Outcast/Отверженный (СИ)

Отверженный

ВНИМАНИЕ! Книга запрещена для копирования и распространения, без разрешения автора! Авторские права оформлены на имя Lana Meijer и принадлежат https://vk.com/heylil

Официальное сообщество автора и книги одно единственное и неповторимое https://vk.com/club100508561

Пролог

Тишину между мальчиком и девочкой нарушали только тихий смех и редкие удары маленьких камешков о воду. Где-то вдали они оба слышали звуки музыки – прощальный вечер в летнем лагере был в самом разгаре. Им бы стоило грустить по этому поводу, но друзьям совсем не нужно было прощаться, и эта не могла не радовать их обоих.

- Ты не кинешь дальше меня, Несса. Никогда, – ухмыльнулся мальчик и повернулся к девочке, слегка смутив её своей улыбкой. Она недовольно посмотрела на друга своими большими распахнутыми от обиды глазами и снова кинула камешек в озеро, который, не пролетев даже двух метров, плюхнулся в пучину вод.

- Я просто слишком расстроена, чтобы победить тебя. Ты же знаешь, – просто ответила она, тяжело вздохнув, и слегка повесила голову, закрывая лицо черными длинными и слегка вьющимися волосами.

- Только не говори, что тебя задели их слова, – снова хмыкнул её друг и бросил ещё один камень в воду. На этот раз он улетел так далеко, что, казалось, скрылся за горизонтом.

- Вау, – только и сказала девочка, проследив за полетом камня, и снова посмотрела на друга.

- Мне всегда неприятны их насмешки. Но, с другой стороны, я понимаю, что они правы, – прошептала она и почувствовала небольшую детскую, но уже такую сильную ладонь друга на своем плече.

- Эй, Несса, не смей думать, что они правы. Ты... Очень красивая. И я никому и никогда не дам тебя в обиду, – просто сказал он и обернулся назад: ему показалось, что он услышал чьи-то шаги.

- Обещаешь? – спросила она и посмотрела на своего друга, перекатывая в руках последний камешек, что у неё остался.

- Да. Конечно, – кивнув, ответил он, и замолчал, будто выжидая чего-то. Вдруг, их тишину снова нарушил один звук: телефон в кармане мальчика зазвенел противным звуком, словно будильник в семь утра.

- Вот и наступил твой девятый день рождения, Несса, – улыбнулся он, показывая девочке циферблат старого и заляпанного телефона, на котором значились несколько цифр: 00:01.

- Ты, как всегда, хочешь поздравить меня первым и единственным? - улыбнулась она и ощутила приятное чувство, заполняющие её изнутри: та теплота, та дружба, что связывала их, была для неё всем на свете. Но самое страшное было то, что, кроме этой дружбы, в её жизни не было ничего.

- Да, – прошептал он, оставляя волнения позади и доставая из другого кармана подарок в маленькой самодельной коробочке. Она была любимого розгового цвета девочки. К тому же, мальчик старательно перевязал ее красивым белым бантиком.

- Что? Подарок? – От радости и благодарности у Нессы перехватило дыхание. – Но… Как? Где ты его взял? – удивленно спросила она, не веря своим глазам, и протянула руки к коробочке. – Можно открыть? – продолжала она засыпать друга вопросами.

- Можно. Только если он не понравиться тебе, обещай, что не столкнешь меня в озеро, – пошутил голубоглазый мальчик и принялся наблюдать за подругой, которая дрожащими руками, начала открывать подарок, разматывая бант.

Когда процедура открытия была закончена, он зажмурил глаза, боясь увидеть её реакцию, но поздно: он услышал такой восторг в её вздохе, что не смог сдержать улыбки.

- Это… У меня нет слов, Эш. – Дрожащими руками девочка достала из коробки маленький кулон в виде сердечка, который был скреплен маленьким голубым, похожим на стекляшку, камнем. – Только не говори мне, что оно ещё и открывается, – изумилась она, часто захлопав глазами, и уставилась в лицо друга.

- А то. - Эш достал из кармана джинсов какой-то предмет, напоминавший форму креста, и приложил его к задней крышке кулона. Кулон распахнулся, и Несса увидела их совместную фотографию, сделанную полгода назад на последнее совместное Рождество в приюте. Не выдержав нахлынувших чувств, она почувствовала, как к глазам подступили слезы.

- О, Эш… Не знаю, откуда ты взял такой подарок… Но это самое лучшее, что можно подарить из всех подарков мира! – детским и наивным голосом пропела она, крепко обнимая мальчика.

- Смотрите, этот приютыш опять обнимается со своей толстухой! – раздался чей-то противный голос недалеко от них, доносившийся с берега.

- Эй, ты забыл, что толстуха тоже из приюта! – сказал второй голос, и раздался чей-то злорадный смех и ещё несколько оскорблений.

- Эй, ты, заткнись, я сказал! Заткнись! Заткнись, заткнись! – Мальчик отпустил из рук Нессу, и, встав, побежал по пирсу, с разбегу намереваясь вдарить обидчикам. Он накинулся на главного из них – «Задаваку Райна», и, вкладывая всю силу в свои маленькие кулачки, принялся бить его в грудь и плечи. Но тот был на два года старше и крупнее его, и одним махом задавака связал руки мальчика за спиной каким-то шнурком и кинул лицом в землю, да так, что Эш наглотался грязной земли и закашлял.

- Что, нарываешься, щенок? Скажи спасибо, что я не столкнул тебя с пирса, – ответил Райн и пнул защитника в живот, скрываясь в темноте ночи. Не прошло и десяти секунд, как Несса подбежала к лучшему другу и склонилась над ним: она развязала его руки и постаралась посадить на землю, постукав его по щекам.

-Эш, не нужно было… Не нужно было драться с ним, - тихо сказала она, чувствуя себя ужасно из за того, что друг столько из-за нее натерпелся. И это было далеко не в первый раз.

- Я никому и никогда не дам тебя в обиду, – повторил он так мужественно, как только способен сказать девятилетний мальчик.

Глава 1

Люди, обычно, первым делом завтракают, когда встают с утра, или, например, красятся, выбирают себе одежду, принимают душ или гуляют с собакой. Утро для меня - одно из самых важных частей дня, потому что так я настраиваю себя на несколько часов вперед, пытаюсь придать себе хорошего настроения и зарядиться бодростью на целые сутки. Поэтому, утром я, забыв про макияж и душ, первым делом растягиваюсь у станка в своем зале для танцев, который расположен на цокольном этаже нашего дома.

Я включаю что-нибудь из Рианны или Бьенсе и просто делаю зарядку, повторяя свои самые любимые, но простые движения. И так каждый день.

Конечно, утренняя тренировка отнимает много времени, но поскольку в школу меня отвозят на машине, а не на школьном автобусе, я могу себе это позволить. К тому же, одежду на день я всегда подбираю себе с вечера и вешаю её на видное место в своей уютной гардеробной. Единственное, с чем по утрам мне действительно сложно совладать, так это длинные вьющиеся и спутавшиеся за ночь волосы. Наконец, спустя 15 минут, в зеркале я вижу блондинку с длинными прямыми волосами, достающими мне до поясницы. Они всегда мешаются мне во время учебы и танцев, поэтому я заплетаю их в целомудренную косу. Глаза я крашу тушью, а потом вставляю зеленые линзы – так я стараюсь скрыть свои дьявольско-черные глаза, и они становятся орехового теплого цвета.

Когда я спускаюсь к завтраку на запах блинчиков с клубничным джемом, которые испекла Анджела, тяжело вздыхаю и возмущаюсь, глядя на нее:

- Анджела, ну зачем? Мне нельзя есть блинчики на носу соревнования, – бубню я и достаю свои злаковые хлопья, которые посоветовала мне мой тренер.

- Прости, Несса, но остальных же я должна чем-то кормить. – Женщина улыбается мне своей теплой доверительной улыбкой, и я замечаю глубокие морщинки в уголках её темнокожего лица и поджимаю в ответ губы.

- Ты имеешь в виду эту стерву? Или моего отца, которого опять нет дома? – недовольно замечаю я, наливая молоко в свою чашку, и понимаю, что у меня пропал аппетит при мысли о том, что папа опять в командировке. А Алисия сейчас, наверное, где-нибудь на педикюре с радостью тратит его денежки, празднуя его отъезд клубничным мохито.

- Не только её, милая. Весь остальной персонал тоже, – она протянула мне тарелку с одним блинчиком и подмигнула: - Один, я думаю, можно.

- Не надо, – отвечаю я, слегка морщась. – У меня все равно пропал аппетит.

Кажется, Анджела все понимает по моему лицу, поэтому с сочувствием смотрит мне в глаза и отвечает:

- Я уверена, мистер Куин скучает по тебе, даже когда далеко. Ты же ему, как… - начала она, но тут же спохватившись, продолжила: - Ты же его дочка.

Я, промолчав, встала из-за стола и, не убрав за собой, вышла из столовой. Наверное, не стоило было папе рассказывать все Анджеле. Не стоило вообще кому–то об этом говорить. Но, кажется, теперь об этом знают все обитатели моего дома, и всё лишний раз напоминает мне о моем прошлом.

Даже по дороге в школу, сидя на заднем сидении черного бронированного Мерседеса, я не могу успокоиться. Картинки из детства снова и снова всплывают у меня перед глазами, причиняя сильную боль где-то в области сердца. Я невольно вспоминаю, как однажды в приюте ребята расписали мне подушку самыми гадкими и мерзкими словами, используя красные чернила… И никогда смогу забыть этого. Вот почему я не могу злиться на своего отца даже тогда, когда его нет дома. Даже за то, что он нашел себе такую отвратительную жену. Я не могу не любить его, ведь он подарил мне семью, подарил мечту и надежду. Из кучи детей в детском доме он выбрал меня – неприметную, пухленькую и самую обыкновенную девочку. Обычно, дети, достигшие трех лет, так и растут в приюте до совершеннолетия, а потом уходят в свободное плавание – причем не самое безоблачное. А меня взяли в семью в целых девять лет. Я помню шок на лицах всех детей и работников, а так же крики зависти, которыми меня провожали. И эти крики до сих пор преследуют меня по ночам.

Отец дал мне новую фамилию – Куин, и с тех пор я стала частью его семьи. Да уж, ребятам было чему завидовать – я попала не просто в семью, я попала в очень богатую семью, и моя жизнь кардинально изменилась. Джордж делал для меня все: возил в Диснейленд и в парки всегда, когда у него было свободное от работы время и, кажется, действительно, относился ко мне, как к родной дочери. Я смутно помню момент, когда все изменилось. Может в тот момент, когда я стала взрослее, и больше не вызывала у него прежнего интереса и умиления. Тем не менее, я благодарю судьбу за то, что я тогда не осталась в приюте, несмотря на то, что у меня была одна единственная причина сделать это.

Сейчас все это кажется страшным и нереальным сном, и, на самом деле, о том, кто я такая, знают лишь единицы. В школе меня далеко не все любят – одни, считают, что я слишком высокомерна, другие даже не пытаются узнать меня поближе. Но когда я подъезжаю к зданию Калифорнийской школы, я уже вижу Сэма, ждущего меня на парковке. Он машет мне рукой, и я открываю окно, чтобы улыбнуться ему.

- На улице 25 градусов, а ты надел шапку? – Подхожу к нему я, наблюдая за тем, как он привязывает к парковке свой велосипед. Я не единственная, кто не ненавидит школьный автобус. Сэм не из богатой семьи, но это не мешает ему учиться в нашей элитной школе, ведь его IQ равен 154 баллам, а это довольно высокий балл. Поэтому, специально для таких умных ребят, в нашей школе предусмотрена стипендия и бесплатное обучение.

Сэм поднимает на меня свои карие глаза и натягивает черную шапку сильнее на лоб, поправляя очки в крупной оправе.

- А что, тебе не нравиться? Я думал, это сейчас модно. – Он обнимает меня за плечи, и мы вместе направляемся в здании школы. Я смеюсь, когда вижу, как нелепо он выглядит в своей шапке.

- Холл никогда не увидит в тебе мужчину, пока ты будешь одеваться как местный ботаник, – усмехнулась я, открывая свой шкафчик, и доставала учебник по математике. – Кстати, где она? – Я оглядываюсь, ведь наши шкафчики стоят рядом, но тут же замечаю её чуть подальше на противоположной стене в объятиях крепкого парня из команды пловцов. Он прижимает Холл к шкафу очень тесно и целует её накрашенные красной помадой губы так, как будто хочет её съесть, и я закатываю глаза.

Сэм делает вид, что не замечает этой душераздирающей картины, и я зову Холл по имени, чтобы прекратить его мучения. Моя рыжеволосая подруга целует на прощание своего нового бойфренда (ещё на прошлой неделе я видела её с кем-то другим) и бежит к нам радостная и развратная – о последнем говорит помада, размазанная по всему её лицу.

- Не грусти, Сэм, – успеваю сказать я другу прежде, чем Холл сможет услышать нас. Он кивает и по-дружески обнимает её, не упустив шанс опустить шуточку по поводу ее нового дружка:

- Как его зовут? А впрочем, не важно. Буду звать его пятый… На этой неделе. – Он усмехается, и на его лице появляются ямочки – они делают его еще более милым и смешным в этой странной шапке.

- Заткнись, Сэм. – Холл откидывает ярко рыжие волосы назад и обращается ко мне: - О Боже, он такой классный - капитан команды, ездит на новеньком Порше…

- На папином новеньком Порше, – вставляет Сэм, снова усмехаясь, и не замечает, как Холл испепеляет его взглядом. Я смотрю на этих двоих и не могу сдержать улыбки.

- Какая разница, чья это тачка. Главное, что не велосипед, – замечает она и поднимает одну бровь, чтобы показать ему свое превосходство. Сэм кивает и поднимает руки вверх, продолжая улыбаться:

- Остынь, огнепринцесса. Я и не думал обидеть твоего нового дружка. Ладно, я на химию, встретимся на обеде, – отвечает он и, снимая шапку, скрывается среди толпы в школьном коридоре.

- Хорошо, что не пришлось просить его снять это убожество, – замечает Холл и берет меня под руку, продолжая рассказывать о том, какой классный её очередной качок-пловец, и я слушаю её не так внимательно, как ей бы хотелось, кивая в тех местах, где ей нужна моя поддержка и дружеское понимание.

- Кстати, ты слышала о том, что произошло вчера на геометрии? Какой-то новенький ударил в челюсть мистера Ротмана за то, что тот поставил ему неуд. А потом его машина загадочным образом пропала со стоянки. Представляешь? – наконец она перевела тему с себя на что-то более интересное, и я нахмурилась.

- Но, как такое возможно? Мистер Ротман очень добрый, я даже не представляю каким нужно быть тупицей, чтобы получить от него неуд, – задумчиво протягиваю я и качаю головой. – И что ты думаешь, его машина не просто так пропала?

- Конечно, не просто так. Самое ужасное, что потом он обнаружил её у своего дома в таком состоянии, будто её побили бейсбольной битой. Ну, ты понимаешь, выбитые стекла и все такое…

-О, черт. Наверное, ему было не очень приятно. Я знаю, как долго он копил на неё.

-Ага, и ведь машина то совсем новая, – продолжила она, когда мы зашли в класс. Я направилась к своей парте, обдумывая ситуацию, которую Холл только что мне рассказала, и села за стол. Я не сразу заметила, что на моем столе что-то написано, но когда обратила на это внимание, застыла в мгновение ока.

Красными чернилами от одного края поверхности до другого зияла надпись «Shelter» (англ. «Приют»).

В ту же секунду в легких будто закончился воздух, и я почти поняла, что называют панической атакой. Как так? Кто же мог узнать о моем прошлом и так гадко написать об этом прямо на парте? Холл и Сэм так бы не поступили, и рассказать они никому тоже не могли. Или, может, я зря доверяю своим лучшим друзьям?

Не веря своим глазам и стараясь унять бегущие по щекам слезы, я пыталась стереять надпись влажными салфетками. Холл заметила это, и принялась, молча, мне помогать, стараясь прикрыть надпись своим телом, чтобы другие ребята не заметили. Но, к моему счастью, все были слишком заняты обсуждением предстоящей контрольной, поэтому не обратили на нас никакого внимания. Когда прозвенел звонок, надпись была успешно стерта, и я вздохнула с облегчением, разложив на парте свои учебники.

- Сегодня урок мы начнем очень необычно. Я знаю, что вы ребята в выпускном классе, тем не менее, обстоятельства сложились так, что у нас теперь появился новый ученик.

- Можно без представлений, миссис Грин, – раздался чей-то грубоватый и звонкий мужской голос, а потом его обладатель зашел в класс, оглядывая всех нас с таким нисхождением, на которое была даже я не способна.

Высокий, одетый в майку, открывающую накаченные мускулы рук и плеч. Парень, не представляясь, прошел в класс. Казалось, что он смотрел на всех кроме меня, будто я – это всего лишь пустое место, пустая парта или муха на лобовом стекле. Что-то при виде его тела, его небрежной походки внушало мне страх, но я все же наблюдала за ним. Сев за стол, парень снял бейсболку и лениво посмотрел на часы, а потом улыбнулся, если это снисходительное подергивание губ можно назвать улыбкой, помахавшей ему Холл. Она всегда так делает - увидит симпатичного парня и тут же готова вешаться ему на шею. Но тут парень всего лишь на одного мгновение поймал мой взгляд и со злостью сощурил свои глаза, снова отводя их куда-то в сторону.

Но я уже успела увидеть его… Заметить его… Увидеть эти ярко-голубые, словно два аквамарина, глаза и понять, какое чудовище сидит прямо позади меня. Дрожа от того, что все это происходит на самом деле, я встала из-за парты и выбежала прочь из класса.

Глава 2.

- Да что с тобой такое, Ванесса? – Словно сквозь вату я услышала голос Сэма, которому Холли только что в красках рассказала то, как я выбежала из класса и пропустила контрольную. – Ты никогда не пропускала математику.

Мы сидели в самом сердце открытой столовой, и пока мои друзья спокойно опустошали свои тарелки, я молчала и ковырялась ложкой в своем клубничном йогурте, который даже не попробовала. Обычно я люблю обеденное время – ведь это почти единственный шанс на неделе спокойно пообщаться с друзьями не спеша на тренировку по танцам или домой – готовиться к выпускным экзаменам. Но сегодня я едва слышала, о чем они разговаривают, хоть и знала, что обо мне. Пелена с моих глаз не уходила, а в теле ощущалась необычная тяжесть, которая словно гиря, тянула меня к земле. Изредка я оглядывалась в его сторону, молясь о том, чтобы наши взгляды не встретились.

- Ванесса, хватит насиловать бедный йогурт! – не выдержала Холл и хлопнула своей ладошкой по столу, надеясь вывести меня из транса. – Что произошло? Тебе что понравился новенький, и ты обиделась, что я помахала ему? – настороженно спросила она, глядя прямо мне в глаза. Я тут же натянула улыбку и закатила глаза с такой пренебрежительностью, на которую только была способна.

- Мне? Понравился? Да ты его ужасные татуировки видела? Он словно отсидел два года в тюрьме! – Я вложила в свой голос как можно больше неприязни, но к моему удивлению, подруга не разделяла моего мнения.

Перед глазами у меня снова всплыл образ неприятного парня: его злой пронзительный и агрессивный взгляд голубых глаз будто преследовал меня повсюду. Татуировки и мускулы у него действительно были, и такие парни обычно вызывали во мне смутные чувства. Они будто бросали вызов всему обществу и стремились показать это даже своим телом. В моей голове совсем не укладывалось, как он оказался здесь, в моей школе, ведь в Лос-Анджелесе вполне достаточно других учебных заведений. Второй вопрос, который меня мучил: куда смотрела наша директриса, когда принимала его в нашу Элитную школу – это же такое пятно на репутации для всех нас. И самый главный, который я хотела бы задать Всевышнему, не переставал пульсировать у меня в висках: почему? Почему судьба снова свела меня с этим предателем? Неужели теперь я буду видеть того, кого я действительно ненавижу, каждый день?

Мне не нужно было делать вид, что я его узнала. Не нужно было даже смотреть на него. Может ещё не поздно все исправить? Может он тоже меня не узнал. В конце концов, теперь я почти блондинка, и прошло столько лет… Скорее всего, так и есть.

Когда я осознала, что может быть и так, эта мысль меня, почему-то, не обрадовала, а даже показалась слегка обидной. Я быстро отогнала её в сторону и вернулась к разговору с друзьями.

- А мне они показались очень даже интересными, только я их плохо рассмотрела. Видела только какой-то интересный рисунок на предплечье и ещё что-то вроде надписей… Да?- спросила у меня Холл, и я безжизненно кивнула в ответ. – Ну, я надеюсь, у меня будет шанс познакомиться с ним поближе, - многозначительно протянула она, томно вздохнув, глядя куда-то вдаль.

- Эй, а как же тот придурок из пловцов? – поинтересовался Сэм, настороженно посмотрев на меня таким взглядом, который мог означать только одно: «Может Холли ты обманула, но меня не проведешь, и я заставлю тебе рассказать мне всю правду».

Меня всегда удивляла моя дружба с Сэмом. Мы познакомились с ним в средней школе, когда я была здесь новенькой, и почему–то у всех вызывала интерес и внимание. А Сэм… Он был самым тихим ребенком в классе, который разговаривал только тогда, когда его спрашивал учитель, или он отвечал у доски. В то время мне совершенно не нужна была популярность, обрушившаяся на меня за счет моего богатого папы, поэтому я решила подружиться с ним, хоть это было далеко не просто. Мы почти сразу нашли общий язык – он подтягивал меня по математике, провожал до танцевальной студии после школы и просто был всегда рядом, подбадривая меня своими подколками и шуточками. Рядом с ним я снова поверила в дружбу. А через какое-то время мы подружились с Холли, и тут-то у Сэма случилось то, что я называю серьезным психическим расстройством – любовь.

Нет, ну серьезно, сложно представить таких разных людей, как Холли и Сэм, вместе – не в обиду подруге, но она просто его не достойна. Уж слишком много ветра у неё в голове, хотя это всегда меня притягивало в ней. Она такая легкая… Никогда не задумывается о последствиях, живет так, как ей нравится. Полная моя противоположность. Я слишком ограничена. Моя жизнь – это школа и танцы, и только им я посвящаю все свои эмоции и чувства. Когда я танцую, я становлюсь другим человеком. Во все остальное время про меня можно сказать «Снежная королева», но это не так. Я умею улыбаться.

И в доказательство своих мыслей я натягиваю свою самую милую и искреннюю улыбку и смотрю на Сэм и Холли:

- Ребят, простите. Я просто задумалась. Сейчас у меня столько проблем… Алисия мне проходу не дает, считает дни до моего выпускного и ждет не дождется, как я свалю куда-нибудь подальше - в Англию, например. – Я закатываю глаза и, наконец-то, приступаю к обеду, чтобы показать друзьям, что у меня все в порядке.

- Если ты уедешь в Англию, я никогда тебе этого не прощу, – хмыкнула Холли и переглянулась с Сэмом:

- Мы тебе не простим, – хором сказали друзья, и мы все вместе рассмеялись. Я с облегчением вздохнула, понимая, что, несмотря на то, что меня может ждать впереди, на этот раз я не останусь одна.

Остаток дня пролетел довольно быстро, и, прощаясь с друзьями на парковке, Холл попросила меня:

- Несса, я знаю, ты скажешь «нет», но прошу, выслушай меня. – Подруга нежно взяла меня за обе руки и так жалобно посмотрела в глаза, что я уже поняла, о чём она меня попросит.

- Нет, Холл, даже не думай! – воспротивилась я её зеленым ярким глазам, и она обиженно надула губы.

- Ну, Несса, я позову всего 10 человек. Ты ведь понимаешь. У Джексона день рождения, а твой папин домик на пляже давно опустел… Ну прошу, всего одна маленькая вечеринка! – попросила она, и я посмотрела на Сэма: он снова выглядел нелепо в своей шапке и сделал вид, что уткнулся в телефон, но краем глаза я увидела, как он закатывает глаза, не веря не единому слову подруги.

- Ну, прошу тебя, Несса, – снова попросила Холл, и я не в силах больше выносить это мучение, ответила:

- Хорошо, только 10 человек, никакого крепкого алкоголя и никакой громкой музыки, – строго сказала я, но она уже крепко обняла меня и расцеловала в обе щеки.

- Ты лучшая! – сказала мне Холл и, обняв на прощание Сэма, побежала к новому Порше её приятеля-пловца, а затем скрылась в салоне его тонированного авто. Сэм проводил её скорбным взглядом и уставился на меня.

- Ты ненормальная. От твоего пляжного домика ничего не останется, Несса! – напророчил он, глядя на меня с укором.

- Ну, я же не могла отказать лучшей подруге.

- Могла бы отказать во имя меня. Каждый раз когда смотрю на неё… С кем-нибудь… Ну ты знаешь, – тихо закончил он, и я собиралась его приободрить, но тут произошло то, что напугало меня до глубины души.

Где-то справа взревел мотор, и мотоцикл сорвался с места, чуть не налетев прямо на меня – я стояла на дороге, а Сэм рядом на тротуаре.

- Эй, ты! – водитель обратился ко мне. Я сразу же узнала в нем утреннего мерзавца и просто окаменела всем телом, не зная, что мне делать: дать отпор или спокойно отойти в сторону. – С дороги уйди. Иначе будет хуже, – небрежно сказал он, нажимая на газ своего вонючего драндулета, словно показывая, кто здесь главный. Меня чуть не стошнило.

Но я не смогла и слова из себя выдавить. Внутри все бешено затряслось, а мысли никак не собирались воедино: что же делать и как поступить, чтобы выйти из ситуации с достоинством? К сожалению, пока я думала, этот придурок одарил меня еще одним агрессивным взглядом и объехал меня, продолжив свой путь.

Ох... Этот его взгляд, будто я никто… Будто это я во всем виновата. Так было всегда. Уже столько лет прошло, а он во всем винит меня. Эштон…

Так, стоп, я даже в мыслях не должна произносить его имени. Я его не знаю! Я не знаю этого ужасного человека, в которого он превратился. Я навсегда потеряла друга своего детства, и случилось это в девять лет. То, что мы встретились сейчас – лишь огромная ошибка и недоразумение, злая шутка судьбы.

- А теперь, расскажи мне все. – Сэм ткнул меня в плечо, чтобы вывести из забвения, и я посмотрела на него. Не удивлюсь, если мои глаза были блестящими от слез.

- Эй, чем тебя задел так этот парень, Несса? Он просто идиот, – поспешил меня успокоить не на шутку взволнованный друг. Я лишь коротко кивнула, а он продолжил:

- Проводить тебя на тренировку?

- Предлагаешь пройтись пешком, отказавшись от черного Мерседеса, как в старые добрые времена? – Я улыбнулась, вытирая слезинку тыльной стороной ладони, и мы вместе с ним направились в сторону моей Танц-школы.

- Он… - начала я и тут же затихла, обдумывая, доверять мне другу или нет то, что я так долго хранила в себе. То, что я даже не хочу вспоминать.

- О Боже, ну выкладывай уже, Несса. А не то я подумаю, что наша «Снежная Королева» боится какого-то индюка. Ещё и позволила ему себя унизить на глазах у всей школы, – констатировал факт он, и я поняла, что это действительно так. Никто и никогда не обращался ко мне так: «Эй, ты, уйди с дороги» и все в таком духе. Все либо любили меня и подлизывались, либо просто боялись подойти – ведь я могла с успехом проигнорировать любого.

- Ну, ты же знаешь, откуда я, Сэм, – просто сказала я, пожимая плечами. – Я будто вывалилась из другой жизни. И в той жизни был он. Мы были лучшими друзьями. Почти, как мы с тобой.

Сэм промолчал, ожидая продолжения истории, но я тоже сохраняла тишину не в силах собраться с мыслями.

- То есть, вы дружили? Вы же были маленькие. Как такое вообще можно помнить? – возмутился он с улыбкой, но я оборвала его своим уничтожающим взглядом.

- В Приюте все иначе. Я была настоящим изгоем. К тому же весила, наверняка, в полтора раза больше, чем сейчас. А дети бывают очень жестоки… Ни дня не проходило без насмешек в мой адрес или каких-нибудь мелких издевательств. Но, пока у меня был он, мне было все равно. Я знала, что он всегда заступится, отомстит обидчикам. – На мгновение я улыбнулась, вспоминая того маленького мальчика-сорванца.

- Потом, ты знаешь, я обрела семью, но поклялась ему и себе, что никогда не брошу его. Приходила в приют на выходных, хотя папа был очень против, и мы пару раз брали его с собой гулять.

Я сделала тяжелый вдох и, придаваясь печальным воспоминаниям, продолжила:

- Когда я пришла в третий раз, я увидела у него синяк под глазом. Подумала, что он как всегда поцапался с кем–то из ребят, и не предала этому значения. Но вел себя он уже очень странно: был слегка раздражительным, рассеянным… И уже таким чужим. Он перестал видеть во мне подругу. Говорил, что я навещаю его только из жалости и, что теперь раз я дочь богатенького папы, зазналась и изменилась. С каждым моим приходом, он менялся на глазах, будто какая-то темнота заполняла его сердце изнутри…

- Ух, звучит как сценарий для фильмов ужасов, – пошутил Сэм и понял, что сделал это зря.

- Мне было вовсе не смешно, ведь мне тоже было тяжело. Все свалилось на меня разом – семья, счастье, любовь, которые я не умела принимать, и одновременно большая ответственность. Я всегда хотела быть достойной дочерью и делала все для этого: начала заниматься танцами, чтобы папа гордился мной. Правда теперь это часть моей жизни и души, за что я тоже благодарна. Но он творил ужасные вещи… До меня доходили плохие слухи. Я слышала, что он так сильно избил одного парня в приюте, что того потом еле откачали. А ведь ему было всего 10. В конце концов, отец просто запретил мне видеться с Эштоном. – Я тяжело вздохнула, произнеся его имя, и заметила, что мы с Сэмом почти на месте. – И этого только маленькая часть этой истории. Может, потом я расскажу тебе больше.

- Думаешь, он по–прежнему ненавидит тебя и будет мстить? – спросил у меня Сэм, и даже в его голосе я услышала панические нотки.

- Я так не думаю, – просто ответила я, и добавила: - Я в этом уверенна.

Хоть я и пообещала Холли устроить вечеринку в домике на пляже своего отца, наряжаться мне туда совершенно не хотелось. После тренировки я пришла домой счастливой и уставшей, несмотря на то, что получила сегодня от Джулии, своего тренера, немало замечаний. Я знала, что все равно я занимаюсь лучше всех в группе, просто ко мне и требования предъявляют выше. Вообще, обычно, я занимаюсь одна, но по понедельникам мы собираемся все вместе, чтобы не забывать про работу в команде.

Уже полгода я готовлюсь не только к выпускным экзаменам, но и к вступительному смотру по танцам – и это ещё одна проблема, которую предстоит решить. Я с двенадцати лет мечтаю поступить в Джуллиардскую школу, но стоит мне представить лицо отца, когда он услышит об этом, мне сразу становиться не по себе. Он этого не одобрит. Для него танцы – это мое милое хобби, но никак не будущая серьезная профессия. Для меня это тоже не профессия. Это моя жизнь.

Но вряд ли моя мечта его тронет, и он согласиться с этим решением. Поэтому у меня остается только один выход – поступить на бесплатное отделение, получить место в студенческом городке и перестать жить с отцом. Легко сказать, трудно сделать – конкурс там около ста человек на место. И каковы шансы, что единственным счастливчиком из ста буду я?

Наспех приняв душ и собрав свои золотисто-платиновые волосы в пучок, я вышла из дома в футболке нашей школы и спортивных легинсах. Я даже почти не накрасилась, потому что собиралась всю вечеринку просидеть, где-нибудь в тихом уголке, охраняя свой домик от выпивших гостей. Если мне повезет, вечеринка будет настолько скучной, что они все мигом переместятся куда-нибудь на пляж. Когда до домика оставался еще целый квартал, я поняла, что скучной вечеринке не бывать. Музыка доносилась прямо из моего дома и орала на всю улицу. Не знаю, что там творилось, но вечеринка явно не являлась тихим сбором десяти друзей, празднующих день рождения.

Еле сдерживая подступающую злость, я врываюсь в свой же дом, и не узнаю его. Мне приходиться заткнуть уши руками, чтобы не оглохнуть, но то, что я вижу, уже вряд ли можно как-то изменить.

Такое чувство, что в доме сейчас находилось раз в 5 больше человек, чем мне обещала Холли. Я не видела ни одного знакомого лица. Мои «гости» кидались друг в друга едой и поливали себя пивом и швепсом, танцевали на моих столах и неприлично целовались на диване. У меня даже не было слов, чтобы описать весь этот ужас, который я сейчас видела и уж тем более передать, как я в эту секунду ненавидела свою подругу. Ну почему я не послушала Сэма? Кстати говоря, где он?

Кто-то с силой толкнул меня локтем в бок, и я увидела незнакомого мне парня пьяного настолько, что он еле мог шевелить языком:

- Ой, прости, детка. Я тебя не заметил, – извинился он, но это у него вышло плохо: он пошатнулся и за секунду вылил на мою майку неприятно пахнущую липкую жидкость.

- Пошел вон отсюда! – прошипела я сквозь зубы и, закусив губы от обиды, направилась на поиски хоть одного знакомого лица.

Моей рыжей подруги, «виновницы» торжества, нигде не было, зато Сэма я увидела в объятиях какой-то очаровательной блондинки. Кажется, он пытался от нее избавиться, но она не давала ему прохода. Окончательно разозлившись, я взяла эту девицу за лямку платья и оттянула в сторону:

- Это мой парень. И это мой дом! – прокричала я сквозь музыку и вложила в свой взгляд, как можно больше власти. Девушка поджала губы и недоверчиво посмотрела на Сэма:

- Сразу бы и сказал, что встречаешься с ТАКОЙ девушкой. – Она обиженно пожала плечами и скрылась в толпе. Сэм быстро схватил меня за руку и затащил в ближайшую комнату, где было хоть немного потише, и мы могли переговорить с глазу на глаз.

- Что здесь происходит? Я задержалась на тренировке, прихожу и вижу, что мой дом на грани разрушения! Почему ты не остановил её?! – Мне необходимо было выплеснуть весь свой гнев на кого-нибудь.

-Ты же знаешь, как это бывают: сначала пришли друзья Джексона, потом друзья его друзей, ну а потом друзья друзей его друзей… - начал оправдываться он и добавил. – Это вообще-то не я разрешил Холли устраивать здесь вечеринку!

- Это просто кошмар. Если кто-нибудь узнает… А, черт, - Вдруг я услышала, как музыка сначала стихла, а потом и вовсе исчезла. Что происходит? Неужели вечеринка закончилась? Мне не может так крупно повезти.

- Пойдем, посмотрим, что там случилось, – просто сказал Сэм и, снова взяв меня за руку, вытащил из комнаты. Мы пробежали в гостиную сквозь толпу на голос, который раздавался оттуда. Голос Холли.

- Так, мальчики, если хотите повеселиться – пожалуйста, проходите, не стесняйтесь, – весело заявила новым гостям она, смотря куда-то на входную дверь, и тут же пошатнувшись на высоких каблуках, чуть не упала. Она была безумно пьяна.

Когда мы с Сэмом пробрались через к толпу к ней, полностью увидели происходящее.У меня пропал дар речи.

Он был здесь.

Я уставилась на него не в силах что-либо сказать. Я лишь смотрела и не понимала, как он мог так сильно измениться.

Эштон стоял почти посреди гостиной, небрежно облокотившись о стену, и оглядывал спокойным взором моих гостей. На мне его взгляд не остановился ни на секунду. Как будто я даже не заслуживала его внимания.

Он хорошо выглядел. На секунду я решила посмотреть на него глазами других девочек: черная обтягивающая футболка, накаченные руки, широкие плечи, пренебрежительный взгляд… Сильный взгляд… Не удивительно, что в списке Холли он следующий. Только меня, его мышцы не восхищали, а наоборот - пугали. Татуировки вызывали отвращение и, опять же, какой-то сигнал об опасности. А взгляд, в котором совсем не осталось той детской доброты и невинности, просто вводил меня в абсолютное забвение.

От таких парней он в детстве просил меня держаться подальше, и я собираюсь исполнить ту волю.

Позади него стояло пятеро парней, которые тоже не внушали мне доверия. Они все были одеты в черные футболки с маленькой эмблемой на груди.

- Вы мешаете нам своей дебильной музыкой. – Он оскалил зубы и посмотрел в сторону Холли, приподняв брови. – Это дерьмо орет на всю улицу.

- Эй, вообще-то я составляла плей-лист! – возмутилась Холли, обращаясь к Эштону.

- Меня не волнует это. Ты говоришь слишком много лишней информации. – Парень посмотрел на мою подругу так, будто она была самым глупым существом на этой планете, и сверкнул своими голубыми глазами.

- Если через пять минут вы не прикроете свою псевдо-вечеринку, не поздоровиться всем, – грубо отрезал он, обводя взглядом гостиную. И как один парень, может пугать, целую толпу людей? – Ясно?! – он повысил голос и посмотрел прямо в глаза Сэма, который стоял прямо рядом со мной.

Этот мерзавец даже мне в глаза посмотреть не может. Ну, уж нет, я не могу промолчать и на этот раз.

- Это мой дом, и здесь я буду решать, сколько продлиться моя вечеринка, – мой голос зазвучал сначала испуганно и хрипло, но под конец фразы я придала ему уверенности. Эштону меня не напугать.

Наши взгляды снова встретились. Я видела его губы, сжавшиеся от гнева, и то, как напрягаются все его мышцы, будто злость постепенно охватывает отдельные участки его тела.

- Буду считать, что я не слышал твоего вяканья, – просто сказал он и развернулся со своей компанией к выходу из дома. Я дышала так тяжело, будто сдавала стометровку. К горлу опять подступила тошнота, как утром. Мне необходимо был воздух.

- Ты в порядке? – Сэм обнял меня двумя руками и прижал к себе. В который раз за день захотелось заплакать в его клетчатую рубашку, но я сдержала себя.

- Да. Ему не сломить меня, – ответила я и услышала, как включается музыка. Она снова начала давить мне на голову и барабанные перепонки. Кажется, вечеринка продолжается. И я не буду пытаться прервать её назло этому придурку.

Не знаю, сколько я простояла в объятиях Сэма, возможно около пяти минут, но он все это время просто гладил меня по плечу, понимая, как мне нужна сейчас его поддержка. Я не знаю, чтобы без него делала. Невольно пронеслась в голове мысль о том, что он и вправду идеальный парень. Жаль, только Холли этого не видит. Может мне как-то стоит помочь ему?

- Спасибо, что не оставил меня одну, – сказала я, глядя ему в глаза. Он улыбнулся, и теплота отразилась в его светло-карих глазах.

Кажется, он хотел сказать мне что-то, ответить, но просто не успел этого сделать. В один миг произошло сразу несколько событий: запахло дымом, зазвенела пожарная серена, и из датчиков на потолке полилась вода. Где-то в доме возник пожар! И это может быть опасно.

Паника поднялась в это же мгновение – музыку прекратили, и весь пьяный народ, никого не замечая на своем пути, устремился на выход из дома. Сэм, взяв меня за руку, повел меня туда же, но через черный вход.

Снаружи я увидела, как горит комната на втором этаже. Неужели Эштон сделал это?

- 911, у нас пожар. – Голос Сэма звучал спокойно и отчетливо, когда он вызвал пожарных. Затем он обратился ко мне:

- Кто мог устроить такое? – спросил он, и я уже знала ответ на этот вопрос. – Неужели этот твой бывший друг?

- Он просто дьявол, – прошептала я, с ужасом наблюдая, как горит весь второй этаж моего дома, а огонь разрастается с каждой секундой.

Глава 3.

 

Пожарная система в нашем доме оказалась, что надо: почти весь пожар исчез к приезду спасателей. К тому времени большая часть гостей, которых привела в мой дом Холли, исчезла, в панике разбежавшись, кто куда. Несмотря на такой ужасный способ выгнать их из дома, я была безумно рада, что вся эта кошмарная вечеринка закончилась. И к счастью, дом остался целым… Относительно.

На втором этаже царил хаос, и теперь я не понимала, как скрыть все это от папы. Он не будет ругать меня за пожар, но если узнает, что тут была вечеринка…

- О чем ты вообще думала? – наконец не выдержала я, обращаясь е Холли, когда на улице все стихло.

- Ну, прости меня, Несса. – Подруга закатила глаза и пошатнулась на высоких каблуках. Несмотря на такой стресс, она всё еще была пьяна в стельку, и я поняла, что сейчас с ней говорить бесполезно.

- Ты… Невыносима! Завтра, когда твой маленький мозг протрезвеет, я тебе все выскажу! А сейчас найди своего дружка Джексона и проваливай домой! – разозлившись, сказала я и скрестила руки на груди.

- Но Джексон куда-то ушел… - растерянно ответила Холли, надув губы.

- Вот именно! Неужели так трудно подумать, прежде чем устраивать вечеринку для парня, с которым встречаешься от силы неделею? – Меня уже было невозможно остановить, но тут Сэм взял меня за руку.

- Так, девочки, хватит. Сейчас все на эмоциях. Вы так ничего не решите. Я вас обеих провожу домой и надеюсь, что в тишине и спокойствии, идет? – встрял в нашу перепалку он.

- Боже, какой ты милый… - В следующую секунду Холли повисла на нем, обняв за шею двумя руками, и закрыла глаза. Кажется, она была еще пьянее, чем я думала. Сэм старался не терять самообладания, хотя, кажется, он был счастлив обнимать Холли даже в таком состоянии. Какая же она дура, что ничего не замечает…

- Сэм, проводи её. Я одна доберусь, – просто сказала я и увидела беспокойство в глазах друга.

- Ты уверена? – переспросил он.

- Абсолютно, – с уверенностью кивнула я и, помахав рукой, повернулась в сторону своего дома.

Мне хотелось бежать отсюда, но я шла спокойно, будто все нормально. Будто в моей жизни ничего не происходит. Будто все идет так, как и должно быть.

Но это не так.

Стоит прошлому постучаться в твою дверь, и все переворачивается с ног на голову - весь тот порядок, который я наводила в своей жизни последние 10 лет.

Может быть переехать? В Америке ещё столько мест, где я хотела бы побывать. Но, несмотря на то, что моя семья богата, я не выезжала за пределы Калифорнии. Я могла бы жить одна, например, в Чикаго или Нью-Йорке. Но я знаю, что папа даже слушать об этом не захочет.

А так хочется просто сбежать от проблем. Но это не выход.

На улице довольно темно, и фонари встречаются все реже и реже. Изредка я слышу скрип колес проезжающих мимо машин. На самом деле я всегда боялась темноты, а сейчас иду одна поздней ночью ещё и в таком разбитом состоянии. Мне было стыдно вызывать своего водителя к тому дому. Теперь же я готова сойти с ума от страха.

Мне начинает казаться, что за спиной я слышу тихие шаркающие шаги и прибавляю темп, оглядываясь назад. Но за мной никого нет. Сердце бьется все быстрее, а глазами я ищу хоть одного человека на улице, за которого можно ухватиться взглядом. Но я совершенно одна.

- Дура, – говорю я и начинаю себя успокаивать: – Я в Санта-Монике. Здесь безопасно. – Мне кажется, что я услышала чей–то сдавленный смешок. Но рядом с собой я снова никого не вижу и перехожу на бег.

Легче мне становится только тогда, когда я вижу крышу своего дома и лужайку перед ним: времени 5 утра, на площадку уже вышел наш садовник, который всегда ухаживает за садом по часам. Из моих губ вырывается вздох облегчения, и, сбавив бег, я врываюсь в свой дом.

***

- Ты ненавидишь меня? – в третий раз за утро спрашивает Холли, когда мы стоим у шкафчиков и собираемся на уроки. Я не отвечаю и даже не смотрю в её сторону, а просто пару раз киваю головой.

На самом деле я уже злюсь не так сильно, потому что ничего не могу с собой поделать: да, подруга поступила ужасно, но, в конце концов, пожар развела не она. А могло бы все кончиться гораздо хуже, но хорошо, что все обошлось без жертв. Да и отца не было дома, поэтому никто не устроил мне нагоняй за то, что я пришла под утро. Правда всю ночь я не могла уснуть, мучаясь мыслями об… Эштоне.

Я злилась на то, что не могу дать ему отпор. Он издевается надо мной, унижает. Он первый в списке из тех, кого я подозреваю виноватым во вчерашнем пожаре. И все это, как груз, свалившийся мне на душу.

- Холл, я не ненавижу тебя, – наконец-то отвечаю я бедной подруге. – Я просто не понимаю тебя. Зачем тебе эти вечеринки? Зачем менять парней каждую неделею? Тебе самой нравится так жить? – вырывается у меня, и подруга ошарашено смотрит на меня своими ярко-зелеными глазами.

- Ты имеешь в виду, что это я виновата, да? Это намек, что я шлюха? Но это же они бросают меня! – в её глазах стоят слезы, и я вздыхаю.

- Но ты так себя ведешь, поэтому это и происходит, – поясняю я и вижу в дальнем конце коридора Сэма, который болтает с другими обладателями высокого интеллекта.

- Ты не замечаешь, что рядом есть парни, готовые быть с тобой всегда.

- И кто же это, интересно?! Какой-нибудь неудачник? Мне нужен нормальный парень! – возмущается она, поправляя свои волосы. Внезапно её взгляд смотрит мне за спину: она кого-то там увидела. Холли расплывается в сладкой улыбке и подмигивает, быстро хлопая длинными ресницами. Я закатываю глаза, наблюдая за ней.

- Нормальный парень… Потрясающий парень… Как он…! – вздыхает она, снова смотря на меня, и я вижу Эштона, который только что прошел мимо нас и обернулся – не на меня, а на Холли. Меня он как всегда не удостоил даже взглядом. Я собиралась убедить подругу в том, что он совсем ей не подходит, но она не дала мне и слова сказать, взяв меня под руку:

- Я все про него узнала, Несса. Он просто мой идеал. Мужественный и… Такой… И такой… Красивый. И… Ёще он такой… Знаешь, он занимается боксом, мне вчера девочки про него всё рассказали. Какую музыку он слушает, где живет и что любит покушать. Думаешь, я способна приготовить лазанью? – спрашивает она, пока я слегка наблюдаю за ним: Эштон достает какие-то учебники из шкафчика. На нём сегодня слегка потертые джинсы с грубым шипованным ремнем и джинсовая жилетка без рукавов, открывающая его бицепсы. Только сейчас я нахожусь достаточно близко, чтобы разглядеть рисунок на его плече – это дракон, переплетенный с абстрактными линиями. Очень интересный рисунок. Я даже не заметила, как откровенно смотрю только на его плечо. Я потрясла головой.

На голове у него, как обычно, бейсболка, надетая задом наперед. Сейчас, когда он не видит, что я смотрю на него, кажется почти спокойным. Но тут он резко поворачивается ко мне лицом, и я вижу, как он демонстративно небрежно поднимает одну бровь и шепчет мне одними губами что-то вроде: «Чего уставилась, тупица?».

Потом он перекидывает через плечо свою сумку и скрывается в толпе и шуме школьного коридора. Меня бросает в дрожь, но когда я снова прихожу в себя, с радостью замечаю, что Холли ничего не заметила.

- Понимаешь? Он идеален, – Заканчивает свой монолог она, половину которого я пропустила.

- Но ты его не знаешь, – я качаю головой и понимаю, почему подруге он так нравится. Да что уж там, я и сама слышала утром, как девчонки говорят о нем в школьной раздевалке после физкультуры. Ах да, ещё в туалете. Он повсюду будет преследовать меня. Может как-то поговорить с ним и договориться держать нейтралитет? - По-моему, он выглядит опасным, – говорю я подруге, намекая на то, что он для неё не лучшая пара. – И это он устроил пожар вчера вечером.

- Что?! – Подруга замерла посередине коридора и посмотрела на меня своими большими полными удивления глазами.

- Ах, точно, кто-то напился и совсем ничего не помнит, – подкалываю я её, и мы обе смеёмся.

- Знаешь, сколько косметики у меня ушло на то, чтобы замазать на лице последствия вчерашней вечеринки? Я уже молчу про свой желудок. Я совсем ничего не помню… Разве что только Сэма… Кажется, это он проводил меня домой? – Самого главного Холли всё таки не забыла.

- Это так мило. Всё-таки он хороший друг, – говорит она, делая акцент на последнем слове. – А теперь расскажи мне все, что произошло вчера вечером. Что за пожар?

Я рассказываю Холли все в подробностях, пока мы идем на мой любимый предмет – литературу.

***

Когда я захожу в класс и сажусь за свою парту, с облегчением замечаю, что она абсолютно чистая и не несет на себе никаких сюрпризов, как вчера. Я вздыхаю, не скрывая своей радости по поводу того, что Эштона тоже здесь нет – он не ходит на литературу, а значит, она не нужна ему для поступления. Скорее всего, мне стоит остерегаться математических предметов.

- Ты замечательно выглядишь сегодня, Несса. – С передней парты ко мне поворачивается Эндрю, и я почти уверена, что заливаюсь краской от его слов.

Выгляжу я сегодня вполне обычно: на мне нежно-розовая блузка, которую я надела потому, что она хорошо оттеняет загар, и черная юбка-карандаш, подчеркивающая фигуру. Обычный классический стиль, в котором не стыдно прийти в школу. Хоть у нас и Элитное заведение, но ученики добились отмены формы ещё в позапрошлом году.

- Спасибо, – просто говорю я, не показывая того, что мне приятен его комплимент.

- Так ты прочитала «Великого Гэтсби» за выходные? – спрашивает он, чтобы продолжить наш разговор, и смотрит на меня пристально. Его глубокие серые глаза так и липнут к моей коже. На долю секунды мне становится не по себе. И все же, Эндрю хотя бы замечает меня. И может быть, я ему нравлюсь?

Мы с ним не особо часто общаемся: так, иногда, если нужно обсудить какие-нибудь школьные задания. Он довольно редко ходит в школу. А все потому, что он итак очень умный, и я знаю, что он уже работает на фирме своего отца. Всё, что я знаю о нём, это то, что он очень спокоен, умен, безумно богат и влиятелен везде, где только стоит ему появиться. Не удивлюсь, если в будущем он будет одним из членов конгресса. Вот про кого точно можно сказать – идеальный парень. Никаких плохих привычек: не курит, не шарахается по ночам, не спит со всеми подряд и уж точно не устраивает пожары в доме полном людей!

- Да, прочитала. Мне очень понравилось, – наконец я улыбаюсь ему настоящей искренней улыбкой.

- Мне тоже, правда, стиль написания немного не «мой», – делает замечание он, со знанием дела.

- Ах, ты смеешь критиковать великого Фицжиральда? – усмехаюсь я, закатывая глаза.

- Ну да. – Он пожимает плечами, и вдруг его рука неожиданно накрывает мою ладонь. Я не двигаюсь, делая вид, что не заметила этого жеста.

- Может, сходим в театр на него и обсудим это вместе? – спрашивает он, продолжая мягко сжимать мою ладонь. Я не понимаю, приятно ли мне чувствовать его прикосновение. – Завтра.

- Хорошо, – просто отвечаю я. – Буду ждать тебя в белом. – Я подмигиваю ему как раз в тот момент, когда в класс заходит учитель, и он, улыбаясь, поворачивается ко мне спиной. Теперь я вижу только его волосы, затылок и воротник светло-голубой рубашки-поло. Кто бы мог подумать, я иду на свидание.

***

- Ну, наконец-то он решился, – улыбнулась Холли мне за обедом после того, как я рассказала ей, что Энди пригласил меня в театр. - Я давно заметила, что в последнее время он как-то странно поглядывает в твою сторону. Боже, подруга, такого парня отхватила.

- Холл, что за привычка говорить о людях, как о мясе?! Ничего я не отхватила, мы просто погуляем. Я даже не уверена, что он мне нравиться, - отвечаю я, заглядываясь на Сэма, который сегодня сидит довольно тихо, что на него совершенно не похоже.

Я взглядом спрашиваю у него, что с ним стряслось, на что он невербально отвечает мне: "Обсудим потом", и я киваю. Холли в это время красит губы своей любимой красной помадой и ничего вокруг не замечает.

- Так что ты наденешь на это свидание? - спрашивает она и оглядывает столовую таким взглядом, будто кого-то выискивает в толпе.

- Так, может, это вы не при мне будете обсуждать? - Сэм машет перед ней рукой, напоминая о себе.

Я уже собиралась ответить, что пока не думала, что надену на свидание, на которое, по сути, мне все равно, как тут увидела перед собой поднос, который с шумом опустился на наш мирный столик. За ним я увидела две руки, которые небрежно прошлись по столу. Наконец, он оперся ими на стол, и я подняла глаза вверх, едва встретившись с ним взглядом.

На мгновение мне показалось, что он улыбается и даже расположен ко мне довольно доброжелательно. Невольно пронеслась мысль о том, что сейчас, возможно, самый подходящий момент заключить перемирие. Но его голубые глаза не задержались на мне и двух секунд, и, обращаясь к Холли, он присел с ней рядом:

- Привет, рыженькая, – он сказал это почти ласково, при этом его лицо оставалось по-прежнему наглым и враждебным. Губы плотно сжаты, скулы напряжены. Взгляд обращен только на замершую с помадой в руках Холли. Сэм закашлялся - как я поняла, он подавился котлетой.

А я… Я не могла двигаться. Слишком сильный шок я испытывала в его присутствии и слишком большой страх. И хоть я обещала бороться с собой – это не помогало.

- Привет, – сказала девушка, заправляя волосы за ухо. Меня вдруг затошнило от такой Холли.

- Мне нравятся твои волосы, – сделал комплимент Эштон, подняв уголки губ. Его грубые длинные пальцы коснулись прядей её волос, плавно перебирая их. Холли замерла, то ли оледенев от такой наглости, то ли не могла поверить своему счастью.

Я поймала себя на мысли, что смотрю на напряженные вены на его руках. Что смотрю на дракона у него на плече. Я не думаю, я просто смотрю. А он делает вид, что меня здесь нет.

- Полегче, иначе испортишь ей кератиновое выпрямление своими ручищами, – наконец, откашлявшись, сказал Сэм, и я еле удержалась, чтоб не расхохотаться прямо в лицо Эштону.

- А это твоя шестерка? – спросил Эштон, обращаясь к Холли, убрав руки с её волос. Но он по-прежнему смотрел на неё, не отрывая своих прозрачно-голубых глаз. Представляю, под каким она гипнозом. – Точнее, две шестерки.

- Заткнись, – процедила я сквозь зубы и сжала руки в кулаки.

- Так вот, красотка, у меня к тебе предложение, – начал он, оставив мой комментарий без внимания. – Сегодня у меня бой, придешь посмотреть и поболеть за меня? Потом пообщаемся.

- Мм… Да. Да, думаю, я согласна. - Обычно уверенная в себе Холли засмущалась и сбавила свой голос на несколько тонов. В моей душе не хватало места, чтоб уместиться тому возмущению, что зародилось внутри после её слов. Чем она думает?

- Холл, да этот парень устроил чертов пожар! – вскрикнула я чересчур эмоционально, хлопнув рукой по столу.

- Шшш, истеричка. – Эштон взглянул мне в глаза, и, готова поспорить, в этот миг мое сердце пропустило один удар. Это были его голубые глаза. Двери в душу моего бывшего лучшего друга. Как он может быть таким родным и таким далеким одновременно? – Думаю, рыженькая сама решит, чего она хочет. – Фраза из его уст прозвучала слишком двусмысленно.

- Я приду, – сказала Холли, но тут же добавила. – Я приду… С друзьями. Мы никогда не были на боях, – она улыбнулась и пощупала его бицепс: - Думаю, тебе есть, что показать.

- Ох, да, я обязательно пойду с тобой, подруга. Только сначала потушу пожар, который этот придурок развел у меня дома. – С этими словами я встала из-за стола и одним резким движением вылила стакан сока Эштону на голову.

- Ой, какая я неуклюжая, – Вырвалось у меня, и, откинув стаканчик на стол, я направилась к выходу из столовой, кипя от злости.

Глава 4.

 

Сегодня у меня не было тренировки, однако двери одного из залов моей танцевальной школы всегда открыты для меня. Я любила заниматься абсолютно одна для себя, когда ни взгляды строго тренера, ни других девчонок не могли мне помешать. Я включила самую агрессивную музыку, которую только нашла на диске и вышла в середину зала, со злостью осмотрев себя в зеркале.

Волосы спутанными волнами распадались по моим плечам, хотя, обычно, на тренировках я заплетаю их в косу, чтобы они мне не мешали. Они были светлые, неестественные и так сильно противоречили моим темно-карим глазам, к которым, почему-то, опять подступали слезы. Я не давала вырваться им наружу, сжала губы, прислушалась к музыке и начала танцевать. Я не следовала каким-то заученным движением, которые мы проходили с тренером, а танцевала так, как просила моя душа и эта музыка. Наверное, мне стоило записывать это на камеру, ведь интересно было бы увидеть свою импровизацию со стороны, но об этом я подумала уже позже.

Когда я сделала одно сальто назад, я услышала в зале странные шаги, и от испуга приземлилась неправильно, потянув мышцу. Застонав от боли, я села на полу, в отчаянии обхватив себя за ногу. И кого сюда принесло так не во время?

Тяжело дыша, я оглядела зал в зеркалах, но увидела лишь свое отражение. В последнее время мне все время кажется, что меня кто-то преследует, чудятся шаги, скрипы…

Я попыталась встать, но боль в ноге была настолько сильной, что я с трудом могла ею пошевелить. Танец больше не отвлекал меня от мыслей о прошлом, и они без стука врывались в дверь моего сознания.

Мой восьмой день рождения. Я помню, с каким нетерпением я ждала, когда Эштон поздравит меня, поэтому не уснула той ночью в предвкушении моего праздника.

Но за завтраком в тот день его не было. Убедившись, что он не заболел, а просто не пришел, я жутко разозлилась на него, ведь он должен был первым меня поздравить! Но во время школьного обеда он тоже не пришел, будто мой день рождения был для него пустым и незначительным событием.

У нас в приюте и так было мало поводов для праздника. Только Рождество отмечалось по-настоящему торжественно. Нам даже дарили подарки и накрывали праздничный стол. Но одного дня в году было катастрофически мало, чтобы повеселится.

Когда около пяти часов вечера я вышла из школы полностью расстроенная и униженная поведением друга, я наконец-то увидела его. Он стоял на крылечке и, как ни в чем не бывало, поджидал меня, одаряя меня своей светлой и чистой улыбкой. Я хотела обиженно пройти мимо, но мне это не удалось: Эштон схватил меня за сумку и повернул к себе:

- Несс, почему ты такая грустная? У тебя же праздник! – улыбаясь, заявил мне друг, как будто я сама не знала об этом.

- Ты не поздравил меня первым! – выдавила из себя я, надув губы. – Я думала, ты мой лучший друг.

- Ты такой ребенок, Несса. – Он нарочно сделал акцент на слове «Ребенок», хотя ему самому было всего лишь девять лет. – С днём рождения, – сказал он, закатив глаза.

- И это все? – возмутилась я, скрестив руки на груди.

- Конечно, нет. Думаешь, где я пропадал последние два дня? – он ухмыльнулся и, взяв меня за руку, повел за собой, не став выслушивать мои дальнейшие возражения.

- Отпусти меня! Куда ты меня тащишь? Мы должны быть в приюте через 10 минут! Иначе нас накажут, как в тот раз, забыл? – захныкала я, вырываясь из его рук.

Но мальчик уже в те годы был куда сильнее меня. Если честно, то он совсем не выглядел на девять лет. Даже девочки из средней школы иногда здоровались с ним.

Я возмущалась до тех пор, пока мы не дошли до какого-то странного здания, на котором висели огромные цветные плакаты с изображением героев мультфильмов и кино. Это был кинотеатр.

- Зачем ты привел меня сюда? – раскрыв глаза от удивления, спросила у него я.

- Мы с тобой пойдем в кино. Это мой подарок, Несса. – Он наклонился и поцеловал меня в макушку. – С днём рождения.

- Что? – переспросила его я, не веря своим ушам. – В кино? Ну а как же… Наказание? И откуда у тебя деньги?

- Это долгая история, – нахмурил брови он, но тут же улыбнулся: - К тому же, кино не такое дорогое, как ты думаешь. А насчет наказания не волнуйся… Джордж и Инди нас прикроют. Что-нибудь соврут нянькам. – Он засмеялся, и его смех был настолько заразительным, что я тоже не смогла сдержать улыбки.

Я просто обожала его. В моем сердце поселилось какое-то большое чувство к Эштону, но я не знала, что это за чувство. Я знала лишь то, что это все что у меня есть.

У него даже остались деньги на попкорн и газировку, и мы сидели вдвоем в полной темноте, наслаждаясь фильмом. Кино поразило меня до глубины души: эта была история о девочке, которая мечтала стать балериной. Поэтому я помню этот день – день, когда сама захотела танцевать. Мне нравилась её грация, красота и нежная музыка, под которую она танцевала. Я смотрела кино с открытым ртом, а Эштон смеялся надо мной весь сеанс. Вот такой совсем обычный поход в кино, который для любого другого восьмилетнего ребенка показался бы глупостью, но стал для меня целым событием.

Событием, которое подарил мне мой друг.

Поэтому сейчас было так сложно не думать о нем. Мне было просто обидно, что он всё это забыл. Вычеркнул из жизни. А я помню всё, как будто только для меня это имело значение. Наверное, так оно и есть.

Когда нога перестала болеть, я вышла из зала и направилась к выходу. До дома пройдусь пешком, не стоит дергать водителя без повода . Я даже не знала, чем заняться сегодня вечером… Только, если, как всегда, готовиться к экзаменам и обдумывать программу для выступления в конце сезона. А Холли будет веселиться. Даже Сэм иногда ходит со своими умниками в боулинг или спорт-бар. А я, как обычно, заперта в своем замке, где правит Алисия. Отец всё еще в командировке, поэтому не удивлюсь, если сегодня она созовет всех своих подружек на спа-вечеринку. Как только я зашла в свою комнату, услышала телефонный звонок, а на экране телефона увидела свою рыжеволосую подругу:

- Ну что, ты готова? Я заеду за тобой через полчаса, – услышала я её голос и тут же замерла на месте.

- Готова к чему? – переспросила я, падая на кровать от усталости.

- Мы идем на бои, ты забыла?

- Что? Ты серьезно? Я не пойду в это злачное место. И не проси. И тем более, на носу экзамены, меня не отпустят.

- Не неси чушь, Несса. – По голосу я чувствовала, что подруга в бешенстве. – Ты вечно сидишь дома. А экзамены через полгода!

- Но, Холл, в отличие от тебя, я намерена их сдать! – процедила я сквозь зубы. – И ради какого-то татуированного ублюдка я не собираюсь идти с тобой ни на какие бои! – слишком грубо заявила я и закрыла глаза.

- Пфф, остынь. Ты так о нем говоришь…! Поливаешь грязью…! Не знала бы я тебя, подумала бы что ты без ума от него, – усмехнулась она, я рассмеялась в трубку, уверяя ее в том, что она ошибается.

- Ты забыла? У меня свидание с Энди.

- Ах да, с этим занудой, – сделав паузу, она добавила. – Ну ладно, с симпатичным занудой. Но на бои ты пойдешь, потому что мне там будет не по себе одной. Ну, пожалуйста, Несса.

- Хорошо. Я пойду, – наконец сказала я, сама удивившись своему ответу. Я пойду, потому что хочу доказать себе, что не боюсь его. Ему не сломать меня, не добиться того, что я начну прятаться.

- И оденься красиво, а не как в прошлый раз на вечеринку! – крикнула напоследок она и положила трубку. Я вскочила с кровати и пулей побежала в душ.

***

Ровно через полчаса я вылезла из окна своего дома, чтобы сбежать по пожарной лестнице. В нашем доме слишком много прислуги, и я могу наткнуться на любого из них. И все, кроме Анджелы, могли бы сдать меня Алисии. А мне, уж точно, не нужно таких проблем. Поэтому я повесила на дверь табличку, что готовлюсь к экзаменам, и заперла её изнутри. Красный кабриолет Холли уже ждал меня за воротами.

Я надела короткие шорты и гольфы до середины колена с черным топом, открывающим живот. На этот раз я не собиралась выглядеть так, будто не хочу никому понравиться. Но надевать облегающее вечернее платье тоже не стоило. А вот Холли как раз надела красный кусочек ткани, который плотно облегал её фигуру. За рулем, в таком коротком платье, казалось, что на ней его вообще нет.

- Ты, я смотрю, подготовилась на все сто, – усмехнулась я, рассматривая её платье.

- Вот смотрю на тебя и жалею, что вырядилась так, и надела каблуки, – ответила она и, вывернув руль, нажала на педаль газа.

- Так какие у тебя планы на Эштона? – укоризненно спросила я, глядя на подругу. - Опять, парень на недельку?

- Ох, Несса.,– вздохнула Холли, поправляя свои рыжие волосы. – Мне он, правда, нравится. Не так, как все другие. Он взрослый. А я всегда встречалась с ровесниками.

- Але, он тоже твой ровесник. Ну, на год старше, – поправила её я.

- Ну, ты же понимаешь. Ведет то он себя по-другому.

- Ах, точно. Поджигать дома – это так по-взрослому, – вставила я, вспоминая свою вечеринку.

- Да брось, может это сделал не он. По крайней мере, когда ты ушла из столовой сегодня, он сказал, что ничего не поджигал, – она пожала плечами, а я удивилась, насколько она наивна с ним.

- Все равно не вижу за ним никаких взрослых поступков. Бои… Татуировки… По-моему, мальчика просто не до любили в детстве!

- Зачем ты так говоришь? Я слышала, у него, и вправду, было трудное детство. Ты как никто другой, должна его понять.

- С каких пор ты стала такой сентиментальной? – поинтересовалась у подруги я, на что она, отмахнувшись, покачала головой.

Когда мы прибыли на место и вышли из машины, я услышала громкую музыку, доносившуюся из большого здания, напоминавшего огромный заброшенный ангар. Живым его делали люди, которые толпились около входа, и подсветка здания, горевшая всеми неоновыми цветами. Мы с Холли направились к входу, ловя на себе взгляды озабоченных парней. То и дело откуда-нибудь доносился свист каких-то пьяных придурков, и я уже начинала ненавидеть Холли за её красное платье, которое так и норовило сползти с груди.

- Могла бы хотя бы надеть платье на бретельках, - сказала я, когда мы уже без проблем зашли в здание.

Атмосфера была жутковатой и интересной одновременно. Музыка была довольно громкой, но не настолько, чтобы она мешала нам слышать друг друга. Огромный зал, в середине которого я увидела Боксерский ринг, был полон молодых красивых девушек и парней. Некоторые из них были участниками турнира: это было видно по красным лентам, которые были завязаны у них на предплечье. Эштона я не видела, и от этого мне было спокойно. В тайне я надеялась, что его вообще здесь нет, и он обманул Холли.

- Эй, Несса, что ты тут делаешь? – Вдруг я услышала знакомый голос и вздрогнула от неожиданности. Повернувшись к собеседнику лицом, я почувствовала облегчение.

- Энди! – вскрикнула я, и парень расплылся в улыбке. – Это ты что здесь делаешь?

- Я пришел сделать ставку на друга. Он борется за первое место, – пояснил он, заправляя руки в карманы. Даже сейчас он был одет с иголочки – белоснежное поло и светло-голубые джинсы. Он был настолько ухоженным, чистым, что я чувствовала запахи порошка от его одежды, геля для тела смешанного с парфюмом, который он нещадно вылил на себя перед выходом.

- А я пришла сюда… Ох, вообще-то меня Холли сюда затащила, – улыбнулась я, ища взглядом подругу, которая стояла неподалеку, высматривая Эштона. – Вот и все.

- Ты выглядишь иначе в этих коротких шортиках, – заметил он, приподнимая брови, и я шутливо ударила его в плечо. – И тебе идут распущенные волосы, Несса.

- Спасибо, – ответила я, чуть не покраснев от смущения.

- Может, ты хочешь чего-нибудь выпить? – спросил меня Энди, и я кивнула.

- Какой-нибудь освежающий коктейль. Здесь жарко, – заметила я, и Энди, щелкнув пальцем, направился к бармену. Я не сразу глазами нашла Холли, но наконец-то узнала её по рыжему цвету волос.

К ней уверенной и ленивой походкой направлялся он. На Эштоне были надеты лишь спортивные черные штаны, которые сидели на нём так низко, будто он только что второпях натянул их после бурного секса. Даже не знаю, почему именно эта ассоциация пришла мне в голову…

Его тело было идеальным: сильным, спортивным, надежным, словно пуленепробиваемая стена, о которой мечтает каждая девушка. Но, слава Богу, я – не каждая девушка.

- Я принёс тебе выпить, – услышала я голос Энди и уже хотела повернуться к нему, как увидела жуткую картину. Эштон наконец-то добрался до Холли, и, вместо скромного приветствия, которого можно ожидать от двух малознакомых людей, произошло следующее: сначала он обвил свои руки вокруг её талии и одним рывком притянул ее к своим бедрам, наклоняясь к её уху. Что-то шепнув ей, он улыбнулся своей нагло-сдержанной улыбкой и посмотрел в её глаза. Я не видела лица Холли, но была уверенна, она надувает губы и быстро хлопает своими длинными ресницами.

Наклонившись к её лицу, он обхватил её одной рукой за волосы и поцеловал.

Не знаю почему, но в эту секунду, я почувствовала, себя так, будто меня снова предали. Предали все на свете.

Ведь это я всегда была его подругой, его девочкой. Это я мечтала, о том, что когда стану старше, он поцелует меня. Поцелует…

За десять последних лет, он целовал кого угодно, только не меня. Ему нравится Холли. Моя подруга. Или он просто хочет с ней переспать, что впрочем, для меня не имеет значения. Меня не должно это волновать.

Их поцелуй становился все более страстным, и в тот миг, когда его руки, спустились с её талии, на её бедра, я отвернулась к Энди, и выхватила белую жидкость из его рук, выпив одним разом.

- Несса, это я взял для себя. – усмехнулся он, протягивая мне коктейль. – А это для тебя. Дурочка, ты только что залпом выпила текилу.

- Неси ещё. – выпалила я, обхватив его за плечи. – Гулять, так гулять, не правда ли?

- Несса, что с тобой? - спросил у меня Энди, когда от злости, я накинулась на него с объятиями. - Что случилось? Тебе нельзя пить.

- Почему же? - вспыхнула я, оторвавшись от него. Часть меня безумно хотела обернуться, и посмотреть чем заняты Холли и Эштон, но я не смела себе этого позволить.

И все же, они целовались, и это был не обман зрения. Я не хочу, чтобы подруга встречалась с очередным поддонком. Судя по тому, как она говорит о нем, у неё на самом деле есть к нему какие - то чувства.

Но я слишком хорошо знаю Эштона и знаю, чего он хочет от девушек. Да у него на лице всё написано, как Холли может быть снова такой безрассудной?

- О чем задумалась? - от размышлений о подруге, меня прервал мягкий голос Энди, и я расстроено посмотрела на него.

- Не знаю... мне здесь не очень нравиться. - ответила я, и обхватила свои плечи руками.

- Я бы предложил уйти от сюда, но никак не могу бросить друга. Прости, Несс. - сказал Энди, и приобнял меня за одно плечо. - Может со мной, тебе больше понравиться это место?

Я не успела ему ответить. Внезапно наш разговор прервал оглушительный вой серены, который оповестил всех присутствующих о начале нового боя. Энди сразу оживился:

- О, сейчас тайм моего друга. Интересно, кто его соперник? - спросил у меня он, и я пожала плечами, поглядывая на Эштона с Холли. Но подруга стояла одна, и я начала догадываться, кто ещё сейчас будет состязаться на ринге.

- Кажется, твоему другу не повезло. - прошептала я, когда мы с Энди, подошли к Холли, и оказались поближе к рингу.

Ведущий объявил первый раунд, после того, как представил участвующих в бое:

- Эштон и Кларк! До начала раунда остается тридцать секунд. Вы готовы?!

Холли послала воздушный поцелуй Эштону, и я закатила глаза, стараясь не смотреть на него. Но это было невозможно, потому что он стоял почти прямо передо мной, полу-боком.

На секунду, я забыла, что это мой злейший враг, и я ненавижу его, потому что когда я увидела его, в одних спортивных шортах, у меня перехватило дыхание. Я ещё никогда не испытывала такой жуткий стыд, за чувство восхищения, перед его телом.

Мне нравились его рельефные мышцы, накаченные руки, с ярко-выраженными венами. Его татуировки не выглядели на нем нелепо, чтобы я не говорила раньше. Я посмотрела в его лицо: решительное, злое, разрушительное. Я была уверена, что он разорвет противника на части, еще до начала третьей минуты. И все же в его лице было что то еще: скрытность, сдержанность...и боль.

Он не делал татуировки, ради забавы. Не проводил время в спортзале, от того, что ему было просто нечего делать. У Эштона была какая-то цель во всем этом, какая-то вера. Он был одержим злостью и темнотой, словно демоном, который поселился в его душе.

Его имя скандировал почти весь зал болельщиков. Видимо здесь, он далеко не в первый раз. Я посмотрела на Энди, рука которого все ещё была на моем плече и ближе прижалась к нему. Я должна попробовать начать с ним отношения. Я бы хотела искренне полюбить его и быть с таким благородным и порядочным человеком. А Эштона...мне просто жаль.

Я не отрывала глаз от боя: противник Эштона выглядел довольно сильным, к тому же был гораздо крупнее его по телосложению. Но его мышцы были не так сильно отточены, и его рост, и масса тела, вряд ли помогут ему одержать победу.

В течении первых тридцати секунд, Эштон нанёс первый удар: рука в боксерской перчатки, угодила прямо в ребра соперника, и тот, слегка нахмурившись, согнулся от боли, но быстро пришел в себя. К тому времени, Эштон, поставил на себе левой рукой блок, а правой приготовился защищаться.

Я почувствовала, как моё сердце пропустило удар, когда увидела, как Кларк со всей силы ударил Эштона по плечу. Толпа разочарованно простонала, а Холли, стоявшая рядом, зарылась лицом, в ладони. Одна я старалась сохранять хладнокровие и спокойствие. Эштон бегло окинул взглядом весь зал, и увидел лишь мои глаза.

На секунду, мне показалось, что мы оказались с ним наедине. Раньше нам не нужны были слова, чтобы понимать друг друга. Может, так было бы и сейчас...?

Как только он отвернулся и его голубые глаза исчезли из моего поля зрения, я очнулась. Эштон уже во всю избивал своего противника, не давая ему вдохнуть: видимо мстил за свое плечо. Толпа дружно загудела, а Энди рядом со мной, погрустнел. Наверное, он не ожидал, что противник его друга будет настолько сильным.

- Кто он вообще такой? - возмущенно спросил он, и посмотрел на меня. Я пожала плечами, а Холли вставила:

- Это мой парень. - гордо заявила она, и откинула волосы назад, с чувством превосходства.

- Было бы чем гордиться. - съязвила я ей в ответ, но её кажется не задели мои слова.

Эштон был словно одержим гневом, и не мог остановиться, избивая Кларка. Я удивлялась, как тот ещё держится на ногах.

Наконец он упал на пол, и я обрадовалась, что этому жуткому зрелищу наступил конец. Но Эштону было мало: он словно хотел убить его. Если бы судья не пришел на помощь, я не знаю, чем бы закончилось это представление.

- Эй, друг, ты же его убьешь! - крикнул Эштону его помощник - в темнокожем парне, с глубокопосаженными карими глазами, я узнала, парня, из той шайки, которую Эштон притащил ко мне на мою вечеринку. Голос друга, отрезвил его, и Эштон остановился, отходя от Кларка, из всех сил сжимая кулаки. В этот миг он был похож на психа.

- Боже, да он же псих...- прошептал Энди, озвучив мои мысли в слух. Я посмотрела на Эштона - каждая клеточка его тела блестела от пота, лицо выражало ненависть ко всему окружающему миру.

Если до этого я не узнавала своего старого друга, то теперь я даже не хотела бы его знать.

Где - то в глубине моего сознания, внутренний голос подсказывал мне, что все здесь не просто так. Что человек не может просто так поменяться на 180 градусов. Что-то произошло с Эштоном, и скорее всего это было что-то действительно, плохое. Это , навсегда сделало его другим.

** *

- Прости, Несс, я бы очень хотел проводить тебя до дома, но не могу. - с сожалением в голосе сказал Энди, когда мы стояли на лужайке, недалеко от ангара. Рядом расходились люди, кто домой, кто на очередную вечеринку. То, что Энди, вот так, уходит, не позаботившись обо мне, меня очень сильно расстроило. Пару минут назад Холли, укатила на мотоцикле с Эштоном, с таким видом, будто за ней прилетел личный самолет. И хоть она мне оставила ключи от своей машины, возвращаться домой одной не хотелось.

- Мм. Ну ясно. - просто сказала я, стараясь не смотреть Энди в глаза. Я не понимала: если я так сильно нравлюсь этому парню, почему он не стремиться провести со мной лишних полчаса?

- У меня, правда неотложные дела. Я обещаю, что все исправлю, на нашем настоящем свидании. - с нежностью в голосе сказал он, и взял меня за руки. На этот раз мне были, неприятны его прикосновения, сухо улыбнувшись, я взглянула на него.

- Ловлю на слове. - я пожала плечами и заметив, что Энди потянувшись ко мне, хочет поцеловать меня в губы, вовремя подставила щеку.

- Пока. - просто сказала я, расцепляя наши руки, и направляясь к машине.

Ну и вали, к своим неотложным делам.

***

- Думаешь, у нее что-то, случилось? Она не берет трубку. - говорю Сэму, на следующий день, во время ланча. Холл сегодня не пришла в школу, и мы понятия не имели почему.

- Ты говоришь она уехала с этим...- хмуро пробубнил Сэм, ковыряясь в тарелке. - Может они до сих пор вместе?

- Нет. Я видела Эштона на уроке по математике. - пояснила я, стараясь дозвониться до подруги.

- Тогда я не знаю. Если честно, меня достали её выходки. - твердо сказал друг, тяжело вздохнув.

- Вот как? - усмехнулась я. - Она же во всем идеальна для тебя?

- Уже нет. - ответил Сэм, и посмотрел на меня. - Я даже не уверен, что мы сможем дружить.

- Что? Что произошло? - напряглась я, и заметила во взгляде друга облегчение. Будто он уже давно мне хотел все рассказать.

- В тот день, когда я провожал её, после той вечеринки...я проводил её до дома. И она...поцеловала меня. Сама. Ух, да так...

- Что?! - я чуть не подавилась куском сэндвича.

- Да. И много чего ещё говорила. Говорила, какой я замечательный и все такое. Я конечно знал, что она пьяна, но думал, что в её словах есть хоть капля искренности. А потом, когда она поцеловала меня...ну и мы немного увлеклись.

- Насколько? - насторожилась я, вглядываясь в смущенного друга.

- Настолько, что если бы не мое благоразумие, мы бы занялись сексом.

- Что? - моему удивления не было предела. - Ты серьезно?

- А что тебя так удивляет? - переспросил Сэм, снимая свою черную шапку, и взъерошивая волосы. - Вроде как она не отличалась особой разборчивостью.

- Да... но... это же Холли. Она бы не стала просто так отвечать тебе взаимностью. - сделала вывод я, глядя на друга. - Зачем ты носишь эту шапку? Без неё ты симпатичнее.

- Она была пьяна и все. Не думаю, что она целовала меня по великой любви. А вот я... - шепотом закончил Сэм и сразу же продолжил: - Боже, это были лучшие минуты моей жизни, Несс. Я чертовски люблю эту идиотку.

- Мне жаль... - разочарованно сказала я. - Кажется она без ума от Эштона.

- Мне все равно. Я, как и раньше, буду скрывать свои чувства, и надеюсь, они поутихнут, - с улыбкой на лице заявил друг. - Я даже позову на весенний карнавал Диану... Ну, ту, единственную девочку, у которой IQ на один был выше моего.

- А она симпатичная. Хорошая идея, - заметила я, тут же озадачившись вопросом: а с кем я пойду на карнавал? И стоит ли на него идти? Энди наверняка пригласит меня.

- Я хочу пойти одна. Там же надо быть в масках, так? Мы с Холли потусуемся где-нибудь в сторонке в красивых нарядах. Не думаю, что её прекрасный принц Эштон пойдет на такое дебильное школьное сборище.

- Да. Я буду в костюме человека-паука.

- Думаю, тебе пойдет сине-красный... - с улыбкой сказала я, и добавила: - И обтягивающее трико.

Мы оба засмеялись и, доев свой ланч, отправились на последний урок.

***

Последним уроком у нас стояла физкультура, а для меня это значило одно - плавание. Когда мы распределялись по спортивным кружкам, я выбрала именно его, так как аэробики и танцев мне хватает на тренировках. Холли обожала плавать, и я не прогадала, когда увидела её, спешившую на урок.

- И где ты пропадала? - спросила я у подруги, переодеваясь в свой черный слитный купальник с глубоким вырезом на груди. - Мы тебя заждались.

- Я проспала. Всю ночь провела с Эштоном, - коротко и многозначительно сказала она, подмигнув мне одним глазом.

Я, застыв, уставилась на неё. На какую-то секунду мне захотелось вцепиться в рыжие волосы подруги не отпускать их до тех пор, пока ей не станет больно. Но это было лишь секундное помешательство, и я быстро успокоилась.

- Ого... - протянула я и собиралась задать вопрос, на который она уже ответила:

- Мы прекрасно провели время. Самая лучшая и безумная ночь в моей жизни! Он просто... - Она закатила глаза, и я жестом попросила её не вдаваться в подробности.

- Как знаешь, - хихикнула она и выбежала из раздевалки к бассейну.

Я с хмурым и почему-то подавленным видом последовала за ней.

Плавание помогло мне расслабиться и прийти в себя. Я медленно раздвигала перед собой воду руками, плыла по дорожке, стараясь привести свои чувства в порядок. Что меня огорчает?

Мне просто больно за Сэма. Хоть я и не знаю, что такое безответная любовь, я уверена, что ему пришлось несладко. Теперь ещё и этот порыв страсти между ними... Он не заслуживает такого отношения. А Холли витает в каких-то облаках.

И всё же, как Эштон мог запасть на неё? Я понимаю, ему по сути всё равно кого трахать, но... Почему именно моя подруга?! Это не дает мне покоя.

Через 40 минут я первая вышла из бассейна, чтобы хорошенько помыться и просушить голову. Все эти мысли одолевали меня, пробирались в голову, несмотря на то, что я старалась отгонять их. Снимая шапочку, я вошла в пустую душевую и уже начала снимать бретельки купальника, как тут услышала шум воды и подняла глаза.

О, мой Бог.

В одной из душевых кабин, как ни в чём не бывало, мылся парень! В женской душевой! Он стоял ко мне боком так, что я прекрасно могла видеть всё его обнаженное тело. Прекрасное накаченное тело, по мышцам которого стекала вода.

Не знаю, сколько секунд прошло, пока Эштон повернулся и, встряхнув мокрой головой, без капли смущения вышел из кабины.

- Ох, а ты что тут забыла? - спросил у меня Эштон, завязывая вокруг пояса полотенце и подходя ко мне ближе. Ближе чем нужно, ближе, чем я хочу его сейчас видеть.

- Это вообще-то женская душевая!!! - чуть ли не закричала на него я. - Это ты что тут забыл?!

- Эй, полегче. - Он поднял вверх свои ладони и пожал плечами. - Я же новенький. Перепутал двери. - Он ухмыльнулся своей снисходительной улыбкой и посмотрел мне в глаза.

После душа у него были мокрые густые длинные ресницы, глаза невозможного, для обычного человека, голубого цвета, что мне казалось, будто это линзы, но я знала, это не так. У него были с детства такие глаза, и сейчас я видела в нем какую-то часть своего лучшего друга.

- А что ты так нервничаешь? - Он поднял одну бровь и скрестил руки на груди. - Ты что ли не видела голых парней и переволновалась?

- Ты идиот! - чуть ли не выплюнула ему в лицо эту фразу я. Я была зла на себя, зла, на то, что я так откровенно пялилась на него. Позволила себе такую оплошность, и теперь он об этом знает.

- Ай-ай. И это все что ты можешь сказать? - он подошел ко мне еще ближе. Еще каких-то три сантиметра, и наши бедра бы соприкоснулись друг с другом. Меня всю трясло от переизбытка чувств. - Ты так и осталась той маленькой девочкой, которая не может постоять за себя. Да? - он взял меня одной рукой за подбородок грубым и резким движением.

- Отпусти меня, - собравшись с духом, твердо сказала я. - Отпусти, урод.

- Ну да, урод, на которого ты пялилась около 5 минут, - заметил Эштон и отпустил меня. Вместо этого он нагнулся к моему лицу и зашептал на ухо:

- Ты всегда будешь никем, Куин. Это же твоя новая фамилия? Королевская. Так вот запомни: ты - никто. Ты такая же, какой и была 10 лет назад. - Его голос был низким, угрожающим, слегка хриплым от сигарет. Если бы фраза не была столь обидной, можно было бы подумать, что он меня соблазняет. И судя по тому, как натянулась ткань его полотенца, ему это нравиться.

Я отвернулась от него и тут же выбежала из душа, борясь со слезами, рвавшимися наружу. Сколько ещё унижений от него мне предстоит перенести?

А главное: как справиться с противоречивыми чувствами, которые царят внутри меня? Он помнит меня, знает меня, по-прежнему мстит и ненавидит.

А я ненавижу его!

Но рано или поздно, наступит мой час.

Глава 5.  

 

- Ну, как твои дела, милая? – просила у меня Анжела, наша домработница, во время ужина. Алисия ещё не вернулась из спа–салона, в который отправилась с подружками с самого утра, а отец всё ещё был в командировке. Я так скучала по нему, но наше общение ограничивалось короткими звонками, ведь большую часть своего времени он занят на работе.

- В последние дни ты сама не своя, – заметила Анжела, улыбнувшись. Знаю, она хочет подбодрить меня, но я не в настроении открывать свою душу.

- Всё в порядке. Я просто думаю о летних экзаменах. О том, что мне нужно выбирать колледж, – уклончиво ответила я, лениво перемешивая вилкой свой салат. – Поэтому и аппетит пропал.

- Но до экзаменов ещё несколько месяцев. К тому же, твой средний бал стремиться к пяти. Любой колледж мира с радостью примет тебя и не пожалеет об этом. – Анжела села, со мной за стол, и я кивнула.

Прислуга не должна ужинать с нами, но Анжела была мне, как няня: когда Алисии не было дома, мы всегда ужинали вместе.

- Но мы с Сэмом разойдемся по разным колледжам. Да и Холл поступит в другой университет. Я не хочу снова привыкать к новому месту, заводить друзей, - грустно сказала я, посмотрев на няню. – Я не очень-то нравлюсь людям.

- Потому что ты закрываешься от всех, Ванесса, – дружелюбно сказала Анжела. – И может быть, правильно делаешь.

- Я не могу доверять людям. Думаешь, что знаешь человека, а он… - прошептала я, вспоминая об Эштоне. – Он становится совсем другим.

- О ком ты? – спросила Анжела, добравшись до истинной сути моего плохого настроения.

- Я… В общих чертах… - сказала я и задумалась о том, что мне стоит поделиться ней правдой. Но тут на кухне раздался высокий, как звон колокольчиков, голос:

- С каких пор прислуга сидит за моим обеденным столом? – возмущенно спросила Алисия, обратившись к нам. – Ты что, забыла свое место?

- Простите, мэм, – сказала Анжела и тут же встала из-за стола, подмигнув мне.

- Я разрешила ей обедать вместе со мной, – твердо сказала я, обращаясь к Алисии. – Она никуда не уйдет.

- Как ты меня достала, – зевнув, заметила Алисия, поправляя копну своих белых волнистых до пояса волос. Она сверкнула своими серыми глазами в мою сторону и тоже села за стол.

- Ну, ничего. Надеюсь, скоро ты уедешь куда–нибудь подальше. В Англию, например. И любимый навсегда забудет о тебе, ведь я смогу родить ему родного ребенка. – Она хохотнула и, улыбнувшись мне сладкой улыбкой, захлопала ресницами.

- Не бывать этому, – спокойно ответила я, стараясь не показывать то, что меня задели её слова. Я встала из-за стола, чтобы избежать скандала.

- Ты просто знаешь, что я права. Маленькая бедная девочка… Ты так и не поняла, что ты не нужна ему… Не нужна никому.

- Заткнись! – вырвалось у меня. Я метнула бокал, оказавшийся у меня под рукой, прямо в стену, которая находилась за спиной Алисии.

Она поднесла свои наманикюренные пальцы к губам и завизжала.

- Да тебя надо отправить в психушку! – кричала она, но я уже вышла из столовой и направлялась на свой этаж, чтобы наконец-то побыть одной.

Когда дверь моей комнаты с шумом захлопнулась, я еле удержалась от того, чтобы не кинуться на кровать и не зарыдать, поддаваясь своей слабости. Вместо этого я сжала кулаки и села за свой стол, старясь себя чем-нибудь занять, и отвлечься от грустных мыслей.

Я никогда не задумывалась о том, что у меня мог бы быть брат или сестра. Никогда не задумывалась о том, что при таком раскладе, я действительно была бы лишней в этом доме. Но я всегда спрашивала себя: кто они – мои родные родители? Любили ли они друга друга? В приюте сказали лишь, что они погибли в автокатастрофе. Я могла бы узнать о них больше, ведь наверняка в приюте ведутся записи о таких делах. Но нет, я не готова обсуждать это с посторонними людьми. Это все моя глупая привычка - держать все в себе.

Тяжело вздохнув, я положила голову на стол, краем глаза наблюдая за собой в зеркале, которое находилось на противоположной стене моей комнаты. Вид у меня был измученный, уставший. Белые локоны слегка спутались и, словно сено, покрывали мои плечи и спину. Я уже давно не нравилась себе. Удивительно, что такой парень, как Энди, вообще пригласил меня на свидание. Только вот на весенний карнавал я иду с друзьями, а не с ним.

Я встала и подошла к зеркалу, трогая свои длинные волосы. Кончики были сухими и ломкими. Кажется, я уже давно не была в салоне красоты и давно не пользовалась привилегиями папиного богатства, потому что иногда мне было стыдно за свою гардеробную размером с чей-нибудь маленький дом. Но сегодня я была так зла на Алисию, что у меня не хватало терпения находиться с ней в одном доме. К тому же завтра весенний карнавал. Улыбнувшись своему отражению, я окончательно успокоилась и набрала знакомый номер в телефоне:

- Привет, дорогой, – сказала я в трубку и засмеялась, услышав его голос. – Ты обязан привести меня в порядок. Нет, не утром. Прямо сейчас!

***  

- О Боже! – только и смогла сказать Холл, когда на следующий день вошла в мою комнату. – Как ты решилась на это?!

Подруга подбежала ко мне, и с удивленным выражением лица, принялась трогать мои волосы. Мое сердце бешено билось в ожидании, её объективного вывода, по поводу моего нового внешнего вида.

- Никогда бы не подумала…что ты можешь быть ещё красивее. – уверенно сказала она, и искренне улыбнулась мне.

Из моей груди вырвался облегченный вздох, и я рассмеялась, посмотрев на себя в зеркало: мои новые волосы были тёмного, насыщенного, шоколадного цвета.

- Джордано вчера весь вечер и полночи трудился над ними. Он был так рад, что я ему позвонила. – усмехнулась я, вываливая вещи из своего шкафа. – А я до сих пор не продумала свой карнавальный костюм.

- Я буду кошечкой. – заявила Холли, показывая мне свои кошачьи ушки. – Ты обязана нарисовать мне усы.

- Только при одном условии: ты поможешь выбрать мне костюм. – с этими словами, я нажала на кнопку, в глубине шкафа, и дверь в мою гардеробную распахнулась.

Спустя три часа, Холли крутилась перед зеркалом в моей одежде – она надела всё черное: короткие шорты, топ, открывающий живот, и длинные гольфы до середины бедра. От кошки в этом образе были только усы, макияж глаз, и ушки с хвостиком.

- Ты выглядишь вызывающе. – заключила я, критично осмотрев её со стороны. – Но в этом вся ты.

- И это мне говоришь ты! Да твой вырез на груди, куда хуже моих коротких шортиков. – парировала она, и снова потрогала мои волосы. – И все же ты очень красивая. – подруга обняла меня, и на какой то миг, я забыла, обо всех ссорах, которые бывают между нами. И о том, что мой враг, к которому я испытываю противоречивые чувства, наверняка влюблен в неё. О том, что она легкомысленная, и разбивает сердце Сэму. Несмотря на всё, это, я всё ещё люблю её.

- Зато у меня есть маска, и никто не догадается, что это я пришла в таком виде. – усмехнулась я, и одела белую кружевную маску на глаза.

Холли была вся в черном, а я в свою очередь выбрала легкое и воздушное белое платье, довольно короткое, и открывающие ноги. К нему я прикрепила белые крылья, с перьями, как у лебедя. Всей моей оригинальности хватило именно на этот костюм – прицепить маску и крылья. Ах да, и покрасить волосы.

- Надеюсь Эштону, я понравлюсь в роли кошечки. – мечтательно заявила Холли, доставая из сумки ключи от машины. Я была рада, что за маской, она почти не видит моих глаз, и так увлечена мыслями о своем, что не замечает изменений в моей улыбке.

***

Школу было видно издалека: тысячи разноцветных огней переливались в небе, отражая её цветомузыку и фонари. Она выглядела действительно красиво, царила атмосфера карнавала: во всём чувствовалось волшебство и тайна, потому что многие были одеты в костюмы, по которым было невозможно догадаться кто они такие. Как только я оказалась в школьном зале, где все уже давно танцевали, я принялась искать глазами Сэма, который обещал придти в костюме человека-паука.

- Несс, ты не видишь его? – спросила меня Холли, тоже в спешке оглядывая весь зал. – С ума сойти, как я соскучилась.

- Кого? Сэма? – переспросила я, занятая своими мыслями.

- Пфф. – возмутилась Холли, и закатила глаза. – Зачем его искать? Он точно придет человеком-пауком, это же его любимый герой. Я об Эштоне!

Я покачала головой, озадаченная пренебрежением подруги. Подумать только, какой то придурок, которого она знает от силы две недели, уже намного дороже ей чем лучший друг. Что же у них там случилось такого, что они стали полностью поглощены друг другом?

- Я пойду поищу его, не теряй. – крикнула она мне, и скрылась в танцующей толпе, оставив меня совсем одну. Вот так всегда. Я бы наверное расстроилась еще сильнее, если бы не посмотрела на дверь, в которую каждую минуту входили все новые ученики. Я расплылась в улыбке, когда увидела фигуру в костюме человека-паука, который выглядел очень правдоподобно. Ускорив шаг, я направилась к Сэму, и крепко обняла его, закрыв глаза.

Я не сразу заметила, но Сэм почему-то не ответил на мои объятия. Дак и к тому же за день он вырос на голову, и стал крепче. И только когда, я не услышала голос, друга, я поняла, что обозналась.

- Мы знакомы? – спросил у меня парень в костюме, и я ошеломленно уставилась на него. Его голос был приглушен плотным костюмом, а глаза скрывала черная сетка. Кстати говоря, с телом у него всё было прекрасно, потому, что красно-синий костюм облегал каждую клеточку его фигуры. И только сейчас я подумала о том, что у Сэма бы просто никогда не хватило смелости придти в таком наряде.

- Ой…прости…мой друг обещал придти в этом костюме…-растеряно сказала я, посмотрев вверх, на возвышающегося передо мной, супер-героя.

- Хм. – просто сказал он, и хоть я не видела его глаз, я была уверена, что он рассматривает меня, и тоже не знает кто я такая. Эту встречу можно было бы назвать романтичной, если бы она не была такой неловкой.

- Ты значит, в костюме ангела? – наконец спросил он. Его голос был твердым, слегка хриплым, и он немного растягивал свои слова, и мне это нравилось.

- Ну, вообще-то я лебедь. Птичка. – сказала я, глупо улыбнувшись, почувствовав как кровь, приливает к моим щекам.

- А ты значит, супергероем себя возомнил? – спросила я, пытаясь разредить обстановку, которая накалялась между нами.

- А я и есть супергерой. Просто услышал что в какой то школе, назревает карнавал, и пришел сюда под прикрытием. – ответил мне парень, и я улыбнулась, его находчивости. – Я буду наблюдать за тобой, птичка. – добавил он, и мы оба замолчали, просто смотря друг на друга. Так странно, наверное, смотреть друг на друга так долго, и не видеть глаз.

Вдруг, он сделал два сальто назад, демонстрируя превосходную спортивную форму, и исчез в толпе, других костюмов. Я еле сдержалась от того, чтобы пойти искать его, но вовремя осознала, что это будет лишним.

- И что мы стоим, с таким мечтательным видом? – с небес на землю, меня вернул голос Сэма, который подошел ко мне, и обнял за плечи.

Я бы никогда не узнал тебя, если бы ты не написала мне, что будет с твоими волосами. Ты чудесно выглядишь.

- Ты так думаешь? – спросила я, переводя взгляд на друга, который был одет в костюм пирата. – И почему ты – пират?

- Какой то урод, купил костюм человека-паука, прямо перед моим носом. – разочарованно сказал он, и пожал плечами. – Надеюсь это был не мой размер.

- Ох, это точно. – рассмеялась я, и добавила: - Я рада, что не увидела лучшего друга в обтягивающем интимные места, трико.

- А я так хотел, чтобы Холли увидела меня таким. – пошутил он, и закатил глаза, говоря о её костюме: - Она конечно жутко вырядилась. Никогда бы не позволил одеваться так своей девушке.

- Она не твоя, Сэм. – просто сказала я, посматривая на подругу, которая пила пунш с другими девчонками, посередине зала. Я была удивлена, что она так и не нашла Эштона, но в скорее поняла, что он наверное сейчас занят более важными делами, чем дурацкое школьное сборище.

Только я подумала об Эштоне, как увидела, уже другую картину: Холли в объятиях крепких и мускулистых рук. Девушка, повернулась к парню в костюме какого-то компьютерного героя, и их губы слились в страстном поцелуе. Я просто не могла и не хотела на это смотреть. Ну почему каждое мгновение, которое он проводит, вместе с ней – для меня словно пощечина? Я не могу справиться со своими эмоциями, и извинившись перед Сэмом, направляюсь на свежий воздух.

В коридоре довольно прохладно, и я ежусь от холода, обхватывая себя за плечи. Наконец, я выхожу на большой школьный балкон, и замечаю, что солнце уже почти исчезло за горизонтом. Розовый закат ярким пятном застелает всё небо, но даже такое захватывающее и красивое зрелище, мало занимает меня в этот момент.

Перед моими глазами, снова и снова, прокручивается момент: Эштон, полностью обнаженный, выходит из душевой кабины, и смотрит на меня, так словно, я для него ничего не значу. А вот мои чувства, кажется, становятся все сильнее и сильнее с его выходками, и с его агрессивными выпадами в мой адрес. Меня радует только то, что это чувство – острая ненависть.

Я не заметила, как начала танцевать, под звуки музыки, доносящиеся из зала. Здесь, на свежем воздухе, и оставшись наедине с собой, вдохновение пришло ко мне моментально. Мои движения были легкими, и воздушными, будто не я управляла своим телом, а оно управляло мной, и мы оба плыли по течению. Закончив свой танец, я подняла руки к небу, и улыбнулась, заметив, на небосклоне первые ночные звезды.

- А ты хорошо танцуешь, птичка. – услышала я чей то голос, и обернулась назад. Конечно же, голос пренедлежал парню в костюме человека – паука. До чего же неловко, он видел меня…видел, как я танцевала. Кажется, мое лицо снова, залилось краской, но благодаря темноте, заметить это было невозможно.

- Ты снова ставишь меня в неловкое положение. – несвязно говорю я, сцепляя свои дрожащие руки. Мне бы хотелось быть дерзкой с этим парнем, как с Эштоном, и другими, но почему-то я не могла. От него исходило какое-то родное тепло, будто мы с ним были очень давно знакомы.

- Я наблюдал за тобой весь вечер. А потом увидел, как ты танцуешь. И это потрясающе. – просто сказал он, подходя ближе. Каждый его мускул был напряжен, и обтянут плотной костюмной тканью. Я не в первый раз за вечер, задавалась вопросами: красивый ли он? Какого цвета его глаза? Но знала, что боюсь срывать с него маску.

- Я знал всего лишь одного человека, который танцует лучше. – со смехом в голосе, сказал он, и мы оба подошли к краю балкона, чтобы посмотреть на вид, расстилающийся под нами.

- Сочту за комплимент. – улыбнулась я, закусив губу. – Но мне все равно не нравится, что ты меня видел. Для меня танцевать перед кем то одним – тоже самое, что раздеться. А вот станцевать для миллионов – гораздо проще.

- Хм. – задумчиво сказал он, посмотрев на меня, через маску. – Поверь, если бы ты разделась, я бы это заметил.

- Ну ты, понимаешь, о чем я. – усмехнулась я, и заметила, что он стоит ко мне довольно близко.

- Кто ты? – вырвалось у меня, когда он сделал шаг мне на встречу. Мои руки автоматически перлись в его твердую грудь, не подпуская ближе.

- А кто ты? – спросил у меня он, и я почувствовала улыбку в его голосе. Кажется, мы действительно с ним незнакомы.

- Меня зовут...- я сделала глубокий вдох, и уже хотела произнести свое имя, в тот самый миг, когда он прервал меня.

- Тсс. - он приложил палец к моим губам, и слегка отстранился. - Я не просил называть твое имя.

- Ты какой- то странный. - я закатила глаза, слегка задетая его тоном. И все же находиться с ним рядом - было одно удовольствие. Он словно магнит, который действует на мою кожу.

Вдруг парень, закатил свою маску человека паука до самого носа, открывая свою шею и губы.

Теперь я знала, что у него короткие волосы, легкая не бритость, и ямочка на подбородке. Я старалась сильно не пялиться на него, чтобы он не думал, что он мне нравиться, но выходило плохо.

- Ты будешь? - он достал из-за уха сигарету, и зажег ее. Затем он глубоко затянулся, стараясь не пускать колечки дыма, в мою сторону.

- Я никогда не курила. И не пью. - слегка гордо задрав голову, произнесла я, и увидела как его губы снова распылись в улыбке.

- и все же я думаю, ты не такая примерная, какой кажешься на первый взгляд.

- О чем ты? - спросила я, и докурив, он небрежно обхватил меня за талию, и прижал своими бедрами, к бортику балкона. У меня захватило дух, от неожиданности, и я снова была счастлива, что он не видит моих смущенных глаз.

- Что ты делаешь? Оставь меня в покое. У меня есть парень. - прошептала я, пытаясь настоять на своем, но все мое тело умоляло меня об одном: просто обхватить его за шею, и поцеловать его до потери сознания.

- Твой парень, не удовлетворяет тебя. - саркастично заметил он, поглаживая мою талию. - Иначе, почему ты вся дрожишь, в моих руках..? - прошептал он мне на ухо с придыханием. Мое сердце ушло в пятки, а кровь в два раза быстрее начала бежать по венам.

- Я думала ты нормальный парень, а ты какой- то озабоченный. - возмутилась я, отстранившись от его лица. Я понимала, что нахожусь на краю балкона, и бежать и вырываться может быть просто на просто опасным для нас обоих.

- Но ты же хочешь меня. - просто сказал он, едва касаясь моих губ. - Я вижу, как пульсирует твоя венка на шее. Я слышу твое сбивчивое дыхание: ты мечтаешь обо мне.

- Заткнись! - только и смогла сказать я, сделав отчаянную попытку вырваться.

- С удовольствием. - уверенно сказал он, и завел мои руки за спину, подняв меня на бортик балкона.

Я прижалась к нему всем телом, и ответила на его поцелуй, обхватив ногами, его тело.

Я чувствовала его руки на моих бедрах, его язык на моих губах...и не понимала, почему схожу с ума от этих поцелуев с незнакомцем. Он был словно видением, или каким то жутким, но приятным эротическим сном. Я не верила, что все это происходит на самом деле, к тому же мы могли увлечься, и упасть с балкона. Но мне было все равно, я только сильнее сжала его губы своими, и полностью отдалась нашим движениям.

Глава 6. Часть 1.

 

 

Забыв обо всем на свете, я запустила свои руки, ему под футболку и прошлась кончиками пальцев по рельефным мышцам живота, которые только сильнее напряглись от моих прикосновений. Его тело было манящим, кожа горячей и мокрой от пота, это просто сводило меня с ума, пробуждая чувство, которое до сегодняшнего дня было мне мало знакомо. Я не могла оторваться от его губ и не хотела, чтобы наш поцелуй когда-нибудь заканчивался. Мой незнакомец придерживал меня за волосы, изредка слегка грубо оттягивая меня за них, направляя мои губы в нужном ему направлении.

Наконец он оторвался от меня и я не сразу сообразив, что произошло, снова потянулась к его губам. Но он снова отстранился, дразня меня, заставляя его умолять своим взглядом вернуть нам наш поцелуй. От этого я слегка пришла в себя и надула губы:

- Я и не хотела тебя целовать. - гордо заявила я при том, что мои руки всё еще были прижаты к его напряженному прессу.

- Правда? - усмехнулся он, и в темноте я пыталась разглядеть его улыбку и уголки губ. - Твои губы умоляют меня поцеловать тебя, девочка.

- Не правда. - вырвалось у меня, тяжело дыша, я перестала его обнимать хоть и для этого от меня потребовалась определенная сила воли. - Даже если тебе показалось, хоть на какую - то долю секунду, что мне приятно твое общество, человек в маске, то ты ошибаешься. - продолжала я уже не в силах остановиться. - Отпусти меня сам, в конце концов!

Я прямо таки чувствовала, как под маской человека-паука он нагло приподнял одну бровь, и вновь усмехнулся, над моими детскими капризами. Он быстро провел носом, по моему носу, и по-прежнему улыбаясь, выпустил меня из своих крепких объятий. Из моей груди вырвался тяжелый выдох - то ли разочарования, то ли облегчения, что все это не зашло слишком далеко.

- Ты сама в маске. - заметил он, отойдя от меня, чуть подальше. - Я правда не знаю тебя. Даже не догадываюсь. - просто сказал он, и достав сигарету, глубоко затянулся.

- Какой кошмар, я целовалась с каким-то противным курягой. - я закатила глаза, и демонстративно закашлялась, отгоняя от себя противный дым.

- А ты, значит, хорошая девочка? - парировал он, продолжая курить, не обращая на меня внимания.

- Нет. - грубо ответила я, почему-то обиженная его тоном. - Если я не воспитана как быдло, это не значит, что я - "хорошая девочка".

- То есть по-твоему, называв тебя хорошей, я сказал тебе что-то обидное? - снова заметил он, ещё больше улыбаясь, и смущая меня. - Логично.

- Нет, совсем нет. - я сжала руки в кулаки, еще больше разозлившись. - Просто мне противны, такие мудаки, как ты.

- Так говорят все девушки. Но мы то с вами знаем правду: вы, девушки, просто обожаете, нас, плохих парней и мечтаете, чтобы мы ради вас изменились. Это так просто - притворись идиотом - и девушка твоя. Стой перед ней на коленях - и она будет плевать на твою голову. - цинично заметил он, с таким, голосом, будто все это было ему знакомо.

- Ах, вот оно что, какая- то девушка разбила тебе сердце, бедняжка? И теперь ты стал циником, который пытается переспать с первой встречной на балконе! - я скрестила руки на груди и очень сильно жалела, что он не может увидеть моего возмущённого лица.

- Я не пытался переспать с тобой на балконе. - заметил он. - Ты вся дрожала от моих прикосновений. - его голос был слегка хриплым, приглушенным. - Готов поспорить, что у тебя никого не было и ты бы ни за что, не отдалась мне на этом балконе, если на то пошло. И к тому же, никто не разбивал мне сердце.

-Может быть, потому что его нет! - я чуть ли не сорвалась на крик, сама не понимая, что я пытаюсь доказать незнакомцу, с которым только что сходила с ума от страсти. Все это было странно - не видеть лиц друг друга, не знать имен... и ссориться так, будто мы парочка или как минимум друзья, которые знают друг друга 100 лет.

- Остынь. Я вроде как, слишком возбудил тебя. - наконец снова с иронией заметил он и выбросил сигарету с балкона. Затем, он снова надел на свои губы, и подбородок маску, лишив меня всякой надежды увидеть его лицо.

- Ты слишком много о себе думаешь. – отрезала я, и поправив свои волосы, удалилась с балкона, с гордо поднятой головой. Когда, наконец, оказавшись в зале, где было слишком много народу и громкой музыки, чтобы кто-нибудь смог заметить меня, прислонившись к стенке, тяжело дыша, остановилась. Не знаю почему, но с моих губ не сходила безумная улыбка, несмотря на то, что мы наговорили друг другу много гадостей. Я прикоснулась пальцами к своим губам, где ещё несколько минут назад, чувствовала его и закрыла глаза, старясь запомнить этот вечер.

***

Я проснулась от того, что рядом со мной мяукал кто-то маленький и пушистый. Недовольно открывая глаза, я увидела белую кошку – кажется, сегодня я осталась ночевать у Холли.

- Снежинка, из – за тебя я не досмотрела свой сон! – проворчала я, и перевернулась на другой бок, отворачиваясь от надоедливой кошки, но не тут, то было: проказница залезла мне на спину, и принялась мяукать еще настойчивее.

- И почему ты не пристаешь к хозяйке?! – снова возмутилась я, уже беря кошку на руки и улыбнувшись ей, принялась гладить.

- Потому что меня она итак достает каждый день. – донесся голос из под одеяла, показались сонные глаза Холли. По её лицу было видно, что накануне вечером она много плакала, но я решила пока не говорить ей об этом. Вчера она сильно напилась, и нам с Сэмом снова пришлось, отвозить её домой и дабы убедиться, что подруга в порядке, я осталась ночевать у неё.

- И все же она очень милая. – прошептала я, обнимая Снежинку, которая кажется, была очень довольна, таким положением вещей.

- Который час? – сонно спросила Холли и взглянув на телефон, простонала: - Три часа дня. Что, вчера все было так плохо?

- Я не знаю, Холл. Зачем ты так сильно напилась?! Неужели он не уследил за тобой? – спросила я, недовольно хмуря брови.

- Кто – он? – снова чуть не заплакав, переспросила подруга и закрыла глаза.

- Ну, Эштон. Я видела тебя рядом с ним. Кажется… - неуверенно предположила я, поглаживая Снежинку.

- Этот мудак не пришел. Это был не Эштон, а Джейсон, все были в костюмах, ты видно что-то напутала. – со злостью сказала Холли, и тяжело вдохнув, улеглась на подушки. – Не верю, что он не пришел и до сих пор не звонит. Кажется, ему плевать, на всё что между нами было.

- Холл, между вами по сути, ничего серьезного и не было, а ты уже на придумывала себе воздушных замков. – вырвалось у меня, хотя я вовсе не хотела добивать подругу.

- Зачем ты так говоришь? Думаешь, я не могу понравиться, такому, как Эштон? Не могу понравиться, по – настоящему? – она поправила свои рыжие волосы, и с подозрением уставилась на меня.

- Ну, Холли, пойми. Я не хочу тебя обидеть, но кажется Эштон, не из тех парней, кому нужны отношения. И таких девушек, как ты он просто использует. Потому что ты…ну…ты легкодоступная. – наконец я высказала ей все что думаю в лицо, и посмотрела ей в глаза, стараясь, вложить в свой взгляд, как можно больше дружеской поддержки.

- Что? – опешила Холли, и сложила руки на груди. – Это я – легкодоступная? Да, может, я не такая снежная королева, как ты, но называть меня Шлюхой – тебе, не кажется, что это слишком? – она повысила голос, и посмотрела на меня, так будто я была ей врагом, номер один во всем мире.

- Стоп. Я не называла тебя шлюхой! – сказала я, защищаясь. – Просто пойми, Эштон может заполучить любую девушку, если захочет, а чтобы заполучить тебя – ему даже не пришлось напрягаться. Ему это не интересно. – просто сказала я, вставая с постели. Я подошла к зеркалу, и не спроста: в таком состоянии Холли, запросто могла наброситься на меня с кулаками, так что лучше держаться от нее и её ногтей подальше.

- С каких пор ты такой знаток мужской психологии? – фыркнула она, кидая в мою сторону подушку.

- Я не знаю. – я пожала плечами, задумалась. – Просто я знала такого парня, как Эштон. Ещё в детстве, в приюте. Эштон – типичный плохой парень, который скрывает свои комплексы за маской могучего альфа-самца. – я закатила глаза, и сжала кулаки, вспоминая взгляд Эштона. – Ну и конечно его красота, и тело, все это сводит вас всех с ума.

- Но не тебя. – заметила Холли, и с подозрением уставилась на меня. – Почему, ты все так же холодна к нему?

- А почему мне должен нравиться придурок, который не уважает девушек? – вопросом на вопрос ответила я. – Я слишком люблю себя, чтобы влюбиться в парня, который все равно вытрет об меня ноги.

- Не представляю, как ты можешь так рассуждать. – сказала Холли, не веря своим ушам. – Как ты можешь быть такой холодной, и равнодушной ко всему. Тебя ничем не возьмёшь. Ни богатенький, классный парень, вроде Энди, не Эштон – никто тебе по-настоящему не нравиться. Ты свободна от всего этого дерьма. Иногда я даже завидую тебе, Ванесса.

- Да уж, я сама в восторге от своего стального сердца. – усмехнулась я, закрывая глаза. Перед внутренним взором на секунду, встал вчерашний незнакомец, и его пухлые, очерченные губы, который в тот вечер, принадлежали только мне. Интересно, кто он? И будет ли он меня искать?

***

Когда я зашла в школу, народ прями таки расступился передо мной. Сначала я подумала, что все уставились на Холли, но она ещё плелась где-то на лестнице. Я неуверенно, осмотрелась по сторонам, ловя на себе взгляд каждого, кто стоял в школьном коридоре. Тяжело вздохнув, я прижала к себе два учебника и застучав каблуками, по полу, направилась в класс.

Я слышала их голоса. Они говорили обо мне, перешёптывались между собой. Один парень, так сильно открыл свой рот, и выпучил на меня свои большие серые глаза, что его подружке, пришлось помочь ему, его закрыть.

Сегодня я оделась довольно обычно – черные гольфы, туфли на толстом каблуке, и белая блуза с воланами, на одно плечо. Не понимаю, почему на меня все так пялиться, хоть я и привыкла, что на меня все смотрят и относятся с благоговейным уважением, но не до такой, же степени!

И тут, меня догнала Холли, и взяв под ручку, шепнула на ухо:

- Ты и правда очень красивая, с этим цветом волос. – сказала мне она, и улыбнулась, помахав парню, из волейбольной команды. Но даже в эту секунду, он смотрел только на меня.

Точно. Волосы, я и забыла, что покрасила их. Я то чувствовала себя так, будто я уже очень давно хожу в таком виде. Я подошла к шкафчику, и сложила туда свои учебники, как вдруг услышала голос Сэма:

- Мне кажется, ил в нашей школе стало слишком жарко? – усмехнулся он, обнимая меня при встрече. Холли тоже потянулась обнять друга, но почему-то вместо обычного теплого приветствия, Сэм, скорчил недовольную рожу, и наспех обнял подругу. Я вопросительно уставилась на него, а Холли сделала вид, что ничего не заметила.

И вообще Сэм, сегодня выглядел довольно странно – очков нет, прическа носила беспорядочный характер, который очень ему шел, а майка, открыла для меня тот факт, что у него тоже есть крепкие мускулы.

- Это наверное все на тебя пялятся. – усмехнулась я, потрогав его за плечо. – Ты качок. – сказала я, и мы вместе рассмеялись.

- Эштон, в конце коридора. – зашипела Холли, на нас обоих. – Если он подойдет ко мне, буду с ним холодна, как лед. Урод.

Я закатила глаза, слабо веря в то, что такое возможно. Пара ласковых слов от Эштона – и Холли растает как фруктовый лед при 30 градусной жаре. Я отвернулась к своему шкафчику, в поисках тетради по матетематике, слушая разговор Сэма с самим собой и нетерпеливые вздохи Холли.

Наконец, я услышала, как подошел кто- то ещё и тут же узнала его голос:

- Рыженькая, ты чего дуешься на меня? – спросил у Холли, Эштон и я улыбнулась, зная, что сейчас она закати ему целую истерику.

- Чего тебе нужно? – с тонной гордости в голосе спросила Холли, и я уверена, что она смерила его снисходительным взглядом.

- Детка, если бы я тратил объяснения, на то, что мне нужно от девушек, я бы был ещё девственником. – усмехнулся он, и от такой наглости у меня чуть не отпала челюсть. – Ты огонь, красивая, сексуальная, вот что мне от тебя нужно.

Я тяжело вздохнула, и приготовившись взорваться, повернулась к ним всем, и просто сказала сквозь зубы:

- Но к сожалению для тебя, твой член уже повидал много шлюх. – мои глаза вспыхнули, когда я встретилась с его кристально-чистым голубым взглядом.

Я ожидала, что его реакция будет быстрой, стремительной, и сражающей на повал. Что ни будь в его фирменном духе: « Я так люблю унижать тебя, Ванесса.», но к моему удивлению, он молчал. Он молчал, наверное секунд тридцать и просто смотрел на меня. Сэм продолжал что-то говорить, Холли изучала свои локоны, видимо приняв мои слова, как оскорбление и на свой счет.

Мы с Эштоном же просто молчали, и это молчание было громче, чем все разговоры в школьном коридоре. Он даже пытался не поменяться в лице, сделать свой взгляд как обычно лукавым, ехидным, или же непроницательным. Но я видела как, почему-то он занервничал, как забегали его желваки, а глаза слегка сощурились, но не презрительно, а будто глубоко в душе, он предался воспоминаниям.

- Ну, что, я права? – спросила я, и улыбнулась настолько мило, насколько могла. Для большего эффекта, я слегка взмахнула волосами.

- Права. – просто сказал он , отпустив Холли, покинул нашу компанию. Я смотрела ему в след, и тут произошло кое-что еще, чего я никак не могла ожидать. Он обернулся, обернулся и посмотрел на меня, взглядом…таким взглядом, смотрит парень, который хочет съесть свою девушку, посадить под замок и никогда не отпускать её. Но наверное мне показалось. Точно, показалось.

- Что это с ним? – спросила Холли, возмущенно. – А с тобой что? Что ты привязалась к нему? Что вы друг друга вечно обзываете? – завалила она вопросами нас и мы с Сэмом переглянувшись ответили:

- Неважно.

***

Я думала, что на сегодня мои приключения закончились, но это оказалось не так. Уставшая, и отсидевшая 7 уроков, я как обычно, снова пошла к своему шкафчику, чтобы сложить все учебники, и отправиться домой. Как вдруг, открывая дверцу, я обнаружила маленькую записку. Не знаю почему, но я была уверена, что это от Энди и уже хотела выбросить его, но что-то в последний момент, заставило меня раскрыть и прочитать её.

Большим, размашистым подчерком, в записке было написано несколько предложений, от которых мое сердце начало биться с бешеной скоростью:

«Клуб «Inception». Приходи сегодня ночью, я буду там, без одежды…человека-паука. Может быть, узнаем друг друга.»

Глава 7.

Я сидела у туалетного столика, и пыталась, выпрямить свои непослушные, после душа волосы, пока Сэм, возился с моим ноутбуком, которого ещё неделю назад одолели вирусы. Сегодня с другом явно творилось что-то странное, и большее количество времени он молчал, пытаясь избежать моего взгляда, будто хотел что – то скрыть от меня. А Холли он и вовсе весь день игнорировал в школе, что привело меня в настоящий шок.

- И куда ты так наряжаешься? – наконец, поинтересовался он, наблюдая за тем, как я перешла к накладным ресницам.

- Ммм…-промычала я, обдумывая, стоит ли говорить о своих планах другу. – В клуб. Если хочешь, пойдем со мной. Одна я неловко себя чувствую в таких местах…

Наверное звать с собой Сэма, на встречу с «Пауком» было не правильным решением, но не могла же я пойти в клуб, совсем одна, ещё и в таком виде…совсем не факт, что это все не обман, и он придет на встречу.

- В клуб? – в голосе Сэма я услышала насмешливо-удивленные нотки. – Ты не заболела? С каких пор, ты ходишь по клубам?

- С тех пор, как мне надоело сидеть дома. – отрезала я и повернулась к нему лицом, чтобы он оценил мой внешний вид. Сэм поднял два больших пальца вверх, и я вздохнула.

- И это все что ты можешь сказать? – я встала, и покрутилась перед ним, в своём новом платье. Оно было нежно-бирюзового цвета, с глубоким вырезом на груди, поэтому мне пришлось, сегодня пренебречь нижним бельем.

- Ты с ума сошла идти в клуб в таком виде, ещё и на каблуках.

- Ты предлагаешь мне обуть кеды, с этим платьем? – усмехнулась я, но друг уже вновь уставился в экран монитора, не одарив меня восхищенным взглядом.

- Что с тобой происходит, Сэм? Ты на меня даже не смотришь. Холли игнорируешь. Что не так? – спросила наконец я, присев рядом с ним. – И этот твой «новый» небрежный вид…

- Просто…-начал говорить он, и с силой захлопнул ноутбук, потирая руки. – Все готово, я его починил.

- Не уходи от ответа. Просто что? – настаивала я, и обняла его за плечи. – Ты можешь со мной поделиться.

- Я влюбился. – просто сказал Сэм, и расплылся в счастливой улыбке. – И кстати, если хочешь чтобы я проводил тебя в клуб, нам придеться взять Джесс с собой.

- Джесс?! Влюбился? – я фыркнула, сдерживая смех.- Ты бредишь. Ты столько лет любил Холли, я не верю, что ты так быстро переметнулся к другой девушке.

- Но это случилось. На том карнавале, мы и познакомились. Сейчас я просто не понимаю, что я нашел в нашей рыжеволосой дурочке. – с улыбкой сказал он, и она была такая счастливая, что я не вольно начала ему верить.

- Она хоть симпатичная? – неуверенно спросила я, пожимая плечами. – Холли будет в гневе, я уверена.

- Я скажу больше: она очень красивая. Почти такая же красивая, как ты Ванесса. Если бы ты не была моей подругой, я бы сказал, что она прекраснее тебя в сто раз. – заявил Сэм, наблюдая за моей реакцией. Я кинула в него подушку, и мы оба рассмеялись, понимая, подколы друг друга без слов.

***

Джесс, ждала нас у входа в клуб, и если честно я почувствовала себя немного неловко – на какую то секунду, мне показалось, что в этот самый момент я предаю Холли, но потом я отбросила от себя эту навязчивую мысль. Хол тысячу раз кидала меня и поступала себя, как последняя стерва, так что не думаю, что меня должны терзать угрызения совести.

Как только девушка заметила нас, она кинулась в объятия Сэма и прижалась к нему с такой нежностью и любовью, что я невольно начала им завидовать. Может Сэм и правда забыл Холли, и теперь будет по – настоящему счастлив?

- Это Ванесса, моя подруга. – сказал Сэм, кивнув в мою сторону, и тут же перевел влюбленный взгляд на свою девушку. – А это Джессика.

- Приятно. – хорошим сказали мы с Джесс, коротко переглянувшись. Кстати, девушка, в самом деле была красива. Она обладала очень тонкими, четкими, почти аристократическими чертами лица, которые в сочетании с очень пухлыми губами, делали её похожей на ангелочка. Надеюсь это не её маска, и в душе, она такая же милая, какой кажется.

- Ну что, вы готовы, повеселиться? – спросила она, вновь искренне улыбнувшись нам обоим. – Здесь самая лучшая музыка…и коктейли.

- Так вот значит, ты какая? – спросил Сэм, у своей девушки, проходя в клуб, через охрану, которая без проблем пустила нас. Ещё бы, на мне же такое платье.

- Какая? – игриво спросила девушка, садясь на ближайший диван, потянув его за собой. Я уже начинала ощущать себя третьей лишней, и с опаской озиралась по сторонам, ожидая что вот-вот из-за угла, вылетит мой незнакомец в красно-синем одеянии.

- Не ожидал, что ты в клубах разбираешься. Особенно, в коктейлях. – Сэм высоко поднял брови, и приобнял её за плечи. Мы с ним переглянулись, и я картинно закатила глаза своему другу.

- Я знаю здесь всех: ди – джеев, барменов, постоянных посетителей. Владелец клуба – мой дядя. Так что тебе придеться смириться с тем, что я часто провожу здесь время, милый. – невинно прошептала она, и они с Сэмом начали тихо переговариваться.

Тем временем, ко мне подошла официантка, заметив мой скучающий вид.

- Что будете заказывать? – вежливо спросила она, и я пожала плечами, даже не зная что ответить. Вообще – то я давно не пила алкоголь. С тех пор, как однажды это очень плохо закончилось.

- Я буду…чай. – просто сказала я, но Джесс тут же меня перебила.

- Нет, нет. Она будет Лонг- Айлэнд, а для меня клубничный Кальян пожалуйста. – быстро протараторила она, и улыбнулась мне:

- Несса, ты слишком напряжена. Постоянно озираешься по сторонам, будто чувствуешь себя не в своей тарелке. Тебе нужно расслабиться. – просто сказала она, и Сэм кивнул, на что я удивленно приподняла бровь.

- Да вы ребята, издеваетесь. Я не умею пить.

- Это точно, меры она не знает. – выпалил Сэм, и тут же прикусил язык, будто вспомнив, о моем темном прошлом.

- Это было всего один раз. – оправдалась я, с неохотой вспоминая тот вечер, когда я в последний раз была жутко пьяная.

- Если что, мы уследим за тобой. – мило улыбнулась мне девушка, и поцеловала Сэма в шею, от чего он тут же растаял, словно мороженое на солнцепеке.

Отношения. У людей все же бывают отношения. Почему для меня это слово звучит так дико, будто я произношу его на иностранном языке? Не думаю, что я умею любить, строить отношения, отдавать себя этому целиком и полностью. Делать все, ради другого человека, который все равно рано или поздно предаст тебя. Это не для меня и это наверное не для…Эштона. И почему я снова думаю о нём, именно в этом контексте. Я боюсь себе признаться, но больше всего на свете, сейчас, я хочу видеть его, а не какого-то там паука – незнакомца, который мне жутко понравился. Я хочу видеть Эштона прямо сейчас. Я улыбаюсь, вспоминая, его глаза, когда сегодня он увидел меня в школьном коридоре. В тот миг, даже он, не смог скрыть своих эмоций.

К тому времени, когда я окончательно заскучала, мне наконец-то принесли коктейль, а Джесс, принялась раскуривать кальян.

- Будешь? – спросила она у меня, протягивая мне трубку. Я стремительно закачала головой из стороны в сторону, и сморщилась, показывая, что я против курения.

- Несс, ну ты просто расслабишься. Попробуй. – сказала она, и Сэм кивнул, на что я испепелила его взглядом, который означал: «Хватит поддакивать ей во всем, ты меня уже этим раздражаешь.»

- Знаете, гораздо лучше сидеть здесь, когда вы оба увлечены друг другом, и не достаете меня. – снисходительно заметила я, и улыбнулась. Сэм меня прекрасно понял, а вот Джесс кажется, сочла это за грубость, но сделала вид, что не заметила её.

- По крайней мере, мы счастливы. – заметила Джесс, и я, чтобы, закончить этот неприятный диалог, затянулась кальяном. Я затянулась так глубоко, что уже через секунду почувствовала, как дым, наполняет меня, проходит через тело, и будто оседает где-то в голове, затуманивая разум. Выпустив дым в воздух, я потянулась за коктейлем, с каким-то странным и диким рвением поскорее забыться.

- Ну что, и где твой парень? – спросил Сэм, когда заметил, что от отчаяния, я в считанные секунды выдула свой коктейль. – Ты ведь пришла сюда не просто так.

- Его нет. И он как видишь, не придет. Потому что, я нафиг никому не нужна. – я встала с дивана, и пошатнулась на каблуках, не на шутку обеспокоив Сэма, своим поведением. – Наслаждайтесь друг другом, голубки. – выпалила я, и послав воздушный поцелуй сладкой парочке, отправилась в толпу клуба, услышав на по следок их разговор:

- Боже, мне нужно идти за ней, она напилась, Джесс…

- Сэм, оставь её в покое, она уже давно не маленькая девочка.

А эта Джесс, за словом в карман не полезет. И почему, Сэма вечно окружают одни стервы? Себя я тоже вносила в их список, со своим то невыносимым характером. Я вслух рассмеялась, сама не зная над чем, и добравшись до барной стойки, обратилась к стоявшему, рядом со мной бармену:

- Мне виски. – громко сказала я, хлопая ресницами. Молодой человек уставился на меня, широко раскрыв рот, и рассмеялся:

- Девушка, может не стоит пить такой крепкий напиток? Вы итак уже хорошенькая. – заметил он, подняв брови. – К тому же, сколько вам лет?

- Двадцать один. – без тени смущения сказала я, соблазнительно облизнув свои губы, уламывая строго бармена. – А что, я не выгляжу на свой возраст?

- Хм. Если честно, то нет. Вы выглядите сексуальной, и немного пьяной. А если я налью тебе виски, ты будешь пьяной дурочкой, ты этого хочешь? – едва приподняв уголок пухлых губ, спросил он, и покачал головой.

- Ну тогда мне что-нибудь не настолько крепкое. – уже скромнее ответила я, и положила обе руки на барную стойку. Парень, тяжело вздохнув, и вновь улыбнувшись мне, принялся, намешивать очередной коктейль, ловко перебирая бутылки с алкоголем, сильными руками.

Перед моими глазами время от времени, мутнело, но слух почему – то наоборот обострился, поэтому стайка девчонок, которые сидели со мной рядом, и болтали с другим барменом, действовала мне на нервы. На одной из девушек я заметила белую фату, и поняла, что у них наверняка сейчас девичник.

- Девочки, можно потише? – демонстративно заметила я, и подняла в воздух бокал с коктейлем голубого цвета. – Счастливой свадьбы! – обратилась я к невесте, и закрыв глаза, осушила свой бокал до самого дна, озадачив тем самым, моего нового знакомого бармена, которого как потом я выяснила, зовут Дейв.

- Девочки, нет, я не буду этого делать! Я же выхожу замуж! – вдруг громко сказала невеста, обращаясь к своим подругам, которые явно уговаривали её совершить что – то не очень приличное.

- Ну, дорогая, это же твой последний день полной свободы! И его тоже! Он наверняка сейчас, на женском стриптизе, и совершенно о тебе не думает! - сказала одна из девушек, обращаясь к невесте, после немного отошла в сторону. Тут я увидела картину, которая даже на пьяную голову, показалась мне странной.

Прямо на барной стойке, за толпой из обалдевших девушек, лежало…тело. И до чего Божественное это было тело. Лицо парня, закрывала кепка, но зато его торсом мог полюбоваться любой желающий, и я не была исключением.

Я уставилась на твердый, как сталь, пресс парня, и невольно издала томный стон, который бы никогда не вырвался из меня, будь я хоть капельку трезвой. Я просто решила подойти поближе, чтобы рассмотреть его сильные, крепкие руки, которые сжимали края деревянной стойки, как тут же была захвачена одной из девчонок:

- Пожалуйста, сделай это за меня! – прошептала невеста мне на ухо, и помахала перед носом бутылкой текилы.

- Что сделать? Выпить за тебя всю бутылку? – немного развязно спросила я, растягивая слова.

- Нет же! Девочки уговаривают меня, сделать «Текилу – любовь». – она рассмеялась, и немного смущенно посмотрела на меня своими зелеными глазами. – Тебе нужно будет просто слизать текилу с его живота, и взять из его рта лайм.

- Что?! Лизать текилу с какого-то непонятного и незнакомого парня? – я была в шоке от того, что девушки, могли подумать, что я пойду на это. Я то думала, что я произвожу впечатление приличной, даже статной девушки, но как оказалось,…нет.

- Я согласна. – вдруг выпалила я, обрывая все свои мысли на полуслове. Девушки громко завизжали, а парень похоже, уже устал лежать, и уже собирался вставать со стола, как тут же одна из девушек вылила на него огромною стопку текилы.

Прозрачная жидкость коснулась его живота, и он слегка вздрогнул, видимо согласившись подождать еще несколько секунд. Я, не теряя решимости, подошла к молодому человеку ближе и наклонившись к его животу, прикоснулась к нему губами, ощущая его вкус, и запах текилы одновременно.

Наверное, все это стило делать быстро, но мне так понравилось чувствовать, его кожу, на кончике своего языка, что я казалось, вечно слизывала текилу с его пресса, поднимаясь все выше, к шее, к очень чувствительному месту. Наконец я достала до его губ, и взяв из них лайм, съела его, победно, подняв две руки вверх. В эту же секунду женский визг наполнил добрую половину всего клуба, и многие даже захлопали моему «героизму».

Парень встал и, надевая кепку, козырьком назад, поднял на меня глаза, и сказал:

- Я думал, ты меня съешь. – улыбнувшись, сказал мне он, а я уставилась на него как вкопанная, с испугом, и удивлением одновременно.

Это был он. Нет, не мой человек – паук, которого я ищу весь вечер. Это, черт возьми, был Эштон. Это с Эштона я только что слизывала текилу и только что касалась его губ. Это Эштон сейчас стоит в двух шагах от меня, и улыбается мне в первый раз за многие годы. Конечно, это трудно назвать полноценной приветливой улыбкой, но это явно легкое движение губ – и это не усмешка, а что то приятное, но в то же время вызывающие, и будоражащее душу. Одна улыбка – а столько эмоций, что хочется просто пойти и выпить весь бар от стыда.

- Какого черта ты делаешь здесь? – спросила я, с наездом, и уставилась в его голубые глаза, которые в свете неонов, казались темно-синими, и насыщенными, как ночное небо.

- Позволяю тебе наслаждаться своим телом. – уже сказал он, без тени улыбки, возвращаясь к своему прежнему стальному и непробиваемому выражению лица.

- Ты мне отвратителен. – твердо сказала я, и взяла у заболтавшихся девчонок, стакан с виски и колой, и отпила из него. Потом я демонстративно вытерла губы, чтобы показать Эштону, насколько мне было неприятно это делать.

Хотя вру. Это было очень приятно, однако ему об этом знать необязательно.

- Ты такая глупая, Несса. – просто сказал он, покачав головой, и одел черную футболку, в которой выглядел еще более сексуальным, чем без нее.

- Не смей называть меня так. – отрезала я, выпивая еще, и еще, пока он не выхватил стакан у меня из рук.

- Тебе будет стыдно завтра утром, если ты напьешься еще больше. И кстати я просто сегодня подменяю своего друга в баре, а ты какого черта здесь делаешь? – спросил он, поднимая одну бровь, и посмотрел мне прямо в глаза. Будто сам дьявол смотрел мне в глаза, столько силы, было в его взгляде.

- Я пришла на свидание. – вдруг открылась ему я, и пожала плечами. – Но он не пришел. Просто…проигнорировал меня.

- Может он пришел и увидел как ты тут целуешь всяких полуголых парней. – заключил он, и подавил в себе усмешку, на что я разочарованно кивнула:

- Если это так, то ты испортил мне свидание. А это значит, мне пора домой. – я хотела смыться поскорее из этого ужасного места и готова была использовать любой предлог.

- Как ты доберешься до дома?

- Пешком.

- Нет, я вызову тебе такси. – вдруг сказал он, и посмотрев мне в глаза, добавил: - А лучше поеду с тобой. Ты бы видела свой взгляд – такие пьяные глаза, даже я редко вижу. Зато, какой блеск! – с сарказмом добавил он, и я рассмеялась, удивившись тому, что он вообще умеет меня смешить. Хотя…он всегда умел это делать. В детстве.

- Делай что хочешь. Мне все равно. – заявила я, и встала, чтобы потанцевать. На меня накатила какая-то новая волна, удовольствия, накрывающая с головой. Все вокруг кружилось, и мерцало, но мне было так все равно, что казалось, будто я одна в этом мире.

Я свободна. Я могу танцевать, как хочу, могу извиваться всем телом, и никто меня не осудит. Мне плевать на мнение других. Не думаю, я только чувствую. Я живу. Краем глаза, я ловила на себе взгляды разных мужчин, и лишь Эштон не смотрел на меня, уткнувшись в телефон. Иногда он готовил коктейли, или болтал с другими девушками, но не поднимал на меня глаз, по крайней мере, я этого не видела. И все же…я чувствовала, будто ему не все равно. Будто, не смотреть на меня – это для него, пытка.

- Все пойдем, а то твои танцы уже начинают зазывать первых клиентов. – прошептал он мне на ухо, и повел к выходу из клуба. Улица встретила меня прохладным порывом ветра, который слегка возвращал меня к реальности.

- Каких клиентов? Эштон… - я вдруг взяла его за руку, не думая о том, что он заострит на этом внимание. Я взяла его за руку, так естественно, так просто, будто каждый день прикасалась к нему, в течение этих долгих лет. И в то же время, это было чем-то волшебным, как будто мои пальцы помнили это движение все эти годы, и сейчас радовались этому возвращению.

- Еще бы стакан, и ты бы начала ко мне приставать. – всерьез сказал он, садясь со мной в такси. – Да ладно ко мне, ко всем! И кто-нибудь бы воспользовался бы этим моментом, поверь мне на слово. – заметил он, посматривая в окно. Моя рука по–прежнему держала его руку, не дождавшись взаимности. Он был холоден, и отстранен…и в то же время сейчас, он был впервые ко мне так близок. Теперь, мы взрослые. Что, если бы мы познакомились сегодня?

Я задала этот вопрос вслух, и он взглянул на меня, слегка исподлобья. Его желваки нервно задвигались, и шея напряглась, сдерживая его голос.

- Я бы сказал тебе, что ты очень красивая девушка. – наконец - сказал он, бережно поправляя волосы, которые спали мне на лоб. – Я бы сказал, что мне нравятся твои черные длинные волосы. – он продолжал смотреть мне в глаза, и говорил это почти мягким, несвойственным ему голосом. Что сейчас происходит вообще?

- И что я хотел бы взять тебя за них, и поставить перед собой на колени…- закончил он, грубо, и посмотрел мне в глаза снова, совсем не стыдясь своих слов.

- Ты…ты…- я подбирала ругательство по обидней, которое так и вертелось у меня на языке. - Подлец! Поддонок? Не утруждайся. – заявил он, облизывая свои пересохшие губы. – Ты спросила – я ответил. Никакой романтики, моя девочка. Да ты красивая, и я бы тебя трахнул, если бы мы познакомились сегодня. Но мы не познакомились сегодня. И я знаю, какая ты тварь на самом деле. Поэтому, такую тварь я трахать бы не стал, даже столь прекрасную как ты. – выпалил он, сохраняя при этом железное выражение лица.

Я хотела заплакать, но вместо этого, я подняла руку, и со всего маху ударила его по щеке, но он даже не дрогнул. Ну может, слегка сморщился от неожиданности, но от этого стал только более злым, и возбуждающим. Он выглядел как разъяренный тигр, загнанный в клетку. Я чувствовала в нем эту силу, силу которую он не хочет выпускать на волю, будто он борется сам с собой, каждый день. Он взял меня за подбородок, и больно сжал свои пальцы. Его прикосновение было обжигающим, словно языки пламени.

- Я ненавидел тебя все эти годы. И я мечтал сказать тебе об этом. – прошептал он мне в губы, едва касаясь их. Я закрыла глаза, ожидая того, что он сейчас сам ударит меня. Или сожмет пальцы, только теперь уже на моей шее. Столько неприязни было в его словах, столько ненависти во взгляде. Все это заставляло мое сердце биться быстрее и быстрее, вырабатывая в крови, горы адреналина. Я сходила с ума, я хотела быть с ним, пусть и вести этот жуткий диалог, пусть так. Но я хотела ругаться с ним, хотела, чтобы он говорил, как ненавидит меня. Потому что это были его чувства, а не холодное безразличие, которым он одаривал меня в школе.

Я помню, как он укусил меня за нижнюю губу, слегка пробуя её на вкус. Потом он накрыл мои губы, своими жадно впиваясь в них, словно хватаясь за воздух, которого нам обоим не хватало. А потом мой мир погрузился во тьму.

Глава

8.

На следующее утро я с трудом открыла глаза и сразу же пожалела об этом. Солнечный свет, проникающий сквозь большие широкие окна в человеческий рост, был слишком ярким и болезненным для меня, после вчерашней ночи с приключениями. Голова кружилась, и мир вращался словно калейдоскоп, переливаясь всеми цветами радуги. Я даже не представляла, где я могу находиться. Наконец-то, мне удалось распахнуть глаза, и придти в себя: я присела на кровати и огляделась вокруг, понимая, что совсем не узнаю место, в котором я оказалась.

Я проснулась в огромном лофте. Я никогда не бывала в таких местах: огромное пространство, высокие потолки и пустота окружающая меня, изредка заполненная скромными деталями интерьера.

Кровать, на которой я спала, находилась прямо в центре у огромных окон, во всю длину высоких стен этого лофта. В помещении так же была маленькая кухня, в металлическо-грязных оттенках, множество спортивных тренажеров и гитара скромно и одиноко стоящая в углу огромной комнаты. Прямо напротив меня висела большая картина, на которой был изображен дракон с крыльями, покоряющий горные вершины. Эта картина внушала мне страх, как и все остальное, что находилось здесь. Серые стены, черные, кожаные диваны, и даже большой телевизор с приставкой – и все же, мое сердце то и дело замирало от волнения, потому что я с трудом верила, что нахожусь здесь. Ведь если с вечеринки я ушла с Эштоном, то был лишь один вариант развития событий – я нахожусь у него «дома». А это тоже самое что оказаться в логове своего злейшего врага, или прямо перед носом у льва, готовому в любую секунду наброситься на меня.

Я провела рукой по волосам и посмотрела на себя в зеркало, которое стояло прямо у кровати, ахнула, зажав рот рукой: на мне была просторная белая футболка, до середины бедер, а мои собственные личные вещи, аккуратно лежали на стуле, рядом с одинокой гитарой. Удивительно, что он не сжег их, предварительно не полив бензином.

Я дотронулась до своих губ – распухшие, горячие и полностью мне омерзительны, ведь вчера я вытворяла такое, за что мне будет стыдно ещё как минимум многие годы. Ну какого черта я пошла в этот клуб? Как умудрилась вылизывать текилу с тела Эштона? Боже, а потом еще выслушала от него какая я тварь, и позволила себе, целоваться с ним! Это все просто не могло поместиться в моем сознании, и я нервно огляделась, в поисках Эштона, но его нигде не было. Мое внимание привлек уголок, в котором висела его одежда и стоял небольшой комод, с закрытыми ящиками. Я подошла к нему ближе, и увидела много футболок, разных цветов, с одной и той же эмблемой: кажется в тот вечер, когда в моем домике у пляжа, произошел пожар, он был одет в одну из них. На эмблеме был опять же изображен дракон, изрыгающий адское пламя.

Все футболки до одной были идеально чистыми, без единой складочки: я даже подумать не могла что Эштон такой чистоплотный. Так же его гардероб состоял из нескольких пар джинс, и я даже заметила пару рубашек. Наверное, было не очень красиво стоять, и рассматривать его вещи, но моя совесть тут же утихла, когда я вспомнила о том, что он вообще переодел меня в свою футболку, при этом наверняка нагло меня раздев.

Я уже подошла к комоду и хотела потянуться к одному из плотно закрытых ящиков, как тут услышала, чьи-то шаги, резко отпрянула подальше от шкафа. От волнения, я вновь, поправила волосы, и услышала голос Эштона, который обращался ко мне:

- Тебя не устроила эта футболка, Куин? – он нарочно сделал акцент на моей фамилии, напоминая мне о том, что она значит и кто я такая на самом деле. – Королеве не нравится замок, в котором она проснулась?

Я сделала глубокий вдох, и закрыла глаза, настраиваясь на том, чтобы дать ему отпор. В ушах зазвенели его вчерашние оскорбительные слова, и вдруг перед внутренним взором возник слабый образ того, как вчера он снимал с меня платье. Его руки скользили по моим плечам и…

Ох, не нужно забыть об этом, забыть навсегда, о том, что произошло вчера в машине и о том, что произошло между нами после. Разумеется, между нами не было секса, я была не настолько пьяна, чтобы забыть секс, который мог бы быть первым в моей жизни.

- Какого черта, я тут делаю? Почему не отвез меня домой? – с нажимом начал я, поворачиваясь, к нему и тут же потеряла дар речи. Эштон, по- видимому, только что вышел из душа, в одной руке он держал полотенце, которым вытирал свои волосы, а другое обмотал вокруг своих бедер. Его тело было слегка загорелым, а мышцы были напряжены так, будто в то время пока я спала, он совершал забег на несколько километров. Хотя, не удивлюсь, если так оно на самом деле и было. Я закусила нижнюю губу, и отвела от него взгляд, не в силах податься искушению, рассматривать его. Кто бы мог подумать, что тот милый мальчик – друг моего детства, когда – нибудь будет пробуждать во мне такие смешанные и изнурительные чувства.

- Домой? Хм, сначала я хотел так поступить, но потом узнал что приехал твой отец…хм, приемный отец, конечно. – напомнил он, и продолжил, нагло ухмыляясь: - Я подумал, что ему будет приятнее услышать, что ты ночевала у Холли, а не напилась в ночном клубе, соблазняя всех подряд своими дикими танцами.

- Да как…как ты смеешь? Я никого не соблазняла. – вспылила я, скрестив руки на груди, и наморщив лоб. Этот парень был просто невыносим. – И с чего ты такой заботливый? Переодел меня, любезно устроил на своей кровати? Почему начал говорить со мной? Я уже начинаю скучать по времени, когда мы просто игнорировали друг друга.

Эштон приподнял одну бровь, и осмотрел меня сверху вниз. Его взгляд задержался на моих голых коленках, и по моему телу прошла странная дрожь. Все его тело, и душа, излучало для меня исключительную опасность, от которой стоит сбежать как можно скорее.

- Во – первых: ты сама умоляла меня переодеть тебя, потому что видите ли твой наряд был слишком неудобным. Во вторых, буянила так, и несла пьяный бред, будто напилась первый раз в жизни. В третьих, тебя бы вчера изнасиловали, если бы я благородно не спас тебя из этого притона – он на секунду остановил свою речь, подходя ко мне ближе, и добавил, с чувством собственного превосходства. – А ведь ты, как я понимаю: девственница? – в лоб сказал он, посмотрев мне прямо в глаза. Под его взглядом я сжалась как маленький котенок, которого ругает злобный хозяин, за его непослушания.

Мне нужно давать отпор, мне нужно оставаться сильной.

- Не переживай, это случилось у меня давно, и с человеком которого я очень любила. – тихо соврала я, не моргнув и глазом, будто сама поверила в эту ложь. – Хотя тебе же этого не понять – в твоей постели были только шлюхи.

Он сощурил глаза, будто не веря мне, и поджал губы. Кажется, он хотел сказать что – то совсем уж гадкое, но слегка подумав, просто ответил:

- Ты можешь не поверить, но единственная кто был в моей постели – это ты. – затем он сладко мне улыбнулся, и его откровенный взгляд задержался на моей груди.

- Хотя я уже говорил вчера, что я не против тебя трахнуть, если мог бы хоть на секунду забыть, про то какая ты, на самом деле. Ты ведь этого хочешь? – как ни в чём не бывало, спросил он, подходя к зеркалу, растрепав свои влажные волосы.

- Ты псих, Эштон. Я не знаю, что с тобой случилось, и почему ты стал таким, но ты больной человек. Ты – устроил пожар в моем доме. Ты – разбил машину мистера Ротмана. Ты постоянно унижаешь меня, не смотря на то, что я ничего тебе не сделала. – эти слова лились сами собой, как крик души, который пытался вырваться на свободу много лет. Мне было так больно, что мой голос стал другим, от подступивших к глазам слез. – Ты же был моим лучшим другом, Эштон…как ты мог так поступить? Я же…- я остановилась вовремя, сдержав слово, которое чуть было, не сорвалось с моих губ. Я всегда была влюблена в него. Да и как могло быть иначе? Я была маленькой девочкой, которую все обижали, и дразнили за лишний вес – и только Эштон защищал меня, и всегда был моим другом.

- Ты все забыла, да? – он вновь посмотрел на меня, наступая на меня, заставляя меня двигаться к стене. Я чувствовала себя жертвой хищника, которая попала в стальную клетку. – Ты предала меня, а теперь спрашиваешь, какого черта я стал таким? Простите, ваше величество, но в то время как, вы наслаждались хорошей жизнью все эти годы, я был в тех местах, которые тебе, даже не снились. В самых. Страшных. Кошмарах. – сквозь зубы прорычал он, ударяя кулаком в стену, рядом с моей головой. Я зажмурилась изо всех сил, ожидая, что в следующий раз его кулак вполне может оказаться на моей челюсти.

- А теперь, ты смеешь упрекать меня в том, что я изменился? Это так, Ванесса? Ты думаешь, я хочу быть таким? Ты видишь во мне жестокость? Злость? – засыпал меня вопросами он, вглядываясь мне прямо в глаза. Я могла рассмотреть каждую клеточку его лица: настолько он был ко мне близок. Его чисто аквамариновые глаза, потемнели на два тона, а белки налились кровью. Мне было страшно и одновременно, я испытывала неутомимый внутренний жар, понимая, что мы здесь вдвоем, почти голые, и в непосредственной близости друг от друга.

- Но ты, же другой… - прошептала я, касаясь его запястья, пытаясь успокоить его. На секунду его взгляд замер, а грудь начала быстро опускаться и подниматься: он тяжело дышал, был на пике своей ярости. – Перестань жить ненавистью, Эштон. – просто сказала я, вжимаясь в стену, от страха, который внушал мне его суровый взгляд.

- Теперь, я всегда буду таким. И ты этого не изменишь. Я ненавидел тебя все эти годы и сейчас, ты это знаешь. Знаешь, что так будет всегда, и лишь переезд в другую страну, спасет тебя от моей ненависти. – яростно выдохнул он, приближая своё лицо еще ближе к моему. – Но сейчас, ты просто сводишь меня с ума. – его слова прозвучали четко и ясно, но мне показалось, что это иллюзия. Он просто не мог сказать такого. В каком смысле я свожу его с ума? И через секунду я поняла это.

Он быстро провел языком по моей шее, вверх, достигнув моих губ, и несмотря на то, что я сжала их, он схватил меня за подбородок, и раскрыл их языком, подчиняя меня своей воле.

Первое что я хотела сделать – оттолкнуть, сопротивляться, бороться с ним, избежать всего, что сейчас происходит, любой ценой. Но я чувствовала, как он бедрами прижал меня к стене, а его руки настойчиво поползли ко мне под рубашку, лаская талию и живот. Мне становилось трудно дышать, но это было легче, чем оторваться от его сладких губ и поцелуев. Я никогда не получала удовольствие от поцелуев. Даа… ожидание стоило того, чтобы испытать такое наслаждение, которое чувствовала я в этот момент.

- Тебе лучше остановить меня прямо сейчас. – прошептал он мне в губы, на секунду замерев, его руки, поднялись выше и я почувствовала как он сжал мою грудь в ладонях.

- Не останавливайся. – простонала я, закинув голову, подставляя свою шею, для жарких поцелуев Эштона. Мои ноги стали ватными, все что я могла сделать – это вцепиться ногтями в его плечи, лишь бы не упасть, удержать равновесие. Я царапала его плечи, извиваясь от его прикосновений.

Его кожа – мягкая на ощупь, скрывала под собой сильные, стальные мышцы, которые теперь я могла потрогать. Тут Эштон подхватил меня на руки, сжав бедра, я обвила его торс ногами, почувствовав его возбуждение.

Тут я улыбнулась, посмотрев ему в глаза, увидела, что он ответил мне тем же. На секунду мне показалось, что все эти годы стерлись между нами. В его глазах я будто видела нежность, и доброту. Он более мягко поцеловал меня в губы, и положил на кровать и затем, снова надел непроницаемою маску.

Эштон навис надо мной, опираясь на одну руку, другой поправляя мои волосы, которые спутались, прямо на лице, по вине нашей нахлынувшей страсти. Наверное, в этот момент я выглядела слишком взволнованной, робкой, но в то же время безумно счастливой. Эштон смотрел мне в глаза, не отрываясь, долго, будто обдумывал что – то. Невозможно было прочесть, о чем он думает, мне оставалось лишь догадываться об этом. Я нежно рисовала круги на его спине, понимая, что мой первый секс, наверное, будет ужасно грубым и страстным, и это не то, о чем я всегда мечтала. Но, наверное, я всегда мечтала о том, что это произойдет с Эштоном.

- Я не могу. – вдруг сказал он, и нервно отвел взгляд от меня в сторону. Он слез с меня и встал с кровати, потянув меня за руку, тоже поднимая меня.

- Одевайся. Одевайся, и уходи, иначе совершишь большую ошибку. – в его голосе почти звучала мольба, кажется он вспотел от страха и на миг стал таким же беззащитным как и я.

- Эштон, что ты такое говоришь? Зачем это все…? Очередная шутка? – все мои мечты рухнули в один миг, я не могла поверить, что я не сплю, и он правда так поступает со мной – вышвыривает как игрушку.

- Я вызову тебе такси. – просто сказал он, надевая на меня свой плащ. – Я прошу тебя, уходи, Ванесса. – более грубо добавил он, набирая в своем телефоне номер такси.

- Эштон! Успокойся, посмотри на меня! Чего ты так боишься? Или это очередная игра, в которой я не знаю правил? – я уже не скрывала слез в своем голосе. Мне был противен этот плащ, лофт, сам Эштон, который кажется, сам не соображал, что делает и совсем не отвечает за свои поступки.

- Будет лучше, если ты так и будешь ненавидеть меня. Запомни, меня таким – злым, бессердечным. И не пытайся изменить меня в своем воображении – Ванесса, я не подхожу тебе и никогда не подходил. – он тяжело вздохнул, посмотрев на меня искренне, так как сделал бы это мой друг, или мой любимый человек. Затем он нацепил на себя наглую ухмылку, и закончил:

- Уходи. Такси давно ждет тебя у входа. – просто сказал он и скрылся в ванной своего лофта.

Глава 9.

8 лет назад.

- Эш, ты идешь? – маленькая, одетая в новое, нежно-розовое платье девочка, с удивлением посмотрела на своего друга, ожидая его ответа.

- Конечно иду, Несса. Ты думаешь я боюсь? – с вызовом ответил девочке, её друг и сделав шаг в темную комнату тяжело вздохнул.

- Мой папа ждет нас снаружи. С нами не случится ничего страшного. Это же просто аттракцион, хоть и немного жутковатый. – улыбнулась ему Ванесса, и взяла Эштона за руку.

С легким скрипом, дверь за ними захлопнулась, и они переглянулись. Сегодняшний день был весьма насыщенным – Ванесса упросила отца, взять Эштона с ними в парк аттракционов, и сейчас, после многочисленных развлекательных горок, они решили посетить «лабиринт страха». Вокруг стояла полная тьма, и лишь декорации из фильмов ужасов, на стенах лабиринта, оставались в яркой зеленоватой подсветке. Они оба услышали уханье совы, и вздрогнули от страха.

- Несса, почему ты называешь его отцом? – Эштон вдруг задал вопрос, который не давал ему покоя. – Неужели всего за пару месяцев, можно стать отцом? Неужели, всего за несколько недель, ты нашла себе человека, ближе меня?

- Что..? Эш, какие глупости ты говоришь. – рассмеялась девочка. – Для меня никого нет ближе, чем ты. Ты всегда будешь моим лучшим другом. А теперь у меня ещё есть папа. И я хочу его так называть, потому что он подарил мне семью.

- Но ты же говорила, что я - твоя семья. – снова сказал Эштон, и они с Ванессой, двинулись вперед по темному коридору. Вдруг в лабиринте раздался зловещий смех, который напугал их до ужаса, и они, не сговариваясь, решили побежать вперед.

- Так и есть, Эш. – наконец – то ответила Ванесса, когда они добежали до укромного уголка, где не было ни зловещего звука, не висящих на стенах пауков, и не настоящих приведений.

- Ты изменилась. Ты не носишь мой подарок. А раньше носила не снимая. – сказал Эштон, и посмотрел на шею своей подруги, на которой теперь красовалась золотистая буква «V», украшенная красивыми прозрачными камнями. – Теперь ты носишь это.

- Ну,…понимаешь…папа сделал мне подарок, и мне он нравится. К тому же, я не хочу его обидеть. Он все делает для меня. – улыбнулась Ванесса, и посмотрела в глаза своему другу. – Все будет хорошо, Эш, у тебя тоже будет семья, и ты поймешь меня.

- Да не будет у меня никакой семьи! – вдруг повысил голос мальчик, и вырвал свою руку, из ладони девочки. Только сейчас, в свете зеленой подсветки, она вдруг заметила синяки и ссадины у него на руках, шее, и костяшках пальцев.

- Ты опять с кем-то подрался, Эш? – обеспокоенно спросила она, снова поймав его руку. – Что случилось?

- Ты ведешь себя как нянечка, ни с кем я не подрался. – снова грубо огрызнулся мальчик и пошел вперед, оставляя Ванессу позади, одну наедине с жуткими звуками лабиринта.

- Никуда ты не уйдешь, пока не расскажешь мне, что с тобой происходит! – возразила упрямая девочка, догоняя своего друга. Там Ванесса увидела в углу лабиринта летающих мышей и, завизжав от страха, упала на пол, ударившись коленом о твердую землю.

- Какая ты неуклюжая. – лениво заметил друг, но всё же протянул руку Ванессе, и постарался улыбнуться. Улыбка Эша была уже не той, что несколько месяцев назад – тогда он так искренне радовался за неё, а его чистые, голубые глаза, излучали доброту и счастье. Конечно, Эштон всегда был вспыльчивым, но это не мешало ему быть замечательным другом, который всегда защитит её.

- Хватит обижаться на меня, из-за кулона. Я обязательно одену его…в другой раз. – просто сказала Ванесса, поднимаясь на ноги.

Эштон молча, сжал её ладонь, а потом посмотрел на неё своим долгим и пронзительным взглядом. Его голубые глаза казалось, обладали свойством гипнотизировать людей и вводить их в транс.

- Пойдем отсюда. Дурацкий лабиринт, и совсем не страшный. – наконец сказал Эштон, и повел девочку к выходу, несмотря на то, что там их ждал мистер Куин, которого он не очень хотел видеть.

- Ванесса, где ты так испачкалась? – это были первые слова, которые они услышали, когда снова вышли на свет. – Это этот толкнул тебя? – добавил мистер Куин, презрительно посматривая на Эштона.

- Папа! – возмущенно ответила девочка, смотря на отца. – Я упала, а Эштон помог мне подняться! Его зовут Эштон, пап.

- Я знаю как зовут этого…эм…мальчика. – он окинул рваную одежду Эштона презрительным и беглым взглядом. – Ну что, теперь мы можем отвезти его домой и продолжить наш совместный праздник, принцесса?

- А знаете что, сэр? – вдруг сказал Эштон, обращаясь к отцу Ванессы. Он посмотрел на неё, и потом перевел взгляд на мистера Куина:

- Меня не нужно никуда отводить. Я уже взрослый. – он одел свою бейсболку задом наперед и скрестил руки на груди.

- Эштон…- тихо прошептала Ванесса, протягивая ему руку. Но её друг только ещё больше нахмурил брови и отвернувшись от них обоих, ушел в толпу, слившись с ней.

Он ушел, ушел совсем один, маленький и никому не нужный мальчик. Отверженный.

POV Эштон

Мне нужно было выплеснуть, хотя бы часть своей злобы наружу. Стискивая зубы, я один раз ударил по боксерской груше, больно ударив костяшки пальцев. Такое бывало со мной сотни раз, но сегодня, удар был болезненным даже для меня. Какой же я кретин. Ещё бы чуть-чуть, и для нас бы не было пути назад. Ванесса пробуждает во мне страшные чувства, чувства, о которых я уже давно начал забывать.

Забота. Я забыл об этом чувстве, и только сегодня ночью я проявил его, когда укрывал её одеялом, переодел её в свою футболку.

Нежность. Я думал, что не знал, что это такое, до сегодняшней ночи. Пока она спала, я поправлял её спутавшиеся волосы, закрывающее её прекрасное лицо.

Смех. Её смех и голос, которые стучат у меня в ушах, заполняя мое сознание, наливают тяжестью мою голову, сердце и душу.

Все чего я хочу, это никогда больше не повторять ничего подобного, ничего даже близко похожего на эту ночь, и это утро.

- Черт. – выругался я, и вместо того, чтобы налить себе кофе, разбил кружку, метнув её в противоположную от меня сторону.

Я не должен спать с ней, не должен даже прикасаться к ней. Лучше нам оставить все как есть: пусть она считает меня бессердечным злодеем, чем влюбиться в такого как я. Я вдруг расплылся в улыбке от своих мыслей: хотя собственно говоря, чего я парюсь?

Ванесса обычная девушка. Меня в ней привлекает лишь то, что я не могу ей обладать. Когда я с другими девушками, я всегда чувствую, что могу вертеть ими как угодно. Но рядом с Ванессой я теряюсь, становлюсь собственной тенью.

Чёрт побери, я даже не могу быть честным сам с собой.

Боюсь сделать ей больно, жестоко трахнуть у стены, как сделал бы это с любой другой. Я смотрю ей в глаза , вижу в ней девочку, с которой мы бежали по пирсу и ныряли в озеро. Вижу, как мы сидим у костра и она улыбается мне, сквозь ладони, которыми закрывает лицо. Она делает меня таким слабым, заставляя меня вспомнить всё, что я старательно забывал все эти годы. Меня искусно обучали этому с десяти лет и я был благодарен своим наставникам.

Мой взгляд упал на моё отражение в зеркале. Дракон на моём предплечье был самой яркой татуировкой на моей коже. До сих пор помню, сколько часов мне вбивали её под кожу.

В какой то мере, у меня, как и у Ванессы, была семья, которая уничтожала меня, но тем не менее была рядом. В то время как, единственный человек, которого я любил, постепенно отдалялся от меня, пока не отвернулся совсем.

POV Ванесса

- С каких пор ты неправильно делаешь это сальто? – девушка в коротком топе и лосинах, посмотрела на меня, сощурив глаза. – Ванесса, если так будет продолжаться, я не допущу тебя до весенних соревнований, и ты никогда не поступишь в Джулиард! – пригрозила она, и повторила мое сальто сама, показывая, как правильно его нужно сделать.

Моего тренера звали Скарлетт – это была миниатюрная светловолосая девушка, двадцати восьми лет. На самом деле, она выглядела почти моей ровесницей, несмотря на то, что была давно замужем и уже родила ребенка. Её фигура была безупречной, а тело всегда было гибким и пластичным, вне зависимости от времени суток и её настроения. В отличии от меня. Эштон сильно подорвал мое моральное состояние прошлой ночью и не о каких танцевальных движениях я не могла думать. Скарлетт уже ругала меня не в первый раз и от этого у меня еще больше раскалывалась голова.

- Я не знаю, сегодня у меня всё не получается. – тяжело вздохнула я, и опустив плечи, сдалась. Скарлетт была в гневе от такого заявления.

- Ты моя лучшая танцовщица, Ванесса. Ты не можешь просто так взять и танцевать в пол силы! У меня только начали появляться идеи, для твоего нового танца. – Скарлетт стала ещё мрачнее и внимательно вгляделась в мое лицо.

- Всё ясно, тут явно замешан парень. – улыбнулась наконец она. – Но я тебе советую, забыть об этом молодом человеке, если он мешает осуществлению твоей мечты. – заключила она.

- Простите, я вам не помешал? – тут в дверях появился парень и посмотрел на меня длинным оценивающим взглядом. Я почти не смотрела на него, и сразу прошептала Скарлетт:

- Кто это ещё такой? Я думала зал в нашем распоряжении на этот час. – я хотела чтобы мой голос прозвучал обычным, но в нём чувствовались раздражительные нотки.

- А, Джеймс, привет. Я рада, что ты заскочил к нам. Ванесса, это Джеймс, он уже на втором курсе Джулиардской школы и пришел помочь мне с твоим новым танцем. – она улыбнулась ему, представляя меня, и мне пришлось наконец то посмотреть на своего нового знакомого.

Красавец. Смуглая кожа, крепкие мышцы, и высокий рост – ещё один идеальный парень на моем горизонте. Я посмотрела в темно-карие, глаза Джеймса, и постаралась выдавить из себя улыбку. На его пухлых губах застыла искренняя улыбка и он протянул мне руку – мы обменялись долгим и крепким рукопожатием. Я была ещё в шоке от всего того, что происходит вокруг. Несмотря на идеальные черты лица Джеймса, и шикарную фигуру, я сразу, поняла, что он не в моем вкусе. Проще говоря, при виде его, мое сердце не замирало в груди, а дыхание оставалось ровным и спокойным. Красота не значит так много, когда ты её не замечаешь.

- Не только помочь, но и принять в нём участие. – добавил он, и Скарлетт кивнула.

– Да, Ванесса, я решила, что на соревнованиях ты выступишь в парном номере. Тебе есть чему поучиться у Джеймса.

- Но я всегда хотела танцевать соло! – не подумав, ляпнула я, но кажется, Джеймс совсем не обиделся, а только рассмеялся.

- Вот увидишь, тебе понравиться, то, что мы со Скарлетт придумали.

***

Я не знала, зачем я это делаю. Но вечером после тренировки, я приняла душ, переоделась, и привела себя в порядок: волосы выпрямила и распустила по плечам, немного накрасилась тушью, и влезла в свои любимые шорты с высокой талией. Сверху накинула кардиган в стиле бохо, и прихватив с собой плащ Эштона вышла на улицу.

В прошлый раз, я увидела, где он живет. Его лофт, был модернизирован, из небольшой заброшенной фабрики по изготовлению обуви, которая закрылась много лет назад. Фабрика находилась вблизи океана, как и мой загородный домик, который, как я думаю, Эштон чуть не спалил. Вот почему он в тот раз так резко и быстро появился на моей вечеринке – оказалось, мы с ним в какой-то мере соседи.

Время было уже довольно позднее и по мере того, как я приближалась к дому Эштона, странное предчувствие внутри меня еще больше нарастало. Конечно, это очень глупо – придти к нему, под предлогом того, что мне нужно было вернуть ему плащ. Особенно после того, как он по-скотски, выгнал меня из своего дома. Но я решила, что если наша сегодняшняя встреча закончиться совсем уж печально, то я пойду к Холли и буду рыдать у неё на плече всю ночь, и расскажу всю нашу историю с Эштоном.

На часах была ровно полночь, когда я подошла к дому своего врага, и постучала в его дверь. Эштон долго не открывал мне. Я уж было подумала, что его нет дома, но свет, упорно горевший в лофте, говорил мне об обратном. Вдруг дверь распахнулась, и я увидела Эштона, который, кажется, совсем не меня ожидал увидеть.

- Что ты здесь делаешь? – он посмотрел на меня как на надоедливое насекомое, и это сразу же разозлило меня. Он опять за свое. То он говорит, что сходит по мне с ума, то смотрит таким взглядом, будто я ничто. Сколько можно продолжать эту игру?

- Не дерзи, Эштон. Я принесла твой плащ. – немного неуверенно сказала я, и поймала усмешку на его губах. Его тело прикрывала, не до конца расстегнутая белая рубашка, и я не понимала, почему он до сих пор не пригласил меня в дом.

- Плащ? – рассмеялся он, почти истеричным смехом. – Ты пришла сюда, глубокой ночью, просто чтобы принести мне плащ?

- Эштон, я пришла, чтобы поговорить. Я должна знать. – я тяжело вздохнула, не решаясь начать эту тему, и все таки продолжила:

- Я знаю, я чем-то, наверное обидела тебя. Может мы, просто поговорим друг с другом? Я хочу знать, почему мы перестали быть друзьями. – сказала я на одном дыхании, и посмотрела на него, ожидая его реакции.

- Ты мерзкая, избалованная, девчонка, вот что случилось. А я мудак, с которым, тебе не стоит общаться, понятно? Как мне еще это тебе объяснить? Может повежливей? – спросил он шепотом, наклонившись к моему уху. У меня подкосились коленки, то ли от страха, то ли от звука его дурманящего голоса.

- Милый…- вдруг услышала я чей-то женский голос и увидела за Эштоном девушку, которая обняла его со спины, и прижалась к нему почти всем своим полуголым телом. – Я так и буду ждать, пока ты откроешь мне бутылку виски?

«Милый» - ЧТО? Как она его назвала? Вид у этой шлюхи был просто отвратительный. Эштон и глазом не моргнул, когда её когти обхватили его торс. Ни одной, даже малюсенькой эмоции в его глазах я не заметила. Тем не менее, меня чуть не стошнило от этой картины, и я поняла, что предчувствие не напрасно терзало меня всю дорогу.

- Ты будешь долго просить у меня прощения, за это дурацкое слово, детка. – сказал он ей и убрал её руки от себя, не отрывая от меня своего жестокого взгляда. – А вообще, я передумал. Ты можешь собрать свои шмотки и проваливать. У тебя ровно пять минут. – бросил он ей, и раздраженно посмотрел на меня.

- Ты обломала мне секс. – он поджал губы и остановил взгляд на моих коротких шортах.

- Ты…в тебе нет ничего! Ничего святого, Эштон! Да ты просто омерзителен, со своими жестокими ухмылками, боями, и шлюхами! Как можно, быть таким как ты? – взревела я, кидая его плащ ему прямо в лицо. К глазам подступала целая буря из слез, но я внутренне пообещала себе, что сдержу её – он не должен увидеть, как мне больно.

Я со всей силы ударила его в грудь, и он схватил меня за запястья, крепко сжав их до красноты.

- Мне больно, отпусти меня! – закричала я, и испепелив его взглядом, бросила на прощание:

- Я думала, что в тебе осталось хоть что – то от прежнего Эштона. Как жаль, что общего у вас с тем прекрасным человеком, так мало – лишь внешность. Забери себе, своё «я всегда буду рядом!». – крикнула я, и сорвав с шеи кулон в виде сердечка, который я сегодня достала из своей старой шкатулки, бросила ему под ноги.

А затем я побежала. Побежала куда вели меня мои глаза. Я собрала всю волю в кулак и остановила слезы. Мне не хотелось начинать плакать, потому что я понимала, что тогда я просто никогда не остановлюсь. Мои ноги побежали по песку, я услышала шум океана , который был сейчас совсем близко. Я добежала до пляжа, совсем одна, глубокой ночью. Я надеюсь это безопасно.

Кажется, я совсем потерялась: в темноте, я просто не могла разобрать на какой части набережной я нахожусь. Свет фонарей лишь изредка освещал эту её часть, и я вздрагивала от каждого шороха, но это был всего лишь шум океана. Тут кто-то схватил меня за плечи, и я перепугалась так, что чуть не потеряла сознание.

- Куда ты убежала, на улице ночь. – произнес Эштон, и ослабил хватку, предварительно развернув меня к себе лицом.

- Я не просила тебя, идти за мной. Уйди, не хочу тебя видеть. Все, я умоляю тебя вернуться на стадию где мы игнорируем друг друга! – повысив голос сказала я, но часть меня была рада, что это Эштон, ведь теперь я здесь не одна.

- Я привык, что последнее слово должно быть за мной. – ответил мне он, и притянул меня к себе, согревая меня теплом своего тела. Его голос опустился до шепота:

- Что мне делать, Ванесса. Я знаю, что ты не заслуживаешь такого обращения, но я не могу остановиться. Я стал другим, запутался в себе уже давно. Но не было ни дня, за все эти годы…ни дня, в котором я бы не вспоминал о тебе. – почти шепотом произнес он, посмотрев на меня, искренним и пронзительным взглядом.

- Не смей! Не смей, говорить всего этого. Очередная ложь! Ты уже сам не знаешь, что говоришь. – я попыталась оттолкнуть его, и снова ударила в грудь, уже гораздо сильнее. Он выпустил меня из рук, и я побежала от Эштона в сторону океана. Он не отставая, побежал за мной.

Глава 10.

 

Мои ноги сначала оказались на мокром песке, затем я почувствовала как прохладная вода, доходит мне до щиколоток. Я бежала по краю берега, буквально чувствуя, как Эштон дышит мне в спину. Наконец, его сильная рука, одним властным движением, касается моего плеча и останавливает меня.

- Ты не можешь убегать от меня. – произносит он, и я поднимаю на него глаза. Они тёмные – от голубоватого наивного блеска, не осталось и следа. Эштон был в гневе, и это я разозлила его.

-Тиран. – выплевываю я, и сжимаю зубы, вместе с кулаками. – Я тебя не прошу, бегать за мной! Ты меня пугаешь, еще больше чем, темнота вокруг!

- Ты сама пришла ко мне. Хотела поговорить. – хриплым голосом сказал он, не ослабляя своей хватки. – О чем? Так давай, говори. Другой возможности высказаться у тебя не будет.

- Ты мне угрожаешь? – я вскидываю бровь, и пытаюсь вложить в свой взгляд всю свою силу, и стойкость духа, но ничего не выходит.

- Поверь, мне не составит труда причинить тебе боль. – просто сказал он, и двумя руками обхватив меня за талию, прижал к себе. Мы оба были в воде, и спокойные ночные волны, изредка покрывали наши колени. Я привыкла к температуре воды, и сейчас она была приятно – теплой, но о прикосновениях Эштона, я не могла сказать тоже самое. Я никогда не привыкну к его мертвым хваткам.

- Ты не можешь причинить мне боль, потому что мне плевать на тебя. Я просто принесла тебе твое дурацкое пальто. С тобой меня связывает только прошлое, которое я скоро забуду. – ответила ему я, пытаясь вырваться из его крепких объятий.

Конечно же безрезультатно.

- Ха. Да ты забыла меня, в тот же момент как познала все прелести «красивой жизни» и без забот зажила в особняке своего богатого папочки, или я не прав? – с гневом процедил он, прищурив свои глаза. Меня бросило в дрожь, от его пренебрежительного взгляда.

- Эштон, что ты говоришь такое? Разве это было так важно? Я ведь не бросала тебя…я приходила к тебе каждую неделю, это ты начал избегать меня тогда…- начала говорить я, смутно вспоминая то время.

Да, это правда. Я могла часами ждать Эштона на площадке детского дома, но его визиты ко мне становились все реже и реже. Очень часто он приходил на наши встречи побитый, или не в настроении, и я была уверена, что во всем этом виноваты его постоянные драки с ребятами. Хотя конечно трудно было представить, что кто то из ребят его возраста мог одержать над ним победу, еще и избивать до такой степени. Может быть, я что – то упустила..?

- Что? Ты уже начинаешь сомневаться в своей правоте, принцесса? – спросил он, будто насмехаясь надо мной, и крепче сжал мою талию. Он трогал меня так, будто одновременно хотел защитить от какой – то опасности, и так будто этой опасностью являлся он сам.

- Я…нет…перестань так разговаривать со мной, прошу тебя...-тихо прошептала я, опуская глаза. Я устала бороться с ним, и выяснять наши отношения, копаясь, кто в чем виноват.

Я обманывала себя, когда говорила, что мне противно находиться рядом с ним. Я знаю, что он поступает просто отвратительно, использует девушек, хамит, вытворяет страшные вещи, поджигает дома, но несмотря на все это я не могу всерьез замечать его недостатки. Чтобы он не делал, как бы я его ненавидела, это всегда будет отражением моего другого чувства к нему.

- Неважно, кто виноват Эштон. Нам нужно оставить друг друга в покое. – я снова посмотрела на него, он тяжело дышал. Его грудь стремительно опускалась и поднималась, будто он был не в себе. Эштону не хватало воздуха.

Я коснулась кончиками пальцев его щеки, и прошептала:

- Все хорошо, я рядом.

И тут его взгляд изменился, будто он проснулся от долгого беспокойного сна: глаза распахнулись, стали большими и круглыми, надменная ухмылка, стремительно сползла с его губ. Эштон смотрел на меня иначе, будто видит в первый раз. Я таяла под его взглядом, потому что в глубине души я чувствовала: каждая девушка мечтает, чтобы на неё так смотрели. И каждая девушка, мечтает, чтобы Эштон смотрел так только на неё. Но этот взгляд – полный нежности и доброты, принадлежал сейчас мне.

- Ты только моя. – наконец сказал он, и поцеловал мои пальцы, поймав их губами. – Я и не думал, что ты станешь такой красивой, Несса.

Я молча закусила губы, не находя ответа. В свете луны, я отчетливо видела его лицо, шею, и грудь, слегка прикрытую белой рубашкой. Я знала, что могу совершить полную глупость, но больше не могла сдерживать внутри свое желание. Я наклонилась и поцеловала его в шею, там, где напряженно пульсировала вена. Эштон ослабил хватку на моей талии, поглаживая её, и приблизившись к моим губам, поцеловал меня, касаясь языком моих губ. Я дрожала, предвкушая то, что сейчас произойдет, но я знала, что уже не могу изменить это.

Его руки плавно скользнули по моим плечам, снимая мой кардиган, а губы ласкали обнаженные плечи. Я в ответ быстро сорвала с него рубашку, проводя руками по мышцам на его спине: они были рельефные и сильные, твердые, как камень. Это было восхитительное чувство – просто трогать его спину, плечи, наслаждаться близостью его тела и тем, что все это взаимно.

Лишь лёгкий ветер и его руки, касались моей кожи. Я чувствовала жар, который разливался по моим венам, оседая где-то внизу живота.

- Скажи это. – сквозь зубы попросил он, сжимая мои бедра, притягивая меня к себе ещё ближе. Я чувствовала его плоть, и сходила с ума от сладкого томления, которое завладело мной. Не было мыслей. Было лишь непреодолимое желание, стать с Эштоном одним целым.

- Я твоя. – эти слова сорвались с моих губ стремительно, будто боялись, что я могу передумать. Но я не собиралась.

Он повалил меня на мокрый песок, накрывая своим телом так, будто всё еще боялся, что я могу сбежать. Его дыхание щекотало мои ключицы, и шею и одним резким движением он снял с меня топ, почти полностью раздев меня. Его взгляд замер на моей груди, затем он посмотрел в мои глаза, и снова повторил:

- Ты такая красивая. – почти с благоговением произнес он, покрывая поцелуями мою грудь и лаская языком живот, опускаясь все ниже и ниже. Его прикосновения были все более настойчивыми, а поцелуи превращались в укусы, которые мне нравились даже больше.

Я чувствовала влажность его языка, уверенность его движений.

- Эш, я хочу этого. . – прошептала я, выгибая спину, ему навстречу. Я касалась его предплечий, мышцы Эштона сокращались под кончиками моих пальцев.

Мы были полностью раздеты, но я не думала об этом. Раньше, я всегда стеснялась своего тела и переживала, о том, как я буду выглядеть в этот момент. Но не с Эштоном. Он был, таким уверенным и в каждом его прикосновении я чувствовала, надежность и силу. Он завоевал мое сердце уже давно, а теперь завладел и моим телом.

Мы посмотрели друг другу в глаза – сейчас цвет его глаз, был цвета ясного неба, или чистой горной воды. Они светились изнутри, успокаивали меня. Эштон раздвинул мои ноги и поднял взгляд на меня. Я знала, что он чувствует – желание. Боль. Страх. Ненависть. Жалеет, что он не может остановить всё это. Это невозможно. Нам обоим сейчас кажется, что нет ничего главнее, чем этот чёртов пляж и наше притяжение друг к другу.

- Будь хорошей девочкой. Будь спокойна. – покровительственно сказал он, проводя пальцем, по моему лицу. Я обхватила его губами, посмотрев на него с вызовом. Черта с два, я буду спокойна этой ночью.

Не прерывая, контакта наших глаз, он одним плавным и стремительным толчком, вошел в меня.

Боль пронзила все мое существо, заставив поморщиться. Эш, заметив, что что– то не так, наклонился ко мне и заглушил мою боль сладким поцелуем.

- Тише, малышка. Не волнуйся. – прошептал он мне в губы, замечая мои мучительные, болезненные стоны.

- Это ужасно. – простонала я, не понимая, что со мной происходит. Я чувствовала счастье, перемешанное с такой болью, которую даже не могла описать словами. – Ладно, это ужасно приятно. – прошептала я, целуя его в тёплые губы.

- Ты слишком тесная. И чертовски маленькая. – с хрипом, ответил он, тяжело дыша. С каждым толчком, он входил в меня всё глубже и глубже, разрывая, заставляя чувствовать боль. В моей голове не осталось ни одной мысли – я просто чувствовала, ощущала его близость.

Я будто бы совершила прыжок в бездну, и сейчас находилась в свободном полете, между временем и пространством.

Но мне хорошо. Потому что я была с ним. Эмоции переполняли меня, как наркотик, действующий на тело, и на сознание.

Остальное было неважно.

***

- Итак, что же привело вас в мой кабинет, снова? – за столом с табличкой «Миссис Грин. Психотерапевт.» сидела приятная женщина средних лет, с блокнотом и ручкой в руках. Она выглядела, не много встревоженной однако можно было заметить её заинтересованность в пациенте с презрительной усмешкой на устах, нагло развалившемся в кресле .

- На этот раз я решил лечиться по своему желанию. – наконец сказал он, сжимая кулаки. – Я знаю, что все это бесполезно, но я могу попытаться.

- Интересно, что же заставило пойти вас, на этот шаг? – миссис Грин поджала губы и улыбнулась. – Эштон, я надеюсь, ты понимаешь, что я могу только разобраться в корне твоей проблемы, вероятность того, что ты изменишься, очень и очень мала. Ты знаешь, какие могут быть последствия. И ты знаешь, что должен быть полностью со мной откровенен, чтобы я могла помочь тебе. Только так, ты научишься управлять своим сознанием.

- Я согласен. Я хочу лечиться. – наконец сказал молодой человек, поудобнее усаживаясь в кресло. – Валяйте, задавайте свои дурацкие вопросы. Отвечу на все. Что там у вас?

- Что произошло после того, как вашу подругу усыновили? Я видела, по вашим документам, что вас почти сразу также усыновили.

Расскажите о ваших приемных родителей, где вы жили, с кем вы общались, в подростковом возрасте… - Миссис Грин приготовилась записывать ответы Эштона.

Парень закрыл глаза и сморщился от боли, вспоминая то тяжелое для него время.

***

Я резко проснулась и села в своей кровати, широко открыв глаза. Дыхание было сбивчивым, неровным, напуганным. Немного придя в себя, я потянулась в кровати и улыбнулась, когда увидела на себе одну из черных футболок Эштона.

Вчерашняя ночь, наконец – то расставила все «точки над и». Теперь не будет никаких двусмысленных взглядов, жестоких фраз, и недомолвок между нами. Теперь мы с Эштоном стали ближе друг к другу и возможно спустя какое – то время, мы поговорим, о том, что произошло между нами в детстве. Теперь у нас все будет хорошо.

Тут внезапно прервав свои мечты, на меня снизошел шок, который поразил меня, как раскат грома в ясную и солнечную погоду: что я делаю в своей комнате? Ведь я отчетливо помню, как мы с Эштоном провели ночь на пляже, и я уснула, обнимая его плечи и вдыхая запах его кожи. Спать на песке было неудобно, но мне было все равно.

Так что же я делаю здесь и где Эштон?

Я снова и снова вспоминала последние минуты, которые помнила, перед тем как уснула: Эштон сжимал мои руки и смотрел мне в глаза, так, будто боялся потерять меня. Действительно боялся потерять. Он был другим – не злым, не надменным, а настоящим. Но как мне узнать, когда он притворяется, а когда нет?

Полная решимости ему позвонить, я потянулась к телефону и замерла: он оставил мой кулон на тумбочке, рядом с телефоном. А я так переживала, что он мог потерять его вчера на пляже. Теперь я пожалуй буду его носить.

Я набрала номер телефона Эша, и улыбнулась, ожидая услышать его голос, но через пару коротких гудков, на другом конце провода, мне ответила девушка:

- Алло! – веселым голоском пропела она.

- Мм…-я пыталась оправиться от шока, и придать своему голосу ровный тон. – Это телефон Эштона?

- Да – да. Он в душе, ему что – то передать? – все таким же дружелюбным и нежным голосом повторила девушка.

- Нет…спасибо…-тихо прошептала я и положила трубку. В следующую секунду я уткнулась лицом в свои подушки, старалась не захлебнуться от рыданий.

Глава 11.

 

POV Эштон

- Блэр, чем пахнет? – выйдя из душа, я обнаружил её у плиты, и поморщил нос. – Ты опять что-то сожгла?

- Я так и не научилась готовить. – с досадой сказала она, держа в руках обгоревший блин, и улыбнулась. У Блэр была очень детская, можно сказать невинно-ангельская внешность: светлые глаза, и пшеничного цвета волосы, которые вились мелкими кудрями, и доходили ей до пояса. Несмотря на это, у неё был бойкий характер, потому что она росла в компании десятков братьев общение с которыми, закалило её как сталь.

- Я не буду это есть. – сказал я, посмотрев на тарелку с обгоревшими блинами, и полез в холодильник за бутербродами с индейкой.

- С каких пор ты стал гурманом, братик? – спросила у меня Блэр, и закатила глаза, проглотив свою порцию. – Хотя думаю ты прав, на вкус и правда...гадость.

- Все лучше, чем, то, что мы ели в детстве. – добавил я, и слегка нахмурился. - Как ты сбежала из дома?

- Это долгая история. Папа наверное ищет меня по всему городу. И члены братства тоже. Но рядом с тобой, я в безопасности, правда?

- Да, но укрываясь здесь, ты подставляешь меня. Я не хочу, чтобы они нашли меня. Я закончил со всем этим, понимаешь? По крайней мере, я хочу этого. – мой голос звучал уверенным и холодным, но на самом деле я сам не верил, что способен завязать со своим прошлым. Пока у меня достаточно денег, но скоро они понадобятся снова, и что тогда?

- Я направляюсь в Вегас, поэтому не стану докучать тебе слишком долго. – ответила мне Блэр, и пожала плечами. – Эш, ты ходишь к врачу?

- Да. – сухо ответил я, и поморщился. – Она заставляет меня…все вспоминать.

Блэр опустила глаза в пол, и понизила голос до шепота:

- Ты делаешь это ради неё?

- Да. – просто ответил я. – Только тебе я мог рассказать о ней. Теперь придется излить душу психотерапевту.

- Тебе звонили, пока ты был в душе. Это была она. Я взяла трубку, и она наверное подумала, что я твоя девушка. – сообщила Блэр, и улыбнулась.

Казалось, подобная мысль вызывает у неё только смех, но мне от этой новости стало не по себе, хоть я и не подал виду. Ванесса, наверное, сейчас просто ненавидит меня. Но может пока это к лучшему, со временем я ей всё объясню...я не хочу отношений прямо сейчас, это может быть опасным в первую очередь для неё

- Я надеюсь у тебя все получиться. Я рада, что нам удалось сбежать от туда, несколько месяцев назад. – с улыбкой сказала Блэр, и подойдя ко мне, крепко обняла меня за плечи. Я ответил ей тем же.

- Мы должны были сделать это намного раньше. – произнёс я, задумавшись о том, что тогда всё сложилось бы иначе.

POV Ванесса

- Ванесса, ты вообще слушаешь, что я тебе говорю? – спросил у меня Сэм, щелкая двумя пальцами, перед моими глазами.

- А? Что? – переспросила я, отвлекаясь от своих мыслей об Эштоне. Сегодня утром, я немало потрудилась, чтобы скрыть следы ночных рыданий, с помощью косметики. Я совсем не собиралась выглядеть, так, будто меня бросили, за ненадобностью. Папа всегда удивлялся моему дару, сохранять внешнее спокойствие, даже когда на душе было паршиво, как сейчас.

- Она оправдывает свое поведение, тем, что много думает о своем новом танцевальном номере. – тяжело вздохнула Холл, и закатила глаза.

- Я… - начала говорить я, придумывая себе оправдание. Затем я взглянула на Сэма, и сказала:

- Я слышала, что ты сказал. Ты расстался с Джесс, не так ли?

- Да. – ответил он, и улыбнулся. – Не скажу, что наши отношения были серьезными. Мы скорее просто…ну ты понимаешь.

- Что? Трахались? – усмехнулась Холл, оценивающе посмотрев на Сэма. – Неужели кто – то разглядел в тебе мужчину?

- Отвали, Холл. – огрызнулся Сэм, взъерошив волосы. Он больше не носил свои странные очки, и шапку, спадающую ему на лоб. Он стал более уверенным в себе, и расслабленным. Только вот Холли всё еще не замечала его, и видела в нем лишь только лучшего друга, ну или…коврик для ног.

- Я бы сказал, что все видят в тебе, но воспитание не позволит. – многозначительно протянул он, и наспех обняв меня, скрылся в коридорах школы.

- Что ты так с ним? – спросила я, с недоверием глядя на подругу. – Какая муха тебя укусила?

- Меня просто злит, что у него была девушка! Я думала, что его сердце принадлежит мне, а как оказалось, даже на него мои чары не действуют. – задумчиво сказала Холли, покусывая губы. Она явно нервничала.

- Может, ты ревнуешь? – спросила у нее я, слегка улыбнувшись. Может подруга, наконец, поняла, на кого стоит обратить свое внимание.

- Нет! Я и Сэм…? Не смеши меня…-она рассмеялась во весь голос, и сделала вид, что набирает сообщение. – Вот видишь, очередной спортсмен, зовет погулять сегодня вечером. Пожалуй, не откажусь.

- Как знаешь. – бросила я, и посмотрела на входную дверь. Я как чувствовала, что сейчас в моем поле зрения появится Эштон. Сердце в груди перешло на бег, и я не знала, как себя вести, когда мы с ним окажемся рядом. Что мне делать? Устроить истерику, скандал? Нет, это всё будет унизительно. Я буду просто игнорировать его, по крайней мере, не начну разговаривать с ним первая. Он обязан сам подойти ко мне, узнать, все ли со мной в порядке,…в конце концов, теперь наши отношения стали совсем другими. Мы были близки, и этого уже не исправить. И если он просто использовал меня той ночью, он должен найти в себе смелость, и во всем мне честно признаться.

Как назло Эштон выглядел ещё лучше обычного, или может быть я все сильнее погружалась в свои чувства к нему. Сегодня он был одет в синие джинсы, и черную рубашку, с закатанными рукавами. Так, все могли видеть его татуировки, а я замечала лишь его напряженные мускулы на руках, и вспоминала, как он скользил ими по моей спине.

Чёрт.

Мне нельзя об том думать.

Наконец мы с ним сравнялись, и я не смогла удержаться, от того чтобы не посмотреть на него. Он тоже поднял свой взгляд из кристально голубых глаз, на меня, и сжал губы.

Лицо не выражало никаких эмоций: ни легкой улыбки, ни намека, на то, что мы с ним вообще встречались вне школы. Просто ничего.

Он отвел взгляд, и быстро прошел дальше по коридору, а у меня было такое чувство, что меня со всей силы ударили прямо в ребра. Хотелось кричать, но голос застрял, где-то в глубине моей души, и не мог вырваться наружу.

Я была разбита, потеряна, и унижена. Эштон в очередной раз растоптал меня.

Трясущимися руками, я достала телефон из своей сумочки, и набрала телефон моего нового партнера по танцам, Джеймса, который звонил мне сегодня с утра, и узнавал, смогу ли я потренироваться с ним после школы. Я ответила отказом, но теперь я собиралась изменить свое решение:

- Джеймс, твое предложение потанцевать сегодня еще в силе? – с надеждой спросила его я, и услышала веселый смех на другом конце провода.

- Конечно! Я так рад, что ты передумала. Может я заеду за тобой, и мы сразу поедем на тренировку вместе? – жизнерадостно сказал он, и я закатила глаза.

- Это было бы замечательно. – протянула я, и наспех добавив, что буду его ждать, отключилась.

*** POV Эштон

Я снова оказался в кабинете у Мисисс Грин. Я готов был разнести кушетку, на которой лежу, в клочья, потому что всё еще не мог отойти от того, что увидел сегодня днем. Мне приходилось с трудом сдерживать себя, и психолог это заметила.

- Итак, ты увидел, эту девушку с другим парнем, и что же ты почувствовал? – спросила у меня она, спокойным, почти усыпляющим голосом.

- Боль. – сквозь зубы сказал я, тяжело вздохнув. – У меня было такое чувство, будто я снова теряю её. И ещё я хотел раздавить его.

- Ты не считаешь, что сам спровоцировал эту ситуацию? – снова задала вопрос она, и я недовольно поморщился.

- Я знаю, что причинил ей боль, но это все ради её блага.

- Но она об этом не знает. – утвердительно сказала мисисс Грин, и я кивнул.

Сегодня Ванесса уехала с каким – то придурком на Ауди, который забрал её из школы. Она выглядела такой безмятежной, и улыбчивой: волнистые волосы, развеваются на ветру, приветливый смех, и этот обнимающий её поддонок…ненавижу. Я еле сдержался от того, чтобы не выбить из него всю дурь, прямо на школьной парковке.

- Эштон, мы всё время ходим вокруг, но я никак не могу услышать от тебя всей истории. Ты готов рассказать мне всё с самого начала? – спросила она, и я снова кивнул.

- Да. – я открыл глаза, и посмотрел прямо на неё. – Мне пора сделать это.

Глава 12.

Около 10 лет назад, POV Эштон

Я слышу тяжелые шаги, и замираю в крохотном углу, между кроватью и тумбочкой, в одной из комнат нашего большого дома. Я знаю, что меня здесь ждет, и единственное, чего бы я хотел – это сбежать, но моя предыдущая попытка это сделать, закончилась настоящей пыткой. Они обратились в полицию, и копы нашли меня ещё до рассвета следующего дня.

- Я знаю ты здесь, щенок. - громким басом заговорил человек, открывая дверь в спальню, где я прятался. Это была спальня Блэр, и я наивно полагал, что он не найдет меня здесь.

- Ты думаешь, что спрятался от меня? - взревел мужчина, и я услышал в его руке громкий, устрашающий звон ремня.

- Трус. - хмыкнул он, и оглядев комнату, уже собирался уходить.

Но мою закипавшую от гнева кровь, было уже не остановить. Страх отступил, затуманенный ненавистью, что я испытывал. Я встал и вышел из тени своего укромного уголка, посмотрев мужчине прямо в глаза.

- У тебя большой потенциал, Эштон. Если бы ты только больше меня слушался... - задумчиво протянул он, растягивая слова. Мужчина выглядел гораздо старше своих тридцати лет, и обладал крупным телосложением. Вся его огромная мускулатура была забита татуировками, настолько, что казалось, на его коже не осталось голого места.

- Я не собираюсь больше делать, то о чем ты просишь. Я сдам тебя в полицию! - я сжал кулаки, и почти выплюнул ему в лицо свои угрозы, на что мой собеседник только разразился громким смехом.

Наконец закончив свой приступ беспричинного смеха, он схватил меня за воротник и прижал к стене, ударяя меня головой об стену. Перед глазами поплыли звездочки, мое дыхание стало по - настоящему диким: в глубине души я понимал, что девятилетний ребенок, как я, просто не может сопротивляться этому верзиле. Но я должен был бороться.

- Ты не посмеешь, щенок. Я твой отец. Думаешь, кому поверит полиция - мне, или капризному мелкому сопляку? - зловещим шепотом ответил он мне, глядя на меня, своими налитыми кровью глазами. Глазами, полными жестокости и пренебрежения.

Его пальцы переместились на мое горло, и слегка сжали его. Я почувствовал, что каждый вдох дается с большим трудом, чем предыдущий.

- Ты мне не отец. Ты нам всем не отец. Ты больной ублюдок! - заорал я, вырываясь из последних сил. Тем временем пальцы, сжались ещё более плотным кольцом, и я начал терять сознание.

Последнее, что я помню, перед тем, как отключиться - это ведение, которое охватило меня на несколько долей секунд.

Её каштановые волосы, наш пирс в лагере у озера, смех Ванессы, её теплые ладони, и даже то, как она ест мороженое, откусывая сразу кусочек побольше, не боясь простуды...и её глаза.

Большие, почти черные глаза, скрывающие в себе целый омут её характера и души.

Я оказался на полу уже через секунду, жадно глотая воздух. На этот раз все обошлось.

- Ты должен привыкнуть к такому, Эштон. Ты будешь моим лучшим бойцом. И не плачь, щенок. - уже спокойным, голосом сказал он, и пнув меня ногой в живот, направился к выходу.

Я согнулся от боли, издав беззвучный стон, и набрал в легкие побольше воздуха, пытаясь унять боль, и приостановить слезы. Ни одна слеза не скатилась из моих глаз - я должен был оставаться сильным, несмотря ни на что.

Настоящее, POV Эштон

- Теперь многое становиться понятным. - тихо сказала миссис Грин, и я открыл глаза, чтобы взглянуть на неё. Вид у неё был такой, будто она с трудом сдерживала слезы. Я только, что приоткрыл ей одну из историй моего детства, рассказал о том, о чем, прежде никому никогда не рассказывал. Небольшой груз упал с моих плеч, когда я произнес все это вслух. - Твои психические отклонения, уместны при таких детских травмах.

- После того, как ушла Ванесса, усыновили и меня. - начал я, снова откидываясь на кушетку и закрывая глаза. - Сначала я был рад - это были обеспеченные люди, с большим, и красивым домом. Первое, что меня насторожило - это ещё 14 парней, примерно моего возраста, которые ждали меня в новом доме. Мои братья.

- Ты не поладил с ними? - спросила миссис Грин, и я почувствовал, что ей не терпится узнать, все подробности моего детства.

- Да нет, дело не в этом. Мы с ребятами, дрались по - началу, и вместе ненавидели Брэда - ну так называемого нашего отца. Но все равно выполняли, все что он нам скажет. Он избивал нас, внушая каждому из нас свою веру.

- Какую веру? - переспросила миссис Грин, сгорая от волнения.

- Секта. Это была секта. И сейчас разумеется. Он набрал себе столько парней, чтобы мы участвовали в боях без правил. Они существуют до сих пор – но согласитесь, тогда я был ребёнком 10 лет…

На этом он срубал много денег, и они с женой жили, ни в чем не нуждаясь. Нас, они, конечно, тоже кормили и одевали. Но мы больше были как стадо собак, в их семье. Хотя мне всегда казалось, что у Брэда, ко мне особая "любовь" - он воспитывал меня, словно мащину - убицйу.

Единственный человек, кто был мне дорог, стала Блэр. Его родная дочь, которую он не трогал. Лишь иногда просил чтобы она помогала участвовать в его денежных махинациях - он был мошенником, ну а Блэр всегда отвлекала чьё - нибудь внимание...во время его аферы.

- Не могу поверить, во всё то, что я сейчас слышу. Это так жестоко. - наконец сказала миссис Грин, и добавила: - А как же Ванесса? Наверное, только воспоминания о ней, помогли тебе сохранить рассудок...

- Брэд избивал меня каждую неделю, и ещё несколько порций синяков я получал от участия в боях - но они были не настолько страшными, потому что я почти всегда выходил победителем. На мне он получал больше всего денег, видимо, поэтому относился ко мне, ещё строже, чем к другим. А Ванесса...она стала всего лишь воспоминанием...сном, о котором я сам так хотел забыть.

- Но почему? Что заставило тебя так, её ненавидеть? - снова задал свой вопрос миссис Грин, и я поморщился вспоминая тот день, который слишком ярко горел в моей памяти, до недавнего времени.

- Ванесса отдалялась от меня, но я все равно пытался найти любую возможность, чтобы увидеться с ней. Отец сильно её опекал, а общение со мной, не входил в его грандиозные планы, на эту золотую девочку.

Но всё равно, каждый раз, когда мы виделись, она казалось была рада меня видеть, улыбалась, и обнимала меня по-прежнему...мы были больше, чем просто лучшие друзья, хоть это и трудно понять. Раньше, мы были одни друг у друга. Я не рассказывал ей о том, что меня усыновили, и что теперь происходит в моей жизни. Она считала, что я просто дерусь с приютскими ребятами, как обычно. Я не хотел, расстраивать её, потому что знал - ей будет больно вдвойне.

Постепенно я сам начал теряться, Брэд не давал мне продохнуть со своими боями, и мы с Ванессой совсем перестали видеться.

Приглашения на её день рождения, я получал через приют, ещё много лет. На её тринадцатый день рождения, я все таки решился придти - что конечно было ошибкой.

Не знаю, чего я ожидал...что она кинется в мои распростертые объятия после долгих лет разлуки? Впрочем, в тот день она так и не увидела меня, я наблюдал за её праздником, со стороны. Чувствовал себя не в своей тарелке, настоящим изгоем, среди этих девчонок, в красивых платьях, и парней, одетыми, в толстовки их любимых баскетбольных команд. Я был там чужим.

Вечеринка проходила во дворе её шикарного дома, шумела громкая музыка, и все столы были завалены роскошными подарками для Ванессы.

Сначала я не мог найти её в толпе - и лишь потом понял, что за три года, что я не видел её, она изменилась до неузнаваемости. Стала худенькой блондинкой, с хорошими манерами, и прямой осанкой...её смех был наигранным, а улыбка натянутой...от Ванессы, что я когда - то знал, остались лишь два океана карих глаз, которые влюбленным взглядом смотрели на какого-то придурка.

Этот придурок был её парнем, как оказалось. Я не знаю, все было таким чужим для меня...мне вроде как хотелось выступить, и избить его за то, что он рядом с моей подругой, но я не стал этого делать. Она была так счастлива - наконец то обрела дом, стала настоящей красавицей, и уверенной в себе девушкой с кучей "друзей"...я знал, что все её детские мечты сбылись. Мечты, в котором нет места мне. Парню, который занимается побоями, воровством, и прочими грязными делами.

Я ушел с вечеринки, так быстро, как только мог - и просто всю ночь гулял по пляжу, в Санта - Монике. Это был единственный раз в жизни, когда я плакал. На следующий день я проснулся, и пообещал себе забыть всё, что напоминает мне о ней. Но как недавно выяснилось – это было тщетно.

- Почему же? – на секунду миссис Грин, перестала записывать что – то в свой блокнот, и с интересом посмотрела на меня.

Мои губы дрожали. Кажется, температура тела стала больше на два градуса.

- Потому что я люблю её. – просто ответил я.

POV Ванесса

Песок подо мной, кажется мягким, словно одеяло, а шум моря, успокаивает моё волнение, когда я смотрю на Эштона. Его голубые глаза, пронизывают меня любовью, до самых косточек. И я любуюсь его острыми скулами, по которым медленно стекают капли пота.

Мне хорошо, когда он погружается в меня медленными и сильными толчками, доводя меня до изнеможения. Он кусает мои губы, и наслаждается моими криками, и то, как я произношу его имя....

- Ванесса, на какой планете ты находишься? - недовольно спрашивает у меня мой тренер, хлопая в ладоши перед моим лицом.

Джеймс обнимал меня за талию, потому что только, что я должна была выполнять сложное упражнение в воздухе, с его поддержкой. Но кажется, с этими мыслями об Эштоне я стала совсем безнадежной.

- Мне…не по себе. – прошептала я, с укоризной глядя на Джеймс, чьи руки всё еще находились на моей талии.

- Что не так, Ванесса? – спросил у меня Джеймс, очаровательно улыбаясь мне своими белоснежными зубами.

- Ладно, перерыв. Ванесса соберись, пожалуйста, а я пока схожу на обед. Мало того, что я не ем с 7 утра, так ещё вынуждена наблюдать твое халатное отношение к номеру! Как будто мне нужно поступить в Джулиард…- тренер покачала головой, и закончив свою тираду, пошла в раздевалку.

- Все в порядке, Джеймс. – сказала я, наконец выдавив из себя улыбку. – Ты не виноват. Это просто…я погружена в свои проблемы.

- Дай угадаю: любовь вскружила тебе голову? – спросил он у меня, вскинув брови.

- Скорее разбитое сердце. – я покачала головой, и вырвалась из его объятий.

- Не верится, что такой девушке как ты, могут разбить сердце. Я завидую этому парню. – усмехнулся Джеймс, и посмотрел на меня долгим, оценивающим взглядом. – Я бы сделал всё, чтобы сходить с тобой хотя бы на одно свидание.

Конечно было приятно слышать такие слова. Но не более – Джеймс, очередной парень в моей жизни, а Эштон…Эштон держит моё сердце на указательном пальце своей руки, и крутит его словно баскетбольный мяч.

- Как странно. А этот парень, сделал всё, чтобы я его ненавидела. – я вспомнила то, как наши взгляды встретились сегодня в школьном коридоре: его равнодушие, сжатые скулы, ни намека, на нежные чувства, что были у нас той ночью…

- И теперь он добился своего – я его ненавижу.

Глава 13.

Глава POV Ванесса

Я никогда не умела долго носить в себе злость, ненависть и обиду. Мне всегда было проще выплакать свою боль и с трезвой головой, спокойным сердцем идти дальше. На этот раз, мне было труднее это сделать, но уже спустя несколько дней, я решила взять себя в руки и перестать думать о своей ненависти к Эштону. Я не хочу быть такой, как он. Я не хочу однажды очнуться и понять, что провела свою жизнь, обдумывая наше с ним прошлое, все больше и больше увязываясь в болото ненависти к нему.

Да, он переспал со мной, а потом сделал вид, будто между нами ничего не произошло. Да, в детстве он отвернулся от меня, а появившись в моей школе, долго издевался – но все это не должно меня сломать. В конце концов, сколько парней так поступают? Парни Холл, никогда не звонят ей после одноразового секса. Вот и со мной случилось то же самое – по собственной глупости. Я сама не устояла перед ним, перед его лживыми и дешевыми словами.

«Ты только моя». – Эхом звучит у меня внутри, и меня слегка передергивает от голоса Эштона в моей голове. И все же, до конца отпустить эту ситуацию у меня не получается.

Я смотрю на себя в зеркало, наматывая длинный, черный локон на горячую плойку и тяжело вздыхаю.

- Одноразовый секс. Это был всего лишь секс. – тихо говорю себе я, и завив последний локон, укладываю их лаком. В эту же секунду раздается звонок Холли и я натягивая на себя улыбку, не спеша, беру трубку:

- Ванесса, ты готова? Мы с Сэмом скоро заедем за тобой. – веселым голосом сказала подруга, я закатила глаза, потому что дальше она принялась рассказывать о том, как долго вчера выбирала наряд для сегодняшней вечеринки.

- Холл, за мной заедет Джеймс. – перебила её я, немного устав от напора подруги.

- Хм…Джеймс? Так ты теперь с ним встречаешься? – я услышала удивление в её голосе.

- Можно и так сказать. По крайней мере, я не хочу его отталкивать. Он мне правда нравиться. – я делаю свою голос уверенней, и прикрываю глаза.

- Он такой красивый. И вы оба танцуете. Я ещё не видела ваш совместный номер, но я уверена: он будет замечательным. Не зря ты неделями, уходила с дополнительных занятий, чтобы отработать его. Поддержала меня подруга и на душе от её слов, стало теплее.

- Спасибо, Холл. Ты сегодня какая – то подозрительно милая. – сказала я, и мы обе рассмеялись в трубку.

Когда наш разговор был закончен, я направилась к выходу, в последний раз, оглядев себя в зеркало: на мне были джинсовые шорты с высокой талией, и черный топ, с длинным кружевным кардиганом в тон. Волосы были уложены в идеальные локоны, которые я украсила ободком с цветами – то, что нужно, для вечеринки у пляжа в Санта-Монике. Убедившись, что хорошо выгляжу, я вышла к Джеймсу, который уже ждал меня за рулем своего кабриолета марки Porsche.

При виде его слегка отпавшей челюсти, я поняла, что не зря столько корпела над своим внешним видом, сев к нему в машину, наскоро поцеловав его в щеку.

- Ты замечательно выглядишь. – сказал он, посмотрев на меня оценивающим взглядом. Его карие глаза, игриво подмигнули мне, и я смущенно улыбнулась, отводя взгляд в сторону. За несколько недель, что я провела рядом с Джеймсом, почти в качестве его девушки, я так и не могла себя почувствовать в своей тарелке рядом с ним. Иногда у нас были неловкие паузы в молчании. Очень часто мы просто не понимали друг друга, когда пытались поговорить обо всем на свете. И все же он был хорошим другом, и я была готова привыкать к нему, принимать его ухаживания. Возможно сегодня, мне наконец-то придется вытерпеть наш первый поцелуй.

- Спасибо, ты тоже, Джеймс. – сказала я, слегка задрав голову. Джеймс выглядел отлично: он был одет во все белое – футболка и джинсовые шорты, которые контрастировали с его смуглой, оливковой кожей. Он включил музыку , и мы поехали в сторону Санта Моники, обсуждая наше предстоящее выступление.Зачастую, я не знала, о чем мы можем поговорить, но о танцах мы могли говорить бесконечно, и я была счастлива, что хотя бы в этом он меня понимает. Во время разговора, он накрыл мою ладонь своей рукой, но я сделала вид, что ничего не заметила, и непринужденно продолжила нашу беседу.

Когда мы прибыли на вечеринку, время уже близилось к закату. Пляж был невероятно красивым, в свете горизонта, который был словно окрашен розово-желтыми красками. Я любила закат. И море. Но каждый раз, при взгляде на пучину волн, бьющихся у берега, я вспоминала Эштона. Есть вещи, которые ты не можешь забыть, как бы ни пытался. И сколько бы раз я не повторила словосочетание «одноразовый секс», моё сердце останется при другом мнении.

Вообще вечеринка была на редкость веселой, не дикой, как обычно. Да, алкоголь присутствовал, но никто не напивался, что случалось всегда. В основном ребята, сидели у костра и жарили зефир, разговаривая друг с другом. Мы с Холл, нашли один из таких кружков у костра и присоединились к ним. Джеймс и Сэм, последовали за нами, но, к моему сожалению, не только они. И пятнадцати минут не прошло, как я услышала знакомый голос, доносившийся не по - далеку от меня.

- Эш, хватит таскать меня по всему пляжу! Давай уже сядем с ребятами и отдохнем. – заныла девушка, рядом с Эштоном, и села у костра потянув Эштона за собой. Он нехотя последовал её совету, и в следующий миг – наши взгляды встретились. У меня перехватило дыхание – предательская дрожь пронзила моё тело, стоило мне лишь взглянуть в его голубые глаза. Я тут же отвернулась к Джеймсу, который рассказывал ребятам, какую – то историю, над которой все смеялись. Кроме меня и Эштона.

Он выглядел странно – красивый, но уставший и измотанный. Разбитая губа, и две ссадины украшали его лоб. К тому же он явно нервничал, несмотря на то, что великолепная блондинка, сидевшая рядом, то и дело хватала его за руку и весела у него на плече. Я слышала, как он называл её «Блэр». Она была такой милой и светилась своей искренне- ангельской улыбкой, что я даже не могла толком её возненавидеть. Скорее я была удивлена, что Эштон был в сопровождении нормальной девушки, а не очередной «потасканной» девчонкой из нашей школы.

Я совсем поникла, над своей вилкой с зефиром, думая о том, почему и когда, Эштона кто-то побил. Хотя ответ очевиден – он подрабатывает в баре. Возможно, он унимал какую-нибудь пьяную драку и сам пострадал в этой борьбе. И всё же, в те редкие секунды, когда я ловила его взгляд, я замечала, боль в его глазах. И еще что – то…напряжение. Он будто еле держал себя в руках, постоянно разминая свою шею, или закрывая лицо руками. В то же время он успевал улыбаться Блэр и разговаривать с ребятами, иногда опуская шутки, о которых Джеймс мог только мечтать.

Люди постоянно менялись: кто-то приходил, кто-то уходил потанцевать. Я наконец-таки заслушалась Джеймса и даже не заметила, как Холл и Сэм куда-то пропали. Возможно, они уехали домой, но мне было неприятно, что они даже не попрощались со мной. Заметив моё плохое настроение, Джеймс приобнял меня за талию и наклонился к моему уху:

- Ванесса, ты в порядке? Ты какая-то нервная. – тихо сказал он, поглаживая меня по спине.

- Я…просто волнуюсь, ведь у нас скоро выступление. – на ходу придумала отговорку я, и улыбнулась Джеймсу. Его глаза с недоверием посмотрели на меня и затем он улыбнулся.

- Я верю в тебя. У нас всё получиться. Я никогда не видел таких талантливых и красивых девушек, как ты. – сказал он, и выдохнув, приблизился к моим губам. Наши губы, едва касались друг друга, я закрыла глаза и набравшись смелости, ответила ему на его поцелуй. Он не продлился долго, потому что в следующую секунду, я и все остальные 15-20 человек, сидевшие у нашего костра, услышали:

- Убери от неё свои руки. – Эштон встал над нами, взирая на Джеймса со своего высокого роста, взглядом, пригласил его встать.

- Чувак, какие-то проблемы? – ответил Джеймс, заслоняя мое тело, своим, словно защищая меня, от какой – то опасности. – Это моя девушка.

- Да? – Эштона трясло от злости, я сразу узнала, этот его дикий взгляд – налитые кровью глаза, напряженные скулы. Он готов был растерзать Джеймса, но я не понимала почему. Даже если я всё-таки была небезразлична Эштону, он не имеет права, вот так себя вести с единственным достойным парнем, который у меня был. Джеймс хороший и я не позволю, отнять его у меня.

- Ванесса, он твой парень значит? – вдруг впервые за несколько недель, Эштон обратился ко мне, и я снова растерялась под взглядом его сверкающих , как две звезды, глаз.

- Да. Оставь его в покое, Эштон. Это мой молодой человек. – просто сказала я, и встав на ноги, решила его подразнить и взяла Джеймса за руку.

- И давно вы вместе? – снова твердо и уверенно спросил Эштон, еле сдерживая свои кулаки. – Один день?

- Несколько недель. – с гордостью ответил Джеймс, сжимая мою ладонь, в своей руке. – Я конечно понимаю, что тебе понравилась моя девушка, приятель, но я бы посоветовал тебе сесть на свое место, пока не стало хуже.

Эштон рассмеялся. Я бы сделала это вместе с ним, но не хотела обидеть Джеймса.

- Она принадлежит мне. – с нажимом сказал Джеймс, обращаясь к Эштону.

В следующую секунду, все произошло слишком быстро: Эштон стремительно схватил Джеймса за воротник его белой футболки, и яростно прохрипел ему прямо в лицо:

- Я видел тебя в баре. Вчера, позавчера и много вечеров, до этого. И если ты ещё хоть пальцем тронешь эту невинную девушку, после того как ты облизывался с этими потаскухами у барной стойки, а потом зажимал их по углам в туалете…я за себя не ручаюсь.

Мои глаза расширялись, я уставилась на их обоих, переваривая все то, что я сейчас услышала. Конечно, я не была влюблена в Джеймса, но узнать, такое, было все, же неприятно. Ведь несколько недель, он каждый день проводил со мной и добивался моего расположения. Мысленно, я уже приготовилась, к тому, что сейчас, будет кровавая драка.

- Ты меня понял, ублюдок? – снова спросил Эштон, слегка потряхивая напуганного всерьез Джеймса.

- Понял. – тихо сказал Джеймс, раздавленный мощью Эштона. Он отпустил его, слегка толкнув на песок и следом, обратился ко мне:

- Я надеюсь ты не наделала с ним глупостей. – он слегка поморщился, будто представил, себе, какую то дурную картину и кажется, догадываюсь какую.

Я была в растерянности. На Джеймса я теперь не могла взглянуть без отвращения. Слишком уж лживыми были его многонедельные ухаживания. Красивые слова, подарки и цветы. Он даже подарил мне колечко от Pandora, которое мне немедленно захотелось снять. Что я и сделала , отвернувшись от всех ребят, прибывая в легком шоке, направилась к линии прибоя.

Эштон не отставал. Я слышала его шаги, которые догоняли меня и у меня внезапно начался приступ Де Жавю.

- Прости, что пришлось сделать это. – сказал он, догнав меня, в том месте, где песок сливался с волнами и посмотрел на меня. Я ответила ему долгим, снисходительным и уверенным взглядом.

- Спасибо. – сухо ответила я, и снова отвернулась от него. – А теперь уходи. Ты же так любишь это делать. Сбегать. Убегать. Ненавидеть меня. Вперед, Эштон. – мой голос срывался, потому что, все мои чувства, которые я пыталась потопить в себе столько дней, с удвоенной силой, пытались выбраться наружу. – Тебя самого, ждет девушка. И знаешь, она мне нравиться. Если бы мы были друзьями, как прежде, я бы одобрила твой выбор. – сказала в добавок я, и Эштон усмехнулся.

- Это моя сестра. Не родная, конечно. Но та, что досталась мне вместе с моей приемной семьей. – наконец сказал он, так, будто произнес мне, то, о чем давно хотел рассказать. Я окоченела от шока: что? Эштона усыновили тогда?

- У тебя была семья…? – еле выговорила я, и проглотила ком в горле, который образовался у меня от нахлынувших воспоминаний.

- Не сказал бы, что у меня появились родители, Несса. Но у меня было много братьев и сестер. И вообще это долгая история. – снова выдохнул он, и я слышала в его голосе то волнение, которого мне так не хватало. Он был абсолютно искренним, сейчас передо мной, он наконец то снял свою маску и готов был мне все рассказать. На каком-то невиданном миру уровне, я всей душой почувствовала, что сейчас он был, тем, моим Эштоном – другом и любимым человеком.

- Правда, в том, что наши истории не смогут стать одной, как бы этого мы не хотели. Поэтому я пропал, после того, что случилось между нами на пляже. И мне больно, при мысли о том, что ты терзала себя и терялась в догадках все это время. Наверное, считала себя униженной, думала, что, все, что произошло, ничего для меня не значит. Но это не так.

- Продолжай. – у меня в горле все пересохло: настолько я была поражена его откровениями. Эштон стоял передо мной в джинсах, и футболке, но такое чувство, что был абсолютно голый. По крайней душевно. Я сделала шаг к нему навстречу, снова всматриваясь в его голубые глаза.

- Я сходил с ума, от каждого твоего прикосновения, испытал такие чувства, которые, ни с кем и никогда не испытывал. – сказал Эштон, хотел снова продолжить свое признание, но тут же осекся:

- Но тебе всегда нужна была эта красивая жизнь! В детстве ты мечтала о принце, и вот ты выросла и получила все, чего так хотела. Я не смог бы дать тебе этого Ванесса. Я бы никогда не приехал за тобой на этом пафосном Порше и не купил бы тебе шикарный особняк, как у твоего папочки. Я не такой, и мне нравится другая жизнь. Ты многого не знаешь. И я совершал плохие, ужасные вещи. Я просто не хотел, никогда не хотел тебя вмешивать во всю эту грязь…- нескончаемый поток слов, которые были немного несвязанны между собой, наконец вырвались из его губ. Он говорил уже что – то, похожее на правду, возможно, я узнаю ответы на все свои вопросы.

- Красивая жизнь? – я рассмеялась, хватаясь руками за волосы. – Эштон, ты же хорошо меня знаешь. Вся эта мишура, и то, как я веду себя в школе – это просто бред. Это никак не касается, того, что я испытываю. Я ничего не хочу, когда ты рядом. Когда я просто вижу тебя. – мой голос, понизился до шепота, когда я проболталась ему. Ещё немного и я бы призналась ему в любви.

- Иди ко мне. – просто сказал он, в два шага оказавшись около меня, наклонился и схватив меня за колени, забросил к себе на плечо, придерживая бедра. Я завизжала, попытавшись вырваться, но Эштон был непреклонен. Он нес меня, куда – то подальше от воды, и от посторонних глаз.

- Эштон, куда ты меня несешь? – наконец спросила я, перестав визжать и вырываться.

- На парковку. К своему Порше. – усмехнулся он, и поставил меня рядом с Мустангом, прижав меня своим телом к капоту машины. Его бедра касались моих, а руками он взял меня за волосы, скручивая их в хвост, у меня на затылке. Грубо, властно, бесцеремонно – прямо как я люблю.

- Что ты хочешь сделать? Отвези меня домой, а завтра мы поговорим обо всем. Раз уж между нами вновь наступила примирительная минутка. – попыталась противостоять ему я. Внутри меня бурлила буря из различных эмоций: пальцы Эштона в моих волосах, его теплое дыхание распалило во мне, желание, быть с ним, слиться с ним и стать одним целым.

- Ты же не спала с ним? – со злостью спросил он, и я заметила его морщинку между бровей, которая всегда появлялась у него, когда он был напряжен, и делала его жутко сексуальным.

- Отвечай. – повторил он, после моего долго молчания.

- Нет. – наконец прошептала я, почувствовала как он ослабил хватку на моих волосах.

- Хорошая девочка. – прошептал он мне в губы, забираясь руками под мой топ. Меня бросило в жар, когда я почувствовала его ладонь на своей груди. Кажется, из моих губ вырвался стон, который для Эштона прозвучал как приглашение. Я села на капот, шире раздвинув ноги, обняла ими бедра Эштона. Я уже чувствовала, как сильно он хочет меня, это сводило меня с ума. Я не могла трезво мыслить, да и не хотела мучить себя ненужными рассуждениями о моем развратном поведении.

- Я хочу трахнуть свою любимую девочку. – выдохнул он, и страстно накрыл мой рот своим, раскрыв мои губы своим языком. По всему моему телу прошла мучительная дрожь, я плотнее прижалась к его телу, мечтая о том, чтобы между нами не было этих миллиметров одежды. Я хотела его чувствовать, хотела пробовать на вкус его кожу. Я вдохнула его запах, который еще больше вскружил мне голову.

Любимую.

Опираясь на локти, я откинулась на капот машины, нетерпеливо наблюдая за тем, как он снимает с меня шорты. Слегка привстав, я сняла его футболку, через голову, ещё сильнее растрепав, его отросшие за последние несколько недель волосы. Я коснулась ссадины на его разбитой губе и вновь поцеловала его, прикусывая её. Эштон рычал от удовольствия, не в силах контролировать свои эмоции.

- Тебе больно? – нежно спросила я, касаясь раны на его лбу, прижимаясь грудью, к его обнаженной и сильной груди.

- Мне жарко. – слегка улыбнулся он, упираясь своей эрекцией мне между ног. Я простонала его имя, вновь откидываясь на машину, и почувствовала его пальцы, на внутренне стороне моих бедер.

Эштон задрал мой топ, наклонившись к груди, обхватил мои соски пальцами и прижался к ним губами. Я была на грани потери сознания, не могла ничего сказать, кроме стонов, и его имени, вырывавшихся из меня каждую секунду.

- Сладкая. – прошептал он, поднявшись к моим губам, к шее. Я с силой вонзилась своими ногтями в его спину, когда почувствовала, как он с силой вошел в меня, будто разрывая меня на две части.

- Моя маленькая, и только моя. – прошептал он, и наши глаза встретились: я видела каждую клеточку его лица и зеленые, изумрудные крапинки в его глазах. Капли пота, выступившие на лбу. Я прижалась к ним губами, вновь простонала его имя.

Эштон. Эштон. Эштон…

Глава 14.

POV Ванесса

Ничто не могло сравниться с тем, как Эштон смотрел на меня в момент близости. У меня это был лишь второй раз, и мне было неловко пожирать его своим жадным взглядом. Я пыталась слегка отвернуться, или закрыть глаза, но всё было тщетно. Эштон сразу ловил меня за подбородок и разворачивал к своему лицу, приказывая, хриплым, напряженным голосом:

- Смотри на меня. - говорил он, бросая мне вызов. В следующую секунду, он уже сам наклонялся ко мне со сладкими поцелуями, которые покрывали всё моё тело.

Я стонала и очень громко. Не удивлюсь, если завтра о нас будет знать все школа, но в тот момент мои мысли были заняты совсем другим. Точнее, никаких мыслей не было вообще - я была полностью во власти парня, которого любила всем сердцем.

- Ты стонешь так, будто я тебя здесь избиваю. - улыбнулся он, после помогая мне твердо встать на ноги, придерживая меня за талию.

- Разве не так? - подразнила его я, показывая на красные ссадины на своих бедрах, от его ладони.

- Ещё скажи, что тебе это не нравится. - ласково сказал он, прижимаясь к моей шее, губами. Я ещё не успела отойти от одного оргазма, а он уже возбуждал меня снова.

- Не скажу. - ответила я, обвивая его плечи двумя руками. - Я теперь вообще не знаю, что говорить тебе. Я ужасно смущена.

Эштон издал звук, похожий на "пфф" и закатил глаза, сажая меня на одно из сидений машины. Сам он, обошел её и сел на водительское место, накинув на себя свою футболку. Моё выражение лица тут же помрачнело, но он этого не заметил. Эштон завел машину и тронулся, смотря на дорогу, своим привычным - уверенно-сосредоточенным взглядом.

- Эштон... - начала я, но слова начали застревать в горле. Я действительно не знала, теперь как себя с ним вести. Он не убежал, он проводит меня до дома. Возможно, мы даже поговорим с ним, о том, что давно нам не дает покоя. И всё же, меня пугал его вид - немного отстраненный, задумчивый, и это несмотря на то, что пятнадцать минут назад, мы занимались любовью на капоте его машины.

- Я сделала что-то не так? - чуть не плача, наконец, спросила я, теребя края своего кардигана.

- Что? - спросил он, наконец, взглянув на меня. В его глазах я заметила удивление – Эштон явно о чём-то задумался, и я отвлекла его от тревожных мыслей.

- Останови машину. – попросила я, сжимая руки в кулаки. – Я хочу уйти, прежде, чем это сделаешь ты.

- С чего ты взяла, что я хочу уйти? – спросил Эштон, слегка, нахмурившись. Его глаза были сосредоточены на дороге, но было видно, что мои слова задели его.

- С того, что для тебя ничего не имеет значения, Эштон. Ты ведешь себя так, будто тебе вечно на всё наплевать! – выпалила я, повысив голос, и отвернулась от него, смотря в окно.

- Но мне правда на все наплевать. – усмехнулся Эштон, взяв меня за руку. Я вздрогнула от его прикосновения, и вновь глянула на него. – Кроме тебя. – добавил он, уже более тихим голосом.

- Мы приехали. – сказал он, отпуская мою руку и я последовав за ним, вышла из машины, направилась к своему дому. Охрана пропустила нас, не задавая лишних вопросов и Эштон вскинув одну бровь, уставился на мой шикарный дом, с витражными стеклами, огромным садом и бассейном с джакузи.

- Не верю, что тебе не нужно все это. – наконец сказал он, когда мы проходили мимо деревянной беседки, возле бассейна. От воды исходил, слабый голубоватый свет, но его было достаточно, чтобы я видела лицо Эштона.

- Эш, я всё та же, девочка, которая провела с тобой детство в приюте и в этих старых, муниципальных лагерях, с невкусной кашей и клопами в кровати! – возразила ему я, скрестив руки на груди. Эштон, слегка задумавшись, оперся на деревянную беседку и тяжело вздохнул.

- В какой колледж ты поступаешь? – вдруг спросил он, посмотрев на меня своим фирменным непроницаемым взглядом.

- Что? Почему ты спрашиваешь об этом сейчас? – удивилась я, но заметив что, он говорит серьёзно, я ответила. – Ну конечно я мечтаю о Джуллиардской школе искусств. Но если им не понравится, мой танец и я не получу стипендию – то отец оплатит только Гарвард. И возможно Колумбийский.

- А знаешь, куда поступлю я? – спросил у меня он, прикрывая свои красивые глаза. – Никуда, Ванесса. Я набрал достаточно высокий балл, чтобы поступить в колледж – но мне никогда не хватит денег, чтобы оплатить обучение, даже если я получу самую высокую стипендию из всех предложенных. И зачем тебе парень, который никогда не сможет летать, так высоко как ты?

Я не верила своим ушам, да и глазам тоже. Впервые за долгое время, Эштон был до конца искренен со мной. Кажется, я начинала понимать, что происходит у него на душе и от этого мне не становилось легче. Всё это время, пока я жила полной, роскошной жизнью, Эштону приходилось несладко. Синяки, царапины, побои – кто знает, может это не следствие, его постоянных драк, а результат изнурительных побоев? Как же я была глупа и слепа, все эти годы. Я ни разу не захотела «копнуть глубже», разобраться в ситуации, понять, что его изменило. Ведь на все должна быть причина…

- Эштон…- сказала я, покачав головой. – Мне не важно, где ты будешь учиться. Я знаю, кто ты и на что ты способен, если захочешь. Неужели ты думаешь, что между тобой и мешком с деньгами я выберу деньги?

Эштон лишь усмехнулся, закатив глаза, прежде чем ответить.

- Ванесса, ты выберешь теплый дом, с прислугой и террасой на балконе. Выберешь красивую, дорогую одежду. Походы по ресторанам вечером в пятницу, поездки за границу – ты выберешь надежное будущее, в котором ты ни в чем не будешь нуждаться. А дети? Представь, на секунду представь, что у тебя будет ребенок. Разве ты бы хотела для него такого детства, которое было у нас? – спросил у меня Эштон, заставив меня закрыть уши руками. Я посмотрела на него – он жутко нервничал: его грудь опускалась и поднималась с бешеной скоростью.

- Эш, но у нас было замечательное детство! – прошептала я, взяв его за руку, сжимая его теплые, шероховатые, от работы пальцы. – Ты забыл? – мои глаза начали наполняться слезами, когда я посмотрела на него. – У меня был ты – мой друг, мой покровитель, мой защитник. Не знаю…может я бы и хотела надежного будущего для себя и своих детей, но только если бы их отцом…был ты. – осипшим голосом договорила я, сдерживая поток слез, который должен был вот-вот прорваться наружу.

Ничего не ответив, Эштон одним резким рывком притянул меня к себе и крепко обняв, прижал свои губы к моему виску. Он молчал, и я чувствовала его дыхание на своем лице. Я чувствовала себя в безопасности.

- Ты не знаешь меня, не знаешь каким я стал. – просто сказал он, оставив короткий поцелуй на моей щеке. Нежный и невесомый. – Я причинил тебе столько боли. Из меня бы вышел отстойный папаша. – добавил он, с легкой улыбкой.

- Ты говоришь так, потому что с тобой что – то произошло, когда тебя усыновили? – наконец спросила я, набравшись решимости.

- Да. – сухо ответил он, и я поняла, что ему не нравиться эта тема для разговора. Но я должна была всё выяснить.

- Они плохо с тобой обращались? – продолжала допытываться я. – Ну скажем, плохо кормили, заставляли много работать, а если ты не слушался, оставляли без игрушек и ужина?

- Если бы. – усмехнулся Эштон, проводя руками по моей спине. Вслед за кончиками его пальцев, по моему телу прошлась легкая дрожь.

- Ты можешь доверять мне, Эштон, как ты не понимаешь этого…

- Я доверяю тебе, Ванесса. – перебил он, добавляя властный то своему голосу. – Просто ты так на меня смотришь. – сказал он, заглянув мне в глаза. – Если ты узнаешь, что я делал, ты никогда больше не будешь так смотреть на меня. Я боюсь этого.

- Ты же не убивал людей? – с недоверием спросила я, почувствовав страх в своем голосе.

Еще хуже было увидеть на лице Эштона замешательство, будто он не знал, как подобрать слова, чтобы объяснить мне весь ужас положения.

- Не думаю, что можно называть это убийством в буквальном смысле. – наконец сказал он, когда собрался с духом. Я заметила образовавшуюся складку у него между бровей. Он старался не смотреть мне в глаза. – Торговал ли я наркотиками в старшей школе, пока ты примерно учила уроки и занималась танцами? Да. – продолжил он, избегая моего взгляда. – Избивал ли я парней до потери сознания, на подпольных боях, за то, чтобы мой папаша получил прибыль? Да. – снова сказал он, я почувствовала как меня начинает бить мелкая дрожь. Озноб, который я была не в силах остановить.

- Воровал в магазинах. Поджигал машины и разбивал окна в домах у тех, кого недолюбливал мой отец. Мы с братьями часто делали все это. Но ему всегда было этого мало. Каждый раз, когда мы допускали лишь малейшую ошибку в его плане, он избивал нас с большим воодушевлением, чем обычно. Некоторые шрамы, мне даже пришлось замаскировать татуировками.

Особенно тот, что остался после того, как он прижигал мне кожу раскаленной дотла, кочергой. – сухим и безжизненным тоном продолжил он, по прежнему обнимая меня. Его руки сильнее вжались в мою талию, хотя казалось, что он сам этого не замечал. Мне было почти больно. Но еще больнее мне было внутри – я больше не могла сдерживать свои слезы.

Моргнув, я коснулась дракона на его предплечье, заметив небольшие шероховатости на его коже – прикрытые черной краской. Я мягко провела по татуировке рукой, вопросительно посмотрев на Эштона.

- Да. Здесь. – просто сказал он, слегка кивнув.

- Боже, как ты всё это вынес…- сказала я, не веря в то, что я сейчас только что услышала. – И у тебя никого не было рядом. Меня не было с тобой.

- Ванесса, ты всегда была со мной. – прошептал он, взяв меня за запястье. Он приложил мою ладонь к его мускулистой груди, и я почувствовала четкие и ритмичные удары его сердца. Он взял мою другую руку и приложил её к своему затылку, и я нежно прошлась по его мягким волосам. – В мыслях, и в сердце.

- Просто после всех этих поступков, что я совершил, у меня нет права быть с тобой. Я прохожу лечение от агрессивного поведения и кажется весьма успешно. – усмехнулся он, поймав мое удивленное выражение лица. – Но этого не достаточно. Боюсь, что в любую секунду нашей с тобой совместной жизни, я могу стать таким, как он. И сделать тебе больно. Я этого не вынесу…-сорвавшимся голосом, сказал он, отстраняясь от меня. - Я не верю в это! – повысила голос я, снова бросаясь к нему на грудь. Прижимаясь к нему, вдохнула запах его тела – соленый, словно морской и вечерний воздух на причале. - Не смей говорить этого, не смей, я прошу тебя.

- Ванесса, ты знаешь что я прав. – он обхватил моё лицо руками, и провел губами, над моей щекой, не касаясь её. Его дыхание обжигало кожу, мучая меня от жажды его поцелуев. – от тебя все отвернуться, если ты выберешь меня.

- А мне никто и не нужен больше. – покачала головой я, почувствовав как он смахивает слезинку с моих век, нежным и осторожным движением.

- Даже после того, в чем я тебе признался? – спросил он, с недоверием посмотрев на меня.

- Даже после этого. Мне плевать. Прошлого не существует. – выпалила я, всматриваясь в его лазурные глаза, которые напоминали мне два блестящих аквамарина, даже в такое темное время суток.

- Я люблю тебя. – сказал он, и я почувствовала себя так, будто на меня только что упала снежная лавина, весом в несколько тонн. – Знаешь, за что?

Ты делаешь меня лучше. Рядом с тобой я чувствую себя, почти нормальным. Я всё еще молчала, находясь в его руках, и облизнула губы.

- Ты только что сказал, что любишь меня? – спросила я, всё еще не веря своим ушам.

- Да. – улыбнулся он, нагнувшись ко мне для поцелуя, еще ближе.

- А почему тогда, прошло уже несколько часов с нашего последнего поцелуя? – возмущенно спросила, слегка нахмурившись. Эштон загадочно улыбнулся.

- А ты попроси.

- И я тебя люблю. – сказала я, не моргая, глядя ему в глаза.

- Повтори. – выдохнул он, и улыбка сошла с его лица. Скулы напряглись, скрыв его ямочки, которые появлялись только тогда, когда он улыбался.

- Я люблю тебя. Люблю. Люблю тебя. – шептала я, оттягивая волосы на его затылке. В следующую секунду руки Эштона оказались на моих бедрах и слегка сжав их, он прильнул своими губами к моим. Я раскрыла свой рот, чувствуя как его язык, проникает, исследует меня. Его страсть была похожа на пламя – загоралась мгновенно и полыхала с большей силой, каждую секунду нашего совместного времени.

Я прижалась к его губам, чувствуя его сладкие и мягкие губы, которые уносили мои мысли далеко – далеко, где ничего кроме нас, не имело значения.

Глава 15.

POV Ванесса

Мы с Эштоном тихо пробрались в мою комнату, чтобы не разбудить прислугу, и мою мачеху, которая наверняка ещё не вернулась с очередной вечеринки для дамочек в её возрасте. Еле сдерживая смех, я перекинула свои влажные волосы на одно плечо, и хорошенько отжала их. Дождь застал нас врасплох – и хотя деревянная беседка, какое-то время служила нам укрытием, от побега под проливным дождем она нас все равно не спасла. Я не могла перестать улыбаться – от счастья, свалившегося на меня в последние несколько часов, у меня уже сводило щеки от постоянного смеха и улыбок. И от поцелуев.

- Мне нравится, когда твои волосы такие. – с нежностью сказал Эштон, проводя по моим влажным локонам, своей рукой. Я закусила губы, посмотрев на него: влажная белая футболка прилипла к его телу, показывая каждую мышцу его пресса и сильной груди. Лицо покрывали капли дождя, а мокрые волосы были убраны назад, а не стояли в разные стороны, как обычно. У меня перехватило дыхание, от его вида, и сумасшедшая улыбка тут же сошла с моего лица, сменившись томным, призывным взглядом.

- Я и не думала, что ты можешь говорить столько приятных слов. – усмехнулась я, касаясь кончиком пальца его груди. Он вздернул бровь, и поджал губы, сверкнув своими кристально-голубыми глазами.

- Ты нарываешься, Куинн. – назвал он меня по фамилии, и прижал мои бедра к своим, схватившись рукой за мою талию. – Ты хочешь, чтобы я снова был злобным тираном? Ты этого добиваешься? – с нажимом спросил он, посмотрев на меня сверху вниз. Я с каждой секундой уменьшалась и таяла под его взглядом. Его бешенная покровительная энергетика окутывала меня с ног до головы.

Да. Эштон был из тех мужчин, которых невозможно подчинить себе. Но можно пытаться делать это, зажигая внутри него этот властный огонь.

- Это ты называешь тираном? – набравшись смелости, поддразнила я, посмотрев на него, прямым, не моргающим, взглядом. – Я же знаю, что ты любишь меня. И теперь ты в моей власти.

- Ты ошибаешься. – просто сказал Эштон, нацепив на себя непроницаемую маску. Его лицо вновь стало холодным и отстраненным, но теперь это не так пугало меня.

- И как тебе удается все время быть таким хладнокровным? – улыбнувшись, сказала я, обвивая руками его шею. Эштон даже не моргнул, гипнотизируя меня взглядом. Его глаза казались такими холодными, таинственными и далекими. Заглянув в них, я поняла, что влюбилась в человека, у которого всегда будут от меня секреты.

- Привычка. – прошептал он, наклонившись к моей шее, и укусил меня за нежную кожу.

- Эштон, мы не будем делать это у меня дома. Нас услышат. – сказала я, пытаясь отстраниться от его поцелуев, что давалось мне с невыносимым трудом. – Моя мачеха, упадет в обморок, если узнает про тебя. А отец навсегда запрет в золотой клетке.

- Ты говорила, что тебе плевать. – возразил он, повалив меня на кровать, накрывая тяжестью своего тела. Мне было трудно дышать, я оказалась в плену, из которого нет выхода. На минуту он отстранился, чтобы снять свою футболку, через голову. Я подавила стон, который намеревался сорваться с губ – он был слишком сексуален. Каждая мышца, была словно выкована в его теле, и я еле сдержалась, чтобы не дотронуться до кубиков на его животе.

- Я только раздену тебя. – низким и хриплым голосом, сказал он, расстегивая молнию на моих шортах, и снимая их. Эштон широко раздвинул мои ноги, и оказался между ними, замерев надо мной на локтях. Желание становилось невыносимым, и я просто ненавидела его за это.

- Эштон, я же сказала, мы не будем делать это у меня дома…-сдавленным голосом прошептала я, почувствовав его руку, между ног.

- А мы и не будем заниматься сексом. – твердо сказал он, по-прежнему оставаясь холодным. – Есть много других вариантов…- сказав это, он ввел в меня один палец, и я почувствовала наслаждение, которое наполняет все мое тело.

- Эштон. – выкрикнула я, и он поднялся к моему лицу, зажав мне рот, своей рукой.

- Тебе нужно быть тише, детка. Ты же не хочешь расстроить своих родителей. – наконец-то усмехнулся он, играя скулами. Его губы были влажными и приоткрытыми – я чувствовала, как безумно он меня хотел, и еле сдерживал свои силы. Я попыталась, что то ответить, но из – за его ладони, получилось только непонятное мычание. Мои пальцы впились в кожу в его спине, с такой силой, что я была уверена, что оставлю на нём следы.

- Ты хочешь, чтобы я остановился? – спросил Эштон, вздергивая одну бровь. Я быстро закивала, зажмурившись от приятных ощущений. Но мне не хотелось, заходить слишком далеко.

- А твое тело, говорит об обратном. – заметил он, отпустив руку от моего рта. Я вдохнула воздух, вместе со стоном, который сорвался с моих губ. Черт, надеюсь, это было не слишком громко.

- Эштон, я тебя ненавижу. – процедила сквозь зубы я, и он снова заткнул меня, на этот раз горячим и влажным поцелуем.

- Я тебя тоже ненавижу. Только на букву «Л». – прошептал он, мне в губы, и покрыл короткими поцелуями моё лицо.

Глава 16.

POV Эштон

- Эштон, это всего лишь один вечер. – произнесла Ванесса, когда мы направлялись в школу на следующее утро. Я не верил своим ушам, когда она рассказала мне это.

- Ты издеваешься? Ты думаешь, какой -то придурок будет лапать тебя на глазах у всех, а я буду спокойно стоять в стороне и смотреть на это? – рявкнул я, нажав на газ с большей силой, чем рассчитывал. Машина ревела на всю улицу, будто передавая мои мысли и чувства в этот момент.

- Ты преувеличиваешь. Он максимум возьмет меня за руку. Думаешь, я хочу идти на это дурацкое сборище? – поморщившись, фыркнула она, вздернув свой аккуратный носик. На Ванессе было легкое платье, нежно розового цвета, украшенное кружевом. Платье было слишком коротким, но после долгих споров, я все, же позволил ей одеть его в школу. Меня успокаивала мысль, о том, что теперь я могу все время быть рядом с ней, и никто не посмеет предъявить права на мою девушку.

Волосы были слегка растрепанными, а глаза сияли так, будто она провела сумасшедшую ночь. Несса была почти не накрашена, потому что мы проспали, а мне нужно было ещё успеть, покинуть её дом, через задний двор. Она вышла следом, через главный вход, проигнорировав вопросы охраны, о вчерашнем молодом человеке. Её мачеха всё еще отсыпалась после вечеринки, поэтому нам удалось оставить моё пребывание в их доме, тайной.

- Но это Котильон. Весенний бал перед выпускным. Настоящая традиция. Для моего отца это очень важно. Он любит хвастаться своими достижениями, в том числе и мной. – наконец сказала она, покачав головой.

- У тебя совсем своего мнения нет? – возразил я, хмурясь все сильнее и сильнее. – Плевать мне, что там любит твой отец. Ты не вещь, чтобы тобой хвастаться. В крайнем случае, сопровождать тебя буду я, а не какой- нибудь богатый хмырь, из твоей Джуллиардской школы!

- Эштон, я была бы счастлива, если бы меня сопровождал ты. Но это…все слишком сложно. Понимаешь? – тихо сказала Ванесса, и я прекрасно понял, о чем она говорит.

Ах, точно. Я – как бы это сказать, не из её мира.

- Вот об этом я и говорил. – ответил я, огрызаясь. – У нас ничего не выйдет. Для тебя всегда будет важно, мнение других людей. - бешеный стук моего сердца, застучал в висках, разрывая голову на части.

- Это не правда! Мне просто важно мнение отца. Мы и так редко видимся, а новость о том, что я встречаюсь с тобой, введет его в шок.

- Хочешь сказать, я с ним не справлюсь? Окей, я понял, малыш. Иди на свой дурацкий бал, хоть с кем, мне плевать. – наконец сказал я, припарковав машину, на стоянке школы. Я заметил, как многие ребята увидели, что мы приехали вместе и тяжело вздохнул. – Ты никогда не изменишься, Ванесса. И ты такая же как и все. – пылая от гнева, выплюнул я, оставляя Ванессу в своей машине. Я не стану после таких заявлений, открывать перед ней двери. Похоже, она считает вчерашнее ошибкой. Черт. И угораздило же полюбить такую избалованную стерву.

POV Ванесса

Мои щеки горели от злости, а руки тряслись, когда я открывала дверь машины Эштона. Мой взгляд проводил его фигуру, одиноко направляющуюся в школу. Всё внутри горело от гнева и возмущения, переполнявшего меня. Как он не понимает? Это всего лишь один дурацкий вечер. Это никак не меняет моего отношения к нему. Я делаю это только ради отца, но никак не для себя.

Мне самой противна мысль, о том, что меня будут ассоциировать с другим молодым человеком. Кстати, как его зовут? Кажется, Сэт. Он сын, друга моего отца, у которого есть связи в Джуллиарде. Я не могу отказаться от этого – я не могу перечеркнуть свою мечту.

Но как достучаться до Эштона? Я размышляла об этом, по дороге в школу и решила, что мне срочно нужно посоветоваться с Холли. Пройдя по школьным коридорам, к своему шкафчику, не заметила подругу. Тогда я оглянулась, в поисках Сэма, и от увиденного, у меня глаза буквально полезли на лоб.

Сэм. Целовался с девушкой. Утром, в школьном коридоре. Что?! Тут я чуть не выронила все свои учебники из рук, когда увидела рыжие волосы, и услышала смех подруги. Это определенно была она – мой лучший друг целовал мою лучшую подругу. И все это происходило на глазах у всей школы, в коридоре, до занятий. Нет, я никак не могу поверить в это.

Я моргнула, и прокашлявшись, подошла к ним.

- Ванесса, привет. – сказала покрасневшая Холли, повернувшись ко мне.

- Ванесса, это…

- Это то о чем я подумала? – спросила я, переводя взгляд с Холли на Сэма. Я улыбнулась, заметив счастливые выражения на их лицах.

- Да. – сказала Холл, поправляя свои рыжие волосы, посмотрев на меня. – Да, теперь тебе придется терпеть то, что твои лучшие друзья встречаются.

- Я чего-то не знаю? - я всё ещё прибывала в некотором шоке. - Ты же и не смотрела в его сторону последние пять лет, которые он сох по тебе!

- Ты сох по мне? - удивленно спросила Холли, посмотрев, на смущенного Сэма. Я прокусила язык, взглянув на Сэма, извиняющимся взглядом.

- Ну не то, чтобы. - твердо ответил он, подмигнув мне. - Но ты всегда мне нравилась. - прошептал он, притянув её к себе за талию.

Так странно было видеть этих двоих вместе. Но я ещё никогда не видела Сэма таким счастливым. А Холли была слишком спокойной...можно сказать нежной и умиротворенной. Её взгляд наконец-таки не метался по школьному коридору в поисках новой жертвы.

- Мне тоже нужно кое-что вам рассказать. - тихо произнесла я, опуская глаза в пол. Не знаю, стоит ли говорить им про нас с Эштоном. После разговора в машине, я осталась в растерянности.

"Ты такая же как и все." - эхом прозвучало в моей голове, и я отвернулась к своему шкафчику. Хорошее настроение, как рукой сняло.

- И что же это? - мелодичным голосом, поинтересовалась Холли. - Кстати, мы с Сэмом пойдем на бал вместе. А ты, пойдешь со своим дружком-танцором?

- Нет. Между нами всё кончено. - прошептала я, закусывая губы. Я увидела знакомый затылок в конце коридора и молилась Богу, лишь о том, чтобы он повернулся, посмотрел на меня. Мне нужно было знать, что между мной с Эштоном все хорошо. Что это была всего лишь, глупая ссора. Не выдержав, я набралась смелости, и уверенным шагом, прошла сквозь толпу, приветствующую меня. Я кивала отдельно знакомым лицам, пока не добралась до Эштона.

- Эш, послушай меня. - произнесла я, посмотрев на него снизу вверх. Его холодный, снисходительный взгляд, обжигал меня сильнее любого огня.

- Ванесса, в наших отношениях, слушать будешь меня ты. - перебил Эштон, сжав свои руки в кулаки. Он всё ещё был в ярости, но я с облегчением заметила, что он всё еще считает, что у нас есть отношения. - И я сказал: либо ты идешь на бал со мной, либо не идешь вообще.

- Да кто дает тебе право, обращаться со мной так, будто я твоя собственность? - возмутилась я, слишком громко и заметила, как все начали останавливаться, проходя мимо нас.

- Ты моя девушка. - твердо сказал он, так чтобы это все слышали. И хоть его взгляд был холодным и бессердечным, в его голосе я уловила, связь между нами. Эштон любил меня, а я не могла оставить свои принципы, ради него. - Ты не моя собственность, но ты принадлежишь мне.

У меня пересохло во рту, от его слов. Слишком двусмысленно сказано.

- Эштон, от того, что я пять минут пройдусь под руку с другим, я не перестану принадлежать тебе. - тяжело вздохнула я, касаясь его плеча. Он смягчился, но был по-прежнему непреклонен.

- Ванесса, я всё сказал. Я открыл тебе сердце, свой мир. И если ты не можешь сделать один шаг, мне на встречу, нам больше не о чем разговаривать. - просто сказал он, и я расслышала нотки боли в его голосе.

И он развернулся, оставив меня в одиночестве, среди толпы, в школьном коридоре. Я стояла, и подбежавшие Холл и Сэм засыпали меня вопросами, только я их не слышала. Я думала только о том, что парень, которого я люблю, в который раз разворачивается ко мне спиной и уходит прочь.

Глава 17.

POV Ванесса

Дома меня ждал приятный сюрприз - по дороге в свою комнату, я заметила, что дверь, ведущая в кабинет отца, больше не заперта, как это бывает в долгие недели его отсутствия. Улыбнувшись, я аккуратно потянула ручку на себя и заглянула в его комнату: сердце пропустило удар от волнения. Я так соскучилась по папе. Он сидел, склонившись над кипой каких-то бумаг, с сосредоточенным выражением лица. Его подбородок украшала аккуратная борода, которой не было, когда я видела его в последний раз. На нём была одета голубая рубашка, с синим свитером, а аромат его парфюма заполнял всё пространство его кабинета. Я вошла в комнату, сделав глубокий вдох.

- Папа. - сказала я, и он тут же кинул на меня взгляд, своих глубоких серых глаз, спрятанных за стеклами очков.

- Ванесса. - он раскрыл свои объятия, и я тут же подбежала к нему, уткнувшись носом в его шерстяной свитер. - Наконец-то я дома.

- Я очень скучала по тебе. - сдавленным голосом, прошептала я, чуть не расплакавшись. Ну, вот как я могу разорваться между отцом и Эштоном? Я люблю их обоих, но они никогда не примут друг друга.

- И я по тебе, дорогая. Хм...ты покрасилась? - усмехнулся он, наконец встретившись со мной взглядом. Я кивнула, потрогав свои волосы за кончики.

- Тебе нравиться? - с надеждой спросила я.

- Конечно. Ты такая красавица. - ответил он, с мягкой улыбкой. - Ты как-то изменилась. – задумчиво сказал он, покачав головой.

- Мне нужно столько тебе рассказать. - выпалила я, и увидела, как он удивленно вскинул брови.

- Меня пугает эта фраза, Ванесса. - нахмурился он, прокашлявшись. - Может, начнешь свой рассказ не с волос, а с загадочного парня, с которым тебя вчера видела наша охрана?

- Я всё тебе расскажу. Если ты пообещаешь меня понять. - просто ответила я, опустив глаза.

- Не грусти, милая. Я так по тебе соскучился, что кажется, готов простить тебе все. Как на счет, спуститься в сад и поговорить обо всем на свежем воздухе? Я обещаю постараться вникнуть в твои подростковые проблемы. - пошутил он, и встал, направившись к выходу.

***

Отец внимательно меня слушал, но как я не старалась, донести до него то, что я не хочу идти на весенний бал с Сетом - сыном его знакомого со связями, всё было бесполезно. Поэтому за ужином, от его приветственного дружелюбия не осталось и следа. Таков был мой отец, с его вечно переменным настроением. Когда я спустилась к ужину, меня ждала не очень приятная картина: уставший, угрюмый отец, и Алисия, без остановки, рассказывающая, о том, какие спа процедуры предстоят ей в этом месяце. Идиотка. И как ему не надоела эта пустышка?

- Пап. - снова попробовала я, ковыряясь вилкой в своей тарелке. - Ты же не знаешь, Эштона. Он ничем не хуже других парней, которых ты вечно пытаешься мне подсунуть.

- Это ты про вчерашнего оборванца, с которым я тебя заметила? Представляешь, эти двое целовались прямо у нашего бассейна! Уму непостижимо! Твоя дочь развратная ш... - начала мачеха, но отец ударил по столу, перебивая её.

- Что? Ванесса, так вот почему ты не хочешь идти на бал с Сетом? Из - за какого-то мальчишки из школы? - спросил отец, в упор, глядя на меня. Я сжала потные ладони, стараясь успокоиться.

- Пап, я уже взрослая, и вправе самой решать с кем мне встречаться и общаться. - ответила я, не моргая. - У нас с Эштоном все серьезно. Он...он бы тебе понравился, если бы ты хотя бы попытался его узнать.

- Хорошо. - высокомерно произнес он, поджав губы. - Допустим, я позволю тебе встречаться с этим...мальчишкой. И...

- Он просто отвратительный. - снова перебила Алисия, наконец-то полностью погрузившаяся в разговор. - Одежда - дешевка, мустанг - ретро-гоночное старье. Да лицом и фигурой вышел, но никакой стати.

- Ты можешь хоть пять минут помолчать? - вдруг рявкнул на неё разъяренный отец, сжимая в руке нож для мяса.

На секунду в столовой воцарилась полная тишина. Мачеха закатила глаза, и отпила вина, из бокала, который стоял рядом с ней.

- Так вот, возможно я могу понять, твои отношения с этим молодым человеком. Но на бал ты идешь с Сетом и точка. На людях ты должна появляться лишь с молодыми людьми, своего уровня. - заключил свой вердикт он, слегка улыбнувшись.

- Ты кажется, забыл, где мой настоящий уровень, пап? Забыл? - разозлившись, спросила я, глядя на него с вызовом. - Я такая же, как и мой молодой человек. Никакой стати! - передразнила Алисию я, поджав губы.

- Ты - Ванесса Куин. Моя дочь. - отрезал отец, отвечая на мой вызов. - Ванесса, тебя ждет большое будущее, в конце концов! Прошу тебя, оправдай мои надежды... - почти с мольбой в голосе попросил он, и я сдалась, тяжело вздохнув - Мне стыдно, за тебя. - наконец-то ответила я. - Вот увидишь, я буду с ним. Буду с Эштоном. И он ещё себя покажет. - бросила я, вставая из-за стола, оставляя отца и мачеху в растерянности. - А на этот дурацкий бал, так и быть пойду с Сетом. Только хороших манер от меня, не ждите. - с этими словами, я покинула столовую, надеясь найти утешение в своей комнате.

***

Следующие несколько дней были настоящей мукой - Эштон перестал появляться в школе, и я несколько раз порывалась направиться прямо к нему домой. Но в последний момент моя нерешительность останавливала меня, да и что я ему скажу? Я уже пообещала отцу пойти на бал с Сэтом, а если Эштон снова услышит это он только ещё больше разозлиться, и я могу потерять его навсегда. Если это уже не произошло.

В последние дни, я запиралась в танцевальном классе одна, репетируя свой новый номер. Теперь у меня не было партнера - после того, что произошло между нами с Джеймсом, я не хотела его видеть. Я решила, что поставлю танец сама, без чьей либо помощи, и сделаю это хорошо. Я подобрала музыку - Rihanna - Cry - и репетировала движения до ноющей боли, застревавшей в мышцах. Но эта боль, была гораздо лучше, уничтожающей тоски по Эштону. Все чего я хотела, это почувствовать его сильные руки, на моем теле и вдохнуть его запах, от которого я мгновенно теряла способность трезво мыслить.

Но что если с ним что-то случилось? Это мысль не давала мне покоя, а мои влюбленные друзья, постоянно заваливали меня вопросами о моем встревоженном внешнем виде.

Как бы там ни было, день бала наконец-то наступил, и я ждала Холли, чтобы мы могли вместе собраться на него. Моя рыжая подруга, ворвалась в мою дверь, держа в руках три платья на вешалках, и три небольших чемодана с косметикой.

Я посмотрела на неё, вскинув одну бровь.

- Холл, это всего лишь дурацкий Котильон, а ты собираешься так, будто у тебя свадьба... - усмехнувшись, заметила я, рассматривая её платья.

- Ви, как ты можешь так говорить? Это же начало новой эры - эры моей светской жизни! - отчитала меня она, и я чуть не рассмеялась ей в ответ.

- Какой-какой? А одного платья для начала светской жизни не достаточно? - заметила я, когда она начала примерять их, чтобы я оценила каждое.

- Ты поможешь мне выбрать. Все должно быть идеально. Сэм наденет великолепный костюм от Хьюго Босс, который мы купили на прошлой неделе. Вместе. - мечтательно сказала она, закатывая глаза и я разочарованно вздохнула.

- Ты хотя бы, будешь рядом с Сэмом. А я пойду на бал с человеком, которого знать не знаю. Да и не хочу знать. - поморщившись, заметила я, и села у туалетного столика.

- И зря. Парень очень стоящий и он кстати учиться на третьем курсе, обожаемого, тобой Джуллиарда. У него есть своя группа и все такое.. Вам будет, что обсудить - ты танцуешь, он поет... - заключила она, а я удивилась способности Холли всегда знать все обо всех.

- С парнями из Джуллиарда у меня не клеиться. - возразила я, проводя кисточкой по щекам. - Мне никто не нужен...

- Знаю, знаю, кроме тайного парня, по которому ты сохнешь уже которую неделю. На тебе просто лица нет! - высказалась она, остановив свой выбор на нежно розовом платье, без бретелек. Оно доходило ей до пят, и прекрасно подчеркивало её стройную фигуру, пышную грудь.

- Давай не будем об этом. Придет время...и я все расскажу вам. А пока мы все равно в ссоре. - тихо прошептала я, стараясь не думать об Эштоне. Что ж, Котильон пройдет, а там уже можно будет пойти к нему домой и попробовать начать все сначала.

Я посмотрела на себя в зеркало - на мне было белое платье, с тонким кружевом. Спина открыта, до самой поясницы, а само платье имело фасон "рыбий хвост". Я улыбнулась своему отражению и распустив волосы по плечам, заколола нежный цветок, за ухом.

Ну разве, он сможет передо мной устоять?

***

Котильон - разве это не синоним слова "скука"? Не знаю, в какой момент мне перестали нравиться светские вечеринки, но если все из них будут настолько вычурными, как эта, то я не собираюсь принадлежать этому миру.

Перед внутренним взором, промелькнуло лицо Эштона - его напряженный и строгий взгляд и лазурные глаза, которые иногда меняли цвет до насыщенного синего. Пухлые, ярко очерченные губы, которые касались самых сокровенных участков моего тела.

От сладких воспоминаний меня бросило в дрожь и я залилась румянцем.

- Ты волнуешься перед выходом? - спросил у меня мужской голос, и я посмотрев на его обладателя, покачала головой.

- Ты замечательно выглядишь. - заметил Сэт, и я улыбнулась ему благодарной улыбкой. Мы познакомились всего полчаса назад, а он уже отвесил мне с дюжину комплиментов. Всё это было безумно мило с его стороны, но я пропускала почти все его слова мимо ушей, мечтая, о том, чтобы бал скорее кончился, и я могла бы пойти и объяснить все Эштону.

Как бы я хотела бы сбежать с ним куда-нибудь. Далеко-далеко, чтобы ни мой отец, ни его сумасшедшая семья нас не нашла.

- Ты тоже. - наконец-то отвечаю я, оглядывая Сэта с ног до головы. Сэт был красивым парнем. Да что уж там, идеальным. Он обладал исключительно аристократической внешностью, и английскими манерами, словно он был коронованным принцем. Его глаза были голубыми - мой любимый цвет - и всё же, они не обладали не чарующей пронзительностью, ни волшебными свойствами. Мне не хотелось узнать, что стоит за его образом идеального мальчика.

Волосы были светлыми - безупречный блондин - и зализаны назад, небольшим количеством геля. Да и черты его лица были настолько ровными и выточенными, что мне казалось, будто их начертили по линейке.

Серьезно, разве лицо человека может быть настолько симметричным?

Сэт был красавцем, и все девушки на Котильоне пожирали меня ненавистными взглядами, да только они не догадывались, что мне он совершенно не нужен. Я хотела, чтобы хоть одна из них подбежала к нам, и взяв Сэта за руку, увела его подальше, но этого не случилось.

- Так ты, поступаешь в Джуллиард? - спросил у меня он, и я улыбнулась, теперь уже искренне.

- Да. Это моя мечта с самого детства. Я танцую. - сказала ему я, взяв бокал вина, с подноса, которое любезно предложил мне один из проходящих официантов.

- Нам нужны, такие девушки, как ты. - заметил он, взяв один из бокалов себе.

- Какие? - усмехнулась я, оглядывая зал, со скучающим выражением лица.

- Ну...- замешкался он, и тут же перевел тему. - Тебе здесь не нравиться, да?

- Да. - просто ответила я, отпив из бокала больше, чем этого требовалось. - Я готова от сюда сбежать.

- А ты дерзкая девчонка. Никогда бы не подумал, что ты - Куин. - снова подметил он, вскидывая одну бровь.

- Что ты имеешь в виду? - напряглась я, посмотрев на часы. Уже очень скоро начнут объявлять пары, и я должна буду пройтись по подиуму с этим мистером Идеальность.

- Ты настоящая. Не скрываешь своих чувств и эмоций. Всё написано у тебя на лице - и я знаю, ты хочешь быть сейчас в другом месте. - сказал он, и я наконец то прислушалась к его словам.

- А ты не так плох, как мне показалось вначале. - со смехом сказала я, снова отпив из бокала. - Нет, не пойми меня не правильно, ты идеален...но...

- Но ты не хочешь быть представлена рядом с парнем, которого знаешь всего полчаса, даже если о нем мечтают, все девушки в этом зале? - перебил меня он, поправив свои прилизанные волосы. Знаю, он дурачился, но это все равно прозвучало высокомерно.

- Ты такой скромный. - поддела его я, отворачиваясь, глядя на большую дверь, ведущую к выходу.

Сбежать, сбежать, сбежать. Может сделать это прямо сейчас?

- Знаешь, я не обижусь, если ты вдруг передумаешь и уйдешь от сюда, прямо сейчас. Ты великолепна, но признаюсь, я сам хотел бы сейчас находиться рядом с другой девушкой. Но, увы, мы с ней не можем быть вместе. - вдруг искренне сказал он, и я перевела взгляд на него.

- Почему же? Все настолько сложно? - спросила я, заинтересовавшись его историей.

- Сложнее не куда. Она - служанка в моем доме. Точнее дочь нашей горничной. К тому же, ей 17 лет. А мне двадцать три. Как ни крути, она несовершеннолетняя прислуга, в которую я безумно влюблен. - выдал он, и потупив взгляд, опустошил свой бокал с вином до дна.

Тяжело вздохнув, я последовала его примеру, понимая, что этот парень мне нравиться все больше и больше.

- Ты не представляешь, как я тебя понимаю. У нас с тобой несколько похожие ситуации...

- А семья не поймет меня...

- Мой отец уже меня не понял, и слышать не хочет о моих отношениях с парнем, из гетто.

- Он правда из гетто? - рассмеялся он, посмотрев мне в глаза.

- Можно и так сказать. А знаешь, я думаю, ты должен бороться за эту девушку. Иначе тебе ждет будущее с одной из тех красоток. - высказалась я, указывая взглядом на столик в углу, где сидели три девушки, которые без конца и края, обсуждали плюсы и стоимости пластической хирургии. Одна из них - с силиконовой грудью - кажется, была самой опытной из них, по этой части.

- Ужас. - поморщился он, и тут мы услышали женский голос, который прервал нашу беседу.

- Итак, настало время, поприветствовать наших прекрасных дам, в сопровождении их замечательных кавалеров! - услышала я, и сжала кулаки, чтобы успокоиться. Как же меня бесило это сборище.

- И первая пара...- торжественно сказала женщина, взмахнув руками. - Это Кейси Пирс и Томас Форд!

Я посмотрела на пару, прошагавшую по подиуму, держась за руки. Девушка выглядела счастливой, парень натянуто улыбался, словно его тоже заставили сюда придти. Потом я перевела взгляд на отца, который стоял в кругу своих компаньонов, и о чём-то увлеченно с ними спорил. Простит ли он меня, если я сбегу? Нет, я не могу этого сделать. Да и куда я убегу в этом жутко неудобном платье.

Затем с той же задумчивостью, я перевела взгляд на распахнутую дверь, и удивленно уставилась на то, что происходило за ней. Точнее, что стояло за ней.

Я бы узнала этот черный мустанг из тысячи, и это был определенно автомобиль Эштона. Но как, он здесь оказался?

- И следующая пара, которую я хочу объявить...- снова произнесла женщина, стоявшая на сцене. - Это...Ванесса Куин, и Сэт О`коннел!

Я закашлялась, когда Сэт взял меня за руку, не зная, что мне делать. Я слышала, как там, за дверью сигналила машина. И это был Черный Мустанг Эштона. Отец смотрел на меня так, будто я была гордостью всей его жизни. Сэт смотрел на меня...Сэт заметил, что со мной происходит что - то не так. Оказавшаяся рядом Холл, ткнула меня локтем, намекая, на то, что пора бы уже выходить на сцену. Весь зал замер в ожидании меня и Сэта.

Но я не могла поступить иначе.

Повернувшись к Сэту, я взяла его за руку, и прошептала:

- Я надеюсь, ты выберешь путь, в котором ты будешь сам управлять своей жизнью. Докажи, этой девушке, что ты достоин её. И слушай только свое сердце. А сейчас, я послушаю свое. - выпалила я, и сжав уголки губ, отпустила его ладони, побежав в сторону выхода.

Я подняла подол своего платье, как могла, чтобы сделать это как можно быстрее. Мне было необходимо сбежать.

Эштон уже открыл передо мной дверь, когда я добежала до его машины.

- И долго же ты. - недовольным голосом, проворчал он, захлопывая за мной дверь.

Мое сердце было готово вырваться из груди, руки дрожали, от адреналина, бегущего в моей крови. Я чувствовала себя так, будто сбежала с собственной свадьбы. Вся в белом.

- Я знал, что ты это сделаешь, детка. - сказал Эштон, нажимая на газ. Мотор взревел на всю улицу, мне показалось, что мы рванули вперед со скоростью света. - Моя девочка. - прошептал он, и притормозил, чтобы наклониться ко мне и поцеловать меня. Его губы уверенно накрыли мой рот, и я обхватила его шею руками, намереваясь сбежать с ним, не отпускать его всю эту ночь. Его запах окутал меня с ног до головы, и я прикусила его нижнюю губу, сгорая от нетерпения снять это платье.

- Я не могла поступить иначе. - просто ответила я, и положив голову ему на плечо, сделала музыку погромче. Кажется, это была песня Niclekback - Far Away.

Глава 18.

 

POV Ванесса

На Эштоне были одеты джинсовые шорты до колена и тёмно синяя рубашка-поло, сидящая на нём идеально. Я чувствовала себя фетешисткой, когда всю дорогу, рассматривала его твердые бицепсы и то, как они напрягались, когда он управлял машиной. Почти, всю дорогу, мы молчали, слушая музыку, но я этого не замечала. Я чувствовала его руку, на своем бедре и это было всё, что мне сейчас нужно - знать, что он больше на меня не злиться. Что он приехал за мной и мы сбежали, как я мечтала.

- Если ты думаешь, что я тебя простил, то ты ошибаешься. - низким голосом, прошептал он, будто прочитав мои мысли. Машина остановилась рядом с лофтом, в котором я узнала жилище Эштона.

- Но... - пролепетала я, часто захлопав ресницами. Он что, издевается надо мной?

Обойдя машину вокруг, он открыл дверь с моей стороны и взяв меня за руку, помог мне выйти. Прибывая в легком шоке, я уставилась на него, в то время как он, подхватил меня за спину и ноги, взяв на руки. Я ощущала себя легкой, будто качалась на волнах, спокойного моря.

- Ты, злишься на меня? - с нежностью спросила я, когда мы вошли в его дом, в котором царил мрак, со слабым, приглушенным освещением. Оно было цветным, благодаря разным ночникам, расставленным по углам лофта. В основном преобладали бирюзовые, голубые, и серебряные - Но... - пролепетала я, часто захлопав ресницами. Он что, издевается надо мной?

Обойдя машину вокруг, он открыл дверь с моей стороны и взяв меня за руку, помог мне выйти. Прибывая в легком шоке, я уставилась на него, в то время как он, подхватил меня за спину и ноги, взяв на руки. Я ощущала себя легкой, будто качалась на волнах, спокойного моря.

- Ты, злишься на меня? - с нежностью спросила я, когда мы вошли в его дом, в котором царил мрак, со слабым, приглушенным освещением. Оно было цветным, благодаря разным ночникам, расставленным по углам лофта. В основном преобладали бирюзовые, голубые, и серебряные оттенки. Его лофт, при таком освещении напоминал мне планетарий, где горели десятки миллиардов искусственных звезд.

- Я же убежала вместе с тобой. - сказала я, когда он поставил меня на пол. Я пошатнулась на каблуках и сняла их, чтобы не потерять равновесие. Платье сковывало мои движения, и мне уже натерпелось его снять.

- Не знаю. Если бы я не приехал, ты бы осталась там. - ответил он, пожав плечами. Его голубые глаза, блестели серебром, гипнотизируя меня.

- Эштон... - начала говорить я, но он перебил меня.

- Ванесса, не знаю, зачем я приехал за тобой. Не выдержал, соскучился. А теперь жалею, что снова проявил такую слабость. - признался он, подойдя к барной стойке, на импровизированной кухне. Он достал стакан и налил в него сначала виски, потом колы. Добавил много льда и поднял бокал в воздух.

- Ты пьешь? - поморщилась я, не понимая, как можно пить виски.

- Мне нужно снять напряжение. - сказал он, сжав стакан в своей руке, настолько, что костяшки его пальцев, побелели.

- Что случилось? Почему ты не появлялся в школе? - с беспокойством в голосе, спросила я. Эштон старался не смотреть в мою сторону.

- Не важно. Ложись спать. - прошипел он, поморщившись. То ли от боли, то ли, от того, что я ему наскучила.

Нет, я совершенно не понимала этого сложного человека, чье настроение менялось с бешеной скоростью.

- Ты хочешь, чтобы я пошла спать? И все? - спросила я, тяжело вздохнув.

- Да. Я хочу чтобы ты сняла это платье. Не могу поверить, что ты одела этот прозрачный кусок ткани на бал, где на тебя будут пялиться, все кому не лень. - отрезал он, по-прежнему не смотря на меня.

- Тогда посмотри на меня. Или тебе лень? - прошептала я, снимая с плеч, свое платье. Эштон повернулся ко мне и прилип к моему телу, обжигающим взглядом.

Я медленно сняла с себя платье, смотря прямо ему в глаза. Перешагнула через этот дурацкий неудобный подол, оставаясь в одном нижнем белье.

- Пожалуйста. - вскинув брови, сказала я, подойдя к барной стойке, с другой стороны. Нас разделяли тридцать сантиметров дерева...и стакан с виски.

- Обязательно, было делать, это так соблазнительно? - заметил он, злясь.

- Как? Я всегда так снимаю платья. - пожав плечами, сказала я, слегка улыбнувшись. Я взяла со стола, его стакан и поднесла его к губам. Смешать вино и виски - это определенно то, чего я никогда не делала.

- Эй, ты еще маленькая, чтобы пить, эту гадость. - командным голосом, заметил он, выхватывая стакан из моих рук. В попытке побороться за стакан, я облилась его содержимым. Холодная жидкость прилипла к моей коже, от чего я вся покрылась мурашками. Эштон словно позеленел от того, что сдерживал свои эмоции - этого я и добивалась.

- А, на вкус - очень даже. - сказала я, проведя пальцем по своей груди, и затем, облизнув его. Я невинно посмотрела на Эштона, заметив, как от злости, под его скулами, выступили желваки.

В один миг, он кинул стакан на пол, и обойдя барную стойку, оказался возле меня. Эштон прижался ко мне бедрами и взял одной рукой за шею, приколотив своим телом, к столу.

- Ты играешь не по правилам, Несса. - сквозь зубы, прошептал он, и я почувствовала его пальцы, на своем пульсе.

- Но тебе же нравиться эта игра. - ответила я, сладко двигая бедрами, против его эрекции. - Я это чувствую. Скоро ты простишь мне все...

- Черт. - со вздохом вырвалось у него, и он подхватил меня за бедра, усадив на барную стойку. Наконец-то он посмотрел мне в глаза, которые полыхали страстью и желанием обладать мной.

- Ты сводишь меня с ума. - выругался он, наклонившись к моей груди, касаясь её языком. Резким движением, Эштон приспустил моё белье, и обхватив мои соски пальцами, зажал их между зубами. Я простонала, выгнувшись в его руках.

- Да, этого я и добивалась. - сдавленным голосом прошептала я, проводя руками по его спине. Мне хотелось снять его рубашку, почувствовать его кожу, под подушечками пальцев.

- Ты коварная. - прошептал Эштон, обжигая мою кожу своим дыханием. Он с силой сжимал мою грудь, доводя меня до дрожи во всем теле. - Я сделал из тебя плохую девочку.

- Твою плохую девочку. - ответила я, обнимая его ногами, прижимаясь к его плоти, через джинсы.

Через пять минут мы уже были на кровати - предварительно я стянула его джинсы и рубашку, которые полетели в противоположный угол комнаты. Сегодня я хотела быть главной. Но Эштон не дал мне этого шанса.

Одной рукой, он развернул меня лицом к кровати, даже не дав мне возможности полюбоваться его обнаженным торсом, прижав меня грудью к простыне, обхватил мои бедра двумя руками.

- Пожалуй, это твой лучший ракурс, малышка. - сдавленным голосом прошептал он, стягивая с меня белье, оставляя меня абсолютно голой. Мне было все равно - стеснение проходило в тот момент, когда желание окутывало меня с ног до головы. Казалось, что моим мозгом и телом, правила лишь одна мечта - слиться с ним, почувствовать его внутри, насладиться каждым его прикосновением и ударом. Я не могла трезво мыслить, я была одержима Эштоном.

Я прогнулась в спине, позволяя ему, любоваться моей фигурой. Вздрогнула, когда он шире раздвинул мои бедра и прижался ко мне своим членом, не входя в меня. Его голос раздался над моим ухом, а ладонь накрыла грудь.

- Что ты хочешь, чтобы я сделал? - спросил он, тихим, покровительственным шепотом.

- Ммм. - простонала я, откидывая голову назад, от наслаждения. - Мне обязательно нужно говорить это? - спросила я, сгорая от желания.

- Да. Иначе я буду думать, что не так уж и сильно ты в этом нуждаешься. - сказал он, скользя у меня между ног. Черт, почему он просто не сделает это?

- Эштон, прошу тебя. - простонала я, потираясь об него бедрами. - Скорее.

- Скажи это, как я люблю. - прошептал он мне в ухо, закусив мочку, своими губами.

- Хочу тебя, Эштон. - наконец-то сдалась я, и сорвалась на стон, когда почувствовала, что он рвет меня, изнутри. Он взял меня за волосы, потянув мою голову на себя, и я почти закричала.

- Ты делаешь мне больно. - прошептала я, заливаясь потом. Я двигалась в такт его движениям и слышала его тяжелое дыхание.

- Тебе это нравиться? - просто спросил он, проводя пальцем по моей пояснице.

- Да. Я хочу ещё сильнее. - выдохнула я, смешивая слова со стонами и частыми вздохами, непроизвольно вырывавшимися из моих губ.

- Ты моя, ты только моя. - голосом собственника прошептал он, разворачивая меня на спину. Наши взгляды встретились - я видела капли пота, выступившие у него на лбу - его волосы были влажными, а глаза блестели дьявольским огнем. Я наверняка выглядела, примерно так же. Его рука скользнула, между моих ног, доводя меня до конца. - Ванесса. - услышала я, перед тем, как, испытала оргазм.

- Я люблю тебя, детка. - прорычал он, наклоняясь ко мне и целуя меня в губы. Его язык проник в мой рот, овладевая мной, до самого конца.

***

- Эштон, ты сумасшедший. - сказала я, спустя полчаса, залезая на него сверху. Мы только недавно восстановили дыхание и теперь я хотела, просто побыть с ним рядом.

- М? - спросил он, закидывая руки за голову. - Это ты делаешь меня таким. Я чувствую себя животным. - усмехнулся он, виновато улыбнувшись. - Я сделал тебе больно, малыш?

- Нет. Ты сделал мне до боли приятно. - в ответ, улыбнулась я, проводя ладонью по кубикам его пресса. Тут я заметила то, от чего мое дыхание замерло: на правом боку у Эштона, был четкий и свежий шов.

Шов, будто, он недавно испытал ножевое ранение. Что? И он молчал?

- Что это? - выпалила я, слегка касаясь раны. Он тут же зло зашипел, посмотрев на меня, скорчившись от боли.

- Прости. - тут же сказала я, покачав головой. - Кто это сделал с тобой?

- Не важно. Есть вещи, в которые, я не хочу посвящать свою принцессу. Ради её же блага. - ответил он, встретившись со мной глазами. Сейчас они были спокойными и безмятежными. Красивыми.

- Эштон, тебе нужно в больницу... - с беспокойством заметила я, но он снова перебил меня.

- Я уже там был, меня залатали. - просто ответил он, обхватывая меня за талию.

- Тогда в полицию... - не сдавалась я, хмурясь все сильнее и сильнее. - Я боюсь за тебя...Эштон, как ты не понимаешь... - Я справлюсь совсем. Успокойся, Несса. - прошептал он, проводя руками по моей талии. - Когда ты рядом, я не чувствую боли.

- Тогда ты идиот! - возмутилась я, скрестив руки на груди.

- Эй, не загораживай мне обзор. - он подмигнул мне, убирая мои руки. - сказал он, сжав мою грудь в ладонях. - Ты идеальна.

- Не переводи тему... - недовольно ответила я, пряча улыбку. - Я хочу помочь тебе...

- Ты итак мне помогаешь. - серьезно сказал он, вглядываясь в мои глаза. - Один твой взгляд, способен подарить мне все, чего мне так часто не хватает.

- Чего же? - спросила я, прищурившись. Эштон улыбнулся, показывая свои ямочки.

- Нежность. Твоя взгляд всегда такой уверенный и безмятежный. Он успокаивает меня, когда я на взводе. Я буквально готов утонуть, в этом черном омуте, без надежды на спасение. - с любовью сказал он, касаясь рукой моей щеки.

- А я думала, тебе моя фигура нравиться...-пошутила я, изобразив разочарование.

- Мне всё в тебе нравиться. Каждый чертов сантиметр, твоего нежного тела. И характер, который отчаянно пытается сопротивляться моему. - ответил он, и я наклонилась, чтобы поцеловать его.

***

Я проснулась, от того, что Эштон ворочался во сне и повторял одни и те же слова.

- Ты не тронешь её, ублюдок! Оставь нас в покое! - он шептал это, зажмурив глаза, переворачиваясь с боку на бок. Я была уверена, что он не осознавал что делает и ему снится кошмар.

- Эш, тсс. Тише, все хорошо. Все хорошо, я рядом. - прошептала я, поцеловав его в плечо, обхватывая его рукой. После моих слов, он замер и я провела рукой по его волосам, чтобы убедиться, что он спит. Он выглядел таким добрым, юным во сне. Ничто не придавало его лицу гнева. Он не мог носить во сне эту маску.

Покачав головой, я встала с кровати, чтобы попить воды. Надеюсь, завтра он объяснит мне свои ночные кошмары. Хотя...глупо ожидать этого от Эштона.

Обернувшись простыней, я устроила себе экскурсию по лофту. Время от времени, я останавливалась, чтобы поближе рассмотреть интересные вещи, которые окружали его жизнь. Мой взгляд остановился на струнах гитары, и на мгновение я представила, как он пел, когда оставался наедине с собой.

Кто он? Что я знаю об Эштоне? Самую малость.

Мой взгляд остановился на бумагах, которые лежали на его столе. Это были чертежи. Дома, площадки, рисунки стеклянных зданий. Каждый рисунок, каждый чертеж, был сделан рукой Эштона. Я без труда, узнала его подчерк.

Я села за стол, рассматривая рисунок за рисунком, и не верила своим глазам. Я оглянулась на спящего Эштона, всё еще пребывая в легком шоке.

Он был невероятно талантлив, только кажется, ещё сам не понимал насколько.

Глава 19. Часть 1.

POV Ванесса

Первое, что я хотела сделать, когда проснулась - это обнять Эштона. Я ещё не открыла глаза, и с надеждой потянулась на его сторону кровати, ожидая, что наткнусь на его грудь или спину. Но моя рука одиноко прошлась по ещё теплой простыни, и из легких вырвался разочарованный стон.

Открыв глаза, я окончательно убедилась в том, что Эштона рядом нет. Сначала в душу закрался страх и сомнение: неужели он опять бросил меня? Но спустя пару минут, я услышала шум воды, и его голос, который доносился из ванной. Закрыв лицо руками, я рассмеялась - Эштон поет в душе. Кто бы мог подумать. Он пел так громко, что спустя пару минут я распознала слова знакомой песни - Muse, I love you, baby.

Когда в моей голове промелькнула мысль, о том, что я могла бы присоединиться к нему, я услышала звук открывающейся двери, и шагов, которые направлялись в мою сторону. Я быстро легла обратно на подушку, и затаила дыхание, притворившись спящей. Подглядывая, через полураскрытые веки, я увидела Эштона.

Он был обнажен, не считая полотенца, которое низко сидело на его бедрах. Другое полотенце он держал в руках, и проводил им по свежевымытым волосам. Капли воды, оставшиеся после душа, омывали его яркие татуировки, а мышцы напрягались в такт его движениям. Я прикусила язык, чтобы не выдать своё притворство, но всё оказалось напрасным.

- Ты думаешь, я не вижу, как ты подглядываешь за мной? - усмехнулся Эштон, обращаясь ко мне, и я сдавшись, открыла глаза.

- Ох, ты меня разбудил. - снова притворилась я, сладко потягиваясь на подушках.

- Ай-ай. Врать не хорошо. - заметил Эштон, нахмурив брови, поглядывая на меня. - И рыться в чужих вещах - тоже.

- Мм...ты о чём? - невинно спросила я, обворачиваясь простыней.

Я присела на кровати, и взглянула в его светло - голубые глаза. Его взгляд был прямым и ясным - несмотря на тон его голоса, это был добрый знак.

- На моём столе, словно мышка пробежала. - продолжил он, вскидывая одну бровь, отбрасывая полотенце за спину. Мой взгляд пробежался по его обнаженному торсу, и остановился на кубиках пресса, опускаясь все ниже.

- Ладно, ладно. Ночью я проснулась, и случайно наткнулась на твои чертежи... - начала объяснять я, но тут же была перебита.

- Какого черта, Ванесса? Зачем ты суешь свой любопытный нос, куда не надо! - отрезал вдруг Эштон, скрестив руки на груди. Его глаза стали темнее на два тона.

- Почему ты так реагируешь на это? Ну я не хотела рыться, в твоих вещах, мне просто понравились твои рисунки... - в ответ возмутилась я, надув губы. Я не понимала, почему Эштон снова так психует, и уже не знала, чего от него ожидать.

- Понравились? - с недоверием спросил он, присаживаясь на кровать, и опуская руки. - Ты шутишь?

- Эш. - прошептала я, обвивая его плечи руками, прижимаясь к нему со спины. Его дыхание не было ровным, как обычно. Я уткнулась губами в его шею, нежно поцеловав участок её кожи. - Ты очень талантливый. Где ты научился так рисовать дома?

- Помнишь, я всегда любил играть в лего, что-то строить из конструктора? Рисовать, проектировать свои постройки. Не знаю, это какое-то детское увлечение. И эти рисунки - просто хобби, не больше. Так я отвлекаюсь от проблем. Просто у меня никогда не было настоящего дома и...- тут его голос прервался, и я кивнула головой, будто хотела показать ему, что понимаю его.

- И ты мечтал, создать его для себя. - прошептала я, крепче прижимаясь к нему. Я хотела, чтобы он успокоился. Чтобы он больше не злился.

- И ещё для кое-кого. - сказал Эштон, взяв меня за руки, и повернул шею назад, так, чтобы я могла найти его губы.

- И для кого же? - спросила я, улыбаясь. Наши губы и носы были в паре миллиметров, но не касались друг друга.

- Для одной девушки...такая...-задумчиво протянул он, разворачиваясь ко мне, откидывая меня на кровать. - Невысокого роста, тёмные волосы, чёрные глаза...-низким голосом продолжал он, наваливаясь на меня сверху. - Пухлые губки...не знаешь её?

- Ох, нет. Ты так её описываешь, что я уже начинаю ревновать. - я коснулась руками его живота, проводя кончиками пальцев по его прессу. Его мышцы, ответили на моё прикосновение, напрягаясь под моим касанием.

- И правильно. Я ведь безумно влюблен в эту несносную девчонку. - подтвердил он, рукой, отодвигая простынь с моего тела. Я поймала его голодный взгляд, на своей груди, и сжала бедра, пытаясь остановить прилив желания, в своём теле.

- Вот и иди к ней! - отрезала я, упираясь руками в его грудь, не подпуская его к себе. - Раз она такая замечательная. На неё ты наверное не орешь, за то, что она всего лишь порылась в твоих вещах! Ты думаешь, повышать на меня голос - в порядке вещей?

- Да, малыш. Ты не слушаешься меня - я повышаю на тебя голос. Всё просто. - ответил он, улыбнувшись, и уткнулся мне в грудь, обжигая её своим дыханием. - А когда ты, ведешь себя хорошо, то получаешь...

Он не договорил, и провел кончиком языка по моему соску. Затем мягкими и короткими поцелуями проложил дорожку поцелуев по моему животу. Его губы ласкали мое тело с нетерпением, но нежностью, и каждое его прикосновение, разжигало огонь, в центре моего тела.

- Эштон, что ты делаешь...- простонала я, зарываясь руками в его волосы.

- Люблю тебя. - прошептал он, проводя носом, по низу моего живота. - Твой запах, сводит меня с ума.

С этими словами, он резко раздвинул мои ноги, и взяв в ладони мои бедра, пристроился между них. Когда его язык коснулся меня, моё сердце забилось с бешеной скоростью, а дыхание стало прерывистым, неровным.

- Эштон. - простонала я, прогнувшись в спине. Я потянула его волосы на себя, не в силах сдерживать движения.

- Громче. - сипло прошептал он, лаская меня между ног. Его язык двигался быстро, исследуя каждый миллиметр моего тела. Волны наслаждения сосредоточились у меня, внизу живота, и я казалось, была готова заплакать, от разрывавших меня эмоций. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но это не было сном.

- Хочу тебя. Хочу тебя внутри. - громко простонала я, и вздрогнула от неожиданности, когда почувствовала его влажный и теплый язык, внутри своего тела. Мои бедра двигались ему навстречу, в стремлении, быть к нему ближе.

- Я бы сам не отказался, от такой перспективы, детка. - страстно заметил он, вводя в меня три пальца, на всю глубину. Я закричала, когда почувствовала его резкие движения руками.

- О да... - не в силах, остановиться, шептала я, пока не почувствовала оргазм, который заставил моё тело, дрожать, и покрываться мурашками, словно от холода.

- Это был великолепный завтрак. - с ухмылкой сказал Эштон, поднимаясь ко мне.

- Ох...конечно ты у меня единственный, но что - то мне подсказывает, что в постели тебе нет равных. - убирая пот со лба, прошептала я, заглядывая в его счастливые глаза. Он облизывался так, словно был котом, который только, что напился молока. Я не могла сдержать улыбку.

- Мне во всём нет равных. - высокомерно заметил он, и поправил волосы, опустившиеся на моё лицо. Я приподнялась к нему на локтях, и проведя губами, по его скуле, остановилась на его подбородке.

Затем поцеловала, чувствуя, как он накрывает нас одеялом.

- Только ты. - прошептала я, Эштону в губы.

- Ты моя. Навсегда. - ответил он, накрывая моё тело своим.

***

Позже, за настоящим завтраком, мы сидели, рядом, обсуждая наше первое, настоящее совместное утро. Я даже приготовила Эштону яичницу, и выжала апельсиновый сок, прибавив к этому два тоста, с ветчиной, всё, как он любит. Мне было приятно, заботиться о ком-то. Заботиться о нём, дарить ему часть своего времени, и своей жизни. Каждую секунду, которую я проводила рядом с ним, я считала, частью чего-то важного, неземного, сверхъестественного.

Иногда я закрывала глаза, или щипала себя за плечо, чтобы убедиться, в том, что я не сплю. Что судьба действительно, вновь вернула меня к Эштону. Что она подарила мне эти чувства, которые переполняли моё сердце любовью к нему.

Я никогда не знала, что такое любовь. Раньше я считала это теплыми отношениями, дружбой, привязанностью...уважением. Но я ошибалась, когда пыталась подобрать для любви определение. Теперь, я могла знать лишь одно - я не могу объяснить, не могу передать словами, что я чувствую к Эштону. Кажется, что таких слов просто не существует на земле. А свет, который излучает, моя улыбка, когда я смотрю в его глаза, затмевает цвета миллионов звезд, которые так настойчиво горят в ночном небе.

Любовь - неземное чувство, неподвластное нашему сознанию.

Теперь я испытала его - и теперь вся жизнь встала на свои места, будто я обрела цель, нашла верный путь, после того, как долго плутала в тёмному лесу.

- Ты о чём то задумалась? - вскинув бровь, спросил Эштон, жуя свой тост, с таким наслаждением, будто он пробует вкуснейшие блюда, Итальянской кухни.

- Да. О тебе. - просто сказала я, убирая пальцем, крошки, с уголка его губ. - Вкусно?

- О да. - он закатил глаза, и взял второй тост, отправляя его в рот. Боже, почему парни так много едят?

- Я думаю, ты должен поступить в Колумбийский. Или в Принстон. На архитектора. И знаешь...если ты уедешь в Принстон, я готова поехать с тобой. - наконец сказала я, поймав на себе остолбеневший взгляд Эштона. Кажется тостик встал у него поперек горла.

- Принстон? На архитектора? Ты такая шутница, Ванесса. - улыбнулся Эштон, блаженной, скептической улыбкой, наконец попив сока. - И к тому же, даже если где-то в параллельной вселенной у меня хватит денег на эти колледжи, я не позволю тебе плюнуть на свою мечту о Джуллиарде...

- Я уже не уверена, что хочу учиться там. - просто ответила я, посмотрев ему в глаза. - Может и хочу, но иногда мне кажется, что я не должна учиться танцевать, понимаешь...танец - это то, чему нельзя научить, а в Джуллиарде, у меня снова будут учителя, преподаватели, может я и сама буду преподавать...но я хочу просто танцевать. Для себя, и всегда буду это делать. Разве для того, чтобы танцевать, и преподавать, мне нужно получать диплом о высшем образовании?

- Ванесса, ты бредишь. - выдохнул Эштон, сжимая руки в кулаки. - Я уверен, ты несешь это, чтобы убедить, меня в том, что я не мешаю, твоему поступлению в колледж. Ты не посмеешь, пойти за мной, во-первых. Во-вторых, я не пойду в колледж, так что давай опустим эти подробности. Ты будешь учиться в Джуллиарде, я перееду, куда нибудь поближе к тебе, и мы будем часто видеться.

- Но это не одно, и тоже, Эш. - вздохнула я, прикрывая глаза. - Я бы так хотела, учиться с тобой. Ходить вместе на обеды. На студенческие вечеринки.

- Кстати, об этом я не подумал. Ну ты же понимаешь, что о вечеринках ты можешь забыть. - прокашлялся он, и посмотрел на меня взглядом, исполненным строгости.

- Ты невыносимый эгоист! Вот поэтому я поеду с тобой в Принстон! Чтобы не возникало таких споров и ссор.

- Ванесса, я и слышать об этом не желаю. - вдруг сменил тон Эштон, добавив к нему каплю гнева. - Мне не светит ни колледж, ничего из этого. Ты не знаешь, о чём ты говоришь...

- Может это связано, с каким-то загадочным ублюдком, которому ты угрожал сегодня во сне...? - вспомнила его кошмар я, и расширила глаза, от озарения.

- Ты решила мне испортить завтрак, глупыми вопросами? - вспылил он, и вставая из - за стола, схватил кружку и тарелку, с силой запустив их в раковину. Раздался звук бьющейся посуды, не заглушивший мой звон в ушах.

Глава 20.

POV Эштон

Я знал, что опять совершил ошибку, позволил гневу завладеть мной на несколько минут - тем самым, опять задел Ванессу и приблизил наши отношения к неизбежному распаду.

Тяжело вздохнув, оперся руками на раковину и посмотрел на своё отражение, в зеркале, что находилось в ванной. В моих глазах горел недобрый огонь, мышцы тела были напряжены, как струны...я закрыл глаза, и постарался привести дыхание в норму, но воспоминания о случившемся, не так давно, никак не давали мне покоя.

- Я знаю, эта девчонка дорога тебе. - эхом отозвался голос отца в моей голове, и я поежился вспоминая его мерзкий смех. - Если ты не будешь делать, то о чём я прошу, ей придется не сладко...

- Я расстался с ней. - ответил ему я, добавляя в свой голос, как можно больше холодности. - Не знаю, с чего ты взял, что она вообще мне нужна. Она не задержалась в моей постели больше, чем на одну ночь. - я вскинул бровь, придавая себе равнодушный вид, пытаясь быть убедительным.

- Да? А вот мои люди обладают совершенно другой информацией. - задумчиво протянул он, закурив сигару, с глубоко важным и занятым видом. - То есть, ты не возьмешься за дело? Мне нужно перевести немного наркоты через границу и я думал, что могу рассчитывать на тебя.

- Я больше не учувствую в твоих делах, ублюдок. - сказал я, вставая с кресла, и сжал кулаки сильнее, чтобы не нарваться на неприятности. Кроме меня и его, в комнате ещё было трое вышибал, которые вряд ли обходились без оружия.

- Ты совсем страх потерял? - спросил он у меня, слегка прищурив свои змеиные глаза. - Ладно, за себя можешь не переживать - ты мне ещё нужен. А вот твоя принцесса..

- Ты не тронешь её! - взревел я, хватая его за ворот рубашки. Я сорвался, и не смог скрыть своих чувств к Ванессе и этим подверг её большой опасности. - Ты сука, не тронешь её и пальцем!

- Я то - нет. - сказал он, хлопнув в ладоши. - А вот они...

В эту секунду, я почувствовал как несколько пар рук, обхватили меня за плечи, свернув пополам. Вырываться было тяжело, но мне всё же удалось, ударить одного парня локтем, по лицу и отправить его в нокаут. Остальные двое напряглись сильнее и один из них достал нож.

Я рассмеялся, за что, тут же получил сильный удар по лицу. На губах я почувствовал, вкус крови, а запах железа сразу же проник в мой нос.

Ненависть сотрясала всё моё тело, я хотел защитить Ванессу, от всего этого дерьма.

Ещё никогда я не чувствовал себя таки слабаком.

- И это по твоему удар? - снова рассмеялся я, и не успев вдохнуть воздуха, я получил ещё два сильных удара по лицу. Но я не почувствовал боли - лишь беспокойство, за то, что он может сделать с Ванессой.

- Я сделаю, как ты скажешь. - наконец ответил я, и тут почувствовал холодное лезвие прикладываемое к моему телу.

- Выполнишь задание? - лицо гада озарилось полной от счастья улыбкой. Меня бы стошнило, если бы в моем желудке была бы хоть какая-то еда. Но я совершенно потерял аппетит в последнее время, да и сон. Я совсем не привык отвечать за кого-то кроме себя.

Я не ведал, что такое страх, а теперь боялся лишь одного - потерять её.

- Да. - прошептал я, расслабляя тело. Я ненавидел себя за свою слабость. Но понимал, что сейчас у меня нет другого выбора.

- Это тебе на память. - улыбнулся он, и я заглянул в его глаза, почувствовав, как нож, прорезает, верхний слой моей кожи. Неприятно...но бывало и хуже.

- Ты скоро пожалеешь об этом. - с угрозой в голосе прошипел я, когда они отпустили меня. Я не мог больше находиться в этом помещении.

Я не хотел вспоминать этот разговор.

Я прислушался к воде, которая лилась из крана всё время, что я думал, и прервал свои воспоминания. Я закрыл воду, и взъерошив волосы, собрался идти к Ванессе, чтобы извиниться. Только она бы ещё была здесь...

Мы столкнулись носу к носу, в дверном проеме и я увидел как, её нежное лицо залилось краской. Она явно шла ко мне, чтобы продолжить истерику. Я шёл к ней, чтобы извиниться.

- Я просто пришла сказать, что ухожу! - гордо заявила она, пытаясь не смотреть на меня, тем временем, я наоборот уставился на свою девочку.

Её большие глаза, скрывались за опущенными ресницами, а тёмно-шоколадные локоны, водопадами спускались на плечи. Я хотел быть ближе к ней, хотел вдохнуть её запах - для меня это был аромат из сладких фруктов и свежести, похожей на запах моря.

Она подняла на меня свои карие глаза и закусила пухлые губы, выражая свой гнев и недовольство. Удивительная.

- Уже уходишь? - ухмыльнулся я, зарождая в ней, ещё больший гнев.

- Да! Я больше не хочу терпеть это! Ты никогда не изменишься... - закричала она, сделав ко мне ещё один шаг. Её взгляд избегал, моего полу - обнаженного тела, я же наоборот, заметил, как её соски напряглись, просвечивая через белую майку...я был голоден и хотел, далеко не еды.

- Не изменюсь. - прошептал я, ей в губы, и взяв её за руки, поднял их над её головой, прижав бедрами к дверному проёму. Я обхватил её запястья, почти касался её губ. Ванесса дрожала в моих руках...черт, это было непередаваемое ощущение.

- Эштон! У тебя нет никакой совести...- пробормотала она, закрыв глаза. Я сладко поцеловал её в сочные губы и прошептал, как можно нежнее:

- Прости, прости меня. - сказал я, опуская одну руку, ей на грудь. Сдвинув майку, ловким движением, я наклонился к её соску и обхватив губами, начал нежно посасывать, играть с ним языком.

- Ох... - Ванесса простонала, и обхватила меня двумя ногами, так что мне пришлось отпустить её запястья и сжать руками её бедра, для поддержки. Я обожал, когда она оказывалась в моих руках. Наконец-то, я снова вдохнул запах её кожи.

- Ты простила меня, детка? - спросил снова я, посмотрев ей в глаза.

- Нет... - прошептала она, но на её губах, промелькнула, едва скрываемая улыбка. Я уткнулся носом в её шею и прильнул губами к её дрожащим венам на шее.

От внезапного страха, нахлынувшего на меня, словно волна, я вспотел. Жар окутал мою голову, путая мысли. Я снова сделаю ей больно, если отпущу её, но так она будет в безопасности. Если он поверит, что Ванесса мне безразлична, он не станет её трогать. А потом Ванесса уедет в Нью-Йорк, за несколько тысяч километров от сюда...и я смогу вздохнуть с облегчением, смогу найти её.

Но если скажу ей сейчас, что там нужно расстаться, она никогда меня не простит. Она возненавидит меня ещё больше, чем когда-то ненавидела.

Я отпустил Ванессу из своих рук, резко сделав шаг назад. Я отвел взгляд от её великолепного тела и попытался выровнять дыхание. Черт, черт, черт.

Моя девушка еле стояла на ногах. Ванесса облокотилась на стену, держась, одной рукой за столешницу в ванной и вся дрожала.

- Эштон...-хриплым голосом сказала она, опуская взгляд. - Что опять не так?

- Я просто думаю о том, что удерживая тебя рядом с собой, я лишаю тебя выбора. - как можно мягче произнес я, пытаясь подобрать правильные слова. - Ванесса, я хочу, чтоб ты поехала в Нью-Йорк. Это всегда было твоей мечтой. Ты должна...

- Да что ты опять заладил! - прервала меня Ванесса, взмахнув руками. - У моей мечты твои глаза...это всё, чего я хочу.

В горле образовался ком, размером с приличный снежный шар.

- Ванесса, пойми меня. - сиплым голосом сказал я, наконец посмотрев ей в глаза. В наших взглядах застыла грусть. В моем - боль, во взгляде Ванессы - отчаяние, смешанное с не понимаем. И разочарованием.

- Это эгоистично, просить, чтобы ты осталась. Поэтому, ты уедешь. И используешь все свои возможности. - твердо сказал я, разбивая её мир на части.

На миг мне показалось, что она сейчас разрыдается, и я тут же заберу свои слова обратно, не в силах вынести её боль. Но по её щекам не скатилась и слезинка - она улыбнулась, напрягая мышцы щёк, и бросила мне, перед тем, как уйти:

- Забудь, всё, что я тебе говорила. - прошептала она, удостоив меня, снисходительным взглядом. Я знал его - я и сам так часто смотрел, на всех, кто меня окружает. Но прочувствовать его на себе, было противно и унизительно.

- Ты ведь не способен на настоящие чувства. Ты умеешь только классно трахаться. - отрезала она, и хлопнув дверью выскочила из ванной. Я еле сдержался, чтобы не побежать за ней следом.

Включив воду, набрал полную ванну воды и опустился на дно так, чтобы вода накрыла меня с головой.

Наступила тишина.

POV Ванесса. Нью-Йорк, несколько месяцев спустя

- Здравствуйте, мисс Куин, вы помните, мы звонили вам на прошлой неделе? - услышала я голос, на другом конце трубки. Кажется, мне звонил, администратор кастинга, в котором я недавно принимала участие. Очевидно, очередной отказ.

- Да, я вас слушаю. - вздохнула я, уже морально приготовившись к самому худшему. Я застряла в Старбаксе у витрины, с чизкейками и уже выбирала один из них, да побольше, чтобы съесть его в качестве утешения.

Мда, тренер бы этого не одобрил. Но мне всё равно. В последнее время я так сильно похудела, что сто грамм шоколадного торта, мне не помешают.

- Так вот, по итогам двух прослушиваний: танца, и моноголога, нами было принято решение, пригласить вас в нашу постановку. Мы поздравляем вас и надеемся, что увидим вас завтра, в офисе, где сможем обсудить все детали и подписать документы.

- Хорошо, спасибо...я так и знала...-грустно ответила я, и замерла, осознавая, что я сейчас услышала.

Они взяли меня! Черт...это же не возможною

- Простите, я не ослышалась: я буду учувствовать в вашем мюзикле? - переспросила я, чувствуя, как в горле пересохло.

- Да. Мы ждем вас завтра, мисс Куин, контакты будут указаны в смс, которые я вам вышлю, на этот номер. Ещё раз примите мои поздравления! - ответила мне администратор, и ещё раз поздравив, положила трубку.

Несколько минут я стояла, полностью обездвиженная. Неужели меня взяли? Интересно, на какую роль? Пока об этом не сообщили, но я надеюсь хотя бы на роль второго плана...

- Мне чизкейк "Нью-Йорк" пожалуйста и капучино с карамелью. - обратилась я к баристе и достала телефон, не в силах скрыть улыбку. Теперь мне стоит позвонить Холл, или Сэму, чтобы поделиться с ними такой новостью.

Но сначала, мне хотелось рассказать об этом, человеку, по которому я безумно соскучилась. Дрожащими руками, я набрала номер любимого и улыбаясь, пропела в трубку:

- Милый, привет. Угадай, кто теперь будет учувствовать в мюзикле? - сразу начала я, услышав смех на другом конце провода.

- Тебя взяли? Правда? Это просто замечательно, Ванесса. Я так счастлив за тебя. - произнес низкий, и слегка хрипловатый голос мне в ответ. Сердце сжалось от тоски по нему и я загрустила, понимая, что мы увидимся, лишь вечером. А это ещё целых шесть часов.

- Мы должны это отметить сегодня. - сказал Марк, и я кивнула, будто он мог это видеть.

- Конечно. Теперь ты знаешь и я могу позвонить папе.

- Я узнал первым? - спросил он, и я почувствовала, что он улыбнулся.

- Да, да, да. Как бы я хотела сейчас обнять тебя. И поцеловать. - прошептала я, прикрывая рот рукой, закрывая глаза.

- И я тебя, детка. - ответил он, и мои глаза распахнулись. Неприятное воспоминание вдруг больно укололо прямо в сердце.

- Марк, не называй меня так. - попросила я, поморщившись. - Это слишком пошло и дешево.

- Хорошо, дорогая. - снова произнес он, уже смягченным голосом.

- До вечера. - произнесла я, и услышав его ответное "До встречи.", положила трубку.

У меня всё хорошо. У меня всё просто замечательно. Я в отношениях с человеком, который обожает меня всей душой. Прошлое - забыто, как страшный сон и сегодня в Нью-Йорке наконец-то первый солнечный день, за долгое время. Весна близко, и это не может не радовать.

Я правда люблю Марка.

Я люблю его...люблю...люблю.

Люби его! Люби его по-настоящему.

Почти приказываю себе. Закрываю глаза, вспоминаю его лицо, но оно начинает медленно , расплываться, превращаясь в другое, приобретая острые скулы и голубые глаза и надменную, лукавую улыбку.

Я трясу головой, избавляясь от навязчивого образа. Это невыносимо, нет.

Моя мечта сбылась - я учусь в Джуллиарде, и скоро буду выступать в мюзикле, с хорошей командой. Я люблю человека, который никогда не повысит на меня голос и не причинит мне боль.

Это нужно отметить.

С этими мыслями, я принялась с натянутой улыбкой, запихивать в себя торт.

Глава 21.

POV Ванесса

Обычно, я просыпаюсь рано, когда ночую у Марка. И первое, что я слышу - это его голос в душе, когда он распевается перед занятиями. Его пары начинаются куда раньше моих, поэтому я уже привыкла вставать в шесть утра и плестись на кухню, чтобы приготовить ему завтрак. Не знаю почему, но я решила, что должна быть образцовой девушкой - ведь у нас не просто какая-то страстная интрижка, а серьезные отношения. Пожалуй, слишком серьезные. Иногда, я чувствую себя так, будто мы знаем друг друга давно и уже лет как десять находимся в браке. Но я знаю - это нормально. Это даже очень хорошо - никаких истерик, нервов и бессонных ночей с шоколадной пастой в обнимку. Вот оно, моё счастье.

Я стою у плиты и заканчиваю готовить омлет с беконом, который он так любит, когда вижу его в дверях на кухне.

- Доброе утро, дорогая. - Говорит он и нежно улыбается мне. Его мягкая улыбка обнажает идеально белые зубы. Он уже полностью одет, хотя только что из душа - на нём тёмно-синие штаны и голубой свитер с V-образным вырезом, всё от Gant.

Я же стою у плиты в шелковом халате на голое тело, но он смотрит мне прямо в глаза. У Марка они медово-карие, теплые и всегда улыбающиеся. Они всегда так успокаивают и дарят умиротворение.

Я тяжело вздыхаю и, натянув улыбку, обращаюсь к нему:

- У тебя сегодня экзамен? - интересуюсь я, когда мы садимся, чтобы позавтракать. Он мягко берет меня за свободную руку и сжимает её, посмотрев на меня. Я чувствую кожу его рук - они гладкие и мягкие, как бархатная перчатка.

- Да. Потом мы могли бы сходить в ресторанчик в Центральном парке. Или прогуляться по набережной...

"Или сходить в кино" - подумала я, закатив глаза.

- Или можем сходить в кино. - Закончил он, начиная есть моё незатейливое блюдо. - Очень вкусно, моя милая.

- Спасибо, любимый, - шепчу я, снова улыбаясь. - Знаешь, я же говорила тебе, сегодня у Холл день рождения. Мы идем в "Опиум", потанцевать и все такое... Можно?

Я смотрю на Марка и часто хлопаю ресницами, чтобы задобрить его. Но на его лице лишь легкая тень удивления - он итак меня отпустит, ведь он совершенно не ревнивый человек. Он любит меня и доверяет мне.

- Я же люблю тебя и доверяю тебе. - Повторяя мои мысли, говорит он. Уголки его губ ползут вверх, и я невольно осматриваю его: у него легкая щетина, которая меня не смущает, и мужественные черты лица. Глаза тёмно-медового цвета, а желто-карими они становятся в свете солнца. Несмотря на свой черствый и суховатый облик, при первой нашей встрече я сразу поняла, что он добрый человек, уравновешенный. Он всегда может успокоить, даже меня, и подставить свое крепкое плечо, когда мне нужно поговорить или выплакаться.

Но я очень давно не плакала... И я очень давно по-настоящему не смеялась.

В общем, я уже давно ничего не чувствовала. И всё время повторяла себе, что это нормально, что так живут все люди, мне не уготовано ничего особенного. Разве что роль в мюзикле... Кстати, папа гордится мной, как никогда.

- Я знаю, - отвечаю я, на что он наклоняется и целует меня в лоб. - Во сколько тебя ждать дома?

- Ну, ты же знаешь, это Холли. Она любит тусить до самого конца. А я, как всегда, буду вынуждена терпеть все её прихоти - ведь это её день рождения.

- Надеюсь, ты не будешь много пить. - Усмехнулся Марк, намазывая булочку, шоколадным кремом.

- Ну, так, планируется пару бокальчиков вина, - заверила его я и встала из-за стола, сладко потянувшись и изогнув спину.

- Ты такая красивая. - Сказал Марк, по-прежнему улыбаясь и жуя булку одновременно. Потом он повернулся к телевизору, и я, поджав губы, скрылась в его комнате, чтобы одеться на пары.

Мы познакомились с Марком в начале учебного года. Всё так нелепо получилось. Я тогда совершенно не была заинтересована в каких либо знакомствах. Немного закрылась от общения с людьми - ходила в Джуллиард так, чтобы не привлекать особого внимания. Если обычно я собиралась в школу по два часа, то тут мне хватало и пятнадцати минут - лишь бы заплести хвост и подкрасить ресницы, чтобы не выглядеть уж совсем мертвенно-бледным призраком, слоняющимся по коридорам Колледжа.

Мы с Холл снимали квартиру на двоих, но она часто ночевала у Сэма, поэтому я даже любила эти одинокие вечера, когда я могла спокойно послушать музыку, посидеть с книгой в руках или свернуться калачиком на диване, уставившись в очередной бессмысленный сериал.

Мне был необходим человек. Один единственный человек.

Тот, кому я могу рассказать свой сон, когда проснусь.

Тот, который знает все мои страхи и всегда говорит мне, что я сильная, и заставляет меня забывать о них.

Тот, рядом с которым, я чувствую себя живой.

Я могла часами лежать, и, закрыв глаза, представлять, как сильные руки Эштона обнимают меня. Как он накрывает меня одеялом. Или как ночью в полудреме прижимает к себе и согревает своим дыханием.

Потом вспоминать, как мне становилось жарко от его гремучих объятий, но я все равно не расцепляла их, потому что ценила каждый миг рядом с ним.

Как он мог всё это разрушить?

Как мы могли отпустить друг друга? Я думала нашей любви хватит на годы, на вечность вместе... А её не хватило даже на несколько недель.

Внутри меня каждый день шла непрерывная борьба - моя душа хотела, бросить все и помчаться искать Эштона, зацеловать его до безумия и умолять вернуть все обратно – плюнуть на свою гордость.

Мой разум же понимал, что с Эштоном у меня никогда не будет спокойствия, надежности, стабильности и мирного неба над головой.

Наши отношения - это целый океан чувств и эмоций, в которых, то бурлит шторм, то царит мирное затишье. И я люблю этот шторм. Но рано или поздно он бы просто сломал меня. Хотя он итак это сделал.

Я не могла представить, как Эштон возится с нашими детьми, что ему вообще это нужно. А с другой стороны, я сама не понимала, чего же хочу я. Я потерялась.

Это была пятница, я хорошо это помню, ведь только в пятницу я остаюсь в танцклассе одна и отрабатываю движения, которые у меня плохо получаются. Я готовилась к кастингу в одном из мюзиклов, и, неудачно сделав сальто, упала и ушиблась.

Боль была сильной, но терпимой. Физическая боль послужила толчком для моих слез, но уже через пять минут рыданий, я понимала их истинную причину.

Тоска. Это невыносимое чувство. И безысходность. Когда просто хочешь хоть на минуту оказаться в прошлом.

Хотя бы еще один, чертов раз, посмотреть в его глаза.

Но это невозможно.

- Эй, с тобой все в порядке? Я шел по коридору и услышал... Ну ты понимаешь...- в дверном проеме появилась голова незнакомого мне парня.

Он внимательно осмотрел, в каком положении я нахожусь - распласталась на полу и вою во все горло. Лицо красное, благо косметики на нем нет, и она не размазана.

- Я... Я...- нечленораздельно мычала я сквозь слезы, закрывая лицо руками.

- Ты ударилась? - спросил он, проходя в класс и опускаясь ко мне.

Ага. Скорее меня ударили. И прямо в сердце.

- Тебе помочь встать? - снова попытался привлечь мое внимание парень, и я, наконец, кивнула. Он протянул мне руку, и я встала, чувствуя ноющую боль во всем теле. Он поддержал меня за бок, и, кажется, что-то сказал про травмпункт.

Не знаю, то ли я действительно сразу ему понравилась, то ли хорошие манеры заставили его так ухаживать за мной. Он - Британец и говорит, что он просто так воспитан, что просто бы не смог пройти мимо девушки вроде меня. Марк отвлекал меня разговорами, всё время спрашивал: откуда я, на каком курсе учусь, почему занимаюсь танцами. Сам он занимался музыкой и всю жизнь шёл к тому, чтобы стать композитором. И у него, кажется, это неплохо получалось.

Он так хорошо относился ко мне, был таким добрым и милым, что я просто не могла отказывать ему, когда он звал меня в кино или ресторан. Сначала я чувствовала себя просто обязанной ему за помощь, а потом это просто вошло в привычку, тем более общаться с ним было почти так же уютно как с Сэмом – только конечно наше общение было более интеллектуальным, без всяких грязных шуток, над которыми мы с Сэмом могли угорать часами.

Кстати, Сэм и Холли стали всё чаще проводить время вместе, так что в какой- то степени, если бы не Марк, я осталась бы совсем одна. А это то, чего я боюсь больше всего на свете.

Да, теперь спустя пять месяцев наши отношения уже на стадии того, что я частенько ночую у него, но он очень терпелив ко мне и не требует от меня большего. Чтобы он не переживал, что с ним что–то не так, я просто соврала ему что я девственница, и для меня это приемлемо только после свадьбы.

На что он сделал большие глаза и, кажется, стал смотреть на меня ещё с большей любовью, чем обычно. Наверное, в этот момент, он уже мысленно выбирал кольцо и место нашей свадьбы где-нибудь в милом Британском городке у озера.

Редко можно встретить таких парней, но при всем том, что Марк симпатичный парень, он совершенно этим не пользуется. Его характер совершенно не соответствует его внешности. По крайней мере, я не замечаю, что его интересует кто–то кроме меня и его музыки. Он может закрыться в своей музыкальной комнате и сидеть там часами.

Я люблю, когда он так делает, потому что мне тоже нужно личное пространство. Мне слишком быстро надоедает обыденность, и он – не исключение.

***

- Сегодня была первая репетиция. Знаешь, только не смейся, когда прочитаешь содержание мюзикла. У меня всё-таки главная роль. - Попросила я Холли, когда мы вместе собирались в клуб, и я сидела, накручивая свои локоны на большую конусную плойку.

- Тебя взяли на роль проститутки, а ты предлагаешь мне не смеяться? - подразнивая меня, сказала она, украшая свои пухлые губы красным цветом.

- Вообще-то куртизанки, а это большая разница... - возмутилась я, чуть не оставив ожег на своей шее.

- Ой, знаю, знаю. Не оправдывайся. На самом деле, я очень рада за тебя. Наконец-то у нас с тобой всё хорошо. Я счастлива с Сэмом, ты с Марком... Эта новая роль в мюзикле... Наконец-то наше темное прошлое позади. Я думаю, мы с тобой выросли. - Улыбнулась она, натягивая на себя черное платье.

- Ты о старшей школе? - переспросила у неё я, оглядывая её с ног до головы. - Знаешь, а как Сэм отпустил тебя в клуб? И с чего вдруг ты решила туда пойти? Я думала, ты завязала с гулянками.

- Конечно, завязала. Но я так давно нигде не была. Мне очень хорошо с ним, но он совсем не любит танцевать, ты же знаешь. - Она тяжело вздохнула, и я посмотрела на неё понимающим взглядом.

- У вас точно всё хорошо? - решила убедиться я, заподозрив подругу во лжи, но наш разговор прервал телефонный звонок.

- Это такси, - сказала Холли, поговорив по телефону. - Тебе нужно поторопиться, если не хочешь оплачивать время ожидания.

- У меня теперь есть работа, я могу себе это позволить. - Усмехнулась я и закончила последние штрихи своего макияжа.

У входа в клуб я, вдруг, занервничала - нам с Холли ещё нет двадцати одного года, а это значит, что если мы недостаточно хорошо выглядим, у нас могут попросить документы. Это будет не очень приятно.

- Не волнуйся, ты выглядишь потрясающе. - Успокоила меня Холл, будто прочитав мои мысли. Я поправила своё белое бандажное платье без бретелек, которое хорошо смотрелось на моей загорелой коже, и улыбнулась. Один из фейсеров на входе уже заметил меня и заранее оглядел оценивающим взглядом. Я гордо приподняла голову, чтобы не выдать своего смущения.

- Ох, Холл, в таких местах я чувствую себя голой. - Выдохнула я, когда мы были почти у входа.

- Ты слишком много думаешь, расслабься хотя бы на один день. - Как всегда беспечно заметила она и прошла внутрь клуба после того, как охранник надел на неё браслет.

К моему счастью, охранник пропустил и меня, при этом тщательно разглядывая с ног до головы. Наверное, оценивал мой возраст. В обычные дни я выгляжу как школьница, но не сегодня.

Оказавшись внутри клуба, я погрузилась в тёмно-синий мрак, наполненный цветными лазерами и музыкой. Вокруг было очень много людей. Несмотря на то, что клуб был огромный, мне казалось, что каждый тут, то и дело норовит прижаться к другому. Особенно парни к девушкам. Мне это сразу не понравилось, но скорее потому, что я не привыкла находиться в таких местах.

- Мне что-нибудь не крепкое, на ваше усмотрение. - Попросила я, присаживаясь к бару, где Холли уже заказала себе водку с содовой.

- Водка? Ты серьезно? - спросила я, приподнимая бровь. - Я понимаю, что у тебя день рождения, подруга, но...

Тем временем Холли уже принялась за второй стакан, пока я не успела придти в себя от первого.

- Так, немедленно рассказывай, что произошло между тобой и Сэмом, - приказала ей я, взяв её за плечи, и слегка встряхнула.

- У нас все просто замечательно. - Хихикнула она и отбилась от моих рук. Через секунду к ней подошел один из парней, которые наблюдают за нами с того момента, как мы вошли и, взяв её за руку, потащил на танцпол.

- Время развлечений! - заорала Холл и выбежала на танцпол, оставив меня один на один со своим коктейлем и полным удивления выражения лица.

- Она надо мной издевается, - фыркнула я, попробовав коктейль. - Тоже мне девичник… День рождения... Развлечемся…!

По мере того, как я пила коктейль, моя голова всё больше кружилась. Мне надо позвонить Марку, он должен забрать меня домой. Иначе это может плохо кончиться. Пьяные отморозки уже итак подходят ко мне каждые пять минут, проверяя степень моего опьянения. Недолго думая, я набрала до боли знакомый номер и заплетающимся голосом пропела:

- Забери меня отсюда.

- Что? - услышала я на другом конце провода удивленный голос. Наверное, Марк уже давно спал, а я его разбудила.

- Я хочу, чтобы ты забрал меня из клуба немедленно! - приказала я, ударяя бокал о барную стойку. Бармен покосился на меня недобрым взглядом.

- Стой... Как... Ванесса? Ты, наверное, ошиблась... Впрочем, не важно, откуда тебя забрать? - услышала я всё тот же удивленный голос и взбесилась.

- Я тебе говорила, я в Опиуме! Забери меня немедленно, иначе это сделает кто-нибудь другой! - разошлась я и положила трубку, недовольно пожав плечами. Конечно же, Марк не приедет, у него много работы и других дел. Он посчитает, что я сама в состоянии вызвать себе такси. Но попытаться ведь стоило. Может и приедет.

Я вышла на танцпол и, опьяненная алкоголем, решилась потанцевать. Все так тесно стояли друг к другу, что невозможно было и шагу ступить, не получив телесных повреждений, но я постаралась найти себе укромное местечко для танца.

Я танцевала легко и непринужденно, иногда взмахивая волосами, чтобы добавить движениям сексуальности. Уже через пару минут вокруг меня собрался целый круг парней, жаждущих со мной познакомиться. Но мне было плевать на всех них. Я просто слушала музыку, которая, кстати, была очень не плохой, и танцевала, танцевала...

Вдруг чьи то руки, коснулись моей груди и, оцепенев я, взглянула на парня, который их распускал: я не стала вглядываться в его черты лица, в общем то они меня и не особо интересовали. Недолго думая, я ударила его ладонью по лицу, чем вызвала на его лице огромное удивление.

- Отвали! - прошипела я, чувствуя небольшую боль в голове, будто я выпила слишком много крепкого алкоголя. Такого не бывало со мной от обычного коктейля. Если мне ничего не подмешали...

Сердце в груди стучало все быстрее, я чувствовала, как пот бежит по моему лбу и шее. Волосы были влажными, словно от дождя, и мне всё время хотелось пить. В какую-то секунду я закрыла глаза и почувствовала, как какое-то приятное чувство разливается по венам...

Время потеряло смысл, я знала, что танцую несколько минут, но мне кажется, что прошла целая вечность. Его руки обвили меня за талию и прижали к себе. Только бы не приходить в себя. Я знаю, что он здесь, что он рядом. Я коснулась его рук и почувствовала шероховатость его пальцев, вены на внешней стороне ладони, кожаный браслет на запястье. Все было таким реальным, даже его запах окутал меня плотной пеленой, будто Эштон и вправду был здесь. Неужели какая-то таблеточка может сделать воспоминания настолько реальными?

Он обнимал меня бережно, но властно - в этих действиях не было пошлости и секса. Сейчас он обнимал меня так, словно хотел уберечь, защитить.

- Ванесса, ты слышишь меня? - его голос бы прозвучал хрипло, если бы ему не пришлось перекрикивать музыку, от звука которой кровь стыла в жилах.

Ещё и голос его слышу, отлично. Я окончательно начинаю сходить с ума. Я же почти уже перестала вспоминать Эштона, с чего этот очередной наплыв чувств...

- Ванесса? Нам пора уходить. Пошли, детка. - Сказал он, и, взяв меня за талию, потащил через толпу, отодвигая всех на своем пути.

- Это всё не по-настоящему, правда? - жалобно шептала я, пока моя иллюзия выводила меня из клуба. Когда мы оказались на свежем воздухе, мне стало гораздо легче, и я наконец-то обрела способность видеть и различать лица.

Я подняла на него лишь один взгляд, а эмоции были такими, будто я встала на пути у снежной лавины, которая окутала меня гаммой чувств и воспоминаний. Голубые глаза Эштона были реальны, как никогда: они светились, отражая уличные фонари Манхэттена. Его взгляд был пронзительным, тяжелым.

- Нет... Не может этого быть... - прошептала я, моргая глазами и ощущая себя огромной тупицей.

- Это же надо так. Не думала, что от наркотиков бывают такие галлюцинации. Не стоило идти в клуб с таким говорящим названием...

- Ванесса, очнись. Это я. Всё происходит на самом деле, - прошептал Эштон и, убрав мои волосы с лица, медленным и плавным движением приложил ладонь к моей щеке. Я видела движение губ, полураскрытый рот... А потом он поцеловал меня, обжигая мои губы своим языком и властным ртом. Он завладел мной без особого труда, будто делал это каждый день. Так, будто я принадлежала ему. Так целуют, когда не хотят оставлять никаких вариантов.

И я отдалась его губам и прикосновениям. Я не могла поступить иначе. Только в его руках я становлюсь такой податливой марионеткой.

Я так давно мечтала об этом, так сильно скучала по Эштону. А теперь я могла чувствовать его теплоту его тела и обжигающее дыхание на моих губах. Я ощутила тепло в груди, которое медленно разливалось по моему телу, оставляя в кончиках пальцев приятное покалывание.

- Что ты делаешь... Как здесь оказался... - прошептала я, от растерянности чуть не потеряв дар речи.

- Это я у тебя должен спросить, как ты здесь оказалась? - усмехнулся он, проведя пальцем по моим губам. Один поцелуй - это ещё может быть ошибкой, но вот эти нежности - это уже измена.

- Не надо, не трогай меня, - настойчиво сказала я, поморщившись, будто его прикосновения причиняют мне физическую боль. - Уже всё давно кончено. Не знаю, зачем ты нашел меня.

- Ну вообще-то ты сама мне позвонила и попросила забрать тебя. - Спокойно сказал он, посмотрев на меня. Лукавый огонек в его глазах и усмешка не могли пройти мимо меня, и я ещё больше разозлилась.

- Тогда почему ты ещё не понял, что я ошиблась номером? – с наездом спросила я, не понимая, как можно быть таким наглым.

- Потому что ты вцепилась в меня своими маленькими ручками и даже вздохнуть не даешь нормально. – Огрызнулся он, затем улыбнулся, подразнивая.

Я опустила глаза и увидела, что крепко обхватила его торс двумя руками. Мышцы Эштона были напряжены, несмотря на непосредственное выражение его лица. Он нервничает, не меньше, чем я.

Я медленно убрала руки с его талии, чувствуя его крепкий пресс под своими ладонями. В горле пересохло, то ли от последствий принятого коктейля, то ли от…

- Эштон, прости. – Одумавшись, сказала я, задумчиво облизывая губы. – Я совсем потеряла голову сегодня. Я не удалила твой номер телефона и, видимо, набрала по старой привычке… И вообще, я и подумать не могла, что ты в Нью-Йорке! – наконец выпалила я, когда осознала, что мы с Эштоном встретились в нескольких тысячах километров от нашего родного дома. На другом конце страны. И я «случайно» набрала его номер телефона. А он «случайно» оказался здесь. После этого, мне ещё говорят, что не стоит верить в судьбу.

- Как ты здесь оказался? – спросила я, старясь не смотреть на него. Или не смотреть в его глаза. Кажется, я не могу трезво мыслить, когда вижу эти два ярких аквамарина.

- Разве это важно? – спросил он, двигаясь вперед, сделав шаг от меня на целый метр. Кажется, он тоже избегает меня. – Я здесь. Ты позвонила, я подумал, что ты в опасности. Я должен был убедиться, что с тобой все хорошо.

- Не стоило так переживать. Я прекрасно бы справилась сама. – С гордостью заметила я, старясь скрыть улыбку.

- Ага. Ты не видела свои танцы со стороны. – Тише добавил он, чуть не расхохотавшись.

Я не могла злиться на это замечание. Эштон был прав – если бы не он, я бы завтра проснулась не дома у своего парня, а где-нибудь на краю Бруклина с незнакомцем.

- Так куда мы идем? – спросил он, сделав ещё шаг от меня вперёд, и повернулся ко мне лицом.

- Не думаю, что нам по пути. Я живу в центре, – просто ответила я, чувствуя угрызения совести каждый раз, когда останавливала свой взгляд на Эштоне. Он был одет в джинсовые шорты до колена и черную футболку, которая подчеркивала, насколько он изменился за последнее время. Его мышцы стали ещё более зрелыми, рельефными. Эштон выглядел ещё сильнее, чем обычно, и это не давало покоя моей фантазии.

- Отлично. Я тоже снимаю квартиру здесь неподалеку. Но я провожу тебя, куда скажешь, и на этом расстанемся, Ванесса, – сказал он равнодушно, приподнимая бровь. – Если ты так этого хочешь.

Его рука потянулась ко мне, и он поманил меня указательным пальцем, при этом улыбаясь этой своей дьявольской улыбкой, перед которой очень трудно устоять. Я поправила свои волосы, которые доходили до моей поясницы, и перекинула их с одного плеча на другое.

После этого наши взгляды встретились снова, и я поняла, что больше не могу держать себя в руках. Я хочу к нему, хочу прикасаться к Эштону, хочу его ласки, хочу снова испытать эти эмоции, которых я, казалось бы, была навсегда лишена. Поддавшись порыву чувств, я кинулась к нему, и, обхватив за плечи, запрыгнула на Эша, обвив его тело ногами. Я прижалась к нему, чувствуя его руки на моих бедрах, которые с силой сжали их, и могла думать лишь о том, что именно сейчас я хочу большего… Именно сейчас я разрушаю свое будущее, которое так усердно строила последние несколько месяцев. Я иду на это не сознательно, потому что мой разум сейчас полностью во власти моего сердца.

Эштон прижал меня к стене на одной из улиц, поставив руки по обе стороны от моего лица. Мое тяжелое дыхание скрывалось за локонами из волос. Но я знала, что он чувствует меня, как никто другой. Эштон читает мои мысли и всегда знает, чего я хочу, и на какие струны ему следует нажать, чтобы правильно играть со мной.

- Эштон… - прошептала я, подставляя шею под его короткие поцелуи. Иногда он прикусывал участки кожи, показывая мне свое решительное настроение. – Я не могу допустить, чтобы между нами, что-то произошло… Мы должны остановиться, понимаешь?

- Когда ты рядом, я ничего не понимаю. – Прошептал он мне в губы, облизывая их кончиком своего языка. Его губы были мятными на вкус и родными, отдающими тепло.

Я чувствовала его эрекцию, которая основательно упиралась вниз моего живота, сводя все мои принципы на нет. Думала ли я о Марке? Может быть, но эта мысль была так ничтожна, что ненароком схлынув, она тут же исчезла в глубинах моего подсознания.

- Я знаю тебя. Я каждой клеточкой тела, чувствую, как ты скучала по мне, – прошептал он мне на ухо, наклонившись. – Как ты ждала этого, – продолжил он, опуская одну свою руку к моей груди, покровительственно касаясь её. – Ты думала обо мне каждую ночь. День. Час...

- Миг… - тяжело дыша, сказала я, полностью расслабляясь в его руках.

- Останови меня, – просто сказал он, целуя меня в уголок губ, опускаясь всё ниже к подбородку, а затем к ключицам – а это очень чувствительная часть на моем теле.

У меня оставалась лишь одна десятая секунды, чтобы принять решение…

Глава 22.

- И я хочу остановить тебя, – произнесла я, сгорая от желания, которое томилось в моём теле. Я чувствовала себя безвольным животным на поводу у своих желаний. Грязной, похотливой. Моё тело всегда нуждалось в Эштоне. Мой разум тоже был в его власти. Эти две составляющие сливались в гармонию между собой, а мне не давали покоя.

- Эштон, всё в прошлом. Всё кончено, – повторила я, закусив губу и продолжая чувствовать его губы около моей груди. Мой голос был слишком тяжелым. Дыхание сбивчивым.

- Не говори так. – Прошептал он, поднявшись к моим губам, и ударил кулаком по стене прямо около моего правого уха. – Черт побери, ничего не кончено, Несса.

- Хорошо. – Тяжело вздохнула я, мечтая, чтобы он боролся за меня. Желая, чтобы он добивался. Я хотела, чтобы он перевернул этот мир, но вернул меня к себе. Хочу, чтобы всё изменилось.

Чтобы между нами было что–то настоящее.

- Ты был с другими всё это время. – Прошептала я, отталкивая его. – И у меня есть молодой человек. У нас всё серьезно, – эти слова сами вырвались из моих уст. Я хотела видеть его реакцию.

Он уставился на меня, слегка сузив голубые глаза. Я заметила, как напряглись его желваки – он научился себя сдерживать, а не психовать сразу. Потом он сжал губы и продолжал смотреть на меня, вглядываясь в каждую черточку моего лица.

А я смотрела на него не в силах насытиться этим зрелищем. Господи, какое это счастье – просто увидеть его снова. Знать, что с ним всё хорошо.

- Да, ты права. Я бывал с другими, – просто сказал он, как обычно, в своей небрежно-холодной манере. – Что ты хочешь услышать? Что я хранил тебе верность все это время? Что ни с кем не трахался? – наконец сказал он, выплевывая слова и причиняя мне боль.

- Эштон, что ты опять несёшь… - начала я, оледенев от ужаса. Эштон опять был похож на психа.

- Я пытался забыть тебя. Блядь, как я мечтал тебя забыть, Ванесса. – Прорычал он, не прерывая нашего взгляда.

- Так забудь, Эштон. Оставь меня в покое. Не нужно было приезжать. – Просто ответила я, стараясь угомонить своё возбуждение.

Вот они. Эмоции. Какое наслаждение снова ругаться с ним. Чувствовать электричество между нами. Искры летели из наших глаз и от наших прикосновений. Мы были как два магнита с противоположными зарядами. Как два реактива с реакцией, которая порождает взрыв.

Он был моей полной противоположностью и в то же время моим отражением.

- Ты позвонила мне из клуба, а мне не нужно было приезжать? Ты за кого меня держишь? Да я примчался с работы, несмотря на то, что сейчас я работаю днями и ночами. Я на всё плюнул только, чтобы убедиться, что с тобой всё в порядке. Неужели ты не можешь понять это? – высказался Эштон, тяжело дыша, не в силах угомонить свой гнев.

О да. У меня получилось разозлить его ещё сильнее.

- Ты работаешь? – спросила я, улыбнувшись и стараясь перевести всё в более непринужденное русло. – Эштон, а если серьезно…ты убедился, что я в порядке. Этого достаточно.

- Ты такая маленькая лгунья, – прошептал он мне на ухо. Его горячее дыхание породило мурашки во всём теле. – Твои глаза врут, когда ты говоришь всё это. Думаешь, ты можешь меня обмануть? Я чувствую тебя, как никто другой, – продолжил он, прижимая свою горячую ладонь к низу моего живота. Я вздрогнула и закрыла глаза.

Дыши. Вспомни о Марке. Не разрушай свою идеальную, спокойную жизнь ради очередной интрижки с Эштоном.

- Ты ошибаешься. Эштон, мы дружили когда–то. Помнишь? Ты сам всё растоптал. Потом прикрыл это тем, что ты, якобы, настрадался, – жестко отрезала я, придавая своему голову уверенности. – Потом, ты трахнул меня ради интереса. Не так ли? А потом ещё бросил, прикрыв это тем, что ты меня не достоин! И после этого дерьма, я должна принять тебя назад?! – почти выкрикнула я, вспоминая всю боль, которую он мне причинил.

- Назови мне хоть одну причину! Хоть одну грёбанную причину, по которой я должна это сделать! – я уже сорвалась на крик, а из моих глаз хлынули слёзы. Какая же я идиотка, теперь ещё и показала себя в минуту слабости во всей красе.

- Потому что ты любишь меня, – просто ответил он. – Ты можешь убегать от этого, ненавидеть меня, как я делал это десять лет. Но рано или поздно ты поймешь, что в этом нет смысла.

- Я очень хочу чтобы ты ошибался… - с мольбой в голосе прошептала я, понимая, что он абсолютно прав. – Но, Эштон… Я, правда, сейчас с другим. Отпусти меня.

- Зря ты мне об этом напомнила, – сквозь зубы сказал он, морщясь так, будто я ударила его в поддых. – Мерзость.

- Мерзость, что я счастлива в отношениях? – соврала я, посмотрев ему в глаза. Мог бы порадоваться за меня, сволочь.

- Мерзость, что он лапал тебя. Касался тебя. – Выплюнул он, содрогаясь от ненависти.

- Ты сам меня отпустил. – Возразила я, чувствуя, как его хватка на моей шее усиливается.

- А ты тут же нашла утешение у другого? Да, я отпустил тебя, – он произнёс эти слова через силу, будто не хотел в чём-то признаваться. – Потому что тебе угрожала опасность рядом со мной. Даже сейчас она есть.

- Думаешь, я поверю в этот бред? Какая к черту опасность? – я не верила своим ушам. Но потом я посмотрела в его глаза и поняла, что там написано всё, что он хочет мне сказать.

- Ты мне не доверяешь. – Просто сказал он, опуская руки и отстраняясь от меня. Моё тело тут же заныло в знак протеста, но я постаралась остановить эту реакцию.

- Ты всегда говоришь загадками. Иногда мне кажется, я ничего о тебе не знаю. Хотя догадываюсь, что в этом замешан Бред. Он шантажировал тебя? – настороженно спросила я, скрестив руки на груди.

- Прошу тебя, Ванесса, не начинай. – Снова закрылся в себе он, отвернувшись. Я смотрела на его спину и заметила, что на руках появились новые тату.

Моё сердце в груди набирало темп и эхом отзывалось в ушах. Я не могла сейчас уйти от него. Не могла оставить его одного.

Мне нужна хотя бы одна ночь с ним, хотя бы ещё один поцелуй.

Я хочу ещё, хотя бы раз, посмотреть в его глаза. Я одержима. Я зависима.

Сейчас или никогда.

- Эш, – тихо позвала я, касаясь его плеча. – Я хочу быть с тобой этой ночью.

- А как же…? – ответил он, но на его лице я не увидела сомнений.

- Даю тебе тридцать секунд, чтобы предпринять какие–либо действия, – отрезала я, улыбнувшись.

Мне не пришлось ждать и двух.

POV Эштон

Всё произошло слишком неожиданно. Уже второй месяц я работал допоздна. Я старался загрузить себя работой так сильно, чтобы в голове не оставалось места для не нужных воспоминаний.

Мне хотелось бы поделиться с Ванессой изменениями в своей жизни, рассказать о том, что я не так безнадежен, как мы оба думали. Точнее… Как думал я, ведь она всегда верила в меня.

Я дорисовывал один из своих проектов. Конечно, проект был маленький, и я выполнял работу за небольшие деньги, но это было хоть что-то. Жизнь превратилась в обыденное существование, в котором я каждый день действовал по определенному распорядку:

Вставал, пил кофе, занимался на курсах по проектированию и архитектуре, за которые выложил кучу денег, и вечёром спешил на работу, оставаясь там до поздней ночи.

Вспоминал ли я о ней? Тосковал ли по её чёрным глубоким глазам каждый раз, когда закрывал глаза?

Нет.

Она всегда была со мной, будто тень, которая преследовала меня там, где бы я ни был.

Чёрт возьми, о чём бы я ни думал, она всегда незримо присутствовала в своих мыслях.

Иногда я сходил с ума - мне казалось, что я слышу её голос в своей голове, где она раздает мне советы и высказывает своё мнение о моих поступках.

Сначала я сопротивлялся этому, но потом понял, что это бесполезно. Она пробралась мне под кожу, стала частью меня, отложилась в моей клеточной памяти.

Но я не хотел её искать. Не хотел снова мучить её, и причинять боль.

В тот миг, когда я услышал в трубке её голос, я уже почти диагностировал себе полное сумасшествие, предполагая, что мои галлюцинации уже формируются в реальность.

Но это был не очередной бред.

Бросив всё и плюнув на работу, я, конечно же, помчался в этот проклятый клуб, просто беспокоясь за неё. Я не думал, что сегодняшней ночью она окажется у меня дома.

Я снимал квартиру в Нью-Йорке уже два месяца. Это был пентхаус на шестидесятом этаже одного из небоскребов в самом центре Манхэтенна.

Она будет удивлена, когда узнает, откуда у меня деньги на такое жилье. Но ближайшие несколько часов, я не планировал заниматься с ней разговорами.

- Где мы? – удивленно спросила Ванесса, когда я включил свет, и мы оказались в моей квартире. – Ты шутишь? Эш, так вот в чём дело? Ты снова работаешь на своего отца?

Её взгляд с удивлением рассматривал мои владения. Квартира, в общем то, была совсем небольшая. Скорее студия с большой лоджией и прекрасным видом на город и центральный парк. Мне нужно было не так уж много вещей и мебели для жизни: большая кровать, кухня со всем необходимым и огромный чертежный стол для работы. А, ну, и, конечно, музыкальный центр, чтобы совсем не сойти с ума от одиночества.

- Ты уверена, что хочешь обсудить это сейчас? – лениво поинтересовался я, посмотрев на Ванессу сверху вниз. – Я думал, мы не за этим сюда пришли.

Ванесса просверлила меня полным отвращения взглядом. Но я ведь знал, что скрывалось за этой маской холодной неприступности.

- Я… - неуверенно начала она, проводя рукой по своим тёмно-каштановым волосам. Её фирменный жест – так я всегда понимал, насколько сильно она нервничает.

- Просто я не могу с тобой разговаривать в таком состоянии, – я присел в своё кожаное кресло около рабочего стола и прикрыл глаза, стараясь успокоиться.

Но ни черта не получалось. Я хотел оказаться внутри моей девочки, и только потом я смог бы обрести способность трезво мыслить.

- Садись, и если хочешь, мы попробуем поговорить. – Произнес я, снова взглянув на неё, но это было зря.

На Ванессе было плотно-облегающее белое платье без бретелек, которое подчеркивало каждый изгиб на её идеальном теле. Идеальном для меня.

Стройные ноги, которые мне хотелось немедленно раздвинуть и ласкать её загорелую кожу. Я чувствовал её запах, как хищник, выслеживающий добычу.

- Ты думаешь, что управляешь мной, Эштон, но это не так. – Просто произнесла она, подходя ближе ко мне. Тут Ванесса сделала то, чего уж я никак не ожидал.

Она села на колени передо мной и положила руки мне на живот. Она смотрела на меня с восхищением, так, как может смотреть только она. Её глубокие карие глаза были наполнены любовью и нежностью. И это после всего того, что я ей причинил.

- Я так не думаю, – ответил я, слегка наклоняясь к ней. Её руки касались моего пресса, и это было невыносимо приятно. – С тобой что-то не так.

- Да, – тихо прошептала она, и, задрав мою футболку, и коснулась языком моего тела. Она просто издевается надо мной.

В следующую секунду я услышал звук расстегивающейся ширинки и почувствовал её ладонь на своём члене. Её движения были уверенными, без капли стеснения. Скорее жадными и дикими – её язык двигался быстро, но одновременно нежно, будто она хотела продлить моё удовольствие.

От кайфа у меня потемнело в глазах, а рот наполнился слюнями – я желал проделать с ней то же самое.

Ванесса выглядела ненасытной, дикой: она хотела меня всего, и эта страсть отражалась в омуте ее глубоких глаз. Просто уму непостижимо, как она красива. Будто создана для меня по идеальному рецепту.

- Иди ко мне, – произнёс я и, не дождавшись ответных действий, притянул её к себе и посадил на колени. Стройные ноги Нессы обхватили мое тело плотным кольцом, и я почувствовал, как она трется об мой, уже основательно затвердевший, член. Одним ловким движением я снял с себя футболку и поймал на себе пронзительный и голодный взгляд девушки.

- Ты изменился, – просто сказала она, касаясь моих ключиц, поглаживая их, царапая своими маленькими ноготками. Её грудь оказалась прямо перед моими глазами, и я не сразу нашел, что ответить, так как мои мысли были уже заняты совсем другим. И давно.

- Мои чувства к тебе остались прежними. – Прошептал я, посмотрев на неё. Взяв прядь её волос, намотал себе на палец, играя с ней.

Я не хотел сам нападать на неё. Это должно было быть её решение. У неё сейчас другая жизнь. Возможно, гораздо лучше, чем та, какую я могу предложить ей. Возможно, она уже любит другого, а со мной проводит время просто из-за ностальгии по прошлому.

- Я совершаю ошибку, да? – прошептала она около моих губ, сводя меня с ума своим запахом. Как я хотел укусить ее прямо сейчас. Но я ждал.

- Я не знаю. Ты сама делаешь выбор. – Тихо ответил я, взяв её за подбородок, чтобы наши взгляды встретились. Я прикрыл глаза в ожидании её решения.

- Я хочу совершить эту ошибку, – сорвалось с её губ, и она коснулась моего рта языком, медленно и плавно, будто боялась. Но для меня уже ничего не имело значение – я понял, что её выбор сделан.

- Ты не представляешь, как я скучал по тебе, – выдохнул я и прижал её к себе так крепко и резко, как только мог, обхватил её бедра своими руками, почувствовав, как она изогнулась всем телом.

Платье Ванессы превратилось в пояс, который собрался у неё на талии. Мне же уже было невыносимо жарко в своей одежде, и я тоже поспешил от неё избавиться.

Я видел капли пота на её коже, она вся была влажной, разгоряченной, готовой для меня. Покусывая мочку её уха, я стремительно вошёл в неё, раздвинув руками её бедра. Ванесса закричала так громко, будто я, как в первый раз, сделал ей больно.

- Ах, – постанывала она, сладка морщась от удовольствия. Половина её волос закрывали блаженное выражение лица Нессы. Глаза были прикрыты.

- Ты чертовски тесная, – прохрипел я, сжимая челюсти и напрягая всё своё тело, чтобы с каждым толчком входить в неё всё резче.

Мои руки ласкали её спину, хлопали по бёдрам. Я был одержим ею. Я сходил с ума по этой женщине.

- Да, ещё сильнее, – нежно повторяла она, царапая мне спину. Она приблизилась к моим губам и снова быстро провела по ним языком, дразня меня своим сладким вкусом.

Я встал с кресла и, удерживая её на руках, сделал пару шагов до кровати и, кинув её на кровать, быстро навалился сверху, закрывая её своим телом. Снова оказавшись внутри неё, зарычал от удовольствия.

Ванесса закинула свои ноги мне на плечи, и я вошёл ещё глубже, ещё сильнее. Наслаждение, которое мы испытывали, находясь вместе, не сравнить ни с чем на свете.

Полное единение души и тела. Она отдавалась мне вся, без остатка, подчинялась мне, когда я этого хотел, сопротивлялась мне, когда это было нужно. Читала мои мысли.

- Черт, - прошептал я, совершая толчок в ее теплую плоть. - Ты идеальна. - Отрывисто произнес я, погружаясь в нее еще глубже. Я чувствовал, что наше терпение на исходе, и в стремлении довести ее до оргазма, начал ласкать Ванессу пальцами.

Грубо, неистово. Чтобы она кричала. Так, чтобы весь Манхетеен, твою ж мать, знал, как ей со мной хорошо.

- Эшт-о-о-он! – срывалось с ее губ из глубины ее груди, из центра ее тела. Она сжималась вокруг меня, и это было, чёрт возьми, непередаваемое чувство блаженства, высшая точка наслаждения.

Я наклонился к ней, испытав оргазм, и приложил губы к ее сладко пахнущей коже. Ее грудь была перед моими глазами - влажная, налитая и возбужденная.

Мне не хотелось даже выходить из нее. Я чувствовал себя так, будто только что покорил Эверест.

- Ты чертовски сексуальна. - Сказал я, поднимаясь к ее губам и накрывая ее приоткрытый рот своим. Она что-то нежно мурлыкала в ответ и терлась носом о мое лицо, с которого не сходила счастливая улыбка.

- Эштон, - шептала она, и я наслаждался тем, как мое имя звучит из ее уст.

***

Я прижалась к груди Эштона, слыша его тихое сопение. Может быть, он слегка задремал. Как я поняла, он теперь работает и, возможно, сильно устает. Мне хотелось с ним поговорить, но я знала, что сейчас он этого не хочет.

Он крепко обнимал меня одной рукой где-то в районе поясницы, и, даже от этого легкого прикосновения, я вся покрылась мурашками.

Я задержалась на его груди, вдыхая запахи: мускус, гель для душа и остатки парфюма, который он всегда использовал. Ещё сигареты.

Невольно промелькнула мысль, которая пришла ко мне ещё вчера, а теперь завладела мной снова. Я в постели Эштона в очередной раз. И никто здесь не задерживается надолго. И сколько таких наивных дурочек, вроде меня, было у него за это время. Он же сам сказал, что были. И это не могло не ранить меня.

Мне даже должно быть противно. Задумавшись обо всём этом, я сама не заметила, как из глаз полились слезы. Сначала я пыталась плакать тихо, чтобы не разбудить его, но он всё равно проснулся и, округлив глаза от удивления, уставился на меня.

- Малышка, что не так? – сонно спросил он, касаясь моего подбородка, и коротко поцеловал меня в губы. – Что случилось? Тебе что–то приснилось?

- Нет. Я ещё не спала, – резко ответила я и села на кровати, прикрывшись одеялом. – Просто, мне больно.

- Почему? Я сделал тебе больно? Был слишком груб с тобой? – спросил он, помотав головой, и взъерошил этим свои волосы, будто наказывая сам себя.

- Мне больно от мысли, что ты спал с другими. – Выпалила я, вытирая слезу со своей щеки. – Ты так же трогал их, говорил ласковые слова. Ты всегда действуешь одинаково со всеми.

Эштон молчал, напрягая челюсти. Кажется, он позеленел от напряжения. Он задышал глубоко, как бык, который увидел красную тряпку.

Сейчас опять начнется…

- Ванесса, ты думаешь, я со всеми такой? – он усмехнулся, не глядя на меня. – Ты же хорошо меня знаешь. Я довольно закрытый человек.

- Не уходи от темы. Ты трахался с девушками. После меня, – с обвинением заявила я, прикрыв лицо руками, при этом приглядывая за ним сквозь пальцы.

- Ну и что? – просто сказал он. – Я не люблю ни одну из них, и никогда не любил. Ты не понимаешь. Секс для нас - это потребность, это как поесть или сходить в туалет. Это просто животное желание.

- Чем же тогда я отличаюсь от других твоих животных? – шепотом спросила я, пытаясь заглушить шум в ушах от его слов. Каким же циничным он выглядит.

- Ванесса, это совсем другое. Ты дорога мне во всех отношениях. Секс с тобой – это и эмоциональный взрыв, и физическое удовольствие, и это просто то, что уносит меня прямо в космос, – он закинул голову, а на его губах застыла легкая улыбка.

- Ты неземная, ты совершенная, – прошептал он, посмотрев на меня, и обхватил мою талию руками. – И единственная для меня. Ты просто должна понять это. Что, если бы мы были вместе, я бы никогда не посмотрел на другую. Но я думал, что у тебя всё хорошо. Думаешь, я не следил за тобой и ничего не знал о твоей жизни? – он вскинул одну бровь, сверкнув голубыми глазами.

- А ты следил? Я думала, что я тебе безразлична. – Прошептала я, всё еще слыша его слова в своей голове.

Неземная. Совершенная. Единственная.

- Ты глупышка, если ты так думала, – он тяжело вздохнул, поглаживая мою талию и заставляя меня дрожать. – Ты моя любимая девушка, а не просто объект для справления своей потребности.

- Н, я же как то обходилась без такой потребности. Представь, если бы я тоже это сделала, – наконец привела свой аргумент я, и тут улыбка Эша стала ещё шире.

- Так ты не…? – его глаза округлились, мышцы тела напряглись.

- Нет. Мне, знаешь ли, не до этого было. Страдала по одному придурку.

В следующую секунду он чуть ли не задушил меня в своих объятьях, покрывая мои плечи короткими и влажными поцелуями.

- Боже, я обожаю тебя, – прошептал он, поднимаясь по моей шее к губам. – Прости меня. Прости, – повторял он, с каждым поцелуем. - Давай забудем всё прошлое. Его не существует. Давай начнём всё сначала, – сказал он, обхватив моё лицо руками.

– Я бы хотела сказать нет, – просто ответила я, закусив губы, – Но я просто не могу без тебя.

Я накрыла его рот уверенным поцелуем, отпуская всю боль и обиды, что копились во мне всё это время.

Я слишком долго была гордой. И если бы между нами была привычка или дружба, я никогда бы не простила его. Я бы возненавидела Эша и сошла с ума от всех его циничных и мерзких для меня слов.

Но я всем сердцем любила его. И не могла его потерять.

Снова.

Pov Эштон

Мне четырнадцать. Мое отражение в зеркале стало другим за последние несколько лет. Вечно сжатые челюсти, ноль эмоций на лице - даже братья иногда боятся меня, хотя им тоже приходится не сладко.

Сегодня был день, когда я отказался грабить местную придорожную заправку и знал, что меня ждет наказание. В зеркале ванной вижу на своем предплечье дракона, а вокруг него красную израненную кожу. По крайней мере, шрам теперь не так заметен.

Брэду не понравится, что я ослушался его. Опять начнет угрожать мне и промывать мозги... Главное - оставаться собой, не поддаваться его давлению.

Но это тяжело. Не все дни были такими, как этот. Иногда я совершал плохие поступки, как в тумане, словно под гипнозом, одержимый ненавистью и злостью. Демон во мне просыпался и творил вокруг полнейший беспредел, который мне потом приходилось разгребать.

- Эй ты, - обратился ко мне Бред, врываясь в ванную. - Где деньги, которые ты должен был мне достать, ублюдок?

Я кидаю взгляд на него - дикое морщинистое лицо, уже потерявшее всякую человечность, смотрело на меня, распахнув свои жабьи глазки. Запах перегара разлился по всей ванной комнате, вызывая у меня рвотный позыв. Отвратительное ощущение.

- Их нет. Я не хотел и не хочу это делать, - сквозь зубы сказал я, принимая позу боевой готовности. Я был готов дать сдачи.

- Как это нет, ушлепок? - проревел Брэд, замахиваясь на меня, но я был быстрее - остановил его руку в воздухе, а другой с силой врезал ему по мерзкой роже.

Он только рассмеялся, придерживаясь за свою разбитую губу. Дикий смех наполнял его, наполнял эту комнату.

- Ты забыл кто ты? Ты - ничтожество, - выругался он, и, схватив меня двумя сильными руками, согнул пополам, наклонив к унитазу. Я пытался вырваться, но его тиски и хватка были дьявольски сильными. Мое израненное кочергой плечо, все еще болело. Я был слаб. Я видел в воде унитаза свое жалкое отражение и, правда, чувствовал себя ничтожеством.

- Маленький ублюдок, - снова повторил он. - Ты будешь делать то, что я тебе скажу?

- Чёрта с два. - Прошипел я, сохраняя самообладание. В следующую секунду моя голова оказалась в унитазе. Вода заполнила мой нос, попала в глаза, а кислород не поступал в легкие.

- Спрашиваю еще раз, ты будешь делать, что я говорю? - снова спросил Бред, доставая мою голову за волосы. Я закашлялся, пытаясь надышаться. Вонючая вода, казалось, застряла у меня в ушах, а ее запах наполнил мои ноздри.

Меня трясло от ненависти и гнева. Я был готов разорвать этого гада в клочья. Я мечтал, о дне, когда расплачусь с ним. Но знал, что это будет не скоро.

- Отвали от меня. - Прохрипел я, захлопнув крышку унитаза свободной рукой. Это его взбесило еще больше, и он с силой ударил меня головой по бачку.

Я почти ничего не почувствовал, все еще находясь в шоке от произошедшего.

Наконец, он отпустил меня, потирая руки.

- Не расстраивай меня, сын, - уже спокойнее добавил он, глядя на меня сверху вниз. Я ответил ему долгим и полным пустоты взглядом. Мои челюсти горели, желваки тряслись от переизбытка ненависти. Ком в горле был готов взорваться в любую секунду.

- Ты мой лучший ученик, поэтому я так много времени уделяю твоему воспитанию. Ты уже закален. Посмотри, каким сильным ты стал, - почти с гордостью произнес он, потрепав свою бороду.  - Во всем мире, лишь меня ты будешь боятся. Я авторитет. Ясно? - он сжал кулак, будто снова был готов им замахнуться. Мне было дурно.

- Ясно, - произнес я, кивая головой. Разум туманился, гнев отступал, поддаваясь психологическим манипуляциям. - Каким будет мое следующее задание? - спросил я, вставая с холодного кафеля, не отрывая глаз от отца.

***

А теперь мне девятнадцать. А я всё еще как маленький мальчишка ведусь на его провокации.

Чуть больше полугода назад я потерял любимую – но не из-за его шантажа, а из-за себя самого. Потому что я был трусом. И при всей своей напыщенной самоуверенности и силе, в душе я оставался настоящим слабаком. Я оставался тем, кто позволят с собой так обращаться – я оставался парнем, который терпел раскаленную кочергу на коже и захлебывался грязной водой из унитаза.

Я мог бы давно убежать. Мог бы убежать, ещё в детстве. Да, идти было некуда – но это лишь оправдание для своей слабости. Теперь, всё изменилось. Мне потребовалась всего лишь одна маленькая капля её веры, которая изменила во мне всё.

- Эштон, – я услышал голос миссис Грин и улыбнулся, уставившись в свой ноутбук. Теперь наши сеансы психотерапии проходили по скайпу. Я переехал в Нью-Йорк, но не желал менять врача, который находился на другом конце страны от меня.

- Ты отлично выглядишь. Тебе очень идут рубашки, – заметила она, и, отпив кофе из своей чашки, продолжила нашу беседу. – Что случилось потом после того, как Ванесса уехала? После того, как вы расстались? Ты продолжал работать на отца?

- Нет. Я только участвовал в некоторых боях, но никого не грабил и, уж тем более, не стал перевозить наркотики через границу. Через какое–то время я начал думать, как освободится от его угроз, и попросил одного друга найти на него материалы, с которыми бы мог обратиться в суд. – Заключил я, тяжело вздохнув. – Но моя идея посадить его за решетку, так и не стала реальностью.

- Почему? Ты обратился к Сэму – другу Ванессы? – переспросила она, что-то записывая в своём блокноте.

- Да. Мы с ним общались втайне от неё. Я же должен был знать всё, что происходит с ней, пока меня нет рядом. Ванесса, рассказывала всё Холли, а та всё передавала Сэму, ну а он мне – таким образом, я знал о ней всё: какие она лекции посещает, что покупает в супермаркетах, где чаще всего бывает, что читает…

- Ты безумец. – Поставила свой диагноз, миссис Грин, слегка усмехнувшись.

- Да, – кивнул я, продолжая. – Я пришел к Брэду и застал его одного. Я не мог обвинить его в уголовных делах – иначе, меня бы тоже посадили как соучастника. Но я мог посадить его в психушку. За то, что он делал со всеми нами, с моими братьями. Сэм нашёл какие-то тесты, которые свидетельствовали о его неуравновешенности и социальной опасности. И я пришёл к нему с копиями этих документов, а также с фотками и видео, которые я собирал годами: с записью Блэр, где она признается в том, что её отец сумасшедший. Я припер его к стенке, и это был первый раз в жизни, когда я увидел страх в его глазах.

- Что ты почувствовал в тот момент? – спросила доктор, а я откинулся на кресло, закрыв глаза, вспоминая тот день.

- Свободу, – просто сказал я, понимая, что теперь это так. Что он больше не тронет меня. – Теперь я чувствую лишь страх. Я пообещал, что всё это останется при мне, но если он хоть пальцем тронет Ванессу, то на следующий же день я отправлю его в психушку.

- Но почему ты сразу этого не сделал? Он бы не смог достать её оттуда, – сделала замечание доктор, и это был уже её личный интерес.

- Его люди везде. И это не один, и не два человека. Он бы начал мне мстить, и первое что он бы сделал - это нашёл её. Я даже думать не хочу о таком исходе событий. Поэтому приглядываю за ней сейчас. – Почти тихо заканчиваю я, не открывая глаз.

- Она сейчас уже с другим, да? – спрашивает меня миссис Грин, с грустью в голосе. Она уже давно перестала быть просто моим доктором. Она, кажется, уже переживала за нашу историю с Ванессой больше, чем просто профессионал.

- Да, – сухо ответил я, открывая глаза. – Проверил его по всем пунктам. Парень нормальный, британец, богатый, знатный на родине. Сюда приехал учиться. В общем, придратся не к чему, и Ванессу, по-моему, чуть ли не на руках носит. – Отчеканил я, будто запомнил досье на Марка наизусть.

- Эштон, я думаю, что в нашей терапии уже нет никакого смысла. Ты так изменился. Я думаю, что ты справился со своей агрессией. Ты много пережил в детстве, и это навсегда отложило отпечаток на твою личность. Но сейчас я вижу, что ты абсолютно адекватный человек, который наконец-то знает, куда ему идти, и который найдет своё место в жизни. Ты свободен, твой разум полностью чист – не думаю, что ты когда–либо был полностью во власти секты, – начала вещать она, но всё это я уже и так давно знал, но всё равно продолжал сеансы. Иногда хотелось, чтобы тебя просто слушали, и я был готов платить за это деньги.

- Иногда я, правда, не отдавал отчет своим действиям. Всё казалось мне игрой, квестами, в которых должен был одержать победу. Я просто стал таким, каким меня воспитывали. А не тем, кем я был рожден…

- Ты что–то узнал о них? – миссис Грин даже слегка заерзала на стуле от разрывающего её интереса.

- О своих родителях? Да. Возможно, я хотел бы найти их, поговорить с ними. Они живут в Пейдже, в Техасе. Содержат небольшую закусочную, и у них ещё двое детей кроме меня. Судя по всему, когда моя мать родила меня, ей было всего пятнадцать, – не знаю почему, но мысль об этом грела меня. Как будто я нашёл оправдание её поступку, благодаря которому я оказался в приюте.

- Ты отправишься туда после того, как закончишь свой проект? Кстати, как твоя работа и курсы? – напомнила она, и моя голова разболелась от осознания того, что меня сегодня ещё ждёт много дел. Но мне нравилась моя работа.

- Я отправлюсь туда, но как только буду убеждён, что с Ванессой всё хорошо. Не знаю почему, но я думаю, что у неё с этим Британцем не всё так гладко, как выглядит со стороны. Я не допускаю мысли о том, что она влюблена в него. Следовательно, у меня всё ещё есть шанс…вернуть её. Если она, конечно, простит меня. – Уверенно сказал я, закрывая руками своё лицо. - Я надеюсь, она меня простит, – почти шепотом добавляю я, разрываясь от воспоминаний на части.

POV Ванесса

- Откуда у тебя деньги на такую шикарную студию? – неуверенно спросила я у Эштона, стоя у огромного панорамного окна, из которого открывался вид на весь Нью-Йорк.

Картина была просто потрясающей. Рассвет окутывал город, разукрашивая высотные здания в фиолетовые оттенки – кое-где ещё горели фонари, а в небе отражались лучи света, которые обычно исходили от ночных клубов. Если присмотреться я могла бы увидеть много-много маленьких желтых такси, в которых люди спешили на работу или возвращались с очередной вечеринки. Жизнь в этом городе кипела, не переставая, и мне это нравилось. Ещё я любила, что здесь есть смена времён года, ведь дома, в Лос-Анджелесе, нас всегда преследовала засушливая жара.

Я посмотрела на Эштона и сильнее затянула простыню на своём теле, замотав волосы в небрежный пучок. Он лежал на кровати, опираясь на один локоть, и не мог отвести от меня глаз.

- Ты будешь злиться, но я продал свой Мустанг, – наконец-то ответил он, поморщившись, будто ему было неприятно вспоминать об этом.

- Что? – мой голос прозвучал на два тона выше, чем я ожидала. – Ты сошёл с ума?!

Он кретин. Он же любил эту чертову машину больше всего на свете.

- Ну а что мне оставалось делать? Ещё были некоторые деньги, которые я получал за победу на боях. Машина… - он стиснул зубы и сел на кровати, играя своими мышцами. – Она так и останется грудой железа. А я хотел перебраться поближе к тебе.

- Ох, Эштон, – я тяжело вздохнула, зная, как ему было тяжело назвать свою любимую тачку «грудой железа». – Ты ради меня всё это сделал…

- Да, – ответил он и подошёл ко мне, обвив руками талию. Его грудь прижалась к моей спине, а ощущение его теплой кожи подарило мне новую порцию счастья.

- Я переверну этот гребанный мир, но сделаю так, чтобы у нас наконец–то всё наладилось. – Прошептал он, покрывая поцелуями мой затылок. Щекотно.

- У нас и так все почти наладилось, – заверила его я, подставляя шею его губам. – Осталось только мне расстаться с Марком. Я сегодня же это сделаю.

- Больше ничего не хочу слышать о нём. Сегодня же я хочу видеть твои вещи у себя в квартире, – сказал он, играя с моими волосами и поглаживая мою талию. – А тебя – в моей постели каждую ночь.

- Ну, вообще–то я бы хотела всё-таки жить у Холли, но иногда могу оставаться у тебя – залепетала я, окутанная страхом от такого предложения.

- Каждую ночь - я сказал, – снова строго добавил Эштон, развернув меня к себе и сжав пальцы на моей коже. Его взгляд был твёрд и решителен, а яркие голубые глаза сосредоточены на мне.

Затем он улыбнулся, и я, засмеявшись, поцеловала его в губы. Конечно, я хотела быть с Эштоном. И мне было плевать на то, что скажет отец, или на то, что я разобью Марку сердце. Я больше не отпущу его и не посмею оставить его одного.

***

Весь день мы с Эштоном провалялись в постели, разговаривая обо всём на свете. Обстановка вокруг нас полностью изменилась – мы будто оба повзрослели на десять лет и переехали жить в другой город. Но связь между нами осталась прежней. Я, буквально, физически ощущала её между нами.

Он рассказал мне, что спроектировал уже два небольших дома на Лонг-Айленде, и показал мне их готовые макеты. За это он получил неплохие деньги, но я видела огонь в его глазах, который говорил мне о том, что даже если бы ему не заплатили за это ни цента, он всё равно с таким же рвением занимался бы этим всю жизнь.

А вот я поделилась с ним тем, что я уже не уверена, что так хочу стать знаменитой. Теперь, когда мне предложили роль в этом мюзикле, я начала чего–то бояться. В душе не было ощущения, что сцена – это абсолютно моё. Но отказаться от танцев совсем я не могла.

- Смотри, я тебе кое-что покажу. – Сказал Эштон, взяв ноутбук с прикроватного столика, и притянул его к нам. Я устроилась у него между ног и взяла управление мышью на себя. Эштон прижал меня к себе, положив подбородок на моё плечо.

- Открой Фейсбук из закладок, – приказал он, коротко поцеловав меня в шею. Я была заинтригована и сделала, как он велел.

Интернет-страница загрузилась, и я увидела страничку мальчика, которого звали Коул Картер. Я приложила пальцы к губам, не веря своим глазам. Я, молча, просматривала фото мальчика не в силах вымолвить ни слова. У него были такие знакомые голубые глаза, светлые волосы и до боли знакомая мимика. Он улыбался точь-в-точь, как Эштон, только его щёчки выдавали в нём другого человека. И губы чуть полнее. Мальчик выглядел, примерно, лет на десять. Поразительное сходство – он мог бы быть его сыном, если бы я не понимала, что это невозможно.

- Но… Кто он? – нелепо моргая, прошептала я и продолжила смотреть его фотки. Мальчик увлекался регби и много времени проводил со своей семьей.

- Мой брат, – сказал Эштон с горечью в голосе. – Я узнал, кто моя семья.

- Брат? Ты нашёл семью? Боже, это так здорово Эштон! Господи, просто невероятно! – улыбка застыла у меня на лице при мысли о том, что Эштон был не один все это время. – Так ты уже познакомился с ними?

- Нет, конечно. Я вообще не уверен, что это нужно делать. По-твоему, я могу просто прийти и постучаться к ним в дверь с заявлением, что я их сын? – нервно заметил он, обняв меня двумя руками.

- Ну а почему бы и нет? Они выглядят хорошими, – сказала я, посмотрев на фото, где мальчик сидел в саду на траве, а рядом с ним стояли мужчина и женщина. Мне не верилось, что это родители Эштона. – Такие молодые. Твоей маме будто ещё нет тридцати пяти, – заметила я, разглядывая красивую женщину. Я сразу заметила, от кого двум голубоглазым братьям достались такие глаза.

- Ей тридцать четыре. Отцу не намного больше. – Прокомментировал Эштон и тяжело вздохнул, закрывая ноутбук.

- Это многое объясняет, – попыталась успокоить его я. – Им было бы трудно воспитывать тебя, Эштон. Они сами были детьми… Поэтому так поступили с тобой. Не держи на них зла, – я повернулась к нему, проводя рукой по его сильной, но напряженной груди.

- Сейчас я понимаю, но… У меня было такое чувство, будто меня отвергали всю жизнь. Я стучусь в одну дверь, а она захлопывается прямо перед моим носом. Пытаюсь залезть в окно, а меня толкают и скидывают в пропасть… - начал говорить он, и моё сердце сжалось от того, что я понимала, о чём Эштон говорит.

- Я не хотела отворачиваться от тебя. Я открою для тебя все свои двери, окна… И даже чердак на крыше, – усмехнулась я, уткнувшись в уголок его теплых губ.

- Обещаешь? – спросил он, обхватывая меня за попку, присаживая к себе на колени.

- Да. – Прошептала я с тихим стоном, чувствуя, как возбуждение стремительно нарастает внизу моего живота.

- Тогда я всё время буду забираться через чердак. – Пробормотал он около моих губ, и я заметила лукавый блеск в его глазах.

Эштон собирался на встречу с заказчиком, а я жадно наблюдала за ним, свесив ноги с кровати. Он надевал рубашку и тёмно-синие брюки–чиносы, которые сидели на нём идеально. Мне тоже нужно было одеться и поспешить объясниться с Марком, но я, как могла, оттягивала этот момент.

- Не смотри на меня так. – Проворчал Эштон, пытаясь завязать галстук, но у него это плохо выходило. Я встала с кровати, не стесняясь своей наготы, и подошла к нему, схватив за край атласной ткани.

- Как? Просто я никогда не видела тебя в рубашке и галстуке. Ты просто дьявол в этом обличии. – Облизнулась я, завязывая узёл вокруг его шеи. Я умела это делать – папа всегда просил помочь ему с галстуком.

- А тебе и без одежды неплохо. – Шепнул он, шлепнув меня по бедрам, и притянул к себе. Я вдохнула аромат его свежевымытой кожи и заново нанесенного парфюма. Запах окутал меня с ног до головы, и я снова оказалась во власти его чар.

- Нам нужно остановиться. У меня уже всё тело болит. – Промурлыкала я, целуя его под подбородком в очень чувствительное место.

- Ты давно не занималась спортом, Несса. – пошутил Эштон, и, погладив меня по спинке, отпустил. – Я жду тебя сегодня.

- Я приду, как только соберу все вещи. И приготовлю нам что-нибудь, – с нежностью заверила его я, пытаясь найти свою одежду. Мне ещё нужно было взывать такси, и, взяв телефон, я заметила, что от Марка поступил всего один пропущенный звонок. Ох, наверное, весь распереживался, просто ни минутки без меня не может! Мы встречаемся полгода, я пропала неизвестно куда, а от него всего один пропущенный. Ох уж эта Британская сдержанность.

Эштон проводил меня до такси, и, замотавшись в его свитер, я отправилась домой, мысленно репетируя речь, которую я расскажу Марку, когда увижу его. Надеюсь, что он дома.

Нью-Йорк снова погружался в сумерки. Огни города горели ярко, а манящие рекламные вывески переливались всеми цветами радуги. Я так любила этот город, так была счастлива ему теперь… Да теперь каждый дом казался мне произведением искусства, каждое дерево – частью прекрасного сада. Весь мир был таким насыщенным, живым – и как я не замечала этого раньше?

Слегка пошатываясь на каблуках, одиноко шла по коридору в сторону нашей квартиры. Ключи валялись где-то на дне моей сумочки, но как назло, я не могла найти их прямо сейчас.

- Где же они…- прошептала я, и, нащупав заметный замок, хотела уже открыть дверь, как тут же услышала шаги.

Всё произошло слишком быстро. Я даже не успела закричать. Кто–то подошёл сзади и обмотал моё лицо тряпкой с каким–то резким ядовитым запахом. Я чувствовала дьявольские силки на своём теле, а потом моё сознание полностью погрузилось в туман.

Глава 23.

POV Эштон

Я уже давно пришёл со встречи, а Ванесса так и не появилась в моей квартире. Было уже глубоко за полночь. На звонки она не отвечала – я понятия не имел, что и думать.

Может она изменила своё решение? Нет, не может быть. Что–то здесь было не так. Я не верил, что Ванесса может просто так взять и убежать от меня, сладко поцеловав на прощание. Чёрт, где её носит?

- Сэм, – твердо произнёс я, набрав номер друга. – Ты не знаешь, где Несса?

- Нет. А что случилось? – озабоченно переспросил он сонным голосом. Ну конечно, сейчас же три часа ночи. – Вы встретились?

- А Холли с тобой? Она не знает, где она? – мой голос начал срываться на крик, хотелось что-нибудь разбить, но как назло, под руками были только подушки, которые мы разбросали сегодня днём.

- Холли не со мной сейчас, – в сметении заметил Сэм и добавил: - Но она точно не с Ванессой.

- Она пропала. Черт возьми, я чувствую, что-то случилось с ней. – Выпалил я, чувствуя, как от волнения теряю над собой контроль. – Я иду к ней домой.

- Стой, не надо. Может она просто вернулась к Марку, и тебе стоит с этим смириться… - предположил Сэм, но я закивал головой, бросая трубку и не желая слушать его дальнейшие предположения.

Как меня бесили эти чертовы такси. Я сидел на заднем сидении в тесной желтой машинке и нервничал, постоянно подгоняя водителя.

Мужчина казалось, совершенно никуда не торопился: он, будто, как назло притормаживал перед каждым светофором, увеличивая время нашей поездки. Но мне было плевать на деньги. Мне было важно как можно скорее найти Нессу и убедится, что она в порядке.

А что если в этом замешан Бред?

Я пытался отогнать от себя эту мысль, но с каждой минутой она всё больше распространялась по моему телу и загоняла разум в тиски.

- Остановите на пересечении пятой и девятой! – нетерпеливо выпалил я, приготовив несколько баксов для водителя. Выпрыгнув из такси, я побежал до дома, где жил Марк, адрес которого предварительно узнал у Сэма. Окончательно запыхавшись, оказался возле заветной двери и на секунду представил, что за картину могу увидеть по ту сторону. Ванесса могла вернуться к нему. Я не исключал такого варианта событий. У этой девушки семь пятниц на неделе…

Я пару раз с силой ударил по железной двери и с остервенением дернул ручку – дверь легко отварилась, что привело меня в настоящий шок. Холод пробежал по кончикам моих пальцев, потому что я сразу понял, насколько это не добрый знак.

Оказавшись внутри, я услышал звуки – это было несуразное мычание, похожее на крик о помощи. Точнее уже на легкое подобие крика…моё сердце перешло на бег, когда я забежал в одну из комнат, из которой издавались такие звуки.

На стуле посреди комнаты сидел парень, связанный по рукам и ногам. Его рот был залеплен скотчем, который я поспешил сразу же отодрать, чтобы дать ему объясниться.

- Не трогай меня! Я ничего не знаю! – жалобно произнёс тот.

- Успокойся, парень. Я тебя не трону, – твердо и по слогам ответил я, вскидывая брови. Я пытался сохранить спокойствие и не наводить панику. Хотя мне итак уже было понятно, что Ванесса сейчас находиться в большой опасности.

- Кто ты?! Где Ванесса? – слабым голосом прошептал он, закинув голову. Я увидел кровавый подтек у него на лбу и синяк под глазом. Парню, конечно, досталось, но жить будет. Я был рад, что Брэд оставил его в живых.

- Это я у тебя хочу спросить, где Ванесса, - спросил я, уставившись в его глаза словно на допросе. Напуганный парень старался быть спокойным, но всё равно выглядел так, будто вот-вот расплачется.

- Пришли какие–то парни здоровые… Вырубили меня, узнав, живёт ли здесь она...

- Они что-то требовали? Просили? Денег? – Я почти кричал.

- Нет, – прохрипел он, опустив голову, а затем попросил вежливым тоном: – Можешь развязать меня? –

Я присел на колени, разматывая его руки, и внимательно слушал.

– Я слышал имя «Брэд», видимо он главный у них, и слышал что–то про Бруклин и какой-то склад. Судя по разговору это очень опасные ребята, – со страхом в голосе сказал он, и я замер, когда услышал: - И у них были пушки. И не одна. Господи, что будет с Ванессой… - Он схватился за волосы руками, когда я развязал его.

- Это не твоя забота, – снова остановил его я, после чего поймал непонимающий взгляд.

- Ты Эштон, да? – вдруг спросил Марк, слегка сузив свои светло-карие глаза. Я сухо кивнул, сжав скулы. Меня совершенно не интересовало, откуда он знает моё имя.

- Она постоянно повторят это имя - Эштон. Почти каждую ночь, – просто сказал он, моргая. Я видел, как ему больно в этом признаваться. Может по своему, но он тоже был влюблен в неё.

- Я думаю, у нас нет времени на разговоры. Оставайся здесь или сходи в больницу. Ты плохо выглядишь. А я постараюсь сделать всё, чтобы вернуть Ванессу. Но я думаю, ты понимаешь, что она больше не твоя, – сухо произнес я, пытаясь сохранить самообладание, и направился к выходу из квартиры, нащупывая в карманах брюк свой телефон.

- Если будет, кому возвращаться… - услышал его голос я и, со злостью ударив по стене, наконец, покинул эту чертову квартиру.

Я был совсем не уверен в своих дальнейших действиях. Ясно было одно – мне нужна помощь, причём серьезная. Что я могу сделать один против нескольких верзил с оружием? Только подставить себя под пулю. И ни черта не спасти Нессу.

Но коё-что было уже плюсом – я прекрасно знал, о каком складе шла речь, и где они держат мою девушку. Мысль о том, что Несса прозябает на этом вонючем складе с наркотой, вызывала у меня отвращение и тошноту. Меня трясло, как ненормального, и я то и дело пытался вытереть пот со лба, стараясь сохранять адекватность действий.

Мне нужен план. Мне нужен идеальный план, в котором никто не пострадает. В котором с Ванессой будет всё хорошо.

Пальцы сами потянулись к телефону и набрали номер, который я знал, но никогда прежде на него не звонил. На другом конце провода ответил строгий, но уставший голос, в котором я узнал отца Ванессы.

- Мистер Куин, я знаю, вы не помните меня, но я должен сказать вам, что ваша дочь в опасности, и мне нужна помощь, – выпалил я, схватившись за волосы, и оттянул их вверх. Чёрт. Паршиво звучит. Как бы мистер Куин не потерял сознание от такой новости.

- Что с ней случилось? Это чья-то глупая шутка? Вам нужны деньги? – засыпал меня вопросами он. Тон его голоса заметно изменился – он стал встревоженным, обеспокоенным, почти как у меня.

- Нет, сэр, – тяжело выдохнул я, собираясь с мыслями. – Я молодой человек вашей дочери. Знаю, вы сейчас в шоке… Но я предлагаю не тратить время на разговоры, а скорее приступить к спасательной операции, – предложил я, стараясь изъясняться на деловом языке, который был ему понятен. – Вы должны мне верить.

На минуту мистер Куин замялся. Я уже испугался, что он пошлет меня куда подальше.

- Если Ванессе угрожает опасность, то я немедленно сделаю всё, о чём ты меня попросишь. С её парнями я разберусь потом! – нетерпеливо добавил он, и почти выкрикнул: - Я сейчас в Майями, но у меня есть люди в Нью–Джерси. С кем мы имеем дело? И сколько людей мне выслать?

Я с облегчением вздохнул, понимая, что у меня есть шанс остаться невредимым сегодня.

- Сколько сможете, сэр. И сами приезжайте, как можно скорее. Вы нужны вашей дочери, – просто сказал я, объясняя ему дальнейший план действий.

POV Ванесса.

Flashback

Я попала в новый приют, когда мне было пять лет. И я была этому рада, потому что надеялась, что хотя бы здесь я найду новых друзей и смогу начать всё сначала. Я плохо помню то время, но есть такие моменты, которые забыть невозможно, и один из них - тот день, когда я познакомилась с Эштоном.

Я плохо ладила с людьми, часто закрывалась в себе и почти ни с кем не разговаривала. Лишний вес и нелепый вид прибавляли мне проблем, но не были причиной моего одиночества.

Новое место не помогло мне: насмешки только усилились, став более обидными и жестокими.

Я никогда не улыбалась. Это может показаться странным, но у меня действительно не было на это причин.

В тот день Райн в очередной раз меня толкнул и что-то прокричал, когда я находилась в очереди за второй порцией ланча. Я сделала вид, что пропустила его обидные слова мимо ушей, но всё же не смогла сдержать слёз и, бросив все, отправилась на урок по письменной речи далеко не в приглядном виде.

Сев на скамейку возле класса, поджала ноги к себе и обняла их руками. Я хотела погрустить в одиночестве, но оказалась лишена даже этой возможности.

- Смотри, тебе какая больше нравится? – услышала я чей-то голос, прервавший мой внутренний монолог. Я безумно обомлела от того, что со мной кто–то заговорил, поэтому даже подумала, что мне послышалось.

Я подняла глаза и посмотрела на мальчика, который стоял передо мной. Он был выше, чем все остальные ребята моего возраста. Но его одежда была ещё хуже, чем у всех детей из приюта: растянутые мешковатые джинсы и серая футболка, которая была велика ему на два размера. Мой взгляд упал на его лицо, и я сразу же была зачарована парой лазурных глаз, скрываемых очками. Мальчик смотрел на меня так, будто ему действительно было важно моё мнение. В одной руке он держал чёрную машинку с откидным верхом, в другой тёмно–синего цвета, напоминающую фургон.

- Ты немая? – усмехнулся он, когда наша пауза затянулась. – Какая лучше, я спрашиваю? – снова улыбнулся он и, сняв очки, присел рядом.

- Я… - залепетала я, не зная, что ответить. – Мне больше нравится черная, – наконец, ответила я, пожав плечами. – Чёрная определенно лучше.

Я ещё никогда не говорила кому-то больше трёх слов.

- Правильно, – кивнул мальчик, одобрительно помотав головой. – Когда-нибудь у меня будет такая. Это чёрный мустанг, раритетная модель 1970 года, – объяснил он, повертев машинку на ладони.

- А ты не боишься водить? – поинтересовалась я, вытирая слёзы руками, и постаралась снова посмотреть в его голубые глаза, которые почему–то невыносимо смущали меня.

- Конечно же нет! Это круто! Каждый день мечтаю о том, чтобы мне поскорее исполнилось 16! Хочешь, я и тебя прокачу… - добавил он с мечтательным выражением лица. – Кстати, я Эштон.

- А я Несса, – тоже представилась я и улыбнулась, потому что мне действительно понравился этот мальчик. Не удивительно. Он единственный, кто просто заговорил со мной.

- Тебе идёт улыбаться. Я уже несколько раз видел, как ты плакала, – протянул он, взяв меня за руку, и расправил ее. Она дрожала от того, что мальчик прикасался ко мне. Я ещё никогда так ни с кем близко не общалась, а тут… Такое вторжение в личное пространство.

Он положил на ладонь машинку и сжал её моими пальцами.

- Пусть это будет твой талисман, – сказал он, по-прежнему сжимая мою руку. – Я не люблю, когда обижают слабых. Прости, я не хотел сказать, что ты слабая… - тут же осекся он, заметив моё недовольное выражение лица. – Просто ты очень грустная. Всё время. Ты давно здесь?

Господи, какой он болтун. Но все же моё сердце наполнялось теплом от того, что я находилась рядом с ним. От того, что ему было действительно интересно, кто я такая. Не успела и рта раскрыть, как он продолжил разговаривать:

- Мои родители кинули меня, как только я родился, – просто сказал он, будто бы говорил о погоде. – И как видишь, я не грущу. А ты знаешь, почему ты здесь?

- Я… - попыталась сказать я, чувствуя нарастающий ком в горле. – Мои родители погибли. – Я опустила глаза, сжимая чёрный мустанг ещё сильнее, будто он придавал мне силы. – Это всё, что я знаю.

- Прости, тебе, наверное, тяжело об этом говорить, – сказал Эштон с сочувствием, но потом снова улыбнулся. – Знаешь, я думаю, мы должны держаться вместе.

- Почему? – непонимающе спросила у него я, уставившись в эти доброжелательные и лучистые голубые глаза.

- Потому что ты мне нравишься, Несса, – ответил Эштон и убрал свою руку с моей. Я сразу перестала чувствовать тяжесть и тепло его руки.

***

Я очнулась от жажды. Я безумно хотела пить и облизала губы в надежде угомонить это чувство. Но стало только хуже.

Пол был холодный и бетонный, а я валялась на нём, как кинутая вещь, которую бросили за ненадобностью. Я открыла глаза и увидела, как с ржавых труб стекает вода, собираясь в неприглядную лужу. Вероятно, это мой единственный источник воды на сегодня.

Нет, я не была связана, но я определенно была заперта в странной и темной комнате с кучей непонятных полок, на которых лежали белые пакеты. Волосы были замазаны грязью, будто меня волокли по земле. На запястьях красовались красные следы от зажимов, а на ребрах были синяки, которые отдавались болью в моей груди.

Платье беспардонно разорвано в некоторых местах, и лишь свитер Эштона валялся на полу рядом. Я взяла его в руки, уткнулась в теплую шерсть голубого цвета и, постепенно понимая, что со мной произошло, разрыдалась во весь голос.

Нет, они не изнасиловали меня, но судя по отметинам на моём теле, обращались, как с вещью. И при этом я ничегошеньки не помню. Боль охватила моё сердце, и я позволила жалости к себе вырваться наружу.

Я не знаю, что мне делать. Кричать? Звать на помощь? Но что–то подсказывало мне, что это не поможет. Я должна была поговорить со своими похитителями. Я обязана увидеть эти мерзки лица и плюнуть в их поганые рожи.

- Чего рыдаешь, красотка? – услышала я чей-то голос и сильнее прижалась к свитеру Эштона, вдохнув его запах. Я обхватила колени руками и посмотрела на человека, вошедшего в комнату.

- Потеряла своего героя? – усмехнулся бородатый мужчина, выходя на свет. Он был мне отвратителен. Его двойной подбородок закрывал шею, а жабьи глазки метались по моему телу, словно металлоискатель в поисках золота. Татуировки заполняли всё его тело: в основном это были различные черепа и неприятные надписи, о значениях которых я даже боялась думать. Я сразу догадалась, это был Брэд, так называемый отец Эштона.

Следом за ним в комнату вошли двое парней с пистолетами, заткнутыми за пояс. Я нервно сглотнула, осознав, что я нахожусь в коробке, из которой нет выхода.

- Немедленно выпустите меня отсюда. – Я постаралась сказать эти слова громко и четко, но они были похожи на писк жалобной мыши, загнанной в угол. Мне было очень страшно.

- Утю–тю, – с издевкой заметил мужчина и, наклонившись, грубо схватил меня за подбородок. – А я думал, ты только плакать умеешь, да пудрить мозги моему сыну.

- Он не ваш сын! – горячо выпалила я, чувствуя, как гнев закипает во мне, придавая смелости. – Вы чудовище! Эштон никогда больше не будет таким, как вы!

- Ты ошибаешься, девчонка, – со спокойствием заметил Брэд, пожав плечами. – Ты, кажется, много не знаешь о своем, как ты думаешь, идеальном мальчике.

- Мне плевать, что вы говорите! Я знаю Эштона. Я знаю, какой он, – твердо сказала я, сама себе удивляясь. Я больше не лепетала, забившись в угол. Я старалась быть сильной – я хотела быть такой, каким был для меня Эштон.

- А ты знаешь, что в 12 лет, пока ты играла в куколки и примеряла платьица, он совершил свою первую кражу? Он ворвался на заправку с ножом и приставил его к горлу невинной девчушки, вроде тебя. Знаешь, а он мог бы убить её… - задумчиво закончил свою фразу он, и я сжала зубы, чтобы не закричать, чтобы он прекратил.

- Он. Никого. Не убивал! – прошипела я с акцентом на последнем слове. – Вы издевались над ним! Да вы просто псих… Чертов псих! – с болью в голосе выкрикнула я, сжимая свои кулаки. Парни рядом с Брэдом положили свои руки на пушки и, кажется, были в полной боевой готовности.

- Ну… - снова продолжил Брэд, поморщившись и показав все свои многочисленные складки на лице. – Но зато с каким желанием он учувствовал в боях… Он был одержим победами, мечтал о новом бое, с жадностью забирал деньги, которые причитались ему за выигрыш в состязании… Ты бы видела его в то время… А теперь ты, шавка, впилась в него, как ненормальная, и сбила его с правильного пути. Ты разрушила все мои планы насчет парня. Столько лет вложений и воспитательных работ коту под хвост. Лучше бы ты оставила его в покое, тогда бы сейчас не находилась здесь, – произнес свой длинный монолог он, снова причиняя мне боль. Я мотала головой, показывая, что я не верю не единому его слову. Хотя, на самом деле, я знала, что он говорит правду, но мне было плевать. Эштон не такой. Теперь – нет.

- Вы послушайте себя со стороны. Вы же маниакальный псих, – уже спокойно ответила я, пытаясь разозлить его. – Да вы что угодно со мной сделайте, но Эштон никогда больше не будет подчиняться вам!

- Я думаю, ты ошибаешься, – ровным голосом ответил Брэд, доставая нож из кармана своих джинсов. – Я думаю, что ещё один удар может сломать его, сделать податливым. Конечно, если это будет удар в самоё сердце… - многозначительно протянул он, оглядывая меня с ног до головы.

- С чего вы взяли, что я так важна для него? – уже не так уверено произнесла я, почувствовав, как мои ладони потеют со скоростью света. Нож зловеще поблескивал в руках Брэда. Мне вдруг стало действительно страшно.

- Ты всегда была помехой для него. Я же видел, как он вечно ошивается вокруг твоей школы, около твоего дома, – произнес он, слегка проводя ножом по моей голени. Он приблизился ко мне, и я почувствовала неприятный запах, исходивший от этого человека. Наверное, так воняет котел с дьяволами где–то в параллельной вселенной.

Холодное лезвие ножа скользило по моей ноге, вещая об опасности. Мое дыхание стало сбивчивым, а голос окончательно потерял былую уверенность.

- Вы псих… Не трогайте меня. Оставьте в покое Эштона… Я очень богата. Я заплачу вам, сколько пожелаете, только отвалите от него, – шептала я, чувствуя, как по щеке скатилась слеза, опускаясь на мои губы.

Страх окутывал меня с ног до головы, и я была не в силах с ним бороться. Я пыталась сосредоточиться на воспоминаниях: вспоминала, как еще несколько часов назад я была счастлива, а Эш улыбался мне, лежа рядом.

Я люблю тебя, Эштон. Я так сильно тебя люблю.

Я закрыла глаза, вспоминая его теплые губы. Я постаралась всеми силами почувствовать, что он рядом, что он берёт меня за руку и оберегает, как прежде.

В такой паршивой ситуации мне оставалось одно – верить.

- Ты думаешь, мне нужны твои деньги? Я хочу раздавить его, вот и всё. Но я натренировал его так, что у него не осталось ни одного слабого места. Кроме тебя… А знаешь… Удивительно, что он в тебе нашёл? – спросил Брэд у меня так, будто мы вели с ним светскую беседу.

- Да, неплохая фигура, милое личико – не более. Я думал, у него более избирательный вкус, – прохрипел он, с силой ударив меня по лицу. Кожа на щеке горела огнем, подгоняя кровь к больному месту. Я стиснула зубы, но не издала ни звука.

- Ещё раз тронешь её, урод, и тебе конец. – Я услышала знакомый голос, от чего моё сердце резко пропустило удар.

Эштон. Он здесь.

- Отлично,– с полным удовлетворением в голосе произнёс Брэд, переводя взгляд с меня на Эштона.

Эштон выглядел… Боже, да я никогда не видела его таким беззащитным. На первый взгляд Эш был обычным – сжатые кулаки, решительное выражение лица, будто он готов подчинить себе весь мир… Но в то же время я видела неуверенность в его голубых глазах и мелкие капли пота, выступившие на шее.

- Ребята, у меня сразу две прекрасные новости! – рассмеялся Брэд, потирая руки. – Первая – я наконец–то встретился с дорогим сыночком, – он взглянул на Эштона почти с любовью и обожанием. – Вторая – я убью эту девку прямо на его глазах.

Я буквально оцепенела, сдерживая неприятную дрожь во всём своем теле. Я старалась поймать взгляд Эштона, но он, почему-то, на меня не смотрел.

- Отец, – мягко сказал он, сменив свою тактику. Я сразу поняла, что Эштон блефует, а вот Бред, кажется, воспринял это слово весьма серьёзно.

- Отец, нам ни к чему лишние жертвы. Давай просто отпустим её. Она не нужна мне, – тихим, спокойным, почти гипнотизирующим голосом, произнёс Эштон. Он ни на секунду не отводил взгляда от Брэда, пытаясь убедить его.

- Откуда я знаю, что это не ложь? – спросил он, доставая пистолет из заднего кармана своих джинсов. Двое парней позади него повторили то же самое.

- Тебе придется поверить, если хочешь вернуть меня в свою команду. Джейс, Том, вы верите мне? – почти по-дружески поинтересовался Эштон, окидывая взглядом двух парней в черных футболках с изображением драконов.

Они промолчали и направили пистолеты на Эштона. Тут я всхлипнула, не выдержав того, что происходит вокруг. Мне хотелось встать и обнять Эша прежде, чем будет слишком поздно. Что если мы видим друг друга в последний раз…? Эта мысль медленно и мучительно пожирала меня изнутри.

- Никто не доверяет тебе, как прежде, Эштон, – ответил Брэд, сузив глаза и продолжая направлять пистолет на меня. Но меня больше волновало то, что под ударом находился Эштон. – Ты бросил всё ради этой шлюхи.

Глаза Эштона приобрели почти тёмно-синий оттенок, и я заметила, как напряглись вены на его шее. Каждая, проступившая на коже, вена, подводила его. Он и правда изменился, раз совершенно разучился скрывать его чувства. Мне оставалось только наедятся, что Брэд этого не заметит.

- Я не боюсь твоих поганых шестерок, которых я когда–то считал своими братьями, – сквозь сжатые зубы заговорил Эштон, быстро достав ещё один пистолет из-за спины. – Вы не причините мне вреда, иначе бы давно это сделали. Ты бы давно прикончил меня, если бы хотел этого. Ты мог это сделать в любой момент, когда я пытался тебя ослушаться, – выдохнул Эштон и приставил пистолет к своему виску. – Поэтому, если ты хоть ещё одно грязное слово о ней скажешь или коснёшься своими мерзкими руками, я спущу курок.

- Эштон, нет! – вскрикнула я, чувствуя, как начинаю терять сознание от страха.

Весь мой мир вдруг стал таким хрупким, невесомым, совершенно пустым, как будто в нём уже нет Эштона.

- Ты не посмеешь! – взревел Брэд, убирая с меня прицел, и обратился к Эштону. – Ты совсем сошел с ума?! Разве я этому тебя учил?

- Ты учил меня бороться за твои убеждения до конца, – ответил Эштон, проводя пистолетом по своему виску. В этот момент я увидела какие–то тени позади Тома и Джейса. Я встала с пола, чтобы не выглядеть такой беспомощной. Всё тело ныло, но страх заглушал физические чувства: голод и боль. – Теперь я борюсь за свои убеждения.

- Эштон, я прошу тебя, убери пистолет, – прошептала я, постаравшись незаметно подойти к нему поближе. Но Брэд заметил это, даже находясь в растерянности. Видимо, Эштон нужен был ему живым, что не могло меня не радовать.

- Опустите пушки, ребята, – скомандовал урод, и «братья» Эштона убрали пистолеты по карманам, сложив руки на груди. - А ты, оставайся на месте, – приказал он, но мне было плевать на эти слова. Поняла главное: Эштону здесь ничего не угрожает. Никто в него не целится, кроме него самого.

Закрыв глаза на реплику Брэда, я подбежала к Эштону, и он сразу же притянул меня к себе. Его рука крепко обхватила мою талию, а губы со страстью прижались к моему виску.

- Всё будет хорошо, моя девочка, – прошептал он, неистово касаясь губами моей щеки. – Мы выберемся отсюда, детка.

- Эштон, что ты задумал… - тихо ответила я, обнимая его торс двумя руками. Небольшая волна счастья захлестнула меня, но мысль о том, что другая рука Эштона всё ещё держит пистолет, не давала мне покоя. Обнимая его, чувствовала, что он тоже дрожит.

- Пообещай мне, что я тебя не потеряю, – шептала ему я, касаясь мочки его уха. Брэд, тем не менее, тоже всё прекрасно слышал.

- Вы противны мне оба! – заявил он, и в этот момент Эштон снова направил пистолет на своего «отца». – Что за слюни ты распустил, Эш? - Его пистолет снова оказался наставлен на нас. Уже на нас обоих.

Я крепче обняла Эштона, постаравшись заслонить всё его тело. Только бы он не целился ему в голову.

Я вздрогнула от выстрелов, которые раздались где–то за пределами подвала. В следующую секунду в помещение ворвались несколько людей в форме, которые вырубили Тома и Джейса и скрутили их на полу. На лбу Брэда выступила испарина, когда он увидел, что к нам пришли на помощь. Пистолет в его руке зашатало, как парусник на волнах.

- Гад! – прошипел он, нацеливаясь прямо на Эштона.

- Ванесса, отпусти меня немедленно! – взревел Эш, стараясь откинуть меня подальше от своего тела. Но я вцепилась в него мертвой хваткой, не желая быть дальше от него хотя бы на один сантиметр.

POV Эштон

-Не отпущу, я тебя никогда не отпущу… - шептала Ванесса, почти врезаясь пальцами в мою кожу. Она основательно вцепилась меня и смотрела так, будто я был для неё всем на свете. Столько отчаяния и глубины было в карем омуте её глубоких глаз.

- Какая драма! – заключил Брэд, растягивая свою противную крокодилью улыбку на всё лицо. – Я бы расплакался, если бы эта картина так не веселила меня!

Люди, которые пришли нам на помощь, тоже нацелили пистолеты на Брэда.

- Ванесса, ты должна отойти от меня, глупая… – Я почти толкал её, но Несса будто собрала в кулак все свои силы и обвила меня ещё крепче, прижавшись к шее губами. – Ванесса, ты должна…

- Упс, – произнёс Брэд и, спустив курок, разразился громким смехом. Дальше я услышал этот шум выстрела – что–то вроде грома среди ясного неба. Что–то похожее на молнию прямо в сердце.

Ванесса расслабилась в моих руках. Её хватка уже не была такой крепкой. Лишь её глаза горели как прежде, и губы шептали только одно:

- Я люблю тебя, Эштон. Я так сильно люблю тебя. И я так горжусь тобой… - шептала она, стараясь держаться за меня.

- Нет, девочка моя, не смей терять сознание! Ванесса, ты меня слышишь? – Я уже кричал, не обращая внимания, на выстрелы, которые начались вокруг, на голос отца Ванессы, который вошёл в комнату. Ничего вокруг уже не имело значения. Кроме неё.

- 911!Чёрт возьми, вызовите скорую! – орал я, обхватив лицо Ванессы двумя руками.

- Не покидай меня. Несса, у тебя нет такого права, – произнёс я, прикоснувшись к её губам. Она закрыла глаза и потеряла сознание.

Глава 24.

Я держал Ванессу за руку всё то время, что мы ехали до больницы, находясь в фургоне скорой помощи. Её сразу же подключили к каким-то аппаратам, но я почти не замечал врачей, которые находились рядом со мной.

Я просто смотрел на Ванессу не в силах отвести взгляда от её закрытых глаз. Она была такой бледной и беззащитной, измученной. Эти уроды издевались над ней, били. Как я посмел это допустить? Как мог так облажаться?

Я никогда не чувствовал боли, когда участвовал в боях, но сейчас мне досталось за все годы с лихвой. Я бы никому не пожелал этого бес конечного и всепоглощающего страха – потерять смысл своей жизни.

Рука Ванессы была холодной, когда я коснулся её губами. Нежная кожа ее рук, даже сейчас завораживала меня и делала каким–то одержимым, безумно влюбленным.

- Ты обещала мне. – Я поцеловал её холодные костяшки пальцев и закрыл глаза, будто бы произносил молитву. – Ты не посмеешь оставить меня.

Мой голос звучал почти как приказ, но в этом не было смысла.

Коридоры больницы были почти пустынны. Мы поехали в частную клинику по распоряжению мистера Куина, и здесь уже были все, кого я, почему-то, совсем не хотел видеть: Холли, Сэм, Марк, и мистер Куин, который ходил по коридору из угла в угол, не находя себе места.

Сэм обнимал Холли, и когда я вошёл, они уставились на меня так, будто видят в первый раз. Наверное, я жутко выглядел. Белая рубашка была вся перепачкана кровью. По их лицам я понял, что они хотели сказать мне что-нибудь ободряющее, но, не желая ни с кем разговаривать, я остановился у противоположного конца коридора.

В отчаянии, запрокинул голову к потолку и медленно скатился по стене, оседая на пол больницы, и пытался сдержать слёзы.

Черт возьми, я же никогда не плачу.

Закрывая глаза, рву на себе волосы, пытаясь вернуть время вспять... Почему так произошло?

В голове мелькает лицо Нессы, её клятвы только для меня, её горячие поцелуи, наша первая ночь... И последняя, которая ещё так ярко горит в памяти.

Как я мог унижать её? Как мог обзывать всё это время? Почему никогда не ценил каждую проведенную с ней секунду по-настоящему?

Ожидание казалось мне вечностью. Каждый раз, когда из операционной выходил какой-либо врач, я ожидал новостей о состоянии Ванессы, но они только молча проходили по коридору с каменными лицами.

- Если с моей дочерью что–нибудь случится… - мистер Куин добрался до меня, и я услышал его дрожащий голос. – Ты… - многозначительно протянул он с тяжелым вздохом. – Если бы не ты… Этого бы не было!

- Можете не утруждать себя угрозами. Какое бы наказание вы бы не придумали, меня ожидает участь гораздо страшнее… - Я убрал руки со своего лица и посмотрел на отца Ванессы снизу–вверх. Он выглядел постаревшим и измученным, усталым, будто на его плечах лежали годы сожалений и ошибок.

Он присел рядом со мной прямо на пол в своём шикарном костюме за несколько тысяч Евро. В его глазах блестели слёзы, а губы дрожали, даже когда он говорил.

- Знаю, что не должен винить тебя в этом. - Он надавил на свои веки большим и указательным пальцем. – Просто я потерял первую жену… И… - Его голос сорвался.

- Мы не потеряем её, – твердо произнёс я, положив руку ему на плечо. – Она сильная. Вы просто не представляете насколько.

- Я не думал, что она настолько любит тебя. Думал, что забудет, когда уедет в Нью–Йорк. – Затем, он указал на Марка, который молча и одиноко сидел на одном из стульев для посетителей. – И мне нравится этот парень, но я не чувствую, что она счастлива рядом с ним. Но ты бы мог отпустить её, если так сильно любишь.

Между нами воцарилось молчание, и я обдумывал слова только что сказанные мистером Куином. Ответ нашёлся у меня сразу, просто я не знал, стоит ли озвучивать его вслух.

- Отпустить? Я, черт возьми, люблю её! И вы так легко говорить мне об этом? Я никогда её не отпущу. Даже если она будет вырываться и умолять, чтобы я это сделал. Я буду бороться за неё до последнего вздоха. – Я посмотрел на него взглядом полным решимости и силы.

Мистер Куин теперь смотрел на меня иначе. Мне было жаль, что я не поговорил с ним раньше. Что тогда просто увёз Ванессу с котильона, не объяснившись с ним. Да, это было в моём стиле, но это всё-таки и его дочь тоже. Я собственник, но всему должны быть разумные пределы. Я вёл себя, как эгоист, безумно следующий за своим желанием.

Я видел, что он хочет что–то сказать мне, но тут мы услышали голос медсестры, которая только что вышла из операционной.

- Мистер Куин, мне нужно поговорить с вами. – Она обратилась к нему, слегка согнувшись, чтобы заглянуть в его глаза. Её лицо было непроницаемым, как и у всех остальных врачей. Я занервничал.

- Можно мне увидеть её? Она очнулась? – выпалил я с пожирающей надеждой, рассматривая медсестру. Но она была готова говорить только с мистером Куином.

- Пройдёмте со мной, – обратилась она к нему, и мужчина встал, напоследок кивнув мне, и направился в одну из больничных комнат коридора.

Время ожидания ответов на все мои вопросы, будто бы росло в геометрической прогрессии. Я слишком привык, все держать под контролем, а теперь мой мир потерял фундамент, почва буквально испарилась из под ног. Я словно находился в свободном падении, в конце которого мне предстояло разбиться.

Это невыносимо.

Мистер Куин пропадал в кабинете полчаса, а может и час. И это обнадеживало меня. Самые плохие новости врач бы уместила в три слова. Наконец–то он вышел, и горя от нетерпения, я приблизился к нему в упор, посмотрев в глаза.

- Операция прошла хорошо. – Он тяжело вздохнул, передавая мне свою надежду. – Если в ближайшие трое суток она придёт в себя… Она поправится.

Так и будет. Иначе просто не может быть.

POV Ванесса

Мне снился долгий и сладкий сон. Такой, что мне не хотелось просыпаться. Но сейчас я чувствую, что он ускользает, оставляя мне лишь короткие кадры, словно из давно забытого воспоминания.

- Ты обещала мне. Что никогда не оставишь меня. – Мы с Эштоном лежим на траве, мои глаза закрыты из-за яркого солнца, которое светит прямо в глаза. Я лежу на его предплечье, чувствуя его руки на моей талии. Время от времени он на пару секунд крепко сжимает меня в объятьях и целует в макушку.

Какое–то абсолютное счастье окружает меня. Мне необходимо встать и оглядеться здесь. И вроде бы это место выглядит так, будто я его знаю, но в то же время я понимаю, что никогда здесь не была.

Открыв глаза, вижу небольшое озеро, окруженное поляной, на которой мы лежим. Ловлю взгляд Эштона: у него такой вид, будто он живёт здесь давно, а вот я совершенно ничего не понимаю.

- Где мы находимся? – хмурю брови, находясь в полной растерянности. Снова смотрю на озеро и только сейчас замечаю, что от него отходит два устья – по одному льется река и обрывается, образуя прекрасный водопад. Речка манит меня, мне почему–то хочется спрыгнуть со скалы, но моё внимание перехватывает другая река, которая ведёт куда-то далеко–далеко, да настолько, что я не вижу её конца. Она движется вперёд, её течение так скоротечно, но в то же время плавно, и это тоже захватывает моё воображение.

- Мы дома, детка. Почему ты спрашиваешь? – спокойно говорит он и обхватывает моё лицо руками, нежно покрывая его поцелуями. – Мы можем побыть вдвоем, пока Шантель ушла гулять с друзьями.

Я быстро моргаю ресницами, пытаясь понять, о чём он говорит. На лице Эштона блуждает довольная улыбка, будто бы он знает какой-то секрет, который не может мне рассказать.

- Шантель? – переспрашиваю я, отвечая на его поцелуй, едва касаясь его губ.

- Мам, пап, ну, может, хватит целоваться? – я слышу детский голос и, вздрогнув, оборачиваюсь назад и вижу маленькую девочку неземной красоты. У неё огромные голубые глаза, как у Эштона, и длинные, почти до середины колена, чёрные волосы. Они вьются, и она улыбается нам так, будто застукала нас за неприличным занятием.

Эштон рассмеялся и протянул руку к ней, чтобы тоже принять её в свои объятия.

- Принцесса. – Он посмотрел на ребенка и задёл её маленький носик. В ответ девочка засмеялась и схватила Эштона за нос, на что он поморщился и широко раскрыл рот, будто бы хотел её съесть.

- Мам, ну что, ты выбрала, куда мы пойдём гулять сегодня? – спросила маленькая девочка, обращаясь ко мне. Я, как зачарованная, уставилась на неё не в силах ничего ответить. Она такая красивая. Такая милая и безупречная.

Чистая.

- Я хотела прогуляться в сторону обрыва, – произнесла я, посматривая на образующийся водопад. Там у берега красивые цветы, – произношу это так, будто бы мне написали сценарий, и я читаю текст с заготовленного листа.

- Нет! Там опасно, мам! Пап, скажи ей! – захныкала девочка, снова обращаясь к Эштону. Эш кивнул мне.

- Несса, пойдем, погуляем вдоль реки. Не расстраивай нашу дочь. – Он добавил взгляду своего привычного давления и решительности.

- Хорошо. – Встаю с травы, проводя по ней рукой, наслаждаясь её мягкостью, свежим воздухом, пропитанным природой. – Я пойду с вами.

Улыбка замирает на их лицах, и я теряю свой сон и образы Эштона и нашей дочери.

Я с трудом приподнимаю веки и вижу белый потолок. У меня почти ничего не болит, если не считать полной усталости и какой-то потерянности в пространстве. На моих глазах блестят слёзы, и шире открывая глаза, я вижу Эштона, который спит у моей кровати, положив голову около моего бедра. Одной рукой он заменил себе подушку, а другая касалась моего колена.

Наблюдая за этой картиной, начинаю тихо всхлипывать, радуясь, что снова вижу его. Эш вздрагивает и, очнувшись, берёт меня за руки, и сжимая их в своих ладонях, вдруг тоже начинает плакать.

Его слёзы скупые и безмолвные. Он только смотрит на меня, не отрываясь и не моргая, будто думает, что я сейчас испарюсь в воздухе. Мне же хочется рыдать всё громче и громче.

- Детка, тебе нельзя нервничать, тсс. – Эштон встаёт и наклоняется к моему лбу, чтобы успокоить. – Всё хорошо, ты скоро поправишься. Я рядом.

Я ничего не могу сказать, просто обнимаю его, наслаждаясь ощущением тепла его тела, его запахом. Он всегда был таким родным для меня. Даже когда его не было рядом.

- Как ты себя чувствуешь? – Эштон поправляет мои волосы, заботливо убирая их за ухо.

- Теперь хорошо. – улыбаюсь, собирая рассказать ему свой сон, но вижу, как в комнату входят Марк, Холли, Сэм и папа. Я вытираю слёзы с ресниц и улыбаюсь каждому из них по очереди. Задерживаюсь взглядом на Марке – знаю, он всё понимает и просто пришёл меня поддержать. Но всё же есть обязанность перед ним объясниться. Это будет позже.

Может и к лучшему, что я не расскажу Эштону свой сон. Ведь тогда он обязательно сбудется.

*** Один месяц спустя

Мы с Эштоном проезжаем табличку, на которой написано «Добро пожаловать в Аризону!», и я чувствую, как он разгоняется сильнее – ему не терпится прибыть к месту назначения.

Столько штатов проехано за последнюю неделю! И я могу с уверенностью сказать, что это лучший отдых в моей жизни.

Мне пришлось отказаться от роли в мюзикле, и я сделала это легко, без тени сомнений. Я очень любила танцевать, но поняла, что не готова делать это на показ. Я решила, что после того, как мы вернёмся из нашего путешествия, я открою небольшую танцевальную студию для детей и буду заниматься любимым делом.

Отец по–прежнему не одобряет Эштона, но отношения между моими двумя любимыми мужчинами с каждой встречей становятся теплее. Я думаю, что со временем он смириться с моим выбором, да и сам найдет себе новую любовь: их брак с Алисей наконец-то , разлетелся к чертям , чему я не могла не порадоваться. Я вдруг представила лицо Алисии, как она расплачивается в салоне красоты одной из золотых карточек, а они все заблокированы. Ох, жаль её.

Холли наконец–то поделилась со мной причиной своего разлада в отношениях с Сэмом, и я потом долго отходила от такой новости. Она попросила пока ничего никому не рассказывать, даже Эшу, и я все еще сдерживаю свое обещание.

Эштон прибавляет громкость, и я с улыбкой наблюдаю за тем, как он поёт для меня песню «She is» группы The Fray:

- She is everything I need that I never knew I wanted… (англ. «Она – всё, в чём я нуждаюсь, все мои желания, о которых я не знал») – Эштон поёт всё громче, качая головой в такт музыке, при этом успевая смотреть на меня и наблюдать за дорогой.

- У тебя неплохо получается. – Я заливаюсь смехом и достаю камеру, чтобы заснять этого несостоявшегося певца на телефон. Его рука в знак протеста сильнее сжимается на моём бедре, и он перестаёт петь.

- Ну, Эштон, прошу тебя. Не останавливайся, – хнычу я, закусывая губы. Эштон бросает на меня взгляд полный решимости и останавливает машину около заправки. Я совсем забыла, что мы очень давно не заправлялись.

Мы оба выходим из машины, Эштон - заправить Мустанг, ну а я просто потому, что устала всё время находиться в сидячем положении. Я облокотилась на капот локтями и принялась ждать, когда он сходит и оплатит бензин.

- Так, кто тебе разрешил лежать на моей тачке? - Эштон вскинул бровь, возвращаясь от кассы. Он выглядит потрясающе: его волосы слегка выгорели на солнце за последнюю неделю, а кожа приобрела золотистый оттенок. Белая футболка подчеркивала его рельефные мышцы, на которые я невольно залюбовалась.

- Не забывай, с кем ты разговариваешь и для тебя её выкупил. Знаешь, очень трудно было найти именно наш мустанг, – дразню его я и показываю язык, чтобы он знал с кем имеет дело.

- С ковбойкой, которая совсем страх потеряла, – ухмыляется он и, подходя ко мне ближе, придавливает своими бедрами к капоту и резко хватает за завязочки рубашки, которые находятся у меня прямо под грудью. Когда мы с Эштоном проезжали Техас, я купила этот типичный прикид: высокие сапоги, шляпку и шорты с короткой рубашкой в клеточку.

- Эштон, мы на заправке, – бормочу я, тяжело задышав. Удивительно, что он всегда способен возбудить меня, сделав всего пару движений.

- И что? – шепчет он мне в губы, но не касается их. Его дыхание манит, завораживает меня. – Хочу тебя здесь. Хочу тебя на машине. Хочу в машине. Хочу тебя везде, – продолжает он и проводит кончиками пальцев по моему голому животу, незаметно подбираясь к груди.

В душе я рада, что на заправке мы одни, но всё равно чувствую себя очень неловко.

- Перестань. – Мой голос срывается на стон, когда я чувствую его ладонь между ног, а дыхание щекочет кожу на моей шее. – Эштон, ну ты и идиот.

- Влюбленный идиот. Пожалуйста, детка, я хочу тебя трахнуть прямо здесь и сейчас. – Он нежно целует меня, спускаясь по ключицам к груди. Его член упирается мне прямо в живот, мне так и хочется ответить ему взаимностью. Но я собираю всю свою волю в кулак и, упираясь руками в его мускулистую грудь, отвечаю:

- Нет. Нам нужно ехать. К твоим родителям, помнишь?

- Ах, точно. Просто невозможно ни о чём думать, когда ты в этом милом костюмчике. – Он обхватывает мои бедра и поднимает на руки.

- Или ты уже передумал? – я нежно обвиваю его за шею и сладко целую в губы, проникая в его рот языком. Он не отвечает, полностью захваченный нашим поцелуем: дерзким, раскрепощенным и ненасытным. Он мнёт мои губы своими, не давая мне сделать и вдоха. Счастье кружит мне голову, и уже который раз я боюсь спугнуть его собственными мыслями.

- Ну, конечно же, нет, Несса. – наконец-то произносит он, сажая меня в машину, а затем сам сел за руль. – Просто это нелегко. Я не хочу чтобы они… - он слегка нахмурился, сдвинув брови к переносице. – Отвергли меня.

- Я буду с тобой. – Я переплетаю свои пальцы с его, когда мы отрываемся. Он смотрит на меня с вожделением, восхищением. Может быть, нам будет нелегко начать всё сначала, но теперь я чётко вижу своё будущее, и оно только рядом с Эштоном, где бы он ни был.

- До самого конца, – произношу я словно клятву и, сделав музыку погромче, вскидываю руки к небу, поймав попутный ветер.

Отверженный

ВНИМАНИЕ! Книга запрещена для копирования и распространения, без разрешения автора! Авторские права оформлены на имя Lana Meijer и принадлежат https://vk.com/heylil

Официальное сообщество автора и книги одно единственное и неповторимое https://vk.com/club100508561

Пролог

Тишину между мальчиком и девочкой нарушали только тихий смех и редкие удары маленьких камешков о воду. Где-то вдали они оба слышали звуки музыки – прощальный вечер в летнем лагере был в самом разгаре. Им бы стоило грустить по этому поводу, но друзьям совсем не нужно было прощаться, и эта не могла не радовать их обоих.

- Ты не кинешь дальше меня, Несса. Никогда, – ухмыльнулся мальчик и повернулся к девочке, слегка смутив её своей улыбкой. Она недовольно посмотрела на друга своими большими распахнутыми от обиды глазами и снова кинула камешек в озеро, который, не пролетев даже двух метров, плюхнулся в пучину вод.

- Я просто слишком расстроена, чтобы победить тебя. Ты же знаешь, – просто ответила она, тяжело вздохнув, и слегка повесила голову, закрывая лицо черными длинными и слегка вьющимися волосами.

- Только не говори, что тебя задели их слова, – снова хмыкнул её друг и бросил ещё один камень в воду. На этот раз он улетел так далеко, что, казалось, скрылся за горизонтом.

- Вау, – только и сказала девочка, проследив за полетом камня, и снова посмотрела на друга.

- Мне всегда неприятны их насмешки. Но, с другой стороны, я понимаю, что они правы, – прошептала она и почувствовала небольшую детскую, но уже такую сильную ладонь друга на своем плече.

- Эй, Несса, не смей думать, что они правы. Ты... Очень красивая. И я никому и никогда не дам тебя в обиду, – просто сказал он и обернулся назад: ему показалось, что он услышал чьи-то шаги.

- Обещаешь? – спросила она и посмотрела на своего друга, перекатывая в руках последний камешек, что у неё остался.

- Да. Конечно, – кивнув, ответил он, и замолчал, будто выжидая чего-то. Вдруг, их тишину снова нарушил один звук: телефон в кармане мальчика зазвенел противным звуком, словно будильник в семь утра.

- Вот и наступил твой девятый день рождения, Несса, – улыбнулся он, показывая девочке циферблат старого и заляпанного телефона, на котором значились несколько цифр: 00:01.

- Ты, как всегда, хочешь поздравить меня первым и единственным? - улыбнулась она и ощутила приятное чувство, заполняющие её изнутри: та теплота, та дружба, что связывала их, была для неё всем на свете. Но самое страшное было то, что, кроме этой дружбы, в её жизни не было ничего.

- Да, – прошептал он, оставляя волнения позади и доставая из другого кармана подарок в маленькой самодельной коробочке. Она была любимого розгового цвета девочки. К тому же, мальчик старательно перевязал ее красивым белым бантиком.

- Что? Подарок? – От радости и благодарности у Нессы перехватило дыхание. – Но… Как? Где ты его взял? – удивленно спросила она, не веря своим глазам, и протянула руки к коробочке. – Можно открыть? – продолжала она засыпать друга вопросами.

- Можно. Только если он не понравиться тебе, обещай, что не столкнешь меня в озеро, – пошутил голубоглазый мальчик и принялся наблюдать за подругой, которая дрожащими руками, начала открывать подарок, разматывая бант.

Когда процедура открытия была закончена, он зажмурил глаза, боясь увидеть её реакцию, но поздно: он услышал такой восторг в её вздохе, что не смог сдержать улыбки.

- Это… У меня нет слов, Эш. – Дрожащими руками девочка достала из коробки маленький кулон в виде сердечка, который был скреплен маленьким голубым, похожим на стекляшку, камнем. – Только не говори мне, что оно ещё и открывается, – изумилась она, часто захлопав глазами, и уставилась в лицо друга.

- А то. - Эш достал из кармана джинсов какой-то предмет, напоминавший форму креста, и приложил его к задней крышке кулона. Кулон распахнулся, и Несса увидела их совместную фотографию, сделанную полгода назад на последнее совместное Рождество в приюте. Не выдержав нахлынувших чувств, она почувствовала, как к глазам подступили слезы.

- О, Эш… Не знаю, откуда ты взял такой подарок… Но это самое лучшее, что можно подарить из всех подарков мира! – детским и наивным голосом пропела она, крепко обнимая мальчика.

- Смотрите, этот приютыш опять обнимается со своей толстухой! – раздался чей-то противный голос недалеко от них, доносившийся с берега.

- Эй, ты забыл, что толстуха тоже из приюта! – сказал второй голос, и раздался чей-то злорадный смех и ещё несколько оскорблений.

- Эй, ты, заткнись, я сказал! Заткнись! Заткнись, заткнись! – Мальчик отпустил из рук Нессу, и, встав, побежал по пирсу, с разбегу намереваясь вдарить обидчикам. Он накинулся на главного из них – «Задаваку Райна», и, вкладывая всю силу в свои маленькие кулачки, принялся бить его в грудь и плечи. Но тот был на два года старше и крупнее его, и одним махом задавака связал руки мальчика за спиной каким-то шнурком и кинул лицом в землю, да так, что Эш наглотался грязной земли и закашлял.

- Что, нарываешься, щенок? Скажи спасибо, что я не столкнул тебя с пирса, – ответил Райн и пнул защитника в живот, скрываясь в темноте ночи. Не прошло и десяти секунд, как Несса подбежала к лучшему другу и склонилась над ним: она развязала его руки и постаралась посадить на землю, постукав его по щекам.

-Эш, не нужно было… Не нужно было драться с ним, - тихо сказала она, чувствуя себя ужасно из за того, что друг столько из-за нее натерпелся. И это было далеко не в первый раз.

- Я никому и никогда не дам тебя в обиду, – повторил он так мужественно, как только способен сказать девятилетний мальчик.

Глава 1

Люди, обычно, первым делом завтракают, когда встают с утра, или, например, красятся, выбирают себе одежду, принимают душ или гуляют с собакой. Утро для меня - одно из самых важных частей дня, потому что так я настраиваю себя на несколько часов вперед, пытаюсь придать себе хорошего настроения и зарядиться бодростью на целые сутки. Поэтому, утром я, забыв про макияж и душ, первым делом растягиваюсь у станка в своем зале для танцев, который расположен на цокольном этаже нашего дома.

Я включаю что-нибудь из Рианны или Бьенсе и просто делаю зарядку, повторяя свои самые любимые, но простые движения. И так каждый день.

Конечно, утренняя тренировка отнимает много времени, но поскольку в школу меня отвозят на машине, а не на школьном автобусе, я могу себе это позволить. К тому же, одежду на день я всегда подбираю себе с вечера и вешаю её на видное место в своей уютной гардеробной. Единственное, с чем по утрам мне действительно сложно совладать, так это длинные вьющиеся и спутавшиеся за ночь волосы. Наконец, спустя 15 минут, в зеркале я вижу блондинку с длинными прямыми волосами, достающими мне до поясницы. Они всегда мешаются мне во время учебы и танцев, поэтому я заплетаю их в целомудренную косу. Глаза я крашу тушью, а потом вставляю зеленые линзы – так я стараюсь скрыть свои дьявольско-черные глаза, и они становятся орехового теплого цвета.

Когда я спускаюсь к завтраку на запах блинчиков с клубничным джемом, которые испекла Анджела, тяжело вздыхаю и возмущаюсь, глядя на нее:

- Анджела, ну зачем? Мне нельзя есть блинчики на носу соревнования, – бубню я и достаю свои злаковые хлопья, которые посоветовала мне мой тренер.

- Прости, Несса, но остальных же я должна чем-то кормить. – Женщина улыбается мне своей теплой доверительной улыбкой, и я замечаю глубокие морщинки в уголках её темнокожего лица и поджимаю в ответ губы.

- Ты имеешь в виду эту стерву? Или моего отца, которого опять нет дома? – недовольно замечаю я, наливая молоко в свою чашку, и понимаю, что у меня пропал аппетит при мысли о том, что папа опять в командировке. А Алисия сейчас, наверное, где-нибудь на педикюре с радостью тратит его денежки, празднуя его отъезд клубничным мохито.

- Не только её, милая. Весь остальной персонал тоже, – она протянула мне тарелку с одним блинчиком и подмигнула: - Один, я думаю, можно.

- Не надо, – отвечаю я, слегка морщась. – У меня все равно пропал аппетит.

Кажется, Анджела все понимает по моему лицу, поэтому с сочувствием смотрит мне в глаза и отвечает:

- Я уверена, мистер Куин скучает по тебе, даже когда далеко. Ты же ему, как… - начала она, но тут же спохватившись, продолжила: - Ты же его дочка.

Я, промолчав, встала из-за стола и, не убрав за собой, вышла из столовой. Наверное, не стоило было папе рассказывать все Анджеле. Не стоило вообще кому–то об этом говорить. Но, кажется, теперь об этом знают все обитатели моего дома, и всё лишний раз напоминает мне о моем прошлом.

Даже по дороге в школу, сидя на заднем сидении черного бронированного Мерседеса, я не могу успокоиться. Картинки из детства снова и снова всплывают у меня перед глазами, причиняя сильную боль где-то в области сердца. Я невольно вспоминаю, как однажды в приюте ребята расписали мне подушку самыми гадкими и мерзкими словами, используя красные чернила… И никогда смогу забыть этого. Вот почему я не могу злиться на своего отца даже тогда, когда его нет дома. Даже за то, что он нашел себе такую отвратительную жену. Я не могу не любить его, ведь он подарил мне семью, подарил мечту и надежду. Из кучи детей в детском доме он выбрал меня – неприметную, пухленькую и самую обыкновенную девочку. Обычно, дети, достигшие трех лет, так и растут в приюте до совершеннолетия, а потом уходят в свободное плавание – причем не самое безоблачное. А меня взяли в семью в целых девять лет. Я помню шок на лицах всех детей и работников, а так же крики зависти, которыми меня провожали. И эти крики до сих пор преследуют меня по ночам.

Отец дал мне новую фамилию – Куин, и с тех пор я стала частью его семьи. Да уж, ребятам было чему завидовать – я попала не просто в семью, я попала в очень богатую семью, и моя жизнь кардинально изменилась. Джордж делал для меня все: возил в Диснейленд и в парки всегда, когда у него было свободное от работы время и, кажется, действительно, относился ко мне, как к родной дочери. Я смутно помню момент, когда все изменилось. Может в тот момент, когда я стала взрослее, и больше не вызывала у него прежнего интереса и умиления. Тем не менее, я благодарю судьбу за то, что я тогда не осталась в приюте, несмотря на то, что у меня была одна единственная причина сделать это.

Сейчас все это кажется страшным и нереальным сном, и, на самом деле, о том, кто я такая, знают лишь единицы. В школе меня далеко не все любят – одни, считают, что я слишком высокомерна, другие даже не пытаются узнать меня поближе. Но когда я подъезжаю к зданию Калифорнийской школы, я уже вижу Сэма, ждущего меня на парковке. Он машет мне рукой, и я открываю окно, чтобы улыбнуться ему.

- На улице 25 градусов, а ты надел шапку? – Подхожу к нему я, наблюдая за тем, как он привязывает к парковке свой велосипед. Я не единственная, кто не ненавидит школьный автобус. Сэм не из богатой семьи, но это не мешает ему учиться в нашей элитной школе, ведь его IQ равен 154 баллам, а это довольно высокий балл. Поэтому, специально для таких умных ребят, в нашей школе предусмотрена стипендия и бесплатное обучение.

Сэм поднимает на меня свои карие глаза и натягивает черную шапку сильнее на лоб, поправляя очки в крупной оправе.

- А что, тебе не нравиться? Я думал, это сейчас модно. – Он обнимает меня за плечи, и мы вместе направляемся в здании школы. Я смеюсь, когда вижу, как нелепо он выглядит в своей шапке.

- Холл никогда не увидит в тебе мужчину, пока ты будешь одеваться как местный ботаник, – усмехнулась я, открывая свой шкафчик, и доставала учебник по математике. – Кстати, где она? – Я оглядываюсь, ведь наши шкафчики стоят рядом, но тут же замечаю её чуть подальше на противоположной стене в объятиях крепкого парня из команды пловцов. Он прижимает Холл к шкафу очень тесно и целует её накрашенные красной помадой губы так, как будто хочет её съесть, и я закатываю глаза.

Сэм делает вид, что не замечает этой душераздирающей картины, и я зову Холл по имени, чтобы прекратить его мучения. Моя рыжеволосая подруга целует на прощание своего нового бойфренда (ещё на прошлой неделе я видела её с кем-то другим) и бежит к нам радостная и развратная – о последнем говорит помада, размазанная по всему её лицу.

- Не грусти, Сэм, – успеваю сказать я другу прежде, чем Холл сможет услышать нас. Он кивает и по-дружески обнимает её, не упустив шанс опустить шуточку по поводу ее нового дружка:

- Как его зовут? А впрочем, не важно. Буду звать его пятый… На этой неделе. – Он усмехается, и на его лице появляются ямочки – они делают его еще более милым и смешным в этой странной шапке.

- Заткнись, Сэм. – Холл откидывает ярко рыжие волосы назад и обращается ко мне: - О Боже, он такой классный - капитан команды, ездит на новеньком Порше…

- На папином новеньком Порше, – вставляет Сэм, снова усмехаясь, и не замечает, как Холл испепеляет его взглядом. Я смотрю на этих двоих и не могу сдержать улыбки.

- Какая разница, чья это тачка. Главное, что не велосипед, – замечает она и поднимает одну бровь, чтобы показать ему свое превосходство. Сэм кивает и поднимает руки вверх, продолжая улыбаться:

- Остынь, огнепринцесса. Я и не думал обидеть твоего нового дружка. Ладно, я на химию, встретимся на обеде, – отвечает он и, снимая шапку, скрывается среди толпы в школьном коридоре.

- Хорошо, что не пришлось просить его снять это убожество, – замечает Холл и берет меня под руку, продолжая рассказывать о том, какой классный её очередной качок-пловец, и я слушаю её не так внимательно, как ей бы хотелось, кивая в тех местах, где ей нужна моя поддержка и дружеское понимание.

- Кстати, ты слышала о том, что произошло вчера на геометрии? Какой-то новенький ударил в челюсть мистера Ротмана за то, что тот поставил ему неуд. А потом его машина загадочным образом пропала со стоянки. Представляешь? – наконец она перевела тему с себя на что-то более интересное, и я нахмурилась.

- Но, как такое возможно? Мистер Ротман очень добрый, я даже не представляю каким нужно быть тупицей, чтобы получить от него неуд, – задумчиво протягиваю я и качаю головой. – И что ты думаешь, его машина не просто так пропала?

- Конечно, не просто так. Самое ужасное, что потом он обнаружил её у своего дома в таком состоянии, будто её побили бейсбольной битой. Ну, ты понимаешь, выбитые стекла и все такое…

-О, черт. Наверное, ему было не очень приятно. Я знаю, как долго он копил на неё.

-Ага, и ведь машина то совсем новая, – продолжила она, когда мы зашли в класс. Я направилась к своей парте, обдумывая ситуацию, которую Холл только что мне рассказала, и села за стол. Я не сразу заметила, что на моем столе что-то написано, но когда обратила на это внимание, застыла в мгновение ока.

Красными чернилами от одного края поверхности до другого зияла надпись «Shelter» (англ. «Приют»).

В ту же секунду в легких будто закончился воздух, и я почти поняла, что называют панической атакой. Как так? Кто же мог узнать о моем прошлом и так гадко написать об этом прямо на парте? Холл и Сэм так бы не поступили, и рассказать они никому тоже не могли. Или, может, я зря доверяю своим лучшим друзьям?

Не веря своим глазам и стараясь унять бегущие по щекам слезы, я пыталась стереять надпись влажными салфетками. Холл заметила это, и принялась, молча, мне помогать, стараясь прикрыть надпись своим телом, чтобы другие ребята не заметили. Но, к моему счастью, все были слишком заняты обсуждением предстоящей контрольной, поэтому не обратили на нас никакого внимания. Когда прозвенел звонок, надпись была успешно стерта, и я вздохнула с облегчением, разложив на парте свои учебники.

- Сегодня урок мы начнем очень необычно. Я знаю, что вы ребята в выпускном классе, тем не менее, обстоятельства сложились так, что у нас теперь появился новый ученик.

- Можно без представлений, миссис Грин, – раздался чей-то грубоватый и звонкий мужской голос, а потом его обладатель зашел в класс, оглядывая всех нас с таким нисхождением, на которое была даже я не способна.

Высокий, одетый в майку, открывающую накаченные мускулы рук и плеч. Парень, не представляясь, прошел в класс. Казалось, что он смотрел на всех кроме меня, будто я – это всего лишь пустое место, пустая парта или муха на лобовом стекле. Что-то при виде его тела, его небрежной походки внушало мне страх, но я все же наблюдала за ним. Сев за стол, парень снял бейсболку и лениво посмотрел на часы, а потом улыбнулся, если это снисходительное подергивание губ можно назвать улыбкой, помахавшей ему Холл. Она всегда так делает - увидит симпатичного парня и тут же готова вешаться ему на шею. Но тут парень всего лишь на одного мгновение поймал мой взгляд и со злостью сощурил свои глаза, снова отводя их куда-то в сторону.

Но я уже успела увидеть его… Заметить его… Увидеть эти ярко-голубые, словно два аквамарина, глаза и понять, какое чудовище сидит прямо позади меня. Дрожа от того, что все это происходит на самом деле, я встала из-за парты и выбежала прочь из класса.

Глава 2.

- Да что с тобой такое, Ванесса? – Словно сквозь вату я услышала голос Сэма, которому Холли только что в красках рассказала то, как я выбежала из класса и пропустила контрольную. – Ты никогда не пропускала математику.

Мы сидели в самом сердце открытой столовой, и пока мои друзья спокойно опустошали свои тарелки, я молчала и ковырялась ложкой в своем клубничном йогурте, который даже не попробовала. Обычно я люблю обеденное время – ведь это почти единственный шанс на неделе спокойно пообщаться с друзьями не спеша на тренировку по танцам или домой – готовиться к выпускным экзаменам. Но сегодня я едва слышала, о чем они разговаривают, хоть и знала, что обо мне. Пелена с моих глаз не уходила, а в теле ощущалась необычная тяжесть, которая словно гиря, тянула меня к земле. Изредка я оглядывалась в его сторону, молясь о том, чтобы наши взгляды не встретились.

- Ванесса, хватит насиловать бедный йогурт! – не выдержала Холл и хлопнула своей ладошкой по столу, надеясь вывести меня из транса. – Что произошло? Тебе что понравился новенький, и ты обиделась, что я помахала ему? – настороженно спросила она, глядя прямо мне в глаза. Я тут же натянула улыбку и закатила глаза с такой пренебрежительностью, на которую только была способна.

- Мне? Понравился? Да ты его ужасные татуировки видела? Он словно отсидел два года в тюрьме! – Я вложила в свой голос как можно больше неприязни, но к моему удивлению, подруга не разделяла моего мнения.

Перед глазами у меня снова всплыл образ неприятного парня: его злой пронзительный и агрессивный взгляд голубых глаз будто преследовал меня повсюду. Татуировки и мускулы у него действительно были, и такие парни обычно вызывали во мне смутные чувства. Они будто бросали вызов всему обществу и стремились показать это даже своим телом. В моей голове совсем не укладывалось, как он оказался здесь, в моей школе, ведь в Лос-Анджелесе вполне достаточно других учебных заведений. Второй вопрос, который меня мучил: куда смотрела наша директриса, когда принимала его в нашу Элитную школу – это же такое пятно на репутации для всех нас. И самый главный, который я хотела бы задать Всевышнему, не переставал пульсировать у меня в висках: почему? Почему судьба снова свела меня с этим предателем? Неужели теперь я буду видеть того, кого я действительно ненавижу, каждый день?

Мне не нужно было делать вид, что я его узнала. Не нужно было даже смотреть на него. Может ещё не поздно все исправить? Может он тоже меня не узнал. В конце концов, теперь я почти блондинка, и прошло столько лет… Скорее всего, так и есть.

Когда я осознала, что может быть и так, эта мысль меня, почему-то, не обрадовала, а даже показалась слегка обидной. Я быстро отогнала её в сторону и вернулась к разговору с друзьями.

- А мне они показались очень даже интересными, только я их плохо рассмотрела. Видела только какой-то интересный рисунок на предплечье и ещё что-то вроде надписей… Да?- спросила у меня Холл, и я безжизненно кивнула в ответ. – Ну, я надеюсь, у меня будет шанс познакомиться с ним поближе, - многозначительно протянула она, томно вздохнув, глядя куда-то вдаль.

- Эй, а как же тот придурок из пловцов? – поинтересовался Сэм, настороженно посмотрев на меня таким взглядом, который мог означать только одно: «Может Холли ты обманула, но меня не проведешь, и я заставлю тебе рассказать мне всю правду».

Меня всегда удивляла моя дружба с Сэмом. Мы познакомились с ним в средней школе, когда я была здесь новенькой, и почему–то у всех вызывала интерес и внимание. А Сэм… Он был самым тихим ребенком в классе, который разговаривал только тогда, когда его спрашивал учитель, или он отвечал у доски. В то время мне совершенно не нужна была популярность, обрушившаяся на меня за счет моего богатого папы, поэтому я решила подружиться с ним, хоть это было далеко не просто. Мы почти сразу нашли общий язык – он подтягивал меня по математике, провожал до танцевальной студии после школы и просто был всегда рядом, подбадривая меня своими подколками и шуточками. Рядом с ним я снова поверила в дружбу. А через какое-то время мы подружились с Холли, и тут-то у Сэма случилось то, что я называю серьезным психическим расстройством – любовь.

Нет, ну серьезно, сложно представить таких разных людей, как Холли и Сэм, вместе – не в обиду подруге, но она просто его не достойна. Уж слишком много ветра у неё в голове, хотя это всегда меня притягивало в ней. Она такая легкая… Никогда не задумывается о последствиях, живет так, как ей нравится. Полная моя противоположность. Я слишком ограничена. Моя жизнь – это школа и танцы, и только им я посвящаю все свои эмоции и чувства. Когда я танцую, я становлюсь другим человеком. Во все остальное время про меня можно сказать «Снежная королева», но это не так. Я умею улыбаться.

И в доказательство своих мыслей я натягиваю свою самую милую и искреннюю улыбку и смотрю на Сэм и Холли:

- Ребят, простите. Я просто задумалась. Сейчас у меня столько проблем… Алисия мне проходу не дает, считает дни до моего выпускного и ждет не дождется, как я свалю куда-нибудь подальше - в Англию, например. – Я закатываю глаза и, наконец-то, приступаю к обеду, чтобы показать друзьям, что у меня все в порядке.

- Если ты уедешь в Англию, я никогда тебе этого не прощу, – хмыкнула Холли и переглянулась с Сэмом:

- Мы тебе не простим, – хором сказали друзья, и мы все вместе рассмеялись. Я с облегчением вздохнула, понимая, что, несмотря на то, что меня может ждать впереди, на этот раз я не останусь одна.

Остаток дня пролетел довольно быстро, и, прощаясь с друзьями на парковке, Холл попросила меня:

- Несса, я знаю, ты скажешь «нет», но прошу, выслушай меня. – Подруга нежно взяла меня за обе руки и так жалобно посмотрела в глаза, что я уже поняла, о чём она меня попросит.

- Нет, Холл, даже не думай! – воспротивилась я её зеленым ярким глазам, и она обиженно надула губы.

- Ну, Несса, я позову всего 10 человек. Ты ведь понимаешь. У Джексона день рождения, а твой папин домик на пляже давно опустел… Ну прошу, всего одна маленькая вечеринка! – попросила она, и я посмотрела на Сэма: он снова выглядел нелепо в своей шапке и сделал вид, что уткнулся в телефон, но краем глаза я увидела, как он закатывает глаза, не веря не единому слову подруги.

- Ну, прошу тебя, Несса, – снова попросила Холл, и я не в силах больше выносить это мучение, ответила:

- Хорошо, только 10 человек, никакого крепкого алкоголя и никакой громкой музыки, – строго сказала я, но она уже крепко обняла меня и расцеловала в обе щеки.

- Ты лучшая! – сказала мне Холл и, обняв на прощание Сэма, побежала к новому Порше её приятеля-пловца, а затем скрылась в салоне его тонированного авто. Сэм проводил её скорбным взглядом и уставился на меня.

- Ты ненормальная. От твоего пляжного домика ничего не останется, Несса! – напророчил он, глядя на меня с укором.

- Ну, я же не могла отказать лучшей подруге.

- Могла бы отказать во имя меня. Каждый раз когда смотрю на неё… С кем-нибудь… Ну ты знаешь, – тихо закончил он, и я собиралась его приободрить, но тут произошло то, что напугало меня до глубины души.

Где-то справа взревел мотор, и мотоцикл сорвался с места, чуть не налетев прямо на меня – я стояла на дороге, а Сэм рядом на тротуаре.

- Эй, ты! – водитель обратился ко мне. Я сразу же узнала в нем утреннего мерзавца и просто окаменела всем телом, не зная, что мне делать: дать отпор или спокойно отойти в сторону. – С дороги уйди. Иначе будет хуже, – небрежно сказал он, нажимая на газ своего вонючего драндулета, словно показывая, кто здесь главный. Меня чуть не стошнило.

Но я не смогла и слова из себя выдавить. Внутри все бешено затряслось, а мысли никак не собирались воедино: что же делать и как поступить, чтобы выйти из ситуации с достоинством? К сожалению, пока я думала, этот придурок одарил меня еще одним агрессивным взглядом и объехал меня, продолжив свой путь.

Ох... Этот его взгляд, будто я никто… Будто это я во всем виновата. Так было всегда. Уже столько лет прошло, а он во всем винит меня. Эштон…

Так, стоп, я даже в мыслях не должна произносить его имени. Я его не знаю! Я не знаю этого ужасного человека, в которого он превратился. Я навсегда потеряла друга своего детства, и случилось это в девять лет. То, что мы встретились сейчас – лишь огромная ошибка и недоразумение, злая шутка судьбы.

- А теперь, расскажи мне все. – Сэм ткнул меня в плечо, чтобы вывести из забвения, и я посмотрела на него. Не удивлюсь, если мои глаза были блестящими от слез.

- Эй, чем тебя задел так этот парень, Несса? Он просто идиот, – поспешил меня успокоить не на шутку взволнованный друг. Я лишь коротко кивнула, а он продолжил:

- Проводить тебя на тренировку?

- Предлагаешь пройтись пешком, отказавшись от черного Мерседеса, как в старые добрые времена? – Я улыбнулась, вытирая слезинку тыльной стороной ладони, и мы вместе с ним направились в сторону моей Танц-школы.

- Он… - начала я и тут же затихла, обдумывая, доверять мне другу или нет то, что я так долго хранила в себе. То, что я даже не хочу вспоминать.

- О Боже, ну выкладывай уже, Несса. А не то я подумаю, что наша «Снежная Королева» боится какого-то индюка. Ещё и позволила ему себя унизить на глазах у всей школы, – констатировал факт он, и я поняла, что это действительно так. Никто и никогда не обращался ко мне так: «Эй, ты, уйди с дороги» и все в таком духе. Все либо любили меня и подлизывались, либо просто боялись подойти – ведь я могла с успехом проигнорировать любого.

- Ну, ты же знаешь, откуда я, Сэм, – просто сказала я, пожимая плечами. – Я будто вывалилась из другой жизни. И в той жизни был он. Мы были лучшими друзьями. Почти, как мы с тобой.

Сэм промолчал, ожидая продолжения истории, но я тоже сохраняла тишину не в силах собраться с мыслями.

- То есть, вы дружили? Вы же были маленькие. Как такое вообще можно помнить? – возмутился он с улыбкой, но я оборвала его своим уничтожающим взглядом.

- В Приюте все иначе. Я была настоящим изгоем. К тому же весила, наверняка, в полтора раза больше, чем сейчас. А дети бывают очень жестоки… Ни дня не проходило без насмешек в мой адрес или каких-нибудь мелких издевательств. Но, пока у меня был он, мне было все равно. Я знала, что он всегда заступится, отомстит обидчикам. – На мгновение я улыбнулась, вспоминая того маленького мальчика-сорванца.

- Потом, ты знаешь, я обрела семью, но поклялась ему и себе, что никогда не брошу его. Приходила в приют на выходных, хотя папа был очень против, и мы пару раз брали его с собой гулять.

Я сделала тяжелый вдох и, придаваясь печальным воспоминаниям, продолжила:

- Когда я пришла в третий раз, я увидела у него синяк под глазом. Подумала, что он как всегда поцапался с кем–то из ребят, и не предала этому значения. Но вел себя он уже очень странно: был слегка раздражительным, рассеянным… И уже таким чужим. Он перестал видеть во мне подругу. Говорил, что я навещаю его только из жалости и, что теперь раз я дочь богатенького папы, зазналась и изменилась. С каждым моим приходом, он менялся на глазах, будто какая-то темнота заполняла его сердце изнутри…

- Ух, звучит как сценарий для фильмов ужасов, – пошутил Сэм и понял, что сделал это зря.

- Мне было вовсе не смешно, ведь мне тоже было тяжело. Все свалилось на меня разом – семья, счастье, любовь, которые я не умела принимать, и одновременно большая ответственность. Я всегда хотела быть достойной дочерью и делала все для этого: начала заниматься танцами, чтобы папа гордился мной. Правда теперь это часть моей жизни и души, за что я тоже благодарна. Но он творил ужасные вещи… До меня доходили плохие слухи. Я слышала, что он так сильно избил одного парня в приюте, что того потом еле откачали. А ведь ему было всего 10. В конце концов, отец просто запретил мне видеться с Эштоном. – Я тяжело вздохнула, произнеся его имя, и заметила, что мы с Сэмом почти на месте. – И этого только маленькая часть этой истории. Может, потом я расскажу тебе больше.

- Думаешь, он по–прежнему ненавидит тебя и будет мстить? – спросил у меня Сэм, и даже в его голосе я услышала панические нотки.

- Я так не думаю, – просто ответила я, и добавила: - Я в этом уверенна.

Хоть я и пообещала Холли устроить вечеринку в домике на пляже своего отца, наряжаться мне туда совершенно не хотелось. После тренировки я пришла домой счастливой и уставшей, несмотря на то, что получила сегодня от Джулии, своего тренера, немало замечаний. Я знала, что все равно я занимаюсь лучше всех в группе, просто ко мне и требования предъявляют выше. Вообще, обычно, я занимаюсь одна, но по понедельникам мы собираемся все вместе, чтобы не забывать про работу в команде.

Уже полгода я готовлюсь не только к выпускным экзаменам, но и к вступительному смотру по танцам – и это ещё одна проблема, которую предстоит решить. Я с двенадцати лет мечтаю поступить в Джуллиардскую школу, но стоит мне представить лицо отца, когда он услышит об этом, мне сразу становиться не по себе. Он этого не одобрит. Для него танцы – это мое милое хобби, но никак не будущая серьезная профессия. Для меня это тоже не профессия. Это моя жизнь.

Но вряд ли моя мечта его тронет, и он согласиться с этим решением. Поэтому у меня остается только один выход – поступить на бесплатное отделение, получить место в студенческом городке и перестать жить с отцом. Легко сказать, трудно сделать – конкурс там около ста человек на место. И каковы шансы, что единственным счастливчиком из ста буду я?

Наспех приняв душ и собрав свои золотисто-платиновые волосы в пучок, я вышла из дома в футболке нашей школы и спортивных легинсах. Я даже почти не накрасилась, потому что собиралась всю вечеринку просидеть, где-нибудь в тихом уголке, охраняя свой домик от выпивших гостей. Если мне повезет, вечеринка будет настолько скучной, что они все мигом переместятся куда-нибудь на пляж. Когда до домика оставался еще целый квартал, я поняла, что скучной вечеринке не бывать. Музыка доносилась прямо из моего дома и орала на всю улицу. Не знаю, что там творилось, но вечеринка явно не являлась тихим сбором десяти друзей, празднующих день рождения.

Еле сдерживая подступающую злость, я врываюсь в свой же дом, и не узнаю его. Мне приходиться заткнуть уши руками, чтобы не оглохнуть, но то, что я вижу, уже вряд ли можно как-то изменить.

Такое чувство, что в доме сейчас находилось раз в 5 больше человек, чем мне обещала Холли. Я не видела ни одного знакомого лица. Мои «гости» кидались друг в друга едой и поливали себя пивом и швепсом, танцевали на моих столах и неприлично целовались на диване. У меня даже не было слов, чтобы описать весь этот ужас, который я сейчас видела и уж тем более передать, как я в эту секунду ненавидела свою подругу. Ну почему я не послушала Сэма? Кстати говоря, где он?

Кто-то с силой толкнул меня локтем в бок, и я увидела незнакомого мне парня пьяного настолько, что он еле мог шевелить языком:

- Ой, прости, детка. Я тебя не заметил, – извинился он, но это у него вышло плохо: он пошатнулся и за секунду вылил на мою майку неприятно пахнущую липкую жидкость.

- Пошел вон отсюда! – прошипела я сквозь зубы и, закусив губы от обиды, направилась на поиски хоть одного знакомого лица.

Моей рыжей подруги, «виновницы» торжества, нигде не было, зато Сэма я увидела в объятиях какой-то очаровательной блондинки. Кажется, он пытался от нее избавиться, но она не давала ему прохода. Окончательно разозлившись, я взяла эту девицу за лямку платья и оттянула в сторону:

- Это мой парень. И это мой дом! – прокричала я сквозь музыку и вложила в свой взгляд, как можно больше власти. Девушка поджала губы и недоверчиво посмотрела на Сэма:

- Сразу бы и сказал, что встречаешься с ТАКОЙ девушкой. – Она обиженно пожала плечами и скрылась в толпе. Сэм быстро схватил меня за руку и затащил в ближайшую комнату, где было хоть немного потише, и мы могли переговорить с глазу на глаз.

- Что здесь происходит? Я задержалась на тренировке, прихожу и вижу, что мой дом на грани разрушения! Почему ты не остановил её?! – Мне необходимо было выплеснуть весь свой гнев на кого-нибудь.

-Ты же знаешь, как это бывают: сначала пришли друзья Джексона, потом друзья его друзей, ну а потом друзья друзей его друзей… - начал оправдываться он и добавил. – Это вообще-то не я разрешил Холли устраивать здесь вечеринку!

- Это просто кошмар. Если кто-нибудь узнает… А, черт, - Вдруг я услышала, как музыка сначала стихла, а потом и вовсе исчезла. Что происходит? Неужели вечеринка закончилась? Мне не может так крупно повезти.

- Пойдем, посмотрим, что там случилось, – просто сказал Сэм и, снова взяв меня за руку, вытащил из комнаты. Мы пробежали в гостиную сквозь толпу на голос, который раздавался оттуда. Голос Холли.

- Так, мальчики, если хотите повеселиться – пожалуйста, проходите, не стесняйтесь, – весело заявила новым гостям она, смотря куда-то на входную дверь, и тут же пошатнувшись на высоких каблуках, чуть не упала. Она была безумно пьяна.

Когда мы с Сэмом пробрались через к толпу к ней, полностью увидели происходящее.У меня пропал дар речи.

Он был здесь.

Я уставилась на него не в силах что-либо сказать. Я лишь смотрела и не понимала, как он мог так сильно измениться.

Эштон стоял почти посреди гостиной, небрежно облокотившись о стену, и оглядывал спокойным взором моих гостей. На мне его взгляд не остановился ни на секунду. Как будто я даже не заслуживала его внимания.

Он хорошо выглядел. На секунду я решила посмотреть на него глазами других девочек: черная обтягивающая футболка, накаченные руки, широкие плечи, пренебрежительный взгляд… Сильный взгляд… Не удивительно, что в списке Холли он следующий. Только меня, его мышцы не восхищали, а наоборот - пугали. Татуировки вызывали отвращение и, опять же, какой-то сигнал об опасности. А взгляд, в котором совсем не осталось той детской доброты и невинности, просто вводил меня в абсолютное забвение.

От таких парней он в детстве просил меня держаться подальше, и я собираюсь исполнить ту волю.

Позади него стояло пятеро парней, которые тоже не внушали мне доверия. Они все были одеты в черные футболки с маленькой эмблемой на груди.

- Вы мешаете нам своей дебильной музыкой. – Он оскалил зубы и посмотрел в сторону Холли, приподняв брови. – Это дерьмо орет на всю улицу.

- Эй, вообще-то я составляла плей-лист! – возмутилась Холли, обращаясь к Эштону.

- Меня не волнует это. Ты говоришь слишком много лишней информации. – Парень посмотрел на мою подругу так, будто она была самым глупым существом на этой планете, и сверкнул своими голубыми глазами.

- Если через пять минут вы не прикроете свою псевдо-вечеринку, не поздоровиться всем, – грубо отрезал он, обводя взглядом гостиную. И как один парень, может пугать, целую толпу людей? – Ясно?! – он повысил голос и посмотрел прямо в глаза Сэма, который стоял прямо рядом со мной.

Этот мерзавец даже мне в глаза посмотреть не может. Ну, уж нет, я не могу промолчать и на этот раз.

- Это мой дом, и здесь я буду решать, сколько продлиться моя вечеринка, – мой голос зазвучал сначала испуганно и хрипло, но под конец фразы я придала ему уверенности. Эштону меня не напугать.

Наши взгляды снова встретились. Я видела его губы, сжавшиеся от гнева, и то, как напрягаются все его мышцы, будто злость постепенно охватывает отдельные участки его тела.

- Буду считать, что я не слышал твоего вяканья, – просто сказал он и развернулся со своей компанией к выходу из дома. Я дышала так тяжело, будто сдавала стометровку. К горлу опять подступила тошнота, как утром. Мне необходимо был воздух.

- Ты в порядке? – Сэм обнял меня двумя руками и прижал к себе. В который раз за день захотелось заплакать в его клетчатую рубашку, но я сдержала себя.

- Да. Ему не сломить меня, – ответила я и услышала, как включается музыка. Она снова начала давить мне на голову и барабанные перепонки. Кажется, вечеринка продолжается. И я не буду пытаться прервать её назло этому придурку.

Не знаю, сколько я простояла в объятиях Сэма, возможно около пяти минут, но он все это время просто гладил меня по плечу, понимая, как мне нужна сейчас его поддержка. Я не знаю, чтобы без него делала. Невольно пронеслась в голове мысль о том, что он и вправду идеальный парень. Жаль, только Холли этого не видит. Может мне как-то стоит помочь ему?

- Спасибо, что не оставил меня одну, – сказала я, глядя ему в глаза. Он улыбнулся, и теплота отразилась в его светло-карих глазах.

Кажется, он хотел сказать мне что-то, ответить, но просто не успел этого сделать. В один миг произошло сразу несколько событий: запахло дымом, зазвенела пожарная серена, и из датчиков на потолке полилась вода. Где-то в доме возник пожар! И это может быть опасно.

Паника поднялась в это же мгновение – музыку прекратили, и весь пьяный народ, никого не замечая на своем пути, устремился на выход из дома. Сэм, взяв меня за руку, повел меня туда же, но через черный вход.

Снаружи я увидела, как горит комната на втором этаже. Неужели Эштон сделал это?

- 911, у нас пожар. – Голос Сэма звучал спокойно и отчетливо, когда он вызвал пожарных. Затем он обратился ко мне:

- Кто мог устроить такое? – спросил он, и я уже знала ответ на этот вопрос. – Неужели этот твой бывший друг?

- Он просто дьявол, – прошептала я, с ужасом наблюдая, как горит весь второй этаж моего дома, а огонь разрастается с каждой секундой.

Глава 3.

 

Пожарная система в нашем доме оказалась, что надо: почти весь пожар исчез к приезду спасателей. К тому времени большая часть гостей, которых привела в мой дом Холли, исчезла, в панике разбежавшись, кто куда. Несмотря на такой ужасный способ выгнать их из дома, я была безумно рада, что вся эта кошмарная вечеринка закончилась. И к счастью, дом остался целым… Относительно.

На втором этаже царил хаос, и теперь я не понимала, как скрыть все это от папы. Он не будет ругать меня за пожар, но если узнает, что тут была вечеринка…

- О чем ты вообще думала? – наконец не выдержала я, обращаясь е Холли, когда на улице все стихло.

- Ну, прости меня, Несса. – Подруга закатила глаза и пошатнулась на высоких каблуках. Несмотря на такой стресс, она всё еще была пьяна в стельку, и я поняла, что сейчас с ней говорить бесполезно.

- Ты… Невыносима! Завтра, когда твой маленький мозг протрезвеет, я тебе все выскажу! А сейчас найди своего дружка Джексона и проваливай домой! – разозлившись, сказала я и скрестила руки на груди.

- Но Джексон куда-то ушел… - растерянно ответила Холли, надув губы.

- Вот именно! Неужели так трудно подумать, прежде чем устраивать вечеринку для парня, с которым встречаешься от силы неделею? – Меня уже было невозможно остановить, но тут Сэм взял меня за руку.

- Так, девочки, хватит. Сейчас все на эмоциях. Вы так ничего не решите. Я вас обеих провожу домой и надеюсь, что в тишине и спокойствии, идет? – встрял в нашу перепалку он.

- Боже, какой ты милый… - В следующую секунду Холли повисла на нем, обняв за шею двумя руками, и закрыла глаза. Кажется, она была еще пьянее, чем я думала. Сэм старался не терять самообладания, хотя, кажется, он был счастлив обнимать Холли даже в таком состоянии. Какая же она дура, что ничего не замечает…

- Сэм, проводи её. Я одна доберусь, – просто сказала я и увидела беспокойство в глазах друга.

- Ты уверена? – переспросил он.

- Абсолютно, – с уверенностью кивнула я и, помахав рукой, повернулась в сторону своего дома.

Мне хотелось бежать отсюда, но я шла спокойно, будто все нормально. Будто в моей жизни ничего не происходит. Будто все идет так, как и должно быть.

Но это не так.

Стоит прошлому постучаться в твою дверь, и все переворачивается с ног на голову - весь тот порядок, который я наводила в своей жизни последние 10 лет.

Может быть переехать? В Америке ещё столько мест, где я хотела бы побывать. Но, несмотря на то, что моя семья богата, я не выезжала за пределы Калифорнии. Я могла бы жить одна, например, в Чикаго или Нью-Йорке. Но я знаю, что папа даже слушать об этом не захочет.

А так хочется просто сбежать от проблем. Но это не выход.

На улице довольно темно, и фонари встречаются все реже и реже. Изредка я слышу скрип колес проезжающих мимо машин. На самом деле я всегда боялась темноты, а сейчас иду одна поздней ночью ещё и в таком разбитом состоянии. Мне было стыдно вызывать своего водителя к тому дому. Теперь же я готова сойти с ума от страха.

Мне начинает казаться, что за спиной я слышу тихие шаркающие шаги и прибавляю темп, оглядываясь назад. Но за мной никого нет. Сердце бьется все быстрее, а глазами я ищу хоть одного человека на улице, за которого можно ухватиться взглядом. Но я совершенно одна.

- Дура, – говорю я и начинаю себя успокаивать: – Я в Санта-Монике. Здесь безопасно. – Мне кажется, что я услышала чей–то сдавленный смешок. Но рядом с собой я снова никого не вижу и перехожу на бег.

Легче мне становится только тогда, когда я вижу крышу своего дома и лужайку перед ним: времени 5 утра, на площадку уже вышел наш садовник, который всегда ухаживает за садом по часам. Из моих губ вырывается вздох облегчения, и, сбавив бег, я врываюсь в свой дом.

***

- Ты ненавидишь меня? – в третий раз за утро спрашивает Холли, когда мы стоим у шкафчиков и собираемся на уроки. Я не отвечаю и даже не смотрю в её сторону, а просто пару раз киваю головой.

На самом деле я уже злюсь не так сильно, потому что ничего не могу с собой поделать: да, подруга поступила ужасно, но, в конце концов, пожар развела не она. А могло бы все кончиться гораздо хуже, но хорошо, что все обошлось без жертв. Да и отца не было дома, поэтому никто не устроил мне нагоняй за то, что я пришла под утро. Правда всю ночь я не могла уснуть, мучаясь мыслями об… Эштоне.

Я злилась на то, что не могу дать ему отпор. Он издевается надо мной, унижает. Он первый в списке из тех, кого я подозреваю виноватым во вчерашнем пожаре. И все это, как груз, свалившийся мне на душу.

- Холл, я не ненавижу тебя, – наконец-то отвечаю я бедной подруге. – Я просто не понимаю тебя. Зачем тебе эти вечеринки? Зачем менять парней каждую неделею? Тебе самой нравится так жить? – вырывается у меня, и подруга ошарашено смотрит на меня своими ярко-зелеными глазами.

- Ты имеешь в виду, что это я виновата, да? Это намек, что я шлюха? Но это же они бросают меня! – в её глазах стоят слезы, и я вздыхаю.

- Но ты так себя ведешь, поэтому это и происходит, – поясняю я и вижу в дальнем конце коридора Сэма, который болтает с другими обладателями высокого интеллекта.

- Ты не замечаешь, что рядом есть парни, готовые быть с тобой всегда.

- И кто же это, интересно?! Какой-нибудь неудачник? Мне нужен нормальный парень! – возмущается она, поправляя свои волосы. Внезапно её взгляд смотрит мне за спину: она кого-то там увидела. Холли расплывается в сладкой улыбке и подмигивает, быстро хлопая длинными ресницами. Я закатываю глаза, наблюдая за ней.

- Нормальный парень… Потрясающий парень… Как он…! – вздыхает она, снова смотря на меня, и я вижу Эштона, который только что прошел мимо нас и обернулся – не на меня, а на Холли. Меня он как всегда не удостоил даже взглядом. Я собиралась убедить подругу в том, что он совсем ей не подходит, но она не дала мне и слова сказать, взяв меня под руку:

- Я все про него узнала, Несса. Он просто мой идеал. Мужественный и… Такой… И такой… Красивый. И… Ёще он такой… Знаешь, он занимается боксом, мне вчера девочки про него всё рассказали. Какую музыку он слушает, где живет и что любит покушать. Думаешь, я способна приготовить лазанью? – спрашивает она, пока я слегка наблюдаю за ним: Эштон достает какие-то учебники из шкафчика. На нём сегодня слегка потертые джинсы с грубым шипованным ремнем и джинсовая жилетка без рукавов, открывающая его бицепсы. Только сейчас я нахожусь достаточно близко, чтобы разглядеть рисунок на его плече – это дракон, переплетенный с абстрактными линиями. Очень интересный рисунок. Я даже не заметила, как откровенно смотрю только на его плечо. Я потрясла головой.

На голове у него, как обычно, бейсболка, надетая задом наперед. Сейчас, когда он не видит, что я смотрю на него, кажется почти спокойным. Но тут он резко поворачивается ко мне лицом, и я вижу, как он демонстративно небрежно поднимает одну бровь и шепчет мне одними губами что-то вроде: «Чего уставилась, тупица?».

Потом он перекидывает через плечо свою сумку и скрывается в толпе и шуме школьного коридора. Меня бросает в дрожь, но когда я снова прихожу в себя, с радостью замечаю, что Холли ничего не заметила.

- Понимаешь? Он идеален, – Заканчивает свой монолог она, половину которого я пропустила.

- Но ты его не знаешь, – я качаю головой и понимаю, почему подруге он так нравится. Да что уж там, я и сама слышала утром, как девчонки говорят о нем в школьной раздевалке после физкультуры. Ах да, ещё в туалете. Он повсюду будет преследовать меня. Может как-то поговорить с ним и договориться держать нейтралитет? - По-моему, он выглядит опасным, – говорю я подруге, намекая на то, что он для неё не лучшая пара. – И это он устроил пожар вчера вечером.

- Что?! – Подруга замерла посередине коридора и посмотрела на меня своими большими полными удивления глазами.

- Ах, точно, кто-то напился и совсем ничего не помнит, – подкалываю я её, и мы обе смеёмся.

- Знаешь, сколько косметики у меня ушло на то, чтобы замазать на лице последствия вчерашней вечеринки? Я уже молчу про свой желудок. Я совсем ничего не помню… Разве что только Сэма… Кажется, это он проводил меня домой? – Самого главного Холли всё таки не забыла.

- Это так мило. Всё-таки он хороший друг, – говорит она, делая акцент на последнем слове. – А теперь расскажи мне все, что произошло вчера вечером. Что за пожар?

Я рассказываю Холли все в подробностях, пока мы идем на мой любимый предмет – литературу.

***

Когда я захожу в класс и сажусь за свою парту, с облегчением замечаю, что она абсолютно чистая и не несет на себе никаких сюрпризов, как вчера. Я вздыхаю, не скрывая своей радости по поводу того, что Эштона тоже здесь нет – он не ходит на литературу, а значит, она не нужна ему для поступления. Скорее всего, мне стоит остерегаться математических предметов.

- Ты замечательно выглядишь сегодня, Несса. – С передней парты ко мне поворачивается Эндрю, и я почти уверена, что заливаюсь краской от его слов.

Выгляжу я сегодня вполне обычно: на мне нежно-розовая блузка, которую я надела потому, что она хорошо оттеняет загар, и черная юбка-карандаш, подчеркивающая фигуру. Обычный классический стиль, в котором не стыдно прийти в школу. Хоть у нас и Элитное заведение, но ученики добились отмены формы ещё в позапрошлом году.

- Спасибо, – просто говорю я, не показывая того, что мне приятен его комплимент.

- Так ты прочитала «Великого Гэтсби» за выходные? – спрашивает он, чтобы продолжить наш разговор, и смотрит на меня пристально. Его глубокие серые глаза так и липнут к моей коже. На долю секунды мне становится не по себе. И все же, Эндрю хотя бы замечает меня. И может быть, я ему нравлюсь?

Мы с ним не особо часто общаемся: так, иногда, если нужно обсудить какие-нибудь школьные задания. Он довольно редко ходит в школу. А все потому, что он итак очень умный, и я знаю, что он уже работает на фирме своего отца. Всё, что я знаю о нём, это то, что он очень спокоен, умен, безумно богат и влиятелен везде, где только стоит ему появиться. Не удивлюсь, если в будущем он будет одним из членов конгресса. Вот про кого точно можно сказать – идеальный парень. Никаких плохих привычек: не курит, не шарахается по ночам, не спит со всеми подряд и уж точно не устраивает пожары в доме полном людей!

- Да, прочитала. Мне очень понравилось, – наконец я улыбаюсь ему настоящей искренней улыбкой.

- Мне тоже, правда, стиль написания немного не «мой», – делает замечание он, со знанием дела.

- Ах, ты смеешь критиковать великого Фицжиральда? – усмехаюсь я, закатывая глаза.

- Ну да. – Он пожимает плечами, и вдруг его рука неожиданно накрывает мою ладонь. Я не двигаюсь, делая вид, что не заметила этого жеста.

- Может, сходим в театр на него и обсудим это вместе? – спрашивает он, продолжая мягко сжимать мою ладонь. Я не понимаю, приятно ли мне чувствовать его прикосновение. – Завтра.

- Хорошо, – просто отвечаю я. – Буду ждать тебя в белом. – Я подмигиваю ему как раз в тот момент, когда в класс заходит учитель, и он, улыбаясь, поворачивается ко мне спиной. Теперь я вижу только его волосы, затылок и воротник светло-голубой рубашки-поло. Кто бы мог подумать, я иду на свидание.

***

- Ну, наконец-то он решился, – улыбнулась Холли мне за обедом после того, как я рассказала ей, что Энди пригласил меня в театр. - Я давно заметила, что в последнее время он как-то странно поглядывает в твою сторону. Боже, подруга, такого парня отхватила.

- Холл, что за привычка говорить о людях, как о мясе?! Ничего я не отхватила, мы просто погуляем. Я даже не уверена, что он мне нравиться, - отвечаю я, заглядываясь на Сэма, который сегодня сидит довольно тихо, что на него совершенно не похоже.

Я взглядом спрашиваю у него, что с ним стряслось, на что он невербально отвечает мне: "Обсудим потом", и я киваю. Холли в это время красит губы своей любимой красной помадой и ничего вокруг не замечает.

- Так что ты наденешь на это свидание? - спрашивает она и оглядывает столовую таким взглядом, будто кого-то выискивает в толпе.

- Так, может, это вы не при мне будете обсуждать? - Сэм машет перед ней рукой, напоминая о себе.

Я уже собиралась ответить, что пока не думала, что надену на свидание, на которое, по сути, мне все равно, как тут увидела перед собой поднос, который с шумом опустился на наш мирный столик. За ним я увидела две руки, которые небрежно прошлись по столу. Наконец, он оперся ими на стол, и я подняла глаза вверх, едва встретившись с ним взглядом.

На мгновение мне показалось, что он улыбается и даже расположен ко мне довольно доброжелательно. Невольно пронеслась мысль о том, что сейчас, возможно, самый подходящий момент заключить перемирие. Но его голубые глаза не задержались на мне и двух секунд, и, обращаясь к Холли, он присел с ней рядом:

- Привет, рыженькая, – он сказал это почти ласково, при этом его лицо оставалось по-прежнему наглым и враждебным. Губы плотно сжаты, скулы напряжены. Взгляд обращен только на замершую с помадой в руках Холли. Сэм закашлялся - как я поняла, он подавился котлетой.

А я… Я не могла двигаться. Слишком сильный шок я испытывала в его присутствии и слишком большой страх. И хоть я обещала бороться с собой – это не помогало.

- Привет, – сказала девушка, заправляя волосы за ухо. Меня вдруг затошнило от такой Холли.

- Мне нравятся твои волосы, – сделал комплимент Эштон, подняв уголки губ. Его грубые длинные пальцы коснулись прядей её волос, плавно перебирая их. Холли замерла, то ли оледенев от такой наглости, то ли не могла поверить своему счастью.

Я поймала себя на мысли, что смотрю на напряженные вены на его руках. Что смотрю на дракона у него на плече. Я не думаю, я просто смотрю. А он делает вид, что меня здесь нет.

- Полегче, иначе испортишь ей кератиновое выпрямление своими ручищами, – наконец, откашлявшись, сказал Сэм, и я еле удержалась, чтоб не расхохотаться прямо в лицо Эштону.

- А это твоя шестерка? – спросил Эштон, обращаясь к Холли, убрав руки с её волос. Но он по-прежнему смотрел на неё, не отрывая своих прозрачно-голубых глаз. Представляю, под каким она гипнозом. – Точнее, две шестерки.

- Заткнись, – процедила я сквозь зубы и сжала руки в кулаки.

- Так вот, красотка, у меня к тебе предложение, – начал он, оставив мой комментарий без внимания. – Сегодня у меня бой, придешь посмотреть и поболеть за меня? Потом пообщаемся.

- Мм… Да. Да, думаю, я согласна. - Обычно уверенная в себе Холли засмущалась и сбавила свой голос на несколько тонов. В моей душе не хватало места, чтоб уместиться тому возмущению, что зародилось внутри после её слов. Чем она думает?

- Холл, да этот парень устроил чертов пожар! – вскрикнула я чересчур эмоционально, хлопнув рукой по столу.

- Шшш, истеричка. – Эштон взглянул мне в глаза, и, готова поспорить, в этот миг мое сердце пропустило один удар. Это были его голубые глаза. Двери в душу моего бывшего лучшего друга. Как он может быть таким родным и таким далеким одновременно? – Думаю, рыженькая сама решит, чего она хочет. – Фраза из его уст прозвучала слишком двусмысленно.

- Я приду, – сказала Холли, но тут же добавила. – Я приду… С друзьями. Мы никогда не были на боях, – она улыбнулась и пощупала его бицепс: - Думаю, тебе есть, что показать.

- Ох, да, я обязательно пойду с тобой, подруга. Только сначала потушу пожар, который этот придурок развел у меня дома. – С этими словами я встала из-за стола и одним резким движением вылила стакан сока Эштону на голову.

- Ой, какая я неуклюжая, – Вырвалось у меня, и, откинув стаканчик на стол, я направилась к выходу из столовой, кипя от злости.

Глава 4.

 

Сегодня у меня не было тренировки, однако двери одного из залов моей танцевальной школы всегда открыты для меня. Я любила заниматься абсолютно одна для себя, когда ни взгляды строго тренера, ни других девчонок не могли мне помешать. Я включила самую агрессивную музыку, которую только нашла на диске и вышла в середину зала, со злостью осмотрев себя в зеркале.

Волосы спутанными волнами распадались по моим плечам, хотя, обычно, на тренировках я заплетаю их в косу, чтобы они мне не мешали. Они были светлые, неестественные и так сильно противоречили моим темно-карим глазам, к которым, почему-то, опять подступали слезы. Я не давала вырваться им наружу, сжала губы, прислушалась к музыке и начала танцевать. Я не следовала каким-то заученным движением, которые мы проходили с тренером, а танцевала так, как просила моя душа и эта музыка. Наверное, мне стоило записывать это на камеру, ведь интересно было бы увидеть свою импровизацию со стороны, но об этом я подумала уже позже.

Когда я сделала одно сальто назад, я услышала в зале странные шаги, и от испуга приземлилась неправильно, потянув мышцу. Застонав от боли, я села на полу, в отчаянии обхватив себя за ногу. И кого сюда принесло так не во время?

Тяжело дыша, я оглядела зал в зеркалах, но увидела лишь свое отражение. В последнее время мне все время кажется, что меня кто-то преследует, чудятся шаги, скрипы…

Я попыталась встать, но боль в ноге была настолько сильной, что я с трудом могла ею пошевелить. Танец больше не отвлекал меня от мыслей о прошлом, и они без стука врывались в дверь моего сознания.

Мой восьмой день рождения. Я помню, с каким нетерпением я ждала, когда Эштон поздравит меня, поэтому не уснула той ночью в предвкушении моего праздника.

Но за завтраком в тот день его не было. Убедившись, что он не заболел, а просто не пришел, я жутко разозлилась на него, ведь он должен был первым меня поздравить! Но во время школьного обеда он тоже не пришел, будто мой день рождения был для него пустым и незначительным событием.

У нас в приюте и так было мало поводов для праздника. Только Рождество отмечалось по-настоящему торжественно. Нам даже дарили подарки и накрывали праздничный стол. Но одного дня в году было катастрофически мало, чтобы повеселится.

Когда около пяти часов вечера я вышла из школы полностью расстроенная и униженная поведением друга, я наконец-то увидела его. Он стоял на крылечке и, как ни в чем не бывало, поджидал меня, одаряя меня своей светлой и чистой улыбкой. Я хотела обиженно пройти мимо, но мне это не удалось: Эштон схватил меня за сумку и повернул к себе:

- Несс, почему ты такая грустная? У тебя же праздник! – улыбаясь, заявил мне друг, как будто я сама не знала об этом.

- Ты не поздравил меня первым! – выдавила из себя я, надув губы. – Я думала, ты мой лучший друг.

- Ты такой ребенок, Несса. – Он нарочно сделал акцент на слове «Ребенок», хотя ему самому было всего лишь девять лет. – С днём рождения, – сказал он, закатив глаза.

- И это все? – возмутилась я, скрестив руки на груди.

- Конечно, нет. Думаешь, где я пропадал последние два дня? – он ухмыльнулся и, взяв меня за руку, повел за собой, не став выслушивать мои дальнейшие возражения.

- Отпусти меня! Куда ты меня тащишь? Мы должны быть в приюте через 10 минут! Иначе нас накажут, как в тот раз, забыл? – захныкала я, вырываясь из его рук.

Но мальчик уже в те годы был куда сильнее меня. Если честно, то он совсем не выглядел на девять лет. Даже девочки из средней школы иногда здоровались с ним.

Я возмущалась до тех пор, пока мы не дошли до какого-то странного здания, на котором висели огромные цветные плакаты с изображением героев мультфильмов и кино. Это был кинотеатр.

- Зачем ты привел меня сюда? – раскрыв глаза от удивления, спросила у него я.

- Мы с тобой пойдем в кино. Это мой подарок, Несса. – Он наклонился и поцеловал меня в макушку. – С днём рождения.

- Что? – переспросила его я, не веря своим ушам. – В кино? Ну а как же… Наказание? И откуда у тебя деньги?

- Это долгая история, – нахмурил брови он, но тут же улыбнулся: - К тому же, кино не такое дорогое, как ты думаешь. А насчет наказания не волнуйся… Джордж и Инди нас прикроют. Что-нибудь соврут нянькам. – Он засмеялся, и его смех был настолько заразительным, что я тоже не смогла сдержать улыбки.

Я просто обожала его. В моем сердце поселилось какое-то большое чувство к Эштону, но я не знала, что это за чувство. Я знала лишь то, что это все что у меня есть.

У него даже остались деньги на попкорн и газировку, и мы сидели вдвоем в полной темноте, наслаждаясь фильмом. Кино поразило меня до глубины души: эта была история о девочке, которая мечтала стать балериной. Поэтому я помню этот день – день, когда сама захотела танцевать. Мне нравилась её грация, красота и нежная музыка, под которую она танцевала. Я смотрела кино с открытым ртом, а Эштон смеялся надо мной весь сеанс. Вот такой совсем обычный поход в кино, который для любого другого восьмилетнего ребенка показался бы глупостью, но стал для меня целым событием.

Событием, которое подарил мне мой друг.

Поэтому сейчас было так сложно не думать о нем. Мне было просто обидно, что он всё это забыл. Вычеркнул из жизни. А я помню всё, как будто только для меня это имело значение. Наверное, так оно и есть.

Когда нога перестала болеть, я вышла из зала и направилась к выходу. До дома пройдусь пешком, не стоит дергать водителя без повода . Я даже не знала, чем заняться сегодня вечером… Только, если, как всегда, готовиться к экзаменам и обдумывать программу для выступления в конце сезона. А Холли будет веселиться. Даже Сэм иногда ходит со своими умниками в боулинг или спорт-бар. А я, как обычно, заперта в своем замке, где правит Алисия. Отец всё еще в командировке, поэтому не удивлюсь, если сегодня она созовет всех своих подружек на спа-вечеринку. Как только я зашла в свою комнату, услышала телефонный звонок, а на экране телефона увидела свою рыжеволосую подругу:

- Ну что, ты готова? Я заеду за тобой через полчаса, – услышала я её голос и тут же замерла на месте.

- Готова к чему? – переспросила я, падая на кровать от усталости.

- Мы идем на бои, ты забыла?

- Что? Ты серьезно? Я не пойду в это злачное место. И не проси. И тем более, на носу экзамены, меня не отпустят.

- Не неси чушь, Несса. – По голосу я чувствовала, что подруга в бешенстве. – Ты вечно сидишь дома. А экзамены через полгода!

- Но, Холл, в отличие от тебя, я намерена их сдать! – процедила я сквозь зубы. – И ради какого-то татуированного ублюдка я не собираюсь идти с тобой ни на какие бои! – слишком грубо заявила я и закрыла глаза.

- Пфф, остынь. Ты так о нем говоришь…! Поливаешь грязью…! Не знала бы я тебя, подумала бы что ты без ума от него, – усмехнулась она, я рассмеялась в трубку, уверяя ее в том, что она ошибается.

- Ты забыла? У меня свидание с Энди.

- Ах да, с этим занудой, – сделав паузу, она добавила. – Ну ладно, с симпатичным занудой. Но на бои ты пойдешь, потому что мне там будет не по себе одной. Ну, пожалуйста, Несса.

- Хорошо. Я пойду, – наконец сказала я, сама удивившись своему ответу. Я пойду, потому что хочу доказать себе, что не боюсь его. Ему не сломать меня, не добиться того, что я начну прятаться.

- И оденься красиво, а не как в прошлый раз на вечеринку! – крикнула напоследок она и положила трубку. Я вскочила с кровати и пулей побежала в душ.

***

Ровно через полчаса я вылезла из окна своего дома, чтобы сбежать по пожарной лестнице. В нашем доме слишком много прислуги, и я могу наткнуться на любого из них. И все, кроме Анджелы, могли бы сдать меня Алисии. А мне, уж точно, не нужно таких проблем. Поэтому я повесила на дверь табличку, что готовлюсь к экзаменам, и заперла её изнутри. Красный кабриолет Холли уже ждал меня за воротами.

Я надела короткие шорты и гольфы до середины колена с черным топом, открывающим живот. На этот раз я не собиралась выглядеть так, будто не хочу никому понравиться. Но надевать облегающее вечернее платье тоже не стоило. А вот Холли как раз надела красный кусочек ткани, который плотно облегал её фигуру. За рулем, в таком коротком платье, казалось, что на ней его вообще нет.

- Ты, я смотрю, подготовилась на все сто, – усмехнулась я, рассматривая её платье.

- Вот смотрю на тебя и жалею, что вырядилась так, и надела каблуки, – ответила она и, вывернув руль, нажала на педаль газа.

- Так какие у тебя планы на Эштона? – укоризненно спросила я, глядя на подругу. - Опять, парень на недельку?

- Ох, Несса.,– вздохнула Холли, поправляя свои рыжие волосы. – Мне он, правда, нравится. Не так, как все другие. Он взрослый. А я всегда встречалась с ровесниками.

- Але, он тоже твой ровесник. Ну, на год старше, – поправила её я.

- Ну, ты же понимаешь. Ведет то он себя по-другому.

- Ах, точно. Поджигать дома – это так по-взрослому, – вставила я, вспоминая свою вечеринку.

- Да брось, может это сделал не он. По крайней мере, когда ты ушла из столовой сегодня, он сказал, что ничего не поджигал, – она пожала плечами, а я удивилась, насколько она наивна с ним.

- Все равно не вижу за ним никаких взрослых поступков. Бои… Татуировки… По-моему, мальчика просто не до любили в детстве!

- Зачем ты так говоришь? Я слышала, у него, и вправду, было трудное детство. Ты как никто другой, должна его понять.

- С каких пор ты стала такой сентиментальной? – поинтересовалась у подруги я, на что она, отмахнувшись, покачала головой.

Когда мы прибыли на место и вышли из машины, я услышала громкую музыку, доносившуюся из большого здания, напоминавшего огромный заброшенный ангар. Живым его делали люди, которые толпились около входа, и подсветка здания, горевшая всеми неоновыми цветами. Мы с Холли направились к входу, ловя на себе взгляды озабоченных парней. То и дело откуда-нибудь доносился свист каких-то пьяных придурков, и я уже начинала ненавидеть Холли за её красное платье, которое так и норовило сползти с груди.

- Могла бы хотя бы надеть платье на бретельках, - сказала я, когда мы уже без проблем зашли в здание.

Атмосфера была жутковатой и интересной одновременно. Музыка была довольно громкой, но не настолько, чтобы она мешала нам слышать друг друга. Огромный зал, в середине которого я увидела Боксерский ринг, был полон молодых красивых девушек и парней. Некоторые из них были участниками турнира: это было видно по красным лентам, которые были завязаны у них на предплечье. Эштона я не видела, и от этого мне было спокойно. В тайне я надеялась, что его вообще здесь нет, и он обманул Холли.

- Эй, Несса, что ты тут делаешь? – Вдруг я услышала знакомый голос и вздрогнула от неожиданности. Повернувшись к собеседнику лицом, я почувствовала облегчение.

- Энди! – вскрикнула я, и парень расплылся в улыбке. – Это ты что здесь делаешь?

- Я пришел сделать ставку на друга. Он борется за первое место, – пояснил он, заправляя руки в карманы. Даже сейчас он был одет с иголочки – белоснежное поло и светло-голубые джинсы. Он был настолько ухоженным, чистым, что я чувствовала запахи порошка от его одежды, геля для тела смешанного с парфюмом, который он нещадно вылил на себя перед выходом.

- А я пришла сюда… Ох, вообще-то меня Холли сюда затащила, – улыбнулась я, ища взглядом подругу, которая стояла неподалеку, высматривая Эштона. – Вот и все.

- Ты выглядишь иначе в этих коротких шортиках, – заметил он, приподнимая брови, и я шутливо ударила его в плечо. – И тебе идут распущенные волосы, Несса.

- Спасибо, – ответила я, чуть не покраснев от смущения.

- Может, ты хочешь чего-нибудь выпить? – спросил меня Энди, и я кивнула.

- Какой-нибудь освежающий коктейль. Здесь жарко, – заметила я, и Энди, щелкнув пальцем, направился к бармену. Я не сразу глазами нашла Холли, но наконец-то узнала её по рыжему цвету волос.

К ней уверенной и ленивой походкой направлялся он. На Эштоне были надеты лишь спортивные черные штаны, которые сидели на нём так низко, будто он только что второпях натянул их после бурного секса. Даже не знаю, почему именно эта ассоциация пришла мне в голову…

Его тело было идеальным: сильным, спортивным, надежным, словно пуленепробиваемая стена, о которой мечтает каждая девушка. Но, слава Богу, я – не каждая девушка.

- Я принёс тебе выпить, – услышала я голос Энди и уже хотела повернуться к нему, как увидела жуткую картину. Эштон наконец-то добрался до Холли, и, вместо скромного приветствия, которого можно ожидать от двух малознакомых людей, произошло следующее: сначала он обвил свои руки вокруг её талии и одним рывком притянул ее к своим бедрам, наклоняясь к её уху. Что-то шепнув ей, он улыбнулся своей нагло-сдержанной улыбкой и посмотрел в её глаза. Я не видела лица Холли, но была уверенна, она надувает губы и быстро хлопает своими длинными ресницами.

Наклонившись к её лицу, он обхватил её одной рукой за волосы и поцеловал.

Не знаю почему, но в эту секунду, я почувствовала, себя так, будто меня снова предали. Предали все на свете.

Ведь это я всегда была его подругой, его девочкой. Это я мечтала, о том, что когда стану старше, он поцелует меня. Поцелует…

За десять последних лет, он целовал кого угодно, только не меня. Ему нравится Холли. Моя подруга. Или он просто хочет с ней переспать, что впрочем, для меня не имеет значения. Меня не должно это волновать.

Их поцелуй становился все более страстным, и в тот миг, когда его руки, спустились с её талии, на её бедра, я отвернулась к Энди, и выхватила белую жидкость из его рук, выпив одним разом.

- Несса, это я взял для себя. – усмехнулся он, протягивая мне коктейль. – А это для тебя. Дурочка, ты только что залпом выпила текилу.

- Неси ещё. – выпалила я, обхватив его за плечи. – Гулять, так гулять, не правда ли?

- Несса, что с тобой? - спросил у меня Энди, когда от злости, я накинулась на него с объятиями. - Что случилось? Тебе нельзя пить.

- Почему же? - вспыхнула я, оторвавшись от него. Часть меня безумно хотела обернуться, и посмотреть чем заняты Холли и Эштон, но я не смела себе этого позволить.

И все же, они целовались, и это был не обман зрения. Я не хочу, чтобы подруга встречалась с очередным поддонком. Судя по тому, как она говорит о нем, у неё на самом деле есть к нему какие - то чувства.

Но я слишком хорошо знаю Эштона и знаю, чего он хочет от девушек. Да у него на лице всё написано, как Холли может быть снова такой безрассудной?

- О чем задумалась? - от размышлений о подруге, меня прервал мягкий голос Энди, и я расстроено посмотрела на него.

- Не знаю... мне здесь не очень нравиться. - ответила я, и обхватила свои плечи руками.

- Я бы предложил уйти от сюда, но никак не могу бросить друга. Прости, Несс. - сказал Энди, и приобнял меня за одно плечо. - Может со мной, тебе больше понравиться это место?

Я не успела ему ответить. Внезапно наш разговор прервал оглушительный вой серены, который оповестил всех присутствующих о начале нового боя. Энди сразу оживился:

- О, сейчас тайм моего друга. Интересно, кто его соперник? - спросил у меня он, и я пожала плечами, поглядывая на Эштона с Холли. Но подруга стояла одна, и я начала догадываться, кто ещё сейчас будет состязаться на ринге.

- Кажется, твоему другу не повезло. - прошептала я, когда мы с Энди, подошли к Холли, и оказались поближе к рингу.

Ведущий объявил первый раунд, после того, как представил участвующих в бое:

- Эштон и Кларк! До начала раунда остается тридцать секунд. Вы готовы?!

Холли послала воздушный поцелуй Эштону, и я закатила глаза, стараясь не смотреть на него. Но это было невозможно, потому что он стоял почти прямо передо мной, полу-боком.

На секунду, я забыла, что это мой злейший враг, и я ненавижу его, потому что когда я увидела его, в одних спортивных шортах, у меня перехватило дыхание. Я ещё никогда не испытывала такой жуткий стыд, за чувство восхищения, перед его телом.

Мне нравились его рельефные мышцы, накаченные руки, с ярко-выраженными венами. Его татуировки не выглядели на нем нелепо, чтобы я не говорила раньше. Я посмотрела в его лицо: решительное, злое, разрушительное. Я была уверена, что он разорвет противника на части, еще до начала третьей минуты. И все же в его лице было что то еще: скрытность, сдержанность...и боль.

Он не делал татуировки, ради забавы. Не проводил время в спортзале, от того, что ему было просто нечего делать. У Эштона была какая-то цель во всем этом, какая-то вера. Он был одержим злостью и темнотой, словно демоном, который поселился в его душе.

Его имя скандировал почти весь зал болельщиков. Видимо здесь, он далеко не в первый раз. Я посмотрела на Энди, рука которого все ещё была на моем плече и ближе прижалась к нему. Я должна попробовать начать с ним отношения. Я бы хотела искренне полюбить его и быть с таким благородным и порядочным человеком. А Эштона...мне просто жаль.

Я не отрывала глаз от боя: противник Эштона выглядел довольно сильным, к тому же был гораздо крупнее его по телосложению. Но его мышцы были не так сильно отточены, и его рост, и масса тела, вряд ли помогут ему одержать победу.

В течении первых тридцати секунд, Эштон нанёс первый удар: рука в боксерской перчатки, угодила прямо в ребра соперника, и тот, слегка нахмурившись, согнулся от боли, но быстро пришел в себя. К тому времени, Эштон, поставил на себе левой рукой блок, а правой приготовился защищаться.

Я почувствовала, как моё сердце пропустило удар, когда увидела, как Кларк со всей силы ударил Эштона по плечу. Толпа разочарованно простонала, а Холли, стоявшая рядом, зарылась лицом, в ладони. Одна я старалась сохранять хладнокровие и спокойствие. Эштон бегло окинул взглядом весь зал, и увидел лишь мои глаза.

На секунду, мне показалось, что мы оказались с ним наедине. Раньше нам не нужны были слова, чтобы понимать друг друга. Может, так было бы и сейчас...?

Как только он отвернулся и его голубые глаза исчезли из моего поля зрения, я очнулась. Эштон уже во всю избивал своего противника, не давая ему вдохнуть: видимо мстил за свое плечо. Толпа дружно загудела, а Энди рядом со мной, погрустнел. Наверное, он не ожидал, что противник его друга будет настолько сильным.

- Кто он вообще такой? - возмущенно спросил он, и посмотрел на меня. Я пожала плечами, а Холли вставила:

- Это мой парень. - гордо заявила она, и откинула волосы назад, с чувством превосходства.

- Было бы чем гордиться. - съязвила я ей в ответ, но её кажется не задели мои слова.

Эштон был словно одержим гневом, и не мог остановиться, избивая Кларка. Я удивлялась, как тот ещё держится на ногах.

Наконец он упал на пол, и я обрадовалась, что этому жуткому зрелищу наступил конец. Но Эштону было мало: он словно хотел убить его. Если бы судья не пришел на помощь, я не знаю, чем бы закончилось это представление.

- Эй, друг, ты же его убьешь! - крикнул Эштону его помощник - в темнокожем парне, с глубокопосаженными карими глазами, я узнала, парня, из той шайки, которую Эштон притащил ко мне на мою вечеринку. Голос друга, отрезвил его, и Эштон остановился, отходя от Кларка, из всех сил сжимая кулаки. В этот миг он был похож на психа.

- Боже, да он же псих...- прошептал Энди, озвучив мои мысли в слух. Я посмотрела на Эштона - каждая клеточка его тела блестела от пота, лицо выражало ненависть ко всему окружающему миру.

Если до этого я не узнавала своего старого друга, то теперь я даже не хотела бы его знать.

Где - то в глубине моего сознания, внутренний голос подсказывал мне, что все здесь не просто так. Что человек не может просто так поменяться на 180 градусов. Что-то произошло с Эштоном, и скорее всего это было что-то действительно, плохое. Это , навсегда сделало его другим.

** *

- Прости, Несс, я бы очень хотел проводить тебя до дома, но не могу. - с сожалением в голосе сказал Энди, когда мы стояли на лужайке, недалеко от ангара. Рядом расходились люди, кто домой, кто на очередную вечеринку. То, что Энди, вот так, уходит, не позаботившись обо мне, меня очень сильно расстроило. Пару минут назад Холли, укатила на мотоцикле с Эштоном, с таким видом, будто за ней прилетел личный самолет. И хоть она мне оставила ключи от своей машины, возвращаться домой одной не хотелось.

- Мм. Ну ясно. - просто сказала я, стараясь не смотреть Энди в глаза. Я не понимала: если я так сильно нравлюсь этому парню, почему он не стремиться провести со мной лишних полчаса?

- У меня, правда неотложные дела. Я обещаю, что все исправлю, на нашем настоящем свидании. - с нежностью в голосе сказал он, и взял меня за руки. На этот раз мне были, неприятны его прикосновения, сухо улыбнувшись, я взглянула на него.

- Ловлю на слове. - я пожала плечами и заметив, что Энди потянувшись ко мне, хочет поцеловать меня в губы, вовремя подставила щеку.

- Пока. - просто сказала я, расцепляя наши руки, и направляясь к машине.

Ну и вали, к своим неотложным делам.

***

- Думаешь, у нее что-то, случилось? Она не берет трубку. - говорю Сэму, на следующий день, во время ланча. Холл сегодня не пришла в школу, и мы понятия не имели почему.

- Ты говоришь она уехала с этим...- хмуро пробубнил Сэм, ковыряясь в тарелке. - Может они до сих пор вместе?

- Нет. Я видела Эштона на уроке по математике. - пояснила я, стараясь дозвониться до подруги.

- Тогда я не знаю. Если честно, меня достали её выходки. - твердо сказал друг, тяжело вздохнув.

- Вот как? - усмехнулась я. - Она же во всем идеальна для тебя?

- Уже нет. - ответил Сэм, и посмотрел на меня. - Я даже не уверен, что мы сможем дружить.

- Что? Что произошло? - напряглась я, и заметила во взгляде друга облегчение. Будто он уже давно мне хотел все рассказать.

- В тот день, когда я провожал её, после той вечеринки...я проводил её до дома. И она...поцеловала меня. Сама. Ух, да так...

- Что?! - я чуть не подавилась куском сэндвича.

- Да. И много чего ещё говорила. Говорила, какой я замечательный и все такое. Я конечно знал, что она пьяна, но думал, что в её словах есть хоть капля искренности. А потом, когда она поцеловала меня...ну и мы немного увлеклись.

- Насколько? - насторожилась я, вглядываясь в смущенного друга.

- Настолько, что если бы не мое благоразумие, мы бы занялись сексом.

- Что? - моему удивления не было предела. - Ты серьезно?

- А что тебя так удивляет? - переспросил Сэм, снимая свою черную шапку, и взъерошивая волосы. - Вроде как она не отличалась особой разборчивостью.

- Да... но... это же Холли. Она бы не стала просто так отвечать тебе взаимностью. - сделала вывод я, глядя на друга. - Зачем ты носишь эту шапку? Без неё ты симпатичнее.

- Она была пьяна и все. Не думаю, что она целовала меня по великой любви. А вот я... - шепотом закончил Сэм и сразу же продолжил: - Боже, это были лучшие минуты моей жизни, Несс. Я чертовски люблю эту идиотку.

- Мне жаль... - разочарованно сказала я. - Кажется она без ума от Эштона.

- Мне все равно. Я, как и раньше, буду скрывать свои чувства, и надеюсь, они поутихнут, - с улыбкой на лице заявил друг. - Я даже позову на весенний карнавал Диану... Ну, ту, единственную девочку, у которой IQ на один был выше моего.

- А она симпатичная. Хорошая идея, - заметила я, тут же озадачившись вопросом: а с кем я пойду на карнавал? И стоит ли на него идти? Энди наверняка пригласит меня.

- Я хочу пойти одна. Там же надо быть в масках, так? Мы с Холли потусуемся где-нибудь в сторонке в красивых нарядах. Не думаю, что её прекрасный принц Эштон пойдет на такое дебильное школьное сборище.

- Да. Я буду в костюме человека-паука.

- Думаю, тебе пойдет сине-красный... - с улыбкой сказала я, и добавила: - И обтягивающее трико.

Мы оба засмеялись и, доев свой ланч, отправились на последний урок.

***

Последним уроком у нас стояла физкультура, а для меня это значило одно - плавание. Когда мы распределялись по спортивным кружкам, я выбрала именно его, так как аэробики и танцев мне хватает на тренировках. Холли обожала плавать, и я не прогадала, когда увидела её, спешившую на урок.

- И где ты пропадала? - спросила я у подруги, переодеваясь в свой черный слитный купальник с глубоким вырезом на груди. - Мы тебя заждались.

- Я проспала. Всю ночь провела с Эштоном, - коротко и многозначительно сказала она, подмигнув мне одним глазом.

Я, застыв, уставилась на неё. На какую-то секунду мне захотелось вцепиться в рыжие волосы подруги не отпускать их до тех пор, пока ей не станет больно. Но это было лишь секундное помешательство, и я быстро успокоилась.

- Ого... - протянула я и собиралась задать вопрос, на который она уже ответила:

- Мы прекрасно провели время. Самая лучшая и безумная ночь в моей жизни! Он просто... - Она закатила глаза, и я жестом попросила её не вдаваться в подробности.

- Как знаешь, - хихикнула она и выбежала из раздевалки к бассейну.

Я с хмурым и почему-то подавленным видом последовала за ней.

Плавание помогло мне расслабиться и прийти в себя. Я медленно раздвигала перед собой воду руками, плыла по дорожке, стараясь привести свои чувства в порядок. Что меня огорчает?

Мне просто больно за Сэма. Хоть я и не знаю, что такое безответная любовь, я уверена, что ему пришлось несладко. Теперь ещё и этот порыв страсти между ними... Он не заслуживает такого отношения. А Холли витает в каких-то облаках.

И всё же, как Эштон мог запасть на неё? Я понимаю, ему по сути всё равно кого трахать, но... Почему именно моя подруга?! Это не дает мне покоя.

Через 40 минут я первая вышла из бассейна, чтобы хорошенько помыться и просушить голову. Все эти мысли одолевали меня, пробирались в голову, несмотря на то, что я старалась отгонять их. Снимая шапочку, я вошла в пустую душевую и уже начала снимать бретельки купальника, как тут услышала шум воды и подняла глаза.

О, мой Бог.

В одной из душевых кабин, как ни в чём не бывало, мылся парень! В женской душевой! Он стоял ко мне боком так, что я прекрасно могла видеть всё его обнаженное тело. Прекрасное накаченное тело, по мышцам которого стекала вода.

Не знаю, сколько секунд прошло, пока Эштон повернулся и, встряхнув мокрой головой, без капли смущения вышел из кабины.

- Ох, а ты что тут забыла? - спросил у меня Эштон, завязывая вокруг пояса полотенце и подходя ко мне ближе. Ближе чем нужно, ближе, чем я хочу его сейчас видеть.

- Это вообще-то женская душевая!!! - чуть ли не закричала на него я. - Это ты что тут забыл?!

- Эй, полегче. - Он поднял вверх свои ладони и пожал плечами. - Я же новенький. Перепутал двери. - Он ухмыльнулся своей снисходительной улыбкой и посмотрел мне в глаза.

После душа у него были мокрые густые длинные ресницы, глаза невозможного, для обычного человека, голубого цвета, что мне казалось, будто это линзы, но я знала, это не так. У него были с детства такие глаза, и сейчас я видела в нем какую-то часть своего лучшего друга.

- А что ты так нервничаешь? - Он поднял одну бровь и скрестил руки на груди. - Ты что ли не видела голых парней и переволновалась?

- Ты идиот! - чуть ли не выплюнула ему в лицо эту фразу я. Я была зла на себя, зла, на то, что я так откровенно пялилась на него. Позволила себе такую оплошность, и теперь он об этом знает.

- Ай-ай. И это все что ты можешь сказать? - он подошел ко мне еще ближе. Еще каких-то три сантиметра, и наши бедра бы соприкоснулись друг с другом. Меня всю трясло от переизбытка чувств. - Ты так и осталась той маленькой девочкой, которая не может постоять за себя. Да? - он взял меня одной рукой за подбородок грубым и резким движением.

- Отпусти меня, - собравшись с духом, твердо сказала я. - Отпусти, урод.

- Ну да, урод, на которого ты пялилась около 5 минут, - заметил Эштон и отпустил меня. Вместо этого он нагнулся к моему лицу и зашептал на ухо:

- Ты всегда будешь никем, Куин. Это же твоя новая фамилия? Королевская. Так вот запомни: ты - никто. Ты такая же, какой и была 10 лет назад. - Его голос был низким, угрожающим, слегка хриплым от сигарет. Если бы фраза не была столь обидной, можно было бы подумать, что он меня соблазняет. И судя по тому, как натянулась ткань его полотенца, ему это нравиться.

Я отвернулась от него и тут же выбежала из душа, борясь со слезами, рвавшимися наружу. Сколько ещё унижений от него мне предстоит перенести?

А главное: как справиться с противоречивыми чувствами, которые царят внутри меня? Он помнит меня, знает меня, по-прежнему мстит и ненавидит.

А я ненавижу его!

Но рано или поздно, наступит мой час.

Глава 5.  

 

- Ну, как твои дела, милая? – просила у меня Анжела, наша домработница, во время ужина. Алисия ещё не вернулась из спа–салона, в который отправилась с подружками с самого утра, а отец всё ещё был в командировке. Я так скучала по нему, но наше общение ограничивалось короткими звонками, ведь большую часть своего времени он занят на работе.

- В последние дни ты сама не своя, – заметила Анжела, улыбнувшись. Знаю, она хочет подбодрить меня, но я не в настроении открывать свою душу.

- Всё в порядке. Я просто думаю о летних экзаменах. О том, что мне нужно выбирать колледж, – уклончиво ответила я, лениво перемешивая вилкой свой салат. – Поэтому и аппетит пропал.

- Но до экзаменов ещё несколько месяцев. К тому же, твой средний бал стремиться к пяти. Любой колледж мира с радостью примет тебя и не пожалеет об этом. – Анжела села, со мной за стол, и я кивнула.

Прислуга не должна ужинать с нами, но Анжела была мне, как няня: когда Алисии не было дома, мы всегда ужинали вместе.

- Но мы с Сэмом разойдемся по разным колледжам. Да и Холл поступит в другой университет. Я не хочу снова привыкать к новому месту, заводить друзей, - грустно сказала я, посмотрев на няню. – Я не очень-то нравлюсь людям.

- Потому что ты закрываешься от всех, Ванесса, – дружелюбно сказала Анжела. – И может быть, правильно делаешь.

- Я не могу доверять людям. Думаешь, что знаешь человека, а он… - прошептала я, вспоминая об Эштоне. – Он становится совсем другим.

- О ком ты? – спросила Анжела, добравшись до истинной сути моего плохого настроения.

- Я… В общих чертах… - сказала я и задумалась о том, что мне стоит поделиться ней правдой. Но тут на кухне раздался высокий, как звон колокольчиков, голос:

- С каких пор прислуга сидит за моим обеденным столом? – возмущенно спросила Алисия, обратившись к нам. – Ты что, забыла свое место?

- Простите, мэм, – сказала Анжела и тут же встала из-за стола, подмигнув мне.

- Я разрешила ей обедать вместе со мной, – твердо сказала я, обращаясь к Алисии. – Она никуда не уйдет.

- Как ты меня достала, – зевнув, заметила Алисия, поправляя копну своих белых волнистых до пояса волос. Она сверкнула своими серыми глазами в мою сторону и тоже села за стол.

- Ну, ничего. Надеюсь, скоро ты уедешь куда–нибудь подальше. В Англию, например. И любимый навсегда забудет о тебе, ведь я смогу родить ему родного ребенка. – Она хохотнула и, улыбнувшись мне сладкой улыбкой, захлопала ресницами.

- Не бывать этому, – спокойно ответила я, стараясь не показывать то, что меня задели её слова. Я встала из-за стола, чтобы избежать скандала.

- Ты просто знаешь, что я права. Маленькая бедная девочка… Ты так и не поняла, что ты не нужна ему… Не нужна никому.

- Заткнись! – вырвалось у меня. Я метнула бокал, оказавшийся у меня под рукой, прямо в стену, которая находилась за спиной Алисии.

Она поднесла свои наманикюренные пальцы к губам и завизжала.

- Да тебя надо отправить в психушку! – кричала она, но я уже вышла из столовой и направлялась на свой этаж, чтобы наконец-то побыть одной.

Когда дверь моей комнаты с шумом захлопнулась, я еле удержалась от того, чтобы не кинуться на кровать и не зарыдать, поддаваясь своей слабости. Вместо этого я сжала кулаки и села за свой стол, старясь себя чем-нибудь занять, и отвлечься от грустных мыслей.

Я никогда не задумывалась о том, что у меня мог бы быть брат или сестра. Никогда не задумывалась о том, что при таком раскладе, я действительно была бы лишней в этом доме. Но я всегда спрашивала себя: кто они – мои родные родители? Любили ли они друга друга? В приюте сказали лишь, что они погибли в автокатастрофе. Я могла бы узнать о них больше, ведь наверняка в приюте ведутся записи о таких делах. Но нет, я не готова обсуждать это с посторонними людьми. Это все моя глупая привычка - держать все в себе.

Тяжело вздохнув, я положила голову на стол, краем глаза наблюдая за собой в зеркале, которое находилось на противоположной стене моей комнаты. Вид у меня был измученный, уставший. Белые локоны слегка спутались и, словно сено, покрывали мои плечи и спину. Я уже давно не нравилась себе. Удивительно, что такой парень, как Энди, вообще пригласил меня на свидание. Только вот на весенний карнавал я иду с друзьями, а не с ним.

Я встала и подошла к зеркалу, трогая свои длинные волосы. Кончики были сухими и ломкими. Кажется, я уже давно не была в салоне красоты и давно не пользовалась привилегиями папиного богатства, потому что иногда мне было стыдно за свою гардеробную размером с чей-нибудь маленький дом. Но сегодня я была так зла на Алисию, что у меня не хватало терпения находиться с ней в одном доме. К тому же завтра весенний карнавал. Улыбнувшись своему отражению, я окончательно успокоилась и набрала знакомый номер в телефоне:

- Привет, дорогой, – сказала я в трубку и засмеялась, услышав его голос. – Ты обязан привести меня в порядок. Нет, не утром. Прямо сейчас!

***  

- О Боже! – только и смогла сказать Холл, когда на следующий день вошла в мою комнату. – Как ты решилась на это?!

Подруга подбежала ко мне, и с удивленным выражением лица, принялась трогать мои волосы. Мое сердце бешено билось в ожидании, её объективного вывода, по поводу моего нового внешнего вида.

- Никогда бы не подумала…что ты можешь быть ещё красивее. – уверенно сказала она, и искренне улыбнулась мне.

Из моей груди вырвался облегченный вздох, и я рассмеялась, посмотрев на себя в зеркало: мои новые волосы были тёмного, насыщенного, шоколадного цвета.

- Джордано вчера весь вечер и полночи трудился над ними. Он был так рад, что я ему позвонила. – усмехнулась я, вываливая вещи из своего шкафа. – А я до сих пор не продумала свой карнавальный костюм.

- Я буду кошечкой. – заявила Холли, показывая мне свои кошачьи ушки. – Ты обязана нарисовать мне усы.

- Только при одном условии: ты поможешь выбрать мне костюм. – с этими словами, я нажала на кнопку, в глубине шкафа, и дверь в мою гардеробную распахнулась.

Спустя три часа, Холли крутилась перед зеркалом в моей одежде – она надела всё черное: короткие шорты, топ, открывающий живот, и длинные гольфы до середины бедра. От кошки в этом образе были только усы, макияж глаз, и ушки с хвостиком.

- Ты выглядишь вызывающе. – заключила я, критично осмотрев её со стороны. – Но в этом вся ты.

- И это мне говоришь ты! Да твой вырез на груди, куда хуже моих коротких шортиков. – парировала она, и снова потрогала мои волосы. – И все же ты очень красивая. – подруга обняла меня, и на какой то миг, я забыла, обо всех ссорах, которые бывают между нами. И о том, что мой враг, к которому я испытываю противоречивые чувства, наверняка влюблен в неё. О том, что она легкомысленная, и разбивает сердце Сэму. Несмотря на всё, это, я всё ещё люблю её.

- Зато у меня есть маска, и никто не догадается, что это я пришла в таком виде. – усмехнулась я, и одела белую кружевную маску на глаза.

Холли была вся в черном, а я в свою очередь выбрала легкое и воздушное белое платье, довольно короткое, и открывающие ноги. К нему я прикрепила белые крылья, с перьями, как у лебедя. Всей моей оригинальности хватило именно на этот костюм – прицепить маску и крылья. Ах да, и покрасить волосы.

- Надеюсь Эштону, я понравлюсь в роли кошечки. – мечтательно заявила Холли, доставая из сумки ключи от машины. Я была рада, что за маской, она почти не видит моих глаз, и так увлечена мыслями о своем, что не замечает изменений в моей улыбке.

***

Школу было видно издалека: тысячи разноцветных огней переливались в небе, отражая её цветомузыку и фонари. Она выглядела действительно красиво, царила атмосфера карнавала: во всём чувствовалось волшебство и тайна, потому что многие были одеты в костюмы, по которым было невозможно догадаться кто они такие. Как только я оказалась в школьном зале, где все уже давно танцевали, я принялась искать глазами Сэма, который обещал придти в костюме человека-паука.

- Несс, ты не видишь его? – спросила меня Холли, тоже в спешке оглядывая весь зал. – С ума сойти, как я соскучилась.

- Кого? Сэма? – переспросила я, занятая своими мыслями.

- Пфф. – возмутилась Холли, и закатила глаза. – Зачем его искать? Он точно придет человеком-пауком, это же его любимый герой. Я об Эштоне!

Я покачала головой, озадаченная пренебрежением подруги. Подумать только, какой то придурок, которого она знает от силы две недели, уже намного дороже ей чем лучший друг. Что же у них там случилось такого, что они стали полностью поглощены друг другом?

- Я пойду поищу его, не теряй. – крикнула она мне, и скрылась в танцующей толпе, оставив меня совсем одну. Вот так всегда. Я бы наверное расстроилась еще сильнее, если бы не посмотрела на дверь, в которую каждую минуту входили все новые ученики. Я расплылась в улыбке, когда увидела фигуру в костюме человека-паука, который выглядел очень правдоподобно. Ускорив шаг, я направилась к Сэму, и крепко обняла его, закрыв глаза.

Я не сразу заметила, но Сэм почему-то не ответил на мои объятия. Дак и к тому же за день он вырос на голову, и стал крепче. И только когда, я не услышала голос, друга, я поняла, что обозналась.

- Мы знакомы? – спросил у меня парень в костюме, и я ошеломленно уставилась на него. Его голос был приглушен плотным костюмом, а глаза скрывала черная сетка. Кстати говоря, с телом у него всё было прекрасно, потому, что красно-синий костюм облегал каждую клеточку его фигуры. И только сейчас я подумала о том, что у Сэма бы просто никогда не хватило смелости придти в таком наряде.

- Ой…прости…мой друг обещал придти в этом костюме…-растеряно сказала я, посмотрев вверх, на возвышающегося передо мной, супер-героя.

- Хм. – просто сказал он, и хоть я не видела его глаз, я была уверена, что он рассматривает меня, и тоже не знает кто я такая. Эту встречу можно было бы назвать романтичной, если бы она не была такой неловкой.

- Ты значит, в костюме ангела? – наконец спросил он. Его голос был твердым, слегка хриплым, и он немного растягивал свои слова, и мне это нравилось.

- Ну, вообще-то я лебедь. Птичка. – сказала я, глупо улыбнувшись, почувствовав как кровь, приливает к моим щекам.

- А ты значит, супергероем себя возомнил? – спросила я, пытаясь разредить обстановку, которая накалялась между нами.

- А я и есть супергерой. Просто услышал что в какой то школе, назревает карнавал, и пришел сюда под прикрытием. – ответил мне парень, и я улыбнулась, его находчивости. – Я буду наблюдать за тобой, птичка. – добавил он, и мы оба замолчали, просто смотря друг на друга. Так странно, наверное, смотреть друг на друга так долго, и не видеть глаз.

Вдруг, он сделал два сальто назад, демонстрируя превосходную спортивную форму, и исчез в толпе, других костюмов. Я еле сдержалась от того, чтобы пойти искать его, но вовремя осознала, что это будет лишним.

- И что мы стоим, с таким мечтательным видом? – с небес на землю, меня вернул голос Сэма, который подошел ко мне, и обнял за плечи.

Я бы никогда не узнал тебя, если бы ты не написала мне, что будет с твоими волосами. Ты чудесно выглядишь.

- Ты так думаешь? – спросила я, переводя взгляд на друга, который был одет в костюм пирата. – И почему ты – пират?

- Какой то урод, купил костюм человека-паука, прямо перед моим носом. – разочарованно сказал он, и пожал плечами. – Надеюсь это был не мой размер.

- Ох, это точно. – рассмеялась я, и добавила: - Я рада, что не увидела лучшего друга в обтягивающем интимные места, трико.

- А я так хотел, чтобы Холли увидела меня таким. – пошутил он, и закатил глаза, говоря о её костюме: - Она конечно жутко вырядилась. Никогда бы не позволил одеваться так своей девушке.

- Она не твоя, Сэм. – просто сказала я, посматривая на подругу, которая пила пунш с другими девчонками, посередине зала. Я была удивлена, что она так и не нашла Эштона, но в скорее поняла, что он наверное сейчас занят более важными делами, чем дурацкое школьное сборище.

Только я подумала об Эштоне, как увидела, уже другую картину: Холли в объятиях крепких и мускулистых рук. Девушка, повернулась к парню в костюме какого-то компьютерного героя, и их губы слились в страстном поцелуе. Я просто не могла и не хотела на это смотреть. Ну почему каждое мгновение, которое он проводит, вместе с ней – для меня словно пощечина? Я не могу справиться со своими эмоциями, и извинившись перед Сэмом, направляюсь на свежий воздух.

В коридоре довольно прохладно, и я ежусь от холода, обхватывая себя за плечи. Наконец, я выхожу на большой школьный балкон, и замечаю, что солнце уже почти исчезло за горизонтом. Розовый закат ярким пятном застелает всё небо, но даже такое захватывающее и красивое зрелище, мало занимает меня в этот момент.

Перед моими глазами, снова и снова, прокручивается момент: Эштон, полностью обнаженный, выходит из душевой кабины, и смотрит на меня, так словно, я для него ничего не значу. А вот мои чувства, кажется, становятся все сильнее и сильнее с его выходками, и с его агрессивными выпадами в мой адрес. Меня радует только то, что это чувство – острая ненависть.

Я не заметила, как начала танцевать, под звуки музыки, доносящиеся из зала. Здесь, на свежем воздухе, и оставшись наедине с собой, вдохновение пришло ко мне моментально. Мои движения были легкими, и воздушными, будто не я управляла своим телом, а оно управляло мной, и мы оба плыли по течению. Закончив свой танец, я подняла руки к небу, и улыбнулась, заметив, на небосклоне первые ночные звезды.

- А ты хорошо танцуешь, птичка. – услышала я чей то голос, и обернулась назад. Конечно же, голос пренедлежал парню в костюме человека – паука. До чего же неловко, он видел меня…видел, как я танцевала. Кажется, мое лицо снова, залилось краской, но благодаря темноте, заметить это было невозможно.

- Ты снова ставишь меня в неловкое положение. – несвязно говорю я, сцепляя свои дрожащие руки. Мне бы хотелось быть дерзкой с этим парнем, как с Эштоном, и другими, но почему-то я не могла. От него исходило какое-то родное тепло, будто мы с ним были очень давно знакомы.

- Я наблюдал за тобой весь вечер. А потом увидел, как ты танцуешь. И это потрясающе. – просто сказал он, подходя ближе. Каждый его мускул был напряжен, и обтянут плотной костюмной тканью. Я не в первый раз за вечер, задавалась вопросами: красивый ли он? Какого цвета его глаза? Но знала, что боюсь срывать с него маску.

- Я знал всего лишь одного человека, который танцует лучше. – со смехом в голосе, сказал он, и мы оба подошли к краю балкона, чтобы посмотреть на вид, расстилающийся под нами.

- Сочту за комплимент. – улыбнулась я, закусив губу. – Но мне все равно не нравится, что ты меня видел. Для меня танцевать перед кем то одним – тоже самое, что раздеться. А вот станцевать для миллионов – гораздо проще.

- Хм. – задумчиво сказал он, посмотрев на меня, через маску. – Поверь, если бы ты разделась, я бы это заметил.

- Ну ты, понимаешь, о чем я. – усмехнулась я, и заметила, что он стоит ко мне довольно близко.

- Кто ты? – вырвалось у меня, когда он сделал шаг мне на встречу. Мои руки автоматически перлись в его твердую грудь, не подпуская ближе.

- А кто ты? – спросил у меня он, и я почувствовала улыбку в его голосе. Кажется, мы действительно с ним незнакомы.

- Меня зовут...- я сделала глубокий вдох, и уже хотела произнести свое имя, в тот самый миг, когда он прервал меня.

- Тсс. - он приложил палец к моим губам, и слегка отстранился. - Я не просил называть твое имя.

- Ты какой- то странный. - я закатила глаза, слегка задетая его тоном. И все же находиться с ним рядом - было одно удовольствие. Он словно магнит, который действует на мою кожу.

Вдруг парень, закатил свою маску человека паука до самого носа, открывая свою шею и губы.

Теперь я знала, что у него короткие волосы, легкая не бритость, и ямочка на подбородке. Я старалась сильно не пялиться на него, чтобы он не думал, что он мне нравиться, но выходило плохо.

- Ты будешь? - он достал из-за уха сигарету, и зажег ее. Затем он глубоко затянулся, стараясь не пускать колечки дыма, в мою сторону.

- Я никогда не курила. И не пью. - слегка гордо задрав голову, произнесла я, и увидела как его губы снова распылись в улыбке.

- и все же я думаю, ты не такая примерная, какой кажешься на первый взгляд.

- О чем ты? - спросила я, и докурив, он небрежно обхватил меня за талию, и прижал своими бедрами, к бортику балкона. У меня захватило дух, от неожиданности, и я снова была счастлива, что он не видит моих смущенных глаз.

- Что ты делаешь? Оставь меня в покое. У меня есть парень. - прошептала я, пытаясь настоять на своем, но все мое тело умоляло меня об одном: просто обхватить его за шею, и поцеловать его до потери сознания.

- Твой парень, не удовлетворяет тебя. - саркастично заметил он, поглаживая мою талию. - Иначе, почему ты вся дрожишь, в моих руках..? - прошептал он мне на ухо с придыханием. Мое сердце ушло в пятки, а кровь в два раза быстрее начала бежать по венам.

- Я думала ты нормальный парень, а ты какой- то озабоченный. - возмутилась я, отстранившись от его лица. Я понимала, что нахожусь на краю балкона, и бежать и вырываться может быть просто на просто опасным для нас обоих.

- Но ты же хочешь меня. - просто сказал он, едва касаясь моих губ. - Я вижу, как пульсирует твоя венка на шее. Я слышу твое сбивчивое дыхание: ты мечтаешь обо мне.

- Заткнись! - только и смогла сказать я, сделав отчаянную попытку вырваться.

- С удовольствием. - уверенно сказал он, и завел мои руки за спину, подняв меня на бортик балкона.

Я прижалась к нему всем телом, и ответила на его поцелуй, обхватив ногами, его тело.

Я чувствовала его руки на моих бедрах, его язык на моих губах...и не понимала, почему схожу с ума от этих поцелуев с незнакомцем. Он был словно видением, или каким то жутким, но приятным эротическим сном. Я не верила, что все это происходит на самом деле, к тому же мы могли увлечься, и упасть с балкона. Но мне было все равно, я только сильнее сжала его губы своими, и полностью отдалась нашим движениям.

Глава 6. Часть 1.

 

 

Забыв обо всем на свете, я запустила свои руки, ему под футболку и прошлась кончиками пальцев по рельефным мышцам живота, которые только сильнее напряглись от моих прикосновений. Его тело было манящим, кожа горячей и мокрой от пота, это просто сводило меня с ума, пробуждая чувство, которое до сегодняшнего дня было мне мало знакомо. Я не могла оторваться от его губ и не хотела, чтобы наш поцелуй когда-нибудь заканчивался. Мой незнакомец придерживал меня за волосы, изредка слегка грубо оттягивая меня за них, направляя мои губы в нужном ему направлении.

Наконец он оторвался от меня и я не сразу сообразив, что произошло, снова потянулась к его губам. Но он снова отстранился, дразня меня, заставляя его умолять своим взглядом вернуть нам наш поцелуй. От этого я слегка пришла в себя и надула губы:

- Я и не хотела тебя целовать. - гордо заявила я при том, что мои руки всё еще были прижаты к его напряженному прессу.

- Правда? - усмехнулся он, и в темноте я пыталась разглядеть его улыбку и уголки губ. - Твои губы умоляют меня поцеловать тебя, девочка.

- Не правда. - вырвалось у меня, тяжело дыша, я перестала его обнимать хоть и для этого от меня потребовалась определенная сила воли. - Даже если тебе показалось, хоть на какую - то долю секунду, что мне приятно твое общество, человек в маске, то ты ошибаешься. - продолжала я уже не в силах остановиться. - Отпусти меня сам, в конце концов!

Я прямо таки чувствовала, как под маской человека-паука он нагло приподнял одну бровь, и вновь усмехнулся, над моими детскими капризами. Он быстро провел носом, по моему носу, и по-прежнему улыбаясь, выпустил меня из своих крепких объятий. Из моей груди вырвался тяжелый выдох - то ли разочарования, то ли облегчения, что все это не зашло слишком далеко.

- Ты сама в маске. - заметил он, отойдя от меня, чуть подальше. - Я правда не знаю тебя. Даже не догадываюсь. - просто сказал он, и достав сигарету, глубоко затянулся.

- Какой кошмар, я целовалась с каким-то противным курягой. - я закатила глаза, и демонстративно закашлялась, отгоняя от себя противный дым.

- А ты, значит, хорошая девочка? - парировал он, продолжая курить, не обращая на меня внимания.

- Нет. - грубо ответила я, почему-то обиженная его тоном. - Если я не воспитана как быдло, это не значит, что я - "хорошая девочка".

- То есть по-твоему, называв тебя хорошей, я сказал тебе что-то обидное? - снова заметил он, ещё больше улыбаясь, и смущая меня. - Логично.

- Нет, совсем нет. - я сжала руки в кулаки, еще больше разозлившись. - Просто мне противны, такие мудаки, как ты.

- Так говорят все девушки. Но мы то с вами знаем правду: вы, девушки, просто обожаете, нас, плохих парней и мечтаете, чтобы мы ради вас изменились. Это так просто - притворись идиотом - и девушка твоя. Стой перед ней на коленях - и она будет плевать на твою голову. - цинично заметил он, с таким, голосом, будто все это было ему знакомо.

- Ах, вот оно что, какая- то девушка разбила тебе сердце, бедняжка? И теперь ты стал циником, который пытается переспать с первой встречной на балконе! - я скрестила руки на груди и очень сильно жалела, что он не может увидеть моего возмущённого лица.

- Я не пытался переспать с тобой на балконе. - заметил он. - Ты вся дрожала от моих прикосновений. - его голос был слегка хриплым, приглушенным. - Готов поспорить, что у тебя никого не было и ты бы ни за что, не отдалась мне на этом балконе, если на то пошло. И к тому же, никто не разбивал мне сердце.

-Может быть, потому что его нет! - я чуть ли не сорвалась на крик, сама не понимая, что я пытаюсь доказать незнакомцу, с которым только что сходила с ума от страсти. Все это было странно - не видеть лиц друг друга, не знать имен... и ссориться так, будто мы парочка или как минимум друзья, которые знают друг друга 100 лет.

- Остынь. Я вроде как, слишком возбудил тебя. - наконец снова с иронией заметил он и выбросил сигарету с балкона. Затем, он снова надел на свои губы, и подбородок маску, лишив меня всякой надежды увидеть его лицо.

- Ты слишком много о себе думаешь. – отрезала я, и поправив свои волосы, удалилась с балкона, с гордо поднятой головой. Когда, наконец, оказавшись в зале, где было слишком много народу и громкой музыки, чтобы кто-нибудь смог заметить меня, прислонившись к стенке, тяжело дыша, остановилась. Не знаю почему, но с моих губ не сходила безумная улыбка, несмотря на то, что мы наговорили друг другу много гадостей. Я прикоснулась пальцами к своим губам, где ещё несколько минут назад, чувствовала его и закрыла глаза, старясь запомнить этот вечер.

***

Я проснулась от того, что рядом со мной мяукал кто-то маленький и пушистый. Недовольно открывая глаза, я увидела белую кошку – кажется, сегодня я осталась ночевать у Холли.

- Снежинка, из – за тебя я не досмотрела свой сон! – проворчала я, и перевернулась на другой бок, отворачиваясь от надоедливой кошки, но не тут, то было: проказница залезла мне на спину, и принялась мяукать еще настойчивее.

- И почему ты не пристаешь к хозяйке?! – снова возмутилась я, уже беря кошку на руки и улыбнувшись ей, принялась гладить.

- Потому что меня она итак достает каждый день. – донесся голос из под одеяла, показались сонные глаза Холли. По её лицу было видно, что накануне вечером она много плакала, но я решила пока не говорить ей об этом. Вчера она сильно напилась, и нам с Сэмом снова пришлось, отвозить её домой и дабы убедиться, что подруга в порядке, я осталась ночевать у неё.

- И все же она очень милая. – прошептала я, обнимая Снежинку, которая кажется, была очень довольна, таким положением вещей.

- Который час? – сонно спросила Холли и взглянув на телефон, простонала: - Три часа дня. Что, вчера все было так плохо?

- Я не знаю, Холл. Зачем ты так сильно напилась?! Неужели он не уследил за тобой? – спросила я, недовольно хмуря брови.

- Кто – он? – снова чуть не заплакав, переспросила подруга и закрыла глаза.

- Ну, Эштон. Я видела тебя рядом с ним. Кажется… - неуверенно предположила я, поглаживая Снежинку.

- Этот мудак не пришел. Это был не Эштон, а Джейсон, все были в костюмах, ты видно что-то напутала. – со злостью сказала Холли, и тяжело вдохнув, улеглась на подушки. – Не верю, что он не пришел и до сих пор не звонит. Кажется, ему плевать, на всё что между нами было.

- Холл, между вами по сути, ничего серьезного и не было, а ты уже на придумывала себе воздушных замков. – вырвалось у меня, хотя я вовсе не хотела добивать подругу.

- Зачем ты так говоришь? Думаешь, я не могу понравиться, такому, как Эштон? Не могу понравиться, по – настоящему? – она поправила свои рыжие волосы, и с подозрением уставилась на меня.

- Ну, Холли, пойми. Я не хочу тебя обидеть, но кажется Эштон, не из тех парней, кому нужны отношения. И таких девушек, как ты он просто использует. Потому что ты…ну…ты легкодоступная. – наконец я высказала ей все что думаю в лицо, и посмотрела ей в глаза, стараясь, вложить в свой взгляд, как можно больше дружеской поддержки.

- Что? – опешила Холли, и сложила руки на груди. – Это я – легкодоступная? Да, может, я не такая снежная королева, как ты, но называть меня Шлюхой – тебе, не кажется, что это слишком? – она повысила голос, и посмотрела на меня, так будто я была ей врагом, номер один во всем мире.

- Стоп. Я не называла тебя шлюхой! – сказала я, защищаясь. – Просто пойми, Эштон может заполучить любую девушку, если захочет, а чтобы заполучить тебя – ему даже не пришлось напрягаться. Ему это не интересно. – просто сказала я, вставая с постели. Я подошла к зеркалу, и не спроста: в таком состоянии Холли, запросто могла наброситься на меня с кулаками, так что лучше держаться от нее и её ногтей подальше.

- С каких пор ты такой знаток мужской психологии? – фыркнула она, кидая в мою сторону подушку.

- Я не знаю. – я пожала плечами, задумалась. – Просто я знала такого парня, как Эштон. Ещё в детстве, в приюте. Эштон – типичный плохой парень, который скрывает свои комплексы за маской могучего альфа-самца. – я закатила глаза, и сжала кулаки, вспоминая взгляд Эштона. – Ну и конечно его красота, и тело, все это сводит вас всех с ума.

- Но не тебя. – заметила Холли, и с подозрением уставилась на меня. – Почему, ты все так же холодна к нему?

- А почему мне должен нравиться придурок, который не уважает девушек? – вопросом на вопрос ответила я. – Я слишком люблю себя, чтобы влюбиться в парня, который все равно вытрет об меня ноги.

- Не представляю, как ты можешь так рассуждать. – сказала Холли, не веря своим ушам. – Как ты можешь быть такой холодной, и равнодушной ко всему. Тебя ничем не возьмёшь. Ни богатенький, классный парень, вроде Энди, не Эштон – никто тебе по-настоящему не нравиться. Ты свободна от всего этого дерьма. Иногда я даже завидую тебе, Ванесса.

- Да уж, я сама в восторге от своего стального сердца. – усмехнулась я, закрывая глаза. Перед внутренним взором на секунду, встал вчерашний незнакомец, и его пухлые, очерченные губы, который в тот вечер, принадлежали только мне. Интересно, кто он? И будет ли он меня искать?

***

Когда я зашла в школу, народ прями таки расступился передо мной. Сначала я подумала, что все уставились на Холли, но она ещё плелась где-то на лестнице. Я неуверенно, осмотрелась по сторонам, ловя на себе взгляд каждого, кто стоял в школьном коридоре. Тяжело вздохнув, я прижала к себе два учебника и застучав каблуками, по полу, направилась в класс.

Я слышала их голоса. Они говорили обо мне, перешёптывались между собой. Один парень, так сильно открыл свой рот, и выпучил на меня свои большие серые глаза, что его подружке, пришлось помочь ему, его закрыть.

Сегодня я оделась довольно обычно – черные гольфы, туфли на толстом каблуке, и белая блуза с воланами, на одно плечо. Не понимаю, почему на меня все так пялиться, хоть я и привыкла, что на меня все смотрят и относятся с благоговейным уважением, но не до такой, же степени!

И тут, меня догнала Холли, и взяв под ручку, шепнула на ухо:

- Ты и правда очень красивая, с этим цветом волос. – сказала мне она, и улыбнулась, помахав парню, из волейбольной команды. Но даже в эту секунду, он смотрел только на меня.

Точно. Волосы, я и забыла, что покрасила их. Я то чувствовала себя так, будто я уже очень давно хожу в таком виде. Я подошла к шкафчику, и сложила туда свои учебники, как вдруг услышала голос Сэма:

- Мне кажется, ил в нашей школе стало слишком жарко? – усмехнулся он, обнимая меня при встрече. Холли тоже потянулась обнять друга, но почему-то вместо обычного теплого приветствия, Сэм, скорчил недовольную рожу, и наспех обнял подругу. Я вопросительно уставилась на него, а Холли сделала вид, что ничего не заметила.

И вообще Сэм, сегодня выглядел довольно странно – очков нет, прическа носила беспорядочный характер, который очень ему шел, а майка, открыла для меня тот факт, что у него тоже есть крепкие мускулы.

- Это наверное все на тебя пялятся. – усмехнулась я, потрогав его за плечо. – Ты качок. – сказала я, и мы вместе рассмеялись.

- Эштон, в конце коридора. – зашипела Холли, на нас обоих. – Если он подойдет ко мне, буду с ним холодна, как лед. Урод.

Я закатила глаза, слабо веря в то, что такое возможно. Пара ласковых слов от Эштона – и Холли растает как фруктовый лед при 30 градусной жаре. Я отвернулась к своему шкафчику, в поисках тетради по матетематике, слушая разговор Сэма с самим собой и нетерпеливые вздохи Холли.

Наконец, я услышала, как подошел кто- то ещё и тут же узнала его голос:

- Рыженькая, ты чего дуешься на меня? – спросил у Холли, Эштон и я улыбнулась, зная, что сейчас она закати ему целую истерику.

- Чего тебе нужно? – с тонной гордости в голосе спросила Холли, и я уверена, что она смерила его снисходительным взглядом.

- Детка, если бы я тратил объяснения, на то, что мне нужно от девушек, я бы был ещё девственником. – усмехнулся он, и от такой наглости у меня чуть не отпала челюсть. – Ты огонь, красивая, сексуальная, вот что мне от тебя нужно.

Я тяжело вздохнула, и приготовившись взорваться, повернулась к ним всем, и просто сказала сквозь зубы:

- Но к сожалению для тебя, твой член уже повидал много шлюх. – мои глаза вспыхнули, когда я встретилась с его кристально-чистым голубым взглядом.

Я ожидала, что его реакция будет быстрой, стремительной, и сражающей на повал. Что ни будь в его фирменном духе: « Я так люблю унижать тебя, Ванесса.», но к моему удивлению, он молчал. Он молчал, наверное секунд тридцать и просто смотрел на меня. Сэм продолжал что-то говорить, Холли изучала свои локоны, видимо приняв мои слова, как оскорбление и на свой счет.

Мы с Эштоном же просто молчали, и это молчание было громче, чем все разговоры в школьном коридоре. Он даже пытался не поменяться в лице, сделать свой взгляд как обычно лукавым, ехидным, или же непроницательным. Но я видела как, почему-то он занервничал, как забегали его желваки, а глаза слегка сощурились, но не презрительно, а будто глубоко в душе, он предался воспоминаниям.

- Ну, что, я права? – спросила я, и улыбнулась настолько мило, насколько могла. Для большего эффекта, я слегка взмахнула волосами.

- Права. – просто сказал он , отпустив Холли, покинул нашу компанию. Я смотрела ему в след, и тут произошло кое-что еще, чего я никак не могла ожидать. Он обернулся, обернулся и посмотрел на меня, взглядом…таким взглядом, смотрит парень, который хочет съесть свою девушку, посадить под замок и никогда не отпускать её. Но наверное мне показалось. Точно, показалось.

- Что это с ним? – спросила Холли, возмущенно. – А с тобой что? Что ты привязалась к нему? Что вы друг друга вечно обзываете? – завалила она вопросами нас и мы с Сэмом переглянувшись ответили:

- Неважно.

***

Я думала, что на сегодня мои приключения закончились, но это оказалось не так. Уставшая, и отсидевшая 7 уроков, я как обычно, снова пошла к своему шкафчику, чтобы сложить все учебники, и отправиться домой. Как вдруг, открывая дверцу, я обнаружила маленькую записку. Не знаю почему, но я была уверена, что это от Энди и уже хотела выбросить его, но что-то в последний момент, заставило меня раскрыть и прочитать её.

Большим, размашистым подчерком, в записке было написано несколько предложений, от которых мое сердце начало биться с бешеной скоростью:

«Клуб «Inception». Приходи сегодня ночью, я буду там, без одежды…человека-паука. Может быть, узнаем друг друга.»

Глава 7.

Я сидела у туалетного столика, и пыталась, выпрямить свои непослушные, после душа волосы, пока Сэм, возился с моим ноутбуком, которого ещё неделю назад одолели вирусы. Сегодня с другом явно творилось что-то странное, и большее количество времени он молчал, пытаясь избежать моего взгляда, будто хотел что – то скрыть от меня. А Холли он и вовсе весь день игнорировал в школе, что привело меня в настоящий шок.

- И куда ты так наряжаешься? – наконец, поинтересовался он, наблюдая за тем, как я перешла к накладным ресницам.

- Ммм…-промычала я, обдумывая, стоит ли говорить о своих планах другу. – В клуб. Если хочешь, пойдем со мной. Одна я неловко себя чувствую в таких местах…

Наверное звать с собой Сэма, на встречу с «Пауком» было не правильным решением, но не могла же я пойти в клуб, совсем одна, ещё и в таком виде…совсем не факт, что это все не обман, и он придет на встречу.

- В клуб? – в голосе Сэма я услышала насмешливо-удивленные нотки. – Ты не заболела? С каких пор, ты ходишь по клубам?

- С тех пор, как мне надоело сидеть дома. – отрезала я и повернулась к нему лицом, чтобы он оценил мой внешний вид. Сэм поднял два больших пальца вверх, и я вздохнула.

- И это все что ты можешь сказать? – я встала, и покрутилась перед ним, в своём новом платье. Оно было нежно-бирюзового цвета, с глубоким вырезом на груди, поэтому мне пришлось, сегодня пренебречь нижним бельем.

- Ты с ума сошла идти в клуб в таком виде, ещё и на каблуках.

- Ты предлагаешь мне обуть кеды, с этим платьем? – усмехнулась я, но друг уже вновь уставился в экран монитора, не одарив меня восхищенным взглядом.

- Что с тобой происходит, Сэм? Ты на меня даже не смотришь. Холли игнорируешь. Что не так? – спросила наконец я, присев рядом с ним. – И этот твой «новый» небрежный вид…

- Просто…-начал говорить он, и с силой захлопнул ноутбук, потирая руки. – Все готово, я его починил.

- Не уходи от ответа. Просто что? – настаивала я, и обняла его за плечи. – Ты можешь со мной поделиться.

- Я влюбился. – просто сказал Сэм, и расплылся в счастливой улыбке. – И кстати, если хочешь чтобы я проводил тебя в клуб, нам придеться взять Джесс с собой.

- Джесс?! Влюбился? – я фыркнула, сдерживая смех.- Ты бредишь. Ты столько лет любил Холли, я не верю, что ты так быстро переметнулся к другой девушке.

- Но это случилось. На том карнавале, мы и познакомились. Сейчас я просто не понимаю, что я нашел в нашей рыжеволосой дурочке. – с улыбкой сказал он, и она была такая счастливая, что я не вольно начала ему верить.

- Она хоть симпатичная? – неуверенно спросила я, пожимая плечами. – Холли будет в гневе, я уверена.

- Я скажу больше: она очень красивая. Почти такая же красивая, как ты Ванесса. Если бы ты не была моей подругой, я бы сказал, что она прекраснее тебя в сто раз. – заявил Сэм, наблюдая за моей реакцией. Я кинула в него подушку, и мы оба рассмеялись, понимая, подколы друг друга без слов.

***

Джесс, ждала нас у входа в клуб, и если честно я почувствовала себя немного неловко – на какую то секунду, мне показалось, что в этот самый момент я предаю Холли, но потом я отбросила от себя эту навязчивую мысль. Хол тысячу раз кидала меня и поступала себя, как последняя стерва, так что не думаю, что меня должны терзать угрызения совести.

Как только девушка заметила нас, она кинулась в объятия Сэма и прижалась к нему с такой нежностью и любовью, что я невольно начала им завидовать. Может Сэм и правда забыл Холли, и теперь будет по – настоящему счастлив?

- Это Ванесса, моя подруга. – сказал Сэм, кивнув в мою сторону, и тут же перевел влюбленный взгляд на свою девушку. – А это Джессика.

- Приятно. – хорошим сказали мы с Джесс, коротко переглянувшись. Кстати, девушка, в самом деле была красива. Она обладала очень тонкими, четкими, почти аристократическими чертами лица, которые в сочетании с очень пухлыми губами, делали её похожей на ангелочка. Надеюсь это не её маска, и в душе, она такая же милая, какой кажется.

- Ну что, вы готовы, повеселиться? – спросила она, вновь искренне улыбнувшись нам обоим. – Здесь самая лучшая музыка…и коктейли.

- Так вот значит, ты какая? – спросил Сэм, у своей девушки, проходя в клуб, через охрану, которая без проблем пустила нас. Ещё бы, на мне же такое платье.

- Какая? – игриво спросила девушка, садясь на ближайший диван, потянув его за собой. Я уже начинала ощущать себя третьей лишней, и с опаской озиралась по сторонам, ожидая что вот-вот из-за угла, вылетит мой незнакомец в красно-синем одеянии.

- Не ожидал, что ты в клубах разбираешься. Особенно, в коктейлях. – Сэм высоко поднял брови, и приобнял её за плечи. Мы с ним переглянулись, и я картинно закатила глаза своему другу.

- Я знаю здесь всех: ди – джеев, барменов, постоянных посетителей. Владелец клуба – мой дядя. Так что тебе придеться смириться с тем, что я часто провожу здесь время, милый. – невинно прошептала она, и они с Сэмом начали тихо переговариваться.

Тем временем, ко мне подошла официантка, заметив мой скучающий вид.

- Что будете заказывать? – вежливо спросила она, и я пожала плечами, даже не зная что ответить. Вообще – то я давно не пила алкоголь. С тех пор, как однажды это очень плохо закончилось.

- Я буду…чай. – просто сказала я, но Джесс тут же меня перебила.

- Нет, нет. Она будет Лонг- Айлэнд, а для меня клубничный Кальян пожалуйста. – быстро протараторила она, и улыбнулась мне:

- Несса, ты слишком напряжена. Постоянно озираешься по сторонам, будто чувствуешь себя не в своей тарелке. Тебе нужно расслабиться. – просто сказала она, и Сэм кивнул, на что я удивленно приподняла бровь.

- Да вы ребята, издеваетесь. Я не умею пить.

- Это точно, меры она не знает. – выпалил Сэм, и тут же прикусил язык, будто вспомнив, о моем темном прошлом.

- Это было всего один раз. – оправдалась я, с неохотой вспоминая тот вечер, когда я в последний раз была жутко пьяная.

- Если что, мы уследим за тобой. – мило улыбнулась мне девушка, и поцеловала Сэма в шею, от чего он тут же растаял, словно мороженое на солнцепеке.

Отношения. У людей все же бывают отношения. Почему для меня это слово звучит так дико, будто я произношу его на иностранном языке? Не думаю, что я умею любить, строить отношения, отдавать себя этому целиком и полностью. Делать все, ради другого человека, который все равно рано или поздно предаст тебя. Это не для меня и это наверное не для…Эштона. И почему я снова думаю о нём, именно в этом контексте. Я боюсь себе признаться, но больше всего на свете, сейчас, я хочу видеть его, а не какого-то там паука – незнакомца, который мне жутко понравился. Я хочу видеть Эштона прямо сейчас. Я улыбаюсь, вспоминая, его глаза, когда сегодня он увидел меня в школьном коридоре. В тот миг, даже он, не смог скрыть своих эмоций.

К тому времени, когда я окончательно заскучала, мне наконец-то принесли коктейль, а Джесс, принялась раскуривать кальян.

- Будешь? – спросила она у меня, протягивая мне трубку. Я стремительно закачала головой из стороны в сторону, и сморщилась, показывая, что я против курения.

- Несс, ну ты просто расслабишься. Попробуй. – сказала она, и Сэм кивнул, на что я испепелила его взглядом, который означал: «Хватит поддакивать ей во всем, ты меня уже этим раздражаешь.»

- Знаете, гораздо лучше сидеть здесь, когда вы оба увлечены друг другом, и не достаете меня. – снисходительно заметила я, и улыбнулась. Сэм меня прекрасно понял, а вот Джесс кажется, сочла это за грубость, но сделала вид, что не заметила её.

- По крайней мере, мы счастливы. – заметила Джесс, и я, чтобы, закончить этот неприятный диалог, затянулась кальяном. Я затянулась так глубоко, что уже через секунду почувствовала, как дым, наполняет меня, проходит через тело, и будто оседает где-то в голове, затуманивая разум. Выпустив дым в воздух, я потянулась за коктейлем, с каким-то странным и диким рвением поскорее забыться.

- Ну что, и где твой парень? – спросил Сэм, когда заметил, что от отчаяния, я в считанные секунды выдула свой коктейль. – Ты ведь пришла сюда не просто так.

- Его нет. И он как видишь, не придет. Потому что, я нафиг никому не нужна. – я встала с дивана, и пошатнулась на каблуках, не на шутку обеспокоив Сэма, своим поведением. – Наслаждайтесь друг другом, голубки. – выпалила я, и послав воздушный поцелуй сладкой парочке, отправилась в толпу клуба, услышав на по следок их разговор:

- Боже, мне нужно идти за ней, она напилась, Джесс…

- Сэм, оставь её в покое, она уже давно не маленькая девочка.

А эта Джесс, за словом в карман не полезет. И почему, Сэма вечно окружают одни стервы? Себя я тоже вносила в их список, со своим то невыносимым характером. Я вслух рассмеялась, сама не зная над чем, и добравшись до барной стойки, обратилась к стоявшему, рядом со мной бармену:

- Мне виски. – громко сказала я, хлопая ресницами. Молодой человек уставился на меня, широко раскрыв рот, и рассмеялся:

- Девушка, может не стоит пить такой крепкий напиток? Вы итак уже хорошенькая. – заметил он, подняв брови. – К тому же, сколько вам лет?

- Двадцать один. – без тени смущения сказала я, соблазнительно облизнув свои губы, уламывая строго бармена. – А что, я не выгляжу на свой возраст?

- Хм. Если честно, то нет. Вы выглядите сексуальной, и немного пьяной. А если я налью тебе виски, ты будешь пьяной дурочкой, ты этого хочешь? – едва приподняв уголок пухлых губ, спросил он, и покачал головой.

- Ну тогда мне что-нибудь не настолько крепкое. – уже скромнее ответила я, и положила обе руки на барную стойку. Парень, тяжело вздохнув, и вновь улыбнувшись мне, принялся, намешивать очередной коктейль, ловко перебирая бутылки с алкоголем, сильными руками.

Перед моими глазами время от времени, мутнело, но слух почему – то наоборот обострился, поэтому стайка девчонок, которые сидели со мной рядом, и болтали с другим барменом, действовала мне на нервы. На одной из девушек я заметила белую фату, и поняла, что у них наверняка сейчас девичник.

- Девочки, можно потише? – демонстративно заметила я, и подняла в воздух бокал с коктейлем голубого цвета. – Счастливой свадьбы! – обратилась я к невесте, и закрыв глаза, осушила свой бокал до самого дна, озадачив тем самым, моего нового знакомого бармена, которого как потом я выяснила, зовут Дейв.

- Девочки, нет, я не буду этого делать! Я же выхожу замуж! – вдруг громко сказала невеста, обращаясь к своим подругам, которые явно уговаривали её совершить что – то не очень приличное.

- Ну, дорогая, это же твой последний день полной свободы! И его тоже! Он наверняка сейчас, на женском стриптизе, и совершенно о тебе не думает! - сказала одна из девушек, обращаясь к невесте, после немного отошла в сторону. Тут я увидела картину, которая даже на пьяную голову, показалась мне странной.

Прямо на барной стойке, за толпой из обалдевших девушек, лежало…тело. И до чего Божественное это было тело. Лицо парня, закрывала кепка, но зато его торсом мог полюбоваться любой желающий, и я не была исключением.

Я уставилась на твердый, как сталь, пресс парня, и невольно издала томный стон, который бы никогда не вырвался из меня, будь я хоть капельку трезвой. Я просто решила подойти поближе, чтобы рассмотреть его сильные, крепкие руки, которые сжимали края деревянной стойки, как тут же была захвачена одной из девчонок:

- Пожалуйста, сделай это за меня! – прошептала невеста мне на ухо, и помахала перед носом бутылкой текилы.

- Что сделать? Выпить за тебя всю бутылку? – немного развязно спросила я, растягивая слова.

- Нет же! Девочки уговаривают меня, сделать «Текилу – любовь». – она рассмеялась, и немного смущенно посмотрела на меня своими зелеными глазами. – Тебе нужно будет просто слизать текилу с его живота, и взять из его рта лайм.

- Что?! Лизать текилу с какого-то непонятного и незнакомого парня? – я была в шоке от того, что девушки, могли подумать, что я пойду на это. Я то думала, что я произвожу впечатление приличной, даже статной девушки, но как оказалось,…нет.

- Я согласна. – вдруг выпалила я, обрывая все свои мысли на полуслове. Девушки громко завизжали, а парень похоже, уже устал лежать, и уже собирался вставать со стола, как тут же одна из девушек вылила на него огромною стопку текилы.

Прозрачная жидкость коснулась его живота, и он слегка вздрогнул, видимо согласившись подождать еще несколько секунд. Я, не теряя решимости, подошла к молодому человеку ближе и наклонившись к его животу, прикоснулась к нему губами, ощущая его вкус, и запах текилы одновременно.

Наверное, все это стило делать быстро, но мне так понравилось чувствовать, его кожу, на кончике своего языка, что я казалось, вечно слизывала текилу с его пресса, поднимаясь все выше, к шее, к очень чувствительному месту. Наконец я достала до его губ, и взяв из них лайм, съела его, победно, подняв две руки вверх. В эту же секунду женский визг наполнил добрую половину всего клуба, и многие даже захлопали моему «героизму».

Парень встал и, надевая кепку, козырьком назад, поднял на меня глаза, и сказал:

- Я думал, ты меня съешь. – улыбнувшись, сказал мне он, а я уставилась на него как вкопанная, с испугом, и удивлением одновременно.

Это был он. Нет, не мой человек – паук, которого я ищу весь вечер. Это, черт возьми, был Эштон. Это с Эштона я только что слизывала текилу и только что касалась его губ. Это Эштон сейчас стоит в двух шагах от меня, и улыбается мне в первый раз за многие годы. Конечно, это трудно назвать полноценной приветливой улыбкой, но это явно легкое движение губ – и это не усмешка, а что то приятное, но в то же время вызывающие, и будоражащее душу. Одна улыбка – а столько эмоций, что хочется просто пойти и выпить весь бар от стыда.

- Какого черта ты делаешь здесь? – спросила я, с наездом, и уставилась в его голубые глаза, которые в свете неонов, казались темно-синими, и насыщенными, как ночное небо.

- Позволяю тебе наслаждаться своим телом. – уже сказал он, без тени улыбки, возвращаясь к своему прежнему стальному и непробиваемому выражению лица.

- Ты мне отвратителен. – твердо сказала я, и взяла у заболтавшихся девчонок, стакан с виски и колой, и отпила из него. Потом я демонстративно вытерла губы, чтобы показать Эштону, насколько мне было неприятно это делать.

Хотя вру. Это было очень приятно, однако ему об этом знать необязательно.

- Ты такая глупая, Несса. – просто сказал он, покачав головой, и одел черную футболку, в которой выглядел еще более сексуальным, чем без нее.

- Не смей называть меня так. – отрезала я, выпивая еще, и еще, пока он не выхватил стакан у меня из рук.

- Тебе будет стыдно завтра утром, если ты напьешься еще больше. И кстати я просто сегодня подменяю своего друга в баре, а ты какого черта здесь делаешь? – спросил он, поднимая одну бровь, и посмотрел мне прямо в глаза. Будто сам дьявол смотрел мне в глаза, столько силы, было в его взгляде.

- Я пришла на свидание. – вдруг открылась ему я, и пожала плечами. – Но он не пришел. Просто…проигнорировал меня.

- Может он пришел и увидел как ты тут целуешь всяких полуголых парней. – заключил он, и подавил в себе усмешку, на что я разочарованно кивнула:

- Если это так, то ты испортил мне свидание. А это значит, мне пора домой. – я хотела смыться поскорее из этого ужасного места и готова была использовать любой предлог.

- Как ты доберешься до дома?

- Пешком.

- Нет, я вызову тебе такси. – вдруг сказал он, и посмотрев мне в глаза, добавил: - А лучше поеду с тобой. Ты бы видела свой взгляд – такие пьяные глаза, даже я редко вижу. Зато, какой блеск! – с сарказмом добавил он, и я рассмеялась, удивившись тому, что он вообще умеет меня смешить. Хотя…он всегда умел это делать. В детстве.

- Делай что хочешь. Мне все равно. – заявила я, и встала, чтобы потанцевать. На меня накатила какая-то новая волна, удовольствия, накрывающая с головой. Все вокруг кружилось, и мерцало, но мне было так все равно, что казалось, будто я одна в этом мире.

Я свободна. Я могу танцевать, как хочу, могу извиваться всем телом, и никто меня не осудит. Мне плевать на мнение других. Не думаю, я только чувствую. Я живу. Краем глаза, я ловила на себе взгляды разных мужчин, и лишь Эштон не смотрел на меня, уткнувшись в телефон. Иногда он готовил коктейли, или болтал с другими девушками, но не поднимал на меня глаз, по крайней мере, я этого не видела. И все же…я чувствовала, будто ему не все равно. Будто, не смотреть на меня – это для него, пытка.

- Все пойдем, а то твои танцы уже начинают зазывать первых клиентов. – прошептал он мне на ухо, и повел к выходу из клуба. Улица встретила меня прохладным порывом ветра, который слегка возвращал меня к реальности.

- Каких клиентов? Эштон… - я вдруг взяла его за руку, не думая о том, что он заострит на этом внимание. Я взяла его за руку, так естественно, так просто, будто каждый день прикасалась к нему, в течение этих долгих лет. И в то же время, это было чем-то волшебным, как будто мои пальцы помнили это движение все эти годы, и сейчас радовались этому возвращению.

- Еще бы стакан, и ты бы начала ко мне приставать. – всерьез сказал он, садясь со мной в такси. – Да ладно ко мне, ко всем! И кто-нибудь бы воспользовался бы этим моментом, поверь мне на слово. – заметил он, посматривая в окно. Моя рука по–прежнему держала его руку, не дождавшись взаимности. Он был холоден, и отстранен…и в то же время сейчас, он был впервые ко мне так близок. Теперь, мы взрослые. Что, если бы мы познакомились сегодня?

Я задала этот вопрос вслух, и он взглянул на меня, слегка исподлобья. Его желваки нервно задвигались, и шея напряглась, сдерживая его голос.

- Я бы сказал тебе, что ты очень красивая девушка. – наконец - сказал он, бережно поправляя волосы, которые спали мне на лоб. – Я бы сказал, что мне нравятся твои черные длинные волосы. – он продолжал смотреть мне в глаза, и говорил это почти мягким, несвойственным ему голосом. Что сейчас происходит вообще?

- И что я хотел бы взять тебя за них, и поставить перед собой на колени…- закончил он, грубо, и посмотрел мне в глаза снова, совсем не стыдясь своих слов.

- Ты…ты…- я подбирала ругательство по обидней, которое так и вертелось у меня на языке. - Подлец! Поддонок? Не утруждайся. – заявил он, облизывая свои пересохшие губы. – Ты спросила – я ответил. Никакой романтики, моя девочка. Да ты красивая, и я бы тебя трахнул, если бы мы познакомились сегодня. Но мы не познакомились сегодня. И я знаю, какая ты тварь на самом деле. Поэтому, такую тварь я трахать бы не стал, даже столь прекрасную как ты. – выпалил он, сохраняя при этом железное выражение лица.

Я хотела заплакать, но вместо этого, я подняла руку, и со всего маху ударила его по щеке, но он даже не дрогнул. Ну может, слегка сморщился от неожиданности, но от этого стал только более злым, и возбуждающим. Он выглядел как разъяренный тигр, загнанный в клетку. Я чувствовала в нем эту силу, силу которую он не хочет выпускать на волю, будто он борется сам с собой, каждый день. Он взял меня за подбородок, и больно сжал свои пальцы. Его прикосновение было обжигающим, словно языки пламени.

- Я ненавидел тебя все эти годы. И я мечтал сказать тебе об этом. – прошептал он мне в губы, едва касаясь их. Я закрыла глаза, ожидая того, что он сейчас сам ударит меня. Или сожмет пальцы, только теперь уже на моей шее. Столько неприязни было в его словах, столько ненависти во взгляде. Все это заставляло мое сердце биться быстрее и быстрее, вырабатывая в крови, горы адреналина. Я сходила с ума, я хотела быть с ним, пусть и вести этот жуткий диалог, пусть так. Но я хотела ругаться с ним, хотела, чтобы он говорил, как ненавидит меня. Потому что это были его чувства, а не холодное безразличие, которым он одаривал меня в школе.

Я помню, как он укусил меня за нижнюю губу, слегка пробуя её на вкус. Потом он накрыл мои губы, своими жадно впиваясь в них, словно хватаясь за воздух, которого нам обоим не хватало. А потом мой мир погрузился во тьму.

Глава

8.

На следующее утро я с трудом открыла глаза и сразу же пожалела об этом. Солнечный свет, проникающий сквозь большие широкие окна в человеческий рост, был слишком ярким и болезненным для меня, после вчерашней ночи с приключениями. Голова кружилась, и мир вращался словно калейдоскоп, переливаясь всеми цветами радуги. Я даже не представляла, где я могу находиться. Наконец-то, мне удалось распахнуть глаза, и придти в себя: я присела на кровати и огляделась вокруг, понимая, что совсем не узнаю место, в котором я оказалась.

Я проснулась в огромном лофте. Я никогда не бывала в таких местах: огромное пространство, высокие потолки и пустота окружающая меня, изредка заполненная скромными деталями интерьера.

Кровать, на которой я спала, находилась прямо в центре у огромных окон, во всю длину высоких стен этого лофта. В помещении так же была маленькая кухня, в металлическо-грязных оттенках, множество спортивных тренажеров и гитара скромно и одиноко стоящая в углу огромной комнаты. Прямо напротив меня висела большая картина, на которой был изображен дракон с крыльями, покоряющий горные вершины. Эта картина внушала мне страх, как и все остальное, что находилось здесь. Серые стены, черные, кожаные диваны, и даже большой телевизор с приставкой – и все же, мое сердце то и дело замирало от волнения, потому что я с трудом верила, что нахожусь здесь. Ведь если с вечеринки я ушла с Эштоном, то был лишь один вариант развития событий – я нахожусь у него «дома». А это тоже самое что оказаться в логове своего злейшего врага, или прямо перед носом у льва, готовому в любую секунду наброситься на меня.

Я провела рукой по волосам и посмотрела на себя в зеркало, которое стояло прямо у кровати, ахнула, зажав рот рукой: на мне была просторная белая футболка, до середины бедер, а мои собственные личные вещи, аккуратно лежали на стуле, рядом с одинокой гитарой. Удивительно, что он не сжег их, предварительно не полив бензином.

Я дотронулась до своих губ – распухшие, горячие и полностью мне омерзительны, ведь вчера я вытворяла такое, за что мне будет стыдно ещё как минимум многие годы. Ну какого черта я пошла в этот клуб? Как умудрилась вылизывать текилу с тела Эштона? Боже, а потом еще выслушала от него какая я тварь, и позволила себе, целоваться с ним! Это все просто не могло поместиться в моем сознании, и я нервно огляделась, в поисках Эштона, но его нигде не было. Мое внимание привлек уголок, в котором висела его одежда и стоял небольшой комод, с закрытыми ящиками. Я подошла к нему ближе, и увидела много футболок, разных цветов, с одной и той же эмблемой: кажется в тот вечер, когда в моем домике у пляжа, произошел пожар, он был одет в одну из них. На эмблеме был опять же изображен дракон, изрыгающий адское пламя.

Все футболки до одной были идеально чистыми, без единой складочки: я даже подумать не могла что Эштон такой чистоплотный. Так же его гардероб состоял из нескольких пар джинс, и я даже заметила пару рубашек. Наверное, было не очень красиво стоять, и рассматривать его вещи, но моя совесть тут же утихла, когда я вспомнила о том, что он вообще переодел меня в свою футболку, при этом наверняка нагло меня раздев.

Я уже подошла к комоду и хотела потянуться к одному из плотно закрытых ящиков, как тут услышала, чьи-то шаги, резко отпрянула подальше от шкафа. От волнения, я вновь, поправила волосы, и услышала голос Эштона, который обращался ко мне:

- Тебя не устроила эта футболка, Куин? – он нарочно сделал акцент на моей фамилии, напоминая мне о том, что она значит и кто я такая на самом деле. – Королеве не нравится замок, в котором она проснулась?

Я сделала глубокий вдох, и закрыла глаза, настраиваясь на том, чтобы дать ему отпор. В ушах зазвенели его вчерашние оскорбительные слова, и вдруг перед внутренним взором возник слабый образ того, как вчера он снимал с меня платье. Его руки скользили по моим плечам и…

Ох, не нужно забыть об этом, забыть навсегда, о том, что произошло вчера в машине и о том, что произошло между нами после. Разумеется, между нами не было секса, я была не настолько пьяна, чтобы забыть секс, который мог бы быть первым в моей жизни.

- Какого черта, я тут делаю? Почему не отвез меня домой? – с нажимом начал я, поворачиваясь, к нему и тут же потеряла дар речи. Эштон, по- видимому, только что вышел из душа, в одной руке он держал полотенце, которым вытирал свои волосы, а другое обмотал вокруг своих бедер. Его тело было слегка загорелым, а мышцы были напряжены так, будто в то время пока я спала, он совершал забег на несколько километров. Хотя, не удивлюсь, если так оно на самом деле и было. Я закусила нижнюю губу, и отвела от него взгляд, не в силах податься искушению, рассматривать его. Кто бы мог подумать, что тот милый мальчик – друг моего детства, когда – нибудь будет пробуждать во мне такие смешанные и изнурительные чувства.

- Домой? Хм, сначала я хотел так поступить, но потом узнал что приехал твой отец…хм, приемный отец, конечно. – напомнил он, и продолжил, нагло ухмыляясь: - Я подумал, что ему будет приятнее услышать, что ты ночевала у Холли, а не напилась в ночном клубе, соблазняя всех подряд своими дикими танцами.

- Да как…как ты смеешь? Я никого не соблазняла. – вспылила я, скрестив руки на груди, и наморщив лоб. Этот парень был просто невыносим. – И с чего ты такой заботливый? Переодел меня, любезно устроил на своей кровати? Почему начал говорить со мной? Я уже начинаю скучать по времени, когда мы просто игнорировали друг друга.

Эштон приподнял одну бровь, и осмотрел меня сверху вниз. Его взгляд задержался на моих голых коленках, и по моему телу прошла странная дрожь. Все его тело, и душа, излучало для меня исключительную опасность, от которой стоит сбежать как можно скорее.

- Во – первых: ты сама умоляла меня переодеть тебя, потому что видите ли твой наряд был слишком неудобным. Во вторых, буянила так, и несла пьяный бред, будто напилась первый раз в жизни. В третьих, тебя бы вчера изнасиловали, если бы я благородно не спас тебя из этого притона – он на секунду остановил свою речь, подходя ко мне ближе, и добавил, с чувством собственного превосходства. – А ведь ты, как я понимаю: девственница? – в лоб сказал он, посмотрев мне прямо в глаза. Под его взглядом я сжалась как маленький котенок, которого ругает злобный хозяин, за его непослушания.

Мне нужно давать отпор, мне нужно оставаться сильной.

- Не переживай, это случилось у меня давно, и с человеком которого я очень любила. – тихо соврала я, не моргнув и глазом, будто сама поверила в эту ложь. – Хотя тебе же этого не понять – в твоей постели были только шлюхи.

Он сощурил глаза, будто не веря мне, и поджал губы. Кажется, он хотел сказать что – то совсем уж гадкое, но слегка подумав, просто ответил:

- Ты можешь не поверить, но единственная кто был в моей постели – это ты. – затем он сладко мне улыбнулся, и его откровенный взгляд задержался на моей груди.

- Хотя я уже говорил вчера, что я не против тебя трахнуть, если мог бы хоть на секунду забыть, про то какая ты, на самом деле. Ты ведь этого хочешь? – как ни в чём не бывало, спросил он, подходя к зеркалу, растрепав свои влажные волосы.

- Ты псих, Эштон. Я не знаю, что с тобой случилось, и почему ты стал таким, но ты больной человек. Ты – устроил пожар в моем доме. Ты – разбил машину мистера Ротмана. Ты постоянно унижаешь меня, не смотря на то, что я ничего тебе не сделала. – эти слова лились сами собой, как крик души, который пытался вырваться на свободу много лет. Мне было так больно, что мой голос стал другим, от подступивших к глазам слез. – Ты же был моим лучшим другом, Эштон…как ты мог так поступить? Я же…- я остановилась вовремя, сдержав слово, которое чуть было, не сорвалось с моих губ. Я всегда была влюблена в него. Да и как могло быть иначе? Я была маленькой девочкой, которую все обижали, и дразнили за лишний вес – и только Эштон защищал меня, и всегда был моим другом.

- Ты все забыла, да? – он вновь посмотрел на меня, наступая на меня, заставляя меня двигаться к стене. Я чувствовала себя жертвой хищника, которая попала в стальную клетку. – Ты предала меня, а теперь спрашиваешь, какого черта я стал таким? Простите, ваше величество, но в то время как, вы наслаждались хорошей жизнью все эти годы, я был в тех местах, которые тебе, даже не снились. В самых. Страшных. Кошмарах. – сквозь зубы прорычал он, ударяя кулаком в стену, рядом с моей головой. Я зажмурилась изо всех сил, ожидая, что в следующий раз его кулак вполне может оказаться на моей челюсти.

- А теперь, ты смеешь упрекать меня в том, что я изменился? Это так, Ванесса? Ты думаешь, я хочу быть таким? Ты видишь во мне жестокость? Злость? – засыпал меня вопросами он, вглядываясь мне прямо в глаза. Я могла рассмотреть каждую клеточку его лица: настолько он был ко мне близок. Его чисто аквамариновые глаза, потемнели на два тона, а белки налились кровью. Мне было страшно и одновременно, я испытывала неутомимый внутренний жар, понимая, что мы здесь вдвоем, почти голые, и в непосредственной близости друг от друга.

- Но ты, же другой… - прошептала я, касаясь его запястья, пытаясь успокоить его. На секунду его взгляд замер, а грудь начала быстро опускаться и подниматься: он тяжело дышал, был на пике своей ярости. – Перестань жить ненавистью, Эштон. – просто сказала я, вжимаясь в стену, от страха, который внушал мне его суровый взгляд.

- Теперь, я всегда буду таким. И ты этого не изменишь. Я ненавидел тебя все эти годы и сейчас, ты это знаешь. Знаешь, что так будет всегда, и лишь переезд в другую страну, спасет тебя от моей ненависти. – яростно выдохнул он, приближая своё лицо еще ближе к моему. – Но сейчас, ты просто сводишь меня с ума. – его слова прозвучали четко и ясно, но мне показалось, что это иллюзия. Он просто не мог сказать такого. В каком смысле я свожу его с ума? И через секунду я поняла это.

Он быстро провел языком по моей шее, вверх, достигнув моих губ, и несмотря на то, что я сжала их, он схватил меня за подбородок, и раскрыл их языком, подчиняя меня своей воле.

Первое что я хотела сделать – оттолкнуть, сопротивляться, бороться с ним, избежать всего, что сейчас происходит, любой ценой. Но я чувствовала, как он бедрами прижал меня к стене, а его руки настойчиво поползли ко мне под рубашку, лаская талию и живот. Мне становилось трудно дышать, но это было легче, чем оторваться от его сладких губ и поцелуев. Я никогда не получала удовольствие от поцелуев. Даа… ожидание стоило того, чтобы испытать такое наслаждение, которое чувствовала я в этот момент.

- Тебе лучше остановить меня прямо сейчас. – прошептал он мне в губы, на секунду замерев, его руки, поднялись выше и я почувствовала как он сжал мою грудь в ладонях.

- Не останавливайся. – простонала я, закинув голову, подставляя свою шею, для жарких поцелуев Эштона. Мои ноги стали ватными, все что я могла сделать – это вцепиться ногтями в его плечи, лишь бы не упасть, удержать равновесие. Я царапала его плечи, извиваясь от его прикосновений.

Его кожа – мягкая на ощупь, скрывала под собой сильные, стальные мышцы, которые теперь я могла потрогать. Тут Эштон подхватил меня на руки, сжав бедра, я обвила его торс ногами, почувствовав его возбуждение.

Тут я улыбнулась, посмотрев ему в глаза, увидела, что он ответил мне тем же. На секунду мне показалось, что все эти годы стерлись между нами. В его глазах я будто видела нежность, и доброту. Он более мягко поцеловал меня в губы, и положил на кровать и затем, снова надел непроницаемою маску.

Эштон навис надо мной, опираясь на одну руку, другой поправляя мои волосы, которые спутались, прямо на лице, по вине нашей нахлынувшей страсти. Наверное, в этот момент я выглядела слишком взволнованной, робкой, но в то же время безумно счастливой. Эштон смотрел мне в глаза, не отрываясь, долго, будто обдумывал что – то. Невозможно было прочесть, о чем он думает, мне оставалось лишь догадываться об этом. Я нежно рисовала круги на его спине, понимая, что мой первый секс, наверное, будет ужасно грубым и страстным, и это не то, о чем я всегда мечтала. Но, наверное, я всегда мечтала о том, что это произойдет с Эштоном.

- Я не могу. – вдруг сказал он, и нервно отвел взгляд от меня в сторону. Он слез с меня и встал с кровати, потянув меня за руку, тоже поднимая меня.

- Одевайся. Одевайся, и уходи, иначе совершишь большую ошибку. – в его голосе почти звучала мольба, кажется он вспотел от страха и на миг стал таким же беззащитным как и я.

- Эштон, что ты такое говоришь? Зачем это все…? Очередная шутка? – все мои мечты рухнули в один миг, я не могла поверить, что я не сплю, и он правда так поступает со мной – вышвыривает как игрушку.

- Я вызову тебе такси. – просто сказал он, надевая на меня свой плащ. – Я прошу тебя, уходи, Ванесса. – более грубо добавил он, набирая в своем телефоне номер такси.

- Эштон! Успокойся, посмотри на меня! Чего ты так боишься? Или это очередная игра, в которой я не знаю правил? – я уже не скрывала слез в своем голосе. Мне был противен этот плащ, лофт, сам Эштон, который кажется, сам не соображал, что делает и совсем не отвечает за свои поступки.

- Буд