Аквариум (СИ)

Сергей Боровский

Аквариум

Александр Андреевич Петраков служил в «Комиссии по паранормальным явлениям при губернаторе …ской области».

Работа ему нравилась, хотя, если быть предельно откровенным, он не верил ни в какие паранормальные явления. Он никогда не сталкивался с ними лично и не слышал, чтобы кто-нибудь из его знакомых хвастал встречей с чем-то подобным. Самым паранормальным из всего того, что окружало его, был загородный коттедж Председателя Комиссии стоимостью, превышающей его жалование в восемнадцать тысяч раз.

Рабочая неделя Александра Андреевича начиналась с утренней планёрки у губернатора, плавно переходившей в официальный обед. После обеда они собирались в кабинете у шефа с тем, чтобы распределить обязанности в свете новых вводных. Вторник целиком уходил на то, чтобы быстренько промчаться по объектам — филиалам Комиссии, разбросанным по разным районам города. В среду с помощью секретарши Аллочки он приводил в порядок делопроизводство. В четверг, с десяти до двенадцати, работала «Общественная приёмная», а после неё и до самого вечера он вёл беседы с сотрудниками Комиссии по личным вопросам. Пятница отводилась под разнообразные нужды, непредусмотренные регламентом — чаще всего корпоративные вечеринки.

Сегодня как раз был четверг. И даже если бы Александр Андреевич с утра не узнал об этом из календаря, ему обязательно напомнили бы. Не секретарь, так посетители.

Он слышал, как в приёмной Аллочка громко разговаривала с кем-то из граждан.

— А вы уже заполняли анкету?

— И анкету, и бланк № 183. Есть шесть фотографий три на четыре.

— Этого не нужно… Впрочем, давайте, раз принесли.

Когда Аллочка покончила с формальностями, она широко растворила дверь и пропустила внутрь человека среднего роста, лет тридцати пяти, одетого в серенький пиджачок отечественного покроя.

— Проходите, — ободрил Александр Андреевич вошедшего и указал рукой на мягкий стул. — Виктор Кириллович, — прочитал он из бумажки, специально подготовленной для него секретаршей.

Он во всем любил порядок и терпеть не мог импровизаций.

— Слушаю вас.

Мужчина приосанился.

— Понимаете, — волнуясь, начал он. — Тут такое дело. У меня дома есть аквариум. Не очень большой. Ведра на три. В основном гуппёшки, парочка тернеций и эти… Впрочем, вам, наверное, неинтересно.

— И давно вы разводите рыбок? — спросил Александр Андреевич, пытаясь показать, как он быстро умеет вникать в суть вопроса.

— Развожу? — удивился Виктор Кириллович. — Нет, они мне достались по наследству. От брата. Он переехал на Сахалин в прошлом году и оставил аквариум мне. А сам я в этом ничего не смыслю. Но не выбрасывать же!

— Согласен.

— Ну, вот, — продолжил осмелевший немного человек. — Показал он мне, как их кормить, как воду менять. Ерунда, в общем. Я утром перед работой им насыплю из банки, приду вечером домой — ещё порцию. Собственно, дальше этого мои отношения с ними не заходят.

— Так.

— А тут как-то на днях телевизор у меня сломался. Я уже и посуду помыл, и в магазин сходил. Дай, думаю, посмотрю, чем они там без меня занимаются. Не зря же мой брат ими увлекался. Гляжу и ничего не понимаю. Всё, вроде, как обычно: травка, там, камушки. А на дне — город.

— Какой город?

— Маленький такой. На первый взгляд, из песка. Но я сачком-то его ткнул, а он стоит, не рушится.

Мужчина замолчал, и Александр Андреевич, пользуясь передышкой, скрестил на животе руки и вытянул трубочкой губы.

— Кто, вы говорите, у вас там в аквариуме живет?

— Гуппи. Тернеции.

— А улиток нет?

Лицо Виктора Кирилловича вытянулось от догадки.

— Вы полагаете?

— Всё может быть. Так что там с нашим городом?

— А, ну да, — спохватился Виктор Кириллович. — Растёт он. Теперь-то мне и самому интересно стало. Каждый день наблюдаю. Темпы у них, я вам доложу, стахановские. В сутки — по два этажа, а то и три. Но выше девятиэтажек они почему-то не строят. Как закончат одну высотку, так рядом другую начинают.

— Поразительно! Вы видели, как они это делают?

— Да в том-то и дело, что нет!

Мужчина придвинулся ближе к столу вместе с громоздким стулом, издавая скрип.

— Я целыми днями на работе. А ночью спать нужно, потому что как, не выспавшись, на работу идти? Без меня они орудуют. Втихаря.

— И что вы по этому поводу думаете?

— Ну, а что тут думать? Полагаю, что у меня в аквариуме возникла разумная жизнь. Дарвин этого, кстати, не отрицает. Уж и не знаю, рыбы это или кто другой. Я не специалист.

С этими словами Виктор Кириллович посмотрел на хозяина кабинета так, что сразу стало ясно, кого он считает специалистом.

— Ну, что ж, — не стал разочаровывать его Александр Андреевич. — Дело действительно необычное. Паранормальное, я бы сказал…

— Камеру бы мне, — страстно поведал проситель. — Для круглосуточного наблюдения. Тогда бы мы их, родимых, живо запечатлели. А то одними рассказами вас потчую. Вы ведь, пожалуй, и не верите мне, а?

Он хитро заглянул начальству в глаза.

— Я бы и сам её купил, но зарплата маленькая — десять лет копить придётся.

Александр Андреевич сделал вид, что обдумывает предложение. Впрочем, так оно и было на самом деле. В некотором роде.

— Значит, вам нужна камера? — произнёс он, растягивая слова.

— Да.

Он что-то размашисто черкнул в блокноте, вырвал листок и пришпилил его кнопкой к доске важных пометок, висевшей на стене за его спиной.

— Давайте-ка мы сделаем с вами вот что, — вдохновенно изрёк он. — Напишите мне вашу историю на бумаге. В мельчайших деталях, и ничего не пропуская.

— Ага.

— Передадите её Алле Петровне.

— Секретарю?

— Да. А я посмотрю, что смогу для вас сделать.

Они оба, как по команде поднялись со стульев и пожали друг другу руки.

— И когда можно будет узнать ответ? — спросил Виктор Кириллович.

— Через неделю.

— Годится.

— После того, как документ окажется у Аллы Петровны.

— Ясно.

Посетитель извлек из-за пазухи объемистую тетрадь.

— Прикажете передать ей материалы прямо сейчас?

«А он не такой уж и недотёпа,» — мысленно похвалил гостя Александр Андреевич.

— Отлично! Значит, через неделю — у меня.

— В это же время?

— Да.

— Записаться на приём?

— Обязательно.

Проводив Виктора Кирилловича, Александр Андреевич постоял немного у окна, а потом заказал себе чаю.

Остаток дня пролетел, как всегда, в хлопотах, и к вечеру всякие остатки воспоминаний об удивительном визитёре выветрились из его головы, словно их и не было.

— Аутотренинг?

— Вряд ли.

— Ну, хорошо. Не хотите открывать своих секретов…

— Ну, что вы!..

— Шучу. Шучу.

Александр Андреевич понимал, что бесконечно тянуть эту канитель у него не получится, поэтому он сам решил перейти к делу.

— Есть какие-нибудь новости? — заговорщицки спросил он.

— Да целый вагон, — весело отозвался Виктор Кириллович, но было не понятно, насколько это настроение отражало его реальное состояние. — Обустраиваются мои рыбки. Повышают уровень собственного комфорта.

— А подробнее?

— Что ж… Подробнее… Прошлой ночью встал я по нужде. Прохожу мимо, а у них свет горит.

— Лампу включили?! — всплеснул руками Александр Андреевич.

— Если бы! Он у них в окошечках этих… Совсем, как у людей.

— То есть вы хотите сказать…

— Да. Небоскребиков понастроили, как же в них без света-то? Я прекрасно их понимаю.

— А источник?

— Во! Сразу видно, что вы — технический человек. Я тоже стал его искать, и что вы думаете? Нашёл!

Виктор Кириллович победоносно посмотрел на собеседника.

— Они соорудили электростанцию!

Дело принимало серьёзный оборот. Гораздо более серьёзный, чем изначально предполагал Александр Андреевич. Но от следующего вопроса он удержаться не смог.

— Каким же образом?

— Вы не поверите. Они задействовали для этих целей фильтр. Такой, знаете, аквариумный агрегат. Воду через себя перекачивает. У вас самого-то аквариума нет?

— Нет.

— Эх! Как бы объяснить-то… В общем, водопад это настоящий. Размерами только поменьше. Они поставили там что-то вроде турбины. Вода на неё льётся, колёсико вращается. И проводочки. Тоненькие такие, как волосы. От станции — к городу. Понимаете?

Александр Андреевич возбужденно засопел, стараясь одновременно и соображать, и не терять нити разговора.

— Вообще, конечно, это глупость, — наконец, резюмировал он. — Фильтр потребляет энергию из розетки, так? Она поступает в двигатель, оттуда передаётся в насос. Насос льёт воду на их турбину, и они снова делают из этого электричество. КПД получается очень низкий, вам не кажется?

— Я тоже об этом подумал, — одобрил ход его мыслей Виктор Кириллович. — Но с другой стороны, какое им дело до экономии? Ведь не они же оплачивают счета за электроэнергию. Какой смысл беречь ресурсы, если они не ограничены и достаются бесплатно?

Убийственная логика гостя завораживала.

— А у вас что-нибудь есть по моему вопросу? — сменил неожиданно тему Виктор Кириллович.

— Что касается камеры, то тут небольшая заминка, — соврал Андрей Александрович. — На этот квартал бюджет уже свёрстан. Я, конечно, попытаюсь протащить наш вопрос по какой-нибудь резервной статье, но ничего обещать не могу, как вы сами понимаете.

— Эх!

— Да вы не расстраивайтесь. Квартал-то уже на исходе. Сейчас как раз утверждается новый бюджет. В него мы включим вашу заявку наверняка. За это я вам ручаюсь.

— Когда мне снова прийти?

— Через месяц, — не замедлил с ответом опытный чиновник.

— В это же время?

— Да.

— Записаться на прием?

— Обязательно.

— И что вы сделали?

— Постучал. Они молчат.

— И всё?

— А что ещё?

— В милицию ходили?

— Зачем?

Александр Андреевич вздохнул.

— Скептицизм ваш на счет нашей доблестной милиции мне понятен, но в данном случае, мне кажется…

— Да бросьте вы! Всю их кухню я знаю лучше вас. Меня, когда мне было восемнадцать, родители отдали на органы…

— Простите?!!

— Ну, в школу милиции то есть. Проработал я там пятнадцать лет и ушёл. В психушку они сдать меня могут за такие рассказы, а на большее рассчитывать не приходится.

— Но вы же не обязаны им рассказывать всю историю. Сообщите, что кто-то силой захватил вашу собственность.

Виктор Кириллович с укоризной посмотрел на друга.

— Значит, и ты мне не веришь.

Он залпом допил содержимое бокала, поднялся и тяжёлой походкой направился к дверям.

— Витя! Подожди!

В этот момент на пороге возникла Аллочка с подносом, ломящимся от изысканных продуктов. Гость подхватил с блюдца ломтик лимона, но не съел его, а шумно обнюхал.

— Камеру мы тебе купили. Вот. — Александр Андреевич поднял с пола запылившуюся коробку.

— Поздно.

Виктор Кириллович решительно направился к выходу.

— Куда ты пойдешь? На улицу?

— Почему на улицу? К сестре. Я у неё всю неделю и проторчал.