Дело о странном доме (СИ)

Вика Варлей

Дело о странном доме

Глава 1

Аля Сочина быстро пробиралась сквозь толпу, пересаживаясь с «Кольцевой» на «Калужско — Рижскую» линию метро. Женщина старалась никого не задеть, но при этом успеть на «оперативку» вовремя. Она двигалась, низко опустив голову и ни на кого не глядя. Неожиданно возле ступенек ее резко дернули за рукав. Женщина остановилась и удивленно уставилась на высокого парня лет двадцати семи в красной спортивной куртке. Тот стоял, растягивая в полуулыбке толстые губы, и показывал ряд прокуренных зубов. При этом продолжал держать ее за рукав.

— Здрасьте! А я вас зна-аю… — протянул он развязно.

Аля напрягла память; по роду профессии с людьми ей приходилось со многими общаться и довольно часто, но этот увалень, тем не менее, казался незнакомым. Аля застыла, выжидающе подняв на него глаза. Парень пояснил:

— По телевизору тя видел… Ты прям, как настоящая…

Аля поджала губы, выругавшись про себя, затем резко выдернула руку и двинулась дальше.

— Эй! А погадать то? У меня вопросы есть! Эй! Ты куда это? Стой! — раздавалось все громче ей вслед.

Окружающие начали на них оборачиваться. Затем останавливаться, узнавая эту невысокую худощавую женщину лет пятидесяти в темном пальто и с ярким платком на голове. Знакомое лицо цыганки с черными волосами и выразительными серыми глазами, которое не единожды появлялось на экранах в телепередаче про экстрасенсов. В свое время Аля дошла до финала, но досталась ей лишь третье место. По мнению большинства, в троице финалистов оказались более сильные и удачливые соперники, чем Сочина. Аля же полагала, что дело совсем не в силе, а в картах, которыми она неизменно пользовалась. Многие считали это предосудительным.

Сейчас же ее сознание лихорадочно отмечало, как вокруг кивают в ее сторону головой. А кто-то уже решительно устремился ей навстречу. «Сейчас начнется столпотворение!» — поняла Аля. — «Черт бы побрал эту популярность! Если опоздаю, Краснов меня убьет!». Она пустилась почти бегом. Влетела в вагон. Нашла глазами отметку метро «Новые черемушки» — значит, она села куда нужно. Аля, облегченно вздохнув, быстро пристроилась к противоположным дверям, отвернулась к входу; так ее точно никто не заметит.

Но женщину тут же ждало жестокое разочарование — с другого конца вагона к ней направлялась уже знакомая красная куртка. Молодой человек подошел все с той же улыбкой, так же потянул на себя, но уже не за рукав, а за лацкан пальто.

— Куда же ты? Да еще так быстро! Еле успел! — довольный собой, изрек он.

Аля собралась с духом, чтобы не выдать все, что она думает о тактичности некоторых индивидов. Тем более, что этот индивид все равно ничего из ее тирады не поймет… Неожиданно лицо Сочиной приняло чуть слащавое выражение, а на губах появилась еще более приторная улыбка. Аля наклонилась к парню, посмотрела ему прямо в глаза и чуть слышно, нараспев, произнесла:

— Эй, баро, отвали! Не то худо тебе будет! Я ведь могу… Веришь?

Все довольство вмиг испарилось с лица напротив. Парень недоверчиво, затем испуганно глянул на соседку, — для пущей убедительности та сдвинула брови, — и, наконец-таки, «отвалил».

Остаток пути прошел в относительном спокойствии. Аля успела перебрать в голове все, что нужно еще было успеть сделать до конца недели. Куда съездить. Кому позвонить. Главное — навестить сына Лешку, по которому успела ужасно соскучиться. Тот должен был вот-вот вернуться из отпуска, и матери не терпелось прижать его к сердцу, чтобы убедиться, что он все такой же ее сын, как и раньше. Аля взглянула на часы. Опаздывает! Еще три остановки. Десять минут пешком. «Оперативка» была назначена на двенадцать. Сейчас без пяти. Как ни крути, не успевает. «Худо» сейчас будет ей — любительнице опаздывать. Ее шеф Краснов, которого она за глаза называла «любимый», еще в прошлый раз предупредил, что за еще одним опозданием последует штраф. Мол, никто не обязан тратить свое время бесплатно. Аля быстро прикинула, что штраф, как ни крути — сумма не настолько большая, как ее нынешняя зарплата, а, значит, и бог с ним. И вообще, приятно, что хоть в полтинник она начала получать от государства нормальные деньги. Пусть и не похвастаешься особо подробностями работы перед соплеменниками.

Все же деятельность подразделения, которое в служебных документах Следственного Комитета, обозначалось как «Отдел «Т.О.Р.», была засекречена, поскольку расследование, опирающееся на информацию, полученную от экстрасенсов, не должно было быть поставлено под сомнение адвокатами во время будущего судебного процесса. До сих пор традиционная наука отрицает факт существования потусторонних сил. Но это совсем не означает, что таких сил не существует…

…Аля выбралась из подземки, вдохнула осенний, но все еще по-летнему теплый воздух, и зашагала вдоль улицы. На первом перекрестке свернула направо и остановилась возле сталинской пятиэтажки с номером 26. Дом недавно был выкрашен в голубой цвет и радовал свежестью красок. По нескольким ступеням она поднялась на этаж — вход был со стороны улицы — позвонила. Раньше здесь располагался небольшой продуктовый магазин, сейчас же над дверью висела надпись крупными буквами «Автодетали», а чуть ниже, на самой двери — «Ремонт». Женщина проскользнула внутрь, поздоровалась с Мариной — привлекательной шатенкой чуть за тридцать, и по ее многозначительному взгляду поняла, что все уже на местах и ждут только ее.

Глава 2

— А где наша «сладкая парочка»? — поинтересовалась Аля, окинув взглядом просторную «рабочую» комнату, из которой, практически, и состоял весь их офис. — Их, что, сегодня не будет?

— Следователи Валуйский и Марченко в служебной командировке, — сухо пояснил Горячев, не принимая неофициального тона. — Им поручено проверить новую версию убийства полковника Ковалева. Вы прошлый раз им дали наводку по причастности любовницы. Что есть подозрения на нее…

— Не я, а Ярослав Олегович дал, — поправила шефа Аля, усаживаясь за свой стол и краем глаза отметив, что Князь на нее злится, но не сильно. — Я лишь подтвердила. И почему «подозрения»? Любовница там точно замешана — я это вижу. И деньги она в итоге получила немалые. Но вот кто заказал и почему…

— Ладно. Пока не будем отвлекаться на дело полковника, — прервал ее Горячев. — Поскольку все в сборе, пройдемся по текущему состоянию дел…

Сначала отчитался Сергей. Затем быстро «отстрелялась» Марина Лещинская. Она уже второй месяц занималась делом, в шутку именуемом в их отделе «святым», Горячев же называл его «Синайским». Ярослав обычно ставил Лещинскую на дела, где фигурировали предмет или человек, которых требовалось найти. В данном случае был украден предмет. И предмет очень ценный — знаменитый Синайский Кодекс. Старинная рукопись датировалась IV веком и являлась самым ранним и полным из сохранившихся до наших дней списком Священного Писания в переводе на греческий язык. Долгое время рукопись хранилась в Синайском монастыре святой Екатерины. Многие ученые были бы счастливы прикоснуться к этим древним текстам, истоку истоков. Благодаря этому пергаменту церковнослужители отделяли зерна от плевел, а религиозную истину — от ереси. Части «Кодекса» исчезали и в разное время всплывали в разных частях света, находились и терялись в самом монастыре, копировались, продавались… В настоящее время части ценнейшей рукописи оказались сосредоточены в четырех всемирно известных хранилищах рукописного наследия — в монастыре св. Екатерины (Синай), Британской Библиотеке (Лондон), Университетской Библиотеке (Лейпциг) и Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Но из Петербуржской библиотеки рукопись неожиданно исчезла. Никто не мог понять, как и куда, и кто вообще осмелился на такое кощунство. Полиция сбилась с ног, проверяя всех визитеров, среди которых было много иностранцев, а также сотрудников библиотеки, хранилища — всех, кто имел доступ к священным текстам. Но пока все было безрезультатно. В итоге громкое дело попало в руки Горячева и его отдела.

Аля от поисков рукописи сразу же отмахнулась, сказав, что с церковью всегда была не в ладах. Ярослав был этому факту только рад, поскольку прекрасно понимал, что если рукопись обнаружит и вернет обратно «цыганка» — это также сочтут кощунством. Церковь экстрасенсов всегда отвергала, даже несмотря на то, что под крышей самой церкви людей со сверхспособностями всегда было немало, и даром ясновидения и прорицания обладал почти каждый святой. Марина также была экстрасенсом. Но, по мнению Ярослава, ей было проще доверить визит куда бы то ни было, чем языкастой Але. И к самому институту церкви Марина относилась с большей долей уважения и почтительности. Таким образом, выбор был сделан в пользу Лещинской…

Сочина уже было заскучала, слушая вопросы, которыми завалил Горячев Марину, и ее точные, подробные ответы. Аля полагала, что в этом нет никакой нужды. Главное — результат. Что толку передавать друг другу, что и как сделано, кто куда съездил? Но следующая реплика Горячева, закончившего беседу с Лещинской, вернула ее на грешную землю.

— В Москве снова объявился маньяк — педофил…

Марина непроизвольно скривилась, поскольку не любила дела подобного рода и старалась всячески их избегать. Горячев же сухо и бесстрастно продолжал:

— Объекты насилия — девочки от семи до одиннадцати лет. Свои жертвы маньяк выслеживает в подъездах, темных переулках, возле школ разных районов. На одном месте не работает. Прикидывается доктором. Уговаривает поиграть «в больничку». Жертвы свои он сначала насилует, потом убивает. Прячет тела на крышах, в подвалах домов.

— Откуда тогда информация о «больничке»? — не поняла Аля.

— Получена от тех, кто из страха либо осторожности отказался, или же убийцу кто-то спугнул, и он не закончил начатое. К сожалению, подавших заявление немного. Дети редко рассказывают родителям все, что с ними происходит. Может, боятся наказания или же их сильно запугивают…

— «Снова объявился»? Вы сказали, что он снова объявился? — переспросил Краснов. — Я про педофила впервые слышу…

— Дело было прекращено два года назад, поскольку ни полиция, ни прокуратура ничего толком не нарыла. Было найдено шесть тел, и силы практически всех подразделений были брошены на это дело. Везде велось наблюдение, отрабатывались разные версии. Затем убийства почему-то прекратились. А поскольку убийцу так и не нашли, все дружно успокоились в надежде, что маньяк умер, удачно женился или «лег на дно».

Но вчера был обнаружен новый труп. И почерк похожий, — жертва была изнасилована и задушена. Тело пятиклассницы было найдено на крыше одного из жилых домов. Органы опасаются новой волны убийств. И что их действия снова не увенчаются успехом. Просили подключить всех, кого только можно. В том числе, нас.

— Значит, свидетели есть? — уточнил Ярослав. — Уже хорошо…

Горячев неопределенно пожал плечами.

— Свидетели есть, но я бы на них не рассчитывал. Какие там свидетели? Дети… А что они расскажут? У них рост спрашиваешь, телосложение, а там ответы вроде: «Не помню», «Не знаю», «Наверное, большой»…

— Ну, можно же через ребенка попробовать его вычислить, — предложил Сергей Скрипка, который забился в свой угол, и как, обычно, то молчал, то громко хрустел пальцами. — Если считать с них информацию?

Горячев мотнул головой.

— Нельзя. Этот вариант отпадает. Никто из родителей на это не согласится — уже пробовали, просили. Никто не будет подвергать девочек новому стрессу, заставлять вспоминать такой кошмар, пусть и в благих целях.

— Свидетелей нет. Улик нет. У следствия есть для нас хоть что-то? — уточнил Краснов.

— Отобрали человек пятьдесят ранее судимых за изнасилование — из тех, кто в момент совершения преступлений находился на свободе и подходит под общее описание. Может, и повезет…

— А если маньяк и судим-то не был? — вмешалась Аля в беседу. — Ерунда все это! Зачем эти снимки нужны? Мы же не милиция. И как работать, если ничего нет? Лучше тогда спросить у мертвых. Фотография жертвы есть? Одежда?

— Да, — кивнул Николай Васильевич. — Фотографию убитой девочки можем предоставить. Но это будет только завтра.

Краснов повернулся к Але:

— Возьмешься?

— Попробую, — пообещала ясновидящая и добавила: — Кстати, фотография обычно лучше работает на месте убийства…

Глава 3

Аля очутилась на улице раньше всех. Она тут же пожалела, что не взяла зонт, так как начинал накрапывать дождь. Но до метро было рукой подать, поэтому она, ни на кого не глядя, пустилась бегом, позвякивая огромными золотыми серьгами.

Под крышей подъезда ее дома столпилось несколько женщин. Аля бросила на них быстрый взгляд: одна была ей знакома, две другие — нет. Знакомой была соседка с пятого этажа Тамара Федоровна. Ровесница Али, она казалась гораздо старше благодаря своим старческим привычкам и старческим же разговорам. Аля поднялась на крыльцо, поздоровалась. Тамара Федоровна сухо поздоровалась в ответ, а ее спутницы уставились на Сочину, как на очередное светопреставление, затем отвели взгляды в сторону. Послышался неодобрительный шепоток. Аля молча вошла в подъезд, отметив про себя, что соседка резво перекрестилась и покачала головой.

Когда дверь закрылась, Аля надула щеки и выдохнула. Она знала, что за ее спиной сплетничают. Тем более, когда она открыто заявила о себе на всю страну как о человеке со сверхспособностями. Популярность сыграла с ней злую шутку. С одной стороны, теперь ее многие узнавали и показывали в ее сторону пальцем, просили погадать и предсказать судьбу. Заработки ее в том же салоне резко возросли. С другой стороны, многие из тех, кого она знала, отвернулись. Те же соседи осуждали и боялись ее. Никому не хотелось иметь под боком цыганку, обладающую непонятной силой.

На самом деле Аля не имела цыганских корней и в помине. Она родилась в сибирской деревне в многодетной семье, а в табор, в семью к цыганскому барону Джуро, попала еще маленькой девочкой волей случайности, потерявшись на вокзале, когда ее мать сбило машиной. В таборе ее стали звать на цыганский манер — Алмаза.

Жена барона умерла при родах, и девочку с радостью приняли в семью — ничто так не ценится среди цыган, как дети. Ее воспитанием занялась старшая сестра барона — слепая гадалка Роза, пользовавшаяся авторитетом не меньшим, чем сам Джуро. Роза переодела девочку на цыганский манер, стала иначе ее причесывать, чтобы никто ничего не заподозрил. В таборе долго боялись, что ребенка хватятся. Но время шло, а за Алей никто не приходил. Никто ни о чем не расспрашивал. К тому же девочка по природе была чернявая, с темными волосами. Мало кто мог ее отличить от настоящей цыганки…

Через некоторое время Аля привыкла к новой семье. И барона стала называть папой. Тот, желая приемной дочери самого лучшего, нанимал Але учителей, чтобы та не чувствовала себя обделенной, развивала свои способности. Многие цыгане в таборе к образованию относились скептически. Но барон — человек уважаемый, авторитетный…

А старая Роза сразу же поняла, что маленькая Алмаза обладает сильным даром, потому и вкладывала в нее столько усилий. Девочка демонстрировала поразительные способности. Как-то раз Аля без раздумий сказала, что пропавшие деньги потом вернутся. И украденное действительно вернулось — соседка Розы сама принесла их и в слезах просила прощения. Аля знала, кто из табора заболел, часто предсказывала дождь или грозу. Просто сидела, играя во что-то и говорила: «Завтра пойдет дождь. Везде будут лужи. Поэтому погулять на улице завтра не получится».

Роза старалась всячески развивать Алины способности. Играла в «угадай цвет или цифру». Она часто спрашивала ее о событиях, о которых обычная девочка не могла знать. Просила описать кого-то, кто находился сейчас далеко, спрашивала, что он делает, во что одет. Девочка чувствовала на расстоянии все лучше и лучше.

Только когда Аля выросла, ей стала известна история ее рождения. Оказалось, что все это время Алина семья искала ее, но все было безуспешно. Мать, которая выжила в той аварии, часто возвращалась на вокзал, надеясь на чудо. Очевидцы ей рассказывали, что видели в тот день возле вокзала цыган…

Но дочь она нашла не на вокзале. Аля сама разыскала свою семью. Увидев молодую цыганку, идущую к дому, мать сразу кинулась к ней с объятиями, расплакалась, умоляла не покидать их. И Аля, пожив несколько дней, осталась у своих настоящих родителей.

Табор же снялся с места и двинулся дальше. С тех пор Аля очень редко, буквально считанные разы, видела свою цыганскую семью. Но годы, проведенные в таборе, наложили неизгладимый отпечаток на образ ее мыслей, характер. Со временем она привыкла быть похожей на других, не выделяться. Но дома, с близкими, она часто не могла, да и не хотела перебороть себя…

Глава 4

Аля со своим мужем Олегом проживали в двухкомнатной «хрущевке» — убогом наследии прошлого и его философии, которая гласила, что для передовика Советского Союза, которым Олег являлся, такое жилье — в самый раз. В прихожей негде было развернуться — там убиралась лишь скамейка для обуви. Аля присела на лавку, отметила, что ботинки супруга уже стоят на месте, затем стянула тугие сапоги и с довольным выдохом прошествовала на кухню.

Кухня также не отличалась большими размерами: сюда смог убраться маленький польский гарнитур белого цвета и белый же мини-столик на двоих с двумя табуретками. На полу лежал небольшой, затертый и облитый не раз супом и чаем коврик — подарок тетки Олега на день рожденья. Аля не раз пыталась придать коврику былой вид, но ее попытки не увенчались успехом.

Прямо по коридору располагались две комнаты, — большая, шестнадцатиметровая и маленькая, метров десяти. В первой Алины домочадцы смотрели телевизор, делали уроки, ели, спали. Сейчас, когда Леша женился, семейство сократилось до двух человек, и Олег, возвращаясь с работы, уже привычно занимал диван целиком. Дверь же в маленькую комнату была, как правило, закрыта на ключ и являлась «резиденцией» Али. Никто и не пытался побеспокоить хозяйку в ее пространстве, поскольку чувствовал себя там не в своей тарелке — Сочина сделала комнату под себя, на свой вкус. Пол ее прибежища устилал толстый ковер темно — коричневого цвета, по периметру которого были разбросаны пестрые подушки. Стены Аля оклеила пестрыми обоями. А единственной мебелью являлась книжная полка, на которой разместился иконостас — огромная икона Иисуса Христа, такая же Богородицы и маленькие иконы святых, к мощам которых Але удалось приложиться. Аля старалась как можно чаще ездить по святым местам и из каждой такой поездки возвращались с дорогой сердцу и памяти реликвией. Бывало, в своей комнате, Аля исчезала на целый день, настраиваясь на нужную волну и пытаясь найти истину. Или, наоборот, чтобы забыть обо всем и восстановиться.

Налив себе чашку крепкого кофе, она зажгла сигарету и прошествовала в зал.

— Привет! — кивнула она Олегу. — Уже поужинал?

— Да, — откликнулся тот. — Суп вчерашний доел. Тебе оставил макароны с сосиской.

— Ты же знаешь, что я вечером ничего не ем, — улыбнулась Аля.

Она давно приучила мужа готовить самого. Аля могла под настроение убраться в квартире, но в основном домашним хозяйством занимался супруг. В этом она сильно отличалась от большинства цыганских женщин, которые, как правило, вели хозяйство и обеспечивали семью, не смея перечить мужу. Аля же от природы была строптива и независима.

Олег, уроженец Украины, привык к тому, что дома в закромах всегда были запасы на зиму и не на одну. В холодильнике — ломти соленого сала. Он всегда мечтал о рачительной хозяйке рядом. Но, женившись на Але, понял, что все его мечты — пустое. После многочисленных ссор он сделал единственно верный вывод — если он не хочет рвать отношения с женой, то все свои мечты ему придется исполнять для себя самому…

— Лешка тебе не звонил? — уточнила Аля мимоходом.

— Нет… По идее, должны уже были вернуться.

— Вот и я все об этом думаю, — протянула Аля. — Хоть бы проведал! Так странно, что нас в квартире теперь двое…

— Может, потратишь волшебный волосок и увидишь, как он там?

— Ты же знаешь, что я своих вообще не могу смотреть. Ладно, пошла. Убавь звук, мне нужно поработать.

Чмокнув мужа в щеку, Аля направилась сначала в коридор за внушительных размеров сумкой, затем ушла к себе.

Женщина помолилась, присела на корточки. Достав толстую стопку фотографий, с чисто женским любопытством присмотрелась к снимкам, но ничего примечательного не нашла — привлекательных физиономий не оказалось. Лица, как и судьбы, были какие-то искалеченные, изломанные. Вздохнув, она отложила часть в сторону, чтобы не сбиться, выбрала одну — мужчины с широким лицом и близко посаженными глазами — и провела над снимком рукой. Почувствовав холод, еще раз внимательно всмотрелась. Фотография была тусклой, пустой, человек словно ушел в тень. «Точно нет в живых, — констатировала Аля. — Очевидно, оперативную проверку насчет того, жив человек или нет, не провели…»

Она сосредоточилась, работая над каждым из снимков и стараясь увидеть жизнь незнакомых людей, ее основные события. Но ничего не выходило. Мысли о Лешке, вернее, об отсутствии от него звонка, перебивали все. Аля попыталась выкинуть личные тревоги из головы, снова и снова пытаясь «включиться». Но через час поняла, что окончательно выдохлась.

— Ну и начхать! Завтра посмотрю! — вслух пробормотала она и отшвырнула от себя фотографии. Потом набрала на сотовом номер сына. Абонент был недоступен.

Аля включила свет и прошла на кухню. Она любила засесть там в одиночестве, выпуская наружу клубы дыма и иногда прислушиваясь к звукам за стенкой. Муж, как правило, смотрел футбол, и из комнаты время от времени доносилось то разочарованное «Ну…», то «Ну!», но уже громкое и возбужденное.

Неожиданно в дверь позвонили. Аля сильно удивилась, поскольку никого не ждала. Когда же она открыла, то обнаружила на пороге двух смущенных девушек и свою соседку.

— Алечка, добрый вечер, — затараторила Тамара Федоровна, поглядывая на нее хитрыми глазками. — Еще не спишь, моя хорошая? Ты извини, что беспокою на ночь глядя, но тут вот племянницы приехали… И решили погадать. Видишь ли, Татьяна наша замуж собралась. Толик у нее — парень неплохой, но мало ли… Вдруг жизнь не сложится? Все ведь бывает. А ты у нас — человек авторитетный, знаменитость…

— Я дома не принимаю, — сухо выдала Аля. — И зачем ей знать будущее, если парень неплохой?

— Я только узнать, буду ли с ним счастлива, — робко протянула одна из девушек, очевидно, Татьяна. — Вдруг не сойдемся характерами…

— Каждый сам свое счастье строит, — так же сухо ответила Аля. — Вижу, твой жених — парень действительно неплохой, работящий. Хотя у всех есть недостатки…

— Какие недостатки? — оживилась соседка. — Вроде непьющий…

— Да, но деньги в руках держать не умеет, — машинально откликнулась Аля, получив информацию, и тут же об этом пожалела. Она давно дала себе зарок не говорить ничего плохого о близких клиентов. Каждый раз это заканчивалось обидами или ссорой. И точно: лицо Татьяны напряглось, почерствело.

Аля тут же пояснила, стараясь исправить ошибку:

— Ну и что? Приладишься. Ты же тоже не святая. И какая тебе разница, что у него за характер, если ты его любишь?

— Может, все же погадаешь? — с прищуром повторила соседка, которая нашла обидным тот факт, что ее держат в коридоре, да еще на глазах у молоденьких родственниц.

— Пусть приходит ко мне в салон. Прием с одиннадцати до восьми. Сейчас там Света работает — хороший специалист. Только к ней запись по телефону.

— А к вам как попасть? — не менее обиженным тоном протянула Татьяна, удивившись отказу.

— Я сама веду прием редко. У меня сейчас других забот хватает. И стоит это дорого.

Соседка казалась все более и более возмущенной.

— К тебе сходить погадать — словно к Путину на прием, — протянула она, сделав несколько шагов назад и нажимая кнопку лифта. — Всего делов — в карты глянуть. А я думала, что ты поможешь. Как говорится, по — свойски, по-соседски… Вот, какая важная птица ты у нас стала, оказывается…

— Спокойной ночи! — откликнулась Аля и с шумом захлопнула дверь.

Глава 5

Сегодня Аля добралась до работы без приключений. Она вытащила из сумки фотографии, и, обращаясь к засевшему за документы «любимому» шефу, вяло выдохнула:

— Ничего! Я ничего не нарыла!

— А ты все внимательно просмотрела? — бросив на нее проницательный взгляд, уточнил Краснов. Он иногда замечал за Алей некоторую небрежность в отношении тех дел, которые ей не особо нравились. К тому же Сочина была дамой с характером. Поэтому часто Краснов спрашивал ее согласие, прежде чем поручить что-то.

— Несколько покойников, но убийц среди них нет. Несколько без вины виноватых.

— А остальные?

— Остальные — такое «брр», что руками трогать не хочется. Насиловали. Сидели. Один есть с подозрением на убийство. Но это все разовое. Серийника среди них нет… Кстати, фотография для меня пришла?

— Скоро будет. Я послал за данными Сергея, — протянул Ярослав. — Он уже получил все на руки. Сейчас поедете на место вместе. Поможете друг другу.

Немного поразмыслив, Аля нашла идею Краснова неплохой. Сергей Скрипка мог приоткрыть события того дня, что-то описать важное — то, что не увидит она сама. Чему-то обучится. Заодно сэкономит ее время и силы…

Аля беспокойно набрала номер Лешки, но абонент снова был недоступен. Тогда она положила локти на стол, рассматривая то широкую спину «любимого» шефа, то саму комнату.

Обстановка прибежища экстрасенсов была довольно скромной, — большая комната была забита серыми офисными столами с тумбочками, которые достались отделу «Т.О.Р.» по наследству от какого-то расформированного отдела Следственного Комитета. Оттуда же были привезены офисные стулья и несколько ламп старого образца. Столы стояли строго по периметру, а один, побольше, размещался возле окна. Это было место Краснова. За тонкой перегородкой разместилась небольшая комната отдыха с диванчиком — у экстрасенсов, бывало, возникала необходимость работать как днем, так и ночью. Кто-то поздно возвращался из командировки, кому-то было просто некуда или не к кому идти… Поэтому диван ночью, как правило, не пустовал. Единственным украшением комнаты служили светлые занавески, под которыми прятались жалюзи. У порога лежал красный коврик, на котором то золотом, то пылью отливали японские иероглифы.

Несмотря на скромный внешний вид, комната была уютной, чистой. За этим шеф следил особенно, полагая, что пусть место для работы и небольшое, но зато недалеко от центра и чистое.

Вскоре они были в пути. Аля прыгнула в новенький «Опель» Сергея, и машина двинулась по проспекту в сторону места преступления.

— Волнуешься? — поинтересовался Сергей, на мальчишечьем лице которого время от времени проскакивало возбуждение. Ему нравилось ощущение погони, охоты, к которому, тем не менее, примешивался страх перед неизвестным.

— Из-за чего? — не поняла Аля, думая совершенно о другом.

— Я всегда перед новым делом волнуюсь, — пробормотал Сергей. — Думаю, вдруг не справлюсь. Напутаю что-то или что-нибудь в этом духе…

— Ерунда! — громко выдала Аля. — Если себе не доверяешь, тогда можно вообще не начинать работать, — и замолчала. Смолк и ее напарник.

Подъехав к новенькой высотке, Скрипка пробормотал: «Наверное, это здесь». Он несколько раз сверил с бумажкой номер дома, затем вылез из машины. Аля последовала его примеру. Вместе с несколькими жильцами парочка проникла внутрь нужного подъезда. Поднялась на верхний этаж. Глядя, как спутник в хорошо отглаженном костюме пробирается на крышу, Аля заметила:

— Ты не мог надеть чего попроще? Раздерешь ведь сейчас штаны до дыр. Неужто не жалко?

— Ерунда! — передразнил Скрипка. — Зато мне так лучше работается. Без костюма чувствую себя не в своей тарелке. Кстати, — став серьезным, заметил Сергей, — преступник притащил сюда девочку уже без сознания. Нужно будет еще прогуляться по этажам…

— Все верно. Давай, молодежь, работай! — поддержала его Аля, кутаясь в большой цветастый платок, и добавила, глядя на фотографию. — Он поймал ее на шестом. Цифра «шесть» идет…

После недолгих манипуляций с замком они очутились на крыше. Порыв холодного ветра тут же взметнул Алину юбку. Женщина поежилась, одернула подол. Скрипка же быстро покрутил головой и показал жестом вправо.

— Там! — воскликнул он. — Тело потащил туда, там и оставил, — Сергей свернул за угол.

Аля пыталась тоже что-то почувствовать, но получалось плохо. Были различимы лишь некоторые детали, которые словно яркие вспышки прорывались в сознание. Она покрутилась на месте. Ничего. Придется ей пока довериться информации спутника. Она догнала Сергея и спросила:

— Он готовился, или это все случилось спонтанно? Ты видишь?

Скрипка склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то. Затем шире расставил ноги и уверенно заявил:

— Готовился, и готовился тщательно. Очень осторожный. Знает, как собираются улики, как ведется следствие, хочет и может остаться чистым. Вижу, что внимательно оглядывается — нет ли кого. Берет с собой пакет, на голову всегда надевает кепку с козырьком, на руки — перчатки. У него с собой какая — то сумка…

— Рюкзак, — поправила его Аля, которая никак не могла настроиться на нужную волну. — Ты видишь, чем он ее душит?

— Руками… Причем, одновременно и душит, и насилует… Пот с него льется градом, лицо красное…

— Физиономию можешь разглядеть?

— Смутно. Больше ощущения идут. Девочка немного подергалась, но вскоре затихла. Хрупкая шейка, как у котенка. Все произошло очень быстро. Тюк — и все… Под конец отпихнул ее ногой подальше в угол. Сволочь!!!

Аля неприятно поежилась от видений Сергея. Потом тихо пробормотала:

— Нужно позарез описание. Погоди, я сейчас включусь.

Она достала фотографию убитой девочки, потерла ее рукой со словами: «Помоги мне, золотая моя». Затем сделала несколько шагов в сторону, к краю, огороженному бетонной плитой. Зажгла сигарету, глядя вниз, на проезжающие мимо машины.

— Теперь помолчи малость, соколик, — стоя к напарнику спиной, пробормотала она.

Сергей благоразумно отошел в сторону, спрятался за угол, спасаясь от пронизывающих и пробирающих до костей порывов ветра. И затих. Видения же Али смутно, неохотно всплывали, порхали, словно сонные бабочки и так же быстро исчезали, растворялись в пространстве. Ясновидящая поднесла к глазам фотографию жертвы: там еще еле-еле теплилась жизнь, дух пока гулял где-то по земле, недалеко отсюда. «Ну, помоги же мне… Расскажи… Кто это был? Опиши его…»

Аля прислушалась. Ничего. Фотография молчала. Сочина курила одну сигарету за другой, стараясь настроиться. В тишине прошло минут двадцать. Аля же чувствовала себя, как после тяжелого трудового дня у станка. Еще немного — и она будет не способна отличить живого от мертвого. Она повернулась к Сергею и спросила:

— Значит, лицо красное? Что еще видишь? Говори все, что в голову лезет.

Неожиданно Сергей весело хмыкнул.

— Все? Ну, если просишь… Вижу задницу. Мясистая такая, круглая и белая, как сметана. Пятно на левой ягодице. Вроде от ожога. Мм… Продолжать?

— Да!

Скрипка с хрустом размял музыкальные пальцы.

— Все случилось утром. Часов восемь было. Скорее всего, девочка вышла из квартиры в школу. Какие-то тетрадки вижу, стихи… Он каким-то образом оказался в подъезде. Каким — не вижу. Стоял, трясся в предвкушении, но старался себя сдерживать. Снова вижу красное лицо. Взгляд такой порочный, липкий. Пахнет от него чем-то неприятным вроде дешевого одеколона или машинной брызгалки. Но в машине я его не вижу. Скорее всего, сюда он пришел пешком. Я даже уверен в этом…

Неожиданно Аля пульнула недокуренную сигарету вниз и вгляделась в сторону гряды многоэтажек впереди. Неясные, размытые образы человека словно сливались воедино и отзывались среди тех самых многоэтажек. Ее сердце забилось часто-часто.

— Все верно! — отрывисто проговорила она. — Я его зацепила! Он оставил машину в квартале отсюда, а сюда пришел пешком. И знал, куда идти. Кого ждать. Он точно был здесь не раз и выслеживал. И живет где-то недалеко. Давай вниз!

Скрипка, не мешкая, устремился вниз по железной лестнице, прыгнул в лифт. Аля же, насколько могла, поспешила следом. Когда они очутились в машине, Сергей настороженно вгляделся в лицо Сочиной.

— Ты уверена? Может, еще походим? Осмотрим подъезд?

— Тихо ты! — недовольно буркнула женщина, боясь спугнуть ощущения. Она прикрыла глаза, чувствуя все четче, как где-то совсем недалеко пульсирует красная точка. — Быстрее! Нам нужно развернуться и выехать на проспект. Затем на светофоре свернуть налево. Жми на тапку, родимый! Я покажу!

Скрипка послушно замолчал и нажал на педаль газа. Они помчались по шоссе. Аля сидела с закрытыми глазами и лишь иногда сухо говорила, куда нужно ехать. Через десять минут машина остановилась возле гипермакета, а Аля хрипло скомандовала:

— Припаркуйся здесь! И догоняй! Я пошла…

Глава 6

Она вылезла из машины, крутя головой по сторонам. Затем словно ее кто-то толкнул к одной из семнадцатиэтажных «свечек», стоящих длинным стройным рядом. Аля подошла, поднялась по ступенькам одной из многоэтажек. Несколько минут постояла возле подъезда.

В этот момент Сергей Скрипка отметил, как Аля неодобрительно мотнула головой и направилась к «свечке», что располагалась рядом. В его кармане завибрировал сотовый.

— Ярослав Олегович, — прошептал он в трубку, — сейчас не могу говорить. Перезвоню.

— Скажи только, вы на месте уже были?

— Были! — продолжал шептать Сергей. — И, кажется, Аля что-то нащупала. Сейчас мы в десяти километрах от места убийства. Ищем!

— Понял тебя! — раздалось вновь в трубке. — Как только будет что-то известно — звони! Преступника ни в коем случае не спугнуть. И ловить его — уже не ваша задача. Удачи!

В телефоне послышались гудки. Скрипка вновь глянул на Алю. Та стояла возле подъезда с закрытыми глазами и слушала удары своего сердца. Еще раз, как кинопленку прокрутила в голове все, что недавно озвучил ей Сергей. Образы снова превращались в красную точку, и эта точка пульсировала совсем рядом — над головой. Надо было подняться наверх. Неожиданно Аля повернулась к напарнику и с усмешкой кивнула на дверь.

— Сможешь открыть? У меня отмычек нет. А жильцы неизвестно, когда появятся…

— Знаешь, у меня тоже отмычек нет… — в тон ей пропел Сергей, затем приблизился и наугад нажал кнопки на домофоне. Громко прокричал:

— Почта! Откройте, черт возьми! Вечно никуда не прорвешься!

После недолгого пиликанья дверь открылась.

Аля зашла внутрь и прислушалась к ощущениям. Точка продолжала напоминать о своем присутствии. Неожиданно Аля ощутила чувство благодарности к телепередаче, в которой ей выпала судьба поучаствовать. Когда-то ведущие устраивали ей похожую проверку. По заданию конкурсанты должны были найти человека по фотографии в большом доме. Тогда Але это удалось, хотя в подобных делах опыта у нее совсем не было. Получится ли сейчас? Ведь той же фотографии у нее нет…

— Нам нужно подняться для начала на девятый, — прищуриваясь, проговорила она. — Он где-то там.

Они поехали наверх. Аля осторожно выглянула из дверей лифта. Затем вышла на площадку. Недолго постояла и устремилась на десятый. Скрипка — следом. Запыхавшись, тяжело дыша, Аля подошла к одной из дверей. Немного постояла перед ней и пробормотала:

— По-моему, он здесь живет. Чего делать-то будем? А? Соображай, родимый…

— Надо позвонить Горячеву… — начал было Сергей, но замер, так как Аля потянулась уже к звонку. Скрипка, выпучив глаза, подскочил и схватил ее за руку.

— Ты что?! — вскрикнул он. — Нельзя! И что мы скажем?

— Просто проверить хочу, — пояснила Аля, которая уже успела нажать на звонок. — Катись отсюда! Быстро!

— Ты нарываешься на неприятности, — сквозь зубы процедил Сергей, у которого сердце также забилось, как сумасшедшее. — Ты же знаешь правила!

— Исчезни, сказала! — прошипела Аля. — Иначе сам все испортишь!

Раздался шум открываемой двери. Сергей благоразумно вспорхнул вверх по лестнице. Аля же сняла с шеи платок, повязала его на голову на цыганский манер и уперла руки в боки. Одновременно с ее манипуляциями из квартиры мужским голосом раздалось:

— Кто там?

— Золотой ты мой, открой дом свой людям хорошим, — запричитала Аля не хуже любой цыганки. — А я погадаю тебе. Всю правду расскажу. Удача тебя ждет большая — отсюда вижу. И жизнь долгая. А мне за услуги много не надо — ручку позолоти, чем можешь… Моим деткам на хлебушек будет. Дело доброе сделаешь…

— Пошла прочь! Зубы вышибу! — донеслось глухо из тамбура. — Вроде домофон ставили… Для чего, спрашивается? Ходит тут всякая шваль…

— Смотри, брильянтовый, как бы самому без зубов не остаться, — все так же слащаво, но чуть громче продолжала Аля. — Хорошего человека зря обидел… Зачем? Зачем, спрашивается? Я ведь могу и вернуться… Я хоть и женщина, да за меня найдется, кому постоять. Цыганская семья не то, что ваша — ни роду, ни племени… И без зубов, и без штанов останешься… Смотри, драгоценный, не откроешь, может, я и правда вернусь…

На этот раз ответа из тамбура не последовало. Лишь захлопнулась дверь. Аля тут же нажала кнопку лифта и поднялась наверх, к Сергею.

— Теперь смотри внимательно — тот ли. Он сейчас выйдет, — прошипела она. — Но у нас всего секунда, не больше…

Скрипка показал на сотовый, имея в виду, что их находку можно заснять, но Аля уверенно мотнула головой.

Они затаили дыхание. Несколько минут на площадке стояла тишина. Затем раздались осторожные шаги. Ключ в замке медленно повернулся. Из — за двери выглянул мужчина лет тридцати пяти. Он был одет в тонкие домашние трико, тапочки на босу ногу, на его плечах болталась рубашка в клетку. Он неспешно покрутил головой, никого не увидел и, чуть поразмыслив, сделал несколько шагов по ступенькам наверх. Аля и Сергей дружно сделали шаг назад и вжались в стену. Мужчина замер, прислушался. Экстрасенсы стояли ни живы, ни мертвы. Аля судорожно соображала, как будет выкручиваться, если этот фрукт решит подняться чуть выше.

Но, к счастью, в планы «фрукта» это не входило. Через мгновение мужчина повернулся и направился вниз, к себе. Дверь за ним с шумом закрылась. Затем раздался звук запираемого на все обороты замка.

— Все! Пошли! Только тихо! — прошипела Аля. — Я выхожу первой и караулю тебя возле магазина. Ты ждешь и выходишь из подъезда минут через пять. Понял?

Сергей кивнул и остался на месте. Аля же осторожно пробралась к лифту и спустилась вниз.

Они встретились на улице, как и договаривались. Аля устало плюхнулась на заднее сиденье и произнесла:

— Это он! Он, сволочь! Ты был прав, когда сказал, что взгляд у него ужас какой противный.

— Ты, конечно, молодец, — изумленно глядя на нее, протянул Сергей и повернул ключ зажигания. — Но, честно говоря, не думал, что ты такая рисковая… Просто авантюристка! Не боишься, что влетит за самовольство?

Аля бросила на Сергея ироничный взгляд и с легкой долей снисходительности в голосе произнесла:

— Эх, баро! Я уж не в том возрасте, чтобы бояться нагоняя от кого-бы то ни было. Я на Бога работаю. Грехи свои закрываю… И потом, время — деньги, драгоценный. Чего было тянуть? Чего? Нет, какая сволочь по земле ходит! А еще меня швалью назвал…

Сергей промычал в ответ что-то нечленораздельное. Аля же устало продолжала:

— Знаешь, давай-ка ты один вернешься в офис, расскажешь, что и как. Передашь адрес, точный портрет оставишь. Только попозже. А сейчас отвези меня на Крылатскую. Мне к Лешке очень надо.

Сергей кивнул, включил поворотник, и машина помчалась в сторону Крылатской.

Глава 7

…Предполагаемого насильника тут же взяли в разработку. Установили за ним слежку. Ярослав, передав информацию Горячеву, чувствовал небывалое удовлетворение. Если дело выгорит, то это будет тридцатое по счету раскрытое с их помощью преступление. Преступление, которое не в силах были раскрыть полиция и следственные органы. В случае успеха Краснов взял в привычку ставить отделу галочку. Вот и сейчас он подошел к доске, что висела у входа, и поставил в длинном ряду плюсов еще один. Потом стер, решив, что радоваться пока рано и поставил вместо него жирную точку. «Еще столько же орденов получишь за ловлю бандитов… считай, что жизнь свою прожил не зря», — вспомнил он фразу из любимого фильма «Место встречи изменить нельзя». В детстве он раз сто, наверное, посмотрел его. Да и в юности тоже…

Тогда он строил совсем другие планы на дальнейшую жизнь. Ярослав был намерен посвятить себя науке, а в свободное время путешествовать. Он мечтал всю жизнь прожить с одной женщиной, и вскоре такая ему повстречалась. Правда, с каждым годом, прожитым в браке с Машей, к нему все больше приходило понимание, какие они все-таки разные и как меньше общего между ними становится… А потом оказалось, что и жена давно в нем разочаровалась, разлюбила… Они развелись, и с тех пор Краснов так и не устроил личную жизнь. Хотя внешне он был интересный мужчина — чуть выше среднего роста, широкоплечий, с правильными чертами серьезного лица, с аккуратной бородой, которую он привык носить еще с археологических кочевых времен.

Лихое было времечко, конечно. Бывший преподаватель Новосибирского университета, в свое время он увлекался археологией русского Севера. Был участником нескольких экспедиций на Кольский полуостров. Путешествие, исследование были его давней страстью, и в этом они, как две капли были похожи со следователем по особым делам и еще одним постоянным членом их команды — Еленой Марченко.

В экспедиции на остров Медвежий всё и произошло. Тот случай, навсегда изменивший его жизнь. Его падение на камни, переломанный позвоночник — и то неведомое, что его спасло. То, из-за чего его порой называли странным словом «Защитник».

Он до сих пор не знал, что случилось с ним в той заброшенной шахте. Этот шар — что это была за субстанция? Но этот «неопознанный летающий объект» вылечил его и наделил силой, и он был ему за это благодарен….

Глава 8

Аля подошла к двери, обитой деревом, нажала на звонок. Подождав с минуту, нажала снова. Никто не отвечал. Тогда она с силой вдавила палец в кнопку, чувствуя, что дышать становится все труднее. За дверью раздалась долгая, резкая трель. Аля прислушалась. В квартире точно никого не было.

В растерянности она постояла с минуту, затем покопалась в сумке и достала листок бумаги, карандаш. Корявым почерком начеркала несколько слов и, воткнув записку в щель, вновь в растерянности застыла. Что-то было не так. Беспокойство на ее лице разливалось все отчетливее. Аля набрала на сотовом имя «Лешка», но услышала металлическое: «Абонент не отвечает или временно недоступен. Перезвоните, пожалуйста, позже». Аля постучала соседям, но ей никто не открыл. Следующим номером был номер мужа. Аля быстро проговорила:

— Олег, я заехала к ним домой, но здесь никого нет. Я оставила записку на всякий пожарный. Может, они прилетели и еще куда-нибудь свинтили? А вдруг нет? Вдруг что-то случилось?

Олег чуть помедлил с ответом. Он и сам волновался, поскольку сын уже должен был объявиться. Но еще сильнее волновался за Алю, которую с ее сильно развитым материнским инстинктом еще сильнее волновать не стоило. Та не выдержала:

— Ты телевизор ведь всю последнюю неделю смотрел? Новости видел?

— Да… Но про крушения самолетов или автобусов речи не было, — поняв ее с полуслова, быстро проговорил Олег. — Если что, нас бы давно известили. Очевидно, дело в другом…

Аля почувствовала, как в солнечное сплетение кто-то мощно ударил и потащил ее на дно.

— Олег, позвони-ка родителям Кати! Может, они что знают? Что-то точно произошло! Три дня назад должны были вернуться, а их нет! Вот ведь! — уже со слезами в голосе выпалила Аля и прикрыла рот ладонью, сдерживая эмоции. — Я ведь сама его в этот долбанный Египет послала! А там вечно авария на аварии!

— Успокойся! — скомандовал сухо Олег. — Никого ты никуда не посылала! Они сами так решили. Погоди паниковать! Сейчас позвоню тем родителям и подключу ребят кого знаю. Надо пробить, прилетел ли самолет, и был ли на борту Лешка…

— Это мысль! Я позвоню Горячеву! — воскликнула Аля и, не дослушав Олега, стала набирать номер шефа…

Весной Лешке исполнилось двадцать три. Маленьким он был похож на Алю, но с возрастом стал все больше походить на Олега. Такой же рослый, крепкий, с копной светлых волос, которые Лешка, как и отец, пятерней укладывал набок. И лишь глаза у Лешки были Алины, — большие, темные, глянцевые. Отучившись в институте на физфаке (Аля сначала возражала, считая, что ему нужно было выбрать математику и программирование), сын устроился в небольшую исследовательскую лабораторию. Там же и познакомился с улыбчивой симпатичной Катей.

Оба веселые, жизнерадостные, легкие на подъем, даже внешне похожие, они как нельзя лучше подходили друг другу. На жизнь обоим хватало, к тому же у Кати в Москве была своя однокомнатная квартира. Через полгода встреч Катя и Леша решили пожениться. На медовый месяц, а вернее, медовые десять дней, молодые решили сгонять в Египет, поскольку недорого и лететь недолго. К тому же, Катя никогда не была на Красном море и мечтала увидеть рыбок, поплавать с аквалангом. Лешке тоже хотелось в тепло и туда, где нет лишнего шума. Только солнце, пляж и море…

Быстро выбрав недорогой отель, молодые улетели. И вот уже две недели от них не было ни слуху, ни духу…

Только вечером Олег смог дозвониться до родителей Кати. Те также были не в курсе, почему отпрыски до сих пор отсутствуют. Они, в свою очередь, полагали, что Катя просто с головой ушла в личную жизнь, порхает где-то в облаках и от счастья забыла обо всем на свете. В том числе, о родителях. Поэтому, послав дочери несколько эсэмэсок, родители тактично ждали ответа.

Вечером же в Алиной квартире раздался звонок одного из сотрудников Горячева. Молодой человек сообщил, что интересующий их рейс был проверен. Самолет благополучно и точно по расписанию приземлился в аэропорту Шереметьево. Но ни Сочин Алексей, ни Сочина Екатерина на борт не поднимались. Из Египта они не вылетали и все последующие дни вплоть до сегодняшнего.

— Тупик… — с горечью протянула Аля, положив трубку и затягиваясь новой сигаретой. — И что делать? Лететь туда? Виза не нужна… Я хоть сейчас прыгну в самолет…

— Зачем лететь? — удивился Олег. — И что ты там будешь делать? Кричать «караул»? Для начала нужно позвонить в агентство — сообщить, что туристы до сих пор не вернулись, узнать точно их отель. И еще нам нужен человек, который может изъясняться по-английски. Твой Краснов вроде знает языки…

— Или по-арабски… — выдохнула Аля. — Краснов языки, конечно, знает, но он невыездной, под подпиской от ФСБ. Пусть звонит само агентство. Должны же они как-то гарантировать возврат туристов! Есть же какое-то законодательство, наверно!

— В одном только можно быть уверенным — это в том, что они туда вылетели, — подытожил Олег. — Сколько сейчас времени?

— Половина восьмого…

— Значит, звонить уже поздно. А разница с Египтом?

— Два часа…

— Придется поиски отложить до завтра. Что ж, возьму отгул. А ты занимайся делами, как обычно…

Заметив возмущенный взгляд жены, Олег убедительно повторил:

— Как обычно. Это будет держать тебя на плаву.

Глава 9

Ярослав сбежал со ступенек здания, где размещался Следственный комитет и направился в сторону офиса. В его портфеле была свежая задача для отдела «Т.О.Р.». А на его лице лежала печать озабоченности, поскольку много старых дел было не закрыто, а новые все прибывали и прибывали…

Часто на их отдел сваливались «авральные дела». Краснов не любил подобные сюрпризы, поскольку они выбивали из графика и его, и его сотрудников. Но Горячев пояснил, что сейчас лучше все старые дела отложить в сторону и заняться делом Дмитриевой — больно много от нее шуму. Может же Ярослав выделить кого-то одного для решения этого вопроса! А вопрос очень срочный. Уже подключились журналисты с едкой критикой в адрес правоохранительных органов…

В эфире Первого канала прошла передача «Пусть говорят» под названием «Безразличие — беда России. Есть ли выход?». В студию была приглашена некая Ксения Дмитриева, девушка 22 лет, которая поведала телезрителям свою историю и пожаловалась на всеобщее безразличие. Дело в том, что практически все ее родственники погибли в течение двух лет. Бабушка, отец, мать ушли из жизни один за другим. Единственная, кто осталась в живых — родная тетка Мария Алексеевна, с которой девушка виделась всего несколько раз за всю жизнь и которая проживала отдельно, на окраине Москвы. Она также была приглашена на передачу.

По мнению Ксении, три смерти подряд от несчастного случая, к тому же, в одном месте не могли быть простой случайностью или совпадением. Но правоохранительные органы считали иначе. Телеведущие крепко за это уцепились, пользуясь случаем устроить показательную порку. Известные личности и общественные деятели требовали от прокуратуры и полиции расследования загадочных смертей, осуждая бездеятельность властей.

Не только «следакам» досталось на орехи. До обращения на Первый канал в поисках правды девушка также обращалась в телепередачу про экстрасенсов, поскольку хотела понять не только истинную причину смерти родных, но и узнать, не угрожает ли та же участь ей и ее ребенку. Не преследует ли всю ее семью злой рок или преступники? Но и здесь Ксения не получила должного внимания. Ей мягко, но настойчиво объяснили, что ситуаций, похожих на ее — множество, а передача всего одна…

Увидев Алю, Краснов поприветствовал ее, но та, казалось, его не услышала.

— Как дела с сыном? Не объявился? — спросил тут же Ярослав.

— Нет. Олег пытается сейчас что-то узнать…

Посмотрев внимательней на свою сотрудницу, Ярослав понял, что у него не один «аврал», а целых два. Вздохнув, он подошел, похлопал Сочину по плечу и пробормотал с участием:

— Ну, что ты, старушка, совсем расклеилась? Нужно — иди домой. Я тебя отпущу…

— Мне лучше здесь… — пробормотала Аля и опустила взгляд в пол.

— Хорошо, — понимающе кивнул Ярослав и обратился ко всем экстрасенсам. — У нас новое задание.

И он коротко обрисовал ситуацию.

— Дом — убийца! — выдвинул тут же версию Сергей.

— Я, наверное, смотрела эту передачу, — перебила его Марина Лещинская. — Все смерти, как одна, действительно произошли на территории рядом с домом. Темная история. Тетка всячески ругала племянницу за то, что та обратилась к разного рода экстрасенсам, а проще говоря, шарлатанам и слушает их бредни вместо того, чтобы строить свою личную жизнь и смириться со смертью близких. К тому же, беспокоит усопших, что есть большой грех.

— Ерунда! Гляди-ка, какая праведница! — немедленно возмутилась Аля в адрес тетки Дмитриевой. — А что, нужно сидеть и ждать, когда и тебе на голову кирпич упадет? Ходит — и правильно делает. А у следствия, кроме версии несчастного случая, еще какие-то идеи были?

Краснов пояснил:

— Была еще версия о предумышленном убийстве. Дело в том, что огромный загородный дом, который унаследовала Ксения, вместе с двадцатью сотками земли — действительно «лакомый кусок». Под подозрение попали несколько человек. Во-первых, сожитель Ксении Константин Соколов. По данным следствия, проживает вместе с ней на ее территории. Своего жилья, прописки в Москве и постоянной работы не имеет. Тип подозрительный. На вопросы следствия отвечал неохотно, уклончиво. Часто замыкался в себе. Следствию стал известен тот факт, что Константин предлагал Ксении оформить отношения официально, но девушка отказалась. Но в итоге все подозрения с сожителя Ксении были сняты за отсутствием улик.

С той же целью вопросы задавались и тетке Ксении. Дело в том, что дом был выстроен родной бабушкой Ксении и был завещан не Сдобновой Марии Алексеевне, а ее старшей сестре Дмитриевой Алле Алексеевне. Младшая же дочь отправилась жить в коммунальную квартиру на окраину Москвы. После смерти матери дом достался двадцатилетней Ксении и ее годовалому сыну, и этот факт не мог не задевать самолюбия обделенной родственницы.

Под подозрение попала и сама Ксения, которая за два года превратилась в богатую наследницу. Кто знает, может, ее попытки попасть на телевидение — это способ снять с себя подозрение и списать все на злой рок, который преследует ее семью? Но у Дмитриевой неопровержимое алиби — в день смерти матери она была в другом городе вместе с сожителем, о чем свидетельствовали билеты на поезд.

— А опросы свидетелей? — уточнила Марина, вставая с места, чтобы налить себе чашку чая.

— Опросы соседей по делу ничего не дали, но странные рассказы были.

— Странные? Почему странные? — переспросила Аля.

— Слухи про тот дом шли нехорошие, а особенно про бабушку Ксении Настасью. Все в один голос говорили, что там все нечисто, крестились, но что именно «нечисто», никто ничего толком рассказать не смог…

— Интересно… — протянула Аля. — А фотография этой Ксении есть, надеюсь?

— Да, — кивнул Ярослав. — Да, есть фотография и следственные материалы, — и он достал из портфеля тонкую папку и выложил на стол несколько фотоснимков.

Все склонились над столом, разглядывая героиню телепередачи.

— Симпатичная! — громко хрустнув пальцами, прокомментировал Сергей Скрипка. — Глаза, улыбка, фигурка…

— А ты попробуй на секунду сосредоточиться и посмотреть на нее как профессионал, — направил его на путь истинный Ярослав.

Скрипка вздохнул, пододвинул фотографию к себе поближе, но Аля его опередила.

— По-моему, я ее знаю, — произнесла она, вглядываясь внимательно в снимок. — Вернее, видела несколько раз. Она действительно обращалась на телевидение — была на съемочной площадке. Даже на испытания с нами выезжала — как-то умудрялась раздобыть информацию. Тогда мы на конюшню выезжали. Она подходила ко мне несколько раз во время съемок. Хвостом ходила, упрашивала помочь, выслушать. Но тогда всем было не до нее. К полуфиналу все уже были на нервах. Мужики так вообще ее гоняли. Кто без матерка, кто с матерком…

— Что ж как грубо? — удивился Сергей. — Такая милая девушка…

— Там разный народ толпился, — пожала плечами Аля. — И членов съемочной бригады вполне можно понять. Работы много, вечно какие-то накладки, капризы участников, ведущих. Плюс угрозы с расправами от обделенных и обиженных экстрасенсов… Знаете что, — неожиданно перервала она свой рассказ, — лучше будет, если я сама к ней съезжу.

— Ты?! — немало удивился Ярослав. — Ты просто дай наметку, а я потом следователей туда зашлю — Валуйский с Марченко скоро вернутся. Нам ведь нужен будет материал для суда…

Но Аля настойчиво повторила:

— Поеду я. Толку будет больше, поверь мне. Только не сейчас поеду, попозже.

— Почему?

— Пока не выясню, что с Лешкой, с места не двинусь, — твердо выдала Аля и добавила чуть мягче: — Ты позвони, предупреди Дмитриеву заранее. Скажи, что как только освобожусь, сразу же отправлюсь к ней.

Видя сомнения на лице шефа, для пущей убедительности она добавила:

— Думаю, как только ты ей это пообещаешь, она на время успокоится и перестанет стучаться во все двери. Если уж не разберусь, зашлем ребят. Но, честно говоря, сильно сомневаюсь, что им туда нужно…

— Хорошо, — кивнул Ярослав и подытожил: — Тогда делом Дмитриевой займешься ты напрямую. Как только будешь готова.

Глава 10

Утром Олег нашел в интернете телефон туристического агентства, связался с менеджером, рассказал все, как есть. Предупредил, что информация о том, что туристы не возвращались из Египта — точная. Менеджер пообещала связаться с той стороной и перезвонить, как только будет хоть какая-то информация…

По расчетам Олега, туристы должны были вернуться во вторник. Сегодня было воскресенье. Они задерживались уже на пять дней.

После длительных телефонных переговоров выяснилось, что Лешка с Катей в номер заселились. Но сейчас их на месте нет, на территории отеля нет, и когда будут — неизвестно. Не удовлетворившись этой информацией, Олег принялся звонить снова. Долго бодался с менеджером, которая долго и нудно старалась объяснить, что на телефоне только дежурный специалист, и никто каждые пять минут в отель дозваниваться не станет. И если он хочет дозвониться до отеля сам, то русскоговорящий персонал сейчас отсутствует.

На всякий случай менеджер агентства сообщила Олегу номер комнаты. Он принялся дозваниваться до египетского отеля. Когда ему это удалось, то он услышал лишь то, что ему сообщила менеджер здесь, в России. Номер был забронирован, оплачен. Но ребят ни в номере, ни на территории отеля не было.

— Передайте, пожалуйста, чтобы они перезвонили родителям, как только появятся, — попросил Олег.

Но звонка не было ни в этот вечер, ни на следующее утро. Наконец, к вечеру понедельника, по интернету пришло сообщение от Лешки: «Предки, не волнуйтесь. С нами все в порядке. Вылетаем завтра в Москву. Самолет в 16.45. Если можете, встретьте. Приедем — все расскажем. Целуем, ваши дети».

Когда Аля увидела письмо, то расплакалась. Затем ушла к себе. Через час вернулась на кухню, где долго курила. Олег слышал, как она редко, но с огромным облегчением вздыхает. Он подошел к жене, обнял ее сзади. Аля тут прижалась к нему и с легким смешком пробормотала:

— А я уже ездила в турагентство…

— Зачем это?

— Заказала тур в Египет. На нас двоих.

— В кои — то веки решила отдохнуть? — пошутил Олег.

— Приедет — убью! — снова с облегчением вздохнув, проговорила Аля.

Женщина на радостях намыла везде пол. Затем, немного подумав, позвонила Краснову с просьбой решить вопрос с транспортом: послезавтра она готова выехать к Дмитриевой домой…

Лешка с удовольствием налегал на щи, которые Олег научился делать мастерски. С набитым ртом он пробубнил:

— Надоела эта их египетская жрачка! Под конец уже просто мечтал о супе и селедке с картошкой. Еще о нашем ржаном хлебе и майонезе. Не думал, что у нас все так вкусно!

Аля с Олегом расположились рядом, не сводя глаз со своего чада.

— Ты ешь, ешь, — заботливо пододвинула Аля тарелку с хлебом на тот край стола, где сидел Лешка.

— Короче говоря, дело было так, — заговорил Леша. — Все началось с того, что мы поехали покататься в пустыню. Там есть аттракцион такой — «сафари». Хочешь — джип выбираешь для гонок, хочешь — квадроцикл, и вперед. Мы с Катькой сели на квадроциклы. Группа разношерстная набралась, человек десять. Выстроили нас, русских, англичан, украинцев в одну колонну, плюс два араба спереди и сзади. Я решил занять место в колонне первым, чтобы в нос не пылили. Там ведь мел да пыль кругом. Все от передних в рот и в глаза летит. Ну, я и вызвался вперед, чтоб с комфортом.

— А Катя? — спросил Олег.

— А Катя, наоборот, в конец пристроилась. Сказала, что впереди боится. Попробует потихоньку порулить сзади. И если что, она меня позовет. А я ее, балда, послушался. Чтоб я хоть раз еще ее куда одну отпустил! Короче, так и поехали. Она — в конце, я — в начале. Несколько раз обернулся: едет потихоньку. Проехали уж метров пятьсот, как почувствовал неладное. Оборачиваюсь — ее нет. И этого парня, что завершал колонну, тоже нет. Я тут же тормознул. Кричу арабу, что впереди едет, чтобы остановился. Кричу, что людей не хватает. А он мне: мол, они просто медленно едут. Скоро будет остановка, там они нас нагонят. Я зачем-то послушался. А у самого от страха аж живот скрутило…

— Со мной тоже так было, — вставила Аля, многозначительно шевельнув бровью. — Чуть не померла…

— Ну, вот, — продолжал Лешка, словно не слыша ее. — Доехали мы до какого-то там камня. Стоим. Пять минут проходит, десять… Все попили, отряхнулись, друг на друга поглазели. Нет ни Катьки, ни того гида. Мне этот наш первый гид кивает: «Поехали дальше. Твои почему-то задерживаются». Я ему: «Какое «дальше»?!» Думаю, может, Катьку уж какой-нибудь бедуин в жены взял — у них блондинки, да и вообще женщины на вес золота. А этот араб взял и на верблюда ее поменял! И чего я потом в этом Египте нарою? Начну права качать? Да арабы уболтают, заплюют кого угодно. Пытаюсь этому чучмеку что-то объяснить, а у самого картины перед глазами всякие нехорошие… У меня тогда башню прям сорвало. Взял, развернулся и как дам газу! Рванул обратно. Прилично так отъехал, остановился. Вправо смотрю, влево: кругом песок да камни. Все одно и то же, как на болоте. Потом понимаю, что заблудился. И что делать? Ехать обратно? Наверняка группа уже уехала. Не догоню. А с собой — ни телефона, ни денег, — ничего нет… Стою один в пустыне, как дурак. Куда ехать? Куда идти? Ниче не знаю… Стал искать следы, но дорогу обратно не нашел. Потом попытался сориентироваться по солнцу. Бесполезно. Слез с квадроцикла, сел на песок и заплакал. Посидел— посидел и дальше поехал. Все-таки нашел какую-то дорогу, пошел по ней. Думаю, куда-нибудь она меня да выведет. Квадроцикл бросил.

— А квадроцикл-то зачем оставил? — удивился Олег.

— Так бензин закончился! Не на себе же мне его переть по песку? И потом, мне тогда уже ни до чего было. Лишь бы живым остаться. Шел — шел, уж солнце заходить стало. Думаю, — все, придется в пустыне заночевать. А страшно до жути. Там всякие тараканы, скорпионы, змеи, наверное, ползают. И пить хотелось ужасно. И есть тоже.

Короче, вышел я все-таки на людей. На бедуинов. Еще издали их тент заметил. Погнал туда. Казалось близко, а на самом деле плюхал часа два еще. Пришел еле живой, мотаюсь из стороны в сторону. Бедуины — один старик и пара молодая с ребенком, — всполошились. Руками замахали на меня. Думаю: ну все, сейчас выгонят. А куда я пойду? Близко к ним не подхожу, стараюсь что-то объяснить. А они — ни бельмеса. Жестами тоже изъясниться не получилось. Молодой парень немного знал по-английски. Да вот я по-английски ни бум-бум. Даже стыдно перед парнем стало. Он сидит посреди пустыни и знает хоть что-то из инглиша, а я — нет. Пытаюсь вспомнить все, что в школе учил. Вспоминал — вспоминал, как будет «заблудился», так и не вспомнил. Зато вспомнил, как будет «потерялся». С такой радостью этому молодому как крикну: «Ай эм рашен турист. Ай эм лост!»

На этом, видимо, мои силы иссякли, потому что потом я рухнул на землю. Очнулся только на следующий день. Бедуины меня к себе под тент взяли. Подстилку дали. Молоком козьим напоили — воды там кот наплакал. Этот молодой мне все пытался объяснить, что к ним другие туристы где-то раз в неделю заглядывают. А то в две. Если группа наберется на аттракцион «Ночь в пустыне». Тогда приезжает много людей на машинах, на верблюдах. У них тоже пара верблюдов была. Я просил меня отвезти в город. Денег обещал. Говорю: у меня жену тю-тю. Места себе не нахожу. Помоги! Но бедуин все на отца, да на свою жену с ребенком показывал: мол, бросить не могу. Так и пришлось ждать туристов. Слава богу, они появились уже через два дня.

— Значит, ты все это время жил с бедуинами? — ухмыльнулся Олег. — Ну и как тебе?

— Нормально, — усмехнулся Лешка, — живут, улыбаются. Натуральное хозяйство. Скотина, погребок. За счет туристов тоже выживают. Поделки продают. Шатер у них для того, чтобы росу утреннюю собирать — ее и пьют. Не моются, но сами особо не воняют. Не пойму, почему. Я за два дня гораздо сильнее стал «источать аромат», чем они. Зато на самой территории вонища такая, что аж глаза слезятся. Что еще? Помогал им там. Учился доить козу. Верблюда не трогал, но пару раз на него взбирался. Высокий, зараза, как наш дом. Ночью там холодрыга жуткая, не знаешь, что еще на себя напялить. Сами они закаленные: что жара, что холод — хоть бы хны. Даже ребенок в тонкой пеленке лежит и ничего. Пьют крепкий чай с сахаром — кусков пять зараз кладут, курят каждые пять минут, травку тоже. Лепешки пекут на углях. Фатыр называется. Что еще? Мусульмане они, наверное. Женщина у них все нижнюю часть лица прикрывала. Но у костра сидела вместе со всеми свободно. Потом худые они все, как щепки. И не делают ни хрена. Болтают только по — своему с утра до ночи…

— Набрался впечатлений и приключений, — подытожил Олег с улыбкой и потрепал сына по волосам.

Но Лешка в ответ мотнул головой. Дотянулся до тарелки, на которой красовалась котлета с горкой картофельного пюре и сказал:

— Не… Настоящие приключения начались, когда я вернулся. Катька, оказывается, все это время меня в отеле ждала. С ума сходила. Рассказала, что кататься на квадроцикле испугалась. С гидом, что сзади, от группы отстала. Запросилась обратно. Гид подергался и вернулся на стоянку, откуда уезжали. Стали нас вместе дожидаться. А я исчез… Полицию местную на уши Катька поставила тут же, только без толку. Они ей сказали, что, мол, нет средств, чтобы всю пустыню облазить, у нас не Америка. На машине пару раз по одной дороге проехались для виду и все. Но Катька, умница, успела поменять билеты. Договорилась с хозяином отеля остаться еще на неделю. Даже скидку вытребовала, поскольку живет и питается один человек, за одного и платить вроде надо. Деньги все, что были, с карточки сняла, чтобы меня идти искать. Нашла уже пару человек поисковиков. Но я раньше объявился.

— А что сразу не вылетели обратно? Вас же не два дня не было… — сообразила Аля.

— Так мы еще квадроцикл искали! — с горькой усмешкой пояснил Лешка. — Он денег стоит! И потом, нас предупредили, что из отеля не выпустят, пока все долги не отдадим. Родителям Катька звонить не стала, — зачем лишний раз беспокоить? Да и вас тоже. И потом, что она скажет? Что я заблудился? Что меня до сих пор нет? Или что денег кучу должны? Решили уж — сами разберемся, а потом приедем и сдадимся на вашу милость… Так что мы по пустыне налазились на всю оставшуюся жизнь. Уже надежду потеряли. Думали, украли квадроцикл, не найдем. Но все — таки нашли…

— Вы вместе по пустыне лазили? Зачем? — не понял Олег.

— А мы решили больше не расставаться! — выдохнул Лешка. — Во всяком случае, пока на отдыхе. Вдруг опять кто-то потеряется? А так все же спокойнее… Вообще, классно отдохнули! Загорали, ели, спали… Катька черная, как негр — сами увидите. Но отель — говно! Только море и рыбки все спасли… Ныряли там постоянно. Нафотографировали все, что только было можно. Ската видели, барракуду. Даже черепах. Акул, правда, не удалось увидеть. Может, к лучшему. Нам острых ощущений и без того хватило…

Когда Лешка закончил рассказ, оба родителя улыбались. Аля облегченно потрепала сына по макушке и закурила.

— А я думала уж вылетать за тобой в Египет, — пробормотала она. — Еще бы я по пустыне за тобой побегала… Надеюсь, ты из всего этого сделал правильные выводы…

— Да, — кивнул Лешка. — Я понял, что, во-первых, правильно выбрал жену, во-вторых, что все-таки придется учить английский…

Глава 11

Стемнело рано. От сумерек становилось не по себе, к тому же голова разболелась не на шутку. Аля не любила это время: она предпочитала или уж полную темноту, или ясный день без полутонов. Они ехали уже больше часа. В планах было отправиться еще утром, но пока дозвонились до Ксении, пока прислали машину, пока водитель определился с точным маршрутом, с ценой…

По мере приближения к месту у Али становилось все тяжелее на душе. Немного поразмыслив, она решила настроиться, постараться почувствовать, что же ждет ее впереди. Запах смерти тут же забил ноздри, оставив сладковатое послевкусие на языке. Аля тяжело вздохнула, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Тут же ее охватила дремота. Так прошло еще минут сорок. Наконец, машина подъехала к высокой изгороди, нырнула внутрь и остановилась. Раздался звонкий лай собаки. «Приехали!» — устало буркнул водитель и поспешил затянуться сигаретой. Аля поправила волосы и, прижав к груди сумку, вылезла наружу.

Кругом витал аромат бодрящей осенней свежести, пожухлой листвы. Аля с удовольствием потянула носом воздух. Затем, неожиданно для водителя, перекрестилась.

Место, несмотря на внешнее спокойствие, казалось каким-то глухим, мрачным. Было понятно, что люди тут живут небедные. Дом — большой деревянный терем — высился на два этажа и гордо демонстрировал свои башенки, веранды, затейливые фасады. В нескольких окнах на первом этаже горел свет. Рядом с домом, выстроенным буквой «Г», виднелся большой ухоженный пруд, к которому вели каменные ступени. Из-за стен дома выглядывали несколько деревянных построек. Деревьев на территории было немного — лишь пара берез и высокая ель. Каменную изгородь увивали крупные листья пожухлого плюща.

Хлопнула входная дверь, и на пороге дома показалась стройная фигура молодой хозяйки. Ксения сбежала по высоким ступеням вниз и затараторила мелодичным голосом:

— Здрасьте, Алевтина Юрьевна! Не устали? Пойдемте в дом! Не представляете, как я вам благодарна! Так благодарна, что вы приехали! Спасибо вам! Мне звонили, предупредили, что вы приедете. Не верилось прям, что приедете вы сами! Чудеса просто! Соседи узнают — от зависти лопнут! Я все передачи с вами смотрела, честно! Причем, раз сто! Хотела попросить ваш автограф. Можно? Вы мне больше всех понравились! Спасибо вам!

Аля неопределенно пожала плечами и на ходу пробормотала:

— Не за что пока «спасибо» раздавать. Я еще ничего не сделала. Мне нужно сначала считать информацию. С дома, с вас тоже…

— Я сейчас вам все расскажу. Как раз сына накормила, так что у нас есть час, чтобы спокойно поговорить.

— Мне бы сначала умыться с дороги…

— Да, конечно. Пойдемте, я покажу, где можно привести себя в порядок…

Девушка шустро двинулась по дому в сторону ванной. Аля направилась следом. В одной из комнат она заметила молодого человека лет двадцати пяти. Он был невысок, коренаст, крепок. Лицо парня выглядело застывшим, непроницаемым, точно маска. Поймав изучающий взгляд Али, устремленный на него, Ксения пояснила: «Это Костя. Э-э… мой бойфренд». Аля усмехнулась про себя этому словечку, произнесенному со смущенной улыбкой.

Очутившись в светлой ванной, отделанной плиткой, она сполоснула лицо, а затем по приглашению Ксении выпила чашку горячего чая. Усталость как рукой сняло, и Сочина поняла, что пора приниматься за работу.

Глава 12

— Ну что ж… — пробормотала Аля себе под нос. И добавила чуть громче: — Мне нужно для начала осмотреть дом. А там видно будет…

В этот момент на пороге столовой появился Костя. Он холодно посмотрел на гостью, скользнув неодобрительным взглядом по ее длинной черной одежде и ярким цыганским украшениям. Но, видимо, заранее предупрежденный молодой хозяйкой, ничего комментировать не стал. А Ксения с улыбкой быстро проговорила:

— Костик, ты не покажешь Алевтине Юрьевне дом? А я пока ужин начну готовить…

Молодой человек пожал плечами:

— Если надо, пожалуйста…

Он вышел в коридор. Сочина следом за ним отправилась гулять по первому этажу, заглядывая и обходя каждую из комнат. Аля проницательным взглядом обводила территорию, прислушивалась к себе. Дом был красив не только снаружи, но и внутри. Дорогая отделка, красивая мебель…

В одной из комнат на полу играл маленький мальчик: весь ковер был усыпан разноцветными солдатиками и машинками. Аля достала из кармана леденец, угостила ребенка и двинулась дальше. И она, и Костя хранили молчание. Неожиданно Аля остановилась возле одной из стен помещения, которое насчитывало пять углов. Ее взгляд уперся в икону. На лице ясновидящей все отчетливее проступала тревога.

— Это единственная икона в доме? — нарушила она молчание и жестом указала на потемневший образ в углу.

— Да.

— Откуда она?

— Перешла по наследству, по-моему…

Ясновидящая выразительно подняла брови и спросила, пытливо всматриваясь в лицо Кости:

— Ты знаешь, что это за икона?

— Нет… После смерти Ксюхиной матери мы все оставили, как есть. Икона сначала принадлежала ее бабушке…

— Бабушке, значит…

— Скажите, это действительно был несчастный случай? — не выдержал молодой человек.

— Пока не скажу, — недовольно буркнула Аля и двинулась дальше.

Теперь Костя ходил за гостьей, словно нитка за иголкой. Но вскоре это занятие ему надоело, и он присел на диван, продолжая наблюдать за ее действиями и тихо насвистывая. Аля же, приученная еще на съемочной площадке не обращать внимания на отвлекающие маневры, продолжала тщательно изучать обстановку.

«Странный дом!» — неожиданно вырвалось у нее.

— Дом как дом… — недовольно изрек молодой человек. — Совсем недавно ремонт сделали. И потом, многие дома можно назвать странными…

— Надо проверить на картах, — разговаривая сама с собой, проговорила Аля. Она достала колоду и присела рядом с парнем. Тот непроизвольно отодвинулся, с укором посмотрел на гостью и предупредил:

— Только вы тут ничем «таким» не занимайтесь!

— Чем «таким»?

Сочина полоснула по «бойфренду» гневным взглядом и хотела было поставить его на место гневной тирадой, но тут в комнату впорхнула Ксения. Она быстро оценила царившее напряжение и попросила Костю посидеть с малышом.

Когда молодой человек удалился, Аля опустила взгляд в карты. Она несколько помедлила, словно сомневаясь в чем-то, но потом, подняв тяжелый взгляд на Ксению, задала вопрос:

— Ты знаешь, что твоя бабка колдуньей была?

Девушка расстроенно шмыгнула носом и кивнула, глядя куда-то в сторону.

— Сколько себя помню, к ней по ночам приходили люди. Разные. И бедные, и богатые. В погонах и без. Бабушка часто закрывалась потом в своей комнате наверху и велела никому ей не мешать. Говорила всем домашним, что варит спирт. А дело это — подсудное. Велела молчать обо всем. Потом уж я от матери узнала, что бабушка всю жизнь колдовала. Не спирт это был…

— Грешница она у тебя большая была, отмаливать придется, — покачала головой Аля. — Сильная ведьма. И этот дом под себя строила. Жить здесь не каждый сможет. Обычный человек начнет болеть, чахнуть… Ты сама-то себя как здесь чувствуешь? Не боишься?

— Как себя чувствую? Она сейчас во сне ко мне приходит, — доверчиво поделилась девушка: — Все время просит, требует…

— Чего она хочет от тебя? — насторожилась Аля.

— Принять какой — то дар. Грозится, что если не приму, то погибну и я, и мой сын. А я…

— А ты что? Неужели пойдешь по ее стопам?

— Я не знаю, что мне делать… Я боюсь… Так боюсь! — неожиданно вскрикнула Ксения. В ее глазах читался неподдельный испуг. — За себя, за Аркадия, за Костю! Неужели нам действительно угрожает опасность? Неужели мы тоже умрем, как и остальные?

— Ох-хо-хох… — протянула Аля и пододвинула к себе пепельницу. — Можно, я закурю? Помогает настроиться…

После быстрого кивка хозяйки Сочина сделала несколько затяжек. Затем из сумки достала помятый блокнот с ручкой и стала рисовать линии, круги.

— Ты замужем не была, — больше себе под нос проговорила ясновидящая. — Ребенок от любимого мужчины, но его отец — совсем не Костя. Отец ушел…

— С Костей я познакомилась, когда Аркаше был уже год. Саша бросил нас…

— Это не единственный удар, который ты пережила. Вижу три смерти подряд, — продолжала Аля. — Твои близкие. Все умерли в короткий срок. Первой погибла старая женщина — бабка твоя. Дым вижу. Отца не стало полгода назад. Затем мать… Бедная девочка… Стихии — огонь — вода — огонь. Это — проклятье…

— Меня не было рядом, когда погибла мама, — прошептала девушка. — Вы можете рассказать, как это случилось?

Глава 13

Аля велела девушке следовать за собой. Затем накинула на плечи куртку, обулась и вышла на улицу. В ее руках был фонарь. Доверяя внутреннему чутью, которое никогда ее не обманывало, Сочина приблизилась сначала к пруду. Постояла на каменных ступенях, затем присела на корточки, посветила фонарем на воду.

— Что вы там ищете? — неожиданно раздался недовольный голос у нее за спиной. Это был Костя.

Он обвил Ксению за талию и привлек к себе. Аля встала, отряхнула подол длинной юбки и проговорила:

— Если ты, Костя, немного помолчишь и перестанешь наскакивать на меня, то я расскажу Ксении, как погибли ее родственники. И почему. Вы ведь для этого меня просили сюда приехать?

Ксения пихнула парня в бок, а Аля продолжила:

— Вижу мужчину. Утонул в пруду полгода назад. Это твой отец. Он сейчас здесь. Запах алкоголя от него чувствую. Но он совершенно случайно упал в воду. Поскользнулся на ступеньке и упал. Сильно ударился о камень, потерял сознание. Когда его нашли, он был уж мертв. Не смогли откачать. Глупая смерть… Действительно несчастный случай. Просит тебе передать, чтобы ты кольцо его обручальное на его могиле закопала. Не понимает, зачем его сняли. Просит вернуть…

Ксения кивнула и прижала кулачок ко рту, сдерживая всхлипы.

— Я оставила как память…

— И зря…

Аля двинулась дальше. Прошлась вдоль изгороди, с осторожностью — мимо собачьей будки: там угрожающе затявкала лайка. Затем Сочина проследовала чуть дальше и остановилась возле бани.

На улице стало совсем темно. Свет фонарика быстро гас, пока, наконец, не потух совсем. Аля несколько раз попробовала его включить — выключить, но тот уже ни на что не реагировал. Выругавшись про себя, женщина зашла в баню. Немного там постояла. Из ее горла вырвался сиплый кашель. Аля хрипло проговорила:

— Еще одна смерть чуть больше месяца назад — получается, в конце июля… Вижу фантом женщины, лежащей на пороге. Твоя мать. И резкий запах дыма… Она умерла от удушья, нахватавшись угарного газа здесь, в бане.

Костя с нескрываемым удивлением смотрел на ясновидящую, а та уже направлялась от построек к дому. Параллельно Аля продолжала рассказывать о событиях июльского вечера:

— Она почувствовала тошноту, сильное головокружение. Напугалась очень. Поняла, что нужно как-то выбираться. Кое-как сумела натянуть одежду и выбраться на улицу. Вижу на ней лишь ночную сорочку. Такую светлую, в мелкий рисунок. Женщина доползла до порога. Там и умерла. Позвать на помощь ей не удалось. И дома, как назло, никого не было…

— Тело нашли соседи только на следующий день, — подтвердила ее слова Ксения. — Вы все верно сказали, — мама умерла на ступенях этого дома. Мы тогда с Костей и Аркашей уехали отдыхать к Костиным родственникам.

Аля понимающе кивнула и решительно добавила:

— Но первой все-таки погибла старая женщина — твоя бабка. Вижу, высокая была, полная. Правильные черты лица. Характер сильный, властный, как у мужика. Меня почему-то тянет на второй этаж. Поднимемся?

Когда троица поднялась по деревянной лестнице, Аля недолго собиралась с мыслями. Прислушалась к образам, что крутились в сознании.

— Пожар начался здесь, на втором этаже. Нам нужно идти в правое крыло, — Аля повернула, прошла по коридору, отмечая, что ремонт еще не везде закончен. Затем остановилась возле одной из комнат. Осторожно толкнула дверь — оттуда на нее тут же пахнуло гарью. Несмотря на то, что дом горел больше года назад, запах оказался очень стойким. Аля в комнату заходить не стала. Она встала на пороге и начала объяснять:

— Темно было. Вижу, словно вспышка в том углу — там, где раньше стоял телевизор. Начало дымить. Потом загорелась бумага рядом с телевизором, пол, а дальше — постель… Старая женщина еще ничего толком не успела понять, как уже все занялось. Смогла лишь сползти с кровати и тут же попала в самое пекло. Страшная смерть…

Костя сильнее прижал к себе тихонько подрагивающую Ксению и уточнил:

— А почему вообще загорелось?

— Проводка. Случайно. От нее все и занялось…

— Мы спали внизу и ничего не слышали, — тихо сказала Ксения. — Потом мама подняла тревогу — почувствовала запах дыма. Но было уже поздно… Потом у меня Аркаша заболел. Буквально на следующий день пришлось лечь в больницу. Родители схоронили бабушку без меня. Мама дом восстановила — стал, как новый. Только второй этаж не успела доделать…

Константин вновь решил задать вопрос.

— Получается, что полиция была права? Это все действительно несчастные случаи? А моя Ксюха навела тут шороху…

— Да, получается, что так, — согласилась Аля и бросила многозначительный взгляд на девушку. — Тем не менее, мне необходимо остаться в доме на ночь. Вы ведь не погоните меня обратно в город в такую темень? И, пожалуйста, постелите мне здесь, наверху.

Взглянув внимательно на гостью, Ксюша кивнула. А Аля добавила, раздумывая над чем-то:

— И неплохо было бы посмотреть фотографии… У тебя есть архив бабушки Настасьи?

— Все фотографии хранились раньше на чердаке. Не уверена, что после пожара осталось что-то. Я могу, конечно, поискать. Но это только завтра утром — там нет света. Все хотим провести, да никак руки не дойдут.

— Ну, утром, так утром, — кивнула ясновидящая. — В любом случае, раньше утра я тебе ничего больше сказать не смогу…

Глава 14

Аля долго не могла уснуть. Эхо ее шагов, меряющих комнату, гулко раздавалось по этажу. Почти до часу ночи сверху доносился запах сигарет. Наконец, шаги стихли — видимо, гостья легла.

Ксения тоже не спала, не в силах дождаться утра. Она читала книгу, но вскоре сон сморил ее. Во всем доме погас свет. Наступила тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием людей и редким тоскливым завыванием пса.

Аля задремала. Неясные образы превращались во все более четкие очертания знакомых людей, она словно слышала их живую и эмоциональную речь. Вот она уже не в чужом доме, а в таборе. В большом богатом доме, украшенном коврами, лепниной — у приемного отца, цыганского барона Джуро. Вот уже он ласково журит ее за какую-то вещь, взятую без спроса… Аля тогда жила, словно птица в золотой клетке. Все у нее было, что душе угодно. Лучшая одежда, машина, водитель. Много золотых украшений. И еды всегда готовилось очень много — мало ли кто заглянет на огонек. Цыган никогда не выпустит из дома человека, не напоив его хотя бы чаем. В памяти всплывали картины, как Роза готовит любимое блюдо брата — тушеного ежа или заваривает крепкий чай, добавляя в него дольки лимона и яблока. Как они все вместе пьют его из хрустальных бокалов…

А цыганские песни — протяжные, волнующие, берущие за душу? А танцы и костер во дворе? Наверное, атмосфера, в которой она сейчас очутилась, напомнила ей далекое прошлое… Картины в памяти вновь заторопились, закружились. Вот Роза учит ее гадать по руке, определять судьбу человека по картам. Совсем отчетливо Аля видит кружевной подол ее юбки, золотые украшения, обильно нанизанные на пальцы. Огромные золотые серьги в форме колец — и жутковатые бельма слепых глаз. Роза была единственным человеком из всех, кого она знала, кому слепота абсолютно не мешала в жизни.

— Смотри, драгоценная, внимательно и запоминай, — все повторяла Роза. — Одни лишь карты — это только картинки. Без дара они ничего, пыль земная. Я не вижу их — но я чувствую. Попробуй и ты так. Не читай только картинку, не надо. Попробуй почувствовать, что за ней стоит. Что кроется внутри. Твой дар — вот в чем настоящая сила…

Аля освоила эту науку — гадание на картах. Изучила старшие и младшие арканы. Колода карт Таро стала частью ее самой, срослась с ней, часто помогала советом в трудную минуту не только ей, но и окружающим.

— Неужели, если захочу, я буду знать все и обо всех? — до Али донесся ее собственный голос, только детский. — Это же так интересно!

— Эх, драгоценная… Конечно, гадание — исконно цыганское мастерство и передается из поколения в поколение… Но это не только хлеб, радость, но и горе для гадалки. Если ты видишь беду и не можешь ничего сделать — это ох, как тяжело! Только со стороны может показаться, что все просто. Непросто, девочка моя. На самом деле, это тяжкий труд для души, для ума. Чтобы увидеть прошлое, настоящее, будущее, надо настроиться, войти в нужное состояние. Много сил потеряешь. Потом придется долго восстанавливаться. Но когда тебя благодарят люди, которым ты помогла — это лучшая награда…

— Когда я вырасту, то стану цыганкой? Такой же, как ты? И у меня будет такая же длинная юбка из бархата, как у тебя? — продолжала вопрошать маленькая Аля.

— Юбка такая же у тебя будет, не сомневайся, — громко смеялась Роза. — И не одна! Хоть десять или все сто!!!

В ушах раскатистым эхом раздавался ее хохот. Звенящий, свободный, от души…

Неожиданно Аля очнулась и поняла, что смех прозвучал не только во сне, но и наяву. Она вздрогнула, осознав, что прямо над ней, на чердаке, кто-то есть. Ощущая гулкие удары сердца, Аля открыла глаза. Словно почувствовав ее пробуждение, этот «кто-то» замер, затих… Через мгновение Аля почувствовала, что кто — то появился совсем рядом. Высокая, крепкая фигура возвышалась над ее кроватью больше минуты. И эта минута показалась Але вечностью. Затем что-то тяжелое прыгнуло к ней на кровать, кошачьими лапами пробралось к голове, легло на грудь… Дыхание остановилось. Ноги и руки не шевелились. Чувствуя, как одеревенело все тело, Аля попыталась взять себя в руки и начала читать молитвы. Одну, вторую… Стало отпускать. Она, наконец-то, смогла набрать в легкие воздуха и вздохнула полной грудью, продолжать нашептывать «Отче наш». Затем пошевелилась и быстро зажала нательный крестик меж зубов. И вдруг все исчезло, будто привиделось. Аля поняла, что в комнате она уже одна.

Женщина вздохнула немного свободнее. Но тут раздался ясно различимый скрип половиц над ее головой. Послышались осторожные шаги взад — вперед по чердаку. Затем они замерли, и почти над Алиным ухом снова раздался смех — громкий, злобный, полный силы, вседозволенности…

Аля, все так же зажав крестик меж зубов, до утра продолжала читать молитвы. И лишь когда солнце ярким диском показалось на небе, уснула…

Глава 15

Утро выдалось холодным и солнечным. Раньше всех встал маленький Аркадий, разбудив немедленно всех остальных тонким пронзительным плачем. Аля некоторое время просто лежала, собираясь с силами и мыслями, слушая, как Костя сажает мальчика на горшок, затем ведет его умываться и помогает одеться. Молодой человек старался говорить как можно тише. Наверное, чтобы не разбудить ее. А скорее всего, Ксюшу.

Вскоре встала и молодая хозяйка: послышались ее быстрые, легкие шаги. Через четверть часа по дому разнесся запах гречневой каши и свежезаваренного кофе. Затем Ксения пригласила Алю позавтракать, пообещав сразу же после этого отправиться на чердак.

Аля выглянула на улицу, прошлась вокруг пруда, вдыхая запах осенней свежести. Недалеко в лесу тихонько переговаривались синицы, готовясь к дальнему и долгому перелету. Ночной кошмар потихоньку выветривался, и голову заполняли гораздо более приятные вещи. Она бы с удовольствием съездила отдохнуть. Но не в Египет, а, например, в Чехию. Побродила бы по старинным замкам и их окрестностям. Деньги есть. И Олег бы мог выпросить отпуск у начальства — три года они никуда не выбирались… Случайно сквозь изгородь Сочина заметила нескольких человек, пытающихся рассмотреть, что происходит во дворе Дмитриевых. Это были местные жители, привлеченные сюда слухами о том, что в поселок приехал известный экстрасенс. Один из мальчишек помахал ей рукой и крикнул, чтобы ему дали автограф. Аля не любила излишнее внимание к своей персоне, поэтому молча ретировалась в дом.

Вскоре Ксения позвала Алю наверх, сказав, что ее поиски увенчались успехом. Старый семейный фотоальбом благополучно пережил пожар в одном из кованных железом сундуков. Может, теперь они смогут разгадать тайну? Аля поспешила на чердак. Ей и самой не терпелось разобраться в настоящей причине гибели членов этой семьи…

Они присели вместе на небольшой старинный сундук. Аля взяла в руки альбом и прищурилась, поскольку свет, который пробивался сквозь небольшое окно, был тусклым. Раскрыв семейный архив, Сочина углубилась в его изучение. Ксения протянула руку и достала из альбома одну из фотографий. Затем тихо произнесла, словно опасаясь кого-то:

— Это бабушка Настя…

Затем она ткнула пальцем еще в несколько снимков и пояснила:

— Моя тетя. А это мама…

Аля приблизила к глазам фотографию бабушки — яркой, статной казачки. Затем долго разглядывала снимки дочерей и, наконец, подняла глаза на Ксению.

— Ну что ж… Слушай, как дело было… У твоей бабушки было две дочери: твоя мать и Мария. Бабушка твоя потомственную ведьму видела именно в старшей дочери, в матери твоей, — Аля пальцем постучала по фотографии матери Ксении. — Именно ей и хотела передать свои знания и свою силу. Поэтому и завещала ей весь дом, а младшей достался лишь небольшой закуток в Москве. Тетка твоя Мария сильно обиделась и на мать, и на сестру, которая приняла щедрый дар, не захотев с ней ничем поделиться. К тому же, личная жизнь у Марии не сложилась. Она прекрасно знала о том, чем мать промышляла на самом деле и винила во всех своих бедах ее. Конечно, сначала тетка пыталась поговорить с матерью, убеждала ее поделить все пополам — ведь она такая же дочь. За что ее обделили? Но бабка и слышать ничего не захотела. А два года назад твоя тетка Мария решила избавиться от досадивших ей родственников разом и получить свое. А себя успокоила той мыслью, что «губить чертово племя — богоугодное дело»…

Ксения испуганно смотрела на ясновидящую, а та в подтверждение своих слов кивала головой и рассказывала дальше:

— Она ходила к какой-то Нонне, тоже колдунье, которая наслала на всю вашу линию проклятье. Да-да. Родная тетка. Бабка твоя погибла сразу же, мать и отец — чуть позже. Та же беда ожидала бы и тебя с сыном, если бы не твоя инициатива. Только Костя остался бы в живых. Вы ведь не расписаны?

Ксения мотнула головой.

— Это его спасло… Знаешь, отсюда и предупреждения твоей бабки с того света. Ведь если бы ты действительно пошла по ее стопам, то с помощью темных сил смогла бы защититься и избежать уготованной тебе участи. Бабка твоя просто не успела себе помочь. Ты единственная ее надежда на отмщение…

— Я не хочу заниматься колдовством, — тихо прошептала девушка. — Хочу жить, как все. Обычной жизнью. Растить Аркашу…

— И правильно делаешь, — заметила Аля. — Иначе судьба тебя ждет незавидная. Ты и так многое потеряла слишком рано. Но дело в том, что дух бабки до сих пор здесь обитает. Это ее дом, в нем — ее сила.

— Вы что-то слышали сегодня ночью? — бросив пытливый на гостью взгляд, спросила Ксения.

— Да. Смех слышала… — осторожно проговорила Аля, опасаясь еще больше напугать девушку.

— Я тоже часто слышу ее смех, — поделилась та. — Сначала боялась. Но потом успокоилась. Решила, что бабушка ничего не сделает нам плохого.

— Не сделает. Но живым с мертвыми жить вместе ни к чему. И дом этот — место темных сил, не светлых. Все равно дух бабушки придется отсюда изгонять. Ты готова?

— Да, — кивнула Ксения. И вспомнив, проговорила, — А как же проклятье? Его можно снять? Как-то защититься?

— Это непросто, но можно, — ответила Аля, размышляя. — Тебе нужно будет приехать ко мне на прием вместе с сыном. Я помогу снять негатив. И все, что сделала твоя тетка, вернется к ней же. Но есть одно большое «но». Сам этот дом не место для жизни — на костях стоит. Когда его строили, бабка под каждый угол черного петуха заложила. И дух Настасьи будет обитать здесь, покуда дом жив. А знаешь, — глядя на фотографии, продолжала с интересом ясновидящая, — тетке твоей дом в любом бы случае не достался, и столько смертей не дали бы желанный результат. Дух не дал бы Марии здесь жить. Сжил бы со свету.

— И что делать?

— Я бы советовала тебе дом этот сжечь, а место освятить. Только тогда здесь можно будет построить светлое будущее.

Девушка вздохнула, затем обвела дом глазами, пробормотала: «Жалко, красивый».

— Страховка есть? — улыбнулась Аля.

— Да… — протянула Ксения и через мгновенье тоже улыбнулась. С радостной надеждой в глазах вскочила с дивана: — Спасибо вам.

— Да не за что… — пробормотала Алевтина и добавила: — А с Костей тебе нужно поговорить. Открыться ему. Замуж ведь звал?

— Звал… — смущенно протянула Ксения.

— Отнекиваешься? Почему?

— Не знаю… Все кругом говорят, что он на мое добро позарился. У него ведь своего ничего нет…

— Ерунда! В твоем случае — пустые разговоры, — покачала головой Аля. — Так просто сложились обстоятельства, что в жизнь он без всего вошел. Погоди, все у него будет. Заработает. Без дела ведь не сидит?

— Не сидит, — согласилась девушка. — Но как ему все расскажу? Про бабку? Про колдовство?

— Костя тебя очень любит. Переживает, что не доверяешь ему. А когда расскажешь все, словно камень с его души снимешь. Вместе и приезжайте. Смотри, не упусти свое счастье. Может, Бог тебе его дал за то, что по пути света пошла…

Глава 16

На обратном пути Аля размышляла о том, что в жизни ничего случайного не бывает. Она думала о Ксении, о том, как сложится ее дальнейшая судьба, все ли у нее будет в порядке. Когда Аля впервые увидела ее, уж слишком та была растерянна и напугана. Нет-нет, да и всплывало в памяти женщины, как молодая девушка по-детски доверчиво заглядывает экстрасенсам в глаза и пытается рассказать о своей беде. Аля тогда понадеялась, что ей кто-нибудь да поможет. Ведь она не единственный экстрасенс на свете. Но внутреннее беспокойство не уходило. Сочина даже как-то спросила у съемочной группы координаты Ксении, но уже никто никого не помнил… И когда пришел случай, Аля не могла упустить возможность помочь.

В субботу, как и договаривались, Ксения с Костей приехали к ней в магический салон. Вместе со своей напарницей Светой Аля провела сеанс по снятию негатива. Поставила на всю семью девушки защиту, чтобы никому больше не удалось пробить поле. Дала оберег. И рассказала, как отмаливать грехи родственников. Гости уехали только поздним вечером.

А в понедельник утром Аля появилась в офисе на оперативке. И вновь с опозданием. На ее счастье, «второй» шеф задерживался. А Ярослав оказался в хорошем расположении духа. Оценив ее посвежевшее лицо и виноватую улыбку, он весело произнес:

— Привет, цыганка! Вечно в пути! Смотрю, ты бодра и весела. Как съездила? Удачно?

— Удачно, — кивнула Аля, вешая пальто на вешалку. — Вышло так, что одна специалистка навела на семью проклятье. По просьбе тетки. Девчонка была у меня на приеме в субботу. Мы поработали. Ну, в общем-то, и все…

— Значит, следственным органам там делать нечего? — проговорил Игорь Валуйский. — История не про нас?

— Не про вас, — уверенно подтвердила Аля. — Я тогда еще, когда Ксению на съемках видела, почувствовала, что там нет ни орудия преступления, ни убийцы. Что там нужен специалист другого рода. Но дело оказалось запутанным. С одной стороны, обиженная тетка, которая долго вынашивала план мести и замышляла истребить родню. И поди, докажи официально, что она тут замешана. С другой стороны — ее бабка, колдунья, за которой самой тянется длинный шлейф грехов… Никак не могла разобраться, за кем именно числится «должок» за эти смерти.

Ее последнюю фразу услышал Горячев. Руководитель отдела «Т.О.Р.» как раз входил в комнату.

— Значит, все-таки тетка… Да… Мы, тут, конечно, не сильны, — прокомментировал он Алин рассказ, качая головой: — А я-то думал на того паренька. Ну, на друга этой Ксении. Получается, зря. Хотя мне он показался очень подозрительным…

— Парень на самом деле хороший, — искренне улыбнулась Сочина. — Девчонке с ним повезло. Он ей и как мать, и как отец, и за няньку сойдет. Просто устал стучаться в закрытую дверь. Ксения ведь ему не доверяла. Напели ей, что он охотник за ее богатством… Да еще расследование, допросы, телевидение… Вот парень и замкнулся. Боялся остаться без вины виноватым. Да и как не бояться? Он ведь понимал, что для вас, следователей, отсутствие у него «приданого» — очень веский мотив.

— Экая вы мать-заступница, — усмехнулся Горячев. — Но и мы не монстры, в общем-то. Ладно, тогда оставляем их в покое. Вопрос закрыт, и стороны удовлетворены? — уточнил он на всякий случай, следуя своей давней привычке во всяком деле ставить точку.

Аля, машинально заправив косу под гребень, убедительно кивнула.

— Тогда начнем. Все на местах, — произнес Горячев. Он заговорил отрывисто, по-деловому, экономя время и слова.

Марина вкратце обрисовала ситуацию по «Синайскому делу» и свои планы. Попросила помощи: нужно было сделать несколько запросов в ряд структур. Затем очередь перешла к Игорю Валуйскому, неподалеку от которого пристроилась Елена Марченко. По делу полковника Ковалева тот пояснил:

— Съездили. Подробный отчет к концу дня предоставим. Но пока реальных зацепок нет. Мы, конечно, не отчаиваемся… К тому же, оперативники обещали помочь. Поднять архивы.

— Жаль, — выдохнул Николай Васильевич, который ждал хоть каких — то сдвигов. Полковник Ковалев был его давним знакомым.

— Можно съездить на место убийства вместе с Сергеем, — предложил Ярослав.

— Хорошо. Но предупреждаю, что дело может оказаться… э-э… темным. Ну, в плане политики. Вы там поосторожнее, много шуму пока не поднимайте…

Игорь понимающе кивнул. А Горячев уже повернулся к Але, и его губы раздвинулись в сдержанной улыбке:

— Поздравляю! Хорошие новости для вас. Наш маньяк задержан, оперативники поймали его с поличным. Уже произвели в квартире обыск, есть улики. Не ожидал такого успеха. И так быстро! И вам, и Сергею будет выплачено дополнительное вознаграждение…

— Я только «за»! — довольно хрустнув пальцами, откликнулся Скрипка. Аля же лишь пожала плечами.

— Со старым пока все… Но всплыло еще одно резонансное дело. Слушайте… — произнес Горячев, и потянулся к столу за сложенной газетой. Развернув ее, он зачитал одну из заметок: «Год назад на окраине Москвы, на улице такой-то, возле подъезда дома № 19, подлежащего расселению, был найден труп пожилой женщины. Родственники тело опознали. Это оказалась гражданка Иевлева А.М. сорокового года рождения, которая проживала в этом же доме. По мнению медиков, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Как выяснилось позже родственниками Иевлевой, перед смертью квартира покойницы была продана некой Сметаниной А.А. и по условиям договора, через неделю после продажи Иевлева должна была покинуть расселяемый дом. Об этом факте родственники узнали уже после смерти Иевлевой. Денег от сделки никто из родственников ни в самой квартире, ни на сберегательных книжках покойной не обнаружил. Единственное, что стало известно в ходе выяснения обстоятельств совершенной сделки: продажей квартиры занималось агентство недвижимости «Креон», и что квартира была продана за цену, гораздо более низкую, чем ее рыночная стоимость на тот момент. Это же агентство оформило договор с застройщиком на расселение дома, где проживала гражданка Иевлева.

Журналисты нашей редакции решили провести собственное расследование, поскольку стало известно, что погибла не одна женщина, а несколько. Как выяснилось, сделок купли — продажи, после которых всплывали трупы пожилых граждан, а деньги исчезали в неизвестном направлении, за агентством недвижимости «Креон» числится две только по дому № 19. И обе были приобретены Сметаниной А.А. Такая же незавидная судьба постигла престарелую жительницу соседнего дома № 21 — и здесь без фирмы «Креон» не обошлось.

К сожалению, с удачливой скупщицей недорогого жилья нам встретиться не удалось. Как и пообщаться лично с директором ООО «Креон». Но, по словам юриста агентства недвижимости, все сделки «юридически чистые» и оформлены в соответствии с действующим законодательством. Но нас больше настораживает «чистота смерти» престарелых граждан — самого беззащитного слоя нашего общества на сегодняшний день. К сожалению, цепь совпадений, связанных со смертью граждан, почему-то до сих пор не привлекла внимания правоохранительных органов…»

Шеф положил газету на стол, а Ярослав быстро проговорил:

— Насколько я понимаю, самого места преступления уже не существует, поскольку на том месте выстроен новый дом?

Горячев кивнул, а в голове Краснова стали быстро прокручиваться варианты, кому поручить новое задание. Марина была занята под завязку «Синайским делом», и ей было некогда куда-то еще выезжать. Скрипку только что «прикомандировали» к делу об убитом полковнике — расследование тоже слишком затянулось, и пришла пора ускорить процесс. Оставалась только Аля. Тем более, она только что освободилась и могла хоть что-то считать с фотографии умерших…

Ярослав повернулся к Сочиной и произнес:

— Алечка, ты у нас схватила птицу удачи за хвост. Тебе и карты в руки.

— Карты у меня всегда в руках, драгоценный, — проговорила нараспев Аля и усмехнулась. — Если возьмусь за это дело, то до среды отдохнуть дадите? У меня в салоне заказы накопились…

— Дадим, — подтвердил Ярослав. — И еще… К тебе, наверное, нужно будет прикрепить парочку шустрых ребят, поскольку Игорь с Леной пока заняты другим.

— За этим дело не станет, — заверил Горячев и довольно выдохнул: — Ну, вроде пока все! Работайте!

Глава 17

Вторник для Али стал днем приемов. Сначала в дверь позвонили по поводу снятия показаний счетчика. Затем забежал за забытой спортивной сумкой Лешка — накануне они с Катей были в гостях. Потом Аля сама забыла сумку с покупками в магическом салоне, и ее секретарь и по совместительству охранник Миша — огромный детина цыганского происхождения — завез ее Сочиной домой. Затем вернулся с работы Олег. И когда, наконец, Аля свыклась с мыслью, что уже можно расслабиться и засесть у себя в комнате, прозвучал звонок в дверь. «Кого опять черт принес?» — раздраженно подумала Сочина, но, посмотрев в глазок, быстро потянула цепочку на себя. На этот раз на пороге стояла Марина Лещинская.

Аля искренне сочувствовала своей коллеге. Когда у нее самой случалась какая-то проблема, или она думала о своей непростой судьбе, то вспоминала Марину и говорила себе: «Бывают случаи и похуже, чем твой». В свое время Марина — стройная шатенка с длинными ногами — купалась во внимании мужчин. Когда ей исполнилось двадцать пять, она познакомилась со своим будущем мужем Петром. Тот быстро признался ей в любви. Марина и сама влюбилась в него по уши. Поженились, а через год оказалось, что в семье ожидается пополнение. Ничто, казалось, не предвещало беды…

Но Коленька не задержался на этом свете и часа. Марина даже не успела его увидеть… Она и сама чуть не умерла тогда: врачи зафиксировали клиническую смерть. Ее неожиданное воскрешение все называли чудом. Все… Кроме мужа, который вдруг резко переменился к Марине. Он почему-то счел, что Марина виновата в смерти сына. В момент, когда они могли и должны были сплотиться, обретя поддержку друг в друге, супруги, наоборот, отдалились, практически перестали общаться. Марина целыми днями то рыдала, то сидела в какой-то прострации, тупо глядя перед собой. А спустя краткое время ее постиг новый удар. Петя объявил, что ему надоело вечно страдальческое лицо жены, которая может только ныть и причитать, а вот родить по- нормальному не может. Поэтому он уходит к другой — здоровой и жизнерадостной Лиле. Кстати, у них скоро родится наследник… Лещинская словно заледенела. Поняла, что ничего хуже с ней уже не случится — просто хуже уже не бывает. И, пожалуй, да, прав Петя: она действительно не здорова. Не только физически, но, кажется, и душевно. Иначе как объяснить, что после клинической смерти у нее в голове то и дело помимо ее воли появляются образы людей, всплывают обрывки фраз, которых она никогда не говорила и нигде не слышала? Стоило ей прикоснуться к какому-то предмету, как она видела людей, которые прикасались к нему до нее, выражения их лиц, эмоции…

Поначалу Марина сочла, что у нее с горя «поехала крыша». Такого же мнения были и ее немногочисленные родственники. На несколько месяцев Лещинская попала в психиатрическую больницу. Обследовалась, затем лечилась от депрессии. Лишь спустя какое-то время она поняла, что теперь обладает каким-то новым даром. Бог отнял у нее Коленьку и Петю, но дал взамен нечто иное…

Набравшись мужества, она решила доказать, что действительно кое-что может, и появилась на телеэкране, где продемонстрировала свои способности. Но на телепроекте долго не задержалась и вернулась в родное Подмосковье, где, расследуя первое в истории отдела «Т.О.Р.» дело, ее и нашел Ярослав…

Сейчас Марине было тридцать пять. После развода — а с тех пор прошло уже несколько лет — она вела затворническую жизнь. Из дома выходила только на работу — она устроилась врачом-ветеринаром в частную клинику. О том, чтобы устроить личную жизнь, она и не помышляла. Ей казалось, что эта тема для нее навсегда закрыта. А Петр и Лиля тем временем растили уже двоих мальчишек…

— Пустишь? — спросила Марина, обдав Алю отчетливым запахом «Мартини».

— Ты чего это? — пораженно уставилась на гостью Аля и жестом пригласила в дом.

— Фигово мне что-то совсем, Аль, — невесело усмехнулась Марина, шагнув за порог и присев на лавку. — Погадай мне…

— Неужто так плохо? Никак не переваришь? — внимательно взглянув коллеге в глаза, проговорила Аля. — Пошли! Сейчас только Олежку предупрежу, чтоб не мешал…

Пока Марина раздевалась, Аля успела сбегать в зал, а также на кухню, где запаслась двумя огромными бокалами с кофе. Затем протолкнула застрявшую в прихожей Марину в маленькую комнату и просочилась туда сама.

Женщины опустились на пол. Аля уселась по-турецки и достала из кармана халата колоду. Быстро перемешав карты, попросила:

— Подсними на себя…

Марина послушалась. Аля профессиональным жестом разложила ряд.

— Эх, драгоценная, зря расклеилась, — произнесла Сочина, глядя на карты. — Скоро все изменится: личная жизнь, статус…

Марина недоверчиво взглянула на Алю, а та в подтверждение своих слов кивала и продолжала:

— В течение пяти-шести месяцев пойдут перемены! Только счастье свое не прошляпь за своими депрессиями! Глаза у тебя словно маслом замазаны… А ты их раскрой пошире, если одна не хочешь остаться. Карты показывают, что твой мужчина совсем рядом. И на телепроекте ты оказалась не просто так… Влюбишься снова. Сердце восстановится, оживет. И все раны новая связь залечит. Знаешь, присмотрись-ка ты к тем, кто вокруг тебя.

— Добрая ты! — с улыбкой выдохнула Марина. — Хочешь меня как ребенка сказкой убаюкать?

— Ты зачем ко мне пришла? — строго на нее взглянув, спросила Аля. — Я тебе помогаю, как умею! Или, может, ты совсем не погадать хотела? Чего тебе нужно на самом деле?

Став вмиг растерянной, Марина немного помедлила, но все же озвучила:

— Моего посмотри, пожалуйста… Я про Петю… Как он? Неужели правда хорошо ему со своей…? Ведь она…

— Может, хватит о них думать?! — не выдержала Аля. — Не устала одно и тоже перебирать? Сколько можно! Ведь уж много лет прошло, а ты, как застряла в болоте, так и выбираться не хочешь! Видать, нравится тебе там… Нравится быть бедной и несчастной…

Но, поймав умоляющий Маринин взгляд, Аля осеклась, вздохнула и начала новый расклад.

— Ничего хорошего у него нет, — констатировала вскоре она. — Семья есть, да, но жена — змея ядовитая. Ревнивая, злая, одни деньги на уме. Все соки из него выпила. Любви там и в помине нет. Он уж сам не рад, что с ней связался. Детей у них вижу. Два мальчика…

— Все верно, — чуть покачнувшись, подтвердила Марина. — Маленькие совсем. Я их тоже видела, только воочию…

— Вот тебя что так разобрало! И у тебя дети будут! — с нажимом произнесла Аля. — Если ты сама себе не навредишь. Ты же себе не враг? Слушай, что говорю! Переключись! На себя переключись, не на него… Ему все твои слезы отольются. Уже свое получил. И поделом. Ты ни в чем перед ним не виновата. А тебя счастье ждет, долгая жизнь в браке, ребенок… Хочешь?

— Хочу, — с еле заметным облегчением прошептала Марина. — А это еще возможно? Ты меня правда не обманываешь?

Аля раздраженно хлопнула ладонью о ладонь и покачала головой.

— Иди, глупая! А вино — и нюхать забудь, не то полетит твоя жизнь в тартарары. Смотри лучше по сторонам! Я тебе дело говорю! А теперь иди домой и выспись хорошенько. Чтоб завтра была, как звезда!

С этими словами Аля встала с колен и проводила последнюю гостью к дверям.

Послесловие

Костя не без удовольствия взглянул на уже готовый фундамент, на ровную кладку нескольких слоев белого кирпича. Молодого человека было не узнать: бледное лицо расцвело здоровым румянцем, движения стали более уверенными, широкими. Теперь почти все дни Костя проводил на улице, занятый постройкой нового дома. Ксения крутилась рядом, развешивая постиранное белье. Она бросила беспокойный взгляд на Аркадия, который играл возле пруда и уже успел промочить ноги.

— Сынок, пойдем, я тебя переобую, — ласково протянула она и взяла мальчика на руки.

Неожиданно ее окликнули. Ксения повернула голову к изгороди, присмотрелась к старушке и узнала одну из местных жительниц.

— Добрый день, Зинаида Федоровна, — с улыбкой отозвалась девушка. — Вы по делу или просто так?

— Да я вон до магазина дойти решила, — пояснила соседка. — Дай, думаю, к вам загляну, узнаю как дела. Шутка ли — в зиму без крыши над головой остаться! В бане-то не наживешься! И жалко-то как! Ведь такой дом — красавец был!

Женщина еще минут пять причитала и охала, качая головой. Ксения взглянула на груду обугленных бревен, — все, что осталось от бабушкиного наследства — и лишь махнула рукой:

— Ну и пусть! Еще лучше построим. Был деревянный, а станет каменный. Через пару месяцев приходите на новоселье!

— Как же не заглянуть? Загляну… — по-старчески тряся головой, пообещала женщина.

Ксения с Аркадием скрылись в бане, а Зинаида Федоровна заторопилась дальше, дивясь про себя беззаботности Ксении. Через несколько шагов соседка остановилась, обернулась. Ей показалось, или что-то в этом месте и правда неуловимо изменилось? Даже дышать стало легче… Наверное, это все после визита батюшки. Ксения рассказывала, что перед постройкой нового дома решила освятить место. Но, опять же, не может человек радоваться тому факту, что дом сгорел! Свое-то добро?

Устав ломать голову над непонятным поведением молодой соседки, Зинаида Федоровна неодобрительно покачала головой и пробубнила себе под нос: «Молодые… Кто их разберет?»

Вика Варлей

Дело о странном доме

Глава 1

Аля Сочина быстро пробиралась сквозь толпу, пересаживаясь с «Кольцевой» на «Калужско — Рижскую» линию метро. Женщина старалась никого не задеть, но при этом успеть на «оперативку» вовремя. Она двигалась, низко опустив голову и ни на кого не глядя. Неожиданно возле ступенек ее резко дернули за рукав. Женщина остановилась и удивленно уставилась на высокого парня лет двадцати семи в красной спортивной куртке. Тот стоял, растягивая в полуулыбке толстые губы, и показывал ряд прокуренных зубов. При этом продолжал держать ее за рукав.

— Здрасьте! А я вас зна-аю… — протянул он развязно.

Аля напрягла память; по роду профессии с людьми ей приходилось со многими общаться и довольно часто, но этот увалень, тем не менее, казался незнакомым. Аля застыла, выжидающе подняв на него глаза. Парень пояснил:

— По телевизору тя видел… Ты прям, как настоящая…

Аля поджала губы, выругавшись про себя, затем резко выдернула руку и двинулась дальше.

— Эй! А погадать то? У меня вопросы есть! Эй! Ты куда это? Стой! — раздавалось все громче ей вслед.

Окружающие начали на них оборачиваться. Затем останавливаться, узнавая эту невысокую худощавую женщину лет пятидесяти в темном пальто и с ярким платком на голове. Знакомое лицо цыганки с черными волосами и выразительными серыми глазами, которое не единожды появлялось на экранах в телепередаче про экстрасенсов. В свое время Аля дошла до финала, но досталась ей лишь третье место. По мнению большинства, в троице финалистов оказались более сильные и удачливые соперники, чем Сочина. Аля же полагала, что дело совсем не в силе, а в картах, которыми она неизменно пользовалась. Многие считали это предосудительным.

Сейчас же ее сознание лихорадочно отмечало, как вокруг кивают в ее сторону головой. А кто-то уже решительно устремился ей навстречу. «Сейчас начнется столпотворение!» — поняла Аля. — «Черт бы побрал эту популярность! Если опоздаю, Краснов меня убьет!». Она пустилась почти бегом. Влетела в вагон. Нашла глазами отметку метро «Новые черемушки» — значит, она села куда нужно. Аля, облегченно вздохнув, быстро пристроилась к противоположным дверям, отвернулась к входу; так ее точно никто не заметит.

Но женщину тут же ждало жестокое разочарование — с другого конца вагона к ней направлялась уже знакомая красная куртка. Молодой человек подошел все с той же улыбкой, так же потянул на себя, но уже не за рукав, а за лацкан пальто.

— Куда же ты? Да еще так быстро! Еле успел! — довольный собой, изрек он.

Аля собралась с духом, чтобы не выдать все, что она думает о тактичности некоторых индивидов. Тем более, что этот индивид все равно ничего из ее тирады не поймет… Неожиданно лицо Сочиной приняло чуть слащавое выражение, а на губах появилась еще более приторная улыбка. Аля наклонилась к парню, посмотрела ему прямо в глаза и чуть слышно, нараспев, произнесла:

— Эй, баро, отвали! Не то худо тебе будет! Я ведь могу… Веришь?

Все довольство вмиг испарилось с лица напротив. Парень недоверчиво, затем испуганно глянул на соседку, — для пущей убедительности та сдвинула брови, — и, наконец-таки, «отвалил».

Остаток пути прошел в относительном спокойствии. Аля успела перебрать в голове все, что нужно еще было успеть сделать до конца недели. Куда съездить. Кому позвонить. Главное — навестить сына Лешку, по которому успела ужасно соскучиться. Тот должен был вот-вот вернуться из отпуска, и матери не терпелось прижать его к сердцу, чтобы убедиться, что он все такой же ее сын, как и раньше. Аля взглянула на часы. Опаздывает! Еще три остановки. Десять минут пешком. «Оперативка» была назначена на двенадцать. Сейчас без пяти. Как ни крути, не успевает. «Худо» сейчас будет ей — любительнице опаздывать. Ее шеф Краснов, которого она за глаза называла «любимый», еще в прошлый раз предупредил, что за еще одним опозданием последует штраф. Мол, никто не обязан тратить свое время бесплатно. Аля быстро прикинула, что штраф, как ни крути — сумма не настолько большая, как ее нынешняя зарплата, а, значит, и бог с ним. И вообще, приятно, что хоть в полтинник она начала получать от государства нормальные деньги. Пусть и не похвастаешься особо подробностями работы перед соплеменниками.

Все же деятельность подразделения, которое в служебных документах Следственного Комитета, обозначалось как «Отдел «Т.О.Р.», была засекречена, поскольку расследование, опирающееся на информацию, полученную от экстрасенсов, не должно было быть поставлено под сомнение адвокатами во время будущего судебного процесса. До сих пор традиционная наука отрицает факт существования потусторонних сил. Но это совсем не означает, что таких сил не существует…

…Аля выбралась из подземки, вдохнула осенний, но все еще по-летнему теплый воздух, и зашагала вдоль улицы. На первом перекрестке свернула направо и остановилась возле сталинской пятиэтажки с номером 26. Дом недавно был выкрашен в голубой цвет и радовал свежестью красок. По нескольким ступеням она поднялась на этаж — вход был со стороны улицы — позвонила. Раньше здесь располагался небольшой продуктовый магазин, сейчас же над дверью висела надпись крупными буквами «Автодетали», а чуть ниже, на самой двери — «Ремонт». Женщина проскользнула внутрь, поздоровалась с Мариной — привлекательной шатенкой чуть за тридцать, и по ее многозначительному взгляду поняла, что все уже на местах и ждут только ее.

Глава 2

— А где наша «сладкая парочка»? — поинтересовалась Аля, окинув взглядом просторную «рабочую» комнату, из которой, практически, и состоял весь их офис. — Их, что, сегодня не будет?

— Следователи Валуйский и Марченко в служебной командировке, — сухо пояснил Горячев, не принимая неофициального тона. — Им поручено проверить новую версию убийства полковника Ковалева. Вы прошлый раз им дали наводку по причастности любовницы. Что есть подозрения на нее…

— Не я, а Ярослав Олегович дал, — поправила шефа Аля, усаживаясь за свой стол и краем глаза отметив, что Князь на нее злится, но не сильно. — Я лишь подтвердила. И почему «подозрения»? Любовница там точно замешана — я это вижу. И деньги она в итоге получила немалые. Но вот кто заказал и почему…

— Ладно. Пока не будем отвлекаться на дело полковника, — прервал ее Горячев. — Поскольку все в сборе, пройдемся по текущему состоянию дел…

Сначала отчитался Сергей. Затем быстро «отстрелялась» Марина Лещинская. Она уже второй месяц занималась делом, в шутку именуемом в их отделе «святым», Горячев же называл его «Синайским». Ярослав обычно ставил Лещинскую на дела, где фигурировали предмет или человек, которых требовалось найти. В данном случае был украден предмет. И предмет очень ценный — знаменитый Синайский Кодекс. Старинная рукопись датировалась IV веком и являлась самым ранним и полным из сохранившихся до наших дней списком Священного Писания в переводе на греческий язык. Долгое время рукопись хранилась в Синайском монастыре святой Екатерины. Многие ученые были бы счастливы прикоснуться к этим древним текстам, истоку истоков. Благодаря этому пергаменту церковнослужители отделяли зерна от плевел, а религиозную истину — от ереси. Части «Кодекса» исчезали и в разное время всплывали в разных частях света, находились и терялись в самом монастыре, копировались, продавались… В настоящее время части ценнейшей рукописи оказались сосредоточены в четырех всемирно известных хранилищах рукописного наследия — в монастыре св. Екатерины (Синай), Британской Библиотеке (Лондон), Университетской Библиотеке (Лейпциг) и Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Но из Петербуржской библиотеки рукопись неожиданно исчезла. Никто не мог понять, как и куда, и кто вообще осмелился на такое кощунство. Полиция сбилась с ног, проверяя всех визитеров, среди которых было много иностранцев, а также сотрудников библиотеки, хранилища — всех, кто имел доступ к священным текстам. Но пока все было безрезультатно. В итоге громкое дело попало в руки Горячева и его отдела.

Аля от поисков рукописи сразу же отмахнулась, сказав, что с церковью всегда была не в ладах. Ярослав был этому факту только рад, поскольку прекрасно понимал, что если рукопись обнаружит и вернет обратно «цыганка» — это также сочтут кощунством. Церковь экстрасенсов всегда отвергала, даже несмотря на то, что под крышей самой церкви людей со сверхспособностями всегда было немало, и даром ясновидения и прорицания обладал почти каждый святой. Марина также была экстрасенсом. Но, по мнению Ярослава, ей было проще доверить визит куда бы то ни было, чем языкастой Але. И к самому институту церкви Марина относилась с большей долей уважения и почтительности. Таким образом, выбор был сделан в пользу Лещинской…

Сочина уже было заскучала, слушая вопросы, которыми завалил Горячев Марину, и ее точные, подробные ответы. Аля полагала, что в этом нет никакой нужды. Главное — результат. Что толку передавать друг другу, что и как сделано, кто куда съездил? Но следующая реплика Горячева, закончившего беседу с Лещинской, вернула ее на грешную землю.

— В Москве снова объявился маньяк — педофил…

Марина непроизвольно скривилась, поскольку не любила дела подобного рода и старалась всячески их избегать. Горячев же сухо и бесстрастно продолжал:

— Объекты насилия — девочки от семи до одиннадцати лет. Свои жертвы маньяк выслеживает в подъездах, темных переулках, возле школ разных районов. На одном месте не работает. Прикидывается доктором. Уговаривает поиграть «в больничку». Жертвы свои он сначала насилует, потом убивает. Прячет тела на крышах, в подвалах домов.

— Откуда тогда информация о «больничке»? — не поняла Аля.

— Получена от тех, кто из страха либо осторожности отказался, или же убийцу кто-то спугнул, и он не закончил начатое. К сожалению, подавших заявление немного. Дети редко рассказывают родителям все, что с ними происходит. Может, боятся наказания или же их сильно запугивают…

— «Снова объявился»? Вы сказали, что он снова объявился? — переспросил Краснов. — Я про педофила впервые слышу…

— Дело было прекращено два года назад, поскольку ни полиция, ни прокуратура ничего толком не нарыла. Было найдено шесть тел, и силы практически всех подразделений были брошены на это дело. Везде велось наблюдение, отрабатывались разные версии. Затем убийства почему-то прекратились. А поскольку убийцу так и не нашли, все дружно успокоились в надежде, что маньяк умер, удачно женился или «лег на дно».

Но вчера был обнаружен новый труп. И почерк похожий, — жертва была изнасилована и задушена. Тело пятиклассницы было найдено на крыше одного из жилых домов. Органы опасаются новой волны убийств. И что их действия снова не увенчаются успехом. Просили подключить всех, кого только можно. В том числе, нас.

— Значит, свидетели есть? — уточнил Ярослав. — Уже хорошо…

Горячев неопределенно пожал плечами.

— Свидетели есть, но я бы на них не рассчитывал. Какие там свидетели? Дети… А что они расскажут? У них рост спрашиваешь, телосложение, а там ответы вроде: «Не помню», «Не знаю», «Наверное, большой»…

— Ну, можно же через ребенка попробовать его вычислить, — предложил Сергей Скрипка, который забился в свой угол, и как, обычно, то молчал, то громко хрустел пальцами. — Если считать с них информацию?

Горячев мотнул головой.

— Нельзя. Этот вариант отпадает. Никто из родителей на это не согласится — уже пробовали, просили. Никто не будет подвергать девочек новому стрессу, заставлять вспоминать такой кошмар, пусть и в благих целях.

— Свидетелей нет. Улик нет. У следствия есть для нас хоть что-то? — уточнил Краснов.

— Отобрали человек пятьдесят ранее судимых за изнасилование — из тех, кто в момент совершения преступлений находился на свободе и подходит под общее описание. Может, и повезет…

— А если маньяк и судим-то не был? — вмешалась Аля в беседу. — Ерунда все это! Зачем эти снимки нужны? Мы же не милиция. И как работать, если ничего нет? Лучше тогда спросить у мертвых. Фотография жертвы есть? Одежда?

— Да, — кивнул Николай Васильевич. — Фотографию убитой девочки можем предоставить. Но это будет только завтра.

Краснов повернулся к Але:

— Возьмешься?

— Попробую, — пообещала ясновидящая и добавила: — Кстати, фотография обычно лучше работает на месте убийства…

Глава 3

Аля очутилась на улице раньше всех. Она тут же пожалела, что не взяла зонт, так как начинал накрапывать дождь. Но до метро было рукой подать, поэтому она, ни на кого не глядя, пустилась бегом, позвякивая огромными золотыми серьгами.

Под крышей подъезда ее дома столпилось несколько женщин. Аля бросила на них быстрый взгляд: одна была ей знакома, две другие — нет. Знакомой была соседка с пятого этажа Тамара Федоровна. Ровесница Али, она казалась гораздо старше благодаря своим старческим привычкам и старческим же разговорам. Аля поднялась на крыльцо, поздоровалась. Тамара Федоровна сухо поздоровалась в ответ, а ее спутницы уставились на Сочину, как на очередное светопреставление, затем отвели взгляды в сторону. Послышался неодобрительный шепоток. Аля молча вошла в подъезд, отметив про себя, что соседка резво перекрестилась и покачала головой.

Когда дверь закрылась, Аля надула щеки и выдохнула. Она знала, что за ее спиной сплетничают. Тем более, когда она открыто заявила о себе на всю страну как о человеке со сверхспособностями. Популярность сыграла с ней злую шутку. С одной стороны, теперь ее многие узнавали и показывали в ее сторону пальцем, просили погадать и предсказать судьбу. Заработки ее в том же салоне резко возросли. С другой стороны, многие из тех, кого она знала, отвернулись. Те же соседи осуждали и боялись ее. Никому не хотелось иметь под боком цыганку, обладающую непонятной силой.

На самом деле Аля не имела цыганских корней и в помине. Она родилась в сибирской деревне в многодетной семье, а в табор, в семью к цыганскому барону Джуро, попала еще маленькой девочкой волей случайности, потерявшись на вокзале, когда ее мать сбило машиной. В таборе ее стали звать на цыганский манер — Алмаза.

Жена барона умерла при родах, и девочку с радостью приняли в семью — ничто так не ценится среди цыган, как дети. Ее воспитанием занялась старшая сестра барона — слепая гадалка Роза, пользовавшаяся авторитетом не меньшим, чем сам Джуро. Роза переодела девочку на цыганский манер, стала иначе ее причесывать, чтобы никто ничего не заподозрил. В таборе долго боялись, что ребенка хватятся. Но время шло, а за Алей никто не приходил. Никто ни о чем не расспрашивал. К тому же девочка по природе была чернявая, с темными волосами. Мало кто мог ее отличить от настоящей цыганки…

Через некоторое время Аля привыкла к новой семье. И барона стала называть папой. Тот, желая приемной дочери самого лучшего, нанимал Але учителей, чтобы та не чувствовала себя обделенной, развивала свои способности. Многие цыгане в таборе к образованию относились скептически. Но барон — человек уважаемый, авторитетный…

А старая Роза сразу же поняла, что маленькая Алмаза обладает сильным даром, потому и вкладывала в нее столько усилий. Девочка демонстрировала поразительные способности. Как-то раз Аля без раздумий сказала, что пропавшие деньги потом вернутся. И украденное действительно вернулось — соседка Розы сама принесла их и в слезах просила прощения. Аля знала, кто из табора заболел, часто предсказывала дождь или грозу. Просто сидела, играя во что-то и говорила: «Завтра пойдет дождь. Везде будут лужи. Поэтому погулять на улице завтра не получится».

Роза старалась всячески развивать Алины способности. Играла в «угадай цвет или цифру». Она часто спрашивала ее о событиях, о которых обычная девочка не могла знать. Просила описать кого-то, кто находился сейчас далеко, спрашивала, что он делает, во что одет. Девочка чувствовала на расстоянии все лучше и лучше.

Только когда Аля выросла, ей стала известна история ее рождения. Оказалось, что все это время Алина семья искала ее, но все было безуспешно. Мать, которая выжила в той аварии, часто возвращалась на вокзал, надеясь на чудо. Очевидцы ей рассказывали, что видели в тот день возле вокзала цыган…

Но дочь она нашла не на вокзале. Аля сама разыскала свою семью. Увидев молодую цыганку, идущую к дому, мать сразу кинулась к ней с объятиями, расплакалась, умоляла не покидать их. И Аля, пожив несколько дней, осталась у своих настоящих родителей.

Табор же снялся с места и двинулся дальше. С тех пор Аля очень редко, буквально считанные разы, видела свою цыганскую семью. Но годы, проведенные в таборе, наложили неизгладимый отпечаток на образ ее мыслей, характер. Со временем она привыкла быть похожей на других, не выделяться. Но дома, с близкими, она часто не могла, да и не хотела перебороть себя…

Глава 4

Аля со своим мужем Олегом проживали в двухкомнатной «хрущевке» — убогом наследии прошлого и его философии, которая гласила, что для передовика Советского Союза, которым Олег являлся, такое жилье — в самый раз. В прихожей негде было развернуться — там убиралась лишь скамейка для обуви. Аля присела на лавку, отметила, что ботинки супруга уже стоят на месте, затем стянула тугие сапоги и с довольным выдохом прошествовала на кухню.

Кухня также не отличалась большими размерами: сюда смог убраться маленький польский гарнитур белого цвета и белый же мини-столик на двоих с двумя табуретками. На полу лежал небольшой, затертый и облитый не раз супом и чаем коврик — подарок тетки Олега на день рожденья. Аля не раз пыталась придать коврику былой вид, но ее попытки не увенчались успехом.

Прямо по коридору располагались две комнаты, — большая, шестнадцатиметровая и маленькая, метров десяти. В первой Алины домочадцы смотрели телевизор, делали уроки, ели, спали. Сейчас, когда Леша женился, семейство сократилось до двух человек, и Олег, возвращаясь с работы, уже привычно занимал диван целиком. Дверь же в маленькую комнату была, как правило, закрыта на ключ и являлась «резиденцией» Али. Никто и не пытался побеспокоить хозяйку в ее пространстве, поскольку чувствовал себя там не в своей тарелке — Сочина сделала комнату под себя, на свой вкус. Пол ее прибежища устилал толстый ковер темно — коричневого цвета, по периметру которого были разбросаны пестрые подушки. Стены Аля оклеила пестрыми обоями. А единственной мебелью являлась книжная полка, на которой разместился иконостас — огромная икона Иисуса Христа, такая же Богородицы и маленькие иконы святых, к мощам которых Але удалось приложиться. Аля старалась как можно чаще ездить по святым местам и из каждой такой поездки возвращались с дорогой сердцу и памяти реликвией. Бывало, в своей комнате, Аля исчезала на целый день, настраиваясь на нужную волну и пытаясь найти истину. Или, наоборот, чтобы забыть обо всем и восстановиться.

Налив себе чашку крепкого кофе, она зажгла сигарету и прошествовала в зал.

— Привет! — кивнула она Олегу. — Уже поужинал?

— Да, — откликнулся тот. — Суп вчерашний доел. Тебе оставил макароны с сосиской.

— Ты же знаешь, что я вечером ничего не ем, — улыбнулась Аля.

Она давно приучила мужа готовить самого. Аля могла под настроение убраться в квартире, но в основном домашним хозяйством занимался супруг. В этом она сильно отличалась от большинства цыганских женщин, которые, как правило, вели хозяйство и обеспечивали семью, не смея перечить мужу. Аля же от природы была строптива и независима.

Олег, уроженец Украины, привык к тому, что дома в закромах всегда были запасы на зиму и не на одну. В холодильнике — ломти соленого сала. Он всегда мечтал о рачительной хозяйке рядом. Но, женившись на Але, понял, что все его мечты — пустое. После многочисленных ссор он сделал единственно верный вывод — если он не хочет рвать отношения с женой, то все свои мечты ему придется исполнять для себя самому…

— Лешка тебе не звонил? — уточнила Аля мимоходом.

— Нет… По идее, должны уже были вернуться.

— Вот и я все об этом думаю, — протянула Аля. — Хоть бы проведал! Так странно, что нас в квартире теперь двое…

— Может, потратишь волшебный волосок и увидишь, как он там?

— Ты же знаешь, что я своих вообще не могу смотреть. Ладно, пошла. Убавь звук, мне нужно поработать.

Чмокнув мужа в щеку, Аля направилась сначала в коридор за внушительных размеров сумкой, затем ушла к себе.

Женщина помолилась, присела на корточки. Достав толстую стопку фотографий, с чисто женским любопытством присмотрелась к снимкам, но ничего примечательного не нашла — привлекательных физиономий не оказалось. Лица, как и судьбы, были какие-то искалеченные, изломанные. Вздохнув, она отложила часть в сторону, чтобы не сбиться, выбрала одну — мужчины с широким лицом и близко посаженными глазами — и провела над снимком рукой. Почувствовав холод, еще раз внимательно всмотрелась. Фотография была тусклой, пустой, человек словно ушел в тень. «Точно нет в живых, — констатировала Аля. — Очевидно, оперативную проверку насчет того, жив человек или нет, не провели…»

Она сосредоточилась, работая над каждым из снимков и стараясь увидеть жизнь незнакомых людей, ее основные события. Но ничего не выходило. Мысли о Лешке, вернее, об отсутствии от него звонка, перебивали все. Аля попыталась выкинуть личные тревоги из головы, снова и снова пытаясь «включиться». Но через час поняла, что окончательно выдохлась.

— Ну и начхать! Завтра посмотрю! — вслух пробормотала она и отшвырнула от себя фотографии. Потом набрала на сотовом номер сына. Абонент был недоступен.

Аля включила свет и прошла на кухню. Она любила засесть там в одиночестве, выпуская наружу клубы дыма и иногда прислушиваясь к звукам за стенкой. Муж, как правило, смотрел футбол, и из комнаты время от времени доносилось то разочарованное «Ну…», то «Ну!», но уже громкое и возбужденное.

Неожиданно в дверь позвонили. Аля сильно удивилась, поскольку никого не ждала. Когда же она открыла, то обнаружила на пороге двух смущенных девушек и свою соседку.

— Алечка, добрый вечер, — затараторила Тамара Федоровна, поглядывая на нее хитрыми глазками. — Еще не спишь, моя хорошая? Ты извини, что беспокою на ночь глядя, но тут вот племянницы приехали… И решили погадать. Видишь ли, Татьяна наша замуж собралась. Толик у нее — парень неплохой, но мало ли… Вдруг жизнь не сложится? Все ведь бывает. А ты у нас — человек авторитетный, знаменитость…

— Я дома не принимаю, — сухо выдала Аля. — И зачем ей знать будущее, если парень неплохой?

— Я только узнать, буду ли с ним счастлива, — робко протянула одна из девушек, очевидно, Татьяна. — Вдруг не сойдемся характерами…

— Каждый сам свое счастье строит, — так же сухо ответила Аля. — Вижу, твой жених — парень действительно неплохой, работящий. Хотя у всех есть недостатки…

— Какие недостатки? — оживилась соседка. — Вроде непьющий…

— Да, но деньги в руках держать не умеет, — машинально откликнулась Аля, получив информацию, и тут же об этом пожалела. Она давно дала себе зарок не говорить ничего плохого о близких клиентов. Каждый раз это заканчивалось обидами или ссорой. И точно: лицо Татьяны напряглось, почерствело.

Аля тут же пояснила, стараясь исправить ошибку:

— Ну и что? Приладишься. Ты же тоже не святая. И какая тебе разница, что у него за характер, если ты его любишь?

— Может, все же погадаешь? — с прищуром повторила соседка, которая нашла обидным тот факт, что ее держат в коридоре, да еще на глазах у молоденьких родственниц.

— Пусть приходит ко мне в салон. Прием с одиннадцати до восьми. Сейчас там Света работает — хороший специалист. Только к ней запись по телефону.

— А к вам как попасть? — не менее обиженным тоном протянула Татьяна, удивившись отказу.

— Я сама веду прием редко. У меня сейчас других забот хватает. И стоит это дорого.

Соседка казалась все более и более возмущенной.

— К тебе сходить погадать — словно к Путину на прием, — протянула она, сделав несколько шагов назад и нажимая кнопку лифта. — Всего делов — в карты глянуть. А я думала, что ты поможешь. Как говорится, по — свойски, по-соседски… Вот, какая важная птица ты у нас стала, оказывается…

— Спокойной ночи! — откликнулась Аля и с шумом захлопнула дверь.

Глава 5

Сегодня Аля добралась до работы без приключений. Она вытащила из сумки фотографии, и, обращаясь к засевшему за документы «любимому» шефу, вяло выдохнула:

— Ничего! Я ничего не нарыла!

— А ты все внимательно просмотрела? — бросив на нее проницательный взгляд, уточнил Краснов. Он иногда замечал за Алей некоторую небрежность в отношении тех дел, которые ей не особо нравились. К тому же Сочина была дамой с характером. Поэтому часто Краснов спрашивал ее согласие, прежде чем поручить что-то.

— Несколько покойников, но убийц среди них нет. Несколько без вины виноватых.

— А остальные?

— Остальные — такое «брр», что руками трогать не хочется. Насиловали. Сидели. Один есть с подозрением на убийство. Но это все разовое. Серийника среди них нет… Кстати, фотография для меня пришла?

— Скоро будет. Я послал за данными Сергея, — протянул Ярослав. — Он уже получил все на руки. Сейчас поедете на место вместе. Поможете друг другу.

Немного поразмыслив, Аля нашла идею Краснова неплохой. Сергей Скрипка мог приоткрыть события того дня, что-то описать важное — то, что не увидит она сама. Чему-то обучится. Заодно сэкономит ее время и силы…

Аля беспокойно набрала номер Лешки, но абонент снова был недоступен. Тогда она положила локти на стол, рассматривая то широкую спину «любимого» шефа, то саму комнату.

Обстановка прибежища экстрасенсов была довольно скромной, — большая комната была забита серыми офисными столами с тумбочками, которые достались отделу «Т.О.Р.» по наследству от какого-то расформированного отдела Следственного Комитета. Оттуда же были привезены офисные стулья и несколько ламп старого образца. Столы стояли строго по периметру, а один, побольше, размещался возле окна. Это было место Краснова. За тонкой перегородкой разместилась небольшая комната отдыха с диванчиком — у экстрасенсов, бывало, возникала необходимость работать как днем, так и ночью. Кто-то поздно возвращался из командировки, кому-то было просто некуда или не к кому идти… Поэтому диван ночью, как правило, не пустовал. Единственным украшением комнаты служили светлые занавески, под которыми прятались жалюзи. У порога лежал красный коврик, на котором то золотом, то пылью отливали японские иероглифы.

Несмотря на скромный внешний вид, комната была уютной, чистой. За этим шеф следил особенно, полагая, что пусть место для работы и небольшое, но зато недалеко от центра и чистое.

Вскоре они были в пути. Аля прыгнула в новенький «Опель» Сергея, и машина двинулась по проспекту в сторону места преступления.

— Волнуешься? — поинтересовался Сергей, на мальчишечьем лице которого время от времени проскакивало возбуждение. Ему нравилось ощущение погони, охоты, к которому, тем не менее, примешивался страх перед неизвестным.

— Из-за чего? — не поняла Аля, думая совершенно о другом.

— Я всегда перед новым делом волнуюсь, — пробормотал Сергей. — Думаю, вдруг не справлюсь. Напутаю что-то или что-нибудь в этом духе…

— Ерунда! — громко выдала Аля. — Если себе не доверяешь, тогда можно вообще не начинать работать, — и замолчала. Смолк и ее напарник.

Подъехав к новенькой высотке, Скрипка пробормотал: «Наверное, это здесь». Он несколько раз сверил с бумажкой номер дома, затем вылез из машины. Аля последовала его примеру. Вместе с несколькими жильцами парочка проникла внутрь нужного подъезда. Поднялась на верхний этаж. Глядя, как спутник в хорошо отглаженном костюме пробирается на крышу, Аля заметила:

— Ты не мог надеть чего попроще? Раздерешь ведь сейчас штаны до дыр. Неужто не жалко?

— Ерунда! — передразнил Скрипка. — Зато мне так лучше работается. Без костюма чувствую себя не в своей тарелке. Кстати, — став серьезным, заметил Сергей, — преступник притащил сюда девочку уже без сознания. Нужно будет еще прогуляться по этажам…

— Все верно. Давай, молодежь, работай! — поддержала его Аля, кутаясь в большой цветастый платок, и добавила, глядя на фотографию. — Он поймал ее на шестом. Цифра «шесть» идет…

После недолгих манипуляций с замком они очутились на крыше. Порыв холодного ветра тут же взметнул Алину юбку. Женщина поежилась, одернула подол. Скрипка же быстро покрутил головой и показал жестом вправо.

— Там! — воскликнул он. — Тело потащил туда, там и оставил, — Сергей свернул за угол.

Аля пыталась тоже что-то почувствовать, но получалось плохо. Были различимы лишь некоторые детали, которые словно яркие вспышки прорывались в сознание. Она покрутилась на месте. Ничего. Придется ей пока довериться информации спутника. Она догнала Сергея и спросила:

— Он готовился, или это все случилось спонтанно? Ты видишь?

Скрипка склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то. Затем шире расставил ноги и уверенно заявил:

— Готовился, и готовился тщательно. Очень осторожный. Знает, как собираются улики, как ведется следствие, хочет и может остаться чистым. Вижу, что внимательно оглядывается — нет ли кого. Берет с собой пакет, на голову всегда надевает кепку с козырьком, на руки — перчатки. У него с собой какая — то сумка…

— Рюкзак, — поправила его Аля, которая никак не могла настроиться на нужную волну. — Ты видишь, чем он ее душит?

— Руками… Причем, одновременно и душит, и насилует… Пот с него льется градом, лицо красное…

— Физиономию можешь разглядеть?

— Смутно. Больше ощущения идут. Девочка немного подергалась, но вскоре затихла. Хрупкая шейка, как у котенка. Все произошло очень быстро. Тюк — и все… Под конец отпихнул ее ногой подальше в угол. Сволочь!!!

Аля неприятно поежилась от видений Сергея. Потом тихо пробормотала:

— Нужно позарез описание. Погоди, я сейчас включусь.

Она достала фотографию убитой девочки, потерла ее рукой со словами: «Помоги мне, золотая моя». Затем сделала несколько шагов в сторону, к краю, огороженному бетонной плитой. Зажгла сигарету, глядя вниз, на проезжающие мимо машины.

— Теперь помолчи малость, соколик, — стоя к напарнику спиной, пробормотала она.

Сергей благоразумно отошел в сторону, спрятался за угол, спасаясь от пронизывающих и пробирающих до костей порывов ветра. И затих. Видения же Али смутно, неохотно всплывали, порхали, словно сонные бабочки и так же быстро исчезали, растворялись в пространстве. Ясновидящая поднесла к глазам фотографию жертвы: там еще еле-еле теплилась жизнь, дух пока гулял где-то по земле, недалеко отсюда. «Ну, помоги же мне… Расскажи… Кто это был? Опиши его…»

Аля прислушалась. Ничего. Фотография молчала. Сочина курила одну сигарету за другой, стараясь настроиться. В тишине прошло минут двадцать. Аля же чувствовала себя, как после тяжелого трудового дня у станка. Еще немного — и она будет не способна отличить живого от мертвого. Она повернулась к Сергею и спросила:

— Значит, лицо красное? Что еще видишь? Говори все, что в голову лезет.

Неожиданно Сергей весело хмыкнул.

— Все? Ну, если просишь… Вижу задницу. Мясистая такая, круглая и белая, как сметана. Пятно на левой ягодице. Вроде от ожога. Мм… Продолжать?

— Да!

Скрипка с хрустом размял музыкальные пальцы.

— Все случилось утром. Часов восемь было. Скорее всего, девочка вышла из квартиры в школу. Какие-то тетрадки вижу, стихи… Он каким-то образом оказался в подъезде. Каким — не вижу. Стоял, трясся в предвкушении, но старался себя сдерживать. Снова вижу красное лицо. Взгляд такой порочный, липкий. Пахнет от него чем-то неприятным вроде дешевого одеколона или машинной брызгалки. Но в машине я его не вижу. Скорее всего, сюда он пришел пешком. Я даже уверен в этом…

Неожиданно Аля пульнула недокуренную сигарету вниз и вгляделась в сторону гряды многоэтажек впереди. Неясные, размытые образы человека словно сливались воедино и отзывались среди тех самых многоэтажек. Ее сердце забилось часто-часто.

— Все верно! — отрывисто проговорила она. — Я его зацепила! Он оставил машину в квартале отсюда, а сюда пришел пешком. И знал, куда идти. Кого ждать. Он точно был здесь не раз и выслеживал. И живет где-то недалеко. Давай вниз!

Скрипка, не мешкая, устремился вниз по железной лестнице, прыгнул в лифт. Аля же, насколько могла, поспешила следом. Когда они очутились в машине, Сергей настороженно вгляделся в лицо Сочиной.

— Ты уверена? Может, еще походим? Осмотрим подъезд?

— Тихо ты! — недовольно буркнула женщина, боясь спугнуть ощущения. Она прикрыла глаза, чувствуя все четче, как где-то совсем недалеко пульсирует красная точка. — Быстрее! Нам нужно развернуться и выехать на проспект. Затем на светофоре свернуть налево. Жми на тапку, родимый! Я покажу!

Скрипка послушно замолчал и нажал на педаль газа. Они помчались по шоссе. Аля сидела с закрытыми глазами и лишь иногда сухо говорила, куда нужно ехать. Через десять минут машина остановилась возле гипермакета, а Аля хрипло скомандовала:

— Припаркуйся здесь! И догоняй! Я пошла…

Глава 6

Она вылезла из машины, крутя головой по сторонам. Затем словно ее кто-то толкнул к одной из семнадцатиэтажных «свечек», стоящих длинным стройным рядом. Аля подошла, поднялась по ступенькам одной из многоэтажек. Несколько минут постояла возле подъезда.

В этот момент Сергей Скрипка отметил, как Аля неодобрительно мотнула головой и направилась к «свечке», что располагалась рядом. В его кармане завибрировал сотовый.

— Ярослав Олегович, — прошептал он в трубку, — сейчас не могу говорить. Перезвоню.

— Скажи только, вы на месте уже были?

— Были! — продолжал шептать Сергей. — И, кажется, Аля что-то нащупала. Сейчас мы в десяти километрах от места убийства. Ищем!

— Понял тебя! — раздалось вновь в трубке. — Как только будет что-то известно — звони! Преступника ни в коем случае не спугнуть. И ловить его — уже не ваша задача. Удачи!

В телефоне послышались гудки. Скрипка вновь глянул на Алю. Та стояла возле подъезда с закрытыми глазами и слушала удары своего сердца. Еще раз, как кинопленку прокрутила в голове все, что недавно озвучил ей Сергей. Образы снова превращались в красную точку, и эта точка пульсировала совсем рядом — над головой. Надо было подняться наверх. Неожиданно Аля повернулась к напарнику и с усмешкой кивнула на дверь.

— Сможешь открыть? У меня отмычек нет. А жильцы неизвестно, когда появятся…

— Знаешь, у меня тоже отмычек нет… — в тон ей пропел Сергей, затем приблизился и наугад нажал кнопки на домофоне. Громко прокричал:

— Почта! Откройте, черт возьми! Вечно никуда не прорвешься!

После недолгого пиликанья дверь открылась.

Аля зашла внутрь и прислушалась к ощущениям. Точка продолжала напоминать о своем присутствии. Неожиданно Аля ощутила чувство благодарности к телепередаче, в которой ей выпала судьба поучаствовать. Когда-то ведущие устраивали ей похожую проверку. По заданию конкурсанты должны были найти человека по фотографии в большом доме. Тогда Але это удалось, хотя в подобных делах опыта у нее совсем не было. Получится ли сейчас? Ведь той же фотографии у нее нет…

— Нам нужно подняться для начала на девятый, — прищуриваясь, проговорила она. — Он где-то там.

Они поехали наверх. Аля осторожно выглянула из дверей лифта. Затем вышла на площадку. Недолго постояла и устремилась на десятый. Скрипка — следом. Запыхавшись, тяжело дыша, Аля подошла к одной из дверей. Немного постояла перед ней и пробормотала:

— По-моему, он здесь живет. Чего делать-то будем? А? Соображай, родимый…

— Надо позвонить Горячеву… — начал было Сергей, но замер, так как Аля потянулась уже к звонку. Скрипка, выпучив глаза, подскочил и схватил ее за руку.

— Ты что?! — вскрикнул он. — Нельзя! И что мы скажем?

— Просто проверить хочу, — пояснила Аля, которая уже успела нажать на звонок. — Катись отсюда! Быстро!

— Ты нарываешься на неприятности, — сквозь зубы процедил Сергей, у которого сердце также забилось, как сумасшедшее. — Ты же знаешь правила!

— Исчезни, сказала! — прошипела Аля. — Иначе сам все испортишь!

Раздался шум открываемой двери. Сергей благоразумно вспорхнул вверх по лестнице. Аля же сняла с шеи платок, повязала его на голову на цыганский манер и уперла руки в боки. Одновременно с ее манипуляциями из квартиры мужским голосом раздалось:

— Кто там?

— Золотой ты мой, открой дом свой людям хорошим, — запричитала Аля не хуже любой цыганки. — А я погадаю тебе. Всю правду расскажу. Удача тебя ждет большая — отсюда вижу. И жизнь долгая. А мне за услуги много не надо — ручку позолоти, чем можешь… Моим деткам на хлебушек будет. Дело доброе сделаешь…

— Пошла прочь! Зубы вышибу! — донеслось глухо из тамбура. — Вроде домофон ставили… Для чего, спрашивается? Ходит тут всякая шваль…

— Смотри, брильянтовый, как бы самому без зубов не остаться, — все так же слащаво, но чуть громче продолжала Аля. — Хорошего человека зря обидел… Зачем? Зачем, спрашивается? Я ведь могу и вернуться… Я хоть и женщина, да за меня найдется, кому постоять. Цыганская семья не то, что ваша — ни роду, ни племени… И без зубов, и без штанов останешься… Смотри, драгоценный, не откроешь, может, я и правда вернусь…

На этот раз ответа из тамбура не последовало. Лишь захлопнулась дверь. Аля тут же нажала кнопку лифта и поднялась наверх, к Сергею.

— Теперь смотри внимательно — тот ли. Он сейчас выйдет, — прошипела она. — Но у нас всего секунда, не больше…

Скрипка показал на сотовый, имея в виду, что их находку можно заснять, но Аля уверенно мотнула головой.

Они затаили дыхание. Несколько минут на площадке стояла тишина. Затем раздались осторожные шаги. Ключ в замке медленно повернулся. Из — за двери выглянул мужчина лет тридцати пяти. Он был одет в тонкие домашние трико, тапочки на босу ногу, на его плечах болталась рубашка в клетку. Он неспешно покрутил головой, никого не увидел и, чуть поразмыслив, сделал несколько шагов по ступенькам наверх. Аля и Сергей дружно сделали шаг назад и вжались в стену. Мужчина замер, прислушался. Экстрасенсы стояли ни живы, ни мертвы. Аля судорожно соображала, как будет выкручиваться, если этот фрукт решит подняться чуть выше.

Но, к счастью, в планы «фрукта» это не входило. Через мгновение мужчина повернулся и направился вниз, к себе. Дверь за ним с шумом закрылась. Затем раздался звук запираемого на все обороты замка.

— Все! Пошли! Только тихо! — прошипела Аля. — Я выхожу первой и караулю тебя возле магазина. Ты ждешь и выходишь из подъезда минут через пять. Понял?

Сергей кивнул и остался на месте. Аля же осторожно пробралась к лифту и спустилась вниз.

Они встретились на улице, как и договаривались. Аля устало плюхнулась на заднее сиденье и произнесла:

— Это он! Он, сволочь! Ты был прав, когда сказал, что взгляд у него ужас какой противный.

— Ты, конечно, молодец, — изумленно глядя на нее, протянул Сергей и повернул ключ зажигания. — Но, честно говоря, не думал, что ты такая рисковая… Просто авантюристка! Не боишься, что влетит за самовольство?

Аля бросила на Сергея ироничный взгляд и с легкой долей снисходительности в голосе произнесла:

— Эх, баро! Я уж не в том возрасте, чтобы бояться нагоняя от кого-бы то ни было. Я на Бога работаю. Грехи свои закрываю… И потом, время — деньги, драгоценный. Чего было тянуть? Чего? Нет, какая сволочь по земле ходит! А еще меня швалью назвал…

Сергей промычал в ответ что-то нечленораздельное. Аля же устало продолжала:

— Знаешь, давай-ка ты один вернешься в офис, расскажешь, что и как. Передашь адрес, точный портрет оставишь. Только попозже. А сейчас отвези меня на Крылатскую. Мне к Лешке очень надо.

Сергей кивнул, включил поворотник, и машина помчалась в сторону Крылатской.

Глава 7

…Предполагаемого насильника тут же взяли в разработку. Установили за ним слежку. Ярослав, передав информацию Горячеву, чувствовал небывалое удовлетворение. Если дело выгорит, то это будет тридцатое по счету раскрытое с их помощью преступление. Преступление, которое не в силах были раскрыть полиция и следственные органы. В случае успеха Краснов взял в привычку ставить отделу галочку. Вот и сейчас он подошел к доске, что висела у входа, и поставил в длинном ряду плюсов еще один. Потом стер, решив, что радоваться пока рано и поставил вместо него жирную точку. «Еще столько же орденов получишь за ловлю бандитов… считай, что жизнь свою прожил не зря», — вспомнил он фразу из любимого фильма «Место встречи изменить нельзя». В детстве он раз сто, наверное, посмотрел его. Да и в юности тоже…

Тогда он строил совсем другие планы на дальнейшую жизнь. Ярослав был намерен посвятить себя науке, а в свободное время путешествовать. Он мечтал всю жизнь прожить с одной женщиной, и вскоре такая ему повстречалась. Правда, с каждым годом, прожитым в браке с Машей, к нему все больше приходило понимание, какие они все-таки разные и как меньше общего между ними становится… А потом оказалось, что и жена давно в нем разочаровалась, разлюбила… Они развелись, и с тех пор Краснов так и не устроил личную жизнь. Хотя внешне он был интересный мужчина — чуть выше среднего роста, широкоплечий, с правильными чертами серьезного лица, с аккуратной бородой, которую он привык носить еще с археологических кочевых времен.

Лихое было времечко, конечно. Бывший преподаватель Новосибирского университета, в свое время он увлекался археологией русского Севера. Был участником нескольких экспедиций на Кольский полуостров. Путешествие, исследование были его давней страстью, и в этом они, как две капли были похожи со следователем по особым делам и еще одним постоянным членом их команды — Еленой Марченко.

В экспедиции на остров Медвежий всё и произошло. Тот случай, навсегда изменивший его жизнь. Его падение на камни, переломанный позвоночник — и то неведомое, что его спасло. То, из-за чего его порой называли странным словом «Защитник».

Он до сих пор не знал, что случилось с ним в той заброшенной шахте. Этот шар — что это была за субстанция? Но этот «неопознанный летающий объект» вылечил его и наделил силой, и он был ему за это благодарен….

Глава 8

Аля подошла к двери, обитой деревом, нажала на звонок. Подождав с минуту, нажала снова. Никто не отвечал. Тогда она с силой вдавила палец в кнопку, чувствуя, что дышать становится все труднее. За дверью раздалась долгая, резкая трель. Аля прислушалась. В квартире точно никого не было.

В растерянности она постояла с минуту, затем покопалась в сумке и достала листок бумаги, карандаш. Корявым почерком начеркала несколько слов и, воткнув записку в щель, вновь в растерянности застыла. Что-то было не так. Беспокойство на ее лице разливалось все отчетливее. Аля набрала на сотовом имя «Лешка», но услышала металлическое: «Абонент не отвечает или временно недоступен. Перезвоните, пожалуйста, позже». Аля постучала соседям, но ей никто не открыл. Следующим номером был номер мужа. Аля быстро проговорила:

— Олег, я заехала к ним домой, но здесь никого нет. Я оставила записку на всякий пожарный. Может, они прилетели и еще куда-нибудь свинтили? А вдруг нет? Вдруг что-то случилось?

Олег чуть помедлил с ответом. Он и сам волновался, поскольку сын уже должен был объявиться. Но еще сильнее волновался за Алю, которую с ее сильно развитым материнским инстинктом еще сильнее волновать не стоило. Та не выдержала:

— Ты телевизор ведь всю последнюю неделю смотрел? Новости видел?

— Да… Но про крушения самолетов или автобусов речи не было, — поняв ее с полуслова, быстро проговорил Олег. — Если что, нас бы давно известили. Очевидно, дело в другом…

Аля почувствовала, как в солнечное сплетение кто-то мощно ударил и потащил ее на дно.

— Олег, позвони-ка родителям Кати! Может, они что знают? Что-то точно произошло! Три дня назад должны были вернуться, а их нет! Вот ведь! — уже со слезами в голосе выпалила Аля и прикрыла рот ладонью, сдерживая эмоции. — Я ведь сама его в этот долбанный Египет послала! А там вечно авария на аварии!

— Успокойся! — скомандовал сухо Олег. — Никого ты никуда не посылала! Они сами так решили. Погоди паниковать! Сейчас позвоню тем родителям и подключу ребят кого знаю. Надо пробить, прилетел ли самолет, и был ли на борту Лешка…

— Это мысль! Я позвоню Горячеву! — воскликнула Аля и, не дослушав Олега, стала набирать номер шефа…

Весной Лешке исполнилось двадцать три. Маленьким он был похож на Алю, но с возрастом стал все больше походить на Олега. Такой же рослый, крепкий, с копной светлых волос, которые Лешка, как и отец, пятерней укладывал набок. И лишь глаза у Лешки были Алины, — большие, темные, глянцевые. Отучившись в институте на физфаке (Аля сначала возражала, считая, что ему нужно было выбрать математику и программирование), сын устроился в небольшую исследовательскую лабораторию. Там же и познакомился с улыбчивой симпатичной Катей.

Оба веселые, жизнерадостные, легкие на подъем, даже внешне похожие, они как нельзя лучше подходили друг другу. На жизнь обоим хватало, к тому же у Кати в Москве была своя однокомнатная квартира. Через полгода встреч Катя и Леша решили пожениться. На медовый месяц, а вернее, медовые десять дней, молодые решили сгонять в Египет, поскольку недорого и лететь недолго. К тому же, Катя никогда не была на Красном море и мечтала увидеть рыбок, поплавать с аквалангом. Лешке тоже хотелось в тепло и туда, где нет лишнего шума. Только солнце, пляж и море…

Быстро выбрав недорогой отель, молодые улетели. И вот уже две недели от них не было ни слуху, ни духу…

Только вечером Олег смог дозвониться до родителей Кати. Те также были не в курсе, почему отпрыски до сих пор отсутствуют. Они, в свою очередь, полагали, что Катя просто с головой ушла в личную жизнь, порхает где-то в облаках и от счастья забыла обо всем на свете. В том числе, о родителях. Поэтому, послав дочери несколько эсэмэсок, родители тактично ждали ответа.

Вечером же в Алиной квартире раздался звонок одного из сотрудников Горячева. Молодой человек сообщил, что интересующий их рейс был проверен. Самолет благополучно и точно по расписанию приземлился в аэропорту Шереметьево. Но ни Сочин Алексей, ни Сочина Екатерина на борт не поднимались. Из Египта они не вылетали и все последующие дни вплоть до сегодняшнего.

— Тупик… — с горечью протянула Аля, положив трубку и затягиваясь новой сигаретой. — И что делать? Лететь туда? Виза не нужна… Я хоть сейчас прыгну в самолет…

— Зачем лететь? — удивился Олег. — И что ты там будешь делать? Кричать «караул»? Для начала нужно позвонить в агентство — сообщить, что туристы до сих пор не вернулись, узнать точно их отель. И еще нам нужен человек, который может изъясняться по-английски. Твой Краснов вроде знает языки…

— Или по-арабски… — выдохнула Аля. — Краснов языки, конечно, знает, но он невыездной, под подпиской от ФСБ. Пусть звонит само агентство. Должны же они как-то гарантировать возврат туристов! Есть же какое-то законодательство, наверно!

— В одном только можно быть уверенным — это в том, что они туда вылетели, — подытожил Олег. — Сколько сейчас времени?

— Половина восьмого…

— Значит, звонить уже поздно. А разница с Египтом?

— Два часа…

— Придется поиски отложить до завтра. Что ж, возьму отгул. А ты занимайся делами, как обычно…

Заметив возмущенный взгляд жены, Олег убедительно повторил:

— Как обычно. Это будет держать тебя на плаву.

Глава 9

Ярослав сбежал со ступенек здания, где размещался Следственный комитет и направился в сторону офиса. В его портфеле была свежая задача для отдела «Т.О.Р.». А на его лице лежала печать озабоченности, поскольку много старых дел было не закрыто, а новые все прибывали и прибывали…

Часто на их отдел сваливались «авральные дела». Краснов не любил подобные сюрпризы, поскольку они выбивали из графика и его, и его сотрудников. Но Горячев пояснил, что сейчас лучше все старые дела отложить в сторону и заняться делом Дмитриевой — больно много от нее шуму. Может же Ярослав выделить кого-то одного для решения этого вопроса! А вопрос очень срочный. Уже подключились журналисты с едкой критикой в адрес правоохранительных органов…

В эфире Первого канала прошла передача «Пусть говорят» под названием «Безразличие — беда России. Есть ли выход?». В студию была приглашена некая Ксения Дмитриева, девушка 22 лет, которая поведала телезрителям свою историю и пожаловалась на всеобщее безразличие. Дело в том, что практически все ее родственники погибли в течение двух лет. Бабушка, отец, мать ушли из жизни один за другим. Единственная, кто осталась в живых — родная тетка Мария Алексеевна, с которой девушка виделась всего несколько раз за всю жизнь и которая проживала отдельно, на окраине Москвы. Она также была приглашена на передачу.

По мнению Ксении, три смерти подряд от несчастного случая, к тому же, в одном месте не могли быть простой случайностью или совпадением. Но правоохранительные органы считали иначе. Телеведущие крепко за это уцепились, пользуясь случаем устроить показательную порку. Известные личности и общественные деятели требовали от прокуратуры и полиции расследования загадочных смертей, осуждая бездеятельность властей.

Не только «следакам» досталось на орехи. До обращения на Первый канал в поисках правды девушка также обращалась в телепередачу про экстрасенсов, поскольку хотела понять не только истинную причину смерти родных, но и узнать, не угрожает ли та же участь ей и ее ребенку. Не преследует ли всю ее семью злой рок или преступники? Но и здесь Ксения не получила должного внимания. Ей мягко, но настойчиво объяснили, что ситуаций, похожих на ее — множество, а передача всего одна…

Увидев Алю, Краснов поприветствовал ее, но та, казалось, его не услышала.

— Как дела с сыном? Не объявился? — спросил тут же Ярослав.

— Нет. Олег пытается сейчас что-то узнать…

Посмотрев внимательней на свою сотрудницу, Ярослав понял, что у него не один «аврал», а целых два. Вздохнув, он подошел, похлопал Сочину по плечу и пробормотал с участием:

— Ну, что ты, старушка, совсем расклеилась? Нужно — иди домой. Я тебя отпущу…

— Мне лучше здесь… — пробормотала Аля и опустила взгляд в пол.

— Хорошо, — понимающе кивнул Ярослав и обратился ко всем экстрасенсам. — У нас новое задание.

И он коротко обрисовал ситуацию.

— Дом — убийца! — выдвинул тут же версию Сергей.

— Я, наверное, смотрела эту передачу, — перебила его Марина Лещинская. — Все смерти, как одна, действительно произошли на территории рядом с домом. Темная история. Тетка всячески ругала племянницу за то, что та обратилась к разного рода экстрасенсам, а проще говоря, шарлатанам и слушает их бредни вместо того, чтобы строить свою личную жизнь и смириться со смертью близких. К тому же, беспокоит усопших, что есть большой грех.

— Ерунда! Гляди-ка, какая праведница! — немедленно возмутилась Аля в адрес тетки Дмитриевой. — А что, нужно сидеть и ждать, когда и тебе на голову кирпич упадет? Ходит — и правильно делает. А у следствия, кроме версии несчастного случая, еще какие-то идеи были?

Краснов пояснил:

— Была еще версия о предумышленном убийстве. Дело в том, что огромный загородный дом, который унаследовала Ксения, вместе с двадцатью сотками земли — действительно «лакомый кусок». Под подозрение попали несколько человек. Во-первых, сожитель Ксении Константин Соколов. По данным следствия, проживает вместе с ней на ее территории. Своего жилья, прописки в Москве и постоянной работы не имеет. Тип подозрительный. На вопросы следствия отвечал неохотно, уклончиво. Часто замыкался в себе. Следствию стал известен тот факт, что Константин предлагал Ксении оформить отношения официально, но девушка отказалась. Но в итоге все подозрения с сожителя Ксении были сняты за отсутствием улик.

С той же целью вопросы задавались и тетке Ксении. Дело в том, что дом был выстроен родной бабушкой Ксении и был завещан не Сдобновой Марии Алексеевне, а ее старшей сестре Дмитриевой Алле Алексеевне. Младшая же дочь отправилась жить в коммунальную квартиру на окраину Москвы. После смерти матери дом достался двадцатилетней Ксении и ее годовалому сыну, и этот факт не мог не задевать самолюбия обделенной родственницы.

Под подозрение попала и сама Ксения, которая за два года превратилась в богатую наследницу. Кто знает, может, ее попытки попасть на телевидение — это способ снять с себя подозрение и списать все на злой рок, который преследует ее семью? Но у Дмитриевой неопровержимое алиби — в день смерти матери она была в другом городе вместе с сожителем, о чем свидетельствовали билеты на поезд.

— А опросы свидетелей? — уточнила Марина, вставая с места, чтобы налить себе чашку чая.

— Опросы соседей по делу ничего не дали, но странные рассказы были.

— Странные? Почему странные? — переспросила Аля.

— Слухи про тот дом шли нехорошие, а особенно про бабушку Ксении Настасью. Все в один голос говорили, что там все нечисто, крестились, но что именно «нечисто», никто ничего толком рассказать не смог…

— Интересно… — протянула Аля. — А фотография этой Ксении есть, надеюсь?

— Да, — кивнул Ярослав. — Да, есть фотография и следственные материалы, — и он достал из портфеля тонкую папку и выложил на стол несколько фотоснимков.

Все склонились над столом, разглядывая героиню телепередачи.

— Симпатичная! — громко хрустнув пальцами, прокомментировал Сергей Скрипка. — Глаза, улыбка, фигурка…

— А ты попробуй на секунду сосредоточиться и посмотреть на нее как профессионал, — направил его на путь истинный Ярослав.

Скрипка вздохнул, пододвинул фотографию к себе поближе, но Аля его опередила.

— По-моему, я ее знаю, — произнесла она, вглядываясь внимательно в снимок. — Вернее, видела несколько раз. Она действительно обращалась на телевидение — была на съемочной площадке. Даже на испытания с нами выезжала — как-то умудрялась раздобыть информацию. Тогда мы на конюшню выезжали. Она подходила ко мне несколько раз во время съемок. Хвостом ходила, упрашивала помочь, выслушать. Но тогда всем было не до нее. К полуфиналу все уже были на нервах. Мужики так вообще ее гоняли. Кто без матерка, кто с матерком…

— Что ж как грубо? — удивился Сергей. — Такая милая девушка…

— Там разный народ толпился, — пожала плечами Аля. — И членов съемочной бригады вполне можно понять. Работы много, вечно какие-то накладки, капризы участников, ведущих. Плюс угрозы с расправами от обделенных и обиженных экстрасенсов… Знаете что, — неожиданно перервала она свой рассказ, — лучше будет, если я сама к ней съезжу.

— Ты?! — немало удивился Ярослав. — Ты просто дай наметку, а я потом следователей туда зашлю — Валуйский с Марченко скоро вернутся. Нам ведь нужен будет материал для суда…

Но Аля настойчиво повторила:

— Поеду я. Толку будет больше, поверь мне. Только не сейчас поеду, попозже.

— Почему?

— Пока не выясню, что с Лешкой, с места не двинусь, — твердо выдала Аля и добавила чуть мягче: — Ты позвони, предупреди Дмитриеву заранее. Скажи, что как только освобожусь, сразу же отправлюсь к ней.

Видя сомнения на лице шефа, для пущей убедительности она добавила:

— Думаю, как только ты ей это пообещаешь, она на время успокоится и перестанет стучаться во все двери. Если уж не разберусь, зашлем ребят. Но, честно говоря, сильно сомневаюсь, что им туда нужно…

— Хорошо, — кивнул Ярослав и подытожил: — Тогда делом Дмитриевой займешься ты напрямую. Как только будешь готова.

Глава 10

Утром Олег нашел в интернете телефон туристического агентства, связался с менеджером, рассказал все, как есть. Предупредил, что информация о том, что туристы не возвращались из Египта — точная. Менеджер пообещала связаться с той стороной и перезвонить, как только будет хоть какая-то информация…

По расчетам Олега, туристы должны были вернуться во вторник. Сегодня было воскресенье. Они задерживались уже на пять дней.

После длительных телефонных переговоров выяснилось, что Лешка с Катей в номер заселились. Но сейчас их на месте нет, на территории отеля нет, и когда будут — неизвестно. Не удовлетворившись этой информацией, Олег принялся звонить снова. Долго бодался с менеджером, которая долго и нудно старалась объяснить, что на телефоне только дежурный специалист, и никто каждые пять минут в отель дозваниваться не станет. И если он хочет дозвониться до отеля сам, то русскоговорящий персонал сейчас отсутствует.

На всякий случай менеджер агентства сообщила Олегу номер комнаты. Он принялся дозваниваться до египетского отеля. Когда ему это удалось, то он услышал лишь то, что ему сообщила менеджер здесь, в России. Номер был забронирован, оплачен. Но ребят ни в номере, ни на территории отеля не было.

— Передайте, пожалуйста, чтобы они перезвонили родителям, как только появятся, — попросил Олег.

Но звонка не было ни в этот вечер, ни на следующее утро. Наконец, к вечеру понедельника, по интернету пришло сообщение от Лешки: «Предки, не волнуйтесь. С нами все в порядке. Вылетаем завтра в Москву. Самолет в 16.45. Если можете, встретьте. Приедем — все расскажем. Целуем, ваши дети».

Когда Аля увидела письмо, то расплакалась. Затем ушла к себе. Через час вернулась на кухню, где долго курила. Олег слышал, как она редко, но с огромным облегчением вздыхает. Он подошел к жене, обнял ее сзади. Аля тут прижалась к нему и с легким смешком пробормотала:

— А я уже ездила в турагентство…

— Зачем это?

— Заказала тур в Египет. На нас двоих.

— В кои — то веки решила отдохнуть? — пошутил Олег.

— Приедет — убью! — снова с облегчением вздохнув, проговорила Аля.

Женщина на радостях намыла везде пол. Затем, немного подумав, позвонила Краснову с просьбой решить вопрос с транспортом: послезавтра она готова выехать к Дмитриевой домой…

Лешка с удовольствием налегал на щи, которые Олег научился делать мастерски. С набитым ртом он пробубнил:

— Надоела эта их египетская жрачка! Под конец уже просто мечтал о супе и селедке с картошкой. Еще о нашем ржаном хлебе и майонезе. Не думал, что у нас все так вкусно!

Аля с Олегом расположились рядом, не сводя глаз со своего чада.

— Ты ешь, ешь, — заботливо пододвинула Аля тарелку с хлебом на тот край стола, где сидел Лешка.

— Короче говоря, дело было так, — заговорил Леша. — Все началось с того, что мы поехали покататься в пустыню. Там есть аттракцион такой — «сафари». Хочешь — джип выбираешь для гонок, хочешь — квадроцикл, и вперед. Мы с Катькой сели на квадроциклы. Группа разношерстная набралась, человек десять. Выстроили нас, русских, англичан, украинцев в одну колонну, плюс два араба спереди и сзади. Я решил занять место в колонне первым, чтобы в нос не пылили. Там ведь мел да пыль кругом. Все от передних в рот и в глаза летит. Ну, я и вызвался вперед, чтоб с комфортом.

— А Катя? — спросил Олег.

— А Катя, наоборот, в конец пристроилась. Сказала, что впереди боится. Попробует потихоньку порулить сзади. И если что, она меня позовет. А я ее, балда, послушался. Чтоб я хоть раз еще ее куда одну отпустил! Короче, так и поехали. Она — в конце, я — в начале. Несколько раз обернулся: едет потихоньку. Проехали уж метров пятьсот, как почувствовал неладное. Оборачиваюсь — ее нет. И этого парня, что завершал колонну, тоже нет. Я тут же тормознул. Кричу арабу, что впереди едет, чтобы остановился. Кричу, что людей не хватает. А он мне: мол, они просто медленно едут. Скоро будет остановка, там они нас нагонят. Я зачем-то послушался. А у самого от страха аж живот скрутило…

— Со мной тоже так было, — вставила Аля, многозначительно шевельнув бровью. — Чуть не померла…

— Ну, вот, — продолжал Лешка, словно не слыша ее. — Доехали мы до какого-то там камня. Стоим. Пять минут проходит, десять… Все попили, отряхнулись, друг на друга поглазели. Нет ни Катьки, ни того гида. Мне этот наш первый гид кивает: «Поехали дальше. Твои почему-то задерживаются». Я ему: «Какое «дальше»?!» Думаю, может, Катьку уж какой-нибудь бедуин в жены взял — у них блондинки, да и вообще женщины на вес золота. А этот араб взял и на верблюда ее поменял! И чего я потом в этом Египте нарою? Начну права качать? Да арабы уболтают, заплюют кого угодно. Пытаюсь этому чучмеку что-то объяснить, а у самого картины перед глазами всякие нехорошие… У меня тогда башню прям сорвало. Взял, развернулся и как дам газу! Рванул обратно. Прилично так отъехал, остановился. Вправо смотрю, влево: кругом песок да камни. Все одно и то же, как на болоте. Потом понимаю, что заблудился. И что делать? Ехать обратно? Наверняка группа уже уехала. Не догоню. А с собой — ни телефона, ни денег, — ничего нет… Стою один в пустыне, как дурак. Куда ехать? Куда идти? Ниче не знаю… Стал искать следы, но дорогу обратно не нашел. Потом попытался сориентироваться по солнцу. Бесполезно. Слез с квадроцикла, сел на песок и заплакал. Посидел— посидел и дальше поехал. Все-таки нашел какую-то дорогу, пошел по ней. Думаю, куда-нибудь она меня да выведет. Квадроцикл бросил.

— А квадроцикл-то зачем оставил? — удивился Олег.

— Так бензин закончился! Не на себе же мне его переть по песку? И потом, мне тогда уже ни до чего было. Лишь бы живым остаться. Шел — шел, уж солнце заходить стало. Думаю, — все, придется в пустыне заночевать. А страшно до жути. Там всякие тараканы, скорпионы, змеи, наверное, ползают. И пить хотелось ужасно. И есть тоже.

Короче, вышел я все-таки на людей. На бедуинов. Еще издали их тент заметил. Погнал туда. Казалось близко, а на самом деле плюхал часа два еще. Пришел еле живой, мотаюсь из стороны в сторону. Бедуины — один старик и пара молодая с ребенком, — всполошились. Руками замахали на меня. Думаю: ну все, сейчас выгонят. А куда я пойду? Близко к ним не подхожу, стараюсь что-то объяснить. А они — ни бельмеса. Жестами тоже изъясниться не получилось. Молодой парень немного знал по-английски. Да вот я по-английски ни бум-бум. Даже стыдно перед парнем стало. Он сидит посреди пустыни и знает хоть что-то из инглиша, а я — нет. Пытаюсь вспомнить все, что в школе учил. Вспоминал — вспоминал, как будет «заблудился», так и не вспомнил. Зато вспомнил, как будет «потерялся». С такой радостью этому молодому как крикну: «Ай эм рашен турист. Ай эм лост!»

На этом, видимо, мои силы иссякли, потому что потом я рухнул на землю. Очнулся только на следующий день. Бедуины меня к себе под тент взяли. Подстилку дали. Молоком козьим напоили — воды там кот наплакал. Этот молодой мне все пытался объяснить, что к ним другие туристы где-то раз в неделю заглядывают. А то в две. Если группа наберется на аттракцион «Ночь в пустыне». Тогда приезжает много людей на машинах, на верблюдах. У них тоже пара верблюдов была. Я просил меня отвезти в город. Денег обещал. Говорю: у меня жену тю-тю. Места себе не нахожу. Помоги! Но бедуин все на отца, да на свою жену с ребенком показывал: мол, бросить не могу. Так и пришлось ждать туристов. Слава богу, они появились уже через два дня.

— Значит, ты все это время жил с бедуинами? — ухмыльнулся Олег. — Ну и как тебе?

— Нормально, — усмехнулся Лешка, — живут, улыбаются. Натуральное хозяйство. Скотина, погребок. За счет туристов тоже выживают. Поделки продают. Шатер у них для того, чтобы росу утреннюю собирать — ее и пьют. Не моются, но сами особо не воняют. Не пойму, почему. Я за два дня гораздо сильнее стал «источать аромат», чем они. Зато на самой территории вонища такая, что аж глаза слезятся. Что еще? Помогал им там. Учился доить козу. Верблюда не трогал, но пару раз на него взбирался. Высокий, зараза, как наш дом. Ночью там холодрыга жуткая, не знаешь, что еще на себя напялить. Сами они закаленные: что жара, что холод — хоть бы хны. Даже ребенок в тонкой пеленке лежит и ничего. Пьют крепкий чай с сахаром — кусков пять зараз кладут, курят каждые пять минут, травку тоже. Лепешки пекут на углях. Фатыр называется. Что еще? Мусульмане они, наверное. Женщина у них все нижнюю часть лица прикрывала. Но у костра сидела вместе со всеми свободно. Потом худые они все, как щепки. И не делают ни хрена. Болтают только по — своему с утра до ночи…

— Набрался впечатлений и приключений, — подытожил Олег с улыбкой и потрепал сына по волосам.

Но Лешка в ответ мотнул головой. Дотянулся до тарелки, на которой красовалась котлета с горкой картофельного пюре и сказал:

— Не… Настоящие приключения начались, когда я вернулся. Катька, оказывается, все это время меня в отеле ждала. С ума сходила. Рассказала, что кататься на квадроцикле испугалась. С гидом, что сзади, от группы отстала. Запросилась обратно. Гид подергался и вернулся на стоянку, откуда уезжали. Стали нас вместе дожидаться. А я исчез… Полицию местную на уши Катька поставила тут же, только без толку. Они ей сказали, что, мол, нет средств, чтобы всю пустыню облазить, у нас не Америка. На машине пару раз по одной дороге проехались для виду и все. Но Катька, умница, успела поменять билеты. Договорилась с хозяином отеля остаться еще на неделю. Даже скидку вытребовала, поскольку живет и питается один человек, за одного и платить вроде надо. Деньги все, что были, с карточки сняла, чтобы меня идти искать. Нашла уже пару человек поисковиков. Но я раньше объявился.

— А что сразу не вылетели обратно? Вас же не два дня не было… — сообразила Аля.

— Так мы еще квадроцикл искали! — с горькой усмешкой пояснил Лешка. — Он денег стоит! И потом, нас предупредили, что из отеля не выпустят, пока все долги не отдадим. Родителям Катька звонить не стала, — зачем лишний раз беспокоить? Да и вас тоже. И потом, что она скажет? Что я заблудился? Что меня до сих пор нет? Или что денег кучу должны? Решили уж — сами разберемся, а потом приедем и сдадимся на вашу милость… Так что мы по пустыне налазились на всю оставшуюся жизнь. Уже надежду потеряли. Думали, украли квадроцикл, не найдем. Но все — таки нашли…

— Вы вместе по пустыне лазили? Зачем? — не понял Олег.

— А мы решили больше не расставаться! — выдохнул Лешка. — Во всяком случае, пока на отдыхе. Вдруг опять кто-то потеряется? А так все же спокойнее… Вообще, классно отдохнули! Загорали, ели, спали… Катька черная, как негр — сами увидите. Но отель — говно! Только море и рыбки все спасли… Ныряли там постоянно. Нафотографировали все, что только было можно. Ската видели, барракуду. Даже черепах. Акул, правда, не удалось увидеть. Может, к лучшему. Нам острых ощущений и без того хватило…

Когда Лешка закончил рассказ, оба родителя улыбались. Аля облегченно потрепала сына по макушке и закурила.

— А я думала уж вылетать за тобой в Египет, — пробормотала она. — Еще бы я по пустыне за тобой побегала… Надеюсь, ты из всего этого сделал правильные выводы…

— Да, — кивнул Лешка. — Я понял, что, во-первых, правильно выбрал жену, во-вторых, что все-таки придется учить английский…

Глава 11

Стемнело рано. От сумерек становилось не по себе, к тому же голова разболелась не на шутку. Аля не любила это время: она предпочитала или уж полную темноту, или ясный день без полутонов. Они ехали уже больше часа. В планах было отправиться еще утром, но пока дозвонились до Ксении, пока прислали машину, пока водитель определился с точным маршрутом, с ценой…

По мере приближения к месту у Али становилось все тяжелее на душе. Немного поразмыслив, она решила настроиться, постараться почувствовать, что же ждет ее впереди. Запах смерти тут же забил ноздри, оставив сладковатое послевкусие на языке. Аля тяжело вздохнула, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Тут же ее охватила дремота. Так прошло еще минут сорок. Наконец, машина подъехала к высокой изгороди, нырнула внутрь и остановилась. Раздался звонкий лай собаки. «Приехали!» — устало буркнул водитель и поспешил затянуться сигаретой. Аля поправила волосы и, прижав к груди сумку, вылезла наружу.

Кругом витал аромат бодрящей осенней свежести, пожухлой листвы. Аля с удовольствием потянула носом воздух. Затем, неожиданно для водителя, перекрестилась.

Место, несмотря на внешнее спокойствие, казалось каким-то глухим, мрачным. Было понятно, что люди тут живут небедные. Дом — большой деревянный терем — высился на два этажа и гордо демонстрировал свои башенки, веранды, затейливые фасады. В нескольких окнах на первом этаже горел свет. Рядом с домом, выстроенным буквой «Г», виднелся большой ухоженный пруд, к которому вели каменные ступени. Из-за стен дома выглядывали несколько деревянных построек. Деревьев на территории было немного — лишь пара берез и высокая ель. Каменную изгородь увивали крупные листья пожухлого плюща.

Хлопнула входная дверь, и на пороге дома показалась стройная фигура молодой хозяйки. Ксения сбежала по высоким ступеням вниз и затараторила мелодичным голосом:

— Здрасьте, Алевтина Юрьевна! Не устали? Пойдемте в дом! Не представляете, как я вам благодарна! Так благодарна, что вы приехали! Спасибо вам! Мне звонили, предупредили, что вы приедете. Не верилось прям, что приедете вы сами! Чудеса просто! Соседи узнают — от зависти лопнут! Я все передачи с вами смотрела, честно! Причем, раз сто! Хотела попросить ваш автограф. Можно? Вы мне больше всех понравились! Спасибо вам!

Аля неопределенно пожала плечами и на ходу пробормотала:

— Не за что пока «спасибо» раздавать. Я еще ничего не сделала. Мне нужно сначала считать информацию. С дома, с вас тоже…

— Я сейчас вам все расскажу. Как раз сына накормила, так что у нас есть час, чтобы спокойно поговорить.

— Мне бы сначала умыться с дороги…

— Да, конечно. Пойдемте, я покажу, где можно привести себя в порядок…

Девушка шустро двинулась по дому в сторону ванной. Аля направилась следом. В одной из комнат она заметила молодого человека лет двадцати пяти. Он был невысок, коренаст, крепок. Лицо парня выглядело застывшим, непроницаемым, точно маска. Поймав изучающий взгляд Али, устремленный на него, Ксения пояснила: «Это Костя. Э-э… мой бойфренд». Аля усмехнулась про себя этому словечку, произнесенному со смущенной улыбкой.

Очутившись в светлой ванной, отделанной плиткой, она сполоснула лицо, а затем по приглашению Ксении выпила чашку горячего чая. Усталость как рукой сняло, и Сочина поняла, что пора приниматься за работу.

Глава 12

— Ну что ж… — пробормотала Аля себе под нос. И добавила чуть громче: — Мне нужно для начала осмотреть дом. А там видно будет…

В этот момент на пороге столовой появился Костя. Он холодно посмотрел на гостью, скользнув неодобрительным взглядом по ее длинной черной одежде и ярким цыганским украшениям. Но, видимо, заранее предупрежденный молодой хозяйкой, ничего комментировать не стал. А Ксения с улыбкой быстро проговорила:

— Костик, ты не покажешь Алевтине Юрьевне дом? А я пока ужин начну готовить…

Молодой человек пожал плечами:

— Если надо, пожалуйста…

Он вышел в коридор. Сочина следом за ним отправилась гулять по первому этажу, заглядывая и обходя каждую из комнат. Аля проницательным взглядом обводила территорию, прислушивалась к себе. Дом был красив не только снаружи, но и внутри. Дорогая отделка, красивая мебель…

В одной из комнат на полу играл маленький мальчик: весь ковер был усыпан разноцветными солдатиками и машинками. Аля достала из кармана леденец, угостила ребенка и двинулась дальше. И она, и Костя хранили молчание. Неожиданно Аля остановилась возле одной из стен помещения, которое насчитывало пять углов. Ее взгляд уперся в икону. На лице ясновидящей все отчетливее проступала тревога.

— Это единственная икона в доме? — нарушила она молчание и жестом указала на потемневший образ в углу.

— Да.

— Откуда она?

— Перешла по наследству, по-моему…

Ясновидящая выразительно подняла брови и спросила, пытливо всматриваясь в лицо Кости:

— Ты знаешь, что это за икона?

— Нет… После смерти Ксюхиной матери мы все оставили, как есть. Икона сначала принадлежала ее бабушке…

— Бабушке, значит…

— Скажите, это действительно был несчастный случай? — не выдержал молодой человек.

— Пока не скажу, — недовольно буркнула Аля и двинулась дальше.

Теперь Костя ходил за гостьей, словно нитка за иголкой. Но вскоре это занятие ему надоело, и он присел на диван, продолжая наблюдать за ее действиями и тихо насвистывая. Аля же, приученная еще на съемочной площадке не обращать внимания на отвлекающие маневры, продолжала тщательно изучать обстановку.

«Странный дом!» — неожиданно вырвалось у нее.

— Дом как дом… — недовольно изрек молодой человек. — Совсем недавно ремонт сделали. И потом, многие дома можно назвать странными…

— Надо проверить на картах, — разговаривая сама с собой, проговорила Аля. Она достала колоду и присела рядом с парнем. Тот непроизвольно отодвинулся, с укором посмотрел на гостью и предупредил:

— Только вы тут ничем «таким» не занимайтесь!

— Чем «таким»?

Сочина полоснула по «бойфренду» гневным взглядом и хотела было поставить его на место гневной тирадой, но тут в комнату впорхнула Ксения. Она быстро оценила царившее напряжение и попросила Костю посидеть с малышом.

Когда молодой человек удалился, Аля опустила взгляд в карты. Она несколько помедлила, словно сомневаясь в чем-то, но потом, подняв тяжелый взгляд на Ксению, задала вопрос:

— Ты знаешь, что твоя бабка колдуньей была?

Девушка расстроенно шмыгнула носом и кивнула, глядя куда-то в сторону.

— Сколько себя помню, к ней по ночам приходили люди. Разные. И бедные, и богатые. В погонах и без. Бабушка часто закрывалась потом в своей комнате наверху и велела никому ей не мешать. Говорила всем домашним, что варит спирт. А дело это — подсудное. Велела молчать обо всем. Потом уж я от матери узнала, что бабушка всю жизнь колдовала. Не спирт это был…

— Грешница она у тебя большая была, отмаливать придется, — покачала головой Аля. — Сильная ведьма. И этот дом под себя строила. Жить здесь не каждый сможет. Обычный человек начнет болеть, чахнуть… Ты сама-то себя как здесь чувствуешь? Не боишься?

— Как себя чувствую? Она сейчас во сне ко мне приходит, — доверчиво поделилась девушка: — Все время просит, требует…

— Чего она хочет от тебя? — насторожилась Аля.

— Принять какой — то дар. Грозится, что если не приму, то погибну и я, и мой сын. А я…

— А ты что? Неужели пойдешь по ее стопам?

— Я не знаю, что мне делать… Я боюсь… Так боюсь! — неожиданно вскрикнула Ксения. В ее глазах читался неподдельный испуг. — За себя, за Аркадия, за Костю! Неужели нам действительно угрожает опасность? Неужели мы тоже умрем, как и остальные?

— Ох-хо-хох… — протянула Аля и пододвинула к себе пепельницу. — Можно, я закурю? Помогает настроиться…

После быстрого кивка хозяйки Сочина сделала несколько затяжек. Затем из сумки достала помятый блокнот с ручкой и стала рисовать линии, круги.

— Ты замужем не была, — больше себе под нос проговорила ясновидящая. — Ребенок от любимого мужчины, но его отец — совсем не Костя. Отец ушел…

— С Костей я познакомилась, когда Аркаше был уже год. Саша бросил нас…

— Это не единственный удар, который ты пережила. Вижу три смерти подряд, — продолжала Аля. — Твои близкие. Все умерли в короткий срок. Первой погибла старая женщина — бабка твоя. Дым вижу. Отца не стало полгода назад. Затем мать… Бедная девочка… Стихии — огонь — вода — огонь. Это — проклятье…

— Меня не было рядом, когда погибла мама, — прошептала девушка. — Вы можете рассказать, как это случилось?

Глава 13

Аля велела девушке следовать за собой. Затем накинула на плечи куртку, обулась и вышла на улицу. В ее руках был фонарь. Доверяя внутреннему чутью, которое никогда ее не обманывало, Сочина приблизилась сначала к пруду. Постояла на каменных ступенях, затем присела на корточки, посветила фонарем на воду.

— Что вы там ищете? — неожиданно раздался недовольный голос у нее за спиной. Это был Костя.

Он обвил Ксению за талию и привлек к себе. Аля встала, отряхнула подол длинной юбки и проговорила:

— Если ты, Костя, немного помолчишь и перестанешь наскакивать на меня, то я расскажу Ксении, как погибли ее родственники. И почему. Вы ведь для этого меня просили сюда приехать?

Ксения пихнула парня в бок, а Аля продолжила:

— Вижу мужчину. Утонул в пруду полгода назад. Это твой отец. Он сейчас здесь. Запах алкоголя от него чувствую. Но он совершенно случайно упал в воду. Поскользнулся на ступеньке и упал. Сильно ударился о камень, потерял сознание. Когда его нашли, он был уж мертв. Не смогли откачать. Глупая смерть… Действительно несчастный случай. Просит тебе передать, чтобы ты кольцо его обручальное на его могиле закопала. Не понимает, зачем его сняли. Просит вернуть…

Ксения кивнула и прижала кулачок ко рту, сдерживая всхлипы.

— Я оставила как память…

— И зря…

Аля двинулась дальше. Прошлась вдоль изгороди, с осторожностью — мимо собачьей будки: там угрожающе затявкала лайка. Затем Сочина проследовала чуть дальше и остановилась возле бани.

На улице стало совсем темно. Свет фонарика быстро гас, пока, наконец, не потух совсем. Аля несколько раз попробовала его включить — выключить, но тот уже ни на что не реагировал. Выругавшись про себя, женщина зашла в баню. Немного там постояла. Из ее горла вырвался сиплый кашель. Аля хрипло проговорила:

— Еще одна смерть чуть больше месяца назад — получается, в конце июля… Вижу фантом женщины, лежащей на пороге. Твоя мать. И резкий запах дыма… Она умерла от удушья, нахватавшись угарного газа здесь, в бане.

Костя с нескрываемым удивлением смотрел на ясновидящую, а та уже направлялась от построек к дому. Параллельно Аля продолжала рассказывать о событиях июльского вечера:

— Она почувствовала тошноту, сильное головокружение. Напугалась очень. Поняла, что нужно как-то выбираться. Кое-как сумела натянуть одежду и выбраться на улицу. Вижу на ней лишь ночную сорочку. Такую светлую, в мелкий рисунок. Женщина доползла до порога. Там и умерла. Позвать на помощь ей не удалось. И дома, как назло, никого не было…

— Тело нашли соседи только на следующий день, — подтвердила ее слова Ксения. — Вы все верно сказали, — мама умерла на ступенях этого дома. Мы тогда с Костей и Аркашей уехали отдыхать к Костиным родственникам.

Аля понимающе кивнула и решительно добавила:

— Но первой все-таки погибла старая женщина — твоя бабка. Вижу, высокая была, полная. Правильные черты лица. Характер сильный, властный, как у мужика. Меня почему-то тянет на второй этаж. Поднимемся?

Когда троица поднялась по деревянной лестнице, Аля недолго собиралась с мыслями. Прислушалась к образам, что крутились в сознании.

— Пожар начался здесь, на втором этаже. Нам нужно идти в правое крыло, — Аля повернула, прошла по коридору, отмечая, что ремонт еще не везде закончен. Затем остановилась возле одной из комнат. Осторожно толкнула дверь — оттуда на нее тут же пахнуло гарью. Несмотря на то, что дом горел больше года назад, запах оказался очень стойким. Аля в комнату заходить не стала. Она встала на пороге и начала объяснять:

— Темно было. Вижу, словно вспышка в том углу — там, где раньше стоял телевизор. Начало дымить. Потом загорелась бумага рядом с телевизором, пол, а дальше — постель… Старая женщина еще ничего толком не успела понять, как уже все занялось. Смогла лишь сползти с кровати и тут же попала в самое пекло. Страшная смерть…

Костя сильнее прижал к себе тихонько подрагивающую Ксению и уточнил:

— А почему вообще загорелось?

— Проводка. Случайно. От нее все и занялось…

— Мы спали внизу и ничего не слышали, — тихо сказала Ксения. — Потом мама подняла тревогу — почувствовала запах дыма. Но было уже поздно… Потом у меня Аркаша заболел. Буквально на следующий день пришлось лечь в больницу. Родители схоронили бабушку без меня. Мама дом восстановила — стал, как новый. Только второй этаж не успела доделать…

Константин вновь решил задать вопрос.

— Получается, что полиция была права? Это все действительно несчастные случаи? А моя Ксюха навела тут шороху…

— Да, получается, что так, — согласилась Аля и бросила многозначительный взгляд на девушку. — Тем не менее, мне необходимо остаться в доме на ночь. Вы ведь не погоните меня обратно в город в такую темень? И, пожалуйста, постелите мне здесь, наверху.

Взглянув внимательно на гостью, Ксюша кивнула. А Аля добавила, раздумывая над чем-то:

— И неплохо было бы посмотреть фотографии… У тебя есть архив бабушки Настасьи?

— Все фотографии хранились раньше на чердаке. Не уверена, что после пожара осталось что-то. Я могу, конечно, поискать. Но это только завтра утром — там нет света. Все хотим провести, да никак руки не дойдут.

— Ну, утром, так утром, — кивнула ясновидящая. — В любом случае, раньше утра я тебе ничего больше сказать не смогу…

Глава 14

Аля долго не могла уснуть. Эхо ее шагов, меряющих комнату, гулко раздавалось по этажу. Почти до часу ночи сверху доносился запах сигарет. Наконец, шаги стихли — видимо, гостья легла.

Ксения тоже не спала, не в силах дождаться утра. Она читала книгу, но вскоре сон сморил ее. Во всем доме погас свет. Наступила тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием людей и редким тоскливым завыванием пса.

Аля задремала. Неясные образы превращались во все более четкие очертания знакомых людей, она словно слышала их живую и эмоциональную речь. Вот она уже не в чужом доме, а в таборе. В большом богатом доме, украшенном коврами, лепниной — у приемного отца, цыганского барона Джуро. Вот уже он ласково журит ее за какую-то вещь, взятую без спроса… Аля тогда жила, словно птица в золотой клетке. Все у нее было, что душе угодно. Лучшая одежда, машина, водитель. Много золотых украшений. И еды всегда готовилось очень много — мало ли кто заглянет на огонек. Цыган никогда не выпустит из дома человека, не напоив его хотя бы чаем. В памяти всплывали картины, как Роза готовит любимое блюдо брата — тушеного ежа или заваривает крепкий чай, добавляя в него дольки лимона и яблока. Как они все вместе пьют его из хрустальных бокалов…

А цыганские песни — протяжные, волнующие, берущие за душу? А танцы и костер во дворе? Наверное, атмосфера, в которой она сейчас очутилась, напомнила ей далекое прошлое… Картины в памяти вновь заторопились, закружились. Вот Роза учит ее гадать по руке, определять судьбу человека по картам. Совсем отчетливо Аля видит кружевной подол ее юбки, золотые украшения, обильно нанизанные на пальцы. Огромные золотые серьги в форме колец — и жутковатые бельма слепых глаз. Роза была единственным человеком из всех, кого она знала, кому слепота абсолютно не мешала в жизни.

— Смотри, драгоценная, внимательно и запоминай, — все повторяла Роза. — Одни лишь карты — это только картинки. Без дара они ничего, пыль земная. Я не вижу их — но я чувствую. Попробуй и ты так. Не читай только картинку, не надо. Попробуй почувствовать, что за ней стоит. Что кроется внутри. Твой дар — вот в чем настоящая сила…

Аля освоила эту науку — гадание на картах. Изучила старшие и младшие арканы. Колода карт Таро стала частью ее самой, срослась с ней, часто помогала советом в трудную минуту не только ей, но и окружающим.

— Неужели, если захочу, я буду знать все и обо всех? — до Али донесся ее собственный голос, только детский. — Это же так интересно!

— Эх, драгоценная… Конечно, гадание — исконно цыганское мастерство и передается из поколения в поколение… Но это не только хлеб, радость, но и горе для гадалки. Если ты видишь беду и не можешь ничего сделать — это ох, как тяжело! Только со стороны может показаться, что все просто. Непросто, девочка моя. На самом деле, это тяжкий труд для души, для ума. Чтобы увидеть прошлое, настоящее, будущее, надо настроиться, войти в нужное состояние. Много сил потеряешь. Потом придется долго восстанавливаться. Но когда тебя благодарят люди, которым ты помогла — это лучшая награда…

— Когда я вырасту, то стану цыганкой? Такой же, как ты? И у меня будет такая же длинная юбка из бархата, как у тебя? — продолжала вопрошать маленькая Аля.

— Юбка такая же у тебя будет, не сомневайся, — громко смеялась Роза. — И не одна! Хоть десять или все сто!!!

В ушах раскатистым эхом раздавался ее хохот. Звенящий, свободный, от души…

Неожиданно Аля очнулась и поняла, что смех прозвучал не только во сне, но и наяву. Она вздрогнула, осознав, что прямо над ней, на чердаке, кто-то есть. Ощущая гулкие удары сердца, Аля открыла глаза. Словно почувствовав ее пробуждение, этот «кто-то» замер, затих… Через мгновение Аля почувствовала, что кто — то появился совсем рядом. Высокая, крепкая фигура возвышалась над ее кроватью больше минуты. И эта минута показалась Але вечностью. Затем что-то тяжелое прыгнуло к ней на кровать, кошачьими лапами пробралось к голове, легло на грудь… Дыхание остановилось. Ноги и руки не шевелились. Чувствуя, как одеревенело все тело, Аля попыталась взять себя в руки и начала читать молитвы. Одну, вторую… Стало отпускать. Она, наконец-то, смогла набрать в легкие воздуха и вздохнула полной грудью, продолжать нашептывать «Отче наш». Затем пошевелилась и быстро зажала нательный крестик меж зубов. И вдруг все исчезло, будто привиделось. Аля поняла, что в комнате она уже одна.

Женщина вздохнула немного свободнее. Но тут раздался ясно различимый скрип половиц над ее головой. Послышались осторожные шаги взад — вперед по чердаку. Затем они замерли, и почти над Алиным ухом снова раздался смех — громкий, злобный, полный силы, вседозволенности…

Аля, все так же зажав крестик меж зубов, до утра продолжала читать молитвы. И лишь когда солнце ярким диском показалось на небе, уснула…

Глава 15

Утро выдалось холодным и солнечным. Раньше всех встал маленький Аркадий, разбудив немедленно всех остальных тонким пронзительным плачем. Аля некоторое время просто лежала, собираясь с силами и мыслями, слушая, как Костя сажает мальчика на горшок, затем ведет его умываться и помогает одеться. Молодой человек старался говорить как можно тише. Наверное, чтобы не разбудить ее. А скорее всего, Ксюшу.

Вскоре встала и молодая хозяйка: послышались ее быстрые, легкие шаги. Через четверть часа по дому разнесся запах гречневой каши и свежезаваренного кофе. Затем Ксения пригласила Алю позавтракать, пообещав сразу же после этого отправиться на чердак.

Аля выглянула на улицу, прошлась вокруг пруда, вдыхая запах осенней свежести. Недалеко в лесу тихонько переговаривались синицы, готовясь к дальнему и долгому перелету. Ночной кошмар потихоньку выветривался, и голову заполняли гораздо более приятные вещи. Она бы с удовольствием съездила отдохнуть. Но не в Египет, а, например, в Чехию. Побродила бы по старинным замкам и их окрестностям. Деньги есть. И Олег бы мог выпросить отпуск у начальства — три года они никуда не выбирались… Случайно сквозь изгородь Сочина заметила нескольких человек, пытающихся рассмотреть, что происходит во дворе Дмитриевых. Это были местные жители, привлеченные сюда слухами о том, что в поселок приехал известный экстрасенс. Один из мальчишек помахал ей рукой и крикнул, чтобы ему дали автограф. Аля не любила излишнее внимание к своей персоне, поэтому молча ретировалась в дом.

Вскоре Ксения позвала Алю наверх, сказав, что ее поиски увенчались успехом. Старый семейный фотоальбом благополучно пережил пожар в одном из кованных железом сундуков. Может, теперь они смогут разгадать тайну? Аля поспешила на чердак. Ей и самой не терпелось разобраться в настоящей причине гибели членов этой семьи…

Они присели вместе на небольшой старинный сундук. Аля взяла в руки альбом и прищурилась, поскольку свет, который пробивался сквозь небольшое окно, был тусклым. Раскрыв семейный архив, Сочина углубилась в его изучение. Ксения протянула руку и достала из альбома одну из фотографий. Затем тихо произнесла, словно опасаясь кого-то:

— Это бабушка Настя…

Затем она ткнула пальцем еще в несколько снимков и пояснила:

— Моя тетя. А это мама…

Аля приблизила к глазам фотографию бабушки — яркой, статной казачки. Затем долго разглядывала снимки дочерей и, наконец, подняла глаза на Ксению.

— Ну что ж… Слушай, как дело было… У твоей бабушки было две дочери: твоя мать и Мария. Бабушка твоя потомственную ведьму видела именно в старшей дочери, в матери твоей, — Аля пальцем постучала по фотографии матери Ксении. — Именно ей и хотела передать свои знания и свою силу. Поэтому и завещала ей весь дом, а младшей достался лишь небольшой закуток в Москве. Тетка твоя Мария сильно обиделась и на мать, и на сестру, которая приняла щедрый дар, не захотев с ней ничем поделиться. К тому же, личная жизнь у Марии не сложилась. Она прекрасно знала о том, чем мать промышляла на самом деле и винила во всех своих бедах ее. Конечно, сначала тетка пыталась поговорить с матерью, убеждала ее поделить все пополам — ведь она такая же дочь. За что ее обделили? Но бабка и слышать ничего не захотела. А два года назад твоя тетка Мария решила избавиться от досадивших ей родственников разом и получить свое. А себя успокоила той мыслью, что «губить чертово племя — богоугодное дело»…

Ксения испуганно смотрела на ясновидящую, а та в подтверждение своих слов кивала головой и рассказывала дальше:

— Она ходила к какой-то Нонне, тоже колдунье, которая наслала на всю вашу линию проклятье. Да-да. Родная тетка. Бабка твоя погибла сразу же, мать и отец — чуть позже. Та же беда ожидала бы и тебя с сыном, если бы не твоя инициатива. Только Костя остался бы в живых. Вы ведь не расписаны?

Ксения мотнула головой.

— Это его спасло… Знаешь, отсюда и предупреждения твоей бабки с того света. Ведь если бы ты действительно пошла по ее стопам, то с помощью темных сил смогла бы защититься и избежать уготованной тебе участи. Бабка твоя просто не успела себе помочь. Ты единственная ее надежда на отмщение…

— Я не хочу заниматься колдовством, — тихо прошептала девушка. — Хочу жить, как все. Обычной жизнью. Растить Аркашу…

— И правильно делаешь, — заметила Аля. — Иначе судьба тебя ждет незавидная. Ты и так многое потеряла слишком рано. Но дело в том, что дух бабки до сих пор здесь обитает. Это ее дом, в нем — ее сила.

— Вы что-то слышали сегодня ночью? — бросив пытливый на гостью взгляд, спросила Ксения.

— Да. Смех слышала… — осторожно проговорила Аля, опасаясь еще больше напугать девушку.

— Я тоже часто слышу ее смех, — поделилась та. — Сначала боялась. Но потом успокоилась. Решила, что бабушка ничего не сделает нам плохого.

— Не сделает. Но живым с мертвыми жить вместе ни к чему. И дом этот — место темных сил, не светлых. Все равно дух бабушки придется отсюда изгонять. Ты готова?

— Да, — кивнула Ксения. И вспомнив, проговорила, — А как же проклятье? Его можно снять? Как-то защититься?

— Это непросто, но можно, — ответила Аля, размышляя. — Тебе нужно будет приехать ко мне на прием вместе с сыном. Я помогу снять негатив. И все, что сделала твоя тетка, вернется к ней же. Но есть одно большое «но». Сам этот дом не место для жизни — на костях стоит. Когда его строили, бабка под каждый угол черного петуха заложила. И дух Настасьи будет обитать здесь, покуда дом жив. А знаешь, — глядя на фотографии, продолжала с интересом ясновидящая, — тетке твоей дом в любом бы случае не достался, и столько смертей не дали бы желанный результат. Дух не дал бы Марии здесь жить. Сжил бы со свету.

— И что делать?

— Я бы советовала тебе дом этот сжечь, а место освятить. Только тогда здесь можно будет построить светлое будущее.

Девушка вздохнула, затем обвела дом глазами, пробормотала: «Жалко, красивый».

— Страховка есть? — улыбнулась Аля.

— Да… — протянула Ксения и через мгновенье тоже улыбнулась. С радостной надеждой в глазах вскочила с дивана: — Спасибо вам.

— Да не за что… — пробормотала Алевтина и добавила: — А с Костей тебе нужно поговорить. Открыться ему. Замуж ведь звал?

— Звал… — смущенно протянула Ксения.

— Отнекиваешься? Почему?

— Не знаю… Все кругом говорят, что он на мое добро позарился. У него ведь своего ничего нет…

— Ерунда! В твоем случае — пустые разговоры, — покачала головой Аля. — Так просто сложились обстоятельства, что в жизнь он без всего вошел. Погоди, все у него будет. Заработает. Без дела ведь не сидит?

— Не сидит, — согласилась девушка. — Но как ему все расскажу? Про бабку? Про колдовство?

— Костя тебя очень любит. Переживает, что не доверяешь ему. А когда расскажешь все, словно камень с его души снимешь. Вместе и приезжайте. Смотри, не упусти свое счастье. Может, Бог тебе его дал за то, что по пути света пошла…

Глава 16

На обратном пути Аля размышляла о том, что в жизни ничего случайного не бывает. Она думала о Ксении, о том, как сложится ее дальнейшая судьба, все ли у нее будет в порядке. Когда Аля впервые увидела ее, уж слишком та была растерянна и напугана. Нет-нет, да и всплывало в памяти женщины, как молодая девушка по-детски доверчиво заглядывает экстрасенсам в глаза и пытается рассказать о своей беде. Аля тогда понадеялась, что ей кто-нибудь да поможет. Ведь она не единственный экстрасенс на свете. Но внутреннее беспокойство не уходило. Сочина даже как-то спросила у съемочной группы координаты Ксении, но уже никто никого не помнил… И когда пришел случай, Аля не могла упустить возможность помочь.

В субботу, как и договаривались, Ксения с Костей приехали к ней в магический салон. Вместе со своей напарницей Светой Аля провела сеанс по снятию негатива. Поставила на всю семью девушки защиту, чтобы никому больше не удалось пробить поле. Дала оберег. И рассказала, как отмаливать грехи родственников. Гости уехали только поздним вечером.

А в понедельник утром Аля появилась в офисе на оперативке. И вновь с опозданием. На ее счастье, «второй» шеф задерживался. А Ярослав оказался в хорошем расположении духа. Оценив ее посвежевшее лицо и виноватую улыбку, он весело произнес:

— Привет, цыганка! Вечно в пути! Смотрю, ты бодра и весела. Как съездила? Удачно?

— Удачно, — кивнула Аля, вешая пальто на вешалку. — Вышло так, что одна специалистка навела на семью проклятье. По просьбе тетки. Девчонка была у меня на приеме в субботу. Мы поработали. Ну, в общем-то, и все…

— Значит, следственным органам там делать нечего? — проговорил Игорь Валуйский. — История не про нас?

— Не про вас, — уверенно подтвердила Аля. — Я тогда еще, когда Ксению на съемках видела, почувствовала, что там нет ни орудия преступления, ни убийцы. Что там нужен специалист другого рода. Но дело оказалось запутанным. С одной стороны, обиженная тетка, которая долго вынашивала план мести и замышляла истребить родню. И поди, докажи официально, что она тут замешана. С другой стороны — ее бабка, колдунья, за которой самой тянется длинный шлейф грехов… Никак не могла разобраться, за кем именно числится «должок» за эти смерти.

Ее последнюю фразу услышал Горячев. Руководитель отдела «Т.О.Р.» как раз входил в комнату.

— Значит, все-таки тетка… Да… Мы, тут, конечно, не сильны, — прокомментировал он Алин рассказ, качая головой: — А я-то думал на того паренька. Ну, на друга этой Ксении. Получается, зря. Хотя мне он показался очень подозрительным…

— Парень на самом деле хороший, — искренне улыбнулась Сочина. — Девчонке с ним повезло. Он ей и как мать, и как отец, и за няньку сойдет. Просто устал стучаться в закрытую дверь. Ксения ведь ему не доверяла. Напели ей, что он охотник за ее богатством… Да еще расследование, допросы, телевидение… Вот парень и замкнулся. Боялся остаться без вины виноватым. Да и как не бояться? Он ведь понимал, что для вас, следователей, отсутствие у него «приданого» — очень веский мотив.

— Экая вы мать-заступница, — усмехнулся Горячев. — Но и мы не монстры, в общем-то. Ладно, тогда оставляем их в покое. Вопрос закрыт, и стороны удовлетворены? — уточнил он на всякий случай, следуя своей давней привычке во всяком деле ставить точку.

Аля, машинально заправив косу под гребень, убедительно кивнула.

— Тогда начнем. Все на местах, — произнес Горячев. Он заговорил отрывисто, по-деловому, экономя время и слова.

Марина вкратце обрисовала ситуацию по «Синайскому делу» и свои планы. Попросила помощи: нужно было сделать несколько запросов в ряд структур. Затем очередь перешла к Игорю Валуйскому, неподалеку от которого пристроилась Елена Марченко. По делу полковника Ковалева тот пояснил:

— Съездили. Подробный отчет к концу дня предоставим. Но пока реальных зацепок нет. Мы, конечно, не отчаиваемся… К тому же, оперативники обещали помочь. Поднять архивы.

— Жаль, — выдохнул Николай Васильевич, который ждал хоть каких — то сдвигов. Полковник Ковалев был его давним знакомым.

— Можно съездить на место убийства вместе с Сергеем, — предложил Ярослав.

— Хорошо. Но предупреждаю, что дело может оказаться… э-э… темным. Ну, в плане политики. Вы там поосторожнее, много шуму пока не поднимайте…

Игорь понимающе кивнул. А Горячев уже повернулся к Але, и его губы раздвинулись в сдержанной улыбке:

— Поздравляю! Хорошие новости для вас. Наш маньяк задержан, оперативники поймали его с поличным. Уже произвели в квартире обыск, есть улики. Не ожидал такого успеха. И так быстро! И вам, и Сергею будет выплачено дополнительное вознаграждение…

— Я только «за»! — довольно хрустнув пальцами, откликнулся Скрипка. Аля же лишь пожала плечами.

— Со старым пока все… Но всплыло еще одно резонансное дело. Слушайте… — произнес Горячев, и потянулся к столу за сложенной газетой. Развернув ее, он зачитал одну из заметок: «Год назад на окраине Москвы, на улице такой-то, возле подъезда дома № 19, подлежащего расселению, был найден труп пожилой женщины. Родственники тело опознали. Это оказалась гражданка Иевлева А.М. сорокового года рождения, которая проживала в этом же доме. По мнению медиков, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Как выяснилось позже родственниками Иевлевой, перед смертью квартира покойницы была продана некой Сметаниной А.А. и по условиям договора, через неделю после продажи Иевлева должна была покинуть расселяемый дом. Об этом факте родственники узнали уже после смерти Иевлевой. Денег от сделки никто из родственников ни в самой квартире, ни на сберегательных книжках покойной не обнаружил. Единственное, что стало известно в ходе выяснения обстоятельств совершенной сделки: продажей квартиры занималось агентство недвижимости «Креон», и что квартира была продана за цену, гораздо более низкую, чем ее рыночная стоимость на тот момент. Это же агентство оформило договор с застройщиком на расселение дома, где проживала гражданка Иевлева.

Журналисты нашей редакции решили провести собственное расследование, поскольку стало известно, что погибла не одна женщина, а несколько. Как выяснилось, сделок купли — продажи, после которых всплывали трупы пожилых граждан, а деньги исчезали в неизвестном направлении, за агентством недвижимости «Креон» числится две только по дому № 19. И обе были приобретены Сметаниной А.А. Такая же незавидная судьба постигла престарелую жительницу соседнего дома № 21 — и здесь без фирмы «Креон» не обошлось.

К сожалению, с удачливой скупщицей недорогого жилья нам встретиться не удалось. Как и пообщаться лично с директором ООО «Креон». Но, по словам юриста агентства недвижимости, все сделки «юридически чистые» и оформлены в соответствии с действующим законодательством. Но нас больше настораживает «чистота смерти» престарелых граждан — самого беззащитного слоя нашего общества на сегодняшний день. К сожалению, цепь совпадений, связанных со смертью граждан, почему-то до сих пор не привлекла внимания правоохранительных органов…»

Шеф положил газету на стол, а Ярослав быстро проговорил:

— Насколько я понимаю, самого места преступления уже не существует, поскольку на том месте выстроен новый дом?

Горячев кивнул, а в голове Краснова стали быстро прокручиваться варианты, кому поручить новое задание. Марина была занята под завязку «Синайским делом», и ей было некогда куда-то еще выезжать. Скрипку только что «прикомандировали» к делу об убитом полковнике — расследование тоже слишком затянулось, и пришла пора ускорить процесс. Оставалась только Аля. Тем более, она только что освободилась и могла хоть что-то считать с фотографии умерших…

Ярослав повернулся к Сочиной и произнес:

— Алечка, ты у нас схватила птицу удачи за хвост. Тебе и карты в руки.

— Карты у меня всегда в руках, драгоценный, — проговорила нараспев Аля и усмехнулась. — Если возьмусь за это дело, то до среды отдохнуть дадите? У меня в салоне заказы накопились…

— Дадим, — подтвердил Ярослав. — И еще… К тебе, наверное, нужно будет прикрепить парочку шустрых ребят, поскольку Игорь с Леной пока заняты другим.

— За этим дело не станет, — заверил Горячев и довольно выдохнул: — Ну, вроде пока все! Работайте!

Глава 17

Вторник для Али стал днем приемов. Сначала в дверь позвонили по поводу снятия показаний счетчика. Затем забежал за забытой спортивной сумкой Лешка — накануне они с Катей были в гостях. Потом Аля сама забыла сумку с покупками в магическом салоне, и ее секретарь и по совместительству охранник Миша — огромный детина цыганского происхождения — завез ее Сочиной домой. Затем вернулся с работы Олег. И когда, наконец, Аля свыклась с мыслью, что уже можно расслабиться и засесть у себя в комнате, прозвучал звонок в дверь. «Кого опять черт принес?» — раздраженно подумала Сочина, но, посмотрев в глазок, быстро потянула цепочку на себя. На этот раз на пороге стояла Марина Лещинская.

Аля искренне сочувствовала своей коллеге. Когда у нее самой случалась какая-то проблема, или она думала о своей непростой судьбе, то вспоминала Марину и говорила себе: «Бывают случаи и похуже, чем твой». В свое время Марина — стройная шатенка с длинными ногами — купалась во внимании мужчин. Когда ей исполнилось двадцать пять, она познакомилась со своим будущем мужем Петром. Тот быстро признался ей в любви. Марина и сама влюбилась в него по уши. Поженились, а через год оказалось, что в семье ожидается пополнение. Ничто, казалось, не предвещало беды…

Но Коленька не задержался на этом свете и часа. Марина даже не успела его увидеть… Она и сама чуть не умерла тогда: врачи зафиксировали клиническую смерть. Ее неожиданное воскрешение все называли чудом. Все… Кроме мужа, который вдруг резко переменился к Марине. Он почему-то счел, что Марина виновата в смерти сына. В момент, когда они могли и должны были сплотиться, обретя поддержку друг в друге, супруги, наоборот, отдалились, практически перестали общаться. Марина целыми днями то рыдала, то сидела в какой-то прострации, тупо глядя перед собой. А спустя краткое время ее постиг новый удар. Петя объявил, что ему надоело вечно страдальческое лицо жены, которая может только ныть и причитать, а вот родить по- нормальному не может. Поэтому он уходит к другой — здоровой и жизнерадостной Лиле. Кстати, у них скоро родится наследник… Лещинская словно заледенела. Поняла, что ничего хуже с ней уже не случится — просто хуже уже не бывает. И, пожалуй, да, прав Петя: она действительно не здорова. Не только физически, но, кажется, и душевно. Иначе как объяснить, что после клинической смерти у нее в голове то и дело помимо ее воли появляются образы людей, всплывают обрывки фраз, которых она никогда не говорила и нигде не слышала? Стоило ей прикоснуться к какому-то предмету, как она видела людей, которые прикасались к нему до нее, выражения их лиц, эмоции…

Поначалу Марина сочла, что у нее с горя «поехала крыша». Такого же мнения были и ее немногочисленные родственники. На несколько месяцев Лещинская попала в психиатрическую больницу. Обследовалась, затем лечилась от депрессии. Лишь спустя какое-то время она поняла, что теперь обладает каким-то новым даром. Бог отнял у нее Коленьку и Петю, но дал взамен нечто иное…

Набравшись мужества, она решила доказать, что действительно кое-что может, и появилась на телеэкране, где продемонстрировала свои способности. Но на телепроекте долго не задержалась и вернулась в родное Подмосковье, где, расследуя первое в истории отдела «Т.О.Р.» дело, ее и нашел Ярослав…

Сейчас Марине было тридцать пять. После развода — а с тех пор прошло уже несколько лет — она вела затворническую жизнь. Из дома выходила только на работу — она устроилась врачом-ветеринаром в частную клинику. О том, чтобы устроить личную жизнь, она и не помышляла. Ей казалось, что эта тема для нее навсегда закрыта. А Петр и Лиля тем временем растили уже двоих мальчишек…

— Пустишь? — спросила Марина, обдав Алю отчетливым запахом «Мартини».

— Ты чего это? — пораженно уставилась на гостью Аля и жестом пригласила в дом.

— Фигово мне что-то совсем, Аль, — невесело усмехнулась Марина, шагнув за порог и присев на лавку. — Погадай мне…

— Неужто так плохо? Никак не переваришь? — внимательно взглянув коллеге в глаза, проговорила Аля. — Пошли! Сейчас только Олежку предупрежу, чтоб не мешал…

Пока Марина раздевалась, Аля успела сбегать в зал, а также на кухню, где запаслась двумя огромными бокалами с кофе. Затем протолкнула застрявшую в прихожей Марину в маленькую комнату и просочилась туда сама.

Женщины опустились на пол. Аля уселась по-турецки и достала из кармана халата колоду. Быстро перемешав карты, попросила:

— Подсними на себя…

Марина послушалась. Аля профессиональным жестом разложила ряд.

— Эх, драгоценная, зря расклеилась, — произнесла Сочина, глядя на карты. — Скоро все изменится: личная жизнь, статус…

Марина недоверчиво взглянула на Алю, а та в подтверждение своих слов кивала и продолжала:

— В течение пяти-шести месяцев пойдут перемены! Только счастье свое не прошляпь за своими депрессиями! Глаза у тебя словно маслом замазаны… А ты их раскрой пошире, если одна не хочешь остаться. Карты показывают, что твой мужчина совсем рядом. И на телепроекте ты оказалась не просто так… Влюбишься снова. Сердце восстановится, оживет. И все раны новая связь залечит. Знаешь, присмотрись-ка ты к тем, кто вокруг тебя.

— Добрая ты! — с улыбкой выдохнула Марина. — Хочешь меня как ребенка сказкой убаюкать?

— Ты зачем ко мне пришла? — строго на нее взглянув, спросила Аля. — Я тебе помогаю, как умею! Или, может, ты совсем не погадать хотела? Чего тебе нужно на самом деле?

Став вмиг растерянной, Марина немного помедлила, но все же озвучила:

— Моего посмотри, пожалуйста… Я про Петю… Как он? Неужели правда хорошо ему со своей…? Ведь она…

— Может, хватит о них думать?! — не выдержала Аля. — Не устала одно и тоже перебирать? Сколько можно! Ведь уж много лет прошло, а ты, как застряла в болоте, так и выбираться не хочешь! Видать, нравится тебе там… Нравится быть бедной и несчастной…

Но, поймав умоляющий Маринин взгляд, Аля осеклась, вздохнула и начала новый расклад.

— Ничего хорошего у него нет, — констатировала вскоре она. — Семья есть, да, но жена — змея ядовитая. Ревнивая, злая, одни деньги на уме. Все соки из него выпила. Любви там и в помине нет. Он уж сам не рад, что с ней связался. Детей у них вижу. Два мальчика…

— Все верно, — чуть покачнувшись, подтвердила Марина. — Маленькие совсем. Я их тоже видела, только воочию…

— Вот тебя что так разобрало! И у тебя дети будут! — с нажимом произнесла Аля. — Если ты сама себе не навредишь. Ты же себе не враг? Слушай, что говорю! Переключись! На себя переключись, не на него… Ему все твои слезы отольются. Уже свое получил. И поделом. Ты ни в чем перед ним не виновата. А тебя счастье ждет, долгая жизнь в браке, ребенок… Хочешь?

— Хочу, — с еле заметным облегчением прошептала Марина. — А это еще возможно? Ты меня правда не обманываешь?

Аля раздраженно хлопнула ладонью о ладонь и покачала головой.

— Иди, глупая! А вино — и нюхать забудь, не то полетит твоя жизнь в тартарары. Смотри лучше по сторонам! Я тебе дело говорю! А теперь иди домой и выспись хорошенько. Чтоб завтра была, как звезда!

С этими словами Аля встала с колен и проводила последнюю гостью к дверям.

Послесловие

Костя не без удовольствия взглянул на уже готовый фундамент, на ровную кладку нескольких слоев белого кирпича. Молодого человека было не узнать: бледное лицо расцвело здоровым румянцем, движения стали более уверенными, широкими. Теперь почти все дни Костя проводил на улице, занятый постройкой нового дома. Ксения крутилась рядом, развешивая постиранное белье. Она бросила беспокойный взгляд на Аркадия, который играл возле пруда и уже успел промочить ноги.

— Сынок, пойдем, я тебя переобую, — ласково протянула она и взяла мальчика на руки.

Неожиданно ее окликнули. Ксения повернула голову к изгороди, присмотрелась к старушке и узнала одну из местных жительниц.

— Добрый день, Зинаида Федоровна, — с улыбкой отозвалась девушка. — Вы по делу или просто так?

— Да я вон до магазина дойти решила, — пояснила соседка. — Дай, думаю, к вам загляну, узнаю как дела. Шутка ли — в зиму без крыши над головой остаться! В бане-то не наживешься! И жалко-то как! Ведь такой дом — красавец был!

Женщина еще минут пять причитала и охала, качая головой. Ксения взглянула на груду обугленных бревен, — все, что осталось от бабушкиного наследства — и лишь махнула рукой:

— Ну и пусть! Еще лучше построим. Был деревянный, а станет каменный. Через пару месяцев приходите на новоселье!

— Как же не заглянуть? Загляну… — по-старчески тряся головой, пообещала женщина.

Ксения с Аркадием скрылись в бане, а Зинаида Федоровна заторопилась дальше, дивясь про себя беззаботности Ксении. Через несколько шагов соседка остановилась, обернулась. Ей показалось, или что-то в этом месте и правда неуловимо изменилось? Даже дышать стало легче… Наверное, это все после визита батюшки. Ксения рассказывала, что перед постройкой нового дома решила освятить место. Но, опять же, не может человек радоваться тому факту, что дом сгорел! Свое-то добро?

Устав ломать голову над непонятным поведением молодой соседки, Зинаида Федоровна неодобрительно покачала головой и пробубнила себе под нос: «Молодые… Кто их разберет?»

Вика Варлей

Дело о странном доме

Глава 1

Аля Сочина быстро пробиралась сквозь толпу, пересаживаясь с «Кольцевой» на «Калужско — Рижскую» линию метро. Женщина старалась никого не задеть, но при этом успеть на «оперативку» вовремя. Она двигалась, низко опустив голову и ни на кого не глядя. Неожиданно возле ступенек ее резко дернули за рукав. Женщина остановилась и удивленно уставилась на высокого парня лет двадцати семи в красной спортивной куртке. Тот стоял, растягивая в полуулыбке толстые губы, и показывал ряд прокуренных зубов. При этом продолжал держать ее за рукав.

— Здрасьте! А я вас зна-аю… — протянул он развязно.

Аля напрягла память; по роду профессии с людьми ей приходилось со многими общаться и довольно часто, но этот увалень, тем не менее, казался незнакомым. Аля застыла, выжидающе подняв на него глаза. Парень пояснил:

— По телевизору тя видел… Ты прям, как настоящая…

Аля поджала губы, выругавшись про себя, затем резко выдернула руку и двинулась дальше.

— Эй! А погадать то? У меня вопросы есть! Эй! Ты куда это? Стой! — раздавалось все громче ей вслед.

Окружающие начали на них оборачиваться. Затем останавливаться, узнавая эту невысокую худощавую женщину лет пятидесяти в темном пальто и с ярким платком на голове. Знакомое лицо цыганки с черными волосами и выразительными серыми глазами, которое не единожды появлялось на экранах в телепередаче про экстрасенсов. В свое время Аля дошла до финала, но досталась ей лишь третье место. По мнению большинства, в троице финалистов оказались более сильные и удачливые соперники, чем Сочина. Аля же полагала, что дело совсем не в силе, а в картах, которыми она неизменно пользовалась. Многие считали это предосудительным.

Сейчас же ее сознание лихорадочно отмечало, как вокруг кивают в ее сторону головой. А кто-то уже решительно устремился ей навстречу. «Сейчас начнется столпотворение!» — поняла Аля. — «Черт бы побрал эту популярность! Если опоздаю, Краснов меня убьет!». Она пустилась почти бегом. Влетела в вагон. Нашла глазами отметку метро «Новые черемушки» — значит, она села куда нужно. Аля, облегченно вздохнув, быстро пристроилась к противоположным дверям, отвернулась к входу; так ее точно никто не заметит.

Но женщину тут же ждало жестокое разочарование — с другого конца вагона к ней направлялась уже знакомая красная куртка. Молодой человек подошел все с той же улыбкой, так же потянул на себя, но уже не за рукав, а за лацкан пальто.

— Куда же ты? Да еще так быстро! Еле успел! — довольный собой, изрек он.

Аля собралась с духом, чтобы не выдать все, что она думает о тактичности некоторых индивидов. Тем более, что этот индивид все равно ничего из ее тирады не поймет… Неожиданно лицо Сочиной приняло чуть слащавое выражение, а на губах появилась еще более приторная улыбка. Аля наклонилась к парню, посмотрела ему прямо в глаза и чуть слышно, нараспев, произнесла:

— Эй, баро, отвали! Не то худо тебе будет! Я ведь могу… Веришь?

Все довольство вмиг испарилось с лица напротив. Парень недоверчиво, затем испуганно глянул на соседку, — для пущей убедительности та сдвинула брови, — и, наконец-таки, «отвалил».

Остаток пути прошел в относительном спокойствии. Аля успела перебрать в голове все, что нужно еще было успеть сделать до конца недели. Куда съездить. Кому позвонить. Главное — навестить сына Лешку, по которому успела ужасно соскучиться. Тот должен был вот-вот вернуться из отпуска, и матери не терпелось прижать его к сердцу, чтобы убедиться, что он все такой же ее сын, как и раньше. Аля взглянула на часы. Опаздывает! Еще три остановки. Десять минут пешком. «Оперативка» была назначена на двенадцать. Сейчас без пяти. Как ни крути, не успевает. «Худо» сейчас будет ей — любительнице опаздывать. Ее шеф Краснов, которого она за глаза называла «любимый», еще в прошлый раз предупредил, что за еще одним опозданием последует штраф. Мол, никто не обязан тратить свое время бесплатно. Аля быстро прикинула, что штраф, как ни крути — сумма не настолько большая, как ее нынешняя зарплата, а, значит, и бог с ним. И вообще, приятно, что хоть в полтинник она начала получать от государства нормальные деньги. Пусть и не похвастаешься особо подробностями работы перед соплеменниками.

Все же деятельность подразделения, которое в служебных документах Следственного Комитета, обозначалось как «Отдел «Т.О.Р.», была засекречена, поскольку расследование, опирающееся на информацию, полученную от экстрасенсов, не должно было быть поставлено под сомнение адвокатами во время будущего судебного процесса. До сих пор традиционная наука отрицает факт существования потусторонних сил. Но это совсем не означает, что таких сил не существует…

…Аля выбралась из подземки, вдохнула осенний, но все еще по-летнему теплый воздух, и зашагала вдоль улицы. На первом перекрестке свернула направо и остановилась возле сталинской пятиэтажки с номером 26. Дом недавно был выкрашен в голубой цвет и радовал свежестью красок. По нескольким ступеням она поднялась на этаж — вход был со стороны улицы — позвонила. Раньше здесь располагался небольшой продуктовый магазин, сейчас же над дверью висела надпись крупными буквами «Автодетали», а чуть ниже, на самой двери — «Ремонт». Женщина проскользнула внутрь, поздоровалась с Мариной — привлекательной шатенкой чуть за тридцать, и по ее многозначительному взгляду поняла, что все уже на местах и ждут только ее.

Глава 2

— А где наша «сладкая парочка»? — поинтересовалась Аля, окинув взглядом просторную «рабочую» комнату, из которой, практически, и состоял весь их офис. — Их, что, сегодня не будет?

— Следователи Валуйский и Марченко в служебной командировке, — сухо пояснил Горячев, не принимая неофициального тона. — Им поручено проверить новую версию убийства полковника Ковалева. Вы прошлый раз им дали наводку по причастности любовницы. Что есть подозрения на нее…

— Не я, а Ярослав Олегович дал, — поправила шефа Аля, усаживаясь за свой стол и краем глаза отметив, что Князь на нее злится, но не сильно. — Я лишь подтвердила. И почему «подозрения»? Любовница там точно замешана — я это вижу. И деньги она в итоге получила немалые. Но вот кто заказал и почему…

— Ладно. Пока не будем отвлекаться на дело полковника, — прервал ее Горячев. — Поскольку все в сборе, пройдемся по текущему состоянию дел…

Сначала отчитался Сергей. Затем быстро «отстрелялась» Марина Лещинская. Она уже второй месяц занималась делом, в шутку именуемом в их отделе «святым», Горячев же называл его «Синайским». Ярослав обычно ставил Лещинскую на дела, где фигурировали предмет или человек, которых требовалось найти. В данном случае был украден предмет. И предмет очень ценный — знаменитый Синайский Кодекс. Старинная рукопись датировалась IV веком и являлась самым ранним и полным из сохранившихся до наших дней списком Священного Писания в переводе на греческий язык. Долгое время рукопись хранилась в Синайском монастыре святой Екатерины. Многие ученые были бы счастливы прикоснуться к этим древним текстам, истоку истоков. Благодаря этому пергаменту церковнослужители отделяли зерна от плевел, а религиозную истину — от ереси. Части «Кодекса» исчезали и в разное время всплывали в разных частях света, находились и терялись в самом монастыре, копировались, продавались… В настоящее время части ценнейшей рукописи оказались сосредоточены в четырех всемирно известных хранилищах рукописного наследия — в монастыре св. Екатерины (Синай), Британской Библиотеке (Лондон), Университетской Библиотеке (Лейпциг) и Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Но из Петербуржской библиотеки рукопись неожиданно исчезла. Никто не мог понять, как и куда, и кто вообще осмелился на такое кощунство. Полиция сбилась с ног, проверяя всех визитеров, среди которых было много иностранцев, а также сотрудников библиотеки, хранилища — всех, кто имел доступ к священным текстам. Но пока все было безрезультатно. В итоге громкое дело попало в руки Горячева и его отдела.

Аля от поисков рукописи сразу же отмахнулась, сказав, что с церковью всегда была не в ладах. Ярослав был этому факту только рад, поскольку прекрасно понимал, что если рукопись обнаружит и вернет обратно «цыганка» — это также сочтут кощунством. Церковь экстрасенсов всегда отвергала, даже несмотря на то, что под крышей самой церкви людей со сверхспособностями всегда было немало, и даром ясновидения и прорицания обладал почти каждый святой. Марина также была экстрасенсом. Но, по мнению Ярослава, ей было проще доверить визит куда бы то ни было, чем языкастой Але. И к самому институту церкви Марина относилась с большей долей уважения и почтительности. Таким образом, выбор был сделан в пользу Лещинской…

Сочина уже было заскучала, слушая вопросы, которыми завалил Горячев Марину, и ее точные, подробные ответы. Аля полагала, что в этом нет никакой нужды. Главное — результат. Что толку передавать друг другу, что и как сделано, кто куда съездил? Но следующая реплика Горячева, закончившего беседу с Лещинской, вернула ее на грешную землю.

— В Москве снова объявился маньяк — педофил…

Марина непроизвольно скривилась, поскольку не любила дела подобного рода и старалась всячески их избегать. Горячев же сухо и бесстрастно продолжал:

— Объекты насилия — девочки от семи до одиннадцати лет. Свои жертвы маньяк выслеживает в подъездах, темных переулках, возле школ разных районов. На одном месте не работает. Прикидывается доктором. Уговаривает поиграть «в больничку». Жертвы свои он сначала насилует, потом убивает. Прячет тела на крышах, в подвалах домов.

— Откуда тогда информация о «больничке»? — не поняла Аля.

— Получена от тех, кто из страха либо осторожности отказался, или же убийцу кто-то спугнул, и он не закончил начатое. К сожалению, подавших заявление немного. Дети редко рассказывают родителям все, что с ними происходит. Может, боятся наказания или же их сильно запугивают…

— «Снова объявился»? Вы сказали, что он снова объявился? — переспросил Краснов. — Я про педофила впервые слышу…

— Дело было прекращено два года назад, поскольку ни полиция, ни прокуратура ничего толком не нарыла. Было найдено шесть тел, и силы практически всех подразделений были брошены на это дело. Везде велось наблюдение, отрабатывались разные версии. Затем убийства почему-то прекратились. А поскольку убийцу так и не нашли, все дружно успокоились в надежде, что маньяк умер, удачно женился или «лег на дно».

Но вчера был обнаружен новый труп. И почерк похожий, — жертва была изнасилована и задушена. Тело пятиклассницы было найдено на крыше одного из жилых домов. Органы опасаются новой волны убийств. И что их действия снова не увенчаются успехом. Просили подключить всех, кого только можно. В том числе, нас.

— Значит, свидетели есть? — уточнил Ярослав. — Уже хорошо…

Горячев неопределенно пожал плечами.

— Свидетели есть, но я бы на них не рассчитывал. Какие там свидетели? Дети… А что они расскажут? У них рост спрашиваешь, телосложение, а там ответы вроде: «Не помню», «Не знаю», «Наверное, большой»…

— Ну, можно же через ребенка попробовать его вычислить, — предложил Сергей Скрипка, который забился в свой угол, и как, обычно, то молчал, то громко хрустел пальцами. — Если считать с них информацию?

Горячев мотнул головой.

— Нельзя. Этот вариант отпадает. Никто из родителей на это не согласится — уже пробовали, просили. Никто не будет подвергать девочек новому стрессу, заставлять вспоминать такой кошмар, пусть и в благих целях.

— Свидетелей нет. Улик нет. У следствия есть для нас хоть что-то? — уточнил Краснов.

— Отобрали человек пятьдесят ранее судимых за изнасилование — из тех, кто в момент совершения преступлений находился на свободе и подходит под общее описание. Может, и повезет…

— А если маньяк и судим-то не был? — вмешалась Аля в беседу. — Ерунда все это! Зачем эти снимки нужны? Мы же не милиция. И как работать, если ничего нет? Лучше тогда спросить у мертвых. Фотография жертвы есть? Одежда?

— Да, — кивнул Николай Васильевич. — Фотографию убитой девочки можем предоставить. Но это будет только завтра.

Краснов повернулся к Але:

— Возьмешься?

— Попробую, — пообещала ясновидящая и добавила: — Кстати, фотография обычно лучше работает на месте убийства…

Глава 3

Аля очутилась на улице раньше всех. Она тут же пожалела, что не взяла зонт, так как начинал накрапывать дождь. Но до метро было рукой подать, поэтому она, ни на кого не глядя, пустилась бегом, позвякивая огромными золотыми серьгами.

Под крышей подъезда ее дома столпилось несколько женщин. Аля бросила на них быстрый взгляд: одна была ей знакома, две другие — нет. Знакомой была соседка с пятого этажа Тамара Федоровна. Ровесница Али, она казалась гораздо старше благодаря своим старческим привычкам и старческим же разговорам. Аля поднялась на крыльцо, поздоровалась. Тамара Федоровна сухо поздоровалась в ответ, а ее спутницы уставились на Сочину, как на очередное светопреставление, затем отвели взгляды в сторону. Послышался неодобрительный шепоток. Аля молча вошла в подъезд, отметив про себя, что соседка резво перекрестилась и покачала головой.

Когда дверь закрылась, Аля надула щеки и выдохнула. Она знала, что за ее спиной сплетничают. Тем более, когда она открыто заявила о себе на всю страну как о человеке со сверхспособностями. Популярность сыграла с ней злую шутку. С одной стороны, теперь ее многие узнавали и показывали в ее сторону пальцем, просили погадать и предсказать судьбу. Заработки ее в том же салоне резко возросли. С другой стороны, многие из тех, кого она знала, отвернулись. Те же соседи осуждали и боялись ее. Никому не хотелось иметь под боком цыганку, обладающую непонятной силой.

На самом деле Аля не имела цыганских корней и в помине. Она родилась в сибирской деревне в многодетной семье, а в табор, в семью к цыганскому барону Джуро, попала еще маленькой девочкой волей случайности, потерявшись на вокзале, когда ее мать сбило машиной. В таборе ее стали звать на цыганский манер — Алмаза.

Жена барона умерла при родах, и девочку с радостью приняли в семью — ничто так не ценится среди цыган, как дети. Ее воспитанием занялась старшая сестра барона — слепая гадалка Роза, пользовавшаяся авторитетом не меньшим, чем сам Джуро. Роза переодела девочку на цыганский манер, стала иначе ее причесывать, чтобы никто ничего не заподозрил. В таборе долго боялись, что ребенка хватятся. Но время шло, а за Алей никто не приходил. Никто ни о чем не расспрашивал. К тому же девочка по природе была чернявая, с темными волосами. Мало кто мог ее отличить от настоящей цыганки…

Через некоторое время Аля привыкла к новой семье. И барона стала называть папой. Тот, желая приемной дочери самого лучшего, нанимал Але учителей, чтобы та не чувствовала себя обделенной, развивала свои способности. Многие цыгане в таборе к образованию относились скептически. Но барон — человек уважаемый, авторитетный…

А старая Роза сразу же поняла, что маленькая Алмаза обладает сильным даром, потому и вкладывала в нее столько усилий. Девочка демонстрировала поразительные способности. Как-то раз Аля без раздумий сказала, что пропавшие деньги потом вернутся. И украденное действительно вернулось — соседка Розы сама принесла их и в слезах просила прощения. Аля знала, кто из табора заболел, часто предсказывала дождь или грозу. Просто сидела, играя во что-то и говорила: «Завтра пойдет дождь. Везде будут лужи. Поэтому погулять на улице завтра не получится».

Роза старалась всячески развивать Алины способности. Играла в «угадай цвет или цифру». Она часто спрашивала ее о событиях, о которых обычная девочка не могла знать. Просила описать кого-то, кто находился сейчас далеко, спрашивала, что он делает, во что одет. Девочка чувствовала на расстоянии все лучше и лучше.

Только когда Аля выросла, ей стала известна история ее рождения. Оказалось, что все это время Алина семья искала ее, но все было безуспешно. Мать, которая выжила в той аварии, часто возвращалась на вокзал, надеясь на чудо. Очевидцы ей рассказывали, что видели в тот день возле вокзала цыган…

Но дочь она нашла не на вокзале. Аля сама разыскала свою семью. Увидев молодую цыганку, идущую к дому, мать сразу кинулась к ней с объятиями, расплакалась, умоляла не покидать их. И Аля, пожив несколько дней, осталась у своих настоящих родителей.

Табор же снялся с места и двинулся дальше. С тех пор Аля очень редко, буквально считанные разы, видела свою цыганскую семью. Но годы, проведенные в таборе, наложили неизгладимый отпечаток на образ ее мыслей, характер. Со временем она привыкла быть похожей на других, не выделяться. Но дома, с близкими, она часто не могла, да и не хотела перебороть себя…

Глава 4

Аля со своим мужем Олегом проживали в двухкомнатной «хрущевке» — убогом наследии прошлого и его философии, которая гласила, что для передовика Советского Союза, которым Олег являлся, такое жилье — в самый раз. В прихожей негде было развернуться — там убиралась лишь скамейка для обуви. Аля присела на лавку, отметила, что ботинки супруга уже стоят на месте, затем стянула тугие сапоги и с довольным выдохом прошествовала на кухню.

Кухня также не отличалась большими размерами: сюда смог убраться маленький польский гарнитур белого цвета и белый же мини-столик на двоих с двумя табуретками. На полу лежал небольшой, затертый и облитый не раз супом и чаем коврик — подарок тетки Олега на день рожденья. Аля не раз пыталась придать коврику былой вид, но ее попытки не увенчались успехом.

Прямо по коридору располагались две комнаты, — большая, шестнадцатиметровая и маленькая, метров десяти. В первой Алины домочадцы смотрели телевизор, делали уроки, ели, спали. Сейчас, когда Леша женился, семейство сократилось до двух человек, и Олег, возвращаясь с работы, уже привычно занимал диван целиком. Дверь же в маленькую комнату была, как правило, закрыта на ключ и являлась «резиденцией» Али. Никто и не пытался побеспокоить хозяйку в ее пространстве, поскольку чувствовал себя там не в своей тарелке — Сочина сделала комнату под себя, на свой вкус. Пол ее прибежища устилал толстый ковер темно — коричневого цвета, по периметру которого были разбросаны пестрые подушки. Стены Аля оклеила пестрыми обоями. А единственной мебелью являлась книжная полка, на которой разместился иконостас — огромная икона Иисуса Христа, такая же Богородицы и маленькие иконы святых, к мощам которых Але удалось приложиться. Аля старалась как можно чаще ездить по святым местам и из каждой такой поездки возвращались с дорогой сердцу и памяти реликвией. Бывало, в своей комнате, Аля исчезала на целый день, настраиваясь на нужную волну и пытаясь найти истину. Или, наоборот, чтобы забыть обо всем и восстановиться.

Налив себе чашку крепкого кофе, она зажгла сигарету и прошествовала в зал.

— Привет! — кивнула она Олегу. — Уже поужинал?

— Да, — откликнулся тот. — Суп вчерашний доел. Тебе оставил макароны с сосиской.

— Ты же знаешь, что я вечером ничего не ем, — улыбнулась Аля.

Она давно приучила мужа готовить самого. Аля могла под настроение убраться в квартире, но в основном домашним хозяйством занимался супруг. В этом она сильно отличалась от большинства цыганских женщин, которые, как правило, вели хозяйство и обеспечивали семью, не смея перечить мужу. Аля же от природы была строптива и независима.

Олег, уроженец Украины, привык к тому, что дома в закромах всегда были запасы на зиму и не на одну. В холодильнике — ломти соленого сала. Он всегда мечтал о рачительной хозяйке рядом. Но, женившись на Але, понял, что все его мечты — пустое. После многочисленных ссор он сделал единственно верный вывод — если он не хочет рвать отношения с женой, то все свои мечты ему придется исполнять для себя самому…

— Лешка тебе не звонил? — уточнила Аля мимоходом.

— Нет… По идее, должны уже были вернуться.

— Вот и я все об этом думаю, — протянула Аля. — Хоть бы проведал! Так странно, что нас в квартире теперь двое…

— Может, потратишь волшебный волосок и увидишь, как он там?

— Ты же знаешь, что я своих вообще не могу смотреть. Ладно, пошла. Убавь звук, мне нужно поработать.

Чмокнув мужа в щеку, Аля направилась сначала в коридор за внушительных размеров сумкой, затем ушла к себе.

Женщина помолилась, присела на корточки. Достав толстую стопку фотографий, с чисто женским любопытством присмотрелась к снимкам, но ничего примечательного не нашла — привлекательных физиономий не оказалось. Лица, как и судьбы, были какие-то искалеченные, изломанные. Вздохнув, она отложила часть в сторону, чтобы не сбиться, выбрала одну — мужчины с широким лицом и близко посаженными глазами — и провела над снимком рукой. Почувствовав холод, еще раз внимательно всмотрелась. Фотография была тусклой, пустой, человек словно ушел в тень. «Точно нет в живых, — констатировала Аля. — Очевидно, оперативную проверку насчет того, жив человек или нет, не провели…»

Она сосредоточилась, работая над каждым из снимков и стараясь увидеть жизнь незнакомых людей, ее основные события. Но ничего не выходило. Мысли о Лешке, вернее, об отсутствии от него звонка, перебивали все. Аля попыталась выкинуть личные тревоги из головы, снова и снова пытаясь «включиться». Но через час поняла, что окончательно выдохлась.

— Ну и начхать! Завтра посмотрю! — вслух пробормотала она и отшвырнула от себя фотографии. Потом набрала на сотовом номер сына. Абонент был недоступен.

Аля включила свет и прошла на кухню. Она любила засесть там в одиночестве, выпуская наружу клубы дыма и иногда прислушиваясь к звукам за стенкой. Муж, как правило, смотрел футбол, и из комнаты время от времени доносилось то разочарованное «Ну…», то «Ну!», но уже громкое и возбужденное.

Неожиданно в дверь позвонили. Аля сильно удивилась, поскольку никого не ждала. Когда же она открыла, то обнаружила на пороге двух смущенных девушек и свою соседку.

— Алечка, добрый вечер, — затараторила Тамара Федоровна, поглядывая на нее хитрыми глазками. — Еще не спишь, моя хорошая? Ты извини, что беспокою на ночь глядя, но тут вот племянницы приехали… И решили погадать. Видишь ли, Татьяна наша замуж собралась. Толик у нее — парень неплохой, но мало ли… Вдруг жизнь не сложится? Все ведь бывает. А ты у нас — человек авторитетный, знаменитость…

— Я дома не принимаю, — сухо выдала Аля. — И зачем ей знать будущее, если парень неплохой?

— Я только узнать, буду ли с ним счастлива, — робко протянула одна из девушек, очевидно, Татьяна. — Вдруг не сойдемся характерами…

— Каждый сам свое счастье строит, — так же сухо ответила Аля. — Вижу, твой жених — парень действительно неплохой, работящий. Хотя у всех есть недостатки…

— Какие недостатки? — оживилась соседка. — Вроде непьющий…

— Да, но деньги в руках держать не умеет, — машинально откликнулась Аля, получив информацию, и тут же об этом пожалела. Она давно дала себе зарок не говорить ничего плохого о близких клиентов. Каждый раз это заканчивалось обидами или ссорой. И точно: лицо Татьяны напряглось, почерствело.

Аля тут же пояснила, стараясь исправить ошибку:

— Ну и что? Приладишься. Ты же тоже не святая. И какая тебе разница, что у него за характер, если ты его любишь?

— Может, все же погадаешь? — с прищуром повторила соседка, которая нашла обидным тот факт, что ее держат в коридоре, да еще на глазах у молоденьких родственниц.

— Пусть приходит ко мне в салон. Прием с одиннадцати до восьми. Сейчас там Света работает — хороший специалист. Только к ней запись по телефону.

— А к вам как попасть? — не менее обиженным тоном протянула Татьяна, удивившись отказу.

— Я сама веду прием редко. У меня сейчас других забот хватает. И стоит это дорого.

Соседка казалась все более и более возмущенной.

— К тебе сходить погадать — словно к Путину на прием, — протянула она, сделав несколько шагов назад и нажимая кнопку лифта. — Всего делов — в карты глянуть. А я думала, что ты поможешь. Как говорится, по — свойски, по-соседски… Вот, какая важная птица ты у нас стала, оказывается…

— Спокойной ночи! — откликнулась Аля и с шумом захлопнула дверь.

Глава 5

Сегодня Аля добралась до работы без приключений. Она вытащила из сумки фотографии, и, обращаясь к засевшему за документы «любимому» шефу, вяло выдохнула:

— Ничего! Я ничего не нарыла!

— А ты все внимательно просмотрела? — бросив на нее проницательный взгляд, уточнил Краснов. Он иногда замечал за Алей некоторую небрежность в отношении тех дел, которые ей не особо нравились. К тому же Сочина была дамой с характером. Поэтому часто Краснов спрашивал ее согласие, прежде чем поручить что-то.

— Несколько покойников, но убийц среди них нет. Несколько без вины виноватых.

— А остальные?

— Остальные — такое «брр», что руками трогать не хочется. Насиловали. Сидели. Один есть с подозрением на убийство. Но это все разовое. Серийника среди них нет… Кстати, фотография для меня пришла?

— Скоро будет. Я послал за данными Сергея, — протянул Ярослав. — Он уже получил все на руки. Сейчас поедете на место вместе. Поможете друг другу.

Немного поразмыслив, Аля нашла идею Краснова неплохой. Сергей Скрипка мог приоткрыть события того дня, что-то описать важное — то, что не увидит она сама. Чему-то обучится. Заодно сэкономит ее время и силы…

Аля беспокойно набрала номер Лешки, но абонент снова был недоступен. Тогда она положила локти на стол, рассматривая то широкую спину «любимого» шефа, то саму комнату.

Обстановка прибежища экстрасенсов была довольно скромной, — большая комната была забита серыми офисными столами с тумбочками, которые достались отделу «Т.О.Р.» по наследству от какого-то расформированного отдела Следственного Комитета. Оттуда же были привезены офисные стулья и несколько ламп старого образца. Столы стояли строго по периметру, а один, побольше, размещался возле окна. Это было место Краснова. За тонкой перегородкой разместилась небольшая комната отдыха с диванчиком — у экстрасенсов, бывало, возникала необходимость работать как днем, так и ночью. Кто-то поздно возвращался из командировки, кому-то было просто некуда или не к кому идти… Поэтому диван ночью, как правило, не пустовал. Единственным украшением комнаты служили светлые занавески, под которыми прятались жалюзи. У порога лежал красный коврик, на котором то золотом, то пылью отливали японские иероглифы.

Несмотря на скромный внешний вид, комната была уютной, чистой. За этим шеф следил особенно, полагая, что пусть место для работы и небольшое, но зато недалеко от центра и чистое.

Вскоре они были в пути. Аля прыгнула в новенький «Опель» Сергея, и машина двинулась по проспекту в сторону места преступления.

— Волнуешься? — поинтересовался Сергей, на мальчишечьем лице которого время от времени проскакивало возбуждение. Ему нравилось ощущение погони, охоты, к которому, тем не менее, примешивался страх перед неизвестным.

— Из-за чего? — не поняла Аля, думая совершенно о другом.

— Я всегда перед новым делом волнуюсь, — пробормотал Сергей. — Думаю, вдруг не справлюсь. Напутаю что-то или что-нибудь в этом духе…

— Ерунда! — громко выдала Аля. — Если себе не доверяешь, тогда можно вообще не начинать работать, — и замолчала. Смолк и ее напарник.

Подъехав к новенькой высотке, Скрипка пробормотал: «Наверное, это здесь». Он несколько раз сверил с бумажкой номер дома, затем вылез из машины. Аля последовала его примеру. Вместе с несколькими жильцами парочка проникла внутрь нужного подъезда. Поднялась на верхний этаж. Глядя, как спутник в хорошо отглаженном костюме пробирается на крышу, Аля заметила:

— Ты не мог надеть чего попроще? Раздерешь ведь сейчас штаны до дыр. Неужто не жалко?

— Ерунда! — передразнил Скрипка. — Зато мне так лучше работается. Без костюма чувствую себя не в своей тарелке. Кстати, — став серьезным, заметил Сергей, — преступник притащил сюда девочку уже без сознания. Нужно будет еще прогуляться по этажам…

— Все верно. Давай, молодежь, работай! — поддержала его Аля, кутаясь в большой цветастый платок, и добавила, глядя на фотографию. — Он поймал ее на шестом. Цифра «шесть» идет…

После недолгих манипуляций с замком они очутились на крыше. Порыв холодного ветра тут же взметнул Алину юбку. Женщина поежилась, одернула подол. Скрипка же быстро покрутил головой и показал жестом вправо.

— Там! — воскликнул он. — Тело потащил туда, там и оставил, — Сергей свернул за угол.

Аля пыталась тоже что-то почувствовать, но получалось плохо. Были различимы лишь некоторые детали, которые словно яркие вспышки прорывались в сознание. Она покрутилась на месте. Ничего. Придется ей пока довериться информации спутника. Она догнала Сергея и спросила:

— Он готовился, или это все случилось спонтанно? Ты видишь?

Скрипка склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то. Затем шире расставил ноги и уверенно заявил:

— Готовился, и готовился тщательно. Очень осторожный. Знает, как собираются улики, как ведется следствие, хочет и может остаться чистым. Вижу, что внимательно оглядывается — нет ли кого. Берет с собой пакет, на голову всегда надевает кепку с козырьком, на руки — перчатки. У него с собой какая — то сумка…

— Рюкзак, — поправила его Аля, которая никак не могла настроиться на нужную волну. — Ты видишь, чем он ее душит?

— Руками… Причем, одновременно и душит, и насилует… Пот с него льется градом, лицо красное…

— Физиономию можешь разглядеть?

— Смутно. Больше ощущения идут. Девочка немного подергалась, но вскоре затихла. Хрупкая шейка, как у котенка. Все произошло очень быстро. Тюк — и все… Под конец отпихнул ее ногой подальше в угол. Сволочь!!!

Аля неприятно поежилась от видений Сергея. Потом тихо пробормотала:

— Нужно позарез описание. Погоди, я сейчас включусь.

Она достала фотографию убитой девочки, потерла ее рукой со словами: «Помоги мне, золотая моя». Затем сделала несколько шагов в сторону, к краю, огороженному бетонной плитой. Зажгла сигарету, глядя вниз, на проезжающие мимо машины.

— Теперь помолчи малость, соколик, — стоя к напарнику спиной, пробормотала она.

Сергей благоразумно отошел в сторону, спрятался за угол, спасаясь от пронизывающих и пробирающих до костей порывов ветра. И затих. Видения же Али смутно, неохотно всплывали, порхали, словно сонные бабочки и так же быстро исчезали, растворялись в пространстве. Ясновидящая поднесла к глазам фотографию жертвы: там еще еле-еле теплилась жизнь, дух пока гулял где-то по земле, недалеко отсюда. «Ну, помоги же мне… Расскажи… Кто это был? Опиши его…»

Аля прислушалась. Ничего. Фотография молчала. Сочина курила одну сигарету за другой, стараясь настроиться. В тишине прошло минут двадцать. Аля же чувствовала себя, как после тяжелого трудового дня у станка. Еще немного — и она будет не способна отличить живого от мертвого. Она повернулась к Сергею и спросила:

— Значит, лицо красное? Что еще видишь? Говори все, что в голову лезет.

Неожиданно Сергей весело хмыкнул.

— Все? Ну, если просишь… Вижу задницу. Мясистая такая, круглая и белая, как сметана. Пятно на левой ягодице. Вроде от ожога. Мм… Продолжать?

— Да!

Скрипка с хрустом размял музыкальные пальцы.

— Все случилось утром. Часов восемь было. Скорее всего, девочка вышла из квартиры в школу. Какие-то тетрадки вижу, стихи… Он каким-то образом оказался в подъезде. Каким — не вижу. Стоял, трясся в предвкушении, но старался себя сдерживать. Снова вижу красное лицо. Взгляд такой порочный, липкий. Пахнет от него чем-то неприятным вроде дешевого одеколона или машинной брызгалки. Но в машине я его не вижу. Скорее всего, сюда он пришел пешком. Я даже уверен в этом…

Неожиданно Аля пульнула недокуренную сигарету вниз и вгляделась в сторону гряды многоэтажек впереди. Неясные, размытые образы человека словно сливались воедино и отзывались среди тех самых многоэтажек. Ее сердце забилось часто-часто.

— Все верно! — отрывисто проговорила она. — Я его зацепила! Он оставил машину в квартале отсюда, а сюда пришел пешком. И знал, куда идти. Кого ждать. Он точно был здесь не раз и выслеживал. И живет где-то недалеко. Давай вниз!

Скрипка, не мешкая, устремился вниз по железной лестнице, прыгнул в лифт. Аля же, насколько могла, поспешила следом. Когда они очутились в машине, Сергей настороженно вгляделся в лицо Сочиной.

— Ты уверена? Может, еще походим? Осмотрим подъезд?

— Тихо ты! — недовольно буркнула женщина, боясь спугнуть ощущения. Она прикрыла глаза, чувствуя все четче, как где-то совсем недалеко пульсирует красная точка. — Быстрее! Нам нужно развернуться и выехать на проспект. Затем на светофоре свернуть налево. Жми на тапку, родимый! Я покажу!

Скрипка послушно замолчал и нажал на педаль газа. Они помчались по шоссе. Аля сидела с закрытыми глазами и лишь иногда сухо говорила, куда нужно ехать. Через десять минут машина остановилась возле гипермакета, а Аля хрипло скомандовала:

— Припаркуйся здесь! И догоняй! Я пошла…

Глава 6

Она вылезла из машины, крутя головой по сторонам. Затем словно ее кто-то толкнул к одной из семнадцатиэтажных «свечек», стоящих длинным стройным рядом. Аля подошла, поднялась по ступенькам одной из многоэтажек. Несколько минут постояла возле подъезда.

В этот момент Сергей Скрипка отметил, как Аля неодобрительно мотнула головой и направилась к «свечке», что располагалась рядом. В его кармане завибрировал сотовый.

— Ярослав Олегович, — прошептал он в трубку, — сейчас не могу говорить. Перезвоню.

— Скажи только, вы на месте уже были?

— Были! — продолжал шептать Сергей. — И, кажется, Аля что-то нащупала. Сейчас мы в десяти километрах от места убийства. Ищем!

— Понял тебя! — раздалось вновь в трубке. — Как только будет что-то известно — звони! Преступника ни в коем случае не спугнуть. И ловить его — уже не ваша задача. Удачи!

В телефоне послышались гудки. Скрипка вновь глянул на Алю. Та стояла возле подъезда с закрытыми глазами и слушала удары своего сердца. Еще раз, как кинопленку прокрутила в голове все, что недавно озвучил ей Сергей. Образы снова превращались в красную точку, и эта точка пульсировала совсем рядом — над головой. Надо было подняться наверх. Неожиданно Аля повернулась к напарнику и с усмешкой кивнула на дверь.

— Сможешь открыть? У меня отмычек нет. А жильцы неизвестно, когда появятся…

— Знаешь, у меня тоже отмычек нет… — в тон ей пропел Сергей, затем приблизился и наугад нажал кнопки на домофоне. Громко прокричал:

— Почта! Откройте, черт возьми! Вечно никуда не прорвешься!

После недолгого пиликанья дверь открылась.

Аля зашла внутрь и прислушалась к ощущениям. Точка продолжала напоминать о своем присутствии. Неожиданно Аля ощутила чувство благодарности к телепередаче, в которой ей выпала судьба поучаствовать. Когда-то ведущие устраивали ей похожую проверку. По заданию конкурсанты должны были найти человека по фотографии в большом доме. Тогда Але это удалось, хотя в подобных делах опыта у нее совсем не было. Получится ли сейчас? Ведь той же фотографии у нее нет…

— Нам нужно подняться для начала на девятый, — прищуриваясь, проговорила она. — Он где-то там.

Они поехали наверх. Аля осторожно выглянула из дверей лифта. Затем вышла на площадку. Недолго постояла и устремилась на десятый. Скрипка — следом. Запыхавшись, тяжело дыша, Аля подошла к одной из дверей. Немного постояла перед ней и пробормотала:

— По-моему, он здесь живет. Чего делать-то будем? А? Соображай, родимый…

— Надо позвонить Горячеву… — начал было Сергей, но замер, так как Аля потянулась уже к звонку. Скрипка, выпучив глаза, подскочил и схватил ее за руку.

— Ты что?! — вскрикнул он. — Нельзя! И что мы скажем?

— Просто проверить хочу, — пояснила Аля, которая уже успела нажать на звонок. — Катись отсюда! Быстро!

— Ты нарываешься на неприятности, — сквозь зубы процедил Сергей, у которого сердце также забилось, как сумасшедшее. — Ты же знаешь правила!

— Исчезни, сказала! — прошипела Аля. — Иначе сам все испортишь!

Раздался шум открываемой двери. Сергей благоразумно вспорхнул вверх по лестнице. Аля же сняла с шеи платок, повязала его на голову на цыганский манер и уперла руки в боки. Одновременно с ее манипуляциями из квартиры мужским голосом раздалось:

— Кто там?

— Золотой ты мой, открой дом свой людям хорошим, — запричитала Аля не хуже любой цыганки. — А я погадаю тебе. Всю правду расскажу. Удача тебя ждет большая — отсюда вижу. И жизнь долгая. А мне за услуги много не надо — ручку позолоти, чем можешь… Моим деткам на хлебушек будет. Дело доброе сделаешь…

— Пошла прочь! Зубы вышибу! — донеслось глухо из тамбура. — Вроде домофон ставили… Для чего, спрашивается? Ходит тут всякая шваль…

— Смотри, брильянтовый, как бы самому без зубов не остаться, — все так же слащаво, но чуть громче продолжала Аля. — Хорошего человека зря обидел… Зачем? Зачем, спрашивается? Я ведь могу и вернуться… Я хоть и женщина, да за меня найдется, кому постоять. Цыганская семья не то, что ваша — ни роду, ни племени… И без зубов, и без штанов останешься… Смотри, драгоценный, не откроешь, может, я и правда вернусь…

На этот раз ответа из тамбура не последовало. Лишь захлопнулась дверь. Аля тут же нажала кнопку лифта и поднялась наверх, к Сергею.

— Теперь смотри внимательно — тот ли. Он сейчас выйдет, — прошипела она. — Но у нас всего секунда, не больше…

Скрипка показал на сотовый, имея в виду, что их находку можно заснять, но Аля уверенно мотнула головой.

Они затаили дыхание. Несколько минут на площадке стояла тишина. Затем раздались осторожные шаги. Ключ в замке медленно повернулся. Из — за двери выглянул мужчина лет тридцати пяти. Он был одет в тонкие домашние трико, тапочки на босу ногу, на его плечах болталась рубашка в клетку. Он неспешно покрутил головой, никого не увидел и, чуть поразмыслив, сделал несколько шагов по ступенькам наверх. Аля и Сергей дружно сделали шаг назад и вжались в стену. Мужчина замер, прислушался. Экстрасенсы стояли ни живы, ни мертвы. Аля судорожно соображала, как будет выкручиваться, если этот фрукт решит подняться чуть выше.

Но, к счастью, в планы «фрукта» это не входило. Через мгновение мужчина повернулся и направился вниз, к себе. Дверь за ним с шумом закрылась. Затем раздался звук запираемого на все обороты замка.

— Все! Пошли! Только тихо! — прошипела Аля. — Я выхожу первой и караулю тебя возле магазина. Ты ждешь и выходишь из подъезда минут через пять. Понял?

Сергей кивнул и остался на месте. Аля же осторожно пробралась к лифту и спустилась вниз.

Они встретились на улице, как и договаривались. Аля устало плюхнулась на заднее сиденье и произнесла:

— Это он! Он, сволочь! Ты был прав, когда сказал, что взгляд у него ужас какой противный.

— Ты, конечно, молодец, — изумленно глядя на нее, протянул Сергей и повернул ключ зажигания. — Но, честно говоря, не думал, что ты такая рисковая… Просто авантюристка! Не боишься, что влетит за самовольство?

Аля бросила на Сергея ироничный взгляд и с легкой долей снисходительности в голосе произнесла:

— Эх, баро! Я уж не в том возрасте, чтобы бояться нагоняя от кого-бы то ни было. Я на Бога работаю. Грехи свои закрываю… И потом, время — деньги, драгоценный. Чего было тянуть? Чего? Нет, какая сволочь по земле ходит! А еще меня швалью назвал…

Сергей промычал в ответ что-то нечленораздельное. Аля же устало продолжала:

— Знаешь, давай-ка ты один вернешься в офис, расскажешь, что и как. Передашь адрес, точный портрет оставишь. Только попозже. А сейчас отвези меня на Крылатскую. Мне к Лешке очень надо.

Сергей кивнул, включил поворотник, и машина помчалась в сторону Крылатской.

Глава 7

…Предполагаемого насильника тут же взяли в разработку. Установили за ним слежку. Ярослав, передав информацию Горячеву, чувствовал небывалое удовлетворение. Если дело выгорит, то это будет тридцатое по счету раскрытое с их помощью преступление. Преступление, которое не в силах были раскрыть полиция и следственные органы. В случае успеха Краснов взял в привычку ставить отделу галочку. Вот и сейчас он подошел к доске, что висела у входа, и поставил в длинном ряду плюсов еще один. Потом стер, решив, что радоваться пока рано и поставил вместо него жирную точку. «Еще столько же орденов получишь за ловлю бандитов… считай, что жизнь свою прожил не зря», — вспомнил он фразу из любимого фильма «Место встречи изменить нельзя». В детстве он раз сто, наверное, посмотрел его. Да и в юности тоже…

Тогда он строил совсем другие планы на дальнейшую жизнь. Ярослав был намерен посвятить себя науке, а в свободное время путешествовать. Он мечтал всю жизнь прожить с одной женщиной, и вскоре такая ему повстречалась. Правда, с каждым годом, прожитым в браке с Машей, к нему все больше приходило понимание, какие они все-таки разные и как меньше общего между ними становится… А потом оказалось, что и жена давно в нем разочаровалась, разлюбила… Они развелись, и с тех пор Краснов так и не устроил личную жизнь. Хотя внешне он был интересный мужчина — чуть выше среднего роста, широкоплечий, с правильными чертами серьезного лица, с аккуратной бородой, которую он привык носить еще с археологических кочевых времен.

Лихое было времечко, конечно. Бывший преподаватель Новосибирского университета, в свое время он увлекался археологией русского Севера. Был участником нескольких экспедиций на Кольский полуостров. Путешествие, исследование были его давней страстью, и в этом они, как две капли были похожи со следователем по особым делам и еще одним постоянным членом их команды — Еленой Марченко.

В экспедиции на остров Медвежий всё и произошло. Тот случай, навсегда изменивший его жизнь. Его падение на камни, переломанный позвоночник — и то неведомое, что его спасло. То, из-за чего его порой называли странным словом «Защитник».

Он до сих пор не знал, что случилось с ним в той заброшенной шахте. Этот шар — что это была за субстанция? Но этот «неопознанный летающий объект» вылечил его и наделил силой, и он был ему за это благодарен….

Глава 8

Аля подошла к двери, обитой деревом, нажала на звонок. Подождав с минуту, нажала снова. Никто не отвечал. Тогда она с силой вдавила палец в кнопку, чувствуя, что дышать становится все труднее. За дверью раздалась долгая, резкая трель. Аля прислушалась. В квартире точно никого не было.

В растерянности она постояла с минуту, затем покопалась в сумке и достала листок бумаги, карандаш. Корявым почерком начеркала несколько слов и, воткнув записку в щель, вновь в растерянности застыла. Что-то было не так. Беспокойство на ее лице разливалось все отчетливее. Аля набрала на сотовом имя «Лешка», но услышала металлическое: «Абонент не отвечает или временно недоступен. Перезвоните, пожалуйста, позже». Аля постучала соседям, но ей никто не открыл. Следующим номером был номер мужа. Аля быстро проговорила:

— Олег, я заехала к ним домой, но здесь никого нет. Я оставила записку на всякий пожарный. Может, они прилетели и еще куда-нибудь свинтили? А вдруг нет? Вдруг что-то случилось?

Олег чуть помедлил с ответом. Он и сам волновался, поскольку сын уже должен был объявиться. Но еще сильнее волновался за Алю, которую с ее сильно развитым материнским инстинктом еще сильнее волновать не стоило. Та не выдержала:

— Ты телевизор ведь всю последнюю неделю смотрел? Новости видел?

— Да… Но про крушения самолетов или автобусов речи не было, — поняв ее с полуслова, быстро проговорил Олег. — Если что, нас бы давно известили. Очевидно, дело в другом…

Аля почувствовала, как в солнечное сплетение кто-то мощно ударил и потащил ее на дно.

— Олег, позвони-ка родителям Кати! Может, они что знают? Что-то точно произошло! Три дня назад должны были вернуться, а их нет! Вот ведь! — уже со слезами в голосе выпалила Аля и прикрыла рот ладонью, сдерживая эмоции. — Я ведь сама его в этот долбанный Египет послала! А там вечно авария на аварии!

— Успокойся! — скомандовал сухо Олег. — Никого ты никуда не посылала! Они сами так решили. Погоди паниковать! Сейчас позвоню тем родителям и подключу ребят кого знаю. Надо пробить, прилетел ли самолет, и был ли на борту Лешка…

— Это мысль! Я позвоню Горячеву! — воскликнула Аля и, не дослушав Олега, стала набирать номер шефа…

Весной Лешке исполнилось двадцать три. Маленьким он был похож на Алю, но с возрастом стал все больше походить на Олега. Такой же рослый, крепкий, с копной светлых волос, которые Лешка, как и отец, пятерней укладывал набок. И лишь глаза у Лешки были Алины, — большие, темные, глянцевые. Отучившись в институте на физфаке (Аля сначала возражала, считая, что ему нужно было выбрать математику и программирование), сын устроился в небольшую исследовательскую лабораторию. Там же и познакомился с улыбчивой симпатичной Катей.

Оба веселые, жизнерадостные, легкие на подъем, даже внешне похожие, они как нельзя лучше подходили друг другу. На жизнь обоим хватало, к тому же у Кати в Москве была своя однокомнатная квартира. Через полгода встреч Катя и Леша решили пожениться. На медовый месяц, а вернее, медовые десять дней, молодые решили сгонять в Египет, поскольку недорого и лететь недолго. К тому же, Катя никогда не была на Красном море и мечтала увидеть рыбок, поплавать с аквалангом. Лешке тоже хотелось в тепло и туда, где нет лишнего шума. Только солнце, пляж и море…

Быстро выбрав недорогой отель, молодые улетели. И вот уже две недели от них не было ни слуху, ни духу…

Только вечером Олег смог дозвониться до родителей Кати. Те также были не в курсе, почему отпрыски до сих пор отсутствуют. Они, в свою очередь, полагали, что Катя просто с головой ушла в личную жизнь, порхает где-то в облаках и от счастья забыла обо всем на свете. В том числе, о родителях. Поэтому, послав дочери несколько эсэмэсок, родители тактично ждали ответа.

Вечером же в Алиной квартире раздался звонок одного из сотрудников Горячева. Молодой человек сообщил, что интересующий их рейс был проверен. Самолет благополучно и точно по расписанию приземлился в аэропорту Шереметьево. Но ни Сочин Алексей, ни Сочина Екатерина на борт не поднимались. Из Египта они не вылетали и все последующие дни вплоть до сегодняшнего.

— Тупик… — с горечью протянула Аля, положив трубку и затягиваясь новой сигаретой. — И что делать? Лететь туда? Виза не нужна… Я хоть сейчас прыгну в самолет…

— Зачем лететь? — удивился Олег. — И что ты там будешь делать? Кричать «караул»? Для начала нужно позвонить в агентство — сообщить, что туристы до сих пор не вернулись, узнать точно их отель. И еще нам нужен человек, который может изъясняться по-английски. Твой Краснов вроде знает языки…

— Или по-арабски… — выдохнула Аля. — Краснов языки, конечно, знает, но он невыездной, под подпиской от ФСБ. Пусть звонит само агентство. Должны же они как-то гарантировать возврат туристов! Есть же какое-то законодательство, наверно!

— В одном только можно быть уверенным — это в том, что они туда вылетели, — подытожил Олег. — Сколько сейчас времени?

— Половина восьмого…

— Значит, звонить уже поздно. А разница с Египтом?

— Два часа…

— Придется поиски отложить до завтра. Что ж, возьму отгул. А ты занимайся делами, как обычно…

Заметив возмущенный взгляд жены, Олег убедительно повторил:

— Как обычно. Это будет держать тебя на плаву.

Глава 9

Ярослав сбежал со ступенек здания, где размещался Следственный комитет и направился в сторону офиса. В его портфеле была свежая задача для отдела «Т.О.Р.». А на его лице лежала печать озабоченности, поскольку много старых дел было не закрыто, а новые все прибывали и прибывали…

Часто на их отдел сваливались «авральные дела». Краснов не любил подобные сюрпризы, поскольку они выбивали из графика и его, и его сотрудников. Но Горячев пояснил, что сейчас лучше все старые дела отложить в сторону и заняться делом Дмитриевой — больно много от нее шуму. Может же Ярослав выделить кого-то одного для решения этого вопроса! А вопрос очень срочный. Уже подключились журналисты с едкой критикой в адрес правоохранительных органов…

В эфире Первого канала прошла передача «Пусть говорят» под названием «Безразличие — беда России. Есть ли выход?». В студию была приглашена некая Ксения Дмитриева, девушка 22 лет, которая поведала телезрителям свою историю и пожаловалась на всеобщее безразличие. Дело в том, что практически все ее родственники погибли в течение двух лет. Бабушка, отец, мать ушли из жизни один за другим. Единственная, кто осталась в живых — родная тетка Мария Алексеевна, с которой девушка виделась всего несколько раз за всю жизнь и которая проживала отдельно, на окраине Москвы. Она также была приглашена на передачу.

По мнению Ксении, три смерти подряд от несчастного случая, к тому же, в одном месте не могли быть простой случайностью или совпадением. Но правоохранительные органы считали иначе. Телеведущие крепко за это уцепились, пользуясь случаем устроить показательную порку. Известные личности и общественные деятели требовали от прокуратуры и полиции расследования загадочных смертей, осуждая бездеятельность властей.

Не только «следакам» досталось на орехи. До обращения на Первый канал в поисках правды девушка также обращалась в телепередачу про экстрасенсов, поскольку хотела понять не только истинную причину смерти родных, но и узнать, не угрожает ли та же участь ей и ее ребенку. Не преследует ли всю ее семью злой рок или преступники? Но и здесь Ксения не получила должного внимания. Ей мягко, но настойчиво объяснили, что ситуаций, похожих на ее — множество, а передача всего одна…

Увидев Алю, Краснов поприветствовал ее, но та, казалось, его не услышала.

— Как дела с сыном? Не объявился? — спросил тут же Ярослав.

— Нет. Олег пытается сейчас что-то узнать…

Посмотрев внимательней на свою сотрудницу, Ярослав понял, что у него не один «аврал», а целых два. Вздохнув, он подошел, похлопал Сочину по плечу и пробормотал с участием:

— Ну, что ты, старушка, совсем расклеилась? Нужно — иди домой. Я тебя отпущу…

— Мне лучше здесь… — пробормотала Аля и опустила взгляд в пол.

— Хорошо, — понимающе кивнул Ярослав и обратился ко всем экстрасенсам. — У нас новое задание.

И он коротко обрисовал ситуацию.

— Дом — убийца! — выдвинул тут же версию Сергей.

— Я, наверное, смотрела эту передачу, — перебила его Марина Лещинская. — Все смерти, как одна, действительно произошли на территории рядом с домом. Темная история. Тетка всячески ругала племянницу за то, что та обратилась к разного рода экстрасенсам, а проще говоря, шарлатанам и слушает их бредни вместо того, чтобы строить свою личную жизнь и смириться со смертью близких. К тому же, беспокоит усопших, что есть большой грех.

— Ерунда! Гляди-ка, какая праведница! — немедленно возмутилась Аля в адрес тетки Дмитриевой. — А что, нужно сидеть и ждать, когда и тебе на голову кирпич упадет? Ходит — и правильно делает. А у следствия, кроме версии несчастного случая, еще какие-то идеи были?

Краснов пояснил:

— Была еще версия о предумышленном убийстве. Дело в том, что огромный загородный дом, который унаследовала Ксения, вместе с двадцатью сотками земли — действительно «лакомый кусок». Под подозрение попали несколько человек. Во-первых, сожитель Ксении Константин Соколов. По данным следствия, проживает вместе с ней на ее территории. Своего жилья, прописки в Москве и постоянной работы не имеет. Тип подозрительный. На вопросы следствия отвечал неохотно, уклончиво. Часто замыкался в себе. Следствию стал известен тот факт, что Константин предлагал Ксении оформить отношения официально, но девушка отказалась. Но в итоге все подозрения с сожителя Ксении были сняты за отсутствием улик.

С той же целью вопросы задавались и тетке Ксении. Дело в том, что дом был выстроен родной бабушкой Ксении и был завещан не Сдобновой Марии Алексеевне, а ее старшей сестре Дмитриевой Алле Алексеевне. Младшая же дочь отправилась жить в коммунальную квартиру на окраину Москвы. После смерти матери дом достался двадцатилетней Ксении и ее годовалому сыну, и этот факт не мог не задевать самолюбия обделенной родственницы.

Под подозрение попала и сама Ксения, которая за два года превратилась в богатую наследницу. Кто знает, может, ее попытки попасть на телевидение — это способ снять с себя подозрение и списать все на злой рок, который преследует ее семью? Но у Дмитриевой неопровержимое алиби — в день смерти матери она была в другом городе вместе с сожителем, о чем свидетельствовали билеты на поезд.

— А опросы свидетелей? — уточнила Марина, вставая с места, чтобы налить себе чашку чая.

— Опросы соседей по делу ничего не дали, но странные рассказы были.

— Странные? Почему странные? — переспросила Аля.

— Слухи про тот дом шли нехорошие, а особенно про бабушку Ксении Настасью. Все в один голос говорили, что там все нечисто, крестились, но что именно «нечисто», никто ничего толком рассказать не смог…

— Интересно… — протянула Аля. — А фотография этой Ксении есть, надеюсь?

— Да, — кивнул Ярослав. — Да, есть фотография и следственные материалы, — и он достал из портфеля тонкую папку и выложил на стол несколько фотоснимков.

Все склонились над столом, разглядывая героиню телепередачи.

— Симпатичная! — громко хрустнув пальцами, прокомментировал Сергей Скрипка. — Глаза, улыбка, фигурка…

— А ты попробуй на секунду сосредоточиться и посмотреть на нее как профессионал, — направил его на путь истинный Ярослав.

Скрипка вздохнул, пододвинул фотографию к себе поближе, но Аля его опередила.

— По-моему, я ее знаю, — произнесла она, вглядываясь внимательно в снимок. — Вернее, видела несколько раз. Она действительно обращалась на телевидение — была на съемочной площадке. Даже на испытания с нами выезжала — как-то умудрялась раздобыть информацию. Тогда мы на конюшню выезжали. Она подходила ко мне несколько раз во время съемок. Хвостом ходила, упрашивала помочь, выслушать. Но тогда всем было не до нее. К полуфиналу все уже были на нервах. Мужики так вообще ее гоняли. Кто без матерка, кто с матерком…

— Что ж как грубо? — удивился Сергей. — Такая милая девушка…

— Там разный народ толпился, — пожала плечами Аля. — И членов съемочной бригады вполне можно понять. Работы много, вечно какие-то накладки, капризы участников, ведущих. Плюс угрозы с расправами от обделенных и обиженных экстрасенсов… Знаете что, — неожиданно перервала она свой рассказ, — лучше будет, если я сама к ней съезжу.

— Ты?! — немало удивился Ярослав. — Ты просто дай наметку, а я потом следователей туда зашлю — Валуйский с Марченко скоро вернутся. Нам ведь нужен будет материал для суда…

Но Аля настойчиво повторила:

— Поеду я. Толку будет больше, поверь мне. Только не сейчас поеду, попозже.

— Почему?

— Пока не выясню, что с Лешкой, с места не двинусь, — твердо выдала Аля и добавила чуть мягче: — Ты позвони, предупреди Дмитриеву заранее. Скажи, что как только освобожусь, сразу же отправлюсь к ней.

Видя сомнения на лице шефа, для пущей убедительности она добавила:

— Думаю, как только ты ей это пообещаешь, она на время успокоится и перестанет стучаться во все двери. Если уж не разберусь, зашлем ребят. Но, честно говоря, сильно сомневаюсь, что им туда нужно…

— Хорошо, — кивнул Ярослав и подытожил: — Тогда делом Дмитриевой займешься ты напрямую. Как только будешь готова.

Глава 10

Утром Олег нашел в интернете телефон туристического агентства, связался с менеджером, рассказал все, как есть. Предупредил, что информация о том, что туристы не возвращались из Египта — точная. Менеджер пообещала связаться с той стороной и перезвонить, как только будет хоть какая-то информация…

По расчетам Олега, туристы должны были вернуться во вторник. Сегодня было воскресенье. Они задерживались уже на пять дней.

После длительных телефонных переговоров выяснилось, что Лешка с Катей в номер заселились. Но сейчас их на месте нет, на территории отеля нет, и когда будут — неизвестно. Не удовлетворившись этой информацией, Олег принялся звонить снова. Долго бодался с менеджером, которая долго и нудно старалась объяснить, что на телефоне только дежурный специалист, и никто каждые пять минут в отель дозваниваться не станет. И если он хочет дозвониться до отеля сам, то русскоговорящий персонал сейчас отсутствует.

На всякий случай менеджер агентства сообщила Олегу номер комнаты. Он принялся дозваниваться до египетского отеля. Когда ему это удалось, то он услышал лишь то, что ему сообщила менеджер здесь, в России. Номер был забронирован, оплачен. Но ребят ни в номере, ни на территории отеля не было.

— Передайте, пожалуйста, чтобы они перезвонили родителям, как только появятся, — попросил Олег.

Но звонка не было ни в этот вечер, ни на следующее утро. Наконец, к вечеру понедельника, по интернету пришло сообщение от Лешки: «Предки, не волнуйтесь. С нами все в порядке. Вылетаем завтра в Москву. Самолет в 16.45. Если можете, встретьте. Приедем — все расскажем. Целуем, ваши дети».

Когда Аля увидела письмо, то расплакалась. Затем ушла к себе. Через час вернулась на кухню, где долго курила. Олег слышал, как она редко, но с огромным облегчением вздыхает. Он подошел к жене, обнял ее сзади. Аля тут прижалась к нему и с легким смешком пробормотала:

— А я уже ездила в турагентство…

— Зачем это?

— Заказала тур в Египет. На нас двоих.

— В кои — то веки решила отдохнуть? — пошутил Олег.

— Приедет — убью! — снова с облегчением вздохнув, проговорила Аля.

Женщина на радостях намыла везде пол. Затем, немного подумав, позвонила Краснову с просьбой решить вопрос с транспортом: послезавтра она готова выехать к Дмитриевой домой…

Лешка с удовольствием налегал на щи, которые Олег научился делать мастерски. С набитым ртом он пробубнил:

— Надоела эта их египетская жрачка! Под конец уже просто мечтал о супе и селедке с картошкой. Еще о нашем ржаном хлебе и майонезе. Не думал, что у нас все так вкусно!

Аля с Олегом расположились рядом, не сводя глаз со своего чада.

— Ты ешь, ешь, — заботливо пододвинула Аля тарелку с хлебом на тот край стола, где сидел Лешка.

— Короче говоря, дело было так, — заговорил Леша. — Все началось с того, что мы поехали покататься в пустыню. Там есть аттракцион такой — «сафари». Хочешь — джип выбираешь для гонок, хочешь — квадроцикл, и вперед. Мы с Катькой сели на квадроциклы. Группа разношерстная набралась, человек десять. Выстроили нас, русских, англичан, украинцев в одну колонну, плюс два араба спереди и сзади. Я решил занять место в колонне первым, чтобы в нос не пылили. Там ведь мел да пыль кругом. Все от передних в рот и в глаза летит. Ну, я и вызвался вперед, чтоб с комфортом.

— А Катя? — спросил Олег.

— А Катя, наоборот, в конец пристроилась. Сказала, что впереди боится. Попробует потихоньку порулить сзади. И если что, она меня позовет. А я ее, балда, послушался. Чтоб я хоть раз еще ее куда одну отпустил! Короче, так и поехали. Она — в конце, я — в начале. Несколько раз обернулся: едет потихоньку. Проехали уж метров пятьсот, как почувствовал неладное. Оборачиваюсь — ее нет. И этого парня, что завершал колонну, тоже нет. Я тут же тормознул. Кричу арабу, что впереди едет, чтобы остановился. Кричу, что людей не хватает. А он мне: мол, они просто медленно едут. Скоро будет остановка, там они нас нагонят. Я зачем-то послушался. А у самого от страха аж живот скрутило…

— Со мной тоже так было, — вставила Аля, многозначительно шевельнув бровью. — Чуть не померла…

— Ну, вот, — продолжал Лешка, словно не слыша ее. — Доехали мы до какого-то там камня. Стоим. Пять минут проходит, десять… Все попили, отряхнулись, друг на друга поглазели. Нет ни Катьки, ни того гида. Мне этот наш первый гид кивает: «Поехали дальше. Твои почему-то задерживаются». Я ему: «Какое «дальше»?!» Думаю, может, Катьку уж какой-нибудь бедуин в жены взял — у них блондинки, да и вообще женщины на вес золота. А этот араб взял и на верблюда ее поменял! И чего я потом в этом Египте нарою? Начну права качать? Да арабы уболтают, заплюют кого угодно. Пытаюсь этому чучмеку что-то объяснить, а у самого картины перед глазами всякие нехорошие… У меня тогда башню прям сорвало. Взял, развернулся и как дам газу! Рванул обратно. Прилично так отъехал, остановился. Вправо смотрю, влево: кругом песок да камни. Все одно и то же, как на болоте. Потом понимаю, что заблудился. И что делать? Ехать обратно? Наверняка группа уже уехала. Не догоню. А с собой — ни телефона, ни денег, — ничего нет… Стою один в пустыне, как дурак. Куда ехать? Куда идти? Ниче не знаю… Стал искать следы, но дорогу обратно не нашел. Потом попытался сориентироваться по солнцу. Бесполезно. Слез с квадроцикла, сел на песок и заплакал. Посидел— посидел и дальше поехал. Все-таки нашел какую-то дорогу, пошел по ней. Думаю, куда-нибудь она меня да выведет. Квадроцикл бросил.

— А квадроцикл-то зачем оставил? — удивился Олег.

— Так бензин закончился! Не на себе же мне его переть по песку? И потом, мне тогда уже ни до чего было. Лишь бы живым остаться. Шел — шел, уж солнце заходить стало. Думаю, — все, придется в пустыне заночевать. А страшно до жути. Там всякие тараканы, скорпионы, змеи, наверное, ползают. И пить хотелось ужасно. И есть тоже.

Короче, вышел я все-таки на людей. На бедуинов. Еще издали их тент заметил. Погнал туда. Казалось близко, а на самом деле плюхал часа два еще. Пришел еле живой, мотаюсь из стороны в сторону. Бедуины — один старик и пара молодая с ребенком, — всполошились. Руками замахали на меня. Думаю: ну все, сейчас выгонят. А куда я пойду? Близко к ним не подхожу, стараюсь что-то объяснить. А они — ни бельмеса. Жестами тоже изъясниться не получилось. Молодой парень немного знал по-английски. Да вот я по-английски ни бум-бум. Даже стыдно перед парнем стало. Он сидит посреди пустыни и знает хоть что-то из инглиша, а я — нет. Пытаюсь вспомнить все, что в школе учил. Вспоминал — вспоминал, как будет «заблудился», так и не вспомнил. Зато вспомнил, как будет «потерялся». С такой радостью этому молодому как крикну: «Ай эм рашен турист. Ай эм лост!»

На этом, видимо, мои силы иссякли, потому что потом я рухнул на землю. Очнулся только на следующий день. Бедуины меня к себе под тент взяли. Подстилку дали. Молоком козьим напоили — воды там кот наплакал. Этот молодой мне все пытался объяснить, что к ним другие туристы где-то раз в неделю заглядывают. А то в две. Если группа наберется на аттракцион «Ночь в пустыне». Тогда приезжает много людей на машинах, на верблюдах. У них тоже пара верблюдов была. Я просил меня отвезти в город. Денег обещал. Говорю: у меня жену тю-тю. Места себе не нахожу. Помоги! Но бедуин все на отца, да на свою жену с ребенком показывал: мол, бросить не могу. Так и пришлось ждать туристов. Слава богу, они появились уже через два дня.

— Значит, ты все это время жил с бедуинами? — ухмыльнулся Олег. — Ну и как тебе?

— Нормально, — усмехнулся Лешка, — живут, улыбаются. Натуральное хозяйство. Скотина, погребок. За счет туристов тоже выживают. Поделки продают. Шатер у них для того, чтобы росу утреннюю собирать — ее и пьют. Не моются, но сами особо не воняют. Не пойму, почему. Я за два дня гораздо сильнее стал «источать аромат», чем они. Зато на самой территории вонища такая, что аж глаза слезятся. Что еще? Помогал им там. Учился доить козу. Верблюда не трогал, но пару раз на него взбирался. Высокий, зараза, как наш дом. Ночью там холодрыга жуткая, не знаешь, что еще на себя напялить. Сами они закаленные: что жара, что холод — хоть бы хны. Даже ребенок в тонкой пеленке лежит и ничего. Пьют крепкий чай с сахаром — кусков пять зараз кладут, курят каждые пять минут, травку тоже. Лепешки пекут на углях. Фатыр называется. Что еще? Мусульмане они, наверное. Женщина у них все нижнюю часть лица прикрывала. Но у костра сидела вместе со всеми свободно. Потом худые они все, как щепки. И не делают ни хрена. Болтают только по — своему с утра до ночи…

— Набрался впечатлений и приключений, — подытожил Олег с улыбкой и потрепал сына по волосам.

Но Лешка в ответ мотнул головой. Дотянулся до тарелки, на которой красовалась котлета с горкой картофельного пюре и сказал:

— Не… Настоящие приключения начались, когда я вернулся. Катька, оказывается, все это время меня в отеле ждала. С ума сходила. Рассказала, что кататься на квадроцикле испугалась. С гидом, что сзади, от группы отстала. Запросилась обратно. Гид подергался и вернулся на стоянку, откуда уезжали. Стали нас вместе дожидаться. А я исчез… Полицию местную на уши Катька поставила тут же, только без толку. Они ей сказали, что, мол, нет средств, чтобы всю пустыню облазить, у нас не Америка. На машине пару раз по одной дороге проехались для виду и все. Но Катька, умница, успела поменять билеты. Договорилась с хозяином отеля остаться еще на неделю. Даже скидку вытребовала, поскольку живет и питается один человек, за одного и платить вроде надо. Деньги все, что были, с карточки сняла, чтобы меня идти искать. Нашла уже пару человек поисковиков. Но я раньше объявился.

— А что сразу не вылетели обратно? Вас же не два дня не было… — сообразила Аля.

— Так мы еще квадроцикл искали! — с горькой усмешкой пояснил Лешка. — Он денег стоит! И потом, нас предупредили, что из отеля не выпустят, пока все долги не отдадим. Родителям Катька звонить не стала, — зачем лишний раз беспокоить? Да и вас тоже. И потом, что она скажет? Что я заблудился? Что меня до сих пор нет? Или что денег кучу должны? Решили уж — сами разберемся, а потом приедем и сдадимся на вашу милость… Так что мы по пустыне налазились на всю оставшуюся жизнь. Уже надежду потеряли. Думали, украли квадроцикл, не найдем. Но все — таки нашли…

— Вы вместе по пустыне лазили? Зачем? — не понял Олег.

— А мы решили больше не расставаться! — выдохнул Лешка. — Во всяком случае, пока на отдыхе. Вдруг опять кто-то потеряется? А так все же спокойнее… Вообще, классно отдохнули! Загорали, ели, спали… Катька черная, как негр — сами увидите. Но отель — говно! Только море и рыбки все спасли… Ныряли там постоянно. Нафотографировали все, что только было можно. Ската видели, барракуду. Даже черепах. Акул, правда, не удалось увидеть. Может, к лучшему. Нам острых ощущений и без того хватило…

Когда Лешка закончил рассказ, оба родителя улыбались. Аля облегченно потрепала сына по макушке и закурила.

— А я думала уж вылетать за тобой в Египет, — пробормотала она. — Еще бы я по пустыне за тобой побегала… Надеюсь, ты из всего этого сделал правильные выводы…

— Да, — кивнул Лешка. — Я понял, что, во-первых, правильно выбрал жену, во-вторых, что все-таки придется учить английский…

Глава 11

Стемнело рано. От сумерек становилось не по себе, к тому же голова разболелась не на шутку. Аля не любила это время: она предпочитала или уж полную темноту, или ясный день без полутонов. Они ехали уже больше часа. В планах было отправиться еще утром, но пока дозвонились до Ксении, пока прислали машину, пока водитель определился с точным маршрутом, с ценой…

По мере приближения к месту у Али становилось все тяжелее на душе. Немного поразмыслив, она решила настроиться, постараться почувствовать, что же ждет ее впереди. Запах смерти тут же забил ноздри, оставив сладковатое послевкусие на языке. Аля тяжело вздохнула, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Тут же ее охватила дремота. Так прошло еще минут сорок. Наконец, машина подъехала к высокой изгороди, нырнула внутрь и остановилась. Раздался звонкий лай собаки. «Приехали!» — устало буркнул водитель и поспешил затянуться сигаретой. Аля поправила волосы и, прижав к груди сумку, вылезла наружу.

Кругом витал аромат бодрящей осенней свежести, пожухлой листвы. Аля с удовольствием потянула носом воздух. Затем, неожиданно для водителя, перекрестилась.

Место, несмотря на внешнее спокойствие, казалось каким-то глухим, мрачным. Было понятно, что люди тут живут небедные. Дом — большой деревянный терем — высился на два этажа и гордо демонстрировал свои башенки, веранды, затейливые фасады. В нескольких окнах на первом этаже горел свет. Рядом с домом, выстроенным буквой «Г», виднелся большой ухоженный пруд, к которому вели каменные ступени. Из-за стен дома выглядывали несколько деревянных построек. Деревьев на территории было немного — лишь пара берез и высокая ель. Каменную изгородь увивали крупные листья пожухлого плюща.

Хлопнула входная дверь, и на пороге дома показалась стройная фигура молодой хозяйки. Ксения сбежала по высоким ступеням вниз и затараторила мелодичным голосом:

— Здрасьте, Алевтина Юрьевна! Не устали? Пойдемте в дом! Не представляете, как я вам благодарна! Так благодарна, что вы приехали! Спасибо вам! Мне звонили, предупредили, что вы приедете. Не верилось прям, что приедете вы сами! Чудеса просто! Соседи узнают — от зависти лопнут! Я все передачи с вами смотрела, честно! Причем, раз сто! Хотела попросить ваш автограф. Можно? Вы мне больше всех понравились! Спасибо вам!

Аля неопределенно пожала плечами и на ходу пробормотала:

— Не за что пока «спасибо» раздавать. Я еще ничего не сделала. Мне нужно сначала считать информацию. С дома, с вас тоже…

— Я сейчас вам все расскажу. Как раз сына накормила, так что у нас есть час, чтобы спокойно поговорить.

— Мне бы сначала умыться с дороги…

— Да, конечно. Пойдемте, я покажу, где можно привести себя в порядок…

Девушка шустро двинулась по дому в сторону ванной. Аля направилась следом. В одной из комнат она заметила молодого человека лет двадцати пяти. Он был невысок, коренаст, крепок. Лицо парня выглядело застывшим, непроницаемым, точно маска. Поймав изучающий взгляд Али, устремленный на него, Ксения пояснила: «Это Костя. Э-э… мой бойфренд». Аля усмехнулась про себя этому словечку, произнесенному со смущенной улыбкой.

Очутившись в светлой ванной, отделанной плиткой, она сполоснула лицо, а затем по приглашению Ксении выпила чашку горячего чая. Усталость как рукой сняло, и Сочина поняла, что пора приниматься за работу.

Глава 12

— Ну что ж… — пробормотала Аля себе под нос. И добавила чуть громче: — Мне нужно для начала осмотреть дом. А там видно будет…

В этот момент на пороге столовой появился Костя. Он холодно посмотрел на гостью, скользнув неодобрительным взглядом по ее длинной черной одежде и ярким цыганским украшениям. Но, видимо, заранее предупрежденный молодой хозяйкой, ничего комментировать не стал. А Ксения с улыбкой быстро проговорила:

— Костик, ты не покажешь Алевтине Юрьевне дом? А я пока ужин начну готовить…

Молодой человек пожал плечами:

— Если надо, пожалуйста…

Он вышел в коридор. Сочина следом за ним отправилась гулять по первому этажу, заглядывая и обходя каждую из комнат. Аля проницательным взглядом обводила территорию, прислушивалась к себе. Дом был красив не только снаружи, но и внутри. Дорогая отделка, красивая мебель…

В одной из комнат на полу играл маленький мальчик: весь ковер был усыпан разноцветными солдатиками и машинками. Аля достала из кармана леденец, угостила ребенка и двинулась дальше. И она, и Костя хранили молчание. Неожиданно Аля остановилась возле одной из стен помещения, которое насчитывало пять углов. Ее взгляд уперся в икону. На лице ясновидящей все отчетливее проступала тревога.

— Это единственная икона в доме? — нарушила она молчание и жестом указала на потемневший образ в углу.

— Да.

— Откуда она?

— Перешла по наследству, по-моему…

Ясновидящая выразительно подняла брови и спросила, пытливо всматриваясь в лицо Кости:

— Ты знаешь, что это за икона?

— Нет… После смерти Ксюхиной матери мы все оставили, как есть. Икона сначала принадлежала ее бабушке…

— Бабушке, значит…

— Скажите, это действительно был несчастный случай? — не выдержал молодой человек.

— Пока не скажу, — недовольно буркнула Аля и двинулась дальше.

Теперь Костя ходил за гостьей, словно нитка за иголкой. Но вскоре это занятие ему надоело, и он присел на диван, продолжая наблюдать за ее действиями и тихо насвистывая. Аля же, приученная еще на съемочной площадке не обращать внимания на отвлекающие маневры, продолжала тщательно изучать обстановку.

«Странный дом!» — неожиданно вырвалось у нее.

— Дом как дом… — недовольно изрек молодой человек. — Совсем недавно ремонт сделали. И потом, многие дома можно назвать странными…

— Надо проверить на картах, — разговаривая сама с собой, проговорила Аля. Она достала колоду и присела рядом с парнем. Тот непроизвольно отодвинулся, с укором посмотрел на гостью и предупредил:

— Только вы тут ничем «таким» не занимайтесь!

— Чем «таким»?

Сочина полоснула по «бойфренду» гневным взглядом и хотела было поставить его на место гневной тирадой, но тут в комнату впорхнула Ксения. Она быстро оценила царившее напряжение и попросила Костю посидеть с малышом.

Когда молодой человек удалился, Аля опустила взгляд в карты. Она несколько помедлила, словно сомневаясь в чем-то, но потом, подняв тяжелый взгляд на Ксению, задала вопрос:

— Ты знаешь, что твоя бабка колдуньей была?

Девушка расстроенно шмыгнула носом и кивнула, глядя куда-то в сторону.

— Сколько себя помню, к ней по ночам приходили люди. Разные. И бедные, и богатые. В погонах и без. Бабушка часто закрывалась потом в своей комнате наверху и велела никому ей не мешать. Говорила всем домашним, что варит спирт. А дело это — подсудное. Велела молчать обо всем. Потом уж я от матери узнала, что бабушка всю жизнь колдовала. Не спирт это был…

— Грешница она у тебя большая была, отмаливать придется, — покачала головой Аля. — Сильная ведьма. И этот дом под себя строила. Жить здесь не каждый сможет. Обычный человек начнет болеть, чахнуть… Ты сама-то себя как здесь чувствуешь? Не боишься?

— Как себя чувствую? Она сейчас во сне ко мне приходит, — доверчиво поделилась девушка: — Все время просит, требует…

— Чего она хочет от тебя? — насторожилась Аля.

— Принять какой — то дар. Грозится, что если не приму, то погибну и я, и мой сын. А я…

— А ты что? Неужели пойдешь по ее стопам?

— Я не знаю, что мне делать… Я боюсь… Так боюсь! — неожиданно вскрикнула Ксения. В ее глазах читался неподдельный испуг. — За себя, за Аркадия, за Костю! Неужели нам действительно угрожает опасность? Неужели мы тоже умрем, как и остальные?

— Ох-хо-хох… — протянула Аля и пододвинула к себе пепельницу. — Можно, я закурю? Помогает настроиться…

После быстрого кивка хозяйки Сочина сделала несколько затяжек. Затем из сумки достала помятый блокнот с ручкой и стала рисовать линии, круги.

— Ты замужем не была, — больше себе под нос проговорила ясновидящая. — Ребенок от любимого мужчины, но его отец — совсем не Костя. Отец ушел…

— С Костей я познакомилась, когда Аркаше был уже год. Саша бросил нас…

— Это не единственный удар, который ты пережила. Вижу три смерти подряд, — продолжала Аля. — Твои близкие. Все умерли в короткий срок. Первой погибла старая женщина — бабка твоя. Дым вижу. Отца не стало полгода назад. Затем мать… Бедная девочка… Стихии — огонь — вода — огонь. Это — проклятье…

— Меня не было рядом, когда погибла мама, — прошептала девушка. — Вы можете рассказать, как это случилось?

Глава 13

Аля велела девушке следовать за собой. Затем накинула на плечи куртку, обулась и вышла на улицу. В ее руках был фонарь. Доверяя внутреннему чутью, которое никогда ее не обманывало, Сочина приблизилась сначала к пруду. Постояла на каменных ступенях, затем присела на корточки, посветила фонарем на воду.

— Что вы там ищете? — неожиданно раздался недовольный голос у нее за спиной. Это был Костя.

Он обвил Ксению за талию и привлек к себе. Аля встала, отряхнула подол длинной юбки и проговорила:

— Если ты, Костя, немного помолчишь и перестанешь наскакивать на меня, то я расскажу Ксении, как погибли ее родственники. И почему. Вы ведь для этого меня просили сюда приехать?

Ксения пихнула парня в бок, а Аля продолжила:

— Вижу мужчину. Утонул в пруду полгода назад. Это твой отец. Он сейчас здесь. Запах алкоголя от него чувствую. Но он совершенно случайно упал в воду. Поскользнулся на ступеньке и упал. Сильно ударился о камень, потерял сознание. Когда его нашли, он был уж мертв. Не смогли откачать. Глупая смерть… Действительно несчастный случай. Просит тебе передать, чтобы ты кольцо его обручальное на его могиле закопала. Не понимает, зачем его сняли. Просит вернуть…

Ксения кивнула и прижала кулачок ко рту, сдерживая всхлипы.

— Я оставила как память…

— И зря…

Аля двинулась дальше. Прошлась вдоль изгороди, с осторожностью — мимо собачьей будки: там угрожающе затявкала лайка. Затем Сочина проследовала чуть дальше и остановилась возле бани.

На улице стало совсем темно. Свет фонарика быстро гас, пока, наконец, не потух совсем. Аля несколько раз попробовала его включить — выключить, но тот уже ни на что не реагировал. Выругавшись про себя, женщина зашла в баню. Немного там постояла. Из ее горла вырвался сиплый кашель. Аля хрипло проговорила:

— Еще одна смерть чуть больше месяца назад — получается, в конце июля… Вижу фантом женщины, лежащей на пороге. Твоя мать. И резкий запах дыма… Она умерла от удушья, нахватавшись угарного газа здесь, в бане.

Костя с нескрываемым удивлением смотрел на ясновидящую, а та уже направлялась от построек к дому. Параллельно Аля продолжала рассказывать о событиях июльского вечера:

— Она почувствовала тошноту, сильное головокружение. Напугалась очень. Поняла, что нужно как-то выбираться. Кое-как сумела натянуть одежду и выбраться на улицу. Вижу на ней лишь ночную сорочку. Такую светлую, в мелкий рисунок. Женщина доползла до порога. Там и умерла. Позвать на помощь ей не удалось. И дома, как назло, никого не было…

— Тело нашли соседи только на следующий день, — подтвердила ее слова Ксения. — Вы все верно сказали, — мама умерла на ступенях этого дома. Мы тогда с Костей и Аркашей уехали отдыхать к Костиным родственникам.

Аля понимающе кивнула и решительно добавила:

— Но первой все-таки погибла старая женщина — твоя бабка. Вижу, высокая была, полная. Правильные черты лица. Характер сильный, властный, как у мужика. Меня почему-то тянет на второй этаж. Поднимемся?

Когда троица поднялась по деревянной лестнице, Аля недолго собиралась с мыслями. Прислушалась к образам, что крутились в сознании.

— Пожар начался здесь, на втором этаже. Нам нужно идти в правое крыло, — Аля повернула, прошла по коридору, отмечая, что ремонт еще не везде закончен. Затем остановилась возле одной из комнат. Осторожно толкнула дверь — оттуда на нее тут же пахнуло гарью. Несмотря на то, что дом горел больше года назад, запах оказался очень стойким. Аля в комнату заходить не стала. Она встала на пороге и начала объяснять:

— Темно было. Вижу, словно вспышка в том углу — там, где раньше стоял телевизор. Начало дымить. Потом загорелась бумага рядом с телевизором, пол, а дальше — постель… Старая женщина еще ничего толком не успела понять, как уже все занялось. Смогла лишь сползти с кровати и тут же попала в самое пекло. Страшная смерть…

Костя сильнее прижал к себе тихонько подрагивающую Ксению и уточнил:

— А почему вообще загорелось?

— Проводка. Случайно. От нее все и занялось…

— Мы спали внизу и ничего не слышали, — тихо сказала Ксения. — Потом мама подняла тревогу — почувствовала запах дыма. Но было уже поздно… Потом у меня Аркаша заболел. Буквально на следующий день пришлось лечь в больницу. Родители схоронили бабушку без меня. Мама дом восстановила — стал, как новый. Только второй этаж не успела доделать…

Константин вновь решил задать вопрос.

— Получается, что полиция была права? Это все действительно несчастные случаи? А моя Ксюха навела тут шороху…

— Да, получается, что так, — согласилась Аля и бросила многозначительный взгляд на девушку. — Тем не менее, мне необходимо остаться в доме на ночь. Вы ведь не погоните меня обратно в город в такую темень? И, пожалуйста, постелите мне здесь, наверху.

Взглянув внимательно на гостью, Ксюша кивнула. А Аля добавила, раздумывая над чем-то:

— И неплохо было бы посмотреть фотографии… У тебя есть архив бабушки Настасьи?

— Все фотографии хранились раньше на чердаке. Не уверена, что после пожара осталось что-то. Я могу, конечно, поискать. Но это только завтра утром — там нет света. Все хотим провести, да никак руки не дойдут.

— Ну, утром, так утром, — кивнула ясновидящая. — В любом случае, раньше утра я тебе ничего больше сказать не смогу…

Глава 14

Аля долго не могла уснуть. Эхо ее шагов, меряющих комнату, гулко раздавалось по этажу. Почти до часу ночи сверху доносился запах сигарет. Наконец, шаги стихли — видимо, гостья легла.

Ксения тоже не спала, не в силах дождаться утра. Она читала книгу, но вскоре сон сморил ее. Во всем доме погас свет. Наступила тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием людей и редким тоскливым завыванием пса.

Аля задремала. Неясные образы превращались во все более четкие очертания знакомых людей, она словно слышала их живую и эмоциональную речь. Вот она уже не в чужом доме, а в таборе. В большом богатом доме, украшенном коврами, лепниной — у приемного отца, цыганского барона Джуро. Вот уже он ласково журит ее за какую-то вещь, взятую без спроса… Аля тогда жила, словно птица в золотой клетке. Все у нее было, что душе угодно. Лучшая одежда, машина, водитель. Много золотых украшений. И еды всегда готовилось очень много — мало ли кто заглянет на огонек. Цыган никогда не выпустит из дома человека, не напоив его хотя бы чаем. В памяти всплывали картины, как Роза готовит любимое блюдо брата — тушеного ежа или заваривает крепкий чай, добавляя в него дольки лимона и яблока. Как они все вместе пьют его из хрустальных бокалов…

А цыганские песни — протяжные, волнующие, берущие за душу? А танцы и костер во дворе? Наверное, атмосфера, в которой она сейчас очутилась, напомнила ей далекое прошлое… Картины в памяти вновь заторопились, закружились. Вот Роза учит ее гадать по руке, определять судьбу человека по картам. Совсем отчетливо Аля видит кружевной подол ее юбки, золотые украшения, обильно нанизанные на пальцы. Огромные золотые серьги в форме колец — и жутковатые бельма слепых глаз. Роза была единственным человеком из всех, кого она знала, кому слепота абсолютно не мешала в жизни.

— Смотри, драгоценная, внимательно и запоминай, — все повторяла Роза. — Одни лишь карты — это только картинки. Без дара они ничего, пыль земная. Я не вижу их — но я чувствую. Попробуй и ты так. Не читай только картинку, не надо. Попробуй почувствовать, что за ней стоит. Что кроется внутри. Твой дар — вот в чем настоящая сила…

Аля освоила эту науку — гадание на картах. Изучила старшие и младшие арканы. Колода карт Таро стала частью ее самой, срослась с ней, часто помогала советом в трудную минуту не только ей, но и окружающим.

— Неужели, если захочу, я буду знать все и обо всех? — до Али донесся ее собственный голос, только детский. — Это же так интересно!

— Эх, драгоценная… Конечно, гадание — исконно цыганское мастерство и передается из поколения в поколение… Но это не только хлеб, радость, но и горе для гадалки. Если ты видишь беду и не можешь ничего сделать — это ох, как тяжело! Только со стороны может показаться, что все просто. Непросто, девочка моя. На самом деле, это тяжкий труд для души, для ума. Чтобы увидеть прошлое, настоящее, будущее, надо настроиться, войти в нужное состояние. Много сил потеряешь. Потом придется долго восстанавливаться. Но когда тебя благодарят люди, которым ты помогла — это лучшая награда…

— Когда я вырасту, то стану цыганкой? Такой же, как ты? И у меня будет такая же длинная юбка из бархата, как у тебя? — продолжала вопрошать маленькая Аля.

— Юбка такая же у тебя будет, не сомневайся, — громко смеялась Роза. — И не одна! Хоть десять или все сто!!!

В ушах раскатистым эхом раздавался ее хохот. Звенящий, свободный, от души…

Неожиданно Аля очнулась и поняла, что смех прозвучал не только во сне, но и наяву. Она вздрогнула, осознав, что прямо над ней, на чердаке, кто-то есть. Ощущая гулкие удары сердца, Аля открыла глаза. Словно почувствовав ее пробуждение, этот «кто-то» замер, затих… Через мгновение Аля почувствовала, что кто — то появился совсем рядом. Высокая, крепкая фигура возвышалась над ее кроватью больше минуты. И эта минута показалась Але вечностью. Затем что-то тяжелое прыгнуло к ней на кровать, кошачьими лапами пробралось к голове, легло на грудь… Дыхание остановилось. Ноги и руки не шевелились. Чувствуя, как одеревенело все тело, Аля попыталась взять себя в руки и начала читать молитвы. Одну, вторую… Стало отпускать. Она, наконец-то, смогла набрать в легкие воздуха и вздохнула полной грудью, продолжать нашептывать «Отче наш». Затем пошевелилась и быстро зажала нательный крестик меж зубов. И вдруг все исчезло, будто привиделось. Аля поняла, что в комнате она уже одна.

Женщина вздохнула немного свободнее. Но тут раздался ясно различимый скрип половиц над ее головой. Послышались осторожные шаги взад — вперед по чердаку. Затем они замерли, и почти над Алиным ухом снова раздался смех — громкий, злобный, полный силы, вседозволенности…

Аля, все так же зажав крестик меж зубов, до утра продолжала читать молитвы. И лишь когда солнце ярким диском показалось на небе, уснула…

Глава 15

Утро выдалось холодным и солнечным. Раньше всех встал маленький Аркадий, разбудив немедленно всех остальных тонким пронзительным плачем. Аля некоторое время просто лежала, собираясь с силами и мыслями, слушая, как Костя сажает мальчика на горшок, затем ведет его умываться и помогает одеться. Молодой человек старался говорить как можно тише. Наверное, чтобы не разбудить ее. А скорее всего, Ксюшу.

Вскоре встала и молодая хозяйка: послышались ее быстрые, легкие шаги. Через четверть часа по дому разнесся запах гречневой каши и свежезаваренного кофе. Затем Ксения пригласила Алю позавтракать, пообещав сразу же после этого отправиться на чердак.

Аля выглянула на улицу, прошлась вокруг пруда, вдыхая запах осенней свежести. Недалеко в лесу тихонько переговаривались синицы, готовясь к дальнему и долгому перелету. Ночной кошмар потихоньку выветривался, и голову заполняли гораздо более приятные вещи. Она бы с удовольствием съездила отдохнуть. Но не в Египет, а, например, в Чехию. Побродила бы по старинным замкам и их окрестностям. Деньги есть. И Олег бы мог выпросить отпуск у начальства — три года они никуда не выбирались… Случайно сквозь изгородь Сочина заметила нескольких человек, пытающихся рассмотреть, что происходит во дворе Дмитриевых. Это были местные жители, привлеченные сюда слухами о том, что в поселок приехал известный экстрасенс. Один из мальчишек помахал ей рукой и крикнул, чтобы ему дали автограф. Аля не любила излишнее внимание к своей персоне, поэтому молча ретировалась в дом.

Вскоре Ксения позвала Алю наверх, сказав, что ее поиски увенчались успехом. Старый семейный фотоальбом благополучно пережил пожар в одном из кованных железом сундуков. Может, теперь они смогут разгадать тайну? Аля поспешила на чердак. Ей и самой не терпелось разобраться в настоящей причине гибели членов этой семьи…

Они присели вместе на небольшой старинный сундук. Аля взяла в руки альбом и прищурилась, поскольку свет, который пробивался сквозь небольшое окно, был тусклым. Раскрыв семейный архив, Сочина углубилась в его изучение. Ксения протянула руку и достала из альбома одну из фотографий. Затем тихо произнесла, словно опасаясь кого-то:

— Это бабушка Настя…

Затем она ткнула пальцем еще в несколько снимков и пояснила:

— Моя тетя. А это мама…

Аля приблизила к глазам фотографию бабушки — яркой, статной казачки. Затем долго разглядывала снимки дочерей и, наконец, подняла глаза на Ксению.

— Ну что ж… Слушай, как дело было… У твоей бабушки было две дочери: твоя мать и Мария. Бабушка твоя потомственную ведьму видела именно в старшей дочери, в матери твоей, — Аля пальцем постучала по фотографии матери Ксении. — Именно ей и хотела передать свои знания и свою силу. Поэтому и завещала ей весь дом, а младшей достался лишь небольшой закуток в Москве. Тетка твоя Мария сильно обиделась и на мать, и на сестру, которая приняла щедрый дар, не захотев с ней ничем поделиться. К тому же, личная жизнь у Марии не сложилась. Она прекрасно знала о том, чем мать промышляла на самом деле и винила во всех своих бедах ее. Конечно, сначала тетка пыталась поговорить с матерью, убеждала ее поделить все пополам — ведь она такая же дочь. За что ее обделили? Но бабка и слышать ничего не захотела. А два года назад твоя тетка Мария решила избавиться от досадивших ей родственников разом и получить свое. А себя успокоила той мыслью, что «губить чертово племя — богоугодное дело»…

Ксения испуганно смотрела на ясновидящую, а та в подтверждение своих слов кивала головой и рассказывала дальше:

— Она ходила к какой-то Нонне, тоже колдунье, которая наслала на всю вашу линию проклятье. Да-да. Родная тетка. Бабка твоя погибла сразу же, мать и отец — чуть позже. Та же беда ожидала бы и тебя с сыном, если бы не твоя инициатива. Только Костя остался бы в живых. Вы ведь не расписаны?

Ксения мотнула головой.

— Это его спасло… Знаешь, отсюда и предупреждения твоей бабки с того света. Ведь если бы ты действительно пошла по ее стопам, то с помощью темных сил смогла бы защититься и избежать уготованной тебе участи. Бабка твоя просто не успела себе помочь. Ты единственная ее надежда на отмщение…

— Я не хочу заниматься колдовством, — тихо прошептала девушка. — Хочу жить, как все. Обычной жизнью. Растить Аркашу…

— И правильно делаешь, — заметила Аля. — Иначе судьба тебя ждет незавидная. Ты и так многое потеряла слишком рано. Но дело в том, что дух бабки до сих пор здесь обитает. Это ее дом, в нем — ее сила.

— Вы что-то слышали сегодня ночью? — бросив пытливый на гостью взгляд, спросила Ксения.

— Да. Смех слышала… — осторожно проговорила Аля, опасаясь еще больше напугать девушку.

— Я тоже часто слышу ее смех, — поделилась та. — Сначала боялась. Но потом успокоилась. Решила, что бабушка ничего не сделает нам плохого.

— Не сделает. Но живым с мертвыми жить вместе ни к чему. И дом этот — место темных сил, не светлых. Все равно дух бабушки придется отсюда изгонять. Ты готова?

— Да, — кивнула Ксения. И вспомнив, проговорила, — А как же проклятье? Его можно снять? Как-то защититься?

— Это непросто, но можно, — ответила Аля, размышляя. — Тебе нужно будет приехать ко мне на прием вместе с сыном. Я помогу снять негатив. И все, что сделала твоя тетка, вернется к ней же. Но есть одно большое «но». Сам этот дом не место для жизни — на костях стоит. Когда его строили, бабка под каждый угол черного петуха заложила. И дух Настасьи будет обитать здесь, покуда дом жив. А знаешь, — глядя на фотографии, продолжала с интересом ясновидящая, — тетке твоей дом в любом бы случае не достался, и столько смертей не дали бы желанный результат. Дух не дал бы Марии здесь жить. Сжил бы со свету.

— И что делать?

— Я бы советовала тебе дом этот сжечь, а место освятить. Только тогда здесь можно будет построить светлое будущее.

Девушка вздохнула, затем обвела дом глазами, пробормотала: «Жалко, красивый».

— Страховка есть? — улыбнулась Аля.

— Да… — протянула Ксения и через мгновенье тоже улыбнулась. С радостной надеждой в глазах вскочила с дивана: — Спасибо вам.

— Да не за что… — пробормотала Алевтина и добавила: — А с Костей тебе нужно поговорить. Открыться ему. Замуж ведь звал?

— Звал… — смущенно протянула Ксения.

— Отнекиваешься? Почему?

— Не знаю… Все кругом говорят, что он на мое добро позарился. У него ведь своего ничего нет…

— Ерунда! В твоем случае — пустые разговоры, — покачала головой Аля. — Так просто сложились обстоятельства, что в жизнь он без всего вошел. Погоди, все у него будет. Заработает. Без дела ведь не сидит?

— Не сидит, — согласилась девушка. — Но как ему все расскажу? Про бабку? Про колдовство?

— Костя тебя очень любит. Переживает, что не доверяешь ему. А когда расскажешь все, словно камень с его души снимешь. Вместе и приезжайте. Смотри, не упусти свое счастье. Может, Бог тебе его дал за то, что по пути света пошла…

Глава 16

На обратном пути Аля размышляла о том, что в жизни ничего случайного не бывает. Она думала о Ксении, о том, как сложится ее дальнейшая судьба, все ли у нее будет в порядке. Когда Аля впервые увидела ее, уж слишком та была растерянна и напугана. Нет-нет, да и всплывало в памяти женщины, как молодая девушка по-детски доверчиво заглядывает экстрасенсам в глаза и пытается рассказать о своей беде. Аля тогда понадеялась, что ей кто-нибудь да поможет. Ведь она не единственный экстрасенс на свете. Но внутреннее беспокойство не уходило. Сочина даже как-то спросила у съемочной группы координаты Ксении, но уже никто никого не помнил… И когда пришел случай, Аля не могла упустить возможность помочь.

В субботу, как и договаривались, Ксения с Костей приехали к ней в магический салон. Вместе со своей напарницей Светой Аля провела сеанс по снятию негатива. Поставила на всю семью девушки защиту, чтобы никому больше не удалось пробить поле. Дала оберег. И рассказала, как отмаливать грехи родственников. Гости уехали только поздним вечером.

А в понедельник утром Аля появилась в офисе на оперативке. И вновь с опозданием. На ее счастье, «второй» шеф задерживался. А Ярослав оказался в хорошем расположении духа. Оценив ее посвежевшее лицо и виноватую улыбку, он весело произнес:

— Привет, цыганка! Вечно в пути! Смотрю, ты бодра и весела. Как съездила? Удачно?

— Удачно, — кивнула Аля, вешая пальто на вешалку. — Вышло так, что одна специалистка навела на семью проклятье. По просьбе тетки. Девчонка была у меня на приеме в субботу. Мы поработали. Ну, в общем-то, и все…

— Значит, следственным органам там делать нечего? — проговорил Игорь Валуйский. — История не про нас?

— Не про вас, — уверенно подтвердила Аля. — Я тогда еще, когда Ксению на съемках видела, почувствовала, что там нет ни орудия преступления, ни убийцы. Что там нужен специалист другого рода. Но дело оказалось запутанным. С одной стороны, обиженная тетка, которая долго вынашивала план мести и замышляла истребить родню. И поди, докажи официально, что она тут замешана. С другой стороны — ее бабка, колдунья, за которой самой тянется длинный шлейф грехов… Никак не могла разобраться, за кем именно числится «должок» за эти смерти.

Ее последнюю фразу услышал Горячев. Руководитель отдела «Т.О.Р.» как раз входил в комнату.

— Значит, все-таки тетка… Да… Мы, тут, конечно, не сильны, — прокомментировал он Алин рассказ, качая головой: — А я-то думал на того паренька. Ну, на друга этой Ксении. Получается, зря. Хотя мне он показался очень подозрительным…

— Парень на самом деле хороший, — искренне улыбнулась Сочина. — Девчонке с ним повезло. Он ей и как мать, и как отец, и за няньку сойдет. Просто устал стучаться в закрытую дверь. Ксения ведь ему не доверяла. Напели ей, что он охотник за ее богатством… Да еще расследование, допросы, телевидение… Вот парень и замкнулся. Боялся остаться без вины виноватым. Да и как не бояться? Он ведь понимал, что для вас, следователей, отсутствие у него «приданого» — очень веский мотив.

— Экая вы мать-заступница, — усмехнулся Горячев. — Но и мы не монстры, в общем-то. Ладно, тогда оставляем их в покое. Вопрос закрыт, и стороны удовлетворены? — уточнил он на всякий случай, следуя своей давней привычке во всяком деле ставить точку.

Аля, машинально заправив косу под гребень, убедительно кивнула.

— Тогда начнем. Все на местах, — произнес Горячев. Он заговорил отрывисто, по-деловому, экономя время и слова.

Марина вкратце обрисовала ситуацию по «Синайскому делу» и свои планы. Попросила помощи: нужно было сделать несколько запросов в ряд структур. Затем очередь перешла к Игорю Валуйскому, неподалеку от которого пристроилась Елена Марченко. По делу полковника Ковалева тот пояснил:

— Съездили. Подробный отчет к концу дня предоставим. Но пока реальных зацепок нет. Мы, конечно, не отчаиваемся… К тому же, оперативники обещали помочь. Поднять архивы.

— Жаль, — выдохнул Николай Васильевич, который ждал хоть каких — то сдвигов. Полковник Ковалев был его давним знакомым.

— Можно съездить на место убийства вместе с Сергеем, — предложил Ярослав.

— Хорошо. Но предупреждаю, что дело может оказаться… э-э… темным. Ну, в плане политики. Вы там поосторожнее, много шуму пока не поднимайте…

Игорь понимающе кивнул. А Горячев уже повернулся к Але, и его губы раздвинулись в сдержанной улыбке:

— Поздравляю! Хорошие новости для вас. Наш маньяк задержан, оперативники поймали его с поличным. Уже произвели в квартире обыск, есть улики. Не ожидал такого успеха. И так быстро! И вам, и Сергею будет выплачено дополнительное вознаграждение…

— Я только «за»! — довольно хрустнув пальцами, откликнулся Скрипка. Аля же лишь пожала плечами.

— Со старым пока все… Но всплыло еще одно резонансное дело. Слушайте… — произнес Горячев, и потянулся к столу за сложенной газетой. Развернув ее, он зачитал одну из заметок: «Год назад на окраине Москвы, на улице такой-то, возле подъезда дома № 19, подлежащего расселению, был найден труп пожилой женщины. Родственники тело опознали. Это оказалась гражданка Иевлева А.М. сорокового года рождения, которая проживала в этом же доме. По мнению медиков, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Как выяснилось позже родственниками Иевлевой, перед смертью квартира покойницы была продана некой Сметаниной А.А. и по условиям договора, через неделю после продажи Иевлева должна была покинуть расселяемый дом. Об этом факте родственники узнали уже после смерти Иевлевой. Денег от сделки никто из родственников ни в самой квартире, ни на сберегательных книжках покойной не обнаружил. Единственное, что стало известно в ходе выяснения обстоятельств совершенной сделки: продажей квартиры занималось агентство недвижимости «Креон», и что квартира была продана за цену, гораздо более низкую, чем ее рыночная стоимость на тот момент. Это же агентство оформило договор с застройщиком на расселение дома, где проживала гражданка Иевлева.

Журналисты нашей редакции решили провести собственное расследование, поскольку стало известно, что погибла не одна женщина, а несколько. Как выяснилось, сделок купли — продажи, после которых всплывали трупы пожилых граждан, а деньги исчезали в неизвестном направлении, за агентством недвижимости «Креон» числится две только по дому № 19. И обе были приобретены Сметаниной А.А. Такая же незавидная судьба постигла престарелую жительницу соседнего дома № 21 — и здесь без фирмы «Креон» не обошлось.

К сожалению, с удачливой скупщицей недорогого жилья нам встретиться не удалось. Как и пообщаться лично с директором ООО «Креон». Но, по словам юриста агентства недвижимости, все сделки «юридически чистые» и оформлены в соответствии с действующим законодательством. Но нас больше настораживает «чистота смерти» престарелых граждан — самого беззащитного слоя нашего общества на сегодняшний день. К сожалению, цепь совпадений, связанных со смертью граждан, почему-то до сих пор не привлекла внимания правоохранительных органов…»

Шеф положил газету на стол, а Ярослав быстро проговорил:

— Насколько я понимаю, самого места преступления уже не существует, поскольку на том месте выстроен новый дом?

Горячев кивнул, а в голове Краснова стали быстро прокручиваться варианты, кому поручить новое задание. Марина была занята под завязку «Синайским делом», и ей было некогда куда-то еще выезжать. Скрипку только что «прикомандировали» к делу об убитом полковнике — расследование тоже слишком затянулось, и пришла пора ускорить процесс. Оставалась только Аля. Тем более, она только что освободилась и могла хоть что-то считать с фотографии умерших…

Ярослав повернулся к Сочиной и произнес:

— Алечка, ты у нас схватила птицу удачи за хвост. Тебе и карты в руки.

— Карты у меня всегда в руках, драгоценный, — проговорила нараспев Аля и усмехнулась. — Если возьмусь за это дело, то до среды отдохнуть дадите? У меня в салоне заказы накопились…

— Дадим, — подтвердил Ярослав. — И еще… К тебе, наверное, нужно будет прикрепить парочку шустрых ребят, поскольку Игорь с Леной пока заняты другим.

— За этим дело не станет, — заверил Горячев и довольно выдохнул: — Ну, вроде пока все! Работайте!

Глава 17

Вторник для Али стал днем приемов. Сначала в дверь позвонили по поводу снятия показаний счетчика. Затем забежал за забытой спортивной сумкой Лешка — накануне они с Катей были в гостях. Потом Аля сама забыла сумку с покупками в магическом салоне, и ее секретарь и по совместительству охранник Миша — огромный детина цыганского происхождения — завез ее Сочиной домой. Затем вернулся с работы Олег. И когда, наконец, Аля свыклась с мыслью, что уже можно расслабиться и засесть у себя в комнате, прозвучал звонок в дверь. «Кого опять черт принес?» — раздраженно подумала Сочина, но, посмотрев в глазок, быстро потянула цепочку на себя. На этот раз на пороге стояла Марина Лещинская.

Аля искренне сочувствовала своей коллеге. Когда у нее самой случалась какая-то проблема, или она думала о своей непростой судьбе, то вспоминала Марину и говорила себе: «Бывают случаи и похуже, чем твой». В свое время Марина — стройная шатенка с длинными ногами — купалась во внимании мужчин. Когда ей исполнилось двадцать пять, она познакомилась со своим будущем мужем Петром. Тот быстро признался ей в любви. Марина и сама влюбилась в него по уши. Поженились, а через год оказалось, что в семье ожидается пополнение. Ничто, казалось, не предвещало беды…

Но Коленька не задержался на этом свете и часа. Марина даже не успела его увидеть… Она и сама чуть не умерла тогда: врачи зафиксировали клиническую смерть. Ее неожиданное воскрешение все называли чудом. Все… Кроме мужа, который вдруг резко переменился к Марине. Он почему-то счел, что Марина виновата в смерти сына. В момент, когда они могли и должны были сплотиться, обретя поддержку друг в друге, супруги, наоборот, отдалились, практически перестали общаться. Марина целыми днями то рыдала, то сидела в какой-то прострации, тупо глядя перед собой. А спустя краткое время ее постиг новый удар. Петя объявил, что ему надоело вечно страдальческое лицо жены, которая может только ныть и причитать, а вот родить по- нормальному не может. Поэтому он уходит к другой — здоровой и жизнерадостной Лиле. Кстати, у них скоро родится наследник… Лещинская словно заледенела. Поняла, что ничего хуже с ней уже не случится — просто хуже уже не бывает. И, пожалуй, да, прав Петя: она действительно не здорова. Не только физически, но, кажется, и душевно. Иначе как объяснить, что после клинической смерти у нее в голове то и дело помимо ее воли появляются образы людей, всплывают обрывки фраз, которых она никогда не говорила и нигде не слышала? Стоило ей прикоснуться к какому-то предмету, как она видела людей, которые прикасались к нему до нее, выражения их лиц, эмоции…

Поначалу Марина сочла, что у нее с горя «поехала крыша». Такого же мнения были и ее немногочисленные родственники. На несколько месяцев Лещинская попала в психиатрическую больницу. Обследовалась, затем лечилась от депрессии. Лишь спустя какое-то время она поняла, что теперь обладает каким-то новым даром. Бог отнял у нее Коленьку и Петю, но дал взамен нечто иное…

Набравшись мужества, она решила доказать, что действительно кое-что может, и появилась на телеэкране, где продемонстрировала свои способности. Но на телепроекте долго не задержалась и вернулась в родное Подмосковье, где, расследуя первое в истории отдела «Т.О.Р.» дело, ее и нашел Ярослав…

Сейчас Марине было тридцать пять. После развода — а с тех пор прошло уже несколько лет — она вела затворническую жизнь. Из дома выходила только на работу — она устроилась врачом-ветеринаром в частную клинику. О том, чтобы устроить личную жизнь, она и не помышляла. Ей казалось, что эта тема для нее навсегда закрыта. А Петр и Лиля тем временем растили уже двоих мальчишек…

— Пустишь? — спросила Марина, обдав Алю отчетливым запахом «Мартини».

— Ты чего это? — пораженно уставилась на гостью Аля и жестом пригласила в дом.

— Фигово мне что-то совсем, Аль, — невесело усмехнулась Марина, шагнув за порог и присев на лавку. — Погадай мне…

— Неужто так плохо? Никак не переваришь? — внимательно взглянув коллеге в глаза, проговорила Аля. — Пошли! Сейчас только Олежку предупрежу, чтоб не мешал…

Пока Марина раздевалась, Аля успела сбегать в зал, а также на кухню, где запаслась двумя огромными бокалами с кофе. Затем протолкнула застрявшую в прихожей Марину в маленькую комнату и просочилась туда сама.

Женщины опустились на пол. Аля уселась по-турецки и достала из кармана халата колоду. Быстро перемешав карты, попросила:

— Подсними на себя…

Марина послушалась. Аля профессиональным жестом разложила ряд.

— Эх, драгоценная, зря расклеилась, — произнесла Сочина, глядя на карты. — Скоро все изменится: личная жизнь, статус…

Марина недоверчиво взглянула на Алю, а та в подтверждение своих слов кивала и продолжала:

— В течение пяти-шести месяцев пойдут перемены! Только счастье свое не прошляпь за своими депрессиями! Глаза у тебя словно маслом замазаны… А ты их раскрой пошире, если одна не хочешь остаться. Карты показывают, что твой мужчина совсем рядом. И на телепроекте ты оказалась не просто так… Влюбишься снова. Сердце восстановится, оживет. И все раны новая связь залечит. Знаешь, присмотрись-ка ты к тем, кто вокруг тебя.

— Добрая ты! — с улыбкой выдохнула Марина. — Хочешь меня как ребенка сказкой убаюкать?

— Ты зачем ко мне пришла? — строго на нее взглянув, спросила Аля. — Я тебе помогаю, как умею! Или, может, ты совсем не погадать хотела? Чего тебе нужно на самом деле?

Став вмиг растерянной, Марина немного помедлила, но все же озвучила:

— Моего посмотри, пожалуйста… Я про Петю… Как он? Неужели правда хорошо ему со своей…? Ведь она…

— Может, хватит о них думать?! — не выдержала Аля. — Не устала одно и тоже перебирать? Сколько можно! Ведь уж много лет прошло, а ты, как застряла в болоте, так и выбираться не хочешь! Видать, нравится тебе там… Нравится быть бедной и несчастной…

Но, поймав умоляющий Маринин взгляд, Аля осеклась, вздохнула и начала новый расклад.

— Ничего хорошего у него нет, — констатировала вскоре она. — Семья есть, да, но жена — змея ядовитая. Ревнивая, злая, одни деньги на уме. Все соки из него выпила. Любви там и в помине нет. Он уж сам не рад, что с ней связался. Детей у них вижу. Два мальчика…

— Все верно, — чуть покачнувшись, подтвердила Марина. — Маленькие совсем. Я их тоже видела, только воочию…

— Вот тебя что так разобрало! И у тебя дети будут! — с нажимом произнесла Аля. — Если ты сама себе не навредишь. Ты же себе не враг? Слушай, что говорю! Переключись! На себя переключись, не на него… Ему все твои слезы отольются. Уже свое получил. И поделом. Ты ни в чем перед ним не виновата. А тебя счастье ждет, долгая жизнь в браке, ребенок… Хочешь?

— Хочу, — с еле заметным облегчением прошептала Марина. — А это еще возможно? Ты меня правда не обманываешь?

Аля раздраженно хлопнула ладонью о ладонь и покачала головой.

— Иди, глупая! А вино — и нюхать забудь, не то полетит твоя жизнь в тартарары. Смотри лучше по сторонам! Я тебе дело говорю! А теперь иди домой и выспись хорошенько. Чтоб завтра была, как звезда!

С этими словами Аля встала с колен и проводила последнюю гостью к дверям.

Послесловие

Костя не без удовольствия взглянул на уже готовый фундамент, на ровную кладку нескольких слоев белого кирпича. Молодого человека было не узнать: бледное лицо расцвело здоровым румянцем, движения стали более уверенными, широкими. Теперь почти все дни Костя проводил на улице, занятый постройкой нового дома. Ксения крутилась рядом, развешивая постиранное белье. Она бросила беспокойный взгляд на Аркадия, который играл возле пруда и уже успел промочить ноги.

— Сынок, пойдем, я тебя переобую, — ласково протянула она и взяла мальчика на руки.

Неожиданно ее окликнули. Ксения повернула голову к изгороди, присмотрелась к старушке и узнала одну из местных жительниц.

— Добрый день, Зинаида Федоровна, — с улыбкой отозвалась девушка. — Вы по делу или просто так?

— Да я вон до магазина дойти решила, — пояснила соседка. — Дай, думаю, к вам загляну, узнаю как дела. Шутка ли — в зиму без крыши над головой остаться! В бане-то не наживешься! И жалко-то как! Ведь такой дом — красавец был!

Женщина еще минут пять причитала и охала, качая головой. Ксения взглянула на груду обугленных бревен, — все, что осталось от бабушкиного наследства — и лишь махнула рукой:

— Ну и пусть! Еще лучше построим. Был деревянный, а станет каменный. Через пару месяцев приходите на новоселье!

— Как же не заглянуть? Загляну… — по-старчески тряся головой, пообещала женщина.

Ксения с Аркадием скрылись в бане, а Зинаида Федоровна заторопилась дальше, дивясь про себя беззаботности Ксении. Через несколько шагов соседка остановилась, обернулась. Ей показалось, или что-то в этом месте и правда неуловимо изменилось? Даже дышать стало легче… Наверное, это все после визита батюшки. Ксения рассказывала, что перед постройкой нового дома решила освятить место. Но, опять же, не может человек радоваться тому факту, что дом сгорел! Свое-то добро?

Устав ломать голову над непонятным поведением молодой соседки, Зинаида Федоровна неодобрительно покачала головой и пробубнила себе под нос: «Молодые… Кто их разберет?»

Вика Варлей

Дело о странном доме

Глава 1

Аля Сочина быстро пробиралась сквозь толпу, пересаживаясь с «Кольцевой» на «Калужско — Рижскую» линию метро. Женщина старалась никого не задеть, но при этом успеть на «оперативку» вовремя. Она двигалась, низко опустив голову и ни на кого не глядя. Неожиданно возле ступенек ее резко дернули за рукав. Женщина остановилась и удивленно уставилась на высокого парня лет двадцати семи в красной спортивной куртке. Тот стоял, растягивая в полуулыбке толстые губы, и показывал ряд прокуренных зубов. При этом продолжал держать ее за рукав.

— Здрасьте! А я вас зна-аю… — протянул он развязно.

Аля напрягла память; по роду профессии с людьми ей приходилось со многими общаться и довольно часто, но этот увалень, тем не менее, казался незнакомым. Аля застыла, выжидающе подняв на него глаза. Парень пояснил:

— По телевизору тя видел… Ты прям, как настоящая…

Аля поджала губы, выругавшись про себя, затем резко выдернула руку и двинулась дальше.

— Эй! А погадать то? У меня вопросы есть! Эй! Ты куда это? Стой! — раздавалось все громче ей вслед.

Окружающие начали на них оборачиваться. Затем останавливаться, узнавая эту невысокую худощавую женщину лет пятидесяти в темном пальто и с ярким платком на голове. Знакомое лицо цыганки с черными волосами и выразительными серыми глазами, которое не единожды появлялось на экранах в телепередаче про экстрасенсов. В свое время Аля дошла до финала, но досталась ей лишь третье место. По мнению большинства, в троице финалистов оказались более сильные и удачливые соперники, чем Сочина. Аля же полагала, что дело совсем не в силе, а в картах, которыми она неизменно пользовалась. Многие считали это предосудительным.

Сейчас же ее сознание лихорадочно отмечало, как вокруг кивают в ее сторону головой. А кто-то уже решительно устремился ей навстречу. «Сейчас начнется столпотворение!» — поняла Аля. — «Черт бы побрал эту популярность! Если опоздаю, Краснов меня убьет!». Она пустилась почти бегом. Влетела в вагон. Нашла глазами отметку метро «Новые черемушки» — значит, она села куда нужно. Аля, облегченно вздохнув, быстро пристроилась к противоположным дверям, отвернулась к входу; так ее точно никто не заметит.

Но женщину тут же ждало жестокое разочарование — с другого конца вагона к ней направлялась уже знакомая красная куртка. Молодой человек подошел все с той же улыбкой, так же потянул на себя, но уже не за рукав, а за лацкан пальто.

— Куда же ты? Да еще так быстро! Еле успел! — довольный собой, изрек он.

Аля собралась с духом, чтобы не выдать все, что она думает о тактичности некоторых индивидов. Тем более, что этот индивид все равно ничего из ее тирады не поймет… Неожиданно лицо Сочиной приняло чуть слащавое выражение, а на губах появилась еще более приторная улыбка. Аля наклонилась к парню, посмотрела ему прямо в глаза и чуть слышно, нараспев, произнесла:

— Эй, баро, отвали! Не то худо тебе будет! Я ведь могу… Веришь?

Все довольство вмиг испарилось с лица напротив. Парень недоверчиво, затем испуганно глянул на соседку, — для пущей убедительности та сдвинула брови, — и, наконец-таки, «отвалил».

Остаток пути прошел в относительном спокойствии. Аля успела перебрать в голове все, что нужно еще было успеть сделать до конца недели. Куда съездить. Кому позвонить. Главное — навестить сына Лешку, по которому успела ужасно соскучиться. Тот должен был вот-вот вернуться из отпуска, и матери не терпелось прижать его к сердцу, чтобы убедиться, что он все такой же ее сын, как и раньше. Аля взглянула на часы. Опаздывает! Еще три остановки. Десять минут пешком. «Оперативка» была назначена на двенадцать. Сейчас без пяти. Как ни крути, не успевает. «Худо» сейчас будет ей — любительнице опаздывать. Ее шеф Краснов, которого она за глаза называла «любимый», еще в прошлый раз предупредил, что за еще одним опозданием последует штраф. Мол, никто не обязан тратить свое время бесплатно. Аля быстро прикинула, что штраф, как ни крути — сумма не настолько большая, как ее нынешняя зарплата, а, значит, и бог с ним. И вообще, приятно, что хоть в полтинник она начала получать от государства нормальные деньги. Пусть и не похвастаешься особо подробностями работы перед соплеменниками.

Все же деятельность подразделения, которое в служебных документах Следственного Комитета, обозначалось как «Отдел «Т.О.Р.», была засекречена, поскольку расследование, опирающееся на информацию, полученную от экстрасенсов, не должно было быть поставлено под сомнение адвокатами во время будущего судебного процесса. До сих пор традиционная наука отрицает факт существования потусторонних сил. Но это совсем не означает, что таких сил не существует…

…Аля выбралась из подземки, вдохнула осенний, но все еще по-летнему теплый воздух, и зашагала вдоль улицы. На первом перекрестке свернула направо и остановилась возле сталинской пятиэтажки с номером 26. Дом недавно был выкрашен в голубой цвет и радовал свежестью красок. По нескольким ступеням она поднялась на этаж — вход был со стороны улицы — позвонила. Раньше здесь располагался небольшой продуктовый магазин, сейчас же над дверью висела надпись крупными буквами «Автодетали», а чуть ниже, на самой двери — «Ремонт». Женщина проскользнула внутрь, поздоровалась с Мариной — привлекательной шатенкой чуть за тридцать, и по ее многозначительному взгляду поняла, что все уже на местах и ждут только ее.

Глава 2

— А где наша «сладкая парочка»? — поинтересовалась Аля, окинув взглядом просторную «рабочую» комнату, из которой, практически, и состоял весь их офис. — Их, что, сегодня не будет?

— Следователи Валуйский и Марченко в служебной командировке, — сухо пояснил Горячев, не принимая неофициального тона. — Им поручено проверить новую версию убийства полковника Ковалева. Вы прошлый раз им дали наводку по причастности любовницы. Что есть подозрения на нее…

— Не я, а Ярослав Олегович дал, — поправила шефа Аля, усаживаясь за свой стол и краем глаза отметив, что Князь на нее злится, но не сильно. — Я лишь подтвердила. И почему «подозрения»? Любовница там точно замешана — я это вижу. И деньги она в итоге получила немалые. Но вот кто заказал и почему…

— Ладно. Пока не будем отвлекаться на дело полковника, — прервал ее Горячев. — Поскольку все в сборе, пройдемся по текущему состоянию дел…

Сначала отчитался Сергей. Затем быстро «отстрелялась» Марина Лещинская. Она уже второй месяц занималась делом, в шутку именуемом в их отделе «святым», Горячев же называл его «Синайским». Ярослав обычно ставил Лещинскую на дела, где фигурировали предмет или человек, которых требовалось найти. В данном случае был украден предмет. И предмет очень ценный — знаменитый Синайский Кодекс. Старинная рукопись датировалась IV веком и являлась самым ранним и полным из сохранившихся до наших дней списком Священного Писания в переводе на греческий язык. Долгое время рукопись хранилась в Синайском монастыре святой Екатерины. Многие ученые были бы счастливы прикоснуться к этим древним текстам, истоку истоков. Благодаря этому пергаменту церковнослужители отделяли зерна от плевел, а религиозную истину — от ереси. Части «Кодекса» исчезали и в разное время всплывали в разных частях света, находились и терялись в самом монастыре, копировались, продавались… В настоящее время части ценнейшей рукописи оказались сосредоточены в четырех всемирно известных хранилищах рукописного наследия — в монастыре св. Екатерины (Синай), Британской Библиотеке (Лондон), Университетской Библиотеке (Лейпциг) и Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Но из Петербуржской библиотеки рукопись неожиданно исчезла. Никто не мог понять, как и куда, и кто вообще осмелился на такое кощунство. Полиция сбилась с ног, проверяя всех визитеров, среди которых было много иностранцев, а также сотрудников библиотеки, хранилища — всех, кто имел доступ к священным текстам. Но пока все было безрезультатно. В итоге громкое дело попало в руки Горячева и его отдела.

Аля от поисков рукописи сразу же отмахнулась, сказав, что с церковью всегда была не в ладах. Ярослав был этому факту только рад, поскольку прекрасно понимал, что если рукопись обнаружит и вернет обратно «цыганка» — это также сочтут кощунством. Церковь экстрасенсов всегда отвергала, даже несмотря на то, что под крышей самой церкви людей со сверхспособностями всегда было немало, и даром ясновидения и прорицания обладал почти каждый святой. Марина также была экстрасенсом. Но, по мнению Ярослава, ей было проще доверить визит куда бы то ни было, чем языкастой Але. И к самому институту церкви Марина относилась с большей долей уважения и почтительности. Таким образом, выбор был сделан в пользу Лещинской…

Сочина уже было заскучала, слушая вопросы, которыми завалил Горячев Марину, и ее точные, подробные ответы. Аля полагала, что в этом нет никакой нужды. Главное — результат. Что толку передавать друг другу, что и как сделано, кто куда съездил? Но следующая реплика Горячева, закончившего беседу с Лещинской, вернула ее на грешную землю.

— В Москве снова объявился маньяк — педофил…

Марина непроизвольно скривилась, поскольку не любила дела подобного рода и старалась всячески их избегать. Горячев же сухо и бесстрастно продолжал:

— Объекты насилия — девочки от семи до одиннадцати лет. Свои жертвы маньяк выслеживает в подъездах, темных переулках, возле школ разных районов. На одном месте не работает. Прикидывается доктором. Уговаривает поиграть «в больничку». Жертвы свои он сначала насилует, потом убивает. Прячет тела на крышах, в подвалах домов.

— Откуда тогда информация о «больничке»? — не поняла Аля.

— Получена от тех, кто из страха либо осторожности отказался, или же убийцу кто-то спугнул, и он не закончил начатое. К сожалению, подавших заявление немного. Дети редко рассказывают родителям все, что с ними происходит. Может, боятся наказания или же их сильно запугивают…

— «Снова объявился»? Вы сказали, что он снова объявился? — переспросил Краснов. — Я про педофила впервые слышу…

— Дело было прекращено два года назад, поскольку ни полиция, ни прокуратура ничего толком не нарыла. Было найдено шесть тел, и силы практически всех подразделений были брошены на это дело. Везде велось наблюдение, отрабатывались разные версии. Затем убийства почему-то прекратились. А поскольку убийцу так и не нашли, все дружно успокоились в надежде, что маньяк умер, удачно женился или «лег на дно».

Но вчера был обнаружен новый труп. И почерк похожий, — жертва была изнасилована и задушена. Тело пятиклассницы было найдено на крыше одного из жилых домов. Органы опасаются новой волны убийств. И что их действия снова не увенчаются успехом. Просили подключить всех, кого только можно. В том числе, нас.

— Значит, свидетели есть? — уточнил Ярослав. — Уже хорошо…

Горячев неопределенно пожал плечами.

— Свидетели есть, но я бы на них не рассчитывал. Какие там свидетели? Дети… А что они расскажут? У них рост спрашиваешь, телосложение, а там ответы вроде: «Не помню», «Не знаю», «Наверное, большой»…

— Ну, можно же через ребенка попробовать его вычислить, — предложил Сергей Скрипка, который забился в свой угол, и как, обычно, то молчал, то громко хрустел пальцами. — Если считать с них информацию?

Горячев мотнул головой.

— Нельзя. Этот вариант отпадает. Никто из родителей на это не согласится — уже пробовали, просили. Никто не будет подвергать девочек новому стрессу, заставлять вспоминать такой кошмар, пусть и в благих целях.

— Свидетелей нет. Улик нет. У следствия есть для нас хоть что-то? — уточнил Краснов.

— Отобрали человек пятьдесят ранее судимых за изнасилование — из тех, кто в момент совершения преступлений находился на свободе и подходит под общее описание. Может, и повезет…

— А если маньяк и судим-то не был? — вмешалась Аля в беседу. — Ерунда все это! Зачем эти снимки нужны? Мы же не милиция. И как работать, если ничего нет? Лучше тогда спросить у мертвых. Фотография жертвы есть? Одежда?

— Да, — кивнул Николай Васильевич. — Фотографию убитой девочки можем предоставить. Но это будет только завтра.

Краснов повернулся к Але:

— Возьмешься?

— Попробую, — пообещала ясновидящая и добавила: — Кстати, фотография обычно лучше работает на месте убийства…

Глава 3

Аля очутилась на улице раньше всех. Она тут же пожалела, что не взяла зонт, так как начинал накрапывать дождь. Но до метро было рукой подать, поэтому она, ни на кого не глядя, пустилась бегом, позвякивая огромными золотыми серьгами.

Под крышей подъезда ее дома столпилось несколько женщин. Аля бросила на них быстрый взгляд: одна была ей знакома, две другие — нет. Знакомой была соседка с пятого этажа Тамара Федоровна. Ровесница Али, она казалась гораздо старше благодаря своим старческим привычкам и старческим же разговорам. Аля поднялась на крыльцо, поздоровалась. Тамара Федоровна сухо поздоровалась в ответ, а ее спутницы уставились на Сочину, как на очередное светопреставление, затем отвели взгляды в сторону. Послышался неодобрительный шепоток. Аля молча вошла в подъезд, отметив про себя, что соседка резво перекрестилась и покачала головой.

Когда дверь закрылась, Аля надула щеки и выдохнула. Она знала, что за ее спиной сплетничают. Тем более, когда она открыто заявила о себе на всю страну как о человеке со сверхспособностями. Популярность сыграла с ней злую шутку. С одной стороны, теперь ее многие узнавали и показывали в ее сторону пальцем, просили погадать и предсказать судьбу. Заработки ее в том же салоне резко возросли. С другой стороны, многие из тех, кого она знала, отвернулись. Те же соседи осуждали и боялись ее. Никому не хотелось иметь под боком цыганку, обладающую непонятной силой.

На самом деле Аля не имела цыганских корней и в помине. Она родилась в сибирской деревне в многодетной семье, а в табор, в семью к цыганскому барону Джуро, попала еще маленькой девочкой волей случайности, потерявшись на вокзале, когда ее мать сбило машиной. В таборе ее стали звать на цыганский манер — Алмаза.

Жена барона умерла при родах, и девочку с радостью приняли в семью — ничто так не ценится среди цыган, как дети. Ее воспитанием занялась старшая сестра барона — слепая гадалка Роза, пользовавшаяся авторитетом не меньшим, чем сам Джуро. Роза переодела девочку на цыганский манер, стала иначе ее причесывать, чтобы никто ничего не заподозрил. В таборе долго боялись, что ребенка хватятся. Но время шло, а за Алей никто не приходил. Никто ни о чем не расспрашивал. К тому же девочка по природе была чернявая, с темными волосами. Мало кто мог ее отличить от настоящей цыганки…

Через некоторое время Аля привыкла к новой семье. И барона стала называть папой. Тот, желая приемной дочери самого лучшего, нанимал Але учителей, чтобы та не чувствовала себя обделенной, развивала свои способности. Многие цыгане в таборе к образованию относились скептически. Но барон — человек уважаемый, авторитетный…

А старая Роза сразу же поняла, что маленькая Алмаза обладает сильным даром, потому и вкладывала в нее столько усилий. Девочка демонстрировала поразительные способности. Как-то раз Аля без раздумий сказала, что пропавшие деньги потом вернутся. И украденное действительно вернулось — соседка Розы сама принесла их и в слезах просила прощения. Аля знала, кто из табора заболел, часто предсказывала дождь или грозу. Просто сидела, играя во что-то и говорила: «Завтра пойдет дождь. Везде будут лужи. Поэтому погулять на улице завтра не получится».

Роза старалась всячески развивать Алины способности. Играла в «угадай цвет или цифру». Она часто спрашивала ее о событиях, о которых обычная девочка не могла знать. Просила описать кого-то, кто находился сейчас далеко, спрашивала, что он делает, во что одет. Девочка чувствовала на расстоянии все лучше и лучше.

Только когда Аля выросла, ей стала известна история ее рождения. Оказалось, что все это время Алина семья искала ее, но все было безуспешно. Мать, которая выжила в той аварии, часто возвращалась на вокзал, надеясь на чудо. Очевидцы ей рассказывали, что видели в тот день возле вокзала цыган…

Но дочь она нашла не на вокзале. Аля сама разыскала свою семью. Увидев молодую цыганку, идущую к дому, мать сразу кинулась к ней с объятиями, расплакалась, умоляла не покидать их. И Аля, пожив несколько дней, осталась у своих настоящих родителей.

Табор же снялся с места и двинулся дальше. С тех пор Аля очень редко, буквально считанные разы, видела свою цыганскую семью. Но годы, проведенные в таборе, наложили неизгладимый отпечаток на образ ее мыслей, характер. Со временем она привыкла быть похожей на других, не выделяться. Но дома, с близкими, она часто не могла, да и не хотела перебороть себя…

Глава 4

Аля со своим мужем Олегом проживали в двухкомнатной «хрущевке» — убогом наследии прошлого и его философии, которая гласила, что для передовика Советского Союза, которым Олег являлся, такое жилье — в самый раз. В прихожей негде было развернуться — там убиралась лишь скамейка для обуви. Аля присела на лавку, отметила, что ботинки супруга уже стоят на месте, затем стянула тугие сапоги и с довольным выдохом прошествовала на кухню.

Кухня также не отличалась большими размерами: сюда смог убраться маленький польский гарнитур белого цвета и белый же мини-столик на двоих с двумя табуретками. На полу лежал небольшой, затертый и облитый не раз супом и чаем коврик — подарок тетки Олега на день рожденья. Аля не раз пыталась придать коврику былой вид, но ее попытки не увенчались успехом.

Прямо по коридору располагались две комнаты, — большая, шестнадцатиметровая и маленькая, метров десяти. В первой Алины домочадцы смотрели телевизор, делали уроки, ели, спали. Сейчас, когда Леша женился, семейство сократилось до двух человек, и Олег, возвращаясь с работы, уже привычно занимал диван целиком. Дверь же в маленькую комнату была, как правило, закрыта на ключ и являлась «резиденцией» Али. Никто и не пытался побеспокоить хозяйку в ее пространстве, поскольку чувствовал себя там не в своей тарелке — Сочина сделала комнату под себя, на свой вкус. Пол ее прибежища устилал толстый ковер темно — коричневого цвета, по периметру которого были разбросаны пестрые подушки. Стены Аля оклеила пестрыми обоями. А единственной мебелью являлась книжная полка, на которой разместился иконостас — огромная икона Иисуса Христа, такая же Богородицы и маленькие иконы святых, к мощам которых Але удалось приложиться. Аля старалась как можно чаще ездить по святым местам и из каждой такой поездки возвращались с дорогой сердцу и памяти реликвией. Бывало, в своей комнате, Аля исчезала на целый день, настраиваясь на нужную волну и пытаясь найти истину. Или, наоборот, чтобы забыть обо всем и восстановиться.

Налив себе чашку крепкого кофе, она зажгла сигарету и прошествовала в зал.

— Привет! — кивнула она Олегу. — Уже поужинал?

— Да, — откликнулся тот. — Суп вчерашний доел. Тебе оставил макароны с сосиской.

— Ты же знаешь, что я вечером ничего не ем, — улыбнулась Аля.

Она давно приучила мужа готовить самого. Аля могла под настроение убраться в квартире, но в основном домашним хозяйством занимался супруг. В этом она сильно отличалась от большинства цыганских женщин, которые, как правило, вели хозяйство и обеспечивали семью, не смея перечить мужу. Аля же от природы была строптива и независима.

Олег, уроженец Украины, привык к тому, что дома в закромах всегда были запасы на зиму и не на одну. В холодильнике — ломти соленого сала. Он всегда мечтал о рачительной хозяйке рядом. Но, женившись на Але, понял, что все его мечты — пустое. После многочисленных ссор он сделал единственно верный вывод — если он не хочет рвать отношения с женой, то все свои мечты ему придется исполнять для себя самому…

— Лешка тебе не звонил? — уточнила Аля мимоходом.

— Нет… По идее, должны уже были вернуться.

— Вот и я все об этом думаю, — протянула Аля. — Хоть бы проведал! Так странно, что нас в квартире теперь двое…

— Может, потратишь волшебный волосок и увидишь, как он там?

— Ты же знаешь, что я своих вообще не могу смотреть. Ладно, пошла. Убавь звук, мне нужно поработать.

Чмокнув мужа в щеку, Аля направилась сначала в коридор за внушительных размеров сумкой, затем ушла к себе.

Женщина помолилась, присела на корточки. Достав толстую стопку фотографий, с чисто женским любопытством присмотрелась к снимкам, но ничего примечательного не нашла — привлекательных физиономий не оказалось. Лица, как и судьбы, были какие-то искалеченные, изломанные. Вздохнув, она отложила часть в сторону, чтобы не сбиться, выбрала одну — мужчины с широким лицом и близко посаженными глазами — и провела над снимком рукой. Почувствовав холод, еще раз внимательно всмотрелась. Фотография была тусклой, пустой, человек словно ушел в тень. «Точно нет в живых, — констатировала Аля. — Очевидно, оперативную проверку насчет того, жив человек или нет, не провели…»

Она сосредоточилась, работая над каждым из снимков и стараясь увидеть жизнь незнакомых людей, ее основные события. Но ничего не выходило. Мысли о Лешке, вернее, об отсутствии от него звонка, перебивали все. Аля попыталась выкинуть личные тревоги из головы, снова и снова пытаясь «включиться». Но через час поняла, что окончательно выдохлась.

— Ну и начхать! Завтра посмотрю! — вслух пробормотала она и отшвырнула от себя фотографии. Потом набрала на сотовом номер сына. Абонент был недоступен.

Аля включила свет и прошла на кухню. Она любила засесть там в одиночестве, выпуская наружу клубы дыма и иногда прислушиваясь к звукам за стенкой. Муж, как правило, смотрел футбол, и из комнаты время от времени доносилось то разочарованное «Ну…», то «Ну!», но уже громкое и возбужденное.

Неожиданно в дверь позвонили. Аля сильно удивилась, поскольку никого не ждала. Когда же она открыла, то обнаружила на пороге двух смущенных девушек и свою соседку.

— Алечка, добрый вечер, — затараторила Тамара Федоровна, поглядывая на нее хитрыми глазками. — Еще не спишь, моя хорошая? Ты извини, что беспокою на ночь глядя, но тут вот племянницы приехали… И решили погадать. Видишь ли, Татьяна наша замуж собралась. Толик у нее — парень неплохой, но мало ли… Вдруг жизнь не сложится? Все ведь бывает. А ты у нас — человек авторитетный, знаменитость…

— Я дома не принимаю, — сухо выдала Аля. — И зачем ей знать будущее, если парень неплохой?

— Я только узнать, буду ли с ним счастлива, — робко протянула одна из девушек, очевидно, Татьяна. — Вдруг не сойдемся характерами…

— Каждый сам свое счастье строит, — так же сухо ответила Аля. — Вижу, твой жених — парень действительно неплохой, работящий. Хотя у всех есть недостатки…

— Какие недостатки? — оживилась соседка. — Вроде непьющий…

— Да, но деньги в руках держать не умеет, — машинально откликнулась Аля, получив информацию, и тут же об этом пожалела. Она давно дала себе зарок не говорить ничего плохого о близких клиентов. Каждый раз это заканчивалось обидами или ссорой. И точно: лицо Татьяны напряглось, почерствело.

Аля тут же пояснила, стараясь исправить ошибку:

— Ну и что? Приладишься. Ты же тоже не святая. И какая тебе разница, что у него за характер, если ты его любишь?

— Может, все же погадаешь? — с прищуром повторила соседка, которая нашла обидным тот факт, что ее держат в коридоре, да еще на глазах у молоденьких родственниц.

— Пусть приходит ко мне в салон. Прием с одиннадцати до восьми. Сейчас там Света работает — хороший специалист. Только к ней запись по телефону.

— А к вам как попасть? — не менее обиженным тоном протянула Татьяна, удивившись отказу.

— Я сама веду прием редко. У меня сейчас других забот хватает. И стоит это дорого.

Соседка казалась все более и более возмущенной.

— К тебе сходить погадать — словно к Путину на прием, — протянула она, сделав несколько шагов назад и нажимая кнопку лифта. — Всего делов — в карты глянуть. А я думала, что ты поможешь. Как говорится, по — свойски, по-соседски… Вот, какая важная птица ты у нас стала, оказывается…

— Спокойной ночи! — откликнулась Аля и с шумом захлопнула дверь.

Глава 5

Сегодня Аля добралась до работы без приключений. Она вытащила из сумки фотографии, и, обращаясь к засевшему за документы «любимому» шефу, вяло выдохнула:

— Ничего! Я ничего не нарыла!

— А ты все внимательно просмотрела? — бросив на нее проницательный взгляд, уточнил Краснов. Он иногда замечал за Алей некоторую небрежность в отношении тех дел, которые ей не особо нравились. К тому же Сочина была дамой с характером. Поэтому часто Краснов спрашивал ее согласие, прежде чем поручить что-то.

— Несколько покойников, но убийц среди них нет. Несколько без вины виноватых.

— А остальные?

— Остальные — такое «брр», что руками трогать не хочется. Насиловали. Сидели. Один есть с подозрением на убийство. Но это все разовое. Серийника среди них нет… Кстати, фотография для меня пришла?

— Скоро будет. Я послал за данными Сергея, — протянул Ярослав. — Он уже получил все на руки. Сейчас поедете на место вместе. Поможете друг другу.

Немного поразмыслив, Аля нашла идею Краснова неплохой. Сергей Скрипка мог приоткрыть события того дня, что-то описать важное — то, что не увидит она сама. Чему-то обучится. Заодно сэкономит ее время и силы…

Аля беспокойно набрала номер Лешки, но абонент снова был недоступен. Тогда она положила локти на стол, рассматривая то широкую спину «любимого» шефа, то саму комнату.

Обстановка прибежища экстрасенсов была довольно скромной, — большая комната была забита серыми офисными столами с тумбочками, которые достались отделу «Т.О.Р.» по наследству от какого-то расформированного отдела Следственного Комитета. Оттуда же были привезены офисные стулья и несколько ламп старого образца. Столы стояли строго по периметру, а один, побольше, размещался возле окна. Это было место Краснова. За тонкой перегородкой разместилась небольшая комната отдыха с диванчиком — у экстрасенсов, бывало, возникала необходимость работать как днем, так и ночью. Кто-то поздно возвращался из командировки, кому-то было просто некуда или не к кому идти… Поэтому диван ночью, как правило, не пустовал. Единственным украшением комнаты служили светлые занавески, под которыми прятались жалюзи. У порога лежал красный коврик, на котором то золотом, то пылью отливали японские иероглифы.

Несмотря на скромный внешний вид, комната была уютной, чистой. За этим шеф следил особенно, полагая, что пусть место для работы и небольшое, но зато недалеко от центра и чистое.

Вскоре они были в пути. Аля прыгнула в новенький «Опель» Сергея, и машина двинулась по проспекту в сторону места преступления.

— Волнуешься? — поинтересовался Сергей, на мальчишечьем лице которого время от времени проскакивало возбуждение. Ему нравилось ощущение погони, охоты, к которому, тем не менее, примешивался страх перед неизвестным.

— Из-за чего? — не поняла Аля, думая совершенно о другом.

— Я всегда перед новым делом волнуюсь, — пробормотал Сергей. — Думаю, вдруг не справлюсь. Напутаю что-то или что-нибудь в этом духе…

— Ерунда! — громко выдала Аля. — Если себе не доверяешь, тогда можно вообще не начинать работать, — и замолчала. Смолк и ее напарник.

Подъехав к новенькой высотке, Скрипка пробормотал: «Наверное, это здесь». Он несколько раз сверил с бумажкой номер дома, затем вылез из машины. Аля последовала его примеру. Вместе с несколькими жильцами парочка проникла внутрь нужного подъезда. Поднялась на верхний этаж. Глядя, как спутник в хорошо отглаженном костюме пробирается на крышу, Аля заметила:

— Ты не мог надеть чего попроще? Раздерешь ведь сейчас штаны до дыр. Неужто не жалко?

— Ерунда! — передразнил Скрипка. — Зато мне так лучше работается. Без костюма чувствую себя не в своей тарелке. Кстати, — став серьезным, заметил Сергей, — преступник притащил сюда девочку уже без сознания. Нужно будет еще прогуляться по этажам…

— Все верно. Давай, молодежь, работай! — поддержала его Аля, кутаясь в большой цветастый платок, и добавила, глядя на фотографию. — Он поймал ее на шестом. Цифра «шесть» идет…

После недолгих манипуляций с замком они очутились на крыше. Порыв холодного ветра тут же взметнул Алину юбку. Женщина поежилась, одернула подол. Скрипка же быстро покрутил головой и показал жестом вправо.

— Там! — воскликнул он. — Тело потащил туда, там и оставил, — Сергей свернул за угол.

Аля пыталась тоже что-то почувствовать, но получалось плохо. Были различимы лишь некоторые детали, которые словно яркие вспышки прорывались в сознание. Она покрутилась на месте. Ничего. Придется ей пока довериться информации спутника. Она догнала Сергея и спросила:

— Он готовился, или это все случилось спонтанно? Ты видишь?

Скрипка склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то. Затем шире расставил ноги и уверенно заявил:

— Готовился, и готовился тщательно. Очень осторожный. Знает, как собираются улики, как ведется следствие, хочет и может остаться чистым. Вижу, что внимательно оглядывается — нет ли кого. Берет с собой пакет, на голову всегда надевает кепку с козырьком, на руки — перчатки. У него с собой какая — то сумка…

— Рюкзак, — поправила его Аля, которая никак не могла настроиться на нужную волну. — Ты видишь, чем он ее душит?

— Руками… Причем, одновременно и душит, и насилует… Пот с него льется градом, лицо красное…

— Физиономию можешь разглядеть?

— Смутно. Больше ощущения идут. Девочка немного подергалась, но вскоре затихла. Хрупкая шейка, как у котенка. Все произошло очень быстро. Тюк — и все… Под конец отпихнул ее ногой подальше в угол. Сволочь!!!

Аля неприятно поежилась от видений Сергея. Потом тихо пробормотала:

— Нужно позарез описание. Погоди, я сейчас включусь.

Она достала фотографию убитой девочки, потерла ее рукой со словами: «Помоги мне, золотая моя». Затем сделала несколько шагов в сторону, к краю, огороженному бетонной плитой. Зажгла сигарету, глядя вниз, на проезжающие мимо машины.

— Теперь помолчи малость, соколик, — стоя к напарнику спиной, пробормотала она.

Сергей благоразумно отошел в сторону, спрятался за угол, спасаясь от пронизывающих и пробирающих до костей порывов ветра. И затих. Видения же Али смутно, неохотно всплывали, порхали, словно сонные бабочки и так же быстро исчезали, растворялись в пространстве. Ясновидящая поднесла к глазам фотографию жертвы: там еще еле-еле теплилась жизнь, дух пока гулял где-то по земле, недалеко отсюда. «Ну, помоги же мне… Расскажи… Кто это был? Опиши его…»

Аля прислушалась. Ничего. Фотография молчала. Сочина курила одну сигарету за другой, стараясь настроиться. В тишине прошло минут двадцать. Аля же чувствовала себя, как после тяжелого трудового дня у станка. Еще немного — и она будет не способна отличить живого от мертвого. Она повернулась к Сергею и спросила:

— Значит, лицо красное? Что еще видишь? Говори все, что в голову лезет.

Неожиданно Сергей весело хмыкнул.

— Все? Ну, если просишь… Вижу задницу. Мясистая такая, круглая и белая, как сметана. Пятно на левой ягодице. Вроде от ожога. Мм… Продолжать?

— Да!

Скрипка с хрустом размял музыкальные пальцы.

— Все случилось утром. Часов восемь было. Скорее всего, девочка вышла из квартиры в школу. Какие-то тетрадки вижу, стихи… Он каким-то образом оказался в подъезде. Каким — не вижу. Стоял, трясся в предвкушении, но старался себя сдерживать. Снова вижу красное лицо. Взгляд такой порочный, липкий. Пахнет от него чем-то неприятным вроде дешевого одеколона или машинной брызгалки. Но в машине я его не вижу. Скорее всего, сюда он пришел пешком. Я даже уверен в этом…

Неожиданно Аля пульнула недокуренную сигарету вниз и вгляделась в сторону гряды многоэтажек впереди. Неясные, размытые образы человека словно сливались воедино и отзывались среди тех самых многоэтажек. Ее сердце забилось часто-часто.

— Все верно! — отрывисто проговорила она. — Я его зацепила! Он оставил машину в квартале отсюда, а сюда пришел пешком. И знал, куда идти. Кого ждать. Он точно был здесь не раз и выслеживал. И живет где-то недалеко. Давай вниз!

Скрипка, не мешкая, устремился вниз по железной лестнице, прыгнул в лифт. Аля же, насколько могла, поспешила следом. Когда они очутились в машине, Сергей настороженно вгляделся в лицо Сочиной.

— Ты уверена? Может, еще походим? Осмотрим подъезд?

— Тихо ты! — недовольно буркнула женщина, боясь спугнуть ощущения. Она прикрыла глаза, чувствуя все четче, как где-то совсем недалеко пульсирует красная точка. — Быстрее! Нам нужно развернуться и выехать на проспект. Затем на светофоре свернуть налево. Жми на тапку, родимый! Я покажу!

Скрипка послушно замолчал и нажал на педаль газа. Они помчались по шоссе. Аля сидела с закрытыми глазами и лишь иногда сухо говорила, куда нужно ехать. Через десять минут машина остановилась возле гипермакета, а Аля хрипло скомандовала:

— Припаркуйся здесь! И догоняй! Я пошла…

Глава 6

Она вылезла из машины, крутя головой по сторонам. Затем словно ее кто-то толкнул к одной из семнадцатиэтажных «свечек», стоящих длинным стройным рядом. Аля подошла, поднялась по ступенькам одной из многоэтажек. Несколько минут постояла возле подъезда.

В этот момент Сергей Скрипка отметил, как Аля неодобрительно мотнула головой и направилась к «свечке», что располагалась рядом. В его кармане завибрировал сотовый.

— Ярослав Олегович, — прошептал он в трубку, — сейчас не могу говорить. Перезвоню.

— Скажи только, вы на месте уже были?

— Были! — продолжал шептать Сергей. — И, кажется, Аля что-то нащупала. Сейчас мы в десяти километрах от места убийства. Ищем!

— Понял тебя! — раздалось вновь в трубке. — Как только будет что-то известно — звони! Преступника ни в коем случае не спугнуть. И ловить его — уже не ваша задача. Удачи!

В телефоне послышались гудки. Скрипка вновь глянул на Алю. Та стояла возле подъезда с закрытыми глазами и слушала удары своего сердца. Еще раз, как кинопленку прокрутила в голове все, что недавно озвучил ей Сергей. Образы снова превращались в красную точку, и эта точка пульсировала совсем рядом — над головой. Надо было подняться наверх. Неожиданно Аля повернулась к напарнику и с усмешкой кивнула на дверь.

— Сможешь открыть? У меня отмычек нет. А жильцы неизвестно, когда появятся…

— Знаешь, у меня тоже отмычек нет… — в тон ей пропел Сергей, затем приблизился и наугад нажал кнопки на домофоне. Громко прокричал:

— Почта! Откройте, черт возьми! Вечно никуда не прорвешься!

После недолгого пиликанья дверь открылась.

Аля зашла внутрь и прислушалась к ощущениям. Точка продолжала напоминать о своем присутствии. Неожиданно Аля ощутила чувство благодарности к телепередаче, в которой ей выпала судьба поучаствовать. Когда-то ведущие устраивали ей похожую проверку. По заданию конкурсанты должны были найти человека по фотографии в большом доме. Тогда Але это удалось, хотя в подобных делах опыта у нее совсем не было. Получится ли сейчас? Ведь той же фотографии у нее нет…

— Нам нужно подняться для начала на девятый, — прищуриваясь, проговорила она. — Он где-то там.

Они поехали наверх. Аля осторожно выглянула из дверей лифта. Затем вышла на площадку. Недолго постояла и устремилась на десятый. Скрипка — следом. Запыхавшись, тяжело дыша, Аля подошла к одной из дверей. Немного постояла перед ней и пробормотала:

— По-моему, он здесь живет. Чего делать-то будем? А? Соображай, родимый…

— Надо позвонить Горячеву… — начал было Сергей, но замер, так как Аля потянулась уже к звонку. Скрипка, выпучив глаза, подскочил и схватил ее за руку.

— Ты что?! — вскрикнул он. — Нельзя! И что мы скажем?

— Просто проверить хочу, — пояснила Аля, которая уже успела нажать на звонок. — Катись отсюда! Быстро!

— Ты нарываешься на неприятности, — сквозь зубы процедил Сергей, у которого сердце также забилось, как сумасшедшее. — Ты же знаешь правила!

— Исчезни, сказала! — прошипела Аля. — Иначе сам все испортишь!

Раздался шум открываемой двери. Сергей благоразумно вспорхнул вверх по лестнице. Аля же сняла с шеи платок, повязала его на голову на цыганский манер и уперла руки в боки. Одновременно с ее манипуляциями из квартиры мужским голосом раздалось:

— Кто там?

— Золотой ты мой, открой дом свой людям хорошим, — запричитала Аля не хуже любой цыганки. — А я погадаю тебе. Всю правду расскажу. Удача тебя ждет большая — отсюда вижу. И жизнь долгая. А мне за услуги много не надо — ручку позолоти, чем можешь… Моим деткам на хлебушек будет. Дело доброе сделаешь…

— Пошла прочь! Зубы вышибу! — донеслось глухо из тамбура. — Вроде домофон ставили… Для чего, спрашивается? Ходит тут всякая шваль…

— Смотри, брильянтовый, как бы самому без зубов не остаться, — все так же слащаво, но чуть громче продолжала Аля. — Хорошего человека зря обидел… Зачем? Зачем, спрашивается? Я ведь могу и вернуться… Я хоть и женщина, да за меня найдется, кому постоять. Цыганская семья не то, что ваша — ни роду, ни племени… И без зубов, и без штанов останешься… Смотри, драгоценный, не откроешь, может, я и правда вернусь…

На этот раз ответа из тамбура не последовало. Лишь захлопнулась дверь. Аля тут же нажала кнопку лифта и поднялась наверх, к Сергею.

— Теперь смотри внимательно — тот ли. Он сейчас выйдет, — прошипела она. — Но у нас всего секунда, не больше…

Скрипка показал на сотовый, имея в виду, что их находку можно заснять, но Аля уверенно мотнула головой.

Они затаили дыхание. Несколько минут на площадке стояла тишина. Затем раздались осторожные шаги. Ключ в замке медленно повернулся. Из — за двери выглянул мужчина лет тридцати пяти. Он был одет в тонкие домашние трико, тапочки на босу ногу, на его плечах болталась рубашка в клетку. Он неспешно покрутил головой, никого не увидел и, чуть поразмыслив, сделал несколько шагов по ступенькам наверх. Аля и Сергей дружно сделали шаг назад и вжались в стену. Мужчина замер, прислушался. Экстрасенсы стояли ни живы, ни мертвы. Аля судорожно соображала, как будет выкручиваться, если этот фрукт решит подняться чуть выше.

Но, к счастью, в планы «фрукта» это не входило. Через мгновение мужчина повернулся и направился вниз, к себе. Дверь за ним с шумом закрылась. Затем раздался звук запираемого на все обороты замка.

— Все! Пошли! Только тихо! — прошипела Аля. — Я выхожу первой и караулю тебя возле магазина. Ты ждешь и выходишь из подъезда минут через пять. Понял?

Сергей кивнул и остался на месте. Аля же осторожно пробралась к лифту и спустилась вниз.

Они встретились на улице, как и договаривались. Аля устало плюхнулась на заднее сиденье и произнесла:

— Это он! Он, сволочь! Ты был прав, когда сказал, что взгляд у него ужас какой противный.

— Ты, конечно, молодец, — изумленно глядя на нее, протянул Сергей и повернул ключ зажигания. — Но, честно говоря, не думал, что ты такая рисковая… Просто авантюристка! Не боишься, что влетит за самовольство?

Аля бросила на Сергея ироничный взгляд и с легкой долей снисходительности в голосе произнесла:

— Эх, баро! Я уж не в том возрасте, чтобы бояться нагоняя от кого-бы то ни было. Я на Бога работаю. Грехи свои закрываю… И потом, время — деньги, драгоценный. Чего было тянуть? Чего? Нет, какая сволочь по земле ходит! А еще меня швалью назвал…

Сергей промычал в ответ что-то нечленораздельное. Аля же устало продолжала:

— Знаешь, давай-ка ты один вернешься в офис, расскажешь, что и как. Передашь адрес, точный портрет оставишь. Только попозже. А сейчас отвези меня на Крылатскую. Мне к Лешке очень надо.

Сергей кивнул, включил поворотник, и машина помчалась в сторону Крылатской.

Глава 7

…Предполагаемого насильника тут же взяли в разработку. Установили за ним слежку. Ярослав, передав информацию Горячеву, чувствовал небывалое удовлетворение. Если дело выгорит, то это будет тридцатое по счету раскрытое с их помощью преступление. Преступление, которое не в силах были раскрыть полиция и следственные органы. В случае успеха Краснов взял в привычку ставить отделу галочку. Вот и сейчас он подошел к доске, что висела у входа, и поставил в длинном ряду плюсов еще один. Потом стер, решив, что радоваться пока рано и поставил вместо него жирную точку. «Еще столько же орденов получишь за ловлю бандитов… считай, что жизнь свою прожил не зря», — вспомнил он фразу из любимого фильма «Место встречи изменить нельзя». В детстве он раз сто, наверное, посмотрел его. Да и в юности тоже…

Тогда он строил совсем другие планы на дальнейшую жизнь. Ярослав был намерен посвятить себя науке, а в свободное время путешествовать. Он мечтал всю жизнь прожить с одной женщиной, и вскоре такая ему повстречалась. Правда, с каждым годом, прожитым в браке с Машей, к нему все больше приходило понимание, какие они все-таки разные и как меньше общего между ними становится… А потом оказалось, что и жена давно в нем разочаровалась, разлюбила… Они развелись, и с тех пор Краснов так и не устроил личную жизнь. Хотя внешне он был интересный мужчина — чуть выше среднего роста, широкоплечий, с правильными чертами серьезного лица, с аккуратной бородой, которую он привык носить еще с археологических кочевых времен.

Лихое было времечко, конечно. Бывший преподаватель Новосибирского университета, в свое время он увлекался археологией русского Севера. Был участником нескольких экспедиций на Кольский полуостров. Путешествие, исследование были его давней страстью, и в этом они, как две капли были похожи со следователем по особым делам и еще одним постоянным членом их команды — Еленой Марченко.

В экспедиции на остров Медвежий всё и произошло. Тот случай, навсегда изменивший его жизнь. Его падение на камни, переломанный позвоночник — и то неведомое, что его спасло. То, из-за чего его порой называли странным словом «Защитник».

Он до сих пор не знал, что случилось с ним в той заброшенной шахте. Этот шар — что это была за субстанция? Но этот «неопознанный летающий объект» вылечил его и наделил силой, и он был ему за это благодарен….

Глава 8

Аля подошла к двери, обитой деревом, нажала на звонок. Подождав с минуту, нажала снова. Никто не отвечал. Тогда она с силой вдавила палец в кнопку, чувствуя, что дышать становится все труднее. За дверью раздалась долгая, резкая трель. Аля прислушалась. В квартире точно никого не было.

В растерянности она постояла с минуту, затем покопалась в сумке и достала листок бумаги, карандаш. Корявым почерком начеркала несколько слов и, воткнув записку в щель, вновь в растерянности застыла. Что-то было не так. Беспокойство на ее лице разливалось все отчетливее. Аля набрала на сотовом имя «Лешка», но услышала металлическое: «Абонент не отвечает или временно недоступен. Перезвоните, пожалуйста, позже». Аля постучала соседям, но ей никто не открыл. Следующим номером был номер мужа. Аля быстро проговорила:

— Олег, я заехала к ним домой, но здесь никого нет. Я оставила записку на всякий пожарный. Может, они прилетели и еще куда-нибудь свинтили? А вдруг нет? Вдруг что-то случилось?

Олег чуть помедлил с ответом. Он и сам волновался, поскольку сын уже должен был объявиться. Но еще сильнее волновался за Алю, которую с ее сильно развитым материнским инстинктом еще сильнее волновать не стоило. Та не выдержала:

— Ты телевизор ведь всю последнюю неделю смотрел? Новости видел?

— Да… Но про крушения самолетов или автобусов речи не было, — поняв ее с полуслова, быстро проговорил Олег. — Если что, нас бы давно известили. Очевидно, дело в другом…

Аля почувствовала, как в солнечное сплетение кто-то мощно ударил и потащил ее на дно.

— Олег, позвони-ка родителям Кати! Может, они что знают? Что-то точно произошло! Три дня назад должны были вернуться, а их нет! Вот ведь! — уже со слезами в голосе выпалила Аля и прикрыла рот ладонью, сдерживая эмоции. — Я ведь сама его в этот долбанный Египет послала! А там вечно авария на аварии!

— Успокойся! — скомандовал сухо Олег. — Никого ты никуда не посылала! Они сами так решили. Погоди паниковать! Сейчас позвоню тем родителям и подключу ребят кого знаю. Надо пробить, прилетел ли самолет, и был ли на борту Лешка…

— Это мысль! Я позвоню Горячеву! — воскликнула Аля и, не дослушав Олега, стала набирать номер шефа…

Весной Лешке исполнилось двадцать три. Маленьким он был похож на Алю, но с возрастом стал все больше походить на Олега. Такой же рослый, крепкий, с копной светлых волос, которые Лешка, как и отец, пятерней укладывал набок. И лишь глаза у Лешки были Алины, — большие, темные, глянцевые. Отучившись в институте на физфаке (Аля сначала возражала, считая, что ему нужно было выбрать математику и программирование), сын устроился в небольшую исследовательскую лабораторию. Там же и познакомился с улыбчивой симпатичной Катей.

Оба веселые, жизнерадостные, легкие на подъем, даже внешне похожие, они как нельзя лучше подходили друг другу. На жизнь обоим хватало, к тому же у Кати в Москве была своя однокомнатная квартира. Через полгода встреч Катя и Леша решили пожениться. На медовый месяц, а вернее, медовые десять дней, молодые решили сгонять в Египет, поскольку недорого и лететь недолго. К тому же, Катя никогда не была на Красном море и мечтала увидеть рыбок, поплавать с аквалангом. Лешке тоже хотелось в тепло и туда, где нет лишнего шума. Только солнце, пляж и море…

Быстро выбрав недорогой отель, молодые улетели. И вот уже две недели от них не было ни слуху, ни духу…

Только вечером Олег смог дозвониться до родителей Кати. Те также были не в курсе, почему отпрыски до сих пор отсутствуют. Они, в свою очередь, полагали, что Катя просто с головой ушла в личную жизнь, порхает где-то в облаках и от счастья забыла обо всем на свете. В том числе, о родителях. Поэтому, послав дочери несколько эсэмэсок, родители тактично ждали ответа.

Вечером же в Алиной квартире раздался звонок одного из сотрудников Горячева. Молодой человек сообщил, что интересующий их рейс был проверен. Самолет благополучно и точно по расписанию приземлился в аэропорту Шереметьево. Но ни Сочин Алексей, ни Сочина Екатерина на борт не поднимались. Из Египта они не вылетали и все последующие дни вплоть до сегодняшнего.

— Тупик… — с горечью протянула Аля, положив трубку и затягиваясь новой сигаретой. — И что делать? Лететь туда? Виза не нужна… Я хоть сейчас прыгну в самолет…

— Зачем лететь? — удивился Олег. — И что ты там будешь делать? Кричать «караул»? Для начала нужно позвонить в агентство — сообщить, что туристы до сих пор не вернулись, узнать точно их отель. И еще нам нужен человек, который может изъясняться по-английски. Твой Краснов вроде знает языки…

— Или по-арабски… — выдохнула Аля. — Краснов языки, конечно, знает, но он невыездной, под подпиской от ФСБ. Пусть звонит само агентство. Должны же они как-то гарантировать возврат туристов! Есть же какое-то законодательство, наверно!

— В одном только можно быть уверенным — это в том, что они туда вылетели, — подытожил Олег. — Сколько сейчас времени?

— Половина восьмого…

— Значит, звонить уже поздно. А разница с Египтом?

— Два часа…

— Придется поиски отложить до завтра. Что ж, возьму отгул. А ты занимайся делами, как обычно…

Заметив возмущенный взгляд жены, Олег убедительно повторил:

— Как обычно. Это будет держать тебя на плаву.

Глава 9

Ярослав сбежал со ступенек здания, где размещался Следственный комитет и направился в сторону офиса. В его портфеле была свежая задача для отдела «Т.О.Р.». А на его лице лежала печать озабоченности, поскольку много старых дел было не закрыто, а новые все прибывали и прибывали…

Часто на их отдел сваливались «авральные дела». Краснов не любил подобные сюрпризы, поскольку они выбивали из графика и его, и его сотрудников. Но Горячев пояснил, что сейчас лучше все старые дела отложить в сторону и заняться делом Дмитриевой — больно много от нее шуму. Может же Ярослав выделить кого-то одного для решения этого вопроса! А вопрос очень срочный. Уже подключились журналисты с едкой критикой в адрес правоохранительных органов…

В эфире Первого канала прошла передача «Пусть говорят» под названием «Безразличие — беда России. Есть ли выход?». В студию была приглашена некая Ксения Дмитриева, девушка 22 лет, которая поведала телезрителям свою историю и пожаловалась на всеобщее безразличие. Дело в том, что практически все ее родственники погибли в течение двух лет. Бабушка, отец, мать ушли из жизни один за другим. Единственная, кто осталась в живых — родная тетка Мария Алексеевна, с которой девушка виделась всего несколько раз за всю жизнь и которая проживала отдельно, на окраине Москвы. Она также была приглашена на передачу.

По мнению Ксении, три смерти подряд от несчастного случая, к тому же, в одном месте не могли быть простой случайностью или совпадением. Но правоохранительные органы считали иначе. Телеведущие крепко за это уцепились, пользуясь случаем устроить показательную порку. Известные личности и общественные деятели требовали от прокуратуры и полиции расследования загадочных смертей, осуждая бездеятельность властей.

Не только «следакам» досталось на орехи. До обращения на Первый канал в поисках правды девушка также обращалась в телепередачу про экстрасенсов, поскольку хотела понять не только истинную причину смерти родных, но и узнать, не угрожает ли та же участь ей и ее ребенку. Не преследует ли всю ее семью злой рок или преступники? Но и здесь Ксения не получила должного внимания. Ей мягко, но настойчиво объяснили, что ситуаций, похожих на ее — множество, а передача всего одна…

Увидев Алю, Краснов поприветствовал ее, но та, казалось, его не услышала.

— Как дела с сыном? Не объявился? — спросил тут же Ярослав.

— Нет. Олег пытается сейчас что-то узнать…

Посмотрев внимательней на свою сотрудницу, Ярослав понял, что у него не один «аврал», а целых два. Вздохнув, он подошел, похлопал Сочину по плечу и пробормотал с участием:

— Ну, что ты, старушка, совсем расклеилась? Нужно — иди домой. Я тебя отпущу…

— Мне лучше здесь… — пробормотала Аля и опустила взгляд в пол.

— Хорошо, — понимающе кивнул Ярослав и обратился ко всем экстрасенсам. — У нас новое задание.

И он коротко обрисовал ситуацию.

— Дом — убийца! — выдвинул тут же версию Сергей.

— Я, наверное, смотрела эту передачу, — перебила его Марина Лещинская. — Все смерти, как одна, действительно произошли на территории рядом с домом. Темная история. Тетка всячески ругала племянницу за то, что та обратилась к разного рода экстрасенсам, а проще говоря, шарлатанам и слушает их бредни вместо того, чтобы строить свою личную жизнь и смириться со смертью близких. К тому же, беспокоит усопших, что есть большой грех.

— Ерунда! Гляди-ка, какая праведница! — немедленно возмутилась Аля в адрес тетки Дмитриевой. — А что, нужно сидеть и ждать, когда и тебе на голову кирпич упадет? Ходит — и правильно делает. А у следствия, кроме версии несчастного случая, еще какие-то идеи были?

Краснов пояснил:

— Была еще версия о предумышленном убийстве. Дело в том, что огромный загородный дом, который унаследовала Ксения, вместе с двадцатью сотками земли — действительно «лакомый кусок». Под подозрение попали несколько человек. Во-первых, сожитель Ксении Константин Соколов. По данным следствия, проживает вместе с ней на ее территории. Своего жилья, прописки в Москве и постоянной работы не имеет. Тип подозрительный. На вопросы следствия отвечал неохотно, уклончиво. Часто замыкался в себе. Следствию стал известен тот факт, что Константин предлагал Ксении оформить отношения официально, но девушка отказалась. Но в итоге все подозрения с сожителя Ксении были сняты за отсутствием улик.

С той же целью вопросы задавались и тетке Ксении. Дело в том, что дом был выстроен родной бабушкой Ксении и был завещан не Сдобновой Марии Алексеевне, а ее старшей сестре Дмитриевой Алле Алексеевне. Младшая же дочь отправилась жить в коммунальную квартиру на окраину Москвы. После смерти матери дом достался двадцатилетней Ксении и ее годовалому сыну, и этот факт не мог не задевать самолюбия обделенной родственницы.

Под подозрение попала и сама Ксения, которая за два года превратилась в богатую наследницу. Кто знает, может, ее попытки попасть на телевидение — это способ снять с себя подозрение и списать все на злой рок, который преследует ее семью? Но у Дмитриевой неопровержимое алиби — в день смерти матери она была в другом городе вместе с сожителем, о чем свидетельствовали билеты на поезд.

— А опросы свидетелей? — уточнила Марина, вставая с места, чтобы налить себе чашку чая.

— Опросы соседей по делу ничего не дали, но странные рассказы были.

— Странные? Почему странные? — переспросила Аля.

— Слухи про тот дом шли нехорошие, а особенно про бабушку Ксении Настасью. Все в один голос говорили, что там все нечисто, крестились, но что именно «нечисто», никто ничего толком рассказать не смог…

— Интересно… — протянула Аля. — А фотография этой Ксении есть, надеюсь?

— Да, — кивнул Ярослав. — Да, есть фотография и следственные материалы, — и он достал из портфеля тонкую папку и выложил на стол несколько фотоснимков.

Все склонились над столом, разглядывая героиню телепередачи.

— Симпатичная! — громко хрустнув пальцами, прокомментировал Сергей Скрипка. — Глаза, улыбка, фигурка…

— А ты попробуй на секунду сосредоточиться и посмотреть на нее как профессионал, — направил его на путь истинный Ярослав.

Скрипка вздохнул, пододвинул фотографию к себе поближе, но Аля его опередила.

— По-моему, я ее знаю, — произнесла она, вглядываясь внимательно в снимок. — Вернее, видела несколько раз. Она действительно обращалась на телевидение — была на съемочной площадке. Даже на испытания с нами выезжала — как-то умудрялась раздобыть информацию. Тогда мы на конюшню выезжали. Она подходила ко мне несколько раз во время съемок. Хвостом ходила, упрашивала помочь, выслушать. Но тогда всем было не до нее. К полуфиналу все уже были на нервах. Мужики так вообще ее гоняли. Кто без матерка, кто с матерком…

— Что ж как грубо? — удивился Сергей. — Такая милая девушка…

— Там разный народ толпился, — пожала плечами Аля. — И членов съемочной бригады вполне можно понять. Работы много, вечно какие-то накладки, капризы участников, ведущих. Плюс угрозы с расправами от обделенных и обиженных экстрасенсов… Знаете что, — неожиданно перервала она свой рассказ, — лучше будет, если я сама к ней съезжу.

— Ты?! — немало удивился Ярослав. — Ты просто дай наметку, а я потом следователей туда зашлю — Валуйский с Марченко скоро вернутся. Нам ведь нужен будет материал для суда…

Но Аля настойчиво повторила:

— Поеду я. Толку будет больше, поверь мне. Только не сейчас поеду, попозже.

— Почему?

— Пока не выясню, что с Лешкой, с места не двинусь, — твердо выдала Аля и добавила чуть мягче: — Ты позвони, предупреди Дмитриеву заранее. Скажи, что как только освобожусь, сразу же отправлюсь к ней.

Видя сомнения на лице шефа, для пущей убедительности она добавила:

— Думаю, как только ты ей это пообещаешь, она на время успокоится и перестанет стучаться во все двери. Если уж не разберусь, зашлем ребят. Но, честно говоря, сильно сомневаюсь, что им туда нужно…

— Хорошо, — кивнул Ярослав и подытожил: — Тогда делом Дмитриевой займешься ты напрямую. Как только будешь готова.

Глава 10

Утром Олег нашел в интернете телефон туристического агентства, связался с менеджером, рассказал все, как есть. Предупредил, что информация о том, что туристы не возвращались из Египта — точная. Менеджер пообещала связаться с той стороной и перезвонить, как только будет хоть какая-то информация…

По расчетам Олега, туристы должны были вернуться во вторник. Сегодня было воскресенье. Они задерживались уже на пять дней.

После длительных телефонных переговоров выяснилось, что Лешка с Катей в номер заселились. Но сейчас их на месте нет, на территории отеля нет, и когда будут — неизвестно. Не удовлетворившись этой информацией, Олег принялся звонить снова. Долго бодался с менеджером, которая долго и нудно старалась объяснить, что на телефоне только дежурный специалист, и никто каждые пять минут в отель дозваниваться не станет. И если он хочет дозвониться до отеля сам, то русскоговорящий персонал сейчас отсутствует.

На всякий случай менеджер агентства сообщила Олегу номер комнаты. Он принялся дозваниваться до египетского отеля. Когда ему это удалось, то он услышал лишь то, что ему сообщила менеджер здесь, в России. Номер был забронирован, оплачен. Но ребят ни в номере, ни на территории отеля не было.

— Передайте, пожалуйста, чтобы они перезвонили родителям, как только появятся, — попросил Олег.

Но звонка не было ни в этот вечер, ни на следующее утро. Наконец, к вечеру понедельника, по интернету пришло сообщение от Лешки: «Предки, не волнуйтесь. С нами все в порядке. Вылетаем завтра в Москву. Самолет в 16.45. Если можете, встретьте. Приедем — все расскажем. Целуем, ваши дети».

Когда Аля увидела письмо, то расплакалась. Затем ушла к себе. Через час вернулась на кухню, где долго курила. Олег слышал, как она редко, но с огромным облегчением вздыхает. Он подошел к жене, обнял ее сзади. Аля тут прижалась к нему и с легким смешком пробормотала:

— А я уже ездила в турагентство…

— Зачем это?

— Заказала тур в Египет. На нас двоих.

— В кои — то веки решила отдохнуть? — пошутил Олег.

— Приедет — убью! — снова с облегчением вздохнув, проговорила Аля.

Женщина на радостях намыла везде пол. Затем, немного подумав, позвонила Краснову с просьбой решить вопрос с транспортом: послезавтра она готова выехать к Дмитриевой домой…

Лешка с удовольствием налегал на щи, которые Олег научился делать мастерски. С набитым ртом он пробубнил:

— Надоела эта их египетская жрачка! Под конец уже просто мечтал о супе и селедке с картошкой. Еще о нашем ржаном хлебе и майонезе. Не думал, что у нас все так вкусно!

Аля с Олегом расположились рядом, не сводя глаз со своего чада.

— Ты ешь, ешь, — заботливо пододвинула Аля тарелку с хлебом на тот край стола, где сидел Лешка.

— Короче говоря, дело было так, — заговорил Леша. — Все началось с того, что мы поехали покататься в пустыню. Там есть аттракцион такой — «сафари». Хочешь — джип выбираешь для гонок, хочешь — квадроцикл, и вперед. Мы с Катькой сели на квадроциклы. Группа разношерстная набралась, человек десять. Выстроили нас, русских, англичан, украинцев в одну колонну, плюс два араба спереди и сзади. Я решил занять место в колонне первым, чтобы в нос не пылили. Там ведь мел да пыль кругом. Все от передних в рот и в глаза летит. Ну, я и вызвался вперед, чтоб с комфортом.

— А Катя? — спросил Олег.

— А Катя, наоборот, в конец пристроилась. Сказала, что впереди боится. Попробует потихоньку порулить сзади. И если что, она меня позовет. А я ее, балда, послушался. Чтоб я хоть раз еще ее куда одну отпустил! Короче, так и поехали. Она — в конце, я — в начале. Несколько раз обернулся: едет потихоньку. Проехали уж метров пятьсот, как почувствовал неладное. Оборачиваюсь — ее нет. И этого парня, что завершал колонну, тоже нет. Я тут же тормознул. Кричу арабу, что впереди едет, чтобы остановился. Кричу, что людей не хватает. А он мне: мол, они просто медленно едут. Скоро будет остановка, там они нас нагонят. Я зачем-то послушался. А у самого от страха аж живот скрутило…

— Со мной тоже так было, — вставила Аля, многозначительно шевельнув бровью. — Чуть не померла…

— Ну, вот, — продолжал Лешка, словно не слыша ее. — Доехали мы до какого-то там камня. Стоим. Пять минут проходит, десять… Все попили, отряхнулись, друг на друга поглазели. Нет ни Катьки, ни того гида. Мне этот наш первый гид кивает: «Поехали дальше. Твои почему-то задерживаются». Я ему: «Какое «дальше»?!» Думаю, может, Катьку уж какой-нибудь бедуин в жены взял — у них блондинки, да и вообще женщины на вес золота. А этот араб взял и на верблюда ее поменял! И чего я потом в этом Египте нарою? Начну права качать? Да арабы уболтают, заплюют кого угодно. Пытаюсь этому чучмеку что-то объяснить, а у самого картины перед глазами всякие нехорошие… У меня тогда башню прям сорвало. Взял, развернулся и как дам газу! Рванул обратно. Прилично так отъехал, остановился. Вправо смотрю, влево: кругом песок да камни. Все одно и то же, как на болоте. Потом понимаю, что заблудился. И что делать? Ехать обратно? Наверняка группа уже уехала. Не догоню. А с собой — ни телефона, ни денег, — ничего нет… Стою один в пустыне, как дурак. Куда ехать? Куда идти? Ниче не знаю… Стал искать следы, но дорогу обратно не нашел. Потом попытался сориентироваться по солнцу. Бесполезно. Слез с квадроцикла, сел на песок и заплакал. Посидел— посидел и дальше поехал. Все-таки нашел какую-то дорогу, пошел по ней. Думаю, куда-нибудь она меня да выведет. Квадроцикл бросил.

— А квадроцикл-то зачем оставил? — удивился Олег.

— Так бензин закончился! Не на себе же мне его переть по песку? И потом, мне тогда уже ни до чего было. Лишь бы живым остаться. Шел — шел, уж солнце заходить стало. Думаю, — все, придется в пустыне заночевать. А страшно до жути. Там всякие тараканы, скорпионы, змеи, наверное, ползают. И пить хотелось ужасно. И есть тоже.

Короче, вышел я все-таки на людей. На бедуинов. Еще издали их тент заметил. Погнал туда. Казалось близко, а на самом деле плюхал часа два еще. Пришел еле живой, мотаюсь из стороны в сторону. Бедуины — один старик и пара молодая с ребенком, — всполошились. Руками замахали на меня. Думаю: ну все, сейчас выгонят. А куда я пойду? Близко к ним не подхожу, стараюсь что-то объяснить. А они — ни бельмеса. Жестами тоже изъясниться не получилось. Молодой парень немного знал по-английски. Да вот я по-английски ни бум-бум. Даже стыдно перед парнем стало. Он сидит посреди пустыни и знает хоть что-то из инглиша, а я — нет. Пытаюсь вспомнить все, что в школе учил. Вспоминал — вспоминал, как будет «заблудился», так и не вспомнил. Зато вспомнил, как будет «потерялся». С такой радостью этому молодому как крикну: «Ай эм рашен турист. Ай эм лост!»

На этом, видимо, мои силы иссякли, потому что потом я рухнул на землю. Очнулся только на следующий день. Бедуины меня к себе под тент взяли. Подстилку дали. Молоком козьим напоили — воды там кот наплакал. Этот молодой мне все пытался объяснить, что к ним другие туристы где-то раз в неделю заглядывают. А то в две. Если группа наберется на аттракцион «Ночь в пустыне». Тогда приезжает много людей на машинах, на верблюдах. У них тоже пара верблюдов была. Я просил меня отвезти в город. Денег обещал. Говорю: у меня жену тю-тю. Места себе не нахожу. Помоги! Но бедуин все на отца, да на свою жену с ребенком показывал: мол, бросить не могу. Так и пришлось ждать туристов. Слава богу, они появились уже через два дня.

— Значит, ты все это время жил с бедуинами? — ухмыльнулся Олег. — Ну и как тебе?

— Нормально, — усмехнулся Лешка, — живут, улыбаются. Натуральное хозяйство. Скотина, погребок. За счет туристов тоже выживают. Поделки продают. Шатер у них для того, чтобы росу утреннюю собирать — ее и пьют. Не моются, но сами особо не воняют. Не пойму, почему. Я за два дня гораздо сильнее стал «источать аромат», чем они. Зато на самой территории вонища такая, что аж глаза слезятся. Что еще? Помогал им там. Учился доить козу. Верблюда не трогал, но пару раз на него взбирался. Высокий, зараза, как наш дом. Ночью там холодрыга жуткая, не знаешь, что еще на себя напялить. Сами они закаленные: что жара, что холод — хоть бы хны. Даже ребенок в тонкой пеленке лежит и ничего. Пьют крепкий чай с сахаром — кусков пять зараз кладут, курят каждые пять минут, травку тоже. Лепешки пекут на углях. Фатыр называется. Что еще? Мусульмане они, наверное. Женщина у них все нижнюю часть лица прикрывала. Но у костра сидела вместе со всеми свободно. Потом худые они все, как щепки. И не делают ни хрена. Болтают только по — своему с утра до ночи…

— Набрался впечатлений и приключений, — подытожил Олег с улыбкой и потрепал сына по волосам.

Но Лешка в ответ мотнул головой. Дотянулся до тарелки, на которой красовалась котлета с горкой картофельного пюре и сказал:

— Не… Настоящие приключения начались, когда я вернулся. Катька, оказывается, все это время меня в отеле ждала. С ума сходила. Рассказала, что кататься на квадроцикле испугалась. С гидом, что сзади, от группы отстала. Запросилась обратно. Гид подергался и вернулся на стоянку, откуда уезжали. Стали нас вместе дожидаться. А я исчез… Полицию местную на уши Катька поставила тут же, только без толку. Они ей сказали, что, мол, нет средств, чтобы всю пустыню облазить, у нас не Америка. На машине пару раз по одной дороге проехались для виду и все. Но Катька, умница, успела поменять билеты. Договорилась с хозяином отеля остаться еще на неделю. Даже скидку вытребовала, поскольку живет и питается один человек, за одного и платить вроде надо. Деньги все, что были, с карточки сняла, чтобы меня идти искать. Нашла уже пару человек поисковиков. Но я раньше объявился.

— А что сразу не вылетели обратно? Вас же не два дня не было… — сообразила Аля.

— Так мы еще квадроцикл искали! — с горькой усмешкой пояснил Лешка. — Он денег стоит! И потом, нас предупредили, что из отеля не выпустят, пока все долги не отдадим. Родителям Катька звонить не стала, — зачем лишний раз беспокоить? Да и вас тоже. И потом, что она скажет? Что я заблудился? Что меня до сих пор нет? Или что денег кучу должны? Решили уж — сами разберемся, а потом приедем и сдадимся на вашу милость… Так что мы по пустыне налазились на всю оставшуюся жизнь. Уже надежду потеряли. Думали, украли квадроцикл, не найдем. Но все — таки нашли…

— Вы вместе по пустыне лазили? Зачем? — не понял Олег.

— А мы решили больше не расставаться! — выдохнул Лешка. — Во всяком случае, пока на отдыхе. Вдруг опять кто-то потеряется? А так все же спокойнее… Вообще, классно отдохнули! Загорали, ели, спали… Катька черная, как негр — сами увидите. Но отель — говно! Только море и рыбки все спасли… Ныряли там постоянно. Нафотографировали все, что только было можно. Ската видели, барракуду. Даже черепах. Акул, правда, не удалось увидеть. Может, к лучшему. Нам острых ощущений и без того хватило…

Когда Лешка закончил рассказ, оба родителя улыбались. Аля облегченно потрепала сына по макушке и закурила.

— А я думала уж вылетать за тобой в Египет, — пробормотала она. — Еще бы я по пустыне за тобой побегала… Надеюсь, ты из всего этого сделал правильные выводы…

— Да, — кивнул Лешка. — Я понял, что, во-первых, правильно выбрал жену, во-вторых, что все-таки придется учить английский…

Глава 11

Стемнело рано. От сумерек становилось не по себе, к тому же голова разболелась не на шутку. Аля не любила это время: она предпочитала или уж полную темноту, или ясный день без полутонов. Они ехали уже больше часа. В планах было отправиться еще утром, но пока дозвонились до Ксении, пока прислали машину, пока водитель определился с точным маршрутом, с ценой…

По мере приближения к месту у Али становилось все тяжелее на душе. Немного поразмыслив, она решила настроиться, постараться почувствовать, что же ждет ее впереди. Запах смерти тут же забил ноздри, оставив сладковатое послевкусие на языке. Аля тяжело вздохнула, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Тут же ее охватила дремота. Так прошло еще минут сорок. Наконец, машина подъехала к высокой изгороди, нырнула внутрь и остановилась. Раздался звонкий лай собаки. «Приехали!» — устало буркнул водитель и поспешил затянуться сигаретой. Аля поправила волосы и, прижав к груди сумку, вылезла наружу.

Кругом витал аромат бодрящей осенней свежести, пожухлой листвы. Аля с удовольствием потянула носом воздух. Затем, неожиданно для водителя, перекрестилась.

Место, несмотря на внешнее спокойствие, казалось каким-то глухим, мрачным. Было понятно, что люди тут живут небедные. Дом — большой деревянный терем — высился на два этажа и гордо демонстрировал свои башенки, веранды, затейливые фасады. В нескольких окнах на первом этаже горел свет. Рядом с домом, выстроенным буквой «Г», виднелся большой ухоженный пруд, к которому вели каменные ступени. Из-за стен дома выглядывали несколько деревянных построек. Деревьев на территории было немного — лишь пара берез и высокая ель. Каменную изгородь увивали крупные листья пожухлого плюща.

Хлопнула входная дверь, и на пороге дома показалась стройная фигура молодой хозяйки. Ксения сбежала по высоким ступеням вниз и затараторила мелодичным голосом:

— Здрасьте, Алевтина Юрьевна! Не устали? Пойдемте в дом! Не представляете, как я вам благодарна! Так благодарна, что вы приехали! Спасибо вам! Мне звонили, предупредили, что вы приедете. Не верилось прям, что приедете вы сами! Чудеса просто! Соседи узнают — от зависти лопнут! Я все передачи с вами смотрела, честно! Причем, раз сто! Хотела попросить ваш автограф. Можно? Вы мне больше всех понравились! Спасибо вам!

Аля неопределенно пожала плечами и на ходу пробормотала:

— Не за что пока «спасибо» раздавать. Я еще ничего не сделала. Мне нужно сначала считать информацию. С дома, с вас тоже…

— Я сейчас вам все расскажу. Как раз сына накормила, так что у нас есть час, чтобы спокойно поговорить.

— Мне бы сначала умыться с дороги…

— Да, конечно. Пойдемте, я покажу, где можно привести себя в порядок…

Девушка шустро двинулась по дому в сторону ванной. Аля направилась следом. В одной из комнат она заметила молодого человека лет двадцати пяти. Он был невысок, коренаст, крепок. Лицо парня выглядело застывшим, непроницаемым, точно маска. Поймав изучающий взгляд Али, устремленный на него, Ксения пояснила: «Это Костя. Э-э… мой бойфренд». Аля усмехнулась про себя этому словечку, произнесенному со смущенной улыбкой.

Очутившись в светлой ванной, отделанной плиткой, она сполоснула лицо, а затем по приглашению Ксении выпила чашку горячего чая. Усталость как рукой сняло, и Сочина поняла, что пора приниматься за работу.

Глава 12

— Ну что ж… — пробормотала Аля себе под нос. И добавила чуть громче: — Мне нужно для начала осмотреть дом. А там видно будет…

В этот момент на пороге столовой появился Костя. Он холодно посмотрел на гостью, скользнув неодобрительным взглядом по ее длинной черной одежде и ярким цыганским украшениям. Но, видимо, заранее предупрежденный молодой хозяйкой, ничего комментировать не стал. А Ксения с улыбкой быстро проговорила:

— Костик, ты не покажешь Алевтине Юрьевне дом? А я пока ужин начну готовить…

Молодой человек пожал плечами:

— Если надо, пожалуйста…

Он вышел в коридор. Сочина следом за ним отправилась гулять по первому этажу, заглядывая и обходя каждую из комнат. Аля проницательным взглядом обводила территорию, прислушивалась к себе. Дом был красив не только снаружи, но и внутри. Дорогая отделка, красивая мебель…

В одной из комнат на полу играл маленький мальчик: весь ковер был усыпан разноцветными солдатиками и машинками. Аля достала из кармана леденец, угостила ребенка и двинулась дальше. И она, и Костя хранили молчание. Неожиданно Аля остановилась возле одной из стен помещения, которое насчитывало пять углов. Ее взгляд уперся в икону. На лице ясновидящей все отчетливее проступала тревога.

— Это единственная икона в доме? — нарушила она молчание и жестом указала на потемневший образ в углу.

— Да.

— Откуда она?

— Перешла по наследству, по-моему…

Ясновидящая выразительно подняла брови и спросила, пытливо всматриваясь в лицо Кости:

— Ты знаешь, что это за икона?

— Нет… После смерти Ксюхиной матери мы все оставили, как есть. Икона сначала принадлежала ее бабушке…

— Бабушке, значит…

— Скажите, это действительно был несчастный случай? — не выдержал молодой человек.

— Пока не скажу, — недовольно буркнула Аля и двинулась дальше.

Теперь Костя ходил за гостьей, словно нитка за иголкой. Но вскоре это занятие ему надоело, и он присел на диван, продолжая наблюдать за ее действиями и тихо насвистывая. Аля же, приученная еще на съемочной площадке не обращать внимания на отвлекающие маневры, продолжала тщательно изучать обстановку.

«Странный дом!» — неожиданно вырвалось у нее.

— Дом как дом… — недовольно изрек молодой человек. — Совсем недавно ремонт сделали. И потом, многие дома можно назвать странными…

— Надо проверить на картах, — разговаривая сама с собой, проговорила Аля. Она достала колоду и присела рядом с парнем. Тот непроизвольно отодвинулся, с укором посмотрел на гостью и предупредил:

— Только вы тут ничем «таким» не занимайтесь!

— Чем «таким»?

Сочина полоснула по «бойфренду» гневным взглядом и хотела было поставить его на место гневной тирадой, но тут в комнату впорхнула Ксения. Она быстро оценила царившее напряжение и попросила Костю посидеть с малышом.

Когда молодой человек удалился, Аля опустила взгляд в карты. Она несколько помедлила, словно сомневаясь в чем-то, но потом, подняв тяжелый взгляд на Ксению, задала вопрос:

— Ты знаешь, что твоя бабка колдуньей была?

Девушка расстроенно шмыгнула носом и кивнула, глядя куда-то в сторону.

— Сколько себя помню, к ней по ночам приходили люди. Разные. И бедные, и богатые. В погонах и без. Бабушка часто закрывалась потом в своей комнате наверху и велела никому ей не мешать. Говорила всем домашним, что варит спирт. А дело это — подсудное. Велела молчать обо всем. Потом уж я от матери узнала, что бабушка всю жизнь колдовала. Не спирт это был…

— Грешница она у тебя большая была, отмаливать придется, — покачала головой Аля. — Сильная ведьма. И этот дом под себя строила. Жить здесь не каждый сможет. Обычный человек начнет болеть, чахнуть… Ты сама-то себя как здесь чувствуешь? Не боишься?

— Как себя чувствую? Она сейчас во сне ко мне приходит, — доверчиво поделилась девушка: — Все время просит, требует…

— Чего она хочет от тебя? — насторожилась Аля.

— Принять какой — то дар. Грозится, что если не приму, то погибну и я, и мой сын. А я…

— А ты что? Неужели пойдешь по ее стопам?

— Я не знаю, что мне делать… Я боюсь… Так боюсь! — неожиданно вскрикнула Ксения. В ее глазах читался неподдельный испуг. — За себя, за Аркадия, за Костю! Неужели нам действительно угрожает опасность? Неужели мы тоже умрем, как и остальные?

— Ох-хо-хох… — протянула Аля и пододвинула к себе пепельницу. — Можно, я закурю? Помогает настроиться…

После быстрого кивка хозяйки Сочина сделала несколько затяжек. Затем из сумки достала помятый блокнот с ручкой и стала рисовать линии, круги.

— Ты замужем не была, — больше себе под нос проговорила ясновидящая. — Ребенок от любимого мужчины, но его отец — совсем не Костя. Отец ушел…

— С Костей я познакомилась, когда Аркаше был уже год. Саша бросил нас…

— Это не единственный удар, который ты пережила. Вижу три смерти подряд, — продолжала Аля. — Твои близкие. Все умерли в короткий срок. Первой погибла старая женщина — бабка твоя. Дым вижу. Отца не стало полгода назад. Затем мать… Бедная девочка… Стихии — огонь — вода — огонь. Это — проклятье…

— Меня не было рядом, когда погибла мама, — прошептала девушка. — Вы можете рассказать, как это случилось?

Глава 13

Аля велела девушке следовать за собой. Затем накинула на плечи куртку, обулась и вышла на улицу. В ее руках был фонарь. Доверяя внутреннему чутью, которое никогда ее не обманывало, Сочина приблизилась сначала к пруду. Постояла на каменных ступенях, затем присела на корточки, посветила фонарем на воду.

— Что вы там ищете? — неожиданно раздался недовольный голос у нее за спиной. Это был Костя.

Он обвил Ксению за талию и привлек к себе. Аля встала, отряхнула подол длинной юбки и проговорила:

— Если ты, Костя, немного помолчишь и перестанешь наскакивать на меня, то я расскажу Ксении, как погибли ее родственники. И почему. Вы ведь для этого меня просили сюда приехать?

Ксения пихнула парня в бок, а Аля продолжила:

— Вижу мужчину. Утонул в пруду полгода назад. Это твой отец. Он сейчас здесь. Запах алкоголя от него чувствую. Но он совершенно случайно упал в воду. Поскользнулся на ступеньке и упал. Сильно ударился о камень, потерял сознание. Когда его нашли, он был уж мертв. Не смогли откачать. Глупая смерть… Действительно несчастный случай. Просит тебе передать, чтобы ты кольцо его обручальное на его могиле закопала. Не понимает, зачем его сняли. Просит вернуть…

Ксения кивнула и прижала кулачок ко рту, сдерживая всхлипы.

— Я оставила как память…

— И зря…

Аля двинулась дальше. Прошлась вдоль изгороди, с осторожностью — мимо собачьей будки: там угрожающе затявкала лайка. Затем Сочина проследовала чуть дальше и остановилась возле бани.

На улице стало совсем темно. Свет фонарика быстро гас, пока, наконец, не потух совсем. Аля несколько раз попробовала его включить — выключить, но тот уже ни на что не реагировал. Выругавшись про себя, женщина зашла в баню. Немного там постояла. Из ее горла вырвался сиплый кашель. Аля хрипло проговорила:

— Еще одна смерть чуть больше месяца назад — получается, в конце июля… Вижу фантом женщины, лежащей на пороге. Твоя мать. И резкий запах дыма… Она умерла от удушья, нахватавшись угарного газа здесь, в бане.

Костя с нескрываемым удивлением смотрел на ясновидящую, а та уже направлялась от построек к дому. Параллельно Аля продолжала рассказывать о событиях июльского вечера:

— Она почувствовала тошноту, сильное головокружение. Напугалась очень. Поняла, что нужно как-то выбираться. Кое-как сумела натянуть одежду и выбраться на улицу. Вижу на ней лишь ночную сорочку. Такую светлую, в мелкий рисунок. Женщина доползла до порога. Там и умерла. Позвать на помощь ей не удалось. И дома, как назло, никого не было…

— Тело нашли соседи только на следующий день, — подтвердила ее слова Ксения. — Вы все верно сказали, — мама умерла на ступенях этого дома. Мы тогда с Костей и Аркашей уехали отдыхать к Костиным родственникам.

Аля понимающе кивнула и решительно добавила:

— Но первой все-таки погибла старая женщина — твоя бабка. Вижу, высокая была, полная. Правильные черты лица. Характер сильный, властный, как у мужика. Меня почему-то тянет на второй этаж. Поднимемся?

Когда троица поднялась по деревянной лестнице, Аля недолго собиралась с мыслями. Прислушалась к образам, что крутились в сознании.

— Пожар начался здесь, на втором этаже. Нам нужно идти в правое крыло, — Аля повернула, прошла по коридору, отмечая, что ремонт еще не везде закончен. Затем остановилась возле одной из комнат. Осторожно толкнула дверь — оттуда на нее тут же пахнуло гарью. Несмотря на то, что дом горел больше года назад, запах оказался очень стойким. Аля в комнату заходить не стала. Она встала на пороге и начала объяснять:

— Темно было. Вижу, словно вспышка в том углу — там, где раньше стоял телевизор. Начало дымить. Потом загорелась бумага рядом с телевизором, пол, а дальше — постель… Старая женщина еще ничего толком не успела понять, как уже все занялось. Смогла лишь сползти с кровати и тут же попала в самое пекло. Страшная смерть…

Костя сильнее прижал к себе тихонько подрагивающую Ксению и уточнил:

— А почему вообще загорелось?

— Проводка. Случайно. От нее все и занялось…

— Мы спали внизу и ничего не слышали, — тихо сказала Ксения. — Потом мама подняла тревогу — почувствовала запах дыма. Но было уже поздно… Потом у меня Аркаша заболел. Буквально на следующий день пришлось лечь в больницу. Родители схоронили бабушку без меня. Мама дом восстановила — стал, как новый. Только второй этаж не успела доделать…

Константин вновь решил задать вопрос.

— Получается, что полиция была права? Это все действительно несчастные случаи? А моя Ксюха навела тут шороху…

— Да, получается, что так, — согласилась Аля и бросила многозначительный взгляд на девушку. — Тем не менее, мне необходимо остаться в доме на ночь. Вы ведь не погоните меня обратно в город в такую темень? И, пожалуйста, постелите мне здесь, наверху.

Взглянув внимательно на гостью, Ксюша кивнула. А Аля добавила, раздумывая над чем-то:

— И неплохо было бы посмотреть фотографии… У тебя есть архив бабушки Настасьи?

— Все фотографии хранились раньше на чердаке. Не уверена, что после пожара осталось что-то. Я могу, конечно, поискать. Но это только завтра утром — там нет света. Все хотим провести, да никак руки не дойдут.

— Ну, утром, так утром, — кивнула ясновидящая. — В любом случае, раньше утра я тебе ничего больше сказать не смогу…

Глава 14

Аля долго не могла уснуть. Эхо ее шагов, меряющих комнату, гулко раздавалось по этажу. Почти до часу ночи сверху доносился запах сигарет. Наконец, шаги стихли — видимо, гостья легла.

Ксения тоже не спала, не в силах дождаться утра. Она читала книгу, но вскоре сон сморил ее. Во всем доме погас свет. Наступила тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием людей и редким тоскливым завыванием пса.

Аля задремала. Неясные образы превращались во все более четкие очертания знакомых людей, она словно слышала их живую и эмоциональную речь. Вот она уже не в чужом доме, а в таборе. В большом богатом доме, украшенном коврами, лепниной — у приемного отца, цыганского барона Джуро. Вот уже он ласково журит ее за какую-то вещь, взятую без спроса… Аля тогда жила, словно птица в золотой клетке. Все у нее было, что душе угодно. Лучшая одежда, машина, водитель. Много золотых украшений. И еды всегда готовилось очень много — мало ли кто заглянет на огонек. Цыган никогда не выпустит из дома человека, не напоив его хотя бы чаем. В памяти всплывали картины, как Роза готовит любимое блюдо брата — тушеного ежа или заваривает крепкий чай, добавляя в него дольки лимона и яблока. Как они все вместе пьют его из хрустальных бокалов…

А цыганские песни — протяжные, волнующие, берущие за душу? А танцы и костер во дворе? Наверное, атмосфера, в которой она сейчас очутилась, напомнила ей далекое прошлое… Картины в памяти вновь заторопились, закружились. Вот Роза учит ее гадать по руке, определять судьбу человека по картам. Совсем отчетливо Аля видит кружевной подол ее юбки, золотые украшения, обильно нанизанные на пальцы. Огромные золотые серьги в форме колец — и жутковатые бельма слепых глаз. Роза была единственным человеком из всех, кого она знала, кому слепота абсолютно не мешала в жизни.

— Смотри, драгоценная, внимательно и запоминай, — все повторяла Роза. — Одни лишь карты — это только картинки. Без дара они ничего, пыль земная. Я не вижу их — но я чувствую. Попробуй и ты так. Не читай только картинку, не надо. Попробуй почувствовать, что за ней стоит. Что кроется внутри. Твой дар — вот в чем настоящая сила…

Аля освоила эту науку — гадание на картах. Изучила старшие и младшие арканы. Колода карт Таро стала частью ее самой, срослась с ней, часто помогала советом в трудную минуту не только ей, но и окружающим.

— Неужели, если захочу, я буду знать все и обо всех? — до Али донесся ее собственный голос, только детский. — Это же так интересно!

— Эх, драгоценная… Конечно, гадание — исконно цыганское мастерство и передается из поколения в поколение… Но это не только хлеб, радость, но и горе для гадалки. Если ты видишь беду и не можешь ничего сделать — это ох, как тяжело! Только со стороны может показаться, что все просто. Непросто, девочка моя. На самом деле, это тяжкий труд для души, для ума. Чтобы увидеть прошлое, настоящее, будущее, надо настроиться, войти в нужное состояние. Много сил потеряешь. Потом придется долго восстанавливаться. Но когда тебя благодарят люди, которым ты помогла — это лучшая награда…

— Когда я вырасту, то стану цыганкой? Такой же, как ты? И у меня будет такая же длинная юбка из бархата, как у тебя? — продолжала вопрошать маленькая Аля.

— Юбка такая же у тебя будет, не сомневайся, — громко смеялась Роза. — И не одна! Хоть десять или все сто!!!

В ушах раскатистым эхом раздавался ее хохот. Звенящий, свободный, от души…

Неожиданно Аля очнулась и поняла, что смех прозвучал не только во сне, но и наяву. Она вздрогнула, осознав, что прямо над ней, на чердаке, кто-то есть. Ощущая гулкие удары сердца, Аля открыла глаза. Словно почувствовав ее пробуждение, этот «кто-то» замер, затих… Через мгновение Аля почувствовала, что кто — то появился совсем рядом. Высокая, крепкая фигура возвышалась над ее кроватью больше минуты. И эта минута показалась Але вечностью. Затем что-то тяжелое прыгнуло к ней на кровать, кошачьими лапами пробралось к голове, легло на грудь… Дыхание остановилось. Ноги и руки не шевелились. Чувствуя, как одеревенело все тело, Аля попыталась взять себя в руки и начала читать молитвы. Одну, вторую… Стало отпускать. Она, наконец-то, смогла набрать в легкие воздуха и вздохнула полной грудью, продолжать нашептывать «Отче наш». Затем пошевелилась и быстро зажала нательный крестик меж зубов. И вдруг все исчезло, будто привиделось. Аля поняла, что в комнате она уже одна.

Женщина вздохнула немного свободнее. Но тут раздался ясно различимый скрип половиц над ее головой. Послышались осторожные шаги взад — вперед по чердаку. Затем они замерли, и почти над Алиным ухом снова раздался смех — громкий, злобный, полный силы, вседозволенности…

Аля, все так же зажав крестик меж зубов, до утра продолжала читать молитвы. И лишь когда солнце ярким диском показалось на небе, уснула…

Глава 15

Утро выдалось холодным и солнечным. Раньше всех встал маленький Аркадий, разбудив немедленно всех остальных тонким пронзительным плачем. Аля некоторое время просто лежала, собираясь с силами и мыслями, слушая, как Костя сажает мальчика на горшок, затем ведет его умываться и помогает одеться. Молодой человек старался говорить как можно тише. Наверное, чтобы не разбудить ее. А скорее всего, Ксюшу.

Вскоре встала и молодая хозяйка: послышались ее быстрые, легкие шаги. Через четверть часа по дому разнесся запах гречневой каши и свежезаваренного кофе. Затем Ксения пригласила Алю позавтракать, пообещав сразу же после этого отправиться на чердак.

Аля выглянула на улицу, прошлась вокруг пруда, вдыхая запах осенней свежести. Недалеко в лесу тихонько переговаривались синицы, готовясь к дальнему и долгому перелету. Ночной кошмар потихоньку выветривался, и голову заполняли гораздо более приятные вещи. Она бы с удовольствием съездила отдохнуть. Но не в Египет, а, например, в Чехию. Побродила бы по старинным замкам и их окрестностям. Деньги есть. И Олег бы мог выпросить отпуск у начальства — три года они никуда не выбирались… Случайно сквозь изгородь Сочина заметила нескольких человек, пытающихся рассмотреть, что происходит во дворе Дмитриевых. Это были местные жители, привлеченные сюда слухами о том, что в поселок приехал известный экстрасенс. Один из мальчишек помахал ей рукой и крикнул, чтобы ему дали автограф. Аля не любила излишнее внимание к своей персоне, поэтому молча ретировалась в дом.

Вскоре Ксения позвала Алю наверх, сказав, что ее поиски увенчались успехом. Старый семейный фотоальбом благополучно пережил пожар в одном из кованных железом сундуков. Может, теперь они смогут разгадать тайну? Аля поспешила на чердак. Ей и самой не терпелось разобраться в настоящей причине гибели членов этой семьи…

Они присели вместе на небольшой старинный сундук. Аля взяла в руки альбом и прищурилась, поскольку свет, который пробивался сквозь небольшое окно, был тусклым. Раскрыв семейный архив, Сочина углубилась в его изучение. Ксения протянула руку и достала из альбома одну из фотографий. Затем тихо произнесла, словно опасаясь кого-то:

— Это бабушка Настя…

Затем она ткнула пальцем еще в несколько снимков и пояснила:

— Моя тетя. А это мама…

Аля приблизила к глазам фотографию бабушки — яркой, статной казачки. Затем долго разглядывала снимки дочерей и, наконец, подняла глаза на Ксению.

— Ну что ж… Слушай, как дело было… У твоей бабушки было две дочери: твоя мать и Мария. Бабушка твоя потомственную ведьму видела именно в старшей дочери, в матери твоей, — Аля пальцем постучала по фотографии матери Ксении. — Именно ей и хотела передать свои знания и свою силу. Поэтому и завещала ей весь дом, а младшей достался лишь небольшой закуток в Москве. Тетка твоя Мария сильно обиделась и на мать, и на сестру, которая приняла щедрый дар, не захотев с ней ничем поделиться. К тому же, личная жизнь у Марии не сложилась. Она прекрасно знала о том, чем мать промышляла на самом деле и винила во всех своих бедах ее. Конечно, сначала тетка пыталась поговорить с матерью, убеждала ее поделить все пополам — ведь она такая же дочь. За что ее обделили? Но бабка и слышать ничего не захотела. А два года назад твоя тетка Мария решила избавиться от досадивших ей родственников разом и получить свое. А себя успокоила той мыслью, что «губить чертово племя — богоугодное дело»…

Ксения испуганно смотрела на ясновидящую, а та в подтверждение своих слов кивала головой и рассказывала дальше:

— Она ходила к какой-то Нонне, тоже колдунье, которая наслала на всю вашу линию проклятье. Да-да. Родная тетка. Бабка твоя погибла сразу же, мать и отец — чуть позже. Та же беда ожидала бы и тебя с сыном, если бы не твоя инициатива. Только Костя остался бы в живых. Вы ведь не расписаны?

Ксения мотнула головой.

— Это его спасло… Знаешь, отсюда и предупреждения твоей бабки с того света. Ведь если бы ты действительно пошла по ее стопам, то с помощью темных сил смогла бы защититься и избежать уготованной тебе участи. Бабка твоя просто не успела себе помочь. Ты единственная ее надежда на отмщение…

— Я не хочу заниматься колдовством, — тихо прошептала девушка. — Хочу жить, как все. Обычной жизнью. Растить Аркашу…

— И правильно делаешь, — заметила Аля. — Иначе судьба тебя ждет незавидная. Ты и так многое потеряла слишком рано. Но дело в том, что дух бабки до сих пор здесь обитает. Это ее дом, в нем — ее сила.

— Вы что-то слышали сегодня ночью? — бросив пытливый на гостью взгляд, спросила Ксения.

— Да. Смех слышала… — осторожно проговорила Аля, опасаясь еще больше напугать девушку.

— Я тоже часто слышу ее смех, — поделилась та. — Сначала боялась. Но потом успокоилась. Решила, что бабушка ничего не сделает нам плохого.

— Не сделает. Но живым с мертвыми жить вместе ни к чему. И дом этот — место темных сил, не светлых. Все равно дух бабушки придется отсюда изгонять. Ты готова?

— Да, — кивнула Ксения. И вспомнив, проговорила, — А как же проклятье? Его можно снять? Как-то защититься?

— Это непросто, но можно, — ответила Аля, размышляя. — Тебе нужно будет приехать ко мне на прием вместе с сыном. Я помогу снять негатив. И все, что сделала твоя тетка, вернется к ней же. Но есть одно большое «но». Сам этот дом не место для жизни — на костях стоит. Когда его строили, бабка под каждый угол черного петуха заложила. И дух Настасьи будет обитать здесь, покуда дом жив. А знаешь, — глядя на фотографии, продолжала с интересом ясновидящая, — тетке твоей дом в любом бы случае не достался, и столько смертей не дали бы желанный результат. Дух не дал бы Марии здесь жить. Сжил бы со свету.

— И что делать?

— Я бы советовала тебе дом этот сжечь, а место освятить. Только тогда здесь можно будет построить светлое будущее.

Девушка вздохнула, затем обвела дом глазами, пробормотала: «Жалко, красивый».

— Страховка есть? — улыбнулась Аля.

— Да… — протянула Ксения и через мгновенье тоже улыбнулась. С радостной надеждой в глазах вскочила с дивана: — Спасибо вам.

— Да не за что… — пробормотала Алевтина и добавила: — А с Костей тебе нужно поговорить. Открыться ему. Замуж ведь звал?

— Звал… — смущенно протянула Ксения.

— Отнекиваешься? Почему?

— Не знаю… Все кругом говорят, что он на мое добро позарился. У него ведь своего ничего нет…

— Ерунда! В твоем случае — пустые разговоры, — покачала головой Аля. — Так просто сложились обстоятельства, что в жизнь он без всего вошел. Погоди, все у него будет. Заработает. Без дела ведь не сидит?

— Не сидит, — согласилась девушка. — Но как ему все расскажу? Про бабку? Про колдовство?

— Костя тебя очень любит. Переживает, что не доверяешь ему. А когда расскажешь все, словно камень с его души снимешь. Вместе и приезжайте. Смотри, не упусти свое счастье. Может, Бог тебе его дал за то, что по пути света пошла…

Глава 16

На обратном пути Аля размышляла о том, что в жизни ничего случайного не бывает. Она думала о Ксении, о том, как сложится ее дальнейшая судьба, все ли у нее будет в порядке. Когда Аля впервые увидела ее, уж слишком та была растерянна и напугана. Нет-нет, да и всплывало в памяти женщины, как молодая девушка по-детски доверчиво заглядывает экстрасенсам в глаза и пытается рассказать о своей беде. Аля тогда понадеялась, что ей кто-нибудь да поможет. Ведь она не единственный экстрасенс на свете. Но внутреннее беспокойство не уходило. Сочина даже как-то спросила у съемочной группы координаты Ксении, но уже никто никого не помнил… И когда пришел случай, Аля не могла упустить возможность помочь.

В субботу, как и договаривались, Ксения с Костей приехали к ней в магический салон. Вместе со своей напарницей Светой Аля провела сеанс по снятию негатива. Поставила на всю семью девушки защиту, чтобы никому больше не удалось пробить поле. Дала оберег. И рассказала, как отмаливать грехи родственников. Гости уехали только поздним вечером.

А в понедельник утром Аля появилась в офисе на оперативке. И вновь с опозданием. На ее счастье, «второй» шеф задерживался. А Ярослав оказался в хорошем расположении духа. Оценив ее посвежевшее лицо и виноватую улыбку, он весело произнес:

— Привет, цыганка! Вечно в пути! Смотрю, ты бодра и весела. Как съездила? Удачно?

— Удачно, — кивнула Аля, вешая пальто на вешалку. — Вышло так, что одна специалистка навела на семью проклятье. По просьбе тетки. Девчонка была у меня на приеме в субботу. Мы поработали. Ну, в общем-то, и все…

— Значит, следственным органам там делать нечего? — проговорил Игорь Валуйский. — История не про нас?

— Не про вас, — уверенно подтвердила Аля. — Я тогда еще, когда Ксению на съемках видела, почувствовала, что там нет ни орудия преступления, ни убийцы. Что там нужен специалист другого рода. Но дело оказалось запутанным. С одной стороны, обиженная тетка, которая долго вынашивала план мести и замышляла истребить родню. И поди, докажи официально, что она тут замешана. С другой стороны — ее бабка, колдунья, за которой самой тянется длинный шлейф грехов… Никак не могла разобраться, за кем именно числится «должок» за эти смерти.

Ее последнюю фразу услышал Горячев. Руководитель отдела «Т.О.Р.» как раз входил в комнату.

— Значит, все-таки тетка… Да… Мы, тут, конечно, не сильны, — прокомментировал он Алин рассказ, качая головой: — А я-то думал на того паренька. Ну, на друга этой Ксении. Получается, зря. Хотя мне он показался очень подозрительным…

— Парень на самом деле хороший, — искренне улыбнулась Сочина. — Девчонке с ним повезло. Он ей и как мать, и как отец, и за няньку сойдет. Просто устал стучаться в закрытую дверь. Ксения ведь ему не доверяла. Напели ей, что он охотник за ее богатством… Да еще расследование, допросы, телевидение… Вот парень и замкнулся. Боялся остаться без вины виноватым. Да и как не бояться? Он ведь понимал, что для вас, следователей, отсутствие у него «приданого» — очень веский мотив.

— Экая вы мать-заступница, — усмехнулся Горячев. — Но и мы не монстры, в общем-то. Ладно, тогда оставляем их в покое. Вопрос закрыт, и стороны удовлетворены? — уточнил он на всякий случай, следуя своей давней привычке во всяком деле ставить точку.

Аля, машинально заправив косу под гребень, убедительно кивнула.

— Тогда начнем. Все на местах, — произнес Горячев. Он заговорил отрывисто, по-деловому, экономя время и слова.

Марина вкратце обрисовала ситуацию по «Синайскому делу» и свои планы. Попросила помощи: нужно было сделать несколько запросов в ряд структур. Затем очередь перешла к Игорю Валуйскому, неподалеку от которого пристроилась Елена Марченко. По делу полковника Ковалева тот пояснил:

— Съездили. Подробный отчет к концу дня предоставим. Но пока реальных зацепок нет. Мы, конечно, не отчаиваемся… К тому же, оперативники обещали помочь. Поднять архивы.

— Жаль, — выдохнул Николай Васильевич, который ждал хоть каких — то сдвигов. Полковник Ковалев был его давним знакомым.

— Можно съездить на место убийства вместе с Сергеем, — предложил Ярослав.

— Хорошо. Но предупреждаю, что дело может оказаться… э-э… темным. Ну, в плане политики. Вы там поосторожнее, много шуму пока не поднимайте…

Игорь понимающе кивнул. А Горячев уже повернулся к Але, и его губы раздвинулись в сдержанной улыбке:

— Поздравляю! Хорошие новости для вас. Наш маньяк задержан, оперативники поймали его с поличным. Уже произвели в квартире обыск, есть улики. Не ожидал такого успеха. И так быстро! И вам, и Сергею будет выплачено дополнительное вознаграждение…

— Я только «за»! — довольно хрустнув пальцами, откликнулся Скрипка. Аля же лишь пожала плечами.

— Со старым пока все… Но всплыло еще одно резонансное дело. Слушайте… — произнес Горячев, и потянулся к столу за сложенной газетой. Развернув ее, он зачитал одну из заметок: «Год назад на окраине Москвы, на улице такой-то, возле подъезда дома № 19, подлежащего расселению, был найден труп пожилой женщины. Родственники тело опознали. Это оказалась гражданка Иевлева А.М. сорокового года рождения, которая проживала в этом же доме. По мнению медиков, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Как выяснилось позже родственниками Иевлевой, перед смертью квартира покойницы была продана некой Сметаниной А.А. и по условиям договора, через неделю после продажи Иевлева должна была покинуть расселяемый дом. Об этом факте родственники узнали уже после смерти Иевлевой. Денег от сделки никто из родственников ни в самой квартире, ни на сберегательных книжках покойной не обнаружил. Единственное, что стало известно в ходе выяснения обстоятельств совершенной сделки: продажей квартиры занималось агентство недвижимости «Креон», и что квартира была продана за цену, гораздо более низкую, чем ее рыночная стоимость на тот момент. Это же агентство оформило договор с застройщиком на расселение дома, где проживала гражданка Иевлева.

Журналисты нашей редакции решили провести собственное расследование, поскольку стало известно, что погибла не одна женщина, а несколько. Как выяснилось, сделок купли — продажи, после которых всплывали трупы пожилых граждан, а деньги исчезали в неизвестном направлении, за агентством недвижимости «Креон» числится две только по дому № 19. И обе были приобретены Сметаниной А.А. Такая же незавидная судьба постигла престарелую жительницу соседнего дома № 21 — и здесь без фирмы «Креон» не обошлось.

К сожалению, с удачливой скупщицей недорогого жилья нам встретиться не удалось. Как и пообщаться лично с директором ООО «Креон». Но, по словам юриста агентства недвижимости, все сделки «юридически чистые» и оформлены в соответствии с действующим законодательством. Но нас больше настораживает «чистота смерти» престарелых граждан — самого беззащитного слоя нашего общества на сегодняшний день. К сожалению, цепь совпадений, связанных со смертью граждан, почему-то до сих пор не привлекла внимания правоохранительных органов…»

Шеф положил газету на стол, а Ярослав быстро проговорил:

— Насколько я понимаю, самого места преступления уже не существует, поскольку на том месте выстроен новый дом?

Горячев кивнул, а в голове Краснова стали быстро прокручиваться варианты, кому поручить новое задание. Марина была занята под завязку «Синайским делом», и ей было некогда куда-то еще выезжать. Скрипку только что «прикомандировали» к делу об убитом полковнике — расследование тоже слишком затянулось, и пришла пора ускорить процесс. Оставалась только Аля. Тем более, она только что освободилась и могла хоть что-то считать с фотографии умерших…

Ярослав повернулся к Сочиной и произнес:

— Алечка, ты у нас схватила птицу удачи за хвост. Тебе и карты в руки.

— Карты у меня всегда в руках, драгоценный, — проговорила нараспев Аля и усмехнулась. — Если возьмусь за это дело, то до среды отдохнуть дадите? У меня в салоне заказы накопились…

— Дадим, — подтвердил Ярослав. — И еще… К тебе, наверное, нужно будет прикрепить парочку шустрых ребят, поскольку Игорь с Леной пока заняты другим.

— За этим дело не станет, — заверил Горячев и довольно выдохнул: — Ну, вроде пока все! Работайте!

Глава 17

Вторник для Али стал днем приемов. Сначала в дверь позвонили по поводу снятия показаний счетчика. Затем забежал за забытой спортивной сумкой Лешка — накануне они с Катей были в гостях. Потом Аля сама забыла сумку с покупками в магическом салоне, и ее секретарь и по совместительству охранник Миша — огромный детина цыганского происхождения — завез ее Сочиной домой. Затем вернулся с работы Олег. И когда, наконец, Аля свыклась с мыслью, что уже можно расслабиться и засесть у себя в комнате, прозвучал звонок в дверь. «Кого опять черт принес?» — раздраженно подумала Сочина, но, посмотрев в глазок, быстро потянула цепочку на себя. На этот раз на пороге стояла Марина Лещинская.

Аля искренне сочувствовала своей коллеге. Когда у нее самой случалась какая-то проблема, или она думала о своей непростой судьбе, то вспоминала Марину и говорила себе: «Бывают случаи и похуже, чем твой». В свое время Марина — стройная шатенка с длинными ногами — купалась во внимании мужчин. Когда ей исполнилось двадцать пять, она познакомилась со своим будущем мужем Петром. Тот быстро признался ей в любви. Марина и сама влюбилась в него по уши. Поженились, а через год оказалось, что в семье ожидается пополнение. Ничто, казалось, не предвещало беды…

Но Коленька не задержался на этом свете и часа. Марина даже не успела его увидеть… Она и сама чуть не умерла тогда: врачи зафиксировали клиническую смерть. Ее неожиданное воскрешение все называли чудом. Все… Кроме мужа, который вдруг резко переменился к Марине. Он почему-то счел, что Марина виновата в смерти сына. В момент, когда они могли и должны были сплотиться, обретя поддержку друг в друге, супруги, наоборот, отдалились, практически перестали общаться. Марина целыми днями то рыдала, то сидела в какой-то прострации, тупо глядя перед собой. А спустя краткое время ее постиг новый удар. Петя объявил, что ему надоело вечно страдальческое лицо жены, которая может только ныть и причитать, а вот родить по- нормальному не может. Поэтому он уходит к другой — здоровой и жизнерадостной Лиле. Кстати, у них скоро родится наследник… Лещинская словно заледенела. Поняла, что ничего хуже с ней уже не случится — просто хуже уже не бывает. И, пожалуй, да, прав Петя: она действительно не здорова. Не только физически, но, кажется, и душевно. Иначе как объяснить, что после клинической смерти у нее в голове то и дело помимо ее воли появляются образы людей, всплывают обрывки фраз, которых она никогда не говорила и нигде не слышала? Стоило ей прикоснуться к какому-то предмету, как она видела людей, которые прикасались к нему до нее, выражения их лиц, эмоции…

Поначалу Марина сочла, что у нее с горя «поехала крыша». Такого же мнения были и ее немногочисленные родственники. На несколько месяцев Лещинская попала в психиатрическую больницу. Обследовалась, затем лечилась от депрессии. Лишь спустя какое-то время она поняла, что теперь обладает каким-то новым даром. Бог отнял у нее Коленьку и Петю, но дал взамен нечто иное…

Набравшись мужества, она решила доказать, что действительно кое-что может, и появилась на телеэкране, где продемонстрировала свои способности. Но на телепроекте долго не задержалась и вернулась в родное Подмосковье, где, расследуя первое в истории отдела «Т.О.Р.» дело, ее и нашел Ярослав…

Сейчас Марине было тридцать пять. После развода — а с тех пор прошло уже несколько лет — она вела затворническую жизнь. Из дома выходила только на работу — она устроилась врачом-ветеринаром в частную клинику. О том, чтобы устроить личную жизнь, она и не помышляла. Ей казалось, что эта тема для нее навсегда закрыта. А Петр и Лиля тем временем растили уже двоих мальчишек…

— Пустишь? — спросила Марина, обдав Алю отчетливым запахом «Мартини».

— Ты чего это? — пораженно уставилась на гостью Аля и жестом пригласила в дом.

— Фигово мне что-то совсем, Аль, — невесело усмехнулась Марина, шагнув за порог и присев на лавку. — Погадай мне…

— Неужто так плохо? Никак не переваришь? — внимательно взглянув коллеге в глаза, проговорила Аля. — Пошли! Сейчас только Олежку предупрежу, чтоб не мешал…

Пока Марина раздевалась, Аля успела сбегать в зал, а также на кухню, где запаслась двумя огромными бокалами с кофе. Затем протолкнула застрявшую в прихожей Марину в маленькую комнату и просочилась туда сама.

Женщины опустились на пол. Аля уселась по-турецки и достала из кармана халата колоду. Быстро перемешав карты, попросила:

— Подсними на себя…

Марина послушалась. Аля профессиональным жестом разложила ряд.

— Эх, драгоценная, зря расклеилась, — произнесла Сочина, глядя на карты. — Скоро все изменится: личная жизнь, статус…

Марина недоверчиво взглянула на Алю, а та в подтверждение своих слов кивала и продолжала:

— В течение пяти-шести месяцев пойдут перемены! Только счастье свое не прошляпь за своими депрессиями! Глаза у тебя словно маслом замазаны… А ты их раскрой пошире, если одна не хочешь остаться. Карты показывают, что твой мужчина совсем рядом. И на телепроекте ты оказалась не просто так… Влюбишься снова. Сердце восстановится, оживет. И все раны новая связь залечит. Знаешь, присмотрись-ка ты к тем, кто вокруг тебя.

— Добрая ты! — с улыбкой выдохнула Марина. — Хочешь меня как ребенка сказкой убаюкать?

— Ты зачем ко мне пришла? — строго на нее взглянув, спросила Аля. — Я тебе помогаю, как умею! Или, может, ты совсем не погадать хотела? Чего тебе нужно на самом деле?

Став вмиг растерянной, Марина немного помедлила, но все же озвучила:

— Моего посмотри, пожалуйста… Я про Петю… Как он? Неужели правда хорошо ему со своей…? Ведь она…

— Может, хватит о них думать?! — не выдержала Аля. — Не устала одно и тоже перебирать? Сколько можно! Ведь уж много лет прошло, а ты, как застряла в болоте, так и выбираться не хочешь! Видать, нравится тебе там… Нравится быть бедной и несчастной…

Но, поймав умоляющий Маринин взгляд, Аля осеклась, вздохнула и начала новый расклад.

— Ничего хорошего у него нет, — констатировала вскоре она. — Семья есть, да, но жена — змея ядовитая. Ревнивая, злая, одни деньги на уме. Все соки из него выпила. Любви там и в помине нет. Он уж сам не рад, что с ней связался. Детей у них вижу. Два мальчика…

— Все верно, — чуть покачнувшись, подтвердила Марина. — Маленькие совсем. Я их тоже видела, только воочию…

— Вот тебя что так разобрало! И у тебя дети будут! — с нажимом произнесла Аля. — Если ты сама себе не навредишь. Ты же себе не враг? Слушай, что говорю! Переключись! На себя переключись, не на него… Ему все твои слезы отольются. Уже свое получил. И поделом. Ты ни в чем перед ним не виновата. А тебя счастье ждет, долгая жизнь в браке, ребенок… Хочешь?

— Хочу, — с еле заметным облегчением прошептала Марина. — А это еще возможно? Ты меня правда не обманываешь?

Аля раздраженно хлопнула ладонью о ладонь и покачала головой.

— Иди, глупая! А вино — и нюхать забудь, не то полетит твоя жизнь в тартарары. Смотри лучше по сторонам! Я тебе дело говорю! А теперь иди домой и выспись хорошенько. Чтоб завтра была, как звезда!

С этими словами Аля встала с колен и проводила последнюю гостью к дверям.

Послесловие

Костя не без удовольствия взглянул на уже готовый фундамент, на ровную кладку нескольких слоев белого кирпича. Молодого человека было не узнать: бледное лицо расцвело здоровым румянцем, движения стали более уверенными, широкими. Теперь почти все дни Костя проводил на улице, занятый постройкой нового дома. Ксения крутилась рядом, развешивая постиранное белье. Она бросила беспокойный взгляд на Аркадия, который играл возле пруда и уже успел промочить ноги.

— Сынок, пойдем, я тебя переобую, — ласково протянула она и взяла мальчика на руки.

Неожиданно ее окликнули. Ксения повернула голову к изгороди, присмотрелась к старушке и узнала одну из местных жительниц.

— Добрый день, Зинаида Федоровна, — с улыбкой отозвалась девушка. — Вы по делу или просто так?

— Да я вон до магазина дойти решила, — пояснила соседка. — Дай, думаю, к вам загляну, узнаю как дела. Шутка ли — в зиму без крыши над головой остаться! В бане-то не наживешься! И жалко-то как! Ведь такой дом — красавец был!

Женщина еще минут пять причитала и охала, качая головой. Ксения взглянула на груду обугленных бревен, — все, что осталось от бабушкиного наследства — и лишь махнула рукой:

— Ну и пусть! Еще лучше построим. Был деревянный, а станет каменный. Через пару месяцев приходите на новоселье!

— Как же не заглянуть? Загляну… — по-старчески тряся головой, пообещала женщина.

Ксения с Аркадием скрылись в бане, а Зинаида Федоровна заторопилась дальше, дивясь про себя беззаботности Ксении. Через несколько шагов соседка остановилась, обернулась. Ей показалось, или что-то в этом месте и правда неуловимо изменилось? Даже дышать стало легче… Наверное, это все после визита батюшки. Ксения рассказывала, что перед постройкой нового дома решила освятить место. Но, опять же, не может человек радоваться тому факту, что дом сгорел! Свое-то добро?

Устав ломать голову над непонятным поведением молодой соседки, Зинаида Федоровна неодобрительно покачала головой и пробубнила себе под нос: «Молодые… Кто их разберет?»

Вика Варлей

Дело о странном доме

Глава 1

Аля Сочина быстро пробиралась сквозь толпу, пересаживаясь с «Кольцевой» на «Калужско — Рижскую» линию метро. Женщина старалась никого не задеть, но при этом успеть на «оперативку» вовремя. Она двигалась, низко опустив голову и ни на кого не глядя. Неожиданно возле ступенек ее резко дернули за рукав. Женщина остановилась и удивленно уставилась на высокого парня лет двадцати семи в красной спортивной куртке. Тот стоял, растягивая в полуулыбке толстые губы, и показывал ряд прокуренных зубов. При этом продолжал держать ее за рукав.

— Здрасьте! А я вас зна-аю… — протянул он развязно.

Аля напрягла память; по роду профессии с людьми ей приходилось со многими общаться и довольно часто, но этот увалень, тем не менее, казался незнакомым. Аля застыла, выжидающе подняв на него глаза. Парень пояснил:

— По телевизору тя видел… Ты прям, как настоящая…

Аля поджала губы, выругавшись про себя, затем резко выдернула руку и двинулась дальше.

— Эй! А погадать то? У меня вопросы есть! Эй! Ты куда это? Стой! — раздавалось все громче ей вслед.

Окружающие начали на них оборачиваться. Затем останавливаться, узнавая эту невысокую худощавую женщину лет пятидесяти в темном пальто и с ярким платком на голове. Знакомое лицо цыганки с черными волосами и выразительными серыми глазами, которое не единожды появлялось на экранах в телепередаче про экстрасенсов. В свое время Аля дошла до финала, но досталась ей лишь третье место. По мнению большинства, в троице финалистов оказались более сильные и удачливые соперники, чем Сочина. Аля же полагала, что дело совсем не в силе, а в картах, которыми она неизменно пользовалась. Многие считали это предосудительным.

Сейчас же ее сознание лихорадочно отмечало, как вокруг кивают в ее сторону головой. А кто-то уже решительно устремился ей навстречу. «Сейчас начнется столпотворение!» — поняла Аля. — «Черт бы побрал эту популярность! Если опоздаю, Краснов меня убьет!». Она пустилась почти бегом. Влетела в вагон. Нашла глазами отметку метро «Новые черемушки» — значит, она села куда нужно. Аля, облегченно вздохнув, быстро пристроилась к противоположным дверям, отвернулась к входу; так ее точно никто не заметит.

Но женщину тут же ждало жестокое разочарование — с другого конца вагона к ней направлялась уже знакомая красная куртка. Молодой человек подошел все с той же улыбкой, так же потянул на себя, но уже не за рукав, а за лацкан пальто.

— Куда же ты? Да еще так быстро! Еле успел! — довольный собой, изрек он.

Аля собралась с духом, чтобы не выдать все, что она думает о тактичности некоторых индивидов. Тем более, что этот индивид все равно ничего из ее тирады не поймет… Неожиданно лицо Сочиной приняло чуть слащавое выражение, а на губах появилась еще более приторная улыбка. Аля наклонилась к парню, посмотрела ему прямо в глаза и чуть слышно, нараспев, произнесла:

— Эй, баро, отвали! Не то худо тебе будет! Я ведь могу… Веришь?

Все довольство вмиг испарилось с лица напротив. Парень недоверчиво, затем испуганно глянул на соседку, — для пущей убедительности та сдвинула брови, — и, наконец-таки, «отвалил».

Остаток пути прошел в относительном спокойствии. Аля успела перебрать в голове все, что нужно еще было успеть сделать до конца недели. Куда съездить. Кому позвонить. Главное — навестить сына Лешку, по которому успела ужасно соскучиться. Тот должен был вот-вот вернуться из отпуска, и матери не терпелось прижать его к сердцу, чтобы убедиться, что он все такой же ее сын, как и раньше. Аля взглянула на часы. Опаздывает! Еще три остановки. Десять минут пешком. «Оперативка» была назначена на двенадцать. Сейчас без пяти. Как ни крути, не успевает. «Худо» сейчас будет ей — любительнице опаздывать. Ее шеф Краснов, которого она за глаза называла «любимый», еще в прошлый раз предупредил, что за еще одним опозданием последует штраф. Мол, никто не обязан тратить свое время бесплатно. Аля быстро прикинула, что штраф, как ни крути — сумма не настолько большая, как ее нынешняя зарплата, а, значит, и бог с ним. И вообще, приятно, что хоть в полтинник она начала получать от государства нормальные деньги. Пусть и не похвастаешься особо подробностями работы перед соплеменниками.

Все же деятельность подразделения, которое в служебных документах Следственного Комитета, обозначалось как «Отдел «Т.О.Р.», была засекречена, поскольку расследование, опирающееся на информацию, полученную от экстрасенсов, не должно было быть поставлено под сомнение адвокатами во время будущего судебного процесса. До сих пор традиционная наука отрицает факт существования потусторонних сил. Но это совсем не означает, что таких сил не существует…

…Аля выбралась из подземки, вдохнула осенний, но все еще по-летнему теплый воздух, и зашагала вдоль улицы. На первом перекрестке свернула направо и остановилась возле сталинской пятиэтажки с номером 26. Дом недавно был выкрашен в голубой цвет и радовал свежестью красок. По нескольким ступеням она поднялась на этаж — вход был со стороны улицы — позвонила. Раньше здесь располагался небольшой продуктовый магазин, сейчас же над дверью висела надпись крупными буквами «Автодетали», а чуть ниже, на самой двери — «Ремонт». Женщина проскользнула внутрь, поздоровалась с Мариной — привлекательной шатенкой чуть за тридцать, и по ее многозначительному взгляду поняла, что все уже на местах и ждут только ее.

Глава 2

— А где наша «сладкая парочка»? — поинтересовалась Аля, окинув взглядом просторную «рабочую» комнату, из которой, практически, и состоял весь их офис. — Их, что, сегодня не будет?

— Следователи Валуйский и Марченко в служебной командировке, — сухо пояснил Горячев, не принимая неофициального тона. — Им поручено проверить новую версию убийства полковника Ковалева. Вы прошлый раз им дали наводку по причастности любовницы. Что есть подозрения на нее…

— Не я, а Ярослав Олегович дал, — поправила шефа Аля, усаживаясь за свой стол и краем глаза отметив, что Князь на нее злится, но не сильно. — Я лишь подтвердила. И почему «подозрения»? Любовница там точно замешана — я это вижу. И деньги она в итоге получила немалые. Но вот кто заказал и почему…

— Ладно. Пока не будем отвлекаться на дело полковника, — прервал ее Горячев. — Поскольку все в сборе, пройдемся по текущему состоянию дел…

Сначала отчитался Сергей. Затем быстро «отстрелялась» Марина Лещинская. Она уже второй месяц занималась делом, в шутку именуемом в их отделе «святым», Горячев же называл его «Синайским». Ярослав обычно ставил Лещинскую на дела, где фигурировали предмет или человек, которых требовалось найти. В данном случае был украден предмет. И предмет очень ценный — знаменитый Синайский Кодекс. Старинная рукопись датировалась IV веком и являлась самым ранним и полным из сохранившихся до наших дней списком Священного Писания в переводе на греческий язык. Долгое время рукопись хранилась в Синайском монастыре святой Екатерины. Многие ученые были бы счастливы прикоснуться к этим древним текстам, истоку истоков. Благодаря этому пергаменту церковнослужители отделяли зерна от плевел, а религиозную истину — от ереси. Части «Кодекса» исчезали и в разное время всплывали в разных частях света, находились и терялись в самом монастыре, копировались, продавались… В настоящее время части ценнейшей рукописи оказались сосредоточены в четырех всемирно известных хранилищах рукописного наследия — в монастыре св. Екатерины (Синай), Британской Библиотеке (Лондон), Университетской Библиотеке (Лейпциг) и Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Но из Петербуржской библиотеки рукопись неожиданно исчезла. Никто не мог понять, как и куда, и кто вообще осмелился на такое кощунство. Полиция сбилась с ног, проверяя всех визитеров, среди которых было много иностранцев, а также сотрудников библиотеки, хранилища — всех, кто имел доступ к священным текстам. Но пока все было безрезультатно. В итоге громкое дело попало в руки Горячева и его отдела.

Аля от поисков рукописи сразу же отмахнулась, сказав, что с церковью всегда была не в ладах. Ярослав был этому факту только рад, поскольку прекрасно понимал, что если рукопись обнаружит и вернет обратно «цыганка» — это также сочтут кощунством. Церковь экстрасенсов всегда отвергала, даже несмотря на то, что под крышей самой церкви людей со сверхспособностями всегда было немало, и даром ясновидения и прорицания обладал почти каждый святой. Марина также была экстрасенсом. Но, по мнению Ярослава, ей было проще доверить визит куда бы то ни было, чем языкастой Але. И к самому институту церкви Марина относилась с большей долей уважения и почтительности. Таким образом, выбор был сделан в пользу Лещинской…

Сочина уже было заскучала, слушая вопросы, которыми завалил Горячев Марину, и ее точные, подробные ответы. Аля полагала, что в этом нет никакой нужды. Главное — результат. Что толку передавать друг другу, что и как сделано, кто куда съездил? Но следующая реплика Горячева, закончившего беседу с Лещинской, вернула ее на грешную землю.

— В Москве снова объявился маньяк — педофил…

Марина непроизвольно скривилась, поскольку не любила дела подобного рода и старалась всячески их избегать. Горячев же сухо и бесстрастно продолжал:

— Объекты насилия — девочки от семи до одиннадцати лет. Свои жертвы маньяк выслеживает в подъездах, темных переулках, возле школ разных районов. На одном месте не работает. Прикидывается доктором. Уговаривает поиграть «в больничку». Жертвы свои он сначала насилует, потом убивает. Прячет тела на крышах, в подвалах домов.

— Откуда тогда информация о «больничке»? — не поняла Аля.

— Получена от тех, кто из страха либо осторожности отказался, или же убийцу кто-то спугнул, и он не закончил начатое. К сожалению, подавших заявление немного. Дети редко рассказывают родителям все, что с ними происходит. Может, боятся наказания или же их сильно запугивают…

— «Снова объявился»? Вы сказали, что он снова объявился? — переспросил Краснов. — Я про педофила впервые слышу…

— Дело было прекращено два года назад, поскольку ни полиция, ни прокуратура ничего толком не нарыла. Было найдено шесть тел, и силы практически всех подразделений были брошены на это дело. Везде велось наблюдение, отрабатывались разные версии. Затем убийства почему-то прекратились. А поскольку убийцу так и не нашли, все дружно успокоились в надежде, что маньяк умер, удачно женился или «лег на дно».

Но вчера был обнаружен новый труп. И почерк похожий, — жертва была изнасилована и задушена. Тело пятиклассницы было найдено на крыше одного из жилых домов. Органы опасаются новой волны убийств. И что их действия снова не увенчаются успехом. Просили подключить всех, кого только можно. В том числе, нас.

— Значит, свидетели есть? — уточнил Ярослав. — Уже хорошо…

Горячев неопределенно пожал плечами.

— Свидетели есть, но я бы на них не рассчитывал. Какие там свидетели? Дети… А что они расскажут? У них рост спрашиваешь, телосложение, а там ответы вроде: «Не помню», «Не знаю», «Наверное, большой»…

— Ну, можно же через ребенка попробовать его вычислить, — предложил Сергей Скрипка, который забился в свой угол, и как, обычно, то молчал, то громко хрустел пальцами. — Если считать с них информацию?

Горячев мотнул головой.

— Нельзя. Этот вариант отпадает. Никто из родителей на это не согласится — уже пробовали, просили. Никто не будет подвергать девочек новому стрессу, заставлять вспоминать такой кошмар, пусть и в благих целях.

— Свидетелей нет. Улик нет. У следствия есть для нас хоть что-то? — уточнил Краснов.

— Отобрали человек пятьдесят ранее судимых за изнасилование — из тех, кто в момент совершения преступлений находился на свободе и подходит под общее описание. Может, и повезет…

— А если маньяк и судим-то не был? — вмешалась Аля в беседу. — Ерунда все это! Зачем эти снимки нужны? Мы же не милиция. И как работать, если ничего нет? Лучше тогда спросить у мертвых. Фотография жертвы есть? Одежда?

— Да, — кивнул Николай Васильевич. — Фотографию убитой девочки можем предоставить. Но это будет только завтра.

Краснов повернулся к Але:

— Возьмешься?

— Попробую, — пообещала ясновидящая и добавила: — Кстати, фотография обычно лучше работает на месте убийства…

Глава 3

Аля очутилась на улице раньше всех. Она тут же пожалела, что не взяла зонт, так как начинал накрапывать дождь. Но до метро было рукой подать, поэтому она, ни на кого не глядя, пустилась бегом, позвякивая огромными золотыми серьгами.

Под крышей подъезда ее дома столпилось несколько женщин. Аля бросила на них быстрый взгляд: одна была ей знакома, две другие — нет. Знакомой была соседка с пятого этажа Тамара Федоровна. Ровесница Али, она казалась гораздо старше благодаря своим старческим привычкам и старческим же разговорам. Аля поднялась на крыльцо, поздоровалась. Тамара Федоровна сухо поздоровалась в ответ, а ее спутницы уставились на Сочину, как на очередное светопреставление, затем отвели взгляды в сторону. Послышался неодобрительный шепоток. Аля молча вошла в подъезд, отметив про себя, что соседка резво перекрестилась и покачала головой.

Когда дверь закрылась, Аля надула щеки и выдохнула. Она знала, что за ее спиной сплетничают. Тем более, когда она открыто заявила о себе на всю страну как о человеке со сверхспособностями. Популярность сыграла с ней злую шутку. С одной стороны, теперь ее многие узнавали и показывали в ее сторону пальцем, просили погадать и предсказать судьбу. Заработки ее в том же салоне резко возросли. С другой стороны, многие из тех, кого она знала, отвернулись. Те же соседи осуждали и боялись ее. Никому не хотелось иметь под боком цыганку, обладающую непонятной силой.

На самом деле Аля не имела цыганских корней и в помине. Она родилась в сибирской деревне в многодетной семье, а в табор, в семью к цыганскому барону Джуро, попала еще маленькой девочкой волей случайности, потерявшись на вокзале, когда ее мать сбило машиной. В таборе ее стали звать на цыганский манер — Алмаза.

Жена барона умерла при родах, и девочку с радостью приняли в семью — ничто так не ценится среди цыган, как дети. Ее воспитанием занялась старшая сестра барона — слепая гадалка Роза, пользовавшаяся авторитетом не меньшим, чем сам Джуро. Роза переодела девочку на цыганский манер, стала иначе ее причесывать, чтобы никто ничего не заподозрил. В таборе долго боялись, что ребенка хватятся. Но время шло, а за Алей никто не приходил. Никто ни о чем не расспрашивал. К тому же девочка по природе была чернявая, с темными волосами. Мало кто мог ее отличить от настоящей цыганки…

Через некоторое время Аля привыкла к новой семье. И барона стала называть папой. Тот, желая приемной дочери самого лучшего, нанимал Але учителей, чтобы та не чувствовала себя обделенной, развивала свои способности. Многие цыгане в таборе к образованию относились скептически. Но барон — человек уважаемый, авторитетный…

А старая Роза сразу же поняла, что маленькая Алмаза обладает сильным даром, потому и вкладывала в нее столько усилий. Девочка демонстрировала поразительные способности. Как-то раз Аля без раздумий сказала, что пропавшие деньги потом вернутся. И украденное действительно вернулось — соседка Розы сама принесла их и в слезах просила прощения. Аля знала, кто из табора заболел, часто предсказывала дождь или грозу. Просто сидела, играя во что-то и говорила: «Завтра пойдет дождь. Везде будут лужи. Поэтому погулять на улице завтра не получится».

Роза старалась всячески развивать Алины способности. Играла в «угадай цвет или цифру». Она часто спрашивала ее о событиях, о которых обычная девочка не могла знать. Просила описать кого-то, кто находился сейчас далеко, спрашивала, что он делает, во что одет. Девочка чувствовала на расстоянии все лучше и лучше.

Только когда Аля выросла, ей стала известна история ее рождения. Оказалось, что все это время Алина семья искала ее, но все было безуспешно. Мать, которая выжила в той аварии, часто возвращалась на вокзал, надеясь на чудо. Очевидцы ей рассказывали, что видели в тот день возле вокзала цыган…

Но дочь она нашла не на вокзале. Аля сама разыскала свою семью. Увидев молодую цыганку, идущую к дому, мать сразу кинулась к ней с объятиями, расплакалась, умоляла не покидать их. И Аля, пожив несколько дней, осталась у своих настоящих родителей.

Табор же снялся с места и двинулся дальше. С тех пор Аля очень редко, буквально считанные разы, видела свою цыганскую семью. Но годы, проведенные в таборе, наложили неизгладимый отпечаток на образ ее мыслей, характер. Со временем она привыкла быть похожей на других, не выделяться. Но дома, с близкими, она часто не могла, да и не хотела перебороть себя…

Глава 4

Аля со своим мужем Олегом проживали в двухкомнатной «хрущевке» — убогом наследии прошлого и его философии, которая гласила, что для передовика Советского Союза, которым Олег являлся, такое жилье — в самый раз. В прихожей негде было развернуться — там убиралась лишь скамейка для обуви. Аля присела на лавку, отметила, что ботинки супруга уже стоят на месте, затем стянула тугие сапоги и с довольным выдохом прошествовала на кухню.

Кухня также не отличалась большими размерами: сюда смог убраться маленький польский гарнитур белого цвета и белый же мини-столик на двоих с двумя табуретками. На полу лежал небольшой, затертый и облитый не раз супом и чаем коврик — подарок тетки Олега на день рожденья. Аля не раз пыталась придать коврику былой вид, но ее попытки не увенчались успехом.

Прямо по коридору располагались две комнаты, — большая, шестнадцатиметровая и маленькая, метров десяти. В первой Алины домочадцы смотрели телевизор, делали уроки, ели, спали. Сейчас, когда Леша женился, семейство сократилось до двух человек, и Олег, возвращаясь с работы, уже привычно занимал диван целиком. Дверь же в маленькую комнату была, как правило, закрыта на ключ и являлась «резиденцией» Али. Никто и не пытался побеспокоить хозяйку в ее пространстве, поскольку чувствовал себя там не в своей тарелке — Сочина сделала комнату под себя, на свой вкус. Пол ее прибежища устилал толстый ковер темно — коричневого цвета, по периметру которого были разбросаны пестрые подушки. Стены Аля оклеила пестрыми обоями. А единственной мебелью являлась книжная полка, на которой разместился иконостас — огромная икона Иисуса Христа, такая же Богородицы и маленькие иконы святых, к мощам которых Але удалось приложиться. Аля старалась как можно чаще ездить по святым местам и из каждой такой поездки возвращались с дорогой сердцу и памяти реликвией. Бывало, в своей комнате, Аля исчезала на целый день, настраиваясь на нужную волну и пытаясь найти истину. Или, наоборот, чтобы забыть обо всем и восстановиться.

Налив себе чашку крепкого кофе, она зажгла сигарету и прошествовала в зал.

— Привет! — кивнула она Олегу. — Уже поужинал?

— Да, — откликнулся тот. — Суп вчерашний доел. Тебе оставил макароны с сосиской.

— Ты же знаешь, что я вечером ничего не ем, — улыбнулась Аля.

Она давно приучила мужа готовить самого. Аля могла под настроение убраться в квартире, но в основном домашним хозяйством занимался супруг. В этом она сильно отличалась от большинства цыганских женщин, которые, как правило, вели хозяйство и обеспечивали семью, не смея перечить мужу. Аля же от природы была строптива и независима.

Олег, уроженец Украины, привык к тому, что дома в закромах всегда были запасы на зиму и не на одну. В холодильнике — ломти соленого сала. Он всегда мечтал о рачительной хозяйке рядом. Но, женившись на Але, понял, что все его мечты — пустое. После многочисленных ссор он сделал единственно верный вывод — если он не хочет рвать отношения с женой, то все свои мечты ему придется исполнять для себя самому…

— Лешка тебе не звонил? — уточнила Аля мимоходом.

— Нет… По идее, должны уже были вернуться.

— Вот и я все об этом думаю, — протянула Аля. — Хоть бы проведал! Так странно, что нас в квартире теперь двое…

— Может, потратишь волшебный волосок и увидишь, как он там?

— Ты же знаешь, что я своих вообще не могу смотреть. Ладно, пошла. Убавь звук, мне нужно поработать.

Чмокнув мужа в щеку, Аля направилась сначала в коридор за внушительных размеров сумкой, затем ушла к себе.

Женщина помолилась, присела на корточки. Достав толстую стопку фотографий, с чисто женским любопытством присмотрелась к снимкам, но ничего примечательного не нашла — привлекательных физиономий не оказалось. Лица, как и судьбы, были какие-то искалеченные, изломанные. Вздохнув, она отложила часть в сторону, чтобы не сбиться, выбрала одну — мужчины с широким лицом и близко посаженными глазами — и провела над снимком рукой. Почувствовав холод, еще раз внимательно всмотрелась. Фотография была тусклой, пустой, человек словно ушел в тень. «Точно нет в живых, — констатировала Аля. — Очевидно, оперативную проверку насчет того, жив человек или нет, не провели…»

Она сосредоточилась, работая над каждым из снимков и стараясь увидеть жизнь незнакомых людей, ее основные события. Но ничего не выходило. Мысли о Лешке, вернее, об отсутствии от него звонка, перебивали все. Аля попыталась выкинуть личные тревоги из головы, снова и снова пытаясь «включиться». Но через час поняла, что окончательно выдохлась.

— Ну и начхать! Завтра посмотрю! — вслух пробормотала она и отшвырнула от себя фотографии. Потом набрала на сотовом номер сына. Абонент был недоступен.

Аля включила свет и прошла на кухню. Она любила засесть там в одиночестве, выпуская наружу клубы дыма и иногда прислушиваясь к звукам за стенкой. Муж, как правило, смотрел футбол, и из комнаты время от времени доносилось то разочарованное «Ну…», то «Ну!», но уже громкое и возбужденное.

Неожиданно в дверь позвонили. Аля сильно удивилась, поскольку никого не ждала. Когда же она открыла, то обнаружила на пороге двух смущенных девушек и свою соседку.

— Алечка, добрый вечер, — затараторила Тамара Федоровна, поглядывая на нее хитрыми глазками. — Еще не спишь, моя хорошая? Ты извини, что беспокою на ночь глядя, но тут вот племянницы приехали… И решили погадать. Видишь ли, Татьяна наша замуж собралась. Толик у нее — парень неплохой, но мало ли… Вдруг жизнь не сложится? Все ведь бывает. А ты у нас — человек авторитетный, знаменитость…

— Я дома не принимаю, — сухо выдала Аля. — И зачем ей знать будущее, если парень неплохой?

— Я только узнать, буду ли с ним счастлива, — робко протянула одна из девушек, очевидно, Татьяна. — Вдруг не сойдемся характерами…

— Каждый сам свое счастье строит, — так же сухо ответила Аля. — Вижу, твой жених — парень действительно неплохой, работящий. Хотя у всех есть недостатки…

— Какие недостатки? — оживилась соседка. — Вроде непьющий…

— Да, но деньги в руках держать не умеет, — машинально откликнулась Аля, получив информацию, и тут же об этом пожалела. Она давно дала себе зарок не говорить ничего плохого о близких клиентов. Каждый раз это заканчивалось обидами или ссорой. И точно: лицо Татьяны напряглось, почерствело.

Аля тут же пояснила, стараясь исправить ошибку:

— Ну и что? Приладишься. Ты же тоже не святая. И какая тебе разница, что у него за характер, если ты его любишь?

— Может, все же погадаешь? — с прищуром повторила соседка, которая нашла обидным тот факт, что ее держат в коридоре, да еще на глазах у молоденьких родственниц.

— Пусть приходит ко мне в салон. Прием с одиннадцати до восьми. Сейчас там Света работает — хороший специалист. Только к ней запись по телефону.

— А к вам как попасть? — не менее обиженным тоном протянула Татьяна, удивившись отказу.

— Я сама веду прием редко. У меня сейчас других забот хватает. И стоит это дорого.

Соседка казалась все более и более возмущенной.

— К тебе сходить погадать — словно к Путину на прием, — протянула она, сделав несколько шагов назад и нажимая кнопку лифта. — Всего делов — в карты глянуть. А я думала, что ты поможешь. Как говорится, по — свойски, по-соседски… Вот, какая важная птица ты у нас стала, оказывается…

— Спокойной ночи! — откликнулась Аля и с шумом захлопнула дверь.

Глава 5

Сегодня Аля добралась до работы без приключений. Она вытащила из сумки фотографии, и, обращаясь к засевшему за документы «любимому» шефу, вяло выдохнула:

— Ничего! Я ничего не нарыла!

— А ты все внимательно просмотрела? — бросив на нее проницательный взгляд, уточнил Краснов. Он иногда замечал за Алей некоторую небрежность в отношении тех дел, которые ей не особо нравились. К тому же Сочина была дамой с характером. Поэтому часто Краснов спрашивал ее согласие, прежде чем поручить что-то.

— Несколько покойников, но убийц среди них нет. Несколько без вины виноватых.

— А остальные?

— Остальные — такое «брр», что руками трогать не хочется. Насиловали. Сидели. Один есть с подозрением на убийство. Но это все разовое. Серийника среди них нет… Кстати, фотография для меня пришла?

— Скоро будет. Я послал за данными Сергея, — протянул Ярослав. — Он уже получил все на руки. Сейчас поедете на место вместе. Поможете друг другу.

Немного поразмыслив, Аля нашла идею Краснова неплохой. Сергей Скрипка мог приоткрыть события того дня, что-то описать важное — то, что не увидит она сама. Чему-то обучится. Заодно сэкономит ее время и силы…

Аля беспокойно набрала номер Лешки, но абонент снова был недоступен. Тогда она положила локти на стол, рассматривая то широкую спину «любимого» шефа, то саму комнату.

Обстановка прибежища экстрасенсов была довольно скромной, — большая комната была забита серыми офисными столами с тумбочками, которые достались отделу «Т.О.Р.» по наследству от какого-то расформированного отдела Следственного Комитета. Оттуда же были привезены офисные стулья и несколько ламп старого образца. Столы стояли строго по периметру, а один, побольше, размещался возле окна. Это было место Краснова. За тонкой перегородкой разместилась небольшая комната отдыха с диванчиком — у экстрасенсов, бывало, возникала необходимость работать как днем, так и ночью. Кто-то поздно возвращался из командировки, кому-то было просто некуда или не к кому идти… Поэтому диван ночью, как правило, не пустовал. Единственным украшением комнаты служили светлые занавески, под которыми прятались жалюзи. У порога лежал красный коврик, на котором то золотом, то пылью отливали японские иероглифы.

Несмотря на скромный внешний вид, комната была уютной, чистой. За этим шеф следил особенно, полагая, что пусть место для работы и небольшое, но зато недалеко от центра и чистое.

Вскоре они были в пути. Аля прыгнула в новенький «Опель» Сергея, и машина двинулась по проспекту в сторону места преступления.

— Волнуешься? — поинтересовался Сергей, на мальчишечьем лице которого время от времени проскакивало возбуждение. Ему нравилось ощущение погони, охоты, к которому, тем не менее, примешивался страх перед неизвестным.

— Из-за чего? — не поняла Аля, думая совершенно о другом.

— Я всегда перед новым делом волнуюсь, — пробормотал Сергей. — Думаю, вдруг не справлюсь. Напутаю что-то или что-нибудь в этом духе…

— Ерунда! — громко выдала Аля. — Если себе не доверяешь, тогда можно вообще не начинать работать, — и замолчала. Смолк и ее напарник.

Подъехав к новенькой высотке, Скрипка пробормотал: «Наверное, это здесь». Он несколько раз сверил с бумажкой номер дома, затем вылез из машины. Аля последовала его примеру. Вместе с несколькими жильцами парочка проникла внутрь нужного подъезда. Поднялась на верхний этаж. Глядя, как спутник в хорошо отглаженном костюме пробирается на крышу, Аля заметила:

— Ты не мог надеть чего попроще? Раздерешь ведь сейчас штаны до дыр. Неужто не жалко?

— Ерунда! — передразнил Скрипка. — Зато мне так лучше работается. Без костюма чувствую себя не в своей тарелке. Кстати, — став серьезным, заметил Сергей, — преступник притащил сюда девочку уже без сознания. Нужно будет еще прогуляться по этажам…

— Все верно. Давай, молодежь, работай! — поддержала его Аля, кутаясь в большой цветастый платок, и добавила, глядя на фотографию. — Он поймал ее на шестом. Цифра «шесть» идет…

После недолгих манипуляций с замком они очутились на крыше. Порыв холодного ветра тут же взметнул Алину юбку. Женщина поежилась, одернула подол. Скрипка же быстро покрутил головой и показал жестом вправо.

— Там! — воскликнул он. — Тело потащил туда, там и оставил, — Сергей свернул за угол.

Аля пыталась тоже что-то почувствовать, но получалось плохо. Были различимы лишь некоторые детали, которые словно яркие вспышки прорывались в сознание. Она покрутилась на месте. Ничего. Придется ей пока довериться информации спутника. Она догнала Сергея и спросила:

— Он готовился, или это все случилось спонтанно? Ты видишь?

Скрипка склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то. Затем шире расставил ноги и уверенно заявил:

— Готовился, и готовился тщательно. Очень осторожный. Знает, как собираются улики, как ведется следствие, хочет и может остаться чистым. Вижу, что внимательно оглядывается — нет ли кого. Берет с собой пакет, на голову всегда надевает кепку с козырьком, на руки — перчатки. У него с собой какая — то сумка…

— Рюкзак, — поправила его Аля, которая никак не могла настроиться на нужную волну. — Ты видишь, чем он ее душит?

— Руками… Причем, одновременно и душит, и насилует… Пот с него льется градом, лицо красное…

— Физиономию можешь разглядеть?

— Смутно. Больше ощущения идут. Девочка немного подергалась, но вскоре затихла. Хрупкая шейка, как у котенка. Все произошло очень быстро. Тюк — и все… Под конец отпихнул ее ногой подальше в угол. Сволочь!!!

Аля неприятно поежилась от видений Сергея. Потом тихо пробормотала:

— Нужно позарез описание. Погоди, я сейчас включусь.

Она достала фотографию убитой девочки, потерла ее рукой со словами: «Помоги мне, золотая моя». Затем сделала несколько шагов в сторону, к краю, огороженному бетонной плитой. Зажгла сигарету, глядя вниз, на проезжающие мимо машины.

— Теперь помолчи малость, соколик, — стоя к напарнику спиной, пробормотала она.

Сергей благоразумно отошел в сторону, спрятался за угол, спасаясь от пронизывающих и пробирающих до костей порывов ветра. И затих. Видения же Али смутно, неохотно всплывали, порхали, словно сонные бабочки и так же быстро исчезали, растворялись в пространстве. Ясновидящая поднесла к глазам фотографию жертвы: там еще еле-еле теплилась жизнь, дух пока гулял где-то по земле, недалеко отсюда. «Ну, помоги же мне… Расскажи… Кто это был? Опиши его…»

Аля прислушалась. Ничего. Фотография молчала. Сочина курила одну сигарету за другой, стараясь настроиться. В тишине прошло минут двадцать. Аля же чувствовала себя, как после тяжелого трудового дня у станка. Еще немного — и она будет не способна отличить живого от мертвого. Она повернулась к Сергею и спросила:

— Значит, лицо красное? Что еще видишь? Говори все, что в голову лезет.

Неожиданно Сергей весело хмыкнул.

— Все? Ну, если просишь… Вижу задницу. Мясистая такая, круглая и белая, как сметана. Пятно на левой ягодице. Вроде от ожога. Мм… Продолжать?

— Да!

Скрипка с хрустом размял музыкальные пальцы.

— Все случилось утром. Часов восемь было. Скорее всего, девочка вышла из квартиры в школу. Какие-то тетрадки вижу, стихи… Он каким-то образом оказался в подъезде. Каким — не вижу. Стоял, трясся в предвкушении, но старался себя сдерживать. Снова вижу красное лицо. Взгляд такой порочный, липкий. Пахнет от него чем-то неприятным вроде дешевого одеколона или машинной брызгалки. Но в машине я его не вижу. Скорее всего, сюда он пришел пешком. Я даже уверен в этом…

Неожиданно Аля пульнула недокуренную сигарету вниз и вгляделась в сторону гряды многоэтажек впереди. Неясные, размытые образы человека словно сливались воедино и отзывались среди тех самых многоэтажек. Ее сердце забилось часто-часто.

— Все верно! — отрывисто проговорила она. — Я его зацепила! Он оставил машину в квартале отсюда, а сюда пришел пешком. И знал, куда идти. Кого ждать. Он точно был здесь не раз и выслеживал. И живет где-то недалеко. Давай вниз!

Скрипка, не мешкая, устремился вниз по железной лестнице, прыгнул в лифт. Аля же, насколько могла, поспешила следом. Когда они очутились в машине, Сергей настороженно вгляделся в лицо Сочиной.

— Ты уверена? Может, еще походим? Осмотрим подъезд?

— Тихо ты! — недовольно буркнула женщина, боясь спугнуть ощущения. Она прикрыла глаза, чувствуя все четче, как где-то совсем недалеко пульсирует красная точка. — Быстрее! Нам нужно развернуться и выехать на проспект. Затем на светофоре свернуть налево. Жми на тапку, родимый! Я покажу!

Скрипка послушно замолчал и нажал на педаль газа. Они помчались по шоссе. Аля сидела с закрытыми глазами и лишь иногда сухо говорила, куда нужно ехать. Через десять минут машина остановилась возле гипермакета, а Аля хрипло скомандовала:

— Припаркуйся здесь! И догоняй! Я пошла…

Глава 6

Она вылезла из машины, крутя головой по сторонам. Затем словно ее кто-то толкнул к одной из семнадцатиэтажных «свечек», стоящих длинным стройным рядом. Аля подошла, поднялась по ступенькам одной из многоэтажек. Несколько минут постояла возле подъезда.

В этот момент Сергей Скрипка отметил, как Аля неодобрительно мотнула головой и направилась к «свечке», что располагалась рядом. В его кармане завибрировал сотовый.

— Ярослав Олегович, — прошептал он в трубку, — сейчас не могу говорить. Перезвоню.

— Скажи только, вы на месте уже были?

— Были! — продолжал шептать Сергей. — И, кажется, Аля что-то нащупала. Сейчас мы в десяти километрах от места убийства. Ищем!

— Понял тебя! — раздалось вновь в трубке. — Как только будет что-то известно — звони! Преступника ни в коем случае не спугнуть. И ловить его — уже не ваша задача. Удачи!

В телефоне послышались гудки. Скрипка вновь глянул на Алю. Та стояла возле подъезда с закрытыми глазами и слушала удары своего сердца. Еще раз, как кинопленку прокрутила в голове все, что недавно озвучил ей Сергей. Образы снова превращались в красную точку, и эта точка пульсировала совсем рядом — над головой. Надо было подняться наверх. Неожиданно Аля повернулась к напарнику и с усмешкой кивнула на дверь.

— Сможешь открыть? У меня отмычек нет. А жильцы неизвестно, когда появятся…

— Знаешь, у меня тоже отмычек нет… — в тон ей пропел Сергей, затем приблизился и наугад нажал кнопки на домофоне. Громко прокричал:

— Почта! Откройте, черт возьми! Вечно никуда не прорвешься!

После недолгого пиликанья дверь открылась.

Аля зашла внутрь и прислушалась к ощущениям. Точка продолжала напоминать о своем присутствии. Неожиданно Аля ощутила чувство благодарности к телепередаче, в которой ей выпала судьба поучаствовать. Когда-то ведущие устраивали ей похожую проверку. По заданию конкурсанты должны были найти человека по фотографии в большом доме. Тогда Але это удалось, хотя в подобных делах опыта у нее совсем не было. Получится ли сейчас? Ведь той же фотографии у нее нет…

— Нам нужно подняться для начала на девятый, — прищуриваясь, проговорила она. — Он где-то там.

Они поехали наверх. Аля осторожно выглянула из дверей лифта. Затем вышла на площадку. Недолго постояла и устремилась на десятый. Скрипка — следом. Запыхавшись, тяжело дыша, Аля подошла к одной из дверей. Немного постояла перед ней и пробормотала:

— По-моему, он здесь живет. Чего делать-то будем? А? Соображай, родимый…

— Надо позвонить Горячеву… — начал было Сергей, но замер, так как Аля потянулась уже к звонку. Скрипка, выпучив глаза, подскочил и схватил ее за руку.

— Ты что?! — вскрикнул он. — Нельзя! И что мы скажем?

— Просто проверить хочу, — пояснила Аля, которая уже успела нажать на звонок. — Катись отсюда! Быстро!

— Ты нарываешься на неприятности, — сквозь зубы процедил Сергей, у которого сердце также забилось, как сумасшедшее. — Ты же знаешь правила!

— Исчезни, сказала! — прошипела Аля. — Иначе сам все испортишь!

Раздался шум открываемой двери. Сергей благоразумно вспорхнул вверх по лестнице. Аля же сняла с шеи платок, повязала его на голову на цыганский манер и уперла руки в боки. Одновременно с ее манипуляциями из квартиры мужским голосом раздалось:

— Кто там?

— Золотой ты мой, открой дом свой людям хорошим, — запричитала Аля не хуже любой цыганки. — А я погадаю тебе. Всю правду расскажу. Удача тебя ждет большая — отсюда вижу. И жизнь долгая. А мне за услуги много не надо — ручку позолоти, чем можешь… Моим деткам на хлебушек будет. Дело доброе сделаешь…

— Пошла прочь! Зубы вышибу! — донеслось глухо из тамбура. — Вроде домофон ставили… Для чего, спрашивается? Ходит тут всякая шваль…

— Смотри, брильянтовый, как бы самому без зубов не остаться, — все так же слащаво, но чуть громче продолжала Аля. — Хорошего человека зря обидел… Зачем? Зачем, спрашивается? Я ведь могу и вернуться… Я хоть и женщина, да за меня найдется, кому постоять. Цыганская семья не то, что ваша — ни роду, ни племени… И без зубов, и без штанов останешься… Смотри, драгоценный, не откроешь, может, я и правда вернусь…

На этот раз ответа из тамбура не последовало. Лишь захлопнулась дверь. Аля тут же нажала кнопку лифта и поднялась наверх, к Сергею.

— Теперь смотри внимательно — тот ли. Он сейчас выйдет, — прошипела она. — Но у нас всего секунда, не больше…

Скрипка показал на сотовый, имея в виду, что их находку можно заснять, но Аля уверенно мотнула головой.

Они затаили дыхание. Несколько минут на площадке стояла тишина. Затем раздались осторожные шаги. Ключ в замке медленно повернулся. Из — за двери выглянул мужчина лет тридцати пяти. Он был одет в тонкие домашние трико, тапочки на босу ногу, на его плечах болталась рубашка в клетку. Он неспешно покрутил головой, никого не увидел и, чуть поразмыслив, сделал несколько шагов по ступенькам наверх. Аля и Сергей дружно сделали шаг назад и вжались в стену. Мужчина замер, прислушался. Экстрасенсы стояли ни живы, ни мертвы. Аля судорожно соображала, как будет выкручиваться, если этот фрукт решит подняться чуть выше.

Но, к счастью, в планы «фрукта» это не входило. Через мгновение мужчина повернулся и направился вниз, к себе. Дверь за ним с шумом закрылась. Затем раздался звук запираемого на все обороты замка.

— Все! Пошли! Только тихо! — прошипела Аля. — Я выхожу первой и караулю тебя возле магазина. Ты ждешь и выходишь из подъезда минут через пять. Понял?

Сергей кивнул и остался на месте. Аля же осторожно пробралась к лифту и спустилась вниз.

Они встретились на улице, как и договаривались. Аля устало плюхнулась на заднее сиденье и произнесла:

— Это он! Он, сволочь! Ты был прав, когда сказал, что взгляд у него ужас какой противный.

— Ты, конечно, молодец, — изумленно глядя на нее, протянул Сергей и повернул ключ зажигания. — Но, честно говоря, не думал, что ты такая рисковая… Просто авантюристка! Не боишься, что влетит за самовольство?

Аля бросила на Сергея ироничный взгляд и с легкой долей снисходительности в голосе произнесла:

— Эх, баро! Я уж не в том возрасте, чтобы бояться нагоняя от кого-бы то ни было. Я на Бога работаю. Грехи свои закрываю… И потом, время — деньги, драгоценный. Чего было тянуть? Чего? Нет, какая сволочь по земле ходит! А еще меня швалью назвал…

Сергей промычал в ответ что-то нечленораздельное. Аля же устало продолжала:

— Знаешь, давай-ка ты один вернешься в офис, расскажешь, что и как. Передашь адрес, точный портрет оставишь. Только попозже. А сейчас отвези меня на Крылатскую. Мне к Лешке очень надо.

Сергей кивнул, включил поворотник, и машина помчалась в сторону Крылатской.

Глава 7

…Предполагаемого насильника тут же взяли в разработку. Установили за ним слежку. Ярослав, передав информацию Горячеву, чувствовал небывалое удовлетворение. Если дело выгорит, то это будет тридцатое по счету раскрытое с их помощью преступление. Преступление, которое не в силах были раскрыть полиция и следственные органы. В случае успеха Краснов взял в привычку ставить отделу галочку. Вот и сейчас он подошел к доске, что висела у входа, и поставил в длинном ряду плюсов еще один. Потом стер, решив, что радоваться пока рано и поставил вместо него жирную точку. «Еще столько же орденов получишь за ловлю бандитов… считай, что жизнь свою прожил не зря», — вспомнил он фразу из любимого фильма «Место встречи изменить нельзя». В детстве он раз сто, наверное, посмотрел его. Да и в юности тоже…

Тогда он строил совсем другие планы на дальнейшую жизнь. Ярослав был намерен посвятить себя науке, а в свободное время путешествовать. Он мечтал всю жизнь прожить с одной женщиной, и вскоре такая ему повстречалась. Правда, с каждым годом, прожитым в браке с Машей, к нему все больше приходило понимание, какие они все-таки разные и как меньше общего между ними становится… А потом оказалось, что и жена давно в нем разочаровалась, разлюбила… Они развелись, и с тех пор Краснов так и не устроил личную жизнь. Хотя внешне он был интересный мужчина — чуть выше среднего роста, широкоплечий, с правильными чертами серьезного лица, с аккуратной бородой, которую он привык носить еще с археологических кочевых времен.

Лихое было времечко, конечно. Бывший преподаватель Новосибирского университета, в свое время он увлекался археологией русского Севера. Был участником нескольких экспедиций на Кольский полуостров. Путешествие, исследование были его давней страстью, и в этом они, как две капли были похожи со следователем по особым делам и еще одним постоянным членом их команды — Еленой Марченко.

В экспедиции на остров Медвежий всё и произошло. Тот случай, навсегда изменивший его жизнь. Его падение на камни, переломанный позвоночник — и то неведомое, что его спасло. То, из-за чего его порой называли странным словом «Защитник».

Он до сих пор не знал, что случилось с ним в той заброшенной шахте. Этот шар — что это была за субстанция? Но этот «неопознанный летающий объект» вылечил его и наделил силой, и он был ему за это благодарен….

Глава 8

Аля подошла к двери, обитой деревом, нажала на звонок. Подождав с минуту, нажала снова. Никто не отвечал. Тогда она с силой вдавила палец в кнопку, чувствуя, что дышать становится все труднее. За дверью раздалась долгая, резкая трель. Аля прислушалась. В квартире точно никого не было.

В растерянности она постояла с минуту, затем покопалась в сумке и достала листок бумаги, карандаш. Корявым почерком начеркала несколько слов и, воткнув записку в щель, вновь в растерянности застыла. Что-то было не так. Беспокойство на ее лице разливалось все отчетливее. Аля набрала на сотовом имя «Лешка», но услышала металлическое: «Абонент не отвечает или временно недоступен. Перезвоните, пожалуйста, позже». Аля постучала соседям, но ей никто не открыл. Следующим номером был номер мужа. Аля быстро проговорила:

— Олег, я заехала к ним домой, но здесь никого нет. Я оставила записку на всякий пожарный. Может, они прилетели и еще куда-нибудь свинтили? А вдруг нет? Вдруг что-то случилось?

Олег чуть помедлил с ответом. Он и сам волновался, поскольку сын уже должен был объявиться. Но еще сильнее волновался за Алю, которую с ее сильно развитым материнским инстинктом еще сильнее волновать не стоило. Та не выдержала:

— Ты телевизор ведь всю последнюю неделю смотрел? Новости видел?

— Да… Но про крушения самолетов или автобусов речи не было, — поняв ее с полуслова, быстро проговорил Олег. — Если что, нас бы давно известили. Очевидно, дело в другом…

Аля почувствовала, как в солнечное сплетение кто-то мощно ударил и потащил ее на дно.

— Олег, позвони-ка родителям Кати! Может, они что знают? Что-то точно произошло! Три дня назад должны были вернуться, а их нет! Вот ведь! — уже со слезами в голосе выпалила Аля и прикрыла рот ладонью, сдерживая эмоции. — Я ведь сама его в этот долбанный Египет послала! А там вечно авария на аварии!

— Успокойся! — скомандовал сухо Олег. — Никого ты никуда не посылала! Они сами так решили. Погоди паниковать! Сейчас позвоню тем родителям и подключу ребят кого знаю. Надо пробить, прилетел ли самолет, и был ли на борту Лешка…

— Это мысль! Я позвоню Горячеву! — воскликнула Аля и, не дослушав Олега, стала набирать номер шефа…

Весной Лешке исполнилось двадцать три. Маленьким он был похож на Алю, но с возрастом стал все больше походить на Олега. Такой же рослый, крепкий, с копной светлых волос, которые Лешка, как и отец, пятерней укладывал набок. И лишь глаза у Лешки были Алины, — большие, темные, глянцевые. Отучившись в институте на физфаке (Аля сначала возражала, считая, что ему нужно было выбрать математику и программирование), сын устроился в небольшую исследовательскую лабораторию. Там же и познакомился с улыбчивой симпатичной Катей.

Оба веселые, жизнерадостные, легкие на подъем, даже внешне похожие, они как нельзя лучше подходили друг другу. На жизнь обоим хватало, к тому же у Кати в Москве была своя однокомнатная квартира. Через полгода встреч Катя и Леша решили пожениться. На медовый месяц, а вернее, медовые десять дней, молодые решили сгонять в Египет, поскольку недорого и лететь недолго. К тому же, Катя никогда не была на Красном море и мечтала увидеть рыбок, поплавать с аквалангом. Лешке тоже хотелось в тепло и туда, где нет лишнего шума. Только солнце, пляж и море…

Быстро выбрав недорогой отель, молодые улетели. И вот уже две недели от них не было ни слуху, ни духу…

Только вечером Олег смог дозвониться до родителей Кати. Те также были не в курсе, почему отпрыски до сих пор отсутствуют. Они, в свою очередь, полагали, что Катя просто с головой ушла в личную жизнь, порхает где-то в облаках и от счастья забыла обо всем на свете. В том числе, о родителях. Поэтому, послав дочери несколько эсэмэсок, родители тактично ждали ответа.

Вечером же в Алиной квартире раздался звонок одного из сотрудников Горячева. Молодой человек сообщил, что интересующий их рейс был проверен. Самолет благополучно и точно по расписанию приземлился в аэропорту Шереметьево. Но ни Сочин Алексей, ни Сочина Екатерина на борт не поднимались. Из Египта они не вылетали и все последующие дни вплоть до сегодняшнего.

— Тупик… — с горечью протянула Аля, положив трубку и затягиваясь новой сигаретой. — И что делать? Лететь туда? Виза не нужна… Я хоть сейчас прыгну в самолет…

— Зачем лететь? — удивился Олег. — И что ты там будешь делать? Кричать «караул»? Для начала нужно позвонить в агентство — сообщить, что туристы до сих пор не вернулись, узнать точно их отель. И еще нам нужен человек, который может изъясняться по-английски. Твой Краснов вроде знает языки…

— Или по-арабски… — выдохнула Аля. — Краснов языки, конечно, знает, но он невыездной, под подпиской от ФСБ. Пусть звонит само агентство. Должны же они как-то гарантировать возврат туристов! Есть же какое-то законодательство, наверно!

— В одном только можно быть уверенным — это в том, что они туда вылетели, — подытожил Олег. — Сколько сейчас времени?

— Половина восьмого…

— Значит, звонить уже поздно. А разница с Египтом?

— Два часа…

— Придется поиски отложить до завтра. Что ж, возьму отгул. А ты занимайся делами, как обычно…

Заметив возмущенный взгляд жены, Олег убедительно повторил:

— Как обычно. Это будет держать тебя на плаву.

Глава 9

Ярослав сбежал со ступенек здания, где размещался Следственный комитет и направился в сторону офиса. В его портфеле была свежая задача для отдела «Т.О.Р.». А на его лице лежала печать озабоченности, поскольку много старых дел было не закрыто, а новые все прибывали и прибывали…

Часто на их отдел сваливались «авральные дела». Краснов не любил подобные сюрпризы, поскольку они выбивали из графика и его, и его сотрудников. Но Горячев пояснил, что сейчас лучше все старые дела отложить в сторону и заняться делом Дмитриевой — больно много от нее шуму. Может же Ярослав выделить кого-то одного для решения этого вопроса! А вопрос очень срочный. Уже подключились журналисты с едкой критикой в адрес правоохранительных органов…

В эфире Первого канала прошла передача «Пусть говорят» под названием «Безразличие — беда России. Есть ли выход?». В студию была приглашена некая Ксения Дмитриева, девушка 22 лет, которая поведала телезрителям свою историю и пожаловалась на всеобщее безразличие. Дело в том, что практически все ее родственники погибли в течение двух лет. Бабушка, отец, мать ушли из жизни один за другим. Единственная, кто осталась в живых — родная тетка Мария Алексеевна, с которой девушка виделась всего несколько раз за всю жизнь и которая проживала отдельно, на окраине Москвы. Она также была приглашена на передачу.

По мнению Ксении, три смерти подряд от несчастного случая, к тому же, в одном месте не могли быть простой случайностью или совпадением. Но правоохранительные органы считали иначе. Телеведущие крепко за это уцепились, пользуясь случаем устроить показательную порку. Известные личности и общественные деятели требовали от прокуратуры и полиции расследования загадочных смертей, осуждая бездеятельность властей.

Не только «следакам» досталось на орехи. До обращения на Первый канал в поисках правды девушка также обращалась в телепередачу про экстрасенсов, поскольку хотела понять не только истинную причину смерти родных, но и узнать, не угрожает ли та же участь ей и ее ребенку. Не преследует ли всю ее семью злой рок или преступники? Но и здесь Ксения не получила должного внимания. Ей мягко, но настойчиво объяснили, что ситуаций, похожих на ее — множество, а передача всего одна…

Увидев Алю, Краснов поприветствовал ее, но та, казалось, его не услышала.

— Как дела с сыном? Не объявился? — спросил тут же Ярослав.

— Нет. Олег пытается сейчас что-то узнать…

Посмотрев внимательней на свою сотрудницу, Ярослав понял, что у него не один «аврал», а целых два. Вздохнув, он подошел, похлопал Сочину по плечу и пробормотал с участием:

— Ну, что ты, старушка, совсем расклеилась? Нужно — иди домой. Я тебя отпущу…

— Мне лучше здесь… — пробормотала Аля и опустила взгляд в пол.

— Хорошо, — понимающе кивнул Ярослав и обратился ко всем экстрасенсам. — У нас новое задание.

И он коротко обрисовал ситуацию.

— Дом — убийца! — выдвинул тут же версию Сергей.

— Я, наверное, смотрела эту передачу, — перебила его Марина Лещинская. — Все смерти, как одна, действительно произошли на территории рядом с домом. Темная история. Тетка всячески ругала племянницу за то, что та обратилась к разного рода экстрасенсам, а проще говоря, шарлатанам и слушает их бредни вместо того, чтобы строить свою личную жизнь и смириться со смертью близких. К тому же, беспокоит усопших, что есть большой грех.

— Ерунда! Гляди-ка, какая праведница! — немедленно возмутилась Аля в адрес тетки Дмитриевой. — А что, нужно сидеть и ждать, когда и тебе на голову кирпич упадет? Ходит — и правильно делает. А у следствия, кроме версии несчастного случая, еще какие-то идеи были?

Краснов пояснил:

— Была еще версия о предумышленном убийстве. Дело в том, что огромный загородный дом, который унаследовала Ксения, вместе с двадцатью сотками земли — действительно «лакомый кусок». Под подозрение попали несколько человек. Во-первых, сожитель Ксении Константин Соколов. По данным следствия, проживает вместе с ней на ее территории. Своего жилья, прописки в Москве и постоянной работы не имеет. Тип подозрительный. На вопросы следствия отвечал неохотно, уклончиво. Часто замыкался в себе. Следствию стал известен тот факт, что Константин предлагал Ксении оформить отношения официально, но девушка отказалась. Но в итоге все подозрения с сожителя Ксении были сняты за отсутствием улик.

С той же целью вопросы задавались и тетке Ксении. Дело в том, что дом был выстроен родной бабушкой Ксении и был завещан не Сдобновой Марии Алексеевне, а ее старшей сестре Дмитриевой Алле Алексеевне. Младшая же дочь отправилась жить в коммунальную квартиру на окраину Москвы. После смерти матери дом достался двадцатилетней Ксении и ее годовалому сыну, и этот факт не мог не задевать самолюбия обделенной родственницы.

Под подозрение попала и сама Ксения, которая за два года превратилась в богатую наследницу. Кто знает, может, ее попытки попасть на телевидение — это способ снять с себя подозрение и списать все на злой рок, который преследует ее семью? Но у Дмитриевой неопровержимое алиби — в день смерти матери она была в другом городе вместе с сожителем, о чем свидетельствовали билеты на поезд.

— А опросы свидетелей? — уточнила Марина, вставая с места, чтобы налить себе чашку чая.

— Опросы соседей по делу ничего не дали, но странные рассказы были.

— Странные? Почему странные? — переспросила Аля.

— Слухи про тот дом шли нехорошие, а особенно про бабушку Ксении Настасью. Все в один голос говорили, что там все нечисто, крестились, но что именно «нечисто», никто ничего толком рассказать не смог…

— Интересно… — протянула Аля. — А фотография этой Ксении есть, надеюсь?

— Да, — кивнул Ярослав. — Да, есть фотография и следственные материалы, — и он достал из портфеля тонкую папку и выложил на стол несколько фотоснимков.

Все склонились над столом, разглядывая героиню телепередачи.

— Симпатичная! — громко хрустнув пальцами, прокомментировал Сергей Скрипка. — Глаза, улыбка, фигурка…

— А ты попробуй на секунду сосредоточиться и посмотреть на нее как профессионал, — направил его на путь истинный Ярослав.

Скрипка вздохнул, пододвинул фотографию к себе поближе, но Аля его опередила.

— По-моему, я ее знаю, — произнесла она, вглядываясь внимательно в снимок. — Вернее, видела несколько раз. Она действительно обращалась на телевидение — была на съемочной площадке. Даже на испытания с нами выезжала — как-то умудрялась раздобыть информацию. Тогда мы на конюшню выезжали. Она подходила ко мне несколько раз во время съемок. Хвостом ходила, упрашивала помочь, выслушать. Но тогда всем было не до нее. К полуфиналу все уже были на нервах. Мужики так вообще ее гоняли. Кто без матерка, кто с матерком…

— Что ж как грубо? — удивился Сергей. — Такая милая девушка…

— Там разный народ толпился, — пожала плечами Аля. — И членов съемочной бригады вполне можно понять. Работы много, вечно какие-то накладки, капризы участников, ведущих. Плюс угрозы с расправами от обделенных и обиженных экстрасенсов… Знаете что, — неожиданно перервала она свой рассказ, — лучше будет, если я сама к ней съезжу.

— Ты?! — немало удивился Ярослав. — Ты просто дай наметку, а я потом следователей туда зашлю — Валуйский с Марченко скоро вернутся. Нам ведь нужен будет материал для суда…

Но Аля настойчиво повторила:

— Поеду я. Толку будет больше, поверь мне. Только не сейчас поеду, попозже.

— Почему?

— Пока не выясню, что с Лешкой, с места не двинусь, — твердо выдала Аля и добавила чуть мягче: — Ты позвони, предупреди Дмитриеву заранее. Скажи, что как только освобожусь, сразу же отправлюсь к ней.

Видя сомнения на лице шефа, для пущей убедительности она добавила:

— Думаю, как только ты ей это пообещаешь, она на время успокоится и перестанет стучаться во все двери. Если уж не разберусь, зашлем ребят. Но, честно говоря, сильно сомневаюсь, что им туда нужно…

— Хорошо, — кивнул Ярослав и подытожил: — Тогда делом Дмитриевой займешься ты напрямую. Как только будешь готова.

Глава 10

Утром Олег нашел в интернете телефон туристического агентства, связался с менеджером, рассказал все, как есть. Предупредил, что информация о том, что туристы не возвращались из Египта — точная. Менеджер пообещала связаться с той стороной и перезвонить, как только будет хоть какая-то информация…

По расчетам Олега, туристы должны были вернуться во вторник. Сегодня было воскресенье. Они задерживались уже на пять дней.

После длительных телефонных переговоров выяснилось, что Лешка с Катей в номер заселились. Но сейчас их на месте нет, на территории отеля нет, и когда будут — неизвестно. Не удовлетворившись этой информацией, Олег принялся звонить снова. Долго бодался с менеджером, которая долго и нудно старалась объяснить, что на телефоне только дежурный специалист, и никто каждые пять минут в отель дозваниваться не станет. И если он хочет дозвониться до отеля сам, то русскоговорящий персонал сейчас отсутствует.

На всякий случай менеджер агентства сообщила Олегу номер комнаты. Он принялся дозваниваться до египетского отеля. Когда ему это удалось, то он услышал лишь то, что ему сообщила менеджер здесь, в России. Номер был забронирован, оплачен. Но ребят ни в номере, ни на территории отеля не было.

— Передайте, пожалуйста, чтобы они перезвонили родителям, как только появятся, — попросил Олег.

Но звонка не было ни в этот вечер, ни на следующее утро. Наконец, к вечеру понедельника, по интернету пришло сообщение от Лешки: «Предки, не волнуйтесь. С нами все в порядке. Вылетаем завтра в Москву. Самолет в 16.45. Если можете, встретьте. Приедем — все расскажем. Целуем, ваши дети».

Когда Аля увидела письмо, то расплакалась. Затем ушла к себе. Через час вернулась на кухню, где долго курила. Олег слышал, как она редко, но с огромным облегчением вздыхает. Он подошел к жене, обнял ее сзади. Аля тут прижалась к нему и с легким смешком пробормотала:

— А я уже ездила в турагентство…

— Зачем это?

— Заказала тур в Египет. На нас двоих.

— В кои — то веки решила отдохнуть? — пошутил Олег.

— Приедет — убью! — снова с облегчением вздохнув, проговорила Аля.

Женщина на радостях намыла везде пол. Затем, немного подумав, позвонила Краснову с просьбой решить вопрос с транспортом: послезавтра она готова выехать к Дмитриевой домой…

Лешка с удовольствием налегал на щи, которые Олег научился делать мастерски. С набитым ртом он пробубнил:

— Надоела эта их египетская жрачка! Под конец уже просто мечтал о супе и селедке с картошкой. Еще о нашем ржаном хлебе и майонезе. Не думал, что у нас все так вкусно!

Аля с Олегом расположились рядом, не сводя глаз со своего чада.

— Ты ешь, ешь, — заботливо пододвинула Аля тарелку с хлебом на тот край стола, где сидел Лешка.

— Короче говоря, дело было так, — заговорил Леша. — Все началось с того, что мы поехали покататься в пустыню. Там есть аттракцион такой — «сафари». Хочешь — джип выбираешь для гонок, хочешь — квадроцикл, и вперед. Мы с Катькой сели на квадроциклы. Группа разношерстная набралась, человек десять. Выстроили нас, русских, англичан, украинцев в одну колонну, плюс два араба спереди и сзади. Я решил занять место в колонне первым, чтобы в нос не пылили. Там ведь мел да пыль кругом. Все от передних в рот и в глаза летит. Ну, я и вызвался вперед, чтоб с комфортом.

— А Катя? — спросил Олег.

— А Катя, наоборот, в конец пристроилась. Сказала, что впереди боится. Попробует потихоньку порулить сзади. И если что, она меня позовет. А я ее, балда, послушался. Чтоб я хоть раз еще ее куда одну отпустил! Короче, так и поехали. Она — в конце, я — в начале. Несколько раз обернулся: едет потихоньку. Проехали уж метров пятьсот, как почувствовал неладное. Оборачиваюсь — ее нет. И этого парня, что завершал колонну, тоже нет. Я тут же тормознул. Кричу арабу, что впереди едет, чтобы остановился. Кричу, что людей не хватает. А он мне: мол, они просто медленно едут. Скоро будет остановка, там они нас нагонят. Я зачем-то послушался. А у самого от страха аж живот скрутило…

— Со мной тоже так было, — вставила Аля, многозначительно шевельнув бровью. — Чуть не померла…

— Ну, вот, — продолжал Лешка, словно не слыша ее. — Доехали мы до какого-то там камня. Стоим. Пять минут проходит, десять… Все попили, отряхнулись, друг на друга поглазели. Нет ни Катьки, ни того гида. Мне этот наш первый гид кивает: «Поехали дальше. Твои почему-то задерживаются». Я ему: «Какое «дальше»?!» Думаю, может, Катьку уж какой-нибудь бедуин в жены взял — у них блондинки, да и вообще женщины на вес золота. А этот араб взял и на верблюда ее поменял! И чего я потом в этом Египте нарою? Начну права качать? Да арабы уболтают, заплюют кого угодно. Пытаюсь этому чучмеку что-то объяснить, а у самого картины перед глазами всякие нехорошие… У меня тогда башню прям сорвало. Взял, развернулся и как дам газу! Рванул обратно. Прилично так отъехал, остановился. Вправо смотрю, влево: кругом песок да камни. Все одно и то же, как на болоте. Потом понимаю, что заблудился. И что делать? Ехать обратно? Наверняка группа уже уехала. Не догоню. А с собой — ни телефона, ни денег, — ничего нет… Стою один в пустыне, как дурак. Куда ехать? Куда идти? Ниче не знаю… Стал искать следы, но дорогу обратно не нашел. Потом попытался сориентироваться по солнцу. Бесполезно. Слез с квадроцикла, сел на песок и заплакал. Посидел— посидел и дальше поехал. Все-таки нашел какую-то дорогу, пошел по ней. Думаю, куда-нибудь она меня да выведет. Квадроцикл бросил.

— А квадроцикл-то зачем оставил? — удивился Олег.

— Так бензин закончился! Не на себе же мне его переть по песку? И потом, мне тогда уже ни до чего было. Лишь бы живым остаться. Шел — шел, уж солнце заходить стало. Думаю, — все, придется в пустыне заночевать. А страшно до жути. Там всякие тараканы, скорпионы, змеи, наверное, ползают. И пить хотелось ужасно. И есть тоже.

Короче, вышел я все-таки на людей. На бедуинов. Еще издали их тент заметил. Погнал туда. Казалось близко, а на самом деле плюхал часа два еще. Пришел еле живой, мотаюсь из стороны в сторону. Бедуины — один старик и пара молодая с ребенком, — всполошились. Руками замахали на меня. Думаю: ну все, сейчас выгонят. А куда я пойду? Близко к ним не подхожу, стараюсь что-то объяснить. А они — ни бельмеса. Жестами тоже изъясниться не получилось. Молодой парень немного знал по-английски. Да вот я по-английски ни бум-бум. Даже стыдно перед парнем стало. Он сидит посреди пустыни и знает хоть что-то из инглиша, а я — нет. Пытаюсь вспомнить все, что в школе учил. Вспоминал — вспоминал, как будет «заблудился», так и не вспомнил. Зато вспомнил, как будет «потерялся». С такой радостью этому молодому как крикну: «Ай эм рашен турист. Ай эм лост!»

На этом, видимо, мои силы иссякли, потому что потом я рухнул на землю. Очнулся только на следующий день. Бедуины меня к себе под тент взяли. Подстилку дали. Молоком козьим напоили — воды там кот наплакал. Этот молодой мне все пытался объяснить, что к ним другие туристы где-то раз в неделю заглядывают. А то в две. Если группа наберется на аттракцион «Ночь в пустыне». Тогда приезжает много людей на машинах, на верблюдах. У них тоже пара верблюдов была. Я просил меня отвезти в город. Денег обещал. Говорю: у меня жену тю-тю. Места себе не нахожу. Помоги! Но бедуин все на отца, да на свою жену с ребенком показывал: мол, бросить не могу. Так и пришлось ждать туристов. Слава богу, они появились уже через два дня.

— Значит, ты все это время жил с бедуинами? — ухмыльнулся Олег. — Ну и как тебе?

— Нормально, — усмехнулся Лешка, — живут, улыбаются. Натуральное хозяйство. Скотина, погребок. За счет туристов тоже выживают. Поделки продают. Шатер у них для того, чтобы росу утреннюю собирать — ее и пьют. Не моются, но сами особо не воняют. Не пойму, почему. Я за два дня гораздо сильнее стал «источать аромат», чем они. Зато на самой территории вонища такая, что аж глаза слезятся. Что еще? Помогал им там. Учился доить козу. Верблюда не трогал, но пару раз на него взбирался. Высокий, зараза, как наш дом. Ночью там холодрыга жуткая, не знаешь, что еще на себя напялить. Сами они закаленные: что жара, что холод — хоть бы хны. Даже ребенок в тонкой пеленке лежит и ничего. Пьют крепкий чай с сахаром — кусков пять зараз кладут, курят каждые пять минут, травку тоже. Лепешки пекут на углях. Фатыр называется. Что еще? Мусульмане они, наверное. Женщина у них все нижнюю часть лица прикрывала. Но у костра сидела вместе со всеми свободно. Потом худые они все, как щепки. И не делают ни хрена. Болтают только по — своему с утра до ночи…

— Набрался впечатлений и приключений, — подытожил Олег с улыбкой и потрепал сына по волосам.

Но Лешка в ответ мотнул головой. Дотянулся до тарелки, на которой красовалась котлета с горкой картофельного пюре и сказал:

— Не… Настоящие приключения начались, когда я вернулся. Катька, оказывается, все это время меня в отеле ждала. С ума сходила. Рассказала, что кататься на квадроцикле испугалась. С гидом, что сзади, от группы отстала. Запросилась обратно. Гид подергался и вернулся на стоянку, откуда уезжали. Стали нас вместе дожидаться. А я исчез… Полицию местную на уши Катька поставила тут же, только без толку. Они ей сказали, что, мол, нет средств, чтобы всю пустыню облазить, у нас не Америка. На машине пару раз по одной дороге проехались для виду и все. Но Катька, умница, успела поменять билеты. Договорилась с хозяином отеля остаться еще на неделю. Даже скидку вытребовала, поскольку живет и питается один человек, за одного и платить вроде надо. Деньги все, что были, с карточки сняла, чтобы меня идти искать. Нашла уже пару человек поисковиков. Но я раньше объявился.

— А что сразу не вылетели обратно? Вас же не два дня не было… — сообразила Аля.

— Так мы еще квадроцикл искали! — с горькой усмешкой пояснил Лешка. — Он денег стоит! И потом, нас предупредили, что из отеля не выпустят, пока все долги не отдадим. Родителям Катька звонить не стала, — зачем лишний раз беспокоить? Да и вас тоже. И потом, что она скажет? Что я заблудился? Что меня до сих пор нет? Или что денег кучу должны? Решили уж — сами разберемся, а потом приедем и сдадимся на вашу милость… Так что мы по пустыне налазились на всю оставшуюся жизнь. Уже надежду потеряли. Думали, украли квадроцикл, не найдем. Но все — таки нашли…

— Вы вместе по пустыне лазили? Зачем? — не понял Олег.

— А мы решили больше не расставаться! — выдохнул Лешка. — Во всяком случае, пока на отдыхе. Вдруг опять кто-то потеряется? А так все же спокойнее… Вообще, классно отдохнули! Загорали, ели, спали… Катька черная, как негр — сами увидите. Но отель — говно! Только море и рыбки все спасли… Ныряли там постоянно. Нафотографировали все, что только было можно. Ската видели, барракуду. Даже черепах. Акул, правда, не удалось увидеть. Может, к лучшему. Нам острых ощущений и без того хватило…

Когда Лешка закончил рассказ, оба родителя улыбались. Аля облегченно потрепала сына по макушке и закурила.

— А я думала уж вылетать за тобой в Египет, — пробормотала она. — Еще бы я по пустыне за тобой побегала… Надеюсь, ты из всего этого сделал правильные выводы…

— Да, — кивнул Лешка. — Я понял, что, во-первых, правильно выбрал жену, во-вторых, что все-таки придется учить английский…

Глава 11

Стемнело рано. От сумерек становилось не по себе, к тому же голова разболелась не на шутку. Аля не любила это время: она предпочитала или уж полную темноту, или ясный день без полутонов. Они ехали уже больше часа. В планах было отправиться еще утром, но пока дозвонились до Ксении, пока прислали машину, пока водитель определился с точным маршрутом, с ценой…

По мере приближения к месту у Али становилось все тяжелее на душе. Немного поразмыслив, она решила настроиться, постараться почувствовать, что же ждет ее впереди. Запах смерти тут же забил ноздри, оставив сладковатое послевкусие на языке. Аля тяжело вздохнула, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Тут же ее охватила дремота. Так прошло еще минут сорок. Наконец, машина подъехала к высокой изгороди, нырнула внутрь и остановилась. Раздался звонкий лай собаки. «Приехали!» — устало буркнул водитель и поспешил затянуться сигаретой. Аля поправила волосы и, прижав к груди сумку, вылезла наружу.

Кругом витал аромат бодрящей осенней свежести, пожухлой листвы. Аля с удовольствием потянула носом воздух. Затем, неожиданно для водителя, перекрестилась.

Место, несмотря на внешнее спокойствие, казалось каким-то глухим, мрачным. Было понятно, что люди тут живут небедные. Дом — большой деревянный терем — высился на два этажа и гордо демонстрировал свои башенки, веранды, затейливые фасады. В нескольких окнах на первом этаже горел свет. Рядом с домом, выстроенным буквой «Г», виднелся большой ухоженный пруд, к которому вели каменные ступени. Из-за стен дома выглядывали несколько деревянных построек. Деревьев на территории было немного — лишь пара берез и высокая ель. Каменную изгородь увивали крупные листья пожухлого плюща.

Хлопнула входная дверь, и на пороге дома показалась стройная фигура молодой хозяйки. Ксения сбежала по высоким ступеням вниз и затараторила мелодичным голосом:

— Здрасьте, Алевтина Юрьевна! Не устали? Пойдемте в дом! Не представляете, как я вам благодарна! Так благодарна, что вы приехали! Спасибо вам! Мне звонили, предупредили, что вы приедете. Не верилось прям, что приедете вы сами! Чудеса просто! Соседи узнают — от зависти лопнут! Я все передачи с вами смотрела, честно! Причем, раз сто! Хотела попросить ваш автограф. Можно? Вы мне больше всех понравились! Спасибо вам!

Аля неопределенно пожала плечами и на ходу пробормотала:

— Не за что пока «спасибо» раздавать. Я еще ничего не сделала. Мне нужно сначала считать информацию. С дома, с вас тоже…

— Я сейчас вам все расскажу. Как раз сына накормила, так что у нас есть час, чтобы спокойно поговорить.

— Мне бы сначала умыться с дороги…

— Да, конечно. Пойдемте, я покажу, где можно привести себя в порядок…

Девушка шустро двинулась по дому в сторону ванной. Аля направилась следом. В одной из комнат она заметила молодого человека лет двадцати пяти. Он был невысок, коренаст, крепок. Лицо парня выглядело застывшим, непроницаемым, точно маска. Поймав изучающий взгляд Али, устремленный на него, Ксения пояснила: «Это Костя. Э-э… мой бойфренд». Аля усмехнулась про себя этому словечку, произнесенному со смущенной улыбкой.

Очутившись в светлой ванной, отделанной плиткой, она сполоснула лицо, а затем по приглашению Ксении выпила чашку горячего чая. Усталость как рукой сняло, и Сочина поняла, что пора приниматься за работу.

Глава 12

— Ну что ж… — пробормотала Аля себе под нос. И добавила чуть громче: — Мне нужно для начала осмотреть дом. А там видно будет…

В этот момент на пороге столовой появился Костя. Он холодно посмотрел на гостью, скользнув неодобрительным взглядом по ее длинной черной одежде и ярким цыганским украшениям. Но, видимо, заранее предупрежденный молодой хозяйкой, ничего комментировать не стал. А Ксения с улыбкой быстро проговорила:

— Костик, ты не покажешь Алевтине Юрьевне дом? А я пока ужин начну готовить…

Молодой человек пожал плечами:

— Если надо, пожалуйста…

Он вышел в коридор. Сочина следом за ним отправилась гулять по первому этажу, заглядывая и обходя каждую из комнат. Аля проницательным взглядом обводила территорию, прислушивалась к себе. Дом был красив не только снаружи, но и внутри. Дорогая отделка, красивая мебель…

В одной из комнат на полу играл маленький мальчик: весь ковер был усыпан разноцветными солдатиками и машинками. Аля достала из кармана леденец, угостила ребенка и двинулась дальше. И она, и Костя хранили молчание. Неожиданно Аля остановилась возле одной из стен помещения, которое насчитывало пять углов. Ее взгляд уперся в икону. На лице ясновидящей все отчетливее проступала тревога.

— Это единственная икона в доме? — нарушила она молчание и жестом указала на потемневший образ в углу.

— Да.

— Откуда она?

— Перешла по наследству, по-моему…

Ясновидящая выразительно подняла брови и спросила, пытливо всматриваясь в лицо Кости:

— Ты знаешь, что это за икона?

— Нет… После смерти Ксюхиной матери мы все оставили, как есть. Икона сначала принадлежала ее бабушке…

— Бабушке, значит…

— Скажите, это действительно был несчастный случай? — не выдержал молодой человек.

— Пока не скажу, — недовольно буркнула Аля и двинулась дальше.

Теперь Костя ходил за гостьей, словно нитка за иголкой. Но вскоре это занятие ему надоело, и он присел на диван, продолжая наблюдать за ее действиями и тихо насвистывая. Аля же, приученная еще на съемочной площадке не обращать внимания на отвлекающие маневры, продолжала тщательно изучать обстановку.

«Странный дом!» — неожиданно вырвалось у нее.

— Дом как дом… — недовольно изрек молодой человек. — Совсем недавно ремонт сделали. И потом, многие дома можно назвать странными…

— Надо проверить на картах, — разговаривая сама с собой, проговорила Аля. Она достала колоду и присела рядом с парнем. Тот непроизвольно отодвинулся, с укором посмотрел на гостью и предупредил:

— Только вы тут ничем «таким» не занимайтесь!

— Чем «таким»?

Сочина полоснула по «бойфренду» гневным взглядом и хотела было поставить его на место гневной тирадой, но тут в комнату впорхнула Ксения. Она быстро оценила царившее напряжение и попросила Костю посидеть с малышом.

Когда молодой человек удалился, Аля опустила взгляд в карты. Она несколько помедлила, словно сомневаясь в чем-то, но потом, подняв тяжелый взгляд на Ксению, задала вопрос:

— Ты знаешь, что твоя бабка колдуньей была?

Девушка расстроенно шмыгнула носом и кивнула, глядя куда-то в сторону.

— Сколько себя помню, к ней по ночам приходили люди. Разные. И бедные, и богатые. В погонах и без. Бабушка часто закрывалась потом в своей комнате наверху и велела никому ей не мешать. Говорила всем домашним, что варит спирт. А дело это — подсудное. Велела молчать обо всем. Потом уж я от матери узнала, что бабушка всю жизнь колдовала. Не спирт это был…

— Грешница она у тебя большая была, отмаливать придется, — покачала головой Аля. — Сильная ведьма. И этот дом под себя строила. Жить здесь не каждый сможет. Обычный человек начнет болеть, чахнуть… Ты сама-то себя как здесь чувствуешь? Не боишься?

— Как себя чувствую? Она сейчас во сне ко мне приходит, — доверчиво поделилась девушка: — Все время просит, требует…

— Чего она хочет от тебя? — насторожилась Аля.

— Принять какой — то дар. Грозится, что если не приму, то погибну и я, и мой сын. А я…

— А ты что? Неужели пойдешь по ее стопам?

— Я не знаю, что мне делать… Я боюсь… Так боюсь! — неожиданно вскрикнула Ксения. В ее глазах читался неподдельный испуг. — За себя, за Аркадия, за Костю! Неужели нам действительно угрожает опасность? Неужели мы тоже умрем, как и остальные?

— Ох-хо-хох… — протянула Аля и пододвинула к себе пепельницу. — Можно, я закурю? Помогает настроиться…

После быстрого кивка хозяйки Сочина сделала несколько затяжек. Затем из сумки достала помятый блокнот с ручкой и стала рисовать линии, круги.

— Ты замужем не была, — больше себе под нос проговорила ясновидящая. — Ребенок от любимого мужчины, но его отец — совсем не Костя. Отец ушел…

— С Костей я познакомилась, когда Аркаше был уже год. Саша бросил нас…

— Это не единственный удар, который ты пережила. Вижу три смерти подряд, — продолжала Аля. — Твои близкие. Все умерли в короткий срок. Первой погибла старая женщина — бабка твоя. Дым вижу. Отца не стало полгода назад. Затем мать… Бедная девочка… Стихии — огонь — вода — огонь. Это — проклятье…

— Меня не было рядом, когда погибла мама, — прошептала девушка. — Вы можете рассказать, как это случилось?

Глава 13

Аля велела девушке следовать за собой. Затем накинула на плечи куртку, обулась и вышла на улицу. В ее руках был фонарь. Доверяя внутреннему чутью, которое никогда ее не обманывало, Сочина приблизилась сначала к пруду. Постояла на каменных ступенях, затем присела на корточки, посветила фонарем на воду.

— Что вы там ищете? — неожиданно раздался недовольный голос у нее за спиной. Это был Костя.

Он обвил Ксению за талию и привлек к себе. Аля встала, отряхнула подол длинной юбки и проговорила:

— Если ты, Костя, немного помолчишь и перестанешь наскакивать на меня, то я расскажу Ксении, как погибли ее родственники. И почему. Вы ведь для этого меня просили сюда приехать?

Ксения пихнула парня в бок, а Аля продолжила:

— Вижу мужчину. Утонул в пруду полгода назад. Это твой отец. Он сейчас здесь. Запах алкоголя от него чувствую. Но он совершенно случайно упал в воду. Поскользнулся на ступеньке и упал. Сильно ударился о камень, потерял сознание. Когда его нашли, он был уж мертв. Не смогли откачать. Глупая смерть… Действительно несчастный случай. Просит тебе передать, чтобы ты кольцо его обручальное на его могиле закопала. Не понимает, зачем его сняли. Просит вернуть…

Ксения кивнула и прижала кулачок ко рту, сдерживая всхлипы.

— Я оставила как память…

— И зря…

Аля двинулась дальше. Прошлась вдоль изгороди, с осторожностью — мимо собачьей будки: там угрожающе затявкала лайка. Затем Сочина проследовала чуть дальше и остановилась возле бани.

На улице стало совсем темно. Свет фонарика быстро гас, пока, наконец, не потух совсем. Аля несколько раз попробовала его включить — выключить, но тот уже ни на что не реагировал. Выругавшись про себя, женщина зашла в баню. Немного там постояла. Из ее горла вырвался сиплый кашель. Аля хрипло проговорила:

— Еще одна смерть чуть больше месяца назад — получается, в конце июля… Вижу фантом женщины, лежащей на пороге. Твоя мать. И резкий запах дыма… Она умерла от удушья, нахватавшись угарного газа здесь, в бане.

Костя с нескрываемым удивлением смотрел на ясновидящую, а та уже направлялась от построек к дому. Параллельно Аля продолжала рассказывать о событиях июльского вечера:

— Она почувствовала тошноту, сильное головокружение. Напугалась очень. Поняла, что нужно как-то выбираться. Кое-как сумела натянуть одежду и выбраться на улицу. Вижу на ней лишь ночную сорочку. Такую светлую, в мелкий рисунок. Женщина доползла до порога. Там и умерла. Позвать на помощь ей не удалось. И дома, как назло, никого не было…

— Тело нашли соседи только на следующий день, — подтвердила ее слова Ксения. — Вы все верно сказали, — мама умерла на ступенях этого дома. Мы тогда с Костей и Аркашей уехали отдыхать к Костиным родственникам.

Аля понимающе кивнула и решительно добавила:

— Но первой все-таки погибла старая женщина — твоя бабка. Вижу, высокая была, полная. Правильные черты лица. Характер сильный, властный, как у мужика. Меня почему-то тянет на второй этаж. Поднимемся?

Когда троица поднялась по деревянной лестнице, Аля недолго собиралась с мыслями. Прислушалась к образам, что крутились в сознании.

— Пожар начался здесь, на втором этаже. Нам нужно идти в правое крыло, — Аля повернула, прошла по коридору, отмечая, что ремонт еще не везде закончен. Затем остановилась возле одной из комнат. Осторожно толкнула дверь — оттуда на нее тут же пахнуло гарью. Несмотря на то, что дом горел больше года назад, запах оказался очень стойким. Аля в комнату заходить не стала. Она встала на пороге и начала объяснять:

— Темно было. Вижу, словно вспышка в том углу — там, где раньше стоял телевизор. Начало дымить. Потом загорелась бумага рядом с телевизором, пол, а дальше — постель… Старая женщина еще ничего толком не успела понять, как уже все занялось. Смогла лишь сползти с кровати и тут же попала в самое пекло. Страшная смерть…

Костя сильнее прижал к себе тихонько подрагивающую Ксению и уточнил:

— А почему вообще загорелось?

— Проводка. Случайно. От нее все и занялось…

— Мы спали внизу и ничего не слышали, — тихо сказала Ксения. — Потом мама подняла тревогу — почувствовала запах дыма. Но было уже поздно… Потом у меня Аркаша заболел. Буквально на следующий день пришлось лечь в больницу. Родители схоронили бабушку без меня. Мама дом восстановила — стал, как новый. Только второй этаж не успела доделать…

Константин вновь решил задать вопрос.

— Получается, что полиция была права? Это все действительно несчастные случаи? А моя Ксюха навела тут шороху…

— Да, получается, что так, — согласилась Аля и бросила многозначительный взгляд на девушку. — Тем не менее, мне необходимо остаться в доме на ночь. Вы ведь не погоните меня обратно в город в такую темень? И, пожалуйста, постелите мне здесь, наверху.

Взглянув внимательно на гостью, Ксюша кивнула. А Аля добавила, раздумывая над чем-то:

— И неплохо было бы посмотреть фотографии… У тебя есть архив бабушки Настасьи?

— Все фотографии хранились раньше на чердаке. Не уверена, что после пожара осталось что-то. Я могу, конечно, поискать. Но это только завтра утром — там нет света. Все хотим провести, да никак руки не дойдут.

— Ну, утром, так утром, — кивнула ясновидящая. — В любом случае, раньше утра я тебе ничего больше сказать не смогу…

Глава 14

Аля долго не могла уснуть. Эхо ее шагов, меряющих комнату, гулко раздавалось по этажу. Почти до часу ночи сверху доносился запах сигарет. Наконец, шаги стихли — видимо, гостья легла.

Ксения тоже не спала, не в силах дождаться утра. Она читала книгу, но вскоре сон сморил ее. Во всем доме погас свет. Наступила тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием людей и редким тоскливым завыванием пса.

Аля задремала. Неясные образы превращались во все более четкие очертания знакомых людей, она словно слышала их живую и эмоциональную речь. Вот она уже не в чужом доме, а в таборе. В большом богатом доме, украшенном коврами, лепниной — у приемного отца, цыганского барона Джуро. Вот уже он ласково журит ее за какую-то вещь, взятую без спроса… Аля тогда жила, словно птица в золотой клетке. Все у нее было, что душе угодно. Лучшая одежда, машина, водитель. Много золотых украшений. И еды всегда готовилось очень много — мало ли кто заглянет на огонек. Цыган никогда не выпустит из дома человека, не напоив его хотя бы чаем. В памяти всплывали картины, как Роза готовит любимое блюдо брата — тушеного ежа или заваривает крепкий чай, добавляя в него дольки лимона и яблока. Как они все вместе пьют его из хрустальных бокалов…

А цыганские песни — протяжные, волнующие, берущие за душу? А танцы и костер во дворе? Наверное, атмосфера, в которой она сейчас очутилась, напомнила ей далекое прошлое… Картины в памяти вновь заторопились, закружились. Вот Роза учит ее гадать по руке, определять судьбу человека по картам. Совсем отчетливо Аля видит кружевной подол ее юбки, золотые украшения, обильно нанизанные на пальцы. Огромные золотые серьги в форме колец — и жутковатые бельма слепых глаз. Роза была единственным человеком из всех, кого она знала, кому слепота абсолютно не мешала в жизни.

— Смотри, драгоценная, внимательно и запоминай, — все повторяла Роза. — Одни лишь карты — это только картинки. Без дара они ничего, пыль земная. Я не вижу их — но я чувствую. Попробуй и ты так. Не читай только картинку, не надо. Попробуй почувствовать, что за ней стоит. Что кроется внутри. Твой дар — вот в чем настоящая сила…

Аля освоила эту науку — гадание на картах. Изучила старшие и младшие арканы. Колода карт Таро стала частью ее самой, срослась с ней, часто помогала советом в трудную минуту не только ей, но и окружающим.

— Неужели, если захочу, я буду знать все и обо всех? — до Али донесся ее собственный голос, только детский. — Это же так интересно!

— Эх, драгоценная… Конечно, гадание — исконно цыганское мастерство и передается из поколения в поколение… Но это не только хлеб, радость, но и горе для гадалки. Если ты видишь беду и не можешь ничего сделать — это ох, как тяжело! Только со стороны может показаться, что все просто. Непросто, девочка моя. На самом деле, это тяжкий труд для души, для ума. Чтобы увидеть прошлое, настоящее, будущее, надо настроиться, войти в нужное состояние. Много сил потеряешь. Потом придется долго восстанавливаться. Но когда тебя благодарят люди, которым ты помогла — это лучшая награда…

— Когда я вырасту, то стану цыганкой? Такой же, как ты? И у меня будет такая же длинная юбка из бархата, как у тебя? — продолжала вопрошать маленькая Аля.

— Юбка такая же у тебя будет, не сомневайся, — громко смеялась Роза. — И не одна! Хоть десять или все сто!!!

В ушах раскатистым эхом раздавался ее хохот. Звенящий, свободный, от души…

Неожиданно Аля очнулась и поняла, что смех прозвучал не только во сне, но и наяву. Она вздрогнула, осознав, что прямо над ней, на чердаке, кто-то есть. Ощущая гулкие удары сердца, Аля открыла глаза. Словно почувствовав ее пробуждение, этот «кто-то» замер, затих… Через мгновение Аля почувствовала, что кто — то появился совсем рядом. Высокая, крепкая фигура возвышалась над ее кроватью больше минуты. И эта минута показалась Але вечностью. Затем что-то тяжелое прыгнуло к ней на кровать, кошачьими лапами пробралось к голове, легло на грудь… Дыхание остановилось. Ноги и руки не шевелились. Чувствуя, как одеревенело все тело, Аля попыталась взять себя в руки и начала читать молитвы. Одну, вторую… Стало отпускать. Она, наконец-то, смогла набрать в легкие воздуха и вздохнула полной грудью, продолжать нашептывать «Отче наш». Затем пошевелилась и быстро зажала нательный крестик меж зубов. И вдруг все исчезло, будто привиделось. Аля поняла, что в комнате она уже одна.

Женщина вздохнула немного свободнее. Но тут раздался ясно различимый скрип половиц над ее головой. Послышались осторожные шаги взад — вперед по чердаку. Затем они замерли, и почти над Алиным ухом снова раздался смех — громкий, злобный, полный силы, вседозволенности…

Аля, все так же зажав крестик меж зубов, до утра продолжала читать молитвы. И лишь когда солнце ярким диском показалось на небе, уснула…

Глава 15

Утро выдалось холодным и солнечным. Раньше всех встал маленький Аркадий, разбудив немедленно всех остальных тонким пронзительным плачем. Аля некоторое время просто лежала, собираясь с силами и мыслями, слушая, как Костя сажает мальчика на горшок, затем ведет его умываться и помогает одеться. Молодой человек старался говорить как можно тише. Наверное, чтобы не разбудить ее. А скорее всего, Ксюшу.

Вскоре встала и молодая хозяйка: послышались ее быстрые, легкие шаги. Через четверть часа по дому разнесся запах гречневой каши и свежезаваренного кофе. Затем Ксения пригласила Алю позавтракать, пообещав сразу же после этого отправиться на чердак.

Аля выглянула на улицу, прошлась вокруг пруда, вдыхая запах осенней свежести. Недалеко в лесу тихонько переговаривались синицы, готовясь к дальнему и долгому перелету. Ночной кошмар потихоньку выветривался, и голову заполняли гораздо более приятные вещи. Она бы с удовольствием съездила отдохнуть. Но не в Египет, а, например, в Чехию. Побродила бы по старинным замкам и их окрестностям. Деньги есть. И Олег бы мог выпросить отпуск у начальства — три года они никуда не выбирались… Случайно сквозь изгородь Сочина заметила нескольких человек, пытающихся рассмотреть, что происходит во дворе Дмитриевых. Это были местные жители, привлеченные сюда слухами о том, что в поселок приехал известный экстрасенс. Один из мальчишек помахал ей рукой и крикнул, чтобы ему дали автограф. Аля не любила излишнее внимание к своей персоне, поэтому молча ретировалась в дом.

Вскоре Ксения позвала Алю наверх, сказав, что ее поиски увенчались успехом. Старый семейный фотоальбом благополучно пережил пожар в одном из кованных железом сундуков. Может, теперь они смогут разгадать тайну? Аля поспешила на чердак. Ей и самой не терпелось разобраться в настоящей причине гибели членов этой семьи…

Они присели вместе на небольшой старинный сундук. Аля взяла в руки альбом и прищурилась, поскольку свет, который пробивался сквозь небольшое окно, был тусклым. Раскрыв семейный архив, Сочина углубилась в его изучение. Ксения протянула руку и достала из альбома одну из фотографий. Затем тихо произнесла, словно опасаясь кого-то:

— Это бабушка Настя…

Затем она ткнула пальцем еще в несколько снимков и пояснила:

— Моя тетя. А это мама…

Аля приблизила к глазам фотографию бабушки — яркой, статной казачки. Затем долго разглядывала снимки дочерей и, наконец, подняла глаза на Ксению.

— Ну что ж… Слушай, как дело было… У твоей бабушки было две дочери: твоя мать и Мария. Бабушка твоя потомственную ведьму видела именно в старшей дочери, в матери твоей, — Аля пальцем постучала по фотографии матери Ксении. — Именно ей и хотела передать свои знания и свою силу. Поэтому и завещала ей весь дом, а младшей достался лишь небольшой закуток в Москве. Тетка твоя Мария сильно обиделась и на мать, и на сестру, которая приняла щедрый дар, не захотев с ней ничем поделиться. К тому же, личная жизнь у Марии не сложилась. Она прекрасно знала о том, чем мать промышляла на самом деле и винила во всех своих бедах ее. Конечно, сначала тетка пыталась поговорить с матерью, убеждала ее поделить все пополам — ведь она такая же дочь. За что ее обделили? Но бабка и слышать ничего не захотела. А два года назад твоя тетка Мария решила избавиться от досадивших ей родственников разом и получить свое. А себя успокоила той мыслью, что «губить чертово племя — богоугодное дело»…

Ксения испуганно смотрела на ясновидящую, а та в подтверждение своих слов кивала головой и рассказывала дальше:

— Она ходила к какой-то Нонне, тоже колдунье, которая наслала на всю вашу линию проклятье. Да-да. Родная тетка. Бабка твоя погибла сразу же, мать и отец — чуть позже. Та же беда ожидала бы и тебя с сыном, если бы не твоя инициатива. Только Костя остался бы в живых. Вы ведь не расписаны?

Ксения мотнула головой.

— Это его спасло… Знаешь, отсюда и предупреждения твоей бабки с того света. Ведь если бы ты действительно пошла по ее стопам, то с помощью темных сил смогла бы защититься и избежать уготованной тебе участи. Бабка твоя просто не успела себе помочь. Ты единственная ее надежда на отмщение…

— Я не хочу заниматься колдовством, — тихо прошептала девушка. — Хочу жить, как все. Обычной жизнью. Растить Аркашу…

— И правильно делаешь, — заметила Аля. — Иначе судьба тебя ждет незавидная. Ты и так многое потеряла слишком рано. Но дело в том, что дух бабки до сих пор здесь обитает. Это ее дом, в нем — ее сила.

— Вы что-то слышали сегодня ночью? — бросив пытливый на гостью взгляд, спросила Ксения.

— Да. Смех слышала… — осторожно проговорила Аля, опасаясь еще больше напугать девушку.

— Я тоже часто слышу ее смех, — поделилась та. — Сначала боялась. Но потом успокоилась. Решила, что бабушка ничего не сделает нам плохого.

— Не сделает. Но живым с мертвыми жить вместе ни к чему. И дом этот — место темных сил, не светлых. Все равно дух бабушки придется отсюда изгонять. Ты готова?

— Да, — кивнула Ксения. И вспомнив, проговорила, — А как же проклятье? Его можно снять? Как-то защититься?

— Это непросто, но можно, — ответила Аля, размышляя. — Тебе нужно будет приехать ко мне на прием вместе с сыном. Я помогу снять негатив. И все, что сделала твоя тетка, вернется к ней же. Но есть одно большое «но». Сам этот дом не место для жизни — на костях стоит. Когда его строили, бабка под каждый угол черного петуха заложила. И дух Настасьи будет обитать здесь, покуда дом жив. А знаешь, — глядя на фотографии, продолжала с интересом ясновидящая, — тетке твоей дом в любом бы случае не достался, и столько смертей не дали бы желанный результат. Дух не дал бы Марии здесь жить. Сжил бы со свету.

— И что делать?

— Я бы советовала тебе дом этот сжечь, а место освятить. Только тогда здесь можно будет построить светлое будущее.

Девушка вздохнула, затем обвела дом глазами, пробормотала: «Жалко, красивый».

— Страховка есть? — улыбнулась Аля.

— Да… — протянула Ксения и через мгновенье тоже улыбнулась. С радостной надеждой в глазах вскочила с дивана: — Спасибо вам.

— Да не за что… — пробормотала Алевтина и добавила: — А с Костей тебе нужно поговорить. Открыться ему. Замуж ведь звал?

— Звал… — смущенно протянула Ксения.

— Отнекиваешься? Почему?

— Не знаю… Все кругом говорят, что он на мое добро позарился. У него ведь своего ничего нет…

— Ерунда! В твоем случае — пустые разговоры, — покачала головой Аля. — Так просто сложились обстоятельства, что в жизнь он без всего вошел. Погоди, все у него будет. Заработает. Без дела ведь не сидит?

— Не сидит, — согласилась девушка. — Но как ему все расскажу? Про бабку? Про колдовство?

— Костя тебя очень любит. Переживает, что не доверяешь ему. А когда расскажешь все, словно камень с его души снимешь. Вместе и приезжайте. Смотри, не упусти свое счастье. Может, Бог тебе его дал за то, что по пути света пошла…

Глава 16

На обратном пути Аля размышляла о том, что в жизни ничего случайного не бывает. Она думала о Ксении, о том, как сложится ее дальнейшая судьба, все ли у нее будет в порядке. Когда Аля впервые увидела ее, уж слишком та была растерянна и напугана. Нет-нет, да и всплывало в памяти женщины, как молодая девушка по-детски доверчиво заглядывает экстрасенсам в глаза и пытается рассказать о своей беде. Аля тогда понадеялась, что ей кто-нибудь да поможет. Ведь она не единственный экстрасенс на свете. Но внутреннее беспокойство не уходило. Сочина даже как-то спросила у съемочной группы координаты Ксении, но уже никто никого не помнил… И когда пришел случай, Аля не могла упустить возможность помочь.

В субботу, как и договаривались, Ксения с Костей приехали к ней в магический салон. Вместе со своей напарницей Светой Аля провела сеанс по снятию негатива. Поставила на всю семью девушки защиту, чтобы никому больше не удалось пробить поле. Дала оберег. И рассказала, как отмаливать грехи родственников. Гости уехали только поздним вечером.

А в понедельник утром Аля появилась в офисе на оперативке. И вновь с опозданием. На ее счастье, «второй» шеф задерживался. А Ярослав оказался в хорошем расположении духа. Оценив ее посвежевшее лицо и виноватую улыбку, он весело произнес:

— Привет, цыганка! Вечно в пути! Смотрю, ты бодра и весела. Как съездила? Удачно?

— Удачно, — кивнула Аля, вешая пальто на вешалку. — Вышло так, что одна специалистка навела на семью проклятье. По просьбе тетки. Девчонка была у меня на приеме в субботу. Мы поработали. Ну, в общем-то, и все…

— Значит, следственным органам там делать нечего? — проговорил Игорь Валуйский. — История не про нас?

— Не про вас, — уверенно подтвердила Аля. — Я тогда еще, когда Ксению на съемках видела, почувствовала, что там нет ни орудия преступления, ни убийцы. Что там нужен специалист другого рода. Но дело оказалось запутанным. С одной стороны, обиженная тетка, которая долго вынашивала план мести и замышляла истребить родню. И поди, докажи официально, что она тут замешана. С другой стороны — ее бабка, колдунья, за которой самой тянется длинный шлейф грехов… Никак не могла разобраться, за кем именно числится «должок» за эти смерти.

Ее последнюю фразу услышал Горячев. Руководитель отдела «Т.О.Р.» как раз входил в комнату.

— Значит, все-таки тетка… Да… Мы, тут, конечно, не сильны, — прокомментировал он Алин рассказ, качая головой: — А я-то думал на того паренька. Ну, на друга этой Ксении. Получается, зря. Хотя мне он показался очень подозрительным…

— Парень на самом деле хороший, — искренне улыбнулась Сочина. — Девчонке с ним повезло. Он ей и как мать, и как отец, и за няньку сойдет. Просто устал стучаться в закрытую дверь. Ксения ведь ему не доверяла. Напели ей, что он охотник за ее богатством… Да еще расследование, допросы, телевидение… Вот парень и замкнулся. Боялся остаться без вины виноватым. Да и как не бояться? Он ведь понимал, что для вас, следователей, отсутствие у него «приданого» — очень веский мотив.

— Экая вы мать-заступница, — усмехнулся Горячев. — Но и мы не монстры, в общем-то. Ладно, тогда оставляем их в покое. Вопрос закрыт, и стороны удовлетворены? — уточнил он на всякий случай, следуя своей давней привычке во всяком деле ставить точку.

Аля, машинально заправив косу под гребень, убедительно кивнула.

— Тогда начнем. Все на местах, — произнес Горячев. Он заговорил отрывисто, по-деловому, экономя время и слова.

Марина вкратце обрисовала ситуацию по «Синайскому делу» и свои планы. Попросила помощи: нужно было сделать несколько запросов в ряд структур. Затем очередь перешла к Игорю Валуйскому, неподалеку от которого пристроилась Елена Марченко. По делу полковника Ковалева тот пояснил:

— Съездили. Подробный отчет к концу дня предоставим. Но пока реальных зацепок нет. Мы, конечно, не отчаиваемся… К тому же, оперативники обещали помочь. Поднять архивы.

— Жаль, — выдохнул Николай Васильевич, который ждал хоть каких — то сдвигов. Полковник Ковалев был его давним знакомым.

— Можно съездить на место убийства вместе с Сергеем, — предложил Ярослав.

— Хорошо. Но предупреждаю, что дело может оказаться… э-э… темным. Ну, в плане политики. Вы там поосторожнее, много шуму пока не поднимайте…

Игорь понимающе кивнул. А Горячев уже повернулся к Але, и его губы раздвинулись в сдержанной улыбке:

— Поздравляю! Хорошие новости для вас. Наш маньяк задержан, оперативники поймали его с поличным. Уже произвели в квартире обыск, есть улики. Не ожидал такого успеха. И так быстро! И вам, и Сергею будет выплачено дополнительное вознаграждение…

— Я только «за»! — довольно хрустнув пальцами, откликнулся Скрипка. Аля же лишь пожала плечами.

— Со старым пока все… Но всплыло еще одно резонансное дело. Слушайте… — произнес Горячев, и потянулся к столу за сложенной газетой. Развернув ее, он зачитал одну из заметок: «Год назад на окраине Москвы, на улице такой-то, возле подъезда дома № 19, подлежащего расселению, был найден труп пожилой женщины. Родственники тело опознали. Это оказалась гражданка Иевлева А.М. сорокового года рождения, которая проживала в этом же доме. По мнению медиков, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Как выяснилось позже родственниками Иевлевой, перед смертью квартира покойницы была продана некой Сметаниной А.А. и по условиям договора, через неделю после продажи Иевлева должна была покинуть расселяемый дом. Об этом факте родственники узнали уже после смерти Иевлевой. Денег от сделки никто из родственников ни в самой квартире, ни на сберегательных книжках покойной не обнаружил. Единственное, что стало известно в ходе выяснения обстоятельств совершенной сделки: продажей квартиры занималось агентство недвижимости «Креон», и что квартира была продана за цену, гораздо более низкую, чем ее рыночная стоимость на тот момент. Это же агентство оформило договор с застройщиком на расселение дома, где проживала гражданка Иевлева.

Журналисты нашей редакции решили провести собственное расследование, поскольку стало известно, что погибла не одна женщина, а несколько. Как выяснилось, сделок купли — продажи, после которых всплывали трупы пожилых граждан, а деньги исчезали в неизвестном направлении, за агентством недвижимости «Креон» числится две только по дому № 19. И обе были приобретены Сметаниной А.А. Такая же незавидная судьба постигла престарелую жительницу соседнего дома № 21 — и здесь без фирмы «Креон» не обошлось.

К сожалению, с удачливой скупщицей недорогого жилья нам встретиться не удалось. Как и пообщаться лично с директором ООО «Креон». Но, по словам юриста агентства недвижимости, все сделки «юридически чистые» и оформлены в соответствии с действующим законодательством. Но нас больше настораживает «чистота смерти» престарелых граждан — самого беззащитного слоя нашего общества на сегодняшний день. К сожалению, цепь совпадений, связанных со смертью граждан, почему-то до сих пор не привлекла внимания правоохранительных органов…»

Шеф положил газету на стол, а Ярослав быстро проговорил:

— Насколько я понимаю, самого места преступления уже не существует, поскольку на том месте выстроен новый дом?

Горячев кивнул, а в голове Краснова стали быстро прокручиваться варианты, кому поручить новое задание. Марина была занята под завязку «Синайским делом», и ей было некогда куда-то еще выезжать. Скрипку только что «прикомандировали» к делу об убитом полковнике — расследование тоже слишком затянулось, и пришла пора ускорить процесс. Оставалась только Аля. Тем более, она только что освободилась и могла хоть что-то считать с фотографии умерших…

Ярослав повернулся к Сочиной и произнес:

— Алечка, ты у нас схватила птицу удачи за хвост. Тебе и карты в руки.

— Карты у меня всегда в руках, драгоценный, — проговорила нараспев Аля и усмехнулась. — Если возьмусь за это дело, то до среды отдохнуть дадите? У меня в салоне заказы накопились…

— Дадим, — подтвердил Ярослав. — И еще… К тебе, наверное, нужно будет прикрепить парочку шустрых ребят, поскольку Игорь с Леной пока заняты другим.

— За этим дело не станет, — заверил Горячев и довольно выдохнул: — Ну, вроде пока все! Работайте!

Глава 17

Вторник для Али стал днем приемов. Сначала в дверь позвонили по поводу снятия показаний счетчика. Затем забежал за забытой спортивной сумкой Лешка — накануне они с Катей были в гостях. Потом Аля сама забыла сумку с покупками в магическом салоне, и ее секретарь и по совместительству охранник Миша — огромный детина цыганского происхождения — завез ее Сочиной домой. Затем вернулся с работы Олег. И когда, наконец, Аля свыклась с мыслью, что уже можно расслабиться и засесть у себя в комнате, прозвучал звонок в дверь. «Кого опять черт принес?» — раздраженно подумала Сочина, но, посмотрев в глазок, быстро потянула цепочку на себя. На этот раз на пороге стояла Марина Лещинская.

Аля искренне сочувствовала своей коллеге. Когда у нее самой случалась какая-то проблема, или она думала о своей непростой судьбе, то вспоминала Марину и говорила себе: «Бывают случаи и похуже, чем твой». В свое время Марина — стройная шатенка с длинными ногами — купалась во внимании мужчин. Когда ей исполнилось двадцать пять, она познакомилась со своим будущем мужем Петром. Тот быстро признался ей в любви. Марина и сама влюбилась в него по уши. Поженились, а через год оказалось, что в семье ожидается пополнение. Ничто, казалось, не предвещало беды…

Но Коленька не задержался на этом свете и часа. Марина даже не успела его увидеть… Она и сама чуть не умерла тогда: врачи зафиксировали клиническую смерть. Ее неожиданное воскрешение все называли чудом. Все… Кроме мужа, который вдруг резко переменился к Марине. Он почему-то счел, что Марина виновата в смерти сына. В момент, когда они могли и должны были сплотиться, обретя поддержку друг в друге, супруги, наоборот, отдалились, практически перестали общаться. Марина целыми днями то рыдала, то сидела в какой-то прострации, тупо глядя перед собой. А спустя краткое время ее постиг новый удар. Петя объявил, что ему надоело вечно страдальческое лицо жены, которая может только ныть и причитать, а вот родить по- нормальному не может. Поэтому он уходит к другой — здоровой и жизнерадостной Лиле. Кстати, у них скоро родится наследник… Лещинская словно заледенела. Поняла, что ничего хуже с ней уже не случится — просто хуже уже не бывает. И, пожалуй, да, прав Петя: она действительно не здорова. Не только физически, но, кажется, и душевно. Иначе как объяснить, что после клинической смерти у нее в голове то и дело помимо ее воли появляются образы людей, всплывают обрывки фраз, которых она никогда не говорила и нигде не слышала? Стоило ей прикоснуться к какому-то предмету, как она видела людей, которые прикасались к нему до нее, выражения их лиц, эмоции…

Поначалу Марина сочла, что у нее с горя «поехала крыша». Такого же мнения были и ее немногочисленные родственники. На несколько месяцев Лещинская попала в психиатрическую больницу. Обследовалась, затем лечилась от депрессии. Лишь спустя какое-то время она поняла, что теперь обладает каким-то новым даром. Бог отнял у нее Коленьку и Петю, но дал взамен нечто иное…

Набравшись мужества, она решила доказать, что действительно кое-что может, и появилась на телеэкране, где продемонстрировала свои способности. Но на телепроекте долго не задержалась и вернулась в родное Подмосковье, где, расследуя первое в истории отдела «Т.О.Р.» дело, ее и нашел Ярослав…

Сейчас Марине было тридцать пять. После развода — а с тех пор прошло уже несколько лет — она вела затворническую жизнь. Из дома выходила только на работу — она устроилась врачом-ветеринаром в частную клинику. О том, чтобы устроить личную жизнь, она и не помышляла. Ей казалось, что эта тема для нее навсегда закрыта. А Петр и Лиля тем временем растили уже двоих мальчишек…

— Пустишь? — спросила Марина, обдав Алю отчетливым запахом «Мартини».

— Ты чего это? — пораженно уставилась на гостью Аля и жестом пригласила в дом.

— Фигово мне что-то совсем, Аль, — невесело усмехнулась Марина, шагнув за порог и присев на лавку. — Погадай мне…

— Неужто так плохо? Никак не переваришь? — внимательно взглянув коллеге в глаза, проговорила Аля. — Пошли! Сейчас только Олежку предупрежу, чтоб не мешал…

Пока Марина раздевалась, Аля успела сбегать в зал, а также на кухню, где запаслась двумя огромными бокалами с кофе. Затем протолкнула застрявшую в прихожей Марину в маленькую комнату и просочилась туда сама.

Женщины опустились на пол. Аля уселась по-турецки и достала из кармана халата колоду. Быстро перемешав карты, попросила:

— Подсними на себя…

Марина послушалась. Аля профессиональным жестом разложила ряд.

— Эх, драгоценная, зря расклеилась, — произнесла Сочина, глядя на карты. — Скоро все изменится: личная жизнь, статус…

Марина недоверчиво взглянула на Алю, а та в подтверждение своих слов кивала и продолжала:

— В течение пяти-шести месяцев пойдут перемены! Только счастье свое не прошляпь за своими депрессиями! Глаза у тебя словно маслом замазаны… А ты их раскрой пошире, если одна не хочешь остаться. Карты показывают, что твой мужчина совсем рядом. И на телепроекте ты оказалась не просто так… Влюбишься снова. Сердце восстановится, оживет. И все раны новая связь залечит. Знаешь, присмотрись-ка ты к тем, кто вокруг тебя.

— Добрая ты! — с улыбкой выдохнула Марина. — Хочешь меня как ребенка сказкой убаюкать?

— Ты зачем ко мне пришла? — строго на нее взглянув, спросила Аля. — Я тебе помогаю, как умею! Или, может, ты совсем не погадать хотела? Чего тебе нужно на самом деле?

Став вмиг растерянной, Марина немного помедлила, но все же озвучила:

— Моего посмотри, пожалуйста… Я про Петю… Как он? Неужели правда хорошо ему со своей…? Ведь она…

— Может, хватит о них думать?! — не выдержала Аля. — Не устала одно и тоже перебирать? Сколько можно! Ведь уж много лет прошло, а ты, как застряла в болоте, так и выбираться не хочешь! Видать, нравится тебе там… Нравится быть бедной и несчастной…

Но, поймав умоляющий Маринин взгляд, Аля осеклась, вздохнула и начала новый расклад.

— Ничего хорошего у него нет, — констатировала вскоре она. — Семья есть, да, но жена — змея ядовитая. Ревнивая, злая, одни деньги на уме. Все соки из него выпила. Любви там и в помине нет. Он уж сам не рад, что с ней связался. Детей у них вижу. Два мальчика…

— Все верно, — чуть покачнувшись, подтвердила Марина. — Маленькие совсем. Я их тоже видела, только воочию…

— Вот тебя что так разобрало! И у тебя дети будут! — с нажимом произнесла Аля. — Если ты сама себе не навредишь. Ты же себе не враг? Слушай, что говорю! Переключись! На себя переключись, не на него… Ему все твои слезы отольются. Уже свое получил. И поделом. Ты ни в чем перед ним не виновата. А тебя счастье ждет, долгая жизнь в браке, ребенок… Хочешь?

— Хочу, — с еле заметным облегчением прошептала Марина. — А это еще возможно? Ты меня правда не обманываешь?

Аля раздраженно хлопнула ладонью о ладонь и покачала головой.

— Иди, глупая! А вино — и нюхать забудь, не то полетит твоя жизнь в тартарары. Смотри лучше по сторонам! Я тебе дело говорю! А теперь иди домой и выспись хорошенько. Чтоб завтра была, как звезда!

С этими словами Аля встала с колен и проводила последнюю гостью к дверям.

Послесловие

Костя не без удовольствия взглянул на уже готовый фундамент, на ровную кладку нескольких слоев белого кирпича. Молодого человека было не узнать: бледное лицо расцвело здоровым румянцем, движения стали более уверенными, широкими. Теперь почти все дни Костя проводил на улице, занятый постройкой нового дома. Ксения крутилась рядом, развешивая постиранное белье. Она бросила беспокойный взгляд на Аркадия, который играл возле пруда и уже успел промочить ноги.

— Сынок, пойдем, я тебя переобую, — ласково протянула она и взяла мальчика на руки.

Неожиданно ее окликнули. Ксения повернула голову к изгороди, присмотрелась к старушке и узнала одну из местных жительниц.

— Добрый день, Зинаида Федоровна, — с улыбкой отозвалась девушка. — Вы по делу или просто так?

— Да я вон до магазина дойти решила, — пояснила соседка. — Дай, думаю, к вам загляну, узнаю как дела. Шутка ли — в зиму без крыши над головой остаться! В бане-то не наживешься! И жалко-то как! Ведь такой дом — красавец был!

Женщина еще минут пять причитала и охала, качая головой. Ксения взглянула на груду обугленных бревен, — все, что осталось от бабушкиного наследства — и лишь махнула рукой:

— Ну и пусть! Еще лучше построим. Был деревянный, а станет каменный. Через пару месяцев приходите на новоселье!

— Как же не заглянуть? Загляну… — по-старчески тряся головой, пообещала женщина.

Ксения с Аркадием скрылись в бане, а Зинаида Федоровна заторопилась дальше, дивясь про себя беззаботности Ксении. Через несколько шагов соседка остановилась, обернулась. Ей показалось, или что-то в этом месте и правда неуловимо изменилось? Даже дышать стало легче… Наверное, это все после визита батюшки. Ксения рассказывала, что перед постройкой нового дома решила освятить место. Но, опять же, не может человек радоваться тому факту, что дом сгорел! Свое-то добро?

Устав ломать голову над непонятным поведением молодой соседки, Зинаида Федоровна неодобрительно покачала головой и пробубнила себе под нос: «Молодые… Кто их разберет?»

Вика Варлей

Дело о странном доме

Глава 1

Аля Сочина быстро пробиралась сквозь толпу, пересаживаясь с «Кольцевой» на «Калужско — Рижскую» линию метро. Женщина старалась никого не задеть, но при этом успеть на «оперативку» вовремя. Она двигалась, низко опустив голову и ни на кого не глядя. Неожиданно возле ступенек ее резко дернули за рукав. Женщина остановилась и удивленно уставилась на высокого парня лет двадцати семи в красной спортивной куртке. Тот стоял, растягивая в полуулыбке толстые губы, и показывал ряд прокуренных зубов. При этом продолжал держать ее за рукав.

— Здрасьте! А я вас зна-аю… — протянул он развязно.

Аля напрягла память; по роду профессии с людьми ей приходилось со многими общаться и довольно часто, но этот увалень, тем не менее, казался незнакомым. Аля застыла, выжидающе подняв на него глаза. Парень пояснил:

— По телевизору тя видел… Ты прям, как настоящая…

Аля поджала губы, выругавшись про себя, затем резко выдернула руку и двинулась дальше.

— Эй! А погадать то? У меня вопросы есть! Эй! Ты куда это? Стой! — раздавалось все громче ей вслед.

Окружающие начали на них оборачиваться. Затем останавливаться, узнавая эту невысокую худощавую женщину лет пятидесяти в темном пальто и с ярким платком на голове. Знакомое лицо цыганки с черными волосами и выразительными серыми глазами, которое не единожды появлялось на экранах в телепередаче про экстрасенсов. В свое время Аля дошла до финала, но досталась ей лишь третье место. По мнению большинства, в троице финалистов оказались более сильные и удачливые соперники, чем Сочина. Аля же полагала, что дело совсем не в силе, а в картах, которыми она неизменно пользовалась. Многие считали это предосудительным.

Сейчас же ее сознание лихорадочно отмечало, как вокруг кивают в ее сторону головой. А кто-то уже решительно устремился ей навстречу. «Сейчас начнется столпотворение!» — поняла Аля. — «Черт бы побрал эту популярность! Если опоздаю, Краснов меня убьет!». Она пустилась почти бегом. Влетела в вагон. Нашла глазами отметку метро «Новые черемушки» — значит, она села куда нужно. Аля, облегченно вздохнув, быстро пристроилась к противоположным дверям, отвернулась к входу; так ее точно никто не заметит.

Но женщину тут же ждало жестокое разочарование — с другого конца вагона к ней направлялась уже знакомая красная куртка. Молодой человек подошел все с той же улыбкой, так же потянул на себя, но уже не за рукав, а за лацкан пальто.

— Куда же ты? Да еще так быстро! Еле успел! — довольный собой, изрек он.

Аля собралась с духом, чтобы не выдать все, что она думает о тактичности некоторых индивидов. Тем более, что этот индивид все равно ничего из ее тирады не поймет… Неожиданно лицо Сочиной приняло чуть слащавое выражение, а на губах появилась еще более приторная улыбка. Аля наклонилась к парню, посмотрела ему прямо в глаза и чуть слышно, нараспев, произнесла:

— Эй, баро, отвали! Не то худо тебе будет! Я ведь могу… Веришь?

Все довольство вмиг испарилось с лица напротив. Парень недоверчиво, затем испуганно глянул на соседку, — для пущей убедительности та сдвинула брови, — и, наконец-таки, «отвалил».

Остаток пути прошел в относительном спокойствии. Аля успела перебрать в голове все, что нужно еще было успеть сделать до конца недели. Куда съездить. Кому позвонить. Главное — навестить сына Лешку, по которому успела ужасно соскучиться. Тот должен был вот-вот вернуться из отпуска, и матери не терпелось прижать его к сердцу, чтобы убедиться, что он все такой же ее сын, как и раньше. Аля взглянула на часы. Опаздывает! Еще три остановки. Десять минут пешком. «Оперативка» была назначена на двенадцать. Сейчас без пяти. Как ни крути, не успевает. «Худо» сейчас будет ей — любительнице опаздывать. Ее шеф Краснов, которого она за глаза называла «любимый», еще в прошлый раз предупредил, что за еще одним опозданием последует штраф. Мол, никто не обязан тратить свое время бесплатно. Аля быстро прикинула, что штраф, как ни крути — сумма не настолько большая, как ее нынешняя зарплата, а, значит, и бог с ним. И вообще, приятно, что хоть в полтинник она начала получать от государства нормальные деньги. Пусть и не похвастаешься особо подробностями работы перед соплеменниками.

Все же деятельность подразделения, которое в служебных документах Следственного Комитета, обозначалось как «Отдел «Т.О.Р.», была засекречена, поскольку расследование, опирающееся на информацию, полученную от экстрасенсов, не должно было быть поставлено под сомнение адвокатами во время будущего судебного процесса. До сих пор традиционная наука отрицает факт существования потусторонних сил. Но это совсем не означает, что таких сил не существует…

…Аля выбралась из подземки, вдохнула осенний, но все еще по-летнему теплый воздух, и зашагала вдоль улицы. На первом перекрестке свернула направо и остановилась возле сталинской пятиэтажки с номером 26. Дом недавно был выкрашен в голубой цвет и радовал свежестью красок. По нескольким ступеням она поднялась на этаж — вход был со стороны улицы — позвонила. Раньше здесь располагался небольшой продуктовый магазин, сейчас же над дверью висела надпись крупными буквами «Автодетали», а чуть ниже, на самой двери — «Ремонт». Женщина проскользнула внутрь, поздоровалась с Мариной — привлекательной шатенкой чуть за тридцать, и по ее многозначительному взгляду поняла, что все уже на местах и ждут только ее.

Глава 2

— А где наша «сладкая парочка»? — поинтересовалась Аля, окинув взглядом просторную «рабочую» комнату, из которой, практически, и состоял весь их офис. — Их, что, сегодня не будет?

— Следователи Валуйский и Марченко в служебной командировке, — сухо пояснил Горячев, не принимая неофициального тона. — Им поручено проверить новую версию убийства полковника Ковалева. Вы прошлый раз им дали наводку по причастности любовницы. Что есть подозрения на нее…

— Не я, а Ярослав Олегович дал, — поправила шефа Аля, усаживаясь за свой стол и краем глаза отметив, что Князь на нее злится, но не сильно. — Я лишь подтвердила. И почему «подозрения»? Любовница там точно замешана — я это вижу. И деньги она в итоге получила немалые. Но вот кто заказал и почему…

— Ладно. Пока не будем отвлекаться на дело полковника, — прервал ее Горячев. — Поскольку все в сборе, пройдемся по текущему состоянию дел…

Сначала отчитался Сергей. Затем быстро «отстрелялась» Марина Лещинская. Она уже второй месяц занималась делом, в шутку именуемом в их отделе «святым», Горячев же называл его «Синайским». Ярослав обычно ставил Лещинскую на дела, где фигурировали предмет или человек, которых требовалось найти. В данном случае был украден предмет. И предмет очень ценный — знаменитый Синайский Кодекс. Старинная рукопись датировалась IV веком и являлась самым ранним и полным из сохранившихся до наших дней списком Священного Писания в переводе на греческий язык. Долгое время рукопись хранилась в Синайском монастыре святой Екатерины. Многие ученые были бы счастливы прикоснуться к этим древним текстам, истоку истоков. Благодаря этому пергаменту церковнослужители отделяли зерна от плевел, а религиозную истину — от ереси. Части «Кодекса» исчезали и в разное время всплывали в разных частях света, находились и терялись в самом монастыре, копировались, продавались… В настоящее время части ценнейшей рукописи оказались сосредоточены в четырех всемирно известных хранилищах рукописного наследия — в монастыре св. Екатерины (Синай), Британской Библиотеке (Лондон), Университетской Библиотеке (Лейпциг) и Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Но из Петербуржской библиотеки рукопись неожиданно исчезла. Никто не мог понять, как и куда, и кто вообще осмелился на такое кощунство. Полиция сбилась с ног, проверяя всех визитеров, среди которых было много иностранцев, а также сотрудников библиотеки, хранилища — всех, кто имел доступ к священным текстам. Но пока все было безрезультатно. В итоге громкое дело попало в руки Горячева и его отдела.

Аля от поисков рукописи сразу же отмахнулась, сказав, что с церковью всегда была не в ладах. Ярослав был этому факту только рад, поскольку прекрасно понимал, что если рукопись обнаружит и вернет обратно «цыганка» — это также сочтут кощунством. Церковь экстрасенсов всегда отвергала, даже несмотря на то, что под крышей самой церкви людей со сверхспособностями всегда было немало, и даром ясновидения и прорицания обладал почти каждый святой. Марина также была экстрасенсом. Но, по мнению Ярослава, ей было проще доверить визит куда бы то ни было, чем языкастой Але. И к самому институту церкви Марина относилась с большей долей уважения и почтительности. Таким образом, выбор был сделан в пользу Лещинской…

Сочина уже было заскучала, слушая вопросы, которыми завалил Горячев Марину, и ее точные, подробные ответы. Аля полагала, что в этом нет никакой нужды. Главное — результат. Что толку передавать друг другу, что и как сделано, кто куда съездил? Но следующая реплика Горячева, закончившего беседу с Лещинской, вернула ее на грешную землю.

— В Москве снова объявился маньяк — педофил…

Марина непроизвольно скривилась, поскольку не любила дела подобного рода и старалась всячески их избегать. Горячев же сухо и бесстрастно продолжал:

— Объекты насилия — девочки от семи до одиннадцати лет. Свои жертвы маньяк выслеживает в подъездах, темных переулках, возле школ разных районов. На одном месте не работает. Прикидывается доктором. Уговаривает поиграть «в больничку». Жертвы свои он сначала насилует, потом убивает. Прячет тела на крышах, в подвалах домов.

— Откуда тогда информация о «больничке»? — не поняла Аля.

— Получена от тех, кто из страха либо осторожности отказался, или же убийцу кто-то спугнул, и он не закончил начатое. К сожалению, подавших заявление немного. Дети редко рассказывают родителям все, что с ними происходит. Может, боятся наказания или же их сильно запугивают…

— «Снова объявился»? Вы сказали, что он снова объявился? — переспросил Краснов. — Я про педофила впервые слышу…

— Дело было прекращено два года назад, поскольку ни полиция, ни прокуратура ничего толком не нарыла. Было найдено шесть тел, и силы практически всех подразделений были брошены на это дело. Везде велось наблюдение, отрабатывались разные версии. Затем убийства почему-то прекратились. А поскольку убийцу так и не нашли, все дружно успокоились в надежде, что маньяк умер, удачно женился или «лег на дно».

Но вчера был обнаружен новый труп. И почерк похожий, — жертва была изнасилована и задушена. Тело пятиклассницы было найдено на крыше одного из жилых домов. Органы опасаются новой волны убийств. И что их действия снова не увенчаются успехом. Просили подключить всех, кого только можно. В том числе, нас.

— Значит, свидетели есть? — уточнил Ярослав. — Уже хорошо…

Горячев неопределенно пожал плечами.

— Свидетели есть, но я бы на них не рассчитывал. Какие там свидетели? Дети… А что они расскажут? У них рост спрашиваешь, телосложение, а там ответы вроде: «Не помню», «Не знаю», «Наверное, большой»…

— Ну, можно же через ребенка попробовать его вычислить, — предложил Сергей Скрипка, который забился в свой угол, и как, обычно, то молчал, то громко хрустел пальцами. — Если считать с них информацию?

Горячев мотнул головой.

— Нельзя. Этот вариант отпадает. Никто из родителей на это не согласится — уже пробовали, просили. Никто не будет подвергать девочек новому стрессу, заставлять вспоминать такой кошмар, пусть и в благих целях.

— Свидетелей нет. Улик нет. У следствия есть для нас хоть что-то? — уточнил Краснов.

— Отобрали человек пятьдесят ранее судимых за изнасилование — из тех, кто в момент совершения преступлений находился на свободе и подходит под общее описание. Может, и повезет…

— А если маньяк и судим-то не был? — вмешалась Аля в беседу. — Ерунда все это! Зачем эти снимки нужны? Мы же не милиция. И как работать, если ничего нет? Лучше тогда спросить у мертвых. Фотография жертвы есть? Одежда?

— Да, — кивнул Николай Васильевич. — Фотографию убитой девочки можем предоставить. Но это будет только завтра.

Краснов повернулся к Але:

— Возьмешься?

— Попробую, — пообещала ясновидящая и добавила: — Кстати, фотография обычно лучше работает на месте убийства…

Глава 3

Аля очутилась на улице раньше всех. Она тут же пожалела, что не взяла зонт, так как начинал накрапывать дождь. Но до метро было рукой подать, поэтому она, ни на кого не глядя, пустилась бегом, позвякивая огромными золотыми серьгами.

Под крышей подъезда ее дома столпилось несколько женщин. Аля бросила на них быстрый взгляд: одна была ей знакома, две другие — нет. Знакомой была соседка с пятого этажа Тамара Федоровна. Ровесница Али, она казалась гораздо старше благодаря своим старческим привычкам и старческим же разговорам. Аля поднялась на крыльцо, поздоровалась. Тамара Федоровна сухо поздоровалась в ответ, а ее спутницы уставились на Сочину, как на очередное светопреставление, затем отвели взгляды в сторону. Послышался неодобрительный шепоток. Аля молча вошла в подъезд, отметив про себя, что соседка резво перекрестилась и покачала головой.

Когда дверь закрылась, Аля надула щеки и выдохнула. Она знала, что за ее спиной сплетничают. Тем более, когда она открыто заявила о себе на всю страну как о человеке со сверхспособностями. Популярность сыграла с ней злую шутку. С одной стороны, теперь ее многие узнавали и показывали в ее сторону пальцем, просили погадать и предсказать судьбу. Заработки ее в том же салоне резко возросли. С другой стороны, многие из тех, кого она знала, отвернулись. Те же соседи осуждали и боялись ее. Никому не хотелось иметь под боком цыганку, обладающую непонятной силой.

На самом деле Аля не имела цыганских корней и в помине. Она родилась в сибирской деревне в многодетной семье, а в табор, в семью к цыганскому барону Джуро, попала еще маленькой девочкой волей случайности, потерявшись на вокзале, когда ее мать сбило машиной. В таборе ее стали звать на цыганский манер — Алмаза.

Жена барона умерла при родах, и девочку с радостью приняли в семью — ничто так не ценится среди цыган, как дети. Ее воспитанием занялась старшая сестра барона — слепая гадалка Роза, пользовавшаяся авторитетом не меньшим, чем сам Джуро. Роза переодела девочку на цыганский манер, стала иначе ее причесывать, чтобы никто ничего не заподозрил. В таборе долго боялись, что ребенка хватятся. Но время шло, а за Алей никто не приходил. Никто ни о чем не расспрашивал. К тому же девочка по природе была чернявая, с темными волосами. Мало кто мог ее отличить от настоящей цыганки…

Через некоторое время Аля привыкла к новой семье. И барона стала называть папой. Тот, желая приемной дочери самого лучшего, нанимал Але учителей, чтобы та не чувствовала себя обделенной, развивала свои способности. Многие цыгане в таборе к образованию относились скептически. Но барон — человек уважаемый, авторитетный…

А старая Роза сразу же поняла, что маленькая Алмаза обладает сильным даром, потому и вкладывала в нее столько усилий. Девочка демонстрировала поразительные способности. Как-то раз Аля без раздумий сказала, что пропавшие деньги потом вернутся. И украденное действительно вернулось — соседка Розы сама принесла их и в слезах просила прощения. Аля знала, кто из табора заболел, часто предсказывала дождь или грозу. Просто сидела, играя во что-то и говорила: «Завтра пойдет дождь. Везде будут лужи. Поэтому погулять на улице завтра не получится».

Роза старалась всячески развивать Алины способности. Играла в «угадай цвет или цифру». Она часто спрашивала ее о событиях, о которых обычная девочка не могла знать. Просила описать кого-то, кто находился сейчас далеко, спрашивала, что он делает, во что одет. Девочка чувствовала на расстоянии все лучше и лучше.

Только когда Аля выросла, ей стала известна история ее рождения. Оказалось, что все это время Алина семья искала ее, но все было безуспешно. Мать, которая выжила в той аварии, часто возвращалась на вокзал, надеясь на чудо. Очевидцы ей рассказывали, что видели в тот день возле вокзала цыган…

Но дочь она нашла не на вокзале. Аля сама разыскала свою семью. Увидев молодую цыганку, идущую к дому, мать сразу кинулась к ней с объятиями, расплакалась, умоляла не покидать их. И Аля, пожив несколько дней, осталась у своих настоящих родителей.

Табор же снялся с места и двинулся дальше. С тех пор Аля очень редко, буквально считанные разы, видела свою цыганскую семью. Но годы, проведенные в таборе, наложили неизгладимый отпечаток на образ ее мыслей, характер. Со временем она привыкла быть похожей на других, не выделяться. Но дома, с близкими, она часто не могла, да и не хотела перебороть себя…

Глава 4

Аля со своим мужем Олегом проживали в двухкомнатной «хрущевке» — убогом наследии прошлого и его философии, которая гласила, что для передовика Советского Союза, которым Олег являлся, такое жилье — в самый раз. В прихожей негде было развернуться — там убиралась лишь скамейка для обуви. Аля присела на лавку, отметила, что ботинки супруга уже стоят на месте, затем стянула тугие сапоги и с довольным выдохом прошествовала на кухню.

Кухня также не отличалась большими размерами: сюда смог убраться маленький польский гарнитур белого цвета и белый же мини-столик на двоих с двумя табуретками. На полу лежал небольшой, затертый и облитый не раз супом и чаем коврик — подарок тетки Олега на день рожденья. Аля не раз пыталась придать коврику былой вид, но ее попытки не увенчались успехом.

Прямо по коридору располагались две комнаты, — большая, шестнадцатиметровая и маленькая, метров десяти. В первой Алины домочадцы смотрели телевизор, делали уроки, ели, спали. Сейчас, когда Леша женился, семейство сократилось до двух человек, и Олег, возвращаясь с работы, уже привычно занимал диван целиком. Дверь же в маленькую комнату была, как правило, закрыта на ключ и являлась «резиденцией» Али. Никто и не пытался побеспокоить хозяйку в ее пространстве, поскольку чувствовал себя там не в своей тарелке — Сочина сделала комнату под себя, на свой вкус. Пол ее прибежища устилал толстый ковер темно — коричневого цвета, по периметру которого были разбросаны пестрые подушки. Стены Аля оклеила пестрыми обоями. А единственной мебелью являлась книжная полка, на которой разместился иконостас — огромная икона Иисуса Христа, такая же Богородицы и маленькие иконы святых, к мощам которых Але удалось приложиться. Аля старалась как можно чаще ездить по святым местам и из каждой такой поездки возвращались с дорогой сердцу и памяти реликвией. Бывало, в своей комнате, Аля исчезала на целый день, настраиваясь на нужную волну и пытаясь найти истину. Или, наоборот, чтобы забыть обо всем и восстановиться.

Налив себе чашку крепкого кофе, она зажгла сигарету и прошествовала в зал.

— Привет! — кивнула она Олегу. — Уже поужинал?

— Да, — откликнулся тот. — Суп вчерашний доел. Тебе оставил макароны с сосиской.

— Ты же знаешь, что я вечером ничего не ем, — улыбнулась Аля.

Она давно приучила мужа готовить самого. Аля могла под настроение убраться в квартире, но в основном домашним хозяйством занимался супруг. В этом она сильно отличалась от большинства цыганских женщин, которые, как правило, вели хозяйство и обеспечивали семью, не смея перечить мужу. Аля же от природы была строптива и независима.

Олег, уроженец Украины, привык к тому, что дома в закромах всегда были запасы на зиму и не на одну. В холодильнике — ломти соленого сала. Он всегда мечтал о рачительной хозяйке рядом. Но, женившись на Але, понял, что все его мечты — пустое. После многочисленных ссор он сделал единственно верный вывод — если он не хочет рвать отношения с женой, то все свои мечты ему придется исполнять для себя самому…

— Лешка тебе не звонил? — уточнила Аля мимоходом.

— Нет… По идее, должны уже были вернуться.

— Вот и я все об этом думаю, — протянула Аля. — Хоть бы проведал! Так странно, что нас в квартире теперь двое…

— Может, потратишь волшебный волосок и увидишь, как он там?

— Ты же знаешь, что я своих вообще не могу смотреть. Ладно, пошла. Убавь звук, мне нужно поработать.

Чмокнув мужа в щеку, Аля направилась сначала в коридор за внушительных размеров сумкой, затем ушла к себе.

Женщина помолилась, присела на корточки. Достав толстую стопку фотографий, с чисто женским любопытством присмотрелась к снимкам, но ничего примечательного не нашла — привлекательных физиономий не оказалось. Лица, как и судьбы, были какие-то искалеченные, изломанные. Вздохнув, она отложила часть в сторону, чтобы не сбиться, выбрала одну — мужчины с широким лицом и близко посаженными глазами — и провела над снимком рукой. Почувствовав холод, еще раз внимательно всмотрелась. Фотография была тусклой, пустой, человек словно ушел в тень. «Точно нет в живых, — констатировала Аля. — Очевидно, оперативную проверку насчет того, жив человек или нет, не провели…»

Она сосредоточилась, работая над каждым из снимков и стараясь увидеть жизнь незнакомых людей, ее основные события. Но ничего не выходило. Мысли о Лешке, вернее, об отсутствии от него звонка, перебивали все. Аля попыталась выкинуть личные тревоги из головы, снова и снова пытаясь «включиться». Но через час поняла, что окончательно выдохлась.

— Ну и начхать! Завтра посмотрю! — вслух пробормотала она и отшвырнула от себя фотографии. Потом набрала на сотовом номер сына. Абонент был недоступен.

Аля включила свет и прошла на кухню. Она любила засесть там в одиночестве, выпуская наружу клубы дыма и иногда прислушиваясь к звукам за стенкой. Муж, как правило, смотрел футбол, и из комнаты время от времени доносилось то разочарованное «Ну…», то «Ну!», но уже громкое и возбужденное.

Неожиданно в дверь позвонили. Аля сильно удивилась, поскольку никого не ждала. Когда же она открыла, то обнаружила на пороге двух смущенных девушек и свою соседку.

— Алечка, добрый вечер, — затараторила Тамара Федоровна, поглядывая на нее хитрыми глазками. — Еще не спишь, моя хорошая? Ты извини, что беспокою на ночь глядя, но тут вот племянницы приехали… И решили погадать. Видишь ли, Татьяна наша замуж собралась. Толик у нее — парень неплохой, но мало ли… Вдруг жизнь не сложится? Все ведь бывает. А ты у нас — человек авторитетный, знаменитость…

— Я дома не принимаю, — сухо выдала Аля. — И зачем ей знать будущее, если парень неплохой?

— Я только узнать, буду ли с ним счастлива, — робко протянула одна из девушек, очевидно, Татьяна. — Вдруг не сойдемся характерами…

— Каждый сам свое счастье строит, — так же сухо ответила Аля. — Вижу, твой жених — парень действительно неплохой, работящий. Хотя у всех есть недостатки…

— Какие недостатки? — оживилась соседка. — Вроде непьющий…

— Да, но деньги в руках держать не умеет, — машинально откликнулась Аля, получив информацию, и тут же об этом пожалела. Она давно дала себе зарок не говорить ничего плохого о близких клиентов. Каждый раз это заканчивалось обидами или ссорой. И точно: лицо Татьяны напряглось, почерствело.

Аля тут же пояснила, стараясь исправить ошибку:

— Ну и что? Приладишься. Ты же тоже не святая. И какая тебе разница, что у него за характер, если ты его любишь?

— Может, все же погадаешь? — с прищуром повторила соседка, которая нашла обидным тот факт, что ее держат в коридоре, да еще на глазах у молоденьких родственниц.

— Пусть приходит ко мне в салон. Прием с одиннадцати до восьми. Сейчас там Света работает — хороший специалист. Только к ней запись по телефону.

— А к вам как попасть? — не менее обиженным тоном протянула Татьяна, удивившись отказу.

— Я сама веду прием редко. У меня сейчас других забот хватает. И стоит это дорого.

Соседка казалась все более и более возмущенной.

— К тебе сходить погадать — словно к Путину на прием, — протянула она, сделав несколько шагов назад и нажимая кнопку лифта. — Всего делов — в карты глянуть. А я думала, что ты поможешь. Как говорится, по — свойски, по-соседски… Вот, какая важная птица ты у нас стала, оказывается…

— Спокойной ночи! — откликнулась Аля и с шумом захлопнула дверь.

Глава 5

Сегодня Аля добралась до работы без приключений. Она вытащила из сумки фотографии, и, обращаясь к засевшему за документы «любимому» шефу, вяло выдохнула:

— Ничего! Я ничего не нарыла!

— А ты все внимательно просмотрела? — бросив на нее проницательный взгляд, уточнил Краснов. Он иногда замечал за Алей некоторую небрежность в отношении тех дел, которые ей не особо нравились. К тому же Сочина была дамой с характером. Поэтому часто Краснов спрашивал ее согласие, прежде чем поручить что-то.

— Несколько покойников, но убийц среди них нет. Несколько без вины виноватых.

— А остальные?

— Остальные — такое «брр», что руками трогать не хочется. Насиловали. Сидели. Один есть с подозрением на убийство. Но это все разовое. Серийника среди них нет… Кстати, фотография для меня пришла?

— Скоро будет. Я послал за данными Сергея, — протянул Ярослав. — Он уже получил все на руки. Сейчас поедете на место вместе. Поможете друг другу.

Немного поразмыслив, Аля нашла идею Краснова неплохой. Сергей Скрипка мог приоткрыть события того дня, что-то описать важное — то, что не увидит она сама. Чему-то обучи