Воля мертвых

Елена Хаецкая[1]

Воля мертвых

Велитриум, большой город на пограничной реке Громовой, что издревле отделяет цивилизованные земли от диких Боссонских топей, кипел и бурлил. Политическая ситуация в городе выглядела весьма шаткой: считалось, что Велитриум принадлежит пиктам, захватившим Аквилонию, однако почти все второстепенные посты, если те требовали хоть какого-то образования и знания западной культуры и грамоты, занимали здесь аквилонцы.

Да, да, те самые, надменные, кичащиеся своей «древней культурой» аквилонцы, которые со времен их легендарного властителя Конана изрядно подрастеряли свою боевую мощь и выродились — впрочем, никто не признал бы этого в открытую.

Потомки суровых воинов, чьи мозолистые руки смыкались на рукоятях двуручных мечей и с трудом удерживали в загрубевших пальцах большую иглу из кости крупной рыбы, если приходилось чинить кожаные ножны или латать пробитую стрелой куртку,— нынешние аквилонцы рядились в дорогой кхитайский шелк и тончайшие кружева, произведения искусных мастериц (Эфира и Коринфии, которые доставляли в Велитриум многочисленные купцы. И тем не менее коварством, интригами, умелым ведением войны они ухитрились захватить весьма обширные территории.

Но на любую силу всегда найдется еще большая сила, и всякому коварству противостоит еще более изощренное коварство. Беспощадные варвары — несколько десятков диких пиктских племен, объединившись в крупный воинский союз, сметающий на своем пути любое сопротивление, двинулся с Пустошей через Боссонские топи. Армия дикарей прошла по тайным тропам гиблые болота, считавшиеся непроходимыми, и форсировала реку Громовую. Аквилонцы, не в силах оказать захватчикам достойный отпор, вынуждены были отступить.

Безжалостные дикари, пикты прошли пограничные земли огнем и мечом и, насытив жажду крови, грабежа и насилия, ощутили острую жажду власти.

Правитель Велитриума и прочие власть предержащие были, таким образом, пиктами. Это были младшие вожди пиктской армии — грубые, неотесанные варвары с руками, по локоть обагренными кровью мирных жителей пограничных городов и селений.

Многие аквилонцы выразили готовность сотрудничать с победителями. Презрев родовую гордость, они присягнули пиктским захватчиком. Кое-кого вполне удовлетворяло варварское правление — лишь бы новые хозяева не мешали жить в роскоши, окружать себя слугами и наложницами, заниматься охотой и рыбной ловлей — словом, развлекаться…

Церемония приведения к присяге аквилонцев, претендовавших на занятие государственных постов в Велитриуме, была обставлена пиктами с поистине варварской пышностью. На центральной площади, где находился древний храм Митры, дворец городского головы и большой крытый рынок с прилегающими к нему складами, тавернами и постоялыми дворами для приезжих торговцев, был установлен большой помост. На помост водрузили огромный трон, покрытый темно-красным офирским бархатом, обшитым по краям тяжелыми золотыми кистями и разноцветной шелковой бахромой. Поверх бархата постелили шкуру белого горного тигра, убитого аквилонскими охотниками в горах Пуантена специально по торжественному случаю и преподнесенного в дар владыке пиктов. Этот трон предназначался для самого пиктского правителя Велитриума.

Скарроу, сын Айнема, командовавший тремя сотнями диких, необузданных воинов, воссел на трон.

Это был невысокий, крепко сбитый человек неопределенного возраста. Ему можно было бы дать и двадцать, и сорок лет. Цепкие серые глаза глядели из-под кустистых бровей с расчетливой жестокостью. Длинные белые волосы он заплетал у висков в косы, перевитые бисерными нитками, а сзади оставлял падать свободно на спину. На груди вождя, среди множества золотых украшений, выделялась большая витая золотая цепь с подвесками в виде отрубленных мужских и женских голов общим числом девятнадцать.

Вождь был облачен в богатые одежды из выделанной, украшенной длинной бахромой кожи, меха диких зверей и парчи. Когда он восседал на троне, накрытом бархатом, сверкая в лучах солнца золотыми украшениями, бисером и парчой, то представлял собой чрезвычайно внушительную картину.

Перед Скарроу на помосте установили своеобразные «ворота», сложенные из трех пиктских копий. У самых наконечников, не раз отведавших аквилонской крови, копья были украшены тонкими полосками меха, развевающимися на ветерке. Собственно, это были даже не длинные кавалерийские копья, а тяжелые дротики, достаточно короткие для того, чтобы «ворота» получились низкими.

Перед «воротами» застыли трое пиктских воинов, разодетых с варварским великолепием и вооруженных до зубов. Один из пиктов, кроме того, имел при себе небольшой барабан, также украшенный меховыми полосками, клыками хищных зверей и резными деревянными и костяными палочками.

Знатные аквилонцы один за другим поднимались на помост и под гулкий бой барабана проходили под «воротами», низко склоняя голову перед пиктским оружием. Рослым аквилонцам приходилось преодолевать этот рубеж почти ползком. Затем они представали перед Скарроу и приносили ему клятву верности.

Холодные светлые глаза Скарроу созерцали униженных противников совершенно бесстрастно. Лишь один раз по непроницаемому лицу варварского вождя пробежала легкая тень усмешки — когда один из наиболее высокопоставленных и родовитых аквилонцев потерял равновесие и, покачнувшись, упал на колени. Покраснев от гнева, аристократ поспешно поднялся на ноги — чтобы тут же склониться в верноподданническом поклоне перед дикарем-пиктом, который, не скрывая довольной насмешки, холодно глядел на споткнувшегося аквилонского вельможу.

Зеваки — из аквилонского простонародья и рядовых пиктских воинов,— окружавшие помост в поисках развлечений, приветствовали падение высокородного вельможи улюлюканием и свистом. Простонародье и чернь непостоянны: они готовы высмеивать и освистывать тех, перед кем еще недавно сами преклоняли колени.

Храм Митры оставался пока что в руках аквилонцев. Пиктов мало волновала религиозная жизнь завоеванного ими народа. Во всяком случае, такое создавалось впечатление. Митрианцев не трогали, в их обычаи не вмешивались. Но неподалеку от древнего святилища Митры пикты возвели свое варварское капище, посвященное зверобогу, одним из обликов которого была Лисица.

* * *

Редкий путник отважится пробраться так далеко в Боссонские топи. Места здесь гиблые, необитаемые. Даже дикое зверье, казалось, обходило стороной мертвые трясины простирающихся на гигантские расстояния болот. Кое-где встречались островки зеленого мха и осоки, даже небольшие рощицы, где росли по преимуществу чахлые лиственные деревца с искривленными стволами, но по большей части здесь были роковые трясины, где пройти можно было лишь по старым бревенчатым настилам — делу рук давно ушедших отсюда людей.

И тем не менее одинокий путник пробирался по этим неживым местам. И что еще более удивительно — то была совсем юная девушка, не старше восемнадцати лет. Она была высока ростом и великолепно сложена; стройная и гибкая, она с одинаковым успехом могла быть и воительницей, и танцовщицей. Смелые, широко расставленные серые глаза смотрели зорко и ясно — и в то же время в них затаилась невысказанная боль и горечь. Странно было видеть такие глаза на таком юном, свежем лице! То были глаза много пережившего, ожесточившегося человека.

И на то имелись свои причины. Аквилонские солдаты вырезали всю семью девушки, которая сама спаслась лишь чудом. Иногда она жалела об этом. Лучше бы ей погибнуть вместе с матерью, отцом, братьями! Лучше бы ей сгореть вместе с родным домом! По крайней мере, она не знала бы этой тоски, этой ненависти, что сжигала ее душу.

Но приступы тоски девушка гнала от себя как позорные и малодушные. Боги оставили ее в живых ради одного: найти убийц и страшно отомстить им! Эта мрачная цель была теперь единственным, что заставляло девушку жить и действовать.

Звали девушку Соня. Огненно-рыжие волосы, сейчас скрытые под капюшоном плотного дорожного плаща, послужили причиной для прозвища «Рыжая» или «Огнегривая». Так называли ее редкие товарищи, с которыми она недолго шла по жизненному пути,— наемники, воры, бродяги.

Соня знала, что нигде на всем белом свете ее не ждет родная душа. Чувство горечи и боль утраты в какой-то миг сменились в ее душе почти нечеловеческим успокоением. Соня шла по следу… Во всяком случае, теперь она была почти уверена в том, что нащупала следы убийц… Впрочем, ей уже не раз приходилось ошибаться. Ничего. У нее много времени впереди. Соня не боялась разочарований. Она знала: рано или поздно она перережет глотки всем, кто послужил причиной гибели ее родных.

Опасная, осторожная, полная одной лишь жаждой мести, пробиралась она по Боссонским топям в Аквилонию, желая только одного: отыскать негодяев и сквитаться с ними.

Развращенная, погрязшая в роскоши Аквилония! Соня чувствовала какое-то странное удовлетворение, зная, что эта страна стонет под властью варваров-пиктов.

…Казалось, не будет конца этому бескрайнему ржавому болоту, тоскливому, как жизнь без проблеска надежды.

Стояла мертвая тишина. Соне она казалась странной. Конечно, места здесь мертвые — и все же какая-то жизнь должна быть даже здесь, на болотах…

После одной встречи всякая странность настораживала молодую девушку. Она была больше чем уверена в том, что то загадочное явление, которое привело ее сюда, на дорогу в Аквилонию, еще не раз даст о себе знать.

Неожиданно Соня остановилась. Впереди ей померещилась человеческая фигура… Кто-то стоял на дороге и глядел на путницу широко раскрытыми глазами, огромными и пустыми, как глазницы черепа. Мгновением спустя видение исчезло.

Соня нахмурилась. Она слыхала о том, что такие вот гиблые места кишат призраками и разной нечистью.

— Кто ты? — крикнула она, стараясь, чтобы голос ее звучал властно и невозмутимо.— Что тебе нужно?

Тишина. Призрак исчез.

Соня сделала еще несколько шагов и снова остановилась. Она чувствовала — все ее звериные инстинкты буквально кричали об этом! — что таинственный призрачный гость никуда не исчез. Должно быть он где-то здесь — подстерегает… кто знает, для чего?

Во всяком случае Соня не позволит ему запугать себя. Кем бы он ни был — хоть упырем, хоть ожившим мертвецом, хоть беспокойным духом, не ведающим покоя могилы!

— Покажись! — снова крикнула она,— Что ты хочешь?

Неожиданно привидение вновь поднялось перед Соней во весь рост. Теперь Соня смогла разглядеть его получше. Это был высокий немолодой мужчина, седой, светлоглазый, с правильными чертами лица. На нем была богатая одежда, сшитая по последней аквилонской моде позапрошлого года, некогда роскошная, украшенная шитьем и драгоценными камнями, но сейчас страшно обветшавшая. Странно выглядели изумруды и рубины чистой воды, крупный жемчуг и сверкающие сапфиры на этих чудовищных лохмотьях. Несмотря на диковинное одеяние, незнакомец держался с горделивым достоинством. Несомненно, при жизни он был одним из представителей высшей аквилонской знати. И только в глазах призрака застыло выражение бесконечного отчаяния.

— Помоги мне…— прохрипел он.

Соня инстинктивно положила ладонь на рукоятку кинжала. Но странное явление, казалось, не обратило на этот угрожающий жест никакого внимания.

— Помоги…— повторил незнакомец, простирая к Соне дрожащие руки. Соня заметила, что с костлявых пальцев призрака клочьями свисают мох и сырая трава.

— Чем я могу помочь тебе, аквилонец? — спросила Соня.— Мне недосуг заниматься чужими делами!

— Следы… Ты ищешь следы, я знаю… Но зло… Храм Митры… Вечное проклятие, что тяготеет над родом… Порождение зла — о, несчастное порождение зла! — простонал призрак.

Соня насторожилась.

— Да, я ищу кое-кого. Но что ты знаешь об этом?

Однако на дороге больше никого не было. Когда Соня приблизилась к тому месту, где находился призрак, там лежал лишь белый, обглоданный зверьми и омытый дождями человеческий череп.

* * *

Уже под вечер молодая девушка приблизилась к воротам Велитриума и, заплатив небольшую пошлину за въезд, оказалась в городе.

Постоялый двор, где она решила остановиться, назывался «Дойная козочка» и располагался на центральной площади Велитриума, совсем недалеко от святилища Митры. Содержала это заведение пухлая женщина лет тридцати пяти, которую звали госпожа Элистея. Эта дама отличалась полной осведомленностью касательно всего происходящего в городе и крайней разговорчивостью. Оба этих качества — не говоря уже о превосходной стряпне — Соня сочла настолько ценными, что ради них с готовностью пренебрегла даже таким чудовищным, с точки зрения Рыжей Сони, недостатком постоялого двора, как невыносимая роскошь обстановки.

Комната, представленная госпожой Элистеей Соне, была битком набита подушечками — и круглыми, с кружевной каймой, и розовыми, в виде сердечек, и пышными, с бантами по углам, и совсем крошечными, «под локоток». На кровати с пуховой периной, в которой можно было утопить по крайней мере еще пять человек сложения и роста Сони, лежало стопкой четыре атласных стеганых одеяла.

На стене красовался гобелен, изображавший юную полуобнаженную красавицу с вьющимися золотыми волосами и выставленной напоказ розовой грудью. Красавица прогуливалась под цветущей яблоней, поглаживая очаровательную белоснежную козочку с бантиком на шее и позолоченными рожками.

Видимо, на обветренном лице Сони отразилась слишком сложная гамма чувств при виде всего этого великолепия, потому что хозяйка постоялого двора обеспокоенно заметила:

— Мы стараемся, чтобы постояльцы чувствовали себя у нас как дома. Знаете, дорогая моя, ведь в таверне редко встретишь настоящий домашний уют. Это оттого, что почти все хозяева таверн — мужчины. А что мужчины вообще могут понимать в домашнем уюте, не правда ли? Другое дело — мы, женщины. Верно?

— Меня зовут Соня,— напомнила путница, еле сдерживая раздражение и из последних сил стараясь вести себя вежливо.

Хозяйка таверны ничуть не смутилась.

— Прелестное имя! Ваша мама и папа, должно быть, очень любили вас, коли дали вам такое очаровательное имя! И как они только отпустили такую красотку в далекое путешествие — совсем одну, без слуг и без защитников! Наверное, все глаза уж проглядели: где там наша красавица, не едет ли!.. Времена-то какие, ужас! Кругом одни беды, да горе, да разорение. Взять вот, к примеру,— тут болтливая хозяйка предусмотрительно понизила голос и мотнула головой куда-то в сторону,— взять хотя бы старый храм Митры. Ведь какой был богатый храм! И дары ежегодно от правителя, и четыре раза в год пышнейшие празднества с жертвоприношениями, и курения с благовониями… И рабов — видимо-невидимо!..— Глаза хозяйки таверны затуманились, в них даже показалась слезинка.— А теперь все погибло. Еле сводят концы с концами. Оставили в живых — и ладно.— Словоохотливая женщина огорченно махнула рукой.

— А храмовый жрец? — спросила Соня.

— Жрица,— поправила госпожа Элистея.— Жреца-то пикты разрубили… Да вы ничего и не слыхали, поди, дорогая моя, пока в странствии ножки о дорогу били! Как Скарроу-пикт у нас в городе утвердился, прогнал он всех, кто хотел ему служить, через клятву верности. Для примера, назидания и устрашения.

— И присягнули? — спросила Соня, презрительно кривя губы.

— А как же! — с жаром подхватила госпожа Элистея.— Очень даже присягнули! А куда им деваться-то, сами посудите! Не из города же бежать… У многих здесь и дом, и все добро…

— Неужто все как один склонили голову перед варваром? Неужели для аквилонцев «дома и все добро» оказались дороже гордости? — Соня не скрывала своего отвращения.

— Тише, тише! — Госпожа Элистея испуганно приложила палец к губам.— Склонили, дорогая моя, а как же! Как миленькие. Без этого же нельзя. Ну вот. Только один человек отказался поклониться вождю Скарроу — граф Ардалион. Взошел было на помост, поглядел на пикта Скарроу, на воинов его диких, плюнул себе под ноги да и спрыгнул вниз. Пикты хотели остановить его, да какое там! Вскочил граф на верного коня и умчался прочь — только его и видели…

2

— А жрец? — напомнила Соня. Если ее кто-то интересовал в Велитриуме, так это митрианский первосвященник.

Выслушивать восторженный рассказ упитанной хозяйки о геройстве аквилонского графа Соне было совершенно не любопытно. По ней так, чем больше аквилонцев истребят яростные варвары, тем легче будет дышать ей, Рыжей Соне.

— Я к тому и веду! — подхватила госпожа Элистея.— Жрец из храма Митры вышел, скрестил руки на груди, а в руках держит концы своего белого жреческого пояса. Потряс он поясом и вскричал громовым голосом: «Беги от нечестивцев, Ардалион, верный сын Митры, беги от зверопоклонников, облик имеющих звериный! Но помни: отныне и вовек не жди покоя, доколе не истреблен враг твой и не сгорит в священном пламени проклятие, тяготеющее над тобою!» Граф Ардалион проскакал мимо храма, а жрец поднял руку — и между графом и его преследователями упала молния. Кони испугались, понесли… Пока суматоха улеглась — графа и след простыл. Жреца тут же на помост — и прилюдно в куски изрубили мечами, а после то, что осталось, сбросили толпе на головы… Вот как оно все вышло, дорогая моя,— заключила госпожа Элистея не без удовольствия.

— Ну а нынешняя жрица Митры — она кто? — спросила Соня.

Госпожа Элистея взбила для постоялицы подушку, но, увлеченная захватывающим рассказом, по рассеянности плюхнулась на нее сама.

— Имя госпожи первосвященницы — Аресса,— значительно произнесла хозяйка таверны.— Она дочь графа Ардалиона и его покойной супруги. Красавица! Говорят, госпожа Аресса — девственница.

Еще говорят, что у нее не бывает кровотечений — ну, обыкновенных, тех, что считаются проклятием женского племени. Поэтому госпожа Аресса всегда чиста и незапятнанна.

— Как же пикты ее не тронули? — удивилась Соня.— По моему скромному разумению, первое, что надлежало сделать их вождю Скарроу,— это захватить в заложницы дочь мятежника.

— Так-то оно так…— Словоохотливая хозяйка покрутила головой, словно сокрушаясь о чем-то.— Да вот не посмели они и пальцем ее тронуть… Видать, что-то в ней, в госпоже Арессе, есть такое, особенное… Ну да об этом не нам с вами судить, дорогая моя.

Заключив на этом свое повествование, госпожа Элистея грузно поднялась с подушки и оставила Соню наедине с ее мыслями.

* * *

— Кто ты такая? — Храмовый служитель сурово и недоверчиво оглядывал Соню с головы до ног. Этот бесцеремонный осмотр начинал уже раздражать молодую девушку.

— Я желаю поклониться Митре и быть представленной госпоже Арессе, первосвященнице,— в третий или четвертый раз повторила Соня.

— Гм, гм…— Служитель жевал бесцветными губами, не сводя с Сони хмурого придирчивого взора.— Откуда ты родом, говоришь?

— Я ничего об этом не говорила,— возразила Соня,— но если ты спрашиваешь о крови в моих жилах, от ищи ответа у моих предков, гирканцев и ваниров.

Этот ответ не понравился служителю. Впрочем, сама посетительница нравилась ему еще меньше, чем ее острый язык. Рослая, с обветренным лицом, с длинной огненно-рыжей косой, уложенной вокруг головы короной, со смелым, независимым взглядом широко расставленных серых глаз, Соня менее всего отвечала идеалу сытенькой смиренницы, который считался в Аквилонии образцом для девушки.

— Ладно,— сдался наконец служитель.— Но перед тем как предстать перед госпожой первосвященницей, ты должна будешь пройти обряды очищения и избавиться от скверны, которой в тебе — горы и моря.

С этими выспренными словами служитель велитриумского храма Митры жестом показал Соне, что она может по крайней мере переступить порог.

Соне никогда не была присуща глубокая вера ни в Митру, ни в иных богов. Мать и отец Сони не отличались тем, что среди истинно преданных Храму людей называется «сердечной верой». Открыто — для соседей, родственников, властей — в доме, конечно, чтили положенных богов, но почитание это было весьма формальным и сводилось в участии в больших храмовых празднествах.

С детства Соня видела лукавство взрослых в отношении веры и привыкла воспринимать его как должное.

Но в суровом, наполовину разоренном захватчиками-варварами велитриумском святилище ни о каком лицемерии не могло быть и речи. Здесь служили только те, для кого Митра олицетворял саму жизнь… или же рабы.

Введя Соню в храм, недоверчивый привратник сдал ее с рук на руки пяти пожилым жрицам, которые безмолвно увели путешественницу во внутренние помещения святилища.

Там они вдруг заголосили и запели все одновременно, простирая к Соне свои худые морщинистые руки.

— Семь творений, семь чистых творений великого Митры-создателя, ведаешь ли ты их, женщина? — распевала одна из них, покачиваясь из стороны в сторону.

— Огонь, земля, вода, воздух, небо, плоть и моча — вот семь чистых творений!

— Воистину так, воистину так! — подхватывали остальные, тряся кистями рук, так что серебряные браслеты на запястьях громко звенели.

— Как созданы были семь чистых творений? — вопрошала другая жрица, а прочие дружным хором отвечали:

— Совершенными и чистыми созданы они! Так было изначально!

— Что портит их, что ведет к их уничтожению? Что умаляет чистоту и нарушает совершенство? — нараспев спрашивала третья, и жрицы, перебивая друг друга, выкликали:

— Грязь и болезни! Вот что портит их!

— Ржавчина и плесень! Вот что ведет к их уничтожению!

— Муть и зловоние! Вот что умаляет чистоту!

— Увядание и гниение! Вот что нарушает совершенство!

Жрицы обступили Соню со всех сторон и в мгновение ока сорвали с нее всю одежду. Девушка осталась стоять под их пристальными взглядами совсем нагая.

Соня была красива и хорошо сложена и знала об этом. Ее никогда не смущала нагота. Но под испытующими взорами старых жриц Митры она вдруг ощутила странную неловкость. Они словно выискивали в ее теле какой-то скрытый изъян.

Тем временем несколько храмовых прислужниц рангом пониже — это были совсем юные девушки, почти подростки, с едва развившейся грудью, одетые лишь в длинные полупрозрачные юбки с разрезами до середины бедер — принесли большой медный таз и несколько кувшинов. Соня поглядела на них с любопытством.

Одна из старух заметила растерянность посетительницы и, схватив Соню за плечо цепкой сухой рукой, похожей на птичью лапу, сурово проговорила:

— Ты, как я погляжу, чтишь благого творца Митру лишь на словах! На деле же ты не знаешь даже простейших обрядов очищения!

— Никогда не поздно приобщиться к священному,—ответила Соня с показным смирением.— А я еще не слишком стара для того, чтобы встать на путь добродетели.

Проклятие! Быть почти у цели путешествия по этой ненавистной Аквилонии и так глупо застрять на самом пороге, угодив в паучьи лапы старых ханжей!

— Вода — святое творение Митры,— назидательно произнесла дряхлая жрица.— Создав воду, благой бог создал и ее покровительницу, Харват, Великую Целостность Всего Сущего. Именно поэтому ничто нечистое не должно соприкасаться с водой.

Соня прикусила губу, сдерживая раздражение. Долго еще ее будут мучить длинными, скучными наставлениями в «благолепии»! Если и было что-то ненавистное для пылкой, нетерпеливой девушке, так это ханжество.

— Но если я, по вашим словам, так уж нечиста и замарана гнилью, плесенью и прочим… что там еще нарушает совершенство? В общем, всей той дрянью, что портит чистоту сотворенной Митрой плоти, то каким же образом мне надлежит очиститься? Просветите мой ум, о мудрые жрицы!

— Встань в этот таз,— молвила старуха,— и со смиренным сердцем вознеси молитву благому Митре.

Соня изо всех сил старалась придать своему лицу елейное выражение. Старая жрица внимательно наблюдала за ней прищуренными недобрыми глазами.

Едва Соня оказалась в тазу, как младшие жрицы подступились к ней и начали омывать ее какой-то жидкостью янтарного цвета. Ловкие руки с тонкими пальцами и длинными позолоченными ногтями осторожно оглаживали обнаженное тело Сони. Девушки работали молча, опустив длинные ресницы, выкрашенные также золотой краской.

3

— Чем они омывают меня, святая мать? — обратилась Соня к старой жрице. Не помешает изучить обряды Митры. Возможно, Соне еще придется скрываться в святилище, выдавая себя за ярую митрианку… Она не могла загадывать на будущее, зная лишь одно: возможно все.

— Ниранг,— ответила старая жрица.

— Ниранг? — переспросила Соня. И отважилась на новый вопрос: — А что это такое?

— Теперь я вижу все ясно. Твоя семья никогда не находилась в числе искренних почитателей великого и благого творца Митры,— поджав губы, заявила старуха.— Иначе ты знала бы, что такое ниранг.

Она хлопнула в ладоши, и по этому знаку одна из юных прислужниц пропела мелодичным серебристым голоском:

— Ниранг, о девушка с медной косой,— святое средство очищения! Его приготавливают из мочи семи белых бычков, которых в течение семи дней перед тем поили очищенной и освященной водой и кормили свежей травой, произнося над ними молитвы во славу Харват, благой Целостности Всего Сущего. Семь жрецов читали семь дней и семь ночей гимны для очищения ниранга, а затем еще сорок дней, налитый в сосуды, он хранился под землей. Поэтому нет ничего чище ниранга, о девушка, и тебе надлежит это знать! Прими же очищение с благоговением в сердце.

— Благодарю,— произнесла Соня, стараясь подавить дрожь отвращения при мысли о том, что ее купают в моче бычков, пусть даже и белых.— Это воистину великая честь для меня. Вы очищаете мое тело и одновременно просвещаете мой разум.

Соня вовсе не была так неискушена в таинствах Митры, как изображала. Ее познаний в этой сфере оказалось, во всяком случае, довольно, чтобы понять: в храме, которым духовно руководит госпожа Аресса, процветает самая настоящая ересь. Это стало возможным лишь благодаря попустительству пиктского вождя Скарроу, который поклонялся богине в обличии лисицы и вообще не давал себе труда, вникать в верования покоренных им аквилонцев.

Впрочем, Соня была почти уверена в том, что в самом ближайшем будущем пикты окончательно уничтожат поклонение Митре в какой бы то ни было форме. Уже сейчас многие аквилонцы, спеша выразить верноподданнические чувства завоевателям, торжественно приносили лисице в ее капище кровавые жертвы: кроликов, птицу, рыбу. Некоторые дарили пиктскому капищу даже рабов.

Когда все тело Сони было обтерто губками, пропитанными священным нирангом, к проходящей обряд подступила вторая девушка-жрица. В кувшине, который она держала в руках, находился мелкий белый песок, тщательно прокаленный на огне. Зачерпывая песок горстями, девушка, улыбаясь, осыпала им Соню.

Лицо этой служительницы показалось Соне странно знакомым… как будто она видела эту девушку прежде.

Соня заметила также, что у этой девушки, в отличие от остальных, на тонкой нежной шее застегнут грубый железный ошейник с именем «Аресса». Вряд ли рабыню зовут так же, как верховную жрицу. Скорее всего, это имя владелицы. Стало быть, младшая жрица — личная собственность первосвященницы… Любопытно.

И все же… Где Соня могла видеть эту девушку?

Однако рабыня почти сразу убежала, унося пустой кувшин.

В третьем кувшине, к великой радости и облегчению Сони, оказалась чистая родниковая вода. После последнего, третьего, омовения старые жрицы признали наконец Соню вполне очищенной от скверны и, облачив в белые одежды, отвели в маленькую комнатку, где оставили в уединении — для совершения молитвы.

Оставшись наконец одна, Соня блаженно растянулась прямо на полу и прикрыла глаза. Несомненно, эти старые ведьмы уже докладывают о ней Арессе. Очень хорошо. Пусть. Первосвященнице будет о чем поразмыслить.

* * *

Аресса оказалась рослой сухопарой женщиной с точеными, немного даже неживыми чертами красивого, холодного лица. Она напоминала ожившую мраморную статую. Ее длинные, совершенно прямые, белые волосы обрамляли правильный овал лица. Белоснежное покрывало на голове мягкими складками ниспадало на прямые плечи первосвященницы, облаченной в длинную, до пят, прямую тунику из мягкой белой шерсти.

Невозможно было угадать, какое тело — мужское или женское — скрывает это просторное одеяние. Во всем облике Арессы не было ничего от женственной округлости, но не было в ней и мужского ощущения мощи.

Соню ввели в просторный тридцатиколонный зал, где в промежутках между высокими, тщательно отполированными гранитными колоннами, чьи причудливые резные капители терялись в вышине, под потолком, на бронзовых треножниках, ревя, горело пламя. Впереди высился жертвенник — прямоугольная каменная глыба, грубо обтесанная с четырех сторон. На этом жертвеннике также горел неугасимый огонь.

Соня не заметила, чтобы это пламя питалось какими-либо дровами. Казалось, оно горит само по себе. Впрочем, возможно, в алтаре имеются скрытые трубки, по которым незаметно подается горючее масло или газ.

У Сони не было времени размышлять над всеми этими чудесами, потому что верховная жрица Митры медленно поднялась со своего трона, установленного прямо за алтарем, и шагнула навстречу гостье.

Будь на месте Сони человек более робкого десятка, он зажмурил бы от страха глаза при виде того, как высокая женщина в развевающихся белых одеяниях бестрепетно вступает прямо в середину жертвенного огня. Но Соня, напротив, только пошире раскрыла глаза.

Несколько мгновений Аресса медлила на жертвеннике, словно наслаждалась огнем, охватившим ее со всех сторон. Затем она спустилась на пол, ступая по воздуху, как по ступеням.

Ни один правоверный митрианец не коснулся бы священного огня! Соня знала это. А госпожа Аресса ступила в него ногами, позволила пламени ласкать свое тело… Магия? Что-то ужасное таилось в этом святилище, которым руководила дочь графа Ардалиона…

Не слишком привыкшая общаться со жрецами бога Митры, Соня не знала, как именно полагается приветствовать верховную жрицу. Кроме того, в Велитриуме могли существовать свои порядки. Насколько поведение Арессы является обыденным? Всегда ли первосвященница Велитриума проходит сквозь пламя, двигаясь навстречу гостю? Или она таким образом выделяет немногих посетителей? И если да — то каких? Быть может, наиболее опасных, тех, кого надлежит запугать с самого начала?

Соня не могла не признать: путь сквозь пламя произвел на нее сильное впечатление. Но почему Аресса усмотрела в Соне что-то особенное и отметила это необычным ритуалом?

На всякий случай Соня склонилась перед Арессой в низком поклоне.

— Приветствую тебя, мудрая и наделенная властью! — проговорила Соня.

Прекрасное холодное лицо Арессы оставалось бесстрастным.

— Мир тебе в доме благого творца Митры,— холодно прозвучал ее голос.

И снова Соня не могла бы сказать, мужчине он принадлежал или женщине. Это был красивый, низкий голос, но совершенно неживой.

— Я принесла тебе весть, Аресса,— заговорила Соня более свободно. В конце концов, она не имеет к духовной иерархии Митры никакого отношения.

Аресса сделала плавный жест рукой. Воздух внезапно задрожал, сгустился — и вот уже перед Соней появилось небольшое кресло с ножками в виде лап леопарда. Оно было накрыто мягкой шкурой золотистого цвета.

— Садись,— пригласила жрица.

Соня, помедлив, уселась. Кресло оказалось вполне реальным, не иллюзорным. Каким-то таинственным образом трон первосвященницы оказался стоящим не за огненным алтарем, а перед ним. Аресса расположилась на своем троне с царственной величавостью. Теперь Соне ясно было видно: кем бы ни была эта женщина, она принадлежала к старинному и гордому роду.

— Госпожа! — невольно вырвалось у Сони.— Я вижу, что вы — великая магиня. Но неужели вы не страшитесь? Магов преследуют и истребляют повсеместно, а вы творите чары открыто, на глазах у чужестранки, которую видите в первый раз! Вдруг меня подослали к вам слуги Чистого Огня?

— Что за Чистый Огонь? — удивилась Аресса.

— Организация, которая служит выявлению и истреблению колдунов!

Аресса пожала плечами. Ни один мускул не дрогнул на прекрасном неподвижном лице митрианской жрицы.

4

— Мне это все безразлично,— проговорила она равнодушно.— У пиктов есть какие-то шаманы… Варвары мало вникают в то, что происходит в храме благого творца Митры. Они страшатся света! То,что я делаю, вызвано вовсе не силой чар, но обыкновенной любовью божества к его скромной и преданной служительнице. Если будет на то воля Митры, пламя отнимет у меня мою жалкую жизнь. Но ты видишь — Митра добр ко мне. И вот я прохожу сквозь огонь целой и невредимой, прокаленной и очищенной, насладившейся и пропитанной светом! Это чудо совершает для меня мой бог, благой Митра, которого я почитаю в виде вечно горящего пламени!

— Но все это выглядит как колдовство! — настаивала Соня.

Аресса еще раз пожала плечами.

— Как бы это ни выглядело, магией в том виде, в каком воспринимают ее невежественные обыватели… вроде тебя, девушка!.. примитивной магией, чародейством, всем тем, чем пугают трусоватых домохозяек, боящихся сглаза и порчи злой соседки, колдовством мое высокое искусство не является! Дар творить чудеса я получила благодатью творца Митры, которому служу сызмальства. Он видит мою преданность и вознаграждает ее по заслугам.

— Но вы не сможете объяснить эту тонкую разницу тем, кто преследует любые внешние проявления чудесного и именует это все одним словом — «магия»! — горячо возразила Соня. Ее немного удивило видимое безразличие Арессы к грозящей ей опасности.

Странно. Аресса даже не знала о существовании Чистого Огня. Она словно жила в каком-то своем, обособленном мире. Какие силы хранили ее?

Рыжая Соня сама не могла бы сказать, с чего это вдруг она так обеспокоилась судьбой жрицы Митры, да еще аквилонки. Ни Митра, ни тем более Аквилония никогда не являлись предметами ее забот.

Однако в невозмутимости Арессы Соня находила что-то пугающее. Во всем облике, верховной жрицы велитриумского храма таилась какая-то страшная загадка… Возможно также, в этом забытом храме Митры скрыт ответ на вопрос, который уже так давно мучает Соню…

— Я никому ничего не намерена объяснять,— все так же ровно произнесла первосвященница.—

Наш храм и все мы обречены на скорую смерть. Мы скоро погибнем, рыжеволосая чужестранка, и все мы знаем об этом. Никто не задаст нам ни одного вопроса. Нас просто убьют. И то уже удивительно, что все мои жрицы и я до сих пор живы, что мы можем служить благому творцу Митре так, как считаем нужным. Наша гибель лишь отсрочена. Пикты, эти дикие, невежественные варвары,— тут мраморное лицо жрицы впервые выказало некое подобие чувств,— не допустят существования на завоеванной ими земле очага света, любви и культуры… Они сотрут нас с лица земли!

Краска бросилась Соне в лицо. Значит, вот как! Аквилония — «очаг света, любви и культуры»! Бросить бы в лицо этой надменной аристократке все то страшное, непоправимое зло, которое аквилонские наемники принесли Рыжей Соне! Озверевшие лица вояк, кровь матери на их руках… Соня стиснула зубы, чтобы не застонать при одном только воспоминании о трагедии, уничтожившей ее семью.

Но какой смысл затевать с этой невозмутимой женщиной подобные разговоры! Да и Рыжая Соня, в конце концов, явилась в храм Митры вовсе не за этим.

— Я буду говорить с тобой прямо и откровенно,— решилась наконец Соня.— Выслушай меня, Аресса. Моя речь может показаться неучтивой, даже грубой… Что ж, мы — бедные варвары,— здесь Соня не удержалась от иронии,— не изощрены в утонченной аквилонской культуре, так что тебе придется простить меня.

Аресса остановила Соню легким движением руки.

— Нет надобности в долгих предисловиях, девушка. Говори так, как привыкла. Я вижу в твоем появлении перст судьбы… судьбы, которая давно уготована мне и ждет… ждет…

Она замолчала, не договорив. Ее лицо приняло отсутствующее выражение, словно Аресса тщилась разглядеть где-то впереди какие-то смутные, странные тени.

Только тут Соня поняла, что вся хваленая невозмутимость Арессы — не напускная. Жрица так давно приготовилась к неизбежной смерти, что уже считала себя мертвой. А устрашить мертвеца чем бы то ни было — просто невозможно. И меньше всего — угрозами и намеками.

Соня ощутила нечто вроде глубокого сочувствия к этой «мраморной» аристократке. Но дело, которое привело ее сюда, не допускало ни сочувствия, ни простой деликатности. Говорить надлежало прямо, без обиняков.

— Я пробиралась сюда лесами и болотами,— начала Соня.— По… гм… ряду причин ни с аквилонцами, ни с пиктами, ни с боссонцами встречаться мне не хотелось. Ну, насколько это возможно, разумеется. И вот как-то раз довелось мне заночевать в лесу…

* * *

Это случилось в холодный предрассветный час, когда замолкали ночные птицы, но не успевали еще проснуться дневные. Соня проснулась оттого, что кто-то настойчиво трясет ее за плечо. Удивительно, что рыжеволосая воительница не пробудилась, когда этот неизвестный подобрался к ней в темноте. Обычно Соня вскакивала при самом слабом шорохе, каким бы крепким ни был ее сон и как сильно ни была утомлена она накануне.

Открыв глаза, Соня увидела рядом с собой молодую девушку, обнаженную и словно бы окутанную туманом. Лицо незнакомки, плохо различимое в рассветных сумерках, было искажено страданием. Насколько могла судить Соня, никаких ран на теле девушки не было. Скорее, боль причинял ей какой-то неведомый душевный недуг.

Девушка открыла рот, намереваясь заговорить, но только слабое шипение вырвалось из ее горла. Синеватый свет окутал ее. Девушка задрожала всем своим тонким телом.

Как ни странно, Соня не ощутила при виде этого жутковатого, потустороннего зрелища ни страха, ни смятения. Хотя, если говорить честно, далеко не всякую ночь ей приходилось просыпаться и видеть рядом кого-то из представителей явно потустороннего мира, да еще подверженного сильному душевному страданию.

Соня осторожно протянула руку и коснулась плеча девушки. На ощупь кожа незнакомки была прохладной и влажной. Рыдания сотрясали плечи несчастной.

— Тише, тише,— успокаивающе заговорила Соня.— Успокойся. Ты сможешь говорить на человеческом языке? Постарайся объяснить мне, что тебя терзает, и могу ли я помочь тебе. Ну, тише, тише… Что я могу для тебя сделать? Может быть, ты сумела бы показать жестами?

Соня несколько раз взмахнула руками, надеясь, что незнакомка поймет ее.

В больших широко раскрытых глазах девушки появилось отчаяние. Она мучительно пыталась выдавить из себя хоть какие-то звуки, отдаленно напоминающие человеческую речь.

Наконец Соня не без труда разобрала:

— Макдашу… Макдашу…

Девушка закрыла лицо руками и разрыдалась, странно, по-звериному, подвывая тонким голоском, сидя на корточках и покачиваясь из стороны в сторону.

— Макдашу,— медленно повторила Соня, словно пробуя это незнакомое слово на вкус.— Макдашу… Что это такое? Ты можешь объяснить? Постарайся! Иначе я не сумею тебе помочь!

Девушка вскинула голову и разразилась целым потоком речи, похожей на птичью. Она странно цокала, присвистывала, подвывала и взвизгивала, а потом заключила с какой-то безнадежной и в то же время умоляющей интонацией:

— Макдашу…

Соня уселась рядом со своей ночной гостьей, взяла ее судорожно подергивающиеся руки в свои.

— Успокойся, прошу тебя. Я попытаюсь понять, чего ты добиваешься. Ведь ты нуждаешься в моей помощи, не так ли?

Распахнутые глаза, черные, с золотыми зрачками, глядели, казалось, прямо в душу Сони.

— Ты ведь понимаешь меня? — на всякий случай спросила Соня.

К ее ужасу, тщательно подавленному, девушка опустила голову и тихо лизнула колено Сони, а потом снова подняла на нее умоляющий, почти собачий взгляд.

Кое-что начало смутно проясняться.

— Ты не человек? Ты оборотень?

Девушка уселась совершенно по-собачьи, склонила голову набок и облизнулась.

— Ты собака?

Незнакомка лающе рассмеялась.

Нет, не собака… Так кто же? Кто?

Соня мучительно пыталась догадаться. Нет, девушка не была оборотнем… Она была вместилищем чьей-то души — может быть, звериной, а может — божественной…

5

Сейчас даже не важно было выяснять статус и происхождение девушки. Главным было завоевать доверие странной ночной гостьи, у которой — в этом Соня не сомневалась — было какое-то важное дело к ней, Рыжей Соне.

У нее — или у того, чья душа вселилась сейчас в это тонкое беззащитное девичье тело.

Как бы то ни было, а выяснить это было необходимо.

Незнакомая девушка совершенно оправилась от страха. Она даже позволила Соне взять себя за руку и потянула свою спутницу куда-то в чащу леса. Вдвоем они прошли по глухой тропинке, известной только диким зверям и другим обитателям чащобы.

Луна уже зашла за горизонт. Звезды гасли одна за другой, листья деревьев из черных постепенно становились серыми. Уже занимался рассвет.

Неожиданно перед путницами открылась большая поляна. Ее окружали вековые дубы, которые словно сошлись сюда в незапамятные времена и встали в почти правильный круг, как жрецы во время выполнения обряда.

Соня заметила, что в стволы всех дубов вживлены человеческие черепа. С длинных, простертых, как руки, ветвей свешивались разные кости — и звериные, и человеческие. Они тихо покачивались в рассветном ветерке, шелестели, переговариваясь с листвой на каком-то таинственном, одним им понятном языке.

Между костей свисали длинные разноцветные ленты, частью истлевшие, частью совсем новые, женские косы, мужские бороды, хвосты лошадей и лисиц.

А посреди поляны на столбе висел труп лисицы. Животное было прибито к столбу деревянными гвоздями, пробившими передние и задние лапы, грудь и живот. Самый длинный кол торчал у зверька в горле.

Испустив жалобный пронзительный визг, таинственная спутница Сони метнулась к жуткому лесному жертвеннику и принялась, завывая, бегать вокруг зверски умерщвленной лисицы, громко оплакивая ее безутешным поскуливанием и звериными стонами.

При виде этого зрелища у Сони мурашки побежали по коже. Рыжеволосая девушка остановилась, оглядываясь по сторонам и медленно осваиваясь с увиденным, настолько необычным было это зрелище. Неприятный холодок пробежал у нее между лопаток. Здесь, на скрытой от людских глаз лесной поляне в самом чреве леса, вершились ужасные дела; кто-то неведомый взывал здесь к каким-то жутким злым силам. Вся поляна так и дышала духом темного колдовства и недобрых чар.

Внезапно Сонина спутница упала как подкошенная у подножия столба. Соня осторожно коснулась ее рукой.

Девушка была мертва!

— Соня…— послышался тихий, явно нечеловеческий голос у Сони над головой.

Соня выпрямилась и оглянулась в поисках говорившего.

— Кто зовет меня? — окликнула она невидимого собеседника, не желая вести разговоров вслепую.— Покажись!

— Соня…— еще раз прозвучало в рассветных сумерках негромко, но вполне отчетливо.

Наконец Соня разглядела того, кто взывал к ней столь настойчиво, а разглядев — невольно содрогнулась от ужаса и отвращения. Маленькие, как бусины, подернутые смертной пеленой глаза распятой лисицы горели желтоватым огнем, и в них явно светился нечеловеческий разум. Пасть умерщвленного животного тихо двигалась.

— Слушай меня, Соня…— проговорила принесенная в жертву лисица.— Ты знаешь волю зверобогов. Мы — древние боги, мы — властители земли. Молодые боги должны уйти.

— Молодые боги? — переспросила Соня.— О ком ты говоришь? И кто ты сама?

— Воля зверобогов,— повторила лисица.— Иди в Велитриум, в большой город людей на большой реке. Она называется Громовая. Иди! Ищи! Там — храм, большой, полный огня… Ты знаешь имя молодого бога, в честь которого люди возжигают огни!

— Да,— пробормотала Соня.

— Не называй его здесь! — властно велела мертвая лисица.— Не призывай его сюда! Здесь древнее место! Здесь не место для него… и его проклятых братьев.

— Я — одна из вас! — воскликнула Соня. Сейчас она действительно ощущала себя скорее с богами варваров, нежели с митрианцами… Ведь и аквилонцы поклонялись Митре — аквилонцы, которых благой творец Митра, солнечный бог, покровитель дружбы, хранитель верности и клятв, убивший темное зло, принявшее обличье дикого, сокрушающего все на своем пути быка,— Митра не сумел удержать приносивших ему огненные жертвы аквилонцев от страшного кровопролития…

Ненависть! Вот что сжигало Соню. Вот какой огонь зажгли в ее душе поклонявшиеся Митре люди!

При виде животного, так жестоко распятого на столбе, при виде мертвой девушки, устами которой говорило неведомое божество, Соня содрогалась от боли и сострадания. Все эти вещи были недоступны ее пониманию.

— Ты пойдешь в Велитриум,— повторила лисица властно.— Найди жреца в огненном храме.

Не ошибись, Соня! Ошибки быть не должно! Любой промах грозит смертью… смертью…— Она тихо визгнула, словно от боли, а затем продолжала: — Этот жрец, Соня,— не мужчина и не женщина, не человек, не чудовище и не зверь; он не живой и не мертвый… Там — разгадка! В его руке — ключ!

— Но о чем мне спросить его? И в чем твоя просьба?

— Ты не должна просить! Ты должна…

Тут кровавая пена показалась в ноздрях лисицы, запузырилась у нее в пасти, клочьями падая с клыков на землю. Ужасная судорога сотрясла изувеченное тело зверька. Жалобно визжа, лисица несколько раз дернула головой, стукнулась ею о столб и бессильно обвисла на деревянных кольях, пронзивших ее тело. Свет погас в глазах зверька.

Несколько секунд Соня стояла на сумрачной поляне как громом пораженная. Затем она повернулась и бросилась бежать прочь по лесной тропинке.

* * *

Аресса выслушала рассказ своей неожиданной посетительницы совершенно спокойно, даже невозмутимо. Когда Соня замолчала, митрианская-первосвященница еле заметно сморщила свой гладкий белый лоб.

— Как, ты говоришь, она назвала меня, твоя мертвая лисица? Не живая, не мертвая? Что ж, она права! Она совершенно права, Соня! Я готова к смерти. Жизнь давно утратила для меня всякую ценность. Я не испытываю страха перед смертью, как не испытываю и любви к жизни. Но поскольку я все-таки еще жива, то и мертвой меня считать пока что рано…

— Она сказала еще, что ты — не человек,— отважилась напомнить Соня. Своеобразное мужество жрицы поневоле наполняло душу Сони уважением к этой странной женщине.

— Я человек,— твердо заявила Аресса.— Здесь твои драгоценные зверобоги прискорбно ошиблись. Я не зверь и не чудовище… Но я — человек. У меня душа человека! — В светлых глазах Арессы сверкнуло пламя.— Что касается моего пола… Они послали тебя, чтобы ты увидела,— так смотри! Еще никто, кроме моей матери и моего несчастного отца, не видели того, что я намерена показать тебе!

Аресса медленно поднялась со своего трона и величавым движением поднесла точеные руки к золотым пряжкам, скрепляющим ее тунику на .плечах. Мгновение — и белоснежное одеяние упало к ногам Арессы. Обнажилось ее тело, безупречно сложенное, с бархатистой кожей, не знавшее загара, тщательно ухоженное, умащенное драгоценными ароматическими маслами. Не тело, а произведение искусства…

Соня, знавшая толк в разных косметических ухищрениях, оценила это с первого взгляда. Только ценой очень больших усилий можно было добиться такого совершенства кожи.

Однако… Соня не верила собственным глазам. У этого прекрасного, как мраморное изваяние, тела отсутствовали какие-либо признаки пола! Оно было совершенно гладким и не принадлежало ни женственному юноше, ни крепко сложенной девушке. Вообще ничего!

— Но ведь такого не бывает! — не сдержала Соня удивленного возгласа.

Аресса, не смущаясь своей странной наготы, пожала плечами. Это был поистине царственный жест, и Соня невольно залюбовалась ею.

— Я родилась такой,— негромко сказала Аресса,— Не знаю, какие чары, какое чудовищное проклятие были наложены на нашу семью. Над нами всегда что-то тяготело… Ни мой отец, ни мой дед не доискивались до причины всех этих странностей и несчастий, быть может — напрасно… Возможно, их упорное нежелание замечать все эти странности оказалось роковым… Не берусь их судить. Но и отец мой до сих пор не может умереть и обрести столь желанный покой, и это мучает меня.

6

Соня насторожилась.

— Он не может умереть, ты сказала? — переспросила Соня.— Он… Он обрел бессмертие? Уподобился богам?

— Спаси нас всеблагой Митра от такого бессмертия! — бесстрастно ответила Аресса.— Забудь об этом. Но мы прокляты… или благословенны? Ты говоришь, эта распятая тварь чего-то от тебя добивалась? Она посылала тебя сюда, в Велитриум, ко мне? И ты еще не понимаешь, чего она добивалась! Я скажу тебе. Все ее намерения ясны мне так, словно они написаны в книге и их ярко освещает полуденное солнце! Лисица хотела, чтобы ты уничтожила меня! Вот чего они добиваются! Эта храфстра!

И снова вспышка чувства озарила прекрасное холодное лицо Арессы, словно отблеск далекой зарницы. На этот раз то было чувство отвращения.

— Храфстра? — переспросила Соня. Это слово показалось ей горьким и неприятным.

— Нечистота,— пояснила Аресса, кривя красиво очерченные крупные губы,— Дрянь! Да еще мертвая! Мертвая храфстра еще более омерзительна, чем живая… Ты не касалась ее руками?

Соня вспомнила свой порыв погладить изувеченного зверька по влажному меху. Она медленно покачала головой.

— Прикосновение к мертвой храфстре осквернило бы тебя на всю жизнь,— заявила жрица.

— Я притрагивалась к девушке, — напомнила Соня.— А лисица… Лисицу я не трогала.

— Девушка,— задумчиво повторила Аресса,— Какое слово, ты говоришь, она повторяла?

— Макдашу.

Неожиданно Аресса откинула голову назад и громко расхохоталась. Это было так удивительно, так непохоже на «беломраморную» первосвященницу, что Соню вновь охватило предчувствие чего-то ужасного, что вот-вот должно случиться у нее на глазах. Преодолевая это предчувствие, Соня спросила:

— Могу я узнать, что именно так насмешило тебя, Аресса?

Вместо ответа Аресса хлопнула в ладоши и звонко крикнула:

— Макдашу!

* * *

Первосвященница митрианского храма редко показывалась в городе, словно не желая лишний раз напоминать захватчикам-пиктам о своем существовании. Она знала, что вызывает у грубых воинов-варваров нечто вроде суеверного ужаса. Возможно, именно это и уберегало храм Митры в Велитриуме от уничтожения — эта судьба не минула другие митрианские святилища по всей Аквилонии. И хотя почти все население Велитриума постепенно переходило в новую веру и начинало поклоняться божествам захватчиков, а храм Митры пустел, все же священный огонь все еще горел на жертвеннике, и Аресса ежедневно возносила молитвы благому творцу.

В тот день закрытые носилки Арессы вынесли из храма четверо дюжих рабов-носильщиков, одетых в белые одежды и с волосами, перехваченными на лбу белой лентой. Носилки устремились в сторону рынка. Вчера в город по Громовой пришел большой тяжело груженный купеческий корабль, и многие жители Велитриума спешили узнать, какие новые товары доставили в город купцы.

Обычно Аресса не снисходила до посещения рынка. Ее мало интересовали новые товары. Но сейчас в храме из всех младших жрецов остались лишь несколько девушек и пять почтенных стаpyx, сведущих в обрядах благого Митры, но во всем, что касается житейских дел, живущих только вчерашним днем. И еще рабы, но их совсем немного, да и они не могут идти в счет. Храм пуст. Аресса не без оснований опасалась, как бы старые женщины не навлекли на храм Митры новых неприятностей и не спровоцировали захватчиков-пиктов на полное уничтожение последнего оплота митрианства на границе с дикими землями.

Поэтому на рынок первосвященница отправилась самолично.

Носилки Арессы узнавали многие горожане. Они почтительно расступались, давая им дорогу и низко кланяясь. Если прежний жрец, зарубленный пиктами, был многими горожанами любим как мудрый наставник, то нынешняя жрица, о которой ходило немало слухов, таинственных, а подчас и отвратительных, вызывала у большинства самый неподдельный страх.

В городе поговаривали о том, что она ведьма, что встретиться с ней глазами означает увидеть свою смерть — будто бы человек на мгновение начинает прозревать место и обстоятельства собственной кончины.

Аресса, слегка отодвинув в сторону занавески, смотрела из носилок на выставленный новыми купцами товар. Корабль пришел из Зингары. Он привез мессантийское вино в больших глиняных сосудах, запечатанных красным воском, меха диких животных, обитающих в Рабирийских горах, соленую рыбу с нежнейшим розовым мясом, что ловится в верховьях реки Алимана… Были здесь и ювелирные украшения — изделия искусных рук кордавских мастеров — и многие другие заманчивые товары…

От холодных внимательных глаз Арессы ничего не укрылось. Однако она оставила без внимания меха и вино, а у торговцев украшениями купила лишь серебряный браслет, звенящий на запястье.

Затем носилки остановились у ряда, где были выставлены на продажу рабы. Аресса подозвала надсмотрщика и, показав тому пригоршню золотых монет, велела подводить к ней рабов по одному, дабы жрица могла осматривать их, не оскверняя своих ног прикосновением к мостовой — несомненно, грязной и преисполненной нечистоты.

Арессе нужны были люди. В храме не хватало служителей. Естественно, первосвященница не могла взять на службу в священное место первых попавшихся людей. Ей необходимо было произвести тщательный отбор.

Двух свирепых с виду мужчин со старыми шрамами на лице и груди — бывших гладиаторов, равно как и нескольких бывших галерников, исполосованных кнутом, Аресса отвергла сразу, хотя надсмотрщик не жалел слов, нахваливая их боевые качества, укрощенный характер и способность преданно служить господину.

Затем к носилкам, грубо подталкивая сзади, подогнали совсем юную девушку с большими испуганными глазами. Бедняжка дрожала всем телом и в панике озиралась по сторонам, словно отовсюду ожидала неведомой, но ужасной напасти.

Аресса велела снять с нее одежду — жалкие лохмотья — и внимательно осмотрела тело девушки, выискивая, нет ли в нем изъянов, служивших бы показателем изначальной оскверненности и тем самым непригодности для службы в доме благого творца Митры. Но девушка оказалась совершенной, и Аресса купила ее, заплатив за новую рабыню неслыханно высокую цену — десять полновесных золотых монет.

* * *

— Говори! Говори, тварь!

Кнут снова и снова опускался на обнаженную спину девушки. Она хрипло мычала, билась головой об окровавленный деревянный столб, к которому дюжие рабы Арессы приковали ее, вдев нежные запястья в железные наручни. Потом голова девушки бессильно склонилась на плечо — она потеряла сознание.

Аресса была облачена в облегающий ярко-красный костюм: штаны до середины щиколоток и рубашка с длинными рукавами, закрывающими кисти рук и оставляющими на виду только длинные белые сильные пальцы. Жрица отложила кнут.

Соня, кусая губу, наблюдала за действиями Арессы. Боги видят совсем не этого добивалась Рыжая Соня, когда явилась в храм Митры со своим рассказом о встрече с распятой лисицей на страшной лесной поляне! Ей совсем не по душе было то, что происходило сейчас во внутреннем дворе велитриумского святилища.

Аресса в одежде палача, облегающей тело так плотно, что было чересчур хорошо заметно отсутствие признаков пола, выглядела сейчас почти чудовищем.

Да, мертвая лисица оказалась права даже в этом! Не человек, не чудовище, не зверь…

А кто?

Аресса!

Слишком многое вмещало в себя теперь для Сони это имя, свистящее, как полет стрелы.

Молодая рабыня, купленная Арессой у зингарских купцов, носила имя Макдашу. Девушка была ласковой, привязчивой, тихой, преданной. Иногда она пробиралась в покои своей госпожи и засыпала там прямо на полу у ее ног. Изредка она просыпалась и в полусне целовала ступни Арессы. Девушка добросовестно служила Митре… Вернее, выполняла все приказания госпожи и младших жриц.

По знаку Арессы несчастную окатили ведром холодной воды. Девушка застонала и задергала руками, инстинктивно пытаясь высвободить их из жестокой хватки наручней.

Аресса приблизилась к ней. Жрица обратила к себе мокрое, полубезумное лицо рабыни с плотно зажмуренными веками и впилась поцелуем в ее распухшие губы. Руки жрицы с шевелящимися под красными манжетами пальцами коснулись грудей Макдашу и больно сжали их.

7

— Говори, тварь! — повторила Аресса почти нежно.

Острые ногти впились в бедро жертвы и оставили на нем глубокую кровавую царапину.

Макдашу застонала.

— Остановись, Аресса! — крикнула Соня.

Она хотела было вскочить и броситься на помощь несчастной рабыне, чтобы прекратить эту пытку, но какая-то неведомая сила удержала Соню на месте.

— Ведьма…— прошептала Соня, с бессильным гневом глядя на Арессу.— Все-таки ты настоящая ведьма.

Аресса не обратила на это никакого внимания. Она продолжала ласкать свою жертву, а затем неожиданно вновь несколько раз сильно хлестнула ее кнутом. Казалось, жрице это доставляло огромное наслаждение.

Девушка плакала и корчилась у столба, невнятно умоляя избавить ее от мучений.

— Говори! — велела Аресса.

Макдашу раскрыла глаза, полные мучительной боли, и произнесла с видимым усилием:

— Граф… Ардалион… Твой отец, госпожа… Нет ему покоя… нет покоя…

— Мой отец! — не помня себя закричала Аресса. От ее мраморной невозмутимости не осталось и следа.— Ты говоришь, что он жив?

— Он мертв, и нет ему покоя… Он отрекся от Митры, Аресса, он проклят и зверобогами… Он проклят… Он распял лисицу в лесу на той поляне, где вождь Скарроу настиг его и предал мучительной смерти. Кости графа Ардалиона висят на дубе, а дух его мечется по Боссонским топям…

Голос девушки звучал сейчас совершенно иначе. Это больше не был нежный голос молодой рабыни. Не принадлежал он и мертвой лисице, которая разговаривала с Соней. Макдашу, несомненно, обладала тонкой душой, восприимчивой к чужой воле. Но кто говорил сейчас ее устами? Этого не знали ни Соня, ни Аресса.

— Кто ты? — требовательно спрашивала Аресса.— Говори! Говори! Говори!

Каждое свое слово жрица сопровождала беспощадным ударом кнута.

— Остановись! — снова закричала Соня.— Ты запытаешь ее до смерти!

— Не бей меня,— произнесла Макдашу неожиданно спокойно. От этого ровного тона мороз пробежал у Сони по коже.— Это тело еще послужит нам… Я — Сила, у которой нет имени на вашем языке. Ваша речь слишком бедна для того, чтобы найти понятие, равноценное смыслу, заложенному во мне. Я — та стихия, что бушует в чреслах мужчин и женщин и вынуждает их совершать безумства. Ты не могла ее знать, Аресса, тебе не дано испытать на себе ее могущество. Но даже в тебе, несчастном уроде, в проклятом выродке, последнем в твоем роду, она время от времени пробуждается. Это она тревожит тебя, заставляет мечтать то о мужских, то о женских поцелуях,— грезить о том, что тебе в силу твоего уродства недоступно! Пикты чтут меня под видом лисицы…

— Мне неинтересно, под каким звериным обличьем чтут тебя варвары! — оборвала Аресса.— И я плевать хотела на все, что ты говоришь обо мне и моем роде! Отвечай: где мой отец?

Аресса опустила кнут.

— Везде и нигде — вот где граф Ардалион,— был ответ.— Я поведаю тебе, каким образом он умер… И как вышло, что он до сих пор остается жив…

* * *

Гордый граф Ардалион всегда жил одиноко и замкнуто. Он был не слишком богат. Его поместья, некогда довольно зажиточные, располагались на границе с боссонцами и во время войн сильно пострадали.

Над его родом, старинным и весьма известным в истории Аквилонии, словно тяготело какое-то проклятие. Возможно, об этом проклятии что-то более определенное и знали какие-то далекие предки графа Ардалиона. Сам граф, большую часть жизни проведший на охоте и войне, не давал себе труда во всем этом разобраться. Он не верил в мистику, равнодушно проходил мимо магии и предсказаний — особенно с тех пор, как их объявили вне закона и начали беспощадно преследовать. Все это, полагал граф Ардалион, выдумки глупых суеверных нянек, которым больше нечем развлечь и утихомирить капризных детей.

Отец графа Ардалиона пропал без вести где-то в Асгарде. Поговаривали, будто старый граф сорвался со скалы и разбился насмерть, однако тела его так и не нашли.

Дед Ардалиона утонул во время рыбной ловли на Громовой. Он выпал из лодки во время качки, и бурные воды реки поглотили его в тот же миг, словно только и ожидали этого случая.

Могилы у графа нет: как ни искали труп верные слуги и друзья несчастного, они нигде не могли его обнаружить.

Несчастья и беды, казалось, преследовали графа Ардалиона по пятам. Грабители сожгли два его поместья.

Затем пикты разорили и разрушили любимый охотничий замок графа Ардалиона. Все его имущество теперь ограничивалось городским домом в Велитриуме.

А тут еще супруга графа Ардалиона, разродившись непомерно крупным младенцем, скончалась в родах. Граф горько оплакивал жену: она была единственным человеком, который по-настоящему его любил. Жестокая судьба отняла у него самое дорогое…

Но настоящий ужас охватил графа, когда он выхватил младенца из рук плачущей, насмерть перепуганной повитухи и развернул пеленки. Ребенок оказался бесполым.

Первым побуждением Ардалиона было уничтожить выродка, разбив его голову о стену. Однако малыш так громко кричал, так жалобно хватался за пальцы своего несчастного отца крошечными красными пальчиками, что сердце графа Ардалиона дрогнуло.

Он бережно положил младенца рядом с трупом только что скончавшейся графини, упал рядом на колени и зарыдал.

Новорожденного граф решил считать девочкой и дал ребенку имя Аресса. Он посвятил бедного уродца Митре с самого нежного возраста, надеясь, что хотя бы это убережет ребенка от несчастий. В те годы граф Ардалион еще надеялся на покровительство благого творца, в которого истово верили все члены его семьи.

Когда Велитриум захватили пикты, граф Ардалион не смог преодолеть своей гордости. Он так и не присягнул варварскому вождю Скарроу. Вместо этого он бежал из города, открыто бросив вызов захватчикам.

Беды преследовали графа по пятам. Он потерял коня и вынужден был идти пешком. Он терпел голод, холод и лишения, спал на голой земле, питался сырыми мышами и травой. Однако он стойко переносил все это, ибо, будучи охотником и воином, привык преодолевать трудности такого рода.

И вот однажды, блуждая как дикий зверь по Боссонским топям, скрываясь от людей и сражаясь с другими дикими животными — ибо граф Ардалион, некогда один из самых блестящих вельмож Велитриума, превратился в самого настоящего зверя, тем более опасного, что был наделен изворотливым человеческим разумом,— граф ощутил на себе чей-то пристальный недобрый взгляд.

— Кто ты? — крикнул граф Ардалион, бросая вызов неведомому врагу.

В ответ лишь зашумели деревья, но в шорохе листвы Ардалиону почудился человеческий голос, отвечавший:

— Не смерть, не жизнь…

— Чего ты хочешь от меня? — снова крикнул граф Ардалион.

— Не смерти, не жизни…

И вслед за этим непонятным ответом Нечто взорвалось дьявольским хохотом. В болоте вздувались и лопались огромные пузыри, гигантские ржавые жабы выскакивали из трясины и вновь исчезали, чей-то нечеловеческий голос стонал в глубинах болот утробно и жалобно, обрывая стон рыданиями… И вдруг все стихло.

Прямо в голове растерянно озиравшегося графа прозвучала:

— Знай, твой бог, Митра, оставил тебя.

И в тот же миг граф Ардалион осознал, что это — правда. Он закрыл лицо руками, из его горла вырвалось судорожное рыдание.

Голос повторил, еще более уверенно:

— Митра умрет, знай и это. Твоя дочь, твоя чудовищная дочь уже отступилась от него. Она предалась черной магии, прикрывая свое колдовство служением божеству и «благими дарами доброго творца Митры» — так она это называет! Она — ведьма! Она — проклята!

— Кто такая моя несчастная дочь? — спросил граф Ардалион.— Кто она? Многие годы я гнал от себя всякие мысли об ее уродстве, но…

— Ах, бедный мой граф Ардалион! — Теперь таинственный голос звучал почти участливо.— Вот что случается с теми, кто не чтит семейные предания и не знает… не знает…

— Чего я не знаю? — с мукой в голосе выкрикнул Ардалион и упал на колени посреди трясины.— Не терзай меня! Сжалься! Расскажи мне все! Пусть истина выйдет наружу во всей своей ужасной наготе!

8

— Слушай. Твой предок, чье имя ты носишь, был злым и жестоким человеком. Он ненавидел все живое. Он убивал… Он говорил, что змеи, пауки, жабы, черви — что все это нечисть…

— Он был жрецом Митры,— проговорил Ардалион.— Я понял, кого ты имеешь в виду. Согласно нашему учению, храфстра — все, что отвратительно. Уничтожая грязь и нечисть, человек ослабляет мир зла… Мой предок был благочестивым жрецом. Он верил во все, чему учили в митрианских храмах, он и сам учил этому людей…

— Отвратительный вздор! — возразил голос.— Убивая что-либо живое, человек только умножает зло! Не существует храфстра! Существуют людские предрассудки и их глупые страхи! Слушай же, что случилось с твоим предком, который навлек проклятие на весь ваш род со стороны древней силы, совокупное имя которой — жизнь!

Однажды этот благочестивый убийца, бормоча имя своего божка Митры, метнул стрелу в крупную жабу, которая копошилась в траве. Он попал в свою жертву! Но там оказалась не одна жаба, а две. Они предавались любви, сплетаясь своими телами,— уродливыми, с точки зрения человека, но все же прекрасными, как прекрасно все живое! И нет ничего прекраснее любви, кто бы ни раскрывался навстречу этому чувству,— люди, домашний скот, дикие звери или те, кого митрианцы именуют храфстрой! Ибо любовь — это жизнь!

Пронзенные одной стрелой, жабы не расцепили любовного объятия. И… они страшно закричали, умирая! И я, тот, кто наполняет огнем чресла мужчин и женщин, самцов и самок, тот, кто восхваляет всякую похоть, ибо она — для умножения жизни,— я услышал их крик и проклял ваше семя! Аресса — последний плод моего проклятия. Она — урод и ненавистна всему живому, ибо не может принять участия в вечном круговороте зачатия и рождения новой жизни. Она служит Митре и одновременно убивает его. Таков был мой замысел. Теперь он свершился! Кощунство отомщено.

Граф Ардалион пал лицом на землю и в невыразимых страданиях закрыл голову руками. Но избавления от ужасного размеренного голоса, звучавшего в его мозгу, не было.

— Скарроу и его пикты чтут меня в обличии лисицы. Ты можешь обрести мудрость, если…

— Нет! — закричал Ардалион.

И внезапно он понял, что таинственный собеседник оставил его.

И тогда граф Ардалион, встав, обратил залитое слезами бородатое лицо к солнцу и торжественно отрекся от Митры, которого не признавал больше благим творцом и своим повелителем.

Он знал теперь все и о том боге, которого привык почитать сызмальства, и о своей несчастной нечестивой дочери, которая была живым оскорблением самой природе.

Жизнь графа опустела. Она стала подобна пустой скорлупе яйца, из которого хорь высосал содержимое.

У него осталась одна цель: убить Скарроу. После этого граф надеялся обрести покой в смерти.

Но случилось так, что Скарроу сам настиг графа Ардалиона недалеко от границы боссонских земель.

Взятый в плен, Ардалион признался в том, что распял лисицу, пытаясь вырвать у нее подробности о родовом проклятии, тяготеющем над его семьей, и был предан мучительной смерти. Варвары, смеясь, вливали ему в рот воду, пока живот несчастного не раздулся, а потом поочередно топтали его простертое на земле тело ногами.

Вода и кровь лились у Ардалиона изо рта и носа. Наконец смертная мгла заволокла его глаза.

Тогда Скарроу отрубил ему руки и ноги и повесил их на священном дереве. Изувеченное тело графа Ардалиона бросили под дубами, а голову прибили к ритуальному столбу, воздвигнутому посреди поляны. Труп лисицы суеверные пикты трогать побоялись.

И никто не видел, как в глухую полночь голова мертвого графа отделилась от столба и, упав на землю, покатилась прочь, сперва медленно, а потом все быстрее и быстрее…

* * *

— А теперь я хочу говорить с моим отцом! — сказала Аресса, легонько похлопывая кнутом по ладони.

— Я здесь, дочь! — послышался низкий мужской голос. В устах хрупкой израненной девушки он звучал просто чудовищно.

— Итак, я — плод проклятия? — с угрозой спросила Аресса.— Я правильно поняла?

— Да.— В голосе графа Ардалиона звучала глубокая скорбь.

— Я предалась злу? Неужели это правда? Я убиваю Митру?

— Да.

— Стало быть, я всего лишь колдунья и подлежу уничтожению как самая ненавистная храфстра?

— Ты знаешь это сама.

Аресса помолчала, прежде чем задать новый вопрос, видимо давно мучивший ее.

— Скажи, отец… Правда, что Митра мертв?

— В своем храме ты убиваешь его каждый день,— был ответ.— Митра мертв или скоро умрет…

— Ты умер, отец, а мертвые всеведущи.

— О, если бы…— прошептал граф Ардалион.— Как я жажду покоя!

— Зачем ты распял лисицу?

— Я посылал весть тебе, Аресса. Ты получила мой голос?

— Я получила весть. Чего ты хочешь от меня, отец?

— Дай мне небытие…

Макдашу застыла в неподвижности, бессильно обвиснув в своих оковах.

Соня вновь яростно рванулась с места:

— Она мертва! Ты убила ее!

На этот раз никакая колдовская сила не смогла удержать на месте рыжеволосую воительницу. Соня бросилась к столбу пыток, чтобы отвязать несчастную жертву. Но Аресса властным жестом приказала ей не двигаться.

— Берегись! Ты можешь погибнуть! Ни с места, Соня!

Жрица вскинула руки к солнцу и громко воззвала к Митре:

— Благой творец, которого я предала! Создатель света! К тебе взываю я, порождение тьмы и семя проклятия! Очисти землю от скверны! Да не останется здесь больше ничего, над чем могли бы надругаться враги твои, о Митра! Покажи мне, что ты жив!

В ответ на эту страстную мольбу гигантский столб пламени взметнулся из-под земли, окутывая и Арессу, и замершую у столба Макдашу и раба с пыточными клещами…

Соня отпрянула, готовая бежать, чтобы чудовищное пламя не поглотило и ее. За спиной она слышала замирающий голос графа Ардалиона:

— Помоги мне… Помоги…

* * *

— Нет, ну вы подумайте! — возмущалась добрейшая госпожа Элистея, хозяйка таверны «Дойная козочка».— Мало того, что эта, с позволения сказать, рыжая мерзавка сняла со стены гобелен! Чем ей, кстати, гобелен не угодил? Работа известной мастерицы! Очарование, а не гобелен! Так эта негодяйка… Она еще и спала на полу! Все подушки побросала в угол, к перине не прикоснулась, одеяла не тронула, кроме одного, в которое заворачивалась, точно червяк в кокон! Уж не думает ли эта воображала, что в моей чистейшей пуховой перине водятся, с позволения сказать, клопы? Нахалка, одно слово! Уж я ли для постояльцев не стараюсь…

Эти возмущенные монологи глубоко оскорбленная в своих самых лучших чувствах госпожа Элистея вела у себя в таверне, перетирая горы посуды. Несколько пиктских воинов рассеянно прислушивались к ворчанию хозяйки таверны. Потом один из них, должно быть от скуки, вступил в разговор.

— Что за «рыжая мерзавка» такая?

Обрадованная неожиданной поддержкой, госпожа Элистея подхватила:

— Вот я и говорю! Ну вот кто она, спрашивается, такая? Приехала! С лица — ничего, смазливая. Волосы — как огонь! А взгляд такой неприветливый, смотрит волком. Я-то сразу приметила! И до чего же дерзкая! И давай выспрашивать: про храм Митры, про жреца митрианского, про то, как присягали на верность господину нашему Скарроу — да живет он долго-долго и беспечально! И вот глядите, что из всего этого вышло. Аресса-то оказалась зловредной ведьмой. Сама себя в огне спалила. Говорят, рабов при этом погубила — тьму! Должно быть, злые чары на нее саму и пали.

— А рыжая-то! — напомнил пикт.— Она-то куда делась?

— Вот я к тому-то и веду! — затараторила хозяйка таверны.— Испарилась! Поминай как звали! Вещи свои бросила, денег за комнату не заплатила… Вещи у нее дрянь, рваное одеяло да фляга. Вот ведь что обидно! В убыток ввела! И где ее теперь искать?

— Да,— хохотнул пикт, которого не на шутку забавляло искреннее негодование хозяйки.— И в самом деле. Где теперь разыскивать твою рыжую мерзавку! Налей-ка нам лучше еще вина, да смотри — неразбавленного!

9* * *

Негодование, ненависть, горечь душили Соню, жгли ее, точно огнем. Проклятые аквилонцы! Теперь Соня понимала, что не найдет в Велитриуме никаких следов убийц своей родни. Ее попросту использовали — и Аресса, и ее обезумевший отец, и та неведомая, темная сила, которую пикты чтили в образе лисицы. Им нужен был исполнитель для своих замыслов, и они нашли его. Как же легко Соня поддалась на обман, как охотно пошла, стоило поманить ее призраком свершенной мести!

Соне горько было сознавать, что она, в сущности, оказалась такой же жертвой хитрых интриг проклятых аквилонцев, что и несчастная рабыня Макдашу. И тем не менее это было так. Ее обманули…

Что ж. В конце концов, Соне всего лишь восемнадцать лет. Впереди — целая жизнь. И вся эта жизнь будет отдана великой мести!

Сцепив зубы, Соня вновь и вновь твердила про себя эту клятву.

Ни пиктам, ни аквилонцам не найти ее здесь, на Боссонских болотах. Отсюда она двинется на юг, в Зингару… Может быть, там что-то отыщется…

Пальцы Сони сами собой сжимали рукоять кинжала. «Будьте прокляты! Будьте же вы прокляты во веки веков!» — шептала Соня, осторожно пробираясь самыми мертвыми трясинами к низовьям реки Громовой.

Она уже ждала, чтобы впереди поднялся призрак графа Ардалиона — аквилонского аристократа, обреченного на посмертные скитания. И граф встал из топи, тихо, утробно стеная:

— Соня… Помоги…

Соня остановилась. Нет уж. Больше она не купится на эти мольбы. Ее глаза — живые, полные жгучей боли, ненависти и презрения — встретились с пустыми глазницами графа.

— Твоя дочь — чудовище,— проговорила Соня, наслаждаясь хотя бы такой малой местью.— Она мертва. Сгорела заживо. А ты будешь скитаться здесь вечно, аквилонец!

Граф Ардалион застонал, раскачиваясь из стороны в строну.

— Мертв твой бог Митра! — не помня себя, кричала призраку аквилонского графа Рыжая Соня.—

Мертвы все! И твоя проклятая Аквилония — мертва! Все сгнило! Никогда вам не воскреснуть, вы — трупы! Будьте вы прокляты, вы все! Будьте прокляты!

Она размахнулась и с силой пнула бестелесное создание.

Голый череп покатился по дороге и с тихим плеском исчез в трясине…

10