Флэшбэк-2, или Ограбленный мир

Евгений ДЕМБСКИЙ

ФЛЭШБЭК-2,

или Ограбленный мир

* * *

Я открыл глаза, не вполне уверенный в том, что именно послужило причиной моего пробуждения — эрекция или телефонный звонок? Сигнал телефона был намного слабее сигнала, посылаемого спинным мозгом, но, выбираясь из постели, я заметил мигающую на аппарате желтую лампочку, означавшую вторую степень срочности. Послушный комп предлагал всем звонящим ночью выслушать короткую историю о том, что мистер Йитс очень устал и просит несколько раз подумать, действительно ли дело настолько не терпит отлагательства, чтобы нарушать его ночной покой. Лишь в том случае, если звонивший проявлял настойчивость, которую современные компы пока не в состоянии нейтрализовать, телефон начинал осторожно будить хозяина. Прежде чем я успел протянуть руку к аппарату, звонок стал еще громче. Я бросил взгляд на Пиму и приложил трубку к уху:

— Да?

Послышался голос Дуга Саркисяна:

— Оуэн, я хочу задать тебе наиглупейший вопрос.

— Уже отвечаю: я не сплю.

— Так же как и я.

— Угу. Я почувствовал по голосу.

— А не спросишь, почему?

— Почему?

— Это долгая история. Я приготовил большую кружку отличного кофе. Сам выпить не сумею…

— Так можно было говорить в те времена, когда кофе поставлялся контрабандой, впрочем, не знаю, были ли вообще такие времена. В данный момент у меня и у самого немалый запас.

— Ладно. Но я должен кое-что тебе сказать…

— Господи… ты беременный?

— Долго будешь дурака валять? Разбудить Пиму.

— Ее может разбудить только землетрясение или слишком тихое дыхание Фила. — Я встал и сбросил пижамные брюки. — Через три минуты спускаюсь к машине.

— Тебя уже ждет мой парнишка.

— Как и большинство граждан, я считаю, что на раздутые нужды ЦБР уходит слишком много денег. Ночные ставки у вас достаточно высокие, не так ли?

Саркисян молча повесил трубку. Я пошел в ванную. Три минуты спустя я жестом и грубым ворчанием отогнал Фебу от двери и вышел из дома. Меня окутал мокрый и туманный ночной воздух. Словно нехотя, светила луна. Я несколько раз глубоко вздохнул, давая легким привыкнуть к избытку влажности, и пошел по дорожке.

Вопреки стандартным представлениям о работе организации типа ЦБР, меня ждал не темный таинственный лимузин, но маленький желтый кабриолет. Я сел и кивнул водителю. Он с серьезным видом кивнул в ответ и тронулся с места. Лишь теперь я посмотрел на часы — было три двадцать семь. Улицы были пусты, словно Сахара перед тем, как ее захлестнул потоп цивилизации. Светофоры при виде приближающегося автомобиля услужливо зажигали зеленый свет. Дело было вовсе не в установленной в машине приставке — у меня у самого есть такая в «бастааде» — просто вокруг было относительно пусто: только мы и необычно много полицейских патрулей. К нам никто не цеплялся. Полицейские лишь провожали нас сонными безразличными взглядами, из чего следовало, что наш маленький передатчик посылает закодированный опознавательный сигнал.

— Как часто меняется сигнал в идентификаторах? — спросил я.

К моему удивлению, водитель вовсе не возмутился.

— Кажется, каждые сорок минут, — ответил он. — Точно не знаю, но когда-то я хотел поставить такую штуку в своей личной машине… — он ловко вписался в поворот, — мне сказали, что ничего не получится, поскольку мне понадобился бы также сканер частот и кодов, а тогда меня обнаружили бы через несколько десятков секунд.

— Согласен.

Я тоже когда-то хотел поставить нечто подобное в своем автомобиле. Даже не потому, что мне это было для чего-то нужно — если уж говорить о подобных вещах, то я вел себя словно сорока, которая тащит к себе в гнездо все, что блестит. Я считал, что любая техническая штучка, даже если она лишь раз в жизни выполнит свое предназначение — в конце концов, от этого могла зависеть моя жизнь, — стоит вложенных в нее денег.

Мы затормозили перед воротами каких-то складов. Когда ворота ушли под землю, мы въехали на площадь и сразу же затем — в открытую пасть какого-то ангара. Водитель погасил фары, и мы в кромешной темноте опустились куда-то вниз. Лифт перенес нас вместе с автомобилем на несколько десятков метров ниже и остановился.

— Дверь в конце коридора, — сказал парень. — До свидания, — добавил он, поклонившись, словно метрдотель в фильме — фильме, честно говоря, довольно посредственном. Настоящие метрдотели в настоящих заведениях не кланяются в пояс даже арабским шейхам.

Я буркнул: «Пока» — и вышел. Над моей головой вспыхнула зеленоватым светом прямая тонкая линия-Указатель. Я шел под ней, почти касаясь ее макушкой. В какой-то момент метрах в трех от меня линия молниеносным движением очертила дверь в стене, а та ее часть, что была надо мной, погасла.

«Вот уж точно, куча денег уходит на ерунду», — подумал я и решил именно такой фразой приветствовать Саркисяна, но тут же отказался от своих намерений, стоило мне войти и бросить на него взгляд. Я подождал, пока за мной закроется дверь, и осмотрелся по сторонам. Мы были одни. Дуг сидел за огромным экраном-столом, опустив голову на руки. Воплощение полного отчаяния. Он посмотрел на меня, не меняя позы, затем поднял голову и показал мне на кресло. Я достал из кармана сигареты и, используя в качестве пепельницы пустую коробку от дисков, сидел и ждал, пока Дуг начнет говорить.

— Есть дело, — сказал он.

В обычных обстоятельствах я бы воспользовался паузой для нескольких шутливых комментариев, но, судя по его виду, обычные обстоятельства закончились пятнадцать минут и четыре километра назад, когда я спал в своей постели. Я затянулся и выпустил дым. Дуг молчал.

— Даже не знаю, с чего начать… — Он снова замолк.

Мой собственный язык так и рвался дать огорченному Саркисяну несколько советов. Мне едва удалось его укротить, но я чувствовал, что долго не выдержу.

— Скажи, в чем дело, а то меня так и подмывает высказать все, что я по этому поводу думаю.

— Лучше и не пытайся…

— Я и не пытаюсь, но слишком уж тяжело сдерживаться. Скажи наконец хоть что-нибудь…

— Совершено крупнейшее ограбление в истории мира. Крупнее не будет, поскольку быть не может…

— Вырезали из скалы и вывезли Форт-Нокс?

— Мы… как государство… скомпрометированы на веки веков, — говорил он, не обращая внимания на мой вопрос. — Полное банкротство! Штаты станут всеобщим посмешищем…

— Хватит сокрушаться над судьбой Штатов! Ты что, разбудил меня, чтобы поплакаться мне в жилетку?

Саркисян встал, как мне показалось, лишь затем, чтобы сильнее ударить рукой по столу.

— Мать твою! — выдавил он. — Я раздавлен…

Я ему поверил. Саркисян, невнятно что-то бормочущий, Саркисян, неуклюже ругающийся, Саркисян, не могущий собраться с мыслями…

— Я буду молчать, а ты говори, — предложил я. — Хочешь сигарету?

— Нет. Ты слышал о Всемирной Выставке?

Вопрос был чисто формальным, но в ситуации, когда меня разбудили посреди ночи, я воспринял его как основополагающую информацию.

— Если бы не то, что выставка открывается через шесть недель, а экспонаты прилетят на неделю раньше, я бы подумал, что ты говоришь о краже этих картин… — осторожно сказал я, чувствуя, как холодеет у меня внутри.

— Это была ложная информация, для публики. — Дуг сел, потом вскочил и начал расхаживать вдоль стола-экрана. — В действительности картины прилетели к нам четыре дня назад и сразу же после отправились в дальнейший путь.

— И никто не заметил, что Джоконда не висит на своем месте?

— Большинство самых выдающихся полотен заменили копиями, некоторые музеи закрыли на ремонт, другие — под предлогом смены экспозиции. Казалось, что никто ни о чем не догадывается. Даже руководство музеев, из которых мы позаимствовали картины, не знало, что и в какой срок будет доставлено в Линкольн. Считая, что перевозка отдельными партиями увеличит риск, мы решили перевезти все сразу, и как оказалось, таким образом облегчили кому-то задачу.

— Скажи коротко: ограбили транспорт с этими картинами?

— Коротко не скажешь, Оуэн. Прадо, Лувр, Эрмитаж… — он вытянул в мою сторону три пальца, — разорены! Такие города, как Дрезден, Дуйсбург, Гей-дельберг, Амстердам, Осло, Барселона, не говоря уже о Ватикане… разорены. Оуэн… Речь шла о Выставке с большой буквы, но лишь полтора десятка человек знали, что там будет на самом деле! То, что знаешь ты, то, что мы сообщили для прессы, — одна двадцатая правды. Выставка должна была называться «Двадцать веков живописи», и это еще было самое скромное название, какое только можно было придумать!

— Мне всегда казалось, что наша мания величия больше всех в мире. — Я бросил окурок в коробку и закурил следующую сигарету. Нужно было что-то сказать, чтобы дать Саркисяну возможность вытереть пот со лба.

— Знаешь, кто там был? — спросил он, бросая мокрый платок. — Перечислю лишь часть. Слушай! Рубенс, Рублев, оба Ван Эйка, Боттичелли, да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Тициан, Тинторетто, Брейгель, Дюрер, Хольбайн, Ватто, Эль Греко, Веласкес, Гойя, Ван Дейк, Рембрандт, Гейнсборо, Жерико, Делакруа, Репин, Ренуар, Мане, Моне, Дега, Сезанн, Ван Гог, Врубель, Пикассо, Дали, Джотто, Снайдерс, Писарро, Сислей, Гоген, Кокошка, Кандинский, Клее, Тулуз-Лотрек… — Он глубоко вздохнул и тряхнул головой. — Я перечислил только тех, кого запомнил. Легче было бы назвать тех, кого в списке нет. Понимаешь? — Я кивнул. — Вся мировая живопись. Не знаю, осталось ли вообще что-либо ценное на своем месте. Разве что в частных коллекциях. Кошмар…

— Согласен. — Я открыл рот, чтобы попросить отрезвляющие таблетки или два глотка бурбона, но понял, что сегодняшняя ночь не самая лучшая для подобных прихотей. — Ну что ж, я знаю, что украдено, догадываюсь также, что результаты у тебя минимальные или вообще никаких. По городу катается несколько больше патрулей, чем обычно, так же, видимо, и по всей стране. Патрулируют, не зная, что именно искать, так? — Дуг кивнул. — Именно… Вот только не знаю, чего ты ждешь от меня. Даже мой гений не может сравниться с ЦБР и всей полицией страны. В чем, в таком случае, дело?

— В идее. У нас нет идей. Дай нам идею, и мы погонимся за ней, словно гепарды! Ибо в данный момент мы лишь перебираем ногами на месте.

— Идею!.. — фыркнул я, но тотчас же посерьезнел. — С удовольствием, только не знаю, есть ли она у меня. Если вы…

— Мы! — воскликнул он. В его устах это местоимение впервые прозвучало подобно оскорблению. — Я предупреждал, убеждал… Я боялся этого предприятия. Но стратегическое руководство было уверено в себе, как никто и никогда.

— Теперь у вас будет новое стратегическое руководство, — буркнул я.

— Если ЦБР вообще еще будет существовать…

— Ну, раз уж ты так заговорил — тогда лучше расскажи, как это случилось…

— Отодвинься, и увидишь все на экране.

Я послушно передвинул свое кресло и коробку-пепельницу к стене. Дуг рывком поставил крышку стола вертикально. Экран радовал глаз монотонно-серой поверхностью.

— Начну с того, что каждая из картин была упакована в вакуумный контейнер из стали Райзендорфера, практически неуничтожимый, и вместе с тем его достаточно легко открыть. Лучше, если вор вскроет кассету, чем изуродует и ее, и ее содержимое. Итак, все полотна находились в заранее подготовленных футлярах. — Он коснулся одной из ряда кнопок на краю экрана. — Нападение произошло между Канзас-Сити и Линкольном, сразу же после пересечения границы штата. Машина, внешне выглядевшая как грузовик для перевозки цитрусовых, ехала по дороге… — на экране появился вид шоссе с птичьего полета, — номер AS 342. За четыре дня до этого дорога была проверена и закрыта для движения под предлогом ремонтных работ.

— Маскировка?

— Полная. Две бригады действительно работали там над находившимся и в самом деле не в лучшем состоянии покрытием. Никаких подозрений быть не могло. Не хотел бы навязывать тебе свою точку зрения, но ограбление не могло быть случайным.

— Утечка?.. —Я махнул рукой. —Нет, валяй дальше.

— Так вот, едет грузовик… — На экране появился вид машины сверху, в нижнем правом углу можно было увидеть ее со всех сторон. — Перед ним… Ага! Перед самой операцией «ремонт» был закончен, мы убрали знаки, ограничивавшие движение, но патрули должны были останавливать каждую машину. То же и с другой стороны. Во главе конвоя едут четыре автомобиля с охраной, шесть его замыкают. В кабине грузовика водитель и четверо охранников. В пятнадцать четырнадцать происходит нападение. Смотри… — Изображение дороги покрылось мелкими оспинами. — Кто-то нашпиговал шоссе на участке длиной в восемьсот метров двадцатью тысячами микрозарядов. Дистанционно приведенные в действие, они за полсекунды вывели из строя всю охрану. Под самим же грузовиком взорвались две маленьких ракеты, видимо, специально изготовленные для этого случая. Они пробили броню, разрушили кабину и покалечили людей. Комп привел в действие тормоза. Что еще… Ну да! Над конвоем постоянно висел флаер. Их было два, они менялись по мере расходования топлива. Один в это время как раз заправился и летел в сторону конвоя, когда второй начал терять высоту. Каким-то образом ему удалось сесть… Естественно, его сбили. Когда первый оказался над местом нападения, все было уже кончено.

На экране вновь появилось изображение пятнадцатисекундной давности — грузовик с разбитой кабиной, десять неподвижных автомобилей. Семь из них горели.

— Сверху? — спросил я. — Со спутников?

— Как раз тогда начались какие-то странные атмосферные помехи. Наши спецы утверждают, что кто-то распылил в воздухе соль не то йода, не то хлора или какое-то другое подобное вещество, кристаллы которого исказили картину.

— Из твоих слов следует, что они могли либо уйти в направлении Линкольна, где попали бы в поле зрения второго флаера, либо вернуться в Канзас, где их бы горячо встретили мчащиеся в их сторону отряды полиции. Они что, испарились?

— Да. За несколько секунд взломали двери фургона, забрали футляры с картинами и исчезли. Мы искали на земле и в воздухе, исключили флаеры, вертолеты и все, что только было можно. Мы исключили все, способное двигаться по земле. И под землей. И все то, что плавает…

— А то, что растворяется?.. — пробормотал я себе под нос.

— Что?

— Нет, ничего… Так, слегка ругаюсь. Еще что-нибудь?

— Да. Через семь часов мы кое-что обнаружили. Неподалеку от места преступления, на идеальной равнине, есть геологическая аномалия: небольшой овраг, что-то вроде углубления, оставленного вывернутым из земли камнем. Над этим оврагом кто-то трудолюбиво соорудил крышу и замаскировал ее землей… Для наблюдения этого хватило. Мы ничего там не нашли. Никаких следов…

— Никаких следов?! Тогда откуда ты знаешь…

— Весь овраг кто-то залил строительным раствором.

— Ага… — Я кивнул. — И таким образом затер все следы.

— Да. В том числе и поэтому мы считаем, что там была их база.

— Ну, и сам факт существования укрытия… — пробормотал я.

— Естественно. И еще одно. При открытии футляров включается импульсный передатчик, но пока что никто ни одного из них не открыл.

— Их могли отвезти в какое-нибудь убежище, шахту или пещеру. Если они узнали о столь секретном транспорте, это означает, что они знали все.

— Вряд ли. — Саркисян на мгновение скрылся за экраном. Крышка начала опускаться. Дуг вернулся, таща за собой кресло, и сел напротив меня. — Об этих передатчиках знали вместе со мной четверо. Естественно, все известные глубокие ямы находятся под особым наблюдением. Спутники ждут сигнала. Ничего. Я почти уверен, что они еще не открыли ни одного футляра.

— В чем ты еще уверен? — Я покопался в пачке сигарет и оставил ее в покое. У меня страшено жгло в горле.

— Они не могли скрыться. Это исключено.

— Перестань… В землю они зарылись, что ли? И при чем тут я? Я не волшебник и не люблю копаться в земле. Это видно по моему саду.

— Не знаю…

Несколько минут мы молчали. В голове у меня царила абсолютная пустота, вернее, была одна мысль, но настолько банальная, что мне даже не хотелось о ней говорить. Я встал и еще раз просмотрел записанную сцену ограбления. Меня удивило то, что сами грабители на экране ни разу не появились. Я повернулся к Саркисяну и повторил свое предположение:

— Должна была быть утечка…

Он со всей силы ударил кулаком по колену:

— Не было. Это исключено. Но наверняка все станут думать именно так. Наша любимая родина будет скомпрометирована во всем мире, а ЦБР — в стране. Это конец.

— Не переживай уж так. — Я вернулся в кресло и все же закурил. — Чтобы существовало понятие справедливости, должна существовать несправедливость. Они неразрывно связаны друг с другом, одного без другого не бывает. До сих пор считалось, что, если исчезнут преступления, исчезнут и органы правопорядка. Может, сделать наоборот: начать с полиции, а преступность сама сдохнет?

— Утечка исключена, — повторил Дуг, не обращая внимания на мою блестящую мысль. Я решил поделиться ею когда-нибудь потом или с кем-нибудь другим. — Даже если бы она и была, никто, кроме нескольких человек, не знал всего плана. А не зная о нем, не удалось бы столь тщательно подготовить ограбление. У нас было предусмотрено пять маршрутов, лишь в последний момент комп случайным образом выбрал именно этот. Не-ет…

— Ну хорошо. Давай по-другому. Кем может быть преступник? Он должен отдавать себе отчет в том, что из-за масштабов кражи она становится, по сути, бессмысленным предприятием. Когда крадут одну или несколько картин, то это заботит главным образом пострадавшего, остальной мир — едва ли. Но здесь ограблен весь мир! И кому же он продаст добычу? Нет такого богача, который был бы в состоянии купить эти произведения искусства, нет страны, которая позволила бы себе приобрести хотя бы одно из них. Добыча есть, но радости от нее никакой. Примерно так, как если бы я похитил проститутку с сифилисом. Разве что… — вдруг возникла у меня мысль.

— Разве что какой-то коллекционер пополнил свое собрание.

— Об этом я как раз подумал, но, пожалуй, нет… Ведь рано или поздно кто-то увидит эти картины. Подобное невозможно скрыть… Сколько там было полотен?

— Две тысячи семьсот сорок два.

— «Зашибись!» — как говорит Фил… — Я откинулся на спинку кресла. — Дуг, можешь орать на меня сколько хочешь, но налей мне хоть капельку чего-нибудь покрепче. Сжалься…

Он посмотрел на меня невидящим взглядом, словно не понимая, что я сказал, или словно я совершил некое святотатство. В конце концов он встал и махнул рукой. Может быть, мне это только показалось, но его взгляд будто несколько оживился.

— Пока ты не начал писать, я даже представить не мог, что ты так много пьешь, — сказал он, открывая какую-то дверцу в стене. — Уже на четвертой странице ты должен лежать неподвижно, словно монорельс.

— Мне это уже говорили. Но, знаешь, когда некому дать в морду или нет рядом хорошенькой девочки…

— Вот именно… — Он протянул мне стакан. — Как Пима относится к твоим сексуальным похождениям на страницах книг?

— Так же, как и в жизни. — Я с удовольствием сделал глоток. — Она в них не верит.

— И правильно делает.

— И правильно делает.

— И ты много куришь…

— Да. Когда-нибудь брошу…

— Ну, тогда твои повести будут состоять из одних непристойных слов и драк.

— Буду писать экспериментальные романы. Ангажированные и артистичные литературные упражнения, скучные и нечитаемые, но имеющие своих ценителей.

— Но пока что желаю тебе написать очередную кровавую повесть о том, как ты разгадал тайну кражи тысячелетия.

— Ладно. Послушай…

Однако, вместо того чтобы начать говорить, я задумался. Какая-то мысль так и просилась на язык. Наконец мне удалось ее сформулировать.

— Дуг, у меня вопрос…

— Слушаю.

— Нет, у меня вопрос, ответ на который будет решением загадки.

— Надеюсь, это не «Кто это сделал?» или «Как это сделали?»

— Нет. Послушай, это прекрасный вопрос. Я им горжусь. Со мной это редко бывает, но…

— Давай вопрос! — рассерженно заорал он.

— Каким образом грабитель обеспечил себе безнаказанность?

— Каким образом грабитель обеспечил себе безнаказанность?.. — медленно повторил он.

— Да!

— Каким образом грабитель обеспечил себе безнаказанность…

— Именно. Иначе говоря: «Кто не боится всего мира?» Теоретически можно пофантазировать, что есть такая страна, которая живет в изоляции, не боится нас и далее нас не любит…

— Но Восток тоже ограбили…

— Ага… Ну, тогда по-другому: в какой-то изолированной стране, может в Албании, может в Хайдре или Ягоне, живет некий богач…

— Там нет богачей! — прервал он меня.

— Святая правда. Ну, значит, круг подозреваемых сузился.

— До нуля…

— До нуля… — Теперь уже я повторил его слова, не задумываясь над их смыслом. — Наверное, все же нет… — слабо возразил я.

— Оуэн, — Саркисян наклонился и своим любимым жестом ткнул в мое колено указательным пальцем, — я не предполагаю, что, выйдя отсюда, ты сразу же поедешь по некоему известному тебе адресу на своем любимом «бастааде», вооружившись семнадцатью разными стволами, от «элефанта» и «биффакса» до двух иглометов и так далее. Я не предполагаю, что завтра ты свалишь мне на стол несколько стальных кассет и ткнешь пальцем в сторону остальных во дворе. Но прошу тебя, брось все и подумай. У меня есть предчувствие, что рутина ничего не даст. Ты должен мне помочь…

Голос его не дрожал, но я чувствовал, что Дуг никогда и никого еще столь усиленно ни о чем не просил. Может быть, это была самая большая просьба в его жизни. И тем не менее меня слегка испугала ответственность, которую он взваливал на мои плечи.

— Если обещаешь мне дюжину бутылок «Хаус-баркера», я раскрою для тебя это дело, — небрежным тоном бросил я и вдруг почувствовал, что именно так и будет. Я поклялся, что посвящу этому всю оставшуюся жизнь, но найду вора.

Я пожал Дугу руку и вышел. Тот лее водитель отвез меня домой. Было шесть сорок. Поскольку дышу я несколько иначе, чем Фил, Пима не проснулась, когда я вошел в спальню. Я начал расстегивать рубашку, но понял, что заснуть все равно не смогу. Внизу зашипела дверь, выпуская собаку в сад. Сбежав по лестнице, я вышел из дома. Феба развлекалась, кусая за пятки мисс Купер, которая высаживала в землю усыпанный ягодами кустик клубники. Увидев меня, она улыбнулась. Я взглянул через плечо на окно комнаты Фила.

— Он так забавно удивляется каждый раз, когда находит клубнику у себя в саду… — сказала мисс Купер.

— Вот только не наберется ли он чрезмерной уверенности в собственных силах? Ведь если ему удается вырастить на грунте осеннюю клубнику, то он может прийти к выводу, что ему удастся все…

— О-о, вы не знаете собственного сына!

— Может быть… До свидания. Феба!..

Мы вышли на улицу. Я не собирался говорить мисс Купер, что Фил уже давно, повинуясь какому-то предчувствию, посчитал клубничные кусты у нее в теплице и сказал мне: «Мисс Купер заменяет мою клубнику на свою, с ягодами. Ей это очень нравится». — «Наверное, ты должен сказать ей, что обо всем догадался. А то некрасиво получается — ты ешь ее ягоды». — «Но ей нравится, когда я удивляюсь и ем». В парке мы довольно долго искали подходящую палку. Апортирование — серьезное занятие, если им занимаются существа, отдающие себе в этом отчет. В конце концов Феба нашла нечто приемлемое, мне же удалось вторым броском зашвырнуть палку в ветви густой лиственницы, после чего собака сделала вид, что так и должно было быть, и побежала обнюхать самые свежие собачьи сплетни. Я сел на скамейку, и тут мне пришла в голову мысль, в равной степени абсурдная и навязчивая. Когда мы вернулись домой, я набрал номер Саркисяна и поделился с ним своими соображениями.

— Это идиотизм, — бросил он в трубку и сразу же бросил и ее тоже.

Через час он позвонил, чтобы спросить, настаиваю ли я все так же на гипотезе, которая доведет нас до дома, где экономят на дверных ручках.

В одиннадцать, когда вода в ванне нагрелась уже настолько, что, забравшись в нее, можно было нормально разговаривать, он позвонил снова и потребовал, чтобы я забыл о собственной идее. Я ответил, что мне все равно, но я жду дюжины бутылок пива из пивоварни в Майнце. Он воздержался от комментариев. В час Пима предложила выбраться за город печь картошку — последняя мода, прямо из Европы, и притом, кажется, Восточной. Я сказал, что жду важного звонка. Саркисян позвонил четверть часа спустя.

— Можешь как-нибудь аргументировать? — спросил он. Судя по голосу, в данный момент он ничего не желал мне столь искренне, как неудачи.

— Во-первых, это единственный способ обеспечить себе безнаказанность. Пройдет несколько лет, и молено будет объявить, что случайно обнаружен тайник с тремя тысячами картин. И потребовать четыреста из них за возврат остальных. Думаешь, мир на это не пойдет?

— Это бесплодные рассуждения!

— Но подобное возможно. У меня были доказательства. Ты об этом знаешь…

— Знаю, но если ты прав, то мне конец!

— Думаю…

— Хочешь мне посоветовать, чтобы я спокойно ждал, когда откроют тайник? Несколько лет?

— Может быть, несколько десятков… — уточнил я.

— Я тебя убью… — устало проговорил он.

— Лучше возьмись за дело. Направление я тебе дал.

— А что я должен делать? Что?

Я услышал, как на кухне тесто для пирога, за выпечкой которого приходилось следить лично, так как комп никогда с этим не справлялся, вытекает на раскаленную конфорку.

— Построй машину времени! — заорал я и бросил трубку.

Полчаса спустя, когда оказалось, что конфорку отчистить невозможно, я заказал в магазине новую и, устанавливая ее на место, вдруг со всей ясностью осознал, что брошенная в спешке фраза — единственная мысль, которая может привести к успеху в схватке с грабителями из будущего, и твердо решил воплотить ее в реальность. Вскоре явился Дуг и, после нескольких минут, потраченных впустую на сравнение меня и себя с различными частями человеческого тела, сообщил, что входит. Судя по его физиономии, то, куда он входил, выглядело в его глазах старым, полным до краев канализационным отстойником. Подержав в руке чашку с кофе и не выпив ни глотка, он поморщился и поставил ее на стол.

— Скажи мне еще раз, почему ты так настаиваешь на своей идее, — сказал он, обращаясь к ковру у себя под ногами.

— Если ты исключаешь утечку информации из своей фирмы, если ты уверен, что преступникам не удалось преодолеть полицейские кордоны, то это могли сделать только грабители из будущего. Смотри: кто-то, имея в распоряжении оборудование для перемещения во времени, точно знал, каким образом транспортировали полотна, верно? Об этом он прочитал в старых газетах. Он же мог через несколько минут после кражи погрузить картины в машину и смыться в свое время, так? И в-третьих: мы знаем, что по крайней мере один человек, я имею в виду Хейруда, через двадцать с чем-то лет сконструирует такое устройство. Мы уже столкнулись с тем, как его использовал Гайлорд, но вовсе нельзя исключить, что кто-то другой совершит такое же изобретение или воспользуется плодами труда Хейруда. Я знаю, когда был убит Гайлорд. Может быть, после его смерти кто-то завладел тем «блюболлом» с вмонтированной машиной времени? Не знаю. У меня лишь есть такая гипотеза. Может, она и ложная, но в данный момент в нее вписываются все известные нам факты. Найди что-нибудь, что ее опровергнет, и я откажусь от своего предложения.

— Постараюсь…

— Никто тебе не запрещает.

Он схватил чашку с кофе и поднес ко рту, но тут же снова ее поставил, едва лишь тонкая струйка пара и запаха достигла его ноздрей. Несколько секунд он шевелил губами, словно выламывая языком нижние зубы. Потом покачал головой, словно не в силах примириться с представленными ему фактами.

— Если ты прав, то мы должны немедленно убить Хейруда, — сказал он, нисколько не пытаясь смягчить тон, которым это было сказано. — Ведь если кто-то дорвался до его изобретения, то под угрозой находится все — жизнь политиков, банковские сейфы, государственная казна… все. И одновременно воры безнаказанны. Абсолютно безнаказанны.

— Во многом ты прав, но ты забываешь, что в их времени тоже есть полиция и ЦБР.

— После этой аферы ЦБР могут ликвидировать!

— Ну да…

— А мы должны ждать реакции той будущей полиции?

Я кивнул и неожиданно рассмеялся.

— Знаешь что? — фыркнул я, глядя на удивленного и разозленного Дуга. — Ведь там, в будущем, будем и мы тоже. Может, и не о чем беспокоиться?

— Погоди… — Он несколько оживился. — Как там получается? Если кто-то из будущего совершает кражу в прошлом, можно ли найти в старых подшивках газет информацию о краже?

Я задумался.

— Не знаю, черт возьми. Этот вопрос всегда казался мне чересчур запутанным: внук убивает деда, кто-то убивает сам себя, но в будущем. Я застрелил Гайлорда, и вместе с тем всегда могу с ним поговорить, если очень захочу… — Я пожал плечами. — Как мне кажется, в будущем должна быть информация о краже. Неизвестно лишь, из какого будущего прибыли к нам грабители. Я не знаю, отделяет ли нас от них десять, тридцать или сто лет. Это очень важно.

— Ты забыл добавить, что мы к тому же не знаем, как до них добраться… — мрачно сказал Саркисян.

Я молчал. Кофе успел несколько остыть, и его уже молено было пить, не боясь обжечь пищевод. Я сделал пять или шесть глотков горячего ароматного напитка.

— Оуэн… — Саркисян наклонился и стукнул меня пальцем в колено. — Я только что говорил, что мы не знаем, как до них добраться, — с нажимом произнес он. — Что ты молчишь?

— О, не так уж все и плохо, — небрежно бросил я.

— Не хочешь ли ты сказать, что у тебя есть идея?

— Хочу.

Идея была, можно считать, новорожденной, ей была всего минута или две от роду. Она возникла у меня, вернее, окончательно оформилась, когда я делал второй глоток горячего кофе.

— Ну, так скажи…

— Если в очень общих чертах… Примерно так: нужно найти следы более раннего пребывания этих преступников в нашем времени.

— Думаешь, они здесь были?

— Уверен. Они должны были изучить окрестности, заминировать шоссе, может быть, нанять каких-то людей… Не знаю почему, но я в этом убежден. Они здесь уже были. Раньше. После них должны были остаться какие-то следы, а ты должен их найти. Это главное, без этого нет смысла браться за дело.

— А что дальше? Хейруд?

— Конечно, но нам нужно знать, куда нам предстоит отправиться. Пока не узнаем точное время, у нас нет никаких шансов. Впрочем… — вздохнул я, — я помню, что Гайлорд говорил что-то о проблемах с путешествиями в будущее. Будем молиться, чтобы он ошибался или чтобы Хейруд не раскрыл ему всех карт.

Минуты две или три в гостиной царила тишина. Дуг в третий раз взял чашку и в конце концов выпил кофе.

— Вести такое дело было бы просто здорово, если бы не эти чертовы произведения искусства, — тихо сказал он.

— Без сомнения…

— А не могли это сделать просто какие-нибудь… — Он развел руками, пытаясь подобрать подходящее слово.

— Наши родные, местные грабители? — подсказал я. — Из нашего доброго времени?

— Ага…

— Может, и могли. То есть могли попытаться. Но нашим бы это не удалось. Это не мания величия, но чем больше я об этом думаю, тем больше мне нравится моя идея…

— Это меня как раз не удивляет… — сказал Саркисян.

Меня порадовало, что он позволил себе колкость. Безвольный, сломленный Дуг действовал на меня угнетающе.

— Тебе всегда нравились твои идеи.

Я открыл рот, собираясь возразить, но тут открылась дверь, и в гостиную ворвалась Феба, лишь на кончик носа опережая Фила. Полная энергии парочка обрушилась на Дуга. Я вышел на крыльцо и, видя, что Пима не тащит кучу покупок, подождал ее под крышей, защищавшей от противного мелкого дождя.

— У нас гости? — спросила она, подставляя щеку.

— Нет… — Я громко чмокнул ее. — Дуг…

— Ты сжег пирог? — Она потянула носом воздух.

— Немножко…

— В наказание…

— Оуэн? — спас меня из неприятной ситуации Саркисян. — Привет, — сказал он Пиме и закончил, обращаясь ко мне: — Пойду дам команду своим ребятам.

— Ладно. Я еще раз всё продумаю и дам тебе знать.

— У тебя полчаса времени. — Он бросил взгляд на Пиму. — Ты знаешь, что нам нужно торопиться.

— Очень нужно.

— Пока.

— До свидания.

Мы подождали, когда Саркисян сядет в машину и уедет, затем прошли в гостиную, где Фил приканчивал второй или третий кусок неудавшегося пирога. Феба сидела прямо перед ним. Ее дыхание, казалось, почти удерживало в воздухе тарелку с еще одним куском. Собака зевала и старалась смотреть в нашу сторону, одним лишь глазом поглядывая на тарелку.

— Фил, дай собаке пирога, — строго сказала Пима. — Зачем ты ее мучаешь?

— Мучаю? — возмутился он. — Она съела уже три куска, а я только два!

— Сколько? — Пима вырвалась из моих объятий. — Пять?! Так сколько осталось?

— Два, — удивился Фил. — Для вас. Все справедливо.

Вспомнив свои утренние выводы насчет справедливости, я вздохнул и потащился наверх, всем своим видом взывая к небу о мести. На середине лестницы я пробормотал что-то о неблагодарных детях, прожорливых собаках и скупых женах. Потом заперся у себя в кабинете и достал из бара два пакетика сушеных фруктов. Еще до того, как план действий сформировался у меня в голове, пустые упаковки уже валялись на полу.

* * *

Голос в динамике раздался в тот момент когда Ник Дуглас вышел из припаркованной в тупиковой улочке машины «скорой помощи». Я помахал рукой. Ник быстро скрылся за углом.

— Говорит Шестой. Мельмола начинает надевать комбинезон. Наверное, сейчас приступим…

Я наклонился к микрофону.

— Дай знать, когда понадобимся. До этого — молчи, — велел я.

Из-за угла появился Ник, держа в руках две тарелочки с фаршированными блинами, по его мнению, лучшими во всем городе. Я успел откусить два раза, Ник — три, когда динамик прошипел:

— Рухнул как подкошенный. Охрана как раз звонит.

Ник ускорил темп поглощения пищи. Я не мог последовать его примеру — во рту и пищеводе жгло так, словно я глотнул напалма. С сожалением посмотрев на свернутый в трубочку блин, я выбросил его в окно. В динамике снова раздался голос, на этот раз женский:

— Мы получили вызов по условленному адресу. — На несколько секунд стало тихо, девушка, видимо, не знала, что делать с не вполне стандартным вызовом. — Все в порядке? — спросила она.

— В порядке, в порядке, — успокоил ее Ник. Он сунул в рот кусок величиной с зимний ботинок моего сына и, пытаясь сдержать слезы, вопросительно посмотрел на меня. Я несколько раз вдохнул широко открытым ртом. — Едем? — выдавил Ник.

— Можно.

Он коснулся замка зажигания, медленно выехал из улочки, проехал немного, сражаясь с остатками блина, и вдавил газ, одновременно включив сирену. До владений Фарди Мельмолы мы добрались через три минуты. У ворот стоял коренастый темнокожий брюнет, который внимательно посмотрел на нас, но когда я несколько раз помахал ему, а Ник сделал вид, что забыл о существовании тормозов, охранник отскочил в сторону и нажал на кнопку. Створки ворот поспешно раздвинулись, и мы въехали на широкую аллею. Ник нажал на тормоз, и из-под колес брызнул гравий. Я высунул голову в окно.

— Где пострадавший? — крикнул я бегущему за нами брюнету.

Тот неуклюже прыгал по дорожке, размахивая одной рукой, которую то и дело засовывал под полу легкого пиджака, но каждый раз вынимал ее оттуда пустой. Он чувствовал себя явно неуверенно без пушки в лапе и точных указаний шефа. Догнав нас, он схватился за раму окна — таким жестом полицейские кладут руку на плечо подозреваемого, когда хотят сообщить ему об аресте.

— По аллее налево, за домом озеро…

Ник нажал на газ. Охранник совершил несколько гигантских прыжков, все еще держась за раму. Ник захихикал, не сбавляя скорости. Брюнет что-то проревел и ударился бедром о дверцу «скорой»; раздался металлический стук — видимо, там у него лежал какой-то тяжелый предмет. В конце концов его занесло, он тяжело грохнулся на землю и перекатился несколько раз. Ник изуродовал усыпанную гравием дорожку, проделав глубокие колеи на повороте. Мы объехали солидных размеров дворец, который тут именовали домом, и оказались на газоне величиной с поле для гольфа, простиравшемся от так называемого дома до искусственного озера, плавно спускаясь к самой его поверхности. Ник восхищенно присвистнул и с диким наслаждением помчался наперерез по траве. Перед нами расступилась группа людей. Я выскочил из «скорой», прежде чем она успела остановиться. Машина едва не столкнула в воду двоих субъектов с внешностью тупых горилл. Поскольку они находились здесь, то скорее всего принадлежали к семье Мельмолы. Я склонился над Мельмолой; он лежал на спине с закрытыми глазами, пульс едва прощупывался. Ничего странного, после такой дозы фарецилиума, впрыснутой в баллон с кислородной смесью, даже кит валялся бы на газоне с едва бьющимся сердцем.

— На операцию! — крикнул я Нику. — Принесите кислород из машины! — повернулся я к ближайшему из гориллоподобных родственников Мельмолы. Склонившись над мало чем отличавшимся от них красотой, а вернее, ее отсутствием, Фарди, я подумал, что, видимо, они всей семьей строго соблюдали чистоту породы, раз их уродство сохранилось во всей своей неприглядной красе. Кто-то ударил дном небольшого баллона о траву рядом с моей рукой, я выругался себе под нос, но воздержался от комментариев. Надев на лицо Мельмолы маску, я бросил Нику:

— Давай носилки!

Когда он положил их вдоль лежащего на земле тела, я кивнул ближайшему из стоявших рядом и начал руководить перемещением тела цыгана. Едва оно оказалось на носилках, я вскочил, выхватил из гнезда микрофон и отдал несколько бессмысленных распоряжений, а потом, словно не веря собственным глазам, вытаращил их и завопил:

— Что он здесь до сих пор делает? В машину! Бегом!

Братья Фарди бросились исполнять приказ. Я пробормотал еще несколько слов в микрофон, подмигнул Нику, вскочил в «скорую» и, схватив безвольную руку Мельмолы, рявкнул:

— Поехали! Иначе нам его не вытащить!

Ник безжалостно уничтожил колесами еще гектар травы. Горилла, пытавшаяся нас сопровождать, едва не угодила под нашу «скорую», когда мы, разбрасывая во все стороны гравий, преодолевали поворот. Прежде чем кто-либо из охраны успел сесть в машину, мы выехали за ворота, свернули направо, потом два раза налево и вкатились внутрь огромного «трансконтинентала». Люк захлопнулся. От Фарди Мельмолы, «скорой» и двоих в белых халатах не осталось и следа. В соответствии с планом.

В тот же день Дуглас Саркисян представил мне список своих местных агентов. Все они были женщинами, и всем был под гипнозом внушен пароль. Каждая из них когда-то согласилась выполнить задание и сразу же о нем забыть. Потом ими занялись гипнотизеры. Я просмотрел список и остановил свой выбор на Анне Гельбарт, пятидесяти четырех лет, симпатичной на первый взгляд блондинке. Когда мы приехали к ней вместе с Ником, она была дома. На пароль «Мид-Четыре-Дим» она среагировала как положено — кашлянула, тряхнула головой и спросила:

— Что я должна сделать?

Задачу она поняла сразу, зарядила оружие и бросила взгляд на маленькую золотую безделушку, позаимствованную из запасников ЦБР. Мы подвезли ее на площадь Карибиан-Сансет, где она вышла из машины, и, энергично пробираясь сквозь толпу, направилась к антиквариату Сильвестра Киллика. Мне пришлось немного подождать, и, когда освободилось место, я припарковался у самых дверей художественного салона. Через десять минут появился Киллик с искаженным от злости лицом и вслед за ним — улыбающаяся миссис Гельбарт с плоской сумочкой в руке, в которой был спрятан самый маленький и самый бесшумный в мире автоматический пистолет. Это оружие, на мой взгляд, выглядело убедительным лишь внешне, в деле же на него рассчитывать не стоило, но Киллику об этом знать было не обязательно. Анна слегка подтолкнула его в нашу сторону. Ник выскочил и открыл заднюю дверцу. Когда Киллик сел в машину, я включил блокировку, и тотчас же из замаскированных отверстий начал выделяться лишенный запаха усыпляющий газ. Я забрал у пожилой женщины пистолет и прошептал кодирующий пароль. Анна Гельбарт наморщила лоб и беспокойно огляделась, не понимая, зачем и почему сюда пришла. Не знала она и того, что в ближайшей лотерее ей выпадет счастливый билет.

Я сел за руль и тронулся с места. Сзади на подушках лимузина развалился зевающий Киллик. Ник посмотрел на него через плечо.

— Предпоследний… — сказал он.

— Похоже, что так. Проверим.

Тремя часами раньше Стэнли Б. Д. И. Форрестол вошел в лифт, который должен был доставить его на крышу портового элеватора, возводимого его фирмой. Лифт не остановился, достигнув уровня крыши — три тонких, но прочных троса, прицепленные к крюку шестнадцатиэтажного крана, быстро перенесли кабину с вопящим Форрестолом на другой берег реки, где она опустилась на площадку, полную полицейских. Похищенный даже не успел достать оружие, его горилла — тоже. Сейчас они отсыпались в подвалах одного из замаскированных центров ЦБР.

Джин Уайнстинг только что снял трусики с блондинки, сладострастно откинувшейся на ограждение бассейна, когда в небе появились две девушки на воздушном шаре и начали звать на помощь. Джин, наиболее хитрый и осторожный из всех наших жертв, прервал процесс раздевания блондинки, огляделся по сторонам, после чего скинул плавки и призывно улыбнулся, демонстрируя ослепительно белые зубы. Девушки сбросили веревку, а когда Джин схватился за нее и хорошенько приклеился, включили аппаратуру аварийного подъема. На землю они опустились лишь семью километрами дальше. Уайнстинга сразу же усыпили и погрузили в «скорую». Девушки, злорадно ухмыляясь из гондолы воздушного шара, объясняли поспешность коллег комплексами. Уайнстинг и в самом деле был тот еще парень.

Четыре предводителя разной величины банд были более или менее изощренным способом арестованы, похищены, усыплены и уложены спать в подвалах ЦБР.

— Остался один, — сказал я. — Я знаю, что он в городе, и, думаю, мне удастся его просто пригласить.

— Я бы на месте Гайлорда пристрелил тебя из четырех стволов, — признался Ник.

— А ты хотел бы знать день своей смерти?

— Перестань, опять ты про свои фокусы со временем, парадоксы… — поморщился он.

Мы молча доехали к месту встречи верхушки преступного мира этой части страны. Я въехал во двор, затем в гараж, и выключил двигатель. Двое неприметных ребят вытащили Киллика и уложили его на носилки. Один посмотрел на меня.

— Так же как и остальных — в отдельную камеру. Следите, чтобы он чего-нибудь с собой не сделал.

Я подошел к телефону. Гайлорда найти было довольно легко, труднее оказалось убедить его, что он обязан ЦБР жизнью, а если далее не жизнью, то по крайней мере спокойствием. Он неохотно согласился уделить мне получасовуюаудиенцию на моей территории. Прежде чем он приехал, я выкурил три «голден гейта» под два солидных бурбона, под укоризненными взглядами Дугласа Саркисяна и Ника Дугласа. Никто из нас не произнес ни слова до того момента, когда динамик в корпусе устройства с гордым названием «Секре-Стар» объявил о приходе Гайлорда. Я вскочил и подошел к двери. На пороге меня осенила ценная мысль:

— Дуг! Поройся в своих архивах и найди все, что у тебя есть о Йолане Хейруде.

Он хлопнул себя ладонью по лбу и кивнул.

— Ну, и дурак же я! — воскликнул он.

— Идите слушайте, — бросил я и вышел.

Гайлорд ждал меня на первом этаже здания, задняя часть которого выходила во двор, под которым находился подвал. В этом подвале лежали остальные боссы подполья. Мы не стали пожимать друг другу руки.

— Некая организация, — заговорил я, — ожидает от вас и еще нескольких человек далеко идущей помощи в деликатном и важном деле.

— Как-то слишком туманно… — неохотно начал он.

— Идем! — Я показал на дверь. — Там все станет ясно.

Ведя Гайлорда по подземным коридорам, я ощущал спиной его ледяной взгляд, даже на какое-то мгновение пожалев, что не обыскал его. Меня утешала лишь мысль, что Гайлорд никогда ничего не делает собственноручно, и я не видел причин, по которым он мог бы сделать исключение для меня. Я вошел в большой, хорошо освещенный зал, который должен был стать местом крупнейшего официального шантажа в истории мира. Я показал Марку Гайлорду на кресло, но его заинтересовали открытые двери десяти маленьких комнаток. Только одна из них была свободна, в остальных мы поместили нашу добычу. Я терпеливо ждал, пока он осмотрит все помещения. Он ничем не выказывал своего удивления, его хладнокровию мог бы позавидовать индейский вождь. Закончив осмотр, он вопросительно посмотрел на меня.

— Помочь мне можешь только ты, — сказал я, закуривая и усаживаясь в кресло. — Если ты в состоянии заставить всех их сотрудничать.

Он ненадолго задумался.

— Нет, — ответил он. — У меня нет желания давать объяснения насчет своей деятельности.

Мне показалось, что он хотел еще что-то добавить, но в последний момент удержался. Возможно, он не хотел признаваться, что не обладает такой властью или что боится в этом убедиться. Подобную возможность я тоже учитывал. Я встал и обошел зал по кругу, закрывая все двери. Ничего не изменилось, но я знал, что Дуг сейчас включает компрессоры, нагнетающие в комнаты нейтрализатор. Уже через минуту мы услышали, как пошевелился первый из проснувшихся. Я подождал еще немного.

— Жду вас всех здесь! — крикнул я.

Открылась одна дверь, потом, почти одновременно, — еще две. Пробудившиеся бросали взгляд на присутствующих и, успокоенные видом знакомых лиц, входили в зал. Затем на их физиономиях появлялось замешательство. До сих пор они никогда не собирались в одном месте по собственной воле. Я показывал им на стоящие у стола стулья. Неохотнее всего подчинился закутанный в широкий шелковый халат Уайнстинг. Я чувствовал на себе их угрюмые взгляды, не обещавшие ничего хорошего. Время от времени они смотрели и друг на друга, словно ища какого-то сигнала или поддержки.

— Господа, — сказал я в полной тишине. — Сперва краткое вступление. Мы собрал\ись здесь… говоря «мы», я имею в виду некую серьезную организацию, а также боссов подполья этого региона, а частично и всей страны. Марк Гайлорд, глава трибунала, независимая фигура, но с большими возможностями. Фарди Мельмола, — я показал на цыгана, — шеф «Пурпурной Розы». Контрабанда всевозможного рода, переброска за границу людей со сменой личности, видео— и аудиопиратство. Это, естественно, не все, но я ограничусь лишь самым важным. — Я отвел взгляд от Мельмолы и посмотрел на Форрестола. — Стэнли Б. Д. И. Форрестол стоит во главе «Падре Сицилиано», по происхождению итальянец. Наркотики, шантаж в крупных размерах, патентное мошенничество, промышленный шпионаж. — Я посмотрел на следующего. — Сильвестр Киллик. Наркотики, проституция, подделка антиквариата и произведений искусства.

Я бросил окурок на пол и раздавил его каблуком. Аудитория сосредоточенно внимала мне, и я ощущал над ней полную власть. Я окинул взглядом боссов рангом пони лее.

— Джин Уайнстинг. Генерал так называемой «Афро Арми». Казино, заказные убийства, грабежи, наркотики. Остались еще несколько. Сноуден: шантаж, проституция. Миффлин: компьютерные преступления, похищения детей. Шох и Кригер: проституция, нелегальные казино.

Я закурил, поскреб шею и обвел взглядом присутствующих. Все молчали.

— Мы собрали вас для того, чтобы вы поняли, что мы знаем о вас очень много. То, что я перечислил, — лишь часть данных, к тому же весьма общих. Если кто-то желает, мы можем сообщить и более детальные. Поверьте мне, их достаточно, чтобы надолго посадить всех присутствующих за прочную решетку.

— Ну, и?.. — не выдержал Уайнстинг.

— Согласен, я ждал подобного вопроса, — кивнул я. — Следовало бы вас всех ликвидировать, и в стране наступило бы спокойствие. Конечно, так же как и вы, мы знаем, что это не так просто. Все вы влиятельные люди, немалую часть своих денег отмыли и вложили в разного рода законные предприятия. Ваш крах отразился бы на экономике страны, не говоря уже о моральном потрясении. Так что ситуация во всех смыслах патовая. Однако, если что-то в этом роде действительно начнется, это будет намного неприятнее для вас, чем для организации, которую я представляю.

— И которой мы для чего-то нужны… — язвительно бросил Киллик. Он первый, может быть, сразу же после Гайлорда, понял, что похищение не грозит им никакими неприятными последствиями.

— Да, нужны. Очень нужны. Но не стройте иллюзий, господа. В любом случае, я должен это сказать, чтобы вы поняли, что мы готовы на многое. Если наши позиции останутся непримиримыми, вы подставляете не только себя, но и своих детей, своих любимых животных, свои коллекции, гаремы, родителей, не говоря уже о недвижимости. Если мы объявим друг другу войну, то польется все, не только дешевая кровь…

— Как страшно! — рявкнул Миффлин. Сидевший ближе всего Форрестол бросил на него короткий взгляд, после которого Миффлин уставился на крышку стола. Форрестол пошевелил губами, словно разминаясь, и быстро обежал глазами остальных похищенных.

— Допустим, ты нас убедил…

— На «ты» мы не переходили! — перебил я.

— Допустим, вы нас убедили, — бесстрастно сказал он. — Что дальше? Чего вы от нас хотите?

— Это нечто вроде декларации? — вежливо спросил я.

— Допустим…

— Совершена кража. Кража, которая никак не может остаться безнаказанной. Ущерб настолько велик, что кажется даже бессмысленным. Могу рассказать вам, о чем речь, но тогда мы в случае чего будем считать, что утечка исходит от вас…

— Пока что ничего больше нам знать не надо! — поспешно вмешался Форрестол. Похоже было, что он быстрее всех взвесил все «за» и «против» и, по крайней мере временно, взял руководство на себя.

— Мы не предполагаем, что это ваша работа, — сказал я. — Однако если это так, то чем быстрее будет возвращено похищенное, тем лучше будет для всех. Пока что допустим, что это сделали приезжие, но у нас нет о них почти никаких данных. А они нам нужны. Иначе… — я достал из кармана сигареты и закурил, — начнется ад. Я говорю серьезно. Полетит множество голов, что вызовет лавину. Все ваши связи полетят к чертям, а новых вы завязать не успеете. Это все, что я хотел сказать.

Полминуты царила тишина, затем Форрестол что-то пробормотал, видимо, привлекая внимание присутствующих, и, развалившись в кресле, спросил:

— Мы можем посоветоваться?

— Да, но никто не покинет этого помещения без согласия на сотрудничество. Достаточно будет устного. И не требуйте от меня, чтобы я отсюда вышел.

Гайлорд коротко рассмеялся. Все посмотрели на него.

— Я знаю этого господина, — сказал он, глядя на меня. — Один из методов его довольно странной деятельности — говорить правду. Особенно если сила на его стороне. Полагаю, что мы можем считать все им сказанное искренним признанием «уважаемой организации» в какой-то серьезной неудаче. Продолжая рассуждать в том же ключе, мы должны поверить, что, идя на дно, она потянет за собой и нас.

— Думаешь, у них много информации о нас? — спросил Мельмола. — И они не пользовались ею раньше?

— Думаю, есть. — Гайлорд повернулся к цыгану и кивнул. — А не пользовались потому, что мы вне сферы их интересов. Вот они и держали эти свои данные на такой случай, как этот. Полиция и родственные ей службы всегда считают, что легче следить за известными преступниками, чем выслеживать новых.

— Но о чем речь? — не выдержал Сноуден. — Как мы можем им помочь, если не знаем…

— Заткнись… — раздраженно прервал его Форрестол. — Зачем вы его сюда притащили? — укоризненно обратился он ко мне. — Сижу теперь за одним столом с этим дерьмом…

Сноуден несколько раз вздохнул, словно готовясь к долгому воплю. Однако он ограничился лишь тем, что медленно выпустил воздух сквозь сжатые зубы.

— Ну, так и что вам от нас надо? — воспользовался наступившей тишиной Уайнстинг.

Я встал и подошел к консоли. На стене появилась спутниковая фотография окрестностей границы двух штатов. Я показал на место, где было совершено ограбление, а затем комп очертил на экране круг диаметром сантиметров в пятнадцать.

— Все, что вам известно о странных событиях, происходивших на этой территории за последние полгода. Странных — значит исчезновение ваших людей, предательства, незнакомцы, задающие слишком много вопросов, нанимающие людей, хвастающиеся современным оружием, чудаки всякого рода. Словом, все, что не поддается немедленному объяснению. Нам необходимо действовать как можно быстрее. Мы хотим, чтобы вы послали туда всех толковых людей, не обращая внимания на расходы. Пока все. Связь через меня: голосовая почта шестнадцать-шестнадцать-шестьдесят один. Спросить Оуэна Йитса, — добавил я неожиданно для самого себя, представляться я не собирался. Даже не потому, что опасался мести, просто не видел в этом необходимости, но мне казалось, что я читаю во взгляде Гайлорда вопрос: «Интересно, хватит ли у тебя смелости?» В такой ситуации даже гусеница жалит. — Я вас покидаю. Каждый из вас может отправиться следом за мной, естественно, после выражения согласия. Коридор выведет вас на поверхность, там стоят четыре автомобиля. Мы сами их потом заберем. До свидания…

— До свидания! — не выдержал Сноуден. Он явно спешил, и потому слова его прозвучали недостаточно грозно.

— Ты что, нас за хор мальчиков принимаешь? — услышал я вопрос Уайнстинга, прежде чем за мной закрылась дверь.

Ближайшие несколько минут должны были быть для Сноудена не слишком приятными. Я вошел в открытую кабину лифта и поехал наверх. В штабной комнате Саркисян оторвал взгляд от экрана, на котором ссорились предводители подполья. Он улыбнулся и поднял большой палец.

— Дай лучше глотнуть! — просипел я и свалился в кресло. — Когда буду писать повесть… то эту сцену закончу на слове «палец».

— На чем?

— Во всяком случае, в ней не будет ни капли алкоголя.

— Ну, тогда твои повести невозможно будет читать, — сказал Дуг, подавая мне виски со льдом. — Мне больше всего нравятся описания процесса выпивки. Убедительные и смачные.

— Спасибо, друг…

— Выходят! — прервал он меня. — Ну, теперь сидим и ждем вестей…

Я посмотрел сквозь золотистое содержимое стакана на экран, затем пошевелил рукой, и по стенам заметался светящийся зайчик.

— Знаешь что? — сказал я, прищурив один глаз и не отрывая второго от внутренности стакана. — Когда-то виски было даже крепостью в сорок пять градусов. Не слабо?

— Слава богу, что это в прошлом. Представляешь себе самого себя через несколько страниц повести?

Я вздохнул, глотнул и поставил стакан.

— Мы должны иметь возможность в любой момент полететь на Луну, — сказал я.

Саркисян наклонился к микрофону, бросил несколько слов, затем выпрямился и посмотрел на меня:

— А что будет, если мы ничего не узнаем?

— Тогда не придется лететь к Хейруду. Не имея данных о том, откуда были грабители, у нас нет шансов найти их в будущем. Есть еще масса разных других «если», но это не имеет смысла…

— А нельзя ли прыгнуть вперед на сто лет, найти в библиотеке книгу под названием «История величайшей кражи двадцать первого века»? У нас была бы вся необходимая информация…

— Наверняка. — Я подавил в зародыше могучий зевок, собственно, даже зевнул, только не открывая рта, лишь сдвинул назад челюсть. — Боюсь, однако, что Хейруд вообще еще не создал «Экспресса во Времени». Буду рад, если существует хотя бы какой-нибудь грубый прототип. Не думаю, чтобы у нас была возможность вволю пользоваться совершенным и надежным оборудованием. Уу-ауух!.. — На этот раз мне не удалось скрыть сонливость.

— Если бы у меня был столь пессимистичный взгляд на мир, как у тебя, то я бы давно повесился, — поморщившись, сказал Саркисян.

В помещение вошел Ник и кивнул. Я потянулся, не вставая с кресла, максимально напряг ноги, вытянул вверх руки и несколько мгновений сражался с собственными связками.

— А я — наоборот, — заявил я.

Я встал, набросив пиджак, состоявший, по сути, из одних карманов, причем очень осторожно — в нескольких из них находились тяжелые предметы. Даже начинающий психоаналитик сделал бы на их основе стопроцентно точный анализ моей личности.

— Как это понимать? — спросил Ник, усиленно морща лоб.

— Именно так — наоборот.

— Перестаньте… — не слишком убедительно буркнул Дуг. — У меня нет больше сил. Лучше заканчивайте.

— Кстати… — Я подошел к двери и остановился, закуривая. — Я рассказывал вам, как сидел когда-то в карцере?

— В карцере? — переспросил Ник. — Я думал, ты провел в нем все время службы…

Я с сожалением кивнул, спрятал зажигалку и сигареты и затянулся.

— Как-то раз я получил четверо суток карцера, — сказал я Саркисяну. — Это был полевой карцер, полуразвалившаяся будка, собственно, два сортира без толчков. В одном сидел я, в другом парень из другого взвода. Мы должны были выйти вместе, только у него был срок три недели. Он страдал от скуки, втягивал меня в разговоры, пытался играть без фигур в шахматы и так далее. В конце концов он придумал игру как раз для нас. Он предложил играть в слова с как можно большим количеством одних и тех же гласных. Ну, я и выиграл…

* * *

Мы бросили трубки почти одновременно, он чуть раньше меня. Выйдя из дома, я помахал Пиме и на ходу, еще не дойдя до калитки, закурил. Я успел пройти несколько сот метров, когда сзади послышалось шуршание колес по пыльному асфальту. Я обернулся. Маленькое двухместное чудо со свалки. Смуглый водитель одной рукой скреб голову, не снимая шляпы, другой показывал мне на место рядом с собой. Он одновременно прибавлял газ и отпускал сцепление, так что автомобильчик танцевал на месте, словно не в силах дождаться, когда же ему позволят поехать по-настоящему. Я сел. Водитель тронулся с места, продолжая чесать голову, из-за чего его шляпа вдавилась в серую обивку потолка. Когда он наконец переключился на управление машиной, я увидел, что обивка в этом месте была то ли потертой, то ли просто грязной. Я стряхнул пепел в открытое окно, затем еще раз, проверяя, не дрожат ли у меня руки. Руки дрожали, и отнюдь не из-за плохого качества дорожного покрытия.

— Если у тебя есть оружие или что-то в этом роде, то лучше оставь здесь. Шеф любит такие жесты доброй воли…

— Я все оставил дома, включая добрую волю.

— Что?

— Говорю, из оружия у меня при себе только бумажник.

— Твой бумажник шефу даже в качестве мухобойки не сгодится. — Он радостно захихикал. Мы свернули, и меня швырнуло вперед, когда он вдавил тормоз. — Пересадка-а! — пропел он, показывая на огромный синий «меррид».

Я вышел и направился в ту сторону. Водитель сидел за пуленепробиваемым стеклом. Когда я сел в машину, он даже не пошевелился. Двигатель, видимо, работал, так как водителю стоило лишь нажать педаль и мы тронулись. Я протянул руку к мини-бару и, не спрашивая разрешения, налил себе коньяка. Допивая вторую порцию, я узнал окрестности и понял, к кому еду в гости. У ворот на этот раз не было гориллы, впустившей «скорую». Я подумал, что неплохо было бы, если бы он лежал в больнице, подобные типы бывают мстительны. Тут же мне пришло в голову, что Мельмола тоже может оказаться мстительным. Я допил коньяк. На въезде уже ждали четверо смуглых мужчин в темных костюмах. Когда машина остановилась, двое из них облегчили свои карманы и направили их содержимое на меня.

— Думаю, стоит ли вылезать, — сказал я водителю. — Это ведь пуленепробиваемая машина?

— Вали отсюда! — буркнул он в переднее стекло.

Он нажал какую-то кнопку, и дверца со стороны темных костюмов открылась. Я выбрался наружу и встал на линии выстрела. Двое невооруженных цыган обошли своих коллег, один за другим обследовали мою одежду и сосредоточились на запястьях, ухватив их натренированными руками. Сзади заскрежетал гравий под колесами «меррида» — это был единственный звук, который я услышал за последние две минуты. Мои «наручники» поволокли меня вперед, стволы раздвинулись. Вся наша пятерка направилась в сторону дворца.

Мельмола появился через несколько минут после того, как мы вошли в гостиную, а может быть, приемную. Он выбежал с озабоченным видом из одной из дверей справа и, преодолев тридцать метров, нырнул в одну из десятка комнат с противоположной стороны. По пути он успел бросить взгляд на меня, сделав вид, будто не сразу меня узнал, и махнуть рукой куда-то за спину и вниз. Перед тем как закрыть дверь, когда «наручники» волокли меня в предназначенное для гостя помещение, Фарди Мельмола обернулся и крикнул:

— Я с ним позже поговорю!

Он добавил что-то еще на неизвестном мне языке. Мои опекуны, однако, видимо, закончили одно и то же отделение филфака, поскольку ответили почти хором, столь же непонятно для меня. Это мог быть диалог: «Не забудьте отрезать голову и отдать таксидермисту!» — «Есть, шеф!» Или: «Дайте ему рюмочку чего-нибудь!» — «С цианистым калием, надо понимать?» У меня промелькнуло еще несколько вариантов, прежде чем опекун слева вошел в четвертую подряд дверь в значительно менее нарядной части дворца. Он втащил меня за собой, а я потащил того, что справа.

Они молча и намного тщательнее, чем до этого, обыскали меня. К ним присоединился еще один, который выхватил из маленького чемоданчика похожий на жезл тестер и совершил им вокруг меня несколько десятков движений, похожих на магические жесты посредственного гипнотизера. В конце он попытался раздвинуть мне жезлом зубы. Руки у меня были свободны. Я дернул его на себя, одновременно подняв колено. Он ударился о него животом, голова его полетела вперед, и он стукнулся лбом мне в грудь. Я оттолкнул его и, видя, что меня удивительно долго никто не трогает, нырнул следом за падающим на спину электронным магом. «Нырнул» — хорошо сказано, кто-то успел подсечь мне ноги, но, поскольку передо мной лежало тело, я не боялся падения. Еще падая, я успел развернуться. Двое, один с оружием, другой без, как по команде шевельнули широкими плечами и сделали полшага вперед. Я быстро поднялся и оценил представителей обеих команд. Слишком сложно было определить их слабые или сильные стороны, они просто готовы были набить морду любому, кому ее полагалось набить.

— Гостя бить будете? — угрожающе сказал я. — Смотрите, получите…

Один из двоих остававшихся в резерве что-то коротко пролаял, и двое стоявших впереди наконец двинулись с места. Я совершил несколько показательных движений — подпрыгнул к одному и столь же быстро отскочил, помахал руками с грозно сжатыми кулаками, провел небольшую серию обманных маневров, но это никак не отразилось на действиях противников. Я опустил руки и вздохнул. Драка не имела смысла, они отбили бы мне почки и яйца, размозжили бы лицо каблуками, а я мог бы самое большее поцарапать им щеки.

— Чего вам надо? — спросил я того, кто отдавал команды.

— Сначала проверим рот…

— Боже мой?! Что, сразу нельзя было сказать? А я-то подумал, что… а, неважно. Прошу! — Я раскрыл рот на ширину тоннеля узкоколейки в урановой шахте.

Маг наконец встал и бесстрастно воткнул свой жезл мне в рот. Я ожидал, что он попытается выломать мне несколько зубов, но он оказался мастером своего дела. Затем он вышел, и сразу же следом за ним исчез один из вооруженных. Оставшиеся трое с минуту разглядывали меня, затем, будто по невидимому для меня сигналу, двинулись вперед. Шедший впереди приказал:

— Руки соединить перед собой!

Я подчинился. Мне обмотали запястья толстым слоем пластыря. Его было так много, что, даже если бы у меня были отрезаны кисти, никто бы этого не заметил, даже я сам. Остатками рулона, метров где-то в пятьсот, мне обмотали лодыжки. Теперь я мог стоять лишь благодаря немалым усилиям мышц ног и живота. Двое, с которыми я недавно пытался сражаться, ушли, оставив третьего наедине со мной. Я ждал, когда он нарушит молчание. Наконец он подошел ближе и сказал:

— Знаешь, что такое достоинство?

— Да.

— А шеф знает еще лучше.

Он повернулся и сделал полшага, но тут же попятился и слегка меня толкнул. Падая на спину и размахивая — естественно, мысленно — руками, я успел подумать, что, скорее всего, сам поступил бы так же — человек, превращенный в куклу, так и вводит в искушение. Я грохнулся на бок, а когда перевернулся на спину, оказалось, что я в комнате один.

Кое-как мне удалось сесть, и я огляделся по сторонам. Комната словно специально предназначалась в качестве места заключения настырного детектива: узкая койка, столь же узкая пустая полка у двери, узкое, расположенное довольно высоко окно, дверь без замка и ручки, но и без глазка. Опираясь затылком о край койки и отталкиваясь ногами от пола, я вполз на не слишком удобное ложе.

Я проанализировал поведение Мельмолы, и мне показалось наиболее вероятным, что он хочет меня запугать. Или убить… На последний вывод трудно было решиться. Оставалось лишь надеяться, что Мельмола разделяет мою нерешительность. От скуки я обдумал все, что мне было известно о краже, потом все, что я знал о Фарди Мельмоле, рассмотрел под лупой и Хейруда — последнего на всякий случай, если вдруг удастся отсюда выйти. Это заняло почти час. Как раз тогда, когда мне уже не оставалось о чем думать, открылась дверь и вошел Фарди. В одной руке он держал толстую черную сигарету, в другой — стакан с водкой. Алкоголь, видимо, был ледяным — стакан быстро запотел, и совершенно не чувствовалось запаха. Я дернул ногами, что позволило мне сесть.

— Зачем ты выставил меня на посмешище перед моими людьми? — спросил он.

— Брось, не будь таким недотрогой. С каждым могло случиться. Если хочешь, могу похитить таким же образом нескольких твоих работников. Не будут потом строить из себя невесть что.

— Глупо… — ответил он после нескольких секунд размышлений и глотнул водки, так, как мне всегда импонировало: он не вливал ее в рот, а просто пил маленькими глотками, словно холодную воду.

— Может, и глупо. Но столь же глупо беспокоиться из-за своих людей.

— Они не просто мои люди, они мои родственники, ближние и дальние. Так что это меняет дело…

— Вовсе нет. Если семья хихикает по углам по поводу приключения главы рода, то нужно поменять семью.

— Или главу рода.

— Ну так не подсказывай им эту идею.

Он раскурил сигарету и затянулся так глубоко, что я не удивился бы, увидев клубы дыма, поднимающиеся из его носков.

— Ты пригласил меня сюда, чтобы обсуждать семейные проблемы, или, может быть, тебе есть чем помочь нам в известном деле? — спросил я.

Он посмотрел на конец сигареты, потом на меня, взглядом человека, намеревающегося затушить окурок о чье-то лицо. Допив остатки водки, он поставил стакан на полку, подошел ко мне и сел рядом на койку:

— Я действительно кое-что нашел. Но с тобой ни о чем говорить не стану, все равно придется повторять кому-то другому.

— Люблю столь простую и четкую информацию, — сказал я. — Но еще я люблю, когда мои собеседники не болтают без толку. Либо ты скажешь то, что должен сказать, либо дай мне спокойно вспомнить все мои прегрешения. И еще попрошу большую порцию взбитых сливок, сигареты, два двойных виски и священника.

Мельмола встал и поскреб подбородок, а потом затянулся и выпустил несколько колец дыма.

— Пойми, я вынужден так поступить, — сказал он доверительным тоном. — Даже если ты мне немного понравился и даже если по моему следу пойдут твои приятели из ЦБР. Кстати, я очень ценю тот факт, что ты не угрожаешь мне их немедленной местью. Ты неплохой мужик. Что ж… Однажды ты ошибся. Глупая штука жизнь…

Больше не глядя на меня, он направился к двери и скрылся за ней. Я смотрел на расплывавшееся по комнате облако ароматного дыма. Меня так и подмывало, чуть подвинувшись, оказаться в этом облаке и глубоко затянуться, но не только у цыган есть достоинство. Я воздержался от подобного, вообще воздержался от спешки, и снова лег на койку. Мне не удалось выяснить у Мельмолы, когда закончатся беседы в его «доме». Для меня это было немаловажно, хотя тогда я еще не знал насколько. Я попытался подложить руки под голову, но это оказалось невозможно. Нигде не было видно камеры, я не нашел и микрофонов, что, впрочем, ни о чем не говорило — вся стена могла быть выходом сенсорной камеры, даже та, что с дверью или окном. Потратив минуту на попытку помассировать кисти и пальцы, я встал. Мне довольно легко удалось сохранить равновесие. Несколько раз откашлявшись, неизвестно зачем, я скачками двинулся в сторону двери.

Мне удалось без особого труда обхватить стакан ладонями. Пытаясь осторожно присесть, я потерял равновесие и мягко упал на спину. Покачнувшись, я сел, разбил стакан об пол и, зажав его дно между колен, начал быстро пилить десяток слоев пластыря, вынуждавшего меня держать руки молитвенно сложенными. Время — пошло! Семьдесят секунд перепиливания, небольшая царапина, отсутствие реакции извне. Прекрасно. Ноги… Руки слегка затекли, но вполне справлялись. Сорок секунд… Я быстро вскочил. Если кто-то за мной наблюдает, то сейчас здесь появятся шестьдесят родственников Мельмолы. Если же не наблюдают, то… Предположив последнее, я сделал несколько наклонов, помахал руками. Подняв разбитый стакан, я взвесил его в руке, затем поставил на полку. Подойдя к двери, я приложил к ней ухо. Было тихо, если не считать стука моего собственного сердца. Я осторожно толкнул дверь пальцами. Она не поддалась. Я толкнул сильнее. Действие равно противодействию… Если так, то меня должно оттолкнуть в другую сторону? Или сопротивление — это тоже действие? А, чтоб его…

Вскочив на койку, я внимательно осмотрел окно. Оно выглядело достаточно солидно, и это отбило у меня охоту с ним возиться. Спрыгнув на пол, я быстро собрал куски пластыря и, встав напротив входа, старательно приклеил те, что подлиннее, к соединенным вместе ногам, а потом, что было уже сложнее, к запястьям. Я постучал в дверь костяшками пальцев. Только на десятый или одиннадцатый раз дверь открылась, и на пороге появился уже известный мне «наручник». На этот раз у него в руке был маленький пистолет. Я сделал несколько коротких скачков назад, стараясь не сорвать пластырь на ногах.

— Мне нужно в туалет, — сказал я. — И еще мне хочется курить.

Охранник вошел в комнату. Рука с оружием опустилась. Я показал подбородком на полку с разбитым стаканом. Охраннику не было его видно с того места, где он стоял. Он медленно поворачивал голову, пытаясь не спускать с меня взгляда, однако волей-неволей перевел взгляд на полку.

Сомкнутыми руками я врезал ему в правое ухо. Одновременно мне удалось сорвать пластырь с ног.

Голова охранника ударилась о стенку полки, не слишком сильно; он сразу же оттолкнулся от нее и начал поднимать обе руки. Однако теперь я уже мог действовать более эффективно и треснул его еще раз, на этот раз левой раскрытой ладонью. Правую руку я вытянул в сторону оружия и выхватил его, когда ошеломленный охранник опускался на колени. Я перепрыгнул через него и выглянул в коридор. Там было пусто. Я быстро закрыл дверь камеры и несколько секунд размышлял, в какую сторону идти. Меня привели слева, значит, этот путь был менее безопасен в случае погони. Я пошел на цыпочках вправо.

Поскольку я находился на первом этаже, проблема сводилась к тому, чтобы найти окно. К сожалению, в этой части дома проектировщик решил сэкономить на витражах, которые имелись в избытке со стороны фасада. Коридор имел весьма унылый вид, чего легко достичь, если залить стены и потолок эмалевой краской, а пол выстелить грязного цвета покрытием. Двери ничем не отличались от той, что вела в мою недавнюю камеру. Я двигался вперед, сжимая в руке отобранное у охранника оружие. В конце концов я дошел до перекрестка, и нужно было принимать решение о дальнейшем пути к бегству. Высунув из-за угла голову, я посмотрел в обе стороны. С левой стороны вторая дверь была приоткрыта, и из-за нее доносился голос телекомментатора: «Противник нашего спортсмена — чернокожий боксер из Гаити. Нашего парня можно узнать по красным трусам… »

— Вот придурок! — сказал кто-то. — Если один белый, а другой черный, то, наверное, на трусы смотреть уже незачем?

— Заткнись! — рявкнул другой голос.

Я свернул направо. Через несколько метров коридор снова сворачивал. Можно было пойти дальше или спуститься по нескольким ступенькам. Я выбрал второе и, открыв дверь, оказался в гараже. Видимо, это был гараж для грузового транспорта, так как кроме единственного кабриолета там стояли только фургоны и пикапы. Полки вдоль стен были заставлены контейнерами и ящиками, на столе я нашел пачку «Кэмела» и зажигалку. Втянув носом воздух, я быстро закурил, затем вскочил на капот фургона и выглянул в окно. Пусто.

Некоторое время я стоял, курил и размышлял. Радость освобождения из камеры омрачали разнообразные мысли. Спрыгнув на землю, я огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь легковоспламеняющегося и, найдя пятилитровую канистру с растворителем, затушил сигарету и подтащил канистру к кабриолету. Потом вернулся за зажигалкой и еще раз выглянул в окно. Включив двигатель, я вылил немного смеси на сиденье рядом с водителем, а затем тонкой струйкой проложил дорожку к заднему сиденью, где поставил открытую канистру. В последний раз бросив взгляд вокруг, я рванул вверх массивные, хорошо сбалансированные ворота. Выехав на бетонную площадку, я развернулся, взвизгнув шинами, вдавил газ и понесся по усыпанной гравием аллее.

В окне на втором этаже появился какой-то смуглый тип, что-то оравший мне вслед, кто-то еще выскочил из узких дверей и попытался мне помешать, возможно, это был хозяин кабриолета. Пули прошли мимо. Я преодолел поворот и вышел на прямую. Я помнил, что длина ее составляет около ста метров, затем крутой поворот влево, возле могучего клена, после чего аллея снова сворачивала вправо и далее вела прямо к воротам, но этот отрезок меня не интересовал. Разогнав машину, я поставил нейтральную передачу, поджал ноги и, держа руль одной рукой, другой выхватил из кармана зажигалку, зажег и бросил на соседнее сиденье, стараясь попасть в лужу горючей смеси. Вспыхнул веселый голубой огонек. Машина съехала с дороги и понеслась по газону к клену. Я рванул ручной тормоз и по инерции полетел по высокой дуге вперед. Мне не удалось попасть в куст волосатой флюэналии, я лишь зацепился ботинками о концы ее веток. Неожиданно мой полет продолжился — сразу же за флюэналией оказался небольшой овраг. Я отчаянно размахивал руками, пытаясь скорректировать полет по удивительно длинной параболе. Откуда-то сзади и сверху до меня донесся приглушенный взрыв, а когда я в конце концов плюхнулся в мягкую влажную траву, с того места, которое я покинул несколько секунд назад, грохнуло гораздо сильнее.

Я вытер рукавом лицо, помогшее мне погасить скорость, поднялся и проверил, все ли у меня в наличии. Руки: две штуки; ноги: две штуки; голова: одна штука. Или чуть меньше, если подходить к вопросу объективно. Я побежал по оврагу, то и дело поглядывая вверх, а затем, достаточно отдалившись от места взрыва, вскарабкался на склон и выглянул. Дворец находился напротив меня, но большую его часть, в том числе подъезд, заслоняли кусты. Я отчетливо видел лишь кусок аллеи, по которой сначала проехал фургон, затем пикап с двумя охранниками на подножках. Еще трое бежали следом. То, что в момент удара о дерево машина была пуста, определить было нетрудно, так что времени у меня было не слишком много. Я посмотрел вниз. По оврагу я мог добраться до группы низкорослых сосен, от которой прыжками и ползком кое-как удалось бы достичь самого дома.

Четыре минуты спустя я лежал под соснами, вдыхая сильный смолистый аромат, и осматривал ближайшие окрестности. Кабриолет, видимо, еще горел, поскольку поблизости никого не было. Вскочив, я добежал до высоких раскидистых кустов, бросился в их ветви и приземлился в вонючей луже, в которой у меня разъехались руки. К следующим кустам я бежал, загримированный под болотного дракона. Чутье подсказывало мне, что в подобном камуфляже мне нечего и некого бояться, но консервативный разум велел приближаться к дому медленно, время от времени пользуясь естественными укрытиями. В самых густых кустах я сбросил пиджак и, опасаясь, что Мельмола может не пережить встречи со мной в таком виде, вытер платком лицо и руки. Трофейный пистолетик я спрятал в карман брюк. Выскочив из кустов, я быстрым шагом преодолел несколько метров, отделявших меня от стены дома, прижался к ней спиной, по традиции огляделся по сторонам и начал перемещаться в сторону ближайшей двери.

Беспрепятственно добравшись до нее, я проскользнул в зал-приемную-ангар и побежал на цыпочках к двери, за которой как раз исчезала спина Мельмолы. Послышалось его громкое распоряжение, отданное на неизвестном мне языке, но со знакомой интонацией. Сразу же после раздался треск с силой брошенной трубки. Я подождал несколько секунд, желая удостовериться, что Мельмола в комнате один, а затем осторожно нажал на ручку и заглянул внутрь. Пол был покрыт пушистым ковром. Фарди, видимо, сидел в кресле спиной ко мне, я видел облако ароматного дыма, поднимавшееся над высокой спинкой. Бесшумно войдя в комнату, я закрыл дверь и в несколько прыжков оказался возле кресла. На сиденье лежала пепельница, из которой и поднималось «облако ароматного дыма».

— Даже не запыхался! — сказал кто-то сзади.

Я не спеша повернулся, держа в руке трофейное оружие. Мельмола не был вооружен. И он был один. Что-то перестало мне во всей этой истории нравиться. Когда хозяин сделал два шага ко мне, я неуверенно протянул ему пистолетик. Он удивленно посмотрел на него, а потом театрально обрадовался, даже позволил себе хлопнуть в ладоши:

— Ты нашел ее?! Как я рад!!!

Он подбежал ко мне и без труда вырвал пистолет у меня из руки. Достаточно громко, во всяком случае, отнюдь не себе под нос, я произнес ряд грязных ругательств, большая часть которых была адресована мне самому. Мельмола прижал к груди зажигалку, глядя на меня с неизмеримой благодарностью.

— Я так беспокоился, — сказал он. — Так беспокоился… Это подарок…

— Перестань!

Я повернулся и пошел к стене, у которой, словно в приемной президента, стоял ряд стульев с изящно изогнутыми ножками.

— Я действительно боялся, что с ней что-то случилось… — продолжал издеваться Мельмола.

Я произнес старую известную фразу насчет поцелуя и задницы. Она была ему знакома. Подойдя к бару, он придвинул его ко мне и, сев через два стула от меня, протянул мне портсигар, а когда я, глядя на его подозрительные черные сигареты, отрицательно покачал головой, показал на бар с целой полкой сигарет разных марок. За отсутствием других я взял «Мунлайт». Мельмола вежливо дал мне прикурить от своего пистолетика и начал разливать бурбон. Перед этим он вопросительно посмотрел на меня, а я кивком подтвердил правильность его действий.

— Вэт за вэт, — сказал он, подавая мне стакан.

— Я не понимаю по-цыгански!

Он искренне рассмеялся. Мне все чаще попадались симпатичные преступники — дурной признак.

— Я ведь должен был как-то отыграться, не так ли? — перевел он.

— Предлагаю перейти к сути дела, если таковая существует, — мрачно буркнул я.

— Неужели у вас совсем нет чувства юмора?

Я открыл рот и тут же снова его закрыл, поняв, что оказался в ловушке. Вздохнув, я попробовал бурбон.

— Ну хорошо. Вы отыгрались. Я рад. На душе полегчало. Что дальше?

— Дальше? — переспросил он. — У меня кое-что есть. Ваше здоровье… — Он поднял стакан. — Вы ведь ищете нечто странное, так? С одним из моих дальних знакомых как раз случилось нечто странное. А именно, три недели назад он спокойно сидел в одном заведении, «Кохинор» в Канзасе и пил с приятелями, когда вдруг вошел какой-то мужчина. Знакомый не обратил на него особого внимания, собственно, вообще никакого. Кто-то за его столиком сказал, что вошедший очень похож на другого известного всем человека, но на этом все и закончилось. А потом… Может быть, вы предпочитаете рассказ из первых уст?

— Предпочитаю.

— Минутку… — Он встал, подошел к столу и, пробормотав что-то в интерком, показал мне на кресла с противоположной стороны.

Я с удовольствием пересел — стулья были чертовски неудобные. Мы молча ждали две минуты. Потом кто-то постучал в дверь. Мельмола крикнул: «Входи!» В дверях появился мужчина в джинсовом костюме. Хозяин пригласил его сесть рядом с нами и велел:

— Рассказывай.

— Это было седьмого сентября. Мы сидели с двумя приятелями в «Кохиноре», пили пиво и так далее. — Под «и так далее» он наверняка подразумевал какие-то темные делишки. — Вдруг Расти говорит: «Смотри, вылитый Скайпермен!» Йохан посмотрел куда-то мне за спину и тоже удивленно говорит: «Ну-у!» Мне не хотелось оборачиваться, тем более что Скайпермена я терпеть не могу. Мы с ним как-то раз поссорились, я выбил ему передние зубы, да еще, похоже, и челюсть сломал. В общем, оглядываться я не стал, сказал им, чтобы слушали, что я им говорю, и не заморачивали себе голову всякими щенками. Йохан отвечает — в том-то и дело, что это не щенок, кто-то намного старше, может, его старший брат. В конце концов я обернулся, но тот тип куда-то пропал, а я вспомнил, что у Скайпермена никогда не было брата. Сирота из приюта. Ну, мы закончили разговор и собирались уже уходить, но я сказал, чтобы подождали, и пошел отлить. А в сортире меня ждал этот Скайпермен или как его там. То есть я не знаю, ждал или нет, я стоял перед писсуаром, а он вышел из кабины, приставил мне к затылку ствол, положил лапу мне на плечо и прошипел: «Быстро во двор!» У меня с собой даже ножа не было, так что я пошел, куда он велел, и мы вышли наружу. Он меня толкнул вперед, я обернулся и смотрю на него. А он улыбается во всю пасть, в лапе какая-то странная пушка, но на игрушку не похожа, так что я просто стоял и лишь молился, чтобы кто-нибудь вышел во двор и дал ему в лоб. А он аж весь трясется и говорит: «Ну что, Люкс? Наконец-то Бог мне тебя послал!» — «Да, меня зовут Люкс, но это какая-то ошибка». Он захихикал и головой качает: «О, нет! Никакой ошибки. Я Скайпермен. Харди Скайпермен, которому ты вышиб зубы. Я несколько ночей из-за тебя от боли выл. А теперь выть будешь ты». Вижу, он лапу с пушкой поднимает, ну и кричу: «Эй! Опомнись, парень! Не знаю, то ли это твой брат, то ли кто еще, но если ты его спросишь, то он тебе скажет, что мы просто подрались. У меня ребро сломано. А вообще, это он начал, и у него был нож». — «Врешь!» — рявкнул он. Я и вправду про нож соврал, но надо было что-то говорить, чтобы он сразу меня не прикончил. А он орет: «Врешь! Не было у меня ножа! Да, я выпил лишнего, но никто не избивает до беспамятства парня, который, может быть, впервые в жизни попробовал чего-то крепкого!» Он все время твердил, что он и есть Скайпермен. Подробности он и в самом деле отменно знал, но Скайпермену должно было быть лет двадцать, а этому было уже далеко за сорок. И он вовсе не притворялся, он в это верил. Ну, а я понял, что мне конец. Он еще что-то кричал насчет того, что долго этого ждал, и тут позади него открылась дверь, выглянул Расти и сразу понял, что к чему, выхватил пушку и выстрелил ему в спину. Этот якобы Скайпермен дернулся и повернулся к Расти. Расти выстрелил еще раз, Йохан тоже и, видимо, попал в магазин его пушки — грохнуло, будто граната взорвалась, только осколков не было, иначе бы нас всех в клочья разорвало. Когда я поднялся, этот Скайпермен уже валялся на земле мертвый. Расти был весь в крови, я поменьше, но я спрятался за ящиками, как только Расти в первый раз выстрелил.

Люкс откашлялся и облизал губы. Я сидел неподвижно, но чувствовал себя так, словно мне воткнули в мозг электрод и подключили к нему слабый ток — у меня дрожали кончики пальцев. Я бесшумно вздохнул.

— Куда делся труп?

Люкс посмотрел на Мельмолу. Мельмола едва заметно кивнул.

— Расти пригнал пикап, и мы его забрали. И похоронили…

— Покажешь где? — Мне хотелось, чтобы эти слова прозвучали как вопрос, но я готов был вытянуть из него информацию любым возможным способом.

Он снова посмотрел на Мельмолу и перехватил его взгляд.

— Примерно… если я помню. Была ночь и чистое поле…

— Хорошо. Можешь сразу поехать со мной?

— Может, — сказал Мельмола.

— Могу, — сказал Люкс, хотя это было уже совершенно лишним.

Я допил бурбон и вежливо отказался от следующего. Мельмола встал.

— Не обижайтесь, но, если бы я не следил за своими людьми, не говоря уже об оставленном в комнате стакане, вы лежали бы там до судного дня.

Я мрачно взглянул на него.

— Если бы я собирался на войну, это выглядело бы несколько иначе, — прошипел я.

— Может быть. — Он шевельнул бровями. — Но с этим?.. — Он подошел ко мне и коснулся моей спины. Когда он убрал руку, в ней оказалась тоненькая шпилька передатчика. — Этот дом нашпигован следящей аппаратурой, а чтобы переключить ее на наведение оружия, достаточно одного движения пальцем. Стоило бы вам только высунуть из комнаты нос, и его вам тут же бы отстрелили.

— Если бы у меня не было таких часов. — Я выставил левую руку и продемонстрировал многофункциональный «нельсон». Однако я не добавил, что, хотя «нельсон» мог помочь мне в расчете налогов, определении фаз Луны, взвешивании заказной бандероли и кое в чем еще, он не в состоянии был помешать работе других устройств. Мельмола тем не менее купился на мой блеф. Я повернулся к Люксу: — Идем?

— Грррм! — проворчал Мельмола. — Мы квиты. А если вам когда-нибудь потребуется поддержка, то с нашей стороны обойдется без «скорой».

— Может быть…

Я кивнул и направился к двери. Люкс поплелся за мной. У подъезда ждал «меррид», который привез меня сюда несколько часов назад. Тот же водитель, неподвижный и безразличный ко всему, отвез нас в центр. Я позвонил Саркисяну. Машина с его людьми появилась через четыре минуты. В штаб-квартире профессионалы занялись Люксом, я же занялся остатками виски из «служебной» бутылки Саркисяна. Я рассказал Дугу о пребывании у Мельмолы. Мы оба улыбнулись, причем я — не слишком искренне.

Вернувшись домой, я предложил Филу понырять в бассейне, не став добавлять, что под водой он задает меньше вопросов. Похоже, он чуял какой-то подвох, но, несмотря на прямое родство со мной, еще не был столь по-звериному хитер и потому согласился. Мы ныряли больше часа, после чего Фил забросал меня семнадцатью тысячами вопросов, лишь на некоторые из которых я знал ответы.

* * *

Саркисян пригласил меня к девяти утра — результаты экспертизы должны были уже быть готовы. Я появился в его штабе чуть раньше, вскоре пришел и Ник.

Мы ждали почти час, время от времени обмениваясь более или менее осмысленными фразами, без надежды на осмысленный ответ. Все трое успели продемонстрировать полный арсенал внешних признаков нетерпения: постукивание пальцами по столу, бормотание себе под нос, насвистывание (две разновидности — мелодичное и не очень), расхаживание по комнате, стук пальцем по экрану компа, попытки пнуть приклеившуюся к полу кучку засохшей жвачки, потрескивание суставами пальцев, пощелкивание ногтями по верхним зубам, зондирование уха кончиком мизинца. Пепельница едва не развалилась под тяжестью груды окурков. Двое попытавшихся заглянуть в комнату сотрудников Саркисяна тут же выскочили из нее, услышав обещание срезать им премию.

Без двадцати десять явился толстый очкарик. Не обращая внимания на нетерпеливое ворчание Дуга, он методично разложил на столе десятка полтора страниц и вставил диск в комп. Затем протер очки с тщательностью, достойной амстердамского шлифовщика алмазов, и по очереди внимательно посмотрел на каждого из нас. Когда он в конце концов обратился к Саркисяну, могло создаться впечатление, будто он именно сейчас сделал выбор, кого из нас считать главным.

— Гм-гм! Начну с анализа материалов, собранных во дворе бара под названием «Кохинор», находящегося в Канз…

— К делу! — прервал его новоизбранный шеф.

— В Канзас-Сити, на улице…

— К ДЕЛУ!!! — прорычал побагровевший Саркисян.

— Уже, уже… — Очкарик подпрыгнул и забормотал, словно подавившись собственным языком: — Анализ образцов, собранных со стен и земли, показывает присутствие веществ, наличие которых на данном дворе не поддается объяснению. Это керамический шлак и сплавы шлака с металлом, ванадий и три разновидности полимеров, из которых два в настоящее время находятся в перечне материалов, засекреченных в связи с использованием в компьютерной, военной и космической промышленности, где они применяются, например, при производстве многослойных микросхем. Что касается тех следов, можно предположить, что около месяца назад на территории объекта под названием… — он взглянул на Дуга и поправился: — Что там произошел взрыв какого-то устройства, содержащего все эти компоненты. Можно также предположить, что кто-то взорвал контейнер с образцами данных материалов.

Очкарик закрыл рот и посмотрел на Ника — видимо, мнение в отношении Саркисяна у него изменилось. Быстрыми движениями он сложил в ровную пачку страницы, в которые даже не успел заглянуть, после чего вынул диск и положил его на бумаги.

Дуг заскрежетал зубами и закусил нижнюю губу, напомнив мне своей физиономией прошлогоднюю модель «форда», у которой именно так выглядел передний воздухозаборник. «Форд», однако, не умел причмокивать, в отличие от Саркисяна.

— Спасибо, — сказал он. — Будьте на месте, пока я вас не отпущу. Документация останется здесь.

Очкарик с достоинством поднялся и вышел, кивнув Нику Дугласу. Дуг хлопнул рукой по колену.

— Как будто все сходится! — удивленно пробормотал он.

— Это еще не повод… — начал Ник.

— Знаю, — прервал его Дуг. — Но это первая за неделю осмысленная информация. Я рад чему угодно.

— Результаты эксгумации тоже сегодня? — спросил я, зная, каким будет ответ.

— Сейчас будут! — нетерпеливо буркнул он, словно поторапливая невидимых патологоанатомов и лаборантов. — Обещают… О-о! — Дверь открылась, и вошел один из парней Дуга, с небольшим пакетом в руке. — Вот и…

— Шеф, это не то! — поспешно перебил его вошедший. — Только что доставил курьер…

Саркисян одним движением разорвал пакет. В жестком конверте лежал маленький диск. Дуг осмотрел его с обеих сторон и, не видя описания, вставил в щель компа. На экране на несколько секунд появилась стандартная сетка растра, а затем я увидел самого себя, деловито перерезающего путы из пластыря на запястьях и лодыжках. Мои вчерашние догадки оказались верными — у Мельмолы все же была камера, и неплохая, хотя и не высшего класса. Объективы были также и в коридоре, а воткнутый в мою одежду передатчик включал их один за другим, когда я перемещался по зданию. Я также увидел… все мы увидели гараж и мою в нем деятельность. Ник фыркнул, глядя, как я закуриваю, а потом сказал:

— Тебе не пришло в голову, что в сигареты могли что-нибудь подмешать?

Я удивленно посмотрел на него:

— А кто мог бы мне подложить такую свинью?

На экране появился кабриолет и помчался к воротам. Кто-то стрелял, и теперь я увидел, почему пули прошли мимо. У меня вспыхнули уши, я встал и прошелся по комнате.

— О-о… — Саркисян восхищенно покачал головой, глядя на экран. — Этот прыжок… очень даже, очень…

Я докурил сигарету, стоя спиной к экрану и разглядывая план шоссе, на котором было совершено ограбление. Точечки микрозарядов складывались в какой-то узор, хотя комп утверждал, что это просто оптимальное расположение, с небольшой долей случайности, именно таким образом, чтобы даже в случае каких-либо помех план мог быть реализован.

— Конец, — услышал я голос Саркисяна. — Неплохо ты отличился…

— Знаю. По моему мнению, я заслужил четверку с плюсом.

— Нет, это слишком много! — Ник откинулся на спинку кресла. — Ни один нормальный человек в такой ситуации не стал бы пользоваться чужими сигаретами.

— Ник прав! — решительно сказал Дуг. — И…

— Ладно! — прервал я его. — Обещаю не курить чужие сигареты и не пить чужое спиртное! А как, по-вашему: в чужих женщин тоже могут что-нибудь подмешать?

Дверь открылась. Вошедший сразу же попал под обстрел алчных взглядов шести пар глаз.

— Нам передали тело мужчины в возрасте около сорока пяти-сорока восьми лет, — сказал он, остановившись перед Дугом, — погибшего от трех выстрелов из огнестрельного оружия. Две пули калибра 0.35, одна калибра 0.42. Одна из пуль попала в находившееся в руках потерпевшего устройство, которое в результате взорвалось. Кисть правой руки оторвана, левая значительно пострадала. В брюшной полости потерпевшего наличествует значительных размеров дыра, которая, вероятнее всего, также является последствием взрыва. "Я связался с бригадой, обследующей место смерти потерпевшего. Результаты взаимно подтверждаются. В теле потерпевшего мы обнаружили те же элементы, сплавы и материалы, которые, в странном сочетании, присутствуют во дворе того заведения. Мы пришли к выводу, что одна из пуль тридцать пятого калибра стала причиной взрыва, который привел бы к смерти потерпевшего, если бы он не скончался от предшествующих огнестрельных ранений.

— Что вы можете сказать о нем самом?

— Одежда и содержимое карманов носят признаки рядовых изделий массового производства. Интересным может показаться одно: все это было куплено в одно время, примерно за четыре дня до смерти владельца. Мы нашли даже сохранившиеся метки с штрих-кодом. Мы опознали потерпевшего, хотя в данной связи возникли некоторые… — он замялся, — некоторые несоответствия. Если исходить из имеющихся у нас данных, потерпевший — некий Харди Скайпермен, родившийся двадцать третьего февраля 2028 года в Скормоне, отдан в приют третьего марта того же года, воспитывался за государственный счет до совершеннолетия. В возрасте семнадцати лет, около двух лет назад, был избит, в результате чего получил перелом челюсти и потерял четыре зуба. Нам удалось также получить отпечатки пальцев, которые с вероятностью девяносто процентов можно приписать Харди Скайпермену. Однако этим данным полностью противоречит биологический возраст потерпевшего. Данные анализа клеток и тщательное, проводившееся три раза независимо друг от друга, исследование кожи, сетчатки глаз, волос и зубов показывают, что в момент смерти ему было от сорока пяти до сорока восьми лет, плюс-минус два года. К сожалению, данное противоречие мы объяснить не в состоянии. Еще одно неясное обстоятельство — тот факт, что у потерпевшего два шрама на ребрах с левой стороны, вероятнее всего, результат удара каким-то металлическим предметом, достаточно острым, но не ножом, возможно, стамеской. Подобных следов не должно быть у Скайпермена, по крайней мере, их не было до последнего его пребывания в больнице, где ему лечили челюсть. Мы располагаем полной документацией о том случае.

Эксперт облегченно вздохнул, словно радуясь тому, что преодолел самую тяжелую часть доклада, и облизал губы. Саркисян посмотрел на меня, а потом на Ника, несколько раз поскреб подбородок и кивнул:

— Хорошо. Спасибо. Передайте бригаде, что, вероятнее всего, все вы правы, сколь бы странно это ни звучало. Это информация только для вас. Спасибо.

Эксперт повернулся и вышел. Мы все одновременно зашевелились в своих креслах. Ник заговорил первым:

— Объясните мне кое-что. Если кого-то убивают в две тысячи триста пятом году, то до этого времени он жив, так? А что происходит, если он из этого две тысячи триста пятого перемещается в две тысячи двести восемьдесят второй и там погибает? Он исчезает в две тысячи триста пятом и всех предшествующих годах, или только начиная с две тысячи триста пятого?

— Ты хочешь найти второго Скайпермена, — сказал я.

— Необязательно. Думаю, он все равно ничем не мог бы нам помочь. Никому не известно, чем он будет заниматься через тридцать лет. Так что он не знает своих дружков, своего шефа… — Неожиданно он замолчал и уставился в пол, а кончики указательных пальцев приложил к носу.

— Ну? И как там насчет всех этих штучек со временем, умник? — спросил Дуг. — Из всех нас ты больше всего имел с ним дела.

— Не издевайся.

Пачка «Голден гейта» была пуста. Я надеялся, что в пиджаке есть еще сигареты. К счастью, они действительно нашлись. Я вернулся на свое место. Ник все еще держал пальцы у носа, ища взглядом решение проблемы в узоре на покрытии пола.

— Теоретически… — начал Дуг, — если здесь был убит человек из будущего, то он должен жить и дальше, вплоть до того момента, из которого прибыл к нам… Так?

— Из того, что ты говоришь, следует, что наша жизнь — это бесчисленное множество как бы стоп-кадров, по которым мы путешествуем, неуклонно приближаясь к тому, на котором написано «Конец». Это означало бы, что мы существуем в бесконечном количестве экземпляров, из которых лишь один обладает сознанием? Как если бы в очень длинном ряду лампочек загоралась всегда только одна, следующая? — спросил я.

— Не знаю. Что ты ко мне пристал? У меня мозоли на мозге образуются, когда я об этом думаю. Если все так, как ты сказал, это значит, что все уже было, и одновременно все есть. А мы можем дергаться, сколько хотим, но все равно не вырвемся из схемы, в которую когда-то сами себя включили.

— Может, мы и есть те, кто сейчас пишет схему для следующих Оуэнов и Дугов? — спросил я, собственно, лишь затем, чтобы они не заметили, насколько мне не нравится весь этот разговор о времени.

— Слушайте… — вышел из задумчивости Ник. — Может, этот старый Скайпермен связался с нормальным, сегодняшним? Если бы я прилетел во времена своей молодости, я постарался бы встретиться с самим собой, верно? Может, подбросил бы ему сотню-дру-гую…

Я набрал в грудь воздуха, чтобы его отругать, но тут меня осенило.

— Погодите… Гайлорд говорил, что ему приходится достаточно долго заряжать свою аппаратуру. Я хорошо это помню. И он мог находиться здесь не больше суток, даже меньше, чуть больше двенадцати часов. Можно предположить, что наши друзья побывали здесь по крайней мере несколько раз, чтобы познакомиться с маршрутом, подготовить дорогу и тот овраг. Не думаю, чтобы у них было много времени на личные дела, и наверняка им было строго приказано хранить тайну, но люди есть люди…

Некоторое время стояла тишина, затем Дуг сжал губы и выдохнул сквозь зубы.

— Итак, у нас два направления для действий: одно — визит к Хейруду, другое — работа на Земле.

Здесь нужно найти Скайпермена и поискать оборудование, которое использовалось для того, чтобы нафаршировать шоссе и накрыть крышей овраг, поскольку я не поверю, что они доставляли сюда свои машины.

— Не забудь, что это могли быть маленькие ручные тележки, — возразил Ник.

— Даже если так, — настаивал Дуг. — Им нужно было много места для картин, сами они тоже кое-что занимали. А у них, надо полагать, тоже действует закон пропорциональной связи между количеством израсходованной энергии и перемещаемой массой.

— Ладно! Это всего лишь тема для рассуждений, но они ничего не решают. Договоримся, что будем делать дальше. Я… — я посмотрел на обоих друзей, — лечу к Хейруду. Думаю, Дуг тоже бы там пригодился, чтобы поддержать мою болтовню своим авторитетом, но, с другой стороны, он должен следить за делами здесь. Полагаю, что это важнее, поскольку, может быть, наши новые друзья от Мельмолы что-нибудь для нас найдут? Как?

— Не очень-то мне охота лететь, — застал меня врасплох Ник, опередив мое предложение.

— Полет — ерунда, — сказал я. — Две пересадки, и все.

— А на месте?

— О-о… Все, что угодно! Можно курить, есть неплохие бары, ну, и к тому же половину населения станции составляют симпатичные девушки.

— Вот именно, я же говорил, что мне незачем туда лететь…

— И ты будешь весить вшестеро меньше, чем на Земле.

— А на хрена мне это?

— Ну, уж не знаю, чем тебя завлечь. — Я перебросил пиджак через руку и посмотрел на Саркисяна: — На какой пароль мне зарезервировано место?

— На «Двадцать четыре».

— А может, просто полетишь мне за компанию? Чтобы мне не было скучно? — спросил я Ника.

— Это другое дело. — Он нахмурился и расширил ноздри. Его лицо приобрело решительное выражение. — Можешь на меня рассчитывать.

— Оуэн… — Саркисян встал и подошел ко мне. — Перед отлетом свяжись со мной. Тебе действительно нужны какие-нибудь бумаги с просьбой о помощи. Ты разговаривал с Хейрудом. Он не считает, что они могли бы тебе пригодиться?

— Сомневаюсь, но что-то подобное все же хотел бы иметь. Глупо было бы возвращаться ни с чем, не испробовав все возможные способы. Порой гербовая печать действует на людей весьма забавно.

* * *

Зал терминала, способный проглотить несколько тысяч человек, был заполнен самое большее на одну шестую. Мы чувствовали себя словно закуска, приложение к собственно главному блюду, которое, пропущенное через пищеварительный тракт терминала — кассы, коридоры, столы упаковки, пункты проверки багажа, сервис, — затем распределялось на отдельные порции, чтобы лететь на восток, север, запад и юг. Может быть, в виде экскрементов гигантского пожирателя-транспортера?

Оглядевшись по сторонам, я увидел направлявшегося ко мне Ника. Закурив, я протянул ему руку. Он пожал ее, но небрежно, мимоходом, словно считал приветствие чем-то слегка мешавшим делать основную работу. В чем-то он был прав — мы прибыли сюда не затем, чтобы радостно приветствовать друг друга после двухчасовой разлуки, но он и без того вел себя несколько странно. Я показал ему на вход в коридор номер 221 и пошел первым. Он догнал меня через несколько шагов и какое-то время шел молча, потом ткнул подбородком в сторону гигантской стереограммы с лицом Би Стеннема. На щеке Стеннема отпечатался след пухлых напомаженных губ. Он широко улыбался, закатив глаза, чтобы видеть поля шляпы, по которым шла надпись: «Не спеши в небесный — посети земной. РАЙ!»

— Похоже, ему на морду зебра в течке уселась… — сказал Ник с такой злобой, словно комментировал падение Стеннема бессмертной фразой: «Так ему и надо».

Я посмотрел на Би, потом на Ника, но пока что ни о чем не догадывался. Было раннее утро, я не выспался, и у меня покалывало где-то в окрестностях грудины.

— Почему именно зебра?

— Глянь на его морщины! — прошипел Ник. — У него же полоски на роже отпечатались…

Пожав плечами, я переложил сумку в другую руку и выстрелил окурком в сторону пепельницы, угрюмо бродившей в поисках работы. Ник явно не собирался никого и ничего щадить.

— Мы что, полетим с этой бабулей? — спросил он, скрежетнув зубами.

Он смотрел на симпатичную пухлую женщину лет сорока, с мягкими привлекательными формами. Я набрал в грудь воздуха, но Ник уже навел оружие и бил из обоих стволов.

— Если все пассажирки такого же возраста, то, надеюсь, половина из них сойдет еще до выхода на орбиту. Ведь ее возраст можно определить только на основании анализа изотопов углерода!

У меня возникла некая мысль, но, прежде чем я успел что-то сказать, он закончил:

— Хотя тогда могло еще не быть углерода. — Ник посмотрел на меня: — Сколько лет существует углерод?

Я хлопнул его по спине.

— Я тоже первый раз боялся, — успокаивающе сказал я.

— Что ты болта…

— Но это быстро прошло, — заглушил я его фальшивую обиду. — Немного невесомости — действительно непривычно, а остальное… Словно едешь на ночном экспрессе.

— Отвали!

— Уже. Только скажи, сколько ты взял с собой, а я сказку тебе, кто ты.

Какое-то время мы шли молча. Я думал, что Ник обиделся, но он, похоже, просто считал про себя. Наконец он бросил на меня взгляд, уже не столь тяжелый, как три минуты назад.

— Семь… — пробормотал он.

— Сколько???

— Семь… вернее, шесть.

— Да ты с ума сошел! Мы летим туда на два дня!

— Но сам полет занимает четверо суток.

— Ну тогда я пас. — Я покачал головой. — Ты не знаешь, что это такое — блевать в невесомости. Хочешь поиграть в реактивный самолет — что ж, дело твое.

Ник что-то сказал, но я опередил его и подошел к стюардессе, мило, хотя и профессионально улыбавшейся на фоне ряда компьютерных терминалов, которые, видимо, должны были внушать пассажирам доверие к космическим линиям. Нику удалось догнать меня лишь на борту орбитального модуля.

— Ничего не могу с собой поделать, — пробормотал он. Выдыхаемый им воздух сразу же опускался на пол, так он был насыщен алкогольными парами. Однако я не мог осуждать Ника, я сам помнил собственное оцепенение, когда у гаража на меня напал мастер пращи и когда за глоток чего-нибудь крепкого я дал бы себя порезать на куски. — У меня внутри будто все переворачивается, надеюсь, от меня не потребуется ничего серьезного, кроме как дышать и мочиться…

— Успокойся, — сказал я, едва не посоветовав ему глотнуть для храбрости. — Завтра мы пересаживаемся на челнок и еще через несколько часов будем на месте.

— Ага… — пробормотал он и потащился к себе в каюту.

Когда я заглянул к нему два часа спустя, он лежал на койке, на животе, разбросав руки и ноги. Возле койки стояли два пластиковых ведра. Монотонный, проникающий под черепную крышку голос уже начал передавать Нику информацию, которая могла в ближайшее время спасти ему жизнь: «…Луна вращается вокруг Земли со скоростью один и две сотых километра в секунду, совершая полный оборот каждые двадцать семь и тридцать две сотых земных суток. Во время лунного дня, продолжающегося более двух недель, ее поверхность в экваториальной зоне нагревается до ста тридцати градусов Цельсия, ночная же температура опускается до минус ста пятидесяти градусов Цельсия. Среднее расстояние от Луны до Земли составляет триста восемьдесят четыре тысячи километров…» Я тихо закрыл дверь и пошел в бар, решив, что могу позволить себе рюмочку, пока Ник мне не мешает. Еще не дойдя до источника, я вспомнил, как звучит продолжение лекции: «Радиус Луны составляет тысячу семьсот тридцать восемь километров. Сила притяжения вшестеро меньше земной, что на практике означает, что человек, весящий на Земле восемьдесят килограммов, на Луне будет весить около тринадцати. Он сможет прыгать в шесть раз дальше и поднимать вшестеро большие грузы…» Лекции, которыми пичкали меня во время первого путешествия, принесли свои плоды в виде фундаментальных знаний.

— Пробовать уж точно не буду, — пробормотал я себе под нос.

Бармен слегка наклонил голову, чем-то напомнив орла, разглядывающего потенциальную жертву.

— Это я сам с собой, — пояснил я.

Он изобразил нечто вроде понимающей улыбки, в которой я вовсе не нуждался. Возвращаясь к себе в каюту, я заглянул по пути к Нику и вылил в унитаз содержимое трех из четырех оставшихся у него бутылок. Впрочем, я не уверен, что слово «вылил» в данном случае является достаточно точным. Я сидел на краю толчка и, потягивая из одной бутылки, выливал содержимое остальных. Вся операция заняла минут двадцать. Аккуратно сложив пустые бутылки в контейнер, я вернулся к себе и провалился в сон. За мгновение до этого до меня донесся голос: «Луна светит в четыреста пятьдесят тысяч раз слабее Солнца…» Кажется, я еще успел выругаться.

* * *

Дон Вермилья встретил нас на вездеходе у самого посадочного модуля. На его бесстрастном лице не появилось даже тени улыбки, он не воскликнул: «Оуэн, ах ты старый осел!», не хлопнул меня по спине. Впрочем, хлопать по спине кого-то одетого в скафандр особого смысла все равно не имеет. Однако он одарил нас ясным искренним взглядом, чему не в состоянии было помешать даже поблескивавшее сеткой мелких царапин стекло шлема, звучным и столь же искренним голосом произнес короткую приветственную речь и первым направился к машине. Ник двигался в соответствии с инструкцией, вдолбленной ему в голову во время сна. Видя мрачные взгляды, которые он бросал на окружающий пейзаж, мне так и хотелось кое-что ему объяснить относительно встречающихся по пути строений, соединительных туннелей, мачт, зеркал, полей с солнечными батареями и прочих элементов лунного ландшафта. В помещении шлюза мы сняли скафандры. Вермилья пожал руку Нику, а потом мне.

— Второй визит детектива за полгода? — полувопросительно сказал он.

— На этот раз я здесь не как детектив. — Я жадно затянулся первой за сорок минут сигаретой.

— По вопросам наследства, — добавил Ник, почему-то мстительным тоном.

Дон несколько секунд удивленно вглядывался в наши лица, затем показал рукой в сторону коридора.

— Ваши комнаты рядом, двадцать шестая и двадцать седьмая. Йолан освободится часа через полтора. Колдует над чем-то в стерильной камере, не стоит ему без нужды мешать.

— Как раз столько нам хватит, чтобы отдохнуть. Я пошел первым, пытаясь вспомнить, как надо ходить на Луне. Два раза я едва не перекувырнулся, но сумел удержаться в вертикальном положении — стена была рядом. Обернувшись, я увидел, что Дон уже скрылся в ближайшем коридоре, а Ник, стиснув зубы, пытается идти, не отрывая подошв от пола. Из этого ничего хорошего получиться не могло, и не получалось. Но мы все же перемещались вперед, правда с трудом, словно пара путников, месяц блуждавших по пустыне, однако как-то шли. Я толкнул дверь комнаты Ника и вошел, а когда Ник наконец до нее дотащился, его уже ждала плоская бутылка, которую я держал в руке. Последняя из его запасов. Мне было очень приятно увидеть в ответ столь широкую улыбку.

Мы молча глотнули по два раза из бутылки. Ник расслабленно откинулся на спинку удобного кресла, точно такого же, как то, в котором я провел несколько часов с Энн Мидмент во время моего первого посещения спутника Земли. Я сбросил пиджак и развалился на койке.

— Багаж доставлен, — послышался голос из динамика интеркома.

Я небрежно махнул рукой, глотнул еще немного и протянул бутылку Нику.

— Здесь не воруют, — сказал я. — А если даже и так, то бежать им все равно некуда.

Ник отхлебнул из бутылки так, что у него булькнуло в горле.

— Сразу же, как только вернусь на Землю, — сказал он, тщательно утирая губы, — записываюсь на курс лечения. Столько, сколько я выпил за…

— Преувеличиваешь! Просто в невесомости алкоголь сильнее ударяет в голову. А кроме того, еще раз повторяю: я почти все вылил. А то, что похмелье здесь куда хуже, да и рожа болит от поцелуев с унитазом… — Я пожал плечами. — За все надо платить. Сделав еще глоток, я встал, отдал Нику бутылку с остатками спиртного и вышел. В коридоре нас ждала тележка с двумя сумками; я забрал свою и пошел к себе. У себя в комнате я выдвинул клавиатуру компа, но вспомнил, что здесь, на Луне, не принято работать пальцами.

— Комп… Разговор с мисс Мидмент, — потребовал я.

— Да? — услышал я раздраженный голос Энн.

— Гм… Это Оуэн… Оуэн Йитс, — сказал я, обращаясь к темному экрану.

— А-а… Оуэн Йитс, — медленно повторила она, и ее голос приобрел прежний раздраженный тон. — Приветствую. Что нужно?

— Собственно, ничего. Я не осмелился бы нарушать твой покой, если бы у меня к тебе имелось какое-то дело. Это было бы тривиально, тебе не кажется?

Экран моргнул, и на нем неожиданно появилось лицо Энн. Мы смотрели друг другу прямо в глаза. Она слегка наклонила голову и провела кончиком языка по губам.

— Столь же тривиальным мне кажется иметь на Луне девушку, к которой можно заглянуть в гости каждый раз, когда бываешь там по делам.

— Боже мой! Энн! Ты же не ожидала, что я сделаю тебе предложение? — спросил я, чувствуя непонятную злость, даже ярость.

— Именно так! — фыркнула она и слегка отодвинулась от экрана. Ее лицо на мгновение расплылось, а затем его изображение снова стало резким. — Я же тебя, считай, вылечила. Ты был совершенно разбит и сломлен, зато ты симпатичный и из той разновидности людей, которая мне нравится…

— Ну, тогда на этот раз нам и в самом деле незачем морочить друг другу голову: я вполне бодр, весел и, можно сказать, сменил видовую принадлежность…

— Угу. Вижу. — Она наклонилась вперед. — Пока! Экран погас. Я постоял перед ним еще несколько секунд, но ничего не произошло. Я упал в кресло, размышляя, какие шаги предпринять дальше. В конце концов я достал из сумки фляжку и, раздевшись, пошел с ней принять душ. Включая фен, я услышал голос Ника:

— Ты там?

— Тут! Сейчас выйду. Направо от двери раздатчик, компа, закажи два кофе, хорошо?

Я вернулся в комнату, обмотавшись полотенцем, бросил Нику фляжку и достал из сумки чистую одежду. Кофе оказался отвратительным. Я связался с дежурным по кухне и попросил что-нибудь, в большей степени напоминающее известный мне напиток. Парень улыбнулся и обещал поделиться собственным, добавив, что когда-то комп пытались научить варить кофе, но потом отказались от этих попыток, так что комп делает его теперь по собственному разумению. Мы с Ником закурили.

— Что за тип этот Хейруд?

— Чокнутый ученый, совсем как в кино. К тому же без ног и без протезов. Персона, видимо, весьма важная, поскольку весь экипаж станции дал бы себя изнасиловать ради него. И еще он помешан на времени. Это он построил машину, которой воспользовался Гайлорд. Да ты ведь знаешь…

— Знаю, но чем больше я слушаю разговоров на эту тему, тем легче мне до чего-то докопаться… — Он затянулся. — Послушай… Хейруд конструирует машину времени, Гайлорд ее использует. Так? Но знает ли Хейруд, тот, что в будущем, что в таком-то году к нему явятся двое с полномочиями ЦБР и попросят построить такую машину? А может, он вообще бы ее не построил, если бы не мы? А?

— Лучше иди отсюда, а то дам пинка, — буркнул я. — С этим временем все настолько запутано… Последствия, взаимосвязи… Я ничего не понимаю и к тому же боюсь, как бы мы…

— Заказ из кухни, — прервал меня комп.

— Очень вовремя… — Я открыл дверь, забрал поднос с небольшим термосом и двумя чашками, затем толкнул ногой тележку, и мы разошлись в разные стороны. Это действительно был настоящий кофе. Во всяком случае, он вполне уживался с остатками бурбона из фляжки.

— А что будет, если Хейруд откажется сотрудничать?

Я медленно обвел взглядом потолок и стены, затем посмотрел на Ника. Он прищурился и едва заметно покачал головой.

— Что будет? Не знаю. Ничего не будет. Это вопрос не только его желания. Всегда может оказаться, что он построит свою машину только через пятнадцать лет. — Я закурил новую сигарету. — Комп! Включи вентиляцию! — Я выпустил струю дыма, наблюдая, как ее по моей команде всасывает прожорливый вентилятор. — Я ничего не знаю, придется подождать до разговора с Хейрудом.

— Хреновое дело.

— Такова жизнь… — констатировал я. Внезапно мне пришла в голову глупая мысль, которой мне немедленно захотелось поделиться с Ником. Это так по-человечески — делиться всякими глупостями. — А почему бы нам не открыть фирму? А? Ты стал бы моим компаньоном?

— Я? Компаньоном? — Он рассмеялся. — Оставь… Кроме того, твои компаньоны кончают… — Он замолчал и покраснел. — Извини, Оуэн. Я кретин…

Я пнул его носком ботинка в лодыжку.

— Нет, это я кретин. Действительно, что-то в этом есть. Все мои компаньоны кончают плохо…

— Перестань! — Ник потер лицо ладонью. — Кажется, я перебрал… Я скажу тебе, почему не могу быть твоим компаньоном… — Он замолчал и, так же как и я несколько минут назад, обвел взглядом потолок и стены.

— Чтоб тебя! — рявкнул я. — Серьезно? Когда? Он улыбнулся несмелой, девичьей улыбкой, даже покрылся легким румянцем. Я хлопнул его по колену. Он смущенно засмеялся.

— И вы, черти, ничего мне не сказали? Мне?!

— Знаешь… Мой шеф…

— Дуг свое точно получит, это уж наверняка…

— Это не только его вина. — Он затушил сигарету и поскреб затылок. — Мы собирались устроить основательную вечеринку по этому поводу, но буквально на следующий день после подписания всех бумаг… Ну, ты знаешь…

— А… Действительно, неплохое начало…

— Да, я даже подумал, будто я Иона, угодивший в брюхо кита…

— А знаешь… может быть… Ну ладно, пусть об этом беспокоится Саркисян. Я…

Из динамика над дверью раздался мелодичный сигнал:

— Мистер Йитс, вас ждут в комнате номер двадцать четыре.

Я вскочил. Ник нервно затянулся, словно ему через мгновение предстояло спуститься под воду, и двинулся следом за мной. С помощью, возможно, не очень изящных, но вполне действенных телодвижений две минуты спустя мы добрались до двери комнаты Хейруда. Она открылась, едва я взялся за ручку.

Йолан Хейруд сидел в своем кресле. Он явно старался, чтобы его лицо ничем не выражало интереса, а может быть, что было вполне понятно после единственного моего с ним разговора, — неприязни. Если на его лице и было вообще хоть что-то написано, то самое большее — легкое раздражение. Я сделал три шага в неопределенном направлении, давая ему время решить, стоит ли ему обмениваться с нами рукопожатием. Подождав несколько секунд, он двинулся нам навстречу, протягивая руку. Мы оба по очереди пожали ее и сели. Йолан вопросительно посмотрел на меня. Я подал ему конверт, который достал из кармана. Он несколько раз перевернул его, якобы рассматривая, в действительности же он размышлял, только я не знал, над чем именно. В конце концов он разорвал конверт, достал оттуда небольшой листок, прочитал его содержание, посмотрел на нас и еще раз перечитал послание шефа ЦБР.

— Можно проверить идентификаторы? — спросил он.

— Даже нужно. Заодно узнаете, насколько высоки наши полномочия, — сказал я. — Только, будьте любезны, подождите еще несколько секунд, пусть исчезнет текст.

Он кивнул, выпятил челюсть и закусил верхнюю губу. Мы молчали. Через десять секунд он показал нам листок, на котором осталось лишь несколько цифр и печать-идентификатор. Подъехав к терминалу мощного компа, он вставил листок в щель сканера и прочитал информацию с экрана. Несколько секунд спустя из отверстия высыпалась горстка желтоватой пыли.

— Ага… — пробормотал он и, подъехав ближе, вопросительно посмотрел на нас.

— Нам нужно полностью экранированное помещение. Если здесь такого нет…

— Есть, — раздраженно сказал он, обводя рукой все четыре стены, пол и потолок.

— Отключите комп, даже аварийный контроль, а мы тут немного пошарим. Хорошо?

Он сердито засопел, но кивнул. Мы с Ником достали тонкие перчатки с вплавленными в них датчиками, надели очки, вставили в уши клипсы, а в гнезда на манжетах воткнули сенсоры. Ник направился к стене с дверью, я занялся той, что была справа от него. Ник закончил раньше — ему нужно было проверить меньшую площадь — обошел меня и принялся за следующую стену. Я посмотрел на Йолана. Тонкие линии в линзах очков искажали его лицо, а может быть, он и в самом деле злорадно улыбался. Я тщательно «просмотрел» всю стену, со стороны это выглядело так, будто я сметал с нее паутину или как если бы упражнялся в пантомиме, неуклюже изображая сцену поиска выхода из стеклянной клетки. Хейруд раздраженно фыркнул. Я закончил и повернулся к нему.

— Откройте стену с часами и выключите комп, — велел я.

Он со злостью ткнул пальцем в несколько клавиш. Открылась стена с несколькими десятками тысяч часов, затем комп жалобно пискнул и отключился. Я подошел к часам. Теперь я работал медленно, у меня начинали болеть руки, которые приходилось держать поднятыми. Только сейчас я понял, сколь тяжела была жизнь у кукольников и сколь тяжела она у тех, кто пытается воскресить древнюю область искусства, конструируя программируемых и управляемых на расстоянии марионеток. Я обследовал около двух тысяч устройств, когда клипса в моем ухе дрогнула и тихонько запищала. Что-то моргнуло в правом стекле очков. Я медленно переместился вправо и выключил акустический сигнализатор. Отойдя на полшага назад, я совершил руками несколько движений, похожих на пассы гипнотизера, но чувствительность переносного комплекта была слишком низкой. Я снова приблизился к стене и начал медленно и систематически ее обследовать. В конце концов очки радостно вспыхнули.

— Ник… — позвал я.

За спиной послышались его шаги, сразу же после тихо загудел двигатель кресла Хейруда. Ник выставил вперед руки и некоторое время двигал головой. Сбросив перчатки, он достал из кармана массивный портсигар и открыл его. Я вернулся к стене. Несколько раз повторив проверку, я окончательно убедился, что плоский «фрилекс», показывавший восемнадцать часов сорок две минуты семнадцать секунд, помимо сложного механизма, содержит в себе еще какой-то посторонний элемент. Я снял его и положил в портсигар. Ник закрыл крышку и убрал его"в карман. Мы завершили осмотр часов, затем подобному же обследованию подвергся пол, а затем потолок. Это заняло минут двадцать, но руки у меня болели так, словно я перетащил на них секвойю. Я свалился в кресло, Ник — чуть позже. Хейруд посмотрел на нас, а затем, словно приняв какое-то решение, подъехал к бару.

— Что-нибудь полегче… — не то спросил, не то утвердительно сказал он. — Если нам предстоит столь серьезный разговор…

— Для начала попрошу два пива, а потом полагаюсь на вас…

Сидевший ближе к Йолану Ник взял у него две банки и протянул одну мне. Они одновременно зашипели, открываясь, столь же одновременно вздохнули и мы, приняв в себя их содержимое. Именно так — ведущими себя словно два одинаково настроенных робота — представляют себе люди сотрудников государственной безопасности или ЦБР. Я ждал какого-нибудь шутливого замечания Хейруда, но он был либо умен, либо, по крайней мере, деликатен. Смешав три коктейля в высоких охлажденных стаканах, он поставил их на прикрепленный к тележке поднос и подъехал к нам.

— Пожалуйста, и слушаю вас.

Сперва я отпил из стакана. Даже не потому, что мне так уж хотелось выпить. Я десяток раз предварительно проигрывал этот разговор, и сам, и с помощью Саркисяна и Ника. И до сих пор не мог решить, в каком тоне его вести: требование, шантаж, просьба? Упирать на патриотизм, на честность ученого, на месть за подслушивание?

— Во время предыдущего визита я убедился, что вашим настоящим хобби и страстью является время. Вы признались, что вам хотелось бы иметь возможность путешествовать во времени. Или «по» времени, не знаю, как правильно говорить… Может, я спрошу прямо: это уже реально?

Он нахмурился и, не спуская с меня глаз, почесал округлое завершение бедра-культи. Так он сверлил меня взглядом секунд пятнадцать, продолжая чесать ногу. Это продолжалось так долго, что я начал подозревать, что он приводит в действие детектор лжи.

— Может, повторить вопрос? — предложил я.

Он молча перевел взгляд на Ника, но перестал чесаться, что освободило его от подозрений об укрытом в штанах детекторе.

— Вопрос я понял… — медленно проговорил он. — Вопрос я понял… — повторил он, явно желая выиграть время и продумать ответ. Я почувствовал, что сердце у меня забилось сильнее. Раз он не смеется, не таращит глаза, не смотрит на нас так, словно только сейчас заметил торчащие у нас из голов щупальца и половые органы вместо носов, был шанс получить от него правдивую информацию. Он поднял голову и широко улыбнулся. — А собственно, почему вы спрашиваете? Расскажите, — потребовал он.

— Хорошо, — сразу же согласился я. — Совершено преступление гигантского, неслыханного до сих пор масштаба. Если о нем станет известно, наша страна будет скомпрометирована на веки веков. Кто знает, не рухнут ли все наши союзы, будем ли мы достойны доверия, не отразится ли это на мировой экономике, соотношении сил и политической стабильности. Мы подозреваем, что преступление совершила некая группа из будущего. И это может стать началом кошмара. Если мы не ошибаемся, если кто-то в будущем стал обладателем рецепта идеального преступления, можно опасаться куда более худшего. Кто запретит ему появляться здесь и убивать, например, глав государств? Мы будем взаимно обвинять друг друга в нарушении договоров, пока какая-то из сторон не выдержит и не нанесет удар теми средствами, которыми она располагает. Остальное можете представить сами…

Хейруд смотрел на меня, прищурив глаза, будто оценивал истинность моих слов или искренность намерений. Время от времени он бросал быстрый взгляд на Ника, спокойно потягивавшего коктейль. Мне он не особо пришелся по вкусу, и я закурил, чтобы отбить его странный хлебный привкус.

— Гм… — наконец заговорил Хейруд. — Это… — Он говорил, чтобы заполнить тишину, а также потому, что мы явно ожидали его ответа, но, по сути, он все еще размышлял над моими словами. — Это звучит не слишком правдоподобно. Может быть, вы мне не все рассказали? — Я молчал. — Например, почему вы обращаетесь ко мне? Даже если действительно преступление совершили злоумышленники из будущего, то почему бы вам не привлечь кого-то другого? Почему вы полагаетесь именно на меня?

Я закурил и машинально потянулся к стакану, но тут же его отставил и посмотрел на Ника, который едва заметно кивнул.

— Я могу попросить просто виски? Или… — меня вдруг осенило, и я понял, откуда взялся странный привкус в коктейле, — или что-нибудь из магазина?

Йолан громко и радостно рассмеялся, словно я доставил ему приятный сюрприз. Он показал на бар, а когда я наливал себе в стакан порцию «Дэниелса», философски произнес:

— Как мы могли бы ценить коньяк, не зная, что такое самогон?

Я вернулся на свое место и глотнул. Ник спокойно отхлебнул из своего стакана; я восхищенно посмотрел на него.

— Мистер Хейруд… Я знаю, что вы интересуетесь временем, вы не делаете из этого тайны, и сами мне это сказали во время моего первого визита сюда, на базу. — Хейруд согласно кивнул. — Я также знаю, что вы сконструировали машину времени, или как она там называется…

— А вот это уже очень интересно. Ибо у меня, насколько мне известно, на этот счет несколько другая информация…

— Вы построите ее какое-то время спустя, через несколько лет. Не знаю точно, когда именно… Послушайте меня: ваш спонсор и работодатель, Марк Ричмонд Гайлорд, — гангстер. Крупная рыба в этих делах, даже очень крупная. Возможно, следовало бы говорить о нем «был гангстером». Он отходит или уже отошел от своих дел, но через какое-то время он придет к выводу, что честная жизнь богача невероятно скучна, и бросится в борьбу за власть над всем миром. Он уже будет иметь в своем распоряжении машину времени, и знаете, с чего он начнет? — Йолан покачал головой. — Он начнет с исправления собственного прошлого, чтобы облегчить себе будущее. Одновременно нынешний Гайлорд, естественно, не имея понятия о деятельности самого себя в будущем, вынудил меня заняться выяснением, кто ему мешает. Короче говоря, мне удалось встретиться с Гайлордом из будущего, откуда мне все это и известно.

Я сильно затянулся и глотнул из стакана с видом человека, сказавшего все, что он мог сказать, стараясь при этом выглядеть как можно более убедительно — мне не хотелось рассказывать действительно обо всем, а прежде всего о том, что мы с Саркисяном убили Гайлорда из будущего.

Хейруд снова вонзил ногти в культю ноги, уставившись в какую-то точку за моей головой. Я посмотрел на Ника — тот одобрительно кивнул — и тщательно стряхнул пепел. Наконец Йолан вернулся к реальности, глотнул своего «лунного» самогона и несколько раз фыркнул. Нос у него заложен не был, так что не было и повода увильнуть от необходимости занять ту или иную позицию.

— В других обстоятельствах… — начал он, но тут же поправился: — Впрочем, что говорить о других обстоятельствах, если они таковы, какие есть… Признаюсь, я работаю над транстаймом. Более того, у меня разработан достаточно подробный план устройства, но я не уверен… у меня нет абсолютной уверенности в том, что оно будет работать. Должно. Но, как видите, это лишь предположение плюс немалая вера. Я сделал наверняка больше, чем любой другой на Земле, но этого может не хватить. Что скажете?

— Принимаю… — медленно проговорил я.

— Так я и думал, — захихикал он. — Раз вы прилетели сюда вдвоем, то уж наверняка не для подстраховки. Скажите честно, а если бы я не согласился?

— Ничего не поделаешь, — честно ответил я.

— Я просил — честно!

— Так и было.

— Не было!

— Хорошо. Не было.

— Отлично! — обрадовался он. — Итак, мы знаем, чем располагаем. Я могу предложить теоретически действующий транстайм и некоторое количество добрых намерений. А вы?

Я пожал плечами и вынул изо рта сигарету, чтобы ответить, но меня опередил Ник:

— А у нас очень много добрых намерений. Возможно, лучшие добрые намерения во всем мире. Мы предлагаем также все возможности наиболее развитой страны на земном шаре для проведения испытаний вашего устройства. Считаем также, что и для вас это будет неплохая возможность.

— Наверняка, — быстро согласился Йолан. — Что ж, воспользуюсь возможностью. Помогу вам. И поблагодарите меня за то, что вам не нужно меня оглушать, связывать, пытать и тому подобное. Угу? — Он снова занялся своим несуществующим коленом. — Вы говорили, что встречались с Гайлордом? С тем, из будущего. И как он? Каким будет?

— Нехороший. Злой. Старик-параноик, воплощение жажды власти. На его совести несколько трупов. Достаточно?

— Даже так… — сказал он будто про себя, во всяком случае, куда-то в пустоту. — А вы? Просто поговорили, и все?

Он застал меня врасплох. Слишком рано я расслабился, услышав о его согласии. Прежде чем я успел открыть рот, я понял, что пауза продолжалась слишком долго. Теперь он не поверит ни одному ответу, за исключением правдивого.

— Тот будущий Гайлорд… он мертв, — пробормотал я.

Хейруд перестал чесаться и замер с рукой на культе, уставившись на меня неподвижным, остекленевшим взглядом.

— Я с ним разговаривал, — сказал он. — Он предупреждал меня о вас.

— Знаю. Но это было четыре месяца назад, сразу же после того, как я ему все рассказал.

— Да?! — Впервые с начала разговора он был удивлен по-настоящему. — И вы не боитесь мести?

Я пожал плечами. У этого жеста есть то преимущество, что его всегда можно воспринимать по-разному. Чаще всего спрашивающий сам выбирает подходящий вариант.

— Ну, тогда и я рискну. — Хейруд вздохнул, подкатился к бару и смешал себе еще один лунный коктейль, после чего вопросительно посмотрел на Ника, который отрицательно махнул рукой. Я повторил тот же жест. — Придется перебраться с этой базы на главную… — сказал он, глотнув свежей смеси.

— Нет. Вы должны вернуться на Землю.

— О нет! — Он со стуком поставил стакан на стол. — Я привык к пониженной гравитации…

— Мистер Хейруд! — Ник затушил сигарету и встал. — Достаточно одних транспортных проблем, чтобы исключить возможность постройки этой машины здесь. Не говоря уже о том, что стартовать нам придется с Земли. И наверняка только там… — он ткнул большим пальцем в пол, под которым, по его мнению, находилась Земля, — мы можем вас со стопроцентной надежностью защитить.

Йолан Хейруд набрал в грудь воздуха и медленно выдохнул. Разговор с обладателем рационального мышления имеет свои несомненные преимущества. Хейруд удовлетворял этому условию. Следующие пятнадцать минут мы потратили на согласование условий.

Четыре часа спустя он позвонил мне в комнату и сообщил, что закончил все свои дела на Луне. К этому времени мы успели переговорить с Саркисяном, а также передать исходные данные для снабженцев ЦБР и привет Пиме и Филу. Судя по всему, они неплохо себя чувствовали на военной базе в Алькаметче. Кроме того, мы успели выпить еще одну небольшую фляжку, смеясь и хлопая друг друга по спине. Так мы развлекались около часа, после чего Ник церемонно попрощался, и я остался один. Сварив в кухне кофе, я вернулся с термосом в комнату. Выпив несколько чашек, я выдержал несколько минут под ледяным душем и вернулся обратно как раз в тот момент, когда почувствовал, что мне хочется курить. Я отдался своему любимому занятию — после хорошего дня, дня, когда мне удалось что-то сделать, я любил просматривать события этого дня на находившемся где-то в мозгу экране. Я не питал никаких иллюзий, зная, что это не более чем самолюбие, но и не видел причин его не щекотать, если, во-первых, оно этого требует, и во-вторых, если есть за что. Прошло минут двадцать, и я уже почти завершил сеанс сладостного самоанализа, когда раздался мелодичный звонок, и сразу же, еще до того как я успел среагировать, послышался голос Энн:

— Можно войти?

Я вскочил. Она быстро скользнула в комнату мимо меня, упала в кресло и вытащила из бокового кармана фляжку, такую же, как та, что полчаса назад прикончили мы с Ником.

— Мне нужно… — мрачно сказала она, глядя в пол, и повернула пробку столь решительным движением, что если бы та не поддалась, то оторвалось бы горлышко бутылки. Сделав большой «мужской» глоток, она посмотрела на меня и покачала головой. — А тебе, как я вижу, не нужно… На этот раз тебя в чувство приводить не надо, — заявила она.

— Зато я рад, что тебя надо, — сказал я, впрочем, совершенно искренне.

Она попыталась было отхлебнуть еще, но вместо этого разразилась рыданиями, протянула мне свою фляжку и, если бы я ее сразу же не подхватил, выпустила бы ее из руки, не заботясь о чистоте пола. Закрыв лицо одной рукой, другой она выхватила из сумочки огромный платок и начала обильно поливать его слезами. Найдя в шкафу вторую чашку, я налил в нее кофе и добавил немного коньяка.

— Погаси свет! — приказала Энн, не поднимая головы.

Я подчинился. Прежде чем я вернулся в кресло, она успела скрыться в ванной. Я закурил еще одну сигарету, в числе прочего и затем, чтобы Энн не пришлось искать меня в темноте. Ей и не пришлось. Сегодня у меня был день, когда реализовывались все мои планы и намерения. Она без труда нашла меня, уселась ко мне на колени и уткнулась лицом в шею возле уха.

— Не хочу на Землю, — услышал я.

— Гм?..

— Там о людях можно только почитать, а здесь они еще есть.

— Гм???

— Да! Сюда прилетают те, у кого еще не атрофировались такие черты, как преданность, искренность, самоотверженность…

— …а также терпимость, жертвенность, свобода, равенство и братство. Кто тебе наговорил такую чушь?

Она немного помолчала, затем тяжело вздохнула. Я вдруг с некоторым удивлением осознал, что моя правая рука лежит на ее груди. Я осознал также, что центральную часть этой груди составляет твердеющий сосок.

— Только не говори мне, что на Земле я тоже все это найду. Может быть. Только там мне придется искать, а здесь оно почти под рукой. Теперь, когда Йолан уедет…

— Как психолог, ты должна радоваться, что возвращаешься в рассадник всех возможных болезней. Здесь ведь тебе нечего было делать.

Теперь на грудь Энн легла моя левая рука, другая же скользнула вниз по крепкому, твердому животу. Девушка вздохнула и поджала ноги. Я коснулся ее ступни. Мне удалось найти губами губы Энн, рука сама заинтересовалась строением лодыжки, внешней поверхности бедра, внутренней поверхности бедра… Кожа с внешней стороны бедер была гладкой, напряженной, холодной; с внутренней — шелковистой, мягкой и горячей. Мои пальцы перемещались по ней с некоторым сопротивлением, словно она пыталась к ним прильнуть. Мышцы под кожей дрожали, напрягались и расслаблялись. Энн на несколько секунд оторвалась от моего рта.

— Неужели на самом деле лишь постель утешает по-настоящему? — спросила она.

Ответить я смог лишь минуты через две или три, когда она снова отодвинулась от меня:

— Если природа обеспечила человеку, единственному существу на Земле, состояние перманентной течки, то что-то, видимо, она под этим подразумевала. Надо полагать, то, что этим следует пользоваться.

— Твой цинизм…

— Знаю! — прервал я ее, слегка разозлившись из-за начинающейся дискуссии и одновременно сознавая, что сам в ней увязаю. — Я не подхожу для Луны, для этого рая, населенного самыми благородными в мире людьми! Поговорим об этом позже…

Я поднялся с кресла, держа Энн в объятиях, уложил ее на койку и сбросил одежду. Когда я ложился рядом с ней, она прошептала:

— Не ложись. Ведь мы же на Луне. На Земле это будет не так легко…

Это была прекрасная идея. Мы использовали возможности своих легких и сильных тел по максимуму, во всяком случае, я не помню, чего мы не делали. За два часа до отлета челнока Энн убежала в ванную, а потом, пока я дремал, выскользнула из комнаты. Это тоже была прекрасная идея. Альтернативой было малоприятное прощание, обязательства, обмен телефонами…

Полтора часа спустя, когда я ехал на вездеходе к челноку, я вспомнил свой первый визит на базу и то, что, когда я с нее уезжал, в одном из иллюминаторов несколько раз мигнул свет. Тогда я решил, что это Энн прощается со мной. Я прильнул к окну и стал ждать. Большинство иллюминаторов были темны, а те, которые светились, вели себя вполне последовательно. Ничто не мигало и не прощалось со мной. Ну и хорошо.

* * *

На поле терминала нас ждали два оборудованных по последнему слову техники микроавтобуса. В один мы усадили Хейруда, в другой сели я, Ник и Саркисян. Спереди нас страховала машина с агентами ЦБР, другая прикрывала нас сзади. В туннеле произошла рокировка — «скорая» с Хейрудом поменялась местами с нашей, а к конвою присоединилась еще одна. Возможным киллерам или похитителям пришлось бы теперь уничтожить все пять машин, чтобы быть уверенными в успехе. Быстро, но не возбуждая ненужного любопытства, мы поехали по сквозной дороге. Прежде чем мы успели добраться до ее конца, врач сумел привести в действие резервы, имевшиеся в моем и Ника организмах, так что мы могли поделиться с Дугом впечатлениями и планами, а также выслушать отчет о том, что удалось сделать ему. Что касается меня, то я опустил в своем рассказе последние четыре часа пребывания на земном спутнике. Ник, несмотря на кислород и введенную ему смесь препаратов, выглядел скверно; он молчал и лишь водил по сторонам взглядом, словно спрашивая, где здесь бар.

— Расскажу вкратце, что мы имеем. Во-первых, Скайпермен у нас. Уже полтора суток его пытают аналитики. Ему выпустили столько крови, что он, похоже, не в состоянии самостоятельно передвигаться, зато взамен они обещают с максимальной точностью определить скорость старения его организма. Мы сможем более или менее точно вычислить, из какого времени он к нам прибыл. Нам удалось также найти несколько человек, видевших какую-то рабочую машину, явно принимавшую участие в маскировке оврага. Пока больше ничего у меня нет, кроме осознания того факта, что сегодня четырнадцатое марта, и до выставки остается четыре недели.

Он протянул руку к пачке газет, прикрепленных к стене «скорой» массивным зажимом, выдернул их и бросил мне на колени.

— У тебя что, есть ко мне какие-то претензии? Он потер лоб рукой и причмокнул губами, недоверчиво качая головой.

— Извини. Меня все это настолько… — Он едва удержался от нецензурного выражения. — Хейруд обещает что-нибудь конкретное?

— Знаешь… Честно говоря, мы не сказали ему, сколько у него времени. Он достаточно в себе уверен, а я боялся, что если скажу ему, что он должен уложиться в три недели, он ответит: «Господа… да вы вообще в своем уме?» Да, это страусиная тактика, но мне кажется, что главное — чтобы он был здесь. Может, ему удастся подключить к делу какого-нибудь другого гения? В конце концов, у нас есть несколько человек, которых мы вытащили из Кратера Потерянного Времени.

— Посмотрим. Через час мы будем на базе. Сразу вызываем его на откровенный разговор, и пусть наконец хоть что-то решится… — Он что-то еще добавил, но слишком тихо и неразборчиво.

Я почувствовал усталость — дало о себе знать недосыпание, которое я не успел наверстать ни в орбитальных модулях, ни на челноке. Возможно, среди медикаментов оказались и какие-нибудь снотворные таблетки. Я увидел, как Ник широко зевнул, присоединился к нему и секунду спустя заснул. Саркисян разбудил меня, тряхнув за плечо.

— Позвать санитаров с носилками? — спросил он.

Я прислушался к самому себе и отказался. Ник тоже выглядел вполне бодро. Мы вышли из «скорой», припаркованной у самого входа в одноэтажный ангар. Дуг пошел впереди. Я огляделся, но база, видимо, была достаточно большая, если Фил еще не успел добраться сюда, в место, где происходило что-то интересное. Разве что где-то еще происходило нечто более интересное. Я несколько опасался за оружейный склад, но сейчас было не до того.

Хейруд ждал нас в своем кресле. Я представил ему Саркисяна и скромно отошел к стене.

— Мистер Хейруд, вас ввели в курс дела. Если что-то кажется вам неясным, то я вас слушаю…

— Нет. — Йолан покачал головой. — Подробности, так сказать, криминального характера никак не влияют на остальное. Они меня просто не интересуют. Для меня существенны лишь технические детали.

— Сейчас здесь будет мой представитель по техническим вопросам. Сообщите ему перечень всего, что вам необходимо. Можете требовать практически все, что угодно. Однако при одном условии: вы должны уложиться в три недели.

— Ладно, — небрежно бросил Хейруд.

Я услышал, как грохнулись на пол три громадных камня, а наши сердца, освободившись от них, забились легко и радостно.

— Прекрасно, — спокойно сказал Саркисян. — Вы знаете кого-нибудь, кто мог бы вам помочь в работе?

— Мне нужны лишь двадцать хороших техников. Перечень оборудования я передам вашему представителю. Кое-что трудно будет достать, но спешка стоит денег. — Он пожал плечами. — Ничем не могу помочь.

— Вы обратили внимание, что я назвал срок в три недели? — уточнил Дуг.

— Конечно.

— Значит ли это, — не выдержал я, — что ваше устройство давно уже готово?

— Уже три года, — сказал он. — Правда, на бумаге. Однако мне приходилось скрываться от Гайлорда, и я, сам не знаю почему, решил пока никого в эту тайну не посвящать. Поэтому я потихоньку воровал у работодателя деньги на постройку небольшого прототипа. Но раз уж вы хотите сразу большой, то это еще лучше.

— Превосходно, — подытожил Саркисян. — Таким образом, в течение трех недель… — он все еще не мог поверить в собственное счастье, слова Хейруда его ошеломили, он забыл обо всех текущих и будущих проблемах, — вы сконструируете для нас устройство, с помощью которого можно будет путешествовать во времени. Так?

— В одну сторону.

— В одну? — повторил Саркисян. — То есть как — только туда? — Он махнул рукой.

— В одну сторону — значит, в будущее. И, естественно, обратно. Я мог бы… наверное, мог бы сделать устройство, перемещающееся в прошлое, но не за столь короткое время…

— Гайлорд говорил мне другое… — вмешался я. — Будто бы вы ему сказали, что путешествовать в будущее невозможно.

— Раз он так говорил, то наверняка я так ему и сказал.

— Почему?

— А я знаю? Я не могу сказать, почему я поступаю так, а не иначе. Может, я не хотел, чтобы Гайлорд о чем-нибудь узнал или что-нибудь у меня отобрал. Не знаю, причин может быть тысяча…

— А вы не могли бы мне попроще объяснить, почему вы можете сделать транстайм только для перемещения в одну сторону?

Хейруд поскреб несуществующее колено, пошевелил челюстью и губами, словно откусил себе язык и сейчас пытался его проглотить.

— Попроще? Нет. Или… Видели когда-нибудь железнодорожные пути? Старые, с рельсами и шпалами? Ну, вот примерно так оно и есть. Ничего лучшего мне в голову не приходит. Можете еще, чтобы понять, почему я не могу перемещаться в обоих направлениях, представить себе какие-нибудь заусенцы на рельсах, которые не позволяют колесам вращаться в обратную сторону.

— У меня есть еще вопрос. — Я встал и подошел к нему. — Представим себе, что нам удалось построить машину и мы отправляем в будущее команду, которая возвращает украденное. Это становится фактом. Так не дурак ли преступник, идущий на ограбление, которое через пару недель окажется неудачным? Ведь нет ничего проще, чем заглянуть в подшивки газет и узнать, что была совершена кража, а какое-то время спустя украденное было возвращено. На месте злоумышленника я вообще бы не стал даже пытаться. И второй вопрос — раз уж он за это взялся, не означает ли это, что у нас ничего не получится? Что он знает финал? Знает о своем успехе и нашем поражении?

— Не-ет… Все не так. Каждое путешествие во времени, если оно не сводится лишь к наблюдению, обязательно вносит определенные изменения в действительность. Представьте себе несколько сотен параллельных линий. Соедините несколько десятков из них идущими наклонно отрезками. Теперь допустим, что одна из этих линий — наше время, наш мир. Мы перемещаемся по прямой, а после вмешательства перепрыгиваем по наклонному отрезку на параллельную линию. Это не параллельный мир, это все тот же наш мир, но несколько изменившийся. Вы сами говорили, что Гайлорд, начав пытаться изменить собственную жизнь, запутался в последствиях своих действий, что подтверждает справедливость теории. Достаточно? — обратился он ко мне.

— Да. По крайней мере, пока. Спасибо.

Открылась дверь, и вошел «технический представитель» Дуга. Я вышел из комнаты. Ко мне присоединился Ник, а две минуты спустя Саркисян.

— Идем, покажу тебе, где ты живешь, — сказал он.

Мы потащились по неровной улице, расширявшейся и сужавшейся каждые полтора десятка метров. Мне выделили половину дома, стоявшего на вершине солидных размеров бункера. Едва мы вошли, едва Феба успела потрепать всех за штанины, а Фил — покрыть липкими поцелуями наши щеки, кто-то позвонил в дверь, и на пороге появился сержант, напоминавший сухое спагетти.

— Просьба носить эти датчики с собой. — Он сделал два шага вперед и вытянул руку с тремя желтыми бусинками. — Это касается миссис Пимы Йитс, мистера Оуэна Йитса и мистера… Фила Йитса.

Он явно не знал, кто есть кто. Я помог ему, забрав у него бусинки.

— Если раздавить датчик, будет выслан патруль… — произнес сержант, прежде чем я успел ему помешать.

Он ждал, когда я раздам датчики. Я отдал один Пиме, сунул свой в, карман и, вздохнув, пристегнул третий Филу. Саркисян, неверно истолковав мое замешательство, показал свою бусинку и дал одну Нику. Полное фиаско.

— Через час буду рад видеть тебя… — сказал он Пиме и перевел взгляд на меня, — и тебя в моем жилище. Надо же когда-нибудь поболтать на общие темы. Заодно представлю вам своего только что завербованного сотрудника. — Он кивнул Нику: — Идем.

Час спустя, в соответствии с инструкцией, мы направились к зданию, где устроил себе логово Саркисян. Мы прошли метров пятьсот, когда внезапно взвыла сирена, а на крыше нашего дома начал пульсировать ярко-синий фонарь. Я вырвал палку, которую держала в зубах Феба, со всей силы швырнул ее вперед, схватил Пиму за руку и бегом потащил за собой.

— Бежим! — заорал я. — Фил решил проверить, как работает датчик. Пусть сам объясняется.

— Может быть… — крикнула в ответ Пима, мчась рядом со мной, — в конце концов… кто-нибудь его отлупит как следует!

Больше всех радовалась бежавшая рядом с нами Феба. Никого, как позже выяснилось, не отлупили. Я утратил всяческое доверие к военным.

* * *

На следующее утро я решил помучить сына, заодно разобравшись с кое-какими вопросами внутрисемейной интеграции. Сначала мы пошли с Филом на полосу препятствий. (Два часа спустя я вспомнил, что, когда я, выходя из дома, заговорщически подмигнул Пиме, она не ответила мне тем же — ее взгляд выражал скорее сочувствие.) Я включил полосу и показал Филу, как преодолевать устраиваемые компом ловушки. Прежде чем я восстановил нормальный пульс и дыхание, Фил прошел полосу дважды. Проход был не вполне чистым, но стремление к совершенству было чуждо моему сыну. Потом мы пошли в тир. Полтонны малокалиберных пуль улетели в ясное небо и чуть меньше — в пулеприемник. Потом мы прокатились на нескольких боевых транспортных средствах, прыгали с парашютной вышки, лавировали в огнеупорных комбинезонах среди столбов пламени, метали ножи и стреляли из арбалетов, обедали в офицерской столовой…

Дома я упал на диван и закрыл глаза. Фил громко рассказывал Пиме о своих впечатлениях. Я слушал его отчет со снисходительной усмешкой, отмечая существенные различия между фактами и его рассказом, когда внезапно услышал:

— Ага! Мы собирались пойти с папой кататься на скейте!

Лишь несколько секунд спустя до меня дошло, что означают эти слова. Я вскочил и бросился к двери, но столкнулся с Филом, державшим перед собой доску на роликах.

— О! Ты уже не спишь? Здорово. Идем!

— Фил… Сжалься, ведь сегодня ты уже немного развлекся? — пробормотал я.

— Немного… — согласился он. — Но ты обещал, что, как только у тебя будет свободный день, мы пойдем кататься.

— Может, все-таки не сегодня, а? Кроме того, здесь нигде нет ровного склона!

Я посмотрел над его головой на Пиму. В ее глазах я увидел все то же сочувствие, что и утром, но не более того. Фил набрал в грудь воздуха.

— Есть такой склон! — заорал он. — К бассейну!

— К бассейну? Ты что, думаешь, я спущу воду лишь затем, чтобы ты мог покататься на скейте?

— А почему нет? Я знаю, где кран, чтобы спускать воду…

— Даже не пытайся! — крикнул я. — Мало тебе было вчерашнего скандала?

— Какого скандала?

— За то, что раздавил датчик. Тебя патрульные разве не отругали?

— Нет, — удивленно ответил он.

— Не-ет? И что же ты им сказал?

— Сказал, что хотел проверить эту бусинку, мало ли, вдруг она не работает…

Я снова посмотрел на Пиму, но в ее взгляде ничего не изменилось. Вздохнув, я взял фуражку.

— Ладно! — рявкнул я. — Идем, спустим воду.

— Урррааа! — Фил подпрыгнул и вцепился в мои нагрудные карманы. Ткань затрещала. — Папа, любимый!

— …а потом опрокинем парашютную вышку, расстреляем танки, разморозим холодильную камеру…

— А зачем? — серьезно спросил он. — Ты же сам говорил, у каждого развлечения есть свои границы. — Он спрыгнул на пол и внимательно посмотрел на меня. — Что ты сказал? А, можешь не говорить, я и так слышал. Ты сказал: «Убить тебя мало», верно? Идем? Фе-е-ба!..

* * *

— Оуэн, можешь ответить мне на один вопрос? Я посмотрел на Дуга. Мы сидели вдвоем в комнате,

Ник отсутствовал по каким-то своим делам. Я поморщился, пожал плечами и махнул рукой. Все это должно было означать: «Если надо. Но лучше не стоит». Похоже, он понял лишь первую часть пантомимы.

— У тебя есть претензии к Хейруду?

— Дуг, чтоб тебя… Это имеет какое-то значение?

— Может, и нет. Но ты сам постоянно твердишь, что, замышляя серьезное дело, нельзя пренебрегать мелочами, которые могут его провалить.

— Если бы все так прислушивались к моим словам… Действительно, Йолан Хейруд не слишком мне нравится.

— А причина?

— Любишь же ты до всего докапываться… Просто, если бы Хейруд не создал этот свой транстайм, не было бы и ограбления. Не говоря уже о Гайлорде, которого я убил и с которым теперь разговариваю, от чего у меня каждый раз спина покрывается инеем… Короче говоря, я не люблю безрассудства. Хейруд прежде всего обязан был задуматься о том, может ли, и каким образом, его изобретение повредить миру. Чем важнее ты и умнее, тем больше и чаще ты должен об этом думать. Чем выше кто-то поднимается над серой массой, тем он опаснее именно для нее, для мира, поскольку мир — это и есть серая масса.

— Ну… не могу не признать, что в чем-то ты прав… Но ведь нельзя предвидеть всех возможностей того, как будет использовано изобретение…

— Может, и нельзя, но нужно! Что мне с того, что Маркс передо мной извинится?

— Кто?

— Никто, это старая шутка.

— А ты учел, что следовало бы подумать, что важнее: применение изобретения на пользу обществу или его личное использование в каких-либо преступных целях? Ведь, рассуждая так, как ты, можно было бы сказать, что авторучка, используемая для написания анонимных писем, стала причиной многих человеческих трагедий. Не буду тебе напоминать, чем грозит специфическое применение вакцины от СПИДа… Можно и так…

— Это другое дело. Здесь же мы по определению имеем опасную игрушку. Скажи, кому и зачем нужна машина времени? Особенно если ее использование каждый раз влияет на наш мир. Подглядывание и воровство, ничего другого мне в голову не приходит.

— Что касается первого — это лишь развлечение.

— Знаешь, мой любимый писатель конца прошлого века создал образ героя, автора шуточных фантастических рассказов. Так вот, этот автор как-то раз рассказывает такую историю. На планете Одальну живут проститутки, которые в состоянии удовлетворить сексуальные запросы любого существа. Некий землянин попадает на Одальну и, вспомнив рассказы случайного знакомого, решает воспользоваться услугами этих меняющих форму дочерей Коринфа. Кроме способности менять внешность, они могут размещать свои половые органы в любом месте тела, а легенда гласит, что даже и за его пределами. Наш герой пользуется возможностью развлечься с таким существом, затем проваливается в сон, полный фантастических воспоминаний, а когда просыпается, чтобы удовлетворить свои физиологические потребности, оказывается, что его члена нет на месте. Он обнаруживает его под правым коленом, мчится к местному врачу и узнает, что последствием безумных, единственных в своем роде забав с одальнуанками является так называемый блуждающий член, который перемещается с периодичностью примерно в двое суток. Это заболевание неизлечимо, не помогает даже кастрация. Член исчезает в одном месте и появляется в другом, совершенно непредсказуемым образом.

Я встал и подошел к двери. Еще до того, как я успел до нее дойти, меня догнал вопрос Дуга:

— А мораль? — Он подождал три секунды и добавил: — Не играй с незнакомыми игрушками, если не хочешь ходить с хреном на лбу?

— Отлично! — Не оборачиваясь, я хлопнул несколько раз в ладоши и взялся за ручку.

— Оуэн? Я читал все, что написал Воннегут-младший, и не помню, чтобы Килгор Траут рассказывал подобную историю.

— Я имел в виду другого знаменитого писателя, Е. Т.

— Е. Т. — это инопланетянин из фильма!

— Ну тогда, может быть, Е. Д.?

Я толкнул дверь и вышел. Она закрылась за мной, заглушив голос Саркисяна. Впрочем, то, что я успел услышать, не предвещало интересного продолжения.

* * *

Два дня я провел с Филом, с удивлением отметив, что в его на первый взгляд нестандартных запросах не так уж и мало истины. И в самом деле — почему бы не спустить воду из бассейна, если в нем все равно никто не купается? Я вспомнил свое детство, сопровождавшееся множеством запретов. Может быть, именно поэтому я до сих пор не в состоянии расслабиться и развлекаться на полную катушку. В итоге я понял, что дети, хотя и кажутся нам лишенными тормозов или даже разума, руководствуются своеобразной логикой, которая вовсе не является столь уж идиотской, извращенной и невообразимой. Во всяком случае, мы с Фил )м начали друг друга понимать. Впрочем, он взрослел с каждым днем.

Вечером, когда я пытался, пользуясь его отсутствием, поделиться с Пимой своими последними впечатлениями, позвонил Дуг и пригласил меня к себе.

— Стая наших стервятников наконец установила предположительный возраст Скайпермена на момент его смерти, — сообщил он. — С точностью до четырех лет. Итак, ему было сорок четыре, плюс-минус два года, что дает нам две тысячи семьдесят второй год. Плюс-минус два, черт побери.

— Значит, нужно нацеливаться на две тысячи семьдесят четвертый? — не то подтвердил, не то спросил я.

— Да.

— А что Хейруд?

— Ему уже все равно, «куда» нас доставить. Он полон оптимизма, радостно потирает руки и говорит: «Fortes fortuna adiuvat».

— У тебя есть претензии к Хейруду? — язвительно спросил я.

— Сейчас он будет здесь. Немного злился, что мы отрываем его от каких-то расчетов или еще чего-то, но обещал прийти.

Мы с Дугом почти одновременно кивнули. Ник фыркнул, словно удивляясь нашему столь ничтожному интересу к происходящему, но он был неправ — невозможно две недели жить с нервами, натянутыми, словно провода высокого напряжения морозной зимой. Возбуждение спало, осталось лишь томительное предчувствие чего-то важного, что должно произойти в будущем. И это что-то явно приближалось.

— Он говорил что-нибудь более конкретное, чем латинские изречения? — спросил я лишь затем, чтобы прервать молчание. После нескольких суток, проведенных в обществе Фила, каждые несколько секунд тишины я воспринимал как предвестие беды.

— Немного. Немного… — произнес Саркисян таким тоном, что кто-нибудь не знающий английского мог бы подумать, что он крепко выругался. — Он прямо-таки светится от оптимизма, после того как мы провели вторую линию высокого напряжения и достали второй комплект сердечников для стартболических конденсаторов. — Он посмотрел на меня. — Кстати, этот твой болтолог успел спрятаться под брезентом на пути от ворот к лаборатории.

— А, так это ты его так назвал? — обрадовался я. — Вчера он явился ко мне за объяснением, кто такие болтологи, но какие-либо дальнейшие показания давать отказался. Видимо, почувствовал, что прозвище не слишком лестное…

— Кровь от крови… — рассмеялся Дуг. — Я назвал его так, когда он удивился, что я не хочу отвечать на его четырехсотый вопрос. У меня просто не было больше сил…

— Не оправдывайся, — я махнул рукой.

Ник хотел что-то добавить, видимо, он тоже вынес некоторый опыт из общения с проклятием военной базы в Алькаметче, но тут тихо открылась дверь, и вкатился на своей коляске Хейруд. Вид у него был раздраженный, словно у патологоанатома, которого оторвали от особо аппетитного трупа трехголового слона. Он объехал стоявшего у него на пути Ника и затормозил у меня за спиной.

— Мистер Хейруд… Гм… — начал Дуг.

— Мне нужно еще восемь дней, — прервал его Йолан. — Через восемь дней можно будет стартовать.

— Через четырнадцать дней открытие выставки, — мягко напомнил Саркисян.

— Это не имеет значения!

— В предположении, что транстайм будет работать, — вмешался я.

— Будет!

— Ну, в таком случае, может быть, потратим несколько минут на то, чтобы услышать, откуда у вас такая уверенность? — Я повернулся в кресле так, чтобы сидеть лицом к лицу с Хейрудом. — Не поймите меня превратно, но от работоспособности вашего устройства зависит успех всего нашего плана.

— Не совсем так. — Хейруд растянул губы в улыбке, но в остальном выражение его лица не изменилось. — Если бы у вас были другие следы, вы бы вели следствие по двум направлениям, так что не обвиняйте меня в том, будто я вас в чем-то торможу.

— Железная логика! — похвалил Саркисян. — Правда, вы несколько опережаете события. И никто вас ни в чем не обвиняет, даже напротив, вы наша последняя спасительная соломинка. А знаете ли вы, как больно терять надежду?

— Подождите спокойно несколько дней…

— Ладно, давайте по-другому, — не выдержал Ник. — Вы уже завершили теоретический этап разработки?

— Нет.

— Ваша теория складывается из элементов, уже проверенных на практике? Можно сказать, что все вместе должно работать, поскольку работают его отдельные составные части?

— Нет.

Следующий вопрос, который звучал бы примерно так: «Так с чего тогда, …, ты, …, уверен, что это … будет работать?», повис в воздухе, но так и не был задан. Может быть, потому, что каждый из нас заменил бы многоточием разное количество слов. Хейруд снова улыбнулся.

— Я просто знаю, что оно будет работать, и все.

— Один парень, — сказал я, зная, что ни Ник Дуглас, ни его шеф Дуглас Саркисян не в состоянии сказать ничего более умного, — после нескольких кружек пива пошел в сортир, поскольку знал, что иначе…

— Я сказал, что через восемь дней вы сможете стартовать! — прервал меня Хейруд. — За два дня до этого мы проведем пробный запуск, может, пошлем какую-нибудь мышь или что-то в этом роде. Восемь дней. А если транстайм будет работать, можно будет провести бесчисленное множество испытаний. Мы настроим его так, чтобы он возвращался в ту же самую минуту, из которой стартует. Это же очевидно…

В словах Хейруда зазвучали новые, показавшиеся мне не слишком приятными нотки. Я решил дать шанс Саркисяну, и он им воспользовался.

— Говоря о мистере Йитсе, — медленно проговорил он, — вы имели в виду нечто конкретное?

Хейруд несколько раз кивнул, не отрывая от меня злорадного взгляда. Я решил слегка ему подыграть. В конце концов, он строил для нас машину времени.

— Как я догадываюсь, вы ставите условие, чтобы путешествие во времени совершил я?

— Да, — небрежно бросил он.

Я кивнул, словно говоря: «Вопросов больше не имею».

— Это невозможно, — сказал Саркисян, четко выговаривая каждую гласную. — Мистер Йитс с точки зрения закона является лицом посторонним. По ряду причин он участвует в операции, но в будущее отправится не он…

— Поспорим? — дерзко спросил Хейруд, не сводя с меня взгляда. Я смотрел ему в глаза, но видел, как Саркисян готов взорваться у него за спиной. Впрочем, не увидеть этого было трудно.

— Мистер Хейруд, — быстро вмешался я, чтобы остановить Дуга, — хочет лично рассчитаться со мной за один разговор, в котором я подверг сомнению право ученого на деятельность без контроля со стороны каких-либо организаций или коллективов. Поэтому мистер Хейруд хочет, чтобы я совершил это путешествие и убедился, что в нем нет ничего опасного, или, по крайней мере, чтобы я признал, что обязан этим путешествием ему. Этакая полемика с Фомой неверующим…

— Меня это не волнует! — Саркисян встал между мной и Хейрудом и навис над ученым, упираясь руками в колени. — Личные счеты меня не интересуют…

— Оставь, Дуг, — перебил я. — Ничего не выйдет, мистер Хейруд не уступит. А я, честно говоря, в любом случае сражался бы за билет в будущее. Так может быть, сделаем проще и решим, что поеду я? Хорошо?

Саркисян медленно выпрямился и повернулся ко мне. Мне трудно было бы описать выражение его глаз. Похоже было, что он хочет слишком многое сказать сразу, чувства бурлили в его взгляде, словно толпа демонстрантов, выкрикивающих каждый свой лозунг. Я воспользовался тем, что он заслонял меня от Хейруда, и заговорщически подмигнул, но едва все не испортил, поскольку взгляд его стал еще более яростным. В конце концов он сверкнул своими голубыми глазами и секундой позже успокоился. Я был полон восхищения — нормальный человек закоптил бы потолок, выпуская из себя серу, огонь и дым, а Дуг просто тихо выдохнул и отошел на шаг назад. Я отметил про себя, что нам нужно как можно быстрее поговорить. Мы не сумели предвидеть всех возможных вариантов игры с Хейрудом, и теперь получили урок. Еще одного допустить было нельзя.

Хейруд перестал сверлить меня взглядом, посмотрел на Саркисяна и взялся за рычаг коляски. Прежде чем выехать из комнаты, он остановился и вежливо спросил, нет ли у нас к нему еще каких-нибудь вопросов. Ему ответил один только Дуг — «нет». Получилось достаточно изящно, да и зачем нам всем было брать на себя тяжесть греха лжи?

После четырех часов напряженной работы наклонный спуск, ведший в обширную наполненную водой яму, был готов. Кропер и Ленок, новые знакомые Фила, сержанты универсального взвода спецвойск, продемонстрировали класс, съехав туда стоя. Я скатился один раз, лишь затем, чтобы доставить удовольствие мальчишке, и, усталый, свалился в тени с несколькими банками пива. Солнце грело неожиданно жарко для этого времени года, но настроение у меня было скверное. Подошли Саркисян с Дугласом. Дуг присел рядом со мной, Ник выпил пиво стоя.

— Что-то случилось, или у вас просто ко мне дело? — спросил я.

— Завтра пробный запуск, — сообщил Дуг замогильным голосом.

— Я в нем участия не принимаю…

— Нам надо поговорить, — прервал он меня. — Нужно продумать пару вопросов. Я убежден, что у тебя есть какой-то план, но вряд ли помешает, если мы обсудим его втроем, чтобы избежать возможных сюрпризов. Отставить споры, и за работу!

Я посмотрел на свои ладони. Правую украшали два волдыря, на левой пересеклись две царапины. Что-то щелкнуло у меня в позвоночнике.

— Повтори, — пробормотал я. — Я соскучился по таким словам…

Поднявшись, я повел их домой. Не успев перешагнуть порог, я услышал, как Фил спрашивает одного из сержантов, получится ли сделать кувырок назад и приземлиться на голову. «Нет, — последовал быстрый ответ, — можно сломать шейные позвонки». — «Ага», — сказал мой сын, но таким тоном, что Кропер, скорее всего, покраснел от стыда. С трудом подавив смех, я показал Дугу и Нику на кресла и заказал у Пимы кофе.

— Ты прав, — сказал я Саркисяну. — Я немного подумал, и кое-что показалось мне весьма важным. Хотел прийти с этим к тебе после испытания… — Я открыл бар и продемонстрировал им его стеклянное нутро. Саркисян отказался. Закурив, я осторожно сел на диван и повертел шеей, но легче от этого не стало. — Я представил себя в будущем, отстоящем на тридцать лет, и знаете, что в этом самое опасное?

— Незнание, — тотчас же ответил Ник.

— Именно! Мы понятия не имеем, как себя вести, но, черт побери, в конце концов, можно выдавать себя за чудака. Нужно, однако, знать, как поступать в незнакомом мире.

— Документы! — снова вмешался Ник.

— Так точно… документы и деньги.

— Деньги — не проблема, — махнул рукой Дуг.

— Конечно, откроешь мне счет на какой-нибудь пароль. Имея деньги, я могу получить необходимые бумаги, но в любом случае это займет какое-то время, и я могу угодить в переплет. Поэтому… — я поднял палец, — ты сделаешь программу, которая по тому же паролю покажет мне образцы, чтобы мне не пришлось стыдиться.

— Нет проблем. Получишь полную документацию.

— Стоп! — опять встрял Ник. — А не лучше будет, если по паролю комп выдаст Оуэну комплект документов? Водительские права, лицензию и что там еще наши потомки придумают?

— Ты гений! — воскликнул я. — Конечно! Сделаешь мне новую биографию. Пусть будет Хоуэн Редс. Детектив, несколько лет за границей, чтобы можно было оправдать возможные ошибки. — Я хлопнул рукой по колену. — Итак, день рождения Хоуэна Редса. Нужно это обмыть, камень с сердца, проблемой меньше! — Я вскочил, но тут же снова упал в кресло. — Дай мне чего-нибудь обезболивающего, — попросил я Дуга.

— Сейчас, — сказал он без тени жалости. — Это действительно отличная идея, и у тебя там будет все, чего душа пожелает. Кроме того, мы отобрали трех молодых агентов и обработали их под гипнозом. Если тебе потребуется помощь, они будут к твоим услугам через несколько секунд после того, как ты сообщишь им пароль.

— Этих своих агентов ты мне каждый раз подсовываешь, — поморщился я. — Но пусть будет…

— Так ведь это твоя школа! — возмутился он. — Сам все время повторяешь, что нельзя пренебрегать ни одной мелочью, если не хочешь дать шанс противнику.

— Он так говорит, — вмешалась Пима, входя в комнату с подносом, на котором стояли кофейник и чашки, — чтобы оправдать свою любовь ко всевозможным штучкам. До сих пор не могу понять, как так получилось, что в свое время он не пожертвовал пальцем, чтобы на его месте установить пистолет…

— Ой-ой-ой! — Я с притворным восхищением покачал головой. — Что ж, у вас численное преимущество, так что можете надо мной поиздеваться. Но сейчас все поменяется… Пима, дорогая…

— Нет, нет и нет! — Она расставила чашки и начала наливать кофе. — С меня хватит — уезжать из дому каждый раз, когда ты берешься за какую-то работу.

— Ведь на этот раз ты не уезжала… — Я понял, что несу чушь, и замолчал на несколько секунд, чтобы дать мозгу время на то, чтобы найти лучший аргумент.

Пима не дала мне времени на раздумья.

— Может, я сейчас нахожусь в своем старом доме?

— Нет, но…

— Без всяких «но», — отрезала она. — И кроме того, я хотела бы когда-нибудь успеть рассказать хоть что-то своим подругам, прежде чем выйдет книга. — Она посмотрела на Дуга и Ника. — Чтобы похвастаться своим мужем, мне приходится до этого прочитать его повесть, — обвинительным тоном сказала она.

— Он заставляет тебя читать свои повести? — вытаращил глаза Ник.

— Вот скотина! — поддакнул ему Дуг.

Все трое за несколько секунд изрубили меня взглядами на кусочки. Я рассыпался по полу и дивану.

— Ну ладно, оставайся. Потом введу тебя в курс дела…

— Не нужно, — успокоила она меня. — Я все знаю.

— Вот сволочи… — сказал я, обращаясь к стене. — Сдаюсь…

Меня прервала трель телефона. Я снял трубку.

— Мистер Йитс? — послышался раздраженный голос Хейруда.

— Слушаю…

— У вас есть в организме какие-нибудь металлы?

— Металлы?.. — Я задумался. — Кажется, нет, во всяком случае, я не питаюсь металлоломом…

— А пломбы? — перебил он.

— Какие-то есть, но там один фарфор. Можно узнать, почему вы спрашиваете?

В то же мгновение я понял, каким будет ответ. Хейруд подтвердил мою догадку две секунды спустя.

— Похоже, я забыл сказать, что мое устройство не переносит никаких металлов. Это как-то ускользнуло от моего внимания, впрочем, это не так уж и существенно, верно? Вам не нужно даже менять пломбы…

— Вы с ума сошли? — заорал я. — Я должен преследовать этих бандитов без оружия?

— Э… не знаю… Я только обеспечиваю транспорт. До свидания.

— Подождите! — крикнул я, прежде чем он успел отключиться, но ждать он не стал. Я в последний раз затянулся, протянул руку к пепельнице и посмотрел на Саркисяна. Тот стиснул кулаки и нахмурился. — Не волнуйся, — сказал я. — Чего-то такого я ожидал. Ничего страшного. А если ты мне там подготовишь разрешение на оружие, у меня не будет проблем с его приобретением.

— Хейруд — это одна из проблем, с которыми мы к тебе пришли, — сказал Ник. — Тебе не кажется, что у него во всем этом есть какой-то свой интерес?

Я утвердительно кивнул.

— Все верно, — согласился я. — Именно так мне и кажется. И именно поэтому я орал на него по телефону. Пусть думает, что все идет так, как он рассчитывает. Естественно, мы ему не скажем, что нашли способ, как получить оружие.

Саркисян буркнул, что это и так понятно, Ник фыркнул. Я жестом поблагодарил обоих.

— Оуэн… — тихо начала Пима.

— Тс-с-с. — Я приложил палец к губам и вытаращил глаза. — Только ничего не говори. У меня будет оружие…

— Не о том речь! — сердито перебила она. — Думаю, я знаю, как обвести вокруг пальца Хейруда. Если, конечно, он действительно что-то замышляет, — сразу же оговорилась она.

— Это другое дело.

— Разве недостаточно будет закопать где-нибудь контейнер со снаряжением? И пусть себе лежит тридцать лет! Когда доберешься туда, пойдешь в нужное место и возьмешь, что захочешь…

Прежде чем я успел закрыть рот, Саркисян подхватил мою жену с кресла и с ней на руках обежал вокруг комнаты. Когда он наконец посадил ее обратно, покрасневшую от удовольствия, Ник выставил ногу и пнул его в лодыжку.

— Я сам хотел это сделать. Ты гений! — похвалил он Пиму.

— И она не задирает нос, как ее муж. Надо было с ней разговаривать, все проблемы были бы уже решены.

— Наверняка, — усмехнулся я. — А если бы вы разговаривали с ее сыном, то проблем не было бы вообще. Подлизы! Кофе, кстати, вовсе не такой уж хороший.

— Прекрасный! Отменный! — хором воскликнули оба и словно по команде в первый раз взялись за чашки.

— Я не сама это придумала, — сказала Пима. — Где-то читала…

— Именно, — кивнул Дуг. — Чем писать всякие глупости, лучше читать правильные книги!

— Ладно вам. Объявляю пароль: «Двадцать три нуля». Для всего: компа, контейнера и этих твоих агентов.

Я встал и подошел к бару. Совещание закончилось. После второй порции спиртного измученные мышцы перестали болеть. В половине третьего вернулся Фил. Ленок, который его привел, быстро попрощался и молниеносно исчез. Фил подозрительно послушно побежал в ванную. Я догнал его там.

— Ты что-то натворил, — мрачно сказал я.

— Нет! — дерзко возразил он.

— Посмотри на меня! — потребовал я. — У тебя глаза бегают, значит, врешь. Говори правду.

— Сержант Кропер… — Он шмыгнул носом и сосредоточенно почесал предплечье. — Он…

Мое предположение было столь абсурдным, что я едва не расхохотался.

— Он… перекувырнулся назад на голову… И он в больнице…

Я остолбенел. Догадка оказалась верной, но смешно мне не было.

— Но… Зачем он это сделал? — спросил я.

— Он хотел… хотел доказать, что он настоящий солдат. А я ему показал, где песок… Чтобы он ничего себе не повредил…

— Ну, так почему он в больнице?

Фил глубоко вздохнул и некоторое время молчал, явно мысленно возвращаясь к тому месту и тому моменту.

— Песка было слишком мало…

Я прогнал его в постель, а затем, стараясь сохранять серьезный вид, рассказал обо всем Пиме и гостям. У всех у нас дрожали от хохота барабанные перепонки.

— С такой способностью убеждать, — сказал наконец Ник, — есть немало шансов, что твой сын станет президентом. Ну, и кто тогда помешает тебе делать свое дело?

— Как это кто? Фил!

* * *

В котловане мы оказались через шесть часов после бригады, монтировавшей транстайм. На месте мы застали большой грузовик с прицепом и группу техников. От проходившего неподалеку, построенного за последнюю неделю, ответвления сети высокого напряжения уже протянули толстые кабеля питания. Выбранное место находилось еще на территории базы. Если попытка окажется удачной, территорию сократят именно на этот участок, о чем будут знать лишь немногие. Я согласился с Ником и Дугом, что мне было бы нелегко объяснить свое присутствие на территории, принадлежащей военным. Мы, правда, оптимистично сочли, что, возможно, через двадцать семь лет здесь уже не останется никакой базы, но на всякий случай все же решили ее урезать.

Хейруд крутился среди персонала, вовсе не походя на человека, который последние несколько лет провел на Луне. Он контролировал все соединения, останавливался ненадолго возле прицепа, где был смонтирован солидных размеров пульт управления, а потом срывался с места и, поднимая пыль широкими шинами тележки, снова куда-то мчался, проверял, контролировал, тестировал, хвалил и ругал. Когда мы подъехали, он бросил на нас взгляд, кивнул и покатился дальше, туда, где четверо энергичных парней растягивали металлизированную крышу над рингом. «Ринг» расположился несколько в стороне от всех устройств, а поставить над ним крышу потребовал Саркисян, опасавшийся наблюдения с воздуха. Ядро транстайма, его четырехугольное пространство, окруженное тройной спиралью толстых проводов, назвал «рингом» Ник, и даже Хейруд именно так теперь называл эту часть устройства. Когда Ник остановил машину и выключил двигатель, первым, что я увидел, был именно этот ринг. Он не произвел на меня особого впечатления, даже начинающий сценарист научно-фантастических фильмов придал бы ему более убедительную форму. Я тщательно осмотрел провода, хотя наверняка не смог бы определить род аварии, если бы она произошла, — просто обошел вокруг, посмотрел на них под разным углом, чуть ли их не похлопал и направился к грузовику, прицепу и метавшейся вокруг группе людей. Хейруд пересек мой путь на своей тележке, затормозил и спросил:

— Поместитесь?

— Да… думаю, что да. А сработает? — ответил я вопросом на вопрос.

— Да. Через десять минут.

— Что ж, подожду.

Я подошел к Нику и Дугу. Они стояли ко мне спиной, что я счел весьма удачным, когда стал закуривать. У меня дрожали руки. Даже не потому, что я боялся путешествия в будущее, просто вспомнил, какова ставка в нашей игре. Дуг Саркисян, если не считать самого первого разговора, когда он рассказал мне об ограблении, больше никогда не упоминал о том, насколько она высока. Мне мысль об этом тоже не доставляла особой радости, но все то время, что я провел на базе, частично заполненное бездельем, играми с Филом и вечерними ленивыми беседами с Пимой, где-то в дальнем уголке моего сознания позвякивал звоночек. Может быть, даже не тревожный, просто напоминающий. Сейчас, однако, я его не слышал, возможно, его заглушало волнение. Я посмотрел через плечо Ника. На маленьком столике стоял небольшой ящичек с открытой крышкой, а на ладони Саркисяна чистила усы пятнистая крыса.

— Ну вот, Гаджет, еще немного, и ты станешь старше на несколько десятков лет. Нравится?

— Да! — тихо пискнул я.

Появился Хейруд и, схватившись за тонкую стойку, поставил микрофон напротив рта:

— Группы номер четыре, пять и шесть! Доложить о готовности!

Десятка полтора человек направились к грузовику, трое техников подошли к Йолану. Выслушав их доклады, он кивнул.

— Группы номер три, два и один! — объявил он. Еще несколько человек скрылось внутри фургона.

Хейруд чуть дольше выслушивал доклады очередных троих руководителей. Он посмотрел на нас и показал рукой, чтобы мы отошли в сторону.

— Группа номер один! — сказал он в микрофон и поехал в сторону пульта управления.

Дуг посадил Гаджета на столик и пошел первым. Один из техников забрал контейнер и крысу и подошел к Хейруду. Я оглянулся. Котлован опустел. На короткой мачте возле одного из углов ринга начал пульсировать яркий голубой свет. Я затоптал окурок и подошел к прицепу. Техник только что вынул закрытый контейнер из углубления в столе и побежал I с ним к рингу. Хейруд уставился на экран монитора.

— У нас есть точная запись состава воздуха, находящегося вместе с крысой в полимерном контейнере, — сказал он, обращаясь к аппаратуре перед собой.

Я подумал, что эти слова были обращены непосредственно ко мне. Видневшийся на экране техник пролез под проводами на четырехугольник ринга, поставил контейнер точно посередине, быстро вылез обратно и бегом вернулся к нам. Хейруд даже не оглянулся.

— В машину! — прошипел он.

Техник бросился к грузовику. Лишь четыре человека должны были наблюдать за ходом испытания. Персонал не имел понятия, над чем именно он работает, так, по крайней мере, уверял Хейруд. Он пробежал пальцами по клавиатуре компа и громко вздохнул, впервые выдав собственное волнение. Несколько раз сжав руки в кулаки, он потер их, словно пианист, участвующий в конкурсе на скорость игры.

— Начинаем… — сказал он себе под нос.

Он набрал на клавиатуре две последовательности из букв и цифр. По главному экрану побежали строчки кодов, экраны поменьше последовали его примеру. Я повернулся и начал наблюдать за рингом. Три витка проводов, маленький контейнер, предупредительный свет на мачте. В тишине раздавалось лишь мое дыхание. Я шире открыл рот, чтобы другие не слышали, как я дышу. Со стороны пульта донеслись какие-то звуки, потом послышался стук клавиш и неразборчивое бормотание Йолана.

— Четыре… — бросил он сквозь сжатые зубы, — секунды… Есть!..

Когда он сказал «четыре», воздух над рингом вздрогнул так, как он порой дрожит над раскаленной автострадой, но тут же замер. Я подумал, что что-то не получилось, и в то же самое мгновение контейнер исчез. С места, на котором он лежал, поднялось маленькое облачко пыли, а когда оно осело, контейнер снова стоял на месте.

— Все, — громко сказал Хейруд.

Голос его дрожал. Он откашлялся, словно хотел что-то еще добавить, но решил не показывать своего волнения.

— Забрать контейнер? — спросил Ник.

— Спокойно! — остановил его Саркисян и взял со стойки микрофон. — Руководитель группы номер один!

Тот же техник, который устанавливал контейнер, выбрался из машины, спрыгнул на землю и подбежал к нам. Дуг указал на большой шкаф возле пульта управления.

— Комбинезон и комплект анализаторов, — бросил он. Техник достал из шкафа желтый комбинезон, быстро натянул его на себя, щелкнул фиксаторами шлема и, схватив жезл анализатора, поднес его шиш-кообразный конец к пластинке тестера. Подождав немного, он посмотрел на Саркисяна. — Проверь все как следует, — велел Дуг.

Мы ждали десять минут. Техник тщательно обошел место эксперимента, проверяя почву вокруг него. При третьем обходе он поднес датчик к проводам, проверил все витки и повернулся к нам. Хейруд, наблюдавший за результатами анализа на экране компа, кивнул. Дуг махнул рукой. Техник просунул датчик под провода, а затем влез сам. Сосредоточенно протестировав контейнер, он взял его в руки и бегом вернулся к нам. Хейруд чуть ли не вырвал ящичек у него из рук и поставил в нишу. Мы подождали еще полминуты.

— Есть! — едва не взвыл Хейруд и повернулся к нам с торжествующим выражением на лице. Увидев техника, он раздраженно поморщился: — Спасибо! Прошу вернуться к месту ожидания. — Он часто и прерывисто дышал, перебирая пальцами по культе. Когда техник вскочил в грузовик и за ним закрылась дверь, Йолан по очереди посмотрел на каждого из нас. — Другой состав воздуха. Не наш, — выдохнул он. — И животное живо… То есть — я был прав.

Он устремил на меня полный радости взгляд, и, что хуже, Дуг и Ник сделали то же самое. Недоставало только, чтобы они начали хлопать меня по плечу и пожимать руки.

— Покажите мне крысу, — сказал я.

Хейруд улыбнулся и вынул контейнер из ниши. Крышка отскочила, изнутри выглянула острая, с длинными усами, мордочка Гаджета. Он вовсе не выглядел старым, ловко вскочил на край ящичка и огляделся. Я взял его в руку и поднес к глазам. Несколько мгновений он, кажется, разглядывал меня — трудно быть уверенным в отношении существа, у которого глаза похожи на маленькие черные бусинки; во всяком случае, он сперва замер, а затем занялся исследованием моей ладони и конца рукава.

— Через час я буду знать, как он на самом деле себя чувствует, — сказал Хейруд. — Но на первый взгляд все в порядке.

— Хочешь его на куски порезать? — спросил я. Хейруд поморщился и причмокнул. Мне показалось, будто Гаджет снова посмотрел мне в глаза.

— Нельзя ли оставить его в живых? А то получается по-свински: он пережил собственную смерть лишь затем, чтобы сразу же после этого умереть. Я бы чувствовал себя так, словно та же судьба ждет и меня, — сказал я.

Я вовсе так не думал, просто болтал что угодно, лишь бы спасти зверьку жизнь. Я попробовал почесать у него за ушами, но это ему не слишком понравилось. Хейруд протянул руку и снял его с моего плеча.

— Можно, — ответил он. — Возьмем анализы крови, тканей, слюны. Будет жить. — Он рассмеялся.

— То же самое устройство будет обслуживать и второе испытание? — спросил Ник.

— В общем, да. — Йолан посадил Гаджета в контейнер и опустил крышку. — Естественно, мы все еще раз проверим. Есть несколько особо чувствительных деталей, которые нужно будет заменить. Вы опасаетесь, что для более крупного объекта потребуется большая мощность или что-то в этом роде?

— Да.

— Нет, это не имеет значения. Это не электромагнит. Транстайм, если он уже работает, перенесет в будущее как атом, так и… — он поколебался, ища удачный пример, — танк, лишь бы он был не из металла. — Он помолчал, ожидая дальнейших вопросов, а затем включил микрофон и вызвал персонал. Мы попрощались и пошли к нашему автомобилю.

— Выбрал? — спросил Дуг, когда мы сели в машину.

— Да. — Я показал на характерную щель в скале за грузовиком. — Там, у самой скалы.

— Хорошо. Что-нибудь еще, или возвращаемся?

Ничего больше мне в голову не приходило. Я огляделся по сторонам. Со стратегической точки зрения местность была вполне подходящей. Безлюдно, но недалеко до шоссе, соединяющего несколько важных промышленных центров.

— Ладно, поехали…

Саркисян вывел машину на дорогу и лишь теперь сказал, не обращаясь ни к кому конкретно:

— Интересно… Гайлорд, тот, из будущего, мог перемещаться назад во времени, и притом на груде металла…

Он подождал минуту и ответил сам себе:

— Но это Хейруд уже объяснил. Видимо, он построил когда-то там другой транстайм…

Еще через три минуты он добавил:

— Черт бы побрал все эти фокусы со временем. А уже у самых ворот бросил сквозь зубы:

— Хейруд должен обучить как минимум одного из моих людей. Я бы не хотел, чтобы он начал диктовать мне какие-то условия после того, как ты отправишься в будущее.

— Но ведь Оуэна не будет здесь только секунду, — возразил Ник.

Только теперь до меня дошло, сколь неблагодарным может быть подобное путешествие во времени — мне там придется немало потрудиться и, возможно, рисковать собственной шкурой, а для них это будет выглядеть лишь как мое отсутствие на четверть секунды. Дуг стиснул зубы и тряхнул головой.

— Все равно прикажу ему обучить одного из моих, — со злостью проговорил он.

Похоже было, что Дуг Саркисян наткнулся на легендарный Предел Терпения. До сих пор подобного не случалось, и я надеялся, что Дуг выйдет из этого столкновения победителем.

* * *

Старт мы назначили на шесть вечера. Без десяти пять я проверил карманы и бросил прощальный взгляд на бар. Пима прижалась ко мне и сказала, уткнувшись лицом в карман моего пиджака:

— Я в самом деле не знаю, куда он делся. Сказал, что идет играть…

— Ничего страшного. — Я постарался, чтобы мои слова прозвучали достаточно убедительно. — В конце концов, меня не будет здесь всего полсекунды.

Я поцеловал ее в шею и отодвинулся. В то же мгновение в комнату ворвался Фил:

— А я…

— Подожди! — прервала его Пима. Она явно злилась и искала повода для скандала. — Из-за тебя сержант Кропер лежит в больнице, а ты…

— Так ведь я и был у него! — завопил Фил.

Мы молча посмотрели на него, потом Пима повернулась ко мне. «Ведь малыш не знает, что его отец отправляется в экспедицию в собственную старость», — безмолвно произнес я. «Да, но…» — точно так же ответила она. Я привлек к себе Фила и похлопал его по спине. Второй рукой я обнял Пиму.

— Едешь куда-то? — спросил он.

— Да, но через два часа вернусь.

На улице раздался визг шин. Я поцеловал Пиму и Фила и вышел. На этот раз машину вел Ник. Как только мы выехали из центрального сегмента базы, Саркисян достал из кармана узкий прямоугольный конверт.

— Это специальный документ, не заполненный, с подписью президента, — сказал он и замолчал.

— Что я могу с ним сделать?

— Что хочешь. Он снабжен печатью и подписью главы государства. Подделать его невозможно. Было изготовлено всего тридцать таких листов, у твоего номер третий. Любой комп может проверить подлинность этого документа, все службы и все граждане обязаны оказывать помощь его предъявителю.

— Гм… — пробормотал я, глядя на тонкий конверт.

— Не ворчи, он во многом может помочь. Но он одноразовый — напечатанный текст уже не удалить, и, кроме того, он должен относиться к конкретному лицу.

— Ну, так, может, дашь несколько?

— Кретин. Эти тридцать листов были сделаны больше ста лет назад, а использованы пока что два…

— Не злись, — успокаивающе сказал я. — Я шучу. И спасибо. — Я спрятал конверт в карман.

— Оуэн… черт побери… Мы можем еще чем-нибудь помочь?

— Прежде всего смени тон. Когда ты на меня так смотришь и говоришь дрожащим голосом, у меня начинают трястись поджилки.

— У тебя они только начинают, а у него трясутся все время, — подал голос Ник.

— Я тебя с работы выгоню, — попытался пошутить Дуг, но оценить эту попытку можно было лишь как нечто среднее между «убого» и «жалко».

— Лучше сидите тихо, — предложил я. — Настроение явно не располагает к юмору…

Хейруд и его устройство ждали нас в котловине. Все выглядело точно так же, как и два дня назад: всюду крутились техники, Йолан выжимал из своей тележки максимальную скорость, так что шины на поворотах чуть ли не взвизгивали. С расстояния в полтора десятка метров видно было, как блестят его глаза. Он окинул меня стеклянным взглядом, и я почувствовал себя так, будто он покрыл меня лаком.

— Готов? — он без особого интереса смотрел куда-то над моим плечом.

— В данный момент да, но если приготовления продлятся дольше нескольких минут, то я отсюда сваливаю, — честно признался я.

Он пристально посмотрел на меня и быстро заморгал, словно пытаясь скрыть подступающие к глазам слезы.

— Все будет хорошо, — сказал он совершенно другим тоном. . — Увидишь… — вдруг перешел он на «ты». — Все проверено, все надежно. По крайней мере в той части, что зависела от меня… — тихо закончил он.

Я старался не встречаться с ним взглядом, впрочем, он почти сразу отъехал на своей тележке к пульту управления. Я подошел к Дугу.

— Вы тщательно следили за Йоланом после моего первого визита на Луну? — спросил я.

— Не очень, — признался он. — Не было необходимости. А почему…

— Ничего, ничего, — успокоил я его.

Я подошел к фургону и сел в дверях, глядя на запыхавшихся техников, на мрачно курящего Дуга, на Ника, угрюмо ковыряющего в песке носком ботинка. Я видел, как Дуг поймал Йолана и отчаянно пытался его в чем-то убедить. Я услышал, как Хейруд прошипел: «Или он, или ничего не выйдет!» — и увидел, как Саркисян уходит с его дороги, бросив мрачный взгляд в мою сторону. Когда я докурил вторую сигарету, к машине начали стягиваться вспомогательные бригады. Я вернулся к пульту. Вдоль края ринга двигались четверо техников — двое тащили тяжелые рюкзаки, другие двое наконечниками в форме диполя вели вдоль толстых проводов. Обе пары обошли ринг вокруг, проверили каждый работу друг друга и начали приближаться к нам. Йолан показал им рукой в сторону грузовика. Несколько секунд спустя под открытым небом остались лишь мы четверо. Хейруд развернул свое кресло и посмотрел на меня:

— Как договаривались. Каждые четверо суток. Достаточно встать на этом же месте без пяти шесть. Так?

Я кивнул и пошел к рингу. Подлая капитулянтская мыслишка пыталась завладеть моими двигательными центрами. Я подавил ее, сохранив власть даже над ногами. Пробравшись под проводами, я встал на чисто подметенный камень, над выдолбленной по диагонали ринга канавкой глубиной в десять сантиметров, и обернулся. Пошевелился только Хейруд. Ник и Дуг стояли неподвижно, глядя на меня с угрюмыми физиономиями. Я хотел крикнуть им, чтобы они улыбнулись, но не успел. Провода будто вздрогнули, я почувствовал, как воздух вокруг сгустился и ударил меня мягкой волной со всех сторон. Окружающий меня пейзаж размазался и исчез.

Я почувствовал, словно меня шинкуют на ломтики, начиная с ног. Казалось, все мое тело охватили жесткие повязки. Я хотел поднять руку, чтобы сдвинуть ту, что давила на лицо, но руки будто приклеились к моим бокам. Мне удалось задрать голову вверх, но повязка осталась на месте, продолжая неприятно сдавливать кончик носа. Я с трудом вдохнул, выдох же произошел почти самопроизвольно — обхватывающие тело обручи попросту выдавили содержимое из моих легких. Сразу же вслед за этим повязки сползли, а ломтики, из которых я состоял, начали один за другим подниматься вверх. Если бы кто-то наблюдал за мной со стороны, он бы увидел, как я, словно в мультфильме, растягиваюсь до трех метров, а потом сжимаюсь до одного. У меня перехватило дыхание, и, когда я уже считал, что еще немного, и я потеряю сознание, повязки упали, взгляд наткнулся на стены котловины, а воздух без труда проник в мои измученные легкие. Я пошатнулся и сел на камень. Вокруг никого не было.

Я глубоко вздохнул несколько раз и огляделся по сторонам. Четыре отметки, по которым я, возвращаясь, должен был найти ринг, бледно поблескивали на камне. Канавка, вырытая умышленно небрежно, ничем не отличалась от других, проложенных эрозией. Я встал и сделал несколько шагов. Почувствовав себя несколько лучше, я потер лицо ладонями, стирая с него пот, и слегка привел себя в порядок с помощью носового платка.

Поднявшись на холм, я окинул взглядом окрестности. Пусто. Вернувшись в котловину, я направился к скале с характерной щелью и начал копать землю маленькой пластиковой лопаткой, которую достал из кармана. Через несколько минут я добрался до крышки, а чуть позже мне удалось освободить кнопку. Крышка щелкнула и открылась, разбрасывая в стороны землю. В контейнере сверху лежала фляжка с «Джеком Дэниелсом». Чего-то подобного я ожидал, что отнюдь не уменьшило моей благодарности к Саркисяну. Сунув фляжку в карман, я быстро вынул из контейнера «биффакс», две обоймы и тонкую нить, которую сразу же вставил в шов на левой манжете. Опорожнив контейнер, я нажал другую кнопку, находившуюся внутри, и быстро отошел в сторону. Крышка опустилась. Разровняв землю, я направился к выходу из котловины. Остановившись в тени скалы, я сел на землю, закурил и глотнул из фляжки, вслушиваясь в окружавшую меня тишину. Я пытался по запаху определить время, в котором я оказался, но воздух не содержал в себе никакой информации, или же мой нос ее просто не ощущал. Вытянув вперед правую руку, я внимательно посмотрел на нее — рука слегка дрожала. На ней не было никаких следов от повязок. Болел нос; дотронувшись до него, я убедился, что из него течет тонкая струйка крови. Приложив к носу платок, я закинул назад голову. Две минуты спустя кровотечение прекратилось. Наполовину опорожненную фляжку я спрятал в карман, затушил сигарету и присыпал окурок слоем сухой земли.

Я остановился у выхода из котловины и, не увидев вокруг ни души, двинулся в сторону шоссе. Было уже довольно темно. Ходьба разогревала меня, или скорее наполняла энергией, которую высосал из меня транстайм. Полчаса спустя я увидел дорогу, вернее, бесшумно мчащиеся над землей огни. Машина ехала со скоростью, которую я люблю, — я не успел ни разглядеть автомобиль, ни услышать шум двигателя, огни пронеслись мимо под свист рассекаемого кузовом воздуха. До города было семнадцать километров. В соответствии с планом я должен был пройти их за ночь, но у меня вдруг пропала охота к прогулкам. Я закурил и глотнул из фляжки, решив, что нужно поймать попутную машину.

Добравшись до шоссе, я отыскал на обочине несколько больших камней и пошел в сторону Брайниуотера, оставляя на земле через каждые полтора десятка метров один камень. Пройдя еще метров пятьдесят, я остановился, поднес к глазам фляжку, проверяя уровень ее содержимого — словно произносил тост, — и закурил еще один «голден гейт». Я знал, что, как только я увижу огни, мне придется выбросить сигареты и фляжку, потому и спешил с виски. Оставив еще один глоток, я вслушался в ночь. Было тихо. Над шоссе не чувствовалось запаха смолы или бензина, впрочем, было холодно, и, может быть, поэтому воздух казался мне более чистым и свежим, чем четверть с лишним века назад. Я дотронулся до носа; было немного больно, но кровь уже не шла.

— Смотри не расклейся, когда появится какая-нибудь машина, — предупредил я собственный нос.

Ответ я слушать не стал, так как вдали блеснул свет фар. Я сильно затянулся и бросил окурок на обочину. Туда же полетела пачка сигарет, зажигалка и — мгновение спустя — пустая бутылка. Секундой позже, мысленно себя обругав, я бросился шарить по земле. К счастью, мне удалось быстро все найти. Подняв камень, я вырыл под ним ямку и убрал компрометирующие меня следы. Отряхнув ладони, я вышел на шоссе, надеясь, что водитель не видел моих лихорадочных манипуляций на обочине, и начал махать рукой. Мгновение спустя мне пришлось прикрыть глаза — мощные лучи фар ударили мне в лицо. До меня донесся странный перестук, словно у колес были тонкие деревянные ободья без шин. Возле первого из камней звук несколько изменился, свет фар переместился ближе к середине шоссе. Машина замедлила ход, но скорость меня все еще не устраивала — водитель, похоже, не собирался останавливаться, хотя наверняка уже меня видел. Хорошо, что люди не изменились, язвительно подумал я и, махнув рукой, приятно улыбнулся. Автомобиль миновал меня и явно прибавил ходу. Я опустил руки и сплюнул на шоссе. Почти одновременно завизжали шины, и машина, которой я уже готов был пожелать не слишком удачной езды, остановилась. Вспыхнули мощные задние фары.

Без особой спешки я направился к ней, ожидая, что прямо у меня перед носом она тронется с места и исчезнет, но все оказалось не настолько плохо. Внутри сидел какой-то старик и, прищурившись, разглядывал меня сквозь плотно закрытые окна. Я подошел к машине со стороны, противоположной месту водителя. Подозрительный старичок шевельнул рукой, и стекло опустилось на полсантиметра. Я оперся обеими ладонями о крышу и наклонился, так, чтобы он мог увидеть мое дружелюбное лицо.

— Подвезете меня до ближайшей станции, мотеля или города? — спросил я.

— А что вы тут делаете? В радиусе двадцати километров здесь никто не живет. С базы сбежали?

— Да нет, — усмехнулся я и покачал головой. — С женой поссорился. Я вышел на обочину, а эта идиотка взяла и уехала. Она очень вспыльчивая. Может, она уже едет обратно, у нее это быстро проходит, но я немного устал. Да и холодно становится…

— Через километр есть телефон… — сказал старик, переваривая мой рассказ.

— Да? Ну, тогда нет проблем, — благодарно улыбнулся я. — Спасибо.

— Садитесь.

Щелкнул замок. Я забрался на сиденье и потер онемевшие руки, главным образом потому, что не знал, что делать с дверцей. Уже через секунду я похвалил себя за хитрость — она предупредительно пискнула и закрылась сама. Старик внимательно посмотрел на меня, а затем коснулся рукой руля. Свет погас, и машина тронулась с места. Я взглянул на приборную панель — управление почти как в мое время, почти никаких циферблатов и указателей, вместо них мощная радиостанция и три динамика. Естественно, комп. Машина была прекрасно экранирована от шума двигателя, мотор работал почти бесшумно.

— Я бы вас не взял, — сказал старик, скрестив руки на груди и наклонив голову, чтобы лучше меня видеть. — Но этот фокус словно живьем позаимствован из моей жизни, потому я и помогаю.

— Этот фокус знаком любой супружеской паре — сказал я, почувствовав в собеседнике женоненавистника, сформировавшегося за годы совместной жизни с динамичной половиной.

— Конечно! — обрадовался он. — И кто это только придумал? Моногамия хороша для лебедей! Верно?

— Их тоже жаль, — подыграл я ему.

— Это точно… Вот послушайте…

Я отключился, оставив на посту лицо с искренним взглядом и несколько мышц шеи, отвечавших за кивки головой. Разглядывая водителя, я отметил, что его одежда не слишком отличается от той, которую носили тридцать лет назад. Если бы не автомобиль, я мог бы подумать, что снова оказался в собственном времени. Оторвав на мгновение взгляд от лица старика, я посмотрел на дорогу. Покрытие было чуть светлее асфальта, и его время от времени пересекали перпендикулярно оси дороги разной ширины полосы. Возможно, их предназначением было нарушать монотонность езды, а может быть, в них находились какие-нибудь датчики для управляющих автомобилями компов. Мы проехали четыре таких полосы, прежде чем впереди показались огни Брайниуотера.

— …но можно говорить и говорить, — жаловался старик. — Никто не слушает.

— Ну, вы же знаете, как это бывает — все считают, что добрые советы хороши только для самих советующих. Лишь потом они убеждаются, что это не так.

— Именно! — обрадовался он и окинул огни города неприязненным взглядом — они отбирали у него благодарного слушателя. — Где вы хотите выйти?

— У ближайшего отеля или еще где-нибудь. — Я похлопал себя по пустому карману. — К счастью, у меня есть деньги. Справлюсь…

— Конечно… — сказал он как бы с сожалением. Возможно, в нем зародилась надежда на то, что мы совместными усилиями прикончим наших жен.

Я смотрел вперед, оценивая город. С точки зрения архитектуры он изменился не сильно, и электроэнергии там явно не жалели — город буквально плавал в океане света и, несмотря на вечер и холод, бурлил жизнью. Либо у них отключили телевидение, либо все сошли с ума. У людей был довольный вид, не то что у моих современников, которые мчались… мчатся к телевизорам, лишь изредка проводя немного времени на открытом воздухе. И все равно в необходимости этого их должен убедить любимый диктор.

— Может, здесь. — Я показал старику на площадь по правой стороне. — Вижу там отель… Спасибо вам большое.

— Не за что, — буркнул он и остановил машину.

Я выскочил на тротуар и помахал ему через стекло. Мне отчаянно хотелось курить. И пить, даже просто воды. Горло, казалось, было выстелено слоем сухих запыленных кукурузных стеблей. Я огляделся. В ста метрах от меня водопадом разноцветных огней манил прохожих банк. В мое время такую иллюминацию могли позволить себе разве что второразрядные дискотеки и подозрительные казино. Впрочем, ошеломляющая реклама банка выглядела вполне невинно по сравнению с лавиной картин и разноцветных пятен, летящих буквально под ноги толпы, а иногда чуть ли не выливающихся на подсвеченные тротуары.

Я медленно двинулся в сторону банка. Разглядывая людей, я все больше утверждался в мнении, что попал на какой-то местный праздник, фестиваль колористов, развлекательное ревю или что-то в этом роде. В одежде невозможно было заметить какую-либо тенденцию, чего-то такого, как мода, не существовало — что ни индивидуум, то новая одежда: обнажающая, подчеркивающая, свободная, обтягивающая, длинная, короткая. В подобное разнообразие отлично вписывался и мой костюм, точно так же, как никому не резал бы взгляд бурнус или смокинг.

Добравшись до банка, я шагнул на разноцветную движущуюся дорожку, втягивавшую прохожих внутрь. Здесь было несколько спокойнее. Я присел, чтобы поправить застежку ботинка, и быстро огляделся по сторонам в поисках банкоматов. К счастью, они здесь были. Я облегченно вздохнул и вошел в одну из кабин. Из щели под экраном бесшумно выдвинулась клавиатура. Появился радостный приветственный текст. Я набрал пароль «двадцать три нуля» и с удовольствием обнаружил, что являюсь обладателем двух миллионов долларов. Я потребовал чековую книжку и десять тысяч наличными. Банк выдал мне еще и подарок в виде бумажника, в котором отлично поместились деньги, чеки и авторучка. Тут же рядом с банком я нашел бар, где после двух бурбонов из автомата вновь почувствовал себя человеком. Несколько больше проблем возникло с сигаретами, я не обнаружил среди не слишком обширного ассортимента «Голден гейта», зато «Кэмел» выдержал испытание временем. Мне он не нравился, но лучше хоть так, чем ничего.

С сигаретой во рту, похоже, единственный курящий среди радостной шумной толпы, я начал поиски компьютерного центра. Я безуспешно обошел всю площадь, прежде чем заметил, что через каждые полтора десятка метров на стенах домов имеются информационные табло. Благодаря одному из них я добрался до безлюдного компцентра. Часть оборудования была разбита, и притом, похоже, давно — видимо, этот род услуг не пользовался здесь особым спросом. В конце концов мне удалось найти работающую клавиатуру. Я еще раз воспользовался паролем. Пришлось ждать почти десять минут, прежде чем открылась крышка рядом с щелью для дисков. Бросив взгляд по сторонам, я вытащил матовый пластиковый конверт с пачкой бумаг внутри. Лицензия — почти такая же, со старой фотографией, но из другого материала; водительские права — тоже «старая» фотография, имя и фамилия, остальные данные закодированы в штрих-коде; разрешение на оружие, паспорт, карточка, дающая право на пользование информационными ресурсами полиции. Я спрятал все во внутренний карман пиджака. На меня вдруг навалилась усталость, захотелось немного отдохнуть в маленькой, уютной комнатке, где я мог бы, не боясь угодить в ловушку, познакомиться с окружающим меня миром.

Я вышел наружу и, продираясь сквозь все еще полную энергии толпу, добрался до фасада отеля. Почти ослепнув, я преодолел световую завесу у входа и, удивляясь, что до сих пор еще не вспыхнул живым факелом, направился к стойке портье. Я ожидал возникновения каких-либо проблем и был готов решить их с помощью «биффакса» или пачки банкнот, но хватило улыбки. В комнате я алчно бросил взгляд на терминал компа, но рассудок победил — я достал из кармана маленький флакон с шестью таблетками, проглотил белую и лег в постель.

Как и предполагалось, я проснулся через девять часов, отдохнувший и свежий. Полминуты я смотрел в потолок, вспоминая вчерашний вечер и убеждая себя, что путешествие в будущее — свершившийся факт, а не сновидение.

— Тридцатилетняя крыса… — громко сказал я. — Вставай!

Я сел на кровати и окинул взглядом комнату. Самым интересным предметом обстановки оказался огромный стенной экран, занимавший почти целиком одну стену, из-под которого выступала внушительных размеров клавиатура. Утопленный в стену шкаф, у окна три кресла, стоящие вокруг низенького столика. Тут же рядом — столь же низкий цилиндр, который мог быть баром. Я вскочил с кровати, чтобы это проверить. Он действительно оказался баром. Заодно я обнаружил, что и столик, и кресла, и бар можно было поднимать и опускать, а прочность их тонких, пневматических или гидравлических ножек всерьез впечатляла. Ванная предлагала достаточно широкий набор стандартных косметических средств гостиничной сети, но ничего сверхъестественного. Посетив туалет, я убедился, что и в этой области особого прогресса не наблюдалось. Возможность сделать анализы или воспользоваться массажем спины существовала и в мое время. Может, лишь тонкий, как лист картона, экран на дверях удивил бы кого-нибудь, например Фила.

Я вернулся в комнату и выглянул в окно. Площадь, в отличие от вчерашнего вечера, была почти пуста. У тротуаров стояло несколько автомобилей с зеркальными стеклами, не позволявшими заглянуть внутрь. Два или три не были автомобилями в полном смысле этого слова — они были похожи на машины на воздушной подушке. Реклама, от которой вечером можно было бы заработать воспаление сетчатки, спасовала при дневном свете, хотя я ожидал увидеть, каким образом удалось справиться с солнцем, мешающим рекламировать носки. Видимо, не хватило сил. Зато полным ходом двигались тротуары, затягивая прохожих внутрь магазинов. Чтобы их миновать, пришлось бы воспользоваться трехметровыми ходулями — без этого прогулка по площади не имела бы смысла.

Я оделся и закурил. Прежде чем засесть за просмотр телевизионных программ, я некоторое время знакомился с пультом телевизора. Мы предполагали, что именно телевидение будет кладезем информации, и именно так и оказалось на самом деле — на сорока девяти каналах можно было найти все: новости, музыкальные фильмы, спорт, с разделением на командные игры и индивидуальные дисциплины, репортажи, аферы, приключенческие фильмы, комедии и так далее, и так далее. Добравшись до городского информационного канала и гостиничной программы, я начал с городских новостей. Пухлый, похожий на педика тип показал пальцем на число 678, пульсировавшее в правом верхнем углу, и закончил фразу:

— …восьмая пара. Объективность требует напомнить, что, по мнению защитников совместной работы семьи, подобный тандем укрепляет сотрудничество, исключает отсутствие интереса к работе супруга, на что столь часто жалуются женщины, ну и, что тоже немаловажно, сокращает рабочее время, поскольку, как мы знаем, время работы тандема делится на двоих. Таким образом, жены не скучают в пустых квартирах, мужьям не приходится жаловаться на переутомление, и они могут спокойно раз в два дня играть в гольф.

Вся эта тирада сопровождалась сценками, изображавшими довольных, улыбающихся женщин и мужчин. Они попеременно сидели за одним и тем же столом или вели один и тот же грузовик. Идиллия. Идиотизм. Телевидению до сих пор не хватало Мак-Лаханов. Или конкуренции.

— Противники супружеских…

Я переключился на гостиничную программу. Мне улыбалась холодная блондинка, но сразу же оказалось, что она вовсе не холодная. Блондинка бросила в мою сторону:

— Смотри, что любит Фарра…

После чего показала. Выяснилось, что мне недостает информации о том, чего бы она не любила. Девушка по вызову продемонстрировала свои возможности, назвала цену, многообещающе улыбнулась и исчезла с экрана. Появилась вторая. Третья. Семнадцатая. Они не слишком отличались друг от друга, у всех были похожие интересы, примерно одинаковые возможности, чистые карты медицинского освидетельствования. Двадцать первая сказала мне:

— Меня зовут Как Ты Только Захочешь…

Я выключил телевизор, будучи не вполне уверенным, что поступаю правильно, но пока что я не заметил в этом мире ничего, существенно отличающегося от моей реальности, а у меня уже основательно бурчало в животе. Я посмотрел на телефон и нажал клавишу интеркома.

— Портье-информация, слушаю, — раздался мужской голос.

— Завтрак в номер, — бросил я. — Легкий, но обильный. Много крепкого кофе. Ага! Сигареты! У вас есть «Голден гейт»?

— Вы курите? — спросил портье. — Комната будет дороже на двадцать процентов…

— Мне все равно, — раздраженно ответил я. — Я спрашивал про «Голден гейт»!

— Нет, конечно. Ведь их не производят уже восемь лет!

— Может, в этой части страны? — выдал я подготовленную на такой и другие подобные случаи фразу. — Неважно… Что у вас есть?

— «Брюн», «Кэмел», «Драгон», «Дубай», «Фри фингер»…

— «Мальборо»? — прервал я его.

— Да, есть.

— Три пачки. И две коробки пива. Спасибо.

Завершив разговор, я нашел информационный канал и провел за его просмотром два часа. Мир не слишком изменился: обрушивались какие-то дамбы, стоимость и назначение которых исключали возможность обрушения; человечество бурлило и кипело: одни протестовали, другие одобряли, часть присоединялась, часть отделялась. Большинство было пассивно, а меньшинство активно, но иногда соотношение менялось на обратное.

Я выключил телевизор и изучил возможности компа. Они меня вполне удовлетворили. Я ввел ключевые слова, то есть перечень фамилий всех известных художников, указав, что особо меня интересуют тексты, где эти фамилии будут фигурировать группой, в соединении со словами: «кража», «ограбление», «злоумышленники» и близкими им по значению. Я потребовал распечатать все относящиеся к этой теме статьи из прессы, а также сообщить названия книг, начиная с третьего марта две тысячи сорок седьмого года. Две секунды спустя из бесшумного принтера начали изливаться в комнату метры тонкой бумаги.

Я бросил взгляд на первые строки — сенсационные сведения о краже всех времен — и занялся тщательным просмотром «Нью-Йорк Тайме» и двух ведущих изданий желтой прессы моего времени: «Опинион» и «Кто-Где-Что». Информация с их страниц должна была помочь мне вписаться в этот мир, в котором, возможно, где-то еще жив шестидесятипятилетний Оуэн Йитс. Время от времени я поглядывал на принтер, из которого выползала лента, густо испещренная текстом, в ценности которого я сомневался, но и полностью его проигнорировать тоже не мог. Через два часа я добрался до середины июня и понял, что таким образом у меня уйдет на знакомство с информацией около месяца. «Нью-Йорк Тайме», «Опинион» и «Кто-Где-Что» не собирались уменьшать свой объем, а я был не в состоянии увеличить собственную производительность. Я пошел на компромисс, отвернувшись от экрана и поставив кресло так, чтобы не видеть все еще изливающейся информационной ленты, комментариев, злорадного сведения счетов с полицией, сообщений об отставках и так далее. Я спокойно выпил две банки пива и, хотя для полного счастья мне недоставало «Голден гейта», почувствовал себя не так уж и плохо. Мне недоставало также собеседника, может быть, поэтому я начал разговаривать сам с собой.

— Вполне неплохо для…

Я заставил себя заткнуться и еще полчаса молчал, открывая рот лишь с целью глотнуть пива. Потом мне на глаза попалась гостиничная папка с конвертами и бумагой, что натолкнуло меня на некую мысль. Написав на листке, покрытом бледными буквами рекламы отеля, несколько слов, я заклеил конверт и спрятал его в карман пиджака, затем посмотрел на замедлившую, как мне показалось, свой бег бумажную ленту и вышел из номера.

Портье не было, из-за чего я почувствовал себя словно в своем времени, но, к счастью, на внушительных размеров экране нашлось место в том числе и для пункта проката автомобилей, до которого я добрался за несколько минут. Прежде чем меня заметил пузатый служащий в желтых шароварах и пестрой рубашке с широкими рукавами, я придал лицу скептически-брезгливое выражение и громко кашлянул. Он тут же подбежал ко мне и выжидающе улыбнулся.

Пятна на его рубашке перемешались, образовав новый узор. Я кивнул в сторону автомобилей.

— Что-нибудь из этого на ходу? — спросил я.

— На ваш выбор. — Он описал рукой полукруг. У него повлажнели глаза, а из груди вырвался теплый вздох. — Желаете какую-нибудь особую марку, или назовете ваши требования, а я сам выберу?

— Гм… — Я позволил себе ненадолго задуматься, стараясь, однако, не переборщить. — Удобный, быстрый, прочный, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Машину для спецопераций? — спросил он и захихикал. — Хи-хи-хи… Мужскую машину, да?

— Лишь бы не гусеничный вездеход!

— Зачем издеваться над добрым Джонатасом? — Он схватил меня за рукав и потащил за собой. — У меня есть «трафальгар» — просто мечта. Батарей хватит на шесть часов езды с максимальной скоростью, второй двигатель — на этиловом спирту. В сумме вы можете доехать от одного побережья до другого, останавливаясь только два раза! Второй в этом сезоне коэффициент трения, регулируемая в небывалых пределах пневматика. Чудо!..

Он подтащил меня, как я и ожидал, к одной из стоявших в ряд машин и показал на нее рукой. Я подумал, что показывать пальцем он скорее всего счел бы богохульством. Не сходя с места и поворачивая голову из стороны в сторону, я осмотрел машину, под конец бросив взгляд на ее бока и заднюю часть.

— Мне бы хотелось, чтобы вы продемонстрировали достоинства этой тачки.

— С удовольствием! — Мягко, почти с любовью он подошел к почти невидимой дверце и коснулся кузова ладонью. Я услышал тихий щелчок, часть боковой стенки сдвинулась внутрь и вверх, после чего замерла, словно поднятое птичье крыло. Толстячок ловко скользнул в нутро машины, а я быстро подошел к ней с другой стороны, чтобы видеть последовательность его действий. Кресло оказалось удобным, даже несколько чересчур, видимость — прекрасной. Приборная панель была неброской, но изящной. На потолке телевизионный экран, напротив места водителя — радио и холодильник, может быть, чуть меньших размеров, чем хотелось бы. Джонатас слегка приподнял свое кресло и придвинул его ближе к рулевой колонке. — Зажигание… — сказал он и ткнул пальцем в сенсор. — Задний ход… — Он щелкнул маленькой клавишей и посмотрел на меня, вероятнее всего, принимая за полного новичка, который решил произвести впечатление на девушку или знакомых из родной деревни. Собственно, он не так уж и ошибался.

Спинка кресла надавила мне на спину, толкнула меня вперед, и машина плавно выехала за уже поднявшиеся к потолку ворота. Я одобрительно кивнул. Толстячок усмехнулся, словно говоря: «Погоди, братец, это только начало!» Две минуты спустя мы были за городом.

— Естественно, стандартная связь с дорожным компом, а также, там, где это возможно, ручное управление. Сейчас покажу вам, как работает пневматика… — Он потянулся к приборам. Я почувствовал, что поднимаюсь в воздух, словно в кабине чертова колеса, и сразу же резко опустился обратно. — Можно регулировать высоту и жесткость подвески во время езды и на стоянке. А теперь… Смотрите, как он разгоняется!

Он вдавил ногой широкую педаль газа. Я приготовился к резкому ускорению, но все равно мне показалось, будто я ударился головой о мягкую губчатую стену. Показания спидометра сменились с восьмидесяти до двухсот сорока. Я напряг мышцы шеи, вернул голову на место и восхищенно присвистнул:

— Беру. Возвращаемся.

Толстячок снова хихикнул, мягко затормозил и посмотрел на меня.

— Разворачивается на месте, — сообщил он.

Он не лгал. Впрочем, он был похож на маньяка. Ему можно было верить. Таким людям можно верить, только если не стоишь у них на пути. Судя по всему, я у него на пути не стоял. Я проследил, чтобы он остановил машину в месте, откуда я мог бы уехать так, чтобы он меня не видел.

— Решаем формальности, и я еду, — сказал я.

— Абонемент на все автострады страны?

— На все возможные.

— Цвет оставляем?

— Да.

— Ну, тогда идем подписывать бумаги. На сколько?

— Пока две недели. Потом…

— Достаточно банковского перевода. Идем. Четыре минуты спустя я ехал по той же дороге. За городом я проверил машину, разделив восхищение Джонатаса Апнэма. Но все же это был не «бастаад»… Пользуясь тем, что на шоссе было пусто, я осторожно поиграл с подвеской, потом несколько раз развернулся и в конце концов направился в сторону города. В отель я вернулся, похоже, в последний момент, несколько минут спустя я уже не поместился бы в комнате. Три часа я потратил на изучение километровой бумажной ленты. Оторвав просмотренный кусок, я вколотил его кулаками в жерло мусоропровода и, ругаясь про себя, пошел обедать.

* * *

На следующее утро, после трех часов сна и знакомства с очередным километром распечатки, когда мне в конце концов удалось запихать большую часть бумаги в мусоропровод и добраться до кресел и бара, я пришел к выводу, что в просмотре прессы не больше смысла, чем в созерцании презентаций местных девушек по вызову. Мне требовалась идея. Четверть идеи. Одна восьмая. Мне требовались сон и движение, а лучше всего и то и другое. Проблему эту я решил, сперва сходив купить себе новую одежду, а по возвращении начав вспоминать упражнения, занятия которыми забросил несколько лет назад. В конце концов я выполнил полный комплекс мато-соэ, а затем удовлетворил потребность в сне, продремав почти час в ванне.

Найдя в кармане конверт, который положил туда накануне, я выбросил его и написал тот же текст на новом листке, поменяв только дату. Заклеенный конверт я снова спрятал в карман, надел тонкую пижаму и понизил температуру в помещении на шесть градусов. Человек, которому угрожает смерть от холода, должен думать быстрее. Первые полчаса казалось, что я вполне устойчив к низким температурам, затем, почувствовав, что замерзаю слишком медленно, понизил температуру еще на шесть градусов. До нуля их оставалось всего семь, озабоченный комп пытался самостоятельно предпринять защитные меры, но я настоял на своем. Становилось по-настоящему холодно. Некоторое время, вместо того чтобы размышлять о том, как справиться с чрезмерным количеством информации и отсутствием той, что нужнее всего, я подумывал, не развести ли костер из распечаток. Потом что-то робко постучалось в двери моего разума. Разум заинтересовался.

— Кто там?

— Идея.

— Не надо, — буркнул разочарованный Разум.

— Надо, надо, — заверила его Идея. — Всем надо.

— Зачем?

— Как это? Ты уже два дня болтаешься в чужом времени, тратишь деньги на выпивку и машины…

— На одну! Напрокат! — пискнул Разум.

— …и до сих пор не знаешь, что делать.

— А ты знаешь?

— Впусти меня, и убедишься, — соблазнительно промурлыкала Идея. — Меня зовут Как Ты Только Захочешь… — шепнула она в замочную скважину.

— Ах вот как?! Так ты вовсе не Идея, а просто шлюха!

— Ну и что? «Идея» и «шлюха» — понятия взаимозаменяемые. И ты в этом убедишься, если немного подумаешь.

— Не собираюсь думать. Я не нуждаюсь ни в той ни в другой.

— Врешь. Ты нуждаешься во мне, поскольку не знаешь, что делать, — громко рассмеялась она. — Ив женщине ты тоже нуждаешься. Посмотри вниз…

Я вздрогнул и проснулся, дрожа от холода. Посмотрев вниз, я выругался, подскочил к компу и восстановил в комнате нормальную температуру. И тут же меня осенило. Налив себе в награду стаканчик виски, я сел за клавиатуру. Вызвав на экран карту Штатов, я ткнул в Канзас, увеличил изображение, очертил место ограбления и увеличил еще раз. Некоторое время я разглядывал шоссе, на котором было совершено преступление, а затем очертил участок, закрытый ЦБР под предлогом ремонта. К шоссе я добавил пятнадцатикилометровый пояс прилегающей к ней территории. Затем дал команду найти в местной прессе информацию, касающуюся этого места. Я откинулся на спинку кресла и успел сделать один глоток, прежде чем заработал принтер. Из него бесшумно выполз короткий отрезок бумажной ленты, затем, после полусекундной паузы, бумага поползла дальше и снова замерла. Комп моргнул экраном, сообщая мне: «Поиск закончен». Я закурил «Мальборо». С этого расстояния текст было не прочитать, а встать я боялся, чтобы не спугнуть единственную возникшую у меня идею. Я докурил сигарету, отпил полстакана и, не выдержав, встал. Выдернув бумагу из принтера, я вернулся в кресло. Объем заметки составлял две тысячи знаков. Корпорация ЭТВИКС намеревается выкупить у властей штата почти полторы тысячи квадратных километров бесплодной, полупустынной территории. В беседе с журналистом пресс-секретарь корпорации пояснил, что вопрос уже решен. Корпорация, во-первых, тщательно обследует приобретенную территорию, извлечет из нее все, что удастся извлечь, после чего приступит к ее освоению. «Через четыре года, — амбициозно заявлял пресс-секретарь, — здесь будут расти самые крупные в этой части страны арбузы и дыни, кроме того, мы также планируем выращивать хмель и виноград». Вторая, более поздняя и более короткая, заметка сообщала читателям, что сделка совершена и что через месяц в пустоши в массовом порядке высадятся отряды геологов, чтобы проверить данные спутниковой разведки. В конце стояли даты и номера «Канзас Ревю».

Дата: четыре месяца назад. Одним глотком допив виски, я подошел к окну. На площадь начала выливаться веселая пестрая человеческая волна, словно по команде. Я оперся лбом о стекло, пытаясь найти среди толпы ответы на мучившие меня вопросы. Толпа, однако, была занята исключительно собой. Прикурив от предыдущего окурка, я потребовал от компа телефонную книгу «КР» и имя автора интересовавших меня заметок. Автора не было. Я ткнул кнопку выхода в город, набрал номер и, ожидая соединения, быстро налил себе еще стаканчик.

— Вада Каснелл! Слушаю! — послышался раздраженный девичий голос.

— Если вы торопитесь, я позвоню позже. Добрый день, — сказал я. — Да, слушаю… — теперь она говорила медленнее и тише, но я решил не представляться своей настоящей фамилией.

— Я бы хотел поговорить с автором двух заметок о покупке корпорацией ЭТВИКС земли в вашем штате, примерно четыре месяца назад.

— ЭТВИКС? — Мне показалось, будто я услышал, как она шлепает губами, быстро закрывая и открывая рот. — Подписи не было?

— Нет.

— Сейчас. Проверю в нашей бухгалтерии. Кто-то же должен был получить деньги.

Я ждал две минуты. В динамике слышались звуки, которыми сопровождалась работа редакции. Они ничем не отличались от знакомого мне звукового фона «Дневных новостей». Кто-то искал пленки, которые кто-то засунул неизвестно куда, кто-то стучал на древней пишущей машинке, явно пытаясь изображать из себя оригинала, двое прошли мимо телефона, настолько близко, что я отчетливо услышал, как один сказал: «Пусть он меня в задницу поцелует!», а второй счел предложение вполне разумным. Несколько секунд спустя, я остолбенел, услышав не менее отчетливое журчание струйки мочи в унитазе, но сразу же за этим последовал хлюпающий звук — видимо, это был кофе.

— Алло-о? — сказала другая девушка.

— Да?

— Первую заметку, от двадцать девятого ноября, написал Ринго Поддебрахер, а вторая — просто текст из канцелярии губернатора. Этого вам хватит?

— Еще только телефон Ринго Поддебрахера, и спасибо.

Она сообщила мне номер, и я тут же его набрал. Поддебрахера не было дома, всю остальную информацию автоответчик предпочел оставить при себе. Я извлек из памяти моего компа адрес Ринго. Он жил в пригороде Канзас-Сити — мне все равно пришлось бы там проезжать. Я выпрямился и помахал руками. Четыре часа медленной езды, три — быстрой. Спустившись вниз, я заплатил за две недели вперед, с трудом пробился сквозь толп., и выехал на шоссе. У дома Поддебрахера я был через два часа сорок три минуты. У Джонатаса имелись все причины гордиться своим питомцем. Ринго дома не было. Я снял комнату в ближайшем мотеле и попытался заснуть.

* * *

Позавтракал я в автомобиле — форель с рисом в соусе карри с кусочками экзотических овощей и немалым количеством животного и растительного белка в иных формах. Впервые хоть что-то в этом времени мне понравилось — автоматы здесь кормили на порядок лучше, чем тридцать лет назад. По дороге я просмотрел местную прессу. Читать было скучно. Водителям напоминали, что приближается срок ежегодной проверки жидкокристаллических номерных знаков, половину страницы занимали пространные рассуждения на тему летней погоды, вторую половину — о затмении солнца, которое должно было произойти через два дня. Выключая комп, я констатировал, что ежедневная пресса достигла вершины своих возможностей, видимо, уже достаточно давно, и без какого-либо качественного скачка столь же скучна, как и пятьдесят, тридцать и десять лет назад. Впрочем, меня это мало волновало. Я позвонил Поддебрахеру, и на этот раз комп сообщил мне другой номер телефона. Я воспользовался этой информацией. Приятный заспанный девичий голос произнес, растягивая гласные, может быть, зевая:

— Ри-и-инго? Сейча-а-ас…

— Алло! — Мужчина явно был настроен весьма решительно. Наверняка он возился с завтраком, пока она пищала ему: «Ко-о-отик? Ты любишь свою ку-у-уколку?»

— Добрый день. Вы — автор заметки в «Канзас Ревю» о покупке корпорацией ЭТВИКС земли в вашем штате, верно?

— Да.

Он отвечал коротко, словно все время бросал взгляд на сковороду с яичницей в последней стадии жарки.

— Вы могли бы уделить мне несколько минут?

Именно в связи с этой заметкой?

— Хорошо, если только прямо сейчас, — решительно сказал он.

Я мысленно дал ему несколько советов. В динамике кто-то засопел. Видимо, куколка висела у него на плече, а может быть, теребила губами мочку его уха.

— Вы интересовались позднее этим вопросом? Там что-нибудь происходит? Имелись ли какие-либо предпосылки к подобному решению?

— Да, получив информацию от пресс-секретаря, я потратил еще немного времени впустую, но ничего интересного не узнал. Происходит ли что-нибудь?.. Две бригады долбят в земле дыры и молятся на экраны. А что касается ЭТВИКС, то это их первая инвестиция в нашем штате. Это все, что мне известно.

Он начал торопиться. То ли яичница подгорала, то ли куколка всерьез занялась его ухом.

— Понятно… — медленно сказал я, размышляя над следующим вопросом. — Что ж, большое вам спасибо.

Поддебрахер первым бросил трубку, видимо, там становилось по-настоящему жарко. Я допил пиво и набрал на клавиатуре компа пароль «двадцать три нуля». Взамен я получил перечень приоритетных кодов и без труда вторгся в полицейскую базу данных. Десять минут я изучал информацию об ЭТВИКС, но оказалось, что ее крайне мало, фирма не находилась в поле интересов полиции. То же самое мне дал поиск в архивах ЦБР. Либо это действительно была честная организация, либо — если рассуждать с точки зрения детектива из книг — невероятно хитрая контора.

Было девять утра. У меня кончились сигареты, я выпил последнюю банку пива и возил с собой лишь иней в холодильнике. Я вышел из машины. Улица и тротуар были пусты, все спали. Девять утра буднего дня. Из прессы я, правда, знал, что большинство людей работают дома, и все — самое большее пять часов в день, но все равно пустынные улицы вызывали у меня ассоциации с фильмами-катастрофами или, если рассматривать оптимистичный вариант, с белыми ночами. В ста метрах от гостиничной парковки я наткнулся на ряд автоматов, прошел вдоль них в одну сторону и, возвращаясь, начал опустошать их запасы. Отнеся все в машину, я снова прошелся вдоль автоматов, на этот раз купив два ремня из кожзаменителя и тюбик клея. Сложив покупки в «трафальгар», я разрезал ремни и соорудил из них простую, но действенную портупею под сиденьем кресла. «Биффакс» помещался там без проблем. Я отправился на поиски искателей сокровищ и полчаса спустя оказался на пустом шоссе, на котором чуть более четверти века назад было совершено ограбление всех времен. Я съехал на обочину и вышел, вдруг сообразив, что в свое время не потрудился съездить на место преступления, теперь же следы наверняка несколько поостыли. Облегчив мочевой пузырь, я нашел вход в сеть штата и вызвал на экран спутниковый снимок окрестностей, нанес на него координатную сетку и начал поиск по квадратам. Если бы я имел дело с людьми, а не холодными компьютерами, кто-нибудь уже давно вызвал бы полицию — я двигался неуклюже, не имел понятия об очевидных вещах, задавал тривиальные вопросы. В этом компьютеризованном, лишенном человеческого контроля мире прекрасно мог бы себя чувствовать шпион или пришелец из космоса. Ну, и я.

В семнадцатом квадрате я нашел то, что искал. Семь вагончиков в два ряда, три плюс четыре, десяток машин, побольше и поменьше. Никакого движения. До этого места меня отделяли десять минут спокойной езды. Я протянул руку, чтобы выключить комп, и застыл. Вокруг не было ни души, так что следовало предполагать, что никто не мог постучать по крыше моей машины. Я опустил руку. Ничего не изменилось. Я немного подождал, но единственное, что пришло мне в голову, — тщательно просмотреть всю территорию, выкупленную ЭТВИКС. В одном из квадратов я нашел маленькую будку с антенной в виде двух накладывающихся друг на друга букв Z. Несколько проводов вело к находившимся в стороне датчикам. Я вслушался в тишину и услышал лишь тишину. Наконец я тронулся с места, направляясь к лагерю искателей плодов матери-земли.

Пятью километрами дальше, после семи минут езды по пустынному шоссе, я съехал на левую обочину. На асфальте виднелись отпечатки шин, четкие, очищенные от пыли, видимо, над ними пролетела машина на воздушной подушке. Что бы ни говорить о фирме, своих действий она не скрывала. Но и не афишировала. Меня охватило предчувствие, что я иду по ложному следу. Я попытался смыть его глотком коньяка, но, видимо, глоток был слишком маленьким. Машина ехала мягко, я почти не ощущал покачивания кузова. Если что-то меня и беспокоило, то это неуверенность в собственных доводах, недоверие к чуждому, еще не моему, миру, может быть, также страх перед провалом операции, в которой причины, следствия, действия и их результаты переплелись в абсурдный клубок. Меня все сильнее донимало опасение, что я лишь неумело дергаю за отдельные нити. После того, как я просмотрел прессу, познакомился с обвинениями в адрес сил охраны порядка, которыми полны были страницы газет после информации о краже, я все больше склонялся к тому, что злоумышленники одержали верх над объединенными силами Саркисяна, моими и Хейруда. «Какой смысл, — подумал я, глядя на колеи перед радиатором машины, — выслеживать преступников, если мне известно из прессы, что их не поймали? С другой стороны, по крайней мере, как объяснял Хейруд, все это можно изменить. Но если так, то, может быть, можно изменить и то, что делает он?» Уже в который раз я запутался во временном парадоксе. Я снова вступил в борьбу с собственными сомнениями, влив в себя солидную часть содержимого плоской бутылки и глубоко затянувшись табачным дымом. Немного помогло. Спрятав бутылку на очередной черный день, который мог наступить через десять минут, я въехал на вершину холма, почти не выступавшего над монотонной желтой равниной, и остановился. Лагерь был передо мной. В пятнадцати метрах от переднего бампера торчало рыльце какого-то датчика. Я проехал мимо него, остановился у ближайшего здания, вышел и огляделся. Дверь одного из домиков открылась, и из нее высунулась коротко остриженная голова мужчины с густой бородой. В первый момент мне показалось, что он стоит за какой-то стенкой, но, когда он сделал шаг вперед, выяснилось, что на нем комбинезон-хамелеон, меняющий цвет в зависимости от фона. Мужчина спрыгнул со ступеньки и направился ко мне, хмуря брови и внимательно меня разглядывая. Его костюм стал светлее и приобрел цвет окружающей местности. Стоило мне перевести взгляд с комбинезона на лицо бородача, остальное тело, если не считать выступающих из рукавов рук, будто размазалось. Ко мне по воздуху плыли голова и слегка покачивающиеся руки. Мне стоило немалых усилий воздержаться от комментария. Я сделал шаг вперед и поклонился:

— Добрый день. Я хотел бы немного поговорить с начальником бригады.

— Есть его заместитель, — сказал он низким, слегка хриплым голосом. В мое время он мог бы сделать карьеру в «Уголке разбитых сердец» на радио.

— Меня зовут Хоуэн Редс, я частный детектив.

— Заместитель — я, — сказал он, словно не слыша моих слов.

Я замолчал и посмотрел на него, ожидая продолжения. Он сунул руку под комбинезон и почесал плечо. Видимо, он был достаточно волосат — шуршание слышно было с расстояния трех метров. А ведь человек должен с течением времени терять волосяной покров, я даже уже начал.

— Я веду расследование по делу о похищении, — сказал я. Бородача в комбинезоне, похоже, интересовал в основном поиск достаточно густых пучков волос, во всяком случае он никак не реагировал на мои слова. — Над этим местом должен был пролетать флаер с похищенным ребенком. Поскольку после посадки его в кабине не оказалось, я предполагаю, что его сбросили на парашюте или здесь произошла промежуточная посадка.

Бородач засопел и, как мне показалось, с трудом высвободил пальцы из спутанной шерсти на плече. Не обращая внимания на меня, он внимательно осмотрел автомобиль, затем скользнул взглядом по моим рукам и, наконец, голове. Количество волос его не впечатлило.

— Фигня, — бросил он все тем же чувственным голосом. — Ничего я не видел. Ничего тут не летало.

Он перевел взгляд куда-то в точку над моей головой, чуть не застонав от усилия. У меня мелькнула мысль, что он страдает от поноса. Я едва сдержал приступ злости.

— Почему вы так уверены? — спросил я. Он пожал плечами. — Сейчас… Может, пива? — спросил я.

Он пошевелился, что можно было понимать по-разному. Обойдя машину, я вытащил из холодильника полдюжины соединенных вместе банок, оторвал две сбоку и протянул одну ему. Меня так и подмывало дать ему в морду, пока, однако, я лишь открыл пиво. Он сделал то же самое и присосался к банке.

— Почему вы уверены, что здесь никто не летал?

— И-ик! — рыгнул он и укоризненно посмотрел на банку. — Я тут уже два месяца торчу. У меня до черта аппаратуры. Я мог бы составить расписание, как летает саранча и трахаются гусеницы.

— А что вы вообще тут ищете?

Бородач согнул локоть и поставил на него пустую банку. Некоторое время он наблюдал, как ткань пытается приобрести одинаковый с банкой цвет, затем снова рыгнул.

— Я заместитель, — сказал он и, когда я уже решил, что мне придется этим ограничиться, добавил: — И я не знаю. Шеф тоже не знает. Мы должны найти сокровище, но никто его тут не закапывал.

Мне показалось, будто сзади ко мне подъехала открытая доменная печь. Я пошевелил лопатками, но ощущение жара не отступало.

— Это что, в переносном смысле? — пробормотал я. Бородач протянул руку, взял у меня блок, выдернул из него еще одно пиво, выхлестал его со скоростью, приближенной к мировому рекорду, и уже без экспериментов с хамелеоном швырнул банку под ноги.

— Какая-то фирма купила эту землю за гроши и собирается тут растить кокосы. Кто-то их сюда пустил. — На этот раз он бесшумно выпустил воздух. — Ничего тут нет. Глина и пыль. Мы это говорили клиентам уже после спутниковой разведки, но они потребовали детальных исследований, вот они их и имеют.

— Не особо вы тут поработали… — Я огляделся по сторонам.

— А мы уже закончили. — Без лишних вопросов он снова протянул руку к блоку и перелил содержимое одной из оставшихся банок себе в брюхо. — Теперь они займутся другим вариантом — удобрением почвы. Похоже, хотят устроить тут сады Семирамиды.

Он всосал в себя пиво с такой силой, что затрещало донышко банки. Я покачал головой.

— Ну и горазд ты сосать! — восхищенно сказал я. Поняв, что я имею в виду, он посмотрел на половину блока у меня в руке. От его алчного взгляда я почувствовал неприятное давление в мочевом пузыре. — Где у вас тут туалет? — спросил я.

— Вон там… — Он кивнул в сторону барака, из которого перед этим вышел.

Я воспользовался туалетом, а заодно и представившейся минутой для размышлений. Возбуждение спало. Слова «хамелеона» о сокровище не могли быть ничем иным, кроме как банальным ироничным замечанием в адрес неудачной инвестиции. Я вышел из барака. Бородач бросил очередную пустую банку и ловко пнул ее на лету.

— А шеф? — спросил я.

— Три дня назад уехал докладывать. Мне это по фигу. — Он пожал плечами. — Заберу бабки, договорюсь, чтобы кто-нибудь меня заменил, и сваливаю. — Он снова сунул лапу под комбинезон. — Мне и дома с супругой проблем хватает, — тихо закончил он, словно жена могла подойти и подслушать.

— И всю эту территорию вам пришлось проверить? — недоверчиво сказал я, описав пальцем круг над головой.

— Угу! Всю целиком. Полторы тысячи килоквадратов. Мы… — он снова понизил голос, — за две недели управляемся. Но бабки взяли как за два месяца.

— Ясное дело, — согласился я. — Если можно кого-то нагреть, то почему бы и нет…

— Дурак ты! — небрежно бросил он. — Трое людей из фирмы все время у нас над душой стоят. Никто не пытается их обмануть, да и зачем? Достаточно того, что мы в точности исполняем заказ. Может, хватило бы и трех дней, мне плевать. Но… — Он открыл банку и выпил пиво в два глотка. Я начал опасаться, что он бросит мне вызов. — Я их понимаю: если они хотят здесь что-то выращивать, то не могут позволить себе ошибиться.

— А те из фирмы… Они еще здесь?

— Уехали с шефом. Может, встретишься с ними, если они сюда еще вернутся. Белая «клифтерия» с хвостом койота на заднем бампере.

Он повернулся и пошел обратно к бараку, забрав последние четыре пива, но у самого входа в домик полез под комбинезон и бросил что-то за спину. Я не стал ждать, пока это что-то долетит до меня. Вскочив в «трафальгар», я громко выругался, но мне это никогда не помогало, не помогло и сегодня. Прежде чем комбинезон успел снова потемнеть, а бородач — исчезнуть в дверях, я высунул голову в окно и крикнул:

— А овраг?

Он обернулся и некоторое время смотрел на меня, словно надеясь, что я достану еще один блок пива, но, видя, что я неподвижно торчу в окне, бросил:

— Засыплют. Они жалеют, что таких больше нет. Надо же им куда-то свалить весь мусор и камни, прежде чем насыпать гумус.

Он вошел в тень. Комбинезон молниеносно потемнел, и бородач за полсекунды исчез, словно его сдуло. Несколько мгновений я еще видел его голову, затем дверь заскрежетала, словно в ее механизм попал гравий, и, словно занавес, отрезала нас друг от друга.

* * *

Прошло полчаса, прежде чем я оказался у края оврага, из которого вышли и в котором исчезли грабители. Стоя на краю обрыва, я видел восемь бетонных столбов, размещенных парами по обе стороны впадины. Именно на этих столбах была установлена крыша, под которой злоумышленники могли спокойно готовиться к операции и столь же спокойно ее завершить. Если не считать этих столбов, остова какого-то автомобиля и двух старых кострищ, дно оврага было пустым и мертвым. Впрочем, вся эта территория выглядела мрачной и угрюмой. Пустыня, нормальная здоровая пустыня, обладает собственным лицом — жизнь не особо себя афиширует, но в той или иной форме существует. Здесь же серость и монотонность царили повсюду, словно в азиатском районе нищеты или в заброшенном разваливающемся доме. Длительная прогулка по этим местам могла лишить желания жить, во всяком случае на меня она действовала угнетающе. Наверняка свою роль играло и мое настроение вместе с предчувствием неудачи, все сильнее заявлявшим о себе. Я сел и закурил.

Я вспомнил беседы с Ником и Дугом и то, насколько старательно все мы трое избегали разговоров о шансах попасть именно в тот период, когда злоумышленник, преднамеренно или случайно, обнародует факт обладания коллекцией. Мы делали вид, что верим в свое везение, и, возможно, пытались убедить судьбу, чтобы она направила ход событий именно в ту сторону, в какую было нужно нам. Во всяком случае, мы последовательно придерживались теории, что самым трудным будет попасть в будущее, а затем все будет уже просто, не сложнее, чем прокатиться по Четвертой автостраде. Я сгреб кучку гравия и начал кидать вниз, целясь в останки автомобиля. О метких попаданиях свидетельствовал звон металла, каждый второй или третий раз. Казалось, весь мир был настроен против меня. Я швырнул целую горсть камешков. Часть из них попала в погнутое, проржавевшее железо.

Я мог бы поискать Оуэна Йитса образца 2074 года или такого же Саркисяна. А что будет, если нас уже нет в живых? На эту тему я размышлял уже несколько тысяч раз, и каждый раз мой разум реагировал одинаково: шевелились волосы на затылке и в мгновение ока пересыхало в горле. Стоп, подумал я, а может быть… Нынешний Оуэн Йитс должен знать, что именно сейчас я сижу, погруженный в мрачные мысли. Он должен как-то мне помочь, подсказать, придать уверенность в себе. Ведь хватило бы, горько думал я, преисполненный ненависти к самому себе, чтобы он позвонил в отель и, пусть даже анонимно, дал мне надежду.

— Я свинья, — громко сказал я, но легче мне от этого отнюдь не стало.

Разве что… Разве что Оуэна Йитса уже нет?.. Может, и Саркисяна с Ником тоже нет. Может…

— Тьфу! Чтоб тебя…

Я вскочил, пнул смесь гравия, глины и пыли и потащился к машине. Упав на сиденье, я выставил ноги наружу, назло всему миру выбросил сигарету и сразу же закурил новую. В поле моего зрения оказался экран компа. Я поднял правую руку и мизинцем набрал команду.

«Ввод с клавиатуры или голосовой?»

— Голосовой… — сказал я.

— Укажите пароль, с ввода которого будете начинать каждую фразу диалога. Это касается автомобиля без пассажира.

— Тройка.

— Код принят.

— Ну, тогда скажи… — Я поскреб подбородок. — Ты можешь найти в перечне жителей… Нет. Забудь. — Я открыл холодильник и, сунув в него руку, на ощупь проверил содержимое, но духота и усталость лишили меня желания даже выпить. — Ты можешь сам выехать на шоссе?

— Да. Тем же путем или другим?

— А есть разница?

— Дорога, по которой вы приехали, временно заблокирована. Приближается белая «клифтерия» номер «СРР шестьсот пятьдесят девять У семьдесят восемь». Обгон исключен из-за песка.

Я сел и посмотрел через плечо. Сперва я увидел полосу пыли, поднимающуюся над дорогой и расширяющуюся по мере набора высоты, затем на острие этого вихря появился белый изящный автомобиль, который приближался, нацелившись в мою сторону, словно танковая пушка на стабилизаторах. Сравнение с танком, похоже, возымело свое действие — я сунул ноги внутрь и сказал:

— Карту окрестностей! Быстро!

Я на мгновение оторвал взгляд от «клифтерии», но экран был весь испещрен деталями карты, словно лицо столетнего старика морщинами. Что-либо разобрать было невозможно.

— Покажи мне только дороги, выбери те, на которых у тебя будет преимущество перед «клифтерией».

— Этот автомобиль на полкласса лучше «трафальгара», — признался коми.

— Ну, так выбери какую-нибудь извилистую дорогу!

«Клифтерия» подъехала ближе и остановилась.

— Когда я скажу «старт», развернешься на сто восемьдесят градусов так быстро, как сможешь, и на полной скорости поедешь вперед. Я возьму управление на себя, когда коснусь руля. Общее направление движения… — я глянул на экран с картой, — шоссе на Буффало-Каньон.

«Клифтерия» стояла неподвижно. Затемненные стекла не давали возможности увидеть нутро машины, но у меня возникло ощущение, что там как минимум двое, может быть, даже больше. Если я не ошибался, то вряд ли в отношении меня у них были добрые намерения — никто не спорит так долго о том, кому выйти и поговорить с водителем другого автомобиля. Зато можно обсуждать, как лучше его перехитрить. Но эту гипотезу следовало подвергнуть экспериментальной проверке.

— Старт… — Я чуть не свалился на второе сиденье, ударился затылком о стекло в дверце и уперся ногами в пол.

— Картинку на стекло.

Сзади поднялось облако пыли. Я посмотрел на карту и протянул руку к «биффаксу». Его тяжесть сразу же перевесила все мои сомнения, они вылетели из машины через выхлопную трубу, если у «трафальгара» таковая имелась. Я вдруг понял, что ничего так на свете не желаю, как того, чтобы «клифтерия» действительно намеревалась меня атаковать. Когда показания спидометра перевалили за девяносто, я увидел на заднем стекле радиатор белой дамы. Она мчалась за мной, явно наверстывая упущенное на старте. Я сунул половинку сигареты в пепельницу, сел поудобнее и схватился за руль. «Трафальгар» передал мне управление очень мягко, машина не отклонилась от трассы даже на сантиметр. Я вдавил педаль акселератора и слегка повернул руль.

— Выведи на карту наше местонахождение, — бросил я компу.

Мы неслись по совместно выбранной дороге, начинавшейся ни с того ни с сего и заканчивавшейся на Седьмой Штата. Поворот руля породил новое облако пыли, но «клифтерия» смело в него нырнула. Возможно, у них был инфракрасный экран, а я сидел не в «бастааде», оборудованном сюрпризами для настырных преследователей. До конца шоссе оставалось еще неполных три километра, я качнул рулем, сперва отдаляясь от цели, а затем, пока «клифтерия» еще мучилась в пыли, повернул обратно. Педаль акселератора уперлась в пол. Я выиграл метров пятнадцать. Я снова повернул руль, но это уже не сбило преследователей с толку. Я увидел, как открывается окно с правой стороны, и резко рванул руль, чтобы кузов «клифтерии» заслонил меня от взгляда высовывающегося из окна человека. Это не могло продолжаться вечно — если я хотел попасть на шоссе, приходилось подставить свой бок под выстрел. Противник пока не стрелял, видимо, хотел точнее прицелиться. Я воспользовался этим моментом, чтобы совершить маневр, благодаря которому я, правда, развернулся так, как хотел, но который одновременно позволил погоне приблизиться на расстояние в пятьдесят метров. Стрелок поднял руку с чем-то напоминавшим пистолет, но со странно длинным дулом. Оружие могло быть достаточно метким. «Клифтерия» почти не раскачивалась. Все играло на руку противникам.

— Можно включить второй двигатель? Это увеличит скорость?

— Да, но несовпадение тактов выведет из строя оба привода.

— Не рассуждай! Быстро!

Машина дернулась, к низкому ворчанию электропривода добавился туберкулезный кашель двигателя внутреннего сгорания. Преследователь выстрелил, пуля зацепила кузов по правую сторону от меня, и в сорока метрах впереди поднялось маленькое облачко пыли. Подождав две секунды, я одновременно вдавил акселератор и свернул вправо, а потом влево. До шоссе оставалось пятьсот метров. Преследователи выбирались из пылевого облака неожиданно долго, стрелок два или три раза нажал на спуск. Все пули прошли мимо, но этой дряни у него могло быть еще много.

— Покажи, с помощью чего можно управлять вручную…

Вся панель передо мной отскочила, перевернулась и исчезла где-то под передним стеклом. Я увидел три ряда одинаковых рычажков, обозначенных цифрами.

— Возможен аварийный сброс пневматики?

— Да. Передние: рычаг номер четыре; задние: номер пять. Восстановление давления займет пятнадцать минут, при неподвижном автомобиле.

— Чудесно!

Спидометр показывал то сто тридцать девять, то сто сорок, словно бился о стекло, преграждавшее ему путь к более высоким скоростям. Я влетел в разъезженную грязь в начале шоссе. Стиснув зубы и молясь о долгой жизни для конструкторов — при условии, что они хорошо выполнили свою работу, — я на полной скорости промчался через опасный участок. Три секунды спустя то же сделали мои преследователи. Начало шоссе выглядело удачно — плавный полукилометровый поворот налево. Стрелок снова высунулся и выпустил очередь. Одна пуля попала в заднюю часть машины, послышался громкий удар. Вторая застряла в кузове, похоже, где-то над левым передним колесом. В обычном автомобиле своего времени я задумался бы о том, что вышло из строя — радиатор, топливный насос? Здесь же мне некогда было заглядывать под капот, я даже не знал, где находятся двигатели. Я замедлил ход.

— Где выключатель стоп-сигналов? — крикнул я.

— Рычаг восемнадцать.

Я выключил стоп-сигналы. «Клифтерия» приблизилась уже настолько, что я видел, как камешки из-под моих колес ударяются о ее радиатор. Блондин с развевающимися волосами что-то заорал и снова поднял ствол. Я выехал на короткий прямой отрезок, щелкнул рычагом номер пять и как можно сильнее вдавил педаль тормоза. Отпустив руль, я упал в кресло, вернее, сел на пол, спиной опираясь о край сиденья. Что-то ударило в заднюю часть «Трафальгара», голову отбросило назад, в глазах потемнело, но мне удалось увидеть, как перед лобовым стеклом пролетает рама «клифтерии». Меня снова швырнуло, на этот раз вперед, и я стукнулся подбородком о руль. «Клифтерия» зарылась носом в шоссе, отскочила, какое-то время неслась вперед с задранным носом, в конце концов еще раз грохнулась передом и въехала на вершину склона, вдоль которого мы только что мчались. Я затормозил и рванул дверцу. «Клифтерия» совершила полуоборот в воздухе и начала кувыркаться вниз. Я бежал за ней с «биффаксом» в руке, думая о том, может ли взорваться конденсат, о котором упоминал Джонатас. Он не взорвался. «Клифтерия» наконец перестала кувыркаться и застыла на боку. Я с разгона налетел на нее, она покачнулась и упала на колеса. Дверцы открывать было незачем — стекла полностью отсутствовали. Водитель сидел в более-менее нормальной позе, пристегнутый ремнями, но залитое кровью лицо было повернуто назад так, словно ему хотелось бросить взгляд на собственную спину — последний. Стрелок остался в автомобиле лишь наполовину. Вторая часть его тела несколько раз попала между кузовом и землей, пока машина совершала кульбиты по склону. Чтобы его обыскать, потребовалось бы сито и пожарный шланг. Я открыл дверцу со стороны водителя и обшарил карманы его жилетки. Ничего. Я обошел машину вокруг. Хвост койота еще держался на бампере. Бампер держался на кузове. Чрезвычайно прочная тачка. Я спрятал пистолет и вернулся к «трафальгару». По пути я наткнулся на оружие, из которого стреляли в меня две минуты назад. Оно было залито кровью, ствол сломан. Я оставил его там, где оно лежало.

— Автомобиль в порядке? — спросил я.

— Можно продолжать поездку. В течение десяти минут просьба не превышать скорость сорок километров в час. Необходимо восстановить давление в пневматике. Кроме того, сообщаю, что мистер Джонатас Апнэм извещен о повреждениях. Он на линии.

— За кого ты меня принимаешь? — пробормотал я. — Соедини… Добрый день! — бодро крикнул я, услышав сопение в динамике. — Знаете, у меня тут случилась неприятность… А машина и в самом деле отличная…

— Ничего удивительного! — торжествующе рассмеялся он. — Примерная стоимость ремонта составляет две с половиной тысячи, — добавил он тем же тоном.

— Как их вам перевести?

— В смысле? Ведь машина застрахована, — удивился он, а я мысленно обругал себя за глупость. — Хорошо, что с вами все в порядке. Комп мне все передал. Очень хитро, очень! — похвалил он меня.

— Надеюсь, это останется между нами?

— Даже Торквемаду удивило бы мое нежелание отвечать на вопросы.

— Ну, тогда спасибо вам огромное. До свидания.

— Удачи, — бросил он и отключился.

Я потянулся к холодильнику и попытался немного остыть с помощью банки холодного пива. Закурив, я вообще почувствовал себя прекрасно. Правда, мелькнула ехидная мысль: «А если это были просто любители сильных ощущений? Или ребята из-под знака Заводного Апельсина? А?», но я с такой силой ее пнул, что она со свистом скрылась за горизонтом. Прежде чем она успела исчезнуть, до меня донесся ее вопль: «Ты убил двух человек!» Скрывавшийся где-то под черепом услужливый эгоизм тотчас же крикнул в ответ: «А что, я должен был позволить себя продырявить?» — и завилял хвостиком. Я погладил его по голове и угостил солидной порцией бурбона. А потом налил вторую себе.

* * *

Правление корпорации ЭТВИКС находилось на площади Лифтмайера. Я нашел отель, из окон которого мог при желании наблюдать за главным входом в это здание. С желанием этим я не в силах был справиться, точно так же как и не в силах был найти ему объяснение. Тем не менее, сняв номер и войдя в комнату, я даже не подошел к окну. Вместо этого я опустился в кресло. Оно пошевелилось и спросило тихим приятным голосом:

— Не желаете ли массаж?

Мне стоило немалых усилий не вскочить, отчаянно ругаясь.

— Нет. И на будущее прошу ко мне без разрешения не обращаться.

Я закурил и, усевшись поудобнее, бросил спичку в уже ожидавшую пепельницу. Настырность предметов обстановки ассоциировалась у меня с наглыми боями, которые вымогают чаевые, а потом презрительно усмехаются в коридоре. Достаточно успешно установив голосовой контакт с компом, я еще раз затребовал все данные об ЭТВИКС. Фамилии, прежде всего фамилии. Я вчитывался в длинные ряды фамилий членов правления, затем крупных акционеров, затем главных сотрудников, менее важных сотрудников, рядовых сотрудников. Я почти выучил их наизусть, но ни одна из них не отозвалась эхом в моем мозгу. Я подкормил пепельницу четырьмя окурками, но ни она, ни я не подпрыгнули от радости. Мне недоставало творческой мысли, вследствие чего нужно было начать что-то делать, ибо только таким образом можно заставить себя генерировать идеи. Я спустился на подземный этаж, в торговый центр. Лишь два или три магазина обслуживали люди, и я прошел мимо. Сперва я задержался в салоне «Цейсе». В нем стояли удобные кресла, а на крышке стола сразу же расцвел приветственный текст.

— Мощный бинокль и… — я поколебался, но добавил: — Фотоаппарат.

— Уточните: светочувствительная пленка, однократные отпечатки, цифровой носитель?

— Хорошо, уточняю: фотоаппарат с телеобъективом, высшего класса, фотографии тоже должны быть высшего класса. Большой емкости.

— В таком случае предлагаем «Юпитер-Л», емкость диска пять тысяч шестьсот шестьдесят снимков. Полная совместимость…

— Хорошо, пусть будет. Бинокль также большой мощности, с ноктовизором. Ага! Еще штатив и кабели. Сколько мне ждать?

— Полторы минуты. Каким образом предпочитаете рассчитываться?

— Со счета.

Экран погас, но едва я облокотился о стол, на нем появился текст. Я бросил на него взгляд.

«Второе Братство Искателей Истинной Харизмы. Ищешь утешения? Сомневаешься? Не уверен в собственных силах? Тебя гнетет бремя собственных ошибок? »

Я вытаращил глаза. Казалось, будто эти слова адресованы прямо мне. У меня пересохло в горле.

«Для таких, как ты, как мы! Созданная ВБИИХ программа отпущения грехов дает тебе шанс в любой момент найти утешение в Покаянии! В программу внесены свыше трех тысяч стандартных грехов, а также возможность соединения их в различных комбинациях. В случае особого, индивидуального греха программа укажет ближайший по своей сути грех, чтобы ты мог немедленно приступить к Покаянию, для завершения которого можешь выбрать удобное для тебя время и место. Программа выдает свидетельство о принесенном Покаянии. Перечень грехов: Аберрация молитвенная. Абъюрация случайная. Абъюрация повторная. Абляция веры…»

Из пола выдвинулся легкий, с плавными очертаниями, автомат на широкой подставке. Он подъехал ко мне и открыл крышку, под которой находилось нечто, что должно было быть биноклем, и второе нечто, чему я дал рабочее название фотоаппарата. Вера фирмы в мои умственные способности меня рассмешила, я захохотал, но быстро замолчал, смущенный последовательным перечислением стандартных грехов: «Анестезия к проявлениям Харизмы. Ангелизм…» Быстро набрав на выдвинувшейся клавиатуре свой банковский код, я подождал, пока комп его подтвердит, и выскочил с покупками из салона. Воспользовавшись информационным табло табачного автомата, стыдливо спрятанного в дальнем углу, я окончательно выяснил вопрос с «Голден гейтом». Его прекратили выпускать шесть лет назад. Мне стало жаль самого себя, а также того себя, который мучился именно сейчас. Вырвав из лап автомата заказанные «Мальборо», я купил еще пачку черного «Дракона», сунул в щель десятку и, не дожидаясь сдачи, с чувством отвращения вышел в коридор. Навьючив покупками ближайшую тележку, я направился в секцию одежды. Мне удалось найти нечто более-менее приличное — у брюк были только две штанины, рубашки не пели, белье не ласкало низ живота, носки не измеряли температуру, а ботинки не пытались определить азимут. Все это обладало постоянным, неизменяемым цветом и, видимо, лежало на самом дне подземного склада, поскольку комп предупредил о задержке с доставкой заказанного товара. Во мне нарастала злость. Лишь после часа в горячей ванне и стаканчика виски я снова смог несколько успокоиться.

Двадцать минут спустя я установил возле окна бинокль и фотоаппарат. Взглянув на себя со стороны, я сделал объективный вывод о том, что выгляжу смешно. Но я не смеялся. Из двух упаковок от дисков я соорудил изящную подставку, на которой начал размещать сигареты, зажигая их одну за другой. Пришлось слегка сразиться с пепельницами, отважно бросившимися в схватку за пепел. Мне он тоже был нужен, так что пришлось все их перевернуть и держать на расстоянии. Через четверть часа я отказался от борьбы, собрав полстакана черного пепла. Пепельницы дергались, пытаясь поднять свои насекомоподобные тела, кресло прыгнуло к столу, но было уже поздно. Мне удалось найти общий язык с компом, результатом чего стал маленький матричный принтер, предложенный мне сверх стандартного набора. В сумке, заполненной содержимым контейнера из котловины, я нашел конверт с президентским документом, вставил его в принтер, из которого вынул картридж с тушью, и поставил принтер на ребро. Посыпав листок пеплом, я набрал и отпечатал нужный мне текст, сдул неиспользованные излишки, проверил, что буквы держатся, и упаковал документ в прозрачный конверт. Часть плана была реализована. Решив немного расслабиться, я немного понаблюдал в бинокль и сфотографировал какую-то китаяночку, выходящую из подъезда ЭТВИКС. Чтобы наловчиться, я слегка поиграл с аппаратом, а когда мне удалось за несколько секунд навести его на надпись на очках девушки, я счел, что достиг своей цели.

Для перехода к следующей части плана нужно было проверить, какое положение в служебной иерархии занимает Дуг, но еще в моем времени я поклялся, что скорее дам руку на отсечение, чем стану выяснять судьбу кого-либо из известных мне людей. Если бы кто-то спросил меня, зачем я подавляю собственное неукротимое любопытство, я бы ответил, что подобное подглядывание за будущим кажется мне более отвратительным, чем копрофагия или насилование пятилетних девочек. Если бы о том же спросил кто-то из друзей, я мог бы добавить, что, по теории Хейруда, а до сих пор у нас не было причин сомневаться в ее истинности, каждое, даже самое мелкое, вмешательство оставляет после себя след. Мне не хотелось бы вернуться в свое время и узнать, что Саркисян работает воздушным гимнастом в цирке, а Оуэн Йитс кончил свои дни на виселице в Мексике.

Я надел чистую одежду — черт побери, я вынужден был признать, что она оказалась удобной, — и включил комп.

— Соедини меня с…

Вот именно. Лучше всего было бы с ЦБР, но вдруг там я попаду на… С полицией будет безопаснее. Только с кем? С комиссаром? Сразу станет известно. Но низшие чины могли быть воспитаны в духе полной субординации. Может, с каким-нибудь специальным отделом?

— Отменяю. Дай мне схему городской полиции. У меня полномочия «двадцать три нуля».

Я посмотрел на схему. Сразу бросились в глаза три находившихся чуть в стороне отдела, и я нашел то, что мне было нужно, — Отдел по Борьбе с Терроризмом. Любимый терроризм! Не вымер, золотой ты мой! Дождался раздираемого сомнениями Оуэна. Ах ты мой сладкий!..

— Соедини меня с начальником Отдела по Борьбе с Терроризмом. Стоп! Как его зовут?

— Тандерберд Хиттельман. Соединять?

Я наверняка не знал никакого Тандерберда, а тем более человека, который мог бы назвать сына в честь модели автомобиля двухвековой давности. Какое-то время я пытался вспомнить, как называлась машинка, пластиковый кузов которого могли бы разорвать на куски две непослушные девочки: «вагант»? «бирбант»? «Трабант»! Да, «трабант»! Мне стало смешно при мысли, что я мог бы дать сыну имя Трабант. Трабант Йитс. Я решил как можно быстрее забыть о подобном способе давать имена детям. Впрочем, Филу имя дала Пима. А если бы, например, Пиму звали…

— Хватит! Э-э… Соедини меня с мистером Хиттельманом. И включи изображение.

Я ждал полминуты. Танди, видимо, допивал кофе или застегивал ширинку. Увидев его недовольную физиономию, я лишь уверился в собственных догадках. Сохраняя смертельно серьезное выражение лица, я наклонил голову:

— Добрый день. Я говорю с начальником ОБТ?

— Да. — При виде моего каменного лица он явно заинтересовался.

— Я бы хотел с вами встретиться. Это займет несколько минут, но место встречи должно быть полностью экранировано.

— Довольно странное предложение, вам не кажется? — спросил он, что выглядело не менее странным для шефа антитеррористического отдела. Разве что по этой фразе включалась запись разговора.

— Странно, что вы удивляетесь. У вас нет помещения для встреч с осведомителями?

Теперь он уже по-настоящему удивился.

— Осведомителями? — повторил он. — Да кто же сейчас так говорит? Если бы кто услышал…

— Наверное, не имеет значения, как это называется? — Я едва удержался, чтобы не стереть пот со лба. — Где и когда? Это должно быть сегодня, как можно быстрее. Не буду утомлять вас уверениями, что дело серьезное и требует решительных действий.

— А могу я узнать, с кем имею честь? — Он поскреб подбородок, похоже, лишь затем, чтобы бросить взгляд куда-то вниз.

— Прошу сохранить наш разговор в тайне, — четко проговорил я. — Я мог бы постараться связаться с вами и не раскрывая своих данных, а раз я этого не делаю, значит, доверяю вам и вашему профессионализму. Прошу немедленно стереть запись. Где и когда?

Он несколько раз коротко энергично кашлянул и сделал быстрое движение рукой.

— Через час начинается матч «Небоскребов» с «Таксами». В кассе вас будет ждать билет, на вашу фамилию… — Я был прав, он успел определить мои данные во время разговора. — Место справа займет мой человек. Он проводит вас ко мне.

— Хорошо.

Часть этого часа я потратил на знакомство с более или менее интересными фрагментами футбольных матчей. Правила остались без изменений, мяч нафаршировали датчиками, гигантские экраны обрушивали на зрителей целый потоп сведений: «…пробежал с мячом столько-то сантиметров, после чего ударил по нему с силой…», «удар придал мячу ускорение…», «тела игроков … и … столкнулись с силой…» Однако в самой игре были моменты, от которых порой замирало сердце.

За тридцать минут до матча я проверил, каким образом можно попасть на стадион, оставил «трафальгар» в руках гостиничной обслуги и частично пешком, частично — уже на территории Спортпола — по движущемуся тротуару добрался до касс стадиона. Практически все ограждение было одной большой кассой, которая поспешно глотала оплату и исчезала, пропуская болельщика. То, что я два дня назад принял за ошеломление видом разноцветных карнавальных костюмов, как оказалось, было лишь следствием моего невежества и провинциальной отсталости. Я позавидовал дальтоникам, отскакивая с дороги у парочки молодых людей, упакованных в толстые надувные матрацы. Они бежали, не обращая внимания на испуганно рассыпающуюся толпу, каждые полтора десятка метров бросались головой вперед, отталкивались от асфальта, сохранившегося здесь в качестве пола, летели по инерции, каким-то чудом приземлялись на ноги и неслись дальше. До меня начало доходить, что, столь спокойно шагая на матч, я выделяюсь из толпы, словно девственница на площади Четырех Мельниц. На фоне надписи «Бар Дух» я вытянул вверх руку и рявкнул:

— В гроб!

— Смерть! — подхватила сорокалетняя пара, шедшая справа от меня.

— В клочья! — добавил я.

— В клочья! — повторили чьи-то голоса сзади.

Я сообразил, что не знаю, о какой команде идет речь. Пришлось оперировать общими выражениями.

— Уничтожим их!

— У-ни-что-жим!

— Уни-чтожим!

— У-НИ-ЧТО-ЖИМ!

Взревели уже несколько сотен глоток. Я присел, якобы чтобы поправить носок. Мне удалось скрыться с глаз находившихся в эпицентре стихии, которую я сам же и вызвал. От курения я воздержался, будучи, похоже, единственным рабом дурной привычки в этой чертовой толпе. Я немного подождал, желая быть уверенным, что меня не схватит за руку безмозглый, жаждущий крови поклонник одной или другой команды и не потребует продолжения ритуала. Сохраняя дистанцию, я обогнул самое большое скопление болельщиков и подошел к ряду касс-входов в относительно свободной части ограждения.

— Хоуэн Редс, — прошептал я в отверстие автомата.

Из горизонтальной щели тотчас же высунулся розовый жетон, совсем как язык изо рта непослушного ребенка. По примеру других болельщиков я приложил жетон к датчику и вошел на территорию стадиона. Минут пятнадцать я потратил на то, чтобы преодолеть полную водоворотов и ложных течений толпу, прежде чем оказался в нужном мне ответвлении. Еще немного потоптавшись по пяткам идущих впереди и ощущая ботинки идущих сзади на собственных пятках, я наконец добрался до своего места. Три кресла справа были еще свободны. Хиттельман задерживался, возможно, проверял, не привел ли я с собой охрану. Может, я и зря дурачился на аллее. Я огляделся по сторонам, но здесь тоже никто не курил. Перехватив лавирующий между рядами автомат с напитками, я взял у него четыре банки пива и сразу выпил две. Без сигареты оно показалось мне невкусным.

— Простите… — услышал я.

Хиттельман прошел передо мной и поднялся по лестнице на верх стадиона. Вздохнув и взяв оставшиеся две банки пива, я двинулся следом за ним. Словно по команде, раздался звук сирены. «Небоскребы» набросились на «Такс», раскрылись несколько тысяч глоток, раздался рев. Я осушил еще одну банку. Я был единственным стоявшим на лестнице болельщиком, единственным, кто покидал сектор. Рев стадиона прозвучал для меня словно прощание. Я выпил второе пиво.

* * *

Я ожидал, что Хиттельман отведет меня в какую-нибудь тесную душную кладовую с лампочкой на голом проводе и запрет за нами дверь из прокатанной стали, покрытой несколькими слоями облупившейся и веками не чищенной краски. Мы спустились на уровень раздевалок и реабилитационных кабинетов, прошли несколько поворотов. За нами закрылась тонкая стеклянная дверь. Комната была светлой, чистой и угрюмой, словно трезвый гробовщик. Хиттельман сразу же вписался в обстановку — сел за стол, наверняка поставленный здесь на случай конфиденциальной беседы, и посмотрел на экран компа, причем явно с целью неуклюжей провокации. Если он ждал, что я начну бормотать что-нибудь о тайне исповеди, то я вынужден был его разочаровать. Поскольку второго стула не было, я сел на край стола и протянул Хиттельману пачку «Мальборо». Он закашлялся и вскочил. Я радостно констатировал, что глупость копов столь же неизменна, как и трудолюбие японцев.

— Убери это с глаз моих! — заорал он. — И перестань разыгрывать сценки из второразрядных фильмов!

— Почему? — удивился я, беря сигарету в рот. — Вы, как я вижу, прекрасно знаете свою роль…

Я закурил, выпустил пробный клуб дыма, сразу же после еще четыре кольца, одно чуть менее удачное, чем остальные, и стал ждать стандартного продолжения. Хиттельман удивил меня, играя именно так, как я и предполагал.

— Послушай-ка, детектив. Мне ваше позерство ни к чему. Может, на Гавайях ты что-то из себя и представлял. Здесь — нет. Если что-то знаешь — выкладывай. Поправка к конституции об обязанности сотрудничать тебе известна…

Соскочив со стола, я топнул ногой, чтобы штанина лучше улеглась на ботинке, и сделал два шага к двери.

— Именно на этом я буду основываться, обвиняя вас в пренебрежении служебными обязанностями. Это которая поправка? — Я посмотрел на него через плечо.

— Эй! — молниеносно среагировал он. Я начал подозревать, что все это время он просто дурачился. В противном случае он остывал бы дольше. — Мы можем спокойно поговорить?

— Исключительно спокойно…

— Ну, я уже спокоен.

— А я все время был спокоен. — Я не мог не удержаться, чтобы не закончить эту часть разговора своей точкой над «i».

— Ладно. Выбрасываю белый флаг. Что мне еще сделать?

Я вернулся к столу и, не садясь, обвел взглядом комнату. Хиттельман театрально вздохнул, подошел к стене с компом, вытащил из-под ящика под клавиатурой складной стул и аккуратно поставил его рядом со мной. Я кивком поблагодарил его, и мы сели.

— Если я вам скажу, что занимаюсь делом государственной важности и ожидаю от вас помощи с сохранением высшей степени секретности, то этого будет недостаточно для того, чтобы вы мне эту помощь оказали, верно?

Он прищурился, пошевелил челюстью и долго смотрел на меня. Я выпустил еще четыре колечка, на этот раз все удачные.

— После такого начала я полагаю, что у тебя есть нечто, что меня убедит. Так ты, по крайней мере, считаешь…

Я достал из кармана бумажный конверт, из него, в свою очередь, вынул конверт из прозрачного пластика и показал его Хиттельману, так, чтобы он не видел письма.

— Прошу оказать Хоуэну Редсу любую необходимую помощь, не вникая в суть дела, которое он ведет, с соблюдением полной секретности. Печать, подпись, — процитировал я по памяти. Прежде чем Хиттельман успел среагировать, я встал, подошел к компу, вставил письмо в щель считывателя и запустил программу верификации. Дома я уже успел потренироваться, так что все прошло прекрасно. Комп, в соответствии с важностью задачи, посвятил проверке шесть или семь секунд.

«Аутентичность бумаги (лист номер три), подписи и печати подтверждена», — объявил он.

Я выдернул лист из щели, стер с экрана текст, спрятал конверт в карман и вопросительно посмотрел на Хиттельмана. Он снова пошевелил челюстью, но на этот раз не столь заметно.

— Что-то больно старая подпись, — сказал он. — Хоксбольт был президентом двадцать семь лет назад.

— Сколько, по-вашему, мне лет? — нахально спросил я. Если бы об этом спросил меня он, у меня были бы проблемы.

— Тридцать два.

— На самом деле мне тридцать девять, я занимаюсь этим делом уже двадцать семь лет, без нескольких дней, — сказал я, отдавая себе отчет в том, что на самом деле солгал лишь в отношении собственного возраста. — Будем еще об этом? — закончил я, подчеркнув слова «об этом».

— Ну ладно, все равно вы мне большего не скажете. — Он никак не мог решить, как ко мне обращаться. — Чем могу помочь?

— Во-первых, прошу проследить, чтобы из мировой истории исчезла информация о нашем общении. И во-вторых, я хотел бы, чтобы вы проверили во всех возможных отношениях корпорацию ЭТВИКС. Мне нужны сведения о ее деятельности за последние двадцать семь лет, все, что только удастся откопать. И о ее руководстве — здесь тоже, за как можно больший период и максимум данных: контакты, связи, инвестиции и так далее. Понимаете? Я убежден, что они в этом замешаны. Мне нужно лишь найти узелок, за который можно потянуть.

Я стрельнул окурком в сторону компа, слегка запоздавшая пепельница подскочила и сгребла его в свое нутро. Окурок с тихим шипением попрощался с миром. Я посмотрел на шефа ОБТ. Он снова проверял работу своего дантиста. У меня зачесался кулак.

— Хорошо. Это срочно?

— Срочно, — ответил я и задумался. До первой возможности вернуться я наверняка не успею, вторая через шесть дней. Если я что-нибудь сумею сделать — это тоже будет чудом. — Могу дать самое большее четыре дня. Но я требую немедленной передачи информации мне, без какого-либо контроля.

— Так что, я должен отдать в ваше распоряжение своих людей?

— Гм… нет. Достаточно, если вы обещаете не интересоваться их отчетами.

— А может, я и сам для чего-нибудь пригодился бы?

Я притворился, будто думаю. Затем отрицательно покачал головой:

— Мне очень жаль, но — нет. Я не могу ввести вас в курс дела, а без этого вы не отличите существенной информации от ничего не значащей. Хотя… — Мне пришла в голову счастливая мысль, нужно было немного умилостивить Хиттельмана. Заодно он мог и помочь. — Если бы вы занялись недавней сделкой ЭТВИКС? Как вам? Они купили полторы тысячи квадратных километров бесплодной земли. Мне хотелось бы знать, не стоит ли за этим кто-нибудь.

— Надо полагать, дело не в налогах?

— Не-ет… Сама сделка вполне легальна, но достаточно невыгодна для ЭТВИКС. Мне интересно, почему они ее тем не менее совершили. Может быть, они были лишь посредниками, и тогда меня очень бы интересовала третья сторона сделки. Вы меня поняли?

Он вернул челюсть на место, кивнул, встал и протянул руку. Я попрощался с ним со всей серьезностью, едва сдерживая улыбку. У двери я вспомнил еще об одной мелочи:

— Да! И позаботьтесь о том, чтобы канал связи с отелем был чист.

— Ведь все каналы связи с полицией полностью экранированы? — удивился он.

Я вспотел и мысленно взвыл, чувствуя, словно какой-то невидимый палец стучит меня по лбу.

— Береженого Бог бережет, — сказал я и махнул рукой.

— У меня есть кое-какой опыт.

Я быстро вышел. Этажом выше меня догнал и окружил рев тысяч глоток. Мне казалось, будто я слышу:

«Смерть! Смерть!» На всякий случай я сплюнул через левое плечо, скрестил пальцы и едва не начал искать ближайший комп, чтобы спросить, что еще можно сделать. В отеле я выпил на счастье стаканчик джина с тоником и сел к телевизору, от которого клонило в сон столь же успешно, как и тридцать лет назад. Несмотря на это, еще никому в голову не пришла мысль создать специальную усыпляющую программу.

* * *

Утро началось традиционно. Я выбросил в мусоропровод «старый» конверт с текстом и вчерашней датой, ту же информацию с текущей датой перенес на чистый лист и заклеил конверт. Бросив взгляд на сообщение о том, что в мой личный банк данных поступило семнадцать записей, я направился в ванную. В докладах, поступивших первыми, я ожидал повторения сведений, с которыми уже был знаком, и потому не спеша погрузился на полчаса в ванну, после чего столь же не спеша побрился. Некоторое время я вглядывался в собственное лицо, поиграл с зеркалом, настраивая его то на идеальное отражение, при котором правая сторона оставалась правой, то снова на знакомое мне обычное зеркальное. И в том и в другом случае я видел перед собой напряженную физиономию индивидуума, который вот-вот взорвется и сдерживается лишь благодаря силе воли. Кроме того, у индивидуума, несмотря на восемь часов сна, были мешки под глазами, не слишком впечатляющая шевелюра… Я замер и провел по макушке рукой.

— Комп… Комп! Существуют ли действенные средства для роста волос?

— Восьмидесятичетырехпроцентной эффективностью обладает «Ремс-четыре». Остальные средства, с более низкой…

— Стоп! Немедленно выдай мне на экран информацию о «Ремсе» и, тоже немедленно, закажи столько, сколько требуется для недельного интенсивного курса, с доставкой в номер.

Одеваясь, я просмотрел рекламу, но она не прибавила мне уверенности в действенности этого средства.

— Жульничество, — пробормотал я, глядя на картинку, изображающую ребенка, поливавшего кузов изящного «робинзона», который на следующей картинке мчался по автостраде, украшенный длинными развевающимися волосами.

Тем не менее, хотя мой энтузиазм уже прошел, я все же втер в кожу головы одну ампулу препарата с довольно приятным запахом и в соответствии с инструкцией проглотил две таблетки. «Чрезмерное употребление алкоголя во время применения „Ремс-IV" противопоказано, так как ослабляет действие препарата». Не проблема быть волосатым трезвенником. Обросший пьянчуга — совсем другое дело.

Я бросил взгляд на первые страницы докладов. Как я и предполагал, все это было мне уже известно. Махнув рукой на работу, я решил пойти поесть и спустился в ресторан.

— Полстакана апельсинового сока, полстакана ананасового. Ломтик черного, лучше всего поджаренного без масла хлеба, например «ББ». — Я посмотрел на официанта, решив играть роль эксцентрика, благодаря чему мои возможные ошибки не будут выглядеть ошибками. Пока что это работало безупречно. Официант не моргнув глазом проглотил название несуществующего сорта хлеба. Посмотрим, кто кого, подумал я. — Четыре кусочка постной говяжьей ветчины, лучше всего от коровы кейптаунской породы. Две сосиски, только без вымени и прочего, обычные телячьи. — Я заглянул в меню. — Набор соусов номер два, без бананового. Ага! Три тоста из пшеничной булки, наверняка у вас есть «кайзерки». Овощной салат, постное масло, только не дай бог из тюбика! Два пива, — закончил я. Пиво его, похоже, доконало. Несколько секунд он стоял, глядя мне в глаза, несмотря на то, что я небрежным движением руки отослал его исполнять свои обязанности.

Закурив и не обращая внимания на несколько протяжных вздохов, я погрузился в чтение купленной за немалые деньги бумажной версии «Горизонта». Я счел, что уже создал себе определенную репутацию, но для надежности съел все, что мне принесли. У меня не хватило смелости переспросить, действительно ли я получил черный хлеб вымышленного сорта «ББ» и вывели ли специально для меня породу кейптаунских коров.

Я расплатился наличными, для пущего эффекта высказав сомнение по поводу качества сосисок, но самоуверенность официантов, так же как и некоторые другие вещи, не подвержена эволюции. Официант состроил физиономию, изменить которую может лишь общение с миллиардером; я махнул рукой и пошел к бару. Я еще не видел в этом времени отеля действительно высокого класса, этот был вполне стандартным, но ему хватало средств на то, чтобы завлечь человека в бар. Это меня обрадовало — в отличие от сварливых и наглых официантов бармены в большинстве своем были дружественно настроены, а большая их часть совмещала приятную профессию с философским подходом к жизни на планете Земля. Я умел находить с ними общий язык, как бы эти слова ни понимать. Окинув взглядом протиравшего блестящие бокалы опереточного итальянца, я взобрался на табурет. Он поднялся чуть выше и замер в ожидании дальнейших распоряжений. Я оставил его в неведении.

— Что-нибудь легкое, ароматное, — сказал я.

— «Выбор Хобсона» или специальный заказ? Видимо, я вытаращил глаза, так как он ткнул пальцем в стойку перед собой. Из-под моего локтя побежал ряд букв. «Томас Хобсон, трактирщик конца XVI — начала XVII века. Занимался сдачей внаем лошадей и, опасаясь, что заездят его самых лучших животных, установил четкую ротацию — наиболее отдохнувшая лошадь ждала всадника у самого входа в конюшню. Можно было выбрать либо эту лошадь, либо никакой. Выбирай, что дают, или ничего».

Я воздержался от комментариев и, утвердительно махнув рукой, закурил.

— «Быстрый лентяй», — сообщил бармен, ставя передо мной высокий темный бокал, заполненный густой пурпурной жидкостью, из которого торчала трубочка. Краем глаза я видел, что бармен, протирая стаканы, не спускает с меня взгляда. Я взял бокал и потянул из трубочки. С первого раза мне не удалось втянуть жидкость в рот. Я понял, что второе слово названия относится не к клиенту, а к самому напитку. Очередная попытка принесла плоды в виде объяснения первого слова. Трубочка была сделана из льда, кисель попадал в рот действительно холодным, но вынуждал торопиться. Одним словом, коктейль из числа тех, что не для питья, а для смеха, особенно забавный под конец вечеринки, когда смешным кажется даже выливание вина за декольте.

— Ладно, я напился как верблюд. Кстати, знаешь анекдот про одного типа, который учил верблюдов ходить быстрее? Ну так вот, в одном оазисе начальник остановившегося на отдых каравана узнает, что там работает один тип, который учит верблюдов ходить быстрее. Ему приводят верблюда, специалист велит поставить его над ямой, после чего двумя камнями бьет животное по яйцам. Верблюд ревет и с невероятной скоростью уносится в пустыню. Ошеломленный владелец спрашивает: «Но как мне теперь его догнать?» — «Встань над ямой», — предлагает специалист. — Я посмотрел бармену прямо в глаза. — Если шутка тебе понравилась, то дай мне побыстрее чего-нибудь из своих запасов. Если не понравилась — сделай это еще быстрее, я знаю еще двести восемьдесят два анекдота. Столь же тупых.

Шевельнув короткими черными усиками, он поставил стакан, дотронулся до торчавшего у него перед животом рычажка и отъехал в сторону. Несколько секунд он возился с чем-то невидимым, затем выпрямился, снова привел в действие свой барменский ковер-самолет и поставил передо мной граненый стакан. Я потянул носом.

— Ну что ж, осталось только пятьдесят анекдотов. Бармен кивнул и вернулся к прерванному занятию.

Джин у них был точно такой же, как и у нас, — терпкий, крепкий, оглушающий ароматом, пощипывающий за язык. Я выкурил вторую сигарету и положил на стойку десятку. Бармен поступил так же, как поступают все бармены начиная с кайнозоя, — чуть наклонил голову, и банкнота мгновенно исчезла со стойки.

В холле я заперся в кабине с компом и сделал то, что нужно было сделать уже давно, — ознакомился с ценами на основные продукты, по крайней мере те, которые до сих пор производились. Спиртное не особо подорожало, тревогу вызывали лишь цена и ассортимент сигарет. Заодно я узнал, что «трафальгар» уже ждет в гараже, но я потребовал гостиничную машину с водителем. Полтора часа я ездил по улицам, пока не нашел большой лесопарковый массив в юго-западной части города. Велев водителю ждать, я отправился на часовую прогулку. Все это время я напряженно думал, бродя по аллеям, а затем лежа на краю небольшой поляны, окруженной самыми высокими в окрестностях двадцатилетними соснами, буками, канадскими березами и испускавшими живительный аромат троденциями. Меня очень обрадовало бы обнаружение за собой хвоста или неудачное покушение, но никто не предъявлял претензий к Оуэну Йитсу, старому Хоуэну Редсу, расстроенному, растерянному и доверчивому. Искавшему, за что бы зацепиться, чтобы отыскать какого-нибудь наивного воришку живописных полотен. Полному ожиданий, словно дирижабль гелия.

— Не спеша возвращаемся в отель, маршрут любой, лишь бы не тот, что до этого, — сказал я водителю.

Он молча кивнул и плавно вывел машину с парковки на шоссе. Подобной плавности мне пришлось бы учиться несколько десятков лет. На крыше он мог бы возить яйца россыпью. Езда увлекала, но лишь в течение нескольких минут, затем она становилась смертельно скучной, словно танцевальный вечер, завершавший конкурс на Самую Добродетельную Девушку Мира.

Включив комп, я начал диктовать ключевые слова для поиска ассоциаций в докладах ОБТ: фамилии авторов украденных картин, слова типа «галерея», «знаток живописи» и производные от них. К этому я добавил синонимы к слову «кража» и несколько дат. Под конец, после недолгого размышления, я продиктовал: «ЦБР», «полиция», свою фамилию и фамилию Саркисяна. Потом подумал еще немного. Мысль была довольно глупой, но, раз уж она появилась, стоило над ней задуматься. По крайней мере — задуматься. Я сделал больше — не стал думать, и дописал фамилии Хейруда и Гайлорда, затем велел компу отключить диалог и приступить к поиску данных. Я затемнил окна и откинулся на спинку сиденья. Завтра я могу вернуться в свое время, подумал я. Отдохну, посоветуемся втроем. Саркисян может послать сюда кого-нибудь из своих проворных ребят, которому я дам множество бесценных указаний. Он будет знать, как одеться, на какие сигареты перейти и как вести голосовой диалог с компом. Могу вернуться сюда и я, отдохнув и обогатившись опытом. Несколько часов без постоянных мыслей при каждом взгляде на тебя прохожих или обслуги: выдал я себя или нет? Несколько «Голден гейтов». Любой нормальный человек поймет мое состояние, никто не будет думать о том, чтобы простить мне слабость — никто попросту не сочтет это слабостью. Никто? Один — наверняка. Я очень хорошо знаю его, он первым приветствует меня утром, первый и чаще всего единственный замечает морщинки в уголках глаз и складки у носа, хихикает, глядя на очередные приставшие к расческе клочья волос: «Как раз это неплохо у тебя выходит, Оуэн». Мы хорошо знакомы. Он скажет: «Все, ты готов. Когда-то это должно было произойти». Это мой гробовщик. Когда он так скажет, я умру, а он останется. Я буду медленно покидать этот мир, злой на всех и вся. Единственное существо, которое я мог бы по-настоящему возненавидеть. Я сам. Голый. Всегда начеку. Может быть, Пиме удалось несколько раз его обмануть, может, еще кому-то, но лишь по случайности. Он охраняет себя самого лучше, чем все охранные системы мира вместе взятые. Самое большое мое сокровище. Моя пружина, мой заряженный любопытством и тщеславием двигатель.

Долгим вздохом я закончил это маленькое аутодафе.

— Идея! — бросил я в пустоту, лишь затем, чтобы нарушить тягостную тишину, и наклонился к микрофону: — К управлению полиции. Городскому.

Два плавных поворота, и мы остановились. Скорее следовало бы сказать — земной шар затормозил под нашими колесами. Я вышел из машины. Прямо передо мной выстроились четырехугольником несколько сотен метровой высоты цилиндров, выкрашенных в наклонную желто-красную полоску. Я уже видел их раньше на улицах городов, но думал, что это рекламные столбы, а теперь оказалось, что они имеют какое-то значение для работы полиции. Находившиеся здесь наверняка были выключены, но я все равно послал им лучезарную улыбку.

Шагая к дверям здания, я заодно познакомился с внешним видом автомобилей, предназначенных явно для погони. Особенно меня впечатлил холодящий кровь в жилах вид окрашенной в мрачные цвета восьмиколесной машины, переднюю часть которой украшали могучие клешни, ощетинившиеся дисками электромагнитов и тарелочками присосок. Я мысленно представил себе, как она догоняет беглеца, хватает своей безжалостной конечностью и небрежно тормозит восемью своими широкими шинами с повышенным коэффициентом трения. Засмотревшись на это чудовище, я споткнулся и ввалился в холл на четвереньках, едва не вытерев носом пыль с пола. Возможно, в этом имелись и положительные стороны — я поднялся, изображая смущение, отряхнул руки, внимательно огляделся и лишь затем направился к едва сдерживающему смех дежурному.

— Я бы хотел поговорить с кем-нибудь из местных детективов, из тех, что постарше, — сказал я пытавшемуся сохранить серьезный вид полицейскому. — И не обращай внимания на то, что видел, это не из-за возраста.

Издав короткий смешок, он кивнул и посмотрел на разбитый на разной величины квадраты прямоугольник перед собой. Экран был хитро исчерчен линиями, со своей стороны я видел лишь разноцветные пятна. Возможно, впрочем, какое-то значение имели и очки у него на носу, первые, которые я здесь увидел. Немного подумав, он коснулся одного из пятен.

— Четвертый этаж, комната четыреста два. — Он протянул руку к ряду гнезд и вынул плоский жетон. — Ваш пропуск. Держитесь указанного направления и подтвердите пребывание у сержанта Кейна. Именно к нему вы сейчас пойдете.

Нащупав пальцами зажим, я прицепил жетон к карману и направился к лифтам. Поднявшись на четвертый этаж, я без труда нашел комнату четыреста два, под одобрительный аккомпанемент электронного проводника, громко вздохнул, вытер слегка вспотевшие ладони и взялся за ручку.

Дежурный в точности исполнил мою просьбу. Сержант Кейн наверняка был старше меня, не пользовался «Ремсом-IV», зато обладал явно выраженной лысиной. Бросив на меня взгляд, он кивнул в сторону удивительно удобного кресла перед своим столом, что не помешало ему невероятно быстро обрабатывать клавиатуру. Я не достиг бы и половины его скорости, даже если бы стучал по клавишам вслепую. От комплиментов я воздержался — могло оказаться, что он не получил повышения из-за неприспособленности ко всеобщей компьютеризации. Я сел, взялся за карман и спросил:

— Можно курить?

— Угу. Наконец кто-то нормальный, — буркнул он, не отрывая взгляда от текста, который перепечатывал. — Можно еще полминуты?

— Но не больше!

Я закурил и бросил пачку «Мальборо» на стол. Из-под крышки высунула головку пепельница и подставила себя под руку с сигаретой. Я обвел помещение безразличным взглядом. Оно весьма существенно отличалось от кабинетов заваленных работой копов, которых я знал. Если бы у одной из стен стояла койка, я бы принял ее за номер в санатории — стенной экран, к размерам которого я уже привык, три горшка с растениями, из них два усыпанных цветами, справа от двери стена, испещренная едва заметными очертаниями разной величины дверец. Над головой — подобное я тоже уже видел здесь внизу — шагающий лампион. Однако я не мог исключить, что в настоящее время санатории выглядят совершенно иначе. Может быть, все лечатся в анабиозных ваннах или избавляются от стрессов цивилизации с помощью тяжкого труда в шахтах? Кейн на секунду оторвал пальцы от клавиатуры, немного подождал и жестом мима ударил по ней в последний раз.

— Все, — довольно сказал он, вытащил откуда-то из-под стола черный кубик, выстрелил себе в открытый рот сигаретой и закурил. — Чем могу помочь?

Я достал из кармана лицензию и подал ему. Даже не взглянув, он вставил ее в считыватель и лишь с экрана прочитал данные. Затем вернул мне пластиковый прямоугольник и вопросительно посмотрел на меня.

— Мне нужны данные о Харди Скайпермене. Кейн кивнул. Это было единственное движение, которое он совершил.

— Чем занимается, с кем дружит. Все окружение…

Он снова кивнул.

— Кроме того, мне хотелось бы знать, что вы лично думаете о деле двадцатисемилетней давности, краже тех двух тысяч полотен. Вокруг подобных событий всегда полно разных слухов, сплетен, предположений…

На этот раз он соизволил кивнуть несколько раз, сильно затянулся и выпустил дым так, что тот окутал кончик его носа. Я замолчал и тоже занялся сигаретой. Кейн не выдержал через минуту:

— А взамен?

Я пожал плечами:

— Ничего. По крайней мере, на данном этапе расследования. Вам нужен мой избитый рассказ о тайне, благе клиента и так далее?

Он еще раз кивнул. Я едва не предложил ему лечь на заднюю полку моего автомобиля и кивать головой едущим сзади.

— Ладно. Не люблю подобного рода сотрудничество, но раз уж мое начальство решило, что мы должны вам помогать… Ладно, — повторил он. — Через час вам пришлю…

— Включите принтер прямо сейчас, — прервал я его. — С того момента, как я назвал фамилию Скайпермена, по вашему экрану идут данные. Как раз сейчас перестали. Это отражается в стекле часов.

— Неплохо, — похвалил он, протягивая руку к компу. Из принтера выполз лист бумаги.

— А вы превосходно читаете, не отрывая взгляда от лица собеседника, — парировал я.

Схватив бумагу, я пробежал по ней глазами. Среди известных полиции данных ничто меня особо не удивило. Самой интересной была предпоследняя фраза: «21 октября пропал без вести, данные о выезде из страны отсутствуют».

— Мистер Редс… — Кейн облокотился о стол и наклонился ко мне. — Ваши просьбы как-то связаны друг с другом?

— А если бы я сказал «да», вы бы поверили? — Я помахал листком с ничего из себя не представляющей биографией Скайпермена. — Харди Скайпермен совершает кражу всех времен, после чего исчезает с тремя тысячами полотен?

— Не поверил бы, но я успел глянуть и на вашу биографию. Вам есть чем гордиться, так что я всерьез отношусь ко всему, что вы говорите.

— О… давайте не будем об этом. Если говорить серьезно, то уже много лет я не перестаю гоняться за теми преступниками. Позавчера я приехал" в Канзас, без каких-либо особых намерений, просто вернулся на место преступления. Но из своей конторы я получил указание заняться поисками Скайпермена. Кто-то не успел получить с Харди долг. И я соединил оба дела в одно. А поверите ли вы мне, это уже совсем другое дело….

Сержант Кейн кивнул. Я этого ожидал и потому, вместо того чтобы засмеяться, лишь кашлянул и затушил сигарету.

— Вы честно мне ответите? Или тоже начнете искать Скайпермена из-за того, что им заинтересовался я? — спросил я. — Спрашиваю потому, что мы уже несколько раз друг другу мешали. Если вы в очередной раз им займетесь, то я просто передам вам клиента…

— Нет. Он нас не интересует. Если же что-то обнаружится… буду вам благодарен.

— Знаю, стандартное завершение разговора. Но вы не ответили на второй вопрос: какие разговоры ходят вокруг кражи?

— Никаких. Ничего. Исключительная, единственная в своем роде тишина. Ни с чем подобным я еще не встречался.

— И потому прошло почти тридцать лет, а в лучших музеях мира нас пугают копии или белые прямоугольники на стенах. Ну ладно… Но… Сразу после нее не было каких-нибудь неожиданных смертей, может быть, целой серии? Ведь чтобы до такой степени сохранить все в тайне, главарь должен был уничтожить самый нижний уровень пирамиды сообщников, это элементарно. Возможно, потом он пошел и выше, но сначала, сразу после преступления, он должен был прикончить десятка полтора людей. А?

Кейн стряхнул пепел и несколько секунд рисовал кончиком сигареты какой-то узор на дне пепельницы.

— Через два месяца после кражи… — он сунул в ухо мизинец, энергично им повертел, а затем со знанием дела оценил добытое, — в воздухе развалился на куски маленький флаер. В нем могло быть двенадцать человек плюс пилот. Мы опознали семь. Все из низших слоев общества или близко к тому. Наверняка был кто-то еще, но флаер упал в океан. А поскольку только в прошлом квартале пропало четыре тысячи человек… — Он вздохнул и, выпрямившись, откинулся на спинку кресла.

— Ясно… — Я не стал спрашивать о том, кто нанял флаер, ни о чем-либо еще. — Что ж… — Я встал. — Большое вам спасибо. — Я сунул лист бумаги в карман. — Если что, меня можно найти в отеле «Ривьера».

Он кивнул. Я вышел. Внизу я отдал жетон дежурному, осторожно перешагнул порог и вернулся к автомобилю, уже не восхищаясь полицейской техникой — на этот раз я смотрел под ноги. Велев водителю возвращаться в отель, я начал внимательно изучать короткую полицейскую биографию Скайпермена. Уже то, что она была не слишком длинной, говорило о Харди с хорошей стороны. Моя была бы намного длиннее, но, как известно, в борьбе за справедливость рождается несправедливость.

Отказавшись от обеда, я пересел в гараже в «свой» «трафальгар», некоторое время изучал план города, а затем тщательно проверил карманы.

Подруга Скайпермена жила на Румба-авеню. Вопреки моим ожиданиям, она оказалась высокой малайкой, а не мексиканкой. Она была примерно моего роста, с ее плеч падали вниз десятка полтора полос ткани шириной в несколько сантиметров. Платье, казалось, закрывало ее со всех сторон, но слабый сквозняк шевелил его составляющими, на мгновение открывая то тут, то там фрагменты тела. Грудь ее была столь высокой, что в пустом пространстве под ней, точнее, под свободно свисавшей материей мог разместиться небольшой мяч.

— Добрый день. Я отниму у вас несколько минут, если не возражаете. Можно? — Я заглянул из-за ее плеча в квартиру.

— Теоретически — да. Но что вас интересует?

— Харди Скайпермен.

Что-то блеснуло в ее темных глазах, она повернулась и пошла впереди, демонстрируя изящные очертания своей фигуры. Я закрыл дверь, не отрывая взгляда от идущей передо мной Джоанны Ти. Ленты, шарфы или полоски шевелились не всегда в соответствии с моим желанием, и я понял, что разговор будет тяжелым.

— Чем я могла бы вас угостить? — спросила Джоанна.

У меня была одна идея, но я воздержался от того, чтобы ее высказать.

— Тем, что приготовите для себя.

— Не думаю, что вы станете это пить, — улыбнулась она. — Смесь трав, помогающая сжигать жир. Я натурщица в Академии художеств.

— В таком случае я обязательно возьму у вас рецепт этих трав. Как я вижу, они прекрасно действуют.

— Лучше всего они действуют после рюмочки коньяка.

— Ну, так может с этого и начнем? — Я с удовольствием наблюдал, как она склоняется над низким баром. — Я всегда завидовал художникам, но лишь теперь понял причины этой зависти.

— У меня иммунитет… — Она выпрямилась и подошла ко мне, неся два широких бокала без ножек со светло-золотистой жидкостью. Подав один мне, она села на диван. Я сделал глупость, соглашаясь на кресло. — К таким комплиментам, — закончила она фразу. — Я позировала уже четырем курсам. У этих ребят языки, конечно, острые, говорят, якобы я уже с тремя курсами переспала. С одной стороны — искусство, а с другой — грязь.

Она подняла свой бокал и коснулась его губами. Я вдруг понял, что смотреть ей в глаза и одновременно видеть все, что приоткрывается при каждом ее движении, не доставляет мне никакого труда. Похоже, я заразился этим от Кейна. Я подал ей лицензию.

— Я ищу Харди Скайпермена.

Она бросила взгляд на документ и снова смочила губы коньяком. Этот напиток явно ей нравился. Мне все труднее становилось сосредоточиться.

— Он исчез два года… чуть меньше, год и восемь месяцев назад.

— Не попрощавшись?

— Да.

— Гм… А что это был за человек?

— Ничего особенного, — сказала она и вызывающе посмотрела на меня. — Уж точно не сказочный принц. — Она откинула голову на край дивана и уставилась в потолок. — Как-то раз мы попали под ливень и почти час стояли в подворотне. Он был мокрый насквозь, словно весь дождь был нацелен только на него. Я пригласила его к себе выпить, позволила остаться. Только не говорите мне, что я заслуживаю лучшего. — Она посмотрела на меня своими раскосыми малайскими глазами. — Мне двадцать шесть лет, и у меня нет никаких шансов. Я могу жить в свое удовольствие, но не хочу. Просто не хочу. Я готовила ему, мы иногда ругались, я то и дело выгоняла его, а потом принимала извинения. Так продолжалось год. Он спал на диване. Я не приходила к нему, но это я была активной стороной, он едва за мной поспевал. А я… Как и все женщины, я не поспеваю за цивилизацией. Свобода не шагает рука об руку с обедами, занавесками, детишками, черт побери.

Она одним глотком допила коньяк и энергично вскочила с дивана. Мелькнула стройная нога. Впервые в жизни я мечтал о том, чтобы коньяк действовал на меня успокаивающе. Я сделал глоток. Коньяк, однако, действовал по-старому. Мисс Ти вернулась на свое место, не глядя на меня. Я собрал воедино остатки самообладания.

— Чем он зарабатывал на жизнь? — спросил я, чтобы вывести ее из исповедального настроения. За свою жизнь я уже пережил несколько таких сцен и знал, чем они заканчиваются. Либо меня вышвыривали из дома, маскируя этим свое смущение и стыд, либо я выступал в роли ластика, стирающего в постели болезненные фрагменты биографии.

— Пособие и разовые работы. По профессии он был как-то связан с геологическим оборудованием. — Она поднесла к губам бокал и посмотрела на меня через стекло. — Хорошо, что вы меня вернули к сути дела. Так вот, о Харди. За два месяца до того, как исчезнуть, он ворвался в квартиру как ураган, принес с собой кучу ненужных подарков и еще немного денег. Сказал, что подписал контракт на какие-то исследования, почти на год. Потом уехал на две недели, вернулся на два дня и уехал снова. Больше я его не видела.

— Он не писал? Не звонил?

— Нет. То есть… он молчал полтора месяца, а потом позвонил мне в Академию. Сказал, что у него мешок денег, чтобы я собирала вещи и ждала его на следующий день. Что мы сразу отправимся в долгий прекрасный отпуск. Обязательно. Я немного на него злилась, но вещи собрала. Но он больше не появился. Его больше нет, — странно, но неожиданно точно закончила она.

— Почему вы так сказали? — спросил я.

— Моя прапрабабка была деревенской колдуньей. Кое-что из ее способностей иногда проявляется и у меня.

Она посмотрела на меня; это был полуминутный взгляд, тяжелый, словно пролет моста, и безапелляционный, словно наступление рассвета после ночи.

Я решил, что с этого мгновения буду принадлежать к той части мужчин, которые дают решительный отпор подобного рода взглядам. Я лишь не знал, что это так трудно. Чтобы прибавить себе решимости, я сделал еще два глотка коньяка.

— То есть в тот день, когда он звонил…

— Не совсем так. Это не был прямой разговор, телефон воспроизвел запись. Правда, из того, что он говорил, следовало, что запись он сделал в тот же день…

— А когда вы сообщили в полицию?

— Неделю спустя. Они приехали через три часа, разговаривали со мной десять минут, осмотрели вещи Скайпермена и, поскольку я об этом попросила, забрали их. Так выглядело наше прощание.

— Это правда, что у него были искусственные передние зубы? — спросил я; мне было интересно, действительно ли она знает о нем все.

— Да, он потерял их в какой-то драке в молодости. Это одна из тем, на которые он любил говорить.

— У него были знакомые? Вы кого-нибудь из них знаете?

Она покачала головой:

— Только мимолетные знакомства, ничего интересного. Такие, на какие обречен тот, у кого нет работы. Скайпермен насчет них не распространялся, а я не настаивала.

Она закинула ногу на ногу. В средние века она сделала бы карьеру, одним лишь своим видом открывая ворота осажденных крепостей. Я почувствовал, что какая-то часть меня бросилась на поиски белого флага, вторая же изнутри выламывает ворота. Я поставил бокал и встал, несмотря на то, что кресло тянуло меня вниз с силой в полкилотонны.

— Что ж… — Я нашел слово, для произнесения которого не требовалось особых усилий, и начал лихорадочно вспоминать, знаю ли я еще такие же, которые можно произнести даже в мчащейся с пятикратным ускорением ракете. — Спасибо. Я уже составил полную картину…

— Вам это чем-нибудь помогло? — спросила она, вставая.

Намного легче с ней было разговаривать, когда она стояла неподвижно.

— Не очень, — честно признался я. — Но большего я и не ожидал. Спасибо, — повторил я.

Я обошел ее и направился к двери, с каждым новым отделявшим меня от нее сантиметром чувствуя себя все лучше. Хорошо еще, что прапрабабка ничему ее больше не научила. У дверей я обернулся, чтобы одарить ее стандартной прощальной улыбкой.

— Вы не попросите меня, чтобы я дала знать, если что-то вспомню? Всегда так делается.

— Во второразрядных повестях и старых фильмах, — ответил я. — Кроме того, меня сложно поймать в конторе; я избегаю ее с тех пор, как узнал, что на месте работы умирает шестьдесят процентов граждан Штатов. До свидания.

Лишь выйдя на лестничную клетку, я позволил себе глубоко и облегченно вздохнуть. Сбегая по трем пролетам на улицу, я чувствовал себя свободным и полным радости. Лишь в отеле, в ванне, погрузившись в облако эвкалиптового пара, я услышал тихий вопрос: «А чему ты, собственно, радуешься, Оуэн?»

Я включил музыку, нашел канал с мелодиями моей молодости и сделал вид, что пытаюсь поправить себе настроение. Две банки пива сверх всяческих ожиданий удачно выполнили свою задачу. Затем меня рассмешил комп, напомнив, что я должен опрыскать башку новой порцией «Ремса» и проглотить еще две таблетки. Без точного соблюдения условий применения фирма не гарантирует положительного эффекта. Он также добавил, словно не веря собственным словам, что алкоголь ослабляет эффективность действия препарата. Хороший, самообучающийся комп. Я бросил взгляд на новую информацию от Хиттельмана и, оставив ее на потом, пошел поиздеваться над официантом. Я съел все, что заказал, а затем бесплатно научил бармена готовить напиток с звучным названием «Конь с копытами», который придумал тут же на месте, и в очередной раз убедился, что в этой области у меня несомненный дар.

Прежде чем приняться за изучение докладов ОБТ, я осторожно стер со своего бесценного президентского документа пепел, заменявший тушь, и удовлетворенно отметил, что подобным образом могу использовать его до бесконечности. Я взялся за чтение, каждый час отрываясь от потока информации и упаковывая все, что казалось мне того достойным, в собственную память. Затем выпивал банку пива и снова брался за дело. Закончив около двух ночи, я в очередной раз поменял дату в записи, в очередной раз выбросил старый и спрятал новый конверт. Даже не включая телевизор, я провалился в. сон, словно в густой кисель.

Комп разбудил меня в десять. Вырванный из сна громким сигналом, я полежал в постели десять минут, бесплодно пытаясь вспомнить мысль, которую, как мне казалось, держал в зубах всю ночь. Но перед тем, как проснуться, я открыл рот, и она улетела, дав втянуть себя в работавший на максимальных оборотах кондиционер.

Я брился, избегая смотреть себе в глаза — это всегда рассеивало мое внимание. Где-то на середине этого процесса я вспомнил, о чем хотел не забыть, побежал в комнату и, вызвав архив ЦБР, извлек из него данные на крупнейших боссов подполья, тех самых, кого мы собирали для беседы, ввел их имена, имена их заместителей и более-менее значительных личностей из окружения и добавил их к списку ключевых слов для поиска ассоциаций. Я закончил бриться, настроенный к самому себе куда более благосклонно, и позавтракал в номере. Затем просмотрел два доклада, полученных за ночь. Ничего существенного. Было одиннадцать. Семь часов до возвращения транстайма.

Нужно было решать, что делать дальше. Теоретически, и это было весьма соблазнительным решением, я мог вернуться, отдохнуть и снова прыгнуть сюда. В это время комп занимался бы сбором данных, преступники набирались бы уверенности, а я — сил. А потом я вернулся бы сюда на четыре дня, поблагодарил машину и вывел злоумышленников на чистую воду. Финита ля комедия, в лучшем голливудском издании. Я поискал на губе табачную крошку, но ее там не было. Да и не могло быть, если куришь сигареты с фильтром, так что я сплюнул просто так. Я стер из памяти факт существования часов, и тем более каких-то там шести вечера, и подошел к фотоаппарату и биноклю, по-идиотски вглядывавшимся в окна ЭТВИКС. Я сфотографировал швейцара, затем увековечил целующуюся у окна пару. Фотографию я увеличил так, чтобы всю площадь снимка занимал сосок. Затем отцепил бинокль и изучил с его помощью всю окружающую обстановку, улицу, автомобили, окна. Я мог сделать еще несколько снимков эротической тематики, хотя время было еще достаточно раннее.

Я просмотрел свои записи и добавил к ним несколько вопросительных знаков. Около двенадцати я бросился на кровать и снова начал размышлять, на этот раз по-другому. Что бы я стал делать, будучи злоумышленником? До какого-то момента все было ясно и соответствовало фактам. Я совершаю скачок. Исполнителям даже незачем знать, что, где и когда они крадут. Достаточно, например, усыпить их и внушить, что во время сна их перевезли в другую часть страны. Хотя нет — Скайпермен явно знал, в каком именно времени он находится. Может, сбежал? Неважно. Преступная группа все равно должна была быть уничтожена. Хорошо. С группой я разобрался. Вероятнее всего, я уничтожил бы и того (или тех?), кто занимался ее уничтожением. Так, скорее всего, и произошло, но здесь уцепиться не за что. Так или иначе, я остался один на один с величайшей в истории коллекцией картин. Коллекция не имеет себе равных, не может иметь. И от нее никакой пользы. Разве что я время от времени спускаюсь в подвал и в одиночестве наслаждаюсь видом своих сокровищ. Подвал этот должен был бы быть немаленьким. И тщательно охраняемым. Нет, слишком велик риск, что его случайно обнаружат. Достаточно наводнения или землетрясения. Я же не буду постоянно сидеть над коллекцией. Стать рабом собственной жадности? Жадности? Вот именно — чего бы я потребовал в обмен на возвращение картин? Даже безнаказанности — и ее мне наверняка бы гарантировали. Денег? Золота? Тьфу! Черт побери, ведь имея…

Я замер и несколько минут сидел не дыша, вглядываясь в пульсирующий в углу настенного экрана курсор. За это время две старушки могли бы меня вынести, перевезти на берег Каньона Колорадо и сбросить вниз. Не долетев до дна, я снова обрел возможность дышать. У меня тряслись руки, я с трудом открыл бутылку «Джонни Уокера» и почти четверть ее пролил на руки. Холодная струйка доползла до локтя, а поднося стакан ко рту, я почувствовал, как она стекает мне под мышку. Я налил еще и выпил. И еще глоток, черт бы все побрал! Я пинками переставил мебель, чтобы не мешала, с седьмой спички закурил и начал вышагивать по комнате. Так я ходил полчаса, и чем больше метров я прошел, чем больше сжег серых клеток, тем больше был уверен в своей правоте. Настолько, что отказался от собственной гипотезы и решил еще два дня действовать прежним образом, оставив последние двое суток на безумные поступки. Я принял холодный душ и вышел на улицу, решив узнать побольше о мире, в котором буду когда-то жить.

После трех дней пребывания в чужой стране, может, не столько чужой, сколько такой, в которую я вернулся будто после долгого отсутствия, этот мир казался мне уже не столь опасным, как в первый вечер. Собственно, он не слишком отличался от мира моего времени — еще больше расширились границы терпимости, еще больше стерлась разница между расами, еще сильнее стало принуждение к потреблению. Достаточно было ознакомиться со значением нескольких слов, чтобы не чувствовать себя чужим. Я собирался взять с собой фотоаппарат, но после некоторых размышлений решил, что даже фотографирование является определенного рода вмешательством в этот мир, а ведь я поклялся, что сделаю все, чтобы мое путешествие касалось исключительно меня. Ну, и еще злоумышленника.

Темой дня было приближающееся солнечное затмение, которое должно было произойти через два дня. Оптическая промышленность лихорадочно бросилась зарабатывать деньги. Бинокли, телескопы, фильтры, приставки, диафрагмы, объективы — каждый из товаров в нескольких десятках вариантов, различавшихся качеством и ценой, — сыпались на потенциальных клиентов, чего те совершенно не замечали. Они покупали и выглядели вполне довольными. Можно было купить, совсем недорого, специальные затемненные оконные стекла. Производитель честно признавался, что во второй раз они пригодятся через шестьдесят два года. И это было решающим аргументом — их покупали. Почти все надели темные очки, хотя еще вчера очкарик на улице вызвал бы неподдельный интерес. Воспользовавшись всеобщей модой, я купил очки и мог наконец спокойно бросать взгляды во все стороны. Вскоре я почувствовал себя настолько своим в разноцветной, свободной, стремящейся потратить деньги толпе, что при виде телефонной будки решил позвонить Пиме. Опомнился я лишь через три шага, когда будка приглашающе распахнула дверь и начала бормотать о том, насколько она рада тому, что… и так далее. Я попятился, и тотчас же меня с неожиданной силой охватило желание связаться с кем-то из близких. Ведь не может быть такого, упрямилась какая-то часть моего разума, чтобы телефонный разговор что-либо изменил! Позвони Филу! Ну?!

Я повернулся и пошел подальше от навязчивой мысли, хотя та вцепилась всеми лапами в дверь будки и, словно резиновая лента, тянула меня обратно. В конце концов она оторвалась, и я нырнул в толпу, вливавшуюся в эксклюзивный универмаг «Поллис Медоу». Кто-то покупал, кто-то просто разглядывал витрины, кто-то ругался на высокие цены и подсчитывал, когда вожделенные товары спустятся с роскошных витрин «Поллис» на уровень покупательной способности населения. Я протолкался к боковому выходу, сумев преодолеть напор катящейся навстречу волны, и вышел на парковку, облегченно вздохнув — совсем как в доброе старое время, во время немногочисленных поездок за покупками вместе с Пимой, большую часть которых я проводил именно на парковках возле магазинов. Присев на массивный бампер какого-то пикапа, я закурил и только тут сообразил, что на этот раз ждать мне некого, но вставать не стал. Каждые несколько секунд кто-то проходил в сторону универмага, примерно с такой же периодичностью оттуда выходили счастливые обладатели чего-то там. Они мчались к автомобилям, обгоняя навьюченные покупками тележки, загружали багажники машин и уезжали, сопровождаемые вдогонку замысловатыми, но каждый раз разными прощальными текстами. Затем осиротевшие тележки либо ждали нового клиента, либо, если они были нужны внутри, спешили обратно. Я выкурил полсигареты, наблюдая за происходящим. Время от времени в хромированном борту стоявшего боком ко мне «юррепа» мелькали отражения точно таких же сцен, разыгрывавшихся у меня за спиной. Завопил какой-то придавленный или обруганный ребенок. Я увидел отражение какого-то человека, высунувшегося из-за задней части пикапа, которое через долю секунды исчезло. Внутренне напрягшись, я еще раз затянулся и, не отрывая взгляда от зеркального бока «юррепа», слегка повернул голову. Незнакомец высунулся снова, совсем чуть-чуть, но мне удалось его заметить. Мне не нужно было лезть в карман, чтобы понять, что оружия там нет. Я не ожидал, что придется действовать уже сегодня, и потому оставил «биффакс» в «трафальгаре». В карманах нашлось лишь немного мелочи, слишком мало для того, чтобы кого-то ею нокаутировать, на носу — очки, которые не в состоянии были разнести в пыль парковку, а во рту — сигарета, оружие, опасное лишь для близоруких, охваченных страстью светлячков. Я выбрал сигарету, выпустив длинную струю дыма, которую наблюдатель должен был заметить, и нырнул под пикап. Увидев его ботинки, я меньше чем за секунду проскочил под машиной, развернулся и размашистым ударом подсек ему ноги, после чего придавил его к земле, но лишь на долю секунды — он вырвал руку и без лишних церемоний ткнул мне пальцем в глаз. Несмотря на то что я треснул его в висок так, что, даже полуослепший, увидел, как он грохнулся головой о бетон, он нанес ответный удар. В моем распоряжении остались один глаз и одно ухо. Я дернул локтем и попал ему в подбородок, но он, похоже, почти не почувствовал боли. Мне не удалось пнуть его в низ живота, зато я принял на собственную скулу хук справа, к счастью, не слишком сильный. Драка затягивалась, что начинало мне не нравиться. Я ударил его лбом в лицо, затем локтем в кадык, потом еще раз коленом, на этот раз более метко, поскольку он застонал, но при нем не было секунданта, который выбросил бы полотенце. Мне удалось попасть ему между ног, я вскочил, и мне сразу же пришлось подпрыгнуть, так как он завертелся на месте, пытаясь подсечь мне ноги. Одновременно он полез в карман, в котором я уже во время борьбы ощутил нечто неприятно твердое. Сильным пинком я вышиб из его руки матово поблескивавшее оружие, второй удар попал по выпрямленным пальцам, тянувшимся к моим ногам. Что-то хрустнуло, противник взвыл, перевернулся на бок и, обхватив одной рукой переломанные пальцы другой, открыл живот, чем я тут же и воспользовался. На половине пируэта моя пятка угодила ему чуть ниже пупка, выбив весь воздух у него из легких. Он начал дышать кожей, что, судя по его физиономии, получалось у него не лучшим образом, а я потер слезящийся глаз и направился к его оружию.

Оно лежало метрах в десяти от нас, на краю широкой полосы для транспорта. Я преодолел половину пути, когда раздался визг шин и я увидел несущуюся прямо на меня плоскую и острую, словно край листа бумаги, морду светло-зеленой машины. Двумя отчаянными прыжками я проскочил перед радиатором, оттолкнулся от стены и снова бросился между автомобилями. Зеленый блин неизвестной мне марки снова атаковал, на этот раз задом. И снова лишь миллиметры отделяли нас от столкновения. Если бы водитель успел открыть дверцу, я ввалился бы в машину. Я лавировал среди автомобилей, все еще слыша вой двигателя, и лишь случайно пригнувшись, избежал посланной кем-то в меня пули. Почти каждый раз, стоило мне хоть немного высунуться, приглушенный щелчок где-то рядом извещал о попадании пули в чей-то кузов. Стрелявших должно было быть как минимум четверо, один выведен из строя, значит, осталось трое. Я снова пригнулся и, на этот раз долго не высовывая носа, нырнул в гущу автомобилей.

Выбравшись на край парковки, я огляделся. Зад зеленого блина находился метрах в тридцати от меня, больше я никого не видел. По другую сторону — у меня сильнее забилось сердце — передом к выезду с парковки стоял кабриолет-«трафальгар». Это могло быть как подарком судьбы, так и дьявольской ловушкой. Я бросил взгляд назад и, пока что не видя преследователей, под прикрытием кузова попятился к «трафальгару», а затем бесшумно нырнул в его нутро. Тихо мурлыкала музыка, почти заглушая урчание двигателя. Послышался голос женщины, стоявшей неподалеку, за колонной: «Да, да! Я тороплюсь, до завтра». Нажав на пусковой рычаг, я рванул к выезду со стоянки, до которого добрался без помех, если не считать того, что, когда я проезжал мимо последней колонны, раздался щелчок ударившей о бетон пули, но я был уже снаружи. Я громко рассмеялся, но смеялся недолго. В мониторе заднего вида появилась выезжающая со стоянки зеленая бритва, и в то же мгновение груда пакетов на заднем сиденье зашевелилась.

— Мама, у меня тут все посыпалось…

Из-за спинки сиденья появилась голова девочки лет шести-семи. Я увидел ее большие глаза, которые стали еще больше при виде чужого дяди за рулем. Чудом разминувшись с мчащейся навстречу машиной, я перестал смотреть на малышку, полностью сосредоточившись на управлении. Джонатас Апнэм неплохо меня подставил, рекламируя «трафальгар» как мужскую модель. Зеленый догонял меня в ошеломляющем темпе, впрочем, до сих пор любому, кто хотел меня догнать, это удавалось без особого труда. Я пообещал себе, что при ближайшей возможности проверю, что здесь творится на автомобильном рынке, но, чтобы быть в состоянии этой возможности дождаться, мне пришлось вдавить до упора педаль газа и совершить несколько маневров, швырнувших девочку на сиденье.

— Как тебя зовут? — крикнул я.

— Не скажу.

— Ну и не говори, но послушай меня. Я украл машину у твоей мамы, но я ее верну. Я нехороший человек, но те, кто за мной гонится, еще хуже…

— Полиция? — воскликнула она.

— Нет…

— Сферы влияния не поделили?

Я свернул вправо, меня едва не занесло, я вылетел на тротуар и какое-то время несся по нему. Зеленый НЛО позади меня потерял на этом повороте еще больше.

— Да! — крикнул я малышке. — Они опасны, понимаешь? Поэтому, как только смогу, я приторможу, а ты выскочишь из машины. Хорошо?

Она что-то ответила, но мне пришлось бросить машину влево, вправо и еще раз влево, чтобы избежать лобового столкновения, даже трех столкновений. Девочка поднялась, и в мониторе появилась ее разъяренная физиономия.

— Нет! — завопила она. — Это мамина машина!

— Она застрахована! — крикнул я в ответ. — И наверняка мама предпочтет, чтобы ей разбили машину, чем если хоть одна пуля угодит в ее дочь.

Я свернул влево и, едва не протаранив пузатый лимузин, влился в поток несущихся на запад автомобилей. Теперь успех моего бегства зависел от маневренности машины, которой приходилось на участке в несколько метров увеличивать скорость на десяток с лишним километров в час, чтобы воспользоваться промежутком в ряду слева, прыгнуть вперед на один или два автомобиля и ждать следующего случая. К сожалению, «трафальгар» — может быть, из-за того, что четырехместный, — был неуклюжим, словно дорожный каток. НЛО отделяли от меня лишь четыре машины, а на ближайшем отрезке дороги не было ни одного доступного мне ответвления. Мне осталось всего несколько секунд. Я огляделся вокруг. Слева меня медленно обгонял кипящий от нетерпения кабриолет, из которого доносилась музыка, громкости которой в мое время хватило бы на целый стадион. Я отпустил руль, быстро повернулся и, схватив девочку за руки, перебросил ее в кабриолет, в котором ехали три девушки. Я увидел, как они открывают рот, но их согласия ждать не стал.

Я со всей силы ударил правой дверцей в бок едущей рядом машины, а когда оглушенный водитель начал тормозить, ворвался в образовавшийся промежуток и поравнялся с несколько угловатым по нынешней моде «вольво». Увидев, что дорогу от тротуара отделяет двухметровой ширины полоса густой живой изгороди, я переместился на сиденье рядом с собой, перескочил на крышу «вольво» и одним прыжком, не давая преследователям времени на то, чтобы открыть огонь, нырнул в гущу растительности.

Подождав секунд пять, я осторожно высунул голову из пробитой собственным телом дыры в метровой толщины слое зелени. Шесть рядов машин, плотно забитых телами, все так же мчались вперед. Как я предполагал, коми оставшегося без водителя автомобиля должен вывести его куда-то, где он не будет мешать движению. Мои преследователи неслись вместе со всеми, в общем потоке металла. Наверняка по крайней мере один из них сейчас говорил по телефону. Я выбрался из зеленого ручья, струившегося рядом с железным потоком, привел в порядок одежду и не спеша удалился.

На бар я наткнулся, еще не имея понятия о том, что буду делать в ближайшее время. Полная автоматизация и безлюдье, возможно, обеспечивающие какой-то доход вечерами и наверняка ночью. Выбрав из меню стакан скотча, я заплатил наличными и уселся на неудобный табурет с видом на улицу. Первая половина стакана ушла у меня на воспоминания о моей беготне по стоянке и не слишком изящной езде по городу, вторая — на размышления о будущем. Пришлось взять еще порцию — будущее оказалось настолько сложным, что за один стакан охватить все его варианты было просто невозможно.

Ближайшее будущее: возвращаться в отель или нет? Мне нужно было лишь оружие, «Реме» же можно было купить в любом магазине. Доклады я мог уничтожить, не приближаясь к компу в номере, а их содержимое — переслать на любой указанный адрес. Машина меня больше не интересовала, тем более что я не был уверен, не утяжелили ли ее небольшим зарядом. Что касается дальнейших планов… Здесь все обстояло несколько сложнее. За третьим стаканом я понял, насколько именно сложнее, и на этом остановился, не в силах самокритично возразить против следующего вывода: я вынужден жить сегодняшним днем, поскольку чем дальше я пытаюсь заглянуть в будущее, тем больше мне приходится влить в себя спиртного.

Я вышел на улицу. Меня все еще мучила дилемма: вернуться все же за оружием или руководствоваться здравым смыслом? Задержавшись у ближайшего информ-автомата, я нашел ближайший оружейный магазин и направился в ту сторону. Если мои противники хоть немного соображают, они сейчас ищут меня повсюду, только не здесь, откуда я должен бежать со скоростью света. Если, конечно, они не соображают слишком хорошо…

При входе в магазин мне пришлось предъявить лицензию, зато после этого комп сообщил, что весь ассортимент в моем распоряжении. Я сразу проверил, что есть на букву Б. «Биффакс»! Есть! Погладив экран компа, я заказал одну штуку и две коробки патронов. Узнав, что тир находится этажом ниже, я заплатил за вход, надел шлем и отстрелял обе коробки по десятку мишеней. Ничего не изменилось — я мог быть более или менее уверен лишь в первом выстреле, остальные начинали идти мимо цели. Я снял шлем и закурил.

— Вы не можете сосредоточиться, — сказал комп. — После первого выстрела вас перестают интересовать дальнейшие попадания.

— А ты откуда знаешь?

— Вы не отключили зонды.

Я заглянул внутрь шлема. И в самом деле, мягкая подкладка была усеяна блестящими крапинками. Я подошел к столику с принадлежностями для чистки оружия.

— Если желаете воспользоваться моим советом… — Комп сделал паузу. — Попробуйте сосредоточиться, а затем сделать еще серию выстрелов с моей помощью.

— Можешь помочь?

— Да. Имея запись лучших ваших выстрелов, я могу корректировать последующие.

Я схватился двумя пальцами за нос и дернул. Нос остался на месте. Я затушил сигарету:

— Ну, тогда дай еще патронов!

Я зарядил обойму, надел шлем и посмотрел на чистую мишень. Затем выполнил третий комплекс упражнений мато-соэ и опорожнил обойму. «Двенадцать выстрелов. 109 очков».

— Ха! Ты что, все время мне помогал?

— Нет, — услышал я. — Только при выстрелах номер два, три и четыре.

— Спасибо.

Сняв шлем, я положил его на стол, быстро почистил «биффакс», проверил его работу, слегка ослабил спусковую пружину и зарядил обе обоймы.

— Прошу оплатить услуги и две пачки патронов, — отозвался комп, когда я направился к двери. Я сунул ему пятерку с немалыми чаевыми.

Двумя улицами дальше я совершил очередную покупку, приобретя за сто тысяч серый «Виктор». Продавец убеждал меня, что это одна из самых быстрых машин на рынке. Я ему поверил — точно такой же «Виктор», только зеленый, гонялся сегодня за мной по улицам города. Теперь мы сравнялись по скорости. Около пяти я завершил все покупки. Можно было сгонять в котловину и еще успеть поужинать дома, но я даже не стал проверять на экране компа маршрут через город. Остановившись у ближайшего банкомата, я оформил сделку купли-продажи автомобиля. Продал Хоуэн Редс, купил Лу Хирп. Убедившись, что при этом сменился номер машины, я, довольный, отправился на поиски ближайшего отеля, решив оставаться в этом районе.

Пришлось немного поездить, прежде чем я нашел отель более-менее среднего класса со смешанным персоналом. Портье — человек, бой — автомат. Сняв номер, я включил музыку и распаковал вещи — достал из кармана «биффакс» и положил на столик. Потом выдернул из гнезда клавиатуру компа, положил ее на колени и, стараясь не стучать клавишами, соединился с компом в «Ривьере». Минуту спустя тот доложил об уничтожении всех находящихся в номере данных и пересылке их в нынешнее место моего пребывания. Половину информации я просмотрел еще до ужина. Сухие, бесстрастные донесения тупых полицейских: фамилия, адрес, состояние счета, семья, работа, знакомые… все. Подобных данных не хватило бы мне даже для того, чтобы найти самого себя. Едва сдерживая раздражение, я тщательно свернул распечатку в тонкий рулон.

Я заказал ужин в номер, а поскольку не обедал, то несколько увеличил его объем. Напитков это не касалось. Я выкурил сигарету, пытаясь найти хоть что-то приятное в этом времени, и нашел без труда — Джоанна Ти. Других достоинств конца двадцать первого века я искать не стал, просто выкурил под приятные мысли еще две сигареты и вернулся к докладам. Третий из них едва меня не убил: застучало в висках и одновременно зашумело в ушах, сердце начало сбиваться с ритма, словно двигатель снегохода после полярной ночи. Впервые я с симпатией подумал о службе здравоохранения, и это мне помогло. Я еще раз прочитал короткий доклад, заботливо отложил его в сторону и вихрем пробежал остальные. Больше я ни на что уже не рассчитывал, для меня все стало ясно, остались лишь так называемые детали — найти местонахождение преступника, выбить у него признание, и все. Стоп! А как вернуть похищенное? Ведь не могу же я вернуться и сказать Дугу: «О'кей, Дуг. Через двадцать семь лет некто Хиттельман получит анонимное письмо, с помощью которого найдет все картины и арестует преступника. Придется потерпеть четверть века». Нет, это отпадает.

Я скомкал всю бумагу и запихнул ее в мусоропровод. Затем принял душ, выпил две чашки крепкого кофе и с пистолетом во внутреннем кармане пиджака вышел из отеля. Кроме боя, никто этого не заметил. В автомобиле я связался с Хиттельманом и загрузил его работой. Два часа спустя я получил часть ответов на заданные вопросы. Лишь один вопрос был по-настоящему важен, но ответа на него пришлось ждать долго. В три часа ночи, когда я знал город уже лучше, чем патриарх местных таксистов, комп Хиттельмана доставил мне необходимые данные. За время езды по ночным улицам я узнал, что могу припарковаться вместе с автомобилем на борту роскошного парома, который отправится почти в точности туда, куда мне было нужно. О лучшем пристанище я не мог и мечтать.

Я успел к кассе за шесть секунд до ее закрытия. После меня никто уже не мог незаметно въехать на автомобильную палубу. Я ругал сам себя и называл кретином, но вытерпел четверть часа на палубе, чтобы проверить, не попытается ли кто-либо проникнуть на паром тайком, несмотря на то, что никто не собирался мне платить за заботу о спокойствии пассажиров. Впрочем, оргия началась еще до того, как мы отошли от причала. Примерно чего-то в этом роде я и ожидал, но все же не в такой степени.

* * *

Истинный любитель природы был бы на седьмом небе от счастья — густая трава кружила голову свежим луговым ароматом. Буквально в нескольких сантиметрах от моих глаз ползли по стеблю муравьи, от нагретой солнцем земли исходило сухое, с привкусом пыли тепло. День приближался к своей кульминации, которой принято считать полдень, было жарко. Не только я ощущал жару, уткнувшийся мне в затылок ствол был горячим, отнюдь не так, как в детективных повестях, где герой чаще всего ощущает затылком пронизывающе холодный металл. Человек, воткнувший ствол в углубление на стыке моих шеи и черепа, сделал это так, словно хотел насадить меня на дуло своего оружия, поднять с травы и встряхнуть, чтобы опали сухие стебли, приставшие к моим коленям и локтям.

Я ощутил чью-то руку, заползающую под полу моей куртки. У пальцев возникли некоторые проблемы с извлечением «биффакса», но их владелец был упрям, он возобновлял попытки, пока не сумел в конце концов ухватиться за рукоятку и вытащить новенького, еще не использовавшегося в серьезном деле близнеца того, что лежал в «трафальгаре».

— Руки! — потребовал незнакомец. Это был первый звук его голоса, который, впрочем, не добавил ничего нового: голос был вполне нормальным, ничем не выделяющимся, он мог принадлежать священнику, шахтеру, шерифу или даже мне — во всяком случае, в нем звучала решительность. Я не стал проверять соответствие собственных впечатлений действительности и заложил руки за спину, тотчас же ощутив на запястьях какие-то кольцеобразные захваты, а затем то же самое на лодыжках, после чего упиравшийся мне коленом в спину, в точности между почек, противник спрыгнул с меня. — Пошли!

Я подогнул колени, оттолкнулся плечом от пахучей травы и встал. Передо мной стоял молодой парень, лет самое большее восемнадцати-девятнадцати, но оружие он держал уверенно. Другое дело, что оно выглядело легким, почти игрушечным, примерно, как вооружение «Армии Орешника» из любимого фильма Фила, однако я не сомневался в его действенности. Впрочем, на таком расстоянии, учитывая, что у меня были скованы руки и ноги, действенной была бы даже ракетка для пинг-понга.

— Пошли, — повторил парень.

— Интересно, как? Со скованными ногами? — спросил я.

— Ты что, с дуба рухнул? — удивился он. — Это же инерциалы.

Я пожал плечами — мол, какая разница, — но быстро посмотрел вниз. Браслеты на лодыжках соединялись удивительно тонким тросиком; пошевелив ногой, я убедился, что тросик растягивается. Прибавив эту информацию к услышанному названию, я сделал первый шаг. Подвигав руками, я понял, что, если движение было медленным и растягивание брас-летов-инерциалов происходило с соответствующей силой, они позволяли шагать и раздвигать руки. Дьявольское изобретение — стоило мне совершить чуть более быстрое и резкое движение, захват сразу же усилился, и лишь минуту спустя инерциалы среагировали на очередную попытку их растянуть. Я вынужден был признать, что с подобной страховкой я действительно не представлял никакой опасности для окружающих.

Мы спустились с холма. На капоте «Виктора» сидел знакомый моего укротителя. Держа во рту большой палец, он грыз ноготь, вернее, искал, что еще там можно было обгрызть. Когда мы подошли ближе, он молниеносно вскочил, врезал мне в печень и добавил в лицо. Инерциалы охотно присоединились к измывательству над Хоуэном Редсом — все четыре браслета устремились друг к другу, вследствие чего у меня не осталось иного выхода, кроме как рухнуть на спину, беспомощно размахивая соединенными в запястьях руками и почти не шевеля полностью обездвиженными ногами. Оба моих мучителя рассмеялись столь искренне, столь беззаботно и заразительно, что смех едва не разобрал меня самого. Если что-то меня и удержало, так только то, что я начал опасаться их намерений. Если они хотели просто отобрать у меня деньги и убить, то не было никаких причин для смеха, с моей, естественно, стороны. Если они собирались меня убить, не отобрав денег, — еще хуже. Больше всего меня устроило бы, если бы вместо денег они забрали меня и поставили перед лицом своего шефа.

— Освободи ему ноги, — велел тот, который грыз ноготь.

— Зачем?

— Предупреждаю, ногти на ногах у меня коротко подстрижены, тебе от них не будет никакого толку, — сказал я, лежа на спине.

— Освободи, я сказал. — Он вынул палец изо рта и вытер его о рубашку. — Будет быстрее вставать. Быстрее, дура!

Я внимательнее посмотрел на парня. Меня явно сбила с толку гладкая кожа лица, прямые густые волосы, стройная фигура. Теперь же мне удалось разглядеть едва видимые первичные половые признаки, которых я не заметил раньше. Бедный Оуэн, тебя разоружают девочки, начинающие день с порции манной каши…

Девушка, не обращая на меня никакого внимания, спрятала пистолет в кобуру под левой подмышкой, склонилась надо мной — теперь я почувствовал мягкий запах духов, — схватила за пиджак на груди и поставила на ноги. Она была не по-девичьи сильна. Я слегка растянул браслеты на руках, в то время как девушка снимала их у меня с ног. Пнуть ее я не пытался, поскольку, прежде всего, она стала бы первой женщиной, которую я пнул, но меня остановило даже не это — она явно была уверена, что подобная попытка окажется безуспешной. Поднимаясь, она коротко замахнулась браслетами, угодив именно туда, куда хотела. Острая боль пронзила низ моего живота, я машинально дернул руками, но инерциалы дернулись тоже, намного результативнее. Я наклонился, чем воспользовался «маникюрщик» — он шагнул вперед и, присев, с размаху ударил меня в лицо. Он целился в нос, но мне удалось слегка повернуть голову, так что кулак попал в левую скулу. Второй рукой он врезал мне в ухо.

Я опрокинулся набок и на всякий случай перекатился дальше, не желая подставлять себя под пинок. До этого я уже заметил его ботинки на тонкой плоской подошве из прочного металла. Носками этих полуботинок он мог бы неплохо меня отделать, но он не торопился. Я тоже. Перевернувшись на спину, я приготовился защищаться ногами от очередного удара. В правом ухе слышался отчетливый шум морских волн, я тряхнул головой, но прицепившаяся к уху невидимая раковина никак не желала отваливаться. Я подтянул колени и вытер струящиеся из левого глаза слезы о штанину. Девушка бросила браслеты своему товарищу и сделала два шага ко мне.

— На этот раз я тебе ударю, — предупредил я.

«Маникюрщик» беззаботно рассмеялся и швырнул в мою сторону инерциалы, а когда я, уклонившись, поднял голову, то увидел дуло автоматического пистолета, направленное несколько вбок. Пули, как я и предполагал, в большом количестве покидавшие ствол, вспахали траву слева от меня, прошлись возле ног, которые я инстинктивно поджал, и перестали взрывать землю где-то на уровне моей макушки. Я тряхнул головой, пытаясь избавиться от попавших на нее песка и обрывков травы.

— Вставай, — сказала девушка, — а то я тобой займусь.

Поверив, что это может быть и похуже, чем пинок «маникюрщика», я пожал плечами, и, прежде чем успел растянуть губы в усмешке, она уже лежала на мне, воткнув два пальца снизу мне в глаза. Левое, действующее, ухо сообщило, что кто-то из нашей троицы радостно кричит, затем крик заглушил шум моря в правом ухе, и тут я понял, что этот крик вовсе не радостный и что это кричу я. Я попытался дернуть головой, но она была прижата к земле, а при любой попытке сдвинуться в сторону лишь усиливалась боль в соответствующем глазном яблоке. Девушка оттолкнулась коленом от моей промежности и спрыгнула с меня. Боль почти сразу же прекратилась, но потоки слез не давали мне возможности что-либо видеть. Я прижался лицом к коленям.

— Большей суки, чем ты, я не видел, — сказал «маникюрщик». Восхищение в его голосе смешивалось с неприкрытым страхом. — Познакомишься с тобой, Фиона, и хочется всех баб на свете прикончить.

Послышались шаги и тихий женский смех.

— Начни с нее, — с трудом выдавил я.

Фиона рассмеялась еще громче и беззаботнее. Я извинился от имени мужчин перед всеми женщинами, которых когда-либо называли суками, поднял голову и сквозь слезы посмотрел на стоявшую передо мной парочку.

— Вставай, — предложила Фиона.

— Вот пристала… — пробормотал я, оторвал спину от земли, присел на корточки и встал. — И что дальше?

— Тебе еще повезло, что… — начал мужчина.

— Брок?.. — Похоже, что она умела шипеть, даже произнося согласную «р».

Брок захлопнул рот и тут же снова его открыл, чтобы сунуть в зубы остатки ногтя. Фиона подошла к «Виктору» и оперлась локтем о крышу.

— Поехали, — сказала она и внимательно посмотрела на меня. Я вдруг с удивлением понял, что в спокойном состоянии она выглядит совершенно невыразительно и непривлекательно, но каким-то странным дьявольским образом обретает красоту и женственность, стоит ей начать причинять кому-то боль. Своеобразная мутация, может быть, результат загрязнения среды или извечной проблемы озоновой дыры, становящейся то больше, то меньше.

— Ну? — бросила она.

Я подождал, когда она начнет становиться красивее, и лишь тогда направился к машине. Брок сел за руль. Фиона забралась рядом со мной на заднее сиденье и улыбнулась, радостно, может быть, даже многообещающе, но от этой улыбки меня бросило в дрожь. Брок через просвет в зарослях вывел «виктор» на дорогу, которую я проложил колесами в густом травяном ковре. Следы шин были видны словно полная луна в безоблачном небе. Ничего удивительного, что меня столь быстро накрыли. Полдня я пялился в бинокль на дом — и пожалуйста, гости.

— Я бы хотел закурить, — сказал я Фионе.

— Это тебе помогает? — с искренним интересом спросила она.

— Конечно.

Похлопав меня по груди, она нашла пачку «Мальборо », сунула сигарету мне в рот и поднесла к ее концу зажигалку. Я с наслаждением затянулся, ожидая, что сейчас она вырвет сигарету у меня изо рта и выбросит или прижжет мне щеку, но нет, это было бы слишком примитивно. Она дала мне докурить до конца.

Мы выехали на асфальт и через несколько минут свернули на дорогу, которая вела непосредственно к дому. Ворота начали открываться, когда мы были в пятидесяти метрах от них. Я старался ничем не проявлять своего любопытства, но и не тратил зря времени на тупое разглядывание потолка. Внимательно присмотревшись к забору, я отметил наличие дороги по обеим его сторонам и каких-то столбиков, вряд ли служивших просто украшением. Перед машиной что-то мелькнуло, Брок слегка притормозил, но Фиона толкнула его в плечо.

— Вперед, — приказала она.

Змея пыталась убраться с дороги. В последний момент, видя, что не успеет, она подняла голову и, кажется, сумела укусить бампер, прежде чем колесо расплющило часть ее тела.

— Это уже твоя четвертая за два дня, — сказал Брок. — Когда-нибудь для тебя это плохо кончится.

— Терпеть их не могу. — Фиона содрогнулась, как самая обыкновенная женщина.

— Змеи не любят соперниц, — сказал я и выплюнул окурок на пол. — Когда-то я интересовался герпетологией…

Я перехватил внимательный взгляд Брока в мониторе заднего вида и посмотрел на Фиону. О чудо, она вовсе не стала красивее, так что, видимо, либо не поняла моего намека, либо он мало ее волновал. Может быть, какое-то значение имел тот факт, что мы были уже не на лугу. Машина миновала решетчатое ограждение из красного металла, тянувшееся, насколько хватало взгляда, также и через газон справа и слева. Возможно, оно использовалось в целях сигнализации, а может быть, как защита от змей. Мы подъехали к зданию, свернули налево и по широкому пандусу спустились ниже уровня земли. Открылись одни из восьми ворот гаража. Брок остановил машину. Фиона достала браслеты и снова сковала мне ноги.

— Если попытаешься что-нибудь сделать, я сцеплю тебе ноги и руки вместе, и тебе придется перекатываться, или ползать, или уж как там у тебя получится.

— Буду кувыркаться.

— Это уж почти наверняка, — спокойно сказала она.

Я перестал над ней подтрунивать, признавая свое поражение в непрекращающейся войне между мужчинами и женщинами, и выкарабкался из машины, стараясь как можно аккуратнее шевелить ногами. Браслеты позволили мне расставить ноги на достаточно большую ширину, я остановился и осмотрелся вокруг. На мгновение я потерял Фиону из виду, а когда снова посмотрел на нее и Брока, она ударила меня ребром ладони в кончик носа. Мне удалось удержаться на ногах. Почувствовав тепло на губах, я фыркнул, и во все стороны полетели капельки крови.

— Ты знал, что именно так все закончится…

— Знал, — согласился я.

— Так что я не могла тебя разочаровать. И теперь жду, когда ты меня возненавидишь.

— Не дождешься… — пробормотал я и снова фыркнул. Поскольку никакой реакции с ее стороны не последовало, я добавил: — Ничего удивительного, что Брок грызет ногти. — Я перевел взгляд на него. — Нажрешься когда-нибудь какого-нибудь дерьма и сдохнешь в муках.

Они оказались неплохо сыгранной командой — Фиона прыгнула мне за спину, а Брок быстро шагнул вперед, чуть в сторону от меня, и прежде чем я понял, каким будет следующий маневр, он согнулся пополам, отклонился вбок, одновременно выпрямив левую ногу, и врезал мне по нижним ребрам. Фиона подпирала мне спину, чтобы я не упал. По крайней мере два правых ребра оказались из не слишком прочного материала — они хрустнули, и от боли у меня перехватило дыхание. Я застонал и согнулся в три погибели. Наконец мне удалось вздохнуть, и я увидел, что на полу у моих ног расплываются падающие из носа капли крови, пятная чистый бетон. Одновременно я почувствовал, как Фиона хватает меня сзади за локти и прижимает к себе. Моя левая рука попала ей между ног и на несколько секунд там застряла. Девушка совершила несколько быстрых движений бедрами, весело рассмеялась, хотя мне показалось, что в этом беззаботном смехе звучит безумная нотка, и отодвинулась.

— Пошли, — сказала она и толкнула меня вперед. Я сделал широкий неуклюжий шаг, выпрямляясь и одновременно оглядываясь назад. Я надеялся, что Фиона увидела в моих глазах презрение, должна была увидеть, его там было столько, что я мог бы залить им весь гараж. Может, она и увидела, но наверняка подобные взгляды на нее не действовали, так же как на меня не действовали взгляды видеокамер в магазине или банке. Она снова толкнула меня, я сделал еще шаг, потом еще один. Я преодолевал пространство, пошатываясь, раскачиваясь, волоча ноги, чувствуя себя униженным, хотя пытался убедить себя, что в паранойе нет ничего обидного. Я открыл было рот, собираясь выдать очередную колкость, но тут же закрыл его и потянул носом, хлюпая густеющей кровью.

Брок шел впереди, совершенно не интересуясь тем, как я двигаюсь, не обернулся он даже тогда, когда я начал с трудом подниматься по лестнице. Мы вошли в коридор, угрюмая гладкость стен которого и их серый цвет могли бы вогнать в кататонию даже самого устойчивого индивидуума. Если Фиона часто здесь ходила, то, в известной мере, ее можно было оправдать. Брок дошел до первой, а может быть, и единственной двери, открыл ее и отступил в сторону. Я вошел и попытался остановиться сразу же за порогом, но маленькие девичьи ладони довольно сильно толкнули меня вперед. Я совершил два удачных прыжка на расставленных ногах, третий не имел шансов на успех — что-то подсекло мне правую ногу. Я рухнул лицом вниз, но, даже если бы мне удалось упасть на бок, это ничего бы не изменило. Брок не входил в камеру. Он остался снаружи и даже прикрыл дверь, так что мог и не услышать хруста ломающегося с другой стороны ребра. В следующее мгновение Фиона, словно профессиональный борец, упала на колено, пригвоздив им мою голову. Девушка была по-настоящему сильна — ей удалось перевернуть меня на живот и несколько раз пнуть, метя носком ботинка между ног. Рванувшись изо всех сил, я перевернулся и с размаху ударил ногами, но попал в пустоту. Она уже стояла в дверях со счастливой улыбкой на кошачьей, ставшей невыразимо прекрасной, мордочке.

— Ночью я к тебе загляну, — мечтательно проговорила она.

— У меня критические дни… — прохрипел я, — ничего не выйдет.

Она презрительно фыркнула:

— Дешевка!

Ловко повернувшись, она вышла из камеры. Дверь затрещала, словно перемещалась по несмазанному зубчатому рельсу, и я остался один. Под потолком вспыхнул свет. Я перевернулся на живот и прижался пылающей щекой к холодному, покрытому гладким пластиком полу. Несколько раз я менял позу, прикладывая к полу по очереди обе горящие щеки. Я не слишком вникал, что является причиной подобного жара — злость или обычная боль.

Я подождал несколько минут, поблагодарив Оуэна Йитса, которому пришла в голову идея взять с собой несколько болеутоляющих капсул, благодаря чему через пять минут после ухода Фионы я почувствовал себя вполне сносно. Чтобы никто этого не заметил, я издал несколько стонов, повертел головой и заскрежетал зубами. Полчаса я отдыхал, затем, постанывая, сел и продемонстрировал наблюдателям, как я борюсь с головокружением. Не пытаясь вставать, я подполз к широкому топчану, вскарабкался на него и уткнулся лицом в толстый матрац.

Я осторожно ощупал голову, проверяя, на месте ли уши, не отказав себе в удовольствии бросить в пространство несколько подзаборных выражений. Затем достал из кармана сигареты и с огромным наслаждением закурил. Будь я более предусмотрительным, я бы велел сделать себе рубашку из двух слоев водонепроницаемой ткани, между которыми влил бы бутылочку коньяка. Мне стало жаль, что подобное до сих пор не воплотила в жизнь постоянно находящаяся в поиске новых практичных решений легкая промышленность. Уже ради реализации, может быть, даже патентования данной идеи стоило вырваться из лапок чудовищной Фионы.

Я выкурил сигарету и посмотрел на часы — они показывали без четверти час. Совсем как в анекдоте: «Жена спрашивает мужа: — Который час, дорогой? Муж: — Через пятнадцать минут будет час, милая. Жена: — Это через пятнадцать минут, а я спрашиваю, который час сейчас?»

Я пересчитал сигареты. Восемнадцать штук. Зажигалка есть. Я лег на топчан и выкурил еще одну, глядя в потолок. Потом, прижимая руки к переломанным ребрам, сел и после нескольких тихих стонов и брошенных сквозь зубы ругательств начал осматривать помещение. На это у меня ушло несколько минут, впрочем, и без того можно было предполагать, что ничего или почти ничего интересного я не обнаружу. Я заметил узкий, наверняка открывающийся люк под потолком. За ним могло скрываться все, что угодно, от труб с холодной водой или стволов самонаводящихся дробовиков до проекторов, заряженных шестидесятичасовыми кассетами с демонстрацией единственного неизменного занятия, которому веками предается человечество.

Я встал и той же утиной походкой, к которой уже начал привыкать, обошел всю комнату, постукивая по стенам согнутым пальцем. Я старался делать это достаточно убедительно, впрочем, недостаток актерского мастерства вполне можно было списать на общее состояние моего избитого тела. Приложив ухо к двери, я долго прислушивался, затем доковылял до койки и осторожно, чувствуя, как хрустят сломанные ребра, лег на спину. Я резко дернул руками, инерциалы тотчас же наказали меня, укоротив тросик, чего я и добивался — притворяясь, будто ощупываю браслеты и пытаюсь их снять, я проверил, осталась ли у меня в манжете моя чудо-ниточка, и, удовлетворившись результатом, замер без движения.

Почти час я провел в более или менее бесплодных размышлениях. В конце концов меня начало клонить ко сну. Решив, что подобный способ времяпрепровождения в неволе ничем не хуже других, а может быть, даже и лучше, я сосредоточился и выполнил двадцатый комплекс упражнений мато-соэ. Получив, как всегда, заряд бодрости, я крепко заснул.

Меня разбудил металлический скрежет двери. Сознание молниеносно подсказало, как себя вести — я тихо застонал и поднял голову. Притворяться спящим не имело смысла. Я постарался как можно натуральнее изобразить усилие и боль, сопровождавшие попытки сесть на топчане. Дверь закрылась за Фионой сама. Возможно, у нее был с собой пульт управления, но скорее всего на нее просто был запрограммирован комп. Я не заметил у нее оружия, но мне уже было известно, что она дьявольски проворна и испытывает истинное наслаждение от чужих страданий. Девушка внимательно посмотрела на меня, подошла ближе и совершенно естественным движением, словно это не она несколько часов назад молотила меня по морде, протянула руку и мягко коснулась моей щеки. Я не пошевелился.

— Уже наверняка не больно, — сказала она.

Я посмотрел на нее — ее глаза странно блестели. Она пошевелила губами, но я ничего не услышал. Неожиданно она придвинулась ко мне и быстро, но мягко села ко мне на колени. Пользуясь тем, что я сижу неподвижно, словно сфинкс, она закинула руки мне на шею и уткнулась носом где-то между моими плечом и ухом.

— Не двигайся, — услышал я тихий шепот и почувствовал два легких поцелуя. — Я помогу тебе спастись, только тихо. — Она еще раз поцеловала меня в ухо, я чувствовал на шее ее дыхание, становившееся все более жарким. — Не делай глупостей, за нами следят. Шеф любит такие картинки: жертва и палач. Понимаешь?

Я пошевелил ногой, пытаясь сбросить ее на пол. Она молниеносно вскочила и встала в шаге от меня, напряженная, злая, но явно еще не решив, что ей делать. Наконец она овладела собой и улыбнулась:

— Я тебе не нравлюсь? Я молчал.

— В самом деле не нравлюсь? — Она злилась, она снова была красивой, снова входила в транс, при котором становилась прекрасной внешне, а морально скатывалась на самое дно. Медленно поднеся руку к шее, она начала расстегивать незнакомого мне типа застежку.

Я слегка изменил стратегическую позицию — сел, опираясь спиной о стену, пошевелил ногами, которые должны были сыграть главную роль в намечающейся драке, и постарался изобразить на лице улыбку, которая уже успела привести в ярость несколько человек.

— Катись отсюда, шлюха, — сказал я.

Она улыбнулась чуть шире, ее рука опустилась еще ниже. В образовавшейся щели мелькнула какая-то черная блестящая ткань, тесно обтягивавшая ее грудь. Фиона расстегнулась до конца и, становясь все красивее, рванула майку, главной задачей которой, как мне казалось, было стягивать ее бюст, бросила ее на пол и на несколько секунд замерла. У нее были вполне симпатичные и достаточно большие груди. Я забыл о том, что собирался ее спровоцировать, и лишь когда она потянулась к ремешку брюк, отвернулся и презрительно сплюнул.

— Нет ничего хуже, чем маленькая озабоченная сучка, — сказал я в стену. — Ничего хуже и ничего отвратительнее…

Фиона хрипло рассмеялась, наклонилась и начала стягивать тесные брюки. Она уже плыла по реке страсти, слишком широкой для того, чтобы слова какого-то там, предназначенного к отстрелу, Хоуэна Редса могли достичь ее, пребывающую в наслаждении на самом середине потока. Она выдернула одну ногу из штанины, громко дыша. Я окинул ее медленным, полным отвращения взглядом:

— Я люблю сисястых блондинок, а тебе долго пришлось бы накачиваться, чтобы хоть как-то меня заинтересовать. Вали отсюда, камбала. Девушка медленно выпрямилась, с неохотой покидая реку своей неудержимой страсти, и до нее все явственнее доходило, кто тому виной. Несколько мгновений она смотрела на меня, словно не замечая, затем подняла вторую ногу, с которой еще не успела стянуть брючину, одним движением содрала штаны, вытащила что-то из кармана и бросила. Маленький шарик ударился о стену над моей головой. Я почувствовал запах, от которого перехватило дыхание, и на меня словно упала холодная занавеска. Я все отчетливо видел, но не мог пошевелить головой. Фиона наклонилась, потянула меня за ноги и перетащила на край топчана. Я упал бы на спину, если бы она не придержала меня за рубашку. Наркотик заморозил меня в сидячем положении. Девушка несколько секунд разглядывала дело своих рук. Я был в полном сознании, но словно закован в камень, неподвластный сокращениям моих мышц. Сюрреалистическая скульптура: «Сидящий Оуэн Йитс», автор: Фиона Распущенная, 2074 год н. э.

Она придвинулась ближе, коснувшись соском моего рта. Потом еще раз, и еще. Темп и сила ее движений нарастали, я чувствовал, как сосок твердеет, деревенеет, едва не раздирая мне губы. Перед глазами скользило туда и обратно молодое, крепкое тело, я видел маленькую родинку над самой грудью, чувствовал запах возбуждения и пота. Фиона что-то прошипела, и я почувствовал, как она сползает на мое правое бедро, охватывает его своими и сжимает. Схватившись за рубашку у меня на спине, она вдавила мое лицо между своих грудей и, сидя на моем бедре, начала придвигаться ко мне и отодвигаться, сначала медленно, потом все быстрее, ее дыхание становилось все громче, переходя в хрип. Я дернулся, мне не хватало воздуха. Оуэн Йитс, задушенный грудями садистки-нимфоманки. Онанистки.

Она застонала и на секунду отодвинулась; я вдохнул дарованный мне судьбой глоток воздуха, потом еще один, хрипя не хуже, чем хватающая воздух в пылу оргазма мастурбирующая Фиона. Постепенно ко мне возвращалась способность мыслить, временно подавленная жаждой кислорода. Я начал осознавать, что еще немного, и мой нос будет сломан о грудину девушки, но ничего не мог с этим поделать. К счастью, она начала подпрыгивать, услаждая подслушивающую аппаратуру целой гаммой стонов, а глаз камеры — спазматическими судорогами. Я подавил тошноту, опасаясь захлебнуться собственной рвотой. Сильный запах самки заполнил мои ноздри, лишенные возможности двигаться глазные яблоки начало жечь, затем жжение несколько ослабело, потому что из-под век хлынули слезы. Второй раз я заливался слезами из-за одной и той же женщины. Она громко вскрикнула, потом еще раз, тише, словно притворяясь собственным эхом, покачнулась и упала лицом мне на плечо. Минуту или даже больше она успокаивалась, не шевелясь и дыша все тише. Мое дыхание уже успело вернуться в норму и Снова начало учащаться, на этот раз из-за душившей меня ненависти. Фиона сползла с моего бедра и, упав на пол, прижалась щекой к моему колену, а руку ласково положила мне на гениталии.

— А ты ничего, бедняжка… — тихо сказала она. — Сейчас сможешь двигаться, все вспомнишь… — Она подняла голову и посмотрела мне в глаза; я видел это, несмотря на то, что взгляд мой был направлен в стену. — Хотя бы так, верно?

Она поднялась и встала так, чтобы я ее видел. Глаза ее блестели, на потном лице мерцали светлячки — отражение падавшего с потолка света. Некоторое время она смотрела на меня, затем начала одеваться. По моей спине пробежала дрожь, и я понял, что оцепенение подходит к концу, но не шевелился, молясь о том, чтобы паралич прошел, прежде чем Фиона оденется. Однако время она рассчитала идеально — как раз в тот момент, когда я ощутил зуд в пальцах и набирал в грудь воздуха, чтобы на нее наброситься, она молниеносно наклонилась, ударила ребром ладони по тросику наручников, который в одно мгновение сократился до десяти сантиметров, а потом, выпрямившись, пнула — ведьма! — такой же тросик инерциалов на ногах. Теперь я мог лишь броситься головой вперед, но даже сквозь пурпурную мглу охватившего меня бешенства я видел пульсирующую перед глазами надпись: «Бессмысленно». Примирившись, я мысленно пообещал отомстить ей в будущем и презрительно усмехнулся.

— Тебе уже лучше, правда, котик? — зачирикала она, но подобная болтовня никогда не производила на меня впечатления. Я сам был мастером поиздеваться над беззащитными. — Будешь меня всю ночь вспоминать, да?

— Что вспоминать-то?

— О, не притворяйся! — Она с трудом натянула на себя стягивающую грудь блузку и вторую, верхнюю. — Здорово было, — сказала она тоном, которым обычно доверяют тайну. — Могу даже сказать, что я никогда еще так в жизни не оттягивалась. Хотя… — она застегнула брюки и отошла на полшага, — должна тебе признаться, что я каждый раз так считаю.

Каждый раз мне кажется, будто он был самым лучшим. Понимаешь? Я не ответил.

— Я обожаю развлекаться с теми, кто, как пишут в тупых книжках, помечен знаком смерти. Это…

Она развела руками, не в силах подобрать подходящее слово.

— Ненормально, — закончил я. — Все просто. Большинство людей со временем из подобного вырастает, но у некоторых есть какой-нибудь недостаток, и это им мешает. Это извращение, некрофилия.

Она захихикала. Происходящее явно доставляло ей удовольствие. Я понял, что у нее надо мной преимущество, что все сказанное мной она воспринимает, впрочем справедливо, как бессильные попытки отыграться. Я решил заткнуться, впервые в жизни по-настоящему, и не давать ей больше повода для радости.

— Говори, говори… Меня это расслабляет… — сказала она.

— Ни одна женщина не любит, когда мужчина, сделав свое дело, отворачивается к стене, даже если это труп.

Я достал сигареты и пошарил в кармане в поисках зажигалки, уверенный, что она вырвет у меня из рук и то и другое, но, видимо, она понимала, что выдаст собственное бессилие, и удержалась. Задрав голову и не обращая на меня никакого внимания, она повертела ею из стороны в сторону, вздыхая и бормоча: «Какое наслаждение, никогда не забуду», затем провела рукой по груди. Соски были заметны даже сквозь обтягивающие слои ткани. Я закурил и выпустил облако дыма, отвернувшись к стене.

— А может, и в самом деле, это был самый лучший раз? — проговорила она. — Ты неплохо сложен, широкие бедра, крепкая грудь… Жаль…

Она повернулась и вышла. Осторожно растянув обе пары браслетов, я снова улегся на топчан. От меня несло сексом, но, если даже в камере и была бы ванная, я не видел возможности принять душ, не снимая одежды. Я с удивлением отметил, что эта глупая мысль успокоила меня и помогла расслабиться. Я выкурил сигарету, анализируя полученную от Фионы информацию. Из нее следовало, что меня намеревались убрать, она не сказала лишь, когда это произойдет. Может, она забежала ко мне за четверть часа до казни, может, за несколько часов? Может, они удовлетворятся выстрелом, а может, эта извращенка потребует обезглавливания или медленного потрошения под местным наркозом. Я постарался изменить ход мыслей, иначе сам выдумал бы для себя невероятно чудовищную смерть, и выплюнул начинавший тлеть фильтр.

Я позволил себе предположить, что они не убьют меня без хотя бы короткой беседы с шефом. Люди, уверенные в том, что жертва не может им ничего сделать, должны, просто должны посмотреть ей перед смертью в глаза. Может, им нужно, чтобы перепуганная, сломленная психически жертва начала бросать оскорбления в лицо палачу, что позволит ему найти хоть какое-то оправдание для своих действий? Как бы там ни было, без последней встречи не обходится почти никогда. Является ли это для меня благоприятным обстоятельством? Да, других просто нет.

На всякий случай если я все же ошибся, и мне не дано с кем-то поговорить и найти в этом разговоре для себя шанс, я решил не спать в эту ночь. Неплохо было бы как-то подытожить собственную жизнь, после себя всегда следует оставлять порядок, а здесь и сейчас я не мог рассчитывать на чью-либо помощь. Особенно если учесть, что я решил навести порядок и в собственных мыслях. А в этом мне уж точно никто помочь не мог.

* * *

Когда Брок появился в камере, у меня оставалось три сигареты.

— Пить хочу, — сказал я вместо приветствия.

Он постоял две секунды неподвижно, затем подошел к стене и коснулся ее. Часть стены отошла в сторону, открыв нишу. Подойдя к ней, я увидел тонкую трубку с краном. Сунув в нишу руки, я смыл с них память о Фионе, затем просто собственный пот и запах сигарет и, наконец, набрал в ладони воды и напился. У меня забурчало в животе.

— Может, и поесть дашь? — спросил я. — Курить натощак вредно, у меня потом жуткая изжога начинается.

— Пошли к шефу, — коротко бросил он, сунул руку в карман и бросил мне под ноги плоский кружок. Я посмотрел на него и перевел взгляд на Брока. — Ну, чего ждешь? — спросил он, показывая подбородком на мои ноги.

Я мысленно поморщился и подошел ближе к кружку.

— Пройди над ним! — раздраженно простонал Брок. — Тоже мне, детектив, инерциалов не видел. Ну, чего ты сюда вообще полез? А?

Я провел ногой над кружком, браслеты ослабли и отвалились. Я нагнулся, чтобы освободить руки, и тут же об этом пожалел. Брок торжествующе фыркнул.

— Дурачка нашел? Ха-ха-ха! Ведь для этого нужен другой ключ. Еще учить меня будет! — презрительно закончил он. — Шагай! Налево!

Я вышел из камеры, стараясь идти нормально, ставя ноги на небольшом расстоянии друг от друга, но они отталкивались друг от друга, словно одноименные магнитные полюса, заставляя меня идти утиной походкой. Приходилось сосредоточивать все свое внимание на нижних конечностях. Мы шли довольно долго, поднялись на два этажа наверх, снова прошли по коридору. Здесь мы уже явно вступили на территорию шефа: пол был выложен ценными породами дерева, по крайней мере, так я подумал, поскольку пластиковая имитация выглядела бы отвратительно; вдоль широких окон тянулись ряды горшков и ящиков с цветами. В середине длинного коридора нас ждала Фиона. Когда я подошел ближе, она улыбнулась, высунув кончик языка. Толкнув рукой дверь, она вошла первой, за ней я, а потом Брок.

Комната была большая, хотя мне приходилось видеть и более просторные помещения. Потолок, словно в туристической палатке двухвековой давности, состоял из двух плоскостей, уходивших вверх и опускавшихся к окнам. Стекла в одном из окон были затемнены. Я вспомнил об ожидаемом сегодня солнечном затмении. У противоположной двери стены располагался гигантский стол. На нем можно было бы устроить оргию и за всю ночь так и не добраться до присмотренной для себя партнерши. Нескольким, а может быть, нескольким десяткам художников пришлось немало потрудиться, чтобы украсить боковые поверхности тумб барельефами по дереву. На то, чтобы рассмотреть все изображенные там сценки, нормальному человеку потребовалось бы две недели, в ускоренном темпе — двенадцать дней. Еще я заметил какие-то шкафы или витрины, кресла, диван. Кто-то сзади, не знаю, Фиона или Брок, толкнул меня в спину:

— Подойди к креслу, сядь и наклонись.

Я выполнил два первых указания, но наклоняться не стал. Девушка обхватила сзади мою шею, надавила предплечьем и выставила перед лицом руку с каким-то баллончиком. Я почувствовал слабый, уже знакомый мне запах и наклонился. Брок ловко надел мне на лодыжку браслет, провел тросик между ножками кресла и застегнул другой браслет. Фиона тут же отпустила мою шею и дернула мою левую руку вниз, ее товарищ сделал то же самое с правой. Инерциалы отпали и сразу же защелкнулись снова. Теперь я не мог встать, вынужденный сидеть, сильно наклонившись вперед, словно желая сообщить секретные сведения в скрытый в передней стенке стола микрофон. Я посмотрел снизу на Фиону.

— Ну, теперь сваливайте и оставьте меня один на один с шефом.

Она подошла ко мне и прижала мою голову к своему животу. Я пытался ее укусить, но, естественно, она успела втянуть живот и ударила меня открытой ладонью по затылку.

— Тебе еще мало? Ах ты…

Ей едва не удалось добиться того, что инерциальные оковы были бы впервые в истории разорваны — во мне было две тонны безумия, не хватило лишь шести граммов. Жаль.

Она отскочила от меня. Лицо ее оставалось серьезным, глаза читали беззвучные распоряжения, отдаваемые кем-то невидимым для меня. Затем она кивнула, бросила мне последний взгляд, постаравшись дать понять, что он именно последний, и быстро вышла. Дверь закрылась, звук шагов резко оборвался. Послышались другие шаги, и в поле моего зрения появилась чья-то фигура. Я увидел ее краем глаза, но притворился, будто занят тем, что пытаюсь достать сигареты. Лишь когда я сунул правую руку глубоко под кресло, сложился пополам, словно перочинный нож, и подтянул левую руку вверх, выламывая ее из сустава, мне удалось дотянуться до кармана, достать пачку сигарет и зажигалку. С четвертого раза мне удалось прикурить. Все это время хозяин комнаты стоял неподвижно. Я затянулся, поднял голову и посмотрел на него.

Полгода назад его внешность описала мне барменша: пожилой, благообразный господин, весь вид которого говорил о достоинстве и богатстве. Коротко, в общих чертах, но достаточно метко. Я уже однажды видел его именно таким, в этом возрасте, и очень хорошо запомнил. Он смотрел на меня со странным выражением на лице — смешанными чувствами ненависти, радости и удовлетворения. В его резко очерченных чертах читались еще несколько чувств, но их трудно было определить. Все-таки он стоял перед своим собственным убийцей, чего до сих пор еще не удавалось ни одному человеку. Естественно, я мог бы сказать, что тоже нахожусь перед своим потенциальным убийцей, но перед ним был убийца, который свое убийство уже совершил. Уже — но вместе с тем еще нет.

— Это ты… — сказал Гайлорд.

Ответа он не дождался, впрочем, он почти наверняка в нем и не нуждался. Но сказать все равно что-то было нужно.

— Это я. Вы этого ждали?

— Да. Уже несколько дней. После того, как ты побывал в овраге и взял под лапу ЭТВИКС. Это тебя и навело на мой след?

Мне было чертовски неудобно, но я поклялся, что скорее пну себя в задницу, чем попрошу Ричмонда Марка Гайлорда о чем бы то ни было.

— Нет, это уже были завершающие детали. Если быть откровенным, то, как только у нас возникла мысль, что кражу картин могли совершить преступники из будущего, я подумал именно о вас. Ведь это само напрашивалось. Кроме того, мой разум обладает такой особенностью, что предпочитает идти по самому легкому пути. Так что, если я знал одного человека, который мог путешествовать в прошлое, зачем мне искать второго, раз все и так сходилось?

— Неужели меня так легко расшифровать? — язвительно спросил он.

— Угу. Два плюс два — четыре. Богатый, имеющий все необходимое оборудование, жаждущий власти и мести. Что еще?

Он что-то пробормотал, потом обошел стол кругом — путь был неблизкий, — сел в кресло и приподнял сиденье чуть выше. Я мог его видеть, лишь задрав голову так, что трещали шейные позвонки. Я дернулся вбок и свалился на пол. Он приподнял свое кресло еще немного, оперся локтями о стол и сплел пальцы. Со стороны он выглядел как классический чиновник, занимающий высокий пост.

— Как бы там ни было, но ты мне немного нравишься.

Однажды я это уже слышал. Тогда, когда он держал меня на мушке лазерного ружья. Я перебросил сигарету в угол рта:

— Вы мне это уже говорили. Что-то о нестандартном мышлении, широких горизонтах и еще о чем-то. Это должны были быть последние слова в моей жизни. Я уже почти видел луч лазера в своих кишках.

— А кстати! Ты не мог бы рассказать мне об этой встрече? — заинтересовался он.

— Нет.

— Может, ты будешь разговорчивее, если я тебе помогу?

— Зачем? Бывало и хуже…

— Но ты выжил! А теперь не выживешь…

Он встал и подошел к окну. Комп на столе издал мелодичную трель. Гайлорд вздрогнул, словно хотел обернуться, но не стал. Он долго смотрел сквозь темное стекло. Я курил, лежа на боку на полу. Мне удалось так расположить руки, чтобы край сиденья не вонзался мне в предплечье. Гайлорд вздохнул и вернулся к столу.

— Вы убили всех участников ограбления? — спросил я.

Он надул губы и фыркнул:

— Конечно.

— А картины?

Он весело рассмеялся. После первой волны смеха последовала вторая, за ней третья. Видимо, он был чрезвычайно горд собой, а я лишь добавил ему поводов для гордости.

— Ты не догадался?

— Мистер Гайлорд, мы с вами несколько раз вместе пили. Благодаря вам я даже попробовал «Белого AYO», но на «ты» я сейчас переходить не желаю. Давайте до конца сохранять некоторые приличия, ладно?

— Хо-хо! Ну ладно, мистер Йитс. Повторяю вопрос: вы не догадались?

— Боже мой! Нет, не догадался.

— Они находятся на день раньше кражи!

— А?

— Я просто вернулся на день раньше относительно времени операции и оставил их в овраге. Ловко?

— Ловко, — согласился я, огляделся по сторонам и, не видя пепельницы, спросил: — Можно бросить окурок на ковер?

Он кивнул. Я выплюнул окурок как можно дальше.

— Я уже запутался во всех этих парадоксах, — сказал я. — Ладно, еще один вопрос: Хейруд сказал, что не может сделать транстайм, движущийся назад во времени. Он нам солгал?

— Не думаю. Знаешь… знаете, мне придется это выяснить. Может быть, это меня он обманул, утверждая, что не может перемещаться в будущее. Я спрашивал его, но он отделался отговорками. Теперь я займусь этим всерьез. Возможно, он вводит в заблуждение обе стороны: вам он сказал, что только вперед, мне — что только назад. А на самом деле можно и так и так. Впрочем, теперь это несущественно.

Комп снова защебетал. Гайлорд посмотрел на стол и вскочил с кресла:

— Затмение! Посмотрим?

— Пожалуйста. Меня это не слишком интересует, но и требовать, чтобы оно подождало, я тоже не стану.

Гайлорд взялся за спинку кресла и передвинул его к окну. На меня он больше не смотрел, на несколько минут забыв о человеке, который по его приказу должен был умереть. Его куда больше увлекало интересное событие — солнечное затмение. Может быть, я должен был ему сказать, что никакое затмение не стоит смерти даже одного человека, но это прозвучало бы слишком банально. Так что я просто перевернулся на спину и закурил последнюю сигарету. Последняя сигарета, подумал я. Это звучит так, словно я собираюсь бросить курить. Я попытался лечь поудобнее. Дым тонкой струйкой отделялся от тлеющего конца сигареты и уплывал вверх. Интересно, наблюдает ли кто-нибудь за нами, подумал я. Наверное, нет, Гайлорд наверняка не посвящал рядовых, даже самых доверенных сообщников, в свои тайны, планы и возможности.

На комнату упала тень. Гайлорд, которого я видел на фоне окна, словно уменьшился, его очертания утратили резкость. Причиной тому была наступающая с невероятной скоростью темнота за окном. Она меня не слишком интересовала — сохраняя каменное выражение лица, я размышлял о том, где бы найти еще курева, — но я вынужден был отметить, что темнота эта отличается от наступающих в течение тысячелетий обычных ежедневных сумерек. Она была черной, неприятной. Может быть, на подобное ощущение повлияло мое нынешнее положение и некие подсознательные ассоциации. Может быть, обычные сумерки просто имели иной цвет, так как наступали постепенно, давая время зрению и другим чувствам привыкнуть к прощанию с дневным светом. Столбик пепла упал мне на нос, я рефлекторно дернулся вбок. Я уже почти не видел собственных колен, а мгновение спустя и в самом деле перестал их видеть. Можно было лишь угадать очертания мебели на фоне более светлых стен. Я закрыл глаза.

— Фантастическое зрелище! — воскликнул Гайлорд.

— Верю, и рад, что вам нравится, — бросил я, не открывая глаз.

Он замолчал. Сквозь закрытые веки я видел рубиновый огонек, возникший на кончике сигареты. Потом — не знаю, сколько прошло времени, — стало светлее, я услышал, как Гайлорд встает и передвигает кресло на место. Я открыл глаза. Темнота отступала, и наконец солнечные лучи ударили в окна, обежали все закоулки, и день полностью воцарился в помещении. Марк посмотрел на крышку стола.

— Ты не пытался освободиться? Воспользоваться темнотой? Что с твоей… прошу прощения, с вашей сообразительностью? — Он подчеркнул «вашей».

— Ее я оставил в своем времени.

— Вот как? — Он театральным жестом хлопнул в ладоши. — Неужели? Вы так ловко застраховались от моей мести… Я действительно достаточно долго жил, опасаясь в один прекрасный день узнать, когда именно мне суждено умереть от вашей руки. А потом, через несколько лет, страх ослаб, и я перестал волноваться по этому поводу. Знаете почему? Я просто подумал: «А что будет, если я убью Йитса и ничего не случится? Как же я тогда буду жалеть о нескольких годах, проведенных в страхе перед местью с того света!» И в конце концов я махнул на все рукой.

— Ни к чему. — Я приподнял голову.

— Не понимаю. То есть я понимаю, что вы хотите этим что-то сказать, но не понимаю что.

— Я сказал, что свою сообразительность оставил в своем времени, — повторил я, уставившись в потолок.

— Не будем играть в угадайку!

— Кто тут говорит об игре? Разве что если речь об игре в «маленького убийцу».

Я услышал, как он обходит вокруг стола и приближается ко мне. Он появился в моем поле зрения, но на таком расстоянии, что я мог самое большее в него плюнуть.

— Если тебе есть что сказать — говори сейчас. Через минуту может быть поздно.

— Да. Что ж, говорю: если вы считаете, что я явился сюда с голыми руками, то вы настолько глупы, что мне даже жаль собственного времени.

Я бросил на него взгляд, полный насмешки. Он никак внешне не реагировал.

— Если я не вернусь к себе, то нескольким доверенным лицам дано указание вас убить. Вы знаете моих друзей, но не всех. И уж наверняка вы не знаете всех хороших исполнителей. Впрочем… В любом случае вы переживете меня меньше чем на сутки безусловного времени, назову это так.

— Чушь, — спокойно сказал он.

— То же самое я могу сказать и о ваших обещаниях.

— Не верю.

— Вольному воля. Кстати, насчет воли — вы слишком легко меня поймали. Вы видели когда-нибудь цыпленка, который сам насаживал бы себя на вертел? И как это соотносится с вашими словами о моей сообразительности?

Краем глаза я видел, что он задумчиво смотрит на меня, неподвижный, как статуя. Я скосил глаза к носу, пытаясь определить, сколько еще осталось от сигареты. Три-четыре затяжки, если экономить — то пять. Я осторожно затянулся. Гайлорд повернулся и исчез, но я услышал щелчок какой-то клавиши или выключателя, а затем бульканье и жадный глоток.

— Что ж, считай, что тебе удалось слегка отсрочить исполнение приговора.

— Ха! «Приговора!» Да кто ты такой, черт бы тебя побрал? Это тебя ждет приговор! — крикнул я.

Я затянулся в последний раз и выплюнул окурок, надеясь, что мне удастся попасть в стол.

— Да я тебя так сейчас лекарствами накачаю, что ты мне всю правду расскажешь!

— Как же! Может, я закодирован под гипнозом?

— А ты, вижу, подготовился к разговору…

— Не только к разговору.

Он снова подошел ко мне. Глаза на его бледном лице сверкали от злости. Он снова жадно сделал глоток; я заметил, что стакан дрожит у него в руке.

— А если… — Он замолчал и задумался. На несколько секунд взгляд его затуманился, затем в нем вспыхнула радость, от которой у меня по спине побежали мурашки. — Знаешь что? — тихо спросил он, медленно выговаривая слова, как это обычно бывает, когда хочешь сообщить нечто неприятное для собеседника и приятное для себя. — Я просто прыгну в прошлое за месяц до того, как мы познакомились, и там тебя убью. Может, так?

— Может, может! — покровительственно усмехнулся я.

— Тоже подстраховался?

— Хейруд у нас — это тебе о чем-либо говорит? — Я тоже перешел на «ты». — Даже если не учитывать того факта, что любое вмешательство отразится на тебе самом. Ты в этом убедился на собственной шкуре. Не стану говорить, будто я сам это придумал. Действие равно противодействию.

— Все это чушь!

— Конечно. Только ты не знаешь и не узнаешь, говорю ли я правду. Старая шутка: если я всегда лгу, лгу ли я, когда говорю, что лгу?

Он плотно сжал губы, еще до этого побелевшие так, что я почти перестал их видеть, теперь же они полностью исчезли. Нос приблизился к подбородку, изменилось все лицо, так что он стал мало похож на известного мне Р.М. Гайлорда.

— Спасибо, что сказал, — прохрипел он. У него дрожала челюсть, тряслись руки. — Действительно, я какое-то время колебался. Теперь — уже нет. Я убью тебя. Как собаку. Ты…

— Все это я уже знаю. Хочешь, помогу тебе окончательно убедиться? Я скажу тебе, почему тебе следует поторопиться. Хочешь или нет?

— Заткнись! — Он со всей силы пнул меня в бок. Даже шестидесятипятилетний может пнуть очень больно, если он по-настоящему зол. Как ни странно, меня это обрадовало. — Ты уже покойник!

— У меня к тебе письмо, — сказал я. — В кармане. В левом. Если бы твои шестерки обыскали меня получше, ты знал бы, что тебя ждет, еще сегодня.

Он швырнул стакан мне в лицо, но позорно промахнулся, затем подбежал ко мне, нервно запустил руку мне под пиджак и выдернул конверт. Руки тряслись у него так, что он мог бы стать настоящим украшением парада барабанщиков. Я не смотрел на него, опасаясь, что он вцепится мне в горло, и лишь услышал, как он отошел от меня и тяжелой старческой походкой направился к столу, обошел его, опираясь рукой о крышку, и упал в кресло. Только затем он разорвал конверт и вынул листок, который я утром сменил на другой, с тем же текстом, но с сегодняшней датой. Изогнувшись, я выдернул из манжеты нить и быстро смотал ее в клубок. Теперь ее нужно было разогреть в руках, чтобы начал плавиться защитный слой.

— Читай, — сказал я. — «Нижеследующим сообщаю, что Ричмонд Марк Гайлорд скончался пятого июля две тысячи семьдесят четвертого года. RIP». Сокращение тебе перевести?

Листок, который он держал в руке, еще несколько секунд заслонял его лицо, затем упал, открыв синюю маску, внизу которой судорожно открывался и закрывался рот. В уголках губ собиралась пузырящаяся слюна. Кадык несколько раз подпрыгнул. Гайлорд поднес руку к груди, глаза его побелели, как у трупа, он задрал голову вверх и свалился за стол.

Перевернувшись на бок, я взялся за концы нити и начал лихорадочно перепиливать ею тросик, соединявший браслеты на ногах. Нить скользила. Чтобы защитный слой расплавился, нужна была температура чуть выше температуры тела, но, начав пилить, я через несколько секунд почувствовал, как возрастает трение. Концы нити затвердели, позволяя крепче за них схватиться. Я трудился как безумный. Дернув ногами, я попилил еще немного и почувствовал, что их больше ничто не удерживает в навязчивой близости. Вытолкнув из-под себя кресло, я поднялся на колени, затем на ноги и подбежал к лежащему позади стола Гайлорду. Ничто не указывало на то, что он мог бы мне в ближайшем будущем как-то помешать. Я посмотрел на стол и едва не вскрикнул от радости. На нем лежали два уже знакомых мне кружка. Я провел браслетами над одним и другим, и они раскрылись. Схватив оба кружка, я приложил их сначала к одной, потом к другой лодыжке. Освободив ноги, я поджег письмо и растер пепел на полу. Затем бегло обшарил стол, но оружия не нашел. Вернувшись к своему креслу, я отломал одну из ножек и еще раз обвел взглядом помещение. Больше здесь взять было нечего… Нет, было! Подбежав на цыпочках к бару, я плеснул из первой попавшейся бутылки в стакан, едва не разрыдавшись от счастья. Проходя мимо неподвижного Гайлорда, я остановился и проверил у него пульс. Если он еще и был, то Ричмонд Марк тщательно от меня это скрывал. Оставив его лежать на ковре, я осторожно подошел к двери. Некоторое время я размышлял, не отключить ли комп, а возможно, и тревожную сигнализацию, но решил, что это может оказаться непростой задачей даже для специалиста. Оставив комп в покое, так же как и его хозяина, я прислушался к тишине в коридоре и мягко нажал на ручку двери.

Я шагнул в коридор, вооруженный деревянной дубиной, самым простым и самым древним оружием, занимающим первое место в перечне наиболее надежных орудий, изобретенных человечеством. Кроме того, мой личный арсенал обогатился планом, который молниеносно родился в мозгу сразу же после того, как я освободился от пут. В соответствии с этим планом следовало пробежать по коридору в обратном направлении. До лифта я добрался беспрепятственно, кабина сама услужливо двинулась мне навстречу, когда я оказался в шести метрах от нее. Я не стал отскакивать, глядя на открывающиеся двери, лишь крепче сжал дубину и приготовился к нападению. Кабина была пуста. Я доверился собственной памяти, подсказывавшей, что из моей камеры мы поднялись на два этажа, а камера находилась на уровне гаражей. Когда лифт остановился, я прижался к стене, держа палец на кнопке, но в этом коридоре было точно так же пусто.

Я побежал в сторону гаража. Перед самыми ступеньками послышался какой-то звук, шорох подошвы. Я замер. Кто-то кашлянул, и снова стало тихо. Прижавшись к стене, я добрался до гаража и заглянул внутрь. Брок стоял спиной ко мне, уперев руки в бока. О лучшем нельзя было и мечтать, но я подождал еще несколько секунд, чтобы удостовериться, что рядом с ним нет адской Фионы с оружием в изящной ручке. Брок вздохнул. Двумя длинными прыжками я метнулся к нему и, видя, что он начинает оборачиваться, ударил его концом ножки от кресла по макушке, стараясь так рассчитать удар, чтобы потом его не пришлось приводить в себя. Мне это удалось — Брок пошатнулся, застонал, но не упал. Я схватил его за плечо, развернул к себе и врезал кулаком в живот, не слишком сильно, так, чтобы он не мог сопротивляться, но при этом не лишился чувств. Брок согнулся, ударившись задом о бок моего «трафальгара», я выпрямил его легким ударом в подбородок и еще раз стукнул в низ живота. Присев рядом с ним, я тщательно его обыскал. «Биффакса» при нем не было, но имелся какой-то неизвестный мне пистолет. Я сунул его за пояс, привел Брока в вертикальное положение и придержал за горло, не слишком заботясь о том, чтобы точно отмерить силу удара.

— Где «блюболл» шефа? — прошипел я.

— Та… та…

Я выхватил пистолет и воткнул ствол ему в печень.

— Я умею считать только до трех, потом я тебя прикончу. Раз… два…

— Там… — прохрипел он, скосив глаза в сторону еще одной двери.

Я оттолкнул его от себя:

— При первом же подозрительном движении стреляю! А подозрительным движением может быть любое. Сам решай, чего бы ты не стал делать на своем месте.

Пошатываясь, он доковылял до двери и открыл ее, приложив ладонь к датчику. Я придержал его и заглянул через его плечо внутрь. Там стояло только пять автомобилей, два неестественно блестящих «ройса», два современных блина и… синий «блюболл». Тот самый. Я толкнул Брока к машине, заглянул внутрь и, увидев приборную доску, словно целиком скопированную с пульта управления подводной лодки, придержал пленника:

— Закрой дверь!

Я отошел от машины вместе с ним, а когда он исполнил требуемое, без лишних церемоний треснул его дубиной по башке. Пока он оседал на пол, я уже был возле «блюболла». Сев за руль, я начал изучать пульт управления. Я мог это сделать намного раньше, двадцать восемь лет назад, но тогда мне казалось, что все закончилось и я не. встречу эту машину больше никогда в жизни. Как оказалось, я ошибся. Я внимательно рассмотрел пульт и облегченно вздохнул. Если знать, для чего он служит, остальное не составит труда. Хейруд спроектировал его гениально просто, проблем у меня быть не должно. Судя по приборам, автомобиль был полностью заправлен. Выскочив из машины, я подбежал к воротам и нажал кнопку.

Когда ворота бесшумно двинулись вверх, я сел в «блюболл», выехал на аллею и прибавил газу. Я почувствовал, как на моем лице расцветает радостная улыбка, и тут из-за цветочной вазы выскочила Фиона. Видимо, она уже раньше заметила, кто за рулем, так как, прежде чем я успел что-либо сделать, прыгнула вперед и приземлилась на капоте машины. Одной рукой она вцепилась в стеклоочиститель, другую же пыталась просунуть под себя, прижавшись невыразимо прекрасным лицом к стеклу и улыбаясь, словно в экстазе. Я вдавил педаль газа, пронесся через ограждение, резко затормозил и вывернул руль влево. Фиона не удержалась на гладкой поверхности капота и свалилась с «блюболла», но я видел, что она уже в полете вытаскивает пистолет. Я рванул к воротам, не будучи уверенным, что Гайлорд снабдил кузов своей машины бронированной обшивкой.

На мониторе заднего вида я увидел поднимающуюся на ноги девушку. Она вытянула руки вперед и выстрелила. Пуля ударилась о крышу, а девушка вдруг подскочила на месте. Что-то мелькнуло у ее ноги. Я остановил машину и оглянулся. Фиона выстрелила несколько раз в землю, прямо себе под ноги. Серебристо поблескивающая змея подпрыгнула и упала в метре от ее ног. Девушка развернулась, снова подняла руки и выстрелила в мою сторону. Теперь она выглядела настолько прекрасной, что я едва не выскочил из машины, чтобы подбежать к ней. Прекрасная Фиона, смертельно прекрасная. Прекрасная как смерть. Девушка пошатнулась. Я увидел, как вторая серебристая лента ударяет ей в лодыжку, обвивает ее и быстро ползет вверх. Оружие все еще было направлено в мою сторону, но я не в силах был пошевелиться, глядя, словно птенец, в глаза смерти и ожидая экстаза агонии. Фиона напряглась, бросила на меня еще один взгляд, уже, похоже, не вполне осознанный, и рухнула на землю.

Я повернулся к воротам, которые словно меня ждали. Воспользовавшись предложением, я выехал на шоссе и обернулся, зная, что нужно закрыть ворота, чтобы чешуйчатые бестии Гайлорда не расползлись по округе, но мне не пришлось ничего предпринимать — ворота закрылись сами. Занавес опустился. Я нажал на газ.

Весь путь я проделал не останавливаясь — за исключением одного раза, зато до самого конца наслаждался отличными «Мальборо». После них меня мучила страшная жажда, через каждые две сигареты приходилось вливать в себя банку пива, а поскольку оно сразу же испарялось, приходилось повторять процедуру. Поздним вечером я добрался до оврага и дал себе полчаса на то, чтобы отдохнуть, еще раз продумать весь план и выпить заодно два небольших стаканчика «Олд дога». Затем я принялся за программирование транстайма. Работа требовала точности, но была не такой уж и сложной. Три минуты спустя я оказался во «вчера», предшествовавшем ограблению, и обнаружил там штабель металлических труб разной длины. Мне удалось перевезти их за два приема. Три тысячи контейнеров, к счастью, легких. Сложив их у одного из склонов, я присыпал их слоем песка и отряхнул руки.

В окрестностях Канзас-Сити я прыгнул в будущее, воспользовался архивами ЦБР и вернулся в то время, когда мир украшал собой четырнадцатилетний Оуэн Йитс. Четыре часа спустя я уже ждал Роджера Трайнора у подъезда его дома. Когда он вышел, я догнал его, хлопнул по плечу и врезал в челюсть, прежде чем он успел обернуться. Он ударился спиной о стену дома и двинулся на меня. В пьяных глазах вспыхнула тупая ярость. Я уклонился, нанес ему еще один удар в челюсть, схватил за плечо, рванул на себя, врезал левой в живот и завершил серию хуком в подбородок. Он рухнул как подкошенный. И это было все, что я хотел сделать в 2023 году.

Сев в «блюболл», я как можно быстрее помчался обратно, теперь уже домой. Я верил, что в завтрашних газетах не появится заметка о несчастном случае в центре города, виновником которого стал Роджер Трайнор, врезавшийся после продолжавшейся всю ночь пьянки в толпу прохожих на тротуаре. Большинство получили лишь легкие повреждения, за исключением одного человека. Семилетнему Йолану Хейруду колеса размозжили обе ноги от ступней до колен. Единственным выходом оставалась ампутация. Как сообщалось в газете, ее провела бригада первоклассных хирургов. Я сделал все, что мог, чтобы подобного случая им не представилось.

Когда на горизонте появились очертания города, я свернул на объездную дорогу, проехал по ней двенадцать километров и выехал на Лесное шоссе. Я без труда нашел знакомое ответвление и съехал на траву, остановившись в том самом месте, где восемь месяцев назад Гайлорд пытался меня перерезать лучом лазера, в том самом месте, где заранее запрограммированный «бастаад» выстрелил в него несколькими тысячами стальных игл. Я тщательно проверил дату, все совпадало. Через несколько часов Саркисян позвонит мне, чтобы сообщить о краже. А может, не позвонит? Я снова начал теряться в предположениях, стоило мне начать рассуждать, что будет, если я изменю что-то в прошлом. В конце концов я положился на интуицию. Жизнь здорового Хейруда должна сложиться иначе, и я надеялся, что мое вмешательство не слишком изменит судьбы других имеющих к этому отношение людей. Во всяком случае, ничего лучшего мне в голову не пришло. Я вышел из машины и огляделся, затем нашел в багажнике плоский чемоданчик с инструментами и продырявил топливный бак. Подождав немного, я поджег носовой платок и бросил его на заднее сиденье. Запрограммировав транстайм так, чтобы оказаться в нужном дне, в том самом, когда мне позвонил Дуг, я ввел вторую программу, которая должна была перенести «блюболл» в то время, где он закончит свое существование. Останками машины пусть занимается постаревший на двадцать семь лет Саркисян. Кнопку «пуск» я нажал уже в клубах дыма.

Я открыл глаза, не вполне уверенный в том, что именно послужило причиной моего пробуждения — эрекция или телефонный звонок? Сигнал телефона был намного слабее сигнала, посылаемого спинным мозгом, но, выбираясь из постели, я заметил мигающую на аппарате желтую лампочку, означавшую вторую степень срочности. Послушный комп предлагал всем звонящим ночью выслушать короткую историю о том, что мистер Йитс очень устал и просит несколько раз подумать, действительно ли дело настолько не терпит отлагательства, чтобы нарушать его ночной покой. Лишь в том случае, если звонивший проявлял настойчивость, которую современные компы пока не в состоянии нейтрализовать, телефон начинал осторожно будить хозяина. Прежде чем я успел протянуть руку к аппарату, звонок стал еще громче. Я бросил взгляд на Пиму и приложил трубку к уху:

— Да?

Послышался голос Дуга Саркисяна:

— Оуэн, я хочу задать тебе наиглупейший вопрос.

— Уже отвечаю: я не сплю.

— Так же как и я.

— Угу. Я почувствовал по голосу.

— А не спросишь почему?

— Почему?

— Это долгая история. Я приготовил большую кружку отличного кофе. Сам выпить не сумею…

— Так можно было говорить в те времена, когда кофе поставлялся контрабандой, впрочем, не знаю, были ли вообще такие времена. В данный момент у меня и у самого немалый запас.

— Ладно. Но я должен кое-что тебе сказать…

— Господи… ты беременный?

— Долго будешь дурака валять? Разбудишь Пиму.

— Ее может разбудить только землетрясение или слишком тихое дыхание Фила. — Я встал и сбросил пижамные брюки. — Через три минуты спускаюсь к машине.

— Тебя уже ждет мой парнишка.

— Как и большинство граждан, я считаю, что на раздутые нужды ЦБР уходит слишком много денег. Ночные ставки у вас достаточно высокие, не так ли?

* * *

Пятнадцать минут спустя я уже сидел в кабинете Саркисяна.

— Есть дело, — сказал он.

Раздался телефонный звонок. Саркисян заскрежетал зубами и взял трубку. Несколько секунд его лицо еще сохраняло злобное выражение, затем брови поползли вверх, рот открылся и закрылся лишь тогда, когда Дуг положил трубку. С минуту он ошеломленно смотрел на меня, а потом выхватил у меня из пальцев сигарету и затянулся так, словно хотел сквозь табак высосать из помещения весь воздух.

— Ничего… не… понимаю, — пробормотал он, выпуская дым из легких.

— Я тоже.

Я закурил вторую сигарету и зевнул.

— Оуэн… знаешь что? Но это между нами… — Он бросил окурок на пол и раздавил его подошвой ботинка. — Украли все картины, которые везли на Всемирную Выставку, почти все мировые шедевры. У нашей фирмы чуть удар не случился, а теперь оказалось, что картины нашлись! Лежат себе в том месте, где злоумышленники устроили свою базу. Ты что-нибудь понимаешь? Украли и вернули.

— Видимо, любят риск. Или хотели вам на что-то намекнуть. — Я снова зевнул. — Как я понимаю, вопрос закрыт?

— К счастью. Извини, если бы я выдержал еще несколько минут, то вообще не стал бы тебя будить. Но знаешь, я был просто в отчаянии. Я подумал, у тебя иногда бывают такие идеи…

Он схватил меня за плечо и радостно встряхнул:

— Завтра приглашаю тебя и Пиму к Нику. Он уже неделю как агент ЦБР. Отметим неожиданное завершение аферы всех времен.

— Рад, что ты так назвал то, ради чего стоило меня будить. Очень метко. Пока.

Вернувшись домой, я понял, что спать мне совершенно не хочется. В гостиной, не раздеваясь, я присел на диван. Феба сбежала по лестнице и уткнулась мордой мне в колени.

— Да ты совсем сдурела? — укоризненно сказал я. — Гулять в четыре утра?

Она тихо гавкнула и радостно побежала к двери. Мы гуляли до пяти. За это время у меня уже был готов план повести. Самым сложным оказались путешествия туда и обратно, все эти парадоксы и следствия. Вернувшись домой, я сварил кофе, после которого черепаха плясала бы лучше, чем Фред Астер, — такой густой, что его можно было почти есть ложкой. Но именно такого мне и хотелось. Я выключил телефон, включил комп и напечатал:

«Я открыл глаза, не вполне уверенный в том, что именно послужило причиной моего пробуждения — эрекция или телефонный звонок?»

— Вот вам… — сказал я будущим критикам. — Жрите, стервятники.

Около десяти в кабинет вошла Пима. На пороге она аппетитно зевнула, затем на цыпочках подошла ко мне и поцеловала в ухо.

— Что пишешь?

— Это будет называться «Флэшбэк-2, или Ограбленный мир».

— «Флэшбэк-2»? Ведь такого дела у тебя не было?

— Ну и что? Могу же я хоть раз пофантазировать?

— Ага, я уже вижу! Со страниц будет течь спиртное, а грудастые блондинки посыплются из книги, стоит лишь до нее дотронуться.

— Хорошее же у тебя обо мне мнение.

— Ты сам его создал. Ладно, я пошла. Сделать тебе кофе?

— И побольше.

— Хорошо…

Она убрала руки с моих плеч и вдруг громко простонала:

— Оуэн?!

— Господи… Что еще?

— Слушай! У тебя растут волосы! В самом деле! Я только сейчас заметила!

Я провел рукой по макушке, собираясь сказать какую-нибудь колкость в ответ. Под пальцами явно чувствовалась жесткая щетина. Я проверил еще раз.

— Ну и что… — пробормотал я. — У всех растут…

Евгений ДЕМБСКИЙ

ФЛЭШБЭК-2,

или Ограбленный мир

* * *

Я открыл глаза, не вполне уверенный в том, что именно послужило причиной моего пробуждения — эрекция или телефонный звонок? Сигнал телефона был намного слабее сигнала, посылаемого спинным мозгом, но, выбираясь из постели, я заметил мигающую на аппарате желтую лампочку, означавшую вторую степень срочности. Послушный комп предлагал всем звонящим ночью выслушать короткую историю о том, что мистер Йитс очень устал и просит несколько раз подумать, действительно ли дело настолько не терпит отлагательства, чтобы нарушать его ночной покой. Лишь в том случае, если звонивший проявлял настойчивость, которую современные компы пока не в состоянии нейтрализовать, телефон начинал осторожно будить хозяина. Прежде чем я успел протянуть руку к аппарату, звонок стал еще громче. Я бросил взгляд на Пиму и приложил трубку к уху:

— Да?

Послышался голос Дуга Саркисяна:

— Оуэн, я хочу задать тебе наиглупейший вопрос.

— Уже отвечаю: я не сплю.

— Так же как и я.

— Угу. Я почувствовал по голосу.

— А не спросишь, почему?

— Почему?

— Это долгая история. Я приготовил большую кружку отличного кофе. Сам выпить не сумею…

— Так можно было говорить в те времена, когда кофе поставлялся контрабандой, впрочем, не знаю, были ли вообще такие времена. В данный момент у меня и у самого немалый запас.

— Ладно. Но я должен кое-что тебе сказать…

— Господи… ты беременный?

— Долго будешь дурака валять? Разбудить Пиму.

— Ее может разбудить только землетрясение или слишком тихое дыхание Фила. — Я встал и сбросил пижамные брюки. — Через три минуты спускаюсь к машине.

— Тебя уже ждет мой парнишка.

— Как и большинство граждан, я считаю, что на раздутые нужды ЦБР уходит слишком много денег. Ночные ставки у вас достаточно высокие, не так ли?

Саркисян молча повесил трубку. Я пошел в ванную. Три минуты спустя я жестом и грубым ворчанием отогнал Фебу от двери и вышел из дома. Меня окутал мокрый и туманный ночной воздух. Словно нехотя, светила луна. Я несколько раз глубоко вздохнул, давая легким привыкнуть к избытку влажности, и пошел по дорожке.

Вопреки стандартным представлениям о работе организации типа ЦБР, меня ждал не темный таинственный лимузин, но маленький желтый кабриолет. Я сел и кивнул водителю. Он с серьезным видом кивнул в ответ и тронулся с места. Лишь теперь я посмотрел на часы — было три двадцать семь. Улицы были пусты, словно Сахара перед тем, как ее захлестнул потоп цивилизации. Светофоры при виде приближающегося автомобиля услужливо зажигали зеленый свет. Дело было вовсе не в установленной в машине приставке — у меня у самого есть такая в «бастааде» — просто вокруг было относительно пусто: только мы и необычно много полицейских патрулей. К нам никто не цеплялся. Полицейские лишь провожали нас сонными безразличными взглядами, из чего следовало, что наш маленький передатчик посылает закодированный опознавательный сигнал.

— Как часто меняется сигнал в идентификаторах? — спросил я.

К моему удивлению, водитель вовсе не возмутился.

— Кажется, каждые сорок минут, — ответил он. — Точно не знаю, но когда-то я хотел поставить такую штуку в своей личной машине… — он ловко вписался в поворот, — мне сказали, что ничего не получится, поскольку мне понадобился бы также сканер частот и кодов, а тогда меня обнаружили бы через несколько десятков секунд.

— Согласен.

Я тоже когда-то хотел поставить нечто подобное в своем автомобиле. Даже не потому, что мне это было для чего-то нужно — если уж говорить о подобных вещах, то я вел себя словно сорока, которая тащит к себе в гнездо все, что блестит. Я считал, что любая техническая штучка, даже если она лишь раз в жизни выполнит свое предназначение — в конце концов, от этого могла зависеть моя жизнь, — стоит вложенных в нее денег.

Мы затормозили перед воротами каких-то складов. Когда ворота ушли под землю, мы въехали на площадь и сразу же затем — в открытую пасть какого-то ангара. Водитель погасил фары, и мы в кромешной темноте опустились куда-то вниз. Лифт перенес нас вместе с автомобилем на несколько десятков метров ниже и остановился.

— Дверь в конце коридора, — сказал парень. — До свидания, — добавил он, поклонившись, словно метрдотель в фильме — фильме, честно говоря, довольно посредственном. Настоящие метрдотели в настоящих заведениях не кланяются в пояс даже арабским шейхам.

Я буркнул: «Пока» — и вышел. Над моей головой вспыхнула зеленоватым светом прямая тонкая линия-Указатель. Я шел под ней, почти касаясь ее макушкой. В какой-то момент метрах в трех от меня линия молниеносным движением очертила дверь в стене, а та ее часть, что была надо мной, погасла.

«Вот уж точно, куча денег уходит на ерунду», — подумал я и решил именно такой фразой приветствовать Саркисяна, но тут же отказался от своих намерений, стоило мне войти и бросить на него взгляд. Я подождал, пока за мной закроется дверь, и осмотрелся по сторонам. Мы были одни. Дуг сидел за огромным экраном-столом, опустив голову на руки. Воплощение полного отчаяния. Он посмотрел на меня, не меняя позы, затем поднял голову и показал мне на кресло. Я достал из кармана сигареты и, используя в качестве пепельницы пустую коробку от дисков, сидел и ждал, пока Дуг начнет говорить.

— Есть дело, — сказал он.

В обычных обстоятельствах я бы воспользовался паузой для нескольких шутливых комментариев, но, судя по его виду, обычные обстоятельства закончились пятнадцать минут и четыре километра назад, когда я спал в своей постели. Я затянулся и выпустил дым. Дуг молчал.

— Даже не знаю, с чего начать… — Он снова замолк.

Мой собственный язык так и рвался дать огорченному Саркисяну несколько советов. Мне едва удалось его укротить, но я чувствовал, что долго не выдержу.

— Скажи, в чем дело, а то меня так и подмывает высказать все, что я по этому поводу думаю.

— Лучше и не пытайся…

— Я и не пытаюсь, но слишком уж тяжело сдерживаться. Скажи наконец хоть что-нибудь…

— Совершено крупнейшее ограбление в истории мира. Крупнее не будет, поскольку быть не может…

— Вырезали из скалы и вывезли Форт-Нокс?

— Мы… как государство… скомпрометированы на веки веков, — говорил он, не обращая внимания на мой вопрос. — Полное банкротство! Штаты станут всеобщим посмешищем…

— Хватит сокрушаться над судьбой Штатов! Ты что, разбудил меня, чтобы поплакаться мне в жилетку?

Саркисян встал, как мне показалось, лишь затем, чтобы сильнее ударить рукой по столу.

— Мать твою! — выдавил он. — Я раздавлен…

Я ему поверил. Саркисян, невнятно что-то бормочущий, Саркисян, неуклюже ругающийся, Саркисян, не могущий собраться с мыслями…

— Я буду молчать, а ты говори, — предложил я. — Хочешь сигарету?

— Нет. Ты слышал о Всемирной Выставке?

Вопрос был чисто формальным, но в ситуации, когда меня разбудили посреди ночи, я воспринял его как основополагающую информацию.

— Если бы не то, что выставка открывается через шесть недель, а экспонаты прилетят на неделю раньше, я бы подумал, что ты говоришь о краже этих картин… — осторожно сказал я, чувствуя, как холодеет у меня внутри.

— Это была ложная информация, для публики. — Дуг сел, потом вскочил и начал расхаживать вдоль стола-экрана. — В действительности картины прилетели к нам четыре дня назад и сразу же после отправились в дальнейший путь.

— И никто не заметил, что Джоконда не висит на своем месте?

— Большинство самых выдающихся полотен заменили копиями, некоторые музеи закрыли на ремонт, другие — под предлогом смены экспозиции. Казалось, что никто ни о чем не догадывается. Даже руководство музеев, из которых мы позаимствовали картины, не знало, что и в какой срок будет доставлено в Линкольн. Считая, что перевозка отдельными партиями увеличит риск, мы решили перевезти все сразу, и как оказалось, таким образом облегчили кому-то задачу.

— Скажи коротко: ограбили транспорт с этими картинами?

— Коротко не скажешь, Оуэн. Прадо, Лувр, Эрмитаж… — он вытянул в мою сторону три пальца, — разорены! Такие города, как Дрезден, Дуйсбург, Гей-дельберг, Амстердам, Осло, Барселона, не говоря уже о Ватикане… разорены. Оуэн… Речь шла о Выставке с большой буквы, но лишь полтора десятка человек знали, что там будет на самом деле! То, что знаешь ты, то, что мы сообщили для прессы, — одна двадцатая правды. Выставка должна была называться «Двадцать веков живописи», и это еще было самое скромное название, какое только можно было придумать!

— Мне всегда казалось, что наша мания величия больше всех в мире. — Я бросил окурок в коробку и закурил следующую сигарету. Нужно было что-то сказать, чтобы дать Саркисяну возможность вытереть пот со лба.

— Знаешь, кто там был? — спросил он, бросая мокрый платок. — Перечислю лишь часть. Слушай! Рубенс, Рублев, оба Ван Эйка, Боттичелли, да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Тициан, Тинторетто, Брейгель, Дюрер, Хольбайн, Ватто, Эль Греко, Веласкес, Гойя, Ван Дейк, Рембрандт, Гейнсборо, Жерико, Делакруа, Репин, Ренуар, Мане, Моне, Дега, Сезанн, Ван Гог, Врубель, Пикассо, Дали, Джотто, Снайдерс, Писарро, Сислей, Гоген, Кокошка, Кандинский, Клее, Тулуз-Лотрек… — Он глубоко вздохнул и тряхнул головой. — Я перечислил только тех, кого запомнил. Легче было бы назвать тех, кого в списке нет. Понимаешь? — Я кивнул. — Вся мировая живопись. Не знаю, осталось ли вообще что-либо ценное на своем месте. Разве что в частных коллекциях. Кошмар…

— Согласен. — Я открыл рот, чтобы попросить отрезвляющие таблетки или два глотка бурбона, но понял, что сегодняшняя ночь не самая лучшая для подобных прихотей. — Ну что ж, я знаю, что украдено, догадываюсь также, что результаты у тебя минимальные или вообще никаких. По городу катается несколько больше патрулей, чем обычно, так же, видимо, и по всей стране. Патрулируют, не зная, что именно искать, так? — Дуг кивнул. — Именно… Вот только не знаю, чего ты ждешь от меня. Даже мой гений не может сравниться с ЦБР и всей полицией страны. В чем, в таком случае, дело?

— В идее. У нас нет идей. Дай нам идею, и мы погонимся за ней, словно гепарды! Ибо в данный момент мы лишь перебираем ногами на месте.

— Идею!.. — фыркнул я, но тотчас же посерьезнел. — С удовольствием, только не знаю, есть ли она у меня. Если вы…

— Мы! — воскликнул он. В его устах это местоимение впервые прозвучало подобно оскорблению. — Я предупреждал, убеждал… Я боялся этого предприятия. Но стратегическое руководство было уверено в себе, как никто и никогда.

— Теперь у вас будет новое стратегическое руководство, — буркнул я.

— Если ЦБР вообще еще будет существовать…

— Ну, раз уж ты так заговорил — тогда лучше расскажи, как это случилось…

— Отодвинься, и увидишь все на экране.

Я послушно передвинул свое кресло и коробку-пепельницу к стене. Дуг рывком поставил крышку стола вертикально. Экран радовал глаз монотонно-серой поверхностью.

— Начну с того, что каждая из картин была упакована в вакуумный контейнер из стали Райзендорфера, практически неуничтожимый, и вместе с тем его достаточно легко открыть. Лучше, если вор вскроет кассету, чем изуродует и ее, и ее содержимое. Итак, все полотна находились в заранее подготовленных футлярах. — Он коснулся одной из ряда кнопок на краю экрана. — Нападение произошло между Канзас-Сити и Линкольном, сразу же после пересечения границы штата. Машина, внешне выглядевшая как грузовик для перевозки цитрусовых, ехала по дороге… — на экране появился вид шоссе с птичьего полета, — номер AS 342. За четыре дня до этого дорога была проверена и закрыта для движения под предлогом ремонтных работ.

— Маскировка?

— Полная. Две бригады действительно работали там над находившимся и в самом деле не в лучшем состоянии покрытием. Никаких подозрений быть не могло. Не хотел бы навязывать тебе свою точку зрения, но ограбление не могло быть случайным.

— Утечка?.. —Я махнул рукой. —Нет, валяй дальше.

— Так вот, едет грузовик… — На экране появился вид машины сверху, в нижнем правом углу можно было увидеть ее со всех сторон. — Перед ним… Ага! Перед самой операцией «ремонт» был закончен, мы убрали знаки, ограничивавшие движение, но патрули должны были останавливать каждую машину. То же и с другой стороны. Во главе конвоя едут четыре автомобиля с охраной, шесть его замыкают. В кабине грузовика водитель и четверо охранников. В пятнадцать четырнадцать происходит нападение. Смотри… — Изображение дороги покрылось мелкими оспинами. — Кто-то нашпиговал шоссе на участке длиной в восемьсот метров двадцатью тысячами микрозарядов. Дистанционно приведенные в действие, они за полсекунды вывели из строя всю охрану. Под самим же грузовиком взорвались две маленьких ракеты, видимо, специально изготовленные для этого случая. Они пробили броню, разрушили кабину и покалечили людей. Комп привел в действие тормоза. Что еще… Ну да! Над конвоем постоянно висел флаер. Их было два, они менялись по мере расходования топлива. Один в это время как раз заправился и летел в сторону конвоя, когда второй начал терять высоту. Каким-то образом ему удалось сесть… Естественно, его сбили. Когда первый оказался над местом нападения, все было уже кончено.

На экране вновь появилось изображение пятнадцатисекундной давности — грузовик с разбитой кабиной, десять неподвижных автомобилей. Семь из них горели.

— Сверху? — спросил я. — Со спутников?

— Как раз тогда начались какие-то странные атмосферные помехи. Наши спецы утверждают, что кто-то распылил в воздухе соль не то йода, не то хлора или какое-то другое подобное вещество, кристаллы которого исказили картину.

— Из твоих слов следует, что они могли либо уйти в направлении Линкольна, где попали бы в поле зрения второго флаера, либо вернуться в Канзас, где их бы горячо встретили мчащиеся в их сторону отряды полиции. Они что, испарились?

— Да. За несколько секунд взломали двери фургона, забрали футляры с картинами и исчезли. Мы искали на земле и в воздухе, исключили флаеры, вертолеты и все, что только было можно. Мы исключили все, способное двигаться по земле. И под землей. И все то, что плавает…

— А то, что растворяется?.. — пробормотал я себе под нос.

— Что?

— Нет, ничего… Так, слегка ругаюсь. Еще что-нибудь?

— Да. Через семь часов мы кое-что обнаружили. Неподалеку от места преступления, на идеальной равнине, есть геологическая аномалия: небольшой овраг, что-то вроде углубления, оставленного вывернутым из земли камнем. Над этим оврагом кто-то трудолюбиво соорудил крышу и замаскировал ее землей… Для наблюдения этого хватило. Мы ничего там не нашли. Никаких следов…

— Никаких следов?! Тогда откуда ты знаешь…

— Весь овраг кто-то залил строительным раствором.

— Ага… — Я кивнул. — И таким образом затер все следы.

— Да. В том числе и поэтому мы считаем, что там была их база.

— Ну, и сам факт существования укрытия… — пробормотал я.

— Естественно. И еще одно. При открытии футляров включается импульсный передатчик, но пока что никто ни одного из них не открыл.

— Их могли отвезти в какое-нибудь убежище, шахту или пещеру. Если они узнали о столь секретном транспорте, это означает, что они знали все.

— Вряд ли. — Саркисян на мгновение скрылся за экраном. Крышка начала опускаться. Дуг вернулся, таща за собой кресло, и сел напротив меня. — Об этих передатчиках знали вместе со мной четверо. Естественно, все известные глубокие ямы находятся под особым наблюдением. Спутники ждут сигнала. Ничего. Я почти уверен, что они еще не открыли ни одного футляра.

— В чем ты еще уверен? — Я покопался в пачке сигарет и оставил ее в покое. У меня страшено жгло в горле.

— Они не могли скрыться. Это исключено.

— Перестань… В землю они зарылись, что ли? И при чем тут я? Я не волшебник и не люблю копаться в земле. Это видно по моему саду.

— Не знаю…

Несколько минут мы молчали. В голове у меня царила абсолютная пустота, вернее, была одна мысль, но настолько банальная, что мне даже не хотелось о ней говорить. Я встал и еще раз просмотрел записанную сцену ограбления. Меня удивило то, что сами грабители на экране ни разу не появились. Я повернулся к Саркисяну и повторил свое предположение:

— Должна была быть утечка…

Он со всей силы ударил кулаком по колену:

— Не было. Это исключено. Но наверняка все станут думать именно так. Наша любимая родина будет скомпрометирована во всем мире, а ЦБР — в стране. Это конец.

— Не переживай уж так. — Я вернулся в кресло и все же закурил. — Чтобы существовало понятие справедливости, должна существовать несправедливость. Они неразрывно связаны друг с другом, одного без другого не бывает. До сих пор считалось, что, если исчезнут преступления, исчезнут и органы правопорядка. Может, сделать наоборот: начать с полиции, а преступность сама сдохнет?

— Утечка исключена, — повторил Дуг, не обращая внимания на мою блестящую мысль. Я решил поделиться ею когда-нибудь потом или с кем-нибудь другим. — Даже если бы она и была, никто, кроме нескольких человек, не знал всего плана. А не зная о нем, не удалось бы столь тщательно подготовить ограбление. У нас было предусмотрено пять маршрутов, лишь в последний момент комп случайным образом выбрал именно этот. Не-ет…

— Ну хорошо. Давай по-другому. Кем может быть преступник? Он должен отдавать себе отчет в том, что из-за масштабов кражи она становится, по сути, бессмысленным предприятием. Когда крадут одну или несколько картин, то это заботит главным образом пострадавшего, остальной мир — едва ли. Но здесь ограблен весь мир! И кому же он продаст добычу? Нет такого богача, который был бы в состоянии купить эти произведения искусства, нет страны, которая позволила бы себе приобрести хотя бы одно из них. Добыча есть, но радости от нее никакой. Примерно так, как если бы я похитил проститутку с сифилисом. Разве что… — вдруг возникла у меня мысль.

— Разве что какой-то коллекционер пополнил свое собрание.

— Об этом я как раз подумал, но, пожалуй, нет… Ведь рано или поздно кто-то увидит эти картины. Подобное невозможно скрыть… Сколько там было полотен?

— Две тысячи семьсот сорок два.

— «Зашибись!» — как говорит Фил… — Я откинулся на спинку кресла. — Дуг, можешь орать на меня сколько хочешь, но налей мне хоть капельку чего-нибудь покрепче. Сжалься…

Он посмотрел на меня невидящим взглядом, словно не понимая, что я сказал, или словно я совершил некое святотатство. В конце концов он встал и махнул рукой. Может быть, мне это только показалось, но его взгляд будто несколько оживился.

— Пока ты не начал писать, я даже представить не мог, что ты так много пьешь, — сказал он, открывая какую-то дверцу в стене. — Уже на четвертой странице ты должен лежать неподвижно, словно монорельс.

— Мне это уже говорили. Но, знаешь, когда некому дать в морду или нет рядом хорошенькой девочки…

— Вот именно… — Он протянул мне стакан. — Как Пима относится к твоим сексуальным похождениям на страницах книг?

— Так же, как и в жизни. — Я с удовольствием сделал глоток. — Она в них не верит.

— И правильно делает.

— И правильно делает.

— И ты много куришь…

— Да. Когда-нибудь брошу…

— Ну, тогда твои повести будут состоять из одних непристойных слов и драк.

— Буду писать экспериментальные романы. Ангажированные и артистичные литературные упражнения, скучные и нечитаемые, но имеющие своих ценителей.

— Но пока что желаю тебе написать очередную кровавую повесть о том, как ты разгадал тайну кражи тысячелетия.

— Ладно. Послушай…

Однако, вместо того чтобы начать говорить, я задумался. Какая-то мысль так и просилась на язык. Наконец мне удалось ее сформулировать.

— Дуг, у меня вопрос…

— Слушаю.

— Нет, у меня вопрос, ответ на который будет решением загадки.

— Надеюсь, это не «Кто это сделал?» или «Как это сделали?»

— Нет. Послушай, это прекрасный вопрос. Я им горжусь. Со мной это редко бывает, но…

— Давай вопрос! — рассерженно заорал он.

— Каким образом грабитель обеспечил себе безнаказанность?

— Каким образом грабитель обеспечил себе безнаказанность?.. — медленно повторил он.

— Да!

— Каким образом грабитель обеспечил себе безнаказанность…

— Именно. Иначе говоря: «Кто не боится всего мира?» Теоретически можно пофантазировать, что есть такая страна, которая живет в изоляции, не боится нас и далее нас не любит…

— Но Восток тоже ограбили…

— Ага… Ну, тогда по-другому: в какой-то изолированной стране, может в Албании, может в Хайдре или Ягоне, живет некий богач…

— Там нет богачей! — прервал он меня.

— Святая правда. Ну, значит, круг подозреваемых сузился.

— До нуля…

— До нуля… — Теперь уже я повторил его слова, не задумываясь над их смыслом. — Наверное, все же нет… — слабо возразил я.

— Оуэн, — Саркисян наклонился и своим любимым жестом ткнул в мое колено указательным пальцем, — я не предполагаю, что, выйдя отсюда, ты сразу же поедешь по некоему известному тебе адресу на своем любимом «бастааде», вооружившись семнадцатью разными стволами, от «элефанта» и «биффакса» до двух иглометов и так далее. Я не предполагаю, что завтра ты свалишь мне на стол несколько стальных кассет и ткнешь пальцем в сторону остальных во дворе. Но прошу тебя, брось все и подумай. У меня есть предчувствие, что рутина ничего не даст. Ты должен мне помочь…

Голос его не дрожал, но я чувствовал, что Дуг никогда и никого еще столь усиленно ни о чем не просил. Может быть, это была самая большая просьба в его жизни. И тем не менее меня слегка испугала ответственность, которую он взваливал на мои плечи.

— Если обещаешь мне дюжину бутылок «Хаус-баркера», я раскрою для тебя это дело, — небрежным тоном бросил я и вдруг почувствовал, что именно так и будет. Я поклялся, что посвящу этому всю оставшуюся жизнь, но найду вора.

Я пожал Дугу руку и вышел. Тот лее водитель отвез меня домой. Было шесть сорок. Поскольку дышу я несколько иначе, чем Фил, Пима не проснулась, когда я вошел в спальню. Я начал расстегивать рубашку, но понял, что заснуть все равно не смогу. Внизу зашипела дверь, выпуская собаку в сад. Сбежав по лестнице, я вышел из дома. Феба развлекалась, кусая за пятки мисс Купер, которая высаживала в землю усыпанный ягодами кустик клубники. Увидев меня, она улыбнулась. Я взглянул через плечо на окно комнаты Фила.

— Он так забавно удивляется каждый раз, когда находит клубнику у себя в саду… — сказала мисс Купер.

— Вот только не наберется ли он чрезмерной уверенности в собственных силах? Ведь если ему удается вырастить на грунте осеннюю клубнику, то он может прийти к выводу, что ему удастся все…

— О-о, вы не знаете собственного сына!

— Может быть… До свидания. Феба!..

Мы вышли на улицу. Я не собирался говорить мисс Купер, что Фил уже давно, повинуясь какому-то предчувствию, посчитал клубничные кусты у нее в теплице и сказал мне: «Мисс Купер заменяет мою клубнику на свою, с ягодами. Ей это очень нравится». — «Наверное, ты должен сказать ей, что обо всем догадался. А то некрасиво получается — ты ешь ее ягоды». — «Но ей нравится, когда я удивляюсь и ем». В парке мы довольно долго искали подходящую палку. Апортирование — серьезное занятие, если им занимаются существа, отдающие себе в этом отчет. В конце концов Феба нашла нечто приемлемое, мне же удалось вторым броском зашвырнуть палку в ветви густой лиственницы, после чего собака сделала вид, что так и должно было быть, и побежала обнюхать самые свежие собачьи сплетни. Я сел на скамейку, и тут мне пришла в голову мысль, в равной степени абсурдная и навязчивая. Когда мы вернулись домой, я набрал номер Саркисяна и поделился с ним своими соображениями.

— Это идиотизм, — бросил он в трубку и сразу же бросил и ее тоже.

Через час он позвонил, чтобы спросить, настаиваю ли я все так же на гипотезе, которая доведет нас до дома, где экономят на дверных ручках.

В одиннадцать, когда вода в ванне нагрелась уже настолько, что, забравшись в нее, можно было нормально разговаривать, он позвонил снова и потребовал, чтобы я забыл о собственной идее. Я ответил, что мне все равно, но я жду дюжины бутылок пива из пивоварни в Майнце. Он воздержался от комментариев. В час Пима предложила выбраться за город печь картошку — последняя мода, прямо из Европы, и притом, кажется, Восточной. Я сказал, что жду важного звонка. Саркисян позвонил четверть часа спустя.

— Можешь как-нибудь аргументировать? — спросил он. Судя по голосу, в данный момент он ничего не желал мне столь искренне, как неудачи.

— Во-первых, это единственный способ обеспечить себе безнаказанность. Пройдет несколько лет, и молено будет объявить, что случайно обнаружен тайник с тремя тысячами картин. И потребовать четыреста из них за возврат остальных. Думаешь, мир на это не пойдет?

— Это бесплодные рассуждения!

— Но подобное возможно. У меня были доказательства. Ты об этом знаешь…

— Знаю, но если ты прав, то мне конец!

— Думаю…

— Хочешь мне посоветовать, чтобы я спокойно ждал, когда откроют тайник? Несколько лет?

— Может быть, несколько десятков… — уточнил я.

— Я тебя убью… — устало проговорил он.

— Лучше возьмись за дело. Направление я тебе дал.

— А что я должен делать? Что?

Я услышал, как на кухне тесто для пирога, за выпечкой которого приходилось следить лично, так как комп никогда с этим не справлялся, вытекает на раскаленную конфорку.

— Построй машину времени! — заорал я и бросил трубку.

Полчаса спустя, когда оказалось, что конфорку отчистить невозможно, я заказал в магазине новую и, устанавливая ее на место, вдруг со всей ясностью осознал, что брошенная в спешке фраза — единственная мысль, которая может привести к успеху в схватке с грабителями из будущего, и твердо решил воплотить ее в реальность. Вскоре явился Дуг и, после нескольких минут, потраченных впустую на сравнение меня и себя с различными частями человеческого тела, сообщил, что входит. Судя по его физиономии, то, куда он входил, выглядело в его глазах старым, полным до краев канализационным отстойником. Подержав в руке чашку с кофе и не выпив ни глотка, он поморщился и поставил ее на стол.

— Скажи мне еще раз, почему ты так настаиваешь на своей идее, — сказал он, обращаясь к ковру у себя под ногами.

— Если ты исключаешь утечку информации из своей фирмы, если ты уверен, что преступникам не удалось преодолеть полицейские кордоны, то это могли сделать только грабители из будущего. Смотри: кто-то, имея в распоряжении оборудование для перемещения во времени, точно знал, каким образом транспортировали полотна, верно? Об этом он прочитал в старых газетах. Он же мог через несколько минут после кражи погрузить картины в машину и смыться в свое время, так? И в-третьих: мы знаем, что по крайней мере один человек, я имею в виду Хейруда, через двадцать с чем-то лет сконструирует такое устройство. Мы уже столкнулись с тем, как его использовал Гайлорд, но вовсе нельзя исключить, что кто-то другой совершит такое же изобретение или воспользуется плодами труда Хейруда. Я знаю, когда был убит Гайлорд. Может быть, после его смерти кто-то завладел тем «блюболлом» с вмонтированной машиной времени? Не знаю. У меня лишь есть такая гипотеза. Может, она и ложная, но в данный момент в нее вписываются все известные нам факты. Найди что-нибудь, что ее опровергнет, и я откажусь от своего предложения.

— Постараюсь…

— Никто тебе не запрещает.

Он схватил чашку с кофе и поднес ко рту, но тут же снова ее поставил, едва лишь тонкая струйка пара и запаха достигла его ноздрей. Несколько секунд он шевелил губами, словно выламывая языком нижние зубы. Потом покачал головой, словно не в силах примириться с представленными ему фактами.

— Если ты прав, то мы должны немедленно убить Хейруда, — сказал он, нисколько не пытаясь смягчить тон, которым это было сказано. — Ведь если кто-то дорвался до его изобретения, то под угрозой находится все — жизнь политиков, банковские сейфы, государственная казна… все. И одновременно воры безнаказанны. Абсолютно безнаказанны.

— Во многом ты прав, но ты забываешь, что в их времени тоже есть полиция и ЦБР.

— После этой аферы ЦБР могут ликвидировать!

— Ну да…

— А мы должны ждать реакции той будущей полиции?

Я кивнул и неожиданно рассмеялся.

— Знаешь что? — фыркнул я, глядя на удивленного и разозленного Дуга. — Ведь там, в будущем, будем и мы тоже. Может, и не о чем беспокоиться?

— Погоди… — Он несколько оживился. — Как там получается? Если кто-то из будущего совершает кражу в прошлом, можно ли найти в старых подшивках газет информацию о краже?

Я задумался.

— Не знаю, черт возьми. Этот вопрос всегда казался мне чересчур запутанным: внук убивает деда, кто-то убивает сам себя, но в будущем. Я застрелил Гайлорда, и вместе с тем всегда могу с ним поговорить, если очень захочу… — Я пожал плечами. — Как мне кажется, в будущем должна быть информация о краже. Неизвестно лишь, из какого будущего прибыли к нам грабители. Я не знаю, отделяет ли нас от них десять, тридцать или сто лет. Это очень важно.

— Ты забыл добавить, что мы к тому же не знаем, как до них добраться… — мрачно сказал Саркисян.

Я молчал. Кофе успел несколько остыть, и его уже молено было пить, не боясь обжечь пищевод. Я сделал пять или шесть глотков горячего ароматного напитка.

— Оуэн… — Саркисян наклонился и стукнул меня пальцем в колено. — Я только что говорил, что мы не знаем, как до них добраться, — с нажимом произнес он. — Что ты молчишь?

— О, не так уж все и плохо, — небрежно бросил я.

— Не хочешь ли ты сказать, что у тебя есть идея?

— Хочу.

Идея была, можно считать, новорожденной, ей была всего минута или две от роду. Она возникла у меня, вернее, окончательно оформилась, когда я делал второй глоток горячего кофе.

— Ну, так скажи…

— Если в очень общих чертах… Примерно так: нужно найти следы более раннего пребывания этих преступников в нашем времени.

— Думаешь, они здесь были?

— Уверен. Они должны были изучить окрестности, заминировать шоссе, может быть, нанять каких-то людей… Не знаю почему, но я в этом убежден. Они здесь уже были. Раньше. После них должны были остаться какие-то следы, а ты должен их найти. Это главное, без этого нет смысла браться за дело.

— А что дальше? Хейруд?

— Конечно, но нам нужно знать, куда нам предстоит отправиться. Пока не узнаем точное время, у нас нет никаких шансов. Впрочем… — вздохнул я, — я помню, что Гайлорд говорил что-то о проблемах с путешествиями в будущее. Будем молиться, чтобы он ошибался или чтобы Хейруд не раскрыл ему всех карт.

Минуты две или три в гостиной царила тишина. Дуг в третий раз взял чашку и в конце концов выпил кофе.

— Вести такое дело было бы просто здорово, если бы не эти чертовы произведения искусства, — тихо сказал он.

— Без сомнения…

— А не могли это сделать просто какие-нибудь… — Он развел руками, пытаясь подобрать подходящее слово.

— Наши родные, местные грабители? — подсказал я. — Из нашего доброго времени?

— Ага…

— Может, и могли. То есть могли попытаться. Но нашим бы это не удалось. Это не мания величия, но чем больше я об этом думаю, тем больше мне нравится моя идея…

— Это меня как раз не удивляет… — сказал Саркисян.

Меня порадовало, что он позволил себе колкость. Безвольный, сломленный Дуг действовал на меня угнетающе.

— Тебе всегда нравились твои идеи.

Я открыл рот, собираясь возразить, но тут открылась дверь, и в гостиную ворвалась Феба, лишь на кончик носа опережая Фила. Полная энергии парочка обрушилась на Дуга. Я вышел на крыльцо и, видя, что Пима не тащит кучу покупок, подождал ее под крышей, защищавшей от противного мелкого дождя.

— У нас гости? — спросила она, подставляя щеку.

— Нет… — Я громко чмокнул ее. — Дуг…

— Ты сжег пирог? — Она потянула носом воздух.

— Немножко…

— В наказание…

— Оуэн? — спас меня из неприятной ситуации Саркисян. — Привет, — сказал он Пиме и закончил, обращаясь ко мне: — Пойду дам команду своим ребятам.

— Ладно. Я еще раз всё продумаю и дам тебе знать.

— У тебя полчаса времени. — Он бросил взгляд на Пиму. — Ты знаешь, что нам нужно торопиться.

— Очень нужно.

— Пока.

— До свидания.

Мы подождали, когда Саркисян сядет в машину и уедет, затем прошли в гостиную, где Фил приканчивал второй или третий кусок неудавшегося пирога. Феба сидела прямо перед ним. Ее дыхание, казалось, почти удерживало в воздухе тарелку с еще одним куском. Собака зевала и старалась смотреть в нашу сторону, одним лишь глазом поглядывая на тарелку.

— Фил, дай собаке пирога, — строго сказала Пима. — Зачем ты ее мучаешь?

— Мучаю? — возмутился он. — Она съела уже три куска, а я только два!

— Сколько? — Пима вырвалась из моих объятий. — Пять?! Так сколько осталось?

— Два, — удивился Фил. — Для вас. Все справедливо.

Вспомнив свои утренние выводы насчет справедливости, я вздохнул и потащился наверх, всем своим видом взывая к небу о мести. На середине лестницы я пробормотал что-то о неблагодарных детях, прожорливых собаках и скупых женах. Потом заперся у себя в кабинете и достал из бара два пакетика сушеных фруктов. Еще до того, как план действий сформировался у меня в голове, пустые упаковки уже валялись на полу.

* * *

Голос в динамике раздался в тот момент когда Ник Дуглас вышел из припаркованной в тупиковой улочке машины «скорой помощи». Я помахал рукой. Ник быстро скрылся за углом.

— Говорит Шестой. Мельмола начинает надевать комбинезон. Наверное, сейчас приступим…

Я наклонился к микрофону.

— Дай знать, когда понадобимся. До этого — молчи, — велел я.

Из-за угла появился Ник, держа в руках две тарелочки с фаршированными блинами, по его мнению, лучшими во всем городе. Я успел откусить два раза, Ник — три, когда динамик прошипел:

— Рухнул как подкошенный. Охрана как раз звонит.

Ник ускорил темп поглощения пищи. Я не мог последовать его примеру — во рту и пищеводе жгло так, словно я глотнул напалма. С сожалением посмотрев на свернутый в трубочку блин, я выбросил его в окно. В динамике снова раздался голос, на этот раз женский:

— Мы получили вызов по условленному адресу. — На несколько секунд стало тихо, девушка, видимо, не знала, что делать с не вполне стандартным вызовом. — Все в порядке? — спросила она.

— В порядке, в порядке, — успокоил ее Ник. Он сунул в рот кусок величиной с зимний ботинок моего сына и, пытаясь сдержать слезы, вопросительно посмотрел на меня. Я несколько раз вдохнул широко открытым ртом. — Едем? — выдавил Ник.

— Можно.

Он коснулся замка зажигания, медленно выехал из улочки, проехал немного, сражаясь с остатками блина, и вдавил газ, одновременно включив сирену. До владений Фарди Мельмолы мы добрались через три минуты. У ворот стоял коренастый темнокожий брюнет, который внимательно посмотрел на нас, но когда я несколько раз помахал ему, а Ник сделал вид, что забыл о существовании тормозов, охранник отскочил в сторону и нажал на кнопку. Створки ворот поспешно раздвинулись, и мы въехали на широкую аллею. Ник нажал на тормоз, и из-под колес брызнул гравий. Я высунул голову в окно.

— Где пострадавший? — крикнул я бегущему за нами брюнету.

Тот неуклюже прыгал по дорожке, размахивая одной рукой, которую то и дело засовывал под полу легкого пиджака, но каждый раз вынимал ее оттуда пустой. Он чувствовал себя явно неуверенно без пушки в лапе и точных указаний шефа. Догнав нас, он схватился за раму окна — таким жестом полицейские кладут руку на плечо подозреваемого, когда хотят сообщить ему об аресте.

— По аллее налево, за домом озеро…

Ник нажал на газ. Охранник совершил несколько гигантских прыжков, все еще держась за раму. Ник захихикал, не сбавляя скорости. Брюнет что-то проревел и ударился бедром о дверцу «скорой»; раздался металлический стук — видимо, там у него лежал какой-то тяжелый предмет. В конце концов его занесло, он тяжело грохнулся на землю и перекатился несколько раз. Ник изуродовал усыпанную гравием дорожку, проделав глубокие колеи на повороте. Мы объехали солидных размеров дворец, который тут именовали домом, и оказались на газоне величиной с поле для гольфа, простиравшемся от так называемого дома до искусственного озера, плавно спускаясь к самой его поверхности. Ник восхищенно присвистнул и с диким наслаждением помчался наперерез по траве. Перед нами расступилась группа людей. Я выскочил из «скорой», прежде чем она успела остановиться. Машина едва не столкнула в воду двоих субъектов с внешностью тупых горилл. Поскольку они находились здесь, то скорее всего принадлежали к семье Мельмолы. Я склонился над Мельмолой; он лежал на спине с закрытыми глазами, пульс едва прощупывался. Ничего странного, после такой дозы фарецилиума, впрыснутой в баллон с кислородной смесью, даже кит валялся бы на газоне с едва бьющимся сердцем.

— На операцию! — крикнул я Нику. — Принесите кислород из машины! — повернулся я к ближайшему из гориллоподобных родственников Мельмолы. Склонившись над мало чем отличавшимся от них красотой, а вернее, ее отсутствием, Фарди, я подумал, что, видимо, они всей семьей строго соблюдали чистоту породы, раз их уродство сохранилось во всей своей неприглядной красе. Кто-то ударил дном небольшого баллона о траву рядом с моей рукой, я выругался себе под нос, но воздержался от комментариев. Надев на лицо Мельмолы маску, я бросил Нику:

— Давай носилки!

Когда он положил их вдоль лежащего на земле тела, я кивнул ближайшему из стоявших рядом и начал руководить перемещением тела цыгана. Едва оно оказалось на носилках, я вскочил, выхватил из гнезда микрофон и отдал несколько бессмысленных распоряжений, а потом, словно не веря собственным глазам, вытаращил их и завопил:

— Что он здесь до сих пор делает? В машину! Бегом!

Братья Фарди бросились исполнять приказ. Я пробормотал еще несколько слов в микрофон, подмигнул Нику, вскочил в «скорую» и, схватив безвольную руку Мельмолы, рявкнул:

— Поехали! Иначе нам его не вытащить!

Ник безжалостно уничтожил колесами еще гектар травы. Горилла, пытавшаяся нас сопровождать, едва не угодила под нашу «скорую», когда мы, разбрасывая во все стороны гравий, преодолевали поворот. Прежде чем кто-либо из охраны успел сесть в машину, мы выехали за ворота, свернули направо, потом два раза налево и вкатились внутрь огромного «трансконтинентала». Люк захлопнулся. От Фарди Мельмолы, «скорой» и двоих в белых халатах не осталось и следа. В соответствии с планом.

В тот же день Дуглас Саркисян представил мне список своих местных агентов. Все они были женщинами, и всем был под гипнозом внушен пароль. Каждая из них когда-то согласилась выполнить задание и сразу же о нем забыть. Потом ими занялись гипнотизеры. Я просмотрел список и остановил свой выбор на Анне Гельбарт, пятидесяти четырех лет, симпатичной на первый взгляд блондинке. Когда мы приехали к ней вместе с Ником, она была дома. На пароль «Мид-Четыре-Дим» она среагировала как положено — кашлянула, тряхнула головой и спросила:

— Что я должна сделать?

Задачу она поняла сразу, зарядила оружие и бросила взгляд на маленькую золотую безделушку, позаимствованную из запасников ЦБР. Мы подвезли ее на площадь Карибиан-Сансет, где она вышла из машины, и, энергично пробираясь сквозь толпу, направилась к антиквариату Сильвестра Киллика. Мне пришлось немного подождать, и, когда освободилось место, я припарковался у самых дверей художественного салона. Через десять минут появился Киллик с искаженным от злости лицом и вслед за ним — улыбающаяся миссис Гельбарт с плоской сумочкой в руке, в которой был спрятан самый маленький и самый бесшумный в мире автоматический пистолет. Это оружие, на мой взгляд, выглядело убедительным лишь внешне, в деле же на него рассчитывать не стоило, но Киллику об этом знать было не обязательно. Анна слегка подтолкнула его в нашу сторону. Ник выскочил и открыл заднюю дверцу. Когда Киллик сел в машину, я включил блокировку, и тотчас же из замаскированных отверстий начал выделяться лишенный запаха усыпляющий газ. Я забрал у пожилой женщины пистолет и прошептал кодирующий пароль. Анна Гельбарт наморщила лоб и беспокойно огляделась, не понимая, зачем и почему сюда пришла. Не знала она и того, что в ближайшей лотерее ей выпадет счастливый билет.

Я сел за руль и тронулся с места. Сзади на подушках лимузина развалился зевающий Киллик. Ник посмотрел на него через плечо.

— Предпоследний… — сказал он.

— Похоже, что так. Проверим.

Тремя часами раньше Стэнли Б. Д. И. Форрестол вошел в лифт, который должен был доставить его на крышу портового элеватора, возводимого его фирмой. Лифт не остановился, достигнув уровня крыши — три тонких, но прочных троса, прицепленные к крюку шестнадцатиэтажного крана, быстро перенесли кабину с вопящим Форрестолом на другой берег реки, где она опустилась на площадку, полную полицейских. Похищенный даже не успел достать оружие, его горилла — тоже. Сейчас они отсыпались в подвалах одного из замаскированных центров ЦБР.

Джин Уайнстинг только что снял трусики с блондинки, сладострастно откинувшейся на ограждение бассейна, когда в небе появились две девушки на воздушном шаре и начали звать на помощь. Джин, наиболее хитрый и осторожный из всех наших жертв, прервал процесс раздевания блондинки, огляделся по сторонам, после чего скинул плавки и призывно улыбнулся, демонстрируя ослепительно белые зубы. Девушки сбросили веревку, а когда Джин схватился за нее и хорошенько приклеился, включили аппаратуру аварийного подъема. На землю они опустились лишь семью километрами дальше. Уайнстинга сразу же усыпили и погрузили в «скорую». Девушки, злорадно ухмыляясь из гондолы воздушного шара, объясняли поспешность коллег комплексами. Уайнстинг и в самом деле был тот еще парень.

Четыре предводителя разной величины банд были более или менее изощренным способом арестованы, похищены, усыплены и уложены спать в подвалах ЦБР.

— Остался один, — сказал я. — Я знаю, что он в городе, и, думаю, мне удастся его просто пригласить.

— Я бы на месте Гайлорда пристрелил тебя из четырех стволов, — признался Ник.

— А ты хотел бы знать день своей смерти?

— Перестань, опять ты про свои фокусы со временем, парадоксы… — поморщился он.

Мы молча доехали к месту встречи верхушки преступного мира этой части страны. Я въехал во двор, затем в гараж, и выключил двигатель. Двое неприметных ребят вытащили Киллика и уложили его на носилки. Один посмотрел на меня.

— Так же как и остальных — в отдельную камеру. Следите, чтобы он чего-нибудь с собой не сделал.

Я подошел к телефону. Гайлорда найти было довольно легко, труднее оказалось убедить его, что он обязан ЦБР жизнью, а если далее не жизнью, то по крайней мере спокойствием. Он неохотно согласился уделить мне получасовуюаудиенцию на моей территории. Прежде чем он приехал, я выкурил три «голден гейта» под два солидных бурбона, под укоризненными взглядами Дугласа Саркисяна и Ника Дугласа. Никто из нас не произнес ни слова до того момента, когда динамик в корпусе устройства с гордым названием «Секре-Стар» объявил о приходе Гайлорда. Я вскочил и подошел к двери. На пороге меня осенила ценная мысль:

— Дуг! Поройся в своих архивах и найди все, что у тебя есть о Йолане Хейруде.

Он хлопнул себя ладонью по лбу и кивнул.

— Ну, и дурак же я! — воскликнул он.

— Идите слушайте, — бросил я и вышел.

Гайлорд ждал меня на первом этаже здания, задняя часть которого выходила во двор, под которым находился подвал. В этом подвале лежали остальные боссы подполья. Мы не стали пожимать друг другу руки.

— Некая организация, — заговорил я, — ожидает от вас и еще нескольких человек далеко идущей помощи в деликатном и важном деле.

— Как-то слишком туманно… — неохотно начал он.

— Идем! — Я показал на дверь. — Там все станет ясно.

Ведя Гайлорда по подземным коридорам, я ощущал спиной его ледяной взгляд, даже на какое-то мгновение пожалев, что не обыскал его. Меня утешала лишь мысль, что Гайлорд никогда ничего не делает собственноручно, и я не видел причин, по которым он мог бы сделать исключение для меня. Я вошел в большой, хорошо освещенный зал, который должен был стать местом крупнейшего официального шантажа в истории мира. Я показал Марку Гайлорду на кресло, но его заинтересовали открытые двери десяти маленьких комнаток. Только одна из них была свободна, в остальных мы поместили нашу добычу. Я терпеливо ждал, пока он осмотрит все помещения. Он ничем не выказывал своего удивления, его хладнокровию мог бы позавидовать индейский вождь. Закончив осмотр, он вопросительно посмотрел на меня.

— Помочь мне можешь только ты, — сказал я, закуривая и усаживаясь в кресло. — Если ты в состоянии заставить всех их сотрудничать.

Он ненадолго задумался.

— Нет, — ответил он. — У меня нет желания давать объяснения насчет своей деятельности.

Мне показалось, что он хотел еще что-то добавить, но в последний момент удержался. Возможно, он не хотел признаваться, что не обладает такой властью или что боится в этом убедиться. Подобную возможность я тоже учитывал. Я встал и обошел зал по кругу, закрывая все двери. Ничего не изменилось, но я знал, что Дуг сейчас включает компрессоры, нагнетающие в комнаты нейтрализатор. Уже через минуту мы услышали, как пошевелился первый из проснувшихся. Я подождал еще немного.

— Жду вас всех здесь! — крикнул я.

Открылась одна дверь, потом, почти одновременно, — еще две. Пробудившиеся бросали взгляд на присутствующих и, успокоенные видом знакомых лиц, входили в зал. Затем на их физиономиях появлялось замешательство. До сих пор они никогда не собирались в одном месте по собственной воле. Я показывал им на стоящие у стола стулья. Неохотнее всего подчинился закутанный в широкий шелковый халат Уайнстинг. Я чувствовал на себе их угрюмые взгляды, не обещавшие ничего хорошего. Время от времени они смотрели и друг на друга, словно ища какого-то сигнала или поддержки.

— Господа, — сказал я в полной тишине. — Сперва краткое вступление. Мы собрал\ись здесь… говоря «мы», я имею в виду некую серьезную организацию, а также боссов подполья этого региона, а частично и всей страны. Марк Гайлорд, глава трибунала, независимая фигура, но с большими возможностями. Фарди Мельмола, — я показал на цыгана, — шеф «Пурпурной Розы». Контрабанда всевозможного рода, переброска за границу людей со сменой личности, видео— и аудиопиратство. Это, естественно, не все, но я ограничусь лишь самым важным. — Я отвел взгляд от Мельмолы и посмотрел на Форрестола. — Стэнли Б. Д. И. Форрестол стоит во главе «Падре Сицилиано», по происхождению итальянец. Наркотики, шантаж в крупных размерах, патентное мошенничество, промышленный шпионаж. — Я посмотрел на следующего. — Сильвестр Киллик. Наркотики, проституция, подделка антиквариата и произведений искусства.

Я бросил окурок на пол и раздавил его каблуком. Аудитория сосредоточенно внимала мне, и я ощущал над ней полную власть. Я окинул взглядом боссов рангом пони лее.

— Джин Уайнстинг. Генерал так называемой «Афро Арми». Казино, заказные убийства, грабежи, наркотики. Остались еще несколько. Сноуден: шантаж, проституция. Миффлин: компьютерные преступления, похищения детей. Шох и Кригер: проституция, нелегальные казино.

Я закурил, поскреб шею и обвел взглядом присутствующих. Все молчали.

— Мы собрали вас для того, чтобы вы поняли, что мы знаем о вас очень много. То, что я перечислил, — лишь часть данных, к тому же весьма общих. Если кто-то желает, мы можем сообщить и более детальные. Поверьте мне, их достаточно, чтобы надолго посадить всех присутствующих за прочную решетку.

— Ну, и?.. — не выдержал Уайнстинг.

— Согласен, я ждал подобного вопроса, — кивнул я. — Следовало бы вас всех ликвидировать, и в стране наступило бы спокойствие. Конечно, так же как и вы, мы знаем, что это не так просто. Все вы влиятельные люди, немалую часть своих денег отмыли и вложили в разного рода законные предприятия. Ваш крах отразился бы на экономике страны, не говоря уже о моральном потрясении. Так что ситуация во всех смыслах патовая. Однако, если что-то в этом роде действительно начнется, это будет намного неприятнее для вас, чем для организации, которую я представляю.

— И которой мы для чего-то нужны… — язвительно бросил Киллик. Он первый, может быть, сразу же после Гайлорда, понял, что похищение не грозит им никакими неприятными последствиями.

— Да, нужны. Очень нужны. Но не стройте иллюзий, господа. В любом случае, я должен это сказать, чтобы вы поняли, что мы готовы на многое. Если наши позиции останутся непримиримыми, вы подставляете не только себя, но и своих детей, своих любимых животных, свои коллекции, гаремы, родителей, не говоря уже о недвижимости. Если мы объявим друг другу войну, то польется все, не только дешевая кровь…

— Как страшно! — рявкнул Миффлин. Сидевший ближе всего Форрестол бросил на него короткий взгляд, после которого Миффлин уставился на крышку стола. Форрестол пошевелил губами, словно разминаясь, и быстро обежал глазами остальных похищенных.

— Допустим, ты нас убедил…

— На «ты» мы не переходили! — перебил я.

— Допустим, вы нас убедили, — бесстрастно сказал он. — Что дальше? Чего вы от нас хотите?

— Это нечто вроде декларации? — вежливо спросил я.

— Допустим…

— Совершена кража. Кража, которая никак не может остаться безнаказанной. Ущерб настолько велик, что кажется даже бессмысленным. Могу рассказать вам, о чем речь, но тогда мы в случае чего будем считать, что утечка исходит от вас…

— Пока что ничего больше нам знать не надо! — поспешно вмешался Форрестол. Похоже было, что он быстрее всех взвесил все «за» и «против» и, по крайней мере временно, взял руководство на себя.

— Мы не предполагаем, что это ваша работа, — сказал я. — Однако если это так, то чем быстрее будет возвращено похищенное, тем лучше будет для всех. Пока что допустим, что это сделали приезжие, но у нас нет о них почти никаких данных. А они нам нужны. Иначе… — я достал из кармана сигареты и закурил, — начнется ад. Я говорю серьезно. Полетит множество голов, что вызовет лавину. Все ваши связи полетят к чертям, а новых вы завязать не успеете. Это все, что я хотел сказать.

Полминуты царила тишина, затем Форрестол что-то пробормотал, видимо, привлекая внимание присутствующих, и, развалившись в кресле, спросил:

— Мы можем посоветоваться?

— Да, но никто не покинет этого помещения без согласия на сотрудничество. Достаточно будет устного. И не требуйте от меня, чтобы я отсюда вышел.

Гайлорд коротко рассмеялся. Все посмотрели на него.

— Я знаю этого господина, — сказал он, глядя на меня. — Один из методов его довольно странной деятельности — говорить правду. Особенно если сила на его стороне. Полагаю, что мы можем считать все им сказанное искренним признанием «уважаемой организации» в какой-то серьезной неудаче. Продолжая рассуждать в том же ключе, мы должны поверить, что, идя на дно, она потянет за собой и нас.

— Думаешь, у них много информации о нас? — спросил Мельмола. — И они не пользовались ею раньше?

— Думаю, есть. — Гайлорд повернулся к цыгану и кивнул. — А не пользовались потому, что мы вне сферы их интересов. Вот они и держали эти свои данные на такой случай, как этот. Полиция и родственные ей службы всегда считают, что легче следить за известными преступниками, чем выслеживать новых.

— Но о чем речь? — не выдержал Сноуден. — Как мы можем им помочь, если не знаем…

— Заткнись… — раздраженно прервал его Форрестол. — Зачем вы его сюда притащили? — укоризненно обратился он ко мне. — Сижу теперь за одним столом с этим дерьмом…

Сноуден несколько раз вздохнул, словно готовясь к долгому воплю. Однако он ограничился лишь тем, что медленно выпустил воздух сквозь сжатые зубы.

— Ну, так и что вам от нас надо? — воспользовался наступившей тишиной Уайнстинг.

Я встал и подошел к консоли. На стене появилась спутниковая фотография окрестностей границы двух штатов. Я показал на место, где было совершено ограбление, а затем комп очертил на экране круг диаметром сантиметров в пятнадцать.

— Все, что вам известно о странных событиях, происходивших на этой территории за последние полгода. Странных — значит исчезновение ваших людей, предательства, незнакомцы, задающие слишком много вопросов, нанимающие людей, хвастающиеся современным оружием, чудаки всякого рода. Словом, все, что не поддается немедленному объяснению. Нам необходимо действовать как можно быстрее. Мы хотим, чтобы вы послали туда всех толковых людей, не обращая внимания на расходы. Пока все. Связь через меня: голосовая почта шестнадцать-шестнадцать-шестьдесят один. Спросить Оуэна Йитса, — добавил я неожиданно для самого себя, представляться я не собирался. Даже не потому, что опасался мести, просто не видел в этом необходимости, но мне казалось, что я читаю во взгляде Гайлорда вопрос: «Интересно, хватит ли у тебя смелости?» В такой ситуации даже гусеница жалит. — Я вас покидаю. Каждый из вас может отправиться следом за мной, естественно, после выражения согласия. Коридор выведет вас на поверхность, там стоят четыре автомобиля. Мы сами их потом заберем. До свидания…

— До свидания! — не выдержал Сноуден. Он явно спешил, и потому слова его прозвучали недостаточно грозно.

— Ты что, нас за хор мальчиков принимаешь? — услышал я вопрос Уайнстинга, прежде чем за мной закрылась дверь.

Ближайшие несколько минут должны были быть для Сноудена не слишком приятными. Я вошел в открытую кабину лифта и поехал наверх. В штабной комнате Саркисян оторвал взгляд от экрана, на котором ссорились предводители подполья. Он улыбнулся и поднял большой палец.

— Дай лучше глотнуть! — просипел я и свалился в кресло. — Когда буду писать повесть… то эту сцену закончу на слове «палец».

— На чем?

— Во всяком случае, в ней не будет ни капли алкоголя.

— Ну, тогда твои повести невозможно будет читать, — сказал Дуг, подавая мне виски со льдом. — Мне больше всего нравятся описания процесса выпивки. Убедительные и смачные.

— Спасибо, друг…

— Выходят! — прервал он меня. — Ну, теперь сидим и ждем вестей…

Я посмотрел сквозь золотистое содержимое стакана на экран, затем пошевелил рукой, и по стенам заметался светящийся зайчик.

— Знаешь что? — сказал я, прищурив один глаз и не отрывая второго от внутренности стакана. — Когда-то виски было даже крепостью в сорок пять градусов. Не слабо?

— Слава богу, что это в прошлом. Представляешь себе самого себя через несколько страниц повести?

Я вздохнул, глотнул и поставил стакан.

— Мы должны иметь возможность в любой момент полететь на Луну, — сказал я.

Саркисян наклонился к микрофону, бросил несколько слов, затем выпрямился и посмотрел на меня:

— А что будет, если мы ничего не узнаем?

— Тогда не придется лететь к Хейруду. Не имея данных о том, откуда были грабители, у нас нет шансов найти их в будущем. Есть еще масса разных других «если», но это не имеет смысла…

— А нельзя ли прыгнуть вперед на сто лет, найти в библиотеке книгу под названием «История величайшей кражи двадцать первого века»? У нас была бы вся необходимая информация…

— Наверняка. — Я подавил в зародыше могучий зевок, собственно, даже зевнул, только не открывая рта, лишь сдвинул назад челюсть. — Боюсь, однако, что Хейруд вообще еще не создал «Экспресса во Времени». Буду рад, если существует хотя бы какой-нибудь грубый прототип. Не думаю, чтобы у нас была возможность вволю пользоваться совершенным и надежным оборудованием. Уу-ауух!.. — На этот раз мне не удалось скрыть сонливость.

— Если бы у меня был столь пессимистичный взгляд на мир, как у тебя, то я бы давно повесился, — поморщившись, сказал Саркисян.

В помещение вошел Ник и кивнул. Я потянулся, не вставая с кресла, максимально напряг ноги, вытянул вверх руки и несколько мгновений сражался с собственными связками.

— А я — наоборот, — заявил я.

Я встал, набросив пиджак, состоявший, по сути, из одних карманов, причем очень осторожно — в нескольких из них находились тяжелые предметы. Даже начинающий психоаналитик сделал бы на их основе стопроцентно точный анализ моей личности.

— Как это понимать? — спросил Ник, усиленно морща лоб.

— Именно так — наоборот.

— Перестаньте… — не слишком убедительно буркнул Дуг. — У меня нет больше сил. Лучше заканчивайте.

— Кстати… — Я подошел к двери и остановился, закуривая. — Я рассказывал вам, как сидел когда-то в карцере?

— В карцере? — переспросил Ник. — Я думал, ты провел в нем все время службы…

Я с сожалением кивнул, спрятал зажигалку и сигареты и затянулся.

— Как-то раз я получил четверо суток карцера, — сказал я Саркисяну. — Это был полевой карцер, полуразвалившаяся будка, собственно, два сортира без толчков. В одном сидел я, в другом парень из другого взвода. Мы должны были выйти вместе, только у него был срок три недели. Он страдал от скуки, втягивал меня в разговоры, пытался играть без фигур в шахматы и так далее. В конце концов он придумал игру как раз для нас. Он предложил играть в слова с как можно большим количеством одних и тех же гласных. Ну, я и выиграл…

* * *

Мы бросили трубки почти одновременно, он чуть раньше меня. Выйдя из дома, я помахал Пиме и на ходу, еще не дойдя до калитки, закурил. Я успел пройти несколько сот метров, когда сзади послышалось шуршание колес по пыльному асфальту. Я обернулся. Маленькое двухместное чудо со свалки. Смуглый водитель одной рукой скреб голову, не снимая шляпы, другой показывал мне на место рядом с собой. Он одновременно прибавлял газ и отпускал сцепление, так что автомобильчик танцевал на месте, словно не в силах дождаться, когда же ему позволят поехать по-настоящему. Я сел. Водитель тронулся с места, продолжая чесать голову, из-за чего его шляпа вдавилась в серую обивку потолка. Когда он наконец переключился на управление машиной, я увидел, что обивка в этом месте была то ли потертой, то ли просто грязной. Я стряхнул пепел в открытое окно, затем еще раз, проверяя, не дрожат ли у меня руки. Руки дрожали, и отнюдь не из-за плохого качества дорожного покрытия.

— Если у тебя есть оружие или что-то в этом роде, то лучше оставь здесь. Шеф любит такие жесты доброй воли…

— Я все оставил дома, включая добрую волю.

— Что?

— Говорю, из оружия у меня при себе только бумажник.

— Твой бумажник шефу даже в качестве мухобойки не сгодится. — Он радостно захихикал. Мы свернули, и меня швырнуло вперед, когда он вдавил тормоз. — Пересадка-а! — пропел он, показывая на огромный синий «меррид».

Я вышел и направился в ту сторону. Водитель сидел за пуленепробиваемым стеклом. Когда я сел в машину, он даже не пошевелился. Двигатель, видимо, работал, так как водителю стоило лишь нажать педаль и мы тронулись. Я протянул руку к мини-бару и, не спрашивая разрешения, налил себе коньяка. Допивая вторую порцию, я узнал окрестности и понял, к кому еду в гости. У ворот на этот раз не было гориллы, впустившей «скорую». Я подумал, что неплохо было бы, если бы он лежал в больнице, подобные типы бывают мстительны. Тут же мне пришло в голову, что Мельмола тоже может оказаться мстительным. Я допил коньяк. На въезде уже ждали четверо смуглых мужчин в темных костюмах. Когда машина остановилась, двое из них облегчили свои карманы и направили их содержимое на меня.

— Думаю, стоит ли вылезать, — сказал я водителю. — Это ведь пуленепробиваемая машина?

— Вали отсюда! — буркнул он в переднее стекло.

Он нажал какую-то кнопку, и дверца со стороны темных костюмов открылась. Я выбрался наружу и встал на линии выстрела. Двое невооруженных цыган обошли своих коллег, один за другим обследовали мою одежду и сосредоточились на запястьях, ухватив их натренированными руками. Сзади заскрежетал гравий под колесами «меррида» — это был единственный звук, который я услышал за последние две минуты. Мои «наручники» поволокли меня вперед, стволы раздвинулись. Вся наша пятерка направилась в сторону дворца.

Мельмола появился через несколько минут после того, как мы вошли в гостиную, а может быть, приемную. Он выбежал с озабоченным видом из одной из дверей справа и, преодолев тридцать метров, нырнул в одну из десятка комнат с противоположной стороны. По пути он успел бросить взгляд на меня, сделав вид, будто не сразу меня узнал, и махнуть рукой куда-то за спину и вниз. Перед тем как закрыть дверь, когда «наручники» волокли меня в предназначенное для гостя помещение, Фарди Мельмола обернулся и крикнул:

— Я с ним позже поговорю!

Он добавил что-то еще на неизвестном мне языке. Мои опекуны, однако, видимо, закончили одно и то же отделение филфака, поскольку ответили почти хором, столь же непонятно для меня. Это мог быть диалог: «Не забудьте отрезать голову и отдать таксидермисту!» — «Есть, шеф!» Или: «Дайте ему рюмочку чего-нибудь!» — «С цианистым калием, надо понимать?» У меня промелькнуло еще несколько вариантов, прежде чем опекун слева вошел в четвертую подряд дверь в значительно менее нарядной части дворца. Он втащил меня за собой, а я потащил того, что справа.

Они молча и намного тщательнее, чем до этого, обыскали меня. К ним присоединился еще один, который выхватил из маленького чемоданчика похожий на жезл тестер и совершил им вокруг меня несколько десятков движений, похожих на магические жесты посредственного гипнотизера. В конце он попытался раздвинуть мне жезлом зубы. Руки у меня были свободны. Я дернул его на себя, одновременно подняв колено. Он ударился о него животом, голова его полетела вперед, и он стукнулся лбом мне в грудь. Я оттолкнул его и, видя, что меня удивительно долго никто не трогает, нырнул следом за падающим на спину электронным магом. «Нырнул» — хорошо сказано, кто-то успел подсечь мне ноги, но, поскольку передо мной лежало тело, я не боялся падения. Еще падая, я успел развернуться. Двое, один с оружием, другой без, как по команде шевельнули широкими плечами и сделали полшага вперед. Я быстро поднялся и оценил представителей обеих команд. Слишком сложно было определить их слабые или сильные стороны, они просто готовы были набить морду любому, кому ее полагалось набить.

— Гостя бить будете? — угрожающе сказал я. — Смотрите, получите…

Один из двоих остававшихся в резерве что-то коротко пролаял, и двое стоявших впереди наконец двинулись с места. Я совершил несколько показательных движений — подпрыгнул к одному и столь же быстро отскочил, помахал руками с грозно сжатыми кулаками, провел небольшую серию обманных маневров, но это никак не отразилось на действиях противников. Я опустил руки и вздохнул. Драка не имела смысла, они отбили бы мне почки и яйца, размозжили бы лицо каблуками, а я мог бы самое большее поцарапать им щеки.

— Чего вам надо? — спросил я того, кто отдавал команды.

— Сначала проверим рот…

— Боже мой?! Что, сразу нельзя было сказать? А я-то подумал, что… а, неважно. Прошу! — Я раскрыл рот на ширину тоннеля узкоколейки в урановой шахте.

Маг наконец встал и бесстрастно воткнул свой жезл мне в рот. Я ожидал, что он попытается выломать мне несколько зубов, но он оказался мастером своего дела. Затем он вышел, и сразу же следом за ним исчез один из вооруженных. Оставшиеся трое с минуту разглядывали меня, затем, будто по невидимому для меня сигналу, двинулись вперед. Шедший впереди приказал:

— Руки соединить перед собой!

Я подчинился. Мне обмотали запястья толстым слоем пластыря. Его было так много, что, даже если бы у меня были отрезаны кисти, никто бы этого не заметил, даже я сам. Остатками рулона, метров где-то в пятьсот, мне обмотали лодыжки. Теперь я мог стоять лишь благодаря немалым усилиям мышц ног и живота. Двое, с которыми я недавно пытался сражаться, ушли, оставив третьего наедине со мной. Я ждал, когда он нарушит молчание. Наконец он подошел ближе и сказал:

— Знаешь, что такое достоинство?

— Да.

— А шеф знает еще лучше.

Он повернулся и сделал полшага, но тут же попятился и слегка меня толкнул. Падая на спину и размахивая — естественно, мысленно — руками, я успел подумать, что, скорее всего, сам поступил бы так же — человек, превращенный в куклу, так и вводит в искушение. Я грохнулся на бок, а когда перевернулся на спину, оказалось, что я в комнате один.

Кое-как мне удалось сесть, и я огляделся по сторонам. Комната словно специально предназначалась в качестве места заключения настырного детектива: узкая койка, столь же узкая пустая полка у двери, узкое, расположенное довольно высоко окно, дверь без замка и ручки, но и без глазка. Опираясь затылком о край койки и отталкиваясь ногами от пола, я вполз на не слишком удобное ложе.

Я проанализировал поведение Мельмолы, и мне показалось наиболее вероятным, что он хочет меня запугать. Или убить… На последний вывод трудно было решиться. Оставалось лишь надеяться, что Мельмола разделяет мою нерешительность. От скуки я обдумал все, что мне было известно о краже, потом все, что я знал о Фарди Мельмоле, рассмотрел под лупой и Хейруда — последнего на всякий случай, если вдруг удастся отсюда выйти. Это заняло почти час. Как раз тогда, когда мне уже не оставалось о чем думать, открылась дверь и вошел Фарди. В одной руке он держал толстую черную сигарету, в другой — стакан с водкой. Алкоголь, видимо, был ледяным — стакан быстро запотел, и совершенно не чувствовалось запаха. Я дернул ногами, что позволило мне сесть.

— Зачем ты выставил меня на посмешище перед моими людьми? — спросил он.

— Брось, не будь таким недотрогой. С каждым могло случиться. Если хочешь, могу похитить таким же образом нескольких твоих работников. Не будут потом строить из себя невесть что.

— Глупо… — ответил он после нескольких секунд размышлений и глотнул водки, так, как мне всегда импонировало: он не вливал ее в рот, а просто пил маленькими глотками, словно холодную воду.

— Может, и глупо. Но столь же глупо беспокоиться из-за своих людей.

— Они не просто мои люди, они мои родственники, ближние и дальние. Так что это меняет дело…

— Вовсе нет. Если семья хихикает по углам по поводу приключения главы рода, то нужно поменять семью.

— Или главу рода.

— Ну так не подсказывай им эту идею.

Он раскурил сигарету и затянулся так глубоко, что я не удивился бы, увидев клубы дыма, поднимающиеся из его носков.

— Ты пригласил меня сюда, чтобы обсуждать семейные проблемы, или, может быть, тебе есть чем помочь нам в известном деле? — спросил я.

Он посмотрел на конец сигареты, потом на меня, взглядом человека, намеревающегося затушить окурок о чье-то лицо. Допив остатки водки, он поставил стакан на полку, подошел ко мне и сел рядом на койку:

— Я действительно кое-что нашел. Но с тобой ни о чем говорить не стану, все равно придется повторять кому-то другому.

— Люблю столь простую и четкую информацию, — сказал я. — Но еще я люблю, когда мои собеседники не болтают без толку. Либо ты скажешь то, что должен сказать, либо дай мне спокойно вспомнить все мои прегрешения. И еще попрошу большую порцию взбитых сливок, сигареты, два двойных виски и священника.

Мельмола встал и поскреб подбородок, а потом затянулся и выпустил несколько колец дыма.

— Пойми, я вынужден так поступить, — сказал он доверительным тоном. — Даже если ты мне немного понравился и даже если по моему следу пойдут твои приятели из ЦБР. Кстати, я очень ценю тот факт, что ты не угрожаешь мне их немедленной местью. Ты неплохой мужик. Что ж… Однажды ты ошибся. Глупая штука жизнь…

Больше не глядя на меня, он направился к двери и скрылся за ней. Я смотрел на расплывавшееся по комнате облако ароматного дыма. Меня так и подмывало, чуть подвинувшись, оказаться в этом облаке и глубоко затянуться, но не только у цыган есть достоинство. Я воздержался от подобного, вообще воздержался от спешки, и снова лег на койку. Мне не удалось выяснить у Мельмолы, когда закончатся беседы в его «доме». Для меня это было немаловажно, хотя тогда я еще не знал насколько. Я попытался подложить руки под голову, но это оказалось невозможно. Нигде не было видно камеры, я не нашел и микрофонов, что, впрочем, ни о чем не говорило — вся стена могла быть выходом сенсорной камеры, даже та, что с дверью или окном. Потратив минуту на попытку помассировать кисти и пальцы, я встал. Мне довольно легко удалось сохранить равновесие. Несколько раз откашлявшись, неизвестно зачем, я скачками двинулся в сторону двери.

Мне удалось без особого труда обхватить стакан ладонями. Пытаясь осторожно присесть, я потерял равновесие и мягко упал на спину. Покачнувшись, я сел, разбил стакан об пол и, зажав его дно между колен, начал быстро пилить десяток слоев пластыря, вынуждавшего меня держать руки молитвенно сложенными. Время — пошло! Семьдесят секунд перепиливания, небольшая царапина, отсутствие реакции извне. Прекрасно. Ноги… Руки слегка затекли, но вполне справлялись. Сорок секунд… Я быстро вскочил. Если кто-то за мной наблюдает, то сейчас здесь появятся шестьдесят родственников Мельмолы. Если же не наблюдают, то… Предположив последнее, я сделал несколько наклонов, помахал руками. Подняв разбитый стакан, я взвесил его в руке, затем поставил на полку. Подойдя к двери, я приложил к ней ухо. Было тихо, если не считать стука моего собственного сердца. Я осторожно толкнул дверь пальцами. Она не поддалась. Я толкнул сильнее. Действие равно противодействию… Если так, то меня должно оттолкнуть в другую сторону? Или сопротивление — это тоже действие? А, чтоб его…

Вскочив на койку, я внимательно осмотрел окно. Оно выглядело достаточно солидно, и это отбило у меня охоту с ним возиться. Спрыгнув на пол, я быстро собрал куски пластыря и, встав напротив входа, старательно приклеил те, что подлиннее, к соединенным вместе ногам, а потом, что было уже сложнее, к запястьям. Я постучал в дверь костяшками пальцев. Только на десятый или одиннадцатый раз дверь открылась, и на пороге появился уже известный мне «наручник». На этот раз у него в руке был маленький пистолет. Я сделал несколько коротких скачков назад, стараясь не сорвать пластырь на ногах.

— Мне нужно в туалет, — сказал я. — И еще мне хочется курить.

Охранник вошел в комнату. Рука с оружием опустилась. Я показал подбородком на полку с разбитым стаканом. Охраннику не было его видно с того места, где он стоял. Он медленно поворачивал голову, пытаясь не спускать с меня взгляда, однако волей-неволей перевел взгляд на полку.

Сомкнутыми руками я врезал ему в правое ухо. Одновременно мне удалось сорвать пластырь с ног.

Голова охранника ударилась о стенку полки, не слишком сильно; он сразу же оттолкнулся от нее и начал поднимать обе руки. Однако теперь я уже мог действовать более эффективно и треснул его еще раз, на этот раз левой раскрытой ладонью. Правую руку я вытянул в сторону оружия и выхватил его, когда ошеломленный охранник опускался на колени. Я перепрыгнул через него и выглянул в коридор. Там было пусто. Я быстро закрыл дверь камеры и несколько секунд размышлял, в какую сторону идти. Меня привели слева, значит, этот путь был менее безопасен в случае погони. Я пошел на цыпочках вправо.

Поскольку я находился на первом этаже, проблема сводилась к тому, чтобы найти окно. К сожалению, в этой части дома проектировщик решил сэкономить на витражах, которые имелись в избытке со стороны фасада. Коридор имел весьма унылый вид, чего легко достичь, если залить стены и потолок эмалевой краской, а пол выстелить грязного цвета покрытием. Двери ничем не отличались от той, что вела в мою недавнюю камеру. Я двигался вперед, сжимая в руке отобранное у охранника оружие. В конце концов я дошел до перекрестка, и нужно было принимать решение о дальнейшем пути к бегству. Высунув из-за угла голову, я посмотрел в обе стороны. С левой стороны вторая дверь была приоткрыта, и из-за нее доносился голос телекомментатора: «Противник нашего спортсмена — чернокожий боксер из Гаити. Нашего парня можно узнать по красным трусам… »

— Вот придурок! — сказал кто-то. — Если один белый, а другой черный, то, наверное, на трусы смотреть уже незачем?

— Заткнись! — рявкнул другой голос.

Я свернул направо. Через несколько метров коридор снова сворачивал. Можно было пойти дальше или спуститься по нескольким ступенькам. Я выбрал второе и, открыв дверь, оказался в гараже. Видимо, это был гараж для грузового транспорта, так как кроме единственного кабриолета там стояли только фургоны и пикапы. Полки вдоль стен были заставлены контейнерами и ящиками, на столе я нашел пачку «Кэмела» и зажигалку. Втянув носом воздух, я быстро закурил, затем вскочил на капот фургона и выглянул в окно. Пусто.

Некоторое время я стоял, курил и размышлял. Радость освобождения из камеры омрачали разнообразные мысли. Спрыгнув на землю, я огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь легковоспламеняющегося и, найдя пятилитровую канистру с растворителем, затушил сигарету и подтащил канистру к кабриолету. Потом вернулся за зажигалкой и еще раз выглянул в окно. Включив двигатель, я вылил немного смеси на сиденье рядом с водителем, а затем тонкой струйкой проложил дорожку к заднему сиденью, где поставил открытую канистру. В последний раз бросив взгляд вокруг, я рванул вверх массивные, хорошо сбалансированные ворота. Выехав на бетонную площадку, я развернулся, взвизгнув шинами, вдавил газ и понесся по усыпанной гравием аллее.

В окне на втором этаже появился какой-то смуглый тип, что-то оравший мне вслед, кто-то еще выскочил из узких дверей и попытался мне помешать, возможно, это был хозяин кабриолета. Пули прошли мимо. Я преодолел поворот и вышел на прямую. Я помнил, что длина ее составляет около ста метров, затем крутой поворот влево, возле могучего клена, после чего аллея снова сворачивала вправо и далее вела прямо к воротам, но этот отрезок меня не интересовал. Разогнав машину, я поставил нейтральную передачу, поджал ноги и, держа руль одной рукой, другой выхватил из кармана зажигалку, зажег и бросил на соседнее сиденье, стараясь попасть в лужу горючей смеси. Вспыхнул веселый голубой огонек. Машина съехала с дороги и понеслась по газону к клену. Я рванул ручной тормоз и по инерции полетел по высокой дуге вперед. Мне не удалось попасть в куст волосатой флюэналии, я лишь зацепился ботинками о концы ее веток. Неожиданно мой полет продолжился — сразу же за флюэналией оказался небольшой овраг. Я отчаянно размахивал руками, пытаясь скорректировать полет по удивительно длинной параболе. Откуда-то сзади и сверху до меня донесся приглушенный взрыв, а когда я в конце концов плюхнулся в мягкую влажную траву, с того места, которое я покинул несколько секунд назад, грохнуло гораздо сильнее.

Я вытер рукавом лицо, помогшее мне погасить скорость, поднялся и проверил, все ли у меня в наличии. Руки: две штуки; ноги: две штуки; голова: одна штука. Или чуть меньше, если подходить к вопросу объективно. Я побежал по оврагу, то и дело поглядывая вверх, а затем, достаточно отдалившись от места взрыва, вскарабкался на склон и выглянул. Дворец находился напротив меня, но большую его часть, в том числе подъезд, заслоняли кусты. Я отчетливо видел лишь кусок аллеи, по которой сначала проехал фургон, затем пикап с двумя охранниками на подножках. Еще трое бежали следом. То, что в момент удара о дерево машина была пуста, определить было нетрудно, так что времени у меня было не слишком много. Я посмотрел вниз. По оврагу я мог добраться до группы низкорослых сосен, от которой прыжками и ползком кое-как удалось бы достичь самого дома.

Четыре минуты спустя я лежал под соснами, вдыхая сильный смолистый аромат, и осматривал ближайшие окрестности. Кабриолет, видимо, еще горел, поскольку поблизости никого не было. Вскочив, я добежал до высоких раскидистых кустов, бросился в их ветви и приземлился в вонючей луже, в которой у меня разъехались руки. К следующим кустам я бежал, загримированный под болотного дракона. Чутье подсказывало мне, что в подобном камуфляже мне нечего и некого бояться, но консервативный разум велел приближаться к дому медленно, время от времени пользуясь естественными укрытиями. В самых густых кустах я сбросил пиджак и, опасаясь, что Мельмола может не пережить встречи со мной в таком виде, вытер платком лицо и руки. Трофейный пистолетик я спрятал в карман брюк. Выскочив из кустов, я быстрым шагом преодолел несколько метров, отделявших меня от стены дома, прижался к ней спиной, по традиции огляделся по сторонам и начал перемещаться в сторону ближайшей двери.

Беспрепятственно добравшись до нее, я проскользнул в зал-приемную-ангар и побежал на цыпочках к двери, за которой как раз исчезала спина Мельмолы. Послышалось его громкое распоряжение, отданное на неизвестном мне языке, но со знакомой интонацией. Сразу же после раздался треск с силой брошенной трубки. Я подождал несколько секунд, желая удостовериться, что Мельмола в комнате один, а затем осторожно нажал на ручку и заглянул внутрь. Пол был покрыт пушистым ковром. Фарди, видимо, сидел в кресле спиной ко мне, я видел облако ароматного дыма, поднимавшееся над высокой спинкой. Бесшумно войдя в комнату, я закрыл дверь и в несколько прыжков оказался возле кресла. На сиденье лежала пепельница, из которой и поднималось «облако ароматного дыма».

— Даже не запыхался! — сказал кто-то сзади.

Я не спеша повернулся, держа в руке трофейное оружие. Мельмола не был вооружен. И он был один. Что-то перестало мне во всей этой истории нравиться. Когда хозяин сделал два шага ко мне, я неуверенно протянул ему пистолетик. Он удивленно посмотрел на него, а потом театрально обрадовался, даже позволил себе хлопнуть в ладоши:

— Ты нашел ее?! Как я рад!!!

Он подбежал ко мне и без труда вырвал пистолет у меня из руки. Достаточно громко, во всяком случае, отнюдь не себе под нос, я произнес ряд грязных ругательств, большая часть которых была адресована мне самому. Мельмола прижал к груди зажигалку, глядя на меня с неизмеримой благодарностью.

— Я так беспокоился, — сказал он. — Так беспокоился… Это подарок…

— Перестань!

Я повернулся и пошел к стене, у которой, словно в приемной президента, стоял ряд стульев с изящно изогнутыми ножками.

— Я действительно боялся, что с ней что-то случилось… — продолжал издеваться Мельмола.

Я произнес старую известную фразу насчет поцелуя и задницы. Она была ему знакома. Подойдя к бару, он придвинул его ко мне и, сев через два стула от меня, протянул мне портсигар, а когда я, глядя на его подозрительные черные сигареты, отрицательно покачал головой, показал на бар с целой полкой сигарет разных марок. За отсутствием других я взял «Мунлайт». Мельмола вежливо дал мне прикурить от своего пистолетика и начал разливать бурбон. Перед этим он вопросительно посмотрел на меня, а я кивком подтвердил правильность его действий.

— Вэт за вэт, — сказал он, подавая мне стакан.

— Я не понимаю по-цыгански!

Он искренне рассмеялся. Мне все чаще попадались симпатичные преступники — дурной признак.

— Я ведь должен был как-то отыграться, не так ли? — перевел он.

— Предлагаю перейти к сути дела, если таковая существует, — мрачно буркнул я.

— Неужели у вас совсем нет чувства юмора?

Я открыл рот и тут же снова его закрыл, поняв, что оказался в ловушке. Вздохнув, я попробовал бурбон.

— Ну хорошо. Вы отыгрались. Я рад. На душе полегчало. Что дальше?

— Дальше? — переспросил он. — У меня кое-что есть. Ваше здоровье… — Он поднял стакан. — Вы ведь ищете нечто странное, так? С одним из моих дальних знакомых как раз случилось нечто странное. А именно, три недели назад он спокойно сидел в одном заведении, «Кохинор» в Канзасе и пил с приятелями, когда вдруг вошел какой-то мужчина. Знакомый не обратил на него особого внимания, собственно, вообще никакого. Кто-то за его столиком сказал, что вошедший очень похож на другого известного всем человека, но на этом все и закончилось. А потом… Может быть, вы предпочитаете рассказ из первых уст?

— Предпочитаю.

— Минутку… — Он встал, подошел к столу и, пробормотав что-то в интерком, показал мне на кресла с противоположной стороны.

Я с удовольствием пересел — стулья были чертовски неудобные. Мы молча ждали две минуты. Потом кто-то постучал в дверь. Мельмола крикнул: «Входи!» В дверях появился мужчина в джинсовом костюме. Хозяин пригласил его сесть рядом с нами и велел:

— Рассказывай.

— Это было седьмого сентября. Мы сидели с двумя приятелями в «Кохиноре», пили пиво и так далее. — Под «и так далее» он наверняка подразумевал какие-то темные делишки. — Вдруг Расти говорит: «Смотри, вылитый Скайпермен!» Йохан посмотрел куда-то мне за спину и тоже удивленно говорит: «Ну-у!» Мне не хотелось оборачиваться, тем более что Скайпермена я терпеть не могу. Мы с ним как-то раз поссорились, я выбил ему передние зубы, да еще, похоже, и челюсть сломал. В общем, оглядываться я не стал, сказал им, чтобы слушали, что я им говорю, и не заморачивали себе голову всякими щенками. Йохан отвечает — в том-то и дело, что это не щенок, кто-то намного старше, может, его старший брат. В конце концов я обернулся, но тот тип куда-то пропал, а я вспомнил, что у Скайпермена никогда не было брата. Сирота из приюта. Ну, мы закончили разговор и собирались уже уходить, но я сказал, чтобы подождали, и пошел отлить. А в сортире меня ждал этот Скайпермен или как его там. То есть я не знаю, ждал или нет, я стоял перед писсуаром, а он вышел из кабины, приставил мне к затылку ствол, положил лапу мне на плечо и прошипел: «Быстро во двор!» У меня с собой даже ножа не было, так что я пошел, куда он велел, и мы вышли наружу. Он меня толкнул вперед, я обернулся и смотрю на него. А он улыбается во всю пасть, в лапе какая-то странная пушка, но на игрушку не похожа, так что я просто стоял и лишь молился, чтобы кто-нибудь вышел во двор и дал ему в лоб. А он аж весь трясется и говорит: «Ну что, Люкс? Наконец-то Бог мне тебя послал!» — «Да, меня зовут Люкс, но это какая-то ошибка». Он захихикал и головой качает: «О, нет! Никакой ошибки. Я Скайпермен. Харди Скайпермен, которому ты вышиб зубы. Я несколько ночей из-за тебя от боли выл. А теперь выть будешь ты». Вижу, он лапу с пушкой поднимает, ну и кричу: «Эй! Опомнись, парень! Не знаю, то ли это твой брат, то ли кто еще, но если ты его спросишь, то он тебе скажет, что мы просто подрались. У меня ребро сломано. А вообще, это он начал, и у него был нож». — «Врешь!» — рявкнул он. Я и вправду про нож соврал, но надо было что-то говорить, чтобы он сразу меня не прикончил. А он орет: «Врешь! Не было у меня ножа! Да, я выпил лишнего, но никто не избивает до беспамятства парня, который, может быть, впервые в жизни попробовал чего-то крепкого!» Он все время твердил, что он и есть Скайпермен. Подробности он и в самом деле отменно знал, но Скайпермену должно было быть лет двадцать, а этому было уже далеко за сорок. И он вовсе не притворялся, он в это верил. Ну, а я понял, что мне конец. Он еще что-то кричал насчет того, что долго этого ждал, и тут позади него открылась дверь, выглянул Расти и сразу понял, что к чему, выхватил пушку и выстрелил ему в спину. Этот якобы Скайпермен дернулся и повернулся к Расти. Расти выстрелил еще раз, Йохан тоже и, видимо, попал в магазин его пушки — грохнуло, будто граната взорвалась, только осколков не было, иначе бы нас всех в клочья разорвало. Когда я поднялся, этот Скайпермен уже валялся на земле мертвый. Расти был весь в крови, я поменьше, но я спрятался за ящиками, как только Расти в первый раз выстрелил.

Люкс откашлялся и облизал губы. Я сидел неподвижно, но чувствовал себя так, словно мне воткнули в мозг электрод и подключили к нему слабый ток — у меня дрожали кончики пальцев. Я бесшумно вздохнул.

— Куда делся труп?

Люкс посмотрел на Мельмолу. Мельмола едва заметно кивнул.

— Расти пригнал пикап, и мы его забрали. И похоронили…

— Покажешь где? — Мне хотелось, чтобы эти слова прозвучали как вопрос, но я готов был вытянуть из него информацию любым возможным способом.

Он снова посмотрел на Мельмолу и перехватил его взгляд.

— Примерно… если я помню. Была ночь и чистое поле…

— Хорошо. Можешь сразу поехать со мной?

— Может, — сказал Мельмола.

— Могу, — сказал Люкс, хотя это было уже совершенно лишним.

Я допил бурбон и вежливо отказался от следующего. Мельмола встал.

— Не обижайтесь, но, если бы я не следил за своими людьми, не говоря уже об оставленном в комнате стакане, вы лежали бы там до судного дня.

Я мрачно взглянул на него.

— Если бы я собирался на войну, это выглядело бы несколько иначе, — прошипел я.

— Может быть. — Он шевельнул бровями. — Но с этим?.. — Он подошел ко мне и коснулся моей спины. Когда он убрал руку, в ней оказалась тоненькая шпилька передатчика. — Этот дом нашпигован следящей аппаратурой, а чтобы переключить ее на наведение оружия, достаточно одного движения пальцем. Стоило бы вам только высунуть из комнаты нос, и его вам тут же бы отстрелили.

— Если бы у меня не было таких часов. — Я выставил левую руку и продемонстрировал многофункциональный «нельсон». Однако я не добавил, что, хотя «нельсон» мог помочь мне в расчете налогов, определении фаз Луны, взвешивании заказной бандероли и кое в чем еще, он не в состоянии был помешать работе других устройств. Мельмола тем не менее купился на мой блеф. Я повернулся к Люксу: — Идем?

— Грррм! — проворчал Мельмола. — Мы квиты. А если вам когда-нибудь потребуется поддержка, то с нашей стороны обойдется без «скорой».

— Может быть…

Я кивнул и направился к двери. Люкс поплелся за мной. У подъезда ждал «меррид», который привез меня сюда несколько часов назад. Тот же водитель, неподвижный и безразличный ко всему, отвез нас в центр. Я позвонил Саркисяну. Машина с его людьми появилась через четыре минуты. В штаб-квартире профессионалы занялись Люксом, я же занялся остатками виски из «служебной» бутылки Саркисяна. Я рассказал Дугу о пребывании у Мельмолы. Мы оба улыбнулись, причем я — не слишком искренне.

Вернувшись домой, я предложил Филу понырять в бассейне, не став добавлять, что под водой он задает меньше вопросов. Похоже, он чуял какой-то подвох, но, несмотря на прямое родство со мной, еще не был столь по-звериному хитер и потому согласился. Мы ныряли больше часа, после чего Фил забросал меня семнадцатью тысячами вопросов, лишь на некоторые из которых я знал ответы.

* * *

Саркисян пригласил меня к девяти утра — результаты экспертизы должны были уже быть готовы. Я появился в его штабе чуть раньше, вскоре пришел и Ник.

Мы ждали почти час, время от времени обмениваясь более или менее осмысленными фразами, без надежды на осмысленный ответ. Все трое успели продемонстрировать полный арсенал внешних признаков нетерпения: постукивание пальцами по столу, бормотание себе под нос, насвистывание (две разновидности — мелодичное и не очень), расхаживание по комнате, стук пальцем по экрану компа, попытки пнуть приклеившуюся к полу кучку засохшей жвачки, потрескивание суставами пальцев, пощелкивание ногтями по верхним зубам, зондирование уха кончиком мизинца. Пепельница едва не развалилась под тяжестью груды окурков. Двое попытавшихся заглянуть в комнату сотрудников Саркисяна тут же выскочили из нее, услышав обещание срезать им премию.

Без двадцати десять явился толстый очкарик. Не обращая внимания на нетерпеливое ворчание Дуга, он методично разложил на столе десятка полтора страниц и вставил диск в комп. Затем протер очки с тщательностью, достойной амстердамского шлифовщика алмазов, и по очереди внимательно посмотрел на каждого из нас. Когда он в конце концов обратился к Саркисяну, могло создаться впечатление, будто он именно сейчас сделал выбор, кого из нас считать главным.

— Гм-гм! Начну с анализа материалов, собранных во дворе бара под названием «Кохинор», находящегося в Канз…

— К делу! — прервал его новоизбранный шеф.

— В Канзас-Сити, на улице…

— К ДЕЛУ!!! — прорычал побагровевший Саркисян.

— Уже, уже… — Очкарик подпрыгнул и забормотал, словно подавившись собственным языком: — Анализ образцов, собранных со стен и земли, показывает присутствие веществ, наличие которых на данном дворе не поддается объяснению. Это керамический шлак и сплавы шлака с металлом, ванадий и три разновидности полимеров, из которых два в настоящее время находятся в перечне материалов, засекреченных в связи с использованием в компьютерной, военной и космической промышленности, где они применяются, например, при производстве многослойных микросхем. Что касается тех следов, можно предположить, что около месяца назад на территории объекта под названием… — он взглянул на Дуга и поправился: — Что там произошел взрыв какого-то устройства, содержащего все эти компоненты. Можно также предположить, что кто-то взорвал контейнер с образцами данных материалов.

Очкарик закрыл рот и посмотрел на Ника — видимо, мнение в отношении Саркисяна у него изменилось. Быстрыми движениями он сложил в ровную пачку страницы, в которые даже не успел заглянуть, после чего вынул диск и положил его на бумаги.

Дуг заскрежетал зубами и закусил нижнюю губу, напомнив мне своей физиономией прошлогоднюю модель «форда», у которой именно так выглядел передний воздухозаборник. «Форд», однако, не умел причмокивать, в отличие от Саркисяна.

— Спасибо, — сказал он. — Будьте на месте, пока я вас не отпущу. Документация останется здесь.

Очкарик с достоинством поднялся и вышел, кивнув Нику Дугласу. Дуг хлопнул рукой по колену.

— Как будто все сходится! — удивленно пробормотал он.

— Это еще не повод… — начал Ник.

— Знаю, — прервал его Дуг. — Но это первая за неделю осмысленная информация. Я рад чему угодно.

— Результаты эксгумации тоже сегодня? — спросил я, зная, каким будет ответ.

— Сейчас будут! — нетерпеливо буркнул он, словно поторапливая невидимых патологоанатомов и лаборантов. — Обещают… О-о! — Дверь открылась, и вошел один из парней Дуга, с небольшим пакетом в руке. — Вот и…

— Шеф, это не то! — поспешно перебил его вошедший. — Только что доставил курьер…

Саркисян одним движением разорвал пакет. В жестком конверте лежал маленький диск. Дуг осмотрел его с обеих сторон и, не видя описания, вставил в щель компа. На экране на несколько секунд появилась стандартная сетка растра, а затем я увидел самого себя, деловито перерезающего путы из пластыря на запястьях и лодыжках. Мои вчерашние догадки оказались верными — у Мельмолы все же была камера, и неплохая, хотя и не высшего класса. Объективы были также и в коридоре, а воткнутый в мою одежду передатчик включал их один за другим, когда я перемещался по зданию. Я также увидел… все мы увидели гараж и мою в нем деятельность. Ник фыркнул, глядя, как я закуриваю, а потом сказал:

— Тебе не пришло в голову, что в сигареты могли что-нибудь подмешать?

Я удивленно посмотрел на него:

— А кто мог бы мне подложить такую свинью?

На экране появился кабриолет и помчался к воротам. Кто-то стрелял, и теперь я увидел, почему пули прошли мимо. У меня вспыхнули уши, я встал и прошелся по комнате.

— О-о… — Саркисян восхищенно покачал головой, глядя на экран. — Этот прыжок… очень даже, очень…

Я докурил сигарету, стоя спиной к экрану и разглядывая план шоссе, на котором было совершено ограбление. Точечки микрозарядов складывались в какой-то узор, хотя комп утверждал, что это просто оптимальное расположение, с небольшой долей случайности, именно таким образом, чтобы даже в случае каких-либо помех план мог быть реализован.

— Конец, — услышал я голос Саркисяна. — Неплохо ты отличился…

— Знаю. По моему мнению, я заслужил четверку с плюсом.

— Нет, это слишком много! — Ник откинулся на спинку кресла. — Ни один нормальный человек в такой ситуации не стал бы пользоваться чужими сигаретами.

— Ник прав! — решительно сказал Дуг. — И…

— Ладно! — прервал я его. — Обещаю не курить чужие сигареты и не пить чужое спиртное! А как, по-вашему: в чужих женщин тоже могут что-нибудь подмешать?

Дверь открылась. Вошедший сразу же попал под обстрел алчных взглядов шести пар глаз.

— Нам передали тело мужчины в возрасте около сорока пяти-сорока восьми лет, — сказал он, остановившись перед Дугом, — погибшего от трех выстрелов из огнестрельного оружия. Две пули калибра 0.35, одна калибра 0.42. Одна из пуль попала в находившееся в руках потерпевшего устройство, которое в результате взорвалось. Кисть правой руки оторвана, левая значительно пострадала. В брюшной полости потерпевшего наличествует значительных размеров дыра, которая, вероятнее всего, также является последствием взрыва. "Я связался с бригадой, обследующей место смерти потерпевшего. Результаты взаимно подтверждаются. В теле потерпевшего мы обнаружили те же элементы, сплавы и материалы, которые, в странном сочетании, присутствуют во дворе того заведения. Мы пришли к выводу, что одна из пуль тридцать пятого калибра стала причиной взрыва, который привел бы к смерти потерпевшего, если бы он не скончался от предшествующих огнестрельных ранений.

— Что вы можете сказать о нем самом?

— Одежда и содержимое карманов носят признаки рядовых изделий массового производства. Интересным может показаться одно: все это было куплено в одно время, примерно за четыре дня до смерти владельца. Мы нашли даже сохранившиеся метки с штрих-кодом. Мы опознали потерпевшего, хотя в данной связи возникли некоторые… — он замялся, — некоторые несоответствия. Если исходить из имеющихся у нас данных, потерпевший — некий Харди Скайпермен, родившийся двадцать третьего февраля 2028 года в Скормоне, отдан в приют третьего марта того же года, воспитывался за государственный счет до совершеннолетия. В возрасте семнадцати лет, около двух лет назад, был избит, в результате чего получил перелом челюсти и потерял четыре зуба. Нам удалось также получить отпечатки пальцев, которые с вероятностью девяносто процентов можно приписать Харди Скайпермену. Однако этим данным полностью противоречит биологический возраст потерпевшего. Данные анализа клеток и тщательное, проводившееся три раза независимо друг от друга, исследование кожи, сетчатки глаз, волос и зубов показывают, что в момент смерти ему было от сорока пяти до сорока восьми лет, плюс-минус два года. К сожалению, данное противоречие мы объяснить не в состоянии. Еще одно неясное обстоятельство — тот факт, что у потерпевшего два шрама на ребрах с левой стороны, вероятнее всего, результат удара каким-то металлическим предметом, достаточно острым, но не ножом, возможно, стамеской. Подобных следов не должно быть у Скайпермена, по крайней мере, их не было до последнего его пребывания в больнице, где ему лечили челюсть. Мы располагаем полной документацией о том случае.

Эксперт облегченно вздохнул, словно радуясь тому, что преодолел самую тяжелую часть доклада, и облизал губы. Саркисян посмотрел на меня, а потом на Ника, несколько раз поскреб подбородок и кивнул:

— Хорошо. Спасибо. Передайте бригаде, что, вероятнее всего, все вы правы, сколь бы странно это ни звучало. Это информация только для вас. Спасибо.

Эксперт повернулся и вышел. Мы все одновременно зашевелились в своих креслах. Ник заговорил первым:

— Объясните мне кое-что. Если кого-то убивают в две тысячи триста пятом году, то до этого времени он жив, так? А что происходит, если он из этого две тысячи триста пятого перемещается в две тысячи двести восемьдесят второй и там погибает? Он исчезает в две тысячи триста пятом и всех предшествующих годах, или только начиная с две тысячи триста пятого?

— Ты хочешь найти второго Скайпермена, — сказал я.

— Необязательно. Думаю, он все равно ничем не мог бы нам помочь. Никому не известно, чем он будет заниматься через тридцать лет. Так что он не знает своих дружков, своего шефа… — Неожиданно он замолчал и уставился в пол, а кончики указательных пальцев приложил к носу.

— Ну? И как там насчет всех этих штучек со временем, умник? — спросил Дуг. — Из всех нас ты больше всего имел с ним дела.

— Не издевайся.

Пачка «Голден гейта» была пуста. Я надеялся, что в пиджаке есть еще сигареты. К счастью, они действительно нашлись. Я вернулся на свое место. Ник все еще держал пальцы у носа, ища взглядом решение проблемы в узоре на покрытии пола.

— Теоретически… — начал Дуг, — если здесь был убит человек из будущего, то он должен жить и дальше, вплоть до того момента, из которого прибыл к нам… Так?

— Из того, что ты говоришь, следует, что наша жизнь — это бесчисленное множество как бы стоп-кадров, по которым мы путешествуем, неуклонно приближаясь к тому, на котором написано «Конец». Это означало бы, что мы существуем в бесконечном количестве экземпляров, из которых лишь один обладает сознанием? Как если бы в очень длинном ряду лампочек загоралась всегда только одна, следующая? — спросил я.

— Не знаю. Что ты ко мне пристал? У меня мозоли на мозге образуются, когда я об этом думаю. Если все так, как ты сказал, это значит, что все уже было, и одновременно все есть. А мы можем дергаться, сколько хотим, но все равно не вырвемся из схемы, в которую когда-то сами себя включили.

— Может, мы и есть те, кто сейчас пишет схему для следующих Оуэнов и Дугов? — спросил я, собственно, лишь затем, чтобы они не заметили, насколько мне не нравится весь этот разговор о времени.

— Слушайте… — вышел из задумчивости Ник. — Может, этот старый Скайпермен связался с нормальным, сегодняшним? Если бы я прилетел во времена своей молодости, я постарался бы встретиться с самим собой, верно? Может, подбросил бы ему сотню-дру-гую…

Я набрал в грудь воздуха, чтобы его отругать, но тут меня осенило.

— Погодите… Гайлорд говорил, что ему приходится достаточно долго заряжать свою аппаратуру. Я хорошо это помню. И он мог находиться здесь не больше суток, даже меньше, чуть больше двенадцати часов. Можно предположить, что наши друзья побывали здесь по крайней мере несколько раз, чтобы познакомиться с маршрутом, подготовить дорогу и тот овраг. Не думаю, чтобы у них было много времени на личные дела, и наверняка им было строго приказано хранить тайну, но люди есть люди…

Некоторое время стояла тишина, затем Дуг сжал губы и выдохнул сквозь зубы.

— Итак, у нас два направления для действий: одно — визит к Хейруду, другое — работа на Земле.

Здесь нужно найти Скайпермена и поискать оборудование, которое использовалось для того, чтобы нафаршировать шоссе и накрыть крышей овраг, поскольку я не поверю, что они доставляли сюда свои машины.

— Не забудь, что это могли быть маленькие ручные тележки, — возразил Ник.

— Даже если так, — настаивал Дуг. — Им нужно было много места для картин, сами они тоже кое-что занимали. А у них, надо полагать, тоже действует закон пропорциональной связи между количеством израсходованной энергии и перемещаемой массой.

— Ладно! Это всего лишь тема для рассуждений, но они ничего не решают. Договоримся, что будем делать дальше. Я… — я посмотрел на обоих друзей, — лечу к Хейруду. Думаю, Дуг тоже бы там пригодился, чтобы поддержать мою болтовню своим авторитетом, но, с другой стороны, он должен следить за делами здесь. Полагаю, что это важнее, поскольку, может быть, наши новые друзья от Мельмолы что-нибудь для нас найдут? Как?

— Не очень-то мне охота лететь, — застал меня врасплох Ник, опередив мое предложение.

— Полет — ерунда, — сказал я. — Две пересадки, и все.

— А на месте?

— О-о… Все, что угодно! Можно курить, есть неплохие бары, ну, и к тому же половину населения станции составляют симпатичные девушки.

— Вот именно, я же говорил, что мне незачем туда лететь…

— И ты будешь весить вшестеро меньше, чем на Земле.

— А на хрена мне это?

— Ну, уж не знаю, чем тебя завлечь. — Я перебросил пиджак через руку и посмотрел на Саркисяна: — На какой пароль мне зарезервировано место?

— На «Двадцать четыре».

— А может, просто полетишь мне за компанию? Чтобы мне не было скучно? — спросил я Ника.

— Это другое дело. — Он нахмурился и расширил ноздри. Его лицо приобрело решительное выражение. — Можешь на меня рассчитывать.

— Оуэн… — Саркисян встал и подошел ко мне. — Перед отлетом свяжись со мной. Тебе действительно нужны какие-нибудь бумаги с просьбой о помощи. Ты разговаривал с Хейрудом. Он не считает, что они могли бы тебе пригодиться?

— Сомневаюсь, но что-то подобное все же хотел бы иметь. Глупо было бы возвращаться ни с чем, не испробовав все возможные способы. Порой гербовая печать действует на людей весьма забавно.

* * *

Зал терминала, способный проглотить несколько тысяч человек, был заполнен самое большее на одну шестую. Мы чувствовали себя словно закуска, приложение к собственно главному блюду, которое, пропущенное через пищеварительный тракт терминала — кассы, коридоры, столы упаковки, пункты проверки багажа, сервис, — затем распределялось на отдельные порции, чтобы лететь на восток, север, запад и юг. Может быть, в виде экскрементов гигантского пожирателя-транспортера?

Оглядевшись по сторонам, я увидел направлявшегося ко мне Ника. Закурив, я протянул ему руку. Он пожал ее, но небрежно, мимоходом, словно считал приветствие чем-то слегка мешавшим делать основную работу. В чем-то он был прав — мы прибыли сюда не затем, чтобы радостно приветствовать друг друга после двухчасовой разлуки, но он и без того вел себя несколько странно. Я показал ему на вход в коридор номер 221 и пошел первым. Он догнал меня через несколько шагов и какое-то время шел молча, потом ткнул подбородком в сторону гигантской стереограммы с лицом Би Стеннема. На щеке Стеннема отпечатался след пухлых напомаженных губ. Он широко улыбался, закатив глаза, чтобы видеть поля шляпы, по которым шла надпись: «Не спеши в небесный — посети земной. РАЙ!»

— Похоже, ему на морду зебра в течке уселась… — сказал Ник с такой злобой, словно комментировал падение Стеннема бессмертной фразой: «Так ему и надо».

Я посмотрел на Би, потом на Ника, но пока что ни о чем не догадывался. Было раннее утро, я не выспался, и у меня покалывало где-то в окрестностях грудины.

— Почему именно зебра?

— Глянь на его морщины! — прошипел Ник. — У него же полоски на роже отпечатались…

Пожав плечами, я переложил сумку в другую руку и выстрелил окурком в сторону пепельницы, угрюмо бродившей в поисках работы. Ник явно не собирался никого и ничего щадить.

— Мы что, полетим с этой бабулей? — спросил он, скрежетнув зубами.

Он смотрел на симпатичную пухлую женщину лет сорока, с мягкими привлекательными формами. Я набрал в грудь воздуха, но Ник уже навел оружие и бил из обоих стволов.

— Если все пассажирки такого же возраста, то, надеюсь, половина из них сойдет еще до выхода на орбиту. Ведь ее возраст можно определить только на основании анализа изотопов углерода!

У меня возникла некая мысль, но, прежде чем я успел что-то сказать, он закончил:

— Хотя тогда могло еще не быть углерода. — Ник посмотрел на меня: — Сколько лет существует углерод?

Я хлопнул его по спине.

— Я тоже первый раз боялся, — успокаивающе сказал я.

— Что ты болта…

— Но это быстро прошло, — заглушил я его фальшивую обиду. — Немного невесомости — действительно непривычно, а остальное… Словно едешь на ночном экспрессе.

— Отвали!

— Уже. Только скажи, сколько ты взял с собой, а я сказку тебе, кто ты.

Какое-то время мы шли молча. Я думал, что Ник обиделся, но он, похоже, просто считал про себя. Наконец он бросил на меня взгляд, уже не столь тяжелый, как три минуты назад.

— Семь… — пробормотал он.

— Сколько???

— Семь… вернее, шесть.

— Да ты с ума сошел! Мы летим туда на два дня!

— Но сам полет занимает четверо суток.

— Ну тогда я пас. — Я покачал головой. — Ты не знаешь, что это такое — блевать в невесомости. Хочешь поиграть в реактивный самолет — что ж, дело твое.

Ник что-то сказал, но я опередил его и подошел к стюардессе, мило, хотя и профессионально улыбавшейся на фоне ряда компьютерных терминалов, которые, видимо, должны были внушать пассажирам доверие к космическим линиям. Нику удалось догнать меня лишь на борту орбитального модуля.

— Ничего не могу с собой поделать, — пробормотал он. Выдыхаемый им воздух сразу же опускался на пол, так он был насыщен алкогольными парами. Однако я не мог осуждать Ника, я сам помнил собственное оцепенение, когда у гаража на меня напал мастер пращи и когда за глоток чего-нибудь крепкого я дал бы себя порезать на куски. — У меня внутри будто все переворачивается, надеюсь, от меня не потребуется ничего серьезного, кроме как дышать и мочиться…

— Успокойся, — сказал я, едва не посоветовав ему глотнуть для храбрости. — Завтра мы пересаживаемся на челнок и еще через несколько часов будем на месте.

— Ага… — пробормотал он и потащился к себе в каюту.

Когда я заглянул к нему два часа спустя, он лежал на койке, на животе, разбросав руки и ноги. Возле койки стояли два пластиковых ведра. Монотонный, проникающий под черепную крышку голос уже начал передавать Нику информацию, которая могла в ближайшее время спасти ему жизнь: «…Луна вращается вокруг Земли со скоростью один и две сотых километра в секунду, совершая полный оборот каждые двадцать семь и тридцать две сотых земных суток. Во время лунного дня, продолжающегося более двух недель, ее поверхность в экваториальной зоне нагревается до ста тридцати градусов Цельсия, ночная же температура опускается до минус ста пятидесяти градусов Цельсия. Среднее расстояние от Луны до Земли составляет триста восемьдесят четыре тысячи километров…» Я тихо закрыл дверь и пошел в бар, решив, что могу позволить себе рюмочку, пока Ник мне не мешает. Еще не дойдя до источника, я вспомнил, как звучит продолжение лекции: «Радиус Луны составляет тысячу семьсот тридцать восемь километров. Сила притяжения вшестеро меньше земной, что на практике означает, что человек, весящий на Земле восемьдесят килограммов, на Луне будет весить около тринадцати. Он сможет прыгать в шесть раз дальше и поднимать вшестеро большие грузы…» Лекции, которыми пичкали меня во время первого путешествия, принесли свои плоды в виде фундаментальных знаний.

— Пробовать уж точно не буду, — пробормотал я себе под нос.

Бармен слегка наклонил голову, чем-то напомнив орла, разглядывающего потенциальную жертву.

— Это я сам с собой, — пояснил я.

Он изобразил нечто вроде понимающей улыбки, в которой я вовсе не нуждался. Возвращаясь к себе в каюту, я заглянул по пути к Нику и вылил в унитаз содержимое трех из четырех оставшихся у него бутылок. Впрочем, я не уверен, что слово «вылил» в данном случае является достаточно точным. Я сидел на краю толчка и, потягивая из одной бутылки, выливал содержимое остальных. Вся операция заняла минут двадцать. Аккуратно сложив пустые бутылки в контейнер, я вернулся к себе и провалился в сон. За мгновение до этого до меня донесся голос: «Луна светит в четыреста пятьдесят тысяч раз слабее Солнца…» Кажется, я еще успел выругаться.

* * *

Дон Вермилья встретил нас на вездеходе у самого посадочного модуля. На его бесстрастном лице не появилось даже тени улыбки, он не воскликнул: «Оуэн, ах ты старый осел!», не хлопнул меня по спине. Впрочем, хлопать по спине кого-то одетого в скафандр особого смысла все равно не имеет. Однако он одарил нас ясным искренним взглядом, чему не в состоянии было помешать даже поблескивавшее сеткой мелких царапин стекло шлема, звучным и столь же искренним голосом произнес короткую приветственную речь и первым направился к машине. Ник двигался в соответствии с инструкцией, вдолбленной ему в голову во время сна. Видя мрачные взгляды, которые он бросал на окружающий пейзаж, мне так и хотелось кое-что ему объяснить относительно встречающихся по пути строений, соединительных туннелей, мачт, зеркал, полей с солнечными батареями и прочих элементов лунного ландшафта. В помещении шлюза мы сняли скафандры. Вермилья пожал руку Нику, а потом мне.

— Второй визит детектива за полгода? — полувопросительно сказал он.

— На этот раз я здесь не как детектив. — Я жадно затянулся первой за сорок минут сигаретой.

— По вопросам наследства, — добавил Ник, почему-то мстительным тоном.

Дон несколько секунд удивленно вглядывался в наши лица, затем показал рукой в сторону коридора.

— Ваши комнаты рядом, двадцать шестая и двадцать седьмая. Йолан освободится часа через полтора. Колдует над чем-то в стерильной камере, не стоит ему без нужды мешать.

— Как раз столько нам хватит, чтобы отдохнуть. Я пошел первым, пытаясь вспомнить, как надо ходить на Луне. Два раза я едва не перекувырнулся, но сумел удержаться в вертикальном положении — стена была рядом. Обернувшись, я увидел, что Дон уже скрылся в ближайшем коридоре, а Ник, стиснув зубы, пытается идти, не отрывая подошв от пола. Из этого ничего хорошего получиться не могло, и не получалось. Но мы все же перемещались вперед, правда с трудом, словно пара путников, месяц блуждавших по пустыне, однако как-то шли. Я толкнул дверь комнаты Ника и вошел, а когда Ник наконец до нее дотащился, его уже ждала плоская бутылка, которую я держал в руке. Последняя из его запасов. Мне было очень приятно увидеть в ответ столь широкую улыбку.

Мы молча глотнули по два раза из бутылки. Ник расслабленно откинулся на спинку удобного кресла, точно такого же, как то, в котором я провел несколько часов с Энн Мидмент во время моего первого посещения спутника Земли. Я сбросил пиджак и развалился на койке.

— Багаж доставлен, — послышался голос из динамика интеркома.

Я небрежно махнул рукой, глотнул еще немного и протянул бутылку Нику.

— Здесь не воруют, — сказал я. — А если даже и так, то бежать им все равно некуда.

Ник отхлебнул из бутылки так, что у него булькнуло в горле.

— Сразу же, как только вернусь на Землю, — сказал он, тщательно утирая губы, — записываюсь на курс лечения. Столько, сколько я выпил за…

— Преувеличиваешь! Просто в невесомости алкоголь сильнее ударяет в голову. А кроме того, еще раз повторяю: я почти все вылил. А то, что похмелье здесь куда хуже, да и рожа болит от поцелуев с унитазом… — Я пожал плечами. — За все надо платить. Сделав еще глоток, я встал, отдал Нику бутылку с остатками спиртного и вышел. В коридоре нас ждала тележка с двумя сумками; я забрал свою и пошел к себе. У себя в комнате я выдвинул клавиатуру компа, но вспомнил, что здесь, на Луне, не принято работать пальцами.

— Комп… Разговор с мисс Мидмент, — потребовал я.

— Да? — услышал я раздраженный голос Энн.

— Гм… Это Оуэн… Оуэн Йитс, — сказал я, обращаясь к темному экрану.

— А-а… Оуэн Йитс, — медленно повторила она, и ее голос приобрел прежний раздраженный тон. — Приветствую. Что нужно?

— Собственно, ничего. Я не осмелился бы нарушать твой покой, если бы у меня к тебе имелось какое-то дело. Это было бы тривиально, тебе не кажется?

Экран моргнул, и на нем неожиданно появилось лицо Энн. Мы смотрели друг другу прямо в глаза. Она слегка наклонила голову и провела кончиком языка по губам.

— Столь же тривиальным мне кажется иметь на Луне девушку, к которой можно заглянуть в гости каждый раз, когда бываешь там по делам.

— Боже мой! Энн! Ты же не ожидала, что я сделаю тебе предложение? — спросил я, чувствуя непонятную злость, даже ярость.

— Именно так! — фыркнула она и слегка отодвинулась от экрана. Ее лицо на мгновение расплылось, а затем его изображение снова стало резким. — Я же тебя, считай, вылечила. Ты был совершенно разбит и сломлен, зато ты симпатичный и из той разновидности людей, которая мне нравится…

— Ну, тогда на этот раз нам и в самом деле незачем морочить друг другу голову: я вполне бодр, весел и, можно сказать, сменил видовую принадлежность…

— Угу. Вижу. — Она наклонилась вперед. — Пока! Экран погас. Я постоял перед ним еще несколько секунд, но ничего не произошло. Я упал в кресло, размышляя, какие шаги предпринять дальше. В конце концов я достал из сумки фляжку и, раздевшись, пошел с ней принять душ. Включая фен, я услышал голос Ника:

— Ты там?

— Тут! Сейчас выйду. Направо от двери раздатчик, компа, закажи два кофе, хорошо?

Я вернулся в комнату, обмотавшись полотенцем, бросил Нику фляжку и достал из сумки чистую одежду. Кофе оказался отвратительным. Я связался с дежурным по кухне и попросил что-нибудь, в большей степени напоминающее известный мне напиток. Парень улыбнулся и обещал поделиться собственным, добавив, что когда-то комп пытались научить варить кофе, но потом отказались от этих попыток, так что комп делает его теперь по собственному разумению. Мы с Ником закурили.

— Что за тип этот Хейруд?

— Чокнутый ученый, совсем как в кино. К тому же без ног и без протезов. Персона, видимо, весьма важная, поскольку весь экипаж станции дал бы себя изнасиловать ради него. И еще он помешан на времени. Это он построил машину, которой воспользовался Гайлорд. Да ты ведь знаешь…

— Знаю, но чем больше я слушаю разговоров на эту тему, тем легче мне до чего-то докопаться… — Он затянулся. — Послушай… Хейруд конструирует машину времени, Гайлорд ее использует. Так? Но знает ли Хейруд, тот, что в будущем, что в таком-то году к нему явятся двое с полномочиями ЦБР и попросят построить такую машину? А может, он вообще бы ее не построил, если бы не мы? А?

— Лучше иди отсюда, а то дам пинка, — буркнул я. — С этим временем все настолько запутано… Последствия, взаимосвязи… Я ничего не понимаю и к тому же боюсь, как бы мы…

— Заказ из кухни, — прервал меня комп.

— Очень вовремя… — Я открыл дверь, забрал поднос с небольшим термосом и двумя чашками, затем толкнул ногой тележку, и мы разошлись в разные стороны. Это действительно был настоящий кофе. Во всяком случае, он вполне уживался с остатками бурбона из фляжки.

— А что будет, если Хейруд откажется сотрудничать?

Я медленно обвел взглядом потолок и стены, затем посмотрел на Ника. Он прищурился и едва заметно покачал головой.

— Что будет? Не знаю. Ничего не будет. Это вопрос не только его желания. Всегда может оказаться, что он построит свою машину только через пятнадцать лет. — Я закурил новую сигарету. — Комп! Включи вентиляцию! — Я выпустил струю дыма, наблюдая, как ее по моей команде всасывает прожорливый вентилятор. — Я ничего не знаю, придется подождать до разговора с Хейрудом.

— Хреновое дело.

— Такова жизнь… — констатировал я. Внезапно мне пришла в голову глупая мысль, которой мне немедленно захотелось поделиться с Ником. Это так по-человечески — делиться всякими глупостями. — А почему бы нам не открыть фирму? А? Ты стал бы моим компаньоном?

— Я? Компаньоном? — Он рассмеялся. — Оставь… Кроме того, твои компаньоны кончают… — Он замолчал и покраснел. — Извини, Оуэн. Я кретин…

Я пнул его носком ботинка в лодыжку.

— Нет, это я кретин. Действительно, что-то в этом есть. Все мои компаньоны кончают плохо…

— Перестань! — Ник потер лицо ладонью. — Кажется, я перебрал… Я скажу тебе, почему не могу быть твоим компаньоном… — Он замолчал и, так же как и я несколько минут назад, обвел взглядом потолок и стены.

— Чтоб тебя! — рявкнул я. — Серьезно? Когда? Он улыбнулся несмелой, девичьей улыбкой, даже покрылся легким румянцем. Я хлопнул его по колену. Он смущенно засмеялся.

— И вы, черти, ничего мне не сказали? Мне?!

— Знаешь… Мой шеф…

— Дуг свое точно получит, это уж наверняка…

— Это не только его вина. — Он затушил сигарету и поскреб затылок. — Мы собирались устроить основательную вечеринку по этому поводу, но буквально на следующий день после подписания всех бумаг… Ну, ты знаешь…

— А… Действительно, неплохое начало…

— Да, я даже подумал, будто я Иона, угодивший в брюхо кита…

— А знаешь… может быть… Ну ладно, пусть об этом беспокоится Саркисян. Я…

Из динамика над дверью раздался мелодичный сигнал:

— Мистер Йитс, вас ждут в комнате номер двадцать четыре.

Я вскочил. Ник нервно затянулся, словно ему через мгновение предстояло спуститься под воду, и двинулся следом за мной. С помощью, возможно, не очень изящных, но вполне действенных телодвижений две минуты спустя мы добрались до двери комнаты Хейруда. Она открылась, едва я взялся за ручку.

Йолан Хейруд сидел в своем кресле. Он явно старался, чтобы его лицо ничем не выражало интереса, а может быть, что было вполне понятно после единственного моего с ним разговора, — неприязни. Если на его лице и было вообще хоть что-то написано, то самое большее — легкое раздражение. Я сделал три шага в неопределенном направлении, давая ему время решить, стоит ли ему обмениваться с нами рукопожатием. Подождав несколько секунд, он двинулся нам навстречу, протягивая руку. Мы оба по очереди пожали ее и сели. Йолан вопросительно посмотрел на меня. Я подал ему конверт, который достал из кармана. Он несколько раз перевернул его, якобы рассматривая, в действительности же он размышлял, только я не знал, над чем именно. В конце концов он разорвал конверт, достал оттуда небольшой листок, прочитал его содержание, посмотрел на нас и еще раз перечитал послание шефа ЦБР.

— Можно проверить идентификаторы? — спросил он.

— Даже нужно. Заодно узнаете, насколько высоки наши полномочия, — сказал я. — Только, будьте любезны, подождите еще несколько секунд, пусть исчезнет текст.

Он кивнул, выпятил челюсть и закусил верхнюю губу. Мы молчали. Через десять секунд он показал нам листок, на котором осталось лишь несколько цифр и печать-идентификатор. Подъехав к терминалу мощного компа, он вставил листок в щель сканера и прочитал информацию с экрана. Несколько секунд спустя из отверстия высыпалась горстка желтоватой пыли.

— Ага… — пробормотал он и, подъехав ближе, вопросительно посмотрел на нас.

— Нам нужно полностью экранированное помещение. Если здесь такого нет…

— Есть, — раздраженно сказал он, обводя рукой все четыре стены, пол и потолок.

— Отключите комп, даже аварийный контроль, а мы тут немного пошарим. Хорошо?

Он сердито засопел, но кивнул. Мы с Ником достали тонкие перчатки с вплавленными в них датчиками, надели очки, вставили в уши клипсы, а в гнезда на манжетах воткнули сенсоры. Ник направился к стене с дверью, я занялся той, что была справа от него. Ник закончил раньше — ему нужно было проверить меньшую площадь — обошел меня и принялся за следующую стену. Я посмотрел на Йолана. Тонкие линии в линзах очков искажали его лицо, а может быть, он и в самом деле злорадно улыбался. Я тщательно «просмотрел» всю стену, со стороны это выглядело так, будто я сметал с нее паутину или как если бы упражнялся в пантомиме, неуклюже изображая сцену поиска выхода из стеклянной клетки. Хейруд раздраженно фыркнул. Я закончил и повернулся к нему.

— Откройте стену с часами и выключите комп, — велел я.

Он со злостью ткнул пальцем в несколько клавиш. Открылась стена с несколькими десятками тысяч часов, затем комп жалобно пискнул и отключился. Я подошел к часам. Теперь я работал медленно, у меня начинали болеть руки, которые приходилось держать поднятыми. Только сейчас я понял, сколь тяжела была жизнь у кукольников и сколь тяжела она у тех, кто пытается воскресить древнюю область искусства, конструируя программируемых и управляемых на расстоянии марионеток. Я обследовал около двух тысяч устройств, когда клипса в моем ухе дрогнула и тихонько запищала. Что-то моргнуло в правом стекле очков. Я медленно переместился вправо и выключил акустический сигнализатор. Отойдя на полшага назад, я совершил руками несколько движений, похожих на пассы гипнотизера, но чувствительность переносного комплекта была слишком низкой. Я снова приблизился к стене и начал медленно и систематически ее обследовать. В конце концов очки радостно вспыхнули.

— Ник… — позвал я.

За спиной послышались его шаги, сразу же после тихо загудел двигатель кресла Хейруда. Ник выставил вперед руки и некоторое время двигал головой. Сбросив перчатки, он достал из кармана массивный портсигар и открыл его. Я вернулся к стене. Несколько раз повторив проверку, я окончательно убедился, что плоский «фрилекс», показывавший восемнадцать часов сорок две минуты семнадцать секунд, помимо сложного механизма, содержит в себе еще какой-то посторонний элемент. Я снял его и положил в портсигар. Ник закрыл крышку и убрал его"в карман. Мы завершили осмотр часов, затем подобному же обследованию подвергся пол, а затем потолок. Это заняло минут двадцать, но руки у меня болели так, словно я перетащил на них секвойю. Я свалился в кресло, Ник — чуть позже. Хейруд посмотрел на нас, а затем, словно приняв какое-то решение, подъехал к бару.

— Что-нибудь полегче… — не то спросил, не то утвердительно сказал он. — Если нам предстоит столь серьезный разговор…

— Для начала попрошу два пива, а потом полагаюсь на вас…

Сидевший ближе к Йолану Ник взял у него две банки и протянул одну мне. Они одновременно зашипели, открываясь, столь же одновременно вздохнули и мы, приняв в себя их содержимое. Именно так — ведущими себя словно два одинаково настроенных робота — представляют себе люди сотрудников государственной безопасности или ЦБР. Я ждал какого-нибудь шутливого замечания Хейруда, но он был либо умен, либо, по крайней мере, деликатен. Смешав три коктейля в высоких охлажденных стаканах, он поставил их на прикрепленный к тележке поднос и подъехал к нам.

— Пожалуйста, и слушаю вас.

Сперва я отпил из стакана. Даже не потому, что мне так уж хотелось выпить. Я десяток раз предварительно проигрывал этот разговор, и сам, и с помощью Саркисяна и Ника. И до сих пор не мог решить, в каком тоне его вести: требование, шантаж, просьба? Упирать на патриотизм, на честность ученого, на месть за подслушивание?

— Во время предыдущего визита я убедился, что вашим настоящим хобби и страстью является время. Вы признались, что вам хотелось бы иметь возможность путешествовать во времени. Или «по» времени, не знаю, как правильно говорить… Может, я спрошу прямо: это уже реально?

Он нахмурился и, не спуская с меня глаз, почесал округлое завершение бедра-культи. Так он сверлил меня взглядом секунд пятнадцать, продолжая чесать ногу. Это продолжалось так долго, что я начал подозревать, что он приводит в действие детектор лжи.

— Может, повторить вопрос? — предложил я.

Он молча перевел взгляд на Ника, но перестал чесаться, что освободило его от подозрений об укрытом в штанах детекторе.

— Вопрос я понял… — медленно проговорил он. — Вопрос я понял… — повторил он, явно желая выиграть время и продумать ответ. Я почувствовал, что сердце у меня забилось сильнее. Раз он не смеется, не таращит глаза, не смотрит на нас так, словно только сейчас заметил торчащие у нас из голов щупальца и половые органы вместо носов, был шанс получить от него правдивую информацию. Он поднял голову и широко улыбнулся. — А собственно, почему вы спрашиваете? Расскажите, — потребовал он.

— Хорошо, — сразу же согласился я. — Совершено преступление гигантского, неслыханного до сих пор масштаба. Если о нем станет известно, наша страна будет скомпрометирована на веки веков. Кто знает, не рухнут ли все наши союзы, будем ли мы достойны доверия, не отразится ли это на мировой экономике, соотношении сил и политической стабильности. Мы подозреваем, что преступление совершила некая группа из будущего. И это может стать началом кошмара. Если мы не ошибаемся, если кто-то в будущем стал обладателем рецепта идеального преступления, можно опасаться куда более худшего. Кто запретит ему появляться здесь и убивать, например, глав государств? Мы будем взаимно обвинять друг друга в нарушении договоров, пока какая-то из сторон не выдержит и не нанесет удар теми средствами, которыми она располагает. Остальное можете представить сами…

Хейруд смотрел на меня, прищурив глаза, будто оценивал истинность моих слов или искренность намерений. Время от времени он бросал быстрый взгляд на Ника, спокойно потягивавшего коктейль. Мне он не особо пришелся по вкусу, и я закурил, чтобы отбить его странный хлебный привкус.

— Гм… — наконец заговорил Хейруд. — Это… — Он говорил, чтобы заполнить тишину, а также потому, что мы явно ожидали его ответа, но, по сути, он все еще размышлял над моими словами. — Это звучит не слишком правдоподобно. Может быть, вы мне не все рассказали? — Я молчал. — Например, почему вы обращаетесь ко мне? Даже если действительно преступление совершили злоумышленники из будущего, то почему бы вам не привлечь кого-то другого? Почему вы полагаетесь именно на меня?

Я закурил и машинально потянулся к стакану, но тут же его отставил и посмотрел на Ника, который едва заметно кивнул.

— Я могу попросить просто виски? Или… — меня вдруг осенило, и я понял, откуда взялся странный привкус в коктейле, — или что-нибудь из магазина?

Йолан громко и радостно рассмеялся, словно я доставил ему приятный сюрприз. Он показал на бар, а когда я наливал себе в стакан порцию «Дэниелса», философски произнес:

— Как мы могли бы ценить коньяк, не зная, что такое самогон?

Я вернулся на свое место и глотнул. Ник спокойно отхлебнул из своего стакана; я восхищенно посмотрел на него.

— Мистер Хейруд… Я знаю, что вы интересуетесь временем, вы не делаете из этого тайны, и сами мне это сказали во время моего первого визита сюда, на базу. — Хейруд согласно кивнул. — Я также знаю, что вы сконструировали машину времени, или как она там называется…

— А вот это уже очень интересно. Ибо у меня, насколько мне известно, на этот счет несколько другая информация…

— Вы построите ее какое-то время спустя, через несколько лет. Не знаю точно, когда именно… Послушайте меня: ваш спонсор и работодатель, Марк Ричмонд Гайлорд, — гангстер. Крупная рыба в этих делах, даже очень крупная. Возможно, следовало бы говорить о нем «был гангстером». Он отходит или уже отошел от своих дел, но через какое-то время он придет к выводу, что честная жизнь богача невероятно скучна, и бросится в борьбу за власть над всем миром. Он уже будет иметь в своем распоряжении машину времени, и знаете, с чего он начнет? — Йолан покачал головой. — Он начнет с исправления собственного прошлого, чтобы облегчить себе будущее. Одновременно нынешний Гайлорд, естественно, не имея понятия о деятельности самого себя в будущем, вынудил меня заняться выяснением, кто ему мешает. Короче говоря, мне удалось встретиться с Гайлордом из будущего, откуда мне все это и известно.

Я сильно затянулся и глотнул из стакана с видом человека, сказавшего все, что он мог сказать, стараясь при этом выглядеть как можно более убедительно — мне не хотелось рассказывать действительно обо всем, а прежде всего о том, что мы с Саркисяном убили Гайлорда из будущего.

Хейруд снова вонзил ногти в культю ноги, уставившись в какую-то точку за моей головой. Я посмотрел на Ника — тот одобрительно кивнул — и тщательно стряхнул пепел. Наконец Йолан вернулся к реальности, глотнул своего «лунного» самогона и несколько раз фыркнул. Нос у него заложен не был, так что не было и повода увильнуть от необходимости занять ту или иную позицию.

— В других обстоятельствах… — начал он, но тут же поправился: — Впрочем, что говорить о других обстоятельствах, если они таковы, какие есть… Признаюсь, я работаю над транстаймом. Более того, у меня разработан достаточно подробный план устройства, но я не уверен… у меня нет абсолютной уверенности в том, что оно будет работать. Должно. Но, как видите, это лишь предположение плюс немалая вера. Я сделал наверняка больше, чем любой другой на Земле, но этого может не хватить. Что скажете?

— Принимаю… — медленно проговорил я.

— Так я и думал, — захихикал он. — Раз вы прилетели сюда вдвоем, то уж наверняка не для подстраховки. Скажите честно, а если бы я не согласился?

— Ничего не поделаешь, — честно ответил я.

— Я просил — честно!

— Так и было.

— Не было!

— Хорошо. Не было.

— Отлично! — обрадовался он. — Итак, мы знаем, чем располагаем. Я могу предложить теоретически действующий транстайм и некоторое количество добрых намерений. А вы?

Я пожал плечами и вынул изо рта сигарету, чтобы ответить, но меня опередил Ник:

— А у нас очень много добрых намерений. Возможно, лучшие добрые намерения во всем мире. Мы предлагаем также все возможности наиболее развитой страны на земном шаре для проведения испытаний вашего устройства. Считаем также, что и для вас это будет неплохая возможность.

— Наверняка, — быстро согласился Йолан. — Что ж, воспользуюсь возможностью. Помогу вам. И поблагодарите меня за то, что вам не нужно меня оглушать, связывать, пытать и тому подобное. Угу? — Он снова занялся своим несуществующим коленом. — Вы говорили, что встречались с Гайлордом? С тем, из будущего. И как он? Каким будет?

— Нехороший. Злой. Старик-параноик, воплощение жажды власти. На его совести несколько трупов. Достаточно?

— Даже так… — сказал он будто про себя, во всяком случае, куда-то в пустоту. — А вы? Просто поговорили, и все?

Он застал меня врасплох. Слишком рано я расслабился, услышав о его согласии. Прежде чем я успел открыть рот, я понял, что пауза продолжалась слишком долго. Теперь он не поверит ни одному ответу, за исключением правдивого.

— Тот будущий Гайлорд… он мертв, — пробормотал я.

Хейруд перестал чесаться и замер с рукой на культе, уставившись на меня неподвижным, остекленевшим взглядом.

— Я с ним разговаривал, — сказал он. — Он предупреждал меня о вас.

— Знаю. Но это было четыре месяца назад, сразу же после того, как я ему все рассказал.

— Да?! — Впервые с начала разговора он был удивлен по-настоящему. — И вы не боитесь мести?

Я пожал плечами. У этого жеста есть то преимущество, что его всегда можно воспринимать по-разному. Чаще всего спрашивающий сам выбирает подходящий вариант.

— Ну, тогда и я рискну. — Хейруд вздохнул, подкатился к бару и смешал себе еще один лунный коктейль, после чего вопросительно посмотрел на Ника, который отрицательно махнул рукой. Я повторил тот же жест. — Придется перебраться с этой базы на главную… — сказал он, глотнув свежей смеси.

— Нет. Вы должны вернуться на Землю.

— О нет! — Он со стуком поставил стакан на стол. — Я привык к пониженной гравитации…

— Мистер Хейруд! — Ник затушил сигарету и встал. — Достаточно одних транспортных проблем, чтобы исключить возможность постройки этой машины здесь. Не говоря уже о том, что стартовать нам придется с Земли. И наверняка только там… — он ткнул большим пальцем в пол, под которым, по его мнению, находилась Земля, — мы можем вас со стопроцентной надежностью защитить.

Йолан Хейруд набрал в грудь воздуха и медленно выдохнул. Разговор с обладателем рационального мышления имеет свои несомненные преимущества. Хейруд удовлетворял этому условию. Следующие пятнадцать минут мы потратили на согласование условий.

Четыре часа спустя он позвонил мне в комнату и сообщил, что закончил все свои дела на Луне. К этому времени мы успели переговорить с Саркисяном, а также передать исходные данные для снабженцев ЦБР и привет Пиме и Филу. Судя по всему, они неплохо себя чувствовали на военной базе в Алькаметче. Кроме того, мы успели выпить еще одну небольшую фляжку, смеясь и хлопая друг друга по спине. Так мы развлекались около часа, после чего Ник церемонно попрощался, и я остался один. Сварив в кухне кофе, я вернулся с термосом в комнату. Выпив несколько чашек, я выдержал несколько минут под ледяным душем и вернулся обратно как раз в тот момент, когда почувствовал, что мне хочется курить. Я отдался своему любимому занятию — после хорошего дня, дня, когда мне удалось что-то сделать, я любил просматривать события этого дня на находившемся где-то в мозгу экране. Я не питал никаких иллюзий, зная, что это не более чем самолюбие, но и не видел причин его не щекотать, если, во-первых, оно этого требует, и во-вторых, если есть за что. Прошло минут двадцать, и я уже почти завершил сеанс сладостного самоанализа, когда раздался мелодичный звонок, и сразу же, еще до того как я успел среагировать, послышался голос Энн:

— Можно войти?

Я вскочил. Она быстро скользнула в комнату мимо меня, упала в кресло и вытащила из бокового кармана фляжку, такую же, как та, что полчаса назад прикончили мы с Ником.

— Мне нужно… — мрачно сказала она, глядя в пол, и повернула пробку столь решительным движением, что если бы та не поддалась, то оторвалось бы горлышко бутылки. Сделав большой «мужской» глоток, она посмотрела на меня и покачала головой. — А тебе, как я вижу, не нужно… На этот раз тебя в чувство приводить не надо, — заявила она.

— Зато я рад, что тебя надо, — сказал я, впрочем, совершенно искренне.

Она попыталась было отхлебнуть еще, но вместо этого разразилась рыданиями, протянула мне свою фляжку и, если бы я ее сразу же не подхватил, выпустила бы ее из руки, не заботясь о чистоте пола. Закрыв лицо одной рукой, другой она выхватила из сумочки огромный платок и начала обильно поливать его слезами. Найдя в шкафу вторую чашку, я налил в нее кофе и добавил немного коньяка.

— Погаси свет! — приказала Энн, не поднимая головы.

Я подчинился. Прежде чем я вернулся в кресло, она успела скрыться в ванной. Я закурил еще одну сигарету, в числе прочего и затем, чтобы Энн не пришлось искать меня в темноте. Ей и не пришлось. Сегодня у меня был день, когда реализовывались все мои планы и намерения. Она без труда нашла меня, уселась ко мне на колени и уткнулась лицом в шею возле уха.

— Не хочу на Землю, — услышал я.

— Гм?..

— Там о людях можно только почитать, а здесь они еще есть.

— Гм???

— Да! Сюда прилетают те, у кого еще не атрофировались такие черты, как преданность, искренность, самоотверженность…

— …а также терпимость, жертвенность, свобода, равенство и братство. Кто тебе наговорил такую чушь?

Она немного помолчала, затем тяжело вздохнула. Я вдруг с некоторым удивлением осознал, что моя правая рука лежит на ее груди. Я осознал также, что центральную часть этой груди составляет твердеющий сосок.

— Только не говори мне, что на Земле я тоже все это найду. Может быть. Только там мне придется искать, а здесь оно почти под рукой. Теперь, когда Йолан уедет…

— Как психолог, ты должна радоваться, что возвращаешься в рассадник всех возможных болезней. Здесь ведь тебе нечего было делать.

Теперь на грудь Энн легла моя левая рука, другая же скользнула вниз по крепкому, твердому животу. Девушка вздохнула и поджала ноги. Я коснулся ее ступни. Мне удалось найти губами губы Энн, рука сама заинтересовалась строением лодыжки, внешней поверхности бедра, внутренней поверхности бедра… Кожа с внешней стороны бедер была гладкой, напряженной, холодной; с внутренней — шелковистой, мягкой и горячей. Мои пальцы перемещались по ней с некоторым сопротивлением, словно она пыталась к ним прильнуть. Мышцы под кожей дрожали, напрягались и расслаблялись. Энн на несколько секунд оторвалась от моего рта.

— Неужели на самом деле лишь постель утешает по-настоящему? — спросила она.

Ответить я смог лишь минуты через две или три, когда она снова отодвинулась от меня:

— Если природа обеспечила человеку, единственному существу на Земле, состояние перманентной течки, то что-то, видимо, она под этим подразумевала. Надо полагать, то, что этим следует пользоваться.

— Твой цинизм…

— Знаю! — прервал я ее, слегка разозлившись из-за начинающейся дискуссии и одновременно сознавая, что сам в ней увязаю. — Я не подхожу для Луны, для этого рая, населенного самыми благородными в мире людьми! Поговорим об этом позже…

Я поднялся с кресла, держа Энн в объятиях, уложил ее на койку и сбросил одежду. Когда я ложился рядом с ней, она прошептала:

— Не ложись. Ведь мы же на Луне. На Земле это будет не так легко…

Это была прекрасная идея. Мы использовали возможности своих легких и сильных тел по максимуму, во всяком случае, я не помню, чего мы не делали. За два часа до отлета челнока Энн убежала в ванную, а потом, пока я дремал, выскользнула из комнаты. Это тоже была прекрасная идея. Альтернативой было малоприятное прощание, обязательства, обмен телефонами…

Полтора часа спустя, когда я ехал на вездеходе к челноку, я вспомнил свой первый визит на базу и то, что, когда я с нее уезжал, в одном из иллюминаторов несколько раз мигнул свет. Тогда я решил, что это Энн прощается со мной. Я прильнул к окну и стал ждать. Большинство иллюминаторов были темны, а те, которые светились, вели себя вполне последовательно. Ничто не мигало и не прощалось со мной. Ну и хорошо.

* * *

На поле терминала нас ждали два оборудованных по последнему слову техники микроавтобуса. В один мы усадили Хейруда, в другой сели я, Ник и Саркисян. Спереди нас страховала машина с агентами ЦБР, другая прикрывала нас сзади. В туннеле произошла рокировка — «скорая» с Хейрудом поменялась местами с нашей, а к конвою присоединилась еще одна. Возможным киллерам или похитителям пришлось бы теперь уничтожить все пять машин, чтобы быть уверенными в успехе. Быстро, но не возбуждая ненужного любопытства, мы поехали по сквозной дороге. Прежде чем мы успели добраться до ее конца, врач сумел привести в действие резервы, имевшиеся в моем и Ника организмах, так что мы могли поделиться с Дугом впечатлениями и планами, а также выслушать отчет о том, что удалось сделать ему. Что касается меня, то я опустил в своем рассказе последние четыре часа пребывания на земном спутнике. Ник, несмотря на кислород и введенную ему смесь препаратов, выглядел скверно; он молчал и лишь водил по сторонам взглядом, словно спрашивая, где здесь бар.

— Расскажу вкратце, что мы имеем. Во-первых, Скайпермен у нас. Уже полтора суток его пытают аналитики. Ему выпустили столько крови, что он, похоже, не в состоянии самостоятельно передвигаться, зато взамен они обещают с максимальной точностью определить скорость старения его организма. Мы сможем более или менее точно вычислить, из какого времени он к нам прибыл. Нам удалось также найти несколько человек, видевших какую-то рабочую машину, явно принимавшую участие в маскировке оврага. Пока больше ничего у меня нет, кроме осознания того факта, что сегодня четырнадцатое марта, и до выставки остается четыре недели.

Он протянул руку к пачке газет, прикрепленных к стене «скорой» массивным зажимом, выдернул их и бросил мне на колени.

— У тебя что, есть ко мне какие-то претензии? Он потер лоб рукой и причмокнул губами, недоверчиво качая головой.

— Извини. Меня все это настолько… — Он едва удержался от нецензурного выражения. — Хейруд обещает что-нибудь конкретное?

— Знаешь… Честно говоря, мы не сказали ему, сколько у него времени. Он достаточно в себе уверен, а я боялся, что если скажу ему, что он должен уложиться в три недели, он ответит: «Господа… да вы вообще в своем уме?» Да, это страусиная тактика, но мне кажется, что главное — чтобы он был здесь. Может, ему удастся подключить к делу какого-нибудь другого гения? В конце концов, у нас есть несколько человек, которых мы вытащили из Кратера Потерянного Времени.

— Посмотрим. Через час мы будем на базе. Сразу вызываем его на откровенный разговор, и пусть наконец хоть что-то решится… — Он что-то еще добавил, но слишком тихо и неразборчиво.

Я почувствовал усталость — дало о себе знать недосыпание, которое я не успел наверстать ни в орбитальных модулях, ни на челноке. Возможно, среди медикаментов оказались и какие-нибудь снотворные таблетки. Я увидел, как Ник широко зевнул, присоединился к нему и секунду спустя заснул. Саркисян разбудил меня, тряхнув за плечо.

— Позвать санитаров с носилками? — спросил он.

Я прислушался к самому себе и отказался. Ник тоже выглядел вполне бодро. Мы вышли из «скорой», припаркованной у самого входа в одноэтажный ангар. Дуг пошел впереди. Я огляделся, но база, видимо, была достаточно большая, если Фил еще не успел добраться сюда, в место, где происходило что-то интересное. Разве что где-то еще происходило нечто более интересное. Я несколько опасался за оружейный склад, но сейчас было не до того.

Хейруд ждал нас в своем кресле. Я представил ему Саркисяна и скромно отошел к стене.

— Мистер Хейруд, вас ввели в курс дела. Если что-то кажется вам неясным, то я вас слушаю…

— Нет. — Йолан покачал головой. — Подробности, так сказать, криминального характера никак не влияют на остальное. Они меня просто не интересуют. Для меня существенны лишь технические детали.

— Сейчас здесь будет мой представитель по техническим вопросам. Сообщите ему перечень всего, что вам необходимо. Можете требовать практически все, что угодно. Однако при одном условии: вы должны уложиться в три недели.

— Ладно, — небрежно бросил Хейруд.

Я услышал, как грохнулись на пол три громадных камня, а наши сердца, освободившись от них, забились легко и радостно.

— Прекрасно, — спокойно сказал Саркисян. — Вы знаете кого-нибудь, кто мог бы вам помочь в работе?

— Мне нужны лишь двадцать хороших техников. Перечень оборудования я передам вашему представителю. Кое-что трудно будет достать, но спешка стоит денег. — Он пожал плечами. — Ничем не могу помочь.

— Вы обратили внимание, что я назвал срок в три недели? — уточнил Дуг.

— Конечно.

— Значит ли это, — не выдержал я, — что ваше устройство давно уже готово?

— Уже три года, — сказал он. — Правда, на бумаге. Однако мне приходилось скрываться от Гайлорда, и я, сам не знаю почему, решил пока никого в эту тайну не посвящать. Поэтому я потихоньку воровал у работодателя деньги на постройку небольшого прототипа. Но раз уж вы хотите сразу большой, то это еще лучше.

— Превосходно, — подытожил Саркисян. — Таким образом, в течение трех недель… — он все еще не мог поверить в собственное счастье, слова Хейруда его ошеломили, он забыл обо всех текущих и будущих проблемах, — вы сконструируете для нас устройство, с помощью которого можно будет путешествовать во времени. Так?

— В одну сторону.

— В одну? — повторил Саркисян. — То есть как — только туда? — Он махнул рукой.

— В одну сторону — значит, в будущее. И, естественно, обратно. Я мог бы… наверное, мог бы сделать устройство, перемещающееся в прошлое, но не за столь короткое время…

— Гайлорд говорил мне другое… — вмешался я. — Будто бы вы ему сказали, что путешествовать в будущее невозможно.

— Раз он так говорил, то наверняка я так ему и сказал.

— Почему?

— А я знаю? Я не могу сказать, почему я поступаю так, а не иначе. Может, я не хотел, чтобы Гайлорд о чем-нибудь узнал или что-нибудь у меня отобрал. Не знаю, причин может быть тысяча…

— А вы не могли бы мне попроще объяснить, почему вы можете сделать транстайм только для перемещения в одну сторону?

Хейруд поскреб несуществующее колено, пошевелил челюстью и губами, словно откусил себе язык и сейчас пытался его проглотить.

— Попроще? Нет. Или… Видели когда-нибудь железнодорожные пути? Старые, с рельсами и шпалами? Ну, вот примерно так оно и есть. Ничего лучшего мне в голову не приходит. Можете еще, чтобы понять, почему я не могу перемещаться в обоих направлениях, представить себе какие-нибудь заусенцы на рельсах, которые не позволяют колесам вращаться в обратную сторону.

— У меня есть еще вопрос. — Я встал и подошел к нему. — Представим себе, что нам удалось построить машину и мы отправляем в будущее команду, которая возвращает украденное. Это становится фактом. Так не дурак ли преступник, идущий на ограбление, которое через пару недель окажется неудачным? Ведь нет ничего проще, чем заглянуть в подшивки газет и узнать, что была совершена кража, а какое-то время спустя украденное было возвращено. На месте злоумышленника я вообще бы не стал даже пытаться. И второй вопрос — раз уж он за это взялся, не означает ли это, что у нас ничего не получится? Что он знает финал? Знает о своем успехе и нашем поражении?

— Не-ет… Все не так. Каждое путешествие во времени, если оно не сводится лишь к наблюдению, обязательно вносит определенные изменения в действительность. Представьте себе несколько сотен параллельных линий. Соедините несколько десятков из них идущими наклонно отрезками. Теперь допустим, что одна из этих линий — наше время, наш мир. Мы перемещаемся по прямой, а после вмешательства перепрыгиваем по наклонному отрезку на параллельную линию. Это не параллельный мир, это все тот же наш мир, но несколько изменившийся. Вы сами говорили, что Гайлорд, начав пытаться изменить собственную жизнь, запутался в последствиях своих действий, что подтверждает справедливость теории. Достаточно? — обратился он ко мне.

— Да. По крайней мере, пока. Спасибо.

Открылась дверь, и вошел «технический представитель» Дуга. Я вышел из комнаты. Ко мне присоединился Ник, а две минуты спустя Саркисян.

— Идем, покажу тебе, где ты живешь, — сказал он.

Мы потащились по неровной улице, расширявшейся и сужавшейся каждые полтора десятка метров. Мне выделили половину дома, стоявшего на вершине солидных размеров бункера. Едва мы вошли, едва Феба успела потрепать всех за штанины, а Фил — покрыть липкими поцелуями наши щеки, кто-то позвонил в дверь, и на пороге появился сержант, напоминавший сухое спагетти.

— Просьба носить эти датчики с собой. — Он сделал два шага вперед и вытянул руку с тремя желтыми бусинками. — Это касается миссис Пимы Йитс, мистера Оуэна Йитса и мистера… Фила Йитса.

Он явно не знал, кто есть кто. Я помог ему, забрав у него бусинки.

— Если раздавить датчик, будет выслан патруль… — произнес сержант, прежде чем я успел ему помешать.

Он ждал, когда я раздам датчики. Я отдал один Пиме, сунул свой в, карман и, вздохнув, пристегнул третий Филу. Саркисян, неверно истолковав мое замешательство, показал свою бусинку и дал одну Нику. Полное фиаско.

— Через час буду рад видеть тебя… — сказал он Пиме и перевел взгляд на меня, — и тебя в моем жилище. Надо же когда-нибудь поболтать на общие темы. Заодно представлю вам своего только что завербованного сотрудника. — Он кивнул Нику: — Идем.

Час спустя, в соответствии с инструкцией, мы направились к зданию, где устроил себе логово Саркисян. Мы прошли метров пятьсот, когда внезапно взвыла сирена, а на крыше нашего дома начал пульсировать ярко-синий фонарь. Я вырвал палку, которую держала в зубах Феба, со всей силы швырнул ее вперед, схватил Пиму за руку и бегом потащил за собой.

— Бежим! — заорал я. — Фил решил проверить, как работает датчик. Пусть сам объясняется.

— Может быть… — крикнула в ответ Пима, мчась рядом со мной, — в конце концов… кто-нибудь его отлупит как следует!

Больше всех радовалась бежавшая рядом с нами Феба. Никого, как позже выяснилось, не отлупили. Я утратил всяческое доверие к военным.

* * *

На следующее утро я решил помучить сына, заодно разобравшись с кое-какими вопросами внутрисемейной интеграции. Сначала мы пошли с Филом на полосу препятствий. (Два часа спустя я вспомнил, что, когда я, выходя из дома, заговорщически подмигнул Пиме, она не ответила мне тем же — ее взгляд выражал скорее сочувствие.) Я включил полосу и показал Филу, как преодолевать устраиваемые компом ловушки. Прежде чем я восстановил нормальный пульс и дыхание, Фил прошел полосу дважды. Проход был не вполне чистым, но стремление к совершенству было чуждо моему сыну. Потом мы пошли в тир. Полтонны малокалиберных пуль улетели в ясное небо и чуть меньше — в пулеприемник. Потом мы прокатились на нескольких боевых транспортных средствах, прыгали с парашютной вышки, лавировали в огнеупорных комбинезонах среди столбов пламени, метали ножи и стреляли из арбалетов, обедали в офицерской столовой…

Дома я упал на диван и закрыл глаза. Фил громко рассказывал Пиме о своих впечатлениях. Я слушал его отчет со снисходительной усмешкой, отмечая существенные различия между фактами и его рассказом, когда внезапно услышал:

— Ага! Мы собирались пойти с папой кататься на скейте!

Лишь несколько секунд спустя до меня дошло, что означают эти слова. Я вскочил и бросился к двери, но столкнулся с Филом, державшим перед собой доску на роликах.

— О! Ты уже не спишь? Здорово. Идем!

— Фил… Сжалься, ведь сегодня ты уже немного развлекся? — пробормотал я.

— Немного… — согласился он. — Но ты обещал, что, как только у тебя будет свободный день, мы пойдем кататься.

— Может, все-таки не сегодня, а? Кроме того, здесь нигде нет ровного склона!

Я посмотрел над его головой на Пиму. В ее глазах я увидел все то же сочувствие, что и утром, но не более того. Фил набрал в грудь воздуха.

— Есть такой склон! — заорал он. — К бассейну!

— К бассейну? Ты что, думаешь, я спущу воду лишь затем, чтобы ты мог покататься на скейте?

— А почему нет? Я знаю, где кран, чтобы спускать воду…

— Даже не пытайся! — крикнул я. — Мало тебе было вчерашнего скандала?

— Какого скандала?

— За то, что раздавил датчик. Тебя патрульные разве не отругали?

— Нет, — удивленно ответил он.

— Не-ет? И что же ты им сказал?

— Сказал, что хотел проверить эту бусинку, мало ли, вдруг она не работает…

Я снова посмотрел на Пиму, но в ее взгляде ничего не изменилось. Вздохнув, я взял фуражку.

— Ладно! — рявкнул я. — Идем, спустим воду.

— Урррааа! — Фил подпрыгнул и вцепился в мои нагрудные карманы. Ткань затрещала. — Папа, любимый!

— …а потом опрокинем парашютную вышку, расстреляем танки, разморозим холодильную камеру…

— А зачем? — серьезно спросил он. — Ты же сам говорил, у каждого развлечения есть свои границы. — Он спрыгнул на пол и внимательно посмотрел на меня. — Что ты сказал? А, можешь не говорить, я и так слышал. Ты сказал: «Убить тебя мало», верно? Идем? Фе-е-ба!..

* * *

— Оуэн, можешь ответить мне на один вопрос? Я посмотрел на Дуга. Мы сидели вдвоем в комнате,

Ник отсутствовал по каким-то своим делам. Я поморщился, пожал плечами и махнул рукой. Все это должно было означать: «Если надо. Но лучше не стоит». Похоже, он понял лишь первую часть пантомимы.

— У тебя есть претензии к Хейруду?

— Дуг, чтоб тебя… Это имеет какое-то значение?

— Может, и нет. Но ты сам постоянно твердишь, что, замышляя серьезное дело, нельзя пренебрегать мелочами, которые могут его провалить.

— Если бы все так прислушивались к моим словам… Действительно, Йолан Хейруд не слишком мне нравится.

— А причина?

— Любишь же ты до всего докапываться… Просто, если бы Хейруд не создал этот свой транстайм, не было бы и ограбления. Не говоря уже о Гайлорде, которого я убил и с которым теперь разговариваю, от чего у меня каждый раз спина покрывается инеем… Короче говоря, я не люблю безрассудства. Хейруд прежде всего обязан был задуматься о том, может ли, и каким образом, его изобретение повредить миру. Чем важнее ты и умнее, тем больше и чаще ты должен об этом думать. Чем выше кто-то поднимается над серой массой, тем он опаснее именно для нее, для мира, поскольку мир — это и есть серая масса.

— Ну… не могу не признать, что в чем-то ты прав… Но ведь нельзя предвидеть всех возможностей того, как будет использовано изобретение…

— Может, и нельзя, но нужно! Что мне с того, что Маркс передо мной извинится?

— Кто?

— Никто, это старая шутка.

— А ты учел, что следовало бы подумать, что важнее: применение изобретения на пользу обществу или его личное использование в каких-либо преступных целях? Ведь, рассуждая так, как ты, можно было бы сказать, что авторучка, используемая для написания анонимных писем, стала причиной многих человеческих трагедий. Не буду тебе напоминать, чем грозит специфическое применение вакцины от СПИДа… Можно и так…

— Это другое дело. Здесь же мы по определению имеем опасную игрушку. Скажи, кому и зачем нужна машина времени? Особенно если ее использование каждый раз влияет на наш мир. Подглядывание и воровство, ничего другого мне в голову не приходит.

— Что касается первого — это лишь развлечение.

— Знаешь, мой любимый писатель конца прошлого века создал образ героя, автора шуточных фантастических рассказов. Так вот, этот автор как-то раз рассказывает такую историю. На планете Одальну живут проститутки, которые в состоянии удовлетворить сексуальные запросы любого существа. Некий землянин попадает на Одальну и, вспомнив рассказы случайного знакомого, решает воспользоваться услугами этих меняющих форму дочерей Коринфа. Кроме способности менять внешность, они могут размещать свои половые органы в любом месте тела, а легенда гласит, что даже и за его пределами. Наш герой пользуется возможностью развлечься с таким существом, затем проваливается в сон, полный фантастических воспоминаний, а когда просыпается, чтобы удовлетворить свои физиологические потребности, оказывается, что его члена нет на месте. Он обнаруживает его под правым коленом, мчится к местному врачу и узнает, что последствием безумных, единственных в своем роде забав с одальнуанками является так называемый блуждающий член, который перемещается с периодичностью примерно в двое суток. Это заболевание неизлечимо, не помогает даже кастрация. Член исчезает в одном месте и появляется в другом, совершенно непредсказуемым образом.

Я встал и подошел к двери. Еще до того, как я успел до нее дойти, меня догнал вопрос Дуга:

— А мораль? — Он подождал три секунды и добавил: — Не играй с незнакомыми игрушками, если не хочешь ходить с хреном на лбу?

— Отлично! — Не оборачиваясь, я хлопнул несколько раз в ладоши и взялся за ручку.

— Оуэн? Я читал все, что написал Воннегут-младший, и не помню, чтобы Килгор Траут рассказывал подобную историю.

— Я имел в виду другого знаменитого писателя, Е. Т.

— Е. Т. — это инопланетянин из фильма!

— Ну тогда, может быть, Е. Д.?

Я толкнул дверь и вышел. Она закрылась за мной, заглушив голос Саркисяна. Впрочем, то, что я успел услышать, не предвещало интересного продолжения.

* * *

Два дня я провел с Филом, с удивлением отметив, что в его на первый взгляд нестандартных запросах не так уж и мало истины. И в самом деле — почему бы не спустить воду из бассейна, если в нем все равно никто не купается? Я вспомнил свое детство, сопровождавшееся множеством запретов. Может быть, именно поэтому я до сих пор не в состоянии расслабиться и развлекаться на полную катушку. В итоге я понял, что дети, хотя и кажутся нам лишенными тормозов или даже разума, руководствуются своеобразной логикой, которая вовсе не является столь уж идиотской, извращенной и невообразимой. Во всяком случае, мы с Фил )м начали друг друга понимать. Впрочем, он взрослел с каждым днем.

Вечером, когда я пытался, пользуясь его отсутствием, поделиться с Пимой своими последними впечатлениями, позвонил Дуг и пригласил меня к себе.

— Стая наших стервятников наконец установила предположительный возраст Скайпермена на момент его смерти, — сообщил он. — С точностью до четырех лет. Итак, ему было сорок четыре, плюс-минус два года, что дает нам две тысячи семьдесят второй год. Плюс-минус два, черт побери.

— Значит, нужно нацеливаться на две тысячи семьдесят четвертый? — не то подтвердил, не то спросил я.

— Да.

— А что Хейруд?

— Ему уже все равно, «куда» нас доставить. Он полон оптимизма, радостно потирает руки и говорит: «Fortes fortuna adiuvat».

— У тебя есть претензии к Хейруду? — язвительно спросил я.

— Сейчас он будет здесь. Немного злился, что мы отрываем его от каких-то расчетов или еще чего-то, но обещал прийти.

Мы с Дугом почти одновременно кивнули. Ник фыркнул, словно удивляясь нашему столь ничтожному интересу к происходящему, но он был неправ — невозможно две недели жить с нервами, натянутыми, словно провода высокого напряжения морозной зимой. Возбуждение спало, осталось лишь томительное предчувствие чего-то важного, что должно произойти в будущем. И это что-то явно приближалось.

— Он говорил что-нибудь более конкретное, чем латинские изречения? — спросил я лишь затем, чтобы прервать молчание. После нескольких суток, проведенных в обществе Фила, каждые несколько секунд тишины я воспринимал как предвестие беды.

— Немного. Немного… — произнес Саркисян таким тоном, что кто-нибудь не знающий английского мог бы подумать, что он крепко выругался. — Он прямо-таки светится от оптимизма, после того как мы провели вторую линию высокого напряжения и достали второй комплект сердечников для стартболических конденсаторов. — Он посмотрел на меня. — Кстати, этот твой болтолог успел спрятаться под брезентом на пути от ворот к лаборатории.

— А, так это ты его так назвал? — обрадовался я. — Вчера он явился ко мне за объяснением, кто такие болтологи, но какие-либо дальнейшие показания давать отказался. Видимо, почувствовал, что прозвище не слишком лестное…

— Кровь от крови… — рассмеялся Дуг. — Я назвал его так, когда он удивился, что я не хочу отвечать на его четырехсотый вопрос. У меня просто не было больше сил…

— Не оправдывайся, — я махнул рукой.

Ник хотел что-то добавить, видимо, он тоже вынес некоторый опыт из общения с проклятием военной базы в Алькаметче, но тут тихо открылась дверь, и вкатился на своей коляске Хейруд. Вид у него был раздраженный, словно у патологоанатома, которого оторвали от особо аппетитного трупа трехголового слона. Он объехал стоявшего у него на пути Ника и затормозил у меня за спиной.

— Мистер Хейруд… Гм… — начал Дуг.

— Мне нужно еще восемь дней, — прервал его Йолан. — Через восемь дней можно будет стартовать.

— Через четырнадцать дней открытие выставки, — мягко напомнил Саркисян.

— Это не имеет значения!

— В предположении, что транстайм будет работать, — вмешался я.

— Будет!

— Ну, в таком случае, может быть, потратим несколько минут на то, чтобы услышать, откуда у вас такая уверенность? — Я повернулся в кресле так, чтобы сидеть лицом к лицу с Хейрудом. — Не поймите меня превратно, но от работоспособности вашего устройства зависит успех всего нашего плана.

— Не совсем так. — Хейруд растянул губы в улыбке, но в остальном выражение его лица не изменилось. — Если бы у вас были другие следы, вы бы вели следствие по двум направлениям, так что не обвиняйте меня в том, будто я вас в чем-то торможу.

— Железная логика! — похвалил Саркисян. — Правда, вы несколько опережаете события. И никто вас ни в чем не обвиняет, даже напротив, вы наша последняя спасительная соломинка. А знаете ли вы, как больно терять надежду?

— Подождите спокойно несколько дней…

— Ладно, давайте по-другому, — не выдержал Ник. — Вы уже завершили теоретический этап разработки?

— Нет.

— Ваша теория складывается из элементов, уже проверенных на практике? Можно сказать, что все вместе должно работать, поскольку работают его отдельные составные части?

— Нет.

Следующий вопрос, который звучал бы примерно так: «Так с чего тогда, …, ты, …, уверен, что это … будет работать?», повис в воздухе, но так и не был задан. Может быть, потому, что каждый из нас заменил бы многоточием разное количество слов. Хейруд снова улыбнулся.

— Я просто знаю, что оно будет работать, и все.

— Один парень, — сказал я, зная, что ни Ник Дуглас, ни его шеф Дуглас Саркисян не в состоянии сказать ничего более умного, — после нескольких кружек пива пошел в сортир, поскольку знал, что иначе…

— Я сказал, что через восемь дней вы сможете стартовать! — прервал меня Хейруд. — За два дня до этого мы проведем пробный запуск, может, пошлем какую-нибудь мышь или что-то в этом роде. Восемь дней. А если транстайм будет работать, можно будет провести бесчисленное множество испытаний. Мы настроим его так, чтобы он возвращался в ту же самую минуту, из которой стартует. Это же очевидно…

В словах Хейруда зазвучали новые, показавшиеся мне не слишком приятными нотки. Я решил дать шанс Саркисяну, и он им воспользовался.

— Говоря о мистере Йитсе, — медленно проговорил он, — вы имели в виду нечто конкретное?

Хейруд несколько раз кивнул, не отрывая от меня злорадного взгляда. Я решил слегка ему подыграть. В конце концов, он строил для нас машину времени.

— Как я догадываюсь, вы ставите условие, чтобы путешествие во времени совершил я?

— Да, — небрежно бросил он.

Я кивнул, словно говоря: «Вопросов больше не имею».

— Это невозможно, — сказал Саркисян, четко выговаривая каждую гласную. — Мистер Йитс с точки зрения закона является лицом посторонним. По ряду причин он участвует в операции, но в будущее отправится не он…

— Поспорим? — дерзко спросил Хейруд, не сводя с меня взгляда. Я смотрел ему в глаза, но видел, как Саркисян готов взорваться у него за спиной. Впрочем, не увидеть этого было трудно.

— Мистер Хейруд, — быстро вмешался я, чтобы остановить Дуга, — хочет лично рассчитаться со мной за один разговор, в котором я подверг сомнению право ученого на деятельность без контроля со стороны каких-либо организаций или коллективов. Поэтому мистер Хейруд хочет, чтобы я совершил это путешествие и убедился, что в нем нет ничего опасного, или, по крайней мере, чтобы я признал, что обязан этим путешествием ему. Этакая полемика с Фомой неверующим…

— Меня это не волнует! — Саркисян встал между мной и Хейрудом и навис над ученым, упираясь руками в колени. — Личные счеты меня не интересуют…

— Оставь, Дуг, — перебил я. — Ничего не выйдет, мистер Хейруд не уступит. А я, честно говоря, в любом случае сражался бы за билет в будущее. Так может быть, сделаем проще и решим, что поеду я? Хорошо?

Саркисян медленно выпрямился и повернулся ко мне. Мне трудно было бы описать выражение его глаз. Похоже было, что он хочет слишком многое сказать сразу, чувства бурлили в его взгляде, словно толпа демонстрантов, выкрикивающих каждый свой лозунг. Я воспользовался тем, что он заслонял меня от Хейруда, и заговорщически подмигнул, но едва все не испортил, поскольку взгляд его стал еще более яростным. В конце концов он сверкнул своими голубыми глазами и секундой позже успокоился. Я был полон восхищения — нормальный человек закоптил бы потолок, выпуская из себя серу, огонь и дым, а Дуг просто тихо выдохнул и отошел на шаг назад. Я отметил про себя, что нам нужно как можно быстрее поговорить. Мы не сумели предвидеть всех возможных вариантов игры с Хейрудом, и теперь получили урок. Еще одного допустить было нельзя.

Хейруд перестал сверлить меня взглядом, посмотрел на Саркисяна и взялся за рычаг коляски. Прежде чем выехать из комнаты, он остановился и вежливо спросил, нет ли у нас к нему еще каких-нибудь вопросов. Ему ответил один только Дуг — «нет». Получилось достаточно изящно, да и зачем нам всем было брать на себя тяжесть греха лжи?

После четырех часов напряженной работы наклонный спуск, ведший в обширную наполненную водой яму, был готов. Кропер и Ленок, новые знакомые Фила, сержанты универсального взвода спецвойск, продемонстрировали класс, съехав туда стоя. Я скатился один раз, лишь затем, чтобы доставить удовольствие мальчишке, и, усталый, свалился в тени с несколькими банками пива. Солнце грело неожиданно жарко для этого времени года, но настроение у меня было скверное. Подошли Саркисян с Дугласом. Дуг присел рядом со мной, Ник выпил пиво стоя.

— Что-то случилось, или у вас просто ко мне дело? — спросил я.

— Завтра пробный запуск, — сообщил Дуг замогильным голосом.

— Я в нем участия не принимаю…

— Нам надо поговорить, — прервал он меня. — Нужно продумать пару вопросов. Я убежден, что у тебя есть какой-то план, но вряд ли помешает, если мы обсудим его втроем, чтобы избежать возможных сюрпризов. Отставить споры, и за работу!

Я посмотрел на свои ладони. Правую украшали два волдыря, на левой пересеклись две царапины. Что-то щелкнуло у меня в позвоночнике.

— Повтори, — пробормотал я. — Я соскучился по таким словам…

Поднявшись, я повел их домой. Не успев перешагнуть порог, я услышал, как Фил спрашивает одного из сержантов, получится ли сделать кувырок назад и приземлиться на голову. «Нет, — последовал быстрый ответ, — можно сломать шейные позвонки». — «Ага», — сказал мой сын, но таким тоном, что Кропер, скорее всего, покраснел от стыда. С трудом подавив смех, я показал Дугу и Нику на кресла и заказал у Пимы кофе.

— Ты прав, — сказал я Саркисяну. — Я немного подумал, и кое-что показалось мне весьма важным. Хотел прийти с этим к тебе после испытания… — Я открыл бар и продемонстрировал им его стеклянное нутро. Саркисян отказался. Закурив, я осторожно сел на диван и повертел шеей, но легче от этого не стало. — Я представил себя в будущем, отстоящем на тридцать лет, и знаете, что в этом самое опасное?

— Незнание, — тотчас же ответил Ник.

— Именно! Мы понятия не имеем, как себя вести, но, черт побери, в конце концов, можно выдавать себя за чудака. Нужно, однако, знать, как поступать в незнакомом мире.

— Документы! — снова вмешался Ник.

— Так точно… документы и деньги.

— Деньги — не проблема, — махнул рукой Дуг.

— Конечно, откроешь мне счет на какой-нибудь пароль. Имея деньги, я могу получить необходимые бумаги, но в любом случае это займет какое-то время, и я могу угодить в переплет. Поэтому… — я поднял палец, — ты сделаешь программу, которая по тому же паролю покажет мне образцы, чтобы мне не пришлось стыдиться.

— Нет проблем. Получишь полную документацию.

— Стоп! — опять встрял Ник. — А не лучше будет, если по паролю комп выдаст Оуэну комплект документов? Водительские права, лицензию и что там еще наши потомки придумают?

— Ты гений! — воскликнул я. — Конечно! Сделаешь мне новую биографию. Пусть будет Хоуэн Редс. Детектив, несколько лет за границей, чтобы можно было оправдать возможные ошибки. — Я хлопнул рукой по колену. — Итак, день рождения Хоуэна Редса. Нужно это обмыть, камень с сердца, проблемой меньше! — Я вскочил, но тут же снова упал в кресло. — Дай мне чего-нибудь обезболивающего, — попросил я Дуга.

— Сейчас, — сказал он без тени жалости. — Это действительно отличная идея, и у тебя там будет все, чего душа пожелает. Кроме того, мы отобрали трех молодых агентов и обработали их под гипнозом. Если тебе потребуется помощь, они будут к твоим услугам через несколько секунд после того, как ты сообщишь им пароль.

— Этих своих агентов ты мне каждый раз подсовываешь, — поморщился я. — Но пусть будет…

— Так ведь это твоя школа! — возмутился он. — Сам все время повторяешь, что нельзя пренебрегать ни одной мелочью, если не хочешь дать шанс противнику.

— Он так говорит, — вмешалась Пима, входя в комнату с подносом, на котором стояли кофейник и чашки, — чтобы оправдать свою любовь ко всевозможным штучкам. До сих пор не могу понять, как так получилось, что в свое время он не пожертвовал пальцем, чтобы на его месте установить пистолет…

— Ой-ой-ой! — Я с притворным восхищением покачал головой. — Что ж, у вас численное преимущество, так что можете надо мной поиздеваться. Но сейчас все поменяется… Пима, дорогая…

— Нет, нет и нет! — Она расставила чашки и начала наливать кофе. — С меня хватит — уезжать из дому каждый раз, когда ты берешься за какую-то работу.

— Ведь на этот раз ты не уезжала… — Я понял, что несу чушь, и замолчал на несколько секунд, чтобы дать мозгу время на то, чтобы найти лучший аргумент.

Пима не дала мне времени на раздумья.

— Может, я сейчас нахожусь в своем старом доме?

— Нет, но…

— Без всяких «но», — отрезала она. — И кроме того, я хотела бы когда-нибудь успеть рассказать хоть что-то своим подругам, прежде чем выйдет книга. — Она посмотрела на Дуга и Ника. — Чтобы похвастаться своим мужем, мне приходится до этого прочитать его повесть, — обвинительным тоном сказала она.

— Он заставляет тебя читать свои повести? — вытаращил глаза Ник.

— Вот скотина! — поддакнул ему Дуг.

Все трое за несколько секунд изрубили меня взглядами на кусочки. Я рассыпался по полу и дивану.

— Ну ладно, оставайся. Потом введу тебя в курс дела…

— Не нужно, — успокоила она меня. — Я все знаю.

— Вот сволочи… — сказал я, обращаясь к стене. — Сдаюсь…

Меня прервала трель телефона. Я снял трубку.

— Мистер Йитс? — послышался раздраженный голос Хейруда.

— Слушаю…

— У вас есть в организме какие-нибудь металлы?

— Металлы?.. — Я задумался. — Кажется, нет, во всяком случае, я не питаюсь металлоломом…

— А пломбы? — перебил он.

— Какие-то есть, но там один фарфор. Можно узнать, почему вы спрашиваете?

В то же мгновение я понял, каким будет ответ. Хейруд подтвердил мою догадку две секунды спустя.

— Похоже, я забыл сказать, что мое устройство не переносит никаких металлов. Это как-то ускользнуло от моего внимания, впрочем, это не так уж и существенно, верно? Вам не нужно даже менять пломбы…

— Вы с ума сошли? — заорал я. — Я должен преследовать этих бандитов без оружия?

— Э… не знаю… Я только обеспечиваю транспорт. До свидания.

— Подождите! — крикнул я, прежде чем он успел отключиться, но ждать он не стал. Я в последний раз затянулся, протянул руку к пепельнице и посмотрел на Саркисяна. Тот стиснул кулаки и нахмурился. — Не волнуйся, — сказал я. — Чего-то такого я ожидал. Ничего страшного. А если ты мне там подготовишь разрешение на оружие, у меня не будет проблем с его приобретением.

— Хейруд — это одна из проблем, с которыми мы к тебе пришли, — сказал Ник. — Тебе не кажется, что у него во всем этом есть какой-то свой интерес?

Я утвердительно кивнул.

— Все верно, — согласился я. — Именно так мне и кажется. И именно поэтому я орал на него по телефону. Пусть думает, что все идет так, как он рассчитывает. Естественно, мы ему не скажем, что нашли способ, как получить оружие.

Саркисян буркнул, что это и так понятно, Ник фыркнул. Я жестом поблагодарил обоих.

— Оуэн… — тихо начала Пима.

— Тс-с-с. — Я приложил палец к губам и вытаращил глаза. — Только ничего не говори. У меня будет оружие…

— Не о том речь! — сердито перебила она. — Думаю, я знаю, как обвести вокруг пальца Хейруда. Если, конечно, он действительно что-то замышляет, — сразу же оговорилась она.

— Это другое дело.

— Разве недостаточно будет закопать где-нибудь контейнер со снаряжением? И пусть себе лежит тридцать лет! Когда доберешься туда, пойдешь в нужное место и возьмешь, что захочешь…

Прежде чем я успел закрыть рот, Саркисян подхватил мою жену с кресла и с ней на руках обежал вокруг комнаты. Когда он наконец посадил ее обратно, покрасневшую от удовольствия, Ник выставил ногу и пнул его в лодыжку.

— Я сам хотел это сделать. Ты гений! — похвалил он Пиму.

— И она не задирает нос, как ее муж. Надо было с ней разговаривать, все проблемы были бы уже решены.

— Наверняка, — усмехнулся я. — А если бы вы разговаривали с ее сыном, то проблем не было бы вообще. Подлизы! Кофе, кстати, вовсе не такой уж хороший.

— Прекрасный! Отменный! — хором воскликнули оба и словно по команде в первый раз взялись за чашки.

— Я не сама это придумала, — сказала Пима. — Где-то читала…

— Именно, — кивнул Дуг. — Чем писать всякие глупости, лучше читать правильные книги!

— Ладно вам. Объявляю пароль: «Двадцать три нуля». Для всего: компа, контейнера и этих твоих агентов.

Я встал и подошел к бару. Совещание закончилось. После второй порции спиртного измученные мышцы перестали болеть. В половине третьего вернулся Фил. Ленок, который его привел, быстро попрощался и молниеносно исчез. Фил подозрительно послушно побежал в ванную. Я догнал его там.

— Ты что-то натворил, — мрачно сказал я.

— Нет! — дерзко возразил он.

— Посмотри на меня! — потребовал я. — У тебя глаза бегают, значит, врешь. Говори правду.

— Сержант Кропер… — Он шмыгнул носом и сосредоточенно почесал предплечье. — Он…

Мое предположение было столь абсурдным, что я едва не расхохотался.

— Он… перекувырнулся назад на голову… И он в больнице…

Я остолбенел. Догадка оказалась верной, но смешно мне не было.

— Но… Зачем он это сделал? — спросил я.

— Он хотел… хотел доказать, что он настоящий солдат. А я ему показал, где песок… Чтобы он ничего себе не повредил…

— Ну, так почему он в больнице?

Фил глубоко вздохнул и некоторое время молчал, явно мысленно возвращаясь к тому месту и тому моменту.

— Песка было слишком мало…

Я прогнал его в постель, а затем, стараясь сохранять серьезный вид, рассказал обо всем Пиме и гостям. У всех у нас дрожали от хохота барабанные перепонки.

— С такой способностью убеждать, — сказал наконец Ник, — есть немало шансов, что твой сын станет президентом. Ну, и кто тогда помешает тебе делать свое дело?

— Как это кто? Фил!

* * *

В котловане мы оказались через шесть часов после бригады, монтировавшей транстайм. На месте мы застали большой грузовик с прицепом и группу техников. От проходившего неподалеку, построенного за последнюю неделю, ответвления сети высокого напряжения уже протянули толстые кабеля питания. Выбранное место находилось еще на территории базы. Если попытка окажется удачной, территорию сократят именно на этот участок, о чем будут знать лишь немногие. Я согласился с Ником и Дугом, что мне было бы нелегко объяснить свое присутствие на территории, принадлежащей военным. Мы, правда, оптимистично сочли, что, возможно, через двадцать семь лет здесь уже не останется никакой базы, но на всякий случай все же решили ее урезать.

Хейруд крутился среди персонала, вовсе не походя на человека, который последние несколько лет провел на Луне. Он контролировал все соединения, останавливался ненадолго возле прицепа, где был смонтирован солидных размеров пульт управления, а потом срывался с места и, поднимая пыль широкими шинами тележки, снова куда-то мчался, проверял, контролировал, тестировал, хвалил и ругал. Когда мы подъехали, он бросил на нас взгляд, кивнул и покатился дальше, туда, где четверо энергичных парней растягивали металлизированную крышу над рингом. «Ринг» расположился несколько в стороне от всех устройств, а поставить над ним крышу потребовал Саркисян, опасавшийся наблюдения с воздуха. Ядро транстайма, его четырехугольное пространство, окруженное тройной спиралью толстых проводов, назвал «рингом» Ник, и даже Хейруд именно так теперь называл эту часть устройства. Когда Ник остановил машину и выключил двигатель, первым, что я увидел, был именно этот ринг. Он не произвел на меня особого впечатления, даже начинающий сценарист научно-фантастических фильмов придал бы ему более убедительную форму. Я тщательно осмотрел провода, хотя наверняка не смог бы определить род аварии, если бы она произошла, — просто обошел вокруг, посмотрел на них под разным углом, чуть ли их не похлопал и направился к грузовику, прицепу и метавшейся вокруг группе людей. Хейруд пересек мой путь на своей тележке, затормозил и спросил:

— Поместитесь?

— Да… думаю, что да. А сработает? — ответил я вопросом на вопрос.

— Да. Через десять минут.

— Что ж, подожду.

Я подошел к Нику и Дугу. Они стояли ко мне спиной, что я счел весьма удачным, когда стал закуривать. У меня дрожали руки. Даже не потому, что я боялся путешествия в будущее, просто вспомнил, какова ставка в нашей игре. Дуг Саркисян, если не считать самого первого разговора, когда он рассказал мне об ограблении, больше никогда не упоминал о том, насколько она высока. Мне мысль об этом тоже не доставляла особой радости, но все то время, что я провел на базе, частично заполненное бездельем, играми с Филом и вечерними ленивыми беседами с Пимой, где-то в дальнем уголке моего сознания позвякивал звоночек. Может быть, даже не тревожный, просто напоминающий. Сейчас, однако, я его не слышал, возможно, его заглушало волнение. Я посмотрел через плечо Ника. На маленьком столике стоял небольшой ящичек с открытой крышкой, а на ладони Саркисяна чистила усы пятнистая крыса.

— Ну вот, Гаджет, еще немного, и ты станешь старше на несколько десятков лет. Нравится?

— Да! — тихо пискнул я.

Появился Хейруд и, схватившись за тонкую стойку, поставил микрофон напротив рта:

— Группы номер четыре, пять и шесть! Доложить о готовности!

Десятка полтора человек направились к грузовику, трое техников подошли к Йолану. Выслушав их доклады, он кивнул.

— Группы номер три, два и один! — объявил он. Еще несколько человек скрылось внутри фургона.

Хейруд чуть дольше выслушивал доклады очередных троих руководителей. Он посмотрел на нас и показал рукой, чтобы мы отошли в сторону.

— Группа номер один! — сказал он в микрофон и поехал в сторону пульта управления.

Дуг посадил Гаджета на столик и пошел первым. Один из техников забрал контейнер и крысу и подошел к Хейруду. Я оглянулся. Котлован опустел. На короткой мачте возле одного из углов ринга начал пульсировать яркий голубой свет. Я затоптал окурок и подошел к прицепу. Техник только что вынул закрытый контейнер из углубления в столе и побежал I с ним к рингу. Хейруд уставился на экран монитора.

— У нас есть точная запись состава воздуха, находящегося вместе с крысой в полимерном контейнере, — сказал он, обращаясь к аппаратуре перед собой.

Я подумал, что эти слова были обращены непосредственно ко мне. Видневшийся на экране техник пролез под проводами на четырехугольник ринга, поставил контейнер точно посередине, быстро вылез обратно и бегом вернулся к нам. Хейруд даже не оглянулся.

— В машину! — прошипел он.

Техник бросился к грузовику. Лишь четыре человека должны были наблюдать за ходом испытания. Персонал не имел понятия, над чем именно он работает, так, по крайней мере, уверял Хейруд. Он пробежал пальцами по клавиатуре компа и громко вздохнул, впервые выдав собственное волнение. Несколько раз сжав руки в кулаки, он потер их, словно пианист, участвующий в конкурсе на скорость игры.

— Начинаем… — сказал он себе под нос.

Он набрал на клавиатуре две последовательности из букв и цифр. По главному экрану побежали строчки кодов, экраны поменьше последовали его примеру. Я повернулся и начал наблюдать за рингом. Три витка проводов, маленький контейнер, предупредительный свет на мачте. В тишине раздавалось лишь мое дыхание. Я шире открыл рот, чтобы другие не слышали, как я дышу. Со стороны пульта донеслись какие-то звуки, потом послышался стук клавиш и неразборчивое бормотание Йолана.

— Четыре… — бросил он сквозь сжатые зубы, — секунды… Есть!..

Когда он сказал «четыре», воздух над рингом вздрогнул так, как он порой дрожит над раскаленной автострадой, но тут же замер. Я подумал, что что-то не получилось, и в то же самое мгновение контейнер исчез. С места, на котором он лежал, поднялось маленькое облачко пыли, а когда оно осело, контейнер снова стоял на месте.

— Все, — громко сказал Хейруд.

Голос его дрожал. Он откашлялся, словно хотел что-то еще добавить, но решил не показывать своего волнения.

— Забрать контейнер? — спросил Ник.

— Спокойно! — остановил его Саркисян и взял со стойки микрофон. — Руководитель группы номер один!

Тот же техник, который устанавливал контейнер, выбрался из машины, спрыгнул на землю и подбежал к нам. Дуг указал на большой шкаф возле пульта управления.

— Комбинезон и комплект анализаторов, — бросил он. Техник достал из шкафа желтый комбинезон, быстро натянул его на себя, щелкнул фиксаторами шлема и, схватив жезл анализатора, поднес его шиш-кообразный конец к пластинке тестера. Подождав немного, он посмотрел на Саркисяна. — Проверь все как следует, — велел Дуг.

Мы ждали десять минут. Техник тщательно обошел место эксперимента, проверяя почву вокруг него. При третьем обходе он поднес датчик к проводам, проверил все витки и повернулся к нам. Хейруд, наблюдавший за результатами анализа на экране компа, кивнул. Дуг махнул рукой. Техник просунул датчик под провода, а затем влез сам. Сосредоточенно протестировав контейнер, он взял его в руки и бегом вернулся к нам. Хейруд чуть ли не вырвал ящичек у него из рук и поставил в нишу. Мы подождали еще полминуты.

— Есть! — едва не взвыл Хейруд и повернулся к нам с торжествующим выражением на лице. Увидев техника, он раздраженно поморщился: — Спасибо! Прошу вернуться к месту ожидания. — Он часто и прерывисто дышал, перебирая пальцами по культе. Когда техник вскочил в грузовик и за ним закрылась дверь, Йолан по очереди посмотрел на каждого из нас. — Другой состав воздуха. Не наш, — выдохнул он. — И животное живо… То есть — я был прав.

Он устремил на меня полный радости взгляд, и, что хуже, Дуг и Ник сделали то же самое. Недоставало только, чтобы они начали хлопать меня по плечу и пожимать руки.

— Покажите мне крысу, — сказал я.

Хейруд улыбнулся и вынул контейнер из ниши. Крышка отскочила, изнутри выглянула острая, с длинными усами, мордочка Гаджета. Он вовсе не выглядел старым, ловко вскочил на край ящичка и огляделся. Я взял его в руку и поднес к глазам. Несколько мгновений он, кажется, разглядывал меня — трудно быть уверенным в отношении существа, у которого глаза похожи на маленькие черные бусинки; во всяком случае, он сперва замер, а затем занялся исследованием моей ладони и конца рукава.

— Через час я буду знать, как он на самом деле себя чувствует, — сказал Хейруд. — Но на первый взгляд все в порядке.

— Хочешь его на куски порезать? — спросил я. Хейруд поморщился и причмокнул. Мне показалось, будто Гаджет снова посмотрел мне в глаза.

— Нельзя ли оставить его в живых? А то получается по-свински: он пережил собственную смерть лишь затем, чтобы сразу же после этого умереть. Я бы чувствовал себя так, словно та же судьба ждет и меня, — сказал я.

Я вовсе так не думал, просто болтал что угодно, лишь бы спасти зверьку жизнь. Я попробовал почесать у него за ушами, но это ему не слишком понравилось. Хейруд протянул руку и снял его с моего плеча.

— Можно, — ответил он. — Возьмем анализы крови, тканей, слюны. Будет жить. — Он рассмеялся.

— То же самое устройство будет обслуживать и второе испытание? — спросил Ник.

— В общем, да. — Йолан посадил Гаджета в контейнер и опустил крышку. — Естественно, мы все еще раз проверим. Есть несколько особо чувствительных деталей, которые нужно будет заменить. Вы опасаетесь, что для более крупного объекта потребуется большая мощность или что-то в этом роде?

— Да.

— Нет, это не имеет значения. Это не электромагнит. Транстайм, если он уже работает, перенесет в будущее как атом, так и… — он поколебался, ища удачный пример, — танк, лишь бы он был не из металла. — Он помолчал, ожидая дальнейших вопросов, а затем включил микрофон и вызвал персонал. Мы попрощались и пошли к нашему автомобилю.

— Выбрал? — спросил Дуг, когда мы сели в машину.

— Да. — Я показал на характерную щель в скале за грузовиком. — Там, у самой скалы.

— Хорошо. Что-нибудь еще, или возвращаемся?

Ничего больше мне в голову не приходило. Я огляделся по сторонам. Со стратегической точки зрения местность была вполне подходящей. Безлюдно, но недалеко до шоссе, соединяющего несколько важных промышленных центров.

— Ладно, поехали…

Саркисян вывел машину на дорогу и лишь теперь сказал, не обращаясь ни к кому конкретно:

— Интересно… Гайлорд, тот, из будущего, мог перемещаться назад во времени, и притом на груде металла…

Он подождал минуту и ответил сам себе:

— Но это Хейруд уже объяснил. Видимо, он построил когда-то там другой транстайм…

Еще через три минуты он добавил:

— Черт бы поб