Бесконечный мир

Джо Холдеман

Бесконечный мир

Глава 1

Дневник капитана, звездная дата 7502.9.

Оканчивая патрулирование сектора 3, мы стали свидетелями необычного явления. В 0739, Антарес заслонил Денеб – две ярчайшие звезды небосвода на мгновение объединились вместе, сияя красными и голубыми огнями.

Большая часть команды наблюдала за этим. Наш полет отнюдь не был увлекательной прогулкой.

– Копак эопто, – объяснял лейтенант Мартин Лауросс Споку в офицерской комнате отдыха. – Опвы оппроопсто опстаопвиопте "опоп" оппеопред –…

– Понимаю, –сказал Спок, – это несложно декодировать. Вы просто ставите "оп" перед каждым слогом.

– Несложно для вас. Но земные дети используют такой шифр, чтобы озадачивать своих товарищей, сообщать секреты.

– Я сомневаюсь, что вулканский ребенок был бы озадачен.

– Ну, у нас на борту нет вулканского ребенка, чтобы провести эксперимент…Вы считаете, что справились бы с таким кодом?

– Конечно. Если он согласуется с вашим непоследовательным языком.

– Ну, тогда… –Ларосс потер подбородок, посмотрев на потолок. – Попробуйте это: "урановый гексафторид"

– Опуопраопноопвый опгекопсаопфтооприд, –немедленно сказал Спок. – С учетом вашего неправильного произношения "флуорид".

Ларосс покачал головой: "Это не по-человечески".

– Возможно, –Спок не улыбнулся. – Вулканские дети используют секретный язык, но код его заключается в движениях и интонациях, постоянно меняющихся. Иначе, секрет не сохранится долго.

– Этого никогда не упоминалось, когда я изучал Вулкан, –Ларосс был лингвистом "Энтерпрайза".

– Это неудивительно. Вулкан –…Спок и Ларосс поднялись на ноги. – Добрый день, капитан.

– Добрый день, господа, –Кирк поставил свою чашку кофе на их столик и придвинул стул. Офицеры сели одновременно.

– Еще одна контрольная точка, – сказал Кирк и то ли вздохнул, то ли фыркнул. – В точности там, где и должна быть. Как и предыдущая, и та, что была перед ней… Хотел бы я, чтобы она оказалась сдвинута на пару километров. Хоть что-то необычное…

– Вы не говорили этого, капитан, –сказал Спок.

– Нет, конечно, –он слегка улыбнулся. – Просто четырех недель этого более чем достаточно. Я уверен, что команда будет рада направиться куда-нибудь еще.

Если Спок или Ларосс думали иначе – команда казалась вполне счастливой в небогатой событиями рутине – они не сказали этого.

– Еще десять дней, сэр? –спросил Ларосс.

– Девять, если ничего не случится. Тогда мы получим новые указания на Третьей Звездной Базе, –он кивнул Споку.

– Мы действительно наконец получили сообщение. Секретное.

– Это может быть что-то важное, –сказал Ларосс.

Кирк глотнул чай.

– Не обязательно. Приказ может быть зашифрован и секретарем.

В гостиной раздался ровный голос Ухуры: "Всем палубам. Желтая тревога." Кирк со стуком поставил чашку на стол, разлив чай. "Это не учения. Всем на свои посты."

Спок поспешил к турболифту, Ларосс пролил чай на брюки, а Кирк подошел к интеркому.

– Мостик, это капитан. Что случилось?

– Капитан, большинство наших приборов не функционируют из-за белого шума. Сейчас…подождите…

– Что?

– Капитан…кажется, сейчас все снова нормально работает…

– Поддерживайте тревогу, –он переключил интерком. – Инженерная!

– Скотт слушает.

– Скотти, отключай двигатели. Возвращаемся на варп-1. Ожидайте или медленный отход, или быстрое маневрирование.

– Есть, сэр.

Спок придержал ему турболифт.

– Вы хотели приключений, капитан.

Кирк фыркнул, наблюдая за закрывающимися дверями. Пробормотал:

– О черте речь, а он навстречь…

– На Вулкане есть похожая поговорка.

Кирк поднял бровь, совсем как его друг.

– Суеверие, Спок?

– Не совсем, капитан. Наблюдение.

Дневник капитана, звездная дата 7503.0

Мы совершили поразительное открытие. В 7502, 931 "Энтерпрайз" пересек необыкновенно сильное магнитное поле. Все приборы, которые не были надежно защищены, отказали.

В пределах моей компетенции было приостановить нашу текущую миссию, чтобы попытаться найти источник магнитного поля. Это какой-то род транспортного средства размером с крупный астероид (217 километров в диаметре). Внутри есть живые существа.

Я созвал совещание научного отдела в 1830 часов.

Двадцать пять человек столпились в зале совещаний, не предназначенном и для половины этого числа. Спок, по просьбе капитана, пригласил всех научных офицеров и энсинов, чья подготовка в Академии могла быть полезной. Скотти привел трех инженеров, специалистов по импульсным системам.

– Есть здесь кто-нибудь, кто знаком с устройством двигателя Бассарда?

Поднялись несколько рук и одна лапа – принадлежащая Глак Сону, невысокому, покрытому мехом инопланетянину с Аноконтора, энсину секции математики.

– Это достаточно просто; межзвездный корабль может собирать топливо для примитивного синтезирующего двигателя. Мы делали такие в двадцать первом веке, до открытия варп-скоростей.

– Межзвездный космос полон водорода. Двигатель Бассарда применяет сильное магнитное поле для поглощения этого водорода, который затем используется для синтеза энергии.

- Но в таком случае нужны столетия, чтобы долететь до другой звезды. Из кораблей с двигателями Бассарда, покинувших Солнечную систему, два были автоматическими зондами, а три –"кораблями поколений" – команда знала, что они не доживут до своей цели, и только их правнуки смогут достичь ее.

– Федерация проследила пути двух таких кораблей. Третий, называющийся "Сорок семей", был потерян 250 лет назад.

– Мы считаем, что мы нашли "Сорок семей", но нас смущает, что корабль слишком велик. Подробности у мистера Спока.

– Это очень большой, в высшей степени вогнутый астероид диаметром 217 километров. Я подготовил две диаграммы. Энсин Фицсиммонс?

Она выключила свет и включила проектор.

– Левая диаграмма –просто изображение корабля. Обратите внимание на направление, в котором он двигается. Скорость – 1/100 световой. Замедление около 1мм/с2.

- Он пройдет 95 лет, прежде чем остановится, –сказал волосатый математик.

– 95 лет и 47 дней, –уточнил Спок.

– Обитатели, несомненно, внутри сферы. Она вращается, чтобы снабжать их гравитацией посредством центробежной силы.

– У них даже нет искусственной гравитации? –спросил кто-то. Спок замолчал, посмотрев в том направлении, затем решил не реагировать.

– Нет. Это часть парадокса, который мы сейчас и обсуждаем.

– Правая диаграмма –частичный разрез, показывающий внутренность сферы. Я нанес информацию о населении, полученную с биосканеров.

– Внутри этой маленькой планеты находятся около миллиона существ. Девять десятых сконцентрированы в приэкваториальной полосе. В этой зоне гравитация выше, хотя она все равно меньше половины используемой нами.

Он кивнул энсину, зажегся свет. – Наша попытка связаться с ними не увенчалась успехом. Все сигналы, что мы посылали к ним, абсолютно точно отражалось обратно.

Эта информация вызывала шепот комментариев.

– Это поразительно. Мы даже не знаем, будет ли эффективен транспортатор. Мы не хотим спускать неживой объект, прежде чем мы сможем отправить следом группу контакта, так что у них не будет времени неверно истолковать наши мотивы.

- Или приготовиться к нам, – сказал кто-то.

– Конечно, это принимается во внимание. Это раса космических странников, и вполне возможно, что она может иметь оружие значительной мощи.

– И еще одна загадка. С помощью дифракции нейтрино, мы узнали причину отражения наших сигналов. Совершенный шар, под 80-метровым слоем обычного камня, покрыт пленкой из суперсжатого металла или сплава. Его атомный вес, несомненно, порядка двенадцати сотен.

Спок замолчал, пережидая шум.

– По общему мнению, это невозможно. Тем не менее, данные точны. Они, по-видимому, более сильны в металлургии и физической химии, чем в астронавтике.

– Корабельный компьютер подготовил суммарный отчет об этом объекте, –он кивнул Фицсиммонс, которая протянула распечатку. – Прочитайте, пожалуйста, – он сел рядом с капитаном Кирком.

– Это серьезно, –сказал Кирк, уставясь на уже прочитанный лист бумаги.

– В самом деле, –Спок не мог не заметить, что хотя лицо капитана было серьезным, но глаза выдавали его: он предвкушал новые события.

– Очень серьезно, –повторил Кирк, улыбнувшись.

Глава 2

Отчет

1. Во время измерений (звездная дата 7502. 9576) объект описывается следующими параметрами:

ПОЛОЖЕНИЕ: 119.70239D, 689.4038 пск; 1.038572D-0.9965 пск относительно Ригеля.

НАПРАВЛЕНИЕ: 37.903D, 0.0127D

СКОРОСТЬ:.008401303 световой (2,518,651.8 м./сек)

УСКОРЕНИЕ: –0.000839 м./сек2 (0.0000855 g)

РАДИУС: 108,576.3м

МАССА: 35.527835 терратонн

ИНТЕНСИВНОСТЬ ВРАЩЕНИЯ:0.006578 рад./сек.

2. Предположительно, объект был в полете около 3000 лет. Его отправная точка – в центре незначительного газового облака, остатков древней сверхновой звезды.

2а. Эта звезда стала сверхновой приблизительно в 750г. до н. э. Земных записей об этом событии нет, но оно было зафиксировано астрономами Вулкана.

2б. Объект (возможно, несколько ему подобных) покинул систему за несколько столетий до взрыва.

3. Если объект продолжит двигаться при данном ускорении в –0.000839 м./сек2 , он полностью остановится в 1/8 парсека отсюда.

3а. В данной точке он будет на расстоянии двух парсеков от ближайшей звезды.

3б. Эта точка не может быть изначально запланированным местом назначения. Вся энергия в конечном счете рассеется без внешнего источника энергии, и обитатели объекта погибнут от холода (хотя до этого могут пройти века или сотни веков).

4. Возможно, что они желают умереть. В таком случае, доктрина самоопределения требует, чтобы мы не вмешивались.

ОБСУЖДЕНИЕ

+ Эффективность воздушно-реактивного двигателя Бассарда уменьшается при уменьшении скорости, так как замедляется поглощение водорода. Поэтому, объект должен будет вскоре перейти к иному способу торможения.

Ранние земные корабли, оснащенные двигателями Бассарда, использовали так называемый "детонирующий привод" для ускорения и торможения. В этом случае от носа до кормы взрывались водородные бомбы.

Большая вогнутость (похожая на естественный кратер), может быть частью подобной системы.

+ Допуская, что транспортатор будет функционировать нормально, и команда высадки будет отправлена на объект, должна быть создана специальная система связи.

Лейтенант Ухура считает, что, используя генератор частиц на Палубе Два, она сможет создать систему, использующую амплитудную модуляцию нейтрино.

+ Команда высадки должна быть высажена на экваторе, где плотность населения наиболее высока.

Глава 3

Капитан Кирк возглавил команду высадки, почти полностью состоящую из офицеров: доктор Маккой, лейтенант Ларосс и начальник службы безопасности Вилсон. Единственным энсином был Мур, тоже из службы безопасности.

Вилсон был уже пожилым мужчиной, держащимся ровно и официально. Он установил небольшой черный ящик на одну из платформ транспортатора. "Готово, сэр."

Это был пассивный однозарядный генератор нейтрино, который Спок собрал для проверки коммуникационной системы Ухуры. Если он будет успешно опущен, Кирк и команда высадки последуют за ним.

– Все в порядке, –Кирк кивнул Скотти. – Активировать.

Трель, таяние, исчезновение. По интеркому раздался голос Ухуры.

– Принимаем четкий сигнал, капитан.

– Пойдемте, –пять человек встали на платформу транспортатора.

– Это будет необычно, –сказал Маккой. – Никто не хочет таблетку?

– Тот стимулятор, о котором ты говорил? –спросил Кирк. – Ты его взял?

– Еще бы. Но это не совсем транквилизатор, просто влияет на внутреннее ухо. Предохраняет от головокружения внутри этой машины, перемешивающей молекулы.

– Нет, спасибо. Я лучше переживу это, –больше никто не принял предложения Маккоя. – Активировать.

Дезориентирующая неизвестность переноса, казалось, длилась на секунду дольше, чем обычно. То, что последовало за этим, было неутешительным.

Кирк открыл глаза и тотчас закрыл их, ошеломленный. Снова открыл, опершись на Ларосса, который, в свою очередь, держался за него.

Нет горизонта. Солнце над головой, но нет неба.

Взгляд на пятьдесят, сто километров "вниз". Или "вверх"?

– Мы знали, что это вызовет дезориентацию, –тихо сказал Вилсон. – Вы в порядке, капитан?

– Да, –Кирк сглотнул и осторожно оторвался от плеча Ларосса.

– Они игнорируют нас, –сказал Ларосс. Они материализовались в центре того, что казалось рыночной площадью, забитой инопланетянами.

Они выглядели ПОЧТИ гуманоидами. У них было "правильное" число глаз, рук, ног, носов и ртов. На этом сходство кончалось. Они были покрыты коротким густым мехом, и одежды не носили, за исключением лент на шее, не показывающих признаков пола. Каждый имел пару крыльев, как у земных белок-летяг: кожистая мембрана от запястий до лодыжек.

Большинство из них были около метра высотой, хотя некоторые были ростом с Кирка. Они проходили мимо группы людей, уставившись на землю. Один кинул на них косой взгляд, но только на мгновение.

Они были в центре города, как и планировали. Здания, возвышались во всех направлениях; справа и слева, заборы зеленых растений выходили за границы города и росли дальше, в "небо", растворяясь в багряно-сером тумане.

Все здания были 10-30 этажные, изготовленные из бледно-желтого кирпича и блестящего металла. Чем дальше было здание, тем сильнее казалось, что оно наклонено по направление к ним, вызывая тревожное ощущение коллапсирующего города. Большинство зданий имели сады на крышах; стены многих были украшены замысловатыми абстрактными узорами из цветных камней или керамических фрагментов.

На каждом этаже были открыты по нескольку дверей, соединенных чем-то вроде паутины, состоящей из канатов-кабелей. Эти существа скользили от каната к канату; они, казалось, больше живут в воздухе, чем на земле.

В их движениях была грациозная красота, когда они планировали; но по земле они передвигались медленно и неловко. И по человеческим стандартам они были уродливыми – не просто чуждо выглядящими, но уродливыми. Их глаза, ярко-желтые, в два раза больше человеческих, выпячивались наружу и в стороны. Нос имел два красных отверстия. Рот в форме буквы U, верхняя губа приподнята, нижняя челюсть отвисла, обнажая оскал зубов. Их головы сужались сверху почти в точку, и раздувались сзади.

Их волосы были короткими и шелковистыми, коричневато-красными, но отсутствовали в некоторых местах – на локтях, коленях, руках, верхушек их голов – их кожа была абсолютно белой, как и их губы и веки.

Было не очень приятно смотреть на это, но команда "Энтерпрайза" сумела абстрагироваться от внешнего вида. И не только потому, что они общались с Глак Соном – который был столь же низким и волосатым – и другими неземлянами, членами экипажа – просто они никогда бы не получили назначения в Звездный Флот, если бы психологи заметили хоть малейший намек на ксенофобию в личных профилях.

– Это ненормально, –сказал энсин Мур.

Кирк рассеянно кивнул, наблюдая за толпой с некоторыми признаками интереса.

– Кажется, сюда идут.

Он включил универсальный переводчик: "Здравствуйте…" Никакой реакции. Он прибавил звук. "Приветствуем вас от имени Объединенной Федерации Планет". Круг вокруг них расширился. Шум толпы стал больше.

"Я капитан Джеймс Кирк, с космического корабля…"

Некоторые инопланетяне, стоящие ближе всего к ним, внезапно отбежали – затем, словно по какому-то сигналу, на площади началось настоящее бегство. Существа бегали, скользили, визжали; улетали во всех направлениях вокруг землян. Через двадцать секунд Кирк и его команда стояли посреди пустынной площади.

– Я бы сказал, –с напускной медлительностью произнес Маккой, – что это начало того, что должно стать долгими и плодотворными отношениями.

Кирк задумчиво облизнул губы.

– Ну, я думаю, я понял это: паника. Они, вероятно, не видели ничего нового три тысячи лет, – он шагнул к ближайшему открытому ларьку, заваленному экзотическими овощами и фруктами, взял какую-то маленькую пурпурную штучку. Понюхал ее, сморщил нос, положил обратно. – Но почему не было никакой реакции, пока я не использовал универсальный переводчик? Я же не сказал ничего недружелюбного. Ничего сбивающего с толку…Разве нет?

– Это тяжело выразить, – сказал Ларосс. – Некоторые из слов, возможно, были незнакомы – например, 'Федерация Планет' для них наверняка ничего не значит. Но, конечно, они знают, что такое космический корабль. Нам придется подождать, пока они не захотят говорить с нами.

– Подумай об этом, –сказал Маккой. – Их поведение не должно быть столь эксцентрично. Ты можешь наблюдать за муравейником весь день, и муравьи будут работать вокруг тебя, в той или иной степени тебя игнорируя. Воткни в муравейник палку, и они все мигом бросятся на тебя.

– Ты думаешь, что они могут быть членами группового сознания? Сознания-улья?

Боунз пожал печами.

– Не в первый раз.

– Что будем делать, сэр? –спросил лейтенант Вилсон, рассматривая окружающие их здания. – Мы в уязвимом положении. Несколько дюжин существ висели на паутине канатов, наблюдая за ними. Остальные, очевидно, исчезли в зданиях.

– Фазеры поставлены на оглушение?

– Да, сэр.

– Все в порядке. Мы просто подождем.

Кирк тревожно всматривался в окна, одно за другим. Что он искал? Белый флаг? Оружейный ствол?

Наступившая гнетущая тишина пугала.

– Ларосс, они определенно говорят друг с другом. Может ли групповое сознание использовать речь?

Ларосс ответил быстро, словно пытаясь разорвать тишину. – Это зависит от степени интеграции. Ваш собственный мозг и нервная система в некотором роде тоже групповое сознание, если рассматривать ячейки мозга как отдельные личности. Конечно, у них нет нужды в речи. А, например, человеческая цивилизация – тоже род группового сознания – общается в основном благодаря языку.

– Семантика, –сказал Маккой. – Что насчет настоящих групповых сознаний – термитов, например? Они ведь не могут использовать язык?

– Это всеобщее заблуждение. Термиты не представляют собой групповое сознание. Они сотрудничают просто в пределах набора инстинктивных реакций.

– Может, это что-то похожее, на низшем уровне.

– Нет. –Они разговаривали, не глядя друг на друга. – У них нет руководства, нет интеграции. Они сдвигают шары грязи наугад. Когда два соединятся, третий они кладут на вершину, в соответствии с инстинктами. Затем четвертый, и так далее. В конечном счете, они построят муравейник. Что это было?

– Шаги, –прошептал Вилсон, опуская руку на рукоятку фазера. – Кто-то двигается сюда.

Кирк открыл коммуникатор.

– Кирк "Энтерпрайзу". Скотти, у нас могут быть проблемы. Будьте готовы поднять нас –когда лейтенант Вилсон скажет "давай".

– Есть, сэр.

Вилсон понял намек. Он опустил фазер и приготовил коммуникатор.

Группа примерно из двадцати существ вышла на площадь. "Все повторяется, – сказал Маккой. – Какой бы ни была планета, культура…полиция."

Все, кроме одного, были вооружены: некоторые несли палки, другие – свернутые веревки. У невооруженного, идущего во главе, на шее были три голубые ленты. У всех остальных ленты были красными, оранжевыми, зелеными. Лидер сказал что-то, и они, перестроившись, образовали широкий полукруг, смыкающийся вокруг землян.

"Стойте!" – сказал Кирк, его слова эхом пролетели над площадью. Полиция остановилась, поглядела на лидера, продолжила движение.

"Давайте!" – сказал Вилсон.

Ничего не произошло.

– Скотти! –повторил Кирк. – Поднимайте нас!

– Активируйте! –на заднем плане слышны были шумы транспортатора. – Еще раз! Капитан –…

Внезапно существа бросились на них, бросая веревочные петли. Мур выхватил фазер, но не успел выстрелить. Вилсон выдернул у одного из нападавших палку и еще несколько минут стоял на ногах, отбиваясь, но, как и остальные, он был неловок в условиях пониженной гравитации. Вскоре все пятеро, связанные, лежали на земле.

Существа отступила, двое из них держались за головы из-за ударов Вилсона; тогда тот, с голубыми лентами, вышел вперед.

Это был странный, одновременно благозвучный и шипящий язык. Конечно, для людей он нес не больше смысля, чем щебетание птицы.

Кирк, чьи руки держали, кивнул головой в сторону универсального переводчика. В схватке его выбили у него из рук, и теперь он валялся в нескольких метрах от них. "Надеюсь, что это еще работает", – сказал он.

Маккой застонал. "Наверняка. Он сделан из более прочного материала, чем мы."

Наконец один их них понял. Он поднял прибор, внимательно осмотрел его, затем проговорил в транслятор: "Вам нужен этот механизм, чтобы говорить и слышать?"

– Да, –сказал Кирк. – Теперь вы меня понимаете, правда?

– Конечно. Вы говорите на языке магов, как и я. Очевидно, что вы являетесь магами, хотя должен заметить, что я не знал, что вы можете существовать вне касты. Поэтому у вас нет крыльев?

Кирк заколебался, но решил рискнуть.

– Я не знаю, что вы подразумеваете под словом "маги". Я капитан Джеймс Кирк, с космического корабля "Энтерпрайз", а это…

– Что вы подразумеваете под словом 'croblentz'?

– 'Croblentz'?

– О, Господи, –сказал Ларосс.

– Croblentz "Энтерпрайз". Что это?

– У них нет этого слова, –выдохнул Ларосс. – Они не знают, что находятся в космическом корабле.

– Если это загадка, –сказал чужак, – я не понимаю ее смысла.

– Слушайте, –попытался объяснить Ларосс. – мы пришли снаружи вашего мира. Понимаете?

После долгой паузы инопланетянин ответил:

– Думаю, что понимаю. Или вы сумасшедшие, или хотите, чтобы я так думал.

– Нет, –сказал Кирк. – Попытайтесь понять. Мы действительно не…Мы ведь выглядим не так как вы, правда?

– И мы появились из ниоткуда, –добавил Маккой. – Разве это не кажется вам странным?

Чужой сделал странно человеческий жест, передергивая крыльями, словно пожимая плечами.

– Маги часто делают что-то вроде этого.

– Я думаю, нам надо встретиться с магом, –сказал Маккой.

– Вы, разумеется, встретитесь с ним, –ответил инопланетянин. – Вы не можете быть осуждены судом ven-Chatalia.

– Осуждены! –Вилсон попытался принять сидячее положение. – Мы ничего не делали, а вы напали на нас. Мы хотели только поговорить с вами!

– Может, вы и на самом деле сумасшедшие.

– Позвольте мне объяснить вам, –сказал Кирк. – Мы живем в мире, похожем на ваш, только меньшего размера. Мы увидели, что вы в беде, и пришли помочь.

– Снова загадки. Где этот ваш мир? Под землей?

– В некотором смысле.

– Если б вы прорыли тоннель в правильном месте, –сказал Ларосс, – вы смогли бы увидеть его рядом.

Он внимательно посмотрел на Ларосса, затем отвернулся.

– Охрана. Помогите этим существам подняться.

– Я говорю правду! –настаивал Ларосс.

– Я думаю, вы зря это сказали, –шепнул Маккой.

– Я не глупец и не богохульник, – сказал инопланетянин. – Не пытайтесь обмануть меня.

Охранники грубо вздернули людей на ноги – они были неожиданно сильны – и ослабили веревки.

– Но я действительно не понимаю. Представьте, что я новорожденный ребенок. Объясните, почему я не могу прорыть туннель наружу?

– Ладно, будем считать, что это некий тест. Если вы будете рыть достаточно долго, вы затронете Основание. Нет никакого "снаружи". Основание –повсюду. Я думаю, вы это и так знаете.

Коммуникатор Кирка загудел, но он не мог ответить со связанными руками.

– Основание –должно быть, металлическая оболочка, которую Спок…

– Оболочка? –сказал инопланетянин. – Металлическая? Что за металл, на котором ничто не может оставить следа? Это край мира.

Они начали двигаться.

– Куда вы нас ведете?

– В Дом Образования и Правосудия. Вас допросят, затем вы должны будете ждать мага.

Город, казалось, возвращался к нормальному образу жизни. Центральная площадь вновь наводнилась народом, как только они покинули ее. Любопытные инопланетяне наблюдали за ними, держась за кабели руками или ногами. Пешеходов, передвигающихся по земле, было немного, большинство из них несли грузы. Были на улицах также и колесные повозки, управляемые педалями, и несколько животных в упряжках, похожих на небольших волов. Их вели существа размером с людей.

– Почему некоторые из вас настолько больше остальных? –спросил Ларосс. В наступившей тишине прибавил: – Представьте снова, что я новорожденный ребенок.

– Прекратите говорить ерунду! Я думал, это ниже достоинства мага!

– Вы должны будете привыкнуть к этому, –сказал Кирк. – Мы не маги, и мы действительно пришли снаружи.

– Ладно, богохульник. Ты не поймаешь меня. –Они столпились у стены, пропуская повозку.

– Вы притворяетесь Новыми…Ладно, пусть вы и есть Новые. Я никогда не видел Нового, не говоря уж о Новом маге. Шум телеги заглушал его голос; он замолчал, пережидая. –Высокие – lan-Chatalia, те, кто живет за городом. Я – ven-Chatalia, потому что я живу в городе. Или, возможно, я живу в городе, потому что я – ven. Вы, маги, живете в центральных землях, Внизу, и вы – ela-Chatalia.

– Вы хотите сказать, что маги похожи на нас? –спросил Маккой.

– О, вы действительно Новые? –они начали двигаться. – Хозяева Жизни, конечно, могут принимать любую форму. Обычно они напоминают lan-Chatalia, только немного выше. Различные лица. Лучшие крылья.

Он внимательно посмотрел на них.

– Хотелось бы мне знать, почему они сделали вас без крыльев. Это должно служить какой-то цели. В моем понимании это жестоко.

Меньше чем в километре они прибыли в высокое здание и вступили через то, что казалось открытой дверью, хотя их Chatalia использовал несколько стержней, похожих на ключи (которые он достал из естественного кармана в его талии).

Их встретил другой Chatalia, который, несомненно, был тюремщиком. Он завел их в лифт, казавшийся устаревшим грузоподъемником, с кнопками и тому подобным. Лифт двинулся наверх.

В конце темного коридора тюремщик отпер еще одну дверь. Внутри было несколько подстилок, слишком маленьких, чтобы на них спать, трехногий стол и примитивный туалет, фактически, просто отверстие в полу. Окно, к которому подходили кабели, было открыто.

– Что мешает нам вылезти через окно и убежать? –спросил Кирк.

Тюремщик – у него было те же три ленты, что у охранников, плюс еще одна черная – сказал что-то инопланетянину с голубыми полосками.

– Не ухудшайте свое положение, –проговорил он.

- Дополнительная полоска обозначает ранг, – сказал Вилсон. – Правильно?

– Я теряю терпение. Охрана! –Он выключил транслятор, сказал что-то охранникам, которые забрали с поясов людей фазеры и коммуникаторы.

– Оставьте нам коммуникатор, –сказал Кирк, когда Chatalia снова включил универсальный переводчик.

– Еще одно незначащее слово. Что такое 'repabclo'?. –Он указал на груду оборудования. – Зачем он вам нужен?

– Чтобы мы могли общаться с теми, что снаружи.

Он сказал что-то стражнику.

– У вас есть некоторые права, даже если вы сумасшедшие. Вы можете оставить то, что не является оружием. Он поднял фазер. –Насколько я понимаю, вот это оружие, верно?

– Да, –подтвердил Кирк. – И оно очень опасно. Не позволяйте никому…экспериментировать с ним.

Снова пожатие плечами.

– Оно будет передано магу. Что касается этих вещей –вы ручаетесь, что это не оружие? Там были два трикодера – медицинский и научный, пять коммуникаторов и медицинское снаряжение Маккоя.

– У вас есть мое слово.

– Очень хорошо. Если вы попытаетесь бежать, или причините вред любому, вы будете уничтожены, независимо от касты и семейства. Это закон, даже для магов.

– Мы поняли.

– Вас вызовут.

Он и тюремщик вышли. Охранники последовали за ними. Один из них закрыл невидимую дверь.

После того, как подъемник уехал, Кирк подошел к двери, пытаясь протянуть руку. Однако что-то остановило его.

– Странно, –он попробовал снова. – Это похоже на силовое поле, но…Он перенес вес на один палец. "Черт!" – он отдернул руку, палец был в крови.

– Дай я посмотрю, –Маккой стер кровь, пытаясь разглядеть что-то при тусклом свете. Подвел Кирка к окну, чтобы рассмотреть получше.

– Похоже на решетку из мелких квадратиков. Уже затянулось, –он ткнул собственным пальцем в окно. Стер появившуюся каплю крови.

– Экран.

– Энергетический экран? –спросил Вилсон.

– Нет, скорее похоже на оконное стекло. Но сделанное из металла. Невероятно тонкая проволока.

– Как лезвие ножа, –пробормотал Вилсон. Повернулся к Лароссу: – Лейтенант, нельзя ли с помощью трикодера определить, из чего это сделано?

– Возможно, –он включил трикодер и подошел к окну. – Не использовал его со времен Академии. Не очень-то нужная вещь лингвисту.

Кирк искоса посмотрел на его руки.

– Активируйте сенсоры, канал В, и выберите диск химии. Установите нулевой диапазон и направьте на цель.

Ларосс исподлобья посмотрел на капитана и выполнил указания.

– Красная вспышка. Сбой датчика. Здесь нет отмены?

– Здесь. –Кирк повернул рукоятку. – Попробуйте снова.

На экране беспорядочно двигались цифры и буквы – ни один элемент, зарегистрированный в памяти трикодера, не имел свойств экрана – но кое-что понять было можно.

АТОМНЫЙ ВЕС – 1132. – 4963.

– То же самый материал, что окружает корабль, –сказал Ларосс. – Основание.

Маккой посмотрел в окно. – Они используют вьючных животных и одновременно металлы, неизвестные нашей науке. Живут в корабле, и думают, что это – вся Вселенная. Думаю, нам лучше вызвать Спока.

– Вы думаете, он увидит в этом какой-то смысл? –спросил Ларосс.

– Вулканский смысл –возможно. Фактически, я просто хочу иметь шанс смутить его.

Дневник капитана, звездная дата 7504.5

Записано офицером по науке Споком, временным командиром.

Капитан Кирк и группа контакта высажены внутрь планетоида. Транспортатор работает только в одну сторону, и мы не можем вернуть объекты, находящиеся внутри этого корабля. Были выдвинуты несколько теорий, объясняющих этот феномен. Наиболее вероятным кажется предположение, что внешняя поверхность металлической оболочки корабля (которая скрыта примерно под 80 метрами горной породы) является абсолютно гладкой оптически в пределах длины волны электрона. Насчет того, каким образом это может быть сделано, у нас нет предположений. Однако в результате транспортатор не может поддерживать постоянно нужное направление волн, так как выпуклая поверхность рассеивает лучи. Таким образом, мы можем послать что-то внутрь корабля, но не можем забрать ничего изнутри его.

Если эта теория верна, нам нужно только нарушить эту структуру, проделав отверстие в данной оболочке, для восстановления нормальной работы транспортатора. Пока мы откладываем это действие, которое может быть расценено, как агрессия, либо повредить обитателям корабля.

Офицеры службы безопасности посменно дежурят в транспортаторной. Они будут немедленно спущены вниз при первых признаках опасности. Капитан Кирк и его люди в настоящее время находятся в тюремной камере в ожидании допроса.

Охранник достал ключ, отпирая невидимую дверь, поставил на пол поднос с пятью тарелками, затем торопливо отошел.

Энсин Мур взял одну тарелку, осторожно понюхал и скривился.

– Я не настолько голоден, чтобы это есть.

– Ну, нам они не нужны, –сказал Маккой, доставая медицинский трикодер. – Сверху нам могут спустить полевые рационы. Хотя это любопытно.

Он направил на поднос медицинский трикодер.

– Ну что ж, это не убьет вас, –сказал он, – по крайней мере, если вы не будете питаться этим неделю. Здесь содержится мышьяк.

Когда они ели полевые рационы, охранник вернулся и забрал их полные тарелки. Передернул крыльями, сказав что-то гортанным голосом.

– Странно, –сказал Ларосс. – Похоже, что тот, который разговаривал с нами, говорит совсем на другом языке, чем охранники. Тот язык звучит более тонко, со специфическим свистом. Он попробовал что-то музыкально прошипеть сквозь зубы.

– Разве это возможно? –спросил Кирк, осторожно вскрывая консервы. – Даже если изначально у них были различные языки, вы не думаете, что через три тысячи лет они пришли бы к единому?

– Ну, например, разные языки могут использоваться при различной деятельности. В течение столетий, церковным языком был латинский, хотя большинство людей, приходящих в церковь, не понимало не слова.

– Или у различных социальных классов, –добавил Вилсон. – С тем, с четырьмя полосками, мы не говорили.

Ларосс кивнул.

– Возможно. На Земле тоже так было. До социалистической революции, российская аристократия говорила по-французски.

– Держу пари, что все гораздо проще, –сказал Маккой. – Инопланетянин, слушая мужчину и женщину, разговаривающих по-английски, подумал бы, что слышит два разных языка. Возможно, причина просто в индивидуальных анатомических различиях.

– Не думаю, –сказал Ларосс. – Это слишком просто.

Коммуникатор Вилсона подал звуковой сигнал. "Рапорт, сэр?." Они выходили на связь каждые двадцать минут. "Рапорт отрицательный", – Вилсон закрыл коммуникатор и улыбнулся:

– Что вы скажете об этом языке, доктор?

– Жаргон охранников, –ответил Маккой. – Ваши парни напоминают мне…

[примечание: здесь непереводимо: "Situation report, sir?" – "Sit-rep negative", очевидно, именно профессиональный жаргон]

Перед дверью появилось шесть охранников. В этот раз они были вооружены более грозно, копьями и странными рогатками со стрелами, напоминающими иглы. Их сопровождал Chatalia с голубыми полосками, держащий универсальный переводчик.

– Идите за мной.

Люди последовали за ним. В подъемнике инопланетянин, посмотрев на транслятор, вдруг сказал, не обращаясь ни к кому в частности:

– Я изучал это устройство. Оно очень опасно; зачем оно было изобретено?

– Чтобы люди могли говорить с другими людьми…даже не зная их языка, –ответил Кирк.

– Это очевидно. Но зачем?

Кирк вопросительно посмотрел на Ларосса, но тот тоже был озадачен.

– Мне кажется, мы действительно не понимаем вашего вопроса.

Дверь открылась.

– Будут и другие вопросы.

Стены просторного зала были покрыты мозаикой из полированной керамики и украшены сверкающими кристаллами, возможно, драгоценными камнями. Яркие цветные переливы сталкивались в различных комбинациях, чуждых человеческому глазу. Ровно светился потолок.

Около тридцати Chatalia смотрели на них, разместившись на чем-то напоминающем насесты, расположенные в три ряда. С ногами, обхватывающими "насесты" и свисающими за спиной крыльями, они были похожи на пушистых птиц. В дальнем конце комнаты был еще один насест, расположенный выше прочих,

Все эти Chatalia имели по четыре ленты: три из них – красные-оранжевые-зеленые. В ряде, расположенном ближе всего, четвертая лента была черной. В следующем ряде – красной, и в последнем – серебряной. Одинокий Chatalia, сидящий выше всех, имел золотую полоску.

Он проговорил: "Маги…" Транслятор внезапно отключили.

– Эй! –воскликнул Маккой. – Мы что, не можем это слышать?

Инопланетянин косо посмотрел на него и отвернулся.

– Я буду удивлен, если это суд, –пробормотал Вилсон.

– Я думаю, мы это скоро узнаем, –сказал Кирк. – Какой-то ритуал, это точно.

Последний ряд внимательно слушал этого очевидного лидера, вытягивая шеи под невозможными углами. Все остальные смотрели прямо вперед, за исключением охранников, приведших людей, которые уставились в пол.

Когда инопланетянин с золотой лентой окончил говорить, средний ряд, с красными лентами, повернулся, слушая одного из Chatalia с серебряными лентами. Затем их представитель обратился к первому ряду с черными лентами.

– Похоже, они все говорят одно и то же, –заметил Ларосс.

– Это религиозная церемония, –сказал Маккой. – Нас собираются принести в жертву.

– Успокойся, Боунз, –одернул доктора Кирк. – Постарайся быть серьезнее.

– А кто шутит?

В конце концов, один из Chatalia с черными лентами обратился к группе, стоящей на полу. Транслятор снова включили.

– Вождь спрашивает, готовы ли вы начать говорить правду?

– Это все, что он сказал? –спросил Кирк.

– Это все, что вам нужно знать.

– Это все, что нам нужно знать. –Кирк выступил вперед, повышая голос. – Мы и так говорим правду. – Он внезапно замер, почувствовав толчок копья в спину.

Chatalia смотрели на пол, на стены, на потолок – куда угодно, только не на Кирка.

– Вы хотите умереть? –спросил инопланетянин с голубыми лентами. Выключив транслятор, он что-то быстро сказал первому ряду. Стражники отпустили Кирка.

Когда он закончил, один из Chatalia с черными полосками повернулся к следующему ряду и повторил вопрос.

– Как они могут все время это делать? –спросил Маккой

– Вряд ли они ведут себя так все время, –сказал Ларосс. – Это имеет какой-то ритуальный смысл.

Через минуту ответ лидера вернулся назад.

– Вождь напоминает вам, что он контролер поведения, а не мыслитель. Так как вы маги, он временно приостановит процесс и подождет кого-нибудь из вашего семейства, чтобы оценить ваше поведение.

– Кажется, пора начинать блефовать, Джим, –прошептал Маккой.

– Думаю, ты прав. –Он адресовал вопрос Chatalia, держащему транслятор. – Вы, кажется, не очень нас боитесь. Почему? Ведь вы знаете, что мы можем сделать с вами – или думаете, что знаете.

– Тогда вы признаете, что являетесь магами вне касты.

– Мы ничего не признаем. Мы не обязаны отвечать на ваши вопросы. А вот вы ответите, если с нами что-то случится.

– Мы не причинили вам вреда, –он сложил руки в сложном жесте, затем повернулся и сказал что-то залу.

– Комиссия, –процитировал Маккой, – это существо, которое имеет много голов, но не имеет мозга. Это все больше и больше напоминает Землю.

После церемонии вопросов и ответов:

– Вождь не одобряет угроз. Он напоминает вам, что каста превыше семейства.

– Но у нас нет касты!

– Точно. Тогда вы понимаете, что вождь может заключить вас в тюрьму или даже казнить, пока маг первой касты не оспорит его решение.

– Он не осмелится убить нас, –мягко сказал Кирк, затем вспомнил, что для них тон голоса ничего не означает. – Вы не думаете, что последуют репрессии?

– Это не в моей –…

– Маги когда-нибудь приговаривались к смерти?

– Это за пределами компетенции моего семейства. Между прочим, сначала вы утверждали, что не являетесь магами. Теперь вы говорите, что находитесь под их защитой.

– Подождите, –сказал Маккой. – Я могу объяснить. Вы знаете, что такое амнезия?

– Конечно.

Он глубоко вздохнул.

– Ладно. Можем мы быть другим семейством, кроме этих магов? По внешнему облику?

– Вряд ли, –ответил он. – Если только вы не машины, сделанные магами для какой-то цели.

– Я допускаю эту возможность, –медленно сказал Маккой. – Но смотрите. Насколько мы знаем, мы пришли снаружи – это может быть богохульством, но это правда, насколько мы знаем. Мы не знаем ничего о семействах, кастах – разве невозможно, что мы маги, страдающие амнезией?

После долгой тишины, инопланетянин добавил: – И заблуждениями.

– Так мы можем попросить хоть немного объяснить нам, чтобы мы, по крайней мере, понимали, о чем вы говорите?

После процедуры вопросов и ответов:

– Можете. Но недолго.

– Ларосс, лучше, если вы это сделаете, –сказал Маккой.

– Хорошо. Например, семейства. Сколько их, что это такое?

– Всего существует 256 семейств, хотя в некоторых нет членов. Я принадлежу к семейству переводчиков. Все остальные в этой комнате –контролеры поведения. Кроме вас: из-за недостатка украшений вы идентифицированы как маги.

– Как может семейство не иметь членов?

– Если его функции прекращены, его члены не заменяются, когда умирают. На моей памяти, умер последний из пастухов альфганов. Альфганы, конечно, прекратили размножаться ранее.

– Ленты идентифицируют ваше семейство?

– Семейство и касту.

– И то, чем вы занимаетесь, определено семейством, в котором вы рождены?

Пауза. – Я не понимаю.

– Например, могли бы вы стать контролером поведения, если бы захотели? Могут ли они быть переводчиками?

– Конечно, нет. Они не сделаны –…

Коммуникатор Вилсона загудел. Он медленно снял его с пояса и вопросительно посмотрел на капитана. "Рапорт отрицательный", – сказал Кирк.

– Рапорт отрицательный, –повторил Вилсон в коммуникатор.

Переводчик сделал некий жест рукой, и один из охранников тотчас направил острие копья на Вилсона.

– О ком вы говорили "руководитель первой касты –отрицательный"?

– Что?

Ларосс еле сдерживал смех.

– Транслятор работает неточно. Он не знает слова 'sit-rep', поэтому переводит наиболее близкое – 'satrap' – а это может означать и 'руководитель'

– Почему он говорит с этим устройством?

– Он связывается с нашими людьми, находящимися снаружи. Это тоже наше заблуждение, – добавил он торопливо. –Они вызывают нас каждые двадцать минут, чтобы убедиться, что у нас все в порядке. Если мы не ответим, они пришлют помощь.

– Это поразительно, –сказал переводчик, затем повернулся и передал ответ дальше.

– По мнению суда, допрос становится небезопасным. Наш маг прибывает завтра. Допрос будет возобновлен в это время.

– Вы ответите еще на несколько вопросов? –спросил Ларосс.

– В вашей камере? –инопланетянин помедлил, обращаясь к залу. – Конечно… Если вы также ответите.

Глава 4

Дневник капитана, звездная дата 7505.2

Поддерживается состояние тревоги.

Благодаря ловкому опросу капитаном Кирком и его людьми инопланетян, мы имеем довольно полную картину общества Chatalian.

Каждый индивидуум принадлежит к определенному семейству и имеет собственный кастовый уровень. Он может говорить только с членами его собственной касты или теми, кто непосредственно выше или ниже его. Изоляция также усилена тем фактом, что каждое семейство имеет свой собственный язык (формально, некоторые из них скорее диалекты, чем самостоятельные языки). Таким образом, плотник второй касты теоретически может разговаривать с пекарем второй касты, но они не смогут понять друг друга.

Поэтому, одно из самых больших семейств – семейство переводчиков. Практически все сделки требуют присутствия одного из этих Chatalia.

Маги, сравнительно меньшие по численности, свободны от кастовых ограничений и могут разговаривать с каждым, хотя им тоже требуются переводчики. Они, очевидно, имеют только две касты, первую и вторую, и членов первой касты видят очень редко. Они живут отдельно, на острове у "северного" (переднего) полюса сферы. Их главной функцией, по словам информатора, является воспроизводство, осуществляемое с помощью магии.

Численность населения строго контролируется. Когда умирает один индивидуум, в течение двух лет поставляется замена.

Слово "ребенок" не переводится. Согласно информатору, полностью взрослые личности поставляются магами lan-Chatalia, которые живут в деревенских районах вокруг города. Там они обучаются, и передаются своим семействам.

– Эта самая сумасшедшая социальная структура, о которой я когда-либо слышала, –сказала Ухура. Мостик был практически пуст; пока здесь нечего было делать.

– Это неортодоксально, –сказал Спок, – но в этом есть четкая логика.

– Логика? –недоверчиво хмыкнул Зулу. – Я не могу вообразить менее эффективный способ управления.

– В данной ситуации, эффективность была несомненно подчинена стабильности –и это звучит разумно, когда вы осознаете, что миллионная популяция должна была быть сохранена в течение сотен поколений на пространстве размером с маленький остров.

– Так вы считаете, что предки Chatalia были различными? –спросила Ухура. – И они основали это общество, как команду огромного космического корабля?

– А затем заставили их забыть, что они на корабле? –продолжил Зулу.

– Это единственное объяснение, –сказал Спок. – Можно предположить, что фактический экипаж корабля – это семейство магов. Остальных держат в неведении, ибо для них будет в физическом отношении болезненно знать, что всю жизнь они проведут в путешествии, до конца которого не доживут.

– Блаженны неведующие, –сказал Зулу.

– Странное замечание.

Раздался сигнал интеркома.

– Спок.

– Мистер Спок, это энсин Берри, из картографического отдела, –ее голос был взволнован. – Мы обнаружили следы крушения корабля на поверхности планетоида.

– Какой корабль? Дайте изображение.

– Тип мне неизвестен, –изображение, появившееся на главном экране, дрожало и покрывалось полосами из-за магнитного поля. – Но по внешнему виду, он похож на клингонский.

– Действительно. Хотя примитивного дизайна. Компьютер.

– Включен.

– Корабль на главном экране мостика. Есть данные о кораблях подобного дизайна –в частности, о клингонских кораблях?

– Таких данных нет. В памяти имеются данные о клингонских кораблях только за период в 114 лет. Данный корабль имеет поверхностное сходство с кораблем, отстоящим от данного временного периода на несколько столетий, если правильно наше знание клингонской истории.

– Хорошо. Энсин Берри, вы получили показания биосканеров?

– Нет, сэр. Слишком большая интерференция.

– Спасибо, энсин. Мистер Зулу. Возьмите трех сотрудников службы безопасности и этнолога, знакомого с клингонским обществом. Я полагаю, это будет лейтенант Сидни. Пусть мистер Скотт даст вам кого-то, знакомого с историей космических кораблей, за исключением себя. Наденьте космические костюмы и спуститесь к кораблю.

– Есть, сэр.

– И, мистер Зулу.

– Да, сэр.

– Будьте предельно внимательны.

– Есть, сэр. Зулу скользнул в турболифт.

Спок манипулировал настройками экрана, пытаясь получить наибольшее увеличение.

– Очень любопытно. Интересно, что могло причинить такие повреждения.

Герметичность корабля, очевидно, не была нарушена, но он был словно раздавлен.

– Тяговый луч? –предположила Ухура.

– Возможно…Однако в этом случае сжатие было бы более однородным. Здесь есть нечто неправильное…Конечно! Его вообще не должно здесь быть.

– Что вы имеете в виду, сэр?

Он переключил интерком.

– Мистер Зулу, ответьте мостику.

Через несколько мгновений, Зулу ответил.

– Не транспортируйтесь прямо внутрь корабля. Существует некая аномалия. Планетоид вращается с ускорением и не обладает достаточной массой, чтобы обеспечить необходимую гравитацию. Любой объект должен был быть отброшен от поверхности под действием центробежной силы.

Ваше первое задание – найти то, что удерживает корабль на поверхности. После того, как мы получим удовлетворительное объяснение, вы сможете пройти внутрь.

– Это не может быть магнетизм? –спросила Ухура.

– Сейчас я ничего не могу исключить. Но полагаю, что магнитного поля будет недостаточно, даже если корабль полностью сделан из железа.

– Может быть, это ловушка?

– Это кажется маловероятным. Он повернулся к Чехову, проверяющему оружейную станцию. –Мистер Чехов. Если что-то случится с мистером Зулу, вы должны отреагировать адекватно.

– Есть, сэр.

– По моей команде, стреляйте из фазера номер один на минимальной мощности. Установите прицел где-нибудь на поверхности планетоида, за исключением двигателей и генератора магнитных полей. Мы должны иметь возможность отремонтировать повреждение.

Он повернулся к Ухуре:

– Лейтенант, если я буду вынужден действовать так, команда высадки должна быть поднята сразу, как только целостность поверхности планетоида будет нарушена. Вы сможете обеспечить это?

– Да, мистер Спок. –Она вызвала Скотти и связала свою станцию с интеркомом транспортаторной.

Спок бесстрастно смотрел на изображение на экране.

Зулу не надевал космический костюм уже более двух лет. Теперь неприятные ощущения еще более усилились из-за необходимости надевать специальные перчатки и ботинки – без которых их просто сбросила бы с поверхности центробежная сила вращения планетоида. Четверо человек встали на платформу транспортатора, и Зулу показал Скотти большой палец: "Давайте!"

Поверхность планетоида напоминала поверхность Луны, если можно было бы отчистить ее от пыли и обломков скал. Горизонт простирался менее чем в километре от них. Звезды были слишком яркими, пылающими, угрожающими – в отсутствии иного света, механизм их костюмов автоматически усилил звездный свет.

Клингонский корабль, перевернутый вверх дном, лежал справа. Они направились к нему, из-за магнитных ботинок двигаясь словно в вязком сиропе.

– Итак, пока не видно тросов или иного удерживающего оборудования, –сказал Зулу, изучая показания трикодера.

Внезапно, идущий следом за ним охранник споткнулся; Зулу протянул ему руку, но опоздал. Он устремился прочь, в космос, сначала медленно, затем все быстрее.*

*Так это казалось Зулу и двум другим охранникам, но если вы вдумаетесь, то поймете, что член экипажа двигался по прямой линии с постоянной скоростью.

– Мистер Скотт, Джакобса уносит от нас. Вы можете захватить его и вернуть назад?

– Могу. Оставайтесь на своих местах.

Зулу достал трикодер, направив его на клингонский корабль.

– Корпус состоит в основном из магния и алюминия, –доложил он Споку. – Мне кажется, это исключает магнетизм. Температура – 12 градусов, как и на поверхности планетоида.

– Посмотрите, мистер Зулу, –позвал один из охранников. – Это, наверное, возвращается Джакобс.

Зулу посмотрел, но не заметил ничего. Однако, протянув руку, он ощутил сопротивление. – Энергетическое поле?

Возвратился Джакобс. Он объяснил, что шел к кораблю, и вдруг споткнулся о что-то невидимое. Продолжив свой путь, они установили, что это тянулось более чем на сто метров, грубо повторяя контуры корабля. Скорее всего, оно окружало его полностью. Трикодер, однако, не показывал присутствия полей, кроме магнитного, связанного с двигателем Бассарда.

– Проверьте на присутствие металла, –приказал Спок. На трикодере Зулу отобразилась путаница букв и цифр, но одну строчку понять было можно: "АТОМНЫЙ ВЕС 1132.4963.". Корабль, очевидно, был внутри сети из того же материала, из которого были сделаны окна и двери в Доме Образования и Правосудия.

Они попробовали пробить его. Сконцентрированная энергия фазеров расплавила горную породу под сетью, растекшуюся раскаленной добела лужей, но материал сети остался цел.

Спок отозвал группу.

Лейтенант Сидни была молодой женщиной редкой красоты. Она также не любила космические костюмы; пока она неохотно прилаживала шлем, она успела послать улыбку Зулу.

– Я не думаю, что мы обнаружим клингонов на борту.

– Нет…нет, –пробормотал Зулу, уставившись в пол. – Там, ну, окружающая температура, вы понимаете…

– На корабле слишком холодно.

– Да, точно.

– Это должно быть интересно.

– Все нормально, –сказал Скотт, проверяя настройки транспортатора. – Он вернулся.

Не желая дважды повторять одну и ту же ошибку, они послали зонд в клингонский корабль, и вернули его обратно. Очевидно, сеть не оказывала на транспортатор того действия, что выпуклая поверхность планетоида.

Они надели шлемы и встали на платформу. "Включите освещение на шлемах", –сказал Зулу.

В клингонском корабле коридоры были покрыты сантиметровым слоем голубоватого инея: замороженный воздух. Испаряясь от тепла их магнитных ботинок, он поднимался вверх клочьями пара. Дважды они натыкались на запертые двери; Зулу или Джакобс открывали их огнем из фазеров. Последняя дверь вела в рубку.

Один клингон, очевидно, погиб в самом конце. Он был в космическом костюме, похожем на их собственные. Только перед смертью он снял шлем. Его глаза и рот были полны инея, кожа холодна как лед. Остальные одиннадцать выглядели еще менее симпатичными; они, очевидно, совершили самоубийство, и холод сохранил их тела в состоянии разложения.

– Лейтенант Сидни, –сказал Зулу.

Она ответила не сразу. – Да, мистер Зулу.

- Вы можете перевести надписи на пульте, чтобы найти корабельный журнал?

– Не знаю, –она медленно обошла замороженного клингона, направив луч света на панель.

– Буквы странные, но язык, кажется, похож на современный клингонский. Вот здесь. Но я не знаю, как извлечь отсюда записи.

– Я мог бы попробовать, –предложил энсин Мастерс, специалист по истории космических кораблей. – Разрешите, сэр?

– Давайте, –сказал Зулу.

Больше часа заняла кропотливая работа микрофазером. За это время Зулу и трое охранников обследовали остальную часть корабля, фотографируя и измеряя все, что можно, для рапорта Звездному Флоту. Больше они не нашли клингонских тел, хотя, судя по общей спальне, команда насчитывала 113 членов.

Они вернулись назад, и записи клингонского бортжурнала были помещены в компьютер "Энтерпрайза".

Частичная расшифровка бортового журнала клингонского корабля.

(примечание: некоторые данные стерты магнитным полем. Даты не сохранены, однако записи следуют в хронологическом порядке, согласно клингонской системе).

Наша ситуация внезапно стала почти безнадежной. Никто из солдат, посланных внутрь планетоида, не отвечает, а попытки вернуть их назад привели только к перегреву транспортного кристалла. В чрезвычайной ситуации, мы снизошли к попытке контакта с (стерто). Они не отвечают ни по каким каналам. Мы послали еще пятьдесят солдат вниз.

(след. день). Унизительный провал! Я отдал два пальца на алтарь, и все еще не могу достигнуть мира.

(намного позже) Остались только мы, жрецы.

Становится холоднее.

Записывая наши провалы, я рискую прослыть богохульником. Я призываю все (не переводимо) проклятия на вонючие души всех чужих собак, которые могут видеть это, и с горечью прошу освобождения братьев, которые изучат эту запись.

Чтобы очиститься от этого акта, я потребовал головы всех выживших жрецов.

Это сделано. Я живу, чтобы видеть их гниение, это моя собственная ужасная кара. Вот факты.

Мы не смогли связаться с основным кораблем из-за магнитного поля. Через несколько дней мы транспортировали обе команды солдат внутрь планетоида. Только после этого капитан взял на себя ответственность запросить подкрепление.

Когда мы попытались оторваться от поверхности, чтобы соединиться с главным кораблем, мы обнаружили, что пойманы в ловушку сетью из неразрушимого материала. Попытка вырваться привела только к деформации корабля, практически к его уничтожению.

Язычники притягивали нас как рыбу на крючке. Сеть как-то высасывала энергию из корабля. Когда мы коснулись поверхности планетоида, мы попытались покинуть корабль, желая умереть, сражаясь, но уже не было энергии, чтобы транспортировать нас. Аналогично, капитан попытался взорвать корабль, и ничего не вышло.

Капитан и остатки команды, за исключением жрецов, отправили себя в космос. Мы остались, смаковать ужасную боль поражения.

Когда (стерто) высосал все тепло корабля, мы направились в рубку. Здесь будет тепло достаточно долго, чтобы головы моих братьев омертвели, как и должно быть.

Если любые будущие братья найдут эту запись, слушайте! Этот мир – убийца! Не пытайтесь его завоевать – уничтожьте его!

Предайте наши тела пеплу. Верните нас домой в ад.

– Замечательный документ, –сказал Спок. – Они не изменились за столетия.

– Интересно, на каком расстоянии они были от планетоида, когда их притянуло к нему? –спросил Чехов.

Спок кивнул.

– Хорошее замечание. Мы должны будем держаться так далеко, как возможно для поддержания связи с командой высадки.

– Я не уверена в диапазоне действия транспортатора в этих условиях, –заметила Ухура. – Но радиус действия коммуникаторов на нейтрино, несомненно, ограничен. Тысяча километров, может, даже меньше.

– Каково настоящее положение, мистер Зулу?

– 231,7 километра от поверхности, сэр.

– Отведите корабль на семьсот километров назад.

– Есть, сэр.

Его пальцы танцевали над консолью; вдруг он нахмурился, повторно нажал несколько кнопок.

– Они держат нас, сэр.

Глава 5

Кирк и его люди проснулись вскоре после того, как был обнаружен клингонский корабль.

Их переводчик, которого звали В'Чаал, стал относиться к ним более дружелюбно после предыдущей ночи, когда они обменивались вопросами и ответами. Он не поверил их возмутительному рассказу, но был готов признать, что это честное заблуждение, а не обман. Когда они попытались рассказать о разрушенном корабле снаружи, его ответ, тем не менее, был холоден.

– Пожалуйста. Я уже признал, что черный бел. Теперь вы хотите заставить меня поверить, что горячий холоден. Что дальше? Низкий высок? Ven –ela?

– Да, думаю, вы правы, –сказал Кирк, улыбнувшись. – Мур, вы упорствуете в своем заблуждении?

– Да, сэр.

– Когда мы встретимся с этим магом? –спросил Маккой.

– Он сейчас внизу, –ответил В'Чаал. – Он должен уладить некоторые формальности.

– Чего мы должны ожидать? –спросил Кирк. – Вы знаете этого мага?

– Я говорил с ним. Он такой же, как и все прочие маги, –не услышав ответа, он продолжил. – Сдержанный, холодный, высокомерный. Осознающий свою силу.

– Держу пари, он обладает большой властью, –сказал Вилсон. – Он может приговорить нас к смерти.

– Послать Вниз, да. Истинная смерть. Смерть без возвращения, –он замолчал, может, озабоченный своим сближением с ними, затем продолжил торопливо. – Но вам нечего бояться. Он знает все о вас.

– Я бы на это не поставил, –заметил Маккой.

– Прошлой ночью, – начал Ларосс, – вы говорили нам…

– Слушайте, –сказал Мур, прижимая коммуникатор к уху. – У них какая-то проблема.

Все оглянулись на него. В это время вошел маг.

– Встаньте, глупцы, –сказал он. Больше чем на голову выше Кирка, он настолько отличался от В'Чаала, что казался существом совсем иной расы. Выпуклые мускулы под темной короткой шерстью, крылья, покрытые блестящей черной кожей, голова большая, более гуманоидная, но рот слишком широкий, в усмешке обнажающий клыки. Так средневековые художники изображали Сатану.

– Господи, –прошептал замерший Ларосс. – Он говорил с нами на клингонском!

"Энтерпрайз" переключился на чрезвычайный способ сохранения энергии, и нормальное освещение было заменено редкими тусклыми лампами. Турболифт двигался медленнее, а его двери нужно было раскрывать вручную.

Спок открыл двери и вышел в инженерную, вглядываясь в темноту:

– Мистер Скотт?

– Я здесь, сэр. Спок включил фонарь, направив луч на главного инженера. Рядом с ним стоял Глак Сон.

– Есть изменения?

– Нет, сэр. Что бы не вытягивало из нас энергию, оно делает это со скоростью варп-9.

– И чем больше энергии мы используем, тем быстрее она истощается?

– Правильно, –он обернулся к Глак Сону. – Скажите мистеру Споку, что вы высчитали.

– При данных условиях, системы жизнеобеспечения будут работать еще 18 дней, 4.67 часа, –математик показал на компьютер. – Однако если мы хотим высадить экипаж на планетоид, нужно сделать это не позднее чем через 4 дня, 9.18 часа.

– Это только временная мера, –сказал Спок. – Мы не сможем есть их пищу. Доктор Маккой нашел, что она содержит мышьяк.

– Я люблю мышьяк, –сказал Глак Сон.

– Мы должны изолировать команду и все необходимое оборудование на как можно меньшей площади, –сказал Спок. – И отключить все системы на остальной части корабля.

– Есть, сэр, –сказал Скотт. – Мы можем установить портативный транспортатор, и закрыть транспортаторную.

– Хорошо. –Он замолчал, затем продолжил, словно разговаривая сам с собой. – Мы можем переместиться на вспомогательный мостик на этой палубе, и закрыть все выше Палубы Шесть. Переместить лазарет на РЭК-палубы, и сконцентрировать экипаж на палубах с Восемнадцатой по Двадцатую. Корабль может вращаться?

– Вращаться, сэр?

В голосе Спока появилась легкая нотка раздражения.

– Когда мы опустимся на поверхность планетоида, мы сможем использовать его вращение в своих целях, и отключить искусственную гравитацию.

– Да, сэр, думаю, это возможно, –акцент Скотти почти исчез.

– Выполняйте. Информируйте лейтенанта Ухуру. –Скотти направился к пульту управления. – Вы можете пересчитать, Глак Сон?

– Мне нужно посмотреть точную кривую зависимости генератора гравитации, –ответил он. – Но приблизительно я могу сказать сразу. Около тридцати дней, или шестнадцать, если мы собираемся высаживаться на планетоид.

– Очень хорошо. К тому времени мы должны что-то придумать, –Ухура послала сигнал бедствия, как только они поняли, что попали в ловушку. Однако магнитное поле препятствовало им услышать ответ.

Возможно, оно также помешало самой передаче сигнала бедствия. Никто не заговаривал об этой возможности.

Это представляется наиболее неудобным. То, что критическая ситуация возникла под моим командованием. Но с моей стороны не было недостатка осторожности. До исследования бортового журнала клингонского судна, у нас не было никаких данных.

Установите: если бы я приказал отдалиться от планетоида сразу после обнаружения разрушенного корабля, возможно ли было уклонение от захвата?

Данных недостаточно, конечно.

Мы, очевидно, были пойманы сразу после приближения к планетоиду. В противном случае, возможно, что наше исследование разрушенного корабля привело в действие систему автоматической защиты.

Необходимо рассмотреть проблему с точки зрения логики. Мы должны принять настоящую ситуацию, как заданные исходные условия, отложив причину ее возникновения до поступления новых данных. А затем исследовать причину только как возможный путь к решению – а не как инструмент для бессмысленных обвинений. Это чисто человеческий импульс и трата энергии.

Энергия: дилитиевые кристаллы, как минимум, не повреждены. Однако, чем больше мы их используем, тем быстрее истекают запасы вещества – антивещества. Таким образом,

и единственным практическим шагом должно быть сведение к минимуму двух последних частей уравнения, т.е. выхода энергии и излучающего переноса.

Большинство членов экипажа увлеклись идеей, что мы должны попытаться проникнуть внутрь планетоида с помощью сконцентрированного фазерного огня. Хотя я предлагал это ранее (только чтобы позволить вернуться команде высадки), я полагаю, что в настоящее время эти действия будут ошибочными. Утечка энергии не позволит работать системе жизнеобеспечения, кроме того, существует возможность, что огонь фазеров не сможет пробить эту необыкновенную металлическую оболочку. Это, несомненно, самый совершенный проводник тепла.

Кроме того, мы можем надеяться на милосердие Chatalia в течение нескольких дней, даже если сигнал бедствия был успешно передан. Если же нет, могут пройти месяцы, прежде чем Федерация найдет нас. В этом случае, мы должны найти способ совместить продовольствие Chatalia с нашим метаболизмом, в противном случае только Глак Сон сможет выжить.

Таким образом, мы не должны противодействовать им. Их отношения с клингонами не могли быть приятными. Мы должны будем доказать, что мы имеем мирные намерения.

– Я знаю некоторые слова вашего языка, –продолжил маг.

Ларосс изучал клингонский язык в течении полугода, двадцать лет назад.

– Не должно быть…Не наш язык. Люди не клингоны. Используйте переводчик.

У клингонов не было слова "пожалуйста".

– Что, черт возьми, происходит? –спросил Маккой.

Маг посмотрел на В'Чаала и хлопнул крылом.

– Он не знает этого языка.

– Нет! Механизм! –повернулся к В'Чаалу. – Дайте ему транслятор.

– Это богохульство. Тем более, он говорит на вашем языке.

– Это не наш язык!

– Корабль, –сказал Кирк. – Клингоны должны были попасть внутрь.

– Тихо, –сказал маг, что никто не понял. Ларосс шагнул вперед, пытаясь забрать транслятор у В'Чаала. "Послушайте…"

– Стража! –крикнул маг, на языке контролеров поведения; один из них появился в дверях и что-то сделал со своей рогаткой. Ларосс инстинктивно вскинул руки, защищаясь от стрелы, и она вонзилась в предплечье.

"Ох!" – Ларосс выдернул стрелу и бросил на пол; не особо внушительное оружие.

Мур посмотрел на Кирка, ожидая приказа. Тот покачал головой: "Не сейчас".

– Вы можете послушать хотя бы минуту? –гневно воскликнул Ларосс. – Вы говорите на языке наших врагов! Понимаете, врагов! Люди – не клингоны!

Маг бесстрастно смотрел на них, скрестив руки на груди. Он не ответил.

– О чем вы говорите? –печально сказал В'Чаал. Маг медленно обернулся к нему.

Ларосс набрал полную грудь воздуха.

– Мы узнали, что много лет назад клингонский корабль вошел с вами в контакт, и…

– Тихо! –маг посмотрел на В'Чаала. – Вы говорили с ними?

– Да, мастер. Они имеют много странных заблуждений.

Он обдумывал что-то несколько секунд.

– Мы поговорим позже. Возможно, вы будете возрождены.

– Ваше желание, мастер.

– Умри, ибо слышал правду, –сказал Маккой. – Они бы хорошо ужились с клингонами.

– Охранник, –сказал маг. – Вот этот, в середине. Стрелка вонзилась Маккою в живот. Тот чертыхнулся и вытащил ее.

– О'кей, я буду держать рот на замке.

– Нет, мы не наслаждались вашим присутствием, дьяволы, когда вы прибыли сюда в прошлый раз. Вы уничтожили тысячи. Память о вашем вторжении хранил весь мир. Только через десятки поколений, эта память была стерта у ven и lan.

– Мы не клингоны! –настаивал Ларосс. – Если бы вы видели хоть одного, вы бы поняли, насколько мы различны.

– Я видел многих клингонов. Память не была стерта у ela. Вы клингоны.

Маккой оправил рубашку, рассматривая маленькую ранку.

– Ларосс, разве вы не видите, с их точки зрения мы действительно идентичны. Как два подвида каракатицы. Маг, у вас есть врачи, биологи?

– Вы не можете спрашивать меня.

– В'Чаал?

Переводчик посмотрел на мага, но тот не подал никакого сигнала.

– Среди магов, есть те, кто занимается искусством жизни. Ven и lan имеют семейства, которые помимо основных обязанностей –стрижки и массажа – занимаются исцелением.

Доктор поморщился. – Маг не слушает…хотя это должно заинтересовать его. Между клингонами и людьми существуют основные анатомические и физиологические отличия. Наверняка исследовали тело хотя бы одного клингона.

– Конечно, –ответил маг.

– У них две печени.

– Разве не у всех так? –спросил В'Чаал.

– У людей только одна. Кроме того –…

– Хорошо, мы скоро посчитаем вашу печень, –сказал маг. – А что касается вашей физиологии, вы только что доказали, что вы клингоны. Иначе, те стрелы погрузили бы вас в шок. Две стрелы убили бы вас. Охранник?

Тот появился, прицеливаясь.

– Еще раз тот, в центре.

На этот раз стрела была направлена в лицо; Маккой остановил ее ладонью, хмыкнул, вытащил.

– Поэтому тогда вы смогли забрать столько жизней. Ваше оружие дальнего действия работало, а наше –нет.

– А вы заметили, –спросил Кирк, – что мы добровольно отдали вам наше оружие?

– Я сказал, вы не можете спрашивать меня! –он указал на Маккой. – Вы – прекратите! Что вы делаете?

Маккой направил трикодер на острие стрелки.

– Пытаюсь выяснить, что это за яд, чтобы узнать, нуждаемся ли мы в лечении, –он улыбнулся. – Поваренная соль, натрий хлор. Конечно, она не подействовала ни на нас, ни на клингонов.

– Вы должны стоять, когда я обращаюсь к вам. Боунз медленно встал.

– Это вы должны быть благодарны, что сдали ваше оружие. Если бы я думал, что вы представляете для нас опасность, я уничтожил бы вас прямо в этой камере. Информация, которую я могу получить от вас, не стоит чьей-то боли или смерти.

– Наоборот, –сказал Кирк. – Если вы только послушаете нас…

– Закройте рот. Говорите, только если вас спрашивают. Вы –лидер?

– Да.

– Мне нужна правда: сколько вас здесь?

– Это зависит от вас. Сейчас нас пятеро. Если вы подвергнете нас опасности, нас будет больше.

– Вы не считаете, что вы уже в опасности?

– Ничего такого, с чем мы не могли бы справиться. Мирным путем.

Он замолчал на мгновение.

– Вы действуете по-другому. Раньше вы приходили, чтобы просто убивать. И большинство пленников никогда не говорило с нами.

– Вы же видите, мы другие. Мы не клингоны.

– Я предпочитаю считать это обманом. Во всяком случае, теперь все будет по-другому. У нас есть ваше прежнее оружие, и мы исследуем то, что вы принесли сейчас.

– Вы не должны этого позволять, –быстро сказал Кирк. – Как мы говорили В'Чаалу, оно опасно. Оно может взорваться с большой силой.

– Очевидная уловка. У нас самые квалифицированные специалисты-…

Ужасный взрыв прогремел где-то внизу. Хлопья штукатурки посыпались со стен и потолка.

Маг проговорил: "Охрана, копья. Убейте всех, кроме лидера."

Спок занимался несколькими вещами одновременно. Маг только что прибыл в камеру, и он наблюдал за разговором через коммуникатор Мура. В то же время, он координировал перемещение всего командного персонала на вспомогательный мостик, а остальных членов экипажа и необходимого оборудования – на нижние палубы. Восьмая палуба пока была открыта, главным образом из-за громоздкого аварийного транспортатора.

Вспомогательный мостик был переполнен. Пятеро сотрудников службы безопасности сидели прямо на полу у портативного транспортатора. Зулу, Чехов и Ухура занимали свои станции, молодой энсин проверял настройки инженерной станции. Спок прошел в центр мостика.

– Лейтенант Гэри, –сказал он начальнику охранников, – я считаю, будет лучше, если вы и ваши люди разместятся у транспортатора на Палубе Восемь. Тогда в случае опасности вы сможете спускаться группами по несколько человек.

– Есть, сэр, –офицер выпрямился. – Я прикажу техникам быть наготове.

– По моему приказу.

– Есть, сэр, –они двинулись на выход. Показалось, что объем комнаты внезапно увеличился.

– Мистер Спок, – позвал инженер. – Здесь избыточность энергии, которую…

Звук взрыва был ощутимым даже через коммуникатор. Спок подошел к платформе транспортатора.

– Активировать.

Спок материализовался на расстоянии вытянутой руки от мага, отключив того вулканским зажимом нерва. Увернувшись от копья, фазером ошеломил еще четверых стражей.

– Вы в порядке, капитан?

– Пока да. Нам лучше убраться отсюда.

– Согласен. Это В'Чаал?

– Да, –переводчик отступил к стене.

– Мы должны попросить вас идти с нами.

– Мы должны взять и мага. Вы сможете его унести?

Спок взвалил мага на плечо. "Куда?"

Они подбежали к подъемнику. Дверь была закрыта, и нигде не было видно никаких кнопок.

– Где-то должна быть лестница, –сказал Маккой. Он подбежал к открытой двери справа и внезапно резко остановился, пораженный. "О, Господи."

Существа, имеющие крылья, не нуждались в лестницах. Здесь была шахта в сотню метров глубиной, с ненадежно выглядевшей веревочной лестницей. Веревка была привязана на расстоянии двух метров от края шахты.

На полу материализовались пять фазеров.

Вооружившись, Ларосс спросил:

– В'Чаал, как вы вызываете подъемник?

Он недоуменно склонил голову:

– Подъемник.

– Нет! Не называете, а вызываете?

– У подъемника нет ушей.

– Слушайте. Если вы хотите спуститься на подъемнике, как вы заставляете его прибыть сюда?

– Подъемник неуправляем отсюда. Вы можете использовать его, только находясь внизу.

- А если у вас в руках что-то тяжелое? Вы просто бросаете это в шахту?

– Конечно, нет. Вы оставляете это у подъемника, планируете вниз, и поднимаетесь обратно на подъемнике.

– Попытка не пытка, –с этими словами Вилсон прыгнул в шахту, хватаясь за лестницу. Та бешено раскачивалась. Пока остальные наблюдали за спуском Вилсона, Спок вызвал "Энтерпрайз", и попросил спустить веревку.

– Прошу прощения за неудобства, –сказал он В'Чаалу, – но мы должны зафиксировать ваши руки, чтобы предотвратить побег.

– Я понимаю, –ответил тот. – Но я не могу летать. Только мягко планировать. Он – может.

– Интересно.

Веревка материализовалась, и он связал обоих инопланетян. Внизу внезапно раздались крики.

Мур подскочил. – Нет, подождите, – сказал Кирк. – Вилсон, вероятно, позаботился об этом. Если нет…если они захватили его – они будут ждать нас.

– Оставаясь здесь, мы практически неуязвимы, –кивнул Спок.

– Пока они не принесут то клингонское оружие, –сказал Мур.

– Тому оружию несколько веков. Если его не обслуживали должным образом, я сомневаюсь, что оно еще работает.

Двери подъемника открылись, перед ними появился заметно взъерошенный лейтенант Вилсон.

– Проблемы, сэр? –спросил Мур, заходя внутрь.

– Ничего серьезного; я их оглушил.

Нажатие на нижнюю кнопку привело их в полуподвальное помещение. В'Чаал посоветовал нажать третью снизу, для выхода на первый этаж.

Фазер, очевидно, взорвался у двери подъемника. Пол и стены были забрызганы пурпурной кровью – сила взрыва просто разорвала нескольких Chatalia на куски. В'Чаал при виде этого упал в обморок.

– Это будет сложно объяснить, –сказал Спок.

Мур приподнял безвольное тело переводчика и потряс его. "Давайте убираться отсюда!" – он шагнул к двери и был остановлен невидимым барьером.

– Отойдите, –сказал Вилсон, настраивая фазер на максимальный режим.

– Фазеры здесь неэффективны, –сказал Спок. – Дверь, очевидно, сделана из того же материала, что и сеть, удерживающая "Энтерпрайз".

Действительно, фазерный огнь был бесполезен. "Ах, черт!" – выругался Вилсон, и направил фазер на стену. Образовавшая дыра была достаточно большой, чтобы вывести слона.

Улицы были пустынны. Несколько Chatalia украдкой смотрели из окон или с верхних кабелей, но ни у кого не было сетей и копий.

– Мур, прикрывайте нас, –приказал Вилсон. – Куда, сэр?

– Туда, –Кирк указал на неясные очертания острова магов, висящем где-то 'в небе', почти в зените.

– Далековато, –сказал Вилсон.

– Около 169 километров, –уточнил Спок.

– По крайней мере, компас нам не понадобится, –сказал Мур. Он был прав только наполовину.

Идти по городу было довольно легко, ибо улицы были проложены с четкостью шахматной доски. В'Чаал пришел в сознание, но оставался безмолвным, когда они попытались объяснить, что произошло. Он шел рядом, излучая страх. Спок решил, что они должны были снова отключить его – он стал бы большей обузой на собственных ногах, чем на плече Спока.

На границе города, они вышли к реке. Никаких мостов не наблюдалось.

– Как вы переправляетесь через реку, В'Чаал? –спросил Маккой.

Он нарушил тишину. – Это запрещено.

– Но мы видели lan-Chatalia на площади. Они же как-то сделали это.

– Это не запрещено lan или ela.

– И они, наверно, просто перелетают через реку?

– Да.

– Это невозможно, – сказал Спок. – lan должны поставлять продукты, и, в соответствии с вашими собственными словами, они привозят обученных ven-Chatalia для замены. Их крыльев для этого недостаточно.

– Я не говорил, что они всегда перелетают. Иногда они используют лодки.

Поглощенные спором, они едва не были застигнуты врасплох. Копье ударило Мура в спину, повалив его на землю. Еще несколько брошенных копий цели не достигли – очевидно, они не были сбалансированы для бросков.

Около двадцати Chatalia надвигались на людей; огонь из фазеров оглушил их всех. Мур, пошатываясь, поднялся на ноги. "Что за дьявол попал в меня?"

Маккой задрал его рубашку. Рана оказалась небольшой царапиной полусантиметра глубиной и трех – длиной.

– Вы счастливчик. Копье, наверное, задело вас уже на излете.

– Да уж, счастливчик…

Маккой смыл кровь и заклеил рану протопластырем.

– Они все мертвы? –спросил В'Чаал.

– Нет, –сказал Маккой. – Это оружие может убивать, но мы просто оглушили их на пару часов.

В'Чаал подошел к ближайшей жертве, заглянул в лицо.

– Это правда.

– Все, что мы вам говорили –правда, – вспыхнул Маккой. – Если бы ваши люди не были столь упрямыми…твердолобыми…

– Хватит, Боунз, –прервал доктора Кирк. – В'Чаал, где lan держат лодки?

– На той стороне, конечно.

Терпение…

– Когда они здесь. Мы знаем, что некоторые из них здесь. Где их лодки?

– Я не знаю. Это не входит в обязанности моего семейства.

– Вы действительно так считаете? –спросил Ларосс. – неужели вы никогда не интересуетесь ничем другим? Помимо языков?

– Почему? Маги интересуются.

– Чрезвычайно, –пробормотал Маккой.

– Мне кажется, нам лучше начать двигаться, сэр, –сказал Вилсон. – Рано или поздно, мы натолкнемся на лодку.

– Может быть…В'Чаал, может, здесь достаточно мелко, чтобы идти вброд?

– Он не знает, –махнул рукой Мур.

– Я действительно не знаю. Может, где-то и есть мелководные места, но вы не сможете там пройти. Здесь водятся опасные рыбы и угорь.

Они двинулись вперед. Полчаса спустя, лодка была замечена. Потребовался еще час, чтобы до нее добраться.

Фактически, это была не лодка, а плот, приводимый в движение веслами. Да и река была скорее не рекой, а озером, опоясывающим планетоид, но не имеющем течения. Оттолкнувшись от берега, они проплыли пару метров – и сразу поняли, почему нельзя было идти вброд. Огромный угорь, длиной больше плота, и толщиной в полметра, он следовал за ними.

– Очень странно, –заметил Спок. – Если бы я должен был устанавливать экологию для корабля подобного этому, я бы, конечно, не включил крупных и опасных животных.

– Может быть, –Маккой уставился на зубастое существо. – Из того, что мы видели, логика определенно не их сильная сторона. Может, они просто должны удержать от пересечения реки.

– Или, возможно, они хотели сохранить максимально возможное количество видов. В вашей мифологии существует аналог –Ноев ковчег.

– Дайте это мне, –Маккой забрал весло у Мура; Спок сменил Вилсона. Обессиленные охранники опустились на палубу. Оставалось проплыть около двух километров.

– Жаль, что они еще не придумали моторную лодку, – сквозь зубы выдохнул Маккой.

– Правда, можно поставить парус, –оживился Кирк. – Здесь постоянно устойчивый бриз.

Спок согласился: – Очевидно, это постоянное условие – вода является теплопоглотителем. До тех пор, пока они не применят иную погодную установку.

Маг пришел в себя и что-то пробормотал. Кирк достал транслятор и поднес его поближе.

– Что вы сказали?

– Куда вы везете нас?

– Домой. На остров магов.

– Нет. Вы не попадете туда живыми.

– Он до сих пор не понял, да? –сказал Маккой. – Мы не боимся вашего оружия.

В'Чаал, который ни разу не заговорил во время плавания, пошевелился.

– Он не то имел в виду…

– Тихо!

– Мастер, если их предупредить…

– Тихо!

– Вы не должны подчиняться ему, В'Чаал, –сказал Кирк. – Теперь мы ответственны. Вы можете дать нам погибнуть из-за нашего наведения?

– Это будет справедливо, –ответил тот. – Те, кого убило ваше оружие, тоже погибли по незнанию – по крайней мере, вы говорили так.

– Я сказал вам… –начал маг.

Даже через транслятор, прослеживалась нотка явного вызова.

– Это не имеет значения, мастер. Завтра утром мы все будем мертвы.

– О чем, черт побери, вы говорите? –спросил Маккой, невольно размахивая веслом.

В'Чаал отступил.

– Как сказал мастер, вы не должны знать. Все мы умрем и возродимся снова.

– Вы –может быть. Я не верю в реинкарнацию.

– Это правда. Но вы можете не быть возрождены из-за ваших заблуждений.

– Скажите, –просил Спок, – вы определенно знаете, что вы вернетесь назад? Вы видели, как это происходит?

– Конечно. Многие мои друзья были заменены.

– И они возвращались прежними?

– Нет, они начинали снова. Они знали обязанности своих семейств, но не помнили свои прежние жизни –вы ведь не хотели бы помнить всю вечность, не так ли?

– Клоны, –сказал Маккой.

– Возможно. Маг, это действительно так? Вы делаете новых Chatalia из тел старых?

Тот проигнорировал вопрос.

– Вы разные виды клингонов. Ваша кожа и уши.

– Ни один из нас не клингон. Я наполовину вулканец и наполовину человек. Люди обитают на планете Земля; вулканцы –на планете Вулкан. Клингоны – в Клингонской империи – много различных миров.

– Болтовня.

– Я неспособен лгать. Ваше понимание мира ошибочно, если оно такое же, как у В'Чаала. Или вы знаете, что живете внутри маленького искусственного мира, двигающегося сквозь космос?

– Мне говорили о вашем богохульстве. Оно такое же, как у тех, что приходили прежде. Еще одно доказательство, что вы клингоны.

– Как вы считаете, откуда мы пришли, если не снаружи?

– Будущее, конечно. Вы –маги из будущего, – он оглянулся на В'Чаала. – Ты должен умереть, ибо слышал это, меньший.

В'Чаал пожал плечами. – Ночью я умру в любом случае.

– Как мы можем быть магами? –вспыхнул Маккой. – Мы абсолютно разные виды! Даже химия наших тел различна.

– Ваши отговорки незнанием раздражают.

– Интересно, вернется ли тот угорь, если вы вдруг упадете в воду.

– Угроза будет –…

– Это не угроза. Это только принятие желаемого за действительное.

Глава 6

Дневник капитана, звездная дата 7506.5

Записывает лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт, командующий в отсутствии капитана Кирка и коммандера Спока.

Мы совершили контакт с поверхностью планетоида в 7506.1074. В соответствии с приказом мистера Спока, я деактивировал генератор искусственной гравитации, чтобы сохранить энергию. Внезапное уменьшение гравитации до 0.479g плохо отразилось на здоровье экипажа, но все адаптировались за несколько часов.

Мы спустили команде высадки две фазерные винтовки. Оба захваченных инопланетянина утверждают, что они в смертельной опасности, но не объясняют, почему. Я предложил транспортировать еще нескольких охранников. Однако капитан согласился с мистером Споком, что тот инцидент с фазером может нанести непоправимый ущерб нашему образу в глазах Chatalian, поэтому мы должны любой ценой избегать действий, которые могут быть расценены как агрессия.

Однако я не воспринимаю "любой ценой", как "жизнями шестерых членов экипажа". Двадцать два вооруженных охранника находятся в полной готовности у транспортатора.

Противоположный берег был засыпанным гравием пляжем, за узкой полоской которого плотной стеной стояли джунгли. В'Чаал отказался сойти с плота, но не сопротивлялся, когда Спок снял его.

– Здесь должна быть тропа, –сказал Кирк.

– Вы знаете путь, маг? –спросил Спок.

– Да. Я пролетал над ним.

– Но вы не в настроении нам его показывать, –хмыкнул Мур. Маг промолчал.

– Он не может быть далеко, –сказал Спок, – так как плот пересекает реку по самому короткому пути. Я предполагаю, мы разделимся на две группы, и пойдем в противоположных направлениях.

– Давайте, –согласился Вилсон. – Идите сюда, – он ухватил мага за руку.

Маг издал ужасный вопль и вырвал руку.

– Что за черт? –на плече инопланетянина появился огромный пурпурный волдырь в форме человеческой кисти.

– Соль! –догадался Маккой. – Соль в вашем поте!

Вилсон посмотрел на свою руку, затем на мага.

– Я…Извините меня. Я должен был подумать об этом.

– Вы не будете больше касаться никого из нас. –Он поглядел на Спока. – Поему ваше касание не повредило меньшему?

– Вулканцы не потеют. Наши тела имеют более эффективный способ терморегуляции.

– Я не понимаю первый глагол.

– Потение, это то, с помощью чего люди и некоторые животные избавляются от избытков тепла. Специальные железы выделяют жидкость на поверхность кожи; когда жидкость испаряется, она забирает лишнее тепло.

– Отвратительно, –маг повернулся к Вилсону. – Приказываю вам немедленно это прекратить.

Вилсон угрюмо рассмеялся.

– К сожалению, они не могут контролировать этот процесс, –сказал Спок. – Это автоматическая реакция на повышение температуры тела.

– Это все очень интересно, –сказал Кирк, – но мне кажется, нам уже пора идти. Мур, вы пойдете с мистером Споком и доктором, вот сюда. Возьмите с собой мага. Остальные пойдут в эту сторону. Первый, кто найдет тропу, получит увольнительную.

– Очень смешно, –фыркнул Маккой.

Через некоторое время, группа Спока наткнулась на проход. Он представлял собой тропинку, заросшую травой, около трех метров шириной.

– Тридцать или сорок километров, –сказал Кирк. – Я уверен, что часа через четыре наступит ночь. Интересно-…

– Я должен вам рассказать, –внезапно сказал маг. – Хотя я в любом случае не верю, что вы говорите правду, но я уверен, что клингоны, по крайней мере те, которых мы знали, не имели этого пота-который-обжигает. Так что, возможно, вы не клингоны.

– Вы, наконец –…

– Уймись, Боунз. Вы хотите сотрудничать?

– Я еще не решил. Я считаю, что будет лучше, если по крайней мере один из вас выживет, чтобы быть изученным. С другой стороны, мертвые, вы не будете представлять угрозы. Я не уверен.

– Добавьте еще, что если мы погибнем, завтра здесь будет сотня человек, отлично вооруженных и разъяренных.

– Ваши слова ничего не стоят. Тем не менее, я считаю, что мы должны пережить ночь.

– Это невозможно, –застонал В'Чаал.

– Нет. Не с оружием.

– Но духи…

– Это не духи. Меньший, ты не должен это слышать. Вернись на берег.

Когда переводчик отошел на достаточное расстояние, маг заговорил.

– Позвольте мне объяснить. Как вы предполагали, мы используем старую жизнь, чтобы создавать новую. Это искусство было основной функцией моего семейства все годы.

Были сделаны некоторые…ошибки. Обычаи не позволяли убивать их. Мы только видоизменили их глаза, чтобы они избегали дневного света, и пометили их в эти джунгли.

– Так что джунгли полны уродливых Chatalia? –спросил Маккой.

– Вы использовали неподходящее слово. Нам запрещено оценивать, привела ли ошибка к появлению низшего существа. Наши легенды говорят, что деление Chatalia на три рода –конечный результат подобных "ошибок".

Джунгли населяют не только Chatalia. Мы поддерживаем популяцию некоторых крупных животных с помощью, как вы сказали, "клонирования". Другие виды размножаются самостоятельно, с помощью обмена генетическим материалом.

– В ваших устах это звучит так сексуально, –сказал Маккой.

– Я не знаю этого слова. Угорь, преследовавший наш плот, результат подобных случаев. Способность к естественному размножению, изначально подавленная, вновь проявилась в результате клонирования. Это случилось тысячи поколений назад; тогда же размеры их увеличились в двадцать раз. Теперь это опасные хищники.

– Вы ожидаете, что мы будем атакованы этими "ошибками"? –спросил Кирк.

– Да. Конкуренция за пищу очень сильна в джунглях.

– Я предполагаю, капитан, что мы проведем ночь на берегу, –сказал Спок. – По крайней мере, мы не будем опасаться нападения с тыла.

– Нет! –возразил маг. – Это – смерть! Водные существа ночами собираются у берега, ожидая, что кто-то подойдет к воде. И они могут вылезать из воды на некоторое время и нападать.

– Погодите-ка, –прервал Вилсон. – Он знает слишком много. Маг, вы ведь только пролетаете над джунглями. Вам не доставляют беспокойства их обитатели. Так откуда вы так хорошо знаете, как они нападают?

– Я видел это много раз, в сумерках, из воздуха. Многие ela приходят сюда, когда приходит время умирать. Они должны умереть здесь, если они ответственны за ошибку.

– Весьма суровое наказание, –сказал Спок.

Вилсон покачал головой.

– И как мы должны защищаться?

– Мы должны отойти от берега, чтобы водные создания не достали до нас. Затем мы убьем меньшего и поместим его тело на тропе впереди нас, чтобы привлечь их. Когда они появятся, вы своим оружием-…

– Подождите, –прервал Кирк. – Мы не согласны. Мы не любим вмешиваться в чужие обычаи, но мы не можем этого позволить. Это убийство.

– Я не понимаю.

– Не пытайтесь понять. Мы просто этого не допустим.

– Но он уже мертв, с тех пор как я рассказал ему то, что он не должен знать. Это, по крайней мере, заставит его тело послужить нам.

– Тогда почему вы отослали его? –спросил Маккой. – Ему теперь уже без разницы, услышит он правду об этих "духах" или нет.

– Я не жесток. Я избавил его от боли переоценки.

Солнце внезапно потемнело; прояснилось, потемнело снова. Прошлой ночью это предшествовало наступлению полной темноты.

– Мы должны торопиться, –сказал маг, подзывая В'Чаала. Кирк связался с "Энтерпрайзом", попросив прислать им еще фазеры и портативную лампу.

Они быстрым шагом шли по тропе. Кирк на ходу объяснял план.

– Поставьте фазеры на оглушение. Мы образуем круг вокруг заложников, таким образом, на каждого приходится сектор в шестую ее часть. Каждые пятнадцать минут сменяемся, двигаясь против часовой стрелки, для поддержания тревоги. Если вы почувствуете, что засыпаете, скажите об этом –Боунз, у тебя есть стимуляторы?

– В избытке. Но лучше воздержаться от них: люди становятся очень легкомысленными.

Солнце превратилось из ярко-желтого в тускло-красное, превращая зеленую стену джунглей в темно-серую, с причудливыми черными тенями.

– Достаточно, –сказал маг.

Они остановились, сканируя окружающие заросли на предмет движения. Переносная лампа отбрасывала длинные, гротескные тени.

– Может, свет отпугнет их, –предположил Вилсон.

– Я не знаю, –ответил маг. – Мы никогда не пытались отпугивать их. Спок кинул на Кирка выразительный взгляд: впервые инопланетянин сам выдавал информацию.

Десять минут было тихо; солнце полностью погасло. Они столпились на освещенном пятачке. Яркие листья и цветы дрожали под постоянным дуновением бриза.

Внезапно начался ад.

Существо, в два раза больше человека, спикировало на Маккоя сверху, обнажая клыки. Их маг прокричал предупреждение, одновременно выстрелили три фазера. Существо отбросило в сторону, на землю. Когда оно еще было в воздухе, три меньших Chatalia атаковали с земли. Вилсон оглушил одного из них, двухголового, четырехрукого, с лохмотьями на месте крыльев.

Когда летающий монстр упал на землю, он опрокинул одну из ламп. Шерсть его загорелась. Мур нарушил строй, отталкивая его, и был немедленно атакован ven, у которого вместо рта была огромная язва. Он пнул его между ног, сомнительная тактика против бесполого существа, однако это дало Вилсону время прийти к нему на помощь. К несчастью, луч его фазера задел Мура, парализовав его левый бок. Тот, сделав один шаг, упал.

Вилсон подбежал к нему, оттолкнув существо с лампы, подхватил Мура и внес его обратно в круг.

Они прибывали и прибывали. Летающая медуза со светящимися шипами; ven, выглядевший бы нормально, если бы не цветок, растущий из его грудной клетки; вращающийся шар из чешуи и зубов; бескрылый маг; двое ela, соединенные блестящей трубой из плоти; нечто похожее на лося, покрытое шипами.

Тела накапливались. Темп атаки несколько снизился – нападавшие утаскивали в джунгли тела оглушенных, чтобы там съесть их. Но некоторые продолжали атаковать, карабкаясь по кучам тел. Другие, оправившиеся от оглушающего луча, подползали ближе и падали снова.

Мур поднявшийся с земли, почувствовав, что онемение проходит, попросил разрешения переключить фазер на "убить"; в этом было отказано.

На борту "Энтерпрайза", Скотти покинул вспомогательный мостик, и дежурил в транспортаторной вместе с 22 охранниками. Он сделал несколько предложений капитану Кирку:

– Спустить вниз несколько человек, чтобы подменить их;

– Распылить тонну соли по джунглям;

– Отправить вниз весь экипаж, и выжечь эти чертовы джунгли под корень.

В течение временных затиший, Кирк ответил "нет", "нет", и "не сходите с ума".

Из коммуникатора раздалось странное мяуканье, затем свист фазера и грохот.

– Ситуация? –спросил энсин напряженным голосом.

– Только еще один лось, –ответил Мур. – Ребята, может, прекратите дергать нас? Это просто учебная стрельба.

Скотт вздохнул. – Они не могут быть уверены, что полностью контролируют ситуацию.

Лейтенант Гэри согласно фыркнул. – Они должны позволить нам, по крайней мере, спустить им нечто помощнее фазеров. Например, портативный дисраптор – тогда они смогут немного поспать.

– Главная директива, –сказал Скотт. Исследовательские отряды Федерации должны были минимизировать эффект продвинутых технологий на менее развитое общество.

– Кто-то должен дать им почитать Главную Директиву, –пробормотал Гэри. – Это мы озадачены их технологией, а не они нашей.

– Ладно, хватит, –Скотти уставился на экран. Он любил этот корабль, и особенно его двигатели – а здесь был вампир, высасывающий из них энергию. С нехарактерной жесткостью он сказал: "Они заплатят за это. Пусть это станет последним, что я сделаю, но я заставлю их заплатить за это."

Глава 7.

Когда возвратилось солнце, Кирк и его люди стояли в кольце из тел оглушенных монстров, двух-трех метров высотой. Кирк устало опустился на землю. То же сделали остальные.

– Боунз, теперь ты можешь раздать свои волшебные пилюли, –сказал он. – Нам предстоит долгий путь, если мы не хотим провести здесь еще одну ночь.

– Это не пилюли, –ответил Маккой, открывая сумку. – Протяни руку.

Зашипел гипоспрей.

Они поспешили дальше по тропе. Мур и Вилсон прикрывали тылы, на случай, если какое-то животное было способно выдержать свет достаточно долго, чтобы получить их на завтрак. Однако "ошибки", приспособленные для прохладного мрака джунглей, очевидно, не переносили солнечных лучей.

– Вы можете предложить нам способ передвижения более эффективный, чем ходьба? –спросил Спок мага.

– И полет, – без сарказма добавил тот.

И маг, и переводчик устало спотыкались; очевидно, средство Маккоя не могло помочь им.

– Когда мы достигнем земель lan-Chatalia, –сказал маг, – мы сможем найти повозку. Хотя я сомневаюсь, что меньший и я сможем идти так далеко.

– Мы понесем вас, если это будет необходимо, –сказал Спок. – Но чем дольше вы сможете передвигаться без помощи, тем скорее мы будем вне опасности.

Они прошли около пяти километров. В'Чаал упал первым. Маг – когда Мур стал поднимать В'Чаала. Маккой предложил еще заряд гипоспрея, но и Мур, и Спок отказались.

Воздух постепенно нагревался. Сверху спустили легкие перчатки для Мура, для предохранения мага от его пота. Из зарослей доносился шум, преследователи оставались невидимыми за стеной джунглей. Люди держали фазеры наизготовку. Однако во время коротких остановок, на которых настоял Маккой – пять минут в час – они не смели искать тени. Эти остановки не были полноценным отдыхом, ибо шелесты джунглей смолкали, когда они опускались на землю. Они чувствовали на себе взгляды терпеливых монстров, ждущих темноты.

Когда люди подошли к границе джунглей, два существа действительно напали, вслепую, ориентируясь только на их звуки и запахи. Маккой и Вилсон оглушили их.

С первого взгляда страна lan не производила особого впечатления. Голубые овощи, похожие на капусту, пробивались сквозь серую почву, без всякой системы. Большинство из них были пыльными, поникшими, и не имелось никаких признаков ирригационной системы.

– Они могут иметь некоторые достоинства, –хмыкнул Маккой, – но сельское хозяйство к ним явно не относится.

– Напротив, –ответил Спок, даже не запыхавшись под тяжестью инопланетянина, – это может быть весьма благоразумной стратегией. Если бы эти растения были съедобны, они служили бы только пищей существам из джунглей. Вполне вероятно, что они ядовиты.

– Хм, об этом я не подумал, –сказал Маккой с некоторым намеком на пренебрежение. Странные растения протянулись по крайней мере на два километра.

Поскольку они приближались к деревне, Спок разбудил мага (который подтвердил, что они специально выращивали ядовитые культуры вблизи джунглей, чтобы препятствовать ночному передвижению). Они ступили на посыпанную гравием дорогу, по обеим сторонам которой стояли ряды низких растений с красными цветками.

В'Чаал тоже проснулся, и первой вещью, которой он сказал, было:

– Насколько дольше мне позволят жить?

– Теперь ты имеешь знания, которые не являются знаниями ven. Однако, так как в данной ситуации, меньший, ты не можешь поделиться ими с другими ven, я не вижу причины, запрещающие тебе жить, пока мы не достигнем Острова.

– Возможно, мы сможем переубедить вас еще до того, как мы его достигнем.

– Побереги силы, Джим, –сказал Маккой. – С тем же успехом ты мог бы попытаться уговорить Спока съесть кусок мяса.

– Эти примеры едва ли эквивалентны, – поднял бровь Спок.

Кирк возвел глаза к небу.

– Маг, где мы можем найти средство передвижения? Ту повозку, о которой вы говорили?

Деревня казалась абсолютно пустой, хотя они могли заметить некоторых lan в поле.

– Мы посмотрим. Когда мы увидим, мы возьмем ее.

– А как насчет того lan, которому она принадлежит?

– Я не понимаю.

– Вы не считаете, что она может быть нужна ему?

– Он возьмет другую…Подождите. Кажется, я понял, что вы имеете в виду. Он должен возражать против того, что мы возьмем 'его' повозку.

– Правильно.

Маг и В'Чаал посмотрели друг на друга и издали звук, который, возможно, был смехом. – Нет, у lan нет прав на имущество, в отличие от ven. Любая повозка здесь принадлежит мне, так как я ближайший к ним маг. Так как все ваши жизни принадлежат мне.

Под навесом рядом с низким конусообразным зданием, они обнаружили несколько животных и две повозки. Животные были несколько похожи на огромных шестиногих бесхвостых крыс. После нескольких неудачных попыток, Кирк сумел впрячь пару в наибольшую повозку и вывести ее наружу. Люди забросили внутрь несколько сумок с продуктами и залезли сами. Руки Chatalia освободили, но зато связали им ноги. Они не протестовали и не благодарили.

Кирк не был удивлен, обнаружив, что он единственный, кто может управляться с животными. Его собственный опыт был результатом необычного анахронизма: его отец, весьма честолюбивый человек, принадлежал к консервативной партии "Назад к Земле". Его имидж требовал, чтобы он занимался фермерством – чем более примитивным, тем лучше. Но он был очень занятым человеком, поэтому большая часть работы ложилась на плечи Джима. С тех пор он неплохо ладил с животными.

– Пошли! –двенадцать ног неохотно зашевелились. Вначале сильная тряска вскоре исчезла. Пригревающее солнце, почти прямо над головой, усыпляло, тем более что эффект стимуляторов доктора ослабевал. Сам доктор тихо похрапывал позади него.

Дорога тянулась прямо вперед, насколько хватало глаз. Кирк обвязал поводья узлом вокруг руки, на случай, если он задремлет. Затем, высвободив одну руку, открыл коммуникатор.

– Рапорт отрицательный. Это вы, лейтенант Гэри?

– Нет, сэр. Энсин Данхилл.

– Хорошо, энсин, вы можете передать, что все спокойно, большая часть команды отдыхает. Мы передвигаемся на север, со скоростью около 15 километров в час. Как дела наверху?

– Холодно, сэр. Мы пытаемся сохранить энергию…о, вот лейтенант, сэр. –Раздался другой голос. – Капитан, по последним вычислениям Глак Сона, у нас есть три дня и девять часов, прежде чем мы будем вынуждены спустить всех вниз. Он попросил спросить, не собираетесь ли вы активно использовать транспортатор?

– Нет, только продукты. Нет сообщений от Звездного Флота?

– Нет, сэр. Хотя я не уверен, что мы смогли послать сообщение. Я поговорю с лейтенантом Ухурой и сообщу вам при следующей связи.

– Очень хорошо, –он мог связаться с Ухурой и сам, но такой способ сберегал энергию. – Конец связи.

– Извините, что не отвечал, сэр, –сказал Спок позади него. – Я размышлял.

– Тебе тоже нужен отдых.

Спок помедлил. – Нет, капитан. Это было время на размышление. Существует большая вероятность, что наша миссия окончится провалом.

– То есть мы…умрем здесь?

– Существует много неизвестных факторов. Но большинство из них предлагают только различные степени неудачи.

– Звездный Флот найдет нас, рано или поздно.

– Я не сомневаюсь. Однако корабль, нашедший нас, вероятно, попадет в ту же ловушку. Как и все последующие.

Кирк потер подбородок.

– Значит… Даже если они поверят нам –даже если они сделают нас королями…

– Даже если мы сможем приспособить свой метаболизм к их продуктам, мы останемся здесь на всю жизнь. Как и команды кораблей, прилетевших за нами.

– Если только они не прибудут в течение трех дней и девяти часов, –задумался Кирк.

– Эта возможность создает один из немногих оптимистичных сценариев.

– Расскажешь мне остальные?

– Предположим, что наше путешествие увенчается успехом. Тогда мы можем обнаружить, что наш друг маг…

– Мое имя Т'Лаллис, –сказал проснувшийся маг.

Спок кивнул.

– Мы можем обнаружить что Т'Лаллис –не совсем…типичный маг. Остальные могут проявить большее желание к принятию нашего взгляда на устройство вселенной. Могут даже знать, как освободить "Энтерпрайз" и пополнить запасы топлива. Т'Лаллис, вы маг второй касты, не так ли?

Инопланетянин коснулся своей серебряной ленты. – Конечно.

– Маги первой касты могут быть реальными пилотами корабля, –сказал Спок. – Если так, мы должны иметь по крайней мере возможность объяснить им нашу ситуацию. Если они захотят помочь –…

– Вы можете никогда не встретить мага первой касты. Они главным образом управители растений.

– Управители планеты? –переспросил Кирк [примечание: игра слов: plant – растение, а planet – планета.]

– Они управляют растениями. Садоводство.

– Это все, что они делают?

– Да. Вторая каста управляет миром и заботится о возрождении. Мы подчиняемся первой касте, когда они о чем-то просят нас. Но это происходит нечасто.

– Интересно, –сказал Спок.

Глава 8

Тревога!

Это коммандер Спок с корабля "Энтерпрайз".

В 7502.9, мы обнаружили замечательный артефакт: гигантский космический корабль в форме вогнутого планетоида, двигающийся на субсветовой скорости на прямоточном воздушно-реактивном двигателе Бассарда. Он населен приблизительно миллионом разумных существ, называющих себя Chatalia.

Мы спустили вниз группу контакта, однако затем обнаружили, что неспособны ее вернуть. Тонкая пленка металла или сплава, имеющего атомный вес 1132.5, каким-то образом препятствует работе транспортатора.

Chatalia заключили в тюрьму команду высадки. Они, очевидно, забыли, что находятся на борту космического корабля – он был запущен около трех тысяч лет назад – и не понимали намерений группы высадки.

Факт, что несколько веков назад планетоид был атакован клингонским крейсером, еще более осложнил ситуацию. Они верят, что мы являемся клингонами.

Мы обнаружили останки клингонского корабля на поверхности планетоида. Расшифровка его бортового журнала прилагается.

Очевидно, "Энтерпрайз" повторяет судьбу клингонского судна. Планетоид неизвестным способом высасывает энергию с корабля. Скорость потерь прямо пропорциональна величине использования энергии.

Предостережение спасателям: "Энтерпрайз" был захвачен на расстоянии 123 километров от поверхности планетоида. Захват осуществляется с помощью сети из невероятно тяжелого металла, упоминавшегося ранее.

Менее чем через неделю, экипаж "Энтерпрайза" должен будет покинуть корабль и транспортироваться внутрь планетоида. Мы рекомендуем команде спасателей с помощью фазеров проделать небольшое отверстие в структуре поверхности. Это позволит использовать транспортатор, в то же время потеря воздуха Chatalia будет незначительна.

Мы определенно не сможем выжить внутри планетоида. Помимо того, что Chatalia настроены враждебно, их продовольствие не может быть использовано людьми.

Звездная дата 7504.966, от 119.70238D, 689.4039 пск.;-1.038572D, – 0.9966 пск.; направление 37.903D, 0.0127D относительно Ригеля.

Далее перевод клингонского бортового журнала…

Вопреки опасениям Ухуры и Спока, тревожный сигнал пробился сквозь магнитное поле и был пойман кораблем.

Однако было бы лучше, если бы корабль принадлежал Федерации.

Клингонский крейсер совершал миссию, аналогичную миссии "Энтерпрайза". Фактически, он преследовал "Энтерпрайз", держась на благоразумном расстоянии. Хотя это было не запрещено, они сохраняли тишину на всех частотах.

Они слушали. И очень внимательно.

– Лорд? Вы приняли решение?

Капитан Калан опустил расшифровку на колени и уставился на темный экран.

Не смотря на своего лейтенанта, он сказал: – Возможен только один курс действий. Выполняйте его.

Первый лейтенант вскинул сжатый кулак: "Выживите и преуспейте!." Капитан ответно поднял руку.

Когда лейтенант вышел, в каюте остался только один посторонний – Кэл, жрец.

– Ваш энтузиазм вдохновляет нас всех.

– Очень смешно, Кэл.

Жрец поднял свою копию расшифровки, открыл последнюю страницу.

– "Предайте наши тела пеплу. Верните нас домой в ад." Это первые строки религиозного гимна. Память этого жреца будет почтена, когда мы вернемся домой.

Калан нервно перебирал бумаги на столе, повернувшись к жрецу спиной.

– Если ты так хочешь, куда быстрее отправить эту запись по субпространственному передатчику.

– Калан. Я предупреждаю вас, есть пределы братству. Не богохульствуйте.

– Я реалистичный человек. Практичный. Поэтому я капитан, старый друг, а ты жрец. Он повернулся. –Это пахнет смертью, и ты это знаешь.

– Мы все умрем.

– И нет лучшего способа, –масляно сказал капитан. – Отомстить за память потерянного судна и освободить Вселенную от Кирка. Случайно. – Хотя Органианский мирный договор запрещал войну между Объединенной Федерацией и Империей клингонов, но обе стороны могли вести войну против третьей стороны.

– Да. –Он пролистал расшифровку, избегая пристального взгляда своего друга. – Наше оружие теперь куда сильнее.

– Дай мне объяснить это так, чтобы понял даже жрец. У нас на самом деле более совершенное оружие –но оно не лучше того, что имеет "Энтерпрайз". Неужели ты в самом деле думаешь, что они не пытались взлететь?

– Человеческая психология очень странная. Возможно, и нет.

– Возможно! Я сражался с этими дьяволами, Кэл, накануне Договора! Они прикрываются мягкими и глупыми словами, но под ними они жестоки! Поверь мне, они пробовали это сделать.

– Я повторяю, –он скрестил руки на груди и уставился на Калана. – Мы умрем. Умрем сражаясь.

– Хорошая философия, но плохая тактика, –вглядываясь в лицо Кэла, он продолжил. – Мы должны послать за подкреплением. Позволить одному кораблю попробовать разрушить планетоид, а остальным – отойти и наблюдать. Тогда потеря корабля не будет критической. Кроме того, его можно будет спасти.

– И его команда лишится возможности умереть в бою.

– Во-первых, я не вижу никакой возможности битвы. Это больше похоже на смерть от болезни. Во-вторых… –он заколебался. – Воин, которого не убили, может сражаться снова.

Кэл поднялся. – Калан…

– Хорошо. Я отказываюсь от этого.

– Вы слишком долго изучали людей. Вы начинаете думать как они.

– Что было бесчестным в моем приказе?

– Ничего. Но способ, который вы предлагаете, менее чем…убедителен.

Животный рык вырвался из груди Калана. Одним прыжком перемахнув через половину каюты, он сорвал со стены церемониальный меч.

– Давайте, –сказал Кэл. – Убейте вашего единственного друга на этом корабле.

– Кэл, –сказал капитан. – Протяни руку.

– Мистер Скотт, –сказала Ухура, пытаясь сдержать волнение. – Мы получили сообщение.

– Давайте его на экран, –появилось изображение, очень неясное из-за помех магнитного поля.

– Капитан Кирк? –спросил неизвестный.

– Нет, сэр, лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт.

– Мои поздравления, мистер Скотт. Это капитан Калан, военный корабль "Корезима". Мы решили по-дружески предупредить вас, что вы находитесь вблизи планетоида, который мы собираемся уничтожить через два дня. Советуем вам удалиться от него по крайней мере на сотню тысяч километров.

После ошеломляющей тишины, Скотт ответил.

– Но мы не можем двигаться!

– О, боже, –сказал Калан. – А мы уже приготовили сверхновую бомбу. Похоже, вам пора начинать приготовления к смерти, – экран погас.

Скотт выключил его. – Это связывает нам руки…Мистер Чехов, попытайтесь обнаружить эту бомбу и высчитать ее траекторию. У нас еще есть шанс, что корабли Федерации поймали наше сообщение. Они смогут перехватить ее.

Лейтенант Ухура, найдите Глак Сона и начинайте приготовления к эвакуации. Мы должны взять с собой как можно больше продуктов – и поговорите с сестрой Чэпел и химиками, возможно ли модифицировать местные продукты. Нужно будет спустить еще и необходимые вещества.

– Вы думаете, металлическая оболочка планетоида защитит нас? –спросила Ухура.

– Против сверхновой бомбы? Сомневаюсь. В любом случае, больше я ничего не могу сделать. Он потянулся за коммуникатором.

Они подъехали к очередной деревне. Обстановка была чем-то хорошо знакома Кирку, хотя все детали были неземными: слишком высокие здания, слишком большое пространство между ними, покрытое цветами, а не травой. Существо, похожее на помесь таракана с собакой, выбежало откуда-то и рявкнуло на них. Не было видно детей, однако все взрослые бросали свои занятия, чтобы поглядеть на них. Большинство из них никогда не видели ven, или ela, который не летает, не говоря уж о человеке или вулканце.

Вилсон и Мур приготовили фазеры, однако никто из наблюдающих или не заметил, что Chatalia в плену, или не был склонен им помогать.

Они проехали уже около пятидесяти километров, и сила тяжести стала ослабевать, показывая, что они приближаются к оси планетоида.

– Интересно, сколько еще мы сможем использовать эту повозку, –пробормотал Кирк. – Чтобы достичь острова магов, нам ведь придется плыть?

– Это зависит от поведения животных, –сказал Спок. – Они вряд ли приспособлены для низкой гравитации.

– Вы мне напомнили, –Кирк открыл коммуникатор. – Нам понадобятся магнитные ботинки.

Коммуникатор запищал.

– Скотт капитану Кирку.

– Слушаю, Скотти.

– Сэр, у нас проблема.

– Ясно…И что теперь? Скотти рассказал о клингонской угрозе.

– …Согласно данным мистера Чехова и Глак Сона, у нас есть около 46 часов.

– Это укладывается в наш временной предел?

– Да. С вашего разрешения, мы подождем до последней минуты, прежде чем спуститься.

– Я собирался предложить это. Может прибыть помощь…Для вас более предпочтительно транспортироваться на борт другого корабля.

Скотти молчал; Кирк знал его достаточно хорошо, чтобы предполагать, что он скажет.

– И не смейте говорить ничего вроде "покинуть корабль".

– Но сэр!

– Или покинуть нас, например. Ваша обязанность весьма проста. –Он весело взглянул на Спока. – Будет достаточно неудобно объяснять, как вы умудрились потерять двух старших офицеров, начальника медицинской службы и начальника охраны.

– Конечно, энсинов и лингвистов потерять куда проще, –шепнул Ларосс Муру.

– Их легко заменить, –ответил Мур. – Меня это иногда беспокоит…

Кирк кинул на них испепеляющий взгляд и шикнул.

Оба Chatalia с интересом слушали, жуя фрукты, сорванные в роще у деревни. Кирк попросил прислать магнитные ботинки и обед, и отключился.

Материализовались бутерброды и сырые овощи для Спока.

– Я не понимаю этот вид магии, –сказал Т'Лаллис. – Это появляется из будущего?

– Это появляется из корабля, –устало сказал Маккой. – Снаружи, из корабля. Не из будущего. Снаружи.

– А какой вид магии вы понимаете? –спросил Ларосс. – Например, вы какой вид используете?

– Магию жизни, конечно.

– Покажете мне? –спросил Маккой.

– Возможно, когда мы достигнем Острова, –ответил маг. – Когда мы доберемся туда…Если вы прекратите эти разговоры о вашем "Энтерпрайзе" и тому подобном, они возможно, позволят вам еще пожить.

Кирк оборвал ответ Боунза.

– Мы в тупике, Т'Лаллис. Мы оба знаем, что говорим правду; оба знаем, что другой полностью ошибается. Нет никакой нужды больше об этом говорить.

– Смотрите, –сказал Маккой, поднимая кожуру от фрукта, съеденного В'Чаалом. Тот аккуратно оборвал ее одним спиралевидным куском. Маккой осторожно придал ей прежнюю форму, держа ее в руках как полый глобус. – Вы можете хотя бы попытаться представить это?

– Чтобы помочь нам осознать наше заблуждение, –пришел на помощь Ларосс.

– Посмотрите, мы находимся внутри…

– У нас проблема, –прервал их Вилсон. Около двадцати lan выстроились в два ряда поперек дороги, вооруженные копьями.

– Вы можете поговорить с ними? –спросил Кирк. – Или нам придется стрелять.

– Я могу, –сказал маг, – но с ними нет переводчика.

– В'Чаал, вы…

– Нет, –он выпрямился. – Я не торговый переводчик!

– Если вы поднесете к ним транслятор, –сказал Ларосс, – вы будете понимать их язык.

– Стреляйте, –сказал маг. Вилсон и Мур открыли огонь, и двадцать тел упало на дорогу. Животные замерли, отказываясь сворачивать, так что пришлось выходить и перетаскивать Chatalia на обочину дороги.

Пока они занимались этим, солнце уже дважды мигнуло.

– Мы продолжим путь в темноте, капитан? –спросил Вилсон.

– Думаю, да. Нужно будет только освещать дорогу лампами.

Однако, как только стало темно, животные подогнули свою дюжину ног и мгновенно заснули.

Кирк попытался разбудить их, однако без особого успеха. Маккой, пытаясь помочь, посветил им в глаза. Тогда они покорно встали.

Так они и двигались всю ночь, сменами по три человека: один управлял повозкой, один был на страже, и еще один шел задом наперед, светя фонариком в глаза животных. А так как только Кирк и Маккой могли управляться с животными, а Вилсон и Мур были профессиональными охранниками, то всю ночь прогуливаться спиной вперед пришлось Лароссу и Споку.

Единственный рациональный подход к этой проблеме возможен, если предположить успех, а затем рассчитать вероятные логические цепочки, ведущие к нему.

Для начала нужно предположить, что клингоны потерпят неудачу. Существуют три варианта сценариев, допускающих это:

1. Вмешательство корабля Федерации. Присутствие клингонского судна подразумевает, что они получили наше сообщение, так что данное предположение вероятно. Хотя то, что корабль появится в пределах сорока часов, сомнительно.

2. Бомба не сработает. Вероятность низкая; кроме того, клингоны могут попытаться снова.

3. Бомба не сможет разрушить металлическую оболочку, окружающую планетоид. Наибольшая вероятность, однако невозможно оценить теплоемкость данного металла. Возможно, что оболочка останется неповрежденной, однако приведет к нагреванию до смертельной температуры.

Исходя из принятия третьего варианта, мы останемся живы, однако "Энтерпрайз" будет уничтожен.

Возможно, что клингоны будут удовлетворены и отступят, решив, что жизнь внутри уничтожена. Тем не менее, более вероятно, что они транспортируют сюда вооруженный отряд. Chatalia, очевидно, были способны победить их и ранее, без посторонней помощи. С нашей помощью возможно будет сделать это с меньшим кровопролитием, хотя сомнительно, что клингон позволит себе выжить.

Дальнейшие наши действия при принятии данной ветви сценариев во многом зависят от магов.

1.Они просто казнят нас. Вполне тривиальное решение.

2.Маги первой касты – пилоты, и они пожелают помочь нам. В этом случае наше выживание будет зависеть от:

А. Продовольствие. Строгое нормирование. Если местная вода содержит мышьяк, ее можно очистить с помощью процесса Марша. Однако неизвестно, можно ли очистить местные продукты без наличия сложного оборудования.

Б. Нахождения выхода к поверхности. В таком случае мы будем безопасно транспортированы, когда прибудут корабли Федерации. Хотя мы не сможем связаться с кораблем, они, конечно, спустят исследовательскую группу, как только их биосенсоры укажут на наличие жизни.

3. Они пилоты, но не пожелают помогать нам. Использование силы возможно, но не желательно: мы не можем сражаться неопределенное время, равно как и захватить весь планетоид с нашим оружием.

Нашей лучшей тактикой в таком случае будет убедить их, что они нуждаются в нашем сотрудничестве. Даже если взрыв бомбы не окажет влияния на внутреннюю область планетоида, он, несомненно, уничтожит двигатели Бассарда. Наши инженеры смогли бы починить или заменить их.

4.Наконец, они могут не быть пилотами; корабль может быть полностью автоматизирован либо покинут. В этом случае мы должны попытаться исследовать его историю, методы управления им и найти способ пробить металлическую оболочку.

Все эти предположения, вероятно, будут бесполезны. Если способность данного суперметалла сопротивляться действию фазера связана (хотя бы частично) с чрезвычайно высокой тепловой проводимостью, то внутренняя область планетоида через сорок часов нагреется до температуры сверхновой звезды – только на доли секунды, но этого будет достаточно.

– Спок, просыпайтесь, –Ларосс протянул ему фонарь, затем забрался в повозку и устало растянулся на полу. Спок не спал, однако не видел причины поправлять лингвиста.

Он спрыгнул на землю, одновременно включая фонарь. Гравитация ослабела до четверти нормальной. Как ни странно, это сделало передвижение тяжелее, а не легче – особенно спиной вперед.

Маккой забрал поводья у Кирка. Тот потянулся и зевнул.

– Интересно, сколько еще осталось.

Спок проделал быстрое вычисление.

– Если мы продолжим движение к оси при том же направлении и скорости, то нам потребуется семь часов, десять минут. Хотя нам придется пересечь водное пространство, а это может породить новые трудности.

– Мы найдем еще одну лодку, –сказал Маккой.

– Сомневаюсь. Я не знаю, что случается с водой при гравитации одну десятую земной, во вращающейся системе отсчета, но это должно быть интересным. И, вероятно, непригодным для плавания.

– И что тогда?

– Я рассмотрю различные возможности. Как говорит ваша пословица, не ставь телегу впереди лошади.

Маккой тряхнул вожжами, и животные медленно встали на ноги. Он недоверчиво посмотрел на Спока.

– Вы что, только что пошутили?

– Не сознательно. Хорошо получилось?

– Ужасно.

Спок серьезно кивнул и начал двигаться.

Глава 9.

Вскоре после наступления света, животные начали испуганно выть. С каждым шагом они отрывались от земли и пролетали несколько метров. Продвижение стало медленным и тряским. Кирк распряг их, направив в том направлении, откуда они прибыли.

Надев магнитные ботинки, команда "Энтерпрайза" не ощущала тех неудобств, что испытывали Chatalia. В'Чаал никогда не был в таких условиях, а Т'Лаллис привык летать, а не ходить по земле.

Они двигались под большим углом, словно взбираясь на крутой холм. Около экватора "вверху" означало лишь "перпендикулярно земле".

Через несколько часов они добрались до водного пространства, окружающего остров магов. Как и предполагал Спок, это представляло серьезную проблему.

Поверхность воды не имела четких очертаний. Она словно вяло кипела ____________________ – хотя и не под действием тепла. Несколько сотен кубометров воды внезапно отделялись от поверхности, на миг зависали и медленно опускались назад. Над водой стоял странный густой туман, выглядевший достаточно плотным, чтобы потонуть в нем. Перед ними мерцала радуга.

– Не похоже, что лодка тут поможет, –заметил Маккой. – Как вы передаете груз поперек?

Т'Лаллис пожал плечами.

– Лодки…Воздушные, не водные лодки.

– Каким образом они летают? –спросил Кирк.

– Летают? Как может лодка лететь?

– Как они работают, я имею в виду.

– Один или несколько ela тянут их, по кабелю. Они делаются легкими с помощью магии.

– Вашей "магии жизни"?

– Да. Это растение, под названием хрнии. Когда вы помещаете семя в воду, оно вырастает в шар, который наполняет себя легкостью.

– Т'Лаллис, –спросил Спок. – Когда вы открываете шар хрнии, воздух изнутри горит?

– Да, горячим невидимым огнем. Как вы должны знать.

– Растение, которое производит водород, –сказал Маккой. – Спок, вы когда-либо слышали о чем-нибудь подобном?

– Только при разложении, –ответил Спок. – Никогда при росте. Ваша магия очень интересна, Т'Лаллис.

– Но все равно, даже если бы у нас была одна из этих воздушных лодок, мы ничего не могли бы сделать, –сказал Кирк.

– Я могу перенести всех нас, –предложил Т'Лаллис. – Расстояние невелико.

– Нет…Я боюсь несчастного случая, –ответил Кирк с оттенком сарказма.

– Сэр? –сказал Мур. – У меня идея. Мы сами можем перелететь.

– Вы что, ума лишились? –учтиво спросил Вилсон.

– Нет, сэр. Я видел такое на Луне. На земной Луне, в моем последнем увольнении.

– Я с десяток раз был на Луне, –сказал Кирк, – но я никогда не видел никого летающего. Вилсон кивнул, кинув Муру немного угрожающий взгляд.

– Господа, значит, вы никогда не были в Луна-Парке.

– Парк развлечений? –Ни Кирк, ни Вилсон не были в таком несерьезном месте со дня получения офицерских нашивок.

– Да, я вспоминаю, что читал об этом, –присоединился Маккой. – Это огромный подземный купол…

– Больше, чем "Энтерпрайз", сэр. Вы можете летать там при одной шестой гравитации. Большие легкие крылья.

– Это сложно?

– Э…Я не знаю, сэр. Моя…э…подружка отказалась пробовать, –что стало большим облегчением и для Мура.

– И что нам нужно, чтобы сделать эти крылья? –спросил Маккой. – Попросить Скотти спустить перья и клей?

– Парк Тинни, наверное, знает все об этом, –сказал Ларосс. – Она родилась и выросла на Луне.

Кирк кивнул, открывая коммуникатор. "Посмотрим, что скажет Скотти."

Энсин Паркер Тинни летала каждые выходные, начиная со своего десятого дня рождения, до того дня, когда она покинула Луну для поступления в Академию. Она до сих пор хранила свои старые крылья в шкафчике у себя в каюте, надеясь использовать их в увольнении на планете с низкой гравитацией.

Крылья были сделаны из легкого металла, с полыми распорками: большие для рук и поменьше для ног. Глак Сон вычислил необходимые параметры для всех членов группы высадки, и через два часа крылья были готовы.

Энсин Тинни вызвалась спуститься вместе с крыльями и потренировать мужчин. Скотту, конечно, отнюдь не понравилась мысль подвергнуть хрупкую девушку опасности, в то время как сам он оставался на борту "Энтерпрайза", но он не мог не признать необходимость.

Если бы все прочие параметры были равны, летать здесь было бы легче, чем на Луне, потому что все здесь весило менее половины своего истинного веса. Однако параметры эквиваленты не были. На Луне, вы можете стартовать, спрыгнув с небольшого обрыва; на Луне, летуны не обременены одеждой. Здесь же возможно было снять только ботинки, потому что управлять полетом нужно было с помощью слабых движений пальцев ног или стоп.

Из- за ножных крыльев, вы не можете здесь разбежаться. Однако в условиях слабой гравитации вполне возможно подпрыгнуть на десять метров. Прижмите крылья к бокам во время прыжка, затем наклонитесь вперед и расправьте их.

Пока мужчины тренировались, Тинни хорошо повеселилась, выделывая различные акробатические номера. Оба Chatalia заворожено наблюдали за ее маневрами – они никогда не видели настоящих птиц, так как ни одно животное на планетоиде не могло летать, а маги передвигались по воздуху с животной силой.

Когда все были способны держаться в воздухе и выполнять простейшие маневры, Кирк позвал всех назад на землю. Мур резко устремился вниз и так же внезапно затормозил: у него, очевидно, был естественный талант к крыльям. Маккой при приземлении сломал одно ножное крыло, саркастически заметив при этом, что ему еще повезло не сломать лодыжку. Однако у Тинни был ремонтный комплект, и она мигом починила сломанную распорку, даже не сняв крыло с ноги доктора.

– Думаю, наилучшей стратегией будет отойти подальше от воды для разгона, –сказал Кирк. – Мы отойдем на километр и заранее наберем высоту. Т'Лаллис, вы сможете перенести В'Чаала?

– Да, но я не вижу никаких причин для этого. Он может умереть на этом берегу так же, как и на том.

– Перенесите его. У нас есть, что сказать об этом.

Спок был весьма задумчив, когда они наполовину шли, наполовину летели к месту старта.

– Капитан, –медленно начал он, – у меня есть некоторые сомнения относительно нашей проблемы.

– Перелета к острову?

– Нет, сэр, клингонской атаки. Есть способ, с помощью которого мы можем увеличить вероятность того, что они потерпят неудачу. Если еще не слишком поздно.

– И какой же?

– Сэр, сверхновая бомба является мощным оружием, однако, как и у других кругонаправленных орудий, ее мощность обратно пропорциональна квадрату расстояния. Чем на большем расстоянии от поверхности она взорвется, тем меньший ущерб будет нанесен планетоиду и "Энтерпрайзу".

– Конечно! Мы используем главные фазеры и…

– Как видите, это сложная проблема. Мы должны по меньшей мере транспортировать экипаж внутрь планетоида. Чем больше энергии мы затребуем для фазеров, тем меньше останется на долю транспортаторов и систем жизнеобеспечения.

Тем не менее, желательно, чтобы команда оставалась на борт "Энтерпрайза" столь долго, как возможно. Урегулирование различных аспектов этой проблемы требует решения дифференциального уравнения по меньшей мере пятого порядка. Кроме того, мне не хватает данных. С помощью бортовых компьютеров, Глак Сон, вероятно, сможет это рассчитать.

– Ну что же, посмотрим.

Скотт протер усталые глаза.

– Давайте посмотрим. В 0947, мы спускаем всю команду вниз. А в 0948, мы направляем все фазеры на бомбу и взрываем ее. Потом…

– Пытаемся взорвать ее, сэр, –сказал Глак Сон. – В вычислениях есть элемент случайности. Мы не знаем ни то, насколько мощна клингонская бомба, ни то, насколько она уязвима для фазеров. Данный выбор времени является оптимальным решением, однако он основан на сведениях, которые могут быть устаревшими.

– Да, шпионские сведения.

– Но я со всем почтением все-таки настаиваю, сэр, не оставлять никого на борту. Очень маловероятно, что мы сможем настолько сильно изменить траекторию, чтобы…

– Это мое решение, энсин, –сказал Скотти, немного жестко. – Они могли сдублировать любые наши вычисления. Они могли предвидеть нашу логику, и заранее запрограммировать изменение курса в момент, когда биосенсоры покажут, что мы покинули корабль. Это защитит их от заранее запрограммированной фазерной атаки.

Глак Сон пробормотал извинения.

– Ты никогда не сражался с ними, парень. Ты не можешь думать, как они, –он поглядел на хронометр.

– У нас еще девять часов. Лейтенант Ухура, я иду в каюту. Если не вернусь в 0730, пошлите кого-нибудь задать мне хорошую встряску.

– Есть, сэр, –улыбнулась Ухура.

Вернувшись в свою крошечную временную каюту, Скотт налил себе маленький стакан бренди, посмотрел на него мгновение и осторожно вылил назад в бутыль.

Хорошим шагом было решение отойти от водной границы для разбега, так как от земли к воде постоянно перемещались восходящие потоки теплого воздуха. Они быстро набрали высоту, сперва выстроившись прямой линией. Затем двое инопланетян немного отстали; Т'Лаллис неуклюже держал ногами В'Чаала, подобно огромной хищной птице. Мур и Паркер вырвались вперед; Мур был приятно удивлен, что не чувствует страха высоты.

– Вид забавы, –сказал Маккой, державшийся рядом с Кирком. – Если бы они были посообразительнее, они бы продали этот планетоид Диснею и купили себе тихий маленький…

– Что за черт? –вскричал Мур, яростно махая крыльями, чтобы погасить свою начальную скорость.

Chatalia исчезли. Через мгновение, они заметили обоих: мага, казавшегося точкой – высоко над ними, переводчика – внизу, падающего.

Парк резко изогнула крылья и понеслась вниз. Через пару минут она нагнала В'Чаала, чьи крылья были слегка развернуты из-за сопротивления воздуха, но недостаточно, чтобы замедлить падение.

– В'Чаал! Планируйте! Вы можете вернуться обратно на берег! Все, что ему нужно было сделать, это развернуться и раскинуть крылья.

– Я знаю, что могу, –ответил тот. – Мастер приказал мне умереть здесь.

Скользя вниз, Паркер прикинула, что они уже потеряли около двадцати секунд. Она схватила В'Чаала за руки, пытаясь максимально расправить крылья.

"Нет!" В'Чаал отбивался обеими руками, сильно ударив ее в солнечное сплетение. Согнувшись от боли, она выпустила его.

Это непроизвольное движение нарушило равновесие. Теперь она падала так же быстро, как он, еще и спиной вперед – не контролируя себя несколько драгоценных секунд.

В'Чаал закричал что-то неразборчивое и исчез в тумане. Парк влетела в водный пузырь размером с человека, и с трудом вынырнула, кашляя и задыхаясь.

Опыт половины жизни, проведенной в полете, спас ее. Она вытянулась, раскинув крылья, пока не прошел кашель. Чувствуя влажность окружающего ее тумана, она приказала разрывающимся легким не дышать и медленно, гребя крыльями, стала подниматься наверх, к свету.

Когда ее лице коснулся сухой и холодный воздух, она осторожно вдохнула через нос, дважды чихнула, протирая глаза. Тяжело заработала крыльями для подъема, радуясь, что материал их был непромокаемым.

Над ней мелькнула тень, и она заметила направляющегося к ней Мура.

– Вернись, проклятый дурак!

Он подлетел к ней и попытался подстроиться под ее скорость – действительно неплохо для начинающего, вынуждена была она признать.

– Кажется, ты попала в неприятность? –сказал он.

– Я тебе дам неприятность! –тем не менее, она улыбнулась.

Они преодолели около половины пути, десять километров или около того, когда маги поймали их, незамеченные в ослепительном блеске солнца. Снова сеть из невидимого металла.

– Не сопротивляйтесь! –приказал Кирк. – Уберите фазеры. Мур действительно вытащил свой, но, услышав приказ, убрал фазер обратно. Если бы они оглушили любого, держащего сеть, они бы сразу же упали в воду.

Парк осторожно потрогала сеть

– Что это?

– Микроскопическая проволока, –ответил Ларосс. – Режет как бритва, если вы надавите посильнее. Попытайтесь расслабиться.

– Похоже, их там около тридцати, –сказал Вилсон, прищуриваясь. – Наверное, лучшее, что мы можем сделать – подождать и посмотреть, чего они от нас хотят.

Его коммуникатор загудел.

– Ситуация, сэр?

Он осторожно достал коммуникатор, пытаясь не повредить крылья.

– Положение улучшается, –он хмыкнул. – У нас намечается бесплатная поездочка.

Глава 10.

Звездная дата 7508.9

Я назначил лейтенанта Ухуру ответственной за эвакуацию, в том числе за тыловое обеспечение после транспортации. По совету капитана Кирка, экипаж будет транспортирован в малонаселенные и относительно безопасные сельские районы, где обитают lan-Chatalia.

Первоочередной задачей, после установки охраны по периметру, будет анализ местного продовольствия и воды. Энсин Амстел считает, что он сможет очистить их, так что их шансы на выживание увеличатся. В противном случае, продовольствия хватит на девятнадцать дней (из расчета 2500 кКал/чел), а воды – на 5 дней (5л/день)

Массовое движение к острову магов не является разумным шагом, так как у нас есть только десять пар магнитных ботинок. Они переданы персоналу службы безопасности, которые также снабжены крыльями. Они направятся к Острову магов сразу же, как только будет покончено с охраной границ лагеря. Их дальнейшие действия будут зависеть от того, как обращаются с капитаном Кирком и его людьми.

При последней связи, группа высадки была захвачена магами в момент, когда они пресекали водное пространство, окружающее остров.

Эвакуация начнется в 0945.0, транспортаторы будут активироваться каждые шесть секунд. Эвакуация должна быть завершена не позднее 0947.5, оставив меня лицом к лицу с клингонами.

Лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт.

В 0932, Скотти изучал списки, рассчитанные Глак Сонном, в зале управления. Ухура тихо шагнула в приоткрытую дверь.

Он поднял глаза.

– Проблемы?

– Нет, все в порядке. Внизу все переполнено. Я хотела выбраться на пару минут.

Она нарушила наступившее неловкое молчание, ее голос дрожал.

– Я хотела сказать –…

– А, –Скотти слабо махнул рукой, смотря на палубу.

– Я хотела сказать "до свидания", –продолжала она. – Конечно, если это на самом деле "до свидания". Я всегда любила вас, Скотти, и восхищалась вашим мужеством.

– Ну… –Скотти все еще смотрел в пол. – Я всегда считал вас хорошим офицером…женщиной…Я…

Внезапно она подошла к нему вплотную. На некоторое время оба молча замерли, Скотти стоял с закрытыми глазами, ощущая идущий от нее сладковатый запах.

– Время…Вам пора идти, –сказал он странно охрипшим голосом.

Легкий поцелуй в щеку. – Мы сделаем это, – прошептала она. – Не знаю, как, но мы это сделаем.

Глядя на закрывшуюся дверь, Скотт сожалел о тех вещах, которые не были сказаны в прошлом. Но сейчас были важны только следующие двенадцать минут. Он сел на место, поднял список и попытался сконцентрироваться.

На борту клингонского корабля, Калан протер глаза и хищно улыбнулся, глядя на быстро уменьшающиеся цифры на панели.

– Вы получите за это медаль, Карез.

Офицер кивнул.

– Это был один из вариантов. Возможно, такой вариант посоветовал бы я сам, если бы я был труслив.

– Начинайте маневр отклонения.

Он включил главный экран, посмотрев на неподвижный "Энтерпрайз".

– Если они хотят сохранить свой корабль, они должны начать огонь сейчас.

Скотти подключил обзорный экран и уставился на диаграммы. Расчеты Глак Сонна базировались на методе "беспорядочного уклонения", используемого клингонами ранее. Опустив руки на панель управления, он уставился на изображение сверхновой бомбы.

Изображение дернулось. Скотти, быстро рассчитав эффект смещения, допечатал еще три цифры и нажал на пуск.

Бледный луч света коснулся бомбы. Видимого эффекта не наблюдалось.

Пот стекал по его лицу, он дождался следующего подергивания и выстрелил снова. На сей раз не было даже луча.

Он выкрикнул короткое слово в экран, затем в бессильной ярости пнул консоль, отшибив пальцы. Отвернулся от экрана, подошел к портативному транспортатору.

"Активировать". На консоли управления загорелся красный огонек. Недостаточно энергии. Если бы он попытался транспортироваться, его тело было бы просто рассеяно на молекулы.

Возможно, это было бы даже лучше, чем девять часов ожидания бомбы. Которая сделает то же самое.

Он начал было вызывать Ухуру, но затем решил немного подождать. Внизу, наверное, сейчас полная неразбериха. А здесь еще можно кое-что сделать.

Он спустился в столовую, достал несколько полевых рационов. В своей каюте взял бутылку деневианского бренди – должно хватить на девять часов. В конечном счете, он отключил системы жизнеобеспечения повсюду, кроме вспомогательного мостика и Палубы Восемь, где были деревья и фонтаны. Он должен был экономить энергию, так как все еще существовала возможность, что прибудет корабль Федерации и спасет его по крайней мере от нападения клингонов.

На мостике, он пощелкал выключателями на пульте офицера связи, переключая все сигналы на свой ручной коммуникатор. Спустившись на РЭК-палубу, он сел на прохладную траву, прислонившись спиной к столу дерева, и открыл бутылку.

"Ухура, Джим. Любой, кто это слышит. Говорит "Энтерпрайз".

В вычислениях была ошибка. Хотя мы попали в сверхновую бомбу, энергии, чтобы уничтожить ее или отклонить, было недостаточно. Так же не было и энергии, чтобы спустить меня вниз.

Глак Сон, я не обвиняю тебя в том, что произошло, ни в малейшей степени. Ты предостерегал меня – кстати, твой метод беспорядочного уклонения прекрасно сработал".

Он осторожно подбирал слова.

" Я не могу говорить долго. Этот коммуникатор на нейтрино забирает в тридцать раз больше энергии, чем обычный. Если я вызову вас снова, то только когда придет помощь. Удачи вам и прощайте."

– Я не понимаю, –сказал Глак Сон дрожащим голосом. – Я оставил большой резерв для погрешности.

Ухура положила руку ему на плечо, занятая своими собственными мыслями.

Четыре сотни людей передвигались туда-сюда по полю из синей капусты, раздавая и получая приказы. Если бы они были банту, подумала Ухура, они бы сделали разумную вещь: просто сели бы на землю и подождали девять часов. Если бы они пережили удар сверхновой бомбы, тогда можно было бы распределить еду и воду, разобраться со снабжением. Единственное, что нужно было сделать немедленно – и что было сделано – расставить охрану по периметру. Она также заметила, что несколько человек осторожно собирают капусту и сваливают ее в кучи, чтобы не потоптать.

Она сидела, скрестив ноги, на сухой земле, и наблюдала за выполнением своих приказов.

По крайней мере, оставалось старое африканское ощущение парадокса. Не "парадокса", конечно, в английском языке не было слова для этого понятия. Она сидела в крошечном шарике, где небо было землей, затерянном в бесконечности космоса. Было это безмятежное, глупое поле с синей капустой, куда они все пришли, чтобы принять смерть, обычно предназначавшуюся только звездам.

Это было странное чувство семейства, ответственность за эти сотни братьев, сестер, детей – молчаливо отказавшись от материнства ради "Энтерпрайза" и Федерации, теперь она по-матерински заботилось о целом экипаже корабля.

Она вспомнила историю, услышанную от сестры ее прабабушки.

Первый мужчина и первая женщина счастливо жили на небесах.

Однажды Бог сказал им, что они должны спуститься на Землю, и спросил, чью судьбу они желают разделить – судьбу луны или судьбу банана?

Они не знали.

Он объяснил: луна растет, затем стареет и умирает. Но она всегда возвращается.

Банан, когда живет, порождает ростки; они сопровождают его, пока он живет и растет, и окружают его, когда он умирает. Он умирает навсегда, но его дети остаются жить.

Значит, мы можем всегда возрождаться, сказали они, но жить и умирать в одиночестве; или мы можем разделить жизнь с детьми, но умереть навсегда.

Как вы решите.

Какой путь лучше, спросили они.

Я не скажу вам. Все животные выбрали один путь. Вы делаете выбор последними.

Какой путь выбрали животные?

Бог рассмеялся. И этого я вам не скажу.

Мужчина хотел идти путем луны, путем его разума и его страхов. Женщина хотела идти путем банана, путем ее сердца и ее надежд. Мужчина использовал слова, а женщина нет; таким образом, они дали нам жизнь и смерть.

Ее прабабушка не удивилась бы, узнав Chatalia, думала Ухура. Просто люди, выбравшие путь луны.

Глава 11

До острова оставалось несколько минут.

– Мне кажется, нам лучше надеть ботинки, –сказал Кирк, пытаясь отвязать их от пояса. – Мы можем лететь без ножных крыльев, энсин?

– Вы можете держаться в воздухе, –ответила Паркер. – Вы только будете хуже маневрировать.

– Но мы не можем и хорошо стрелять, пока полностью не избавимся от крыльев, –заметил Вилсон.

– Правда, –сказал Ларосс, – но они, наверное, сразу же нас обезоружат.

– Или попробуют это сделать, –добавил Мур.

– Посмотрим по ситуации, –сказал Кирк.

– Если бы они были людьми, –сказал Маккой, – я бы сыграл на их любопытстве, чтобы вынудить их оставить нас в живых. Но я не уверен, что у них оно имеется.

– И они убивают представителей своего собственного вида достаточно легко, кивнула Паркер.

– Подождите, –сказал Вилсон. – У двоих из нас по два фазера, с тех пор как нам спустили винтовки. Я могу спрятать ручной фазер в ботинок и отдать только большой – Мур, ваш фазер при себе?

Мур невинно улыбнулся.

– Уже припрятан, сэр.

– Примем решение на месте, –сказал Кирк. – Если они уже решили убить нас сразу же, мы будем сопротивляться, до последнего фазерного кристалла. Все знали, но никто не проговорил вслух, что кристаллы, вероятно, переживут всех жителей планетоида. – Если же они захотят поговорить, обезоружив нас, мы отдадим им все, кроме двух спрятанных фазеров.

– Трех, сэр, –сказала Парк, немного покраснев. – Мистер Скотт настоял, чтобы я взяла запасной. Он был прикреплен к ее предплечью, под рубашкой. – Мне передать его кому-нибудь? Я никогда такими не пользовалась, только на тренировках.

– Нет, –возразил Спок. – Так как вы, безусловно, самая меньшая, они, вероятно, сочтут вас наименее опасной.

Они были уже достаточно близко от земли, чтобы рассмотреть встречающих. Большинство были вооружены копьями. Все были магами, один имел золотую ленту. У одного из них, возможно, Т'Лаллиса, на шее висел транслятор.

Освободившись от сети, они дрейфовали к земле. Здесь практически не было гравитации. Они приземлились только благодаря магнитным ботинкам.

Маг первой касты сказал что-то малопонятное. Т'Лаллис подплыл к нему с транслятором, и тот повторил.

– Теперь вы пленники. Любая агрессия будет наказана смертью. –Т'Лаллис что-то прошептал. – Вытяните руки перед собой и позвольте нам забрать ваше оружие.

Сзади подошли трое невооруженных магов.

– Т'Лаллис, –сказал Кирк. – Скажите им оставить нам коммуникаторы.

– Нет. Вы можете через них получить новое оружие. Я видел.

– Помните, не касайтесь их кожи, –проговорил маг первой касты. – Что в этих сумках?

– В этих –медицинское оборудование, – сказал Маккой, указывая на те, которые несли Ларосс и Парк. – В этих – научные приборы, продукты и вода.

– Покажите. Трое магов просмотрели содержимое сумок, и, видимо, были удовлетворены. Они забрали фазеры, пропустив спрятанные.

Маг осмотрел один из фазеров.

– Это то, что убило так много ven в Доме Образования и Правосудия?

– Да, –ответил Кирк, – потому что они проигнорировали наше предостережение.

Он вернул фазер охраннику.

– Как вы способны стоять здесь и иметь силу в ваших ногах?

– Просто магия, –хмыкнул Кирк.

– Этого недостаточно.

– Ладно! Мы можем заключить сделку. Чем больше вы расскажете нам, тем больше мы расскажем вам.

Маг помолчал.

– Мы можем попробовать. Расскажите мне.

– Мы носим магнитные ботинки…

– Незначащее слово.

– Я знаю. Так как у вас нет этого слова, транслятор не может его перевести. Я лучше вам покажу. –Он снял ботинки и шагнул вперед, сразу подлетев на пару метров. Осторожно опустился и снова надел ботинки.

– Понимаю, –сказал маг. – Вещи на ваших ногах липкие. Хотя не понимаю, зачем? Вы можете летать; почему вы отрицаете свободу?

– Нам не нужно летать. Там, где мы живем, в наших ногах всегда есть сила.

– Как ven и lan.

– Что-то вроде этого. Теперь мой вопрос. Что знают маги первой касты, чего неизвестно магам второй?

– Я не могу отвечать в присутствии всех этих людей. Я не уверен, что вообще могу вам ответить.

– Отошлите их и попытайтесь.

– Нет. Я считаю, это может быть опасным. Задайте другой вопрос.

– Можно, капитан? –спросил Спок. Кирк кивнул. – Небольшой вопрос. Вы осведомлены, что мы не клингоны?

– Мы думаем, что вы различные виды клингонов. Приходившие прежде действовали по-другому. Что не означает, что мы можем доверять вам.

– Ладно, –сказал Кирк. – Это кажется справедливым обменом. Спрашивайте еще.

– Это оружие, –маг снова взял фазер. – Каким образом иногда оно убивает, а иногда только погружает в сон?

– Существует шкала, –начал Кирк.

– Незначащее слово.

– Дайте я попробую, –вмешался Ларосс. – Существует способ сказать ему, что делать. Обычно, мы не хотим никого убивать. Но оно убивает лучом, или даже взрывает себя, если вы скажете ему неправильное слово.

– Мы делали подобных животных, –он взвесил фазер на руке. – Хотя это не живое.

– Нет. Это механизм.

– Не понимаю, –он подошел к Лароссу и передал ему фазер. – Уничтожьте кого-нибудь. Не меня.

– Что?

– Одного из второй касты.

Ларосс посмотрел на фазер, затем на мага.

– Я…мы…мы не убиваем без причины.

– Это причина.

– Нет…не веская…

– Они только стражи, –Вилсон и Мур обменялись взглядами. – Они не будут уходить долго.

– Спопок, –сказал Ларосс. – Чопто опя долопжен деоплаопть? Спок – что я должен делать?

– Что это было? –транслятор, конечно, был настроен на стандартный язык.

– Отопдайопте эопто наопзаопд. Отдайте это назад.

Маг повернулся.

– Хорошо. Охрана: уничтожьте этого маленького.

Один из стражей взмахнул крыльями и подлетел к Паркер, держа копье перед собой.

– Остановите его! –закричал Вилсон. Он и Мур судорожно нащупывали свои спрятанные фазеры, стесняемые крыльями. У Парк получилось быстрее, она выхватила фазер, как только копье нацелилось на нее.

Она выстрелила, и охранник упал, словно взорвавшись изнутри пурпурной кровью. Однако брошенное копье достигло цели.

Она застонала от боли; сила удара была такова, что крепления ботинок сломались, и она пролетела несколько метров. Наконец, беспомощно повисла в воздухе, зажимая рану, из которой текла липкая полоска крови.

Мур и Вилсон отстреливались, встав спиной к спине, оглушая сначала вооруженных, а затем и остальных стражей. Затем Мур поднялся и взглянул на мага, устанавливая регулятор силы фазера на "9".

– Убийца! Он прицелился.

– Не делайте этого, Мур, –резко прервал Кирк. – Возможно, позже.

Маккой, подбежав к Тинни, уложил ее на землю. Он открыл свою сумку и ножницами быстро разрезал ее одежду.

Несомненно, болевой шок – сероватая кожа, неглубокое частое дыхание. Маккой поднес к ней медсканер.

– Плохо. Задета нижняя полая вена. Парни, вы проходили медицинский курс?

– Да, –одновременно сказали Мур и Вилсон.

– Нужно действовать быстро. Встаньте по обеим сторонам, –он вколол ей обезболивающее. – Здесь нужно сделать очень длинный надрез. Вена где-то на восемь сантиметров внутри. Вы должны держать края раны в стороне, пока я буду резать; просто осторожно отведите кожу, вот так. Это не будет слишком симпатично. – Это было уже весьма отталкивающе, красная пена заливала все вокруг, но стало куда хуже, когда Маккой выдернул копье и начал работать.

Скальпелю понадобилось около шестидесяти секунд, чтобы пробить себе дорогу сквозь слои мускулов, жира, хрящей. Отверстие, оставленное копьем, расширилось настолько, чтобы Маккой смог исцелить перерезанную вену протоплазером. Еще шестьдесят секунд, чтобы закрыть рану. К этому времени помощники Маккоя выглядели куда хуже, чем его пациент – слегка позеленевшие под красными брызгами.

- Она выживет. Но ей нельзя двигаться как минимум день.

– Я останусь с ней, –сказал Мур.

– Нет, –сказал Вилсон. – Вы быстрее, чем я – это может иметь решающее значение, если случится еще что-то. Кроме того, я по возрасту гожусь ей в отцы. Она не будет смущена, если я позабочусь о ней.

Маккой, относительно очистив свою одежду от крови, передал тряпку Вилсону. Кирк бесстрастным голосом говорил в коммуникатор, сообщая о ситуации Ухуре. Ларосс замер с фазером в руке.

– Я не понимаю, – сказал он, – он должен был быть настроен на оглушение.

Маккой подошел к останкам стража, напавшего на Паркер.

– Вы не можете этого знать. Это был фазер Тинни, не ваш. Она, наверное, не проверила настройку, или регулятор повернулся случайно, когда она двигалась, – он кивнул на тело стража. – Он вернется во мгновение ока, да?

– Я не понимаю, что значит "во мгновение ока", –ответил маг. – Его новое тело вскоре будет возбуждено, но пройдет много двадцаток дней, прежде чем он сможет приступить к своим обязанностям. Ela учатся быстрее, чем наши низшие братья, но мы должны выучить много больше, так как мы сохраняем память.

Маг замолчал.

– Поэтому вы рассердились на меня? Вы действительно никогда не возвращаетесь?

– Да, это правда! Вы едва не убили эту девочку –и она никогда не вернулась бы! – Он взглянул на мага.

– Как вы делаете эту "замену"? Клонирование, не так ли?

– Конечно, нет.

– Но вы знаете, что такое клонирование.

– Конечно. Мы клонируем многие виды растений и животных. Но это отличается от замены.

– Смотрите, –он указал на длинный белый шрам на крыле. – Эту рану я получил от ваших братьев клингонов, десять поколений назад. Мой клон, если бы мы клонировали Chatalia – не говоря уж об ela! – не имел бы этого шрама. Тем более, у него не было бы моей памяти, моей индивидуальности.

– Вы говорите о бессмертии, которое у нас считается невозможным. Я думаю, вы вводите нас в заблуждение. Или лжете нам.

– Маги не лгут.

– Это возможно, –сказал Спок. – Ни этот маг, ни Т'Лаллис не сказали ничего, что можно определить как доказуемая ложь, по крайней мере в их понимании мира.

– Я попробую объяснить. Это не значит, что мы живем вечно. Мы возвращаемся, пока мы полезны. Многим семействам было позволено умереть, когда их функции устарели. Отдельные особи умирают без замены, если их поведение показывает, что их будущая жизнь будет помехой для остальных.

– Это все равно ничего не объясняет, –сказал Маккой. – Как вы заменяете себя, если это не клонирование?

– Машина-Создатель, –маг указал на тело мертвого стража. – Вот этот, например, его имя Т'Кима. Когда я в следующий раз пойду Вниз, я скажу Машине-Создателю, что Т'Кима должен быть заменен.

– Мы посещаем Машину-Создателя каждый двадцатый день и сидим там некоторое время. Когда мы умираем, или так больны, что должны быть убиты, Машина-Создатель производит копию нас, какими мы были в прошлый раз.

– Память и все остальное, –сказал Маккой.

– Для ela, да. Ven и lan заменяются другой Машиной, которая заменяет только физическое тело. Некоторые семейства lan специализируются в обучении этих Новых.

– Мы можем увидеть эту Машину-Создателя? –спросил Спок.

– Да, здесь много машин, которые мне хотелось бы увидеть, –сказа Кирк. – Вы отведете нас туда?

– Вниз?

– Куда угодно. Вы ведь можете отвести нас туда под конвоем этих стражей, не так ли?

– Да. Но не для того, чтобы вам показывать.

Скотти равномерно распределил содержимое бутылки, один глоток через каждые сорок пять минут, и был трезв как Спок. Не то чтобы он специально хотел остаться трезвым, но он хотел произнести финальный тост в момент, когда ударит бомба.

В университетские дни Скотти, в Глазго, он проводил много времени в пабах. Тогда у них был обычай – определять, кто платит за следующий круг выпивки: парень, который платил предыдущий раз, вставал и декламировал первые строки какой-нибудь классической поэмы, иногда на английском, но чаще на шотландском. Сидящий слева от него продолжал, и так продолжалось до тех пор, пока один из них ошибался – и он и платил за всех.

Скотти иногда до сих пор, за бокалом напитка, декламировал эти старые стихи, вспоминая товарищей по университету.

Ладно; осталось двенадцать минут. Нужно пойти на мостик, включить экран. В голову неотступно лезли темные сонеты Шекспира и Донна, но он не собирался воспевать смерть. Десять минут.

Он опустился в центральное кресло и включил экран. Несколько минут заняло определение положения бомбы, при таком низком уровне энергии. Некоторое время он спорил с самим собой, но все-таки не стал вызывать Ухуру.

Когда осталась одна минута, он налил в стакан бренди, торжественно выпил. Бомба постепенно заполняла весь экран.

– Проклинаю вас, –прошептал он, обращаясь к Калану. Он знал и более сильные выражения, но говорил то, что подразумевал. – Бог пошлет вас в ад.

Экран вспыхнул слепящим белым светом.

Ландшафт острова магов был наиболее неестественным из всего, виденного ранее. Почва – серая глина – казалось сухой и твердой, как цемент, но растения росли повсюду, без всякого эстетического или логического порядка. Они были всех цветов радуги, как цветки, так и листья, различных размеров и формы – от крошечных пучков травы до извилистых колец виноградной лозы размером с дом. Когда они приблизились к Вратам Вниз, идти стало тяжело; заросли джунглей, преграждающие дорогу, пришлось пробивать фазером. Они не были рассчитаны на хождение по земле, но Кирк и его люди не имели никакого желания подниматься в воздух. Спок придерживал за руку мага (имя его, как они выяснили, было Т'Ууми).

Вход Вниз был отверстием около пятисот метров в диаметре. Его стены были черными и гладкими, словно сделанными из обсидиана. Конечно, никаких лестниц здесь не было.

– Ведите, Т'Ууми, – сказал Кирк. – Я не могу угрожать вам, если вы считаете, что не можете умереть. – Он стер пот и грязь с лица, тяжело дыша после недавнего напряжения. – Но прежде чем вы подумаете о бегстве или чем-то подобном… Подумайте, что это оружие может сделать с вашей Машиной-Создателем.

– Понимаю, –сказал маг. – Я буду сотрудничать. Но я не думаю –…

– Капитан! –сказал Спок необычным тоном. – Посмотрите на время.

Кирк знал, что скажет Спок еще до того, как он назвал цифры.

– Мы живы.

– Следовательно, оболочка сработала.

– Скотти… –Кирк открыл коммуникатор. – Кирк "Энтерпрайзу". Ответьте, мистер Скотт!

Ничего, кроме шума помех. Он медленно убрал коммуникатор. "Пойдемте", – шагнул он к Т'Ууми.

– Не прикасайтесь! –маг отлетел прочь, паря над отверстием. – Следуйте за мной.

– Хорошо. Ведите, –Они начали спуск по гладкой поверхности, к тому, что казалось причудливым садом.

Спуск занял около получаса. Здесь идти было легче, чем через джунгли, но иллюзия постоянного сопротивления гравитации дезориентировала и утомляла. Отовсюду исходил холодный ровный синеватый свет.

То, что они увидели, было похоже на обычный сад. Растения на круглых или многоугольных клумбах, сорняки и виноградные лозы расползлись во все стороны. Разнообразие форм, размеров и цветов было столь же впечатляющим, как то, что они видели наверху, но в ровном синеватом свете это выглядело зловещим. Достигнув пола, они внезапно подлетели вверх. Магнитные ботинки здесь, очевидно, не действовали.

– Т'Ууми? –спросил Кирк. – В чем дело?

Маг, паря, молча посмотрел на них.

– Спок?

– Интересно…Здесь есть некая субстанция, которая отражает притягивающие поля. Однако, она состоит из металла.

Пол выглядел как смесь гравия и цемента.

– Не только это, – сказал Ларосс. – Посмотрите на время.

Кирк и Спок взглянули на свои хронометры. Кирк выхватил коммуникатор и открыл его. Полная тишина.

Т'Ууми сказал что-то на своем языке, но транслятор промолчал.

– О, Господи, –сказал Маккой. – Здесь ничего не работает!

Сжимая круг, к ним со всех сторон летели маги. Большинство были вооружены.

Глава 12

Скотти, проморгавшись после вспышки, ущипнул себя и решил, что или:

он остался жив, или

загробная жизнь была весьма прозаической.

– Ухура "Энтерпрайзу". Пожалуйста, ответьте! –сообщение было очень слабым и забитым шумом помех.

– Это "Энтерпрайз". Я в порядке, Ухура!

– "Энтерпрайз", ответьте, пожалуйста! –очевидно, она его не слышала. – Пожалуйста, ответьте!

– Кирк "Энтерпрайзу". Ответьте, мистер Скотт, –сигнал от капитана был еще слабее.

– Я здесь, капитан! –закричал он. – Корабль цел!

Выругавшись, он выключил коммуникатор. Оставшейся энергии было недостаточно, чтобы сгенерировать нужную длину волны.

Он почувствовал холодный озноб, который был следствием общего понижения температуры на корабле. Если не было энергии даже для коммуникатора, сколько еще продержатся системы жизнеобеспечения?

Похоже было, что температура на мостике упала как минимум на десять градусов с момента взрыва бомбы. Если она продолжит падать с такой скоростью, через пару часов его тело превратится в ледышку.

Он подбежал к турболифту. Нужно забрать с РЭК-палубы воду и продукты. Другие вещи. Одеяла –…

Лифт не пришел. Недостаточно энергии.

Скотти силой раздвинул двери. К счастью, существовал проход, соединяющий чрезвычайный мостик с палубой, расположенной под ним. Он спустился вниз и направился к Палубе Восемь. Нужно двигаться быстро; взять все необходимое и закрыть все палубы, кроме мостика.

Здесь было не меньше двух сотен магов, все с золотыми лентами первой касты. Т'Ууми что-то громко говорил им.

– Ларосс, вы можете понять что-нибудь? –спросил Кирк.

– Ничего полезного. Я понял слово, обозначающее магов, и обозначающее нас, а может, клингонов. Это не тот язык, который использовал Т'Лаллис.

Один из Chatalia направился к ним, безоружный, но с охапкой чего-то, напоминающего пучок сельдерея, тесно-синего цвета.

На стеблях "сельдерея" были веревочные петли. Маг приблизился к Кирку и надел ему эту петлю на шею, подобно галстуку.

– Теперь вы понимаете меня?

– Э… –в замешательстве сказал Кирк. – Мм…Да. А вы?

– Конечно, –он направился к Маккою.

– Что за черт? –Маккой попытался отмахнуться от него.

– Трансляторы, – сказал Кирк, но Маккой услышал нечто вроде "Grunfoon w'kaiba.".

– О, понятно.

Получая свой экземпляр, Ларосс поинтересовался:

– Как вы это сделали?

– Я не делал этого. Вы не помните? Это было сделано Машиной-Создателем, в последний раз, когда вы приходили.

– Подождите. Вы имеете в виду клингонов?

– Конечно.

– Опвы оппоопниопмаопеопте опмеопня? Вы понимаете меня?

– Да, – он отлетел прочь.

– Эти приборы совершеннее наших, –заметил Спок. – Они не привязаны к одному языку.

- Je parle franfais, –сказал Спок, – Pouvez-vous me comprendre?

– Я слышал это на французском, – сказал Ларосс. – Но я знаю французский. Wakarimasu ka?

– Вулканский.

– Это был японский. Какая невероятная машина.

– Телепатия, –сказал Спок, с интересом рассматривая стебли.

До них донеслись обрывки разговора.

– И когда они умирают, это всегда смерть без замены. Это тоже подозрительно.

– Но я был с ними некоторое время, и член второй касты, путешествовавший с нами, был согласен со мной, что они действуют совсем не так, как клингоны.

Кирк вмешался.

– Мы не клингоны. Физическое сходство поверхностно. Ваши ученые могут исследовать нас и сказать, что вы ошибаетесь.

Наступила долгая, звенящая тишина. "Машина-Создатель", – прошептал кто-то в толпе.

– Возможно, –сказал Т'Ууми. Он обернулся к людям. – Хотя вы можете умереть. Все клингоны, посланные нами в Машину-Создателя, были уничтожены. Без замены.

– Вы знаете, почему это произошло? –спросил Кирк.

– Потому что они подвергли опасности существующий порядок.

– Не потому, что они были…дьяволами?

– Это слово непонятно.

– А. Я думаю, мы также нарушаем порядок вещей.

– Конечно. Возможно, Машина-Создатель убьет и вас, я не знаю.

– Позвольте предложить альтернативу, – сказал Спок. – Как вы знаете, мое прикосновение, в отличие от остальных, вам не повредило.

– Насколько мы знаем.

– Хорошо. У моего народа, вулканцев, существует специальная технология, под названием "слияние разумов". Это позволяет установить близкий телепатический контакт между двумя. При этом невозможны ложь и искажение фактов. Может один из вас попробовать?

– Могут остальные влиять на это? –спросил Т'Ууми.

– Нет. Это личная связь, один-к-одному.

Т'Ууми повернулся к ним.

– Это тоже может представлять опасность.

– Это болезненно для обоих. Но степень опасности невысока.

– Я попробую.

Длинные пальцы Спока коснулись висков инопланетянина. Кирк поморщился, наблюдая. Он видел такое раньше и знал, какой цены это стоило его другу.

Минуты проходили, Спок неподвижно замер, сдвинув брови от интенсивной концентрации. Никаких признаков боли.

Наконец, он прервал контакт, озадаченный.

– Ничего. Так или иначе, вы должны быть способны к блокированию процесса.

– Я не сопротивлялся. Но я тоже ничего не чувствовал, –он отлетел назад. – Я думаю, вы лжете. Как lan, или ela, или клингоны.

Калан, сидя в командирском кресле, снова и снова просматривал кристалл – может быть, уже в двадцатый раз. Экран показывал сверхновую бомбу, неуклонно приближающуюся к "Энтерпрайзу".

– Замедлите, –приказал он офицеру связи. – Показывайте так медленно, как можете.

Изображение "Энтерпрайза" занимало около половины экрана. Бомба приблизилась на расстояние нескольких сотен метров и внезапно превратилась в белую точку, ослепляющее яркую, которая начала стремительно расти. Огненный шар набухал, пока не коснулся поверхности планетоида – а затем внезапно исчез.

– Это невозможно, –в бешенстве зарычал Калан. – Энергия не может исчезнуть просто так.

Клингон позади него, офицер по вооружениям, неохотно кивнул.

– Огненный шар должен был поглотить планетоид увеличиться еще в десять раз –и много часов рассеиваться.

– Так что произошло?

Он уставился на экран. – Магия.

– Лейтенант!

– Я серьезно, сэр. Это возможно. Законы термодинамики лежат в основании всей нашей науки. Это отрицает ее. Так что слово "магия" вполне адекватно, как функциональное описание.

– Мне нужно оружие, а не "функциональное описание"!

– Конечно, сэр, – он на момент задумался. – Первая вещь, которую мы должны решить, это была ли защитная оболочка сгенерирована "Энтерпрайзом", или этими Chatalia.

– Если "Энтерпрайзом", то их сигнал бедствия был ловушкой, посланной, чтобы заманить нас сюда и заставить напасть, –размышлял Калан. – Может, чтобы протестировать это устройство. И поставить нас в ситуацию, которая может оказаться неудобной в свете Органианского соглашения.

– Хотя если сигнал был настоящий, –сказал офицер, – в нем действительно содержится доказательство того, что Chatalia обладают некоторой властью над энергией. Магией.

– Оскорбительное слово, –он откинулся назад и прикрыл глаза. – Нам нужен план действий, подходящий в обоих случаях. Идеи?

После долгой тишины, офицер сказал:

– Может, у меня недостаток в воображении. Все, что я могу придумать, это прямое нападение, через транспортатор. Вытряхнуть из них все секреты, прежде чем ликвидировать.

Калан неприятно засмеялся и открыл глаза.

– Вам повезло, что на вашем посту не требуется воображение. У нас осталась еще одна сверхновая бомба, не так ли?

– Да, сэр. Но я бы не рекомендовал…

– Нет, мы не повторим наших действий. Мы используем транспортатор. Взорвем бомбу изнутри планетоида.

– Но, сэр…бомба слишком велика, чтобы ее транспортировать.

Калан наклонил голову.

– Воображение, лейтенант. Мы пошлем ее по частям. Также пошлем команду экспертов, которая соберет и взорвет ее.

– Команду отдела вооружений, сэр?

– А вы хотели предоставить это поварам?

– Есть, сэр, – отсалютовал лейтенант. Вскинул кулак. – Выживите и преуспейте.

Калан проводил его взглядом, затем снова стал просматривать кристалл. Конечно, думал он, существовал еще один курс действий, согласующийся с любым объяснением: бежать. Человеческие мысли. Может быть, Кэл был прав. Непристойно. Но ему доставляло темное удовольствие думать об этом.

Маги забрали их трансляторы и погрузились в оживленный спор, очевидно, по поводу того, что с ними делать. Т'Ууми отметил, что все эти маги принадлежали к особой группе, собиравшейся только несколько раз в поколение.

– Если здесь есть что-то вроде зала управления, – сказал Кирк, – он слишком хорошо закамуфлирован.

– Возможно, мы ищем неправильную вещь, –сказал Спок. – У меня есть теория: все машины здесь имеют форму растений – вспомните, Т'Лаллис сказал что основное занятие первой касты – управление растениями.

– Ты хочешь сказать, растения-машины?

– Это имеет смысл. Представьте, что вы создаете корабль вроде этого, который пробудет в полете десятки или сотни тысяч лет. Что будет вашим главным стремлением?

Кирк потер подбородок.

– Думаю, я понял. Стабильность. Ничего не может работать так долго, не сломавшись, и неоткуда взять запасные части

– Точно. Но если вы достаточно продвинуты в биологии, чтобы создать растения, дублирующие функции ваших машин, вы сможете обеспечить замену простыми способами воспроизведения растений.

К ним присоединился Ларосс. – Если так, то, возможно, никто из них не знает, что находится в космическом корабле. Если, по их обычаям, о каждом растении нужно заботиться и по необходимости заменять, тогда…

Щебетание Chatalia стало тише.

– Думаю, это легко узнать, –сказал Кирк. – К нам идет Т'Ууми. Хотя их сложно было отличить друг от друга, они узнавали его по шраму на крыле. Рядом шли еще несколько ela с трансляторами.

– Т'Ууми, скажи нам, – попросил Кирк, – растения действительно…

– Мы поговорим позже, возможно. Сейчас вы пойдете к Машине-Создателю. Следуйте за мной.

Это было не очень приятное путешествие. Прямо позади каждого члена команды следовал эскорт, вооруженный копьями, а в отдалении парили лучники. Они передвигались очень медленно.

Как и предсказывал Спок, Машина-Создатель оказалась растением, или целым комплексом из растений, около пятидесяти метров высотой. Сине-голубые листья в рост человека, покрытые шипами, переплетались друг с другом с поразительной регулярностью. Она выглядела как нечто среднее между артишоком и спиральной лестницей размером с офисное здание. Листья шевелились: очевидно, это…растение дышало.

Они остановились вблизи, найдя, что Машина действительно дышала, обдавая их порывами горячего воздуха. Пахнуло запахом тухлого мяса.

– Чем это питается? –спросил Кирк.

– Всем, чем захочет, –ответил Т'Ууми.

В помещении, примыкающем к транспортаторной, Калан осматривал отряд. Там было две группы: члены отдела вооружений, тяжело вооруженные, и группа ученых и жрецов, также с оружием (по традиции), которые должны были спуститься к руинам древнего корабля.

Сам Калан планировал попасть на "Энтерпрайз". Сенсоры показывали, что один человек остался на борту. Калан хотел встретиться с ним, потворствуя своему интересу к человеческой психологии, затем, возможно, убить его подходящим способом. Таким, который не будет расценен как "агрессия" в рамках Органианского договора.

– Значит, так. Сначала идет вооруженная группа. Следом последуют части сверхновой бомбы. Вы направитесь к полюсу. Там нет гравитации, так что будет легко обращаться с оборудованием.

Он обернулся к старшему жрецу. – Потом идете вы, и постарайтесь управиться побыстрее. Если тревожный сигнал не поддельный, то мы можем быть достаточно близко, чтобы попасться в ту же ловушку.

Сам Калан пошел последним.

Скотти сидел спиной к бесполезному транспортатору, завернувшись в четыре слоя одеял. Перед ним потрескивал маленький костер, единственный источник света на вспомогательном мостике.

Слева от него были свалены дрова: вырванные с корнем молодые деревья, ветви, отпиленные от больших (это он сделал тританиумовым топором, который мог бы рубить и железо) и части экзотической мебели. Справа – семнадцать баллонов сжатого кислорода. Восемнадцатый он держал между коленями, направляя слабую струю на огонь. Забытая бутылка бренди валялась позади него, замороженная. Сорок градусов ниже нуля. В остальной части корабля должно быть еще холоднее.

Замерцал столб света, и на мостике появился Калан. Скотти прикрыл глаза.

– Человек! –сказал Калан, потом неожиданно закашлялся. Клингоны были лучше приспособлены к низким температурам, чем люди, но не намного. – Ты жив? – прокаркал он.

– Да. Хотя вы сделали все, чтобы это было не так.

Калан резко вдохнул; мороз отрезал его ответ. Он опустил руку на кобуру.

– Не делайте этого, –протянутая рука Скотти сжимала что-то под одеялом. – Я вас опережу.

Калан что-то громко сказал на клингонском. Его тело слегка замерцало, но не исчезло.

– Если вы пытаетесь транспортироваться, бросьте это. Вы здесь застряли.

– Застрял?

Скот кивнул. – Может, это и к лучшему.

Калан невыразительно посмотрел на него на мгновение. "Не стреляйте". Он медленно достал оружие, поднял его на уровень лба. Когда он спустил курок, раздался только слабый свист.

– Это тоже не работает?

– Нет. И этот фазер не работал бы, если бы он был настоящим, –он откинул одеяло, показывая пустую руку. – Приглашаю вас разделить со мной эти одеяла, если вы подкинете в костер дров.

– Я предпочитаю умереть, – он скрестил руки на груди.

– Как хотите, –Скотти завернулся в одеяло. – Конечно, очень много хорошего в том, чтобы попасть к вашим праотцам окостеневшей ледышкой. Мне все равно.

Через минуту, клингон сказал "Хорошо", сквозь стиснутые зубы. Поднял деревце, сломал его пополам с резким звуком, подкинул обломки в костер. Одеяла окружили двоих, сидевших плечом-к-плечу.

Глава 13

– Я пойду первым, –сказал Спок.

– Подожди… –Кирк был резко оборван Т'Ууми.

– Нет. Это должен быть человек. Двадцать двадцаток таких, как вы, скопились на полях lan. Мы должны знать, что делать с вами.

– Давайте я, – сказал Мур. – Я наименее полезный.

– Мур, – проговорил Кирк, разрываясь между логикой и эмоциями, – я бы никогда не приказал вам…

– Я знаю, сэр. Может быть, поэтому я сам вызвался, –он подлетел к Т'Ууми. – В любом случае, похоже, что мы все умрем, так или иначе.

– Оракулы, –сказал Т'Ууми. Подошли двое магов. – Подготовьте его, но не касайтесь его кожи.

Они приказали Муру не шевелиться и держать руки по бокам. Только после этого, они подтолкнули его к пурпурным цветкам Машины-Создателя.

Один из оракулов что-то просвистел, и цветок открылся. Они ввели туда Мура, и лепестки сомкнулись, скрывая его.

Через десять секунд, цветок словно выплюнул человека. Он отлетел на несколько метров, сшибив пару стражей.

Один из оракулов наполовину погрузился в цветок, засунув туда голову и плечи. Монотонным голосом он сказал.

– Это не клингоны. Клингоны хороши на вкус, но их разум неприятен. Этот –яд на вкус, но его разум нейтрален. Где тот, который утверждает, что принадлежит к различным видам?

Спок вышел вперед.

– Вы можете предупредить его, что я наполовину человек?

– Он знает, –ответил Т'Ууми. – Он знает о вас все, что знает Т'Лаллис.

– Коммуникация идет в обе стороны?

– Нет, Машина-Создатель говорит только с семейством оракулов.

Тем не менее, эта Машина никогда прежде не встречалась с вулканцами. Спок решил, что попробует установить мысленный контакт.

Внутренняя поверхность цветка была белой, блестящей и влажной. Когда лепестки сомкнулись за ним, вулканец высвободил ладонь и сделал мысленное усилие, долженствующее начать мысленный контакт.

Он закричал.

– Не стреляйте, пока они не проявят агрессию, –приказала Ухура. Около сотни lan приближались к ним, в полном молчании. Около дюжины имели копья, но остальные были вооружены только сельскохозяйственными орудиями.

Вел их невооруженный ven-Chatalia, с тремя голубыми полосками переводчика. Ухура включила транслятор. "Здравствуйте", – неуверенно начала она.

Толпа замерла. Раздавшийся шепот сотни голосов был похож на стрекот целого облака комаров. Переводчик о чем-то быстро заговорил с копьеносцами. Затем маленький ven вышел вперед, очевидно, испуганный видом Ухуры.

– Мы не обидим вас, –сказала Ухура. – Мы хотим поговорить.

– У меня есть послание, –сказал переводчик.

– От кого?

– От жителей этой деревни и их протекторов. Вы уничтожаете их землю. Вы должны уйти.

– Но мы старались не повредить урожай, кроме тех, что мы убрали, чтобы разместиться.

– Но ваше касание отравило их. И яд от ваших тел проникает в почву.

– Но если мы уйдем, мы загрязним другую область.

– Тогда это будут не мои проблемы, –логично ответил он. Внезапно, поднял глаза.

С неба спускалось трое магов. Один из них приземлился между Ухурой и переводчиком. Игнорируя женщину, он повернулся к ven.

– Что вы делаете на этих землях?

– Эти lan…

– Вы пришли из города?

– Да, мастер.

– Разве вы не знаете, что должны не замечать этих магов из будущего? Что они могут причинить вам вред?

– Да, мастер.

– Вы знаете, что обрекли себя на смерть без замены?

– Ваше желание мастер, – он понизил голос. – Вы знаете, что с этими…

Маг схватил его за плечи и бросил к ногам копьеносцев.

– Убейте его, –он повернулся к Ухуре. – Что до вас…

Маг, переводчик, "протекторы" и еще около тридцати lan упали на землю, оглушенные. Остальные в панике кинулись обратно к деревне. Оставшиеся двое магов взмыли в воздух. Один из них достал длинный серебряный нож.

Он двинулся на Ухуру, но это было неравным соревнованием. Ухура просто оглушила его в воздухе – и он упал с глухим звуком.

– Сбить последнего? –спросил охранник, наблюдая, как тот удаляется.

– Нет. Я думаю, сегодня мы причинили достаточно повреждений.

Сестра Чэпел склонилась над телом упавшего мага. Ухура подбежала к ней.

– Мертвый?

Она кивнула.

– Да. Странно. –Придерживая его волосы большим и указательным пальцами, она осторожно перемещала его голову назад и вперед. Она двигалась в любую сторону, без всякого сопротивления. – Вы не против…если я сделаю вскрытие?

Ухура заколебалась. – Я думаю…давайте сначала накроем листьями…или еще чем-то. Чтобы они не видели.

Ухура не имела большого желания наблюдать, отойдя в сторону. Через некоторое время, Чэпел приблизилась к ней в изумлении, все еще держа окровавленные перчатки.

– Это невозможно, –она опустилась на землю. – Жаль, что здесь нет Спока.

Ухура с любопытством и одновременно беспокойством посмотрела на сестру.

– Что вы обнаружили?

– У него вообще нет центральной нервной системы. Только несколько незначительных нервных центров. Ни спинного, ни головного мозга.

Машина-Создатель поглощала Спока, растворяя его тело подобно их транспортатору, но не настолько быстро, а затем собирала вновь тем же способом.

Наблюдение разрушение себя скорее ужасало, думал Спок, но противоположный процесс был очарователен.

– Вы пытаетесь говорить со мной.

- Да. Рассказать вам правду, чтобы вы передали ее магам.

– Я знаю всю правду. Маги в ней не нуждаются.

- Вы знаете, что находитесь внутри космического корабля?

Смех. – Я построил его. Я пилот.

- Вы знаете, что вы обречены?

Снова смех. – Действительно?

- Если ваш настоящий курс не изменится, ваш корабль придет в состояние покоя на расстоянии нескольких световых лет от ближайшей звезды.

– Я жил вблизи звезды однажды. Она взорвалась.

- Но поймите: если не будет звезды поблизости, вы постепенно растратите всю энергию, и температура корабля понизится почти до абсолютного нуля.

Смех. – Вам нужна звезда поблизости, вы имеете в виду.

- Тогда откуда вы получаете энергию?

– Вы, наверное, уже заметили. На вашем корабле почти не осталось энергии. Я выкачал ее. Сейчас я делаю это с другим кораблем.

- Но вы не можете постоянно рассчитывать только на космические корабли.

– У меня есть другие ресурсы. Хотя это скучно, и требует моего полного внимания, я могу непосредственно преобразовывать материю в энергию. Меж звезд достаточно пыли, чтобы поддерживать меня неопределенно долгое время. В скудные времена, я могу поглощать свою собственную материю, и воссоздавать ее, когда энергии в избытке.

- Как вы поглощаете Chatalia?

– Иногда. Как вы подозревали, они не живые по-настоящему. Они мои игрушки; мне приятно наблюдать за ними.

- А за нами?

– В небольших дозах. Вы приносите слишком много беспорядка. Я должен избавиться от вас.

- Вы хотите убить нас?

– Я еще не решил. Вы выглядите довольно сознательными. В любом случае, я не буду убивать вас; если я вас просто проигнорирую, вы умрете достаточно скоро.

- То же самое. Это вы заперли нас здесь.

– Вы сами заперли себя. Вы не были приглашены.

Внезапно, Спок вылетел из цветка, два мага погнались за ним. Оракул занял место, освобожденное Споком.

– Как это было, Спок? –спросил Кирк.

Спок ответил вполголоса.

– Машина-Создатель утверждает, что является единственным разумным существом на этом корабле.

– Но наши данные биосенсоров…

– Были двусмысленны. Если предположить…

Оракул начал говорить.

– Я считаю, что могу позволить вашим людям уйти туда, откуда они пришли. Два условия: во-первых, вы никогда не вернетесь

Во- вторых, клингоны. Сейчас некоторые из них здесь. Пришлите мне остальных. Вы знаете, что я имею в виду.

– Это убийство, –сказал Кирк.

– Нет, капитан, –возразил Спок. – Позвольте мне заняться этим.

– В настоящий момент, эти клингоны приближаются сюда. Здесь будет сражение. Они несут в подарок энергию.

Сверхновая бомба, которую несли клингоны, была глыбой из серого металла, размером с транспортный шаттл. Они запустили ее в отверстие Врат с помощью небольшой ракеты. Менее, чем через минуту, она должна была коснуться основания.

– И что теперь? –спросил Кирк.

– Думаю, все в порядке, –сказал Спок. – Мы едва ли в опасности. Разве что, существует предельное количество энергии, которые может поглотить Машина.

– В любом случае, мы ничего не можем сделать.

Они вдвоем смотрели на медленное приближение бомбы. Ее сопровождали девять клингонов, одетых в космические костюмы. Когда они прошли сквозь Врата, их ракетные ранцы отключились, и они выказали некоторые признаки волнения – система жизнеобеспечения костюмов также прекратила работу, и им пришлось снять шлемы.

– Приведите их ко мне, –сказал оракул. – Этих сопроводите прочь.

Клингоны двигались с холодной гордостью, в любую секунду ожидая уничтожения. Когда сверхновая бомба безопасно опустилась на гравий, они обменялись парой слов, и восемь из них образовали Клингонский Квадрат, с дисрапторами наизготовку; девятый оторвал пластинку на боку бомбы и что-то там попытался сделать.

Как и команда "Энтерпрайза" некоторое время назад, клингоны обнаружили, что их оружие не работает. Тогда они вытащили ножи и выстроились в линию.

Когда группа людей прошла сквозь Врата, конвоиры полетели обратно, возможно, чтобы окружить клингонов. Здесь их магнитные ботинки вновь заработали, что стало огромным облегчением.

Коммуникатор загудел.

– Кирк.

– Сэр, это мистер Скотт. У нас, кажется, появилась энергия. Поднять вас на борт?

– Свяжитесь с лейтенантом Ухурой, может, у нее есть больные или раненые. В противном случае… – он оглянулся на клингонов, готовых к бессмысленному бою; посмотрел вперед, на сверхъестественное солнце, которое будет плавать вечность внутри этого вечно неизменного мира. – Поднимите меня вчера!

Глава 14

Капитан Кирк попытался сохранить невозмутимое выражение лица, когда сошел с платформы транспортатора на вспомогательном мостике. Это не походило ни на один видимый им когда-либо мостик. Тлеющий костер, несколько вырванных с корнем деревьев, разбросанные повсюду пищевые контейнеры. Пара пустых бутылок из-под бренди. Клингон.

– Капитан К-кирк, я предп-полагаю? –Пьяный клингон. – Я капитан Калан, с военного…военного корабля "Корезима".

Он замерцал.

– У-упс! Пора идти. До свидания, мистер Скотт, –он сморщил бровь. – Не могу…вспомнить слово. А. Спасибо.

– Пожалуйста. Клингон исчез.

– Похоже, вы хорошо развлеклись, Скотти.

Скотт окончил регулировать настройки и обернулся к Кирку. – Это долгая история, сэр.

– Спорю, еще и очень интересная.

– Они не такие уж и плохие ребята, если узнать их поближе, капитан.

– Как вам удалось уговорить его выпить? Я думал, они ничего не делают для удовольствия.

– Не для удовольствия, сэр. Для регуляции температуры. Было так холодно, что мы должны были хлебнуть бренди, –он проверил показания. – Пройдет по меньшей мере пять минут, пока транспортаторная нагреется, капитан. Вы не хотите, чтобы я поднял мистера Спока?

– Конечно. Я хочу посмотреть на его лицо.

Однако удовлетворения они не получили. Вулканец был абсолютно бесстрастен.

– Должно быть, здесь было холодно, мистер Скотт. Я рад, что с вами все в порядке.

Он подошел к экрану.

– Вы можете дать мне связь с клингонским кораблем?

– Спок –вы на самом деле собираетесь –…

– Я дал слово, капитан. Но фактически…

На экране появилось тусклое изображение.

– Говорит Кэл, временно командующий. Кто это?

– Звездолет "Энтерпрайз", офицер по науке Спок. У меня есть для вас предупреждение.

Господствующее создание на планетоиде, называющее себя Машина-Создатель, бросило вызов: оно желает уничтожить вас всех.

Я настоятельно рекомендую, чтобы вы не отвечали на вызов. Ваше оружие не будет работать в его владениях, и он способен помешать вам вернуться на корабль.

– Но ножи и руки будут работать, не так ли?

– Да, но вы проигрываете в численности.

Из- за вибрации изображения трудно было разглядеть выражение лица, но казалось, что Кэл самодовольно улыбнулся. "Хорошо". Он отключился.

– Видите, капитан. Ничего кроме правды.

Машина-Создатель вернула им достаточно топлива, чтобы достичь Третьей Звездной базы. Неделю можно было отдохнуть.

Несколько офицеров сидели в офицерской гостиной.

– Жаль, что мы не можем вернуться назад, –сказал Спок. – Столько вопросов, оставшихся без ответа.

– Это самое "возрождение"? –спросил Вилсон.

– Нет, не только. Это действительно просто регенерация. Так как Chatalia, фактически, только расширения Машины-Создателя. Как конечности.

– Мне это кажется довольно впечатляющим, –сказал Кирк.

– Другие существа также делают это, –сказал Спок. – Только в меньшем масштабе. Реальная загадка связана с энергией. Машина-Создатель бросает вызов основным законам термодинамики, сохранения энергии. Значит, наши законы неправильные. Неполные.

Зашел Вилсон и растянулся в кресле.

– Навестил энсина Тинни в лазарете. Сестра Чэпел сказала, что она будет в порядке через пару дней.

– Полагаю, вы видели и энсина Мура, –заметил Маккой.

– Собственно говоря, он тоже там был. Читал ей, –Маккой закатил глаза, но ничего не сказал.

– Я полагаю, мы все в долгу перед вами, мистер Спок, –сказал Вилсон. – Мне сказали, что если бы вы не смогли поговорить с этим переросшим артишоком, мы все еще были внизу. Вполне вероятно, мертвые.

– Попробовать установить контакт было логично, –ответил Спок. – И фактически не так неприятно, сравнительно с прочими попытками мысленного слияния. Как я уже говорил, мне жаль, что я не могу провести с ним еще некоторое время.

– У вас с ним много общего, –невыразительно сказал Маккой.

– Данное подобие не привлекательно. Он казался логичным, на мгновение, но действительная логика инвариантна для всех видов.

Спок пристально взглянул на звезды.

– Нет, наиболее интересным был его юмор. Я считаю, это было единственное действительно разумное существо, которое я когда-либо встречал, имевшее чувство юмора.

После минутной тишины, Маккой сказал:

– Вы снова это сделали.

– Что вы имеете в виду?

– Если бы это сказал кто-то другой, я поклялся бы, что это шутка.

Спок поднял бровь. – Каждый из нас чему-то научился.

Джо Холдеман

Бесконечный мир

Глава 1

Дневник капитана, звездная дата 7502.9.

Оканчивая патрулирование сектора 3, мы стали свидетелями необычного явления. В 0739, Антарес заслонил Денеб – две ярчайшие звезды небосвода на мгновение объединились вместе, сияя красными и голубыми огнями.

Большая часть команды наблюдала за этим. Наш полет отнюдь не был увлекательной прогулкой.

– Копак эопто, – объяснял лейтенант Мартин Лауросс Споку в офицерской комнате отдыха. – Опвы оппроопсто опстаопвиопте "опоп" оппеопред –…

– Понимаю, –сказал Спок, – это несложно декодировать. Вы просто ставите "оп" перед каждым слогом.

– Несложно для вас. Но земные дети используют такой шифр, чтобы озадачивать своих товарищей, сообщать секреты.

– Я сомневаюсь, что вулканский ребенок был бы озадачен.

– Ну, у нас на борту нет вулканского ребенка, чтобы провести эксперимент…Вы считаете, что справились бы с таким кодом?

– Конечно. Если он согласуется с вашим непоследовательным языком.

– Ну, тогда… –Ларосс потер подбородок, посмотрев на потолок. – Попробуйте это: "урановый гексафторид"

– Опуопраопноопвый опгекопсаопфтооприд, –немедленно сказал Спок. – С учетом вашего неправильного произношения "флуорид".

Ларосс покачал головой: "Это не по-человечески".

– Возможно, –Спок не улыбнулся. – Вулканские дети используют секретный язык, но код его заключается в движениях и интонациях, постоянно меняющихся. Иначе, секрет не сохранится долго.

– Этого никогда не упоминалось, когда я изучал Вулкан, –Ларосс был лингвистом "Энтерпрайза".

– Это неудивительно. Вулкан –…Спок и Ларосс поднялись на ноги. – Добрый день, капитан.

– Добрый день, господа, –Кирк поставил свою чашку кофе на их столик и придвинул стул. Офицеры сели одновременно.

– Еще одна контрольная точка, – сказал Кирк и то ли вздохнул, то ли фыркнул. – В точности там, где и должна быть. Как и предыдущая, и та, что была перед ней… Хотел бы я, чтобы она оказалась сдвинута на пару километров. Хоть что-то необычное…

– Вы не говорили этого, капитан, –сказал Спок.

– Нет, конечно, –он слегка улыбнулся. – Просто четырех недель этого более чем достаточно. Я уверен, что команда будет рада направиться куда-нибудь еще.

Если Спок или Ларосс думали иначе – команда казалась вполне счастливой в небогатой событиями рутине – они не сказали этого.

– Еще десять дней, сэр? –спросил Ларосс.

– Девять, если ничего не случится. Тогда мы получим новые указания на Третьей Звездной Базе, –он кивнул Споку.

– Мы действительно наконец получили сообщение. Секретное.

– Это может быть что-то важное, –сказал Ларосс.

Кирк глотнул чай.

– Не обязательно. Приказ может быть зашифрован и секретарем.

В гостиной раздался ровный голос Ухуры: "Всем палубам. Желтая тревога." Кирк со стуком поставил чашку на стол, разлив чай. "Это не учения. Всем на свои посты."

Спок поспешил к турболифту, Ларосс пролил чай на брюки, а Кирк подошел к интеркому.

– Мостик, это капитан. Что случилось?

– Капитан, большинство наших приборов не функционируют из-за белого шума. Сейчас…подождите…

– Что?

– Капитан…кажется, сейчас все снова нормально работает…

– Поддерживайте тревогу, –он переключил интерком. – Инженерная!

– Скотт слушает.

– Скотти, отключай двигатели. Возвращаемся на варп-1. Ожидайте или медленный отход, или быстрое маневрирование.

– Есть, сэр.

Спок придержал ему турболифт.

– Вы хотели приключений, капитан.

Кирк фыркнул, наблюдая за закрывающимися дверями. Пробормотал:

– О черте речь, а он навстречь…

– На Вулкане есть похожая поговорка.

Кирк поднял бровь, совсем как его друг.

– Суеверие, Спок?

– Не совсем, капитан. Наблюдение.

Дневник капитана, звездная дата 7503.0

Мы совершили поразительное открытие. В 7502, 931 "Энтерпрайз" пересек необыкновенно сильное магнитное поле. Все приборы, которые не были надежно защищены, отказали.

В пределах моей компетенции было приостановить нашу текущую миссию, чтобы попытаться найти источник магнитного поля. Это какой-то род транспортного средства размером с крупный астероид (217 километров в диаметре). Внутри есть живые существа.

Я созвал совещание научного отдела в 1830 часов.

Двадцать пять человек столпились в зале совещаний, не предназначенном и для половины этого числа. Спок, по просьбе капитана, пригласил всех научных офицеров и энсинов, чья подготовка в Академии могла быть полезной. Скотти привел трех инженеров, специалистов по импульсным системам.

– Есть здесь кто-нибудь, кто знаком с устройством двигателя Бассарда?

Поднялись несколько рук и одна лапа – принадлежащая Глак Сону, невысокому, покрытому мехом инопланетянину с Аноконтора, энсину секции математики.

– Это достаточно просто; межзвездный корабль может собирать топливо для примитивного синтезирующего двигателя. Мы делали такие в двадцать первом веке, до открытия варп-скоростей.

– Межзвездный космос полон водорода. Двигатель Бассарда применяет сильное магнитное поле для поглощения этого водорода, который затем используется для синтеза энергии.

- Но в таком случае нужны столетия, чтобы долететь до другой звезды. Из кораблей с двигателями Бассарда, покинувших Солнечную систему, два были автоматическими зондами, а три –"кораблями поколений" – команда знала, что они не доживут до своей цели, и только их правнуки смогут достичь ее.

– Федерация проследила пути двух таких кораблей. Третий, называющийся "Сорок семей", был потерян 250 лет назад.

– Мы считаем, что мы нашли "Сорок семей", но нас смущает, что корабль слишком велик. Подробности у мистера Спока.

– Это очень большой, в высшей степени вогнутый астероид диаметром 217 километров. Я подготовил две диаграммы. Энсин Фицсиммонс?

Она выключила свет и включила проектор.

– Левая диаграмма –просто изображение корабля. Обратите внимание на направление, в котором он двигается. Скорость – 1/100 световой. Замедление около 1мм/с2.

- Он пройдет 95 лет, прежде чем остановится, –сказал волосатый математик.

– 95 лет и 47 дней, –уточнил Спок.

– Обитатели, несомненно, внутри сферы. Она вращается, чтобы снабжать их гравитацией посредством центробежной силы.

– У них даже нет искусственной гравитации? –спросил кто-то. Спок замолчал, посмотрев в том направлении, затем решил не реагировать.

– Нет. Это часть парадокса, который мы сейчас и обсуждаем.

– Правая диаграмма –частичный разрез, показывающий внутренность сферы. Я нанес информацию о населении, полученную с биосканеров.

– Внутри этой маленькой планеты находятся около миллиона существ. Девять десятых сконцентрированы в приэкваториальной полосе. В этой зоне гравитация выше, хотя она все равно меньше половины используемой нами.

Он кивнул энсину, зажегся свет. – Наша попытка связаться с ними не увенчалась успехом. Все сигналы, что мы посылали к ним, абсолютно точно отражалось обратно.

Эта информация вызывала шепот комментариев.

– Это поразительно. Мы даже не знаем, будет ли эффективен транспортатор. Мы не хотим спускать неживой объект, прежде чем мы сможем отправить следом группу контакта, так что у них не будет времени неверно истолковать наши мотивы.

- Или приготовиться к нам, – сказал кто-то.

– Конечно, это принимается во внимание. Это раса космических странников, и вполне возможно, что она может иметь оружие значительной мощи.

– И еще одна загадка. С помощью дифракции нейтрино, мы узнали причину отражения наших сигналов. Совершенный шар, под 80-метровым слоем обычного камня, покрыт пленкой из суперсжатого металла или сплава. Его атомный вес, несомненно, порядка двенадцати сотен.

Спок замолчал, пережидая шум.

– По общему мнению, это невозможно. Тем не менее, данные точны. Они, по-видимому, более сильны в металлургии и физической химии, чем в астронавтике.

– Корабельный компьютер подготовил суммарный отчет об этом объекте, –он кивнул Фицсиммонс, которая протянула распечатку. – Прочитайте, пожалуйста, – он сел рядом с капитаном Кирком.

– Это серьезно, –сказал Кирк, уставясь на уже прочитанный лист бумаги.

– В самом деле, –Спок не мог не заметить, что хотя лицо капитана было серьезным, но глаза выдавали его: он предвкушал новые события.

– Очень серьезно, –повторил Кирк, улыбнувшись.

Глава 2

Отчет

1. Во время измерений (звездная дата 7502. 9576) объект описывается следующими параметрами:

ПОЛОЖЕНИЕ: 119.70239D, 689.4038 пск; 1.038572D-0.9965 пск относительно Ригеля.

НАПРАВЛЕНИЕ: 37.903D, 0.0127D

СКОРОСТЬ:.008401303 световой (2,518,651.8 м./сек)

УСКОРЕНИЕ: –0.000839 м./сек2 (0.0000855 g)

РАДИУС: 108,576.3м

МАССА: 35.527835 терратонн

ИНТЕНСИВНОСТЬ ВРАЩЕНИЯ:0.006578 рад./сек.

2. Предположительно, объект был в полете около 3000 лет. Его отправная точка – в центре незначительного газового облака, остатков древней сверхновой звезды.

2а. Эта звезда стала сверхновой приблизительно в 750г. до н. э. Земных записей об этом событии нет, но оно было зафиксировано астрономами Вулкана.

2б. Объект (возможно, несколько ему подобных) покинул систему за несколько столетий до взрыва.

3. Если объект продолжит двигаться при данном ускорении в –0.000839 м./сек2 , он полностью остановится в 1/8 парсека отсюда.

3а. В данной точке он будет на расстоянии двух парсеков от ближайшей звезды.

3б. Эта точка не может быть изначально запланированным местом назначения. Вся энергия в конечном счете рассеется без внешнего источника энергии, и обитатели объекта погибнут от холода (хотя до этого могут пройти века или сотни веков).

4. Возможно, что они желают умереть. В таком случае, доктрина самоопределения требует, чтобы мы не вмешивались.

ОБСУЖДЕНИЕ

+ Эффективность воздушно-реактивного двигателя Бассарда уменьшается при уменьшении скорости, так как замедляется поглощение водорода. Поэтому, объект должен будет вскоре перейти к иному способу торможения.

Ранние земные корабли, оснащенные двигателями Бассарда, использовали так называемый "детонирующий привод" для ускорения и торможения. В этом случае от носа до кормы взрывались водородные бомбы.

Большая вогнутость (похожая на естественный кратер), может быть частью подобной системы.

+ Допуская, что транспортатор будет функционировать нормально, и команда высадки будет отправлена на объект, должна быть создана специальная система связи.

Лейтенант Ухура считает, что, используя генератор частиц на Палубе Два, она сможет создать систему, использующую амплитудную модуляцию нейтрино.

+ Команда высадки должна быть высажена на экваторе, где плотность населения наиболее высока.

Глава 3

Капитан Кирк возглавил команду высадки, почти полностью состоящую из офицеров: доктор Маккой, лейтенант Ларосс и начальник службы безопасности Вилсон. Единственным энсином был Мур, тоже из службы безопасности.

Вилсон был уже пожилым мужчиной, держащимся ровно и официально. Он установил небольшой черный ящик на одну из платформ транспортатора. "Готово, сэр."

Это был пассивный однозарядный генератор нейтрино, который Спок собрал для проверки коммуникационной системы Ухуры. Если он будет успешно опущен, Кирк и команда высадки последуют за ним.

– Все в порядке, –Кирк кивнул Скотти. – Активировать.

Трель, таяние, исчезновение. По интеркому раздался голос Ухуры.

– Принимаем четкий сигнал, капитан.

– Пойдемте, –пять человек встали на платформу транспортатора.

– Это будет необычно, –сказал Маккой. – Никто не хочет таблетку?

– Тот стимулятор, о котором ты говорил? –спросил Кирк. – Ты его взял?

– Еще бы. Но это не совсем транквилизатор, просто влияет на внутреннее ухо. Предохраняет от головокружения внутри этой машины, перемешивающей молекулы.

– Нет, спасибо. Я лучше переживу это, –больше никто не принял предложения Маккоя. – Активировать.

Дезориентирующая неизвестность переноса, казалось, длилась на секунду дольше, чем обычно. То, что последовало за этим, было неутешительным.

Кирк открыл глаза и тотчас закрыл их, ошеломленный. Снова открыл, опершись на Ларосса, который, в свою очередь, держался за него.

Нет горизонта. Солнце над головой, но нет неба.

Взгляд на пятьдесят, сто километров "вниз". Или "вверх"?

– Мы знали, что это вызовет дезориентацию, –тихо сказал Вилсон. – Вы в порядке, капитан?

– Да, –Кирк сглотнул и осторожно оторвался от плеча Ларосса.

– Они игнорируют нас, –сказал Ларосс. Они материализовались в центре того, что казалось рыночной площадью, забитой инопланетянами.

Они выглядели ПОЧТИ гуманоидами. У них было "правильное" число глаз, рук, ног, носов и ртов. На этом сходство кончалось. Они были покрыты коротким густым мехом, и одежды не носили, за исключением лент на шее, не показывающих признаков пола. Каждый имел пару крыльев, как у земных белок-летяг: кожистая мембрана от запястий до лодыжек.

Большинство из них были около метра высотой, хотя некоторые были ростом с Кирка. Они проходили мимо группы людей, уставившись на землю. Один кинул на них косой взгляд, но только на мгновение.

Они были в центре города, как и планировали. Здания, возвышались во всех направлениях; справа и слева, заборы зеленых растений выходили за границы города и росли дальше, в "небо", растворяясь в багряно-сером тумане.

Все здания были 10-30 этажные, изготовленные из бледно-желтого кирпича и блестящего металла. Чем дальше было здание, тем сильнее казалось, что оно наклонено по направление к ним, вызывая тревожное ощущение коллапсирующего города. Большинство зданий имели сады на крышах; стены многих были украшены замысловатыми абстрактными узорами из цветных камней или керамических фрагментов.

На каждом этаже были открыты по нескольку дверей, соединенных чем-то вроде паутины, состоящей из канатов-кабелей. Эти существа скользили от каната к канату; они, казалось, больше живут в воздухе, чем на земле.

В их движениях была грациозная красота, когда они планировали; но по земле они передвигались медленно и неловко. И по человеческим стандартам они были уродливыми – не просто чуждо выглядящими, но уродливыми. Их глаза, ярко-желтые, в два раза больше человеческих, выпячивались наружу и в стороны. Нос имел два красных отверстия. Рот в форме буквы U, верхняя губа приподнята, нижняя челюсть отвисла, обнажая оскал зубов. Их головы сужались сверху почти в точку, и раздувались сзади.

Их волосы были короткими и шелковистыми, коричневато-красными, но отсутствовали в некоторых местах – на локтях, коленях, руках, верхушек их голов – их кожа была абсолютно белой, как и их губы и веки.

Было не очень приятно смотреть на это, но команда "Энтерпрайза" сумела абстрагироваться от внешнего вида. И не только потому, что они общались с Глак Соном – который был столь же низким и волосатым – и другими неземлянами, членами экипажа – просто они никогда бы не получили назначения в Звездный Флот, если бы психологи заметили хоть малейший намек на ксенофобию в личных профилях.

– Это ненормально, –сказал энсин Мур.

Кирк рассеянно кивнул, наблюдая за толпой с некоторыми признаками интереса.

– Кажется, сюда идут.

Он включил универсальный переводчик: "Здравствуйте…" Никакой реакции. Он прибавил звук. "Приветствуем вас от имени Объединенной Федерации Планет". Круг вокруг них расширился. Шум толпы стал больше.

"Я капитан Джеймс Кирк, с космического корабля…"

Некоторые инопланетяне, стоящие ближе всего к ним, внезапно отбежали – затем, словно по какому-то сигналу, на площади началось настоящее бегство. Существа бегали, скользили, визжали; улетали во всех направлениях вокруг землян. Через двадцать секунд Кирк и его команда стояли посреди пустынной площади.

– Я бы сказал, –с напускной медлительностью произнес Маккой, – что это начало того, что должно стать долгими и плодотворными отношениями.

Кирк задумчиво облизнул губы.

– Ну, я думаю, я понял это: паника. Они, вероятно, не видели ничего нового три тысячи лет, – он шагнул к ближайшему открытому ларьку, заваленному экзотическими овощами и фруктами, взял какую-то маленькую пурпурную штучку. Понюхал ее, сморщил нос, положил обратно. – Но почему не было никакой реакции, пока я не использовал универсальный переводчик? Я же не сказал ничего недружелюбного. Ничего сбивающего с толку…Разве нет?

– Это тяжело выразить, – сказал Ларосс. – Некоторые из слов, возможно, были незнакомы – например, 'Федерация Планет' для них наверняка ничего не значит. Но, конечно, они знают, что такое космический корабль. Нам придется подождать, пока они не захотят говорить с нами.

– Подумай об этом, –сказал Маккой. – Их поведение не должно быть столь эксцентрично. Ты можешь наблюдать за муравейником весь день, и муравьи будут работать вокруг тебя, в той или иной степени тебя игнорируя. Воткни в муравейник палку, и они все мигом бросятся на тебя.

– Ты думаешь, что они могут быть членами группового сознания? Сознания-улья?

Боунз пожал печами.

– Не в первый раз.

– Что будем делать, сэр? –спросил лейтенант Вилсон, рассматривая окружающие их здания. – Мы в уязвимом положении. Несколько дюжин существ висели на паутине канатов, наблюдая за ними. Остальные, очевидно, исчезли в зданиях.

– Фазеры поставлены на оглушение?

– Да, сэр.

– Все в порядке. Мы просто подождем.

Кирк тревожно всматривался в окна, одно за другим. Что он искал? Белый флаг? Оружейный ствол?

Наступившая гнетущая тишина пугала.

– Ларосс, они определенно говорят друг с другом. Может ли групповое сознание использовать речь?

Ларосс ответил быстро, словно пытаясь разорвать тишину. – Это зависит от степени интеграции. Ваш собственный мозг и нервная система в некотором роде тоже групповое сознание, если рассматривать ячейки мозга как отдельные личности. Конечно, у них нет нужды в речи. А, например, человеческая цивилизация – тоже род группового сознания – общается в основном благодаря языку.

– Семантика, –сказал Маккой. – Что насчет настоящих групповых сознаний – термитов, например? Они ведь не могут использовать язык?

– Это всеобщее заблуждение. Термиты не представляют собой групповое сознание. Они сотрудничают просто в пределах набора инстинктивных реакций.

– Может, это что-то похожее, на низшем уровне.

– Нет. –Они разговаривали, не глядя друг на друга. – У них нет руководства, нет интеграции. Они сдвигают шары грязи наугад. Когда два соединятся, третий они кладут на вершину, в соответствии с инстинктами. Затем четвертый, и так далее. В конечном счете, они построят муравейник. Что это было?

– Шаги, –прошептал Вилсон, опуская руку на рукоятку фазера. – Кто-то двигается сюда.

Кирк открыл коммуникатор.

– Кирк "Энтерпрайзу". Скотти, у нас могут быть проблемы. Будьте готовы поднять нас –когда лейтенант Вилсон скажет "давай".

– Есть, сэр.

Вилсон понял намек. Он опустил фазер и приготовил коммуникатор.

Группа примерно из двадцати существ вышла на площадь. "Все повторяется, – сказал Маккой. – Какой бы ни была планета, культура…полиция."

Все, кроме одного, были вооружены: некоторые несли палки, другие – свернутые веревки. У невооруженного, идущего во главе, на шее были три голубые ленты. У всех остальных ленты были красными, оранжевыми, зелеными. Лидер сказал что-то, и они, перестроившись, образовали широкий полукруг, смыкающийся вокруг землян.

"Стойте!" – сказал Кирк, его слова эхом пролетели над площадью. Полиция остановилась, поглядела на лидера, продолжила движение.

"Давайте!" – сказал Вилсон.

Ничего не произошло.

– Скотти! –повторил Кирк. – Поднимайте нас!

– Активируйте! –на заднем плане слышны были шумы транспортатора. – Еще раз! Капитан –…

Внезапно существа бросились на них, бросая веревочные петли. Мур выхватил фазер, но не успел выстрелить. Вилсон выдернул у одного из нападавших палку и еще несколько минут стоял на ногах, отбиваясь, но, как и остальные, он был неловок в условиях пониженной гравитации. Вскоре все пятеро, связанные, лежали на земле.

Существа отступила, двое из них держались за головы из-за ударов Вилсона; тогда тот, с голубыми лентами, вышел вперед.

Это был странный, одновременно благозвучный и шипящий язык. Конечно, для людей он нес не больше смысля, чем щебетание птицы.

Кирк, чьи руки держали, кивнул головой в сторону универсального переводчика. В схватке его выбили у него из рук, и теперь он валялся в нескольких метрах от них. "Надеюсь, что это еще работает", – сказал он.

Маккой застонал. "Наверняка. Он сделан из более прочного материала, чем мы."

Наконец один их них понял. Он поднял прибор, внимательно осмотрел его, затем проговорил в транслятор: "Вам нужен этот механизм, чтобы говорить и слышать?"

– Да, –сказал Кирк. – Теперь вы меня понимаете, правда?

– Конечно. Вы говорите на языке магов, как и я. Очевидно, что вы являетесь магами, хотя должен заметить, что я не знал, что вы можете существовать вне касты. Поэтому у вас нет крыльев?

Кирк заколебался, но решил рискнуть.

– Я не знаю, что вы подразумеваете под словом "маги". Я капитан Джеймс Кирк, с космического корабля "Энтерпрайз", а это…

– Что вы подразумеваете под словом 'croblentz'?

– 'Croblentz'?

– О, Господи, –сказал Ларосс.

– Croblentz "Энтерпрайз". Что это?

– У них нет этого слова, –выдохнул Ларосс. – Они не знают, что находятся в космическом корабле.

– Если это загадка, –сказал чужак, – я не понимаю ее смысла.

– Слушайте, –попытался объяснить Ларосс. – мы пришли снаружи вашего мира. Понимаете?

После долгой паузы инопланетянин ответил:

– Думаю, что понимаю. Или вы сумасшедшие, или хотите, чтобы я так думал.

– Нет, –сказал Кирк. – Попытайтесь понять. Мы действительно не…Мы ведь выглядим не так как вы, правда?

– И мы появились из ниоткуда, –добавил Маккой. – Разве это не кажется вам странным?

Чужой сделал странно человеческий жест, передергивая крыльями, словно пожимая плечами.

– Маги часто делают что-то вроде этого.

– Я думаю, нам надо встретиться с магом, –сказал Маккой.

– Вы, разумеется, встретитесь с ним, –ответил инопланетянин. – Вы не можете быть осуждены судом ven-Chatalia.

– Осуждены! –Вилсон попытался принять сидячее положение. – Мы ничего не делали, а вы напали на нас. Мы хотели только поговорить с вами!

– Может, вы и на самом деле сумасшедшие.

– Позвольте мне объяснить вам, –сказал Кирк. – Мы живем в мире, похожем на ваш, только меньшего размера. Мы увидели, что вы в беде, и пришли помочь.

– Снова загадки. Где этот ваш мир? Под землей?

– В некотором смысле.

– Если б вы прорыли тоннель в правильном месте, –сказал Ларосс, – вы смогли бы увидеть его рядом.

Он внимательно посмотрел на Ларосса, затем отвернулся.

– Охрана. Помогите этим существам подняться.

– Я говорю правду! –настаивал Ларосс.

– Я думаю, вы зря это сказали, –шепнул Маккой.

– Я не глупец и не богохульник, – сказал инопланетянин. – Не пытайтесь обмануть меня.

Охранники грубо вздернули людей на ноги – они были неожиданно сильны – и ослабили веревки.

– Но я действительно не понимаю. Представьте, что я новорожденный ребенок. Объясните, почему я не могу прорыть туннель наружу?

– Ладно, будем считать, что это некий тест. Если вы будете рыть достаточно долго, вы затронете Основание. Нет никакого "снаружи". Основание –повсюду. Я думаю, вы это и так знаете.

Коммуникатор Кирка загудел, но он не мог ответить со связанными руками.

– Основание –должно быть, металлическая оболочка, которую Спок…

– Оболочка? –сказал инопланетянин. – Металлическая? Что за металл, на котором ничто не может оставить следа? Это край мира.

Они начали двигаться.

– Куда вы нас ведете?

– В Дом Образования и Правосудия. Вас допросят, затем вы должны будете ждать мага.

Город, казалось, возвращался к нормальному образу жизни. Центральная площадь вновь наводнилась народом, как только они покинули ее. Любопытные инопланетяне наблюдали за ними, держась за кабели руками или ногами. Пешеходов, передвигающихся по земле, было немного, большинство из них несли грузы. Были на улицах также и колесные повозки, управляемые педалями, и несколько животных в упряжках, похожих на небольших волов. Их вели существа размером с людей.

– Почему некоторые из вас настолько больше остальных? –спросил Ларосс. В наступившей тишине прибавил: – Представьте снова, что я новорожденный ребенок.

– Прекратите говорить ерунду! Я думал, это ниже достоинства мага!

– Вы должны будете привыкнуть к этому, –сказал Кирк. – Мы не маги, и мы действительно пришли снаружи.

– Ладно, богохульник. Ты не поймаешь меня. –Они столпились у стены, пропуская повозку.

– Вы притворяетесь Новыми…Ладно, пусть вы и есть Новые. Я никогда не видел Нового, не говоря уж о Новом маге. Шум телеги заглушал его голос; он замолчал, пережидая. –Высокие – lan-Chatalia, те, кто живет за городом. Я – ven-Chatalia, потому что я живу в городе. Или, возможно, я живу в городе, потому что я – ven. Вы, маги, живете в центральных землях, Внизу, и вы – ela-Chatalia.

– Вы хотите сказать, что маги похожи на нас? –спросил Маккой.

– О, вы действительно Новые? –они начали двигаться. – Хозяева Жизни, конечно, могут принимать любую форму. Обычно они напоминают lan-Chatalia, только немного выше. Различные лица. Лучшие крылья.

Он внимательно посмотрел на них.

– Хотелось бы мне знать, почему они сделали вас без крыльев. Это должно служить какой-то цели. В моем понимании это жестоко.

Меньше чем в километре они прибыли в высокое здание и вступили через то, что казалось открытой дверью, хотя их Chatalia использовал несколько стержней, похожих на ключи (которые он достал из естественного кармана в его талии).

Их встретил другой Chatalia, который, несомненно, был тюремщиком. Он завел их в лифт, казавшийся устаревшим грузоподъемником, с кнопками и тому подобным. Лифт двинулся наверх.

В конце темного коридора тюремщик отпер еще одну дверь. Внутри было несколько подстилок, слишком маленьких, чтобы на них спать, трехногий стол и примитивный туалет, фактически, просто отверстие в полу. Окно, к которому подходили кабели, было открыто.

– Что мешает нам вылезти через окно и убежать? –спросил Кирк.

Тюремщик – у него было те же три ленты, что у охранников, плюс еще одна черная – сказал что-то инопланетянину с голубыми полосками.

– Не ухудшайте свое положение, –проговорил он.

- Дополнительная полоска обозначает ранг, – сказал Вилсон. – Правильно?

– Я теряю терпение. Охрана! –Он выключил транслятор, сказал что-то охранникам, которые забрали с поясов людей фазеры и коммуникаторы.

– Оставьте нам коммуникатор, –сказал Кирк, когда Chatalia снова включил универсальный переводчик.

– Еще одно незначащее слово. Что такое 'repabclo'?. –Он указал на груду оборудования. – Зачем он вам нужен?

– Чтобы мы могли общаться с теми, что снаружи.

Он сказал что-то стражнику.

– У вас есть некоторые права, даже если вы сумасшедшие. Вы можете оставить то, что не является оружием. Он поднял фазер. –Насколько я понимаю, вот это оружие, верно?

– Да, –подтвердил Кирк. – И оно очень опасно. Не позволяйте никому…экспериментировать с ним.

Снова пожатие плечами.

– Оно будет передано магу. Что касается этих вещей –вы ручаетесь, что это не оружие? Там были два трикодера – медицинский и научный, пять коммуникаторов и медицинское снаряжение Маккоя.

– У вас есть мое слово.

– Очень хорошо. Если вы попытаетесь бежать, или причините вред любому, вы будете уничтожены, независимо от касты и семейства. Это закон, даже для магов.

– Мы поняли.

– Вас вызовут.

Он и тюремщик вышли. Охранники последовали за ними. Один из них закрыл невидимую дверь.

После того, как подъемник уехал, Кирк подошел к двери, пытаясь протянуть руку. Однако что-то остановило его.

– Странно, –он попробовал снова. – Это похоже на силовое поле, но…Он перенес вес на один палец. "Черт!" – он отдернул руку, палец был в крови.

– Дай я посмотрю, –Маккой стер кровь, пытаясь разглядеть что-то при тусклом свете. Подвел Кирка к окну, чтобы рассмотреть получше.

– Похоже на решетку из мелких квадратиков. Уже затянулось, –он ткнул собственным пальцем в окно. Стер появившуюся каплю крови.

– Экран.

– Энергетический экран? –спросил Вилсон.

– Нет, скорее похоже на оконное стекло. Но сделанное из металла. Невероятно тонкая проволока.

– Как лезвие ножа, –пробормотал Вилсон. Повернулся к Лароссу: – Лейтенант, нельзя ли с помощью трикодера определить, из чего это сделано?

– Возможно, –он включил трикодер и подошел к окну. – Не использовал его со времен Академии. Не очень-то нужная вещь лингвисту.

Кирк искоса посмотрел на его руки.

– Активируйте сенсоры, канал В, и выберите диск химии. Установите нулевой диапазон и направьте на цель.

Ларосс исподлобья посмотрел на капитана и выполнил указания.

– Красная вспышка. Сбой датчика. Здесь нет отмены?

– Здесь. –Кирк повернул рукоятку. – Попробуйте снова.

На экране беспорядочно двигались цифры и буквы – ни один элемент, зарегистрированный в памяти трикодера, не имел свойств экрана – но кое-что понять было можно.

АТОМНЫЙ ВЕС – 1132. – 4963.

– То же самый материал, что окружает корабль, –сказал Ларосс. – Основание.

Маккой посмотрел в окно. – Они используют вьючных животных и одновременно металлы, неизвестные нашей науке. Живут в корабле, и думают, что это – вся Вселенная. Думаю, нам лучше вызвать Спока.

– Вы думаете, он увидит в этом какой-то смысл? –спросил Ларосс.

– Вулканский смысл –возможно. Фактически, я просто хочу иметь шанс смутить его.

Дневник капитана, звездная дата 7504.5

Записано офицером по науке Споком, временным командиром.

Капитан Кирк и группа контакта высажены внутрь планетоида. Транспортатор работает только в одну сторону, и мы не можем вернуть объекты, находящиеся внутри этого корабля. Были выдвинуты несколько теорий, объясняющих этот феномен. Наиболее вероятным кажется предположение, что внешняя поверхность металлической оболочки корабля (которая скрыта примерно под 80 метрами горной породы) является абсолютно гладкой оптически в пределах длины волны электрона. Насчет того, каким образом это может быть сделано, у нас нет предположений. Однако в результате транспортатор не может поддерживать постоянно нужное направление волн, так как выпуклая поверхность рассеивает лучи. Таким образом, мы можем послать что-то внутрь корабля, но не можем забрать ничего изнутри его.

Если эта теория верна, нам нужно только нарушить эту структуру, проделав отверстие в данной оболочке, для восстановления нормальной работы транспортатора. Пока мы откладываем это действие, которое может быть расценено, как агрессия, либо повредить обитателям корабля.

Офицеры службы безопасности посменно дежурят в транспортаторной. Они будут немедленно спущены вниз при первых признаках опасности. Капитан Кирк и его люди в настоящее время находятся в тюремной камере в ожидании допроса.

Охранник достал ключ, отпирая невидимую дверь, поставил на пол поднос с пятью тарелками, затем торопливо отошел.

Энсин Мур взял одну тарелку, осторожно понюхал и скривился.

– Я не настолько голоден, чтобы это есть.

– Ну, нам они не нужны, –сказал Маккой, доставая медицинский трикодер. – Сверху нам могут спустить полевые рационы. Хотя это любопытно.

Он направил на поднос медицинский трикодер.

– Ну что ж, это не убьет вас, –сказал он, – по крайней мере, если вы не будете питаться этим неделю. Здесь содержится мышьяк.

Когда они ели полевые рационы, охранник вернулся и забрал их полные тарелки. Передернул крыльями, сказав что-то гортанным голосом.

– Странно, –сказал Ларосс. – Похоже, что тот, который разговаривал с нами, говорит совсем на другом языке, чем охранники. Тот язык звучит более тонко, со специфическим свистом. Он попробовал что-то музыкально прошипеть сквозь зубы.

– Разве это возможно? –спросил Кирк, осторожно вскрывая консервы. – Даже если изначально у них были различные языки, вы не думаете, что через три тысячи лет они пришли бы к единому?

– Ну, например, разные языки могут использоваться при различной деятельности. В течение столетий, церковным языком был латинский, хотя большинство людей, приходящих в церковь, не понимало не слова.

– Или у различных социальных классов, –добавил Вилсон. – С тем, с четырьмя полосками, мы не говорили.

Ларосс кивнул.

– Возможно. На Земле тоже так было. До социалистической революции, российская аристократия говорила по-французски.

– Держу пари, что все гораздо проще, –сказал Маккой. – Инопланетянин, слушая мужчину и женщину, разговаривающих по-английски, подумал бы, что слышит два разных языка. Возможно, причина просто в индивидуальных анатомических различиях.

– Не думаю, –сказал Ларосс. – Это слишком просто.

Коммуникатор Вилсона подал звуковой сигнал. "Рапорт, сэр?." Они выходили на связь каждые двадцать минут. "Рапорт отрицательный", – Вилсон закрыл коммуникатор и улыбнулся:

– Что вы скажете об этом языке, доктор?

– Жаргон охранников, –ответил Маккой. – Ваши парни напоминают мне…

[примечание: здесь непереводимо: "Situation report, sir?" – "Sit-rep negative", очевидно, именно профессиональный жаргон]

Перед дверью появилось шесть охранников. В этот раз они были вооружены более грозно, копьями и странными рогатками со стрелами, напоминающими иглы. Их сопровождал Chatalia с голубыми полосками, держащий универсальный переводчик.

– Идите за мной.

Люди последовали за ним. В подъемнике инопланетянин, посмотрев на транслятор, вдруг сказал, не обращаясь ни к кому в частности:

– Я изучал это устройство. Оно очень опасно; зачем оно было изобретено?

– Чтобы люди могли говорить с другими людьми…даже не зная их языка, –ответил Кирк.

– Это очевидно. Но зачем?

Кирк вопросительно посмотрел на Ларосса, но тот тоже был озадачен.

– Мне кажется, мы действительно не понимаем вашего вопроса.

Дверь открылась.

– Будут и другие вопросы.

Стены просторного зала были покрыты мозаикой из полированной керамики и украшены сверкающими кристаллами, возможно, драгоценными камнями. Яркие цветные переливы сталкивались в различных комбинациях, чуждых человеческому глазу. Ровно светился потолок.

Около тридцати Chatalia смотрели на них, разместившись на чем-то напоминающем насесты, расположенные в три ряда. С ногами, обхватывающими "насесты" и свисающими за спиной крыльями, они были похожи на пушистых птиц. В дальнем конце комнаты был еще один насест, расположенный выше прочих,

Все эти Chatalia имели по четыре ленты: три из них – красные-оранжевые-зеленые. В ряде, расположенном ближе всего, четвертая лента была черной. В следующем ряде – красной, и в последнем – серебряной. Одинокий Chatalia, сидящий выше всех, имел золотую полоску.

Он проговорил: "Маги…" Транслятор внезапно отключили.

– Эй! –воскликнул Маккой. – Мы что, не можем это слышать?

Инопланетянин косо посмотрел на него и отвернулся.

– Я буду удивлен, если это суд, –пробормотал Вилсон.

– Я думаю, мы это скоро узнаем, –сказал Кирк. – Какой-то ритуал, это точно.

Последний ряд внимательно слушал этого очевидного лидера, вытягивая шеи под невозможными углами. Все остальные смотрели прямо вперед, за исключением охранников, приведших людей, которые уставились в пол.

Когда инопланетянин с золотой лентой окончил говорить, средний ряд, с красными лентами, повернулся, слушая одного из Chatalia с серебряными лентами. Затем их представитель обратился к первому ряду с черными лентами.

– Похоже, они все говорят одно и то же, –заметил Ларосс.

– Это религиозная церемония, –сказал Маккой. – Нас собираются принести в жертву.

– Успокойся, Боунз, –одернул доктора Кирк. – Постарайся быть серьезнее.

– А кто шутит?

В конце концов, один из Chatalia с черными лентами обратился к группе, стоящей на полу. Транслятор снова включили.

– Вождь спрашивает, готовы ли вы начать говорить правду?

– Это все, что он сказал? –спросил Кирк.

– Это все, что вам нужно знать.

– Это все, что нам нужно знать. –Кирк выступил вперед, повышая голос. – Мы и так говорим правду. – Он внезапно замер, почувствовав толчок копья в спину.

Chatalia смотрели на пол, на стены, на потолок – куда угодно, только не на Кирка.

– Вы хотите умереть? –спросил инопланетянин с голубыми лентами. Выключив транслятор, он что-то быстро сказал первому ряду. Стражники отпустили Кирка.

Когда он закончил, один из Chatalia с черными полосками повернулся к следующему ряду и повторил вопрос.

– Как они могут все время это делать? –спросил Маккой

– Вряд ли они ведут себя так все время, –сказал Ларосс. – Это имеет какой-то ритуальный смысл.

Через минуту ответ лидера вернулся назад.

– Вождь напоминает вам, что он контролер поведения, а не мыслитель. Так как вы маги, он временно приостановит процесс и подождет кого-нибудь из вашего семейства, чтобы оценить ваше поведение.

– Кажется, пора начинать блефовать, Джим, –прошептал Маккой.

– Думаю, ты прав. –Он адресовал вопрос Chatalia, держащему транслятор. – Вы, кажется, не очень нас боитесь. Почему? Ведь вы знаете, что мы можем сделать с вами – или думаете, что знаете.

– Тогда вы признаете, что являетесь магами вне касты.

– Мы ничего не признаем. Мы не обязаны отвечать на ваши вопросы. А вот вы ответите, если с нами что-то случится.

– Мы не причинили вам вреда, –он сложил руки в сложном жесте, затем повернулся и сказал что-то залу.

– Комиссия, –процитировал Маккой, – это существо, которое имеет много голов, но не имеет мозга. Это все больше и больше напоминает Землю.

После церемонии вопросов и ответов:

– Вождь не одобряет угроз. Он напоминает вам, что каста превыше семейства.

– Но у нас нет касты!

– Точно. Тогда вы понимаете, что вождь может заключить вас в тюрьму или даже казнить, пока маг первой касты не оспорит его решение.

– Он не осмелится убить нас, –мягко сказал Кирк, затем вспомнил, что для них тон голоса ничего не означает. – Вы не думаете, что последуют репрессии?

– Это не в моей –…

– Маги когда-нибудь приговаривались к смерти?

– Это за пределами компетенции моего семейства. Между прочим, сначала вы утверждали, что не являетесь магами. Теперь вы говорите, что находитесь под их защитой.

– Подождите, –сказал Маккой. – Я могу объяснить. Вы знаете, что такое амнезия?

– Конечно.

Он глубоко вздохнул.

– Ладно. Можем мы быть другим семейством, кроме этих магов? По внешнему облику?

– Вряд ли, –ответил он. – Если только вы не машины, сделанные магами для какой-то цели.

– Я допускаю эту возможность, –медленно сказал Маккой. – Но смотрите. Насколько мы знаем, мы пришли снаружи – это может быть богохульством, но это правда, насколько мы знаем. Мы не знаем ничего о семействах, кастах – разве невозможно, что мы маги, страдающие амнезией?

После долгой тишины, инопланетянин добавил: – И заблуждениями.

– Так мы можем попросить хоть немного объяснить нам, чтобы мы, по крайней мере, понимали, о чем вы говорите?

После процедуры вопросов и ответов:

– Можете. Но недолго.

– Ларосс, лучше, если вы это сделаете, –сказал Маккой.

– Хорошо. Например, семейства. Сколько их, что это такое?

– Всего существует 256 семейств, хотя в некоторых нет членов. Я принадлежу к семейству переводчиков. Все остальные в этой комнате –контролеры поведения. Кроме вас: из-за недостатка украшений вы идентифицированы как маги.

– Как может семейство не иметь членов?

– Если его функции прекращены, его члены не заменяются, когда умирают. На моей памяти, умер последний из пастухов альфганов. Альфганы, конечно, прекратили размножаться ранее.

– Ленты идентифицируют ваше семейство?

– Семейство и касту.

– И то, чем вы занимаетесь, определено семейством, в котором вы рождены?

Пауза. – Я не понимаю.

– Например, могли бы вы стать контролером поведения, если бы захотели? Могут ли они быть переводчиками?

– Конечно, нет. Они не сделаны –…

Коммуникатор Вилсона загудел. Он медленно снял его с пояса и вопросительно посмотрел на капитана. "Рапорт отрицательный", – сказал Кирк.

– Рапорт отрицательный, –повторил Вилсон в коммуникатор.

Переводчик сделал некий жест рукой, и один из охранников тотчас направил острие копья на Вилсона.

– О ком вы говорили "руководитель первой касты –отрицательный"?

– Что?

Ларосс еле сдерживал смех.

– Транслятор работает неточно. Он не знает слова 'sit-rep', поэтому переводит наиболее близкое – 'satrap' – а это может означать и 'руководитель'

– Почему он говорит с этим устройством?

– Он связывается с нашими людьми, находящимися снаружи. Это тоже наше заблуждение, – добавил он торопливо. –Они вызывают нас каждые двадцать минут, чтобы убедиться, что у нас все в порядке. Если мы не ответим, они пришлют помощь.

– Это поразительно, –сказал переводчик, затем повернулся и передал ответ дальше.

– По мнению суда, допрос становится небезопасным. Наш маг прибывает завтра. Допрос будет возобновлен в это время.

– Вы ответите еще на несколько вопросов? –спросил Ларосс.

– В вашей камере? –инопланетянин помедлил, обращаясь к залу. – Конечно… Если вы также ответите.

Глава 4

Дневник капитана, звездная дата 7505.2

Поддерживается состояние тревоги.

Благодаря ловкому опросу капитаном Кирком и его людьми инопланетян, мы имеем довольно полную картину общества Chatalian.

Каждый индивидуум принадлежит к определенному семейству и имеет собственный кастовый уровень. Он может говорить только с членами его собственной касты или теми, кто непосредственно выше или ниже его. Изоляция также усилена тем фактом, что каждое семейство имеет свой собственный язык (формально, некоторые из них скорее диалекты, чем самостоятельные языки). Таким образом, плотник второй касты теоретически может разговаривать с пекарем второй касты, но они не смогут понять друг друга.

Поэтому, одно из самых больших семейств – семейство переводчиков. Практически все сделки требуют присутствия одного из этих Chatalia.

Маги, сравнительно меньшие по численности, свободны от кастовых ограничений и могут разговаривать с каждым, хотя им тоже требуются переводчики. Они, очевидно, имеют только две касты, первую и вторую, и членов первой касты видят очень редко. Они живут отдельно, на острове у "северного" (переднего) полюса сферы. Их главной функцией, по словам информатора, является воспроизводство, осуществляемое с помощью магии.

Численность населения строго контролируется. Когда умирает один индивидуум, в течение двух лет поставляется замена.

Слово "ребенок" не переводится. Согласно информатору, полностью взрослые личности поставляются магами lan-Chatalia, которые живут в деревенских районах вокруг города. Там они обучаются, и передаются своим семействам.

– Эта самая сумасшедшая социальная структура, о которой я когда-либо слышала, –сказала Ухура. Мостик был практически пуст; пока здесь нечего было делать.

– Это неортодоксально, –сказал Спок, – но в этом есть четкая логика.

– Логика? –недоверчиво хмыкнул Зулу. – Я не могу вообразить менее эффективный способ управления.

– В данной ситуации, эффективность была несомненно подчинена стабильности –и это звучит разумно, когда вы осознаете, что миллионная популяция должна была быть сохранена в течение сотен поколений на пространстве размером с маленький остров.

– Так вы считаете, что предки Chatalia были различными? –спросила Ухура. – И они основали это общество, как команду огромного космического корабля?

– А затем заставили их забыть, что они на корабле? –продолжил Зулу.

– Это единственное объяснение, –сказал Спок. – Можно предположить, что фактический экипаж корабля – это семейство магов. Остальных держат в неведении, ибо для них будет в физическом отношении болезненно знать, что всю жизнь они проведут в путешествии, до конца которого не доживут.

– Блаженны неведующие, –сказал Зулу.

– Странное замечание.

Раздался сигнал интеркома.

– Спок.

– Мистер Спок, это энсин Берри, из картографического отдела, –ее голос был взволнован. – Мы обнаружили следы крушения корабля на поверхности планетоида.

– Какой корабль? Дайте изображение.

– Тип мне неизвестен, –изображение, появившееся на главном экране, дрожало и покрывалось полосами из-за магнитного поля. – Но по внешнему виду, он похож на клингонский.

– Действительно. Хотя примитивного дизайна. Компьютер.

– Включен.

– Корабль на главном экране мостика. Есть данные о кораблях подобного дизайна –в частности, о клингонских кораблях?

– Таких данных нет. В памяти имеются данные о клингонских кораблях только за период в 114 лет. Данный корабль имеет поверхностное сходство с кораблем, отстоящим от данного временного периода на несколько столетий, если правильно наше знание клингонской истории.

– Хорошо. Энсин Берри, вы получили показания биосканеров?

– Нет, сэр. Слишком большая интерференция.

– Спасибо, энсин. Мистер Зулу. Возьмите трех сотрудников службы безопасности и этнолога, знакомого с клингонским обществом. Я полагаю, это будет лейтенант Сидни. Пусть мистер Скотт даст вам кого-то, знакомого с историей космических кораблей, за исключением себя. Наденьте космические костюмы и спуститесь к кораблю.

– Есть, сэр.

– И, мистер Зулу.

– Да, сэр.

– Будьте предельно внимательны.

– Есть, сэр. Зулу скользнул в турболифт.

Спок манипулировал настройками экрана, пытаясь получить наибольшее увеличение.

– Очень любопытно. Интересно, что могло причинить такие повреждения.

Герметичность корабля, очевидно, не была нарушена, но он был словно раздавлен.

– Тяговый луч? –предположила Ухура.

– Возможно…Однако в этом случае сжатие было бы более однородным. Здесь есть нечто неправильное…Конечно! Его вообще не должно здесь быть.

– Что вы имеете в виду, сэр?

Он переключил интерком.

– Мистер Зулу, ответьте мостику.

Через несколько мгновений, Зулу ответил.

– Не транспортируйтесь прямо внутрь корабля. Существует некая аномалия. Планетоид вращается с ускорением и не обладает достаточной массой, чтобы обеспечить необходимую гравитацию. Любой объект должен был быть отброшен от поверхности под действием центробежной силы.

Ваше первое задание – найти то, что удерживает корабль на поверхности. После того, как мы получим удовлетворительное объяснение, вы сможете пройти внутрь.

– Это не может быть магнетизм? –спросила Ухура.

– Сейчас я ничего не могу исключить. Но полагаю, что магнитного поля будет недостаточно, даже если корабль полностью сделан из железа.

– Может быть, это ловушка?

– Это кажется маловероятным. Он повернулся к Чехову, проверяющему оружейную станцию. –Мистер Чехов. Если что-то случится с мистером Зулу, вы должны отреагировать адекватно.

– Есть, сэр.

– По моей команде, стреляйте из фазера номер один на минимальной мощности. Установите прицел где-нибудь на поверхности планетоида, за исключением двигателей и генератора магнитных полей. Мы должны иметь возможность отремонтировать повреждение.

Он повернулся к Ухуре:

– Лейтенант, если я буду вынужден действовать так, команда высадки должна быть поднята сразу, как только целостность поверхности планетоида будет нарушена. Вы сможете обеспечить это?

– Да, мистер Спок. –Она вызвала Скотти и связала свою станцию с интеркомом транспортаторной.

Спок бесстрастно смотрел на изображение на экране.

Зулу не надевал космический костюм уже более двух лет. Теперь неприятные ощущения еще более усилились из-за необходимости надевать специальные перчатки и ботинки – без которых их просто сбросила бы с поверхности центробежная сила вращения планетоида. Четверо человек встали на платформу транспортатора, и Зулу показал Скотти большой палец: "Давайте!"

Поверхность планетоида напоминала поверхность Луны, если можно было бы отчистить ее от пыли и обломков скал. Горизонт простирался менее чем в километре от них. Звезды были слишком яркими, пылающими, угрожающими – в отсутствии иного света, механизм их костюмов автоматически усилил звездный свет.

Клингонский корабль, перевернутый вверх дном, лежал справа. Они направились к нему, из-за магнитных ботинок двигаясь словно в вязком сиропе.

– Итак, пока не видно тросов или иного удерживающего оборудования, –сказал Зулу, изучая показания трикодера.

Внезапно, идущий следом за ним охранник споткнулся; Зулу протянул ему руку, но опоздал. Он устремился прочь, в космос, сначала медленно, затем все быстрее.*

*Так это казалось Зулу и двум другим охранникам, но если вы вдумаетесь, то поймете, что член экипажа двигался по прямой линии с постоянной скоростью.

– Мистер Скотт, Джакобса уносит от нас. Вы можете захватить его и вернуть назад?

– Могу. Оставайтесь на своих местах.

Зулу достал трикодер, направив его на клингонский корабль.

– Корпус состоит в основном из магния и алюминия, –доложил он Споку. – Мне кажется, это исключает магнетизм. Температура – 12 градусов, как и на поверхности планетоида.

– Посмотрите, мистер Зулу, –позвал один из охранников. – Это, наверное, возвращается Джакобс.

Зулу посмотрел, но не заметил ничего. Однако, протянув руку, он ощутил сопротивление. – Энергетическое поле?

Возвратился Джакобс. Он объяснил, что шел к кораблю, и вдруг споткнулся о что-то невидимое. Продолжив свой путь, они установили, что это тянулось более чем на сто метров, грубо повторяя контуры корабля. Скорее всего, оно окружало его полностью. Трикодер, однако, не показывал присутствия полей, кроме магнитного, связанного с двигателем Бассарда.

– Проверьте на присутствие металла, –приказал Спок. На трикодере Зулу отобразилась путаница букв и цифр, но одну строчку понять было можно: "АТОМНЫЙ ВЕС 1132.4963.". Корабль, очевидно, был внутри сети из того же материала, из которого были сделаны окна и двери в Доме Образования и Правосудия.

Они попробовали пробить его. Сконцентрированная энергия фазеров расплавила горную породу под сетью, растекшуюся раскаленной добела лужей, но материал сети остался цел.

Спок отозвал группу.

Лейтенант Сидни была молодой женщиной редкой красоты. Она также не любила космические костюмы; пока она неохотно прилаживала шлем, она успела послать улыбку Зулу.

– Я не думаю, что мы обнаружим клингонов на борту.

– Нет…нет, –пробормотал Зулу, уставившись в пол. – Там, ну, окружающая температура, вы понимаете…

– На корабле слишком холодно.

– Да, точно.

– Это должно быть интересно.

– Все нормально, –сказал Скотт, проверяя настройки транспортатора. – Он вернулся.

Не желая дважды повторять одну и ту же ошибку, они послали зонд в клингонский корабль, и вернули его обратно. Очевидно, сеть не оказывала на транспортатор того действия, что выпуклая поверхность планетоида.

Они надели шлемы и встали на платформу. "Включите освещение на шлемах", –сказал Зулу.

В клингонском корабле коридоры были покрыты сантиметровым слоем голубоватого инея: замороженный воздух. Испаряясь от тепла их магнитных ботинок, он поднимался вверх клочьями пара. Дважды они натыкались на запертые двери; Зулу или Джакобс открывали их огнем из фазеров. Последняя дверь вела в рубку.

Один клингон, очевидно, погиб в самом конце. Он был в космическом костюме, похожем на их собственные. Только перед смертью он снял шлем. Его глаза и рот были полны инея, кожа холодна как лед. Остальные одиннадцать выглядели еще менее симпатичными; они, очевидно, совершили самоубийство, и холод сохранил их тела в состоянии разложения.

– Лейтенант Сидни, –сказал Зулу.

Она ответила не сразу. – Да, мистер Зулу.

- Вы можете перевести надписи на пульте, чтобы найти корабельный журнал?

– Не знаю, –она медленно обошла замороженного клингона, направив луч света на панель.

– Буквы странные, но язык, кажется, похож на современный клингонский. Вот здесь. Но я не знаю, как извлечь отсюда записи.

– Я мог бы попробовать, –предложил энсин Мастерс, специалист по истории космических кораблей. – Разрешите, сэр?

– Давайте, –сказал Зулу.

Больше часа заняла кропотливая работа микрофазером. За это время Зулу и трое охранников обследовали остальную часть корабля, фотографируя и измеряя все, что можно, для рапорта Звездному Флоту. Больше они не нашли клингонских тел, хотя, судя по общей спальне, команда насчитывала 113 членов.

Они вернулись назад, и записи клингонского бортжурнала были помещены в компьютер "Энтерпрайза".

Частичная расшифровка бортового журнала клингонского корабля.

(примечание: некоторые данные стерты магнитным полем. Даты не сохранены, однако записи следуют в хронологическом порядке, согласно клингонской системе).

Наша ситуация внезапно стала почти безнадежной. Никто из солдат, посланных внутрь планетоида, не отвечает, а попытки вернуть их назад привели только к перегреву транспортного кристалла. В чрезвычайной ситуации, мы снизошли к попытке контакта с (стерто). Они не отвечают ни по каким каналам. Мы послали еще пятьдесят солдат вниз.

(след. день). Унизительный провал! Я отдал два пальца на алтарь, и все еще не могу достигнуть мира.

(намного позже) Остались только мы, жрецы.

Становится холоднее.

Записывая наши провалы, я рискую прослыть богохульником. Я призываю все (не переводимо) проклятия на вонючие души всех чужих собак, которые могут видеть это, и с горечью прошу освобождения братьев, которые изучат эту запись.

Чтобы очиститься от этого акта, я потребовал головы всех выживших жрецов.

Это сделано. Я живу, чтобы видеть их гниение, это моя собственная ужасная кара. Вот факты.

Мы не смогли связаться с основным кораблем из-за магнитного поля. Через несколько дней мы транспортировали обе команды солдат внутрь планетоида. Только после этого капитан взял на себя ответственность запросить подкрепление.

Когда мы попытались оторваться от поверхности, чтобы соединиться с главным кораблем, мы обнаружили, что пойманы в ловушку сетью из неразрушимого материала. Попытка вырваться привела только к деформации корабля, практически к его уничтожению.

Язычники притягивали нас как рыбу на крючке. Сеть как-то высасывала энергию из корабля. Когда мы коснулись поверхности планетоида, мы попытались покинуть корабль, желая умереть, сражаясь, но уже не было энергии, чтобы транспортировать нас. Аналогично, капитан попытался взорвать корабль, и ничего не вышло.

Капитан и остатки команды, за исключением жрецов, отправили себя в космос. Мы остались, смаковать ужасную боль поражения.

Когда (стерто) высосал все тепло корабля, мы направились в рубку. Здесь будет тепло достаточно долго, чтобы головы моих братьев омертвели, как и должно быть.

Если любые будущие братья найдут эту запись, слушайте! Этот мир – убийца! Не пытайтесь его завоевать – уничтожьте его!

Предайте наши тела пеплу. Верните нас домой в ад.

– Замечательный документ, –сказал Спок. – Они не изменились за столетия.

– Интересно, на каком расстоянии они были от планетоида, когда их притянуло к нему? –спросил Чехов.

Спок кивнул.

– Хорошее замечание. Мы должны будем держаться так далеко, как возможно для поддержания связи с командой высадки.

– Я не уверена в диапазоне действия транспортатора в этих условиях, –заметила Ухура. – Но радиус действия коммуникаторов на нейтрино, несомненно, ограничен. Тысяча километров, может, даже меньше.

– Каково настоящее положение, мистер Зулу?

– 231,7 километра от поверхности, сэр.

– Отведите корабль на семьсот километров назад.

– Есть, сэр.

Его пальцы танцевали над консолью; вдруг он нахмурился, повторно нажал несколько кнопок.

– Они держат нас, сэр.

Глава 5

Кирк и его люди проснулись вскоре после того, как был обнаружен клингонский корабль.

Их переводчик, которого звали В'Чаал, стал относиться к ним более дружелюбно после предыдущей ночи, когда они обменивались вопросами и ответами. Он не поверил их возмутительному рассказу, но был готов признать, что это честное заблуждение, а не обман. Когда они попытались рассказать о разрушенном корабле снаружи, его ответ, тем не менее, был холоден.

– Пожалуйста. Я уже признал, что черный бел. Теперь вы хотите заставить меня поверить, что горячий холоден. Что дальше? Низкий высок? Ven –ela?

– Да, думаю, вы правы, –сказал Кирк, улыбнувшись. – Мур, вы упорствуете в своем заблуждении?

– Да, сэр.

– Когда мы встретимся с этим магом? –спросил Маккой.

– Он сейчас внизу, –ответил В'Чаал. – Он должен уладить некоторые формальности.

– Чего мы должны ожидать? –спросил Кирк. – Вы знаете этого мага?

– Я говорил с ним. Он такой же, как и все прочие маги, –не услышав ответа, он продолжил. – Сдержанный, холодный, высокомерный. Осознающий свою силу.

– Держу пари, он обладает большой властью, –сказал Вилсон. – Он может приговорить нас к смерти.

– Послать Вниз, да. Истинная смерть. Смерть без возвращения, –он замолчал, может, озабоченный своим сближением с ними, затем продолжил торопливо. – Но вам нечего бояться. Он знает все о вас.

– Я бы на это не поставил, –заметил Маккой.

– Прошлой ночью, – начал Ларосс, – вы говорили нам…

– Слушайте, –сказал Мур, прижимая коммуникатор к уху. – У них какая-то проблема.

Все оглянулись на него. В это время вошел маг.

– Встаньте, глупцы, –сказал он. Больше чем на голову выше Кирка, он настолько отличался от В'Чаала, что казался существом совсем иной расы. Выпуклые мускулы под темной короткой шерстью, крылья, покрытые блестящей черной кожей, голова большая, более гуманоидная, но рот слишком широкий, в усмешке обнажающий клыки. Так средневековые художники изображали Сатану.

– Господи, –прошептал замерший Ларосс. – Он говорил с нами на клингонском!

"Энтерпрайз" переключился на чрезвычайный способ сохранения энергии, и нормальное освещение было заменено редкими тусклыми лампами. Турболифт двигался медленнее, а его двери нужно было раскрывать вручную.

Спок открыл двери и вышел в инженерную, вглядываясь в темноту:

– Мистер Скотт?

– Я здесь, сэр. Спок включил фонарь, направив луч на главного инженера. Рядом с ним стоял Глак Сон.

– Есть изменения?

– Нет, сэр. Что бы не вытягивало из нас энергию, оно делает это со скоростью варп-9.

– И чем больше энергии мы используем, тем быстрее она истощается?

– Правильно, –он обернулся к Глак Сону. – Скажите мистеру Споку, что вы высчитали.

– При данных условиях, системы жизнеобеспечения будут работать еще 18 дней, 4.67 часа, –математик показал на компьютер. – Однако если мы хотим высадить экипаж на планетоид, нужно сделать это не позднее чем через 4 дня, 9.18 часа.

– Это только временная мера, –сказал Спок. – Мы не сможем есть их пищу. Доктор Маккой нашел, что она содержит мышьяк.

– Я люблю мышьяк, –сказал Глак Сон.

– Мы должны изолировать команду и все необходимое оборудование на как можно меньшей площади, –сказал Спок. – И отключить все системы на остальной части корабля.

– Есть, сэр, –сказал Скотт. – Мы можем установить портативный транспортатор, и закрыть транспортаторную.

– Хорошо. –Он замолчал, затем продолжил, словно разговаривая сам с собой. – Мы можем переместиться на вспомогательный мостик на этой палубе, и закрыть все выше Палубы Шесть. Переместить лазарет на РЭК-палубы, и сконцентрировать экипаж на палубах с Восемнадцатой по Двадцатую. Корабль может вращаться?

– Вращаться, сэр?

В голосе Спока появилась легкая нотка раздражения.

– Когда мы опустимся на поверхность планетоида, мы сможем использовать его вращение в своих целях, и отключить искусственную гравитацию.

– Да, сэр, думаю, это возможно, –акцент Скотти почти исчез.

– Выполняйте. Информируйте лейтенанта Ухуру. –Скотти направился к пульту управления. – Вы можете пересчитать, Глак Сон?

– Мне нужно посмотреть точную кривую зависимости генератора гравитации, –ответил он. – Но приблизительно я могу сказать сразу. Около тридцати дней, или шестнадцать, если мы собираемся высаживаться на планетоид.

– Очень хорошо. К тому времени мы должны что-то придумать, –Ухура послала сигнал бедствия, как только они поняли, что попали в ловушку. Однако магнитное поле препятствовало им услышать ответ.

Возможно, оно также помешало самой передаче сигнала бедствия. Никто не заговаривал об этой возможности.

Это представляется наиболее неудобным. То, что критическая ситуация возникла под моим командованием. Но с моей стороны не было недостатка осторожности. До исследования бортового журнала клингонского судна, у нас не было никаких данных.

Установите: если бы я приказал отдалиться от планетоида сразу после обнаружения разрушенного корабля, возможно ли было уклонение от захвата?

Данных недостаточно, конечно.

Мы, очевидно, были пойманы сразу после приближения к планетоиду. В противном случае, возможно, что наше исследование разрушенного корабля привело в действие систему автоматической защиты.

Необходимо рассмотреть проблему с точки зрения логики. Мы должны принять настоящую ситуацию, как заданные исходные условия, отложив причину ее возникновения до поступления новых данных. А затем исследовать причину только как возможный путь к решению – а не как инструмент для бессмысленных обвинений. Это чисто человеческий импульс и трата энергии.

Энергия: дилитиевые кристаллы, как минимум, не повреждены. Однако, чем больше мы их используем, тем быстрее истекают запасы вещества – антивещества. Таким образом,

и единственным практическим шагом должно быть сведение к минимуму двух последних частей уравнения, т.е. выхода энергии и излучающего переноса.

Большинство членов экипажа увлеклись идеей, что мы должны попытаться проникнуть внутрь планетоида с помощью сконцентрированного фазерного огня. Хотя я предлагал это ранее (только чтобы позволить вернуться команде высадки), я полагаю, что в настоящее время эти действия будут ошибочными. Утечка энергии не позволит работать системе жизнеобеспечения, кроме того, существует возможность, что огонь фазеров не сможет пробить эту необыкновенную металлическую оболочку. Это, несомненно, самый совершенный проводник тепла.

Кроме того, мы можем надеяться на милосердие Chatalia в течение нескольких дней, даже если сигнал бедствия был успешно передан. Если же нет, могут пройти месяцы, прежде чем Федерация найдет нас. В этом случае, мы должны найти способ совместить продовольствие Chatalia с нашим метаболизмом, в противном случае только Глак Сон сможет выжить.

Таким образом, мы не должны противодействовать им. Их отношения с клингонами не могли быть приятными. Мы должны будем доказать, что мы имеем мирные намерения.

– Я знаю некоторые слова вашего языка, –продолжил маг.

Ларосс изучал клингонский язык в течении полугода, двадцать лет назад.

– Не должно быть…Не наш язык. Люди не клингоны. Используйте переводчик.

У клингонов не было слова "пожалуйста".

– Что, черт возьми, происходит? –спросил Маккой.

Маг посмотрел на В'Чаала и хлопнул крылом.

– Он не знает этого языка.

– Нет! Механизм! –повернулся к В'Чаалу. – Дайте ему транслятор.

– Это богохульство. Тем более, он говорит на вашем языке.

– Это не наш язык!

– Корабль, –сказал Кирк. – Клингоны должны были попасть внутрь.

– Тихо, –сказал маг, что никто не понял. Ларосс шагнул вперед, пытаясь забрать транслятор у В'Чаала. "Послушайте…"

– Стража! –крикнул маг, на языке контролеров поведения; один из них появился в дверях и что-то сделал со своей рогаткой. Ларосс инстинктивно вскинул руки, защищаясь от стрелы, и она вонзилась в предплечье.

"Ох!" – Ларосс выдернул стрелу и бросил на пол; не особо внушительное оружие.

Мур посмотрел на Кирка, ожидая приказа. Тот покачал головой: "Не сейчас".

– Вы можете послушать хотя бы минуту? –гневно воскликнул Ларосс. – Вы говорите на языке наших врагов! Понимаете, врагов! Люди – не клингоны!

Маг бесстрастно смотрел на них, скрестив руки на груди. Он не ответил.

– О чем вы говорите? –печально сказал В'Чаал. Маг медленно обернулся к нему.

Ларосс набрал полную грудь воздуха.

– Мы узнали, что много лет назад клингонский корабль вошел с вами в контакт, и…

– Тихо! –маг посмотрел на В'Чаала. – Вы говорили с ними?

– Да, мастер. Они имеют много странных заблуждений.

Он обдумывал что-то несколько секунд.

– Мы поговорим позже. Возможно, вы будете возрождены.

– Ваше желание, мастер.

– Умри, ибо слышал правду, –сказал Маккой. – Они бы хорошо ужились с клингонами.

– Охранник, –сказал маг. – Вот этот, в середине. Стрелка вонзилась Маккою в живот. Тот чертыхнулся и вытащил ее.

– О'кей, я буду держать рот на замке.

– Нет, мы не наслаждались вашим присутствием, дьяволы, когда вы прибыли сюда в прошлый раз. Вы уничтожили тысячи. Память о вашем вторжении хранил весь мир. Только через десятки поколений, эта память была стерта у ven и lan.

– Мы не клингоны! –настаивал Ларосс. – Если бы вы видели хоть одного, вы бы поняли, насколько мы различны.

– Я видел многих клингонов. Память не была стерта у ela. Вы клингоны.

Маккой оправил рубашку, рассматривая маленькую ранку.

– Ларосс, разве вы не видите, с их точки зрения мы действительно идентичны. Как два подвида каракатицы. Маг, у вас есть врачи, биологи?

– Вы не можете спрашивать меня.

– В'Чаал?

Переводчик посмотрел на мага, но тот не подал никакого сигнала.

– Среди магов, есть те, кто занимается искусством жизни. Ven и lan имеют семейства, которые помимо основных обязанностей –стрижки и массажа – занимаются исцелением.

Доктор поморщился. – Маг не слушает…хотя это должно заинтересовать его. Между клингонами и людьми существуют основные анатомические и физиологические отличия. Наверняка исследовали тело хотя бы одного клингона.

– Конечно, –ответил маг.

– У них две печени.

– Разве не у всех так? –спросил В'Чаал.

– У людей только одна. Кроме того –…

– Хорошо, мы скоро посчитаем вашу печень, –сказал маг. – А что касается вашей физиологии, вы только что доказали, что вы клингоны. Иначе, те стрелы погрузили бы вас в шок. Две стрелы убили бы вас. Охранник?

Тот появился, прицеливаясь.

– Еще раз тот, в центре.

На этот раз стрела была направлена в лицо; Маккой остановил ее ладонью, хмыкнул, вытащил.

– Поэтому тогда вы смогли забрать столько жизней. Ваше оружие дальнего действия работало, а наше –нет.

– А вы заметили, –спросил Кирк, – что мы добровольно отдали вам наше оружие?

– Я сказал, вы не можете спрашивать меня! –он указал на Маккой. – Вы – прекратите! Что вы делаете?

Маккой направил трикодер на острие стрелки.

– Пытаюсь выяснить, что это за яд, чтобы узнать, нуждаемся ли мы в лечении, –он улыбнулся. – Поваренная соль, натрий хлор. Конечно, она не подействовала ни на нас, ни на клингонов.

– Вы должны стоять, когда я обращаюсь к вам. Боунз медленно встал.

– Это вы должны быть благодарны, что сдали ваше оружие. Если бы я думал, что вы представляете для нас опасность, я уничтожил бы вас прямо в этой камере. Информация, которую я могу получить от вас, не стоит чьей-то боли или смерти.

– Наоборот, –сказал Кирк. – Если вы только послушаете нас…

– Закройте рот. Говорите, только если вас спрашивают. Вы –лидер?

– Да.

– Мне нужна правда: сколько вас здесь?

– Это зависит от вас. Сейчас нас пятеро. Если вы подвергнете нас опасности, нас будет больше.

– Вы не считаете, что вы уже в опасности?

– Ничего такого, с чем мы не могли бы справиться. Мирным путем.

Он замолчал на мгновение.

– Вы действуете по-другому. Раньше вы приходили, чтобы просто убивать. И большинство пленников никогда не говорило с нами.

– Вы же видите, мы другие. Мы не клингоны.

– Я предпочитаю считать это обманом. Во всяком случае, теперь все будет по-другому. У нас есть ваше прежнее оружие, и мы исследуем то, что вы принесли сейчас.

– Вы не должны этого позволять, –быстро сказал Кирк. – Как мы говорили В'Чаалу, оно опасно. Оно может взорваться с большой силой.

– Очевидная уловка. У нас самые квалифицированные специалисты-…

Ужасный взрыв прогремел где-то внизу. Хлопья штукатурки посыпались со стен и потолка.

Маг проговорил: "Охрана, копья. Убейте всех, кроме лидера."

Спок занимался несколькими вещами одновременно. Маг только что прибыл в камеру, и он наблюдал за разговором через коммуникатор Мура. В то же время, он координировал перемещение всего командного персонала на вспомогательный мостик, а остальных членов экипажа и необходимого оборудования – на нижние палубы. Восьмая палуба пока была открыта, главным образом из-за громоздкого аварийного транспортатора.

Вспомогательный мостик был переполнен. Пятеро сотрудников службы безопасности сидели прямо на полу у портативного транспортатора. Зулу, Чехов и Ухура занимали свои станции, молодой энсин проверял настройки инженерной станции. Спок прошел в центр мостика.

– Лейтенант Гэри, –сказал он начальнику охранников, – я считаю, будет лучше, если вы и ваши люди разместятся у транспортатора на Палубе Восемь. Тогда в случае опасности вы сможете спускаться группами по несколько человек.

– Есть, сэр, –офицер выпрямился. – Я прикажу техникам быть наготове.

– По моему приказу.

– Есть, сэр, –они двинулись на выход. Показалось, что объем комнаты внезапно увеличился.

– Мистер Спок, – позвал инженер. – Здесь избыточность энергии, которую…

Звук взрыва был ощутимым даже через коммуникатор. Спок подошел к платформе транспортатора.

– Активировать.

Спок материализовался на расстоянии вытянутой руки от мага, отключив того вулканским зажимом нерва. Увернувшись от копья, фазером ошеломил еще четверых стражей.

– Вы в порядке, капитан?

– Пока да. Нам лучше убраться отсюда.

– Согласен. Это В'Чаал?

– Да, –переводчик отступил к стене.

– Мы должны попросить вас идти с нами.

– Мы должны взять и мага. Вы сможете его унести?

Спок взвалил мага на плечо. "Куда?"

Они подбежали к подъемнику. Дверь была закрыта, и нигде не было видно никаких кнопок.

– Где-то должна быть лестница, –сказал Маккой. Он подбежал к открытой двери справа и внезапно резко остановился, пораженный. "О, Господи."

Существа, имеющие крылья, не нуждались в лестницах. Здесь была шахта в сотню метров глубиной, с ненадежно выглядевшей веревочной лестницей. Веревка была привязана на расстоянии двух метров от края шахты.

На полу материализовались пять фазеров.

Вооружившись, Ларосс спросил:

– В'Чаал, как вы вызываете подъемник?

Он недоуменно склонил голову:

– Подъемник.

– Нет! Не называете, а вызываете?

– У подъемника нет ушей.

– Слушайте. Если вы хотите спуститься на подъемнике, как вы заставляете его прибыть сюда?

– Подъемник неуправляем отсюда. Вы можете использовать его, только находясь внизу.

- А если у вас в руках что-то тяжелое? Вы просто бросаете это в шахту?

– Конечно, нет. Вы оставляете это у подъемника, планируете вниз, и поднимаетесь обратно на подъемнике.

– Попытка не пытка, –с этими словами Вилсон прыгнул в шахту, хватаясь за лестницу. Та бешено раскачивалась. Пока остальные наблюдали за спуском Вилсона, Спок вызвал "Энтерпрайз", и попросил спустить веревку.

– Прошу прощения за неудобства, –сказал он В'Чаалу, – но мы должны зафиксировать ваши руки, чтобы предотвратить побег.

– Я понимаю, –ответил тот. – Но я не могу летать. Только мягко планировать. Он – может.

– Интересно.

Веревка материализовалась, и он связал обоих инопланетян. Внизу внезапно раздались крики.

Мур подскочил. – Нет, подождите, – сказал Кирк. – Вилсон, вероятно, позаботился об этом. Если нет…если они захватили его – они будут ждать нас.

– Оставаясь здесь, мы практически неуязвимы, –кивнул Спок.

– Пока они не принесут то клингонское оружие, –сказал Мур.

– Тому оружию несколько веков. Если его не обслуживали должным образом, я сомневаюсь, что оно еще работает.

Двери подъемника открылись, перед ними появился заметно взъерошенный лейтенант Вилсон.

– Проблемы, сэр? –спросил Мур, заходя внутрь.

– Ничего серьезного; я их оглушил.

Нажатие на нижнюю кнопку привело их в полуподвальное помещение. В'Чаал посоветовал нажать третью снизу, для выхода на первый этаж.

Фазер, очевидно, взорвался у двери подъемника. Пол и стены были забрызганы пурпурной кровью – сила взрыва просто разорвала нескольких Chatalia на куски. В'Чаал при виде этого упал в обморок.

– Это будет сложно объяснить, –сказал Спок.

Мур приподнял безвольное тело переводчика и потряс его. "Давайте убираться отсюда!" – он шагнул к двери и был остановлен невидимым барьером.

– Отойдите, –сказал Вилсон, настраивая фазер на максимальный режим.

– Фазеры здесь неэффективны, –сказал Спок. – Дверь, очевидно, сделана из того же материала, что и сеть, удерживающая "Энтерпрайз".

Действительно, фазерный огнь был бесполезен. "Ах, черт!" – выругался Вилсон, и направил фазер на стену. Образовавшая дыра была достаточно большой, чтобы вывести слона.

Улицы были пустынны. Несколько Chatalia украдкой смотрели из окон или с верхних кабелей, но ни у кого не было сетей и копий.

– Мур, прикрывайте нас, –приказал Вилсон. – Куда, сэр?

– Туда, –Кирк указал на неясные очертания острова магов, висящем где-то 'в небе', почти в зените.

– Далековато, –сказал Вилсон.

– Около 169 километров, –уточнил Спок.

– По крайней мере, компас нам не понадобится, –сказал Мур. Он был прав только наполовину.

Идти по городу было довольно легко, ибо улицы были проложены с четкостью шахматной доски. В'Чаал пришел в сознание, но оставался безмолвным, когда они попытались объяснить, что произошло. Он шел рядом, излучая страх. Спок решил, что они должны были снова отключить его – он стал бы большей обузой на собственных ногах, чем на плече Спока.

На границе города, они вышли к реке. Никаких мостов не наблюдалось.

– Как вы переправляетесь через реку, В'Чаал? –спросил Маккой.

Он нарушил тишину. – Это запрещено.

– Но мы видели lan-Chatalia на площади. Они же как-то сделали это.

– Это не запрещено lan или ela.

– И они, наверно, просто перелетают через реку?

– Да.

– Это невозможно, – сказал Спок. – lan должны поставлять продукты, и, в соответствии с вашими собственными словами, они привозят обученных ven-Chatalia для замены. Их крыльев для этого недостаточно.

– Я не говорил, что они всегда перелетают. Иногда они используют лодки.

Поглощенные спором, они едва не были застигнуты врасплох. Копье ударило Мура в спину, повалив его на землю. Еще несколько брошенных копий цели не достигли – очевидно, они не были сбалансированы для бросков.

Около двадцати Chatalia надвигались на людей; огонь из фазеров оглушил их всех. Мур, пошатываясь, поднялся на ноги. "Что за дьявол попал в меня?"

Маккой задрал его рубашку. Рана оказалась небольшой царапиной полусантиметра глубиной и трех – длиной.

– Вы счастливчик. Копье, наверное, задело вас уже на излете.

– Да уж, счастливчик…

Маккой смыл кровь и заклеил рану протопластырем.

– Они все мертвы? –спросил В'Чаал.

– Нет, –сказал Маккой. – Это оружие может убивать, но мы просто оглушили их на пару часов.

В'Чаал подошел к ближайшей жертве, заглянул в лицо.

– Это правда.

– Все, что мы вам говорили –правда, – вспыхнул Маккой. – Если бы ваши люди не были столь упрямыми…твердолобыми…

– Хватит, Боунз, –прервал доктора Кирк. – В'Чаал, где lan держат лодки?

– На той стороне, конечно.

Терпение…

– Когда они здесь. Мы знаем, что некоторые из них здесь. Где их лодки?

– Я не знаю. Это не входит в обязанности моего семейства.

– Вы действительно так считаете? –спросил Ларосс. – неужели вы никогда не интересуетесь ничем другим? Помимо языков?

– Почему? Маги интересуются.

– Чрезвычайно, –пробормотал Маккой.

– Мне кажется, нам лучше начать двигаться, сэр, –сказал Вилсон. – Рано или поздно, мы натолкнемся на лодку.

– Может быть…В'Чаал, может, здесь достаточно мелко, чтобы идти вброд?

– Он не знает, –махнул рукой Мур.

– Я действительно не знаю. Может, где-то и есть мелководные места, но вы не сможете там пройти. Здесь водятся опасные рыбы и угорь.

Они двинулись вперед. Полчаса спустя, лодка была замечена. Потребовался еще час, чтобы до нее добраться.

Фактически, это была не лодка, а плот, приводимый в движение веслами. Да и река была скорее не рекой, а озером, опоясывающим планетоид, но не имеющем течения. Оттолкнувшись от берега, они проплыли пару метров – и сразу поняли, почему нельзя было идти вброд. Огромный угорь, длиной больше плота, и толщиной в полметра, он следовал за ними.

– Очень странно, –заметил Спок. – Если бы я должен был устанавливать экологию для корабля подобного этому, я бы, конечно, не включил крупных и опасных животных.

– Может быть, –Маккой уставился на зубастое существо. – Из того, что мы видели, логика определенно не их сильная сторона. Может, они просто должны удержать от пересечения реки.

– Или, возможно, они хотели сохранить максимально возможное количество видов. В вашей мифологии существует аналог –Ноев ковчег.

– Дайте это мне, –Маккой забрал весло у Мура; Спок сменил Вилсона. Обессиленные охранники опустились на палубу. Оставалось проплыть около двух километров.

– Жаль, что они еще не придумали моторную лодку, – сквозь зубы выдохнул Маккой.

– Правда, можно поставить парус, –оживился Кирк. – Здесь постоянно устойчивый бриз.

Спок согласился: – Очевидно, это постоянное условие – вода является теплопоглотителем. До тех пор, пока они не применят иную погодную установку.

Маг пришел в себя и что-то пробормотал. Кирк достал транслятор и поднес его поближе.

– Что вы сказали?

– Куда вы везете нас?

– Домой. На остров магов.

– Нет. Вы не попадете туда живыми.

– Он до сих пор не понял, да? –сказал Маккой. – Мы не боимся вашего оружия.

В'Чаал, который ни разу не заговорил во время плавания, пошевелился.

– Он не то имел в виду…

– Тихо!

– Мастер, если их предупредить…

– Тихо!

– Вы не должны подчиняться ему, В'Чаал, –сказал Кирк. – Теперь мы ответственны. Вы можете дать нам погибнуть из-за нашего наведения?

– Это будет справедливо, –ответил тот. – Те, кого убило ваше оружие, тоже погибли по незнанию – по крайней мере, вы говорили так.

– Я сказал вам… –начал маг.

Даже через транслятор, прослеживалась нотка явного вызова.

– Это не имеет значения, мастер. Завтра утром мы все будем мертвы.

– О чем, черт побери, вы говорите? –спросил Маккой, невольно размахивая веслом.

В'Чаал отступил.

– Как сказал мастер, вы не должны знать. Все мы умрем и возродимся снова.

– Вы –может быть. Я не верю в реинкарнацию.

– Это правда. Но вы можете не быть возрождены из-за ваших заблуждений.

– Скажите, –просил Спок, – вы определенно знаете, что вы вернетесь назад? Вы видели, как это происходит?

– Конечно. Многие мои друзья были заменены.

– И они возвращались прежними?

– Нет, они начинали снова. Они знали обязанности своих семейств, но не помнили свои прежние жизни –вы ведь не хотели бы помнить всю вечность, не так ли?

– Клоны, –сказал Маккой.

– Возможно. Маг, это действительно так? Вы делаете новых Chatalia из тел старых?

Тот проигнорировал вопрос.

– Вы разные виды клингонов. Ваша кожа и уши.

– Ни один из нас не клингон. Я наполовину вулканец и наполовину человек. Люди обитают на планете Земля; вулканцы –на планете Вулкан. Клингоны – в Клингонской империи – много различных миров.

– Болтовня.

– Я неспособен лгать. Ваше понимание мира ошибочно, если оно такое же, как у В'Чаала. Или вы знаете, что живете внутри маленького искусственного мира, двигающегося сквозь космос?

– Мне говорили о вашем богохульстве. Оно такое же, как у тех, что приходили прежде. Еще одно доказательство, что вы клингоны.

– Как вы считаете, откуда мы пришли, если не снаружи?

– Будущее, конечно. Вы –маги из будущего, – он оглянулся на В'Чаала. – Ты должен умереть, ибо слышал это, меньший.

В'Чаал пожал плечами. – Ночью я умру в любом случае.

– Как мы можем быть магами? –вспыхнул Маккой. – Мы абсолютно разные виды! Даже химия наших тел различна.

– Ваши отговорки незнанием раздражают.

– Интересно, вернется ли тот угорь, если вы вдруг упадете в воду.

– Угроза будет –…

– Это не угроза. Это только принятие желаемого за действительное.

Глава 6

Дневник капитана, звездная дата 7506.5

Записывает лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт, командующий в отсутствии капитана Кирка и коммандера Спока.

Мы совершили контакт с поверхностью планетоида в 7506.1074. В соответствии с приказом мистера Спока, я деактивировал генератор искусственной гравитации, чтобы сохранить энергию. Внезапное уменьшение гравитации до 0.479g плохо отразилось на здоровье экипажа, но все адаптировались за несколько часов.

Мы спустили команде высадки две фазерные винтовки. Оба захваченных инопланетянина утверждают, что они в смертельной опасности, но не объясняют, почему. Я предложил транспортировать еще нескольких охранников. Однако капитан согласился с мистером Споком, что тот инцидент с фазером может нанести непоправимый ущерб нашему образу в глазах Chatalian, поэтому мы должны любой ценой избегать действий, которые могут быть расценены как агрессия.

Однако я не воспринимаю "любой ценой", как "жизнями шестерых членов экипажа". Двадцать два вооруженных охранника находятся в полной готовности у транспортатора.

Противоположный берег был засыпанным гравием пляжем, за узкой полоской которого плотной стеной стояли джунгли. В'Чаал отказался сойти с плота, но не сопротивлялся, когда Спок снял его.

– Здесь должна быть тропа, –сказал Кирк.

– Вы знаете путь, маг? –спросил Спок.

– Да. Я пролетал над ним.

– Но вы не в настроении нам его показывать, –хмыкнул Мур. Маг промолчал.

– Он не может быть далеко, –сказал Спок, – так как плот пересекает реку по самому короткому пути. Я предполагаю, мы разделимся на две группы, и пойдем в противоположных направлениях.

– Давайте, –согласился Вилсон. – Идите сюда, – он ухватил мага за руку.

Маг издал ужасный вопль и вырвал руку.

– Что за черт? –на плече инопланетянина появился огромный пурпурный волдырь в форме человеческой кисти.

– Соль! –догадался Маккой. – Соль в вашем поте!

Вилсон посмотрел на свою руку, затем на мага.

– Я…Извините меня. Я должен был подумать об этом.

– Вы не будете больше касаться никого из нас. –Он поглядел на Спока. – Поему ваше касание не повредило меньшему?

– Вулканцы не потеют. Наши тела имеют более эффективный способ терморегуляции.

– Я не понимаю первый глагол.

– Потение, это то, с помощью чего люди и некоторые животные избавляются от избытков тепла. Специальные железы выделяют жидкость на поверхность кожи; когда жидкость испаряется, она забирает лишнее тепло.

– Отвратительно, –маг повернулся к Вилсону. – Приказываю вам немедленно это прекратить.

Вилсон угрюмо рассмеялся.

– К сожалению, они не могут контролировать этот процесс, –сказал Спок. – Это автоматическая реакция на повышение температуры тела.

– Это все очень интересно, –сказал Кирк, – но мне кажется, нам уже пора идти. Мур, вы пойдете с мистером Споком и доктором, вот сюда. Возьмите с собой мага. Остальные пойдут в эту сторону. Первый, кто найдет тропу, получит увольнительную.

– Очень смешно, –фыркнул Маккой.

Через некоторое время, группа Спока наткнулась на проход. Он представлял собой тропинку, заросшую травой, около трех метров шириной.

– Тридцать или сорок километров, –сказал Кирк. – Я уверен, что часа через четыре наступит ночь. Интересно-…

– Я должен вам рассказать, –внезапно сказал маг. – Хотя я в любом случае не верю, что вы говорите правду, но я уверен, что клингоны, по крайней мере те, которых мы знали, не имели этого пота-который-обжигает. Так что, возможно, вы не клингоны.

– Вы, наконец –…

– Уймись, Боунз. Вы хотите сотрудничать?

– Я еще не решил. Я считаю, что будет лучше, если по крайней мере один из вас выживет, чтобы быть изученным. С другой стороны, мертвые, вы не будете представлять угрозы. Я не уверен.

– Добавьте еще, что если мы погибнем, завтра здесь будет сотня человек, отлично вооруженных и разъяренных.

– Ваши слова ничего не стоят. Тем не менее, я считаю, что мы должны пережить ночь.

– Это невозможно, –застонал В'Чаал.

– Нет. Не с оружием.

– Но духи…

– Это не духи. Меньший, ты не должен это слышать. Вернись на берег.

Когда переводчик отошел на достаточное расстояние, маг заговорил.

– Позвольте мне объяснить. Как вы предполагали, мы используем старую жизнь, чтобы создавать новую. Это искусство было основной функцией моего семейства все годы.

Были сделаны некоторые…ошибки. Обычаи не позволяли убивать их. Мы только видоизменили их глаза, чтобы они избегали дневного света, и пометили их в эти джунгли.

– Так что джунгли полны уродливых Chatalia? –спросил Маккой.

– Вы использовали неподходящее слово. Нам запрещено оценивать, привела ли ошибка к появлению низшего существа. Наши легенды говорят, что деление Chatalia на три рода –конечный результат подобных "ошибок".

Джунгли населяют не только Chatalia. Мы поддерживаем популяцию некоторых крупных животных с помощью, как вы сказали, "клонирования". Другие виды размножаются самостоятельно, с помощью обмена генетическим материалом.

– В ваших устах это звучит так сексуально, –сказал Маккой.

– Я не знаю этого слова. Угорь, преследовавший наш плот, результат подобных случаев. Способность к естественному размножению, изначально подавленная, вновь проявилась в результате клонирования. Это случилось тысячи поколений назад; тогда же размеры их увеличились в двадцать раз. Теперь это опасные хищники.

– Вы ожидаете, что мы будем атакованы этими "ошибками"? –спросил Кирк.

– Да. Конкуренция за пищу очень сильна в джунглях.

– Я предполагаю, капитан, что мы проведем ночь на берегу, –сказал Спок. – По крайней мере, мы не будем опасаться нападения с тыла.

– Нет! –возразил маг. – Это – смерть! Водные существа ночами собираются у берега, ожидая, что кто-то подойдет к воде. И они могут вылезать из воды на некоторое время и нападать.

– Погодите-ка, –прервал Вилсон. – Он знает слишком много. Маг, вы ведь только пролетаете над джунглями. Вам не доставляют беспокойства их обитатели. Так откуда вы так хорошо знаете, как они нападают?

– Я видел это много раз, в сумерках, из воздуха. Многие ela приходят сюда, когда приходит время умирать. Они должны умереть здесь, если они ответственны за ошибку.

– Весьма суровое наказание, –сказал Спок.

Вилсон покачал головой.

– И как мы должны защищаться?

– Мы должны отойти от берега, чтобы водные создания не достали до нас. Затем мы убьем меньшего и поместим его тело на тропе впереди нас, чтобы привлечь их. Когда они появятся, вы своим оружием-…

– Подождите, –прервал Кирк. – Мы не согласны. Мы не любим вмешиваться в чужие обычаи, но мы не можем этого позволить. Это убийство.

– Я не понимаю.

– Не пытайтесь понять. Мы просто этого не допустим.

– Но он уже мертв, с тех пор как я рассказал ему то, что он не должен знать. Это, по крайней мере, заставит его тело послужить нам.

– Тогда почему вы отослали его? –спросил Маккой. – Ему теперь уже без разницы, услышит он правду об этих "духах" или нет.

– Я не жесток. Я избавил его от боли переоценки.

Солнце внезапно потемнело; прояснилось, потемнело снова. Прошлой ночью это предшествовало наступлению полной темноты.

– Мы должны торопиться, –сказал маг, подзывая В'Чаала. Кирк связался с "Энтерпрайзом", попросив прислать им еще фазеры и портативную лампу.

Они быстрым шагом шли по тропе. Кирк на ходу объяснял план.

– Поставьте фазеры на оглушение. Мы образуем круг вокруг заложников, таким образом, на каждого приходится сектор в шестую ее часть. Каждые пятнадцать минут сменяемся, двигаясь против часовой стрелки, для поддержания тревоги. Если вы почувствуете, что засыпаете, скажите об этом –Боунз, у тебя есть стимуляторы?

– В избытке. Но лучше воздержаться от них: люди становятся очень легкомысленными.

Солнце превратилось из ярко-желтого в тускло-красное, превращая зеленую стену джунглей в темно-серую, с причудливыми черными тенями.

– Достаточно, –сказал маг.

Они остановились, сканируя окружающие заросли на предмет движения. Переносная лампа отбрасывала длинные, гротескные тени.

– Может, свет отпугнет их, –предположил Вилсон.

– Я не знаю, –ответил маг. – Мы никогда не пытались отпугивать их. Спок кинул на Кирка выразительный взгляд: впервые инопланетянин сам выдавал информацию.

Десять минут было тихо; солнце полностью погасло. Они столпились на освещенном пятачке. Яркие листья и цветы дрожали под постоянным дуновением бриза.

Внезапно начался ад.

Существо, в два раза больше человека, спикировало на Маккоя сверху, обнажая клыки. Их маг прокричал предупреждение, одновременно выстрелили три фазера. Существо отбросило в сторону, на землю. Когда оно еще было в воздухе, три меньших Chatalia атаковали с земли. Вилсон оглушил одного из них, двухголового, четырехрукого, с лохмотьями на месте крыльев.

Когда летающий монстр упал на землю, он опрокинул одну из ламп. Шерсть его загорелась. Мур нарушил строй, отталкивая его, и был немедленно атакован ven, у которого вместо рта была огромная язва. Он пнул его между ног, сомнительная тактика против бесполого существа, однако это дало Вилсону время прийти к нему на помощь. К несчастью, луч его фазера задел Мура, парализовав его левый бок. Тот, сделав один шаг, упал.

Вилсон подбежал к нему, оттолкнув существо с лампы, подхватил Мура и внес его обратно в круг.

Они прибывали и прибывали. Летающая медуза со светящимися шипами; ven, выглядевший бы нормально, если бы не цветок, растущий из его грудной клетки; вращающийся шар из чешуи и зубов; бескрылый маг; двое ela, соединенные блестящей трубой из плоти; нечто похожее на лося, покрытое шипами.

Тела накапливались. Темп атаки несколько снизился – нападавшие утаскивали в джунгли тела оглушенных, чтобы там съесть их. Но некоторые продолжали атаковать, карабкаясь по кучам тел. Другие, оправившиеся от оглушающего луча, подползали ближе и падали снова.

Мур поднявшийся с земли, почувствовав, что онемение проходит, попросил разрешения переключить фазер на "убить"; в этом было отказано.

На борту "Энтерпрайза", Скотти покинул вспомогательный мостик, и дежурил в транспортаторной вместе с 22 охранниками. Он сделал несколько предложений капитану Кирку:

– Спустить вниз несколько человек, чтобы подменить их;

– Распылить тонну соли по джунглям;

– Отправить вниз весь экипаж, и выжечь эти чертовы джунгли под корень.

В течение временных затиший, Кирк ответил "нет", "нет", и "не сходите с ума".

Из коммуникатора раздалось странное мяуканье, затем свист фазера и грохот.

– Ситуация? –спросил энсин напряженным голосом.

– Только еще один лось, –ответил Мур. – Ребята, может, прекратите дергать нас? Это просто учебная стрельба.

Скотт вздохнул. – Они не могут быть уверены, что полностью контролируют ситуацию.

Лейтенант Гэри согласно фыркнул. – Они должны позволить нам, по крайней мере, спустить им нечто помощнее фазеров. Например, портативный дисраптор – тогда они смогут немного поспать.

– Главная директива, –сказал Скотт. Исследовательские отряды Федерации должны были минимизировать эффект продвинутых технологий на менее развитое общество.

– Кто-то должен дать им почитать Главную Директиву, –пробормотал Гэри. – Это мы озадачены их технологией, а не они нашей.

– Ладно, хватит, –Скотти уставился на экран. Он любил этот корабль, и особенно его двигатели – а здесь был вампир, высасывающий из них энергию. С нехарактерной жесткостью он сказал: "Они заплатят за это. Пусть это станет последним, что я сделаю, но я заставлю их заплатить за это."

Глава 7.

Когда возвратилось солнце, Кирк и его люди стояли в кольце из тел оглушенных монстров, двух-трех метров высотой. Кирк устало опустился на землю. То же сделали остальные.

– Боунз, теперь ты можешь раздать свои волшебные пилюли, –сказал он. – Нам предстоит долгий путь, если мы не хотим провести здесь еще одну ночь.

– Это не пилюли, –ответил Маккой, открывая сумку. – Протяни руку.

Зашипел гипоспрей.

Они поспешили дальше по тропе. Мур и Вилсон прикрывали тылы, на случай, если какое-то животное было способно выдержать свет достаточно долго, чтобы получить их на завтрак. Однако "ошибки", приспособленные для прохладного мрака джунглей, очевидно, не переносили солнечных лучей.

– Вы можете предложить нам способ передвижения более эффективный, чем ходьба? –спросил Спок мага.

– И полет, – без сарказма добавил тот.

И маг, и переводчик устало спотыкались; очевидно, средство Маккоя не могло помочь им.

– Когда мы достигнем земель lan-Chatalia, –сказал маг, – мы сможем найти повозку. Хотя я сомневаюсь, что меньший и я сможем идти так далеко.

– Мы понесем вас, если это будет необходимо, –сказал Спок. – Но чем дольше вы сможете передвигаться без помощи, тем скорее мы будем вне опасности.

Они прошли около пяти километров. В'Чаал упал первым. Маг – когда Мур стал поднимать В'Чаала. Маккой предложил еще заряд гипоспрея, но и Мур, и Спок отказались.

Воздух постепенно нагревался. Сверху спустили легкие перчатки для Мура, для предохранения мага от его пота. Из зарослей доносился шум, преследователи оставались невидимыми за стеной джунглей. Люди держали фазеры наизготовку. Однако во время коротких остановок, на которых настоял Маккой – пять минут в час – они не смели искать тени. Эти остановки не были полноценным отдыхом, ибо шелесты джунглей смолкали, когда они опускались на землю. Они чувствовали на себе взгляды терпеливых монстров, ждущих темноты.

Когда люди подошли к границе джунглей, два существа действительно напали, вслепую, ориентируясь только на их звуки и запахи. Маккой и Вилсон оглушили их.

С первого взгляда страна lan не производила особого впечатления. Голубые овощи, похожие на капусту, пробивались сквозь серую почву, без всякой системы. Большинство из них были пыльными, поникшими, и не имелось никаких признаков ирригационной системы.

– Они могут иметь некоторые достоинства, –хмыкнул Маккой, – но сельское хозяйство к ним явно не относится.

– Напротив, –ответил Спок, даже не запыхавшись под тяжестью инопланетянина, – это может быть весьма благоразумной стратегией. Если бы эти растения были съедобны, они служили бы только пищей существам из джунглей. Вполне вероятно, что они ядовиты.

– Хм, об этом я не подумал, –сказал Маккой с некоторым намеком на пренебрежение. Странные растения протянулись по крайней мере на два километра.

Поскольку они приближались к деревне, Спок разбудил мага (который подтвердил, что они специально выращивали ядовитые культуры вблизи джунглей, чтобы препятствовать ночному передвижению). Они ступили на посыпанную гравием дорогу, по обеим сторонам которой стояли ряды низких растений с красными цветками.

В'Чаал тоже проснулся, и первой вещью, которой он сказал, было:

– Насколько дольше мне позволят жить?

– Теперь ты имеешь знания, которые не являются знаниями ven. Однако, так как в данной ситуации, меньший, ты не можешь поделиться ими с другими ven, я не вижу причины, запрещающие тебе жить, пока мы не достигнем Острова.

– Возможно, мы сможем переубедить вас еще до того, как мы его достигнем.

– Побереги силы, Джим, –сказал Маккой. – С тем же успехом ты мог бы попытаться уговорить Спока съесть кусок мяса.

– Эти примеры едва ли эквивалентны, – поднял бровь Спок.

Кирк возвел глаза к небу.

– Маг, где мы можем найти средство передвижения? Ту повозку, о которой вы говорили?

Деревня казалась абсолютно пустой, хотя они могли заметить некоторых lan в поле.

– Мы посмотрим. Когда мы увидим, мы возьмем ее.

– А как насчет того lan, которому она принадлежит?

– Я не понимаю.

– Вы не считаете, что она может быть нужна ему?

– Он возьмет другую…Подождите. Кажется, я понял, что вы имеете в виду. Он должен возражать против того, что мы возьмем 'его' повозку.

– Правильно.

Маг и В'Чаал посмотрели друг на друга и издали звук, который, возможно, был смехом. – Нет, у lan нет прав на имущество, в отличие от ven. Любая повозка здесь принадлежит мне, так как я ближайший к ним маг. Так как все ваши жизни принадлежат мне.

Под навесом рядом с низким конусообразным зданием, они обнаружили несколько животных и две повозки. Животные были несколько похожи на огромных шестиногих бесхвостых крыс. После нескольких неудачных попыток, Кирк сумел впрячь пару в наибольшую повозку и вывести ее наружу. Люди забросили внутрь несколько сумок с продуктами и залезли сами. Руки Chatalia освободили, но зато связали им ноги. Они не протестовали и не благодарили.

Кирк не был удивлен, обнаружив, что он единственный, кто может управляться с животными. Его собственный опыт был результатом необычного анахронизма: его отец, весьма честолюбивый человек, принадлежал к консервативной партии "Назад к Земле". Его имидж требовал, чтобы он занимался фермерством – чем более примитивным, тем лучше. Но он был очень занятым человеком, поэтому большая часть работы ложилась на плечи Джима. С тех пор он неплохо ладил с животными.

– Пошли! –двенадцать ног неохотно зашевелились. Вначале сильная тряска вскоре исчезла. Пригревающее солнце, почти прямо над головой, усыпляло, тем более что эффект стимуляторов доктора ослабевал. Сам доктор тихо похрапывал позади него.

Дорога тянулась прямо вперед, насколько хватало глаз. Кирк обвязал поводья узлом вокруг руки, на случай, если он задремлет. Затем, высвободив одну руку, открыл коммуникатор.

– Рапорт отрицательный. Это вы, лейтенант Гэри?

– Нет, сэр. Энсин Данхилл.

– Хорошо, энсин, вы можете передать, что все спокойно, большая часть команды отдыхает. Мы передвигаемся на север, со скоростью около 15 километров в час. Как дела наверху?

– Холодно, сэр. Мы пытаемся сохранить энергию…о, вот лейтенант, сэр. –Раздался другой голос. – Капитан, по последним вычислениям Глак Сона, у нас есть три дня и девять часов, прежде чем мы будем вынуждены спустить всех вниз. Он попросил спросить, не собираетесь ли вы активно использовать транспортатор?

– Нет, только продукты. Нет сообщений от Звездного Флота?

– Нет, сэр. Хотя я не уверен, что мы смогли послать сообщение. Я поговорю с лейтенантом Ухурой и сообщу вам при следующей связи.

– Очень хорошо, –он мог связаться с Ухурой и сам, но такой способ сберегал энергию. – Конец связи.

– Извините, что не отвечал, сэр, –сказал Спок позади него. – Я размышлял.

– Тебе тоже нужен отдых.

Спок помедлил. – Нет, капитан. Это было время на размышление. Существует большая вероятность, что наша миссия окончится провалом.

– То есть мы…умрем здесь?

– Существует много неизвестных факторов. Но большинство из них предлагают только различные степени неудачи.

– Звездный Флот найдет нас, рано или поздно.

– Я не сомневаюсь. Однако корабль, нашедший нас, вероятно, попадет в ту же ловушку. Как и все последующие.

Кирк потер подбородок.

– Значит… Даже если они поверят нам –даже если они сделают нас королями…

– Даже если мы сможем приспособить свой метаболизм к их продуктам, мы останемся здесь на всю жизнь. Как и команды кораблей, прилетевших за нами.

– Если только они не прибудут в течение трех дней и девяти часов, –задумался Кирк.

– Эта возможность создает один из немногих оптимистичных сценариев.

– Расскажешь мне остальные?

– Предположим, что наше путешествие увенчается успехом. Тогда мы можем обнаружить, что наш друг маг…

– Мое имя Т'Лаллис, –сказал проснувшийся маг.

Спок кивнул.

– Мы можем обнаружить что Т'Лаллис –не совсем…типичный маг. Остальные могут проявить большее желание к принятию нашего взгляда на устройство вселенной. Могут даже знать, как освободить "Энтерпрайз" и пополнить запасы топлива. Т'Лаллис, вы маг второй касты, не так ли?

Инопланетянин коснулся своей серебряной ленты. – Конечно.

– Маги первой касты могут быть реальными пилотами корабля, –сказал Спок. – Если так, мы должны иметь по крайней мере возможность объяснить им нашу ситуацию. Если они захотят помочь –…

– Вы можете никогда не встретить мага первой касты. Они главным образом управители растений.

– Управители планеты? –переспросил Кирк [примечание: игра слов: plant – растение, а planet – планета.]

– Они управляют растениями. Садоводство.

– Это все, что они делают?

– Да. Вторая каста управляет миром и заботится о возрождении. Мы подчиняемся первой касте, когда они о чем-то просят нас. Но это происходит нечасто.

– Интересно, –сказал Спок.

Глава 8

Тревога!

Это коммандер Спок с корабля "Энтерпрайз".

В 7502.9, мы обнаружили замечательный артефакт: гигантский космический корабль в форме вогнутого планетоида, двигающийся на субсветовой скорости на прямоточном воздушно-реактивном двигателе Бассарда. Он населен приблизительно миллионом разумных существ, называющих себя Chatalia.

Мы спустили вниз группу контакта, однако затем обнаружили, что неспособны ее вернуть. Тонкая пленка металла или сплава, имеющего атомный вес 1132.5, каким-то образом препятствует работе транспортатора.

Chatalia заключили в тюрьму команду высадки. Они, очевидно, забыли, что находятся на борту космического корабля – он был запущен около трех тысяч лет назад – и не понимали намерений группы высадки.

Факт, что несколько веков назад планетоид был атакован клингонским крейсером, еще более осложнил ситуацию. Они верят, что мы являемся клингонами.

Мы обнаружили останки клингонского корабля на поверхности планетоида. Расшифровка его бортового журнала прилагается.

Очевидно, "Энтерпрайз" повторяет судьбу клингонского судна. Планетоид неизвестным способом высасывает энергию с корабля. Скорость потерь прямо пропорциональна величине использования энергии.

Предостережение спасателям: "Энтерпрайз" был захвачен на расстоянии 123 километров от поверхности планетоида. Захват осуществляется с помощью сети из невероятно тяжелого металла, упоминавшегося ранее.

Менее чем через неделю, экипаж "Энтерпрайза" должен будет покинуть корабль и транспортироваться внутрь планетоида. Мы рекомендуем команде спасателей с помощью фазеров проделать небольшое отверстие в структуре поверхности. Это позволит использовать транспортатор, в то же время потеря воздуха Chatalia будет незначительна.

Мы определенно не сможем выжить внутри планетоида. Помимо того, что Chatalia настроены враждебно, их продовольствие не может быть использовано людьми.

Звездная дата 7504.966, от 119.70238D, 689.4039 пск.;-1.038572D, – 0.9966 пск.; направление 37.903D, 0.0127D относительно Ригеля.

Далее перевод клингонского бортового журнала…

Вопреки опасениям Ухуры и Спока, тревожный сигнал пробился сквозь магнитное поле и был пойман кораблем.

Однако было бы лучше, если бы корабль принадлежал Федерации.

Клингонский крейсер совершал миссию, аналогичную миссии "Энтерпрайза". Фактически, он преследовал "Энтерпрайз", держась на благоразумном расстоянии. Хотя это было не запрещено, они сохраняли тишину на всех частотах.

Они слушали. И очень внимательно.

– Лорд? Вы приняли решение?

Капитан Калан опустил расшифровку на колени и уставился на темный экран.

Не смотря на своего лейтенанта, он сказал: – Возможен только один курс действий. Выполняйте его.

Первый лейтенант вскинул сжатый кулак: "Выживите и преуспейте!." Капитан ответно поднял руку.

Когда лейтенант вышел, в каюте остался только один посторонний – Кэл, жрец.

– Ваш энтузиазм вдохновляет нас всех.

– Очень смешно, Кэл.

Жрец поднял свою копию расшифровки, открыл последнюю страницу.

– "Предайте наши тела пеплу. Верните нас домой в ад." Это первые строки религиозного гимна. Память этого жреца будет почтена, когда мы вернемся домой.

Калан нервно перебирал бумаги на столе, повернувшись к жрецу спиной.

– Если ты так хочешь, куда быстрее отправить эту запись по субпространственному передатчику.

– Калан. Я предупреждаю вас, есть пределы братству. Не богохульствуйте.

– Я реалистичный человек. Практичный. Поэтому я капитан, старый друг, а ты жрец. Он повернулся. –Это пахнет смертью, и ты это знаешь.

– Мы все умрем.

– И нет лучшего способа, –масляно сказал капитан. – Отомстить за память потерянного судна и освободить Вселенную от Кирка. Случайно. – Хотя Органианский мирный договор запрещал войну между Объединенной Федерацией и Империей клингонов, но обе стороны могли вести войну против третьей стороны.

– Да. –Он пролистал расшифровку, избегая пристального взгляда своего друга. – Наше оружие теперь куда сильнее.

– Дай мне объяснить это так, чтобы понял даже жрец. У нас на самом деле более совершенное оружие –но оно не лучше того, что имеет "Энтерпрайз". Неужели ты в самом деле думаешь, что они не пытались взлететь?

– Человеческая психология очень странная. Возможно, и нет.

– Возможно! Я сражался с этими дьяволами, Кэл, накануне Договора! Они прикрываются мягкими и глупыми словами, но под ними они жестоки! Поверь мне, они пробовали это сделать.

– Я повторяю, –он скрестил руки на груди и уставился на Калана. – Мы умрем. Умрем сражаясь.

– Хорошая философия, но плохая тактика, –вглядываясь в лицо Кэла, он продолжил. – Мы должны послать за подкреплением. Позволить одному кораблю попробовать разрушить планетоид, а остальным – отойти и наблюдать. Тогда потеря корабля не будет критической. Кроме того, его можно будет спасти.

– И его команда лишится возможности умереть в бою.

– Во-первых, я не вижу никакой возможности битвы. Это больше похоже на смерть от болезни. Во-вторых… –он заколебался. – Воин, которого не убили, может сражаться снова.

Кэл поднялся. – Калан…

– Хорошо. Я отказываюсь от этого.

– Вы слишком долго изучали людей. Вы начинаете думать как они.

– Что было бесчестным в моем приказе?

– Ничего. Но способ, который вы предлагаете, менее чем…убедителен.

Животный рык вырвался из груди Калана. Одним прыжком перемахнув через половину каюты, он сорвал со стены церемониальный меч.

– Давайте, –сказал Кэл. – Убейте вашего единственного друга на этом корабле.

– Кэл, –сказал капитан. – Протяни руку.

– Мистер Скотт, –сказала Ухура, пытаясь сдержать волнение. – Мы получили сообщение.

– Давайте его на экран, –появилось изображение, очень неясное из-за помех магнитного поля.

– Капитан Кирк? –спросил неизвестный.

– Нет, сэр, лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт.

– Мои поздравления, мистер Скотт. Это капитан Калан, военный корабль "Корезима". Мы решили по-дружески предупредить вас, что вы находитесь вблизи планетоида, который мы собираемся уничтожить через два дня. Советуем вам удалиться от него по крайней мере на сотню тысяч километров.

После ошеломляющей тишины, Скотт ответил.

– Но мы не можем двигаться!

– О, боже, –сказал Калан. – А мы уже приготовили сверхновую бомбу. Похоже, вам пора начинать приготовления к смерти, – экран погас.

Скотт выключил его. – Это связывает нам руки…Мистер Чехов, попытайтесь обнаружить эту бомбу и высчитать ее траекторию. У нас еще есть шанс, что корабли Федерации поймали наше сообщение. Они смогут перехватить ее.

Лейтенант Ухура, найдите Глак Сона и начинайте приготовления к эвакуации. Мы должны взять с собой как можно больше продуктов – и поговорите с сестрой Чэпел и химиками, возможно ли модифицировать местные продукты. Нужно будет спустить еще и необходимые вещества.

– Вы думаете, металлическая оболочка планетоида защитит нас? –спросила Ухура.

– Против сверхновой бомбы? Сомневаюсь. В любом случае, больше я ничего не могу сделать. Он потянулся за коммуникатором.

Они подъехали к очередной деревне. Обстановка была чем-то хорошо знакома Кирку, хотя все детали были неземными: слишком высокие здания, слишком большое пространство между ними, покрытое цветами, а не травой. Существо, похожее на помесь таракана с собакой, выбежало откуда-то и рявкнуло на них. Не было видно детей, однако все взрослые бросали свои занятия, чтобы поглядеть на них. Большинство из них никогда не видели ven, или ela, который не летает, не говоря уж о человеке или вулканце.

Вилсон и Мур приготовили фазеры, однако никто из наблюдающих или не заметил, что Chatalia в плену, или не был склонен им помогать.

Они проехали уже около пятидесяти километров, и сила тяжести стала ослабевать, показывая, что они приближаются к оси планетоида.

– Интересно, сколько еще мы сможем использовать эту повозку, –пробормотал Кирк. – Чтобы достичь острова магов, нам ведь придется плыть?

– Это зависит от поведения животных, –сказал Спок. – Они вряд ли приспособлены для низкой гравитации.

– Вы мне напомнили, –Кирк открыл коммуникатор. – Нам понадобятся магнитные ботинки.

Коммуникатор запищал.

– Скотт капитану Кирку.

– Слушаю, Скотти.

– Сэр, у нас проблема.

– Ясно…И что теперь? Скотти рассказал о клингонской угрозе.

– …Согласно данным мистера Чехова и Глак Сона, у нас есть около 46 часов.

– Это укладывается в наш временной предел?

– Да. С вашего разрешения, мы подождем до последней минуты, прежде чем спуститься.

– Я собирался предложить это. Может прибыть помощь…Для вас более предпочтительно транспортироваться на борт другого корабля.

Скотти молчал; Кирк знал его достаточно хорошо, чтобы предполагать, что он скажет.

– И не смейте говорить ничего вроде "покинуть корабль".

– Но сэр!

– Или покинуть нас, например. Ваша обязанность весьма проста. –Он весело взглянул на Спока. – Будет достаточно неудобно объяснять, как вы умудрились потерять двух старших офицеров, начальника медицинской службы и начальника охраны.

– Конечно, энсинов и лингвистов потерять куда проще, –шепнул Ларосс Муру.

– Их легко заменить, –ответил Мур. – Меня это иногда беспокоит…

Кирк кинул на них испепеляющий взгляд и шикнул.

Оба Chatalia с интересом слушали, жуя фрукты, сорванные в роще у деревни. Кирк попросил прислать магнитные ботинки и обед, и отключился.

Материализовались бутерброды и сырые овощи для Спока.

– Я не понимаю этот вид магии, –сказал Т'Лаллис. – Это появляется из будущего?

– Это появляется из корабля, –устало сказал Маккой. – Снаружи, из корабля. Не из будущего. Снаружи.

– А какой вид магии вы понимаете? –спросил Ларосс. – Например, вы какой вид используете?

– Магию жизни, конечно.

– Покажете мне? –спросил Маккой.

– Возможно, когда мы достигнем Острова, –ответил маг. – Когда мы доберемся туда…Если вы прекратите эти разговоры о вашем "Энтерпрайзе" и тому подобном, они возможно, позволят вам еще пожить.

Кирк оборвал ответ Боунза.

– Мы в тупике, Т'Лаллис. Мы оба знаем, что говорим правду; оба знаем, что другой полностью ошибается. Нет никакой нужды больше об этом говорить.

– Смотрите, –сказал Маккой, поднимая кожуру от фрукта, съеденного В'Чаалом. Тот аккуратно оборвал ее одним спиралевидным куском. Маккой осторожно придал ей прежнюю форму, держа ее в руках как полый глобус. – Вы можете хотя бы попытаться представить это?

– Чтобы помочь нам осознать наше заблуждение, –пришел на помощь Ларосс.

– Посмотрите, мы находимся внутри…

– У нас проблема, –прервал их Вилсон. Около двадцати lan выстроились в два ряда поперек дороги, вооруженные копьями.

– Вы можете поговорить с ними? –спросил Кирк. – Или нам придется стрелять.

– Я могу, –сказал маг, – но с ними нет переводчика.

– В'Чаал, вы…

– Нет, –он выпрямился. – Я не торговый переводчик!

– Если вы поднесете к ним транслятор, –сказал Ларосс, – вы будете понимать их язык.

– Стреляйте, –сказал маг. Вилсон и Мур открыли огонь, и двадцать тел упало на дорогу. Животные замерли, отказываясь сворачивать, так что пришлось выходить и перетаскивать Chatalia на обочину дороги.

Пока они занимались этим, солнце уже дважды мигнуло.

– Мы продолжим путь в темноте, капитан? –спросил Вилсон.

– Думаю, да. Нужно будет только освещать дорогу лампами.

Однако, как только стало темно, животные подогнули свою дюжину ног и мгновенно заснули.

Кирк попытался разбудить их, однако без особого успеха. Маккой, пытаясь помочь, посветил им в глаза. Тогда они покорно встали.

Так они и двигались всю ночь, сменами по три человека: один управлял повозкой, один был на страже, и еще один шел задом наперед, светя фонариком в глаза животных. А так как только Кирк и Маккой могли управляться с животными, а Вилсон и Мур были профессиональными охранниками, то всю ночь прогуливаться спиной вперед пришлось Лароссу и Споку.

Единственный рациональный подход к этой проблеме возможен, если предположить успех, а затем рассчитать вероятные логические цепочки, ведущие к нему.

Для начала нужно предположить, что клингоны потерпят неудачу. Существуют три варианта сценариев, допускающих это:

1. Вмешательство корабля Федерации. Присутствие клингонского судна подразумевает, что они получили наше сообщение, так что данное предположение вероятно. Хотя то, что корабль появится в пределах сорока часов, сомнительно.

2. Бомба не сработает. Вероятность низкая; кроме того, клингоны могут попытаться снова.

3. Бомба не сможет разрушить металлическую оболочку, окружающую планетоид. Наибольшая вероятность, однако невозможно оценить теплоемкость данного металла. Возможно, что оболочка останется неповрежденной, однако приведет к нагреванию до смертельной температуры.

Исходя из принятия третьего варианта, мы останемся живы, однако "Энтерпрайз" будет уничтожен.

Возможно, что клингоны будут удовлетворены и отступят, решив, что жизнь внутри уничтожена. Тем не менее, более вероятно, что они транспортируют сюда вооруженный отряд. Chatalia, очевидно, были способны победить их и ранее, без посторонней помощи. С нашей помощью возможно будет сделать это с меньшим кровопролитием, хотя сомнительно, что клингон позволит себе выжить.

Дальнейшие наши действия при принятии данной ветви сценариев во многом зависят от магов.

1.Они просто казнят нас. Вполне тривиальное решение.

2.Маги первой касты – пилоты, и они пожелают помочь нам. В этом случае наше выживание будет зависеть от:

А. Продовольствие. Строгое нормирование. Если местная вода содержит мышьяк, ее можно очистить с помощью процесса Марша. Однако неизвестно, можно ли очистить местные продукты без наличия сложного оборудования.

Б. Нахождения выхода к поверхности. В таком случае мы будем безопасно транспортированы, когда прибудут корабли Федерации. Хотя мы не сможем связаться с кораблем, они, конечно, спустят исследовательскую группу, как только их биосенсоры укажут на наличие жизни.

3. Они пилоты, но не пожелают помогать нам. Использование силы возможно, но не желательно: мы не можем сражаться неопределенное время, равно как и захватить весь планетоид с нашим оружием.

Нашей лучшей тактикой в таком случае будет убедить их, что они нуждаются в нашем сотрудничестве. Даже если взрыв бомбы не окажет влияния на внутреннюю область планетоида, он, несомненно, уничтожит двигатели Бассарда. Наши инженеры смогли бы починить или заменить их.

4.Наконец, они могут не быть пилотами; корабль может быть полностью автоматизирован либо покинут. В этом случае мы должны попытаться исследовать его историю, методы управления им и найти способ пробить металлическую оболочку.

Все эти предположения, вероятно, будут бесполезны. Если способность данного суперметалла сопротивляться действию фазера связана (хотя бы частично) с чрезвычайно высокой тепловой проводимостью, то внутренняя область планетоида через сорок часов нагреется до температуры сверхновой звезды – только на доли секунды, но этого будет достаточно.

– Спок, просыпайтесь, –Ларосс протянул ему фонарь, затем забрался в повозку и устало растянулся на полу. Спок не спал, однако не видел причины поправлять лингвиста.

Он спрыгнул на землю, одновременно включая фонарь. Гравитация ослабела до четверти нормальной. Как ни странно, это сделало передвижение тяжелее, а не легче – особенно спиной вперед.

Маккой забрал поводья у Кирка. Тот потянулся и зевнул.

– Интересно, сколько еще осталось.

Спок проделал быстрое вычисление.

– Если мы продолжим движение к оси при том же направлении и скорости, то нам потребуется семь часов, десять минут. Хотя нам придется пересечь водное пространство, а это может породить новые трудности.

– Мы найдем еще одну лодку, –сказал Маккой.

– Сомневаюсь. Я не знаю, что случается с водой при гравитации одну десятую земной, во вращающейся системе отсчета, но это должно быть интересным. И, вероятно, непригодным для плавания.

– И что тогда?

– Я рассмотрю различные возможности. Как говорит ваша пословица, не ставь телегу впереди лошади.

Маккой тряхнул вожжами, и животные медленно встали на ноги. Он недоверчиво посмотрел на Спока.

– Вы что, только что пошутили?

– Не сознательно. Хорошо получилось?

– Ужасно.

Спок серьезно кивнул и начал двигаться.

Глава 9.

Вскоре после наступления света, животные начали испуганно выть. С каждым шагом они отрывались от земли и пролетали несколько метров. Продвижение стало медленным и тряским. Кирк распряг их, направив в том направлении, откуда они прибыли.

Надев магнитные ботинки, команда "Энтерпрайза" не ощущала тех неудобств, что испытывали Chatalia. В'Чаал никогда не был в таких условиях, а Т'Лаллис привык летать, а не ходить по земле.

Они двигались под большим углом, словно взбираясь на крутой холм. Около экватора "вверху" означало лишь "перпендикулярно земле".

Через несколько часов они добрались до водного пространства, окружающего остров магов. Как и предполагал Спок, это представляло серьезную проблему.

Поверхность воды не имела четких очертаний. Она словно вяло кипела ____________________ – хотя и не под действием тепла. Несколько сотен кубометров воды внезапно отделялись от поверхности, на миг зависали и медленно опускались назад. Над водой стоял странный густой туман, выглядевший достаточно плотным, чтобы потонуть в нем. Перед ними мерцала радуга.

– Не похоже, что лодка тут поможет, –заметил Маккой. – Как вы передаете груз поперек?

Т'Лаллис пожал плечами.

– Лодки…Воздушные, не водные лодки.

– Каким образом они летают? –спросил Кирк.

– Летают? Как может лодка лететь?

– Как они работают, я имею в виду.

– Один или несколько ela тянут их, по кабелю. Они делаются легкими с помощью магии.

– Вашей "магии жизни"?

– Да. Это растение, под названием хрнии. Когда вы помещаете семя в воду, оно вырастает в шар, который наполняет себя легкостью.

– Т'Лаллис, –спросил Спок. – Когда вы открываете шар хрнии, воздух изнутри горит?

– Да, горячим невидимым огнем. Как вы должны знать.

– Растение, которое производит водород, –сказал Маккой. – Спок, вы когда-либо слышали о чем-нибудь подобном?

– Только при разложении, –ответил Спок. – Никогда при росте. Ваша магия очень интересна, Т'Лаллис.

– Но все равно, даже если бы у нас была одна из этих воздушных лодок, мы ничего не могли бы сделать, –сказал Кирк.

– Я могу перенести всех нас, –предложил Т'Лаллис. – Расстояние невелико.

– Нет…Я боюсь несчастного случая, –ответил Кирк с оттенком сарказма.

– Сэр? –сказал Мур. – У меня идея. Мы сами можем перелететь.

– Вы что, ума лишились? –учтиво спросил Вилсон.

– Нет, сэр. Я видел такое на Луне. На земной Луне, в моем последнем увольнении.

– Я с десяток раз был на Луне, –сказал Кирк, – но я никогда не видел никого летающего. Вилсон кивнул, кинув Муру немного угрожающий взгляд.

– Господа, значит, вы никогда не были в Луна-Парке.

– Парк развлечений? –Ни Кирк, ни Вилсон не были в таком несерьезном месте со дня получения офицерских нашивок.

– Да, я вспоминаю, что читал об этом, –присоединился Маккой. – Это огромный подземный купол…

– Больше, чем "Энтерпрайз", сэр. Вы можете летать там при одной шестой гравитации. Большие легкие крылья.

– Это сложно?

– Э…Я не знаю, сэр. Моя…э…подружка отказалась пробовать, –что стало большим облегчением и для Мура.

– И что нам нужно, чтобы сделать эти крылья? –спросил Маккой. – Попросить Скотти спустить перья и клей?

– Парк Тинни, наверное, знает все об этом, –сказал Ларосс. – Она родилась и выросла на Луне.

Кирк кивнул, открывая коммуникатор. "Посмотрим, что скажет Скотти."

Энсин Паркер Тинни летала каждые выходные, начиная со своего десятого дня рождения, до того дня, когда она покинула Луну для поступления в Академию. Она до сих пор хранила свои старые крылья в шкафчике у себя в каюте, надеясь использовать их в увольнении на планете с низкой гравитацией.

Крылья были сделаны из легкого металла, с полыми распорками: большие для рук и поменьше для ног. Глак Сон вычислил необходимые параметры для всех членов группы высадки, и через два часа крылья были готовы.

Энсин Тинни вызвалась спуститься вместе с крыльями и потренировать мужчин. Скотту, конечно, отнюдь не понравилась мысль подвергнуть хрупкую девушку опасности, в то время как сам он оставался на борту "Энтерпрайза", но он не мог не признать необходимость.

Если бы все прочие параметры были равны, летать здесь было бы легче, чем на Луне, потому что все здесь весило менее половины своего истинного веса. Однако параметры эквиваленты не были. На Луне, вы можете стартовать, спрыгнув с небольшого обрыва; на Луне, летуны не обременены одеждой. Здесь же возможно было снять только ботинки, потому что управлять полетом нужно было с помощью слабых движений пальцев ног или стоп.

Из- за ножных крыльев, вы не можете здесь разбежаться. Однако в условиях слабой гравитации вполне возможно подпрыгнуть на десять метров. Прижмите крылья к бокам во время прыжка, затем наклонитесь вперед и расправьте их.

Пока мужчины тренировались, Тинни хорошо повеселилась, выделывая различные акробатические номера. Оба Chatalia заворожено наблюдали за ее маневрами – они никогда не видели настоящих птиц, так как ни одно животное на планетоиде не могло летать, а маги передвигались по воздуху с животной силой.

Когда все были способны держаться в воздухе и выполнять простейшие маневры, Кирк позвал всех назад на землю. Мур резко устремился вниз и так же внезапно затормозил: у него, очевидно, был естественный талант к крыльям. Маккой при приземлении сломал одно ножное крыло, саркастически заметив при этом, что ему еще повезло не сломать лодыжку. Однако у Тинни был ремонтный комплект, и она мигом починила сломанную распорку, даже не сняв крыло с ноги доктора.

– Думаю, наилучшей стратегией будет отойти подальше от воды для разгона, –сказал Кирк. – Мы отойдем на километр и заранее наберем высоту. Т'Лаллис, вы сможете перенести В'Чаала?

– Да, но я не вижу никаких причин для этого. Он может умереть на этом берегу так же, как и на том.

– Перенесите его. У нас есть, что сказать об этом.

Спок был весьма задумчив, когда они наполовину шли, наполовину летели к месту старта.

– Капитан, –медленно начал он, – у меня есть некоторые сомнения относительно нашей проблемы.

– Перелета к острову?

– Нет, сэр, клингонской атаки. Есть способ, с помощью которого мы можем увеличить вероятность того, что они потерпят неудачу. Если еще не слишком поздно.

– И какой же?

– Сэр, сверхновая бомба является мощным оружием, однако, как и у других кругонаправленных орудий, ее мощность обратно пропорциональна квадрату расстояния. Чем на большем расстоянии от поверхности она взорвется, тем меньший ущерб будет нанесен планетоиду и "Энтерпрайзу".

– Конечно! Мы используем главные фазеры и…

– Как видите, это сложная проблема. Мы должны по меньшей мере транспортировать экипаж внутрь планетоида. Чем больше энергии мы затребуем для фазеров, тем меньше останется на долю транспортаторов и систем жизнеобеспечения.

Тем не менее, желательно, чтобы команда оставалась на борт "Энтерпрайза" столь долго, как возможно. Урегулирование различных аспектов этой проблемы требует решения дифференциального уравнения по меньшей мере пятого порядка. Кроме того, мне не хватает данных. С помощью бортовых компьютеров, Глак Сон, вероятно, сможет это рассчитать.

– Ну что же, посмотрим.

Скотт протер усталые глаза.

– Давайте посмотрим. В 0947, мы спускаем всю команду вниз. А в 0948, мы направляем все фазеры на бомбу и взрываем ее. Потом…

– Пытаемся взорвать ее, сэр, –сказал Глак Сон. – В вычислениях есть элемент случайности. Мы не знаем ни то, насколько мощна клингонская бомба, ни то, насколько она уязвима для фазеров. Данный выбор времени является оптимальным решением, однако он основан на сведениях, которые могут быть устаревшими.

– Да, шпионские сведения.

– Но я со всем почтением все-таки настаиваю, сэр, не оставлять никого на борту. Очень маловероятно, что мы сможем настолько сильно изменить траекторию, чтобы…

– Это мое решение, энсин, –сказал Скотти, немного жестко. – Они могли сдублировать любые наши вычисления. Они могли предвидеть нашу логику, и заранее запрограммировать изменение курса в момент, когда биосенсоры покажут, что мы покинули корабль. Это защитит их от заранее запрограммированной фазерной атаки.

Глак Сон пробормотал извинения.

– Ты никогда не сражался с ними, парень. Ты не можешь думать, как они, –он поглядел на хронометр.

– У нас еще девять часов. Лейтенант Ухура, я иду в каюту. Если не вернусь в 0730, пошлите кого-нибудь задать мне хорошую встряску.

– Есть, сэр, –улыбнулась Ухура.

Вернувшись в свою крошечную временную каюту, Скотт налил себе маленький стакан бренди, посмотрел на него мгновение и осторожно вылил назад в бутыль.

Хорошим шагом было решение отойти от водной границы для разбега, так как от земли к воде постоянно перемещались восходящие потоки теплого воздуха. Они быстро набрали высоту, сперва выстроившись прямой линией. Затем двое инопланетян немного отстали; Т'Лаллис неуклюже держал ногами В'Чаала, подобно огромной хищной птице. Мур и Паркер вырвались вперед; Мур был приятно удивлен, что не чувствует страха высоты.

– Вид забавы, –сказал Маккой, державшийся рядом с Кирком. – Если бы они были посообразительнее, они бы продали этот планетоид Диснею и купили себе тихий маленький…

– Что за черт? –вскричал Мур, яростно махая крыльями, чтобы погасить свою начальную скорость.

Chatalia исчезли. Через мгновение, они заметили обоих: мага, казавшегося точкой – высоко над ними, переводчика – внизу, падающего.

Парк резко изогнула крылья и понеслась вниз. Через пару минут она нагнала В'Чаала, чьи крылья были слегка развернуты из-за сопротивления воздуха, но недостаточно, чтобы замедлить падение.

– В'Чаал! Планируйте! Вы можете вернуться обратно на берег! Все, что ему нужно было сделать, это развернуться и раскинуть крылья.

– Я знаю, что могу, –ответил тот. – Мастер приказал мне умереть здесь.

Скользя вниз, Паркер прикинула, что они уже потеряли около двадцати секунд. Она схватила В'Чаала за руки, пытаясь максимально расправить крылья.

"Нет!" В'Чаал отбивался обеими руками, сильно ударив ее в солнечное сплетение. Согнувшись от боли, она выпустила его.

Это непроизвольное движение нарушило равновесие. Теперь она падала так же быстро, как он, еще и спиной вперед – не контролируя себя несколько драгоценных секунд.

В'Чаал закричал что-то неразборчивое и исчез в тумане. Парк влетела в водный пузырь размером с человека, и с трудом вынырнула, кашляя и задыхаясь.

Опыт половины жизни, проведенной в полете, спас ее. Она вытянулась, раскинув крылья, пока не прошел кашель. Чувствуя влажность окружающего ее тумана, она приказала разрывающимся легким не дышать и медленно, гребя крыльями, стала подниматься наверх, к свету.

Когда ее лице коснулся сухой и холодный воздух, она осторожно вдохнула через нос, дважды чихнула, протирая глаза. Тяжело заработала крыльями для подъема, радуясь, что материал их был непромокаемым.

Над ней мелькнула тень, и она заметила направляющегося к ней Мура.

– Вернись, проклятый дурак!

Он подлетел к ней и попытался подстроиться под ее скорость – действительно неплохо для начинающего, вынуждена была она признать.

– Кажется, ты попала в неприятность? –сказал он.

– Я тебе дам неприятность! –тем не менее, она улыбнулась.

Они преодолели около половины пути, десять километров или около того, когда маги поймали их, незамеченные в ослепительном блеске солнца. Снова сеть из невидимого металла.

– Не сопротивляйтесь! –приказал Кирк. – Уберите фазеры. Мур действительно вытащил свой, но, услышав приказ, убрал фазер обратно. Если бы они оглушили любого, держащего сеть, они бы сразу же упали в воду.

Парк осторожно потрогала сеть

– Что это?

– Микроскопическая проволока, –ответил Ларосс. – Режет как бритва, если вы надавите посильнее. Попытайтесь расслабиться.

– Похоже, их там около тридцати, –сказал Вилсон, прищуриваясь. – Наверное, лучшее, что мы можем сделать – подождать и посмотреть, чего они от нас хотят.

Его коммуникатор загудел.

– Ситуация, сэр?

Он осторожно достал коммуникатор, пытаясь не повредить крылья.

– Положение улучшается, –он хмыкнул. – У нас намечается бесплатная поездочка.

Глава 10.

Звездная дата 7508.9

Я назначил лейтенанта Ухуру ответственной за эвакуацию, в том числе за тыловое обеспечение после транспортации. По совету капитана Кирка, экипаж будет транспортирован в малонаселенные и относительно безопасные сельские районы, где обитают lan-Chatalia.

Первоочередной задачей, после установки охраны по периметру, будет анализ местного продовольствия и воды. Энсин Амстел считает, что он сможет очистить их, так что их шансы на выживание увеличатся. В противном случае, продовольствия хватит на девятнадцать дней (из расчета 2500 кКал/чел), а воды – на 5 дней (5л/день)

Массовое движение к острову магов не является разумным шагом, так как у нас есть только десять пар магнитных ботинок. Они переданы персоналу службы безопасности, которые также снабжены крыльями. Они направятся к Острову магов сразу же, как только будет покончено с охраной границ лагеря. Их дальнейшие действия будут зависеть от того, как обращаются с капитаном Кирком и его людьми.

При последней связи, группа высадки была захвачена магами в момент, когда они пресекали водное пространство, окружающее остров.

Эвакуация начнется в 0945.0, транспортаторы будут активироваться каждые шесть секунд. Эвакуация должна быть завершена не позднее 0947.5, оставив меня лицом к лицу с клингонами.

Лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт.

В 0932, Скотти изучал списки, рассчитанные Глак Сонном, в зале управления. Ухура тихо шагнула в приоткрытую дверь.

Он поднял глаза.

– Проблемы?

– Нет, все в порядке. Внизу все переполнено. Я хотела выбраться на пару минут.

Она нарушила наступившее неловкое молчание, ее голос дрожал.

– Я хотела сказать –…

– А, –Скотти слабо махнул рукой, смотря на палубу.

– Я хотела сказать "до свидания", –продолжала она. – Конечно, если это на самом деле "до свидания". Я всегда любила вас, Скотти, и восхищалась вашим мужеством.

– Ну… –Скотти все еще смотрел в пол. – Я всегда считал вас хорошим офицером…женщиной…Я…

Внезапно она подошла к нему вплотную. На некоторое время оба молча замерли, Скотти стоял с закрытыми глазами, ощущая идущий от нее сладковатый запах.

– Время…Вам пора идти, –сказал он странно охрипшим голосом.

Легкий поцелуй в щеку. – Мы сделаем это, – прошептала она. – Не знаю, как, но мы это сделаем.

Глядя на закрывшуюся дверь, Скотт сожалел о тех вещах, которые не были сказаны в прошлом. Но сейчас были важны только следующие двенадцать минут. Он сел на место, поднял список и попытался сконцентрироваться.

На борту клингонского корабля, Калан протер глаза и хищно улыбнулся, глядя на быстро уменьшающиеся цифры на панели.

– Вы получите за это медаль, Карез.

Офицер кивнул.

– Это был один из вариантов. Возможно, такой вариант посоветовал бы я сам, если бы я был труслив.

– Начинайте маневр отклонения.

Он включил главный экран, посмотрев на неподвижный "Энтерпрайз".

– Если они хотят сохранить свой корабль, они должны начать огонь сейчас.

Скотти подключил обзорный экран и уставился на диаграммы. Расчеты Глак Сонна базировались на методе "беспорядочного уклонения", используемого клингонами ранее. Опустив руки на панель управления, он уставился на изображение сверхновой бомбы.

Изображение дернулось. Скотти, быстро рассчитав эффект смещения, допечатал еще три цифры и нажал на пуск.

Бледный луч света коснулся бомбы. Видимого эффекта не наблюдалось.

Пот стекал по его лицу, он дождался следующего подергивания и выстрелил снова. На сей раз не было даже луча.

Он выкрикнул короткое слово в экран, затем в бессильной ярости пнул консоль, отшибив пальцы. Отвернулся от экрана, подошел к портативному транспортатору.

"Активировать". На консоли управления загорелся красный огонек. Недостаточно энергии. Если бы он попытался транспортироваться, его тело было бы просто рассеяно на молекулы.

Возможно, это было бы даже лучше, чем девять часов ожидания бомбы. Которая сделает то же самое.

Он начал было вызывать Ухуру, но затем решил немного подождать. Внизу, наверное, сейчас полная неразбериха. А здесь еще можно кое-что сделать.

Он спустился в столовую, достал несколько полевых рационов. В своей каюте взял бутылку деневианского бренди – должно хватить на девять часов. В конечном счете, он отключил системы жизнеобеспечения повсюду, кроме вспомогательного мостика и Палубы Восемь, где были деревья и фонтаны. Он должен был экономить энергию, так как все еще существовала возможность, что прибудет корабль Федерации и спасет его по крайней мере от нападения клингонов.

На мостике, он пощелкал выключателями на пульте офицера связи, переключая все сигналы на свой ручной коммуникатор. Спустившись на РЭК-палубу, он сел на прохладную траву, прислонившись спиной к столу дерева, и открыл бутылку.

"Ухура, Джим. Любой, кто это слышит. Говорит "Энтерпрайз".

В вычислениях была ошибка. Хотя мы попали в сверхновую бомбу, энергии, чтобы уничтожить ее или отклонить, было недостаточно. Так же не было и энергии, чтобы спустить меня вниз.

Глак Сон, я не обвиняю тебя в том, что произошло, ни в малейшей степени. Ты предостерегал меня – кстати, твой метод беспорядочного уклонения прекрасно сработал".

Он осторожно подбирал слова.

" Я не могу говорить долго. Этот коммуникатор на нейтрино забирает в тридцать раз больше энергии, чем обычный. Если я вызову вас снова, то только когда придет помощь. Удачи вам и прощайте."

– Я не понимаю, –сказал Глак Сон дрожащим голосом. – Я оставил большой резерв для погрешности.

Ухура положила руку ему на плечо, занятая своими собственными мыслями.

Четыре сотни людей передвигались туда-сюда по полю из синей капусты, раздавая и получая приказы. Если бы они были банту, подумала Ухура, они бы сделали разумную вещь: просто сели бы на землю и подождали девять часов. Если бы они пережили удар сверхновой бомбы, тогда можно было бы распределить еду и воду, разобраться со снабжением. Единственное, что нужно было сделать немедленно – и что было сделано – расставить охрану по периметру. Она также заметила, что несколько человек осторожно собирают капусту и сваливают ее в кучи, чтобы не потоптать.

Она сидела, скрестив ноги, на сухой земле, и наблюдала за выполнением своих приказов.

По крайней мере, оставалось старое африканское ощущение парадокса. Не "парадокса", конечно, в английском языке не было слова для этого понятия. Она сидела в крошечном шарике, где небо было землей, затерянном в бесконечности космоса. Было это безмятежное, глупое поле с синей капустой, куда они все пришли, чтобы принять смерть, обычно предназначавшуюся только звездам.

Это было странное чувство семейства, ответственность за эти сотни братьев, сестер, детей – молчаливо отказавшись от материнства ради "Энтерпрайза" и Федерации, теперь она по-матерински заботилось о целом экипаже корабля.

Она вспомнила историю, услышанную от сестры ее прабабушки.

Первый мужчина и первая женщина счастливо жили на небесах.

Однажды Бог сказал им, что они должны спуститься на Землю, и спросил, чью судьбу они желают разделить – судьбу луны или судьбу банана?

Они не знали.

Он объяснил: луна растет, затем стареет и умирает. Но она всегда возвращается.

Банан, когда живет, порождает ростки; они сопровождают его, пока он живет и растет, и окружают его, когда он умирает. Он умирает навсегда, но его дети остаются жить.

Значит, мы можем всегда возрождаться, сказали они, но жить и умирать в одиночестве; или мы можем разделить жизнь с детьми, но умереть навсегда.

Как вы решите.

Какой путь лучше, спросили они.

Я не скажу вам. Все животные выбрали один путь. Вы делаете выбор последними.

Какой путь выбрали животные?

Бог рассмеялся. И этого я вам не скажу.

Мужчина хотел идти путем луны, путем его разума и его страхов. Женщина хотела идти путем банана, путем ее сердца и ее надежд. Мужчина использовал слова, а женщина нет; таким образом, они дали нам жизнь и смерть.

Ее прабабушка не удивилась бы, узнав Chatalia, думала Ухура. Просто люди, выбравшие путь луны.

Глава 11

До острова оставалось несколько минут.

– Мне кажется, нам лучше надеть ботинки, –сказал Кирк, пытаясь отвязать их от пояса. – Мы можем лететь без ножных крыльев, энсин?

– Вы можете держаться в воздухе, –ответила Паркер. – Вы только будете хуже маневрировать.

– Но мы не можем и хорошо стрелять, пока полностью не избавимся от крыльев, –заметил Вилсон.

– Правда, –сказал Ларосс, – но они, наверное, сразу же нас обезоружат.

– Или попробуют это сделать, –добавил Мур.

– Посмотрим по ситуации, –сказал Кирк.

– Если бы они были людьми, –сказал Маккой, – я бы сыграл на их любопытстве, чтобы вынудить их оставить нас в живых. Но я не уверен, что у них оно имеется.

– И они убивают представителей своего собственного вида достаточно легко, кивнула Паркер.

– Подождите, –сказал Вилсон. – У двоих из нас по два фазера, с тех пор как нам спустили винтовки. Я могу спрятать ручной фазер в ботинок и отдать только большой – Мур, ваш фазер при себе?

Мур невинно улыбнулся.

– Уже припрятан, сэр.

– Примем решение на месте, –сказал Кирк. – Если они уже решили убить нас сразу же, мы будем сопротивляться, до последнего фазерного кристалла. Все знали, но никто не проговорил вслух, что кристаллы, вероятно, переживут всех жителей планетоида. – Если же они захотят поговорить, обезоружив нас, мы отдадим им все, кроме двух спрятанных фазеров.

– Трех, сэр, –сказала Парк, немного покраснев. – Мистер Скотт настоял, чтобы я взяла запасной. Он был прикреплен к ее предплечью, под рубашкой. – Мне передать его кому-нибудь? Я никогда такими не пользовалась, только на тренировках.

– Нет, –возразил Спок. – Так как вы, безусловно, самая меньшая, они, вероятно, сочтут вас наименее опасной.

Они были уже достаточно близко от земли, чтобы рассмотреть встречающих. Большинство были вооружены копьями. Все были магами, один имел золотую ленту. У одного из них, возможно, Т'Лаллиса, на шее висел транслятор.

Освободившись от сети, они дрейфовали к земле. Здесь практически не было гравитации. Они приземлились только благодаря магнитным ботинкам.

Маг первой касты сказал что-то малопонятное. Т'Лаллис подплыл к нему с транслятором, и тот повторил.

– Теперь вы пленники. Любая агрессия будет наказана смертью. –Т'Лаллис что-то прошептал. – Вытяните руки перед собой и позвольте нам забрать ваше оружие.

Сзади подошли трое невооруженных магов.

– Т'Лаллис, –сказал Кирк. – Скажите им оставить нам коммуникаторы.

– Нет. Вы можете через них получить новое оружие. Я видел.

– Помните, не касайтесь их кожи, –проговорил маг первой касты. – Что в этих сумках?

– В этих –медицинское оборудование, – сказал Маккой, указывая на те, которые несли Ларосс и Парк. – В этих – научные приборы, продукты и вода.

– Покажите. Трое магов просмотрели содержимое сумок, и, видимо, были удовлетворены. Они забрали фазеры, пропустив спрятанные.

Маг осмотрел один из фазеров.

– Это то, что убило так много ven в Доме Образования и Правосудия?

– Да, –ответил Кирк, – потому что они проигнорировали наше предостережение.

Он вернул фазер охраннику.

– Как вы способны стоять здесь и иметь силу в ваших ногах?

– Просто магия, –хмыкнул Кирк.

– Этого недостаточно.

– Ладно! Мы можем заключить сделку. Чем больше вы расскажете нам, тем больше мы расскажем вам.

Маг помолчал.

– Мы можем попробовать. Расскажите мне.

– Мы носим магнитные ботинки…

– Незначащее слово.

– Я знаю. Так как у вас нет этого слова, транслятор не может его перевести. Я лучше вам покажу. –Он снял ботинки и шагнул вперед, сразу подлетев на пару метров. Осторожно опустился и снова надел ботинки.

– Понимаю, –сказал маг. – Вещи на ваших ногах липкие. Хотя не понимаю, зачем? Вы можете летать; почему вы отрицаете свободу?

– Нам не нужно летать. Там, где мы живем, в наших ногах всегда есть сила.

– Как ven и lan.

– Что-то вроде этого. Теперь мой вопрос. Что знают маги первой касты, чего неизвестно магам второй?

– Я не могу отвечать в присутствии всех этих людей. Я не уверен, что вообще могу вам ответить.

– Отошлите их и попытайтесь.

– Нет. Я считаю, это может быть опасным. Задайте другой вопрос.

– Можно, капитан? –спросил Спок. Кирк кивнул. – Небольшой вопрос. Вы осведомлены, что мы не клингоны?

– Мы думаем, что вы различные виды клингонов. Приходившие прежде действовали по-другому. Что не означает, что мы можем доверять вам.

– Ладно, –сказал Кирк. – Это кажется справедливым обменом. Спрашивайте еще.

– Это оружие, –маг снова взял фазер. – Каким образом иногда оно убивает, а иногда только погружает в сон?

– Существует шкала, –начал Кирк.

– Незначащее слово.

– Дайте я попробую, –вмешался Ларосс. – Существует способ сказать ему, что делать. Обычно, мы не хотим никого убивать. Но оно убивает лучом, или даже взрывает себя, если вы скажете ему неправильное слово.

– Мы делали подобных животных, –он взвесил фазер на руке. – Хотя это не живое.

– Нет. Это механизм.

– Не понимаю, –он подошел к Лароссу и передал ему фазер. – Уничтожьте кого-нибудь. Не меня.

– Что?

– Одного из второй касты.

Ларосс посмотрел на фазер, затем на мага.

– Я…мы…мы не убиваем без причины.

– Это причина.

– Нет…не веская…

– Они только стражи, –Вилсон и Мур обменялись взглядами. – Они не будут уходить долго.

– Спопок, –сказал Ларосс. – Чопто опя долопжен деоплаопть? Спок – что я должен делать?

– Что это было? –транслятор, конечно, был настроен на стандартный язык.

– Отопдайопте эопто наопзаопд. Отдайте это назад.

Маг повернулся.

– Хорошо. Охрана: уничтожьте этого маленького.

Один из стражей взмахнул крыльями и подлетел к Паркер, держа копье перед собой.

– Остановите его! –закричал Вилсон. Он и Мур судорожно нащупывали свои спрятанные фазеры, стесняемые крыльями. У Парк получилось быстрее, она выхватила фазер, как только копье нацелилось на нее.

Она выстрелила, и охранник упал, словно взорвавшись изнутри пурпурной кровью. Однако брошенное копье достигло цели.

Она застонала от боли; сила удара была такова, что крепления ботинок сломались, и она пролетела несколько метров. Наконец, беспомощно повисла в воздухе, зажимая рану, из которой текла липкая полоска крови.

Мур и Вилсон отстреливались, встав спиной к спине, оглушая сначала вооруженных, а затем и остальных стражей. Затем Мур поднялся и взглянул на мага, устанавливая регулятор силы фазера на "9".

– Убийца! Он прицелился.

– Не делайте этого, Мур, –резко прервал Кирк. – Возможно, позже.

Маккой, подбежав к Тинни, уложил ее на землю. Он открыл свою сумку и ножницами быстро разрезал ее одежду.

Несомненно, болевой шок – сероватая кожа, неглубокое частое дыхание. Маккой поднес к ней медсканер.

– Плохо. Задета нижняя полая вена. Парни, вы проходили медицинский курс?

– Да, –одновременно сказали Мур и Вилсон.

– Нужно действовать быстро. Встаньте по обеим сторонам, –он вколол ей обезболивающее. – Здесь нужно сделать очень длинный надрез. Вена где-то на восемь сантиметров внутри. Вы должны держать края раны в стороне, пока я буду резать; просто осторожно отведите кожу, вот так. Это не будет слишком симпатично. – Это было уже весьма отталкивающе, красная пена заливала все вокруг, но стало куда хуже, когда Маккой выдернул копье и начал работать.

Скальпелю понадобилось около шестидесяти секунд, чтобы пробить себе дорогу сквозь слои мускулов, жира, хрящей. Отверстие, оставленное копьем, расширилось настолько, чтобы Маккой смог исцелить перерезанную вену протоплазером. Еще шестьдесят секунд, чтобы закрыть рану. К этому времени помощники Маккоя выглядели куда хуже, чем его пациент – слегка позеленевшие под красными брызгами.

- Она выживет. Но ей нельзя двигаться как минимум день.

– Я останусь с ней, –сказал Мур.

– Нет, –сказал Вилсон. – Вы быстрее, чем я – это может иметь решающее значение, если случится еще что-то. Кроме того, я по возрасту гожусь ей в отцы. Она не будет смущена, если я позабочусь о ней.

Маккой, относительно очистив свою одежду от крови, передал тряпку Вилсону. Кирк бесстрастным голосом говорил в коммуникатор, сообщая о ситуации Ухуре. Ларосс замер с фазером в руке.

– Я не понимаю, – сказал он, – он должен был быть настроен на оглушение.

Маккой подошел к останкам стража, напавшего на Паркер.

– Вы не можете этого знать. Это был фазер Тинни, не ваш. Она, наверное, не проверила настройку, или регулятор повернулся случайно, когда она двигалась, – он кивнул на тело стража. – Он вернется во мгновение ока, да?

– Я не понимаю, что значит "во мгновение ока", –ответил маг. – Его новое тело вскоре будет возбуждено, но пройдет много двадцаток дней, прежде чем он сможет приступить к своим обязанностям. Ela учатся быстрее, чем наши низшие братья, но мы должны выучить много больше, так как мы сохраняем память.

Маг замолчал.

– Поэтому вы рассердились на меня? Вы действительно никогда не возвращаетесь?

– Да, это правда! Вы едва не убили эту девочку –и она никогда не вернулась бы! – Он взглянул на мага.

– Как вы делаете эту "замену"? Клонирование, не так ли?

– Конечно, нет.

– Но вы знаете, что такое клонирование.

– Конечно. Мы клонируем многие виды растений и животных. Но это отличается от замены.

– Смотрите, –он указал на длинный белый шрам на крыле. – Эту рану я получил от ваших братьев клингонов, десять поколений назад. Мой клон, если бы мы клонировали Chatalia – не говоря уж об ela! – не имел бы этого шрама. Тем более, у него не было бы моей памяти, моей индивидуальности.

– Вы говорите о бессмертии, которое у нас считается невозможным. Я думаю, вы вводите нас в заблуждение. Или лжете нам.

– Маги не лгут.

– Это возможно, –сказал Спок. – Ни этот маг, ни Т'Лаллис не сказали ничего, что можно определить как доказуемая ложь, по крайней мере в их понимании мира.

– Я попробую объяснить. Это не значит, что мы живем вечно. Мы возвращаемся, пока мы полезны. Многим семействам было позволено умереть, когда их функции устарели. Отдельные особи умирают без замены, если их поведение показывает, что их будущая жизнь будет помехой для остальных.

– Это все равно ничего не объясняет, –сказал Маккой. – Как вы заменяете себя, если это не клонирование?

– Машина-Создатель, –маг указал на тело мертвого стража. – Вот этот, например, его имя Т'Кима. Когда я в следующий раз пойду Вниз, я скажу Машине-Создателю, что Т'Кима должен быть заменен.

– Мы посещаем Машину-Создателя каждый двадцатый день и сидим там некоторое время. Когда мы умираем, или так больны, что должны быть убиты, Машина-Создатель производит копию нас, какими мы были в прошлый раз.

– Память и все остальное, –сказал Маккой.

– Для ela, да. Ven и lan заменяются другой Машиной, которая заменяет только физическое тело. Некоторые семейства lan специализируются в обучении этих Новых.

– Мы можем увидеть эту Машину-Создателя? –спросил Спок.

– Да, здесь много машин, которые мне хотелось бы увидеть, –сказа Кирк. – Вы отведете нас туда?

– Вниз?

– Куда угодно. Вы ведь можете отвести нас туда под конвоем этих стражей, не так ли?

– Да. Но не для того, чтобы вам показывать.

Скотти равномерно распределил содержимое бутылки, один глоток через каждые сорок пять минут, и был трезв как Спок. Не то чтобы он специально хотел остаться трезвым, но он хотел произнести финальный тост в момент, когда ударит бомба.

В университетские дни Скотти, в Глазго, он проводил много времени в пабах. Тогда у них был обычай – определять, кто платит за следующий круг выпивки: парень, который платил предыдущий раз, вставал и декламировал первые строки какой-нибудь классической поэмы, иногда на английском, но чаще на шотландском. Сидящий слева от него продолжал, и так продолжалось до тех пор, пока один из них ошибался – и он и платил за всех.

Скотти иногда до сих пор, за бокалом напитка, декламировал эти старые стихи, вспоминая товарищей по университету.

Ладно; осталось двенадцать минут. Нужно пойти на мостик, включить экран. В голову неотступно лезли темные сонеты Шекспира и Донна, но он не собирался воспевать смерть. Десять минут.

Он опустился в центральное кресло и включил экран. Несколько минут заняло определение положения бомбы, при таком низком уровне энергии. Некоторое время он спорил с самим собой, но все-таки не стал вызывать Ухуру.

Когда осталась одна минута, он налил в стакан бренди, торжественно выпил. Бомба постепенно заполняла весь экран.

– Проклинаю вас, –прошептал он, обращаясь к Калану. Он знал и более сильные выражения, но говорил то, что подразумевал. – Бог пошлет вас в ад.

Экран вспыхнул слепящим белым светом.

Ландшафт острова магов был наиболее неестественным из всего, виденного ранее. Почва – серая глина – казалось сухой и твердой, как цемент, но растения росли повсюду, без всякого эстетического или логического порядка. Они были всех цветов радуги, как цветки, так и листья, различных размеров и формы – от крошечных пучков травы до извилистых колец виноградной лозы размером с дом. Когда они приблизились к Вратам Вниз, идти стало тяжело; заросли джунглей, преграждающие дорогу, пришлось пробивать фазером. Они не были рассчитаны на хождение по земле, но Кирк и его люди не имели никакого желания подниматься в воздух. Спок придерживал за руку мага (имя его, как они выяснили, было Т'Ууми).

Вход Вниз был отверстием около пятисот метров в диаметре. Его стены были черными и гладкими, словно сделанными из обсидиана. Конечно, никаких лестниц здесь не было.

– Ведите, Т'Ууми, – сказал Кирк. – Я не могу угрожать вам, если вы считаете, что не можете умереть. – Он стер пот и грязь с лица, тяжело дыша после недавнего напряжения. – Но прежде чем вы подумаете о бегстве или чем-то подобном… Подумайте, что это оружие может сделать с вашей Машиной-Создателем.

– Понимаю, –сказал маг. – Я буду сотрудничать. Но я не думаю –…

– Капитан! –сказал Спок необычным тоном. – Посмотрите на время.

Кирк знал, что скажет Спок еще до того, как он назвал цифры.

– Мы живы.

– Следовательно, оболочка сработала.

– Скотти… –Кирк открыл коммуникатор. – Кирк "Энтерпрайзу". Ответьте, мистер Скотт!

Ничего, кроме шума помех. Он медленно убрал коммуникатор. "Пойдемте", – шагнул он к Т'Ууми.

– Не прикасайтесь! –маг отлетел прочь, паря над отверстием. – Следуйте за мной.

– Хорошо. Ведите, –Они начали спуск по гладкой поверхности, к тому, что казалось причудливым садом.

Спуск занял около получаса. Здесь идти было легче, чем через джунгли, но иллюзия постоянного сопротивления гравитации дезориентировала и утомляла. Отовсюду исходил холодный ровный синеватый свет.

То, что они увидели, было похоже на обычный сад. Растения на круглых или многоугольных клумбах, сорняки и виноградные лозы расползлись во все стороны. Разнообразие форм, размеров и цветов было столь же впечатляющим, как то, что они видели наверху, но в ровном синеватом свете это выглядело зловещим. Достигнув пола, они внезапно подлетели вверх. Магнитные ботинки здесь, очевидно, не действовали.

– Т'Ууми? –спросил Кирк. – В чем дело?

Маг, паря, молча посмотрел на них.

– Спок?

– Интересно…Здесь есть некая субстанция, которая отражает притягивающие поля. Однако, она состоит из металла.

Пол выглядел как смесь гравия и цемента.

– Не только это, – сказал Ларосс. – Посмотрите на время.

Кирк и Спок взглянули на свои хронометры. Кирк выхватил коммуникатор и открыл его. Полная тишина.

Т'Ууми сказал что-то на своем языке, но транслятор промолчал.

– О, Господи, –сказал Маккой. – Здесь ничего не работает!

Сжимая круг, к ним со всех сторон летели маги. Большинство были вооружены.

Глава 12

Скотти, проморгавшись после вспышки, ущипнул себя и решил, что или:

он остался жив, или

загробная жизнь была весьма прозаической.

– Ухура "Энтерпрайзу". Пожалуйста, ответьте! –сообщение было очень слабым и забитым шумом помех.

– Это "Энтерпрайз". Я в порядке, Ухура!

– "Энтерпрайз", ответьте, пожалуйста! –очевидно, она его не слышала. – Пожалуйста, ответьте!

– Кирк "Энтерпрайзу". Ответьте, мистер Скотт, –сигнал от капитана был еще слабее.

– Я здесь, капитан! –закричал он. – Корабль цел!

Выругавшись, он выключил коммуникатор. Оставшейся энергии было недостаточно, чтобы сгенерировать нужную длину волны.

Он почувствовал холодный озноб, который был следствием общего понижения температуры на корабле. Если не было энергии даже для коммуникатора, сколько еще продержатся системы жизнеобеспечения?

Похоже было, что температура на мостике упала как минимум на десять градусов с момента взрыва бомбы. Если она продолжит падать с такой скоростью, через пару часов его тело превратится в ледышку.

Он подбежал к турболифту. Нужно забрать с РЭК-палубы воду и продукты. Другие вещи. Одеяла –…

Лифт не пришел. Недостаточно энергии.

Скотти силой раздвинул двери. К счастью, существовал проход, соединяющий чрезвычайный мостик с палубой, расположенной под ним. Он спустился вниз и направился к Палубе Восемь. Нужно двигаться быстро; взять все необходимое и закрыть все палубы, кроме мостика.

Здесь было не меньше двух сотен магов, все с золотыми лентами первой касты. Т'Ууми что-то громко говорил им.

– Ларосс, вы можете понять что-нибудь? –спросил Кирк.

– Ничего полезного. Я понял слово, обозначающее магов, и обозначающее нас, а может, клингонов. Это не тот язык, который использовал Т'Лаллис.

Один из Chatalia направился к ним, безоружный, но с охапкой чего-то, напоминающего пучок сельдерея, тесно-синего цвета.

На стеблях "сельдерея" были веревочные петли. Маг приблизился к Кирку и надел ему эту петлю на шею, подобно галстуку.

– Теперь вы понимаете меня?

– Э… –в замешательстве сказал Кирк. – Мм…Да. А вы?

– Конечно, –он направился к Маккою.

– Что за черт? –Маккой попытался отмахнуться от него.

– Трансляторы, – сказал Кирк, но Маккой услышал нечто вроде "Grunfoon w'kaiba.".

– О, понятно.

Получая свой экземпляр, Ларосс поинтересовался:

– Как вы это сделали?

– Я не делал этого. Вы не помните? Это было сделано Машиной-Создателем, в последний раз, когда вы приходили.

– Подождите. Вы имеете в виду клингонов?

– Конечно.

– Опвы оппоопниопмаопеопте опмеопня? Вы понимаете меня?

– Да, – он отлетел прочь.

– Эти приборы совершеннее наших, –заметил Спок. – Они не привязаны к одному языку.

- Je parle franfais, –сказал Спок, – Pouvez-vous me comprendre?

– Я слышал это на французском, – сказал Ларосс. – Но я знаю французский. Wakarimasu ka?

– Вулканский.

– Это был японский. Какая невероятная машина.

– Телепатия, –сказал Спок, с интересом рассматривая стебли.

До них донеслись обрывки разговора.

– И когда они умирают, это всегда смерть без замены. Это тоже подозрительно.

– Но я был с ними некоторое время, и член второй касты, путешествовавший с нами, был согласен со мной, что они действуют совсем не так, как клингоны.

Кирк вмешался.

– Мы не клингоны. Физическое сходство поверхностно. Ваши ученые могут исследовать нас и сказать, что вы ошибаетесь.

Наступила долгая, звенящая тишина. "Машина-Создатель", – прошептал кто-то в толпе.

– Возможно, –сказал Т'Ууми. Он обернулся к людям. – Хотя вы можете умереть. Все клингоны, посланные нами в Машину-Создателя, были уничтожены. Без замены.

– Вы знаете, почему это произошло? –спросил Кирк.

– Потому что они подвергли опасности существующий порядок.

– Не потому, что они были…дьяволами?

– Это слово непонятно.

– А. Я думаю, мы также нарушаем порядок вещей.

– Конечно. Возможно, Машина-Создатель убьет и вас, я не знаю.

– Позвольте предложить альтернативу, – сказал Спок. – Как вы знаете, мое прикосновение, в отличие от остальных, вам не повредило.

– Насколько мы знаем.

– Хорошо. У моего народа, вулканцев, существует специальная технология, под названием "слияние разумов". Это позволяет установить близкий телепатический контакт между двумя. При этом невозможны ложь и искажение фактов. Может один из вас попробовать?

– Могут остальные влиять на это? –спросил Т'Ууми.

– Нет. Это личная связь, один-к-одному.

Т'Ууми повернулся к ним.

– Это тоже может представлять опасность.

– Это болезненно для обоих. Но степень опасности невысока.

– Я попробую.

Длинные пальцы Спока коснулись висков инопланетянина. Кирк поморщился, наблюдая. Он видел такое раньше и знал, какой цены это стоило его другу.

Минуты проходили, Спок неподвижно замер, сдвинув брови от интенсивной концентрации. Никаких признаков боли.

Наконец, он прервал контакт, озадаченный.

– Ничего. Так или иначе, вы должны быть способны к блокированию процесса.

– Я не сопротивлялся. Но я тоже ничего не чувствовал, –он отлетел назад. – Я думаю, вы лжете. Как lan, или ela, или клингоны.

Калан, сидя в командирском кресле, снова и снова просматривал кристалл – может быть, уже в двадцатый раз. Экран показывал сверхновую бомбу, неуклонно приближающуюся к "Энтерпрайзу".

– Замедлите, –приказал он офицеру связи. – Показывайте так медленно, как можете.

Изображение "Энтерпрайза" занимало около половины экрана. Бомба приблизилась на расстояние нескольких сотен метров и внезапно превратилась в белую точку, ослепляющее яркую, которая начала стремительно расти. Огненный шар набухал, пока не коснулся поверхности планетоида – а затем внезапно исчез.

– Это невозможно, –в бешенстве зарычал Калан. – Энергия не может исчезнуть просто так.

Клингон позади него, офицер по вооружениям, неохотно кивнул.

– Огненный шар должен был поглотить планетоид увеличиться еще в десять раз –и много часов рассеиваться.

– Так что произошло?

Он уставился на экран. – Магия.

– Лейтенант!

– Я серьезно, сэр. Это возможно. Законы термодинамики лежат в основании всей нашей науки. Это отрицает ее. Так что слово "магия" вполне адекватно, как функциональное описание.

– Мне нужно оружие, а не "функциональное описание"!

– Конечно, сэр, – он на момент задумался. – Первая вещь, которую мы должны решить, это была ли защитная оболочка сгенерирована "Энтерпрайзом", или этими Chatalia.

– Если "Энтерпрайзом", то их сигнал бедствия был ловушкой, посланной, чтобы заманить нас сюда и заставить напасть, –размышлял Калан. – Может, чтобы протестировать это устройство. И поставить нас в ситуацию, которая может оказаться неудобной в свете Органианского соглашения.

– Хотя если сигнал был настоящий, –сказал офицер, – в нем действительно содержится доказательство того, что Chatalia обладают некоторой властью над энергией. Магией.

– Оскорбительное слово, –он откинулся назад и прикрыл глаза. – Нам нужен план действий, подходящий в обоих случаях. Идеи?

После долгой тишины, офицер сказал:

– Может, у меня недостаток в воображении. Все, что я могу придумать, это прямое нападение, через транспортатор. Вытряхнуть из них все секреты, прежде чем ликвидировать.

Калан неприятно засмеялся и открыл глаза.

– Вам повезло, что на вашем посту не требуется воображение. У нас осталась еще одна сверхновая бомба, не так ли?

– Да, сэр. Но я бы не рекомендовал…

– Нет, мы не повторим наших действий. Мы используем транспортатор. Взорвем бомбу изнутри планетоида.

– Но, сэр…бомба слишком велика, чтобы ее транспортировать.

Калан наклонил голову.

– Воображение, лейтенант. Мы пошлем ее по частям. Также пошлем команду экспертов, которая соберет и взорвет ее.

– Команду отдела вооружений, сэр?

– А вы хотели предоставить это поварам?

– Есть, сэр, – отсалютовал лейтенант. Вскинул кулак. – Выживите и преуспейте.

Калан проводил его взглядом, затем снова стал просматривать кристалл. Конечно, думал он, существовал еще один курс действий, согласующийся с любым объяснением: бежать. Человеческие мысли. Может быть, Кэл был прав. Непристойно. Но ему доставляло темное удовольствие думать об этом.

Маги забрали их трансляторы и погрузились в оживленный спор, очевидно, по поводу того, что с ними делать. Т'Ууми отметил, что все эти маги принадлежали к особой группе, собиравшейся только несколько раз в поколение.

– Если здесь есть что-то вроде зала управления, – сказал Кирк, – он слишком хорошо закамуфлирован.

– Возможно, мы ищем неправильную вещь, –сказал Спок. – У меня есть теория: все машины здесь имеют форму растений – вспомните, Т'Лаллис сказал что основное занятие первой касты – управление растениями.

– Ты хочешь сказать, растения-машины?

– Это имеет смысл. Представьте, что вы создаете корабль вроде этого, который пробудет в полете десятки или сотни тысяч лет. Что будет вашим главным стремлением?

Кирк потер подбородок.

– Думаю, я понял. Стабильность. Ничего не может работать так долго, не сломавшись, и неоткуда взять запасные части

– Точно. Но если вы достаточно продвинуты в биологии, чтобы создать растения, дублирующие функции ваших машин, вы сможете обеспечить замену простыми способами воспроизведения растений.

К ним присоединился Ларосс. – Если так, то, возможно, никто из них не знает, что находится в космическом корабле. Если, по их обычаям, о каждом растении нужно заботиться и по необходимости заменять, тогда…

Щебетание Chatalia стало тише.

– Думаю, это легко узнать, –сказал Кирк. – К нам идет Т'Ууми. Хотя их сложно было отличить друг от друга, они узнавали его по шраму на крыле. Рядом шли еще несколько ela с трансляторами.

– Т'Ууми, скажи нам, – попросил Кирк, – растения действительно…

– Мы поговорим позже, возможно. Сейчас вы пойдете к Машине-Создателю. Следуйте за мной.

Это было не очень приятное путешествие. Прямо позади каждого члена команды следовал эскорт, вооруженный копьями, а в отдалении парили лучники. Они передвигались очень медленно.

Как и предсказывал Спок, Машина-Создатель оказалась растением, или целым комплексом из растений, около пятидесяти метров высотой. Сине-голубые листья в рост человека, покрытые шипами, переплетались друг с другом с поразительной регулярностью. Она выглядела как нечто среднее между артишоком и спиральной лестницей размером с офисное здание. Листья шевелились: очевидно, это…растение дышало.

Они остановились вблизи, найдя, что Машина действительно дышала, обдавая их порывами горячего воздуха. Пахнуло запахом тухлого мяса.

– Чем это питается? –спросил Кирк.

– Всем, чем захочет, –ответил Т'Ууми.

В помещении, примыкающем к транспортаторной, Калан осматривал отряд. Там было две группы: члены отдела вооружений, тяжело вооруженные, и группа ученых и жрецов, также с оружием (по традиции), которые должны были спуститься к руинам древнего корабля.

Сам Калан планировал попасть на "Энтерпрайз". Сенсоры показывали, что один человек остался на борту. Калан хотел встретиться с ним, потворствуя своему интересу к человеческой психологии, затем, возможно, убить его подходящим способом. Таким, который не будет расценен как "агрессия" в рамках Органианского договора.

– Значит, так. Сначала идет вооруженная группа. Следом последуют части сверхновой бомбы. Вы направитесь к полюсу. Там нет гравитации, так что будет легко обращаться с оборудованием.

Он обернулся к старшему жрецу. – Потом идете вы, и постарайтесь управиться побыстрее. Если тревожный сигнал не поддельный, то мы можем быть достаточно близко, чтобы попасться в ту же ловушку.

Сам Калан пошел последним.

Скотти сидел спиной к бесполезному транспортатору, завернувшись в четыре слоя одеял. Перед ним потрескивал маленький костер, единственный источник света на вспомогательном мостике.

Слева от него были свалены дрова: вырванные с корнем молодые деревья, ветви, отпиленные от больших (это он сделал тританиумовым топором, который мог бы рубить и железо) и части экзотической мебели. Справа – семнадцать баллонов сжатого кислорода. Восемнадцатый он держал между коленями, направляя слабую струю на огонь. Забытая бутылка бренди валялась позади него, замороженная. Сорок градусов ниже нуля. В остальной части корабля должно быть еще холоднее.

Замерцал столб света, и на мостике появился Калан. Скотти прикрыл глаза.

– Человек! –сказал Калан, потом неожиданно закашлялся. Клингоны были лучше приспособлены к низким температурам, чем люди, но не намного. – Ты жив? – прокаркал он.

– Да. Хотя вы сделали все, чтобы это было не так.

Калан резко вдохнул; мороз отрезал его ответ. Он опустил руку на кобуру.

– Не делайте этого, –протянутая рука Скотти сжимала что-то под одеялом. – Я вас опережу.

Калан что-то громко сказал на клингонском. Его тело слегка замерцало, но не исчезло.

– Если вы пытаетесь транспортироваться, бросьте это. Вы здесь застряли.

– Застрял?

Скот кивнул. – Может, это и к лучшему.

Калан невыразительно посмотрел на него на мгновение. "Не стреляйте". Он медленно достал оружие, поднял его на уровень лба. Когда он спустил курок, раздался только слабый свист.

– Это тоже не работает?

– Нет. И этот фазер не работал бы, если бы он был настоящим, –он откинул одеяло, показывая пустую руку. – Приглашаю вас разделить со мной эти одеяла, если вы подкинете в костер дров.

– Я предпочитаю умереть, – он скрестил руки на груди.

– Как хотите, –Скотти завернулся в одеяло. – Конечно, очень много хорошего в том, чтобы попасть к вашим праотцам окостеневшей ледышкой. Мне все равно.

Через минуту, клингон сказал "Хорошо", сквозь стиснутые зубы. Поднял деревце, сломал его пополам с резким звуком, подкинул обломки в костер. Одеяла окружили двоих, сидевших плечом-к-плечу.

Глава 13

– Я пойду первым, –сказал Спок.

– Подожди… –Кирк был резко оборван Т'Ууми.

– Нет. Это должен быть человек. Двадцать двадцаток таких, как вы, скопились на полях lan. Мы должны знать, что делать с вами.

– Давайте я, – сказал Мур. – Я наименее полезный.

– Мур, – проговорил Кирк, разрываясь между логикой и эмоциями, – я бы никогда не приказал вам…

– Я знаю, сэр. Может быть, поэтому я сам вызвался, –он подлетел к Т'Ууми. – В любом случае, похоже, что мы все умрем, так или иначе.

– Оракулы, –сказал Т'Ууми. Подошли двое магов. – Подготовьте его, но не касайтесь его кожи.

Они приказали Муру не шевелиться и держать руки по бокам. Только после этого, они подтолкнули его к пурпурным цветкам Машины-Создателя.

Один из оракулов что-то просвистел, и цветок открылся. Они ввели туда Мура, и лепестки сомкнулись, скрывая его.

Через десять секунд, цветок словно выплюнул человека. Он отлетел на несколько метров, сшибив пару стражей.

Один из оракулов наполовину погрузился в цветок, засунув туда голову и плечи. Монотонным голосом он сказал.

– Это не клингоны. Клингоны хороши на вкус, но их разум неприятен. Этот –яд на вкус, но его разум нейтрален. Где тот, который утверждает, что принадлежит к различным видам?

Спок вышел вперед.

– Вы можете предупредить его, что я наполовину человек?

– Он знает, –ответил Т'Ууми. – Он знает о вас все, что знает Т'Лаллис.

– Коммуникация идет в обе стороны?

– Нет, Машина-Создатель говорит только с семейством оракулов.

Тем не менее, эта Машина никогда прежде не встречалась с вулканцами. Спок решил, что попробует установить мысленный контакт.

Внутренняя поверхность цветка была белой, блестящей и влажной. Когда лепестки сомкнулись за ним, вулканец высвободил ладонь и сделал мысленное усилие, долженствующее начать мысленный контакт.

Он закричал.

– Не стреляйте, пока они не проявят агрессию, –приказала Ухура. Около сотни lan приближались к ним, в полном молчании. Около дюжины имели копья, но остальные были вооружены только сельскохозяйственными орудиями.

Вел их невооруженный ven-Chatalia, с тремя голубыми полосками переводчика. Ухура включила транслятор. "Здравствуйте", – неуверенно начала она.

Толпа замерла. Раздавшийся шепот сотни голосов был похож на стрекот целого облака комаров. Переводчик о чем-то быстро заговорил с копьеносцами. Затем маленький ven вышел вперед, очевидно, испуганный видом Ухуры.

– Мы не обидим вас, –сказала Ухура. – Мы хотим поговорить.

– У меня есть послание, –сказал переводчик.

– От кого?

– От жителей этой деревни и их протекторов. Вы уничтожаете их землю. Вы должны уйти.

– Но мы старались не повредить урожай, кроме тех, что мы убрали, чтобы разместиться.

– Но ваше касание отравило их. И яд от ваших тел проникает в почву.

– Но если мы уйдем, мы загрязним другую область.

– Тогда это будут не мои проблемы, –логично ответил он. Внезапно, поднял глаза.

С неба спускалось трое магов. Один из них приземлился между Ухурой и переводчиком. Игнорируя женщину, он повернулся к ven.

– Что вы делаете на этих землях?

– Эти lan…

– Вы пришли из города?

– Да, мастер.

– Разве вы не знаете, что должны не замечать этих магов из будущего? Что они могут причинить вам вред?

– Да, мастер.

– Вы знаете, что обрекли себя на смерть без замены?

– Ваше желание мастер, – он понизил голос. – Вы знаете, что с этими…

Маг схватил его за плечи и бросил к ногам копьеносцев.

– Убейте его, –он повернулся к Ухуре. – Что до вас…

Маг, переводчик, "протекторы" и еще около тридцати lan упали на землю, оглушенные. Остальные в панике кинулись обратно к деревне. Оставшиеся двое магов взмыли в воздух. Один из них достал длинный серебряный нож.

Он двинулся на Ухуру, но это было неравным соревнованием. Ухура просто оглушила его в воздухе – и он упал с глухим звуком.

– Сбить последнего? –спросил охранник, наблюдая, как тот удаляется.

– Нет. Я думаю, сегодня мы причинили достаточно повреждений.

Сестра Чэпел склонилась над телом упавшего мага. Ухура подбежала к ней.

– Мертвый?

Она кивнула.

– Да. Странно. –Придерживая его волосы большим и указательным пальцами, она осторожно перемещала его голову назад и вперед. Она двигалась в любую сторону, без всякого сопротивления. – Вы не против…если я сделаю вскрытие?

Ухура заколебалась. – Я думаю…давайте сначала накроем листьями…или еще чем-то. Чтобы они не видели.

Ухура не имела большого желания наблюдать, отойдя в сторону. Через некоторое время, Чэпел приблизилась к ней в изумлении, все еще держа окровавленные перчатки.

– Это невозможно, –она опустилась на землю. – Жаль, что здесь нет Спока.

Ухура с любопытством и одновременно беспокойством посмотрела на сестру.

– Что вы обнаружили?

– У него вообще нет центральной нервной системы. Только несколько незначительных нервных центров. Ни спинного, ни головного мозга.

Машина-Создатель поглощала Спока, растворяя его тело подобно их транспортатору, но не настолько быстро, а затем собирала вновь тем же способом.

Наблюдение разрушение себя скорее ужасало, думал Спок, но противоположный процесс был очарователен.

– Вы пытаетесь говорить со мной.

- Да. Рассказать вам правду, чтобы вы передали ее магам.

– Я знаю всю правду. Маги в ней не нуждаются.

- Вы знаете, что находитесь внутри космического корабля?

Смех. – Я построил его. Я пилот.

- Вы знаете, что вы обречены?

Снова смех. – Действительно?

- Если ваш настоящий курс не изменится, ваш корабль придет в состояние покоя на расстоянии нескольких световых лет от ближайшей звезды.

– Я жил вблизи звезды однажды. Она взорвалась.

- Но поймите: если не будет звезды поблизости, вы постепенно растратите всю энергию, и температура корабля понизится почти до абсолютного нуля.

Смех. – Вам нужна звезда поблизости, вы имеете в виду.

- Тогда откуда вы получаете энергию?

– Вы, наверное, уже заметили. На вашем корабле почти не осталось энергии. Я выкачал ее. Сейчас я делаю это с другим кораблем.

- Но вы не можете постоянно рассчитывать только на космические корабли.

– У меня есть другие ресурсы. Хотя это скучно, и требует моего полного внимания, я могу непосредственно преобразовывать материю в энергию. Меж звезд достаточно пыли, чтобы поддерживать меня неопределенно долгое время. В скудные времена, я могу поглощать свою собственную материю, и воссоздавать ее, когда энергии в избытке.

- Как вы поглощаете Chatalia?

– Иногда. Как вы подозревали, они не живые по-настоящему. Они мои игрушки; мне приятно наблюдать за ними.

- А за нами?

– В небольших дозах. Вы приносите слишком много беспорядка. Я должен избавиться от вас.

- Вы хотите убить нас?

– Я еще не решил. Вы выглядите довольно сознательными. В любом случае, я не буду убивать вас; если я вас просто проигнорирую, вы умрете достаточно скоро.

- То же самое. Это вы заперли нас здесь.

– Вы сами заперли себя. Вы не были приглашены.

Внезапно, Спок вылетел из цветка, два мага погнались за ним. Оракул занял место, освобожденное Споком.

– Как это было, Спок? –спросил Кирк.

Спок ответил вполголоса.

– Машина-Создатель утверждает, что является единственным разумным существом на этом корабле.

– Но наши данные биосенсоров…

– Были двусмысленны. Если предположить…

Оракул начал говорить.

– Я считаю, что могу позволить вашим людям уйти туда, откуда они пришли. Два условия: во-первых, вы никогда не вернетесь

Во- вторых, клингоны. Сейчас некоторые из них здесь. Пришлите мне остальных. Вы знаете, что я имею в виду.

– Это убийство, –сказал Кирк.

– Нет, капитан, –возразил Спок. – Позвольте мне заняться этим.

– В настоящий момент, эти клингоны приближаются сюда. Здесь будет сражение. Они несут в подарок энергию.

Сверхновая бомба, которую несли клингоны, была глыбой из серого металла, размером с транспортный шаттл. Они запустили ее в отверстие Врат с помощью небольшой ракеты. Менее, чем через минуту, она должна была коснуться основания.

– И что теперь? –спросил Кирк.

– Думаю, все в порядке, –сказал Спок. – Мы едва ли в опасности. Разве что, существует предельное количество энергии, которые может поглотить Машина.

– В любом случае, мы ничего не можем сделать.

Они вдвоем смотрели на медленное приближение бомбы. Ее сопровождали девять клингонов, одетых в космические костюмы. Когда они прошли сквозь Врата, их ракетные ранцы отключились, и они выказали некоторые признаки волнения – система жизнеобеспечения костюмов также прекратила работу, и им пришлось снять шлемы.

– Приведите их ко мне, –сказал оракул. – Этих сопроводите прочь.

Клингоны двигались с холодной гордостью, в любую секунду ожидая уничтожения. Когда сверхновая бомба безопасно опустилась на гравий, они обменялись парой слов, и восемь из них образовали Клингонский Квадрат, с дисрапторами наизготовку; девятый оторвал пластинку на боку бомбы и что-то там попытался сделать.

Как и команда "Энтерпрайза" некоторое время назад, клингоны обнаружили, что их оружие не работает. Тогда они вытащили ножи и выстроились в линию.

Когда группа людей прошла сквозь Врата, конвоиры полетели обратно, возможно, чтобы окружить клингонов. Здесь их магнитные ботинки вновь заработали, что стало огромным облегчением.

Коммуникатор загудел.

– Кирк.

– Сэр, это мистер Скотт. У нас, кажется, появилась энергия. Поднять вас на борт?

– Свяжитесь с лейтенантом Ухурой, может, у нее есть больные или раненые. В противном случае… – он оглянулся на клингонов, готовых к бессмысленному бою; посмотрел вперед, на сверхъестественное солнце, которое будет плавать вечность внутри этого вечно неизменного мира. – Поднимите меня вчера!

Глава 14

Капитан Кирк попытался сохранить невозмутимое выражение лица, когда сошел с платформы транспортатора на вспомогательном мостике. Это не походило ни на один видимый им когда-либо мостик. Тлеющий костер, несколько вырванных с корнем деревьев, разбросанные повсюду пищевые контейнеры. Пара пустых бутылок из-под бренди. Клингон.

– Капитан К-кирк, я предп-полагаю? –Пьяный клингон. – Я капитан Калан, с военного…военного корабля "Корезима".

Он замерцал.

– У-упс! Пора идти. До свидания, мистер Скотт, –он сморщил бровь. – Не могу…вспомнить слово. А. Спасибо.

– Пожалуйста. Клингон исчез.

– Похоже, вы хорошо развлеклись, Скотти.

Скотт окончил регулировать настройки и обернулся к Кирку. – Это долгая история, сэр.

– Спорю, еще и очень интересная.

– Они не такие уж и плохие ребята, если узнать их поближе, капитан.

– Как вам удалось уговорить его выпить? Я думал, они ничего не делают для удовольствия.

– Не для удовольствия, сэр. Для регуляции температуры. Было так холодно, что мы должны были хлебнуть бренди, –он проверил показания. – Пройдет по меньшей мере пять минут, пока транспортаторная нагреется, капитан. Вы не хотите, чтобы я поднял мистера Спока?

– Конечно. Я хочу посмотреть на его лицо.

Однако удовлетворения они не получили. Вулканец был абсолютно бесстрастен.

– Должно быть, здесь было холодно, мистер Скотт. Я рад, что с вами все в порядке.

Он подошел к экрану.

– Вы можете дать мне связь с клингонским кораблем?

– Спок –вы на самом деле собираетесь –…

– Я дал слово, капитан. Но фактически…

На экране появилось тусклое изображение.

– Говорит Кэл, временно командующий. Кто это?

– Звездолет "Энтерпрайз", офицер по науке Спок. У меня есть для вас предупреждение.

Господствующее создание на планетоиде, называющее себя Машина-Создатель, бросило вызов: оно желает уничтожить вас всех.

Я настоятельно рекомендую, чтобы вы не отвечали на вызов. Ваше оружие не будет работать в его владениях, и он способен помешать вам вернуться на корабль.

– Но ножи и руки будут работать, не так ли?

– Да, но вы проигрываете в численности.

Из- за вибрации изображения трудно было разглядеть выражение лица, но казалось, что Кэл самодовольно улыбнулся. "Хорошо". Он отключился.

– Видите, капитан. Ничего кроме правды.

Машина-Создатель вернула им достаточно топлива, чтобы достичь Третьей Звездной базы. Неделю можно было отдохнуть.

Несколько офицеров сидели в офицерской гостиной.

– Жаль, что мы не можем вернуться назад, –сказал Спок. – Столько вопросов, оставшихся без ответа.

– Это самое "возрождение"? –спросил Вилсон.

– Нет, не только. Это действительно просто регенерация. Так как Chatalia, фактически, только расширения Машины-Создателя. Как конечности.

– Мне это кажется довольно впечатляющим, –сказал Кирк.

– Другие существа также делают это, –сказал Спок. – Только в меньшем масштабе. Реальная загадка связана с энергией. Машина-Создатель бросает вызов основным законам термодинамики, сохранения энергии. Значит, наши законы неправильные. Неполные.

Зашел Вилсон и растянулся в кресле.

– Навестил энсина Тинни в лазарете. Сестра Чэпел сказала, что она будет в порядке через пару дней.

– Полагаю, вы видели и энсина Мура, –заметил Маккой.

– Собственно говоря, он тоже там был. Читал ей, –Маккой закатил глаза, но ничего не сказал.

– Я полагаю, мы все в долгу перед вами, мистер Спок, –сказал Вилсон. – Мне сказали, что если бы вы не смогли поговорить с этим переросшим артишоком, мы все еще были внизу. Вполне вероятно, мертвые.

– Попробовать установить контакт было логично, –ответил Спок. – И фактически не так неприятно, сравнительно с прочими попытками мысленного слияния. Как я уже говорил, мне жаль, что я не могу провести с ним еще некоторое время.

– У вас с ним много общего, –невыразительно сказал Маккой.

– Данное подобие не привлекательно. Он казался логичным, на мгновение, но действительная логика инвариантна для всех видов.

Спок пристально взглянул на звезды.

– Нет, наиболее интересным был его юмор. Я считаю, это было единственное действительно разумное существо, которое я когда-либо встречал, имевшее чувство юмора.

После минутной тишины, Маккой сказал:

– Вы снова это сделали.

– Что вы имеете в виду?

– Если бы это сказал кто-то другой, я поклялся бы, что это шутка.

Спок поднял бровь. – Каждый из нас чему-то научился.

Джо Холдеман

Бесконечный мир

Глава 1

Дневник капитана, звездная дата 7502.9.

Оканчивая патрулирование сектора 3, мы стали свидетелями необычного явления. В 0739, Антарес заслонил Денеб – две ярчайшие звезды небосвода на мгновение объединились вместе, сияя красными и голубыми огнями.

Большая часть команды наблюдала за этим. Наш полет отнюдь не был увлекательной прогулкой.

– Копак эопто, – объяснял лейтенант Мартин Лауросс Споку в офицерской комнате отдыха. – Опвы оппроопсто опстаопвиопте "опоп" оппеопред –…

– Понимаю, –сказал Спок, – это несложно декодировать. Вы просто ставите "оп" перед каждым слогом.

– Несложно для вас. Но земные дети используют такой шифр, чтобы озадачивать своих товарищей, сообщать секреты.

– Я сомневаюсь, что вулканский ребенок был бы озадачен.

– Ну, у нас на борту нет вулканского ребенка, чтобы провести эксперимент…Вы считаете, что справились бы с таким кодом?

– Конечно. Если он согласуется с вашим непоследовательным языком.

– Ну, тогда… –Ларосс потер подбородок, посмотрев на потолок. – Попробуйте это: "урановый гексафторид"

– Опуопраопноопвый опгекопсаопфтооприд, –немедленно сказал Спок. – С учетом вашего неправильного произношения "флуорид".

Ларосс покачал головой: "Это не по-человечески".

– Возможно, –Спок не улыбнулся. – Вулканские дети используют секретный язык, но код его заключается в движениях и интонациях, постоянно меняющихся. Иначе, секрет не сохранится долго.

– Этого никогда не упоминалось, когда я изучал Вулкан, –Ларосс был лингвистом "Энтерпрайза".

– Это неудивительно. Вулкан –…Спок и Ларосс поднялись на ноги. – Добрый день, капитан.

– Добрый день, господа, –Кирк поставил свою чашку кофе на их столик и придвинул стул. Офицеры сели одновременно.

– Еще одна контрольная точка, – сказал Кирк и то ли вздохнул, то ли фыркнул. – В точности там, где и должна быть. Как и предыдущая, и та, что была перед ней… Хотел бы я, чтобы она оказалась сдвинута на пару километров. Хоть что-то необычное…

– Вы не говорили этого, капитан, –сказал Спок.

– Нет, конечно, –он слегка улыбнулся. – Просто четырех недель этого более чем достаточно. Я уверен, что команда будет рада направиться куда-нибудь еще.

Если Спок или Ларосс думали иначе – команда казалась вполне счастливой в небогатой событиями рутине – они не сказали этого.

– Еще десять дней, сэр? –спросил Ларосс.

– Девять, если ничего не случится. Тогда мы получим новые указания на Третьей Звездной Базе, –он кивнул Споку.

– Мы действительно наконец получили сообщение. Секретное.

– Это может быть что-то важное, –сказал Ларосс.

Кирк глотнул чай.

– Не обязательно. Приказ может быть зашифрован и секретарем.

В гостиной раздался ровный голос Ухуры: "Всем палубам. Желтая тревога." Кирк со стуком поставил чашку на стол, разлив чай. "Это не учения. Всем на свои посты."

Спок поспешил к турболифту, Ларосс пролил чай на брюки, а Кирк подошел к интеркому.

– Мостик, это капитан. Что случилось?

– Капитан, большинство наших приборов не функционируют из-за белого шума. Сейчас…подождите…

– Что?

– Капитан…кажется, сейчас все снова нормально работает…

– Поддерживайте тревогу, –он переключил интерком. – Инженерная!

– Скотт слушает.

– Скотти, отключай двигатели. Возвращаемся на варп-1. Ожидайте или медленный отход, или быстрое маневрирование.

– Есть, сэр.

Спок придержал ему турболифт.

– Вы хотели приключений, капитан.

Кирк фыркнул, наблюдая за закрывающимися дверями. Пробормотал:

– О черте речь, а он навстречь…

– На Вулкане есть похожая поговорка.

Кирк поднял бровь, совсем как его друг.

– Суеверие, Спок?

– Не совсем, капитан. Наблюдение.

Дневник капитана, звездная дата 7503.0

Мы совершили поразительное открытие. В 7502, 931 "Энтерпрайз" пересек необыкновенно сильное магнитное поле. Все приборы, которые не были надежно защищены, отказали.

В пределах моей компетенции было приостановить нашу текущую миссию, чтобы попытаться найти источник магнитного поля. Это какой-то род транспортного средства размером с крупный астероид (217 километров в диаметре). Внутри есть живые существа.

Я созвал совещание научного отдела в 1830 часов.

Двадцать пять человек столпились в зале совещаний, не предназначенном и для половины этого числа. Спок, по просьбе капитана, пригласил всех научных офицеров и энсинов, чья подготовка в Академии могла быть полезной. Скотти привел трех инженеров, специалистов по импульсным системам.

– Есть здесь кто-нибудь, кто знаком с устройством двигателя Бассарда?

Поднялись несколько рук и одна лапа – принадлежащая Глак Сону, невысокому, покрытому мехом инопланетянину с Аноконтора, энсину секции математики.

– Это достаточно просто; межзвездный корабль может собирать топливо для примитивного синтезирующего двигателя. Мы делали такие в двадцать первом веке, до открытия варп-скоростей.

– Межзвездный космос полон водорода. Двигатель Бассарда применяет сильное магнитное поле для поглощения этого водорода, который затем используется для синтеза энергии.

- Но в таком случае нужны столетия, чтобы долететь до другой звезды. Из кораблей с двигателями Бассарда, покинувших Солнечную систему, два были автоматическими зондами, а три –"кораблями поколений" – команда знала, что они не доживут до своей цели, и только их правнуки смогут достичь ее.

– Федерация проследила пути двух таких кораблей. Третий, называющийся "Сорок семей", был потерян 250 лет назад.

– Мы считаем, что мы нашли "Сорок семей", но нас смущает, что корабль слишком велик. Подробности у мистера Спока.

– Это очень большой, в высшей степени вогнутый астероид диаметром 217 километров. Я подготовил две диаграммы. Энсин Фицсиммонс?

Она выключила свет и включила проектор.

– Левая диаграмма –просто изображение корабля. Обратите внимание на направление, в котором он двигается. Скорость – 1/100 световой. Замедление около 1мм/с2.

- Он пройдет 95 лет, прежде чем остановится, –сказал волосатый математик.

– 95 лет и 47 дней, –уточнил Спок.

– Обитатели, несомненно, внутри сферы. Она вращается, чтобы снабжать их гравитацией посредством центробежной силы.

– У них даже нет искусственной гравитации? –спросил кто-то. Спок замолчал, посмотрев в том направлении, затем решил не реагировать.

– Нет. Это часть парадокса, который мы сейчас и обсуждаем.

– Правая диаграмма –частичный разрез, показывающий внутренность сферы. Я нанес информацию о населении, полученную с биосканеров.

– Внутри этой маленькой планеты находятся около миллиона существ. Девять десятых сконцентрированы в приэкваториальной полосе. В этой зоне гравитация выше, хотя она все равно меньше половины используемой нами.

Он кивнул энсину, зажегся свет. – Наша попытка связаться с ними не увенчалась успехом. Все сигналы, что мы посылали к ним, абсолютно точно отражалось обратно.

Эта информация вызывала шепот комментариев.

– Это поразительно. Мы даже не знаем, будет ли эффективен транспортатор. Мы не хотим спускать неживой объект, прежде чем мы сможем отправить следом группу контакта, так что у них не будет времени неверно истолковать наши мотивы.

- Или приготовиться к нам, – сказал кто-то.

– Конечно, это принимается во внимание. Это раса космических странников, и вполне возможно, что она может иметь оружие значительной мощи.

– И еще одна загадка. С помощью дифракции нейтрино, мы узнали причину отражения наших сигналов. Совершенный шар, под 80-метровым слоем обычного камня, покрыт пленкой из суперсжатого металла или сплава. Его атомный вес, несомненно, порядка двенадцати сотен.

Спок замолчал, пережидая шум.

– По общему мнению, это невозможно. Тем не менее, данные точны. Они, по-видимому, более сильны в металлургии и физической химии, чем в астронавтике.

– Корабельный компьютер подготовил суммарный отчет об этом объекте, –он кивнул Фицсиммонс, которая протянула распечатку. – Прочитайте, пожалуйста, – он сел рядом с капитаном Кирком.

– Это серьезно, –сказал Кирк, уставясь на уже прочитанный лист бумаги.

– В самом деле, –Спок не мог не заметить, что хотя лицо капитана было серьезным, но глаза выдавали его: он предвкушал новые события.

– Очень серьезно, –повторил Кирк, улыбнувшись.

Глава 2

Отчет

1. Во время измерений (звездная дата 7502. 9576) объект описывается следующими параметрами:

ПОЛОЖЕНИЕ: 119.70239D, 689.4038 пск; 1.038572D-0.9965 пск относительно Ригеля.

НАПРАВЛЕНИЕ: 37.903D, 0.0127D

СКОРОСТЬ:.008401303 световой (2,518,651.8 м./сек)

УСКОРЕНИЕ: –0.000839 м./сек2 (0.0000855 g)

РАДИУС: 108,576.3м

МАССА: 35.527835 терратонн

ИНТЕНСИВНОСТЬ ВРАЩЕНИЯ:0.006578 рад./сек.

2. Предположительно, объект был в полете около 3000 лет. Его отправная точка – в центре незначительного газового облака, остатков древней сверхновой звезды.

2а. Эта звезда стала сверхновой приблизительно в 750г. до н. э. Земных записей об этом событии нет, но оно было зафиксировано астрономами Вулкана.

2б. Объект (возможно, несколько ему подобных) покинул систему за несколько столетий до взрыва.

3. Если объект продолжит двигаться при данном ускорении в –0.000839 м./сек2 , он полностью остановится в 1/8 парсека отсюда.

3а. В данной точке он будет на расстоянии двух парсеков от ближайшей звезды.

3б. Эта точка не может быть изначально запланированным местом назначения. Вся энергия в конечном счете рассеется без внешнего источника энергии, и обитатели объекта погибнут от холода (хотя до этого могут пройти века или сотни веков).

4. Возможно, что они желают умереть. В таком случае, доктрина самоопределения требует, чтобы мы не вмешивались.

ОБСУЖДЕНИЕ

+ Эффективность воздушно-реактивного двигателя Бассарда уменьшается при уменьшении скорости, так как замедляется поглощение водорода. Поэтому, объект должен будет вскоре перейти к иному способу торможения.

Ранние земные корабли, оснащенные двигателями Бассарда, использовали так называемый "детонирующий привод" для ускорения и торможения. В этом случае от носа до кормы взрывались водородные бомбы.

Большая вогнутость (похожая на естественный кратер), может быть частью подобной системы.

+ Допуская, что транспортатор будет функционировать нормально, и команда высадки будет отправлена на объект, должна быть создана специальная система связи.

Лейтенант Ухура считает, что, используя генератор частиц на Палубе Два, она сможет создать систему, использующую амплитудную модуляцию нейтрино.

+ Команда высадки должна быть высажена на экваторе, где плотность населения наиболее высока.

Глава 3

Капитан Кирк возглавил команду высадки, почти полностью состоящую из офицеров: доктор Маккой, лейтенант Ларосс и начальник службы безопасности Вилсон. Единственным энсином был Мур, тоже из службы безопасности.

Вилсон был уже пожилым мужчиной, держащимся ровно и официально. Он установил небольшой черный ящик на одну из платформ транспортатора. "Готово, сэр."

Это был пассивный однозарядный генератор нейтрино, который Спок собрал для проверки коммуникационной системы Ухуры. Если он будет успешно опущен, Кирк и команда высадки последуют за ним.

– Все в порядке, –Кирк кивнул Скотти. – Активировать.

Трель, таяние, исчезновение. По интеркому раздался голос Ухуры.

– Принимаем четкий сигнал, капитан.

– Пойдемте, –пять человек встали на платформу транспортатора.

– Это будет необычно, –сказал Маккой. – Никто не хочет таблетку?

– Тот стимулятор, о котором ты говорил? –спросил Кирк. – Ты его взял?

– Еще бы. Но это не совсем транквилизатор, просто влияет на внутреннее ухо. Предохраняет от головокружения внутри этой машины, перемешивающей молекулы.

– Нет, спасибо. Я лучше переживу это, –больше никто не принял предложения Маккоя. – Активировать.

Дезориентирующая неизвестность переноса, казалось, длилась на секунду дольше, чем обычно. То, что последовало за этим, было неутешительным.

Кирк открыл глаза и тотчас закрыл их, ошеломленный. Снова открыл, опершись на Ларосса, который, в свою очередь, держался за него.

Нет горизонта. Солнце над головой, но нет неба.

Взгляд на пятьдесят, сто километров "вниз". Или "вверх"?

– Мы знали, что это вызовет дезориентацию, –тихо сказал Вилсон. – Вы в порядке, капитан?

– Да, –Кирк сглотнул и осторожно оторвался от плеча Ларосса.

– Они игнорируют нас, –сказал Ларосс. Они материализовались в центре того, что казалось рыночной площадью, забитой инопланетянами.

Они выглядели ПОЧТИ гуманоидами. У них было "правильное" число глаз, рук, ног, носов и ртов. На этом сходство кончалось. Они были покрыты коротким густым мехом, и одежды не носили, за исключением лент на шее, не показывающих признаков пола. Каждый имел пару крыльев, как у земных белок-летяг: кожистая мембрана от запястий до лодыжек.

Большинство из них были около метра высотой, хотя некоторые были ростом с Кирка. Они проходили мимо группы людей, уставившись на землю. Один кинул на них косой взгляд, но только на мгновение.

Они были в центре города, как и планировали. Здания, возвышались во всех направлениях; справа и слева, заборы зеленых растений выходили за границы города и росли дальше, в "небо", растворяясь в багряно-сером тумане.

Все здания были 10-30 этажные, изготовленные из бледно-желтого кирпича и блестящего металла. Чем дальше было здание, тем сильнее казалось, что оно наклонено по направление к ним, вызывая тревожное ощущение коллапсирующего города. Большинство зданий имели сады на крышах; стены многих были украшены замысловатыми абстрактными узорами из цветных камней или керамических фрагментов.

На каждом этаже были открыты по нескольку дверей, соединенных чем-то вроде паутины, состоящей из канатов-кабелей. Эти существа скользили от каната к канату; они, казалось, больше живут в воздухе, чем на земле.

В их движениях была грациозная красота, когда они планировали; но по земле они передвигались медленно и неловко. И по человеческим стандартам они были уродливыми – не просто чуждо выглядящими, но уродливыми. Их глаза, ярко-желтые, в два раза больше человеческих, выпячивались наружу и в стороны. Нос имел два красных отверстия. Рот в форме буквы U, верхняя губа приподнята, нижняя челюсть отвисла, обнажая оскал зубов. Их головы сужались сверху почти в точку, и раздувались сзади.

Их волосы были короткими и шелковистыми, коричневато-красными, но отсутствовали в некоторых местах – на локтях, коленях, руках, верхушек их голов – их кожа была абсолютно белой, как и их губы и веки.

Было не очень приятно смотреть на это, но команда "Энтерпрайза" сумела абстрагироваться от внешнего вида. И не только потому, что они общались с Глак Соном – который был столь же низким и волосатым – и другими неземлянами, членами экипажа – просто они никогда бы не получили назначения в Звездный Флот, если бы психологи заметили хоть малейший намек на ксенофобию в личных профилях.

– Это ненормально, –сказал энсин Мур.

Кирк рассеянно кивнул, наблюдая за толпой с некоторыми признаками интереса.

– Кажется, сюда идут.

Он включил универсальный переводчик: "Здравствуйте…" Никакой реакции. Он прибавил звук. "Приветствуем вас от имени Объединенной Федерации Планет". Круг вокруг них расширился. Шум толпы стал больше.

"Я капитан Джеймс Кирк, с космического корабля…"

Некоторые инопланетяне, стоящие ближе всего к ним, внезапно отбежали – затем, словно по какому-то сигналу, на площади началось настоящее бегство. Существа бегали, скользили, визжали; улетали во всех направлениях вокруг землян. Через двадцать секунд Кирк и его команда стояли посреди пустынной площади.

– Я бы сказал, –с напускной медлительностью произнес Маккой, – что это начало того, что должно стать долгими и плодотворными отношениями.

Кирк задумчиво облизнул губы.

– Ну, я думаю, я понял это: паника. Они, вероятно, не видели ничего нового три тысячи лет, – он шагнул к ближайшему открытому ларьку, заваленному экзотическими овощами и фруктами, взял какую-то маленькую пурпурную штучку. Понюхал ее, сморщил нос, положил обратно. – Но почему не было никакой реакции, пока я не использовал универсальный переводчик? Я же не сказал ничего недружелюбного. Ничего сбивающего с толку…Разве нет?

– Это тяжело выразить, – сказал Ларосс. – Некоторые из слов, возможно, были незнакомы – например, 'Федерация Планет' для них наверняка ничего не значит. Но, конечно, они знают, что такое космический корабль. Нам придется подождать, пока они не захотят говорить с нами.

– Подумай об этом, –сказал Маккой. – Их поведение не должно быть столь эксцентрично. Ты можешь наблюдать за муравейником весь день, и муравьи будут работать вокруг тебя, в той или иной степени тебя игнорируя. Воткни в муравейник палку, и они все мигом бросятся на тебя.

– Ты думаешь, что они могут быть членами группового сознания? Сознания-улья?

Боунз пожал печами.

– Не в первый раз.

– Что будем делать, сэр? –спросил лейтенант Вилсон, рассматривая окружающие их здания. – Мы в уязвимом положении. Несколько дюжин существ висели на паутине канатов, наблюдая за ними. Остальные, очевидно, исчезли в зданиях.

– Фазеры поставлены на оглушение?

– Да, сэр.

– Все в порядке. Мы просто подождем.

Кирк тревожно всматривался в окна, одно за другим. Что он искал? Белый флаг? Оружейный ствол?

Наступившая гнетущая тишина пугала.

– Ларосс, они определенно говорят друг с другом. Может ли групповое сознание использовать речь?

Ларосс ответил быстро, словно пытаясь разорвать тишину. – Это зависит от степени интеграции. Ваш собственный мозг и нервная система в некотором роде тоже групповое сознание, если рассматривать ячейки мозга как отдельные личности. Конечно, у них нет нужды в речи. А, например, человеческая цивилизация – тоже род группового сознания – общается в основном благодаря языку.

– Семантика, –сказал Маккой. – Что насчет настоящих групповых сознаний – термитов, например? Они ведь не могут использовать язык?

– Это всеобщее заблуждение. Термиты не представляют собой групповое сознание. Они сотрудничают просто в пределах набора инстинктивных реакций.

– Может, это что-то похожее, на низшем уровне.

– Нет. –Они разговаривали, не глядя друг на друга. – У них нет руководства, нет интеграции. Они сдвигают шары грязи наугад. Когда два соединятся, третий они кладут на вершину, в соответствии с инстинктами. Затем четвертый, и так далее. В конечном счете, они построят муравейник. Что это было?

– Шаги, –прошептал Вилсон, опуская руку на рукоятку фазера. – Кто-то двигается сюда.

Кирк открыл коммуникатор.

– Кирк "Энтерпрайзу". Скотти, у нас могут быть проблемы. Будьте готовы поднять нас –когда лейтенант Вилсон скажет "давай".

– Есть, сэр.

Вилсон понял намек. Он опустил фазер и приготовил коммуникатор.

Группа примерно из двадцати существ вышла на площадь. "Все повторяется, – сказал Маккой. – Какой бы ни была планета, культура…полиция."

Все, кроме одного, были вооружены: некоторые несли палки, другие – свернутые веревки. У невооруженного, идущего во главе, на шее были три голубые ленты. У всех остальных ленты были красными, оранжевыми, зелеными. Лидер сказал что-то, и они, перестроившись, образовали широкий полукруг, смыкающийся вокруг землян.

"Стойте!" – сказал Кирк, его слова эхом пролетели над площадью. Полиция остановилась, поглядела на лидера, продолжила движение.

"Давайте!" – сказал Вилсон.

Ничего не произошло.

– Скотти! –повторил Кирк. – Поднимайте нас!

– Активируйте! –на заднем плане слышны были шумы транспортатора. – Еще раз! Капитан –…

Внезапно существа бросились на них, бросая веревочные петли. Мур выхватил фазер, но не успел выстрелить. Вилсон выдернул у одного из нападавших палку и еще несколько минут стоял на ногах, отбиваясь, но, как и остальные, он был неловок в условиях пониженной гравитации. Вскоре все пятеро, связанные, лежали на земле.

Существа отступила, двое из них держались за головы из-за ударов Вилсона; тогда тот, с голубыми лентами, вышел вперед.

Это был странный, одновременно благозвучный и шипящий язык. Конечно, для людей он нес не больше смысля, чем щебетание птицы.

Кирк, чьи руки держали, кивнул головой в сторону универсального переводчика. В схватке его выбили у него из рук, и теперь он валялся в нескольких метрах от них. "Надеюсь, что это еще работает", – сказал он.

Маккой застонал. "Наверняка. Он сделан из более прочного материала, чем мы."

Наконец один их них понял. Он поднял прибор, внимательно осмотрел его, затем проговорил в транслятор: "Вам нужен этот механизм, чтобы говорить и слышать?"

– Да, –сказал Кирк. – Теперь вы меня понимаете, правда?

– Конечно. Вы говорите на языке магов, как и я. Очевидно, что вы являетесь магами, хотя должен заметить, что я не знал, что вы можете существовать вне касты. Поэтому у вас нет крыльев?

Кирк заколебался, но решил рискнуть.

– Я не знаю, что вы подразумеваете под словом "маги". Я капитан Джеймс Кирк, с космического корабля "Энтерпрайз", а это…

– Что вы подразумеваете под словом 'croblentz'?

– 'Croblentz'?

– О, Господи, –сказал Ларосс.

– Croblentz "Энтерпрайз". Что это?

– У них нет этого слова, –выдохнул Ларосс. – Они не знают, что находятся в космическом корабле.

– Если это загадка, –сказал чужак, – я не понимаю ее смысла.

– Слушайте, –попытался объяснить Ларосс. – мы пришли снаружи вашего мира. Понимаете?

После долгой паузы инопланетянин ответил:

– Думаю, что понимаю. Или вы сумасшедшие, или хотите, чтобы я так думал.

– Нет, –сказал Кирк. – Попытайтесь понять. Мы действительно не…Мы ведь выглядим не так как вы, правда?

– И мы появились из ниоткуда, –добавил Маккой. – Разве это не кажется вам странным?

Чужой сделал странно человеческий жест, передергивая крыльями, словно пожимая плечами.

– Маги часто делают что-то вроде этого.

– Я думаю, нам надо встретиться с магом, –сказал Маккой.

– Вы, разумеется, встретитесь с ним, –ответил инопланетянин. – Вы не можете быть осуждены судом ven-Chatalia.

– Осуждены! –Вилсон попытался принять сидячее положение. – Мы ничего не делали, а вы напали на нас. Мы хотели только поговорить с вами!

– Может, вы и на самом деле сумасшедшие.

– Позвольте мне объяснить вам, –сказал Кирк. – Мы живем в мире, похожем на ваш, только меньшего размера. Мы увидели, что вы в беде, и пришли помочь.

– Снова загадки. Где этот ваш мир? Под землей?

– В некотором смысле.

– Если б вы прорыли тоннель в правильном месте, –сказал Ларосс, – вы смогли бы увидеть его рядом.

Он внимательно посмотрел на Ларосса, затем отвернулся.

– Охрана. Помогите этим существам подняться.

– Я говорю правду! –настаивал Ларосс.

– Я думаю, вы зря это сказали, –шепнул Маккой.

– Я не глупец и не богохульник, – сказал инопланетянин. – Не пытайтесь обмануть меня.

Охранники грубо вздернули людей на ноги – они были неожиданно сильны – и ослабили веревки.

– Но я действительно не понимаю. Представьте, что я новорожденный ребенок. Объясните, почему я не могу прорыть туннель наружу?

– Ладно, будем считать, что это некий тест. Если вы будете рыть достаточно долго, вы затронете Основание. Нет никакого "снаружи". Основание –повсюду. Я думаю, вы это и так знаете.

Коммуникатор Кирка загудел, но он не мог ответить со связанными руками.

– Основание –должно быть, металлическая оболочка, которую Спок…

– Оболочка? –сказал инопланетянин. – Металлическая? Что за металл, на котором ничто не может оставить следа? Это край мира.

Они начали двигаться.

– Куда вы нас ведете?

– В Дом Образования и Правосудия. Вас допросят, затем вы должны будете ждать мага.

Город, казалось, возвращался к нормальному образу жизни. Центральная площадь вновь наводнилась народом, как только они покинули ее. Любопытные инопланетяне наблюдали за ними, держась за кабели руками или ногами. Пешеходов, передвигающихся по земле, было немного, большинство из них несли грузы. Были на улицах также и колесные повозки, управляемые педалями, и несколько животных в упряжках, похожих на небольших волов. Их вели существа размером с людей.

– Почему некоторые из вас настолько больше остальных? –спросил Ларосс. В наступившей тишине прибавил: – Представьте снова, что я новорожденный ребенок.

– Прекратите говорить ерунду! Я думал, это ниже достоинства мага!

– Вы должны будете привыкнуть к этому, –сказал Кирк. – Мы не маги, и мы действительно пришли снаружи.

– Ладно, богохульник. Ты не поймаешь меня. –Они столпились у стены, пропуская повозку.

– Вы притворяетесь Новыми…Ладно, пусть вы и есть Новые. Я никогда не видел Нового, не говоря уж о Новом маге. Шум телеги заглушал его голос; он замолчал, пережидая. –Высокие – lan-Chatalia, те, кто живет за городом. Я – ven-Chatalia, потому что я живу в городе. Или, возможно, я живу в городе, потому что я – ven. Вы, маги, живете в центральных землях, Внизу, и вы – ela-Chatalia.

– Вы хотите сказать, что маги похожи на нас? –спросил Маккой.

– О, вы действительно Новые? –они начали двигаться. – Хозяева Жизни, конечно, могут принимать любую форму. Обычно они напоминают lan-Chatalia, только немного выше. Различные лица. Лучшие крылья.

Он внимательно посмотрел на них.

– Хотелось бы мне знать, почему они сделали вас без крыльев. Это должно служить какой-то цели. В моем понимании это жестоко.

Меньше чем в километре они прибыли в высокое здание и вступили через то, что казалось открытой дверью, хотя их Chatalia использовал несколько стержней, похожих на ключи (которые он достал из естественного кармана в его талии).

Их встретил другой Chatalia, который, несомненно, был тюремщиком. Он завел их в лифт, казавшийся устаревшим грузоподъемником, с кнопками и тому подобным. Лифт двинулся наверх.

В конце темного коридора тюремщик отпер еще одну дверь. Внутри было несколько подстилок, слишком маленьких, чтобы на них спать, трехногий стол и примитивный туалет, фактически, просто отверстие в полу. Окно, к которому подходили кабели, было открыто.

– Что мешает нам вылезти через окно и убежать? –спросил Кирк.

Тюремщик – у него было те же три ленты, что у охранников, плюс еще одна черная – сказал что-то инопланетянину с голубыми полосками.

– Не ухудшайте свое положение, –проговорил он.

- Дополнительная полоска обозначает ранг, – сказал Вилсон. – Правильно?

– Я теряю терпение. Охрана! –Он выключил транслятор, сказал что-то охранникам, которые забрали с поясов людей фазеры и коммуникаторы.

– Оставьте нам коммуникатор, –сказал Кирк, когда Chatalia снова включил универсальный переводчик.

– Еще одно незначащее слово. Что такое 'repabclo'?. –Он указал на груду оборудования. – Зачем он вам нужен?

– Чтобы мы могли общаться с теми, что снаружи.

Он сказал что-то стражнику.

– У вас есть некоторые права, даже если вы сумасшедшие. Вы можете оставить то, что не является оружием. Он поднял фазер. –Насколько я понимаю, вот это оружие, верно?

– Да, –подтвердил Кирк. – И оно очень опасно. Не позволяйте никому…экспериментировать с ним.

Снова пожатие плечами.

– Оно будет передано магу. Что касается этих вещей –вы ручаетесь, что это не оружие? Там были два трикодера – медицинский и научный, пять коммуникаторов и медицинское снаряжение Маккоя.

– У вас есть мое слово.

– Очень хорошо. Если вы попытаетесь бежать, или причините вред любому, вы будете уничтожены, независимо от касты и семейства. Это закон, даже для магов.

– Мы поняли.

– Вас вызовут.

Он и тюремщик вышли. Охранники последовали за ними. Один из них закрыл невидимую дверь.

После того, как подъемник уехал, Кирк подошел к двери, пытаясь протянуть руку. Однако что-то остановило его.

– Странно, –он попробовал снова. – Это похоже на силовое поле, но…Он перенес вес на один палец. "Черт!" – он отдернул руку, палец был в крови.

– Дай я посмотрю, –Маккой стер кровь, пытаясь разглядеть что-то при тусклом свете. Подвел Кирка к окну, чтобы рассмотреть получше.

– Похоже на решетку из мелких квадратиков. Уже затянулось, –он ткнул собственным пальцем в окно. Стер появившуюся каплю крови.

– Экран.

– Энергетический экран? –спросил Вилсон.

– Нет, скорее похоже на оконное стекло. Но сделанное из металла. Невероятно тонкая проволока.

– Как лезвие ножа, –пробормотал Вилсон. Повернулся к Лароссу: – Лейтенант, нельзя ли с помощью трикодера определить, из чего это сделано?

– Возможно, –он включил трикодер и подошел к окну. – Не использовал его со времен Академии. Не очень-то нужная вещь лингвисту.

Кирк искоса посмотрел на его руки.

– Активируйте сенсоры, канал В, и выберите диск химии. Установите нулевой диапазон и направьте на цель.

Ларосс исподлобья посмотрел на капитана и выполнил указания.

– Красная вспышка. Сбой датчика. Здесь нет отмены?

– Здесь. –Кирк повернул рукоятку. – Попробуйте снова.

На экране беспорядочно двигались цифры и буквы – ни один элемент, зарегистрированный в памяти трикодера, не имел свойств экрана – но кое-что понять было можно.

АТОМНЫЙ ВЕС – 1132. – 4963.

– То же самый материал, что окружает корабль, –сказал Ларосс. – Основание.

Маккой посмотрел в окно. – Они используют вьючных животных и одновременно металлы, неизвестные нашей науке. Живут в корабле, и думают, что это – вся Вселенная. Думаю, нам лучше вызвать Спока.

– Вы думаете, он увидит в этом какой-то смысл? –спросил Ларосс.

– Вулканский смысл –возможно. Фактически, я просто хочу иметь шанс смутить его.

Дневник капитана, звездная дата 7504.5

Записано офицером по науке Споком, временным командиром.

Капитан Кирк и группа контакта высажены внутрь планетоида. Транспортатор работает только в одну сторону, и мы не можем вернуть объекты, находящиеся внутри этого корабля. Были выдвинуты несколько теорий, объясняющих этот феномен. Наиболее вероятным кажется предположение, что внешняя поверхность металлической оболочки корабля (которая скрыта примерно под 80 метрами горной породы) является абсолютно гладкой оптически в пределах длины волны электрона. Насчет того, каким образом это может быть сделано, у нас нет предположений. Однако в результате транспортатор не может поддерживать постоянно нужное направление волн, так как выпуклая поверхность рассеивает лучи. Таким образом, мы можем послать что-то внутрь корабля, но не можем забрать ничего изнутри его.

Если эта теория верна, нам нужно только нарушить эту структуру, проделав отверстие в данной оболочке, для восстановления нормальной работы транспортатора. Пока мы откладываем это действие, которое может быть расценено, как агрессия, либо повредить обитателям корабля.

Офицеры службы безопасности посменно дежурят в транспортаторной. Они будут немедленно спущены вниз при первых признаках опасности. Капитан Кирк и его люди в настоящее время находятся в тюремной камере в ожидании допроса.

Охранник достал ключ, отпирая невидимую дверь, поставил на пол поднос с пятью тарелками, затем торопливо отошел.

Энсин Мур взял одну тарелку, осторожно понюхал и скривился.

– Я не настолько голоден, чтобы это есть.

– Ну, нам они не нужны, –сказал Маккой, доставая медицинский трикодер. – Сверху нам могут спустить полевые рационы. Хотя это любопытно.

Он направил на поднос медицинский трикодер.

– Ну что ж, это не убьет вас, –сказал он, – по крайней мере, если вы не будете питаться этим неделю. Здесь содержится мышьяк.

Когда они ели полевые рационы, охранник вернулся и забрал их полные тарелки. Передернул крыльями, сказав что-то гортанным голосом.

– Странно, –сказал Ларосс. – Похоже, что тот, который разговаривал с нами, говорит совсем на другом языке, чем охранники. Тот язык звучит более тонко, со специфическим свистом. Он попробовал что-то музыкально прошипеть сквозь зубы.

– Разве это возможно? –спросил Кирк, осторожно вскрывая консервы. – Даже если изначально у них были различные языки, вы не думаете, что через три тысячи лет они пришли бы к единому?

– Ну, например, разные языки могут использоваться при различной деятельности. В течение столетий, церковным языком был латинский, хотя большинство людей, приходящих в церковь, не понимало не слова.

– Или у различных социальных классов, –добавил Вилсон. – С тем, с четырьмя полосками, мы не говорили.

Ларосс кивнул.

– Возможно. На Земле тоже так было. До социалистической революции, российская аристократия говорила по-французски.

– Держу пари, что все гораздо проще, –сказал Маккой. – Инопланетянин, слушая мужчину и женщину, разговаривающих по-английски, подумал бы, что слышит два разных языка. Возможно, причина просто в индивидуальных анатомических различиях.

– Не думаю, –сказал Ларосс. – Это слишком просто.

Коммуникатор Вилсона подал звуковой сигнал. "Рапорт, сэр?." Они выходили на связь каждые двадцать минут. "Рапорт отрицательный", – Вилсон закрыл коммуникатор и улыбнулся:

– Что вы скажете об этом языке, доктор?

– Жаргон охранников, –ответил Маккой. – Ваши парни напоминают мне…

[примечание: здесь непереводимо: "Situation report, sir?" – "Sit-rep negative", очевидно, именно профессиональный жаргон]

Перед дверью появилось шесть охранников. В этот раз они были вооружены более грозно, копьями и странными рогатками со стрелами, напоминающими иглы. Их сопровождал Chatalia с голубыми полосками, держащий универсальный переводчик.

– Идите за мной.

Люди последовали за ним. В подъемнике инопланетянин, посмотрев на транслятор, вдруг сказал, не обращаясь ни к кому в частности:

– Я изучал это устройство. Оно очень опасно; зачем оно было изобретено?

– Чтобы люди могли говорить с другими людьми…даже не зная их языка, –ответил Кирк.

– Это очевидно. Но зачем?

Кирк вопросительно посмотрел на Ларосса, но тот тоже был озадачен.

– Мне кажется, мы действительно не понимаем вашего вопроса.

Дверь открылась.

– Будут и другие вопросы.

Стены просторного зала были покрыты мозаикой из полированной керамики и украшены сверкающими кристаллами, возможно, драгоценными камнями. Яркие цветные переливы сталкивались в различных комбинациях, чуждых человеческому глазу. Ровно светился потолок.

Около тридцати Chatalia смотрели на них, разместившись на чем-то напоминающем насесты, расположенные в три ряда. С ногами, обхватывающими "насесты" и свисающими за спиной крыльями, они были похожи на пушистых птиц. В дальнем конце комнаты был еще один насест, расположенный выше прочих,

Все эти Chatalia имели по четыре ленты: три из них – красные-оранжевые-зеленые. В ряде, расположенном ближе всего, четвертая лента была черной. В следующем ряде – красной, и в последнем – серебряной. Одинокий Chatalia, сидящий выше всех, имел золотую полоску.

Он проговорил: "Маги…" Транслятор внезапно отключили.

– Эй! –воскликнул Маккой. – Мы что, не можем это слышать?

Инопланетянин косо посмотрел на него и отвернулся.

– Я буду удивлен, если это суд, –пробормотал Вилсон.

– Я думаю, мы это скоро узнаем, –сказал Кирк. – Какой-то ритуал, это точно.

Последний ряд внимательно слушал этого очевидного лидера, вытягивая шеи под невозможными углами. Все остальные смотрели прямо вперед, за исключением охранников, приведших людей, которые уставились в пол.

Когда инопланетянин с золотой лентой окончил говорить, средний ряд, с красными лентами, повернулся, слушая одного из Chatalia с серебряными лентами. Затем их представитель обратился к первому ряду с черными лентами.

– Похоже, они все говорят одно и то же, –заметил Ларосс.

– Это религиозная церемония, –сказал Маккой. – Нас собираются принести в жертву.

– Успокойся, Боунз, –одернул доктора Кирк. – Постарайся быть серьезнее.

– А кто шутит?

В конце концов, один из Chatalia с черными лентами обратился к группе, стоящей на полу. Транслятор снова включили.

– Вождь спрашивает, готовы ли вы начать говорить правду?

– Это все, что он сказал? –спросил Кирк.

– Это все, что вам нужно знать.

– Это все, что нам нужно знать. –Кирк выступил вперед, повышая голос. – Мы и так говорим правду. – Он внезапно замер, почувствовав толчок копья в спину.

Chatalia смотрели на пол, на стены, на потолок – куда угодно, только не на Кирка.

– Вы хотите умереть? –спросил инопланетянин с голубыми лентами. Выключив транслятор, он что-то быстро сказал первому ряду. Стражники отпустили Кирка.

Когда он закончил, один из Chatalia с черными полосками повернулся к следующему ряду и повторил вопрос.

– Как они могут все время это делать? –спросил Маккой

– Вряд ли они ведут себя так все время, –сказал Ларосс. – Это имеет какой-то ритуальный смысл.

Через минуту ответ лидера вернулся назад.

– Вождь напоминает вам, что он контролер поведения, а не мыслитель. Так как вы маги, он временно приостановит процесс и подождет кого-нибудь из вашего семейства, чтобы оценить ваше поведение.

– Кажется, пора начинать блефовать, Джим, –прошептал Маккой.

– Думаю, ты прав. –Он адресовал вопрос Chatalia, держащему транслятор. – Вы, кажется, не очень нас боитесь. Почему? Ведь вы знаете, что мы можем сделать с вами – или думаете, что знаете.

– Тогда вы признаете, что являетесь магами вне касты.

– Мы ничего не признаем. Мы не обязаны отвечать на ваши вопросы. А вот вы ответите, если с нами что-то случится.

– Мы не причинили вам вреда, –он сложил руки в сложном жесте, затем повернулся и сказал что-то залу.

– Комиссия, –процитировал Маккой, – это существо, которое имеет много голов, но не имеет мозга. Это все больше и больше напоминает Землю.

После церемонии вопросов и ответов:

– Вождь не одобряет угроз. Он напоминает вам, что каста превыше семейства.

– Но у нас нет касты!

– Точно. Тогда вы понимаете, что вождь может заключить вас в тюрьму или даже казнить, пока маг первой касты не оспорит его решение.

– Он не осмелится убить нас, –мягко сказал Кирк, затем вспомнил, что для них тон голоса ничего не означает. – Вы не думаете, что последуют репрессии?

– Это не в моей –…

– Маги когда-нибудь приговаривались к смерти?

– Это за пределами компетенции моего семейства. Между прочим, сначала вы утверждали, что не являетесь магами. Теперь вы говорите, что находитесь под их защитой.

– Подождите, –сказал Маккой. – Я могу объяснить. Вы знаете, что такое амнезия?

– Конечно.

Он глубоко вздохнул.

– Ладно. Можем мы быть другим семейством, кроме этих магов? По внешнему облику?

– Вряд ли, –ответил он. – Если только вы не машины, сделанные магами для какой-то цели.

– Я допускаю эту возможность, –медленно сказал Маккой. – Но смотрите. Насколько мы знаем, мы пришли снаружи – это может быть богохульством, но это правда, насколько мы знаем. Мы не знаем ничего о семействах, кастах – разве невозможно, что мы маги, страдающие амнезией?

После долгой тишины, инопланетянин добавил: – И заблуждениями.

– Так мы можем попросить хоть немного объяснить нам, чтобы мы, по крайней мере, понимали, о чем вы говорите?

После процедуры вопросов и ответов:

– Можете. Но недолго.

– Ларосс, лучше, если вы это сделаете, –сказал Маккой.

– Хорошо. Например, семейства. Сколько их, что это такое?

– Всего существует 256 семейств, хотя в некоторых нет членов. Я принадлежу к семейству переводчиков. Все остальные в этой комнате –контролеры поведения. Кроме вас: из-за недостатка украшений вы идентифицированы как маги.

– Как может семейство не иметь членов?

– Если его функции прекращены, его члены не заменяются, когда умирают. На моей памяти, умер последний из пастухов альфганов. Альфганы, конечно, прекратили размножаться ранее.

– Ленты идентифицируют ваше семейство?

– Семейство и касту.

– И то, чем вы занимаетесь, определено семейством, в котором вы рождены?

Пауза. – Я не понимаю.

– Например, могли бы вы стать контролером поведения, если бы захотели? Могут ли они быть переводчиками?

– Конечно, нет. Они не сделаны –…

Коммуникатор Вилсона загудел. Он медленно снял его с пояса и вопросительно посмотрел на капитана. "Рапорт отрицательный", – сказал Кирк.

– Рапорт отрицательный, –повторил Вилсон в коммуникатор.

Переводчик сделал некий жест рукой, и один из охранников тотчас направил острие копья на Вилсона.

– О ком вы говорили "руководитель первой касты –отрицательный"?

– Что?

Ларосс еле сдерживал смех.

– Транслятор работает неточно. Он не знает слова 'sit-rep', поэтому переводит наиболее близкое – 'satrap' – а это может означать и 'руководитель'

– Почему он говорит с этим устройством?

– Он связывается с нашими людьми, находящимися снаружи. Это тоже наше заблуждение, – добавил он торопливо. –Они вызывают нас каждые двадцать минут, чтобы убедиться, что у нас все в порядке. Если мы не ответим, они пришлют помощь.

– Это поразительно, –сказал переводчик, затем повернулся и передал ответ дальше.

– По мнению суда, допрос становится небезопасным. Наш маг прибывает завтра. Допрос будет возобновлен в это время.

– Вы ответите еще на несколько вопросов? –спросил Ларосс.

– В вашей камере? –инопланетянин помедлил, обращаясь к залу. – Конечно… Если вы также ответите.

Глава 4

Дневник капитана, звездная дата 7505.2

Поддерживается состояние тревоги.

Благодаря ловкому опросу капитаном Кирком и его людьми инопланетян, мы имеем довольно полную картину общества Chatalian.

Каждый индивидуум принадлежит к определенному семейству и имеет собственный кастовый уровень. Он может говорить только с членами его собственной касты или теми, кто непосредственно выше или ниже его. Изоляция также усилена тем фактом, что каждое семейство имеет свой собственный язык (формально, некоторые из них скорее диалекты, чем самостоятельные языки). Таким образом, плотник второй касты теоретически может разговаривать с пекарем второй касты, но они не смогут понять друг друга.

Поэтому, одно из самых больших семейств – семейство переводчиков. Практически все сделки требуют присутствия одного из этих Chatalia.

Маги, сравнительно меньшие по численности, свободны от кастовых ограничений и могут разговаривать с каждым, хотя им тоже требуются переводчики. Они, очевидно, имеют только две касты, первую и вторую, и членов первой касты видят очень редко. Они живут отдельно, на острове у "северного" (переднего) полюса сферы. Их главной функцией, по словам информатора, является воспроизводство, осуществляемое с помощью магии.

Численность населения строго контролируется. Когда умирает один индивидуум, в течение двух лет поставляется замена.

Слово "ребенок" не переводится. Согласно информатору, полностью взрослые личности поставляются магами lan-Chatalia, которые живут в деревенских районах вокруг города. Там они обучаются, и передаются своим семействам.

– Эта самая сумасшедшая социальная структура, о которой я когда-либо слышала, –сказала Ухура. Мостик был практически пуст; пока здесь нечего было делать.

– Это неортодоксально, –сказал Спок, – но в этом есть четкая логика.

– Логика? –недоверчиво хмыкнул Зулу. – Я не могу вообразить менее эффективный способ управления.

– В данной ситуации, эффективность была несомненно подчинена стабильности –и это звучит разумно, когда вы осознаете, что миллионная популяция должна была быть сохранена в течение сотен поколений на пространстве размером с маленький остров.

– Так вы считаете, что предки Chatalia были различными? –спросила Ухура. – И они основали это общество, как команду огромного космического корабля?

– А затем заставили их забыть, что они на корабле? –продолжил Зулу.

– Это единственное объяснение, –сказал Спок. – Можно предположить, что фактический экипаж корабля – это семейство магов. Остальных держат в неведении, ибо для них будет в физическом отношении болезненно знать, что всю жизнь они проведут в путешествии, до конца которого не доживут.

– Блаженны неведующие, –сказал Зулу.

– Странное замечание.

Раздался сигнал интеркома.

– Спок.

– Мистер Спок, это энсин Берри, из картографического отдела, –ее голос был взволнован. – Мы обнаружили следы крушения корабля на поверхности планетоида.

– Какой корабль? Дайте изображение.

– Тип мне неизвестен, –изображение, появившееся на главном экране, дрожало и покрывалось полосами из-за магнитного поля. – Но по внешнему виду, он похож на клингонский.

– Действительно. Хотя примитивного дизайна. Компьютер.

– Включен.

– Корабль на главном экране мостика. Есть данные о кораблях подобного дизайна –в частности, о клингонских кораблях?

– Таких данных нет. В памяти имеются данные о клингонских кораблях только за период в 114 лет. Данный корабль имеет поверхностное сходство с кораблем, отстоящим от данного временного периода на несколько столетий, если правильно наше знание клингонской истории.

– Хорошо. Энсин Берри, вы получили показания биосканеров?

– Нет, сэр. Слишком большая интерференция.

– Спасибо, энсин. Мистер Зулу. Возьмите трех сотрудников службы безопасности и этнолога, знакомого с клингонским обществом. Я полагаю, это будет лейтенант Сидни. Пусть мистер Скотт даст вам кого-то, знакомого с историей космических кораблей, за исключением себя. Наденьте космические костюмы и спуститесь к кораблю.

– Есть, сэр.

– И, мистер Зулу.

– Да, сэр.

– Будьте предельно внимательны.

– Есть, сэр. Зулу скользнул в турболифт.

Спок манипулировал настройками экрана, пытаясь получить наибольшее увеличение.

– Очень любопытно. Интересно, что могло причинить такие повреждения.

Герметичность корабля, очевидно, не была нарушена, но он был словно раздавлен.

– Тяговый луч? –предположила Ухура.

– Возможно…Однако в этом случае сжатие было бы более однородным. Здесь есть нечто неправильное…Конечно! Его вообще не должно здесь быть.

– Что вы имеете в виду, сэр?

Он переключил интерком.

– Мистер Зулу, ответьте мостику.

Через несколько мгновений, Зулу ответил.

– Не транспортируйтесь прямо внутрь корабля. Существует некая аномалия. Планетоид вращается с ускорением и не обладает достаточной массой, чтобы обеспечить необходимую гравитацию. Любой объект должен был быть отброшен от поверхности под действием центробежной силы.

Ваше первое задание – найти то, что удерживает корабль на поверхности. После того, как мы получим удовлетворительное объяснение, вы сможете пройти внутрь.

– Это не может быть магнетизм? –спросила Ухура.

– Сейчас я ничего не могу исключить. Но полагаю, что магнитного поля будет недостаточно, даже если корабль полностью сделан из железа.

– Может быть, это ловушка?

– Это кажется маловероятным. Он повернулся к Чехову, проверяющему оружейную станцию. –Мистер Чехов. Если что-то случится с мистером Зулу, вы должны отреагировать адекватно.

– Есть, сэр.

– По моей команде, стреляйте из фазера номер один на минимальной мощности. Установите прицел где-нибудь на поверхности планетоида, за исключением двигателей и генератора магнитных полей. Мы должны иметь возможность отремонтировать повреждение.

Он повернулся к Ухуре:

– Лейтенант, если я буду вынужден действовать так, команда высадки должна быть поднята сразу, как только целостность поверхности планетоида будет нарушена. Вы сможете обеспечить это?

– Да, мистер Спок. –Она вызвала Скотти и связала свою станцию с интеркомом транспортаторной.

Спок бесстрастно смотрел на изображение на экране.

Зулу не надевал космический костюм уже более двух лет. Теперь неприятные ощущения еще более усилились из-за необходимости надевать специальные перчатки и ботинки – без которых их просто сбросила бы с поверхности центробежная сила вращения планетоида. Четверо человек встали на платформу транспортатора, и Зулу показал Скотти большой палец: "Давайте!"

Поверхность планетоида напоминала поверхность Луны, если можно было бы отчистить ее от пыли и обломков скал. Горизонт простирался менее чем в километре от них. Звезды были слишком яркими, пылающими, угрожающими – в отсутствии иного света, механизм их костюмов автоматически усилил звездный свет.

Клингонский корабль, перевернутый вверх дном, лежал справа. Они направились к нему, из-за магнитных ботинок двигаясь словно в вязком сиропе.

– Итак, пока не видно тросов или иного удерживающего оборудования, –сказал Зулу, изучая показания трикодера.

Внезапно, идущий следом за ним охранник споткнулся; Зулу протянул ему руку, но опоздал. Он устремился прочь, в космос, сначала медленно, затем все быстрее.*

*Так это казалось Зулу и двум другим охранникам, но если вы вдумаетесь, то поймете, что член экипажа двигался по прямой линии с постоянной скоростью.

– Мистер Скотт, Джакобса уносит от нас. Вы можете захватить его и вернуть назад?

– Могу. Оставайтесь на своих местах.

Зулу достал трикодер, направив его на клингонский корабль.

– Корпус состоит в основном из магния и алюминия, –доложил он Споку. – Мне кажется, это исключает магнетизм. Температура – 12 градусов, как и на поверхности планетоида.

– Посмотрите, мистер Зулу, –позвал один из охранников. – Это, наверное, возвращается Джакобс.

Зулу посмотрел, но не заметил ничего. Однако, протянув руку, он ощутил сопротивление. – Энергетическое поле?

Возвратился Джакобс. Он объяснил, что шел к кораблю, и вдруг споткнулся о что-то невидимое. Продолжив свой путь, они установили, что это тянулось более чем на сто метров, грубо повторяя контуры корабля. Скорее всего, оно окружало его полностью. Трикодер, однако, не показывал присутствия полей, кроме магнитного, связанного с двигателем Бассарда.

– Проверьте на присутствие металла, –приказал Спок. На трикодере Зулу отобразилась путаница букв и цифр, но одну строчку понять было можно: "АТОМНЫЙ ВЕС 1132.4963.". Корабль, очевидно, был внутри сети из того же материала, из которого были сделаны окна и двери в Доме Образования и Правосудия.

Они попробовали пробить его. Сконцентрированная энергия фазеров расплавила горную породу под сетью, растекшуюся раскаленной добела лужей, но материал сети остался цел.

Спок отозвал группу.

Лейтенант Сидни была молодой женщиной редкой красоты. Она также не любила космические костюмы; пока она неохотно прилаживала шлем, она успела послать улыбку Зулу.

– Я не думаю, что мы обнаружим клингонов на борту.

– Нет…нет, –пробормотал Зулу, уставившись в пол. – Там, ну, окружающая температура, вы понимаете…

– На корабле слишком холодно.

– Да, точно.

– Это должно быть интересно.

– Все нормально, –сказал Скотт, проверяя настройки транспортатора. – Он вернулся.

Не желая дважды повторять одну и ту же ошибку, они послали зонд в клингонский корабль, и вернули его обратно. Очевидно, сеть не оказывала на транспортатор того действия, что выпуклая поверхность планетоида.

Они надели шлемы и встали на платформу. "Включите освещение на шлемах", –сказал Зулу.

В клингонском корабле коридоры были покрыты сантиметровым слоем голубоватого инея: замороженный воздух. Испаряясь от тепла их магнитных ботинок, он поднимался вверх клочьями пара. Дважды они натыкались на запертые двери; Зулу или Джакобс открывали их огнем из фазеров. Последняя дверь вела в рубку.

Один клингон, очевидно, погиб в самом конце. Он был в космическом костюме, похожем на их собственные. Только перед смертью он снял шлем. Его глаза и рот были полны инея, кожа холодна как лед. Остальные одиннадцать выглядели еще менее симпатичными; они, очевидно, совершили самоубийство, и холод сохранил их тела в состоянии разложения.

– Лейтенант Сидни, –сказал Зулу.

Она ответила не сразу. – Да, мистер Зулу.

- Вы можете перевести надписи на пульте, чтобы найти корабельный журнал?

– Не знаю, –она медленно обошла замороженного клингона, направив луч света на панель.

– Буквы странные, но язык, кажется, похож на современный клингонский. Вот здесь. Но я не знаю, как извлечь отсюда записи.

– Я мог бы попробовать, –предложил энсин Мастерс, специалист по истории космических кораблей. – Разрешите, сэр?

– Давайте, –сказал Зулу.

Больше часа заняла кропотливая работа микрофазером. За это время Зулу и трое охранников обследовали остальную часть корабля, фотографируя и измеряя все, что можно, для рапорта Звездному Флоту. Больше они не нашли клингонских тел, хотя, судя по общей спальне, команда насчитывала 113 членов.

Они вернулись назад, и записи клингонского бортжурнала были помещены в компьютер "Энтерпрайза".

Частичная расшифровка бортового журнала клингонского корабля.

(примечание: некоторые данные стерты магнитным полем. Даты не сохранены, однако записи следуют в хронологическом порядке, согласно клингонской системе).

Наша ситуация внезапно стала почти безнадежной. Никто из солдат, посланных внутрь планетоида, не отвечает, а попытки вернуть их назад привели только к перегреву транспортного кристалла. В чрезвычайной ситуации, мы снизошли к попытке контакта с (стерто). Они не отвечают ни по каким каналам. Мы послали еще пятьдесят солдат вниз.

(след. день). Унизительный провал! Я отдал два пальца на алтарь, и все еще не могу достигнуть мира.

(намного позже) Остались только мы, жрецы.

Становится холоднее.

Записывая наши провалы, я рискую прослыть богохульником. Я призываю все (не переводимо) проклятия на вонючие души всех чужих собак, которые могут видеть это, и с горечью прошу освобождения братьев, которые изучат эту запись.

Чтобы очиститься от этого акта, я потребовал головы всех выживших жрецов.

Это сделано. Я живу, чтобы видеть их гниение, это моя собственная ужасная кара. Вот факты.

Мы не смогли связаться с основным кораблем из-за магнитного поля. Через несколько дней мы транспортировали обе команды солдат внутрь планетоида. Только после этого капитан взял на себя ответственность запросить подкрепление.

Когда мы попытались оторваться от поверхности, чтобы соединиться с главным кораблем, мы обнаружили, что пойманы в ловушку сетью из неразрушимого материала. Попытка вырваться привела только к деформации корабля, практически к его уничтожению.

Язычники притягивали нас как рыбу на крючке. Сеть как-то высасывала энергию из корабля. Когда мы коснулись поверхности планетоида, мы попытались покинуть корабль, желая умереть, сражаясь, но уже не было энергии, чтобы транспортировать нас. Аналогично, капитан попытался взорвать корабль, и ничего не вышло.

Капитан и остатки команды, за исключением жрецов, отправили себя в космос. Мы остались, смаковать ужасную боль поражения.

Когда (стерто) высосал все тепло корабля, мы направились в рубку. Здесь будет тепло достаточно долго, чтобы головы моих братьев омертвели, как и должно быть.

Если любые будущие братья найдут эту запись, слушайте! Этот мир – убийца! Не пытайтесь его завоевать – уничтожьте его!

Предайте наши тела пеплу. Верните нас домой в ад.

– Замечательный документ, –сказал Спок. – Они не изменились за столетия.

– Интересно, на каком расстоянии они были от планетоида, когда их притянуло к нему? –спросил Чехов.

Спок кивнул.

– Хорошее замечание. Мы должны будем держаться так далеко, как возможно для поддержания связи с командой высадки.

– Я не уверена в диапазоне действия транспортатора в этих условиях, –заметила Ухура. – Но радиус действия коммуникаторов на нейтрино, несомненно, ограничен. Тысяча километров, может, даже меньше.

– Каково настоящее положение, мистер Зулу?

– 231,7 километра от поверхности, сэр.

– Отведите корабль на семьсот километров назад.

– Есть, сэр.

Его пальцы танцевали над консолью; вдруг он нахмурился, повторно нажал несколько кнопок.

– Они держат нас, сэр.

Глава 5

Кирк и его люди проснулись вскоре после того, как был обнаружен клингонский корабль.

Их переводчик, которого звали В'Чаал, стал относиться к ним более дружелюбно после предыдущей ночи, когда они обменивались вопросами и ответами. Он не поверил их возмутительному рассказу, но был готов признать, что это честное заблуждение, а не обман. Когда они попытались рассказать о разрушенном корабле снаружи, его ответ, тем не менее, был холоден.

– Пожалуйста. Я уже признал, что черный бел. Теперь вы хотите заставить меня поверить, что горячий холоден. Что дальше? Низкий высок? Ven –ela?

– Да, думаю, вы правы, –сказал Кирк, улыбнувшись. – Мур, вы упорствуете в своем заблуждении?

– Да, сэр.

– Когда мы встретимся с этим магом? –спросил Маккой.

– Он сейчас внизу, –ответил В'Чаал. – Он должен уладить некоторые формальности.

– Чего мы должны ожидать? –спросил Кирк. – Вы знаете этого мага?

– Я говорил с ним. Он такой же, как и все прочие маги, –не услышав ответа, он продолжил. – Сдержанный, холодный, высокомерный. Осознающий свою силу.

– Держу пари, он обладает большой властью, –сказал Вилсон. – Он может приговорить нас к смерти.

– Послать Вниз, да. Истинная смерть. Смерть без возвращения, –он замолчал, может, озабоченный своим сближением с ними, затем продолжил торопливо. – Но вам нечего бояться. Он знает все о вас.

– Я бы на это не поставил, –заметил Маккой.

– Прошлой ночью, – начал Ларосс, – вы говорили нам…

– Слушайте, –сказал Мур, прижимая коммуникатор к уху. – У них какая-то проблема.

Все оглянулись на него. В это время вошел маг.

– Встаньте, глупцы, –сказал он. Больше чем на голову выше Кирка, он настолько отличался от В'Чаала, что казался существом совсем иной расы. Выпуклые мускулы под темной короткой шерстью, крылья, покрытые блестящей черной кожей, голова большая, более гуманоидная, но рот слишком широкий, в усмешке обнажающий клыки. Так средневековые художники изображали Сатану.

– Господи, –прошептал замерший Ларосс. – Он говорил с нами на клингонском!

"Энтерпрайз" переключился на чрезвычайный способ сохранения энергии, и нормальное освещение было заменено редкими тусклыми лампами. Турболифт двигался медленнее, а его двери нужно было раскрывать вручную.

Спок открыл двери и вышел в инженерную, вглядываясь в темноту:

– Мистер Скотт?

– Я здесь, сэр. Спок включил фонарь, направив луч на главного инженера. Рядом с ним стоял Глак Сон.

– Есть изменения?

– Нет, сэр. Что бы не вытягивало из нас энергию, оно делает это со скоростью варп-9.

– И чем больше энергии мы используем, тем быстрее она истощается?

– Правильно, –он обернулся к Глак Сону. – Скажите мистеру Споку, что вы высчитали.

– При данных условиях, системы жизнеобеспечения будут работать еще 18 дней, 4.67 часа, –математик показал на компьютер. – Однако если мы хотим высадить экипаж на планетоид, нужно сделать это не позднее чем через 4 дня, 9.18 часа.

– Это только временная мера, –сказал Спок. – Мы не сможем есть их пищу. Доктор Маккой нашел, что она содержит мышьяк.

– Я люблю мышьяк, –сказал Глак Сон.

– Мы должны изолировать команду и все необходимое оборудование на как можно меньшей площади, –сказал Спок. – И отключить все системы на остальной части корабля.

– Есть, сэр, –сказал Скотт. – Мы можем установить портативный транспортатор, и закрыть транспортаторную.

– Хорошо. –Он замолчал, затем продолжил, словно разговаривая сам с собой. – Мы можем переместиться на вспомогательный мостик на этой палубе, и закрыть все выше Палубы Шесть. Переместить лазарет на РЭК-палубы, и сконцентрировать экипаж на палубах с Восемнадцатой по Двадцатую. Корабль может вращаться?

– Вращаться, сэр?

В голосе Спока появилась легкая нотка раздражения.

– Когда мы опустимся на поверхность планетоида, мы сможем использовать его вращение в своих целях, и отключить искусственную гравитацию.

– Да, сэр, думаю, это возможно, –акцент Скотти почти исчез.

– Выполняйте. Информируйте лейтенанта Ухуру. –Скотти направился к пульту управления. – Вы можете пересчитать, Глак Сон?

– Мне нужно посмотреть точную кривую зависимости генератора гравитации, –ответил он. – Но приблизительно я могу сказать сразу. Около тридцати дней, или шестнадцать, если мы собираемся высаживаться на планетоид.

– Очень хорошо. К тому времени мы должны что-то придумать, –Ухура послала сигнал бедствия, как только они поняли, что попали в ловушку. Однако магнитное поле препятствовало им услышать ответ.

Возможно, оно также помешало самой передаче сигнала бедствия. Никто не заговаривал об этой возможности.

Это представляется наиболее неудобным. То, что критическая ситуация возникла под моим командованием. Но с моей стороны не было недостатка осторожности. До исследования бортового журнала клингонского судна, у нас не было никаких данных.

Установите: если бы я приказал отдалиться от планетоида сразу после обнаружения разрушенного корабля, возможно ли было уклонение от захвата?

Данных недостаточно, конечно.

Мы, очевидно, были пойманы сразу после приближения к планетоиду. В противном случае, возможно, что наше исследование разрушенного корабля привело в действие систему автоматической защиты.

Необходимо рассмотреть проблему с точки зрения логики. Мы должны принять настоящую ситуацию, как заданные исходные условия, отложив причину ее возникновения до поступления новых данных. А затем исследовать причину только как возможный путь к решению – а не как инструмент для бессмысленных обвинений. Это чисто человеческий импульс и трата энергии.

Энергия: дилитиевые кристаллы, как минимум, не повреждены. Однако, чем больше мы их используем, тем быстрее истекают запасы вещества – антивещества. Таким образом,

и единственным практическим шагом должно быть сведение к минимуму двух последних частей уравнения, т.е. выхода энергии и излучающего переноса.

Большинство членов экипажа увлеклись идеей, что мы должны попытаться проникнуть внутрь планетоида с помощью сконцентрированного фазерного огня. Хотя я предлагал это ранее (только чтобы позволить вернуться команде высадки), я полагаю, что в настоящее время эти действия будут ошибочными. Утечка энергии не позволит работать системе жизнеобеспечения, кроме того, существует возможность, что огонь фазеров не сможет пробить эту необыкновенную металлическую оболочку. Это, несомненно, самый совершенный проводник тепла.

Кроме того, мы можем надеяться на милосердие Chatalia в течение нескольких дней, даже если сигнал бедствия был успешно передан. Если же нет, могут пройти месяцы, прежде чем Федерация найдет нас. В этом случае, мы должны найти способ совместить продовольствие Chatalia с нашим метаболизмом, в противном случае только Глак Сон сможет выжить.

Таким образом, мы не должны противодействовать им. Их отношения с клингонами не могли быть приятными. Мы должны будем доказать, что мы имеем мирные намерения.

– Я знаю некоторые слова вашего языка, –продолжил маг.

Ларосс изучал клингонский язык в течении полугода, двадцать лет назад.

– Не должно быть…Не наш язык. Люди не клингоны. Используйте переводчик.

У клингонов не было слова "пожалуйста".

– Что, черт возьми, происходит? –спросил Маккой.

Маг посмотрел на В'Чаала и хлопнул крылом.

– Он не знает этого языка.

– Нет! Механизм! –повернулся к В'Чаалу. – Дайте ему транслятор.

– Это богохульство. Тем более, он говорит на вашем языке.

– Это не наш язык!

– Корабль, –сказал Кирк. – Клингоны должны были попасть внутрь.

– Тихо, –сказал маг, что никто не понял. Ларосс шагнул вперед, пытаясь забрать транслятор у В'Чаала. "Послушайте…"

– Стража! –крикнул маг, на языке контролеров поведения; один из них появился в дверях и что-то сделал со своей рогаткой. Ларосс инстинктивно вскинул руки, защищаясь от стрелы, и она вонзилась в предплечье.

"Ох!" – Ларосс выдернул стрелу и бросил на пол; не особо внушительное оружие.

Мур посмотрел на Кирка, ожидая приказа. Тот покачал головой: "Не сейчас".

– Вы можете послушать хотя бы минуту? –гневно воскликнул Ларосс. – Вы говорите на языке наших врагов! Понимаете, врагов! Люди – не клингоны!

Маг бесстрастно смотрел на них, скрестив руки на груди. Он не ответил.

– О чем вы говорите? –печально сказал В'Чаал. Маг медленно обернулся к нему.

Ларосс набрал полную грудь воздуха.

– Мы узнали, что много лет назад клингонский корабль вошел с вами в контакт, и…

– Тихо! –маг посмотрел на В'Чаала. – Вы говорили с ними?

– Да, мастер. Они имеют много странных заблуждений.

Он обдумывал что-то несколько секунд.

– Мы поговорим позже. Возможно, вы будете возрождены.

– Ваше желание, мастер.

– Умри, ибо слышал правду, –сказал Маккой. – Они бы хорошо ужились с клингонами.

– Охранник, –сказал маг. – Вот этот, в середине. Стрелка вонзилась Маккою в живот. Тот чертыхнулся и вытащил ее.

– О'кей, я буду держать рот на замке.

– Нет, мы не наслаждались вашим присутствием, дьяволы, когда вы прибыли сюда в прошлый раз. Вы уничтожили тысячи. Память о вашем вторжении хранил весь мир. Только через десятки поколений, эта память была стерта у ven и lan.

– Мы не клингоны! –настаивал Ларосс. – Если бы вы видели хоть одного, вы бы поняли, насколько мы различны.

– Я видел многих клингонов. Память не была стерта у ela. Вы клингоны.

Маккой оправил рубашку, рассматривая маленькую ранку.

– Ларосс, разве вы не видите, с их точки зрения мы действительно идентичны. Как два подвида каракатицы. Маг, у вас есть врачи, биологи?

– Вы не можете спрашивать меня.

– В'Чаал?

Переводчик посмотрел на мага, но тот не подал никакого сигнала.

– Среди магов, есть те, кто занимается искусством жизни. Ven и lan имеют семейства, которые помимо основных обязанностей –стрижки и массажа – занимаются исцелением.

Доктор поморщился. – Маг не слушает…хотя это должно заинтересовать его. Между клингонами и людьми существуют основные анатомические и физиологические отличия. Наверняка исследовали тело хотя бы одного клингона.

– Конечно, –ответил маг.

– У них две печени.

– Разве не у всех так? –спросил В'Чаал.

– У людей только одна. Кроме того –…

– Хорошо, мы скоро посчитаем вашу печень, –сказал маг. – А что касается вашей физиологии, вы только что доказали, что вы клингоны. Иначе, те стрелы погрузили бы вас в шок. Две стрелы убили бы вас. Охранник?

Тот появился, прицеливаясь.

– Еще раз тот, в центре.

На этот раз стрела была направлена в лицо; Маккой остановил ее ладонью, хмыкнул, вытащил.

– Поэтому тогда вы смогли забрать столько жизней. Ваше оружие дальнего действия работало, а наше –нет.

– А вы заметили, –спросил Кирк, – что мы добровольно отдали вам наше оружие?

– Я сказал, вы не можете спрашивать меня! –он указал на Маккой. – Вы – прекратите! Что вы делаете?

Маккой направил трикодер на острие стрелки.

– Пытаюсь выяснить, что это за яд, чтобы узнать, нуждаемся ли мы в лечении, –он улыбнулся. – Поваренная соль, натрий хлор. Конечно, она не подействовала ни на нас, ни на клингонов.

– Вы должны стоять, когда я обращаюсь к вам. Боунз медленно встал.

– Это вы должны быть благодарны, что сдали ваше оружие. Если бы я думал, что вы представляете для нас опасность, я уничтожил бы вас прямо в этой камере. Информация, которую я могу получить от вас, не стоит чьей-то боли или смерти.

– Наоборот, –сказал Кирк. – Если вы только послушаете нас…

– Закройте рот. Говорите, только если вас спрашивают. Вы –лидер?

– Да.

– Мне нужна правда: сколько вас здесь?

– Это зависит от вас. Сейчас нас пятеро. Если вы подвергнете нас опасности, нас будет больше.

– Вы не считаете, что вы уже в опасности?

– Ничего такого, с чем мы не могли бы справиться. Мирным путем.

Он замолчал на мгновение.

– Вы действуете по-другому. Раньше вы приходили, чтобы просто убивать. И большинство пленников никогда не говорило с нами.

– Вы же видите, мы другие. Мы не клингоны.

– Я предпочитаю считать это обманом. Во всяком случае, теперь все будет по-другому. У нас есть ваше прежнее оружие, и мы исследуем то, что вы принесли сейчас.

– Вы не должны этого позволять, –быстро сказал Кирк. – Как мы говорили В'Чаалу, оно опасно. Оно может взорваться с большой силой.

– Очевидная уловка. У нас самые квалифицированные специалисты-…

Ужасный взрыв прогремел где-то внизу. Хлопья штукатурки посыпались со стен и потолка.

Маг проговорил: "Охрана, копья. Убейте всех, кроме лидера."

Спок занимался несколькими вещами одновременно. Маг только что прибыл в камеру, и он наблюдал за разговором через коммуникатор Мура. В то же время, он координировал перемещение всего командного персонала на вспомогательный мостик, а остальных членов экипажа и необходимого оборудования – на нижние палубы. Восьмая палуба пока была открыта, главным образом из-за громоздкого аварийного транспортатора.

Вспомогательный мостик был переполнен. Пятеро сотрудников службы безопасности сидели прямо на полу у портативного транспортатора. Зулу, Чехов и Ухура занимали свои станции, молодой энсин проверял настройки инженерной станции. Спок прошел в центр мостика.

– Лейтенант Гэри, –сказал он начальнику охранников, – я считаю, будет лучше, если вы и ваши люди разместятся у транспортатора на Палубе Восемь. Тогда в случае опасности вы сможете спускаться группами по несколько человек.

– Есть, сэр, –офицер выпрямился. – Я прикажу техникам быть наготове.

– По моему приказу.

– Есть, сэр, –они двинулись на выход. Показалось, что объем комнаты внезапно увеличился.

– Мистер Спок, – позвал инженер. – Здесь избыточность энергии, которую…

Звук взрыва был ощутимым даже через коммуникатор. Спок подошел к платформе транспортатора.

– Активировать.

Спок материализовался на расстоянии вытянутой руки от мага, отключив того вулканским зажимом нерва. Увернувшись от копья, фазером ошеломил еще четверых стражей.

– Вы в порядке, капитан?

– Пока да. Нам лучше убраться отсюда.

– Согласен. Это В'Чаал?

– Да, –переводчик отступил к стене.

– Мы должны попросить вас идти с нами.

– Мы должны взять и мага. Вы сможете его унести?

Спок взвалил мага на плечо. "Куда?"

Они подбежали к подъемнику. Дверь была закрыта, и нигде не было видно никаких кнопок.

– Где-то должна быть лестница, –сказал Маккой. Он подбежал к открытой двери справа и внезапно резко остановился, пораженный. "О, Господи."

Существа, имеющие крылья, не нуждались в лестницах. Здесь была шахта в сотню метров глубиной, с ненадежно выглядевшей веревочной лестницей. Веревка была привязана на расстоянии двух метров от края шахты.

На полу материализовались пять фазеров.

Вооружившись, Ларосс спросил:

– В'Чаал, как вы вызываете подъемник?

Он недоуменно склонил голову:

– Подъемник.

– Нет! Не называете, а вызываете?

– У подъемника нет ушей.

– Слушайте. Если вы хотите спуститься на подъемнике, как вы заставляете его прибыть сюда?

– Подъемник неуправляем отсюда. Вы можете использовать его, только находясь внизу.

- А если у вас в руках что-то тяжелое? Вы просто бросаете это в шахту?

– Конечно, нет. Вы оставляете это у подъемника, планируете вниз, и поднимаетесь обратно на подъемнике.

– Попытка не пытка, –с этими словами Вилсон прыгнул в шахту, хватаясь за лестницу. Та бешено раскачивалась. Пока остальные наблюдали за спуском Вилсона, Спок вызвал "Энтерпрайз", и попросил спустить веревку.

– Прошу прощения за неудобства, –сказал он В'Чаалу, – но мы должны зафиксировать ваши руки, чтобы предотвратить побег.

– Я понимаю, –ответил тот. – Но я не могу летать. Только мягко планировать. Он – может.

– Интересно.

Веревка материализовалась, и он связал обоих инопланетян. Внизу внезапно раздались крики.

Мур подскочил. – Нет, подождите, – сказал Кирк. – Вилсон, вероятно, позаботился об этом. Если нет…если они захватили его – они будут ждать нас.

– Оставаясь здесь, мы практически неуязвимы, –кивнул Спок.

– Пока они не принесут то клингонское оружие, –сказал Мур.

– Тому оружию несколько веков. Если его не обслуживали должным образом, я сомневаюсь, что оно еще работает.

Двери подъемника открылись, перед ними появился заметно взъерошенный лейтенант Вилсон.

– Проблемы, сэр? –спросил Мур, заходя внутрь.

– Ничего серьезного; я их оглушил.

Нажатие на нижнюю кнопку привело их в полуподвальное помещение. В'Чаал посоветовал нажать третью снизу, для выхода на первый этаж.

Фазер, очевидно, взорвался у двери подъемника. Пол и стены были забрызганы пурпурной кровью – сила взрыва просто разорвала нескольких Chatalia на куски. В'Чаал при виде этого упал в обморок.

– Это будет сложно объяснить, –сказал Спок.

Мур приподнял безвольное тело переводчика и потряс его. "Давайте убираться отсюда!" – он шагнул к двери и был остановлен невидимым барьером.

– Отойдите, –сказал Вилсон, настраивая фазер на максимальный режим.

– Фазеры здесь неэффективны, –сказал Спок. – Дверь, очевидно, сделана из того же материала, что и сеть, удерживающая "Энтерпрайз".

Действительно, фазерный огнь был бесполезен. "Ах, черт!" – выругался Вилсон, и направил фазер на стену. Образовавшая дыра была достаточно большой, чтобы вывести слона.

Улицы были пустынны. Несколько Chatalia украдкой смотрели из окон или с верхних кабелей, но ни у кого не было сетей и копий.

– Мур, прикрывайте нас, –приказал Вилсон. – Куда, сэр?

– Туда, –Кирк указал на неясные очертания острова магов, висящем где-то 'в небе', почти в зените.

– Далековато, –сказал Вилсон.

– Около 169 километров, –уточнил Спок.

– По крайней мере, компас нам не понадобится, –сказал Мур. Он был прав только наполовину.

Идти по городу было довольно легко, ибо улицы были проложены с четкостью шахматной доски. В'Чаал пришел в сознание, но оставался безмолвным, когда они попытались объяснить, что произошло. Он шел рядом, излучая страх. Спок решил, что они должны были снова отключить его – он стал бы большей обузой на собственных ногах, чем на плече Спока.

На границе города, они вышли к реке. Никаких мостов не наблюдалось.

– Как вы переправляетесь через реку, В'Чаал? –спросил Маккой.

Он нарушил тишину. – Это запрещено.

– Но мы видели lan-Chatalia на площади. Они же как-то сделали это.

– Это не запрещено lan или ela.

– И они, наверно, просто перелетают через реку?

– Да.

– Это невозможно, – сказал Спок. – lan должны поставлять продукты, и, в соответствии с вашими собственными словами, они привозят обученных ven-Chatalia для замены. Их крыльев для этого недостаточно.

– Я не говорил, что они всегда перелетают. Иногда они используют лодки.

Поглощенные спором, они едва не были застигнуты врасплох. Копье ударило Мура в спину, повалив его на землю. Еще несколько брошенных копий цели не достигли – очевидно, они не были сбалансированы для бросков.

Около двадцати Chatalia надвигались на людей; огонь из фазеров оглушил их всех. Мур, пошатываясь, поднялся на ноги. "Что за дьявол попал в меня?"

Маккой задрал его рубашку. Рана оказалась небольшой царапиной полусантиметра глубиной и трех – длиной.

– Вы счастливчик. Копье, наверное, задело вас уже на излете.

– Да уж, счастливчик…

Маккой смыл кровь и заклеил рану протопластырем.

– Они все мертвы? –спросил В'Чаал.

– Нет, –сказал Маккой. – Это оружие может убивать, но мы просто оглушили их на пару часов.

В'Чаал подошел к ближайшей жертве, заглянул в лицо.

– Это правда.

– Все, что мы вам говорили –правда, – вспыхнул Маккой. – Если бы ваши люди не были столь упрямыми…твердолобыми…

– Хватит, Боунз, –прервал доктора Кирк. – В'Чаал, где lan держат лодки?

– На той стороне, конечно.

Терпение…

– Когда они здесь. Мы знаем, что некоторые из них здесь. Где их лодки?

– Я не знаю. Это не входит в обязанности моего семейства.

– Вы действительно так считаете? –спросил Ларосс. – неужели вы никогда не интересуетесь ничем другим? Помимо языков?

– Почему? Маги интересуются.

– Чрезвычайно, –пробормотал Маккой.

– Мне кажется, нам лучше начать двигаться, сэр, –сказал Вилсон. – Рано или поздно, мы натолкнемся на лодку.

– Может быть…В'Чаал, может, здесь достаточно мелко, чтобы идти вброд?

– Он не знает, –махнул рукой Мур.

– Я действительно не знаю. Может, где-то и есть мелководные места, но вы не сможете там пройти. Здесь водятся опасные рыбы и угорь.

Они двинулись вперед. Полчаса спустя, лодка была замечена. Потребовался еще час, чтобы до нее добраться.

Фактически, это была не лодка, а плот, приводимый в движение веслами. Да и река была скорее не рекой, а озером, опоясывающим планетоид, но не имеющем течения. Оттолкнувшись от берега, они проплыли пару метров – и сразу поняли, почему нельзя было идти вброд. Огромный угорь, длиной больше плота, и толщиной в полметра, он следовал за ними.

– Очень странно, –заметил Спок. – Если бы я должен был устанавливать экологию для корабля подобного этому, я бы, конечно, не включил крупных и опасных животных.

– Может быть, –Маккой уставился на зубастое существо. – Из того, что мы видели, логика определенно не их сильная сторона. Может, они просто должны удержать от пересечения реки.

– Или, возможно, они хотели сохранить максимально возможное количество видов. В вашей мифологии существует аналог –Ноев ковчег.

– Дайте это мне, –Маккой забрал весло у Мура; Спок сменил Вилсона. Обессиленные охранники опустились на палубу. Оставалось проплыть около двух километров.

– Жаль, что они еще не придумали моторную лодку, – сквозь зубы выдохнул Маккой.

– Правда, можно поставить парус, –оживился Кирк. – Здесь постоянно устойчивый бриз.

Спок согласился: – Очевидно, это постоянное условие – вода является теплопоглотителем. До тех пор, пока они не применят иную погодную установку.

Маг пришел в себя и что-то пробормотал. Кирк достал транслятор и поднес его поближе.

– Что вы сказали?

– Куда вы везете нас?

– Домой. На остров магов.

– Нет. Вы не попадете туда живыми.

– Он до сих пор не понял, да? –сказал Маккой. – Мы не боимся вашего оружия.

В'Чаал, который ни разу не заговорил во время плавания, пошевелился.

– Он не то имел в виду…

– Тихо!

– Мастер, если их предупредить…

– Тихо!

– Вы не должны подчиняться ему, В'Чаал, –сказал Кирк. – Теперь мы ответственны. Вы можете дать нам погибнуть из-за нашего наведения?

– Это будет справедливо, –ответил тот. – Те, кого убило ваше оружие, тоже погибли по незнанию – по крайней мере, вы говорили так.

– Я сказал вам… –начал маг.

Даже через транслятор, прослеживалась нотка явного вызова.

– Это не имеет значения, мастер. Завтра утром мы все будем мертвы.

– О чем, черт побери, вы говорите? –спросил Маккой, невольно размахивая веслом.

В'Чаал отступил.

– Как сказал мастер, вы не должны знать. Все мы умрем и возродимся снова.

– Вы –может быть. Я не верю в реинкарнацию.

– Это правда. Но вы можете не быть возрождены из-за ваших заблуждений.

– Скажите, –просил Спок, – вы определенно знаете, что вы вернетесь назад? Вы видели, как это происходит?

– Конечно. Многие мои друзья были заменены.

– И они возвращались прежними?

– Нет, они начинали снова. Они знали обязанности своих семейств, но не помнили свои прежние жизни –вы ведь не хотели бы помнить всю вечность, не так ли?

– Клоны, –сказал Маккой.

– Возможно. Маг, это действительно так? Вы делаете новых Chatalia из тел старых?

Тот проигнорировал вопрос.

– Вы разные виды клингонов. Ваша кожа и уши.

– Ни один из нас не клингон. Я наполовину вулканец и наполовину человек. Люди обитают на планете Земля; вулканцы –на планете Вулкан. Клингоны – в Клингонской империи – много различных миров.

– Болтовня.

– Я неспособен лгать. Ваше понимание мира ошибочно, если оно такое же, как у В'Чаала. Или вы знаете, что живете внутри маленького искусственного мира, двигающегося сквозь космос?

– Мне говорили о вашем богохульстве. Оно такое же, как у тех, что приходили прежде. Еще одно доказательство, что вы клингоны.

– Как вы считаете, откуда мы пришли, если не снаружи?

– Будущее, конечно. Вы –маги из будущего, – он оглянулся на В'Чаала. – Ты должен умереть, ибо слышал это, меньший.

В'Чаал пожал плечами. – Ночью я умру в любом случае.

– Как мы можем быть магами? –вспыхнул Маккой. – Мы абсолютно разные виды! Даже химия наших тел различна.

– Ваши отговорки незнанием раздражают.

– Интересно, вернется ли тот угорь, если вы вдруг упадете в воду.

– Угроза будет –…

– Это не угроза. Это только принятие желаемого за действительное.

Глава 6

Дневник капитана, звездная дата 7506.5

Записывает лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт, командующий в отсутствии капитана Кирка и коммандера Спока.

Мы совершили контакт с поверхностью планетоида в 7506.1074. В соответствии с приказом мистера Спока, я деактивировал генератор искусственной гравитации, чтобы сохранить энергию. Внезапное уменьшение гравитации до 0.479g плохо отразилось на здоровье экипажа, но все адаптировались за несколько часов.

Мы спустили команде высадки две фазерные винтовки. Оба захваченных инопланетянина утверждают, что они в смертельной опасности, но не объясняют, почему. Я предложил транспортировать еще нескольких охранников. Однако капитан согласился с мистером Споком, что тот инцидент с фазером может нанести непоправимый ущерб нашему образу в глазах Chatalian, поэтому мы должны любой ценой избегать действий, которые могут быть расценены как агрессия.

Однако я не воспринимаю "любой ценой", как "жизнями шестерых членов экипажа". Двадцать два вооруженных охранника находятся в полной готовности у транспортатора.

Противоположный берег был засыпанным гравием пляжем, за узкой полоской которого плотной стеной стояли джунгли. В'Чаал отказался сойти с плота, но не сопротивлялся, когда Спок снял его.

– Здесь должна быть тропа, –сказал Кирк.

– Вы знаете путь, маг? –спросил Спок.

– Да. Я пролетал над ним.

– Но вы не в настроении нам его показывать, –хмыкнул Мур. Маг промолчал.

– Он не может быть далеко, –сказал Спок, – так как плот пересекает реку по самому короткому пути. Я предполагаю, мы разделимся на две группы, и пойдем в противоположных направлениях.

– Давайте, –согласился Вилсон. – Идите сюда, – он ухватил мага за руку.

Маг издал ужасный вопль и вырвал руку.

– Что за черт? –на плече инопланетянина появился огромный пурпурный волдырь в форме человеческой кисти.

– Соль! –догадался Маккой. – Соль в вашем поте!

Вилсон посмотрел на свою руку, затем на мага.

– Я…Извините меня. Я должен был подумать об этом.

– Вы не будете больше касаться никого из нас. –Он поглядел на Спока. – Поему ваше касание не повредило меньшему?

– Вулканцы не потеют. Наши тела имеют более эффективный способ терморегуляции.

– Я не понимаю первый глагол.

– Потение, это то, с помощью чего люди и некоторые животные избавляются от избытков тепла. Специальные железы выделяют жидкость на поверхность кожи; когда жидкость испаряется, она забирает лишнее тепло.

– Отвратительно, –маг повернулся к Вилсону. – Приказываю вам немедленно это прекратить.

Вилсон угрюмо рассмеялся.

– К сожалению, они не могут контролировать этот процесс, –сказал Спок. – Это автоматическая реакция на повышение температуры тела.

– Это все очень интересно, –сказал Кирк, – но мне кажется, нам уже пора идти. Мур, вы пойдете с мистером Споком и доктором, вот сюда. Возьмите с собой мага. Остальные пойдут в эту сторону. Первый, кто найдет тропу, получит увольнительную.

– Очень смешно, –фыркнул Маккой.

Через некоторое время, группа Спока наткнулась на проход. Он представлял собой тропинку, заросшую травой, около трех метров шириной.

– Тридцать или сорок километров, –сказал Кирк. – Я уверен, что часа через четыре наступит ночь. Интересно-…

– Я должен вам рассказать, –внезапно сказал маг. – Хотя я в любом случае не верю, что вы говорите правду, но я уверен, что клингоны, по крайней мере те, которых мы знали, не имели этого пота-который-обжигает. Так что, возможно, вы не клингоны.

– Вы, наконец –…

– Уймись, Боунз. Вы хотите сотрудничать?

– Я еще не решил. Я считаю, что будет лучше, если по крайней мере один из вас выживет, чтобы быть изученным. С другой стороны, мертвые, вы не будете представлять угрозы. Я не уверен.

– Добавьте еще, что если мы погибнем, завтра здесь будет сотня человек, отлично вооруженных и разъяренных.

– Ваши слова ничего не стоят. Тем не менее, я считаю, что мы должны пережить ночь.

– Это невозможно, –застонал В'Чаал.

– Нет. Не с оружием.

– Но духи…

– Это не духи. Меньший, ты не должен это слышать. Вернись на берег.

Когда переводчик отошел на достаточное расстояние, маг заговорил.

– Позвольте мне объяснить. Как вы предполагали, мы используем старую жизнь, чтобы создавать новую. Это искусство было основной функцией моего семейства все годы.

Были сделаны некоторые…ошибки. Обычаи не позволяли убивать их. Мы только видоизменили их глаза, чтобы они избегали дневного света, и пометили их в эти джунгли.

– Так что джунгли полны уродливых Chatalia? –спросил Маккой.

– Вы использовали неподходящее слово. Нам запрещено оценивать, привела ли ошибка к появлению низшего существа. Наши легенды говорят, что деление Chatalia на три рода –конечный результат подобных "ошибок".

Джунгли населяют не только Chatalia. Мы поддерживаем популяцию некоторых крупных животных с помощью, как вы сказали, "клонирования". Другие виды размножаются самостоятельно, с помощью обмена генетическим материалом.

– В ваших устах это звучит так сексуально, –сказал Маккой.

– Я не знаю этого слова. Угорь, преследовавший наш плот, результат подобных случаев. Способность к естественному размножению, изначально подавленная, вновь проявилась в результате клонирования. Это случилось тысячи поколений назад; тогда же размеры их увеличились в двадцать раз. Теперь это опасные хищники.

– Вы ожидаете, что мы будем атакованы этими "ошибками"? –спросил Кирк.

– Да. Конкуренция за пищу очень сильна в джунглях.

– Я предполагаю, капитан, что мы проведем ночь на берегу, –сказал Спок. – По крайней мере, мы не будем опасаться нападения с тыла.

– Нет! –возразил маг. – Это – смерть! Водные существа ночами собираются у берега, ожидая, что кто-то подойдет к воде. И они могут вылезать из воды на некоторое время и нападать.

– Погодите-ка, –прервал Вилсон. – Он знает слишком много. Маг, вы ведь только пролетаете над джунглями. Вам не доставляют беспокойства их обитатели. Так откуда вы так хорошо знаете, как они нападают?

– Я видел это много раз, в сумерках, из воздуха. Многие ela приходят сюда, когда приходит время умирать. Они должны умереть здесь, если они ответственны за ошибку.

– Весьма суровое наказание, –сказал Спок.

Вилсон покачал головой.

– И как мы должны защищаться?

– Мы должны отойти от берега, чтобы водные создания не достали до нас. Затем мы убьем меньшего и поместим его тело на тропе впереди нас, чтобы привлечь их. Когда они появятся, вы своим оружием-…

– Подождите, –прервал Кирк. – Мы не согласны. Мы не любим вмешиваться в чужие обычаи, но мы не можем этого позволить. Это убийство.

– Я не понимаю.

– Не пытайтесь понять. Мы просто этого не допустим.

– Но он уже мертв, с тех пор как я рассказал ему то, что он не должен знать. Это, по крайней мере, заставит его тело послужить нам.

– Тогда почему вы отослали его? –спросил Маккой. – Ему теперь уже без разницы, услышит он правду об этих "духах" или нет.

– Я не жесток. Я избавил его от боли переоценки.

Солнце внезапно потемнело; прояснилось, потемнело снова. Прошлой ночью это предшествовало наступлению полной темноты.

– Мы должны торопиться, –сказал маг, подзывая В'Чаала. Кирк связался с "Энтерпрайзом", попросив прислать им еще фазеры и портативную лампу.

Они быстрым шагом шли по тропе. Кирк на ходу объяснял план.

– Поставьте фазеры на оглушение. Мы образуем круг вокруг заложников, таким образом, на каждого приходится сектор в шестую ее часть. Каждые пятнадцать минут сменяемся, двигаясь против часовой стрелки, для поддержания тревоги. Если вы почувствуете, что засыпаете, скажите об этом –Боунз, у тебя есть стимуляторы?

– В избытке. Но лучше воздержаться от них: люди становятся очень легкомысленными.

Солнце превратилось из ярко-желтого в тускло-красное, превращая зеленую стену джунглей в темно-серую, с причудливыми черными тенями.

– Достаточно, –сказал маг.

Они остановились, сканируя окружающие заросли на предмет движения. Переносная лампа отбрасывала длинные, гротескные тени.

– Может, свет отпугнет их, –предположил Вилсон.

– Я не знаю, –ответил маг. – Мы никогда не пытались отпугивать их. Спок кинул на Кирка выразительный взгляд: впервые инопланетянин сам выдавал информацию.

Десять минут было тихо; солнце полностью погасло. Они столпились на освещенном пятачке. Яркие листья и цветы дрожали под постоянным дуновением бриза.

Внезапно начался ад.

Существо, в два раза больше человека, спикировало на Маккоя сверху, обнажая клыки. Их маг прокричал предупреждение, одновременно выстрелили три фазера. Существо отбросило в сторону, на землю. Когда оно еще было в воздухе, три меньших Chatalia атаковали с земли. Вилсон оглушил одного из них, двухголового, четырехрукого, с лохмотьями на месте крыльев.

Когда летающий монстр упал на землю, он опрокинул одну из ламп. Шерсть его загорелась. Мур нарушил строй, отталкивая его, и был немедленно атакован ven, у которого вместо рта была огромная язва. Он пнул его между ног, сомнительная тактика против бесполого существа, однако это дало Вилсону время прийти к нему на помощь. К несчастью, луч его фазера задел Мура, парализовав его левый бок. Тот, сделав один шаг, упал.

Вилсон подбежал к нему, оттолкнув существо с лампы, подхватил Мура и внес его обратно в круг.

Они прибывали и прибывали. Летающая медуза со светящимися шипами; ven, выглядевший бы нормально, если бы не цветок, растущий из его грудной клетки; вращающийся шар из чешуи и зубов; бескрылый маг; двое ela, соединенные блестящей трубой из плоти; нечто похожее на лося, покрытое шипами.

Тела накапливались. Темп атаки несколько снизился – нападавшие утаскивали в джунгли тела оглушенных, чтобы там съесть их. Но некоторые продолжали атаковать, карабкаясь по кучам тел. Другие, оправившиеся от оглушающего луча, подползали ближе и падали снова.

Мур поднявшийся с земли, почувствовав, что онемение проходит, попросил разрешения переключить фазер на "убить"; в этом было отказано.

На борту "Энтерпрайза", Скотти покинул вспомогательный мостик, и дежурил в транспортаторной вместе с 22 охранниками. Он сделал несколько предложений капитану Кирку:

– Спустить вниз несколько человек, чтобы подменить их;

– Распылить тонну соли по джунглям;

– Отправить вниз весь экипаж, и выжечь эти чертовы джунгли под корень.

В течение временных затиший, Кирк ответил "нет", "нет", и "не сходите с ума".

Из коммуникатора раздалось странное мяуканье, затем свист фазера и грохот.

– Ситуация? –спросил энсин напряженным голосом.

– Только еще один лось, –ответил Мур. – Ребята, может, прекратите дергать нас? Это просто учебная стрельба.

Скотт вздохнул. – Они не могут быть уверены, что полностью контролируют ситуацию.

Лейтенант Гэри согласно фыркнул. – Они должны позволить нам, по крайней мере, спустить им нечто помощнее фазеров. Например, портативный дисраптор – тогда они смогут немного поспать.

– Главная директива, –сказал Скотт. Исследовательские отряды Федерации должны были минимизировать эффект продвинутых технологий на менее развитое общество.

– Кто-то должен дать им почитать Главную Директиву, –пробормотал Гэри. – Это мы озадачены их технологией, а не они нашей.

– Ладно, хватит, –Скотти уставился на экран. Он любил этот корабль, и особенно его двигатели – а здесь был вампир, высасывающий из них энергию. С нехарактерной жесткостью он сказал: "Они заплатят за это. Пусть это станет последним, что я сделаю, но я заставлю их заплатить за это."

Глава 7.

Когда возвратилось солнце, Кирк и его люди стояли в кольце из тел оглушенных монстров, двух-трех метров высотой. Кирк устало опустился на землю. То же сделали остальные.

– Боунз, теперь ты можешь раздать свои волшебные пилюли, –сказал он. – Нам предстоит долгий путь, если мы не хотим провести здесь еще одну ночь.

– Это не пилюли, –ответил Маккой, открывая сумку. – Протяни руку.

Зашипел гипоспрей.

Они поспешили дальше по тропе. Мур и Вилсон прикрывали тылы, на случай, если какое-то животное было способно выдержать свет достаточно долго, чтобы получить их на завтрак. Однако "ошибки", приспособленные для прохладного мрака джунглей, очевидно, не переносили солнечных лучей.

– Вы можете предложить нам способ передвижения более эффективный, чем ходьба? –спросил Спок мага.

– И полет, – без сарказма добавил тот.

И маг, и переводчик устало спотыкались; очевидно, средство Маккоя не могло помочь им.

– Когда мы достигнем земель lan-Chatalia, –сказал маг, – мы сможем найти повозку. Хотя я сомневаюсь, что меньший и я сможем идти так далеко.

– Мы понесем вас, если это будет необходимо, –сказал Спок. – Но чем дольше вы сможете передвигаться без помощи, тем скорее мы будем вне опасности.

Они прошли около пяти километров. В'Чаал упал первым. Маг – когда Мур стал поднимать В'Чаала. Маккой предложил еще заряд гипоспрея, но и Мур, и Спок отказались.

Воздух постепенно нагревался. Сверху спустили легкие перчатки для Мура, для предохранения мага от его пота. Из зарослей доносился шум, преследователи оставались невидимыми за стеной джунглей. Люди держали фазеры наизготовку. Однако во время коротких остановок, на которых настоял Маккой – пять минут в час – они не смели искать тени. Эти остановки не были полноценным отдыхом, ибо шелесты джунглей смолкали, когда они опускались на землю. Они чувствовали на себе взгляды терпеливых монстров, ждущих темноты.

Когда люди подошли к границе джунглей, два существа действительно напали, вслепую, ориентируясь только на их звуки и запахи. Маккой и Вилсон оглушили их.

С первого взгляда страна lan не производила особого впечатления. Голубые овощи, похожие на капусту, пробивались сквозь серую почву, без всякой системы. Большинство из них были пыльными, поникшими, и не имелось никаких признаков ирригационной системы.

– Они могут иметь некоторые достоинства, –хмыкнул Маккой, – но сельское хозяйство к ним явно не относится.

– Напротив, –ответил Спок, даже не запыхавшись под тяжестью инопланетянина, – это может быть весьма благоразумной стратегией. Если бы эти растения были съедобны, они служили бы только пищей существам из джунглей. Вполне вероятно, что они ядовиты.

– Хм, об этом я не подумал, –сказал Маккой с некоторым намеком на пренебрежение. Странные растения протянулись по крайней мере на два километра.

Поскольку они приближались к деревне, Спок разбудил мага (который подтвердил, что они специально выращивали ядовитые культуры вблизи джунглей, чтобы препятствовать ночному передвижению). Они ступили на посыпанную гравием дорогу, по обеим сторонам которой стояли ряды низких растений с красными цветками.

В'Чаал тоже проснулся, и первой вещью, которой он сказал, было:

– Насколько дольше мне позволят жить?

– Теперь ты имеешь знания, которые не являются знаниями ven. Однако, так как в данной ситуации, меньший, ты не можешь поделиться ими с другими ven, я не вижу причины, запрещающие тебе жить, пока мы не достигнем Острова.

– Возможно, мы сможем переубедить вас еще до того, как мы его достигнем.

– Побереги силы, Джим, –сказал Маккой. – С тем же успехом ты мог бы попытаться уговорить Спока съесть кусок мяса.

– Эти примеры едва ли эквивалентны, – поднял бровь Спок.

Кирк возвел глаза к небу.

– Маг, где мы можем найти средство передвижения? Ту повозку, о которой вы говорили?

Деревня казалась абсолютно пустой, хотя они могли заметить некоторых lan в поле.

– Мы посмотрим. Когда мы увидим, мы возьмем ее.

– А как насчет того lan, которому она принадлежит?

– Я не понимаю.

– Вы не считаете, что она может быть нужна ему?

– Он возьмет другую…Подождите. Кажется, я понял, что вы имеете в виду. Он должен возражать против того, что мы возьмем 'его' повозку.

– Правильно.

Маг и В'Чаал посмотрели друг на друга и издали звук, который, возможно, был смехом. – Нет, у lan нет прав на имущество, в отличие от ven. Любая повозка здесь принадлежит мне, так как я ближайший к ним маг. Так как все ваши жизни принадлежат мне.

Под навесом рядом с низким конусообразным зданием, они обнаружили несколько животных и две повозки. Животные были несколько похожи на огромных шестиногих бесхвостых крыс. После нескольких неудачных попыток, Кирк сумел впрячь пару в наибольшую повозку и вывести ее наружу. Люди забросили внутрь несколько сумок с продуктами и залезли сами. Руки Chatalia освободили, но зато связали им ноги. Они не протестовали и не благодарили.

Кирк не был удивлен, обнаружив, что он единственный, кто может управляться с животными. Его собственный опыт был результатом необычного анахронизма: его отец, весьма честолюбивый человек, принадлежал к консервативной партии "Назад к Земле". Его имидж требовал, чтобы он занимался фермерством – чем более примитивным, тем лучше. Но он был очень занятым человеком, поэтому большая часть работы ложилась на плечи Джима. С тех пор он неплохо ладил с животными.

– Пошли! –двенадцать ног неохотно зашевелились. Вначале сильная тряска вскоре исчезла. Пригревающее солнце, почти прямо над головой, усыпляло, тем более что эффект стимуляторов доктора ослабевал. Сам доктор тихо похрапывал позади него.

Дорога тянулась прямо вперед, насколько хватало глаз. Кирк обвязал поводья узлом вокруг руки, на случай, если он задремлет. Затем, высвободив одну руку, открыл коммуникатор.

– Рапорт отрицательный. Это вы, лейтенант Гэри?

– Нет, сэр. Энсин Данхилл.

– Хорошо, энсин, вы можете передать, что все спокойно, большая часть команды отдыхает. Мы передвигаемся на север, со скоростью около 15 километров в час. Как дела наверху?

– Холодно, сэр. Мы пытаемся сохранить энергию…о, вот лейтенант, сэр. –Раздался другой голос. – Капитан, по последним вычислениям Глак Сона, у нас есть три дня и девять часов, прежде чем мы будем вынуждены спустить всех вниз. Он попросил спросить, не собираетесь ли вы активно использовать транспортатор?

– Нет, только продукты. Нет сообщений от Звездного Флота?

– Нет, сэр. Хотя я не уверен, что мы смогли послать сообщение. Я поговорю с лейтенантом Ухурой и сообщу вам при следующей связи.

– Очень хорошо, –он мог связаться с Ухурой и сам, но такой способ сберегал энергию. – Конец связи.

– Извините, что не отвечал, сэр, –сказал Спок позади него. – Я размышлял.

– Тебе тоже нужен отдых.

Спок помедлил. – Нет, капитан. Это было время на размышление. Существует большая вероятность, что наша миссия окончится провалом.

– То есть мы…умрем здесь?

– Существует много неизвестных факторов. Но большинство из них предлагают только различные степени неудачи.

– Звездный Флот найдет нас, рано или поздно.

– Я не сомневаюсь. Однако корабль, нашедший нас, вероятно, попадет в ту же ловушку. Как и все последующие.

Кирк потер подбородок.

– Значит… Даже если они поверят нам –даже если они сделают нас королями…

– Даже если мы сможем приспособить свой метаболизм к их продуктам, мы останемся здесь на всю жизнь. Как и команды кораблей, прилетевших за нами.

– Если только они не прибудут в течение трех дней и девяти часов, –задумался Кирк.

– Эта возможность создает один из немногих оптимистичных сценариев.

– Расскажешь мне остальные?

– Предположим, что наше путешествие увенчается успехом. Тогда мы можем обнаружить, что наш друг маг…

– Мое имя Т'Лаллис, –сказал проснувшийся маг.

Спок кивнул.

– Мы можем обнаружить что Т'Лаллис –не совсем…типичный маг. Остальные могут проявить большее желание к принятию нашего взгляда на устройство вселенной. Могут даже знать, как освободить "Энтерпрайз" и пополнить запасы топлива. Т'Лаллис, вы маг второй касты, не так ли?

Инопланетянин коснулся своей серебряной ленты. – Конечно.

– Маги первой касты могут быть реальными пилотами корабля, –сказал Спок. – Если так, мы должны иметь по крайней мере возможность объяснить им нашу ситуацию. Если они захотят помочь –…

– Вы можете никогда не встретить мага первой касты. Они главным образом управители растений.

– Управители планеты? –переспросил Кирк [примечание: игра слов: plant – растение, а planet – планета.]

– Они управляют растениями. Садоводство.

– Это все, что они делают?

– Да. Вторая каста управляет миром и заботится о возрождении. Мы подчиняемся первой касте, когда они о чем-то просят нас. Но это происходит нечасто.

– Интересно, –сказал Спок.

Глава 8

Тревога!

Это коммандер Спок с корабля "Энтерпрайз".

В 7502.9, мы обнаружили замечательный артефакт: гигантский космический корабль в форме вогнутого планетоида, двигающийся на субсветовой скорости на прямоточном воздушно-реактивном двигателе Бассарда. Он населен приблизительно миллионом разумных существ, называющих себя Chatalia.

Мы спустили вниз группу контакта, однако затем обнаружили, что неспособны ее вернуть. Тонкая пленка металла или сплава, имеющего атомный вес 1132.5, каким-то образом препятствует работе транспортатора.

Chatalia заключили в тюрьму команду высадки. Они, очевидно, забыли, что находятся на борту космического корабля – он был запущен около трех тысяч лет назад – и не понимали намерений группы высадки.

Факт, что несколько веков назад планетоид был атакован клингонским крейсером, еще более осложнил ситуацию. Они верят, что мы являемся клингонами.

Мы обнаружили останки клингонского корабля на поверхности планетоида. Расшифровка его бортового журнала прилагается.

Очевидно, "Энтерпрайз" повторяет судьбу клингонского судна. Планетоид неизвестным способом высасывает энергию с корабля. Скорость потерь прямо пропорциональна величине использования энергии.

Предостережение спасателям: "Энтерпрайз" был захвачен на расстоянии 123 километров от поверхности планетоида. Захват осуществляется с помощью сети из невероятно тяжелого металла, упоминавшегося ранее.

Менее чем через неделю, экипаж "Энтерпрайза" должен будет покинуть корабль и транспортироваться внутрь планетоида. Мы рекомендуем команде спасателей с помощью фазеров проделать небольшое отверстие в структуре поверхности. Это позволит использовать транспортатор, в то же время потеря воздуха Chatalia будет незначительна.

Мы определенно не сможем выжить внутри планетоида. Помимо того, что Chatalia настроены враждебно, их продовольствие не может быть использовано людьми.

Звездная дата 7504.966, от 119.70238D, 689.4039 пск.;-1.038572D, – 0.9966 пск.; направление 37.903D, 0.0127D относительно Ригеля.

Далее перевод клингонского бортового журнала…

Вопреки опасениям Ухуры и Спока, тревожный сигнал пробился сквозь магнитное поле и был пойман кораблем.

Однако было бы лучше, если бы корабль принадлежал Федерации.

Клингонский крейсер совершал миссию, аналогичную миссии "Энтерпрайза". Фактически, он преследовал "Энтерпрайз", держась на благоразумном расстоянии. Хотя это было не запрещено, они сохраняли тишину на всех частотах.

Они слушали. И очень внимательно.

– Лорд? Вы приняли решение?

Капитан Калан опустил расшифровку на колени и уставился на темный экран.

Не смотря на своего лейтенанта, он сказал: – Возможен только один курс действий. Выполняйте его.

Первый лейтенант вскинул сжатый кулак: "Выживите и преуспейте!." Капитан ответно поднял руку.

Когда лейтенант вышел, в каюте остался только один посторонний – Кэл, жрец.

– Ваш энтузиазм вдохновляет нас всех.

– Очень смешно, Кэл.

Жрец поднял свою копию расшифровки, открыл последнюю страницу.

– "Предайте наши тела пеплу. Верните нас домой в ад." Это первые строки религиозного гимна. Память этого жреца будет почтена, когда мы вернемся домой.

Калан нервно перебирал бумаги на столе, повернувшись к жрецу спиной.

– Если ты так хочешь, куда быстрее отправить эту запись по субпространственному передатчику.

– Калан. Я предупреждаю вас, есть пределы братству. Не богохульствуйте.

– Я реалистичный человек. Практичный. Поэтому я капитан, старый друг, а ты жрец. Он повернулся. –Это пахнет смертью, и ты это знаешь.

– Мы все умрем.

– И нет лучшего способа, –масляно сказал капитан. – Отомстить за память потерянного судна и освободить Вселенную от Кирка. Случайно. – Хотя Органианский мирный договор запрещал войну между Объединенной Федерацией и Империей клингонов, но обе стороны могли вести войну против третьей стороны.

– Да. –Он пролистал расшифровку, избегая пристального взгляда своего друга. – Наше оружие теперь куда сильнее.

– Дай мне объяснить это так, чтобы понял даже жрец. У нас на самом деле более совершенное оружие –но оно не лучше того, что имеет "Энтерпрайз". Неужели ты в самом деле думаешь, что они не пытались взлететь?

– Человеческая психология очень странная. Возможно, и нет.

– Возможно! Я сражался с этими дьяволами, Кэл, накануне Договора! Они прикрываются мягкими и глупыми словами, но под ними они жестоки! Поверь мне, они пробовали это сделать.

– Я повторяю, –он скрестил руки на груди и уставился на Калана. – Мы умрем. Умрем сражаясь.

– Хорошая философия, но плохая тактика, –вглядываясь в лицо Кэла, он продолжил. – Мы должны послать за подкреплением. Позволить одному кораблю попробовать разрушить планетоид, а остальным – отойти и наблюдать. Тогда потеря корабля не будет критической. Кроме того, его можно будет спасти.

– И его команда лишится возможности умереть в бою.

– Во-первых, я не вижу никакой возможности битвы. Это больше похоже на смерть от болезни. Во-вторых… –он заколебался. – Воин, которого не убили, может сражаться снова.

Кэл поднялся. – Калан…

– Хорошо. Я отказываюсь от этого.

– Вы слишком долго изучали людей. Вы начинаете думать как они.

– Что было бесчестным в моем приказе?

– Ничего. Но способ, который вы предлагаете, менее чем…убедителен.

Животный рык вырвался из груди Калана. Одним прыжком перемахнув через половину каюты, он сорвал со стены церемониальный меч.

– Давайте, –сказал Кэл. – Убейте вашего единственного друга на этом корабле.

– Кэл, –сказал капитан. – Протяни руку.

– Мистер Скотт, –сказала Ухура, пытаясь сдержать волнение. – Мы получили сообщение.

– Давайте его на экран, –появилось изображение, очень неясное из-за помех магнитного поля.

– Капитан Кирк? –спросил неизвестный.

– Нет, сэр, лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт.

– Мои поздравления, мистер Скотт. Это капитан Калан, военный корабль "Корезима". Мы решили по-дружески предупредить вас, что вы находитесь вблизи планетоида, который мы собираемся уничтожить через два дня. Советуем вам удалиться от него по крайней мере на сотню тысяч километров.

После ошеломляющей тишины, Скотт ответил.

– Но мы не можем двигаться!

– О, боже, –сказал Калан. – А мы уже приготовили сверхновую бомбу. Похоже, вам пора начинать приготовления к смерти, – экран погас.

Скотт выключил его. – Это связывает нам руки…Мистер Чехов, попытайтесь обнаружить эту бомбу и высчитать ее траекторию. У нас еще есть шанс, что корабли Федерации поймали наше сообщение. Они смогут перехватить ее.

Лейтенант Ухура, найдите Глак Сона и начинайте приготовления к эвакуации. Мы должны взять с собой как можно больше продуктов – и поговорите с сестрой Чэпел и химиками, возможно ли модифицировать местные продукты. Нужно будет спустить еще и необходимые вещества.

– Вы думаете, металлическая оболочка планетоида защитит нас? –спросила Ухура.

– Против сверхновой бомбы? Сомневаюсь. В любом случае, больше я ничего не могу сделать. Он потянулся за коммуникатором.

Они подъехали к очередной деревне. Обстановка была чем-то хорошо знакома Кирку, хотя все детали были неземными: слишком высокие здания, слишком большое пространство между ними, покрытое цветами, а не травой. Существо, похожее на помесь таракана с собакой, выбежало откуда-то и рявкнуло на них. Не было видно детей, однако все взрослые бросали свои занятия, чтобы поглядеть на них. Большинство из них никогда не видели ven, или ela, который не летает, не говоря уж о человеке или вулканце.

Вилсон и Мур приготовили фазеры, однако никто из наблюдающих или не заметил, что Chatalia в плену, или не был склонен им помогать.

Они проехали уже около пятидесяти километров, и сила тяжести стала ослабевать, показывая, что они приближаются к оси планетоида.

– Интересно, сколько еще мы сможем использовать эту повозку, –пробормотал Кирк. – Чтобы достичь острова магов, нам ведь придется плыть?

– Это зависит от поведения животных, –сказал Спок. – Они вряд ли приспособлены для низкой гравитации.

– Вы мне напомнили, –Кирк открыл коммуникатор. – Нам понадобятся магнитные ботинки.

Коммуникатор запищал.

– Скотт капитану Кирку.

– Слушаю, Скотти.

– Сэр, у нас проблема.

– Ясно…И что теперь? Скотти рассказал о клингонской угрозе.

– …Согласно данным мистера Чехова и Глак Сона, у нас есть около 46 часов.

– Это укладывается в наш временной предел?

– Да. С вашего разрешения, мы подождем до последней минуты, прежде чем спуститься.

– Я собирался предложить это. Может прибыть помощь…Для вас более предпочтительно транспортироваться на борт другого корабля.

Скотти молчал; Кирк знал его достаточно хорошо, чтобы предполагать, что он скажет.

– И не смейте говорить ничего вроде "покинуть корабль".

– Но сэр!

– Или покинуть нас, например. Ваша обязанность весьма проста. –Он весело взглянул на Спока. – Будет достаточно неудобно объяснять, как вы умудрились потерять двух старших офицеров, начальника медицинской службы и начальника охраны.

– Конечно, энсинов и лингвистов потерять куда проще, –шепнул Ларосс Муру.

– Их легко заменить, –ответил Мур. – Меня это иногда беспокоит…

Кирк кинул на них испепеляющий взгляд и шикнул.

Оба Chatalia с интересом слушали, жуя фрукты, сорванные в роще у деревни. Кирк попросил прислать магнитные ботинки и обед, и отключился.

Материализовались бутерброды и сырые овощи для Спока.

– Я не понимаю этот вид магии, –сказал Т'Лаллис. – Это появляется из будущего?

– Это появляется из корабля, –устало сказал Маккой. – Снаружи, из корабля. Не из будущего. Снаружи.

– А какой вид магии вы понимаете? –спросил Ларосс. – Например, вы какой вид используете?

– Магию жизни, конечно.

– Покажете мне? –спросил Маккой.

– Возможно, когда мы достигнем Острова, –ответил маг. – Когда мы доберемся туда…Если вы прекратите эти разговоры о вашем "Энтерпрайзе" и тому подобном, они возможно, позволят вам еще пожить.

Кирк оборвал ответ Боунза.

– Мы в тупике, Т'Лаллис. Мы оба знаем, что говорим правду; оба знаем, что другой полностью ошибается. Нет никакой нужды больше об этом говорить.

– Смотрите, –сказал Маккой, поднимая кожуру от фрукта, съеденного В'Чаалом. Тот аккуратно оборвал ее одним спиралевидным куском. Маккой осторожно придал ей прежнюю форму, держа ее в руках как полый глобус. – Вы можете хотя бы попытаться представить это?

– Чтобы помочь нам осознать наше заблуждение, –пришел на помощь Ларосс.

– Посмотрите, мы находимся внутри…

– У нас проблема, –прервал их Вилсон. Около двадцати lan выстроились в два ряда поперек дороги, вооруженные копьями.

– Вы можете поговорить с ними? –спросил Кирк. – Или нам придется стрелять.

– Я могу, –сказал маг, – но с ними нет переводчика.

– В'Чаал, вы…

– Нет, –он выпрямился. – Я не торговый переводчик!

– Если вы поднесете к ним транслятор, –сказал Ларосс, – вы будете понимать их язык.

– Стреляйте, –сказал маг. Вилсон и Мур открыли огонь, и двадцать тел упало на дорогу. Животные замерли, отказываясь сворачивать, так что пришлось выходить и перетаскивать Chatalia на обочину дороги.

Пока они занимались этим, солнце уже дважды мигнуло.

– Мы продолжим путь в темноте, капитан? –спросил Вилсон.

– Думаю, да. Нужно будет только освещать дорогу лампами.

Однако, как только стало темно, животные подогнули свою дюжину ног и мгновенно заснули.

Кирк попытался разбудить их, однако без особого успеха. Маккой, пытаясь помочь, посветил им в глаза. Тогда они покорно встали.

Так они и двигались всю ночь, сменами по три человека: один управлял повозкой, один был на страже, и еще один шел задом наперед, светя фонариком в глаза животных. А так как только Кирк и Маккой могли управляться с животными, а Вилсон и Мур были профессиональными охранниками, то всю ночь прогуливаться спиной вперед пришлось Лароссу и Споку.

Единственный рациональный подход к этой проблеме возможен, если предположить успех, а затем рассчитать вероятные логические цепочки, ведущие к нему.

Для начала нужно предположить, что клингоны потерпят неудачу. Существуют три варианта сценариев, допускающих это:

1. Вмешательство корабля Федерации. Присутствие клингонского судна подразумевает, что они получили наше сообщение, так что данное предположение вероятно. Хотя то, что корабль появится в пределах сорока часов, сомнительно.

2. Бомба не сработает. Вероятность низкая; кроме того, клингоны могут попытаться снова.

3. Бомба не сможет разрушить металлическую оболочку, окружающую планетоид. Наибольшая вероятность, однако невозможно оценить теплоемкость данного металла. Возможно, что оболочка останется неповрежденной, однако приведет к нагреванию до смертельной температуры.

Исходя из принятия третьего варианта, мы останемся живы, однако "Энтерпрайз" будет уничтожен.

Возможно, что клингоны будут удовлетворены и отступят, решив, что жизнь внутри уничтожена. Тем не менее, более вероятно, что они транспортируют сюда вооруженный отряд. Chatalia, очевидно, были способны победить их и ранее, без посторонней помощи. С нашей помощью возможно будет сделать это с меньшим кровопролитием, хотя сомнительно, что клингон позволит себе выжить.

Дальнейшие наши действия при принятии данной ветви сценариев во многом зависят от магов.

1.Они просто казнят нас. Вполне тривиальное решение.

2.Маги первой касты – пилоты, и они пожелают помочь нам. В этом случае наше выживание будет зависеть от:

А. Продовольствие. Строгое нормирование. Если местная вода содержит мышьяк, ее можно очистить с помощью процесса Марша. Однако неизвестно, можно ли очистить местные продукты без наличия сложного оборудования.

Б. Нахождения выхода к поверхности. В таком случае мы будем безопасно транспортированы, когда прибудут корабли Федерации. Хотя мы не сможем связаться с кораблем, они, конечно, спустят исследовательскую группу, как только их биосенсоры укажут на наличие жизни.

3. Они пилоты, но не пожелают помогать нам. Использование силы возможно, но не желательно: мы не можем сражаться неопределенное время, равно как и захватить весь планетоид с нашим оружием.

Нашей лучшей тактикой в таком случае будет убедить их, что они нуждаются в нашем сотрудничестве. Даже если взрыв бомбы не окажет влияния на внутреннюю область планетоида, он, несомненно, уничтожит двигатели Бассарда. Наши инженеры смогли бы починить или заменить их.

4.Наконец, они могут не быть пилотами; корабль может быть полностью автоматизирован либо покинут. В этом случае мы должны попытаться исследовать его историю, методы управления им и найти способ пробить металлическую оболочку.

Все эти предположения, вероятно, будут бесполезны. Если способность данного суперметалла сопротивляться действию фазера связана (хотя бы частично) с чрезвычайно высокой тепловой проводимостью, то внутренняя область планетоида через сорок часов нагреется до температуры сверхновой звезды – только на доли секунды, но этого будет достаточно.

– Спок, просыпайтесь, –Ларосс протянул ему фонарь, затем забрался в повозку и устало растянулся на полу. Спок не спал, однако не видел причины поправлять лингвиста.

Он спрыгнул на землю, одновременно включая фонарь. Гравитация ослабела до четверти нормальной. Как ни странно, это сделало передвижение тяжелее, а не легче – особенно спиной вперед.

Маккой забрал поводья у Кирка. Тот потянулся и зевнул.

– Интересно, сколько еще осталось.

Спок проделал быстрое вычисление.

– Если мы продолжим движение к оси при том же направлении и скорости, то нам потребуется семь часов, десять минут. Хотя нам придется пересечь водное пространство, а это может породить новые трудности.

– Мы найдем еще одну лодку, –сказал Маккой.

– Сомневаюсь. Я не знаю, что случается с водой при гравитации одну десятую земной, во вращающейся системе отсчета, но это должно быть интересным. И, вероятно, непригодным для плавания.

– И что тогда?

– Я рассмотрю различные возможности. Как говорит ваша пословица, не ставь телегу впереди лошади.

Маккой тряхнул вожжами, и животные медленно встали на ноги. Он недоверчиво посмотрел на Спока.

– Вы что, только что пошутили?

– Не сознательно. Хорошо получилось?

– Ужасно.

Спок серьезно кивнул и начал двигаться.

Глава 9.

Вскоре после наступления света, животные начали испуганно выть. С каждым шагом они отрывались от земли и пролетали несколько метров. Продвижение стало медленным и тряским. Кирк распряг их, направив в том направлении, откуда они прибыли.

Надев магнитные ботинки, команда "Энтерпрайза" не ощущала тех неудобств, что испытывали Chatalia. В'Чаал никогда не был в таких условиях, а Т'Лаллис привык летать, а не ходить по земле.

Они двигались под большим углом, словно взбираясь на крутой холм. Около экватора "вверху" означало лишь "перпендикулярно земле".

Через несколько часов они добрались до водного пространства, окружающего остров магов. Как и предполагал Спок, это представляло серьезную проблему.

Поверхность воды не имела четких очертаний. Она словно вяло кипела ____________________ – хотя и не под действием тепла. Несколько сотен кубометров воды внезапно отделялись от поверхности, на миг зависали и медленно опускались назад. Над водой стоял странный густой туман, выглядевший достаточно плотным, чтобы потонуть в нем. Перед ними мерцала радуга.

– Не похоже, что лодка тут поможет, –заметил Маккой. – Как вы передаете груз поперек?

Т'Лаллис пожал плечами.

– Лодки…Воздушные, не водные лодки.

– Каким образом они летают? –спросил Кирк.

– Летают? Как может лодка лететь?

– Как они работают, я имею в виду.

– Один или несколько ela тянут их, по кабелю. Они делаются легкими с помощью магии.

– Вашей "магии жизни"?

– Да. Это растение, под названием хрнии. Когда вы помещаете семя в воду, оно вырастает в шар, который наполняет себя легкостью.

– Т'Лаллис, –спросил Спок. – Когда вы открываете шар хрнии, воздух изнутри горит?

– Да, горячим невидимым огнем. Как вы должны знать.

– Растение, которое производит водород, –сказал Маккой. – Спок, вы когда-либо слышали о чем-нибудь подобном?

– Только при разложении, –ответил Спок. – Никогда при росте. Ваша магия очень интересна, Т'Лаллис.

– Но все равно, даже если бы у нас была одна из этих воздушных лодок, мы ничего не могли бы сделать, –сказал Кирк.

– Я могу перенести всех нас, –предложил Т'Лаллис. – Расстояние невелико.

– Нет…Я боюсь несчастного случая, –ответил Кирк с оттенком сарказма.

– Сэр? –сказал Мур. – У меня идея. Мы сами можем перелететь.

– Вы что, ума лишились? –учтиво спросил Вилсон.

– Нет, сэр. Я видел такое на Луне. На земной Луне, в моем последнем увольнении.

– Я с десяток раз был на Луне, –сказал Кирк, – но я никогда не видел никого летающего. Вилсон кивнул, кинув Муру немного угрожающий взгляд.

– Господа, значит, вы никогда не были в Луна-Парке.

– Парк развлечений? –Ни Кирк, ни Вилсон не были в таком несерьезном месте со дня получения офицерских нашивок.

– Да, я вспоминаю, что читал об этом, –присоединился Маккой. – Это огромный подземный купол…

– Больше, чем "Энтерпрайз", сэр. Вы можете летать там при одной шестой гравитации. Большие легкие крылья.

– Это сложно?

– Э…Я не знаю, сэр. Моя…э…подружка отказалась пробовать, –что стало большим облегчением и для Мура.

– И что нам нужно, чтобы сделать эти крылья? –спросил Маккой. – Попросить Скотти спустить перья и клей?

– Парк Тинни, наверное, знает все об этом, –сказал Ларосс. – Она родилась и выросла на Луне.

Кирк кивнул, открывая коммуникатор. "Посмотрим, что скажет Скотти."

Энсин Паркер Тинни летала каждые выходные, начиная со своего десятого дня рождения, до того дня, когда она покинула Луну для поступления в Академию. Она до сих пор хранила свои старые крылья в шкафчике у себя в каюте, надеясь использовать их в увольнении на планете с низкой гравитацией.

Крылья были сделаны из легкого металла, с полыми распорками: большие для рук и поменьше для ног. Глак Сон вычислил необходимые параметры для всех членов группы высадки, и через два часа крылья были готовы.

Энсин Тинни вызвалась спуститься вместе с крыльями и потренировать мужчин. Скотту, конечно, отнюдь не понравилась мысль подвергнуть хрупкую девушку опасности, в то время как сам он оставался на борту "Энтерпрайза", но он не мог не признать необходимость.

Если бы все прочие параметры были равны, летать здесь было бы легче, чем на Луне, потому что все здесь весило менее половины своего истинного веса. Однако параметры эквиваленты не были. На Луне, вы можете стартовать, спрыгнув с небольшого обрыва; на Луне, летуны не обременены одеждой. Здесь же возможно было снять только ботинки, потому что управлять полетом нужно было с помощью слабых движений пальцев ног или стоп.

Из- за ножных крыльев, вы не можете здесь разбежаться. Однако в условиях слабой гравитации вполне возможно подпрыгнуть на десять метров. Прижмите крылья к бокам во время прыжка, затем наклонитесь вперед и расправьте их.

Пока мужчины тренировались, Тинни хорошо повеселилась, выделывая различные акробатические номера. Оба Chatalia заворожено наблюдали за ее маневрами – они никогда не видели настоящих птиц, так как ни одно животное на планетоиде не могло летать, а маги передвигались по воздуху с животной силой.

Когда все были способны держаться в воздухе и выполнять простейшие маневры, Кирк позвал всех назад на землю. Мур резко устремился вниз и так же внезапно затормозил: у него, очевидно, был естественный талант к крыльям. Маккой при приземлении сломал одно ножное крыло, саркастически заметив при этом, что ему еще повезло не сломать лодыжку. Однако у Тинни был ремонтный комплект, и она мигом починила сломанную распорку, даже не сняв крыло с ноги доктора.

– Думаю, наилучшей стратегией будет отойти подальше от воды для разгона, –сказал Кирк. – Мы отойдем на километр и заранее наберем высоту. Т'Лаллис, вы сможете перенести В'Чаала?

– Да, но я не вижу никаких причин для этого. Он может умереть на этом берегу так же, как и на том.

– Перенесите его. У нас есть, что сказать об этом.

Спок был весьма задумчив, когда они наполовину шли, наполовину летели к месту старта.

– Капитан, –медленно начал он, – у меня есть некоторые сомнения относительно нашей проблемы.

– Перелета к острову?

– Нет, сэр, клингонской атаки. Есть способ, с помощью которого мы можем увеличить вероятность того, что они потерпят неудачу. Если еще не слишком поздно.

– И какой же?

– Сэр, сверхновая бомба является мощным оружием, однако, как и у других кругонаправленных орудий, ее мощность обратно пропорциональна квадрату расстояния. Чем на большем расстоянии от поверхности она взорвется, тем меньший ущерб будет нанесен планетоиду и "Энтерпрайзу".

– Конечно! Мы используем главные фазеры и…

– Как видите, это сложная проблема. Мы должны по меньшей мере транспортировать экипаж внутрь планетоида. Чем больше энергии мы затребуем для фазеров, тем меньше останется на долю транспортаторов и систем жизнеобеспечения.

Тем не менее, желательно, чтобы команда оставалась на борт "Энтерпрайза" столь долго, как возможно. Урегулирование различных аспектов этой проблемы требует решения дифференциального уравнения по меньшей мере пятого порядка. Кроме того, мне не хватает данных. С помощью бортовых компьютеров, Глак Сон, вероятно, сможет это рассчитать.

– Ну что же, посмотрим.

Скотт протер усталые глаза.

– Давайте посмотрим. В 0947, мы спускаем всю команду вниз. А в 0948, мы направляем все фазеры на бомбу и взрываем ее. Потом…

– Пытаемся взорвать ее, сэр, –сказал Глак Сон. – В вычислениях есть элемент случайности. Мы не знаем ни то, насколько мощна клингонская бомба, ни то, насколько она уязвима для фазеров. Данный выбор времени является оптимальным решением, однако он основан на сведениях, которые могут быть устаревшими.

– Да, шпионские сведения.

– Но я со всем почтением все-таки настаиваю, сэр, не оставлять никого на борту. Очень маловероятно, что мы сможем настолько сильно изменить траекторию, чтобы…

– Это мое решение, энсин, –сказал Скотти, немного жестко. – Они могли сдублировать любые наши вычисления. Они могли предвидеть нашу логику, и заранее запрограммировать изменение курса в момент, когда биосенсоры покажут, что мы покинули корабль. Это защитит их от заранее запрограммированной фазерной атаки.

Глак Сон пробормотал извинения.

– Ты никогда не сражался с ними, парень. Ты не можешь думать, как они, –он поглядел на хронометр.

– У нас еще девять часов. Лейтенант Ухура, я иду в каюту. Если не вернусь в 0730, пошлите кого-нибудь задать мне хорошую встряску.

– Есть, сэр, –улыбнулась Ухура.

Вернувшись в свою крошечную временную каюту, Скотт налил себе маленький стакан бренди, посмотрел на него мгновение и осторожно вылил назад в бутыль.

Хорошим шагом было решение отойти от водной границы для разбега, так как от земли к воде постоянно перемещались восходящие потоки теплого воздуха. Они быстро набрали высоту, сперва выстроившись прямой линией. Затем двое инопланетян немного отстали; Т'Лаллис неуклюже держал ногами В'Чаала, подобно огромной хищной птице. Мур и Паркер вырвались вперед; Мур был приятно удивлен, что не чувствует страха высоты.

– Вид забавы, –сказал Маккой, державшийся рядом с Кирком. – Если бы они были посообразительнее, они бы продали этот планетоид Диснею и купили себе тихий маленький…

– Что за черт? –вскричал Мур, яростно махая крыльями, чтобы погасить свою начальную скорость.

Chatalia исчезли. Через мгновение, они заметили обоих: мага, казавшегося точкой – высоко над ними, переводчика – внизу, падающего.

Парк резко изогнула крылья и понеслась вниз. Через пару минут она нагнала В'Чаала, чьи крылья были слегка развернуты из-за сопротивления воздуха, но недостаточно, чтобы замедлить падение.

– В'Чаал! Планируйте! Вы можете вернуться обратно на берег! Все, что ему нужно было сделать, это развернуться и раскинуть крылья.

– Я знаю, что могу, –ответил тот. – Мастер приказал мне умереть здесь.

Скользя вниз, Паркер прикинула, что они уже потеряли около двадцати секунд. Она схватила В'Чаала за руки, пытаясь максимально расправить крылья.

"Нет!" В'Чаал отбивался обеими руками, сильно ударив ее в солнечное сплетение. Согнувшись от боли, она выпустила его.

Это непроизвольное движение нарушило равновесие. Теперь она падала так же быстро, как он, еще и спиной вперед – не контролируя себя несколько драгоценных секунд.

В'Чаал закричал что-то неразборчивое и исчез в тумане. Парк влетела в водный пузырь размером с человека, и с трудом вынырнула, кашляя и задыхаясь.

Опыт половины жизни, проведенной в полете, спас ее. Она вытянулась, раскинув крылья, пока не прошел кашель. Чувствуя влажность окружающего ее тумана, она приказала разрывающимся легким не дышать и медленно, гребя крыльями, стала подниматься наверх, к свету.

Когда ее лице коснулся сухой и холодный воздух, она осторожно вдохнула через нос, дважды чихнула, протирая глаза. Тяжело заработала крыльями для подъема, радуясь, что материал их был непромокаемым.

Над ней мелькнула тень, и она заметила направляющегося к ней Мура.

– Вернись, проклятый дурак!

Он подлетел к ней и попытался подстроиться под ее скорость – действительно неплохо для начинающего, вынуждена была она признать.

– Кажется, ты попала в неприятность? –сказал он.

– Я тебе дам неприятность! –тем не менее, она улыбнулась.

Они преодолели около половины пути, десять километров или около того, когда маги поймали их, незамеченные в ослепительном блеске солнца. Снова сеть из невидимого металла.

– Не сопротивляйтесь! –приказал Кирк. – Уберите фазеры. Мур действительно вытащил свой, но, услышав приказ, убрал фазер обратно. Если бы они оглушили любого, держащего сеть, они бы сразу же упали в воду.

Парк осторожно потрогала сеть

– Что это?

– Микроскопическая проволока, –ответил Ларосс. – Режет как бритва, если вы надавите посильнее. Попытайтесь расслабиться.

– Похоже, их там около тридцати, –сказал Вилсон, прищуриваясь. – Наверное, лучшее, что мы можем сделать – подождать и посмотреть, чего они от нас хотят.

Его коммуникатор загудел.

– Ситуация, сэр?

Он осторожно достал коммуникатор, пытаясь не повредить крылья.

– Положение улучшается, –он хмыкнул. – У нас намечается бесплатная поездочка.

Глава 10.

Звездная дата 7508.9

Я назначил лейтенанта Ухуру ответственной за эвакуацию, в том числе за тыловое обеспечение после транспортации. По совету капитана Кирка, экипаж будет транспортирован в малонаселенные и относительно безопасные сельские районы, где обитают lan-Chatalia.

Первоочередной задачей, после установки охраны по периметру, будет анализ местного продовольствия и воды. Энсин Амстел считает, что он сможет очистить их, так что их шансы на выживание увеличатся. В противном случае, продовольствия хватит на девятнадцать дней (из расчета 2500 кКал/чел), а воды – на 5 дней (5л/день)

Массовое движение к острову магов не является разумным шагом, так как у нас есть только десять пар магнитных ботинок. Они переданы персоналу службы безопасности, которые также снабжены крыльями. Они направятся к Острову магов сразу же, как только будет покончено с охраной границ лагеря. Их дальнейшие действия будут зависеть от того, как обращаются с капитаном Кирком и его людьми.

При последней связи, группа высадки была захвачена магами в момент, когда они пресекали водное пространство, окружающее остров.

Эвакуация начнется в 0945.0, транспортаторы будут активироваться каждые шесть секунд. Эвакуация должна быть завершена не позднее 0947.5, оставив меня лицом к лицу с клингонами.

Лейтенант-коммандер Монтгомери Скотт.

В 0932, Скотти изучал списки, рассчитанные Глак Сонном, в зале управления. Ухура тихо шагнула в приоткрытую дверь.

Он поднял глаза.

– Проблемы?

– Нет, все в порядке. Внизу все переполнено. Я хотела выбраться на пару минут.

Она нарушила наступившее неловкое молчание, ее голос дрожал.

– Я хотела сказать –…

– А, –Скотти слабо махнул рукой, смотря на палубу.

– Я хотела сказать "до свидания", –продолжала она. – Конечно, если это на самом деле "до свидания". Я всегда любила вас, Скотти, и восхищалась вашим мужеством.

– Ну… –Скотти все еще смотрел в пол. – Я всегда считал вас хорошим офицером…женщиной…Я…

Внезапно она подошла к нему вплотную. На некоторое время оба молча замерли, Скотти стоял с закрытыми глазами, ощущая идущий от нее сладковатый запах.

– Время…Вам пора идти, –сказал он странно охрипшим голосом.

Легкий поцелуй в щеку. – Мы сделаем это, – прошептала она. – Не знаю, как, но мы это сделаем.

Глядя на закрывшуюся дверь, Скотт сожалел о тех вещах, которые не были сказаны в прошлом. Но сейчас были важны только следующие двенадцать минут. Он сел на место, поднял список и попытался сконцентрироваться.

На борту клингонского корабля, Калан протер глаза и хищно улыбнулся, глядя на быстро уменьшающиеся цифры на панели.

– Вы получите за это медаль, Карез.

Офицер кивнул.

– Это был один из вариантов. Возможно, такой вариант посоветовал бы я сам, если бы я был труслив.

– Начинайте маневр отклонения.

Он включил главный экран, посмотрев на неподвижный "Энтерпрайз".

– Если они хотят сохранить свой корабль, они должны начать огонь сейчас.

Скотти подключил обзорный экран и уставился на диаграммы. Расчеты Глак Сонна базировались на методе "беспорядочного уклонения", используемого клингонами ранее. Опустив руки на панель управления, он уставился на изображение сверхновой бомбы.

Изображение дернулось. Скотти, быстро рассчитав эффект смещения, допечатал еще три цифры и нажал на пуск.

Бледный луч света коснулся бомбы. Видимого эффекта не наблюдалось.

Пот стекал по его лицу, он дождался следующего подергивания и выстрелил снова. На сей раз не было даже луча.

Он выкрикнул короткое слово в экран, затем в бессильной ярости пнул консоль, отшибив пальцы. Отвернулся от экрана, подошел к портативному транспортатору.

"Активировать". На консоли управления загорелся красный огонек. Недостаточно энергии. Если бы он попытался транспортироваться, его тело было бы просто рассеяно на молекулы.

Возможно, это было бы даже лучше, чем девять часов ожидания бомбы. Которая сделает то же самое.

Он начал было вызывать Ухуру, но затем решил немного подождать. Внизу, наверное, сейчас полная неразбериха. А здесь еще можно кое-что сделать.

Он спустился в столовую, достал несколько полевых рационов. В своей каюте взял бутылку деневианского бренди – должно хватить на девять часов. В конечном счете, он отключил системы жизнеобеспечения повсюду, кроме вспомогательного мостика и Палубы Восемь, где были деревья и фонтаны. Он должен был экономить энергию, так как все еще существовала возможность, что прибудет корабль Федерации и спасет его по крайней мере от нападения клингонов.

На мостике, он пощелкал выключателями на пульте офицера связи, переключая все сигналы на свой ручной коммуникатор. Спустившись на РЭК-палубу, он сел на прохладную траву, прислонившись спиной к столу дерева, и открыл бутылку.

"Ухура, Джим. Любой, кто это слышит. Говорит "Энтерпрайз".

В вычислениях была ошибка. Хотя мы попали в сверхновую бомбу, энергии, чтобы уничтожить ее или отклонить, было недостаточно. Так же не было и энергии, чтобы спустить меня вниз.

Глак Сон, я не обвиняю тебя в том, что произошло, ни в малейшей степени. Ты предостерегал меня – кстати, твой метод беспорядочного уклонения прекрасно сработал".

Он осторожно подбирал слова.

" Я не могу говорить долго. Этот коммуникатор на нейтрино забирает в тридцать раз больше энергии, чем обычный. Если я вызову вас снова, то только когда придет помощь. Удачи вам и прощайте."

– Я не понимаю, –сказал Глак Сон дрожащим голосом. – Я оставил большой резерв для погрешности.

Ухура положила руку ему на плечо, занятая своими собственными мыслями.

Четыре сотни людей передвигались туда-сюда по полю из синей капусты, раздавая и получая приказы. Если бы они были банту, подумала Ухура, они бы сделали разумную вещь: просто сели бы на землю и подождали девять часов. Если бы они пережили удар сверхновой бомбы, тогда можно было бы распределить еду и воду, разобраться со снабжением. Единственное, что нужно было сделать немедленно – и что было сделано – расставить охрану по периметру. Она также заметила, что несколько человек осторожно собирают капусту и сваливают ее в кучи, чтобы не потоптать.

Она сидела, скрестив ноги, на сухой земле, и наблюдала за выполнением своих приказов.

По крайней мере, оставалось старое африканское ощущение парадокса. Не "парадокса", конечно, в английском языке не было слова для этого понятия. Она сидела в крошечном шарике, где небо было землей, затерянном в бесконечности космоса. Было это безмятежное, глупое поле с синей капустой, куда они все пришли, чтобы принять смерть, обычно предназначавшуюся только звездам.

Это было странное чувство семейства, ответственность за эти сотни братьев, сестер, детей – молчаливо отказавшись от материнства ради "Энтерпрайза" и Федерации, теперь она по-матерински заботилось о целом экипаже корабля.

Она вспомнила историю, услышанную от сестры ее прабабушки.

Первый мужчина и первая женщина счастливо жили на небесах.

Однажды Бог сказал им, что они должны спуститься на Землю, и спросил, чью судьбу они желают разделить – судьбу луны или судьбу банана?

Они не знали.

Он объяснил: луна растет, затем стареет и умирает. Но она всегда возвращается.

Банан, когда живет, порождает ростки; они сопровождают его, пока он живет и растет, и окружают его, когда он умирает. Он умирает навсегда, но его дети остаются жить.

Значит, мы можем всегда возрождаться, сказали они, но жить и умирать в одиночестве; или мы можем разделить жизнь с детьми, но умереть навсегда.

Как вы решите.

Какой путь лучше, спросили они.

Я не скажу вам. Все животные выбрали один путь. Вы делаете выбор последними.

Какой путь выбрали животные?

Бог рассмеялся. И этого я вам не скажу.

Мужчина хотел идти путем луны, путем его разума и его страхов. Женщина хотела идти путем банана, путем ее сердца и ее надежд. Мужчина использовал слова, а женщина нет; таким образом, они дали нам жизнь и смерть.

Ее прабабушка не удивилась бы, узнав Chatalia, думала Ухура. Просто люди, выбравшие путь луны.

Глава 11

До острова оставалось несколько минут.

– Мне кажется, нам лучше надеть ботинки, –сказал Кирк, пытаясь отвязать их от пояса. – Мы можем лететь без ножных крыльев, энсин?

– Вы можете держаться в воздухе, –ответила Паркер. – Вы только будете хуже маневрировать.

– Но мы не можем и хорошо стрелять, пока полностью не избавимся от крыльев, –заметил Вилсон.

– Правда, –сказал Ларосс, – но они, наверное, сразу же нас обезоружат.

– Или попробуют это сделать, –добавил Мур.

– Посмотрим по ситуации, –сказал Кирк.

– Если бы они были людьми, –сказал Маккой, – я бы сыграл на их любопытстве, чтобы вынудить их оставить нас в живых. Но я не уверен, что у них оно имеется.

– И они убивают представителей своего собственного вида достаточно легко, кивнула Паркер.

– Подождите, –сказал Вилсон. – У двоих из нас по два фазера, с тех пор как нам спустили винтовки. Я могу спрятать ручной фазер в ботинок и отдать только большой – Мур, ваш фазер при себе?

Мур невинно улыбнулся.

– Уже припрятан, сэр.

– Примем решение на месте, –сказал Кирк. – Если они уже решили убить нас сразу же, мы будем сопротивляться, до последнего фазерного кристалла. Все знали, но никто не проговорил вслух, что кристаллы, вероятно, переживут всех жителей планетоида. – Если же они захотят поговорить, обезоружив нас, мы отдадим им все, кроме двух спрятанных фазеров.

– Трех, сэр, –сказала Парк, немного покраснев. – Мистер Скотт настоял, чтобы я взяла запасной. Он был прикреплен к ее предплечью, под рубашкой. – Мне передать его кому-нибудь? Я никогда такими не пользовалась, только на тренировках.

– Нет, –возразил Спок. – Так как вы, безусловно, самая меньшая, они, вероятно, сочтут вас наименее опасной.

Они были уже достаточно близко от земли, чтобы рассмотреть встречающих. Большинство были вооружены копьями. Все были магами, один имел золотую ленту. У одного из них, возможно, Т'Лаллиса, на шее висел транслятор.

Освободившись от сети, они дрейфовали к земле. Здесь практически не было гравитации. Они приземлились только благодаря магнитным ботинкам.

Маг первой касты сказал что-то малопонятное. Т'Лаллис подплыл к нему с транслятором, и тот повторил.

– Теперь вы пленники. Любая агрессия будет наказана смертью. –Т'Лаллис что-то прошептал. – Вытяните руки перед собой и позвольте нам забрать ваше оружие.

Сзади подошли трое невооруженных магов.

– Т'Лаллис, –сказал Кирк. – Скажите им оставить нам коммуникаторы.

– Нет. Вы можете через них получить новое оружие. Я видел.

– Помните, не касайтесь их кожи, –проговорил маг первой касты. – Что в этих сумках?

– В этих –медицинское оборудование, – сказал Маккой, указывая на те, которые несли Ларосс и Парк. – В этих – научные приборы, продукты и вода.

– Покажите. Трое магов просмотрели содержимое сумок, и, видимо, были удовлетворены. Они забрали фазеры, пропустив спрятанные.

Маг осмотрел один из фазеров.

– Это то, что убило так много ven в Доме Образования и Правосудия?

– Да, –ответил Кирк, – потому что они проигнорировали наше предостережение.

Он вернул фазер охраннику.

– Как вы способны стоять здесь и иметь силу в ваших ногах?

– Просто магия, –хмыкнул Кирк.

– Этого недостаточно.

– Ладно! Мы можем заключить сделку. Чем больше вы расскажете нам, тем больше мы расскажем вам.

Маг помолчал.

– Мы можем попробовать. Расскажите мне.

– Мы носим магнитные ботинки…

– Незначащее слово.

– Я знаю. Так как у вас нет этого слова, транслятор не может его перевести. Я лучше вам покажу. –Он снял ботинки и шагнул вперед, сразу подлетев на пару метров. Осторожно опустился и снова надел ботинки.

– Понимаю, –сказал маг. – Вещи на ваших ногах липкие. Хотя не понимаю, зачем? Вы можете летать; почему вы отрицаете свободу?

– Нам не нужно летать. Там, где мы живем, в наших ногах всегда есть сила.

– Как ven и lan.

– Что-то вроде этого. Теперь мой вопрос. Что знают маги первой касты, чего неизвестно магам второй?

– Я не могу отвечать в присутствии всех этих людей. Я не уверен, что вообще могу вам ответить.

– Отошлите их и попытайтесь.

– Нет. Я считаю, это может быть опасным. Задайте другой вопрос.

– Можно, капитан? –спросил Спок. Кирк кивнул. – Небольшой вопрос. Вы осведомлены, что мы не клингоны?

– Мы думаем, что вы различные виды клингонов. Приходившие прежде действовали по-другому. Что не означает, что мы можем доверять вам.

– Ладно, –сказал Кирк. – Это кажется справедливым обменом. Спрашивайте еще.

– Это оружие, –маг снова взял фазер. – Каким образом иногда оно убивает, а иногда только погружает в сон?

– Существует шкала, –начал Кирк.

– Незначащее слово.

– Дайте я попробую, –вмешался Ларосс. – Существует способ сказать ему, что делать. Обычно, мы не хотим никого убивать. Но оно убивает лучом, или даже взрывает себя, если вы скажете ему неправильное слово.

– Мы делали подобных животных, –он взвесил фазер на руке. – Хотя это не живое.

– Нет. Это механизм.

– Не понимаю, –он подошел к Лароссу и передал ему фазер. – Уничтожьте кого-нибудь. Не меня.

– Что?

– Одного из второй касты.

Ларосс посмотрел на фазер, затем на мага.

– Я…мы…мы не убиваем без причины.

– Это причина.

– Нет…не веская…

– Они только стражи, –Вилсон и Мур обменялись взглядами. – Они не будут уходить долго.

– Спопок, –сказал Ларосс. – Чопто опя долопжен деоплаопть? Спок – что я должен делать?

– Что это было? –транслятор, конечно, был настроен на стандартный язык.

– Отопдайопте эопто наопзаопд. Отдайте это назад.

Маг повернулся.

– Хорошо. Охрана: уничтожьте этого маленького.

Один из стражей взмахнул крыльями и подлетел к Паркер, держа копье перед собой.

– Остановите его! –закричал Вилсон. Он и Мур судорожно нащупывали свои спрятанные фазеры, стесняемые крыльями. У Парк получилось быстрее, она выхватила фазер, как только копье нацелилось на нее.

Она выстрелила, и охранник упал, словно взорвавшись изнутри пурпурной кровью. Однако брошенное копье достигло цели.

Она застонала от боли; сила удара была такова, что крепления ботинок сломались, и она пролетела несколько метров. Наконец, беспомощно повисла в воздухе, зажимая рану, из которой текла липкая полоска крови.

Мур и Вилсон отстреливались, встав спиной к спине, оглушая сначала вооруженных, а затем и остальных стражей. Затем Мур поднялся и взглянул на мага, устанавливая регулятор силы фазера на "9".

– Убийца! Он прицелился.

– Не делайте этого, Мур, –резко прервал Кирк. – Возможно, позже.

Маккой, подбежав к Тинни, уложил ее на землю. Он открыл свою сумку и ножницами быстро разрезал ее одежду.

Несомненно, болевой шок – сероватая кожа, неглубокое частое дыхание. Маккой поднес к ней медсканер.

– Плохо. Задета нижняя полая вена. Парни, вы проходили медицинский курс?

– Да, –одновременно сказали Мур и Вилсон.

– Нужно действовать быстро. Встаньте по обеим сторонам, –он вколол ей обезболивающее. – Здесь нужно сделать очень длинный надрез. Вена где-то на восемь сантиметров внутри. Вы должны держать края раны в стороне, пока я буду резать; просто осторожно отведите кожу, вот так. Это не будет слишком симпатично. – Это было уже весьма отталкивающе, красная пена заливала все вокруг, но стало куда хуже, когда Маккой выдернул копье и начал работать.

Скальпелю понадобилось около шестидесяти секунд, чтобы пробить себе дорогу сквозь слои мускулов, жира, хрящей. Отверстие, оставленное копьем, расширилось настолько, чтобы Маккой смог исцелить перерезанную вену протоплазером. Еще шестьдесят секунд, чтобы закрыть рану. К этому времени помощники Маккоя выглядели куда хуже, чем его пациент – слегка позеленевшие под красными брызгами.

- Она выживет. Но ей нельзя двигаться как минимум день.

– Я останусь с ней, –сказал Мур.

– Нет, –сказал Вилсон. – Вы быстрее, чем я – это может иметь решающее значение, если случится еще что-то. Кроме того, я по возрасту гожусь ей в отцы. Она не будет смущена, если я позабочусь о ней.

Маккой, относительно очистив свою одежду от крови, передал тряпку Вилсону. Кирк бесстрастным голосом говорил в коммуникатор, сообщая о ситуации Ухуре. Ларосс замер с фазером в руке.

– Я не понимаю, – сказал он, – он должен был быть настроен на оглушение.

Маккой подошел к останкам стража, напавшего на Паркер.

– Вы не можете этого знать. Это был фазер Тинни, не ваш. Она, наверное, не проверила настройку, или регулятор повернулся случайно, когда она двигалась, – он кивнул на тело стража. – Он вернется во мгновение ока, да?

– Я не понимаю, что значит "во мгновение ока", –ответил маг. – Его новое тело вскоре будет возбуждено, но пройдет много двадцаток дней, прежде чем он сможет приступить к своим обязанностям. Ela учатся быстрее, чем наши низшие братья, но мы должны выучить много больше, так как мы сохраняем память.

Маг замолчал.

– Поэтому вы рассердились на меня? Вы действительно никогда не возвращаетесь?

– Да, это правда! Вы едва не убили эту девочку –и она никогда не вернулась бы! – Он взглянул на мага.

– Как вы делаете эту "замену"? Клонирование, не так ли?

– Конечно, нет.

– Но вы знаете, что такое клонирование.

– Конечно. Мы клонируем многие виды растений и животных. Но это отличается от замены.

– Смотрите, –он указал на длинный белый шрам на крыле. – Эту рану я получил от ваших братьев клингонов, десять поколений назад. Мой клон, если бы мы клонировали Chatalia – не говоря уж об ela! – не имел бы этого шрама. Тем более, у него не было бы моей памяти, моей индивидуальности.

– Вы говорите о бессмертии, которое у нас считается невозможным. Я думаю, вы вводите нас в заблуждение. Или лжете нам.

– Маги не лгут.

– Это возможно, –сказал Спок. – Ни этот маг, ни Т'Лаллис не сказали ничего, что можно определить как доказуемая ложь, по крайней мере в их понимании мира.

– Я попробую объяснить. Это не значит, что мы живем вечно. Мы возвращаемся, пока мы полезны. Многим семействам было позволено умереть, когда их функции устарели. Отдельные особи умирают без замены, если их поведение показывает, что их будущая жизнь будет помехой для остальных.

– Это все равно ничего не объясняет, –сказал Маккой. – Как вы заменяете себя, если это не клонирование?

– Машина-Создатель, –маг указал на тело мертвого стража. – Вот этот, например, его имя Т'Кима. Когда я в следующий раз пойду Вниз, я скажу Машине-Создателю, что Т'Кима должен быть заменен.

– Мы посещаем Машину-Создателя каждый двадцатый день и сидим там некоторое время. Когда мы умираем, или так больны, что должны быть убиты, Машина-Создатель производит копию нас, какими мы были в прошлый раз.

– Память и все остальное, –сказал Маккой.

– Для ela, да. Ven и lan заменяются другой Машиной, которая заменяет только физическое тело. Некоторые семейства lan специализируются в обучении этих Новых.

– Мы можем увидеть эту Машину-Создателя? –спросил Спок.

– Да, здесь много машин, которые мне хотелось бы увидеть, –сказа Кирк. – Вы отведете нас туда?

– Вниз?

– Куда угодно. Вы ведь можете отвести нас туда под конвоем этих стражей, не так ли?

– Да. Но не для того, чтобы вам показывать.

Скотти равномерно распределил содержимое бутылки, один глоток через каждые сорок пять минут, и был трезв как Спок. Не то чтобы он специально хотел остаться трезвым, но он хотел произнести финальный тост в момент, когда ударит бомба.

В университетские дни Скотти, в Глазго, он проводил много времени в пабах. Тогда у них был обычай – определять, кто платит за следующий круг выпивки: парень, который платил предыдущий раз, вставал и декламировал первые строки какой-нибудь классической поэмы, иногда на английском, но чаще на шотландском. Сидящий слева от него продолжал, и так продолжалось до тех пор, пока один из них ошибался – и он и платил за всех.

Скотти иногда до сих пор, за бокалом напитка, декламировал эти старые стихи, вспоминая товарищей по университету.

Ладно; осталось двенадцать минут. Нужно пойти на мостик, включить экран. В голову неотступно лезли темные сонеты Шекспира и Донна, но он не собирался воспевать смерть. Десять минут.

Он опустился в центральное кресло и включил экран. Несколько минут заняло определение положения бомбы, при таком низком уровне энергии. Некоторое время он спорил с самим собой, но все-таки не стал вызывать Ухуру.

Когда осталась одна минута, он налил в стакан бренди, торжественно выпил. Бомба постепенно заполняла весь экран.

– Проклинаю вас, –прошептал он, обращаясь к Калану. Он знал и более сильные выражения, но говорил то, что подразумевал. – Бог пошлет вас в ад.

Экран вспыхнул слепящим белым светом.

Ландшафт острова магов был наиболее неестественным из всего, виденного ранее. Почва – серая глина – казалось сухой и твердой, как цемент, но растения росли повсюду, без всякого эстетического или логического порядка. Они были всех цветов радуги, как цветки, так и листья, различных размеров и формы – от крошечных пучков травы до извилистых колец виноградной лозы размером с дом. Когда они приблизились к Вратам Вниз, идти стало тяжело; заросли джунглей, преграждающие дорогу, пришлось пробивать фазером. Они не были рассчитаны на хождение по земле, но Кирк и его люди не имели никакого желания подниматься в воздух. Спок придерживал за руку мага (имя его, как они выяснили, было Т'Ууми).

Вход Вниз был отверстием около пятисот метров в диаметре. Его стены были черными и гладкими, словно сделанными из обсидиана. Конечно, никаких лестниц здесь не было.

– Ведите, Т'Ууми, – сказал Кирк. – Я не могу угрожать вам, если вы считаете, что не можете умереть. – Он стер пот и грязь с лица, тяжело дыша после недавнего напряжения. – Но прежде чем вы подумаете о бегстве или чем-то подобном… Подумайте, что это оружие может сделать с вашей Машиной-Создателем.

– Понимаю, –сказал маг. – Я буду сотрудничать. Но я не думаю –…

– Капитан! –сказал Спок необычным тоном. – Посмотрите на время.

Кирк знал, что скажет Спок еще до того, как он назвал цифры.

– Мы живы.

– Следовательно, оболочка сработала.

– Скотти… –Кирк открыл коммуникатор. – Кирк "Энтерпрайзу". Ответьте, мистер Скотт!

Ничего, кроме шума помех. Он медленно убрал коммуникатор. "Пойдемте", – шагнул он к Т'Ууми.

– Не прикасайтесь! –маг отлетел прочь, паря над отверстием. – Следуйте за мной.

– Хорошо. Ведите, –Они начали спуск по гладкой поверхности, к тому, что казалось причудливым садом.

Спуск занял около получаса. Здесь идти было легче, чем через джунгли, но иллюзия постоянного сопротивления гравитации дезориентировала и утомляла. Отовсюду исходил холодный ровный синеватый свет.

То, что они увидели, было похоже на обычный сад. Растения на круглых или многоугольных клумбах, сорняки и виноградные лозы расползлись во все стороны. Разнообразие форм, размеров и цветов было столь же впечатляющим, как то, что они видели наверху, но в ровном синеватом свете это выглядело зловещим. Достигнув пола, они внезапно подлетели вверх. Магнитные ботинки здесь, очевидно, не действовали.

– Т'Ууми? –спросил Кирк. – В чем дело?

Маг, паря, молча посмотрел на них.

– Спок?

– Интересно…Здесь есть некая субстанция, которая отражает притягивающие поля. Однако, она состоит из металла.

Пол выглядел как смесь гравия и цемента.

– Не только это, – сказал Ларосс. – Посмотрите на время.

Кирк и Спок взглянули на свои хронометры. Кирк выхватил коммуникатор и открыл его. Полная тишина.

Т'Ууми сказал что-то на своем языке, но транслятор промолчал.

– О, Господи, –сказал Маккой. – Здесь ничего не работает!

Сжимая круг, к ним со всех сторон летели маги. Большинство были вооружены.

Глава 12

Скотти, проморгавшись после вспышки, ущипнул себя и решил, что или:

он остался жив, или

загробная жизнь была весьма прозаической.

– Ухура "Энтерпрайзу". Пожалуйста, ответьте! –сообщение было очень слабым и забитым шумом помех.

– Это "Энтерпрайз". Я в порядке, Ухура!

– "Энтерпрайз", ответьте, пожалуйста! –очевидно, она его не слышала. – Пожалуйста, ответьте!

– Кирк "Энтерпрайзу". Ответьте, мистер Скотт, –сигнал от капитана был еще слабее.

– Я здесь, капитан! –закричал он. – Корабль цел!

Выругавшись, он выключил коммуникатор. Оставшейся энергии было недостаточно, чтобы сгенерировать нужную длину волны.

Он почувствовал холодный озноб, который был следствием общего понижения температуры на корабле. Если не было энергии даже для коммуникатора, сколько еще продержатся системы жизнеобеспечения?

Похоже было, что температура на мостике упала как минимум на десять градусов с момента взрыва бомбы. Если она продолжит падать с такой скоростью, через пару часов его тело превратится в ледышку.

Он подбежал к турболифту. Нужно забрать с РЭК-палубы воду и продукты. Другие вещи. Одеяла –…

Лифт не пришел. Недостаточно энергии.

Скотти силой раздвинул двери. К счастью, существовал проход, соединяющий чрезвычайный мостик с палубой, расположенной под ним. Он спустился вниз и направился к Палубе Восемь. Нужно двигаться быстро; взять все необходимое и закрыть все палубы, кроме мостика.

Здесь было не меньше двух сотен магов, все с золотыми лентами первой касты. Т'Ууми что-то громко говорил им.

– Ларосс, вы можете понять что-нибудь? –спросил Кирк.

– Ничего полезного. Я понял слово, обозначающее магов, и обозначающее нас, а может, клингонов. Это не тот язык, который использовал Т'Лаллис.

Один из Chatalia направился к ним, безоружный, но с охапкой чего-то, напоминающего пучок сельдерея, тесно-синего цвета.

На стеблях "сельдерея" были веревочные петли. Маг приблизился к Кирку и надел ему эту петлю на шею, подобно галстуку.

– Теперь вы понимаете меня?

– Э… –в замешательстве сказал Кирк. – Мм…Да. А вы?

– Конечно, –он направился к Маккою.

– Что за черт? –Маккой попытался отмахнуться от него.

– Трансляторы, – сказал Кирк, но Маккой услышал нечто вроде "Grunfoon w'kaiba.".

– О, понятно.

Получая свой экземпляр, Ларосс поинтересовался:

– Как вы это сделали?

– Я не делал этого. Вы не помните? Это было сделано Машиной-Создателем, в последний раз, когда вы приходили.

– Подождите. Вы имеете в виду клингонов?

– Конечно.

– Опвы оппоопниопмаопеопте опмеопня? Вы понимаете меня?

– Да, – он отлетел прочь.

– Эти приборы совершеннее наших, –заметил Спок. – Они не привязаны к одному языку.

- Je parle franfais, –сказал Спок, – Pouvez-vous me comprendre?

– Я слышал это на французском, – сказал Ларосс. – Но я знаю французский. Wakarimasu ka?

– Вулканский.

– Это был японский. Какая невероятная машина.

– Телепатия, –сказал Спок, с интересом рассматривая стебли.

До них донеслись обрывки разговора.

– И когда они умирают, это всегда смерть без замены. Это тоже подозрительно.

– Но я был с ними некоторое время, и член второй касты, путешествовавший с нами, был согласен со мной, что они действуют совсем не так, как клингоны.

Кирк вмешался.

– Мы не клингоны. Физическое сходство поверхностно. Ваши ученые могут исследовать нас и сказать, что вы ошибаетесь.

Наступила долгая, звенящая тишина. "Машина-Создатель", – прошептал кто-то в толпе.

– Возможно, –сказал Т'Ууми. Он обернулся к людям. – Хотя вы можете умереть. Все клингоны, посланные нами в Машину-Создателя, были уничтожены. Без замены.

– Вы знаете, почему это произошло? –спросил Кирк.

– Потому что они подвергли опасности существующий порядок.

– Не потому, что они были…дьяволами?

– Это слово непонятно.

– А. Я думаю, мы также нарушаем порядок вещей.

– Конечно. Возможно, Машина-Создатель убьет и вас, я не знаю.

– Позвольте предложить альтернативу, – сказал Спок. – Как вы знаете, мое прикосновение, в отличие от остальных, вам не повредило.

– Насколько мы знаем.

– Хорошо. У моего народа, вулканцев, существует специальная технология, под названием "слияние разумов". Это позволяет установить близкий телепатический контакт между двумя. При этом невозможны ложь и искажение фактов. Может один из вас попробовать?

– Могут остальные влиять на это? –спросил Т'Ууми.

– Нет. Это личная связь, один-к-одному.

Т'Ууми повернулся к ним.

– Это тоже может представлять опасность.

– Это болезненно для обоих. Но степень опасности невысока.

– Я попробую.

Длинные пальцы Спока коснулись висков инопланетянина. Кирк поморщился, наблюдая. Он видел такое раньше и знал, какой цены это стоило его другу.

Минуты проходили, Спок неподвижно замер, сдвинув брови от интенсивной концентрации. Никаких признаков боли.

Наконец, он прервал контакт, озадаченный.

– Ничего. Так или иначе, вы должны быть способны к блокированию процесса.

– Я не сопротивлялся. Но я тоже ничего не чувствовал, –он отлетел назад. – Я думаю, вы лжете. Как lan, или ela, или клингоны.

Калан, сидя в командирском кресле, снова и снова просматривал кристалл – может быть, уже в двадцатый раз. Экран показывал сверхновую бомбу, неуклонно приближающуюся к "Энтерпрайзу".

– Замедлите, –приказал он офицеру связи. – Показывайте так медленно, как можете.

Изображение "Энтерпрайза" занимало около половины экрана. Бомба приблизилась на расстояние нескольких сотен метров и внезапно превратилась в белую точку, ослепляющее яркую, которая начала стремительно расти. Огненный шар набухал, пока не коснулся поверхности планетоида – а затем внезапно исчез.

– Это невозможно, –в бешенстве зарычал Калан. – Энергия не может исчезнуть просто так.

Клингон позади него, офицер по вооружениям, неохотно кивнул.

– Огненный шар должен был поглотить планетоид увеличиться еще в десять раз –и много часов рассеиваться.

– Так что произошло?

Он уставился на экран. – Магия.

– Лейтенант!

– Я серьезно, сэр. Это возможно. Законы термодинамики лежат в основании всей нашей науки. Это отрицает ее. Так что слово "магия" вполне адекватно, как функциональное описание.

– Мне нужно оружие, а не "функциональное описание"!

– Конечно, сэр, – он на момент задумался. – Первая вещь, которую мы должны решить, это была ли защитная оболочка сгенерирована "Энтерпрайзом", или этими Chatalia.

– Если "Энтерпрайзом", то их сигнал бедствия был ловушкой, посланной, чтобы заманить нас сюда и заставить напасть, –размышлял Калан. – Может, чтобы протестировать это устройство. И поставить нас в ситуацию, которая может оказаться неудобной в свете Органианского соглашения.

– Хотя если сигнал был настоящий, –сказал офицер, – в нем действительно содержится доказательство того, что Chatalia обладают некоторой властью над энергией. Магией.

– Оскорбительное слово, –он откинулся назад и прикрыл глаза. – Нам нужен план действий, подходящий в обоих случаях. Идеи?

После долгой тишины, офицер сказал:

– Может, у меня недостаток в воображении. Все, что я могу придумать, это прямое нападение, через транспортатор. Вытряхнуть из них все секреты, прежде чем ликвидировать.

Калан неприятно засмеялся и открыл глаза.

– Вам повезло, что на вашем посту не требуется воображение. У нас осталась еще одна сверхновая бомба, не так ли?

– Да, сэр. Но я бы не рекомендовал…

– Нет, мы не повторим наших действий. Мы используем транспортатор. Взорвем бомбу изнутри планетоида.

– Но, сэр…бомба слишком велика, чтобы ее транспортировать.

Калан наклонил голову.

– Воображение, лейтенант. Мы пошлем ее по частям. Также пошлем команду экспертов, которая соберет и взорвет ее.

– Команду отдела вооружений, сэр?

– А вы хотели предоставить это поварам?

– Есть, сэр, – отсалютовал лейтенант. Вскинул кулак. – Выживите и преуспейте.

Калан проводил его взглядом, затем снова стал просматривать кристалл. Конечно, думал он, существовал еще один курс действий, согласующийся с любым объяснением: бежать. Человеческие мысли. Может быть, Кэл был прав. Непристойно. Но ему доставляло темное удовольствие думать об этом.

Маги забрали их трансляторы и погрузились в оживленный спор, очевидно, по поводу того, что с ними делать. Т'Ууми отметил, что все эти маги принадлежали к особой группе, собиравшейся только несколько раз в поколение.

– Если здесь есть что-то вроде зала управления, – сказал Кирк, – он слишком хорошо закамуфлирован.

– Возможно, мы ищем неправильную вещь, –сказал Спок. – У меня есть теория: все машины здесь имеют форму растений – вспомните, Т'Лаллис сказал что основное занятие первой касты – управление растениями.

– Ты хочешь сказать, растения-машины?

– Это имеет смысл. Представьте, что вы создаете корабль вроде этого, который пробудет в полете десятки или сотни тысяч лет. Что будет вашим главным стремлением?

Кирк потер подбородок.

– Думаю, я понял. Стабильность. Ничего не может работать так долго, не сломавшись, и неоткуда взять запасные части

– Точно. Но если вы достаточно продвинуты в биологии, чтобы создать растения, дублирующие функции ваших машин, вы сможете обеспечить замену простыми способами воспроизведения растений.

К ним присоединился Ларосс. – Если так, то, возможно, никто из них не знает, что находится в космическом корабле. Если, по их обычаям, о каждом растении нужно заботиться и по необходимости заменять, тогда…

Щебетание Chatalia стало тише.

– Думаю, это легко узнать, –сказал Кирк. – К нам идет Т'Ууми. Хотя их сложно было отличить друг от друга, они узнавали его по шраму на крыле. Рядом шли еще несколько ela с трансляторами.

– Т'Ууми, скажи нам, – попросил Кирк, – растения действительно…

– Мы поговорим позже, возможно. Сейчас вы пойдете к Машине-Создателю. Следуйте за мной.

Это было не очень приятное путешествие. Прямо позади каждого члена команды следовал эскорт, вооруженный копьями, а в отдалении парили лучники. Они передвигались очень медленно.

Как и предсказывал Спок, Машина-Создатель оказалась растением, или целым комплексом из растений, около пятидесяти метров высотой. Сине-голубые листья в рост человека, покрытые шипами, переплетались друг с другом с поразительной регулярностью. Она выглядела как нечто среднее между артишоком и спиральной лестницей размером с офисное здание. Листья шевелились: очевидно, это…растение дышало.

Они остановились вблизи, найдя, что Машина действительно дышала, обдавая их порывами горячего воздуха. Пахнуло запахом тухлого мяса.

– Чем это питается? –спросил Кирк.

– Всем, чем захочет, –ответил Т'Ууми.

В помещении, примыкающем к транспортаторной, Калан осматривал отряд. Там было две группы: члены отдела вооружений, тяжело вооруженные, и группа ученых и жрецов, также с оружием (по традиции), которые должны были спуститься к руинам древнего корабля.

Сам Калан планировал попасть на "Энтерпрайз". Сенсоры показывали, что один человек остался на борту. Калан хотел встретиться с ним, потворствуя своему интересу к человеческой психологии, затем, возможно, убить его подходящим способом. Таким, который не будет расценен как "агрессия" в рамках Органианского договора.

– Значит, так. Сначала идет вооруженная группа. Следом последуют части сверхновой бомбы. Вы направитесь к полюсу. Там нет гравитации, так что будет легко обращаться с оборудованием.

Он обернулся к старшему жрецу. – Потом идете вы, и постарайтесь управиться побыстрее. Если тревожный сигнал не поддельный, то мы можем быть достаточно близко, чтобы попасться в ту же ловушку.

Сам Калан пошел последним.

Скотти сидел спиной к бесполезному транспортатору, завернувшись в четыре слоя одеял. Перед ним потрескивал маленький костер, единственный источник света на вспомогательном мостике.

Слева от него были свалены дрова: вырванные с корнем молодые деревья, ветви, отпиленные от больших (это он сделал тританиумовым топором, который мог бы рубить и железо) и части экзотической мебели. Справа – семнадцать баллонов сжатого кислорода. Восемнадцатый он держал между коленями, направляя слабую струю на огонь. Забытая бутылка бренди валялась позади него, замороженная. Сорок градусов ниже нуля. В остальной части корабля должно быть еще холоднее.

Замерцал столб света, и на мостике появился Калан. Скотти прикрыл глаза.

– Человек! –сказал Калан, потом неожиданно закашлялся. Клингоны были лучше приспособлены к низким температурам, чем люди, но не намного. – Ты жив? – прокаркал он.

– Да. Хотя вы сделали все, чтобы это было не так.

Калан резко вдохнул; мороз отрезал его ответ. Он опустил руку на кобуру.

– Не делайте этого, –протянутая рука Скотти сжимала что-то под одеялом. – Я вас опережу.

Калан что-то громко сказал на клингонском. Его тело слегка замерцало, но не исчезло.

– Если вы пытаетесь транспортироваться, бросьте это. Вы здесь застряли.

– Застрял?

Скот кивнул. – Может, это и к лучшему.

Калан невыразительно посмотрел на него на мгновение. "Не стреляйте". Он медленно достал оружие, поднял его на уровень лба. Когда он спустил курок, раздался только слабый свист.

– Это тоже не работает?

– Нет. И этот фазер не работал бы, если бы он был настоящим, –он откинул одеяло, показывая пустую руку. – Приглашаю вас разделить со мной эти одеяла, если вы подкинете в костер дров.

– Я предпочитаю умереть, – он скрестил руки на груди.

– Как хотите, –Скотти завернулся в одеяло. – Конечно, очень много хорошего в том, чтобы попасть к вашим праотцам окостеневшей ледышкой. Мне все равно.

Через минуту, клингон сказал "Хорошо", сквозь стиснутые зубы. Поднял деревце, сломал его пополам с резким звуком, подкинул обломки в костер. Одеяла окружили двоих, сидевших плечом-к-плечу.

Глава 13

– Я пойду первым, –сказал Спок.

– Подожди… –Кирк был резко оборван Т'Ууми.

– Нет. Это должен быть человек. Двадцать двадцаток таких, как вы, скопились на полях lan. Мы должны знать, что делать с вами.

– Давайте я, – сказал Мур. – Я наименее полезный.

– Мур, – проговорил Кирк, разрываясь между логикой и эмоциями, – я бы никогда не приказал вам…

– Я знаю, сэр. Может быть, поэтому я сам вызвался, –он подлетел к Т'Ууми. – В любом случае, похоже, что мы все умрем, так или иначе.

– Оракулы, –сказал Т'Ууми. Подошли двое магов. – Подготовьте его, но не касайтесь его кожи.

Они приказали Муру не шевелиться и держать руки по бокам. Только после этого, они подтолкнули его к пурпурным цветкам Машины-Создателя.

Один из оракулов что-то просвистел, и цветок открылся. Они ввели туда Мура, и лепестки сомкнулись, скрывая его.

Через десять секунд, цветок словно выплюнул человека. Он отлетел на несколько метров, сшибив пару стражей.

Один из оракулов наполовину погрузился в цветок, засунув туда голову и плечи. Монотонным голосом он сказал.

– Это не клингоны. Клингоны хороши на вкус, но их разум неприятен. Этот –яд на вкус, но его разум нейтрален. Где тот, который утверждает, что принадлежит к различным видам?

Спок вышел вперед.

– Вы можете предупредить его, что я наполовину человек?

– Он знает, –ответил Т'Ууми. – Он знает о вас все, что знает Т'Лаллис.

– Коммуникация идет в обе стороны?

– Нет, Машина-Создатель говорит только с семейством оракулов.

Тем не менее, эта Машина никогда прежде не встречалась с вулканцами. Спок решил, что попробует установить мысленный контакт.

Внутренняя поверхность цветка была белой, блестящей и влажной. Когда лепестки сомкнулись за ним, вулканец высвободил ладонь и сделал мысленное усилие, долженствующее начать мысленный контакт.

Он закричал.

– Не стреляйте, пока они не проявят агрессию, –приказала Ухура. Около сотни lan приближались к ним, в полном молчании. Около дюжины имели копья, но остальные были вооружены только сельскохозяйственными орудиями.

Вел их невооруженный ven-Chatalia, с тремя голубыми полосками переводчика. Ухура включила транслятор. "Здравствуйте", – неуверенно начала она.

Толпа замерла. Раздавшийся шепот сотни голосов был похож на стрекот целого облака комаров. Переводчик о чем-то быстро заговорил с копьеносцами. Затем маленький ven вышел вперед, очевидно, испуганный видом Ухуры.

– Мы не обидим вас, –сказала Ухура. – Мы хотим поговорить.

– У меня есть послание, –сказал переводчик.

– От кого?

– От жителей этой деревни и их протекторов. Вы уничтожаете их землю. Вы должны уйти.

– Но мы старались не повредить урожай, кроме тех, что мы убрали, чтобы разместиться.

– Но ваше касание отравило их. И яд от ваших тел проникает в почву.

– Но если мы уйдем, мы загрязним другую область.

– Тогда это будут не мои проблемы, –логично ответил он. Внезапно, поднял глаза.

С неба спускалось трое магов. Один из них приземлился между Ухурой и переводчиком. Игнорируя женщину, он повернулся к ven.

– Что вы делаете на этих землях?

– Эти lan…

– Вы пришли из города?

– Да, мастер.

– Разве вы не знаете, что должны не замечать этих магов из будущего? Что они могут причинить вам вред?

– Да, мастер.

– Вы знаете, что обрекли себя на смерть без замены?

– Ваше желание мастер, – он понизил голос. – Вы знаете, что с этими…

Маг схватил его за плечи и бросил к ногам копьеносцев.

– Убейте его, –он повернулся к Ухуре. – Что до вас…

Маг, переводчик, "протекторы" и еще около тридцати lan упали на землю, оглушенные. Остальные в панике кинулись обратно к деревне. Оставшиеся двое магов взмыли в воздух. Один из них достал длинный серебряный нож.

Он двинулся на Ухуру, но это было неравным соревнованием. Ухура просто оглушила его в воздухе – и он упал с глухим звуком.

– Сбить последнего? –спросил охранник, наблюдая, как тот удаляется.

– Нет. Я думаю, сегодня мы причинили достаточно повреждений.

Сестра Чэпел склонилась над телом упавшего мага. Ухура подбежала к ней.

– Мертвый?

Она кивнула.

– Да. Странно. –Придерживая его волосы большим и указательным пальцами, она осторожно перемещала его голову назад и вперед. Она двигалась в любую сторону, без всякого сопротивления. – Вы не против…если я сделаю вскрытие?

Ухура заколебалась. – Я думаю…давайте сначала накроем листьями…или еще чем-то. Чтобы они не видели.

Ухура не имела большого желания наблюдать, отойдя в сторону. Через некоторое время, Чэпел приблизилась к ней в изумлении, все еще держа окровавленные перчатки.

– Это невозможно, –она опустилась на землю. – Жаль, что здесь нет Спока.

Ухура с любопытством и одновременно беспокойством посмотрела на сестру.

– Что вы обнаружили?

– У него вообще нет центральной нервной системы. Только несколько незначительных нервных центров. Ни спинного, ни головного мозга.

Машина-Создатель поглощала Спока, растворяя его тело подобно их транспортатору, но не настолько быстро, а затем собирала вновь тем же способом.

Наблюдение разрушение себя скорее ужасало, думал Спок, но противоположный процесс был очарователен.

– Вы пытаетесь говорить со мной.

- Да. Рассказать вам правду, чтобы вы передали ее магам.

– Я знаю всю правду. Маги в ней не нуждаются.

- Вы знаете, что находитесь внутри космического корабля?

Смех. – Я построил его. Я пилот.

- Вы знаете, что вы обречены?

Снова смех. – Действительно?

- Если ваш настоящий курс не изменится, ваш корабль придет в состояние покоя на расстоянии нескольких световых лет от ближайшей звезды.

– Я жил вблизи звезды однажды. Она взорвалась.

- Но поймите: если не будет звезды поблизости, вы постепенно растратите всю энергию, и температура корабля понизится почти до абсолютного нуля.

Смех. – Вам нужна звезда поблизости, вы имеете в виду.

- Тогда откуда вы получаете энергию?

– Вы, наверное, уже заметили. На вашем корабле почти не осталось энергии. Я выкачал ее. Сейчас я делаю это с другим кораблем.

- Но вы не можете постоянно рассчитывать только на космические корабли.

– У меня есть другие ресурсы. Хотя это скучно, и требует моего полного внимания, я могу непосредственно преобразовывать материю в энергию. Меж звезд достаточно пыли, чтобы поддерживать меня неопределенно долгое время. В скудные времена, я могу поглощать свою собственную материю, и воссоздавать ее, когда энергии в избытке.

- Как вы поглощаете Chatalia?

– Иногда. Как вы подозревали, они не живые по-настоящему. Они мои игрушки; мне приятно наблюдать за ними.

- А за нами?

– В небольших дозах. Вы приносите слишком много беспорядка. Я должен избавиться от вас.

- Вы хотите убить нас?

– Я еще не решил. Вы выглядите довольно сознательными. В любом случае, я не буду убивать вас; если я вас просто проигнорирую, вы умрете достаточно скоро.

- То же самое. Это вы заперли нас здесь.

– Вы сами заперли себя. Вы не были приглашены.

Внезапно, Спок вылетел из цветка, два мага погнались за ним. Оракул занял место, освобожденное Споком.

– Как это было, Спок? –спросил Кирк.

Спок ответил вполголоса.

– Машина-Создатель утверждает, что является единственным разумным существом на этом корабле.

– Но наши данные биосенсоров…

– Были двусмысленны. Если предположить…

Оракул начал говорить.

– Я считаю, что могу позволить вашим людям уйти туда, откуда они пришли. Два условия: во-первых, вы никогда не вернетесь

Во- вторых, клингоны. Сейчас некоторые из них здесь. Пришлите мне остальных. Вы знаете, что я имею в виду.

– Это убийство, –сказал Кирк.

– Нет, капитан, –возразил Спок. – Позвольте мне заняться этим.

– В настоящий момент, эти клингоны приближаются сюда. Здесь будет сражение. Они несут в подарок энергию.

Сверхновая бомба, которую несли клингоны, была глыбой из серого металла, размером с транспортный шаттл. Они запустили ее в отверстие Врат с помощью небольшой ракеты. Менее, чем через минуту, она должна была коснуться основания.

– И что теперь? –спросил Кирк.

– Думаю, все в порядке, –сказал Спок. – Мы едва ли в опасности. Разве что, существует предельное количество энергии, которые может поглотить Машина.

– В любом случае, мы ничего не можем сделать.

Они вдвоем смотрели на медленное приближение бомбы. Ее сопровождали девять клингонов, одетых в космические костюмы. Когда они прошли сквозь Врата, их ракетные ранцы отключились, и они выказали некоторые признаки волнения – система жизнеобеспечения костюмов также прекратила работу, и им пришлось снять шлемы.

– Приведите их ко мне, –сказал оракул. – Этих сопроводите прочь.

Клингоны двигались с холодной гордостью, в любую секунду ожидая уничтожения. Когда сверхновая бомба безопасно опустилась на гравий, они обменялись парой слов, и восемь из них образовали Клингонский Квадрат, с дисрапторами наизготовку; девятый оторвал пластинку на боку бомбы и что-то там попытался сделать.

Как и команда "Энтерпрайза" некоторое время назад, клингоны обнаружили, что их оружие не работает. Тогда они вытащили ножи и выстроились в линию.

Когда группа людей прошла сквозь Врата, конвоиры полетели обратно, возможно, чтобы окружить клингонов. Здесь их магнитные ботинки вновь заработали, что стало огромным облегчением.

Коммуникатор загудел.

– Кирк.

– Сэр, это мистер Скотт. У нас, кажется, появилась энергия. Поднять вас на борт?

– Свяжитесь с лейтенантом Ухурой, может, у нее есть больные или раненые. В противном случае… – он оглянулся на клингонов, готовых к бессмысленному бою; посмотрел вперед, на сверхъестественное солнце, которое будет плавать вечность внутри этого вечно неизменного мира. – Поднимите меня вчера!

Глава 14

Капитан Кирк попытался сохранить невозмутимое выражение лица, когда сошел с платформы транспортатора на вспомогательном мостике. Это не походило ни на один видимый им когда-либо мостик. Тлеющий костер, несколько вырванных с корнем деревьев, разбросанные повсюду пищевые контейнеры. Пара пустых бутылок из-под бренди. Клингон.

– Капитан К-кирк, я предп-полагаю? –Пьяный клингон. – Я капитан Калан, с военного…военного корабля "Корезима".

Он замерцал.

– У-упс! Пора идти. До свидания, мистер Скотт, –он сморщил бровь. – Не могу…вспомнить слово. А. Спасибо.

– Пожалуйста. Клингон исчез.

– Похоже, вы хорошо развлеклись, Скотти.

Скотт окончил регулировать настройки и обернулся к Кирку. – Это долгая история, сэр.

– Спорю, еще и очень интересная.

– Они не такие уж и плохие ребята, если узнать их поближе, капитан.

– Как вам удалось уговорить его выпить? Я думал, они ничего не делают для удовольствия.

– Не для удовольствия, сэр. Для регуляции температуры. Было так холодно, что мы должны были хлебнуть бренди, –он проверил показания. – Пройдет по меньшей мере пять минут, пока транспортаторная нагреется, капитан. Вы не хотите, чтобы я поднял мистера Спока?

– Конечно. Я хочу посмотреть на его лицо.

Однако удовлетворения они не получили. Вулканец был абсолютно бесстрастен.

– Должно быть, здесь было холодно, мистер Скотт. Я рад, что с вами все в порядке.

Он подошел к экрану.

– Вы можете дать мне связь с клингонским кораблем?

– Спок –вы на самом деле собираетесь –…

– Я дал слово, капитан. Но фактически…

На экране появилось тусклое изображение.

– Говорит Кэл, временно командующий. Кто это?

– Звездолет "Энтерпрайз", офицер по науке Спок. У меня есть для вас предупреждение.

Господствующее создание на планетоиде, называющее себя Машина-Создатель, бросило вызов: оно желает уничтожить вас всех.

Я настоятельно рекомендую, чтобы вы не отвечали на вызов. Ваше оружие не будет работать в его владениях, и он способен помешать вам вернуться на корабль.

– Но ножи и руки будут работать, не так ли?

– Да, но вы проигрываете в численности.

Из- за вибрации изображения трудно было разглядеть выражение лица, но казалось, что Кэл самодовольно улыбнулся. "Хорошо". Он отключился.

– Видите, капитан. Ничего кроме правды.

Машина-Создатель вернула им достаточно топлива, чтобы достичь Третьей Звездной базы. Неделю можно было отдохнуть.

Несколько офицеров сидели в офицерской гостиной.

– Жаль, что мы не можем вернуться назад, –сказал Спок. – Столько вопросов, оставшихся без ответа.

– Это самое "возрождение"? –спросил Вилсон.

– Нет, не только. Это действительно просто регенерация. Так как Chatalia, фактически, только расширения Машины-Создателя. Как конечности.

– Мне это кажется довольно впечатляющим, –сказал Кирк.

– Другие существа также делают это, –сказал Спок. – Только в меньшем масштабе. Реальная загадка связана с энергией. Машина-Создатель бросает вызов основным законам термодинамики, сохранения энергии. Значит, наши законы неправильные. Неполные.

Зашел Вилсон и растянулся в кресле.

– Навестил энсина Тинни в лазарете. Сестра Чэпел сказала, что она будет в порядке через пару дней.

– Полагаю, вы видели и энсина Мура, –заметил Маккой.

– Собственно говоря, он тоже там был. Читал ей, –Маккой закатил глаза, но ничего не сказал.

– Я полагаю, мы все в долгу перед вами, мистер Спок, –сказал Вилсон. – Мне сказали, что если бы вы не смогли поговорить с этим переросшим артишоком, мы все еще были внизу. Вполне вероятно, мертвые.

– Попробовать установить контакт было логично, –ответил Спок. – И фактически не так неприятно, сравнительно с прочими попытками мысленного слияния. Как я уже говорил, мне жаль, что я не могу провести с ним еще некоторое время.

– У вас с ним много общего, –невыразительно сказал Маккой.

– Данное подобие не привлекательно. Он казался логичным, на мгновение, но действительная логика инвариантна для всех видов.

Спок пристально взглянул на звезды.

– Нет, наиболее интересным был его юмор. Я считаю, это было единственное действительно разумное существо, которое я когда-либо встречал, имевшее чувство юмора.

После минутной тишины, Маккой сказал:

– Вы снова это сделали.

– Что вы имеете в виду?

– Если бы это сказал кто-то другой, я поклялся бы, что это шутка.

Спок поднял бровь. – Каждый из нас чему-то научился.