка.

- И что вы говорили? - чересчур равнодушно полюбопытствовала Зоуи.

- Ну, я сказал, что мне нравится твое маленькое желтое платьице, - Дейв отдернул миниатюрную бретельку на плече девушки. - И что мне хочется поскорее стянуть его с тебя.

Зоуи хлопнула парня по руке и через ткань его черной футболки ощутила играющие под ней мускулы.

- Ты можешь говорить серьезно, Робертсон?

- Я серьезен как никогда, малышка.

- Мы можем разговаривать о чем-нибудь кроме моего платья? О книгах? Музыке? Какие фильмы тебе нравятся? О регби? О чем говорят люди на свиданиях?

Дейв удовлетворенно прищурился.

- Значит, у нас свидание?

- Да ну тебя, Робертсон!

- Да ладно тебе, Зоуи. Какая разница, какую музыку я слушаю и какие фильмы люблю. Это не изменит главного: нас с тобой влечет друг к другу. И чем дальше, тем сильнее.

Девушка резко встала.

- Я не намерена связываться с тобой, Дейв Робертсон!

Парень тепло улыбнулся и медленно отложил вилку.

- У тебя еще будет время привыкнуть ко мне, малыш.

- Мне нравится Шиар! - гневно выпалила Зоуи.

- А будешь ты всё равно со мной, - чересчур самоуверенно заявил Дейв.

- Как ты думаешь, они спустятся до полуночи? - Зоуи окинула взглядом лестницу, ведущую наверх.

Дейв забросил пустую тарелку в посудомоечную машину и повернулся к девушке.

- Я бы не спустился.

Парень сел на диван напротив камина, над которым гулко тикали старинные часы. Зоуи неуверенно заняла место рядом с Дейвом.

- Как ты думаешь, где мы окажемся после полуночи?

- Я бы предпочел проснуться в своей теплой кроватке и навсегда забыть о той аварии, но этого не случится.

- Почему? - Зоуи резко повернула голову в сторону Дейва.

- Орей хитрый парень. Он не взял кровь Линды до того, как отправил нас сюда, значит, мы с ним еще встретимся.

- Значит, нас снова ожидает Альфаир? - недовольно покосилась на часы Зоуи.

До полуночи оставалось всего несколько минут - последних минут ребят на их родной планете.

- Вопрос не в том, окажемся ли мы на Альфаире. - Дейв накрыл ладонью руку Зоуи. - Вопрос в том, вернемся ли мы когда-нибудь на Землю.

Девушка проглотила свои страхи и начала обратный отсчет боя курантов. Двенадцать. Одиннадцать. Десять. Девять.

- А вдруг мы действительно никогда не вспомним событий прошлого, и я забуду о том, какая ты?

Дейв резко притянул к себе девушку и страстно впился губами в ее нежные губы. Два. Один. Ноль. Зоуи широко распахнула глаза.

- Ничего не произошло! - паническим голосом произнесла она.

Внезапно все вокруг пришло в движение, в глазах потемнело и, казалось, ребята вновь оказались в тоннеле, стремительно уносящем их в иной мир.

- Линда! Вставай! Скорее! Они сейчас поубивают друг друга! - голос Зоуи вывел девушку из забытья.

Линда резко вскочила на ноги, совершенно не понимая, о чем говорит ее подруга. По царящему в комнате мраку и паутине над трухлявой кроватью, на которой минутой ранее лежала девушка, она опознала дом Орея.

- Кто? Что? О чем речь, Зоуи?

- Скорее! Ты должна вмешаться! Шиар вот-вот убьет Кристиана.

Девушка сама не заметила, как выбежала из комнаты и опрометью кинулась в ту сторону, откуда доносились глухие звуки ударов.

- Прекратите! - скорее скомандовала, чем прокричала Линда. - Хватит!

Шиар бросил единственный взгляд на темноволосую девушку и его глаза гневно сузились:

- Я убью тебя, золотой! - он начал надвигаться на Кристиана, который в свою очередь оскалился, обнажив окрашенные кровью зубы.

- Да что случилось, Шиар? - взмолилась Смузи, прикасаясь к громадной руке лесного эльфа.

Принц издал звериный рык и Зоуи, стоявшая за спиной Линды и наблюдавшая за Шиаром, поймала себя на мысли, что в эльфах гораздо больше животного, чем в людях.

- Он прикоснулся к тебе!

В прорезях доспехов девушки заметили, как бугристые мускулы играли на груди и широких плечах Шиара.

"Как он узнал?" - щеки Линды запылали, когда она поняла, что сформировавшийся в уме вопрос услышали все присутствующие.

- На твоей ауре после возвращения возникла его печать, - кивком головы лесной эльф указал на Кристиана, точнее на того пугающего ушастого здоровяка, в которого вновь превратился знакомый Линде парень.

Огромный золотоволосый эльф стоял посреди комнаты и с вызовом смотрел в глаза Шиару. Его динамическая татуировка курсировала по лицу, отчего Линда задалась вопросом о смысле надписи.

- Я расскажу тебе чуть позже, девочка моя, - даже голос Кристиана-эльфа изменился, стал более низким и пугающим. - Линда, убери от него руки, и выйди. Мы закончим то, что начали.

Девушка безразлично пожала плечами и отошла на пару шагов от Шиара, а потом ослепительно улыбнулась обоим эльфам.

- Значит, дело во мне? Хорошо, - протянула Смузи. - Следуя традициям лесных эльфов, ты, Шиар, должен уважать мое решение - свой выбор женщина сделала сама.

- Ты забываешь, Линда: я долго жил на Земле, - принц с унынием опустил руки и прошел мимо девушки в длинном платье из нитей лунного света, но остановился в дверях и напоследок произнес. - Но даже теперь я не отступлюсь от тебя.

Смузи перевела взгляд с пустого дверного проема на золотого эльфа и увидела, как ярко полыхают его нереально-синие глаза.

- Ты моя и всегда будешь моей, - сквозь зубы процедил Кристиан.

Ответом ему стали печальные мысли девушки.

"Все, что было между нами, осталось на Земле. Теперь ты снова золотой эльф, а между золотым эльфом и человеком ничего быть не может."

Босоногая Линда повернулась и вышла из комнаты. Зоуи поспешила следом за подругой - оставаться рядом с пылающим яростью эльфом ей было жутко страшно.

- Ты моя, - прошептали губы Кристиана в нависшей завораживающей тишине.

Глава 5.

Сидя напротив двери и скрестив руки, Орей терпеливо ожидал появления ребят. Линда молча обогнула стол и опустилась на кресло рядом с колдуном. По другую сторону от него занял свое место Шиар.

- Вы изменились, мисс Линда, - с саркастической ухмылкой заметил мальчик.

- Вы тоже выглядите иначе, чем во время нашей первой встречи, мистер Орей, - не могла не съязвить в ответ девушка.

- И то правда, - глазки колдуна удовлетворенно блеснули.

Зашли люди: Зоуи, Дейв и Джеймс. Они заняли пустующие стулья и обменялись между собой настороженными взглядами.

- За вами должок, мисс Линда, - напомнил Орей в тот момент, когда в дверном проеме возникла огромная фигура Кристиана.

Эльф встретил враждебный взгляд Шиара и встал рядом с Линдой.

- Я выполню свое слово, как только вы объясните нам, что произошло за последние две недели. И как изменилась действительность под воздействием наших поступков.

Колдун недовольно фыркнул.

- Ну, хорошо, только у меня осталось мало времени. Что именно вас интересует?

- Было ли крушение автобуса? Что произошло после этого? Кто погиб? - резко поинтересовался Джеймс.

- Как я понимаю, ваши воспоминания не изменились, верно?

Линда покопалась в памяти. События, произошедшие до их визита в дом Орея, стройными рядами гнездились на полках ее подсознания.

- Ничего не поменялось, - неуверенно ответил на вопрос Баттон.

- Заклинание способно некоторым образом скорректировать события одного дня. И только, - пояснил произошедшее Орей.

- Когда случилась авария, я не помнила о дне святого Валентина, о том, что мы убили демона и... - на мгновение Линда запнулась. - И о некоторых других деталях того альтернативного дня. Почему?

Орей невинно развел в стороны руки и пожал плечами. Полным недоверия скептическим взглядом Линда смерила колдуна.

- Может быть, в действительности, ничего из того, что произошло в вашей альтернативной действительности, на самом деле не случалось? А вы просто внушили нам весьма реалистичную иллюзию?

Шиар и Кристиан глядели на Линду, чья аура полыхала огненными отблесками ауры золотого эльфа.

- Нет, Линда, все случилось на самом деле, - вынес свой вердикт Кристиан.

- Просто кто-то стер ваши воспоминания после дня всех влюбленных, тем самым заставив шестеренки машины судьбы вращаться в прежнем направлении, - Дейв не понял метафору Шиара и недовольно хмыкнул.

- Безликие? - Линда подняла голову и встретилась с ярко-синими глазами Кристиана.

- Или демоны.

- Ну, все! Мое время истекло! - Орей нетерпеливо хлопнул в ладоши и на столе перед девушкой возник изогнутый нож, а рядом с ним большой кубок. - Ваша очередь, мисс Линда.

Зоуи почувствовала приступ тошноты, но поняла, что уйти сейчас было бы равносильно предательству подруги.

- Все в порядке, Зоуи. Дейв, уведи ее, - Линда преспокойно подняла нож и вложила в руку золотого эльфа.

Кристиан опустился на одно колено и сделал надрез на запястье девушке. Теплой струйкой кровь потекла в позолоченную чашу Орея.

- Думай о том, что будешь защищать Альфаир и Землю, - Шиар встал рядом с девушкой.

Линда перевела взгляд на колдуна - его юное лицо приобрело смутные очертания. Тонкий ручеек крови все стекал и стекал с ладони девушки, до краев наполняя позолоченный кубок.

- Достаточно, - Кристиан резко отнял кровоточащую руку Линды и перетянул ее запястье шнуром.

Эльф стал нашёптывать заклинание, губами прикасаясь к ране, и прямо на глазах девушки порез затянулся, и на его месте осталась едва различимая царапина.

- Спасибо за столь щедрый дар, мисс Линда! Мы еще встретимся!

Колдун хлопнул в ладоши и вместе с кубком и изогнутым клинком, которым девушка нанесла себе порез, исчез.

- Куда он подевался?

На вопросы времени не было. Кристиан и Шиар переглянулись. Действовали эльфы молниеносно. Одной рукой золотой поднял Линду и с невероятной скоростью спустился по лестнице на первый этаж. Шиар уже держал в руках на смерть перепуганную Зоуи.

- Через минуту охотники будут здесь, - выпалил Кристиан и обратился к парням. - Не отставайте.

Шиар первым прыгнул в дыру меж половиц и рукой зажал рот Зоуи, заглушая ее истошные крики. Следом за ним ринулся Кристиан, прижимая к себе невероятно напряженное тело Линды. Дейв сгруппировался и скрылся в выеденном мышами проеме пола.

Секунда промедления дорогого стоила Джеймсу: пуля, насквозь пробившая входную дверь, ранила парня в ногу, потому удачно прыгнуть он не смог - свалился навзничь на грязный плесневелый подвальный пол и громко застонал.

- Здесь есть чёрный ход, - Шиар не снимал с плеча вполне довольную своим положением Зоуи.

Вместе с девушкой он метнулся в сокрытый узкой дверцей коридор. Кристиан уже хотел последовать за ним, но его остановил голос Линды.

- Отпусти меня! Джеймсу нужна твоя помощь.

Эльф поставил девушку на загнившую землю и подтолкнул в сторону мрачного потайного хода.

- Беги так быстро, как только можешь!

И Линда понеслась вперед, то и дело ощущая спиной подталкивания Дейва. А еще дальше, там, откуда доносились выстрелы и лай собак, должны были бежать Кристиан и Джеймс. Но почему-то их шагов слышно не было.

Глава 6.

Катиль дожидалась возвращения отца. Крохотная кухня была отгорожена от основной комнаты дырявой занавеской из старой мешковины. На малюсеньком закутке поместились только грубо-сколоченный Демьяном стол и фанерный ящик, последние три года служивший для батьки и его пятнадцатилетней дочери в качестве табурета.

Несколько часов прошло с того момента, как Альфаир погрузился во мрак. Худенькая, почти прозрачная юная девушка сидела у затянутого матовой пленкой оконца в ожидании возвращения Демьяна. Каждый раз, когда отец не приходил в обещанное время, Катиль гадала, как сложится ее судьба в случае гибели атамана их шайки. Разбойники недолго будут церемониться с осиротевшей дочерью прежнего командира, но, скорее всего, делить друг с другом девушку не станут. Вероятно, ее заберет себе Жура, одноглазый заместитель Демьяна, тот, кто давно с вожделением поглядывает на дочь своего атамана.

Девушка сложила ладони и произнесла молитву. Отец был всем, что осталось у Катиль после того, как три года назад на их селение напали вурдалаки. Возглавив остальных выживших, и потеряв почти всю свою семью - жену и троих старших сыновей, Демьян основал банду, по кровожадности и зверству ее бесчинств не имеющую себе равных. Атамана уважали. Его слово было законом. Юная и нежная дочь Демьяна считалась неприкосновенной. Но члены шайки понимали: так будет не всегда.

Они скопили много золота. В тайне ото всех Демьян мечтал увезти Катиль за море, туда, где высятся легендарные города, и куда нет доступа нечисти, кишащей в окрестных лесах. Атаман дал зарок совершить последнее нападение, и уйти, оставив дело своему верному, но чертовски жадному до крови помощнику - Журе. Тот потерял беременную жену и крохотную дочурку во время нападения упырей. Лишился он и глаза, вместе с левой рукой. Но правая все еще была при нем, а значит, Жура мог держать оружие и сражаться.

Каждый раз, когда помощник хищно глядел на Катиль, Демьян давал себе зарок, что увезет девочку подальше от их банды, а главное, подальше от Журы, сердце которого умерло вместе с его женой три года тому назад.

Девушка вглядывалась в тусклый огонек свечи, который отбрасывал трепещущие тени на покрытые плесенью стены. Катиль давно перестала бояться теней - она ждала и жаждала смерти. На глазах у двенадцатилетней девочки вампиры растерзали тела ее матери и братьев, а малышку оставили на десерт. Отец успел спасти только Катиль - он покончил с вампирами, питающимися останками его жены, схватил руку дочери и вместе с девочкой и дюжиной уцелевших из их селения людей скрылся в лесу.

Теперь девушке терять было нечего - каждый день Демьян уходил на дело, и каждый день Катиль провожала его как в последний раз. В случае, если батька не вернется, она, непременно, покончит с жизнью. Даже сейчас, в ящике, на котором сидела Катиль, лежал нож. И она была готова схватить клинок в любую минуту. Но не для того, чтобы сражаться - каждый день девушка наблюдала за тренировками членов их шайки и знала: против разбойников у нее нет шансов.

Дверь со скрипом распахнулась и ударила ободранную стену. Девушка с облегчением выдохнула - отец вернулся.

- Ну, дочь! Все! Мы завязываем с разбоем и начинаем новую жизнь.

Катиль кинулась на шею отца и от напряжения зарыдала на его широкой груди.

- Хорошая добыча! - не обращая внимания на девушку, громко рассуждал Демьян. - Ничего подобного я прежде не видывал!

- Много золота? - отчего-то Катиль знала, что на этот раз трофеем их шайки стало нечто совершенно иное.

- Лучше, дочка, много лучше! - батя схватил дочурку и принялся кружить с ней в узком фургоне, неосторожно задевая его стены.

Впервые за три года Катиль услышала смех отца. Сердце ее наполнились радостью.

- Да что же вы захватили, отец?

- Малышка моя! Мы поймали золотого эльфа! Мы с тобой начнем все сначала, станем молодыми и здоровыми!

От растерянности девушка сделала шаг назад.

- Мама говорила, что рассказы про кровь золотых - вымысел.

- Ерунда! - взорвался Демьян. - Очень скоро мы с тобой отправимся за море, туда, где начнем новую богатую жизнь! И я не буду выглядеть, как твой чертов папаша!

Катиль поспешила успокоить отца: в припадках гнева Демьян не осознавал, кто перед ним находился, просто доставал свою саблю и начинал размахивать ей во все стороны без разбору.

- Да, папа, ты будешь молодым! Мы поедем туда, куда ты скажешь! У нас много золота, хватит на десять жизней.

Отец удовлетворенно опустился на покосившийся диван.

- Ладно, дочь. Я, пожалуй, вздремну. А ты ступай и проверь, надежно ли сковали золотого. И проследи, чтобы все было сделано как надо - я собираюсь сперва переговорить с эльфийским отродьем, а уж потом воспользоваться его щедрыми дарами.

Через несколько минут, когда Катиль сменила домашний халат на черные шаровары и подпоясанную кушаком рубашку, отец уже мирно дремал, впервые со дня смерти матери и братьев девушки, сладко улыбаясь во сне.

- Где он? - вопрошала Катиль у сидящего возле костра Журы.

В единственной руке разбойника была бутыль, содержимое которой он поглощал с чудовищной скоростью. Другие мужики делились впечатлениями о вылазке позади одноглазого.

- Ну что, куколка, ты должна быть довольна! Сегодня на наш огонек залетела птица редкой породы.

Жура протянул руку Катиль, отчего девушка почувствовала омерзение и желание оттолкнуть его запачканную кровью лапу.

- Где эльф? - резко повторила вопрос Катиль. - Отец велел мне посмотреть, надежно ли его сковали.

- Я не нравлюсь тебе таким, - Жура сделал глоток и поднял вверх обрубок левой руки. - Но завтра, девочка, я снова стану красивым и молодым. А тебя я сделаю своей женой. Своей Эленой. Ты так похожа на мою Элену.

Катиль спешно обошла Журу и направилась к мужикам - пока еще помощник ее отца не напился окончательно, от него следует держаться подальше. Скоро он без чувств свалится рядом с тем местом, на котором сидит, и Катиль сможет без опаски вернуться в свой фургон.

Дочь атамана прошла в указанном разбойниками направлении. К стене самой глубокой и грязной ямы, предназначенной для смертников, был прикован гигант, чья белая кожа, словно зеркало, отражала белый свет двух лун.

Катиль скинула вниз один край каната, а другой привязала к дереву. Девушка проворно спустилась в яму и окинула взглядом гиганта. Подобно другим уроженцам Альфаира, Катиль привыкла не облачать собственные мысли в материальную форму, потому не боялась телепатических способностей эльфа.

Да и выглядел золотой жалко. Покрытый кровью и грязью, эльф был связан веревками по рукам и ногам. А главное, его запястья сковали железные наручники, широкая цепь от которых крепилась к приделанным в стене ямы кольцам.

Катиль сделала шаг к эльфу. Лица золотого видно не было - голова оказалась опущена, глаза закрыли спутанные пряди белых волос. Но то, что имела возможность лицезреть юная девушка, было поистине великолепно: развитая мускулатура плечевого пояса, мощная скульптурная грудь, рельефное туловище. Девушке отчаянно захотелось посмотреть в лицо того, кому принадлежало столь прекрасно сложенное тело.

- Убирайся, - не поднимая голову, сквозь зубы процедил Кристиан.

- Я принесла тебе пить, - равнодушный голос Катиль удивил эльфа.

Он ощущал бурю эмоций в душе юной девушки: страх, волнение, благоговейный трепет, любопытство, даже чувство стыда. А в голосе не прозвучало ничего. В тот момент, когда эльф поднял голову, и искрящимися ярко-синими глазами взглянул на Катиль, сердце девушки подпрыгнуло, и забилось где-то около горла. Он был самым прекрасным существом, которого ей довелось повстречать. Идеальное лицо, прекрасные скулы, манящие губы, нежная кожа - все притягивало Катиль. А самым страшным и завораживающим было то, что эльф знал обо всех эмоциях, которые испытывала девушка.

Но она была дочерью атамана.

- Выпей, - грубо бросила юная дева и подошла ближе к Кристиану.

Почувствовав запах свежей родниковой воды, эльф жадно сделал несколько глотков и сухо осведомился:

- Когда меня убьют?

И снова укол совести. Конечно, золотой почувствовал разочарование Катиль и понял, что жить ему осталось совсем недолго.

- Это решать не мне, - обронила в сторону эльфа девушка и закрутила крышку фляги. - Но знай: участь твоя была решена в тот момент, когда наши люди схватили тебя. И теперь уже ничто не способно ее изменить.

Глава 7.

На утро пришел их главный.

- Ну что, эльф, хватит спать. Будешь отвечать на мои вопросы.

Дурак. Эльфы не спят.

- Слышишь меня, ты, - носком кожаного сапога Демьян пнул Кристиана в живот. - Отвечай.

- Слышу, - едва слышно прохрипел золотой.

Деревянная пуля постепенно отравляла эльфийскую кровь. Еще сутки - двое и Кристиан канет. Но свою жизненную силу этим скотам не отдаст.

На голову вылили ведро ледяной воды. Стало дьявольски холодно! И немного обидно.

- Как правильно брать кровь у эльфа? Сколько нужно выпить, чтобы помолодеть на тридцать лет? - Демьян с яростью наблюдал за безразличием золотого к его словам. - Отвечай!

Ответом звучала тишина. От заокеанских просторов и счастливой богатой жизни с дочерью Демьяна отделяли несколько слов этой скотины (все нелюди были для атамана существами низшего сорта).

- Есть у меня один помощник. Он развяжет язык любому. Тебе достаточно прочесть мои мысли, чтобы понять, что Жура не тот, с кем ты, эльф, захочешь встретиться.

Демьян сел на корточки напротив Кристиана и стал вспоминать все те зверства, которые вершил одноглазый во время мародерств их банды. Он не щадил никого. Пытки были страстью Журы. Извращенные садистские наклонности - его манией.

От всех тех изуверств, которые видел Кристиан, он почувствовал приступ тошноты.

- Говорить будешь?

Эльф грубо усмехнулся.

- Ну, хорошо, красавчик. Но для тебя же было бы лучше сразу отвечать на мои вопросы.

"Чтобы сдохнуть через пять минут?" - Кристиан оскалился.

- Жура!

Катиль не отрывала взгляда от тлеющих головешек. Смеркалось. Крики и стоны эльфа в течение всего дня тупой болью отзывались в ее сердце. Девушка даже решилась на невиданный прежде поступок: просить о милости отца. Демьян наотмашь ударил Катиль по лицу. Тогда она и приняла трудное для себя решение.

Жура прошел мимо дочери атамана. Его корявая улыбка заставила Катиль поежиться. Она сделала верный выбор!

- Как же я устал! - садист вытянул вперед окровавленную руку и своим единственным глазом подмигнул Катиль. - Завтра, едва придет Демьян, он скажет все. И мать родную продаст, лишь бы больше не видеть меня.

Раскатистый смех Журы еще долго звучал во всех уголках лагеря. За три года девушка много чего видела и слышала, но почувствовала, что сегодня отец и его помощник переступили черту. И обратного пути у них не было. Если Катиль не поступит так, как велит ей сердце, она тоже упадет в бездну, выбраться из которой уже не сможет. Никогда.

Бывает так, что смерть лучше жизни. Она отпустит эльфа. И убьет себя.

Линда. Моя Линда. Кристиан улыбался. Он уже был наполовину в том, другом мире. Эльф чувствовал и знал: в следующей жизни они снова окажутся вместе. И он был счастлив.

Кровь стекала по его конечностям. Боль была невыносима. Адская боль. Как жаль, что эльфы не могут подобно людям впадать в забытье. Линда...

Она снова пришла. В ней не было ни грамма торжества. Ни единой доли насмешки. Практически обнаженный золотой, покрытый жуткими синяками и многочисленными порезами, лежал в углу ямы. Даже не связанный. Без оков. Кристиан едва дышал. Юную девушку переполнило сострадание.

Она опустилась на колени. Кристиан не смотрел на то, что принесла Катиль. Он чувствовал ее добрые намерения. Но ему было всё равно.

Влажная теплая ткань легла на его раны, нежные пальцы касались ссадин, и там, где дотрагивалась девушка, боль исчезала.

- Ты ранен, - пальцы Катиль нащупали дыру от пули. - Нужно достать ее.

- Не смей, - прохрипел жесткий голос приговоренного на смерть.

Девушка невесело усмехнулась.

- Неужто, дерево? Вот олухи. Так ты не дотянешь и до утра.

Кристиан поймал и с силой сжал запястье Катиль.

- Не смей, - глядя в глаза девушки сквозь зубы поцедил эльф.

По ее телу пронеслась теплая, будоражащая волна. И почувствовала ее не только дочь атамана.

- Я отпущу тебя, - обреченно прошептала она, аккуратно разжимая дрожащие ледяные пальцы прекрасного божественного создания рядом с ней. - Но сначала позволь позаботиться о тебе.

Кристиан видел не замутненную ауру девушки и понимал: она не врет. Эльф опустил руку и отвернулся от юной ночной гостьи. Он все понимал.

Женщины руководствуются чувствами. Да, свои мысли Катиль умело скрывала за невнятными тусклыми образами, но чувства девушки были обнажены перед эльфом. Кристиан знал: девочка сходит с ума от его близости. И сделает все, о чем он попросит.

- Я слишком слаб, - каждое слово давалось эльфу с превеликим трудом. - Мне не уйти.

Он облизал пересохшие губы и заметил, как участилось дыхание Катиль, почувствовал, как забурлила кровь в ее венах.

- Я знаю магию друидов. Через пару часов ты будешь в порядке.

Размеренный голос девушки никак не выдавал ее эмоций.

- Ты знаешь о действии деревянных пуль на эльфов, - в ответ на заключение Кристиана его новая знакомая неуверенно кивнула.

"А ты знаешь о наших способностях?"

- Да, - снова сухое и безразличное утверждение сорвалось с ее уст.

Но эмоции... Душа Катиль реагировало на близость эльфа сотнями противоречивых, головокружительных, пьянящих эмоций, которые видел и понимал Кристиан.

- Хорошо, - сухими губами прошептал эльф.

"Только говори со мной, пока делаешь это. Так ты хоть немного отвлечешься от мыслей обо мне".

Девушка абсолютно никак не отреагировала на призыв Кристиана, лишь крошечное затемнение на ее ауре дало понять эльфу, что Катиль злится.

- Я не стану рассказывать тебе о банде, чтобы у тебя не возникло желание вернуться со своими друзьями и оставить на месте нашего лагеря пустырь.

Катиль продолжала аккуратно омывать кровоточащие рубцы, отчего эльф то и дело постанывал и с силой сжимал челюсти. Когда она резко извлекла пулю, Кристиан взвыл, и девушка накрыла его уста своей ладонью.

Вдох. Выдох. Сердце трепещущейся птахой совершило попытку вырваться из грудной клетки.

"Расскажи мне о себе".

Кристиан не смог прочесть мыслей девушки, но почувствовал всепоглощающую обреченность, завладевшую ее юной душой.

- Хорошо, - все тем же безразличным ровным голосом начала она. - Меня зовут Катиль. Мне пятнадцать лет.

Кристиан представил земных девочек в этом нежном возрасте и понял, что по зрелости в глазах уроженка Альфаира во много раз превосходит их всех, включая Линду.

- Я живу здесь с отцом уже несколько лет. Прежде мы были простыми крестьянами в маленьком селенье на границе смешанного леса. Мать и отец много работали. Все свое время я проводила с братьями в полях.

Кристиан увидел образы, мелькавшие в голове Катиль. Ее мать, добрая, нежная женщина, кормила ужином свою большую дружную семью. Сидя за длинным столом, братья устроили шутливую перепалку, перебрасываясь сухими корками вчерашнего хлеба, за что получили нагоняй от матери. С охоты вернулся отец... Во внешности молодого Демьяна Кристиан с трудом признал того долговязого атамана шайки, который разговаривал с ним прошедшим утром.

- Повернись, - девушке необходимо было смыть грязь со спины и бедер эльфа.

Кристиан попробовал изменить положение тела, но ничего не вышло. Недовольный рык вырвался из его горла от осознания собственной немощи.

Не спрашивая разрешения, Катиль обняла торс эльфа и помогла ему принять нужную позу. Он испытал странное, пугающее в сложившихся обстоятельствах чувство - благодарность.

- Прежняя моя жизнь была не примечательна, а впрочем, было в ней и кое-что интересное.

Казалось, Кристиан должен был чувствовать боль от прикосновений пальцев Катиль к его ранам. Но боли не было. Ледяным ветерком обдувало дыхание девушки обнаженную плоть его спины.

- Как ты знаешь, люди предпочитают селиться вокруг какого-нибудь источника силы. В нашей деревне таким источником был великий мистик и проповедник. Многие люди считали старика спятившим, но моя мать часто ходила в его дом за советом и добрым словом. С собой она брала и меня.

Катиль отложила в сторону полотенце и достала пузырек. Когда девушка выдернула пробку, Кристиан почувствовал едкий запах. Многие травы были знакомы эльфу, но несколько компонентов снадобья он прежде не встречал.

- Однажды мать приболела и отправила меня за лекарством к Мелвину. Мы долго беседовали, а потом старик просил маму разрешить преподавать мне учение о травах.

"Он поведал не только о травах, не так ли?"

Катиль старательно втирала в кожу эльфа волшебное снадобье.

- Мелвин сделал меня своей последней ученицей. Зная, что близится его конец, учитель рассказывал все, что мог вспомнить.

Девушка отстранилась.

- Повернись.

Кристиан почувствовал в себе силы последовать указанию. Снова наполнив ладони волшебным лексиром, Катиль начала обтирать грудь эльфа.

- Мелвин жил восемь сотен лет, большую часть из которых провел в подземном городе. Но потом покинул свое племя и пустился в странствия по миру, - девушка встала и закрыла пузырек. - Он бывал в стране золотых эльфов и много чего узнал, а потом поведал мне о представителях вашего вида. Наверное, больше, чем знаешь ты сам.

Эльф с удивлением отметил, что чувствует себя много лучше и предпринял попытку подняться на ноги.

- Сиди, - остановила его Катиль. - Следует подождать.

- Ты знаешь, как нужно пускать кровь, чтобы забрать жизненную силу, и не сказала отцу?

- Друиды созидатели, а не разрушители. Я давала обет использовать знания во благо. Я не пойду против духов природы.

В темноте сверкнули глаза Кристиана.

- Но ты собираешься убить себя.

Катиль только кивнула в ответ.

Глава 8.

Когда стало ясно, что Кристиан не придет, Линда ощутила приступ паники.

- Мы возвращаемся! - девушка подошла к колдовавшему у костра лесному эльфу.

- Для чего? - равнодушно осведомился тот.

Смузи упрямо подняла подбородок.

- Они наши друзья! Мы обязаны вернуться и спасти парней!

Шиар попытался взять ладонь Линды - она резко отдернула руку. Убаюкивающим голосом, он заговорил с девушкой, словно с маленьким ребенком:

- Даже если мы вернемся, уйдет много времени, чтобы разыскать след Колистиона. К тому моменту, когда мы найдем золотого, его уже не будет в живых.

Линда сморгнула рожденные в ее жемчужных глазах слезы.

- Мы не можем просто так сидеть и ждать! Твой отец - король! Нам помогут лесные эльфы!

Шиар покачал головой. Лесные эльфы не придут. Но девушка знала это не хуже самого принца.

- Должен же быть выход!

По телу Линды пробежала дрожь - она почувствовала присутствие любимого прежде, чем заметила его неясные очертания. Рядом с лесным эльфом возник едва различимый образ Кристиана.

- Ступайте в золотой город, - губы иллюзии беззвучно шевелились - голос звучал в голове Линды. - Шиар, береги ее.

Лик золотого начал рассеиваться.

- Нет! Где ты? Я приду за тобой!

Призрачные глаза с тоской взглянули на Линду.

"Я люблю тебя, девочка моя".

Туманная фигура исчезла, а Линда закрыла свое лицо руками и горько зарыдала. Нет и не может быть ничего страшнее абсолютного бессилия.

Приблизились Зоуи и Дейв.

- Кристиан и Джеймс не придут, - Шиар отметил, как быстро взяла себя в руки Линда - ее голос прозвучал совершенно бесстрастно. - Нам нужно идти дальше.

Прошло несколько часов. Линда надела маску отрешенности и решила, что когда они доберутся до золотого города, она будет просить родственников Кристиана найти тех, кто отнял у нее эльфа. Вместе с золотыми девушка убьет их всех, а потом с помощью Орея наколдует или отправится на тот свет и вернет своего любимого. Поражения Линда Смузи не примет. Никогда.

Сегодня ребята решили не продолжать свой путь - они давали последнюю возможность Кристиану и Джеймсу нагнать их. Сидя у костра, Линда растирала окровавленные ступни, когда заметила появление возле себя Шиара. Ступал эльф беззвучно, отчего девушке стало немного не по себе.

Лесной поставил рядом с подолом платья Линды лапти. Красавица не могла не рассмеяться. Если бы кто-нибудь из бывших подруг встретил Линду Смузи в порванном и грязном вечернем платье, а на ногах заметил лапти, это была бы бомба.

- Рад, что насмешил тебя, принцесса, - Шиар так обаятельно улыбнулся, что девушке стало страшно стыдно перед другим эльфом, тем, который владел ее сердцем.

- Я не принцесса, - но Линда с радостью взяла обувь и подняла глаза. - Спасибо.

- Когда ты выйдешь за меня замуж, ты ею станешь. Привыкай.

Лапти пришлись впору. Ноги нещадно саднило. Ступни горели, пятки были стерты. А в удобной обуви из мягкой прелой травы, Линда почувствовала невероятное облегчение.

- Я никогда не выйду за тебя замуж, принц Шиар. Я принадлежу другому.

- Я и не надеялся на легкую победу, - лесной произнес заклинание, и раны зажили на ногах девушки, а ее платье стало столь же прекрасно, как было у подножия древа вечности несколько дней назад.

Линда окинула скептическим взглядом свое одеяние. Ее нисколько не смущала обувь, но платье...

- Первое, что нам нужно сделать - сменить одежду!

- Откуда у эльфов такие классные доспехи? - Линда снова нанесла удар.

Шиар практически не шевелился. В его руках даже не было оружия. Принц с легкостью маневрировал, отклоняясь от тяжелого меча и заставляя девушку вновь и вновь поднимать вверх грозный клинок.

- Мы не водим дружбу с существами других рас, но дела имеем, - эльф лукаво улыбнулся, и Линда вспомнила, что они являются представителями двух совершенно разных миров. - Мои доспехи ковали горные гномы. Доспехи Кристиана - нечто абсолютно иное. Это переплетение магических чар и чешуй панциря дракона. Его доспехи живые и обладают сознанием.

Девушка невольно приоткрыла рот.

- Живые?

Шиар печально вздохнул.

- Только золотые эльфы владеют этой древней магией. Они могут вселять жизнь и заставлять служить им любые предметы, которые прежде были частью магических существ.

Дейв, который наблюдал за попытками Линды навязать бой эльфу и слышал весь их разговор, недовольно пробурчал:

- Если нам и удастся раздобыть доспехи, выглядеть они будут не так круто, как ваши.

Шиар усмехнулся.

- Вступить в бой за золотого эльфа мои братья не согласятся, но на помощь мне и моим друзьям, несомненно, придут. Очень скоро вы смените ваши скудные одежды на нечто куда более подходящее для нашего путешествия.

Шиар окинул лукавым взглядом Зоуи, отчего девушка ощутила тревожное волнение и залилась краской.

- Линда, позволь мне еще раз просить тебя остаться в этом изящном платье. Я защищу тебя от любых напастей моего мира.

- А если я выйду за тебя замуж, ты посадишь меня к принцессам своего народа на древо вечности и больше не позволишь ступить моим восхитительным ножкам на бренную землю? - попыталась пошутить Линда, но когда встретила твердый взгляд Шиара, недовольно покачала головой. - О, мой Бог! Я никогда не стану твоей женой, но если бы такое случилось, я бы предпочла смерть подобной участи.

Впервые лицо принца лесных эльфов исказила гримаса гнева. Сквозь зубы Шиар процедил:

- Ты не знаешь, о чем говоришь, Линда! Высшее счастье для женщины - чувствовать, что ее любят и оберегают. Высшее счастье для мужчины - знать, что его ждут и ему доверяют.

Смузи гордо подняла подбородок.

- Ты упоминал, что оценил такие черты моего характера, как смелость и решительность, - превозмогая невыносимую боль в руках, Линда резко подняла меч и нанесла новый удар - и снова мимо. - Зачем тебе женщина с сильным характером, если ты собираешься запереть ее в четырех стенах? Нет! На вершине вашего ритуального дерева!

В мгновение ока Шиар оказался настолько близко от Линды, что между ними не смог бы безболезненно проскользнуть клинок, который с дрожью в пальцах из последних сил удерживала девушка.

- Моя жена должна обладать характером, чтобы стать мне достойной союзницей, Линда. И со всем пылом разделить мою страсть, - у девушки перехватило дыхание - она по-настоящему боялась того гневного заведенного Шиара, который стоял в сантиметре от нее.

Дуновением ветра эльф выбил меч из рук Линды, и тот со звоном упал на холодные камни, покрытые мхом и лишайником.

- На сегодня урок окончен.

Глава 9.

Зоуи сидела на старом пне, наслаждаясь открывающимся видом. С холма, у подножия которого Шиар посоветовал ребятам провести ночь, открывалась великолепная панорама долины. Альфаир готовился ко сну, и это ощущалось во всем. Деревья спешно сворачивали разноцветные кроны, цветы закрывались, птицы торопливо возвращались в свои гнезда. Пение и щебетание стихало, уступая место крикам ночных хищников.

- Ты ушла далеко от лагеря, - Зоуи вздрогнула от тихого замечания Дейва.

- Иногда необходимо побыть одной, чтобы услышать собственный внутренний голос.

Парень зашел за спину девушки, поставил руки по обе стороны от нее и опустил подбородок на плечо блондинки. Казалось бы, невинный дружеский жест заставил Зоуи ощутить трепет. Она испытывала странные, спутанные и не ясные эмоции как в отношении Робертсона, так и касаемо Шиара.

- Я слышу, о чем ты думаешь, детка.

- У меня есть имя, Дейв.

На этот раз парень не собирался спорить, желая запечатлеть в памяти красоту момента.

- Я знаю, что не безразличен тебе, Зоуи. И дело совершенно не в Шиаре. Если бы ты действительно влюбилась в него, то обо мне бы и не думала.

Зоуи обреченно опустила плечи.

- Не время, Дейв, - вопреки собственным словам девушка склонила голову и щекой прикоснулась к виску парня. - Наши друзья в беде, и мы ничем не можем им помочь.

- Ты не хуже меня знаешь: велика вероятность того, что нам не пережить даже этой ночи. А возможность вернуться домой катастрофически мала. Кристиан и Джеймс мои друзья, и я чертовски сильно переживаю за них! Но ты, Зоуи, та, кого я хочу называть своей девушкой. И если это наш последний вечер на Земле...

Блондинка с горечью засмеялась.

- Да, если это наш последний вечер на Альфаире, давай сделаем то, чего хочешь ты. И чего так хочу я!

- Ты просто мастер разводить девчонок, Робертсон.

Зоуи резко встала и двинулась в направлении лагеря, спиной ощущая прожигающий насквозь взгляд Дейва.

Парень следовал в паре дюжин шагов позади Зоуи, когда услышал истошные крики девушки. Сломя голову, Дейв бросился к тому месту, где мгновение назад среди деревьев мелькнул силуэт блондинки, но Зоуи уже не было.

Дейв стал судорожно обыскивать буйные заросли, потому как заметил мимолетное шевеление их листьев. Под ярко-лиловым кустом он нашел здоровенную дыру в земле, из которой едва слышно звучал крик Зоуи. Не раздумывая, спортсмен прыгнул в отверстие и понесся по извилистому тоннелю, по усилению звука безошибочно определяя, что стремительно приближается к девушке.

Дейв свалился прямо на Зоуи. Блондинку лихорадило.

- Успокойся! - регбист перекатился на холодную землю и попытался подняться на ноги, но ударился о низкий потолок норы.

Во все стороны расходились подобные цилиндрическим трубам тоннели. Из одного отверстия шел слабый дневной свет, благодаря чему ребята могли ориентироваться в подземелье.

- Все в порядке, Зоуи! Мы пойдем на свет и выберемся.

Дейв повернулся и взглянул на мертвенно-бледную девушку, чьи дрожащие синие губы безуспешно пытались что-то до него донести.

- Все хорошо, малыш. Вспомни о телепатии. Просто подумай об этом.

Расширенными от ужаса глазами Зоуи взглянула на Дейва.

"Он сейчас вернется".

Тогда парень смекнул, что девушка не могла сама свалиться в дыру, умело прикрытую колючими зарослями. В тот момент, когда Дейв повернул голову в противоположную от Зоуи сторону, нечто твердое, словно острый камень, ударило его по лицу, и он навзничь упал на землю. Послышалось шипение и мерзкие чавкающие звуки. Дейв открыл глаза и увидел, как здоровенный червяк-циклоп, хвост которого был покрыт чешуйчатыми шипами, приближается к насмерть перепуганной Зоуи.

- Эй ты, слизь, иди сюда.

Надо было сперва найти хоть какое-нибудь оружие.

Монстр оказался рядом с Дейвом и вновь со всего размаху ударил парня. Но в последний момент Робертсону удалось отклониться, и хвост червя задел по касательной его спину. Схватив здоровенный камень, Дейв ринулся в атаку. Его удар червь практически не почувствовал. Желеобразные внутренности мерзко перетекали под бурой слизистой оболочкой. Дейв стал отступать, чудовище надвигалось, загоняя парня в угол.

"Беги".

Зоуи проигнорировала его призыв. Стрела вонзилась в голову червя и все желеобразное содержимое его дряблого тела стало вытекать из образовавшегося отверстия. Дейв метнул взгляд туда, где предполагал увидеть Шиара, но вместо этого с удивлением лицезрел небесно-голубые очи Зоуи. Ее трясущиеся руки сжимали лук.

Дейв подошел и обнял девушку.

- Все позади.

Ну, кто его за язык тянул? В этот момент из тоннеля за спиной Зоуи показался еще один червь, а за ним еще и еще.

Дейв схватил руку девушки, и, не оглядываясь, побежал по тому тоннелю, из которого шел свет. Судя по усиливающемуся шипению, монстры приближались. Свет становился все ярче и ярче, когда, наконец, ослепил парня и девушку.

Лаз обрывался на отвесной стороне холма, а внизу, прямо под тем местом, где находились ребята, бурлила стремительная река.

- Боже мой.

- Умеешь плавать? - Дейв с тревогой заглянул в глаза девушки.

- Да, - сорвавшимся голосом прошептала Зоуи.

Крепко держа друг друга в объятиях, Дейв и Зоуи полетели вниз. А черви последовали за ними.

- Вон они! - завопила Линда, когда вдалеке заметила две маленькие фигурки, летящие с обрыва в бурлящую реку.

Следом за Зоуи и Дейвом из отверстия в скале показались здоровенные слизни, которые нырнули и скрылись под водой почти в то же время, что и ребята.

- Оставайся тут, - с мечом наперевес Шиар стремительно метнулся в направлении реки. Линда не тратила время на размышления. Схватив свой тяжелый клинок, девушка понеслась к воде.

По пояс погруженный в реку, Шиар отбивался от двух червей. Одному из них удалось выбить меч у лесного эльфа. Голыми руками Шиар обхватил разинувшего пасть монстра.

В нескольких метрах от него Зоуи вытаскивала на берег бесчувственное тело Дейва. Прямо за ними показался третий слизень. Он почти догнал блондинку, когда рядом возникла Линда и одним сильным движением практически насквозь проткнула громадного червяка.

Девушка оглянулась в ту сторону, где прежде стоял Шиар, и разглядела лишь мелькавшие под водной гладью тени. Она еще раз посмотрела на Зоуи, тянувшую к берегу Дейва, потом обратно.

- Вытаскивай его из воды и делай искусственное дыхание!

Линда подняла высоко над головой эльфийский меч.

Вода вокруг девушки начала пузыриться и помутнела. Линда замерла. Ее слух улавливал только собственное прерывистое дыхание и бешеный ритм, отбиваемый сердцем. Смузи почувствовала невероятный выброс адреналина в кровь, и ей это понравилось.

В отражении на стали клинка Линда заметила шевеление на поверхности воды позади себя. С разворота, с яростным криком девушка напополам разрубила здоровенную пасть червя. Чувство эйфории от одержанной в схватке с противником победы захлестнуло. Глаза горели торжеством.

На берегу, недалеко от приходящих в себя Зоуи и Дейва, скрестив на груди руки, стоял Шиар.

Глава 10.

Кристиан поднялся на ноги, на полторы головы возвысившись над Катиль, отчего юная девушка потеряла дар речи. Широкоплечий, огромный, со стальными бугрящимися мускулами эльф предстал в своем первозданном виде - без доспехов, совершенно нагой.

Несколько секунд золотой проницательно вглядывался в глаза Катиль, считывая все ее мысли и эмоции. Девушка стыдливо потупилась и заломила руки.

- Ты пойдешь с нами.

Взгляд темных как ночь глаз Катиль метнулся на Кристиана.

"Если я так поступлю, вся банда будет преследовать нас. И они не успокоятся, пока не убьют тебя. Моя же собственная участь будет много хуже".

- В благодарность за твою помощь я предлагаю тебе сделку, - Кристиан не сводил ярко-синих глаз с девушки. - Ты помогаешь мне совершить побег и найти друга, который угодил вместе со мной в лапы твоего папаши, а я сделаю так, что нас никогда не найдут твои дружки.

Сердце Катиль пропустило удар. Шайка разбойников во главе с отцом - все, что осталось у девушки. Предавая их, Катиль чувствовала себя так, будто предает свою семью. Но даже в мыслях она никогда не смела покинуть банду. Что ждет ее впереди в мрачном лесу рядом с хитрым и, несомненно, чрезвычайно опасным золотым эльфом? Но вероятность оказаться одной была куда более пугающей.

Кристиан молча ожидал решения Катиль, и, когда пришло время вмешаться, он вовремя вставил свое весомое слово:

- Ты знаешь законы золотых, - в ответ на реплику гиганта Катиль неуверенно кивнула. - Я не смогу оставить тебя среди эльфов, но обещаю: моя семья поможет тебе. Когда мы доберемся до моего города, братья заберут твои мрачные воспоминания и подарят тебе новую жизнь в лучшем мире - мире людей.

Девушка сделала глубокий вдох. Неужели, ей это не снится? Неужели, эльф действительно предлагает то, о чем прежде Катиль не могла и помыслить.

- Я жил там, девочка. Я знаю семью, мужчину и женщину, которые будут рады позаботиться о тебе, как о родной дочери. А главное, у тебя появится шанс на счастливое будущее вдали от тварей, которые обитают на этой забытой богом планете.

Казалось, эльф вдохнул в Катиль жизнь. Девушка ощущала воодушевление и переполнявшую ее радость.

- Я сделаю все, о чем ты попросишь, золотой, ради возможности навсегда покинуть Альфаир! - Катиль высоко подняла подбородок, решительный взгляд впился в глаза Кристиана. - Но если ты обманываешь меня...

- Эльфы не врут, девочка. Запомни эту истину раз и навсегда.

Золотой протянул открытую ладонь и беззвучно промолвил:

"Кристиан".

Минутами позже эльф спрыгнул в яму, на которую указала дочь атамана, и увидел Джеймса. Парень поднял на Кристиана помутненные глаза и не узнал друга. Заражение крови и ее потеря сделали свое дело - почти все время Баттон провел без сознания, а в те редкие минуты, когда приходил в себя, - бредил, не понимая, что реально, а что лишь фантазии его отравленного разума.

- Мы вытащим тебя, Джеймс, - Кристиан, прикрытый набедренной повязкой, которую раздобыла для него Катиль, взвалил на плечо тело друга и по веревочной лестнице выбрался на поверхность.

- Хочешь попрощаться с отцом?

Девушка отвела взгляд. Ее сердце обливалось кровью от сознания того, что, скорее всего, она больше никогда не увидит Демьяна. Катиль по-настоящему любила своего батьку, но понимала, что тот никогда ее не отпустит.

- Он может проснуться от скрипа половиц, - печально прошептала девушка. - Нам пора.

- Не отставай, - бросил Кристиан, и, петляя меж деревьев, торопливо побежал в чащу леса.

Линда впервые проснулась на рассвете. Она выглянула из шалаша за мгновение до того, как яркая радужная вспышка справа налево озарила темное ночное небо, и одномоментно наступил день.

"Красиво, не правда ли?"

Линда бросила взгляд на лесного эльфа, сидевшего высоко на дереве.

- Красиво, - едва слышно прошептала Линда, не сомневаясь в том, что Шиар всё равно услышит ее ответ.

"Я скучал по этому, когда жил на вашей Земле".

Принц ловко спрыгнул на глиняную поверхность. Недовольным скептическим взглядом он оглядел вновь помявшееся платье Линды.

- Ночью доставили посылку, - кивком головы эльф указал на приличных размеров сверток возле тлеющих углей в середине лесной поляны. - Твое - бирюзовое.

Ничто не радует женщину так, как новая одежда. А Линда была самой настоящей женщиной от макушки до кончиков пальцев.

Аккуратно упакованными в гигантский сухой лист перед Линдой предстали несколько мягких и прочных костюмов. Она сильно удивилась, заметив укороченные женские юбки, и подняла брови в ожидании разъяснений от Шиара. Эльф саркастически хмыкнул.

- Ну, вы же девушки, а в моем мире девушки носят длинные платья. Для тебя и Зоуи лесные пошли на уступки. На небольшие уступки.

Расширенными от удивления глазами Линда взирала на Шиара:

- Эту одежду делали специально для нас? Но как? Когда?

Принц свел ладони, а потом медленно раздвинул в разные стороны.

- Мы умеем растягивать время.

- Ох уж ваши магические штучки, - бросила через плечо Линда, убегая с новой одеждой в направлении реки. Не забыла красавица и про свой меч. На всякий случай.

Останков червей на берегу уже не было. И девушка не сомневалась, что позаботился о них вовсе не Шиар. Линда умылась, привела в порядок волосы, а потом взглянула на новый костюм - юбку и корсет. Нет, она просто не может не искупаться перед тем, как оденет чистую одежду. Девушка скинула платье, и, казалось, звуки, доносившиеся из леса стали тише, а птицы смолкли.

Она оглянулась по сторонам. Никого. Линда забралась на большой валун и рыбкой нырнула в воду.

Стало дьявольски холодно. Но так приятно холодно!

Дейв выбрался из шалаша и удовлетворенно потянулся в тот момент, когда Линда вернулась. В бирюзовой юбке и корсете, с мечом в руках, девушка выглядела как эротическая фантазия любого мужчины. Парень захохотал:

- Смузи, да ты просто создана для жизни с эльфами. Но ты и сама должна это понимать, - спортсмен развязно подмигнул Линде. - Каждый день тебе дарят новые шмотки!

Брюнетка обиженно надула губки. Да, воительница, но всё же Линда Смузи.

- Дурак ты, Робертсон.

- И тебе доброго утра, - Дейв шутливо приобнял и потрепал по голове Линду, когда поймал на себе мрачный взгляд Шиара.

- Скоро к нам присоединится Колистион.

Глава 11.

Сердце билось в бешеном ритме. Пронзительные крики ночных существ заставляли конечности судорожно вздрагивать. Катиль с раннего детства выучила непреложную истину: покинуть родной дом ночью и очутиться одной в гарбинском лесу, значит погибнуть самой ужасной из всех возможных смертей. Но сейчас девушка была не одинока и за более чем час изматывающего бега в наводящем ужас на всех людей Альфаира месте успела понять, что, лихо петляя и постоянно меняя направление движения, эльф не только запутывал следы, но и умело избегал обителей устрашающих монстров, населяющих непроходимую чащу, в которой волею судьбы оказалась той безлунной ночью невинная пятнадцатилетняя девушка.

- Тихо, - резко остановившись, только губами прошептал Кристиан.

Его мысли не вторили словам, поэтому Катиль поняла, что рядом, вероятно, был кто-то еще, тот, кто не имел возможность услышать речь золотого, но, как и все существа этого мира, без труда считывал ментальные образы своих собратьев.

Катиль замерла и взглянула на эльфа. Кристиан проделывал тот трюк, которому много лет назад старый наставник друид обучал маленькую девочку, - выпускал на волю астральное тело и проверял местность на наличие незримых опасностей. Девушка последовала примеру Кристиана, не вполне уверенная в том, что золотой сможет обнаружить чудовищ, которых заметит сама Катиль.

Учитель говорил:

"Сделай глубокий вдох. Потом выдох. Снова вдох. Выдыхай незаметно. Словно ветерок проносится мимо твоего лица. Пусть ветерок чуть касается носа. И залетает внутрь. И вылетает. И еще. И пусть ветра не станет.

Представь, что у тебя не два ока, а одно. И расположено оно меж бровями. Чуть выше. Закрой оба своих глаза и открой третий.

Ты видишь то, что сейчас не надо видеть. Но несколько мгновений смотри. Изучай. Запоминай. Пусть твой разум привыкнет к этому зрению. Пусть глаз начнет различать детали.

А теперь думай о том, о чем желаешь узнать. Представляй то, что хочешь увидеть. И смотри. И помни: никакого ветра."

Кристиан открыл глаза и уже хотел бежать дальше, туда, где не заметил никакой опасности, когда бросил мимолетный взгляд в сторону Катиль. Он ощущал ее присутствие, но с удивлением заметил: девушка не дышит. Покинутое душой тело, словно безжизненный камень, замерло - дочь атамана лесных разбойников пребывала в столь несвойственном для людей состоянии глубинной медитации.

Но эльф не был бы эльфом, если бы не смог прочесть мысли девушки и увидеть образы, мелькавшие перед астральным зрением Катиль.

Девочка в нерешительности замерла около двух высоких дубов, пространство между которыми казалось затянутым колышущейся мерцающей пленкой.

Кристиан опустил на траву бессознательное тело Джеймса и подошел ближе к Катиль.

- Не ходи туда, - шептали его губы рядом с ухом девушки. - Портал может вывести куда угодно.

"Я чувствую, что должна сделать это", - упрямился разум Катиль.

- Тогда молись, чтобы не оказаться в третьем мире.

Тонкое тело приблизилось к проходу. Еще немного. Еще. Девушка подняла руку в попытке пальцами прикоснуться к искаженной материи мироздания, но ничего не ощутила - ее физическая составляющая осталась в нескольких сотнях метров позади, возле Кристиана. Тогда Катиль набралась решимости и ступила в раскрытые объятия неопределенности.

Сознание понеслось по длинному тоннелю в другой мир. В мир Линды Смузи. Катиль как на картинке увидела чистые и светлые леса, засеянные поля, величественные города с огромными зданиями, автомагистрали, сети железных дорог, миллионы, нет миллиарды жителей иного мира. И единственными разумными существами, его населявшими, оказались люди.

- Пора, девочка, возвращайся.

Эльф не услышал недовольного возгласа, но почувствовал злость юной путешественницы и безошибочно распознал ее желание остаться там, за пределами родного ненавистного ей мира - Альфаира.

- Очень скоро, Катиль, ты навсегда покинешь эту планету, но сейчас не самое подходящее время.

Душа не хотела возвращаться в оставленное тело, но девушка понимала, что если она проведет несколько лишних минут в другом мире, связь с ее физической оболочкой может быть разорвана навсегда. И Катиль станет бестелесным призраком в измерении астральных сущностей.

- Давай же, девочка. Возвращайся ко мне.

Катиль раскрыла глаза и через минуту неуверенно повернулась к Кристиану. Ее щеки были мокрыми от слез.

- Я хочу туда, проход совсем близко.

Эльф с нежностью взял ладони Катиль в свои руки и заглянул в ее опечаленное лицо.

- Тоннель не стабилен. Он может выкинуть тебя уже совсем в другом месте. Ты знаешь, - Кристиан вытер слезы на прекрасном юном личике своей новой знакомой. - Скоро ты окажешься на Земле. К тому же, золотые эльфы очистят твою память, и ты начнешь жизнь с белого листа. Нужно потерпеть всего несколько дней, малышка. Соглашайся.

Опечаленная девушка опустила голову, понимая, что на этот раз правда на стороне золотого. Но как прекрасен показался Катиль далекий и чистый мир людей!

А в то время, когда погруженная в транс дочь Демьяна имела возможность посетить Землю и воочию лицезреть все ее величие, Жура, долговязый однорукий помощник ее отца, почувствовал, что почти нагнал эльфа. И Катиль. Его обостренное годами жизни в смешанном лесу чутье гнусавым голоском всегда безошибочно подсказывало хозяину о приближении желаемое добычи.

Защищенный амулетом старой бабки, в темное время суток разбойник оставался незаметным для всех живых сущностей, сливаясь с мраком ночи. И Жура уже давно догадывался, что в кристалле, который передала ему по наследству дряхлая мать его непутевого отца, ведьма, обитает злой дух, и именно он время от времени беседует со своим хозяином.

"Девчонка. Во всем виновата девчонка. Она отпустила эльфа и того, другого. Ее следует наказать. А потом убить."

И снова этот дьявольский смех...

Жура злорадно усмехнулся своим собственным, как ошибочно полагал одноглазый, мыслям, и в который раз бережно погладил магический кристалл на шее.

- Как хорошо, что ты есть у меня, - прошептал разбойник, обращаясь к ведьминой вещице.

Кристиан и Катиль побежали дальше. Чутье не подводит эльфов. Тело раньше реагирует на то, что еще не успевает осознать разум. По спине золотого снова пробежала мелкая дрожь, и его собственные духи-хранители зашептали: "Бежать, скорее бежать! Как можно дальше от разбойников. Как можно ближе к Линде. Любовь развеет чары. Любовь защитит и тебя и эту девочку".

Катиль упала. В ее ногу воткнулась заточенная ветка. Капкан. Девушка попыталась встать, но сил больше не было. Кровь запачкала ее штаны и сапоги.

- Ночуем здесь, - удрученно глядя на стремительно растекающееся пятно заключил Кристиан.

Во время сна людей, эльфу предстояло позаботиться об их здоровье и безопасности.

Жура бежал изо всех сил, но всё равно не успел. Издалека разбойник увидел, как Эльф произнес заклинание, создавшее непроницаемое магическое кольцо вокруг него. И этой дрянной девчонки, дочери атамана. Сколько раз голос подсказывал Журе не тянуть, а использовать для собственного развлечения и после прикончить Катиль! И сколько раз разбойнику удавалось сдерживать рвущееся из груди черное, как сама бездна, чувство, которое неизменно рождалось при виде беззащитной девушки. Но почему-то подобное желание посещало несчастного калеку лишь в те моменты, когда одноглазый вновь надевал бабкин амулет.

Но теперь, наконец-то, Жура понял, кто его истинный друг, а кто - враг. Девчонка предала всю их банду, отпустив золотого и последовав за ним. Катиль бросила своего отца и всех тех, кто последние три года растил и кормил эту дерзкую выскочку.

И ей бы удалось успешно сбежать вместе с тем, кого Жура считал своим главным трофеем, если бы не бесценный амулет. Кристал вовремя засиял и зашептал своему хозяину, предупреждая о побеге самого ценного из всех когда-либо пойманных их беспощадной бандой пленников.

Но сложившейся ситуации разбойник был несказанно рад. Теперь он один мог завладеть всем, чего так давно желал - милой и юной, но чертовски строптивой дочерью Демьяна и кровью золотого эльфа, которая, как верно предполагал Жура, способна избавить его от полученных в бою с вурдалаками увечий.

Обратного пути в лагерь у разбойника не было - Демьян прикончит того на месте, когда узнает, что помощник, едва заметил бегство его дочери, сразу же не сообщил об этом своему атаману. Но игра стоила свеч. Торжествующий звериный рык вырвался из пасти Журы от одной мысли о беззащитной Катиль, которая очень скоро непременно окажется в его руках!

Глава 12.

Девушке не спалось. Да и куда там... Чтобы как-то справиться с острой режущей болью в ноге, Катиль стала внимательно наблюдать за тем, чье присутствие неизменно отзывалось в душе девушки бурей противоречивых эмоций.

- Кончай с этим, детка, - уловив возбуждение новой знакомой, насмешливо протянул Кристиан.

Краска смущения залила лицо девушки, но взгляд Катиль не отвела.

- Ты говоришь совсем не как золотой эльф, - упрекнула она Кристиана. - Где же твои изысканные речи и витиеватые выражения?

Аккуратно прикладывая к ранам бесчувственного Джеймса собранные во время бега целительные травы, Кристиан окинул Катиль медленным изучающим взглядом.

- Я говорил, что долгое время жил среди людей, и каждый день был вынужден ходить в старшую школу с сотнями земных мальчишек и девчонок твоего возраста.

Темно-зеленые глаза расширились от удивления. Девушка не могла представить себе место, где собралось бы так много ее ровесников. Откровенно говоря, последние три года Катиль не имела возможности даже поговорить с кем-то моложе тридцати лет. Возможно, поэтому ее юная женская плоть так предательски реагировала на близость привлекательного золотого эльфа.

- Снова ты за свое. Твое дивье тело приобретает малиновый окрас, стоит тебе взглянуть в мою сторону, - Кристиан покачал головой, и перед его глазами появился укоризненный взор Линды. - Это не хорошо. У меня уже есть любимая женщина.

- Да, ты привлекаешь меня, золотой, но только потому, что я три года сидела в непроходимой чаще леса в логове мерзких и кровожадных бандитов. Я уже забыла, как выглядят настоящие парни, которых, честно говоря, и во всей моей деревне насчитывалось только трое.

Катиль категорично скрестила на груди руки, и, вскинув подбородок, окинула гневным взглядом Кристиана.

- Мой отец ненавидит существ других рас! И батьку в его нелюбви к магическим личностям я прекрасно понимаю. Упыри, а не эльфы убили моих родных, но вы, золотые, со всеми вашими умениями и заклинаниями, конченые эгоисты! Вы очистили от нечисти все ваши земли, и живете, как короли, но никогда не помогаете собственным соседям. Мало того, вы не пускаете на ваши территории других - гномов, лесных эльфов, даже простых людей! Знаешь, предложи ты, Кристиан, бежать с тобой, и жить вместе в золотом городе, я бы никогда не согласилась! Я бы предпочла жизнь вместе с шайкой бандитов в гарбинском лесу участи подруги спесивого и надменного золотого эльфа!

Вот сейчас Кристиан действительно стал похож на типичного представителя упомянутой девушкой расы. Смерив Катиль высокомерным взглядом, эльф сухо бросил в ее сторону:

- Вакантное место моей подруги уже занято, милочка. И я никогда не предложу ни ей, ни тем более тебе жить вместе со мной в золотом городе. Разговор окончен.

Девушка наконец-то смогла взять контроль над бушующими в присутствии Кристиана эмоциями. Гнев пересилил плотское влечение, и даже в тот момент, когда эльф переключил свое внимание с бессознательного друга на Катиль, она не без гордости поняла, что отныне властвует над прежде непокорным телом.

Кристиан с треском рванул штанину и обнажил окровавленную ногу девчонки. Встретив ровный взгляд горящих злобой изумрудных глах, эльф отметил, что Катиль держится молодцом - ни единый мускул на ее лице не позволил Кристиану понять, насколько глубок оказался порез девушки.

- Тебе лучше лечь.

Катиль без пререканий последовала совету золотого.

- Готова?

Нужно было вырвать из ноги девочки заточенную корягу, на которой, скорее всего, имелось несколько зазубрин. И Катиль понимала, что в сравнении с той болью, которую она испытала при попадании в капкан, новая боль может быть во много раз сильнее.

- Скажи мне, - тихим голосом попросила Катиль. - Скажи мне, понравится ли мне на Земле?

Кристиан проникновенно заглянул в глубокие зеленые глаза.

- Там нет опасности. Все, что будет заботить тебя в старшей школе - обучение и выбор профессии, - эльф по-доброму улыбнулся. - И, конечно, парни. Преимущественно парни.

Когда Кристиан резко вырвал заостренную ветвь, девушка издала стон, однако, на губах ее заиграла улыбка. Все, что смогла произнести Катиль после того, как смесью смолы и толченых трав золотой принялся растирать ее кровоточащую ногу, стало короткое, но такое радостное восклицание:

- Скорей бы...

Жура стоял близко, буквально в десятке метров от эльфа и девчонки. Ветер доносил до разбойника обрывки из разговора. Одноглазый усмехнулся. Не этой ночью, так следующей, оставаясь не замеченным, он прикончит золотого и заберет девчонку. И никогда, пообещал себе Жура, никогда Катиль не покинет Альфаир.

Ему предстояло только переждать день где-нибудь подальше от эльфа, а с наступлением ночи он совершит задуманное. Одноглазый тихо засмеялся и растворился во мраке.

Превозмогая ломоту в конечностях, Джеймс неуверенно сел и огляделся. Клубы густого белого тумана окутывали мрачные ветвистые деревья и обволакивали ноги парня, не решаясь, однако, своими путами пленить все его тело. Да, Баттон снова находился на Альфаире. И он был один в темной непроходимой чаще леса. Его последним четким воспоминанием стал дом, а точнее, темный подвал дома колдуна Орея. Джеймс помнил, как пуля насквозь прострелила его ногу, а минутой позже последовала серия мощных ударов лопатой. В памяти всплывали отрывочные сюжеты о том, как их вместе с Кристианом, привязанных к одной лошади, долгие часы везли по труднопроходимым болотистым дебрям.

Парень ощупал свою ногу и с удивлением отметил, что, не смотря на некоторое онемение конечности, даже отголосков боли не возникало. Немного свистело в ушах, но это, вероятно, оттого, что длительное время Джеймс провел без сознания.

- Проснулся! Ну, привет, земной мальчик, - прямо перед Баттоном откуда-то сверху на траву спрыгнула юная молодая девушка. Ее кучерявые волосы разметались по плечам, одежда соблазнительно подчеркивала женские формы.

- Еще одна мысль в этом направлении, и я перережу тебе глотку, - сощуренные глаза девушки сверкнули недовольством.

- Кто ты такая? - прочистив горло, удивленно поинтересовался парень.

Между деревьев показался Кристиан.

- Она наша подруга. Джеймс, познакомься с Катиль. И поблагодари ее - чудесным спасением мы обязаны именно этой девочке. И нашими жизнями тоже.

Парень кивнул головой и произнес слова благодарности, а после полюбопытствовал:

- Ты тоже была в плену у этих головорезов?

Кристиан усмехнулся и ответил вместо Катиль.

- Ее папаша - их главарь! Девчонка пожалела нас.

Баттон разинул рот и окинул новую знакомую восхищенным взглядом. Катиль никак не походила на выросшую в лоне банды кровожадных дикарей девчонку. Ее утонченные черты лица, будто, феном уложенные влажные кудрявые волосы, удобная, но очень симпатичная одежда могли принадлежать одной из стильных старшеклассниц старшей школы.

Кристиан хохотнул:

- Ты прав, друг. Скоро малышка и окажется среди ваших сверстниц - она согласилась бежать с нами, потому что я пообещал Катиль отправить ее на Землю.

Джеймс обаятельно улыбнулся девушке, и не слишком довольная, она сделала вид, что вовсю увлечена приготовлением завтрака.

- Да, лучше уж отправиться с нами на Землю, чем остаться жить в логове этих свирепых верзил.

Кристиан перевел задумчивый взгляд на дочь атамана шайки.

- Если бы она хотела остаться с отцом, я бы ее не забрал. Катиль собиралась покончить с собой.

Ветка, которой девушка помешивала похлебку, хрустнула и переломилась в ее руке.

- Это же просто преступление! Девчонка так хороша, так...

Джеймс не заметил, как Катиль оказалась возле него, и короткое прекрасно заточенное лезвие ее ножа коснулось горла парня. На шее появилась капля крови.

- Я сказала, еще слово про мою внешность, приятель, и ты покойник!

Кристиан положил ладонь на острое плечо девушки.

- Ну-ну, куколка, успокойся. Если ты действительно хочешь жить на Земле, тебе придется привыкать к вниманию несносных мальчишек. В мире людей девушки жаждут услышать подобные слова и называют их комплиментами.

- Он в моем мире! И он меня понял!

Подобно дикой кошке, Катиль оскалилась в сторону Джеймса. Минутами позже, когда девушка не могла услышать его слова, парень с восхищением выдохнул, вызвав на губах Кристиана насмешливую улыбку:

- Девчонка-огонь!

Глава 13.

Линда вглядывалась в заросли, пытаясь разглядеть высокую статную фигуру Кристиана. Шестое чувство подсказывало Смузи: там есть нечто, что, непременно, омрачит возвращение парней. Может быть, гадала она, Кристиан ранен, или Джеймс... Девушка проглотила ком, неизвестно откуда возникший в ее горле. Сказал же Шиар, что к ним присоединится именно Кристиан. Лесной эльф коварно молчал, потому тревоги Линды с каждой минутой только усиливались.

Позади девушки встали Зоуи и Дейв. Их взволнованные взгляды встретились, и мысленно, ребята разделили опасения Линды: возвращение Кристиана не станет самым радостным событием их путешествия.

Трава колыхнулась. Линда невольно сжала кулаки. Появился Джеймс, целый и невредимый.

- Привет, ребята!

Его радость передалась друзьям. В порыве чувств, Зоуи даже обняла Баттона, а Дейв крепко пожал его тощую руку и похлопал по плечу. Линда, поглощенная собственным волнением, только сухо улыбнулась: если ее страхи не связаны с Джеймсом, значит, что-то не так с самим Кристианом.

Ветер пронесся по высокой траве, и в зарослях мелькнула светлая макушка золотого эльфа. Линда уже сделала шаг навстречу ему, когда увидела другую голову, с темными волнистыми волосами. Ее обладательница заразительно засмеялась. Звонкий радостный смех был поддержан бархатистым смехом Кристиана. Знакомые руки раздвинули траву и на полянку вышли двое: высокий мускулистый золотой эльф и прелестная обаятельная девушка по возрасту близкая самой Линде. Но она совсем не понравилась Смузи, потому как во взгляде нахалки, обращенном к Кристиану, легко читался откровенный интерес. И предложение самой себя.

Не укрылся от пристального внимания Линды и внешний облик Кристиана: практически обнаженный, прикрытый одной набедренной повязкой, эльф прямо-таки сиял здоровьем.

- Привет, ребята! - задорно поздоровался Кристиан, и, подойдя вплотную к Линде, добавил. - Познакомьтесь с нашей новой подругой - Катиль. Она спасла нас и заслуживает вашего доверия.

Кристиан вновь тепло, слишком тепло, по мнению Линды, улыбнулся лохматой девице и поочередно представил ей Зоуи, Дейва и лениво-ухмыляющегося Шиара.

- Катиль, познакомься с Линдой. Я надеюсь, вы подружитесь, - все парни старательно скрывали ехидные усмешки, глядя, как обе девушки враждебно уставились друг на друга.

- Значит, твоя подружка? - Катиль сложила трубочкой губы.

Ситуацию усугублял тот факт, что именно Катиль Кристиан представил в качестве своей новой подруги. Линда перевела взгляд на золотого и заметила искорки веселья в его глазах. Подумать только, ситуация забавляла Кристиана!

- Ага, - протянул эльф, восторженно разглядывая наряд Линды: корсет и юбка придали Смузи невероятное очарование. Ее так и хотелось съесть. Целиком!

Линда заскрежетала зубами, что, разумеется, уловил чуткий слух эльфа.

- Ну, уж нет, блондинчик! Я говорила: то, что произошло на Земле, на Земле и останется! И твои новые подружки меня совершенно не беспокоят.

Линда высокомерно вскинула голову и скрылась в кустах.

Казалось, из всех свидетелей этого разговора ситуация не забавляла одну только Зоуи, которая с тревогой смотрела в ту сторону, где исчезла Линда.

- Ну и девчонка у тебя! - довольно произнесла Катиль, обрадованная своей маленькой победой в первом раунде противостояния с девушкой Кристиана. - Та еще гордячка!

Эльф не мог спрятать глупую улыбку. Как же он скучал по своей Линде!

- Привет, Смуз!

Линда еще яростнее начала рубить мечом старую иссушенную временем корягу.

- Ты приоделась, - с насмешкой в голосе заметил Кристиан.

Девушка представила на месте трухлявого пня голову несносного эльфа.

- Линда, я здесь, - задорно напомнил золотой. - Ты же хочешь разрубить меня. Не стесняйся.

Красавица медленно повернулась. Ни грамма печали. Одна слепая ярость. Линда Смузи.

- Ну, детка, давай, - Кристиан чуть нагнулся и сделал пригласительный жест ладонями. Линда не заставила себя ждать.

Ее удары стали более искусными, меч начал слушаться свою норовистую хозяйку. Мало того, что Кристиан ничем не защищался, он еще и умудрялся обнимать Линду во время собственных ловких маневров.

"Я убью тебя!" - эхом зазвучали гневные мысли гордячки.

Эльф вырвал меч из рук Линды и бросил в десятке метров от нее.

- Ну, хватит.

На этот раз лицо золотого было совершенно серьезно, пламя вечно сияющих глаз фактически обжигало. Кристиан сжал запястья девушки и тянул на себя до тех пор, пока Линда всем телом не прижалась к нему. Плотно-плотно. Кожа к коже.

Она хотела сказать что-нибудь эдакое, гадкое-пригадкое. Но молчала. Глаза Кристиана полыхали такой страстью, которая напугала не только Линду, но и самого эльфа.

- Я не буду с тобой, Сидхе! Я не буду с тобой, несносный ты эльф! - когда вернулось самообладание, прокричала ему в лицо Линда.

Ни один из них не понял, кто стал инициатором грубого иступленного поцелуя, за которым последовали пылкие объятия, царапающие когти Линды, руки Кристиана на ее ягодицах. Ее руки...

- Мне жаль вас отвлекать, но я хочу кое-о-чем напомнить...

- Убирайся, - сквозь зубы бешено проскрежетал Кристиан незаметно подошедшему Шиару.

- Я, конечно, люблю своего отца, но не хочу, чтобы его план воплотился в жизнь! В сложившихся обстоятельствах...

- Пошел вон!

Золотой всерьез собирался метнуться за мечом Линды, когда услышал ее тихие слова:

- Шиар прав. Я не хочу, чтобы ты пострадал.

Глухой дикий рык нарушил спокойствие гарбинского леса. Отпустив неуверенно стоящую на земле Линду, Кристиан ловко подпрыгнул, и, переступая с ветки на ветку, скрылся в густой кроне могучего дерева. Девушка осела на землю и тихо заплакала. А Шиар благоразумно удалился.

Глава 14.

Каждый шел сам по себе, и только Дейв и Зоуи, восхищенные действиями друг друга во время нападения червей-мутантов, крепко обнявшись, весело щебетали о недавно пережитых злоключениях. Когда они примерили подаренную Шиаром одежду, Зоуи сразу отметила, как здорово сочетаются их наряды. Черные, похожие на байкерские брюки Дейва вместе с серой простецкой рубахой сделали парня этаким бруталом-сексопилом, обозначив для окружающих его запредельный уровень тестостерона. А миленькое платьице с вышивкой Зоуи, того же цвета, что и рубашка ее друга, подчеркнуло тонкую талию и обнажило красивые стройные ноги блондинки. Удобные плетеные сапожки сделали невероятно комфортным их движение по лесным тропам.

Друзья сошлись во мнении, что благодаря помощи Катиль Кристиан и Джеймс легко пережили заточение в логове разбойников. Золотой предпочел не делиться своими темными воспоминаниями о пытках Журы, и новая знакомая его в этом поддержала. Однако, Шиар, считавший след магии друидов с тела Кристиана, догадался, что во время пленения эльфа не все прошло так гладко, как пытался убедить остальных золотой.

"Ты чувствуешь это, Колистион?"

Сквозь людей Кристиан бросил беглый взгляд на Шиара и, отвернувшись, медленно кивнул.

"Темная магия движется за нами и клубом едкого дыма обволакивает нас".

Беседуя на эльфийском наречии во время очередной стоянки, Кристиан и Шиар вместе удалились вглубь леса. Как всегда мнительный и настороженный Джеймс проводил их подозрительным взглядом.

- Что-то длинноухие от нас скрывают.

- Эльфы могут создавать видимость дружбы с существами других рас, но по-настоящему доверяют и ценят только своих сородичей, - Катиль, как змея, вытянулась на согретой магическим светом лазурной траве.

- Кристиан не такой! - звонко заявила Смузи. - Он нас защищает и оберегает!

Кучерявая насмешливо изогнула одну бровь и покосилась на Линду, однако, промолчала, чем еще больше вывела девушку из себя.

- Чего тебе надо? Помогла нашим мальчикам, спасибо. Возвращайся к своему папочке.

В глазах Катиль появилась боль. Миловидные черты ее лица испортило уныние.

- Слушай, Смуз! Не приставай к девочке, поняла? - все удивились заступничеству Джеймса, который прежде внимал словам Линды с раболепной преданностью. - Катиль идет с нами и вместе с нами вернется на Землю! Кристиан обещал устроить ее в нашу школу.

От этой новости Линда прямо-таки опешила. Зато Дейв весело рассмеялся:

- Вот видишь, Смузи. Девчонка не собирается уводить твоего эльфа! Разве что, она, а не ты, станет королевой красоты на весеннем балу, - парень почувствовал толчок в бок от Зоуи, и еще теснее прижал к себе миниатюрную блондинку. - Хотя, может быть, в действительности корона для тебя важнее, чем Кристиан.

Разъяренная брюнетка уже собиралась начать выяснять отношения с Дейвом, когда услышала насмешливые слова Катиль.

- Так, значит, ты принцесса местного разлива. Это видно. Вредная. Избалованная, - смакую на остром язычке каждое жалящее слово причитала дочь головореза. - Считаешь, что весь мир должен вращаться вокруг одной тебя. Даже имя твое какое-то слишком сладкое, словно пыльца цветов. Неудивительно, что эльфы запали на тебя - они кушают эти самые цветочки. А некоторые, с приятным ароматом, но горьким привкусом, немного пожевав, выплевывают. Да и любая приторная пища, быстро надоедает, Линда. Как и ты сама.

Смузи кипела от злости. Одно дело - слышать упреки от собственных друзей, и совсем другое выслушивать обличительные слова от потенциальное соперницы.

- Не переживай, детка. В отличие от тебя, у меня хватит ума не связываться с золотым эльфом. Все, чего я хочу - убраться с Альфаира. Навсегда.

Катиль, как дикая кошка выгнулась, и свернулась калачиком, обхватив руками собственные колени. Ее порванные штаны разошлись, обнажив длинную стройную ногу. Джеймс и Дейв не смогли отвести прикованные к гладкой коже девушки взгляды.

- Малышка, занялась бы делом вместо того, чтобы всеми силами привлекать внимание наших парней.

Девочка грациозно поднялась и, с изяществом ступая в том направлении, куда ушли эльфы, бросила:

- Скажу, чтобы в следующий раз твой приятель был осторожнее с моей одеждой.

Меч Линды с глухим ударом упал на землю. Сердце тревожно сжалось. Вот дьяволица!

"Людей больше. Мне одному с ними не справиться. Я один не смогу добраться до золотого эльфа."

"Ты не один. С тобой я", - в глубине кристалла вновь возник манящий живой огонек и отразился в единственном зачарованном глазе Журы. - "У меня есть друзья. Много друзей. Ради крови золотого эльфа они помогут. Они сделают то, о чем я попрошу. Ты будешь видеть обоими глазами, хозяин мой. Ты избавишься от увечий. Каждая женщина будет рада быть с тобой. Катиль придет сама. Она станет умолять тебя взять ее себе."

"Когда придут твои друзья?"

"Сожми меня в кулаке, едва наступят сумерки, и эльф окажется в наиболее уязвимом положении. Мои помощники сделают то, что нужно. Тебе даже не придется подходить к людям - золотой подойдет, услышав голоса моих друзей."

"А что, если..."

Перед взором Журы возникла столь желанная картина: его, молодого, красивого и полного сил с любовью обнимает Катиль. Банда принимает их обратно, мужики избирают Журу своим атаманом, а Демьяна изгоняют прочь.

- Я сделаю так, как ты говоришь. Я сделаю все, о чем ты попросишь, - черный огонь становился все больше и больше, заполняя каждый уголок, каждую грань темного кристалла.

Все, чего долгие годы жаждал злой дух, - выбраться из своего векового заточения. И как многим другим для исполнения его желания нужно было лишь одно - кровь золотого эльфа.

Жура не спал уже много дней. Он ошибочно полагал, что амулет давал ему силы. Но все, что делал кристалл - высасывал энергию несчастного калеки, питался его силами, заставляя забывать обо всем, вселяя в его разум и сердце несбыточные чаяния. Злой дух окончательно подчинил себе волю Журы. Разбойнику оставалось лишь выполнить свою миссию, и тогда первым, от кого избавится заточенный в амулете демон, станет он сам.

- Мы пойдем через лощину, - Кристиан подкрепил свое решение убедительным кивком. - Те страшные истории, которые о ней поговаривают, старше не только меня, но и моего отца, а может, и отца моего отца.

Шиар присел на корточки и стал вырисовывать карту местности своим изогнутым эльфийским ножом.

- Путь через долину составит один-два дня, а еще через сутки мы подойдем к городу золотых эльфов. Я бы мог провести вас вдоль холмов, там, где облака не до конца закрывают небосвод, и у людей есть шанс выжить. Но, Колистион, лучшим решением станет пойти в обход - подняться в горы, перейти через топи и земли гаргулий, а дальше крылатые странники помогут нам добраться до лесов, соседствующих со страной твоего народа.

- Месяц против пары дней, - Кристиан покачал головой. - Лощина в нашем случае, несомненно, более предпочтительный вариант.

Кристиан боялся. Боялся оставаться рядом с Линдой на протяжении целого месяца. Или того больше. Золотой остерегался того, что не сможет сохранить дистанцию, и после путешествия отпустить девушку на ее родную планету.

Оба эльфа почувствовали приближение Катиль, но безразлично продолжили обсуждение на родном наречии.

- Да, последние годы все было тихо в проклятом месте, но лишь потому, что никто из живых не осмеливался к нему приближаться, - Шиар вновь указал на длинный путь мастерски выведенной карты. - Лучшая дорога - надежная дорога. Мы сможем сократить время перехода на неделю, если пойдем через тоннели горных гномов.

- Вынуждена согласиться с лесным, - на чисто-эльфийском вставила свое слово Катиль. - Мы с вами выросли в этих краях. Самой страшной сказкой нашего детства была сказка о лощине теней. Отправляться туда добровольно - сущее безумие. Во всех окрестных селениях наиболее жестоким наказанием за совершенное преступление была ссылка. В лощину. Ни один ссыльный не вернулся. И мне бы очень не хотелось разделить их судьбу.

Шиар с изумлением взирал на юную деву: постичь сложный эльфийский язык (в десятки, если не в сотни раз более сложный, чем любой из известных человеческих) в столь нежном возрасте способен далеко не каждый. И крайне редко человек. А учитывая то, что последние годы девчонка провела в логове бандитов с большой дороги, ее знания поистине поражали даже умудренного многовековой жизнью эльфа.

- Мы отправляемся через лощину. Кому не по нраву мое решение, тот может оставаться здесь или пойти обходным путем, - своевольный взгляд Кристиана скользнул с Шиара на Катиль и обратно. - Точка.

"Вот упрямые ушастые создания!" - не высказала вслух свое мнение девушка, прекрасно сознавая, что оба эльфа услышали ее гневные мысли.

- Что за собрание и без нас? - Линда возглавила отряд подошедших людей.

- Между нами и Кристианом вышел небольшой спор, рассудите, на чьей стороне истина, - примирительно улыбнулся девушке и ее друзьям Шиар с надеждой на то, что лесть поможет ему склонить примитивных созданий на свою сторону.

Лесной эльф отошел и палкой указал на обозначенную карту.

- Если коротко: есть две дороги. Длинная и безопасная...

Кристиан иронично хмыкнул:

- Которая пролегает через земли гаргулий, пещеры злобных гномов и кишащие похожими на аллигаторов зверушками топи.

Не обращая внимания на его реплику, Шиар продолжал:

- ...и короткая, но гиблая. Ступить на нее всё равно, что прыгнуть с обрыва в пропасть.

- Ну, с обрыва мы уже прыгали. И ничего. Живы, - усмехнулся Дейв, с интересом разглядывая карту.

- Мы с Катиль, жители этого леса, предпочитаем идти по длинной дороге.

При упоминании новой подружки Кристиана, Линда бросила на нее полный отвращения взгляд и получила точно такой же в ответ.

- Золотой хочет тащить вас через лощину.

Смузи вскинула голову и чересчур важно заявила:

- Я пойду туда, куда скажет Кристиан. Для меня имеет значение только его мнение.

- Мы тоже последуем за Сидхе, он много раз спасал наши жизни.

Стоящая рядом с Дейвом Зоуи кивнула, и стало ясно, что она разделяет мнение своего приятеля.

- А сколько займет длинная дорога? - Джеймс обратил внимание, что та, действительно, в десяток раз превышает своей протяженностью предложенный Кристианом путь.

- Недели четыре. В лучшем случае - три.

Парень состроил недовольную гримасу: он не собирался рисковать жизнью, но и не желал провести еще месяц в кишащих всякими волшебными гадами землях.

- Я согласен с друзьями. Нас много и мы прорвемся напрямик!

- Глупые дети! - словно пробудившийся вулкан взорвался Шиар. - Ваша импульсивность вас и погубит!

И тут свое слово вставила Зоуи:

- Ну, с нами же Линда, а ей суждено стать предводительницей армии небожителей. Или соединенной армии трех миров. Я пока что не совсем разобралась, - глупо улыбнулась девушка. - Значит, и у нас есть шанс!

На это Шиару сказать было нечего - он безоговорочно верил пророчеству Орея. Вскоре все вернулись на место стоянки, для того, чтобы собрать оружие и вещи, и только пораженная до глубины души Катиль размышляла над услышанным от подруги ее соперницы предсказанием, которое, казалось, восприняли всерьез даже мудрые эльфы.

Глава 15.

В тополиной роще на самой окраине гарбинского леса ребята решили провести последний вечер и ночь перед переходом через лощину. Запах хвои и абсолютное безветрие несказанно расслабляли. Непроходимая темная чаща леса осталась позади, а впереди, совсем близко, ожидал город золотых эльфов. Но, чтобы добраться до него, друзьям предстояло преодолеть тяжелое испытание - перейти через самое гиблое место, известное кому-либо из присутствовавших в их компании уроженцев Альфаира.

- Нет, вы точно психи, вы все. А я самая чокнутая, потому что согласилась идти с вами, - снова и снова как заведенная причитала Катиль.

Уже с половину часа она занималась тем, что затачивала длинные палки, и сама не могла объяснить, зачем. Девчонка понимала, что если их настигнет то зло, которое долгие века обитало в лощине, не помогут не то, что ее копья, - против него будут бессильны даже безупречно подготовленные и прекрасно вооруженные эльфы. Но Катиль хотя бы не покидало самообладание - по крайней мере она не сидела без дела накануне того дня, когда судьба, вероятно, готовила девушке встречу с монстром из самой преисподнии, аналогов которому не было даже в населенном всевозможной нечистью гарбинском лесу.

Самая отважная, а, по мнению многих, отважная до безрассудства Линда Смузи беззаботно беседовала с Зоуи, не до конца сознавая реальность губительной угрозы, исходящей из сокрытой плотным кольцом темных туч долины теней. Эгоцентричная брюнетка сильно расстроилась, когда узнала об обоюдном неоспоримом решении разношерстных эльфов отложить спуск с холма до наступления нового дня - по мнению девушки одна смертельная опасность не отличалась от другой, и где ребятам предстояло провести ночь - на опушке ли гарбинского леса или в гиблой лощине, - разницы не было. Эльфы, однако, уверили людей, что предстоящей ночью в тополиной роще опасность им практически не угрожает: путников было слишком много, а главное, среди них были и такие, которые могли услышать и заблаговременно почувствовать приближение врагов.

Чуть позже, когда опустился мрак, все собрались у высокой стены огня, которую при помощи магии и нескольких сухих бревен за считаные минуты на глазах у ребят возвел Шиар.

- Что это такое? - со смесью любопытства и настороженности вопрошал Джеймс, глядя на высокое разноцветное пламя. - Мы привлекаем чье-то внимание?

Шиар только усмехнулся, тогда как Кристиан отошел к здоровенному валуну и взобрался на него в ожидании дальнейших действий принца. Он имел приблизительное представление о том, как происходит испытание огненной стеной у лесных эльфов, но никогда не видел один из их наиболее важных обрядов собственными глазами.

Зоуи стояла между Дейвом и Линдой. Шальная улыбка регбиста стала еще шире - он любил разного рода физические испытания. Все ребята понимали, что Шиар предложит им перепрыгнуть через огненную стену, и спортсмен намеревался сделать это раньше остальных. Блондинка заметила, что в прямом открытом взгляде Линды, обращенном на гигантское трепещущее пламя, также читается вызов. Наверняка, и она ждет не дождется, когда лесной эльф-полукровка даст команду к действию. Некоторые люди просто не способны жить без постоянного ощущения смертельной опасности. А Линда Смузи была рождена под покровительством Бога войны. Противостояние было ее сутью. И девушка вновь желала доказать другим свое превосходство, снова всем сердцем жаждала испытать собственные силы.

Но натура самой Зоуи была совершенно иная.

"Я не стану этого делать. Я не хочу. Мне это не нужно."

Никто и не обращал внимания на тихие мысли, роящиеся в белокурой головке нерешительной и боязливой девушки.

Джеймс Баттон так же как и Зоуи не пылал желанием вступить в огненную стену, но он и не собирался признаваться в своей слабости. Парень, разумеется, поступит точно так же, как Дейв и Линда, потому что его удел - следовать за ведущими.

Катиль, казалось, не имела к происходящему никакого отношения - она отошла на несколько десятков метров от лагеря, и как годами ранее ее обучал старый наставник-друид, девушка закрыла глаза и услышала тихую речь матушки-природы, многоголосие которой всегда нашептывает внимательным слушателям верные ответы на волнующие их вопросы.

- Катиль, присоединяйся к нам! - все взгляды метнулись в сторону самой младшей девушки.

"Я не хочу быть воином. И мой ответ нет", - доплетая венок из сухих трав, кучерявая дева растворилась меж ветвистых тополей.

- Хорошо, - кивнул Шиар, задумчиво глядя ей в след. Каждое живое существо имеет право выбора, и эльф уважал тех, кто принимал сложные решения вопреки общему мнению, руководствуясь собственными принципами и убеждениями. - Катиль осведомлена о сути испытания, которое я хочу предложить пройти каждому из вас. Девочка отказалась, потому что не желает становиться на тропу войны. Всегда найдутся те, кто предпочтет мирный путь.

Шиар пристально взглянул на Линду, и все поняли, что его дальнейшие слова будут обращены преимущественно к ней.

- Но есть и такие существа, чей путь - путь борьбы и противостояния. Именно им нужно преодолеть тяжелое испытание, которое заключено в этой, казалось бы, несложной забаве - прохождении стены бушующего огня. Пламя захватит вас и перенесет туда, где вы встретитесь со своим злейшим врагом, главным страхом, тем, кто незримой тенью присутствует в каждом бою любого воина, не прошедшего обряд инициации.

Либо вы победите самого себя и обретете веру в то, что вы способны одолеть любого врага, либо ваш страх победит вас, и вы больше никогда не вернетесь ни на свою Землю ни на Альфаир. Право выбора ваше.

Ошарашенная Зоуи глядела на пожирающее пламя и боялась, как никогда прежде. Колени девушки тряслись, ледяная кровь застыла в синих проступивших на руках венах. Неужели, Шиар говорит серьезно? Действительно ли человек, который войдет в огонь, перенесется в другую вселенную и сразится с тем, чего более всего боится?

Джеймса такая новость тоже более чем удивила. Краска сползла с лица парня, и мертвенно-бледный он переводил взволнованный внезапным поворотом дел взгляд с Дейва на Линду, решительно настроенных в любой момент кинуться в пламя. Всегда осторожный Баттон считал их глупцами, не способными трезво мыслить и объективно оценивать всю степень опасности, которую представляет глупый эльфийский обряд. Но в глубине души Джеймс страстно желал обладать такой же запредельной отвагой, которой владели Линда и Дейв, потому что чувство собственной ничтожности неотрывной тенью преследовало парня на протяжении всей его жизни. И теперь, наконец, перед Баттоном возникла возможность доказать другим, а что еще более важно, доказать самому себе, что он действительно чего-то стоит. Не смотря на пожирающий душу страх, Джеймс знал, что он с радостью войдет в пылающий огонь.

Может быть, Линда с Дейвом и были уверены, что справятся с любым самым сложным испытанием, но Джеймс практически не сомневался в том, что не вернется живым из предстоящей ему смертельной схватки. И, тем не менее, парень сделал свой выбор, потому что понял: пусть лучше он погибнет здесь и сейчас, чем проживет долгие годы в тени других, все время чего-то остерегаясь и остро ощущая собственную никчемность.

Линда бросила оценивающий взгляд на Кристиана и почувствовала, как сжалось ее собственное сердце от вида равнодушных глаз золотого эльфа. Неужели, спрашивала себя девушка, ему всё равно, преодолеет ли она это испытание или огонь навсегда поглотит ее.

"Иди и будь верна себе", - услышала в собственной голове мысли любомого Линда и, благословленная его напутствием, почувствовала обжигающее прикосновение искрящихся языков пламени.

Глава 16.

Испытание Линды.

Все оказалось до невероятного просто: вот он, извивающийся мохнатый зубастый монстр со множеством громадных когтистых лап, и вот она, Линда. А в верной руке холодная сталь.

Она не размышляла, просто и быстро с диким криком бросилась в атаку, разрубая тело брыкающейся твари на куски. Даже когда Линда отрубила клыкастую вытянутую вперед пасть, монстр, казалось, насмешливо улыбался, зная нечто, о чем и не подозревала сама девушка.

Спустя минуту Линда стояла перед грудой разрубленных частей уродливого неказистого тела чудовища. Девушка довольно хмыкнула.

"Делов-то".

Линда высоко подняла меч и в ожидании новых врагов замерла - не могла мохнатая зверушка быть тем самым невероятным ужасом и дичайшим страхом, который преследует саму Линду Смузи. В отражении клинка она увидела собственное лицо и пронзительно закричала. И кричала, и кричала... Меч полетел в сторону, а Линда положила дрожащие руки на щеки и почувствовала влагу - кровь стекала из многочисленных царапин на ее бледной нежной коже.

Все вокруг закрутилось и начало меняться. Родная комната, кровать, письменный стол... Она подошла к зеркалу. Глубокие застарелые шрамы исполосовали некогда прекрасное лицо Линды Смузи. Она уже забыла о другом мире, о великолепном эльфе, об испытании... Девушка смотрела на свое лицо и ненавидела себя, ненавидела отражение, ненавидела собственное бессилие и невозможность что-либо изменить. Она не может выйти из дома в таком виде! Она не может показаться перед друзьями, перед светловолосым парнем из ее школы с таким лицом!

Раздался стук в дверь - мама принесла чай. Старательно избегая взгляда дочери, Изабель поставила поднос на стол.

- Выпей, Линда. Станет легче.

Ох уж эти слова! "Станет легче". Все мысли матери выразились в этих двух словах.

Дверь за Изабель закрылась, и девушка ощутила боль по центру грудной клетки. Боже мой... Вот оно, то, чего до дрожи в коленях боялась Линда Смузи - жалости окружающих. Быть жалкой, чувствовать, что тебя жалеют, ощущать, как жалит собственная беспомощность.

Зазеркальная Линда с сочувствием покачала головой. Она не произнесла ни слова - только с непередаваемой грустью глядела с той стороны зеркала.

"Ты не хочешь так жить, девочка. Ты не будешь счастлива с таким лицом. Это уже не ты, это монстр, чудовище, бледная тень прежней Линды Смузи, той, которой восхищались все и каждый".

- Нет, нет, - шептали сухие, белые как мел изрезанные монстром губы девушки. - Все будет хорошо. Я смогу так жить. Я научусь смотреть в зеркало и видеть это...

"Лучше смерть, чем такая жизнь. Прими смерть. Родителям будет лучше, если у них не будет никакой дочери, чем такая, как ты."

Слезы обжигали опущенные веки.

- Я буду жить. Мама и папа не перенесут моей смерти.

"Они стыдятся тебя. Они презирают тебя. Освободи их."

- Нет! - уже тверже произнесла Линда. - Я буду жить! Я готова жить так! С этим лицом! Жизнь прекрасна, и я научусь смотреть в зеркало и улыбаться своему отражению.

- Хорошо, - насмешливо произнесла Линда с той стороны стекла. - Тогда скажи, готова ли ты вернуться к друзьям? К своему эльфу? Отныне ты всегда будешь выглядеть только так!

Это было похоже на жуткий кошмар, один из тех, когда ты понимаешь, что спишь, но никак не можешь проснуться.

Страх начал одолевать. Линда засомневалась.

"Он уйдет от тебя. Он возненавидит тебя. Все будут насмехаться над твоей внешностью. Убей себя!"

От неожиданности Линда вздрогнула. Нет, она не могла покончить с собой. Она любила жизнь! Любила солнце, дождь, ветер и снег, пение птиц и музыку кантри. Любила Землю и Альфаир! Линда Смузи, та, о которой все, включая и саму девушку, думали, что она любит исключительно себя, внезапно поняла, что жизнь слишком хороша и удивительна, чтобы добровольно отказываться от нее.

- Ну и пусть, - тихо прошептала она.

Отражение недоумевало.

- Ну и пусть! - уже громче сказала Линда. - Я это не лицо. И даже не тело. Я это несгибаемый дух, стальная решимость и непоколебимая вера.

Отражение начало таять.

- Я буду такой, какой мне суждено быть. И я буду радоваться той жизни, которую мне суждено прожить!

Жжение и боль. Покрытая несильными ожогами кожа рук. Линда подняла взгляд на Кристиана и рассмеялась. И по его восторженному лицу девушка поняла: никаких шрамов больше нет. Быть может, есть ожоги. Но это не важно. И не столь важно стало, останутся ли от них следы. Главным было другое: вот она, Линда Смузи, живая, сильная. И она была готова сражаться, защищать друзей и мстить.

А возле ног Линды, сидя на коленях, как дитя плакал Дейв. Его, как и темноволосую девушку, милостиво выплюнуло адское пламя. Но лучше бы парень остался там...

Испытание Дейва.

Он снова был на том месте, в лесу, рядом с престарелым седым отцом и взрослым тридцатилетним братом. Дейву едва исполнилось двенадцать, и старшие впервые взяли мальчишку с собой на охоту. Но в тот день что-то пошло не так - охота велась на них.

Стая волков загоняла мужчин все дальше вглубь леса, все ближе к известному в их краях ущелью. Когда, наконец, отступать стало некуда, а оголодавшие животные вновь показались в зоне видимости, отец велел Дейву залезть как можно выше на высокую ель, а сам вместе со старшим сыном начал отстреливать хищников. Их было невероятно много. Когда напали на отца, брат попытался подняться к Дейву. Мальчик, как мог, тянул ему руку. Но вот шакал впился в ногу Джона, и на мгновенье потеряв бдительность, парень рухнул на сырую землю. Тогда Дейв не осмелился спрыгнуть вниз - он понял, что не сможет помочь и погибнет сам. Ни брата ни отца уже не было в живых. Десятки волков окружили его ель. Сутки они сидели внизу, а потом внезапно ушли. И неведомо откуда взявшиеся силы помогли мальчику добраться до ближайшего города.

Два раза в неделю, четыре раза в месяц Дейв посещал психолога. Два раза в неделю, четыре раза в месяц психолог говорил: "Ты не виноват в их гибели, парень". Но он чувствовал, что был повинен в смерти отца и брата. Он знал, что должен был сделать тогда.

Дейв снова сидел на дереве. А внизу стоял отец и перезаряжал ружье. Еще мгновение и волк вопьется в шершавую кожу его шеи.

- Отец! - закричал мальчик и, наконец, годы спустя, спрыгнул вниз.

Дейв знал, как нужно действовать - он провел месяцы, изучая технику самозащиты при подобных нападениях. Он выставил локоть и острые клыки волка впились в его левую руку, а правая сломала переднюю лапу дикого зверя. Потом Дейв схватил охотничий нож отца. Один, второй, третий... Он одолел их всех.

Тем вечером за ужином мать приготовила его любимое жаркое. Отец и брат поздравили Дейва - в их глазах мальчик стал мужчиной. А потом Джон добавил:

- Не вини себя, братик. Ты не виноват в нашей смерти. Ты стал хорошим человеком и отважным воином. За тебя!

Громкий крик Дейва раздался в тот момент, когда пламя выкинуло его рядом с хохочущей Линдой. Разочарование и старая боль утраты поглотили его душу. Робертсон горько зарыдал.

Глава 17.

Испытание Джеймса.

Баттон побежал вперед. Он боялся, что если помедлит лишнюю минуту, то уже не решится.

У маленького тощего мальчика не было друзей. Отчего-то ребята вечно насмехались над его плохой координацией движений, большими очками с сильно изогнутыми линзами и этими глупыми брекетами.

Клеймо социального уродца прочно приклеилось к Баттону, так прочно, что долгие годы понадобились неказистому парню на то, чтобы у него появилась слабая тень самоуважения и несколько похожих на него друзей. Джеймс все время жил с внутренним напряжением - он боялся допустить промах, боялся сказать что-то, что может стать причиной новых насмешек над ним. Парень старался не высовываться, и делал то, чего от него ожидали. Вожделенное одобрение близких было воздухом Джеймса, его целью и смыслом жизни.

Он слишком хорошо примерил на себя роль изгоя общества и меньше всего на свете желал вновь оказаться посмешищем, тем, кто не вызывает ни грамма уважения у окружающих.

И, конечно, Джеймс оказался в том месте, которое является самым суровым испытанием для любого подростка, - в средней школе.

- Здорова, четырёхглазый.

Баттон, по привычке, смущенно потупился, быстро снял и отложил в сторону свои очки. Да, без них он совсем плохо видел. Но без них его меньше унижали. Так, по крайней мере, мальчику казалось.

Прозвенел звонок. Учитель вошел в кабинет. Джеймс потянулся туда, где лежали его окуляры... И ничего не обнаружил. Ну, конечно, их снова забрали.

- Итак, дети, сегодня пишем контрольную.

Мальчик сжал челюсти - он прилежно готовился, чтобы снова получить хороший балл.

Послышались смешки на задней парте. Джеймс ударил кулаком по столу и сжал челюсти.

- Что-то не так, Баттон?

Чёрта с два он признается, что нуждается в очках...

- Все в порядке, мистер Реймонд.

Парни стали тыкать его ручками в спину. И плевать бумажки в его слишком длинные, по их мнению, волосы. Мама так любила эти его волосы до того, как годом позже Джеймс решительно их обрезал.

Внезапно что-то переклинило внутри мальчика при воспоминании о матери. Кто-то переключил его внутренний рубильник и зажег внутри него свет.

- Джеймс, что случилось?

Он стоял и встряхивал мелкие слюнявые бумажки из своих волос.

- Одну минуту, мистер Реймонд. Эти верблюды не могут сдерживать свои животные повадки.

- Что ты сказал, кретин?

Джеймс медленно повернулся, и не обращая никакого внимания на ошарашенного учителя, также медленно растягивая каждое слово процедил:

- Да, вы взяли мои очки, и я не способен увидеть буквы в этой тетради, но я вижу, где находится твоя физиономия, Дюк.

И его кулак врезался в физиономию несносного мальчишки. Джеймс не мог видеть того, как удивление и гнев исказили лицо задиры. Не узнал парень и о том, что учитель насмешливо ухмылялся, а остальные ученики старательно скрывали довольные происходящим улыбочки.

Разговор с директором не страшил Джеймса. Он думал о том, что после школы его ждет новый разговор с Дюком и его дружками. Наплевать. Лучше быть битым, чем униженным.

Все завертелось и закружилось. Вот так просто оказалось Джеймсу преодолеть его главный детский страх и понять, что только ты сам можешь позволить кому-то тебя унизить. Чуть позже парень обязательно научится и другому, гораздо более важному делу, - защищать тех, кто слабее.

Испытание Зоуи.

Когда остальные ребята пришли в себя от пережитых потрясений, они встали чуть поодаль от огня, рядом с Шиаром, и молча глядели на тонкую опечаленную девушку, в чьих чистых небесных очах отражалось бушующее пламя.

- Ты можешь этого не делать, Зоуи, - Линда обнадеживающе улыбнулась своей близкой подруге и протянула ей руку. - Ты не боец - мы все это знаем, и каждый из нас поймет, если ты решишь поступить так же, как Катиль.

Девушка подняла полные не пролитых слез глаза и до боли прикусила губы. В отличие от остальных ребят она не сомневалась, какого рода мучение предстоит пережить ей. Вновь.

- Я должна, - печально прошептала блондинка. - Я должна это сделать, Лин. И ты как никто другой понимаешь, почему. Я живу с этим страхом уже четыре года. Я боюсь всех парней.

Обреченный взгляд Зоуи метнулся в сторону Дейва, и парень о многом догадался.

- Я хочу жить, как все нормальные люди. Я устала бояться этого. Но я не знаю, как забыть, как выгнать из памяти все те мерзкие образы. Мне давно нужна была помощь.

Она сделала шаг. И он поймал ее в свои объятия. Дейв нежно целовал ее спутанные волосы цвета соломы, ее ярко-голубые блестящие от слез глубокие озера глаз.

- Я буду ждать тебя, моя малышка.

И с низко опущенной головой девушка медленно вошла в испепеляющую самые жуткие страхи волшебную стихию огня.

Она была маленькая тихая девочка с девственно-чистым лицом и открытым честным взглядом. Тот мальчик был лет на пять старше, красивый, просто подросток с бушующими гормонами в крови. Зоуи не боялась его, когда он зажал ее хрупкое тело в темном углу студии для рисования. Она видела подобное в фильмах и думала, что такой бывает любовь.

Она подняла лицо с мыслью, что он может ее поцеловать. Но парень ударил. И прошипел:

- Молчи.

Его спугнули в последний момент - за окном кто-то громко заговорил по телефону. Парень исчез, оставив Зоуи наедине с ее порванной майкой и непонятными мерзкими ощущениями прикосновений его грязных грубых лап.

Шли дни и недели. Девочка начала понимать, что же с ней произошло. Она не стала жертвой насилия, но была к этому близка. Зоуи не представляла, как может то, что случилось с ней, нравится другим. Это было просто мерзко и гнусно.

Время шло. Она даже влюблялась и часто. Но дикий страх преследовал. Зоуи боялась оставаться с мальчиками наедине, боялась даже представлять, как кто-то прикасается к ней.

Возник образ Дейва, доброго, хорошего, такого обаятельно и не известно когда успевшего стать близким и дорогим. Радость растеклась по грудной клетке. Зоуи обняла и всем телом прижалась к огромному спортсмену. Он защитит. Он сильный.

Внезапно Дейв перехватил ее руки и своей гигантской ладонью сжал два тонких запястья. Другая его рука уже расстёгивала джинсы.

Ком в горле. Паника. Зоуи попыталась вырваться и не смогла. Дейв с силой толкнул - она отлетела и упала. Он приближался. Он лег сверху...

- Нет, Дейв, не надо. Ты не такой. Ты так не поступишь! Ты же любишь меня, а значит, будешь оберегать!

Парень отпрянул.

- Ты будешь добр ко мне, будешь нежен со мной, - как заклинание шептали ее мокрые соленые губы. И убеждали ее саму.

Дейв встал и протянул руку. Зоуи приняла его помощь. Он аккуратно помог ей подняться на ноги и подвел к пламенеющей стене.

- А теперь иди, девочка. И живи полной жизнью. Ты будешь счастлива. Теперь и ты свободна.

Зоуи посмотрела на себя со стороны. И она увидела новую себя, гордую и чистую.

- Спасибо, что не сделал этого, - задумчиво произнесла она, но он лишь покачал головой.

- Теперь ты скажешь спасибо, когда я это сделаю. И ты будешь счастлива. Есть и хорошие парни, малышка. Верь в это.

Она просто улыбнулась и кивнула.

- Я это знаю.

Глава 18.

Тем вечером не было тренировок. Был только костер. И много разных мыслей и эмоций. И пара эльфов, которые поочередно выкидывали на землю рунические камни и что-то тихо шептали друг другу. Да людей и не сильно заботило, что именно, - земные создания были всецело поглощены собственными переживаниями и ощущениями. Как это всегда и бывает.

Они встали рано и с первыми бликами света отправились в путь. Сначала была дорога. Потом то, что напоминало дорогу. После этого началась едва заметная тропа. Внезапно и она пропала. Тогда своими мечами и ножами парни стали прорубать путь в непроходимых кустистых зарослях.

Ребята держались все вместе. Их руки и плечи то и дело соприкасались - прямо за спинами растительность вновь смыкалась, образуя плотное кольцо, разрубить которое в одиночку не смог бы никто из них.

- Я чувствую зло, - тихо предупредил Шиар и крепче сжал рукоятку своего меча. - Оно повсюду.

- Эльфийские клинки защищены заклинанием - они способны уничтожить нежить. Будьте готовы сражаться с призраками, зомби или скелетами. Они уже рядом.

На Линду слова Кристиана сильного впечатления не произвели, зато Зоуи буквально затряслась, и ее тонкая кожа прямо-таки посинела от жуткого холода, сковавшего тело несчастной девушки.

Рядом с ней внезапно возник Шиар. Эльфы перестали рубить колючие заросли и заняли выжидательные позиции. Парни последовали их примеру. Линда попыталась выйти из кольца мужчин, но сплоченные крепкие спины преградили ей путь.

- Я тоже буду драться!

"Драться придется всем, - лесной эльф стоял неподвижно, словно каменное изваяние. - Приготовились".

Амулет подсказывал дорогу. Дух вел Журу безопасной тропой, той, увидеть которую могут только мертвые.

- Братья уже близко. Они сделают грязную работу за нас. Нам нужно только подождать. И в решающий момент напасть на золотого эльфа.

- Нам не пробраться. Мне не удастся пройти через эти дебри.

- Не волнуйся, друг мой. Я уже договорился с духами проклятого места. Они пропустят нас, позволят приблизиться к путникам. Эти глупцы сами ступили на землю древнего захоронения не упокоенных душ. И выйти живыми они отсюда не смогут.

То, что ценой помощи Журе и его верному демону-хранителю была жизнь одноглазого, сам он и не догадывался. Амулет прежде никогда не подводил его, и разбойник думал, что может доверять своему постоянному помощнику. Именно так всегда и поступают темные: они до последнего преданы и только в самый решающий момент проявят свою истинную сущность, одним решительным поступком сведя на нет все их прежние деяния.

При любом раскладе Журе оставалось жить считаные минуты, но он не мог и помыслить об этом.

"Кровь золотого эльфа. Катиль," - единственные две мысли, которые остались в его съеденном алчностью, завистью и злобой разуме.

Они полезли все разом: из непроходимых зарослей, прямо из-под ног и даже через собственные тела людей пробирались полупрозрачные неупокойники. Это была самая настоящая нежить: сквозь наполовину изъеденные лица мертвяков на людей и эльфов глядела бездна.

- Мы все умрем, - лихорадочно размахивая ножами прокричал Джеймс.

Кристиан учил его метать клинки, но сейчас парень прекрасно понимал: стоило ему расстаться со своим единственным оружием, долго он не протянет.

Линда вонзала свой грозный меч в уродливые головы тех, кто оказывался внутри круга, проникнув сквозь тела парней.

На свое собственное удивление, Зоуи не ощущала никакого страха - ее руки просто натягивали тетиву и стрела за стрелой поражали покойников, в чьих костях также мелькали полупрозрачные мечи и кинжалы.

Эльфы были хороши: они рубили всех, до кого дотягивались их длинные руки и острые клинки. Проблема была в том, что вырубленное пространство меж высоких сорняков медленно сужалось, а нечистой становилось все больше и больше.

Заточенные палки, которые накануне вечером заготавливала Катиль, с шумом упали. Девушка скрестила руки над головой и начала быстро шевелить губами. Слух людей улавливал только лишь отрывочные глухие звуки ее речи, но чуткий лесной эльф слышал все, что на древнем умершем языке торопливо шептала дочь атамана.

- Не делай этого, Катиль! Это не под силу никому из нынеживущих.

Но она все говорила и говорила. Ее волосы белели, лицо становилось уродливым и старым. Зеленые глаза были закрыты, но Линда не сомневалась, что и их медленно покидает жизнь.

Что-то крикнув Кристиану, Шиар перекинул ему меч и через миг оказался рядом с Катиль, приложив свое кровоточащие запястье к бледным губам юной девы. Жизненная сила эльфа через кровь перетекала в ее тело.

Словно наэлектризованные, вновь темные кудрявые волосы девушки растянулись в разные стороны. Катиль открыла полные мглы глаза. И все шептала и шептала. Если бы не помощь Шиара, она бы давно упала замертво, ведь девчонка предлагала матушке-природе свои жизненные силы взамен на покой и мир этих несчастных душ.

Катиль видела картинки из далекого прошлого. Сотни лет назад население целого города спасалось бегством от нечисти, разом покинувшей Гарбинский лес. Они ушли недалеко. Мужчины или женщины, были ли то старики, а быть можем малые дети - мертвым всё равно. Через несколько минут в лощине не осталось никого и ничего, кроме тысяч растерзанных не упокоенных тел. Их души не обрели покой. Каждый, кто ступал по костям безвинно убиенных, находил в вечно хмурой долине свою погибель.

"Жизнь за жизнь вечную. Моя жизнь за их покой. Возьми меня и даруй им царство небесное. Заклинаю. Прошу. Умоляю."

Она не замечала ничего, не понимала, живы ли еще те, с кем она пришла сюда. Катиль не слышала отчаянных криков Кристиана.

- Шиар, остановись! Ты слишком слаб и погибнешь вместе с ней. Ей уже не помочь.

Но эльф-полукровка не убирал свое кровоточащее запястье от окровавленных алых губ девушки. Шиар чувствовал, как жизнь уходит из его тела и понимал: резерв уже сил на исходе. Но как магическое существо, он ощущал и то, что чёрная магия слабеет, а заклинание, которое произносила Катиль, обретает силу.

Когда мертвецы начали понемногу растворяться в воздухе, на Кристиана напал неизвестно откуда взявшийся одноглазый разбойник, тот самый, который нещадно пытал его двумя днями ранее в глубокой яме близ логова бандитов. Золотой сразу почувствовал, что Журу защищает чёрная магия. С невиданной для человека силой он наносил яростные удары, которые Кристиан едва успевал отражать.

Эльф присмотрелся и разглядел на шее разбойника самый страшный из всех существующих амулетов, который питается душой своего хозяина. Кристиан знал, что одолеть противника, защищенного подобным медальоном чрезвычайно сложно, если вообще возможно.

В бурном танце сплетались их стальные мечи под музыку яростных взглядов и отовсюду доносившихся диких воплей. Жура начал оттеснять Кристиана от друзей, ближе к зарослям, которые обвивались вокруг рук и ног эльфа, мешая ему, помогая бандиту. Линда бросилась на помощь Кристиану, но амулет вовремя подсказал Журе о ее появлении. Одно резкое движение и девушка упала на землю. Благодаря небесам, Линда вовремя смогла отпрыгнуть в сторону от лихого меча Журы и тем самым спасла себе жизнь.

Тем временем, Кристиан разрубил опутавшие его ноги и руки лианы и кинулся в атаку. Он знал, что теперь только от него зависит, смогут ли люди одолеть нечистую силу. Жизненный резерв Шиара почти подошел к концу.

Один удар. Другой. Жура, казалось, даже не замечал неимоверных стараний Кристиана. Но, внезапно, разбойник почувствовал слабость - злой дух в кристалле на его шее так же, как и остальные неуспокоенный души, обитавшие в лощине теней, начал уходить под действием заклинания Катиль.

Жура ощутил, как свежий воздух впервые за много лет полностью заполняет его легкие, как кожа начинает ощущать прохладу. Обескураженный, бандит на мгновение потерял ориентацию в пространстве. Один выпад, и эльфийский меч насквозь проткнул его тяжелое тело.

Кристиан уже был возле Линды, когда Жура упал на спину и сквозь черные тучи, которые начали стремительно расползаться в разные стороны, увидел голубое небо. Он уже был там, рядом со своей семьей. Он видел их лица и шел к ним.

- Наконец-то, - на последнем выдохе прошептали его сухие шершавые губы.

Так Жура канул. А вместе с ним лощину покинула и вся нечисть, долгие века в ней обитавшая.

Линда была в порядке. Ушибы и ссадины - ничего серьезного. Сердце Катиль билось едва-слышно. Лесной эльф оказался мертв.

Кристиан думал быстро. Еще до того, как люди начали подходить к покинутому душой телу Шиара, золотой эльф взял на руки Катиль и пробираясь меж редких зеленеющих кустов прокричал:

- Похороните принца с почестями. Я попытаюсь спасти девушку. Встретимся в золотом городе!

Несколько минут понадобилось ребятам, чтобы осознать смысл слов Кристиана. Наконец, все поняли, что Шиара не стало, а они, люди с Земли, остались одни.

Глава 19.

Записано со слов Линды.

Мы долго спорили, где и как похоронить Шиара. Наконец, решили сделать это на рассвете следующего дня в небольшом пролеске между пройденной нами гиблой долиной и показавшимся высоко в горах городом золотых эльфов.

Когда Кристиан нас покинул, мы час, а может и два сидели возле пустого тела, которое прежде принадлежало великой душе Шиара. Зоуи горько плакала. Дейв сурово хмурился, а Джеймс отрешённо смотрел на небо.

Битва заставила меня многое переосмыслить. Я начала понимать мотивацию Катиль. Но когда я находилась там, в долине, возле безжизненного тела могучего воина, я почувствовала, что такое смерть. Прежде меня манила война. Я думала, что в ней есть некий романтизм, что в схватке со смертью я смогу найти саму себя. Но вопреки моим собственным ожиданиям, случилось прямо противоположное - я себя потеряла.

Теперь мне кажется, что война - это ужасное зло, что гибель людей на поле боя, а, впрочем, и не только людей, это нисколько не красиво, а невыносимо печально. И уродливо.

Шиар был так молод (он казался таким молодым), его глаза были полны страстной тягой к жизни, пылкой любовью к приключениям. Как мне кажется, было бы гораздо более справедливо, если бы не стало всех нас. Но не его.

Ведь он, как мог, предупреждал нас об опасности - кричал, обзывал, даже назвал всех нас глупцами. Наверное, эльф чувствовал, что случится нечто подобное, что кому-то придется расстаться с жизнью в гиблом и проклятом месте. Тогда Шиар пожертвовал собой ради этой девочки, которую унес Кристиан. Почему же первыми смерть всегда забирает лучших из нас?

Ребята смотрели на его тело. На остывшую плоть даже садились мухи. Мне было всё равно. Тело не человек. Не так. Тело не эльф. В нем Шиара уже не было. Но его душа блуждала рядом со мной - я отчетливо ощущала это.

Мы даже не боялись темной ночи, которая последовала за днем гибели принца-полукровки, - спали под открытым небом на прелой траве, а когда начался мелкий моросящий дождик, наслаждались каплями воды на измученных сражением телах и лицах. Бывает, что становится абсолютно безразлично, переживешь ты следующий день или нет. Вот так я себя и чувствовала в ту памятную ночь, когда нещадно корила себя за гибель прекрасного лесного эльфа. Его лицо стояло перед моими глазами. Если бы мы послушали Шиара, он был бы жив. Если бы я не попыталась доказать что-то теперь уже ничего не значащее Катиль и вняла бы голосу разума, эльф был бы с нами.

Я взглянула на тело Шиара, которое парни с трудом смогли донести до края лощины и положили на высокий помост. Его мы соорудили из сломанных кустарников и сухих веток.

Эльфа, точнее, то, что от него осталось, мы решили сжечь. Существа света должны уходить в свет, а не во тьму (это сказала Зоуи). И все с ней согласились.

Дейв и Джеймс встали за несколько часов до рассвета и все это время пытались раздобыть огонь. Вероятно, то было само провидение. Костер рядом с помостом загорелся за минуту до того, как яркая вспышка пронеслась по ночному небу. Парни поднесли принявшуюся пламенем сухую палку к огромной груде веток под телом Шиара.

Дейв резко отбежал - так сильно разгорелся костер. А сильнее всего полыхала плоть эльфа. Наверное, мы все сделали правильно.

- Мне так жаль, - со слезами на глазах едва-слышно прошептала Зоуи. - Ты был хороший. Прости, что не послушали тебя.

Дейв положил руку на ее предплечье, и, уткнувшись в рукав парня, моя единственная в мире подруга горько зарыдала. И мне тоже хотелось плакать. Но слезы не появлялись. Болело сердце, и было трудно дышать. Я с усилием делала вдохи. И смотрела на огонь. Я хотела запомнить этот день, хотела запечатлеть в памяти то, к чему привела моя глупая гордость и ослиное упрямство.

- Мы плохо знали тебя, приятель, но то, что ты сделал для всех нас, для Кристиана, для Катиль и для этих упырей, которые пытались убить нас - все это бесценно. Ты точно попадешь в ваш эльфийский рай. Спасибо, друг, - черты лица Дейва стали суровее, его лоб и переносицу прорезали глубокие морщины.

Джеймс молчал и глядел на пламя.

Я смогла прошептать только одно слово "прости". И про себя пообещала Шиару отныне руководствоваться лишь здравым смыслом и слушать голос разума.

От тела эльфа не осталось ничего. Как верно заметила Зоуи, он стал светом.

Мы, как вкопанные, встали у подножия высоченной горы и долго пялились на ее вершину. В том, что гигантское многоуровневое строение на высоте нескольких сотен или даже тысяч метров было городом золотых эльфов, сомневаться не приходилось. Множество белокаменных замков с замысловатыми арочными переходами и куполообразными крышами, казалось, парило в воздухе. Была ли то оптическая иллюзия или очередные магические штучки эльфов, мы не знали. Но в тот момент все мы размышляли совсем о другом - как же нам взобраться на эту высокую и, казалось бы, совершенно неприступную гору.

Эльфы - создания невероятно хитрые, - в этом я уже не сомневалась. Я бы даже не удивилась, если бы внутри горы оказался какой-нибудь потайной лифт или эскалатор. Но, к сожалению, Кристиан забыл упомянуть о том, как же нам попасть в его замечательный город.

Я снова заметила, как непроизвольно сжались мои кулаки и переломанные острые когти впились в чувствительную кожу ладоней. Кристиан. Его имя звучит как песня. Моя собственная песня. Как же я люблю его. Люблю все в нем - его невероятные синие глаза, белые сияющие словно свет далекой луны волосы, шикарное рельефное тело, теплый тембр голоса. Он бывает таким разным - смешливым и веселым, хитрым и изворотливым, серьезным и даже жестоким. Но он мой, со всеми его причудами и странностями. Сейчас я отчетливо понимаю, что вскоре могу навсегда потерять своего золотого эльфа. И сердце сжимается при каждом воспоминании о нем.

Как проста и понятна казалась мне моя прежняя жизнь. Все было разложено по полочкам, мир вписан в привычные логические рамки. И как запутанно все стало теперь. То, что происходило с нами за последнюю неделю, было похоже на безумный сон. Но если я завтра проснусь и пойму, что Альфаир всего лишь плод моей фантазии, я не представляю, как смогу жить дальше.

Я чувствую, что Кристиан и этот удивительный сказочный мир - моя судьба. Каждая клеточка меня кричит от любви к нему и к его планете со всеми ее ужасами и чудесами. Наверное, я буду просить, умолять короля золотых эльфов (или кто там еще у них самый главный), чтобы мне позволили быть с Кристианом, чтобы ему позволили быть со мной. Вот только не знаю, захочет ли он этого.

Нет! Он обязательно захочет! Я стану такой, какой он пожелает меня видеть. Я докажу ему, что лучше меня ему не найти. Со мной он будет счастливее, чем мог бы быть с кем-либо другим. Я это знаю!

Мое чувство к нему похоже на помешательство. Но я действительно схожу с ума от любви к этому невероятному остроухому созданию, которое с переменным успехом смертельно раздражает и непередаваемо радует меня.

А та ночь... При воспоминании о ней моя кожа покрывается мурашками, губы становятся сухими, и мне кажется, температура тела мгновенно поднимается на несколько градусов. Он был великолепен и неутомим. Он заставил меня забыть собственное имя и увидеть метеоритный дождь из миллиардов звезд.

Кристиан Сидхе, зачем ты так стремительно ворвался в мою жизнь? Ты перевернул все внутри меня, перевернул все вокруг меня. Я знаю, мы с тобой созданы друг для друга, знаю, что хочу быть только с тобой. Всегда.

Глава 20.

Записано со слов Кристиана...

Я смотрел на эту совсем еще юную девочку, которую держал в своих руках, и ощущал такую тревогу, равной которой еще не испытывал в жизни. Я слышал, как стук ее сердца становится тише, как едва-различимое дыхание Катиль изредка прерывается. Каждый ее выдох мог стать последним. Я бежал изо всех сил, я был обязан успеть.

Да, я мог остановиться и начать колдовать над ее почти безжизненным телом, но я сильно сомневался в том, что мои чары помогли бы девочке. А время могло быть безвозвратно утеряно. Я бы не задумываясь отдал ей свой жизненный резерв, если бы Катиль могла принять его. Но в случае, если она подавится моей кровью, а в ее состоянии это практически гарантировано, она сразу же умрет.

Выход был один - бежать с ней к городу золотых, к храму вечной жизни. Допустят ли ее в священную обитель эльфов старейшины моего народа, я не знал. Но я сделаю все, чтобы допустили, хотя это и невиданный доселе поступок - принимать в святейшем эльфийском храме простого, самого обыкновенного человека.

Я не заметил, как добрался до края лощины. Ее запрокинутая голова покачивалась в такт моим спешным шагам, темные кудрявые волосы трепал теплый ветер. Она спасла мне жизнь. Дважды. Она спасла жизнь моей любимой, там, в лощине. И я был просто обязан спасти эту отважную девочку в благодарность за ее великодушие.

Удивительно, откуда у такого хрупкого существа находится столько тяги к жизни. Я видел ее тревожные сны прошлой ночью, и теперь я знаю, что пришлось пережить несчастной малышке несколько лет назад. Другая бы сломалась, но все, о чем мечтала Кети (я решил, что именно так ее будут называть на Земле - нежно и ласково), была спокойная жизнь. И будь я проклят, если не исполню данной ей обещание!

Я оставил Линду и ребят. За них я нисколько не переживаю - теперь они воины, смелые, сильные. Такими люди проявили себя в бою с нежитью. И я воин, поэтому обязан защитить ту единственную из нас, которая, не смотря на свое миролюбие и хрупкость, сумела спасти жизни всех нас. Всех кроме Шиара. Но крупица его души отныне живет в Катиль, потому, отдавая дань уважения его памяти, я сделаю это и для принца лесных эльфов, который уже никогда не станет королем народа своей матери.

Впереди показался золотой город, город моего детства. Три года я не видел своих родных. Как же я скучал по родителям и братьям, по друзьям, по всем тем, рядом с кем я рос. Я помню эльфийские праздники, одухотворенные речи старейшин, магические ритуалы, которые для нас, детей-эльфов, творили старшие...

Я шел быстро по потайным ступеням, видеть которые способны только золотые эльфы. Тогда я и вспомнил о том, что для людей будет невероятно сложно взобраться на практически неприступную гору, на которой много тысячелетий назад построили город наши великие предки. Что ж, тут не обойтись без магии.

Вот они, врата в обитель золотых эльфов. Да, конечно, двери не такие массивные и величественные, как в лесном городе, зато пропускают только наших сородичей. Интересно, оттолкнет ли город Катиль - он всегда чувствует опасность. Я приложил ладонь к специальной посеребренной пластине, и дверь медленно отворилась. Мы беспрепятственно прошли внутрь.

Отовсюду доносилось едва-различимое моим чувствительным слухом пение ангелов. Аромат цветочных деревьев наполнил легкие, и улыбка появилась на моих губах. Я почувствовал, как дыхание Катиль стало чуть глубже, как ее доброе сердце забилось сильнее. Еще оставалась надежда. Я поспешил в храм.

- Колистион! - голос отца прогремел как гром среди ясного неба. - Изволь объясниться.

Я резко повернулся в его сторону.

- Я объясню все, отец, только позволь мне спасти эту замечательную девушку, которая дважды за последние три дня спасла мою жизнь.

Отец едва заметно нахмурил брови и перевел задумчивый взгляд на Катиль. Конечно, он сразу же оценил состояние девушки и разгадал мои планы в отношении ее.

- То, что ты задумал, не подвластно мне, о, сын мой. Только старейшины способны решить судьбу этой юной девы.

Но я уже торопился к храму, ощущая такие же спешные движения отца позади меня.

У входа в обитель древних висел колокол, большой, из чистого золота. Я дернул за веревку и на сотни метров вокруг раздался его благодатный перезвон. Дверь, конечно, была открыта, но ступить в священное место разрешалось только по приглашению. Люди, наверняка, пренебрегли бы правилами поведения в подобной ситуации. Это то, наша раса отличается от их - эльфы свято чтят традиции предков, потому почитают их наследие как величайшую святыню.

Дверь открыл морщинистый древний эльф, которому, вероятно, лет было больше, чем всему нашему городу.

- Колистион, добро пожаловать в храм вечности. С чем ты пожаловал к нам?

- Она, - я поднял чуть выше бесчувственное тело Катиль. - Спасите ее жизнь, прошу вас! Она дважды спасала меня. Она молодая и смелая. Она...

- Она обыкновенный человек! - выплюнул мне в лицо старейшина.

Я почувствовал, как моя кровь закипает от праведного гнева. Я долго жил среди людей и начал понимать, что между нами и ими не так много различий, как объясняли мне наставники. Несколько раз меня даже посещала мысль, что главным мотивом, которым руководствовался отец, отправляя меня на Землю, было его желание ближе познакомить меня с людьми, дать мне понять, что хоть они и гораздо более примитивные существа, нежели золотые эльфы, ничуть не меньше нас достойны уважения и сочувствия.

- Уноси отсюда эту девушку, - обретая на миг потерянное самообладание, продолжил древний эльф. - И пусть ее похоронят люди. Не ты.

Дверь за старейшиной уже начала закрываться, когда длинный белый посох моего отца остановил его.

- В чем дело, Геодир? Ты забыл, что в этом храме твоя власть бессильна? Мы служители богов, жрецы, и несем ответ только перед владыкой небес.

Отец ударил посохом и невидимая силовая волна разошлась в разные стороны. Отовсюду стали сходиться эльфы, с любопытством разглядывая меня и юную девушку на моих руках. Появился даже дядя Миган, верховный правитель города золотых эльфов. Отец, как его главный советник, имел только лишь совещательный голос, но и он был несказанно весом.

Старейшина вновь распахнул дверь храма и за его спиной показались другие древние.

- В чем дело, брат? - Миган был нетерпелив. Очевидно, мы оторвали правителя от важных дел.

- Колистион вернулся. И он принес ее, - длинный посох отца указал на Катиль, почти коснувшись бледного лица полуживой девушки. - Он просит старейшин излечить подругу, которая дважды спасла его жизнь.

Миган бросил единственный взгляд на деву, чье тело безмятежно покоилось на моих руках. Когда дядя удостоверился, что Катиль была обыкновенным человеком, он недовольно покачал головой:

- Только старейшины решают, кто вправе посетить храм вечности. И они вынесли свое решение, повлиять на которое я, увы, не способен.

Отличительной особенностью моего отца было то, что он никогда не терял контроль над собственными эмоциями. Его разум всегда оставался умиротворен, поэтому в тот момент, когда я был готов переломать кости всех этих спесивых и до невозможного горделивых эльфов, Геодир положил руку мне на плечо и будничным тоном заметил:

- Решение о судьбе девушки вынесли те же старейшины, которые восемнадцать лет назад утверждали, что Колистион являет собой долгожданное воплощение Леовира. Что ж, если такова ваша воля...

За спинами древнего эльфа послышалось перешёптывание. Я замер в ожидании.

- Ты, как всегда, прав, мудрый Геодир, - вперед вышел невысокий лысый эльф. - Пусть твой сын объяснит нам, почему мы должны спасти жизнь этой девушки. Если ему удастся убедить нас, мы удовлетворим его просьбу.

Отец наклонился и промолвил так тихо, что разобрать его слова смог только я:

- Постарайся, Колистион. В твоих руках жизнь твоей подруги.

Я выждал секундную паузу, и когда убедился, что все внимание золотых эльфов приковано ко мне, начал свою речь.

- Мы, великие и могущественные золотые эльфы, хранители несметных знаний о магии и традиций праотцов по праву рождения считаем себя лучше и выше других разумных существ. Равно как мы мним себя выше людей, мысли и чувства которых не так сильно отличаются от наших, люди мнят себя выше животных, тех, чью плоть в отличие от нас ежедневно нещадно поедают. А ведь мы способны читать мысли несчастных существ и лучше других знаем, что равно как люди и эльфы, они смыслят, чувствуют и осознают самих себя.

Чем же мы лучше других разумных особей, дорогие мои сородичи? Может быть тем, что владея великими знаниями предков, жестоко скрываем их и считаем, что только мы вправе пользоваться ими? Золотые эльфы, пробудитесь! Мы живем на этой неприступной горе с мыслью, что все остальные миры ниже и хуже нас. Мы, словно старшие братья, которые забрали все самое лучшее у младших, и окружили себя высокой стеной, преодолеть которую им не под силу.

Своим решением вы обрекаете на смерть эту несчастную девушку за то лишь, что она простой человек. А знаете ли вы, о великие древние эльфы, что так презираемый вами лесной принц-полукровка Шиар, сын Лукьяра, того, кто тысячи лет назад был одним из вас, не задумываясь расстался с жизнью ради спасения этой девочки. И вы делаете его гибель напрасной точно так же, как сотни лет назад обрекли его прекрасную мать на смерть. И ради чего? Как дань никому уже не ясной традиции!

Да, золотые эльфы, мы всеми силами оберегаем заповеди предков. Но если я действительно тот, кому судьбой назначено изменить уклад жизни моих сородичей, знайте, что я считаю людей и эльфов братьями! Если вы решите не исцелять эту несчастную девушку, которая дважды сохранила мою жизнь, спасла моих друзей и подарила неупокойникам лощины теней царство небесное ценой собственной жизни, я навсегда уйду из золотого города!

На лицах окруживших меня эльфов отразилось удивление перечисленным деяниям Катиль. Я услышал их перешёптывания на недоступной мне языке мертвых и продолжил.

- Это не ультиматум вам, о мудрейшие эльфы. Нам всем известен закон переселения душ: в следующем воплощении мы можем возродиться в чьем угодно теле, точно так же, как любое существо, в прошлой жизни проявившее себя с лучшей стороны, может стать золотым эльфом. Одним из нас!

Не делает ли это знание равными всех живых существ, особей всевозможных рас и миров? Город впустил в себя Катиль. Души наших предков дали согласие на ее приход к вам.

Вы считаете меня глупым мальчишкой, который по своей юности просто не способен до конца понять мотивы ваших поступков. Но знайте, если вы все еще считаете, что девочка должна умереть, потому лишь, что она обыкновенный человек, я не хочу взрослеть рядом с вами и становиться похожим на вас!

- Сын! - рука отца вновь опустилась на мое плечо, и я высоко поднял подбородок.

- Мне дали слово, и я хочу сказать то, что считаю нужным и правильным, отец. Три года я жил среди людей. Да, их жизнь полна безумства - их поступки не подчиняются нашей логике, чаще ими движут не возвышенные чувства, а животные инстинкты. Но не наше ли предназначение дать им знания, помочь выбрать верный путь развития? Мы же вместо этого лелеем собственное превосходство и тщеславие!

Эта девочка, Катиль, пошла против своего отца ради того, чтобы даровать мне жизнь. Вы моя плоть! Все золотые эльфы связаны кровными узами! Ваш долг отблагодарить ее за спасение одного из вас!

- Хорошо. Мы сделаем то, о чем ты просишь Колистион, - маленький сгорбившийся древний эльф жестом указал мне на вход в храм вечности. - Но ты станешь служителем нашей обители и никогда больше не покинешь ее стен.

Я склонил голову и горько усмехнулся:

- Вы не оставляете мне выбора, о, великие предки.

Когда я положил бесчувственное женское тело на постамент, мне велели покинуть храм. Эльфы всегда держат свое слово. Катиль будет жить.

То, чем занимались отец и дядя на высокой башне в момент моего выхода из храма, не на шутку меня испугало. Вместе они плели заклинание невиданной силы. Темные тучи заволокли небо со стороны лощины теней. Когда я оправился от шока, я побежал к городским воротам. Хоть бы ребята успели...

Глава 21.

В тот момент, когда ребята уже собрались пойти в обход гигантской горы для того, чтобы поискать наиболее удобный лаз наверх, небольшое розоватое облако обволокло их ноги и закружило в воздухе. Люди в оцепенении наблюдали, как стремительно отдаляется земля, и с безумной скоростью приближался город золотых эльфов.

- Боже ты мой! - фальцетом простонала Зоуи.

У Дейва возникло желание успокоить девушку, но он не решился сделать несколько шагов в неясной туманной субстанции.

- Добро пожаловать в мой город!

Кристиан ослепительно улыбнулся своим друзьям. Их путешествие, наконец, подошло к концу. Очень скоро ребята вернутся на Землю и встретятся со своими близкими.

- Поспешите в город. Через несколько минут находиться за его пределами станет опасно для жизни!

Не долго думая, люди вошли в распахнутые белокаменные врата.

- Что происходит, Кристиан? - Линда хотела обнять эльфа, но сдержала свой чувственный порыв.

Сдержался и он.

- Отец и дядя плетут разрушительное заклинание, - золотой жестом указал на крышу высокой башни, где окруженные вихрем и разрядами электричества два эльфа творили магию. - Глядите!

Прямо за пролеском, над лощиной теней сошлись черные непроглядные тучи. Одновременно сверкнуло несколько изогнутых молний, и невероятно громко зазвучали раскаты грома. Вместе с Кристианом ребята торопливо поднялись на высокую башню и в немом изумлении стали наблюдать, как на пройденную ими долину с небес хлынули мощные потоки воды.

- Реки повернулись вспять - скоро и они низвергнутся на лощину теней.

Линда с ужасом представила, что бы было, если бы они с друзьями решили похоронить Шиара в той гиблой долине и немного задержались.

- Кристиан, зачем твои отец и дядя сделали все это?

Но вместо знакомого золотого эльфа на вопрос Зоуи ответил другой, один из тех двоих, которые и сотворили подобное безумство.

- Вместе с вашей подругой Катиль вы очистили лощину теней от обитавших в ней неупокойников. Благодаря этому нечисть из гарбинского леса смогла бы беспрепятственно добраться до золотого города. Нам пришлось защитить границы наших территорий, создав на месте долины искусственное озеро. Скоро мы заполним его дикими водяными монстрами, которые не позволят жителям опасного леса беспрепятственно переходить на наши земли. Так же, как поступили вы.

Эльф не отводил своего проницательного взгляда с Линды, и Кристиан сразу понял, в чем дело. Отец считал его след с ауры девушки и догадался, что произошло между ними.

- Линда, ребята, позвольте представить вам моего отца, Геодира. Отец, познакомься, это мои верные друзья.

Кристиан по очереди называл имена ребят, и столетний эльф крепко пожимал их руки. Последней сын представил отцу свою девушку.

- Моя подруга Линда.

Геодир едва заметно нахмурил брови и бросил укоризненный взгляд на Кристиана.

"То, что было между нами, отец, произошло на Земле. В этом нет ничего предосудительного."

Люди не способны заметить телепатической связи эльфов, поэтому все, что происходило в их мыслях, осталось тайной как для Линды так и для других ребят.

"Но твои чувства, Колистион. Они последовали за тобой на Альфаир. Как и эта девушку."

- Мне приятно познакомиться со всеми вами, - приветственным жестом Геодир развел руки в разные стороны. - Добро пожаловать в город золотых эльфов.

Мать Кристиана накормила ребят обедом из спелых сладких плодов неизвестного происхождения. Его отец увлеченно рассказывал о разного рода магии, известной эльфам. Но Линда никак не могла сосредоточиться на речах Геодира. Она не сводила взгляда с Кристиана, сидевшего по другую сторону обеденного стола, прямо напротив нее.

Девушке казалось, эльф знает нечто невыносимо печальное, то, что в скором времени предстояло узнать самой Линде. И она была права.

Когда трапеза подошла к концу, Геодир предложил показать гостям своего дома город эльфов, и ребята согласились. Все кроме Линды.

Мать Кристиана, белокурая эльфийка Эонита, тактично оставила молодых вдвоем и вышла - им нужно было поговорить. Когда дверь за Эонитой закрылась, юный эльф встал и обошел длинный стол. Встала и Линда.

- Я чувствую, произошло что-то нехорошее, - девушка с тревогой заглянула в ярко-синие светящиеся глаза и ясно почувствовала боль их обладателя.

- Сегодня наш последний день, Линда. Мы больше никогда не увидимся.

Кровь прилила к щекам темноволосой красавицы. Она ощутила слабость и опустилась на стул.

- Ты не вернешься в нашу школу?

Кристиан невесело ухмыльнулся.

- Не всё так просто, милая. Я дал обещание стать служителем храма вечной жизни. Я боле никогда не смогу покинуть его стен, Линда.

Девушке казалось, что она спит и видит страшный кошмарный сон. Нет, нет и еще раз нет! Кристиан, ее Кристиан! Его забирают. Она никогда не увидит его вновь.

- Бежим со мной! Бежим на Землю! Мы будем жить там, нас не найдут!

Кристиан сел на пол возле ног Линды и положил свою светлую голову на ее колени. Он обнял ноги девушки и поцеловал ее склонившуюся головку.

- Я обещал, Линда. Эльфы всегда держат свое слово, помнишь?

Слезы выступили на глазах девушки.

- Как же так? Зачем ты дал свое согласие на это безумство?

- Я не хотел. Но только на таком условии старейшины согласились спасти Катиль.

Линда отвела взгляд в сторону. Ее веки уже обжигали предательские слезы, когда в кухню вошла Эонита.

- Сынок, Линда, я хочу вам кое-что сказать. Девочка, то, что произошло между тобой и Кристианом, не является секретом ни для кого из эльфов. Я бросала на вас руны и теперь точно знаю: не смотря на то, что судьбой вам приказано расстаться, вы непременно встретитесь вновь. И ваша любовь запылает с новой силой, не сомневайтесь!

Так много предсказаний, так много сомнений...

- Я вернусь к тебе, Кристиан! Я найду способ быть с тобой!

- Ты не сможешь найти путь на Альфаир, Линда, - эльфийка задумчиво покачала головой, и длинные нити ее белых волос рассыпались в разные стороны. - Проводником станет другая, та, которая принадлежит этому миру, не вашему. Но не говорите об услышанном отцу, он не позволит моему пророчеству сбыться!

Внезапно в кухню вошел Геодир.

- Ты права, дорогая моя. Твои руны редко ошибаются, Эонита, но еще реже ошибаюсь я. Линда, я буду вынужден стереть твои воспоминания об Альфаире и исказить в памяти образ Кристиана.

- Не забирайте у меня память о нем, умоляю! Я понимаю и всегда понимала, что нам не суждено быть вместе. Но, пожалуйста, позвольте мне хотя бы помнить Кристиана.

Но Геодир уже выходил из кухни, унося с собой последние надежды Линды.

- Это для вашего же блага, - его прощальные слова повисли в воздухе.

Лицо Линды запылало, кровь забурлила от праведного гнева. Девушка бросила взгляд на Кристиана - голова молодого эльфа всё так же покоилась на ее коленях. Безмятежные ангельский лик был невероятно прекрасен, лишь одинокая слеза и влажная дорожка от кончиков его ресниц рассказала Линде о том, насколько сильно переживает Кристиан о беспощадном решении его отца.

Глава 22.

Линда и Кристиан стояли на балконе высокой башни. Свежий горный воздух наполнял их легкие. Звонкой песней звучало ласковое пение соловьев. Спиной она прижимались к его обнаженной мускулистой груди. Он вдыхал аромат ее свежевымытых волос.

На них с порицанием глядели золотые эльфы. Все слова давно были сказаны. Линда понимала, что совсем скоро ей придется расстаться с Кристианом и лучшими воспоминаниями о том, что случилось между ними - об их близости.

Она на миг представила, что в эту самую минуту спрыгнет с высокой башни, тем самым выразив протест решению Геодира, и тут же отмела в сторону страшные мысли. Она будет бороться! Она найдет способ быть с Кристианом в том или в этом мире - не важно. Они непременно встретятся вновь!

- Нам пора.

Золотой эльф взял руку земной девушки и повел ее вниз по винтовой лестнице.

- Куда мы идем? - Линда почувствовала напряжение в движениях Кристиана.

- Настало время совершить то, ради чего мы отправились в путешествие - найти демонов и отомстить за гибель учеников нашей школы.

По спине Линды пробежала мелкая дрожь. Нет, она не забыла об их конечной цели. Но девушка и не ожидала, что им самим придется наказывать тех самых тварей, по чьей вине погибли многие знакомые Линды.

- Но как же мы найдем демонов?

Кристиан окинул девушку серьезным взглядом. Слишком серьезным.

- Это, как раз, самая простая часть того, что мне предстоит сделать.

На белокаменной мощеной площади собралось много эльфов и четыре человека. Зоуи и Дейв, крепко обнявшись, тепло глядели друг на друга, и Линда подумала, что они всегда были предназначены друг другу. Джеймс стоял чуть сбоку от них, широко расставив ноги и скрестив на груди руки. Его ножи торчали из брюк, а сшитая эльфами рубаха развевалась на ветру. За пережитое путешествие парень невероятно изменился. Раньше он словно был дополнением чему-то, неуверенный в себе, сомневающийся в других. Теперь холодные глаза Джеймса горели решительностью и жаждой мщения.

Линда все еще крепко сжимала руку Кристиана. Эльфы бросали в сторону межрасовой пары хмурые взгляды, но влюбленным было совершенно всё равно. Девушку нисколько не интересовало мнение не слишком приятных ей золотых, а Кристиан отмел всякие предрассудки перед предстоящей ему смертельной схваткой с представителями сил зла.

- Ты готов, сын? - толпа расступилась, пропуская вперед Геодира и Мигана.

Кристиан кивнул. Его крепко сжатые челюсти и острый решительный взгляд сильно встревожили Линду.

- Что здесь происходит? - тихо, но вполне уверенно спросила она.

Юный эльф повернулся к девушке и обеими руками несильно сжал ее прекрасное лицо.

- Мы поддерживаем связи с миром демонов. Сейчас сюда прибудут те, кто повинен в аварии, Линда. И состоится дуэль.

- Но у меня нет оружия! - воскликнула она, в уме уже прикидывая, каким образом лучше всего добраться до дома Кристиана.

- Сражаться буду только я.

Линда нахмурилась, но когда услышала дальнейшие слова золотого эльфа, стальными клещами волнение сжало ее сердце.

- И сражаться я буду против трех демонов. Таков обычай.

- Но мы тоже хотим отомстить этим гадам! - Дейв, в отличие от Линды, со своим оружием не расставался.

- Простите, друзья мои. Но дуэль состоится на оговоренных двумя сторонами условиях. Только я и трое демонов. Даже повлиять на исход битвы вы не сможете.

Линда хотела начать уговаривать Кристиана отказаться от этого безумства, когда на ее запястье легла ладонь Эониты.

- Все в порядке, девочка. Доверься моему сыну, он не проиграет...

Линда переводила свой панический взгляд с Кристиана на его мать и обратно.

- А что, если все-таки... - ее голос сорвался.

- Значит, такова воля богов, девочка. Мы должны уважать мнение Кристиана и провидение.

На глазах у всех эльфов тот, кого они называли Колистионом, нежно поцеловал губы Линды и прошептал:

- Здесь и на Земле, во всех мирах и землях, я всегда буду любить только тебя, Линда Смузи. Мое сердце бьется только благодаря любви к тебе. Мои мысли всецело наполнены тобой. Моя жизнь навсегда связана с твоей жизнью, и я всегда буду помнить тебе на этом свете или на том.

Сердце девушки упало. Так похожи были пылкие слова ее возлюбленного на прощание.

- Ты победишь для меня и за меня, - Линда встала на цыпочки и мокрым от слез лицом прижалась к шее Кристиана. - Я буду жить для тебя. Я найду дорогу к тебе - мое сердце подскажет. Я люблю тебя, мой золотой эльф.

Кристиан вышел на середину площади и над ним возник яркий голубоватый купол.

- Он больше не видит и не слышит нас, - произнесла Эонита, спокойно глядя на своего сына.

Материя рядом с Кристианом исказилась, и из бездны появились они - те самые демоны, которых Линда видела на мосту, казалось, целую вечность тому назад. В их руках были трезубцы, рапиры и кинжалы. Единственным оружием Кристиана стал его эльфийский меч.

Линда почувствовала предательское желание убежать, спрятаться от зрелища несправедливой по ее мнению битвы - битвы одного эльфа и троих демонов.

Они окружили Кристиана и медленно начали приближаться. Эльф выжидал. Внезапно один из демонов стремительно кинулся в атаку и единственным резким точным движением золотой отсек его руку.

Двое других не мешкали - они исчезли и появились в шаге от Кристиана, который, благодаря одной лишь невероятной скорости эльфов, сумел отразить оба выпада. Линда, было, подумала, что демоны не способны на проявление эмоций - их отрешенные выражения пустых лиц казались незаинтересованными в происходящем, но теперь девушка поняла, что ошиблась. Ярость однорукого не знала границ. Его острые клыки в гневном оскале торчали в разные стороны, до смерти пугая всех людей. Но не Кристиана.

Мгновение, и голова демона лежала отдельно от его туловища. Еще мгновение, и плоть исчадия ада серым пеплом осыпалась на землю и превратилась в застывшую на белокаменных плитах тень.

Демоны действовали синхронно и настолько быстро, что человеческий глаз не мог уловить их движений. Но эльфы видели все. Внезапно Кристиан покачнулся - из его плеча торчала пронзившая насквозь его нежную плоть острая рапира. Демоны хищно заулыбались и кинулись в новую атаку.

Линда прикусила губу, однако, ее жалобный стон прорезал тишину, окутавшую толпу наблюдателей дуэли.

- Он справится, - Эонита была непреклонна.

Ее прямой взгляд и отсутствие в нем тревоги вселили надежду в сердце Линды.

Кристиан продолжал бой, держа меч в левой руке. Рапира так и торчала из его кровоточащего плеча. Несколько резких выпадов. Пауза. Демоны то приближались друг к другу, то нападали на золотого эльфа с разных сторон, будто бы выискивая слабые места в его защите. В очередной раз, когда они стояли рядом друг с другом, Кристиан внезапно начал атаковать, прижимая темных все ближе к стенке купола. Ему удалось выбить трезубец у одного из демонов, но другой смог отвлечь внимание Кристиана на себя. Потерявший, было, свою защиту вновь вступил в бой.

Теперь нападали демоны, причем метились они исключительно в правое предплечье эльфа, туда, откуда торчала черная рукоятка рапиры их приятеля. Удар, еще. Все больше и больше царапин оставалось на обнаженной коже Кристиана.

- Почему он не надел доспехи?! - на непроизвольный возглас Зоуи повернулось сразу несколько золотых эльфов.

- Эльфы - дети природы. И удобнее всего нам двигаться и воевать именно в том виде, в каком нас создала природа-матушка, - Геодир с гордостью глядел на сражающегося с представителями преисподнии сына.

Кристиан напоминал бушующее пламя - он так же неистово двигался, также озарял пространство вокруг себя ярким светом и затмевал тьму, неотрывно следовавшую за двумя демонами. Внезапно один из них упал, насквозь проткнутый эльфийским клинком Кристиана. Другому удалось оттеснить безоружного золотого от тени его собрата к стене купола.

Линда судорожно вдохнула.

Одним резким движением Кристиан вырвал рапиру из собственного плеча и направил ее в сторону последнего демона. Началась яростная битва.

Ни один не хотел уступать. Ни один не сдавался. Свет и тьма, эльф и демон встретились и решили выяснить отношения на знакомом им языке оружия. Выпад. Другой. Эльф замер. Демон упал. Он стал пеплом.

Купол спал, и Линда побежала к раненому, но вполне себе живому Кристиану.

Глава 23.

Линда и Кристиан сидели на самой вершине горы, выше золотого города и облаков. Она гладила его плечи и спину, мощные руки и рельефные изгибы торса. Он пальцами вытирал ее слезы и ласкал припухшие от поцелуев губы.

- Я запомню тебя такой - молодой и красивой. Я всегда буду думать о тебе и любить тебя.

Линда ничего не ответила. Геодир дал им время до заката, и оно почти истекло.

Она боялась говорить, боялась что-то обещать. Насильственным образом у нее вырывали воспоминания о Кристиане и о ее любви к нему. Линда не могла представить себе то, что случится с наступлением сумерек. Она не могла представить жизнь без Кристиана и Альфаира.

Но страдала не одна Линда. Зоуи не меньше нее сожалела о принятом Геодиром решении, ведь золотой эльф возжелал забрать память не только у Линды, но и у всех ребят. В отличие от подруги, она времени не теряла.

В комнате Кристиана Зоуи и Дейв лихорадочно срывали одежду друг с друга и неистово целовались.

- Это не должно произойти так, - Дейв подался назад. - Я хочу любить тебя медленно.

Зоуи не могла расстегнуть сложные эльфийские замки на рубахе Дейва. Не выдержав, девушка рванула ее края с такой силой, что они разлетелись в разные стороны.

- Здесь и сейчас, Робертсон! Ты сделаешь то, что я представляла каждую ночь с начала нашего путешествия, когда думала о тебе.

Дейв действительно хотел остановиться, но противиться чарам до предела возбуждённой блондинки был не в силах.

- Они заставят тебе забыть это.

- Есть вещи, забыть которые просто не возможно, Дейв! - девушка впервые назвала его по имени.

Зоуи справилась с одеждой парня и, стремительно стягивая свое задранное платье, с превеликим счастьем и невероятным удовольствием сделала то, чего прежде до смерти боялась.

Часом позже девушка услышала прощальную песню соловья и обнаженная подошла к распахнутому окну. Дейв прижался к ее изящной спине и лицом зарылся в невероятно мягких волосах.

Радужная вспышка пронеслась ровно в тот момент, когда Зоуи распахнула свои небесно-голубые глаза и услышала звон будильника. Всего мгновение она помнила. А потом забыла, и, сморгнув остатки волшебного сна, начала собираться в школу.

Линда всю дорогу молчала и задумчиво глядела в окно.

- Звонок через пять минут, мисс Смузи. Поторопитесь.

Она отрешённо кивнула и вышла из машины. Последние две недели, прошедшие после аварии, девушка провела в больнице, однако, Линда с трудом могла что-то о ней вспомнить. Мысли, словно, ускользали и развеивались, как серый неясный дым. Вероятно, все еще сказываются последствия травмы головы, о которой ей упорно твердил врач.

На парковке ничего не изменилось. Линда подошла к альфа-девочкам и стала вникать в неглубокий смысл их оживленной беседы. Сегодня обсуждали новенькую. Кети.

И почему она последнее время не так часто общалась со своими подругами? Наверное, подумала Линда и потерла переносицу, ей просто надоели их глупые пустые сплетни. Вместе с первым звонком и компанией старых подруг Линда вошла в школу, бросив напоследок единственный взгляд в сторону пустующего на парковке места. Девушке вновь показалось, что она забыла что-то важное, о чем, непременно, должна была помнить. Линда перебрала в сумке несколько учебных тетрадей - все они лежали на своих местах. Померещилось.

Уроки тянулись уныло и медленно. Наконец, настало время ланча. Когда Линда стояла в длинной очереди за едой, она окинула взглядом обитель альфа-клуба и приняла решение сегодня к девочкам не садиться - слишком надоело их постоянное бессмысленное щебетание.

Она отыскала глазами симпатичный пустующий столик (и почему раньше никому не приходило в голову его занять?) и опустилась на стул возле него. Один из шести пустующих стульев.

Линда покрутила трубочку в стакане от газировки и почувствовала острое желание заплакать. Интересно, с чего бы?

"Наверное, все еще сказываются последствия аварии..."

Внезапно рядом с Линдой кто-то поставил поднос. Серебристые глаза встретились с небесно-голубыми. Подруги улыбнулись друг другу.

- Привет, Зоуи.

- Привет, Лин! Первый день в школе?

Смузи кивнула. Она не хотела видеть альфа-девочек, но отчего-то была несказанно рада присутствию старой знакомой за ее столиком.

- И у меня. Рада тебя видеть.

Внезапно с другой стороны от Линды опустился еще один поднос.

- Здесь свободно? - Джеймс Баттон потрепал свои пепельные волосы и задумчиво взглянул на девушек.

Да, он был не в одной команде с Линдой и Зоуи, но сегодня почувствовал острое желание сесть рядом с ними. Прежде парень никогда бы не решился вот так запросто подойти к малознакомым красоткам. Но что-то изменилось. Наверное, на него сильно повлияла произошедшая две недели назад трагедия, и Баттон понял, что второго шанса в жизни может и не представиться.

- Конечно, Джеймс.

Зоуи приятно удивилась миролюбивому настроению Линды.

Но тут она почувствовала дуновение ветра с другой стороны и повернула голову. В дюйме от нее ярко горели золотисто-карие глаза Дейва Робертсона.

- Привет, детка.

Предательская улыбка появилась сама!

- Привет, - теплым шепотом прошептала блондинка.

- Ты снилась мне сегодня, Зоуи. Пойдешь со мной на свидание?

Ее сердце забилось быстрее. Намного быстрее.

- Я подумаю, - почему-то ей чертовски захотелось подпрыгнуть и обнять огромного регбиста.

Дейв взял руку девушки и чувственно поцеловал ее.

- Буду ждать.

Когда парень отошел к столику своей команды, Линда подмигнула подруге:

- А вы классно смотритесь вместе.

- Я знаю.

И снова это чувство - дежавю.

Внезапно к их столу подошла кучерявая девушка и поставила поднос напротив Линды.

- Здесь не занято?

- Кати... - слова сами слетели с ее губ.

Та, которую прежде звали Катиль, только рассеянно покачала головой.

- Кети. Меня зовут Кети. Я новенькая.

Линда задумчиво кивнула и принялась за еду, тогда как Джеймс еще несколько минут пристально разглядывал до боли знакомую и одновременно совершенно незнакомую девушку. В конце концов, парень просто уверовал в существование родственных душ.

Линда пожелала родителям доброй ночи, тепло расцеловала их и отправилась спать. Отец взглянул на мать и гордо произнес:

- Взрослеет...

- Кажется, дочка действительно переросла все ее подростковые проблемы, - Изабель оторвала глаза от книги и задумчиво улыбнулась, глядя вслед Линде.

- Надеюсь, что так.

Войдя в комнату, девушка взглянула на собственную огромную кровать. Внезапно в памяти всплыл обрывок старого сна. Два тела - мужское и женское. Она, Линда. И он.

Мысли снова закружились и стремительно покинули ее сознание.

Но стоило девушке закрыть глаза, она сразу же провалилась в сон. И тогда в прекрасном сказочном мире Линду Смузи вновь встретил ее великолепный и сексуальный золотой эльф - ее Кристиан Сидхе.

Кен Юлиана

Любовь эльфа. Часть 2. Нежить. Завершен

Часть 2. Нежить.

Глава 1.

Держась за руки и тепло улыбаясь друг другу, под шокированными взглядами одноклассников Линда и Кристиан покинули стены школы.

- Я не хожу на свидания, - с нотками грусти в голосе напомнила девушка.

- Тогда это будет похищение! - во всеуслышание объявил Сидхе.

На глазах у девочек альфа-клуба, Кристиан перекинул Линду через плечо и под аккомпанемент одобрительных возгласов парней понес возмущенную до предела недоступную красавицу в сторону своего автомобиля. Зоуи провожала сенсационную парочку чрезвычайно довольным взглядом.

- Судя по всему, ты знала об отношениях Сидхе и этой нахалки? - подруги окружили блондинку. - Видимо, придется напомнить Смузи, где ее место, и займешься этим именно ты!

Аманда указала длинным ногтем на Зоуи и окинула ее чересчур высокомерным взглядом.

- И где же, по вашему мнению, то место, которое должна занимать Линда, девочки? - прежде их тихая и уступчивый подруга впервые показала свой характер.

- На дне, - прищурив ярко-голубые глаза, злобно прошипела Аманда.

- В террариуме. Рядом с такими же змеями, как она сама! - ядовито процедила Кейти и уничижительно взглянула на Зоуи.

Прежде скромная блондинка взирала на своих экс-подруг с изрядной долей сочувствия, однако, кровь ее начинала закипать от нарастающей злости.

- Если меня не подводят глаза, Линда ушла с Кристианом не по доброй воле, - рассудительно отметила Зоуи.

Скептические взгляды девочек как бы говорили, что ни одна из них ни на секунду не поверила в то, что Смузи не желала этого свидания. С приторно-сладкой улыбкой, медленно выговаривая каждое слово, Зоуи продолжила:

- Но я хочу, чтобы вы знали: Линда изменилась. Ей и Кристиану я обязана, ни много ни мало, а своей жизнью, и если кто-нибудь из вас еще раз нелестно отзовется об одном из них, я возьму вот эту палочку, - девушка качнула своей прелестной белокурой головкой в сторону обломка арматуры возле каменной стены здания. - И до последнего буду защищать доброе имя моей подруги или друга. Уяснили?

Немую сцену, наполненную выражением полнейшего шока на лицах альфа-девочек, прервал скрип тормозов джипа за спиной Зоуи. В водительском кресле сидел Дейв:

- Тебя подвезти, детка?

Второго приглашения не потребовалось - Зоуи резко отвернулась от группы стервочек и запрыгнула на переднее сиденье его автомобиля.

Они были потрясающе красивой парой: миниатюрная миловидная блондинка с одной стороны машины, и гора мускулов, звезда школьной команды по регби - с другой. А сравниться с ними могла разве что главная сенсационная пара дня - Линда Смузи и Кристиан Сидхе.

- Мир сошел с ума, - заторможенно покачала головой Кейти.

- Вы просто попали в другую действительность, девчонки! - Джеймс хитро подмигнул ошарашенной девушке и прошел мимо в направлении своей машины.

До назначенного Кристианом времени оставалось около двух часов, и слишком много Баттон должен был успеть сделать в этот день. Точно так же, как Линда, Кристиан, Дейв и Зоуи.

Линда откинулась на кресло рядом с Кристианом и залюбовалась его скульптурным профилем.

- Ты и сейчас читаешь мои мысли, Кристиан?

Парень не отрывал взгляда от дороги. Линда же коварно улыбнулась.

- Больше нет никаких запретов? Теперь мы не на Альфаире и можем заняться... - она замолчала, осторожно выбирая нужное слово.

Но Кристиан не дал девушке возможность закончить предложение.

- Я не сделаю этого с тобой, Смуз. Да и, честно говоря, я сомневаюсь, что если мы попытаемся заняться любовью, нам это удастся - столь судьбоносное решение не может произойти в альтернативной версии пережитого дня.

Эльф удовлетворенно отметил, что щеки Линды ярко запылали. Да, в бою его девочка была смелой и отважной воительницей, но в душе все еще сохранила чистоту и неискушенность. Эльф старательно блокировал рвущееся в его разум сознание Линды, чтобы не дать подруге возможность узнать истинную причину его отказа.

Что мог предложить Кристиан девушке? В их распоряжении не было даже одной ночи. Несколько часов до полуночи - все, что оставалось у земной красавицы и золотого эльфа. А дальше? Полная неизвестность.

Линда старательно делала вид, что разглядывает мелькавшие в окнах машины дома, до глубины души оскорбленная отказом парня.

- Девочка моя, - прохладная ладонь Кристиана накрыла ее руку. - Ты предлагаешь мне бесценный дар. Если когда-нибудь я смогу предложить нечто столь же ценное взамен, я с великой радостью и гордостью приму твой подарок. Но не сегодня. Сегодня Орей всецело властвует над нашими душами.

Линда ничего не говорила - девушке мешала гордость. Но эльф с легкостью прочел ее тревожные мысли.

"Почему тогда ты предупреждал, что стоит нам вернуться на Землю, мы будем вместе? Зачем я питала напрасные иллюзии?" Размышления Линды казались хаотичными, голос ее разума звучал слишком печально.

- Кое-что изменилось, малыш. Ты стала мне невероятно дорога, и теперь я хочу получить от тебя не только тело, но и сердце, а главное... - несколько мгновений Кристиан смотрел в глаза Линды, тогда как машина неслась на большой скорости по извилистой дороге (снова эльфийские приемчики!). - Ты подаришь мне свою жизнь, Смуз!

Линда долго гадала, что же значили слова Кристиана, но так и не получила желаемый ответ.

Кафе "Бунгало" расположено на окраине города, в тихом и уютном дорогом районе Ричмонда. Одноэтажный домик в пляжном стиле, украшенный лианами и бумажными фонариками со стороны напоминает хижину, но, по сути, считается дорогим рестораном, посетить который может далеко не каждый ученик старшей школы.

Дейв открыл дверь Зоуи и галантно предложил девушке руку. Блондинка во всю наслаждалась отсутствием на Земле телепатии - наконец, она могла остаться наедине с собственными мыслями и дать волю своей бурной фантазии. А главное, обдумать, возникавшие в ее душе чувства в отношении регбиста.

Да, парень был похож на Вин Дизиля в лучшие годы его кинокарьеры. Многие девочки, в том числе члены альфа-клуба, считали Робертсона лакомым кусочком. Но за Дейвом также тянулся длинный шлейф разбитых сердец, и, как правило, девушки, которые прежде появлялись в компании спортсмена, так или иначе походили на Зоуи, а она совсем не желала быть "одной из" и отчетливо понимала, что парень даже не питает к ней нежных чувств. И каким бы стильным, брутальным и крутым не казался Дейв, свою первую любовь девушке не хотелось вспоминать как двухнедельные странные отношения в походных условиях.

Другое дело - принц. Опасный и таинственный эльф. Шиар. Улыбка сама расплылась на лице Зоуи.

- О чем мечтаешь, куколка?

- Ой, не о тебе, Робертсон, - девушка бросила на Дейва интригующий взгляд. - Ладно, так и быть, расскажу! Строю планы по соблазнению Шиара. Пока он не слышит моих мыслей и не видит образы, рожденные моей слишком вольной фантазией...

Девушка с вызовом улыбнулась - уж очень сильно ей хотелось подразнить Дейва. Зоуи даже не догадывалась, что стало причиной, по которой парень решил профессионально заняться спортом. Дух борьбы был у Робертсона в крови.

- И что же за мысли рождаются в твоей скромной головке, детка? - невинным жестом Дейв обнял плечи девушки по пути к ресторану, создавая видимость ни к чему не обязывающей дружеской беседы.

- Ну... Собственно, я еще не успела начать мечтать о чем-то конкретном.

- Я могу кое-что предложить, - деланно равнодушно бросил парень.

Зоуи почувствовала, что ступила на опасную тропу, однако, заинтригованная словами Дейва, кивнула в знак согласия.

- Дай-ка подумать. Шиар романтик. Для начала эльф устроит тебе свидание, где вы будете много часов разговаривать о жизни, слушать дивное пение мотыльков-переростков и любоваться лучами света, проникающими сквозь листву гигантских секвой.

Зоуи невесело усмехнулась: в интерпретации Дейва свидание с эльфом выглядело как наискучнейшее из возможных занятий.

- Можно подумать, ты не разговариваешь на свиданиях со своими девушками.

Парень резко остановился у входа в ресторан и повернулся к Зоуи.

- Начнем с того, что у меня нет никаких девушек. Да никогда и не было, - в улыбке Дейв обнажил ровные белые зубы, которые почему-то напомнили Зоуи оскал вампира в смешанном лесу. - А если бы мы отправились с тобой на свидание, на разговоры бы я время не тратил! В первую же минуту я сорвал бы с тебя это миленькое желтенькое платьице, порвал бы к чертям твое белье, а дальше... Ты забудешь не только имя того слащавого эльфа, но и свое собственное!

Дейв смотрел на Зоуи в упор. Она едва дышала. Девушке казалось, парень вот-вот наклонится и поцелует ее губы. Она уже почти чувствовала его дыхание на своей коже, когда кривая насмешливая ухмылка исказила лицо Дейва. Зоуи резко развернулась и, переполненная негодованием, вошла в ресторан.

"Скоро ты сможешь думать только обо мне, милая Зоуи. И тогда, я исполню твои мечты, обещаю".

Глава 2.

Зоуи вошла в ресторан и огляделась.

- Здравствуйте, - неуверенно поздоровалась она с девушкой за стойкой.

Рядом с блондинкой появился Дейв. Хостес смерила парочку высокомерным взглядом и сухо произнесла:

- Мне жаль, молодые люди, но заказ мест в нашем ресторане производится за неделю, не позднее. На сегодня, как вы понимаете, всё зарезервировано.

Зоуи оглядела зал: из более чем дюжины столиков только два оказались заняты. На остальных, само собой, не было никаких резервирующих обозначений.

Дейв ослепительно улыбнулся надменной блондинке, и та не смогла не ответить тем же.

- Нас пригласил в ресторан друг, Кристиан Сидхе.

Зоуи с удовлетворением отметила, как презрительное выражение на лице девушки моментально сменилось взволнованно-испуганным.

- О, прошу прощения! - официантка засуетилась. - Позвольте проводить вас к вашему столику.

Дейв и Зоуи переглянулись: конечно, их друг был со своими странностями (с другой планеты, да и к тому же, эльф), но почему краска сползла с лица девушки в ресторане при упоминании одного его имени, ребята не имели представления.

- Прошу, садитесь, - столик, который предложила им хостес, находился за небольшой ширмой, скрывающей ребят от посторонних глаз.

Дейв намеренно проигнорировал паузу, которую выдержала Зоуи, чтобы парень выдвинул для нее стул. Негодуя, девушка воспользовалась собственными силами и села напротив Робертсона.

- Ты такой обходительный, Дейв, - ядовито процедила она.

- Если бы это было наше свидание...

Девушка обличительно взмахнула рукой.

- Знаю, слышала. Мы бы не дошли до этого ресторана, а прямо там, на парковке, в машине ты бы сорвал с меня платье и...

Парень усмехнулся.

- Ну, хорошо. Малышка, если бы это было наше второе свидание...

Зоуи звонко рассмеялась.

- Не морочь мне голову, Робертсон! На вторые свидания ты не ходишь!

Дейв драматично вздохнул.

- Все дело в том, что я еще не встречал девушку, с которой бы захотел отправиться на второе свидание.

- Давай откровенно, - Зоуи откинулась на стул и категорично скрестила на груди руки. - Может когда-нибудь, лет через двадцать, ты и устанешь от бесконечного потока случайных женщин. Тогда ты найдешь себе молоденькую девушку прямиком со школьной скамьи и женишься на ней. А всем тем подружкам, которые дарили тебе свою любовь на протяжении долгих лет, останется только воспоминание о единственной ночи, проведенной в твоих объятиях.

- Значит, вот, что ты думаешь обо мне, детка?

- У меня есть имя, Робертсон! - девушка недовольно прищурила голубые глаза. - И с этого момента для тебя я только Зоуи. На другие обращения я отзываться отказываюсь!

- Значит, тебе нужны серьезные отношения. И романтика, - парень нахмурил черные брови. - Никогда не видел смысла во всей этой ерунде.

- А как проходили твои свидания с девчонками прежде? - озорная улыбка Дейва смутила Зоуи. - Нет, до того, как вы с девушкой приступали к твоей любимой части.

- Ну, мы катались на машине, танцевали на дискотеке, купались в бассейне.

Зоуи покачала головой:

- Значит, сразу начиналась прелюдия?

Дейв недовольно нахмурился.

- А у тебя как было? Ты что, ходила на свидания, и парни читали сонеты Шекспира?

Заметив, как смутилась Зоуи, Дейв округлил глаза и громко рассмеялся.

- Так вот оно как! Мисс Зоуи никогда и не ходила на свидания! Ты просто не знаешь, о чем говоришь, детка! Ты даже не представляешь, как классно бывает...

В окне блондинка с облегчением заметила мустанг Кристиана.

- По крайней мере, я точно знаю, чего хочу, Робертсон! И то, о чем говоришь ты, не входит в сферу моих интересов или желаний!

- А знаешь, киса, мне нравится, как звучит моя фамилия на твоих устах. Называй меня Робертсоном и дальше, а выбор имени для тебя оставь мне.

Зоуи недовольно фыркнула и переключила свое внимание на подошедших к столику ребят.

Кристиан, Дейв и Джеймс сидели с одной стороны длинного стола, Линда и Зоуи - с другой.

- Кристиан, что ты хотел нам рассказать? - нетерпеливо прервала затянувшуюся паузу Зоуи, чувствуя кожей обжигающий взгляд Дейва - девушке не терпелось оказаться как можно дальше от заносчивого спортсмена.

- Я тоже тороплюсь. Поскорее закончим этот разговор, и каждый сможет отправиться по своим делам, - Линда окинула парней враждебным взглядом.

- Что это? Массовая истерия? - Джеймсу, появившемуся в ресторане последним, посчастливилось не стать свидетелем гневных реплик девушек во время его ожидания.

- Хорошо, наши нетерпеливые подруги, - Зоуи и Линда враждебно оскалились и переглянулись, тогда как Кристиан спокойно продолжал. - Я коротенько расскажу о тех, кто обитает рядом с вами в стенах нашей школы, а после дам ключи от своей машины - мы с парнями поужинаем здесь.

Дейв и Джеймс согласно закивали, а Линда недовольно поджала губы.

- За мной заедет шофер, - резко бросила она. - И мы отвезем Зоуи.

Больше возражений не было. Когда официантка расставила заказанные напитки и удалилась, Кристиан наклонился чуть ближе к собеседникам, и его движение переняли остальные. Тихим серьезным голосом он начал свой рассказ:

- Как вы знаете, друзья, я обладаю прекрасным слухом. Некоторое время назад, когда я только появился в вашей школы, как, собственно, и на Земле, я стал замечать посторонние вибрации, похожие на перешёптывание на других более низких частотах, которые не улавливает человеческий слух.

Лица ребят стали сосредоточенными, даже настороженными. То, как изменилась Линда, поразило не только впечатлительную и эмоциональную Зоуи, но даже парней, включая Кристиана. Казалось, девушка прямо сейчас была готова вскочить на ноги и побежать разыскивать тех, кто нарушил покой ее школы. Все обиды личного характера Смузи категорически отмела в сторону. Каждый, сидящий за столом, подумал о том, что подобным качеством может обладать только прирожденный лидер, тот, кто способен вести за собой других. И люди смело пойдут за Линдой, даже зная, что впереди их ждет верная смерть.

- Ты разузнал, кто это был? - серьезно спросила девушка.

Кристиан кивнул, внимательно глядя в ее серебристые глаза.

- Они пришли из моего мира. Как эти сущности попали сюда, не главный вопрос. Главное - то, что в отличие от демона, от которого мы так легко избавились, их практически невозможно вычислить. И совсем нельзя уничтожить.

Вновь подошла официантка, чтобы принять заказ. Ребята обменялись говорящими взглядами. Когда девушка покинула их компанию, Кристиан продолжил:

- Их называют безликими. Они могут принимать любой облик, потому как своего не имеют. Но это только одна из версий. Другая версия гласит, что облик безликих столь ужасен, что те, кто когда-либо видел их настоящую внешность, сходил с ума или кончал с собой. И я склонен верить последней гипотезе.

Краска сползла с лица Зоуи, тогда как сидящая рядом с ней Линда, напротив, в сказанном Кристианом, уловила кое-что забавное - ее металлического цвета глаза задорно заблестели.

И снова подумал Кристиан о том, как верны были слова Шиара: Смузи по своей природе боец. И первоклассный. Окажись девушка в нужное время и в нужном месте (однажды судьба уже уготовила для Линды подобную участь), равных ей не будет. По крайней мере, в качествах характера - смелости, решимости и отваге. Научить Линду владению оружием эльф поставил своей приоритетной задачей.

- Кого только нет в нашей школе! - с ухмылкой объявила Линда. - Эльф, демон, теперь вот странные безликие существа. А завтра окажется, что весь преподавательский состав - сборище кровожадных вампиров.

- Вампиры показались бы детской забавой в сравнении с этими тварями, - от слов эльфа насмешливая ухмылка сползла с губ девушки.

- А эти безликие, - Джеймс выдержал паузу, пристально глядя в глаза Кристиану. - Они представляют опасность для окружающих?

- Мне мало что известно о них, но одно я знаю точно: питаются эти существа преимущественно кровью. И еще. Судя по их разговорам, в последнее время их количество в стенах нашей школы резко увеличилось.

- Как такое возможно, если число учеников осталось прежним? - встревоженные взгляды метнулись в сторону Зоуи, и вновь устремились в направлении Кристиана.

- Судя по всему, некоторые из тех, кого вы знали прежде, теперь совсем иные существа.

- А где же люди? - голос Линды сорвался - даже она после подобных откровений эльфа не смогла сохранить спокойствие.

- Последнюю неделю до аварии я провел в поисках ответа на этот вопрос, - Кристиан мрачно посмотрел на Линду. - Пока безрезультатно.

- И что нам теперь делать? - звонкий голос Зоуи разрезал повисшую тишину.

- Сегодня мы уже ничего не сможем поделать. А завтра...

Линда прервала Кристиана:

- А где мы окажемся завтра, одному богу известно.

Глава 3.

Погруженные в собственные мысли, Линда и Зоуи некоторое время хранили молчание. К тому же девушки понимали, что обсуждать их насущные проблемы в присутствии водителя машины не представляется возможным. Презентабельное авто увозило подруг все дальше и дальше от тех, к кому вопреки их желанию девушки оказались слишком сильно привязаны.

Линда бросила неуверенный взгляд на Зоуи:

- Может, заедешь ко мне? Родители вернутся поздно, скорее всего за полночь, вместе посмотрим кино, поболтаем о жизни...

Смузи действительно боялась отказа на свое предложение. Возможно, ей предстояло прожить последний вечер с осознанием того, что у нее есть настоящие друзья, а завтра вновь все вернется на прежние круги: в школе вокруг Линды снова возникнет стена отчуждения и неприязни, по другу сторону которой невольно окажутся Дейв, Джеймс, Зоуи и даже Кристиан.

- Идет, - блондинка утвердительно кивнула. - У меня тоже нет никакого желания оставаться этим вечером одной. И после того, что рассказал Кристиан, находиться рядом с кем-то из нашей школы до жути страшно.

Линда с благодарностью улыбнулась.

- Закажем пиццу?

Зоуи покачала своей белокурой головкой.

- Я хорошо готовлю и не люблю полуфабрикаты. Если позволишь воспользоваться вашей кухней, а в холодильнике найдутся какие-нибудь продукты, я с удовольствием сделаю нам ужин.

Настроение девушек стремительно улучшалось. Волнения по поводу безликих и предвкушение вечера рядом с близкой подругой позволили им на время забыть тревоги, которые доставляли парни.

Скептическим взглядом Зоуи окидывала новую безумно дорогую кухню в доме семейства Смузи.

- Кажется, с тех пор, как я была здесь в последний раз, кое-что изменилось.

Хозяйка дома выглядела смущенной. Прежняя Линда непременно бы пустилась в красочное описание технологических новинок, воплощенных в ультрасовременной мебели их дома. Но новая, совершенно иная Линда, приобрела странное и пугающее ее саму качество - скромность. Она постеснялась показаться надменной и горделивой. Меньше всего девушка желала оттолкнуть ее единственную и верную подругу.

- Год назад папа затеял ремонт, - как бы оправдывалась она. - Позволь помочь с ужином. Вот только...

Зоуи подняла брови в ожидании очередного откровения Линды.

- Я никогда в жизни не готовила, - ее щеки приобрели розоватый оттенок.

Губы Зоуи невольно сложились в дружелюбную улыбку:

- Сегодня лучший день, чтобы это исправить!

Шел одиннадцатый час вечера. Остро ощущалось приближение полуночи. Девушки решили не терять столь ценное время за просмотром фильма. Они постелили плед на просторном балконе и вовсю наслаждались прохладным свежим воздухом, так сильно отличавшимся от воздуха на Альфаире. Да, на планете эльфов, цвели сказочно-красивые цветы, но их пряные ароматы обволакивали своим дурманом, неизменно вызывая легкое головокружение и помутнение рассудка.

На секунду Линда скрылась в дверях, ведущих в комнату, и вернулась с огромной охапкой разноцветных подушек. Удобно устроившись на импровизированном ложе, Зоуи принялась увлеченно рассказывать последние новости из жизни общих знакомых. Как социальный изгой, прежде Линда была отлучена от каких-либо обсуждений сплетен о бывших подругах. Девушки весело смеялись, когда услышали похожий на перешёптывания шелест листьев и почувствовали холодок, пробежавший по их спинам.

- Ты тоже слышала? - прошептала свой вопрос Смузи.

Белая как мел Зоуи боязливо кивнула.

"Кристиан! Ты здесь? Ты нужен нам!"

Тишина звучала в голове Линды. Лес, на который выходил открытый балкон ее комнаты, казалось, таил в себе страшную опасность.

- Кристиан... - одними губами прошептала Зоуи.

Линда покачала головой. В сознании девушки мелькал калейдоскоп отрывков из фильмов ужасов: пустой дом, нежданные гости, неотвратимая страшная смерть главных героинь. Первое, о чем подумала хозяйка дома - заперта ли входная дверь. Да, она была заперта. Второй была мысль о том, что для тварей, которых описывал Кристиан, скорее всего закрытая дверь и расстояние до балкона третьего этажа не представляет сколько-нибудь значимое препятствие.

Линда проворно поползла в комнату и Зоуи последовала ее примеру.

- Надо позвонить парням, - предложила блондинка, когда сквозняк с силой захлопнул балконную дверь.

Линда недовольно нахмурилась. Ей совсем не хотелось звонить Кристиану после того, как парень отказался от ее откровенного предложения.

- Позвонишь Дейву?

Зоуи резко поджала губы и втянула воздух в легкие. В ее душе происходила борьба страхов.

- Мне кажется, судьба не уготовила нам смерть этим вечером.

Линда рассмеялась в ответ на замечание подруги.

- Поссорились с Дейвом? - одними уголками губ улыбнулась она.

- Он такой... - Зоуи долго подбирала нужное слово. - Мужик!

Линда невесело усмехнулась.

- А что Кристиан? - спустя минуту поинтересовалась блондинка..

- Эльф, - устало и печально констатировала факт Смузи.

- Как это понимать?

- Я верно догадываюсь, что Дейв хочет заняться с тобой сексом? - Линда заулыбалась, когда яркий румянец осветил лицо Зоуи. - А вот Кристиан слишком хорош для подобного. Он мне отказал.

Глаза Зоуи вылезли из своих орбит.

- Ты шутишь, Лин? Отказал тебе? Наверняка, у него есть веская причина!

Линда легла на свою большую кровать и на секунду представила рядом Кристиана.

- Он говорил что-то о глубоких чувствах и последствиях необдуманных поступков. Ну почему Кристиан не может вести себя как все нормальные парни?

Зоуи трогательно вздохнула.

- Ну почему Дейв не может вести себя, как все нормальные эльфы?

Обе девушки рассмеялись.

- Другое дело - Шиар. Кажется, мы с ним просто созданы друг для друга. Осталось убедить в этом эльфа.

- Он действительно привлекает тебя, Зоуи?

Блондинка неопределенно повела плечами.

- Шиар классный. Он такой сексуальный и рельефный, - улыбка расплылась на губах Зоуи. - Но, как бы это лучше сказать, он слишком хорош. Глядя на него, хочется сказать "Ах", сесть рядом и просто любоваться его нереальным эльфийским телом.

Линда сжала руку подруги. Как давно она не лежала вот так рядом с кем-нибудь, откровенно делясь своими мыслями! Девушка сомневалась, что даже в прежней далекой жизни когда-либо ощущала и делала нечто подобное.

- А что с Дейвом? - участливо полюбопытствовала она. - Что ты чувствуешь в отношении него?

Ладони Зоуи сжались в кулаки.

- Он меня адски раздражает! Кажется, прямо сейчас, стоит мне увидеть этого парня, я запущу в него чем-нибудь тяжеленьким!

- Привет, девчонки!

Зоуи вскрикнула в тот момент, когда в проеме балконных дверей появилась массивная фигура Дейва. Следом за ним в помещении возник Кристиан.

- Я тоже рад тебя видеть, куколка, - парень дерзко улыбнулся.

- Что вы здесь делаете? - Линда не смогла скрыть волнения, нотки которого прозвучали в ее голосе.

Казалось, несколько бесконечно-долгих мгновений, Кристиан смотрел в глаза Линды, а потом тихо произнес:

- Ты звала меня.

На секунду Линда забыла о присутствии в ее комнате Дейва и Зоуи. Все, о чем девушка могла думать, было то, что Кристиан Сидхе явился в ее комнату, а она лежит на собственной кровати прямо перед ним. И эльф читает и смакует каждую ее порочную мысль.

- Мы примчали сломя голову, чтобы выслушивать упреки в наш адрес? - Дейв недовольно взглянул на Зоуи, отчего буря эмоций пронеслась в душе девушки.

Кристиан все еще не отводил от Линды пристального взгляда, а девушка, загипнотизированная его магическими синими глазами, не чувствовала в себе силы сделать какое-либо движение. Зоуи спрыгнула с кровати, взяла за руку Дейва и потянула к выходу из комнаты - себя девушка убедила, что делала это ради подруги.

- Пойдем, Дейв. Я приготовила ужин, попробуешь мою стряпню.

Робертсон довольно хмыкнул и бросил последний говорящий взгляд на друга под названием "не упусти свой шанс", который так и остался не замеченным эльфом.

Внезапно Линда и Кристиан оказались одни. Девушка гадала, только ли ее мысли способен читать парень, или так же те чувства, которые она испытывает.

- Чувства написаны у тебя на лице.

Линда поняла, что некоторое время не дышала и с усилием сделала новый вдох. Кристиан приблизился. Сердце забилось вдвое чаще, ладони стали влажными, а пальцы - ледяными.

- А если завтра ты не вспомнишь этот вечер, Линда? Или вспомнишь только его и не поймешь, что заставило тебя так поступить?

- Ну и пусть, - прошептала девушка, яростно сминая края ребристой рубашки Кристиана.

- А если мы снова окажемся на Альфаире и больше никогда не сможем... - его губы были невероятно близко.

- Тогда мы просто обязаны сделать это сегодня! Сейчас! - уверенно выдохнула Линда и сама преодолела расстояние, разделявшее их.

Она перекатилась на Кристиана и начала неистово срывать одежду с парня. Эльф отвечал с тем же сумасшедшим голодом и той же умопомрачительной страстью.

- Ты пожалеешь о своем решении, Линда Смузи!

- Никогда, - выдохнула девушка прежде, чем полностью растворилась в объятиях ее любимого эльфа.

Глава 4.

Дейв сидел на высоком стуле за барной стойкой, наблюдая, как суетится возле плиты Зоуи.

- Ты все еще в этом платье, - сухо бросил Робертсон.

- Что-то имеешь против? - враждебный тон блондинки ничуть не охладил пыл Дейва.

- Я уже говорил, что хочу сделать с ним.

- Мне нравится мое платье, Дейв. И я не намерена избавляться от него, - перехватив лукавый взгляд парня, Зоуи спешно добавила. - И позволять тебе снимать его тоже.

Парень неодобрительно покачал головой.

- Сегодня явно день девочек. Линда получила то, что хотела, - парень насмешливо фыркнул, за что Зоуи запустила в него рулоном бумажных полотенец. - И все случилось так, как желала ты: мы остались наедине. И даже не занимаемся сексом.

Зоуи с омерзительным звоном поставила тарелку на стол перед Дейвом. Парень хохотнул.

- Неужели ты не можешь на секунду выкинуть из головы слово "секс"?

- Слово - могу. Секс - нет.

Дейв начал есть, отметив про себя, как девушка едва заметно поджала губы.

- Ну, хорошо. Давай представим, что я твой муж и пришел с работы после тяжелого дня, а ты...

Девушка покачала головой, не собираясь, однако, прерывать беседу с Робертсоном. Легкая болтовня - как раз то, что было нужно Зоуи, чтобы отвлечься от мыслей о Кристиане и Линде и о том, чем парочка занимается двумя этажами выше.

- Давай представим, что ты мой друг, с которым мы случайно столкнулись в гостях у общей знакомой. И просто поболтаем. Как друзья.

- Окей, девочка, - с аппетитом поглощая невероятно вкусное спагетти, согласился Дейв. - Только тебе придется мне помочь. У меня, отродясь, не было подруг-девчонок, и о чем с вами говорить, я не знаю.

Довольная Зоуи опустилась на табурет рядом с парнем. Встроенная приглушённая подсветка кухни и спокойный не озабоченный ее присутствием Дейв были тем, что пришлось по душе девушке и в некоторой степени сняло ее напряжение.

- Чем вы с ребятами занимались, когда мы с Линдой ушли из ресторана? - осторожно поинтересовалась Зоуи.

Дейв на мгновение поднял взгляд своих карих глаз.

- Джеймс тоже слинял. А мы с Кристианом трепались о том, о чем обычно говорят парни.

- О нас? - самодовольно улыбнулась девушка.

- О тачках, телках и пиве, - Робертсон встретил разочарованный взгляд и поспешил исправиться. - Конечно, о вас, детка.

- И что вы говорили? - чересчур равнодушно полюбопытствовала Зоуи.

- Ну, я сказал, что мне нравится твое маленькое желтое платьице, - Дейв отдернул миниатюрную бретельку на плече девушки. - И что мне хочется поскорее стянуть его с тебя.

Зоуи хлопнула парня по руке и через ткань его черной футболки ощутила играющие под ней мускулы.

- Ты можешь говорить серьезно, Робертсон?

- Я серьезен как никогда, малышка.

- Мы можем разговаривать о чем-нибудь кроме моего платья? О книгах? Музыке? Какие фильмы тебе нравятся? О регби? О чем говорят люди на свиданиях?

Дейв удовлетворенно прищурился.

- Значит, у нас свидание?

- Да ну тебя, Робертсон!

- Да ладно тебе, Зоуи. Какая разница, какую музыку я слушаю и какие фильмы люблю. Это не изменит главного: нас с тобой влечет друг к другу. И чем дальше, тем сильнее.

Девушка резко встала.

- Я не намерена связываться с тобой, Дейв Робертсон!

Парень тепло улыбнулся и медленно отложил вилку.

- У тебя еще будет время привыкнуть ко мне, малыш.

- Мне нравится Шиар! - гневно выпалила Зоуи.

- А будешь ты всё равно со мной, - чересчур самоуверенно заявил Дейв.

- Как ты думаешь, они спустятся до полуночи? - Зоуи окинула взглядом лестницу, ведущую наверх.

Дейв забросил пустую тарелку в посудомоечную машину и повернулся к девушке.

- Я бы не спустился.

Парень сел на диван напротив камина, над которым гулко тикали старинные часы. Зоуи неуверенно заняла место рядом с Дейвом.

- Как ты думаешь, где мы окажемся после полуночи?

- Я бы предпочел проснуться в своей теплой кроватке и навсегда забыть о той аварии, но этого не случится.

- Почему? - Зоуи резко повернула голову в сторону Дейва.

- Орей хитрый парень. Он не взял кровь Линды до того, как отправил нас сюда, значит, мы с ним еще встретимся.

- Значит, нас снова ожидает Альфаир? - недовольно покосилась на часы Зоуи.

До полуночи оставалось всего несколько минут - последних минут ребят на их родной планете.

- Вопрос не в том, окажемся ли мы на Альфаире. - Дейв накрыл ладонью руку Зоуи. - Вопрос в том, вернемся ли мы когда-нибудь на Землю.

Девушка проглотила свои страхи и начала обратный отсчет боя курантов. Двенадцать. Одиннадцать. Десять. Девять.

- А вдруг мы действительно никогда не вспомним событий прошлого, и я забуду о том, какая ты?

Дейв резко притянул к себе девушку и страстно впился губами в ее нежные губы. Два. Один. Ноль. Зоуи широко распахнула глаза.

- Ничего не произошло! - паническим голосом произнесла она.

Внезапно все вокруг пришло в движение, в глазах потемнело и, казалось, ребята вновь оказались в тоннеле, стремительно уносящем их в иной мир.

- Линда! Вставай! Скорее! Они сейчас поубивают друг друга! - голос Зоуи вывел девушку из забытья.

Линда резко вскочила на ноги, совершенно не понимая, о чем говорит ее подруга. По царящему в комнате мраку и паутине над трухлявой кроватью, на которой минутой ранее лежала девушка, она опознала дом Орея.

- Кто? Что? О чем речь, Зоуи?

- Скорее! Ты должна вмешаться! Шиар вот-вот убьет Кристиана.

Девушка сама не заметила, как выбежала из комнаты и опрометью кинулась в ту сторону, откуда доносились глухие звуки ударов.

- Прекратите! - скорее скомандовала, чем прокричала Линда. - Хватит!

Шиар бросил единственный взгляд на темноволосую девушку и его глаза гневно сузились:

- Я убью тебя, золотой! - он начал надвигаться на Кристиана, который в свою очередь оскалился, обнажив окрашенные кровью зубы.

- Да что случилось, Шиар? - взмолилась Смузи, прикасаясь к громадной руке лесного эльфа.

Принц издал звериный рык и Зоуи, стоявшая за спиной Линды и наблюдавшая за Шиаром, поймала себя на мысли, что в эльфах гораздо больше животного, чем в людях.

- Он прикоснулся к тебе!

В прорезях доспехов девушки заметили, как бугристые мускулы играли на груди и широких плечах Шиара.

"Как он узнал?" - щеки Линды запылали, когда она поняла, что сформировавшийся в уме вопрос услышали все присутствующие.

- На твоей ауре после возвращения возникла его печать, - кивком головы лесной эльф указал на Кристиана, точнее на того пугающего ушастого здоровяка, в которого вновь превратился знакомый Линде парень.

Огромный золотоволосый эльф стоял посреди комнаты и с вызовом смотрел в глаза Шиару. Его динамическая татуировка курсировала по лицу, отчего Линда задалась вопросом о смысле надписи.

- Я расскажу тебе чуть позже, девочка моя, - даже голос Кристиана-эльфа изменился, стал более низким и пугающим. - Линда, убери от него руки, и выйди. Мы закончим то, что начали.

Девушка безразлично пожала плечами и отошла на пару шагов от Шиара, а потом ослепительно улыбнулась обоим эльфам.

- Значит, дело во мне? Хорошо, - протянула Смузи. - Следуя традициям лесных эльфов, ты, Шиар, должен уважать мое решение - свой выбор женщина сделала сама.

- Ты забываешь, Линда: я долго жил на Земле, - принц с унынием опустил руки и прошел мимо девушки в длинном платье из нитей лунного света, но остановился в дверях и напоследок произнес. - Но даже теперь я не отступлюсь от тебя.

Смузи перевела взгляд с пустого дверного проема на золотого эльфа и увидела, как ярко полыхают его нереально-синие глаза.

- Ты моя и всегда будешь моей, - сквозь зубы процедил Кристиан.

Ответом ему стали печальные мысли девушки.

"Все, что было между нами, осталось на Земле. Теперь ты снова золотой эльф, а между золотым эльфом и человеком ничего быть не может."

Босоногая Линда повернулась и вышла из комнаты. Зоуи поспешила следом за подругой - оставаться рядом с пылающим яростью эльфом ей было жутко страшно.

- Ты моя, - прошептали губы Кристиана в нависшей завораживающей тишине.

Глава 5.

Сидя напротив двери и скрестив руки, Орей терпеливо ожидал появления ребят. Линда молча обогнула стол и опустилась на кресло рядом с колдуном. По другую сторону от него занял свое место Шиар.

- Вы изменились, мисс Линда, - с саркастической ухмылкой заметил мальчик.

- Вы тоже выглядите иначе, чем во время нашей первой встречи, мистер Орей, - не могла не съязвить в ответ девушка.

- И то правда, - глазки колдуна удовлетворенно блеснули.

Зашли люди: Зоуи, Дейв и Джеймс. Они заняли пустующие стулья и обменялись между собой настороженными взглядами.

- За вами должок, мисс Линда, - напомнил Орей в тот момент, когда в дверном проеме возникла огромная фигура Кристиана.

Эльф встретил враждебный взгляд Шиара и встал рядом с Линдой.

- Я выполню свое слово, как только вы объясните нам, что произошло за последние две недели. И как изменилась действительность под воздействием наших поступков.

Колдун недовольно фыркнул.

- Ну, хорошо, только у меня осталось мало времени. Что именно вас интересует?

- Было ли крушение автобуса? Что произошло после этого? Кто погиб? - резко поинтересовался Джеймс.

- Как я понимаю, ваши воспоминания не изменились, верно?

Линда покопалась в памяти. События, произошедшие до их визита в дом Орея, стройными рядами гнездились на полках ее подсознания.

- Ничего не поменялось, - неуверенно ответил на вопрос Баттон.

- Заклинание способно некоторым образом скорректировать события одного дня. И только, - пояснил произошедшее Орей.

- Когда случилась авария, я не помнила о дне святого Валентина, о том, что мы убили демона и... - на мгновение Линда запнулась. - И о некоторых других деталях того альтернативного дня. Почему?

Орей невинно развел в стороны руки и пожал плечами. Полным недоверия скептическим взглядом Линда смерила колдуна.

- Может быть, в действительности, ничего из того, что произошло в вашей альтернативной действительности, на самом деле не случалось? А вы просто внушили нам весьма реалистичную иллюзию?

Шиар и Кристиан глядели на Линду, чья аура полыхала огненными отблесками ауры золотого эльфа.

- Нет, Линда, все случилось на самом деле, - вынес свой вердикт Кристиан.

- Просто кто-то стер ваши воспоминания после дня всех влюбленных, тем самым заставив шестеренки машины судьбы вращаться в прежнем направлении, - Дейв не понял метафору Шиара и недовольно хмыкнул.

- Безликие? - Линда подняла голову и встретилась с ярко-синими глазами Кристиана.

- Или демоны.

- Ну, все! Мое время истекло! - Орей нетерпеливо хлопнул в ладоши и на столе перед девушкой возник изогнутый нож, а рядом с ним большой кубок. - Ваша очередь, мисс Линда.

Зоуи почувствовала приступ тошноты, но поняла, что уйти сейчас было бы равносильно предательству подруги.

- Все в порядке, Зоуи. Дейв, уведи ее, - Линда преспокойно подняла нож и вложила в руку золотого эльфа.

Кристиан опустился на одно колено и сделал надрез на запястье девушке. Теплой струйкой кровь потекла в позолоченную чашу Орея.

- Думай о том, что будешь защищать Альфаир и Землю, - Шиар встал рядом с девушкой.

Линда перевела взгляд на колдуна - его юное лицо приобрело смутные очертания. Тонкий ручеек крови все стекал и стекал с ладони девушки, до краев наполняя позолоченный кубок.

- Достаточно, - Кристиан резко отнял кровоточащую руку Линды и перетянул ее запястье шнуром.

Эльф стал нашёптывать заклинание, губами прикасаясь к ране, и прямо на глазах девушки порез затянулся, и на его месте осталась едва различимая царапина.

- Спасибо за столь щедрый дар, мисс Линда! Мы еще встретимся!

Колдун хлопнул в ладоши и вместе с кубком и изогнутым клинком, которым девушка нанесла себе порез, исчез.

- Куда он подевался?

На вопросы времени не было. Кристиан и Шиар переглянулись. Действовали эльфы молниеносно. Одной рукой золотой поднял Линду и с невероятной скоростью спустился по лестнице на первый этаж. Шиар уже держал в руках на смерть перепуганную Зоуи.

- Через минуту охотники будут здесь, - выпалил Кристиан и обратился к парням. - Не отставайте.

Шиар первым прыгнул в дыру меж половиц и рукой зажал рот Зоуи, заглушая ее истошные крики. Следом за ним ринулся Кристиан, прижимая к себе невероятно напряженное тело Линды. Дейв сгруппировался и скрылся в выеденном мышами проеме пола.

Секунда промедления дорогого стоила Джеймсу: пуля, насквозь пробившая входную дверь, ранила парня в ногу, потому удачно прыгнуть он не смог - свалился навзничь на грязный плесневелый подвальный пол и громко застонал.

- Здесь есть чёрный ход, - Шиар не снимал с плеча вполне довольную своим положением Зоуи.

Вместе с девушкой он метнулся в сокрытый узкой дверцей коридор. Кристиан уже хотел последовать за ним, но его остановил голос Линды.

- Отпусти меня! Джеймсу нужна твоя помощь.

Эльф поставил девушку на загнившую землю и подтолкнул в сторону мрачного потайного хода.

- Беги так быстро, как только можешь!

И Линда понеслась вперед, то и дело ощущая спиной подталкивания Дейва. А еще дальше, там, откуда доносились выстрелы и лай собак, должны были бежать Кристиан и Джеймс. Но почему-то их шагов слышно не было.

Глава 6.

Катиль дожидалась возвращения отца. Крохотная кухня была отгорожена от основной комнаты дырявой занавеской из старой мешковины. На малюсеньком закутке поместились только грубо-сколоченный Демьяном стол и фанерный ящик, последние три года служивший для батьки и его пятнадцатилетней дочери в качестве табурета.

Несколько часов прошло с того момента, как Альфаир погрузился во мрак. Худенькая, почти прозрачная юная девушка сидела у затянутого матовой пленкой оконца в ожидании возвращения Демьяна. Каждый раз, когда отец не приходил в обещанное время, Катиль гадала, как сложится ее судьба в случае гибели атамана их шайки. Разбойники недолго будут церемониться с осиротевшей дочерью прежнего командира, но, скорее всего, делить друг с другом девушку не станут. Вероятно, ее заберет себе Жура, одноглазый заместитель Демьяна, тот, кто давно с вожделением поглядывает на дочь своего атамана.

Девушка сложила ладони и произнесла молитву. Отец был всем, что осталось у Катиль после того, как три года назад на их селение напали вурдалаки. Возглавив остальных выживших, и потеряв почти всю свою семью - жену и троих старших сыновей, Демьян основал банду, по кровожадности и зверству ее бесчинств не имеющую себе равных. Атамана уважали. Его слово было законом. Юная и нежная дочь Демьяна считалась неприкосновенной. Но члены шайки понимали: так будет не всегда.

Они скопили много золота. В тайне ото всех Демьян мечтал увезти Катиль за море, туда, где высятся легендарные города, и куда нет доступа нечисти, кишащей в окрестных лесах. Атаман дал зарок совершить последнее нападение, и уйти, оставив дело своему верному, но чертовски жадному до крови помощнику - Журе. Тот потерял беременную жену и крохотную дочурку во время нападения упырей. Лишился он и глаза, вместе с левой рукой. Но правая все еще была при нем, а значит, Жура мог держать оружие и сражаться.

Каждый раз, когда помощник хищно глядел на Катиль, Демьян давал себе зарок, что увезет девочку подальше от их банды, а главное, подальше от Журы, сердце которого умерло вместе с его женой три года тому назад.

Девушка вглядывалась в тусклый огонек свечи, который отбрасывал трепещущие тени на покрытые плесенью стены. Катиль давно перестала бояться теней - она ждала и жаждала смерти. На глазах у двенадцатилетней девочки вампиры растерзали тела ее матери и братьев, а малышку оставили на десерт. Отец успел спасти только Катиль - он покончил с вампирами, питающимися останками его жены, схватил руку дочери и вместе с девочкой и дюжиной уцелевших из их селения людей скрылся в лесу.

Теперь девушке терять было нечего - каждый день Демьян уходил на дело, и каждый день Катиль провожала его как в последний раз. В случае, если батька не вернется, она, непременно, покончит с жизнью. Даже сейчас, в ящике, на котором сидела Катиль, лежал нож. И она была готова схватить клинок в любую минуту. Но не для того, чтобы сражаться - каждый день девушка наблюдала за тренировками членов их шайки и знала: против разбойников у нее нет шансов.

Дверь со скрипом распахнулась и ударила ободранную стену. Девушка с облегчением выдохнула - отец вернулся.

- Ну, дочь! Все! Мы завязываем с разбоем и начинаем новую жизнь.

Катиль кинулась на шею отца и от напряжения зарыдала на его широкой груди.

- Хорошая добыча! - не обращая внимания на девушку, громко рассуждал Демьян. - Ничего подобного я прежде не видывал!

- Много золота? - отчего-то Катиль знала, что на этот раз трофеем их шайки стало нечто совершенно иное.

- Лучше, дочка, много лучше! - батя схватил дочурку и принялся кружить с ней в узком фургоне, неосторожно задевая его стены.

Впервые за три года Катиль услышала смех отца. Сердце ее наполнились радостью.

- Да что же вы захватили, отец?

- Малышка моя! Мы поймали золотого эльфа! Мы с тобой начнем все сначала, станем молодыми и здоровыми!

От растерянности девушка сделала шаг назад.

- Мама говорила, что рассказы про кровь золотых - вымысел.

- Ерунда! - взорвался Демьян. - Очень скоро мы с тобой отправимся за море, туда, где начнем новую богатую жизнь! И я не буду выглядеть, как твой чертов папаша!

Катиль поспешила успокоить отца: в припадках гнева Демьян не осознавал, кто перед ним находился, просто доставал свою саблю и начинал размахивать ей во все стороны без разбору.

- Да, папа, ты будешь молодым! Мы поедем туда, куда ты скажешь! У нас много золота, хватит на десять жизней.

Отец удовлетворенно опустился на покосившийся диван.

- Ладно, дочь. Я, пожалуй, вздремну. А ты ступай и проверь, надежно ли сковали золотого. И проследи, чтобы все было сделано как надо - я собираюсь сперва переговорить с эльфийским отродьем, а уж потом воспользоваться его щедрыми дарами.

Через несколько минут, когда Катиль сменила домашний халат на черные шаровары и подпоясанную кушаком рубашку, отец уже мирно дремал, впервые со дня смерти матери и братьев девушки, сладко улыбаясь во сне.

- Где он? - вопрошала Катиль у сидящего возле костра Журы.

В единственной руке разбойника была бутыль, содержимое которой он поглощал с чудовищной скоростью. Другие мужики делились впечатлениями о вылазке позади одноглазого.

- Ну что, куколка, ты должна быть довольна! Сегодня на наш огонек залетела птица редкой породы.

Жура протянул руку Катиль, отчего девушка почувствовала омерзение и желание оттолкнуть его запачканную кровью лапу.

- Где эльф? - резко повторила вопрос Катиль. - Отец велел мне посмотреть, надежно ли его сковали.

- Я не нравлюсь тебе таким, - Жура сделал глоток и поднял вверх обрубок левой руки. - Но завтра, девочка, я снова стану красивым и молодым. А тебя я сделаю своей женой. Своей Эленой. Ты так похожа на мою Элену.

Катиль спешно обошла Журу и направилась к мужикам - пока еще помощник ее отца не напился окончательно, от него следует держаться подальше. Скоро он без чувств свалится рядом с тем местом, на котором сидит, и Катиль сможет без опаски вернуться в свой фургон.

Дочь атамана прошла в указанном разбойниками направлении. К стене самой глубокой и грязной ямы, предназначенной для смертников, был прикован гигант, чья белая кожа, словно зеркало, отражала белый свет двух лун.

Катиль скинула вниз один край каната, а другой привязала к дереву. Девушка проворно спустилась в яму и окинула взглядом гиганта. Подобно другим уроженцам Альфаира, Катиль привыкла не облачать собственные мысли в материальную форму, потому не боялась телепатических способностей эльфа.

Да и выглядел золотой жалко. Покрытый кровью и грязью, эльф был связан веревками по рукам и ногам. А главное, его запястья сковали железные наручники, широкая цепь от которых крепилась к приделанным в стене ямы кольцам.

Катиль сделала шаг к эльфу. Лица золотого видно не было - голова оказалась опущена, глаза закрыли спутанные пряди белых волос. Но то, что имела возможность лицезреть юная девушка, было поистине великолепно: развитая мускулатура плечевого пояса, мощная скульптурная грудь, рельефное туловище. Девушке отчаянно захотелось посмотреть в лицо того, кому принадлежало столь прекрасно сложенное тело.

- Убирайся, - не поднимая голову, сквозь зубы процедил Кристиан.

- Я принесла тебе пить, - равнодушный голос Катиль удивил эльфа.

Он ощущал бурю эмоций в душе юной девушки: страх, волнение, благоговейный трепет, любопытство, даже чувство стыда. А в голосе не прозвучало ничего. В тот момент, когда эльф поднял голову, и искрящимися ярко-синими глазами взглянул на Катиль, сердце девушки подпрыгнуло, и забилось где-то около горла. Он был самым прекрасным существом, которого ей довелось повстречать. Идеальное лицо, прекрасные скулы, манящие губы, нежная кожа - все притягивало Катиль. А самым страшным и завораживающим было то, что эльф знал обо всех эмоциях, которые испытывала девушка.

Но она была дочерью атамана.

- Выпей, - грубо бросила юная дева и подошла ближе к Кристиану.

Почувствовав запах свежей родниковой воды, эльф жадно сделал несколько глотков и сухо осведомился:

- Когда меня убьют?

И снова укол совести. Конечно, золотой почувствовал разочарование Катиль и понял, что жить ему осталось совсем недолго.

- Это решать не мне, - обронила в сторону эльфа девушка и закрутила крышку фляги. - Но знай: участь твоя была решена в тот момент, когда наши люди схватили тебя. И теперь уже ничто не способно ее изменить.

Глава 7.

На утро пришел их главный.

- Ну что, эльф, хватит спать. Будешь отвечать на мои вопросы.

Дурак. Эльфы не спят.

- Слышишь меня, ты, - носком кожаного сапога Демьян пнул Кристиана в живот. - Отвечай.

- Слышу, - едва слышно прохрипел золотой.

Деревянная пуля постепенно отравляла эльфийскую кровь. Еще сутки - двое и Кристиан канет. Но свою жизненную силу этим скотам не отдаст.

На голову вылили ведро ледяной воды. Стало дьявольски холодно! И немного обидно.

- Как правильно брать кровь у эльфа? Сколько нужно выпить, чтобы помолодеть на тридцать лет? - Демьян с яростью наблюдал за безразличием золотого к его словам. - Отвечай!

Ответом звучала тишина. От заокеанских просторов и счастливой богатой жизни с дочерью Демьяна отделяли несколько слов этой скотины (все нелюди были для атамана существами низшего сорта).

- Есть у меня один помощник. Он развяжет язык любому. Тебе достаточно прочесть мои мысли, чтобы понять, что Жура не тот, с кем ты, эльф, захочешь встретиться.

Демьян сел на корточки напротив Кристиана и стал вспоминать все те зверства, которые вершил одноглазый во время мародерств их банды. Он не щадил никого. Пытки были страстью Журы. Извращенные садистские наклонности - его манией.

От всех тех изуверств, которые видел Кристиан, он почувствовал приступ тошноты.

- Говорить будешь?

Эльф грубо усмехнулся.

- Ну, хорошо, красавчик. Но для тебя же было бы лучше сразу отвечать на мои вопросы.

"Чтобы сдохнуть через пять минут?" - Кристиан оскалился.

- Жура!

Катиль не отрывала взгляда от тлеющих головешек. Смеркалось. Крики и стоны эльфа в течение всего дня тупой болью отзывались в ее сердце. Девушка даже решилась на невиданный прежде поступок: просить о милости отца. Демьян наотмашь ударил Катиль по лицу. Тогда она и приняла трудное для себя решение.

Жура прошел мимо дочери атамана. Его корявая улыбка заставила Катиль поежиться. Она сделала верный выбор!

- Как же я устал! - садист вытянул вперед окровавленную руку и своим единственным глазом подмигнул Катиль. - Завтра, едва придет Демьян, он скажет все. И мать родную продаст, лишь бы больше не видеть меня.

Раскатистый смех Журы еще долго звучал во всех уголках лагеря. За три года девушка много чего видела и слышала, но почувствовала, что сегодня отец и его помощник переступили черту. И обратного пути у них не было. Если Катиль не поступит так, как велит ей сердце, она тоже упадет в бездну, выбраться из которой уже не сможет. Никогда.

Бывает так, что смерть лучше жизни. Она отпустит эльфа. И убьет себя.

Линда. Моя Линда. Кристиан улыбался. Он уже был наполовину в том, другом мире. Эльф чувствовал и знал: в следующей жизни они снова окажутся вместе. И он был счастлив.

Кровь стекала по его конечностям. Боль была невыносима. Адская боль. Как жаль, что эльфы не могут подобно людям впадать в забытье. Линда...

Она снова пришла. В ней не было ни грамма торжества. Ни единой доли насмешки. Практически обнаженный золотой, покрытый жуткими синяками и многочисленными порезами, лежал в углу ямы. Даже не связанный. Без оков. Кристиан едва дышал. Юную девушку переполнило сострадание.

Она опустилась на колени. Кристиан не смотрел на то, что принесла Катиль. Он чувствовал ее добрые намерения. Но ему было всё равно.

Влажная теплая ткань легла на его раны, нежные пальцы касались ссадин, и там, где дотрагивалась девушка, боль исчезала.

- Ты ранен, - пальцы Катиль нащупали дыру от пули. - Нужно достать ее.

- Не смей, - прохрипел жесткий голос приговоренного на смерть.

Девушка невесело усмехнулась.

- Неужто, дерево? Вот олухи. Так ты не дотянешь и до утра.

Кристиан поймал и с силой сжал запястье Катиль.

- Не смей, - глядя в глаза девушки сквозь зубы поцедил эльф.

По ее телу пронеслась теплая, будоражащая волна. И почувствовала ее не только дочь атамана.

- Я отпущу тебя, - обреченно прошептала она, аккуратно разжимая дрожащие ледяные пальцы прекрасного божественного создания рядом с ней. - Но сначала позволь позаботиться о тебе.

Кристиан видел не замутненную ауру девушки и понимал: она не врет. Эльф опустил руку и отвернулся от юной ночной гостьи. Он все понимал.

Женщины руководствуются чувствами. Да, свои мысли Катиль умело скрывала за невнятными тусклыми образами, но чувства девушки были обнажены перед эльфом. Кристиан знал: девочка сходит с ума от его близости. И сделает все, о чем он попросит.

- Я слишком слаб, - каждое слово давалось эльфу с превеликим трудом. - Мне не уйти.

Он облизал пересохшие губы и заметил, как участилось дыхание Катиль, почувствовал, как забурлила кровь в ее венах.

- Я знаю магию друидов. Через пару часов ты будешь в порядке.

Размеренный голос девушки никак не выдавал ее эмоций.

- Ты знаешь о действии деревянных пуль на эльфов, - в ответ на заключение Кристиана его новая знакомая неуверенно кивнула.

"А ты знаешь о наших способностях?"

- Да, - снова сухое и безразличное утверждение сорвалось с ее уст.

Но эмоции... Душа Катиль реагировало на близость эльфа сотнями противоречивых, головокружительных, пьянящих эмоций, которые видел и понимал Кристиан.

- Хорошо, - сухими губами прошептал эльф.

"Только говори со мной, пока делаешь это. Так ты хоть немного отвлечешься от мыслей обо мне".

Девушка абсолютно никак не отреагировала на призыв Кристиана, лишь крошечное затемнение на ее ауре дало понять эльфу, что Катиль злится.

- Я не стану рассказывать тебе о банде, чтобы у тебя не возникло желание вернуться со своими друзьями и оставить на месте нашего лагеря пустырь.

Катиль продолжала аккуратно омывать кровоточащие рубцы, отчего эльф то и дело постанывал и с силой сжимал челюсти. Когда она резко извлекла пулю, Кристиан взвыл, и девушка накрыла его уста своей ладонью.

Вдох. Выдох. Сердце трепещущейся птахой совершило попытку вырваться из грудной клетки.

"Расскажи мне о себе".

Кристиан не смог прочесть мыслей девушки, но почувствовал всепоглощающую обреченность, завладевшую ее юной душой.

- Хорошо, - все тем же безразличным ровным голосом начала она. - Меня зовут Катиль. Мне пятнадцать лет.

Кристиан представил земных девочек в этом нежном возрасте и понял, что по зрелости в глазах уроженка Альфаира во много раз превосходит их всех, включая Линду.

- Я живу здесь с отцом уже несколько лет. Прежде мы были простыми крестьянами в маленьком селенье на границе смешанного леса. Мать и отец много работали. Все свое время я проводила с братьями в полях.

Кристиан увидел образы, мелькавшие в голове Катиль. Ее мать, добрая, нежная женщина, кормила ужином свою большую дружную семью. Сидя за длинным столом, братья устроили шутливую перепалку, перебрасываясь сухими корками вчерашнего хлеба, за что получили нагоняй от матери. С охоты вернулся отец... Во внешности молодого Демьяна Кристиан с трудом признал того долговязого атамана шайки, который разговаривал с ним прошедшим утром.

- Повернись, - девушке необходимо было смыть грязь со спины и бедер эльфа.

Кристиан попробовал изменить положение тела, но ничего не вышло. Недовольный рык вырвался из его горла от осознания собственной немощи.

Не спрашивая разрешения, Катиль обняла торс эльфа и помогла ему принять нужную позу. Он испытал странное, пугающее в сложившихся обстоятельствах чувство - благодарность.

- Прежняя моя жизнь была не примечательна, а впрочем, было в ней и кое-что интересное.

Казалось, Кристиан должен был чувствовать боль от прикосновений пальцев Катиль к его ранам. Но боли не было. Ледяным ветерком обдувало дыхание девушки обнаженную плоть его спины.

- Как ты знаешь, люди предпочитают селиться вокруг какого-нибудь источника силы. В нашей деревне таким источником был великий мистик и проповедник. Многие люди считали старика спятившим, но моя мать часто ходила в его дом за советом и добрым словом. С собой она брала и меня.

Катиль отложила в сторону полотенце и достала пузырек. Когда девушка выдернула пробку, Кристиан почувствовал едкий запах. Многие травы были знакомы эльфу, но несколько компонентов снадобья он прежде не встречал.

- Однажды мать приболела и отправила меня за лекарством к Мелвину. Мы долго беседовали, а потом старик просил маму разрешить преподавать мне учение о травах.

"Он поведал не только о травах, не так ли?"

Катиль старательно втирала в кожу эльфа волшебное снадобье.

- Мелвин сделал меня своей последней ученицей. Зная, что близится его конец, учитель рассказывал все, что мог вспомнить.

Девушка отстранилась.

- Повернись.

Кристиан почувствовал в себе силы последовать указанию. Снова наполнив ладони волшебным лексиром, Катиль начала обтирать грудь эльфа.

- Мелвин жил восемь сотен лет, большую часть из которых провел в подземном городе. Но потом покинул свое племя и пустился в странствия по миру, - девушка встала и закрыла пузырек. - Он бывал в стране золотых эльфов и много чего узнал, а потом поведал мне о представителях вашего вида. Наверное, больше, чем знаешь ты сам.

Эльф с удивлением отметил, что чувствует себя много лучше и предпринял попытку подняться на ноги.

- Сиди, - остановила его Катиль. - Следует подождать.

- Ты знаешь, как нужно пускать кровь, чтобы забрать жизненную силу, и не сказала отцу?

- Друиды созидатели, а не разрушители. Я давала обет использовать знания во благо. Я не пойду против духов природы.

В темноте сверкнули глаза Кристиана.

- Но ты собираешься убить себя.

Катиль только кивнула в ответ.

Глава 8.

Когда стало ясно, что Кристиан не придет, Линда ощутила приступ паники.

- Мы возвращаемся! - девушка подошла к колдовавшему у костра лесному эльфу.

- Для чего? - равнодушно осведомился тот.

Смузи упрямо подняла подбородок.

- Они наши друзья! Мы обязаны вернуться и спасти парней!

Шиар попытался взять ладонь Линды - она резко отдернула руку. Убаюкивающим голосом, он заговорил с девушкой, словно с маленьким ребенком:

- Даже если мы вернемся, уйдет много времени, чтобы разыскать след Колистиона. К тому моменту, когда мы найдем золотого, его уже не будет в живых.

Линда сморгнула рожденные в ее жемчужных глазах слезы.

- Мы не можем просто так сидеть и ждать! Твой отец - король! Нам помогут лесные эльфы!

Шиар покачал головой. Лесные эльфы не придут. Но девушка знала это не хуже самого принца.

- Должен же быть выход!

По телу Линды пробежала дрожь - она почувствовала присутствие любимого прежде, чем заметила его неясные очертания. Рядом с лесным эльфом возник едва различимый образ Кристиана.

- Ступайте в золотой город, - губы иллюзии беззвучно шевелились - голос звучал в голове Линды. - Шиар, береги ее.

Лик золотого начал рассеиваться.

- Нет! Где ты? Я приду за тобой!

Призрачные глаза с тоской взглянули на Линду.

"Я люблю тебя, девочка моя".

Туманная фигура исчезла, а Линда закрыла свое лицо руками и горько зарыдала. Нет и не может быть ничего страшнее абсолютного бессилия.

Приблизились Зоуи и Дейв.

- Кристиан и Джеймс не придут, - Шиар отметил, как быстро взяла себя в руки Линда - ее голос прозвучал совершенно бесстрастно. - Нам нужно идти дальше.

Прошло несколько часов. Линда надела маску отрешенности и решила, что когда они доберутся до золотого города, она будет просить родственников Кристиана найти тех, кто отнял у нее эльфа. Вместе с золотыми девушка убьет их всех, а потом с помощью Орея наколдует или отправится на тот свет и вернет своего любимого. Поражения Линда Смузи не примет. Никогда.

Сегодня ребята решили не продолжать свой путь - они давали последнюю возможность Кристиану и Джеймсу нагнать их. Сидя у костра, Линда растирала окровавленные ступни, когда заметила появление возле себя Шиара. Ступал эльф беззвучно, отчего девушке стало немного не по себе.

Лесной поставил рядом с подолом платья Линды лапти. Красавица не могла не рассмеяться. Если бы кто-нибудь из бывших подруг встретил Линду Смузи в порванном и грязном вечернем платье, а на ногах заметил лапти, это была бы бомба.

- Рад, что насмешил тебя, принцесса, - Шиар так обаятельно улыбнулся, что девушке стало страшно стыдно перед другим эльфом, тем, который владел ее сердцем.

- Я не принцесса, - но Линда с радостью взяла обувь и подняла глаза. - Спасибо.

- Когда ты выйдешь за меня замуж, ты ею станешь. Привыкай.

Лапти пришлись впору. Ноги нещадно саднило. Ступни горели, пятки были стерты. А в удобной обуви из мягкой прелой травы, Линда почувствовала невероятное облегчение.

- Я никогда не выйду за тебя замуж, принц Шиар. Я принадлежу другому.

- Я и не надеялся на легкую победу, - лесной произнес заклинание, и раны зажили на ногах девушки, а ее платье стало столь же прекрасно, как было у подножия древа вечности несколько дней назад.

Линда окинула скептическим взглядом свое одеяние. Ее нисколько не смущала обувь, но платье...

- Первое, что нам нужно сделать - сменить одежду!

- Откуда у эльфов такие классные доспехи? - Линда снова нанесла удар.

Шиар практически не шевелился. В его руках даже не было оружия. Принц с легкостью маневрировал, отклоняясь от тяжелого меча и заставляя девушку вновь и вновь поднимать вверх грозный клинок.

- Мы не водим дружбу с существами других рас, но дела имеем, - эльф лукаво улыбнулся, и Линда вспомнила, что они являются представителями двух совершенно разных миров. - Мои доспехи ковали горные гномы. Доспехи Кристиана - нечто абсолютно иное. Это переплетение магических чар и чешуй панциря дракона. Его доспехи живые и обладают сознанием.

Девушка невольно приоткрыла рот.

- Живые?

Шиар печально вздохнул.

- Только золотые эльфы владеют этой древней магией. Они могут вселять жизнь и заставлять служить им любые предметы, которые прежде были частью магических существ.

Дейв, который наблюдал за попытками Линды навязать бой эльфу и слышал весь их разговор, недовольно пробурчал:

- Если нам и удастся раздобыть доспехи, выглядеть они будут не так круто, как ваши.

Шиар усмехнулся.

- Вступить в бой за золотого эльфа мои братья не согласятся, но на помощь мне и моим друзьям, несомненно, придут. Очень скоро вы смените ваши скудные одежды на нечто куда более подходящее для нашего путешествия.

Шиар окинул лукавым взглядом Зоуи, отчего девушка ощутила тревожное волнение и залилась краской.

- Линда, позволь мне еще раз просить тебя остаться в этом изящном платье. Я защищу тебя от любых напастей моего мира.

- А если я выйду за тебя замуж, ты посадишь меня к принцессам своего народа на древо вечности и больше не позволишь ступить моим восхитительным ножкам на бренную землю? - попыталась пошутить Линда, но когда встретила твердый взгляд Шиара, недовольно покачала головой. - О, мой Бог! Я никогда не стану твоей женой, но если бы такое случилось, я бы предпочла смерть подобной участи.

Впервые лицо принца лесных эльфов исказила гримаса гнева. Сквозь зубы Шиар процедил:

- Ты не знаешь, о чем говоришь, Линда! Высшее счастье для женщины - чувствовать, что ее любят и оберегают. Высшее счастье для мужчины - знать, что его ждут и ему доверяют.

Смузи гордо подняла подбородок.

- Ты упоминал, что оценил такие черты моего характера, как смелость и решительность, - превозмогая невыносимую боль в руках, Линда резко подняла меч и нанесла новый удар - и снова мимо. - Зачем тебе женщина с сильным характером, если ты собираешься запереть ее в четырех стенах? Нет! На вершине вашего ритуального дерева!

В мгновение ока Шиар оказался настолько близко от Линды, что между ними не смог бы безболезненно проскользнуть клинок, который с дрожью в пальцах из последних сил удерживала девушка.

- Моя жена должна обладать характером, чтобы стать мне достойной союзницей, Линда. И со всем пылом разделить мою страсть, - у девушки перехватило дыхание - она по-настоящему боялась того гневного заведенного Шиара, который стоял в сантиметре от нее.

Дуновением ветра эльф выбил меч из рук Линды, и тот со звоном упал на холодные камни, покрытые мхом и лишайником.

- На сегодня урок окончен.

Глава 9.

Зоуи сидела на старом пне, наслаждаясь открывающимся видом. С холма, у подножия которого Шиар посоветовал ребятам провести ночь, открывалась великолепная панорама долины. Альфаир готовился ко сну, и это ощущалось во всем. Деревья спешно сворачивали разноцветные кроны, цветы закрывались, птицы торопливо возвращались в свои гнезда. Пение и щебетание стихало, уступая место крикам ночных хищников.

- Ты ушла далеко от лагеря, - Зоуи вздрогнула от тихого замечания Дейва.

- Иногда необходимо побыть одной, чтобы услышать собственный внутренний голос.

Парень зашел за спину девушки, поставил руки по обе стороны от нее и опустил подбородок на плечо блондинки. Казалось бы, невинный дружеский жест заставил Зоуи ощутить трепет. Она испытывала странные, спутанные и не ясные эмоции как в отношении Робертсона, так и касаемо Шиара.

- Я слышу, о чем ты думаешь, детка.

- У меня есть имя, Дейв.

На этот раз парень не собирался спорить, желая запечатлеть в памяти красоту момента.

- Я знаю, что не безразличен тебе, Зоуи. И дело совершенно не в Шиаре. Если бы ты действительно влюбилась в него, то обо мне бы и не думала.

Зоуи обреченно опустила плечи.

- Не время, Дейв, - вопреки собственным словам девушка склонила голову и щекой прикоснулась к виску парня. - Наши друзья в беде, и мы ничем не можем им помочь.

- Ты не хуже меня знаешь: велика вероятность того, что нам не пережить даже этой ночи. А возможность вернуться домой катастрофически мала. Кристиан и Джеймс мои друзья, и я чертовски сильно переживаю за них! Но ты, Зоуи, та, кого я хочу называть своей девушкой. И если это наш последний вечер на Земле...

Блондинка с горечью засмеялась.

- Да, если это наш последний вечер на Альфаире, давай сделаем то, чего хочешь ты. И чего так хочу я!

- Ты просто мастер разводить девчонок, Робертсон.

Зоуи резко встала и двинулась в направлении лагеря, спиной ощущая прожигающий насквозь взгляд Дейва.

Парень следовал в паре дюжин шагов позади Зоуи, когда услышал истошные крики девушки. Сломя голову, Дейв бросился к тому месту, где мгновение назад среди деревьев мелькнул силуэт блондинки, но Зоуи уже не было.

Дейв стал судорожно обыскивать буйные заросли, потому как заметил мимолетное шевеление их листьев. Под ярко-лиловым кустом он нашел здоровенную дыру в земле, из которой едва слышно звучал крик Зоуи. Не раздумывая, спортсмен прыгнул в отверстие и понесся по извилистому тоннелю, по усилению звука безошибочно определяя, что стремительно приближается к девушке.

Дейв свалился прямо на Зоуи. Блондинку лихорадило.

- Успокойся! - регбист перекатился на холодную землю и попытался подняться на ноги, но ударился о низкий потолок норы.

Во все стороны расходились подобные цилиндрическим трубам тоннели. Из одного отверстия шел слабый дневной свет, благодаря чему ребята могли ориентироваться в подземелье.

- Все в порядке, Зоуи! Мы пойдем на свет и выберемся.

Дейв повернулся и взглянул на мертвенно-бледную девушку, чьи дрожащие синие губы безуспешно пытались что-то до него донести.

- Все хорошо, малыш. Вспомни о телепатии. Просто подумай об этом.

Расширенными от ужаса глазами Зоуи взглянула на Дейва.

"Он сейчас вернется".

Тогда парень смекнул, что девушка не могла сама свалиться в дыру, умело прикрытую колючими зарослями. В тот момент, когда Дейв повернул голову в противоположную от Зоуи сторону, нечто твердое, словно острый камень, ударило его по лицу, и он навзничь упал на землю. Послышалось шипение и мерзкие чавкающие звуки. Дейв открыл глаза и увидел, как здоровенный червяк-циклоп, хвост которого был покрыт чешуйчатыми шипами, приближается к насмерть перепуганной Зоуи.

- Эй ты, слизь, иди сюда.

Надо было сперва найти хоть какое-нибудь оружие.

Монстр оказался рядом с Дейвом и вновь со всего размаху ударил парня. Но в последний момент Робертсону удалось отклониться, и хвост червя задел по касательной его спину. Схватив здоровенный камень, Дейв ринулся в атаку. Его удар червь практически не почувствовал. Желеобразные внутренности мерзко перетекали под бурой слизистой оболочкой. Дейв стал отступать, чудовище надвигалось, загоняя парня в угол.

"Беги".

Зоуи проигнорировала его призыв. Стрела вонзилась в голову червя и все желеобразное содержимое его дряблого тела стало вытекать из образовавшегося отверстия. Дейв метнул взгляд туда, где предполагал увидеть Шиара, но вместо этого с удивлением лицезрел небесно-голубые очи Зоуи. Ее трясущиеся руки сжимали лук.

Дейв подошел и обнял девушку.

- Все позади.

Ну, кто его за язык тянул? В этот момент из тоннеля за спиной Зоуи показался еще один червь, а за ним еще и еще.

Дейв схватил руку девушки, и, не оглядываясь, побежал по тому тоннелю, из которого шел свет. Судя по усиливающемуся шипению, монстры приближались. Свет становился все ярче и ярче, когда, наконец, ослепил парня и девушку.

Лаз обрывался на отвесной стороне холма, а внизу, прямо под тем местом, где находились ребята, бурлила стремительная река.

- Боже мой.

- Умеешь плавать? - Дейв с тревогой заглянул в глаза девушки.

- Да, - сорвавшимся голосом прошептала Зоуи.

Крепко держа друг друга в объятиях, Дейв и Зоуи полетели вниз. А черви последовали за ними.

- Вон они! - завопила Линда, когда вдалеке заметила две маленькие фигурки, летящие с обрыва в бурлящую реку.

Следом за Зоуи и Дейвом из отверстия в скале показались здоровенные слизни, которые нырнули и скрылись под водой почти в то же время, что и ребята.

- Оставайся тут, - с мечом наперевес Шиар стремительно метнулся в направлении реки. Линда не тратила время на размышления. Схватив свой тяжелый клинок, девушка понеслась к воде.

По пояс погруженный в реку, Шиар отбивался от двух червей. Одному из них удалось выбить меч у лесного эльфа. Голыми руками Шиар обхватил разинувшего пасть монстра.

В нескольких метрах от него Зоуи вытаскивала на берег бесчувственное тело Дейва. Прямо за ними показался третий слизень. Он почти догнал блондинку, когда рядом возникла Линда и одним сильным движением практически насквозь проткнула громадного червяка.

Девушка оглянулась в ту сторону, где прежде стоял Шиар, и разглядела лишь мелькавшие под водной гладью тени. Она еще раз посмотрела на Зоуи, тянувшую к берегу Дейва, потом обратно.

- Вытаскивай его из воды и делай искусственное дыхание!

Линда подняла высоко над головой эльфийский меч.

Вода вокруг девушки начала пузыриться и помутнела. Линда замерла. Ее слух улавливал только собственное прерывистое дыхание и бешеный ритм, отбиваемый сердцем. Смузи почувствовала невероятный выброс адреналина в кровь, и ей это понравилось.

В отражении на стали клинка Линда заметила шевеление на поверхности воды позади себя. С разворота, с яростным криком девушка напополам разрубила здоровенную пасть червя. Чувство эйфории от одержанной в схватке с противником победы захлестнуло. Глаза горели торжеством.

На берегу, недалеко от приходящих в себя Зоуи и Дейва, скрестив на груди руки, стоял Шиар.

Глава 10.

Кристиан поднялся на ноги, на полторы головы возвысившись над Катиль, отчего юная девушка потеряла дар речи. Широкоплечий, огромный, со стальными бугрящимися мускулами эльф предстал в своем первозданном виде - без доспехов, совершенно нагой.

Несколько секунд золотой проницательно вглядывался в глаза Катиль, считывая все ее мысли и эмоции. Девушка стыдливо потупилась и заломила руки.

- Ты пойдешь с нами.

Взгляд темных как ночь глаз Катиль метнулся на Кристиана.

"Если я так поступлю, вся банда будет преследовать нас. И они не успокоятся, пока не убьют тебя. Моя же собственная участь будет много хуже".

- В благодарность за твою помощь я предлагаю тебе сделку, - Кристиан не сводил ярко-синих глаз с девушки. - Ты помогаешь мне совершить побег и найти друга, который угодил вместе со мной в лапы твоего папаши, а я сделаю так, что нас никогда не найдут твои дружки.

Сердце Катиль пропустило удар. Шайка разбойников во главе с отцом - все, что осталось у девушки. Предавая их, Катиль чувствовала себя так, будто предает свою семью. Но даже в мыслях она никогда не смела покинуть банду. Что ждет ее впереди в мрачном лесу рядом с хитрым и, несомненно, чрезвычайно опасным золотым эльфом? Но вероятность оказаться одной была куда более пугающей.

Кристиан молча ожидал решения Катиль, и, когда пришло время вмешаться, он вовремя вставил свое весомое слово:

- Ты знаешь законы золотых, - в ответ на реплику гиганта Катиль неуверенно кивнула. - Я не смогу оставить тебя среди эльфов, но обещаю: моя семья поможет тебе. Когда мы доберемся до моего города, братья заберут твои мрачные воспоминания и подарят тебе новую жизнь в лучшем мире - мире людей.

Девушка сделала глубокий вдох. Неужели, ей это не снится? Неужели, эльф действительно предлагает то, о чем прежде Катиль не могла и помыслить.

- Я жил там, девочка. Я знаю семью, мужчину и женщину, которые будут рады позаботиться о тебе, как о родной дочери. А главное, у тебя появится шанс на счастливое будущее вдали от тварей, которые обитают на этой забытой богом планете.

Казалось, эльф вдохнул в Катиль жизнь. Девушка ощущала воодушевление и переполнявшую ее радость.

- Я сделаю все, о чем ты попросишь, золотой, ради возможности навсегда покинуть Альфаир! - Катиль высоко подняла подбородок, решительный взгляд впился в глаза Кристиана. - Но если ты обманываешь меня...

- Эльфы не врут, девочка. Запомни эту истину раз и навсегда.

Золотой протянул открытую ладонь и беззвучно промолвил:

"Кристиан".

Минутами позже эльф спрыгнул в яму, на которую указала дочь атамана, и увидел Джеймса. Парень поднял на Кристиана помутненные глаза и не узнал друга. Заражение крови и ее потеря сделали свое дело - почти все время Баттон провел без сознания, а в те редкие минуты, когда приходил в себя, - бредил, не понимая, что реально, а что лишь фантазии его отравленного разума.

- Мы вытащим тебя, Джеймс, - Кристиан, прикрытый набедренной повязкой, которую раздобыла для него Катиль, взвалил на плечо тело друга и по веревочной лестнице выбрался на поверхность.

- Хочешь попрощаться с отцом?

Девушка отвела взгляд. Ее сердце обливалось кровью от сознания того, что, скорее всего, она больше никогда не увидит Демьяна. Катиль по-настоящему любила своего батьку, но понимала, что тот никогда ее не отпустит.

- Он может проснуться от скрипа половиц, - печально прошептала девушка. - Нам пора.

- Не отставай, - бросил Кристиан, и, петляя меж деревьев, торопливо побежал в чащу леса.

Линда впервые проснулась на рассвете. Она выглянула из шалаша за мгновение до того, как яркая радужная вспышка справа налево озарила темное ночное небо, и одномоментно наступил день.

"Красиво, не правда ли?"

Линда бросила взгляд на лесного эльфа, сидевшего высоко на дереве.

- Красиво, - едва слышно прошептала Линда, не сомневаясь в том, что Шиар всё равно услышит ее ответ.

"Я скучал по этому, когда жил на вашей Земле".

Принц ловко спрыгнул на глиняную поверхность. Недовольным скептическим взглядом он оглядел вновь помявшееся платье Линды.

- Ночью доставили посылку, - кивком головы эльф указал на приличных размеров сверток возле тлеющих углей в середине лесной поляны. - Твое - бирюзовое.

Ничто не радует женщину так, как новая одежда. А Линда была самой настоящей женщиной от макушки до кончиков пальцев.

Аккуратно упакованными в гигантский сухой лист перед Линдой предстали несколько мягких и прочных костюмов. Она сильно удивилась, заметив укороченные женские юбки, и подняла брови в ожидании разъяснений от Шиара. Эльф саркастически хмыкнул.

- Ну, вы же девушки, а в моем мире девушки носят длинные платья. Для тебя и Зоуи лесные пошли на уступки. На небольшие уступки.

Расширенными от удивления глазами Линда взирала на Шиара:

- Эту одежду делали специально для нас? Но как? Когда?

Принц свел ладони, а потом медленно раздвинул в разные стороны.

- Мы умеем растягивать время.

- Ох уж ваши магические штучки, - бросила через плечо Линда, убегая с новой одеждой в направлении реки. Не забыла красавица и про свой меч. На всякий случай.

Останков червей на берегу уже не было. И девушка не сомневалась, что позаботился о них вовсе не Шиар. Линда умылась, привела в порядок волосы, а потом взглянула на новый костюм - юбку и корсет. Нет, она просто не может не искупаться перед тем, как оденет чистую одежду. Девушка скинула платье, и, казалось, звуки, доносившиеся из леса стали тише, а птицы смолкли.

Она оглянулась по сторонам. Никого. Линда забралась на большой валун и рыбкой нырнула в воду.

Стало дьявольски холодно. Но так приятно холодно!

Дейв выбрался из шалаша и удовлетворенно потянулся в тот момент, когда Линда вернулась. В бирюзовой юбке и корсете, с мечом в руках, девушка выглядела как эротическая фантазия любого мужчины. Парень захохотал:

- Смузи, да ты просто создана для жизни с эльфами. Но ты и сама должна это понимать, - спортсмен развязно подмигнул Линде. - Каждый день тебе дарят новые шмотки!

Брюнетка обиженно надула губки. Да, воительница, но всё же Линда Смузи.

- Дурак ты, Робертсон.

- И тебе доброго утра, - Дейв шутливо приобнял и потрепал по голове Линду, когда поймал на себе мрачный взгляд Шиара.

- Скоро к нам присоединится Колистион.

Глава 11.

Сердце билось в бешеном ритме. Пронзительные крики ночных существ заставляли конечности судорожно вздрагивать. Катиль с раннего детства выучила непреложную истину: покинуть родной дом ночью и очутиться одной в гарбинском лесу, значит погибнуть самой ужасной из всех возможных смертей. Но сейчас девушка была не одинока и за более чем час изматывающего бега в наводящем ужас на всех людей Альфаира месте успела понять, что, лихо петляя и постоянно меняя направление движения, эльф не только запутывал следы, но и умело избегал обителей устрашающих монстров, населяющих непроходимую чащу, в которой волею судьбы оказалась той безлунной ночью невинная пятнадцатилетняя девушка.

- Тихо, - резко остановившись, только губами прошептал Кристиан.

Его мысли не вторили словам, поэтому Катиль поняла, что рядом, вероятно, был кто-то еще, тот, кто не имел возможность услышать речь золотого, но, как и все существа этого мира, без труда считывал ментальные образы своих собратьев.

Катиль замерла и взглянула на эльфа. Кристиан проделывал тот трюк, которому много лет назад старый наставник друид обучал маленькую девочку, - выпускал на волю астральное тело и проверял местность на наличие незримых опасностей. Девушка последовала примеру Кристиана, не вполне уверенная в том, что золотой сможет обнаружить чудовищ, которых заметит сама Катиль.

Учитель говорил:

"Сделай глубокий вдох. Потом выдох. Снова вдох. Выдыхай незаметно. Словно ветерок проносится мимо твоего лица. Пусть ветерок чуть касается носа. И залетает внутрь. И вылетает. И еще. И пусть ветра не станет.

Представь, что у тебя не два ока, а одно. И расположено оно меж бровями. Чуть выше. Закрой оба своих глаза и открой третий.

Ты видишь то, что сейчас не надо видеть. Но несколько мгновений смотри. Изучай. Запоминай. Пусть твой разум привыкнет к этому зрению. Пусть глаз начнет различать детали.

А теперь думай о том, о чем желаешь узнать. Представляй то, что хочешь увидеть. И смотри. И помни: никакого ветра."

Кристиан открыл глаза и уже хотел бежать дальше, туда, где не заметил никакой опасности, когда бросил мимолетный взгляд в сторону Катиль. Он ощущал ее присутствие, но с удивлением заметил: девушка не дышит. Покинутое душой тело, словно безжизненный камень, замерло - дочь атамана лесных разбойников пребывала в столь несвойственном для людей состоянии глубинной медитации.

Но эльф не был бы эльфом, если бы не смог прочесть мысли девушки и увидеть образы, мелькавшие перед астральным зрением Катиль.

Девочка в нерешительности замерла около двух высоких дубов, пространство между которыми казалось затянутым колышущейся мерцающей пленкой.

Кристиан опустил на траву бессознательное тело Джеймса и подошел ближе к Катиль.

- Не ходи туда, - шептали его губы рядом с ухом девушки. - Портал может вывести куда угодно.

"Я чувствую, что должна сделать это", - упрямился разум Катиль.

- Тогда молись, чтобы не оказаться в третьем мире.

Тонкое тело приблизилось к проходу. Еще немного. Еще. Девушка подняла руку в попытке пальцами прикоснуться к искаженной материи мироздания, но ничего не ощутила - ее физическая составляющая осталась в нескольких сотнях метров позади, возле Кристиана. Тогда Катиль набралась решимости и ступила в раскрытые объятия неопределенности.

Сознание понеслось по длинному тоннелю в другой мир. В мир Линды Смузи. Катиль как на картинке увидела чистые и светлые леса, засеянные поля, величественные города с огромными зданиями, автомагистрали, сети железных дорог, миллионы, нет миллиарды жителей иного мира. И единственными разумными существами, его населявшими, оказались люди.

- Пора, девочка, возвращайся.

Эльф не услышал недовольного возгласа, но почувствовал злость юной путешественницы и безошибочно распознал ее желание остаться там, за пределами родного ненавистного ей мира - Альфаира.

- Очень скоро, Катиль, ты навсегда покинешь эту планету, но сейчас не самое подходящее время.

Душа не хотела возвращаться в оставленное тело, но девушка понимала, что если она проведет несколько лишних минут в другом мире, связь с ее физической оболочкой может быть разорвана навсегда. И Катиль станет бестелесным призраком в измерении астральных сущностей.

- Давай же, девочка. Возвращайся ко мне.

Катиль раскрыла глаза и через минуту неуверенно повернулась к Кристиану. Ее щеки были мокрыми от слез.

- Я хочу туда, проход совсем близко.

Эльф с нежностью взял ладони Катиль в свои руки и заглянул в ее опечаленное лицо.

- Тоннель не стабилен. Он может выкинуть тебя уже совсем в другом месте. Ты знаешь, - Кристиан вытер слезы на прекрасном юном личике своей новой знакомой. - Скоро ты окажешься на Земле. К тому же, золотые эльфы очистят твою память, и ты начнешь жизнь с белого листа. Нужно потерпеть всего несколько дней, малышка. Соглашайся.

Опечаленная девушка опустила голову, понимая, что на этот раз правда на стороне золотого. Но как прекрасен показался Катиль далекий и чистый мир людей!

А в то время, когда погруженная в транс дочь Демьяна имела возможность посетить Землю и воочию лицезреть все ее величие, Жура, долговязый однорукий помощник ее отца, почувствовал, что почти нагнал эльфа. И Катиль. Его обостренное годами жизни в смешанном лесу чутье гнусавым голоском всегда безошибочно подсказывало хозяину о приближении желаемое добычи.

Защищенный амулетом старой бабки, в темное время суток разбойник оставался незаметным для всех живых сущностей, сливаясь с мраком ночи. И Жура уже давно догадывался, что в кристалле, который передала ему по наследству дряхлая мать его непутевого отца, ведьма, обитает злой дух, и именно он время от времени беседует со своим хозяином.

"Девчонка. Во всем виновата девчонка. Она отпустила эльфа и того, другого. Ее следует наказать. А потом убить."

И снова этот дьявольский смех...

Жура злорадно усмехнулся своим собственным, как ошибочно полагал одноглазый, мыслям, и в который раз бережно погладил магический кристалл на шее.

- Как хорошо, что ты есть у меня, - прошептал разбойник, обращаясь к ведьминой вещице.

Кристиан и Катиль побежали дальше. Чутье не подводит эльфов. Тело раньше реагирует на то, что еще не успевает осознать разум. По спине золотого снова пробежала мелкая дрожь, и его собственные духи-хранители зашептали: "Бежать, скорее бежать! Как можно дальше от разбойников. Как можно ближе к Линде. Любовь развеет чары. Любовь защитит и тебя и эту девочку".

Катиль упала. В ее ногу воткнулась заточенная ветка. Капкан. Девушка попыталась встать, но сил больше не было. Кровь запачкала ее штаны и сапоги.

- Ночуем здесь, - удрученно глядя на стремительно растекающееся пятно заключил Кристиан.

Во время сна людей, эльфу предстояло позаботиться об их здоровье и безопасности.

Жура бежал изо всех сил, но всё равно не успел. Издалека разбойник увидел, как Эльф произнес заклинание, создавшее непроницаемое магическое кольцо вокруг него. И этой дрянной девчонки, дочери атамана. Сколько раз голос подсказывал Журе не тянуть, а использовать для собственного развлечения и после прикончить Катиль! И сколько раз разбойнику удавалось сдерживать рвущееся из груди черное, как сама бездна, чувство, которое неизменно рождалось при виде беззащитной девушки. Но почему-то подобное желание посещало несчастного калеку лишь в те моменты, когда одноглазый вновь надевал бабкин амулет.

Но теперь, наконец-то, Жура понял, кто его истинный друг, а кто - враг. Девчонка предала всю их банду, отпустив золотого и последовав за ним. Катиль бросила своего отца и всех тех, кто последние три года растил и кормил эту дерзкую выскочку.

И ей бы удалось успешно сбежать вместе с тем, кого Жура считал своим главным трофеем, если бы не бесценный амулет. Кристал вовремя засиял и зашептал своему хозяину, предупреждая о побеге самого ценного из всех когда-либо пойманных их беспощадной бандой пленников.

Но сложившейся ситуации разбойник был несказанно рад. Теперь он один мог завладеть всем, чего так давно желал - милой и юной, но чертовски строптивой дочерью Демьяна и кровью золотого эльфа, которая, как верно предполагал Жура, способна избавить его от полученных в бою с вурдалаками увечий.

Обратного пути в лагерь у разбойника не было - Демьян прикончит того на месте, когда узнает, что помощник, едва заметил бегство его дочери, сразу же не сообщил об этом своему атаману. Но игра стоила свеч. Торжествующий звериный рык вырвался из пасти Журы от одной мысли о беззащитной Катиль, которая очень скоро непременно окажется в его руках!

Глава 12.

Девушке не спалось. Да и куда там... Чтобы как-то справиться с острой режущей болью в ноге, Катиль стала внимательно наблюдать за тем, чье присутствие неизменно отзывалось в душе девушки бурей противоречивых эмоций.

- Кончай с этим, детка, - уловив возбуждение новой знакомой, насмешливо протянул Кристиан.

Краска смущения залила лицо девушки, но взгляд Катиль не отвела.

- Ты говоришь совсем не как золотой эльф, - упрекнула она Кристиана. - Где же твои изысканные речи и витиеватые выражения?

Аккуратно прикладывая к ранам бесчувственного Джеймса собранные во время бега целительные травы, Кристиан окинул Катиль медленным изучающим взглядом.

- Я говорил, что долгое время жил среди людей, и каждый день был вынужден ходить в старшую школу с сотнями земных мальчишек и девчонок твоего возраста.

Темно-зеленые глаза расширились от удивления. Девушка не могла представить себе место, где собралось бы так много ее ровесников. Откровенно говоря, последние три года Катиль не имела возможности даже поговорить с кем-то моложе тридцати лет. Возможно, поэтому ее юная женская плоть так предательски реагировала на близость привлекательного золотого эльфа.

- Снова ты за свое. Твое дивье тело приобретает малиновый окрас, стоит тебе взглянуть в мою сторону, - Кристиан покачал головой, и перед его глазами появился укоризненный взор Линды. - Это не хорошо. У меня уже есть любимая женщина.

- Да, ты привлекаешь меня, золотой, но только потому, что я три года сидела в непроходимой чаще леса в логове мерзких и кровожадных бандитов. Я уже забыла, как выглядят настоящие парни, которых, честно говоря, и во всей моей деревне насчитывалось только трое.

Катиль категорично скрестила на груди руки, и, вскинув подбородок, окинула гневным взглядом Кристиана.

- Мой отец ненавидит существ других рас! И батьку в его нелюбви к магическим личностям я прекрасно понимаю. Упыри, а не эльфы убили моих родных, но вы, золотые, со всеми вашими умениями и заклинаниями, конченые эгоисты! Вы очистили от нечисти все ваши земли, и живете, как короли, но никогда не помогаете собственным соседям. Мало того, вы не пускаете на ваши территории других - гномов, лесных эльфов, даже простых людей! Знаешь, предложи ты, Кристиан, бежать с тобой, и жить вместе в золотом городе, я бы никогда не согласилась! Я бы предпочла жизнь вместе с шайкой бандитов в гарбинском лесу участи подруги спесивого и надменного золотого эльфа!

Вот сейчас Кристиан действительно стал похож на типичного представителя упомянутой девушкой расы. Смерив Катиль высокомерным взглядом, эльф сухо бросил в ее сторону:

- Вакантное место моей подруги уже занято, милочка. И я никогда не предложу ни ей, ни тем более тебе жить вместе со мной в золотом городе. Разговор окончен.

Девушка наконец-то смогла взять контроль над бушующими в присутствии Кристиана эмоциями. Гнев пересилил плотское влечение, и даже в тот момент, когда эльф переключил свое внимание с бессознательного друга на Катиль, она не без гордости поняла, что отныне властвует над прежде непокорным телом.

Кристиан с треском рванул штанину и обнажил окровавленную ногу девчонки. Встретив ровный взгляд горящих злобой изумрудных глах, эльф отметил, что Катиль держится молодцом - ни единый мускул на ее лице не позволил Кристиану понять, насколько глубок оказался порез девушки.

- Тебе лучше лечь.

Катиль без пререканий последовала совету золотого.

- Готова?

Нужно было вырвать из ноги девочки заточенную корягу, на которой, скорее всего, имелось несколько зазубрин. И Катиль понимала, что в сравнении с той болью, которую она испытала при попадании в капкан, новая боль может быть во много раз сильнее.

- Скажи мне, - тихим голосом попросила Катиль. - Скажи мне, понравится ли мне на Земле?

Кристиан проникновенно заглянул в глубокие зеленые глаза.

- Там нет опасности. Все, что будет заботить тебя в старшей школе - обучение и выбор профессии, - эльф по-доброму улыбнулся. - И, конечно, парни. Преимущественно парни.

Когда Кристиан резко вырвал заостренную ветвь, девушка издала стон, однако, на губах ее заиграла улыбка. Все, что смогла произнести Катиль после того, как смесью смолы и толченых трав золотой принялся растирать ее кровоточащую ногу, стало короткое, но такое радостное восклицание:

- Скорей бы...

Жура стоял близко, буквально в десятке метров от эльфа и девчонки. Ветер доносил до разбойника обрывки из разговора. Одноглазый усмехнулся. Не этой ночью, так следующей, оставаясь не замеченным, он прикончит золотого и заберет девчонку. И никогда, пообещал себе Жура, никогда Катиль не покинет Альфаир.

Ему предстояло только переждать день где-нибудь подальше от эльфа, а с наступлением ночи он совершит задуманное. Одноглазый тихо засмеялся и растворился во мраке.

Превозмогая ломоту в конечностях, Джеймс неуверенно сел и огляделся. Клубы густого белого тумана окутывали мрачные ветвистые деревья и обволакивали ноги парня, не решаясь, однако, своими путами пленить все его тело. Да, Баттон снова находился на Альфаире. И он был один в темной непроходимой чаще леса. Его последним четким воспоминанием стал дом, а точнее, темный подвал дома колдуна Орея. Джеймс помнил, как пуля насквозь прострелила его ногу, а минутой позже последовала серия мощных ударов лопатой. В памяти всплывали отрывочные сюжеты о том, как их вместе с Кристианом, привязанных к одной лошади, долгие часы везли по труднопроходимым болотистым дебрям.

Парень ощупал свою ногу и с удивлением отметил, что, не смотря на некоторое онемение конечности, даже отголосков боли не возникало. Немного свистело в ушах, но это, вероятно, оттого, что длительное время Джеймс провел без сознания.

- Проснулся! Ну, привет, земной мальчик, - прямо перед Баттоном откуда-то сверху на траву спрыгнула юная молодая девушка. Ее кучерявые волосы разметались по плечам, одежда соблазнительно подчеркивала женские формы.

- Еще одна мысль в этом направлении, и я перережу тебе глотку, - сощуренные глаза девушки сверкнули недовольством.

- Кто ты такая? - прочистив горло, удивленно поинтересовался парень.

Между деревьев показался Кристиан.

- Она наша подруга. Джеймс, познакомься с Катиль. И поблагодари ее - чудесным спасением мы обязаны именно этой девочке. И нашими жизнями тоже.

Парень кивнул головой и произнес слова благодарности, а после полюбопытствовал:

- Ты тоже была в плену у этих головорезов?

Кристиан усмехнулся и ответил вместо Катиль.

- Ее папаша - их главарь! Девчонка пожалела нас.

Баттон разинул рот и окинул новую знакомую восхищенным взглядом. Катиль никак не походила на выросшую в лоне банды кровожадных дикарей девчонку. Ее утонченные черты лица, будто, феном уложенные влажные кудрявые волосы, удобная, но очень симпатичная одежда могли принадлежать одной из стильных старшеклассниц старшей школы.

Кристиан хохотнул:

- Ты прав, друг. Скоро малышка и окажется среди ваших сверстниц - она согласилась бежать с нами, потому что я пообещал Катиль отправить ее на Землю.

Джеймс обаятельно улыбнулся девушке, и не слишком довольная, она сделала вид, что вовсю увлечена приготовлением завтрака.

- Да, лучше уж отправиться с нами на Землю, чем остаться жить в логове этих свирепых верзил.

Кристиан перевел задумчивый взгляд на дочь атамана шайки.

- Если бы она хотела остаться с отцом, я бы ее не забрал. Катиль собиралась покончить с собой.

Ветка, которой девушка помешивала похлебку, хрустнула и переломилась в ее руке.

- Это же просто преступление! Девчонка так хороша, так...

Джеймс не заметил, как Катиль оказалась возле него, и короткое прекрасно заточенное лезвие ее ножа коснулось горла парня. На шее появилась капля крови.

- Я сказала, еще слово про мою внешность, приятель, и ты покойник!

Кристиан положил ладонь на острое плечо девушки.

- Ну-ну, куколка, успокойся. Если ты действительно хочешь жить на Земле, тебе придется привыкать к вниманию несносных мальчишек. В мире людей девушки жаждут услышать подобные слова и называют их комплиментами.

- Он в моем мире! И он меня понял!

Подобно дикой кошке, Катиль оскалилась в сторону Джеймса. Минутами позже, когда девушка не могла услышать его слова, парень с восхищением выдохнул, вызвав на губах Кристиана насмешливую улыбку:

- Девчонка-огонь!

Глава 13.

Линда вглядывалась в заросли, пытаясь разглядеть высокую статную фигуру Кристиана. Шестое чувство подсказывало Смузи: там есть нечто, что, непременно, омрачит возвращение парней. Может быть, гадала она, Кристиан ранен, или Джеймс... Девушка проглотила ком, неизвестно откуда возникший в ее горле. Сказал же Шиар, что к ним присоединится именно Кристиан. Лесной эльф коварно молчал, потому тревоги Линды с каждой минутой только усиливались.

Позади девушки встали Зоуи и Дейв. Их взволнованные взгляды встретились, и мысленно, ребята разделили опасения Линды: возвращение Кристиана не станет самым радостным событием их путешествия.

Трава колыхнулась. Линда невольно сжала кулаки. Появился Джеймс, целый и невредимый.

- Привет, ребята!

Его радость передалась друзьям. В порыве чувств, Зоуи даже обняла Баттона, а Дейв крепко пожал его тощую руку и похлопал по плечу. Линда, поглощенная собственным волнением, только сухо улыбнулась: если ее страхи не связаны с Джеймсом, значит, что-то не так с самим Кристианом.

Ветер пронесся по высокой траве, и в зарослях мелькнула светлая макушка золотого эльфа. Линда уже сделала шаг навстречу ему, когда увидела другую голову, с темными волнистыми волосами. Ее обладательница заразительно засмеялась. Звонкий радостный смех был поддержан бархатистым смехом Кристиана. Знакомые руки раздвинули траву и на полянку вышли двое: высокий мускулистый золотой эльф и прелестная обаятельная девушка по возрасту близкая самой Линде. Но она совсем не понравилась Смузи, потому как во взгляде нахалки, обращенном к Кристиану, легко читался откровенный интерес. И предложение самой себя.

Не укрылся от пристального внимания Линды и внешний облик Кристиана: практически обнаженный, прикрытый одной набедренной повязкой, эльф прямо-таки сиял здоровьем.

- Привет, ребята! - задорно поздоровался Кристиан, и, подойдя вплотную к Линде, добавил. - Познакомьтесь с нашей новой подругой - Катиль. Она спасла нас и заслуживает вашего доверия.

Кристиан вновь тепло, слишком тепло, по мнению Линды, улыбнулся лохматой девице и поочередно представил ей Зоуи, Дейва и лениво-ухмыляющегося Шиара.

- Катиль, познакомься с Линдой. Я надеюсь, вы подружитесь, - все парни старательно скрывали ехидные усмешки, глядя, как обе девушки враждебно уставились друг на друга.

- Значит, твоя подружка? - Катиль сложила трубочкой губы.

Ситуацию усугублял тот факт, что именно Катиль Кристиан представил в качестве своей новой подруги. Линда перевела взгляд на золотого и заметила искорки веселья в его глазах. Подумать только, ситуация забавляла Кристиана!

- Ага, - протянул эльф, восторженно разглядывая наряд Линды: корсет и юбка придали Смузи невероятное очарование. Ее так и хотелось съесть. Целиком!

Линда заскрежетала зубами, что, разумеется, уловил чуткий слух эльфа.

- Ну, уж нет, блондинчик! Я говорила: то, что произошло на Земле, на Земле и останется! И твои новые подружки меня совершенно не беспокоят.

Линда высокомерно вскинула голову и скрылась в кустах.

Казалось, из всех свидетелей этого разговора ситуация не забавляла одну только Зоуи, которая с тревогой смотрела в ту сторону, где исчезла Линда.

- Ну и девчонка у тебя! - довольно произнесла Катиль, обрадованная своей маленькой победой в первом раунде противостояния с девушкой Кристиана. - Та еще гордячка!

Эльф не мог спрятать глупую улыбку. Как же он скучал по своей Линде!

- Привет, Смуз!

Линда еще яростнее начала рубить мечом старую иссушенную временем корягу.

- Ты приоделась, - с насмешкой в голосе заметил Кристиан.

Девушка представила на месте трухлявого пня голову несносного эльфа.

- Линда, я здесь, - задорно напомнил золотой. - Ты же хочешь разрубить меня. Не стесняйся.

Красавица медленно повернулась. Ни грамма печали. Одна слепая ярость. Линда Смузи.

- Ну, детка, давай, - Кристиан чуть нагнулся и сделал пригласительный жест ладонями. Линда не заставила себя ждать.

Ее удары стали более искусными, меч начал слушаться свою норовистую хозяйку. Мало того, что Кристиан ничем не защищался, он еще и умудрялся обнимать Линду во время собственных ловких маневров.

"Я убью тебя!" - эхом зазвучали гневные мысли гордячки.

Эльф вырвал меч из рук Линды и бросил в десятке метров от нее.

- Ну, хватит.

На этот раз лицо золотого было совершенно серьезно, пламя вечно сияющих глаз фактически обжигало. Кристиан сжал запястья девушки и тянул на себя до тех пор, пока Линда всем телом не прижалась к нему. Плотно-плотно. Кожа к коже.

Она хотела сказать что-нибудь эдакое, гадкое-пригадкое. Но молчала. Глаза Кристиана полыхали такой страстью, которая напугала не только Линду, но и самого эльфа.

- Я не буду с тобой, Сидхе! Я не буду с тобой, несносный ты эльф! - когда вернулось самообладание, прокричала ему в лицо Линда.

Ни один из них не понял, кто стал инициатором грубого иступленного поцелуя, за которым последовали пылкие объятия, царапающие когти Линды, руки Кристиана на ее ягодицах. Ее руки...

- Мне жаль вас отвлекать, но я хочу кое-о-чем напомнить...

- Убирайся, - сквозь зубы бешено проскрежетал Кристиан незаметно подошедшему Шиару.

- Я, конечно, люблю своего отца, но не хочу, чтобы его план воплотился в жизнь! В сложившихся обстоятельствах...

- Пошел вон!

Золотой всерьез собирался метнуться за мечом Линды, когда услышал ее тихие слова:

- Шиар прав. Я не хочу, чтобы ты пострадал.

Глухой дикий рык нарушил спокойствие гарбинского леса. Отпустив неуверенно стоящую на земле Линду, Кристиан ловко подпрыгнул, и, переступая с ветки на ветку, скрылся в густой кроне могучего дерева. Девушка осела на землю и тихо заплакала. А Шиар благоразумно удалился.

Глава 14.

Каждый шел сам по себе, и только Дейв и Зоуи, восхищенные действиями друг друга во время нападения червей-мутантов, крепко обнявшись, весело щебетали о недавно пережитых злоключениях. Когда они примерили подаренную Шиаром одежду, Зоуи сразу отметила, как здорово сочетаются их наряды. Черные, похожие на байкерские брюки Дейва вместе с серой простецкой рубахой сделали парня этаким бруталом-сексопилом, обозначив для окружающих его запредельный уровень тестостерона. А миленькое платьице с вышивкой Зоуи, того же цвета, что и рубашка ее друга, подчеркнуло тонкую талию и обнажило красивые стройные ноги блондинки. Удобные плетеные сапожки сделали невероятно комфортным их движение по лесным тропам.

Друзья сошлись во мнении, что благодаря помощи Катиль Кристиан и Джеймс легко пережили заточение в логове разбойников. Золотой предпочел не делиться своими темными воспоминаниями о пытках Журы, и новая знакомая его в этом поддержала. Однако, Шиар, считавший след магии друидов с тела Кристиана, догадался, что во время пленения эльфа не все прошло так гладко, как пытался убедить остальных золотой.

"Ты чувствуешь это, Колистион?"

Сквозь людей Кристиан бросил беглый взгляд на Шиара и, отвернувшись, медленно кивнул.

"Темная магия движется за нами и клубом едкого дыма обволакивает нас".

Беседуя на эльфийском наречии во время очередной стоянки, Кристиан и Шиар вместе удалились вглубь леса. Как всегда мнительный и настороженный Джеймс проводил их подозрительным взглядом.

- Что-то длинноухие от нас скрывают.

- Эльфы могут создавать видимость дружбы с существами других рас, но по-настоящему доверяют и ценят только своих сородичей, - Катиль, как змея, вытянулась на согретой магическим светом лазурной траве.

- Кристиан не такой! - звонко заявила Смузи. - Он нас защищает и оберегает!

Кучерявая насмешливо изогнула одну бровь и покосилась на Линду, однако, промолчала, чем еще больше вывела девушку из себя.

- Чего тебе надо? Помогла нашим мальчикам, спасибо. Возвращайся к своему папочке.

В глазах Катиль появилась боль. Миловидные черты ее лица испортило уныние.

- Слушай, Смуз! Не приставай к девочке, поняла? - все удивились заступничеству Джеймса, который прежде внимал словам Линды с раболепной преданностью. - Катиль идет с нами и вместе с нами вернется на Землю! Кристиан обещал устроить ее в нашу школу.

От этой новости Линда прямо-таки опешила. Зато Дейв весело рассмеялся:

- Вот видишь, Смузи. Девчонка не собирается уводить твоего эльфа! Разве что, она, а не ты, станет королевой красоты на весеннем балу, - парень почувствовал толчок в бок от Зоуи, и еще теснее прижал к себе миниатюрную блондинку. - Хотя, может быть, в действительности корона для тебя важнее, чем Кристиан.

Разъяренная брюнетка уже собиралась начать выяснять отношения с Дейвом, когда услышала насмешливые слова Катиль.

- Так, значит, ты принцесса местного разлива. Это видно. Вредная. Избалованная, - смакую на остром язычке каждое жалящее слово причитала дочь головореза. - Считаешь, что весь мир должен вращаться вокруг одной тебя. Даже имя твое какое-то слишком сладкое, словно пыльца цветов. Неудивительно, что эльфы запали на тебя - они кушают эти самые цветочки. А некоторые, с приятным ароматом, но горьким привкусом, немного пожевав, выплевывают. Да и любая приторная пища, быстро надоедает, Линда. Как и ты сама.

Смузи кипела от злости. Одно дело - слышать упреки от собственных друзей, и совсем другое выслушивать обличительные слова от потенциальное соперницы.

- Не переживай, детка. В отличие от тебя, у меня хватит ума не связываться с золотым эльфом. Все, чего я хочу - убраться с Альфаира. Навсегда.

Катиль, как дикая кошка выгнулась, и свернулась калачиком, обхватив руками собственные колени. Ее порванные штаны разошлись, обнажив длинную стройную ногу. Джеймс и Дейв не смогли отвести прикованные к гладкой коже девушки взгляды.

- Малышка, занялась бы делом вместо того, чтобы всеми силами привлекать внимание наших парней.

Девочка грациозно поднялась и, с изяществом ступая в том направлении, куда ушли эльфы, бросила:

- Скажу, чтобы в следующий раз твой приятель был осторожнее с моей одеждой.

Меч Линды с глухим ударом упал на землю. Сердце тревожно сжалось. Вот дьяволица!

"Людей больше. Мне одному с ними не справиться. Я один не смогу добраться до золотого эльфа."

"Ты не один. С тобой я", - в глубине кристалла вновь возник манящий живой огонек и отразился в единственном зачарованном глазе Журы. - "У меня есть друзья. Много друзей. Ради крови золотого эльфа они помогут. Они сделают то, о чем я попрошу. Ты будешь видеть обоими глазами, хозяин мой. Ты избавишься от увечий. Каждая женщина будет рада быть с тобой. Катиль придет сама. Она станет умолять тебя взять ее себе."

"Когда придут твои друзья?"

"Сожми меня в кулаке, едва наступят сумерки, и эльф окажется в наиболее уязвимом положении. Мои помощники сделают то, что нужно. Тебе даже не придется подходить к людям - золотой подойдет, услышав голоса моих друзей."

"А что, если..."

Перед взором Журы возникла столь желанная картина: его, молодого, красивого и полного сил с любовью обнимает Катиль. Банда принимает их обратно, мужики избирают Журу своим атаманом, а Демьяна изгоняют прочь.

- Я сделаю так, как ты говоришь. Я сделаю все, о чем ты попросишь, - черный огонь становился все больше и больше, заполняя каждый уголок, каждую грань темного кристалла.

Все, чего долгие годы жаждал злой дух, - выбраться из своего векового заточения. И как многим другим для исполнения его желания нужно было лишь одно - кровь золотого эльфа.

Жура не спал уже много дней. Он ошибочно полагал, что амулет давал ему силы. Но все, что делал кристалл - высасывал энергию несчастного калеки, питался его силами, заставляя забывать обо всем, вселяя в его разум и сердце несбыточные чаяния. Злой дух окончательно подчинил себе волю Журы. Разбойнику оставалось лишь выполнить свою миссию, и тогда первым, от кого избавится заточенный в амулете демон, станет он сам.

- Мы пойдем через лощину, - Кристиан подкрепил свое решение убедительным кивком. - Те страшные истории, которые о ней поговаривают, старше не только меня, но и моего отца, а может, и отца моего отца.

Шиар присел на корточки и стал вырисовывать карту местности своим изогнутым эльфийским ножом.

- Путь через долину составит один-два дня, а еще через сутки мы подойдем к городу золотых эльфов. Я бы мог провести вас вдоль холмов, там, где облака не до конца закрывают небосвод, и у людей есть шанс выжить. Но, Колистион, лучшим решением станет пойти в обход - подняться в горы, перейти через топи и земли гаргулий, а дальше крылатые странники помогут нам добраться до лесов, соседствующих со страной твоего народа.

- Месяц против пары дней, - Кристиан покачал головой. - Лощина в нашем случае, несомненно, более предпочтительный вариант.

Кристиан боялся. Боялся оставаться рядом с Линдой на протяжении целого месяца. Или того больше. Золотой остерегался того, что не сможет сохранить дистанцию, и после путешествия отпустить девушку на ее родную планету.

Оба эльфа почувствовали приближение Катиль, но безразлично продолжили обсуждение на родном наречии.

- Да, последние годы все было тихо в проклятом месте, но лишь потому, что никто из живых не осмеливался к нему приближаться, - Шиар вновь указал на длинный путь мастерски выведенной карты. - Лучшая дорога - надежная дорога. Мы сможем сократить время перехода на неделю, если пойдем через тоннели горных гномов.

- Вынуждена согласиться с лесным, - на чисто-эльфийском вставила свое слово Катиль. - Мы с вами выросли в этих краях. Самой страшной сказкой нашего детства была сказка о лощине теней. Отправляться туда добровольно - сущее безумие. Во всех окрестных селениях наиболее жестоким наказанием за совершенное преступление была ссылка. В лощину. Ни один ссыльный не вернулся. И мне бы очень не хотелось разделить их судьбу.

Шиар с изумлением взирал на юную деву: постичь сложный эльфийский язык (в десятки, если не в сотни раз более сложный, чем любой из известных человеческих) в столь нежном возрасте способен далеко не каждый. И крайне редко человек. А учитывая то, что последние годы девчонка провела в логове бандитов с большой дороги, ее знания поистине поражали даже умудренного многовековой жизнью эльфа.

- Мы отправляемся через лощину. Кому не по нраву мое решение, тот может оставаться здесь или пойти обходным путем, - своевольный взгляд Кристиана скользнул с Шиара на Катиль и обратно. - Точка.

"Вот упрямые ушастые создания!" - не высказала вслух свое мнение девушка, прекрасно сознавая, что оба эльфа услышали ее гневные мысли.

- Что за собрание и без нас? - Линда возглавила отряд подошедших людей.

- Между нами и Кристианом вышел небольшой спор, рассудите, на чьей стороне истина, - примирительно улыбнулся девушке и ее друзьям Шиар с надеждой на то, что лесть поможет ему склонить примитивных созданий на свою сторону.

Лесной эльф отошел и палкой указал на обозначенную карту.

- Если коротко: есть две дороги. Длинная и безопасная...

Кристиан иронично хмыкнул:

- Которая пролегает через земли гаргулий, пещеры злобных гномов и кишащие похожими на аллигаторов зверушками топи.

Не обращая внимания на его реплику, Шиар продолжал:

- ...и короткая, но гиблая. Ступить на нее всё равно, что прыгнуть с обрыва в пропасть.

- Ну, с обрыва мы уже прыгали. И ничего. Живы, - усмехнулся Дейв, с интересом разглядывая карту.

- Мы с Катиль, жители этого леса, предпочитаем идти по длинной дороге.

При упоминании новой подружки Кристиана, Линда бросила на нее полный отвращения взгляд и получила точно такой же в ответ.

- Золотой хочет тащить вас через лощину.

Смузи вскинула голову и чересчур важно заявила:

- Я пойду туда, куда скажет Кристиан. Для меня имеет значение только его мнение.

- Мы тоже последуем за Сидхе, он много раз спасал наши жизни.

Стоящая рядом с Дейвом Зоуи кивнула, и стало ясно, что она разделяет мнение своего приятеля.

- А сколько займет длинная дорога? - Джеймс обратил внимание, что та, действительно, в десяток раз превышает своей протяженностью предложенный Кристианом путь.

- Недели четыре. В лучшем случае - три.

Парень состроил недовольную гримасу: он не собирался рисковать жизнью, но и не желал провести еще месяц в кишащих всякими волшебными гадами землях.

- Я согласен с друзьями. Нас много и мы прорвемся напрямик!

- Глупые дети! - словно пробудившийся вулкан взорвался Шиар. - Ваша импульсивность вас и погубит!

И тут свое слово вставила Зоуи:

- Ну, с нами же Линда, а ей суждено стать предводительницей армии небожителей. Или соединенной армии трех миров. Я пока что не совсем разобралась, - глупо улыбнулась девушка. - Значит, и у нас есть шанс!

На это Шиару сказать было нечего - он безоговорочно верил пророчеству Орея. Вскоре все вернулись на место стоянки, для того, чтобы собрать оружие и вещи, и только пораженная до глубины души Катиль размышляла над услышанным от подруги ее соперницы предсказанием, которое, казалось, восприняли всерьез даже мудрые эльфы.

Глава 15.

В тополиной роще на самой окраине гарбинского леса ребята решили провести последний вечер и ночь перед переходом через лощину. Запах хвои и абсолютное безветрие несказанно расслабляли. Непроходимая темная чаща леса осталась позади, а впереди, совсем близко, ожидал город золотых эльфов. Но, чтобы добраться до него, друзьям предстояло преодолеть тяжелое испытание - перейти через самое гиблое место, известное кому-либо из присутствовавших в их компании уроженцев Альфаира.

- Нет, вы точно психи, вы все. А я самая чокнутая, потому что согласилась идти с вами, - снова и снова как заведенная причитала Катиль.

Уже с половину часа она занималась тем, что затачивала длинные палки, и сама не могла объяснить, зачем. Девчонка понимала, что если их настигнет то зло, которое долгие века обитало в лощине, не помогут не то, что ее копья, - против него будут бессильны даже безупречно подготовленные и прекрасно вооруженные эльфы. Но Катиль хотя бы не покидало самообладание - по крайней мере она не сидела без дела накануне того дня, когда судьба, вероятно, готовила девушке встречу с монстром из самой преисподнии, аналогов которому не было даже в населенном всевозможной нечистью гарбинском лесу.

Самая отважная, а, по мнению многих, отважная до безрассудства Линда Смузи беззаботно беседовала с Зоуи, не до конца сознавая реальность губительной угрозы, исходящей из сокрытой плотным кольцом темных туч долины теней. Эгоцентричная брюнетка сильно расстроилась, когда узнала об обоюдном неоспоримом решении разношерстных эльфов отложить спуск с холма до наступления нового дня - по мнению девушки одна смертельная опасность не отличалась от другой, и где ребятам предстояло провести ночь - на опушке ли гарбинского леса или в гиблой лощине, - разницы не было. Эльфы, однако, уверили людей, что предстоящей ночью в тополиной роще опасность им практически не угрожает: путников было слишком много, а главное, среди них были и такие, которые могли услышать и заблаговременно почувствовать приближение врагов.

Чуть позже, когда опустился мрак, все собрались у высокой стены огня, которую при помощи магии и нескольких сухих бревен за считаные минуты на глазах у ребят возвел Шиар.

- Что это такое? - со смесью любопытства и настороженности вопрошал Джеймс, глядя на высокое разноцветное пламя. - Мы привлекаем чье-то внимание?

Шиар только усмехнулся, тогда как Кристиан отошел к здоровенному валуну и взобрался на него в ожидании дальнейших действий принца. Он имел приблизительное представление о том, как происходит испытание огненной стеной у лесных эльфов, но никогда не видел один из их наиболее важных обрядов собственными глазами.

Зоуи стояла между Дейвом и Линдой. Шальная улыбка регбиста стала еще шире - он любил разного рода физические испытания. Все ребята понимали, что Шиар предложит им перепрыгнуть через огненную стену, и спортсмен намеревался сделать это раньше остальных. Блондинка заметила, что в прямом открытом взгляде Линды, обращенном на гигантское трепещущее пламя, также читается вызов. Наверняка, и она ждет не дождется, когда лесной эльф-полукровка даст команду к действию. Некоторые люди просто не способны жить без постоянного ощущения смертельной опасности. А Линда Смузи была рождена под покровительством Бога войны. Противостояние было ее сутью. И девушка вновь желала доказать другим свое превосходство, снова всем сердцем жаждала испытать собственные силы.

Но натура самой Зоуи была совершенно иная.

"Я не стану этого делать. Я не хочу. Мне это не нужно."

Никто и не обращал внимания на тихие мысли, роящиеся в белокурой головке нерешительной и боязливой девушки.

Джеймс Баттон так же как и Зоуи не пылал желанием вступить в огненную стену, но он и не собирался признаваться в своей слабости. Парень, разумеется, поступит точно так же, как Дейв и Линда, потому что его удел - следовать за ведущими.

Катиль, казалось, не имела к происходящему никакого отношения - она отошла на несколько десятков метров от лагеря, и как годами ранее ее обучал старый наставник-друид, девушка закрыла глаза и услышала тихую речь матушки-природы, многоголосие которой всегда нашептывает внимательным слушателям верные ответы на волнующие их вопросы.

- Катиль, присоединяйся к нам! - все взгляды метнулись в сторону самой младшей девушки.

"Я не хочу быть воином. И мой ответ нет", - доплетая венок из сухих трав, кучерявая дева растворилась меж ветвистых тополей.

- Хорошо, - кивнул Шиар, задумчиво глядя ей в след. Каждое живое существо имеет право выбора, и эльф уважал тех, кто принимал сложные решения вопреки общему мнению, руководствуясь собственными принципами и убеждениями. - Катиль осведомлена о сути испытания, которое я хочу предложить пройти каждому из вас. Девочка отказалась, потому что не желает становиться на тропу войны. Всегда найдутся те, кто предпочтет мирный путь.

Шиар пристально взглянул на Линду, и все поняли, что его дальнейшие слова будут обращены преимущественно к ней.

- Но есть и такие существа, чей путь - путь борьбы и противостояния. Именно им нужно преодолеть тяжелое испытание, которое заключено в этой, казалось бы, несложной забаве - прохождении стены бушующего огня. Пламя захватит вас и перенесет туда, где вы встретитесь со своим злейшим врагом, главным страхом, тем, кто незримой тенью присутствует в каждом бою любого воина, не прошедшего обряд инициации.

Либо вы победите самого себя и обретете веру в то, что вы способны одолеть любого врага, либо ваш страх победит вас, и вы больше никогда не вернетесь ни на свою Землю ни на Альфаир. Право выбора ваше.

Ошарашенная Зоуи глядела на пожирающее пламя и боялась, как никогда прежде. Колени девушки тряслись, ледяная кровь застыла в синих проступивших на руках венах. Неужели, Шиар говорит серьезно? Действительно ли человек, который войдет в огонь, перенесется в другую вселенную и сразится с тем, чего более всего боится?

Джеймса такая новость тоже более чем удивила. Краска сползла с лица парня, и мертвенно-бледный он переводил взволнованный внезапным поворотом дел взгляд с Дейва на Линду, решительно настроенных в любой момент кинуться в пламя. Всегда осторожный Баттон считал их глупцами, не способными трезво мыслить и объективно оценивать всю степень опасности, которую представляет глупый эльфийский обряд. Но в глубине души Джеймс страстно желал обладать такой же запредельной отвагой, которой владели Линда и Дейв, потому что чувство собственной ничтожности неотрывной тенью преследовало парня на протяжении всей его жизни. И теперь, наконец, перед Баттоном возникла возможность доказать другим, а что еще более важно, доказать самому себе, что он действительно чего-то стоит. Не смотря на пожирающий душу страх, Джеймс знал, что он с радостью войдет в пылающий огонь.

Может быть, Линда с Дейвом и были уверены, что справятся с любым самым сложным испытанием, но Джеймс практически не сомневался в том, что не вернется живым из предстоящей ему смертельной схватки. И, тем не менее, парень сделал свой выбор, потому что понял: пусть лучше он погибнет здесь и сейчас, чем проживет долгие годы в тени других, все время чего-то остерегаясь и остро ощущая собственную никчемность.

Линда бросила оценивающий взгляд на Кристиана и почувствовала, как сжалось ее собственное сердце от вида равнодушных глаз золотого эльфа. Неужели, спрашивала себя девушка, ему всё равно, преодолеет ли она это испытание или огонь навсегда поглотит ее.

"Иди и будь верна себе", - услышала в собственной голове мысли любомого Линда и, благословленная его напутствием, почувствовала обжигающее прикосновение искрящихся языков пламени.

Глава 16.

Испытание Линды.

Все оказалось до невероятного просто: вот он, извивающийся мохнатый зубастый монстр со множеством громадных когтистых лап, и вот она, Линда. А в верной руке холодная сталь.

Она не размышляла, просто и быстро с диким криком бросилась в атаку, разрубая тело брыкающейся твари на куски. Даже когда Линда отрубила клыкастую вытянутую вперед пасть, монстр, казалось, насмешливо улыбался, зная нечто, о чем и не подозревала сама девушка.

Спустя минуту Линда стояла перед грудой разрубленных частей уродливого неказистого тела чудовища. Девушка довольно хмыкнула.

"Делов-то".

Линда высоко подняла меч и в ожидании новых врагов замерла - не могла мохнатая зверушка быть тем самым невероятным ужасом и дичайшим страхом, который преследует саму Линду Смузи. В отражении клинка она увидела собственное лицо и пронзительно закричала. И кричала, и кричала... Меч полетел в сторону, а Линда положила дрожащие руки на щеки и почувствовала влагу - кровь стекала из многочисленных царапин на ее бледной нежной коже.

Все вокруг закрутилось и начало меняться. Родная комната, кровать, письменный стол... Она подошла к зеркалу. Глубокие застарелые шрамы исполосовали некогда прекрасное лицо Линды Смузи. Она уже забыла о другом мире, о великолепном эльфе, об испытании... Девушка смотрела на свое лицо и ненавидела себя, ненавидела отражение, ненавидела собственное бессилие и невозможность что-либо изменить. Она не может выйти из дома в таком виде! Она не может показаться перед друзьями, перед светловолосым парнем из ее школы с таким лицом!

Раздался стук в дверь - мама принесла чай. Старательно избегая взгляда дочери, Изабель поставила поднос на стол.

- Выпей, Линда. Станет легче.

Ох уж эти слова! "Станет легче". Все мысли матери выразились в этих двух словах.

Дверь за Изабель закрылась, и девушка ощутила боль по центру грудной клетки. Боже мой... Вот оно, то, чего до дрожи в коленях боялась Линда Смузи - жалости окружающих. Быть жалкой, чувствовать, что тебя жалеют, ощущать, как жалит собственная беспомощность.

Зазеркальная Линда с сочувствием покачала головой. Она не произнесла ни слова - только с непередаваемой грустью глядела с той стороны зеркала.

"Ты не хочешь так жить, девочка. Ты не будешь счастлива с таким лицом. Это уже не ты, это монстр, чудовище, бледная тень прежней Линды Смузи, той, которой восхищались все и каждый".

- Нет, нет, - шептали сухие, белые как мел изрезанные монстром губы девушки. - Все будет хорошо. Я смогу так жить. Я научусь смотреть в зеркало и видеть это...

"Лучше смерть, чем такая жизнь. Прими смерть. Родителям будет лучше, если у них не будет никакой дочери, чем такая, как ты."

Слезы обжигали опущенные веки.

- Я буду жить. Мама и папа не перенесут моей смерти.

"Они стыдятся тебя. Они презирают тебя. Освободи их."

- Нет! - уже тверже произнесла Линда. - Я буду жить! Я готова жить так! С этим лицом! Жизнь прекрасна, и я научусь смотреть в зеркало и улыбаться своему отражению.

- Хорошо, - насмешливо произнесла Линда с той стороны стекла. - Тогда скажи, готова ли ты вернуться к друзьям? К своему эльфу? Отныне ты всегда будешь выглядеть только так!

Это было похоже на жуткий кошмар, один из тех, когда ты понимаешь, что спишь, но никак не можешь проснуться.

Страх начал одолевать. Линда засомневалась.

"Он уйдет от тебя. Он возненавидит тебя. Все будут насмехаться над твоей внешностью. Убей себя!"

От неожиданности Линда вздрогнула. Нет, она не могла покончить с собой. Она любила жизнь! Любила солнце, дождь, ветер и снег, пение птиц и музыку кантри. Любила Землю и Альфаир! Линда Смузи, та, о которой все, включая и саму девушку, думали, что она любит исключительно себя, внезапно поняла, что жизнь слишком хороша и удивительна, чтобы добровольно отказываться от нее.

- Ну и пусть, - тихо прошептала она.

Отражение недоумевало.

- Ну и пусть! - уже громче сказала Линда. - Я это не лицо. И даже не тело. Я это несгибаемый дух, стальная решимость и непоколебимая вера.

Отражение начало таять.

- Я буду такой, какой мне суждено быть. И я буду радоваться той жизни, которую мне суждено прожить!

Жжение и боль. Покрытая несильными ожогами кожа рук. Линда подняла взгляд на Кристиана и рассмеялась. И по его восторженному лицу девушка поняла: никаких шрамов больше нет. Быть может, есть ожоги. Но это не важно. И не столь важно стало, останутся ли от них следы. Главным было другое: вот она, Линда Смузи, живая, сильная. И она была готова сражаться, защищать друзей и мстить.

А возле ног Линды, сидя на коленях, как дитя плакал Дейв. Его, как и темноволосую девушку, милостиво выплюнуло адское пламя. Но лучше бы парень остался там...

Испытание Дейва.

Он снова был на том месте, в лесу, рядом с престарелым седым отцом и взрослым тридцатилетним братом. Дейву едва исполнилось двенадцать, и старшие впервые взяли мальчишку с собой на охоту. Но в тот день что-то пошло не так - охота велась на них.

Стая волков загоняла мужчин все дальше вглубь леса, все ближе к известному в их краях ущелью. Когда, наконец, отступать стало некуда, а оголодавшие животные вновь показались в зоне видимости, отец велел Дейву залезть как можно выше на высокую ель, а сам вместе со старшим сыном начал отстреливать хищников. Их было невероятно много. Когда напали на отца, брат попытался подняться к Дейву. Мальчик, как мог, тянул ему руку. Но вот шакал впился в ногу Джона, и на мгновенье потеряв бдительность, парень рухнул на сырую землю. Тогда Дейв не осмелился спрыгнуть вниз - он понял, что не сможет помочь и погибнет сам. Ни брата ни отца уже не было в живых. Десятки волков окружили его ель. Сутки они сидели внизу, а потом внезапно ушли. И неведомо откуда взявшиеся силы помогли мальчику добраться до ближайшего города.

Два раза в неделю, четыре раза в месяц Дейв посещал психолога. Два раза в неделю, четыре раза в месяц психолог говорил: "Ты не виноват в их гибели, парень". Но он чувствовал, что был повинен в смерти отца и брата. Он знал, что должен был сделать тогда.

Дейв снова сидел на дереве. А внизу стоял отец и перезаряжал ружье. Еще мгновение и волк вопьется в шершавую кожу его шеи.

- Отец! - закричал мальчик и, наконец, годы спустя, спрыгнул вниз.

Дейв знал, как нужно действовать - он провел месяцы, изучая технику самозащиты при подобных нападениях. Он выставил локоть и острые клыки волка впились в его левую руку, а правая сломала переднюю лапу дикого зверя. Потом Дейв схватил охотничий нож отца. Один, второй, третий... Он одолел их всех.

Тем вечером за ужином мать приготовила его любимое жаркое. Отец и брат поздравили Дейва - в их глазах мальчик стал мужчиной. А потом Джон добавил:

- Не вини себя, братик. Ты не виноват в нашей смерти. Ты стал хорошим человеком и отважным воином. За тебя!

Громкий крик Дейва раздался в тот момент, когда пламя выкинуло его рядом с хохочущей Линдой. Разочарование и старая боль утраты поглотили его душу. Робертсон горько зарыдал.

Глава 17.

Испытание Джеймса.

Баттон побежал вперед. Он боялся, что если помедлит лишнюю минуту, то уже не решится.

У маленького тощего мальчика не было друзей. Отчего-то ребята вечно насмехались над его плохой координацией движений, большими очками с сильно изогнутыми линзами и этими глупыми брекетами.

Клеймо социального уродца прочно приклеилось к Баттону, так прочно, что долгие годы понадобились неказистому парню на то, чтобы у него появилась слабая тень самоуважения и несколько похожих на него друзей. Джеймс все время жил с внутренним напряжением - он боялся допустить промах, боялся сказать что-то, что может стать причиной новых насмешек над ним. Парень старался не высовываться, и делал то, чего от него ожидали. Вожделенное одобрение близких было воздухом Джеймса, его целью и смыслом жизни.

Он слишком хорошо примерил на себя роль изгоя общества и меньше всего на свете желал вновь оказаться посмешищем, тем, кто не вызывает ни грамма уважения у окружающих.

И, конечно, Джеймс оказался в том месте, которое является самым суровым испытанием для любого подростка, - в средней школе.

- Здорова, четырёхглазый.

Баттон, по привычке, смущенно потупился, быстро снял и отложил в сторону свои очки. Да, без них он совсем плохо видел. Но без них его меньше унижали. Так, по крайней мере, мальчику казалось.

Прозвенел звонок. Учитель вошел в кабинет. Джеймс потянулся туда, где лежали его окуляры... И ничего не обнаружил. Ну, конечно, их снова забрали.

- Итак, дети, сегодня пишем контрольную.

Мальчик сжал челюсти - он прилежно готовился, чтобы снова получить хороший балл.

Послышались смешки на задней парте. Джеймс ударил кулаком по столу и сжал челюсти.

- Что-то не так, Баттон?

Чёрта с два он признается, что нуждается в очках...

- Все в порядке, мистер Реймонд.

Парни стали тыкать его ручками в спину. И плевать бумажки в его слишком длинные, по их мнению, волосы. Мама так любила эти его волосы до того, как годом позже Джеймс решительно их обрезал.

Внезапно что-то переклинило внутри мальчика при воспоминании о матери. Кто-то переключил его внутренний рубильник и зажег внутри него свет.

- Джеймс, что случилось?

Он стоял и встряхивал мелкие слюнявые бумажки из своих волос.

- Одну минуту, мистер Реймонд. Эти верблюды не могут сдерживать свои животные повадки.

- Что ты сказал, кретин?

Джеймс медленно повернулся, и не обращая никакого внимания на ошарашенного учителя, также медленно растягивая каждое слово процедил:

- Да, вы взяли мои очки, и я не способен увидеть буквы в этой тетради, но я вижу, где находится твоя физиономия, Дюк.

И его кулак врезался в физиономию несносного мальчишки. Джеймс не мог видеть того, как удивление и гнев исказили лицо задиры. Не узнал парень и о том, что учитель насмешливо ухмылялся, а остальные ученики старательно скрывали довольные происходящим улыбочки.

Разговор с директором не страшил Джеймса. Он думал о том, что после школы его ждет новый разговор с Дюком и его дружками. Наплевать. Лучше быть битым, чем униженным.

Все завертелось и закружилось. Вот так просто оказалось Джеймсу преодолеть его главный детский страх и понять, что только ты сам можешь позволить кому-то тебя унизить. Чуть позже парень обязательно научится и другому, гораздо более важному делу, - защищать тех, кто слабее.

Испытание Зоуи.

Когда остальные ребята пришли в себя от пережитых потрясений, они встали чуть поодаль от огня, рядом с Шиаром, и молча глядели на тонкую опечаленную девушку, в чьих чистых небесных очах отражалось бушующее пламя.

- Ты можешь этого не делать, Зоуи, - Линда обнадеживающе улыбнулась своей близкой подруге и протянула ей руку. - Ты не боец - мы все это знаем, и каждый из нас поймет, если ты решишь поступить так же, как Катиль.

Девушка подняла полные не пролитых слез глаза и до боли прикусила губы. В отличие от остальных ребят она не сомневалась, какого рода мучение предстоит пережить ей. Вновь.

- Я должна, - печально прошептала блондинка. - Я должна это сделать, Лин. И ты как никто другой понимаешь, почему. Я живу с этим страхом уже четыре года. Я боюсь всех парней.

Обреченный взгляд Зоуи метнулся в сторону Дейва, и парень о многом догадался.

- Я хочу жить, как все нормальные люди. Я устала бояться этого. Но я не знаю, как забыть, как выгнать из памяти все те мерзкие образы. Мне давно нужна была помощь.

Она сделала шаг. И он поймал ее в свои объятия. Дейв нежно целовал ее спутанные волосы цвета соломы, ее ярко-голубые блестящие от слез глубокие озера глаз.

- Я буду ждать тебя, моя малышка.

И с низко опущенной головой девушка медленно вошла в испепеляющую самые жуткие страхи волшебную стихию огня.

Она была маленькая тихая девочка с девственно-чистым лицом и открытым честным взглядом. Тот мальчик был лет на пять старше, красивый, просто подросток с бушующими гормонами в крови. Зоуи не боялась его, когда он зажал ее хрупкое тело в темном углу студии для рисования. Она видела подобное в фильмах и думала, что такой бывает любовь.

Она подняла лицо с мыслью, что он может ее поцеловать. Но парень ударил. И прошипел:

- Молчи.

Его спугнули в последний момент - за окном кто-то громко заговорил по телефону. Парень исчез, оставив Зоуи наедине с ее порванной майкой и непонятными мерзкими ощущениями прикосновений его грязных грубых лап.

Шли дни и недели. Девочка начала понимать, что же с ней произошло. Она не стала жертвой насилия, но была к этому близка. Зоуи не представляла, как может то, что случилось с ней, нравится другим. Это было просто мерзко и гнусно.

Время шло. Она даже влюблялась и часто. Но дикий страх преследовал. Зоуи боялась оставаться с мальчиками наедине, боялась даже представлять, как кто-то прикасается к ней.

Возник образ Дейва, доброго, хорошего, такого обаятельно и не известно когда успевшего стать близким и дорогим. Радость растеклась по грудной клетке. Зоуи обняла и всем телом прижалась к огромному спортсмену. Он защитит. Он сильный.

Внезапно Дейв перехватил ее руки и своей гигантской ладонью сжал два тонких запястья. Другая его рука уже расстёгивала джинсы.

Ком в горле. Паника. Зоуи попыталась вырваться и не смогла. Дейв с силой толкнул - она отлетела и упала. Он приближался. Он лег сверху...

- Нет, Дейв, не надо. Ты не такой. Ты так не поступишь! Ты же любишь меня, а значит, будешь оберегать!

Парень отпрянул.

- Ты будешь добр ко мне, будешь нежен со мной, - как заклинание шептали ее мокрые соленые губы. И убеждали ее саму.

Дейв встал и протянул руку. Зоуи приняла его помощь. Он аккуратно помог ей подняться на ноги и подвел к пламенеющей стене.

- А теперь иди, девочка. И живи полной жизнью. Ты будешь счастлива. Теперь и ты свободна.

Зоуи посмотрела на себя со стороны. И она увидела новую себя, гордую и чистую.

- Спасибо, что не сделал этого, - задумчиво произнесла она, но он лишь покачал головой.

- Теперь ты скажешь спасибо, когда я это сделаю. И ты будешь счастлива. Есть и хорошие парни, малышка. Верь в это.

Она просто улыбнулась и кивнула.

- Я это знаю.

Глава 18.

Тем вечером не было тренировок. Был только костер. И много разных мыслей и эмоций. И пара эльфов, которые поочередно выкидывали на землю рунические камни и что-то тихо шептали друг другу. Да людей и не сильно заботило, что именно, - земные создания были всецело поглощены собственными переживаниями и ощущениями. Как это всегда и бывает.

Они встали рано и с первыми бликами света отправились в путь. Сначала была дорога. Потом то, что напоминало дорогу. После этого началась едва заметная тропа. Внезапно и она пропала. Тогда своими мечами и ножами парни стали прорубать путь в непроходимых кустистых зарослях.

Ребята держались все вместе. Их руки и плечи то и дело соприкасались - прямо за спинами растительность вновь смыкалась, образуя плотное кольцо, разрубить которое в одиночку не смог бы никто из них.

- Я чувствую зло, - тихо предупредил Шиар и крепче сжал рукоятку своего меча. - Оно повсюду.

- Эльфийские клинки защищены заклинанием - они способны уничтожить нежить. Будьте готовы сражаться с призраками, зомби или скелетами. Они уже рядом.

На Линду слова Кристиана сильного впечатления не произвели, зато Зоуи буквально затряслась, и ее тонкая кожа прямо-таки посинела от жуткого холода, сковавшего тело несчастной девушки.

Рядом с ней внезапно возник Шиар. Эльфы перестали рубить колючие заросли и заняли выжидательные позиции. Парни последовали их примеру. Линда попыталась выйти из кольца мужчин, но сплоченные крепкие спины преградили ей путь.

- Я тоже буду драться!

"Драться придется всем, - лесной эльф стоял неподвижно, словно каменное изваяние. - Приготовились".

Амулет подсказывал дорогу. Дух вел Журу безопасной тропой, той, увидеть которую могут только мертвые.

- Братья уже близко. Они сделают грязную работу за нас. Нам нужно только подождать. И в решающий момент напасть на золотого эльфа.

- Нам не пробраться. Мне не удастся пройти через эти дебри.

- Не волнуйся, друг мой. Я уже договорился с духами проклятого места. Они пропустят нас, позволят приблизиться к путникам. Эти глупцы сами ступили на землю древнего захоронения не упокоенных душ. И выйти живыми они отсюда не смогут.

То, что ценой помощи Журе и его верному демону-хранителю была жизнь одноглазого, сам он и не догадывался. Амулет прежде никогда не подводил его, и разбойник думал, что может доверять своему постоянному помощнику. Именно так всегда и поступают темные: они до последнего преданы и только в самый решающий момент проявят свою истинную сущность, одним решительным поступком сведя на нет все их прежние деяния.

При любом раскладе Журе оставалось жить считаные минуты, но он не мог и помыслить об этом.

"Кровь золотого эльфа. Катиль," - единственные две мысли, которые остались в его съеденном алчностью, завистью и злобой разуме.

Они полезли все разом: из непроходимых зарослей, прямо из-под ног и даже через собственные тела людей пробирались полупрозрачные неупокойники. Это была самая настоящая нежить: сквозь наполовину изъеденные лица мертвяков на людей и эльфов глядела бездна.

- Мы все умрем, - лихорадочно размахивая ножами прокричал Джеймс.

Кристиан учил его метать клинки, но сейчас парень прекрасно понимал: стоило ему расстаться со своим единственным оружием, долго он не протянет.

Линда вонзала свой грозный меч в уродливые головы тех, кто оказывался внутри круга, проникнув сквозь тела парней.

На свое собственное удивление, Зоуи не ощущала никакого страха - ее руки просто натягивали тетиву и стрела за стрелой поражали покойников, в чьих костях также мелькали полупрозрачные мечи и кинжалы.

Эльфы были хороши: они рубили всех, до кого дотягивались их длинные руки и острые клинки. Проблема была в том, что вырубленное пространство меж высоких сорняков медленно сужалось, а нечистой становилось все больше и больше.

Заточенные палки, которые накануне вечером заготавливала Катиль, с шумом упали. Девушка скрестила руки над головой и начала быстро шевелить губами. Слух людей улавливал только лишь отрывочные глухие звуки ее речи, но чуткий лесной эльф слышал все, что на древнем умершем языке торопливо шептала дочь атамана.

- Не делай этого, Катиль! Это не под силу никому из нынеживущих.

Но она все говорила и говорила. Ее волосы белели, лицо становилось уродливым и старым. Зеленые глаза были закрыты, но Линда не сомневалась, что и их медленно покидает жизнь.

Что-то крикнув Кристиану, Шиар перекинул ему меч и через миг оказался рядом с Катиль, приложив свое кровоточащие запястье к бледным губам юной девы. Жизненная сила эльфа через кровь перетекала в ее тело.

Словно наэлектризованные, вновь темные кудрявые волосы девушки растянулись в разные стороны. Катиль открыла полные мглы глаза. И все шептала и шептала. Если бы не помощь Шиара, она бы давно упала замертво, ведь девчонка предлагала матушке-природе свои жизненные силы взамен на покой и мир этих несчастных душ.

Катиль видела картинки из далекого прошлого. Сотни лет назад население целого города спасалось бегством от нечисти, разом покинувшей Гарбинский лес. Они ушли недалеко. Мужчины или женщины, были ли то старики, а быть можем малые дети - мертвым всё равно. Через несколько минут в лощине не осталось никого и ничего, кроме тысяч растерзанных не упокоенных тел. Их души не обрели покой. Каждый, кто ступал по костям безвинно убиенных, находил в вечно хмурой долине свою погибель.

"Жизнь за жизнь вечную. Моя жизнь за их покой. Возьми меня и даруй им царство небесное. Заклинаю. Прошу. Умоляю."

Она не замечала ничего, не понимала, живы ли еще те, с кем она пришла сюда. Катиль не слышала отчаянных криков Кристиана.

- Шиар, остановись! Ты слишком слаб и погибнешь вместе с ней. Ей уже не помочь.

Но эльф-полукровка не убирал свое кровоточащее запястье от окровавленных алых губ девушки. Шиар чувствовал, как жизнь уходит из его тела и понимал: резерв уже сил на исходе. Но как магическое существо, он ощущал и то, что чёрная магия слабеет, а заклинание, которое произносила Катиль, обретает силу.

Когда мертвецы начали понемногу растворяться в воздухе, на Кристиана напал неизвестно откуда взявшийся одноглазый разбойник, тот самый, который нещадно пытал его двумя днями ранее в глубокой яме близ логова бандитов. Золотой сразу почувствовал, что Журу защищает чёрная магия. С невиданной для человека силой он наносил яростные удары, которые Кристиан едва успевал отражать.

Эльф присмотрелся и разглядел на шее разбойника самый страшный из всех существующих амулетов, который питается душой своего хозяина. Кристиан знал, что одолеть противника, защищенного подобным медальоном чрезвычайно сложно, если вообще возможно.

В бурном танце сплетались их стальные мечи под музыку яростных взглядов и отовсюду доносившихся диких воплей. Жура начал оттеснять Кристиана от друзей, ближе к зарослям, которые обвивались вокруг рук и ног эльфа, мешая ему, помогая бандиту. Линда бросилась на помощь Кристиану, но амулет вовремя подсказал Журе о ее появлении. Одно резкое движение и девушка упала на землю. Благодаря небесам, Линда вовремя смогла отпрыгнуть в сторону от лихого меча Журы и тем самым спасла себе жизнь.

Тем временем, Кристиан разрубил опутавшие его ноги и руки лианы и кинулся в атаку. Он знал, что теперь только от него зависит, смогут ли люди одолеть нечистую силу. Жизненный резерв Шиара почти подошел к концу.

Один удар. Другой. Жура, казалось, даже не замечал неимоверных стараний Кристиана. Но, внезапно, разбойник почувствовал слабость - злой дух в кристалле на его шее так же, как и остальные неуспокоенный души, обитавшие в лощине теней, начал уходить под действием заклинания Катиль.

Жура ощутил, как свежий воздух впервые за много лет полностью заполняет его легкие, как кожа начинает ощущать прохладу. Обескураженный, бандит на мгновение потерял ориентацию в пространстве. Один выпад, и эльфийский меч насквозь проткнул его тяжелое тело.

Кристиан уже был возле Линды, когда Жура упал на спину и сквозь черные тучи, которые начали стремительно расползаться в разные стороны, увидел голубое небо. Он уже был там, рядом со своей семьей. Он видел их лица и шел к ним.

- Наконец-то, - на последнем выдохе прошептали его сухие шершавые губы.

Так Жура канул. А вместе с ним лощину покинула и вся нечисть, долгие века в ней обитавшая.

Линда была в порядке. Ушибы и ссадины - ничего серьезного. Сердце Катиль билось едва-слышно. Лесной эльф оказался мертв.

Кристиан думал быстро. Еще до того, как люди начали подходить к покинутому душой телу Шиара, золотой эльф взял на руки Катиль и пробираясь меж редких зеленеющих кустов прокричал:

- Похороните принца с почестями. Я попытаюсь спасти девушку. Встретимся в золотом городе!

Несколько минут понадобилось ребятам, чтобы осознать смысл слов Кристиана. Наконец, все поняли, что Шиара не стало, а они, люди с Земли, остались одни.

Глава 19.

Записано со слов Линды.

Мы долго спорили, где и как похоронить Шиара. Наконец, решили сделать это на рассвете следующего дня в небольшом пролеске между пройденной нами гиблой долиной и показавшимся высоко в горах городом золотых эльфов.

Когда Кристиан нас покинул, мы час, а может и два сидели возле пустого тела, которое прежде принадлежало великой душе Шиара. Зоуи горько плакала. Дейв сурово хмурился, а Джеймс отрешённо смотрел на небо.

Битва заставила меня многое переосмыслить. Я начала понимать мотивацию Катиль. Но когда я находилась там, в долине, возле безжизненного тела могучего воина, я почувствовала, что такое смерть. Прежде меня манила война. Я думала, что в ней есть некий романтизм, что в схватке со смертью я смогу найти саму себя. Но вопреки моим собственным ожиданиям, случилось прямо противоположное - я себя потеряла.

Теперь мне кажется, что война - это ужасное зло, что гибель людей на поле боя, а, впрочем, и не только людей, это нисколько не красиво, а невыносимо печально. И уродливо.

Шиар был так молод (он казался таким молодым), его глаза были полны страстной тягой к жизни, пылкой любовью к приключениям. Как мне кажется, было бы гораздо более справедливо, если бы не стало всех нас. Но не его.

Ведь он, как мог, предупреждал нас об опасности - кричал, обзывал, даже назвал всех нас глупцами. Наверное, эльф чувствовал, что случится нечто подобное, что кому-то придется расстаться с жизнью в гиблом и проклятом месте. Тогда Шиар пожертвовал собой ради этой девочки, которую унес Кристиан. Почему же первыми смерть всегда забирает лучших из нас?

Ребята смотрели на его тело. На остывшую плоть даже садились мухи. Мне было всё равно. Тело не человек. Не так. Тело не эльф. В нем Шиара уже не было. Но его душа блуждала рядом со мной - я отчетливо ощущала это.

Мы даже не боялись темной ночи, которая последовала за днем гибели принца-полукровки, - спали под открытым небом на прелой траве, а когда начался мелкий моросящий дождик, наслаждались каплями воды на измученных сражением телах и лицах. Бывает, что становится абсолютно безразлично, переживешь ты следующий день или нет. Вот так я себя и чувствовала в ту памятную ночь, когда нещадно корила себя за гибель прекрасного лесного эльфа. Его лицо стояло перед моими глазами. Если бы мы послушали Шиара, он был бы жив. Если бы я не попыталась доказать что-то теперь уже ничего не значащее Катиль и вняла бы голосу разума, эльф был бы с нами.

Я взглянула на тело Шиара, которое парни с трудом смогли донести до края лощины и положили на высокий помост. Его мы соорудили из сломанных кустарников и сухих веток.

Эльфа, точнее, то, что от него осталось, мы решили сжечь. Существа света должны уходить в свет, а не во тьму (это сказала Зоуи). И все с ней согласились.

Дейв и Джеймс встали за несколько часов до рассвета и все это время пытались раздобыть огонь. Вероятно, то было само провидение. Костер рядом с помостом загорелся за минуту до того, как яркая вспышка пронеслась по ночному небу. Парни поднесли принявшуюся пламенем сухую палку к огромной груде веток под телом Шиара.

Дейв резко отбежал - так сильно разгорелся костер. А сильнее всего полыхала плоть эльфа. Наверное, мы все сделали правильно.

- Мне так жаль, - со слезами на глазах едва-слышно прошептала Зоуи. - Ты был хороший. Прости, что не послушали тебя.

Дейв положил руку на ее предплечье, и, уткнувшись в рукав парня, моя единственная в мире подруга горько зарыдала. И мне тоже хотелось плакать. Но слезы не появлялись. Болело сердце, и было трудно дышать. Я с усилием делала вдохи. И смотрела на огонь. Я хотела запомнить этот день, хотела запечатлеть в памяти то, к чему привела моя глупая гордость и ослиное упрямство.

- Мы плохо знали тебя, приятель, но то, что ты сделал для всех нас, для Кристиана, для Катиль и для этих упырей, которые пытались убить нас - все это бесценно. Ты точно попадешь в ваш эльфийский рай. Спасибо, друг, - черты лица Дейва стали суровее, его лоб и переносицу прорезали глубокие морщины.

Джеймс молчал и глядел на пламя.

Я смогла прошептать только одно слово "прости". И про себя пообещала Шиару отныне руководствоваться лишь здравым смыслом и слушать голос разума.

От тела эльфа не осталось ничего. Как верно заметила Зоуи, он стал светом.

Мы, как вкопанные, встали у подножия высоченной горы и долго пялились на ее вершину. В том, что гигантское многоуровневое строение на высоте нескольких сотен или даже тысяч метров было городом золотых эльфов, сомневаться не приходилось. Множество белокаменных замков с замысловатыми арочными переходами и куполообразными крышами, казалось, парило в воздухе. Была ли то оптическая иллюзия или очередные магические штучки эльфов, мы не знали. Но в тот момент все мы размышляли совсем о другом - как же нам взобраться на эту высокую и, казалось бы, совершенно неприступную гору.

Эльфы - создания невероятно хитрые, - в этом я уже не сомневалась. Я бы даже не удивилась, если бы внутри горы оказался какой-нибудь потайной лифт или эскалатор. Но, к сожалению, Кристиан забыл упомянуть о том, как же нам попасть в его замечательный город.

Я снова заметила, как непроизвольно сжались мои кулаки и переломанные острые когти впились в чувствительную кожу ладоней. Кристиан. Его имя звучит как песня. Моя собственная песня. Как же я люблю его. Люблю все в нем - его невероятные синие глаза, белые сияющие словно свет далекой луны волосы, шикарное рельефное тело, теплый тембр голоса. Он бывает таким разным - смешливым и веселым, хитрым и изворотливым, серьезным и даже жестоким. Но он мой, со всеми его причудами и странностями. Сейчас я отчетливо понимаю, что вскоре могу навсегда потерять своего золотого эльфа. И сердце сжимается при каждом воспоминании о нем.

Как проста и понятна казалась мне моя прежняя жизнь. Все было разложено по полочкам, мир вписан в привычные логические рамки. И как запутанно все стало теперь. То, что происходило с нами за последнюю неделю, было похоже на безумный сон. Но если я завтра проснусь и пойму, что Альфаир всего лишь плод моей фантазии, я не представляю, как смогу жить дальше.

Я чувствую, что Кристиан и этот удивительный сказочный мир - моя судьба. Каждая клеточка меня кричит от любви к нему и к его планете со всеми ее ужасами и чудесами. Наверное, я буду просить, умолять короля золотых эльфов (или кто там еще у них самый главный), чтобы мне позволили быть с Кристианом, чтобы ему позволили быть со мной. Вот только не знаю, захочет ли он этого.

Нет! Он обязательно захочет! Я стану такой, какой он пожелает меня видеть. Я докажу ему, что лучше меня ему не найти. Со мной он будет счастливее, чем мог бы быть с кем-либо другим. Я это знаю!

Мое чувство к нему похоже на помешательство. Но я действительно схожу с ума от любви к этому невероятному остроухому созданию, которое с переменным успехом смертельно раздражает и непередаваемо радует меня.

А та ночь... При воспоминании о ней моя кожа покрывается мурашками, губы становятся сухими, и мне кажется, температура тела мгновенно поднимается на несколько градусов. Он был великолепен и неутомим. Он заставил меня забыть собственное имя и увидеть метеоритный дождь из миллиардов звезд.

Кристиан Сидхе, зачем ты так стремительно ворвался в мою жизнь? Ты перевернул все внутри меня, перевернул все вокруг меня. Я знаю, мы с тобой созданы друг для друга, знаю, что хочу быть только с тобой. Всегда.

Глава 20.

Записано со слов Кристиана...

Я смотрел на эту совсем еще юную девочку, которую держал в своих руках, и ощущал такую тревогу, равной которой еще не испытывал в жизни. Я слышал, как стук ее сердца становится тише, как едва-различимое дыхание Катиль изредка прерывается. Каждый ее выдох мог стать последним. Я бежал изо всех сил, я был обязан успеть.

Да, я мог остановиться и начать колдовать над ее почти безжизненным телом, но я сильно сомневался в том, что мои чары помогли бы девочке. А время могло быть безвозвратно утеряно. Я бы не задумываясь отдал ей свой жизненный резерв, если бы Катиль могла принять его. Но в случае, если она подавится моей кровью, а в ее состоянии это практически гарантировано, она сразу же умрет.

Выход был один - бежать с ней к городу золотых, к храму вечной жизни. Допустят ли ее в священную обитель эльфов старейшины моего народа, я не знал. Но я сделаю все, чтобы допустили, хотя это и невиданный доселе поступок - принимать в святейшем эльфийском храме простого, самого обыкновенного человека.

Я не заметил, как добрался до края лощины. Ее запрокинутая голова покачивалась в такт моим спешным шагам, темные кудрявые волосы трепал теплый ветер. Она спасла мне жизнь. Дважды. Она спасла жизнь моей любимой, там, в лощине. И я был просто обязан спасти эту отважную девочку в благодарность за ее великодушие.

Удивительно, откуда у такого хрупкого существа находится столько тяги к жизни. Я видел ее тревожные сны прошлой ночью, и теперь я знаю, что пришлось пережить несчастной малышке несколько лет назад. Другая бы сломалась, но все, о чем мечтала Кети (я решил, что именно так ее будут называть на Земле - нежно и ласково), была спокойная жизнь. И будь я проклят, если не исполню данной ей обещание!

Я оставил Линду и ребят. За них я нисколько не переживаю - теперь они воины, смелые, сильные. Такими люди проявили себя в бою с нежитью. И я воин, поэтому обязан защитить ту единственную из нас, которая, не смотря на свое миролюбие и хрупкость, сумела спасти жизни всех нас. Всех кроме Шиара. Но крупица его души отныне живет в Катиль, потому, отдавая дань уважения его памяти, я сделаю это и для принца лесных эльфов, который уже никогда не станет королем народа своей матери.

Впереди показался золотой город, город моего детства. Три года я не видел своих родных. Как же я скучал по родителям и братьям, по друзьям, по всем тем, рядом с кем я рос. Я помню эльфийские праздники, одухотворенные речи старейшин, магические ритуалы, которые для нас, детей-эльфов, творили старшие...

Я шел быстро по потайным ступеням, видеть которые способны только золотые эльфы. Тогда я и вспомнил о том, что для людей будет невероятно сложно взобраться на практически неприступную гору, на которой много тысячелетий назад построили город наши великие предки. Что ж, тут не обойтись без магии.

Вот они, врата в обитель золотых эльфов. Да, конечно, двери не такие массивные и величественные, как в лесном городе, зато пропускают только наших сородичей. Интересно, оттолкнет ли город Катиль - он всегда чувствует опасность. Я приложил ладонь к специальной посеребренной пластине, и дверь медленно отворилась. Мы беспрепятственно прошли внутрь.

Отовсюду доносилось едва-различимое моим чувствительным слухом пение ангелов. Аромат цветочных деревьев наполнил легкие, и улыбка появилась на моих губах. Я почувствовал, как дыхание Катиль стало чуть глубже, как ее доброе сердце забилось сильнее. Еще оставалась надежда. Я поспешил в храм.

- Колистион! - голос отца прогремел как гром среди ясного неба. - Изволь объясниться.

Я резко повернулся в его сторону.

- Я объясню все, отец, только позволь мне спасти эту замечательную девушку, которая дважды за последние три дня спасла мою жизнь.

Отец едва заметно нахмурил брови и перевел задумчивый взгляд на Катиль. Конечно, он сразу же оценил состояние девушки и разгадал мои планы в отношении ее.

- То, что ты задумал, не подвластно мне, о, сын мой. Только старейшины способны решить судьбу этой юной девы.

Но я уже торопился к храму, ощущая такие же спешные движения отца позади меня.

У входа в обитель древних висел колокол, большой, из чистого золота. Я дернул за веревку и на сотни метров вокруг раздался его благодатный перезвон. Дверь, конечно, была открыта, но ступить в священное место разрешалось только по приглашению. Люди, наверняка, пренебрегли бы правилами поведения в подобной ситуации. Это то, наша раса отличается от их - эльфы свято чтят традиции предков, потому почитают их наследие как величайшую святыню.

Дверь открыл морщинистый древний эльф, которому, вероятно, лет было больше, чем всему нашему городу.

- Колистион, добро пожаловать в храм вечности. С чем ты пожаловал к нам?

- Она, - я поднял чуть выше бесчувственное тело Катиль. - Спасите ее жизнь, прошу вас! Она дважды спасала меня. Она молодая и смелая. Она...

- Она обыкновенный человек! - выплюнул мне в лицо старейшина.

Я почувствовал, как моя кровь закипает от праведного гнева. Я долго жил среди людей и начал понимать, что между нами и ими не так много различий, как объясняли мне наставники. Несколько раз меня даже посещала мысль, что главным мотивом, которым руководствовался отец, отправляя меня на Землю, было его желание ближе познакомить меня с людьми, дать мне понять, что хоть они и гораздо более примитивные существа, нежели золотые эльфы, ничуть не меньше нас достойны уважения и сочувствия.

- Уноси отсюда эту девушку, - обретая на миг потерянное самообладание, продолжил древний эльф. - И пусть ее похоронят люди. Не ты.

Дверь за старейшиной уже начала закрываться, когда длинный белый посох моего отца остановил его.

- В чем дело, Геодир? Ты забыл, что в этом храме твоя власть бессильна? Мы служители богов, жрецы, и несем ответ только перед владыкой небес.

Отец ударил посохом и невидимая силовая волна разошлась в разные стороны. Отовсюду стали сходиться эльфы, с любопытством разглядывая меня и юную девушку на моих руках. Появился даже дядя Миган, верховный правитель города золотых эльфов. Отец, как его главный советник, имел только лишь совещательный голос, но и он был несказанно весом.

Старейшина вновь распахнул дверь храма и за его спиной показались другие древние.

- В чем дело, брат? - Миган был нетерпелив. Очевидно, мы оторвали правителя от важных дел.

- Колистион вернулся. И он принес ее, - длинный посох отца указал на Катиль, почти коснувшись бледного лица полуживой девушки. - Он просит старейшин излечить подругу, которая дважды спасла его жизнь.

Миган бросил единственный взгляд на деву, чье тело безмятежно покоилось на моих руках. Когда дядя удостоверился, что Катиль была обыкновенным человеком, он недовольно покачал головой:

- Только старейшины решают, кто вправе посетить храм вечности. И они вынесли свое решение, повлиять на которое я, увы, не способен.

Отличительной особенностью моего отца было то, что он никогда не терял контроль над собственными эмоциями. Его разум всегда оставался умиротворен, поэтому в тот момент, когда я был готов переломать кости всех этих спесивых и до невозможного горделивых эльфов, Геодир положил руку мне на плечо и будничным тоном заметил:

- Решение о судьбе девушки вынесли те же старейшины, которые восемнадцать лет назад утверждали, что Колистион являет собой долгожданное воплощение Леовира. Что ж, если такова ваша воля...

За спинами древнего эльфа послышалось перешёптывание. Я замер в ожидании.

- Ты, как всегда, прав, мудрый Геодир, - вперед вышел невысокий лысый эльф. - Пусть твой сын объяснит нам, почему мы должны спасти жизнь этой девушки. Если ему удастся убедить нас, мы удовлетворим его просьбу.

Отец наклонился и промолвил так тихо, что разобрать его слова смог только я:

- Постарайся, Колистион. В твоих руках жизнь твоей подруги.

Я выждал секундную паузу, и когда убедился, что все внимание золотых эльфов приковано ко мне, начал свою речь.

- Мы, великие и могущественные золотые эльфы, хранители несметных знаний о магии и традиций праотцов по праву рождения считаем себя лучше и выше других разумных существ. Равно как мы мним себя выше людей, мысли и чувства которых не так сильно отличаются от наших, люди мнят себя выше животных, тех, чью плоть в отличие от нас ежедневно нещадно поедают. А ведь мы способны читать мысли несчастных существ и лучше других знаем, что равно как люди и эльфы, они смыслят, чувствуют и осознают самих себя.

Чем же мы лучше других разумных особей, дорогие мои сородичи? Может быть тем, что владея великими знаниями предков, жестоко скрываем их и считаем, что только мы вправе пользоваться ими? Золотые эльфы, пробудитесь! Мы живем на этой неприступной горе с мыслью, что все остальные миры ниже и хуже нас. Мы, словно старшие братья, которые забрали все самое лучшее у младших, и окружили себя высокой стеной, преодолеть которую им не под силу.

Своим решением вы обрекаете на смерть эту несчастную девушку за то лишь, что она простой человек. А знаете ли вы, о великие древние эльфы, что так презираемый вами лесной принц-полукровка Шиар, сын Лукьяра, того, кто тысячи лет назад был одним из вас, не задумываясь расстался с жизнью ради спасения этой девочки. И вы делаете его гибель напрасной точно так же, как сотни лет назад обрекли его прекрасную мать на смерть. И ради чего? Как дань никому уже не ясной традиции!

Да, золотые эльфы, мы всеми силами оберегаем заповеди предков. Но если я действительно тот, кому судьбой назначено изменить уклад жизни моих сородичей, знайте, что я считаю людей и эльфов братьями! Если вы решите не исцелять эту несчастную девушку, которая дважды сохранила мою жизнь, спасла моих друзей и подарила неупокойникам лощины теней царство небесное ценой собственной жизни, я навсегда уйду из золотого города!

На лицах окруживших меня эльфов отразилось удивление перечисленным деяниям Катиль. Я услышал их перешёптывания на недоступной мне языке мертвых и продолжил.

- Это не ультиматум вам, о мудрейшие эльфы. Нам всем известен закон переселения душ: в следующем воплощении мы можем возродиться в чьем угодно теле, точно так же, как любое существо, в прошлой жизни проявившее себя с лучшей стороны, может стать золотым эльфом. Одним из нас!

Не делает ли это знание равными всех живых существ, особей всевозможных рас и миров? Город впустил в себя Катиль. Души наших предков дали согласие на ее приход к вам.

Вы считаете меня глупым мальчишкой, который по своей юности просто не способен до конца понять мотивы ваших поступков. Но знайте, если вы все еще считаете, что девочка должна умереть, потому лишь, что она обыкновенный человек, я не хочу взрослеть рядом с вами и становиться похожим на вас!

- Сын! - рука отца вновь опустилась на мое плечо, и я высоко поднял подбородок.

- Мне дали слово, и я хочу сказать то, что считаю нужным и правильным, отец. Три года я жил среди людей. Да, их жизнь полна безумства - их поступки не подчиняются нашей логике, чаще ими движут не возвышенные чувства, а животные инстинкты. Но не наше ли предназначение дать им знания, помочь выбрать верный путь развития? Мы же вместо этого лелеем собственное превосходство и тщеславие!

Эта девочка, Катиль, пошла против своего отца ради того, чтобы даровать мне жизнь. Вы моя плоть! Все золотые эльфы связаны кровными узами! Ваш долг отблагодарить ее за спасение одного из вас!

- Хорошо. Мы сделаем то, о чем ты просишь Колистион, - маленький сгорбившийся древний эльф жестом указал мне на вход в храм вечности. - Но ты станешь служителем нашей обители и никогда больше не покинешь ее стен.

Я склонил голову и горько усмехнулся:

- Вы не оставляете мне выбора, о, великие предки.

Когда я положил бесчувственное женское тело на постамент, мне велели покинуть храм. Эльфы всегда держат свое слово. Катиль будет жить.

То, чем занимались отец и дядя на высокой башне в момент моего выхода из храма, не на шутку меня испугало. Вместе они плели заклинание невиданной силы. Темные тучи заволокли небо со стороны лощины теней. Когда я оправился от шока, я побежал к городским воротам. Хоть бы ребята успели...

Глава 21.

В тот момент, когда ребята уже собрались пойти в обход гигантской горы для того, чтобы поискать наиболее удобный лаз наверх, небольшое розоватое облако обволокло их ноги и закружило в воздухе. Люди в оцепенении наблюдали, как стремительно отдаляется земля, и с безумной скоростью приближался город золотых эльфов.

- Боже ты мой! - фальцетом простонала Зоуи.

У Дейва возникло желание успокоить девушку, но он не решился сделать несколько шагов в неясной туманной субстанции.

- Добро пожаловать в мой город!

Кристиан ослепительно улыбнулся своим друзьям. Их путешествие, наконец, подошло к концу. Очень скоро ребята вернутся на Землю и встретятся со своими близкими.

- Поспешите в город. Через несколько минут находиться за его пределами станет опасно для жизни!

Не долго думая, люди вошли в распахнутые белокаменные врата.

- Что происходит, Кристиан? - Линда хотела обнять эльфа, но сдержала свой чувственный порыв.

Сдержался и он.

- Отец и дядя плетут разрушительное заклинание, - золотой жестом указал на крышу высокой башни, где окруженные вихрем и разрядами электричества два эльфа творили магию. - Глядите!

Прямо за пролеском, над лощиной теней сошлись черные непроглядные тучи. Одновременно сверкнуло несколько изогнутых молний, и невероятно громко зазвучали раскаты грома. Вместе с Кристианом ребята торопливо поднялись на высокую башню и в немом изумлении стали наблюдать, как на пройденную ими долину с небес хлынули мощные потоки воды.

- Реки повернулись вспять - скоро и они низвергнутся на лощину теней.

Линда с ужасом представила, что бы было, если бы они с друзьями решили похоронить Шиара в той гиблой долине и немного задержались.

- Кристиан, зачем твои отец и дядя сделали все это?

Но вместо знакомого золотого эльфа на вопрос Зоуи ответил другой, один из тех двоих, которые и сотворили подобное безумство.

- Вместе с вашей подругой Катиль вы очистили лощину теней от обитавших в ней неупокойников. Благодаря этому нечисть из гарбинского леса смогла бы беспрепятственно добраться до золотого города. Нам пришлось защитить границы наших территорий, создав на месте долины искусственное озеро. Скоро мы заполним его дикими водяными монстрами, которые не позволят жителям опасного леса беспрепятственно переходить на наши земли. Так же, как поступили вы.

Эльф не отводил своего проницательного взгляда с Линды, и Кристиан сразу понял, в чем дело. Отец считал его след с ауры девушки и догадался, что произошло между ними.

- Линда, ребята, позвольте представить вам моего отца, Геодира. Отец, познакомься, это мои верные друзья.

Кристиан по очереди называл имена ребят, и столетний эльф крепко пожимал их руки. Последней сын представил отцу свою девушку.

- Моя подруга Линда.

Геодир едва заметно нахмурил брови и бросил укоризненный взгляд на Кристиана.

"То, что было между нами, отец, произошло на Земле. В этом нет ничего предосудительного."

Люди не способны заметить телепатической связи эльфов, поэтому все, что происходило в их мыслях, осталось тайной как для Линды так и для других ребят.

"Но твои чувства, Колистион. Они последовали за тобой на Альфаир. Как и эта девушку."

- Мне приятно познакомиться со всеми вами, - приветственным жестом Геодир развел руки в разные стороны. - Добро пожаловать в город золотых эльфов.

Мать Кристиана накормила ребят обедом из спелых сладких плодов неизвестного происхождения. Его отец увлеченно рассказывал о разного рода магии, известной эльфам. Но Линда никак не могла сосредоточиться на речах Геодира. Она не сводила взгляда с Кристиана, сидевшего по другую сторону обеденного стола, прямо напротив нее.

Девушке казалось, эльф знает нечто невыносимо печальное, то, что в скором времени предстояло узнать самой Линде. И она была права.

Когда трапеза подошла к концу, Геодир предложил показать гостям своего дома город эльфов, и ребята согласились. Все кроме Линды.

Мать Кристиана, белокурая эльфийка Эонита, тактично оставила молодых вдвоем и вышла - им нужно было поговорить. Когда дверь за Эонитой закрылась, юный эльф встал и обошел длинный стол. Встала и Линда.

- Я чувствую, произошло что-то нехорошее, - девушка с тревогой заглянула в ярко-синие светящиеся глаза и ясно почувствовала боль их обладателя.

- Сегодня наш последний день, Линда. Мы больше никогда не увидимся.

Кровь прилила к щекам темноволосой красавицы. Она ощутила слабость и опустилась на стул.

- Ты не вернешься в нашу школу?

Кристиан невесело ухмыльнулся.

- Не всё так просто, милая. Я дал обещание стать служителем храма вечной жизни. Я боле никогда не смогу покинуть его стен, Линда.

Девушке казалось, что она спит и видит страшный кошмарный сон. Нет, нет и еще раз нет! Кристиан, ее Кристиан! Его забирают. Она никогда не увидит его вновь.

- Бежим со мной! Бежим на Землю! Мы будем жить там, нас не найдут!

Кристиан сел на пол возле ног Линды и положил свою светлую голову на ее колени. Он обнял ноги девушки и поцеловал ее склонившуюся головку.

- Я обещал, Линда. Эльфы всегда держат свое слово, помнишь?

Слезы выступили на глазах девушки.

- Как же так? Зачем ты дал свое согласие на это безумство?

- Я не хотел. Но только на таком условии старейшины согласились спасти Катиль.

Линда отвела взгляд в сторону. Ее веки уже обжигали предательские слезы, когда в кухню вошла Эонита.

- Сынок, Линда, я хочу вам кое-что сказать. Девочка, то, что произошло между тобой и Кристианом, не является секретом ни для кого из эльфов. Я бросала на вас руны и теперь точно знаю: не смотря на то, что судьбой вам приказано расстаться, вы непременно встретитесь вновь. И ваша любовь запылает с новой силой, не сомневайтесь!

Так много предсказаний, так много сомнений...

- Я вернусь к тебе, Кристиан! Я найду способ быть с тобой!

- Ты не сможешь найти путь на Альфаир, Линда, - эльфийка задумчиво покачала головой, и длинные нити ее белых волос рассыпались в разные стороны. - Проводником станет другая, та, которая принадлежит этому миру, не вашему. Но не говорите об услышанном отцу, он не позволит моему пророчеству сбыться!

Внезапно в кухню вошел Геодир.

- Ты права, дорогая моя. Твои руны редко ошибаются, Эонита, но еще реже ошибаюсь я. Линда, я буду вынужден стереть твои воспоминания об Альфаире и исказить в памяти образ Кристиана.

- Не забирайте у меня память о нем, умоляю! Я понимаю и всегда понимала, что нам не суждено быть вместе. Но, пожалуйста, позвольте мне хотя бы помнить Кристиана.

Но Геодир уже выходил из кухни, унося с собой последние надежды Линды.

- Это для вашего же блага, - его прощальные слова повисли в воздухе.

Лицо Линды запылало, кровь забурлила от праведного гнева. Девушка бросила взгляд на Кристиана - голова молодого эльфа всё так же покоилась на ее коленях. Безмятежные ангельский лик был невероятно прекрасен, лишь одинокая слеза и влажная дорожка от кончиков его ресниц рассказала Линде о том, насколько сильно переживает Кристиан о беспощадном решении его отца.

Глава 22.

Линда и Кристиан стояли на балконе высокой башни. Свежий горный воздух наполнял их легкие. Звонкой песней звучало ласковое пение соловьев. Спиной она прижимались к его обнаженной мускулистой груди. Он вдыхал аромат ее свежевымытых волос.

На них с порицанием глядели золотые эльфы. Все слова давно были сказаны. Линда понимала, что совсем скоро ей придется расстаться с Кристианом и лучшими воспоминаниями о том, что случилось между ними - об их близости.

Она на миг представила, что в эту самую минуту спрыгнет с высокой башни, тем самым выразив протест решению Геодира, и тут же отмела в сторону страшные мысли. Она будет бороться! Она найдет способ быть с Кристианом в том или в этом мире - не важно. Они непременно встретятся вновь!

- Нам пора.

Золотой эльф взял руку земной девушки и повел ее вниз по винтовой лестнице.

- Куда мы идем? - Линда почувствовала напряжение в движениях Кристиана.

- Настало время совершить то, ради чего мы отправились в путешествие - найти демонов и отомстить за гибель учеников нашей школы.

По спине Линды пробежала мелкая дрожь. Нет, она не забыла об их конечной цели. Но девушка и не ожидала, что им самим придется наказывать тех самых тварей, по чьей вине погибли многие знакомые Линды.

- Но как же мы найдем демонов?

Кристиан окинул девушку серьезным взглядом. Слишком серьезным.

- Это, как раз, самая простая часть того, что мне предстоит сделать.

На белокаменной мощеной площади собралось много эльфов и четыре человека. Зоуи и Дейв, крепко обнявшись, тепло глядели друг на друга, и Линда подумала, что они всегда были предназначены друг другу. Джеймс стоял чуть сбоку от них, широко расставив ноги и скрестив на груди руки. Его ножи торчали из брюк, а сшитая эльфами рубаха развевалась на ветру. За пережитое путешествие парень невероятно изменился. Раньше он словно был дополнением чему-то, неуверенный в себе, сомневающийся в других. Теперь холодные глаза Джеймса горели решительностью и жаждой мщения.

Линда все еще крепко сжимала руку Кристиана. Эльфы бросали в сторону межрасовой пары хмурые взгляды, но влюбленным было совершенно всё равно. Девушку нисколько не интересовало мнение не слишком приятных ей золотых, а Кристиан отмел всякие предрассудки перед предстоящей ему смертельной схваткой с представителями сил зла.

- Ты готов, сын? - толпа расступилась, пропуская вперед Геодира и Мигана.

Кристиан кивнул. Его крепко сжатые челюсти и острый решительный взгляд сильно встревожили Линду.

- Что здесь происходит? - тихо, но вполне уверенно спросила она.

Юный эльф повернулся к девушке и обеими руками несильно сжал ее прекрасное лицо.

- Мы поддерживаем связи с миром демонов. Сейчас сюда прибудут те, кто повинен в аварии, Линда. И состоится дуэль.

- Но у меня нет оружия! - воскликнула она, в уме уже прикидывая, каким образом лучше всего добраться до дома Кристиана.

- Сражаться буду только я.

Линда нахмурилась, но когда услышала дальнейшие слова золотого эльфа, стальными клещами волнение сжало ее сердце.

- И сражаться я буду против трех демонов. Таков обычай.

- Но мы тоже хотим отомстить этим гадам! - Дейв, в отличие от Линды, со своим оружием не расставался.

- Простите, друзья мои. Но дуэль состоится на оговоренных двумя сторонами условиях. Только я и трое демонов. Даже повлиять на исход битвы вы не сможете.

Линда хотела начать уговаривать Кристиана отказаться от этого безумства, когда на ее запястье легла ладонь Эониты.

- Все в порядке, девочка. Доверься моему сыну, он не проиграет...

Линда переводила свой панический взгляд с Кристиана на его мать и обратно.

- А что, если все-таки... - ее голос сорвался.

- Значит, такова воля богов, девочка. Мы должны уважать мнение Кристиана и провидение.

На глазах у всех эльфов тот, кого они называли Колистионом, нежно поцеловал губы Линды и прошептал:

- Здесь и на Земле, во всех мирах и землях, я всегда буду любить только тебя, Линда Смузи. Мое сердце бьется только благодаря любви к тебе. Мои мысли всецело наполнены тобой. Моя жизнь навсегда связана с твоей жизнью, и я всегда буду помнить тебе на этом свете или на том.

Сердце девушки упало. Так похожи были пылкие слова ее возлюбленного на прощание.

- Ты победишь для меня и за меня, - Линда встала на цыпочки и мокрым от слез лицом прижалась к шее Кристиана. - Я буду жить для тебя. Я найду дорогу к тебе - мое сердце подскажет. Я люблю тебя, мой золотой эльф.

Кристиан вышел на середину площади и над ним возник яркий голубоватый купол.

- Он больше не видит и не слышит нас, - произнесла Эонита, спокойно глядя на своего сына.

Материя рядом с Кристианом исказилась, и из бездны появились они - те самые демоны, которых Линда видела на мосту, казалось, целую вечность тому назад. В их руках были трезубцы, рапиры и кинжалы. Единственным оружием Кристиана стал его эльфийский меч.

Линда почувствовала предательское желание убежать, спрятаться от зрелища несправедливой по ее мнению битвы - битвы одного эльфа и троих демонов.

Они окружили Кристиана и медленно начали приближаться. Эльф выжидал. Внезапно один из демонов стремительно кинулся в атаку и единственным резким точным движением золотой отсек его руку.

Двое других не мешкали - они исчезли и появились в шаге от Кристиана, который, благодаря одной лишь невероятной скорости эльфов, сумел отразить оба выпада. Линда, было, подумала, что демоны не способны на проявление эмоций - их отрешенные выражения пустых лиц казались незаинтересованными в происходящем, но теперь девушка поняла, что ошиблась. Ярость однорукого не знала границ. Его острые клыки в гневном оскале торчали в разные стороны, до смерти пугая всех людей. Но не Кристиана.

Мгновение, и голова демона лежала отдельно от его туловища. Еще мгновение, и плоть исчадия ада серым пеплом осыпалась на землю и превратилась в застывшую на белокаменных плитах тень.

Демоны действовали синхронно и настолько быстро, что человеческий глаз не мог уловить их движений. Но эльфы видели все. Внезапно Кристиан покачнулся - из его плеча торчала пронзившая насквозь его нежную плоть острая рапира. Демоны хищно заулыбались и кинулись в новую атаку.

Линда прикусила губу, однако, ее жалобный стон прорезал тишину, окутавшую толпу наблюдателей дуэли.

- Он справится, - Эонита была непреклонна.

Ее прямой взгляд и отсутствие в нем тревоги вселили надежду в сердце Линды.

Кристиан продолжал бой, держа меч в левой руке. Рапира так и торчала из его кровоточащего плеча. Несколько резких выпадов. Пауза. Демоны то приближались друг к другу, то нападали на золотого эльфа с разных сторон, будто бы выискивая слабые места в его защите. В очередной раз, когда они стояли рядом друг с другом, Кристиан внезапно начал атаковать, прижимая темных все ближе к стенке купола. Ему удалось выбить трезубец у одного из демонов, но другой смог отвлечь внимание Кристиана на себя. Потерявший, было, свою защиту вновь вступил в бой.

Теперь нападали демоны, причем метились они исключительно в правое предплечье эльфа, туда, откуда торчала черная рукоятка рапиры их приятеля. Удар, еще. Все больше и больше царапин оставалось на обнаженной коже Кристиана.

- Почему он не надел доспехи?! - на непроизвольный возглас Зоуи повернулось сразу несколько золотых эльфов.

- Эльфы - дети природы. И удобнее всего нам двигаться и воевать именно в том виде, в каком нас создала природа-матушка, - Геодир с гордостью глядел на сражающегося с представителями преисподнии сына.

Кристиан напоминал бушующее пламя - он так же неистово двигался, также озарял пространство вокруг себя ярким светом и затмевал тьму, неотрывно следовавшую за двумя демонами. Внезапно один из них упал, насквозь проткнутый эльфийским клинком Кристиана. Другому удалось оттеснить безоружного золотого от тени его собрата к стене купола.

Линда судорожно вдохнула.

Одним резким движением Кристиан вырвал рапиру из собственного плеча и направил ее в сторону последнего демона. Началась яростная битва.

Ни один не хотел уступать. Ни один не сдавался. Свет и тьма, эльф и демон встретились и решили выяснить отношения на знакомом им языке оружия. Выпад. Другой. Эльф замер. Демон упал. Он стал пеплом.

Купол спал, и Линда побежала к раненому, но вполне себе живому Кристиану.

Глава 23.

Линда и Кристиан сидели на самой вершине горы, выше золотого города и облаков. Она гладила его плечи и спину, мощные руки и рельефные изгибы торса. Он пальцами вытирал ее слезы и ласкал припухшие от поцелуев губы.

- Я запомню тебя такой - молодой и красивой. Я всегда буду думать о тебе и любить тебя.

Линда ничего не ответила. Геодир дал им время до заката, и оно почти истекло.

Она боялась говорить, боялась что-то обещать. Насильственным образом у нее вырывали воспоминания о Кристиане и о ее любви к нему. Линда не могла представить себе то, что случится с наступлением сумерек. Она не могла представить жизнь без Кристиана и Альфаира.

Но страдала не одна Линда. Зоуи не меньше нее сожалела о принятом Геодиром решении, ведь золотой эльф возжелал забрать память не только у Линды, но и у всех ребят. В отличие от подруги, она времени не теряла.

В комнате Кристиана Зоуи и Дейв лихорадочно срывали одежду друг с друга и неистово целовались.

- Это не должно произойти так, - Дейв подался назад. - Я хочу любить тебя медленно.

Зоуи не могла расстегнуть сложные эльфийские замки на рубахе Дейва. Не выдержав, девушка рванула ее края с такой силой, что они разлетелись в разные стороны.

- Здесь и сейчас, Робертсон! Ты сделаешь то, что я представляла каждую ночь с начала нашего путешествия, когда думала о тебе.

Дейв действительно хотел остановиться, но противиться чарам до предела возбуждённой блондинки был не в силах.

- Они заставят тебе забыть это.

- Есть вещи, забыть которые просто не возможно, Дейв! - девушка впервые назвала его по имени.

Зоуи справилась с одеждой парня и, стремительно стягивая свое задранное платье, с превеликим счастьем и невероятным удовольствием сделала то, чего прежде до смерти боялась.

Часом позже девушка услышала прощальную песню соловья и обнаженная подошла к распахнутому окну. Дейв прижался к ее изящной спине и лицом зарылся в невероятно мягких волосах.

Радужная вспышка пронеслась ровно в тот момент, когда Зоуи распахнула свои небесно-голубые глаза и услышала звон будильника. Всего мгновение она помнила. А потом забыла, и, сморгнув остатки волшебного сна, начала собираться в школу.

Линда всю дорогу молчала и задумчиво глядела в окно.

- Звонок через пять минут, мисс Смузи. Поторопитесь.

Она отрешённо кивнула и вышла из машины. Последние две недели, прошедшие после аварии, девушка провела в больнице, однако, Линда с трудом могла что-то о ней вспомнить. Мысли, словно, ускользали и развеивались, как серый неясный дым. Вероятно, все еще сказываются последствия травмы головы, о которой ей упорно твердил врач.

На парковке ничего не изменилось. Линда подошла к альфа-девочкам и стала вникать в неглубокий смысл их оживленной беседы. Сегодня обсуждали новенькую. Кети.

И почему она последнее время не так часто общалась со своими подругами? Наверное, подумала Линда и потерла переносицу, ей просто надоели их глупые пустые сплетни. Вместе с первым звонком и компанией старых подруг Линда вошла в школу, бросив напоследок единственный взгляд в сторону пустующего на парковке места. Девушке вновь показалось, что она забыла что-то важное, о чем, непременно, должна была помнить. Линда перебрала в сумке несколько учебных тетрадей - все они лежали на своих местах. Померещилось.

Уроки тянулись уныло и медленно. Наконец, настало время ланча. Когда Линда стояла в длинной очереди за едой, она окинула взглядом обитель альфа-клуба и приняла решение сегодня к девочкам не садиться - слишком надоело их постоянное бессмысленное щебетание.

Она отыскала глазами симпатичный пустующий столик (и почему раньше никому не приходило в голову его занять?) и опустилась на стул возле него. Один из шести пустующих стульев.

Линда покрутила трубочку в стакане от газировки и почувствовала острое желание заплакать. Интересно, с чего бы?

"Наверное, все еще сказываются последствия аварии..."

Внезапно рядом с Линдой кто-то поставил поднос. Серебристые глаза встретились с небесно-голубыми. Подруги улыбнулись друг другу.

- Привет, Зоуи.

- Привет, Лин! Первый день в школе?

Смузи кивнула. Она не хотела видеть альфа-девочек, но отчего-то была несказанно рада присутствию старой знакомой за ее столиком.

- И у меня. Рада тебя видеть.

Внезапно с другой стороны от Линды опустился еще один поднос.

- Здесь свободно? - Джеймс Баттон потрепал свои пепельные волосы и задумчиво взглянул на девушек.

Да, он был не в одной команде с Линдой и Зоуи, но сегодня почувствовал острое желание сесть рядом с ними. Прежде парень никогда бы не решился вот так запросто подойти к малознакомым красоткам. Но что-то изменилось. Наверное, на него сильно повлияла произошедшая две недели назад трагедия, и Баттон понял, что второго шанса в жизни может и не представиться.

- Конечно, Джеймс.

Зоуи приятно удивилась миролюбивому настроению Линды.

Но тут она почувствовала дуновение ветра с другой стороны и повернула голову. В дюйме от нее ярко горели золотисто-карие глаза Дейва Робертсона.

- Привет, детка.

Предательская улыбка появилась сама!

- Привет, - теплым шепотом прошептала блондинка.

- Ты снилась мне сегодня, Зоуи. Пойдешь со мной на свидание?

Ее сердце забилось быстрее. Намного быстрее.

- Я подумаю, - почему-то ей чертовски захотелось подпрыгнуть и обнять огромного регбиста.

Дейв взял руку девушки и чувственно поцеловал ее.

- Буду ждать.

Когда парень отошел к столику своей команды, Линда подмигнула подруге:

- А вы классно смотритесь вместе.

- Я знаю.

И снова это чувство - дежавю.

Внезапно к их столу подошла кучерявая девушка и поставила поднос напротив Линды.

- Здесь не занято?

- Кати... - слова сами слетели с ее губ.

Та, которую прежде звали Катиль, только рассеянно покачала головой.

- Кети. Меня зовут Кети. Я новенькая.

Линда задумчиво кивнула и принялась за еду, тогда как Джеймс еще несколько минут пристально разглядывал до боли знакомую и одновременно совершенно незнакомую девушку. В конце концов, парень просто уверовал в существование родственных душ.

Линда пожелала родителям доброй ночи, тепло расцеловала их и отправилась спать. Отец взглянул на мать и гордо произнес:

- Взрослеет...

- Кажется, дочка действительно переросла все ее подростковые проблемы, - Изабель оторвала глаза от книги и задумчиво улыбнулась, глядя вслед Линде.

- Надеюсь, что так.

Войдя в комнату, девушка взглянула на собственную огромную кровать. Внезапно в памяти всплыл обрывок старого сна. Два тела - мужское и женское. Она, Линда. И он.

Мысли снова закружились и стремительно покинули ее сознание.

Но стоило девушке закрыть глаза, она сразу же провалилась в сон. И тогда в прекрасном сказочном мире Линду Смузи вновь встретил ее великолепный и сексуальный золотой эльф - ее Кристиан Сидхе.

Кен Юлиана

Любовь эльфа. Часть 2. Нежить. Завершен

Часть 2. Нежить.

Глава 1.

Держась за руки и тепло улыбаясь друг другу, под шокированными взглядами одноклассников Линда и Кристиан покинули стены школы.

- Я не хожу на свидания, - с нотками грусти в голосе напомнила девушка.

- Тогда это будет похищение! - во всеуслышание объявил Сидхе.

На глазах у девочек альфа-клуба, Кристиан перекинул Линду через плечо и под аккомпанемент одобрительных возгласов парней понес возмущенную до предела недоступную красавицу в сторону своего автомобиля. Зоуи провожала сенсационную парочку чрезвычайно довольным взглядом.

- Судя по всему, ты знала об отношениях Сидхе и этой нахалки? - подруги окружили блондинку. - Видимо, придется напомнить Смузи, где ее место, и займешься этим именно ты!

Аманда указала длинным ногтем на Зоуи и окинула ее чересчур высокомерным взглядом.

- И где же, по вашему мнению, то место, которое должна занимать Линда, девочки? - прежде их тихая и уступчивый подруга впервые показала свой характер.

- На дне, - прищурив ярко-голубые глаза, злобно прошипела Аманда.

- В террариуме. Рядом с такими же змеями, как она сама! - ядовито процедила Кейти и уничижительно взглянула на Зоуи.

Прежде скромная блондинка взирала на своих экс-подруг с изрядной долей сочувствия, однако, кровь ее начинала закипать от нарастающей злости.

- Если меня не подводят глаза, Линда ушла с Кристианом не по доброй воле, - рассудительно отметила Зоуи.

Скептические взгляды девочек как бы говорили, что ни одна из них ни на секунду не поверила в то, что Смузи не желала этого свидания. С приторно-сладкой улыбкой, медленно выговаривая каждое слово, Зоуи продолжила:

- Но я хочу, чтобы вы знали: Линда изменилась. Ей и Кристиану я обязана, ни много ни мало, а своей жизнью, и если кто-нибудь из вас еще раз нелестно отзовется об одном из них, я возьму вот эту палочку, - девушка качнула своей прелестной белокурой головкой в сторону обломка арматуры возле каменной стены здания. - И до последнего буду защищать доброе имя моей подруги или друга. Уяснили?

Немую сцену, наполненную выражением полнейшего шока на лицах альфа-девочек, прервал скрип тормозов джипа за спиной Зоуи. В водительском кресле сидел Дейв:

- Тебя подвезти, детка?

Второго приглашения не потребовалось - Зоуи резко отвернулась от группы стервочек и запрыгнула на переднее сиденье его автомобиля.

Они были потрясающе красивой парой: миниатюрная миловидная блондинка с одной стороны машины, и гора мускулов, звезда школьной команды по регби - с другой. А сравниться с ними могла разве что главная сенсационная пара дня - Линда Смузи и Кристиан Сидхе.

- Мир сошел с ума, - заторможенно покачала головой Кейти.

- Вы просто попали в другую действительность, девчонки! - Джеймс хитро подмигнул ошарашенной девушке и прошел мимо в направлении своей машины.

До назначенного Кристианом времени оставалось около двух часов, и слишком много Баттон должен был успеть сделать в этот день. Точно так же, как Линда, Кристиан, Дейв и Зоуи.

Линда откинулась на кресло рядом с Кристианом и залюбовалась его скульптурным профилем.

- Ты и сейчас читаешь мои мысли, Кристиан?

Парень не отрывал взгляда от дороги. Линда же коварно улыбнулась.

- Больше нет никаких запретов? Теперь мы не на Альфаире и можем заняться... - она замолчала, осторожно выбирая нужное слово.

Но Кристиан не дал девушке возможность закончить предложение.

- Я не сделаю этого с тобой, Смуз. Да и, честно говоря, я сомневаюсь, что если мы попытаемся заняться любовью, нам это удастся - столь судьбоносное решение не может произойти в альтернативной версии пережитого дня.

Эльф удовлетворенно отметил, что щеки Линды ярко запылали. Да, в бою его девочка была смелой и отважной воительницей, но в душе все еще сохранила чистоту и неискушенность. Эльф старательно блокировал рвущееся в его разум сознание Линды, чтобы не дать подруге возможность узнать истинную причину его отказа.

Что мог предложить Кристиан девушке? В их распоряжении не было даже одной ночи. Несколько часов до полуночи - все, что оставалось у земной красавицы и золотого эльфа. А дальше? Полная неизвестность.

Линда старательно делала вид, что разглядывает мелькавшие в окнах машины дома, до глубины души оскорбленная отказом парня.

- Девочка моя, - прохладная ладонь Кристиана накрыла ее руку. - Ты предлагаешь мне бесценный дар. Если когда-нибудь я смогу предложить нечто столь же ценное взамен, я с великой радостью и гордостью приму твой подарок. Но не сегодня. Сегодня Орей всецело властвует над нашими душами.

Линда ничего не говорила - девушке мешала гордость. Но эльф с легкостью прочел ее тревожные мысли.

"Почему тогда ты предупреждал, что стоит нам вернуться на Землю, мы будем вместе? Зачем я питала напрасные иллюзии?" Размышления Линды казались хаотичными, голос ее разума звучал слишком печально.

- Кое-что изменилось, малыш. Ты стала мне невероятно дорога, и теперь я хочу получить от тебя не только тело, но и сердце, а главное... - несколько мгновений Кристиан смотрел в глаза Линды, тогда как машина неслась на большой скорости по извилистой дороге (снова эльфийские приемчики!). - Ты подаришь мне свою жизнь, Смуз!

Линда долго гадала, что же значили слова Кристиана, но так и не получила желаемый ответ.

Кафе "Бунгало" расположено на окраине города, в тихом и уютном дорогом районе Ричмонда. Одноэтажный домик в пляжном стиле, украшенный лианами и бумажными фонариками со стороны напоминает хижину, но, по сути, считается дорогим рестораном, посетить который может далеко не каждый ученик старшей школы.

Дейв открыл дверь Зоуи и галантно предложил девушке руку. Блондинка во всю наслаждалась отсутствием на Земле телепатии - наконец, она могла остаться наедине с собственными мыслями и дать волю своей бурной фантазии. А главное, обдумать, возникавшие в ее душе чувства в отношении регбиста.

Да, парень был похож на Вин Дизиля в лучшие годы его кинокарьеры. Многие девочки, в том числе члены альфа-клуба, считали Робертсона лакомым кусочком. Но за Дейвом также тянулся длинный шлейф разбитых сердец, и, как правило, девушки, которые прежде появлялись в компании спортсмена, так или иначе походили на Зоуи, а она совсем не желала быть "одной из" и отчетливо понимала, что парень даже не питает к ней нежных чувств. И каким бы стильным, брутальным и крутым не казался Дейв, свою первую любовь девушке не хотелось вспоминать как двухнедельные странные отношения в походных условиях.

Другое дело - принц. Опасный и таинственный эльф. Шиар. Улыбка сама расплылась на лице Зоуи.

- О чем мечтаешь, куколка?

- Ой, не о тебе, Робертсон, - девушка бросила на Дейва интригующий взгляд. - Ладно, так и быть, расскажу! Строю планы по соблазнению Шиара. Пока он не слышит моих мыслей и не видит образы, рожденные моей слишком вольной фантазией...

Девушка с вызовом улыбнулась - уж очень сильно ей хотелось подразнить Дейва. Зоуи даже не догадывалась, что стало причиной, по которой парень решил профессионально заняться спортом. Дух борьбы был у Робертсона в крови.

- И что же за мысли рождаются в твоей скромной головке, детка? - невинным жестом Дейв обнял плечи девушки по пути к ресторану, создавая видимость ни к чему не обязывающей дружеской беседы.

- Ну... Собственно, я еще не успела начать мечтать о чем-то конкретном.

- Я могу кое-что предложить, - деланно равнодушно бросил парень.

Зоуи почувствовала, что ступила на опасную тропу, однако, заинтригованная словами Дейва, кивнула в знак согласия.

- Дай-ка подумать. Шиар романтик. Для начала эльф устроит тебе свидание, где вы будете много часов разговаривать о жизни, слушать дивное пение мотыльков-переростков и любоваться лучами света, проникающими сквозь листву гигантских секвой.

Зоуи невесело усмехнулась: в интерпретации Дейва свидание с эльфом выглядело как наискучнейшее из возможных занятий.

- Можно подумать, ты не разговариваешь на свиданиях со своими девушками.

Парень резко остановился у входа в ресторан и повернулся к Зоуи.

- Начнем с того, что у меня нет никаких девушек. Да никогда и не было, - в улыбке Дейв обнажил ровные белые зубы, которые почему-то напомнили Зоуи оскал вампира в смешанном лесу. - А если бы мы отправились с тобой на свидание, на разговоры бы я время не тратил! В первую же минуту я сорвал бы с тебя это миленькое желтенькое платьице, порвал бы к чертям твое белье, а дальше... Ты забудешь не только имя того слащавого эльфа, но и свое собственное!

Дейв смотрел на Зоуи в упор. Она едва дышала. Девушке казалось, парень вот-вот наклонится и поцелует ее губы. Она уже почти чувствовала его дыхание на своей коже, когда кривая насмешливая ухмылка исказила лицо Дейва. Зоуи резко развернулась и, переполненная негодованием, вошла в ресторан.

"Скоро ты сможешь думать только обо мне, милая Зоуи. И тогда, я исполню твои мечты, обещаю".

Глава 2.

Зоуи вошла в ресторан и огляделась.

- Здравствуйте, - неуверенно поздоровалась она с девушкой за стойкой.

Рядом с блондинкой появился Дейв. Хостес смерила парочку высокомерным взглядом и сухо произнесла:

- Мне жаль, молодые люди, но заказ мест в нашем ресторане производится за неделю, не позднее. На сегодня, как вы понимаете, всё зарезервировано.

Зоуи оглядела зал: из более чем дюжины столиков только два оказались заняты. На остальных, само собой, не было никаких резервирующих обозначений.

Дейв ослепительно улыбнулся надменной блондинке, и та не смогла не ответить тем же.

- Нас пригласил в ресторан друг, Кристиан Сидхе.

Зоуи с удовлетворением отметила, как презрительное выражение на лице девушки моментально сменилось взволнованно-испуганным.

- О, прошу прощения! - официантка засуетилась. - Позвольте проводить вас к вашему столику.

Дейв и Зоуи переглянулись: конечно, их друг был со своими странностями (с другой планеты, да и к тому же, эльф), но почему краска сползла с лица девушки в ресторане при упоминании одного его имени, ребята не имели представления.

- Прошу, садитесь, - столик, который предложила им хостес, находился за небольшой ширмой, скрывающей ребят от посторонних глаз.

Дейв намеренно проигнорировал паузу, которую выдержала Зоуи, чтобы парень выдвинул для нее стул. Негодуя, девушка воспользовалась собственными силами и села напротив Робертсона.

- Ты такой обходительный, Дейв, - ядовито процедила она.

- Если бы это было наше свидание...

Девушка обличительно взмахнула рукой.

- Знаю, слышала. Мы бы не дошли до этого ресторана, а прямо там, на парковке, в машине ты бы сорвал с меня платье и...

Парень усмехнулся.

- Ну, хорошо. Малышка, если бы это было наше второе свидание...

Зоуи звонко рассмеялась.

- Не морочь мне голову, Робертсон! На вторые свидания ты не ходишь!

Дейв драматично вздохнул.

- Все дело в том, что я еще не встречал девушку, с которой бы захотел отправиться на второе свидание.

- Давай откровенно, - Зоуи откинулась на стул и категорично скрестила на груди руки. - Может когда-нибудь, лет через двадцать, ты и устанешь от бесконечного потока случайных женщин. Тогда ты найдешь себе молоденькую девушку прямиком со школьной скамьи и женишься на ней. А всем тем подружкам, которые дарили тебе свою любовь на протяжении долгих лет, останется только воспоминание о единственной ночи, проведенной в твоих объятиях.

- Значит, вот, что ты думаешь обо мне, детка?

- У меня есть имя, Робертсон! - девушка недовольно прищурила голубые глаза. - И с этого момента для тебя я только Зоуи. На другие обращения я отзываться отказываюсь!

- Значит, тебе нужны серьезные отношения. И романтика, - парень нахмурил черные брови. - Никогда не видел смысла во всей этой ерунде.

- А как проходили твои свидания с девчонками прежде? - озорная улыбка Дейва смутила Зоуи. - Нет, до того, как вы с девушкой приступали к твоей любимой части.

- Ну, мы катались на машине, танцевали на дискотеке, купались в бассейне.

Зоуи покачала головой:

- Значит, сразу начиналась прелюдия?

Дейв недовольно нахмурился.

- А у тебя как было? Ты что, ходила на свидания, и парни читали сонеты Шекспира?

Заметив, как смутилась Зоуи, Дейв округлил глаза и громко рассмеялся.

- Так вот оно как! Мисс Зоуи никогда и не ходила на свидания! Ты просто не знаешь, о чем говоришь, детка! Ты даже не представляешь, как классно бывает...

В окне блондинка с облегчением заметила мустанг Кристиана.

- По крайней мере, я точно знаю, чего хочу, Робертсон! И то, о чем говоришь ты, не входит в сферу моих интересов или желаний!

- А знаешь, киса, мне нравится, как звучит моя фамилия на твоих устах. Называй меня Робертсоном и дальше, а выбор имени для тебя оставь мне.

Зоуи недовольно фыркнула и переключила свое внимание на подошедших к столику ребят.

Кристиан, Дейв и Джеймс сидели с одной стороны длинного стола, Линда и Зоуи - с другой.

- Кристиан, что ты хотел нам рассказать? - нетерпеливо прервала затянувшуюся паузу Зоуи, чувствуя кожей обжигающий взгляд Дейва - девушке не терпелось оказаться как можно дальше от заносчивого спортсмена.

- Я тоже тороплюсь. Поскорее закончим этот разговор, и каждый сможет отправиться по своим делам, - Линда окинула парней враждебным взглядом.

- Что это? Массовая истерия? - Джеймсу, появившемуся в ресторане последним, посчастливилось не стать свидетелем гневных реплик девушек во время его ожидания.

- Хорошо, наши нетерпеливые подруги, - Зоуи и Линда враждебно оскалились и переглянулись, тогда как Кристиан спокойно продолжал. - Я коротенько расскажу о тех, кто обитает рядом с вами в стенах нашей школы, а после дам ключи от своей машины - мы с парнями поужинаем здесь.

Дейв и Джеймс согласно закивали, а Линда недовольно поджала губы.

- За мной заедет шофер, - резко бросила она. - И мы отвезем Зоуи.

Больше возражений не было. Когда официантка расставила заказанные напитки и удалилась, Кристиан наклонился чуть ближе к собеседникам, и его движение переняли остальные. Тихим серьезным голосом он начал свой рассказ:

- Как вы знаете, друзья, я обладаю прекрасным слухом. Некоторое время назад, когда я только появился в вашей школы, как, собственно, и на Земле, я стал замечать посторонние вибрации, похожие на перешёптывание на других более низких частотах, которые не улавливает человеческий слух.

Лица ребят стали сосредоточенными, даже настороженными. То, как изменилась Линда, поразило не только впечатлительную и эмоциональную Зоуи, но даже парней, включая Кристиана. Казалось, девушка прямо сейчас была готова вскочить на ноги и побежать разыскивать тех, кто нарушил покой ее школы. Все обиды личного характера Смузи категорически отмела в сторону. Каждый, сидящий за столом, подумал о том, что подобным качеством может обладать только прирожденный лидер, тот, кто способен вести за собой других. И люди смело пойдут за Линдой, даже зная, что впереди их ждет верная смерть.

- Ты разузнал, кто это был? - серьезно спросила девушка.

Кристиан кивнул, внимательно глядя в ее серебристые глаза.

- Они пришли из моего мира. Как эти сущности попали сюда, не главный вопрос. Главное - то, что в отличие от демона, от которого мы так легко избавились, их практически невозможно вычислить. И совсем нельзя уничтожить.

Вновь подошла официантка, чтобы принять заказ. Ребята обменялись говорящими взглядами. Когда девушка покинула их компанию, Кристиан продолжил:

- Их называют безликими. Они могут принимать любой облик, потому как своего не имеют. Но это только одна из версий. Другая версия гласит, что облик безликих столь ужасен, что те, кто когда-либо видел их настоящую внешность, сходил с ума или кончал с собой. И я склонен верить последней гипотезе.

Краска сползла с лица Зоуи, тогда как сидящая рядом с ней Линда, напротив, в сказанном Кристианом, уловила кое-что забавное - ее металлического цвета глаза задорно заблестели.

И снова подумал Кристиан о том, как верны были слова Шиара: Смузи по своей природе боец. И первоклассный. Окажись девушка в нужное время и в нужном месте (однажды судьба уже уготовила для Линды подобную участь), равных ей не будет. По крайней мере, в качествах характера - смелости, решимости и отваге. Научить Линду владению оружием эльф поставил своей приоритетной задачей.

- Кого только нет в нашей школе! - с ухмылкой объявила Линда. - Эльф, демон, теперь вот странные безликие существа. А завтра окажется, что весь преподавательский состав - сборище кровожадных вампиров.

- Вампиры показались бы детской забавой в сравнении с этими тварями, - от слов эльфа насмешливая ухмылка сползла с губ девушки.

- А эти безликие, - Джеймс выдержал паузу, пристально глядя в глаза Кристиану. - Они представляют опасность для окружающих?

- Мне мало что известно о них, но одно я знаю точно: питаются эти существа преимущественно кровью. И еще. Судя по их разговорам, в последнее время их количество в стенах нашей школы резко увеличилось.

- Как такое возможно, если число учеников осталось прежним? - встревоженные взгляды метнулись в сторону Зоуи, и вновь устремились в направлении Кристиана.

- Судя по всему, некоторые из тех, кого вы знали прежде, теперь совсем иные существа.

- А где же люди? - голос Линды сорвался - даже она после подобных откровений эльфа не смогла сохранить спокойствие.

- Последнюю неделю до аварии я провел в поисках ответа на этот вопрос, - Кристиан мрачно посмотрел на Линду. - Пока безрезультатно.

- И что нам теперь делать? - звонкий голос Зоуи разрезал повисшую тишину.

- Сегодня мы уже ничего не сможем поделать. А завтра...

Линда прервала Кристиана:

- А где мы окажемся завтра, одному богу известно.

Глава 3.

Погруженные в собственные мысли, Линда и Зоуи некоторое время хранили молчание. К тому же девушки понимали, что обсуждать их насущные проблемы в присутствии водителя машины не представляется возможным. Презентабельное авто увозило подруг все дальше и дальше от тех, к кому вопреки их желанию девушки оказались слишком сильно привязаны.

Линда бросила неуверенный взгляд на Зоуи:

- Может, заедешь ко мне? Родители вернутся поздно, скорее всего за полночь, вместе посмотрим кино, поболтаем о жизни...

Смузи действительно боялась отказа на свое предложение. Возможно, ей предстояло прожить последний вечер с осознанием того, что у нее есть настоящие друзья, а завтра вновь все вернется на прежние круги: в школе вокруг Линды снова возникнет стена отчуждения и неприязни, по другу сторону которой невольно окажутся Дейв, Джеймс, Зоуи и даже Кристиан.

- Идет, - блондинка утвердительно кивнула. - У меня тоже нет никакого желания оставаться этим вечером одной. И после того, что рассказал Кристиан, находиться рядом с кем-то из нашей школы до жути страшно.

Линда с благодарностью улыбнулась.

- Закажем пиццу?

Зоуи покачала своей белокурой головкой.

- Я хорошо готовлю и не любл