Владыки земли и моря

Джон Мэддокс РОБЕРТС

ВЛАДЫКИ ЗЕМЛИ И МОРЯ

Глава первая

Дворец стоял на вершине холма, в сотне шагов от берега, главенствуя над пленительным видом на небольшую бухту и два мыса-близнеца, обнимавших ее, словно цепкие жадные руки. Ярко расписанные боевые каноэ были брошены на сверкающем песке залива. Бездействуя, как и их лодки, солдаты отдыхали, слоняясь по пляжу. Кто-то боролся, другие играли в азартные игры, а несколько человек упражнялись с оружием. Одежда, украшения и рисунки на них принадлежали дюжине различных кланов, но у каждого на руке виднелся черный щит — символ преданности своему повелителю.

Выстроившись от подножия холма к его вершине, шеренга за шеренгой, стояли воины элитной гвардии шессинов. Это были великолепные мужчины с кожей и волосами бронзового цвета, с голубыми глазами, и так гармонично сложенные, что художники и скульпторы материка считали лишь их достойными служить моделями при создании изображений богов.

На нижнем склоне стояли молодые воины, пятнадцати-двадцати лет от роду. Их длинные волосы были заплетены в сотни тонких косичек. Ближе всего ко дворцу стояли старшие воины: грозные, внушительные, с горделиво раскрашенными шрамами и рубцами. У каждого из шессинов имелось копье, выкованное из бронзы, с насаженным на него стальным наконечником.

Королева сидела на широкой веранде деревянного дворца в глубокой задумчивости.

Прежде вид тысяч собственных воинов наполнял ее гордостью и волнением, но сейчас ее терзало смутное предчувствие. С самого детства ей ни разу не было так страшно.

— Так много воинов, и так мало проку, — обратилась она к высокому сильному воину, стоявшему напротив нее. — В таком состоянии они бесполезны, как домашний скот.

— Мы найдем для них какое-нибудь занятие, — ответил ее собеседник.

— Когда король выздоровеет, он отправит их обратно на материк. Затем мы вернем потерянные земли!

— Король может и не поправиться, — мрачно произнес воин.

Зашипев сквозь зубы, королева окинула его яростным взглядом.

— Король поправится! Ты смеешь думать, что это не так?

— Простите, моя королева, но мы с ним выросли вместе. Для других король — бог, но я знаю, что он всего лишь человек. Он искуснейший воин нашего времени, но он был ранен, как простой смертный, и может умереть, как всякий другой. Я никогда не видел бойца, получившего такие раны, и прожившего после этого полный солнечный цикл.

— Но он уже прожил целых полгода! Неужели это ничего не означает? Разве это не доказывает, что он совсем не такой, как остальные люди? — Обычно надменный голос королевы Лерисы был на этот полон мольбы. Ей требовалась уверенность, что ее слова не будут опровергнуты.

— Никто не сомневается в том, что он особенный человек, как и в том, что вы не похожи на других женщин. Но те, кто чтили его словно бога, теперь полны неуверенности. Разве мог кто-нибудь, кроме короля Гейла, сразить его, да так, что даже шессины готовы были его покинуть?

— Гейл! — злобно воскликнула королева. — Неужели этот человек будет мучить нас до скончания дней?

— Можете ненавидеть его, если так хочется, но люди сознают, что и он тоже необычный человек. Высшие силы помогают ему. Поединок между Гейлом и королем Гассемом был вовсе не обычной битвой. Оба получили раны, каждая из которых должна была стать смертельной. А теперь люди не знают, что и думать. Население островов беспрекословно подчиняется вам, поскольку вы сразили Гейла своей собственной рукой.

— Уверена, что он мертв. Я видела, как мое копье вонзилось в него, я видела его павшим, пробитым насквозь, и все это видели!

— Ваша слава будет жить вечно, моя королева. Но известие, которое мы получили с материка, гласит, что жители Каньона излечили его своим магическим искусством.

— Король Гассем не нуждается в магии. Он живет благодаря своей божественности, поддерживающей его силы. Он выздоровеет, Пенду! Раны затянутся, и король станет таким же, как прежде.

Пенду слабо улыбнулся.

— Если бы сила ваших желаний была способна прогнать смерть от его ложа, он поправился бы прямо сейчас. Но все это не относится к делу, моя королева. Король не может пока что командовать войсками, но, к счастью, шессины подчиняются вам. Позвольте мне заняться этими лентяями-южанами. Кое-кто из островитян стремится вернуться к прежнему образу жизни, желая снова обзавестись племенными вождями. Они забыли, что у них только один повелитель. Надо преподать им урок.

— Мы не можем допустить отступления от веры здесь, на островах, — сказала королева. — Острова — сосредоточение нашей силы, ее центр, дом всех воинов, достойных этого звания. Конечно, если собрать хорошую вооруженную команду, то от всех этих лодок, что валяются на берегу, можно будет получить хоть какую-то пользу. Везде, где заметишь подстрекательство и неповиновение, — убивай зачинщиков, но не забывай: не должно быть никакой массовой резни. Король ценит… Что это? — Она указала в направлении высокой оконечности южного мыса, где струйка черного дыма поднималась к плывущим в небе облакам.

— Какой-то корабль подходит, — ответил Пенду. — Хотя, конечно, еще слишком рано, не сезон. Лишь самые храбрые капитаны могут пренебречь опасностью последних бурь.

Королева хлопнула в ладоши, и сразу же из дворца на веранду вышла прислужница.

— Подай мне подзорную трубу, — приказала Лериса.

Мгновение спустя женщина вернулась, держа в руках длинную коробку полированного дерева. Королева отперла бронзовый замочек и подняла крышку. Внутри лежала изысканно отделанная труба обожженного дерева с тонкими бронзовыми ободками. Это был прибор из Неввы, военный трофей, как и почти все королевское имущество. Взяв подзорную трубу в руки, Лериса поднесла ее к глазам и, отрегулировав длину, добилась четкого изображения.

— Голубой флаг, — заметила она. — Незнакомый корабль. Нет, три корабля.

— Это, должно быть, купцы, — сказал Пенду. — Для военного флота три корабля — слишком мало. Но откуда они прибыли?

— Я никогда не видела такого флага. Наверно, их земли слишком далеко от нас. А, вон и гонец бежит от наблюдательной вышки. Скоро мы, возможно, узнаем побольше. — Королева хлопнула в ладоши, и на веранде тут же появилось с полдюжины прислужниц. — Мне, похоже, придется принимать гостей. Приведите меня в порядок. — Затем она произнесла, обращаясь к Пенду: — Разгони эту толпу снаружи. Мы не можем позволить шпионам заметить слабость или беспорядок в своей армии.

Воин поклонился.

— Как прикажет моя королева.

Он покинул террасу, на ходу выкрикивая приказы. Как по волшебству отдыхавшие воины выстроились отрядами и замерли в ожидании дальнейших команд.

Быстро и ловко невванская прислужница принялась накладывать на лицо королевы краски различных цветов и оттенков. Долгое время Лериса презирала такие ухищрения, но стала стесняться крохотных признаков старения, появившихся после того, как ей исполнилось сорок лет. Народ шессинов сопротивлялся влиянию времени дольше, чем другие люди, но даже их легендарная королева не была бессмертна.

— Розовый шелк подойдет, госпожа? — спросила служанка.

— Новый голубой, с золотыми украшениями и жемчугом.

Среди своих людей Лериса надевала лишь драгоценности, не поддаваясь влиянию лет, пытавшихся погасить ее красоту.

Она тщательно следила за своим питанием и была очень активна. С десяти шагов ее можно было принять за двадцатилетнюю девушку. Но, принимая гостей из чужих стран, она одевалась более скромно, по крайней мере, по ее собственным меркам.

Женщины прекратили суетиться, как только тот самый гонец, что был замечен ранее, поднялся на холм и бросился к ногам королевы. Это оказался юный шессинский воин, лишь слегка вспотевший и совершенно не запыхавшийся от долгого бега.

— Ну, что скажешь, Мана?

Мальчик был из ее личной охраны, с этими воинами королева всегда общалась ласково и даже фамильярно. Они, в свою очередь, чтили ее даже более горячо, чем жители материка поклонялись своим богам.

— Три корабля, моя королева, я таких не видел никогда в своей жизни!

— Ты, Мана, не бывал нигде дальше этих островов. Может, это корабли из Чивы. Они не заходили к нам с той поры, когда ты был еще совсем ребенком.

— Сейчас на посту наблюдения офицер Юххо, королева. Он ветеран многих компаний. Он рассмотрел эти корабли в свою огромную подзорную трубу и велел передать вам, что никогда раньше не видел таких судов.

Королева прислонилась к стене, чувствуя радостное волнение, впервые за долгие месяцы безнадежности.

— Опиши их!

— Он сказал, что они меньше, чем огромные корабли Чивы, но больше, чем любые невванские торговые суда. На каждом по три мачты…

— Три! — Лериса никогда раньше не видела трехмачтовых кораблей.

— Да, моя королева. Одни паруса квадратные, другие треугольные. Это все, что было ясно, когда я покинул наблюдательный пост.

— Похоже, что они собираются здесь причалить?

— Они идут прямо в порт! Скоро мы сможем их увидеть, как только они обогнут мыс.

Внизу, на воде залива качались каноэ, полные воинов. Пенду вернулся на холм легкой трусцой.

— Мы готовы принять гостей… — сказал он ухмыляясь.

Королева передала ему слова мальчика.

— Я думала, мы повидали все типы кораблей в мире. Откуда могут быть эти?

Пенду пожал плечами.

— В мире всегда находится что-то новое. Я помню, когда-то мы думали, что весь мир есть эти острова, да кусочек материка, лишь до горизонта. Каждая страна, которую мы захватывали, отличалась от других. Познанию нет конца!

— Нет, это не так, — возразила королева. — Гассему предопределено завоевать весь мир. И мы познаем все, что в нем есть. Просто это займет немного больше времени, чем мы думали…

— Как скажете, моя повелительница. Как нам следует обращаться с этими путешественниками?

— Дайте им понять, что мы сильны, но будем гостеприимны с ними. Я не могу поверить, что они проявят враждебность, имея всего три корабля. Но они могут представлять опасность, если обладают мецпанскими огненными орудиями. Выясните это, прежде чем позволите им причалить!

— Как прикажет моя королева!

Он отсалютовал и спустился с холма, чтобы принять на себя заботу о приеме гостей.

Лериса ненавидела ожидание, поэтому поднялась и ушла во дворец. Его обстановка была безукоризненной, но совершенно простой. На завоеванных территориях венценосная чета жила среди варварского великолепия, но дома, на своих островах, они предпочитали простоту, что являлось их родовой чертой.

Дворец был деревянным, с соломенной крышей. Кроме огромного тронного зала здесь имелись лишь арсенал, да несколько небольших жилых помещений. Охрана спала в хижинах позади дворца.

Лериса прошла через дверной проем, охраняемый двумя свирепыми женщинами из королевской гвардии. Ярко раскрашенные стражницы поклонились королеве. Их восхищение Гассемом было велико и поражение короля нисколько не уменьшило это чувство.

Внутри спальни еще четыре женщины охраняли покой раненого. Там же находился врач, знаменитый хирург, взятый в плен при завоевании Неввы. Он знал, что последний день жизни короля будет последним и для него, и поэтому был чрезвычайно заботлив и внимателен.

— Как он? — тихо спросила Лериса.

— Никаких изменений со времени вашего последнего визита, — сказал доктор.

Король лежал на матраце, набитом травами, что, по убеждению лекарей, могло приблизить выздоровление. Его мощное тело исхудало, щеки впали, кожа обтягивала череп; грудь слабо опускалась и поднималась с каждым вздохом.

— Покажи мне рану! — приказала королева.

Целитель приподнял окровавленную марлевую повязку, обнажив дыру, пробитую копьем Гейла в груди короля. Она не стала шире, как часто случалось за прошедшие месяцы, но и выздоровление было мучительно медленным. Лериса очень боялась, что мстительные духи могут проникнуть в тело Гассема через рану и убить его. Даже если на это их сил не хватит, они, по крайней мере, могут задержать выздоровление. Король не болел никогда в жизни и всегда быстро восстанавливал силы после любых ранений.

— По-моему, рана немного затянулась за последние дни, — неуверенно произнесла Лериса.

— Вполне вероятно, слегка, моя повелительница, — согласился врач. — Пульс у него сильный и ровный, и дыхание теперь куда лучше, чем месяц назад. Легкое, судя по всему, уже здорово.

Лериса наклонилась и поцеловала Гассема в лоб. Веки короля затрепетали, глаза открылись — и Гассем чуть заметно улыбнулся, узнав супругу.

— Ты в платье, моя маленькая королева? — его голос звучал едва слышно. — Уж не готовишься ли ты к моим похоронам?

— Не шути так, — мягко упрекнула его Лериса. — Через несколько дней ты сможешь подняться и начнешь планировать новый поход. Просто к нам приближаются несколько кораблей, и я должна приветствовать их. Похоже, это путешественники. Мы никогда не видели ничего похожего на эти корабли. Чувствую, здесь должна быть какая-то выгода…

— Если выгода есть, то ты ее обязательно отыщешь, королева, это у тебя всегда хорошо получается! Но прибывшие должны быть уверены, что я где-то неподалеку.

— Мы скажем им, что ты уехал осматривать внутренние земли и скоро вернешься. Они не узнают, что ты болен.

— Вот и хорошо… — Глаза короля закатились, веки сомкнулись. Всего несколько фраз изнурили Гассема. Но, по крайней мере, на этот раз он узнал ее, хотя такое случалось не всегда.

Когда королева вернулась на веранду, первый корабль еще только входил в пролив между мысами. Лериса села и снова приникла к подзорной трубе, изучая корабли.

Она поняла, что Юххо сказал правду. Ни в одном порту не видела королева таких судов: на двух передних мачтах крепились квадратные паруса, очень короткая задняя держала наклонную рею, с которой свисали небольшие треугольные паруса. Корпус корабля был более высоким и округлым, чем у судов, к которым она привыкла, что, однако, не мешало чужаку двигаться достаточно маневренно. Паутина канатов довершала его оснастку. На некогда яркой обшивке корабля виднелись следы долгого и трудного плавания.

Кроме этого королева смогла понять совсем немного. Пока она наблюдала за кораблем, на нем спустили все паруса кроме нескольких самых малых, и с борта на воду сбросили лодку. Она пошла на веслах в обход корабля, и Лериса заметила, что люди на борту корабля в это время засуетились, — похоже, они что-то кричали гребцам в лодке. Королева надеялась, что ей не придется долго ждать новостей.

Каноэ, полные воинов-шессинов, двинулись вперед, навстречу прибывающим кораблям. Мужчины выставили перед собой щиты и направили копья в сторону чужаков. Они не издавали ни звука, никак не демонстрировали свою силу, но даже бездействуя они излучали угрозу. Да и другие островные расы были лишь немного менее устрашающи.

Второй корабль, немного больше первого, вошел в пролив. Спустя несколько минут и третий, самый большой, прошел между мысами. Корабли были одинаково оснащены и отличались, видимо, только размерами. Красное знамя развевалось на грот-мачте последнего корабля. Его украшало изображение головы какого-то непонятного существа с золочеными закрученными рогами. Такой стиль был королеве абсолютно незнаком.

«Я уверена, что извлеку из этого выгоду…» — подумала королева. У них отняли все, кроме родных островов. Теперь на сцене появились новые действующие лица, — и, возможно, эти новички окажутся в силах изменить так неудачно для них сложившееся положение вещей.

В конце концов, три корабля замерли на безопасном расстоянии от берега в центре залива. Большая лодка отошла от одного из них, и моряки направили ее к берегу. Они двигались вперед среди плеска весел, и по воде побежали мелкие волны. Королева заметила, что металлов у этих людей было явно в избытке, раз они использовали их для такой мирной цели, как изготовление уключин. Обладание золотом, серебром, медью и бронзой означало богатство. Обладание сталью означало силу.

— Не смейтесь над ними, как бы они ни выглядели! — предупредила королева своих людей. — Они мои гости, пока я не передумаю.

Двойная шеренга каноэ образовала коридор, ведущий прямо к причалу напротив дворца. Движение лодки было неторопливым и величественным. Лериса понимала, что чужаки сознательно не спешат. Они знали, что приближаются к правительнице, и старались подчеркнуть свою значимость. Это был вид дипломатической игры, в которой королева стала искусным игроком за годы своего правления.

Наконец лодка причалила, гости ступили на деревянный причал, и пошли к дворцу. Пенду сопровождал их, ведя между шеренгами воинов. Возглавляли делегацию чужаков шестеро мужчин важного вида, еще десяток сопровождали их — это были легко вооруженные воины.

Конечно, охрана в таком количестве выглядела просто смешно на фоне целой армии шессинских воинов, — ведь ни один из чужаков не имел при себе того огненного оружия, которого так страшилась королева.

Предводитель путешественников оказался высоким дородным мужчиной с веерообразной бородой, рассыпавшейся по груди. Лериса недолюбливала волосатые лица — ее люди всегда были гладко выбриты. Но этот человек был примечательным: его волосы и борода были пестрыми, каштановые пряди перемежались в них с почти чисто алыми. Королева не могла точно сказать, натуральные они или же крашеные. Она никогда прежде не видела крашенных мужчин.

Одежда на предводителе иноземцев была свободная, даже мешковатая, сшитая из кусочков кожи и тканей ярких цветов. Люди, шедшие за ним следом, были одеты точно так же.

Лериса заметила и медь, и сталь в их оружии. Особенно примечательными были их длинные мечи, висевшие в ножнах на поясах: рукоятки искрились драгоценными камнями, вплавленными в серебро. Все охранники носили серебряные браслеты и цепи на шее.

Эти люди владели серебром в огромных количествах, как никто другой. Предводитель остановился перед королевой и низко поклонился, но так легко и изыскано, что это выглядело это скорее как искренний комплимент, нежели простая вежливость.

— Язык у них очень странный, — сказал ей Пенду, — но звучит похоже на южные наречия.

Гость произнес несколько слов, напоминающих по звучанию и произношению языки Чивы и Грана. Лериса ответила на придворном языке Чивы, очень отчетливо, почти по слогам:

— Медленнее, пожалуйста.

Его глаза расширились от удивления.

— Долгой жизни вам, владычица! Я и не надеялся быть понятым!

Сложно было разобрать его слова из-за акцента и необычного построения фраз, но королеве удавалось уловить смысл.

— Правильная форма обращения — «ваше величество». Вы, должно быть, из дальних краев?

— Вы совершено правы. Вы — королева этого острова?

— Всех островов и материка. Хотя на континенте недавно объявились захватчики, желающие это оспорить.

Гость бросил быстрый взгляд на более чем скромные дома в деревне, — этот взгляд громче слов говорил о сомнениях насчет услышанного. Другого Лериса и не ожидала. Она знала, сколько внимания южане уделяют архитектуре. Ну, она еще проучит его за это…

Предводитель повернулся и сказал что-то своим спутникам, слишком быстро, чтобы королева сумела разобрать его слова. Все южане обычно говорят бегло, слова сливаются в одно. Только в самых официальных речах они делали ясные паузы между фразами. Так же поступали и эти чужеземцы.

Пятеро гостей медленно опустились на одно колено. Командир и охрана остались стоять. Для стражников это было вполне естественно, никто и не ожидал, что они ослабят бдительность.

Но предводитель чужеземцев посмел не оказать Лерисе королевских почестей, и это требовало объяснения. Среди воинов усиливался ропот возмущения, но Лериса коротким жестом добилась мгновенной тишины. Человек, стоявший перед ней, явно осознавал опасность, которой подвергался, но ничем не выдавал своих чувств. Такое поведение могло вызвать лишь восхищение.

— Я — Саху, великий владыка морей, я привез вам приветствие от ее величества королевы Изель из Альтиплана!

— У вас есть верительные грамоты от вашей королевы? — холодно спросила Лериса.

Вопрос был неожиданным. На этот раз гость не сумел скрыть удивления — он явно не ожидал услышать подобное требование от женщины, показавшейся ему на первый взгляд обычной предводительницей самых настоящих дикарей, варваров.

Он повернулся, и один из его спутников тут же протянул ему изукрашенную сумку. Саху сунул в нее руку и достал резной деревянный кружок, покрытый сложными письменами. Они представляли для королевы мало смысла, но все же она смогла разобрать несколько отдельных слов. Это было похоже на королевскую доверенность, дававшую Саху право командования кораблями для торговли и исследований. На обороте красовалась маленькая золотая печать с изображением звериной головы. Над печатью виднелась небрежная, но четкая подпись.

— Этот почерк слишком витиеват, чтобы я смогла его разобрать, — объяснила Лериса, — но подписи вашей королевы вполне достаточно!

Саху был абсолютно спокоен, но его спутники заметно волновались. Все оказалось не так просто, как они ожидали. Королева поняла, что необходимо как-то разрядить обстановку. Она одарила их самой ослепительной улыбкой, на какую только была способна, и, поправив подушку, лежавшую рядом с ней, произнесла:

— Пожалуйста, сядьте возле меня, господин Саху! А вы, господа, проследуйте на веранду. Слуги позаботятся о вас. Пенду, подготовь место для воинов, чтобы они смогли отдохнуть. Распорядись насчет еды и напитков!

Пенду жестом велел охранникам следовать за ним, но те не двинулись с места, неотрывно следя за своим господином.

Саху сказал несколько слов, и они наконец пошли за Пенду, положив оружие на плечи.

— Вы очень любезны, ваше величество! — произнес Саху, изящно усаживаясь на подушку возле королевы.

— Мое имя — королева Лериса, — начала она. — Мой муж, король Гассем сейчас, к сожалению, отсутствует — он объезжает свои владения. Я — абсолютная властительница государства в его отсутствие. Нашим величайшим желанием всегда было установить и поддерживать дружественные отношения с другими правителями.

— Таково стремление и моей королевы!

— Хотя я должна заметить, что никогда не слышала упоминаний о вашей стране. По плачевному состоянию ваших кораблей могу предположить, что путешествие было долгим. Наверное, ваш дом далеко отсюда?

— Действительно, далеко на юге. Наши ученые утверждали, что к северу от нас лежит еще один континент, и королева отправила эту флотилию на поиски. Мы покинули северное побережье своей страны более двух месяцев назад.

— И это первая земля, попавшаяся вам по пути?

— Несколько дней назад мы обнаружили группу небольших островов немного южнее. На одном из них мы высадились, чтобы пополнить запас питьевой воды, и он выглядел совершенно необитаемым. Это было первое место, где нам удалось пристать. Теперь наши бочки с водой полны, но остальные запасы уже на исходе.

— Вы получите все необходимое.

— Вы очень щедры!

— Объясните мне, господин Саху, как могло получиться, что вы добрались до наших островов, но не заметили целый континент? — Она мягко улыбнулась, якобы не замечая, как он смущенно покраснел.

— Понимаете, ваше величество, эти воды нам не знакомы. Мы старались держать курс точно на север, но сильные течения и восточные ветры бушуют междунашими странами. И мне кажется, что в ваших северных землях сейчас сезон бурь и штормов. А у нас дома сейчас затишье, погода прекрасная.

— Вам очень повезло, что вы нашли эти острова. В одном дне пути на запад отсюда простирается бесконечный океан.

— Возможно, в том направлении лежит еще один континент, но так далеко, что наши корабли никогда до него не доберутся. Действительно, то, что мы дошли до вашего королевства — абсолютная удача. — Он ненадолго замолчал, принимая чашу с вином, поднесенную ему служанкой. Пригубив, он продолжил:

— Но вы, кажется, сказали, что континент здесь действительно существует?

— О, да! Вы можете побыть немного у нас, прежде чем решите плыть туда. В странах материка сейчас неспокойно! — Лериса пристально взглянула на корабли, стоящие в небольшом порту. — Три корабля, даже огромных, — недостаточный флот, чтобы отправиться в такое серьезное и важное плавание.

— У нас было восемь судов поменьше в начале путешествия. Два мы потеряли во время жуткого шторма месяц назад, остальные — через десять дней, в другой буре. Надеюсь, некоторые из них уцелели и смогут вскоре догнать нас.

— Вот и еще одна причина, чтобы вы задержались здесь. Я прикажу, чтобы сигнальные огни на маяках горели день и ночь. Также я отправлю людей на все острова для поиска ваших пропавших судов.

— Вы более чем великодушны, ваше величество! — Саху длинными пальцами коснулся груди, скрытой за бородой, и низко склонил голову.

— Вероятно, и все ваши моряки нуждаются в отдыхе и заботе. Почему они не сошли на берег вместе с вами? Для них приготовят казармы.

— Вы слишком добры. Но, к сожалению, на кораблях очень многое нужно починить. Людям лучше пока остаться на своих местах. Возможно, позже мы воспользуемся вашим гостеприимством.

— Как пожелаете.

Естественно, этот человек был слишком предусмотрителен, чтобы безоговорочно верить ей. Он хотел держать корабли наготове на случай внезапного отплытия. Правда, никто из них не успеет сделать и десятка шагов, если Лериса решит убить их или захватить в плен, но у них пока что не было возможности узнать это.

Когда перед гостями, сидевшими на веранде, поставили блюда с едой, те проявили похвальное самообладание, хотя были, несомненно, очень голодны. Королева заметила, что охранники с жадностью набросились на свое угощение, словно простолюдины. Саху явно не солгал, говоря об истощении запасов.

Лериса из вежливости не отвлекала их разговорами во время еды, и Саху сам представил своих спутников, каждый из которых оказался знатным или влиятельным горожанином.

Но лишь один выглядел равным Саху по внутренней силе. Его звали Госс, и он производил неблагоприятное впечатление из-за худощавого, покрытого глубокими оспинами лица и черных прямых волос; его короткая борода была подстрижена неровно, выражение лица было ленивым и злобным, а некоторые жесты и слова выдавали нелюбовь к своему капитану. Лериса решила присмотреться к нему.

— Теперь вы передохнули, — сказала она, когда все блюда были унесены, — и я жду подробного рассказа о вашей стране и о вашей правительнице.

Лериса считала, что ее влияние в южных краях возрастало, и проверить слова Саху для нее не составило бы труда.

— Чтобы поведать вам все, уйдут годы, — ответил он. — Но вкратце я, конечно же, расскажу… Моя родина, континент к югу отсюда, — это обширное королевство с высокими горами, бурными реками, с широкими равнинами, населенными дикими зверями, с первобытными джунглями, где выжить могут только отчаянные люди, — его голос звучал плавно, а слова — ритмично. Королева предположила, что гость излагает нечто вроде легенды. — Прекрасны дикие края, но несравнимы они с величием освоенных земель. Плодородные поля пшеницы и фруктовые сады, зеленыe пастбища. На нашем огромном континенте есть множество крохотных княжеств, но лишь одна великая страна — это Альтиплан! Наша королева — Изель Девятая, глава Дома Быка.

— Быка? — не удержавшись, воскликнула Лериса.

— Да. Это священное животное королевской семьи, — он слегка нахмурился. — Что удивило вас в такой мере?

— О, просто мы никогда не встречали такого зверя. В небесах есть созвездие, которое мы зовем Быком, и легенда гласит, что в древности существовали быки, собиравшиеся в стада… как наши кагги. Но их никто никогда не видел… кроме, наверное, тех, кто сложил эту легенду. Рогатое существо на ваших знаменах и печати — это и есть бык?

— Именно. Мы разводим огромные стада животных, самцы которых зовутся быками. В нашей стране их столько же, сколько травинок на лугах. Это единственное священное животное, которое участвует в торжественных церемониях.

— Могу себе представить! — То, что эти чужеземцы видели легендарного зверя собственными глазами, придавало им некоторую необычность и определенный интерес в глазах королевы. Они были простыми людьми, но видели быков!

— Королева Изель за время своего правления значительно расширила торговый флот страны и открывает все новые торговые пути. Вот почему была сформирована наша экспедиция.

— Замечательно, что ваша королева, как любой здравомыслящий монарх, желает вести обоюдовыгодную торговлю с соседями! Чуть позже нам следует обсудить, какие товары могут заинтересовать обе стороны.

Лериса не стала упоминать, что ее народ совсем не занимается торговлей. Завоеватели и грабители предпочитают захватывать то, что сделали другие.

— Я уверен, у нас найдутся многие необходимые вам вещи! — воскликнул Саху. — В Альтиплане производят великолепные ткани, керамику, оружие, вина, станки, краски, картины…

— Не сомневаюсь, что все это прекрасно. А что бы вы хотели получить взамен?

— Ну, ваша страна нам незнакома, сначала лучше посмотреть, что вы можете предложить. Хотя, могу сразу сказать, нам интересны специи, жемчуга, драгоценные камни, выделанные шкуры животных, изящные перья и многое другое.

Тот иноземец, которого звали Госсом, продолжил без промедления:

— Я заметил, ваше величество, ожерелья из пленительного жемчуга на ваших воинах. Откуда вам их доставили?

Пенду раздраженно взглянул на говорившего, однако сдержался и промолчал.

— Это наше родовое наследие, передаваемое воинами из поколения в поколение, от отца к сыну. Великолепные жемчуга являются символом величия нашего народа.

— И вашей красоты! — добавил Госс. — Никогда я не видел мужчин и женщин красивее, чем здесь!

Его спутники энергично закивали, соглашаясь с комплиментом, и Госс продолжил:

— И, если позволено мне будет сказать, красота вашего величества сравнима лишь с красотой нашей госпожи!

— Как мило слышать это от вас!

Лериса в полной мере осознавала свою неотразимость. А что насчет королевы Альтиплана… она знала, что слуги будут превозносить ее красоту, даже, если та окажется сморщенной ведьмой.

— Но, господа, представляю, насколько вы устали. Давайте побеседуем о вещах, не столь серьезных и Утомительных, пока вы не отправились на отдых, для вас уже приготовлены покои.

— Покорнейше благодарю, ваше величество… — засомневался Саху. — Но по старинным законам мы обязаны спать на своих кораблях во время официальных миссий. Если вам будет угодно, завтра утром мы опять спустимся на берег!

— Как пожелаете! Мои слуги погрузят провизию на лодки и привезут вам. Я думаю, свежие фрукты поднимут настроение ваших солдат после столь длительного путешествия.

Саху поклонился.

— Ваше величество замечательно осведомлены о нуждах моряков!

Королева улыбнулась в ответ.

— Мои люди тоже иногда выходят в море.

* * *

Вечером она рассказала все мужу, опустившись на колени у его кровати. Король Гассем дышал легко, но другие признаки жизни проявлялись слабо. Его глаза были прикрыты, однако Лериса точно знала, что он слышит и понимает ее слова. Так долго они были вместе, и так были близки, что она всегда чувствовала, если он впадал в беспамятство.

— Когда они поднимались от пристани, я поняла, что они считают нас примитивными дикарями!

— Мы и есть… — едва слышно прошептал король.

— В общем-то, да, мой любимый, но мы дикари, повидавшие в этом мире больше, чем они могут себе представить. Как и большинство таких людей, они ожидают, приплыв сюда, ослепить нас дешевыми поделками своих ремесленников, а взамен захотят нагрузить трюмы предметами, ценности которых мы, по их представлениям, понимать не должны… поскольку мы же самые настоящие варвары… Моя речь и манера держаться произвели на них немалое впечатление. По правде говоря, они были просто ошеломлены. Но думаю, они все равно попытаются увлечь мой примитивный разум зеркалами и яркой одеждой!

Король негромко хихикнул.

— Было бы занятно захватить их корабли, а самих поджарить на медленном огне, но для начала надо больше узнать об их стране и разобраться, как из всего этого извлечь выгоду.

— Согласна! — Лериса слегка нахмурилась, по гладкому лбу пошли морщинки. — Я не совсем уверена, что знаю, как лучше вести эту игру, любимый… Думаю, пусть пока смотрят на нас свысока. Люди не слишком следят за своим языком, если считают собеседников невежественными и бессильными. С другой стороны, я всегда ненавидела вести переговоры не с позиции силы.

Король немного задумался.

— Нет, мы должны поразить их своей силой и богатством. Когда они уплывут от нас, они отправятся прямо на материк, понимая, что там можно заключить куда более выгодные торговые сделки и дипломатические соглашения с другими странами. Они должны быть уверены, что эти острова — цитадель сильнейших воинов в мире. Они услышат про нас огромное количество историй от жителей континента, но ни на секунду не должны подумать, что мы — побежденные!

— Да, ты прав. Я устрою им небольшое путешествие, покажу некоторые наши сокровища и оружие. Человек по имени Госс, по-моему, играет по собственным правилам, на остальных ему наплевать. Я понаблюдаю за ним… может, он мне и пригодится.

— В этом ты не знаешь себе равных, моя маленькая королева!

— Но ведь ты понял, дорогой, что мировое равновесие сдвинулось с мертвой точки?

— Да, я подумал об этом. Новый континент, и при том очень богатый … Необходимо изучить конструкцию их кораблей. Возможно, если знать о ветрах, течениях и о том, как избежать жутких штормов, это плавание можно сделать намного короче. Я уверен, там мы получим возможность восстановить свое могущество, после чего вернемся на материк, восстановим империю и уничтожим Гейла!

— Ты Утомишь себя такими долгими речами, мой король. Предоставь мне этих чужеземцев, я выжму из них все до последней капли! Духи удачи отворачивались от нас в последнее время. Надеюсь, они решили вернуть нам свое расположение.

— Надеюсь… — ответил Гассем, хотя был уже не с ней, а на пути в мир своих снов. — Ничто не помешает мне исполнить свое предназначение… — и тут же уснул.

Лериса поднялась и вышла из спальни, оставив свирепых женщин охранять своего мужа. Внешне она была невозмутима, но внутренне ликовала. Если Гассем мечтает о новом походе, значит, он на пути к выздоровлению.

* * *

Когда утром гости спустились на берег, королева вышла приветствовать их. За ней расположились юные шессинские воины, ее личная охрана; в руках Лериса держала миниатюрное копье — символ могущества. Это копье было сделано взамен того, что пробило грудь короля Гейла. Королева обратила внимание на то, что взгляды чужеземцев разом устремились к копью: оно было целиком выковано из стали.

— Господа, вы готовы к небольшой прогулке? Я хотела бы показать вам малую часть королевства моего супруга. Кабо для верховой езды уже готовы, если пожелаете, но здесь, на островах мы предпочитаем передвигаться пешком.

Саху широко улыбнулся.

— Мы никогда не слышали о таких существах, а садиться на незнакомое животное, насколько я знаю, неразумно! К тому же, после столь долгого плавания нам не помешает немного размять ноги. Ведите нас, ваше величество.

Они отправились в путь, от побережья. Королева приказала юным воинам следовать на безопасном расстоянии. Шессины предпочитали передвигаться бегом или трусцой, но ослабевших от долгого плавания путешественников не стоило слишком Утомлять.

Саху, как ни странно, шел не покачивающейся походкой бывалого моряка, а широкими легкими шагами, не отставая от Лерисы. Это ее изумило, поскольку на Саху были высокие сапоги с толстой подошвой и жестким задником, их широкие отвороты закрывали ноги до середины бедер. Королева не представляла, ни как можно передвигаться с таким весом на ногах, ни как вообще Саху умудрялся сохранять равновесие, когда его ступни были так далеко от земли. Несколько раз она даже ощутила какую-то непонятную неловкость из-за того, что на ней лишь старые светлые сандалии.

К концу первой мили чужеземцы покрылись испариной, но никто не попытался снять свои тяжелые объемистые одежды. Госс лишь стащил с головы широкую шляпу с перьями и вытер лицо.

— Не хотите ли остановиться и немного передохнуть? — мило предложила Лериса.

— Ваше величество обладает чудесной выносливостью молодости! — галантно ответил Саху, заметив, что женщина не выказывает признаков Утомления, в отличие от его спутников. — И ваши юные воины тоже в великолепной форме! И все же, даже мы, стареющие моряки, сможем пробежать еще немного!

— Замечательно! Впереди, вон с того с холма, открывается вид, который, я уверена, вам понравится!

Дорога поднималась от прибрежной низины ввысь, вглубь страны. Откос был не очень крутой, но подъем все же составлял большую трудность для перегруженных одеждой чужеземцев. Госс огляделся вокруг с некоторым замешательством. Склон покрывала густая буйная зелень, в которой мелькали яркие птицы и бабочки; огромное разнообразие незнакомой растительности поражало.

— Прошу прощения, ваше величество, — сказал Госс, — но правильно ли я понял, что эти земли освоены совсем недавно?

— Верно! — подтвердила королева. — Большинство низинной территории этих островов использовалось земледельческими племенами под пашни. Несколько лет назад мой муж решил, что на этих островах нужно растить воинов, и ничего кроме этого! Те из племен, что не захотели изменить образ жизни, были уничтожены, или отправлены в наши колонии на материк.

Саху выглядел шокированным.

— Ничего, кроме воинов, ваше величество?! Но это совершенно невозможно!

— Обыщите острова, если желаете! — ответила королева. — Вы не найдете ни одного мужчины старше четырнадцати лет, который не умел бы обращаться с оружием, или добывал бы средства к существованию каким-то другим способом, кроме войны.

— Но… Но… — пробормотал один из путешественников. — Чем же вы питаетесь? И эти фрукты, что вы прислали вчера на наши корабли…

— Это дикие плоды, собранные женщинами и рабами! Мы — раса пастухов, живущая мясом, молоком и кровью своих животных. Уход за скотом — первая часть пути к званию воина.

— Кровью?.. — произнес кто-то из гостей с нескрываемым отвращением.

— О, да! По обычаю, молодые воины не получают никакой другой пищи, кроме молока и крови, за исключением особых случаев.

— У нас вообще-то есть один обряд, во время которого мы пьем бычью кровь, — сказал Саху, — но такое случается далеко не каждый день! — Он с одобрением посмотрел на здоровые, с безупречной кожей тела сопровождавших их воинов. — Странная диета, если подумать, но, похоже, вашим юношам она вреда не причиняет.

Еще через час они добрались до начала спуска, начинавшегося с гребня небольшой горы, сплошь усыпанного обломками черных камней. Отсюда остров был виден на многие мили вглубь, и это зрелище заставило путешественников забыть о стертых ногах и натруженных мышцах.

Внутренняя равнина острова представляла собой роскошный травяной луг, казалось, не имеющий границ; на нем паслись дикие и домашние животные. Сверху путешественники видели десятки тысяч голов — от крохотных копытных зверьков до гигантских каггов с огромными витыми рогами. Они бежали через всю равнину бесчисленными стадами. Ловкие пастухи гнали небольшие группы домашнего скота. Лучи утреннего солнца, поднимавшегося над равниной, сверкали на копьях юных воинов.

— Но… Это бесподобно! — заворожено произнес Саху. — Как будто здесь все сохранилось неизменным со дня сотворения мира! Я считал, что видел в своей стране впечатляющую дикую природу, но она не идет ни в какое сравнение с этим!

— Вообще-то обычно мы предпочитаем более освоенные земли, — холодно добавил Госс.

— Мы, шессины, ощущаем себя сродни всему живому в наших землях, — объяснила королева. — И это вполне естественно — что наши молодые воины должны сначала испытать себя в роли пастухов. Гигантские кошки не против полакомиться мясом кагг, и нередко юные воины погибают, защищая стада… Нам пора. Мы почти уже пришли, сталось немного.

Они спустились с короткого, но крутого откоса и, обогнув гору, увидели небольшой ручей, бегущий вдоль поселения воинов. В деревне не было и намека на укрепления, просто несколько огромных, крытых соломой зданий были окружены солдатскими хижинами.

Как только королева появилась на склоне холма, солдаты внизу засуетились, выстраиваясь отрядами. Их звонкое приветствие долетело до нее и отозвалось эхом в близлежащих горах.

— Ваши воины восторженны! — заметил Саху.

— Они боготворят меня, — просто ответила королева.

Как только Лериса и ее гости вошли в поселок, солдаты начали ритмично бить копьями о свои черные щиты, скандировать и топать ногами в действительно религиозном восторге. В голубых глазах — у всех одинаковых — светился опасный огонек фанатизма.

— Такое ощущение, будто они все братья, — задумчиво произнес Госс. — Разница в росте едва ли больше толщины пальца, у всех бронзовая кожа и бронзовые волосы… — Он в изумлении покачал головой. — Никогда не видел таких людей!

— Это и есть мой народ — шессины! — сказала королева. — На побережье вы видели и других воинов, но шессины — лучшие из всех, и они никогда не смешивают свою кровь с недостойными!

По правде говоря, королева с почти белыми волосами, темными бровями, бледной кожей и фиалковыми глазами резко отличалась от истинных шессинов, но никто и никогда не смел этого замечать

Меж шеренг воинов они прошли до первого большого здания.

— Это — сокровищница, предназначенная для некоторых наших богатств, — объяснила Лериса. — Мой муж разместил сотни таких хранилищ по всем островам.

Она, конечно, преувеличивала, но не очень сильно.

По ее приказу солдаты подняли стенные блоки, превратив здание в некое подобие огромного навеса.

— Теперь света достаточно, чтобы все увидеть. Идите за мной.

Она провела чужестранцев в огромное помещение, похожее на пещеру под соломенной крышей, с удовольствием наблюдая за тем, как широко распахнулись от изумления глаза гостей.

Пол был выстлан превосходно отполированными деревянными досками, закрепленными на каменном основании, но его почти невозможно было разглядеть. Все вокруг было сплошь заставлено и завалено великолепными драгоценностями, ошеломлявшими чувства весьма уставших путников.

Золотые тарелки лежали здесь стопками, как и множество прочей посуды — глиняной и фаянсовой. На гигантских вазах кованой бронзы красовались изображения диковинных птиц в пышном оперении. Бочки до краев были заполнены самоцветами и жемчугами. В ноздрях щипало от острых запахов, доносившихся из сотен ларцов со специями. Скульптуры слоновой кости были завалены разнообразными мелочами из бронзы и стекла, и повсюду громоздились друг на друге тюки изысканных тканей.

Кое-кто из чужаков не смог сдержать хриплых восклицаний, но их предводитель сохранял спокойствие.

— Ваш повелитель — действительно состоятельный монарх. И это одна сокровищница из множества?

— Да. Это лишь немногое из того, что мы привезли с материка. — Она повернулась к Госсу и холодно произнесла: — Плодородная земля может дать многое, но воинам нужно еще больше!

Он густо покраснел, но все же холодно кивнул королеве; в его взгляде появилось уважение.

— Теперь пойдемте посмотрим на вещи не столь поражающие красотой, но все же в своем роде чудесные

Подавленные, гости последовали к другому зданию лишь немного меньше предыдущего. Снова открылся вход, и они попали внутрь. В тот же миг у вошедших перехватило дыхание.

Это здание оказалось не сокровищницей, а арсеналом. Здесь не было видно сияния золота или теплого свечения разноцветных каменьев.

Вместо этого, куда ни глянь, мертвенно поблескивала сталь. Солнечные лучи скользили по острым лезвиям. Длинные и короткие клинки, мечи и кинжалы свисали на ремнях с высоких столбов. Ряд за рядом стояли длинные копья со стальными наконечниками, словно вышколенные солдаты. По полу были небрежно рассыпаны стрелы, увенчанные железными остриями, а висевшие на кровельных перекладинах топоры напоминали гнутыми лезвиями светящиеся месяцы. В воздухе витал сладковатый запах чистого орехового масла, защищавшего металл от ржавчины.

Увидев, как чужеземцы распахнули рты от удивления, Лериса в который раз поблагодарила богов, хотя не верила в них, за то что, они с королем так предусмотрительно привезли на острова огромное количество лучшего в мире металла, прежде чем потеряли контроль над гигантским рудником.

Она позволила путешественникам любоваться, пока не почувствовала, что они полностью удовлетворены, и повернулась к ним. Теперь все внимание иноземцев гостей обратилось на королеву.

— Мои уважаемые гости, я надеюсь, что все увиденное вами разрушило любые заблуждения, которые могли возникнуть у вас насчет обнаруженных вами, казалось бы примитивных, наивных дикарей.

Саху прочистил глотку.

— Ваше величество, я никогда не высказывал неуважения…

— Позвольте говорить откровенно. Вы вошли в нашу гавань и увидели скопление простеньких хижин. Вы увидели обнаженных воинов и их королеву, которая живет в деревянном дворце, размером меньше ваших кораблей. Подходящее место, подумали вы, чтобы остановиться и пополнить запасы, но несравнимое с тем богатством, что ждет вас на материке, — или я не права?

— Ну, ваше величество, я хотел бы сказать…

Саху явно волновался, да и его спутники нервно поглядывали за поднятые стены, на армаду воинов с яростными взорами.

Внезапно Лериса улыбнулась.

— Но не расстраивайтесь, это вполне естественно. Как вам предстоит убедиться, мой муж — великий монарх, ужас и великолепие нашего времени. Когда мы находимся на материке, мы живем среди роскоши и богатства, принимая дары от подчиненных королей. Но на родных островах мы предпочитаем исконную простоту. Вас можно извинить за ошибочное первоначальное мнение о нас. Мой муж считает, что долгое пребывание среди роскоши ослабляет воинов, а этого нельзя допускать. Здесь даже король живет как простой воин.

— Это очень благоразумно, ваше величество, — сказал Госс, потея теперь уже скорее от облегчения, нежели от жары. — Мы, разумеется, тоже храним основные обычаи наших предков с огромным почтением.

— Да, так и есть, — сказал Саху, бросая на Госса раздраженный взгляд, — и я снова прошу у вашего величества прощения за то, чего не понял по ошибке…

— Забудьте об этом, — беззаботно произнесла королева, хотя и понимала, что такие люди, как Госс не любят, когда их прерывают на полуслове. Она знала, что перехватила инициативу и не собиралась упускать ее. Зрелище неисчислимых сокровищ королевы, огромного количество оружия и непредвиденная сила самой Лерисы поразили гостей, как гром среди ясного неба.

— Теперь, — продолжила королева, — позвольте мне показать вам еще несколько наших хранилищ. Я уверена, что вы найдете интересным их содержимое. Затем мы вернемся в мой скромный дворец, где я велела приготовить пир в вашу честь! Не беспокойтесь, вам не придется пить кровь каггов.

При этих словах чужеземцы неуверенно засмеялись. Лериса взяла под руку одного из шессинов и улыбнулась Госсу, когда они пошли дальше.

— Я так рада, что мы сумели найти общий язык!

Он слегка поклонился, не замедляя шага.

— Безусловно, мы тоже этому рады, ваше величество.

Глава вторая

Шаззад, королева Неввы, расхаживала по широкой террасе своего дворца, словно беспокойная кошка. Придворные дамы поглядывали на нее с явным опасением. Королева и раньше отличалась активностью, но в последние месяцы она прямо-таки светилась энергией. Она мало спала, ела совсем немного, так что портнихи не успевали ушивать ее пышные платья.

Шаззад ходила взад и вперед, поворачиваясь под тихий шорох ткани, но ее голова оставалась повернутой в одну сторону, взгляд неотрывно следил за горизонтом на западе, устремляясь вдаль за маяк, в открытое море.

Королева в свои почти пятьдесят лет оставалась все еще прекрасной, несмотря на подернутые сединой волосы и худобу. С возрастом прелестные черты ее лица приобрели выражение силы и величия, а спина осталась прямой, словно древко гвардейского копья.

— Время обеда, ваше величество! — напомнила Луома, первая придворная дама, следившая за королевским распорядком.

— Я не голодна, — ответила Шаззад, рассеянно проводя пальцами по длинным, все еще почти полностью черным волосам. Кольца зацепились за жемчужины, вплетенные в волосы с помощью тончайшей серебряной проволоки, но королева этого даже не заметила.

— Госпожа, — решительно начала Луома, — вы должны поесть! За весь день у вас не было и крошки во рту, да и вчера вы отказались от ужина.

— Да нет же, я ела… — попыталась оправдаться Шаззад.

— Нет, я следила за этим. Вы лишь сделали глоток крепкого вина. Вы подорвете свое здоровье, если будете продолжать в том же духе! Пойдемте обедать.

Другие дамы приготовились полюбоваться на то, как королева отреагирует на такое дерзкое поведение. Пристально вглядевшись в лицо Луомы, Шаззад нетерпеливо вздохнула.

— Ох, ну хорошо!

Королева направилась к столу, и рабы откинули расшитое каменьями покрывало, укрывавшее ломившееся от яств деревянные блюда. Луома подала знак музыкантам, и они перешли от весенней утренней музыки к старинным обеденным мотивам, которые должны были поощрять аппетит. Наряды всех присутствующих на террасе были выбраны согласно времени года и дня, как и музыка. Все правила ежедневного ритуала твердо соблюдались и придворными, и слугами.

Другое дело, что придворные правила беспечно нарушала сама королева, которой давным-давно надоело то, что она считала просто какой-то упаднической манией, заставлявшей ее приближенный до последних мелочей придерживаться старых обычаев и законов поведения.

Она села за стол и принялась рассеянно ковыряться в тарелке, стоявшей перед ней. Рабы, стоявшие позади ее кресла, неторопливо и ритмично помахивали пышными опахалами, создавая легкое движение воздуха. День был прохладным, однако насекомые не имели никакого уважения к королевскому достоинству. Отмахнувшись от струйки дыма, поднимавшейся из серебряной чаши с благовониями, королева подала знак виночерпию, чтобы тот наполнил ее кубок. Но Луома взмахом руки отогнала юношу — и собственноручно налила в кубок воды.

— Ты испытываешь мое терпение, Луома.

— Вам предстоит руководить совещанием, моя королева. Вам понадобится ясная голова, если вы хотите, чтобы она вообще удержалась на ваших плечах.

— Да уж, верно…

Шаззад слишком хорошо знала, как ненадежно и неустойчиво основание любого трона. Ее собственный отец узурпировал власть, получив венец короля, скончавшегося при весьма загадочных обстоятельствах. А ей самой пришлось состязаться с немалым количеством претендентов и весьма вольно пользоваться услугами палача в первые годы своего правления. И, кстати, она приказала казнить женщину, занимавшую до Луомы должность ее личной камеристки.

Подобная близость к королеве давала слишком широкие возможности и соблазны — и подталкивала к предательству. Шаззад никогда не угнетала и не притесняла своих людей, но она давным-давно рассталась с иллюзиями насчет того, что можно доверять кому-нибудь из вельмож или придворных дам.

— Кое-кто готов был предположить, что стоит лишь разогнать этих жутких островитян — и сразу все успокоится, — сказала Луома, кладя на тарелку перед своей хозяйкой душистый печеный плод. — Но на самом деле шум и беспорядки продолжаются.

— Ну, что бы ты ни думала о Гассеме, он все-таки полностью сокрушил наших соседей и до такой степени напугал моих вельмож, что они даже на время сплотились вокруг меня. А когда он погиб, то как будто с огромного котла сорвало крышку, и горячий пар и кипяток выплеснулись наружу!

Луома вздохнула.

— Если бы только король Гейл мог, как прежде, поддерживать вас!

— Но он не может, а жители равнин ничего не будут делать, пока он не поправится. Если же он умрет… — Голос Шаззад звучал ровно, однако в глубине глаз ее затаился страх. — Тогда я останусь совсем одна.

Именно Гейл и его закаленные всадники, а не ее собственные солдаты, раздавили войска Гассема, хотя, разумеется, и она во многом поучаствовала в этой кампании. Ее вельможам не пришлось по вкусу, что ими командует король варваров. Хотя в ту пору они были рады, что их главный враг пал жертвой блестящей стратегии и тактики Гейла, но теперь они старались принизить его участие в общей победе и восхваляли собственные скромные заслуги.

Гейл был самым странным другом, какого только можно себе представить, но покуда королева знала, что может рассчитывать на него как на союзника против Гассема, это давало ей некоторую уверенность. Они оба служили в некотором роде противовесами, и ее приближенные страшились обоих. А теперь далеко на востоке возникла новая сила — Мецпа. Благодаря огнестрельному оружию эта держава быстро расширяла свои границы, и, по слухам, ее войска устремились на земли, разоренные Гассемом.

Шаззад покачала головой. Мецпа слишком далеко, поэтому об этом можно пока не беспокоиться. Пройдет еще немало лет, прежде чем эта держава придвинется к ее границам… если это вообще когда-нибудь произойдет. Сейчас королеву тревожило совсем другое.

— Созови совет. Я выйду к ним через полчаса.

Гонец поспешил прочь, и Шаззад вновь взглянула на море. Всего два дня назад на вершине большого маяка зажегся огонь, символизируя начало весеннего мореходного сезона. Корабли, несколько месяцев проведшие в доках, теперь готовились к спуску на воду, и над всем городом плыли дымы — это в порту топили смолу. На башне над большой бронзовой жаровней также поднимался столп дыма. В другое время эти виды и запахи порадовали бы Шаззад, ибо это означало, что ее торговцы готовы отправляться в далекие порты, дабы вернуться и принести богатство и процветание ее земле.

Но теперь она думала лишь об одном: когда вернутся островитяне?

В зале Совета вельможи поднялись с мест и склонились при ее появлении. Здесь были крупные землевладельцы, полководцы, жрецы и главы основных гильдий. При ее отце Совет был куда более малочисленным, но Шаззад расширила его ряды, дабы включить туда тех, кто прежде считался недостойным столь великой чести. Она сознавала, что ограниченность и приверженность старым традициям принесли немало бед многим правителям. Торговцы-мореходы предупреждали об опасности с островов задолго до того, как вельможи в совете соизволили эту угрозу заметить. В результате их земли едва не покорились Гассему.

Помимо этого Совета у Шаззад был еще один, личный, и туда входили куда менее высокопоставленные люди, чем собравшиеся здесь. С ними она встретится чуть позже и будет слушать их столь же внимательно… Королева заняла место во главе стола и дала знак собравшимся, что они также могут садиться. Первым взял слово министр иностранных дел. Этот седовласый вельможа был весьма опытен и искушен в дипломатии.

— Ваше величество, достойнейшие собратья. Сегодня я хочу доложить вам об анархии, воцарившейся в Чиве. Все дворцы разрушены, и не осталось ни одного претендента на трон по мужской линии, — а это единственная возможность наследования, которая признается на юге. Не менее дюжины претендентов на престол сражаются между собой на развалинах державы, и их междоусобицы сделались еще более кровавыми после того, как в руки им попали запасы стального оружия.

— Да, — скучающе отозвалась Шаззад. — В этом нет ничего нового. А как насчет изгнанника, которому мы дали приют, когда Гассем захватил эти земли. Он еще жив?

— Сейчас ему принадлежит весь север и часть западного побережья. Но мы не знаем, долго ли он продержится.

С места поднялся один из полководцев.

— Моя королева, вооруженные силы Неввы сейчас стали куда сильнее, чем прежде. Ситуация на юге для нас весьма благоприятна. Однако вскоре, если мы не предпримем никаких действий, наши войска утратят боеспособность. Проблемы юга можно решить, подавив их силой. Таким образом, мы принесем мир на эту землю и покой на наши южные границы.

— Вы говорите о завоеваниях? — Уточнила она. — Но я никогда не стремилась захватывать чужие территории.

— Моя королева, — заметил на это министр иностранных дел, — наши предки заключали союз с прежними владыками юга, однако их род отныне стерт с лица земли. Мы можем расширить наши границы, не потеряв достоинства и чести.

Похоже, эти двое были в сговоре…

— У нас хватает и собственных трудностей, господа. Меньше всего сейчас нам нужны чужие проблемы. Понадобится целое поколение, чтобы навести порядок и утихомирить огромное королевство, населенное кровожадными людьми, которые до сих пор прибегают к человеческим жертвоприношениям. С ними мы наживем куда больше неприятностей, чем получим выгоды от завоеваний. Гассем разорил эти земли подчистую.

— И тем не менее, ваше величество, — возразил другой полководец в роскошных доспехах, — мы должны найти применение для наших войск. Существует старая солдатская поговорка: "Кинжал — вещь полезная, вот только сидеть на нем нельзя ".

— Есть и другой выход, ваше величество. — Это заговорил адмирал невванского флота, Харах. Он также являлся мужем и принцем-консортом королевы, но на совете обращался к ней с той же почтительностью, что и все остальные.

— Слушаю вас, адмирал. Буду весьма благодарна за любые здравые предложения.

— Перенесите военные действия на территорию противника.

Она задумчиво взглянула на говорившего. Его преданность и рассудительность были очевидны, но Шаззад не могла позволить своим чувствам повлиять на государственные решения.

— Вы предлагаете завоевать Грозовые Острова?

— Именно так. Наш флот в полном порядке, и ветер скоро станет попутным. Давайте же навсегда положим конец этой угрозе.

Вокруг стола послышался согласный ропот. Впрочем, некоторые взирали на адмирала с явным сомнением. Для большинства из них война означала захват земель, которые затем можно поделить между собой. Но на островах земли не так много. И хотя поговаривали, что там сокрыты великие богатства, но уверенности в этом не было.

Шаззад засомневалась.

— Гассем наверняка ждет нас.

Ей не хотелось выказывать слабость перед советниками, но Гассема она знала лично и страшилась этого человека превыше всего на свете.

— Гассем наверняка давно мертв, — возразил Харах. — А, впрочем, мертв он или жив, — миф о его непобедимости отныне развеян. Воины следовали за ним фанатично, ибо считали его богом. Враги падали ниц перед ним, ибо тоже наполовину верили в это. Никогда больше он не станет прежним. И если его уже нет в живых, то нам придется сражаться лишь с отдельными разобщенными племенами. Мы можем захватывать острова один за другим, пока не завладеем всем архипелагом.

— Он превратил свои родные края в настоящий питомник для отборной воинской элиты, — попыталась возразить королева, но ее сопротивление понемногу ослабевало.

— Однако теперь они знают, что могут потерпеть поражение — и это случится вновь. — Наклонившись вперед, адмирал воскликнул: — Позвольте мне повести флот на север, ваше величество! Я привезу назад Лерису, скованную цепями, и брошу ее к вашим ногам.

При одной мысли об этом у нее закружилась голова.

— Я думаю, мы никогда не будем чувствовать себя в безопасности, пока не покорим острова. Подготовьте план боевых операций и представьте его на следующем заседании совета. Однако прежде чем принять решение, мы должны получить исчерпывающие донесения от разведчиков Я позабочусь об этом. Обещаю, что объявлю о своем решении до того, как подуют южные ветры.

Не все советники были довольны такой отсрочкой, однако они были рады, что королева готова предпринять хоть какие-то действия.

Затем Совет обсудил еще несколько незначительных вопросов, и наконец Шаззад позволила всем разойтись.

После захода солнца во дворец прибыли новые люди. Они вошли здесь отнюдь не через парадный вход, который охраняли гвардейцы в доспехах. Эти люди появились тайно, через калитку со стороны конюшен. В большинстве своем они не прятались от чужих взглядов, однако некоторые пришли в плащах с низко надвинутыми капюшонами. Двое или трое были вооружены до зубов и вручили свои мечи и кинжалы охранникам. Те уже давно привыкли к таким странным гостям.

В большинстве своем вновь прибывшие собрались в небольшом дворике близ личных покоев королевы, но один человек немедленно был препровожден к самой Шаззад. Этот пожилой седобородый человек слегка пошатывался при ходьбе, но отнюдь не от пьянства, а оттого, что больше привык к качающейся палубе под ногами, нежели к твердой земле.

Шаззад дружески приветствовала его, когда моряк появился в дверях ее покоев:

— Добрый вечер, Молк.

Он низко поклонился.

— Желаю здравствовать вашему величеству. — Он распрямился и по своему обычаю без околичностей перешел сразу к делу. — Никогда прежде вы не вызывали меня одного. Надеюсь, речь не идет о какой-то угрозе для торгового флота?

Молк был старшиной морской гильдии, одной из самых влиятельных в Невве.

— Конечно, нет. Я позвала вас сюда, чтобы предупредить: на этой встрече будет присутствовать Илас Нарский, и я не желаю, чтобы кто-то из вас обошелся с ним грубо.

— Илас? — моряк нахмурился. — То-то мне показалось, что я приметил знакомую хитрую физиономию под капюшоном. Этот человек — настоящий пират. Он заслуживает веревки палача, а не приглашения на Совет.

— Возможно, вы правы. Но пока еще никто не поймал его с поличным, когда он грабил бы наши земли или корабли. Сейчас я готовлю очень важную военную кампанию, и хочу поручить ему дело, которое невозможно доверить… обычным морякам. Будьте вежливы с ним, Молк. Вы лично отвечаете за это.

— Как пожелаете, ваше величество. — Гильдиец вновь поклонился.

Несколько минут спустя Шаззад вошла в малый зал Совета. Это помещение было значительно скромнее, нежели основной зал, но куда более приспособленным для обсуждения серьезных дел. Все мужчины, поднявшиеся с мест при ее появлении, были людьми опытными и закаленными. Никто из них не занимал в королевстве высоких постов, но они оказывали услуги, без которых держава не смогла бы существовать. Большинство из них были шпионами, другие подкупали нужных людей в иноземных державах. Как правило, они занимались ремеслом, которое позволяло им путешествовать: моряки, караванщики и даже хозяин труппы акробатов.

Шаззад заняла свое место.

— Рассаживайтесь, — предложила она остальным.

Среди собравшихся был человек, взиравший на своих собратьев с заметной опаской, хотя он и пытался принять беззаботный вид. Лицо его с тонкими чертами казалось каким-то помятым и было отмечено шрамами. Судя по пустым ножнам на поясе, он прибыл во дворец, вооруженный кинжалом и коротким мечом.

— Благодарю вас, что смогли прийти сюда сегодня, — начала королева. — Я затеяла нечто совершенно необычное, и мне потребуется ваша помощь. — Она была благодарна им всем, что в ответ они не стали тратить время на пустые любезности и заверения, а лишь приготовились внимательно выслушать свою повелительницу. — Большинство из вас хорошо знают друг друга. Но есть человек, который оказался здесь впервые. Это Илас Нарский.

Услышав свое имя, тот изящно поклонился владычице. Судя по поклону, слухи, ходившие о нем, оказались верными: Илас Нарский и впрямь был отпрыском благородного семейства.

— Сие приглашение меня приятно удивило, ваше величество, — заметил Илас. — Всего час назад я, как обычно, развлекался в кабаке «У Утонувшего матроса», когда двое стражников вытолкали меня оттуда и привели во дворец. Я боялся, что меня бросят в темницу, но вместо этого оказался в вашем сиятельном присутствии.

— А у вас есть причины опасаться тюрьмы? — поинтересовалась она.

— Даже невинный человек не может защититься от дурных языков, ваше величество, — парировал он.

Впервые за весь этот день королева улыбнулась.

— Послужи мне, и у тебя больше не будет причин опасаться ни тюрьмы, ни недоброжелателей.

— Таково мое самое горячее желание, — с поклоном подтвердил он.

Шаззад поймала себя на мысли, что ей нравится этот авантюрист, и тотчас насторожилась. Люди подобного сорта использовали обаяние и хорошие манеры в качестве оружия, и когда они вызывали к себе симпатию, их следовало опасаться еще больше.

— Невва скоро намерена начать военную морскую кампанию, — промолвила она. — Чтобы подготовиться к ней, мне нужно получить исчерпывающие сведения обо всех прибрежных державах и островах.

Шаззад выражалась нарочито туманно в надежде скрыть свои подлинные намерения. Разумеется, надежда эта была тщетной. Здесь собрались неглупые люди, и все они прекрасно понимали, что за морем у Неввы есть лишь один враг. Однако королева надеялась, что они сумеют хранить молчание.

Разумеется, тайну больше нельзя будет скрывать, как только по всей стране начнутся приготовления к битве. Невозможно надолго удержать в секрете столь честолюбивый замысел. А ее войска передвигаются не так быстро, как всадники короля Гейла, и не смогут опередить слухи о своем появлении.

Она по очереди раздала задания каждому из собравшихся. Вопросы, касавшиеся прибрежных держав, были заданы не только для того, чтобы отвлечь внимание. Если королевство устремит все свои силы на запад, в сторону архипелага, соседи вполне могут воспользоваться этим, чтобы покуситься на невванскую территорию. Ее соглядатаи должны вовремя узнать о подобных планах.

По правде сказать, она этого не слишком опасалась. Соседи не обладали достаточной мощью, чтобы затеять полномасштабное вторжение, однако приграничные свары были неминуемы — вечная головная боль любого правителя.

Собравшиеся, по очереди получая задания, откланивались и уходили прочь, пока наконец в зале не остались лишь Молк и Илас.

— Молк, тебе я поручаю самое важное дело на материке. Ты должен патрулировать все побережье от Касина к северу, и выяснить, где именно островитяне устраивают набеги, есть ли у них тайные гавани, и не сотрудничают ли втайне с ними наши соседи или мои собственные подданные. Я также должна знать, не пришли ли в упадок наши портовые укрепления. В этом я не могу доверять своим королевским советникам.

— Понимаю, ваше величество, — отозвался Молк.

— Вот и хорошо. Ты получишь на это все необходимые средства, как обычно. А теперь можешь идти.

Молк с сомнением перевел взгляд с королевы на Иласа Нарского.

— Разумно ли это, ваше величество? Вам не следует…

— Довольно, Молк, — твердо возразила она. — Уверяю тебя, я в полной безопасности.

Нахмурившись, он с поклоном удалился. Королева повернулась к Иласу.

— Тебя называют пиратом и грабителем.

— Как я уже говорил, ваше величество…

— Молчи. Я знаю разницу между людскими пересудами и истинной порочностью. Как ты мог убедиться, мои источники информации надежны и эффективны. Я точно знаю, что ты промышляешь работорговлей.

Он пожал плечами.

— Это законное ремесло.

— Но осуждаемое. Впрочем, сейчас это не имеет значения. Поручение, которое я хочу дать тебе, не требует добродетели… Скорее, наоборот. Ты — человек бессовестный, неглупый и наверняка высоко ценишь свою шкуру.

— Ваше величество весьма проницательны, — подтвердил он.

— Я хочу, чтобы ты отправился на Грозовые Острова и выяснил, что там творится.

Пират немного помолчал, а затем вздохнул.

— Я как раз заключил сам с собой пари, что именно таковы намерения вашего величества. Имеется ли какая-нибудь причина, почему я должен согласиться на это самоубийство?

— Я щедро вознагражу тебя и не стану бросать в темницу — чего ты так разумно и заслуженно опасаешься. Кроме того, для человека твоих способностей это задание не столь уж и опасно.

— Владения Гассема и Лерисы — это не какая-нибудь рыбацкая деревушка. Все знают, как беспощадно они обходятся с врагами.

— И все же они наверняка торгуют с материком. Одним купцом больше, одним меньше — какая разница? Ты вполне можешь заходить во все порты по очереди и как бы случайно навестишь тот остров, где они находятся сейчас. Я хочу знать, жив ли Гассем, и если жив, то готов ли он к новым битвам. Я хочу знать, остались ли ему верны жители всего архипелага.

Пират вновь задумался.

— Обычно торговцы на островах стремятся как можно быстрее покончить с делами и убраться оттуда. Любой, кто задержится и станет задавать вопросы, поставит себя под угрозу.

— Ну, так придумай что-нибудь!

— Мой корабль не готов к такому путешествию.

— Воспользуйся королевскими доками для любых работ, или я дам тебе другое судно.

— Кроме того, с командой тоже будут проблемы. Мало кто любит путешествовать в этих водах…

— Не сомневаюсь, что твои приятели пираты предпочтут плаванье веревке палача. Пообещай им щедрую награду. Ведь они с островитянами — братья по духу.

— Я вижу, ваше величество не любит возражений.

— Хуже того — я их не терплю.

Илас наклонился вперед, упираясь локтями в столешницу.

— Тогда поговорим о моем вознаграждении.

— Скажи, чего ты хочешь.

— Пожизненный титул, а также земельные владения и золото, соответствующие ему.

Королева улыбнулась.

— Ты высоко ценишь свою жизнь.

— Жизнь — не слишком. Дорого стоит услуга, которую вы от меня просите.

— Ты полагаешь, у меня есть лишние титулы и земли?

Пират презрительно хмыкнул.

— Вокруг вас полно бесполезных вельмож. Любого из них можно лишить владений и отдать их мне.

Шаззад внимательно уставилась на него.

— Ну что ж, отлично. Когда вернешься с нужными мне сведениями, то получишь все, что захочешь.

Он поклонился с ироничной усмешкой.

— Тогда считайте меня верным слугой вашего величества.

Она тепло улыбнулась Иласу.

— А теперь тебе может придти в голову отправиться со всем этим к Лерисе. Кстати, именно к ней тебе следует обратиться — именно она у Гассема занимается разведкой и планирует все кампании. Однако тогда можешь не сомневаться, что наказание превзойдет все, что ты способен себе представить. Жизнь на островах едва ли придется тебе по вкусу, и они никогда не станут доверять человеку, который не одной с ними крови. Рано или поздно, даже если они тебя не убьют, ты вновь попадешь ко мне в руки. Помни об этом.

Пират изобразил на лице обиду.

— Ваши слова ранят меня!

— Я способна ранить не только словами.

Теперь улыбнулся и он, показывая длинные острые зубы.

— Думаю, мы хорошо понимаем друг друга, моя королева.

— Превосходно, тогда готовься. И я оплачу все твои расходы. Ты должен отплыть как можно скорее. Ступай.

Она была бы рада поболтать еще немного с этим обаятельным мерзавцем, но у Шаззад было слишком много дел, и ей вовсе не хотелось, чтобы Илас Нарский невесть что о себе возомнил.

* * *

Посланник от управляющего портом явился к королеве на следующее утро, когда она выбирала кабо для прогулки. Управляющий просил ее явиться в гавань, дабы своими глазами увидеть нечто необычайное. Кликнув охрану и вскочив на кабо верхом, Шаззад тут же тронулась в путь.

Она гордилась тем, что пока еще может садиться в седло без посторонней помощи, и страшилась наступления того дня, когда конюхам придется ее подсаживать… Скакун вскинул голову, нервно загарцевал, но вскоре успокоился. Дав ему шпоры, Шаззад поскакала в сторону гавани.

Горожане давно привыкли видеть свою королеву в наряде для верховой езды на улицах столицы. В прежние времена многие сочли бы такое поведение вызывающим, но эта женщина изменила многие вековые традиции, и теперь ее вольности ни у кого не вызывали удивления.

Зеваки радостно кричали и свистели ей вслед, — причем делали это вовсе не по принуждению. Подданные искренне любили Шаззад, считая ее своей спасительницей.

Она вдохнула новые силы в эти земли и добилась уважения у соседних держав. Шаззад была жесткой, но справедливой владычицей и куда строже судила собственных придворных, нежели обычных людей.

Она скакала по улицам, вымощенным цветным камнем, мимо храмов, увитых гирляндами весенних цветов. Фонтаны взмывали высоко в безоблачное небо. Лишь ближе к вечеру с моря набегут темные тучи, подобные горам, и обрушат на город потоки ливня и пронизывающий ветер… Но по утрам в это время года погода всегда стояла великолепная, и королева наслаждалась, полной грудью вдыхая чистый воздух.

Вместе со свитой она выехала на широкую эспланаду, что вела к гавани, окруженной многоэтажными складами.

К северу, в доках, готовились к плаванию военные суда. В воздухе пахло дымом, смолой и свежераспиленным деревом. Завидев свою повелительницу, портовые рабочие разразились приветственными воплями.

Едва лишь Шаззад спешилась, ей навстречу вышли чиновники, которые уже давно дожидались ее.

— О каком чуде вы говорили, мастер Элвор? — спросила она.

— Нечто весьма необычное, ваше величество, — отозвался толстяк управляющий, промокая пот, выступивший на лице, несмотря на утреннюю прохладу. — Взгляните! — И он указал на вход в гавань, где длинный весельный корабль тащил за собой по спокойным водам большое парусное судно. Им навстречу спешила небольшая лодка.

Озадаченная, Шаззад взглянула на поврежденные мачты и обрывки парусов.

— Это судно потерпело крушение? Неприятно, но такое случается. Зачем же вы посылали за мной.

— Но ваше величество, таких парусников нам никогда прежде не доводилось видеть! Корабль береговой охраны обнаружил его вчера на скалах к югу от города. Шторм повредил его, и команда не смогла спасти судно. Мы взяли его на буксир, и охранники поспешили предупредить меня. Вот их донесение. — С этими словами он протянул королеве лист пергамента. Она пробежала глазами торопливо нацарапанные фразы.

— Совершенно неизвестный! — выдохнула она. — Что это означает?

— Сам не знаю, — отозвался толстяк. — Никогда прежде мне не доводилось сталкиваться ни с чем подобным. К нам редко заходят корабли из Мецпы и других далеких держав, и все же мы знаем их оснастку и типы кораблей. Но такого судна никто из нас никогда не видел.

Шаззад разглядела на палубе незнакомого корабля каких-то бледных, измученных людей.

— Они плохо выглядят. Если на борту какая-то зараза, то их нельзя пускать на берег.

— Портовый лекарь навестит их, ваше величество, — заверил ее Элвор. — Если они страдают от болезней, он поднимет желтый флаг, и корабль на веслах отправится к карантинному острову.

— Хорошо. Надеюсь, что никакой угрозы нет. Я должна поговорить с этими людьми! — Шаззад повернулась к другому чиновнику. — Им явно пришлось многое пережить. Пусть сюда принесут еду и бочонки с водой, а один из наших складов переоборудуют под госпиталь.

— Слушаюсь, ваше величество, — отозвался чиновник и с поклоном заторопился прочь, на ходу выкрикивая приказы. Лицо Шаззад осталось невозмутимым, как и положено королеве, но внутри у нее все трепетало. Повинуясь полученным приказам, капитан берегового патрульного судна не поднимался на борт чужого корабля, покуда существовала опасность заразы, а лишь взял его на буксир. Никто даже не знал, на каком языке говорят чужестранцы.

Слух о необычайном происшествии вскоре разнесся по всему городу, и на эспланаде собрались досужие зеваки. Невероятное происшествие привело всех в праздничное настроение, словно здесь разыгрывался какой-то спектакль.

Вскоре портовый лекарь подал знак, что на борту никакой болезни нет, и судно смогло причалить к берегу.

— Хорошо, что сейчас отлив, — заметила королева. — У этого корабля борта выше, чем мы привыкли. В прилив мне понадобилась бы лестница, чтобы взойти на борт.

Чиновник с сомнением покосился на судно.

— Неужели ваше величество намеревается посетить их лично? Это корыто вот-вот развалится на части, и там наверняка жуткая грязь.

— Глупости. Сейчас не до церемоний. На мне наряд для верховой езды, и едва ли я перепачкаюсь больше, чем после доброй скачки.

С пристани на борт были перекинуты мостки, и охранники Шаззад первыми ступили на корабль. Члены команды сидели или лежали на палубе вповалку, почти не реагируя на окружающее. Лишь четверо оказались достаточно крепкими, чтобы подойти и встретить гостей. На лицах их читалось явное облегчение. К королеве с поклоном подошел портовый лекарь в длинном черном одеянии и плоской шапочке с символом своей профессии.

— Ваше величество, эти люди страдают от недоедания и недостатка воды. Их немедленно следует напоить, а затем накормить.

— Это будет сделано, — пообещала королева.

Она внимательно разглядывала четверых стоящих перед ней незнакомцев, гадая, кто из них может быть капитаном корабля. Их одежда, грязная и изорванная, некогда явно отличалась богатством, а у двоих даже хватило сил добраться до своих сундуков и переодеться перед входом в порт. На шее у одного из моряков висел серебряный свисток на длинной цепочке. Должно быть, это был боцман. У другого на поясе красовался меч. Это был единственный вооруженный человек на всем корабле, поэтому Шаззад обратилась именно к нему:

— Ты хозяин этого судна?

Моряк попытался ответить, но с растрескавшихся губ не могло слететь ни звука. Королева дала ему знак помолчать, покуда портовые рабочие не принесли бочонок с водой и черпак. Глаза потерпевших крушение расширились от радости. Дрожащими руками вооруженный мужчина взялся за черпак и с жадностью принялся пить. Лекарь взял у него кружку.

— Хватит. Слишком много нельзя.

Его помощники отнесли воду всем остальным, и вооруженный моряк, прикрыв глаза, с выражением экстаза на лице привалился к поручням.

Лекарь вновь подошел к королеве.

— Он еще какое-то время не сможет говорить. Думаю, час или около того.

— Тогда, — обратилась Шаззад к своим спутникам, — давайте осмотрим корабль.

Сперва она прошлась по всей палубе, пристально оглядев остатки мачт и оснастки.

— Три мачты. Похоже, эти люди куда лучше нашего разбираются в мореплавании. Это шторм повредил их так сильно?

— Скорее всего, не только шторм, но и слишком долгое плавание, ваше величество, — пояснил кто-то из корабелов. — В корпусе, похоже, имеются пробоины, и я бы еще взглянул на их рули.

— Когда я уйду, пригласи сюда всех своих помощников, — велела ему королева. — Изучите этот корабль и зарисуйте все самое важное, после чего вы должны прислать мне доклад о своих находках. Я хочу, чтобы ты явился лично и дал мне все необходимые пояснения.

— Слушаю и повинуюсь.

На протяжении еще нескольких минут Шаззад раздавала приказы всем вокруг, и люди немедленно взялись за работу. Они привыкли беспрекословно повиноваться своей правительнице. Королева видела все, и ничего не забывала. Она не прощала никаких оплошностей и некомпетентность воспринимала как отвратительную болезнь.

Шаззад обратила внимание, что на носу и на корме у корабля имелись возвышения с отдельными палубами. У многих военных кораблей было похожее устройство, но таких торговых судов ей видеть до сих пор не доводилось. Однако было очевидно, что перед ней не военный корабль. У него не было ни тарана, ни приспособлений для абордажа, ни особых устройств для весел, позволяющих маневрировать в бою. Кроме того, борта не были укреплены. Торговец? Исследователь? Вероятно, и то, и другое. Наверняка, этот корабль таит в себе еще много секретов.

Ее люди устремились вниз и вскоре начали вытаскивать на верхнюю палубу ослабевших матросов.

— Не смейте прикасаться к их вещам! — отдала приказ королева, а затем повернулась к чиновникам и добавила, понизив голос: — Хотя я и сама очень хотела бы взглянуть на них. Однако, возможно, эти люди станут нашими новыми союзниками, и потому надлежит проявить сдержанность.

Ей не терпелось узнать, откуда прибыл этот корабль.

Шел ли он в одиночку? Как много нового она узнает от обитателей далеких земель? Старший корабел подошел к своей госпоже.

— Здесь весьма интересная система управления, — с озадаченным видом заметил он. — Целая сеть канатов и рычагов, которые ведут на палубу вот к этой штуковине. — И он указал на какую-то надстройку на корме, где красовалось большое колесо с толстыми спицами.

— Разберитесь, как это действует, — приказала Шаззад. — Если эта система лучше наших, я хочу, чтобы мы установили ее на своих кораблях перед тем, как флот выйдет в море.

Корабел почесал подбородок.

— Что нам нужно, ваше величество, так это поскорее пообщаться с этими людьми.

— Разумеется. Но, даже если они будут настроены недружелюбно, мы не сможем силой заставить их говорить с нами. Возможно, они предпочтут хранить в секрете свои умения. В худшем случае вам придется построить мне точную копию этого корабля, и тогда мы сами разберемся, чем он отличается от наших.

Корабел вздохнул.

— Как угодно вашему величеству.

— А теперь я хочу спуститься.

— Ваше величество, — возразил мастер Элвон, — здесь и на палубе-то скверно, а внизу наверняка еще хуже.

— Тем не менее, я хочу увидеть все своими глазами. Если испорчу свой наряд, придется его выбросить. Ничего, я могу себе это позволить.

Вместе они спустились по деревянному трапу и оказались в помещении с низким потолком, как видно, простиравшемся во всю длину судна. Открытое пространство пересекали мачты с поддерживающими балками. По обеим сторонам висели гамаки и было развешано оружие: короткие пики, топоры, маленькие щиты. Имелось также несколько сундуков из непромокаемой кожи, где явно хранились луки и стрелы. Как ни странно, на нижней палубе царила чистота и порядок.

— Не так уж плохо, — заметила Шаззад, — если не считать запаха. Но, кажется, можно пройти еще ниже. Давайте посмотрим.

По узкой лестнице они забрались в самые недра корабля. В трюме обнаружились какие-то ящики и тюки. Сквозь отвратительный запах гниения пробивались тонкие ароматы специй. Королеве хотелось узнать, что же хранится в сундуках, но она не желала нарушить собственный приказ. Сверху послышался шум шагов, и Шаззад обернулась к трапу.

— Нынче утром море преподнесло вам чудный дар, моя дорогая…

Это был Харах, ее консорт. На нем были морские доспехи, источавшие слабый запах смолы: как видно, он только что прибыл из доков.

Адмирал поморщился.

— А мне-то казалось, что наши корабли дурно пахнут после длительного путешествия, но по сравнению с этим…

— И все же это выглядит многообещающе, — заметила она.

— Я взял на себя смелость выслать все патрульные суда на поиски вдоль берега. Не может быть, чтобы это судно шло в одиночестве.

— Я собиралась отдать такой же приказ. Ты избавил меня от этой необходимости. Мы поможем всем, кто терпит бедствие.

— Лично меня куда больше беспокоят корабли, оставшиеся в хорошем состоянии. Вдруг речь идет о нападении? — Судя по всему, адмирал не шутил.

— Но ты же видишь, что перед нами не военный корабль.

— Это ничего не значит. Вполне возможно, что перед нами — корабль сопровождения, оторвавшийся от основного флота. Мы и сами используем по два-три таких судна на каждую боевую галеру.

— Об этом я не подумала, — признала королева. Харах, возможно, был не слишком умен, но в морских делах разбирался на славу

Придвинувшись чуть ближе, он продолжил негромко:

— Кроме того, теперь у нас появилась возможность заняться подготовкой собственного флота, не вызвав никаких подозрений.

Королева улыбнулась.

— Превосходно. Займись этим, и пусть сюда приведут на буксире все остальные корабли чужаков… вне зависимости от того, повреждены они или нет. Если в наши воды вошли какие-то иноземцы, я хочу, чтобы они имели дело только со мной.

Адмирал поцеловал ей руку.

— Все будет так, как желает моя королева.

Вновь поднявшись на палубу, Шаззад с наслаждением вдохнула свежий морской воздух. Утром она опасалась, что день пройдет довольно скучно, но, похоже, теперь все изменилось. А ведь нужно еще поговорить с моряками… Оглядевшись по сторонам, она отыскала взглядом вооруженного чужеземца, который попытался обратиться к королеве, однако он до сих пор не мог говорить членораздельно. Жестом призвав его к молчанию, она обратилась к лекарю:

— Я вернусь во дворец и оттуда пришлю носилки за этими четверыми. Ты отправишься вместе с ними. Мои слуги проследят, чтобы они приняли ванну и при необходимости избавят их от вшей. Объясни поварам, какая еда подойдет для них. Я хочу, чтобы они были в состоянии разговаривать со мной сегодня вечером. Препоручаю тебе заботу об их здоровье.

Лекарь поклонился.

— Я буду ухаживать за ними, как за собственными детьми.

Покинув корабль, королева вновь села в седло. Из торговой гавани она проехала верхом до самых доков и там официально отдала приказ, чтобы флот спешно готовили к возможным военным действиям. Объяснение тому было очень простое: незнакомый корабль мог оказаться предвестником серьезной угрозы. Эта хитрость пришлась ей по душе. Воистину, появление чужого корабля было подарком судьбы.

На глазах у королевы огромные корпуса кораблей выкатывали на катках из сухих доков, и рабы устремлялись к ним с ведрами краски и кистями. Чиновники взламывали печати на складах, где хранились паруса и прочая оснастка. Веревочные лестницы были извлечены из арсеналов. Флот Неввы, — эта мощная военная сила, — начал подготовку к боевым действиям.

По дороге во дворец королева размышляла о том, как отныне может нарушиться расстановка сил. До сих пор ее флоту не было равных в этих морях, но отныне возникли сомнения. Пока она не узнает, откуда пришел этот странный корабль и насколько сильна его родина, королева больше ни в чем не могла быть уверена. Шаззад не обладала исчерпывающими познаниями в судоходстве, однако смело могла утверждать, что незнакомое судно во многом превосходило ее собственные корабли. Три мачты!..

Во дворце она сменила наряд для верховой езды на парадное вечернее платье. Луома предложила одеяние, в котором правительница принимала иноземных послов, но королева отказалась. Пока статус чужестранцев остается неясным, она не желала делать никаких шагов, которые могли бы иметь важное политическое значение. При ее дворе было немало соглядатаев чужеземных правителей, которые чутко следили за всем происходящим в столице. Нельзя давать им повод для толков…

Сперва нужно как можно больше узнать о той стране, откуда прибыли эти люди. Правитель, действуя в неведении, вполне мог случайно принять сторону каких-нибудь бунтовщиков, или слабейших в междоусобице, тем самым навлекая на себя вражду победителей. Прежде чем решиться на какие-то серьезные действия, нужна была долгая и кропотливая работа: дипломатические переговоры, полные уверток и недомолвок, тщательный сбор информации и официальная переписка с правителями чужеземной державы…

После обеда лекарь доложил, что моряки быстро приходят в себя и не страдают ни от каких болезней, кроме общего истощения, однако им пришлось принять ванну, чтобы избавиться от вшей, а их одежду окурили дымом. Читая это послание, Луома сморщила носик.

— Это грязные дикари, моя госпожа, — заявила камеристка.

— Мне они вовсе не показались грязными, — возразила Шаззад. — Мне самой немало пришлось путешествовать, и я знаю, как трудно поддерживать чистоту на корабле… а ведь у меня с собой всегда множество слуг. В долгое плавание эти люди должны были взять с собой немало животных — так что подобные неприятности неизбежны. Мой отец, например, всегда брил голову наголо, когда отправлялся в длительную морскую кампанию. Он говорил, что сможет помыться, лишь когда вернется домой или захватит купальни во вражеском городе.

— Надеюсь, вы правы. Приятно будет пообщаться с благородными чужеземцами вместо дикарей, таких, как чиванцы, соноанцы, омийцы или номады короля Гейла. Даже самым любезным из них все равно не достает воспитания. Соноанские дамы, к примеру, слишком сильно красятся, а от их благовоний просто не продохнуть. Чиванцы до сих пор не отказались от человеческих жертвоприношений… Надеюсь, хоть эти люди окажутся цивилизованными…

— Мы это скоро выясним.

Луома поднялась с места и принялась разглядывать янтарные бусы, вплетенные в волосы королевы.

— Думаю, нам стоит сменить их на аметисты, моя госпожа. Ближе к вечеру вам…

Шаззад шлепнула ее по руке.

— На самом деле ты просто пытаешься проверить, не подцепила ли и я каких-нибудь вшей. Я приняла ванну, и всю мою одежду сожгли, как только я вернулась во дворец. А теперь сядь и прекрати болтать чепуху, или я прогоню тебя прочь.

— Хорошо, ваше величество, — с обидой отозвалась Луома и уселась, расправляя юбки.

Через два часа чужеземцев привели к королеве. Для встречи она выбрала небольшую террасу, увитую плющом. Обстановка здесь была достаточно роскошная, но все же не столь церемонная, как в тронном зале. Придворные и иноземные посланцы могли наблюдать за происходящим издалека, не мешая правительнице. Также она призвала к себе нескольких ученых, чтобы они помогли ей общаться на незнакомом языке. Был в свите Шаззад даже мим, способный жестами передавать любые послания.

Четверо незнакомцев прошли на террасу, минуя телохранителей, выстроившихся в два ряда. Шаззад внимательно разглядывала их. Все держались довольно уверенно, хотя и опасливо косились на обнаженное оружие гвардейцев. Впрочем, скорее всего, ими двигал отнюдь не страх: все дело в том, что клинки телохранителей были стальными. Вероятно, далекие земли были столь же бедны железом, как и ее собственные. Это — ценные сведения.

Моряки выглядели вполне прилично. Они уже пришли в себя и имели уверенный, довольный вид людей, которым только что довелось насладиться приличной едой и купанием после долгого воздержания. Оказавшись перед королевой, незнакомцы с достоинством поклонились. Человек с мечом произнес длинную речь, которую Шаззад выслушала, не перебивая.

— Он говорит на южном наречии! — воскликнула она, когда моряк закончил.

— Сильно испорченное южное наречие, — прокомментировал ученый, лучше прочих знавший этот язык. — Даже наиболее удаленные провинции Соно не используют такой диалект.

— Все равно, нам будет куда проще понять друг друга, чем я опасалась. — Поднявшись с места, Шаззад произнесла несколько приветственных слов на самом изысканном придворном южном наречии. Незнакомцы с радостным удивлением воззрились на нее. Королева обернулась к своим ученым. — Все те из вас, кто не знает этого языка, могут быть свободны.

Раскланявшись, все, кроме троих, поспешили удалиться.

Разговор длился целый час. Это было чрезвычайно интересно, но одновременно Шаззад испытывала досаду. Она чувствовала, что происходит нечто очень важное, но пока еще не контролировала события. Наверняка, незнакомцы что-то скрывали… Тем не менее, она вела себя с ними весьма любезно, как с представителями дружественной королевской династии.

Главным среди чужаков был капитан Орго. Его корабль был одним из большого торгового флота, высланного на север их королевой. Разумеется, экспедицию возглавлял отнюдь не он, и его корабль числился среди второстепенных судов поддержки. Флот потрепала жестокая буря, после чего, потеряв всю оснастку и лишившись управления, их судно долгое время носилось по волнам.

Страна, откуда они прибыли, называлась Альтиплан, и правила там Изель Девятая. Капитан Орго не имел полномочий вести переговоров от имени королевы и не имел при себе никаких официальных бумаг. Он подчинялся некоему вельможе по имени Саху — знаменитому воину и царедворцу.

Они потеряли флагманский корабль из виду после бури, но наверняка более крупным судам шторм не причинил такого ущерба.

Шаззад заверила чужеземцев, что ее патрульные корабли повсюду разыскивают их спутников, а пока они могут считать себя почетными гостями во дворце, и она будет счастлива исполнить все их пожелания.

В тот же вечер она вызвала к себе своего министра иностранных дел.

— Вы должны быть очень осторожны, ваше величество, — предупредил он королеву.

— Я это прекрасно знаю. Мне ни к чему новые враги. Но эта королева Изель может стать ценным союзником.

— Возможно. Однако их страна очень далеко от нас. Скорее, я усматриваю тут торговую выгоду. Обмен товарами может принести нам немало пользы, но военный союз маловероятен.

— Мы слишком многого не знаем! — воскликнула Шаззад с досадой. — Течение и ветры… все это нужно учитывать. Несомненно, они появились здесь случайно. Они могли бы попасть в Мецпу, и тогда мы лишились бы всякого преимущества. Нужно немедленно направить в эту страну посольство. Я хочу, чтобы наши люди были при дворе королевы Изель еще до конца мореходного сезона.

— Совершенно разумное решение.

— Нам понадобятся люди, свободно владеющие южным наречием и искушенные в дипломатии. Кроме того, мы пошлем туда ученых и опытных исследователей, чтобы они изучили новые земли и прислали мне доклад.

— Но ведь королевский флот готовится к войне, — министр выразительно развел руками.

— Пусть на это жалуется наш казначей, — заявила она. — Эти расходы ничтожны по сравнению с военными. Вы должны предоставить мне список всего, что потребуется, дабы снарядить посольство. Путешествие будет долгим и тяжелым. Лишь самые молодые и крепкие люди смогут выдержать его. Я сама выберу богатые дары, которые они возьмут с собой. Мы должны узнать, чего недостает в тех краях. Это единственный способ ослепить богатого монарха.

— А кто же поведет это посольство? — поинтересовался министр.

— Я еще подумаю об этом. А пока можете идти.

Министр опустился на колени, поцеловал королеве руку и удалился. Шаззад еще долго не могла заснуть, погруженная в размышления. Кого же послать со столь сложным и деликатным поручением? Наверняка должен найтись подходящий человек…

Глава третья

Всадники, восседавшие верхом на кабо, с вершины холма взирали на широкую реку. Ездовые животные нетерпеливо вскидывали рогатые головы, принюхиваясь к северному ветру. На всадниках были одежды из тщательно выделанной кожи и ярко расшитой ткани, — потрепанные и поношенные после долгой военной кампании; однако оружие их было по-прежнему в отличном состоянии.

Двое всадников, отделившись, отъехали чуть в сторону от своих спутников. У обоих были одинаковые каштановые волосы, синие глаза и более светлая кожа, они явно были братьями, и все остальные относились к ним с почтением, присущим высокому рангу. На лицах у них застыло мрачное выражение.

Причину этой мрачности легко было понять, взглянув с холма на равнину, где выстроились шеренгами солдаты, сражавшиеся скорее подобно механизмам, нежели живым людям. На поясе у них было оружие — короткие мечи и топоры, — но кроме того каждый боец нес на плече какую-то странную белую трубку. На глазах у наблюдателей офицер взял трубку у солдата и поднял ее, выцеливая всадников на холме. Трубка изрыгнула язык оранжевого огня и облачко белого дыма. Мгновением позже, взрывая дерн, в нескольких шагах от всадников с силой ударил в землю небольшой снаряд, и еще миг спустя они услышали негромкий неприятный лопающийся звук.

Вскинув большой лук, один из всадников послал стрелу высоко в небо.

Остальные проследили, как стрела достигает высшей точки полета, а затем устремляется вниз, к столпившимся внизу солдатам. Невозможно было определить, попала ли она в цель. Позади стройных шеренг находилась высокая земляная крепость, наполненная солдатами. У крепости возвышения были с трех сторон, а четвертой преградой являлась река, через которую на паромах перевозили все новых и новых бойцов.

— Нас все равно больше, — заявил младший из двух братьев.

— Замечательно, — сухо отозвался второй. — Эту стрелу мы не сможем заменить, пока не вернемся домой, где живут оружейных дел мастера. А вот у них целые тонны огневого зелья и снарядов. Они изготовляют все это на своих фабриках и привозят вниз по реке.

— Да, — согласился младший. — Если у нас хватит стрел, мы их побьем, но только если сможем настичь в открытом поле, а для этого они слишком осторожны. Мы атакуем — они прячутся за своими земляными валами и хохочут над нами. Не можем же мы просидеть здесь целую вечность!

— Вечность! — лающе хохотнул пожилой воин, слышавший разговор братьев. — Да мы и лишнего дня не можем здесь оставаться! Вы только посмотрите вокруг. — Он широким жестом обвел равнину. Трава была выщипана их скакунами почти повсюду, так что проглядывала песчаная почва. — Если мы немедленно не отправимся домой, наши кабо начнут голодать, и эти люди-муравьи накинутся на нас, как падальщики.

— Верно, — согласился один из помощников командиров. — Кроме того, в этих низинах наших людей подстерегает зараза. Это уже не то войско, которое король Гейл год назад привел с равнин.

Пожилой воин, которого звали Йохим, принадлежал к другому племени, чем помощник командира, но оба являлись верными последователями короля Гейла. Двое юных бойцов, к которым они обращались, были сыновьями короля.

— Зачем вы говорите нам об этом? — спросил старший брат, Анса. — Мы такие же воины, как и все остальные.

— Вы сыновья короля, и люди прислушиваются к вам, — возразил помощник командира.

— Это правда, — с усмешкой согласился Анса. — Так что же нам теперь, считаться принцами крови, как это принято у цивилизованных людей?

— Нет, — отрезал пожилой ветеран. — Если бы король Гейл был мертв, то вас бы и впрямь все считали самыми обычными воинами. Но пока он по-прежнему пребывает на грани между жизнью и смертью, наши люди в смущении и ждут, что вы займете его место.

— По крайней мере, ты говоришь откровенно, — признал младший брат, Каирн. — Лично мне совсем не хочется быть принцем, но если кому-то нужно мое разрешение, чтобы отправиться домой, то я готов его дать. Здесь нам больше нечего делать.

— Тогда и ждать больше не стоит, — заявил Анса. — Давайте сообщим тезанцам дурные вести. — С этими словами он дал шпоры своему кабо, и остальные всадники последовали его примеру.

В сопровождении своих воинов они спустились с холма на плато и подъехали к широко раскинувшемуся лагерю. Насколько хватало глаз, вдоль ручья выстраивались палатки из шкур и тканей. Прежде рядом паслись огромные стада кабо, но когда припасы для них кончились, животных пришлось перевести на холмы вглубь территории, и соответственно, мобильность армии значительно уменьшилась. В воздухе витал привычный неприятный запах, всегда сопровождающий долговременные военные поселения, и слышалось жужжание насекомых.

— Чему удивляться, если распространяются болезни? — заметил Анса. Несмотря на свои юные годы, он был уже опытным воином. Высокие скулы и широкий лоб выдавали в нем шессина-полукровку. — Этот лагерь превратился в настоящий рассадник заразы. Отец бы такого никогда не потерпел.

Странная усталость одолела армию жителей равнины. Стремительным натиском им удалось освободить полконтинента от тирании Гассема, но здесь, у побережья, они остановились, словно механизм, у которого кончился завод. Лишившись короля Гейла, они вновь вернулись к своим прежним обычаям родовых дружин, способных лишь на кратковременные усилия. Союз пока еще не распался на враждующие племена, но и это оставалось лишь вопросом времени.

— Если отец не поправится, то я не знаю, что с нами будет дальше, — заявил Каирн.

— Зато я знаю, — возразил Анса. — Все племена пойдут войной друг на дружку, как в старые добрые времена, и многим это очень понравится.

— Не говори так, — негромко предостерег его брат. — И без того в лагере боевой дух упал ниже некуда.

— Отец во всем виноват, — промолвил Анса. — Он сделал себя королем, но даже не задумывался о вопросах наследования. А ведь королева Шаззад говорила ему…

— У нее самой нет детей, — резонно указал Каирн.

— И все же она позаботилась о преемниках, — возразил Анса. — Нашла какого-то кузена королевской крови… Смысл в том, что любое королевство развалится на части, если нет законного пути передачи короны. Отец создал свое королевство за считанные годы, и с этой силой победил полмира, но без него оно выжить не способно, и он это прекрасно знал.

— Думаю, — медленно начал Каирн, поразмыслив над этим вопросом, — отец никогда не верил в саму идею королевской власти. Он просто сделал все необходимое, чтобы принести мир на равнины, а затем сломить Гассема. Но он видел немало примеров того, как вырождаются правящие династии и люди, которыми они правят. Мы оба также были тому свидетелями.

— Да, — неохотно согласился старший. — Он по-прежнему полагает, что лучше всех на свете жили шессины, прежде чем Гассем зачаровал их и повел за собой на войну. Хотя вряд ли бы он по-прежнему так считал, если бы прожил с ними подольше. Но его изгнали, еще когда он был младшим воином. Для юноши, только-только взявшего в руки оружие, мир всегда кажется добрым и прекрасным…

Младший брат с ухмылкой толкнул старшего под ребра.

— Значит, мы с тобой — старые, Утомленные ветераны?

Анса расхохотался.

— Клянусь духами бегущей воды, именно так я себя и ощущаю! За последние месяцы мы больше сражались и скакали верхом, чем большинство людей за целую жизнь. — И он покачал головой, сам не в силах в это поверить.

— О нас будут слагать песни до скончания веков, — заверил Каирн.

Они ехали вдоль ручья, пока не добрались до просторного шатра, перед которым выстроились два десятка воинов, внешне сильно отличавшихся от всадников. Все они были рослые, крепкие и мускулистые. Большинство носили доспехи из кожи рептилий. Спешившись, братья и их спутники вошли в шатер, где, скрестив ноги на земле, сидели тезанские офицеры.

— Мы должны уйти, — без предисловий заявил им Йохим.

— Вы вернетесь? — поинтересовался тезанец средних лет, в шлеме, изображавшем зубастую морду болотного дракона.

— Если король поправится, то думаю, что вернемся, — пообещал Йохим.

— Больше мы ничего не можем сделать, — признал Каирн, которому совестно было покидать союзников. — У нас кончились припасы, люди болеют, и многие опасаются, что мецпанцы захватят с севера наши собственные земли.

Вождь тезанцев постарался сохранить невозмутимость, но отчаяние исходило от него волнами.

— Если таково ваше решение, то уходите. Вы и так многого добились, уничтожив войско Гассема. Откуда вам было знать, что угроза со стороны Мецпы еще более реальна?

— Тут мы с вами не согласны, — возразил Анса. — Гассем разгромил южные королевства, которые прежде всегда сдерживали Мецпу. Когда, в свою очередь, он потерпел поражение, плотину прорвало, и мецпанцы хлынули внутрь. Но теперь у вас есть шанс: мы вооружили вас сталью. А Гассем уничтожил бы вас без всякой жалости, на глазах у мецпанцев, которые бы только и ждали своего часа.

— Не стану спорить, — промолвил тезанец.

— Что вы будете делать теперь? — поинтересовался Каирн.

— Отступим к холмам и закрепимся там. Мы уже знаем, что бессильны совладать с мецпанцами в открытом поле. Но от их огнестрельного оружия на восточных холмах будет мало проку, ведь там повсюду густые заросли. Наш король устроил в тех местах свою ставку, после того как отправился в изгнание. Он благодарит вас за новое оружие.

— Пусть оно вам хорошо послужит, — пожелал Йохим. — А теперь мы поедем. Нам нужно преодолеть огромное расстояние до темноты.

Вожди племен с криками проехали весь лагерь, и вскоре отовсюду послышались звуки рога и свистки. Застучали барабаны, и большой лагерь стремительно начал сборы, погружая пожитки, сворачивая палатки и седлая ездовых животных.

В считанные минуты лагерь, казавшийся обустроенным на очень долгое время, исчез, и люди двинулись к северу.

Этот маневр Гейл отрабатывал со своими воинами так же тщательно, как любую тактику на поле боя. Скорость была основой его стратегии, и он знал, что никакая стремительность в бою не искупит медлительность на марше. Сыновья короля Гейла также приготовились тронуться в путь.

— Я не вернусь домой, — внезапно заявил Анса.

— Я тоже, — сказал ему Каирн. — Я по-прежнему убежден, что повстанцы, которых я встретил в лесу, — это ключ к победе над Мецпой. Я присоединюсь к ним и попробую как следует растревожить Мертвую Луну, чтобы отвлечь его от дальнейшего продвижения на юго-запад и северо-восток.

— Кроме того, ты, наверное, постараешься навестить свою целительницу.

— Ну, конечно. А разве ты не скучаешь по Фьяне?

— Скучаю, — согласился брат. — Но хотя мне бы очень хотелось отправиться в Каньон и навестить ее там, я поеду в другую сторону.

— И куда же? — озадаченный, поинтересовался Каирн. Он-то был уверен, что брат собирается именно в Каньон.

— Я отправлюсь к королеве Шаззад. Пока отец и Гассем вне игры, она остается единственным монархом, наделенным реальной силой в нашем мире. Ведь даже Мертвая Луна — всего лишь глава Совета… Если отец не успел об этом позаботиться, то кто-то должен сделать такой шаг… Я постараюсь уговорить ее выступить противовесом для честолюбивых посягательств мецпанцев, покуда те не начали всерьез свои завоевательные походы.

— Превосходно! — с восхищением ответил Каирн. — Ты поедешь обратно той же дорогой, что мы пришли сюда?

— Нет, эта земля разорена, и одинокий всадник многим может показаться желанной добычей. Я отправлюсь на юг, и там сяду на корабль, идущий в Невву. В это время года морской путь куда быстрее, чем по суше, и заодно я увижу новые места. Для этого мне понадобится один-единственный кабо, так что остальных можешь взять себе.

— Спасибо. Я останусь с войском еще на некоторое время. Затем возьму с собой только своего скакуна и еще одного запасного. Остальных кабо пусть Йохим отведет домой.

Анса пожал плечами.

— К тому времени, как мы туда вернемся, они, возможно, уже состарятся. Если попадешь на холмы прежде меня, передай матушке, что я не забыл ее.

— И ты тоже. Но я смотрю, ты что-то хмуришься… Тебя не радует возможность поразмяться после столь долгого безделья?

Анса вновь заухмылялся.

— Мир — опасное место, и нам с тобой это хорошо известно, братишка. Вполне может статься, что в следующий раз мы свидимся только в мире духов… Впрочем, отец всегда утверждал, что это очень интересное место.

— Когда окажешься в Невве, — попросил Каирн, желая приободрить брата, — ты сможешь послать домой весточку с королевскими гонцами. Я тоже постараюсь не оставлять вас без свежих известий.

— Вот и славно. — Анса огляделся по сторонам. Там, где еще пару минут назад простирался огромный воинский лагерь, теперь осталась лишь голая земля, усыпанная всевозможным мусором. Через год здесь опять будет зеленеть высокая трава, и лишь круги почерневших камней на месте лагерных костров укажут, что здесь когда-то были люди.

— Больше нас ничто не задерживает, братишка. Давай попрощаемся.

— Хорошо. — Больше Каирн не нашелся, что сказать. В горле у него пересохло. Взяв брата за руки, он с силой сжал их, затем оба подхлестнули своих скакунов и разъехались в разные стороны, — один на север, а другой на юг.

* * *

Уже очень давно Анса не оставался в одиночестве. Весь прошлый год он воевал вместе с собратьями. Кроме того, он много времени проводил с Каирном. Конечно, теперь он не сразу привык к свободе, но к нему уже начало возвращаться удивительное чувство легкости. У него был отличный скакун, прекрасное оружие, и бескрайний простор впереди…

В этом он всегда отличался от жителей холмов и равнин, среди которых вырос: все они прежде всего считали себя членами племени, и не могли надолго покидать сородичей.

Должно быть, это в нем говорила отцовская кровь. Сам Гейл с юных лет стал бродягой, и даже будучи королем, привык предпринимать долгие поездки в одиночестве, никого не предупреждая.

По пути Анса напевал и насвистывал старые мелодии. Он поглядывал по сторонам в поисках возможной добычи, но пока ничего не увидел. Огромная орда на много лиг вокруг перебила всю возможную дичь. С наступлением вечера он остановился у ручья и взял немного еды из своих запасов. Кабо с удовольствием объедал зелень с куста, чудом уцелевшего после того, как по этим землям прошлись равнинные всадники. Звезды ярко сверкали над головой, и отовсюду доносилось привычное умиротворяющее гудение насекомых. Единственным источником света на широкой равнине был его небольшой костер, а ветер доносил с моря запах соли. Давно уже Ансе не спалось так крепко…

На следующий день он вышел к утесам, нависавшим над небольшим портом. Оставив своего кабо внизу, он подполз к самому краю гряды со своей драгоценной подзорной трубой, подаренной королевой Шаззад в начале кампании против Гассема. Эта труба, куда меньшая, чем те, которые использовали моряки, легко укладывалась в седельную сумку, и по опыту Анса знал, что она может оказаться очень полезной, если нужно разглядеть врага на расстоянии.

Медленно и внимательно он начал изучать лежащий внизу порт. У подзорной трубы был очень маленький угол обзора, и потому передвигать ее нужно было крайне осторожно, чтобы не пропустить ничего важного. Городок казался самым обычным прибрежным поселением.

Здесь было несколько каменных сооружений: храм и здания, принадлежавшие местной власти, а также склады. Все прочие дома были из дерева и стояли на высоких опорах, — видимо, для защиты от частых наводнений. Не было никакого смысла возводить крепкие здания на земле, ведь их все равно беспощадно уничтожали бы жестокие штормы, бушующие на побережье каждый год. Чаще всего в качестве строительного материала в этих местах вообще использовали легкий, но прочный бамбук, а также тростник.

Анса видел людей, неторопливо идущих по улицам. Большинство из них носили простые набедренные повязки или легкие туники, однако попадались и чужеземцы в штанах и рубахах с длинными рукавами.

Подняв подзорную трубу повыше, Анса начал разглядывать гавань.

Помимо многочисленных рыбачьих лодчонок и небольших торговых судов, на волнах покачивался похожий на баржу корабль. С помощью подзорной трубы Анса отыскал вымпел на мачте. Ветра не было, и ждать пришлось довольно долго, — но вот, наконец, легкий бриз расправил ткань, и стали видны цвета Мецпы.

Анса осторожно отполз назад и со щелчком захлопнул подзорную трубу. Значит, отсюда отплыть в Невву не удастся… Если мецпанцы распространили свое влияние так далеко на юг, то ему небезопасно здесь появляться. Вернувшись к своему кабо, Анса сел в седло и двинулся дальше.

Еще четыре дня он ехал к югу, затем повернул на восток и там отыскал еще один порт. На сей раз поблизости не оказалось никаких возвышенностей, и пришлось направиться прямо в город. Он сделал это с величайшей осторожностью, при малейшей угрозе готовый развернуться и поскакать прочь.

Этот город был намного крупнее, чем предыдущий. Здесь имелись земляные и деревянные укрепления и даже ворота, через которые Анса и въехал внутрь крепостных стен. Когда он назвал стражнику свое имя, тот известил, что этот город называется Грязевой Равниной.

— Не стоит ли у вас на рейде судов из Мецпы? — поинтересовался он.

— Нет, мы слышали, что они все собрались на севере, — ответил стражник, почесывая бок под доспехами из бамбуковых плашек. — Впрочем, должно быть, скоро они пришлют сюда гонцов, чтобы потребовать нашей сдачи. — Он с пренебрежением оглядел полуразвалившиеся деревянные крепостные стены. — Вряд ли кто-то захочет оказать им отпор.

Анса въехал в город и увидел, что люди здесь не бедствуют. Порт располагался на довольно крупной реке и поставлял товары в селения на востоке. Кроме того, товары с равнины здесь перегружали на баржи, сплавляли вниз по реке в гавань, чтобы морем отправить дальше. Древний мол служил преградой для волн и давал порту защиту от бурь.

В самом центре города располагался огромный заброшенный храм. Складывалось впечатление, что горожане долгие годы уносили отсюда камни для строительства, и теперь от святилища остался лишь остов. Анса предположил, что Грязевая Равнина расположена на месте куда более древнего поселения, и волнолом был создан руками строителей тех давних времен.

Люди на улицах с любопытством косились на него. Анса не знал, забирались ли так далеко на юг жители равнин во время этой кампании, и бывали ли здесь воины Гассема. В городе не было заметно следов разрушения, и потому он предположил, что Гассем сюда так и не дотянулся.

В гавани Анса обнаружил несколько кораблей, готовых отправиться на юг и на запад. Он двинул своего кабо к причалу, у которого стояло на якоре большое торговое судно, грузившее в трюм зерно. Там он спешился и привязал скакуна.

— Где капитан? — спросил он у матроса, который следил за рабами, таскавшими мешки с зерном. Тот, утирая пот с лица, указал на дородного мужчину, который вместе с писцом, стоя на носу корабля, проверял какие-то бумаги.

Анса обратился к нему:

— Капитан, мне нужно попасть в Невву. Не туда ли вы идете?

Моряк изумленно уставился на него.

— Невва?! Никто из нас не плавает в такую даль! «Морская дева» идет на юг, до мыса Большой Воды.

— А остальные суда? — поинтересовался Анса.

— Ну нет, еще чего! — И капитан с гордостью добавил: — «Морская дева» — это самое дальноходное судно в наших краях.

— Тогда я отправлюсь с вами, если только вы берете на борт пассажиров.

— С радостью, если ты готов заплатить. Но твое животное я не повезу. На наших кораблях нет места для таких крупных скакунов.

Анса с печалью потрепал кабо по изящно выгнутой шее.

— Тогда я продам его. Когда вы отчаливаете?

— Мы почти закончили погрузку. Думаю, что отойдем от берега ближе к рассвету, когда зайдет луна.

Они немного поторговались из-за оплаты. Анса делал это скорее по привычке, чем из-за недостатка средств, и еще потому, что это доставило удовольствие капитану. За время войны он взял богатую добычу, и теперь не был стеснен в средствах.

Наконец, забросив пожитки на борт и взяв кабо под уздцы, он направился на поиски торговца, который мог бы купить это великолепное животное.

На следующее утро они отчалили еще затемно. Луна склоняла свой испещренный шрамами лик к западным холмам, когда «Морская дева» снялась с якоря. Ансе раньше никогда не доводилось плавать по морю, и он с большим интересом наблюдал за всем происходящим. Матросы орудовали длинными веслами, но он видел, что они делают это только ради удобства маневра, чтобы без труда миновать соседние корабли, стоящие на якоре, и добраться до конца волнолома. Дальше их уже понес на себе прилив.

Когда корабль оказался далеко за молом, шкипер по имени Таллис выкрикнул приказ, и матросы с песнями начали ритмично натягивать канаты. На единственной мачте на высоту около тридцати футов поднялся длинный парус. С гулким хлопаньем он наполнился ветром, и корабль мощно повлекло вперед.

Впереди над бушпритом алело небо, и Анса про себя отметил: «Стало быть, мы плывем прямо на восток».

— Да, — подтвердил шкипер. С широкой улыбкой он оперся о поручни, как видно, наслаждаясь своей властью над кораблем. — Еще около часа мы будем идти на восток, а затем повернем к югу. Это для того, чтобы обойти песчаные отмели, которые выдаются здесь далеко в море. Глупо было бы сесть на мель в самом начале пути, верно?

— Да, лучше бы нам обойтись без этого.

— Ты ведь, всадник, первый раз в море?

— Да, и пока мне нравится.

— Славно, славно. Пока держится крепкий ветер, это приятный опыт даже для сухопутного жителя. Но вот если ветер переменится, лучше сразу садись и привяжись покрепче к поручням. Не пытайся ходить по наклонной палубе, у тебя ноги к этому непривычные. И не вздумай перерезать веревку, даже если нас захлестнет волной. Мы никогда не уходим под воду так надолго, чтобы кто-то захлебнулся.

— А что, корабль и правда может погрузиться в море? — изумился Анса, уверенный, что на самом деле моряк просто подшучивает над ним.

— Именно так и может показаться на первый взгляд. Во время шторма огромные волны захлестывают корабль, но если в корпусе нет пробоин, то мы всегда вновь вырываемся на поверхность. Однако, как только все успокоится, сразу хватайся за ведро и принимайся вычерпывать воду, — помощь нам пригодится. — С этими словами шкипер расхохотался, словно сказал нечто очень забавное.

Солнце во всем своем великолепии выплыло над горизонтом. Ничего подобного Анса не видел даже на родных бескрайних просторах. Оглянувшись назад, он с трудом удержался от изумленного возгласа: земля за спиной превратилась в темную полоску. Внезапно он в полной мере осознал, что они находятся посреди беспредельных морских просторов. Это ощущение было довольно неприятным, — в особенности когда Анса понял, что и внизу нет ничего, кроме воды. Это было все равно что висеть в полной пустоте…

Он попытался взять себя в руки. Не годится человеку, побывавшему в плену у королевы Лерисы и готовому к мучительной смерти, теперь бояться какой-то воды! Палуба под ногами казалась твердой и прочной, несмотря даже на то, что все время шаталась вверх и вниз…

Анса отправился на прогулку по палубе, внимательно разглядывая корабль. Вскоре он понял, что канаты, поначалу показавшиеся ему бессмысленной паутиной, имеют каждый свое предназначение. Вскоре он выяснил, для чего они все служат, и оснастка корабля больше не имела для него тайн. Матросы то и дело тянули за одну веревку и ослабляли другую, изменяя угол поворота или высоту паруса. Это напоминало, как музыкант настраивает струнный инструмент, вечно недовольный его звучанием. Так и матросов, похоже, никогда не могло до конца удовлетворить, как их парус ловит ветер.

В длину палуба корабля составляла около двух дюжин шагов. В Невве Ансе доводилось видеть куда более крупные суда, но все равно, он не переставал удивляться, как такое творение человеческих рук может двигаться самостоятельно.

Команда представляла собой довольно пестрое сборище. Анса и раньше слышал, что мореходы считают себя космополитами и не имеют иного дома кроме своего корабля, быстро забывая о земле, что дала им жизнь. В команде оказалось двое маленьких темнокожих матросов с кожей черной, как беззвездное небо. Другой, напротив, был очень рослый, чуть ли не вдвое крупнее Ансы, очень бледный, с ярко-рыжей шевелюрой, причем волосы росли у него не только на голове и на лице, но и по всему телу. Между этими двумя крайностями имелся еще десяток типажей всех цветов кожи и глаз. Они говорили на особом морском наречии, полном незнакомых слов.

Вскоре парус повернулся, и корабль устремил свой острый клюв к югу. Ветер окреп, и судно понеслось по волнам, точно норовистый кабо, которого с трудом удерживают поводья. Охваченный восторгом, Анса едва не позабыл, какая серьезная миссия ждет его впереди. Он был полностью зачарован морем.

* * *

Много дней они плыли к югу, а затем на запад. Корабль заходил в один крохотный порт за другим. Там они выгружали и брали на борт новый груз, а также запасались свежей провизией и водой.

Однажды им довелось войти в просторную гавань, вход в которую защищали две крепости, возведенные на соседних мысах. Город оказался довольно большим и когда-то славился своим богатством, но теперь от его былого могущества мало что осталось. Два года назад дикарское войско Гассема захватило его с суши. Все крепкие и сильные юноши погибли, детей и красивых женщин уволокли работорговцы. Немногие уцелевшие голодали и до сих пор не могли оправиться от пережитого.

— Какая досада, — заметил на это шкипер Таллис. — А ведь был такой прекрасный город… Этот проклятый Гассем уничтожил полмира! Мы все должны быть благодарны вам, жителям равнин, за то, что вы избавили нас от этого тирана.

Горожанам было почти нечем торговать, поскольку варвары ограбили их подчистую. Корабль не задержался здесь и продолжил путь на юг. Семь дней спустя они прибыли на мыс Большой Воды. Это была самая южная оконечность материка, после чего береговая линия начинала загибаться на север, а потом на запад.

На мысе Большой Воды Анса сошел на берег и оказался в новом городе. Суда не задерживались здесь надолго, ибо в этом месте не было удобной гавани. Вдоль берега располагалось лишь несколько причалов и складов. Почти никто из капитанов не ходил вдоль обоих побережий. Все они доплывали на юг до мыса, а затем — поворачивали обратно к дому.

Анса не сразу привык к твердой земле. Вообще, как всякий всадник, он больше привык путешествовать в седле и не любил пешие прогулки, хотя к этому его приучили родичи по материнской линии, живущие среди холмов. Они были охотниками и редко выезжали верхом, чтобы не распугать всю дичь.

Местность, окружавшая мыс, была неприветливой и гористой, поросшей густыми джунглями. В порту не нашлось ни одного корабля, направлявшегося на запад, и вскоре Анса уже истощил все скудные возможности для развлечения, которые мог предоставить этот небольшой портовый городишко.

Он не чувствовал себя своим в компании грубых моряков, и для них так же оставался чужаком. В ожидании корабля он решил побольше узнать об окружающих землях.

Как-то прохладным утром, на четвертый день своего пребывания на берегу, Анса взял лук со стрелами, меч и кинжал и, запасясь провизией, покинул город по направлению к холмам.

Крепостной стены тут не оказалось, ибо в городе было нечего защищать, а вокруг не имелось никаких враждебных племен. Стоило отойти на полсотни шагов к северу от того места, где заканчивались городские постройки, и местность начала круто подниматься. Песчаная почва сменилась травянистыми зарослями и кустарником, а затем над головой сомкнулись деревья. Отыскав нахоженную тропу, Анса двинулся по ней.

Вскоре стих непрерывный шум прибоя. Ветви с густой листвой прикрывали путешественника от палящих лучей восходящего солнца. Лесные звуки доносились до его ушей: жужжание насекомых и надрывный птичий гомон. Отец, который мог бесконечно рассуждать о повадках животных, рассказывал, что у птиц, живущих в джунглях, такое яркое оперение и отвратительные голоса, потому что иначе им было бы трудно отыскать себе пару в густой листве. На равнинах любую птицу видно издалека, и их тихие мелодичные трели также разносятся на многие лиги вокруг.

Ансе и прежде доводилось путешествовать в жарких лесистых краях. Он побывал в Соно и Гране, также поросших джунглями. Но здесь все было совсем иначе. В тех давно освоенных землях люди на протяжении тысячи поколений вырубали дикую растительность, удерживая ее вдали от своих полей. Они расчищали леса, чтобы строить великие города и, хотя со временем города приходили в упадок и джунгли наступали вновь, но люди приходили опять и отстраивались заново. Сейчас же складывалось такое впечатление, что в этих лесах вообще никогда не ступала нога человека.

Тропинка казалась хорошо Утоптанной, но ее явно проложили дикие звери. Никто из людей, с кем он разговаривал в городе, не забирался вглубь материка. Все они попали сюда из других мест: портовые рабочие, сошедшие на берег матросы, изгнанники, ожидающие, когда срок ссылки кончится и они смогут вернуться домой. Никто из них не был уроженцем этих мест. Они даже не знали, живут ли в окрестностях какие-либо племена, и не интересовались землями вокруг побережья.

Анса шел по тропе всего пару минут, но уже чувствовал себя гораздо бодрее. Приятно было оказаться в одиночестве в незнакомых краях, вдали от людей, которым нельзя было доверять…

Сын Гейла знал, что формально мыс Большой Воды принадлежит королевству Соно, но на деле это мало что значило. Просто в город время от времени наведывался чиновник с небольшим военным отрядом для сбора податей, но с момента вторжения Гассема он больше не появлялся.

Это был совершенно обособленный край, на который никто не заявлял своих прав. Слишком дикий и неуютный… Здесь не было крупных рек, которые вели бы сквозь горные цепи в более плодородные земли, не имелось месторождений ценных минералов и даже туземцев, на которых можно было бы охотиться, чтобы угнать их в рабство.

Над головой в ветвях мелькали крохотные существа, с любопытством взиравшие на пришельца. В этих лесах, похоже, водились сотни пород обезьян, но все они были незнакомы Ансе. У них были длинные пушистые белые хвосты, опоясанные черным и зеленым, тельца, поросшие зеленой шерсткой, и голые сморщенные розовые мордочки. Некоторые из них провожали Ансу недовольным щебетом, другие с интересом смотрели ему вслед.

Он шел дальше, и внезапно места обитания зеленых зверьков закончились, и он увидел куда более крупную обезьяну, с голубоватой шерстью и раздвоенным хвостом. Этот хвост с подобием коготков на концах животные использовали в качестве дополнительной конечности и ловко подцепляли им плоды с ветвей.

К полудню Анса углубился в холмы, а подъем все продолжался. Он пересек множество ручьев, но ни одной настоящей реки. Тропинка много раз разветвлялась, но заблудиться он не боялся. Куда бы он ни отправился, чтобы вернуться к морю, требовалось идти все время вниз со склона. Даже если он потеряется, то всегда сможет найти дорогу по течению ручьев.

Попадались Ансе также бесчисленные животные, но все они были довольно мелкими. Самыми крупными оказались антилопы, вдвое меньше его ростом. У них были изящно выгнутые шеи и вытянутые головы, увенчанные добрым десятком витых рожек. Они вытягивали длинные черные языки, обхватывали ветви у основания и, наклоняя их вниз, очищали от листьев. Затем они меланхолично пережевывали листву, пока человек их не спугнул. Тогда они запрядали ушами и метнулись в заросли, в возбуждении взмахивая белыми хвостами.

Анса уже собрался перешагнуть через упавший ствол, когда тот внезапно шевельнулся. Все утро прошло столь мирно, что сейчас от страха у него даже перехватило дыхание. С отчаянно бьющимся сердцем он смотрел, как «бревно» поползло куда-то в сторону. Это оказалась гигантская змея, чьи чешуйки и отметины на боках превосходно повторяли узор древесной коры. Змея казалась бесконечной, и прошло очень много времени, когда ее хвост, наконец, исчез в траве.

Анса мысленно выругался. Уж ему-то следовало бы знать, сколь обманчивой может быть внешность! Он позволил этому спокойному лесу со своими мелкими безобидными обитателями убедить себя, что здесь — безопасное место. Но подобная змея вполне могла свалиться на него с дерева… Никогда нельзя забывать, что в любом, даже самом надежном убежище тебя может поджидать огромный голодный хищник!

Выбравшись на полянку, Анса передохнул и решил поесть. Здесь было достаточно просторно, и открывался хороший вид во все стороны.

Он присел на плоский камень и открыл флягу с водой. Сушеное мясо и жесткая лепешка поддержали его силы, но пришлось потратить почти всю воду, чтобы их размочить, так что под конец фляга совсем опустела. Анса сказал себе, что надо будет вновь наполнить ее при первой же возможности. Вода в здешних ручьях была столь быстротекущей, что наверняка оставалась чистой.

Анса уже готов был вновь тронуться в путь, когда нечто странное вдруг привлекло его внимание. Сперва поляна, на которой он остановился, не показалась ему необычной, но теперь он заметил, что у нее слишком правильные очертания, почти в форме трапеции. Поднявшись с камня, на котором сидел, Анса обошел ее по периметру. Конечно, стороны «трапеции» были не слишком ровными, и углы не совсем правильными, и все равно это не могло быть природным образованием.

На самой поляне росла лишь жесткая трава и невысокий кустарник. Окаймлявшие ее деревья кишели жизнью: там были птицы, летучие мыши, рептилии и обезьяны. Прямо у него на глазах ящерица спланировала с одной ветви на другую, взмахивая плоским хвостом и растягивая перепонки, идущие от лап к бокам. К ящерице тут же устремилась хищная летучая мышь, но жертва успела скрыться среди ветвей, ускользнув от хищных когтей. Рассерженно захлопав крыльями и досадливо свистнув, летучая мышь унеслась прочь.

Поскольку ему все равно было нечем заняться, Анса продолжил осматриваться. Вскоре он заметил, что камень, на котором он сидел, также был подозрительно правильной формы, хотя его уже изрядно разрушило время, — но прежде он представлял собой ровный отесанный блок. Немного прищурившись, Анса разглядел на поверхности какие-то вырезанные знаки, хотя они были уже настолько повреждены, что невозможно оказалось определить, — высечены ли там рисунки, надписи или просто какой-то орнамент.

Поначалу Анса решил, что эта поляна образовалась после пожара от ударившей в землю молнии, но теперь заметил, что нигде не было видно пней крупных деревьев, наподобие тех, что росли вокруг, а на тонком слое почвы так и не укоренилось ничего, кроме травы. Подобрав плоский камешек, он поскреб землю и вновь наткнулся под ней на каменную поверхность, испещренную какими-то знаками.

Он продолжил изыскания и вскоре обнаружил, что вся поляна под землей представляла собой каменную площадку, и плиты были уложены с высокой точностью. Тогда Анса смекнул, что поскольку вокруг поляны склоны идут вниз, то он наверняка находится на вершине какого-то здания или сооружения, давным-давно поглощенного джунглями.

В мире было полно таких мест: таинственные останки давно исчезнувшей цивилизации. Он видел их в пустынях, пустошах и в лесах, а также на берегах великих рек. Отец объяснял ему, что их мир очень стар, и прежде был населен куда гуще, чем сейчас. Именно в таких развалинах в свое время король Гейл и обнаружил большие запасы стали, принесшие его владениям славу и богатство.

«Но какие же люди, — дивился Анса, — могли строить храмы и дворцы в таком месте?» Впрочем, кто мог знать, каким было это место давным-давно…

Мало кого из знакомых Ансе людей занимали такие вопросы. Его соплеменники интересовались лишь повседневными делами, и думали, что мир вокруг никогда не менялся.

Но Ансу отец учил совсем другим вещам и настаивал, чтобы его сыновья читали труды великих ученых. Вот почему Анса понимал, что эти места, ныне поглощенные джунглями, в былые эпохи могли представлять собой, к примеру, заснеженные пустоши; сухая равнина нынешних дней могла быть прежде плодородной… А до того — и вовсе лежать на дне моря. Очертания земель менялись постоянно, хотя и очень медленно.

Однажды по пути через горы отец остановил колонну и спешился. Взобравшись по каменистому склону, он раскрошил ножом сухую землю, и под ней обнаружились какие-то странные белые полосы, словно светлые нити, вплетенные в темную ткань.

Спустившись, он показал озадаченным сыновьям целую пригоршню ракушек моллюсков и объяснил, что в былые времена этот горный склон был дном теплого мелкого моря. Прочие кланники увидели в этом подтверждение, что король Гейл безумен. Однако сыновья со временем научились видеть истину в отцовских речах, — хотя и они не сомневались, что отец все равно сумасшедший.

По неведомым причинам великие цивилизации поднимались, расцветали, клонились к упадку и исчезали с лица земли. Все историки, которых доводилось читать Ансе, имели свое мнение на этот счет. По опыту он знал, что война может уничтожить даже самые сильные королевства. Другие мудрецы утверждали, что виной всему эпидемии, время от времени опустошающие мир. Третьи считали наиболее очевидной причиной истощение пахотных земель.

Это последнее утверждение Ансе было труднее всего принять. Кочевник в душе, он, как и все номады, презирал крестьянский труд. Даже его отец, отличавшийся невероятным терпением и снисходительностью, с трудом скрывал отвращение к людям, которые целые дни, подобно животным, копаются в земле, чтобы выращивать какие-то хилые безвкусные растения. Такая жизнь в его глазах была ничем не лучше рабской. Однако же ученые настаивали, что сельское хозяйство имеет важное значение, и без него ни одна империя не может существовать. Ансе это казалось необъяснимым. Любым плодам крестьянского труда он предпочитал разнообразную дичь, и кроме охотников, уважал еще лишь скотоводов.

Поляна показалась ему удачным местом, чтобы разбить лагерь. Он не хотел в ближайшие пару дней возвращаться в город, но и спать под деревьями ему не нравилось. Кто знает, какая гадость свалится с ветвей на спящего? Зато с чистого неба можно не ожидать ничего хуже проливного дождя.

Все его пожитки были надежно упакованы в плотную промасленную ткань. Сейчас он развернул сверток и одну сторону колышками прибил к земле, сквозь две специально вшитые петли, а противоположный бок закрепил над камнем и придавил для тяжести камнями. Довольный получившимся грубым убежищем, которое вполне могло защитить его от непогоды, Анса подхватил лук и отправился на охоту.

В ветвях оказалось полно обезьян, но ему была неприятна мысль о том, чтобы поедать этих созданий, похожих на человека. Во время путешествия к югу он обнаружил, что тамошний народ не испытывает по этому поводу никаких колебаний… но с другой стороны, среди южан встречались и людоеды! Во всяком случае, в этих лесах имелось столько дичи, что можно было проявить разборчивость…

Ближе к вечеру он набрел на небольшую стайку туну. Эти толстые зверьки были ему знакомы, хотя шкурка у них оказалась непривычного зеленоватого оттенка, чтобы лучше прятаться в листве. Сбив одного стрелой, он отнес добычу на поляну и там принялся потрошить. Покончив с этим, Анса развел костер. К тому времени, как он закончил разделывать мясо, у него уже было достаточно углей для готовки.

Он сидел в сумерках, наслаждаясь ароматным дымком, исходящим от костра. На миг возникло желание подольше остаться в этих местах, но он тут же сказал себе, что это глупо. Такое ощущение возникло лишь из-за контраста здешних нетронутых мирных мест с тяготами цивилизованной жизни. Однако Анса понимал, что стоит пробыть здесь чуть подольше, и он столкнется с новыми опасностями. Кроме того, у него было важное дело. Нужно встретиться с королевой Шаззад. Нужно узнать, поправится ли отец. И еще он должен был вернуться к Фьяне!

Так много всего случилось со времени их последней встречи…

В ту пору он был юным неопытным воином. С тех пор он прошел с войском через полмира, сражался против людей и сил природы… Конечно, он устал от битв, но сознавал, что это чувство лишь временное. Тихой, мирной жизни он долго не выдержит: его опять потянет в путь.

И правда, лесная идиллия продлилась лишь два дня. К тому времени, как он обглодал последнюю косточку туну, нехватка человеческого общества сделалась столь невыносимой, что Анса захотел вернуться в город. Он больше не мог оставаться на месте, ему необходимо было двигаться дальше…

* * *

Спускаясь к побережью, он обнаружил в порту два новых корабля. Один из них, как выяснилось, направлялся на запад.

У этого судна был странный черный парус. Капитан и вся команда казались одинаково грубыми и неприветливыми. Впрочем, Ансу это не удивило: он давно уже заметил, что люди Утонченного склада не приживаются на море.

— Кто ты такой? — спросил его капитан, когда Анса подошел ближе к черному кораблю.

— Мое имя Анса, и я хочу отправиться на запад.

— Мы как раз идем на запад. И куда же ты надеешься попасть?

На шкипере была темно-бурая кожаная накидка с белесыми соляными разводами. На поясе с бронзовыми заклепками висел большой нож с широким лезвием.

— В Невву, в порт Касин.

— Так далеко мы едва ли зайдем. Я уже давно не доплывал до Первинского маяка.

— Тогда я отправлюсь с вами на запад до конца, а там пересяду на другой корабль.

— Если повезет. Впрочем, поднимайся на борт. Я часто беру пассажиров. Надеюсь, ты сможешь оплатить дорогу?

— Смогу. Но не прочь и поработать.

При этих словах шкипер утробно расхохотался.

— Чтобы сухопутная крыса трудилась у меня на корабле?! Да сами духи глубин обернутся против меня! Нет уж, друг мой, я возьму тебя только как груз.

— Воля твоя, — Анса был огорчен, но ничего не мог поделать. Он хотел плыть на запад, и никто не знал, когда появится следующий корабль.

Перетащив на борт свои пожитки, он сложил их на носу корабля, а затем уселся и стал смотреть, как команда и портовые рабочие завершают погрузку. Анса заметил несколько тюков, похожих на те, что перевозил корабль, привезший его сюда. Впрочем, тюков этих было не так уж и много.

Судно также оказалось очень похожим на предыдущее, только подлиннее и поуже.

Кроме того, на нем было больше оружия, и Анса понял, что этим морякам приходится плавать по более опасным водам. Он слышал, что после того, как была разгромлена армия Гассема, пиратство стало процветать на морях…

Команда также отличалась большим разнообразием. В большинстве своем здесь были уроженцы южного побережья и островов Чива: приземистые, крепкие мужчины, протыкавшие мочки ушей и нижнюю губу какими-то странными палочками и покрывавшие тела ритуальными шрамами.

Они отплыли после полудня, сразу поймав крепкий восточный ветер, наполнивший черный парус и повлекший корабль на запад. Анса ощутил прилив восторга, когда волна, перехлестнув через нос, окатила его прохладной солоноватой пеной. Час спустя мыс Большой Воды уже скрылся за горизонтом, и они оказались в открытом море, кое-где испещренном точками скалистых островов.

На следующее утро, поскольку заняться ему было совершенно нечем, Анса принялся осматривать свое оружие в поисках мельчайших следов ржавчины. Он как следует смазал все металлические части, прекрасно зная, сколь опасна может быть соленая морская влага. Подобно всем остальным матросам, он разделся вплоть до штанов и повязал платком голову, чтобы солнце не слишком припекало. Пока он сидел, скрестив ноги на палубе, и начищал меч, кинжал и легкий боевой топор, капитан подошел и с любопытством уставился на оружие.

— А ты неплохо снаряжен, юный Анса… — Мореход, имя которого было Уто, относился к своему пассажиру с грубоватой доброжелательностью. Впрочем, это ничуть не расположило юношу в его пользу.

— Я только что с войны. В бою единственный способ выжить — это иметь оружие и уметь им пользоваться.

С этими словами Анса еще раз провел по ножу небольшим точильным камнем. Лезвие было длиной в две ладони и слегка изогнутое, достаточно острое, чтобы им можно было бриться; Утолщенный край придавал удару дополнительную силу.

— Так ты из войска короля Гейла, да? Значит, ты наверняка недолюбливаешь Гассема. — Капитан указал на блестящий металлический клинок. — Я еще помню времена, когда сталь в таком количестве представляла собой невообразимую драгоценность в глазах большинства людей. За один твой нож тебя бы прикончили, не раздумывая. Имея такой клинок, я мог бы навсегда уйти на покой и купить небольшое имение с рабами.

— По счастью, теперь сталь перестала быть редкостью, — возразил Анса, еще раз провел точильным камнем по клинку и улыбнулся капитану. — Поэтому я могу спать спокойно, зная, что никто не перережет мне горло, чтобы завладеть моим оружием.

— Верно, — смущенно согласился Уто. — Ты прав, времена изменились.

Внезапно оба вскинули головы, заслышав крик впередсмотрящего.

— Парус прямо по курсу!

Матрос, вытянув вперед руку, указывал на крохотную красную точку, в которой сам Анса никогда не признал бы корабль. Вынув из мешка подзорную трубу, он вытянул ее во всю длину. Теперь он убедился, что это и впрямь был парус непривычной квадратной формы.

— Что ты там разглядел? — поинтересовался Уто.

— Судно, но я не знаю, какого типа. — Анса протянул подзорную трубу капитану. — Вот, взгляни лучше сам.

Уто потребовалось несколько мгновений, чтобы отыскать чужой корабль.

— Это чиванец. Из Санкри, должно быть. Так называется один из их островов. Последние пару лет они процветали: не нужно стало платить податей чиванскому королю… А Гассем так никогда и не добрался до южных островов. — Сложив подзорную трубу, он вернул ее Ансе. — Отличный инструмент. Благодарю тебя.

Без лишних слов молодой человек кивнул.

Час спустя, корабли сблизились, и капитаны, перекрикиваясь, обменялись новостями. Они говорили на наречии, которого Анса не понимал, а затем Уто приказал опустить парус. Чиванец сделал то же самое, и корабли закачались на волнах неподалеку друг от друга.

Анса подошел к капитану.

— Что происходит?

Уто ухмыльнулся.

— Я спросил, нет ли у них корня хавы. У чиванцев всегда имеются запасы. Сказал, будто у меня несколько матросов слегли с пятнистой лихорадкой. Корень хавы — прекрасное средство от этой напасти.

— Я что-то не вижу среди нас больных, — заметил Анса.

— Но им-то откуда это знать? А теперь сиди тихо, сухопутная крыса. Это морские дела.

Анса отступил в сторону, преисполненный дурных предчувствий. Он знал, что сейчас случится нечто неприятное, но моряков было слишком много, чтобы он справился с ними в одиночку, и к тому же он не умел управлять судном. Тем временем два корабля сблизились бортами. У чиванцев команда была совсем немногочисленной, — десятка два моряков. Все они были одеты в разноцветные кильты и носили бусы из перьев и жемчужин.

Команда Уто приветствовала их смехом и радостными возгласами, но как только корабли соприкоснулись бортами, они тут же устремились на чиванцев, выхватывая заранее припрятанное оружие. Улыбки сменились звериными воплями, и они принялись убивать всех без разбора.

Анса, конечно, ожидал каких-то неприятностей, но подобная дикость застала его врасплох. Отбежав на дальний конец палубы, он обнажил меч, готовый к тому, что команда, расправившись с чиванцами, возьмется и за него. Он дал себе слово, что дорого продаст свою жизнь. Тем временем немногочисленные оставшиеся в живых чиванцы попадали на колени, моля о пощаде.

Как Анса и подозревал, все их просьбы оказались тщетными. Сопротивляющихся людей поволокли к борту и по одному перерезали им горло. Судя по действиям команды Уто, — им это было не в новинку. Окровавленные трупы затем побросали в море.

Анса не раз видел, как гибнут люди, но эта холодная жестокая расправа привела его в ужас. За считанные минуты все чиванцы оказались в воде. Тут же плавники акул и чешуйчатые спины морских хищников вспороли волны, и вода окрасилась розовым…

Уто направился к Ансе, вытирая нож тряпкой.

— Убери меч, сухопутная крыса, — велел он, лукаво подмигнув.

— С какой стати? Разве я не следующий на очереди? — Анса покрепче ухватил оружие, готовый в любой момент наброситься на капитана. — Даю слово, меня вы так просто не возьмете.

Уто бросил кинжал в ножны.

— Конечно, мы могли бы позабавиться и с тобой… Но мы уже получили все, что хотели. Конечно, ты не член команды, и не имеешь права на свою долю добычи, но и неприятностей с тобой мы тоже не хотим.

За спиной у капитана уже столпились матросы, недоверчиво косясь на Ансу. Только теперь он догадался, в чем дело.

— Вы ведь не бойцы! Вы не воины! Вы предпочитаете убивать слабых и боитесь связываться с человеком, который умеет сражаться. Я и не думал, что попал на борт к пиратам.

— Какие еще пираты? — с деланным возмущением отозвался Уто. — Мы простые мореходы, которые пытаются заработать себе на жизнь. И если нам попадается легкая добыча, разве можно оскорблять богов, не принимая ее? — И он вновь разразился утробным хохотом. — Уж коли у людей есть какое-то ценное добро, они должны уметь себя защитить. — Он повернулся к своим людям. — Ладно, пойдем посмотрим, что нам досталось…

Головорезы отвернулись, и Анса вложил в ножны свой меч.

Он знал, что впереди его ждут бессонные ночи, но едва ли всерьез стоило опасаться этих падальщиков. Он надеялся, что в трюмах захваченного корабля окажется спиртное. Если они перепьются, он убьет их всех и постарается доплыть до берега. Возможно, одного из матросов он оставит в живых, чтобы тот помог управиться с кораблем…

* * *

Анса оставался в дозоре всю ночь, время от времени начиная задремывать, но всякий раз стряхивая сонливость при любом подозрительном шорохе. Ему это давалось без особого труда, ведь большую часть жизни он провел в седле, выпасая стада, которым грозила опасность со стороны хищников, или же на охоте, где одинаковую угрозу представляли как звери, так и люди.

Ну, а последний год он вообще воевал, выезжал с бесконечными дозорами и стоял на часах, — так что способность бодрствовать подолгу стала для него вопросом жизни или смерти. Он приучился спать урывками с открытыми глазами и настороже, с оружием наизготовку.

Однако спиртного на борту чужого судна не нашлось. Весь груз матросы перетаскали к себе на корабль, затем пробили дыры в корпусе своей добычи и пустили ее ко дну. Подняв парус, они продолжили путешествие. Оглядываясь назад, Анса думал о том, что вот так же каждый год пропадают сотни судов, и никто не знает, пали они жертвой стихии, или пиратов.

Разделавшись со всеми уликами, Уто и его люди могли вновь изображать из себя невинных торговцев, и не опасались, что их постигнет справедливое наказание. Да и кто стал бы прислушиваться к обвинениям какого-то чужеземца?

Еще три бессонные ночи провел Анса на борту, прежде чем они подошли к острову, такому большому, что неопытный человек мог бы принять его за материк. Корабль обошел его с юга, и путешественник с любопытством обозревал берег, пока, наконец, несколько часов спустя они не достигли северной оконечности острова, где горная гряда заканчивалась большим вулканом. Над кратером поднимался тонкий столп дыма, при этом сами склоны кратера, как ни удивительно, оказались покрыты снегом.

Ансе и прежде доводилось видеть вулканы в глубине Отравленных Земель и в Каньоне, однако, здесь, на море, это было странное зрелище. Слишком велик был контраст между тропиками и этой заснеженной горой. Такое зрелище вызывало головокружение, словно здесь был нарушен естественный порядок вещей.

Побережье выглядело весьма негостеприимным. К самой воде спускались скалистые отроги, и волны разбивались о каменные стены. В воздухе над морем кружились птицы, летучие мыши и рептилии. Свет играл на их ярком оперении и чешуйках, когда они проносились над скалами в поисках пропитания.

Анса с удивлением заметил, как из узкой расселины в скалах выплывают два небольших суденышка. Туда же направился и их корабль. Если бы путешественник не заметил лодки, то, наверное, решил бы, что их рулевой сошел с ума, поскольку неопытному взору казалось, что они плывут прямиком на скалы, где их ждет неминуемое крушение.

Анса покрепче ухватился за поручень и стиснул зубы, когда судно устремилось вперед, но он тут же успокоился, стоило им подойти к расселине, ибо она была куда шире, чем казалась издалека.

— Это Дымный Остров, — пояснил Уто, встав рядом с пассажиром. — Лучшая гавань в этих краях. Да и на материке ничего подобного я не видел. Здесь корабль может переждать самый худший шторм.

Капитан вел себя так, словно ничего не случилось, как будто учиненная им в море резня была совершенно обычным делом и их путешествие происходило без всяких приключений.

— А много там судов в это время года? — поинтересовался Анса.

— О, да. Там есть город, хорошая вода, и крестьяне подвозят свежую провизию. В любое время года здесь застанешь не менее двух десятков кораблей.

— Отлично. Тогда я подыщу другое судно, чтобы продолжить путь.

— Надеюсь, что ты передумаешь. Я вижу, ты неплохо чувствуешь себя на море. Мне доводилось слышать, что жители равнин — отменные стрелки из лука. Хороший боец без труда мог бы застрелить рулевого на чужом корабле даже с большого расстояния, и для нас такой лучник стал бы настоящей находкой.

— Меня это не интересует, — вспыхнул Анса.

— Подумай, — попытался уговорить его Уто. — Я предложу тебе двойную долю. Но тогда тебе придется принимать участие в абордаже.

— Я не пират!

Уто с отвращением посмотрел на него.

— Твой народ — грабители и убийцы, разве не так? В чем разница? Если есть добыча, храбрец должен завладеть ею, и всем плевать на участь глупцов, не способных себя защитить.

— Я никогда не убивал человека без вины. У моего народа не принято нападать без предупреждения.

— Всадники! — хмыкнул Уто и отвернулся. — Они вечно считают себя лучше других людей только потому, что ездят верхом!

Анса не собирался спорить с этим негодяем, ему хотелось лишь как можно скорее сойти на землю. По крайней мере, этот порт казался вполне подходящим. Они вошли в совершенно круглую лагуну, окруженную пологими зелеными холмами. На южном ободе круга приютился городок, а в гавани Анса увидел не меньше полутора десятков кораблей, стоящих на якоре. Наверняка, среди них найдутся и те, которые направляются в Невву.

На веслах команда Уто подвела судно к причалу. Как только они бросили якорь, Анса, собрав все свои пожитки, соскочил на землю, даже не подумав ничего сказать на прощание. Он вздохнул от облегчения, едва сошел с корабля, и торопливо зашагал прочь, хотя твердая земля с непривычки и покачивалась у него под ногами. Неизвестно, какой державе принадлежал этот остров: здесь не было никаких чиновников, опрашивающих приезжих.

В порту имелось все необходимое для кораблей и их команд. Тут были доки и мастерские, где шили паруса, чинили оснастку, а также лавки для продажи провианта. Имелись, разумеется, и бордели, таверны и постоялые дворы. Анса, однако, решил, что будет в большей безопасности на постоялом дворе вдали от гавани, и потому двинулся вверх по склону, чтобы взглянуть на город. Далеко впереди, над городскими крышами, по-прежнему виднелась грозная дымящаяся гора. Зрелище это смущало путешественника, хотя он не сомневался, что извержений здесь не видели уже многие сотни лет. Но это не означало, что вулкан не способен взорваться в любой момент.

Проходя мимо городского рынка, Анса ненадолго задержался там, чтобы взглянуть на товары, выставленные для продажи. С удивлением он увидел там всевозможные диковины из далеких земель. Здесь были драгоценности, инструменты, роскошные ткани и даже книги. У оружейника были выставлены новенькие стальные клинки, и Анса даже увидел прекрасное шессинское копье, наподобие того, которым владел его отец. Любопытно, как попало сюда такое оружие?

Посещение рынка привело Ансу в смятение. Похоже, этот порт был настоящим пристанищем пиратов, где они избавлялись от награбленной добычи, прежде чем отправиться в более цивилизованные края. Впрочем, эти мысли не помешали ему прикупить стальных наконечников для стрел. Неважно, как они попали сюда: вполне возможно, что скоро они ему понадобятся.

На дальних границах поселения он обнаружил постоялый двор, где почти не было моряков. Сам дом оказался чистым, стены сияли свежей побелкой, а крыша была крыта сланцем. Его привели в комнату на верхнем этаже, с окном, выходившим на аккуратные возделанные поля, поднимавшиеся по склону горы.

Больше всего Ансу обрадовало то, что дверь запиралась изнутри. Заплатив по счету, он тотчас закрылся на засов, разделся, рухнул на узкую койку и проспал до конца дня.

Проснулся он оттого, что снаружи кто-то стучал в дверь со словами, что ужин готов. Поднявшись, Анса огляделся в поисках умывальника. В комнате он его не обнаружил, но тут же припомнил, что внизу видел небольшой фонтанчик. Одевшись и нацепив оружие, он отодвинул засов, вышел на лестничную площадку и спустился по ступеням, ведущим во двор.

Небольшой бассейн для умывания прилепился к стене постоялого двора, и вода лилась туда из кувшина, который держала каменная рука, словно бы торчащая прямо из здания, — как будто кто-то выливал воду изнутри. Нагнувшись, он побрызгал на лицо и тут же в изумлении отскочил прочь. Вода оказалась горячей. Не слишком, — но все же это застало его врасплох. Он-то ожидал, что вода будет ледяной…

Преодолев изумление, Анса покончил с умыванием и вошел внутрь.

Потолок в общем зале постоялого двора был довольно низким, но днем здесь было светло, потому что часть крыши открывалась к небу. Специально вырытый посередине бассейн улавливал дождевую воду, а столики располагались вокруг него. Сейчас солнце почти зашло, но света по-прежнему было достаточно, и слуга как раз расставлял факелы вдоль стен.

Анса уселся на скамью и обнаружил, что какой-то человек, сидящий напротив, с изумлением косится на него. Это был мужчина средних лет с седеющей бородкой, и по одежде Анса признал в нем невванца. Поскольку незнакомец разглядывал его без всякого смущения, то и житель равнин также уставился на него.

— Прошу меня простить, юноша, — сказал, наконец, этот человек. — Я не ожидал увидеть никого из твоих сородичей в этих местах. Мое имя — Амблейс, я ученый из Касинской королевской академии. — С этими словами он протянул изящную руку, и Анса пожал ее.

— Мое имя Анса, я воин Гейла, Стального Короля.

— Я так и думал, что ты родом с равнин. Мне посчастливилось повстречать короля Гейла на придворном приеме, когда он прибыл помочь нам справиться с дикарями Гассема. Мы все очень благодарны твоему королю и его воинам.

— Такой враг как Гассем, заставляет сдружиться даже былых противников, — не без цинизма заметил на это Анса, который давно уже понял, что в мире политики благодарность немного стоит. Как только уменьшалась опасность, многие союзы тут же распадались…

— Совершенно верно, и я согласен с тобой. Но как же ты оказался так далеко от родных краев?

Этот вопрос, похоже, искренне интересовал незнакомца, а Анса знал, что все ученые любопытны по своей природе.

— Я должен поговорить с вашей королевой, по поручению моего короля.

Служанка поставила перед ним чашу и наполнила ее пурпурной жидкостью из графина. Вино издавало приятный аромат. Взяв бокал, Анса отхлебнул немного и нашел вино крепким и сладковатым. Он решил, что прежде чем пить еще, следует что-нибудь съесть.

— Так ты королевский посланник? То-то мне и показалось, что твоя речь звучит иначе, чем у большинства твоих… э-э-э… более грубых соплеменников, с кем мне доводилось общаться.

— Ты говорил с нашими воинами, когда мы были в Касине?

— При малейшей возможности. Я ученый, и хочу как можно больше знать о флоре, фауне и климате чужих земель. — Амблейс отхлебнул из своего кубка. — К несчастью, мне было очень тяжело понимать их речь. Ты же, напротив, превосходно говоришь по-неввански.

Анса понял, что грядет настоящий допрос, и оказался прав.

При малейшей возможности он пытался повернуть разговор на те темы, которые его самого интересовали гораздо больше, но это оказалось довольно сложно. Поедая рыбу, принесенную служанкой, он, наконец, кое-что узнал о Дымном Острове.

— В свое время и Чива, и Невва претендовали на эти места, но пока все сражались с Гассемом, островитяне практически добились независимости. В результате в этих краях не действуют никакие законы. Ты уже видел рынок?

— Да, — ответил Анса. Он затем описал события, которым стал свидетелем на море, и Амблейс с серьезным видом кивнул.

— Такие вещи случаются все чаще и чаще. Впрочем, опасаться нечего. Скоро наша королева наведет порядок на море и на суше, и Дымный Остров вновь будет принадлежать Невве. Ведь прежде здесь был знаменитый курорт.

— Курорт? — переспросил Анса, который впервые слышал это слово.

— О, да. Ведь тут знаменитые горячие источники. Богачи приплывали сюда, чтобы окунуться в их целебные воды.

— Горячий фонтан снаружи! — воскликнул Анса. — То-то я гадал, в чем здесь дело…

— Вот именно. Разве не чудо? Видишь ли, когда идет дождь, вода проникает в почву сквозь пористые слои и нагревается от недр горы, а затем она вновь выходит наружу со стороны моря… — И ученый пустился в бесконечные рассуждения на излюбленную тему.

Анса наелся досыта и выпил немало вина, уверенный, что ночью он сможет выспаться спокойно. После ужина, руководствуясь указаниями Амблейса, он нашел купальню. Там не меньше двух часов он отмокал в бассейнах со все более горячей водой, в окружении банщиков, которые помогли ему изгнать усталость и смыть с себя грязь слишком долгого путешествия. За целебные свойства воды Анса не смог бы поручиться, поскольку ничем не болел, но после купания он явно почувствовал себя гораздо лучше.

Вымывшись и переодевшись во все чистое, он почувствовал, что наконец-то готов встретиться с окружающим миром. Ему даже пришла мысль отыскать и прикончить Уто, но затем он решил, что это не имеет никакого смысла. В смутные времена такие люди всегда процветали, и на место Уто наверняка придет дюжина других. Так что путешественник ничего не достигнет, разве что его поймают и прикончат подельники пирата. Поскольку заняться ему было пока нечем, и он был не так глуп, чтобы в одиночку гулять в темноте по незнакомому городу, Анса вернулся к себе, запер дверь и крепко проспал до самого утра.

На следующий день он как следует осмотрел поселение и корабли в гавани. Невванский ученый объяснил, что странная круглая лагуна на самом деле является бывшим жерлом древнего вулкана, ныне затонувшего и скрытого морем.

В гавани Анса отыскал нескольких капитанов, которые направлялись в Невву и были не прочь взять на борт пассажира, но сперва он хотел убедиться, что не столкнется с кем-нибудь вроде Уто, а то и похуже. Разумеется, по внешнему виду трудно судить наверняка, поскольку большинство матросов на первый взгляд кажутся чистыми разбойниками, ведь они ведут суровую жизнь посреди бесчисленных опасностей… Но поскольку у него был выбор, то Анса решил не торопиться.

На следующий день путешественник выбрался за город. Вокруг простирались засеянные поля, рощи и виноградники. Диких животных было совсем мало, и вскоре он выяснил, что остров освоен людьми уже так давно, что почти весь заселен и распахан. Так что здесь было красиво, но совсем не интересно. Анса сказал себе, что если бы ему пришлось жить в таком месте, он скоро сошел бы с ума от скуки, однако цивилизованным людям подобный остров представлялся настоящим раем, — но в их понимании это означало всего лишь безопасность.

На третий день он уже решил, что пора выбрать корабль, чтобы продолжить плавание, как вдруг услышал в порту какой-то шум. Все горожане поспешили туда, и Анса также направился к гавани.

В лагуну торжественно входили три больших военных корабля. Солнце играло на ровных рядах полированных весел, которые слитно вздымались и опускались, с точностью отлаженного механизма. Бока кораблей лоснились от свежей краски и позолоты. Носы их были окованы бронзой и украшены подобием голов сказочных чудовищ. По воде далеко разносился грохот барабанов, которые помогали гребцам держать ритм, но больше от этих пугающих кораблей не доносилось ни единого звука.

Выстроившись в шеренгу, корабли направлялись к берегу с такой грозной уверенностью, словно намеревались протаранить и потопить его. Затем все весла разом погрузились в воду и остались там, а суда остановились рядом с причалами. Толпа приветственно завопила при виде столь ловкого маневра, но в голосах людей явно чувствовался страх. Похоже, они ожидали чего-то недоброго.

Центральный корабль спустил массивный трап. Бронзовые шипы на конце, предназначенные, чтобы вгрызаться в палубы чужих кораблей, удерживая суда в соприкосновении, сейчас вонзились в деревянный причал. Офицер в плаще и позолоченных доспехах сошел по трапу в сопровождении моряков, вооруженных короткими мечами и пиками со стальными наконечниками.

В руке офицер нес какой-то свиток. Солнце ярко отражалось в его блестящем шлеме, пока он шел с пристани и поднимался на платформу, где обычно стоял аукционист во время торгов. Толпа покорно собралась вокруг, ожидая, что последует дальше.

— Ее величество королева Шаззад Невванская, — начал офицер, — сим указом берет под свою власть эту провинцию, именуемую Дымным Островом, которая по закону принадлежала властителям Неввы на протяжении тысячи лет.

В толпе послышался какой-то ропот, но посланец королевы не обратил на это ни малейшего внимания.

— Ее величество любезно предоставляет амнистию всем тем своим подданным, кто был повинен в преступлениях против закона во времена смуты, принесенной на наши земли дикарскими ордами Гассема. Но теперь, когда ее власть на острове восстановлена, прежние уложения вновь вступают в силу, а именно: любой человек, уличенный в пиратстве, будет повешен немедленно, без суда и следствия.

Офицер указал на трехэтажное полуразрушенное здание, стоявшее неподалеку.

— Отныне королевская власть восстановлена, и все капитаны судов в порту должны прибыть ко мне и заплатить положенные пошлины. Любой, кто попытается покинуть гавань, не получив на то королевского дозволения, будет потоплен. Это все. Да здравствует королева!

На сей раз толпа, обозленная и разочарованная, не разразилась никакими приветственными возгласами. Офицер в позолоченных доспехах, впрочем, вовсе не казался разочарованным и невозмутимо спустился с возвышения. Тем временем на землю продолжали сходить вооруженные моряки, а люди в королевских ливреях уверенно устремились ко вновь открытому зданию таможни в сопровождении рабов, несущих сундуки и предметы мебели.

Анса подошел к офицеру, и тот удивленно уставился на него.

— Клянусь всеми богами… Житель равнин! Неужели всадники короля Гейла способны преодолевать и морскую пучину?

— Я сел на корабль у побережья близ Мецпы. Мне необходимо встретиться с королевой Шаззад по очень важному делу, имеющему государственное значение.

— Вот как? — офицер недоверчиво поднял брови и поправил бронзовый шлем, украшенный алым плюмажем. — И как твое имя?

— Анса.

— Пойдем со мной. — Военный резко развернулся, и полы зеленого плаща взметнулись у него за спиной. Вслед за ним Анса прошел к кораблю. — Я командор Элкон, бывший командующий флотом, которому было поручено навести порядок в чиванских владениях. Но недавно я получил приказ срочно вернуться в Касин, а сперва зайти на этот остров, чтобы восстановить здесь власть королевы и обеспечить поступление налогов. — Поднявшись по трапу, они вместе взошли на корабль. — Это флагман моей флотилии — «Сотрясатель». — О своем корабле офицер говорил с обычной для моряков приязнью и лаской.

На безупречно выскобленной палубе флагмана повсюду расхаживали вооруженные до зубов матросы. Похоже, они не желали рисковать, или просто были приучены к воинской дисциплине.

Вслед за капитаном Анса прошел на корму, где располагалась его каюта, — довольно уютное помещение со стеклянным окном и изящной мебелью; однако потолочные балки оказались такими низкими, что жителю равнин пришлось пригнуться, чтобы не удариться головой.

Элкон открыл сундук и вытащил оттуда небольшую книгу, переплетенную в кожу отличной выделки. Усевшись за стол, он принялся изучать какие-то списки.

— Очень кстати, — промолвил он. — У меня здесь записаны все иноземные представители, имеющие право обращаться за помощью к судам королевского флота, если они выполняют дипломатическую миссию. Как вы сказали, ваше имя?

— Анса. — Такая организованность произвела на него неизгладимое впечатление.

— Анса, Анса… посмотрим… Этот список обновляли всего три месяца назад. — Внезапно брови его поползли вверх, и он уставился на гостя. — Анса, старший сын короля Гейла?

— Да, — подтвердил тот, стараясь, чтобы голос его звучал церемонно, как подобает высокопоставленному лицу.

— Имеются ли у вас верительные грамоты или нечто иное, удостоверяющее вашу личность? — Но тут же офицер махнул рукой. — Неважно. Здесь говорится, что Анса лично знаком с ее величеством. Если речь и впрямь идет о вас, то она встретит вас по-королевски. Если нет — повесит, как самозванца. Несомненно, мы будем рады взять вас на борт. Собирайте ваши вещи и возвращайтесь сюда. Теперь, когда мы выгрузили всех этих чиновников, у нас полно свободных кают.

Анса с трудом мог поверить в свою удачу.

— И когда мы отплываем?

— Завтра на рассвете. Наш приказ гласит возвращаться в столицу как можно скорее, не теряя времени. Там явно готовится что-то важное. — Он добавил приглушенным голосом: — А ваша миссия случайно не имеет к этому отношения?

Таким же заговорщицким тоном Анса отозвался:

— Я не имею права говорить об этом.

— Так я и думал. Ну что ж, тогда не станем ничего обсуждать. Мы доставим вас ко двору в целости и сохранности, принц Анса.

Странно было слышать вновь это обращение. Его соплеменники взвыли бы от хохота… Анса устремился назад, на постоялый двор, чтобы собрать свои пожитки. Там он дружески простился с Амблейсом, который, заслышав такие известия, расплылся в радостной улыбке.

— Это великолепно! Наконец, цивилизация и порядок возвращаются! Теперь я смогу представить Академии свой доклад о воздействии подземных горячих источников на рост винных ягод.

— Несомненно, этот доклад вас прославит, — заверил его Анса.

На следующее утро он покинул остров и направился в Касин на борту быстроходного военного корабля.

Глава четвертая

«Несомненно, — размышлял Илас Нарский, — в служении королеве Шаззад есть свои преимущества…» К примеру, она не скупилась, оплачивая его расходы, и открыла полный доступ к своим докам. «Морской змей» был военным судном, стремительным и быстроходным. Построен он был всего пару лет назад и недавно побывал в доках, а потому сейчас сиял свежей краской, был заново проконопачен и оснащен новым парусом. Управляющий портом пришел в ярость, когда Илас явился и потребовал у него этот корабль, но послание от королевы быстро заставило его замолкнуть.

То же самое касалось и провизии. Илас затребовал себе все самое лучшее и настоял на том, чтобы самолично открыть каждый винный бочонок, дабы убедиться в качестве содержимого. Затем он увел корабль в доки, расположенные чуть дальше по берегу и там изменил его обличье, чтобы больше никто не мог признать в нем судно невванского флота. В общем, «Морской змей» превратился именно в такой корабль, какой и требовался пирату.

Илас быстро расстался с мыслью о том, чтобы отправиться на острова Гассема под личиной обычного торговца. Лучше он явится туда как пират. Это было более правдоподобно, и они отнесутся к нему с куда большим доверием. Когда он набирал команду, все люди, которые хорошо его знали, удивлялись, откуда свалилось такое неожиданное богатство. Он не стал говорить им лишнего, но и скрытничать тоже не рискнул. Илас объяснил, что подкупил одного из морских офицеров, который списал «Морского змея» как судно, негодное к плаванию и продал его за сущие гроши. Все вокруг знали, что подкупом и шантажом можно достичь очень многого, а потому сочли такое объяснение вполне удовлетворительным.

В разговорах с командой ему не пришлось прибегать к методам убеждения, предложенным королевой Шаззад. Повсюду в портах сновали королевские рекрутеры, набиравшие команду на военные суда, и мало кому из бывших пиратов хотелось попасть к ним в лапы. Все они мечтали о богатой добыче.

Илас размышлял о превратностях судьбы, когда его старший помощник Тагос прошел на корму к капитану. Судно стремительно продвигалось вперед. Крепкий южный ветер туго надувал желтый парус, раздувшийся как живот женщины в тягости. Команда бездельничала до той поры, пока ветер не сменится и не придется тянуть канаты, меняя положение паруса.

— Ну что, капитан, — сказал Тагос. — Пора начинать работу, ради которой мы вышли в море. — Он оперся о поручни рядом с Иласом. На левой руке у него не хватало мизинца и одной фаланги безымянного пальца; на обоих запястьях красовались широкие бронзовые браслеты, оставлявшие на коже зеленоватые следы. — Хотя я лично считаю, что лучше бы нам двинуться на юг.

Илас спокойно выслушал его. Дисциплина на пиратском судне соблюдалась отнюдь не так строго, как на военном или даже торговом корабле. Все пираты привыкли высказывать, что у них на уме, без всякого почтения к рангу.

Конечно, никто не подвергал сомнению право капитана устанавливать ход и планировать операции, а также командовать в бою; по закону, ему принадлежала и треть любой добычи. Но во всем прочем пираты были сторонники полной демократии, порой доходившей до анархии.

— Во-первых, — начал объяснять Илас, — в это время года ветер для нас неподходящий. Во-вторых, там, на юге, сейчас слишком большая конкуренция. Все торопятся разграбить прибрежные города, словно тучи падальщиков. Ну и наконец, последние два года королева Шаззад занималась тем, что восстанавливала патрульную службу вдоль бывшего чиванского побережья. Я слышал, что чудесные дни пиратской вольницы на юге уже сочтены.

Тагос кивнул.

— Тогда как север потихоньку жиреет… А теперь, когда весь флот собрался в Касине, патрулировать эти воды будет некому.

— Вот именно.

— Но ведь это всего на один мореходный сезон, командир.

— Само собой. Но ведь и за один сезон человек может заработать столько, чтобы спокойно уйти на покой. Разве пристало пирату задумываться о будущем? Мы ведь все-таки не торговцы. Мы живем от сезона к сезону, захватываем любую добычу, которая попадается на пути, и пережидаем шторм в порту.

Тагос заухмылялся.

— Верно сказано! — но тут же посерьезнел: — Думаешь, это хорошая мысль — отправиться на Грозовые Острова? Кто может сказать, что взбредет в голову этим дикарям… К тому же они наверняка и так очень богаты.

— Никто не может считать себя слишком богатым, — резонно указал Илас. Склонившись к своему помощнику, он добавил приглушенным голосом: — Из самых достоверных источников мне стало известно, что невванский флот собирается захватить эти острова. Возможно, для нас это последняя надежда урвать кусочек от их богатства.

— Вот оно что? Думаю, Невва зря сцепилась с этими дикарями. Ведь теперь король Гейл уже не сможет придти им на помощь.

— Воистину так. Но какая нам разница, если королева потерпит неудачу? Все, что ослабляет ее флот, придает силу нам. К тому же никто не знает, что уготовило нам будущее. Если Гассем умрет, островитяне останутся без вождя. Если силы его рассеяны, то на островах мы найдем обильную добычу. К тому же они хороши собой, и их женщины и дети будут высоко цениться на невольничьих рынках.

— И мы поспеем туда первыми! А ты не глупец, капитан! — одобрительно заметил Тагос.

— Вот поэтому я и капитан, — ничуть не обидевшись, отозвался Илас.

Ему очень нравилось, как все складывается. Он набрал отличную команду головорезов и получил превосходный корабль. Разумеется, он всегда считал, что по благородству рождения имеет на все это полное право, но в окружающем мире с его мнением пока мало кто считался. Илас всегда наслаждался морской свободой и обладал инстинктами хищника.

Больше всего на свете ему бы хотелось заполучить владения и титул. На протяжении многих поколений его предки были землевладельцами, но не аристократами. Однако сам он чувствовал, что имеет полное право на титул. Он жаждал этого так сильно, так горячо, что начинало ныть сердце…

Илас никому не доверял, но не думал, что королева Шаззад его предаст. Ее считали суровой, порой беспощадной, но справедливой и беспристрастной правительницей. Она всегда держала слово. Разумеется, при их договоре не было никаких свидетелей, и она всегда могла отказаться от собственных обещаний, но пират в этом сомневался. На протяжении своей жизни он имел дело с самыми разными людьми и с их худшими представителями. По его глубочайшему убеждению, очень мало кто мог на людях выказывать себя порядочным человеком, оставаясь негодяем и предателем в душе. Шаззад занимала престол на протяжении многих лет, и до сих пор никто не смог бы сказать о ней дурного слова.

Вот Лериса — совсем другое дело. Пират не стыдился того, что при одной мысли об этой женщине у него все холодеет внутри. Илас прекрасно сознавал, что его нельзя назвать хорошим человеком, но он хотя бы оставался человеком. Что касается Лерисы и Гассема, то тут у него имелись сомнения. Они скорее напоминали демонов из потустороннего мира, воплотившихся на земле во всей своей красе и мощи. Они обращались с другими людьми не просто как с нижестоящими, по обычаю всех властителей и монархов, но скорее как с существами совсем иной породы.

Лишь безумец мог без страха взирать на такие создания, а Илас Нарский, каковы бы ни были его прочие недостатки, отнюдь не был глупцом.

Один из моряков, родом с далекого севера, знал какой-то городок, или скорее, большой поселок, лежавший рядом с побережьем в устье реки. «Морской змей» со своей неглубокой посадкой вполне мог подойти туда со стороны реки совершенно незамеченным, ибо русло делало крутой изгиб прямо перед городом. Там матрос несколько лет провел в унизительном рабстве и теперь мечтал отомстить. Было решено, что город станет их первой жертвой.

Озаренный светом луны, «Морской змей» неслышно скользил по течению. Весла опускались бесшумно, уключины были обмотаны тряпьем. Подобно призраку, хищный корабль разрезал ночной туман. Пираты тревожно озирались по сторонам в поисках случайных рыбаков, которые могли бы их заметить и поднять тревогу. Но им повезло, и никем не замеченные они добрались до самого поселка. Там, где была речная излучина, они спокойно бросили якорь и пешком направились по берегу.

Бывший раб указывал дорогу, и вот наконец они увидели перед собой городок на берегу реки. Залитый рассеянным лунным светом, он излучал призрачное сияние. Дымок над крышами, вившийся из очагов, создавал дополнительное облако тумана.

В былые времена поселение окружали деревянные стены, но за последние годы укрепления пришли в упадок, и не было даже часовых. Пираты восприняли это как знак богов и подползли ближе к спящему городу. До рассвета оставалось еще не менее трех часов, — время, когда сон глубже всего, и люди, даже случайно пробудившись от какого-то звука, торопятся вновь поскорее заснуть.

Выстроившись в колонну, они миновали пролом в стене и без единого звука зашагали дальше. Не слышалось ни голосов, ни шума потревоженных животных. Вскоре они добрались до центра поселка. Как и во всех таких городах, здесь располагался рынок.

К северу от их родных краев крыши домов уже не покрывали черепицей, а использовали в основном тростник. Выбрав самое большое строение, Илас указал на него. Один из моряков, обнаружив тлеющую коптильню с углями, сунул туда смоченный маслом факел. Через пару мгновений тот вспыхнул, и остальные пираты также поспешили зажечь факелы, принесенные с собой.

Тростник оказался старым, и огонь стремительно охватил его. Уже через минуту столп огня поднялся в ночные небеса, и пираты заулюлюкали, растревожив ночной покой. Тревожные крики послышались в каждом доме, и заспанные, ошалевшие люди, протирая глаза, начали выбираться наружу. Женщины визжали, дети кричали от ужаса и изумления.

Некоторые мужчины выскакивали из дома с оружием в руках, — но все они были безжалостно убиты. Что-то крича и размахивая клинками, всех остальных пираты собрали в центре поселения. Любая попытка к сопротивлению безжалостно каралась. Вскоре, за исключением хнычущих детей, все остальные замолкли, потрясенные этой необъяснимой жестокостью, грубо нарушившей мирное течение их жизни.

— Разберитесь с ними, — велел Илас. — Мы возьмем только самых лучших.

Пираты тут же врезались в толпу горожан, отводя в сторону привлекательных женщин и крепких детишек, а затем погнали их вниз по реке, туда, где у берега дожидался корабль со спущенными сходнями.

Лишь сейчас горожане, наконец, поверили в реальность происходящего. Один из них, прокричав что-то нечленораздельное, схватил за руку женщину, которую пираты уводили прочь. Моряк, тащивший ее за собой, копьем ткнул мужчину в горло, и тот рухнул, обливаясь кровью. Остальные загомонили и, похоже, готовы были взбунтоваться.

— Убейте их, — приказал Илас. — Они нам все равно не нужны.

Пираты, разумеется, были в меньшинстве, но прекрасно вооружены, в то время как поселяне выбежали на улицу едва ли не нагишом. Взметнулись мечи и топоры. Поднялись и опустились дубинки. Взлетели копья… Здесь было некуда бежать, а голые руки оказались беззащитны против острой стали. Через несколько минут на земле, быстро раскисшей от пролитой крови, осталось лежать не менее сотни трупов. Уцелевшие поселяне, в основном, старики, испуганно притихли.

Покончив с жителями городка, пираты устремились в дома в поисках ценностей. Особого богатства здесь было не сыскать, но все они знали склонность подобных людей к накопительству, и вскоре принялись пытать домовладельцев, допрашивая, где те хранят свои сбережения. С особым удовольствием мучил горожан бывший раб. Он самолично перерезал горло городскому голове после долгого допроса.

— Убьем остальных? — спросил Тагос, когда первые лучи солнца осветили картину резни и разорения.

Илас окинул взглядом толпу стариков, калек и малых детишек.

— Нет, это слишком долго. Мы и так здесь припозднились. У нас есть добыча. Возвращаемся на корабль!

Перед уходом они еще подожгли дома, чтобы не позволить горожанам их преследовать, а затем поднялись на борт судна. Несколько минут им пришлось грести, после чего течение вынесло их в открытое море. Там матросы подняли парус, вмиг раздувшийся под южным ветром.

— Отличная работа! — заявил Илас, созерцая новых рабов и награбленную добычу. — Еще пара таких деревень, и мы будем готовы взять курс на острова.

Его команда, приободрившаяся после кровопролития, какое-то время развлекалась с женщинами. Наконец, удовлетворенные, они заснули прямо на палубе и в трюме. Женские рыдания звучали музыкой в ушах Иласа на фоне плеска волн. Перепуганные детишки вели себя тихо. Они уже поняли, как опасно привлекать к себе внимание пиратов.

* * *

Наконец, Илас почувствовал, что готов лицом к лицу встретиться с шессинами и их грозной королевой. Но каково же было его изумление, когда на якоре у острова он обнаружил три чужеземных корабля, в точности таких же, как тот, что был доставлен в порт Касина. Что все это означает?

Мозг его заработал стремительно, выискивая скрытые здесь возможности и опасности.

На миг ему показалось, что палуба уходит из-под ног. Трудно было переоценить значение того зрелища, что сейчас открылось его глазам.

Но поздно было менять свои планы.

Оставалось лишь действовать так, как он заранее для себя решил.

Матросы также были встревожены. Илас обратился к ним, пока их корабль направлялся к земле:

— Все вы видели чужеземное судно в гавани Касина. Похоже, оно пришло не одно. Пока мы здесь, держите рот на замке, а уши — на макушке. Забудьте о том, другом корабле. Вы просто пираты, которые прибыли сюда спустить награбленное и поразвлечься в порту.

Он жадно созерцал чужеземные корабли, пытаясь проникнуть во всех их секреты. О, отважный человек мог бы достичь очень многого, владея таким судном! Они были созданы для длительных путешествий, и, по расчетам Иласа, самый большой из них мог взять в пять раз больше груза, чем самое вместительное из судов, виденных им прежде.

— Они даже крупнее, чем тот корабль в Касине, капитан, — заметил Тагос. — Держу пари, мы отыскали их флагман.

— Вот и мне так кажется. — Пират потер гладко выбритый подбородок. — Я бы дорого дал за то, чтобы заглянуть к ним на борт, но следует соблюдать осторожность. Несомненно, у королевы Лерисы есть свои планы касательно этих чужеземцев. Не удивлюсь, если она давно изжарила их и съела…

Тагос сумрачно кивнул. Все пираты были людьми жесткими и суровыми, но островитянам и в подметки не годились. Те вообще не останавливались ни перед чем.

— Держитесь тише воды, ниже травы, — предупредил команду Илас. — Пока я не добьюсь для нас хоть каких-то гарантий безопасности, эти дикари прикончат вас без колебаний за малейшее оскорбление. — Теперь уже моряки смотрели на капитана с опаской, гадая, зачем их занесло в столь неприятное место.

— Я почти не вижу на берегу боевых каноэ, — заметил Тагос.

Илас насчитал лишь шесть этих небольших смертоносных суденышек. Крупных кораблей вообще не было, если не считать троих чужеземцев. Большая часть флота Гассема была уничтожена в порту, когда король Гейл объединился с невванцами, чтобы изгнать островитян. Остатки армии, должно быть, нашли какие-то суда, чтобы переправиться восвояси, но сейчас их нигде не было видно.

Когда они подошли к длинному причалу, там их уже ждали трое воинов. Один из них, длиннорукий островитянин средних лет, с лицом, изуродованным шрамами, ткнул в Иласа копьем.

— Это ты капитан?

— Да, — подтвердил он.

— Пойдем со мной. Остальным на берег не сходить.

— Ничего не поделаешь, — сказал Илас Тагосу. — Оставайтесь на борту. Я постараюсь решить все вопросы с королевой, если только она здесь.

Он не сомневался, что команда попытается сбежать при первом же признаке угрозы, однако едва ли их выпустят живыми из гавани. Одно-единственное каноэ с воинами-шессинами с легкостью перебьет пиратов, не понеся никаких потерь.

В сопровождении троих воинов он спустился на берег, поднялся по склону холма, и там его провели в просторное деревянное строение. По пути они миновали отряд воинов, о чем-то весело переговаривающихся на островном диалекте. Те немногие, кто соизволил заметить капитана пиратов, взирали на него с высокомерным презрением. Он понимал, что в этом нет ничего личного. Так эти люди смотрели на всех, кого считали ниже себя, — то есть на тех, кто не принадлежал к племени шессинов.

Подумав об этом, он лишь теперь заметил, что кроме шессинов, других воинов вообще не видно. Ни одного представителя иных островных племен… Где же они все? Перед собой он видел скорее всего королевских телохранителей. Окончательно Илас убедился в этом, обнаружив королеву Лерису на веранде ее небольшого дворца. Он никогда не видел эту женщину прежде, но хорошо знал ее репутацию. Оказавшись на веранде, он тотчас поспешил опуститься перед ней на колени.

— А тебе не занимать отваги, — заметила она. — Явился к нам, на одном-единственном корабле, к тому же невванском… С какой стати мне оставлять тебя в живых?

Все же в этих словах для него таилась какая-то надежда.

— В нынешние времена военный корабль куда безопаснее, нежели обычное торговое судно, ваше величество. На него не всякий решит покуситься. Что же касается невванского происхождения, — то тамошние офицеры на многое готовы рады денег. У меня появилась возможность приобрести превосходный корабль, и я этим воспользовался.

— Выглядит он неплохо, — заметила она, поднося к губам золотой кубок. В своем полупрозрачном платье эта женщина походила скорее на дорогостоящую шлюху, чем на королеву. — Однако, трюмы его не слишком вместительны.

— Я всегда предпочитал дорогостоящий груз, который не занимает много места, — пояснил капитан. У него уже начали ныть колени в этой неудобной позе, но он не осмеливался распрямиться, чувствуя, что на него направлены острые копья.

— И такого рода корабли предпочитают люди, которые привыкли отнимать у других товар, а вовсе не менять его на деньги, не так ли?

— Если ваше величество намекает на какие-то нелестные слухи о моей персоне…

— Я понятия не имею, кто ты такой, — отрезала Лериса, — и мне это неинтересно. Но не смущайся. Я и сама никогда не плачу за то, что могу взять силой. Ты ведь пират, не так ли? Что привело тебя сюда?

— У меня на борту первоклассные рабы, ваше величество.

Обмахиваясь веером, она отогнала от лица мошкару, которая была настоящим бичом побережья в это время года.

— А к чему нам рабы?

— Рабы нужны всем, ваше величество, — возразил он. — В особенности воинам, ведь трудиться они считают ниже своего достоинства. К тому же молодежь от нечего делать начинает забавляться с дочерьми уважаемых воинов, и возникают опасные ссоры… Если у них под рукой будут красивые рабыни, таких трений можно избежать.

Королева усмехнулась.

— Как любезно с твоей стороны явиться сюда и избавить меня от повседневных домашних забот. Ладно, вставай. Ты останешься в живых еще ненадолго, хотя бы для того, чтобы позабавить меня. Покажи мне свой товар.

Илас поднялся на ноги и позволил себе слегка расслабиться.

— Прикажете доставить все сюда?

— Нет, мне нужно немного размяться, и я хочу взглянуть на твой корабль. Следуй за мной.

Королева спустилась по ступеням веранды, и пират, весьма впечатленный ее царственной походкой, двинулся следом. Она и впрямь была прекрасна, как гласили все слухи, но Илас давно приучился не обращать внимания на женские чары и властные манеры мужчин, ибо чаще всего они скрывали под собой слабость…

В сопровождении телохранителей королевы они спустились по склону холма.

На борту корабля он вывел на палубу своих пленников. На детей Лериса не обратила внимания, но женщин осмотрела очень тщательно. Однако он видел, что ее мысли витают где-то далеко отсюда. Сам он думал сейчас о чужеземных судах. На них не было заметно никакого движения. Лишь несколько человек слонялись по палубам, выполняя какие-то мелкие повседневные обязанности.

— Они выглядят довольно крепкими, — заметила, наконец, Лериса. — Я их куплю, если ты не заломишь слишком высокую цену. Возможно, мы договоримся о постоянной торговле.

Илас с трудом подавил улыбку. Все прошло, как он и предполагал. В последние годы воины-островитяне поддерживали свой образ жизни лишь благодаря грабежам на материке, и сейчас королева ощутила нехватку рабочей силы. Но что же с их королем?

— У меня только один корабль. Но вы — великая правительница островов. Если вы дадите мне еще несколько судов с командой, то я без труда и особого риска доставлю вам превосходных невольников.

— Мы еще поговорим об этом. — Лериса заметила, как пират смотрит на чужие корабли. — Тебе тоже любопытно, да? Ты когда-нибудь уже видел такие?

— Только один.

— Где? — Она удивленно вскинула голову.

— В гавани Касина, ваше величество. Незадолго до нашего отплытия береговые стражи на буксире привели туда такой же корабль. Он был серьезно поврежден.

— Значит, у Шаззад тоже есть такое судно? — хриплым голосом переспросила королева, и лицо ее вспыхнуло.

Илас встревожился. Может, не стоило говорить об этом? Королева-дикарка в гневе способна убить кого угодно…

— То судно совсем небольшое, — успокаивающе заметил он. — И команда была в крайне скверном состоянии.

Лериса зашипела, но, как видно, последние слова пирата пришлись ей по душе.

— И что удалось от них узнать? — осведомилась она, сдерживая гнев.

— В городе об этом не было никаких слухов. Я только видел, что на борту кишат люди и художники делают зарисовки. Но смогли ли они поговорить с командой, мне неизвестно.

Лериса в упор уставилась на пирата, оглядывая его сверху донизу. Ледяной взгляд словно пытался проникнуть ему под кожу. Несмотря на всю свою закалку, внутренне Илас содрогнулся. Телохранители, похоже, уловили, как изменилось настроение их госпожи, и тоже подобрались, готовые к броску.

Однако увиденное, похоже, удовлетворило королеву, и она заметно расслабилась, а с ней — и воины-шессины. Они вновь приняли небрежные позы.

— Пойдем со мной, — велела Лериса. Пират не собирался спорить с ней, и потому безмолвно повиновался.

Королева не вернулась во дворец, но вместо этого двинулась вдоль берега.

Широкий пляж имел форму полумесяца и был застроен деревянными складами, — в основном, там хранились боевые каноэ и их снаряжение. Кроме того, здесь же располагались хижины, в которых воины спали и укрывались от непогоды.

На небольшом возвышении обнаружилось укрытие без стен, — просто легкая крыша, уложенная поверх колонн из резного полированного дерева. Здесь, на коврах, стояло несколько кресел изысканной работы. Они явно были изготовлены не на островах.

Едва лишь королева подошла ближе, как из дворца, задыхаясь от спешки, прибежали рабыни и принялись взбивать подушки, смахивать отовсюду пыль, наполнять кубки вином и покачивать опахалами. Королева устроилась на низком диване.

— Мне здесь нравится, — заметила она. — После обеда всегда дует свежий ветер с моря. Садись. — В ее устах эта резкая команда прозвучала, словно любезное предложение.

Илас устроился, скрестив ноги, прямо на ковре. Он, несомненно, предпочел бы стул, однако сесть выше, чем королева, означало бы навлечь на себя неприятности. Он также принял из рук рабыни кубок вина, но дождался, пока Лериса отопьет первой. Как и следовало ожидать, вино оказалось превосходным.

— Я вижу, ты опытный царедворец. Такое не часто встретишь среди пиратов.

Его встревожило то, что она как будто видит его насквозь. Пожалуй, почти полная откровенность будет сейчас безопаснее всего…

— Людей благородного рождения на жизненном пути порой подстерегают всяческие неудачи и предательство. Что остается истинному аристократу? Грязный ручной труд? Немыслимо. Жизнь воина почетна, но, не имея поддержки свыше, никогда не добьешься высоких постов, а быть простым солдатом я не хотел, потому что не терплю подчиняться тем, кто ниже меня по рождению. Уж лучше искать удачи в море. Я считаю грабеж достойным занятием. Конечно, мои матросы — ублюдки и негодяи, но уж лучше командовать негодяями, чем самому ползать на брюхе перед каким-нибудь простолюдином.

Лериса засмеялась, не скрывая удовольствия.

— Как приятно слышать искренние речи! Мне хорошо известны все прелести высокого положения, и я не терплю скромности, истинной или показной. Мне очень хотелось бы согласиться на твое предложение и предоставить тебе флотилию, но у меня немало капитанов, и они будут косо смотреть на столь дерзкого пришельца.

— Если эти люди сражаются на вашей стороне, то нам нет нужды ссориться. Мало кто, даже среди пиратов, занимается работорговлей. А команду я буду набирать не из ваших соплеменников.

Королева рассеянно кивнула.

— Об этом стоит поразмыслить. Скажи мне… — внезапно она сменила тему, — … все ли спокойно в Невве? Или королева Шаззад вновь бьет в военные барабаны?

— Несколько месяцев там царило спокойствие, — ответил он. — Но когда мы отплывали, в порту вновь кишели рабочие, и боцманы набирали команду в портовых тавернах.

— Что-то слишком рано, — заметила женщина.

— Достаточно рано, чтобы это вызвало толки.

Лериса вновь зашипела. Похоже, так она выражала свои чувства к королеве Шаззад.

— Она хочет заявиться сюда?

Пират выразительно развел руками.

— Разумеется, о таких вещах никто не говорит вслух, покуда флот не подготовлен к отплытию, а иногда и до того момента, как корабли выйдут в море. Но поговаривают, что королева хочет отправить войска на юг, дабы вернуть себе порты, захваченные Чивой много поколений назад. Невва никогда не отказывалась от этих земель, а сейчас для этого создался удачный момент.

— Ты хочешь сказать, что если бы ты, к примеру, обладал властью самодержца, то предпочел бы Чиву этим островам?

— Я не знаю, о чем думает Шаззад, но какой-то смысл в этом есть. Сейчас она без труда может захватить всю Чиву целиком. Что же касается островов… Ведь ваши воины неоднократно наносили невванцам поражение. Едва ли советники, окружающие Шаззад, одобрят такой шаг.

— Да, они известные трусы, — согласилась королева. — Но я не успокоюсь, пока эта женщина жива.

Удивительно: она соглашалась признать, что на свете есть нечто, причиняющее ей беспокойство.

— Некогда, много лет назад, она была моей рабыней, закованной в цепи. Меня забавляло держать в плену принцессу королевской крови. Нужно было убить ее сразу, как только мы опознали ее среди пленников! Ну, да что толку сейчас сожалеть об этом… Она была занятным врагом. И, скорее всего, ты прав: невванская армия никогда не решится напасть на нас. Впрочем, я была бы даже рада увидеть их паруса на горизонте…

— Я не слишком хорошо знаком с архипелагом, ваше величество, но мне кажется, что для такой высадки мало шансов. Ваши воины могли бы уничтожить захватчиков в любом месте.

— Да, да… — она внезапно опять отвлеклась, а потом спросила: — Скажи, а есть ли какие-то известия о здоровье короля Гейла? Мы уже много месяцев не имеем контактов с материком.

— Мне доводилось слышать, что он по-прежнему находится между жизнью и смертью, где-то в Каньоне. Правда это, или лишь досужие вымыслы — я не знаю. У меня нет никакой веры в магию, и потому я не слишком склонен доверять этим сплетням. К тому же его окружению выгодно скрывать смерть своего короля. — Он не стал уточнять, что точно такие же слухи ходят и насчет короля Гассема. — Война на юго-востоке затягивается, и у нас мало известий из тех краев. С началом мореходного сезона наверняка будут поступать более точные сведения.

— Как любопытно, что ты заговорил именно о «точных сведениях», — внезапно заметила она, и сердце пирата упало. — Мне как раз нужны люди, способные такие сведения собрать. — Сердце возобновило свой бег. Оставалось лишь надеяться, что он ничем не выдал себя.

— Я торгую живым товаром и предметами роскоши, — заметил пират. — Однако ныне информация тоже в большой цене. Это идеальный груз: он не занимает места, его можно приобрести без особых хлопот, легко перевозить, а стоит он порой дороже стали, если только найти подходящего покупателя.

И вновь Лериса засмеялась. Возможно, эта женщина и была сущим чудовищем, но смех ее звучал восхитительно. Иласу невольно захотелось насмешить ее вновь.

— Ты нравишься мне, моряк. Надеюсь, ты будешь навещать меня, пока твой корабль в порту.

— С радостью, — искренне отозвался он.

— Теперь мне пора заняться другими делами. Возвращайся к себе на судно и передай команде, что они получили право выйти в город. Вы можете занять любую из пустующих казарм. Пока твои люди ведут себя как подобает, они находятся под моей защитой.

— Рядом с вашими воинами, — заверил он королеву, — они постараются быть паиньками.

— Тогда приходи ко мне завтра утром, на веранду дворца. А теперь — ступай. — Она протянула руку, и он склонился, чтобы поцеловать ее пальцы, продлив этот жест, возможно, на пару мгновений дольше положенного. Впрочем, судя по всему, Лериса ничуть не возражала. Он удалился с поклоном, пятясь, как заправский вельможа.

На корабль Илас вернулся одновременно обрадованный и восхищенный. За один день он выполнил почти все, что было ему поручено.

Кроме того, эта женщина просто потрясла его. Находиться с ней рядом было все равно что стоять близ ревущего огня — прекрасного и обжигающего одновременно. Когда она гневалась, у людей от страха останавливалось сердце, но за один ее ласковый взгляд они были готовы убивать и идти на смерть.

Илас всегда считал нелепым мнение, что правители каким-то образом отмечены свыше божественным дыханием. Он и сам был не низкого рождения, и знал, что аристократы могут быть не меньшими подлецами, чем простолюдины. Он знал также, что королева Шаззад — умная и волевая женщина… но при этом всего лишь женщина. Лериса же оказалась совсем иной. Неужто и впрямь эти островитяне — Лериса, Гассем и Гейл — в чем-то превосходят простых смертных? Встреча с королевой потрясла пирата, и он хотел увидеться с ней еще раз.

Тагос встретил своего капитана широкой улыбкой.

— Я так и знал, что с тобой все в порядке. Эти ублюдки опасались, что тебя казнят, когда ты ушел с королевой дикарей.

Матросы взволнованно закивали.

— Ей просто хотелось со мной поговорить, — пояснил Илас. — Мы останемся здесь на некоторое время. Вы все находитесь под защитой королевы, так что можете сойти на берег, но ведите себя прилично и не затевайте ссор. Тагос, найди нам подходящее место для жилья, где мы могли бы сложить все свои вещи. Ни к чему оставлять снаряжение под открытым небом, если можно подыскать хорошее укрытие.

— Но капитан, — возразил один из пиратов, — мы все были бы рады поразвлечься, однако груз уже продан. К чему задерживаться здесь?

— Нам с королевой еще нужно решить кое-какие вопросы. Уверяю вас, от этого мы получим большую выгоду, и вам не придется слишком долго якшаться с этими шессинами.

— Приятно слышать, — заявил кто-то. — Я бы скорее окунулся в бассейн, полный морских ящеров, чем стал бы жить среди этих кровожадных дикарей.

— Верно, — хором поддержали его остальные. Илас презрительно ухмыльнулся. Другого он и не ожидал: пираты всегда с легкостью убивали беззащитных людей, но сами при виде настоящих воинов немедленно поджимали хвост. В душе он ощутил укол зависти. Как приятно было бы оказаться на месте Гассема и Лерисы в окружении несравненных бойцов, которые поклоняются своим владыкам, словно богам…

На следующее утро, выспавшись на борту корабля, Илас сошел на берег и осмотрел небольшой склад, где устроилась его команда. Все они спали на полу вповалку, потому что здорово перепились накануне. Некоторые разлеглись на сложенном корабельном парусе, другие — на голых досках. Именно чтобы не слышать этого храпа и не чувствовать их вони, он и предпочел остаться на корабле.

Накануне вечером он пытался хоть что-то разузнать о чужеземных судах и о том, куда же подевался военный флот королевы. В этом он не преуспел. Воины-шессины не хотели общаться с чужеземцем, а рабы и вовсе боялись открывать рот. Не то, чтобы они пытались что-то скрыть, но каждое лишнее слово могло стоить им жизни.

Внезапно в полутемной хижине пират услышал чей-то стон. Этого вполне можно было ожидать после ночной попойки, и все же звук был каким-то странным.

Подойдя ближе к стонавшему, он обнаружил, что матрос лежит на боку, обхватив живот руками. Схватив того за плечо, он перевернул человека на спину и тут же с испуганным возгласом отскочил, вытирая ладони о штаны.

Лицо моряка все раздулось и было испещрено пурпурными пятнами. Дыхание отдавало зловонием. В углу хижины застонал кто-то еще. Илас ощутил, как ледяная рука страха сжимает ему сердце.

Глава пятая

«Сотрясатель» обогнул мыс, на котором высился гигантский маяк, и вскоре вошел в гавань Касина. В водах порта кишели корабли, как торговые, так и военные, готовые к выходу в море. В воздухе пахло краской и новыми снастями. На специально освобожденном пространстве суда до бесконечности отрабатывали боевые маневры, натаскивая свои команды, за зиму успевшие отвыкнуть от дисциплины. Отполированные весла с механической точностью взлетали и опускались, поблескивая на солнце.

Капитан Элкон подошел и встал у борта рядом с Ансой.

— Ну разве это не великолепно? — заметил он. — Ничто в целом мире не сравнится с видом флота, готовящегося к войне. — Он взирал на корабли, как обычно мужчина смотрит на любимую женщину.

— Прежде мне не доводилось видеть ничего подобного, — признал Анса. — Я лишь очень недолго пробыл в Касине, и тогда был занят подготовкой военного похода. Но это и впрямь поразительное зрелище.

— Я сойду на берег, как только мы бросим якорь. Если вы будете готовы, можете отправиться со мной. Я тотчас доложу о вас ее величеству. Вот тогда мы и проверим, тот ли вы, за кого себя выдаете.

После появления в гавани «Сотрясателя» и флотилии сопровождавших его судов, здесь стало еще теснее. Рядом стояли на якоре суда всех видов и размеров, как боевые, так и разведывательные, курьерские и служащие для перевозки припасов и пеших солдат, на чьи плечи ляжет основная тяжесть завоевательного похода. Яркие паруса и вымпелы полоскались на ветру, создавая ощущение воинственного праздника.

В доках не было свободного места, поэтому «Сотрясатель» встал на якорь рядом с сотней других судов вдали от берега. Лодку капитана спустили на воду, и Анса спрыгнул вниз с ловкостью заправского моряка. Элкон в своем громоздком доспехе значительно уступал ему в подвижности. Под скрип весел лодка устремилась к пристани.

— Нам повезло, — заметил капитан. — Королева Шаззад сегодня утром проводит смотр флота.

Он показал на украшенный флагами помост, где толпились разодетые в шелка и парчу чиновники, а также придворные дамы и дворцовые рабы в ливреях.

Лодка ткнулась носом в причал, и Элкон взбежал по каменным ступеням. Анса последовал за ним. Несмотря на царящую в гавани суету, на жителя равнин все обращали внимание. Помимо снующих повсюду рабочих, вокруг толпились зеваки, радуясь возможности обсуждать и критиковать все происходящее.

Элкон опустился на колени перед возвышением, затем поднялся по ступеням. Наверху он поклонился вновь и предстал перед своей госпожой.

Анса, следовавший на шаг позади, повторял все его движения. Кто-то из свитских нагнулся и торопливо зашептал королеве на ухо.

— Добро пожаловать домой, капитан Элкон, — поприветствовала она моряка. Анса догадался, что слуга напомнил Шаззад, как зовут этого офицера. В самом деле, не может же монарх помнить всех поименно…

— Желаю вашему величеству долгой жизни и многих побед! — воскликнул тот, а затем протянул деревянную шкатулку. — Здесь документы, свидетельствующие о том, что южные порты и острова вновь принадлежат невванскому престолу.

Королева приняла ларец под радостные возгласы и аплодисменты придворных.

— Благодарю вас, капитан, я буду рада выслушать ваш доклад после обеда на дворцовом совете. — Затем она заметила Ансу. — Я вижу, вы привели с собой гостя.

— Этот молодой человек присоединился к нам на Дымном Острове, моя госпожа. Он утверждает, что он…

Шаззад вскинула руку, не дав ему договорить.

— Я знаю, кто это. Принц… Каирн, да?

— Анса, ваше величество. Я старший брат Каирна.

— Прошу меня простить. Ты пробыл здесь так недолго и в такой суете… У нас даже не было времени толком познакомиться. Но мы это поправим. Подойди и сядь рядом со мной. — Она повернулась к слуге. — Принеси кресло сыну моего доброго друга Гейла, Стального Короля.

Неожиданно поднялась одна из придворных дам.

— Пусть принц займет мое место, ваше величество. — На лице ее отразился испуг. — Боюсь, что мне придется вернуться во дворец.

Шаззад тут же встревожилась.

— Что с тобой?

— Мне стало дурно. Я почти ничего не вижу… — Придворная дама побледнела, как смерть.

Шаззад хлопнула в ладоши.

— Подать носилки для госпожи Пендумы. Пусть вперед отправляются гонцы и известят лекаря!

Вокруг началась суета, но затем, словно по волшебству, вновь воцарилось спокойствие. Женщину унесли прочь, словно ее здесь и не было. Анса занял освободившееся место, а к королеве наклонился ее дворецкий.

— Госпожа Пендума сегодня завтракала с вашим величеством? — поинтересовался он. — Не было ли попытки отравления?

Шаззад ненадолго задумалась, затем покачала головой.

— Мы ели с ней одно и то же и пили из одного кувшина, но я чувствую себя хорошо. Должно быть, это какое-то небольшое недомогание. — Затем она с улыбкой повернулась к Ансе. — Мы не ждали тебя здесь, принц. Надеюсь, ты привез нам добрые вести о своем отце?

— Подозреваю, что ваши сведения о нем куда более свежие, чем мои, — ответил Анса. — Я прибыл сюда морем с юго-восточного побережья.

— Но как ты попал на Дымный Остров? — удивилась она.

Анса обратил внимание, что хотя королева по-прежнему отличается красотой, но при ярком дневном свете на лице ее уже видны отметины возраста и жизненных тревог. Впрочем, это ее совсем не портило.

— Мне нужно было поговорить с вами, — промолвил он. — Я решил, что морское путешествие будет более безопасным и быстрым, чем если бы я отправился верхом через весь континент. Насчет скорости я не ошибся, но что касается безопасности, не уверен. Я прибыл из…

Шаззад похлопала его по колену.

— Поговорим об этом позже. Ты прибыл издалека и, должно быть, хочешь передохнуть и освежиться. Посмотри вместе с нами за морскими приготовлениями, а затем мы вернемся во дворец, и там сможем пообедать. У нас еще будет время для разговоров.

— Как пожелаете, моя королева.

Анса понимал, что это не простой каприз. Она не желала говорить о серьезных вещах при посторонних. Мысль о возможности отравления и вовсе привела его в ужас. Выходит, даже великая королева Шаззад не может чувствовать себя в безопасности в собственном дворце…

Слуги подали охлажденное вино и всевозможные лакомства, а придворные дамы принялись суетиться вокруг принца. Однако Анса прекрасно знал, что они были бы с ним холодны и надменны, если бы королева не встретила его с такой теплотой.

Все вместе они наблюдали за маневрами кораблей, глядя, как те совершают развороты, проходят парадом, приветственно поднимая все флаги и держа наготове стальное и бронзовое оружие. Их вид приободрил Ансу. Подобная воинская мощь без труда пресечет опасные поползновения Мецпы.

После опустошительных войн последних лет Невва осталась единственным по-настоящему влиятельным королевством в этой части света. Ему не терпелось расспросить Шаззад о ее планах и о том, что она намерена делать со всем этим флотом, но он понимал, что сейчас не время для подобных разговоров.

После обеда они вернулись во дворец. Обед прошел очень тепло, но никаких серьезных вопросов по-прежнему затронуто не было.

— Сейчас я должна встретиться со своими флотоводцами, — сказала ему Шаззад. — Надеюсь, тебе будет удобно в этих покоях. Если захочешь, можешь пройти на конюшню и выбрать себе кабо. Я знаю, как неловко чувствуют себя твои соплеменники, когда вынуждены подолгу ходить пешком.

— Ваше величество очень любезны, — искренне поблагодарил Анса королеву.

— А вечером мы, наконец, поговорим о делах. Я должна обсудить с тобой нечто очень важное.

— И я тоже, — заверил он правительницу.

— Тогда до вечера.

Отведенные Ансе покои оказались роскошными сверх всякого ожидания. В прошлый раз он жил в лагере вместе со всеми своими соплеменниками, а во дворце побывал лишь в нескольких парадных залах. Сейчас же он оказался в опочивальне более просторной, чем походный отцовский шатер, но помимо этого в апартаментах имелись еще и несколько приемных, и отдельная комната, чтобы принимать ванну. Искупавшись, Анса вышел из своих покоев и отправился на королевские конюшни.

Слуг предупредили заранее, и едва принц появился там, как ему вывели для осмотра не меньше дюжины превосходных животных. Он выбрал пять из них и опробовал каждого, после чего окончательно отобрал трех кабо, на которых собирался ездить, пока остается в этих краях. Скакуны были превосходно выезжены, и куда менее норовисты, чем на равнинах. Возможно, они не отличались и выносливостью своих более диких сородичей, и в бою Анса едва ли доверил бы им свою жизнь, однако наслаждение вновь оказаться в седле оказалось столь велико, что он пренебрег этими мелочами.

Когда он вернулся во дворец, то впервые за много лет ощутил боль в мышцах после скачки. Вернувшись в свои покои, первым делом, как и было заведено, он проверил все свое оружие и убедился, что оно в превосходном состоянии. Не успел он закончить, как явился слуга, и сообщил, что королева освободилась и ждет его у себя.

Вскоре Анса оказался в небольшой гостиной, которая переходила в просторную террасу. Королева Шаззад сидела за маленьким столиком и, завидев гостя, любезно предложила ему стул рядом с собой.

— Принц Анса, я очень рада видеть тебя. — Она протянула ему руку для поцелуя.

— Ваше величество, я не привык, чтобы меня называли принцем. Если бы вы обращались ко мне просто по имени…

— Только наедине, — ответила она. — Если ты будешь пренебрегать своими привилегиями, то люди отнесутся к тебе без должного уважения. Они привыкли улавливать любые проявления слабости и пользоваться этим.

— Постараюсь запомнить.

— Да, постарайся. Ну что ж, мне бы очень хотелось поболтать с тобой весело и беззаботно и как следует развлечь гостя, но боюсь, что у меня слишком мало времени. Мы готовимся к великим свершениям, и мне приходится одновременно заниматься множеством дел. Ты сказал, что у тебя ко мне какое-то срочное известие?

— Именно так. Мы сумели нанести Гассему сокрушительное поражение, и хотя мой отец был ранен, мы полагали, что победа близка. Но это оказалось ошибкой.

— Я знаю, — задумчиво отозвалась королева. — Хотя, возможно, мы говорим о разных вещах. Какова сейчас ситуация на юго-востоке?

— В настоящий момент там ничего не происходит. Наши войска были вынуждены вернуться домой.

Долго и пристально она смотрела на Ансу, а затем устало вздохнула.

— Расскажи мне обо всем.

И он поведал ей о длинной изматывающей кампании против мецпанцев. Он рассказал о бесчисленных муравьиных армиях этой земли, о новом огнестрельном оружии и об опасениях жителей равнин, что следующая атака будет направлена на их родные края.

— У нас не было выбора, — заметил он, наконец. — В нашей армии только всадники, и для кабо больше не осталось фуража. Мы никак не могли больше оставаться там. Мецпанцы же совершают пешие переходы и подвозят припасы в фургонах. Им не нужны доспехи, оружие очень легкое, и поэтому они движутся почти так же быстро, как шессины Гассема. Они слишком умны и никогда бы не выступили против нас в открытом поле, где мы одолели бы их без труда.

— Звучит угрожающе, — промолвила королева.

— Угрожающе? Да это просто погибель! Мецпанцы сокрушат всех на своем пути, одну державу за другой. Они не стремятся к быстрым и ярким победам, как Гассем. Мецпа скорее подобна огромному дракону, пожирающему все на своем пути, очень медленно, но неудержимо.

Выражение лица Шаззад не понравилось Ансе, и потому он продолжил уже более веселым тоном:

— Но я видел ваш великий флот. Мы, жители равнин, — превосходные всадники. Если объединить наши усилия с вашей пехотой и кораблями, то нам вполне по силам сокрушить Мецпу, как мы это сделали с Гассемом.

Долгое время королева молчала, и ее собеседник понял, что это недобрый знак.

— Твои опасения вполне обоснованы, — проронила она, наконец. — И я согласна, что очень скоро нам придется заключить союз против этих выскочек. Но в этом году моя цель совсем иная.

— И какая же? — поинтересовался он. — Вы планируете завоевать Чиву? — Он попытался представить себе карту. — Полагаю, это будет разумный ход. Вы сможете закрепиться на горных перевалах, ведущих в Гран и Соно… Ведь эти королевства скоро также будут поглощены Мецпой. Однако я думаю, что если мы выступим заодно…

— Нет! — перебила его Шаззад. — Прости, но мои планы не потерпят изменений. Флот, которым ты так любовался сегодня, готовится к захвату Грозовых Островов. Я собираюсь раз и навсегда уничтожить Гассема с Лерисой и положить конец этой угрозе.

Анса был потрясен.

— Но… но они ведь уже и без того разбиты. Я видел, как отец поразил Гассема копьем. Лериса, конечно, чудовище, я знаю это на собственном опыте, но в одиночку она не сможет управлять островитянами. На многие годы вы избавлены от угрозы с островов, тогда как мецпанцы…

— Нет, мое решение окончательно. Я должна уничтожить их. Когда с этим будет покончено, мы обсудим союз против Мецпы. Я признаю эту угрозу… но неужели ты не понимаешь? Они слишком далеко. Мой народ не захочет вести войну в неведомых краях против врага, о котором они толком даже не слышали. У нас вспыхнет междоусобица!

— Некогда и островитяне также считались нереальной угрозой, — напомнил он ей.

— Разумеется, я об этом не забыла. Только когда Гассем напал на нас, мы осознали опасность. И тогда мой отец был унижен и потерпел два поражения, одно за другим. Порой это необходимо, чтобы пробудить народ к действию. Однако до сих пор Мецпа не представляла для нас серьезной угрозы.

— Я все равно попытаюсь переубедить вас.

Шаззад чуть заметно улыбнулась.

— Не сомневаюсь в этом. Но есть и кое-что еще. Видел ли ты странный корабль в бухте?

Анса пожал плечами.

— Я видел там куда больше кораблей, чем за всю свою жизнь. Все они кажутся мне одинаково странными.

— Тогда послушай. — И она поведала ему о появлении судна, потрепанного бурей и о четырех других, которые также удалось отыскать и привести в гавань патрульным кораблям.

— Мы по-прежнему не знаем, что все это означает. И никто не ведает, куда подевалась основная часть их флота. Мои флотоводцы утверждают, что ветром корабли могло занести на Грозовые Острова.

— Но ведь эти люди родом из неведомой земли, — заметил Анса. — И уж они-то точно очень далеки от нас. Почему их появление должно что-то изменить?

Взор королевы затуманился.

— Не знаю. Но много лет назад двое мужчин вошли в мою жизнь. Одним из них был твой отец. Другим — Гассем. Они были чужаками, дикарями из неведомых краев. Но вдвоем они перевернули вверх тормашками мир, который до того спокойно существовал на протяжении многих столетий. Больше никогда я не стану недооценивать опасность, которую могут представлять чужаки из далеких стран.

* * *

Вечером Шаззад у себя в кабинете диктовала письма, когда неожиданно об аудиенции попросил глава лекарской гильдии. Королева немедленно приказала впустить его и ужаснулась, завидев выражение лица ученого. Это был пожилой толстяк с жесткими вьющимися седыми волосами, в черном одеянии и плоской черной шапочке.

— Ваше величество очень добры, что приняли меня, — пропыхтел он, тяжело опускаясь в предложенное кресло. — Уверяю вас, я не стал бы навязывать свое общество, если бы не крайняя необходимость.

— Я понимаю, — нетерпеливо перебила его королева. — Что случилось?

— Ваше величество, в городе свирепствует неизвестная болезнь.

— Чума? — ее сердце упало.

Лекарь многозначительно кивнул.

— Боюсь, что так. Все началось несколько дней назад в окрестностях доков. Люди стали жаловаться на головокружение и потерю ориентации, на сильную головную боль и на раздражение кожи. Были и другие симптомы. Несколько человек уже умерли, а другие при смерти. И я боюсь, что все только начинается. Моя госпожа, вы со свитой слишком часто были в порту за последние дни…

— Пендума, — выдохнула королева и побледнела.

— Ваше величество?

— Моя придворная дама, госпожа Пендума. Сегодня утром она почувствовала себя дурно и была вынуждена вернуться во дворец.

— Я должен немедленно увидеть ее! — воскликнул лекарь и вскочил.

— Пойдемте со мной.

Шаззад повела толстяка в соседние апартаменты. Служанки были изумлены, когда королева ворвалась туда без предупреждения, и поспешили упасть на колени. Шаззад увидела, что по лицам у них струятся слезы, и тревога ее еще более усилилась. Она устремилась в опочивальню и не смогла удержаться от тревожного возгласа, когда увидела женщину, лежавшую на постели.

Еще утром Пендума была очаровательной пышнотелой красоткой, теперь же казалось, что кожа ее обтягивает мертвый остов. Черты лица заострились, и проступили кости черепа. Глаза казались огромными и выпученными и таращились в пустоту, белки сильно пожелтели. Некогда роскошные блестящие волосы рассыпались по подушкам подобно соломе. Красные язвы покрывали все руки.

Лекарь, ухаживавший за ней, вскочил с места.

— Не приближайтесь! Моя госпожа, вы должны немедленно удалиться. Ничего подобного я прежде не видел.

— Зато видел я, — проворчал глава гильдии. — Это портовая болезнь.

Бросив на свою придворную даму последний испуганный взгляд, Шаззад развернулась и вышла из комнаты, усилием воли сдерживаясь, чтобы не побежать. Старший лекарь догнал ее.

— Ваше величество, мне больно это говорить, но вам следовало бы изолировать всех служанок, которые ухаживали за вашей придворной дамой. А лучше убейте их и сожгите тела. Тогда, возможно, вам удастся остановить распространение заразы во дворце.

— И лекаря тоже?

Он вздохнул.

— Да, и его.

Королева развернулась к главе гильдии.

— Боюсь, что уже слишком поздно. Сегодня утром эта женщина расчесывала мне волосы и подавала завтрак. Если болезнь пришла сюда, то все мы под угрозой.

— И все равно остается шанс, — настаивал он. — Ваш отец…

— Мой отец был жестким человеком, но далеко не глупцом, и надеюсь, что я тоже! А теперь, давайте присядем и поговорим, как разумные люди.

Они вернулись в королевские покои, и Шаззад велела слугам принести вина. Затем она отдала приказ, чтобы ей немедленно доносили обо всех случаях болезни во дворце. Озадаченные, челядинцы бросились исполнять приказание госпожи.

— А теперь, — обратилась она к лекарю, — расскажите мне, откуда взялась эта напасть.

— Ваше величество, доподлинно установить источник заболевания всегда очень сложно, — ответил он. — Но я не могу поверить, что одновременное появление чужеземцев и начало эпидемии — это простая случайность.

Королева распахнула глаза.

— Меня же заверили, что на корабле нет никакой заразы!

— И ее там не было. Более того, чужеземные моряки до сих пор в полном здравии и вполне оправились после путешествия.

— Тогда как такое возможно?

— Ваше величество, — устало отозвался глава лекарской гильдии. — Мы слишком многого не знаем о болезнях. Сам я принадлежу к ученой школе, которая утверждает, что духи и демоны не имеют никакого отношения к телесным недугам, хотя порой и могут влиять на сознание человека. Есть и такие, кто считает, что виной всему — крохотные живые частички, которые мы наблюдаем сквозь увеличительное стекло…

— Я читала об этом, — заявила Шаззад. — И что дальше.

— Уже давно известно, что люди могут оказаться разносчиками заразы, но при этом сами не страдать ни от какой болезни. И если у нас появляются жители далеких стран, с которыми прежде мы никогда не имели дела… — Пожав плечами, он развел руки в стороны. — Кто знает? Существует, к примеру, недуг, от которого страдает лишь одно-единственное племя в Чиве. Во времена вашего прапрадеда в Невву пришла эпидемия, поразившая только тех людей, у кого были рыжие волосы и карие глаза. Недуг, который вызывает лишь легкое недомогание у детей одной расы, у другой может убивать взрослых. Так что ваши чужеземцы могли быть разносчиками заразы и даже не подозревать об этом. Лучше бы мы убили их на месте и сожгли их корабли в открытом море…

— Ну, теперь слишком поздно, — заметила на это Шаззад и сделала большой глоток вина. — Какое же неподходящее время выбрала болезнь! Весь мой флот собран в гавани! Войска стоят лагерем под стенами города!..

— Да, это самые неподходящие условия, ибо болезнь может распространиться еще стремительнее, — мрачно согласился лекарь.

— Мы должны принять меры, — заявила королева. Хлопнув в ладоши, она потребовала созвать всех своих гонцов. — Может, уже и впрямь слишком поздно, но должны же мы сделать хоть что-нибудь! Нам нужно установить в военных лагерях карантин, прекратить их общение друг с другом, вывести корабли в открытое море… Лекарь, я желаю, чтобы все эти меры были исполнены немедленно!

— Да, ваше величество, но смотрите на вещи трезво: как только пройдет слух о чуме, все, кто еще здоров, попытаются сбежать из города и разнесут болезнь по всей стране.

Со сдавленным рыданием Шаззад рухнула в кресло.

— А вот теперь мне остается только надеяться, что часть этих кораблей и впрямь достигла Грозовых Островов!

* * *

Анса пробудился от каких-то странных звуков и запахов, и от ощущения нависшей угрозы. Поднявшись со слишком мягкого ложа, он вышел на балкон и окинул взглядом город. Повсюду в небо поднимались столбы дыма. Некоторые из них означали, что в храмах проводятся утренние жертвоприношения. Однако помимо благовоний ощущались и совсем иные запахи, куда менее ароматные.

Он услышал звон колоколов и грохот гонгов, затем взревели рога, и в звуках этих не было ничего бодрого и радостного. Еще недавно спокойный, мирный и деловитый город стремительно превращался в подобие сумасшедшего дома.

С поклоном вошел слуга.

— Принц Анса, ее величество настоятельно просит вас никуда не выходить сегодня из своих покоев и не общаться ни с кем, кроме дворцовых слуг, да и то на расстоянии. Они принесут вам все необходимое.

— Что? — возмутился Анса. — Я пленник?

— Разумеется, нет, господин, — возразил челядинец. — Весь город подвергнут карантину. У нас разразилась чума.

— О, нет! — Анса вспомнил женщину, которая накануне утром уступила ему свое кресло. — Та дама… Пендума, кажется?

— Она мертва, господин. Первая во дворце, кто подхватил болезнь. Поутру у нас оказалось уже более сотни больных.

— Хорошо. Я останусь здесь, но хотел бы поговорить с королевой как можно скорее.

Слуга поклонился вновь.

— Мы немедленно ей сообщим. Завтрак вам подадут на террасе.

Он отправился туда. Отовсюду во дворце доносились рыдания и испуганные голоса. На террасе для него был накрыт роскошный завтрак, даже со свежими цветами, как будто не произошло ничего выдающегося. Без всякого аппетита Анса поел, прислушиваясь к пугающим звукам, доносившимся из города. Из-за крепостных стен клубами поднимался густой дым. Должно быть, погребальный костер, на котором сжигали тела покойников…

Такого страха Анса никогда прежде не испытывал. Дважды в своей жизни он сталкивался с эпидемиями смертельных болезней, и всякий раз люди умирали тысячами, и ничего нельзя было с этим поделать, — только сидеть и ждать, пока все пройдет само. Даже травники и Говорящие с Духами были бессильны, а отец лишь беспомощно пожимал плечами и говорил, что подобные вещи порой случаются в природе, и человек не властен над ними. Остается лишь надеяться, что болезнь минует тебя стороной.

Но такое!.. В прошлом о приближении эпидемии всегда узнавали заранее. Слухи предвещали ее появление. Люди мрачнели, сознавая, что скоро недуг придет и к ним… Но не в этот раз. За все время путешествия в Невву он не слышал ничего угрожающего, ни в одном из портов. Как же могли столь многие люди заразиться так быстро и погибнуть за один день и одну ночь? В прошлом болезни действовали куда медленнее.

Анса мрачно прикидывал, каковы его шансы. Может быть, стоит взять одного из кабо, предоставленных в его распоряжение, и побыстрее убраться отсюда? Искушение было велико. Возможно, он сумеет избежать эпидемии. Но куда он направится? Наверное, на северо-восток, через Омию, в горы, а оттуда — на родные равнины.

Из бокала Анса отхлебнул кисловатого фруктового сока.

Если он сделает так, то может принести чуму своему собственному народу. Но нет, это невозможно, решил он. Если он и впрямь подцепил заразу, то либо умрет, либо выздоровеет задолго до того, как прибудет домой. Наверняка тогда уже он не сможет никому передать болезнь. Но как узнать наверняка?

Одно казалось очевидным: его миссия потерпела неудачу. Королева была полна решимости уничтожить своих врагов-островитян и не собиралась сражаться с Мецпой. Желание разделаться с Гассемом и Лерисой превратилось у нее в навязчивую идею, затмив более насущные цели.

Он знал всю эту историю; за последние годы отец много раз рассказывал ее от начала до конца. Отец Шаззад потерпел сокрушительное поражение в битве и потерял почти весь невванский флот. Сама Шаззад попала в плен и стала рабыней Лерисы, пока, наконец, отец Ансы со своими войсками не освободил город и принцессу.

Анса на собственном опыте знал, как обращаются Гассем и Лериса со своими пленниками и рабами, которым не посчастливилось привлечь их внимание. Он мог представить, как терзало это унижение душу Шаззад на протяжении долгих лет. Внешне казалось, что новый военный поход она затеяла лишь ради спокойствия королевства, но на самом деле она желала отомстить. Королева не признает никакого иного врага, покуда не расправится с этими давними противниками.

Но что будет теперь с военной кампанией? Наверняка чума помешает всем планам. Это также требовалось обдумать как следует. Возможно, если морской поход придется отложить, то Шаззад согласится на более скромную сухопутную кампанию?

Однако тут же Анса осознал, сколь бессмысленны все его домыслы. Все, что угодно, может произойти во время чумы. Еще неизвестно, будет ли он сам жив через несколько дней, и что случится с Шаззад. Он знал, что во время эпидемий люди нередко впадают в безумие. Они будут готовы последовать за любыми фанатиками, которые пообещают им божественное вмешательство. Порой в такие времена случались восстания, и бунтовщики сбрасывали с престола прежних правителей, словно надеялись, что политические перемены помогут остановить болезнь. Оставаясь во дворце, он может подвергнуться еще большей опасности…

Покончив с завтраком, Анса вернулся в свои покои и собрал пожитки в одном месте. Теперь, если будет необходимо, он сможет очень быстро сбежать отсюда. Анса обнаружил, что балкон в его спальне выходит во двор, откуда было рукой подать до конюшен.

Чуть ниже располагалась одна из бесчисленных террас дворца, а дальше простиралась лужайка со статуями и подстриженным кустарником. Он вполне мог спрыгнуть на террасу с балкона, оттуда перескочить через балюстраду и оказаться на конюшнях в считанные минуты.

Приняв такой план бегства, он подобрал свои вещи и небрежно сложил их у выхода на балкон. Затем, одолеваемый беспокойством, Анса прошел на свою террасу. Стол с остатками завтрака уже убрали слуги, незримые и неслышные, точно призраки. Откуда-то издалека доносились звуки арфы и флейты, словно сегодня был самый обычный день. Должно быть, таковы приказы Шаззад: она наверняка потребовала от окружающих, чтобы все продолжали вести обычную жизнь и пресекали любую панику.

На городских улицах далеко внизу он разглядел несколько процессий. Люди влекли на плечах длинные носилки: это хоронили, а точнее, сжигали мертвецов. Но много ли их сейчас?

— Четыреста человек, — раздался голос за спиной, словно он высказал свой вопрос вслух. Обернувшись, Анса увидел королеву, которая прошла на террасу и встала рядом с ним.

— Четыре сотни трупов за одно только утро. К ночи, полагаю, их будет не меньше тысячи. — Она оперлась о балюстраду, глядя не на Ансу, а на пораженный болезнью город. — Мы вынуждены сжигать тела, и это огорчает людей почти так же сильно, как сама эпидемия. В нашем народе сильны древние традиции. Мы очень привязаны к нашим ритуалам, и самым священным из них являются похороны. Обычно они занимают шесть дней, с установленными периодами траура. Даже бедняков хоронят с большой пышностью. А теперь мы сжигаем мертвецов, словно отбросы…

— Могут начаться беспорядки? — спросил он.

— Я не предвижу в будущем ничего, кроме беспорядков. — Повернувшись, она взглянула ему в лицо. — Уже сейчас мои советники требуют, чтобы я покинула город.

— Не делайте этого, — посоветовал он. — Они просто хотят захватить власть в ваше отсутствие.

Уголки ее рта слегка дернулись.

— Похоже, отец многому тебя научил. Да, мне известны все их хитрости и маневры. Но они не зря беспокоятся. В прошлом вслед за крупными эпидемиями всегда приходили восстания и междоусобицы.

— Может, все не так серьезно? — без особой надежды предположил он. — Может, болезнь убьет пару сотен человек и исчезнет так же быстро, как появилась?

— Во имя всех богов, я мечтаю об этом! — Королева покачала головой. — Лишь в такие моменты я начинаю взывать к богам. В юности я предавалась запретным религиозным культам. Мы вернули ритуалы, запрещенные в Невве на протяжении многих тысяч лет. Колдовство и черная магия интересовали меня.

Анса гадал, с какой стати она рассказывает ему об этом. Должно быть, королеве просто хотелось с кем-либо поговорить, — с человеком, который не принадлежал ее миру, но одновременно был ей почти ровней. Что ж, если это ей так необходимо, он попытается быть любезным собеседником. Анса еще не утратил надежды уговорить королеву помочь ему в войне против Мецпы.

— Для юных, избалованных и безответственных отпрысков богатых семей запретные культы всегда очень привлекательны. Я стала игрушкой в руках злых жрецов и колдунов-шарлатанов. — Шаззад невидящим взором уставилась куда-то вдаль. — Когда я образумилась, то приказала повесить большинство из них. Однако другие остались в живых, и сегодня они воспрянули духом. Всевозможные нарушители спокойствия попытаются обогатиться на нашей общей беде.

— Издайте указ, — посоветовал он. — Пригрозите казнью всем тем, кто обещает защиту от чумы, обращаясь к черным богам.

— Я уже сделала это, но сомневаюсь, что указ поможет. Когда люди в отчаянии, они забывают об осторожности. Если бы с этим можно было хоть как-то бороться!.. Мои лекари убеждены, что именно чужаки с юга принесли к нам эту заразу, но они не имеют понятия, как она распространяется. Через воду? Через дыхание? Через телесный контакт?

— Но откуда им знать, что именно чужеземцы принесли болезнь? — спросил он.

— Во-первых, совпадение слишком велико, чтобы в этом усомниться. Еще важнее, что впервые болезнь появилась в двух местах: в гавани и во дворце. Именно здесь впервые объявились чужаки. В других районах города чума пока еще не обнаружилась.

— Тогда, может быть, есть шанс сдержать заразу?

Королева покачала головой.

— Нет. Чужеземцы пробыли здесь слишком долго и общались с самыми разными людьми. Просто в других местах недуг возникнет позднее.

Королевский посланец вбежал на террасу и упал на одно колено, протягивая королеве медную трубку. Она приняла послание, вскрыла его и, развернув пергамент, стала читать. Затем со вздохом бросила листок на каменный пол.

— Этого я и боялась. Болезнь появилась в трех селениях в десяти лигах от города. В одной из деревень первый случай был четыре дня назад. Должно быть, кто-то из портовых рабочих уехал туда в тот самый день, когда появились иноземцы. Теперь зараза вырвалась на свободу и скоро опустошит все мое королевство.

— И не только ваше, — напомнил ей Анса. — Чума никогда не блюдет границ, установленных людьми.

Шаззад невесело засмеялась.

— Однако, поскольку пойдет она именно отсюда, то все станут называть ее «невванской чумой» или «проклятием Шаззад». Во всем обвинят меня одну.

— А где эти чужеземцы? — поинтересовался Анса.

— Некоторые остались на кораблях. Другие живут в доме, который я им предоставила. Все они здоровы, однако надолго ли?.. Возможно, они так же восприимчивы к нашим болезням, как и мы — к их.

— Либо они проживут недостаточно долго, чтобы заболеть, — резонно указал Анса. — Люди разорвут их на части, если узнают, что именно они были разносчиками чумы. Вам следует выставить стражу, чтобы защитить иноземцев.

Шаззад задумалась.

— Напротив, мне бы хотелось оставить их беззащитными. Если народ во всем обвинит их, то это снимет давление с меня. В конце концов, ведь это именно они, хоть и невольно, стали причиной катастрофы.

Анса попытался воспротивиться.

— Вы не можете…

— Ну, конечно, я постараюсь выставить охрану, — заверила Шаззад. — Бросить их на произвол судьбы было бы нарушением законов гостеприимства. И все же искушение велико.

* * *

В последующие дни эпидемия распространялась в столице все шире. Вскоре погребальные процессии уже не смогли собирать всех мертвых, и для перевозки трупов были выделены телеги. Как и предсказывала королева, люди пытались напасть на чужеземные корабли и на моряков, оставшихся в городе, однако все эти атаки легко удалось отразить. Нападавшие оставались слишком разрозненными и пока что недостаточно отчаялись, чтобы объединить свои усилия.

Глава шестая

Вид раба был отвратителен. Он невероятно отощал, вся кожа была покрыта нарывами и кровоточащими язвами. Воздух со свистом прорывался между десен, лишившихся зубов. Всего три дня назад это был крепкий юноша. Теперь он скорее напоминал едва живой труп.

— И сколько сейчас таких? — спросила Лериса.

— Почти треть, — ответил ее управляющий. — Люди умирают по всему острову, и говорят, что на другие острова тоже пришла эта зараза.

Она не стала подходить близко к умирающему рабу. Не то чтобы Лериса опасалась заразы, но она ненавидела уродство в любом его проявлении и никогда еще не видела ничего столь уродливого, как это отвратительное создание.

— Убейте его, — приказала она. — Убейте всех, кто подцепит эту болезнь. Не знаю, поможет ли это, но раз уж излечить их все равно нельзя, то нет и смысла заставлять их мучиться.

— Будет исполнено, — с поклоном пообещал управляющий.

Развернувшись, Лериса пошла прочь от хижин, где жили рабы. В сопровождении телохранителей она двинулась ко дворцу, когда внезапно один из юношей окликнул королеву и указал куда-то вдаль.

— Пенду вернулся!

Теперь и королева заметила далеко впереди алый стяг.

— Пойдем, поприветствуем их, — предложила она.

Вот и хороший повод немного повеселиться. Не то чтобы она высоко ценила жизнь рабов, но вид умирающих казался ей отвратительным. И с какой стати они вообще вздумали болеть?!

К тому времени как королева достигла берега, боевые каноэ уже на полной скорости неслись к пристани. Чужеземцы, выстроившись на палубах своих кораблей, с благоговением наблюдали за этим зрелищем. Илас Нарский с десятком моряков, которые еще оставались на ногах, также глядел на них с берега.

Весла взлетали и вспенивали воду под ритмичное пение воинов. Гребцы налегали изо всех сил, вкладывая в каждый гребок мощь тренированных юных тел. Бойцы, стоявшие между рядами, потрясали щитами и копьями в такт песне. Солнце блестело на их клинках, озаряло перья в волосах, краску, нанесенную на лица и на обнаженные тела. Это зрелище могло привести в ужас любого неподготовленного человека.

Лериса грезила о тех днях, когда ее флот вновь будет возвращаться с награбленной добычей и привозить отрезанные головы врагов. Она поклялась себе, что эти славные дни настанут очень скоро. Может быть, приход этих каноэ и есть долгожданный знак, что судьба опять поворачивается к ним лицом…

С последним гребком все каноэ одновременно ткнулись в берег. Командир соскочил на песок, и остальные воины устремились за ним следом, разразившись грозными воплями и потрясая оружием. Бегом они бросились вверх по холму, к своей королеве. Наконец, с последним приветственным возгласом, все как один человек, они опустились на одно колено и воткнули в землю копья, поставив рядом черные щиты.

Пенду поклонился, едва не касаясь лбом ног Лерисы.

— Моя королева! — прокричал он. — Острова вновь призваны к порядку. Мы, преданные вам, ждем приказа короля, чтобы пойти войной на его врагов!

Склонившись вперед, она ладонью коснулась его темно-золотистой шевелюры, ныне слегка тронутой серебряными нитями.

— Поднимись, мой капитан. Поднимитесь, все вы, и примите благодарность своих короля и королевы. Будьте готовы. Очень скоро мы вновь вернемся на материк!

Воины поднялись с громовыми криками и, развернувшись, направились в свой лагерь. Один лишь Пенду пошел вместе с королевой, чтобы поговорить с ней наедине.

— Как все прошло? — поинтересовалась она.

— Очень даже неплохо. На самом деле, ни о каком восстании не было и речи. Просто старые межплеменные дрязги… Мы положили этому конец. Прикончили нескольких недовольных и навели порядок. Неплохая тренировка для юных воинов, да и старикам это полезно, чтобы держаться в форме.

— Отлично. А теперь скажи, не было ли случаев болезни на островах?

Он с тревогой взглянул на королеву.

— И здесь тоже?

— Да.

— Когда мы были на юге, то услышали о какой-то странной болезни. Вернувшись на север, мы обнаружили, что ни один из островов не избежал этой заразы. Она как-то связана с чужеземцами? Это они принесли ее с собой?

— Думаю, что да. Но скажи теперь вот что: пострадал ли кто-нибудь из островитян от этой чумы?

— Только гулахи, живущие на крайнем юге. Они там сильно перемешаны с жителями материка.

Из всех островных племен гулахи пользовались наибольшим презрением. Их никогда не брали в крупные военные походы и использовали большей частью как слуг, потому что считалось у них нечистая кровь.

— Стало быть, болеют только чужеземные рабы?

— Да, моя королева. И здесь то же самое?

— В точности. Рабы мрут как мухи. Чужеземные гости здоровы, и никто из шессинов не подцепил даже насморка. Все прочие племена тоже как будто в порядке.

— Ха! Эта зараза — странная вещь. Но прочие расы куда слабее, чем мы, островитяне.

— Верно, и думаю, это сыграет нам на руку. Ты видел вон того мрачного моряка на берегу? Это ему принадлежит военное судно в гавани.

— Я обратил внимание.

— Он просто пират, а возможно, и шпион королевы Шаззад, но это не имеет значения. Половина его команды слегла от болезни, но я знаю, как с ним поступить. Пошли человека и передай, что я жду его во дворце через час. Я хочу дать ему одно задание, и остатков команды как раз хватит для этого.

— Все будет сделано. Моя госпожа, а как чувствует себя король?

Она улыбнулась.

— Все лучше и лучше. Рана затягивается, и он уже может говорить, хотя и шепотом. Теперь он стал даже смеяться, когда я обещаю напоить его кровью врагов.

Пенду хищно ухмыльнулся.

— Великолепно! Так значит, скоро он вновь сможет вести нас в бой?

— Я твердо верю в это, — с той же воинственной яростью отозвалась королева. — Вновь настает время шессинов! Чума стала для нас добрым знаком, ибо она убивает чужеземцев, а нас оставляет такими же сильными, как и прежде.

— Ага! — воскликнул Пенду. — Так вот зачем нужен этот пират и его быстроходный корабль. Вы хотите отправить его на материк и разузнать, появилась ли зараза и там тоже?

— Совершенно верно. Я убеждена, что так оно и есть, потому что он сообщил о появлении корабля южан в гавани Неввы. Скорее всего, уже там его собственная команда подхватила эту заразу. Некоторые из них слегли в тот самый день, когда бросили здесь якорь. Ночь они провели среди наших рабов, и я никогда не видела, чтобы чума распространялась так быстро. Ну а если на материке эпидемия еще не началась… С улыбкой королева пожала плечами, — тогда он вполне может принести болезнь туда.

Пенду расхохотался, вслед за королевой поднимаясь по ступеням, ведущим во дворец. Там он перемолвился парой слов с молодым воином, и тот со всех ног устремился на берег, где, скрестив руки, стоял Илас Нарский. Пенду и королева прошли внутрь к покоям Гассема, которые охраняли две суровые женщины-воительницы. Они поклонились, завидев королеву.

— Затронула ли их зараза? — поинтересовался Пенду, окидывая взглядом телохранительниц.

— Заболела половина из них, — ответила королева. — Но не смертельно. У них только поднялся жар. Ни у одной нет этих омерзительных язв на коже, и пока еще никто не умер. Думаю, они поправятся.

Она недолюбливала телохранительниц своего супруга, но ценила их за преданность.

В покоях Гассема королеву ожидало зрелище, от которого она на миг лишилась дара речи. Король сидел на постели и приветствовал ее широкой улыбкой. Она едва не кинулась ему на грудь по давней привычке, но в последний момент смогла сдержаться, присела на край ложа и поцеловала его.

— Мой господин! Я только что говорила Пенду, что ты поправляешься. Но я вижу, что за это время тебе стало в десять раз лучше!

— Да, я возвращаюсь из мира мертвых, и сам чувствую это! — Теперь его голос был сильным и звучным. Он протянул руку и Пенду, выронив копье, стиснул королевскую длань в своих ладонях.

— Приветствую вас, мой король! Ваши воины вернулись и готовы к новым подвигам!

— Не так быстро! — протестующе засмеялась Лериса. — Сперва еще сам король должен встать на ноги.

Гассем засмеялся, невольно поморщившись от боли, но затем захохотал еще громче.

— Начинать подготовку никогда не рано.

— Послушай, любовь моя, у меня важные новости. — И Лериса рассказала королю о чуме.

Глаза его затуманились от радости.

— Зараза, которая убивает другие народы, но не трогает островитян!.. Воистину, боги благосклонны ко мне. Послушай, моя маленькая королева, может, я еще не в лучшей форме, но через два дня твердо намерен встать на ноги. Я выйду на веранду, чтобы мой народ мог увидеть меня. Собери их всех перед дворцом. Каждый день я хочу видеть, как толпа становится больше, покуда не соберутся все воины до единого. К этому моменту я буду готов вести их в бой, даже если меня придется тащить на носилках!

— Все будет, как ты пожелаешь! — отозвалась она, обнимая Гассема. — Мы продолжим наши завоевания и будем безжалостно проливать кровь врагов!

— Если только чума не одолеет их раньше. Вот будет досада…

— Ничего, ведь остается еще неведомый материк на юге, мой господин, — заметил Пенду. — Так давайте же сперва вновь отвоюем материк, даже если там не останется ничего, кроме гниющих трупов. Затем придет время сразиться с чужеземцами на дальнем юге.

— Да будет так, — подтвердил Гассем, поглаживая Лерису по спине. — Друзья мои, мир вновь будет принадлежать нам.

* * *

Королева приняла Иласа Нарского на веранде. Вид у пирата был встревоженный, но пока еще он не выказывал никаких признаков заболевания.

— У меня есть для тебя поручение, — объявила Лериса. — Хватит ли у тебя людей, чтобы управлять кораблем?

— Для простого плавания хватит, — ответил он. — Но не для пиратских рейдов или…

— Это и не нужно, — сказала она. — Мне нужна лишь информация.

— Королева, мы говорили, что я буду поставлять нам рабов, но мы не…

— Забудь об этом! — велела она резким тоном. — Я хочу, чтобы ты отправился на материк и убедился только в одном: свирепствует там чума, или нет.

— Полагаю, что да, — промолвил пират. — Мои люди начали заболевать сразу же по прибытии на острова.

Илас старался не подавать виду, но тревога одолевала его. Каждое утро он просыпался в страхе, что сегодня настанет и его черед…

— Но я должна знать наверняка! — настоятельно воскликнула Лериса. Ее тон слегка развеял его страхи и вернул пирату способность мыслить здраво.

— У вас есть какие-то планы, для которых необходимы эти сведения?

— Даже если и так, я не собираюсь обсуждать их с пиратом. Просто сделай то, что я от тебя требую.

Илас уселся поудобнее, чувствуя себя гораздо спокойнее, чем за все эти дни.

— Моя королева, давайте мыслить трезво. Каждый человек заботится прежде всего о собственных интересах. Вы желаете получить информацию. Мне же придется пойти на огромный риск, чтобы доставить ее вам.

Лериса хмыкнула.

— Все, что от тебя требуется, это сплавать на материк при отличной погоде и попутном ветре. Возможно, еще совершить небольшое путешествие к югу. Ты вернешься, как только услышишь о том, что где-то появилась чума. Если она есть хоть в одном месте, то вскоре эпидемия разразится повсюду.

— Но я располагаю лишь жалкими остатками команды, и еще многие из них могут заболеть в море, прежде чем мы достигнем материка. Я и сам вполне мог заразиться.

— Если так, то тебе и вовсе не о чем беспокоиться. — Для пущего эффекта королева нахмурила брови. — Ну, хорошо. Золота у меня хватает. Назови свою награду. Но ты получишь ее не раньше, чем вернешься с достоверными сведениями.

— На самом деле, я готов ждать и дольше. — Это был весьма решительный шаг, и от предчувствия опасности сердце Иласа забилось сильнее. Однако смертельная угроза чумы заставила его по-иному взглянуть на вещи.

Лериса бросила на него пронзительный взгляд.

— О чем ты говоришь?

— Ваши намерения для меня не такая уж и загадка королева, — заявил ей пират. — Вы хотите вернуться на материк и отвоевать утраченные земли. Вот почему вы хотите выяснить, ослаблены ли они болезнью.

— А если и так, что тебе до этого? Ты ищешь какой-то выгоды для себя?

— Да, моя госпожа. Такая возможность не часто выпадает человеку.

— И на какую же награду ты рассчитываешь? — Она откинулась в кресле, наслаждаясь этим поединком воли и алчности.

— Когда вы вновь станете повелительницей мира, у вас будут большие земельные владения, которые вы сможете раздавать своим верным сторонникам. Из воинов редко получаются хорошие управляющие. Они должны идти дальше, чтобы завоевывать новые земли для своего короля. Когда Невва вновь окажется под вашей властью, подарите мне земельные владения и рабов, а также титул, который я мог бы передать наследникам.

Лериса презрительно хмыкнула.

— Ты просишь слишком многого за недолгое путешествие при хорошей погоде и за скудные сведения, которые можешь доставить.

Он сделал широкий жест.

— За свою жизнь я твердо усвоил одно: в разведке самое главное — это своевременность. Несколько слов, которые в обычную пору могут показаться совершенно незначительными, в нужный момент способны сыграть решающую роль.

— Весть о приходе чумы не стоит титула и земельных владений.

— Вы так полагаете? Но разве для вас и богоподобного Гассема такие вещи имеют значение? Мир для вас всего лишь игрушка, однако кто-то должен им управлять, а у вас двоих на это едва ли хватит терпения. К тому же, осмелюсь заявить, что готов служить вам и дальше. Если я стану вашим вассалом, то это — до конца жизни.

— Несомненно. — Лериса вновь улыбнулась. — Ты почти нравишься мне, пират, но пока еще я не могу тебе доверять.

«И никогда не сможешь», — подумал он про себя.

— Надеюсь, мне удастся смягчить ваше величество, и я предоставлю еще некоторую информацию, которая может оказаться очень важной для ваших планов.

— Все возможно, — заявила она.

Илас Нарский вздохнул поглубже, сознавая, что ступает на путь, откуда не будет возврата.

— Тогда знайте, что в этот самый момент королева Шаззад собирает свой флот и армию, а также, вероятно, и иноземных союзников.

Лериса мгновенно мысленно оценила эти сведения.

— Так она собирается напасть на наши острова?

— Скорее всего. Официально объявлено, что поход будет направлен против Чивы, чтобы отвоевать древние невванские земли и порты, но лишь глупец поверил бы в это. Разве может быть для Шаззад добыча желаннее, чем эти острова? Где еще хранится богатство со всего света? Где еще…

Он намеренно не закончил фразу, так и не произнеся самых опасных слов.

— Где еще она найдет меня и моего господина, — довершила его мысль королева. — Где еще она сможет насладиться мщением…

— Об этом я и говорю, ваше величество. — Итак, он сделал свой ход. Теперь будет ясно, выиграл он богатую награду или смерть.

— Ты долго ждал, чтобы сообщить мне об этом, — мрачно заявила Лериса. Тон ее звучал так угрожающе, что телохранители мгновенно насторожились и взяли длинные копья наизготовку.

Пират пожал плечами, сознавая, что находится сейчас на волосок от смерти.

— Прежде мне это было невыгодно, но теперь все изменилось.

Королева помолчала, изящными пальцами сминая тонкую ткань платья.

— Ступай, — велела она, наконец. — Выясни все, что я хочу знать. Если ты будешь верно служить мне, то получишь все, о чем просишь.

Он поднялся, поклонился и спустился по склону холма к своему кораблю, почти не чувствуя земли под ногами. Он бросил кости на самую высокую ставку и победил. Ну, может быть, еще не совсем победил, — напомнил себе пират, — но все же сумел ухватить удачу за хвост…

До встречи с королевой Лерисой он еще не был готов к прямой измене, но ведь тогда ему нечего было и предложить ей. К тому же распространившаяся среди команды чума лишила его крепости духа. Однако когда королева сделала ему свое предложение, он увидел шанс поднять ставки.

Конечно, теперь его жизнь под угрозой, — ну и что с того? За ним и так числились множество преступлений… А казнить человека можно только один раз.

Сам он не считал себя предателем. Шаззад точно так же не была его королевой, как и Лериса. Шаззад хотела использовать его в собственных целях, доверяя не клятвам в верности, но страху наказания. Так оно и было всю его жизнь. Он всегда оставался игрушкой в руках сильных мира сего, хотя по праву рождения заслуживал куда большего.

Но Илас не считал себя невванцем, точно так же, как не был он и островитянином. Поэтому он с готовностью мог переметнуться на сторону победителя и принять любую предложенную награду при дележке добычи.

Так всегда было, и всегда будет. Во главе любого знатного рода всегда стоял человек, который сумел добиться расположения завоевателя и получить от него земли и титул. После этого владения передавались по наследству, покуда не приходил другой завоеватель, не изгонял прежних владельцев и не делил эти земли между своими собственными сторонниками.

… Вернувшись в хижину, где мрачно коротали время члены его команды, Илас пинками стал поднимать их на ноги.

— Вставайте, ленивые ублюдки! Нам пора отправляться в путь.

— В путь? — изумился Тагос. — Но куда?

Помощник капитана заболел несколько дней назад, у него был жар и кожные воспаления, но он быстро оправился. То же самое случилось и с несколькими другими членами команды. Двое, помимо самого Иласа, так и не подцепили проклятую чуму.

— Мы поплывем на материк. У нас достаточно матросов, чтобы управлять кораблем. И я буду рад поскорее убраться с этого дикарского острова, где свирепствует зараза.

— А как же наши товарищи? — спросил кто-то.

— О них позаботятся, — заявил Илас. — Либо они помрут, либо выздоровеют. В любом случае мы ничем не сможем им помочь. Пойдемте. Впереди — никакого риска и богатая награда. Нам не придется ни грабить, ни сражаться, а лишь выйти на небольшую разведку.

С ворчанием матросы принялись собирать пожитки. В душе они были рады, что у них, наконец, появилось дело.

Сидя здесь, в ожидании неминуемой смерти, они совсем скисли.

Теперь же, когда корабль был готов вновь выйти в море, настроение команды прояснилось, и уже поднимая якорь, моряки веселились от души. Они принялись петь, когда на веслах выходили из бухты, а затем поторопились поднять парус, чтобы поймать попутный ветер.

* * *

Королева Лериса проследила за отплытием судна, а затем обернулась к людям, дожидавшимся ее на веранде.

— Приветствую вас, господин Саху, — воскликнула она с самой любезной улыбкой. — Мне жаль, что вы нас покидаете, но я понимаю, что вам не терпится продолжить путешествие. Надеюсь, пребывание в наших краях было для вас приятным?

— Мы были счастливы познакомиться с вами, ваше величество. Я лишь горюю, что так и не встретился с королем, вашим супругом. — Вельможа был изысканно любезен, как и прежде, но пальцы нервно поглаживали рукоять меча. Вид воинов на боевых каноэ изрядно встревожил его, и теперь больше всего он жаждал убраться подальше от этих островов.

— Тогда я не стану вас задерживать. Взяли ли вы письма и дары, которые я приготовила для вашей королевы?

— Они в безопасности, ваше величество. Уверен, что королева Изель будет очарована вашими подарками точно так же, как и мы. — От волнения голос его заметно дрожал. — Ваше величество, что касается этой болезни…

С деланной тревогой Лериса перебила его:

— Надеюсь, никто из вашей команды не захворал?

— Нет, нет! У нас все здоровы. Надеюсь, вы не думаете, что это мы принесли сюда эту напасть?

— Это никакая не напасть. Болезнь убивает только рабов. Забудьте о ней. Среди низших рас такие эпидемии не редкость. Они возвращаются через каждые несколько лет. Думаю, им это идет только на пользу, ведь болезнь убивает слабых. — Ложь не стоила ей никакого труда. Она не хотела, чтобы Саху и его люди заподозрили, что стали переносчиками смерти. — Устраивают ли вас карты, которыми я вас снабдила?

— Вполне, ваше величество.

— Превосходно. Касин — это самый крупный порт на побережье, но я советую вам также заглянуть в небольшие северные города. Это может оказаться для вас интересно и очень выгодно.

Лериса намеренно дала такой совет, желая как можно шире распространить на материке заразу.

После множества церемонных поклонов и приветствий, гости, наконец, удалились.

Королева была очень довольна тем, как обошлась с ними. Она не только сумела завязать отношения с новой державой, но и дала понять королеве Изель Девятой, что является реальной силой в этой части света. Чума, которую иноземцы привезли с собой, оказалась дополнительным преимуществом.

Если все пройдет, как она рассчитывает, то, возможно, ко времени следующего визита гостей с юга, она и Гассем будут единственными владыками всего континента.

* * *

День за днем на остров прибывали большие боевые каноэ привозили с собой грозных воинов. Все племена архипелага собрались здесь, и никто из них не был затронут недугом, уничтожившим треть чужеземных рабов за каких-то пятнадцать дней с момента своего появления.

Конечно, терять рабов было неприятно, но на материке всегда можно найти новых. Основная проблема заключалась в том, что из-за этой чумы было трудно прокормить растущее войско. Они уже начали забивать домашних животных, и скоро должен был настать час, когда придется ради пропитания проредить стада каггов. Эта мысль была невыносима для шессинов, которые расценивали свои стада как основной источник гордости и символ социального положения.

— Этого нельзя допустить, — решила Лериса. — Они должны как можно скорее выступить в поход.

Как и обещал, на второй день Гассем появился на веранде. Он был еще слаб, но сам держался на ногах, и все увидели это. Воины приветствовали своего повелителя криками восторга.

Торжества продолжались несколько часов, пока, наконец, даже самые крепкие бойцы не начали лишаться чувств от усталости. Через какое-то время Гассему пришлось сесть в кресло, но воины продолжали прибывать на холм, полк за полком, чтобы каждый мог поближе взглянуть на своего короля, которого они не видели так долго.

И по сей день все вновь прибывшие первым делом устремлялись во дворец, чтобы самолично убедиться: их король и впрямь воскрес из мертвых.

Спустя тридцать дней после того, как иноземцы покинули остров, здесь собрались последние военные отряды.

Король с каждым днем ощущал все больший прилив сил, и наконец, он смог сам спуститься к войскам, опираясь на стальное копье. Лериса шагала рядом и несла маленький дротик — точную копию того, которым она сразила в бою короля Гейла.

На тридцатый день вернулся «Морской змей», которым командовал Илас Нарский. Лериса с Гассемом приняли его на веранде и, завидев короля, пират раскрыл глаза от изумления. Он-то считал, что этот человек давно мертв, но от островитян сей факт умело скрывают.

— Ну что? — спросила его Лериса.

— На материке люди мрут, как мухи. Я мог бы ограбить дюжину городов без всякого труда, если бы только пожелал. Многие жители покинули родные места в поисках безопасного убежища, но укрытия им нет нигде. Повсюду царит хаос. Люди в панике и больше не признают никаких законов и порядка.

— И все же ты удержался от пиратства, — заметила королева.

— Воистину так, и все потому, что вы обещали мне куда более значительную награду.

— А тебя, я вижу, чума так и не коснулась? — поинтересовалась она.

— Да, и никто в моей команде тоже не заболел. Однако мне пришлось прикончить двоих, которые хотели остаться на материке ради грабежа.

Гассем звучно расхохотался.

— Я вижу, ты человек решительный. Это редко встречается среди чужеземцев.

Король напоминал огромную хищную кошку. Даже признаки недавней болезни — худоба и бледность — не делали его менее опасным. Илас понял это и оценил по достоинству.

— Все дело в том, что я больше не считаю себя пиратом, ваше величество. Я ваш верный сторонник и командую одним из ваших военных судов.

— Пусть так, — согласился Гассем. — Так скажи мне, капитан Илас, подходящее ли сейчас время, чтобы завоевать материк?

При этом он пристально наблюдал за моряком.

— Самое лучшее время будет через одну луну, — ответил бывший пират. — Это даст эпидемии время произвести необходимые опустошения. Кроме того, паника разрастется, и повсюду вспыхнут жестокие бунты. Через месяц все те, кому суждено умереть, будут уже покойниками. Выживших охватит отчаяние. Это сыграет вам на руку. Армии, которые могли бы выступить против вас, не станут сражаться. Укрепленные города сдадутся без боя.

— Разумные слова, — согласился Гассем.

Воодушевленный похвалой, Илас указал на ряды каноэ вдоль берега.

— Ваше величество, я надеюсь, вы не собираетесь переправлять на этих судах всю свою армию? Они годятся для того, чтобы грабить острова, но слишком малы для долгого путешествия. Я знаю, что во время своего последнего похода вы использовали их, дабы избежать встречи с военными судами Неввы. Однако в ту пору основные ваши силы уже находились на материке.

— Ты совершенно прав, — согласился Гассем. — Наши крупные суда как раз на подходе. До этого они стояли на якоре в других гаванях. Я намерен погрузить воинов на них, а каноэ тянуть на буксире.

— Великолепный план, — восхитился Илас.

— Теперь можешь идти, — сказала Лериса. — Возможно, мы позовем тебя позже, чтобы услышать более подробный отчет.

— Я живу ради служения вам обоим. — Не скрывая восторга, Илас поднялся с колен и покинул веранду.

— Он оказался ценным слугой, — заметила Лериса. — Я рада, что пощадила его.

— Камень может убивать не хуже, чем шессинское копье, — заметил Гассем. — Истинный воин не чурается никакого оружия.

— И он прав насчет времени, когда нам следует выступать, — продолжила королева. — За месяц ты окончательно оправишься от раны.

Однако Гассем покачал головой.

— Я бы и сам рад подождать, но это невозможно. Люди все в сборе. Каноэ на месте. Корабли скоро подойдут. Через месяц наши воины оголодают и падут духом. Уже сейчас они начинают страдать от безделья. А ныне — удача улыбается нам, моя маленькая королева. Так давай же двинемся в путь, пока наши воины бодры, а боги карают чужеземцев. Я чувствую себя достаточно хорошо. В конце концов, мне ведь больше не придется сражаться в первых рядах. Я стану только направлять и наблюдать, а это можно делать и сидя в кресле.

Лериса обняла его за талию.

— Ты совершенно прав. Те, кто ждет идеального момента, чтобы начать действовать, как правило, так и не решаются ни на что. Нам давно пора отвоевать то, что принадлежит нам по праву.

* * *

К вечеру первый из больших кораблей миновал мыс и вошел в гавань. Два дня спустя якорь бросило последнее транспортное судно. Тогда же Гассем произнес речь перед своими воинами, стоя на высоком помосте, чтобы все могли видеть его. В свете факелов он был подобен бронзовому изваянию божества.

— Воины! — воскликнул он голосом столь же мощным и звучным, как и в былые времена. — Мы ждали слишком долго, но теперь ваш король опять готов повести свою армию в бой!

Войско взорвалось радостными воплями.

— Ваше время вновь пришло, воины островов! Скоро весь материк окажется у наших ног и признает своих владык. Я сокрушу Невву и вновь захвачу Чиву и Соно. Я раздавлю этих муравьев из Мецпы, которые сражаются нелепыми дымящимися трубками. И если он еще жив, я вырву сердце у Гейла-предателя и съем его сырым!

В ответ воины вновь принялись истошно кричать и колотить копьями по черным щитам. Крики «Гас-сем! Гас-сем! Гас-сем!» разнеслись по всему острову, покуда сама земля не содрогнулась от их ярости. Король вскинул копье, и понемногу шум затих.

— Садитесь на корабли, — приказал он. — Мы отплывем с первыми лучами солнца.

Вне себя от радости, островитяне устремились на суда и стали привязывать к ним свои каноэ. В свете бесчисленных факелов, отражавшихся в стальных наконечниках копий, эта сцена обладала пугающей красотой.

— Все хорошо, моя королева, — промолвил Гассем, обнимая Лерису. — Боевой дух опытных воинов опять на высоте, а юные — никогда не знали поражений.

— Все хорошо, муж мой, — отозвалась она, обнимая короля в свой черед. Лишь одна мысль слегка омрачала ее радость: Гассем еще не до конца оправился от раны… а что же с Гейлом? Она отдала бы половину своих сокровищ, чтобы узнать — жив или мертв сейчас Стальной Король.

Глава седьмая

Королева Шаззад выглядела бледной и осунувшейся. Хотя она по-прежнему держала спину идеально прямо, ее придворным дамам пришлось изрядно потрудиться, чтобы стереть с лица королевы следы переживаний. Стоя рядом, Анса хорошо видел глубокие морщины и синие круги под глазами. Кроме того, королева сильно похудела, и он понимал, что обычная женщина на ее месте в тщетной тревоге ломала бы руки.

— Это неслыханно! — сказала Шаззад, для разнообразия разрешив себе проявить свои чувства. По какой-то причине она выбрала именно Ансу тем единственным человеком, с которым могла быть откровенна. С остальными она разговаривала сурово, иногда выкрикивая свои приказы и заставляя фаворитов сжиматься от ужаса. Но хотя бы раз в день она беседовала с Ансой и отводила с ним душу.

— Добрая треть моих подданных может умереть, пока эпидемия не пойдет на спад, и этим все не закончится! Поля не обработаны, за животными не присматривают. Те, кто выживут, начнут голодать. А теперь еще и беспорядки. — Она упала в кресло и закрыла лицо руками.

Беспорядки начались довольно давно, когда ненормальные религиозные лидеры и так называемые революционеры стали подталкивать истеричные толпы в городе нападать на тех, кого подстрекатели хотели бы уничтожить. Нападали на деятелей непопулярных религиозных сект, обвиняя их в том, что они устроили эту эпидемию. Еще больше ухудшало ситуацию то, что некоторые группы людей оказались невосприимчивыми к чуме. В небольшой общине мастеровых родом из горного района, которые отличались от остальных невванцев и внешним видом, и языком, не было ни единого случая заболевания. Разумеется, на них напали и устроили резню.

— Вы должны принять самые строгие меры, ваше величество, — настоятельно сказал Анса. — Не время быть снисходительной.

Она рассмеялась неискренним, фальшивым смехом.

— Меньше всего я думаю о снисходительности. Но сейчас люди не боятся даже виселицы. Они все равно что сошли с ума, и останутся такими, пока не кончится это проклятие.

Ансе было о чем волноваться, но он не хотел обременять этим королеву. Он переживал за свой народ. Когда эпидемия доберется до них? Смогут ли горы задержать чуму? Он уже поговорил с некоторыми лекарями королевы, но никто из них не сумел ему ответить. Единственное, на что можно надеяться, сказали они, это то, что любой заболевший либо умрет по дороге, либо выздоровеет и больше не будет заразным. Слишком призрачной была эта надежда, чтобы успокоить Ансу.

— А как насчет подготовки к войне? — спросил он королеву.

— Все замерло. Не хватает гребцов для флота, здоровые солдаты поднимут мятеж, если я прикажу им выступать куда-то, а жрецы утверждают, что все предзнаменования — дурные. — Она снова рассмеялась своим фальшивым смехом. — И я не могу их винить. Любой жрец, который скажет, что видел хорошее знамение, будет немедленно растерзан толпой. — Она откинулась в кресле, и Анса был потрясен, увидев слезы, прокладывающие дорожки в пудре на ее все еще прекрасном лице.

— С тех самых пор, как мой отец начал терять власть, я гордилась своими силами и самообладанием. Я очистила армию и правительство от продажности — во всяком случае, большую их часть. С помощью твоего отца я изгнала Гассема и островитян из своей страны. А теперь, перед лицом этого поветрия, я ничего не могу сделать, только надеяться на ветер с моря, который унесет дым и зловоние чумных ям из города.

* * *

В течение нескольких следующих дней лекари сообщали, что новых случаев заболевания не было, хотя уже заболевшие продолжали умирать. Те, кто заразился позже, по большей части выздоравливали. Половина населения не подхватила болезнь или болезни (потому что лекари подозревали, что это было несколько разных хворей), но тем не менее потери были огромными. Самая страшная война никогда не уносила столько народу, да еще и так быстро. Менее чем за два месяца королевство Шаззад было полностью разорено. В горе королева совершенно забыла о своем шпионе, Иласе Нарском.

* * *

Настроение при дворе было безрадостным, все оделись в богатые, но темные траурные одежды. Лица они выбелили, а дорожки от слез на щеках обозначили мелкими синими пятнышками. Арфисты и флейтисты играли траурную музыку. Однако на каждом лице проступало облегчение, потому что все понимали, что болезнь их пощадила. Они вздохнули свободнее, ведь катастрофа коснулась других.

Королева находилась в плачевном состоянии, пытаясь привести дела в норму, выслушивая ходатайства и принимая иноземных сановников. Прежде всего ей хотелось завершить подготовку флота, как-то вытащить из апатии солдат и матросов и отправить их на врага прежде, чем неумолимо приближающийся мертвый сезон помешает флотским операциям.

Рядом с ней сидел Анса, скучающий и раздраженный. Эта его поездка в Невву, на которую он возлагал столько надежд, оказалась полным провалом. От него не было проку ни его собственному народу, ни Шаззад, и дни свои он проводил в безделье, как гость королевы, катаясь на кабо и присутствуя на государственных обедах, в то время как чума, возможно, уже свирепствовала на его родине.

Что творилось на востоке, оставалось тайной. Знаменитый корпус гонцов, связывавший Невву с остальным миром, бездействовал, потому что можно было разнести заразу по другим странам. Анса не знал, не вторглась ли Мецпа на равнины, или же ее остановила угроза эпидемии. Более того, он даже не знал, жив ли его отец. Если Гейл умер, мир погиб. Только его исключительная способность вести за собой людей и предвидеть действия противника могла объединить многие страны и привести их к победе. Будущее казалось Ансе безрадостным. Еще более гнетущим показалось оно, когда в тронный зал вбежал гонец.

Одет он был в красные одежды, с плюмажем внутреннего корпуса, который никогда не покидал пределов Неввы. Как всем им, ему не требовалось придерживаться протокола, чтобы войти к своему монарху. Он громко хлопнул дверью, уверенно пересек комнату и пал ниц на ступеньках помоста. Двоим важным придворным пришлось проворно отскочить в сторону, чтобы не запачкаться о его пыльную, заляпанную грязью одежду.

— Ваше величество! — вскричал человек. — Срочная депеша с севера! — В руках он держал бронзовый футляр.

Шаззад выглядела ошеломленной. Паж забрал у гонца футляр и, грациозно преклонив перед троном колена, протянул его королеве.

— Я прочту, — сказала она, — но расскажи мне быстро самую суть. Я так понимаю, что новость плохая. Разразилась новая эпидемия?

— Ваше величество, — весь дрожа, сказал гонец, — островитяне вернулись! Они вторглись на север страны в полной боевой силе, штурмуя берег с кораблей и больших боевых каноэ! — По тронному залу пронесся общий вздох. Рты открылись, глаза расширились.

— Моя королева, — продолжал гонец, — среди воинов видели короля Гассема, а рядом с ним — это чудовище, Королеву.

Шаззад выглядела так, будто ее пронзили кинжалом. Ее лицо, в отличие от лиц присутствующих, не покрытое пудрой, стало почти прозрачным. Анса подумал: похоже, она сейчас замертво рухнет у подножья трона. Он наклонился к ней, понимая, что равновесие мира колеблется на острие ножа.

— Шаззад, — настойчиво прошептал он, — если ты немедленно не сделаешь что-нибудь, весь наш мир погибнет!

Несколько мгновений казалось, что она не слышит его. Придворные хранили полное молчание, даже сдерживали дыхание, не зная, что может сделать королева. Медленно на ее лицо возвращались краски. Сначала она стала выглядеть нормально, потом покраснела, потом лицо запылало, она вскочила на ноги, швырнула футляр для писем на пол и растоптала его, заставив всех присутствующих содрогнуться от резкого клацанья металла по камню.

— И это чудовище осмелилось!.. — орала она. — Попирая нормы цивилизованного поведения и пренебрегая гневом богов, он осмелился вернуться в мое королевство и угрожать нам, когда мы в трауре! С меня довольно! — Ее глаза горели почти безумным огнем, когда она протянула руку, указывая на толпу придворных. — Вы! Все вы! Снять эти траурные наряды! Немедленно! — Последнее слово сорвалось на визг. — Требую, чтобы каждый мужчина был в доспехах или униформе! Каждой женщине одеться для праздничного прощания! Я требую, чтобы вы все пришли в гавань и проводили нашу армию и наш флот для победы над этими дикарями раз и навсегда!

Она резко повернулась и указала на кучку жрецов.

— А вы прекращайте все заупокойные службы. Украсить часовни цветами и петь гимны об успехах. И немедленно засыпать все чумные ямы! Позже возведем подобающий памятник!

— Н-но, ваше величество, — залопотал жрец, — время не подходящее. Следует соблюдать ритуалы!

— Позже! — выкрикнула она. — Время траура прошло. Наступило время действовать. Боги послали нам испытание и наказали нас за наше разложение. Теперь они бросают нам последний вызов, и мы должны выдержать это испытание! Мой народ не будет ходить в трауре, и королева тоже! Снимите с меня это! — И она неистово начала рвать кружева на корсаже. Придворные в ужасе ахнули и поспешили исчезнуть из тронного зала.

С помощью придворных дам Шаззад сорвала с себя остатки черного платья. Придворным не стоило переживать — ее скромность не пострадала. Нижнее белье королевы выглядело пышнее и шикарнее официального наряда большинства женщин.

— Идите и принесите мне одежду, подходящую для обращения с речью к войскам. Что-нибудь из золотой ткани. — Дамы стремглав помчались выполнять ее распоряжение. Было слышно, как снаружи выкрикивали приказы королевы. Машина войны вновь заработала.

Шаззад упала на трон.

— Очень хорошо, — пробормотала она, — лучше и быть не могло. — Минуту назад она кричала так яростно, что губы запеклись. Анса подумал, не потеряла ли она на короткое время рассудок.

— Разрешите мне тоже принять участие, ваше величество, — потребовал он.

Шаззад повернулась, чтобы взглянуть на него глазами, налитыми кровью. Похоже, что ее ярость была неподдельной. Паж принес кубок охлажденного вина, и она сделала большой глоток, потом снова повернулась к Ансе.

— Конечно, ты будешь участвовать. — Голос ее звучал хрипло. — Я передам тебе командование разведчиками. Я понимаю, что для принца это незначительная должность, но ты чужеземец. Кроме того, у меня есть для тебя особое задание.

— Если вы пожелаете, я поеду с обычными войсками, — заверил Анса.

— Ни в коем случае. Только теперь до меня дошло, что мой шпион так и не вернулся с островов. Или он мертв, или переметнулся к врагу… скорее всего, второе. Теперь это ничего не значит. Все, что я хотела тогда узнать, нам уже показали. Но мне нужны пленные для допросов. Я хочу знать, вошел ли Гассем в полную силу, или их тоже поразила чума. Возможно, дома, на островах, все пришло в упадок, и они в отчаянии бегут оттуда.

— Не стоит на это надеяться, Шаззад, — предостерег Анса.

— Я и не собираюсь. Но знать должна, так или иначе. Если они до сих пор не встретились с иноземцами, в ближайшие дни армия Гассема будет поражена чумой. Я понимаю, это еще одно тщетное желание, но стоит принять его во внимание.

Анса наклонился и поднял раздавленный футляр для писем, вытащив из него смятый свиток.

— Может быть, стоит прочитать депешу, ваше величество?

— Разумеется. — Она глубоко вздохнула, успокаиваясь. Ансе казалось, что она впервые со времени его прибытия выглядела так хорошо. Теперь она знала, что нужно делать, и будет делать это до конца. Ждет ли ее славная победа или гибель, — королева все равно была довольна.

Шаззад просматривала послание и бормотала.

— На берег севернее Фионы высадилось сильное войско широким фронтом… О боги, бедная Фиона. Самый несчастливый из всех моих городов… Довольно много полунезависимых военных групп рыщут по сельской местности, захватывая пленных, а остальных сгоняя в города… Послушай-ка, Анса: многие видели самого короля Гассема, восседающего на носилках, которые несут копейщики, рядом сидит его омерзительная королева. Люди в этой местности часто видели этих двоих в прошедшие годы, так что ошибки нет — это он.

— Он и в самом деле остался жив, — сказал Анса, качая головой. — Неужели этого человека нельзя убить? Но он на носилках. Должно быть, еще не оправился полностью.

— Это уже кое-что. Теперь мы знаем, что он смертен.

А в городе замолкали траурные барабаны в часовнях и звучали торжественные фанфары.

* * *

В последующие дни казалось, что Шаззад вездесуща. Она лично отправилась в лагеря и отвела людей по городским улицам в гавань, где они погрузились на корабли. Учения возобновились, и гребцы, повинуясь ее безжалостному языку, добела вспенивали воду в гавани.

Город возвратился к жизни, как только люди поняли, что эпидемия закончилась, а они остались живы. Горожане страдали от своих ужасных потерь, но боль притупилась возбуждением, когда они поняли, что будут жить дальше. Неожиданное вторжение островитян привело народ в ярость. Оно казалось вероломным и необоснованным, все легко забыли, что сами готовились к вторжению, когда разразилась эпидемия.

Генералы и адмиралы, капитаны и коммодоры были настроены не столь оптимистично.

— В каждом из моих полков катастрофически не хватает людей, ваше величество, — сказал седеющий полководец. — Вы не можете послать их на врага и ожидать, что они будут сражаться, как в обычное время.

— Я понимаю это, генерал, — сказала Шаззад. — Но островитяне приняли свое решение, не спросив меня. Они на моей земле и движутся на юг. Я должна пойти на север и разбить их. Пусть каждый полк сражается, будто он полностью укомплектован. Пусть недостаток людей заменят отвага и сила духа.

— Как прикажете, ваше величество, — кланяясь, сказал полководец. В голосе его звучало очень сильное сомнение.

На следующий день один из адмиралов заявил:

— Мы готовились к вторжению островитян. Но они уже на нашей земле. Теперь это не морская война. Вам следует отправить войска на север сушей, обычным путем, а флот доставит провиант и прикроет сухопутные войска от нападения с моря.

— Нет. Много лет назад мой отец уже пробовал применить эту тактику против Гассема, но она не сработала. Все мои войска отправятся на север единой армией, все, кроме разведчиков, и мы вместе атакуем их. Все решится в одной битве. Я не позволю втянуть себя в еще одну изматывающую, ничего не решающую кампанию.

— Как прикажете, ваше величество, — кланяясь, сказал адмирал.

Анса этого почти не видел. На следующий день после возобновления подготовки к войне он отправился в лагерь для верховых войск и вступил в свою новую должность. Следуя указаниям верховых офицеров, он нашел лагерь разведчиков и доложил командиру о своем прибытии. Командир был одним из приграничных аристократов. Он казался достаточно знающим человеком, но с таким же тревожным взглядом, что и у других офицеров, готовящихся к походу.

— Я слышал, что с нами находится принц с равнин. — Он оглядел Ансу с ног до головы и пожал ему руку. — Совершенно очевидно, что вы прекрасно ездите верхом. И оружие у вас отличное. — Он взял протянутый Ансой приказ и прочитал его.

— Будете командовать частью разведчиков, да? Вылазки по захвату пленных? Будем считать, что свое дело вы знаете.

— Я его знаю, — сказал Анса. — Но мне потребуются хорошие наездники.

— У меня все отлично ездят верхом. Они разведчики, а не придворная охрана.

— Мне нужны те, кто больше походит на разбойников, а не на воинов.

Теперь офицер ухмыльнулся.

— Похоже, вы действительно знаете свое дело. Есть у меня такие люди. Пойдемте. — Они вышли из палатки, оседлали кабо и поехали мимо караульных костров к небольшому лагерю, расположенному отдельно от основного.

— Эти люди не просто походят на разбойников, — сказал командир. — Они и есть разбойники. Это легкая кавалерия с границы Омайи. Бессмысленно требовать от них уплаты налогов, поэтому королева разрешила им не платить в обмен на услуги во время войны. Они с радостью согласились, потому что для них это отличный повод помародерствовать. Это настолько безнравственный народ, что равных не найти… Им требуется железная рука, кнут и шпоры, но они отправятся куда угодно. Они могут вообще не спешиваться и никогда не устают.

В лагере находился небольшой эскадрон, около двух десятков невысоких, лохматых, неряшливых людей и низкорослых, но крепких кабо. Когда Анса с командиром въехали в лагерь, люди встали от костра, у которого сидели.

— Парни, это ваш новый командир, — сказал невванец. — Его зовут принц Анса, и вы отправитесь с ним на север на очень важное задание. Все в седло, он проверит вас.

Люди запрыгнули в седла и выстроились в неровную шеренгу.

Анса проехал вдоль линии, внимательно их рассматривая. Они к себе не слишком-то располагали. Каждый был одет в кожаный жилет, мешковатые штаны и меховую шапку, хотя день стоял жаркий. Ни на одном не было никаких доспехов, что обрадовало Ансу. Основное оружие — тонкое копье. Кроме копий, у каждого был длинный кривой нож, а к седлу приторочен небольшой круглый щит, обрамленный свисающим черным мехом. Было очевидно, что мытье не относится к их любимым занятиям.

С точки зрения Ансы, грязь и лохмотья значения не имели. Ему понравилось то, что он увидел. Хотя они не чистили и не холили своих животных, как это обычно делается в армии, но все же ухаживали за ними хорошо. Седла и оружие были безукоризненно чистыми. Он проверил наконечники копий и клинки. Ими можно было бриться. Анса не заметил ни следа слабости ни у кабо, ни у всадников.

— Они мне нравятся, — сказал Анса, завершив осмотр.

— Это хорошо, — отозвался командир, — потому что теперь они ваши. — С выражением облегчения, потому что о потере именно этих людей он не сожалел, невванец отсалютовал и отправился в свою палатку.

Анса посмотрел на людей, в свою очередь оценивающих его.

— Мы познакомимся поближе в дороге, — сказал он. — Сворачивайте лагерь. Отправляемся на север.

Люди заулыбались, как полосатые мусорщики-трупоеды, услышав такой короткий приказ. Им не надо было сворачивать палатки, не нуждались они и во вьючных животных.

Только некоторые беспокоились о переметных сумах, остальные просто завернули немногочисленные пожитки в одеяла, служившие им в непогоду плащами, и привязали свертки к седлу. Один из них закидал костер землей, и все были готовы. Это тоже понравилось Ансе. Именно так привык служить и он.

Они пустили кабо легким галопом, чтобы не утомить их раньше времени. Особой срочности пока не было. До отправления флота оставалось много времени, они в любом случае окажутся на земле Гассема раньше кораблей. Они сторонились мощеных дорог, и стук копыт кабо, ступавших по мягкой земле, почти не был слышен.

— Кто старший? — спросил Анса.

Один из всадников подъехал ближе.

— Я. Меня зовут Алак, и я старший среди народа Длинной Долины. — Он походил на всех остальных: темнолицый, с узкими карими глазами, длинными редкими усами и тощей бородкой. Он говорил по-неввански с сильным акцентом. — Много лет назад я видел, как твой отец победил воинов Омайи. Отличная была битва.

— А на чьей стороне сражался ты? — спросил Анса.

Алак пронзительно захохотал, остальные подхватили его смех.

— Мы наблюдали с безопасного расстояния! Когда все кончилось, мы подъехали и собрали свой урожай, очень неплохой. С тех пор я весьма расположен к твоему народу.

— Приятно слышать, — отозвался Анса. — Я помогу тебе получить еще больше трофеев, но на этот раз придется немного повоевать.

— Это хорошо, — сказал Алак. — Мы любим воевать, если, конечно, есть добыча.

— К добыче я тебя приведу, но наша задача — брать пленных. Надо кое-что узнать об островитянах.

— Хорошо, хорошо! — сказал Алак. — Мы отлично развязываем пленным языки. Многие начинают говорить сразу же, как только узнают, что мы можем сами начать задавать вопросы.

— В этом я и не сомневаюсь, но островитяне не похожи на других, с которыми вам приходилось сражаться. Нет смысла брать в плен шессинов. Они слишком горды и свирепы, а смерти совсем не боятся. Но есть другие племена с островов. Я покажу вам, на кого стоит охотиться.

— Когда королеве нужно это знать? — спросил Алак.

— До того, как армии вступят в бой.

— Так времени полно! Не будем спешить.

— Я-то думал, вам самим не терпится, — подзадорил его Анса.

— Ну, чем дольше они остаются на севере, — разумно заметил Алак, — тем больше добра там соберется, и тем больше достанется нам! — Криками и смехом остальные поддержали его.

Анса тоже рассмеялся.

— Посмотрим, когда доберемся туда.

Было здорово снова быстро скакать верхом. Анса вырос в седле, и чувствовал себя живым только наполовину, если приходилось ходить пешком, независимо от того, каким роскошным было при этом его окружение. Они оставляли за спиной милю за милей и остановились на ночлег только после того, как луна поднялась высоко. Обиходив животных, все завернулись в одеяла и захрапели. Они не стали утруждать себя и разводить костер.

Утром, наспех перекусив и умывшись из собственных фляжек, они помчались дальше. Анса заметил небольшого, жирного криворога, безмятежно пасшегося на заросшем травой холмике. Для выстрела было далековато, но Анса соскучился по свежему мясу и решил рискнуть. Не останавливаясь, он вытащил из седельного чехла свой огромный лук, стрелу, натянул тетиву и с силой отпустил ее. Его люди смотрели расширившимися глазами, как стрела полетела широкой дугой, сбила криворога с ног, пронзив его насквозь; он упал на землю и, взбрыкнув несколько раз, затих.

Остальные выразили свое восхищение громкими криками. Один из них галопом поскакал к холму, не снижая скорости, наклонился с седла и подхватил животное. Вернувшись назад с перекинутым через седло криворогом, он вытащил нож, несколькими умелыми разрезами освободил стрелу и протянул ее командиру, не обращая внимания на кровь, заляпавшую его штаны.

— Я думаю, ты будешь хорошо кормить нас, начальник, — сказал разбойник.

— До тех пор, пока у меня не будет с вами сложностей, — ответил Анса.

Вечером остановились на ночлег рано, чтобы дать отдых скорее животным, чем людям. Они разожгли костер, освежевали и выпотрошили криворога, и вскоре тот уже поджаривался на вертелах над углями сладко пахнущего дерева. Алак сел рядом с Ансой и протянул ему вертел с мясом.

— Ты нам нравишься больше, чем невванцы, начальник, — сказал он, вонзая зубы в сочное, но немного жилистое мясо. — Они вроде как солдаты для парадов, даже благородные господа с границы. А ты ездишь верхом, как мы. Даже немного лучше. И не устаешь, проскакав день по хорошей погоде.

— Рад слышать, — ответил Анса. — Но не думайте, что можно не спешить выполнять мои приказы, потому что я вам нравлюсь.

— Мы не из тех, кто заискивает перед начальством, — сказал Алак, выплюнув хрящик. — Не бойся, нам в битве приказы не нужны. Мы любим сражаться и знаем, как это делается.

— Если я прикажу не сражаться, вам тоже придется повиноваться, — предупредил Анса. — А если я скажу — все прекратить и бежать, значит, так и надо поступить. Наша задача — не самим уничтожать противника, а находить нужных людей. И я не позволю никому подвергать нас опасности только потому, что вам захочется поохотиться за славой.

— Нам не нужна слава. Мы любим трофеи. — Ансе начинало казаться, что они мыслят довольно однообразно. Однако для разбойников, думающих только о добыче, они выглядели не слишком преуспевающими. Может, у них были тяжелые времена? Дома, к примеру, его отец сделал жизнь очень трудной для разбойников. В результате его королевство стало самым безопасным в мире. Невванцам повезло меньше: за их северо-восточной границей находилась Омайя, и трудно было винить Шаззад за то, что она не сумела изгнать подобных головорезов. Во всяком случае, она смогла найти им достойное применение.

Еще один день бешеной скачки — и они почти добрались до места, где Гассем вел боевые действия. Люди бежали на юг, многие несли узлы с вещами, а глаза их затуманились от страха. Им уже приходилось раньше сталкиваться с мародерством островитян Гассема. Они указывали назад, на дорогу, по которой пришли, и говорили, что орды дикарей наступают им на пятки.

— Когда люди в панике, они убегают от преследователей, которых нет и в помине, начальник, — сказал Алак.

— Этим людям есть чего опасаться, — ответил Анса. — Но думаю, ты прав. Как-то непохоже на Гассема — преследовать толпу беженцев. Его воины не медлят, но и не мчатся с головокружительной скоростью. Они движутся неумолимо, разрушая все на своем пути. Это их способ. — Он повернул кабо. — Пожалуй, пора свернуть с дороги. Будем держаться ближе к холмам и прочесывать большой район. Если заметим островитян — спешимся. А когда хорошенько все разведаем, начнем искать подходящих пленных.

Одобрительно ворча, они свернули с дороги и поехали через поля, не обращая внимания на то, что топчут посевы. Все равно за ними уже некому было ухаживать. Все фермеры бежали. Они встретили нескольких на дороге, и Анса догадался, что фермеры отвели свой скот в горы в надежде сохранить его, пока не пройдут войска. Все они поступали одинаково.

Как обычно, на холмах у возделанных земель леса было немного. Люди постоянно нуждались в топливе и строительных материалах, уничтожая леса. Ехать верхом там было легко, но укрыться — негде. Это не очень их волновало: вряд ли у Гассема есть верховые войска, а их собственные кабо были достаточно быстрыми, чтобы в случае чего оторваться от погони. На следующий день они заметили первые признаки нападения островитян. Анса и его люди держались за невысокими холмами, чтобы их не заметили, и через одну-две мили отправляли наверх человека проверить, что происходит впереди и вокруг. Разведчик спешивался, не доезжая вершины, проходил оставшееся расстояние пешком и оглядывал окрестности, высовывая только голову.

Около полудня один из них пошел на разведку и начал описывать копьем круги, что означало: «Вижу противника». Анса и Алак взобрались на холм с теми же предосторожностями, последние метры они проползли и стали осматриваться. Разведчик показал пальцем, и Анса осторожно вытащил подзорную трубу. Он увидел четверых воинов-островитян, одетых только в меховые юбки. Они развлекались с двумя или тремя пленниками, которые убегали чересчур медленно. Воины чем-то походили на шессинов, но трое из них были темноволосыми, а четвертый — с бритой головой. Ни один не держал необычного копья шессинов.

— Лучше и быть не могло, — сказал Анса, складывая подзорную трубу. — Видно еще кого-нибудь?

— Нет, — ответил человек, который обнаружил врагов. — Когда я их заметил, они преследовали тех людей. Поймали их как раз перед тем, как вы поднялись сюда.

— Отлично! Алак, передвигаемся немного ближе к ним, скачем вниз с холма и берем их в плен. Запомните, убивать нельзя. Мне нужно допросить всех четверых.

— Мы знаем, как это делается, начальник, — заверил его Алак.

Анса посмотрел ему прямо в глаза.

— Это не деревенщина, Алак. Может, они и не шессины, но все островитяне очень воинственные и исключительно опытные.

Алак мрачно уставился на него.

— Мы не боимся.

— Да я совсем не это хотел сказать… Ох, да забери его нечистый дух, неважно. Вперед. Время уходит.

Все чувствовали себя возбужденными перед небольшим боем, тем более что он больше казался похожим на спорт, чем на битву. А то, что взять воинов в плен требовалось живыми, придавало им еще больше азарта. Они приготовили веревки и оружие, проехали немного на север, обогнули невысокий холм и пустили кабо галопом. До островитян оставалось не больше ста шагов, когда те их, наконец, заметили.

Бритый указал на них и что-то выкрикнул. Двое других оторвались от женщин, над которыми издевались, и схватились за оружие.

Два всадника с гиканьем и улюлюканьем помчались вперед. Первый набросил аркан на одного из темноволосых воинов, но тот не впал в панику и не стал срывать с себя петлю. Напротив, он кинулся бежать прямо на всадника, резко пригнулся, чтобы избежать удара копьем, и вонзил собственное копье в незащищенный живот противника, сдернув того, пронзительно закричавшего, с седла.

Остальные всадники разразились яростными криками и окружили воинов-островитян, ставших легкой добычей для арканов. Несколько безумных минут — и островитяне, поверженные и связанные, лежали на земле, но еще один разбойник погиб, а некоторые были ранены.

— Теперь поняли, что я имел в виду? — спросил Анса, когда все кончилось. И затем более спокойно добавил: — Вы все молодцы. Они живы и могут говорить.

— Мы должны их немедленно убить! — выкрикнул один из бандитов. — Они убили Амани и Джизу!

Алак повернулся к нему.

— Амани был глупцом, кинувшись на них и надеясь взять их в одиночку! Никто не может одновременно кидать аркан и действовать копьем. А что до Джизы — ему просто изменила удача. Это может случиться с каждым в любой момент. Кроме того, мы не хотим их убивать, потому что у меня для них припасено кое-что более интересное. — Остальные свирепо закивали.

— Что мы будем делать с этими, начальник? — спросил один из бандитов, указывая на беженцев, которых поймали островитяне. Анса проехал вперед и посмотрел на них. Старик лежал мертвый. У юноши в боку зияла большая рана, а на губах пенилась кровь. Две женщины лежали на земле, раздетые и окровавленные, и громко стонали. Одна из них была девчонкой не старше одиннадцати лет.

— Долго они не проживут, — сказал Алак.

— Начальник! — всадник указал в сторону долины. Легкой рысцой к ним спешила бесконечная шеренга воинов с черными щитами.

— Как минимум целый полк, — сказал Анса. Он снова глянул на фигуры, корчившиеся на земле. Можно погрузить их на сменных кабо. Но на это не было времени. И Алак сказал верно — они умирают.

— Не надо заставлять их страдать дальше, — решился Анса. — Прикончите их. — Сверкнули ножи, и несчастные успокоились навсегда. Одновременно была убита щепетильность, которую он ощущал, думая о предстоящем допросе.

Пленников погрузили на сменных кабо, и отряд поспешил прочь раньше, чем до них донесся речитатив приближающегося полка островитян.

Они скакали до вечера. Пленники лежали лицами вниз, перекинутые через спины четырех сменных кабо. Сначала они выражали свое презрение стоическим молчанием, но вскоре поняли, что это гораздо хуже, чем просто оскорбление их достоинства. Не успели они проехать и трех миль, как удары твердых хребтов кабо по животам пленников стали доставлять им страшные мучения. С каждым шагом кабо их головы мотались из стороны в сторону, а лицами они ударялись о потные шкуры животных. Вскоре пленники начали стонать.

Алак посмотрел на них и пронзительно захохотал.

— Это их хорошо обработает, вроде как кусок мяса, который целый день пролежал под седлом. Когда мы остановимся, они как раз будут готовы к костру. — Остальные бандиты вторили его смеху.

Анса настраивался на предстоящий допрос. Он знал, жалеть островитян бессмысленно. Когда-то жители равнин пользовались дурной славой опытных истязателей, но король Гейл искоренил это. Так велико было благоговение к нему, что подданные Гейла охотно отказались от удовольствия причинять страдания врагам. Однако даже Гейл признавал, что иногда, в случае крайней военной необходимости, нужно применять самые жестокие меры, чтобы выбить из противника жизненно важные сведения.

В этот вечер они положили в костер, на котором готовилась еда, железные стержни для клеймения скота. Пленники, полумертвые от мучительной езды, без сил лежали на земле, глядя на раскаленный металл глазами, настолько затуманенными болью, что даже страх не мог пробиться наружу.

Допрос оказался недолгим. Ансе нужно было задать всего несколько вопросов, а разбойники действительно оказались весьма опытными в своем деле. Островитяне так ослабли, что ни один не продержался дольше часа. Анса разделил их, чтобы они не смогли придумать складную историю.

Была и еще одна причина, чтобы допрашивать их по отдельности. Много лет назад отец учил его, что, доведись ему делать это, воины всегда должны быть в одиночестве. Гейл говорил, что главный секрет воинов — сохранять лицо перед товарищами. Хороший воин будет героически сопротивляться, лишь бы не опозориться перед другими. В одиночку такой человек сдается очень быстро. Теперь Анса получил доказательство этому.

— Нехорошо, — угрюмо сказал Анса, сидя у костра и пытаясь смыть кислым вином противный привкус во рту.

— Ты еще молод, начальник, — заверил его Алак. — Ты скоро привыкнешь к такой работе.

— Не в этом дело, — ответил Анса. — Это было необходимо, и я не жалею. Нет, я хотел сказать, что островитяне не болели чумой, хотя она убила множество их рабов. Мне кажется, королева очень рассчитывала, что их потери окажутся не меньше, чем у нее. Хотя выбора не было. Ей пришлось воевать.

— Это правда, — кивнув, сказал Алак. — Мой народ тоже не умирал. Заболели многие, с опухолями в животах и ужасным поносом, но умерло только несколько стариков.

— Странно, как по разному действует чума на разных людей, — задумчиво сказал Анса, глядя на пляшущие языки пламени. — Я сам — наполовину шессин. Может, поэтому она меня и не затронула?

— Это все дела духов, — сказал Алак. — А спрашивать их не стоит. Радуйся, что ты жив, когда другие умерли. Твоя очередь тоже когда-нибудь придет.

— Мудрые слова, — отозвался Анса. — Но у меня плохие предчувствия, а это уже дела не духов. Это дела людей…

Он еще долго сидел и смотрел на пламя.

Глава восьмая

Королева Лериса чувствовала, что все встало на свои места. Никто не сопротивлялся, когда они высаживались на берег, северная провинция Неввы была захвачена очень легко, и воины-островитяне неистово радовались, когда двуногий скот материка в панике бежал. Население полностью утратило силу духа из-за страшной эпидемии, которая только что закончилась, и не могло сопротивляться или защищать свое имущество.

Воины чувствовали себя опьяненными. Исчезли угрюмость и уныние. Лериса думала, что быстрые и легкие победы лучше всего восстанавливают боевой дух. Юношам, которые никогда не бывали на материке, они даровали ощущение власти. Они сошли на берег, обнажили оружие и увидели, как враг бежит от них, похожий на робких кагга. Скоро все изменится: они встретят организованную, дисциплинированную армию Неввы. Но привычка побеждать уже укоренится в них, и они не устрашатся солдат с материка.

— Хорошее начало, супруг мой, — сказала она королю. Тот сидел рядом с Лерисой на носилках, прикрытый от солнца шелковым балдахином. Его самолюбие уязвляло то, что приходится передвигаться на носилках, но он еще не совсем поправился, хотя с каждым днем все больше времени мог проводить на ногах.

— Я согласен, — пробурчал он. — Но мне не нравится такое медленное продвижение. Раньше мы проделывали все походы бегом, потому что я сам возглавлял войска и мог бежать без устали целый день, а когда доходило до битвы, всегда находился впереди. А сейчас… — и он с презрением махнул на богатые носилки, на которых сидел, — меня несут на плечах, как фураж. Даже лучшие мои воины с таким грузом на плечах могут продвигаться вперед только быстрым шагом. — Воины короля не могли допустить, чтобы его несли рабы. Все носильщики были воинами-профессионалами, элита, созданная Гассемом из ветеранов, которые выжили и сумели дожить до увольнения из старших воинов. В битвах они были его стратегическим резервом, а сейчас по очереди несли своего короля.

Лериса потрепала его по руке.

— Ах, Гассем, как можно жаловаться, если всего несколько недель назад ты был прикован к постели, находясь между жизнью и смертью? Ты всю жизнь обучал командиров, и теперь нет никакой необходимости самому участвовать в каждой небольшой стычке. Людям нужен король для главных битв. За весь этот поход будет только одна такая битва, и мы сами выберем место и время для нее.

— Я знаю, что ты права, — проворчал он. — Но меня необходимость провести весь поход, сидя на заднице, в то время как мои воины ведут себя, как подобает настоящим мужчинам, раздражает, как репей на заднице.

Лериса засмеялась.

— Ты просто завидуешь тому, что они получают удовольствие. Пусть повеселятся. У меня появилась идея. Почему бы нам не сесть на корабль и не поплыть вдоль берега, продвигаясь вслед за войсками? Тогда они смогут двигаться на своей обычной скорости, а мы будем путешествовать с удобствами и присоединяться к ним по вечерам.

Гассем немного подумал.

— Идея хороша. Конечно, иногда им придется уходить дальше от берега, и мне захочется к ним присоединиться, но это все упрощает. А какой корабль возьмем?

— Давай возьмем пиратский. Он сейчас не занят, кроме того, это превосходный маленький корабль, быстрый и красивый одновременно. — Для Лерисы последнее обстоятельство было особенно важным. Как весь ее народ, она любила красивые вещи, иногда не обращая внимания на другие их качества. Именно поэтому воины-шессины предпочитали свои красивые бронзовые копья со стальными вставками по краям, хотя копья, целиком сделанные из стали, были удобнее и вполне им доступны. Сталь была практичной, но некрасивой.

Лериса поманила Иласа Нарского, и он подбежал к ней. Шпион хорошо понимал, в каком шатком положении он пребывал. Каждую ночь он гадал, правильное ли принял решение, переметнувшись к этим дикарям. С момента высадки на материке он немного успокоился. Непринужденное продвижение орды дикарей вперед сулило хорошее будущее. С Шаззад покончено, настало время Гассема. Если он хорошо сыграет свою роль, то будет процветать. Островитяне презирали жителей материка, но все же нуждались в них.

Перебежчик был человеком довольно образованным. Он знал, что в прошедшие века многие великие цивилизации были повержены варварами. После обычной неразберихи у варваров появлялся налет культуры, и им требовались искусные и образованные люди из бывших правящих классов, чтобы помочь управлять цивилизованным государством. Именно этим путем Лериса шла в Чиве. Ее муж буйствовал на востоке, а она восстанавливала королевство на руинах разложившейся страны, используя при этом остатки чиновничества так же, как Гассем воспользовался оставшимися в живых солдатами из армии Чивы, сделав их своими наместниками в тылу, в то время как островитяне были его ударной силой.

Точно так же им придется поступить в завоеванной Невве, и Илас Нарский рассчитывал стать старшим советником при королеве Лерисе. И он знал, по словам самой Шаззад, что именно с Лерисой стоит иметь дело. Гассем был своего рода гением, но имел только одну цель и интерес: завоевание. В узких рамках ведения войны у него был только один соперник — король Гейл. А вот Лериса строила и управляла. Она управляла всеми вокруг себя, и Гассемом тоже. Возможно, они были самыми великими завоевателем и правителем, каких знавал мир.

— Да, моя королева, — сказал шпион, приближаясь к носилкам и кланяясь.

— Мы желаем взойти на борт твоего корабля, — сказала королева. — Ты будешь везти нас вдоль берега, все время держась армии.

— Как прикажут мои монархи, — сказал он. Задание ему не нравилось, но он знал, что противоречить не следует. Долгое путешествие вдоль берега означало встречу с опасными скалами и рифами. Даже в прекрасную погоду неожиданный шторм мог бросить корабль на подводные камни с разрушительной скоростью и яростью. Однако, размышлял он, ничто не сравниться с яростью короля Гассема и его королевы.

После обеда королевская чета и свита поднялись на борт «Морского Змея». Вместимость у корабля была небольшой, поэтому Гассем ограничился несколькими женщинами-воинами, а Лериса — небольшой группой юношей. Остальные присоединятся к войскам, идущим вдоль берега, и будут держаться как можно ближе к монархам.

Армия, оставшаяся на все время отсутствия Гассема под руководством Пенду, разделилась на отдельные группы, каждая со своим командиром. Они собирались рыскать по стране, мародерствуя, разрушая, подавляя организованное сопротивление. Они постоянно будут связаны друг с другом посыльными, готовые в любой момент перегруппироваться, если возникнет реальная угроза. Их обучили именно таким приемам ведения войны, и они постоянно применяли их. Поэтому ограниченное число воинов-островитян находило себе наилучшее применение. Гассем терпеть не мог собирать всю армию в одном месте, оставляя позади возможные очаги сопротивления и неразграбленную часть страны. Такая подвижная система гарантировала максимум разрушения, и в то же время армия готова была объединиться, когда появлялся основной противник.

За время своей деятельности Гассем твердо выучился одному — армии развитых государств были очень медлительными. Они вступали в действие вразвалочку, как огромные ленивые звери. Если ими хорошо управляли, они могли собрать большую силу, но он выучил также, что ими редко управляли хорошо. Он сам использовал эти армии лучше, чем полководцы из развитых стран. Они годились лишь для овладения странами, уже завоеванными его воинами, и не было никого лучше для проведения осад.

Единственная сила, равная ему, кисло подумал он, это верховая армия Гейла. Со своей несравненной подвижностью и могучими луками, их результативность намного превышала количество воинов.

— Гейл, — мрачно пробормотал он.

— Что? — Лериса очнулась от приятной задумчивости, навеянной журчанием воды, пока маленький корабль резал носом волны.

— Я думал о Гейле и о том, как его армия разбила мою во время нашей последней встречи.

Лериса подавила готовый вспыхнуть гнев.

— Я с тех пор в основном только об этом и думала.

Гассем кинул на нее исподлобья косой взгляд.

— Ты никогда об этом не говорила.

— Я хотела, чтобы ты сосредоточился на выздоровлении. Возможно, теперь ты уже достаточно поправился, и нам следует поговорить.

— Ну, говори, — сказал он, зная, что его жена не занимается пустословием, когда они обсуждают войны или завоевания.

— Тебе приходило в голову, любовь моя, что, когда ты сражаешься с Гейлом, ты сражаешься сразу с двумя армиями?

— С двумя? Раньше ты не говорила загадками.

— И сейчас не говорю. Я сама до этого недавно додумалась. Гейл командует двумя отдельными армиями — из людей и из животных.

— Кабо, — сказал Гассем.

— Вот именно. Жители равнин настолько неотделимы от животных, что мы привыкли считать их единым созданием. А ведь их двое, и потребности у каждого свои.

— Продолжай.

— У нас на островах не было кабо, пока мы не отправились на материк, поэтому мы и не думаем о них, как, например, о кагга. Но я немного привыкла к ним, когда мы жили в Чиве. У меня был целый королевский табун.

— И ты научилась хорошо ездить верхом, — подтвердил Гассем. Сам он терпеть не мог верховой езды, больше доверяя своим ногам.

— Я еще научилась понимать, что кабо требуется очень много корма, чтобы оставаться здоровым. А если они не здоровы, от них нет толку во время битвы.

— Сколько корма?

— Больше, чем взрослому кагга, наверное, раза в полтора.

— Правда? А они ведь не настолько крупные… — Разговор о скоте вызывал у него интерес, как у любого шессина. В прежние дни они только и думали, что о кагга и о сражениях.

— Так ведь никто не заставляет кагга бежать целый день, милю за милей.

— Действительно, — признал Гассем.

— Они — животные элегантные, а королевские кабо настолько ухожены и вычищены, что просто красавцы. Но никакое другое животное не работает так много. Подумай только, когда всадник отправляется на войну, кабо несет на себе вес всадника, седла, да еще всего оружия и снаряжения. И под всем этим грузом он должен быть таким же проворным и быстрым, как будто бегает на воле по равнинам. Он, наверное, всегда голоден. Чтобы их всех накормить, нужно столько пастбищ, что мы и представить себе не можем.

— Что ты имеешь в виду? — Гассем не умел думать быстро, зато, как любой пастух, мог сосредоточиться и внимательно следить за разумными доводами.

Лериса, улыбаясь, наклонилась к нему.

— Любовь моя, твоя армия состоит только из людей, а где ты видел животное такое же выносливое, как человек? Человек может пойти всюду, в любую погоду, далеко и надолго, имея мало еды и питья. Армия Гейла очень зависит от кабо. Есть много мест, где они не смогут действовать, потому что корма им не хватит. И они не могут вести сражения круглый год.

Ее оживление все нарастало.

— Я изучила два последних похода Гейла на восток. Каждый раз он дожидался начала сезона дождей. Наконец я поняла, почему — он не может выступить, пока трава не станет достаточно высокой, чтобы хватило корма для кабо! Любовь моя, теперь и навсегда — если мы будем правильно планировать наши походы и место их проведения, нам не придется больше бояться Гейла!

Гассем долго молчал, глядя на волны.

— Да. Да, я думаю, ты права. Но что мы будем делать, пока трава высока? Наверняка он может сам проводить походы не меньше полугода.

— Придется на это время слегка притихнуть, — ответила Лериса. — Я понимаю, это ранит нашу гордость и не подобает нашему духу, но придется поступать именно так. Его легкая подвижная армия, вооруженная луками, не может взять укрепленный город. Если мы выступим в поход в засушливый сезон, в конце его можно будет взять большой город и отвезти в него наши трофеи и провиант. Мы будем смеяться над жителями равнин из-за его стен. Они недолго останутся там. Когда корм на многие мили вокруг исчезнет, им придется уйти.

— Мы сможем забрать все до их прихода, — отозвался Гассем, возбужденный этой мыслью. — И, хотя сердце мое болит, мы даже сможем сжечь траву на лугах.

— Если придется, — сказала Лериса, зная, что он последует ее совету.

Его взгляд помрачнел.

— Может, это единственный выход, но трудно будет сохранить дух моих воинов, если им придется скрываться за городскими стенами.

— Но это же не навечно, — сказала Лериса. — Единственный поход, ну, может быть, два. Жители равнин не будут мириться с этим дольше. Два таких бесплодных похода — и они никогда больше не пойдут за Гейлом. Если, — добавила она, — он вообще жив.

— Он жив, — сказал Гассем, испугав ее своей убежденностью. — Если бы он умер, я бы знал это.

Так они много дней плыли вдоль побережья, все время вровень с войском.

Позади «Морского Змея» шли транспорты с продовольствием. Они часто заходили в маленькие порты и брали еще грузы, чтобы армия, если ей придется оказаться на выжженных землях, ни в чем не испытывала недостатка.

Еще больше кораблей курсировало между материком и островами, перевозя воинов для пополнения армии захватчиков.

Однажды утром «Морской Змей» немного опережал сухопутные силы. Это уже вошло у них в привычку, потому что было довольно сложно подстраивать быстрый корабль к пешему передвижению людей, хотя воины Гассема шли очень быстро.

Проще было плыть вперед и ждать передовые войска в удобных бухточках. Если бы появились враждебные корабли, у них хватало времени развернуться и избежать встречи с ними. «Морской Змей» мог обогнать любое судно невванского флота, а уж на берегу, среди своих воинов, им нечего было опасаться.

— Всадники на берегу! — закричал впередсмотрящий на грот-мачте.

— Где? — окликнул его Гассем.

— Вон та точка сразу на выходе из порта, — ответил впередсмотрящий.

Гассем и королева отдыхали на своих мягких тронах, скучая и нуждаясь в развлечении.

Гассем взял подзорную трубу из ящичка, стоявшего рядом, и раздвинул ее.

— Что ты видишь? — спросила Лериса.

— Три всадника… Нет, еще восемь или десять только что присоединились к ним.

— Наверное, на подходе невванская армия! — сказала она. — Сказать Иласу, чтобы он спустил паруса? Мы опять обогнали свои войска.

— Посмотри сама, — сказал Гассем, передавая ей трубу. — Это не войска. На них нет доспехов, а ты знаешь, что невванские всадники обожают яркую бронзу. Эти из нерегулярной армии — легкие всадники, может быть, разведчики. Они могли обогнать основные силы на много дней.

— Все равно нужно быть осторожнее, — предостерегла его Лериса. С ее точки зрения основной ошибкой Гассема было не принимать всерьез никакие угрозы. Она внимательно осмотрела шеренгу всадников. Трое выдвинулись немного вперед. Она еще раз посмотрела на них, и вдруг что-то привлекло ее внимание. Она перевела подзорную трубу на этих троих, задержав взгляд на всаднике в центре.

— Несколько дней назад тут заметили разведчиков, — сказал Гассем. — Они взяли в плен четырех наших, непонятно только, чем им это поможет. Когда сюда подойдут основные силы, мы многое узнаем… Что такое?

— Эти всадники… что-то есть в одном из них…

— Дай мне посмотреть. — Он забрал подзорную трубу и навел ее на всадников.

— Вот тот, в центре группы из троих. Он меня чем-то беспокоит.

— Он одет по-другому, — сказал Гассем, пожимая плечами. — Это все, что я могу сказать с такого расстояния. Я не вижу ничего, о чем стоит беспокоиться.

— Я не знаю. Такое ощущение, что я уже видела его. Наверное, ты прав. Ничего особенного.

— О, вот тут что-то более интересное, — сказал Гассем, переводя подзорную трубу в другую сторону. Там корабль огибал мыс — торговое судно, и оно явно не знало, что на море стало опасно. В тот момент, когда его стало видно, на нем резко опустилась рея. Но корабль не может остановиться сразу, как человек или животное, и его продолжало сносить течением в сторону приближающихся хищнических судов, в то время как рулевой лихорадочно пытался изменить курс.

— Поиграем! — закричал Гассем. — Капитан, подымайте весла и догоняйте его! — Он повернулся к Лерисе и улыбнулся. — Если мы сегодня не можем воевать, давай развлечемся.

Она улыбнулась в ответ, забыв о всадниках.

* * *

Анса сложил подзорную трубу, убрал ее в кожаный футляр, а футляр спрятал в седельный мешок. Он уже несколько дней держался впереди островитян, надеясь увидеть их предводителей. Только вчера ему пришло в голову, что они могут плыть на корабле, и его идея подтвердилась. Можно ли как-то использовать это знание? Он был уверен, что можно, но один вид этих двоих мешал ему рассуждать здраво. Из-за них он пережил несколько часов такого ужаса, какого никогда больше не испытывал.

— Посмотри на этого дурака, — сказал Алак, показывая вперед. Они сосредоточились на кораблях противника и прозевали корабль купца, огибающий мыс. Можно было разглядеть панику на борту, треугольный синий парус спустили, а рулевой сильно дергал румпель.

— Не думаю, что это невванец, — сказал Анса. — Возможно, иноземный корабль, торгующий на южных островах. Они или шли прямо на север, не заходя на материк, чтобы избежать конкуренции, или услышали про эпидемию и не хотели заразиться. Так или иначе, но про вторжение они не знали.

— Теперь знают, — сказал Алак, хлопая себя по бедру и смеясь, в то время как хищники Гассема прижимали беспомощное судно. Любая опасность, не грозящая им самим, развлекала Алака и его людей.

— Пираты видели нас, начальник? — спросил молодой разбойник.

— Ага, они рассматривали меня через подзорную трубу, когда я делал то же самое. Наше появление их не расстроило и не отвлекло от веселья.

Корабли сближались. Весла работали быстро, и маленький военный корабль налетел на торговое судно, как длинношей на раненого кагга. Богатое торговое судно могло с таким же успехом стоять на якоре. За считанные минуты борта соприкоснулись, и купец был взят на абордаж. Даже без подзорной трубы Анса видел, что купцы не предпринимали больше тщетных попыток сопротивления. Это им не помогло. Воины взлетели на палубу, оружие сверкало. Еще несколько минут — и за борт полетели трупы, а море неожиданно забурлило, замелькали плавники и хлещущие хвосты, взбивая розовую от крови пену.

Анса повернул кабо.

— Пора ехать. Мне нужно повидать королеву.

— Веселье окончено, — сказал Алак. С гиканьем они помчались назад.

Анса ехал и размышлял. Лериса, Гассем, этот корабль. Он должен это как-то использовать. Несколько дней назад он отправил Шаззад сообщение о том, что они узнали от пленных. Потом они неотступно находились рядом с армией завоевателей, стараясь держаться чуть впереди, и еще дважды отправляли гонцов на быстрых кабо. Теперь надо было уходить самим. Что до войск, они продолжали продвигаться вперед на своей обычной скорости, разрушая все на своем пути. Передвижение Гассема на корабле оказалось единственной ценной информацией, которую они смогли добыть после допроса.

Они ехали, избегая дорог и королевских трактов, забитых беженцами, которые шли пешком, ехали в каретах и на тележках. И люди, и средства передвижения были нагружены вещами до предела. Весть о нападении островитян разнеслась быстро. Появившись сразу после эпидемии, армия Гассема вызвала панику большую, чем могла бы в иное время.

Как и любые другие проявления страданий, это вызывало смех у неугомонного Алака.

— Куда они все идут? — спрашивал он Ансу. — Они что, надеются обогнать варваров, имея столько пожитков? И где рассчитывают найти убежище? Неужели голод в осажденном городе лучше, чем быстрая смерть от копья врага?

— Я видел это и в других местах, — подтвердил Анса. — Когда приближаются вражеские войска, крестьяне, фермеры и городские жители срываются с насиженных мест и запруживают дороги. Те, кто поумнее, уходят в горы и прячутся в густых лесах. Остальные поступают так, как вот эти.

— Они только облегчают противнику возможность окружить и вырезать их, — заметил Алак. — Но я сам никогда не оставляю такой народ в живых дольше, чем мне это нужно, так что, если они выбирают смерть, я их благословляю.

Ансе часто приходилось резко одергивать своих людей, потому что они пытались отобрать у беженцев наиболее приглянувшиеся им вещи. Они не понимали этой его чувствительности, но Анса объяснял, что королева будет недовольна.

Через три дня пути они обнаружили флот королевы Шаззад на якоре в небольшом порту Кантан. В гавани его помещалось совсем немного больших кораблей, остальные бросили якорь за молом. Анса с облегчением увидел невванский флот, но, к его большому удивлению, там оказались и другие корабли.

— Что это? — спросил он, показывая на три судна, стоявших в гавани.

— Корабли, — ответил Алак, глядя на него, как на потерявшего рассудок.

— У них по три мачты, — сказал Анса, — как у тех чужеземцев, принесших чуму!

— Да? — пожал плечами Алак. — Я ничего не понимаю в кораблях.

Стражи у городских ворот беспрепятственно пропустили их, увидев королевскую печать. Квартирмейстер провел их к конюшням, где можно было оставить животных, и там Анса покинул Алака и остальных, направившись в гавань. Королевская печать была и пропуском, и ключом, проводя его везде, допуская к транспортам и обозникам. Но сейчас ему требовалась только лодка, чтобы добраться до флагманского корабля королевы.

Этот корабль, «Королева Морей», стоял на якоре в гавани. Солнце уже село, и судно сияло огнями. Еще больше света струилось из застекленных окошек зов кормовой надстройки. Весельный баркас с оранжевым фонарем на носу и синим на корме повез Ансу к большому кораблю в полной тишине, казавшейся зловещей, учитывая присутствие дюжины судов и тысяч людей. Строжайшая дисциплина, царившая на королевском флоте, допускала разговоры только вполголоса. Повышать голос разрешалось только впередсмотрящим, а приказы отдавались с помощью приглушенного звука колоколов и нежных звуков флейт. Тишина и яркие огни вызывали ощущение нереальности, как будто все происходило во сне.

— Кто идет? — прошептал палубный офицер, когда баркас подплыл к кораблю.

— Королевский гонец желает подняться на борт, — прошептал в ответ рулевой на баркасе.

— Поднимайся, гонец королевы, — прошептал офицер. Раздался тихий свисток, и с борта корабля лебедкой опустили тяжелый трап на шарнирах. Анса перескочил на трап, с изумлением отметив, что ступеньки на нем покрыты богатым ковром, и быстро взобрался на палубу, где отдал салют офицеру.

— Принц Анса со срочным донесением к королеве, — пробормотал он.

Офицер щелкнул пальцами; звук был не громче, чем у ломающегося небольшого сучка. Как по волшебству перед ним возникли два матроса, державшие в руках обнаженные мечи. Доспехи на матросах были покрыты промасленной тканью, чтобы защитить их от воздействия морского воздуха и приглушить клацанье металла.

— Проведите гонца к ее величеству, — приказал офицер, к некоторому разочарованию Ансы явно не испытывавший благоговения перед его титулом. Его провели на корму, он знал, что острейшие мечи направлены прямо ему на почки, и при малейшем признаке предательства они вонзятся в тело. В военное время обходительность становилась вторичной по сравнению с необходимостью. Пока они не получат других приказаний, относиться к нему будут, как к возможному врагу.

У входа в каюту королевы страж легонько постучал в дверь. Она беззвучно отворилась, и офицер знаком пригласил их войти. Анса пригнулся и вошел в низкую дверь. Каюта утопала в теплом свете, во главе длинного стола сидела Шаззад. Она встала и улыбнулась.

— Подойди, принц Анса. Сядь рядом со мной. — Она посмотрела на матросов. — Вы можете идти. — Они поклонились и вложили мечи в ножны, потом попятились, и двери закрылись.

Обходя стол, Анса заметил среди сидящих за ним троих таинственных чужеземцев, одетых очень богато и причудливо.

— У меня важные новости, ваше величество, — сказал он, падая на стул, который королева указала ему рядом с собой.

— И ты расскажешь мне о них прежде, чем ночь подойдет к концу. Но сначала разреши мне представить этих господ. — Что-то в ее тоне заставило Ансу насторожиться. Она говорила ровным голосом, но в нем явно скрывалась приглушенная ярость. — Господа, это принц Анса, старший сын короля равнин Гейла, о котором вы уже наслышаны. В знак великой дружбы между нашими народами принц Анса согласился служить в моей армии разведчиком, выполняя самые сложные и опасные задания; его несравненное умение держаться в седле очень ему в этом помогает.

— Ваше величество оказывает мне слишком много чести, — сказал Анса, чувствуя себя неуютно и недоумевая, к чему она клонит.

— Ни в коем случае. Принц Анса, мой почетный гость. — Опять эта нотка сарказма. — Господин Саху… — высокий привлекательный человек слегка поклонился. — Господин Госс… — человек с худым рябым лицом наклонил голову. — И господин Мопсис… — это был изящный седовласый мужчина с лицом ученого.

— Господа, знакомство с вами — высокая честь для меня, — сказал Анса, как его учили.

— И для нас, — сказал тот, которого звали Саху. — Нашей королеве будет очень приятно, что мы встретили столько лиц королевской крови. — По его тону было слышно, что такое обилие королевств является признаком отсталости.

— Мы встретили головные корабли экспедиции королевы Исель в этой маленькой гавани, — объяснила Шаззад. — На них напали местные жители, по вполне очевидной причине, а мы спасли их. — Она мрачно улыбнулась.

— И мы сердечно благодарны вам за своевременную помощь, — с пылающим лицом сказал господин Саху. — Мы не ожидали такой враждебности, поэтому спустили паруса и встали на якорь, а ваши подданные напали на нас безо всякого повода с нашей стороны.

— Вам очень повезло, что многие покинули город, — сказала Шаззад. — Поэтому вам пришлось иметь дело с жалкими остатками. Я прошу прощения за неучтивость моих подданных, но следовало бы ожидать, что люди будут вести себя в высшей степени эмоционально, когда, только что пережив тяжелейшую за всю историю существования страны эпидемию, они встречают в своей гавани разносчиков чумы! — Теперь она не скрывала свою враждебность.

— Ваше величество, я протестую! — воскликнул Саху, не желая, чтобы его запугивали. — Если мы оказались виновниками этого несчастья, сожаления мои безграничны, но мы этого не знали. Королева Лериса заверяла нас, что чума часто повторяется и не имеет большого значения.

— Королева Лериса — величайшая лгунья всех времен, так же, как ее супруг — величайший убийца из всех живущих! Теперь вы это знаете. Она хотела, чтобы вы явились сюда и принесли чуму на материк, дабы ослабить нас перед их вторжением.

Теперь лицо Саху пылало алым цветом.

— Я вновь протестую! Это только вы утверждаете, что чуму привезли мы!

— Да, ваше величество, — сказал человек по имени Мопсис. — Возможно, это простое совпадение, что чума началась одновременно с нашим прибытием. Ученым хорошо известно, что болезнь может дремать месяцами прежде, чем начнется вспышка. Известно также, что большое значение имеет расположение звезд и планет.

— Давайте успокоимся, господа, — призвала она, пытаясь подавить свои враждебные чувства. — Какой смысл спорить теперь. Теперь мне необходимо поговорить с моим другом, принцем Ансой. Я надеюсь, вы извините нас, если я выслушаю его сообщение на нашем родном северном наречии. Мне требуется понять все с абсолютной точностью, а южный диалект не является нашим родным языком.

Саху вновь поклонился.

— Без сомнения, военные дела важнее, чем все остальное. Умоляю вас, продолжайте.

Она повернулась к Ансе и заговорила на северном диалекте.

— Ты все понял?

— Да. Мне кажется, ты была с ними слишком жестока. Даже если именно они привезли чуму, они сделали это непреднамеренно. Мы бы сделали то же самое, доведись нам отправиться на их континент. Кто думал, что это вызовет такую трагедию?

Она покорно кивнула.

— Ты — сын своего отца. Да, я понимаю это. В основном гнев мой был притворным, хотя я чуть не взорвалась от ярости, когда увидела здесь эти корабли. Но мой отец научил меня, что лучше всего выбить людей из равновесия, и я держала их в неуверенности, хорошо или плохо я к ним собираюсь относиться. Тогда ими легче управлять. А когда они подтвердили твое сообщение, что чума не задела островитян, мое настроение отнюдь не улучшилось.

— Они были на островах?

— Да. Во время штормов они потеряли материк, и злой рок привел их прямо в руки к Лерисе. С тех пор она постоянно отравляла их злословьем в мой адрес. Кроме того, она устроила целое представление — власть и богатство… Я надеялась, что они пострадали от чумы не меньше, чем мы, но этого не произошло. Боюсь, что она и Гассем сильны так же, как прежде.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Анса и взял кубок с вином, предложенный слугой.

— Рассказывал ли тебе твой отец, как они жили на островах во времена его юности? Братства воинов, законы и табу?

— Бесконечно, — согласился Анса. — Его воспоминания были сущим мучением моего детства.

Она кротко улыбнулась.

— Понимаю тебя… Как бы то ни было, у младших воинов не может быть собственности, и только у немногих старших воинов достаточно скота, чтобы купить себе жену, поэтому собственностью и женщинами владеют в основном самые старые.

Анса кивнул.

— Да. Отец еще молодым заучил, что, по их обычаям, сила, богатство и женщины сосредоточены в руках нескольких стариков.

— Так поступают многие, — сказала она. — Их численность оставалась небольшой, поэтому острова не были перенаселены. Гассем отменил все братства и законы супружества. Он поощрял своих людей иметь потомство как можно раньше и дал им собственность из военной добычи. Ему требовалось все больше и больше воинов, и он получил их.

— Отец подозревал, что там происходит что-то в этом роде. Слишком много шессинов участвует в битвах. Да и воинов из других племен.

— Несомненно. Я при любой возможности посылала собственных шпионов на острова. В прежние времена младшие воины поступали на службу каждые четыре-семь лет. Мальчики становились младшими воинами в возрасте от пятнадцати до двадцати двух. Теперь все они начинают служить в пятнадцать, и новое пополнение приходит каждый год. Раньше они уходили в отставку, чтобы уступить дорогу новым младшим, иной раз не достигнув тридцатилетия. Теперь каждый воин, доживший до тридцати, становится воином-профессионалом. Воины в расцвете сил не покидают больше войска.

— Значит, когда мы изгнали их с материка, у них были не только остатки старой армии, но и новые воины, готовые выйти на поле боя?

— И юноши, которые никогда не ведали поражения. Вспомни, потери последней войны в основном несли подчиненные народы и другие племена с островов. Среди шессинов было относительно немного смертей. А теперь я выяснила, что они и от чумы не пострадали. Я очень надеюсь, что ты привез мне хорошие новости.

— Может быть. — И он коротко описал ей военный корабль, который видел на море.

Она со свистом втянула воздух сквозь стиснутые зубы.

— Это корабль, который я дала Иласу Нарскому. Этот мерзавец либо перешел на их сторону, либо умер. Продолжай.

Анса лихорадочно размышлял с тех пор, как увидел Гассема и Лерису на палубе.

Иноземные корабли в гавани дали новый толчок его мыслям.

— Ваше величество, они оба отделились от своей армии! Такого никогда раньше не случалось. Если мы сумеем захватить корабль, они наши! Без Гассема и Лерисы армия развалится! Они не просто король и королева, не просто предводители — для своих воинов они стали богами!

Секунду она выглядела так, как будто пришло спасение, но взгляд тут же затуманился.

— Они все время держатся рядом с берегом.

— Я видел их, когда они опережали свою армию. Они безмерно самонадеянны и уверены в себе.

— Как только они увидят мои корабли, они покажут нам свой хвост. Маленькое судно, которое я по собственной глупости отдала Иласу Нарскому, самое быстрое во всем флоте. Они будут в безопасности в самом сердце своей армии раньше, чем мы успеем приблизиться на десять выстрелов из лука.

— Так ведь они нападают на безобидные суда ради забавы, — подчеркнул Анса.

Это заставило ее замолчать и задуматься, поглаживая подбородок.

— Засада? Именно так моя береговая стража поймала пиратов. Но судно должно быть одиноким, чтобы не возбудить их подозрений. — Она еще немного подумала. — Их телохранители наверняка одни шессины и эти кошмарные женщины-воины Гассема. Сумеем ли мы взять на торговое судно достаточно воинов, чтобы одолеть их? Чтобы просто сделать попытку, нужно взять воинов не меньше, чем три к одному. Нет торговых кораблей размером с невванское военное судно, и у нас сейчас нет ни одного двухкаркасного чиванского судна. — Шаззад подумала еще. — Может быть, взять два потрепанных корабля и связать их вместе — как будто они пережили сильный шторм?

— Они почуют ловушку, — сказал Анса. — Моя идея лучше. — Он посмотрел на чужеземцев. — Отдай мне один из их кораблей.

По ее лицу расплылась лучезарная улыбка.

— Ты — сын своего отца! — Все еще сияя, она посмотрела на своих гостей. — Я знала, что мучаю этих людей по очень важной причине. Теперь проблем с ними не будет.

И Шаззад обратилась к южанам.

— Господа, теперь я знаю все о последних передвижениях нашего противника.

Похоже, что Саху воспринимал ее доброжелательность с не меньшей тревогой, чем гнев.

— Складывается впечатление, что ваше величество очень довольны сообщением его светлости.

— Именно так. И я должна попросить вас об услуге.

— Если это в нашей власти. — Его взгляд и голос были очень уклончивы.

— Я должна попросить вас одолжить мне один из ваших кораблей для участия в нашей кампании.

Все трое выглядели очень серьезными.

— Ваше величество, — начал Саху, — вы просите об использовании судна королевы Исель в войне, в которой она совершенно не заинтересована. Для нас недопустимо принимать чью-либо сторону в этом споре!

— Я ценю вашу позицию, — сказала Шаззад, — и все же я вынуждена настаивать на своем.

— А я вынужден отказаться, — упрямо сказал он.

— Вы заставите меня применять силу? — Ее тон стал ледяным.

— Боюсь, вашему величеству придется так поступить.

Это ее удивило.

— Вы хотите сказать, что будете сопротивляться?

— Ни в коем случае. Это совершенно бессмысленно. — Он наклонился вперед. — Но выглядеть это должно так, будто нас вынудили. Никто не должен усомниться. Я понимаю всю серьезность вашего положения. Иногда дипломатия должна уступить военной необходимости. Вашему величеству известны пределы вашей безысходности.

Ее уважение к нему резко возросло.

— Похоже, ваша королева выбрала нужного человека для выполнения этого задания. Очень хорошо. То, что я делаю сейчас, я делаю неохотно, но меня вынудили к этому обстоятельства. Мне необходим этот корабль для того, чтобы…

— Я не желаю знать ваших намерений, — сказал он.

— Я понимаю.

— Моя королева, — сказал Анса на северном диалекте, — а у вас есть люди, которые смогут управлять этим кораблем?

— Мои моряки изучали эти судна, когда они впервые прибыли к нам. Надеюсь, они справятся с недолгим плаваньем вдоль побережья.

— Тогда давайте возьмем самый большой и поместим на него самых лучших ваших воинов. Как вы и сказали, это будет нелегкая битва. И еще нам потребуется такая же одежда, как у этих людей.

— Ваше величество, — сказал Саху, — хотя я, безусловно, не могу дать вам своего согласия на данное предприятие, мне все же необходимо знать, какое возмещение мы получим, если потеряем свой корабль. Наш флот и так очень сократился.

— У вас будет свободный доступ на мои верфи, и вы сможете выбрать материалы и работников. Постройте себе новый корабль или целую флотилию и заполните ее сокровищами на свой выбор.

Мопсис выглядел ошеломленным, глаза Госса заблестели, а Саху просто сказал:

— Это приемлемо.

— Тогда, я думаю, мы все нуждаемся в отдыхе. Если вы, господа, возвратитесь на свои корабли, я смогу послать людей, чтобы арестовать вас утром. Мы разместим вас в наилучших условиях, которые может предложить наш город. Считайте себя моими почетными гостями, несмотря на вынужденную видимость плена.

Они встали и низко поклонились. Саху сказал:

— Вы очень великодушны, ваше величество, но мы будем жить на оставшихся кораблях. Который вы заберете?

— Самый большой, — сказала королева. — Мы постараемся вернуть его вам неповрежденным.

Они ушли, и Шаззад слегка расслабилась. Она позволила проявиться своей слабости и глотнула вина.

— Ну, и что ты думаешь о них? — спросила она.

— Господин Саху впечатляет, — сказал Анса.

— Он, похоже, знает, что такое двор и правительство, и может возглавлять разведывательный флот. Королева Исель умеет подбирать людей. А как насчет остальных?

— Мопсис, кажется, очень приятный ученый, но мне не понравился тот, кого зовут Госс. Он ничего не говорил, но чем-то похож на полосатика.

— Да, личность очень знакомая. При моем дворе много таких людей. Могу сказать, что он жаждет занять место Саху, и припоминаю, что он был при дворе королевы Лерисы.

— Думаешь, у них были какие-то дела?

— Если я не ошиблась, были. Двурушничество — это натура людей такого рода. Пока он мой гость, я буду очень внимательно наблюдать за ним.

— Хватит о них, — сказал Анса. — Что насчет дела, которое я предлагаю? Позволишь мне командовать?

Она подняла свои красивые брови.

— А ты тщеславен.

Он ухмыльнулся.

— Ты уже дважды сказала, что я сын своего отца. Он прибыл на материк, не имея ничего, кроме копья и меча, и в моем возрасте создал королевство. А план этот — мой.

— Я вознагражу тебя за это. Но у меня есть свои старшие командиры, о которых стоит подумать, особенно мой супруг. Не так легко для консорта постоянно жить в тени жены. Он жаждет боевой славы и уже пообещал в присутствии многих свидетелей доставить ко мне Лерису, закованную в цепи. Как я понимаю, он будет беспредельно оскорблен, если я назначу мальчишку-выскочку командовать такой сложной боевой задачей.

Анса рассвирепел.

— Я — опытный воин! Я…

— Я понимаю и не хотела никого обидеть, но и ты пойми меня. Ты видел, как тщательно соблюдал господин Саху дипломатические тонкости. Так и я должна поступать со своими людьми. Как звучит вот это: принц-консорт, главнокомандующий Харах, целиком берет на себя ответственность за корабль и выполнение задачи. А ты будешь предводителем высадки на судно врага, я назначу тебя морским капитаном. Харах в любом случае слишком стар, и у него слишком высокая должность, чтобы вести битву лицом к лицу. Приемлемо?

— Да, — сказал Анса, понимая, что лучшего предложения все равно не получит. Отец часто предостерегал его: нельзя допускать, чтобы гордость воина брала верх над мудростью. И все равно было тяжело позволить другому человеку руководить делом, которое было его собственной идеей.

— Хорошо. А теперь позволь предложить тебе поесть. У тебя были тяжелые дни. — Она хлопнула в ладоши и приказала накрыть на стол. Потом щелкнула пальцами, и вошел офицер. Шаззад приказала немедленно пригласить принца Хараха и нескольких старших советников.

— Ты что, никогда не спишь? — спросил Анса, поражаясь ее энергии.

— Я высплюсь, когда этот поход окончится, и я окажусь дома. Если мы хотим воспользоваться твоей умной идеей, действовать нужно быстро. Сегодня же я все объясню своим офицерам. Утром они подберут себе команды и нужных людей. Я хочу, чтобы корабль отправился на перехват Гассема и Лерисы после полудня. Я знаю, как легко потерять преимущество во время войны. Мне хорошо известно, как важна скорость, когда сражаешься с этими людьми.

Глава девятая

Лериса сняла повязку и внимательно осмотрела грудь мужа. В том месте, где копье Гейла разорвало тело Гассема, образовался толстый рубец.

— Наклонись вперед, — сказала она. Он повиновался, и Лериса осмотрела такой же шрам на спине, откуда вышел ужасный наконечник копья. Не было и следа воспаления.

— Полностью исцелен, — удовлетворенно сказала Лериса, скомкав повязку и вышвырнув ее за борт. — Теперь можешь обходиться без нее.

Он самодовольно улыбнулся.

— Я уже много недель здоров.

— Меня твое состояние тревожило, — ответила она.

Гассем лениво потрогал шрам на груди.

— Мой самый ужасный боевой шрам. Даже хуже, чем тот, которым меня наградил этот мальчишка. — Его пальцы пробежались по шраму, начинавшемуся на виске, спускавшемуся к челюсти и дальше вниз к ключице, где все тот же меч разрубил плоть и кость.

— Этот мальчишка… — повторила Лериса задумчиво. Что-то смущало ей в этом сочетании слов. Что-то такое она недавно видела?..

— Ну, что ж, я в полном порядке. — Гассем встал и потянулся. — Я чувствую себя лучше, чем когда-либо в последние годы! Маленькая королева, по-моему, нам пора отправляться на берег. Мне нужно быть вместе с армией. Просто позор, что мы прохлаждаемся здесь, на корабле, в то время как мои воины идут пешком!

Охрана, и женщины, и мужчины, засияли счастливыми улыбками, увидев, что их король вновь стал похож на самого себя. Его вид и слова прогнали тягостные мысли Лерисы.

— Так и поступим, — сказала она, хлопнув в ладоши. К ним подбежал Илас Нарский.

— Да, моя королева?

— Илас, где мы можем остановиться и подождать сухопутные войска?

Он указал рукой вдоль побережья.

— Сразу вот за этим мысом с черным утесом находится небольшой залив, мы можем бросить якорь там. Оттуда легко добираться до берега — нет ни крутых утесов, ни болот.

— Отлично, — сказала Лериса. — Отведи нас туда.

— Как прикажет моя королева, — сказал Илас. Он был просто счастлив, чувствуя, что они скоро покинут его судно. Конечно, он связал свою удачу с этой четой, но их постоянное присутствие на корабле доводило его до нервного срыва, а эти высокомерные шессины и иноземные женщины-воины действовали ему на нервы. Он привык быть королем на своем собственном корабле, а в их присутствии приходилось просто выполнять чужие прихоти.

Они как раз огибали мыс, готовые войти в залив, когда услышали взволнованный крик впередсмотрящего:

— Корабль!

— Поиграем! — ликующе выкрикнул Гассем. — Что скажешь, моя королева? Последняя охота перед уходом на берег? Эта забава нравится мне больше, чем охота на больших кошек дома, на островах.

— Если хочешь, любовь моя, — сказала Лериса, не поднимаясь с дивана. Гассем иногда походил на ребенка. Но она не собиралась отказывать ему в маленьких удовольствиях, особенно теперь, когда он так бурно радовался своему выздоровлению. Конечно, в этих нападениях на корабли не было смысла, учитывая, что весь мир скоро будет принадлежать им. Они стали для Гассема инстинктивными: так хищник прыгает на любого мелкого зверька, и этот инстинкт не имеет ничего общего с чувством голода.

Судно — их будущая жертва — огибало небольшой мыс дальше к югу. Оно двигалось прямо навстречу их кораблю и не спускало паруса.

— Очень, очень странно, — сказал Гассем, поглаживая подбородок. — Похоже, они не боятся нас. Может, они думают, что мы — невванский военный корабль?

— Мой король, — сказал Илас, — это одно из иноземных судов. Я думаю, их флагман.

— Да, — сказала Лериса. — Так оно и есть. Почему они идут на север в одиночестве?

— Может быть, — ухмыляясь, сказал Гассем, — их слишком горячо приняли те, кто пережил чуму?

— Думаю, они не особенно любят нас, — сказала Лериса, — потому что я слегка ввела их в заблуждение. Что будем с ними делать?

— Сначала дружески поприветствуем, потом убьем, — счастливо сказал Гассем. — Это, вероятно, их последний корабль. Все, что нам нужно, мы от них уже узнали. Флот королевы Исель просто исчезнет, но она должна была этого ожидать. Когда мы завершим покорение остальных стран здесь, построим свой флот и посетим ее. Тогда и она узнает о нас все, что ей нужно.

— Как тебе будет угодно, мой король, — сказала Лериса, чувствуя себя беспокойно. Она не смогла бы объяснить, почему. Хищник и жертва — именно так все и было с тех пор, как она себя помнила. Все остальные люди были просто рабами, призванными служить им, скотом, который должен умереть, когда они потребуют. И все равно, что-то в этой ситуации тревожило ее.

Они подошли ближе к кораблю, спустив паруса и работая веслами; уже видны были на палубе люди, одетые в чужеземные наряды.

Они подбирались все ближе.

* * *

— Ни звука! — тихо скомандовал принц Харах. Чтобы скрыть лицо от наблюдателей на маленьком военном корабле, он надел шляпу с широкими свисающими полями. Он наслаждался своей ролью в этом приключении, которое напоминало ему о юности. — Прячьтесь за поручни! Скоро мы их увидим.

Анса распластался на палубе, прижавшись щекой к теплому, пахнувшему смолой дереву. Рядом лежал его лук со стрелой, положенной выемкой на тетиву, и меч, свободно ходивший в ножнах. Сзади него по всей палубе лежали ничком солдаты и моряки. Еще больше людей ждало в трюме. Короткое путешествие было суровым и довольно опасным, потому что невванские мореплаватели впервые использовали неизвестную им оснастку. Похоже, она им понравилась, потому что во все время путешествия моряки говорили, что этот такелаж гораздо лучше, чем их собственный. Капитан прожужжал Ансе все уши объяснениями, которые ничего для него не значили, вроде как эта оснастка помогает им держаться «ближе к ветру», что бы это ни означало, и какова сила натяжения парусов, и как устойчив глубокий киль. На судне была сбивающая с толку паутина веревок, блоков и шкивов, и невванцам приходилось все время оставаться начеку, но они, кажется, получали от этого удовольствие, в отличие от своих пассажиров.

— Не надо выглядеть приветливыми, — сказал Харах. — Нужно выражение озадаченности и испуга, они ждут именно этого.

Анса должен был признать, что этот человек обладал стальными нервами. Как и предсказывала Шаззад, ему не понравилась необходимость руководить заданием вместе с Ансой, но он был солдатом и поэтому не жаловался. Однако же он относился к принцу довольно прохладно. Но это не имеет никакого значения, одернул себя Анса. Все должно начаться прямо сейчас. Послышалось легкое царапанье и глухой шум…

— Начали! — закричал Харах.

Анса вскочил на ноги, одновременно натягивая лук. На палубе корабля Гассема воцарилось шумление и смятение. Анса не искал себе цель, все было решено заранее. Но как бы ему ни хотелось убить Гассема, в эти секунды битвы нужно было действовать, как все. Анса заметил рулевого, вцепившегося в румпель, и спустил тетиву. На таком небольшом расстоянии стрела пронзила человека насквозь с такой скоростью, что трудно было это увидеть, замедлила движение и со всплеском упала в воду.

С более высокого судна летели абордажные крючья и вонзались в поручни «Морского Змея». В общем гуле послышался рев Гассема, который трудно было с чем-либо спутать, и, как по волшебству, перед королем и королевой выросла стена из черных щитов, закрывая их от врага.

Грохоча башмаками, солдаты выбегали из трюма, и скоро у бортов в три ряда толпились сражающиеся. Летели стрелы, камни и дротики. Анса выстрелил еще раз и вдруг понял, что происходит нечто невероятное: воины-островитяне, которых было намного меньше невванцев, находясь гораздо ниже нападающих, атаковали больший по размеру корабль, и весьма успешно! Он рос на рассказах об их геройстве, и не раз сталкивался с ним за прошедшие годы, но подобное доказательство отваги было чем-то сверхъестественным.

Длинные копья зловеще сверкали, когда юные воины карабкались наверх по веревкам абордажных крючьев, время от времени спрыгивая с плеч друг друга на врага. Казалось, что каждый удар каждого длинного лезвия пронзал чье-то тело. В ошеломлении Анса понял, что эти фанатики с радостью отдают свои жизни, лишь бы дать своим монархам время спастись.

На корабле шессинов ряды воинов поредели, Анса заметил просвет между черными щитами и натянул тетиву. На мгновение он увидел Гассема и готов был пустить стрелу.

Неожиданно перед ним возникла чудовищно изуродованная шрамами женщина с раскрашенным телом, размахивающая коротким топориком. Анса отпрянул, и топорик не попал ему в голову, но разрубил тетиву. Лук с треском разогнулся, ударив женщину в лицо, и она с криком опрокинулась в воду, где уже собирались хищники.

Теперь шессины были на корабле, оттесняя невванцев от поручней, но тела их соратников уже плавали в воде, было много трупов и на палубе. Даже яростный напор островитян должен был вскоре иссякнуть. Невванцы сражались беспощадно и методично, и это давало свои результаты. На Ансу напал высокий юноша, и он вытащил из ножен меч. Островитянин сумел каким-то образом подняться на борт, держа в руках свой длинный черный щит, копье он направил вниз, чтобы распороть им живот противника.

Анса понимал, что в этом положении глупо начинать фехтовать, поэтому он предпочел другой способ. Он двумя руками схватился за рукоятку меча и начал описывать им большой круг справа налево, при этом ударяя по краям черного щита и заставляя юношу наполовину развернуться и приоткрыть левый бок. Лезвие меча продолжало вращаться вокруг головы; Анса размахнулся еще сильнее, вонзив меч глубоко в тело врага, прежде чем шессин успел вновь прикрыться щитом. Юноша не вскрикнул, только лицо его исказилось, когда он упал, будто ноги его подломились.

На палубе было слишком много крови, ходить по ней уже стало опасным. Анса в ярости осмотрел палубу корабля противника, где воины и моряки рубились, вися на веревках абордажных крючьев. Где же Гассем и Лериса? Потом он увидел их, окруженных телохранителями. Он выругался, потому что остался без лука, и вдруг заметил, что корабли отделились друг от друга и расходятся в стороны. Мимо уже проплывала корма судна, и Анса рассмотрел убитого рулевого, так и лежащего на румпеле. Еще несколько мгновений — и все возможности будут утеряны. Мысль эта была непереносимой.

Затянув петлю от меча потуже на запястье, Анса вскочил на поручни и спрыгнул вниз. Он бы приземлился уверенно, но поскользнулся из-за крови на подошвах. Все же удержавшись на ногах, он заметил моряка, глядящего на него широко раскрытыми глазами. Анса разрубил его, перепрыгнул через тело и кинулся к группе островитян, стоящей на баке. Все они внимательно следили за тем, что делается на борту над их головами, и никто не заметил Ансу. Неистово размахивая мечом, он врезался в группу, прикрывавшую королевскую чету. У него было не больше двух секунд, и он намеревался с толком использовать это время.

Раздались крики, его меч поразил врага. Он увидел, как резко поворачивается Гассем с широко раскрытыми от шока глазами, как он замахивается своим огромным стальным копьем, чтобы отразить эту новую угрозу. Копье и меч встретились, Анса почувствовал холод в боку, потом налетел на королевскую чету. Они вместе опрокинулись на палубу, ноги переплелись, его левая рука обвилась вокруг чьей-то талии, и он вцепился в нее изо всей силы, потом поручень сломался, и они упали вниз, неожиданно сильно ударившись о воду.

Тот, которого он держал, корчился в его захвате, и Анса отпустил меч, оставив его болтаться на петле, чтобы держать свою жертву двумя руками.

Ему казалось, что легкие его сейчас разорвутся, но он продолжал удерживать дыхание и оставаться под водой. Тело в его руках неистово дергалось, по лицу бежали пузырьки воздуха, потом оно дернулось последний раз и замерло.

Анса медленно начал подниматься к поверхности воды. Он задел что-то жесткое, и сердце его похолодело от ужаса, когда он вспомнил, что вода кишит хищниками, обезумевшими от запаха крови.

Анса вырвался на поверхность и посмотрел, кого же он держит. Прекрасное лицо и потемневшие от воды светлые волосы сказали ему все. В руках его была Лериса, и, похоже, мертвая. Сзади показался огромный треугольный плавник, и сердце его глухо застучало. Рядом виднелись неуклюжие очертания большого корабля, а маленькое судно Гассема спешило к берегу.

— Вытащите нас отсюда! — закричал Анса, отчаянно надеясь, что его услышат сквозь не смолкавший наверху шум. — Я держу ее, но нас сейчас съедят! — Рядом с ним над поверхностью воды поднялась огромная чешуйчатая голова морской ящерицы, державшей в зубастой пасти растерзанное тело невванского моряка. Вода вокруг была розовой от крови.

Рядом шлепнулись канаты, и он ухватился за один из них, обмотав его вокруг правой руки. Потом его потянули из воды, почти выворачивая руку из сустава, но Лерису он так и не отпустил. Наконец его схватили, бесцеремонно перетянув через борт, и Анса оказался на палубе. С него ручьями стекала вода.

Принц ухватился за поручень и сумел встать на колени. К нему спешил Харах.

— Гассем погиб? — требовательно спросил Анса.

— Нет, да будет проклята его удача! — сказал консорт.

— Так догоните же его! — закричал принц, переполненный отчаянием.

— Не можем, — в своей лаконичной манере ответил Харах. — Посмотри… — Только теперь Анса услышал рокочущий речитатив и увидел, что на берегу шеренга за шеренгой выстраиваются воины-шессины. Еще больше воинов бежало по тропе, ведущей с материка меж двух невысоких холмов. На маленьком военном кораблике осталось несколько гребцов, и теперь он с трудом направлялся к берегу.

— Они уже в воде, на том самом месте, где мы могли бы высадиться на берег, — объяснил Харах. — Но тогда все эти варвары накинутся на нас.

Лериса, лежавшая на палубе, начала дергаться, как в судорогах, потом корчиться.

Она застонала, несколько раз как бы подавилась, потом ее вырвало водой с кровью одним долгим, конвульсивным спазмом.

Бледное лицо покраснело, пока ее рвало, она, задыхаясь, втягивала воздух в измученные легкие.

Она закашлялась, потом, за поразительно короткое время, дыхание ее выровнялось.

Харах с изумленным смешком покачал головой.

— Они не обычные люди. — Потом обратился к Ансе: — Тебе бы лучше лечь, сынок, и дать хирургу осмотреть себя. Ты ранен.

Только сейчас Анса заметил кровь, которая вытекала из его ран на палубу. Гассем? Еще кто-то? Может, его укусила акула? В пылу сражения он ничего не заметил.

— Если это поможет тебе почувствовать себя лучше, — продолжал Харах, — то за свою долгую солдатскую жизнь я видел всего несколько по настоящему героических подвигов. То, что ты сегодня сделал — один из них. Ты похож на своего отца, который один явился во Флорию, чтобы освободить Шаззад и убить Гассема. С половиной дела он справился, за что я ему очень благодарен. — Даже если Харах и испытывал зависть, слова его все же шли от сердца.

— У нас это семейное — делать только половину работы, — сказал Анса, только сейчас почувствовав боль в ранах. Он уже понял, что впереди его ждут тяжелые дни. — Я рассчитывал убить или взять в плен их обоих.

— И так неплохо для начинающего, — сухо отозвался Харах. Потом он обратился к своим людям: — Вы все молодцы. А теперь вздерните эту шлюху на нок-рее.

— Вы собираетесь ее повесить? — спросил удивленный Анса.

— Нет, хотя она и заслуживает этого. Я просто хочу дать знать Гассему, что она у нас и жива. Тогда ему будет о чем подумать.

Лериса уже сидела. Моряки начали обматывать веревки вокруг ее талии.

— Харах, не так ли? Домашний любимец и постельный дружок моей сестры королевы?

— Так же, как и ты для Гассема, — ответил он. — Пожалуйста, прими мои комплименты. Ты первая женщина, которая умеет оставаться красивой, даже когда ее рвет.

Она посмотрела на Ансу, у которого уже не оставалось сил даже встать на колени. Ее глаза расширились.

— Ты же оставался на другом конце света!.. А ведь я видела тебя несколько дней назад вместе с твоими всадниками, но не узнала. Не удивительно, что я чувствовала беспокойство и тогда, и сегодня. Гейл и его отродье воняют всюду.

Анса чувствовал себя слишком слабым, чтобы ответить ей, но был глубоко удовлетворен.

— Я сказал своей королеве, что брошу тебя, закованную в цепи, к ее ногам, и я это сделаю, — сказал ей Харах.

Она засмеялась.

— Ты хоть представляешь себе, что теперь с тобой сделает мой муж?

— Ты хочешь сказать, раньше он был весьма доброжелательным, а теперь нам придется плохо? — прокомментировал Харах. — Вздерните ее, парни.

Лериса встала на ноги, и Анса увидел ее силуэт на фоне неба — связанную, как добыча охотника, но с высоко поднятой головой.

— Нельзя винить королей за высокомерность, — заметил Харах.

Около Ансы присел на корточки хирург, чтобы осмотреть его раны.

— Тут потребуется два ярда швов. Похоже, будто над ним поработал мясник.

— Это всего один удар копья Гассема, — сказал Харах. — Несильный, нанесенный слева, отраженный ударом меча — и все же нанес такие повреждения. Мальчику повезло, что он вообще остался жив.

Доктор осмотрел ноги Ансы.

— Принц, у вас полдюжины мелких порезов, которые нанес ваш собственный меч, когда вас вытаскивали. Следовало избавиться от него, очутившись в воде. Сентиментальные привязанности погубили множество людей.

— Я думал, мне придется сражаться с акулами, — сказал Анса, и его, как морские воды, поглотила тьма.

* * *

Гассем, пошатываясь, сошел на берег с помощью нескольких уцелевших телохранителей. Юные стражи Лерисы плакали, не стесняясь собственных слез, а женщины-воины выглядели мрачными. Илас Нарский и выжившие матросы были растеряны и очень бледны, будто землю выбили у них из-под ног. Король в оцепенении потряс головой. Анса во время своего бурного нападения ударил Гассема по голове рукояткой меча.

Все произошло настолько неожиданно, что Гассем до сих пор не совсем понимал, что случилось. Они прекратили битву и на веслах увели корабль с места засады, пока у них еще хватало рук, способных грести. Теперь нос «Морского Змея» зарылся в крупный песок на берегу.

— Лериса! — сказал Гассем. — Где Лериса? Говорите! — Все стояли молча, явно не желая отвечать. Но один воин поспешил к королю. Остальные отодвинулись подальше, благодарные, что нашелся кто-то, готовый говорить с Гассемом.

— Пенду! — вскричал король. — Я должен найти Лерису. Где она?

— Королева? — старый полководец посмотрел на перепуганные лица вокруг, потом заметил Иласа. Он сделал знак, и невванский изменник приблизился. — Во имя собственной жизни, — пророкотал Пенду низким голосом, — рассказывай, что произошло, и побыстрее.

Илас очень кратко рассказал о битве. Он все время оставался на корме, не принимая непосредственного участия в сражении, решив, что его дело — командовать матросами, поэтому видел весь бой в деталях.

Пенду кивнул, когда рассказ завершился.

— Ты, конечно, не воин, но очень хорошо, что хоть кто-то не потерял голову во время всего этого идиотизма.

— Лериса! — взревел Гассем. — Где она?

Пенду положил руку на плечо своего короля.

— Гассем, послушай меня: она или погибла, или жива. Так или иначе, мы скоро об этом узнаем.

Илас пробрался назад на корабль и поспешил в каюту. Через мгновение он вышел, держа в руках большую подзорную трубу, которую и навел на трехмачтовое судно в бухточке среди скал. Что-то громко закричав, он спрыгнул с корабля и помчался к королю и полководцу.

— Мой король! Посмотрите туда!

Гассем схватил подзорную трубу и навел ее на корабль.

— Что… Лериса!

Пенду сделал знак юному воину, и тот достал из своей сумки маленькую подзорную трубу. Полководец схватил ее, раздвинул и приложил к глазу. Он сразу же заметил человеческую фигурку, подвешенную к нок-рее. Струящиеся светлые волосы не оставляли никаких сомнений в том, кто это. Она медленно корчилась там, подобно гусенице, плетущей кокон из шелковых нитей. Лериса подняла голову и пристально посмотрела в сторону берега.

— Она жива! — дико закричал Гассем. Он опустил подзорную трубу и ткнул ею в сторону «Морского Змея». — Все на борт! Мы освободим ее! — Губы его покрылись пеной. Люди направились к маленькому кораблю.

— Стоп! — взревел Пенду. Воины остановились и начали недоуменно оглядываться. Они не привыкли к противоречивым приказам.

Гассем резко повернулся к Пенду с безумным взглядом.

— Что ты хочешь сказать?

— Это бессмысленно, Гассем! Посмотри, они уже развернулись…

Даже на расстоянии был слышен хлопающий звук, означающий, что паруса наполняются ветром.

— Так что же? Наш корабль — самый быстрый во всем флоте. Мы догоним их!

— Ты так думаешь? Сколько тренированных гребцов осталось у тебя после этой дурацкой битвы? Половина? — Гассем посмотрел на Иласа. — Ну, капитан?

— Полководец Пенду прав, мой король. Лучшие гребцы погибли во время сражения. Если мы и посадим новых людей на весла, нужны недели муштры, прежде чем они сумеют достичь нужной скорости.

Глаза Гассема расширились, взгляд стал диким, его начала бить сильная дрожь.

Пенду встал еще ближе и положил обе руки на плечи короля.

— Гассем, Гассем, послушай меня! — Постепенно король успокоился. — Гассем, она жива. Она у них, но жива. Думай только об этом. Они не причинят ей вреда, она слишком ценна для них. Между прочим, все произошло из-за твоей глупости.

Гассем уставился на него.

— Ты испытываешь мое терпение, старый друг. Никому не позволено так говорить со мной.

— Кто-то должен. Остальные боготворят тебя и никогда не скажут тебе правду. Ты отправился на море, чтобы полностью восстановить здоровье, и начал устраивать игры, нападая на врага. Ты не должен был этого делать, во всяком случае, не с несколькими необстрелянными мальчишками и этими твоими сумасшедшими женщинами. Ты, должно быть, сам сошел с ума, если не предусмотрел подобной ловушки!

Гассем успокоился и похлопал Пенду по затылку, так что их головы соприкоснулись.

— Ты прав, старый товарищ. Что-то — духи, боги, не знаю — навеяло на нас безумие, даже на мою Лерису, которая обычно мудрее, чем три короля, вместе взятых. Что же мы будем делать теперь?

— Теперь настало время для переговоров. Они скоро выставят свои требования. Скажи мне вот что: этот человек, захвативший королеву… Илас говорит, он был один. Это возможно?

— Да. И я знаю его. Это сын Гейла!

— Сын Гейла! — прошипел пораженный Пенду. — Каирн?

— Нет, старший, Анса. Тот, что изуродовал мое лицо.

Пенду огляделся вокруг, увидел неуверенные, встревоженные взгляды. Он тихо обратился к королю:

— Гассем, ты должен сказать что-нибудь людям! Их вера в тебя пошатнулась, но то, что это был сын Гейла, меняет дело. Всем известно, что Гейл, так же, как и ты, необычный человек. Сын Гейла мог нанести нам такой удар, но чести они при этом не потеряли. Скажи им, и побыстрее!

Гассем похлопал Пенду по спине и отошел от него. Воздев руки к небу, он воскликнул:

— Мои воины! Все вам известна древняя вражда между мной и Гейлом Проклятым! Каждый раз, когда мы думаем, что все кончено и похоронено, это противоестественное создание вновь появляется в каком-нибудь новом виде. И снова Гейл бросил нам вызов своим трусливым колдовством! Сын Гейла пробрался на наш корабль и похитил нашу королеву прямо у меня из-под носа! Многие из вас видели это! Я спрашиваю вас, может ли простой смертный, надеясь только на собственные силы, отвагу и умение, совершить такое?

Толпа воинов отвергла подобное предположение гулом недовольства. Пенду наблюдал за происходящим с удовлетворением, как всегда восхищаясь умением своего короля обращаться со словами и тем, как его люди бывали ими увлечены. Он чувствовал, что Гассем каким-то образом воодушевлял сердца людей, и они верили ему, причем даже самые его нелепые утверждения поражали их, как вечные истины.

— Теперь враг держит нашу королеву в плену! — Раздались возгласы смятения. Юноши-телохранители королевы были в неистовом отчаянии. — Но это не поражение! Гейл не сумеет взять надо мной верх при помощи своего колдовства! Этот полукровка — сын Гейла — не сможет одержать победу! Мне придется вести переговоры с нашим врагом. Тем временем мы будем увеличивать наши доходы, наслаждаться завоеваниями и укреплять силы. Я получу назад свою королеву, и тогда мы завершим завоевание мира! Мы навеки уничтожим Гейла и его отродье!

Люди одобрительно закричали, а Пенду подошел и встал рядом с королем, опираясь на старинное копье шессинов из бронзы и стали.

— Так-то лучше, мой король, — он зловеще улыбнулся. — Странно, как это Гейл вдруг сделался колдуном, хотя до сих пор ты сам доказывал, что все Говорящие с Духами — мошенники?

Гассем пожал плечами.

— Он не такой, как все остальные, а колдун — такое же хорошее слово, как любое другое. Слова — это мое оружие, и сейчас, и всегда. Нужно попрактиковаться, чтобы использовать их особенно искусно, потому что мне придется вести переговоры с Шаззад, как будто эта шлюха — ровня мне.

— Будь терпелив. Как же Ансе удалось совершить такой подвиг? Хотел бы я это увидеть.

— Никакого колдовства. Мальчишка был храбр, а я — беспечен, надо откровенно признаться. Он проскользнул на борт, а мы не обратили внимания. Думаю, я довольно сильно ранил его. Если мне повезет, он умрет, но мне редко везет, когда дело касается Гейла.

Гассем уныло наблюдал за тем, как иноземный корабль удалялся, унося на борту его королеву, и паруса его окрасились светом красного заходящего солнца.

Глава десятая

Лицо Шаззад превратилось в неподвижную хладнокровную маску. Она видела, как чужеземный корабль бросил якорь в маленькой гавани, видела, что палуба его покрыта телами раненых на носилках. На берег не посылали гонцов, но Шаззад позволила себе легкий вздох облегчения, увидев, как солнце играет на знакомом шлеме ее супруга. Он переоделся в полное королевское облачение к официальному приему. Шаззад вернулась в импровизированный тронный зал и села, дожидаясь сообщения Хараха. Придворные и дамы, сопровождавшие ее во время этого похода, стояли в абсолютном молчании, ни один из них не осмеливался шевельнуться, пока не станет ясно, стоит ли радоваться или скорбеть.

Двери распахнулись, и вошел Харах в доспехах. Он отдал честь и поклонился.

— Добро пожаловать, мой консорт, — сказала Шаззад. — Я рада видеть вас в добром здравии.

— Моя королева, я привез вам подарок. — Харах повернулся и хлопнул в ладоши. Вошла двойная шеренга моряков. Между ними двигалась хрупкая фигурка, ее движения были ограничены золотыми цепями, обвивавшими лодыжки. С шейного золотого кольца свисали цепи, соединенные с наручниками, а эти, в свою очередь, с более короткими цепями, отходящими от обруча, обвивавшего ее изящную талию. По кивку Хараха, стражники вынудили ее встать на колени, а потом пасть ниц перед троном Шаззад.

— Моя королева, — сказал Харах, — так я выполняю свои клятвы.

На мгновение Шаззад показалось, что она потеряет сознание. Она мечтала об этом моменте годами, не осмеливаясь поверить, что это когда-нибудь произойдет. Воспоминания об унижениях, которым эта женщина подвергала ее, растравляли ей мысли каждый день жизни со времен ранней юности.

Очень медленно она поднялась с трона и спустилась по ступенькам на пол, покрытый ковром. Стоя рядом с распростертой на полу женщиной, Шаззад скинула с правой ноги черную туфлю, расшитую крошечными жемчужинами. Нежно поставила она босую ногу на тонкую шею, тепло и шелковистость волос заставили ее ощутить трепет во всем теле. Шаззад медленно перенесла свой вес на эту ногу, жестко вжимая лицо женщины в пол.

— Лериса, — нараспев произнесла она древнюю формулу, — я объявляю тебя моей узницей. Жить тебе или умереть — решаю я. Так торжествуют мои боги над твоими.

Тронный зал взорвался криками радости и поздравлениями. Паж поднял туфлю Шаззад, надел ей на ногу, и королева вернулась на свой трон. По ее знаку Харах, сел на свой трон, расположенный чуть-чуть ниже ее собственного. Шаззад не могла отвести глаз от скованной женщины.

— А Гассем? — тихо спросила она.

— Сбежал, — тревожно ответил Харах.

— О, конечно. Слишком на многое я надеялась. — Неожиданно ей пришла в голову мысль. — А где принц Анса?

Харах указал на носилки, которые несли четверо крепких моряков.

— Боюсь, он сильно изранен, но ты должна его увидеть. Это было невероятно!

— Расскажешь мне обо всем за обедом. — Она сделала знак морякам, и они поднесли к ней юного принца-воина. Он выглядел очень бледным, а тело было покрыто повязками.

Анса слабо улыбнулся ей.

— Прости, что я не привез Гассема, — сказал он. Видно было, что каждое слово давалось ему с трудом.

— Я еще никогда не получала подобного дара. Этого вполне достаточно. — Она посмотрела на своего управляющего. — Поставьте рядом с моим троном диван для принца Ансы. — Слуги забегали, и диван установили за считанные мгновения. Шаззад снова посмотрела на Лерису. Та уже успела встать на колени и наблюдала за Шаззад с каким-то язвительным изумлением.

— Она королева, — сказала Шаззад. — Она не должна сидеть на полу. Принесите стул для моей гостьи-узницы.

Принесли обитую тканью табуретку и установили на возвышении перед королевой.

Стражи помогли Лерисе подняться по ступенькам и усадили ее.

Ее голова оказалась чуть выше талии Шаззад.

— Мой муж уничтожит вас, — сказала Лериса.

— Твой муж всегда намеревался это сделать, — ответила Шаззад. — Твои пустые угрозы ничего не значат. Твой муж, Гассем Всемогущий, не сумел спасти тебя от плена. — Она с удовлетворением увидела, как невозмутимая Лериса вспыхнула. По обычаю шессинов королева островитян была обернута от подмышек до колен куском шелка.

— Ты одета не по-королевски, за исключением золотых цепей. Приказать, чтобы тебе принесли платье?

— Тебя огорчает, что я даже нагая прекраснее, чем ты в тоннах шелков и краски? — снисходительно улыбнулась Лериса.

— Твоим слабым местом всегда было тщеславие, сестра моя королева. Пора бы уже понять, что телесная красота — это пустяк.

— Красота — это только одно; есть и другое, — ответила Лериса. — Боль в суставах, одышка, ожирение, возрастающее год от года. — Она самодовольно рассматривала тыльную сторону своих ладоней без единой морщинки. — Предполагаю, что и мне когда-то придется через все это пройти…

— Тебе повезло, что ты попала в мои руки лишь теперь, — гневно сказала Шаззад. — Было время, когда за оскорбление я приказала бы пороть тебя до тех пор, пока всю кожу не сдерут со спины.

— Как ты смягчилась с возрастом…

Анса застонал.

— Вы двое, не могли бы вы найти другую тему для разговора? Я с таким же успехом мог остаться дома и слушать, как моя сестра бранит меня.

Харах расхохотался; впрочем, королева быстро успокоила его взглядом.

— Ты прав, — ровным голосом сказала Шаззад. — Нам есть что отпраздновать. Следует устроить пир. И надо обсудить линию поведения. Соотношение сил изменилось.

* * *

Анса получил очень мало удовольствия от пира, несмотря на почести, которыми осыпала его благодарная королева. Он почти не ел, хотя Шаззад настояла, что будет кормить его сама. Обширные раны на теле причиняли ему столько боли, что он с трудом мог поднять руки. При каждом движении ему казалось, что раны снова открылись, хотя он и знал, что его зашили так же прочно, как порванный парус.

Лериса сумела стать центром приема, хотя и сидела рядом с Шаззад напротив Ансы. Она не надела ничего, кроме того, что было на ней раньше, хотя заменила полоску шелка на новую, а синяки и царапины слегка припудрила. Ее светлые волосы мерцали в свете свечей. Остальные гости не могли отвести от нее глаз. Трудно было поверить, что это и есть легендарная королева-чудовище. В свете свечей она не выглядела старше, чем на двадцать лет, и казалась хрупкой, буквально крошечной, рядом с дородной королевой Шаззад, одетой в тяжелое платье.

Лериса откусывала маленькие кусочки фруктов, иногда делала глоток вина, явно упиваясь всеобщим вниманием. Никто толком не знал, как себя с ней вести. Когда к ней обращался кто-то из гостей, она отвечала так милостиво, будто развлекала их в собственном тронном зале.

— Что слышно о нашем брате короле Гейле? — спросила Лериса, когда перед ней поставили блюдо со сластями, на которые она не обратила внимания.

— Он жив и выздоравливает, — ответила Шаззад. — Так сказал гонец, который сумел добраться сюда из Каньона месяц назад.

— Какая жалость. Впрочем, мой муж полностью оправился от своей куда более тяжелой раны. Я думаю, не стоит ожидать того же от такого ничтожества, как Гейл.

— Ты, должно быть, искусала свое копье зубами, — сказал Анса. — Оно отравило мои раны.

Лериса улыбнулась ему.

— Такой славный мальчик, Шаззад. Младший, Каирн, еще миловиднее. Должно быть, их мать — настоящая красавица, ведь обычно полукровки просто уродливы. — Она осмотрела зал для приемов. — А где чужеземцы? Уж наверное, одолжив тебе свой корабль, они должны были принять участие в праздновании.

— Я отобрала у них корабль силой. Они содержатся под стражей. Я не возлагаю на них ответственность за то, что они привезли с собой чуму, но многие из моих подданных очень сердиты на них. Это пройдет, и мы установим дружеские отношения с королевой Исель. А ты прислала их сюда, надеясь на дальнейшее распространение чумы. Это новое пятно на истории войны, если можно так выразиться. И оставленное лично тобой. Интересно, есть ли хоть какое-то вероломство, до которого вы не унизитесь?

— О, вероломство — это совсем не то слово. Нельзя вести себя бесчестно по отношению к низшим.

— Скажи мне, Лериса: что есть такого в тебе и твоем безумном муже, что заставляет вас нападать на нас снова, меньше чем через год после того, как вас так унизительно вышвырнули отсюда? У вас на островах существует какой-то инстинкт самоубийства? Если бы вы даже могли победить меня — а вы не можете — есть еще Гейл и его войско с равнин, кроме того, есть еще власть Мецпы, о которой я столько слышала, и их непостижимое оружие. Вы что, не понимаете, что вас уничтожат? — Шаззад говорила раздраженно, но с искренним любопытством.

— О, Гейл вовсе не так опасен. Если, конечно, допустить, что он вообще выживет, чтобы сражаться с нами снова. А без Гейла кто поведет этих кочевых охотников? Может, они последуют за этим мальчиком? — И она весело рассмеялась. — Прости меня, Анса. Ты храбрый и симпатичный паренек, но ты не Гейл.

— Извинение принято, — хрипло сказал Анса, делая большой глоток вина с подмешанным в него сильным болеутоляющим. Это помогало слегка уменьшить боль и не очень затуманивало мысли.

— Что касается мецпанцев, — продолжала Лериса, — ну, это интересный способ вести войну. Больше похоже на сражение с машиной, а какая машина может победить наших превосходных воинов, ведомых своим королем?

— Интересно? — повторила Шаззад. — И это правда? Вы так любите войну?

— Нам доставляют удовольствие многие вещи, и я уже объясняла это тебе, когда ты была моей рабыней.

— Узницей, — поправила Шаззад.

— Это одно и то же. Есть только два вида людей — островитяне, то есть воины, и остальные, то есть рабы. В любом случае, мы любим сражения и власть — то есть по-настоящему важные вещи.

— Невероятно. Вы и в самом деле так просты, как кажетесь? Но сейчас, поскольку ты в моих руках, настало время переговоров.

— В переговорах мы тоже преуспеваем, — заверила ее Лериса. — Мы все делаем хорошо.

— Но раньше у Гассема всегда была ты, чтобы руководить им, — отметила Шаззад. — И я всегда имела дело с тобой, а не с ним.

Лериса снова рассмеялась. Смех не казался вымученным.

— Ты вправду думаешь, что Гассем нуждается во мне? Я помогала ему в том, что он не любит делать, но король — он, а я просто его помощница. Мы месяцами жили порознь, когда он возглавлял походы, а я занималась организацией и упрочением наших завоеваний. Ты всерьез думаешь, что, заполучив меня, ты имеешь преимущество?

— Да, — заверила ее Шаззад.

— Неужели ты не понимаешь? — воскликнула Лериса с величайшей серьезностью. — Вы все — наши рабы! Судьба распорядилась, что мой господин и я будем править всеми вами. — И она откинулась на спинку стула, чувствуя себя совершенно непринужденно.

— Лериса, — холодно сказала Шаззад, — хорошо, что на тебя приятно смотреть, потому что свое право на разговоры ты уже исчерпала.

* * *

Вечером королева, советники и командиры собрались на тайное совещание. Анса тоже сидел в зале, опираясь на покрытые мехами подушки и стараясь сохранить ясную голову.

Он являлся представителем королевства своего отца и обязан был присутствовать, хотя предпочел бы находиться где-нибудь в другом месте, где можно поспать. Конечно, было приятно, что с ним обращались, как со знаменитостью, но здоровье важнее.

— Господа, — начала Шаззад, когда все расселись. — Давайте не будем терять время и напрасно тратить слова. Вы все знаете, что мы выиграли новую фигуру в этой игре, и у вас было несколько часов, чтобы решить, как ею распорядиться. Предложения?

Все были поражены ее резкостью, но придворные знали, что королева не обладала особым терпением в моменты кризиса и не придерживалась формальностей в военное время. Первым заговорил седой полководец.

— Убейте ее, — сказал он.

— Боюсь, это уменьшит ее ценность во время переговоров, Чатай, — сказала королева.

Он фыркнул.

— Прошу прощения, ваше величество, но переговоры с дикарями — это идиотизм. Они самым бесстыдным образом отрекутся от любого соглашения, если это принесет им выгоду. И нам известна одна вещь о Гассеме и Лерисе — это единая тварь. Убейте Лерису сейчас — и Гассем станет калекой. Я думаю, он лишится сердца, а еще, черт побери, потеряет больше половины своей мудрости. Если она умрет — он перестанет иметь для нас значение. Убейте ее прямо сейчас, вот мой совет.

— В таких рассуждениях есть резон, — согласилась Шаззад. — Но подобное действие по природе своей непоправимо, и если мы обнаружим, что совершили ошибку, исправить ее уже не сумеем. Как бы там ни было, до тех пор, пока она у нас в руках, убить ее мы сможем всегда. Благодарю вас, господин Чатай.

— Ваше величество, — сказал Харах, — нужно знать, приостановил ли Гассем свое продвижение. Если да, значит, у переговоров есть шанс, потому что он ждет нашего следующего шага. Инициатива перешла к нам. Если же нет — это может означать, что он не желает нас бояться.

— Каковы последние сообщения от наших разведчиков? — спросила Шаззад, глядя на их предводителя.

— Мы ничего не слышали от них с тех пор, как взяли эту женщину в плен, но я без промедления направлю любую полученную депешу вашему величеству.

— Не забудьте, — сказала королева.

— Ваше величество, — сказал старший советник, — необходимо убрать эту женщину отсюда. До тех пор, пока она здесь, рядом с ним, Гассем может соблазниться и предпринять попытку освободить ее. Отправьте ее в столицу, заприте в самый глубокий подвал и непременно держите в строжайшем секрете ее местонахождение.

— Я согласен, — сказал Харах. — Одно присутствие этой шлюхи рядом с нами заставляет меня нервничать. Стражники подпрыгивают всякий раз, как она заговаривает с ними, потому что уверены, что она — ведьма. Если вы не хотите убить Лерису — давайте, по крайней мере, избавимся от нее.

— Но мы можем использовать ее как приманку, — сказал один из полководцев. — И заманить Гассема в еще одну ловушку.

— Она уже приманка, — заявил Харах. — И совсем необязательно сообщать ему, что ее отсюда увезли.

— Это мне нравится, — сказала Шаззад. — Хотя я очень ценю ее общество. — Все, кроме Ансы, вежливо рассмеялись. Смех причинял ему особую боль.

Королева посмотрела на него.

— Принц Анса, я думаю, вам тоже следует уехать, у нас нет здесь возможности лечить вас как следует. Конечно, доктора на флоте — это хорошие полевые хирурги, но все же лучшие остались в столице.

— Нет! — воскликнул он. — Мы еще воюем с Гассемом, и я должен увидеть, чем это завершится!

— Анса, — устало сказала она, — мы очень высоко ценим твой героизм, но пока нам приходится таскать тебя за собой, как мешок с провизией. Что ты можешь дать войску в таком состоянии?

Он вспыхнул, но возразить было нечего.

— Кроме того, — ласково продолжала она, — пленение Лерисы все изменило. Переговоры наверняка будут долгими. Мне это претит, после того как мы за такой короткий срок подняли эту армаду и привели ее в состояние полной боевой готовности, но нам, возможно, придется провести тут месяцы затяжных переговоров. Так что у тебя есть все шансы полностью выздороветь и вернуться назад задолго до начала каких-либо сражений.

— Мы знаем, что ты хотел представлять здесь своего отца, — сказал Харах, — но ты уже сделал превосходную работу.

— Правильно, правильно, — одобрительно заговорили остальные.

— Так что отправляйся в столицу и лечи свои раны, — продолжил консорт. — Именно так поступил бы на твоем месте я.

Сил спорить у Ансы не было.

— Очень хорошо. Тогда отправьте меня туда на одном корабле с Лерисой. Я хочу сам приглядывать за ней.

— Непременно, — заверила его Шаззад.

Анса попытался следить за совещанием дальше, но заснул раньше, чем королева закончила свою следующую фразу.

* * *

— "Достопочтенный король Гассем, — читал Илас, держа перед собой развернутый пергаментный свиток, — примите приветствия и поклоны от ее величества Шаззад, королевы Невванской." — Он взглянул на Гассема, который с каменным лицом сидел на своем складном стуле под тростниковым балдахином. В отличие от своей королевы, Гассем никогда не учился читать, считая, что это недостойно воина.

— Продолжай, — выкрикнул он, — читай остальное. Я скажу тебе, когда остановиться.

Илас прочистил горло.

— "Вы знаете, что в настоящее время наша сестра королева Лериса пребывает с нами в качестве нашей почетной гостьи. Она чувствует себя хорошо и посылает вам уверения в своей любви и наилучшие пожелания. Я так высоко ценю ее общество, что соглашусь расстаться с ней только при наличии определенных непреложных уступок с вашей стороны."

— Добралась, наконец, — сказал Гассем.

— "Прежде чем мы начнем переговоры, я должна сообщить определенные вещи, касающиеся законных военных уловок, при помощи которых королева была взята в плен. Корабль, который использовали мои подданные и союзники, принадлежит королеве Исель Девятой из страны Альтиплан. Я захватила это судно, прибегнув к силе. Его участие в военных действиях не означает, что королева Исель оказалась втянута в вооруженное столкновение между нашими странами и не предполагает, что королева Исель стала союзницей Неввы."

— Что все это означает? — спросил Пенду.

— Дипломатические выражения, как я понимаю, — объяснил Гассем. — Иноземцы не хотят, чтобы мы думали, что они принимают чью-то сторону против нас. — Он хихикнул. — Как будто это имеет какое-то значение. Все они наши рабы, хотя пока этого не знают. Продолжай, Илас.

— "Наше второе условие: вы прекращаете все посягательства на наших подданных, освобождаете всех захваченных вами в плен, возвращаете — им всю отобранную у них собственность и позволяете всем подданным страны, в которую вы вторглись, с миром вернуться в их дома.

Наше третье условие: вы выбираете посольство из своих представителей и предоставляете нам на рассмотрение список их имен в письменном виде, с описанием каждого, достаточным, чтобы мои офицеры сумели их опознать.

Если вас устраивают мои условия, можете посылать своих представителей к нам для переговоров об условиях, на которых вы покинете нашу страну и на которых ваша королева, возлюбленная наша сестра Лериса, сможет вернуться к вам.

Любая попытка с вашей стороны проявить враждебность встретит немедленную кару. Не только ваша королева не вернется к вам, но и я сниму с себя ответственность за ее здоровье и безопасность.

Я молю вас не вынуждать меня прибегать к таким крайним мерам.

Присылайте своих гонцов, а следом за ними — свое посольство с белыми флагами либо с белыми перьями на жезлах. Их безопасность и сопровождение торжественно гарантируются на алтарях всех богов Неввы. Я ожидаю вашего ответа."

— Внизу приложена ее печать, — завершил чтение Илас, разворачивая пергамент, дабы продемонстрировать толстый восковой круг с выдавленным на нем гербом Неввы.

— Это унизительно, — сказал Гассем. — Неужели я в самом деле должен иметь дело с этой женщиной, уже бывшей однажды моей рабыней?

— Боюсь, что так, господин мой, — сказал Илас, сильно при этом рискуя. Он очень хотел, чтобы Гассем начал относиться к нему, как к своему советнику. В отсутствие Лерисы Гассем должен был обратиться к кому-нибудь за помощью. Даже лучшие его воины были простыми людьми, не знающими путей и обхождения при дворе. С кем же советоваться при таких обстоятельствах, как не с Иласом Нарским?

Гассем уставился на него, нахмурив брови.

— Ты что-то сказал? Это было мнение, а не вопрос, и ответа мне не требовалось.

Илас сказал, очень тщательно подбирая слова:

— И все же, мой король, придется это сделать. Между вами и королевой Неввы существует застарелая вражда. Возможно, для вас выгоднее проглотить свою гордость и вести с ней переговоры, как с равной.

— Придержи язык, пират, — сказал Пенду, стоявший позади стула Гассема и державший в руке свое большое копье. — Оставь эти вопросы лучшим из лучших.

— Нет, — сказал Гассем, призывая остальных к молчанию. — Я хочу услышать, что он скажет. Говори без страха.

Сердце Иласа возликовало.

— Господин мой, как вы сами сказали, королева Шаззад была когда-то вашей рабыней. Много лет назад вы и ваша королева пользовались ею, как своей игрушкой, и совершенно законно. Попробуйте представить себе, каким ударом это было для юной и гордой принцессы.

— Разумеется, — сказал Гассем. — В этом и была вся прелесть.

— Вот именно. И в течение всех последующих лет она размышляла об этом. Теперь она завладела нашей королевой, и это наверняка пролилось бальзамом на ее израненное самолюбие. И она уверена, что ваше высокомерие не ослабело. Если вы сделаете вид, что смирились, я думаю, это усыпит ее бдительность.

— Смирился? — с негодованием воскликнул Пенду. — Невероятно! Гассем, позволь мне пронзить этого червя! — Он приготовил копье, но Гассем вновь поднял руку.

— Мир, Пенду. Я сам велел ему говорить без страха. Я готов выдержать все, что угодно, лишь бы вернуть Лерису. Отомстить всегда можно потом, но сладость мести будет отравлена, если рядом со мной не будет Лерисы, чтобы разделить наслаждение. — Он наклонился вперед. — Так что ты имеешь в виду, Илас?

Поощренный, пират продолжал.

— Мой король, если ее так удовлетворяет то, что она получила в свои руки королеву, представьте, как счастлива она будет, если вы… Я не говорю, что вы должны выражать ей свою покорность, но попробуйте приблизиться к ней, выказывая раскаяние. Ликование, которое она при этом испытает, наверняка затмит ее разум.

К его невыразимому облегчению, Гассем не выглядел рассерженным, похоже, он серьезно обдумывал предложение.

— Но, — в конце концов сказал он, — не увеличит ли это ценность Лерисы как заложницы?

— Это вряд ли, потому что какой же еще более ценный приз Шаззад может получить? Она прекрасно понимает, что ценность королевы Лерисы безгранична. Нет, настоящий приз для нее — поставить вас в невыгодное положение, но не как главе государства, а как оскорбленной женщине.

— Стоит об этом подумать, — сказал Гассем, откинувшись на спинку стула и поглаживая подбородок. Глаза его сузились. — Я всегда был предводителем воинов. Теперь придется действовать в одиночестве. Надо подумать, как это сделала бы Лериса.

— Совершенно верно, мой король! — согласился Илас. Кажется, это сработало даже лучше, чем он мог надеяться.

— Вы оба рассуждаете так, будто можно доверять этой королеве Шаззад! — пробурчал Пенду. — А если она сначала вырвет у тебя все уступки, а потом откажется освободить нашу королеву? Почему бы просто не пойти и не убить ее?

Илас подавил свое раздражение. Он не рискнул бы оскорбить даже самого незаметного юного воина-шессина, а не то что могущественного полководца.

— Потому что она создала себе репутацию справедливой и милостивой королевы. Ее отец был безжалостным человеком, который поступил бы именно так, как вы говорите, но не Шаззад.

— Он прав, — сказал Гассем. — Она знает, что должна иметь дело не только со мной, но и со многими другими правителями. Она потеряет лицо, если нарушит данное мне слово. Она потеряет… как это называется? — Он посмотрел на Иласа.

— Доверие.

— Да, она потеряет их доверие. Она потеряет честь.

— Ха! У нее нет чести! — пренебрежительно сказал Пенду. — Честь есть только у воинов. Только у воинов-шессинов, если уж на то пошло.

— И все же с их точки зрения они — люди чести, — сказал Гассем. — За много лет, что мне пришлось иметь с ними дело, в основном завоевывая их, я понял, что они не только думают иначе, чем мы, но и поведение их так недальновидно, что мне никогда бы не пришло в голову ничего подобного. И я знаю Шаззад много-много лет. Да, я думаю, можно положиться на нее — она будет вести себя… какое теперь мне нужно слово, Илас?

— Последовательно, мой король.

— Верно, она будет вести себя последовательно. Она не меняет свое поведение в угоду обстоятельствам и поступает так, как ей диктует ее «честь» — вообще глупая вещь у кого угодно, не только у монарха. Я смогу использовать Шаззад.

— Что-то мне все это кажется ненадежным, — с сомнением сказал Пенду.

Выражение лица Гассема сделалось рассеянным, почти мечтательным.

— Это будет для меня чем-то новеньким. У меня будет роль, как у актеров в спектаклях невванцев. Я уже когда-то делал подобное. Думаю, мне это понравится.

Илас видел, что не ошибся — именно это он и подозревал все время. Гассем был ребенком, своенравным мальчишкой, научившимся манипулировать другими, чтобы потакать собственным желаниям. Но таким человеком, в свою очередь, тоже можно управлять, просто до сих пор это удавалось одной лишь Лерисе.

— Я принял решение, — сказал Гассем наконец. — Илас, принеси письменные принадлежности. Пошлем письмо королеве Шаззад.

* * *

— Гассем? — переспросила Шаззад, не в силах поверить. — Он намеревается сам приехать и вести со мной переговоры?

— Так сказано в его письме, моя королева, — подтвердил секретарь.

— Прочитай его еще раз, — приказала она.

— "Королеве Неввы Шаззад от короля островов Гассема, с приветствиями. Вы забрали у меня то, что я ценю превыше всего в этом мире, даже выше, чем сам этот мир. Я готов вести с вами переговоры, и по получении вашего одобрения к вам отправится следующее посольство, доверяя вашей королевской чести и гарантии неприкосновенности: глава посольства — король островов Гассем…" — Секретарь уставился на королеву поверх пергамента увеличенными толстыми стеклами очков глазами. — Далее следуют имена еще пятерых. Все имена, похоже, принадлежат шессинам. И он желает полной гарантии неприкосновенности для своего корабля и команды.

— Хитрый трюк? — Уточнил Харах.

— Каким образом? — спросила она. — Если он отделится от армии и приплывет сюда с незначительным сопровождением, он полностью отдается на нашу милость. Мы сразу узнаем о любом передвижении его войск. — Она повернулась к командиру разведчиков. — Все стоят на месте?

— С тех пор, как мы захватили королеву, они не продвинулись вперед и на милю, — заверил тот.

— Не знаю, — сказал Харах. — Это совсем не похоже на него, и нам всем известно, до чего он дерзкий. Это может быть частью… — Ему не хватило слов. — Я не знаю, что это может быть. Но я точно знаю, что мне это не нравится.

— Гассем не слишком умен, — сказала Шаззад. — Это Лериса интриганка, но она у нас.

— Кому какое дело, что он там планирует? — сказал Чатай. — Пусть приходит на своем корабле. А когда он сойдет на берег — убейте его!

— Нет! — гневно вскричала Шаззад. — Я не допущу, чтобы мои гарантии неприкосновенности нарушили! Мое имя будет очернено перед всеми монархами мира!

— Моя королева, — сказал ее старший советник, — нужно быть благоразумной. Ни один истинный монарх не считает Гассема королем. Он пришел ниоткуда, он не принадлежит ни к какой династии, у него нет наследника. Все его завоевания недолговечны, все, чем он по настоящему владеет — несколько жалких островов, населенных голыми дикарями. Он варвар, выскочка и пират.

— Моя гарантия неприкосновенности священна, пожалована она королю Чивы, Гассему или самому жалкому из гребцов Гассема! С Лерисой все было по-другому. Ее взяли в плен в открытом бою, и она моя, я вольна делать с ней все, что захочу. Ее смерть была одним из вариантов. Его — нет, поскольку моя защита простирается на него! — Она размышляла несколько минут, все остальные хранили молчание. Наконец она вновь заговорила:

— Очень хорошо. Я решила позволить его посольству явиться сюда с ним во главе. Они будут находиться под нашей защитой во все время пребывания здесь и покинут нас в целости и сохранности, когда пожелают. Я чувствую, что мы ничем не рискуем. Что бы он ни замышлял в своей чрезмерной самонадеянности, он не сможет причинить нам вред.

— Я думаю, — сказал старший советник, — что ваше величество недооценивает способность этого человека причинять неприятности.

Позже, когда все ушли, Шаззад отхлебнула вина и стала раздумывать над своим решением. Она искренне верила, что будет в полной безопасности, принимая у себя Гассема. Он не рискнет что-либо предпринять в стане врагов, зная, что ее телохранители и все невванские аристократы будут счастливы убить его при первых же признаках обмана.

Но она также знала, что за ее решением стоят совсем другие соображения. Ей безумно хотелось вновь увидеть его на близком расстоянии. Пребывание в плену у Гассема, как бы ни было оно ужасно, оставалось самым сильным переживанием всей ее жизни. Эти воспоминания возбуждали ее с той же силой, с какой она стыдилась их. Перспектива увидеть Гассема, пришедшего к ней, в то время как кнут будет в ее руке, опьяняла крепче, чем вино.

Она в десятый раз перечитала письмо. За долгие годы она привыкла пробираться сквозь забавные двусмысленные послания Лерисы. Редкие письма Гассема были резкими и агрессивными. Самые искусные писцы не могли сгладить жестокость этого человека. Это письмо было другим. Гассем говорил в нем сердцем. Гассем раненый и уязвимый… Ей было недостаточно просто читать эти слова. Она желала встретиться с ним.

— Ваше величество, — сказал страж из-за двери. — Вас хочет видеть принц Анса. — Она кивнула, он сделал знак, и четыре человека внесли носилки с принцем. Она встала и подошла к нему.

— Нужно было послать мне весточку. Я бы с удовольствием навестила тебя сама.

— Я устал лежать в четырех стенах, — ответил он. — Решили, как нас перевезти?

— Господин Саху согласился забрать тебя и Лерису в Касин на своем собственном флагманском корабле. В это время года его корабли быстрее добираются на юг, чем наши. Они не так зависят от господствующих ветров. С тобой отправится сильное сопровождение из моих собственных моряков. Саху жаждет забрать сокровища, которые я ему обещала, и уехать, чтобы сообщить обо всем своей королеве. Скоро у них начнется сезон штормов, и он хочет успеть домой до него.

Анса взглянул на пергамент у нее на столе.

— Ты получила весть от Гассема? — Готовясь к отъезду, он пропустил наскоро собранное совещание.

— Да. Он прислал список членов своего представительства. Я думаю, они прибудут через несколько дней.

Она решила не сообщать ему, что Гассем собирается прибыть лично. Анса, как и все остальные, наверняка, попытается сказать ей, что она ведет себя глупо.

— Жаль, что меня здесь не будет, — сказал он.

— Я уверена, что ты не пропустишь ничего интересного. Отправляйся в столицу, отдыхай и выздоравливай. Присоединишься к нам, когда поправишься. И свяжись с отцом. Пошли ему сообщение обо всем, что здесь произошло. Можешь использовать моих гонцов.

— Обязательно, — сказал Анса, опять начиная испытывать головокружение от лекарств, которые все еще принимал, и чувствуя, что скоро заснет. Он еще сумел наскоро попрощаться, и его унесли из покоев королевы уже в бессознательном состоянии.

Глава одиннадцатая

Ветер обдал ее мелкой соленой водяной пылью, когда она ступила на палубу иноземного корабля. Лериса всегда любила морской ветер и испытала особый приступ восторга, когда она и Гассем, еще почти дети, водой отправились на завоевание Штормовых островов, завершив покорение своей родины. Их судном в те дни служило большое боевое каноэ, полное воинов-шессинов, тогда только начавших учиться своему мастерству. Море было чуждой стихией для шессинов, которые из поколения в поколение пасли скот на плоскогорьях в глубине острова и лишь изредка выходили на берег для торговли. Им не нравилась мысль покидать землю, и делали они это, только подчиняясь беспощадной воле своего короля.

Как и во многом другом, Лериса сильно отличалась в этом от своего народа.

Она с первого взгляда влюбилась в волны под кораблем, в чувство движения и в свободу, которую море даровало.

Она любила ветер, развевающий ее волосы, и соленые брызги. Странно было ощущать все это сейчас, на этом корабле, будучи закованной в цепи. Колебания деревянной палубы под босыми ногами были медленными и почти незаметными в сравнении с боевым каноэ.

Будучи поднятым так высоко над водой, корабль, казалось, движется очень медленно, хотя она понимала, что каноэ может передвигаться быстрее только рывками. Только ветер и брызги были прежними.

— Вам удобно, ваше величество? — Она обернулась и увидела рядом Саху.

— Настолько удобно, насколько это возможно при таких украшениях. — Она подняла руки, и цепи, которыми она была увешана, мелодично зазвенели. — Я не думала, что после гостеприимства, оказанного мною вам на островах, вы примете сторону моих врагов.

Он натянуто улыбнулся.

— Я не принимаю участия в этой войне между вами и королевой Шаззад. Мой корабль был захвачен без моего дозволения, и ни я, ни моя команда не принимали участия в этом походе.

— Однако вы меня перевозите.

— Исключительно как груз. Вы не моя узница, а ее. Вполне законно с моей стороны предоставить возможность перевозки, не вовлекая свою страну во враждебные отношения.

— Возможно, это так и есть, согласно вашим законам, — раздраженно сказала она.

Он пожал плечами.

— Какие еще законы должен я выполнять? Будьте благоразумны, королева Лериса. Неужели вы предпочли бы путешествие на боевом корабле Неввы или на их грузовом судне? Они куда теснее и неудобнее, чем мое, и на них полно людей, настроенных непримиримо и враждебно по отношению к вам. А здесь ни один человек из вашего сопровождения не осмелится досаждать вам, пока я нахожусь на палубе.

— Если не упоминать, что вы надеетесь на победу Шаззад в этой войне.

— Вы должны признать, что ваше вторжение окончилось весьма печально, — сказал он.

Ее лицо вспыхнуло.

— Мое пленение было совершенно случайным.

— Я слышал, что вас уже однажды вытеснили с материка.

— У всех правителей бывают временные отступления, — сказала она, в ярости от того, что приходится защищаться, и что она выглядит перед ним слабой.

— Я никогда не слышал о завоевателе, который, потеряв однажды завоеванные им земли, сумел бы вернуть их обратно.

— Это заурядные завоеватели, — ответила Лериса, — а Гассема ни в чем нельзя назвать заурядным.

— Что ж, обрети он назад все утраченное, да если еще вы возвратитесь к нему, то моя королева будет иметь дело с ним. Это вопросы управления государством, и что бы я здесь ни сделал, на ход событий это не повлияет.

— Вы очень сильно можете повлиять на ход событий, — сказала она. — Доставьте меня назад к моему мужу. Вы видели мои сокровищницы, во всяком случае, некоторые из них. Снимите с меня эти цепи, и вы сможете выбрать все, что захотите. Отвезите меня к Гассему, и ваша королева будет моей сестрой до конца дней.

— Ваше предложение соблазнительно, но подобные деяния весьма превышают полномочия, данные мне моей королевой. — По тону было ясно, что Саху скорее развеселился, чем соблазнился.

— Ну и что? Ваша королева не расстроится от того, что вы превысили полномочия, если этим вы добудете ей богатство и политическое влияние.

— Очень возможно, но предположим, что я соглашусь, а ваш супруг проиграет войну? Тогда я наживу себе врагов в лице каждого монарха этого материка. — Он указал на восток, описывая рукой широкую дугу. — Похоже, что ваш супруг — враг всему миру. И что произойдет тогда? Я скажу вам. Моя королева выслушает мой рассказ, потом послушает тех подчиненных, которые вовсе не являются моими задушевными друзьями, и отправит меня на арену, развлекать королевских буйволов.

— Но ведь весь мир может стать вашим! — настаивала она.

— Не все похожи на вас, королева Лериса. Намне нужен весь мир. Доброго вам дня. — С этими словами он повернулся и отошел от нее, легко приноравливаясь к постоянной качке на палубе.

Она не знала, что крылось за его упорством — трусость, недостаток воображения или простая порядочность, зато точно знала, что он не единственный мужчина на борту этого корабля.

* * *

Анса лежал на койке, подвешенной к переборке маленькой каюты. При каждом движении корабля он перекатывался с края на край, и от этого раны его болели с новой силой. Он уже настолько привык к боли, что почти не замечал ее, за исключением особо сильных толчков.

В дверь легонько постучали.

— Принц Анса?

— Входите, — сказал он, потому что хотел хоть какого-нибудь общения. Вошел Саху.

— Надеюсь, вас хорошо разместили?

— Вполне, — заверил его Анса. — Я был готов путешествовать на открытой палубе.

— О, мы бы никогда не поступили так с пассажиром вашего ранга, да еще и раненным в бою. Должен сказать, что это путешествие оказалось куда насыщеннее, чем я мог предполагать. Мы собирались торговать и устанавливать отношения с новыми странами. Но везти на своем корабле раненого принца и королеву, закованную в цепи — это чрезмерно, даже для нас.

— Когда человек выбирает жизнь, полную путешествий, ему обязательно встречается много неожиданностей, — сказал ему Анса.

Саху рассмеялся.

— Это точно. Я только что разговаривал с королевой Лерисой…

— Будьте осторожны с ней, — предостерег его Анса. — Эта женщина способна очаровать длинношея, выманить его из логова, заставить его есть из ее рук, а потом напасть на ее врагов.

— Она говорит убедительно, — признал Саху, — и у нее больше возможностей, чтобы соблазнить мужчину, чем у любой другой женщины.

— Когда я был ребенком, мне всегда казалось, что мой отец преувеличивает, рассказывая, каким злом являются Гассем и Лериса, а говорил он об этом часто. Но когда я встретился с ними, то понял, что они даже хуже, чем можно было предположить.

— Королевство вашего отца, — спросил Саху, — какое оно?

И Анса рассказал ему о своей родине, о бескрайних, покрытых травами равнинах, о поросших густыми лесами холмах на севере страны, где жил народ его матери. Он говорил об огромных стадах животных, на которых можно охотиться, щиплющих траву и объедающих побеги, и о хищниках, подстерегающих тех и других.

Саху сосредоточенно слушал.

— Вы говорите, этот народ занимается в основном скотоводством? Что ж, моя королева будет рада установить с вами добрые отношения, но пока я не вижу возможностей для торговли. Не так уж много скота могут перевезти наши корабли. Есть у вас драгоценные камни?

— Я никогда об этом не слышал. Но у нас много мехов, и прекрасные перья, а у некоторых животных есть бивни. — Анса не привык разговаривать как купец.

— Это уже кое-что. А металлы?

— У нас есть сталь.

— Сталь! — Саху выпрямился так резко, что ударился головой о потолок каюты.

— Неужели вам никогда не рассказывали о Гейле, Стальном Короле?

— Я слышал это почетное прозвище, но был уверен, что оно относится к характеру правителя. Можно сказать, например, «Гейл Свирепый» или «Гейл Ужасный».

— Нет, это означает, что он владеет единственной стальной шахтой в мире.

— Стальная шахта! Я никогда такого не слышал. Сталь хранили веками, а уж если ее потеряешь, то возместить невозможно. Королева Лериса показывала мне свой склад стального оружия, но я решил, что она ограбила целый мир, чтобы раздобыть все это.

— Примерно так она и поступила. Когда я был маленьким мальчиком, сталь считалась самым редким металлом. У мечей были бронзовые лезвия с тонкими стальными краями. Потом отец нашел стальную шахту. Теперь сталь по-прежнему ценится, но ее гораздо больше. Я удивлен, что королева Шаззад не упомянула об этом.

— Между эпидемией — а я до сих пор не верю, что это мы привезли чуму — и войной, у королевы Шаззад не было времени, чтобы поговорить с нами. Она подготовила официальное письмо для моей королевы и вручила его мне, предложив, чтобы мы вернулись позже, изо всех сил намекая, что лучше всего — через несколько лет.

— Справедливо это или нет, но чума создала вам дурную репутацию среди невванцев.

— А ваша торговля сталью… Достаточно ли ее у вашего отца для экспорта?

— Я не знаю, каковы ее запасы, но он свободно торгует с любым, кто пожелает купить металл. Нет, все-таки не свободно. Не думаю, что он будет торговать с Мецпой.

— Еще одна война? — Саху терпеливо вздохнул. — Трудно устанавливать отношения, когда страны находятся в постоянной вражде.

— Вам следует привыкать к этому, — предупредил Анса. — Мы сражаемся на протяжении всей моей жизни. Вряд ли кто-нибудь помнит, как давно это началось.

— Но сталь! — мечтательно протянул Саху. — Ради стали я готов смириться с очень длительными переговорами.

* * *

Путешествие тянулось долго, хотя расстояние было не таким уж большим. В это время года ветра дули с юга, поэтому часто приходилось менять курс и поворачиваться носом по ветру, и корабль шел зигзагами.

Они плыли медленно, и все же невванцы не переставали удивляться, что они вообще движутся. У их собственных кораблей почти не было возможности для подобных маневров, в основном их корабли при сложных перемещениях зависели от гребцов, если не дули подходящие ветры. Королева Шаззад поместила на каждый чужеземный корабль своих лучших моряков, чтобы они учились, как обращаться с такими судами. Она намеревалась построить совершенно новый флот на основе этой необычной, но практичной схемы сразу же по окончании войны.

Лериса едва замечала разницу. Она всегда любила плавать, но с ее точки зрения единственный практический смысл кораблей заключался в перевозке воинов с островов на материк, где они могли заняться увлекательными делами — сражениями и грабежами. Глухой шум снастей и скрип мачт были приятны, но она никогда не утруждала себя и не смотрела вверх, чтобы разобраться в паутине оснастки или понять, что и как там делается. День за днем стояла она у борта, подставив лицо морскому ветру, и ждала. Мужчины на борту смотрели на нее с благоговейным страхом. Не часто доводилось им поглазеть на плененную королеву, прекрасную даже в цепях.

Невванцы вели себя одновременно и враждебно, и испуганно, и были охвачены благоговейным трепетом. Чужеземцы оставались неизменно вежливыми, но держались на расстоянии. Она предположила, что так распорядился Саху.

Однажды вечером, когда они уже приближались к Касину, Лериса задержалась на палубе после того, как солнце утонуло в алом великолепии моря на западе и рубцеватый лик луны уже осветил материк на востоке. В темноте она восхищалась фосфоресцирующей пеной, появлявшейся из-под носа корабля. Огромные светящиеся угри плавали под водой на глубине нескольких футов, они направлялись по своим делам — кормиться, спариваться — и старались избегать встречи с теми обитателями морских глубин, которые могли бы съесть их. К ней подошел человек и снял украшенную перьями шляпу. Это был не Саху.

— Добрый вечер, о могущественная королева.

— Добрый вечер, господин Госс. Я думаю, что вы называете меня так не просто из любезности?

— Ни в коем случае, ваше величество! — торжественно заявил он. — Когда мы впервые встретились, я уже знал, что вы — великая королева, и не изменил своего мнения.

— Несмотря на мои украшения? — она позвенела цепями.

— В своих оковах вы прекраснее, чем королева Шаззад — в шелках и драгоценностях. Ваше теперешнее поражение — всего лишь временная неудача. Если я ничего не путаю, вы и ваш супруг, великий король Гассем, уже терпели в прошлом поражения, однако потом достигали своих целей.

Она слегка оттаяла.

— Верно. И мы снова победим.

— Некоторое время назад ваше величество говорили с господином Саху как раз на эту тему. — Голос его звучал тихо и вкрадчиво. — Я не смог удержаться и подслушал. Он слишком бестолков.

— У вас хороший слух, — заметила Лериса. — Я не видела вас на палубе.

— Вам просто не пришло в голову посмотреть вниз, — ответил он. — Видите вот это? — В темноте она сумела разглядеть его палец, указывающий на решетку в палубе, сквозь которую просачивался слабый свет горящих свечей.

— Это отдушина над камбузом, чтобы дыму от плиты было куда уходить. Просто как раз в тот момент я стоял у плиты и смотрел наверх, разглядывая ваши очаровательные ножки.

— Как удачно, что вы оказались там в нужное время. Я уверена, что ваши обязанности часто призывают вас на камбуз. Осматривая плиту и мои ноги, вы услышали все, что произошло между мной и господином Саху?

— Каждое слово. Я очень надеюсь, что вы не сочтете меня предателем, если я замечу, что господину Саху не достает отваги и предприимчивости.

— Разумеется, я не могу с вами согласиться, ведь я у него в гостях.

— Я, с другой стороны, человек дальновидный. И мое восхищение всегда обращено на деятельных вождей, людей с ярким характером, таких, как вы и ваш супруг. Для меня будет честью стать тем человеком, который поможет вам вернуть себе подобающее положение.

Она повернулась к нему и одарила его улыбкой, ее идеальные зубы сияли в лунном свете.

— Тогда нам есть о чем поговорить.

* * *

Король Гассем стоял на носу «Морского Змея», опираясь на копье и наблюдая за происходящим на берегу. Береговая линия была заполнена людьми, хотя толпы были не такими густыми, какими могли быть, если бы население не бежало.

У бортов боевых и грузовых кораблей в гавани толпились солдаты. Всем хотелось увидеть представление — как королева приветствует короля-людоеда, бывшего их врагом на протяжении всего времени, какое они могли припомнить.

Небольшой, но богатый прием ожидал шессинов в порту: чопорные придворные в официальных туалетах, которые они брали с собой даже во время военных действий, офицеры, сверкающие доспехами, слуги в разноцветных ливреях. Все молча стояли, пока маленький военный корабль искусно подходил на веслах к причалу. Илас очень старался, муштруя новых гребцов, и теперь они гребли вполне приемлемо.

По команде рулевого все подняли весла и поставили их вертикально. Корабль быстро терял скорость, потом слегка ударился о влажный, обитый тканью каменный причал.

— Добро пожаловать, король Гассем и представители островов, — нараспев произнес встречающий.

Гассем кивнул юному воину, и тот спустился по трапу на причал. Копье его было увенчано пучком роскошных белых перьев.

— Данным символом, — сказал Гассем, и его низкий голос раскатился по эспланаде, — я подтверждаю, что нахожусь под защитой королевы Неввы Шаззад, имея ее гарантию неприкосновенности.

— Чувствуйте себя в безопасности, король Гассем, — сказал придворный тоном, больше подобающим жрецу. — Королева Шаззад простирает над вами свой щит, и боги Неввы оберегают вас повсюду.

— А сейчас, — пробормотал стоявший рядом с Гассемом Пенду, — увидим, может ли эта шлюха держать своих подчиненных в узде. Они смотрят на нас так, будто желают напиться нашей крови.

— Если не может, — невозмутимо ответил Гассем, — у нас не будет времени, чтобы беспокоиться или страдать. Пошли на берег.

Он ступил вперед с видом человека, который ни о чем не переживает, прошел по трапу и остановился перед придворным, который, в свою очередь, был вынужден смотреть на него снизу вверх.

Гассем не обратил на него никакого внимания, продолжая осматриваться.

— Почему здесь нет королевы Шаззад, чтобы приветствовать меня? — требовательным тоном спросил он.

— Король Гассем, — сказал придворный, — это не королевский визит, а посольство. Вы сами решили возглавлять своих представителей, но монарх не должен лично приветствовать посланников по их прибытии. Совсем наоборот, это послов должны проводить к монарху.

Гассем улыбнулся ему. Это было устрашающее зрелище.

— Как хорошо, что вы напомнили мне об обязанностях монарха. Как бы там ни было, пойдемте на встречу с королевой Неввы.

— Минуточку, — сказал человек в мантии полководца. — Король Гассем, некоторые из ваших людей вооружены. При посольстве этого быть не должно.

— Это воины-шессины, — ответил Гассем, — и они расстаются со своим оружием только после смерти. Вам не следует волноваться. Здесь они не подвергнут опасности никого, если, конечно, вы не замышляете предательства. Но если это и так, вы настолько превосходите нас силой, что наше сопротивление было бы бессмысленным. Вы не потеряете больше десятка людей на одного моего.

— Двадцать на меня, — сказал Пенду, — я убил как раз столько невванцев во время послеполуденной битвы, и пятьдесят на моего короля — он не обычный воин.

Лицо офицера, обрамленное нащечниками шлема, вспыхнуло.

— Приказы, полученные мною, гласят, что я не должен допускать вооруженного противника к моей королеве!

— Господа, господа, — сказал придворный, — нам не подобает такое поведение. Я уверен, что наша повелительница пожелает, чтобы мы уважали обычаи наших высокопоставленных гостей. Пожалуйста, будем продолжать. — Военный смотрел на него сердито, держась за эфес меча, но дальнейших возражений с его стороны не последовало.

Процессия началась от берега и проследовала вдоль широкой улицы, которая вела вверх по крутому склону к группе очень красивых строений с общим двором, расположенных на вершине величественной горы, возвышавшейся над городом. Люди, стоявшие по обеим сторонам дороги, удивленно смотрели на процессию. Не было приветственных возгласов. Впрочем, откровенной враждебности они тоже не выказывали. Стояла изумленная тишина, будто люди видели сон.

Из окна особняка, назначенного штаб-квартирой и королевской резиденцией на время этого похода, Шаззад наблюдала за зрелищем внизу. Она хорошо видела гавань и сразу узнала «Морской Змей». Она лениво подумала, прибыл ли с командой Илас Нарский. Если да, его, пожалуй, следует повесить. Потом она вспомнила полную гарантию неприкосновенности для команды судна. Ладно, в другой раз.

Ее сердце забилось чаще, когда она увидела небольшую процессию, поднимающуюся по дороге. Было так трудно поверить, что эта горстка заносчивых людей едва не сокрушила мир. Как такое могло произойти?

— Ваше величество, — сказал придворная дама, стоявшая рядом, — они появятся здесь через несколько минут. Мы должны подготовить вас, чтобы вы могли принять дикаря.

— Нет, он может и подождать, — ответила Шаззад. — На этот раз власть в моих руках. Мне не нравится этот наряд. Принесите черный.

Пока на нее надевали нарядное платье, одно из двух десятков, которые она возила с собой даже на войну, королева пыталась успокоиться. Она жаждала снова увидеть Гассема, но было что-то чрезвычайно приятное в том, чтобы оттягивать эту минуту.

Особняк принадлежал семейству богатых купцов, самой выдающейся семье этого портового города в течение многих веков. Мужчины этого семейства были наследственными судьями, и на первом этаже основное место занимал большой зал, который они использовали как зал судебных заседаний. В праздничные дни он превращался в бальный. Эта комната была не намного меньше, чем небольшой тронный зал в ее собственном дворце, и прекрасно могла послужить в этом качестве. Шаззад села на переносной трон, поставленный на возвышение, и осмотрела своих придворных и стражей. Удовлетворенная их внешним видом, она кивнула управляющему, и тот ударил своей обшитой бронзой дубинкой по отполированному каменному полу. Два стража церемонно распахнули двойные двери.

— Посольство островов! — провозгласил глашатай.

Шаззад задержала дыхание, когда островитяне с важным видом вошли в зал, как бы ненароком положив свои копья на сгиб локтя или на плечо, оглядываясь вокруг с умеренным любопытством. Все, кроме Гассема. Он выглядел угрюмым и смотрел только на Шаззад, идя по узкому ковру к возвышению.

Она вновь начала дышать и заставила себя изучать его бесстрастно. В простых алых штанах до колен он выглядел куда внушительнее, чем ее чиновники в шелках и золоте. Она увидела у него на груди ужасный шрам, явно только что затянувшийся. Должно быть, это след копья Гейла, подумала королева. Гассем был ее ровесником, но выглядел лет на десять моложе, а может, и больше, чем на десять. Насыщенное красноватое золото волос лишь слегка потускнело со времен его юности. Большой шрам на лице был заметнее, чем отдельные неглубокие морщинки. Это работа Ансы, подумала она. Похоже, только одно семейство могло причинить вред этому человеку. Для человека, посвятившего свою жизнь войнам, у Гассема было на редкость мало шрамов. Обычно его народ свои рубцы раскрашивал, как бы выставляя их напоказ.

Он остановился у подножья возвышения, и Шаззад встала.

— Добро пожаловать, уважаемое посольство островов. Добро пожаловать, король Гассем. — Она обратилась сначала к посольству, учитывая цель их появления.

— Приветствую вас, великолепная королева Шаззад, — сказал Гассем, слегка склонив голову. — Я представлю вам сопровождающих меня лиц.

Она спустилась по ступенькам и пошла рядом с Гассемом, а он представлял приехавших с ним людей одного за другим. В основном это были старшие воины. Ее самолюбие уязвляло то, что некоторых из них она помнила по бытности своей узницей Гассема, когда он собирал военные советы, а она, прикованная к стене цепью на шее, не могла подняться со своего места на полу. Они подошли к последнему человеку, невысокому и явно не шессину.

— Мой капитан, Илас Нарский.

Ни малейшим движением не выказала она, что знает его.

— Я вижу, вы обзавелись еще одним невванцем у себя на службе.

— Мне нужен был его корабль, а ему требовался хозяин. Мы пришли к соглашению. Теперь он под моим покровительством.

— Более того, он еще имеет мою гарантию неприкосновенности. — И она отвернулась от изменника, зашелестев юбками. — Все это пустяки. Пойдемте, король Гассем, нам надо поговорить. Позже будет официальный обед. Пожалуйста, будьте снисходительны к нашей простоте, все же мы находимся в условиях военного времени.

— Мы ценим простоту, — сказал Гассем, шагая рядом с ней. Придворные держались поодаль, пока воюющие монархи беседовали. — Годы были добры к тебе, Шаззад. Ты все так же красива, как и прежде.

Она улыбнулась.

— Не пытайся очаровать меня, кровожадный дикарь. Мы здесь для переговоров, а не для того, чтобы льстить друг другу. — Она знала, что именно следует говорить, но не могла обуздать свои чувства. Шаззад вспомнила, когда она впервые увидела этого человека — как раз перед той битвой, во время которой варвары почти полностью уничтожили армию ее отца. Во время переговоров она сидела верхом на своем кабо, а Гассем смотрел на нее, как на призового жеребца. Его неукротимая животная сила подавляла. Он был так же хорош, как Гейл, но без той мифической одухотворенности, которая делала Гейла отчасти непохожим на человека. К своему ужасу, Шаззад обнаружила, что реагирует на Гассема так же, как и тогда: эротическим возбуждением, почти страстью.

— Не нужно отвергать мои комплименты, — пожурил он королеву. — Я очень редко дарю их. Кроме того, я нахожу силу и характер столь же привлекательными, как и красоту плоти. У тебя в изобилии и того, и другого.

— Услышать такое от другого мужчины мне было бы действительно лестно. Но у тебя в королевах самая прекрасная женщина в мире.

— Она не у меня, а у тебя. — На минуту в его глазах проглянула боль. — Я должен получить ее обратно, Шаззад.

— Поэтому ты сюда и прибыл. Уезжай. Возвращайся на свои острова и никогда больше не пересекай море, и я с удовольствием пришлю ее к тебе.

Он тихонько рассмеялся.

— Ты просишь меня и Лерису совершить самоубийство. Меня уже однажды изгнали с материка, и это было плохо, но мой народ не утратил веру, потому что меня тяжело ранил Гейл, а моя королева тяжело ранила его самого. Для моих соплеменников это был почти ритуал; так в старые времена воины бросали друг другу вызов в терновом круге. Это больше было похоже на битву богов. Мне говорили, боги иногда так поступали.

Он покрутил головой, улыбаясь, как будто они говорили друг другу вежливые пустяки.

— Но если мне придется уехать без боя, ожидая, когда ты соизволишь вернуть мне Лерису, я стану обычным человеком, причем человеком побежденным. Лериса предпочтет умереть твоей узницей, чем пережить такое. — Снова боль в его глазах и в голосе.

— Тогда, боюсь, нам не о чем договариваться, потому что мои условия именно таковы. — Она вышла на широкую террасу, где у столов с деликатесами и кубками вина стояли в ожидании слуги.

Вся толпа вышла за ними следом из тронного зала, теперь все стояли молча, вне пределов слышимости. Только воины Гассема тихонько разговаривали между собой. Они не специально сдерживали свои голоса: шессины редко повышали голос, — только для молитв и боевого речитатива.

— О, ладно тебе, Шаззад, — с упреком сказал он. — Ты знаешь так же хорошо, как и я, что мы будем делать друг другу встречные предложения до тех пор, пока не придем к соглашению. Если бы переговоры были невозможны, мы бы уже сражались.

Она резко повернулась, оказавшись с ним лицом к лицу, и придворные замерли в напряжении.

— Могу ли я согласиться на что-либо меньшее, чем немедленный вывод твоих войск, Гассем? Ты и твои варвары вторглись на мои земли.

Он снисходительно улыбнулся.

— Ты отреагировала на это очень быстро. Когда я задумываюсь над этим, могу сказать — невероятно быстро. Вот вы, ничего не подозревающие, обессиленные после страшной чумы, слышите, что я здесь. И в течение нескольких дней вы уже идете на север со всем своим флотом и войсками, мобилизованными и собранными вместе. — Его улыбка расплылась во весь рот. — Шаззад, если бы я был подозрительным человеком, я бы предположил, что ты сама собиралась вторгнуться на мою родину! И это превратило бы мое небольшое выступление в — как это называли ваши древние военные писатели — предупредительный рейд?

— Лериса хорошо учила тебя, — сказала Шаззад, признавая, что он выиграл очко. Она повернулась, и слуга подал им вино в покрытых инеем кубках. В богатом особняке имелся погреб с ледником.

— У кого же еще учиться? — спросил Гассем, принимая кубок. Он держал его легко, обхватив холодную поверхность своими длинными пальцами, потом сделал крохотный глоток. — Где она?

Шаззад сделала куда больший глоток. Шессины, подумала она, так хорошо умеют сдерживать свои аппетиты, а она постоянно подчиняется своим страстям.

— В безопасном месте, и очень удобном. Я куда милостивее к узникам, занимающим высокое положение, чем ты.

— У тебя хорошая память, Шаззад. Мы все были тогда моложе. Я был просто диким боевым вождем с островов, и здешние люди казались мне членами других племен. За прошедшие годы я многому научился.

Она не смогла сдержать своего изумления. Гассем пытался принести свои извинения? Причем так изящно?

— Твоя королева была такой же надменной, как всегда, когда я разговаривала с ней.

— И ты вела себя высокомерно, когда все, что у тебя было — это твоя гордость и цепи. В таких обстоятельствах что остается знатному человеку, кроме его надменности? Кроме того… — он хмыкнул, — мне нравится быть королем, а вот Лериса любит быть богиней. Она подобралась к этому настолько близко, насколько это вообще возможно для человека, но, в отличие от нее, я не могу обманывать сам себя и говорить, что я — нечто большее, чем простой смертный. В моих волосах появилась седина, и я уже не так силен, как двадцать лет назад. — Он провел рукой от груди до колен. — Моему телу требуется больше времени для излечения ран. Нет, я смертен, я состарюсь и умру. И я больше не рассуждаю так, как это делал юный король-воин, Шаззад; ведь и ты теперь не мыслишь, как безрассудная юная принцесса, какой ты когда-то была.

— Хотела бы я тебе поверить, Гассем, — сказала она. — Но, кажется, ты единственное в моей жизни, что остается неизменным. — Она хлопнула в ладоши, подав этим сигнал, что предварительные переговоры окончены, и толпа придворных пришла в движение. Теперь в течение некоторого времени системы в обсуждениях не будет. Протокол был нарушен, но королеве требовалось какое-то время, чтобы привести в порядок чувства и впечатления.

Присутствие этого человека все усложняло. В течение многих лет она очень гордилась тем, что ведет себя, как и подобает монарху, и в глубине души желает своему государству только хорошего.

Это помогало ей сохранять удивительную дальновидность и твердость воли.

А теперь она позволила чувствам захлестнуть себя. Она превращалась в ту чувственную, впечатлительную юную женщину, какой когда-то была. Харах был подходящим, но очень скучным принцем-консортом. Сравнивать его с Гассемом все равно что сравнивать свечу с вулканом.

Но почему она вообще должна их сравнивать? Гассем здесь не для того, чтобы она его соблазнила. Она его даже не приглашала — он сам решил приехать сюда, вверив себя ее чести.

После часа весьма натянутого общения — и управляющий подал Шаззад сдержанный знак, означающий, что торжественный обед готов.

— Похоже, можно идти обедать, Гассем, — сказала она. — Боюсь, у нас нет ни молока, ни крови кагга.

— Я перестал это любить много лет назад, — заверил он ее.

Они прошли в большой банкетный зал, и скоро все уже с жадностью поглощали пищу. Учитывая время и ситуацию, ничего экзотического на стол не ставили, но простая еда имелась в изобилии, и винные погреба в особняке были полны. Общество диву давалось, глядя, как умеренно едят шессины. Они откусывали мясо или фрукты небольшими кусочками, а вино сильно разбавляли водой.

— Моим людям кажется, что твои спутники боятся яда, — сказала Шаззад.

— Они всегда так едят, — ответил Гассем. — А что касается вина — я посоветовал им быть поосторожней. В любом случае, они предпочитают наш гойл.

— Ты не привез с собой женщин-воинов, — заметила Шаззад. — Я никогда их не видела.

— Я обзавелся ими после нашей последней встречи. Нет, боюсь, они не очень годятся для такого посольства. Увидев их, твои люди утратили бы аппетит. Они дикие, и хотя в своем роде красивы, им не хватает природного достоинства моих соплеменников.

— Если ты не уйдешь из моей страны, — сказала Шаззад, вновь возвращаясь к разговору, — а я не отдам тебе Лерису, то что нам остается?

— Есть и другие пути. Мы монархи, у нас есть войска, мир велик. Мы найдем, чем заняться, не разрывая при этом друг друга на куски. Ты никогда не думала о союзе?

— Ты хочешь сказать, против Гейла?

Он покачал головой.

— Гейл — это еще одна часть моей юности, от которой я страшно устал. Эта так называемая вражда между нами куда сильнее с его стороны, чем с моей. Я не домогаюсь его пыльных равнин или его кочующих племен. Я бы не вступал с ним в сражение и в прошлый раз, если бы он не напал на меня без предупреждения.

— Ты домогаешься его стальной шахты, — подчеркнула Шаззад.

Он пожал плечами.

— А кто бы действовал иначе? Я бы попытался отобрать ее у него, или у Мецпы, или у тебя, или у короля Чивы, если бы такой король до сих пор существовал. Это величайшее сокровище мира и предмет зависти всех и каждого.

— Тогда какой смысл в нашем союзе? Может, пойдем сражаться с Мецпой?

— Возможно, со временем. Можно было бы обуздать их честолюбие. Но я думаю о другом враге. Твои верфи — самые большие на всем материке. Могут твои корабельные плотники построить суда, сравнимые с чужеземными?

— Могут, — протянула она, поняв, к чему он клонит. — Ты что, предлагаешь союз против королевы Исель?

— Разве в этом нет смысла? Зачем сражаться за остатки старого мира, если существует новый?

— С какой стати мне нападать на них? Королева Исель не сделала мне ничего плохого.

— Разве не она опустошила твою страну самой страшной эпидемией, о которой когда-либо слышали?

— Даже если это и правда, я не могу требовать, чтобы она несла за это ответственность. Это не то, что люди делают намеренно. Это был несчастный случай.

— Возможно. Но пока нам даже не нужно планировать наступление. Откуда ты знаешь, что этот человек — Саху — интересовался исключительно новыми торговыми связями? На мой взгляд, он выглядел более чем воинственно, а мне в таких случаях можно доверять. Я уверен, что он шпионил для королевы Исель, разведывал, какую страну можно завоевать. Когда он вернется домой, ему будет, о чем рассказать: во-первых, наш материк очень богат. Во-вторых, он разделен на множество королевств, воюющих между собой. В-третьих, он только что был опустошен и сильно ослаблен чумой. А корабли на нем не так хороши, как у них. Такое сообщение будет очень соблазнительным для монарха, ищущего богатства и могущества.

То, что он говорил, не было лишено смысла, отрицать это невозможно.

— Я не могу делать предположения о королеве Исель исключительно на основе твоих рассуждений.

— Ты что, окажешь своей стране услугу, если будешь пренебрегать разумными предосторожностями? Ты знаешь лучше других, что происходит, когда враг без предупреждения появляется у твоих границ. С этими своими кораблями они смогут захватить все твои порты раньше, чем ты успеешь мобилизовать войска.

— Ты предлагаешь, чтобы Невва и острова объединились против чужеземцев?

Он наклонился вперед и заговорил очень серьезно:

— Я предлагаю, чтобы чужеземцы сами обеспечили нас выходом из этого тупика. Мой народ не допустит, чтобы мы немедленно отправились назад на острова. Твой народ не допустит, чтобы ты разрешила нам остаться в твоей стране и продвигаться вперед. Но если твой народ будет бояться вторжения иноземцев, не сочтут ли они удобным, если величайшие воины в мире останутся рядом и помогут в битве против носителей чумы?

Она давно знала, что Гассем высокомерен, надменен и властолюбив, но никогда не думала, что он может быть таким проницательным и убедительным.

— Думаю, что ты недооцениваешь ужас и ненависть, которые испытывают к тебе в Невве, — возразила она.

— Такие вещи легко исправить, изменив обстоятельства. Неужели твой народ не ликовал, когда сюда ворвался Гейл со своими всадниками? А ведь они выглядят еще более дикими, чем мои островитяне, и безусловно они более уродливы! Однако твой народ приветствовал их, как спасителей, потому что так боялся меня! Заставь их бояться чужеземцев, которые убили больше людей, чем я, неважно, намеренно или нет, и они кинутся ко мне с распростертыми объятиями. Они позабудут наше прошлое и будут помнить только, что мы — величайшие воины в мире. Для того чтобы бросить старых врагов друг другу в объятия, нет ничего лучше страха перед незнакомым противником.

— Ты никогда раньше не был настроен так примирительно, — сказала Шаззад, пойманная врасплох, что случалось в ее жизни очень редко.

— Я никогда раньше не терял свою королеву, — ответил он.

Глава двенадцатая

Что-то его разбудило. Анса попытался сесть в постели, содрогаясь от того, что каждое движение отзывалось болью в ранах и растягивало швы. Несмотря на это, он понимал, что исцеление идет быстро. Пусть у Гассема нет других добродетелей, думал он, но копье у него идеально чистое. Никакой заразы. Кроме того, родители Ансы родом из необычайно крепких племен. И все же ему казалось, что воины проводят чрезмерно много времени, исцеляясь от ран. Мальчикам, мечтающим стать воинами, об этом почему-то не говорили. Ансе казалось, что, став воином, он половину жизни провел именно так.

Но что же его разбудило? Что-то произошло с движением корабля. Он не обладал особыми знаниями о судах, но к этому кораблю уже привык. Почему изменились килевая и бортовая качка? Предполагалось, что на следующий день они войдут в порт Касина, но сейчас еще ночь. За дверью он расслышал осторожные шаги и чье-то бормотание. Кто-то произнес нечто похожее на «плавающую птицу», на южном диалекте. Принц припомнил, что так назывался один из иноземных кораблей. Почему-то он решил не окликать этих людей.

Анса подождал еще несколько минут, внимательно прислушиваясь, и различил шум потасовки и глухие удары, едва слышные из-за постоянного скрипа корабельных шпангоутов. Очень медленно он сел и начал выпрямлять ноги до тех пор, пока они не коснулись пола. Было больно, но принц понимал, что настоящая боль еще впереди. Он вытащил из-под койки меч, уперся острием в пол, ухватился ладонью за эфес и медленно, мучительно встал на ноги. Слишком низкий потолок не позволял полностью распрямиться, но он сильно сомневался, сможет ли вообще это сделать.

Боль омыла его, но он усилием воли заставил ее отступить. Было понятно: что-то происходит, и необходимо выяснить, что именно. Прихрамывая, добрался Анса до двери крошечной каюты и очень медленно открыл ее. Дверь скрипнула, но на судне скрипело все, поэтому звука никто не услышал.

Внутри каюты было настолько темно, что лунный свет, пролившийся в помещение, буквально ослепил Ансу. Если бы не зловещее отсутствие красок, видно было бы так же хорошо, как и днем.

Прямо перед ним находился корабельный штурвал, который вращался во все стороны. Никто не стоял у руля, только у его основания лежала какая-то бесформенная масса. Используя меч, как опору, Анса подобрался поближе и, не особенно удивившись, увидел рулевого. Тот лежал на спине, разинув рот, невидящие глаза закатились, так что видны были только мерцающие в лунном свете белки. Голова его лежала в черной луже. Горло рулевого было перерезано, и из него непрерывно струилась кровь.

Анса запретил себе торопиться. Требовалось сначала оценить ситуацию. В каком бы бедственном положении ни находился корабль, он явно не собирался немедленно затонуть или перевернуться. Ночь ясная, небо безоблачное. Слабый ветерок надувал паруса. На некотором отдалении Анса видел кормовые и носовые огни двух других кораблей.

Где вахтенные с палубы? Тут он увидел их: полдюжины тел, распростертых в судорожных позах. Понятно, что их настигла насильственная смерть. Он подумал, что должно быть еще семь или восемь часовых.

Возможно, их выбросили за борт. Анса вытянул шею, но не увидел впередсмотрящего на грот-мачте.

Вдруг он заметил на палубе слабый блеск. Хромая, подошел он к блестящему предмету и пошевелил его ногой. На отполированной палубе кучкой лежали цепи. Лунного света не хватало, чтобы понять, какого они цвета, но Анса и так знал: взошедшее солнце покажет, что они из золота. Он посмотрел на воду и увидел маленькую лодку, которую поднимали на один из двух других кораблей. Паруса у большего судна были спущены, и оно неуклонно двигалось в обратную сторону от флагманского корабля.

Двигаясь насколько возможно быстро, Анса доковылял до штурвала. Рядом с ним висел бронзовый колокол, которым отбивали часы и собирали вахтенных на смену.

Он ухватил шнур, свисающий с языка колокола, и начал неистово раскачивать его взад и вперед. Немедленно послышался грохот бегущих ног. Моряки не медлили, если приближалась опасность. За несколько мгновений палуба заполнилась иноземными матросами. Следом явился конвой невванцев, полусонных, протирающих глаза. Двое моряков схватились за штурвал, еще несколько человек начали карабкаться по вантам. Они слишком быстро говорили на южном диалекте, так что он их не понимал.

— Что? Кто бил в… — Это появился Саху, деревянная палуба гудела под его тяжелыми шагами. В отличие от других, он был одет только в длинную рубаху. В одной руке он держал обнаженный меч, в другой — кинжал. Он быстро оглядел палубу, мгновенно оценил ситуацию и начал рявкать, отдавая приказы. Моряки у штурвала что-то прокричали ему, он выкрикнул что-то в ответ. К удивлению Ансы, они оставили штурвал, хотя матросы на реях уже спустили все паруса, кроме одного, тянувшегося наискось от бизани к грот-мачте. Медленно корабль начал разворачиваться носом к ветру.

— Это я поднял тревогу, — сказал Анса.

Саху тяжело шагнул к нему.

— Объяснитесь.

В нескольких словах Анса рассказал, что произошло. С каждым словом лицо Саху становилось все более потрясенным. Он побледнел, несмотря на то, что лицо его было загоревшим и обветренным, и бледность эта была заметна даже при таком неясном освещении. Он наклонился и поднял цепи; похоже, что унижение и досада были искренними.

— Госс! — Он произнес это, как ругательство. — Это сделал он! Изменник! Все наше путешествие он сопротивлялся мне и пытался подорвать мой авторитет… — Он разразился потоком ругательств, которые ничего не значили для Ансы.

— Но как? — спросил принц.

Моряк заставил себя успокоиться.

— Он разлагал и подкупал моих людей. Половина сегодняшних вахтенных наверняка были подкуплены им.

— Зачем он это сделал?

— Ревность. Он считает, что его происхождение выше моего. Он рассчитывал, что этой экспедицией будет командовать он, а не я. Его семья соперничает с моей много поколений.

— Но какую выгоду он рассчитывал получить? — пытался понять Анса.

— Думаю, я понимаю его затаенные мысли. Еще на островах он пытался частным образом поговорить с этой женщиной, но я помешал ему. Она и ее король невероятно богаты, а с помощью своих воинов они обрели невиданное могущество, хотя они и дикари. Невванцы сказали, что мы виноваты в эпидемии, а ведь островитяне вообще не болели. Он считает, что сумеет очень продвинуться, если заключит с ними союз. Он думает, что пожнет всю славу от этой экспедиции и будет героем в глазах нашей королевы.

Саху указал на корабль далеко за кормой.

— Видите? Она на том судне, и направляются на север. «Плавающая Птица» принадлежит его брату, и команда там из их слуг. Я пытался предотвратить это, но у него большие связи при дворе. Он хорошо спланировал сегодняшнюю ночную вылазку.

— Вы будете его преследовать?

Саху медленно покачал головой.

— Это бессмысленно. Он все предусмотрел и перерезал трос нашего рулевого управления. Это самый простой способ вывести корабль из строя, а починка займет часы. Чтобы повернуть судно носом к ветру, нам пришлось убрать все паруса, кроме бизани. — Он горестно вздохнул. — Ее величество будет очень недовольна. Конечно, на суде я обвиню его в предательстве и потребую казни, но не исключено, что в тюрьму упекут именно меня.

— Вы можете перебраться на оставшийся у вас корабль и догнать его, — сказал Анса.

— "Плавающая Птица" — самый быстрый из наших кораблей. Если даже мы сумеем его догнать, мы уже не сможем вернуться домой до начала сезона штормов. Надо плыть дальше.

— Неужели он думает, что его королева предпочтет иметь дело с этими дикарями, а не с королевой Неввы?

Саху посмотрел на него долгим рассудительным взглядом.

— Если все пройдет так, как, мне кажется, он планирует, к тому времени, как он вернется домой с кораблем, заполненным сокровищами, Лериса уже будет королевой Неввы.

К восходу солнца судно починили, а «Плавающая Птица» исчезла из виду, уйдя на север. Никакие мольбы Ансы не заставили Саху расстаться с его единственным оставшимся баркасом, чтобы повернуть на север и предупредить Шаззад о катастрофе.

— Лучшее, что вы можете сделать — отправиться на королевский флот и реквизировать там быструю одномачтовую яхту.

— Они все могут находиться с остальным флотом! — возражал Анса.

— Значит, найдите самое быстрое торговое судно, — упрямо говорил Саху.

Оставшиеся часы Анса провел, умирая от тревоги. Он страдал не только от произошедшего несчастья. Долгие часы проводил он, расхаживая по палубе, размахивая руками и пытаясь заставить работать конечности и туловище. Похоже, ему все же не удастся выздороветь с комфортом.

Они вошли в гавань ближе к вечеру, обычно яркий город выглядел унылым под низкими серыми тучами. Только южные моряки, решившие было, что корабли Саху пропали, радостно приветствовали их. Предводитель отдал бумаги, подписанные королевой Шаззад, портовым властям, Анса же сошел на берег и поспешил во дворец.

В конюшне он потребовал несколько кабо и кое-какие дорожные принадлежности. Кораблями он был сыт по горло. Он отправится на север так, как положено жителю равнин. Стражи у северных ворот изумленно глазели на странного чужеземца, но не осмелились задержать его, увидев королевский пропуск.

Сидя верхом на прекрасном кабо, ведя в поводу еще трех и мучаясь от страшных болей, Анса спешил на север под теплым летним дождем.

* * *

Придворные дамы готовили Шаззад ко сну. Это был неспешный процесс, который начался с того, что она долго лежала в ароматической воде с маслами, настолько горячей, насколько можно было терпеть. Они обсушили ее толстыми, мягкими полотенцами, и весь следующий час она пролежала обнаженная, обложенная подушками, на столе, а массажистка растирала ее, чтобы успокоить напряженное тело. Наконец они завернули ее в прозрачный, просвечивающий пеньюар и с поклонами вышли из спальни.

Она устала, покрывала на кровати были откинуты, и постель смотрелась очень соблазнительно, но Шаззад еще не собиралась ложиться. Она очень дорожила этими часами, украденными у сурового расписания, когда ей не приходилось сгибаться под весом тяжелых нарядов и массивных драгоценностей, когда она не несла почти непосильной ответственности за судьбу государства.

Она лениво подошла к высокому, в человеческий рост зеркалу, стоявшему у стены, украшенной фресками. Легкий ветерок, дувший из открытой двери балкона, заворачивал подол ее пеньюара. Она долго изучала себя в зеркале. Всю косметику с лица уже сняли, но в льстивом свете свечи не видно было седины в волосах, пышной черной волной лежавших на плечах.

Шаззад потянула за ленточку, стягивающую пеньюар на шее, тело ее слегка обнажилось, и королева совсем распахнула пеньюар. Ей понравилось то, что она увидела. То, что она много ездила верхом, помогло сохранить тело упругим, а относительные лишения походной жизни заставили сбросить избыток веса.

Кожа по-прежнему была безукоризненно белой и не обвисала. Шаззад никогда не рожала, и на нежном животе не было следов. Ее большие груди, конечно, утратили часть былой упругости, но они все же были большими и мягкими, широкие коричневые соски на них выступали вперед так же, как умбон в центре щита воина. Талия по-прежнему оставалась узкой, бедра — широкими, а между ними лежал густой, идеально очерченный черный треугольник. Ноги были не длинными, но очень красивой формы, с изящными щиколотками и крошечными ступнями.

— Очаровательно.

Она ахнула и резко повернулась, запахнув пеньюар, будто это были оборонительные доспехи. На балюстраде сидел Гассем, скрестив длинные, могучие ноги, широко расставив руки по обеим сторонам перил, на привлекательном, покрытом шрамами лице — дерзкая улыбка.

— Ты… ты осмелился! — выдохнула она, когда вновь обрела голос. — Как ты попал сюда? — вопрос прозвучал глупо даже для нее самой.

— Перелез со своего балкона, — резонно ответил он. — Я всегда любил лазать, с тех пор как был мальчишкой. Виноградные лозы на стене очень облегчают путь. Я предположил, что ты именно этого от меня хотела. Поэтому выделила мне эти покои и не поставила с той стороны стражу.

— Это нелепо! — И тут же спросила себя, не говорит ли он правду. Может быть, она действительно этого хотела, даже сама не сознавая? — Отсутствие стражников можно исправить. Я позову их прямо сейчас.

Его улыбка не дрогнула.

— А как это отразится на нашей исторической встрече? Уж наверное ты не будешь подвергать ее опасности, потому что я смутил тебя?

— Покинь меня немедленно! — Голос ее задрожал, и она устыдилась этого. Она забыла, что сейчас власть была у нее, что это ее дворец, что она окружена своими войсками, что в ее руках узница, которая означает все на свете для этого дикаря. Все, что она сейчас могла ощущать — его подавляющее присутствие.

Медленно, лениво встал он с балконных перил и вошел в ее комнату. Свет от пламени свечей мерцал на его великолепном теле, обрисовывая резкий рельеф перекатывающихся мускулов. Лоснящаяся кожа бронзового цвета блестела, как только что вычищенная шкура призовых кабо.

— На самом деле ты не хочешь, чтобы я ушел, правда, Шаззад? — Он стоял так близко, что она чувствовала его тепло. Несмотря на свое роскошное тело, Шаззад была невысокой женщиной, и глаза ее приходились на одном уровне с его мускулистой грудью. Помимо сладкого запаха орехового масла, которым островитяне так любили умащивать свои тела, Шаззад ощущала его животный мускусный запах. Он был потрясающим мужчиной, и ее колени задрожали. Прозрачный пеньюар неожиданно сделался тяжелым, царапая набухшие соски.

— Нет, — сказала она, толком не понимая, что это означает.

Он подхватил королеву и поднял вверх, как будто ее массивное тело вдруг сделалось легким, как пух. Он закрыл ее рот своим, и она не поняла, его ли язык проник ей в рот, или наоборот, так они сплелись воедино. Ее руки обвили могучую шею, такую же жилистую, как у кабо, и она никак не могла прижаться к нему достаточно сильно.

Он поднял ее еще выше, и, что было просто невероятно, удерживал одной рукой, другой в это время срывая с Шаззад пеньюар, причем ткань в его руках казалась такой же невесомой, как крылышки крохотного насекомого. Разорванный в клочья наряд слетел с ее тела, и королева почувствовала такое облегчение, будто с нее сняли оковы. Она заставила себя открыть глаза, увидела его золотоволосую макушку, потом ее собственная голова откинулась назад, и она начала ловить воздух открытым ртом, потому что Гассем посасывал один из ее пульсирующих сосков. Он облизывал сосок языком, причиняя ей сладкую муку.

Шаззад стонала, а мучительное наслаждение продолжалось, кажется, бесконечно. Она не заметила, когда это произошло, но Гассем целовал уже ее другую грудь, потом влажные соски ощутили прохладу воздуха, он поднял ее еще выше, а губы его блуждали по нежной выпуклости ее живота. Его язык лениво проник в пупок, и пульсирующий трепет пронизал все тело королевы. Он поднял ее еще выше, выпрямив руки безо всякого усилия.

Ее руки покоились на его мощных плечах, сначала пальцы поглаживали их, потом впились в кожу, потому что Шаззад ощутила его губы между своих бедер. Его язык извлекал из нее наслаждение, как музыкант извлекает музыку из своего инструмента. Слезы наслаждения пролились у нее из глаз, когда она почти погибла на краю исступленного безудержного восторга, но тут Гассем остановился.

Он опустил Шаззад. Ей казалось, что конечности ее лишены силы, ум — парализован, она не могла больше мыслить, остались одни чувства. Она облизывала его лицо, язык пробегал по длинному шраму, потом по губам и зубам. Она лизала его шею грудь, его жесткий мускулистый живот, на языке оставался вкус масла, пота и самца. Ноги не держали ее, будто в теле не осталось костей, она упала на колени, пытаясь развязать обессилевшими руками его пояс, и чуть не зарыдала, потому что он не поддавался.

Гассем сам поднял руку к бедрам, пояс и одежда, которую он удерживал, упали на пол, и она ощутила у лица его напрягшуюся мужскую силу, он водил по ее губам своей плотью, слишком большой, чтобы она могла полностью охватить ее губами. Она обняла его, руки ее скользнули по ягодицам вниз, к его бедрам, и она попыталась доставить ему такое же наслаждение, какое он только что доставил ей.

Гассем наклонился, его ладони охватили мягкие округлости ее ягодиц, он поднимал Шаззад вверх и раздвигал ей ноги. Бедра ее распахнулись, она опрокинулась на спину, не в силах удержаться без его поддержки. Она смутно сообразила, что упала на постель. Гассем стоял, удерживая ее бедра на весу, она охватила его ногами, его большое тело, казалось, разрослось, нагнувшись над ней. Шаззад протянула руки, но не смогла дотянуться до него. Руки бессильно упали. Он сжал ее груди, мял их, крутил болезненно напрягшиеся соски. Она чувствовала такое напряжение, что, не достигни она в скором времени разрядки, оно точно свело бы ее с ума.

Легко изогнувшись в бедрах, Гассем вошел в нее, заполнил ее, и она закричала. Его тело склонилось над ней, он обеими руками держал ее голову. Королева обнимала дикаря, и казалось, что тело ее удерживается на весу. Он приподнялся над ней на вытянутых руках и начал вторгаться в нее снова и снова, почти полностью выходя из нее и вновь погружаясь, и каждый его ритмичный толчок заставлял ее выгибать спину дугой, груди подкатывались под подбородок и ей приходилось придерживать их. Шаззад превратилась в беспомощное существо, и могла только изгибаться, стонать и ощущать волны наслаждения, пронзающие ее от макушки до кончиков пальцев.

Его неослабевающая атака заставляла ее сдвигаться все дальше, и наконец она уперлась ногами в покрывало. Задыхаясь, Шаззад ощутила, что силы возвращаются к ней, и она может приподымать бедра навстречу его движениям. Оба они были покрыты потом; животы их с хлопком ударялись друг о друга, и этот звук почему-то возбуждал ее еще больше. Она чувствовала себя такой живой, какой не была многие годы, ощущала окончание каждого нерва, каждый дюйм ее тела пел от необыкновенных ощущений.

Со стоном откинула она голову на подушку, шея болезненно изогнулась, низ живота, как расплавленный жидкий металл, заполнило наслаждение и вдруг взорвалось во всем теле. Королева пронзительно закричала в исступленном восторге, одновременно сожалея, что все уже кончилось.

Шаззад на несколько мгновений потеряла сознание, не в силах выносить наслаждение такой силы. Когда она вновь пришла в себя, волны наслаждения продолжали проходить по ее телу, но теперь более нежные, и Гассем все еще нависал над ней, улыбаясь и продолжая двигаться внутри нее медленными, долгими толчками. Потрясенная и восхищенная, Шаззад почувствовала, что в ней вновь нарастает возбуждение. Их бедра неистово ударялись друг о друга. На этот раз, достигнув пика, она ощутила, что и он напрягся в ее объятиях. Гассем проник невероятно глубоко и остался там, пульсируя, и Шаззад услышала его долгий, почти животный стон.

Еще долго она трепетала и содрогалась, лежа под ним, сердце ее бешено колотилось, она тяжело дышала, и королеве показалось, что она уже никогда не сможет вдохнуть достаточно воздуха. Ощущения были необыкновенными. Каждый дюйм ее тела саднил, даже губы распухли. Гассем медленно отодвинулся от нее, и она протестующе закричала, потому что не хотела его отпускать.

Она с трудом могла поверить в то, что чувствовало ее собственное тело; теперь ей казалось, что оно принадлежит кому-то другому, такими богатыми были эти ощущения. А Гассем возобновил свой земной, губительный танец жизни. Она обняла его и отдалась ему с радостью, очищенная от страха и сожалений, сознавая, что этот мужчина вновь сделал ее своей рабыней и что она в восторге от этого.

Глава тринадцатая

Анса не знал, есть ли хоть какой-нибудь смысл в этой бешеной скачке. Успеет ли он добраться до Шаззад раньше, чем Госс доставит Лерису к Гассему? Но и этого будет недостаточно. Необходимо найти королеву и сделать так, чтобы она успела послать свой флот и перехватить Лерису. Сможет ли даже самый быстрый кабо добраться до побережья скорее, чем доплывет корабль в то время года, когда сильные ветра дуют преимущественно на север. А ведь говорили, что эти чужеземные суда гораздо быстрее, чем лучшие невванские корабли.

У него оставалась единственная надежда на то, что плавание под парусом все же дело случая даже для лучших кораблей. Ветер может прекратиться или начать дуть в обратном направлении, несмотря на то, что это время года считалось надежным. Может начаться буря, которая заставит их спустить паруса или вообще свернуть с курса.

В противоположность этой вероятности кабо, которых он позаимствовал, были лучшими в мире, их разводили в королевских конюшнях в течение многих поколений. Они никогда не терпели лишений, из-за которых кабо с равнин стали меньше размерами и более непокорными. Равнинные кабо больше годились для тяжелых условий существования, но не могли сравняться с этими прекрасными животными в непрерывном беге на большие расстояния. Как только скакун начинал уставать, Анса пересаживался на другого, меняя седла во время движения, чему его научили, когда он был еще ребенком. Если и существовали на свете животные, которые могли вовремя доставить его к Шаззад, это были они.

Он не был так уверен насчет самого всадника. Из ран сочилась кровь, но он ожидал худшего. Приходилось напоминать себе, что это только боль, что раны, хоть и обширные, все же были поверхностными. Ни один внутренний орган не был задет. Острый край копья Гассема не сумел разрубить мускулы, защищавшие живот. Нервы тоже не перерезаны. Когда он доберется домой, сможет показать всем самый длинный шрам на всех равнинах и множество мелких, но он не умрет. Анса продолжал напоминать себе об этом.

Пока он скакал, день незаметно перешел в ночь, и снова взошло солнце, а он почти не обратил на это внимания.

Он не замечал ничего вокруг, видел только дорогу перед собой, седло и животное, на котором сидел верхом. Он не знал, идет ли дождь или светит солнце, но точно знал, как дышит его кабо, как он движется, не начинает ли спотыкаться. Рожденный и выросший на равнинах, он чувствовал, что в него вливается сила могучих животных.

Он не знал точно, сколько дней провел в седле, когда перед ним выросли стены портового города. Город был не очень большим, но все же в нем имелось трое крепостных ворот. Анса подъехал к южным и остановился впервые с той минуты, как покинул столицу.

Стражи у ворот очень удивились, увидев его, и офицер лично вышел из боковой двери, чтобы проверить королевский пропуск.

— Как дела в городе? — спросил Анса.

— Все спокойно, — ответил офицер, изучая бумаги. — Пока никаких боевых действий. Посольство еще во дворце.

По крайней мере, это звучало обнадеживающе. Если бы Лериса уже вернулась в лагерь, Гассем наверняка возобновил бы нападение. Ворота отворились, и Анса въехал в город, ведя за собой запасных кабо. Он помнил, что дворец находится на самом высоком холме, но очень скоро пожалел, что не спросил дорогу. На склоне холма, обращенном в город, в отличие от стороны, направленной к морю, было настоящее столпотворение особняков, часовен и многоэтажных домов, расположенных на узких, неровных улочках. Солдаты, которых Анса встречал на улицах, знали город не лучше, чем он сам, а местные жители говорили на диалекте, который принц понимал с большим трудом.

Наконец он выехал на вымощенную мрамором площадь перед большим особняком.

Вода в центральном фонтане на площади журчала так же весело, как в мирные времена, но вокруг площади расположились лагерем королевские стражи, а их кабо пили из фонтана воду.

Один солдат перехватил у Ансы поводья, другой занялся его сменными животными. Помахав своим пропуском, принц с трудом спешился, удивляясь, что он вообще в состоянии двигаться. Несколько мгновений он простоял на онемевших ногах, испытывая странное чувство от того, что под мягкими подошвами его высоких до колен сапог, привыкших к стременам, оказалась твердая мостовая.

— Вам требуется помощь, сударь? — спросил его конный страж. Он выглядел, как обычный всадник, но, как и все члены конной городской стражи, являлся потомком знатного семейства, поэтому его речь и манеры были безукоризненными.

— Просто помогите мне снять с седла оружие, — ответил Анса. — Идти я могу. — Слегка опираясь на копье, с мечом и кинжалом, висящими на поясе, он направился ко входу во дворец. Старший страж с сомнением наблюдал за Ансой, пока тот поднимался по ступенькам. Он взял пропуск из рук принца и начал изучать его.

— Впустите меня, — потребовал Анса. — У меня срочное сообщение для королевы.

— Я сейчас позову господина Джуниса. Он назначен управляющим на все время похода, — невозмутимо отозвался офицер.

— Я знаю, кто такой господин Джунис! Я принц Анса! У меня пропуск от ее величества!

— Совершенно верно, но вы — не член королевского корпуса гонцов. Пожалуйста, подождите здесь, а я приглашу господина Джуниса. — Страж резко повернулся, его алая накидка обвилась вокруг ног. Он поспешил уйти, оставив Ансу кипеть от ярости.

— Позвать для вас хирурга, сударь? — спросил молодой страж, указывая на тунику Ансы. Он посмотрел на себя и увидел, что все залито кровью. Свежая кровь просочилась даже сквозь корку пыли, покрывавшую его.

— Это ерунда, — ответил он, напомнив себе, что должен соответствовать репутации стоиков, которая давно закрепилась за его народом

Через несколько минут появился седой мужчина в длинном богатом платье.

— Принц Анса, — воскликнул он, пожимая гостю руки. Страж забрал у того копье. — Меньше всего мы ожидали увидеть здесь вас. Ведь предполагалось, что вы отправились лечиться! Ваша светлость, вы тяжело ранены!

— Это ерунда, — повторил он. — Мне необходимо немедленно увидеть королеву. У меня очень срочное сообщение.

— Разумеется. Пойдемте со мной. Нет, постойте, я прикажу подать вам носилки. Вам нельзя ходить.

— Я пойду, — настойчиво сказал Анса. — Просто показывайте дорогу.

— Тогда, будьте любезны, следуйте за мной. — Они прошли через большую приемную, и Анса рассвирепел при виде воинов-шессинов, стоявших в ленивых и надменных позах. Потом он вспомнил о переговорах. Конечно, подумал он, здесь должно быть посольство с островов.

— Как проходят переговоры? — спросил он.

— О… весьма необычно, мой принц, как вы увидите сами. Королева… не совсем похожа сама на себя, но это вы тоже увидите.

— Что? — У Ансы появилось ужасное предчувствие. — Вернулась чума? Она заболела?

— Ну что вы, это совсем не болезнь, это… впрочем, вы сами поймете.

Ужасное предчувствие все усиливалось. Они направлялись все дальше по лабиринту особняка. Везде стояли солдаты. Придворные собирались группами. Все разговаривали тихими голосами, явно украдкой. Повсюду чувствовалась неловкость, не имеющая ничего общего с войной. Принц видел невванцев непоколебимыми в своей приверженности к этикету даже во времена самых страшных катастроф. Война была для них обычным явлением. Но теперь эти люди столкнулись с чем-то, им совершенно незнакомым, и не знали, как себя вести. Солдаты стояли мрачные. Они не проиграли сражение, они вообще не сражались, но явно чувствовали, что все идет неправильно, как будто все они были обесчещены.

В тронном зале толпа расступилась перед ним. Невванцы и несколько шессинов стояли вместе. Вдруг дверь открылась, и он увидел Шаззад, стоявшую у подножья тронного возвышения и разговаривавшую с высоким шессином.

Она обернулась, чтобы посмотреть, кто к ней подходит, ее юбки зашуршали во внезапной тишине, неожиданно наступившей в комнате.

Лицо ее исказилось от потрясения, когда она узнала Ансу, но это было ничто по сравнению с потрясением, которое испытал сам принц, увидев человека, с которым она говорила.

— Гассем! — невольно вскричал он, рука его инстинктивно схватилась за эфес, и длинный меч с шипением начал выползать из ножен. Немедленно двое шессинов скрестили копья у него перед горлом. Третий шессин прижал острие копья к шее Ансы сзади, и юноша оказался в центре смертельного треугольника из бритвенно-острой стали. Один рывок — и он будет обезглавлен.

Шаззад положила руку на плечо Гассема.

— Не надо причинять ему вреда, — спокойно сказала она. — Он не ожидал увидеть тебя здесь, под моей защитой.

Гассем мягко улыбнулся, произнес что-то на островном диалекте, и копья убрали. Потом он сказал Шаззад:

— Разумеется, моя королева. Он выглядит очень усталым и явно не в своем уме.

Анса медленно задвинул меч обратно в ножны и убрал руку. Напряжение в тронном зале слегка спало. Он внимательно смотрел на Шаззад, на то, как ее рука по-прежнему покоилась на плече Гассема, на едва различимый обмен взглядами и прикосновениями между ними. Анса все понял.

— Принц, что привело вас сюда столь неожиданно? — спросила Шаззад. — Вы все еще нездоровы.

— У меня срочное сообщение для вашего величества, — сказал он, стараясь контролировать свой голос. — Но оно только для ваших ушей.

Она посмотрела на Гассема.

— Разумеется, ваше величество, если это необходимо.

— Прошу вас удалиться, чтобы выслушать это сообщение. Возможно, стоит вызвать хирургов? Иначе мой юный друг недолго сможет оставаться среди нас.

Анса подумал: она ведет себя так, будто ей требуется его разрешение. Королева повернулась и покинула тронный зал, принц двинулся следом. Сразу за большим салоном располагались богато убранные комнаты. Анса решил, что это ее личные покои. Она остановилась и посмотрела ему в лицо.

— Отец? — спросила она. — Король Гейл умер?

— Ничего подобного. Что происходит? Почему Гассем здесь?

— Король Гассем решил лично возглавить свое посольство, и он имел на это право. Он и его свита находятся под моей защитой. Тебе следует об этом помнить.

— Я имею в виду, что происходит между ним и тобой? — гневно спросил Анса.

Лицо и голос ее стали ледяными.

— Это тебя не касается. Я здесь, чтобы выслушать твое сообщение, а не отчитываться перед тобой. Теперь говори, в чем дело, или избавь меня от своего присутствия.

— То, что я только что увидел, облегчает мою задачу, Шаззад! Ты потеряла Лерису! Она на пути домой, чтобы соединиться со своим супругом!

Шаззад смертельно побледнела. Сейчас она выглядела даже слабее, чем Анса.

— Как? — спросила она, и это слово прозвучало почти рыданием.

Он быстро рассказал все, что произошло. Пока он говорил, она взяла себя в руки. В конце рассказа королева нежно прикоснулась к его руке.

— Несмотря на все твои раны, ты проехал верхом всю дорогу! Я сейчас же отправлю наши самые быстрые корабли, чтобы перехватить их.

— Разумеется, — сказал Анса, улыбаясь, — сюда она не поедет, будет искать войско островитян. А у тебя есть Гассем.

Она уставилась на него печальным взглядом.

— Гассем имеет мою гарантию неприкосновенности, и я должна отпустить его, когда он пожелает, иначе я буду обесчещена. А теперь я должна отдать распоряжения. Слуги отведут тебя в мою купальню, а потом придет хирург. Я не знаю, как ты сумел выжить. Кровь Гейла, как и кровь Гассема — нечто большее, чем кровь простого человека. — Она повернулась и пошла к дверям, потом остановилась и снова посмотрела на него с бесконечно печальным лицом.

— Анса, я не знаю теперь, кому принадлежит мое сердце. — И ушла.

Слуги отвели его в большую, богато украшенную купальню, где из бассейнов с водой разной температуры поднимался пар. Они сняли с него грязную одежду, и он спустился в бассейн с самой горячей водой. Пояс с оружием Анса положил на мозаичный пол и лег на спину, а опытные служители осторожно стали смывать мягкими губками запекшуюся кровь с его тела.

Пока ему мыли волосы, команда хирургов обследовала его раны и выразила удивление, увидев, как быстро они заживали. Они заявили, что у него такое же крепкое телосложение, как у длинношея. Брадобрей сбрил скудную растительность с его лица, что было легким делом — его отец происходил из людей, у которых не росла борода. Потом Анса всех отпустил и лег отмокать в горячую проточную воду. Наконец-то ему совершенно нечего делать. Он больше никак не мог повлиять на события. Чувство было приятным, но Анса вдруг подумал не сродни ли оно чувству воина, лежащему на поле боя когда остатки крови вытекают из его жил, и все его битвы завершены.

Он потихоньку уплывал в сон, в голове мелькали события последних месяцев, как будто рухнули все преграды времени, все смешалось, стало хаосом, и каждое событие произошло независимо от других. Он видел, как в него летит копье Гассема, а мецпанские войска наступают со своим смешным, но смертельно опасным оружием. Он видел пиратов, перерезающих глотки морякам с торговых кораблей, и себя самого, мирно едущего верхом через парки Шаззад в Касине. Вот он безрассудно скачет сквозь дождливую ночь, а вот подбирает связку золотых цепей с палубы корабля. А вот он лежит в горячем бассейне, а кто-то стоит в дверном проеме. Рука Ансы сама собой легла на эфес его длинного меча.

— Ты очень свободно чувствуешь себя в покоях королевы, Гассем. Держу пари, это не все, чем ты свободно пользуешься здесь.

— Не тебе судить королей и королев, дитя. Мы не похожи на других людей. — Он стоял, опершись на дверной косяк, скрестив мощные руки на могучей груди, слегка наклонив голову и скрестив ноги в щиколотках. Потом медленно изменил позу, подобно огромной змее, и вошел в комнату, безоружный, но нисколько не боящийся меча в руке Ансы. Гассем ухмыльнулся при виде длинного шрама, пересекающего торс Ансы, подобно орденской ленте.

— Мы подарили друг другу знаки почета. — Его рука пробежалась по его собственным шрамам. — Это нам подобает, ведь твой отец и я — братья.

— Молочные братья в детстве, — поправил его Анса. — Возможно, по братству воинов. Но не настоящие братья.

Гассем присел на корточки у бассейна, все его движения были такими непринужденными, как будто он выставлял напоказ свою силу против болезненной слабости Ансы.

— Гейл и я связаны куда более тесными узами, чем простое кровное родство. Во-первых, у нас одинаковые вкусы в отношении женщин.

Анса не обратил внимания на намек.

— Насчет кровного родства — неубедительно.

— Во-вторых, наше влияние на людей. Я изгнал его с островов раньше, чем он осознал свое могущество. Он тогда был мальчишкой, младше, чем ты сейчас.

— Я слышал эту историю, — сказал Анса. — Ты обманом заставил его убить табуированное животное, использовав против него его собственное мужество и умение.

Гассем, улыбаясь, кивнул.

— Это верно.

— Он покрыл себя позором, спасая жизнь твоей женщины. Чтобы спасти Лерису, он убил гигантского длинношея. Этого не смог бы сделать ни один шессин, да еще без посторонней помощи. А ты воспользовался его подвигом, чтобы избавиться от него. Вы что, полностью лишены чувства стыда и чести, ты и Лериса?

— Совершенно, — заверил его Гассем. — Это понятия для глупцов и низших; для людей, которым для того, чтобы чувствовать себя уверенно, необходимо, чтобы соплеменники думали о них хорошо. — И он посмотрел куда-то вверх, на мозаичную стену, как бы отправляясь мыслями куда-то далеко, то ли во времени, то ли в пространстве.

— Мы вместе росли — Гейл, Лериса и я. Она была дочерью вождя, я — сыном рядового воина. Гейл вообще был никем. Сиротой. Детей без родителей в нашем племени презирали. Моя семья растила его, потому что этого требовал обычай. Он даже не хотел становиться воином, он хотел быть Говорящим с Духами. Сирота не мог пойти в обучение к шаману, поэтому, когда Гейл достиг нужного возраста, он стал членом братства воинов.

Лерисе надо было выбрать между двумя братьями, и она выбрала более великого. Она выбрала меня. Она знала, что наши судьбы переплетены. Она знала, что мне было предназначено править миром, что Гейл — ничто, по сравнению со мной. Теперь Шаззад тоже знает это.

Анса лежал спокойно, удивляясь, что совершенно не боится.

— Где Харах?

— На флоте, это его обязанность. — Гассем снова улыбнулся, потом тихонько рассмеялся. — О, он даже не может бросить мне вызов в терновом круге, или какой там у невванцев обычай. Он только консорт, а это куда меньше, чем король или даже принц. Правящая королева может избавиться от мужа-консорта и взять другого так же просто, как сменить кабо. Если он не сумеет сделать ей ребенка, у них не будет никого, чтобы посадить потом на невванский трон.

Ты же знаешь, это ее большая проблема. Невванские аристократы понимают, что она не будет жить вечно, а наследника у нее нет. В королевстве, подобном Невве, это неминуемо приведет к тому, что самые знатные семейства начнут точить ножи друг против друга, да и против нее. А когда она умрет, они будут биться за престол. Кто-то может воспользоваться удобным случаем, чтобы избавиться от нее пораньше. Для королевы в таком положении великий король-воин, стоящий на ее стороне — очень успокаивающая перспектива.

— У нее есть мой отец, который всегда был ее искренним другом, — сказал Анса.

— О да, но Гейл при смерти. Я исцелился, а он, похоже, до сих пор парит между жизнью и смертью. Он может умереть в любой момент, если еще не умер. Шаззад должна реально смотреть на вещи. Для королевы мертвый союзник — это не союзник. Гейл лежит где-то в Каньоне. А я — здесь. Воины Гейла разбросаны по равнинам, и, возможно, никогда больше не захотят видеть своего короля. Мои воины — в ее королевстве, и фанатично преданы мне.

Он посмотрел вниз на Ансу, прикрыв глаза; улыбка на его губах была холоднее, чем сталь меча.

— Скажи мне, мальчик: разве для королевы, чей трон под красивой задницей так неустойчив, выбор не очевиден?

— А что скажет по этому поводу Лериса? — спросил Анса, надеясь хоть немного пробить броню этого человека.

— Я уже сказал тебе: поступки королей и королев не похожи на поступки обычных людей. Моя Лериса вернется ко мне и скажет, что это был замечательный способ вернуть наши владения на материке. — Он выпрямился одним движением, и Анса отметил, что его колени даже не хрустнули. Гассем пошел к двери, но обернулся на голос принца.

— Гассем, ты и Лериса — вы вообще люди или нет?

Гассем широко улыбнулся и покачал головой.

— О, нет. Мы гораздо лучше. — И вышел.

* * *

— Галера по правому борту! — крикнул впередсмотрящий.

Лериса подошла к поручням и увидела очертания низкого узкого судна. Отполированные весла поднимались и опускались в строгом ритме, очень похожие, подумала она, на крылья красивого насекомого. Госс подошел и встал рядом с ней.

— Догонит оно нас, как по-вашему? — спросила Лериса.

— Нет, мы поймали ветер. Они не смогут грести достаточно сильно, чтобы развить нужную скорость. Но даже если они нас и догонят, захватить не смогут.

Ей нравилась его уверенность, хотя его самого она считала достойным презрения.

— Но у них боевой корабль, а у нас — нет.

Он улыбнулся неприятной улыбкой победителя.

— Ох уж эти невванцы на своих весельных галерах и их топорно сделанные мачты и паруса! Мы знаем такие секреты управления кораблями, какие им даже не снились! Мы превосходим их всех.

Подожди, пока вы не встретитесь с мецпанцами, подумала Лериса. Она наблюдала, как вражеское судно старается настигнуть их, представляя себе тяжкий труд гребцов, заставляющий сильно колотиться сердца, когда они наваливаются на весла, их обнаженные, залитые потом спины, изгибающиеся, когда они сражаются с сопротивлением воды. Она всегда любила отдыхать на палубе и смотреть на гребцов. Конечно, у нее на веслах сидели рабы, в отличие от кораблей Шаззад. Лериса опять нарядилась в прозрачный кусочек ткани, развевающийся на ветру. Цепи с нее срубили, но кольца на шее, запястьях и щиколотках остались. Госс предлагал снять их тоже, но Лерисе они нравились. Побывать узницей, закованной в цепи, оказалось новым и захватывающим переживанием. Она была немножко разочарована ледяным этикетом Шаззад и тем, что королева Неввы настояла на предоставлении своей узнице королевских почестей. Лериса не отказалась бы, если бы ей причинили некоторые неудобства.

— Вы здесь в полной безопасности, — заверил ее Госс. — Я доставлю вас к вашему королю в целости и сохранности. — Его вкрадчивая, почти похотливая улыбка, его отношение к ней, постоянная близость, намеренно случайные прикосновения — все вызывало в ней неприязнь. Но она привыкла, что все мужчины пылают к ней безрассудной страстью, и хорошо знала, как использовать это и управлять ими.

— Еще галера, прямо по курсу! — закричал впередсмотрящий, указывая вдоль бушприта.

Лериса посмотрела туда. В море на север от них выступал скалистый мыс. Пока южное судно разворачивалось на левый борт, чтобы не наткнуться на скалу, из-за мыса показался нос легкой невванской галеры. Оттуда заметили корабль, и весла заработали с невероятной скоростью.

— Похоже, эта нас догонит, — сказал она Госсу.

— Так думает ее капитан, — фыркнул тот. — Сейчас вы увидите, что я имею в виду под превосходством наших кораблей. Может быть, вашему величеству лучше спуститься вниз? Они могут начать стрелять из луков.

Лериса покачала головой.

— Похоже, им сообщили о моем побеге. Если это так, они не будут рисковать, опасаясь убить меня. У них приказ снова взять меня в плен. Нет, я думаю, они будут таранить нас или брать на абордаж.

— Как пожелаете. Тогда наблюдайте, это будет забавно. — Он встал позади рулевого. Трехмачтовое судно продолжало плыть, не уклоняясь от курса, как будто Госс хотел, чтобы его протаранили.

Галера спешила к ним навстречу, с каждым гребком ее было видно все лучше. Вокруг ее позеленевшего бронзового корабельного тарана в форме головы кабо, облепленного ракушками, пенилась вода. Борта галеры были выкрашены яркими красками, моряки на палубе сверкали доспехами и оружием. На носу стоял капитан, указывая направление своим копьем, он давал указания рулевому, а рядом человек с рупором передавал его приказания главе гребцов.

Лериса сжалась в комок, понимая, что до столкновения остались считанные секунды. Госс сказал что-то рулевому, и нос корабля начал разворачиваться вправо. Капитан галеры что-то прокричал, и весла изменили ритм.

— Видите, насколько легко наше судно слушается руля по сравнению с галерой? — спросила Госс. Его глаза свирепо сверкнули, и Лериса вдруг осознала, насколько жестоким может быть этот человек. Он пролаял что-то еще, и нос корабля начал разворачиваться к мысу. Капитан галеры решил, что первая попытка не удалась, дал задний ход и теперь замедлил движение и подставил свой борт. Лериса решила, что их корабль сейчас быстро проскользнет мимо кормы галеры и на большой скорости уйдет отсюда под ветром. Она восхитилась маневром, но поняла его неправильно.

Большое судно продолжало разворачиваться направо до тех пор, пока его бушприт не нацелился в центр галеры. Люди на ее борту закричали, некоторые начали бросать в них копья, как будто это могло остановить корабль.

Ожидая удара, похожего на удар о скрытый под водой риф, Лериса так вцепилась в поручни, что костяшки пальцев побелели. Вместо этого послышался оглушительный треск дерева и шум бурлящей воды. Трехмачтовый корабль содрогнулся, но скорости почти не потерял. Во все стороны полетели обломки дерева и весел, а большой корабль продолжал давить галеру.

Лериса в изумлении посмотрела вниз и увидела галеру, разломанную пополам. В воде оказались кричащие люди, многие из них — искалеченные, они били руками и ногами по воде, пытаясь избежать столкновения с обломками. Судно Госса прошло мимо, оставив обе половины галеры за кормой, и Лериса увидела, как они наполнились водой и затонули. Среди обломков виднелось несколько человеческих голов.

— Хороший маневр, да? — спросил Госс, вновь оказавшись рядом с ней. Его матросы облепили рангоут, веселясь и делая непристойные жесты в сторону затонувшего судна.

— Но у вашего корабля нет тарана! — воскликнула Лериса. Это был один из тех редких случаев, когда она была по-настоящему поражена.

— Ему он и не требуется. Мы отказались от такого способа сражаться много лет назад. Гребное судно должно быть очень легким, иначе его трудно сдвинуть с места. В плохую погоду они уходят в гавань и обычно предпочитают держаться прибрежных вод. Трехмачтовый же корабль, вроде «Плавающей Птицы», — и он с гордостью собственника похлопал по поручням, — сделан намного прочнее, чтобы выдержать натяжение парусов и плавать в глубоких морских водах. Шпангоуты у него толстые, киль низкий. Трехмачтовик обязательно выше, шире и водоизмещение у него больше, чем у маленькой хрупкой галеры. Наше судно как минимум в два раза больше затонувшего, и во много, очень много раз тяжелее. Стоит, наверное, призвать на помощь геометрию. Это похоже на то, как тяжелый камень ломает корзинку.

Она кивнула, признавая, что зрелище было убедительным.

— Я произвела на вас впечатление своей сокровищницей и арсеналом. Теперь вы поразили меня.

Он ухмыльнулся и кивнул, сняв свою шляпу с плюмажем в саркастическом приветствии.

— Как хорошо, что мы с вами поняли друг друга.

* * *

Они добрались до того небольшого залива, где Лериса попала в плен. К своей великой радости, она увидела войско островитян, расположившееся лагерем у берега. Завидев судно, они забрались в каноэ и начали яростно грести.

«Плавающая Птица» приспустила паруса, остановилась и бросила якорь. Свирепые воины с угрожающим видом стояли в своих каноэ, что-то распевая речитативом и потрясая копьями. Увидев хрупкую изящную фигурку, стоящую на борту, они неожиданно замолкли. Лериса засияла и замахала руками, и воины разразились дикими восторженными криками. Большое каноэ с ее личными телохранителями направилось к кораблю, и воины протянули к ней руки.

— Ваше величество, — сказал Госс, — если вы велите вашим воинам успокоиться, я спущу на воду лодку и доставлю вас на берег.

— Нет нужды, — ответила Лериса. Она легко запрыгнула на поручни, постояла немного, балансируя, потом неожиданно пригнулась, вытянув перед собой руки.

— Не надо! — в ужасе закричал Госс.

Лериса не обратила на него внимания. Грациозно оттолкнувшись, королева островов прыгнула вперед, раскинув руки, будто желая взлететь, и полетела прямо на лес копий. В последнее мгновение ужасные острия скользнули в сторону, и Лерису поймали тридцать или сорок пар поднятых рук.

Смеясь, она выпрямилась и начала обнимать юношей, будто это были ее любовники. Они прикасались к ней, не в силах поверить, что она вновь рядом с ними, не в силах насмотреться на нее.

Потом они снова подхватили ее и подняли над головами, чтобы воины в остальных каноэ, сгрудившихся вокруг, тоже увидели ее.

Восторженно распевая, воины взялись за весла и поплыли к берегу. Лериса помахала Госсу.

Он махнул в ответ рукой, затянутой в душистую кожаную перчатку, саркастическая улыбка вновь вернулась на его лицо.

Лериса сошла на берег. Ей потребовалось несколько минут, чтобы успокоить безумно радующихся, скандирующих воинов.

— Где король? — вскричала она наконец. Как раз в эту минуту в лагерь входили старшие воины. Она не увидела среди них Гассема, но заметила другую знакомую фигуру.

— Что за шум? — возмутился высокий воин, и вдруг заметил Лерису. — Моя королева! — С радостным возгласом он подбежал к ней и взял ее за руки.

— Пенду, где мой муж? Я не могу успокоить этих глупцов и добиться от них ответа.

— Как вы выбрались оттуда? О, это подождет. У меня для вас важные новости. Ваше появление все меняет.

— Меняет что? — спросила она, смеясь, в глазах ее плясали веселые огоньки. — Пошли, найдем тихое место, и ты мне все объяснишь.

Они оставили счастливую толпу и углубились в сумрачную тишину леса, который рос почти у берега моря. Над их головами только птицы и мелкие пушистые зверьки нарушали тишину прохладного вечера.

— Король в городе, где королева Неввы поставила на якорь свой флот. Вы наверняка проплывали мимо.

Она резко остановилась, ошеломленная.

— Что он там делает?

— Он отправился туда с посольством на переговоры с Шаззад, чтобы добиться вашего освобождения.

— Конечно, переговоры были необходимы, но почему он отправился туда сам? Даже Гассем не может быть настолько безрассуден!

— Боюсь, что может, моя королева. Этот пират, Илас Нарский… Именно он подал Гассему эту идею. Как обычно, король превратил это в маленький поход.

Лериса не ожидала, что Гассем прислушается к кому-нибудь вроде Иласа. Она вздохнула.

— Ну, рассказывай.

— Я отправился с первой группой. Мы пришли туда смело, доверяя гарантии неприкосновенности, данной нам этой женщиной. Я бы ей не доверился, но король настаивал, что на ее слово чести можно положиться. Когда я напомнил ему, что ее придворные могут оказаться не настолько благородными, он повел себя так, будто от этого все становится только интереснее.

— В каком-то смысле Гассем никогда не повзрослеет. Продолжай.

И он поведал ей о приеме, и том, что королева стала дружелюбней к Гассему, и о том, что теперь старшие воины свободно передвигаются между городом и лагерем шессинов.

— Значит, теперь Шаззад висит на его руке и дарит ему свои улыбки? — Она зарылась ногами в песок. После долгих дней на корабле это доставляло невыразимое удовольствие.

Пенду явно чувствовал себя неловко.

— Да, моя королева. Мне очень жаль.

— Жаль чего? Мой супруг сделал то, что сделал, для того, чтобы вернуть меня. Да мне безразлично, пусть он уложит в постель пятьдесят королев, если этого требует судьба. Он не рядовой человек. Ты что думаешь, то, что происходит между ним и простыми женщинами, меняет что-то в наших с ним отношениях?

— Конечно, нет, моя королева, — поспешно сказал Пенду.

— Оставь меня пока.

— Как прикажет моя королева. — Он поклонился и поспешно ушел.

Лериса знала, что ее телохранители прочесывают лес, оставаясь невидимыми для нее, но готовые в любую минуту отразить любую опасность.

Она понимала, что произошло. Она подумала о Шаззад, вспомнив необыкновенно красивую юную принцессу, которая доставляла ей столько радости в качестве рабыни. Даже тогда она была натурой страстной и волевой, с достаточной силой духа, чтобы освободить из плена своего отца и убить офицеров, предавших его, а потом завязать арьергардный бой, чтобы прикрыть побег старого короля. Именно тогда Шаззад попала в плен и оказалась в руках у Лерисы.

Сейчас она должна быть женщиной средних лет. Годы и ответственность состарили ее, но не слишком. Обязанности королевы и тяжелые времена закалили ее, но они же вынудили ее подавить свои влечения. Лериса знала лучше других, что основные животные инстинкты никогда не исчезают. Она сама всегда потакала своим прихотям. Шаззад же они должны были жечь, как горячие угли, подернутые золой.

Гассем сразу понял, что представляет из себя эта женщина, когда увидел ее впервые. Такой она и оставалась. Он появился у нее при дворе и раздул тлеющий костер. Шаззад ждала этого всю свою жизнь, думала Лериса. Почувствовать на себе тяжесть тела Гассема — вот о чем она всегда тайно мечтала. Он был тем безликим созданием, которое являлось ей в ночных фантазиях, и она просыпалась с ноющей поясницей. Гассем, Шаззад, Лериса, Гейл — их судьбы переплелись за долгие годы, меняя судьбы мира.

Она не была откровенной с Пенду. Другие женщины, конечно… Но Шаззад — не обычная женщина. Она не просто красавица, она женщина незаурядных страстей. И королева по праву. Шаззад могла вообразить себя на троне рядом с Гассемом… Нет, вот тут она и ошиблась.

Лериса не сомневалась в любви Гассема. Судьба предназначила ему бросить весь мир к ногам Лерисы, а ее предназначение — всегда быть рядом. Пусть Шаззад еще немного насладится своим романом. Она и Лериса в течение многих лет были «смертельными подругами», и эта женщина заслужила возможность хоть раз в жизни пережить исступленный восторг. Так же, как Лериса насладится потом, убивая ее.

Она прогнала все эти мысли прочь. Как правильно сказал Пенду, ее появление меняет все. Что произойдет, когда Шаззад узнает, что Лериса жива, бежала и вернулась к шессинам?

Возьмет ли она в плен Гассема?

Лериса не разделяла его доверия к королевскому слову чести. Как передать мужу весть? Ему нужно убираться из этого города, и чем скорее, тем лучше. Она обдумывала все это, вспоминая Гейла.

* * *

Анса чувствовал себя почти здоровым. После того, как он вернулся в штаб-квартиру Шаззад, его исцеление шло удивительно быстро. Королевский лекарь предположил, что безрассудная скачка верхом усилила деятельность естественных целительных сил, находящихся, как известно, в печени. Анса придерживался мнения, что нет ничего лучше скачки на превосходном кабо, чтобы придать человеку сил; что житель равнин и кабо по сути — единое создание, и они черпают друг у друга силы и решимость. Какой бы ни была причина, боль в ранах утихла, и они больше не кровоточили. Длинный шрам, пересекавший тело, еще был ярко-розовым, но мелкие рубцы уже побледнели.

Он упражнялся каждый день, разрабатывая мускулы. Он занимался с мечом, ножом и луком, ездил верхом на кабо, поражал копьем цели, не слезая с седла. Он хотел быть полностью готовым к грядущей битве.

Он знал, что этот день скоро наступит. Шаззад все еще развлекалась с Гассемом, но ситуация ухудшалась. Солдат раздражало бездействие, они теряли боевую форму. Двор утратил силу духа из-за постоянного присутствия среди них шессинов и непривычной вялости королевы.

Самым же худшим было то, что сбежавшие корабли южного флота были замечены, когда они направлялись на север. Уже поступило сообщение, что один из них потопил небольшую невванскую галеру. В это трудно было поверить, но все знали, что чужеземцы владеют такими тайнами искусства мореплавания, о которых невванцы даже не догадывались. Лериса, видимо, уже вернулась к островитянам.

Анса надеялся только на то, что изменник Госс удерживал ее у себя ради выкупа, требуя от шессинов долю сокровищ, которые, как говорили, имелись у них на островах. Это было в характере Госса, насколько принц понимал его. Он чувствовал, однако, что это бесплодная надежда. Он не мог представить себе, чтобы такой человек, как Госс, имея в своем распоряжении единственный корабль с командой, смог удержать Лерису, которую воины возжелали бы вернуть. Десять тысяч воинов с радостью отдали бы за нее свои жизни.

Однажды после полудня, когда Анса охотился верхом за городскими стенами, преследуя дикого криворога, его задержали на обратном пути к восточным воротам. Четверо верховых перекрыли ему путь. Двоих он знал — знатный придворный и пехотный полководец. Еще один был в форме морского офицера, а четвертый — в богатом штатском платье. Анса остановился и положил на колени натянутый лук.

— Хороший день, господа, — сказал он. — Я не вижу у вас охотничьего снаряжения. Вы выехали, чтобы поупражняться?

— Приветствуем вас, принц Анса, — отозвался придворный. — Мы и другие наши единомышленники желали бы поговорить с вами по неотложному делу, затрагивающему безопасность наших стран. Окажите нам честь проследовать с нами к месту встречи.

Анса понимал, что этого следовало ожидать.

— Эта встреча тайная?

— Боюсь, у нас нет выбора, — ответил придворный. — Если вы решите не присоединяться к нам, вам достаточно это сказать. Мы только просим не сообщать ничего королеве.

— В эти дни я мало говорю с королевой, — сказал Анса. — Я присоединяюсь к вам.

Они направились вверх по узкой тропе, ведущей в холмы.

Анса думал о том, что могло бы произойти, откажись он ехать с ними. Четверка стояла прямо у него на пути; возможно, в густом кустарнике по обе стороны дороги сидели в засаде лучники. Принц Анса мог просто исчезнуть во время охоты; например, его могли захватить в плен островитяне, или он стал бы жертвой шайки разбойников, которых появилось так много с начала войны.

Они пришли на поляну, где уже паслось два десятка кабо. Вокруг стояли или сидели их хозяева, некоторые расположились на походных складных стульях. Всебыли людьми значительными, о чем говорило богатство их одеяний и доспехов. К ним подошел седеющий полководец и поприветствовал их.

— Хорошо, что вы пришли к нам, принц Анса, — сказал он.

— Я ожидал чего-то в этом роде, господин Чатай, — ответил Анса.

— Хорошо. Тогда вы знаете, в чем дело. Пожалуйста, спешивайтесь и присоединяйтесь к нам. — Анса так и поступил, и Чатай представил всех. Больше половины присутствующих Анса уже знал, многие из них были королевскими советниками. Остальные же оказались высшими чинами армии и флота.

— Нам нельзя надолго оставлять свои обязанности, — начал Чатай, — поэтому будем кратки. В последнее время наша королева ведет себя странно.

— Я бы употребил более сильное слово, — сказал один из придворных.

— Какое бы слово мы ни употребили, положение становится опасным, — продолжал Чатай. — Гассем, наш смертельный враг, свободно пользуется нашим походным дворцом.

— Он свободно пользуется нашей королевой, — сказал флотский коммодор. Остальные недовольно заворчали, соглашаясь, однако, с позорным фактом.

— Давайте скажем, — заявил один из придворных, — что происходящее во дворце значительно превышает полномочия посольства. Переговоры по поводу освобождения узницы прекратились, хотя оба монарха редко разлучаются.

— Одну минуту, — прервал его Анса, — я не вижу здесь господина Хараха. Вне всякого сомнения, он, как адмирал и принц-консорт, обязан присутствовать.

Наступила неловкая тишина, которую прервал все тот же придворный.

— Господин Харах — самый отважный и преданный из наших воинов, и мы все очень его уважаем, но в данной, весьма щекотливой ситуации, мы решили, что нельзя оправдать его вовлечение в это дело.

Анса подумал, что это очень вежливый способ сказать, что нельзя надеяться на мужа-рогоносца.

— Достаточно об этом, — сказал Чатай. — Что будем делать? Я бы никогда не одобрил заговора против королевы, но сейчас мне кажется, что она не в своем уме. Я думаю, мы имеем право предпринять нечто, дабы привести ее в чувство.

— Должен сказать, что мы не можем обойти вниманием даже самые крайние меры, — добавил придворный. — Низложение монарха — чудовищная акция, но разрешить островитянам править нашей страной — еще чудовищней.

Интересно, подумал Анса, из какого он семейства. Уж наверное он не предложил бы подобного хода, если бы не рассчитывал извлечь из этого выгоду.

Чатай фыркнул.

— Это может означать гражданскую войну. Неужели у нас есть претендент с такими обоснованными притязаниями на трон, чтобы получить его без войны? Или, возможно, кто-то считает, что островитяне упустят возможность воспользоваться нашими раздорами?

— Нет, настоящих претендентов у нас нет, — сказал один из полководцев. — Королева Шаззад разделалась с ними много лет назад.

— И скатертью им дорога! — пылко сказал Чатай. — Послушайте, друзья мои, мы все хотим что-нибудь сделать, но любим друг друга недостаточно сильно, чтобы посадить одного из нас на трон! Давайте говорить практически.

— Я думаю, господин Чатай прав, — сказал Анса. — Я среди вас чужеземец, но мой отец и Гассем были врагами чуть ли не со дня своего рождения. Я думаю, господин Чатай был прав во время первого совета, после того как я взял Лерису в плен. — Он подумал, что будет политически правильным напомнить им, кто именно взял в плен эту женщину. — Он сказал, что ее следует убить, и так и нужно было поступить. Она сумела вырваться на свободу, и, возможно, какой-нибудь изменник уже сообщил об этом Гассему. Гассема необходимо взять в плен или убить сразу же, как только он появится. Я уважаю чувство чести королевы, но по отношению к этим двоим думать о благородстве глупо.

— Правильно, правильно! — в один голос закричали почти все присутствующие.

— Принц Анса, — сказал придворный, — наше уважение к вам безгранично, и мы высоко ценим ваши советы, но, как вы и заметили, вы здесь — чужеземец. Ваш отец, король Гейл, и наша королева — были друзьями и союзниками многие годы. Они дважды сражались во время великих битв, будучи союзниками.

— Что мы хотели бы знать, — прервал его Чатай, — это как отреагирует ваш отец, если мы предпримем что-либо против нашей королевы. Мы не желаем променять вторжение дикарей-островитян на штурм верховых лучников с равнин. Конечно, состояние здоровья короля Гейла под вопросом, но несколько месяцев назад мы списали Гассема со счетов как умершего, и смотрите, что из этого вышло.

— Все зависит, — сказал Анса, тщательно подбирая слова, — от природы ваших действий. Если королеву Шаззад изолируют и поместят под арест до разрешения вопроса с островитянами, мой отец отнесется к этому спокойно. Но если ее низвергнут, убьют или еще как-нибудь ей повредят, ожидайте худшего. — Вообще-то он не был в этом так уверен. Как бы ни была велика дружба между Гейлом и Шаззад, его отец может решить, что Мецпа — это слишком большая угроза для равнин, чтобы уделять много внимания Шаззад. Но Анса чувствовал, что его слова помогут сдержать самых опрометчивых и честолюбивых.

— Лично я не допущу, чтобы королеве был причинен вред, — клятвенно заверил Чатай. Несколько человек решительно выразили свое согласие, но некоторые явно сомневались.

— Друзья мои, — сказал Анса, — мы много говорим о королеве Шаззад и ее непостижимых поступках, а ведь все зло в Гассеме. Это человек, который, кажется, в состоянии развратить все и вся. Шессины были простым и благородным народом воинов-пастухов, пока он не объявил себя их королем. Он пользуется словами, как игрушками, и только один человек может сдержать его — его старый недруг король Гейл.

Он заметил, что остальные рассвирепели, и быстро добавил:

— И, конечно, благородное войско и флот Неввы. Факт остается фактом — избавьтесь от Гассема, и королева придет в себя.

— Я согласен, — сказал Чатай.

— Если мы нарушим королевскую гарантию неприкосновенности, — сказал придворный, — полетят с плеч наши головы.

— Ну, что ж, — вставил Анса, — этим вы и покажете, на какие жертвы готовы ради своей страны.

Он осмотрелся и не заметил у присутствующих большого желания жертвовать собой.

— Более того, — сказал Чатай, — этого длинношея с островов не так-то легко убить, и его окружают шессины. Он, конечно, не бог, окруженный демонами, но я уверен, что он сможет расчистить себе дорогу, даже если на него ополчится вся королевская рать.

— Господа, есть простой ответ на все эти вопросы.

— Окажите любезность, поведайте нам, — сказал Чатай.

— Видите ли, — начал тот, — королева без колебаний обезглавит любого из нас за нарушение ее гарантии неприкосновенности. Но наш юный друг, принц с равнин — совсем другое дело. Он не ее подданный; он сын ее старинного друга короля Гейла; его услуги во время войны с Гассемом неоценимы. Он дважды вступал в личный поединок с Гассемом. Он лично взял в плен королеву Лерису. — И человек протянул руки, как бы взывая к здравому смыслу. — Наверняка наша королева не придумает наказания страшнее, чем отлучение его от своего двора на несколько лет, если короля Гассема лишит жизни именно он.

Все посмотрели на Ансу, и он вдруг почувствовал себя чрезвычайно уязвимым.

— Да, он дважды сражался с Гассемом, — сказал Чатай. — А это больше, чем может похвалиться любой живущий на земле человек, за исключением его отца. Но я хочу подчеркнуть, что ему не удалось убить этого дикаря, а во время их последнего сражения результат едване оказался прямо противоположным.

Придворный небрежно отмахнулся.

— Я и не предлагаю такую глупость, как поединок. Победа в единоборстве — дело случая. Нет, мне пришло в голову, что жители равнин — лучшие лучники в мире. Принц Анса прекрасно владеет огромным луком, который приторочен к его седлу. Гассем так свободно чувствует себя во дворце и его окрестностях, что наверняка в ближайшее время окажется прекрасной мишенью.

— Так поступают только трусы! — воскликнул кто-то.

— Не говорите глупостей! — рявкнул Чатай. — Убивать островитян означает уничтожать вредителей! Если принц Анса сможет всадить одну-две стрелы в этого зверя, я воздам ему все почести, которые только может оказать войско Неввы. Никто не осмелится оспаривать его отвагу.

— Так значит, мы договорились? — спросил придворный, на вкус Ансы слишком поспешно и вкрадчиво. Но, несмотря на это, ему очень хотелось использовать свой шанс и убить Гассема, чтобы избавить мир от этого зла раз и навсегда. Он был готов отказаться от чести убить его в поединке. Как и все остальные, он очень сомневался, что такой подвиг вообще возможен. Что касается Лерисы, он не думал, что она сможет удержать войско островитян без короля.

— Когда? — спросил Чатай. — Эта шлюха с островов может напасть на город и флот прямо сейчас. Гассем тоже в любую минуту может узнать, что она на свободе, и использовать это.

— Принц должен убить его при первой же возможности, — сказал придворный. — Мы сделаем все остальное.

— Что значит все остальное? — спросил Анса.

— Ну, как же, мы должны быть уверены, что вы при этом не пострадаете. Мы возьмем на себя шессинов-телохранителей.

— Это хорошая мысль, — согласился Анса. — Даже если меня никто не увидит, стрелы, пронзившие короля, подскажут им, кого искать.

Он говорил сухо, но слова его прозвучали очень серьезно. Конечно, исцеление шло удивительно быстро, но не стоило обманывать самого себя и говорить, что он в прекрасной форме. Десяток разъяренных шессинов легко отправят его на тот свет.

— Мы проследим за этим, — заверил его придворный. Насчет остальных Анса не был уверен, но этому человеку он доверять не собирался.

Он направился назад в город, объехав широким кругом холмы. Все заговорщики отправились на свои корабли, или в подразделения, или в город различными путями. Анса нашел дорогу, ведущую к северным воротам, и пустил кабо рысью, ощущая приятную усталость; поперек его седла лежал жирный криворог.

Когда до города оставалось несколько миль, его обогнал юный воин-шессин. На плечи он набросил короткую накидку из шкуры травяного кота — знак гонца-шессина, а к своему тонкому бронзовому копью прикрепил пучок перьев, обозначающий его неприкосновенность. Он пробежал мимо всадника, не удостоив его взглядом; сотни косичек, в которые были заплетены его бронзовые волосы, прыгали по плечам в такт легкому размашистому бегу.

Анса в ужасе подумал о вести, которую мальчик мог нести Гассему. Он взял свой большой лук и положил на него стрелу. Медленно натянул он тетиву, чувствуя, как протестуют его только что затянувшиеся раны. Дорога шла прямо, стрелять будет легко. В лучах заходящего солнца блестящая кожа мальчика сверкала золотом. Он был худощав, как показалось Ансе — не старше четырнадцати-пятнадцати лет. Плавная грация его движений, когда он бежал на фоне зеленого ландшафта, разрывала сердце своей красотой.

Плавно, дюйм за дюймом, отпускал Анса тетиву. Чатай сказал правду: убить шессина — все равно, что уничтожить паразита. Они были пожирателями всего прекрасного, врагами всего человечества. Но было что-то в их красоте, что делало это действие трагическим. Ярость битвы — это одно, но совершить убийство Анса не мог.

Но уж наверное, думал он, такого малодушия по отношению к Гассему я не проявлю. Гассем — это совершенно другое дело.

Глава четырнадцатая

Шаззад боялась, что сходит с ума. Воля и сила, которыми она так гордилась, растаяли, как воск над обжигающим пламенем. Иногда к ней возвращалась ее властность, она напоминала себе, что она королева, что идет война, что враг находится у нее в доме, что она потеряла залог, дававший ей преимущество в сделке, что необходимо сделать решающий шаг, и сделать его немедленно.

Но наступала ночь, он вновь приходил к ней, и вся так заботливо взращенная ею решимость тонула в невероятном чувственном наслаждении, которое изливалось из него, как вода из фонтана. С ним она становилась слабым, трепещущим, безмозглым существом, жаждущим еще одного прикосновения, еще одного ощущения. Это было безумие. Только юная слабоумная девчонка могла позволить так использовать себя, забыть королевство и свой народ ради собственного наслаждения. Но, тут же думала она, разве не задолжала она самой себе за все эти годы жертв, принесенных на благо нации? Разве не она провела столько лет, корпя над государственными документами, проводя государственные ритуалы, прокладывая своей стране путь среди интриг соседей и собственной знати, чтобы Невва стала безопасной и процветающей? Как могут они отказывать ей в праве на удовольствие на склоне лет, когда все остальные радости давно покинули ее?

Она решительно сдерживала эти мысли, подталкивающие ее потакать своим желаниям. Следовало подумать о практических, более опасных вещах. Она не только пренебрегла угрозой, исходящей от островитян, она опрометчиво поступила со своим собственным двором. Находясь на людях вместе с Гассемом, она не могла скрыть свою одержимость, не в состоянии была держать себя в руках, вести себя хладнокровно и безразлично.

Это было оружие, в котором нуждалась непокорная знать Неввы. Они видели, что их собственная королева становится изменницей, что она сдалась врагу. Теперь они могли свергнуть ее, могли отдать в руки палача. И они были бы правы. Ей виделось нечто большее, чем скандал и оскорбления. Ей виделось поражение в войне. Она смотрела в лицо смерти. Настало время покончить с этим.

Она осталась в своих покоях после того, как дамы ее причесали. Надо было подумать, как же ей взять себя в руки, чтобы сделать решительный шаг. Неужели колени ее опять ослабеют, когда она встретится с ним лицом к лицу? Он опять улыбнется ей, и все внутри у нее расплавится?

Шаззад отпустила дам, встала и вышла из комнаты. В тронном зале ее взору предстало зрелище, которое заставило королеву остановиться, и мрачное предчувствие охватило ее. В одном углу комнаты, под балконом с музыкантами, откуда лилась нежная музыка арфы и флейты, толпились ее придворные и стража.

В другом углу стоял Гассем, как всегда, надменный, упершись одной ногой в ее трон, окруженный своими шессинами. Исключением был юный воин в накидке гонца. От страха сердце королевы сжалось. Какую весть принес этот мальчик из лагеря шессинов? До нее доносился какой-то шум из города, но она не обратила на него внимания.

— Король Гассем, — сказал она, приблизившись, — все ли хорошо у вашего народа?

Он повернулся, посмотрел на нее сверху вниз и улыбнулся, но на этот раз она затрепетала не от страсти, а от ужаса.

— Все просто прекрасно, королева Шаззад.

Он знает. Все кончено, подумала она. Что же я натворила?

— Иди сюда, присоединяйся к нам, Шаззад, — сказал Гассем. — Нам есть о чем поговорить.

Медленно, но не выказывая открытого нежелания, стала она подыматься на возвышение. Ее придворные потихоньку начали перемещаться к трону. Шаг за шагом она приближалась к Гассему, ощущая угрозу, исходившую от него и других шессинов. Легкая, дипломатическая манера вести себя исчезла, уступив место первобытной смертельной угрозе, исходившей от островитян. От них исходила враждебность, но они уступали числом своим смертельным врагам, находясь в самой их гуще. Почему же они так уверены в себе?

Она поднялась на последнюю ступеньку и остановилась перед Гассемом. Что бы она ни навлекла на себя, она встретит это с открытым забралом. Если пришла ее смерть, она умрет, как королева.

— Я заметила, что в наших отношениях не все так гладко, как раньше, король Гассем, — сказала она. — Что переменилось?

— Все, — ответил он. Теперь его улыбка сделалась по-настоящему страшной. Любил ли он ее в самом деле, притворялся ли мастерски… однако теперь он вновь стал прежним. Перед ней стоял истинный варварский король. Он поднял руку, как бы намереваясь погладить ее по щеке, но его длинные пальцы сомкнулись у нее на шее. Музыканты резко прекратили играть, а среди стражей началась паника.

— Видишь ли… — начал Гассем, но тут юный воин в меховой накидке пронзительно закричал, указывая пальцем на балкон с музыкантами. Там стоял принц Анса с натянутым луком.

Шум, доносившийся из города, стал очень громким, но слышным как бы в отдалении, и все, что теперь видела Шаззад, стало происходить очень медленно, как будто все двигались под водой. На лице Гассема отразилось удивление, он ослабил хватку на ее шее и повернулся лицом к балкону. Стрела уже летела. Расстояние было небольшим — менее сотни футов. Его ничто не могло спасти.

Юный воин, стоявший рядом с Гассемом, наклонился вперед и нахмурил густые черные брови, пытаясь сосредоточиться. Странные брови для шессина, не к месту подумала Шаззад.

Движение мальчика было невероятно точным — он поднял бронзовое копье и его длинным, подобным мечу стальным краем ударил по древку стрелы. Шаззад увидела щепку, отлетевшую от древка, когда стрела сменила направление, и наполнилась восхищением, хотя уже поняла, что должно произойти. Эти шессины, подумала она, — нечеловеческие существа.

Стрела вонзилась Шаззад в левый бок, прямо под корсетом. Она почувствовала только, будто ей в корсаж попал кусок льда, и вокруг этого места растеклось онемение. Она глянула вниз и увидела, что из ее тела торчит около двух дюймов древка и оперение. Зрелище не очень ее расстроило. Может быть, она умрет не сразу, ведь у нее еще есть неоконченные дела.

Гассем потрясенно уставился на нее, а его воины уже сомкнулись перед ним, готовые остановить сколь угодно много стрел. Шаззад начала падать назад и почувствовала руку, подхватившую ее под спину. Она открыла глаза и увидела юного воина. Он держал королеву одной рукой, в другой у него было копье, меховая накидка распахнулась, и Шаззад увидела твердые груди красивой формы. Теперь понятно, почему ее так поразили черные брови…

— Мне очень жаль, Шаззад, — сказала Лериса. — Я не хотела, чтобы тебя ранили. — Она мастерски сумела выкрасить кожу и волосы в более темный цвет. Она и передвигалась, как юный воин, так что сходство было полным. Королева островов наклонилась и поцеловала Шаззад в губы, потом снова выпрямилась.

— Я люблю тебя Шаззад. Надеюсь, ты выживешь. Тебя не смеет убить никто, кроме меня. Я не хочу делить твою смерть с сыном Гейла. А сейчас я убью его. Я отомщу за тебя.

Потом королеву подхватил Гассем, легко удерживая ее на одной руке, а в тронном зале началось настоящее столпотворение.

Кто-то ворвался с улицы.

— Варвары в городе! Они захватили северные ворота!

Анса стоял ошеломленный, не в состоянии двинуться с места. Как это могло случиться? Ведь выстрел был самым легким за всю его жизнь! Но вместо врага он убил друга. Охваченный ужасом и чувством вины, он почти не слышал, что происходило внизу. Кто-то показывал на него, но остальных заботили более важные вещи. Стоял сильный шум, люди кричали что-то о варварах в городе.

Его оцепеневший мозг пытался разобраться в происходящем. Воины-шессины столпились вокруг Гассема и прокладывали ему дорогу к выходу из зала. Их огромные копья сверкали, как лезвия непостижимых механизмов, и стражи королевы отшатывались в стороны. Несмотря на свое состояние, Анса отметил, что они и не пытались сражаться.

Потом он увидел Шаззад. Гассем нес ее на согнутой руке, она свернулась клубочком, как ребенок, зажав руками бок, оперение его стрелы виднелось между ладонями, будто она держала в руках цветок. Его затошнило, когда он увидел, что стрела пронзила ее насквозь, и на фут торчащее из спины острие блестит от ее крови, и красные капли чертят дорожку на полу.

Пока он в болезненном ужасе смотрел на дело своих рук, в него едва не вонзилось копье. Слабый звук и стальной блеск он заметил как бы издалека, но годы тренировок воина довели реакцию тела до автоматизма, думать ему не требовалось. Он развернулся и отразил удар тем, что было у него в руках — своим луком. Бронза, отделанная по краям сталью, прорубила дерево и рог. Среди обломков инструментов, которые побросали бежавшие в панике музыканты, стоял с копьем в руках юный воин-шессин, которого Анса пожалел днем. Меховую накидку он потерял. Анса увидел его лицо и все понял.

— Лериса! — Удерживая копье, застрявшее в расщепленном луке, он начал вытаскивать свой длинный меч. Лериса была невысокой, но держала копье двумя руками, а он удерживал свой лук только одной левой. Изогнувшись всем телом, она вырвала лук из его руки в то мгновение, когда он полностью вытащил меч из ножен. Лериса ударила луком о перила балкона, освободив копье, и, размахнувшись, зацепила острием голову Ансы. Принц пошатнулся, кровь тут же пропитала его волосы, но он яростно отразил следующий удар копья своим мечом. Металл лязгнул о металл, и через вибрирующую сталь своего меча Анса почувствовал, что ее хватка на древке копья ослабла. Хоть он и ослаб от ран, но все же был сильнее Лерисы. Она еще раз всем телом налегла на свое копье, сделав рывок в сторону Ансы и сдерживая его меч.

— Я сегодня пощадил тебя! — выдохнул он. — Я уже нацелился в тебя из лука, но сохранил тебе жизнь!

— Я могла бы пронзить тебя копьем, когда пробегала мимо, но у меня было более важное дело. Нам обоим есть о чем сожалеть. Ты опозорил меня и убил Шаззад! — прорычала она, и ему показалось, что она не человек, а дикий зверь. Лериса резко ударила его коленом в пах, из глаз посыпались искры, и весь мир начал вращаться вокруг в тошнотворной муке. Из последних сил он навалился на нее, прижав Лерису всем телом к перилам балкона. Оружие оказалось зажато между ними, он бедрами вжимал ее ягодицы в перила, толкая ее все дальше и дальше, заставляя ее перегнуться через поручни. Если он не сможет зарубить ее, то сломает ей позвоночник.

Ее голова откинулась назад, и Лериса пронзительно закричала — высокий, резкий вопль боли и ярости. Внизу Анса увидел шессинов, которые проложили себе путь через весь зал, оставив позади мешанину мужских и женских тел. Гассем поднял голову и увидел их. Он что-то выкрикнул, и один из шессинов резко повернулся, нацелив на Ансу копье, но принц выпрямился, рванув перед собой Лерису. Гассем выкрикнул еще одну команду, и воин опустил копье.

Доведенный до бешенства, Анса рывком повернул Лерису, сжав ее запястья за спиной одной рукой, с усилием приподнял ее и опустил с другой стороны балкона так, что она повисла над группой шессинов. Широкое лезвие меча оказалось у нее под подбородком, вонзившись в нежную плоть. Тонкая струйка крови потекла у нее по шее. Теперь достаточно было отпустить руку, и голова Лерисы слетит с плеч. Все замерли на долгие секунды, никто не решался шевельнуться. Снаружи по-прежнему раздавались крики, но в тронном зале повисло молчание.

— Меняемся, Гассем? — выкрикнул Анса.

Лериса дергалась и извивалась в его руке, ослабляя хватку.

— Меняемся! — немедленно откликнулся Гассем, на чьем лице отражалась только одна забота.

— Ты первый. И поспеши, моя рука слабеет, а женщина, которую держишь ты, возможно, уже мертва.

Гассем сделал несколько шагов в сторону от своих людей и мягко положил Шаззад на окровавленный ковер, стараясь, чтобы торчащая стрела не задела пол. Он нежно погладил ее по волосам и отошел, чтобы встать под балконом с поднятыми вверх руками.

Анса убрал меч от шеи Лерисы и разжал руку. Гассем легко поймал свою королеву и поставил ее на ноги. Он надменно отдал честь, и островитяне продолжили свой жестокий бой. Принц предусмотрительно отступил от балконных перил, чтобы копья шессинов не задели его.

Медленно, чувствуя боль во всем теле, он подошел к лестнице и спустился в тронный зал. Стена была завешана гобеленами, чтобы музыканты могли войти в зал и подняться на балкон незаметно. Теперь он понял, что именно так поднялась к нему Лериса: она проделала весь путь от помоста до балкона, оставшись незамеченной стражами Неввы. Надо признать — она здорово умела оценить обстановку.

Он протолкался через толпу, окружившую королеву. Придворные стенали и рыдали посреди кровавого побоища, но он видел только Шаззад. Уронив меч, он упал перед ней на колени.

— Прости меня, Шаззад! — он попытался сказать что-то еще, но не смог.

Ее глаза слегка приоткрылись.

— Сегодня все хотят, чтобы я их простила, даже королева дикарей, но никто ничего не делает с этой стрелой у меня в боку.

— Хирургов уже вызвали, ваше величество, — сказала рыдающая придворная дама.

— Сегодня они очень занятые люди. — Она посмотрела на Ансу, с трудом повернув голову. — Ты нарушил мою гарантию неприкосновенности.

— Это Гассем напал на вас, ваше величество! — воскликнул кто-то. — Принц только попытался защитить вас! Это был несчастный случай.

— В этом деле нет никаких случайностей. Это промысел богов. — Она слабо улыбнулась Ансе. — Ты, твой отец, Гассем, теперь я. Интересно, какие-нибудь еще особы королевской крови причинили друг другу столько вреда с легендарных времен?

Через толпу протолкался человек в доспехах и уставился на Ансу.

— Идиот! — сказал он.

— Придержи язык, Чатай, — сказала Шаззад. — Я чувствую твою руку во всем этом, и расплата грядет, но позже. Что произошло?

— Они взяли северные ворота, ваше величество, — сказал Чатай, его лицо пылало от стыда. — Островитяне приходили сюда, чтобы присоединиться к Гассему, и многие остались. Их никто не считал. Они прятались здесь в городе, и сегодня ночью убрали часовых. Они буквально наводнили окружающий лес и ворвались в город раньше, чем мы сумели задержать их.

— Нам всем придется расплачиваться, — устало сказала она. — Мне — за то, что я была идиоткой, вам — за то, что вы утратили бдительность, Ансе — за попытку совершить убийство. Всем придется поплатиться.

Прибыли хирурги и быстро занялись стрелой. Один отрезал наконечник, другой потянул за древко и вытащил его. Шаззад застонала, из раны хлынула кровь.

— Мне холодно, — прошептала она, а потом сказала Ансе: — Это все Гейл. Он вдохновил ее.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он, решив, что она уже бредит.

— Когда они держали меня в плену во Флории, он в одиночку явился в город, чтобы вызволить меня. Она сделала то же самое, чтобы получить назад Гассема. У них потрясающая хватка и решимость.

Анса медленно поднялся на ноги, слуги и лекари унесли королеву. Сумятица во дворце понемногу успокаивалась, шум доносился только снаружи. Принц чувствовал себя совершенно ослабевшим и впервые в жизни не стремился присоединиться к сражению.

* * *

Гассем и Лериса были по-настоящему счастливы. В окружающем их хаосе люди кричали, резали и кололи. Шессины распевали свой речитатив, и эта ужасная мелодия заглушала крики невванских офицеров, пытавшихся поднять своих людей на сражение с островитянами. Все это безумие вращалось вокруг ликующей королевской четы.

Окруженные воинами-мастерами, они стояли плечом к плечу, нанося удары по особо отважным невванцам, сумевшим пробиться к ним, несмотря на копья. Нескольким бесстрашным героям удалось совершить этот подвиг, чтобы погибнуть от большого копья Гассема или маленького бронзового дротика Лерисы.

Женщина чувствовала, что, умри она в эти мгновения, она умрет счастливой. Она всегда мечтала оказаться рядом с мужем во время смертельного поединка, но он запрещал ей это. Ей приходилось наблюдать за сражениями издалека, обходя поле битвы после того, как опасность миновала, а кровь, пятнавшая ее ступни, уже засыхала. Теперь ее мечта сбывалась, и никогда еще схватка не была такой безжалостной. По улыбке на лице Гассема она видела, что и он наслаждается этой битвой, которую они могли проиграть.

Невванцы окружали их со всех сторон, запрудив улицы, прикрываясь щитами. Убегающие шессины пробивали себе дорогу на север, где в нескольких кварталах от них слышался шум боя — это их соратники стремились к ним навстречу. От южных и восточных ворот хлынуло подкрепление невванцев. Узкие улицы не позволяли невванцам воспользоваться численным перевесом и сокрушить шессинов, несмотря на свое боевое мастерство и доблесть.

Один за другим падали мертвыми шессины-мастера, но каждый из них жизнью платил за возможность сделать еще несколько шагов на север и лишал невванцев большого количества солдат. Они уже пробились на небольшую площадь, в которую вливались четыре улочки, и там погиб последний воин. Гассем и Лериса, слишком занятые, чтобы обменяться хоть словом, стояли спина к спине в центре площади и рубили направо и налево.

Лериса знала, что они здесь погибнут, но это не огорчало ее. Они вместе убивали врагов, будучи в расцвете могущества и красоты, они жили полной жизнью, как делали и всегда в прошлом. Перед ней возник невванский офицер в бронзовом шлеме, и она уклонилась от удара его короткого меча. Используя оба конца своего копья, как это делали все шессины, она сумела отбить его щит на несколько дюймов в сторону, стремительным движением вонзила копье в образовавшуюся щель, располосовав его глотку, и он упал на мостовую, обливаясь кровью. Слева мелькнула тень, и она, не глядя, ударила туда. Ее копье лязгнуло, ударившись о длинное копье, даже не дрогнувшее при ударе, и вот уже Лериса смотрела в знакомое ухмыляющееся лицо.

— Неужели я совершил измену, раз моя королева желает убить меня?

— Пенду! — вскричала она, обнимая его, а он небрежно пронзил копьем невванца, который попытался напасть на нее сзади. Потом к ним стремительно подбежали радостно кричащие воины… Они были спасены!

Гассем ухмыльнулся и обнял ее.

— Хорошо, маленькая королева! Жизнь опять прекрасна.

— Мы снова справились, — сказала она, с обожанием улыбаясь ему.

— Не только, — сказал он, обхватив ее за плечи окровавленной рукой и увлекая за собой к северным воротам. — Наши воины видели, что мы сражались против наших врагов одни, бок о бок. Они запомнят, что я так же могуществен, как всегда, и боги, если они существуют, улыбаются мне. — И он повернулся к Пенду.

— У нас достаточно людей, чтобы взять город?

— Нет, мы сможем только некоторое время удерживать пару кварталов. Это все люди, которых мы сумели незаметно провести через лес.

— Тогда пусть они побудут здесь еще немного, а нам придется отступить, чтобы присоединиться к основным силам. — За невысокими холмами он увидел зарево над гаванью. — А это что такое?

— Я послала несколько каноэ с людьми, — сказала ему Лериса. — Они должны были поджечь часть кораблей и вызвать панику. Мне не хотелось, чтобы моряки присоединились к сражению во дворце. Они могли бы попасть туда быстрее, чем солдаты из лагерей, расположенных за городскими стенами.

— Ты ни о чем не забываешь, маленькая королева! Пошли, найдем воинов. Жизнь прекрасна, и мы еще завоюем этот мир! — Счастливые, покинули они город через северные ворота и пошли сквозь ночь навстречу своей судьбе.

* * *

Лук пришел в негодность, и Анса дал себе клятву никогда не отправляться в путешествие без копья. Копья и меча было бы достаточно. Во всяком случае, у него есть прекрасный кабо, лучший из небольшого табуна, который так быстро доставил его сюда из столицы. Скромные пожитки уже уложены в седельные сумы, он готов отправиться в путь. При условии, конечно, что ему разрешат уехать… Принц взлетел в седло, и тут, пройдя через лужайку перед особняком, к нему подошла группа усталых, покрытых копотью людей во главе с Харахом. Рядом шел Чатай и еще несколько заговорщиков, с которыми он встретился только вчера. Казалось, что это произошло давным-давно, хотя Анса знал, что в подобных случаях множество событий происходит за неправдоподобно короткий срок. Они остановились перед ним, и ни на одном лице не было и следа доброжелательности. Первым заговорил Харах:

— Лекари говорят, что она выживет. Лично я в этом сомневаюсь. Если бы ты не был сыном Гейла, я приказал бы убить тебя прямо сейчас. Но она еще жива, а ты до вчерашнего вечера служил нам верой и правдой. И потом, не ты один виноват. — Интересно, сколько он еще продержится, подумал Анса. Консорт-рогоносец не будет пользоваться уважением, несмотря на всю его преданность стране в течение долгих лет.

— До конца дней моих я буду стыдиться совершенного, хотя и сделал это непреднамеренно.

— Именно поэтому, — сказал Чатай, — мы и позволяем тебе покинуть наш город. Поэтому, а еще потому что некоторые из нас чувствуют — они виноваты не меньше тебя. Мы толкнули на это тебя, потому что сами были слишком трусливы, чтобы выполнить черную работу. В этом деле винить приходится многих. Уезжай. Люди еще не знают, что произошло вчера вечером, и ты будешь в безопасности. Когда они узнают правду, нигде в пределах границ Неввы не будет для тебя надежного укрытия. Шаззад всегда любили в народе.

— Что вы будете делать теперь? — спросил Анса.

— Сражаться, — ответил Харах. — Мы готовились к вторжению на острова. Будем продолжать. Может быть, они вернутся домой, чтобы защищать свою родину. А ты?

— Я отправлюсь в Каньон. Я должен узнать, жив ли отец. Может, Гассема и Лерису вообще нельзя убить… Мы — обычные смертные. Во всем мире только король Гейл способен противостоять им.

Чатай подошел ближе.

— Уезжай, принц Анса, — сказал он, и в его голосе не было злости. — Найди своего отца и сделай то, что можешь. У нас война, и мы должны сражаться, а тебе нет места в этой битве. Наша королева сказала: это промысел богов. Возможно, мы встретимся в лучшие времена.

Анса отдал честь этим людям с каменными лицами и повернул кабо. Он миновал охваченный смятением город, где на каждом углу стояли группы солдат, и выехал через южные ворота. Принц мечтал вернуться домой, на равнины, но дорога его сейчас лежала в Каньон, где ждал его смертельно раненый отец и Фиана, державшая в ладонях дар жизни. Позади оставалась горькая, бессмысленная война. Пока король не исцелится и не наведет порядок, мир будет по-прежнему ввергнут в пучину безумия. Боги зла вновь оказались выпущены на свободу.

Джон Мэддокс РОБЕРТС

ВЛАДЫКИ ЗЕМЛИ И МОРЯ

Глава первая

Дворец стоял на вершине холма, в сотне шагов от берега, главенствуя над пленительным видом на небольшую бухту и два мыса-близнеца, обнимавших ее, словно цепкие жадные руки. Ярко расписанные боевые каноэ были брошены на сверкающем песке залива. Бездействуя, как и их лодки, солдаты отдыхали, слоняясь по пляжу. Кто-то боролся, другие играли в азартные игры, а несколько человек упражнялись с оружием. Одежда, украшения и рисунки на них принадлежали дюжине различных кланов, но у каждого на руке виднелся черный щит — символ преданности своему повелителю.

Выстроившись от подножия холма к его вершине, шеренга за шеренгой, стояли воины элитной гвардии шессинов. Это были великолепные мужчины с кожей и волосами бронзового цвета, с голубыми глазами, и так гармонично сложенные, что художники и скульпторы материка считали лишь их достойными служить моделями при создании изображений богов.

На нижнем склоне стояли молодые воины, пятнадцати-двадцати лет от роду. Их длинные волосы были заплетены в сотни тонких косичек. Ближе всего ко дворцу стояли старшие воины: грозные, внушительные, с горделиво раскрашенными шрамами и рубцами. У каждого из шессинов имелось копье, выкованное из бронзы, с насаженным на него стальным наконечником.

Королева сидела на широкой веранде деревянного дворца в глубокой задумчивости.

Прежде вид тысяч собственных воинов наполнял ее гордостью и волнением, но сейчас ее терзало смутное предчувствие. С самого детства ей ни разу не было так страшно.

— Так много воинов, и так мало проку, — обратилась она к высокому сильному воину, стоявшему напротив нее. — В таком состоянии они бесполезны, как домашний скот.

— Мы найдем для них какое-нибудь занятие, — ответил ее собеседник.

— Когда король выздоровеет, он отправит их обратно на материк. Затем мы вернем потерянные земли!

— Король может и не поправиться, — мрачно произнес воин.

Зашипев сквозь зубы, королева окинула его яростным взглядом.

— Король поправится! Ты смеешь думать, что это не так?

— Простите, моя королева, но мы с ним выросли вместе. Для других король — бог, но я знаю, что он всего лишь человек. Он искуснейший воин нашего времени, но он был ранен, как простой смертный, и может умереть, как всякий другой. Я никогда не видел бойца, получившего такие раны, и прожившего после этого полный солнечный цикл.

— Но он уже прожил целых полгода! Неужели это ничего не означает? Разве это не доказывает, что он совсем не такой, как остальные люди? — Обычно надменный голос королевы Лерисы был на этот полон мольбы. Ей требовалась уверенность, что ее слова не будут опровергнуты.

— Никто не сомневается в том, что он особенный человек, как и в том, что вы не похожи на других женщин. Но те, кто чтили его словно бога, теперь полны неуверенности. Разве мог кто-нибудь, кроме короля Гейла, сразить его, да так, что даже шессины готовы были его покинуть?

— Гейл! — злобно воскликнула королева. — Неужели этот человек будет мучить нас до скончания дней?

— Можете ненавидеть его, если так хочется, но люди сознают, что и он тоже необычный человек. Высшие силы помогают ему. Поединок между Гейлом и королем Гассемом был вовсе не обычной битвой. Оба получили раны, каждая из которых должна была стать смертельной. А теперь люди не знают, что и думать. Население островов беспрекословно подчиняется вам, поскольку вы сразили Гейла своей собственной рукой.

— Уверена, что он мертв. Я видела, как мое копье вонзилось в него, я видела его павшим, пробитым насквозь, и все это видели!

— Ваша слава будет жить вечно, моя королева. Но известие, которое мы получили с материка, гласит, что жители Каньона излечили его своим магическим искусством.

— Король Гассем не нуждается в магии. Он живет благодаря своей божественности, поддерживающей его силы. Он выздоровеет, Пенду! Раны затянутся, и король станет таким же, как прежде.

Пенду слабо улыбнулся.

— Если бы сила ваших желаний была способна прогнать смерть от его ложа, он поправился бы прямо сейчас. Но все это не относится к делу, моя королева. Король не может пока что командовать войсками, но, к счастью, шессины подчиняются вам. Позвольте мне заняться этими лентяями-южанами. Кое-кто из островитян стремится вернуться к прежнему образу жизни, желая снова обзавестись племенными вождями. Они забыли, что у них только один повелитель. Надо преподать им урок.

— Мы не можем допустить отступления от веры здесь, на островах, — сказала королева. — Острова — сосредоточение нашей силы, ее центр, дом всех воинов, достойных этого звания. Конечно, если собрать хорошую вооруженную команду, то от всех этих лодок, что валяются на берегу, можно будет получить хоть какую-то пользу. Везде, где заметишь подстрекательство и неповиновение, — убивай зачинщиков, но не забывай: не должно быть никакой массовой резни. Король ценит… Что это? — Она указала в направлении высокой оконечности южного мыса, где струйка черного дыма поднималась к плывущим в небе облакам.

— Какой-то корабль подходит, — ответил Пенду. — Хотя, конечно, еще слишком рано, не сезон. Лишь самые храбрые капитаны могут пренебречь опасностью последних бурь.

Королева хлопнула в ладоши, и сразу же из дворца на веранду вышла прислужница.

— Подай мне подзорную трубу, — приказала Лериса.

Мгновение спустя женщина вернулась, держа в руках длинную коробку полированного дерева. Королева отперла бронзовый замочек и подняла крышку. Внутри лежала изысканно отделанная труба обожженного дерева с тонкими бронзовыми ободками. Это был прибор из Неввы, военный трофей, как и почти все королевское имущество. Взяв подзорную трубу в руки, Лериса поднесла ее к глазам и, отрегулировав длину, добилась четкого изображения.

— Голубой флаг, — заметила она. — Незнакомый корабль. Нет, три корабля.

— Это, должно быть, купцы, — сказал Пенду. — Для военного флота три корабля — слишком мало. Но откуда они прибыли?

— Я никогда не видела такого флага. Наверно, их земли слишком далеко от нас. А, вон и гонец бежит от наблюдательной вышки. Скоро мы, возможно, узнаем побольше. — Королева хлопнула в ладоши, и на веранде тут же появилось с полдюжины прислужниц. — Мне, похоже, придется принимать гостей. Приведите меня в порядок. — Затем она произнесла, обращаясь к Пенду: — Разгони эту толпу снаружи. Мы не можем позволить шпионам заметить слабость или беспорядок в своей армии.

Воин поклонился.

— Как прикажет моя королева.

Он покинул террасу, на ходу выкрикивая приказы. Как по волшебству отдыхавшие воины выстроились отрядами и замерли в ожидании дальнейших команд.

Быстро и ловко невванская прислужница принялась накладывать на лицо королевы краски различных цветов и оттенков. Долгое время Лериса презирала такие ухищрения, но стала стесняться крохотных признаков старения, появившихся после того, как ей исполнилось сорок лет. Народ шессинов сопротивлялся влиянию времени дольше, чем другие люди, но даже их легендарная королева не была бессмертна.

— Розовый шелк подойдет, госпожа? — спросила служанка.

— Новый голубой, с золотыми украшениями и жемчугом.

Среди своих людей Лериса надевала лишь драгоценности, не поддаваясь влиянию лет, пытавшихся погасить ее красоту.

Она тщательно следила за своим питанием и была очень активна. С десяти шагов ее можно было принять за двадцатилетнюю девушку. Но, принимая гостей из чужих стран, она одевалась более скромно, по крайней мере, по ее собственным меркам.

Женщины прекратили суетиться, как только тот самый гонец, что был замечен ранее, поднялся на холм и бросился к ногам королевы. Это оказался юный шессинский воин, лишь слегка вспотевший и совершенно не запыхавшийся от долгого бега.

— Ну, что скажешь, Мана?

Мальчик был из ее личной охраны, с этими воинами королева всегда общалась ласково и даже фамильярно. Они, в свою очередь, чтили ее даже более горячо, чем жители материка поклонялись своим богам.

— Три корабля, моя королева, я таких не видел никогда в своей жизни!

— Ты, Мана, не бывал нигде дальше этих островов. Может, это корабли из Чивы. Они не заходили к нам с той поры, когда ты был еще совсем ребенком.

— Сейчас на посту наблюдения офицер Юххо, королева. Он ветеран многих компаний. Он рассмотрел эти корабли в свою огромную подзорную трубу и велел передать вам, что никогда раньше не видел таких судов.

Королева прислонилась к стене, чувствуя радостное волнение, впервые за долгие месяцы безнадежности.

— Опиши их!

— Он сказал, что они меньше, чем огромные корабли Чивы, но больше, чем любые невванские торговые суда. На каждом по три мачты…

— Три! — Лериса никогда раньше не видела трехмачтовых кораблей.

— Да, моя королева. Одни паруса квадратные, другие треугольные. Это все, что было ясно, когда я покинул наблюдательный пост.

— Похоже, что они собираются здесь причалить?

— Они идут прямо в порт! Скоро мы сможем их увидеть, как только они обогнут мыс.

Внизу, на воде залива качались каноэ, полные воинов. Пенду вернулся на холм легкой трусцой.

— Мы готовы принять гостей… — сказал он ухмыляясь.

Королева передала ему слова мальчика.

— Я думала, мы повидали все типы кораблей в мире. Откуда могут быть эти?

Пенду пожал плечами.

— В мире всегда находится что-то новое. Я помню, когда-то мы думали, что весь мир есть эти острова, да кусочек материка, лишь до горизонта. Каждая страна, которую мы захватывали, отличалась от других. Познанию нет конца!

— Нет, это не так, — возразила королева. — Гассему предопределено завоевать весь мир. И мы познаем все, что в нем есть. Просто это займет немного больше времени, чем мы думали…

— Как скажете, моя повелительница. Как нам следует обращаться с этими путешественниками?

— Дайте им понять, что мы сильны, но будем гостеприимны с ними. Я не могу поверить, что они проявят враждебность, имея всего три корабля. Но они могут представлять опасность, если обладают мецпанскими огненными орудиями. Выясните это, прежде чем позволите им причалить!

— Как прикажет моя королева!

Он отсалютовал и спустился с холма, чтобы принять на себя заботу о приеме гостей.

Лериса ненавидела ожидание, поэтому поднялась и ушла во дворец. Его обстановка была безукоризненной, но совершенно простой. На завоеванных территориях венценосная чета жила среди варварского великолепия, но дома, на своих островах, они предпочитали простоту, что являлось их родовой чертой.

Дворец был деревянным, с соломенной крышей. Кроме огромного тронного зала здесь имелись лишь арсенал, да несколько небольших жилых помещений. Охрана спала в хижинах позади дворца.

Лериса прошла через дверной проем, охраняемый двумя свирепыми женщинами из королевской гвардии. Ярко раскрашенные стражницы поклонились королеве. Их восхищение Гассемом было велико и поражение короля нисколько не уменьшило это чувство.

Внутри спальни еще четыре женщины охраняли покой раненого. Там же находился врач, знаменитый хирург, взятый в плен при завоевании Неввы. Он знал, что последний день жизни короля будет последним и для него, и поэтому был чрезвычайно заботлив и внимателен.

— Как он? — тихо спросила Лериса.

— Никаких изменений со времени вашего последнего визита, — сказал доктор.

Король лежал на матраце, набитом травами, что, по убеждению лекарей, могло приблизить выздоровление. Его мощное тело исхудало, щеки впали, кожа обтягивала череп; грудь слабо опускалась и поднималась с каждым вздохом.

— Покажи мне рану! — приказала королева.

Целитель приподнял окровавленную марлевую повязку, обнажив дыру, пробитую копьем Гейла в груди короля. Она не стала шире, как часто случалось за прошедшие месяцы, но и выздоровление было мучительно медленным. Лериса очень боялась, что мстительные духи могут проникнуть в тело Гассема через рану и убить его. Даже если на это их сил не хватит, они, по крайней мере, могут задержать выздоровление. Король не болел никогда в жизни и всегда быстро восстанавливал силы после любых ранений.

— По-моему, рана немного затянулась за последние дни, — неуверенно произнесла Лериса.

— Вполне вероятно, слегка, моя повелительница, — согласился врач. — Пульс у него сильный и ровный, и дыхание теперь куда лучше, чем месяц назад. Легкое, судя по всему, уже здорово.

Лериса наклонилась и поцеловала Гассема в лоб. Веки короля затрепетали, глаза открылись — и Гассем чуть заметно улыбнулся, узнав супругу.

— Ты в платье, моя маленькая королева? — его голос звучал едва слышно. — Уж не готовишься ли ты к моим похоронам?

— Не шути так, — мягко упрекнула его Лериса. — Через несколько дней ты сможешь подняться и начнешь планировать новый поход. Просто к нам приближаются несколько кораблей, и я должна приветствовать их. Похоже, это путешественники. Мы никогда не видели ничего похожего на эти корабли. Чувствую, здесь должна быть какая-то выгода…

— Если выгода есть, то ты ее обязательно отыщешь, королева, это у тебя всегда хорошо получается! Но прибывшие должны быть уверены, что я где-то неподалеку.

— Мы скажем им, что ты уехал осматривать внутренние земли и скоро вернешься. Они не узнают, что ты болен.

— Вот и хорошо… — Глаза короля закатились, веки сомкнулись. Всего несколько фраз изнурили Гассема. Но, по крайней мере, на этот раз он узнал ее, хотя такое случалось не всегда.

Когда королева вернулась на веранду, первый корабль еще только входил в пролив между мысами. Лериса села и снова приникла к подзорной трубе, изучая корабли.

Она поняла, что Юххо сказал правду. Ни в одном порту не видела королева таких судов: на двух передних мачтах крепились квадратные паруса, очень короткая задняя держала наклонную рею, с которой свисали небольшие треугольные паруса. Корпус корабля был более высоким и округлым, чем у судов, к которым она привыкла, что, однако, не мешало чужаку двигаться достаточно маневренно. Паутина канатов довершала его оснастку. На некогда яркой обшивке корабля виднелись следы долгого и трудного плавания.

Кроме этого королева смогла понять совсем немного. Пока она наблюдала за кораблем, на нем спустили все паруса кроме нескольких самых малых, и с борта на воду сбросили лодку. Она пошла на веслах в обход корабля, и Лериса заметила, что люди на борту корабля в это время засуетились, — похоже, они что-то кричали гребцам в лодке. Королева надеялась, что ей не придется долго ждать новостей.

Каноэ, полные воинов-шессинов, двинулись вперед, навстречу прибывающим кораблям. Мужчины выставили перед собой щиты и направили копья в сторону чужаков. Они не издавали ни звука, никак не демонстрировали свою силу, но даже бездействуя они излучали угрозу. Да и другие островные расы были лишь немного менее устрашающи.

Второй корабль, немного больше первого, вошел в пролив. Спустя несколько минут и третий, самый большой, прошел между мысами. Корабли были одинаково оснащены и отличались, видимо, только размерами. Красное знамя развевалось на грот-мачте последнего корабля. Его украшало изображение головы какого-то непонятного существа с золочеными закрученными рогами. Такой стиль был королеве абсолютно незнаком.

«Я уверена, что извлеку из этого выгоду…» — подумала королева. У них отняли все, кроме родных островов. Теперь на сцене появились новые действующие лица, — и, возможно, эти новички окажутся в силах изменить так неудачно для них сложившееся положение вещей.

В конце концов, три корабля замерли на безопасном расстоянии от берега в центре залива. Большая лодка отошла от одного из них, и моряки направили ее к берегу. Они двигались вперед среди плеска весел, и по воде побежали мелкие волны. Королева заметила, что металлов у этих людей было явно в избытке, раз они использовали их для такой мирной цели, как изготовление уключин. Обладание золотом, серебром, медью и бронзой означало богатство. Обладание сталью означало силу.

— Не смейтесь над ними, как бы они ни выглядели! — предупредила королева своих людей. — Они мои гости, пока я не передумаю.

Двойная шеренга каноэ образовала коридор, ведущий прямо к причалу напротив дворца. Движение лодки было неторопливым и величественным. Лериса понимала, что чужаки сознательно не спешат. Они знали, что приближаются к правительнице, и старались подчеркнуть свою значимость. Это был вид дипломатической игры, в которой королева стала искусным игроком за годы своего правления.

Наконец лодка причалила, гости ступили на деревянный причал, и пошли к дворцу. Пенду сопровождал их, ведя между шеренгами воинов. Возглавляли делегацию чужаков шестеро мужчин важного вида, еще десяток сопровождали их — это были легко вооруженные воины.

Конечно, охрана в таком количестве выглядела просто смешно на фоне целой армии шессинских воинов, — ведь ни один из чужаков не имел при себе того огненного оружия, которого так страшилась королева.

Предводитель путешественников оказался высоким дородным мужчиной с веерообразной бородой, рассыпавшейся по груди. Лериса недолюбливала волосатые лица — ее люди всегда были гладко выбриты. Но этот человек был примечательным: его волосы и борода были пестрыми, каштановые пряди перемежались в них с почти чисто алыми. Королева не могла точно сказать, натуральные они или же крашеные. Она никогда прежде не видела крашенных мужчин.

Одежда на предводителе иноземцев была свободная, даже мешковатая, сшитая из кусочков кожи и тканей ярких цветов. Люди, шедшие за ним следом, были одеты точно так же.

Лериса заметила и медь, и сталь в их оружии. Особенно примечательными были их длинные мечи, висевшие в ножнах на поясах: рукоятки искрились драгоценными камнями, вплавленными в серебро. Все охранники носили серебряные браслеты и цепи на шее.

Эти люди владели серебром в огромных количествах, как никто другой. Предводитель остановился перед королевой и низко поклонился, но так легко и изыскано, что это выглядело это скорее как искренний комплимент, нежели простая вежливость.

— Язык у них очень странный, — сказал ей Пенду, — но звучит похоже на южные наречия.

Гость произнес несколько слов, напоминающих по звучанию и произношению языки Чивы и Грана. Лериса ответила на придворном языке Чивы, очень отчетливо, почти по слогам:

— Медленнее, пожалуйста.

Его глаза расширились от удивления.

— Долгой жизни вам, владычица! Я и не надеялся быть понятым!

Сложно было разобрать его слова из-за акцента и необычного построения фраз, но королеве удавалось уловить смысл.

— Правильная форма обращения — «ваше величество». Вы, должно быть, из дальних краев?

— Вы совершено правы. Вы — королева этого острова?

— Всех островов и материка. Хотя на континенте недавно объявились захватчики, желающие это оспорить.

Гость бросил быстрый взгляд на более чем скромные дома в деревне, — этот взгляд громче слов говорил о сомнениях насчет услышанного. Другого Лериса и не ожидала. Она знала, сколько внимания южане уделяют архитектуре. Ну, она еще проучит его за это…

Предводитель повернулся и сказал что-то своим спутникам, слишком быстро, чтобы королева сумела разобрать его слова. Все южане обычно говорят бегло, слова сливаются в одно. Только в самых официальных речах они делали ясные паузы между фразами. Так же поступали и эти чужеземцы.

Пятеро гостей медленно опустились на одно колено. Командир и охрана остались стоять. Для стражников это было вполне естественно, никто и не ожидал, что они ослабят бдительность.

Но предводитель чужеземцев посмел не оказать Лерисе королевских почестей, и это требовало объяснения. Среди воинов усиливался ропот возмущения, но Лериса коротким жестом добилась мгновенной тишины. Человек, стоявший перед ней, явно осознавал опасность, которой подвергался, но ничем не выдавал своих чувств. Такое поведение могло вызвать лишь восхищение.

— Я — Саху, великий владыка морей, я привез вам приветствие от ее величества королевы Изель из Альтиплана!

— У вас есть верительные грамоты от вашей королевы? — холодно спросила Лериса.

Вопрос был неожиданным. На этот раз гость не сумел скрыть удивления — он явно не ожидал услышать подобное требование от женщины, показавшейся ему на первый взгляд обычной предводительницей самых настоящих дикарей, варваров.

Он повернулся, и один из его спутников тут же протянул ему изукрашенную сумку. Саху сунул в нее руку и достал резной деревянный кружок, покрытый сложными письменами. Они представляли для королевы мало смысла, но все же она смогла разобрать несколько отдельных слов. Это было похоже на королевскую доверенность, дававшую Саху право командования кораблями для торговли и исследований. На обороте красовалась маленькая золотая печать с изображением звериной головы. Над печатью виднелась небрежная, но четкая подпись.

— Этот почерк слишком витиеват, чтобы я смогла его разобрать, — объяснила Лериса, — но подписи вашей королевы вполне достаточно!

Саху был абсолютно спокоен, но его спутники заметно волновались. Все оказалось не так просто, как они ожидали. Королева поняла, что необходимо как-то разрядить обстановку. Она одарила их самой ослепительной улыбкой, на какую только была способна, и, поправив подушку, лежавшую рядом с ней, произнесла:

— Пожалуйста, сядьте возле меня, господин Саху! А вы, господа, проследуйте на веранду. Слуги позаботятся о вас. Пенду, подготовь место для воинов, чтобы они смогли отдохнуть. Распорядись насчет еды и напитков!

Пенду жестом велел охранникам следовать за ним, но те не двинулись с места, неотрывно следя за своим господином.

Саху сказал несколько слов, и они наконец пошли за Пенду, положив оружие на плечи.

— Вы очень любезны, ваше величество! — произнес Саху, изящно усаживаясь на подушку возле королевы.

— Мое имя — королева Лериса, — начала она. — Мой муж, король Гассем сейчас, к сожалению, отсутствует — он объезжает свои владения. Я — абсолютная властительница государства в его отсутствие. Нашим величайшим желанием всегда было установить и поддерживать дружественные отношения с другими правителями.

— Таково стремление и моей королевы!

— Хотя я должна заметить, что никогда не слышала упоминаний о вашей стране. По плачевному состоянию ваших кораблей могу предположить, что путешествие было долгим. Наверное, ваш дом далеко отсюда?

— Действительно, далеко на юге. Наши ученые утверждали, что к северу от нас лежит еще один континент, и королева отправила эту флотилию на поиски. Мы покинули северное побережье своей страны более двух месяцев назад.

— И это первая земля, попавшаяся вам по пути?

— Несколько дней назад мы обнаружили группу небольших островов немного южнее. На одном из них мы высадились, чтобы пополнить запас питьевой воды, и он выглядел совершенно необитаемым. Это было первое место, где нам удалось пристать. Теперь наши бочки с водой полны, но остальные запасы уже на исходе.

— Вы получите все необходимое.

— Вы очень щедры!

— Объясните мне, господин Саху, как могло получиться, что вы добрались до наших островов, но не заметили целый континент? — Она мягко улыбнулась, якобы не замечая, как он смущенно покраснел.

— Понимаете, ваше величество, эти воды нам не знакомы. Мы старались держать курс точно на север, но сильные течения и восточные ветры бушуют междунашими странами. И мне кажется, что в ваших северных землях сейчас сезон бурь и штормов. А у нас дома сейчас затишье, погода прекрасная.

— Вам очень повезло, что вы нашли эти острова. В одном дне пути на запад отсюда простирается бесконечный океан.

— Возможно, в том направлении лежит еще один континент, но так далеко, что наши корабли никогда до него не доберутся. Действительно, то, что мы дошли до вашего королевства — абсолютная удача. — Он ненадолго замолчал, принимая чашу с вином, поднесенную ему служанкой. Пригубив, он продолжил:

— Но вы, кажется, сказали, что континент здесь действительно существует?

— О, да! Вы можете побыть немного у нас, прежде чем решите плыть туда. В странах материка сейчас неспокойно! — Лериса пристально взглянула на корабли, стоящие в небольшом порту. — Три корабля, даже огромных, — недостаточный флот, чтобы отправиться в такое серьезное и важное плавание.

— У нас было восемь судов поменьше в начале путешествия. Два мы потеряли во время жуткого шторма месяц назад, остальные — через десять дней, в другой буре. Надеюсь, некоторые из них уцелели и смогут вскоре догнать нас.

— Вот и еще одна причина, чтобы вы задержались здесь. Я прикажу, чтобы сигнальные огни на маяках горели день и ночь. Также я отправлю людей на все острова для поиска ваших пропавших судов.

— Вы более чем великодушны, ваше величество! — Саху длинными пальцами коснулся груди, скрытой за бородой, и низко склонил голову.

— Вероятно, и все ваши моряки нуждаются в отдыхе и заботе. Почему они не сошли на берег вместе с вами? Для них приготовят казармы.

— Вы слишком добры. Но, к сожалению, на кораблях очень многое нужно починить. Людям лучше пока остаться на своих местах. Возможно, позже мы воспользуемся вашим гостеприимством.

— Как пожелаете.

Естественно, этот человек был слишком предусмотрителен, чтобы безоговорочно верить ей. Он хотел держать корабли наготове на случай внезапного отплытия. Правда, никто из них не успеет сделать и десятка шагов, если Лериса решит убить их или захватить в плен, но у них пока что не было возможности узнать это.

Когда перед гостями, сидевшими на веранде, поставили блюда с едой, те проявили похвальное самообладание, хотя были, несомненно, очень голодны. Королева заметила, что охранники с жадностью набросились на свое угощение, словно простолюдины. Саху явно не солгал, говоря об истощении запасов.

Лериса из вежливости не отвлекала их разговорами во время еды, и Саху сам представил своих спутников, каждый из которых оказался знатным или влиятельным горожанином.

Но лишь один выглядел равным Саху по внутренней силе. Его звали Госс, и он производил неблагоприятное впечатление из-за худощавого, покрытого глубокими оспинами лица и черных прямых волос; его короткая борода была подстрижена неровно, выражение лица было ленивым и злобным, а некоторые жесты и слова выдавали нелюбовь к своему капитану. Лериса решила присмотреться к нему.

— Теперь вы передохнули, — сказала она, когда все блюда были унесены, — и я жду подробного рассказа о вашей стране и о вашей правительнице.

Лериса считала, что ее влияние в южных краях возрастало, и проверить слова Саху для нее не составило бы труда.

— Чтобы поведать вам все, уйдут годы, — ответил он. — Но вкратце я, конечно же, расскажу… Моя родина, континент к югу отсюда, — это обширное королевство с высокими горами, бурными реками, с широкими равнинами, населенными дикими зверями, с первобытными джунглями, где выжить могут только отчаянные люди, — его голос звучал плавно, а слова — ритмично. Королева предположила, что гость излагает нечто вроде легенды. — Прекрасны дикие края, но несравнимы они с величием освоенных земель. Плодородные поля пшеницы и фруктовые сады, зеленыe пастбища. На нашем огромном континенте есть множество крохотных княжеств, но лишь одна великая страна — это Альтиплан! Наша королева — Изель Девятая, глава Дома Быка.

— Быка? — не удержавшись, воскликнула Лериса.

— Да. Это священное животное королевской семьи, — он слегка нахмурился. — Что удивило вас в такой мере?

— О, просто мы никогда не встречали такого зверя. В небесах есть созвездие, которое мы зовем Быком, и легенда гласит, что в древности существовали быки, собиравшиеся в стада… как наши кагги. Но их никто никогда не видел… кроме, наверное, тех, кто сложил эту легенду. Рогатое существо на ваших знаменах и печати — это и есть бык?

— Именно. Мы разводим огромные стада животных, самцы которых зовутся быками. В нашей стране их столько же, сколько травинок на лугах. Это единственное священное животное, которое участвует в торжественных церемониях.

— Могу себе представить! — То, что эти чужеземцы видели легендарного зверя собственными глазами, придавало им некоторую необычность и определенный интерес в глазах королевы. Они были простыми людьми, но видели быков!

— Королева Изель за время своего правления значительно расширила торговый флот страны и открывает все новые торговые пути. Вот почему была сформирована наша экспедиция.

— Замечательно, что ваша королева, как любой здравомыслящий монарх, желает вести обоюдовыгодную торговлю с соседями! Чуть позже нам следует обсудить, какие товары могут заинтересовать обе стороны.

Лериса не стала упоминать, что ее народ совсем не занимается торговлей. Завоеватели и грабители предпочитают захватывать то, что сделали другие.

— Я уверен, у нас найдутся многие необходимые вам вещи! — воскликнул Саху. — В Альтиплане производят великолепные ткани, керамику, оружие, вина, станки, краски, картины…

— Не сомневаюсь, что все это прекрасно. А что бы вы хотели получить взамен?

— Ну, ваша страна нам незнакома, сначала лучше посмотреть, что вы можете предложить. Хотя, могу сразу сказать, нам интересны специи, жемчуга, драгоценные камни, выделанные шкуры животных, изящные перья и многое другое.

Тот иноземец, которого звали Госсом, продолжил без промедления:

— Я заметил, ваше величество, ожерелья из пленительного жемчуга на ваших воинах. Откуда вам их доставили?

Пенду раздраженно взглянул на говорившего, однако сдержался и промолчал.

— Это наше родовое наследие, передаваемое воинами из поколения в поколение, от отца к сыну. Великолепные жемчуга являются символом величия нашего народа.

— И вашей красоты! — добавил Госс. — Никогда я не видел мужчин и женщин красивее, чем здесь!

Его спутники энергично закивали, соглашаясь с комплиментом, и Госс продолжил:

— И, если позволено мне будет сказать, красота вашего величества сравнима лишь с красотой нашей госпожи!

— Как мило слышать это от вас!

Лериса в полной мере осознавала свою неотразимость. А что насчет королевы Альтиплана… она знала, что слуги будут превозносить ее красоту, даже, если та окажется сморщенной ведьмой.

— Но, господа, представляю, насколько вы устали. Давайте побеседуем о вещах, не столь серьезных и Утомительных, пока вы не отправились на отдых, для вас уже приготовлены покои.

— Покорнейше благодарю, ваше величество… — засомневался Саху. — Но по старинным законам мы обязаны спать на своих кораблях во время официальных миссий. Если вам будет угодно, завтра утром мы опять спустимся на берег!

— Как пожелаете! Мои слуги погрузят провизию на лодки и привезут вам. Я думаю, свежие фрукты поднимут настроение ваших солдат после столь длительного путешествия.

Саху поклонился.

— Ваше величество замечательно осведомлены о нуждах моряков!

Королева улыбнулась в ответ.

— Мои люди тоже иногда выходят в море.

* * *

Вечером она рассказала все мужу, опустившись на колени у его кровати. Король Гассем дышал легко, но другие признаки жизни проявлялись слабо. Его глаза были прикрыты, однако Лериса точно знала, что он слышит и понимает ее слова. Так долго они были вместе, и так были близки, что она всегда чувствовала, если он впадал в беспамятство.

— Когда они поднимались от пристани, я поняла, что они считают нас примитивными дикарями!

— Мы и есть… — едва слышно прошептал король.

— В общем-то, да, мой любимый, но мы дикари, повидавшие в этом мире больше, чем они могут себе представить. Как и большинство таких людей, они ожидают, приплыв сюда, ослепить нас дешевыми поделками своих ремесленников, а взамен захотят нагрузить трюмы предметами, ценности которых мы, по их представлениям, понимать не должны… поскольку мы же самые настоящие варвары… Моя речь и манера держаться произвели на них немалое впечатление. По правде говоря, они были просто ошеломлены. Но думаю, они все равно попытаются увлечь мой примитивный разум зеркалами и яркой одеждой!

Король негромко хихикнул.

— Было бы занятно захватить их корабли, а самих поджарить на медленном огне, но для начала надо больше узнать об их стране и разобраться, как из всего этого извлечь выгоду.

— Согласна! — Лериса слегка нахмурилась, по гладкому лбу пошли морщинки. — Я не совсем уверена, что знаю, как лучше вести эту игру, любимый… Думаю, пусть пока смотрят на нас свысока. Люди не слишком следят за своим языком, если считают собеседников невежественными и бессильными. С другой стороны, я всегда ненавидела вести переговоры не с позиции силы.

Король немного задумался.

— Нет, мы должны поразить их своей силой и богатством. Когда они уплывут от нас, они отправятся прямо на материк, понимая, что там можно заключить куда более выгодные торговые сделки и дипломатические соглашения с другими странами. Они должны быть уверены, что эти острова — цитадель сильнейших воинов в мире. Они услышат про нас огромное количество историй от жителей континента, но ни на секунду не должны подумать, что мы — побежденные!

— Да, ты прав. Я устрою им небольшое путешествие, покажу некоторые наши сокровища и оружие. Человек по имени Госс, по-моему, играет по собственным правилам, на остальных ему наплевать. Я понаблюдаю за ним… может, он мне и пригодится.

— В этом ты не знаешь себе равных, моя маленькая королева!

— Но ведь ты понял, дорогой, что мировое равновесие сдвинулось с мертвой точки?

— Да, я подумал об этом. Новый континент, и при том очень богатый … Необходимо изучить конструкцию их кораблей. Возможно, если знать о ветрах, течениях и о том, как избежать жутких штормов, это плавание можно сделать намного короче. Я уверен, там мы получим возможность восстановить свое могущество, после чего вернемся на материк, восстановим империю и уничтожим Гейла!

— Ты Утомишь себя такими долгими речами, мой король. Предоставь мне этих чужеземцев, я выжму из них все до последней капли! Духи удачи отворачивались от нас в последнее время. Надеюсь, они решили вернуть нам свое расположение.

— Надеюсь… — ответил Гассем, хотя был уже не с ней, а на пути в мир своих снов. — Ничто не помешает мне исполнить свое предназначение… — и тут же уснул.

Лериса поднялась и вышла из спальни, оставив свирепых женщин охранять своего мужа. Внешне она была невозмутима, но внутренне ликовала. Если Гассем мечтает о новом походе, значит, он на пути к выздоровлению.

* * *

Когда утром гости спустились на берег, королева вышла приветствовать их. За ней расположились юные шессинские воины, ее личная охрана; в руках Лериса держала миниатюрное копье — символ могущества. Это копье было сделано взамен того, что пробило грудь короля Гейла. Королева обратила внимание на то, что взгляды чужеземцев разом устремились к копью: оно было целиком выковано из стали.

— Господа, вы готовы к небольшой прогулке? Я хотела бы показать вам малую часть королевства моего супруга. Кабо для верховой езды уже готовы, если пожелаете, но здесь, на островах мы предпочитаем передвигаться пешком.

Саху широко улыбнулся.

— Мы никогда не слышали о таких существах, а садиться на незнакомое животное, насколько я знаю, неразумно! К тому же, после столь долгого плавания нам не помешает немного размять ноги. Ведите нас, ваше величество.

Они отправились в путь, от побережья. Королева приказала юным воинам следовать на безопасном расстоянии. Шессины предпочитали передвигаться бегом или трусцой, но ослабевших от долгого плавания путешественников не стоило слишком Утомлять.

Саху, как ни странно, шел не покачивающейся походкой бывалого моряка, а широкими легкими шагами, не отставая от Лерисы. Это ее изумило, поскольку на Саху были высокие сапоги с толстой подошвой и жестким задником, их широкие отвороты закрывали ноги до середины бедер. Королева не представляла, ни как можно передвигаться с таким весом на ногах, ни как вообще Саху умудрялся сохранять равновесие, когда его ступни были так далеко от земли. Несколько раз она даже ощутила какую-то непонятную неловкость из-за того, что на ней лишь старые светлые сандалии.

К концу первой мили чужеземцы покрылись испариной, но никто не попытался снять свои тяжелые объемистые одежды. Госс лишь стащил с головы широкую шляпу с перьями и вытер лицо.

— Не хотите ли остановиться и немного передохнуть? — мило предложила Лериса.

— Ваше величество обладает чудесной выносливостью молодости! — галантно ответил Саху, заметив, что женщина не выказывает признаков Утомления, в отличие от его спутников. — И ваши юные воины тоже в великолепной форме! И все же, даже мы, стареющие моряки, сможем пробежать еще немного!

— Замечательно! Впереди, вон с того с холма, открывается вид, который, я уверена, вам понравится!

Дорога поднималась от прибрежной низины ввысь, вглубь страны. Откос был не очень крутой, но подъем все же составлял большую трудность для перегруженных одеждой чужеземцев. Госс огляделся вокруг с некоторым замешательством. Склон покрывала густая буйная зелень, в которой мелькали яркие птицы и бабочки; огромное разнообразие незнакомой растительности поражало.

— Прошу прощения, ваше величество, — сказал Госс, — но правильно ли я понял, что эти земли освоены совсем недавно?

— Верно! — подтвердила королева. — Большинство низинной территории этих островов использовалось земледельческими племенами под пашни. Несколько лет назад мой муж решил, что на этих островах нужно растить воинов, и ничего кроме этого! Те из племен, что не захотели изменить образ жизни, были уничтожены, или отправлены в наши колонии на материк.

Саху выглядел шокированным.

— Ничего, кроме воинов, ваше величество?! Но это совершенно невозможно!

— Обыщите острова, если желаете! — ответила королева. — Вы не найдете ни одного мужчины старше четырнадцати лет, который не умел бы обращаться с оружием, или добывал бы средства к существованию каким-то другим способом, кроме войны.

— Но… Но… — пробормотал один из путешественников. — Чем же вы питаетесь? И эти фрукты, что вы прислали вчера на наши корабли…

— Это дикие плоды, собранные женщинами и рабами! Мы — раса пастухов, живущая мясом, молоком и кровью своих животных. Уход за скотом — первая часть пути к званию воина.

— Кровью?.. — произнес кто-то из гостей с нескрываемым отвращением.

— О, да! По обычаю, молодые воины не получают никакой другой пищи, кроме молока и крови, за исключением особых случаев.

— У нас вообще-то есть один обряд, во время которого мы пьем бычью кровь, — сказал Саху, — но такое случается далеко не каждый день! — Он с одобрением посмотрел на здоровые, с безупречной кожей тела сопровождавших их воинов. — Странная диета, если подумать, но, похоже, вашим юношам она вреда не причиняет.

Еще через час они добрались до начала спуска, начинавшегося с гребня небольшой горы, сплошь усыпанного обломками черных камней. Отсюда остров был виден на многие мили вглубь, и это зрелище заставило путешественников забыть о стертых ногах и натруженных мышцах.

Внутренняя равнина острова представляла собой роскошный травяной луг, казалось, не имеющий границ; на нем паслись дикие и домашние животные. Сверху путешественники видели десятки тысяч голов — от крохотных копытных зверьков до гигантских каггов с огромными витыми рогами. Они бежали через всю равнину бесчисленными стадами. Ловкие пастухи гнали небольшие группы домашнего скота. Лучи утреннего солнца, поднимавшегося над равниной, сверкали на копьях юных воинов.

— Но… Это бесподобно! — заворожено произнес Саху. — Как будто здесь все сохранилось неизменным со дня сотворения мира! Я считал, что видел в своей стране впечатляющую дикую природу, но она не идет ни в какое сравнение с этим!

— Вообще-то обычно мы предпочитаем более освоенные земли, — холодно добавил Госс.

— Мы, шессины, ощущаем себя сродни всему живому в наших землях, — объяснила королева. — И это вполне естественно — что наши молодые воины должны сначала испытать себя в роли пастухов. Гигантские кошки не против полакомиться мясом кагг, и нередко юные воины погибают, защищая стада… Нам пора. Мы почти уже пришли, сталось немного.

Они спустились с короткого, но крутого откоса и, обогнув гору, увидели небольшой ручей, бегущий вдоль поселения воинов. В деревне не было и намека на укрепления, просто несколько огромных, крытых соломой зданий были окружены солдатскими хижинами.

Как только королева появилась на склоне холма, солдаты внизу засуетились, выстраиваясь отрядами. Их звонкое приветствие долетело до нее и отозвалось эхом в близлежащих горах.

— Ваши воины восторженны! — заметил Саху.

— Они боготворят меня, — просто ответила королева.

Как только Лериса и ее гости вошли в поселок, солдаты начали ритмично бить копьями о свои черные щиты, скандировать и топать ногами в действительно религиозном восторге. В голубых глазах — у всех одинаковых — светился опасный огонек фанатизма.

— Такое ощущение, будто они все братья, — задумчиво произнес Госс. — Разница в росте едва ли больше толщины пальца, у всех бронзовая кожа и бронзовые волосы… — Он в изумлении покачал головой. — Никогда не видел таких людей!

— Это и есть мой народ — шессины! — сказала королева. — На побережье вы видели и других воинов, но шессины — лучшие из всех, и они никогда не смешивают свою кровь с недостойными!

По правде говоря, королева с почти белыми волосами, темными бровями, бледной кожей и фиалковыми глазами резко отличалась от истинных шессинов, но никто и никогда не смел этого замечать

Меж шеренг воинов они прошли до первого большого здания.

— Это — сокровищница, предназначенная для некоторых наших богатств, — объяснила Лериса. — Мой муж разместил сотни таких хранилищ по всем островам.

Она, конечно, преувеличивала, но не очень сильно.

По ее приказу солдаты подняли стенные блоки, превратив здание в некое подобие огромного навеса.

— Теперь света достаточно, чтобы все увидеть. Идите за мной.

Она провела чужестранцев в огромное помещение, похожее на пещеру под соломенной крышей, с удовольствием наблюдая за тем, как широко распахнулись от изумления глаза гостей.

Пол был выстлан превосходно отполированными деревянными досками, закрепленными на каменном основании, но его почти невозможно было разглядеть. Все вокруг было сплошь заставлено и завалено великолепными драгоценностями, ошеломлявшими чувства весьма уставших путников.

Золотые тарелки лежали здесь стопками, как и множество прочей посуды — глиняной и фаянсовой. На гигантских вазах кованой бронзы красовались изображения диковинных птиц в пышном оперении. Бочки до краев были заполнены самоцветами и жемчугами. В ноздрях щипало от острых запахов, доносившихся из сотен ларцов со специями. Скульптуры слоновой кости были завалены разнообразными мелочами из бронзы и стекла, и повсюду громоздились друг на друге тюки изысканных тканей.

Кое-кто из чужаков не смог сдержать хриплых восклицаний, но их предводитель сохранял спокойствие.

— Ваш повелитель — действительно состоятельный монарх. И это одна сокровищница из множества?

— Да. Это лишь немногое из того, что мы привезли с материка. — Она повернулась к Госсу и холодно произнесла: — Плодородная земля может дать многое, но воинам нужно еще больше!

Он густо покраснел, но все же холодно кивнул королеве; в его взгляде появилось уважение.

— Теперь пойдемте посмотрим на вещи не столь поражающие красотой, но все же в своем роде чудесные

Подавленные, гости последовали к другому зданию лишь немного меньше предыдущего. Снова открылся вход, и они попали внутрь. В тот же миг у вошедших перехватило дыхание.

Это здание оказалось не сокровищницей, а арсеналом. Здесь не было видно сияния золота или теплого свечения разноцветных каменьев.

Вместо этого, куда ни глянь, мертвенно поблескивала сталь. Солнечные лучи скользили по острым лезвиям. Длинные и короткие клинки, мечи и кинжалы свисали на ремнях с высоких столбов. Ряд за рядом стояли длинные копья со стальными наконечниками, словно вышколенные солдаты. По полу были небрежно рассыпаны стрелы, увенчанные железными остриями, а висевшие на кровельных перекладинах топоры напоминали гнутыми лезвиями светящиеся месяцы. В воздухе витал сладковатый запах чистого орехового масла, защищавшего металл от ржавчины.

Увидев, как чужеземцы распахнули рты от удивления, Лериса в который раз поблагодарила богов, хотя не верила в них, за то что, они с королем так предусмотрительно привезли на острова огромное количество лучшего в мире металла, прежде чем потеряли контроль над гигантским рудником.

Она позволила путешественникам любоваться, пока не почувствовала, что они полностью удовлетворены, и повернулась к ним. Теперь все внимание иноземцев гостей обратилось на королеву.

— Мои уважаемые гости, я надеюсь, что все увиденное вами разрушило любые заблуждения, которые могли возникнуть у вас насчет обнаруженных вами, казалось бы примитивных, наивных дикарей.

Саху прочистил глотку.

— Ваше величество, я никогда не высказывал неуважения…

— Позвольте говорить откровенно. Вы вошли в нашу гавань и увидели скопление простеньких хижин. Вы увидели обнаженных воинов и их королеву, которая живет в деревянном дворце, размером меньше ваших кораблей. Подходящее место, подумали вы, чтобы остановиться и пополнить запасы, но несравнимое с тем богатством, что ждет вас на материке, — или я не права?

— Ну, ваше величество, я хотел бы сказать…

Саху явно волновался, да и его спутники нервно поглядывали за поднятые стены, на армаду воинов с яростными взорами.

Внезапно Лериса улыбнулась.

— Но не расстраивайтесь, это вполне естественно. Как вам предстоит убедиться, мой муж — великий монарх, ужас и великолепие нашего времени. Когда мы находимся на материке, мы живем среди роскоши и богатства, принимая дары от подчиненных королей. Но на родных островах мы предпочитаем исконную простоту. Вас можно извинить за ошибочное первоначальное мнение о нас. Мой муж считает, что долгое пребывание среди роскоши ослабляет воинов, а этого нельзя допускать. Здесь даже король живет как простой воин.

— Это очень благоразумно, ваше величество, — сказал Госс, потея теперь уже скорее от облегчения, нежели от жары. — Мы, разумеется, тоже храним основные обычаи наших предков с огромным почтением.

— Да, так и есть, — сказал Саху, бросая на Госса раздраженный взгляд, — и я снова прошу у вашего величества прощения за то, чего не понял по ошибке…

— Забудьте об этом, — беззаботно произнесла королева, хотя и понимала, что такие люди, как Госс не любят, когда их прерывают на полуслове. Она знала, что перехватила инициативу и не собиралась упускать ее. Зрелище неисчислимых сокровищ королевы, огромного количество оружия и непредвиденная сила самой Лерисы поразили гостей, как гром среди ясного неба.

— Теперь, — продолжила королева, — позвольте мне показать вам еще несколько наших хранилищ. Я уверена, что вы найдете интересным их содержимое. Затем мы вернемся в мой скромный дворец, где я велела приготовить пир в вашу честь! Не беспокойтесь, вам не придется пить кровь каггов.

При этих словах чужеземцы неуверенно засмеялись. Лериса взяла под руку одного из шессинов и улыбнулась Госсу, когда они пошли дальше.

— Я так рада, что мы сумели найти общий язык!

Он слегка поклонился, не замедляя шага.

— Безусловно, мы тоже этому рады, ваше величество.

Глава вторая

Шаззад, королева Неввы, расхаживала по широкой террасе своего дворца, словно беспокойная кошка. Придворные дамы поглядывали на нее с явным опасением. Королева и раньше отличалась активностью, но в последние месяцы она прямо-таки светилась энергией. Она мало спала, ела совсем немного, так что портнихи не успевали ушивать ее пышные платья.

Шаззад ходила взад и вперед, поворачиваясь под тихий шорох ткани, но ее голова оставалась повернутой в одну сторону, взгляд неотрывно следил за горизонтом на западе, устремляясь вдаль за маяк, в открытое море.

Королева в свои почти пятьдесят лет оставалась все еще прекрасной, несмотря на подернутые сединой волосы и худобу. С возрастом прелестные черты ее лица приобрели выражение силы и величия, а спина осталась прямой, словно древко гвардейского копья.

— Время обеда, ваше величество! — напомнила Луома, первая придворная дама, следившая за королевским распорядком.

— Я не голодна, — ответила Шаззад, рассеянно проводя пальцами по длинным, все еще почти полностью черным волосам. Кольца зацепились за жемчужины, вплетенные в волосы с помощью тончайшей серебряной проволоки, но королева этого даже не заметила.

— Госпожа, — решительно начала Луома, — вы должны поесть! За весь день у вас не было и крошки во рту, да и вчера вы отказались от ужина.

— Да нет же, я ела… — попыталась оправдаться Шаззад.

— Нет, я следила за этим. Вы лишь сделали глоток крепкого вина. Вы подорвете свое здоровье, если будете продолжать в том же духе! Пойдемте обедать.

Другие дамы приготовились полюбоваться на то, как королева отреагирует на такое дерзкое поведение. Пристально вглядевшись в лицо Луомы, Шаззад нетерпеливо вздохнула.

— Ох, ну хорошо!

Королева направилась к столу, и рабы откинули расшитое каменьями покрывало, укрывавшее ломившееся от яств деревянные блюда. Луома подала знак музыкантам, и они перешли от весенней утренней музыки к старинным обеденным мотивам, которые должны были поощрять аппетит. Наряды всех присутствующих на террасе были выбраны согласно времени года и дня, как и музыка. Все правила ежедневного ритуала твердо соблюдались и придворными, и слугами.

Другое дело, что придворные правила беспечно нарушала сама королева, которой давным-давно надоело то, что она считала просто какой-то упаднической манией, заставлявшей ее приближенный до последних мелочей придерживаться старых обычаев и законов поведения.

Она села за стол и принялась рассеянно ковыряться в тарелке, стоявшей перед ней. Рабы, стоявшие позади ее кресла, неторопливо и ритмично помахивали пышными опахалами, создавая легкое движение воздуха. День был прохладным, однако насекомые не имели никакого уважения к королевскому достоинству. Отмахнувшись от струйки дыма, поднимавшейся из серебряной чаши с благовониями, королева подала знак виночерпию, чтобы тот наполнил ее кубок. Но Луома взмахом руки отогнала юношу — и собственноручно налила в кубок воды.

— Ты испытываешь мое терпение, Луома.

— Вам предстоит руководить совещанием, моя королева. Вам понадобится ясная голова, если вы хотите, чтобы она вообще удержалась на ваших плечах.

— Да уж, верно…

Шаззад слишком хорошо знала, как ненадежно и неустойчиво основание любого трона. Ее собственный отец узурпировал власть, получив венец короля, скончавшегося при весьма загадочных обстоятельствах. А ей самой пришлось состязаться с немалым количеством претендентов и весьма вольно пользоваться услугами палача в первые годы своего правления. И, кстати, она приказала казнить женщину, занимавшую до Луомы должность ее личной камеристки.

Подобная близость к королеве давала слишком широкие возможности и соблазны — и подталкивала к предательству. Шаззад никогда не угнетала и не притесняла своих людей, но она давным-давно рассталась с иллюзиями насчет того, что можно доверять кому-нибудь из вельмож или придворных дам.

— Кое-кто готов был предположить, что стоит лишь разогнать этих жутких островитян — и сразу все успокоится, — сказала Луома, кладя на тарелку перед своей хозяйкой душистый печеный плод. — Но на самом деле шум и беспорядки продолжаются.

— Ну, что бы ты ни думала о Гассеме, он все-таки полностью сокрушил наших соседей и до такой степени напугал моих вельмож, что они даже на время сплотились вокруг меня. А когда он погиб, то как будто с огромного котла сорвало крышку, и горячий пар и кипяток выплеснулись наружу!

Луома вздохнула.

— Если бы только король Гейл мог, как прежде, поддерживать вас!

— Но он не может, а жители равнин ничего не будут делать, пока он не поправится. Если же он умрет… — Голос Шаззад звучал ровно, однако в глубине глаз ее затаился страх. — Тогда я останусь совсем одна.

Именно Гейл и его закаленные всадники, а не ее собственные солдаты, раздавили войска Гассема, хотя, разумеется, и она во многом поучаствовала в этой кампании. Ее вельможам не пришлось по вкусу, что ими командует король варваров. Хотя в ту пору они были рады, что их главный враг пал жертвой блестящей стратегии и тактики Гейла, но теперь они старались принизить его участие в общей победе и восхваляли собственные скромные заслуги.

Гейл был самым странным другом, какого только можно себе представить, но покуда королева знала, что может рассчитывать на него как на союзника против Гассема, это давало ей некоторую уверенность. Они оба служили в некотором роде противовесами, и ее приближенные страшились обоих. А теперь далеко на востоке возникла новая сила — Мецпа. Благодаря огнестрельному оружию эта держава быстро расширяла свои границы, и, по слухам, ее войска устремились на земли, разоренные Гассемом.

Шаззад покачала головой. Мецпа слишком далеко, поэтому об этом можно пока не беспокоиться. Пройдет еще немало лет, прежде чем эта держава придвинется к ее границам… если это вообще когда-нибудь произойдет. Сейчас королеву тревожило совсем другое.

— Созови совет. Я выйду к ним через полчаса.

Гонец поспешил прочь, и Шаззад вновь взглянула на море. Всего два дня назад на вершине большого маяка зажегся огонь, символизируя начало весеннего мореходного сезона. Корабли, несколько месяцев проведшие в доках, теперь готовились к спуску на воду, и над всем городом плыли дымы — это в порту топили смолу. На башне над большой бронзовой жаровней также поднимался столп дыма. В другое время эти виды и запахи порадовали бы Шаззад, ибо это означало, что ее торговцы готовы отправляться в далекие порты, дабы вернуться и принести богатство и процветание ее земле.

Но теперь она думала лишь об одном: когда вернутся островитяне?

В зале Совета вельможи поднялись с мест и склонились при ее появлении. Здесь были крупные землевладельцы, полководцы, жрецы и главы основных гильдий. При ее отце Совет был куда более малочисленным, но Шаззад расширила его ряды, дабы включить туда тех, кто прежде считался недостойным столь великой чести. Она сознавала, что ограниченность и приверженность старым традициям принесли немало бед многим правителям. Торговцы-мореходы предупреждали об опасности с островов задолго до того, как вельможи в совете соизволили эту угрозу заметить. В результате их земли едва не покорились Гассему.

Помимо этого Совета у Шаззад был еще один, личный, и туда входили куда менее высокопоставленные люди, чем собравшиеся здесь. С ними она встретится чуть позже и будет слушать их столь же внимательно… Королева заняла место во главе стола и дала знак собравшимся, что они также могут садиться. Первым взял слово министр иностранных дел. Этот седовласый вельможа был весьма опытен и искушен в дипломатии.

— Ваше величество, достойнейшие собратья. Сегодня я хочу доложить вам об анархии, воцарившейся в Чиве. Все дворцы разрушены, и не осталось ни одного претендента на трон по мужской линии, — а это единственная возможность наследования, которая признается на юге. Не менее дюжины претендентов на престол сражаются между собой на развалинах державы, и их междоусобицы сделались еще более кровавыми после того, как в руки им попали запасы стального оружия.

— Да, — скучающе отозвалась Шаззад. — В этом нет ничего нового. А как насчет изгнанника, которому мы дали приют, когда Гассем захватил эти земли. Он еще жив?

— Сейчас ему принадлежит весь север и часть западного побережья. Но мы не знаем, долго ли он продержится.

С места поднялся один из полководцев.

— Моя королева, вооруженные силы Неввы сейчас стали куда сильнее, чем прежде. Ситуация на юге для нас весьма благоприятна. Однако вскоре, если мы не предпримем никаких действий, наши войска утратят боеспособность. Проблемы юга можно решить, подавив их силой. Таким образом, мы принесем мир на эту землю и покой на наши южные границы.

— Вы говорите о завоеваниях? — Уточнила она. — Но я никогда не стремилась захватывать чужие территории.

— Моя королева, — заметил на это министр иностранных дел, — наши предки заключали союз с прежними владыками юга, однако их род отныне стерт с лица земли. Мы можем расширить наши границы, не потеряв достоинства и чести.

Похоже, эти двое были в сговоре…

— У нас хватает и собственных трудностей, господа. Меньше всего сейчас нам нужны чужие проблемы. Понадобится целое поколение, чтобы навести порядок и утихомирить огромное королевство, населенное кровожадными людьми, которые до сих пор прибегают к человеческим жертвоприношениям. С ними мы наживем куда больше неприятностей, чем получим выгоды от завоеваний. Гассем разорил эти земли подчистую.

— И тем не менее, ваше величество, — возразил другой полководец в роскошных доспехах, — мы должны найти применение для наших войск. Существует старая солдатская поговорка: "Кинжал — вещь полезная, вот только сидеть на нем нельзя ".

— Есть и другой выход, ваше величество. — Это заговорил адмирал невванского флота, Харах. Он также являлся мужем и принцем-консортом королевы, но на совете обращался к ней с той же почтительностью, что и все остальные.

— Слушаю вас, адмирал. Буду весьма благодарна за любые здравые предложения.

— Перенесите военные действия на территорию противника.

Она задумчиво взглянула на говорившего. Его преданность и рассудительность были очевидны, но Шаззад не могла позволить своим чувствам повлиять на государственные решения.

— Вы предлагаете завоевать Грозовые Острова?

— Именно так. Наш флот в полном порядке, и ветер скоро станет попутным. Давайте же навсегда положим конец этой угрозе.

Вокруг стола послышался согласный ропот. Впрочем, некоторые взирали на адмирала с явным сомнением. Для большинства из них война означала захват земель, которые затем можно поделить между собой. Но на островах земли не так много. И хотя поговаривали, что там сокрыты великие богатства, но уверенности в этом не было.

Шаззад засомневалась.

— Гассем наверняка ждет нас.

Ей не хотелось выказывать слабость перед советниками, но Гассема она знала лично и страшилась этого человека превыше всего на свете.

— Гассем наверняка давно мертв, — возразил Харах. — А, впрочем, мертв он или жив, — миф о его непобедимости отныне развеян. Воины следовали за ним фанатично, ибо считали его богом. Враги падали ниц перед ним, ибо тоже наполовину верили в это. Никогда больше он не станет прежним. И если его уже нет в живых, то нам придется сражаться лишь с отдельными разобщенными племенами. Мы можем захватывать острова один за другим, пока не завладеем всем архипелагом.

— Он превратил свои родные края в настоящий питомник для отборной воинской элиты, — попыталась возразить королева, но ее сопротивление понемногу ослабевало.

— Однако теперь они знают, что могут потерпеть поражение — и это случится вновь. — Наклонившись вперед, адмирал воскликнул: — Позвольте мне повести флот на север, ваше величество! Я привезу назад Лерису, скованную цепями, и брошу ее к вашим ногам.

При одной мысли об этом у нее закружилась голова.

— Я думаю, мы никогда не будем чувствовать себя в безопасности, пока не покорим острова. Подготовьте план боевых операций и представьте его на следующем заседании совета. Однако прежде чем принять решение, мы должны получить исчерпывающие донесения от разведчиков Я позабочусь об этом. Обещаю, что объявлю о своем решении до того, как подуют южные ветры.

Не все советники были довольны такой отсрочкой, однако они были рады, что королева готова предпринять хоть какие-то действия.

Затем Совет обсудил еще несколько незначительных вопросов, и наконец Шаззад позволила всем разойтись.

После захода солнца во дворец прибыли новые люди. Они вошли здесь отнюдь не через парадный вход, который охраняли гвардейцы в доспехах. Эти люди появились тайно, через калитку со стороны конюшен. В большинстве своем они не прятались от чужих взглядов, однако некоторые пришли в плащах с низко надвинутыми капюшонами. Двое или трое были вооружены до зубов и вручили свои мечи и кинжалы охранникам. Те уже давно привыкли к таким странным гостям.

В большинстве своем вновь прибывшие собрались в небольшом дворике близ личных покоев королевы, но один человек немедленно был препровожден к самой Шаззад. Этот пожилой седобородый человек слегка пошатывался при ходьбе, но отнюдь не от пьянства, а оттого, что больше привык к качающейся палубе под ногами, нежели к твердой земле.

Шазза