Повелители тьмы (СИ)

Вечный. Повелители Тьмы

Глава первая. Утро в волшебном лесу

Третий день с неба течёт вода, очень много течёт воды. Говорят, так должно быть здесь, говорят, это как всегда, но я никак не привыкну, что такова зима в Лесу.

Сезон Дождей…

Я лежал, глядя, как в зелёной занавеси окна падают сверкающие капли. Нан сонно завозилась рядом. Я положил руки на её висок, где выделялись белые треугольные шрамики. Запрос на имплантированный компьютер - будильник - перевести на полчаса, пусть спит.

Осторожно встал, накрыл девушку одеялом, потянулся. Спали мы на той половине домика, что висела над бездной. Здесь "квартира" напоминала круглую корзину из нетолстых живых ветвей. Другая половина была врезана в кору гигантского дерева и была похожа на пещеру.

Небольшой дом казался просторным из‑за отсутствия мебели. Кровать - возвышение, застеленное ковром из мохнатого мха, похожего на шкуру неведомого зверя. Окна и двери по необходимости формируются в любой стене. Так же можно было создать столы, стулья, полки, шкафы, всё, что угодно, дом произвольно менял себя, сообразуясь с желаниями хозяев…

Вот только полки и шкафы вэйри не нужны, у них почти нет личных вещей. Вэйри владеет лишь тем, что ему действительно необходимо. Одежда, оружие. А что ещё надо?

Я наступил ногами на свою одежду, и она самостоятельно наделась на меня. Жёсткая ткань, пропитанная магией и густо поросшая живыми зелёными побегами. Когда человек в такой одежде стоит не шевелясь, не всякий глаз может его заметить. А если задействовать Плащ Теней, то счастливый обладатель живой формы "хаки" становится почти невидимкой.

Рядом лежал меч–катана. Изящная светлая полоса клинка словно светилась, треугольное плетение на рукояти, цуба без украшений. Я протянул руку и коснулся пальцами рукояти.

Меч стал плавиться, превращаясь в аморфную металлическую массу, поднимался по моей руке, залезая в рукав. Оплёл предплечье и застыл, обратившись наручем.

Трёхметровая лоза петлями свернулась на полу возле нашего ложа, иногда шевелила жёсткими ромбическими листьями. Почуяв моё прикосновение, вздрогнула, подняла кончик - словно глянула вопросительно. Я кивнул, и лоза самостоятельно скользнула мне на пояс, обмоталась вокруг тела.

Приподняв край кровати, я подпрыгнул от неожиданности. Чтоб тебя!.. Никак не привыкну.

— Брысь! - велел сдавленным от перепуга голосом. Красно–чёрная полосатая змея дрогнула, отцепилась от моего стрелкомёта и поползла прочь.

Я проводил её чертыханием, наклонился и вытащил из ниши стрелкомёт, надел на предплечье, закрепив ремешками. Округлая коробочка длиной с ладонь, с небольшим дулом, подключилась к моей нервной системе и импланту и отрапортовала. Ага, аккумулятор полностью заряжен - полосатая лиана как раз и была шнуром подключения к электрической системе посёлка.

Дверной проём был заплетён тонкими зелёными ветвями. Преграда выглядит несерьёзной - а попробуй‑ка прорвись через неё. Я бросил мысленный приказ, побеги расплелись и дверь открылась.

Где‑то утро уже вошло в свои права, но в лесу лучи здешнего солнца лишь подсветили вершины деревьев, одев их рассветным золотом. Внизу плавал утренний туман, обвивался вокруг колонн исполинских деревьев посёлка Хидон.

Я вышел на "крыльцо" нашего домика, площадку шириной в два шага, от которой вела узкая воздушная тропа. Был ещё один проход, обычная лестница в коре дерева, но я пытался укротить свой страх перед высотой и чаще ходил снаружи. В посёлке Хидон основная часть населения жила высоко над землёй, в крохотных домишках, расположенных на ветвях деревьев и в огромных дуплах и соединённых между собой площадками и переходами, лестницами, мостками, канатными дорогами, тарзанками и прочими путями воздушного сообщения.

Пространство между деревьями было заштриховано мелким зимним дождём, но под самими лесными исполинами сухо. Я постоял на крыльце, выдыхая пар, накинул на голову капюшон и шагнул в пропасть.

Лоза проворно скользнула с пояса, охватила ноги, другим концом зачалилась за сук. Меня дёрнуло и кувыркнуло, я повис вниз головой. Проследил, как где‑то подо мной страховочная лиана высунулась, готовая словить падающего, помедлила и скрылась в листве, сообразив, что тревога была ложной. Я закинул руки за голову и принялся качать пресс, поднимая–опуская тело.

Десять… посёлок, кажется, ещё спит, но я знаю, что за мной наблюдают десятки глаз… двадцать… самый юный и самый странный волшебник клана не перестаёт удивлять Хидон… тридцать…

На тридцать третьем из домика выскочила заспанная Нан. Она продрала глаза, гневно зыркнула на меня, взобралась повыше, зацепилась ногами за ветку и тоже принялась отжиматься, стараясь угадать в мой ритм.

Сорок… сколько раз ни говоришь девчонке, всё одно никакого толку… Пятьдесят… пытается успеть за мной… шестьдесят… не слабачка, но за мной три года занятий у самого злого тренера всея Питера…

Нан беспомощно повисла. Её лицо сравнялось во цвете с совершенно рыжими волосами. Я улыбнулся ей, продолжая. Девушка повисела, сделала ещё пару жимов и обмякла.

Сто. Пожалуй, хватит, решил я. Лоза дёрнулась, раскачивая меня, я растопырил руки и влип в ствол дерева, перекувыркнулся, в последний момент успев притвориться ловким и изящным. Ступил на толстый сук, пробежал, оскальзываясь на мокрой коре, балансируя руками и живой лозой, не глядя в пропасть… я сказал, не глядя!..

Хуже всего было с этим. Я считал себя человеком не подверженным фобиям, но на высоте в четыре–пять этажей почему‑то становится неуютно. Особенно если от пустоты под ногами тебя отделяет лишь тонкое скользкое дерево и собственное чувство равновесия. Чуть налево наклон - упадёшь!.. пропадёшь!.. Чуть направо наклон - всё равно не спастись…

Страх высоты щекочет нервы, прогресс - раньше ужас выстужал разум и сковывал мышцы или превращал их в кисель. Сколько ни говори себе, что на самом деле падение не грозит, в листве скрываются сети и живые страховочные канаты, всегда готовые поймать неосторожного пешехода. Я никогда не проверял их действенность и не собираюсь.

Вэйри, в отличие от меня, человека, начисто лишены боязни высоты.

Я пробежался по соседней дорожке и ступил на наше "крыльцо". Нан сидела, растирая живот и сердито глядя на меня. В жёлтых глазищах вода. Нет, она вовсе не плакса, таково свойство расы - значительные физические усилия, боль, душевные переживания мгновенно вышибают слёзы из глаз вэйри…

Нан очень красива немного диковатой не совсем человеческой красотой. Собственно, она и не человек, эльфийка - то есть вэйри, таково самоназвание её народа. Остроухая, маленькая, гибкая, подростково–угловатая, с немного детскими чертами лица и наивным взглядом. Глаза большие, затенённые длинными пушистыми рыжими ресницами, с характерным для вэйри вытянутым разрезом… Жёлто–зелёные. Сейчас. Глаза у Нан, как и у всех представителей её расы, меняют свой цвет в зависимости от освещения и настроения, обыкновенно от ярко–жёлтого до чёрного. Волосы рыжие, причём полосато–рыжие - прядь медная, прядь почти красная, прядь каштановая. Такие же пёстрые брови вразлёт, тонкий нос, нежная линия губ.

— Чего уставился? - поинтересовалось ангельское создание. - Помоги встать.

Наши руки встретились, и я ощутил её боль.

— Смотри, пуп развяжешь, - забавно, это русское выражение было и в языке вэйри. - Когда ты угомонишься…

— Когда тоже смогу так же, как ты, - она упрямо тряхнула рыжей чёлкой. - Ух ты, смотри…

Я оглянулся, посмотрел туда, куда был устремлён её взгляд. Парой этажей выше и правее Орла качала пресс, зацепившись ногами за ветку дерева. Она пыхтела и сопела, как подыхающий мамонт. Мне показалось, что её дыханию отзывается эхо. Я проследил второй источник звука и увидел.

— И вон, глянь…

Нан посмотрела - и задушила смешок.

Этажом ниже Йурас извивался на лиане, как червяк на крючке. Вокруг него даже пар клубился.

1

Веселясь, мы спустились вниз. Мокрая трава защекотала босые ноги, туман прикоснулся ватными щупальцами, отпрянул, опознав своих. Купальня, этакая плетёная изба над ручьём, была закутана туманом. Пару раз окунувшись, мы встали рядом в ручье, взявшись за руки, Нан начертила на поверхности Слово Воды. Волна едва не повалила, вода в ручье поднялась столбом. Воронка водяного урагана охватила нас со всех сторон - этакий волшебный душ Шарко. В этом мире разнообразные бытовые удобства обеспечивает магия.

Нан "выключила" заклинание, выбралась из ручья, уселась на плетёный пол, закуталась в тёплый туман, как в халат. Выглядит совсем девочкой, порой я ощущаю себя Гумбертом Гумбертом, хотя на самом деле мы почти ровесники. Таковы вэйри - они медленно взрослеют и медленно старятся.

Я повертелся в струях воздуха, уселся рядом, тёплый ветер охватил нас кольцом, высушивая.

Вэй Серый, вэй Нанджи, - раздался женский голос, Нан вздрогнула.

— Уф, никак не привыкну!.. - виновато глянула на меня. Вэй Жасмин?

Вы уже проснулись, - не спросила, констатировала Архимаг.

Так точно, - ответил я не вслух.

Не навестите меня?

Покои Жасмин располагались на центральном дереве посёлка. Женщина встретила нас на лестнице, образованной складкой коры, она сидела, свесив ноги в пропасть. Я старался не смотреть вниз. Метров восемьдесят до поверхности земли - есть "квартиры", расположенные и повыше, но таких немного.

— Серый, Нанджи, - Жасмин бодро вскочила (я сглотнул), кивнула приветливо. Сейчас она обратилась запросто, без "вэй", то есть на "ты", как к родственникам. Забавно, при радиопереговорах через импланты приставку не забывает.

Жасмин лет тридцать пять, в пересчёте на наше, земное время. Но по ней не скажешь - стройная, фигурой похожая на девушку. Лицо не юное, время оставило на коже малозаметные черты. Она красива, почти все женщины–вэйри красивы какой‑то демонической красотой. Хищный разрез жёлтых глаз, резкий росчерк бровей, полные губы, высокая линия скул. Разноцветно–рыжая, как большинство виденных мной вэйри. И завершающий штрих - татуировка на левой стороне лица.

То есть это лишь выглядит, как татуировка. На самом же деле растительный орнамент указывает на имплантированный биокомпьютер.

Мы вслед за ней вошли в помещение.

Высокие колонны ветвей, сами толщиной с иное дерево, поддерживали зелёную крышу, в стенах - проёмы широких окон, из которых открывается прекрасный вид на эльфийский посёлок. Никакой мебели. Пол застлан ковром из живого мохнатого мха, похожим на пёструю шкуру неведомого огромного зверя. На круглом столике посреди помещения лежал плазмомёт, тот самый, из речки.

— Есть подвижки? - поинтересовался я, делая шаг.

— Что‑нибудь получилось? - одновременно со мной спросила Нан, тоже приближаясь. Мы переглянулись - и бросились наперегонки, чуть не отталкивая друг друга.

Я поддался!.. и Нан первой достигла оружия.

— Есть!.. - прицелилась через оконный проём. - Есть? - изобразила, будто направляет оружие на Жасмин. Конечно, не доведя движения до конца - хотя батареи в оружии не было.

— Нет, - Жасмин пожала плечами. - Мы всё перепробовали. Исстреляли полторы обоймы, прежде чем убедились, что магией такую штуку не отразить.

— Очень жаль, - сказала Нан.

— Придётся не подставляться, - сказал я.

Жасмин кивнула и указала глазами наверх. Под потолком мягко сияла толстая чёрно–красная полосатая лиана - кабель электросети. На конце её болтались металлические "кирпичики", подзаряжаясь. Третья обойма, увы, безвозвратно растворилась в синем колодце. Оказывается, малый сканер–повторитель не мог отсканировать и повторить объекты, обладающие слишком сложной внутренней структурой.

Хорошо, что я сначала сначала умудрился окунуть туда обойму. Было бы печально потерять плазмомёт, наверняка гораздо более сложно устроенный, чем батарея к нему.

Да, синий колодец - та ещё штука. Наши учёные отдали бы руку, чтобы посмотреть на этот образец древних технологий. Малый сканер–повторитель, так он на самом деле назывался, мог отсканировать - путём разрушения опущенный в него не слишком сложный предмет и запомнить его. Потом оператор синего колодца мог инициировать программу сборки этого предмета. Рабочее пространство одного колодца было не очень велико, и производительность соответствующая.

Хидон - гигантский биокомплекс. Сейчас, к сожалению, спящий. Подключившись к его компьютеру, я запустил программу частичного развёртывания производства. На лицо Вальи, когда она добралась до комнаты в корнях дерева и обнаружила моё вмешательство в свою епархию, стоило посмотреть. Гнев, изумление и безумный восторг…

Я хихикнул, вызвав перед своим внутренним взором фотографии женщины. Нан глянула вопросительно, и я сбросил на её биокомпьютер несколько графических файлов - этих самых фотографий "из глаз". Девушка охнула и пошатнулась.

Жасмин покачала головой.

— Ну вот, а ещё в виртуал Хидона собираешься лезть.

— Я привыкну, - заверила Нан. И засмеялась, просматривая фотографии.

— Мне интересно, что мы будем делать с избытком оружия, - начала Жасмин. - Валья на радостях запустила во всех созданных тобою колодцах цикл изготовления стрелкомётов. Снабдить ими всех подростков, что ли?

— Я найду им применение, - сказал я.

— Торговать будешь? - Жасмин поморщилась.

— Да, что‑то вроде, - сказал я. - Возможно, они и окажутся в конце концов у подростков. Нан?..

— Да, очень даже может быть, - девушка ответила серьёзно, а потом вдруг икнула, сложилась напополам, держась за живот, задыхаясь от смеха. Уж она‑то знала, на фига мне стрелкомёты… Жасмин удивлённо поглядывала на меня, на неё.

— Сама объясняй, - предложил я. Собственно, Нан это и выдумала.

Девушка с трудом разогнулась и хотела что‑то сказать, но тут появились Дайрим и Валья.

Дайрим, высокий, худощавый, опытный воин и крутой маг. Лицо тонкое, как у всех вэйри, шрам в тёмной бороде, волосы разноцветно–тёмные, против обычая короткие - Орла постаралась. Хорошо, что они вообще растут. Я до сих пор не разобрался с "табелем о рангах", принятом у вэйри, но ясно, что Дайрим занимает довольно высокий пост, генерал или там маршал.

Валья, стройная и строгая, похожая на врача, не доброжелательного семейного доктора, а на холодного хирурга. Она оператор синего колодца и целительница, имеющая дело с "яйцом" - ещё одним образчиком древних технологий. Земные учёные отдали бы за него вторую руку… и тут же восстановили бы в нём обе. У помещённого в регенерационную капсулу человека пропадали шрамы, закрывались раны, заживали ожоги, отращивались потерянные в боях конечности…

И у Вальи, и у Дайрима на левых щеках уже проявился тот же растительный орнамент, указывающий на имплантацию биокомпьютера.

— Зачем вам столько? - с порога включилась Валья в разговор. - Вы заявляете свои права на стрелкомёты?

Подслушала. То ли с помощью "жучков" - ох, зря мы с Нан подбросили ей эту идею!.. - то ли запросила у Жасмин запись нашего разговора.

— Заявляем, - подтвердила Нан не менее высокомерно. Валья… улыбнулась.

— Что ж, думаю, вы имеете на них право, - и тепло посмотрела на меня. - Но всё же зачем вам?

— Для торговли, - сказал я, усмехаясь. - Нан, объясни.

Девушка открыла рот, покраснела и закрыла. Стыдливо поглядела на меня, но я был непреклонен.

— Объясняй скорее. А то сейчас ещё кто‑нибудь припрётся…

Уже припёрлись, - откинув живую занавесь входа, один за другим вошли Гром и Райо.

Гром занимал должность Архимага перед Жасмин. Высокий, широкоплечий для вэйри, всё ещё сильный седой старик, похожий на Гэндальфа, который, занимаясь магией, не пренебрегал и бодибилдингом. Он невозмутимо поприветствовал всех, легко двигаясь, пересёк комнату и уселся рядом со мной.

2

Я немного побаивался старика. В нем была великая мощь, она расходилась от него волнами, возмущая мою собственную силу. Казалось, его глубокие гляделки видят меня насквозь.

В довершении всего Райо села напротив прадеда - и меня. Я никак не мог понять, приятно мне смотреть на неё или нет.

Райо очень красива. Так и хочется сказать - нечеловечески.

Тонкая, даже худая, словно изнурённая диетами модель, двигается легко, с невероятной чужой грацией. Лицо идеальное. Высокий лоб, высокая линия скул, огромные глаза ежеминутно меняют цвет. Длинные волосы окутывают её лицо и плечи всеми цветами пламени, острые ушки заметно высовываются из сплошной искристой гривы.

Райо правнучка Грома и ученица Жасмин. Она весьма искушённая для своих лет волшебница, я ощущаю её силу как ровный поток тепла, идущий от костра.

Эта сила и её абсолютно нелюдская красота заставляет меня нервничать. И моя, гм, внешность явно её напрягает. Но Райо зачем‑то садится напротив.

Почему?

Нан пожала плечами - мысленно же.

Может быть, девчонка в тебя влюблена?

Я чуть не расхохотался вслух. Нан посмотрела косо, и я увидел себя её глазами.

Урод - слишком мягкое слово. Подбородок, щёки, лоб испещрены рубцами–ожогами, ноздри и губы словно пообкусаны мышами. Левый глаз сощурен, неровно зажили ожоги на веках, правый широко открыт, на белках ещё есть метки огня.

Ты вовсе не урод. В глубине души ты очень красивый.

Ага, где‑то там, очень глубоко, фыркнул я. Ты лучше пока речь приготовь.

Серый, может, не надо? - робко спросила девушка.

Надо, Федя, надо!..

Я тебе это ещё припомню, - пригрозила Нан и встала, огладила шрам на виске.

— Приветствую всех, - сказала коротко. - Мы как раз говорили о стрелкомётах…

- …ученики, так что имеем право быть здесь!.. - сказала Орла, вталкивая в зал совета Йураса. Подростки обернулись… и замерли, встретив неприветливые взгляды.

Орла старше Нан, как недавно выяснил, старше и меня, что не мешает нам относиться к ней как к ученице или младшей сестре. Высокая, почти одного роста со мной, стройная и красивая, как все девушки вэйри. Волосы замечательные, по плечам рассыпаются оранжевые, рыжие, красные, медные, пепельные, тёмные, чёрные пряди. Лицо - нежная кожа, большие раскосые глаза, широкий разлёт пёстрых бровей, прямой нос, яркие губы, симпатичные ямочки возле. Слишком правильные черты не кажутся холодными - Орла не очень хорошо скрывает чувства. В её бывшем клане члены этой семьи были изгоями, и девушка пока не освоилась со свободным общением и дружелюбием клана Хидон.

Йурас, наверное, ровесник Нан. Он очень похож на человеческого мальчишку–тинейджера. Худой, но не хлипкий, угловатый, не знающий, куда девать локти, и обаятельный именно своей подростковой застенчивостью, в моём мире он бы нравился девчонкам.

Сейчас эта парочка стояла столбом и краснела под взглядами присутствующих. Орла робко выглядывала из‑за спины парня.

Жасмин набрала в грудь воздуху, собираясь выбранить сына и нашу ученицу… с шумом выдохнула и махнула рукой. Подростки робко присели у стола.

— Насчёт стрелкомётов, - к огорчению Нан напомнила Валья. Девушка вздохнула.

— Лихолесье, - сказала. Многие вздрогнули. - Уже долгие годы это пятно гнили отравляло Лес. Как все присутствующие знают, мы недавно осуществили… диверсию, благодаря которой произошло умаление силы этого Безумного Дэва.

Присутствующие покивали.

— Ещё мы обнаружили посёлок Агуали, - продолжила Нан. - Целый древний посёлок, из которого ушли люди. Мы должны его использовать!..

— Нам просто повезло, - Дайрим покачал головой. - Мы вошли и вышли - в полном составе и почти целыми, - он коротко глянул на Валью. Та невольно потёрла ногу, до сих пор прихрамывает. - Но жить в Лихолесье невозможно.

— Лихолесье - это зло и смерть, - сказала Нан. - Любой попавший туда повышает силу Безумного Дэва, испытывая страх и боль. Но если подойти к границе Лихолесья, и заставить себя испытывать противоположные чувства - радость, например… сумеречная зона отступает.

Народ явно собирался задавать вопросы. Нан бросила умоляющий взгляд, и я всё‑таки решил вмешаться, встал:

— Я предлагаю что‑то вроде осады Лихолесья. Для того мне и нужны стрелкомёты.

— Обычное оружие против порождений тьмы? - Дайрим покачал головой.

— Нет. Оружие мне не нужно… вернее, нужно в качестве платы. Предлагаю объявить Лесным Эхом, что люди, которые остановятся на границе Лихолесья и будут, гм, радоваться в течение, скажем, пяти дней, получат два стрелкомёта на пару, - сказал очень деловым голосом.

— Как это - радоваться? - недоумённо спросила Райо. Тот же вопрос читался на лицах остальных.

— Как люди могут радоваться друг другу? - спросил я.

Райо открыла было рот… поняла и катастрофически покраснела. Остальные переглядывались, по мере осознавания тоже наливались свекольным цветом. Вэйри!.. Невинные лесные жители.

— Вы… ха!.. вы предлагаете, чтобы на границе Лихолесья вэйри… гм… - начал Дайрим, заикаясь.

— Да, занимались любовью, - небрежно сказал я.

Гром откинулся назад, задыхаясь от беззвучного смеха. Райо, Орла и Йурас сидели смирно, глядя перед собой, их уши прямо‑таки светились. Дайрим, Жасмин и Валья смущённо переглядывались.

— Такого метода борьбы с Лихолесьем ещё никто никогда не предлагал, - сказал Гром, отсмеявшись. - Ну, потешил… А что, оно… действует?!.

Я почувствовал, что тоже краснею. Типичная эльфийская реакция, на всё реагировать бурно.

— Да, мы проверили, - преспокойно обронила Нан. - Это очень даже помогает.

— А ведь и правда… - сказала Валья. - Мы… когда… ну, мы… это самое…

— Погоди, - сказала Жасмин подруге. - Вы в таком состоянии ещё и это самое?..

Дайрим и Валья опустили глаза, словно подростки, признающиеся родителям в этом самом.

— Нет, - призналась женщина. - Мы просто целовались. И я заметила, что от этого тьма… отступает.

— Поцелуи - неплохо, - сказала Нан очень деловито. - Однако должного устойчивого воздействия они не окажут. Необходимы более, гм, глубокие меры.

И грянул хохот.

"Глубокие меры" были приняты единогласно.

Вообще‑то стоило поднять этот вопрос последним в повестке. Совет превратился в какой‑то балаган, то и дело кто‑то начинал хихикать, прятать лицо в ладонях, вытирать слёзы смеха.

Хотя речь шла о вещах серьёзных. Жасмин повинилась, что ни заклинание, ни защитные доспехи, которые могут быть выращены в синих колодцах, не в состоянии защитить человека от выстрела из плазмогана.

От этого и стали плясать, разрабатывая тактику будущей операции. Меня так и подмывало обозвать её авантюрой.

Не дребезжи, - Нан подколола меня моим же выражением. Спутник - это раз. Во–вторых, заклинания маскировки. Всё будет штатно. Тип–топ, хип–хоп, хоккей и так далее.

Нан пыталась уговорить сама себя.

Мы подробно обсудили и возможности спутника, и новые заклинания. Спорили долго, пришлось завтракать на месте. Наши ученики подхватились, в шесть рук притащили порубать и заставили стол экзотическими кушаньями вэйри.

Я прихватил на свою плошку порцию какой‑то съедобной травы. Взял маленькое крапчатое яичко, целиком кинул в рот, не луща скорлупу. Скорлупа и не лущилась, кожистая, яйцо не птицы - какой‑то ящерицы. Причём уже достаточно насиженное. Вкус тот ещё… Я закусил травой, довольно острая и даже солёная, она использовалась вместо приправы, и перешёл на более привычное меню - жареное мясо, прозрачные полоски копчёной рыбы, кисловатые лепёшки, пресный хлеб. Который на самом деле не хлеб, а чуть присушенный кусок плода дерева, которое я называю хлебным.

— Рискованное дело затеяли, - сказал размеренно Гром. Я чуть не поперхнулся, отделался неопределённым угуканьем.

— Вы юны, но мудры. И знаете о нелюдях такое, о чем старшие маги и не слышали никогда… зачем нам изучать их?

3

Я помолчал немного, выстраивая ответ. Вэйри считали людьми себя, слово "нелюди" использовалось для обозначения как раз людей моей расы.

— Чем больше мы будем знать о них, тем лучше будем их понимать. А значит, сможем их победить.

— Кто‑то сказал бы "уничтожить", - белые глаза старика впились в меня. Я выдержал взгляд.

— Я сказал именно "победить".

Старик опустил свои гляделки. Сам разлил из металлического чайничка местный горьковатый чай.

Жасмин всё не уговаривалась. Качала головой.

— Никаких больших команд. Только те, что присутствуют здесь…

Райо, Орла и Йурас встрепенулись радостно.

— Взрослые, - уточнила Жасмин, поочерёдно поглядев на них, молодёжь потупилась. - В захвате будем участвовать лишь мы.

— Но нас мало… - начал я.

— Их будет всего семеро, - ответила Архимаг. - Фактор внезапности, заклинания и спутник. Используя это должным образом, мы победим. А если нет… если нет, погибнем только мы.

И чтобы этого не произошло, - женщина встала, - мы сейчас пойдём на Полигон и как следует отработаем наши действия.

Полигон был устроен поодаль от посёлка. Разумно - ни к чему тревожить жителей грохотом взрывающихся огнешаров и магическим "эхом". Эта расположенная в низине довольно большая площадка с полосой препятствий и мишенями использовалась в качестве тира и спортзала.

Ага, вот и мишени. Из зелёного сумрака выступили человекообразные фигуры - зелёные же, как будто сплетённые из перекрученных ветвей, перевязанные жёсткими стеблями. Две руки, две ноги, корпус и голова. Райо невольно дёрнулась, вскинув руку… тихо ругнулась, узнав оплетаев.

Так называют их в лесных посёлках, и считают совершенно бесполезными отходами жизнедеятельности деревьев. На самом деле это биороботы широкого профиля. Оплетаев можно использовать в обычных работах, но люди избегают это делать - программировать их поведение не так‑то просто. Пока втолкуешь задачу тупому роботу, уйдёт столько времени и сил, что проще сделать самому.

Наши импы позводяют правильно и быстро запрограммировать биоробота. Вэйри же привыкли использовать их в качестве мишеней… и есть у меня подозрение, что это всё равно, что заколачивать микроскопом гвозди. Каким‑нибудь электронным.

Впрочем, роботам не больно, а восстановить их очень просто. Достаточно оставить целым нервный центр - "мозг", а остальное попросту срастить. После трансформации "фабрики роботов" мы можем создавать оплетаев в больших количествах.

Райо шевельнула пальцами, творя заклинание - не то разрушающее, что собиралась швырнуть от испуга, всего–навсего иллюзию. Я, Нан, Жасмин и Дайрим с трудом сдержали неподобающий смех. Брошенная на оплетаев иллюзия была призвана дать им облик солдат нелюдов в боевых комбинезонах. Вот только Райо если и видела таких солдат, то лишь издали. И получились у неё этакие неуклюжие шипастые роботы с рогатыми мордами.

— Сама знаю, - вздохнула девушка. - Серый, Нанджи, не могли бы вы помочь мне…

Я повёл рукой джедайским жестом, формируя волшебную силу. Иллюзии заколебались.

— Примерно вот так…

Перед нами стояли семь человек в полных боевых доспехах. Шлемы, имитирующие морды каких‑то страхолюдных существ, широкие плечи, шипастые локти и колени, тусклый блеск брони. Я буквально почувствовал, как на поляне сгустилась стародавняя вражда. Вэйри видели своего древнего врага.

По моему знаку один оплетай подковылял поближе, я взял его за плечо.

ДОСТУПЕН БИОРОБОТ "ОСНОВА", - сообщил мне мой имп.

— Броня. Защищает, но и делает врага более неуклюжим, - начал я лекцию, одновременно программируя этот образчик древних биотехнологий. - В доспехах есть усилители мышц. Потому избегайте прямых столкновений. Вот эта штука - бластер, оружие, стреляющее огненными шарами и стрелками. Вэй Жасмин, Дайрим?

— Да, как вы и просили, я сделала имитацию действия, - сказала Жасмин, поглаживая цветок татуировки на виске.

— Славно, - кивнул я. - Теперь биомечи.

Во время путешествия по дебрям Лихолесья это холодное оружие очень пригодилось нам. И недавно на Полигоне мы извели не один десяток оплетаев, тренируясь в обращении с клинками.

— В ближнем бою будет поопаснее бластера. Просто не попадайтесь под лезвие. В случае, если дело дойдёт до фехтования, предоставьте это мне и Нан. Не пытайтесь зафиксировать само оружие, используйте длину своих лоз и сковывайте руки противника, бейте по ногам…

Вэйри переглядывались, делали замечания, спорили, предлагали. Скоро была разработана тактика боя. Для её проверки мы разделились на две команды, одна управляла оплетаями, другая пыталась их завалить. Было найдено несколько удачных решений и "убито" с десяток оплетаев. Товарищи по несчастью, которым повезло больше утащили их на реконструкцию. К завтрашнему дню будут как новые.

К концу тренировки истинный облик оплетаев уже просвечивал через мои иллюзии. Я направил силу, подновляя и штопая заклинания, мы ещё немного повозились и сочли, что всё будет нормально.

В Хидон вернулись ночью, замотанные до предела, поели и отрубились.

Несколько дней я только и делал, что натаскивал отряд. Тренировки, тренировки… ни перед соревнованиями, ни на самих соревнованиях я не выкладывался настолько. Нан тоже славно потрудилась. Вечерами у нас еле–еле хватало сил дойти до посёлка и подняться к домику.

Стрельбы из стрелкомётов, чары, оживляющие растительность, управление оплетаями, маскировка - Плащ Теней и Морок Невнимательности…

Иллюзии на оплетаях Жасмин дополнила заклинаниями, имитирующими выстрелы из бластеров. Задела тебя линия призрачного пламени - гуляй в сторону, ты убит. Вэйри учились избегать выстрелов, выбивать оружие и фиксировать противника лозой.

Казалось бы, все вэйри, которым это оружие было знакомо с детства, могли дать мне фору во владении им. Но в том то и дело, что живая лоза никогда не считалась оружием, предназначенным для использования против человека.

Трёхметровой живой плетью можно было наловить рыбу, поймать петлёй зайца или птицу, пугануть и осадить более крупного враждебно настроенного зверя. Живая лоза - ночной сторож, помощник при заклинаниях природы, ею можно было пользоваться как страховочной верёвкой, с её помощью забраться на дерево или вытащить себя из болота.

Оружием живая лоза не считалась. Не было и приёмов боя.

И я придумывал на ходу. Повезло, что Дед учил меня владению кистенём и нунчаку, показывал приёмы боя "зубами дракона"!..

Живая лоза походила на всё это оружие сразу. Особенно на последнее. "Зубы дракона" - длинный грубый шнур с навязанными на концах толстыми узлами, которыми при сноровке можно пробить нетолстую фанеру, смять пустую консервную банку, удержать противника на расстоянии. Или оглушить и связать его…

— Вот так. Увернуться и петлёй… да нет же, с другой стороны!.. - от непонятливости учеников и своей неспособности объяснить мне на язык просились русские волшебные слова.

Лишь недавно я узнал ещё одно отличие вэйри от людей. Здесь левши считаются правшами, а правши - левши. То есть у большинства представителей этой человекоподобной расы левая рука - доминирующая.

Нан, кстати, правша. То есть, по мнению вэйри, левша. Потому мы с ней раньше тренировались вдвоём, не испытывая проблем и затруднений, но зато для остальных все приёмы пришлось переворачивать шиворот–навыворот.

Скоро мне пришлось убедиться в эффективности собственных уроков. Я лежал в мокрой траве, согнутый немыслимым образом, созерцал темнеющее небо и слушал похрустывания своих суставов.

— Ага, мерзкий нелюдь, поймала тебя! - радовалась Орла. Её лоза стягивала мои щиколотки и запястья, причём через шею и спину. Раньше я думал, что этакая поза за пределами моей гибкости.

— Скажи, что сдаёшься!

— Да сдаюсь, сдаюсь! - попытался выхрипеть я.

4

— Отпусти, - Нан пыталась казаться строгой, но в голосе слышалось сдержанное веселье.

— Пусть скажет, что я победила! - упорствовала ученица.

— Он бы сказал, только не может…

— Ой… - живая лоза Орлы так проворно размоталась с меня, что я выпрямился как спущенная пружина, и приложился плечом и головой о ствол дерева.

Ученица стояла надо мной, смотрела виновато.

— Отлично сделано, - сдержанно похвалил я, вставая и выпрямляясь. Орла повеселела и снова смутилась, когда в моей спине что‑то звонко хрустнуло.

— А раз молодец, возьмёте на охоту? - спросила девушка. Уже без особой надежды - она задавала этот вопрос по нескольку раз на дню целую неделю тренировок. Я покачал головой, отвечая так же, как всегда.

Орла повесила голову. Шмыгнула носом, утёрлась рукавом… блин, это же мой жест!.. нет, чтобы что‑то полезное перенять!.. Например…

Тут застрял, вроде нет у меня никаких полезных привычек. Разве что зарядку делаю по утрам…

— Не переживай. Хватит приключений и на твою долю, - сказала Нан. - Лихолесья было мало?

— Приключения, это такое дело, что их всегда мало, - печально ответила Орла, глядя, как Жасмин тренирует ученицу.

Управляемый Архимагом робот двинулся вперёд и схватился за "оружие". Райо нырнула, свист лозы, рассекающей воздух, удар, сбивающий прицел, охватывающий запястье, бросок в сторону, повержен враг на землю, как красиво грохнулся… Девушка крутанулась, выпустив лозу из рук, зелёные петли сжали оплетая, сдавили, он задёргался…

— Прекрасно, - фирменным учительским тоном сказала Жасмин. - Но не забывай, что мы не знаем, может ли лоза удержать нелюдей. Потому…

Ученице не нужно было напоминать. Она отступила от робота, накинула Плащ Теней. Заклинание мешало фиксировать внимание на использующем его. Стоит отвести взгляд, и девушка совершенно потеряется в своей зелёной одежде среди зелёных ветвей.

Но я взгляда не отводил и увидел, как Райо дёрнула запястьем, выстрелив почти в упор стрелкой. Оплетай, специально запрограммированый, перестал дёргаться, притворяясь, что оглушён ядом. Тогда юная волшебница произнесла Зелёное Слово, и ожившая трава вытянулась, заплела его, превращая в зелёный свёрток.

Я дважды хлопнул в ладоши и перехватил удивлённые взгляды.

— Этот жест выражает одобрение, - поспешно сказала Нан. Слишком поспешно.

Дайрим шевельнул бровями.

— Обычно на хлопок ставят каскад заклинаний…

Я то и дело садился в лужу со своим незнанием жизни вэйри. Кое–какие ошибки были безобидны, списывались моим чужим происхождением - Хидон считал, что я уроженец клана с другого края Леса. По легенде, я много времени провёл в одиночестве, схлестнулся с врагами, победил их, и едва выжил при этом…

А вот это уже правда.

Полученные в первом смертельном бою шрамы немного маскируют мою чересчур человеческую внешность. Как будто стесняясь их, я почти постоянно ношу капюшон. По–людски одноцветную шевелюру уже припорошила седина, вполне сходит за обычную для вэйри разноцветность. Глаза не меняют цвет, но это не очень‑то заметно из‑под обожжённых век. Медлительность речи и заметный акцент списывают на те же ожоги, якобы, мне трудно говорить. Благодаря нашей с Нан мысленной общности я знаю язык на приемлемом уровне. Но нельзя мысленно "занять" привычки и обычаи…

Райо смахнула пот, Орла поглядывала на неё, очередной оплетай шагнул вперёд. Ученица вытянула руку.

— Раз–два–три–гори!

С тонких девичьих пальцев стёк огнешар и с грохотом обрушился на биоробота. Полыхнула огненная вспышка, все прикрыли лица.

Оплетая порвало на клочки, одна из рук взлетела высоко, оставляя дымный след, шлёпнулась где‑то в кустах. Пахло горелой листвой и жареным мясом. Всё‑таки оплетаи не только и не столько растения…

Йурас восторженно приоткрыл рот, Райо разглядывала след магии. Орла с болезненной гримасой потрясла рукой, спохватилась и скорчила гримасу под девизом "мне всё нипочём". Жасмин усмехнулась и повела рукой, приглашая ещё двух оплетаев. Самодовольная улыбка Орлы растаяла, она шагнула было к Райо, собираясь встать к спине спиной… но тут девушки переглянулись ревниво и отодвинулись друг от друга.

Нет, брать их с собой рано…

Глава вторая. Прогулка по берегу

Мы возвращались с Полигона поздним вечером. Молчали, всё было уже обговорено. Между тёмными стволами деревьев поднимались белые вуали испарений. Тихо шелестел дождь. За несколько метров всё терялось во тьме.

Посёлок спал. Блестела вода ручьёв, курилась туманом. Светящиеся точки на "перилах" обозначали воздушные тропы. Кое–где горели тусклые огоньки - созданные волшебством или выращенные на дереве.

Ступая по воздушным тропам и лестницам, выращенным в коре гигантского дерева, мы поднялись в покои Жасмин.

Архимаг зажгла свет, небольшой шарик огня поднялся с её ладони к потолку. Дайрим и Валья испуганно подскочили и покраснели, словно подростки, застигнутые за свойственными молодёжи взаимными исследованиями. Хотя ничего неподобающего они не делали - всего лишь лежали голова к голове и как будто медитировали.

— Мы изучали импланты, - торопливо пояснил Дайрим.

Архимаг издала неопределённый звук, что‑то вроде "ну–ну", жестом предложила сесть за стол. Сама разлила дымящийся напиток. Дайрим выпил, выдохнул клуб пара. Я смаковал не торопясь. Было невозможно определить, сколько градусов в этом пойле, оно казалось то слабее кефира, то крепче медицинского спирта. Подхватил с тарелки кусок копчёного мяса, сжевал вместе с косточкой.

Архимаг сложила руки под подбородком, смотрела в пространство остановившимся взглядом. Перед ней дымилась чаша напитка.

— Жасмин? - осторожно позвала Валья. Архимаг моргнула, перевела взгляд на любовницу. - Что ты?..

— Не послезавтра, - сообщила женщина. - Прямо сейчас.

— Что?.. - в один голос переспросили Валья, Дайрим и Орла от дверей. Все подскочили от неожиданности, обернулись к порогу, хватаясь за оружие и готовясь заклинать. Ученица робко заглядывала через порог.

— Ты что здесь делаешь? - прорычал я. Орла опустила глаза.

— Ты сказал - идём послезавтра. Два раза это повторил. Ну, я и подумала… а сегодня нас отпустили пораньше… и я подумала…

— Два раза подумала? - поинтересовалась Нан, невежливо взяла её за шиворот и затащила в зал, поставила перед всеми. Орла стояла, повесив голову, но посверкивала глазами из‑под прядей мокрых волос.

— Я уже собралась, - прошептала.

Под давлением наших неприветливых взглядов она сделала шаг назад и натолкнулась на Йураса, который как раз возник в дверном проёме.

— Мама!.. - выпалил. - То есть вэй Архимаг!.. Я со всем почтением прошу… передумать!.. разрешить… наше… моё!.. участие в экспедиции. Вот.

Архимаг оскалилась - внушительное зрелище в исполнении вэйри, у которых шесть чётко выделенных узких клыков чуть длинней, чем все остальные зубы. Сын не дрогнул. Храбрец!..

Впрочем, возможно, отступить ему помешала Райо, появившаяся из‑за спины:

— Дед сейчас спустится, - обронила небрежно. - Мы уже собрались.

— Мы? - очень спокойно переспросила Жасмин. - Я вызывала лишь его одного.

Я пожалел, что стол посреди комнаты представлял собой цельное возвышение, растущее из пола, этакий пенёк - под ним не спрячешься.

— Да, я иду с вами!.. - провозгласила Райо, как будто ожидая воплей радости.

Вопль последовал. Страждущий подвывающий выдох. Жасмин покачала головой. Обернулась и посмотрела на меня.

Я чуть не вскочил по стойке "смирно".

— Решай, - предложила мне Архимаг.

И эти паршивцы умоляюще уставились на меня.

Вдох. Задержать дыхание. Выдох. Задержать дыхание. Неужели Деду было так же трудно с нами?

— Вы идёте, - сказал я.

Орла открыла было рот, собираясь издать вопль радости… решила, что столь яркое выражение чувств будет неуместно и с клацаньем захлопнула. Йурас моргал, смотрел растерянно на меня, на мать, гадая, не ослышался ли. Райо покусывала клычками нижнюю губу.

5

Нан отпустила ворот ученицы и слегка поддала сзади, направляя к столу. Примерно таким же способом препроводила остальных. Детишки, кажется, готовы были визжать от счастья, но чинно уселись.

Жасмин смотрела на нас как на чокнутых, ничего не сказала, но я всё‑таки виновато пожал плечами.

Ныне в Лесу дети взрослеют рано, - телепатический "голос" Жасмин был невесел.

Мы вышли в ночь и перед тем, как тьма окончательно сгустилась даже для сверхчувствительных глаз эльфов, успели отмахать приличное расстояние. Дойдя до ручья, расположились на привал. Мы с Нан привычно устроились чуть в стороне от остальных.

Утром я проснулся рано, как обычно бывает на природе, и с улыбкой, что для моего пробуждения нехарактерно. Наконец‑то мы делаем хоть что‑то… кончилось время прозябания, прятания, избегания и увёртывания… мир уже никогда не станет прежним…

Понял, что думаю мысли Нан. Её радость охватила и меня, захотелось рассмеяться и перебудить всех, показать им, как прекрасен этот мир, посмотри…

Я посмотрел на девушку. Нан улыбалась во сне. Она лежала на поле моего плаща, вцепилась в складки, я тихо выбрался из него, неслышно встал…

Ну, это я так подумал, что неслышно. Валья, которой досталась последняя вахта, вскинула голову, её глаза по–звериному бликанули в темноте. Я покачал головой - ничего, и женщина снова смежила вежды. Было ещё темно, и Валья полагалась на слух и заклинания, окружавшие стоянку.

Я устроился лицом к востоку, сел в позу медитации. Медленно поднималось солнце. Вэйри просыпались. Лёгкие шаги за спиной, на плечи мне легли тонкие руки. В имплант постучалась почта - фотография меня со спины, сидящего на фоне зелени и тумана. А что, живописно…

— Освоилась? - негромко спросил я.

— Немного, - вздохнула Нан, обдавая цветочным дыханием. - Уровень явно недостаточен… блин.

И она ругнулась по–русски.

— Ничего. К любому делу требуется сноровка. К управлению импом - тем более, - я потянулся и легко коснулся её виска, погладил неощутимые шрамики.

После завтрака двинулись, в середине дня вышли к реке. К той самой реке…

Нан улыбалась, словно встретила доброго знакомого. Да мы и были знакомы, некогда Дэв этой реки скрыл нас от преследования. Кажется, с тех пор прошла целая вечность…

Шириной метров в двадцать, река неторопливо несла отражения тяжёлых туч. Поверхность у другого берега рябила от дождя. На этом берегу дождь не шёл. Ничего необычного, когда имеешь дело с Дэвами. Эти древние могущественные духи любят играть с реальностью… а уж Правдивая Вода - особенно.

Дайрим стал искать удобный спуск, я решил спуститься напрямик по крутому берегу и поскользнулся, съехал к самой воде, чуть не ухнулся. А у берега было глубоко…

Тут Нан врезалась мне в спину, сшибла в реку и упала сама. Мы подняли фонтан брызг, вынырнули, хохоча во всё горло. Дайрим с берега корчил свирепые гримасы. Окунуться в правдивую воду - не кощунство ли?..

— Всё в порядке, - сказала Жасмин, присаживаясь на откос и съезжая к нам. - Дэв реки к нам дружелюбно настроен…

Она запустила пальцы в воду и вскрикнула, глядя куда‑то на ту сторону. Все подскочили от неожиданности.

— Жасмин? - окликнул Дайрим неуверенно. Женщина мотнула головой, как будто сбрасывая наваждение. - Что ты видела?

Архимаг посмотрела на него, зажмурилась.

— Нет, ничего.

Вэйри осторожно касались воды, шли вдоль берега. Мы с Нан, коль уже вымокли, сплавлялись вниз по течению, поражая остальных невиданным в лесу искусством плавания.

- …Это совсем нетрудно, - говорила Нан на привале. - Тело человека само по себе держится на воде, нужно только шевелиться…

Одежда на ней шевелилась, тысячи крошечных листочков поднимались и опускались - живая ткань высушивала себя и хозяйку. Волосы Нан рассыпала по плечам, сушилась у огня. Мы расположились на каменистой отмели несколькими сотнями метров ниже по течению.

- …не торопиться, не драться с водой, а опираться на неё…

Йурас, Орла и Райо жадно внимали словам Нан. Им, кажется, не терпелось попробовать самим, но они робели. Наш авторитет среди молодёжи Хидона возрос ещё больше…

Я сидел спиной к костру, лицом к реке, обкусывал ножку зайцекрыса.

— Плавание похоже на магию, - дополнил лекцию Нан. - Нельзя научиться по книгам и рассказам…

Я спиной чувствовал вопрощающие взгляды: ну и?..

— Практика… - сделал приглашающий жест в сторону реки.

Они сидели, переглядываясь неуверенно. Райо встала первой, Орла вскочила, не желая уступать пальму первенства, торопливо сняла стрелкомёт. Впрочем, это оружие не боялось воды и сырости. Разоружившись, подростки пошли к реке.

Райо зашла по грудь, присела, убедилась, что вода держит её, сделала несколько неуклюжих движений… Гром и Жасмин напряжённо следили за ней. Йурас шагнул на глубину, споткнулся и булькнул, встал, нашаривая ногами дно под собой. Орла помахала перед собой руками и окунулась.

Райо уже плыла вдоль берега. И тихо визжала от восторга.

Вдруг завизжала в полный голос. Все повскакивали, хватаясь за оружие. Девушка окунулась с головой, выскочила, словно пробка:

— Что‑то коснулось моей ноги!

Я закашлялся, пытаясь замаскировать рвущийся наружу хохот.

— Подводная трава, наверное. Или рыба, - Нан убрала свою лозу, повернулась и крепко хлопнула меня между лопаток. Взрослые смотрели на Райо, девушка медленно и мучительно покраснела.

Йурас немного поплавал и вылез, дрожа, полез к костру, от его одежды шёл пар.

— Зимой, как правило, не купаются, - поведал я ему. - Это летняя забава…

— За‑за–за–бава? - только и промолвил он, стуча зубами.

— А мне понравилось, - Орла потопталась, отряхнулась, как пёс, присела напротив. - Только сохнуть долго…

Я усмехнулся:

— Обычно купаются в другой одежде… - сообщил наставительно - и попался. Все вэйри зимой и летом одним цветом, ходят в одних и тех же прикидах. За три времени года - лето–и-осень, зиму, весну температура никогда не опускается ниже десяти градусов.

Как же объяснить наивным лесным жителям, что одежда бывает разной?

Нан храбро пришла на помощь, сообщила, что плащи можно и снять, это приняли спокойно - в конце концов, живой защитный покров не носят в посёлках. Перешла к другим деталям одежды, сбилась и запуталась.

— Куртка? Короткая? - Райо даже перестала стучать зубами. - Это какая?

— Совсем короткая. С рукавами вот по… - Нан неуверенно показала рукой.

— По локоть? Неудобно же, - Райо подняла руку, живая ткань сдвинулась, собралась в складки, обнажая тонкое запястье с голубыми линиями вен и следами от застёжек оружия. Опустила. - Да и неприлично как‑то…

Нан беспомощно смотрела на меня.

— Не по локоть. Вовсе без рукавов, - сказал я, словно резанул серпом по живому.

Со всех сторон на меня устремились изумлённые взгляды.

— Без… рукавов? - неуверенно повторила Валья, пытаясь осознать.

— Штаны тоже… короткие, - сказала Нан.

— Штаны без… - Йурас задохнулся, метнул опасливый взгляд на Орлу. Покраснели они одновременно и стремительно.

Нан, щадя чувства соплеменников, ладонью отмерила на своих ногах - по коленям. Райо неверяще замотала головой, поддёрнула свои штаны, обнажив белые щиколотки, никогда не знавшие загара. Торопливо опустила. Орла водила пальцем перед собой, что‑то обрисовывая, шевелила губами, рассеянно улыбалась. Йурас смотрел на девушек, судя по мечтательной роже, примерял им короткие штаны - до колен, или даже чуть повыше…

А Дайрим смотрел поочерёдно на Валью и Жасмин. Архимаг сурово сдвинула брови. Целительница рассеянно улыбалась.

Остаток дня мы шли вниз по реке. Я и Нан впереди всех, как знакомые с рекой. Дайрим двигался замыкающим. Мы вертели головой, ожидая увидеть на реке Скитальца или Путешественницу, но лодок не было.

А если они так и не придут? - спросила Нан тревожно.

6

Придётся всех учить плавать, - я попытался представить себя в роли учителя плавания, воображение щёлкнуло и отказало.

Лодки так и не появились, но к вечеру мы выбрели на перекат и по нему перешли на ту сторону. Переночевали у реки.

Утром я не особо удивился, проснувшись не там, где засыпал. В предутренней мгле разглядел, что река стала уже, появились заросли кустарников по берегам, жёсткая трава росла на мелководье.

За ночь дух реки перекинул нас в другую местность…

— Куда? - шёпотом спросил я, наполняя флягу водой. Река не соизволила ответить, шумела, щекотала босые ноги пёрышками водорослей.

Вернулся к стоянке. Вэйри вповалку дрыхли между ветвей деревьев, какое‑то время я развлекался, различая их в маскировке. Кипы мха, или высокие травяные заросли, или спутанные космы ползучих растений…

Я подошёл к замшелому пеньку. Пенёк зашевелился - Дайрим полез за пазуху, достал смятую чашку, расправил её. Я плеснул из фляги, сел рядом. Мы пили волшебную воду и молчали.

— Видел, как река меняет мир вокруг нас?

— Нет. Спрашивал Грома, он дежурил передо мной. А тот задал этот вопрос Валье. Каждый принимающий дежурство спрашивал, и никто не был свидетелем магии Дэва.

Дайрим помолчал.

Имеешь представление, что это за место? - спросил на этот раз через имплант. Молодец, осваивается.

Зайди на спутник, - предложил я ему. - Я создал тебе аккаунт.

Дайрим погладил висок.

— Очень странно, - проговорил вслух. - Мы так долго считали очи небесных тварей врагами, а теперь они… он - наш союзник.

Именно "он". Жаль, Нан сбила ещё один, но - что сделано, то сделано, и ничего тут уже не поделать.

Разве что запустить биокомплекс "Хидон" на полную мощность. Возможно, тогда у нас появятся и ракеты–носители, способные вновь поднимать спутники на орбиту…

Дайрим вошёл на спутник. Я, беспардонно пользуясь своим абсолютным доступом, "подглядывал" за ним. Спутник нарисовал карту, промедлил и выдал две метки - где мы были вчера и где сейчас.

— Проклятье!

Я вскинул стрелкомёт, команда пробудилась мгновенно, повскакивали, ощетинились оружием во все стороны.

— Что случилось? - воскликнули в один телепатический голос Нан и Орла.

— Что случилось?! - Дайрим булькал и сипел, как закипающий чайник. - Ну и шуточки у реки!

Вэйри недоумённо вертели головами.

— Оставаясь на месте, мы продвинулись на пару дневных переходов, - поведал я устало.

— Какого ляда волосатого? - растерянно вопросил Йурас. - Весь план к чёрту и его матери?

— Ни фига подобного, - отозвалась Орла. - Не будем мудревать, а двинемся шибче и сделаем всё шустрее.

Язык твой - враг твой, - прокомментировала Нан. Сдерживая идущие из глубины души слова, я сильно прикусил кончик "врага моего". Думаю, ни в одной книге фэнтези эльфы не употребляют таких слов.

— Что думаешь? - спросила Жасмин у Дайрима. Тот почесал в затылке. Покосился на меня. Я кивнул, закрыл глаза, снова вызывая спутник.

Команда нелюдов совсем близко. Если будут идти так и дальше, то мы перехватим их вот здесь, и через…

Эге. Что же это получается?

Нан подглядела мои мысли. Мановением руки начертала в воздухе карту. Толкаясь, вся команда столпилась вокруг, мне захотелось ругаться по–чёрному - если бы сейчас кто‑нибудь напал…

Я рявкнул на Дайрима через радиоканал, тот отправил Райо и Йураса караулить. Остальные торчали около карты. По мере понимания лица освещались недобрыми улыбками.

— Сегодня!..

— Но по плану…

— К духам план!.. то есть всё так же, но…

— А местность? Гляньте, как нарочно!..

— Да, самая подходящая!.. Мы настигнем их как раз в этих холмах, и как раз вечером!..

Да, все обстоятельства складываются слишком хорошо. Выходит, река сделала это специально? Действия не случайного потока дремучей неосознающей себя магии, а сознательного существа, причём помогающего нам!..

Оставив остальных спорить и веселиться, я прошёл сквозь карту, спустился на берег и низко поклонился реке.

Едва мы оторвались от реки, местность изменилась неузнаваемо. Ориентируясь по карте со спутника, мы дошли до лесистых холмов, остановившись прямо на пути чужого отряда, и распаковали оплетаев.

Жасмин поочерёдно прикоснулась к каждому. Роботы постояли, покачиваясь и оглядываясь, утопали в кусты и вбуровились своими ногами–корнями в землю, восстанавливая массу и запасая питательные вещества. Лучше бы, конечно, было покормить их сырым мясом, но где его сыщешь столько?

Полчаса на окончательное согласовывание действий и наложение заклинаний. Развёртывание комплексов оборонительной и наступательной магии.

Потом мы сидели в засаде и ждали.

Вот они, - Дайрим смотрел со спутника.

Пошли помехи… - сообщила Нан почти одновременно, воспользовавшись своим приоритетом, нарушила работу спутника. Теперь он выдавал помехи на тактические шлемы пришельцев, определиться с направлением стало невозможно. Жаль, что нельзя так же дистантно заблокировать их оружие и доспехи.

Остановились… Говорят… Располагаются на стоянку… назначают сторожей… - поочерёдно докладывали Нан и Дайрим.

Один в пределах моей досягаемости, - это Гром. Кто бы сомневался, с его‑то магической силой любой может быть в пределах его досягаемости.

Второй будет мой, - Жасмин.

Открыли лица!..

Сели… едят, пьют…

Адреналин свирепо тряс меня. Такое было и перед соревнованиями, и в реальных уличных драках, но не до такой степени. Адреналин вспенивал кровь, заставлял учащённо биться сердце, обострял восприятие.

В самом деле обострял.

Люди сидели за небольшим возвышением, я не мог их видеть. Но видел. И слышал - тихие голоса, шорох трав и листвы, хруст безвкусного пищевого концентрата, бульканье воды. И, кажется, даже обонял.

Минуло пятнадцать минут. Сменилась стража.

Начинаем…

Я напрягся, чуть не застонал - тело вибрировало с гулом, капли пота скатывались со лба, прожигая в коже дорожки. Соль разъедала глаза, брови и ресницы промокли, я боялся моргнуть, чтобы не спугнуть врага плюханьем.

Хухухухуху! - был готов, но всё же дёрнулся, когда воздух взвыл, застонал под ударами крыл. Две крупные птицы взлетели друг за другом из кустарников неподалёку от нелюдов.

Образцовая реакция, вот у кого учиться. Все подскочили, но не стали вертеть головами. Упали, как подкошенные, занимая круговую оборону, скрылись за стволами деревьев, за складками местности. Маски опущены, оружие наготове…

И, конечно, проверяют местность всеми доступными способами.

Я носил биокомбинезон, так называются подобные бронекостюмы. И рассказал Жасмин о его системах обнаружения. Тепловые сканеры, чувствительные микрофоны. Наши живые одеяния и Плащи Теней модифицированы таким образом, чтобы скрыть тепло тел, звуки и вроде бы даже запах.

Нас не увидят… не увидят… не должны увидеть…

Наконец главный из пришельцев дал отмашку, и все расселись, какое‑то время ещё насторожённо озирались. Расслабились.

Хорошо, нам этого и надо. С Богом, потихонечку начнём…

Крик птицы слева. Тот страж, что ближе ко мне, поворачивает голову в ту сторону… Неспешное движение, слитое с шелестом травы, с дыханием ветерка. Происходящее кажется сном - чуть пригнувшись, я иду прямо на чужаков, а они меня не видят. Не дёргаться, резкое движение может привлечь внимание. А внимание волевого человека способно "продавить" Плащ Теней, и тогда меня заметят. Страж снова смотрит перед собой, кажется, что прямо на меня… не видит.

Птичий крик сзади и справа. Кто‑то ещё подобрался ближе.

Сейчас!

Первый страж по колено провалился в землю, попытался встать, потерял равновесие и рухнул в мох, утонул, как в воде. Одновременно второго подсекла низко растущая ветка, страж падает, ударяется об него - и дерево опускает на плечи тяжёлые руки–ветви, оплетает и сжимает так, что хрустят пластины биокомба и кости его носителя…

7

Словно в фильме ужасов, оживают кусты - на самом деле это оплетаи бросаются из зелени, их гибкие конечности захлёстывают тела, сдавливают, душат…

Нет, не душат. Маски биокомбинезонов автоматически захлопнулись. Теперь люди в них практически автономны от внешней среды. Главарь пытается кричать приказы.

Самый разумный из которых - не стрелять куда попало, не махать клинками. Зелёные растения облепляют головы, сослепу запросто убьёшь соседа. Жасмин хлещет лозой, обматывая руку одного из врагов, жёсткие листья прорезают броню, и огонь, который возник на кончиках пальцев, бесполезно рассеивается. Яд с листьев действует почти мгновенно, чужак делает шаг назад и падает - плашмя, как доска.

Тот, кто напротив меня, успел вскинуть мультиган, и я стреляю ему в "морду", убитый валится наземь, в агонии нажимая спусковой крючок, над моей головой проходит огненный вихрь.

Остальные не успевают. Оплетаи рвут оружие из рук, в сторону летят мультиганы и биомечи. Я оборачиваюсь на треск - один из нелюдов умудрился разорвать путы и приложил Валью. Женщина падает как подкошенная, Дайрим пинает в пах и отбивает себе ногу, ударяет по маске и едва не ломает руку, чужак всё же падает на землю, взбесившиеся травы облепляют его, лишая способности двигаться.

— Мы молодцы, - негромко сказал я всем. - Какие мы молодцы…

Уловил истеричное веселье в своём голосе, постарался заткнуться. Не получалось.

— Всё было сделано правильно. Всё было сделано хорошо. Теперь осталось выковырять их из этих консервных банок… Что там?

— Ключица.

— Ерунда… - Валья всхлипнула от боли, Жасмин поводила рукой, фиксируя сломанную кость заклинанием. Повезло - угоди удар в висок, так бы и дух вон. Дайрим стоял рядом на коленях, но только мешался, его собственная рука стала в полтора раза толще. А нефиг изображать кулачного бойца…

Тела пленных конвульсивно подёргивались в зелёных объятиях, ветви пружинили, подлаживаясь под эти движения. В биокомбах есть усилители мышц, но они не справлялись.

Растительность, управляемая Громом, пошла волнами, поднялась. Жасмин встала, приказывая оплетаям. Листва раздвинулась, позволяя пленникам видеть нас. Безликие фигуры, чьи силуэты теряются в буйстве зелени, и только пары глаз светятся.

Я вышел вперёд, не без внутренней дрожи вглядываясь в их мерзкие рожи. Вспомнились дни плена, смертельная схватка и отчаяние временной слепоты.

— Интересно, эти морды чудовищ придуманы или сделаны по образу реально существующих зверей? Если второе, не хотел бы я познакомиться с оригиналом… - отстранённо сказал Гром.

— Симпатяги они, верно? - спросил я весело сотоварищей. Скинул Плащ Теней, убрал с лица "накомарник" - клапан капюшона. Неприятно улыбнулся.

Наверняка людям известно, как выглядят шрамы от бластерного огня. И вот теперь они видят уроженца леса, чьё лицо представляет собой почти сплошной ожог.

Раскосые алые глаза - на самом деле вся верхняя половина маски прозрачна изнутри. Стилизованная пасть, на расстоянии воображение рисует тебе выдающиеся вперёд клыки, на самом же деле это лишь решётки дыхательной системы, трубки фильтров. Маска‑то - ха!.. потрескалась, перекосилась, славно ему Дайрим врезал. Я коснулся шлема пленника там, где, знал, находится сенсор. Щелчок - замки раскрылись, повинуясь моему приказу.

Слитный изумлённый вздох. Чего так уставились, негра никогда не видели, что ли?

И верно, не видели. Впрочем, такого чёрного и я не видел. Негрее всех питерских негров. Кожа чёрная–чёрная, но не иссиня, а прямо‑таки антрацитовая. Черты лица… не афро. Нос большой, но в меру. Челюсти выдаются вперёд, но не больше, чем у иных белых. Волосы короткие, чёрные и жёсткие, но видно, что не курчавятся. Нетипичный негр.

И самая нетипичная черта - торчащие из нижней челюсти клыки. Широкие, белые и острые, ломающие хищными презрительными складками верхнюю губу.

Чернокожий невесело оскалился, наш испуг его забавлял. За моей спиной рассыпался шёпоток.

— Хурук, хурук!.. Это же орк!..

Нан неграми и орками не удивить, она видела людей иных рас в моей памяти, видела и всевозможных волшебных существ, выдуманных людьми, и видела конкретно этого негра–орка, подключаясь через спутник к сенсорам биокомбов этой группы.

Я кивнул Грому. Старик шевельнул пальцами, и плети оживлённых растений плотнее перехватили руки, ноги пленника. С предельной осторожностью я стащил с него бронежилет, перчатки. Этот парень и так чудовищно силён, а ещё и с усилителями костюма - жуть представить, что может выкинуть, вдруг освободившись.

Могучий разворот плеч, шары мускулов пляшут и перекатываются под кожей. Орк вздрагивал и ёжился, скалил зубы, кажется, ему было щекотно. Потерпит.

Нан?

Девушка выбросила из рукава клинок, захлестнула им правую руку орка. Я взял его за руку, пленник оскалился мне в лицо. Все зубы крупные, желтоватые, клыки лезут из‑под губ.

— Р–р-р… - и прищёлкнул зубами.

— Очень смешно, - буркнул я по–русски, ощупывая его руку. Гладкая коричневая обтяжка протеза неприятно контрастирует с чернейшей кожей. Просвечивают искусственные мускулы и сухожилия. Пальцы длинные, сильные, с твёрдыми ногтями.

Ага, вот где…

Там, где у человека обычно щупают пульс, в этой искусственной руке аккумуляторный отсек. Нажав на край крышки, я достал батарейку - серо–зелёный полупрозрачный цилиндрик, шестигранный, похожий на огрызок карандаша. По протезу пробежала дрожь, пальцы конвульсивно сжались и расслабились.

Дальше.

На шее пленника на серебристой верёвочке висели две небольших металлических плашки. Я стащил, разглядел выбитые на них знаки.

— Фридрих Эрих Суорд? - сказал вслух, меряя орка взглядом. Ну такой типичный Фридрих!.. Как же я сам не догадался, что он Фридрих, да ещё и Эрих? Удивительно другое - что он не Адольф!

Фридрих таращился на меня не менее изумлённо, словно чёрное зеркало меня самого.

— Ты понимать язык? - спросил на языке равнинников требовательно с резким акцентом. Я старательно состроил на морде лица выражение "моя твоя не понимай". Особо трудиться не пришлось, я действительно ни фига "не понимай". Фридрих Эрих. Земной обычай - стальная пластинка с именем носящего её солдата. Написанным латиницей. И явная латынь, которой иногда щеголял один из чужаков… вот этот.

— Горе проклинавшим Сына Божия!.. - заголосил он, едва я стащил с него шлем. - Сгорят их глаза и отвалятся члены…

— Это я могу устроить, - ответил я, формируя клинок и угрожая в нужном месте. "Проповедник" поперхнулся и замолк, с ужасом скосив глаза.

— Горе противникам церкви… - неуверенно продолжил, явно настроившись побыть мучеником.

Я ему такого удовольствия не предоставил, коротко щёлкнув в шею. Папаша Мигель - так его звали за глаза чужаки, - дёрнулся и обмяк. Я вытряхнул его из доспехов.

Теперь заняться мёртвыми. Их трое - убитый Жасмин волшебник, мой шустрый и тот, которого задушило дерево, зачарованное Громом. Раздев тела, я покидал детали биокомбинезонов в прихваченные сумки. Третьего, который так и повис на дереве, было решено не трогать - деревянные объятия раздробили броню, раздавили тело и разможзили кости. Гром приказал, травы разошлись в стороны, корни дерева раздвинули землю, и труп уложили в открывшуюся могилу. Туда же отправился убитый мною, выстрел спёк замки бронекомба, страшно опалённая маска не вызывала желания посмотреть, как выглядит лицо под ней.

Мне и Нан пришлось повозиться, чтобы разоблачить пленников. Доспехи убрали в мешки, оружию тут же сбросили настройки и разделили. Пленники наблюдали с ужасом, с изумлением.

А я разглядывал их.

Все физически развиты, белые примерно одного "калибра". И, такое впечатление, все разных национальностей. О пройденных боях красноречиво говорят неровные аккуратные полоски шрамов. Орк самый большой, и шрамов на нём больше всех. На левом плече и боку - неровный след ожога. Видимо, повезло увернуться от огнешара… или от выстрела из мультигана.

8

За моей спиной снова шептались, и я понадеялся, что знаю, о чём.

Думаешь, получилось? - спросила Нан.

Может быть, - ответил я. - Хотя бы заставили задуматься. Ведь большинство твоих соплеменников представляло людей именно такими, какими они выглядели в биокомбах - зелёными бронированными чудовищами. А тут, оказывается, они похожи на людей!..

Странная процессия медленно двигалась через лес. Люди и орк в странном как будто бумажном белье, которое они носили под биокомбами. Эльфы в традиционных зелёных одеяниях, вооружённые их мультиганами и живыми клинками.

Люди, не привыкшие ходить босиком, ступали с опаской, спотыкались. Иногда им случалось застрять - и тогда зелёные плети растений, завязанные у каждого на шее, начинали колоться и щекотать хозяев. Несложный приём, позволяющий контролировать пленников, позаимствованный из какого‑то фильма - только там он, понятно, был реализован технически, а не магически.

Да, и ещё про магию. Нан перепрыгнула через ствол упавшего дерева, я заметил, что взгляды людей устремились на неё - и тут же потеряли. Плащ Теней, обычное заклинание незаметности, производит жутковатый эффект, когда исполнено лишь наполовину. Пленникам кажется, что их сопровождают шорохи, порывы ветра, неверные отсветы на мокрых от дождя листьях…

Запугать. Даже зашугать. Внушить мысль о бесполезности сопротивления.

Стали сгущаться сумерки, дождик, моросивший весь день с небольшими перерывами, перешёл в постоянный несильный дождь, обычный для зимы.

Пора устраиваться на ночь.

Мы остановились. Пленники сбились в кучу, натыкаясь друг на друга. Они таращили глаза, я сообразил, что люди мало что видят в подступившей темноте. Сбросил Плащ Теней, сел в мокрую траву, сделал приглашающий жест. Пленники робко расселись на поляне. Гром рядом небрежно подпёр дерево. По другую сторону поляны стояли Дайрим, Валья и Жасмин. Йурас, Орла и Райо уселись в мох.

Пленники полностью видели лишь меня. Остальные - как силуэты, движения, недобро бликующие глаза.

— Ширак, - сказал я.

Брызнул свет. Он шёл неизвестно откуда, дробился в каплях дождя, просвечивал листья насквозь, окутывая поляну волшебным зелёным сиянием.

Пленники смотрели на меня, напряжённо переглядывались.

Я сел посреди поляны, протянул руки, направляя магию. Сотворённый из тени призрак встал в полный рост - копия одного из пленников. Иллюзия прошла через поляну и вышла из круга света. Поравнялась с кустом…

И ветви, извиваясь, охватили человека, подняли в воздух, рвали колючками, во все стороны брызгала призрачная кровь. Призрак подёргался, обмяк, повис безвольно. Он иссыхал на глазах, сквозь дырчатую ткань проглядывали рёбра, лицо превращалось в череп. Отвалилась и упала в траву нога - кости, обтянутые сухой серой кожей.

Я отпустил иллюзию, позволил ей истаять. Сотворил второго призрака. Он пошёл в другую сторону, когда вышел из круга света, на него спикировала огненная птица, выдохнула длинный язык пламени. Призрак мгновенно вспыхнул, побежал в лес, слепо натыкаясь на деревья. Упал, какое‑то время бился, потом затих и медленно погас. Погасли следы его ударов о стволы деревьев.

Учитель, я такое не смогу сделать, - на Тихой речи испуганно сказала Орла, наша специалистка по огненным птицам.

Но они‑то этого не знают, - резонно ответила Нан.

Третий сотворённый мной призрак, едва шагнув с поляны, просто и без затей утоп во мху.

Четвёртый отправился на четвёртую сторону света, и из тьмы протянулись когтистые лапы, сцапали.

Кажется, публика была впечатлена. Но я ещё не закончил.

Протянул руку, невежливо указывая пальцем на папашу Мигеля. Тот напрягся. Кашлянул. Я медленно согнул пальцы, словно сжимая чьё‑то горло. Волшебник завертел головой, потёр горло. Всхрипнул. Захрипел.

— Довольно!.. - сказал орк. - Мы всё поняли!..

Я отпустил силу. Мигель осел, потирая горло под "галстуком". Я протянул руку во тьму, и мне передали трофейный рюкзак. Я швырнул "сидор" под ноги орку.

Фридрих сунулся в него и издал возглас удивления, достав пайки - совершенно безвкусные плитки концентратов. По моему кивку раздал каждому, неловко управляясь одной рукой. Люди стали есть.

Я отступил, снова накидывая на себя Плащ Теней - взгляды пленников "провалились", заметались, разыскивая внезапно пропавшего чужака, кто‑то поперхнулся, его колотили по спине. Я шагнул в темноту, проходя словно сквозь невесомые вуали - поляна уже была окружена несколькими защитными заклинаниями. Сел под дерево, Нан достала из своего рюкзака холодную птицу.

Пленники на поляне угрюмо жевали, давились. Я вспомнил о воде, достал одну из их фляг, кинул из тьмы.

Люди чуть не бросились врассыпную, когда в кругу света упал округлый предмет. Кто‑то не обуздал рефлексы и ничком грохнулся в лужу. Кто‑то нервно засмеялся, узнав.

Фляга пошла по рукам, опустела, её наполнили из этой же лужи, потрясли, снова выпили, снова наполнили. Вода в таких флягах сама собой чистится, становится дистилированной.

— Фридрих… - сиплым голосом начал Мигель, к своему пайку он так и не притронулся. - Фридрих, что всё это значит?

— Я знаю не больше твоего, - ответил орк, выразительно зыркнув по сторонам.

— Почему они тебя признают? - не внял предупреждению Мигель.

— С чего ты взял?..

— Ты с ним в сговоре? Давно ли ты был на исповеди, Фрих–х-ха!.. - захрипел он, дёргая зелёную удавку.

Пленники отводили глаза, молча жевали. Я ещё немного поизображал Дарта Вейдера и отпустил силу, Мигель сел, кашляя и плюясь. Концентрат плюхнулся наземь. Орк торопливо выхватил еду из лужи, протянул, но тот лишь отмахнулся, буркнув что‑то про грязный кусок из рук грязного орка. Грязный орк малость посерел ликом, мой имп засёк, что частота ударов сердца его подскочила в полтора раза, а кожа стала интенсивнее излучать тепло.

— Сейчас я на страже, - монотонно сказал, вытерев размякшую плитку об одежду и никак не проявив душившей его ярости. - "Собака" тоже моя. А ты и ты - вторая и третья стража.

Один из пленников согласно буркнул. Это был мужчина с диковатой бородкой, коренастый и сильный, звали его Чем. Второй, мальчишка по имени Марк, посмотрел на падре, то ли ожидая его одобрения, то ли недоумевая, отчего Мигелю не досталось стражи. Папаша отвернулся от Фридриха, кутаясь в свою одежду, покривил губы, но ничего не сказал.

Ночь прошла спокойно. Пошёл нудный мелкий надоедливый дождик. Дежурные люди и орк оглядывались, пытаясь увидеть своих неуловимых пленителей. Наши же стражи время от времени показывались им, творили фантомов - чтоб не расслаблялись. Мигель полночи продавал дрожжи, потом пододвинулся к остальным, спящим вповалку, накрылся какими‑то лопухами, что загодя наломал орк, пригрелся и захрапел. Пару раз его затыкали бесцеремонным толчком.

Я перехватил немного сна, в основном приглядывал за пленниками, мысленно говорил с Нан или заходил на спутник, разглядывал Лес сверху.

Когда восток заалел, Дайрим встал и прошёлся вокруг поляны, потом и остальные сняли свои сторожевые заклинания.

К восходу дождь прекратился. Чисто умытый лес был полон капели, под ногами хлюпало, когда я шёл к пленникам, чтобы раздать завтрак. Взял и себе, отломил кусочек, с хрустом сжевал. Я и забыл, какая это гадость…

Остальные тоже пожелали попробовать.

— Точно, гадость, - Нан похрустела, с трудом сглотнула и торопливо запила.

— Если нелюди едят только это, тогда понятно, почему у них такой скверный характер… - пробормотала Жасмин, кривясь. По виду, да и по вкусу сухие пайки напоминали прессованные опилки.

Я приналёг на холодную дичь, выпил две чашки горького фарри, местного "чая".

Позавтракав, мы подняли пленников и двинулись дальше. Утренний сумрак сменился неверным светом зимнего дня. Через несколько часов мы вышли к неширокому ручью. Остановились, пообедали - и снова марш–бросок. Вечером снова закляли место ночёвки пленников.

9

Люди не затевали разговоров. Мигель дулся, орк короткими репликами говорил, что делать, Марк и Чем слушались его беспрекословно, хотя до этого явно относились пренебрежительно.

На рассвете мы разомкнули заклинания, наложенные вокруг поляны, позавтракали, покормили пленников и двинулись. Дайрим швырнул вверх волшебную птицу, "почтовое" заклинание, посвистывая крыльями, магическое послание устремилось к посёлку Хидон.

Глава третья. Клетка

Домой мы пришли к вечеру. Увидя деревья посёлка, падре Мигель впал в истерику, обличал, ругался и молился. Люди жались к орку, тоже поглядывая с ужасом на посёлок и его жителей.

Вэйри обступили чужаков. Просто стояли и смотрели - тёмные силуэты, сверкающие в свете прихваченных с собой фонарей глаза.

— Это наши пленники, - сообщил я, вскарабкавшись повыше, на толстую ветку черёмухоподобного кустарника. - Они вторглись в Лес, и мы убили трёх, а этих прихватили с собой.

Народ глухо зароптал. Меня знали, и я был достаточно популярен, хотя мало с кем общался. Может быть, и поэтому тоже - люди, а в данном случае и эльфы ценят тайну и интригующее поведение. Да ещё мои шрамы, заработанные в бою с нелюдями.

И Нан. Она взяла PR на себя, умная и общительная девушка умела к себе расположить, и отсвет оказываемой ей благосклонности падал на меня.

И Жасмин. Хидон верил своему Архимагу. Коли уж волшебница приютила эту странную парочку - прекрасную волшебницу и странного мага, чьё лицо покарябано огнём так, что он выглядит страшнее равнинника - так тому и быть.

— Возможно, мы убьём и их тоже, - холодно уронила Нан. - А возможно, используем как‑то иначе. Вы можете видеть, что один из них - орк, представитель расы, что мы почитали сказкой…

Донеслись завывания Мигеля.

— Это обитель ужаса!.. - голосил он. - Древесные великаны, последыши нечестивой цивилизации, погрязшей в…

— А это - безумец, по которому слишком сильно ударил плен, - докончила Нан. - Эй, ты!.. Хватит голосить.

Падре не внял, и по знаку Жасмин к нему подкралась лиана и ткнулась в ногу. Он с воплем подскочил и упал ничком.

— Хватайте этого придурка, - велел я, - и несите…

Я завертел головой. Из толпы выбрались закадычные подружки, две одинаковые девушки и Орла, которая уже успела выложить близняшкам подробности эпического сражения. Два человека и орк восторженно уставились на них.

— Отец, - одна из близнецов поклонилась Дайриму. - Мы всё сделали, как было написано в твоём письме.

— Эм–м-м, хорошо, - промычал Дайрим, он явственно покраснел. Валья тоже покраснела. Жасмин смотрела бесстрасно. Дайрим не был отцом девочек, даже отчимом - всего лишь любовник матери. Но близнецы ясно давали понять, что желают упрочнения отношений.

- …Тащите его сюда, - продолжил я. - Вы вольны ходить по посёлку и окрестностям, но если зайдёте слишком далеко…

Я вскинул руку, трое тут же закашлялись, стукнутый током падре Мигель зашевелился.

— Ошейники вас задушат, - докончил я.

Кнут был пущен в ход, теперь пряник. Нан шагнула вперёд, я телепатически подсказывал, и она на ломаном человеческом языке объяснила, что предоставленное им жилище - живое, а вот здесь, буквально за углом, можно найти плоды приживлённых на дерево–гигант растений, которые хотя выглядят довольно странно, всё же более съедобны и вкусны, чем пайки.

Фридрих, только сейчас её разглядевший - до того Нан была укрыта Плащом Теней - лишь кивал зачарованно, едва ли поняв хоть слово. Мальчишка Марк "бежал искушений", как выразился бы падре Мигель, смотрел себе под ноги, то краснел, то бледнел. Чем глядел бесстрастно… но точно так же спотыкался на ровном месте.

Орк мотнул головой, сбрасывая чары, по его кивку Чем и Марк послушно подступились к падре. Вэйри, столпившиеся округ, расступились, давая дорогу. Я боялся, что жители посёлка потребуют их крови, но те просто расступились. Вояки скрылись в хижине.

После двух почти бессонных ночей я хотел только одного - упасть и уснуть.

— Жасмин? - позвала Нан. - Валья?

Женщины кивнули.

— Мои "жучки" работают, - Валья избегала глядеть на подругу.

— И все разговоры записываются сразу в компьютер Хидона, - докончила Жасмин. - Мы узнаем всё, о чём они будут говорить.

Даже не знаю, как они это устроили - соединили магические "жучки" и огромный биокомпьютер, призванный управлять биокомплексом Хидон, но пока дремлющий. Можно было спросить, но едва ли я понял бы больше половины. И сейчас меня тревожил другой вопрос.

На совете приняли мои доводы о миролюбии, но каково будет лесным жителям терпеть рядом присутствие нелюдей?

— Мой Архимаг… - начал я. - Можно ли быть уверенными в людях посёлка Хидон? Их ненависть к чужакам…

— Не затмит им рассудок, - Жасмин нехорошо прищурилась. - Все слышали мой приказ.

— Прошу прощения, - смиренно сказал я. - Я вовсе не хотел оскорбить вас или посёлок. Наверное, я слишком устал.

Архимаг смягчилась.

— Все мы устали. Хорошо поработали. Все молодцы. Ступайте, отдыхайте.

И она непринуждённо подхватила под локоток и Валью, и Дайрима. Последний отвесил челюсть, но не растерялся, позволяя себя вести.

Гм, неужели у них всё сладится? Ох, вряд ли - с ног ведь падают от усталости. Вэйри обступили, расспрашивали о захвате, я отмалчивался, Нан отделывалась общими фразами. Понимая, что и от нас толку не будет, народ отпустил с миром.

До нашего с Нан домика я добрался, не запомнив дороги. Стащил сапоги и грохнулся ничком на кровать, Нан упала рядом. Я подгрёб её ближе.

— Уф, ну и денёк, - девушка сладко зевнула в ухо. - Деньки то есть.

Я хотел ответить, но провалился во тьму без снов.

Мы проспали всю ночь и ещё полдня. Я проснулся, услышав жалобное бурчание своего совершенно пустого желудка.

— Проснулся наконец? - поинтересовалась Нан. Выглядела моя эльфийка не по–эльфийски. Лицо заспанное, немного помятое, с лёгкими тенями под глазами…

— На себя глянь, - буркнула Нан и зевнула смачно. Я послушался и посмотрел на себя её глазами. М–да… Морда опухшая и ещё более жуткая, чем обычно. На щеке и на лбу остались рельефные отпечатки листьев. Я смутно вспомнил, что перед засыпанием меня осенила замечательная идея - приказать живой одежде самостоятельно с меня "сняться". Но проконтролировать процесс уже не смог, отрубился, уткнувшись лицом в листья своей лозы.

Нас уже ждали. Пошатываясь и позёвывая, я вышел из домика и окинул взглядом посёлок.

Кажется, всё было в порядке. Но именно что казалось. Как волшебник клана Хидон, я мог чувствовать его.

Посёлок волновался.

Это волнение расходилось вокруг нас двоих, росло и ширилось, как волны на воде. Я видел обращённые в мою сторону не совсем человеческие лица. Лесные жители смотрели с недоверчивой опасливой радостью. Надежда вдруг осияла их, привыкших скрываться от мира вне Леса, прятаться от грубой силы.

Странное ощущение… немного сходное с тем, что я чувствовал, когда выходил на татами под свет софитов, зная, что там, на трибунах, за меня болеют родные и близкие… да, похожее, но другое…

Нан ёжилась, чувствуя взгляды, я неосознанным движением приобнял её за плечи, девушка вздрогнула, напряглась ещё больше.

Извини, опять забыл… - я хотел убрать руки, её плечи расслабились.

Я снова нарушил табу, впёрся в чужой монастырь со своим уставом. У вэйри не принято выражать чувства прилюдно.

А ведь и вправду монастырь. Как же научить вас радоваться жизни, сдержанные вы мои?!

— Пусть, - Нан сняла мою руку с плеча, удержала в своей. Запрокинула голову, улыбнулась мне - словно солнечный луч пронизал листву. - Настала пора перемен. Мы раскачаем этот мир.

Трудно идти по узким переходам, держась за руки, но у нас получилось.

— Наконец‑то! - Орла выглянула из листвы. Она не обратила внимания на наше поведение, почти вызывающее по местным канонам - привыкла уже. А вот Йурас рядом принялся краснеть.

10

— Матушка хотела вас разбудить, но Дайрим запретил… - застенчиво поведал.

При случае скажу ему спасибо. Погодите‑ка…

— Не поняла. Как это - запретил? Ей, Архимагу?

Парень дёрнул плечами.

— Не знаю, - хотя, кажется, выглядел довольным.

Я закрыл глаза, вызывая Жасмин по радио. Женщина отозвалась.

— На Полигон? - спросил я.

— С чего бы это? - удивился Йурас. - Нет, сначала нужно сообщить посёлку…

— Что? - спросил я, предчувствуя недоброе. Сон пропал.

— Что обычно, - Орла кивнула вниз.

Не понял, - пожаловался я Нан.

Представление. Мы должны отчитаться за проделанную работу…

Перед кем? - спросил я, уже зная ответ. Нан кивнула.

Именно. Перед всем Хидоном.

Я замотал головой.

Это обязательно?

Конечно, - удивилась она.

— Идём, - откуда‑то снизу возникла Жасмин. Поглядела на меня, улыбнулась, неверно истолковав неверие и потрясение на моём лице: - Пришла ваша минута славы.

— Этого ещё не хватало, - пробурчал я, но направился туда.

В центре посёлка была небольшая площадь, заросшая короткой жёсткой травой. Жасмин, Валья, Дайрим и Гром расположились на поросших мхом валунах, выстроенных кругом. Мне тоже достался камень, узкий и неудобный, я усадил Нан рядом, чуть ли не себе на колени, проигнорировал удивлённые и шокированные взгляды.

Дайрим, впрочем, смотрел с чем‑то похожим на зависть. Интересно, если бы он решился, он бы сажал себе на колени обоих своих баб?..

Жители посёлка выстраивались вокруг, на земле, на невысоких мостках. Я оглядывался, лица, лица, лица, как их много‑то, господи, как много… Мужчины и женщины, причём женщин больше чем в два раза. Старики, взрослые и юные, матери прижимают к себе грудничков, дети постарше задумчиво качаются на страховочных лианах…

Тишина, в которой всё происходило, казалась неестественной. Если бы собралось столько людей, гвалт стоял бы дикий. А тут - кто‑то кашлянёт, кто‑то перебросится парой реплик, под чьей‑то ногой треснет сучок - и снова тишина затыкает уши ватой.

Жасмин поднялась со своего камня.

— Как знает, наверное, большинство из вас, у нас всё получилось, - слово взяла Жасмин. - А теперь о том, что именно получилось…

Пока она толкала речь, я мысленнно расспрашивал Нан. И успокаивался.

Не демократия и не коммунизм, даже не военный. Да, Архимаг и советники должны отчитываться перед кланом. Но народ узнаёт о событиях лишь постфактум. И "плебс" очень редко вмешивается в дела "власть предержащих", обычно предоставляя тем делать, что им заблагорассудится.

Я понял, - сказал я.

Что понял?

Причину такого пофигистичного отношения к политике и вообще - ко всему.

Так поведай мне, - нетерпеливо потребовала Нан.

И я стал рассказывать.

На самом деле кланом не нужно править. Он прекрасно существует сам по себе. Решения и занятия волшебников и советников на жизнь клана почти не влияют. Что там? Совместные экспедиции за край ведомых земель, драки с чужаками, которые вторглись в Лес, регулирование численности опасных животных, выявление детей, имеющих талант к магии - вот и всё.

Политики как таковой нет. Торговли, по сути, тоже - дары Леса щедры, биокомплекс обеспечивает своих жителей всем необходимым. Дети получают от родителей начальное воспитание, навыки выживания в окружающем мире.

Слишком хорошо - тоже плохо… Вэйри живут в раю. А те, кому всё в жизни давалось даром, ничего не умеют.

Эти сказочные эльфы - всего лишь охотники и собиратели. Народ без будущего.

Не из‑за того ли рухнула предыдущая цивилизация, оставив Наследие - огромные биозаводы, разрушенные самолёты и боевых роботов, наверняка ещё что‑то. Неужели людям - ну, и эльфам? - действительно необходимы конкуренция, борьба за жизнь и войны, а наступление Золотого Века будет означать начало конца?

Нан вздрагивала рядом, подслушивая мои мысли.

Ты… ты вправду так думаешь? Надо сказать!..

Кому? - усмехнулся я. - Даже лучшие из вэйри, которые пытаются что‑то делать и осознают необходимость перемен… всё равно не поймут. Ваше общество совсем другое.

Можно попытаться объяснить…

Это ты знаешь, что может быть другая жизнь, ты видела в моей памяти мой мир. Для остальных есть лишь их Лес, и привычный уклад жизни кажется им чем‑то незыблемым.

Нан стиснула кулаки, я почувствовал, как впились в ладони её ногти.

Мы будем делать это незаметно. Изподволь. Вот так, - и я сказал, как.

Мы с Нан привыкли говорить друг с другом на Тихой Речи незаметно для окружающих. Не подавали вида, что общаемся. Но сейчас она повернулась ко мне, я взял маленькую руку в свою, разжал пальцы, разгладил на ладони следы ногтей.

Даже подобная мелочь может что‑то изменить.

Ни фига себе мелочь!.. - Нан, молодец, порозовела только чуть–чуть, привыкает - ещё несколько недель назад её личико полностью бы залилось алым.

Весь посёлок Хидон видел, что двое не стесняются прикосновений. Я чувствовал, что окружающие… удивлены, мягко говоря. Не одобряют такую открытость чувств, но вслух ничего не скажут… ведь не принято обсуждать кого‑то, это нехорошо!.. Так что нам снисходительно простят недолжное поведение. Делают скидку на усталость, на нашу юность, на мою чуждость…

А самые юные видоки… посмотрите‑ка на них. Ведь мы герои? А героями принято восхищаться, героям нужно завидовать и стремиться подражать… и нам будут подражать!..

Жасмин почувствовала, что внимание клана от неё уплывает, ловко скомкала концовку речи и повернулась к нам. Я по привычке постарался принять примерный вид, словно школьник, пойманный учителем за болтовнёй. Рука Нан трепыхнулась в моей, я удержал.

— Вы все знаете юных советников. Вэй Нанджи и вэй Серый… - её глаза остановились на наших руках, гладкая речь Жасмин чуть споткнулась, - проделали большую работу, они придумывали и дали возможность осуществить…

Продолжая говорить вслух, она мысленно сказала, что следует делать. Мы встали, поклонились. Жители клана, не–совсем–люди, смотрели, казалось, прямо в меня - блеск разноцветных глаз, бледные, не знающие загара лица.

В наступившей тишине мой желудок издал басовитый звук. Торжественность момента была нарушена шелестом смешков в публике. Нан пихнула локтём в бок. Смешки раскатились снова.

Церемониал не предусматривает подобной музыки! Или ты и это безобразие решил использовать для переделывания существующего порядка?

Нет, но идея неплоха, - я попытался ещё побурчать животом, но убедился, что по заказу это невозможно.

Мы сели, Жасмин заговорила о других советниках и участниках похода, ухитрившись отметить каждого особо. Очень кратко обрисовала наш поход, не забыла и двух близняшек, что изготовили жилище для чужаков согласно письму Дайрима. Девушки отрапортовали, что "гости" чувствуют себя нормально и потихоньку осваиваются.

— Когда и как вы собираетесь их убить? - спросил кто‑то из публики.

Моё сердце с грохотом обрушилось в пятки.

Всё напрасно. Все мои усилия прахом. Вэйри не намерены терпеть нелюдей рядом с собой. Пленники уже приговорены.

Я прикинул, смогу ли вывести пленников из посёлка. По всему выходило, что не смогу.

Архимаг мельком глянула в мою сторону.

Договорённость в силе, - дала понять, что не намерена отдавать пленников на расправу. От сердца отлегло.

— Чтобы успешно сражаться, мы должны многое узнать о своём противнике, - она отвечала почти моими словами, те же доводы приводил я на многочисленных советах. - Мы будем изучать пленников.

Гул пронёсся по сборищу. Лесные жители переглядывались, я не мог понять, одобряют они новость или нет. Извечная привычка вэйри к сдержанности…

11

— У меня предложение, - из толпы вышел высокий мужчина. - Знаю, что у многих из нас родные и близкие погибли от рук нелюдей. И у меня тоже… Всё же предлагаю - когда совет решит, что надобность в пленных отпала, пусть они будут преданы смерти быстро, без излишних мучений.

Вэйри снова зашумели, с оратором были многие согласны. У меня поперёк горла встал комок.

— Милостивая смерть будет их уделом…

— Иное было бы недостойно вэйри, - говорили жители посёлка.

К счастью, у вэйри не принято было "лить воду" в публичных выступлениях. Жасмин объявила заседание закрытым, люди принялись расходиться. Советников и участников похода тут же отловили, обступили, принялись расспрашивать. Я попытался ускользнуть, но не успел оглянуться, как оказался в кольце тинейджеров.

Конечно, юные не решались обратиться ко взрослым. А мы, хоть и советники, всё же сверстники, с нами можно и попроще.

С некоторыми мы уже успели познакомиться. Другие здоровались почтительно, называли свои имена, длинные, странно звучащие. И ведь каждый счёл своим долгом поздравить, выразить своё восхищение. Его всемогущество Этикет, юнцы изо всех сил стараются вести себя сдержанно и солидно… ничего, я ещё научу вас восторженно вопить и колотить героев по плечам!..

Кто‑то хлопнул меня по плечу, я от неожиданности даже дёрнулся. Обернулся - кто посмел?

— Мама ждёт, - сообщил Йурас. Я кивнул, извинился перед молодёжью и стал выбираться из толпы. Впрочем, народ сам расступался перед нами, это не человеческая толпа, где и танк застрянет…

Йурас оглядывался на нас, словно опасался, что мы удерём. Что‑то не то с парнем. Щёки раскраснелись, глаза чуть ли не светятся. И маму назвал мамой, не Архимагом, и по плечу запросто меня похлопал. Пьян, что ли?

Нан покосилась:

Пьян, - сказала уверенно. - Чужим вниманием пьян.

Я понял. Сын знаменитой матери, он впервые не сиял отражённым светом её славы, стал известен сам по себе. Парни смотрят на него с уважением и завистью, девушки расточают улыбки, - как тут не опьянеть?

Жасмин подняла на нас отрешённый взгляд, с кем‑то разговаривая то ли на Тихой Речи, то ли через радио импланта. Повела рукой, предлагая сесть за низкий стол, уставленный всяческой снедью. Я сглотнул слюну и сел, на всякий случай подальше. Йурас пантомимой дал понять, что вот сейчас сходит кой–куда и тут же вернётся, матушка рассеянно махнула рукой, отпуская, и парень как испарился. Пошёл греться в сиянии чужих взглядов.

— Так, - сказала Архимаг. - Ладно, - и скривилась как от зубной боли. - Доставил же ты мне новых проблем…

Я попытался изобразить раскаяние, видимо, не очень получилось. Жасмин улыбнулась.

— Пожалуй, мне, скоро потребуется помощник, - заявила.

— Возьми, - рассеянно сказал Гром, входя с внучкой. - Почему нет?

— Дайрима, - ляпнул я и прикусил язык. Жасмин поглядела остро, но ничего не сказала. Должно быть, потому, что упомянутый как раз вошёл, поздоровался и улыбнулся ей. Женщина - на этот раз именно женщина, не Архимаг, - опустила глаза.

— Валья сейчас придёт, - сказал Дайрим.

— Знаю, я как раз с ней разговаривала. Садитесь, друзья… дел у нас много, но сначала поедим.

Мой желудок отозвался восторженным пением. Я цапнул самую большую ягодную лепёшку, зачерпнул ею мелко нарубленное и круто посоленное сырое мясо, добавил нежные побеги какого‑то растения, по вкусу напоминающего сладкий перец. Вгрызся и замычал от удовольствия.

Ну не умею я себя вести за столом, не умею…

Нан рядом чинно кусала лепёшку, неодобрительно посматривая на меня. Утолив первый голод, я постарался притвориться воспитанным. Орла где‑то пропадала, верно, тоже общалась с народом. Да и Райо сидела как на иголках, готовая вскочить и бежать, хвастаться напропалую или хотя бы просто многозначительно молчать, благосклонно принимая восторженные взгляды.

Зашуршали чаши, расправляясь, забрякала крышка чайника, Жасмин разлила дымящийся отвар фарри. Появилась Валья, взволнованная и деловитая.

— Его можно выпускать с минуты на минуту, - сообщила, залпом выпивая чашку, которую Жасмин налила себе.

— Кого?

— Дарела.

Услышав это имя, Нан съёжилась, вжала голову в плечи.

— Что, уже отросла рука? - поинтересовался я бесстрастно. Моя любовь по–прежнему раскаивается в содеянном.

— Да. Скоро "яйцо" закончит восстановление, - Валья кивнула мне: - А потом, насколько я поняла, будет перестройка всего отсека.

— Да.

— Ты хоть примерно представляешь, каким он будет?

Я пожал плечами. Откуда мне знать? Верно, компьютер Хидона может сказать, но лезть в него для того, чтобы узнать такую малость, неблагоразумно. В прошлый раз едва не сдох, неосторожно сунувшись.

— Разделимся, - предложила Нан торопливо. - Я на оружие.

Мне оставалось только кивнуть. Всё никак не может простить себя, хотя, по мне, имела полное право отрубить Дарелу не руку, а голову. Впрочем, хорошо, что она отрубила ему руку, не голову.

Нан виновато посмотрела на меня. Я пожал плечами и сбросил ей всё, что знал об оружии нелюдей.

— Тогда я к "яйцу", - докончил. - Но сначала хотелось бы устроить разбор полётов.

— При чём здесь птицы? - удивился Гром.

Наскоро объяснив, что такое разбор полётов, я дал присутствующим поразмыслить о новой концепции. У вэйри не было принято подробно обсуждать минувшее дело. Какой в этом толк? Ну, отчитаться перед кланом, похвастаться семье, друзьям–товарищам…

Мы разобрали ошибки. Валья держала шею неподвижно и по–прежнему носила руку на перевязи, я не без самокритики напомнил, что едва не попался под выстрел чужака.

Все остальные признались, что и для них шустрость врагов оказалась сюрпризом.

Потом удивлялись странному поведению Дэва, который сначала сократил наши тропы, а на обратном пути не попался нам вовсе. Обсуждать не стали, сошлись, что пути Сил неисповедимы.

На том заседание было объявлено закрытым. Я и Валья пошли к "яйцу", остальные на Полигон, прихватив с собой трофеи.

Из‑за травмы Валья предпочла идти к месту пешком по земле, а не прыгать в стиле Тарзана по деревьям. Я был ей за это благодарен.

Орла, - позвал.

Нет, не пойду!.. - и телепатический сигнал, который я посчитал за всхлип.

Зря. Это твой отец.

Если приказываешь…

Нет.

Тогда я с Нан.

И ученица отправилась вместе с остальными к Полигону, так и не пожелав увидеть выходящего из "яйца" отца.

Сайна ожидала там, нервно переминаясь с ноги на ногу. Увидев меня, опустила взор и прижала к себе близнецов. Мальчишка и Девчонка смотрели на меня опасливо. Слишком малы, чтобы понять всё, они тем не менее догадывались, что именно из‑за меня и Нан их отец оказался в "яйце", а Орла перестала общаться с матерью, а заодно и с ними.

— Вэй Серый, - пролепетала женщина.

— Вэй Сайна, - кивнул я, вслед за Вальей проходя в дверь между корнями дерева.

Там возвышалось "яйцо" - полулежачая капсула, достаточно большая, чтобы в неё целиком вошёл даже и Фридрих. Но сейчас там лежал Дарел, гораздо более субтильный, жалкий и голый. Даже более того - розовая исцеляющая жидкость, заполнявшая капсулу, сожрала все волосы с тела пациента. Всё его тело оплетали какие‑то трубки, к лицу прилегала маска. В общем - кадр из "Матрицы".

Руки Дарела выглядели абсолютно одинаковыми и целыми. Если бы я не знал, что Нан самолично отрубила одну из них, если бы я не приходил сюда время от времени, любуясь странным зрелищем, я бы не поверил. Нарастающие кости, постепенно возникающая плоть, паутина нервов и кровеносных сосудов… нам бы такую медицину.

Валья встала рядом с "яйцом" и прикоснулась к полупрозрачной крышке, накрывающей этот "хрустальный гроб". Её глаза закатились - целительница принимала доклад компьютера.

12

— Можно, - обронила холодно.

Сайна всхлипнула за спиной. Что‑то булькнуло, и уровень розовой жидкости стал стремительно уменьшаться. Потом в капсулу хлынула вода, смывая остатки.

Пациент зашевелился, но трубки удержали его на месте. Крышка медленно открылась. Валья с профессиональным хладнокровием врача наклонилась над непристойно голым телом.

И тут же охнула, схватилась за раненое плечо.

— Серый… если тебя не затруднит… - прошипела сквозь зубы.

Я помог ей стянуть маску с лица пациента. Дарел распахнул безумные глаза, кое‑как сфокусировал на мне. Зрачки расширились - узнал. Задёргался.

— Спокойно, - сказала Валья.

В три руки мы продолжали его освобождать, отбрасывали трубки, некоторые разламывались с треском сухого хвороста. Валья кидала их просто на пол капсулы:

— Растворится…

— Папа? - неуверенно спросил кто‑то из близнецов. Дарел улыбнулся прыгающими губами.

— Не шевелитесь пока, - сказала Валья, взяв его руку, несколько раз согнула и разогнула. Дарел дикими глазами смотрел на утраченную конечность.

— Что?.. - прохрипел.

— И молчите. Скоро всё восстановится. Ну‑ка…

После нескольких минут массажа целительница разрешила пациенту попытаться шевельнуться. Дарел кое‑как вылез из капсулы и стоял, покачиваясь, вцепившись в крышку "яйца".

— Как вы себя чувствуете?

Дарел потоптался, попытался сделать шаг и завалился было, мы подхватили. Мужчина икал и трясся. Сайна оказалась рядом, накинула плащ, глянула на Валью.

— Это пройдёт, - заверила целительница.

— Холодно, - прошептал Дарел. - Глазам… больно…

Добро пожаловать в реальный мир, чуть не сказал я.

— Где я?

— В Хидоне, - ответила Сайна.

— Сколько времени прошло? Я помню только… - он шевельнул рукой и вздрогнул.

— Кости не укрепились, и мышцы тоже…

Сайна старалась укротить детей, которые стремились повиснуть на папке. Валья давала наставления ей и пациенту. Я подпёр стену и закрыл глаза, но перед внутренним взором всё ещё стояла та сценка - дрожащая бледная рука с ещё мягкими ногтями и новенькой кожей, не знавшей мозолей, треплет детей за апельсиновые шевелюры.

Как бы я поступил тогда на его месте?..

— А что же… Орла?.. - сипло прошептал Дарел. - Вот как, - через секунду, Сайна бросила ему пояснение на Тихой Речи. - Что ж…

Я почувствовал на себе его взгляд, но открывать глаза не стал. Суета детей, тихие причитания Сайны, шаркающая походка мужчины.

Ушли. Валья давала наставления бесстрастным голосом, проводила, окликала дочерей, веля помочь.

— Итак, мы пробуем, - сказала, вернувшись.

— Пробуем, - согласился я, отлипая от стенки. - Где здесь вход?

Целительница провела меня в закуток, где стояло контактное кресло. Она села первой, какое‑то время пробыла в виртуале компьютера, ведающего целительной капсулой, вынырнула.

— Задачи не принимает, - пожаловалась.

— Так и должно быть, - ответил я. - Если хотите, я отменю трансформацию, и…

— Не надо.

Я погладил подлокотники кресла.

ДОСТУПЕН МЕДИЦИНСКИЙ МОДУЛЬ "ПАРАЦЕЛЬС-7". ОЖИДАНИЕ.

— Ждёт, пока мы уйдём, чтобы начать переоборудование, - сказал я, опять пытаясь сообразить, что мне напомнило это название. Ладно, неважно…

— Так давай его уважим, - предложила Валья, оглядываясь по сторонам. Нервы на стенах пещеры начинали светиться, пришли в движение.

Мы поторопились уйти. За нашими спинами дверь в медотсек заросла жёсткими побегами, и началось странное движение, бульканье и хрюканье.

— Насчёт орка. Если его засунуть в "яйцо", его рука восстановится?

Я пожал плечами:

— Откуда мне знать? Спросите компьютер, когда медотсек закончит трансформацию. Но не думаю, что есть какие‑то ограничения на расу и давность травмы. Кстати, а где его рука?

Валья виновато развела руками.

— Утопила в колодце, - догадался я. - И опять‑таки невоспроизводимо на текущей технической базе, - процитировал ответ, который давал сканер–повторитель на любое помещённое в него сложное устройство чужаков.

— А вот и не угадал!.. - у меня возникло такое впечатление, что Валья ещё и язык собралась показать, но в последний момент всё же одёрнула себя.

— Что, воспроизводимо? - удивился я.

— Не совсем так, - ухмыльнулась Валья загадочно, пояснять ответ не стала.

Глава четвёртая. Трофеи

Сначала мне показалось, что передо мной поединок. Нан и Жасмин стояли напротив друг друга посреди Полигона. Девушка легко и непринуждённо обращала свой биомеч в саблю, в ятаган, в длинный клинок, в копьё… Жасмин, прикусив губу, от напряжения пыхтела, клинок в вытянутой руке превращался то в меч, то в топорик, то вообще в нечто несусветное, похожее на фэнтезийное оружие - в фильмах и книгах встречаются самые несуразные штуковины.

— Используй имп, - подсказал я. - Вели ему запомнить форму.

Женщина кивнула замороченно, но через минуту у неё что‑то стало получиться. Архимаг улыбнулась гордо, демонстрируя копьё, и попыталась выполнить что‑то вроде ката с шестом. Я демонстрировал их ученице, и у Орлы что‑то начало получаться…

Жасмин же едва не запутала клинок в собственных ногах.

— Лучше не надо, - сказала Валья. - Ещё поранишься, а медицинский отсек пока перестраивается. Мультиганы уже пробовали?

Могла бы не спрашивать, на поляне пахло жжёной листвой и жареным мясом. Нан подмигнула и сбросила мне видеофайл, снятый как будто "из глаз".

Вот она достаёт мультиган из "мешка с подарками". Дожидается, пока интеллектуальная схема опознает её и зацепится за имп. Бросает оружие из руки в руку, уверенно лязгает затвором и по радио окликает биоробота.

Оплетай ковыляет из листвы, отходит шагов на двадцать и останавливается. Нан медленно поднимает оружие, остальные, с почтением наблюдающие, торопливо сбиваются за её спиной.

Нан вжимает спусковой крючок.

Шшох! - звук почти неслышен, словно спичка зажглась. На груди оплетая расцветает и тут же гаснет огонёк - действительно, такой бывает от зажжённой охотничьей спички. Оружие было выставлено на самую малую мощность.

Нан ставит рычажок мощности на половину возможного. Негромко громыхнуло, из дула вылетает клуб пламени, оплетай шатается, зелёное плечо горит, голова отваливается и падает в траву. Впрочем, то, чем биоробот думает, располагается у него в корпусе, так что это существо не особо повреждено выстрелом.

Девушка ставит мультиган на максимум и целится.

Ослепительная молния соединяет дуло бластера и грудь биоробота, и белая вспышка разывает мишень в клочья. Гром заблудился между деревьями. Нан оглядывается на свидетелей - те невольно присели, глаза большие, восторженные?.. испуганные?..

После грохота возникает тишь, даже капли дождя, казалось, падали беззвучно…

Отрезок чужой памяти закончился. Я кивнул одобрительно, Нан погладила обойму под плащом - никто не оспаривал её права на этот предмет.

— Семь мультиганов, - констатировала Жасмин. - Двадцать одна обойма.

— Я желаю получить в своё распоряжение весь набор, - сказала Валья нервно. - Возможно, я смогу разобраться… кое–в-чём…

Жасмин посмотрела на неё как на капризную дочку. Валья сникла.

— А, возможно, и нет.

Архимаг пожала плечами и уставилась на меня. Я сделал жест "забирайте". Один комплект - не бог весть что, вдруг и в самом деле что‑нибудь изобретёт, если уж смогла выжать что‑то из протеза орка. Валья тут же закопалась в мешок, достала шлем и удивлённо присвистнула:

— Зарастает!..

Я не понял, присмотрелся и присвистнул тоже - действительно зарастает!.. Промятая кулаком Дайрима маска медленно выправлялась, трещины в ней стали менее заметны. Что ж, биокомб на то и био, чтобы заживлять свои раны…

— Здорово, - оценила целительница и полезла за другими деталями брони. - Так, мне нужна эта штука.

13

Спорить никто не стал, и доспех перекочевал в полное и безраздельное владение Вальи. Целительница ещё и аптечку потребовала - инъектор и патронташ с лекарствами.

До темноты мы были очень заняты, осваиваясь с оружием и оборудованием. Жасмин пытала меня и Нан насчёт общения с имплантами и тактическими компьютерами. Валья осыпала технику нелюдей восторженными ругательствами. Йурас и Орла то дёргали друг у друга оружие с риском случайно застрелиться или зарезаться, то порывались бежать вон, пробовать и воплощать в жизнь поминутно осеняющие их идеи. Гром стоял на месте, вся эта суета его забавляла. Он взял себе мультиган, но от меча отказался, сказав, что старого мрэка новым фокусам не выучишь. Райо старательно копировала повадку и усмешку деда, но при этом держала руки скрещенными, явно сдерживая желание добраться до "подарков". Забыв свою сдержанность, запищала от восторга, когда Жасмин, смерив недоверчивым взглядом, всё таки вздохнула тяжко и позволила ей разжиться мультиганом и клинком.

В конце концов позвонил Дайрим, поинтересовался, не взорвались ли мы, экспериментируя с чужим оружием. Только тогда мы заметили, что вообще‑то уже глубокий вечер. Поляна освещалась разнокалиберными и разноцветными шарами. Я был убеждён, что меня разыгрывают, но все на полном серьёзе утверждали, что это я их зажёг.

До посёлка мы добрались, когда ночь уже вступила в свои права. Лес был полон шороха дождя. Темнота, казалось, давила на глаза сплошной чёрной пеленой, но вэйри шли как по ровному, а мне помогал имп.

Нан шла в подаренном ей доспехе, ради интереса напялила шлем и включила систему ночного видения - и тут же начала натыкаться на кусты, соступила с тропинки, и я достал её из зарослей:

— Непривычно, - призналась она. - Весь этот серо–чёрный мир…

Когда во тьме затеплились огоньки посёлка, я сбавил шаг и понял, насколько мы устали. Распрощались с остальными советниками, поднялись к себе.

— Шира–а-а–к… - зевнула Нан. Покрывающая стены листва мягко засветилась, словно под листьями копошились сотни светлячков. Девушка упала на койку, висящая половина нашего дома на дереве заходила ходуном.

— Так и собираешься спать в этой скорлупе? - поинтересовался я, присаживаясь рядом, взялся за костюм Нан. Броня раскрыла замки, я помог Нан раздеться, она покорно крутилась в моих руках туда–сюда. Разделся сам, покидал детали биокомбов по разным углам. На это простое действо ушли последние силы, я отвалился на кровать - словно полетел в тёмную пропасть сна без сновидений.

— Серый.

— У?..

Она начала что‑то говорить, но я уплывал. Нан взяла меня за руку. Застилающая рассудок свинцовая усталость чуть–чуть раздёрнулась её тоскливым беспокойством.

— Это почему? - удивлённо спросил я.

— Твоя раса… твой мир… - Нан вздохнула. - Только сейчас я как следует осознала, насколько мы разные. С тех пор, как пообщалась с "думалкой" доспехов. Меня коснулось столько всего непонятного… Браслет, потом эти артефакты, потом имплант. Я не знаю, смогу ли понять…

Она шмыгнула носом.

— Но честное слово, Серый… я буду стараться. Хотя мне и страшно. Каким оно будет, наше будущее?..

Глаза Нан сияли в полутьме. Я пододвинулся ближе.

— Таким, каким мы его сделаем, - и поцеловал её.

— Доброе утречко!

Я проснулся и подумал, что буду сейчас стонать. Или даже стенать.

Целый день на ногах, долгие пешие переходы, общение с вэйри, придумывание старательно дозированой лжи, стрельбы и упражнения в магии, примерка биокомбов. И не забудем ночное веселье, а потом совместный сон, где мы взмывали над Питером, прыгая с крыши на крышу, целовались, повисая в пустоте… потеряли контроль и выпали из сна, снова занимались любовью, делили молчание в темноте, полной шороха дождя…

Я даже открыл рот… но стон вышел неуверенным. Всё было не так.

Или наоборот, именно так, как надо. Я чувствовал себя отлично. Никакой усталости. Нет боли в мышцах, не гудит голова…

Утро действительно доброе. Замечательное утро!

— Только есть очень хочется, - сказал я.

— Мне тоже! - Нан стояла у окна, прорывающийся через занавесь серебристо–серый дождливый утренний свет обрисовывал её тонкий силуэт, и я пожалел, что не художник. Но сделал несколько фотографий имплантом.

— Вставай, а то!.. - Нан не успела придумать угрозу, я отбросил одеяло и вскочил из упора лёжа на лопатках, "мостика", отталкиваясь ладонями. Пол заходил под ногами ходуном, казалось, что ветви подо мной проломятся, и я полечу вниз.

— Ерунда какая, - усмехнулась Нан от окна.

Конечно, ерунда. Живые стены, крыша и пол волшебного дома очень прочны и способны выдержать не только мои восемьдесят без малого кэгэ, но и по меньшей мере один выстрел мультигана на средней мощности. Или направленное в упор заклинание огнешара, что практически одно и то же.

Но именно в этот момент магический сопромат мало меня интересует…

— Не подходи… - грозно сказала Нан и заверещала, когда я подскочил и сцапал её в объятья. Она дрыгалась и вырывалась, потом покорилась, обмякла и повисла на мне всем своим невеликим весом. Едва я расслабился, девушка вывернулась из рук позаимствованным у меня же приёмом, уронила меня на пол, уселась сверху:

— Ага, попался! Позволил противнику усыпить свою бдительность!

— Зато ты пробудила во мне другое чувство! - ответил я.

— Кажется, я знаю, какое. Сдаёшься?

— Ещё чего! - поворотом бёдер я сбросил её, сам навалился и… ткнулся лицом в мех ковра. Нан почему‑то сидела на моей спине и пыталась изобразить то ли удушающий захват, то ли двойной нельсон, я двинул лопатками, агрессор - как это слово будет в женском роде? - слетела, я оказался сверху, Нан ловко вывернулась, сняла меня с себя ногой, обвив моё тело перед грудью. Поскольку утренней гимнастикой мы занимались в том, в чём ночью занимались гимнастикой ночной, это выглядело весьма и очень. Какое‑то время мы боролись в партере, Нан снова оказалась сверху, попыталась придушить и угодила пальцами в рот. Я чуть сжал зубы, она ойкнула… замерла.

Я аккуратно вынул палец изо рта и скользнул губами по запястью. Она замотала головой:

— Перестань… - но рук не убрала, и я, конечно, не перестал, покусывал кожу, целовал её тонкие пальцы, запястья, руки. - Ну, хватит…

— Кому хватит? Мне - нет, - я ловко подсёк её под локти, уронив на себя. - Позволила противнику усыпить бдительность!

— Зато другое, это самое, пробудил, - отозвалась она.

— Поверить не могу! - восхитился я. - Оказывается, ты не разучилась заикаться и краснеть, говоря на тему!..

— Это твой жар - ты сам покраснел!

— Значит, тебе не удалось совсем развратить меня!

— М–м-м, правда? - задумчиво сказала она. - Ну тогда держись, сейчас я буду исправлять это упущение!

— Исправляй, - разрешил я.

— Теперь мне ещё больше хочется есть, - сказала Нан куда‑то мне в подбородок.

— Угу, - я встал вместе с ней и поставил девушку на ноги, но отпускать погодил.

Кажется, мы должны были устать, но сумасшедшая искристая сила не иссякла, бушевала во мне. И такая же сила переполняла Нан, мне казалось, что тело её словно бы светилось.

Нан повела плечами, я чувствовал, как мускулы прокатились под тонкой кожей. Как хорошо просто вот так глядеть друг другу в глаза и ничего не говорить. Взгляд, касание, мысли текут вместе, словно воды двух рек сливаются воедино…

А потом мелькнула ещё чья‑то мысль. Нан оглянулась на выход:

— Кажется, мы кому‑то нужны… кто бы это мог быть?.. - её глаза смеялись и сожалели. Я поцеловал её, отпустил неохотно, мы отыскали свои одежды, раскиданные вчера по всему дому. Нан открыла "холодильник" - крохотный чуланчик у самого пола. Перекусили холодным мясом и лепёшками, запили дождевой водой, скопившейся в большом листе за окном.

— Сколько можно спать! - вместо "доброе утро" Орла поприветствовала нас возмущённым воплем.

14

— Вообще‑то мы давно встали, - сказала Нан невинным голоском. Ученица открыла было рот, собираясь гневно вопросить, чем же мы тогда занимались… сообразила, покраснела стремительно и бурно, от кончиков острых ушей до шеи, лба и висков.

Я опустил на платформу мешок, который нёс - и пинком сбросил его вниз. Раздался грохот, словно куль с пустыми консервными банками упал с высоты в три этажа. Мы чуть помедленнее спустились следом.

— Доспехи, - пояснил Орле. - Говорят, что выдержат и не такое падение - вот, решил проверить… Тащи это к Жасмин, мы скоро будем.

— Надо искупаться, - уточнила Нан.

Орла снова покраснела, кажется, у неё даже слёзы выступили от смущения. Она торопливо отвернулась, наклонилась к мешку, но помедлила. Шевельнула плечами и странно повела пальцами.

Сверху свалился оплетай. Встал, пошатываясь, побрёл к ученице. Орла похлопала его по плечу, давая задачу, биоробот подобрал мешок и пошёл.

— Неплохо!.. - восхитился я. Без импа управлять оплетаем!..

— Нужно только старательно контролировать мысли, - ученица пожала плечами.

— Да, контролировать мысли - это очень важно, - согласилась Нан.

Орла вздрогнула и покраснела, оплетай споткнулся и упал во весь рост. Завозился, вставая. Ученица поглядела на нас и пошла следом.

— Зачем дразнишь? - упрекнул я Нан, когда мы плескались в ручье.

— Слышал бы ты, о чём она думала!.. - огрызнулась девушка.

— Ну и что? За думы не наказывают.

— Серый, уж кому–кому, а тебе прекрасно должно быть известно, что мысли материальны!.. Разум - это инструмент волшебника, он должен владеть им бесскверно!

— Мастер не держит инструмент постоянно в руках. Иногда надо и отдыхать. Я, правда, не знаю, о чём она думала, но догадываюсь. Мы сами её спровоцировали.

— Я не просто дразню, - поуспокоившись, девушка принялась задумчиво водить пальцем по воде. Письмена оставались, словно продавленные в снегу. - Воспитываю… Знаешь, я всё думала о том, как бы расшевелить застой моего народа. И мне кажется, что лучше всего начать с молодых. Пусть они привыкают. К прозрачности отношений, к опасностям внешнего мира, к новым знаниям и новым делам… Она ведь наша ученица и мы должны учить её не только магии, но и нашему пониманию мира.

Облака обложили небеса плотной ватой, в Лесу царил зимний сумрак. Держась за руки, мы петляли между стволов деревьев, Нан бормотала про себя, перебрасывалась со мной словечками и репликами, общаясь то с имплантом, то с компьютером биокомба, который зачем‑то напялила.

— Латынь, - задумчиво повторила. - А интересный язык. Мёртвый, да? Врачи, учёные… Как ты думаешь, многие у нас захотят изучить этот язык?

Я пожал плечами.

— Мне почему‑то кажется, что твои соплеменники не отнесутся к этой идее с энтузиазмом.

— Какая длинная фраза, - фыркнула она язвительно. - А попроще, чтобы я поняла?

Я смущённо молчал.

— Короче, мои упрямые соплеменники откажутся.

— Скорее всего, - уныло согласился я.

— Серый, не надо дипломатничать со мной, - сказала Нан.

— Ладно, я не буду, - я резко остановился перед ней и обхватил за талию, притянул к себе и…

Забрало её шлема опустилось с хлопком, едва не прищемив мне нос.

— Чтоб тебя!.. - я от неожиданности отпрянул. Нан засмеялась из‑под маски.

— Ага, ничего тебе не обломилось! - Нан подняла маску и поцеловала меня. - Молчи, дурная штуковина! нет, это я не тебе, своему костюму!

Наши губы снова слились, и я пожалел о том, что мы в броне.

— Хватит, - сказала Нан. - Ты придумал неплохой способ сменить тему разговора, но не пройдёт. Давай, рассказывай.

— О чём? - удивился я. Нан принялась сверлить глазами:

— Что будем делать? Пока весь посёлок в восторге от успешного похода… Всесущий Лес, ещё бы! - никогда такого не было, чтобы маги взяли в плен чужаков!

— Я что‑нибудь придумаю, - заверил я.

— О, вот в этом я не сомневаюсь, - пробормотала Нан.

Мы шли к Полигону. Молчали.

Нас встретил оплетай. Но не один из тех неуклюжих созданий, кое‑как слепленных по некоей программе, которая сотни лет вертелась в изолированном компьютере "фабрики роботов".

С моим появлением доступ оказался открыт. Жасмин и Валья немедленно принялись осваивать новую игрушку, и сейчас мы созерцали результат их совместного творчества.

Этот оплетай был похож на куклу, деревянную марионетку в рост человека. Кости из живого армированного дерева, скреплённые остроумными шарнирами, на скелете серые мускулы сокращаются и расслабляются. Вся анатомия на виду, очень грубое и приближённое подобие человека. На круглой голове кое‑как обозначено лицо, в глазницах блестит стекло.

— Что это?!. - Нан вцепилась в мою руку.

— Красавец, верно? - Жасмин словно телепортировалась сюда, взирала на оплетая с гордостью скульптора, только что отложившего резец. - Мы с Вальей давно хотели сделать что‑то такое.

Видимо, они вполне освоились с компьютером фабрики роботов, если могут теперь варьировать облик и задачу. Я пригляделся.

— Протез!.. - воскликнул.

— Совершенно верно. Мышцы из искусственной руки орка подошли идеально, - Жасмин продемонстрировала собственную руку, пошевелила пальцами, новый оплетай прошёлся и едва не полетел оземь, споткнувшись. - Равновесие у него не очень, - самокритично признала Жасмин. - Все старые оплетаи приземистые, на большие расстояния вообще на четырёх ногах бегают, но я решила - пусть этот будет максимально человекоподобным…

Я подумал, что стоит подкинуть ей пару словечек - "модель", "прототип", "робот"…

— Надо ещё поработать, я доведу его до ума… Но это потом, пошли, я покажу вам остальное…

Мы пошли, оплетай ковылял следом. Полигон изменился. Кроны деревьев над ним сомкнулись, образуя крышу, не пропускающую дождь. На кустах густо росла зелёная масса.

— Может потребоваться много биоматериала, - Жасмин повела рукой, и кусты выбросили стрелки побегов, зелёные сердечки нежных листьев распускались на глазах.

По её жесту кусты раздвинулись, и мы увидели что‑то вроде серпентария, который взяли штурмом пациенты соседнего дурдома. Скорбные умом разобрали змей и крутят их за хвосты, а те пытаются покусать сумасшедших или удушить, обматывая кольцами…

Конечно, то была всего–навсего поляна, на которой наши подопечные осваивались с новым оружием. По всей поляне валялись срезанные ветки и зверски расчленённые оплетаи. Змеекрутильщиков было всего трое, но созданной ими суеты и беспорядка хватило бы и на десятерых.

— Как они ещё уши не поотрубали себе и друг другу, - сказала Нан рядом. Пока этого в самом деле не произошло, я шагнул вперёд, рявкнул:

— Отставить!

Они отставили не сразу, но в конце концов остановились и повернулись ко мне.

— Где ещё двое? - спросил я.

— Там, - Дайрим неопределённо махнул клинком куда‑то вбок.

— Они решили попрактиковаться в одиночку… то есть вдвоём, - Райо смахнула пот и нахмурилась.

— И вы разрешили им? Этак они друг друга зарежут? - на мгновение мне предстало видение двух человек, лежащих рядышком в зелёной полной дождя траве. Нан подглядела картинку и дополнила, она предположила, что эти двое лежат рядышком по другой причине.

Орла и Йурас сидели рядышком на невысокой платформе, судя по зелёным веткам, сплетённой вот буквально полчаса назад взаимными усилиями подростков. Вокруг тинейджеров порхала огненная птица, Орла что‑то втолковывала парню, указывая на неё, тот блаженно кивал, и было невооружённым взглядом видно, что вовсе не заклинание его интересует. Время от времени он автоматическим движением отламывал кусочек плода хлебного дерева, который держал в руках, и бросал созданию огня. Птица, что забавно, ловила и ела.

Интересное решение, прищурилась Нан.

Орла вскинула голову, заметив её внимание. Йурас перевёл взгляд, парочка смутилась так, словно мы застали их целующимися. Парень в замешательстве хотел спрятать ломоть плода плода за спину, передумал и откусил порядочный кусок. Подавился и закашлялся, Орла хлопнула его по спине, едва не сбросив с платформы, Йурас уронил свой кус, попытался подхватить и всё‑таки свалился. Огненная птица с азартным щебетом ринулась на перехват, и утащила слишком тяжёлый для неё кусок по земле.

15

Подростки застыли, глядя испуганно.

Слушай, тебя это что, нисколько не трогает? - ехидно осведомилась Нан.

Нет, ответил я и почти не соврал. Наоборот, я рад за них. И не вздумай её ругать.

— Привет, - сказал я, вдоволь налюбовавшись на детишек.

— А мы тут… едим, - сказал Йурас с земли.

— И практикуетесь, - многозначительно отозвалась Нан, и тинейджеры покраснели ещё больше. Орла подобрала под себя ногу, на щиколотке виднелась повязка.

— Это не он, - сказала мрачно. - Я сама, по глупости.

— Мечи детям не игрушка, особенно био, - сказал я.

— Ну вы же их у нас не отберёте? - спросила ученица, и подростки умоляюще уставились на нас.

Во избежание ранений мы устроили "фехтовальный зал" под открытым небом - расчертили дорожки, расставили связки зелёных ветвей для отработки ударов. Несколько часов я и Нан преподавали избранным искусство фехтования на биомечах. Всё‑таки здраво Дед меня натаскал!.. в основном по длиннодревковому оружию и по ножам, но и в кендо мал–мала разбираюсь, и знаю основы казачьего боя шашкой.

К полудню я убедился, что ученики, и мелкие, и великовозрастные, более–менее освоились с оружием, опасность случайным взмахом скальпировать себя или напарника отпала.

— Ша, ребята. Урок закончен. Завтра, на том же месте, в тот же час. И не забывайте, что и в одиночку вам тренироваться не возбраняется, - сказал я. - Только будьте осторожны. Как там в Разговорах Мужей - "уважайте оружие своё, ибо подчас зависит жизнь от него". По мне, уважать оружие - значит, хорошо владеть им.

Мы уселись на вязанках прутьев и воздали должное плодам хлебного дерева, копчёному мясу и рыбе. Йурас откуда‑то принёс пошамать.

Нан глотнула кисловатого сока, запивая солёную траву, сняла с ветки дерева мою кирасу, - мы перед тренировкой сняли биокомбы, - принялась прилаживать на мои плечи. Потом я помог ей облачиться.

Ты это нарочно спланировала? - спросил я, прохаживаясь туда–сюда, подёргивая плечами и притоптывая, чтобы броня лучше села на тело.

Что? - спросила Нан. Я указал глазами на тинейджеров.

Где же я видел подобные взгляды? В школе. Все старшеклассники делятся на две группы - те, кто уже вкусил запретный плод (я имею в виду отнюдь не алкоголь, табак и травку), и те, кто притворяются, что попробовал. Иногда притворяются очень удачно… но их всегда можно отличить по взглядам, которыми они провожают парочки, которые целуются по школьным уголкам, прохаживаются вместе по коридорам. Взгляды - печальные, завистливые, жаждущие попробовать… этого самого, взрослого.

Сейчас трое тинейджеров следили за нами точно такими же взорами.

Нет, не спланировала… но получилось удачно.

Циник ты, - укорил я.

С кем поведёшься… - Нан взяла меня за руку - ещё одно нарушение табу, - и мы пошли.

Вэй Нанджи, Серый, - позвонила Жасмин.

Ага? - я подумал невольно, что сейчас Архимаг будет нас отчитывать за непристойное поведение. Или что‑то в этом роде.

Мы с Вальей разобрались, как подзаряжать батареи мультиганов и костюмов.

Отлично!.. - обрадовался я. Вот, держите.

И скинул файл. Жасмин какое‑то время просматривала его.

Я сюда тоже включена.

Ага, - не стал я спорить.

Это так уж необходимо? - хмыкнула женщина.

Это желательно. Вы одна из самых крутых магов Леса. Вы нам нужны…

Ладно, - Жасмин не повелась на лесть, просматривая план учёбы для всех участников похода. Стрельбы, бои на биоклинках, на лозах, врукопашную. Каждый должен был немного поносить костюм, чтобы привыкнуть к его боевым возможностям, взаимодействию с другими носящими биокомб, общению с его компьютером. И два курса владения мультиганами. Сначала ученики стреляли, будучи в биокомбах, чьи компьютеры облегчали прицеливание. После стрельбы проводились "вживую", между оружием и стрелком не было ничего лишнего.

То, что я дальше скажу, вас не обрадует. Сегодня на Полигоне не было любопытных.

Да. Спасибо вам за это, зеваки были бы некстати.

Они будут завтра, - сообщила Жасмин. Я споткнулся и чуть не полетел в траву носом.

Какого?!.

А вот такого. Я не могу вечно держать жителей посёлка на расстоянии. Всем интересно. Это сейчас я отговорилась тем, что на Полигоне может быть опасно, из‑за магии да выстрелов из этих ваших… огнебоев.

Ну вот, приехали. Мне ихнее любопытство ни вот сюда не нужно. Ещё кто‑нибудь стукнет Мёрдоху. Что же делать, блин, что делать… Может быть, установить невыездной режим?

Угу, и поставить вышки с пулемётами!.. - Нан подглядела мои мысли. - Не получится пресечь - надо возглавить!

Глава пятая. Рейнджеры

— Время словно вскачь понеслось, - в который раз жаловался мне Дайрим. Я только что снова "зарезал" его, и мы отдыхали, подняв забрала шлемов.

— В этой штуке я чувствую себя неуютно. Как там бишь зовут этого демона - клаустрофобия?

— Совершенно верно, - я постарался скрыть улыбку. Объясняя причины неуютности пребывания в тесном биокомбе, я немного перестарался с адаптацией понятий.

Мы стояли в фехтовальном зале. Вокруг пары хлестались биомечами и лозами, бились на тупых учебных ножах и деревяшках–мечах. Немного дальше был устроен тир. Облачённые в биокомбы стрелки расстреливали мишени, жгли вяло шевелящихся оплетаев на медленном огне.

Один из стрелков закинул бластер на плечо и подошёл к нам, открывая забрало:

— Какова следующая ступень, советник? - спросила Жасмин.

Я попытался изобразить непонимание, но притворяться перед Архимагом было бесполезно. Дайрим вздохнул:

— Мы многого достигли, но ты на этом не остановишься, ведь так? Пора задуматься, что же будет дальше?

— Ладно, - вздохнул я. - Идёмте.

Они переглянулись, не задавая вопросов, последовали за мной. На выходе с Полигона нас догнала Нан.

Мы молча шли в неопределённом направлении. Я прикинул расстояние, теперь помехопостановщики посёлка не должны нарушать работу спутника. Так.

Я повёл рукой, формируя иллюзию. Перед нами соткалась из света карта этих земель, снятая со спутника.

— Вы спрашивали меня о моих дальнейших планах, - напомнил власть предержащим. Они смотрели с ожиданием. Я вытянул руку, словно удерживая карту на ладони.

— Вот вам достойная цель для начала, - сказал я.

Главное - не давать подчинённым скучать, это я усвоил ещё тогда, когда Деду впервые взбрело в голову назначить меня старшим над младшей группой. Здесь же Архимаг дала своё согласие, подростки тоже изъявили желание учиться как следует… Ну, я им и выдал. График занятий, физических и магических, был максимально плотен, мы тренировались, как в олимпийской сборной. Орла, Райо и Йурас просто стоном стонали… но при этом ходили задрав нос, в окружении восхищённых сверстников. Дайрим, Валья и сама Жасмин с охотой, не отговариваясь занятостью и ненужностью лично им, тоже участвовали в этих тренировках.

Нан, покопавшись в моей памяти, выдала проект модернизации полосы препятствий, спортзала и фехтовального зала. Йурас был назначен начальником этой "стройки века" и совсем загонял нас, бывших у него на подхвате. Возле Полигона возник крохотный жилой район - несколько коттеджей на деревьях, мы часто оставались ночевать там, и "баня" над ручьём.

Взрослые посёлка смотрели на всю эту суету с видом людей, от которых уходит понимание происходящего. Подростки же с энтузиазмом включались в дело, даже если это было просто "подай–поднеси". Что‑то большее после "дня открытых дверей" мы им не доверяли. Ну, разве что пару раз пальнуть из мультигана или послужить напарником (скорее наглядным пособием) в демонстрации очередного приёма. На робкие просьбы показать что‑то большее я и остальные по моему приказу давали резкую отповедь - некогда возиться, нужно тренироваться самим, тебе–это–не–надо–занимайся–своим–делом–пошёл–вон.

16

…Видимо, носозадирание наших учеников дало о себе знать. Когда Жасмин сказала, что средь поселковой молодёжи идёт брожение, я хищно потёр руки и стал ждать.

В общем, стандартная хитрость - Светка называла такие "томсойерскими", понятия не имею, что это значит, - в который раз оказалась к месту. Загоняй мы всех на тренировки силой, тинейджеры еле шевелились бы, да со стенаниями и жалобами. А тут чудесное боевое искусство и возможность пострелять из оружия чужаков проходят мимо них, как же так?!.

Дети нажали на родителей. Родители нажали на Жасмин. Жасмин - на меня.

И я был вынужден с "неохотой" согласиться. При одном условии. А вы думали, я просто так буду вас учить? Нет уж, извольте отработать…

Лесная Стража, так мы назвали эту организацию. В древности, говорят, было что‑то такое - рейнджерские отряды из магов и воинов.

В речи, которую Нан держала перед новоявленными Лесными Стражами, она подчеркнула их избранность, "опричность", сложность поставленных перед ними задач (не уточняя, каких именно) и потребовала полной отдачи.

Каюсь, этот спич был почти стопроцентным плагиатом. В американских и не очень фильмах подобные речи толкают сержанты перед солдатами, начальники полиции перед копами, боссы перед подчинёнными. Но здесь это был подлинный шедевр ораторского искусства. Глядя на неподдельное воодушевление лесных жителей, я мысленно обзывал себя циником. Хорошо, что Нан сама вызвалась - если бы пришлось самому толкать речь, я нипочём не удержался бы и разоржался, испортив впечатление…

К тому времени Жасмин, Валья и Орла довели до ума свои аналоги снаряжения и вооружения нелюдей, и Лесная Стража получила своё обмундирование.

Возник вопрос его проверки. Но сначала надо было решить другую проблему.

Кажется, папаша Мигель окончательно сошёл с ума.

Люди вполне освоились в Хидоне. По большей части они сидели в отведённой для них темнице, выходили по вечерам, собрать урожай растущих на дереве плодов. Иногда позволяли себе поболтаться по Хидону, избегая удаляться от него, подходить к центральному дереву посёлка и к Полигону - ошейники на такое отзывались предупреждающей щекоткой. Люди, и даже орк, примелькались и не обращали на себя особого внимания вэйри, хотя недружелюбных взглядов всё же хватало.

Вот только папаша Мигель был совсем плох. Он бормотал себе под нос ругательства, то и дело вздрагивал и ёжился, меленько крестился и глядел по сторонам дикими глазами, плевался, завидев вэйри. Поселковая детвора даже затеяла игру, приближалась к священнику - или кто он там, и принималась сверлить жёлтыми глазами, а то и творить простенькое волшебство вроде создания иллюзий или оживления кукол (близнецы Сайны научили).

Мигель приходил в неиствовство, рычал и ругался, детишки с визгом разбегались, а сам падре падал на колени, хрипел, хватаясь за ошейник - компьютер Хидона, следивший за ним, отмечал агрессивность и возможность причинения вреда жителям…

Но потом то ли детям надоело, то ли родители путём выкручивания ушей и отшлёпывания поп втолковали, что убогих дразнить нельзя.

В общем, взяли мы падре в охапку и встал он пред ясны очи Жасмин, Вальи, Дайрима и Нан и гораздо более мутные мои очи.

Архимаг оглядела бормочущего Мигеля и вопросительно глянула на орка.

— Никто его и не думал бить. Он уже давно такой, - хмуро поведал тот. - С тех самых пор, как сюда попал, на деревья посмотрел. Может быть, он спятил?

Действительно, падре здорово походил на спятившего.

— Ты ответишь на наши вопросы, - с уверенностью сказала Архимаг. Мигель плюнул ей под ноги. Жасмин проследила, как плевок впитывается полом, укоризненно покачала головой.

Через мгновение ошейник чуть придушил Мигеля. Я подхватил его тело, орк оскалил крупные зубы и тоже качнулся вперёд, поднимая руку… тут же споткнулся и запустил пальцы под ошейник, хрипя.

Я и Дайрим отволокли Мигеля в сторонку. Мы прошли в складке коры и забрались в первое же пустое помещение, Валья подступилась с инъектором. Ощутив короткий укол, Мигель завыл отчаянно.

Потом его искажённое яростью и страхом лицо вдруг расслабилось, одна половина его стала улыбаться, другая как будто всё ещё гневалась.

— Бр–р-р–р!.. - Нан передёрнуло.

— Как тебя зовут?

— Мигель… отец Мигель, в миру - Мигель Антонио Серрава, - пробормотал, кривляясь, падре.

— Зачем вы припёрлись в лес? - вкрадчиво спросила Жасмин.

— Подтвердить, - Мигель глупо хихикнул.

— Что подтвердить?

— Уничтожение.

— Уничтожение чего?

— Самолёта. Предыдущая команда доложила об исполнении… но сама не вернулась.

— Ага, - пробормотал я, но осёкся под коротким взглядом Жасмин. О причине, по которой не вернулась предыдущая команда, мог бы порассказать немало. Давно зажившие шрамы и ожоги вдруг зазудели.

— Зачем вам надо было уничтожить упавший самолёт? - спросил я.

— Взорвать… разрушить… чтобы и следочка не осталось, - бормотал Мигель.

— Зачем? Зачем разрушать? - настойчиво спросил я.

Падре поднял голову, лицо его разломило жутковатой улыбкой:

— Наследие. Наследие дремлет в Лесу. Нельзя давать дикарям из Леса намёки, они могут понять и начать будить их!..

— Кого это - их?

— Деревья!..

— Будить деревья? - недоумённо переспросил я и тут же понял. Присутствующие вэйри переглянулись со значением.

— Были знаки, - продолжил бормотать падре. - Комета… падение одного из спутников… Есть пророчество. Если деревья проснутся, наступит конец владычеству людей, и падёт Крест и Ватикэн…

— Что падёт? - переспросила Жасмин.

Падре пустил слюну.

— Крест - это, должно быть, религия людей, - сказал я.

— Ватикэн - кажется, город, - пояснила Жасмин. И уже сама смутилась под взглядами, вопрошающими: откуда ты знаешь?

— Так, ага, ага. Очень интересно.

Падре продолжал бормотать, мы задавали вопросы, и постепенно вырисовывалась картинка этого мира. Мигель начал сбиваться и путаться, явно собирался малость подремать.

— Ещё? - Жасмин посмотрела на иньектор.

— Пожалуй, не стоит, - с сожалением сказала Валья, крутя прибор в руках. - От двух порций подряд он… не умрёт, но будет чувствовать себя очень плохо.

Жасмин пробормотала, что забота о самочувствии падре не входит в её планы, но махнула рукой.

— Тащите назад.

И мы потащили.

Кажется, орк был всё‑таки дрессируем. Он самостоятельно отошёл в сторону, хмуро поглядел на Мигеля. Тот вис между мной и Дайримом, бормотал и пускал слюни.

— Вы что, болтай–траву ему вкололи? - поинтересовался Фридрих.

— Что?.. А, ну да, наркотик правды.

— Дураки, - хмыкнул Фридрих.

— Чего?!. - возмутился я.

— Дураки, говорю. Некоторые сановные церковники проходят специальную обработку. Им прививают что‑то такое, что эта отрава на них не действует… то есть действует, но именно как отрава - убивает.

— Этому, судя по всему, прививки не делали, - я вгляделся в лицо обдолбанного падре и перевёл дух. Сам‑то мог подумать об этом.

— Что такое Ватикэн?

— Город, - неохотно ответил орк.

— Столица? - спросил я.

— Нет. Столица - Милэн. Ватикэн - там резиденция кардиналов и Трёх Бессмертных Праведников.

— Наследие дремлет в Лесу, - шептал Мигель. Я думал, его уже отпустило, но тут его вштырило опять.

Орк сопел, переминался с ноги на ногу. Вдруг шагнул вперёд, не обращая внимания на предупреждающий возглас Дайрима, наставленные стрелкомёты и клинки перед лицом:

— А что насчёт орков? - отрывисто спросил. Мигель с усилием сфокусировал на нём взгляд.

— А, орчила… Тьфу на тебя!.. - и он в самом деле попытался сплюнуть, но плевок повис на бороде. - А что насчёт орков?..

— Церковь обещала, что мы сможем жить в мире. Что нам не придётся терпеть притеснения за нашу инаковость, что отчие земли останутся за нами.

Падре засмеялся, задыхаясь.

17

— Да ты что, Фрдихри… Тьфу опять!.. Поверил церкви? Ну да, пусть пока будет мир… а потом и с вами разберёмся, да, потом…

И он счастливо захрапел.

Фридрих стоял, опустив могучие плечи, и выглядел таким потерянным, что Нан даже попыталась утешить:

— Ты сам же говорил, что он невысокого сану, - сказала на ломаной латыни. - И что такой может сказать о задумках глав церкви?

— Ничего, - угрюмо ответил орк. - Но он прав. Наши старейшины то ли глупы, то ли жадны… Бойтесь данайцев, дары приносящих. Ядоязыкие проповедники непременно обманут. Это ясно и младшим церковникам. Они не терпят нелюдей…

— Мир для людей, - всхрапнул Мигель.

— Да, вот так они говорят, - кивнул на спящего орк. Спохватился, что разболтался перед врагами, и закрыл рот.

Мы переглянулись.

— Есть у этой… болтай–травы, - Валья усмехнулась, - побочные действия?

Орк насупился.

— Ответить в твоих интересах, - пропела Жасмин.

— Некоторые, узнав, что под зельем всё выболтали, бьются в падучей, - неохотно ответил орк, - пытаются вены себе перегрызть… но мне кажется, это не про него.

— Пожалуй, - Жасмин поглядела на храпящее тело.

— Проспится и будет как в похмелье. Ничего особенного - голова поболит, желудок, на печень рикошет… молока попить, полежать - и всё пройдёт. Похмельный синдром. Абстинентный.

— А у тебя не хилое образование, - восхитился я.

— Сорбонна, - буркнул Фридрих. Я не понял, что означало это слово, переспрашивать не стал.

Жасмин мановением ладони отпустила его. Орк подхватил не такого уж худого святого отца и потащил. Жасмин только головой покачала, глядя в спину.

— Могуч, - Валья посмотрела на меня. - Каким он мог быть бы… с двумя руками?

Я пожал плечами.

— Надо подумать и спросить компьютеры.

— Спросим, спросим, - посулила Жасмин. - Но надо сначала обдумать сказанное этим… этим…

Кажется, она едва не плюнула. Мы принялись обдумывать.

Сейчас идёт семьсот двадцать второй год от Пришествия.

Пришествия в этот мир Креста.

Религия распятого бога начала своё шествие по планете там, где ныне располагается Ватикэн.

Пришло небесное воинство. Полсотни человек, вдруг появившихся в пределах одного из человеческих королевств. Они проповедовали добро и всепрощение, огнём и мечом прививая свои ценности. Они умели убедительно говорить, они разделяли и властвовали, заключали союзы и предавали, вырезали династии правителей и целые города.

И в конце концов сковали железными скрепами все человеческие королевства, образовав Ром, Империю Людей, со столицей в городе Милэне.

Что‑то было не так в этой истории, что‑то очень странное. Самолёты. Мультиганы. Компьютеры. И одновременно - слишком уж явные кореляции с моим миром. Названия городов и Империи. Та же вера. Латынь. Если эти, гм, крестоносцы из моего мира, откуда они взяли все эти невероятные биотехнологии? Если эти биотехнологии уже были, когда крестоносцы явились, то почему они смогли так легко захватить мир?..

Что‑то тут сильно не так…

Мне снился сон. Я шёл по Питеру, шёл знакомой тропой, которой уже ходил однажды. Впереди парк, из которого я переместился в этот мир… Но на входе в парк - камень, похожий на надгробие. На камне выбиты три стрелы, указывающие влево, вправо и вперёд (то есть вверх). И больше ничего.

Я поглядел поверх камня. Там, впереди, ветви деревьев прорастали через реальность и сон. Снова перевёл взгляд на камень, появилась ещё одна стрела, указывающая вниз. Интересно, что это означает - назад, или намекает, что мне лежать под этим камнем?

Теперь четыре стрелы были похожи на кнопки–указатели на клавиатуре.

— В любом случае, назад я не пойду, - сказал я. - А чем грозят остальные направления?

Голос утонул в коротком эхо, какое бывает между каменных стен школьных коридоров.

Потом раздался звук, который тоже ассоциировался у меня со школой - скрип мела по доске. На камне под стрелками появились белые линии, я узнал свой собственный почерк:

"Ты в самом деле ждёшь подсказки, куда тебе идти?"

— Ну и пофиг, - сказал я. Раздался шорох крыльев, и на камень сел ворон.

— А ты что мне скажешь, мудрый вран? - спросил я его.

— Серый, ты срочно мне нужен! - каркнула вещая птица. - Срочно!

Я удивился и проснулся.

— Что ещё? - буркнул, не сразу сообразив, что меня вызывают по радиосвязи. Нан резко села, вытянула руку, с тонких пальцев стекло призрачное сияние. Глаза моей эльфийки бликовали в полутьме.

— Что?.. - окончание фразы пропало в зевке. Была, наверное, серёдка ночи.

— Жасмин срочно вызывает, - ответил я, одеваясь. Нан выдала ещё один зевок и бодро вспорхнула с постели.

— Меня одного вызывает, - уточнил я, не попадая руками в рукава куртки. Нан даже не соизволила ответить, метнула рыжий взгляд.

— Доспехи одеваем?

Я задумался на секунду.

— Времени нет. Идём так. Нас достаточно много, а он один, невооружён и однорук, - я вообразил громадного Фридриха в окружении худосочных эльфов. Ох, не в пользу лесного народа складывается впечатление…

Нан убрала клинок в рукав, подхватила мультиган, первой вышла в дождь и швырнула с руки птицу. Совоястреб сорвался с её запястья и торопливо полетел через дождь, оставляя за собой синеватое быстро тающее свечение.

Как будто в ответ на её заклинание откуда‑то возникла синяя паутина, неприятно напомнившая мне время, когда мы с Нан удирали от эльфов. Впрочем, паутина сейчас ловила не нас. Её тонкие нити пронзали пространство, изгибались гигантскими дугами. Кажется, заклинание творила сама Жасмин - уж больно мастерски оно было выполнено, и ручьи, пересекающие территорию посёлка, почти не мешали.

— Этак она всех перебудит, - пробормотала Нан, наблюдая, как нити ныряют в листву, в стволы гигантских деревьев. Замирают там, обнаружив кого‑то… и всякий раз отпускают, убедившись, что привлекший внимание заклинания - не орк. Из лесных домиков высовывались заспанные встревоженные жители посёлка. Проснуться от касания магии не слишком приятно.

— Как насчёт заложников? - меня тревожило другое. - Если он догадается взять их, то… впрочем…

Мы переглянулись. Нан дёрнула плечами, орк тоже не показался ей способным на такое.

— Есть что‑нибудь? - поинтересовался я у Жасмин.

— Пока ничего, - ответила та не сразу, на контроль заклинания уходило немало сил. Кольцо нитей расширилось, сплелось и стало ещё больше похожим на фрагмент лазерного шоу. Красиво, блин. - Осматриваю окрестности.

Нити канули в темень. Вэйри тревожно переговаривались. Я какое‑то время думал, не рявкнуть ли на них, веля спрятаться, Нан сказала, что на такое предложение они скорее всего ответят тем, что вылезут ещё дальше, и опять уставилась в пространство.

— Ничего? - спросил я, когда девушка "вернулась". Нан замотала головой.

— Я спросила Жасмин, а та спросила компьютер Хидона. Моя птица облетела все места, где орк во время своих прогулок чаще всего оказывался.

— Угу. Ладно, тогда пойдём… хоть куда‑нибудь, - я тихо забранился. Как он вообще умудрился содрать ошейник? Все утверждали, что это невозможно.

— Кое‑что есть, - как будто в ответ на мой мысленный вопрос сказала Жасмин. - Вот.

И сбросила мне образ. Поисковые чары Архимага нашли следы магии, оставшиеся от разорванного ошейника.

Через несколько минут мы, стукаясь головами, стояли над самим ошейником. Я задрал голову, изучая кривой сучок у ствола дерева. Закрыл глаза, снова читая образ Жасмин. Да, скорее всего, именно так это и произошло.

Деревья посёлка податливы. Любой человек - ну, или эльф, орк, - с мало–мальски развитым воображением способен приказать фауне сплести тонкие прутья в виде корзины, вырастить деревянную ложку или… ветку–копьё.

Люди были под надзором компьютера посёлка. Интерес к ним вэйри же после первых дней плена постепенно угас.

18

И Фридрих выпросил у дерева кривой острый сучок, а потом взобрался на ветку повыше, запустил пальцы под ошейник и "повесился" зацепившись им за деревяшку. Будь ошейник попрочнее, орк бы действительно удавился на нём, но - повезло.

— Псих!.. - восторженно сказала Нан.

— В окрестностях посёлка его тоже нет, - Жасмин приняла доклад от своего заклинания. - Куда же он мог деться?

— Либо удрал уже за сторожевые ручьи, - сказал я, - либо забился куда‑нибудь под землю.

Жасмин присела на корточки, запустила пальцы в землю. Целую минуту молчала, потом качнула головой, - нет.

— Организуем погоню? - уныло спросил я, уже представив сумасшедшую ночную гонку по лесу. - Можно оплетаев привлечь. И для охраны оставшихся в посёлке тоже.

Жасмин задумчиво оглядела меня.

Ты тоже остаёшься. Извини, но быстро и бесшумно ходить по лесу ты так и не научился.

Я пожал плечами, признавая её правоту.

Мы чуть не поскандалили с Нан, пока Жасмин попросту не велела ей остаться тоже, мотивировав это тем, что и в посёлке должны быть опытные маги. Я перевёл дух - мне вовсе не хотелось, чтобы она шлялась в тёмном лесу в поисках чёрного орка.

Так что Нан дулась на мою опеку, на "предательницу" Жасмин, на подругу - Райо ушла с поисковиками.

— Пойду взгляну на тюрьму, - предложил я наконец. Нан отбуркнулась, но тоже пошла.

Здесь никто не озаботился попросить дерево вырастить светлячки, и они росли сами по себе, редко и как попало. Нан протянула руку:

— Ширак.

Сгусток света величиной с шарик для пинг–понга взмыл ввысь. Я проводил его взглядом… и подпрыгнул, хлопнул в ладоши, словно убивая комара. Свет разбрызгался и погас.

— Что?!. - воскликнула Нан.

— Т–с-с!.. Кажется, я знаю, где может быть наш беглец, - сказал я и перешёл на Тихую речь. Помнишь, ты сказала, что Фридрих не такой человек… орк, чтобы брать заложников?

Нан пожала плечами. Потом глаза её расширились. Поняла.

Так вот, он и не такой орк, чтобы бросать товарищей. Я думаю, что он просто вернулся к тюрьме!..

Девушка опасливо оглянулась, прядала ушами.

По–твоему, он где‑то здесь?

Она толкнула меня в грудь, и мы скрылись за изгибом торчащего корня. Нан зашевелила пальцами, глаза её закатились. Я ощутил мимолётное касание магии, поисковые нити срывались в темноту - не такие мощные, как заклинание Жасмин. Паутинки, невесомые и незаметные.

— Здесь, - пробормотала Нан, очнувшись. - Идём!..

— Куда?!.

Надо его остановить, пока он не…

Надо, - не стал спорить я. Но ты пойдёшь позади меня!..

Нан заворчала мысленно, однако спорить не стала. В моём сознании замелькали картинки, девушка передавала информацию, собранную её заклинанием. Раз, два… пять теплокровных. Трое в одной куче. Ещё двое отдельно, в стороне - это я с Нан. Вот это большое пятно, неторопливо крадущееся куда‑то - понятно, Фридрих отправился разведать дорогу.

Гм, а кто пятое маленькое пятно, с которым он как раз поравнялся?..

Мы сорвались с места.

Самое большое и самое малое пятно слились, потом малое упало и чуть потемнело. Я скрипнул зубами. Нан протянула руку, и в её ладонь упала лиана. Поставив ногу в петлю на конце живого каната, девушка вознеслась наверх.

Чернокожий стоял над кем‑то. Наклонился, отволок чуть в сторону и вернулся, негромко окликая оставшихся. Они пошли вперёд.

Кто‑то из людей задержался у тела, послышались голоса, что‑то похожее на стук деревяшки.

Что они делают?..

Фридрих стоял перед Мигелем, тот чуть слюной не брызгал, говоря яростным шёпотом. В руке у орка была сабля, падре воинственно потрясал дубинкой и явно намеревался раскроить голову лежащему… или лежащей. Чернокожий не позволял, воздевая своё оружие над бесчувственным телом. Чем и Марк притворялись, что спор их не касается, стояли в стороне и смотрели в темноту, переминались с ноги на ногу, как в очереди привокзального туалета.

В конце концов Мигель плюнул под ноги орку и пошёл вперёд.

Что‑то едва слышно пшикнуло, и падре удивлённо уставился на торчащую в груди стрелку. Икнул, сделал шаг назад, другой и повалился.

Фридрих с рёвом метнулся вперёд, замахиваясь саблей… нет, то был широкий ятаган, кривой меч с заточкой по внутренней стороне.

— Бегите!.. - прохрипел товарищам. Те не земедлили выполнить приказание, я выстрелил в упор. Фридрих даже не споткнулся. Выстрелить вторично я просто не успел.

Наши клинки скрестились, и шок от столкновения сотряс мои кости. Биомеч оказался вырван из рук чудовищной силы ударом - живой металл прорезал дерево и застрял. Ятаган тоже вылетел из лапищи орка. Чернокожий подпрыгнул и ударил меня ногой в грудь.

Меня унесло назад и припечатало в дерево. Сквозь искры в глазах разглядел, как в плечо Фридриха ударила стрелка с пёстрым оперением. Орк выдернул её, повернулся и исчез в темноте. Движения его не утратили точности и чёткости. Я лишь успел пальнуть ему вслед и, кажется, промахнулся.

Нан, мне показалось, спрыгнула вниз, на самом деле быстро скользнула по страхующей лиане. Склонилась над телом.

— Всё в порядке, оглушена, - устроила девушку поудобнее. - Это Ваэлли… или Вэллаи. Ну и везучая.

И перешла к падре Мигелю. До меня донеслось её сожаление - человек не загнал в падении стрелку себе в грудь, она попросту сломалась. Так что падре был жив.

Нан выстрелила ещё раз, то ли чтобы наркотический сон стал глубже, то ли просто из мстительности.

Уже знаю, - обрадовала Жасмин. Валья почувствовала, что с дочерью что‑то неладное. Возвращаюсь.

Мы устремились в погоню.

Я ожидал, что они заблудятся в живом посёлке, но Фридрих, видимо, заранее разведал все возможные пути отхода и теперь бежал, подгоняя своих "сокамерников". Те тяжело пыхтели, без них орк давным–давно скрылся бы.

Орла. Выдеру!.. - с ужасом сказала Нан.

— Прочь!.. - завопила вслух. Дорогу беглецам заступила маленькая фигурка.

Нашу ученицу тоже не взяли в ловитву, и она обиделась, мысленно закрылась от "плохих взрослых" - потому и не успели предупредить девчонку. Возможно, тоже что‑то поняла, возможно, оказалась здесь случайно или желая поиграть в детектива.

Вот и попалась.

Хотя кто тут попался, ещё вопрос. Девушка театральным жестом вскинула руки. Свистнуло, грохнуло, мостик через ручей воспарил ввысь и развалился на составляющие части.

Угу, типа это их задержит, подумал я. Орк обогнал растерянно замерших своих и вломился в воду с такой скоростью, что мне показалось, он пробежит по её поверхности.

Но вторая девушка, возникшая из‑за спины Орлы, махнула рукой, и водная твердь расступилась под орком. Он ухнул в глубину, вода соткалась в канаты, захлестнувшие его плечи. Вервия из воды попытались то ли удушить жертву, то ли утопить.

Люди растерянно толклись на берегу, но вот один из них - мальчишка Марк, понял я, - с криком бросился в воду, пытаясь руками оторвать прозрачные душащие щупальца от тела Фридриха. Как ни странно, это ему удалось, и двое кое‑как выбрались из ручья. Встали, шатаясь, оглушённые сумасшедшей борьбой. Девушки одновременно вскинули руки, град стрелок обрушился на человека и орка.

Марк рухнул как подкошенный, но Фридриха уколы сонного яда, напротив, как будто взбодрили.

Орк поднял голову.

Девушки завизжали.

Как раз в этот момент я настиг Чема, который так и топтался бестолково на другом берегу ручья, и коротким тычком уронил его на берег. Бросился в воду. Под ноги попадались какие‑то ветки, на поверхности воды плавал пепел.

Фридрих пошёл на девушек. Шаг. Другой. На третьем упал на колени. С усилием встал.

На четвётром шаге я обрушился ему на плечи. Удар, вырубивший Чема, его заставил лишь мотнуть головой, и я едва не улетел в ручей. В эту секунду набежавшая Нан коротко полоснула его по ноге.

19

И Фридрих свалился - чуть не на меня. Земля дрогнула. С трудом выскочив из‑под повершенного колосса, я ещё раз приложил его и принялся разглядывать орка.

Плохо.

Смазанная тень метнулась, я успел сделать шаг и перехватить, сцапать в охапку девушку, которая рвалась с ножом к телу орка.

— Пусти! - забилась Вэллаи. - Надо разрезать ему горло!..

— Успокойся, твоя сестра в порядке, она просто оглушена!.. - как‑то странно она сказала, именно "разрезать" горло, а не "перерезать".

— Стоит задержаться на секунду - и у него в объятиях уже другая девушка, - проворчала Нан, появляясь рядом. Она вернулась, вытащила Чема из ручья - я ударил его так неудачно, что он свалился лицом в воду.

Юная целительница затрепыхалась в моих объятиях.

— Я не собираюсь убивать. Но если я не рассеку ему горло, он умрёт.

— Что‑то я слабо… - начал я и всё‑таки отпустил, сбитый с толку. Девушка тут же склонилась над чернокожим, повернула его голову в сторону, выхватила нож и принялась ощупывать горло. Уверенно резанула. Фридрих булькнул кровью.

Тем временем очнулся Марк. И первое, что он увидел - как некая смутная тень перерезает горло его старшему товарищу.

Раздался низкий хрипящий рёв, подходящий орку, а не человеческому мальчишке, пришла волна силы - и отхлынула, когда заклинание скомкалось. А в следующий момент юношу захлестнула волна уже физическая, поднялась из ручья и ударила, поволокла за собой. У лица бабахнул небольшой огнешар, запущенный Орлой, и парнишка улетел в водоём.

— Тьфу ты!.. - целительница помотала головой. - Я из‑за этого придурка чуть не зарезала его!..

— Не зарезала же. Орла, достань придурка. Стой, я помогу. Он, оказывается, маг… - вместе с ученицей мы выволокли парня из ручья, положили набок. Нан по приказу юной целительницы срезала ветвь деревца, похожего на бамбук, я старался не смотреть, как девушка заправила деревянную трубку в горло чернокожему. Тот свистел, дёргался и брызгал тёмной кровью.

— Надо в "яйцо", - сказала целительница. - У него гортань раздавлена. Представления не имею, как он со всем этим ухитрялся бегать и драться. Крепкие твари орки. А потом ещё твой удар в шею…

Я молча пожал плечами. Впрочем, извинений она и не ожидала.

— Мама? - позвала, зажмурившись, пару секунд поговорила с Вальей, вскочила пружинисто: - Руби это, это и это, а я пока…

Мы соорудили раму носилок, целительница водрузила на неё тут же сплетённый из живых ветвей щит. Кое‑как подняв орка на носилки, мы двинулись к медотсеку.

К счастью, мои опасения, что Фридрих не влезет в "яйцо", не подтвердились. Мы кое‑как засунули его вовнутрь.

— Эй, а разве не нужна маска? - удивился я, глядя, как по приказу девушки крышка "яйца" закрывается, и громадное тело заливает розовая жидкость. - И трубку эту вытащить? И раздеть?

— Нужен он мне, раздевать его, - буркнула целительница, но смилостивилась и соизволила объяснить, что человек - или, в данном случае, орк, способен дышать в розовой регенерационной жидкости, а всё постороннее она растворит.

Фридрих дёрулся, когда жижа добралась до лица, распахнул глаза и врезал по крышке. Ну, силён, чёрт чёрный!.. "Яйцо" содрогнулось. Целительница торопливо положила руку на крышку, и орк отрубился, задышал ровно.

— Как будто всё в порядке, - сказала девушка.

— Хорошо. А я боялся, вдруг "яйцо" настроено лишь на ва… а–а-апчхи!.. вас, и не сможет повторить оркскую физиологию, - чуть не сказал "вашу физиологию".

— Ты чего чихаешь? - встревожилась целительница.

— Дык, ручей… - я вытер нос рукавом.

Девушка бесцеремонно взяла меня за подбородок, глянула в глаза, нахмурилась, потянула за нос.

— "Нет" на оба вопроса.

— На какие?

— Насморка у тебя не будет, во–первых. Во–вторых, мама уже проверяла насчёт… физиологии.

Нан хихикнула и скинула мне воспоминание.

Зрелище было то ещё. Две одинаковые юные эльфийки, одинаково отчаянно трусящие, и громадный орк, на две головы возвышающийся над ними. Нан подстраховывала, держа наготове стрелкомёт и лозу, близняшки изучили культю, взяли пробу крови из целой руки и удрали.

Потом Валья стряхнула взятую кровь в медсканер, и компьютер сообщил ей, что в случае чего он и орка соберёт заново.

Полюбовавшись, как жижа принялась растворять одежду Фридриха и трубку в его горле, мы отправились помогать остальным.

На следующий день люди очнулись почти одновременно. Мигель впал в истерику, Чем в апатию, а Марк, убедившись, что новые ошейники, не чета тем, которые разорвал Фридрих, всё так же не препятствуют им выходить из клеток, выскочил наружу и бухнулся на колени перед первым же попавшимся вэйри.

Это оказалась Вэллаи, которая пришла поглядеть на место, где она едва не погибла ночью. От испуга девушка активировала ошейник и слегка придушила парня, тот, весь в слезах и соплях, молил сообщить ему, что случилось с Фридрихом.

Вэллаи посоветовалась с матерью и сказала.

Итак, люди пребывали в плену, орк в "яйце", а вся верхушка посёлка Хидон в заботах и хлопотах. Я же счёл, что наша подготовка здорово хромает, и вместе с Нан принялся вдвое усерднее натаскивать народ. Пришлось вспомнить старые добрые выезды и военные игры, которыми Дед развлекал своё "стадо".

— Проверить снаряжение.

Я залюбовался представлением. Дайрим вроде бы сонно дёрнул плечами, тронул оружие, поправил плащ и через пару секунд доложил готовность. Остальные…

Райо попыталась заглянуть себе за спину, завертелась на месте, как собака, ловящая собственный хвост. Йурас обхлапывал свою одежду, словно человек, напряжённо вспоминающий - то ли он забыл мобильник дома, то ли его попятили карманники. Запутался в непривычном плаще, Орла бросилась его распутывать. В итоге её плащ каким‑то чудом оказался на парне, а его плащ связывал тинейджеров в странный узел. Парень, вместо того, чтобы пользоваться ситуацией, пытался деликатно отпихнуть Орлу. Девушка не отпихивалась, то ли не могла, то ли не хотела.

Я бы сказала, что верны оба предположения, - Нан вздохнула скорбно, взяла тинейджеров за плащи и ловко вытряхнула.

— Спасибо, - выдохнул полузадушенный Йурас. - Эти новые плащи… старые куда привычнее…

Он опоясался биоклинком, подцепив лозой плащ Орлы, ловко помог ей облачиться. Орла нырнула в одеяние, я заметил, как тонкие пальцы девушки мимоходом коснулись зелёной плети растения–оружия… случайно задела?.. или нарочно погладила?.. Йурас вздрогнул, словно его током ударило, выпрямился и закостенел памятником самому себе. Девушка натянула капюшон до самых ушей, которые пылали алым.

Нан что‑то сказала мысленно, я не уловил, что именно, но плечи девушки расправились, она смотрела со спокойным вызовом. Я мысленно потянулся к Йурасу, опасаясь ляпнуть чего‑нибудь лишнего, отправил одобрительную эмоцию, эквивалентную похлопыванию по плечу. Парень вроде бы отошёл от шока, но я прикинул, как бы половчей перехватить его, если он вдруг воспарит к небесам от великого "щастья".

О юные, сколь смешны ваши мечтания и томления, открытия и радости… и как они необходимы, как сладостны!..

Ты чего? - удивлённо спросил я Нан. Она улыбалась, любуясь "юными":

Цитата из "Бесед трёх женщин", - сказала девушка.

Забавно, я думал, что там только… всякое такое.

Да уж знаю я, как ты думал. А вот "юные"… не уверена я, что они вообще знают, о существовании этой книги.

Послушай, может быть, издать её широким тиражом? И подарить по комплекту Йурасу и Орле…

Ты что, серьёзно?

А почему бы и нет? Эти ваши магические кристаллы - они ведь не каждому по умению. Вообще‑то у меня сложилось впечатление, что ими пользуются только волшебники.

У вэйри нет печатного слова. И, кажется, нет необходимости в нём. Отправляя друг другу птиц, оставляя послания, вэйри пишут пальцем на воздухе. Учебники магии переписываются вручную на этом их жутком папирусе. Баллады, притчи и героические сказания учатся наизусть. Другие книги - их и книгами‑то нельзя назвать, - хранятся в памяти кристаллов, я так и не понял, магические ли эти штуковины или предметы высокой технологии… как там говорил Мигель - Наследие?

20

Общедоступность информации - одна из основ устройства справедливого общества, - сообщил я наставительно.

Фу на тебя с твоими продемократическими лозунгами. Говори, что ещё придумал.

Считаться с мнением окружающих необходимо. И поэтому следует проследить, чтобы это мнение совпадало с нашим.

— Серый, - жалобно произнесла Нан вслух. - Скажи, что ты шутишь!..

Со всех сторон на нас устремились вопросительные взгляды. Я сделал загадочную морду лица.

Новости и сплетни передаются здесь из уст в уста или через те же магические письма. Говорят о заседаниях совета, о новых открытиях, о путешествиях, о магии… Мы обеспечим вас полной информацией о том, что происходит… Хороший лозунг для газеты?.. - я уже видел печатный станок, вкусно пахнущую типографской краской шуршащую газету… проныр–журналистов, шныряющих в поисках жареной сенсации… папарацци, целящихся объективами фотокамер… тьфу–тьфу–тьфу, убереги нас Лес от этого!..

Для начала поставим сплетни себе на службу, а потом и до "Бесед трёх женщин" доберёмся! Массаракш, да что ко мне прицепились эти "Беседы", вот уж воистину, у кого что болит. В любом случае, здешний аналог "Камасутры" едва ли подходит на роль первой печатной книги… может быть, трактаты по волшебству, этакие покет–буки "магия для чайников"?

Но сначала - пресса!

Серый, я не успеваю за тобой!.. - Нан просматривала мои мысли. Скомпилировав и посадив на скрепку свои соображения, я скинул ей файл, девушка "зависла", просматривая.

— А знаешь, это не лишено смысла… - осеклась, с испугом уставилась на меня, уже зная, что я скажу дальше.

— Вот ты этим и займись!..

Дайрим сдержанно кашлянул. Я спохватился и торопливо изобразил вечную немоту. Волшебник объявил начало учений, и две команды торопливо разошлись, на ходу вооружаясь заклинаниями и облекаясь в чары.

Болтать вслух нельзя, по радио тоже нежелательно, но мыслить‑то никто не запретит. Радио, да… Почему бы, например, наряду с прессой нам не организовать постоянное радиовещание? Вести со всего света, музыка, политическое обозрение с Жасмин, дела армии с Дайримом, сплетни о звёздах… то бишь о магах Сером и Нан… Йурас и Орла будут диджеями, читать новости заставим… э–э-э…

Грома? - предложила Нан, подглядев мои мысли. Я радостно фыркнул. А что, голос у него сильный, выразительный…

Нет, до полноценных СМИ это общество ещё не доросло, - с сожалением вздохнул я.

И слава всем Дэвам!..

Дайрим приостановился и вскинул руку - внимание. Мы тут же разобрались по секторам, насторожённо поводя руками с надетыми стрелкомётами. Орла и Райо присели в центре, подняв руки, готовые к магической атаке.

Дальше, но тихо, - сказал наш командир. Мы осторожно пошли вперёд, я ощущал отзвук заклинаний, творимых Дайримом, но ничего не успевал разобрать. Мастер, что ни говори. Вот Нан, кажется, понимала.

Дайрим обернулся, нашёл взглядом Орлу, что‑то ей сказал. Девушка спала с лица - заметно даже под защищающей глаза маской, - подумала и кивнула. Зашевелила пальцами, творя… Огненную птицу?

Дайриму что, делать нечего? Конечно, это атакующее заклинание и разведчиком может быть, но всё‑таки не слишком ли круто?..

Нет, не слишком, - ответила Нан, снова быстрее меня схватив суть творимого заклинания. Птица, возникшая на ладони Орлы, была прозрачной, почти невидимой. Словно пламя на ярком свету.

— Поехали, - буркнула Орла по русски, запуская птицу в полёт. Не туда, где заклинания Дайрима обнаружили врага. В облёт. Нан перехватила зрительный канал птицы, я же не рискнул - в лучшем случае развалю тончайшее построение заклинания ученицы, и что тогда будет с моим авторитетом учителя?.. - потому просто аккуратно подключился к Нан, ловя её восприятие.

Птица летела через лес, облетала листву, не пронзая - этак можно выдать себя дымками и качанием ветвей. Забирала в тыл чужому отряду.

Семеро фигур в броне, с самострелами и лозами. Ищут нас. Ну–ну, ищите…

Дайрим подал ещё один безмолвный сигнал, мы рассредоточились. Кажется, я создавал больше шума, чем все остальные вместе взятые. Вэйри, индейцы чёртовы…

Встали удачно. Жертвы шли прямо на нас. Они, конечно, не знали пока, что они жертвы. Дайрим поглядел на Орлу. Ученица незряче смотрела перед собой, по её виску скатилась капелька пота, сухие губы чувственно приоткрылись, чуть изогнулись в улыбке. Ей трудно, но девушка предвкушает сюрприз команде противника.

Сейчас, одними губами произнёс Дайрим.

Орла дрогнула ресницами.

Гулкий хлопок заставил подскочить и кого‑то из нас. Орла отпустила заклинание, и оно взорвалось… безобидно, разве чуть листву опалив. Играющие против нас дружно обернулись, высматривая чужаков, кто‑то нетерпеливый принялся садить в белый свет как в копеечку, и хорошо, если просто из стрелкомёта - а то и заклинания стали метать…

Мы бросились вперёд.

Дальнейшее было лишь мельканием лиц, закрытых масками, азартными выкриками и хеканьем, да эхом заклинаний. Пока оказалось, что больше драться не с кем - "голубые", такие метки были на их доспехах, были повержены, "красные" победили.

— Вы победили, - сказала Валья, капитан чужой команды пыталась выбраться из куста, который упорно не отпускал.

По подсчётам очков, пятеро "голубых" оказались "мертвы", двое - в плену.

Из наших погиб только один, и ещё один оказался "серьёзно ранен".

— Как тебя угораздило? - Орла спрашивала вроде и с сочувствием, и с подковыркой, помогая сопернице–подруге выбраться из папоротников. Сама она замешкалась, что и понятно - после такого‑то заклинания, и явилась к шапочному разбору.

— Да вот так, - Райо пожимала плечами. - Нарвалась сама.

Она недовольно потёрла след от маркера, вполголоса забранилась - краска ещё не засохла и испачкала руку.

— Отличная работа, Орла, - сказал я, и ученица вовсе задрала нос. - Райо… - а эта нос повесила, - молодец. Сам погибай, а товарища выручай.

Древняя суворовская мудрость пришлась к месту. Девушка расцвела, поглядела на Йураса. Тот был мрачен - ещё бы, именно его, героя, "выручила" девчонка, подставившись под выстрел одной из близняшек.

— Разбор полётов? - спросила Валья, одновременно скидывая мне на имп свои соображения. Нан была согласна, что лучше сначала обсудить результат игры в узком кругу, а потом уж карать, хвалить и давать рекомендации.

Мы потихоньку двинулись назад - в запарке игры успели довольно далеко уйти от дома. Разбились на несколько групп, говорили, кто‑то свернул в сторону, сказав о кряканье уток, которое вроде услышал оттуда.

— Учитель.

От неожиданности я едва не взбежал по стволу дерева, ровно кот от собачьего гавка.

— Чуть заикой не оставила! Орла, не делай так больше!

Девушка, по уши довольная произведённым эффектом, неубедительно изобразила раскаяние.

— Впрочем, молодец, - буркнул я, восстановив равновесие и отдышавшись. - Не пропали даром уроки, - хотя как раз она могла меня поучить передвигаться бесшумно.

— Я хотела спросить.

— Валяй.

— А зачем всё это?

— Зачем - что?

— Тренировки, оружие, заклинания… вы к чему‑то готовитесь? - девушка затаила дыхание.

Я пожал плечами.

— Ты когда‑нибудь задумывалась, что там, за границей Леса? - махнул рукой куда‑то вдаль. Орла нахмурила брови.

— Лес велик… но не бесконечен, - Орла подскочила от неожиданности, так бесшумно подошла Нан. Я воздержался от шуток на эту тему.

— Враги приходят извне. И мы хотим выглянуть наружу и… - Нан сделала паузу, - …оглядеться.

На лице Орлы понемногу расцветала восторженная улыбка.

— Выйти из Леса… Когда? - жадно спросила она.

— Почему не сейчас? - предложил я. - В сезон дождей и нелюды сидят по домам.

21

— Да, зимой… а когда именно? - судя по виду девушки, она собиралась мчаться на край Леса прямо сейчас. - А меня возьмёте?

— Мы подумаем, - глаза Нан смеялись.

— Вы должны меня взять! - Орла взглянула, как шилом ткнула. - Если вы меня не возьмёте, это… это… Учитель должен всемерно содействовать духовному росту ученика!

— И ученик должен оказывать учителю всяческое почтение, - процитировал я. - Видимо, какие учителя, такое и почтение…

— До этого ещё не скоро, - сказала Нан. - Пока надо разобраться с некоторыми проблемами в Лесу.

— Ну хотя бы на них меня возьмёте? - взмолилась девчонка. Я и Нан весело переглянулись и кивнули. Орла не завизжала от восторга только потому, что у неё перехватило дыхание. А потом взяла своё сдержанность вэйри, девушка зашагала солидно - правда, зрелище портила улыбка от уха до уха.

Йурас кашлянул у плеча. Я с трудом удержал локоть, который сам дёрнулся на звук.

— А меня? - с трепетом в голосе осведомился юный волшебник. Он, кажется, так и не понял, что рисковал на несколько минут разучиться дышать. Мальчишка смотрел умоляющими глазами. Я поймал себя за язык, прежде чем осведомился, отпустит ли его мама.

Глава шестая. Практическая археология

Т-1 всё ещё покачивался при ходьбе, но стал гораздо ловчее, сильнее, в движениях добавилось уверенности и угловатой "роботической" пластики. Валья и Жасмин вложили в эту модель немало труда и вдохновения. Биоробот даже носил одежду - килт вокруг бёдер маскировал сложную работу суставов и мышц пояса, короткая туника скрывала проём в груди, где располагался "пламенный мотор" - реактор, работающий на биологическом топливе. Корни Т-1 пускать разучился и вообще не походил на оплетая.

Издалека его можно было даже принять за человека, если стоит, не двигаясь.

— Давай, хватайся, - велел я ему. Оплетай обратил ко мне гладкое лицо с четырьмя глазами и решёткой "говорилки", как это называла Валья. Немного подумал и взялся. Я примерился с другой стороны, с лёгкостью поднял, потоптался на месте, осваиваясь с условным грузом - длинной неуклюжей рамой. Мы прошлись туда, сюда, робот реагировал с запозданием, но в общем‑то довольно верно. По моей команде отпустил.

— Грузоподьёмность больше, чем у человека, - сказала Валья. - Управление - и ментально, и по радио, и просто голосом. Вот проходимость, к сожалению… по буреломам не пройдёт.

— Значит, надо старательней выбирать путь. Как у него с соображалкой?

— Вот именно так и есть. Сейчас он в автономном режиме, я отключила его от основного компьютера Хидона.

— Хорошо.

— Ещё шестеро будут скоро готовы. И механизмы тогда же, - Валья поколебалась. - Серый, ты уверен? Дэв может и не пустить тебя в свои земли.

Я пожал плечами - ну и что? В таком случае, у нас получится зряшная прогулка… и будет обидно, ну и фиг с ним. Хотя мне отчего‑то кажется, что Дэв пропустит. Не зря он показал мне и Нан тот самолёт, потерпевший крушение…

— Так прототип я забираю, - сказал я. - Пригодится, заодно и в деле проверю.

Валья поморщилась, махнула рукой. Я велел роботу идти за мной.

Летательный аппарат, в незапамятные времена рухнувший в Лес, покрылся ржой, плоскости поросли травой и молодым кустарником, но он всё ещё поражал ощущением механической мощи. Располагался он примерно в полудне ходьбы от Хидона.

Мы выстроились в отдалении, почтительно созерцая железного зверя, я пустил в ход магию, чтобы понять, был ли кто там внутри.

— Никого, - Нан занималась тем же самым. Либо аппарат был беспилотным, что вряд ли, учитывая его размеры и обводы, либо пилот катапультировался при падении… - И ничего.

Я подошёл, сдёрнул с крыла полог мха и дёрна. Сверкнул тусклый металл.

И мы занялись раскопками… или эксгумацией?.. Ведь самолёт‑то - явно тоже "био".

Через полчаса сняли зелень и слой земли.

Сигарообразный корпус летательного аппарата был в длину шагов пятнадцать, толщина в самом широком месте - метра два с половиной. Крылья смяты, изломаны, но если дорисовать… короткие, по сравнению с остальными пропорциями, от корпуса не больше четырёх метров.

— Красивый, - сказала вдруг Орла. Я удивлённо покосился на неё. Не ожидал, что девушка так отнесётся к изделию нелюдей.

— В самом деле, красивый, - сказала она. - В нём есть… соразмерность.

Остальные покивали, неохотно признавая. Инстинктивное ощущение гармонии, красоты мира, тайных взаимосвязей вещей, слов, поступков, событий лежит в основе интуитивной, неформальной магии. Не каждый из присутствующих был профессиональным магом, но мало–помалу колдовать умели все.

— Но это всё в смерти, - добавила Райо. Я и сам ощущал, что Упавший Дракон едва ли может быть нам полезен… но всё‑таки вытащил клинок и полез внутрь.

Металл неохотно поддавался сверхтонкому всережущему лезвию. Я начал вивисекцию с крыла, смятого и разорванного какой‑то чудовищной силой. Внутрь набилась земля, служившая прибежищем сонмам червей, личинок, жуков. Белесые корни норовили убраться из‑под клинка и брызгали едким соком, защищаясь.

В крыле я нашёл остатки механизмов. Биоткань, если она здесь использовалась, давно сгнила и истлела. Металлические детали распадались во прах. Более твёрдые детали ржавчина источила так, что нельзя было угадать их первоначальный облик.

Я грубо выкромсал несколько деталей, напоминающих оружие. Что‑то похожее на дуло пушки развалилось, едва я прикоснулся к нему. Решётку какого‑то излучателя можно было узнать лишь по еле земетным дорожкам ржавчины в земле вокруг. В торпедном канале, если это был он, гнездились многоножки.

Нан трудилась над другим крылом, я время от времени ходил посмотреть, как у неё дела. Остальные были на подхвате, стаскивали вырезанное, уворачивали в широкие свёртки, не давая вороху разрозненных деталей развалиться окончательно. Робот стоял столбом - я не решился доверить неуклюжему созданию хоть что‑нибудь.

— Райо права, здесь нечего ловить, - с огорчением признал я.

Увязав всё найденное в свёртки, мы вернулись в Хидон. Жасмин и Валья коршунами налетели на трофеи, но очень скоро их энтузиазм увял.

— Никуда не годится, - говорила Валья, созерцая в виртуале синего колодца очередной сожранный им предмет. Над поверхностью синей жидкости крутилось нечто неопознанное, похожее на застрявший в пробке сломанный штопор, если увеличить раз в дцать. - Деталь оружия. Это - часть поворотного механизма. Этот кусок был чем‑то вроде насоса, который обеспечивал приток нужных веществ к мускулам. То, что было живым, умерло и рассыпалось давным–давно. Сохранились некоторые разрозненные металлические и костяные детали. Самое толковое, что есть…

Она потянулась и взяла искореженный кусок металла. Бросила на дно синего колодца, и осколок немедленно стал растворяться.

— Броня, - именно фрагментами брони мы нагрузили Т-1, не доверив неуклюжему роботу хрупкие останки. Так хоть не впустую сходил. - Стальная и довольно странная. Пожалуй, доспехи и корпусы роботов стоит переделать…

— Упавший Дракон лежит рядом с Хидоном по меньшей мере несколько веков, - сказала задумчиво Жасмин. Она сидела здесь же, скрестив босые ноги в щиколотках, и нервно поглаживала татуировку импланта. - И никому из нас не пришло в голову выпотрошить его, чтобы посмотреть, как устроен этот зверь. Жаль, что нельзя полностью перетащить его.

Она вдруг прищёлкнула длинными пальцами.

— Хотя почему нельзя? Отправить оплетаев с молодёжью и теми, кто сам пожелает прогуляться, пусть таскают потихоньку, благо Дракон близко… - Жасмин переглянулась с Вальей. Та нахмурилась и тоже тронула метку от импа, что‑то подсчитывая. Кивнула.

— Отчего нет? Серый, тот Железный Человек…

— Лежит дальше. Зато сохранился получше, - сказал я. - Его оружие может и действовать.

Состроил хищную гримасу и потёр ладони, мол, дайте мне только дорваться до этого оружия.

22

— Такая мощь, - тихо сказала Жасмин. - Если обычные мультиганы, - её рука огладила воздух около бедра, плащ характерно топорщился, - могут такое, что ожидать от боевых машин?

Я неопределённо пожал плечами и принялся созывать свою команду. Пора было идти к Железному Человеку.

— Отвратительно, - пробормотал Дайрим, брезгливо созерцая.

Через два дня мы стояли у останков ещё одной боевой машины.

Она гляделась карикатурным подобием человека. Рост, прикинул я, около четырёх метров, вместо тела - кабина, вместо головы - полушарие диаметром с полметра. Утопая в земле под собственной тяжестью, боевой робот в последнем усилии тянулся куда‑то правой рукой, облепленной сухими растениями.

Я осторожно снял срезанный колпак кабины, положил на траву. В самой кабине свисали лохмотья сухих стеблей, панель управления сплошь поросла мхом.

Нан передёрнула плечами. Я знал, что она думает о первой нашей встрече с офицером Шедом Анрисом.

Водитель боевого робота оставил предсмертный образ в компьютере своей машины. При первой встрече с Железным Человеком мы прочитали его, услышав голос давно умершего человека, вскрыли кабину и увидели его самого. Высохший в мумию, он сидел в кресле, оплетённый серыми побегами, рассыпающимися в пыль от одного прикосновения.

Эти побеги были причиной его смерти. Красная Мокрица, страшное оружие древних. Мелкие как пыль семена липнут к коже, пускают корни, за несколько секунд прорастают в плоть человека, стоит вдохнуть - размножатся в лёгких, разрывая в клочья…

Мы достали пилота из вскрытой кабины и похоронили неподалёку. Потом я дал волю любопытству и внимательно, насколько мог, изучил боевую машину. Обстановка тогда не располагала к исследованиям. Во–первых, я был почти слеп и обходился глазами Нан, которая смотрела вместо меня, во–вторых, на хвосте у нас висели поисковые группы. Пришлось уходить, оставив на броне магический "маячок"…

Я разметал ветки, которыми тогда прикрыл вскрытые внутренности робота, осторожно подцепил пальцем эту пылающую каплю моей крови. Магия, замешанная на крови, очень эффективна, но может быть и опасна для своего творца. В любом случае, не стоит оставлять живую частичку себя вот так. Я шепнул заклинание и ощутил мгновенный укол боли, когда заклинание развеялось.

— Да, отвратительно, но Жасмин и Валья будут в восторге, - Дайрим, словно хищник, расхаживал вокруг, шевеля плечами и бросая алчные взгляды. - Хорошо сохранился, он ведь не столь старый, как Упавший Дракон?..

Я встал на колени перед вскрытой левой конечностью робота. Вот счетверённый пулемёт, патроны, впечатанные в пулемётную ленту. Из подающего механизма гранатомёта торчат головки гранат, похожие на чёрные яица в корзине. Одна граната лежит в сторонке, Йурас подобрал, повертел в руках.

— Интересно, что это такое? Похоже на жёлудь…

— Тихо положи на место, - сквозь зубы сказал я. Юноша удивлённо глянул на меня. Нан осторожно забрала у него "жёлудь" и положила на траву поодаль. Оплетай, следуя её приказу, взял гранату и спрятал куда‑то в своё нутро. Авось защитит, если вдруг рванёт.

Тонкий длинный стержень, оплетённый металлической решёткой, толстые провода к нему… неужели электричество? Если попробовать…

Нан аккуратно взрезала руку Железного Человека, примерилась и уверенным движением отсекла провода. Мы осторожно взялись и вытащили стержень из раскрытой руки, отложили в сторону. Оружие выглядело вполне рабочим.

Теперь пулемёт… я вырезал его вместе с механизмом верчения четырёх стволов, отделил ленту, завернул в ткань. Снял гранатомёт, вынул гранаты и отошёл в сторону, предоставив оплетаю перенести и сложить их в вырытую им же яму, осторожно закрыл листьями и присыпал землёй.

Нан тем временем вырезала обрезец иссохших мускулов, несколько пластинок брони с разных мест Железного Человека.

— И всё? - спросил Дайрим разочарованно. На время разборки я отогнал всех в сторону, не дозволяя поучаствовать - ещё уронят что‑нибудь или не за то схватятся. Так что всем досталось лишь по кусочку брони отрезать.

— Нас слишком мало, чтобы полностью его раздербанить. Может быть, потом вернёмся, прихватим гранаты и… - особенно меня интересовал двигатель этой штуковины. - Ладно, пора домой. Можете что‑нибудь взять на сувениры…

Йурас прошёлся перед Железным Человеком, помахивая биоклинком, ощупал плечи, коснулся колпака кабины. Лицо мальчишки страшно застыло, и Лес прорезал вопль ужаса и муки.

Я в прыжке сшиб его с ног, прижал к земле. Йураса колотила дрожь, он что‑то бормотал, клацая зубами.

— Я Шед Анрис… Я Шед Анрис… я пойман в ловушку… я умру… "Голиаф", кха–кха!..

— Ты не Шед Анрис! - я отвесил ему затрещину и заорал в ухо. - Ты Йурас Хидон! Очнись, парень!

Худое тело выгнулось дикой дугой, едва не сбросив меня. Потом Йурас обмяк. Я посмотрел в его глаза - широко открытые и полные слёз.

— Ты живой? - спросил.

Он кивнул неуверенно.

— Кто ты?

— Я… Я Йурас… - неуверенно сообщил он. - А Шед Анрис… он был убит Красной Мокрицей…

Он схватился за голову:

— Не хочу видеть!

Что‑то тихо пшикнуло рядом, словно ингалятор сработал, и Йурас обмяк, глаза его закатились. Я поднял взгляд, дуло стрелкомёта на запястье Нан, казалось, смотрело прямо на меня.

- …Не лучшее решение, - сказал нервно Дайрим.

— Придумывать что‑то ещё не было времени, - Нан виновато пожала плечами.

— Заклинанием… - начал Дайрим.

— Он волшебник, для своих лет неслабый, мог бы привычно воспротивиться. А чтобы обратить действие яда, надо сосредоточиться, - Нан посмотрела на Йураса. - Когда он очнётся, я перед ним извинюсь.

— Или он тебя поблагодарит, - сказал я.

Нан принялась объяснять остальным, которые мало что поняли. Я и сам не знал, каким образом сохраняется информация в таких устройствах. В машине был некий блок, "чёрный ящик", записавший последние минуты пилота. Не просто видео–аудио. Читающему "чёрный ящик" казалось, что он сам - этот погибший пилот. Йурас ненароком активировал воспроизведение, и устройство передало ему всю полноту чувств умирающего.

— Ну, и пришлось… - она наклонилась, выдёргивая стрелку из плеча Йураса.

Дайрим тронул колпак кабины, глаза его закатились.

— Адаптированную!.. - торопливо сказал я. Дайрим какое‑то время читал последнюю запись пилота машины.

— Да, страшно. И в урезанном виде тоже, - сейчас в его ушах звучали последние слова человека, погибшего много веков назад. Дайрим сипло задышал через зубы, кашлянул - может быть, ему казалось, что Красная Мокрица рвёт его собственные лёгкие.

— Ну и ну, - сказал он. - Этак можно седым раньше времени стать…

Он запнулся и бросил на меня косой взгляд, я с усмешкой провёл рукой по своим пегим волосам:

— Тут другое…

Остальные поочерёдно притронулись, словно воздавая должное погибшему.

— Да, - вздохнула Райо, покрутила головой. - Нехорошая смерть, и врагу не пожелаешь.

Дайрим колдовал над Йурасом. Парень открыл глаза как раз тогда, когда Орла собиралась прикоснуться. С воплем ужаса он подскочил, собираясь её перехватить, но получилось, что их руки одновремненно прикоснулись к гладкому пластику.

И кто‑то из них снова запустил полную запись.

Теперь стрелять не понадобилось. То ли воздействие разделилось надвое, то ли подростки каким‑то образом поддержали друг друга.

— Лес всесущий, - сказала Орла, по её щекам текли слёзы. Йурас кривился и мотал головой, девушка приникла к нему. Он бездумно обнял, опомнился и отстранился неловко.

…Распределили груз. Излучатель весил порядка сорока килограммов, его тащили три оплетая, Т-1 и две старых модели. Пулемёт - за двадцать, не тяжелее добротно собранного рюкзака, я приторочил его к своей спине и демонстрировал невиданную выносливость для вэйри, привыкших подолгу ходить по Лесу - но налегке. Йурас и Райо пёрли гранатомёт. Нан и Орла тащили образцы - кусочки брони, срезанной с разных мест, высохшие мускулы, образцы проводов, то, что я назвал бы электронными схемами и чипами. В стороне ото всех держались два оплетая, несущие каждый по гранате.

23

Мы перекусили и собрались в обратний путь. Все были молчаливы - ещё бы, в походе не очень‑то поболтаешь, - и задумчивы. Вэйри одолевали непривычные мысли.

Добро пожаловать в цветной мир… в мир, который не делится только на чёрное и белое.

С погодой повезло. Все дни путешествия случались лишь краткие ливни. Тоже мало приятного, зато не было нудных, выматывающих душу многодневных моросливых дождей.

К посёлку подошли глубокой ночью.

— Стоп, - скомандовал я у пограничного ручья. - Не туда. Надо на Полигон.

— За–а-а–чем? - Орла едва не вывихнула челюсть в могучей зевоте.

— А затем, что мы не знаем, что несём. Вдруг что‑нибудь опасное?

— Наверняка, - пробормотала Райо, клюя носом. Йурас спотыкался и шёл едва ли не наощупь.

— Можете идти спать, - сказал я. - Только груз передайте кому‑нибудь.

Девушки и парень тут же состроили бодрые физиономии и возымели желание идти за нами хоть до самих степей.

— Ловлю на слове, - буркнул я.

Напускная бодрость на лицах детей сменилась настоящим изумлением.

— Вы… в степь? - спросила, заикаясь, Орла.

— Не сегодня, - ответил я. - Откуда вы знаете? Мы же велели молчать!..

Подростки переглянулись и замотали головами.

— Мы и не знали! Это присловье такое!

— Присловье, значит, - пробормотал я. - Ты вот что… забудьте этот разговор.

— Уже забыли, - торопливо сказала Орла. - Я ведь иду с вами?

— Я и не слышала, - заверила Райо, - вам ведь понадобятся люди?

— Конечно, - воскликнул Йурас, - но только если…

Они переглянулись растерянно. Я засмеялся.

— Посмотрим на ваше поведение… тьфу ты, на ваши успехи в учёбе.

Валья и Жасмин вышли нам навстречу - то ли засиделись, решая какую‑нибудь маготехническую задачу, то ли вовсе ночевали на Полигоне.

— Что же не позвонили? - спросила Архимаг.

— Не хотели будить, - ответил Дайрим.

— Мы не спали, - женщины переглянулись. Ага, значит, не со сна они такие румяные.

Дайрим тоже понял намёк. И обиделся ещё больше, когда обе промчались мимо него, целясь на нашу добычу. Я насилу смог втолковать им о возможной опасности образцов, Валья и Жасмин отступились неохотно.

Орла, давясь зевками, - вот ведь заразительная штука, - предложила всем не тащиться в посёлок посреди ночи. Предложение было принято с энтузиазмом.

Нан что‑то просемафорила Валье, целительница глянула на Дайрима, который дулся ну совершенно как мальчишка. Аккуратно подхватила под локоть.

— Пойдём, расскажешь мне всё. Жасмин, ты идёшь? - Архимаг кивнула. - Значит, нам расскажешь.

Жасмин что‑то заподозрила, но Валья не дала ей передумать, увлекая подругу и волшебника за собой

Нан тихо засмеялась растерянному виду Архимага.

По грехам и расплата, назначаю тебя офицером, ответственным за психологический климат в отряде.

— Чего?.. - возмутилась Нан громко.

— А что? У тебя неплохо получается.

— Ну… - Нан подумала. - Хорошо. Только имей в виду, мои рекомендации обязательны к исполнению и тебе. Надо будет поговорить с кем‑нибудь, объяснить или даже исповедь принять - ты сделаешь.

Меня аж передёрнуло от такой перспективы, Нан застряла у двери нашей квартирки на Полигоне, ждала ответа, и я неохотно кивнул. Вернулся мыслями к ушедшей троице. Воображение живо нарисовало несколько картинок. Нет, всё же интересные у них отношения.

— У нас отношения, Серый, у вэйри. И ничего такого в этом нет, - отозвалась Нан, снимая оружие и одежду. Мои мысли щёлкнули и переключились на отношения.

— Кстати, док… - начал жалобно. - А вы не порекомендуете мне, как расслабиться после долгого путешествия?

Нан засмеялась от неожиданности.

— Серый, мы устали… - легко качнула станом, увёртываясь, встала вполоборота, тонкая, изящная. Я развернулся, нарочито ссутулив плечи, глядел исподлобья и разве что слюну не пускал.

— Не настолько, чтобы не принимать во внимание отношения.

Она ещё несколько раз увёртывалась, потом я настиг, и мы стояли, целуясь. Я попытался вообразить себя с другой.

Мне кажется, что поздно - Орлу ты уже упустил, - заявила девушка и мстительно укусила за губу.

— Это была мысль для внутреннего употребления!.. - возмутился я, размыкая объятия, чтобы она не уловила ещё чего не надо. - И при чём тут Орла!.. я никогда… и вообще!.. я не её имел в виду. А перспективу.

— Ну и как перспективу зовут? - мы поменялись местами, теперь преследовала она. Поймала, коготки вцепились в моё ухо. - На Райо засмотрелся? На одну из близняшек, или нет - на двух!.. даже на всех трёх, я угадала?..

Ври сколько угодно, что ты ничего особенного не находишь в принятом у твоего народа многожёнстве, но я‑то чую ревность.

Это другое, - сказала Нан. Вот Орлу я бы не ревновала. Почти.

Ладно, давай договоримся так - вторую жену, коли уж это так необходимо, ты выберешь мне сама, - я постарался ухмыльнуться как можно более плотоядно и порочно. Девушка ткнула кулаком в бок, мы повалились на кровать, целуясь…

— Ловлю на слове, - прошептала Нан, когда мы уже засыпали.

Перед восходом погода испортилась. Я слушал шёпот дождя по крыше и ждал, пока проснётся Нан.

— А я уже не сплю, - сообщила она. Помолчала, - мне твоя Юля снилась.

Я показывал Нан картинки моей памяти, и мою бывшую девушку она видела не раз.

— Опять ревнуешь меня к прошлому? - спросил я, обнимая. Нахмурился. Кажется, в глагол было вложено какое‑то особое значение. - Снилась? Думаешь, что это был прямой сон?

— Не знаю, - Нан пожала плечами. - До сих пор прямые сны бывали только между мной и тобой.

— Но Джулия тебе совсем незнакомый человек…

— Зато тебе знакомый. Возможно, этого достаточно, - Нан помрачнела. Точно ревнует. - Она что‑то говорила. Но я не расслышала…

Девушка не отозвалась на ласку, встала.

— Пора, Серый.

Я с неохотой поднялся, вооружился, и мы вышли. На Полигоне был только дождь.

— Можно было бы ещё поваляться, вряд ли Архимаг и остальные встанут сегодня рано.

— Ну, не знаю… - Нан сбросила мне фотографию, акцентируя внимание на том, что Жасмин всё же держалась поодаль от подруги и мужчины. - Мне кажется, что они ещё не совсем.

— Но ведь они ночевали вместе в одной квартире, - недоумённо сказал я. Мы вошли под сень дерева с густой кроной, дождя здесь не было, лишь редкие тяжёлые капли падали на землю.

— Именно что ночевали, - сказала Нан. - Наверное, в самом деле беседовали о путешествии, а потом просто спали рядом друг с другом.

— Вот это, по мне, и есть самое настоящее извращение… - я споткнулся и остановился, увидев над собой Жасмин. Архимаг сидела на ветке и, судя по отстранённому виду, общалась с имплантом. Я принялся краснеть… и облегчённо выдохнул, приняв от Нан мысль. Оказывается, разговаривали мы на русском, которого Жасмин, конечно, не знала.

— Доброе утро, - сообщила, с насмешкой поглядывая на нас сверху. Просекла? Не поняла, но что‑то почувствовала, она же телепат не из последних… Нан потупилась.

— А ты рано проснулась, - сказала девушка.

— Даже позавтракать не успела, - ответила Жасмин.

При мысли о еде я захлебнулся слюной. Живот одобрительно забурчал.

— Тупица! - окликнула Жасмин биоробота. - Наши подопечные умирают с голоду.

Т-1 подошёл, поклонился и затоптался на месте. Приказа во фразе не было, а логически мыслить оплетай ещё не умел.

— Чего пялишься? - не выдержала Жасмин. - Мяса, хлеба, тащи всего!

Т-1 козырнул, повернулся и ушёл.

— Я снова отключила его от компьютера Хидона, - поведала Архимаг. - Пусть набирается опыта. Конечно, сейчас он полностью отвечает именованию модели, сам думать не умеет…

— Всё равно вы неплохо потрудились над ним, - сказала Нан. - По сравнению с обычными "Основами" он… ну, как это дерево рядом с былинкой.

24

— Да, он неплох, - с достоинством отозвалась Жасмин. - Впрочем, тут заслуга скорее Вальи. Я если что и делала, то программировала.

— Доброе утро!.. - прозвенел голос Орлы. Она под ручку с Йурасом показалась из‑за кустов.

Однако!.. - я почувствовал, что всё же ревную. Стоило сказать "да" мне или Нан, и Орла была бы моей… нашей?..

Насчёт Вальи–Дайрима–Жасмин ничего не знаю, но тут, мне кажется, невооружённым взором видно, что детишки - всё ещё детишки. Никакого "однако" не было. Дальше прогулок под ручку и моральных терзаний - не позволили мы себе лишнего, и не позволить ли ещё чего‑нибудь? - у них, будь уверен, не дошло. Йурас, конечно, парень видный, но по сравнению с тобой проигрывает. Так что, если хочешь…

Не хочу!.. и перестань сватать мне собственную ученицу. Она заслуживает большего, чем быть чьей‑то второй женой. А парень, кажется, в неё искренне влюблён.

В этом возрасте искренние влюблённости случаются на каждый второй день. Ну ладно, как скажешь. Однако не забывай своих ночных слов!..

Уточнить, о чём речь, я не успел. Детишки вдруг обнаружили, что здесь ещё и Жасмин, восседающая на дереве, остановились как вкопанные, судорожно расцепились и принялись краснеть. Архимаг с некоторой ревностью оглядела сына и его "возможную", холодно усмехнулась и перевела взгляд на Тупицу, который топал следом.

Оплетай своеобразно понял приказ "тащи всего" и, видимо, полностью опустошил кладовую Полигона.

— Тащи обратно, - предложил я.

— Не надо, - сказала Жасмин. - Сейчас проснётся народ и всё как есть подметёт… надо снова таскать из посёлка припасы.

Я в этот момент как раз вцепился зубами в мясо и замычал удивлённо.

— Прожуй, потом говори.

Я не последовал совету, заговорив через радио:

У вас здесь тренируется прорва народа… вот пусть в тренировки включат и пересаживание плодовых деревьев и древесных грибов, и охоту. Денёк–другой, и погреба снова будут полны.

Детишки разморозились, соорудили себе по паре бутербродов и старательно зажевали. Мой имп дал сигнал - тепловые датчики зафиксировали ещё кого‑то рядом. Жасмин махнула рукой зарослям на краю полосы препятствий, и через мгновение оттуда показались две гротескные фигуры.

Я чуть за мультиган не схватился, Нан зажгла огни на пальцах.

— Это всего лишь одна из моделей доспехов, - Жасмин явно забавлялась нашей реакцией. Один из одоспешенных снял шлем, явив лицо.

— Уф!.. - выдохнул Дайрим. - Тяжёлые, мрэк их грызи!

— Да уж, - согласилась Валья, усаживаясь - скорее падая. - Кажется, на этот раз я сама себя перемудрила. Сталь - хорошо. Но много стали - плохо!..

Я посмеялся. Нан подогрела на заклинании, которое всё ещё удерживала в ладони, плод хлебного дерева, перекинула им. Дайрим кромсал мясо, Валья и Жасмин обменивались словесными шпильками, как девчонки.

— Восславим мудрых вождей наших, что провели нас тайными тропами земными и водными…

Я чуть не подавился куском, который жевал.

— Райо, ты чего? - испуганно спросила Орла. Девушка подошла к нам, сосредоточенно бормоча себе под нос и возводя очи горе.

- …Шли неутомимо… - говорила даже с подвыванием, - плыли неустрашимо…

— Это где мы плыли? - удивилась Нан.

— А тот ручей не считается разве? - ответила Райо своим обычным голосом и продолжила потусторонним. - Много трудностей преодолели, и получили трофеи могущественные и опасные… Опасные ведь?..

— Да, - кивнула Валья, переглядываясь со мной. - Вот только с чего ты заговорила таким слогом?

— Ну как же!.. - девушка сделала большие глаза. - Я придумываю текст для легенды! Если вы собрались вести хроники, то их нужно писать только так!..

Кажется, первый журналист у нас уже есть, - сказала Нан.

Тут скорее летописец…

— Какие ещё хроники? - поинтересовалась вслух.

— Ну, мы же герои? - Райо обвела всех наивным взглядом. - И про нас обязательно напишут!.. вот мы же и напишем.

Все переглянулись и захихикали. Райо с оскорблённым видом непонятого героя уселась с нами и в качестве компенсации утащила самый большой кус.

А детишки‑то размораживаются!.. - хихикнула Нан.

Да, пожалуй… Вот ты, как штатный психолог, и следи за тем, чтобы они не разморозились слишком уж.

Звезда была большой - почти сто шагов в поперечнике. Её образовывали канавки, прорезанные в земле и заполненные толчёной корой, цветными камешками и резными кусочками кости. По углам магической фигуры разместились плетёные деревянные щиты, корзины с землёй и камнями. Магия пропитывала каждый квадратный сантиметр пространства. Чары от огня, взрыва и удара. Всё это было предназначено для того, чтобы принесённое нами добро не покалечило кого, буде бабахнет.

Свидетели укрылись в небольшом окопчике.

Я не смог убедить Жасмин доверить мне разборку боеприпасов. Архимаг в ультимативной форме сообщила, что собирается заняться этим сама.

Хорошо хоть, не лично.

В звезде возился Т-1. Женщина подключилась к его нервной системе и как будто сама сейчас орудовала там. Чары скверно воздействовали на "робота–сапёра", создавая помехи в управлении, он спотыкался и дёргался, заставляя Жасмин яростно шипеть и вполголоса браниться.

— Так, это мы растворять не будем, - прошептала. Три обычных оплетая, ждущих у границ звезды, проковыляли и забрали предмет, сочтённый безопасным. Жасмин подняла голову, Йурас встрепенулся, какое‑то время слушал Тихую Речь матери, потом что‑то хотел возразить… Архимаг нетерпеливым жестом велела ему исполнять. Парень понуро ушёл вслед за оплетаями, забрав с собой близнецов. Райо и Орла ревниво поглядели вослед, но их внимание скоро вернулось к звезде, где управляемый Архимагом робот разбирался с гранатомётом.

Который также был признан безопасным и унесён. Жасмин занялась чёрным яйцом гранаты.

Тут‑то это и случилось.

Гулко хлопнуло. Чары предотвратили разлёт осколков, но нас всё равно шатнуло и оглушило. Оторванная рука биоробота высоко взлетела, помутнели магические щиты, принимая удар, стены из плетёных щитов и земли дрогнули.

Жасмин вскрикнула и забилась. Валья и Дайрим бросились к ней и с треском столкнулись лбами.

— Я ф подятке, - сказала гнусаво Архимаг, тронула нос и удивлённо посмотрела на окровавленные пальцы. - В порядке, говорю, просто слишком плотно к нему подключилась, вот и досталось рикошетом…

Она покрутила головой и тут же перекосила лицо в болезненной гримасе.

— Не знаю, - сказала Валья резко, - чего тебе там досталось, но…

Она полезла в пояс и достала цилиндрик одноразового инъектора. Жасмин дёрнулась было, но Дайрим и не подумал её отпускать. Архимаг смирилась и подставила плечо.

Прибежал перепуганный Йурас с близняшками.

— Мама!..

— Со мной всё нормально.

— Будет, когда она отоспится, - сказала целительница, отбрасывая второй смятый "шприц–тюбик".

Жасмин виновато улыбнулась сыну - так не похожая на жёсткую волшебницу, немногим ранее приказывающую ему.

— Посплю, и пройдёт. Ты сделаешь для той поры?

— Сделаю, конечно!.. - воскликнул парень.

— Кого‑нибудь ещё зацепило? - Валья оглядела нас. Все были в порядке.

— Кроме Тупицы, никого.

— Валья, позаботься о нём, - велела Жасмин. - Я чую, что он жив.

— Надо же, - изумилась женщина, вытянула голову, заглядывая в звезду. Т-1 вяло возился, отброшенный в сторону. Женщина даже возгордилась. - Экое прочное диво я сотворила. Хорошо, восстановлю. И даже крепче сделаю. Это людям сталь тяжела, а искусственным мускулам всё равно, только подзаряжай вовремя да биотопливо не забывай подсыпать в реактор…

Дайрим унёс пострадавшего Архимага. Валья же уставилась на меня, я ожидал упрёков, но она вместо этого благодарно кивнула.

— Пожалуйста. А за что?

— Ты же настоял на защите. Мы думали, ты преувеличиваешь.

25

— Лучше перебдеть, чем недобдеть, - бросил я присловье Деда.

— Это да, - Валья помолчала. - Она ведь собиралась лично полезть… как подумаю, что могла…

Целительница помотала головой. Мы заговорили о чём‑то, давая время прийти в себя.

Прежде чем отрубиться, Жасмин строго–настрого велела всем не плясать вокруг её бесчувственной тушки, а продолжать заниматься делом. Орла отправила птицу, которая притащила оторванную руку "минёра", а я и Дайрим потащили его самого за Вальей к технологическому отсеку.

Там я малость подзавис, пялясь на стены. Да, были биотехнологии во времена оны… А сейчас, похоже, Валья начинает новый виток их гонки.

Пещера в корнях дерева изрядно расширилась. Валья застроила всё свободное пространство невероятными штуковинами самых разных форм, цветов и размеров. Гигантские чаши с синей жидкостью, столы, поверхность которых волнообразно колебалась, светящиеся кристаллы, вставленные в стены… И ёмкости, закрытые плёнкой - в них, казалось, пульсировала недобрая жизнь. Открытые выглядели как яйца пришельца, из которых уже вылупились мелкие шустрые твари, только и ждущие, чтобы напрыгнуть из‑за угла… Мы словно пробирались через внутренние органы какого‑то чудовища.

В пещере стоял резкий запах брожения. Валья поморщилась, махнула рукой, за стеной что‑то забулькало, и вонять стало меньше.

— Так, - довольно протянула женщина.

— Вэй Валья? - спросил знакомый голос, от которого я схватился за кобуру мультигана, а Нан выбросила из рукава клинок.

— Вэй Дарел, что вы здесь делаете? - целительница недовольно покосилась на нас.

— Очередная партия, - поведал мужчина, появляясь из‑за рядов капсул. И тоже застыл. Спохватился, чуть поклонился Валье.

За ним следовали три оплетая. Они были вооружены чем‑то вроде топориков.

— Ещё пара ходок, и Упавший Дракон будет разобран полностью, - сказал Дарел. Валья сбросила мне на имп короткое пояснение - он вызвался ходить с прочими отрядами, что в компании оплетаев доламывают останки разбитого самолёта.

— Кгхм!.. - сказал я. - Вэй Дарел.

— Вэй Серый?.. - мужчина вскинул было глаза и тут же снова опустил.

— Рекомендую вам - и вообще всем людям держаться подальше, когда оплетаи разделывают Дракона. Артефакты древности бывают опасны. У нас на Полигоне только что граната взорвалась.

— Никто не пострадал? - Дарел встревоженно уставился на дочь. Та по–прежнему смотрела в пол.

— Пострадали, но несильно. В общем, будьте осторожны, - я чуть посторонился, давая понять, что он может уже выметаться отсюда. Дарел спохватился и кивнул, пробормотал какие‑то благодарности.

— Вэй Серый, - сказал Дарел негромко, поравнявшись со мной. - Я могу поговорить с вашей ученицей?

Это зависит от того, захочет ли дочь говорить с тобой… - вслух я этого не произнёс, сделал разрешающий жест.

— Девочка, - начал Дарел, кажется, он даже протянул руку. Орла всхлипнула, замотала головой и выскочила вон.

Я пожал плечами. Дарел ссутулился и прошёл мимо неуклюжей походкой, за ним гуськом потянулись биороботы. Сейчас отец Орлы казался малоотличимым от них самих.

Он вышел. Мы переглянулись. Глаза Вальи и Дайрима были бесстрастны, Нан нервно шевелила пальцами, отчего кончик её биомеча высовывался из рукава и снова прятался. Я указал глазами, девушка сквозь зубы ругнулась по–русски, опустила руку, убрав клинок.

— Займёмся делом, - сказала.

По знаку Вальи мы окунули беднягу Тупицу в синий колодец. Вопреки моему ожиданию, он не стал немедленно растворяться. Сквозь густую синюю жидкость было видно, что облачка мути взвихрились у опалённых и поломанных частей робота. Остальное осталось в неприкосновенности. Единственный уцелевший глаз Т-1 мягко светился из‑под поверхности жижи.

— Всё равно, что "яйцо", - сказала Нан, вспоминая наше недавнее посещение медотсека. - Бр–р-р!..

— Да, определённое сходство есть, - Валья кивнула. - Пойдёмте‑ка глянем, что там притащили наши добытчики.

Добыча была не бог весть какая, осколки, ржавчина пополам с землёй - всё это было уложено в сумки из прозрачного материала. Валья поворошила их, высыпала горсть мусора в колодец. Чешуйки ржавчины растворялись, я заметил, что облачка мути, расправившиеся с ними, устремлялись к костям робота и впитывались в конечности. Невольно подумалось о нанотехнологиях.

Йурас создал требуемое Архимагу довольно быстро. Валья так ему и сказала, парень смущённо пожал плечами:

— Мне все помогали, близнецы, Орла и Райо.

Нан явно прикусила комментарии, которые просились на язык, лишь поглядела с иронией. Я же разглядывал сооружение.

Оно было похоже на большую механическую лапу, обладающую несколькими степенями свободы и ездящую на подобии деревянных рельс. Я не сразу сообразил, что в этой штуке предполагалось крепить излучатель Железного Человека. Из кроны дерева свисали толстые "электролинии".

Жасмин проснулась хмурая и сонная, обозрела устройство, скупо похвалила сына и кликнула оплетаев. Те притащили излучатель, мы установили его в "лапу".

— Если я всё правильно поняла, то… - Жасмин нахмурилась, и полосатые лианы чуть подросли. - Так, так…

Она сделала жест, и энергопроводы приросли к излучателю.

— Все в окоп, - велела Архимаг, сама пряталась последней, натянула на голову защитный шлем и явно собралась высунуть глупую голову… Дайрим нажал на её плечи, заставляя укрыться. Валья шевелила пальцами, сплетая потоки сил, и посреди довольно просторного окопа возник магический экран, показывающий нелепое устройство.

Манипулятор помахал излучателем, уставился в сторону. Энергопроводы загудели.

А потом что‑то случилось с миром. Он вдруг стал беззвучным.

Я досчитал до трёх, убедился, что излучатель не собирается взрываться, и осторожно высунулся.

Дерево было здоровущее. В полсотни метров высотой, широкое у основания - трое человек, взявшись за руки, обхватят.

В дымящуюся сквозную дыру в нём можно было просунуть руку. Луч, казалось, не потерял в энергии, прошёл дальше, к небу, рубил ветки, сносил мелкие деревья, они висли на ветвях и лианах…

Дайрим зарычал, и я порадовался, что слух возвращается. Волшебник, ругаясь, срывал маску с Жасмин, Архимаг болезненно моргала, глаза - красные от воспалённых сосудиков.

— Высунулась раньше времени!.. - докончила Валья пассаж о том, что у простреленного дерева больше мозгов, чем у подруги.

— Я не видела выстрела, - сказала Жасмин. - Но глаза отчего‑то болят. Серый?

— Мне‑то откуда знать, почему так? - я с опаской посмотрел на излучатель. У того вокруг решётчатого жала дула вился горячий воздух. Слышалось потрескивание.

— Остынет - снимем, - сказала Жасмин, она рискнула вылезти из окопа и явно собиралась подойти к оружию. - А там посмотрим…

Я прищёлкнул пальцами.

— Ну и дурак, - сообщил самому себе. - Там ведь система охлаждения была!..

— Что?

— В руке той машины!.. Специальные остужательные штуковины!.. Судя по всему, они были полностью на биологической основе, и осталась от них только труха да несколько трубок.

— Угу, - пробормотала Жасмин, переглянулась с Вальей. - Скидывай.

Я восстановил в памяти весь процесс вскрытия манипулятора "Голиафа" и сбросил на имп Жасмин. Архимаг опять угукнула и побрела куда‑то в пространство, Валья и Дайрим со сноровкой схватили женщину за плечи и развернули в другую сторону - она даже не очнулась.

— Так, так… Так? Нет, не так, - бормотала, что‑то вычисляя на своём биокомпьютере. - А если вот этак?..

Оставшиеся у окопа переглянулись и только головами покачали.

Глава седьмая. Сломанные крылья

Нас разбудил телефонный звонок. Вернее, разбудил он меня, и я потом растолкал Нан, как ни жалко было её будить. Та неодобрительно поворчала, глядя за окно, где чернильная тьма ночи Леса чуть разбавилась посветлевшим востоком.

26

— Ладно, сейчас будем, - сказала. Одевшись и прихватив с собой доспехи и оружие, мы спустились вниз и направились к купальне.

Подсвеченный светлячками туман тяжело струился около ручья. Пройдя через порог тяжёлого пара, мы быстро выкупались, потёрли друг другу спины жёсткой травой, специально растущей в купальне. Выбрались на берег и едва не были сброшены обратно потоком тёплого ветра, за мгновения высушившего кожу и волосы.

Преодолев ветер, мы запрыгнули в одежду, помогли друг другу облачиться в доспехи. Я подхватил рукой прядь тумана, творя заклинание, тяжёлый холодный пар обвис в ладони, словно взятая поперёк тела кошка. Ворохнулся в такт заключительным словам заклинания, я отпустил, и белый зверёк неслышно заструился в лесной траве, запрыгал вверх по стволу дерева, неся моё послание.

А мы направились к лаборатории Вальи. И застыли, очарованные зрелищем.

— Отличная работа, Валья, - сказала Жасмин, стоя так же зачарованно.

— А то!.. - Валья гордо вскинула голову, обозревая своё воинство.

Со стороны они могли показаться толпой воинственных шотландцев. Но только издалека и в полутьме, как сейчас. Утро скрадывает очертания, но подойди ближе и увидишь… Деревянные куклы в рост человека, задрапированные в лохматые одежды и килты, с кошелями и сумками через плечо, с топорами и самострелами. Головы существ - грубые круглые болванки с четырьмя зелёными глазами, ниже "рот" - решётка динамика, вместо волос гребни металлических антенн. Кое–где в гладкие корпуса врезаны металлические узорчатые пластинки, блестящие заклёпки в виде золотых колец, складывающихся в затейливые узоры защитных чар. Трудно сказать, чего в биороботах больше - этого самого "био" или магии.

Жасмин устало улыбалась. Глаза красные - опять сидела мало не до утра, доводя до ума подвижную ферму для пушки.

Которая после испытаний была признана совершенно исправной. Ей было необходимо лишь электричество и охлаждение. Жасмин погрузилась в расчёты, забыв покой и сон, не давала спать и нам, и создала… создала такое!.. пока что, правда, лишь в памяти своего компьютера. Но вот теперь Валья открыла синие колодцы, выпуская долговязых "шотландцев", биороботов Т-2. Колодцы освободились, и Жасмин запустила сборку постоянной фермы для супероружия.

Дайрим тоже улыбался, сонно моргал красными глазами. Бдил вместе со своими женщинами, но вряд ли участвовал в работе. Его магия атакующая, со своим импом он не умеет обращаться столь виртуозно, как Архимаг и целительница. Так что он, верно, обеспечивал моральную поддержку.

Мужчина собирался что‑то сказать, но удивлённо оглянулся в туман. Орла с мягко сияющей птицей на плече - выпендрёжница. Йурас, парень тревожно хмурится, смотрит на Жасмин - не нравится ему, что мать в последнее время работает на износ. Близнецы Ваэлли и Вэллаи приветствуют мать, а потом Дайрима, называя отцом - и тот смущается. Рыжая голова Райо светится в тумане едва ли не ярче птицы Орлы, седая шевелюра Грома, напротив, маскируется белыми клочьями.

Люди подходили и застывали, обозревая "шотландцев".

Нет, длинное слово. Переназови.

Пусть будут горцы, - предложил я, сбрасывая Нан кусочек своих воспоминаний, фотографию шотландского волынщика и незабвенного бессмертного меченосца в самом начале его многосотлетней карьеры…

— А с чего это вы все здесь собрались? - поинтересовалась Жасмин, когда восхищённые славословия утихли.

— Как это - с чего? - сказал Гром. - Ты же нас вызвала!..

— Кто, я? И не думала!..

— Я созвал, - спокойно сообщил я. - Чтобы сообщить всем вам, что я передумал. Со временем отправки. Мы идём прямо сейчас.

Мы шли целый день, сделав лишь часовой привал во время обеда. Я заранее предупредил, чтобы не смели спрашивать у меня, скоро ли прибудем, ловил на себе вопросительные взгляды.

Эх, кабы я знал, прибудем ли мы вообще!..

Рукотворные церкви Земли могли быть осквернены, разграблены, разрушены. Их сила, их защита - оружие паствы, прихожан.

Природные храмы вэйри могут сами о себе позаботиться.

Это места, где поселились Дэвы - некие духи, обладающие сознанием, памятью и своей, особой магией. Реку Дэва было невозможно найти, если он того не захочет. Её нельзя увидеть, если ты не обладаешь абсолютной уверенностью в том, что должен увидеть.

И даже если Дэв позволил тебе найти место своего обиталища, нужно ещё и узнать, что ты там, где хотел находиться. Река не имеет постоянного облика, оборачиваясь то крохотным ключом, то небольшой речушкой, то огромной полноводной.

Дэв реки, кажется, испытывает к нам симпатию… насколько можно интерпретировать чувства подобного существа. Река позволила достигнуть её, река спрятала меня и Нан, когда мы вынуждены были скрываться от команд охотников, жаждущих нашей крови. Река помогла нам перейти грань миров, впервые увидеть сны о других мирах. Река свела нас с Орлой, нашей ученицей. Позволила сократить путь при захвате чужаков…

Мы не замедлили с благодарностью. На реке нам была дана Чаша… которую мы оставили в Лихолесье. С помощью неё сила безумного Дэва была умалена. Меня не оставляла мысль, что ослабление тёмного противника выгодно Правдивой Воде. Если к Дэвам вообще можно применять такие человеческие понятия, как желание и выгода.

Я шагал, механически отслеживая путь через спутник, и раздумывал. Итак, мы неравнодушны тебе, Правдивая Вода… Прямо хоть придумывай моление реке, может быть, он услышит искренние слова, обращённые к нему.

И мысли, как я убедился немедленно, когда за поворотом тропы совершенно неожиданно сверкнула водная гладь.

Река была точно такая, какой я и Нан впервые встретили её. Неширокая, глубокая, медленно текущая меж низких берегов, поросших непролазным кустарником. Мы вышли напротив каменного пляжа, может быть, того самого.

— Привал, - сказал я. День уже клонился к закату. Свежий ровный ветерок дул от реки.

Вэйри снимали рюкзаки, рассаживались. Нан достала из рюкзака плод хлебного дерева, разрезала, обнесла близстоящих. Перед тем, как куснуть свою долю, бросила оставшийся ломоть на середину реки.

Кусок покачивался на волнах, ещё одна вдруг накрыла, и жёлтая долька пропала. Я запоздало сообразил, что видел не волну, а чёрную спину то ли огромной рыбы, то ли змеи, тоже немаленькой.

Река приняла угощение.

— Привал на час, - сказал я. - Поедим, отдохнём, искупаемся…

И, может быть, за этот час я соображу, в какую сторону по реке нам следует двигаться, чтобы добраться до разбитого истребителя.

Райо, хвастаясь новообретённым умением - не единожды тренировалась в не таких уж мелких ручьях посёлка!.. - прыгнула с нависшего над водой ствола, нырнула почти без всплеска. В несколько движений выплыла на середину реки, махнула рукой, приглашая остальных.

Я посмотрел на Нан. Девушка сидела на берегу, подтянув колени к подбородку, смотрела на Райо. Поймав мой взгляд, усмехнулась.

Снова думаешь о этих своих купальных тряпочках? - протелепатировала.

Думаю, но не о своих! - я напомнил ей, когда мы вдвоём путешествовали по реке, во время водных процедур обходились вовсе без одежды.

Подавляющее большинство лесного народа плавать не умеют, я поразил людей клана Хидон этим невиданным искусством. Сказал, что в моём клане плавать умеют многие, и имел неосторожность намекнуть о специальных нарядах для плавания - рубахи, еле закрывающие локти, и короткие штаны - аж до колена!.. Молодёжь с восторгом восприняла подобную революционную идею, но никто пока не осмелился примерить такой невероятно открытый наряд.

Дай срок, и вэйри будут купаться в "тряпочках", а не в этих десантных комбинезонах!

Главное, не переборщить и не ввести ненароком моду на нудизм!

А почему нет?

Орла ревниво наблюдала за подругой–соперницей, сама полезла в воду. Следом Йурас и близняшки. Подростки сначала вели себя сдержанно, потом принялись плескаться, визжать, нырять и пытаться утопиться и утопить друг друга. Валья наблюдала тревожно.

27

— Серый…

— Доставайте. Пора ознакомить всех с новейшими достижениями цивилизации.

Валья подозвала одного из "горцев", полезла в его рюкзак и достала… пластиковую надувную лодку.

Лодок в лесах не знали. Тем более надувных. Концепция такого транспорта привела Жасмин в восторг, и она заставила Валью сделать парочку. Конечно, то был не пластик, а какой‑то биоматериал, очёнь лёгкий и прочный, в больших количествах производимый синими колодцами. Чаши, которые можно сунуть в костёр или в карман, сначала скатав в маленький рулончик, нескользящая обтяжка на рукоятях ножей, оперение для стрелок.

Валья прикоснулась магией, и раздалось громкое шипение.

Гром и Дайрим подскочили от неожиданности. Валья откровенно ухмыльнулась опаске, с которой они наблюдали за непонятным предметом.

Я потрогал подозрительно тонкую плёнку, проверяя давление, Валья взялась с другой стороны. Вдвоём мы отнесли лёгкую, но громоздкую лодку на воду, Нан запрыгнула, побалансировала, явно наслаждаясь всеобщим вниманием.

— Они достаточно прочные, - сказала, отвечая на незаданные вопросы. - И вместительные, по нашим расчётам, каждая такая лодка запросто выдержит десятерых.

Валья достала следующую лодку. Подростки полезли на берег.

Без конфузов не обошлось. Лёгонькие вёрткие лодки норовили вывернуться из‑под ног, кто‑то плюхался на мелководье. "Горцы" неплохо ходили по твёрдой земле, могли передвигаться и по пересечённой местности, но их вестибулярный аппарат, как бы он там ни был устроен, на неустойчивой опоре стал сбоить. Так что при погрузке от них толку было мало, в конце концов их разогнали по лодкам и велели сидеть тихо.

Отчалили. Рулевым, а значит, капитаном первой лодки была Нан, Валья командовала своим. Адмиралом я скромно назначил себя и устроился на носу первой лодки. Тихо зашуршали, забулькали водомёты - моторы, странные сооружения, объединяющие в себе механику и магию. Мы пошли вверх по течению.

Берега медленно плыли назад, в глубинах отражалось небо. Мы рассекали ровную гладь воды и подминали облака чуть загнутыми вверх носами. Эх, благодать…

— Не зевни отмели и коряги, адмирал! - окликнула Нан с кормы.

— Лучше плохо плыть, чем хорошо идти, - отозвался я. Кажется, моё мнение разделяли не все. Некоторые лица сравнились по цвету с зеленоватой глубиной вод, кое‑кто судорожно вцепился в борта, в специальные петли. Лесным людям знакомы путешествия по воде на плотах, хотя в Лесу не так много рек, которые даже самый маленький плот не перегородит от берега до берега. Но одно дело - надёжное плавучее дерево, другое - тонкий пластик и воздух!..

Нан на Тихой Речи предложила занять людей греблей, мол, быстрее привыкнут. Я раздал загодя приготовленные короткие вёсла, объяснил теорию. С практикой дело обстояло гораздо хуже, поминутно окатывая друг друга водой, люди скорее мешали плыть. Зато они на самом деле отвлеклись. Я попытался обучить и биороботов.

Через пару часов дело и у вэйри, и у "горцев" пошло на лад. Движение лодок ускорилось, маломощным водомётам помощь пришлась кстати. Мы даже немного пообгоняли друг друга, если ширина реки позволяла. Я вспомнил спортивные игры своей родной планеты, гонки на длиннейших узких лодках - академическая гребля, так, кажется? Впрочем, река текла слишком прихотливо, едва ли на всём её течении был хоть один прямой участок длиннее ста метров. То и дело приходилось подтормаживать, выгребать в сторонку, чтобы не оказаться за крутым поворотом сразу, не разглядев, что там.

Иногда река сужалась, разбивалась островами на несколько протоков. В узких местах мы хватались за ветви наклонённых над рекой деревьев, ускоряя или замедляя ход. Случалось, что низкая ветка или большой камень на дне со скрипом проходились по бортам. Но прочная ткань лодок выдерживала такие испытания, и скоро мы почти перестали обращать на это внимание, всё же стараясь избегать торчащих веток, коряг и камней.

— По–моему, где‑то здесь, - сказала Нан. Я завертел головой, разглядывая берега.

Два дня мы плыли (шли?) вверх по реке, останавливаясь только на ночёвку, на каждой лодке люди внимательно глядели в воду. Иногда приостанавливались, чтобы как следует рассмотреть глубокие места. Кое–где даже ныряли. Благодаря импланту я мог в точности восстановить наш тогдашний путь, но в том‑то и дело, что берега были незнакомы. Дэв не счёл необходимым ради моего удобства поддерживать какое‑то постоянство территории, которую занимал.

Утром третьего дня я скомандовал отбытие, едва рассеялся туман, и не прошло и часа, как Нан объявила, что места ей кажутся знакомыми. Поворот реки, небольшой обрыв, каменистая отмель… отмель!..

Я опёрся животом на нос лодки, чуть не вывалившись за борт, склонился к воде, изо всех сил вглядываясь в зелёную глубину. Зелёные камни, ленты водорослей струятся по течению, и между ними сверкнуло что‑то металлическое…

— К берегу! - завопил я. Лодка покачнулась от резкой перемены курса, я взмахнул руками и всё‑таки ухнул в глубину.

Успел лишь придать телу такое положение, чтобы не шлёпнуться плашмя, а сразу нырнуть, и мгновенно пошёл на дно. Маска шлема за миг до падения захлопнулась, я словно оказался в сплошном скафандре. Вдохнул затхлый воздух накопителя.

Всё в порядке, - послал зов Нан. Причаливайте, а я пока гляну…

Летательный аппарат лежал на дне так, как мы его и оставили. Я проплыл над ним, извернулся, заработал руками и ногами против течения. Схватился за крыло, подтянул себя. Мутные струи поднятого мной ила струились вокруг маски.

Какое‑то время я плавал вокруг затонувшего истребителя, смывая наносы ила и обрывая плети водорослей. Скелет из кабины словно наблюдал за мной.

Оттолкнувшись от крыла ногами, я всплыл вверх, в несколько гребков достиг берега. Люди и биороботы уже выгрузились, Валья и Дайрим спорили о том, как закрепить лебёдки, что‑то считали на своих импах, Орла с подругами безнадёжно запутались в сдутых лодках.

— Наконец‑то! - Валья торопливо подошла. - Ты видел? Хорошо разглядел? Запись вёл?

— Угу, - озадаченно отозвался я. Женщина выглядела странно, глаза её горели, руки тряслись.

— Покажи!

Я сбросил на их импы записи собственной памяти. Вокруг недовольно заворчали, Валья покосилась на детишек, тоже желающих приобщиться к зрелищу, и повела рукой, формируя иллюзию. Развернулся магический экран.

Разбитый истребитель лежал на дне, тусклая матовая броня была расцвечена бликами с поверхности воды. Вот скользнула вытянутая тень - моя собственная.

Машина была мало похожа на земные самолёты, напоминая скорее нечто фантастическое. Короткие крылья, раздвоенное хвостовое оперение, два двигателя с широкими дюзами. Не было видно заклёпок, стыков листов брони, словно самолёт был отлит из одного куска металла.

Картинка подошла с другой стороны, и стало видно правое крыло. Пробитое до середины неведомой силой, разлом доставал до фюзеляжа. В кокпите за разбитым фонарём кабины скалился скелет пилота.

Вэйри толпились за моей спиной, вздыхали испуганно и восхищённо, перешёптывались. Валья поводила рукой, перематывая, останавливала картинку и увеличивала, разглядывая детали.

Кино закончилось. Наступившую тишину прервал звучный хлопок - Дайрим вдарил ладонью по лбу.

— И я, дурак, до сих пор не научился… - сказал он, глядя с тоской на то место, где погас экран.

— Чему не научился?

— Плавать я не научился, - со стоном ответствовал Дайрим Валье. - Я должен это видеть!

— Тупица! - позвала Валья. Волшебник уставился на неё удивлённо и обиженно:

— Эт‑то ты мне?

— Не только… - поименованный биоробот подошёл, Валья велела ему повернуться и принялась копаться в рюкзаке. Вытряхнула пластиковые верёвки, какую‑то деталь, вручила мужчине биокомб.

— Держи. В этом ты не утонешь. Никогда не поздно учиться. Поныряй сперва у берега.

Дайрим ушёл переодеваться. Я затянул петлю на растущем у воды дереве и снова полез в реку, разматывая верёвку. Нырнул, кое‑как закрепил конец на крыле, дёрнул, проверяя. Так, кажется, достаточно прочная…

28

Дайрим в броне, с трудом соизмеряя движения, неловко полез в воду. Цепляясь за верёвку, потащил себя в глубину. Я зашёл следом и видел, как он долез до истребителя, выпустил верёвку, схватился за крыло. Немедленно соскользнул, течение понесло его, беспомощно растопырившегося, наверх. Я сделал несколько кругов вокруг самолёта и наконец разглядел у левого крыла какие‑то неровности на гладкой броне.

Скобы, заподлицо утопленные в корпус, были занесены илом. К тому времени, как Дайрим вернулся ко мне, я уже прочистил их и прикидывал, как пропустить верёвку. Сверху опустилось страшное человекоподобное чудище - Нан.

Сам ты чудище!.. - она полюбовалась моей работой, ловко извернулась в воде и отправилась искать такую же дыру по ту сторону самолёта. Нашла. Дайрим, неловко перебирая руками по корпусу, добрался до носовой части и махнул оттуда рукой. Я подплыл, судя по жестам, Дайрим предлагал охватить нос самолёта верёвкой.

— Лучше широкой лентой, - сказал я на берегу. - Вот так…

Валья снова высветила проекцию истребителя. Мы столпились вокруг, тыкая пальцами и переругиваясь. Конец спору положила Нан и Райо - девушки нашли ещё четыре технологических отверстия, по паре под крыльями, одно на носу и одно у хвоста. Судя по расположению дыр у крыльев, цеплять истребитель за них должны были какие‑то механические клешни. Или не механические.

Толстенные пластиковые канаты, несомые "горцами", весили немало. Тут лучше переосторожничать, чем остаться с порванной аммуницией. Я взвалил себе на плечо бухту каната, вошёл в воду и мгновенно пошёл ко дну. До скоб пришлось добираться пешком, пробираясь по камням.

Счастливые обладатели биокомбов ползали по дну, выплетая вокруг истребителя что‑то вроде сетки. Только когда он был надёжно упакован в гигантскую "авоську" и повреждённому крылу не грозила опасность вовсе оторваться при подъеме, мы принялись собирать и устанавливать на берегах лебёдки. Валья на своём импе считала примерный вес машины, сопротивление течения, прочность канатов.

День перевалил за середину. Коротко перекусив, мы вернулись к работе. Самолёт лежал на дне косо, требовалось точно рассчитать работу для каждой лебёдки.

Я наблюдал снизу. Нырнув, облапил подходящий камень, чтобы не утягивало течением, дал команду. Лебёдки выбрали слабину, канаты натянулись, задрожали, мелкие пузырьки и ленточки водорослей сорвались с них.

Истребитель шевельнулся, вокруг него поднялась муть. Страшно медленно выправился и пополз вверх.

Было жутко наблюдать, как он покачивался в зелёной мгле, косо подвешенный на шести тонких струнах, на самом деле - довольно толстых канатах.

Вира помалу!

Истребитель поднимался, медленно, но верно. Вот уже полметра над дном. Метр. Полтора… тяжёлая муть струилась из отверстий машины. Скелет смотрел пустыми глазницами, невесело щерился из кокпита, истребитель тоже как будто скалился острыми осколками фонаря кабины.

Призрак былых времён отправился в свой последний полёт…

Я оторвался от камня и начал медленно всплывать наверх. Течение подталкивало истребитель снизу, река словно стремилась освободиться от инородного тела.

Всплыли.

Канаты струнно дрожали. Если лопнет хоть один, конец ударит с силой достаточной, чтобы убить человека. А ты тут на поверхности бултыхаешься, ни выскочить, ни нырнуть мгновенно… спасёт ли доспех?..

Люди и биороботы ждали команды, готовясь снова приналечь на колёсные рычаги лебёдок. Они были защищены от канатной угрозы прочными деревянными щитами. Лебёдки на одном берегу уже переключили на обратный ход, готовясь стравливать канаты.

Я дал отмашку. Защёлкали шестерни, и древний истребитель, потихоньку покачивающийся на канатах, пополз к берегу.

Несколько брёвен, ошкуренных, смазанных древесным маслом и притопленных в воде, захрустели надсадно. Выдержат? Должны выдержать! Канаты басовито пели, вода разлеталась с них тонкими брызгами.

— Стоп машина! - сказал я по радио.

Истребитель прочно сел на салазки. Убедившись, что ничего не случится прямо сейчас, я вышел из воды немного ниже, вскочил в кусты, где меня уже ждали. Нан оказалась рядом, протягивала щиты, я продёрнул себя в петли, надев на грудь и на спину, и словно навстречу пулям вышел к истребителю.

Облачённые помимо доспехов и в "деревянные костюмы" (тьфу, вот ведь сравненьице!), мы закрепили на "авоське" ещё пару десятков верёвок, швартуясь за стволы деревьев.

— Отходим! - бросила Нан по радио. Лебёдки на противоположном берегу по сигналу ослабили канаты. Истребитель чуть качнулся.

— Можно! - выдохнул Дайрим.

Я бросился в воду, в несколько гребков достигнув провисших канатов, и быстро перетащил себя на другой берег. Лебёдки уже демонтировали. Громоздкие механизмы остроумно разнимались на несколько не таких уж больших деталей. Переправив их на ту сторону, мы снова собрали лебёдки на том берегу, закрепили канаты. Я дал знак, люди и оплетаи приналегли на рычаги. С душераздирающим скрипом истребитель прополз немного и замер.

— Стоп!

Излом крыла пришёлся как раз на один из стволов деревьев, пришлось немало потрудиться, чтобы вытащить это бревно из‑под машины.

— Вира! - в который уж раз за этот день выхрипел я.

Истребитель возвышался на подпорках, подминая толстые стволы деревьев. Я взялся за крыло, попытался качнуть, но он стоял незыблемо. Вэйри столпились вокруг, с жадным любопытством смотрели на машину, боясь прикоснуться. В Лесу нередки артефакты минувшей эпохи, но такой невероятный, большой и хорошо сохранившийся…

— Ура, - сказал я, бледно улыбаясь.

— Ура! - нерешительно крикнула Нан.

— Солиази Арат! - ломким голосом выкрикнула Орла древний победный клич вэйри.

У Вальи тряслись руки. Целительница, биоинженер, изобретательница, она смотрела на образец невероятной техники и, наверное, жаждала разобрать его по винтику.

— Вэй Серый, полагаю, вы никому не уступите право первому… - она замялась.

— Никому, - усмехнулся я. - Но сначала отдохнуть и подкрепиться.

— Как вы можете в такой момент думать о еде? - возопила Валья.

— Не могу, - признался я. - Но поесть надо…

Расселись вокруг, достали мясо, разожгли костры. Над поляной поплыл добрый запах. Народ жевал, не сводя глаз с истребителя.

Дайрим, Валья и Гром мгновенно проглотили свои порции, принялись бродить вкруг машины, а то внимательно наблюдали за моей трапезой, так, что мне кусок в горло не лез. Нан веселилась, Орла кусала губы, стараясь не улыбаться, Райо разве что не хихикала, хотя ей тоже было до смерти любопытно.

Старшие, кажется, заподозрили, что над ними издеваются. Прикончив последний кус мяса и выпив горьковатый отвар фарри, я поднялся, с нарочитой ленцой подошёл к истребителю. Все тут же вскочили, столпились вокруг истребителя. Йурас пританцовывал рядом. Дайрим тоже "пританцовывал" на свой манер - стоял прямо, не сводя с меня напряжённого взгляда. Гром нетерпеливо сопел. Валья поглаживала истребитель по крылу, осторожно, словно собаку, которая и цапнуть могла.

Усмехнувшись, я одним движением взлетел на крыло истребителя, женщина ахнула от такого кощунства. И приняла мою руку, влезая следом.

— А что делать с ним? - неуверенно кивнула на мутную воду в кокпите. От передвижений пилот совсем потерял форму, осыпался костями.

Я выбрал крупные осколки из кабины, принялся соображать, как бы убрать из кокпита воду. Нан вскочила на крыло, едва не спихнув меня вниз:

— Тебе делать нечего? - провела рукой над поверхностью воды, призвав магию, и тонкие холодные струйки пара потекли меж тонкими пальцами. Нан потянула за них, и вода стала выливаться из чаши кокпита через край плотным ватным туманом.

Я запустил руку в этот туман, нащупал гладкий мокрый череп, достал, вгляделся в пустые глазницы.

— Вэй Валья, это по вашей части, - сказал тихо, передавая череп. Целительница приняла бестрепетными руками:

29

— Ну, тут уж я ничего сделать не могу, - произнесла задумчиво. В ответ на циничное замечание раскатились нервные смешки.

— Разве что… - вгляделась, как и я, в черты лица черепа. Тьфу, звучит жутковато, но как сказать иначе. - Разве что предать останки земле… - произнесла рассеянно.

— Положить чужого в землю нашего Леса, на берегу реки Дэва? - возмутился кто‑то. Послышались поддерживающие реплики.

— Он и так невесть сколько времени лежал вовсе на дне реки! - огрызнулся я.

— К тому же… - Валья задумчиво повертела череп. - Никакой это не чужой. Судя по черепу, этим странным устройством управлял самый что ни на есть вэйри.

Воцарившаяся тишина ударила по ушам словно раскат грома. Лесные жители замерли, не веря своим длинным ушам.

Наконец зашумели, ошеломлённо переглядывались. Никто не поставил под сомнение то, что Валья может установить расовую принадлежность черепа.

— Может быть, он угнал это странное устройство? - предположил Гром, как и Нан месяцы назад, когда мы впервые наткнулись на этот артефакт минувшей эпохи.

— Если и угнал… - Дайрим уже был рядом, навис над обезглавленным скелетом. Вода уже вся вышла из кокпита, тяжёлым туманом стелилась по поляне. Вид облепленных водорослями и грязью останков особого впечатления на волшебника не произвёл, он навис над приборной панелью. - Слишком сложна. Значит, этой штуковиной нужно учиться управлять. Значит, он имел доступ… к тренажёрам или самой машине.

Я доставал кости из кокпита, Валья выкладывала скелет в сторонке, подальше от берега. Вэйри толпились вокруг, глядя, как собирают этакий жутковатый паззл. Тот факт, что скелет принадлежал их сородичу, произвёл на всех впечатление. Кто‑то растерянно молчал, кто‑то вполголоса разговаривал, Йурас так вообще принялся толкать речь о былом величии лесной расы и о возможности возрождения. Уловил мой насмешливый взгляд и смущённо заткнулся.

Наконец весь скелет был извлечён и кости расположены в изначальном природном порядке. Мы прикрыли их отрезом ткани, на всякий случай отогнали посторонних подальше и подступили к самолёту.

Истребитель стоял, грозный и в смерти.

— Так… - я откашлялся. - Начнём, вэйри? Предлагаю всем посторонним удалиться на безопасное расстояние.

Раздался нестройный хор недовольных голосов.

— Возможно, то, что мы будем делать, небезопасно, - я повысил голос. - Вспомните о гранате!.. Вас заранее предупреждали, что вскрытие будет проводиться без вас.

Тут же выяснилось, что каждый считал - уж к нему‑то это не относится. Подростки поворчали, но отошли, а вот целительницу, Дайрима и Грома пришлось вытуривать чуть ли не в шею.

— А не перенести ли нам вскрытие на завтра? - я прищурился на светило, клонящееся к закату. - Поздновато уже…

Дайрим застонал. Валья уставилась на меня с недоверчивой улыбкой. Гром замотал бородой.

Нан дёрнула плечами и наставительно сообщила:

— Не оставляй на завтра то, что можешь разломать сегодня.

— Хватит томить, видишь, люди уже извелись, - сказала целительница.

Помедлив, я уселся в ложемент. Устроился поудобнее.

— Что‑нибудь чувствуешь?

Я медленно помотал головой, хотя вообще‑то чувствовал.

Смерть. След, оставленный ею, нельзя смыть даже водами Реки.

Я закрыл глаза.

ДОСТУПЕН СРЕДНИЙ АТМОСФЕРНЫЙ ИСТРЕБИТЕЛЬ "ФЕНИКС-3".

КОМПЬЮТЕР - ЕСТЬ ОТКЛИК.

ДВИГАТЕЛЬ - ТАЙМ–АУТ.

ОРУДИЙНЫЕ СИСТЕМЫ - ТАЙМ–АУТ.

СИСТЕМА СВЯЗИ - ЕСТЬ ОТКЛИК.

ВСЕ ЗНАЧИМЫЕ СИСТЕМЫ - ТАЙМ–АУТ, ВЫПОЛНЕНИЕ БОЕВОЙ ЗАДАЧИ НЕВОЗМОЖНО.

ИМЕЕТСЯ ПОСМЕРТНАЯ ЗАПИСЬ. ПРОИГРАТЬ АДАПТИРОВАННУЮ ЗАПИСЬ - ВКЛЮЧИТЬ ПОЛНУЮ ЗАПИСЬ?

Валяй адаптированную.

Тот, кем я сейчас был, сидел - скорее, полулежал, вытянувшись, в кокпите истребителя, который падал в Лес. Блестела зелень и серебро листвы, что‑то похожее на одуванчики мелькало мимо, пушистые шарики размером с кулак проносились вдоль кабины. Очень красивы были последние минуты пилота Равека Мохвада Дженна, которые сейчас показывал мне компьютер его истребителя.

Пилоту было не до любования красотами. Ему - "мне" явно было плохо. Или даже хреново. Тяжёлое, со всхлипами и присвистом, дыхание, иногда сдавленные стоны. Истребитель дрожал и норовил свалиться за крыло, но "я" что‑то делал, отодвигая смерть.

Штурвал и педали здесь были совсем другими. "Мои" руки были опущены на подлокотники, и кисти их охватывали системы управления, похожие на перчатки, приделанные к креслу. Точно так же ноги были зажаты в… сапогах, что ли?.. и "я" несильными надавливаниями ступней ориентировал раненый истребитель. Грудь и живот опоясывали мягкие на вид опоры, прижимающие "меня" к ложементу, они немного амортизировали тряску.

Прозрачный материал кабины потрескался и помутнел, но компьютер ещё выдавал на него какие‑то данные - закорючки смысловых знаков, линии, ромбы, выделяющие что‑то на земле. Если бы я включил полную запись, я бы даже их понимал, а так оставалось только догадываться.

Я и догадывался. Что‑то полыхнуло тревожным алым цветом, передо мной высветились знаки, обозначающие явно что‑то нехорошее. Рядом - схематическая фигурка человека.

Очевидно - пилота. Которому стало совсем плохо.

Привязывающие к ложементу опоры содрогнулись раз, другой, третий. То ли кололи стимуляторы, то ли делали массаж сердца, то ли всё это было лишь агонией истребителя и пилота. "Мои" глаза закрывались, перед зрением всё размывалось.

Странный мягкий свет возник внизу, "я" тронул педали, из последних сил направляя истребитель туда. Понял, что на самом деле то была блестящая под солнцем поверхность реки за секунду до того, как машина в неё врезалась.

И "я" провалился в какое‑то сияние.

Я - уже без кавычек я - вскинулся, задыхаясь, глотал воздух.

— Ты что, включил полную запись?!. - Нан заглянула в глаза.

— Нет, - выхрипел я. Но и "понарошку умереть" иногда не легче, чем "почти по–настоящему".

Мотая головой, я выбрался из ложемента.

— Значит, так, - пробормотал, - всё - тайм–аут. Только вот система связи и компьютер шурупает.

Плазмомёт, принадлежавший ранее пилоту, стреляет. Компьютер–браслет работает, хотя всю инфу с него и потёрли. Истребитель… разбит, но тоже не тронут временем!..

Хотя по виду скелета явствует, что прошло немало этого самого времени.

Странно это.

— Что ж, друзья, - сказал я, - пациент скорее мёртв, чем жив…

И полез из ложемента.

Опустился вечер. В полусотне шагов от реки, на небольшой цветущей поляне между колоннами древних деревьев мы выкопали неглубокую могилу. Люди собрались в круг, я и Дайрим подняли за края отрез ткани с лёгким скелетом и опустили в могилу, укрыв этой же тканью.

Могилу засыпали сначала цветами, потом закидывали руками, клок вырезанного дёрна водрузили на место, и живые цветы закачались над местом упокоения. Дайрим сказал короткое прощальное слово, люди молча постояли вокруг и вернулись на берег.

За ужином постепенно разговорились. Йурас хмурился, Райо и Орла говорили тихо о том, что мы нашли в древней машине, Дайрим и Валья, кажется, готовы были поругаться. Потом к ним присоединился Гром, и они заспорили о чём‑то, чертили то прутиком на песке, то огненным письмом в воздухе, пересыпали речь специфическими словечками.

Живая звучащая тьма окружила наш лагерь. Со стороны Леса - шорох листвы, голоса ночных птиц, от реки доносилось сонное бормотание волн, игра рыб. Засидевшиеся вэйри устраивались на ночлег, кто‑то уже похрапывал, но многие не спали. Говорили о "вскрытии", переназначенном на завтра, о сборе трофеев с древней машины. Говорили о похоронах, строили гипотезы о погибшем.

30

Опустилась ночь, сияющая мириадами звёзд. Здесь небо гораздо "богаче" нашего, кажется, что этот мир находится ближе к центру Галактики. Если Гарханна находится в той же Галактике, что и мой мир. Если у Галактики - какова бы она ни была - вообще есть центр. И вэйри говорили о звёздах, которые им не так уж часто доводилось наблюдать из‑под сплошной крыши Леса. Перечисляли созвездия, выискивали кометы и Око небесной твари - на самом деле единственный спутник над Лесом. Кто‑то вспомнил древние легенды о том, что вэйри ходили между звёзд, несколько голосов заспорили, сошлись на том, что с такими вожаками, как Серый и Нан звёзды от нас никуда не денутся.

Нан едва слышно хмыкнула.

Не денутся?

Мы лежали голова к голове, разглядывая звёздное небо.

Обязательно, - отозвался я. И на пыльных тропинках далёких планет останутся наши следы!..

Тут со своей планетой разобраться бы… - Нан зевнула. - А другие миры хороши, когда видишь их во сне…

Да, чужие миры очень хороши, когда видишь их во сне…

…В первый день ночёвки на берегу я хотел было предупредить всех, чтобы отнеслись с осторожностью ко своим снам. Нан отговорила, мол, Дэв умный, ему видней, навевать сны или не навевать, не стоит мешаться в его магию… Я хмурился, сбивчиво пытаясь объяснить, что ничего не имею против того, чтобы мне самому приснился значимый сон, но перед остальными было как‑то неловко…

- …Понимаешь, я ведь за всех отвечаю, и не хочу, чтобы Дэв морочил им головы… слишком уж сильно… Пусть хотя бы будут готовы к этому!.. Я лишь предупредю… предупрежду…

— Твоё предупреждение перебьёт сон, создаст настроение для бессонницы, затмит смысл ниспосланного сна!..

Ладно, решил я, сон - личное дело человека, и у каждого есть право на озарение. Река не зла, хотя бывает жёсткой и холодной, но будь честен к самому себе и сила Дэва примет тебя.

Утром убедился, что Нан была права. Настроившись на значимый сон, был удостоен нелепого сумбурного видения, если в нём и был какой‑то смысл, то настолько глубокий, что я его не заметил вовсе. Лишь почувствовал ироничное внимание Дэва Реки, проснувшись, понял, что он незло посмеялся над моей жаждой какого‑то высшего сакрального знания.

Мы проснулись ранним утром. Ушли от стоянки и купались голышом, как в первом путешествии по Реке, побродили по рощам и свернули на каменный пляж.

До восхода оставался час, но высокие облака отражали свет, проливая на Лес рассеянное сияние. Истребитель возвышался на поляне, туман оседал сверкающими каплями на матовой броне.

— Древняя мощь, - Нан прогладила машину по носу, словно зверя, задумчиво обошла, ступая по колено в тумане. Вдруг споткнулась, ойкнула, кто‑то ругнулся из‑под ног. Гром ошалело вскочил, завертел головой.

— Что ты здесь делаешь? - поинтересовался я строго.

— Сплю… Спал, - он смачно зевнул. - Вечером никак не мог уснуть, пошёл полюбоваться на машину, бродил вокруг, ну, и сморило…

— Понятно, - я сделал пару шагов вбок и ткнул ногой в белую мглу. - Ему, видимо, тоже не спалось…

Йурас отмахнулся, не просыпаясь.

— Пусть его дрыхнет, - сказал Дайрим, воздвигаясь из тумана недалеко от истребителя.

Юноша зашевелился, что‑то бормоча, сел, помотал головой, раздирая рот в зевоте:

— Что, уже утро? - встал. - А чего это вы тут делаете?

— Бессонницей страдаем, - буркнула Нан.

— Вот и я… - зевок, - тоже. Ну, давайте продолжим?

— Света мало, - Дайрим косился на истребитель как волк на кус ветчины.

Перебрасываясь ленивыми репликами, мы вернулись к "спальной" поляне. Народ потихоньку просыпался. Дымок затеплившихся костров мешался с туманом, молодёжь полезла купаться, с восторгом открыв, что вода теплее воздуха. Я с одобрением заметил, что купались только в одежде, научились за три дня держаться на воде. И - с досадой, - что оружие только у Орлы лежало так, чтобы можно было выскочить, схватить и сразу пустить в ход, а биомеч она вообще не снимала, благо не боится воды.

— Стройсь! - рявкнул я. После секундного замешательства те, кто ещё сидел вокруг костров, повскакивали, те, кто купался, вылетели из реки.

Я оглядел их, мокрых, встревоженных. Молодёжь… сразу расхотелось ругаться.

Но придётся, - Нан очень серьёзно относилась к воспитанию.

Вот ты и ругайся, - отпёрся я от своей обязанности. - Надо уже учиться.

Нан беспомощно глянула на меня, убедилась, что я не шучу, предлагая ей самой разобраться с учениками. Шагнула вперёд… и словно бы закаменела. Руки за спиной, подбородок надменно вздёрнут, презрительный изгиб губ. Неужели у меня такой же вид, когда я их распекаю?..

Ещё хуже, - хмыкнула девушка.

— Плохо, - сообщила в пространство, глядя поверх голов, звонкий голос далеко разнёсся над водой. - Орла…

— Вдвойне плохо. Не научила товарищей бдительности… - девушка упёрлась в ученицу грозными очами. Раздался нестройный гул оправданий, мол, мы гости Реки, она должна защитить, не подпустить чужих…

Я проглотил ругательства. Себя бранить надо.

Нан заговорила.

Через минут десять всё–всё понявшие и осознавшие ребята бросились готовить завтрак. После которого мы вернулись к истребителю.

По–моему, пролом был слишком мал, чтобы просунуть туда хотя бы голову, но Валья умудрилась залезть в него по пояс и даже что‑то делать внутри.

— Пулемёт, - провозгласила, высовываясь. - Или ракетная установка?

Да, понять было мудрено. Женщина вытащила ракету, крохотную, не длиннее шариковой ручки. Или всё же это была гигантская оперённая пуля?

— Разберу - посмотрю, - Валья с нежной алчностью уставилась на добычу.

— Взорвёмся мы когда‑нибудь с нашими опытами, - мрачно предрёк я. Дайрим поглядел тревожно, отобрал у подруги игрушку и вручил одному из "горцев". Тот сразу отошёл в сторонку.

— Излучатель, - продолжила Валья. - Насколько я могла судить, похож на тот, что монтирует Жасмин. Он занимает примерно вот что…

Отмерила по крылу.

— Глаза и уши. М–м-м, сенсоры?..

Я кивнул.

— Их я достать не смогла, - повинилась Валья. - Может быть…

Нан шагнула вперёд, прежде чем я успел её перехватить.

А кому ещё? Орла и Райо… пообьёмистее, - я ощутил её мимолётную зависть к объёмам подруг.

Йурас, - вякнул я.

Ничего не поймёт. Серый. Хватит меня опекать.

Валья на мой бешеный взгляд ответила лишь пожатием плеч. Я с невольной симпатией переглянулся с Дайримом. Каково мужикам, чьи женщины обладают такой деятельной натурой и желанием сунуть нос в каждую дыру!..

Нан не обошлась одним носом и залезла в упомянутую дыру почти полностью. Валья сбросила ей на имп то, что успела разглядеть сама. Из крыла раздался довольный возглас, щиколотки девушки, торчащие оттуда, завозились, и:

— Готово!.. - двинулись было назад. - Ой.

— Что?!.

— Я застряла, - виноватые нотки, хотя голос искажён гулким железным отзвуком. Мы переглянулись.

— Ты посиди пока там, - заботливо сказал я, - а мы подумаем, как тебе помочь…

— Серый!.. - ноги бешено задрыгались. - Немедленно вытащи меня!..

Я подошёл и не отказал себе в удовольствии пощекотать босые ступни. Нан невнятно заругалась.

— Давай, ползи, - потянул на себя.

— Мне что‑то мешает. Сейчас…

— Смотри, ничего не оторви.

Тут же раздался хруст.

— Все вон!.. - завопил я, оглядываясь бешено, так, что все порскнули. Нан взвизгнула, когда я выдрал её из дыры, словно пробку из бутылки, стала обиженно что‑то говорить, я подхватил на руки и задал дёру в кусты.

Орла уже ожидала там, вскинув один из щитов, прикрыла нас, мы проворно отступили.

Истребитель стоял на берегу и никаких недобрых поползновений не проявлял. Мы подождали.

— Кажется, он и не собирался взрываться, Серый, - осторожно предположила Валья.

Зато был готов взорваться я. Нан, не такая уж невесомая, лежала на руках и задумчиво собирала со своего наряда какие‑то серые нити, видимо, их она и оборвала. Я не слишком‑то вежливо ссадил её наземь и разинул было рот рявкнуть…

31

Нан подняла глаза.

Через какое‑то время я обнаружил, что обнимаю девчонку, баюкаю в своих руках, она тихо хлюпает мне куда‑то в подмышку. Наши деликатные спутники вежливо удалились.

— Ведь дальше ты будешь всё изучать сам.

Я виновато пожал плечами. Ничего не поделаешь.

— Конечно, опасно, - ответил на её мысль.

— Тогда тебе лучше поторопиться, - прошептала Нан. - А то Валья уже примеряется мечом…

Я поцеловал её и отправился на поляну.

— Кое‑что я поняла, - деловито сказала Нан. - Почему то крыло отзывается на звук глухо, как будто совершенно цельное, а у этого внутри можно лазить?

Тут, она, пожалуй, преувеличила - в проёме не полазишь, даже сама застряла.

— Ну и почему? - поддержал я разговор. Вэйри вокруг истребителя смотрели куда угодно, только не на нас.

— Там было что‑то. Какой‑то наполнитель. Биомасса, может быть. Мускулы или питательная среда. А в воде всё это разломилось и вылилось, постепенно вымылось. Или рыбы съели, - Нан сняла с плеча Вальи серую нитку, сама она была чуть ли не полностью в них. - Вот это оно и есть.

Мы постояли около истребителя. Нан, я и Валья сцепились нашими импами и сейчас мысленно обсуждали, как лучше осуществить вскрытие.

— Так и сделаем, - сказала Валья.

— Все вон, - приказал я.

Несколько часов ушло на разделку крыла. Материал брони был необыкновенно прочен, даже сверхострые лезвия, формируемые биоклинком, брали его не вдруг.

Мы с Дайримом, который всё же сумел убедить Валью уйти, сняли срезанную пластину и принялись очень осторожно чистить открытые механизмы от грязи.

— Вот и всё, - Дайрим задумчиво обошёл разложенные на берегу образцы - кусочки, сенсоры, какие‑то механизмы… и - самое главное, - пушки. - В полевых условиях мы больше ничего сделать не сможем, остальное - дело лабораторий.

День клонился к закату. Валья напоследок облазила машину, тщательно всё запоминая и занося на имп. Связалась с Жасмин, сбрасывала ей и прямо на компьютер Хидона.

Мы собрались на каменистом берегу, глядя на машину. Истребитель стоял выпотрошенный, практически без одного крыла. Валья открыла рот, кажется, намереваясь то ли подшутить, то ли как‑то прокомментировать печальное зрелище, но посмотрела на наши лица и сказала только:

— Начинайте, мы подхватим.

Я и Нан взялись за руки, отстранённо глядя на древнюю машину. Тихо запели заклинание. Гром встал рядом, сжал мою ладонь своей ручищей, скоро вокруг истребителя сомкнулся круг, к нашим голосам присоединились другие. Магическая сила сгущалась в сомкнутых руках, светящимся туманом затопила каменный берег. Я даже не попытался понять, что именно делают волшебники вэйри, просто отдавал свою силу.

— Примерно так, - сказала Валья осипшим от песнопений голосом. Волшебный круг распадался, туман рассеивался… и вместе с ним исчезал истребитель. Хотя, казалось, бы, куда мог деваться огромный летательный аппарат прямо из‑под наших носов?

Отступив к опушке, я устремил взор туда, где, по–моему, находился истребитель. Ничего… Опустив голову, как баран, атакующий новые ворота, я устремился вперёд…

И прошёл к берегу напрямик безо всяких помех. Свидетели со стороны могли бы поклясться, что я сделал петлю, обходя что‑то невидимое… и затруднились бы объяснить, где это самое невидимое находится и с какой стороны я его обошёл.

Тем временем я стоял на берегу, смотрел на воду и напряжённо вспоминал, что я здесь делаю. Вспомнил - истребитель, он же…

…где‑то здесь… или нет?..

— Отлично! - Дайрим прошёл в самый центр пустого пространства, старательно там пошарил. - Великолепно!.. и психологический компонент заклинания… - шатнулся туда, сюда, как человек с завязанными глазами, играющий в жмурки. Остальные волшебники не переминули испытать собственное заклятие.

Странное, должно быть, зрелище представляли мы со стороны… полдюжины человек бестолково топтались по берегу, ненароком натыкались друг на друга, что‑то нашаривали в воздухе, словно пытались изваять скульптуру из клочков вечернего тумана.

Нан протянула руку, Дайрим встал с другой стороны. Едва наши ладони сомкнулись, как из ниоткуда перед нами соткался древний аппарат. Прямо перед моим лицом возник оскаленный излом крыла, я даже шарахнулся от испуга, разжал руку… и самолёт исчез. Я вытянул ладонь… ничего!..

— Едва ли даже старик Мёрдох сможет преодолеть заклятие, наложенное сразу многими магами Хидона, - Дайрим улыбался устало, но довольно.

Заклятие отняло немало сил. Волшебная вода реки древнего духа помогла восстановиться. Оставив закрытый от посторонних глаз истребитель, мы вернулись в основной лагерь, распределили трофеи между людьми и "горцами", собрали и увязали всё так, чтобы завтра только похватать рюкзаки и отправиться в путь.

Вечером рассказывали волшебные истории, рассказы о путешествиях, дальних краях. Рождалась новая традиция - байки у костра. Сейчас бы гитару, подумал я. Ну, и Тоху к ней. И Светку со второй гитарой или флейтой. Какую‑нибудь тихую песню.

Я понял, что опять скучаю по ребятам - по беспокойным братцу и сестрице Старковым, по Крохе и Денису, по Сорке и Ольке, по Шурке и Сашке…

И по Джулии.

… - Если у нас с тобой будут дети, они обязательно должны научиться играть на чём‑нибудь этаком музыкальном…

Джулия моргает, смотрит на меня, какой у неё забавный взгляд, словно никак не может решить, злиться ей или с радостным воплем броситься на шею.

— Дурак! - безапелляционная реакция достойна первоклассницы, с которой ровесник заговорил о любви. Я хохочу - и получаю подушкой. Боремся, совершенно разоряя постель, я почти не поддаюсь, позволяя девушке прижать себя - ох, здорово её Светка натаскала!..

— Будешь заставлять сына или дочь торчать за фортепианиной, - ехидно спрашивает, устроившись сверху, - и разучивать гаммы?

— Нет, не заставлять. Но сделаю всё, чтобы он или она сами захотели играть…

Нан пихнула в бок, я торопливо оборвал вечер памяти. Но она всего лишь приглашала включиться в разговор, кажется, вовсе не соизволила заметить, что на меня напала ностальгия. Орла пристроилась к нам, тихо рассказывала о снах, что приходили ей на этой реке. Девушке постоянно грезилось, что достаточно сделать шаг, чтобы оказаться в приснившихся мирах.

— Ты, пожалуйста, не делай этого шага, - предупредила Нан. - А то действительно окажешься…

Она была абсолютно серьёзна.

— Угу? - не поверил я. - Бывают же просто сны.

Орла слегка покраснела, словно узнала цитату из древнего анекдота.

— Здесь, у Дэва - не бывает, - отрезала Нан. - Так что ты, пожалуйста, запоминай и обдумывай свои видения, может быть, в них есть подсказки.

На этот раз ученица залилась густой краской так, словно в последнее время ей снились исключительно эротические сны. Пообещала запоминать и скомкано пожелала спокойной ночи, канула во тьму. Все постепенно расходились.

Почему бы и нет? - спросила Нан, устраиваясь на травяной постели. Возраст тот самый, в психологическом взрослении наши расы не очень отличаются друг от друга.

Я устроился рядом.

А тебе снились эротические сны? - ляпнул не подумавши.

Нан скорчила физиономию:

Дурак! - и словно подушкой припечатала.

Значит, ты видела? - спросил я, отплевавшись от придуманных перьев. Извини. Я не хотел тебя расстраивать…

Я далека от мысли запрещать тебе воспоминания и ревновать к прошлому.

Твой телепатический голос звучит неубедительно.

Девушка вздохнула устало, словно до крайности удручённая моей тупостью.

Ну, хочешь, мы вытащим её сюда, и станет она тебе второй женой? Кажется, сейчас это вполне возможно.

У тебя что, работы по дому много? - осведомился я.

Чего?

Ты, должно быть, одна не справляешься с домашней работой, раз всё время пытаешься женить меня во второй раз.

32

Серый, ты тоскуешь по дому. Плачешь о матери, я знаю. Если частичка дома будет с тобой, тебе будет легче.

Я помолчал.

— Лучше бы сюда, в самом деле, вытащить маму, - пробормотал вслух. - Я единственный её сын, а с её болячками… как бы чего не стряслось.

И поёжился. Нан обняла, словно защищая от холода. Я, в сущности, довольно простое животное, мне этого оказалось достаточно, чтобы отвлечься. На смену тоске пришли шаловливые мысли, жаль, их так просто не воплотишь…

Последняя ночь на реке Дэва была волшебством. Обрывки прошлого и будущего, миры и звёзды смешались в чудесном коктейле.

Город вэйри, дома на деревьях высотой с небоскрёбы, высотные площади, сплетённые из боковых ветвей деревьев–гигантов, могли вместить небольшой аэропорт… и, кажется, именно так и использовались - мы видели крохотные юркие летательные аппараты из лёгких рам, со стрекозиными крыльями, сверкающими, прозрачно–слюдяными…

Город рудокопов, врезанный в скалу, основательные каменные постройки и стремящиеся ввысь башни, великолепные залы–пещеры храмов и дворцов…

Сверкающий город будущего, высокие башни в многокилометровых овалах ажурных металлических конструкций - надземное метро, должно быть…

Блестящие сочленения орбитальных построек в черноте космоса, холодные огоньки звёзд схвачены металлическими поверхностями…

Река не забыла никого, и сегодня мне снова пришлось выступать в роли экскурсовода для своих друзей, восхищённых и почти напуганных этими показанными Рекой видениями.

Я проснулся с ощущением потери. Хотелось назад, в чудесное путешествие. Нан шевельнулась рядом, я повернул голову и увидел влагу на её щеках.

— Кто обидел? - шёпотом спросил.

Нан сердито вытерла слёзы.

— Будто ты не понимаешь… - шмыгнула носом. - Серый, ох, Серенький…

— Да, я тут.

— А я - всё ещё там. Серый, я хочу туда.

— Может быть, когда‑нибудь и будем, - сказал я. Оглянулся, мимоходом позволив себе прочувствовать чужие настроения. Кто‑то уже проснулся, но большинство всё ещё путешествовало по волшебным мирам.

— Наверное, не заблудятся без нас, - Нан прочитала мысли. - Река убережёт.

— Убережёт… - я кивнул.

Какое‑то время мы пытались снова заснуть, но чудес по заказу не бывает. Пришлось вставать. Мы привычно направились к реке.

— Кто‑то не спит, - мимоходом заметила Нан.

Тьма расступалась, листья деревьев и лбы камней блестели от росы, клочья тумана парили над чёрной водой. И - два ярких рыжих пятна - две головы посредине реки.

Нан резко обернулась, взяла меня за рукав и потащила прочь. Остановилась только когда река скрылась из виду.

— Что случилось? - кусты обсыпали росой, я провёл рукой по влажным волосам.

— Не знаю, случилось или только случится, - пробормотала Нан. - В любом случае, им наша помощь ни к чему.

Я моргнул, возвращаясь в своей памяти к тому моменту, и запоздало узнал Орлу и Йураса.

— Ага… ну, дело молодое… купаться вдвоём ранним утром - самое то…

— Кажется, зря я рассказала Орле о наших с тобой купаниях… - Нан улыбнулась виновато и мечтательно.

— Купаниях… - я не сразу сообразил. - Чего?!. - в ужасе завопил.

— Того! - Нан была смущена, но не очень. - Орла наша - как ты там говорил? - падаван. А учитель не может отказать ученику в совете. Даже в таком. Тем более что ты назначил меня психологом.

— А они не слишком…

Нан ухмыльнулась.

— Они оба старше нас, забыл? И вообще, если бы не глупое столкновение в Лихолесье с тем суккубом, они бы давно уже поладили. А сейчас… и хочется, и колется.

Мы отошли в сторонку, благо туман был достаточно густой - и искупались сами. Вода была парное молоко, наши обнажённые тела словно парили в тёплом воздухе. Я невольно прислушивался, ожидая услышать эльфийский вариант "дас ис фантастиш", но туман ко всему прочему ещё и звуки глушил.

Нан подплыла ближе.

— А давай им пример подадим… - в её глазах прыгали чёртики. Мы обнялись, целуясь, ушли под воду, вынырнули. Река поддерживала, я опустился ниже, Нан приподнялась, опираясь мне на плечи. Застонала сладко, впиваясь ногтями, запрокинула голову.

И сказала разочарованно:

— Блин!..

— В чём дело, что не так? - удивился я.

— Спугнули.

Об учениках‑то я уже успел забыть.

— Да и фиг с ними, с трусишками, - Нан тоже выкинула из головы. Вода плескала между наших тел, становилась горячей…

— Давай на берег, - от этого безумия девушка очнулась первой. - Скоро рассвет.

Я неохотно попылыл вслед за ней. Мы поплескались ещё немного, вылезли, обсушились заклинанием и оделись.

Шум реки уже пробивался через туман. Орла и Йурас вынырнули навстречу нам из кисеи. Смутились, церемонно склонились.

— Вэй Серый, Нанджи… - и шарахнулись испуганно от моей перекошенной хари. Вообще‑то я пытался насмешливо улыбнуться.

Нан внимательно разглядывала их, особое внимание уделив одеждам и волосам. Йурас смутился до невозможности, Орла тоже залилась краской, но надменно вздёрнула нос, с таким же демонстративным интересом изучая нас. Мокроволосые, в сухой одежде - ясно, в эдемских костюмах купались. Правильно, так и надо!..

— Ну и как водичка? - ехидно осведомилась Нан.

— Ничего, - ответствовала Орла с достоинством. - А ваша?..

Я едва не заржал. Впрочем, ученица тут же поняла глупость спрошенного и снова принялась краснеть.

— Очень хорошая, - Нан улыбнулась.

Прекрати дразнить девчонку!..

Вот именно - девчонку. Ничего не было! - сказала Нан.

По мне, так целомудренно купаться голыми - это всё‑таки кое‑что, или даже что‑то!..

Нан хмыкнула.

Да, удивительно странное времяпрепровождение!.. кажется, мы с тобой так никогда не развлекались, надо бы попробовать. Я имею в виду - только купаться, и ничего больше.

Наверное, я не смогу… - печально сообщил я. Но попробовать всё равно стоит.

Попробуем, - улыбка Нан обещала.

Йурас старательно смотрел под ноги. Девушка косилась на нас - дерзко, но вместе с тем виновато.

Я вдруг почувствовал себя отцом взрослой дочери. Но если они попросят благословления, это будет уже слишком!

Особенно после того, как мы "подавали пример"!

Мы пошли к месту стоянки. Холодный ветерок подул с реки, раздёрнул туман. Вэйри ворочались, просыпаясь. Безмолвными часовыми возвышались "горцы". Затеплился костёр.

Никто так и не заговорил о снах, словно боялись разрушить сказку грубыми неуклюжими словесами. Достаточно было взгляда, понимающей улыбки. Каждый спавший в эту ночь на берегу реки, получил свой кусочек волшебства Реки.

Коротко перекусив, мы наполнили фляги, закинули рюкзаки на плечи, проверили груз на "горцах" и двинулись домой.

Дэв решил сократить нашу дорогу, да так, что мы прибыли на Полигон незадолго до заката следующего дня.

И меня сразу ошарашили новостью, да такой, что я онемел.

Обретя дар речи, тут же воспользовался им, чтобы познакомить присутствующих с несколькими русскими выражениями. Значения их никто кроме Нан не понимал, но по интонации смысл угадывался. Дайрим хмурился, нервно трогая стрелкомёт на запястье, Валья смотрела на него, на подругу. Жасмин же бесстрастно глядела перед собой.

— Да вы что, совсем охренели? - прорычал напоследок я.

— Это случайность. Я виновата, - спокойно сказала женщина. Не только вину признала - моё право распекать её. Склонённую голову меч не сечёт, я тут же остыл и вспомнил, что передо мной всё‑таки Архимаг.

— Что мне в твоей вине, - буркнул я. - Как это произошло?

— Прививка, - сказала Жасмин.

— То есть? Он же переносил наркотик правды!..

Архимаг вздохнула.

— Не та прививка. Болтай–трава на него и в самом деле действовала. А вот при попытке залезть к нему в голову я наткнулась на жёсткий блок. Ментальная прививка, понимаешь? Сама едва не сдохла, - она потёрла лоб. Я и раньше заметил, что женщина выглядит не лучшим образом, и решил, что она просто заработалась. - А ему просто мозги выжгло.

33

— Здесь?

Я повернулся к небольшому холмику, последнему прибежищу падре Мигеля. На нём уже росла трава и какие‑то кустарники. Могильного камня, как пилот Равек, падре не удостоился.

Жасмин виновато кивнула.

— Ладно, - пробормотал я. - Что сделано, то сделано. О чём ты, кстати, хотела его спросить?

— По большей части об оружии. Вот держите, то, что я сумела выведать, - на наши импы свалился архив, в основном с описаниями разнообразных типов оружия и его характеристик, разве что без рисунков. Ещё были упоминания о транспорте и воинских структурах. - Подумала, что толку в словах и решила залезть ему в память и посмотреть своими глазами… то есть его глазами… то есть…

Она окончательно смешалась и опустила глаза, и мне окончательно расхотелось её ругать. Валья и Дайрим заговорили, отвлекая, о нашем путешествии, хотя женщина и без того получила все данные - удобно всё‑таки иметь встроенное в башку радио.

Жасмин действительно оживилась, но отчего‑то не изъявила желания наброситься на трофеи немедленно.

— Есть ещё кое‑что, - сказала.

Я чуть не поинтересовался, что она ещё натворила, Нан вовремя заткнула, рявкнув телепатически.

— Прибыли люди из других посёлков.

— И что им здесь надо? - поинтересовался Дайрим не слишком гостеприимно. Я, впрочем, был согласен с ним - ещё свидетелей не хватало нашего научно–магического прогресса. - Надеюсь, пленников им не показывали?

— Нет. Я их заперла, а потом прирастила комнаты, и… в общем, они теперь могут спокойно жить, не выходя наружу, - последние слова Жасмин произнесла с сомнением, но я не стал заострять на этом внимание. - А что им здесь надо… стрелкомёты.

Я хотел спросить, с каких пор мы бесплатно раздаём оружие, и вспомнил. А ведь действительно раздаём!.. хотя отнюдь не бесплатно.

— Что, первые пожелавшие заработать?

Жасмин кивнула.

— И вы пойдёте со мной объяснять, в чём суть работы, за которую столь щедро платят, - конечно, мне показалось, что эту фразу женщина произнесла со злорадством. Ведь Архимаг не может злорадствовать, не так ли?

Гостей было видно издалека. Они изумлённо оглядывались вокруг, шарахались от оплетаев и вообще напоминали провинциалов, впервые приехавших в город. Из глухой деревни - сразу в шумную и суетную Москву. Рядом стояли здешние жители, поглядывали с превосходством и даже некоторым столичным снобизмом.

Мы подошли довольно близко, прежде чем на нас обратили внимание. Гости подскочили, схватились за оружие. Неудивительно, я и Нан по–прежнему щеголяли в броне, а я ещё и в широком капюшоне.

Кажется, Жасмин отдавала инициативу нам.

— Гостям - добро пожаловать в Хидон, жителям посёлка - мы вернулись и приветствуем вас, - сказал я. Выслушал нестройный хор ответных приветствий. - Хидон знает, гостям же сообщаю, что какое‑то время назад мы обнаружили новый посёлок… вернее, старый, очень старый. Агуали. Прибывшим - кто‑нибудь знает, где он находится?

Вэйри переглядывались, переговаривались негромко.

— Совершенно верно, - без импа я бы чёрта с два услышал, что кто‑то негромко помянул Лихолесье. - Агуали находится на краю Лихолесья.

И возникла тишина.

— И я предлагаю вам этот посёлок.

— Но… - вякнул кто‑то и затих.

— Да? - я ободряюще улыбнулся, но добился противоположного результата. Спросившая девушка шарахнулась. Нан ободряюще улыбнулась ей, и она малость отошла от малоприглядного зрелища.

— Но ведь… Лихолесье, - вымолвил ещё кто‑то с опаской.

Вообще‑то я ожидал, едва будет озвучено это слово, народ потихоньку–потихоньку потянется с площади под Древом Хидона. Но никто не ушёл.

— Лихолесье, - повторил я. - Мы там были. И это не смертельно.

— Быть там можно, - возразила высокая женщина, властной повадкой похожая на Жасмин. - Жить нельзя.

— Но можно приспособить те земли к жилью.

— Как?

— Вы не поверите, - я улыбнулся. - Но чувствами, противостоящими Тьме, можно многое сотворить.

Раньше мне и в кошмарном сне не привиделось бы, что придётся вот так рассказывать паре десятков людей, подростков и взрослых, откуда берутся дети… то есть в чём суть будущей "осады" Лихолесья. Все смутились, кто‑то принужденно рассмеялся, кто‑то глядел так, словно подозревал розыгрыш, хотя у вэйри это было не в чести.

— Вы серьёзно? - женщина внимательно поглядела на меня, на Жасмин. - И что, оно… это действо… действительно оказывает такое воздействие? Фу ты, я хотела сказать…

— Оказывает, - заверила наш Архимаг.

— Сами проверяли? - вопросил кто‑то с ехидством.

— Сами, - ответила Нан спокойно и взяла меня за руку. - Вы сможете увидеть действие… гм, действа, если прогуляетесь с нами до Лихолесья.

— Не сегодня, - поторопился я добавить. - Скажем, завтра с утра. А до той поры - располагайтесь. Или уходите, если вы…

Я осёкся, но так, чтобы непрозвучавшее слово отчётливо повисло в воздухе.

- …Не желаете сменить уют на риск и непомерный труд, - собственно, это было то же "струсили", и все это поняли.

— Прям уж - непомерный, - пробормотал кто‑то. Другие поддержали: - Тоже мне - труд.

Я ухмыльнулся:

— Ну, это сначала нас… тех, кто решит остаться, ждёт радость и удовольствие. Не думаете же вы, что лишь, гм, этим самым можно подвинуть границы Лихолесья? Придётся и серьёзно трудиться, и рисковать.

Жасмин ловко перехватила внимание толпы, заговорила, ответив на несколько вопросов, а потом развела всех по местам - вернее, вызвала оплетаев. Ну и впечатлились же гости, когда эти новые куклы, действуя вполне сознательно и даже говоря с ними, принялись показывать квартиры.

— А они случайно не разбредутся и не увидят ничего им не положенного? - поинтересовался я вполголоса.

— Нет. Компьютер посёлка за ними следит, - ответила Архимаг.

Тут к нам подошли трое - высокая женщина, мужчина на голову её пониже и ещё одна женщина ниже на голову уже его. Со стороны троица выглядела забавно.

— Нашего достойного мужа именуют Реджи Тхим, - представила спутника высокая женщина.

— Мои жёны, Хана и Амели, - мужчина поклонился, представляя поочерёдно высокую и маленькую.

— Жасмин Хидон, - представилась наш Архимаг.

— Нанджи Наур–Серая, - отрекомендовалась Нан.

— Серый, - буркнул я. - Просто Серый.

— Приветствую, - Хана, та самая высокая, что заявила о непригодности Лихолесья к жилью, нахмурилась, пытаясь истолковать нарушение этикета - мы представились сами, а не предоставили назвать друзьям имена друг друга. Вторая жена заметно сутулилась, опуская лицо, капюшон так и не откинула. Я даже заподозрил, что женщина из людей и пытается скрыть это.

Амели ещё ниже опустила голову, ощутив мой внимательный взгляд. Хана и Реджи, напротив, смотрели в моё покорябанное лицо с каким‑то болезненным интересом. Потом переглянулись и, видимо, перекинулись парой фраз на Тихой Речи.

— Видите ли, мы издалека, - Реджи и начал издалека. - И слухи, должно быть, слишком исказились по дороге к нашему далёкому посёлку. Говорят, что в могущественном посёлке Хидон пещера в корнях дерева исцеления представляет собой нечто… особое. Что в ней могут исцеляться сразу несколько вэйри.

— Быстро слухи разбегаются, - пробормотал я. - Трансформация завершена недавно, а все уже…

А не сказал ли я лишнего, подумал Штирлиц и благоразумно заткнулся.

— Так это правда? - поинтересовалась Хана.

— Да, так и есть, - подтвердила Жасмин.

— Тогда отчего вы не убрали эти шрамы? - бухнула Хана невежливо.

Угу, сейчас. Уже ложусь в капсулу убирать. Исчезни следы ожогов, и сразу станет понятно, что я к расе вэйри не имею никакого отношения. Жасмин, которая была в курсе моей тайны, с интересом ждала, как я выкручусь. Хана краснела, осознавая свою бестактность.

— Глаза не пострадали, - пробурчал я. - А остальное зажило. Количество капсул всё‑таки ограничено, и возможно, кому‑то понадобится срочная помощь, а "яйцо" будет занято мною. К тому же я не могу позволить себе терять даже несколько дней.

34

— Но… - Реджи неопределённо помахал рукой около своего лица.

— Он весь в делах и хлопотах, знаете ли, - сообщила Нан. - Именно за это я его и люблю. А не за внешность.

И она преспокойно взяла меня за руку.

Троица казалась шокирована таким откровенным проявлением чувств… но тут Хана тоже взяла вторую жену за руку. Амели слабо вспикнула, попыталась вырвать ладонь.

— Мы тоже любим её такой. Но у неё, к сожалению, как раз…

Амели, оставив попытки вырваться, стянула свободной рукой капюшон. Нет, таких кошмарных шрамов, как у меня, не было. Лишь несколько скромных оспин на щеке слева, бледная черта на ухе - похоже, было разорвано, и…

— Глаза пострадали. Глаз.

Амели смотрела на нас единственным видящим, другой чуть косил и не менял цвет.

Жасмин молча сделала знак подойти. В её манерах появилось что‑то от Вальи, с которой она сейчас говорила на Тихой речи и которая воспользовалась глазами подруги, чтобы взглянуть на пациентку.

— Так, так, - женщина взяла Амели за лицо, покрутила туда–сюда, ощупала оспины, аккуратно оттянула пальцами веко. - Очень мило… то есть, разумеется, плохо. Как это случилось?

— Равнинники. Нет, не доспешные вроде… - Реджи покосился на меня, - другие, дикари. Со своими железными громыхалками.

Я запросил у Нан подробности, та пожала плечами и переадресовала запрос Жасмин. Архимаг скинула информацию, и я чуть не забранился в голос, вместо этого мысленно зарычал на Жасмин - почему раньше не рассказала? Архимаг резонно возразила - откуда ей было знать, что мне это интересно? Тут уж я обхамил придурком самого себя, что не удосужился узнать.

— А у вас не найдётся их трофеев? - поинтересовалась Архимаг у наших гостей.

— Трофеев? - переспросила Хана. - Это каких? И зачем?

— Ну, этих самых громыхалок - не помешало бы.

— Нет. Реджи собрал товарищей, и мы сложили всех чужаков в одну яму, посадили сверху неудержку. Железяки тоже туда покидали.

Я всё‑таки коротко ругнулся по–русски. О порохе уже думал. Синий колодец может синтезировать взрывчатку из гранат, которые мы добыли из Железного Человека. Но она слишком сильна, чтобы использовать её даже в примитивных ружьях.

Также компьютер производственного комплекса может создать вещество по заданной химической формуле… вот только я её не знаю. Состав пороха известен - уголь, сера, селитра. Но для компьютера это лишь слова, значения которых он не знает.

Ну, уголь - понятно. Каменный в земле поискать, древесный из деревьев выжечь. А сера? вряд ли древесная или там ушная. Селитра? белые крупные кристаллы в пластиковых мешках.

Достаточно, чтобы ответить на уроке химии, заполнить буквами белые клеточки кроссворда… но создать разрушительное зелье эти знания мне не помогут.

Порох, нам нужен порох!.. Хотя бы дымный, судя по описанию Жасмин - громыхалки людей громыхают именно с его помощью.

- …Что ж, это будет нетрудно исправить, - небрежно сказала Жасмин, закончив осмотр.

— Я снова буду нормально видеть? - прошептала Амели.

— Что вы хотите взамен? - Хана подошла к вопросу делово. Реджи, похоже, потерял дар речи.

— Вас, - коротко уронила Жасмин. Повернулась и пошла.

Мы переглянулись. Амели, кажется, готова была возражать, но подруга потянула её за руку, и все пошли следом.

— Что значит - нас? - вполголоса поинтересовался Реджи.

— Нам остро не хватает людей, - пожаловался я. - Даже в Хидоне их немного, а теперь, когда в перспективе у нас появится ещё один посёлок… сами понимаете, семейство из трёх человек лишним не будет.

— Разумеется, вас никто не заставляет, - сказала Жасмин. - Подумайте, посмотрите… пока Амели выздоравливает, вы вольны подумать над вашим решением. Потом скажете, уйдёте вы или останетесь.

Разумеется, этаким заявлением Жасмин накрепко привязала семейство к Хидону.

— Хорошо, - растерянно сказала Амели.

— Сюда. Осторожно, спуск.

И я едва не загремел костями по нему, когда неясное беспокойство оформилось наконец в мысль. Там ведь в одной из капсул - Фридрих, громадный голый черномазый орк!..

Не беспокойсь. Валья затенила оболочку капсулы, - Нан мысленно озорно хихикнула. Её дочери вдруг проявили слишком большой интерес к анатомии орков.

— Сюда, - холодно сказала Жасмин. - Снимай одежду.

— Что? - переспросила Амели.

— Можешь не раздеваться, - Жасмин отвернулась и прикоснулась к обнажённым нервам дерева, подключаясь к компьютеру медицинского отсека. - Только биозоль её сожрёт.

— Что сожрёт? - Амели неуверенно взялась за ворот, я решил, что моё присутствие неуместно и направился к выходу.

Скоро меня догнала Нан.

— Думаю, они наши с потрохами, - прошептала, я согласно кивнул. - Вообще‑то Жасмин никогда не отказывала калекам. Правда, некоторые здесь жили чуть ли не по полгода, ожидая их очереди на восстановление. Только тяжёлых принимали вне очереди.

Она помолчала.

— Сёстры как‑то сказали мне, что дважды Валья не смогла спасти чужую жизнь. Когда "яйцо" было занято, и раненые или больные не смогли дождаться его освобождения. Печально это всё. Будь у нас… то есть у них, у Хидона, уже тогда три добавочных капсулы, может быть, никому не пришлось бы умирать…

Желая развеселить погрустневшую девушку, я обнял её, и тут по закону всемирного свинства снизу послышались голоса.

- …Скоро мы будем знать точно, сколько именно, - сказала Жасмин. - Но я уверена, что не больше десяти дней. Эти штуки, дробь? - свинцовые шарики ударили на излёте, и лишь чуть повредили. "Яйцо" всё уберёт и заживит.

Реджи и Хана кивали, словно китайские болванчики. На их лицах вспыхивали улыбки.

— Вы можете прожить эти дни в посёлке, - продолжила Архимаг, - или…

— Конечно, мы сочтём за честь участвовать в ваших действиях!.. - восторженно отозвался Реджи. - Вэй Жасмин, располагайте нами!..

Хана кивнула.

— Кстати, я недавно была рядом с Лихолесьем… мне кажется, оно… ужалось, что ли?..

Мы, трое хидонцев, переглянулись.

— Да, - сказала Жасмин. - Это результат наших усилий.

— А ну как безумный дух попытается нам отомстить?

— Мрэков бояться - в лес не ходить, - ответил я, отметив это "нам". Сдаётся мне, мы сделали удачное приобретение.

Пока мы толкали речь перед гостями и устраивали женщину в "яйцо", наступил вечер. Мы раскланялись, заверяя друг друга в совершеннейшем почтении, Жасмин вызвала близняшек, поручила им устроить Реджи и Хану и приглядывать за третьим членом семьи.

И мы отправились на Полигон.

Участники экспедиции не торопились отдыхать. Гром и Валья, не давая себе роздыху, принялись разбирать трофеи, Дайрим пытался в одиночку обновлять чары защитной звезды, Йурас, Райо и Орла возводили стены из древесной массы и активно путались у остальных под ногами.

Агрегаты, снятые с истребителя, рассортировали, наметили план грядущих исследований. Волшебники радовались как дети, заполучившие новую игрушку.

— Надеюсь, будет толк, - пробормотала Нан, она с одобрением оглядывала суету.

— Будет, - заверила Валья. - У меня уже есть с десяток…

Не договорив, ушла. Нан лишь головой покачала, глядя вслед. Мне тоже не понравился энтузиазм женщины.

— Справится, - уверенно сказала Жасмин. Она подошла к Дайриму, который продолжал мучиться со звездой, положила руку ему на плечо, ловко подхватила чары и поставила на место. Я восхищённо покачал головой. Сам мог лишь определить, в порядке то или иное волшебство, ощутить его гармонию, но понять, что она делала, было за пределами моих возможностей.

Мастер, что ни говори.

Архимаг и просто маг о чём‑то заговорили, жаль было их перебивать, но я подошёл и принялся выспрашивать. Жасмин и Дайрим рассказали мне о том, что я ещё не знал.

Оказывается, дикари, вооружённые железными палками с громом, время от времени проникали в Лес, чтобы взмутить воду одного из ручьёв, добывая с помощью странных приспособлений жёлтый песок.

35

Тут я снова ощутил желание как следует выругаться.

— Золото, - с уверенностью сказал. - И вы молчали!..

— Ты не спрашивал, - Нан пожала плечами.

— Золото, мягкий жёлтый металл? - нахмурилась Жасмин. - А на что он вообще годен? Ток проводит, чары держит хорошо. И… - она задумалась.

Какое‑то время я пытался объяснить, что такое золото для людей, и лишь уверил собеседников в том, что они знали и раньше - все равнинники сумасшедшие…

Глава восьмая. Золото

— Золото, - пробормотал я, просыпаясь. - Манит нас… как всегда, обманет нас… Нет, не помню.

— Чего? - Нан зевнула и вопросительно уставилась на меня.

— Снилась какая‑то чушь. Как будто я плаваю по ручью, мутю… мучу… взбаламучиваю воду и пытаюсь поймать золотинки пальцами, - я перебросил ей сумбурное воспоминание о сне.

— Золотая лихорадка, так, кажется? - Нан хмыкнула. Встала, уронив с себя одеяло, потянулась. Я тут же прикинул, чем можно занять час, оставшийся до времени, которое уже можно считать началом рабочего дня.

— Может быть, хватит? - Нан без труда прочла мои мысли. - А то станем… какое слово ты там… маньяками!..

— От избытка этого нельзя стать маньяком, - сообщил я тоном эксперта. - Вот наоборот запросто. Как говорят, все болезни - от недо… статка!..

Туман плотно обложил посёлок, и сверху и снизу - белая пелена. Сырой ветерок свивал этот туман, нёс мимо. В кои‑то веки мы ночевали в посёлке, а не на Полигоне.

— Мы как будто летим через облака, - сказал я, вдыхая воздух пополам с водой. Нан посмотрела вопросительно, я вспомнил и показал девушке кусочки своей памяти и впечатлений от нескольких полётов на самолётах.

— Здорово, - вздохнула она. - Представляешь, если тот самолёт можно будет восстановить?

— Это было бы слишком хорошо, - я покачал головой, вспомнив сломанное крыло, перекошенный колпак кабины.

— Жаль, твоей Джулии нет…

Я с изумлением посмотрел на любимую.

— Сам же говорил, она знает всё о самолётах, - Нан пожала плечами. - Может быть, помогла бы построить.

— Интересно, а зрение регенерационная капсула может исправить? - задумался я. Юлька ведь за такое бы душу продала.

— Кстати, о капсулах, - из тумана вынырнула Валья. - Пора освобождать орка. И лучше сделать это сейчас… пока гости не проснулись и не поинтересовались, что делает представитель несуществующей расы у нас в посёлке.

Мы переглянулись и вскочили.

Передняя прозрачная стенка обиталища орка помутнела, словно покрытая изморозью. Как будто перед нами была не регенерационная капсула, а анабиозная.

Валья легко тронула крышку капсулы, и от места прикосновения стала разбегаться прозрачность. Близняшки стояли наготове, одна держала одежду, вторая нервно теребила ошейник, от которого отчётливо несло недоброй магией. Жасмин решила перестраховаться.

Валья снова прикоснулась к "яйцу", что‑то булькнуло, и розовая жидкость стала уходить из капсулы. Полилась вода, смывая остатки, потом крышка отошла в сторону. Фридрих зашевелился, открыл мутные глаза, двинул челюстью.

Девушка прянула вперёд и защёлкнула ошейник на могучей шее. Руки орка дёрнулись… и он выпучил глаза на здоровую кисть. Неуверенно пошевелил и тут же перекосился - её свело судорогой.

— Разум отвык, - сообщила Валья. - Тебе придётся заново привыкнуть к тому, что у тебя опять две руки.

Голос её был холодно–доброжелательным. Фридрих очумело уставился на неё, двинулся и чуть не вывалился из капсулы. Валья забрала у дочери одежду, бросила ему под ноги. Мы ушли в коридор, оставив его приходить в себя.

Скоро чернокожий выбрался, пошатываясь из стороны в сторону и щурясь на свет. Он всё покручивал рукой.

— Что… зачем?.. - поинтересовался, завидев меня.

— А вот захотелось, - буркнул я.

— Я скорее ожидал смерти за свой побег… - тут чёрное лицо выразило тревогу.

— Но она пришла к другому, - подтвердил я его опасения, не спеша сообщать, что побег здесь вообще‑то ни при чём. Фридрих выпрямился, сжав руки в кулаки, шагнул ко мне.

Я прищурился.

Орк остановился. Размышляя, пошевелил бровями - вернее, тем местом, где они отрастут потом, пока же на его теле не было ни одного волоска. Фыркнул и прошёл мимо нас к выходу, завертел головой, определяясь с местоположением.

И почти бегом устремился в сторону тюрьмы.

Валья!.. - позвала Жасмин через некоторое время.

Да, - я закрыл глаза, подключаясь к "жучкам", что целительница установила в месте заключения людей. Двери узилища раскрылись перед ним.

Марк, завидя орка, вскочил с радостным воплем и чуть не собрался повеситься на его шее. Чем улыбнулся меланхолично, но было видно, что он тоже рад видеть чернокожего. А потом оба уставились на руку товарища.

— Это что?

— Рука, - поведал Фридрих.

— А… откуда она?

— Эти подарили, - он ткнул большим пальцем "подаренной" руки куда‑то за спину.

— Мы думали, тебя тоже убили, - сказал Марк.

— И я так думал, - орк оскалил крупные белые зубы, - пока не очнулся невесть где и с полным комплектом конечностей.

Он осёкся. Оглянулся.

— "Тоже убили"? - переспросил. - А… где папаша Мигель?

Люди переглянулись. Кажется, они чувствовали себя виноватыми перед церковником.

— Хотелось бы мне знать, - пробормотал Чем.

— Они его куда‑то дели.

— После нашего побега?..

— Нет, позже.

Фридрих постоял, нервно дёргая ошейник.

— Спрошу… - метнулся к двери, но та и не подумала открыться перед ним. Орк обрушил кулак, дверь лишь чуть дрогнула.

— Оставь, - негромко сказал Марк. - Нас теперь не выпускают.

— Как? - потребовал ответа орк. Марк пожал плечами.

— Его несколько дней уводили и спрашивали. С помощью болтай–травы. А потом однажды не вернули.

— Так может, он где‑то… - орк неопределённо покрутил новой рукой. - Как я?..

Марк покачал головой.

— Я почувствовал его смерть. Плохо он умер, - парень нервно потёр висок. - Но уж лучше он, чем ты…

Марк замолчал, поняв, что ляпнул неподобающее. Священник против орка, кто больше заслуживает жизни?

Полигон просыпался. Оплетаи начинали свою суету, где‑то вполголоса ругалась Жасмин.

— Тихо ты! - прошипел кто‑то рядом. Нет, не рядом, просто аудиосенсоры биокомба поймали и усилили звук. - Осторожно, где‑то здесь Серый и Нанджи!

Я узнал голос Йураса. Нан подняла брови, кивнула в сторону кустов.

— А что, они действительно такие сердитые? - робко спросила Ваэлли. Или Вэллаи. Мы незаметно шли на сближение по кустам.

— Сердитые… Знаешь, я бы предпочёл налететь одновременно на бабку, дядю, Архимага, Грома и твою мать. Нам давно следовало быть на тренировке, и если они заметят, что вместо этого мы шляемся по кустам…

— Ругать будут? - прошептала девушка.

— Если бы… Ругань - чего тут страшного… А вот они… Серый взглянет - как ортикой жиганёт! Знаешь, как он однажды наказал одного парня? Тот в чём‑то провинился, а Серый его уличил. Не стал ругать, а просто сказал - доложи Дайриму о своём проступке.

Девушка согласилась, что это самое странное и страшное наказание, о котором она только слышала.

— И что?

— Как - что? Доложил. И о том, кто ему приказал доложить. Дайрим даже отругать его забыл. Только рот открывал.

Нан пихнула локтём. Я скорчил гримасу и пожал плечами - уже и думать забыл о том случае.

— А Нанджи ещё хлеще - посмотрит этак насмешливо–понимающе… что мурашки по телу!.. Она мысли читать умеет.

Я посмотрел на Нан, поднял руку, целясь локтём. Девушка вздохнула скорбно и повернулась, подставила бок, чтобы мне было удобнее.

— Мысли читать никто не умеет, - робко возразила девушка.

— А ты попробуй соврать в её присутствии - хоть немного.

Я наконец разглядел их через зелень. Нет, по кустам молодёжь шлялась вовсе не за тем, что я подумал. Двое медленно шли, поводя перед собой лозами, словно нашаривая перед собой что‑то невидимое. Я сообразил, что они используют свои лозы… как лозы. То есть что‑то ищут, как на Земле лозоходцы ищут воду, или древние клады, или аномальные зоны.

36

— Если мы ещё немного опоздаем, нас точно засекут, - вздохнул Йурас. - Шла бы ты. Спасибо, что вызвалась помочь.

— Скажи лучше, ты не хочешь, чтобы Орла не узнала, что ты гулял со мной, - подколола его девушка.

Йурас покраснел.

— Да ладно. Если что, я ей скажу, что мы случайно пересеклись, - великодушно заявила близняшка. Надо же, Орла, оказывается, ревнива.

— Спасибо, - буркнул парень. - Но тебе бы лучше действительно…

Нан бесшумно возникла перед ними.

— Вэй Йурас!.. и… Вэллаи, так? Доброе утро, - приветливо сказала.

Девушка подскочила и пискнула, с ужасом глядя на нас. Йурас едва не уронил лозу, таращился и открывал рот, но не смог издать ни звука.

— Доброе утро, ребята, - я с трудом сдерживался, чтобы не заржать.

— Доброе утро, - тон Йураса отрицал сказанное.

— Доброе утро, вэй Серый, вэй Нанджи, - голос девушки сорвался в фальцет. Вэллаи умоляюще покосилась на товарища, но тот снова как язык проглотил.

— Как дела? - спросил я.

— Хорошо, - неубедительно соврал Йурас. - Вот, мы здесь… гуляем.

— Ага, гуляем, - бормотнула девушка, заливаясь краской до кончиков ушей.

— И что‑то ищете? - невинно спросила Нан.

Йурас икнул. Вэллаи вжала голову в плечи. Двое заговорщиков переглянулись, смиряясь с неизбежным.

— Аккумулятор, - буркнул Йурас. - Невесть куда запропастился.

Я подобрал с земли челюсть.

— Ты ухитрился потерять целый аккумулятор?

— Нет, не технический. Магический.

— Магический аккумулятор, - пробормотал я. - Ага, ясно.

— Он не опасный, - поторопился сказать Йурас. - Примерно вот такой золотой накопитель, - продемонстрировал мизинец. - Вчера для стрекозок делал.

Он болтал, посматривал с затаённым ужасом, видимо, ожидая, когда я прикажу ему рассказать Жасмин о пропаже.

— И здесь тоже золото, - сказал я. - Для чего делал?

Парень окончательно приуныл. Полез в сумку и достал какую‑то конструкцию из веточек и тонкого блестящего биопластика. Мы встали плотнее.

Кажется, я знаю, что это такое, - пробормотал я. Сбросил Нан воспоминание - Джулия открывает пакет, в котором примерно то же самое - проволочки, плёнка, механизмы…

— Вот, - Йурас что‑то нажал, подкрутил, вещица зашевелилась. Тонкие жгуты псевдомускулатуры ставили ветки на свои места. Через какое‑то время в руке у него оказалась… авиамодель, как я и думал.

— Там, на реке Дэва, - сказал парень, - я смотрел на этот самолёт и думал… а потом видел сны. Механизмы для полёта. Не боевые. Вэйри во снах летали для собственного удовольствия. И… вот.

От покрутил в руках небольшую, с локоть длиной, механическую стрекозу. Я присмотрелся к её крыльям.

— Пока не получается хорошо. Постоянно врезается в деревья. А теперь я ещё и золотой аккумулятор потерял.

— А она… оно… гм, это… летает? - спросил я, разглядывая длинные крылья.

— Не совсем, - ответил Йурас. - Уж сколько я стрекоз поймал и птиц съел, пытаясь разобраться в том, как они летают…

Парень вбросил магию в стрекозу. Та встрепенулась, бжикнула крыльями раз, другой, и они превратились в размытый круг. Я восхитился. Насколько прочен биопластик и сильны синтетические мускулы!..

Стрекоза сорвалась с места, взлетела, обошла одно дерево, другое, и с хрустом врезалась в кустарник.

— Вот так всегда, - виновато сказал Йурас. - Деревья она узнаёт, а кустов не понимает.

Он с помощью лозы выпутал аппаратик из веток, уныло разглядел сломанные тяги.

— Ну вот, теперь сращивать…

Я похлопал дерево по коре, и она пошла волнами под пальцами. Первая попытка не удалась, выросло что‑то вроде абстрактного двухлепесткового цветка. Пришлось просить Нан. Девушка, приняв мою мысль, усмехнулась и ласково погладила дерево.

Через минуту выросшая ветка приняла требуемую форму. Я осторожно сломал её у основания.

— Держи. Что это, по–твоему, такое?

Йурас повертел в руках детскую игрушку - небольшой двухлопастный винт на длинном стержне.

— Похоже на те штуки, вёсла, - вопросительно посмотрел на меня.

— А это вёсла и есть, - усмехнулся я. - Только для воздуха.

Зажал длинный стержень между ладонями, покрутил.

— Чувствуешь ток воздуха?

Все по очереди подставляли ладони под слабое дуновение. Я с силой крутанул стержень.

Игрушка взлетела в крону кустарника. Вниз порхнули сшибленные листья. Йурас вякнул что‑то, провожая взглядом её полёт.

— Понял? - поинтересовался я.

— Да!.. - восторженно завопил Йурас и сделал попытку штурмовать куст, чтобы вызволить застрявший "вертолётик".

— Не забывай, у нас ещё занятия.

Кажется, энтузиаст аэромоделирования чихать хотел на все занятия.

— Так я выключаю тебя из Стражи? - уточнил я, когда понял, что он меня едва слышит.

— Что? А, да, конечно, спасибо… - отмахнулся он и вдруг застыл столбом. - Чего? Ну уж нет!..

— Тогда… - я кивком предложил ему идти впереди.

Вот ведь… мечтатель, - сказала Нан. Кажется, с твоей Джулией он бы живо нашёл общий язык.

А я подумал о другом. Что, если такие стрекозки… ну, не такие, конечно, а нормально летающие, - понесут на себе, например, гранаты? Будет немногим хуже, чем фениксы Орлы.

Бр–р-р!.. - Нан передёрнулась. Ох уж эти мужчины. Всё бы им опасные игрушки.

Жизнь такая, - я пожал плечами.

На тренировках присутствовали гости, и мои подопечные, кое‑как освоившиеся с боевыми ухватками, при свидетелях снова стали "деревянными". Позор и поношение!.. Мне пришлось злым шёпотом пообещать страшные кары, вроде тысячи "упал–отжался".

Гости вполголоса переговаривались, они не понимали, какой прок в этих "кривляниях". Я подметил тех, кто обозвал так упражнения.

Нан?

А давай.

К концу тренировки мальчишки и девчонки готовы были свалиться с ног. Но не свалились. Надо было держать марку перед наблюдателями–гостями, и вообще - зря я, что ли, гонял их перед этим?

— Купание, обед и отдых, - велел я кратко, одновременно отдавая приказ по импланту. К тренировочной площадке приблизились оплетаи, изображающие "мишеней" - таких, которые и сдачи могли дать. Ученики, почуяв что‑то интересное, уходить не спешили. Я уже хотел рявкнуть, разогнав.

Ты сам только что был зол оттого, что они при свидетелях чувствуют себя скованно, а сам‑то!..

Одно дело - ученики, которые, конечно, ещё хлипки, но уже вполне могут подметить чужие ошибки, другое - гости, которым всё это кажется бесполезным дрыгоножеством и рукомашеством, - ответил я Нан. Впрочем, она была права, и рявкать я не стал.

И - начали!..

Потом мы просматривали запись - в компании целителей и наших гостей. Кажется, мы здорово их впечатлили.

Мы и сами себя впечатлили.

Используя неровности рельефа, кусты и элементы полосы препятствий, мы подкрадывались сзади, демонстрируя скрадывание сторожей, пускали в ход бесшумные клинки… или открывали пальбу.

Двое в хитинах двигались со скупой безжалостной грацией, разя биомечами, лозами, магией, прожигая путь огнём из бластеров или огнешарами. Иллюзии валились нам под ноги, призрачная кровь разлеталась во все стороны, серый огонь стелился по земле. Вполне себе реальные оплетаи разлетались в стороны, опалённые или разрубленные на части.

Словно сцена из невероятного фантастического боевика… Мне пришлось приложить усилие, чтобы поверить - эти двое мы и есть.

Вы, пожалуй, лучшие бойцы клана… может быть, и Леса, - протелепатировала Валья, тоже присутствовавшая на просмотре. Только не зазнавайтесь.

Не зазнаться было мудрено. Гости посёлка таращились теперь с восторгом и опаской, спрашивали, разве что автографы не просили. Мы отвечали на вопросы, в конце концов удалось отвертеться, сославшись на усталость. Вежливые вэйри тут же оставили нас в покое.

37

Нан, что с нами происходит? - спросил я растерянно. И понял. Наше тао, телепатическое единение достигло нового уровня. Мы действовали как единый организм, предугадывали движения друг друга.

Как во время секса, - Нан раскраснелась после боя, её глаза пылали жёлтым огнём, щёки горели. Я понял, что бой не так уж меня утомил.

В купальню? - предложил.

Нан помедлила и кивнула.

И не думай, - мысленно погрозила пальцем. - Купальня предназначена для купания.

Мы рука об руку вошли в купальню, сняли доспехи и одежду. Мне не пришлось затратить много сил, чтобы убедить Нан, что здесь можно не только купаться.

— Рассказать кому, не поверят, - Нан лениво размешивала пальцем туман купальни. - Двое советников днём уединяются в купальне Полигона, и не только для того, чтобы омыть усталые тела после тяжёлой тренировки…

Мы лежали животами на тёплых камнях, ветерок сушил наши тела.

— Ну мы же не будем травмировать нежную психику вэйри рассказом о том, что произошло в купальне между двумя советниками, - сказал я.

— Разве что напишем новую главу в "Беседу трёх женщин", - сказала Нан.

Я перевернулся на спину, запрокинул голову, глядя в молочную белизну. Там, всего в паре десятков шагов, ходят люди, отделённые от нас только ширмой тумана, несколькими заклинаниями да полупрозрачными плетёными стенками. А мы, словно эксгибиционисты…

— Словно кто? - заинтересовалась Нан.

— Тебе это пока рано знать, любовь моя… - рассеянно ответил я. И заработал кулаком в бок.

— Я уже давно не наивная девочка! - Нан села, сложила руки на груди, предоставив убедительные доказательства сказанного.

— Вижу, что не девочка…

— Держи руки при себе! И рассказывай, какие ещё извращения выдумали твои соотечественники!

— Только, пожалуйста, не падай в обморок, - сдался я. И стал рассказывать.

— Пожалуй, мне и в самом деле было рано это знать, - Нан залилась румянцем, причём по всему телу. Выглядело очень провоцирующе, и я среагировал адекватно.

Вдруг её тело напряглось, она запрокинула голову, опасливо глядя в сторону выхода, затянутого туманом:

— А если развеется?

— А что, такое может быть? - спросил я. Нан пожала плечами.

— Иногда… всё‑таки купальня была заклята не таким уж великим мастером, так что всё может быть…

Я представил себе это "всё", остро кольнул страх, но вместе с тем я ощутил возбуждение. Тьфу ты, вот уж никогда не подозревал в себе тяги к эксгибиционизму!..

— Но–но! - сказала Нан. - Руки!.. и ноги!.. и прочие части тела!.. и вообще, нам пора. Кто‑то может задуматься, что мы здесь делаем так долго.

— И сочтёт, что мы просто очень чистоплотные, - сказал я. - А даже если кто‑то и заподозрит что‑то - пускай его завидует.

— Нарочно давать понять остальным, чем мы занимаемся - это тоже эксгибельцинизм? - спросила Нан.

Она какое‑то время удивлённо смотрела, как я смеюсь, потом пихнула в бок, я повалился, она села сверху и принялась меня щекотать. Я перехватил запястья, уронил её на себя, мы стали целоваться…

— Вот теперь точно кто‑то заподозрит что‑то, - вздохнула Нан, разыскивая одежду.

— Они и так знают, что мы вместе, так что какая разница?..

— Знают, - вздохнула Нан. - Ещё бы им не знать, когда мы держимся за руки и разве что не целуемся у всех на виду… Вот это уж точно эксбиг… тьфу!.. короче, ты понял.

— Это - воспитание, - назидательно ответил я, продевая себя в джинсы. - Пошли, пока наших учеников там не разорвали на клочки.

Гости действительно наседали с расспросами, наши ученики отвечали так, как было уговорено заранее. Кто‑то даже пытался повторить приёмы, кто‑то рассматривал оборудование, ворча, что с таким‑то любой может…

— Присоединяйтесь к нам, и вы тоже сможете, - сказал я, подходя. Ворчун хмуро обернулся. Красавчик–эльф, немногим старше меня. Хоть сейчас в женское фэнтези.

— Хотите собрать весь Лес под свою руку? - поинтересовался, высокомерно оглядывая меня. Это у него хорошо получалось, я немедленно возмечтал заехать ему в гладкую морду.

— Отчего нет, - хмыкнула наш Архимаг, она стояла в окружении гостей, услышав разговор, подошла и встала за спиной ворчуна. Тот невольно вздрогнул, вызвав смешки, обернулся.

— Жасмин Хидон, - размеренно проговорил, скрывая замешательство. - Ты не пошла к Мёрдоху, когда он тебя звал.

Женщина спокойно кивнула.

- …Но и не говорила никогда, что собираешься сама взяться за объединение Леса.

— Тогда это было некстати.

— А сейчас? - поинтересовался невежливый гость. Жасмин пожала плечами.

— Кто знает.

— Кто знает?.. - выразительно переспросил Красавчик, обводя Полигон рукой, словно предлагая полюбоваться. - Вот это всё откуда‑то взялось. Оружие. Оплетаи. Новые идеи - скорее авантюры. И…

Он обратил смазливое личико к нам. Тёмные глаза с золотыми искрами оглядели меня и Нан.

— Странные вэйри, невесть откуда взявшиеся, - докончил он задумчиво.

— Объяснений не будет, - отрезала Жасмин. - Я пока Архимаг Хидона, а верховной власти над лесом не было уже несколько веков.

— Никто не требует у тебя объяснений, - заговорил Красавчик примирительно. - Но многим интересно.

— Что ж, - сказала Валья. - Пусть остаются и удовлетворят своё любопытство.

— Посмотрим, - сказал Красавчик, - но не взяли ли вы ношу не по себе?

Он явно угрожал, не очень умело. И, кажется, по чьему‑то приказу, слова звучали излишне выспренно и многозначительно, и сам он явно ощущал неловкость ситуации. Эльфы не умеют врать.

— Посмотрим, - согласилась Жасмин.

— Посмотрим, - в глупом желании оставить за собой последнее слово сказал Красавчик и ушёл.

— Какой милый парень, - сказала Нан. - Вежливый, приветливый… Кто это?

— Один из мальчиков Мрака, - ответила Жасмин.

— Кто такой Мрак? - поинтересовались другие.

— Один из мальчиков Мёрдоха.

Кто такой Мёрдох, никто спрашивать не стал. Люди переглядывались, все как‑то попритихли. Имя самого одиозного мага Леса как будто осталось звучать в воздухе. Кто‑то сейчас наверняка передумал оставаться и участвовать в наших "авантюрах". Ну, дядя, я тебе это как‑нибудь припомню. И смазливому, и Мраку, и самому Мёрдоху.

А пока, выбросив эти мысли из головы, я поспешил к тем гостям, что не струсили после завуалированных угроз Красавчика и всё ещё жаждали приобщиться нашей, гм, крутизны. Заговорил - негромким размеренным тоном, так говорил Дед, объясняя очередную тему.

Начало операции "Маккена" было назначено на завтра. Было уговорено, что идут лишь жители посёлка Хидон, но в последний момент присоединился ещё один участник.

— Зачем? - спросила Жасмин, когда я выдвинул его кандидатуру.

— Чтобы дать ему возможность убежать, - ответил я. - Пусть отправляется к своим. Расскажет о церковниках, о гостеприимстве нашего народа. Похвастается новой рукой.

— Думаешь, в орках мы найдём союзников? - спросила Жасмин.

— Не знаю. А вдруг? Фридрих кажется вменяемым малым. Если он характерный представитель своего народа, то шанс есть.

— Забирай, - Жасмин разрешающе махнула рукой.

Поздним вечером я и Нан вошли в темницу. Люди глядели настороженно, не зная, чего ожидать от этого посещения.

— На выход с вещами, - сказал я орку.

— Какими ещё вещами? - хмыкнул тот, воздвигаясь - слово "встал" к этому процессу не подходит. Мы запрокинули головы с риском вывихнуть шею.

Нан прищурилась, кивнула. Пациент полностью восстановил форму, разве что шевелюра ещё не отросла, щетинилась ежом.

— Пойдёшь с нами, - сказал я. Фридрих даже не соизволил спросить, куда.

— Я вернусь, - пообещал Марку и Чему.

— Уверен? - усмехнулась Нан.

— Вряд ли меня исцелили только для того, чтобы казнить. Не было нужды чинить моё потрёпанное тело, чтобы тут же вздёрнуть его повыше или скормить хищным деревьям, или как у вас здесь убивают.

38

— Это правда? - спросил Марк. Скорее даже потребовал ответа.

Мы переглянулись и засмеялись.

— Да, это правда, - сказал я. - Но попробуешь ещё раз навести чары, и финал твой будет плачевен и более разнообразен, чем верёвка и сук или хищные деревья.

— Что? Как это - навести чары? - парень задохнулся. - Я же не…

— Что ты - не? Я бы как раз сказала, что ты - да. Сам не понял? - ухмыльнулась Нан. - Тогда, в ручье. Ты смог поломать чужое заклинание и освободить товарища, - она кивнула на орка. - Забыл? Просто так это не получилось бы.

Мальчишка обхватил себя руками за плечи и задрожал, словно свова оказался в этом холодном пропитанном магией ручье.

— И сейчас ты попытался принудить нас ответить, - продолжила Нан. - Получилось, впрочем, так себе, но след магии вполне отчётлив.

— Это неправда, - жалобно сказал Марк. - Ведь неправда же?

Он посмотрел на орка: "Ну же, подтверди!". Тот растерянно пожал плечами.

— Это правда, - усмехнулся я, и мы вышли.

— Почему он так испугался? - поинтересовался я у орка. Фридрих помолчал.

— У людей магия считается наказанием. Искушением, знаком дьявола. Магии учат лишь в специальных семинариях. Говорят, раньше вольных магов и вовсе сжигали. Но теперь жгут только ведьм…

Помолчали.

— Ты не спрашиваешь, куда мы тебя ведём. Неинтересно? - спросила Нан.

— Интересно, - хмыкнул орк. - Да вот только думаю, что вы всё равно ответите мне или не ответите не потому, что я спросил или не спросил.

— Вообще‑то здравый подход, - сказал я и перебросил ему небольшую вещицу. Орк поймал - я заметил, новой рукой. Приноровился. А в первые дни обоеруким, я видел, неловко держал её, натыкался на предметы, время от времени принимался недоверчиво ощупывать.

— Что это? - небольшой, но тяжёлый цилиндрик в его лапище показался и вовсе крохотным.

— Батарейка, - сказал я. - Вроде той, что была в твоём протезе.

— Угу. Это же золото? - Фридрих приложил к месту удара.

— Да. Как его ещё используют?

— Схемы, бионическая электроника… я в этом не разбираюсь. Вещицы всякие волшебные. Ну, и баксы чеканят, конечно.

— Чего чеканят?.. - переспросил я.

— Баксы. Это деньги такие, - негр почесал широкий нос, кажется, этот жест что‑то значил. - Деньги - это…

И задумался. Пожалуй, я бы тоже не сразу сказал, что такое деньги.

— Я понимаю концепцию товарно–денежных отношений, - буркнул я. Орк с интересом поглядел на меня. - Какие ещё деньги есть?

— Раньше были дублоны и ещё какие‑то. После денежной реформы стали делать баксы, даймы и сенты. В баксе десять даймов, в дайме десять сентов. Бакс примерно столько и весит, - орк передал батарейку обратно. Нан мимоходом сотворила птицу, та взяла вещицу в когти и полетела на поиски Йураса.

— То есть золото высоко ценится?

Фридрих кивнул.

— Вот за ним мы и идём, - сообщила Нан. - Как насчёт того, чтобы прогуляться с нами?

Вот тут орк удивился.

— Чего? - растерянно переспросил.

— С нами. За золотом.

— Куда?

— К границе леса.

Орк подобрался.

— Гм… почему бы и не прогуляться? В конце концов, это может быть интересно, - сказал таким тоном, будто делал нам одолжение.

Рано–рано утром на границе Полигона собралась компания.

Оплетаи. Семь простых "основ". Семь же "горцев". Нас тоже было семеро, если считать и орка.

Мы шли целый день. Устроились на ночлег в небольшой прогалине. Волшебники быстро раскинули сторожевые заклинания. Развели три магических костерка, подогрели копчёного мяса, испекли несколько плодов хлебного дерева.

Дайрим распределил стражи, посмотрел, как пленнник устраивается на ночёвку, подсел ко мне.

— Что думаешь?.. - двинул бровью в его сторону.

— Хороший ходок.

— И всё?

— Орку очень удобно прятаться в ночи. Надевать маскировку необязательно.

— Хватит хохмить. Не боишься, что он удерёт?

— На то и расчитываю, - Дайрим не был в курсе "хитроумного" плана, но сразу всё понял.

— То есть? Ты считаешь, мы могли бы заключить союз с орками?

Я пожал плечами.

За ночь никаких событий не случилось. Я работал с импом, составляя списки необходимых дел и планы на будущее. Едва задремал - подошла моя стража. Отстояв положенные часы, всё‑таки уснул, утром проснулся раньше всех.

— Три часа? - спросила Нан.

— Едва ли больше, - я попытался зевнуть, но вышло неубедительно. Несмотря на малое время сна, я прекрасно выспался.

— Я тоже, - сказала Нан. - И готова перерыть дно всех золотоносных ручьёв.

— А я готов съесть все завтраки, обеды и ужины всех золотоискателей в один присест.

Нан сообщила, что от завтрака тоже не намерена отказываться, и раскинула походную печку. Разбуженные чарующим запахом, все остальные стали подтягиваться к поляне.

После завтрака двинулись.

Время от времени кто‑нибудь отходил в сторонку и шёл параллельным курсом, возвращался с парой зайцекрысов, птиц. Иногда Орла отправляла феникса, и тот притаскивал добычу, причём уже частично жареной. Выпендривается ученица.

За день останавливались на отдых лишь единожды. Охотники потрошили добытое, засаливали или жарили. Остальные рвали ягоды, плоды с близпроизрастающих деревьев и кустов.

Йурас и Орла кормили "горцев". Зрелище было ещё то. Они резали на части выброшенные потроха, вполголоса называли позывной оплетая. Названный подходил, открывал грудь и выдвигал бионический реактор. Из него вытряхивался пепел, и подростки помогали загружать лопаточками малоароматную массу.

Остальные брезгливо следили за этими манипуляциями. Аппетит, впрочем, ни у кого не пропал.

— Серый, - позвала Нан. - Что‑то странное происходит.

Мой имплант подал сигнал тревоги. Он следил и за картинкой со спутника и теперь засёк семь объектов, быстро движущихся к границе Леса. Самолёты. Но что они здесь делают?

— Серый, - позвала Жасмин по радио.

— Вижу. Как ты думаешь, что это?

Ответ мы получили довольно быстро. Проскочив границу, самолёты несколько раз прошлись над одним местом, а потом спутник показал обширную тепловую засветку.

— Очень мило, - проговорила Жасмин ледяным голосом. - Пожар. Хорошо, что сейчас зима, дожди…

— У вас есть какие‑нибудь соображения, что они делали? - нервно спросил я, глядя, как семь отметок покинули зону пожара и направились прочь, опять к границе Леса.

— Есть, - усмехнулась Жасмин. - И у тебя появятся, если ты дашь себе труд немного подумать.

Я немного подумал и обругал себя за то, что не сообразил раньше. А упорные ребята эти левокефалии. Они же бомбят тот несчастный самолёт, до которого уже добралась первая группа, которую я вырезал подчистую!..

Вот только начальство не знает, что самолёт уничтожен, и после потери уже второй группы решили пустить в ход авиацию.

— Жасмин. Предложение.

— Валяй.

— Когда ещё одна группа попрётся в Лес - церковники упорные люди и я уверен, что так и будет, - пусть они спокойно дойдут до места крушения и засвидетельствуют, что первая группа действительно уничтожила все останки самолёта, а бомбардировка и останки перемешала с землёй.

Жасмин подумала.

— Это мысль. Так и сделаем… Ладно, отбой.

— До связи, - ответил я.

Команда людей была словно отражением нашей в каком‑то злом зеркале.

Семеро. В кожаных куртках с нашитыми металлическими и роговыми пластинами, вооружённые топорами, мечами, копьями, у двоих - корявые громоздкие ружья, пожалуй, им действительно больше подходит именование "пищаль". Бредут, спотыкаясь, испуганно оглядываются.

И время от времени покрикивают на других.

Тех четырнадцать, разбитых на две группы. Оборванные, измождённые. И безоружные, понятно. На шеях - широкие железные ошейники, через их проушины пропущены толстые смолёные верёвки. Последние люди закованы в цепи и несут металлические болванки размером с четвертушку канализационного люка. Судя по позам носильщиков, весят эти громоздкие штуковины примерно столько же.

39

Я чуть качнул чашку, в которой видел эту картинку, птица, глазами которой мы и смотрели, повернула голову. Моя команда толпилась вокруг, тянула шеи.

— Что это за люди? - поинтересовалась Ваэлли. - Они странно выглядят. Пленники?

— Рабы, - понял я.

Пришлось объяснять концепцию рабства. Вэйри потребовалось какое‑то время, чтобы обдумать идею о владении человеком, как скотом.

— Это какой‑то ужас, - пробормотала Орла. - Считать себе подобного кем‑то вроде оплетая? Да милосерднее убивать…

— Нелюди, - фыркнул Дайрим. Вэйри согласно загомонили, глядя с гадливостью.

Хлестнул бич одного из вооружённых людей, и раб, самый маленький и измождённый, с криком покатился в мох. Он тормозил отряд больше всех, и разгневанный хозяин поспешил высказать своё неодобрение.

— Серый!.. - тонкие пальцы Ваэлли вцепились в мою руку. Я чуть не разлил чашу. - Сделай что‑нибудь!.. он же его убьёт!

Признаться, я не наблюдал за экзекуцией, а поворачивал чашу, пытаясь подробнее разглядеть оружие людей.

— А что я сделать могу? - резонно спросил. - Ну, убьёт, что с того? Это ведь нелюди, - постарался как можно точнее скопировать презрительную манеру Дайрима. Кажется, получилось.

Ваэлли стиснула мою руку чуть не до синяков. Нан прикусила губу, решилась и легко прикоснулась к поверхности воды. Птица, через которую мы и смотрели, каркнула и с шумом сорвалась с ветки. Это отвлекло людей, экзекутор выронил кнут и схватился за предмет, в котором я с некоторым напряжением воображения опознал древний пистоль. Палить в белый свет или в волшебную птицу, что почти одно и то же, не стали. Жаль, я бы не отказался взглянуть на действие оружия.

Отвлечение сработало. Убедившись, что тревога ложная, хлыстоносец несильно и почти беззлобно пнул раба. Старший - каравана, экспедиции? - отдал приказ на отход.

— Он всё равно умрёт. Слишком сильно избит. Очень скоро, - потрясённо сказала Ваэлли. Не думал, что она будет так реагировать, хотя мог бы догадаться. У целителей особое видение мира, они не переносят чужую боль так же, как свою. И расизм здесь не при чём.

— Почему? - коротко спросила Нан, глядя, как мальчишка довольно резво для избитого до полусмерти спешит вслед за всеми.

— Слишком сильно ему досталось. Нелюди действительно звери. Как они могут быть такими даже друг с другом? - Валья захлюпала носом и вдруг повисла у меня на плече, заливая слезами. - Как они могут?..

Я стоял дурак дураком и слышал, как девушка сквозь всхлипы ругает мою расу.

— Ну‑ка, успокойся!.. - велела Нан, чуть хлопнув её по плечу и мимоходом сотворив какое‑то заклинание… которому подошло бы название "валерьянка". Надо бы как‑нибудь научиться. Ваэлли всхлипнула напоследок и отстранилась, одарив извиняющейся улыбкой.

— Прости.

— Ничего, - сказал я. Встряхнулся и попытался вернуться к делу: - Что ж, вот и те, кого мы искали. Судя по грузу рабов, они идут как раз за золотом… нашим золотом!.. - рявкнул.

По всем канонам фильмов и книг сейчас все должны были яростно завопить, потрясая оружием. Но этого, я конечно, не дождался.

Ну, хочешь, я повоплю и поулюлюкаю, - предложила Нан.

Давай, - ответил я. С удовольствием посмотрю.

Хорошо, но чуть позже… - Нан показала язык, приведя этим в недоумение остальных, а потом моментально обрела серьёзность, вскинула подбородок.

— Сделаем так… - веско сказала.

Мы очертили круг, посадили в него орка, велев не нарушать границу. В качестве утешения вручили чашу, показывающую сцену боя.

Впрочем, боя как такового не должно было быть. Сначала всё шло по плану, мы смогли подкрасться вплотную к стоянке людей. Рабы, освобождённые от верёвок, ковырялись в ручье, мутя воду, орудовали деревянными лопатами, лотками. Хозяева наблюдали да покрикивали. Нан под прикрытием Плаща Теней подкралась совсем близко, мне жутковато было видеть её стоящей в пяти метрах от одного из людей. Казалось, её непременно должны были заметить.

Её и заметили.

Один, с баклажками на поясе и в одежде с узором, который отдавал магией, что‑то почуял и издал удивлённый возглас, схватился не за пищаль или саблю, а какой‑то амулет на шее, выкрикнул короткую гортанную фразу.

Словно порыв холодного ветра ударил через меня, и я понял, что наши маскирующие заклинания спали.

Люди испуганно завопили, обнаружив себя окружёнными, схватились за сабли и кинулись к Нан, которая оказалась ближе всех. И девушка перекрыла нам директрисы прицеливания.

Не растерявшись, она полоснула одного лозой и в кувырке ушла вбок:

— Стреляйте!..

И засвистели стрелки. Люди валились на бегу, засыпая. Промелькнуло огненное заклинание Орлы - и во вспышке пламени разбилось, наткнувшись на щит. Вокруг воздетых рук волшебника замелькали белые искры, подул горячий сухой ветер…

Я выстрелил из мультигана. Плазменный заряд прошиб и щит, и волшебника, и воспламенил шалаш за его спиной. Рванулось рыжее пламя.

Краем глаза я ухватил, как двое скрестили сабли с Йурасом… Орла отчего‑то стояла столбом… вроде феникс был не такой уж сильный, чтобы вымотать её. Ага, очнулась, метнула лозу, связывая одного из противников парня, другой тупо уставился на рукоять сабли - приняв удар биомеча на лезвие, тут же лишился его.

И тут я поравнялся с Нан. Девушка отбивалась от наседающих с саблями людей, убрав мультиган, я пустил в ход биомеч. Мы рубили оружие и нанося широкие, кровавые, но неопасные раны, улучая моменты, в упор стреляли из стрелкомётов. Такой натиск заставил людей попятиться, и очень скоро против нас остался только один. Тот самый любитель подраться хлыстом.

Я смерил его взглядом. Куртка с чешуями оставляла открытыми только руки до локтя и ноги, голова закрыта кожаным шлемом с "ушами", похожими на будёновки. Оставалось стрелять только в лицо или в шею. Мы так и сделали, но воин закрылся рукавом и ударил хлыстом на уровне коленей. Я и Нан одновременно подпрыгнули, а вот Дайрим, который только что оказался рядом, с болезненным возгласом свалился.

Враг замахнулся вторично. На этот раз Нан бросилась ничком, а я шагнул вперёд, и хлыст обвил мои плечи. Крутанувшись, я намотал на себя плетёный ремень, выдёргивая рукоять из рук противника, продолжая движение, с разворота ударил ногой в живот.

Хлыстоносец хекнул и улетел в кусты. Я обернулся к Нан, та взмахнула клинком, и разрезанный хлыст осыпался с меня. Даже сквозь доспехи пронял… Мы оглядели поле боя.

Люди валялись в отключке, кто‑то был связан лозами или ветками кустарников, в которые вэйри за какие‑то секунды умудрились вдохнуть жизнь, кто‑то был ранен. Ваэлли и Нан поспешили наклониться к ним, останавливая кровь. Орла, посчитав, что бой закончен, уже блевала в сторонке.

— Берегись!.. - вдруг закричала Ваэлли. Я обернулся - хлыстоносец вставал из кустов, поднимая пистоль. Никто не успевал. Девушка хлестнула лозой, и пистоль, кувыркаясь и рассыпая порох с полки, взлетел высоко…

А потом лоза взвилась и опустилась. Раз, другой, третий, жёсткие листья прошлись по человеку, разрезая толстую кожу, разрывая редкие чешуи доспеха. Тело человека покрылось десятками порезов.

— Зачем?!. - воскликнул я запоздало. В последние секунды жизни садист ощутил всё, что ощутили запарываемые им рабы. Вариативный яд с листьев лозы уже начал действовать, он хрипел и корчился, лицо посинело. Ваэлли всхлипнула, подняла лозу и хлестнула последний раз. Лезвия листьев прошлись ниже подбородка неудавшегося стрелка, перерезая ему горло. Девушка дёрнула плечом, сматывая на руку лозу.

И тут заорали рабы.

До того они стояли, оцепенев, и лишь сейчас очнулись. Длинный и худой как скелет человек бросился к Ваэлли, вопя и размахивая лопатой, девушка испуганно шарахнулась, споткнулась о труп под ногами и завалилась. Нан хладнокровно заступила долговязому дорогу и выстрелила в шею.

Ещё один попросту метнул свою лопату, как копьё. Дайрим отмахнулся каким‑то заклинанием, только разбрызгались горящие щепки. Я выстрелил из мультигана в лицо ещё одного смельчака или безумца. Тот с воем повалился, хватаясь за глаза. Ослепнет на день, пожалуй. Может быть, придётся снова пустить в ход плазму. Четырнадцать против шести, проклятье, если они бросятся все разом, нас попросту сомнут…

40

Нет, эти ребята явно неспособны были на такой подвиг.

Орла всё ещё стояла согнувшись. Йурас задвинул её за спину и взмахнул обращённым в длинное копьё биоклинком, удерживая трёх рабов на расстоянии. Дайрим бросился к ним на помощь и опять упал, когда один из связанных травой людей дал ему подножку. Упал удачно - прямо на свою помеху, и пустил в ход кулаки и колени. Я оказался рядом, с силой пнул в локоть.

Пленник взвыл, когда удар вывернул его руку в непредусмотренном природой месте. Я вздёрнул Дайрима на ноги, мимоходом дал по морде ослеплённому. Йурас тем временем отогнал рабов, ранив одного из них серьёзно. Остальные двинулись было, но Ваэлли взмахнула рукой, и вода в ручье поднялась волной, потянулась, словно выгибающая спину кошка. Выплеснула на берег приспособления для добычи золота и людей. Те, впечатлённые мощью заклинания, валялись там, где их застала волна.

Бой был закончен.

Глава девятая. Договор

Орлу я зря ругал - в самом начале боя, заметив, что один из противников схватился не за саблю, а за пищаль, она метнула свой биоклинок ему в грудь, а потом не могла его достать и была вынуждена управляться лозой и стрелкомётом. Хорошо, Йурас защитил.

Ваэлли убила одного, и ещё один истёк кровью - Нан слишком серьёзную рану нанесла. Из рабов был мёртв один, по той же причине - сильная рана, нанесённая клинком Йураса, очень быстро обескровила его. Остальные были успешно перевязаны. Целительница сновала между ними, Йурас ходил рядом, держа тех, кому она оказывала помощь, на прицеле.

Я обошёл мёртвых, обыскивая. Если бы не имплант, нипочём бы не нашёл в вонючих лохмотьях раба две золотых чешуйки размером примерно с ноготь мизинца.

Убитые были богаче. Ножи из неплохой стали, сабли, богатые пояса - должно быть, показатели статуса. Пищали… нельзя сказать, что скованы в деревенской кузнице. Явно заводские - но отчего такие примитивные? Здоровенные шестигранные "ломики", без мушки, с запальным отверстием сбоку, фитильные замки. И - порох!..

Дрожащими от нетерпения пальцами я отвинтил крышку того, что счёл пороховницей.

Я, конечно, не специалист, - сказала Нан, заглядывая мне через плечо, но разве порох не чёрный?

Не знаю, - покатав на ладони сиреневые крупицы неизвестного материала, я высыпал их на бронированное предплечье. Шевельнул пальцами.

Полыхнуло будь здоров, я чуть брови не опалил. В воздухе повис редкий голубой дымок, тут же рассеявшийся, запах щекотнул ноздри. Нан сморщила нос и звонко чихнула.

— Будь здорова. Эй, положи на место!.. - спохватился я, видя, что девушка тут же завладела другой такой же пороховницей. Нан фыркнула пренебрежительно и повторила мой опыт под взорами подруг. С полминуты на поляне стоял смачный чих, а потом все вознамерились испытать "огненный порошок", и пришлось‑таки вмешаться, порох детям не игрушка.

Я взял пищаль. Ага, концепция ясна. Пусть порох и другой, но стреляют им точно так же. Вот здесь, в сумке (откуда‑то всплыло слово - "ташка"), пыжи, масленка, моток фитиля. Странный материал, похож на пластик, а вот здесь как будто обрывок этикетки или ценника прилип. Словно куплен в магазине. Странно, с трудом представляю себе фирменные фитили для пищали, которые можно купить в лавке.

В ещё одной сумке я нашёл фитиль потолще, к тому же крашеный в полосочку, обозначающую временные интервалы. Бикфордов? Интересно…

— Ваэлли, приведи его в чувство.

— Сейчас, - девушка поводила рукой над телом раба, он завозился и забормотал, вскинулся.

Нан слегка стукнула в лоб, заставив его прилечь. Это был один из "замыкающих", тех, что были закованы в кандалы и несли огромные замки. Должно быть, когда‑то он был высоким мускулистым мужиком, но сейчас этот доходяга походил на картинку в анатомическом атласе. На лбу у него красовалось что‑то вроде клейма - насколько я понял, застарелый след ожога отмечал раба опасного, неоднократно беглого и вообще злостного.

— Очухался? - поинтересовалась Нан. - Как тебя зовут?

Мужчина молчал, завороженно глядя в её лицо. Нан приветливо улыбалась.

— Как тебя зовут? - терпеливо повторила.

— Вургер, - прохрипел мужчина.

— Что это такое, Вургер? - она сунула ему под нос пороховницу.

— Зелье для присыпания ран, - лишь самую малость задумавшись, ответил раб. Зазвенели колокольчики - Нан засмеялась.

— А не присыпать ли твои раны этим зельем?

Вургер пожал плечами.

— Порохом в самом деле иногда присыпают раны.

— А это что такое? - она за завязки покачала перед ним мешочек, взятый из ташки убитого. Мужчина следил взглядом, словно за маятником гипнотизёра.

— Золото.

— И что с ним делают? - поинтересовалась Нан. - На что годен этот тяжёлый песок?

— Знаешь, я тоже никогда не понимал, - Вургер усмехнулся и неосторожно посмотрел ей прямо в глаза.

Через мгновение дёрнулся всем телом и с усилием отвёл взгляд.

— Упрямый? - засмеялась Нан. - Знаешь, а ты мне нравишься.

Какова будет реакция мужчины на такое признание красивой девушки? Скелетообразный вздрогнул, по горлу судорожно дёрнулся кадык. Лицо его, и без того не отличающееся здоровым румянцем, стало белее простынь из рекламы стирального порошка.

— Так что… - Нан повела рукой, и в её ладонь скользнул клинок. Девушка небрежно махнула раз, другой…

Вургер лежал, очевидно, полагая себя разрубленным на несколько частей.

— Что?.. - наконец пошевелился и понял, что страшная вэйри на самом деле рассекла ветви и траву, привязывающие его к земле.

А заодно и металлические ржавые цепи!..

— Так что вали.

— То есть? - раб вытаращил глаза.

— Какая буква в слове "вали" тебе непонятна? Пошёл вон, - Нан бросила ему золото. Вургер охнул, удар небольшого весомого мешочка пришёлся в живот.

— Что?.. - прохрипел он, когда смог говорить.

— Это золото, - пояснила Нан. - Забирай и уматывай, пока я не передумала.

Вургер нерешительно сгрёб мешочек и встал. Постоял, пошатываясь, дошёл до края поляны и оглянулся.

— А… остальные? - спросил.

— Какие ещё остальные? - девушка изобразила удивление. - Ах, эти… тебе не всё ли равно?

Вургер, казалось, боролся с самим собой.

— Нет, - тихо сказал.

— Что? - Нан повернулась к нему вполоборота и выразительно подёргала остроконечным ухом.

— Нет, мне не всё равно!.. Что будет с ними?

— Я съем их на завтрак, - сообщила Нан, продемонстрировала в улыбке все шесть клыков, вызвав судорожные всхлипы. - Шучу, шучу. На завтрак я тяжёлое не ем, так что на обед.

— Подавишься, - сказал Вургер, набычившись.

— Ты рискуешь, - угрожающе сказала Нан, и на поляне ощутимо похолодало. - Я близка к тому, чтобы передумать и оставить тебя с ними. На ужин, скажем.

Они сцепились взглядами. Рабы прислушивались к диалогу, смотрели на девушку со страхом, на Вургера - с надеждой.

— Иди, Хрип!.. - сказал один из рабов, тоже кандальный. - Потом мы - хха!..

Согнулся, получив тычок от Дайрима. Хрип, как его называли рабы, шагнул было к нему, но остановился, чуть не налетев грудью на клинок Нан.

— Иди, Хрип, - сказала она насмешливо. - Беги. Спасайся.

— Нет, - раб вздёрнул подбородок.

— Что? Мне показалось, ты сказал…

— Нет. Я не уйду без своих.

— "Без своих", вот как? - прошептала Нан. - А кто твои?

Вургер неопределённо махнул рукой, указывая сразу на всех.

— Как насчёт договора, Вургер? - спросил я.

— Че–е-его? - протянул мужчина, переводя взгляд с Нан на меня. Прекрасная эльфийка и мужчина непонятной расы и возраста с обожжёным лицом.

— Золото, - сказал я. - Вы нам его добываете… а мы вас отпускаем.

— Зачем золото эльфам?

— Мы скормим его нашим священным деревьям, - ухмыльнулась Нан. Чистую правду, между прочим, сказала.

— Понятно, - Хрип, как его называли рабы, оглядел поляну. - А какие у нас гарантии, что вы выполните…

41

— Интересный ты раб, - перебил я его. - Такие сложные слова знаешь… А гарантий у вас никаких.

— Серый, - позвала тут Ваэлли. - Этот умирает.

Тот самый не единожды битый мальчишка не пробовал напасть на атакующих вэйри, так и остался лежать там, куда его выплеснула волна. Он дышал тяжело, со всхлипами, в уголках губ пузырилась кровавая пена, глаза были мутными. Целительница малость поколдовала над ним, но непохоже было, что ему от этого полегчало.

— Отчего? - спросил я и Нан одновременно.

— Побои. Недоедание. А теперь ещё и я его искупала, - Ваэлли зашмыгала носом.

— Ничего не поделаешь, - сказал я. - Люди иногда умирают.

— Серый, дай мне пару… - подумала, покачала головой. - Нет, оплетаи не успеют. А если побегут, растрясут. Мы тоже не успеем…

Она закрыла лицо руками.

— О чём разговор? - спросил Хрип тревожно. Он нас не понимал, когда я и Нан говорили с ним, были задействованы наши телепатические автопереводчики.

— А, это ты. Который не хочет "без своих", - я обернулся к нему. - Так что же ты за "своими" так плохо смотришь? Парень умирает.

Вургер скрежетнул зубами.

— Отчего она плачет? - оглянулся на Дайрима, который пытался утешить "дочку".

— Она целительница. И не смогла помочь.

Хрип наклонил голову, что‑то соображая.

— Договор? - спросил.

Не знаю, отчего он вдруг согласился. Прочие рабы не спорили. Кто‑то действительно нам поверил, кто‑то до такой степени был вбит в животное состояние, что даже смена власти вызвала разве что вялое любопытство, снова сменившееся апатией.

И у ручья развернулась суета. Причём больше всех приходилось суетиться мне и Нан, потому что Дайрим не отходил от Ваэлли, у которой, похоже, была тихая истерика - первое убийство, первый безнадёжный случай в целительской практике…

Хозяева преспокойно дрыхли, их отволокли в сторонку да так и оставили. Вообще‑то предполагалось, что мы наденем им ошейники и тоже заставим работать, но заниматься этим должны были как раз Дайрим и Ваэлли.

Орла ловко сращивала пострадавшее оборудование золотомойщиков. Или как их - старателей? Йурас привёл Фридриха. Явление орка вызвало удивлённые возгласы. Вургер особое внимание уделил его ошейнику. Фридрих ухмыльнулся, показав белые зубы, точно так же разглядывал ошейник раба - Нан срезала лишь цепи, браслеты на руках и ногах и ошейник оставила.

Перед нападением люди как раз собрались свёртывать добычу, признав это место малоперспективным. Лагерь перенесли на полкилометра выше по течению ручья. Рабы перетаскали хозяев - пришлось следить, как бы их не удавили незаметно, - потом перенесли оборудование. Ваэлли и Дайрим остались на поляне с умирающим парнем, который уже не стонал, а только хрипел.

Во мне росло раздражение. Магия, доспехи, оружие… всё это хорошо, но, случись что, нас просто задавят массой. Я уже примечал взгляды - недобрые, оценивающие. Кто‑то выразительно посматривал на Вургера, но тот предпочитал не замечать намёков.

Хорошо, что основная масса рабов была инертна и равнодушно выполняла приказы. Смотреть на них мне было гадко и больно, однако сейчас это кстати…

В очередную ходку я, прихватив с собой Нан, подошёл к Ваэлли и чуть замешкался. Как же там звучало то высказывание Деда, оказывающее на его подопечных ярко выраженный стимулирующий эффект?.. Нет, если бы я перевёл его дословно, девушка, пожалуй, в обморок бы упала… тем более она и так недалека от этого.

Как лучше - "сопли подбери" или "хватит слякоть разводить"?

Нан посмотрела на меня как на бесчувственного чурбана, присела рядом с подругой на колени.

— Послушай, я…

Укол магии заставил нас всех подскочить. Вдруг стало холодно и темно. Тени как будто уплотнились, потяжелели.

На поляне ещё оставались люди, и бодрствующие невольно сбились в кучу, обколотые стрелками застонали сквозь тяжёлый наркотический сон.

— Так, - сказал Дайрим. - Она всё‑таки… А ну‑ка живо разойдитесь, дайте место. И уберите всех… отсюда!.. - он ткнул пальцем в тело убитого Ваэлли воина.

Когда приказание отдаётся таким тоном, надо выполнять. Едва мы очистили центр, как посреди поляны возникла тёмная воронка, от которой пахнуло недоброй магией.

И из тёмного мельтешения вышла Жасмин.

— Очень мило, - холодно молвила, заткнув большие пальцы за пояс–лозу и оглядывая поле боя. Ха, да ведь она у меня подхватила эту манеру. - Ладно, ладно. Подбери сопли, хватит слякоть разводить. Я его возьму.

— Вэй Жасмин? - спросил я растерянно. - Как это… Ты что же, мгновенно переместилась? А как? Этому можно научиться?

Женщина усмехнулась одними губами. Бывшие здесь же рабы смотрели на неё со страхом и восторгом. Боюсь, у меня была такая же физиономия. С Жасмин было что‑то не то. Величественная, но и ужасная, он гляделась королевой ночи. Уже не эльфийка, скорее вампиресса. Алые губы, бледная кожа, глаза - огромные, чёрные.

— Порох, - напомнила мне вампиресса сварливо.

— Что?.. А, да… - в некоторой прострации я вручил женщине пороховницу, пищаль и отправил на её имп короткий ролик о подрыве пороха и о том, как заряжать этот "ломик".

Я не мастер–формовщик и плохо умею обращаться с синим колодцем, - сказала Жасмин, оглядывая оружие, - но даже я вижу, как можно улучшить эту штуку… отчего она такая?

У меня есть кое–какие мысли по этому поводу, - ответил я, обращая её внимание на одежду людей, в которой разве что плохо выделанных шкур не хватало. И вместе с тем - фирменные фитили, пластиковые застёжки на грубо сшитых ташках, пластиковые пуговицы, шнуровка из синтетического материала на дрянных куртках. Мне кажется, Ватикэн нарочно тормозит развитие народов.

Жасмин, повесив пищаль через плечо и сунув пороховницу за пазуху, подошла к Дайриму. Тот стоял столбом, глядя на неё восторженно, разве что слюни не ронял. Жасмин усмехнулась, выключив "вампирессу", и слегка стукнула его пальцами по нижней челюсти. Волшебник спохватился, закрыл рот и покраснел, словно мальчишка.

Вместе с дочерью любовницы помог взвалить парня на руки Архимагу. Женщина, без особого труда несущая истощённое тело, направилась туда, откуда вышла. Я прищурился. Странное ощущение…

— Мне кажется, я тоже что‑то… - медленно проговорила Нан.

Жасмин резко обернулась. Мгновение смотрела на нас, потом дёрнула плечами и пробормотав "ладно, потом", - сделала последший шаг и исчезла в тёмном вихре.

— И что это было? - помолчав, спросил я.

— Да, что это было? - несколько истерично поинтересовался Хрип. - Куда она его потащила?

— Не твоё дело, - ответил Дайрим. - Тебе достаточно знать, что парень будет здоров… если не помрёт к тому моменту, как его донесут… куда следует.

Он посмотрел на Ваэлли.

— Не помрёт, - с уверенностью, которой на самом деле не испытывала, ответила девушка.

Мы занялись делами, через несколько минут Жасмин позвонила и доложила, что парень благополучно занял регенерационную капсулу. Ваэлли перевела дух и улыбнулась всем виновато, извиняясь за то, что последние несколько часов была невыносима.

Такова её сила, - пояснила мне Нан. Раненому, больному непременно попытается помочь.

Ваэлли и Дайрим наконец оснастили ошейниками хозяев, и мы подняли их сперва заклинаниями обезвреживания сонного яда, потом пинками.

Пришлось затратить какое‑то время, чтобы укротить их. Люди орали, называли какие‑то имена в странной уверенности, что их звучание непременно должно было внушить нам уважение и трепет. После демонстрации действия ошейников немного угомонились.

И снова взъерепенились, поняв, что на рабах, рядом с которыми они были вынуждены работать, ошейников‑то и нет. Кое‑кто из бывших хозяев пытался подначивать своих к бунту, обещая свободу.

Только вот конспираторы из людей были некудышные. Они шептали громовым шёпотом, делали страшные глаза, да ещё и приказывать пытались, так и не поняв, что нынче все равны. В итоге "хозяев" едва не линчевали.

42

Да, наблюдать за ними было забавно. Бывшие рабы тычками объясняли, что именно надо делать. Дайрим брезгливо кривил губы.

Нан и Орла удалились в лес, вернулись через несколько часов. Каждая несла на плече небольшую косулю, ещё одну покрупнее несли вдвоём на палке. Помимо этого на поясе Нан висел саблезубый заяц, а Орла хвасталась двумя небольшими птицами, уже слегка опалёнными - не желая терять стрелки, отправляла феникса охотиться, словно какого‑то ловчего сокола.

Работники оживились. Ваэлли и Дайрим принялись за разделку и готовку. Над поляной поплыл ароматный запах, у всех тут же забурчало в животах.

Под тарелки сошли листья лопухообразного растения. Ваэлли нарвала каких‑то съедобных стеблей. Готов спорить, у бывших рабов никогда раньше не было такой роскошной трапезы. Хозяева тоже её одобрили, хотя сначала отнеслись с подозрением и бормотали что‑то о пище эльфов, которая одурманивает и может погрузить в сон на несколько лет.

— Такое возможно? - тихонько спросил я Нан. Та засмеялась.

— Раньше были заклинания или снадобья, останавливающие все жизненные процессы. Или… только сейчас подумала - то было какое‑нибудь бионическое средство. Человек как будто засыпал, но не дышал и не двигался. Потом его можно было разбудить.

— Жаль.

— Почему? - удивилась девушка.

— Ну, допустим, кто‑нибудь ранен, а до "яйца" сто вёрст и всё лесом. Можно усыпить этого раненого и преспокойно везти багажом в посёлок - не умрёт и не протухнет.

— Фе!.. - Нан скривилась. - Хотя ты, наверное, прав.

Пожевав, мы вернулись к работе. Ваэлли и Орла сидели на берегу, сторожа сразу всех, я пытался погнать к ним и Нан, однако девушка словно не слышала, возилась в ручье, ворочая лотки и лопаты.

Вдруг моё внимание привлекла перебранка между бывшим рабом и бывшим хозяином. Которая окончилась тем, что хозяин попытался ударить раба - но магия, скрытая в ошейнике, такого не позволяла. Так что хозяин сам свалился, вынырнул, хватаясь за ошейник…

Ваэлли вскочила, махнула рукой - и ошейник отпустил строптивца, ещё жест, и ручей выплеснул беднягу.

— Хотела же велеть ему остаться на берегу, - пробормотала целительница, водя ладонями над мокрым телом. Это был один из порезанных, кажется, жертва Нан. Ваэлли затянула ему раны и зашила прорастающими в плоть побегами своей лозы. Во избежание волнения среди рабов пришлось дать ему время отдохнуть, а потом заставить работать вместе с остальными.

— Иди сюда, - взяв беднягу за одну из повязок, девушка подтащила его к одному из кустов. - Сиди смирно…

Срезала ножом все повязки, изучила раны. Эльфийская терапия, блин, подумал я, глядя, как ветки куста охватывают тело, начинают щетиниться тонкими побегами, как эти побеги начинают вбуравливаться в раны… выглядит жутко. Неудивительно, что парень запаниковал.

— Не дёргайся!.. - зашипела целительница.

— А–а-а!.. убери это от меня!

Ваэлли выругалась - по–русски, увы мне, - и выстрелила в упор сонной стрелкой. Мужчина обмяк и едва не завалился, ветви подхватили.

— Вот и всё, всё хорошо…

Работа замерла, люди с удивлением смотрели, как лесная ведьма хлопочет и воркует над их сородичем.

— За дело!.. - велел я. - Если не выполним план, я буду отнимать проценты от вашей доли золота.

Едва ли все были здесь достаточно грамотными, чтобы знать слово "процент", но суть сказанного поняли и заторопились.

Поздним вечером мы закатили пир. Ваэлли поспешила нам его испортить, устроив сначала медосмотр, после указала рабам, что много мяса им нельзя, и посоветовала есть как раз больше зелени. Люди ворчали, но слушались, испуганно посматривая туда, где до сих пор дрых раненый. Кажется, они сочли, что его как раз за упрямство погрузили в волшебный сон.

После ужина все погрузились в сон обычный… ну, почти, Нан малость помогла слабой Пылью Гипноса, а Ваэлли - хитрой приправой к трапезе. Дайрим окружил стоянку сторожевыми заклинаниями, и отдельно - место ночлега людей, я подсказал ему настроить его имп так, чтобы в случае чего биокомпьютер его будил.

А сам с Нан отправился в другую сторону.

Оплетаи сидели там, где мы их оставили - у ещё одного ручья где‑то в паре километров от человеческой стоянки. При нашем появлении встали - высокие тёмные фигуры, слабо светящиеся глаза… даже как‑то не по–себе стало.

— Здравья жлаю тварищи бойцы!.. - рявкнул я, захотелось похулиганить. Нан тихо фыркнула:

— Не допетрили их на вопль "ура" запрограммировать.

— Ты, кстати, ещё должна мне вопль. И улюлюканье.

— Чего?.. А, да, - вспомнила Нан. - Я от слов не отказываюсь, но ты не находишь, что сейчас не время?

— Вольно, бойцы, - сказал я, и бойцы сели, с этой командой они уже были знакомы. - Сейчас всё будет, вот, держите…

Я не зря несколько часов наблюдал за старателями, сам пробовал что‑то делать. И сейчас "софт" в мозгах оплетаев стремительно пополнялся программой под общим названием "Маккена". Двигательные шаблоны, логические связки между ними, инициирующие выполнение того или иного действия, распределение труда и координация между роботами.

Уф!.. Даже с имплантами, даже с помощью Нан запрограммировать роботов на разумные действия без людей - та ещё задачка.

— Вроде всё, - Нан оценила работу, быстро пробежавшись по разумам оплетаев. - Пробуем?

— Давай.

Мы зажгли несколько заранее "упакованных" заклинаний света, и роботы зашевелились. Пару часов мы отслеживали огрехи и правили программу. Оплетаи работали медленно, но не тратили время на отдых и грызню между собой, не сачковали, не пытались притырить пару крупинок золота.

Убедившись, что они вполне справляются, я отправил в посёлок пару "основ" с грузом трофейного железа и пороха. Валья, несмотря на поздний час, откликнулась бодро - явно не спала, работала.

Ну а мы легли спать.

— Есть три процесса, которые можно наблюдать бесконечно, - сообщил я, - работа других, бегущая вода и кассир, отсчитывающий тебе деньги. В данном случае нам повезло обрести гармоничный объект для созерцания…

Нан ткнула пальцем в бок, обрывая философскую сентенцию. Я едва не рухнул с ветки, на которой мы сидели, наблюдая за деловито снующими "горцами".

— Лентяй, - пробурчала девушка.

Нан в очередной раз раскритиковала мою манеру двигаться по лесу и загорелась желанием сделать из меня Чингачгука или хотя бы Кожаного Чулка. Так что мы решили совместить полезное с необходимым. Самопровозгласив себя "кормильцами", охотились на зверей и птиц, которых было довольно в этой малопосещаемой части Леса. Одновременно девушка натаскивала меня правильно ходить и бегать в чаще, читать следы, слушать Лес, ну и заодно обеспечивать себя и других пропитанием.

Сейчас мы после очередного урока вернулись на стоянку оплетаев и, перекусив, наслаждались эстетическим зрелищем. Я качался на ветке и раздумывал, предложить ли Нан спуститься вниз или попробовать прямо здесь.

— А ты, оказывается, не настолько устал, как пытался продемонстрировать мне полчаса назад, - усмехнулась Нан в ответ на игривые мысли. - Ну, погоди, придётся тебе поднять норму выработки!.. Не золота, конечно, а, например, зайцев и куропаток…

Я сделал круглые глаза.

— А почему бы это не засчитать как физические упражнения на выносливость?

Нан захохотала, накренясь, я подхватил её, какое‑то время мы балансировали на ветке в обнимку.

В общем, Жасмин позвонила невовремя.

— Вэй Серый, вэй Нан.

— Что ещё? - поинтересовался я не слишком приветливо. Жасмин помедлила с ответом, стараясь понять причины такой нелюбезности. Потом я ощутил мысленное прикосновение, считавшее моё состояние. Попытался блокироваться… ага, от Жасмин. Остановите ладонью ветер. Жасмин отправила эмоцию, соответствующую насмешливому хмыканью.

— Извините, что помешала, - ехидно сказала, и я приготовился огрызнуться, но тут из её голоса исчезли весёлые нотки. - У нас проблемы. После бомбардировки места падения, как ты и говорил, к Лесу подошёл отряд равнинников.

43

— Неужели? - хмыкнул я. - И сколько их?

— Пятьдесят без одного.

— Гм!.. - я даже не сразу нашёл слова. Надо всё‑таки когда‑нибудь выяснить, отчего здешние предпочитают всегда бродить семёрками. - С размахом работают парни… Танки, БэТээРы, БээМПэ, вертолёты?

— Чего? - недоумённо переспросила Жасмин.

Я тихо выругался.

— Техника. Разные колёсные штуковины вроде тех, что пытается делать Валья…

— Да. Я как раз хотела спросить… - и на мой имп свалился снимок со спутника. - Что это такое?

— Да, я тоже хотел бы знать, что это такое, - пробормотал я, разглядывая странно знакомые средства передвижения, на которых люди были доставлены к границам леса. - Надо поглядеть поближе, со спутника всего не увидишь.

— Странно, мне эти штуки тоже кажутся знакомыми… - пробормотала Нан, изучая фотографии.

— Я выдвигаюсь туда, - сообщила Жасмин.

— Зачем? - после фокусов, продемонстрированных нашим Архимагом в Лихолесье, я бы не удивился, услышав, что Жасмин собирается убить всех вторженцев.

— Чтобы поглядеть поближе, - ответила женщина.

— А выдвигаетесь так же, как… выдвинулись сюда? - опасливо спросила Нан. Кажется, она что‑то знала или подозревала о телепортации.

— Нет, пешком, - радиоволна донесла смешок. - Я возьму с собой кого‑нибудь, и новых боевых оплетаев.

Я тихонько выругался. Да, оплетаи здесь могли убивать. Никакими Тремя Законами Азимова биороботы не ограничивались. Впрочем, в качестве воинов они были пока неэффективны - огромная сила не заменит быстроты и реакции. Пожалуй, их можно было использовать только "для массовки", в качестве пехоты.

Валья, Жасмин, да и я тоже в этом участвовал - мы разработали гигантское количество модификаций, но всё это было внешним. Покровы, мускулы, броня, сам облик… А вот мозг и нервная ткань оплетаев изготавливалась по одному и тому же шаблону, записанному в управляющем компьютере "фабрики роботов".

Вот бы вытащить с Земли какого‑нибудь компьютерщика…

— Хорошо. Держите меня в курсе. Я буду посматривать через спутник. И, кстати, в случае чего вы можете провести своими странными тропами кого‑нибудь из нас?

— Могу, но лишь одного–двух человек за раз. И придётся потом долго отдыхать.

— В общем, этот метод переброски малоэффективен, - заключил я.

— Ну да. А как у вас дела?

Я сбросил ей отчёт по добыче золота, потом она дозвонилась Дайриму, контролирующему группу людей, и мы вчетвером беседовали какое‑то время. Когда Жасмин отключилась, пришлось выдержать бой с Дайримом, который намеревался бежать в посёлок и держать Жасмин. Волшебник считал, что Архимаг не сможет просто "пойти и посмотреть" и и обязательно выкинет что‑нибудь весёлое.

Жасмин за три дня добралась к границам Леса и совершила разведывательный рейд к небольшой армии. Стала скидывать разведданные.

Мы как раз сидели на полюбившимся нам дереве, и я после второй фотографии едва не рухнул вниз.

— Ну, есть какие‑нибудь соображения, что это такое? - спросила Жасмин.

— Да, есть кое–какие, - пробормотал я, разглядывая средства передвижения, на которых люди были доставлены к границам леса. - Нан, ущипни меня.

Девушка с готовностью повиновалась. А пальчики у неё сильные, синяк будет…

— Погляди‑ка сюда.

Нан разглядывала недолго.

— Где‑то я их уже… - сказала и тут же хлопнула себя по лбу. Мы удивлённо уставились друг на друга. - А ведь и в самом деле видела, в твоей памяти. И что это значит? - даже немного испуганно сказала она.

— Откуда мне знать? Впрочем, предположения есть. Если я сюда провалился в одежде, с мобильником, отчего бы и не попасть какому‑нибудь бедолаге как раз на "таблетке"?

— На чём?

— Такие "УАЗики" у нас называются "таблетками". Видно, что модифицирована… облегчена, колёса из чего‑то другого, стекло на окнах, фары другие… но "уазик" вполне узнаваем. Всё страньше и страньше… Конечно, "таблетка" довольно проходима, но в Лес на них не полезут. Жасмин?

— Да?

— Не стоит.

— То есть?

— Ты думаешь взять "языка". Не стоит. Давайте дадим равнинникам "зелёную улицу", пусть себе прогуляются до разбитого и сожжённого истребителя, посмотрят на него и обратно.

Жасмин истребовала значение незнакомых терминов, подумала (я, Нан и подключившиеся к дискуссии Дайрим и Валья затаили дыхание), и неохотно согласилась (все с облегчением выдохнули).

— Ладно, - сказала. - Так и знала, что вы не дадите мне порезвиться и весь кайф обломаете. И стоило ходить, чтобы вернуться, не убив ни одного?

— Мне кажется, - сказала Нан, помолчав, - общение с тобой не прошло для нашего Архимага даром.

Я скорчил физиономию "я тут не при чём". Нан почему‑то не поверила.

— Хотя я возвращаться пока не собираюсь… - тут Жасмин прервалась. Вернувшись в эфир, сообщила, что спорила с прихваченными из посёлка гостями, которые тоже пожелали глянуть на полусотенный отряд. Поглядев на наше оборудование, доспехи, оружие, вэйри сочли, что грех не пустить это в ход против исконного врага.

- …Но я их удержу, - добавила Жасмин, судя по голосу, она некоторое время разговаривала на повышенных тонах.

— Славно, - я выдохнул. - Было бы некстати сейчас провоцировать равнинников. Слишком рано.

Когда на следующий день явились к людям, чтобы помочь перебраться на другое место, выяснилось, что бывшие рабы округлились и выпрямились, перестав сутулиться и пряча глаза. Ваэлли потрудилась и исцелила всех кашляющих, заваривала укрепляющие чаи. В общем, "смена руководства" пошла рабам на пользу.

А вот хозяевам пришлось туго. Ошейники, сделанные для них, страдали паранойей. Стоило кому‑нибудь отойти в кустики слишком далеко, как обратно он приползал подвывая от боли и лез в ручей, отмываться, к вящему неудовольствию работающих в этом ручье. Если же кто‑нибудь из бывших хозяев повышал голос, начинал ругаться, слишком близко приближался к вэйри или просто с недобрыми намерениями бросал взгляды на них, магия ошейника тут же перекрывала ему кислород.

— Пусть лучше останется так, - сказал я на робкий вопрос Ваэлли. - Если ослабить магию, они, чего доброго, сбегут.

Девчонка сердито уставилась на меня, я ответил спокойным взглядом. Целительница отвела глаза первой, пожала плечами.

— Наверное, так надо. Только я никогда такого не пойму, - а в голосе презрение ко мне, угнетателю, поработителю и вообще нехорошему человеку.

Лагерь перенесли без происшествий. После мы вернулись к "горцам" и помогли переехать им.

Старатели работали ещё три дня, а на рассвете четвёртого явились два оплетая от Вальи.

Сначала я их едва не пристрелил с перепугу. Явились из чащи, понимаешь, этакие… "Ходульник", так называлась новая модификация биоробота, отличался ногами особой конструкции, благодаря остроумной комбинации мышц и пружинных костей мог довольно шустро бегать и нести большой груз. Но выглядели "ходульники" сущими чертями на копытах, вкупе с их "рожками" - антеннами и большими "ушами".

Позвонив Валье, я попенял её биороботам за этакую манеру выскакивать. Женщина посмеялась. После я и Нан где‑то с час пробовали принесённое.

— Супер!.. Классно!.. - восхищалась Нан. - Зачот!..

Я только посмеивался, хотя тоже был впечатлён. Позвонил Валье и рассыпался в дифирамбах.

Оставив "горцев" и "ходульников", которых так и хотелось переименовать, мы отправились к первому лагерю.

— Ну что, зе‑ка, на свободу с чистой совестью? - бодро поинтересовался я, появляясь из кустов. - Первый подходи!.. Так, вижу, меня не поняли. Ты, подойди!

Один из бывших хозяев, в которого попало моё "ты", подошёл, испуганно глядя. Вэйри подобрались. Я кивнул Ваэлли, и она сняла хитрый ошейник, созданный её матерью.

44

— Пошёл вон, - равнодушно сказал я. - Можешь мяса взять.

— Угу? - человек всё никак не мог поверить в свою свободу, ощупывал шею.

— Пока я не передумал, - сказал я, и человек исчез, словно телепортировался, даже мясо забыл.

— Теперь ты.

Ваэлли освободила второго, третьего… ей определённо нравилось снимать ошейники и наблюдать, как освобождённые исчезают в лесу. Дайрим хмурился. Остальные тоже были не в восторге, как вэйри, так и бывшие рабы.

— Что же ты не спрашиваешь, что будет с вами? - поинтересовалась Нан у Вургера, когда ушёл последний из хозяев. Тот пожал плечами, что‑то прохрипел - кажется, это было ругательство. Нан выбросила из рукава биомеч.

— Ну‑ка, стой, прямо, - и неторопливо провела клинком по запястьям, щиколоткам, шее…

Раб стоял, пуча глаза. Покачался, неуверенно ощупал горло. Разрезанные кандалы и ошейник валялись в траве.

— Отойди в сторонку, - сказала девушка. - Следующий!

Избавив рабов от лишнего железа, Нан кивнула мне. Я вручил Вургеру предмет, который держал в руках.

— Что это? - поинтересовался бывший раб.

— А на что похоже?

— На оружие…

— Так вот это оно и есть, - я покрутил в руках укороченное ружьё. - Смотри. Делаешь так и так, вставляешь патрон. Патрон - это одновременно порох, пыжи и пуля в одной рубашке. Потом в обратном порядке ставишь всё на место, и…

Я вскинул руку, и грохнул выстрел. Сбитый пулей сухой сук мягко шлёпнулся на траву. Белый дым размазался ветерком и моросью.

— Дождя эта штука, кстати, не боится. На, попробуй сам, - я протянул ему патрон. Хрип всё смотрел насупясь, стараясь понять, в чём подвох. Остальные рабы просто затаили дыхание, глядя на невероятное зрелище.

— Давай, - подбодрил я Вургера. Тот очень осторожно взял патрон, повозившись, переломил обрез, вставил.

— Так? - замок щёлкнул.

— Да, так. Целься.

— Куда? - спросил Вургер, двигаясь очень осторожно.

— Куда‑нибудь.

Вургер упёр обрез в плечо. Корявый палец погладил спусковой крючок.

— Ну? - подбодрила Нан.

Выстрел. Порхнули срезанные пулей листочки.

— Кажется, я промахнулся, - сказал Вургер, моргая от облачка дыма и потирая ушибленное плечо.

— Надо приноровиться, - я усмехнулся. - Попробуй ещё. Вот тебе пули.

Вургер попробовал.

И попробовал снова.

И ещё.

— Ну как? - поинтересовалась Нан, когда пару раз он ухитрился попасть. Раб смачно чихнул из дыма и вопросительно уставился на меня.

— Нравится? - вкрадчиво спросил я. Вургер закивал.

— Ну так мы продаём вам это оружие. За золото, ваш труд и за ещё кое‑что, - я отвёл его в сторону и заговорил. Хрип слушал очень внимательно.

— Зря всё же мы их отпустили, - вздохнул Дайрим. Мы вернулись во второй лагерь, где оплетаи всё ещё трудились, аки пчёлки. Мы немного помогли им и сели перекусить. Тогда волшебник и завёл этот разговор.

— Следовало положить их у того же ручья? - поинтересовался я агрессивно. Ваэлли тоже посмотрела на "отца", и тот смешался, вместо утвердительного ответа промямлил "не знаю".

— Насчёт рабов - ты, наверное, прав. Хотя подарки и эти прощальные речи…

— И подарки, и речи, - перебила Нан, - были согласованы с Архимагом!..

— И только потому я не спорил, - ответил волшебник. - Однако хозяев отпустили всё же зря…

— Отпустили? - переспросил я очень спокойно. Дайрим нахмурился, пытаясь понять. Вздёрнул брови.

— Ах, во–о-от оно как?.. - протянул, хотя я ничего не говорил ни вслух, ни по радио, ни на Тихой Речи.

— Да, именно так.

— О чём вы? - встряла Ваэлли, подозрительно поглядывая на эти переглядушки.

— А ты не догадалась? - Нан скопировала мою интонацию и взгляд. Ваэлли поперхнулась куском хлебного дерева, вскочила, готовая бежать.

Нан бросилась на перехват и приземлила целительницу. Та задёргалась, рыча. Нан ловким броском опрокинула.

— Поздно, - сказала ласково.

Ваэлли билась под ней, что‑то невнятно крича, потом обмякла, лёжа ничком. Нан подняла её, отпустила и села рядом, требовательно прищёлкнула пальцами. Я достал из рюкзака флягу с антисептической жидкостью - с водкой, проще говоря. Орла и Йурас вертели головами, мало что понимая.

— Действительно, поздно. В самом деле, почему я не догадалась с самого начала? - тускло проговорила Ваэлли. - Ты отпустил их с миром, ну конечно!.. А потом подарил бывшим рабам по ружью и отправил следом.

Орла ахнула, осознав, вцепилась в руку Йураса. Тот таращил глаза. Фридрих засмеялся - тихо, зловеще.

— Зачем так? - спросила девушка.

— Кто‑то должен быть жестоким, - ответил я. - Жалеешь их?

Ваэлли дёрнула плечами. Все целительницы ненормальные, это обусловлено их магией. Она лечила людей - и по–прежнему считала себя ответственной за них. Между нею и её пациентами установилась странная связь - не настолько, впрочем, глубокая, чтобы девушка могла почувствовать их недавнюю смерть.

Но сейчас она искренне переживала за бывших подопечных. Я почувствовал, что во мне поднимается гнев.

— Ты, видевшая, что они творят. Ты, убившая одного из них. Ты в самом деле жалеешь этих грязных нелюдей? - я шипел, не узнавая собственного голоса. - Убийц мужчин, оскорбителей сестёр?!.

Нан бросила взгляд и что‑то такое сделала с помощью телепатии - словно дала отрезвляющую пощёчину. Я замолчал, чувствуя, как колотит и меня самого. Ведь это я убил их. Дав оружие бывшим рабам, дав Вургеру небольшой кристалл с заклинанием, способным найти сбежавших раньше хозяев. Я убил своих сородичей ради эльфов - пускай и чужими руками, это не изменит моей вины.

Перед лицом целительницы оказался полный колпачок "антисептика".

— Выпей.

— Но это же… - Ваэлли махнула рукой и выпила. Задохнулась, тараща глаза.

— Хорошо, да? - Нан протянула и мне. Я выпил залпом, словно поминая, закусывать не стал, полез в свой рюкзак.

— Что это? - поинтересовалась Ваэлли, разглядывая приклад пищали. Всё железо с пленных мы отправили в посёлок с оплетаями, приклады - лишний вес - сняли. Один я прихватил с собой.

— Гляди, так они отмечают охотничью добычу, - я поскрёб ногтём старое дерево приклада в засохшей крови его хозяина, частично забившей метки. - Как ты думаешь, какая дичь обозначена вот здесь?

Среди волчьих и коронованных оленьих голов, среди каких‑то ещё непонятных значков безошибочно узнавались глазастые человеческие черепа.

— Четыре, - сосчитала Ваэлли. - Ты думаешь, это…

— Думаю, - я кинул приклад в огонь. - Не жалей этих убийц. Мы для них дичь. Добыча, как те олени, которыми мы их кормили.

— А что насчёт рабов? - резко спросила девушка. - Думаешь, они не убийцы? Просто тем, другим убийцам, больше повезло.

— Они, во–первых, враги наших врагов. Значит, наши…

— Друзья? - предположил Фридрих, когда я замолчал.

— Нет. Скорее - вероятные союзники. Вероятные и временные.

— Союзники - люди? - пробормотал Дайрим. - С Мёрдохом родимчик сделается.

— Ну, забота о здоровье Мёрдоха не входит в сферу моих интересов, - сообщил я. Йурас засопел, он преклонялся перед стариком. Я не обратил на это внимания.

— Эльфов по умолчанию считают врагами, подлежащими уничтожению, лишь те государства, что контролируются церковью. С другими можно общаться, торговать, и дружить против общего врага.

— В этом есть смысл, - неохотно сказал Дайрим.

— Представь себе войну на уничтожение, - перед моим взором встал ядерный гриб. Какую аналогию такого оружия может предложить этот мир? Какие‑нибудь сверхмощные биомеханизмы, неуязвимые чудовища, как в аниме жанра меха? Супер–саранча, всеядная и самовоспроизводящаяся в огромных количествах? Нечто более мелкое и смертоносное - бактерии, вирусы, фатальные биологические агенты, проходящие любые фильтры, мгновенно действующие, распостраняющиеся по воде и воздуху?

Или Заклинание Конца Света, могущее сжечь целую планету?

45

- …В такой войне не будет победителей и побеждённых. Проиграют все. Уж не от такой ли войны мир упал в пропасть, цивилизации скатились к дикости? Нет, новую тотальную войну нельзя допустить.

— Как будто это в наших силах, - тихонько сказала Орла.

— А в чьих же? - я посмотрел на ученицу. - Кто, если не мы?

Фридрих с хрустом переломил палку, которую вертел в руках. Швырнул обломки в огонь.

Имплант разбудил меня посреди ночи. Я полежал, слушая мир, встал. Шорох дождя заглушил невесомый шёпот в темноте. Двое спорят, я не слышу слова, но ощущаю исходящее от них напряжение.

Наконец Фридрих кивнул. Ваэлли потянулась, как будто обнимая чернокожего гиганта за шею, орк вздрогнул от укола магии, перехватил её руки.

— Пусти, - девушка сердито дёрнула плечами. - И нагнись, дылда!..

Орк нагнулся.

— Он точно не откусит мне голову? - поинтересовался.

— Боишься? - подначила Ваэлли.

— Сомневаюсь в твоём профессионализме, - вернул шпильку орк.

Чего она возится? - протелепатировала Нан, возникая рядом. Давно бы уж…

Присмотрелась.

Надо же!.. проверяет на наличие неучтённых ловушек. Молодец девчонка.

Ошейник полетел в сторону.

— Стой. Так видно будет, что его расстегнули. Я заберу и сломаю, - Фридрих подобрал.

— Но его нельзя сломать, - сказала Ваэлли.

— Вот и пусть поломают голову, как это случилось, - хмыкнул орк.

— Здесь еда, немного.

— Спасибо, но не стоит…

— Стоит! Ты успеешь отойди подальше, если не будешь отвлекаться на охоту.

— Хорошо. Выложи, а то вопросы возникнут, куда девалась твоя сумка, - орк покрутился на месте, не зная, куда пристроить свёртки с едой, и в конце концов пихнул их просто за пазуху.

— Я хотела ещё оружие, но Серый держит его рядом, - Ваэлли вертела в руках возвращённую ей сумку. - Не получилось.

Ага, так вот зачем она ходила вокруг меня и вздыхала.

— Спасибо, - произнёс чернокожий. - Ты очень много для меня сделала, но я так и не понял, зачем.

— Кто‑то должен быть милосердным, - тихо сказала Ваэлли. - Вокруг слишком много зла и лжи. Вот, я вырастила специально тебе.

По–моему, Фридрих чуть не заплакал растроганно, когда Ваэлли потащила из‑за спины ятаган, копию его, не пережившего столкновения с биоклинком. Хотя нет, не копию. Насколько я мог судить, живое дерево, армированное сталью. Клинки из такого дерева невероятно прочны и довольно гибки, да ещё и самозатачиваются.

Орк со сноровкой захлестнул оружие полой своей живой одежды, подержал, чтобы импровизированные ножны плотнее срослись.

— И вот… - Ваэлли сняла свой стрелкомёт и протянула орку. Не слушая его возражений, застегнула на могучем запястье - ремешки еле сошлись.

— Знаешь, а ведь это очень похоже на… - Фридрих недоумённо изучал стрелкомёт.

— Знаю, - перебила Ваэлли. - Забавно, правда? Думаю, ты разберёшься.

Фридрих пошевелил пальцами, настраиваясь.

— Здесь только сонные. Ядовитые я тебе не дам, - сообщила девушка.

— Спасибо, - сказал орк.

— Всё, иди. А то ещё кто‑нибудь… - глаза девушки округлились, - проснётся, - севшим шёпотом докончила она.

Фридрих вихрем развернулся.

Я несколько раз беззвучно сомкнул и разомкнул руки, изображая аплодисменты. Хотя и мне стало несколько не по себе, когда огромный орк навис надо мной.

— Ну? - агрессивно потребовал.

— Сам ты "ну". Что собираешься делать дальше? - спросил я, ненароком наставляя ему в живот дуло стрелкомёта.

— Серый, отпусти его!.. - потребовала Ваэлли.

— А с тобой я ещё разберусь, - посулил я. - Говори!

— Я согласен, - сказал орк.

— С чем? - я малость опешил.

— Ты ведь собрался торговаться со мной? Предлагать то же, что и тому меченому, Хрипу–Вургеру? Так вот, я согласен с твоими словами насчёт войны всех со всеми. Её нельзя допустить. И если хурук придётся пойти на союз - то пусть нашими союзниками станут вэйри и те из людей, что не отравлены идеями Креста.

— Гм, в самом деле? - я помедлил. Блин, сколько раз уже на это вёлся - здоровяк, значит, тупой. Хотя в клубе Деда было довольно людей, опровергающих данную идею. Бывало, после занятий распаренные парни и горячие девчонки застревают возле душевых и едва не дерутся снова, споря о литературе, искусстве, политике…

Чернокожий смотрел испытующе.

— Отойдём, - вздохнул я. - Нан, слыхала наглеца? Дайрим, просыпайся… а, ты не спишь? Ну, тогда вставай, и пошли…

Из темноты неслышно показался волшебник, насмешливо посмотрел на Ваэлли. Девушка покраснела.

— Я только хотела… чтобы больше никто не умер.

— Это невыполнимо, девочка, - сказал Дайрим.

— Я знаю… пап, - волшебник вздрогнул. - Но всё‑таки.

Он вручил орку обрез. Мы отошли в сторонку, и я предоставил говорить Дайриму.

На следующее утро Йурас подскочил первый и разбудил всех новостью - Фридрих сбежал.

— Как у него это получилось? - мы прошли по следам, Орла подняла искореженный ошейник. Уронила. - До сих пор магией жжётся!..

Она поглядывала на нас, справедливо подозревая, что учителям что‑то известно. Дальше след ушёл в ручей, и мы потеряли его. Надеюсь, орк доберётся благополучно…

Немного покрутившись по окресностям, мы вернулись к лагерю, свернули золотодобычу и не торопясь направились к посёлку. Кажется, и Орла, и Йурас были довольны таким исходом.

Несколько дней прошли тихо–мирно, однако в воздухе висело ожидание чего‑то недоброго. Жасмин всё же не удержалась, сцапала одного языка и допросила. Разумеется, солдат никто не ставил в известность о цели операции, разумеется, они всё равно знали её. Равнинники собрались прогуляться к упавшему самолёту, и в этот раз они пойдут большой толпой.

Дайрим опередил меня, высказывая Архимагу всё, что он думает о её безрассудном поступке. Та, вопреки моему ожиданию, не оборвала помощника, дождавшись перерыва в щедро высыпаемых эпитетах, кратко сообщила, что исчезновение рядового не возбудит подозрений в армии. Жасмин подделала следы так, что виновниками гибели человека выставлялись его собственная глупость и местный вариант волка. Оставила тем, кто взялся искать пропавшего, его растерзанное тело, даже оружие не взяла.

Я поверил ей на слово и не стал вникать в подробности.

Мы занимались подготовкой к осаде Лихолесья, осваивали новое пороховое оружие. Однозарядные обрезы, подаренные союзникам, людям и орку, были всего лишь прототипами, Валья довольно быстро дошла до идеи револьвера. Я здесь был не при чём - подобный механизм имелся в одном из орудий Железного Человека.

А потом Валья ухитрилась получить бездымный порох - тоже не с моей подачи, - и конфисковала всё оружие для его переделки.

Глава десятая. Чужаки

— Вэй Серый, вэй Нанджи, у нас проблемы.

Я проснулся и лежал в темноте, ощущая рядом сонное дыхание Нан. Девушка шевельнулась.

— Опять? - пробормотала сипло. - Что ещё стряслось?

— Мёрдох собирается возглавить крестовый поход.

— Что?!.

Нас буквально подбросило на ложе.

— Какой ещё крестовый… и вообще, откуда вы подхватили это выражение?

Эфир донёс невесёлый смешок Жасмин.

— Так нелюди говорят. Крестовый - значит, во славу бога. Убей не пойму, как можно убивать кого‑нибудь во славу бога. А бог Мёрдоха, его ненависть к нелюдям, тоже требует крови равнинников.

Оказывается, Старик бросил клич по всем посёлкам и пытается действительно собрать войско. Упирая на гордость людей Леса, на невозможность терпеть рядом с собой нелюдей, которые, не иначе, затевают что‑то недоброе, он уже привлёк под свои знамёна (интересно, а знамёна‑то здесь есть? Надо придумать, если нет), около полусотни воинов и магов. Кстати, уже знакомый нам Красавчик закончил агитацию в посёлке Олада и намеревается теперь вернуться в Хидон

— Вы успеете вернуться раньше него? - спросила Нан.

46

Жасмин отправила эмоцию, эквивалентную покачиванию головой.

— Нет. Придётся отдуваться Грому и вам.

Нан поёжилась.

— Уж мы наруководим…

— Надо, - отрезала Жасмин. - Вас уважают. Я не буду запрещать ему… как ты выразился, агитировать за Мёрдоха?.. - но и способствовать утеканию к Старику нашей молодёжи не собираюсь. Слово отразится лишь словом. Нанджи, Серый, я на вас надеюсь.

Она отключилась.

Ну вот, настроение с утра испортили. Значит, надо его испортить кому‑нибудь другому!..

Мы выбрались из дома - ночевали на Полигоне, - и Нан зачерпнула тумана, стала лепить. Скоро несколько туманных зверьков метнулись прочь. Я невольно усмехнулся, провожая их взглядом. Представляю, как будут ругаться те, в чьи постели залезут мокрые холодные порождения магии…

Минут через пять моя Лесная Стража оказалась построена. Пока мы занимались золотом, оставленная за старшую Райо продолжала тренировки. И, кажется, это у неё получалось неплохо. Встречали нас чуть ли не слезами, да в ноги не валились с воплем "избавители!".

Перед строем я высказал девушке некоторое неудовольствие за то, что она чуть не довела подопечных до измождения, но в частной беседе похвалил.

Но и Райо оказалась недовольна ранней сырой побудкой. Нан взяла слово. Когда она изложила план, все развеселились и приняли его без споров.

Через несколько часов группа из семерых вэйри (и тут семёрка), остановилась на берегу ручья. Вожак, тот самый Красавчик, завертел головой.

— Что?.. - поинтересовалась негромко девушка рядом с ним.

— Не знаю. Такое впечатление, будто за нами наблюдают…

С тихим шелестом разомкнулись кусты, открывая тёмные фигуры, которые без звука бросились на гостей.

Вообще‑то план отдавал авантюрой, и я разрешил его только тогда, когда сам оказался в непосредственной близости от отряда "агитаторов" и убедился, что подростки эти не блещут магическими силами и не несут с собой какого‑нибудь особо мощного оружия.

Мои ученики прекрасно справились. Гости лишь охнуть растеянно успели, когда их сграбастали и положили физиономиями в мох. Райо с превеликим удовольствием расправилась с Красавчиком, чуть не завязав его узлом. Нан тихо хихикнула, сообщила мне по телеканалу (в смысле - телепатическому каналу), что парень, будучи в Хидоне, пытался подкатить к ней и получил отлуп.

Он к ней приставал? Как он ещё жив в таком случае?

Не в том смысле. Он пытался завербовать перспективную волшебницу в войско Мёрдоха. Но вся его агитация… ты же знаешь Райо, она остра на язык. В общем, они здорово поругались.

Райо вздёрнула своего пленника на ноги. Я выступил из листвы, сбрасывая капюшон и Плащ Теней. Красавчик вытаращился.

— Вэй Серый? Но почему?.. что за глупые шутки?!. - взвыл, дёргаясь. Райо хихикнула, он повернул голову и так и завис.

— Извините, - сказал я и попытался скорчить виноватую физиономию. Судя по смешкам моей команды, ни фига не получилось. - Я не мог упустить возможность потренироваться, проверить боеготовность знаменитых семёрок Мёрдоха…

Райо встряхнула его и повернула лицом к его товарищам. Красавчик ошарашено уставился на обездвиженных отрядников.

— Ничего личного, вэй, - сказал я, пытаясь не рассмеяться, уж очень потешно выглядел сейчас парень. - Вы, помнится, однажды сказали, что всё наше дрыгоножество и рукомашество совершенно бесполезно…

По моему знаку Райо с неохотой отпустила свою жертву. Красавчик выпрямился и принялся отряхиваться, багровый от смущения и со слезами злости на глазах.

— Признаю свою неправоту, вэй Серый, - прохрипел он придушённым голосом - то ли так зол, то ли девчонка всё же слишком сильно его придушила. - Ваши приёмы весьма даже… да, весьма…

Он вскинул подбородок, пытаясь обрести чувство собственного достоинства.

— И тем более я не понимаю, отчего вы так безоговорочно отказываетесь от сотрудничества с Мёрдохом. В этот сложный момент каждый должен упорно трудиться ради свободы людей Леса.

Очухался, сложными словами заговорил. Штампами стреляет, к сотрудничеству склоняет!..

— А потому, что мои цели и цели Мёрдоха разнятся, - сообщил я.

— В самом деле? - Красавчик красиво вскинул брови. - И каковы же ваши цели?

— Выживание расы вэйри.

На этот раз он нахмурился в действительном, не деланном удивлении.

— Но ведь Мёрдох и мы… - начал.

— Наоборот, делаете всё, чтобы численность лесного народа ещё больше снизилась.

К тому времени все мои бойцы отпустили жертв. Подростки отряхивались, переглядывались, кое‑кто уже заговорил с захватчиками, "а ловко вы нас", улыбался… После этих моих слов повисла тишина, и на меня устремились нехорошие взгляды.

— Что ты сказал? - прошипела девушка, подруга Красавчика.

— Понятно, отчего вы нас не заметили. Плохой слух? - поинтересовался я сочувственно. - Я сказал, что Мёрдох - союзник равнинников в деле истребления расы вэйри.

Заговорили все разом, чуть за оружие не схватились.

— Это оскорбление! - взорвалась девчонка. - Я заставлю тебя взять свои слова назад!..

Интересно, как.

— Слова не мои. А некой Жасмин Хидон.

Это заставило шумящих немного поутихнуть.

— Хотите вызвать её на поединок?

Девушка, видимо, представила, как она вызывает Жасмин на поединок… и такой ужас отразился на её лице, что я даже немного возгордился - вот какая у нас Архимаг!..

— Врёшь, - неуверенно сказала девушка. - Она великая волшебница. Она не могла такого сказать.

— Но сказала. При мне. В лицо Мёрдоху.

— Довольно! - взвизгнула девчонка. - Ты, ты…

— Я с ней согласен, - сказал я. - Так что можете вызвать на поединок меня.

Девушка смерила меня взглядом. Поглядела на Красавчика. Тот помотал головой, подружка хмыкнула и отвернулась.

— Магический поединок? - поинтересовалась. Жасмин далеко, а я - вот он.

— Нейма, учитель запретил поединки… - начал Красавчик, протягивая руку.

— Нет, тут дело принципа! Я не буду стоять и слушать, как оскорбляют учителя! Он бы меня понял, я уверена.

— Мёрдох запретил поединки? - я деланно удивился. - На удивление разумное решение.

— Серый, Мёрдох запретил дуэли недавно, после известных тебе событий, - негромко сказала Нан. - До вторжения он, напротив, поощрял их.

— Ага. Понятно, - изрёк я.

— Что тебе понятно? - насупилась девушка.

— Ну как же. Драки позволяют сбрасывать напряжение, отвлекают от лишних мыслей. А ведь вам и не положено думать. Вам нужно выполнять задуманное другими!

— Я была в Хидоне и слышала рассказы других. Своих боевиков вы точно так же тренируете - на беспрекословное выполнение приказов!.. - выпалила Нейма.

— Так, да не так. Мы никогда не погоним детей на убой, - в последнее время я довольно узнал о Мёрдохе, чтобы высказаться с полной уверенностью. - В отличие от него…

— Замолчи!.. - выкрикнула Нейма, тяжело дыша и сжимая кулаки. - Поединок. Сейчас. Только магия. До смерти.

— Нейма!.. - на этот раз реакция была единодушна.

— Что?!. Такие оскорбления нельзя спускать, и…

— Не до смерти, - сказала Нан. - До жизни.

— Что?!. - растерянно выдохнули противники.

— Канон Марайи Чёрной, - Нан чуть улыбалась. - Забыли? Победитель берёт учеником проигравшего.

Этого не было в первичном плане, и я вопросительно поглядел на Нан. Так верит в мою победу?

— Ладно, - Нейма ухмыльнулась мстительно, явно предвкушая, как заполучит меня в ученики. Ха!.. Я мгновенно представил себя у доски, и её с указкой, в узких строгих очках… в белой блузке, сквозь которую всё просвечивает, и в короткой юбке…

Тут я ощутил рядом Нан и торопливо сбросил мысли.

— Пусть бой начнётся. Только магия и руки. Никаких заготовок. До первой крови, падения или невозможности продолжать поединок. Победитель получает проигравшего… в ученики, я имею в виду, - поспешила уточнить, хотя никто и не подумал другого.

47

— Что значит - магия и руки?

— Это значит, что в случае чего ты можешь дать ему по шее не только заклинанием, но и просто рукой, - любезно пояснила Нан. Нейма подумала и кивнула, идея дать мне по шее явно ей понравилась. Блин, в клубе у меня с этим вечно были проблемы, психологически с девчонками драться очень трудно.

Я отошёл в сторонку, чтобы снять оружие. Нейма управилась быстрее, сняв стрелкомёт с руки и лозу с пояса, отрывисто кивнула в знак готовности. Потом её глаза расширились в удивлении. Я всё разоружался. Стрелкомёт, лоза, биоклинок, мультиган, батареи для него, один огненный жезл, заклятый Орлой, и один такой же собственного производства, и ещё один, с заклинанием- "гранатой", и ещё один, с "упакованной" внутрь иллюзией - ну и пришлось же с ней повозиться!..

— О, вы так боитесь ходить по Лесу? - поинтересовалась девчонка ядовито. Она даже подошла, чтобы внимательно всё разглядеть.

— Надо быть ко всему готовым, - ответил я наставительно. - Например… - и уставился за её спину.

Нейма оглянулась. Я скользящим шагом приблизился вплотную, и когда девчонка повернулась, чтобы спросить, что такого я увидел там, сказал прямо в лицо:

— Бу!..

Девушка шарахнулась, споткнулась о какой‑то сук и села, испуганно глядя на меня. Послышались смешки - причём не только с нашей стороны, но и от пришельцев.

— Я победил, - сообщил я.

— Это нечестно!.. - воскликнула Нейма растерянно.

— Разве?.. - в подражение Красавчику я попытался задрать одну бровь.

— Нет!.. - девчонка выбросила вперёд руку, с тонких пальцев сорвалась магия, раздалось гулкое гудение, словно ударили киянкой по листу железа. Парировать я не успел, и заклинание ударило мне в живот. Ух ты!.. Когда‑то Светка шестом заехала, ощущения были примерно такие же. Я скорчился, сделал пару шагов назад и тоже сел в подлесок.

— Спокойно!.. - рявкнула Нан. - Обоим замечание за начало боевых действий до команды! По местам!

Нейма пружинисто вскочила, делая вид, что ей всё нипочём. Я встал не торопясь, морщаясь и ощупывая живот, делая вид, что мне досталось сильнее, чем на самом деле. Пусть кричит "нечестно". Впрочем, она не узнает. Хотя нет, узнает - ведь станет моей ученицей, и мне придётся рассказать в том числе о всевозможных хитростях, и с примерами.

Не кажи "гоп", - сказала Нан. Мёрдох и Мрак здорово школят своих. Тебе придётся постараться.

— Начали, - Нан, переглянувшись с Красавчиком, кивнула.

Нейма атаковала первой, кто бы сомневался… В лицо мне полетело что‑то похожее на спутанный клубок нитей - и тут же другое заклинание под ноги. Я ушёл перекатом. Девчонка действительно оказалась сильна. Первое заклинание воздействовало на органы чувств, нарушая координацию и вызывая глюки, второе оживило траву, и сейчас её стремительно вытянувшиеся острые листья грозно шелестели, пытаясь поймать хоть что‑нибудь.

Под третье брошенное девушкой заклинание я подставил щит, обретший вид сияющего диска. Заклинание с гулом ударило в него и отрикошетило, смотреть, не зацепило ли кого, не было времени. Размахнувшись на манер дискобола, я метнул свой щит девушке в ноги.

Та не успевала отразить чары. Она подпрыгнула и на мгновение потеряла равновесие, дав мне пару секунд времени.

Я дёрнул руками, набрасывая Плащ Теней. Маскировочное заклинание считалось совершенно бесполезным в бою, накидывается долго, разрушается элементарно. Нейма не заподозрила ловушку, то ли сочла, что с моей стороны это жест отчаяния, то ли вообще не имела привычки думать в бою. Она засмеялась, резко, каркающе, и рассыпала Солнечные Лучи, заклинания, сжигающие мороки и иллюзии.

Плащ Теней и сгорел. Полыхнул, словно горсть магния, словно полдюжины фотовспышек, словно стробоскопы дискотеки.

Нейма завизжала.

После теней, вызванных заклинанием, вспышка света ударила по чувствительным эльфийским глазам так, что девушка полностью потеряла ориентацию. Я плюхнулся на землю, и надо мной одно за другим прошли два заклинания. Ещё одно угодило куда‑то в толпу болельщиков.

Ой–ёй. Пора заканчивать.

Я встал перед Неймой. Не дождавшись моей реакции, она, видимо, вообразила, что повергла меня каким‑нибудь вслепую направленным заклинанием.

Продрав глаза, она увидела противника перед собой. Тонкие руки взметнулись…

И оказались в тисках. Я дёрнул на себя и выполнил бросок. Нейма только пискнула, вжатая во мхи, с завёрнутой за спину рукой.

— Говори, - сказал я, слегка задыхаясь. Конечно, ей не сравниться с взрывоопасной (в прямом смысле слова, опасной взрывами) Орлой, даже со скромником Йурасом, но всё же незнакомая манера боя, да ещё её ярость… в общем, я малость утомился.

— Что?.. - пропищала девушка из‑под меня.

— Я сдаюсь.

— Что?!. - она трепыхнулась. Безуспешно.

— В смысле - ты сдаёшься.

— Нет!.. - девчонка завозилась, вскрикивая от боли. - Никог… ой–ёй–ёй!..

— Ну и вали тогда, - я отпустил её. Нейма вырвалась, села, растерянно глядя на меня.

— Как - вали? - прошептала.

— Трусихи мне не нужны.

— Я не трусиха!.. - завопила девушка.

— Ты боишься. Признать поражение, свою слабость, чужое превосходство.

— Ты не… - начала она, замолчала. - Ты выиграл нечестно!..

— Да неужели? Разве я бил неконвенционной магией? Пользовался заготовками? Ты была уверена в своей победе, сейчас, проиграв, хочешь нарушить уговор. Учить тебя? Такие ученицы мне не нужны, - и я сделал жест "уматывай".

Нейма встала. Растерянно потопталась на месте. И вдруг шагнула ко мне, поклонилась, как кланяются учителям.

— Я со всем почтением приму то, чему вы сочтёте нужным меня научить, - сказала срывающимся голосом, пряча глаза.

— Славно, - я улыбнулся как можно более неприятно. - Как там? Сим беру эту отроковицу в ученицы, дабы учить старательно и прилежно, да будет порукой тому моя честь и моя магия, аминь!.. Нет–нет, оставь.

— Учитель? - переспросила девушка, она понуро поплелась нога за ногу к тому месту, где оставила лозу и стрелкомёт.

— Оставь эти штуки, они тебе не понадобятся. Мы дадим новое оружие, - на всякий случай. Вдруг кому придёт в голову вызвать уже моего бойца по тому же канону - и тогда Мёрдох может заполучить наши оружие и броню. Так что надо создать прецедент.

— Ты… сбереги у себя, ладно? - попросила Нейма Красавчика. Парень кивнул, пряча стрелкомёт и начиная "знакомиться" с лозой - перенастраивая на себя живое оружие. Чужая команда была ошарашена итогом боя, но оспорить результаты никто не пытался. На проигравшую избегали даже смотреть, никто не сказал ни слова. Горе проигравшим - кажется, такой принцип исповедует организация Мёрдоха?

Думаю, она теперь изгой. Потерявшая всё. Предательница, хоть и невольная. Друзья… нет, бывшие друзья… нет, какие же они, к бесам, друзья?.. - не подадут ей руку.

А жестоко у него, - подумал я в ответ. Нан виновато пожала плечами, как будто она сама выдумывала правила для Мёрдоха. Наверное, для нас это и лучше.

Наверное, - согласилась Нан. И что ты теперь будешь делать со своим приобретением?

Довольно сомнительна ценность этого приобретения, - я откровенно оглядел Нейму. Для начала я скормлю её Орле и Райо… в смысле - поручу им.

Кто‑то тут, кажется, осмелился обвинять Мёрдоха в жестокости? - удивилась Нан. По сравнению с тобой он просто сопляк.

Как я и думал, Красавчик сразу после боя каким‑то образом связался то ли с Мраком, то ли с самим Мёрдохом и обрисовал ему ситуёвину. Начальник решил, что после такого столкновения толку от агитации не будет. Или опасался, что всех его послов разберут учениками. В общем, Приходящие–Ночью решили оставить Хидон в покое и отозвали свою команду. Я тоже доложился Жасмин, в разговор подцепили и Дайрима.

— Интересно, что теперь они предпримут, - сказала Архимаг. - Мёрдох не из тех, кто легко отступает от своих планов. Он по–прежнему собирает войско.

48

— А почему бы вам не созвать народ под свой стяг? - задал я вопрос, который давно меня мучил. - Мне кажется, вы бы имели не меньший успех, чем Старик. Может быть, даже больший.

Пришлось сделать небольшое отступление, объясняя Жасмин, что такое стяги, флаги, вымпелы… Волшебница прониклась идеей и озадачила всех, предложив конкурс на лучший вариант флага. Мне что‑то в голову ничего не лезло, кроме Белого Древа, как во "Властелине Колец".

Пришлось приложить определённые усилия, чтобы вернуть раговор в прежнее русло.

— В самом деле, Жасмин, почему нет? - сказал Дайрим. - Я наверняка выражу общее мнение, если скажу, что ты была бы отличным предводителем…

— А я не думаю, что я достойна… - Жасмин принялась прибедняться, я оборвал её:

— Ты боишься.

Серый!.. - в телепатическом голосе Нан прозвучал испуг. Архимагу такое не говорят, это тебе не Нейма!..

— Что ты сказал? - переспросила Жасмин спокойным голосом. - Мне показалось…

— Нет, не показалось, - сказал я. - Вы боитесь. Головняков, которые неизбежно будут, попозиции, радостно критикующей любую промашку. Вы просто не хотите работать и брать на себя ответственность.

— Серый. Верно ли я тебя поняла - ты обвиняешь меня в трусости?

Бр–р-р!.. даже от одного звучания голоса холодно.

— Вэй Жасмин. Мёрдох как лидер никуда не годится, - я оставил насмешливый тон, попытался говорить как можно более рассудительно. - Кто, если не вы, может сплотить людей Леса против равнинников?

— Ты, например.

— Я надеюсь, это была шутка? Если вы забыли - я и сам, по вашей классификации, равнинник!..

Жасмин помолчала.

— Что такое "головняки" и "попозиция"? - спросила наконец. Пришлось объяснять. Жасмин выслушала, сказала, что подумает, и отключилась.

— Ну ты даёшь, - сказал Дайрим. Вопреки моему ожиданию, в его голосе не прозвучало осуждение.

— Да, неплохая речь, - сказала Валья, которая тоже подключилась и слышала мой наезд. Вообще‑то я думал, что они вступятся Архимага, но в голосах слышалось одобрение.

— Мы уже не один год пытаемся сподвигнать Жасмин на правление, - пояснил Дайрим. - К сожалению, она… ломается?.. - произнёс с сомнением. Я невольно усмехнулся, заронил, блин, разумное, доброе, вечное.

— Возможно, эти события поторопят её с принятием решения, - сказала Валья.

Тем временем "сборная" наших идейных неприятелей собралась уходить. Мы раскланялись холодно, как, должно быть, раскланивались на улицах Парижа гвардейцы кардинала и мушкетёры короля. Всего доброго желать друг другу не стали.

— Допустим, мы не сможем отговорить посёлки предоставить Мёрдоху воинов. Что тогда будем делать? - спросила Нан.

— Вот в этом‑то и затык, - сказал я. - В таком случае, наверно, придётся выламывать Жасмин руки, заставляя… Орла?

— Шеф? - девушка подошла, почти чеканя шаг, вскинула подбородок, отдала салют. Нейма отвлеклась от своих горестей, глядя удивлённо на этот спектакль.

— Вот тебе… подопечная.

Нейма подобралась, глядя на сверстницу.

— Шеф? - Орла недоумённо шевельнула бровями.

— Ты передашь ей первичные навыки, - сказал я. - И попробуй ещё научить твоим фокусам с огнём. Думаю, ей это вполне доступно, с её‑то вспыльчивостью.

Орла чуть растерялась, явно такого не ожидала. Но виду не подала.

— Так точно! Разрешите выполнять? - гаркнула ученица, я махнул рукой, мол, скройся с глаз моих. Орла развернулась, чеканя шаг, подошла к Нейме, заговорила вполголоса, ободряюще улыбаясь.

— К марш–броску приготовиться, - бросила Нан команду. - Походный порядок следующий…

Тоже играет на публику.

Мы построились в походный порядок и двинулись.

После нескольких часов марша впереди заблестела река. Я улыбнулся ей, словно доброй знакомой, жестом подозвал Нейму.

— Узнаёшь? - кивнул в сторону блеска. Нейма смотрела странно.

— Я, конечно… мне кажется, что… - начала, заикаясь. - Учитель, это ведь Дэв?

Я кивнул.

— Когда ты путешествовала в своей компании, ты хоть раз видела реку?

Девушка помотала головой, спохватилась и приняла неприступный вид - ничего ты от меня не узнаешь!..

— Делай выводы, - предложил я ей. Конечно, Дэв не то чтобы непререкаемый авторитет, но его уважают. И то, что мальчики и девочки Мёрдоха так ни разу и не наткнулись на Правдивую Воду, позволяет делать вид, что в этом его "комсомоле" неполадки как раз с правдой.

Мордашка Неймы стала растерянной. Судя по всему, ей нечасто предлагали такое. Все выводы будут делать начальники, это не дело подчинённых!..

Надо же, их и в самом деле отучают думать, - сказала Нан.

— Привал!.. - скомандовала вслух. - Можете пообщаться с Рекой.

Я спустился к воде, сложил ладонь лодочкой и шлёпнул по поверхности, словно по руке друга. Где‑то здесь, если я ничего не напутал и если Дэв не изменил свою географию, стоит скрытый нашими заклинаниями самолёт бедняги Равека и прячется в траве камень над его скелетом. Интересно, что сказала бы Нейма, узнав, что в древнем летательном аппарате обнаружился скелет как раз вэйри, а не равнинника?

— Шеф, мы искупаемся? - спросила Орла. С чего это я запретил бы?.. А, понятно - снова "воспитывает". Надо сказать, чтобы не преусердствовала.

— Пожалуйста.

Орла скинула маскировочный плащ, лозу, выложила боевые жезлы и бросилась в воду. Бултыхаясь и поднимая брызги, проплыла какое‑то расстояние. Нейма смотрела, как на кощунство.

— Что?.. - икнула. - Что это она делает?..

— Купается, ты же видишь, - сказала насмешливо Райо, тоже разоружаясь.

— Но… здесь?..

— Почему бы и нет? - спросила Нан. - Реки для того и предназначены, чтобы в них купаться. Ты‑то, конечно, не умеешь?..

Нейма растерянно покачала головой, глядя, как молодёжь, кроме оставленного за повара Йураса, бросается в воду, ныряет, плескается…

— Хочешь научиться? - предложила Нан вкрадчиво.

— Нет!.. - почти с ужасом отказалась Нейма.

— А придётся, - сказал я. - Мне, как твоему учителю, представляется необходимым, чтобы ты умела плавать.

— Зачем? - дерзко спросила Нейма. На её щеках горел лихорадочный румянец. - К чему это бесполезное умение? В Лесу почти нет таких рек, в которых можно плавать!

— Ты ответила на свой вопрос, - сказал я. - В Лесу действительно нет таких рек.

Девушка подумала, уже в который раз. И даже додумалась до верного ответа.

— Вы… ты… вы что же, собираетесь… - начала, заикаясь.

— Тс–с-с!.. - прошипел я громовым шёпотом. - Это страшная тайна!..

Народ вокруг засмеялся. Нейма оглядывалась, должно быть, её наша дисциплина… - ну, или то, что мы полагали таковой, - вводила в ступор.

— Так что прошу, - я махнул рукой в сторону реки. Нейма сделала пару шагов и остановилась у кромки воды. - Что же ты?

— Я… нет, не могу, - девушка замотала головой, попятилась.

— Почему?

— Это же Дэв!..

— Ну и что? - усмехнулся я. - Если ты боишься… или стесняешься? Давай я вас познакомлю. Дэв, это Нейма, Нейма, это Дэв. Да–да, могучий дух, который заведует правдой и даёт испытания на искренность, и всё такое.

А ещё он даёт задания людям. Ну, по крайней мере, тем, кто сам имел глупость спросить у реки, которая однажды здорово выручила, чем они могут ей помочь.

Этого мы говорить не будем, - сказала Нан. - Не сейчас. Девчонка и так смотрит на тебя с ужасом.

Нейма действительно открывала и закрывала рот, лишившись дара речи. Я наклонился, окунул пальцы в воду и брызнул ей в лицо. Девушка вздрогнула, вытерла капли и с недоумением уставилась на свои пальцы.

— Вот и познакомились, - сказал я, жестом предлагая девушке войти в воду. - Орла, Райо, присмотрите…

Впрочем, "присматривали" все. Наблюдать за знакомством девушки с рекой было невероятно забавно.

Орла, садистка такая, вытащила из своего рюкзака пластиковый спасательный круг, надула и с ним затолкала подопечную на глубину. Девушка тихо визжала.

49

Выбравшись, сквозь стук зубов тряским голосом пыталась объяснить Орле, какая она нехорошая.

— А я‑то здесь при чём? - недоумённо вопросила Орла, взглядом давая понять, кто на самом деле при чём. Но Нейма ещё не дошла до такого, чтобы броситься с обвинениями к своему учителю.

Переплыв реку на надувных плотах, мы направились дальше.

Шли до глубокой ночи, потом отбились, я из чистой вредности заставил Нейму ещё и на часах простоять "собаку". Впрочем, девчонка не обиделась, будучи занята игрой с заклинаниями, защищающими место нашей стоянки, и режимами работы шлема биокомба, который ей вручили сменяющиеся с поста. К восходу она изъяснялась исключительно восторженными междометиями.

Всевозможные чудеса, похоже, примирили девушку с крутыми переменами в жизни. Я принялся наблюдать, как Орла, нарочно для этого вставшая рано утром, гоняет новую ученицу, втолковывая основы огненной магии. У Неймы даже стало что‑то получаться, но тут позвонила Жасмин.

— Они двинулись, - и перекинула картинку. Все имеющие импы сейчас смотрели, как три отряда по семь человек вторгаются в Лес.

— Надеюсь, они повернут назад, найдя место крушения, - сказала Архимаг нервно. Картинка прыгала - взгляд Архимага блуждал, останавливаясь поочерёдно на несомых солдатами предметах, которые ничем иным, кроме как тяжёлым вооружением, и быть не могли. - А ещё было бы неплохо…

— Не вздумай!.. - всполошились и Дайрим, и Валья, но Жасмин уже выбрала цель.

— Нам пригодятся такие штуки.

— Мне почему‑то кажется, что свалить на волков пропажу оружия будет трудновато, - сказала Нан.

Жасмин подумала и неохотно признала, что она была неправа. Все перевели дух.

И снова насторожились, когда импы сообщили, что кто‑то влезает на "Око" и прокладывает маршрут, пользуясь навигационной системой спутника. Я осторожно подключился к нему. И снова заметил явное неумение и напряжение пользователя. Как будто он никогда раньше не имел дела со спутником вообще и с его навигационными программами в частности.

— Предположение, - сказала Жасмин.

— Валяй.

— Самолёт Равека превосходно сохранился. Что, если наш спутник, - я отметил это наш, - остался цел по той же самой причине? Он ведь висит над акваторией Дэва, может быть такое, что магия Правдивой Воды и для него заморозила время?

— Интересное предположение. Тогда, получается…

- …Все спутники над территорией равнинников попадали от старости. Тогда становится понятным неумение чужаков работать со спутниками - им просто не на чем практиковаться.

Интересно, согласился я. Эта версия имеет право на существование.

Через день наша группа добралась до человеческого лагеря, в котором остались четыре семёрки.

— Ни разу не римляне, - пробормотал я. - Те, помнится, даже однодневную стоянку превращали чуть ли не в укрепрайон…

Нан посмотрела вопросительно, я телепатически объяснил свои высказывания. Девушка продолжила разглядывать лагерь с помощью шпионского заклинания. Мы находились метрах в двухстах от границы леса и места стоянки людей.

Которые, такое впечатление, на пикник сюда приехали. Известно, солдатам не должно иметь свободного времени. Пусть им действительно нечего делать, нужно хотя бы заставить копать от забора до заката. Вот я своим не даю расслабиться. А эти…

Кто‑то неглубоко забирался в Лес, охотился, но в основном солдаты пинали балду, ели, спали, шатались туда–сюда, затевали ссоры и ругачку. Ну кто же так делает?

Ах да, они ещё и молились.

Среди людей оказались и церковники. Они дважды в день вещали с амвона… вроде так это называется?.. Хотя, по мне, эта штука больше напоминала трибуну.

А всё действо - выступления некоего Адольфа Г., виденное в кинохронике. Выступающий орал и брызгал слюной, люди же делали "зиг хайль", вскидывая руку в нацистском приветствии. Вроде бы это тоже пошло с Рима, как там гладиаторы салютовали "Аве Цезарь, чтоб ты сдох", или что‑то в этом роде. С историей у меня были нелады.

Тьфу, смотреть противно. Я на самом деле сплюнул, отвернулся от иллюзии, демонстрирующей картинку лагеря, откинулся на спину и осторожно облизнул разбитую в недавнем спарринге губу.

— Что, в самом деле так хороша? - поинтересовалась Нан, не отвлекаясь от осмотра. Она вместе с Орлой серьёзно взялись за Нейму. А потом и меня подпрягли. Новенькая так забавно смущалась, когда мы принялись изучать боевые приёмы. С одной стороны - табу на прикосновения, с другой - учителю нельзя не повиноваться.

Впрочем, постепенно девчонка освоилась. Даже быстрее, чем я думал. Я ещё раз тронул языком вспухшую губу:

— В девчонке есть ярость. Нужно просто направить её в нужную сторону. Есть какие‑нибудь подвижки насчёт?..

Нан покачала головой. Я велел своим исподволь выспросить Нейму, выяснить причины её злости. Но отстранённость и замкнутость ученицы мешали, а давить я не позволял.

…Сначала поединок был способом доказать ребятишкам Мёрдоха, что здесь им ничего не светит: "уходите, противные!". А побочный эффект победы - растерянную рыжеволосую девушку, - я воспринял поначалу именно так. Помеха, некстати возникшее обстоятельство, с которым придётся мириться.

Однако у Нан совершенно определённые представления о обязанностях учителя и ученика. Так что пришлось заняться Неймой серьёзно.

А потом выяснилось, что и сама девчонка не настроена учиться абы как, для вида. Нейма лезла из кожи вон, не просто грызла гранит науки, а рвала его зубами.

— Ярость, гнев, ненависть… - пробормотала Нан.

— Манит Тёмная сторона. Интересно, много у Мёрдоха таких… со взором горящим?..

— Немало, я думаю, - Нан оставила заклинание, позволяя ему развалиться. Откинулась на мох, заложив руки за голову, уставилась в небо меняющими цвет глазами. Со стороны, верно, казалось, что мы вот–вот уснём.

На самом же деле мы играли, зацепившись импами. Я - за равнинников, Нан управляла нашим отрядом.

И всякий раз с лёгкостью побеждала. Если воспользоваться преимуществом первого удара, пустить в ход магию, оживляющую растительность и отводящую глаза, численное преимущество четырёх десятков равнинников мгновенно сходило на нет. Даже потери среди вэйри появлялись лишь в том случае, если Нан пыталась захватить кого‑то из равнинников живыми.

Я покрутился так и этак, меняя посылки игры, ничего не получалось. Сохраняй равнинники бдительность, развитие событий пошло бы совсем иначе, но в том‑то и дело, что люди вели себя беспечно.

— Твоя взяла, - я моргнул, веля импу убрать стратегическую программу. Нан усмехнулась, упаковала все сыгранные сценарии и отослала Жасмин.

Пока она рассматривала файлы, мы с Нан отступили на исходные позиции, вернувшись к своему лагерю.

И, разумеется, тут же наткнулись на Нейму. Девушка стояла на коленях у лужицы, вперив взор в безмятежную водную поверхность, и сосредоточенно хмурила лоб. Нан больно взяла меня за локоть, пресекая комментарии, лишь когда Нейма выдохнула, отчаявшись, поинтересовалась сочувственно:

— Не получается?

Девушка только сейчас нас заметила и подскочила от неожиданности - неужели я научился наконец ходить по Лесу?.. Нет, скорее она слишком глубоко ушла в магию и перестала обращать внимание на окружающий мир. Так, заметка: обратить внимание ученицы на этот факт, поработать с переключением внимания.

Нейма тряхнула кистью, словно сбрасывая воду с пальцев, раздался хруст, и лужа мгновенно промёрзла до самого дна. Нан маякнула мне бровями - исчезни, сама устроилась на корточки возле Неймы и заглянула ей в лицо.

Эй!.. это вообще‑то моя ученица!..

Серый, уйди прочь. Кто назначил меня офицером, отвечающим за психологический климат в детском саду… то есть в этом подразделении?

Нан моё полушутливое назначение восприняла всерьёз, и постепенно становилась этаким духовным лидером, исповедником, всеобщей жилеткой, в которую можно было поплакать. Что в равной степени касалось как девчонок, так и парней, учитывая эмоциональную чувствительность расы вэйри.

50

Быть привлечённым к разборке девичьих траблов мне не улыбалось, так что я шустро обошёл полянку и углубился в Лес.

Только тогда девушка подняла взгляд. Глаза были красные, воспалённые. Нейма шмыгнула носом.

— Не понимаю, в чём дело, - шёпотом призналась Нейма, провожая меня взглядом. - Когда я запускаю птиц за пределы Леса, они сначала передают помехи… а потом попросту разваливаются.

— Как называется заклинание, которое разрушает мороки и вообще тонкие магические структуры? - осведомилась Нан.

— Ну… Солнечный Луч? - Нейма ощетинилась, вспомнив, как попалась с этим самым заклинанием во время поединка. Благодаря нашему с Нан тао я продолжал видеть и слышать то, что происходит.

— А ты знаешь, почему оно так называется?

Нейма подумала и дёрнула плечами.

— Потому что настоящие солнечные лучи на подобные заклинания оказывают именно такое действие. Они их разрушают.

Нейма поморгала.

— А я не знала… Но ведь это значит, что многие наши заклинания попросту не будут работать там, за границами Леса?

— Ну да.

Нейма охнула и вскочила:

— Надо сказать!..

— Сядь, - Нан усадила, нажав на её плечи. - Думаю, Мрак и Мёрдох в курсе. Ты считаешь своих бывших наставников настолько глупыми?

Нейма подумала, кивнула, спохватившись, замотала головой и покраснела.

— Кое–в-чём они действительно не слишком умны, - усмехнулась Нан. Нейма гневно вскинулась… промолчала. - Но об этой особенности магии старшие волшебники прекрасно осведомлены.

Нейма понуро кивнула.

— И с этим в самом деле нельзя ничего поделать?

Нан улыбнулась.

— Существуют определённые способы стабилизации заклинаний… - начала лекторским тоном. И продолжила тёплым, вызывающим на откровенность: - Но мне кажется, что сейчас рассказывать тебе о них без толку.

— Вы считаете меня настолько глупой? - поинтересовалась Нейма.

— Нет. Я считаю, что ты сейчас огорчена не только своим неумением.

Нейма снова захлюпала носом. Не выдержала и разревелась. Я торопливо отключился, бросив Нан эмоцию ободрения. Надо пойти и вырвать отряд из цепких ручек Райо, а то девчонка опять что‑то злобствует…

Обе девушки вернулись к лагерю с красными глазами и распухшими носами. Вместе ревели, надо признать, довольно действенная терапия. Нейма уже улыбалась, а раньше ходила хмурая, как здешняя зима. Нан сурово поглядела на меня.

А я молчу.

Вот и молчи!.. - Нан даже кулак показала, и я прикусил язык, оставляя при себе комментарии. Остальные тоже "не заметили". Деликатные вы мои…

С тех пор Нейма стала "оттаивать". Она научилась улыбаться, подружилась с Орлой и Райо и начала с интересом поглядывать на Йураса и - о Дэвы Леса, - на меня.

- …Откуда ты?

Я хмуро взглянул из‑под опущенного капюшона.

— Выполняешь задание Мёрдоха?

Девушка аж пошатнулась.

— Что? Я… Мне просто интересно!..

— Вот и ему тоже интересно.

— Нет! Мне совершенно самой по себе интересно!.. - из глаз её брызнули слёзы.

Эльфы. Чуть что - и слякоть.

— Ладно, верю, - сказал я смущённо. - Не реви.

Девушка сглотнула, сморгнула слёзы и продолжила разбирать "обрез".

Не так давно к нам присоединился ещё один отряд Лесной Стражи. Шестеро вэйри, они принесли доработанное огнестрельное оружие - это было что‑то вроде укороченного карабина.

Я тут же вспомнил старую добрую разборку–сборку на время, чистку.

— Готово!.. - отрапортовала Нейма, положив собранный карабин на живое покрывало. Я глянул время - а неплохо…

Нейма расцвела, когда я сказал это вслух. Попыталась спрятать улыбку, выглядеть спокойной и суровой воительницей. Результат был тот ещё… я прикусил язык, чтобы не расхохотаться.

Ну что ж, девчонка заслужила, - согласилась Нан. Пять обойм?

Скоро трое счастливчиков, Нейма в том числе, - отправились за Нан, крепко вцепившись в подаренные карабины. Стрельбы мы проводили в нескольких километрах отсюда. Хотя Валья и поставила на дуло глушитель–пламегаситель, но всё же стрелять в непосредственной близости от лагеря равнинников - не самая удачная идея.

Ребят и девчат проводили завистливыми взглядами. Оставшимися занялся я.

Через несколько часов, когда подопечные уже готовы были повалиться на землю, стрелки вернулись. Нейма разве что не светилась, Нан скинула мне несколько фотографий. Девчонка довольно быстро освоилась с карабином.

Что ты ей обо мне наплела? - поинтересовался я на следующий день. Нейма ходила вокруг меня на цыпочках и излучала сочувствие и участие.

Почти правду!.. - заверила Нан. Так, кое‑что о нашей встрече, о нескольких боях, в которых мы участвовали… Теперь ты - её герой!..

Бр–р-р!.. - я аж передёрнулся. Ещё чего не хватало. Зачем?

Я сочла, что ей действительно нужен образец для подражания, и образец этот - ты!.. Хочешь это оспорить?

Поостерегусь. А то ещё будешь грозить сложением полномочий, что я тогда буду делать - без комиссара–политрука?..

Нан залезла ко мне в память, воспринимая новые понятия.

А знаешь, в этом что‑то есть…

Кто меня тянул за телепатический мой язык, хмуро думал я чуть позже, когда Нан сцепилась импами с Жасмин и Вальей, обсуждая идеи патриотического воспитания. Ужос нах!..

Интересно, долго мы здесь ещё болтаться будем? Надоело. Я подцепился к спутнику и убедился, что группа равнинников уже почти набрела на место крушения самолёта. Завтра они его увидят и…

И что потом?..

Жасмин, как насчёт Олада? - невежливо перебил я обсуждение организации навроде пионерской. Архимаг на какое‑то время "зависла", соображая.

А что насчёт Олада? Сидят, заседают… даже если договорятся о чём‑то - едва ли успеют перехватить равнинников.

Угу… будем на это надеяться. В посёлке Олада собрались волшебники, числом около сотни. Хорошо, что вэйри слишком индивидуальны и не склонны подчиняться кому бы то ни было. Мрак - именно этот лейтенант Мёрдоха созвал их всех - намаялся с вольной братией, пытаясь заставить их принять хоть какое‑нибудь решение.

Равнинники должны умереть - это не оспаривалось. Спорили о порядке действий, о подчинении. Мёрдоха привычно обвиняли в желании узурпировать власть и стать волшебником всея Леса. К тому же клан Олада был в ссоре с кланом Шайлатэ, какие‑то споры об охотничьих угодьях. В общем, ругачка стояла до небес, как в Думе - и нам на руку.

Жасмин знакома со многими из тех, что собрались на эту "сходку", и с ней регулярно говорили - зачастую непримиримые противники. Так что наш Архимаг была в курсе дела.

Тут в разговор влез Дайрим.

Это в том случае, если увидевшие останки самолёта равнинники не будут медлить и тут же пойдут обратно. Но если они зачем‑то задержатся?

Жасмин хмыкнула.

Эти? - показала картинки людей, идущих по страшному Лесу. Они оглядывались опасливо, тряслись от страха, водили по сторонам мультиганами. Да они только и думают, как бы поскорее удрать…

Похоже на то, - согласился Дайрим. Твоя работа, признавайся?

Что? Ты это о чём? - я представил себе, как Жасмин невинно хлопает ресницами и надувает губки, играя любимую роль Орлы. - Я здесь ни при чём!..

Дайрим скептически молчал. Я тоже сомневался в непричастности "пай–девочки". Отлично помнил, какой страшной может быть Жасмин - её магическая мощь, её заклинания в Лихолесье, та телепортация, в которой она предстала этакой вампирессой.

Ладно, я так, самую малость, - призналась женщина.

Пожалуйста, не преусердствуй, - тихо попросил Дайрим.

Хорошо, не буду, - вообще‑то я ожидал, что волшебника грубо одёрнут, напомнят, кто здесь, собственно, Архимаг, но Жасмин явно была тронута его заботой. А я в который раз задумался о странной природе её силы. Кажется, та магия, которой пользуется женщина, опасна и для самой носительницы.

51

— Учитель.

— Да?

— Я готова.

— Славно. Только будь любезна, взвешенно и аргументированно! Без этого вашего "все как один"… "обрушимся на врага"…

Нейма кивнула и покраснела чуть. Мы стояли на коленях возле лужи, той же или другой. В водной поверхности отражался лагерь равнинников. На сей раз Нейма превосходно управлялась с наблюдательной птицей, всё‑таки научившись защищать свои заклинания от губительного действия солнечного света.

— Я думаю - мы вполне можем одолеть их сейчас, и с минимальными потерями, - её голос чуть сел, - или вовсе без них.

— Так, - подбодрил я. Нейма заговорила неуверенно, указывая на лагерь в луже, движениями пальцев обозначала направления ударов, говорила про заклинания, которые можно использовать. К разгрому равнинников приободрилась, раскраснелась, уверенно посылала на бой…

— Молодец, - одобрительно кивнул я, с удовольствием поглядывая на девушку. Та смутилась и села на краю лужи, подтянула ноги к груди, обвила руками, положила подбородок на колени - клубочек изящно изломанных линий.

— Только мы это не будем делать, верно? - прошептала, избегая глядеть на меня.

— Да. Объяснить, почему?

— Убъём этих, - небрежно указала на лужу, - появятся другие. Более сильные. Или более экипированные. Или вовсе на самолётах.

— Видела их когда‑нибудь?

Нейма поёжилась.

— Однажды. Мне хватило, - она искоса поглядела на меня. - А мы можем придумать что‑нибудь навроде этих самолётов? Я видела ваших оплетаев, ваши непонятные штуки…

— Можем. Но не вроде - просто летающие машины. Хлипкие деревянные этажер… конструкции.

— Учитель, но мы ведь когда‑нибудь всё же сможем сражаться на равных со армией равнинников?

— Сама подумай, при каких условиях это станет возможным.

— Нас меньше во много раз, - подумав, сказала Нейма.

— Так.

— Быстро и легко наверстать разницу у нас не получится, - девушка слегка покраснела. Я оставил комментарии при себе - как и некоторые мысли о ещё одном варианте использования регенерационных капсул.

— В численности мы их не превзойдём, - заключила ученица. - Значит, нужно преимущество в обучении и в вооружении.

Я ободряюще кивнул. Нейма нахмурила бровки, потом её лицо озарилась пониманием.

— Но ведь именно это… у вас… ваши отряды Лесной Стражи… - пролепетала.

— Точно так, - сказал я. - Именно наши отряды Лесной Стражи.

— Но почему же вы не хотите присоединиться к другим отрядам?

— Именно потому, что мы тогда перестанем быть этими самыми отрядами. Я хочу, чтобы не мы присоединились, а к нам присоединились. Разницу ловишь?..

Нейма подумала и неуверенно кивнула.

— Я не хочу, чтобы старики, закостенелые в ненависти, бросили моих ребят - и девчат, конечно, - в безнадёжный бой.

"Контрольный выстрел" удался даже слишком хорошо. Девушка задохнулась, открыв рот, испуганно глядя на меня. Потом зажмурилась, из‑под век покатились слезинки. Напомнил о чём‑то? Или она впервые посмотрела на какие‑то факты с этой точки зрения?

— Нейма?.. Извини, я… - и тут я совершил ошибку. Положил руку на ей плечо, и девушка бросилась на меня, вцепилась, едва не опрокинув, заливая слезами. Я сидел дурак дураком, осторожно обнял за плечи.

Отревевшись, Нейма отстранилась, прочистила нос и сообщила простуженным голосом, что Орла собралась ей показать какое‑то каверзное заклинание.

После так виновато посматривала на меня, что Нан даже заподозрила что‑то неладное. После ужина утащила меня в кусты и подвергла допросу с пристрастием.

— Что ж, получилось неплохо, - признала, несколько раз просмотрев мою память. - Ещё бы выяснить, какие именно воспоминания ты так неосторожно разбередил.

На следующий день люди достигли‑таки места крушения. Я и Нан на краю Леса, Дайрим и Валья, бывшие в Хидоне, образно говоря, собрались у экранов телевизоров. Жасмин вела прямой репортаж, перебрасывая картинку на наши импы.

Сначала ничего интересного не происходило. Равнинники некоторое время болтались вокруг пятна гари, проводя какие‑то замеры непонятными приборами. Потом трое, в которых Жасмин определила волшебников, ещё покрутились рядом.

— А это ещё что? - изумлённо воскликнула Нан. Я оглянулся на её возглас и тут же бросил сигнал, предлагая всем смотреть моими глазами.

От равнин к нам летел самый странный и нелепый летательный аппарат, который я только видел, включая летающие тарелки и космические истребители из фильмов. Корявый, ни на что не похожий… а, нет, вру. Помнится, в мультике про Чёрного Плаща главный герой летал примерно на такой штуковине…

Самолёт с плоским корпусом, двумя короткими крыльями, лупоглазой кабиной и широким носом–клювом пролетел и приземлился около людского лагеря на опушке Леса. Видимо, этому устройству даже взлётно–посадочная полоса не нужна. Простояв у лагеря пару минут, он дождался двух людей, загрузившихся в него, и полетел в сторону лесного отряда.

— Ну и что это было? - поинтересовался я оторопело. Поколебавшись, зашёл на спутник и подцепился к телеметрии самолёта. Несуразный‑то несуразный, а летит быстро.

За несколько минут покрыв расстояние, на прохождение которого люди затратили несколько дней, самолёт остановился над поляной, образованной пожаром после бомбёжки, и вертикально опустился. Люди вышли, посовещались, один из вновьприбывших прошёлся туда, сюда, творя какую‑то магию. Жасмин, чьими глазами мы четверо смотрели на происходящее, аж заёрзала на месте.

— Не вздумай, - тормознул её Дайрим. Жасмин вздохнула и сделала вид, будто вовсе не собиралась подкрадываться ближе. Мы ей не поверили.

Равнинники с интересом глядели на эволюции священника - да, точно, именно этот тип довольно часто толкал проповеди и читал молитвы…

Чем, видимо, собирался заняться и здесь. Вдруг плюхнулся на колени прямо в пепел и воззвал: "Молитесь, братие, молитесь!". Солдаты неохотно последовали его примеру, выбрав места почище, и несколько минут на поляне слышалась чеканная латынь.

Голос проповедника взлетал, голос становился всё громче, яростнее. Жасмин тревожно пошевелилась.

— От него что‑то… - сказала, - какая‑то тревожная сила исходит.

— Возможно, это опасно. Жасмин, отойди, - сказал Дайрим.

Женщина не послушалась, всё ещё разглядывая священника. Он уже кричал, раскачивался, и вдруг замолчал, замер. Нет, это не молитвенный транс - в широко распахнутых глазах священника стыл ужас. Солдаты переглядывались, командир осмелился позвать святого отца. Подошёл и тряхнул за плечо.

— Что происходит? - шёпотом поинтересовалась Жасмин.

— Чтоб я знал!.. - ответил я. Командир тряхнул сильнее… и священник повалился ничком, словно кукла. Взвилось облако пепла, командир испуганно отскочил. Священник задёргался, как в припадке эпилепсии.

Затих.

Командир неуверенно приблизился, перевернул тело. Священник поднялся, мотая головой и отплёвываясь, его всё ещё трясло.

— Вы!.. все!.. сейчас же!.. - прохрипел, задыхаясь. - Окружить это место!.. никуда не уходить, стоять смирно, не сводить глаз!.. Если увидите что‑то - немедленно стреляйте!..

— Но, падре… - начал командир.

— Не спорить!.. - завизжал священник. - Выполнять!.. Отлучу!.. Анафема!..

И он полез в самолёт, переключил что‑то на панели и принялся орать на латыни, разговаривая с кем‑то.

Замолчал.

— Хорошо. Принято, - сказал севшим голосом. - Во имя Господа!..

И чёртиком выскочил из кабины.

Жасмин вытянула шею, разглядывая предметы, которые священник нёс в руках. Старательно разложил блестящие цилиндры в пепле - лично мне они напомнили консервные банки.

— Стойте здесь. За вами прилетят. А пока охраняйте это место!.. - выкрикнул, задыхаясь, спеша к самолёту. - Взлетай, взлетай!.. - рявкнул на пилота так страшно, что тот поднял машину до того, как захлопнулся люк.

52

Жасмин вдруг начала ругаться, в том числе и по–русски.

— Что случилось? - спросил Дайрим.

— Ещё не случилось, - Жасмин завертела головой так, что у нас перед глазами всё поплыло. - Так. Вот как? Но они, что же, решили в жертву своих принести?..

— Что происходит?!. - взорвалась Валья.

— Сейчас, сейчас, - прошептала Жасмин и шагнула вперёд, выйдя из кустов, сбросила Плащ Теней.

Дайрим издал приглушённый вопль ужаса. Валья ахнула. Рука Нан сдавила мою, ногти впились в ладонь.

— Она с ума сошла? - тихо поинтересовался я, перещёлкивая картинку с импа Жасмин на видеосенсоры людских доспехов. Жасмин где‑то… вот здесь, ага. Но её не видно!..

— Это невидимость? - спросила Нан. Архимаг не изволила отозваться, она всё так же медленно шла вперёд.

Спутник издал сигнал тревоги. Что? Какая ракетная атака, да ты спятил!..

Жасмин бросилась вперёд.

И её заметили. Послышались тревожные крики. Солдаты, настропалённые священником, мгновенно развернулись в её сторону и открыли огонь.

— Жасмин!.. - страшно закричали Валья и Дайрим. Я ожидал увидеть обгорелый труп, но Архимаг выскочила из пелены огня лишь слегка дымясь. Выстрелила в одного, тут же срубила биоклинком другого, развернулась, прикрываясь третьим от огня противника. Через мгновение человек получил несколько порций плазмы от своих и покатился обугленной куклой. Жасмин бежала, стреляла и разила биоклинком, при этом уклоняясь - уклоняясь!.. - от выстрелов.

Её тело мерцало, словно окружённое какой‑то защитой, явственно искажавшей трассы выстрелов, мешающей прицелиться. Убив ещё нескольких, Жасмин оказалась над "консервными банками" и встала столбом.

А потом исчезла. Не стала невидимой - просто пропала.

— И что это было? - поинтересовался я, заходя на спутник. Отыскать сигнал Жасмин! Ух ты, как она сюда попала? Так, а это ещё что?

Ракеты?!.

Я почти услышал, как скрипят мои извилины. За какую‑то секунду - сбросить Валье и Дайриму сообщения о местонахождении Жасмин, запросить с её импа медицинские показания и проверить, не выжгло ли женщине мозги от "Математики", броситься бегом, прикинуть, куда летят ракеты, которые уже видны на спутнике, проследить траекторию полёта самолёта…

— Центр, центр, центр, ответьте "утёнку"!.. - надо же, не у одного меня такие ассоциации возникли. - Центр, ошибка наведения, "двойка" летит на нас!.. Центр, отмените удар, "двойка" наводится по нашему сигналу!..

Судя по голосу, священник в панике, пилот просто сдавленно матерится. Самолёт начинает вилять на курсе.

— Это не ошибка наведения, брат, - говорит кто‑то сочувственно. - Мне жаль, но вы поймёте. Скверна не должна выбраться из Леса. Мы проводим полное очищение.

— Но в нас нет Скверны! - взвыл священник.

— Кто может за это поручиться? - вопрос явно риторический. - Тьма хитра, и создания её горазды на обман. Мне жаль, брат, но ваша судьба, как и судьба доблестных солдат - погибнуть во славу Церкви и человека, аминь…

— Да будь проклята ваша Церковь!.. - истерически заорал священник, и в этот момент ракета настигла "утёнка". Я подцепился к сенсорам самолёта и дёрнулся, шарахнулся, приложившись головой о ветку - казалось, ракета летела прямо на меня.

Полыхнуло будь здоров. Я видел вспышку со спутника, через несколько томительных мгновений донёсся раскат грома.

— Прости, Господи, ему, грешному, - сказал второй голос - ни к кому конкретно не обращаясь, просто в эфир. И забубнил отходную молитву.

А потом и вторая ракета достигла цели. Наведённая по радиосигналам маячков - "консервных банок", она упала в Лес.

Перепуганные люди, ещё не успевшие оправиться от нападения Жасмин…

Тот самый радиолицемер закончил отходную по пилоту и священнику и начал молиться за отряд, павший в Лесу.

— Скверна, - пробормотал я. Интересно, что же такое нашёл священник на месте крушения?.. Что вынудило командующих убить всех, кто был там?

— Как Жасмин? - спросила Валья. Я бросил ей картинку, когда мы с Нан добежали до места, откуда исходил сигнал волшебницы.

Жасмин лежала на спине, из её носа тянулись тёмные полоски крови. Архимаг была явно без сознания, но…

Мы попятились.

— Что это? - прошептал я вдруг осипшим голосом. Даже от бесчувственной женщины исходила явственная угроза.

— Кажется, я знаю, - Нан, потоптавшись нерешительно рядом, всё же подошла и проворно зашевелила пальцами над телом Архимага. Валья и Дайрим зацепились за её имп, а потом все трое перевели дух.

— Даже в "яйцо" можно не помещать, хватит с неё обычного… Да не дёргайся ты!.. - Нан повадкой Вальи толкнула начавшую шевелиться Жасмин обратно на лесное покрывало. Жасмин подняла глаза, мы отшатнулись.

— Убери это! - потребовал я.

— Что - убрать? - Жасмин недоумённо моргнула, и стало полегче.

— Жуть. Иначе помощи не получишь - мы сбежим с криками ужаса.

— Что, неужели такая страшная? - Жасмин улыбнулась, и волна страха, исходящая от неё, постепенно сошла на нет. Нан, преодолев себя, вновь приступила к лечению.

— Ну и кто объяснит мне, что это было? - спросил я.

Нан прилежно трудилась над нашим Архимагом, а я в который раз просматривал запись боя Жасмин. Как эффектно выглядит боец в режиме "Математика"!.. Движения похожи на танец, она не бежит - скользит, летит в ореоле лучей, светлая полоса меча, угловатое рыло мультигана…

Но вся эта лёгкость была чревата… Я запросил показания с её импланта. Ну да, так и есть - "Математика" здорово вдарила по организму нашей верховной ведьмы. Глюкоза упала, усталость, микротравмы мышц, общий сниженный тонус. И не забудем про умственное утомление - мозги можно надорвать точно так же, как тело. Хорошо, что разум Архимага "разогнан", натренирован общением с компьютером Хидона. Иначе оный режим наверняка выжег бы ей извилины.

— Невесело, э? - сама же Архимаг, несмотря на увещевания Вальи и Нан, продолжала "дёргаться". Женщина вместе со мной полюбовалась собой, подключилась к спутнику и изучала разрушения. - Значит, у них есть ещё и такое оружие. Надеюсь, немного…

— Было бы много, они бы нас давным–давно уничтожили этими штуками, - пробормотал Дайрим. Я чувствовал, что он скорее уговаривает себя. Как биться с теми, кто может вот так разить на расстоянии?

— Или нужно вот это, - Жасмин перебросила изображение "консервных банок". - В самолёте был радиоответчик, и на поляне они тоже разбросали… маячки, да? Без наведения ракеты никуда не улетят!..

Эльфы приободрились. А я - не очень. У ракет может быть разная начинка. На мгновение представилось атомное пламя, выжигающее Лес…

— Дочери мне рассказывали, Йурас пытался разработать что‑то подобное, - вспомнила Валья.

— Сын? - удивилась Жасмин. Ну конечно, для неё он всё ещё маленький мальчик, которого надо старательно опекать и вообще вытирать нос. У нас в секции тоже такое было, родители в ужас приходили, глядючи на своих чад на татами…

— Он самый, - Валья засмеялась. - И ещё со мной советовался.

— Надо дать этому направлению приоритет, - сказал Дайрим.

— Цыц, да не брыкайся ты!.. - в который раз воззвала Нан к Жасмин.

— Угу, - Архимаг завозилась. - Что ты делаешь, больно…

— Это не я, это твой имп. Выводит продукты распада. Мускулы? Привыкай, ещё дней пять будут ныть. Или ляжешь в "яйцо"?

— Мрэка с два, - буркнула Жасмин. - Когда такое происходит? Ни за что.

— Ты объясни‑ка лучше, что ты там вытворяла, - потребовал я и только потом подумал, что слишком резко разговариваю с Архимагом. Но отповеди не было. Жасмин задумчиво разглядывала меня и Нан.

— Есть особая магия, - начала, но тут с нами связалась Райо, которую мы оставили за старшую в лагере на окраине Леса.

— Люди снимаются, - сообщила нам. - Уходят. Эти странные штуки уезжают.

53

— Я–с-с–сно, - прошипел я. Кто бы объяснил мне, что происходит? Странные реакции людей, странная сила Жасмин… да ведь она ведь принялась действовать до того, как ракеты отправились в путь!..

Ерунда какая‑то. Может быть, она умеет предвидеть будущее? Это вообще возможно?

Этот вопрос я озвучил. Жасмин усмехнулась, покачала головой.

— Серый, Нанджи. Отключитесь.

— Что?

— Отключитесь, оба. Нельзя, чтобы нам помешали.

Оборвать и игнорировать, - её приказ своему импу наглухо закрыл связь с любовницей и любовником любовницы.

— Что ты делаешь? - слегка ошарашено спросил я, тем не менее тоже отключаясь - Дайрим как раз принялся стучаться ко мне, требуя ответить, в чём дело.

— Помоги мне встать, - Нан оборвала связь и подхватила её под микитки. Архимаг, неловко опираясь, вдруг быстро прянула вперёд и приникла к её губам. Нан шарахнулась, едва не уронив её и застыла столбом.

— Вэй Жасмин!.. - возмущённо возопил я и осёкся, почувствовав, что в ход была пущена какая‑то магия.

— Подойди, Серый, - велела Архимаг.

— Зачем? - ноги мои против моей воли понесли меня вперёд. Я попытался остановиться.

И остановился - лишь дойдя до Жасмин. С неторопливой уверенностью хищника она забросила руки мне на плечи, привлекла к себе и поцеловала. Я ощутил на своих губах сладковатый привкус эльфийской крови.

А потом меня словно выключили.

Глава одиннадцатая. Повелители Тьмы

Какое‑то тёмное пустое пространство. Воздух тяжёл и неподвижен, стволы деревьев - серые колонны. Сверху светило не местное солнце, мертвенный свет, казалось, принадлежал луне, которой в этом мире не было. Повсюду то ли пепел, то ли чёрный снег, его частицы танцевали в лучах гагатовыми ручейками, липли к деревьям, падали на землю.

— Где это мы? - Нан испуганно оглядывалась.

— Чтоб я знал!.. - возглас затих, тишина давила на уши. Чёрно–белая фотография реальности. Здесь было страшно и как‑то… спокойно. Как будто я уже бывал тут раньше.

— И у меня такое же чувство…

— Жасмин, - сказала Нан. - Она нас зачаровала.

Я облизнул губы, вспомнив поцелуй. Какая‑то сказка навыворот.

— Неужели так понравилось? - Жасмин как будто материализовалась из тёмного прохладного воздуха. Мы невольно подскочили, вздрогнули.

И ещё раз, когда разглядели женщину. Опять светящиеся глаза, холодная улыбка. Не эльфийка, вампиресса, причём не из гламурных романчиков, а настоящая леди ночи, прекрасная и смертельно опасная.

Я вдруг понял, что стою, прикрывая Нан, с клинком наготове, а из‑за моего плеча она целится в Архимага из стрелкомёта.

— Что это было? Что ты с нами сделала? - потребовал я ответа.

— Зачаровала, - улыбка - нас словно облили водой с ледяным царапучим крошевом. - Нан всё верно поняла.

Она как будто не замечала угрозы оружием.

— Но не поняла, зачем, - девушка вскинула подбородок и, поколебавшись, опустила руку. Я последовал её примеру.

— Целители в поцелуе, в выдохе делятся своей силой, исцеляя больного, раненого. Мы же, - Жасмин сделала ударение на этом "мы", - тоже… делимся. Я дала вам силу, чтобы вы смогли проникнуть сюда.

— Ладно, допустим. Но куда это - сюда, где мы? - я кинул взгляд вокруг. - Что это за место?

— Тёмная сторона, - невозмутимо ответила Жасмин.

— Та самая, которая манит? - поинтересовался я.

Архимаг недоуменно моргнула и растеряла часть своей потусторонней злой красы.

— Тень. Изнанка. Отражение. Никто не знает толком, что это такое… но некоторые волшебники могут сюда проникать и действовать здесь.

— Так. Хорошо. Ладно. На фига вы нас сюда приволокли?

— Хочу вам кое‑что показать. И, возможно, научить.

Мы с Нан переглянулись недоуменно.

— Чему? - хором спросили.

— Вы спрашивали однажды, возможно ли вам научиться… ещё как‑то странно обозвали Тёмные тропы…

— Телепортация? Мгновенное перемещение из одной точки в другую?!. - я аж возликовал.

— Не обольщайтесь, - даже в смехе женщины слышалась усталость. - Не мгновенное. И не в любую точку. Но между двумя провалами вы пройти сможете.

— Между двумя… чем?

Жасмин повернулась и пристально поглядела на точку в пространстве. Мы с Нан переглянулись и тоже уставились.

— Но там ничего… - начал я, и тут меня накрыло.

Не знаю, как обозвать… взорвать дымовую гранату, взять пульт управления от мира и поставить время на паузу. Этакая клякса в воздухе, белое пятно неопределённой формы.

И одновременно - ощущение тёплого ветра, дующего из кляксы, запах зелени, солнечный свет…

— Вот провал, - сказала Жасмин. - Место, где ткань мира истончена, откуда можно пройти на Тёмную Сторону. И провести кого‑нибудь. Вообще‑то это опасно, - добавила Архимаг равнодушно. - Так что, если вы не возьмётесь, я пойму…

— Нан… - начал я.

— Серый!.. - девушка сверкнула очами, мгновенно просекла мою мысль оставить её здесь. - Я иду, если ты идёшь!.. Но, вэй Жасмин…

— Да?

— "Математика", - сказала Нан. - А потом ещё и эта… не–телепортация. Я всегда счастлива научиться чему‑то новому, но твоё здоровье представляется мне важнее. Может быть, стоит отложить на потом?

— С моим здоровьем всё… ну ладно, не в порядке, но ещё пара проходов через Тёмную сторону ему не повредят… так уж слишком. Ну?..

Мы переглянулись и решительно кивнули.

Жасмин усмехнулась, повернулась к нам спиной и шагнула от провала. Мне пришлось сделать над собой усилие - непостижимая дверь казалась единственным источником тепла в этом сером холодном мире.

Но я всё же сделал шаг, другой… Чёрная пыль взвихрилась, закружилась вокруг, холод охватил со всех сторон, просочился под одежду, дыхание перехватило, как от ледяной воды, грудь стянуло обручами. В глазах потемнело, уши заложило.

Я–не–сдамся! - мою руку словно тисками сжало.

Нан!.. - я хотел предложить отступить, попробовать позже, но стиснул зубы и рванулся вперёд - вслед за ней. Холод моментально проморозил до самого сердца, лишь горячая ладонь в моей руке давала понять, что я ещё жив.

А потом ладонь Нан исчезла.

Ужас ударил копьём - потерял!.. я рванулся к ней и налетел на что‑то…

И холод исчез. Я поморгал, ресницы, казалось, смёрзлись, - сфокусировал взгляд и узрел насмешливую улыбку Жасмин.

— Неплохо, - мурлыкнула Архимаг. Нан стояла рядом, шатаясь, женщина придерживала её заплечи. - Вот уж не думала, что вы так далеко пройдёте…

— Что это было? - пробормотал я, поднял руку, чтобы отодрать от лица корку льда… которой не было.

— Ходить Тёмными путями непросто, - поведала Жасмин и взяла нас за руки. - Пока я буду водить вас…

И она подтвердила слово делом, двинувшись вперёд. Холода больше не было, и вокруг простиралась живая, дышащая Тьма, чужая бесконечно равнодушная мощь. Чёрная пыль… нет, это всё‑таки был мельчайший чёрный снег, дисперсное крошево льда из антиводы… - чёрный снег отступил, словно удерживаемый волей Жасмин.

Я видел мгновенно сменяющие друг друга картинки, слышал какие‑то звуки и голоса. Жасмин буквально тащила нас через этот непредставимый хаос, и я сосредоточился на том, чтобы не споткнуться и не упасть.

А потом впереди показалась знакомая дымная клякса. Архимаг, не сбавляя шага, прошла сквозь неё.

Жасмин отпустила нас, и я упал на колени, с наслаждением глотая воздух, который казался раскалённым после холодных непостижимых пространств, через которые она нас провела.

Потребовалось какое‑то время, чтобы понять - вокруг действительно пекло. Сделав над собой усилие, я поднял голову и вытаращил глаза.

Вообще‑то я был готов к тому… но одно дело знать, а видеть вокруг огонь и разрушения и понимать, что за какую‑то пару секунд Жасмин перебросила нас с опушки Леса в эпицентр взрыва!..

Вокруг всё горело и тлело, жар волнами поднимался от земли, обожжённые стволы деревьев корчились, стараясь избежать пламени, особо активная флора уже наполовину выкопалась из земли и намеревалась удрать. Я чувствовал боль Леса - пожар, единомоментная гибель многих людей.

54

Встав, я сделал шаг… и тут же с воплем прыгнул обратно. Жасмин, оказывается, поддерживала вокруг себя какую‑то защиту от огня, и стоило мне шагнуть наружу, я здорово обжёгся.

Архимаг пошла вперёд, развела руки - и границы этой защиты. Она оглядывалась с чисто научным интересом, что‑то бормоча себе под нос, осторожно ступала по дымящейся земле.

— Нет, не то… не годится, - бормотала, обходя тела - горелые, переломаные. - Та–а-ак… Вот и подходящий материал.

Она остановилась над скрюченным телом, неподвижно лежащим в сырой ложбинке.

От эпицентра взрыва его отгородил ствол упавшего дерева. Повезло с укрытием… или не повезло. Человек умер на несколько секунд позже своих товарищей. Жасмин наклонилась над телом и махнула рукой, отчего он мгновенно… зарос льдом. Я сморгнул и понял, что принял за лёд какое‑то хитрое заклинание магии Тьмы.

— Зачем?.. - спросила Нан.

— Попробую кое‑что, - задумчиво сказала Жасмин, шевеля пальцами. Земля вокруг якобы ледяной глыбы прорастала травой, бродячим мхом, зелень сплеталась в подобие щита. Коричневые листья огонь отчего‑то почти не брал.

— Так!.. - Архимаг выпрямилась и удовлетворённо обозрела дело рук своих. - А ещё вот!.. - встряхнула кистями рук, словно сбрасывая с пальцев воду. - Это сохранит… материал. Всё, уходим.

Я оглянулся. Нан тоже завертела головой.

— Не видите? - усмехнулась Жасмин нашей растерянности. - А теперь?

Она указала пальцем, и…

Если с Тёмной стороны провал гляделся облаком белого дыма, из которого дул тёплый ветер, то из реального мира дверь в непостижимое пространство выглядела как сгусток плотной недоброй силы, чёрная дыра, чья материя закручивается по спирали, бесконечно проваливаясь сама в себя.

— Теперь я не буду держать вас за руки. Идите точно в след и не вздумайте закрывать глаза, а то потеряетесь.

Она опустила веки, сделала шаг, другой и растворилась среди чёрных струй. Мы последовали за ней, и на третий шаг Тьма забрала и нас.

Сначала вокруг были стволы деревьев с бушующим пожаром - отсюда, с изнанки мира, он выглядел как бледно–радужные длинные полосы. Потом Тьма сгустилась, единственное, что осталось материальным -тропка под ногами, ручки спина Жасмин впереди.

Через несколько минут, показавшиеся нам вечностью, впереди появился клуб белого дыма. Я чуть не пустился бегом, но Жасмин приостановилась, подняла руки и взмахнула, словно раздёргивая занавесь.

— Уф!.. - мы вывалились в реальный мир.

Жасмин оглянулась на нас, и мы с перепугу шарахнулись и наткнулись друг на друга. Архимаг чуть усмехнулась, и жуть схлынула.

Знакомое ощущение Тьмы истаяло, но слишком медленно. Оглянувшись по сторонам, я узнал то самое место, где был закопан незадачливый падре Мигель. Кажется, это что‑то значило, но мне лень было думать, что.

— Ну как, понравилось вам… телепортироваться? - с иронией спросила Жасмин.

Я покачал головой.

— Нет, - одновременно со мной сказала Нан. - Но учиться этому мы всё равно будем!..

Архимаг улыбнулась:

— Вот и славно. Я надеюсь, что… - она оглянулась на окрик. Валья, задыхаясь, спешила к нам, остановилась перед ней, какое‑то время смотрела в глаза. Кажется, они мысленно спорили, а потом целительница размахнулась и отвесила Жасмин добрую затрещину.

И грозная волшебница, Архимаг, тёмная леди, повелевающая силой изнанки мира, кувыркнулась с ног.

— Валья!.. - хором закричали я, Нан и подоспевший Дайрим. Валья наклонилась над подругой… и та сцапала её за шиворот, опрокинула на себя. Мгновение - и целительница оказалась мало не узлом завязана, Жасмин оказалась сверху, ткнула подругу лицом в мох.

Я, Нан и Дайрим попросту застыли в ступоре.

- …Если ты ещё раз посмеешь… - прошипела Жасмин в острое нервно дёргающееся ухо.

— Посмею!.. - вдруг сдавленно зарычала Валья и забилась. - Сейчас, завтра и всегда, я посмею, потому что ты сама разрешила, делегировала мне эти полномочия!.. Жасмин, ты опасно близко к - ай!..

Архимаг не торопясь встала, продолжая удерживать Валью в захвате. Резко толкнула к Дайриму, тот машинально поймал женщину в охапку.

— Ну и что это было? - поинтересовался я, и они попятились.

А это что было? От меня уже люди шарахаются!..

Не от тебя, от нас.

Дайрим закрыл собой Валью, та глядела на нас почти с ужасом - но и с сочувствием.

— Значит, она всё же решилась… - пробормотала.

— Да на что решилась? - сердито спросил я, и парочка едва не пустилась в бегство.

— Жасмин!.. - позвала Валья.

— Да, - сказала Архимаг. - Я буду их учить. Они настолько сильны, что это всё равно бы произошло само собой, рано или поздно - а бесконтрольная сила ещё более опасна.

Целительница кивнула.

— Жасмин…

— Да, - снова ответила Архимаг. - Конечно, нам нужна твоя помощь целителя. Но мы будем в твоём распоряжении чуть позже. А пока сделай то, что я тебя просила.

— Жасмин, - невесомый шёпот с сухих губ.

— Да, собираюсь, - в третий раз отвечая на незаданный вопрос, сказала Жасмин. - Извини, но я снова пойду Тёмными путями. Но сначала поговорю с ними. Вэй Серый, Нанджи… у вас наверняка много вопросов. Идёмте.

Она повернулась и пошла. Мы, растерянно переглянувшись, поспешили следом.

— Магия… - напевно сказала Архимаг. - Она разная, и распознать главный талант мага порой нелегко.

Она прошлась туда–сюда по своему "кабинету" на вершине центального дерева посёлка Хидон, и села. Глядя на строгую и спокойную женщину, трудно было связать её образ с той тёмной леди, исполненной яростной разрушительной силы.

— Создание, направление живой природы, или разрушение, способность творить вокруг себя хаос? Управление тенями, обманы, миражи, иллюзии, невидимость, или могучая и явная магия, чистая мощь? Смертные заклинания или дар исцеления?..

Но есть ещё один талант, - неторопливо говорила Жасмин. - О нём знают лишь немногие, и ещё меньше магов обладает этим талантом.

Талант чувствовать смерть. Талант создавать её вокруг… - женщина неопределённо повела рукой. - Тёмная магия. Убивать прикосновением, словом, взглядом. Путешествовать Тёмными путями. Входить во смерть и впускать смерть в себя. Подчинять духов. Создавать тёмные сущности.

— Некромантия, - пробормотал я. Жасмин кивнула, вряд ли слышала раньше это слово, но уловила его тёмное значение.

— Я и раньше подозревала, а теперь убедилась в том, что вам доступна тёмная магия, обладатели которой именуются Повелителями Тьмы.

Я молчал. Нан молчала.

— Ты Повелительница Тьмы.

Жасмин кивнула в манере вэйри - чуть опустила голову, медленно прикрывая веки, открыла глаза - не золотые, бездонно чёрные.

— И мы, значит, тоже, - проговорила медленно моя любимая.

— Повелитель Тьмы… - прошептал я - как примерил слова на себя. - И Повелительница…

— Нет ещё, - сказала женщина. - Вы лишь заготовки. Вам предстоит многому научиться… если вы согласны пойти тёмной тропой!..

Глаза Жасмин запылали тёмным пламенем, не оставляя сомнений в том, что она сама прошла немало вёрст по упомянутой тропе.

— Я читала легенды… - неуверенно начала Нан, презрительное движение рукой в ответ, Жасмин как будто вырвала страницу из книги, скомкала и отбросила.

— В основном - всё ложь.

— Ладно, - Нан нервно облизала губы. - Но кое‑что правда. Совершенно определённо эта магия опасна для своего носителя. Что нам грозит?

— Тёмную магию питают тёмные чувства - боль, ярость, ненависть. Очень непросто выдержать баланс. Можно забыть себя в желании убить, уничтожить, стереть даже саму память о враге.

Я закрыл глаза, вспомнил шершавую кибить Хартгранна в руке, такую великолепную, лёгкую, освобождающую ярость. Да, безумный волшебник - это страшно.

— Тьма пьянит, обещает могущество - и не обманывает. Она даёт силу - столько, сколько попросите, но если вы не справитесь с подаренным, то Тьма сожжёт твою душу и превратит в противоположность тебя самого.

55

— Манит Тёмная сторона, - пробормотала Нан. Я возмутился:

— Эй, это была моя реплика!..

Нан дразняще высунула язык. Я чувствовал, как ей страшно, и как она старается побороть страх.

— Она действительно манит, - сказала Жасмин. - И Повелители Тьмы должны именно повелевать ей, каждый раз, прибегая к помощи этой магии, доказывать свою силу. Или однажды Тьма их заберёт.

— Ладно, - нервно сказал я. - Считайте, вы нас напугали. Теперь расскажите другое - в чём преимущества тёмного пути?

— Преимущества, - Жасмин усмехнулась невесело. - Это не дар, это тяжкая ноша. Впрочем… Вы будете более чувствительны и способны к некоторой магии… и неуязвимы для другой, но и неспособны к ней. У вас будут некоторые знания, данные сами по себе, вам будут повиноваться странные силы… Ну, устойчивость к тёмным местам, вроде Лихолесья - вы чувствовали себя там как дома.

— Ну, прям‑таки - как дома… - я вздрогнул, вспомнив тяжёлую давящую ауру Безумного Леса.

— Умножь то, что чувствовал, на десять, и поймёшь, что ощущали Йурас, Дайрим, Валья, - Жасмин замолчала. - Она - в особенности, из‑за того, что она целитель, адепт магии Жизни. Думаешь, почему они были такими дёргаными, когда мы нашли их? Лихолесье по–настоящему сводит с ума. Юные дерзкие волшебники выбираются оттуда седыми безумцами. А вы почти не прикладывали усилий, чтобы контролировать свои чувства. Более того, в какой‑то мере смогли защитить остальных.

Полезный бонус, подумал я. Как его, аура устойчивости… В некоторых компьютерных играх особый персонаж может усиливать защиту других персонажей, находящихся вокруг него. Сейчас я ощущал себя таким юнитом, просто рисунком на экране. Даже поднял голову, ожидая - сейчас над нами появится божественная рука, указующий перст которой направит нас к следующему заданию.

— Вот почему ты была так уверена, что одна войдёшь в Лихолесье и легко разберёшься со всем сама!.. - осенило Нан.

— Я не говорила, что легко разберусь сама. Однако шансов у меня одной действительно было бы больше. Тащить за собой двух детей я не собиралась…

Я открыл было рот, захлопнул. Жасмин имеет право говорить так, мы перед ней не то что дети - младенцы.

- …Но Повелители Тьмы, хотя и необученные - совсем другое дело. Кстати, про обучение. Не подумайте, что я такая уж строгая блюстительница старых традиций, но вы должны высказать своё желание учиться.

Мы с Нан переглянулись. И на старый манер преклонили колени перед Жасмин.

— Мы согласны пойти тропой. Этой самой, тёмной. Вот, - сообщил я. - И со всем почтением просим научить нас… ну, этому самому.

Жасмин чуть сдвинула брови. Кажется, моя просьба выбивалась из канона. Ну ничего, сейчас Нан скажет…

И она сказала.

— Я пришла сюда в поисках злого могущества, - чуть подвывающим голосом. - Я воспитала в сердце гнев, и Тьма царит в моих мыслях, примите меня…

Жасмин изумлённо моргала.

— Что ты несёшь, любовь моя? - поинтересовался я.

— Извините, - Нан виновато улыбнулась. - Я неудачно пошутила.

Она бросила короткую мысль, поясняя, что взяла эти выспренные слова в какой‑то легенде о "падении" на Тёмную сторону некоего джедая… то есть, конечно, волшебника. Жасмин укоризненно покачала головой.

— И я попросту боюсь. Не каждый день предлагают учиться тому, что почитается лишь страшной легендой.

Я обнял её за плечи, Жасмин посмотрела неодобрительно. Угу, вот только вякни что‑нибудь по этому поводу - сама‑то что недавно вытворяла?

Архимаг вскинула голову.

— Да, Валья? Хорошо, спасибо. Сейчас буду.

Она пружинисто встала, кивнула нам:

— За мной… ученики.

Пока мы спускались, позвонила Нейма, сообщила, что человеческий лагерь краю Леса снялся, солдаты погрузились в "уазики" и отправились восвояси. Вот и славно, а то я опасался, что на место крушения выдвинутся ещё несколько отрядов. То ли церковники были уверены в своих ракетах, то ли, наоборот, боялись, что солдаты подцепят загадочную "скверну". Этак же подчинённых не напасёшься…

— Времени мало, - резюмировала Жасмин. - Равнинники явно что‑то затевают. И вэйри наконец поймут - после того, как наши враги продемонстрировали действие своего оружия, болтуны заткнутся, и на первый план выйдут люди действия.

— Вы всё‑таки решили бороться за власть над кланами Леса? - поинтересовалась Нан. Жасмин спускалась по винтовой лестнице, идущей между корой и стволом дерева, повернулась - и внешняя стенка раздалась. Архимаг шагнула в проём, вышла на толстую ветку и шагнула в пустоту. Страховочная лиана подхватила и понесла через листву.

— Не всё так просто, Серый, Нанджи, - задумчиво ответила нам по радиосвязи.

— Но если вы упустите время, всё станет ещё сложнее, - сказал я, вместе с Нан следуя за ней. Жасмин что‑то неопределённо проворчала, не глядя на Валью, которая встречала нас внизу.

— Привела? - отрывисто спросила. Валья хмурилась.

— Если ты не заметила то, что стоит перед самым твоим носом, твой уровень силы опасно…

— Нашла время играть в прятки!..

— Не прятки, - возразила целительница. - Я не собиралась показывать это всему посёлку, привлекая всеобщее…

Жасмин махнула рукой, обрывая речь подруги - и её заклинание. Мы с Нан чуть было не взвились опять на дерево, словно кошки, вдруг увидевшие перед собой пса.

— Ч–ч‑что это? - проикала Нан, разглядывая странное существо, с которого слетела невидимость.

— Это особый организм… - начала было Валья, поглядывая на тварь чуть ли не с гордостью.

— Я сама объясню, можно? - перебила Жасмин не очень‑то вежливо, на подругу не глядела. Валья лишь улыбнулась терпеливо, кивнула и исчезла, напоследок на Тихой речи велев нам приглядывать за Архимагом.

За ней приглядишь, пожалуй… Я сосредоточился на "особом организме". Оплетай - совершенно определённо, но такой модели я ещё не видел.

"Железная дева" - вот первая ассоциация. Костюм, свитый из толстых веток с шипами, обращёнными в том числе и внутрь, где оставалось достаточно пустоты, чтобы туда вошёл человек.

Да, это был биоробот. Но какой‑то сильно специфический. Ноги больше напоминали копыта оплетая–ходульника, пара верхних конечностей заканчивались короткими зазубренными мечами. Широкий торс просматривался насквозь, голова - огромный череп чудовища, с явными пустотами изнутри.

— Страшный? - поинтересовалась Жасмин с усмешкой.

— Ещё бы. А что?.. - заикнулся я.

— Будет ещё страшнее, - посулила волшебница.

— Вэй Жасмин? - переспросила Нан. Архимаг махнула рукой, предлагая идти за ней, и направилась прямо к тёмной кляксе в воздухе.

— Начнём же, мои падаваны. Итак, провал.

А, так это уже лекция началась? Я торопливо принял вид примерного ученика, Жасмин улыбнулась кривовато.

- …Грубо говоря, это место Тьмы - дверь на Тёмную сторону, которая обычно образуется там, где произошло нечто недоброе. Например, где умер человек - не слишком хорошей смертью. Этот, - она указала на холмик мха, - умер плохо. И подобные провалы сообщаются между собой через Тёмную сторону - войдя в один из них, можно выйти из другого за многие дни пути.

— Ты нарочно его убила, - вдруг сказал я. Жасмин взглянула остро.

— Не совсем так. Я взламывала ему память, предполагая, что у него может быть смертельный блок, но это было необходимо.

— Что - это? - угрюмо спросил я.

— Сведения. Об оружии, о структуре их организации, о целях и возможных планах…

— А ещё тебе был нужен провал рядом с посёлком. Ты совершила жертвоприношение, чтобы создать точку портала, из которой можно быстро перемещаться по Лесу!..

Жасмин закрыла глаза, от неё плеснуло холодом. Я невольно попятился.

— Запомните кое‑что, ученики, - размеренно сказала Архимаг. - Единственная жертва, которую может принести Повелитель Тьмы - он сам.

— Это как? - спросил я.

56

— Позже расскажу. И - нет, я не нарочно создала… точку портала?.. - неуверенно проговорила она по–русски. - Это вышло случайно, я не знала, что смерть его будет… нехорошей. Обычная смерть не создаёт провалы. Я бы никогда не создала дверь на Тёмную сторону прямо посреди посёлка.

— Но ведь это удобно, - ляпнул я.

— А ещё опасно. Через провалы могут ходить не только Повелители Тьмы… но и существа… оттуда.

— Что за существа? - спросил я с некоторым скептицизмом. Жасмин окинула нас внимательным взглядом, словно сомневаясь, что услышать страшную правду нам по силам. Я поспешил сделать вид, что не боюсь буку.

— Ну, самые слабые - какие‑нибудь твари, заражённые и изменённые Тьмой, - наконец ответила Архимаг. - Вы их видели в Лихолесье. Бормотуны, красная мокрица, изменённые дикие оплетаи…

Кстати, об оплетаях, - встрепенулся я, уже почти успев забыть о странной конструкции.

— Что это такое?

Нан прищурилась, бросая твари запрос по радио… и охнула, попятилась.

— Да, впечатляюще, - сказал я, тоже оценив программу биоробота. В интеллектуальном блоке обычного рабочего оплетая прошиты всевозможные рабочие действия, тренировочный биоробот следует программам имитации человеческого поведения в бою. Боевой оплетай снабжён системой распознавания "свой–чужой" и может использовать оружие.

Этот же…

Мне показалось, я подключился к я мозгу какого‑нибудь хищного зверя. Тяжёлый, давящий эффект, даже что‑то похожее на голод, "найди–убей–сожри". Гм… и ощущение незавершённости конструкции.

— Давайте проверим, будет ли это работать, - Жасмин махнула рукой "железной деве" и вошла в провал.

Третья переброска получилась лучше, чем предыдущие две. Мы снова шагнули в жар, уже не столь сильный - в месте взрыва всё, что могло сгореть, сгорело. Морось потихоньку утишала пожар, лес был напоен горячим туманом, мы словно в парной оказались.

Жасмин остановилась над саркофагом изо льда и зелени. Поманила "железную деву". Оплетай подошёл, Жасмин пристально уставилась на тело, что‑то шептала, от неё словно холодный тёмный ветер подул.

Сначала слетела зелень - как будто мгновенно иссохла. Жасмин убрала кристалл мановением длани, и бурый прах взвился, стал как будто впитываться в тело человека.

— Смотрите внимательно, может быть, что‑нибудь поймёте, - волшебница простёрла руки над "материалом". - Ещё один типичный приём использования тёмной магии…

Порыв тёмного ветра.

Труп резко дёрнулся, словно гальванизированный.

Я тоже дёрнулся, с трудом укротил рванувшееся с пальцев пламя. Мгновенный проблеск рядом - Нан, помедлив, разжала руку и позволила мечу убраться обратно в рукав. Ну, подумаешь, зомби, к этому всё и шло, а то мы не видали в фильмах всяких, да и в реальности встречались…

— Что вы делаете? - прошептала Нан.

Жасмин, похоже, понравилось, что мы не побежали с воплями, и она соизволила объяснить:

— Создаю немёртвого.

Ну да, некромантия, как и было сказано.

Белые кисти рук волшебницы как будто светились, ногти оставляли белесый след. Жасмин нашаривала что‑то там, в темноте, как будто сплетала, связывала некие нити. В такт движению пальцев труп дёргался, словно марионетка на тех самых ниточках.

Жасмин свела руки, растопырив пальцы, как будто удерживая невидимый шар. С усилием двигаясь, что‑то поместила в грудь тела, и труп вдруг резко сел.

Я тоже чуть не сел и с трудом удержался, чтобы не попятиться. Мантра "зомби, экая невидаль" уже не помогала. Одно дело - встретиться с таким красавчиком на тропах Лихолесья, случайно поднятым дикой магией безумного Дэва… Но видеть само явление волшебства, чуждого всему живому и дышащему…

Лицо зомби было закрыто горелой "драконической" маской, за которой едва ли уцелели глаза, но у меня создалось полное впечатление, что он смотрит на Жасмин.

Архимаг слегка повела рукой, и зомби неуклюже встал. Шипастый доспех шагнул вперёд, и…

Раскрылся.

Пустой корпус оказался разьёмным, на каких‑то биологических шарнирах–резинках–застёжках. Немёртвый вошёл в него, словно в ещё один доспех. Кости рук и ног оплетая разошлись, охватывая конечности мертвеца, голова скрылась за чудовищной звериной маской. Зомби - или как теперь называть этот странный плод магии и биотехнологии? - сделал шаг и… грохнулся во весь рост.

Я уж было подумал, что опыт окончился провалом, но судя по усталому довольному прищуру Жасмин, всё шло по плану. Она выбросила из рукава клинок и принялась резать горелую землю, выводя вокруг своего создания некий магический чертёж.

Архимаг соизволила объяснить:

— Я фокусирую магическую силу, собираю её в одной точке. Это существо должно… зарядиться, да.

— Оно стоит таких усилий? - спросила Нан.

— Пока не знаю. Немёртвые обычно с трудом поддаются контролю. Но этот снабжён компьютером, радиомаяками, средствами управления, ещё много чем. Вот и посмотрим, на что способно синтетическое создание…

— Да уж, синтетика ещё та, - я передёрнулся. - Кто придумал этот ужас?

— Мы с Вальей и Дайримом. Я… - она покосилась на нас, колеблясь. - Я иногда творила немёртвых из забредших к нам равнинников и отправляла их обратно.

Нан охнула, я же лишь пожал плечами равнодушно. Всякие бывают у людей развлечения, вряд ли "камикадзе" наносили большой урон, прежде чем их убивали равнинники или солнечный свет, постепенно выжигающий чары.

— А теперь ты решила создать более продвинутого бродячего убийцу?

Жасмин кивнула. Мы посмотрели, как вбуравливаются в мёртво–живое тело ростки волшебного костюма, как обращённые внутрь шипы пронзают броню.

— Сколько он будет… вызревать?.. - Нан передёрнулась.

— Дня три. Заодно сдержит развитие тёмной зоны… наверное.

— А как она вообще появилась? Ты ведь телепортировалась отсюда до того, как упали ракеты?

Жасмин усмехнулась невесело.

— Место Тьмы образовалось, когда было принято решение, когда ракеты полетели сюда. Обречённость, неизбежность смерти создала этот провал в реальности.. Промедли я, меня бы сожгло вместе с равнинниками.

Она повела ладонью, указывая на изломанные сожжённые тела.

— Предательство, мучительная смерть от рук тех, которых считали своими… В попытке остановить некую "скверну" жрецы Креста создали скверну истинную. Нам придётся приглядывать за этим местом, оно может стать очень тёмным… Ладно, возвращаемся.

— Почему этим не пользуются постоянно? - спросила Нан. - Для быстрых путешествий, для переброски войск?

— Слишком часто путешествовать так опасно, - Жасмин усмехнулась и проделала странное движение всем телом, словно отряхиваясь. Жуть, которая налипла на неё за время этих путешествий, чёрным пеплом опадала с её тела и медленно растворялась в пространстве. - Видите это?

Мы подтвердили, что видим.

— А друг на друге?

Я посмотрел на Нан. По сравнению с "чумазой" Жасмин, которая при путешествии через Тёмную сторону прикрывала нас своей силой, девушка лишь чуть "запачкалась". Частицы пепла парили над её кожей, словно наэлектризованные.

Нан шагнула ко мне и провела рукой по лицу. Сам я частичек, налипших на меня, не видел.

— Как от этого избавиться? Это ведь опасно?

— В больших концентрациях - да, - кивнула Жасмин. - И лишь сильные Повелители Тьмы способны провести подобным образом через Тёмную сторону человека, защищить его от тёмной магии и уберечь рассудок.

— Кстати, о рассудке, - заговорила Валья, появившись так внезапно, словно тоже телепортировалась. - Скажи‑ка мне, ты в своём уме, вот так скакать, да ещё детей с собой таскать, да ещё немёртвых поднимать?

С каждым высказанным обвинением она грозно наступала на Жасмин. Я думал, Архимаг снова вспылит, но волшебница смотрела на подругу с лёгкой улыбкой.

57

— Валья, брось, "маска страха" у тебя всё равно не получится.

— "Маска страха" - это?.. - уточнила Нан, неопределённо покрутив рукой возле лица.

— Да. Побочный эффект, но иногда весьма полезный.

— Так, - сказала Валья рычащим голосом. - С меня хватит. Отставить обсуждать магию. Все за мной, сейчас же.

— Куда?

— В медотсек.

Я обратился к своему импланту, и тот выдал общую диагностику. Вообще‑то ерунда, мне и Нан лишь пожрать и отдохнуть, если кому‑то что и нужно, то это Жасмин, которая хорошо повоевала и поколдовала, и Валье, которая издёргалась от беспокойства за подругу…

И сейчас как раз слёзно обратилась к нам по радио с просьбой всё же прогуляться с ними за компанию, иначе Жасмин может заупрямиться. Пришлось идти.

Валья прогнала нас через арки каких‑то медицинских сканеров, сотворила несколько медицинских заклинаний, влепила каждому по паре уколов.

- …И как следует отдохнуть, и ещё уколы и снадобья. И вот это, - целительница принялась отряхивать с Жасмин чёрный пепел. Пепел не поддавался, лип к её рукам. - Проклятье, как избавиться от этой чёртовой отравы?!.

Жасмин засмеялась.

— Противоядие, - сказала, обращаясь к нам.

— Какое ещё противоядие? - сердито переспросила Валья. - Сканеры увидели бы, если бы вы умудрились где‑то поцарапаться о бродячий терновник или сами съели что‑нибудь, да и я сама…

Она вдруг осеклась и покраснела. Жасмин улыбалась.

— Валья правильно сказала, - Жасмин растёрла чёрный пепел между ладонями. - Это - сила, но одновременно и медленный магический яд. Однако существует также очень простое противоядие…

Она взяла Валью за руку - и чёрный пепел исчез в золотой вспышке.

— Тьма сгорает в тепле человеческого сердца. Для этого надо… ну, поймёте сами?.. - Жасмин потянула Валью за собой так, что любые объяснения стали излишними.

— Нет… погоди, нельзя же… - заикалась та, неуверенно сопротивляясь. - Ты должна… ещё глюкозы…

— Вторую серию уколов можно заменить горячим и сладким. Ну, идём же.

— Куда? - пролепетала Валья, уже прямо‑таки багровая.

— Домой, хотя… - Жасмин отчего‑то посмотрела на нас. - А давай в купальню.

— Я… нет, погоди… - пискнула целительница уже у дверей, влекомая - или уж скорее волокомая подругой. У меня было полное ощущение, что Жасмин её вот–вот через плечо перебросит.

— И вы тоже примите противоядие, - Архимаг кивнула нам с порога, и женщины исчезли.

— Однако, кавалерийский натиск, - пробормотал я ошалело.

— Приказам учителя нужно следовать, не так ли? - мягко спросила Нан. Я покраснел:

— Эй, это опять была моя реплика!..

Девушка усмехнулась и взяла меня за руку. Мы проследили за тем, как частицы праха Тёмной стороны сгорают в белом огне наших эмоций. Нанджи в той же бесцеремонной манере Жасмин потащила меня за собой.

На входе мы почти налетели на Дайрима, тот поглядел на нас со знакомым выражением "ох уж эта нынешняя молодёжь", но делать замечания не стал и лишь спросил встревоженно:

— Где Валья и Жасмин? Я чувствовал их здесь, а потом обе закрылись, и…

— Ты очень кстати, - сообщила ему Нан вслух, а дальше заговорила на Тихой речи.

— Что?.. - Дайрим отвесил челюсть, Нан одобрительно кивнула ему, одновременно телепатируя что‑то. Волшебник заморгал, неуверенно улыбнулся и пошёл куда‑то вбок.

— Что ты ему сказала? - поинтересовался я, глядя, как мужчина сначала бредёт, раскачиваясь как пьяный, вдруг выпрямляется и идёт пружинистым шагом, почти бежит.

— Я велела ему найти горячего и сладкого, и присоединиться к ним в купальне, - невинно сказала Нан. - Жасмин вернулась усталая и злая, и Валья собралась приводить её в чувство и, опасаясь, что одна не справится, позвала и Дайрима.

— Сумасшедшая!.. - выдохнул я. - Жасмин, с её‑то непереносимостью мужчин!.. если он вломится в неподходящий момент… она может ненароком и испепелить прямо на пороге.

Под ноги нам свалилась толстая лиана.

— Думаю, Валья успеет схватить её за руки, - взявшись за руки, мы ступили в петлю на её конце, схватились за жёсткие волокна.

— Или за что‑нибудь, что будет под рукой, - я продемонстрировал, за что именно. Обнявшись, мы вознеслись наверх, целуясь, летели через листву, увлекаемые этим сумасшедшим "лифтом".

Я ощущал желание Нан, как жар, идущий от её тела, и сам сгорал от нетерпения. Тем не менее мы застряли на пороге своего дома и присмотрелись и прислушались.

Внизу Дайрим с громадным подносом нерешительно топтался перед купальней, наконец сделал попытку поставить и уйти… и тут прутья, образующие плетёную стену, разошлись, открывая туманную завесу. Валья приглашала своего мужчину.

Дайрим шагнул вперёд, я подавил желание зажмуриться. Но крыша купальни не взлетела, подброшенная визгом, и волшебник не вылетел вон с этим подносом на голове, и треска боевых заклинаний не последовало…

— Неужели у них срастётся? - недоверчиво прошептала Нан, о чём‑то размышляя. - Ладно, если она не гнушается, то и нам не зазорно… - пробормотала, потёрла в пальцах листок, сорванный тут же, и бросила вниз. Ветер повлёк его к купальне, бросил на крышу…

Я приобнял Нан так, чтобы наши виски соприкоснулись, она фыркнула мне в ухо, но перебросила звук с магического "жучка":

— Нет. Нет, я не могу, - говорила Жасмин, задыхаясь и всхлипывая. - Извини, Дар, я правда не сумею!..

— Ничего, - в хриплом голосе мужчины безумная смесь - любовь, желание, разочаровение, гнев…

— Тихо, тихо, тс–с-с, - проговорила Валья нежно, послышались негромкие захлёбывающиеся стоны Жасмин. - Успокойся… А ты куда? - удивлённо.

— Но я… - начал Дайрим.

— Останься, Дар.

— Но…

— Останься!.. - приказала Валья. - Хочу, чтобы ты смотрел. Жасмин возражать не будет…

— Валья!.. - протестующе воскликнула женщина.

— Жасмин не будет возражать, - с нажимом - кажется, и физическим тоже, сказала Валья. - Раздевайся. Сейчас я с ней закончу, а потом она посмотрит, как мы с тобой…

Нан дёрнула головой, обрывая заклинание, повернулась ко мне. Кажется, я покраснел не менее сильно, чем она… и чувствовал ту же ярость к тем, кто посмел сделать с Жасмин такое, что она теперь даже не может быть с любимым человеком.

Тьма в нас опять зашевелилась, как будто змея подняла голову.

— Ну что… будем выгонять яд?

Нан согласно опустила ресницы, и мы шагнули через раздавшуюся стену нашего домика.

Глава двенадцатая. Совет Архимагов

- …Не твоё дело, - сообщила Валья Нан. Потом отвела взгляд и добавила: - Впрочем, спасибо.

Тут Нан заговорила на Тихой речи, и диалог стал для меня неслышим. Целительница и Нан стояли у "яйца", в котором отмокал спасённый раб–золотоискатель, читали знаки на затянутой инеем крышке его лежбища и мысленно общались. Валья, казалось, отвечать не собиралась, хмурилась, потом несколько раз кивнула задумчиво и даже улыбнулась.

Всё‑таки она любит Жасмин, и Архимаг любит её, и они любят Дайрима, и он любит их обеих, как не странны мне такие отношения…

— Что это на тебя нашло? - спросил я Нан, когда Валья вышла. - Разруливать отношения и вообще лезть человекам в душу - неблагодарная работа.

Нан улыбнулась невесело.

— Ну, ты же назначил меня политруком.

— Одно дело - подросткам вправлять мозги, но могущественные взрослые маги…

— Одно дело - подростковые непонятки и комплексы, другое - психологические проблемы могущественных магов. Тебе не приходило в голову, что душевный раздрай такой крутой волшебницы, как Жасмин, может сделать её просто–напросто опасной для окружающих?

Мы переглянулись.

— Наверное, так и получаются Тёмные Властелины, - добавила Нан.

— Что‑то в последнее время ты выхватываешь реплики у меня изо рта.

Девушка засмеялась.

— С кем поведёшься…

— Ну, что Архимаг решила насчёт этого парня?

58

— А ничего.

Я удивлённо глянул на неё.

— Но он ведь почти исцелился.

— Да. Однако ничто не мешает ему, здоровому, проспать в "яйце" почти сколь угодно долго. У нас нет дефицита свободных капсул, так что - пусть его дрыхнет.

Верно, я и забыл. В "Парацельсе" была такая опция, как погружение человека в подобие анабиоза. Жизненные функции при этом сводились к минимуму, однако температура тела не падала, иней, как будто покрывающий внутреннюю поверхность "яйца", был лишь визуальным эффектом, этакой шторкой, заслоном от нескромного взгляда. Незачем всем знать, кто занимает капсулу.

- …Так что Жасмин потом решит, что с ним делать, у неё и без того куча проблем, - сказала Нан. - Есть ещё какие‑нибудь соображения по совету?

Совет… да, это проблема.

Предсказание Жасмин оправдалось. Все кланы Леса здорово впечатлились полётами над Лесом, совет в посёлке Олада, бывший лишь бестолковой говорильней, вдруг вразумился. Вздорные маги оказались способны договориться, что пересобачило все наши прежние планы. Было брошено Лесное Эхо, кланы всерьёз стали готовиться к войне, заключали пакты и объединялись. Мрак, один из подчинённых Мёрдоха, норовил заграбастать себе всю власть и, что плохо, у него это вполне получалось…

До того момента, как Архимаг посёлка Хидон, известная не меньше, чем Мёрдох, и не только своей мощью, но и своими принципами невмешательства, объявила о своём желании участвовать в "священном походе".

Кланы Леса насторожённо замерли. Все знали, что Жасмин Хидон что‑то затевает. Суета вокруг Лихолесья, боевые отряды с весьма странной подготовкой, непонятные исследования… Всем было интересно - что за всем этим кроется?

Но им предстоит помучиться любопытством, пока мы не решим открыть карты. Не все, конечно. Лишь бы не было прямого столкновения… Вэйри и так мало, не хватало ещё гражданской войны за власть.

Вчера ночью совет Хидона решил, что пора выходить из тени. Жасмин протестовала, но не слишком активно - то ли размякла под воздействием "противоядия", то ли тоже считала, что пришло время. Так что мы впятером - я, Нан, Валья, Дайрим и Гром - уломали упрямицу, и она дала добро на выдвижение своей кандидатуры на пост Архимага всего Леса.

Чую, кому‑то придётся кисло.

— А нам придётся быть осторожнее. Не поддаваться на провокации… или поддаваться таким образом, чтобы они, провокации, больше не повторялись.

— Звучит… зловеще.

Я пожал плечами.

— Жасмин разрешила нам поиграть мускулами, к вящей славе посёлка Хидон.

— Насколько далеко простирается это "поиграть"? - Нан поморщилась и сменила тему: - Ученицу с собой берём?

Орла родилась и росла в клане Олада, но семья её не ладила с людьми посёлка.

— Ну разумеется!.. - удивился я. - Только представь - юная волшебница, крутая и прекрасная, возвращается в клан, где её помнят гадким утёнком, где её семью всячески третировали и забижали… Пусть. Полезно для самомнения.

— Серый, Орла не склонна к гордыне…

— Но и к ложной скромности тоже. Пусть щёлкнет своих недоброжелателей по носу. Спроси.

Нан замерла, её глаза мягко мерцали в полутьме медотсека. Закончив говорить на Тихой речи, она чуть кивнула и улыбнулась.

— Ты угадал. Надо же, как хорошо ты знаешь свою ученицу, - не упустила случая подколоть.

— Я подростков знаю, доводилось вести группы в нашем клубе… Впрочем, ты в курсе. Для меня это была каторга, а вот у Тохи и Светки замечательно получалось, и я не полюбил, но нахватался. Пригласить бы их сюда, и Деда тоже, вот бы развернулись.

— Осталось только найти рейсовый автобус в Питер.

Я вздрогнул и выпрямился.

Нан. Мы сами себе автобус!.. В свете последних откровений Жасмин…

Нан тихо ахнула.

Если Повелитель Тьмы может ходить по Тёмной стороне в пределах одного мира, то почему бы ему не перепрыгнуть таким же образом в другой мир? - мы переглянулись.

Пройти в другой мир.

Вернуться домой.

Притащить что‑нибудь, кого‑нибудь оттуда сюда.

Возможно ли?.. Наша сенсей ничего не говорила о таком. Знает ли она вообще о множественности миров? Спросить… пожалуй, не стоит. Может быть, позже. Для начала надо научиться телепортироваться самостоятельно. А уж потом признаваться Жасмин, что я не просто человек, а человек из другого мира, где живут только человеки…

Я так глубоко задумался над своей неожиданной догадкой, что едва не сорвался, Нан поддержала. Реденький дождь шёл с перерывами всё утро, и воздушные тропы под ногами были мокрыми.

— Уф, спасибо.

— Тебе стоит поработать над своим равновесием. Может быть, сразимся? - предложила Нан, выбрасывая из рукава клинок.

Отставив покуда размышления о своих друзьях и дороге между мирами, я вытащил свой. Велел лозе обмотаться вокруг пояса и разбросать концы по сторонам, чтобы цепляться ими за ветки - словно ещё две невероятно длинные и тонкие конечности. Нан такой страховкой пренебрегла, улыбнулась приглащающе и повела клинком. Тени вокруг неё всплеснули и закутали тонкую фигуру, скрадывая очертания тела, искажая движения.

Я почувствовал чужие взгляды - удивлённые, шокированные. Кто?.. А, гости Хидона. Что ж, покажем им, на что мы способны!..

Воздух свистел и гудел под лезвиями, клинки текли, меняя форму, мы двигались по среднему ярусу Хидона, защищаясь и атакуя. Вниз падали срезанные ударами ветки, Нан бросила заклинание, и порхающие листья обратились в вихрь небольших острейших лезвий… наткнувшись на мой теневой плащ, закрутились растерянно, не видя цели. Сосредоточившись, я сломал заклятие и тут же был вынужден отвечать на второе - скользкая кора под ногами поросла корешками, буквально хватающими за пятки. Выплеснув магию, я испепелил их и швырнул горячий пепел перед собой. Нан хлестнула плетью ветра, отбивая заклинание, какое‑то время пришлось отбиваться вслепую, к тому же меня чуть не сдуло вниз.

Пришлось сделать несколько шагов назад, обретая равновесие. Нан налетела, размахивая нагинатой, явно намеревалась сшибить меня с ветки, я еле успел превратить меч в такое же оружие.

В бою на шестах я был сильнее и опытнее, но скорость Нан, её безупречное равновесие и небоязнь высоты уравнивала шансы. Мне пришлось отступать, но скоро пространство для манёвра закончилось, слишком истончилась моя ненадёжная опора, ходила ходуном под осторожными шагами.

Пришлось уйти в глухую оборону. Нан наскакивала, какая она красивая сейчас - глаза горят, волосы развеваются, вокруг клинка вьются какие‑то заковыристые чары… ой.

Я выставил щит, лихорадочно оценивая заклинание, что‑то невероятно запутанное… Так, так, ага… Но это же…

Ширак?!.

Нан, словно сбрасывая воду с лезвия нагинаты, эффектно стряхнула чары в мою сторону как раз тогда, когда я понял, что эта перепутанная магия - самое обычное заклинание света, неяркая вспышка, совсем неопасная даже для вэйри с их чувствительными глазами.

Одновременно чуть притопнула, пуская в ход другое заклинание.

Ветка, на которой я стоял, изогнулась под прямым углом - вниз.

Едва придушив совершенно негероический вопль, я рухнул с высоты в несколько десятков метров. Благословенны пусть будут ловчие лианы!..

— Твоя взяла!.. - крикнул, болтаясь вверх ногами. Лиана изогнулась, и я сначала встал на руки, потом рухнул на мох. Нан приземлилась рядом, я лёжа попытался исполнить поклон побеждённого:

— Смилуйся, о прекрасная госпожа, что пришла попрать ногой воина, который, будучи ослеплён твоей красотой, потерпел поражение в неравной битве…

Нан слегка попинала меня в бок:

— Всё, попрала. Можешь вставать.

Она повернулась и взвизгнула, отскочила. Я, кажется, тоже вздрогнул - в шаге от Нан возникла Жасмин, с интересом смотрела на нас.

— Хм, - сказала женщина, и я как‑то сам собой оказался на ногах, вытянулся в струнку. Хотел ещё откозырять, но решил, что это будет перебор.

59

Жасмин щурилась, её золотые глаза сверкали озорством.

— А забавно, - проговорила женщина неторопливо.

Нас мало, но мы в тельняшках.

То есть в броне, - усмехнулась Нан и пару раз обернулась вокруг себя. - Ну, как я выгляжу? - поинтересовалась вслух.

— Ещё более отпадно, чем обычно, - я усмехнулся, невольно вспомнив обложки книг, добытые из интернета картинки, Светкины рисунки. Женские персонажи в фентезийных доспехах, похожих больше на кольчужные бикини…

Нан засмеялась, перехватив мой видеоряд. Конечно, с теми максимально открытыми, едва скрывающими стратегически важные места пластинками её доспех имел мало общего, напоминая скорее рыцарский. Лёгкий и достаточно гибкий (да здравствуют композиты), сочленения закрыты плотной жёсткой тканью, изнутри амортизация - что‑то вроде вспененного пластика, при этом не жаркий, не мешающий дышать коже. Кираса с высоким воротником, наплечники, прикрывающие бицепсы до половины, латы на предплечьях скрывают выкидные лезвия и стрелкомёты и дают достаточно внутреннего пространства, чтобы носить на запястьях биомечи, обращённые в наручи. В перчатках прятались короткие когти а–ля Росомаха. Кираса перепоясывалась широким поясом, играющим роль дополнительной защиты и своеобразной сумки с отделениями для обойм, гранат, магических жезлов и аптечки. Дальше - наколенники, поножи и…

И ботинки, о да!.. Вэйри привычны ходить босиком, но согласились, что земля Лихолесья мало для этого подходит. Этакие самозавязывающиеся высокие ботинки на местном аналоге липучек, с подошвой прочной, но тонкой, позволяющей ступням вэйри привычно ощутить неровности почвы, но способной защитить от занозы, острого камешка или шипа.

По здравому размышлению мы решили не надевать доспехи, что достались нам от людей. Не стоит дразнить волшебников и жителей чужих кланов, да и необязательно им знать, что мы располагаем этими девайсами…

— Отличная работа, - сказал я. - Отличный доспех. Только вот дизайн… Бронелифчик могли бы как‑нибудь выделить. Был бы дополнительный психологический эффект, - сообщил я задумчиво.

Нан вздохнула, надела шлем и подняла руку на уровень лица, эффектно выбросила из перчатки клинки когтей, пошла на меня, грозя.

— Вай–вай, пощади, страшный лесной эльф!.. - я попятился. Нан с рычанием наступала, я повернулся и бросился наутёк.

Девушка погоняла меня по поляне, настигла, и мы малость поборолись на потеху свидетелям. Кажется, даже оплетаи были удивлены.

Не знаю, зачем они нам - никаких боёв как будто не предвидится. Верно, Жасмин решила прихватить просто для массовки, произвести впечатление на высокое собрание.

Тей же цели служили наши доспехи. Совершенно одинаковые, на чём я особо настоял. Вэйри, конечно, индивидуалисты, а маги - тем более. Однако они всё же подвержены стадному инстинкту. Единая форма - указание на некую общность. Вместе мы сила. А к силе хочется принадлежать.

Пропаганда. Не только лишь организация Мёрдоха может рекламировать себя…

— Ну, все готовы?

Спутники отрапортовали о готовности, оплетаи вскинули руки к своим панковским гребням–антеннам. Вот бы они ещё рявкнули что‑нибудь солдатское или пионерское - салют был скорее именно пионерский, да и головных уборов на биороботах не было…

Всё бы тебе хохмить, - недовольно проворчала Нан.

Люблю шутки, которые непонятны никому, кроме избранных.

Нан покачала головой, с иронией разглядывая меня. А я смотрел на команду.

Йурас с Орлой. Гром с правнучкой. Валья с одной из дочерей - различать их я так и не научился. Дайрим и Жасмин. Хана, которая решилась тоже прогуляться с нами. Нейма, которая упросила взять и её. Два молчаливых суровых мужика, их я не слишком хорошо знал. Вместе со мной и Нан - всего четырнадцать человек. И семь оплетаев модели "горец".88

Ну, Олада, бойся нас!..

Третий (если считать и заброшенный Агуали) виденный мной эльфийский город не разочаровал. Я впервые видел столько эльфов в одном месте, по первости было даже не по себе. Ну как раскроют? Молодой вэйри с обожжённым лицом, судя по походке, когда‑то тяжело раненый или угодивший под какое‑то хитрозлобное заклинание, отчего ему пришлось заново учиться ходить. Бедняга, так и не добрался до "яйца", хорошо жив остался… Вот так я выглядел со стороны. Вэйри существа тактичные, под капюшон заглядывать не будут…

Вот только Олада бурлил. Деликатные эльфы ходили большими компаниями, спорили в голос, взбудораженные и злые, разве что не задирались - но, по мне, до "пошли‑ка выйдем" было недалеко. Мне всё это напомнило атмосферу соревнований. Претенденты ходят, примеряются, пытаются оценить друг друга по виду, по слышанным где‑то сплетням.

Мне тоже не по себе, - Нан бестрепетно встречала любопытные взгляды. Идея с формой оправдала себя, единообразие привлекало внимание.

— Хидон, Хидон, - шепотки. - Те самые…

Из деликатности, ли, из робости, но обращались к нам нечасто. А ко мне - так и вообще никогда, смелые или нахальные заговаривали с Нан. Не ко мне, и я отходил. Было страшно - ну как спалюсь?..

Извини.

Ничего, - Нан стала отвечать на вопросы очередных подошедших любопытствующих, а я шагнул в сторону, притворяясь, что изучаю пейзаж. Красивый посёлок, Олада. Хидон какой‑то более… основательный, мощный и массивный. Деревья расположены всё так же ромбом, но они были тоньше и светлее и были похожи на волшебные башни. Впечатление усиливали обвивающие их спиральные лестницы и переходы, сплетённые из живых ветвей. Мощная кора кое–где была решётчатой, показывая помещения, расположенные в толще деревьев - целые галереи залов и коридоров. У прошлых Архимагов был хороший вкус.

Всего лишь одно касание - и всё это станет моим. Стоит вскарабкаться по какой‑нибудь верёвочной лестнице, найти место выхода нервной ткани, прикоснуться, отдав приказ, и биокомпьютер Олада принесёт мне клятву верности.

Мы обговаривали такую возможность - и отвергли, оставив в качестве последнего довода. Если всё пойдёт плохо, я заглушу Олада, а Хидон поставит ультиматум - либо вы с нами, либо учитесь как‑нибудь обходиться без огромного биозавода.

Жасмин, Дайрим и Гром отправились на встречу на высшем уровне, Орла с подругами где‑то бродили - подозреваю, девчонка просто хвасталась перед посёлком, который отверг её. Ну, а мы с Нан изучали посёлок, его жителей и гостей, и отвечали на их вопросы.

То есть отвечала в основном Нан.

Договорив, она догнала меня, взяла за руку, ободряя. Я лишь вздохнул. Житель мегаполиса, блин… я просто–напросто мандражирую!..

Я в твоём мегаполисе просто в обморок бы упала, - попыталась утешить девушка.

Всё в порядке.

Вру. Долгая неторопливая прогулка не приносила спокойствия. Благоприобретённая недавно чувствительность ко Тьме тревожила. Да, Тьмы здесь было предостаточно. Эльфы готовились к войне. В воздухе бродил запах агрессии, желания убивать, видеть кровь врага. А я ничего не мог сделать и каждый раз вздрагивал, когда неуёмное воображение снова и снова показывало мне то, что могло случиться, если меня раскроют. И снова лезли мысли о предательстве собственной расы.

Нан, которую жалили мои эмоции, тихо ругалась по–русски, дёрнула меня за руку, разворачивая к себе, и положила руки на виски.

Эмоциональная коррекция в исполнении девушки понравилась мне гораздо больше, чем грубоватое выключение чувств, какое только и мог предложить имп.

— Уф, спасибо.

Нан чуть улыбнулась, повернулась, и взгляд её замер.

Что такое?

Вот что, - и телепатическая картинка.

Всё‑таки зря мы её с собой взяли, - я только зубами скрипнул. В полусотне шагов от нас Нейма говорила что‑то, Красавчик, упорно не глядя на неё, покачал головой. Остальные из его команды тоже отводили взоры. Нейма едва не плакала, но пыталась что‑то сказать.

60

Я обратился к импу, читая по губам, и едва не засмеялся, несмотря на неловкую ситуацию. Красавчик что‑то резко бросил и отвернулся, пошёл, команда потянулась за ним, некоторые украдкой всё же поглядывали на девушку.

Нейма стояла, опустив голову, по светлой коже влага чертила дорожки. Я вопросительно глянул на Нан, та независимо дёрнула плечами и отправилась к девушке.

Новая ученица до того была поглощена своими переживаниями, что ничего не замечала вокруг, и подскочила от неожиданности, обнаружив Нан рядом. Девушки заговорили, Нейма сердито вытирала слёзы, шмыгала носом. Я повернулся и скрылся в листве, покачивая головой.

Бедная наивная девчонка. За время, что она провела, обучаясь у нас, мы попытались привить ей хоть немного соображения… конечно, в основном этим занималась Нан, кажется, ей пришлась по нраву в шутку сосватанная мною должность комиссара.

И вот сейчас Нейма пыталась убедить Красавчика и остальных в чём‑то, что сама не вполне понимала. Говорила про ответственность за "тех, кого приручили", про необходимость обдумывать свои действия, а не бросаться в драку наобум.

Всё‑таки вэйри добрые и тактичные. Девчонку просто послали, даже предательницей не обхамили, хотя Красавчик явно едва сдерживался.

А вот я сдерживаться не буду…

И едва за спиной послышался шорох, я резко пнул назад на уровне пояса.

С удивлённым "Уф!" Красавчик сложился пополам, но на ногах устоял. Квалификацию, что ли, теряю?.. А, нет… Просто посещение Хидона оказало своё действие. Чужой отряд перешёл на другую форму одежды, хотя до единообразия не дотумкались. Так что тело Красавчика покрывала лёгкая гибкая броня из зачарованного дерева, она и смягчила пинок в живот.

Парень с трудом выпрямился, пыхтя и сверля меня красными глазами. Ню–ню. Хотел напугать, как мы однова? У тебя получилось бы, поди услышь крадущегося эльфа в Лесу, особенно если сам человек - но Архимаг научила нас ощущать недобрые человеческие намерения, а дальше дело техники. Вернее, биотехники - сориентировать имп, вего и делов…

— Сдурел, что ли, так ко мне подкрадываться? - поинтересовался я. - А если бы?..

Красавчик что‑то прохрипел, распрямляясь… и замолчал, глаза цвета красного золота испуганно поголубели, глядя, как мой меч убирается обратно в рукав. Ага, страшно? А будешь думать, прежде чем подкрасться - не пластану ли пополам.

— Вэй Серый, со всем моим уважением, я лишь хотел поприветствовать и представить тебя своим друзьям… - пробормотал, отдышавшись.

— Ну, привет, - на грани хамства ответил я. Красавчик вспыхнул, но тут же остыл. Я кивнул неприветливо, глядя на остальных. Меня рассматривали с любопытством, с настороженностью, с неодобрением, кое‑кто - со страхом и откровенной неприязнью. - Серый. Из Хидона. Волшебник.

Чуть поднял капюшон и улыбнулся, не разжимая губ. Я знал, что такая улыбка меня не красила. И вообще никакая не красила. Только Нан, извращенка, преспокойно выносила все мои гримасы…

Молодые вэйри, подошедшие подшутить и посмеяться над сверстником, дружно поёжились, избегая смотреть мне в лицо. Тихо произносили имена и посёлки. А неплохо Мрак, лейтенант Мёрдоха, ведёт пропаганду, все близлежащие эльфийские поселения представлены тут в лицах их молодёжи.

Повисло неловкое молчание, которое прервала свалившаяся мне на плечо огненная ящерка и свистнула мне прямо в ухо.

Я поднял руку и чуть погладил ящерку.

— Да, сейчас буду.

Дракончик издал тонкую дрожащую трель и вспорхнул, я пошёл за ним, через плечо бросив:

— Прошу извинить, дела…

Выждав, Красавчик и иже с ним пошли за мной. Крадучись, ага.

— Хвастаешься? - тихо спросил я соткавшуюся из зелёного сумрака тень.

— Обязательно, - и Орла невесело рассмеялась.

— Ты утолила свою жажду мести?

Девушка помотала головой.

— Это не месть. Я просто должна была… - она беспомощно посмотрела на меня. - Просто должна.

Я ободряюще улыбнулся, понимая, что она хотела сказать и не могла выразить словами. Изгнанная отсюда - и вернувшаяся… ну, не победительницей в блеске славы, но независимой и сильной для своего возраста волшебницей. Ей нужно было пройтись по улицам, полюбоваться на отвисшие челюсти не сразу узнавших её сверстников, свысока поглядеть на взрослых, что ненавидели её родителей и считали, что из "этой соплячки не вырастет ничего путнего".

— Спасибо, учитель, - тихо сказала Орла.

— Я‑то здесь при чём? - деланно удивился я. Девушка улыбнулась.

Подошла вплотную и, прежде чем я успел среагировать, закинула руки мне на плечи и поцеловала в щёку.

— Ты чего? - я в панике попятился. Орла отпускать не спешила.

— Что такое? - невинно спросила и снова попыталась облобызать. Я удержал и ненавязчиво обнюхал. Нет, не пьяна…

— Да что с тобой?

— А что со мной? - девушка талантливо изобразила недоумение. - Я просто выражаю благодарность.

— Ты не могла бы выражать её немного иначе? - спросил я.

— Как? - Орла похлопала ресницами, подняв ветер. Во всяком случае, меня явственно шатнуло. Шхасса… Да ведь это повадка Нан!.. и в исполнении ученицы оказывает на меня столь же сокрушительное действие.

— Послушай, Орла… - начал я неуверенно. То ещё уравнение - не оттолкни, не обидь, но и поощрять не моги!.. - Ты что, с Йурасом поссорилась?

Тучка набежала на солнышко - девушка нахмурилась.

— Не то чтобы поссорилась… - она сердито тряхнула рыжей гривой. - Никогда бы не подумала, что он струсит.

— Мы об одном человеке говорим? - спросил я после паузы, во время которой пытался представить струсившего пацана. - Йурас Хидон, сын Архимага…

— Да.

— Хм!.. Хорошо. И в чём же заключалась его… трусость?

— Он… - Орла покачала головой, давая понять, что не собирается об этом говорить. Я засмотрелся на плеск рыжины… и попался.

Девушка ловко поцеловала меня прямо в губы. Словно током дёрнуло… что это? Вроде не мальчишка давно, однако ноги подкосились, в ушах звон, в глазах круги и цветные вуали…

Кто‑то кашлянул за моей спиной. Орла глянула через моё плечо… и отскочила, едва не уронив меня. Я оглянулся.

Нан с какой‑то непонятной гримасой разглядывала меня и ученицу.

— Она сама, - ляпнул я.

Угу. Не виноватый я, она сама пришла!.. - съехидничала Нан.

Ты, наверное, не поверишь, но так оно и есть.

Поверю, - хмыкнула Нан, изучая залившуюся краской Орлу.

— Извините, - произнесла та едва слышным шёпотом.

— Не передо мной ты извиняться должна.

— Простите–меня–пожалуйста!.. - выпалила Орла, кланяясь мне.

— И? - Нан вскинула бровь.

— Я больше не буду, - пролепетала девушка.

— Что не будешь? - и тут непонятная пелена спала. - Ты меня очаровала!.. - с изумлением воскликнул я.

Орла потупилась и кивнула. В стиле целительниц она с выдохом и поцелуем направила заклинание.

— Зачем? - тупо спросил я.

Ученица что‑то прошептала совсем неслышно.

— Что‑то?..

— Ничего, - Нан взяла меня за плечи, развернула и чуть подтолкнула. - Ступай себе отсюда, Серый. У нас сейчас будут девочкины разговоры. Будем тебя делить.

Я открыл рот, чтобы запросить уточнения… закрыл и молча удалился.

Все красивости архитектуры посёлка не могли обратить на себя моё внимание. Я бродил, с волнением ожидая результата "девочкиных разговоров". Ну как в самом деле меня разделить придумают…

Я подскочил от неожиданности, когда Нан явилась передо мной.

— В общем‑то, всё понятно, - изрекла Нан. Поглядела на мою перепуганную физиономию и прыснула смехом. - Серый, успокойся. Всё не так, как ты думаешь.

— Ага, всё ещё хуже.

— Орла действительно показывала себя посёлку. Она постаралась сделать свой триумф полным. Смотрите на меня, вот я - нашедшая своё место в жизни крутая волшебница, падаван загадочных магов!.. Чего не хватает в этом образе?

61

Я пожал плечами.

— Крутого парня!.. - Нан ткнула меня пальцем в лоб.

— А почему я? Парень‑то у неё вообще‑то есть… ну, как будто… и он вполне…

— Вот именно - как будто. Она попыталась соблазнить Йураса. Нет, не в том смысле!.. она хотела, чтобы он ходил с ней под ручку… и целовал в укромных местечках… тьфу, ты, Серый, опять одни пошлости на уме!.. Хотя ход твоих мыслей мне нравится, мр–р-р…

— Орла, - напомнил я.

- …Короче, она хотела показать его посёлку. Если в Хидоне наше поведение уже не вызывает шока жителей, а кое‑кто и подражать пытается, то Олада дюже консервативен. Своим поведением Орла пыталась отвесить пощёчину общественному вкусу. Йурас отказался, и тогда Орла нацелилась на тебя.

Я перевёл дух, похоже, Нан не считала, что в инциденте виноват я.

— В каком ещё инциденте? - Нан вскинула рыжие брови. - Подумаешь - поцелуй…

— Ты что же, совсем не ревнуешь? - спросил я глуповато.

— Немножко. Но пошлую сцену ревности устраивать не буду, - Нан помолчала. - В конце концов, я тоже с ней целовалась, ну и что?

Облегчённый выдох встал у меня поперёк горла. Нан уже откровенно расхохоталась и крепко треснула меня по спине.

— Ты пошутила, да? - с надеждой спросил я.

Нан посмотрела мне в глаза, перебросив свои воспоминания. Еле на ногах устоял. Нан ревновала к Орле и одновременно желала её. Осознанное взрослое эротическое влечение. Странное ощущение - ревновать свою девушку к девушке, но…

Да кто я такой, чтобы осуждать нравы народа, в котором мужчин в три раза меньше, чем женщин?! Из‑за чего они восприняли некоторые черты сильного пола?

— Всё‑таки ревнуешь, - заключила Нан.

— Немножко, - бросив попытки разобраться со своими эмоциями, я лишь плечами пожал. - Но устраивать тебе пошлую сцену ревности не буду.

— А если не пошлую? - поинтересовалась Нан.

— Ты это к чему?

— К тому, что Жасмин велела нам приготовиться.

— Устраиваем сцену?

— Не пошлую, - уточнила Нан.

Делаем, - донеслось издалека.

Мы остановились. Повернулись друг к другу лицами и поклонились очень церемонно, в старинной манере.

И одновременно выбросили из рукавов мгновенно сформированные клинки.

Воздух гудел и свистел под ударами. Удары прямым лезвием, саблеподобным, вьющимся хлыстом. Защиты, отходы, сбросы, приёмы земные, ката здешнего фехтования следовали один за другим.

Со всех сторон я чувствовал обалделые взгляды.

Быстрее!

Вэйри стекались отовсюду и застывали. Мы кружили по площадке, вертелись змеями и жалили. Солнце, проглянувшее из мокрых туч, сверкало на живом металле.

Ещё быстрее!

Ощущение специфической магии - кто‑то из магов записывает бой. Восторженный шёпот, вздохи. У вэйри не было в обычае подбадривать возгласами, а то они бы вопили, как болельщики на стадионе. Нан теснит, я отступаю. Оступаюсь, едва не падая в ручей, спрыгиваю в русло. В воздухе повисают вееры радужных брызг, когда мы продолжаем рубиться в воде.

Ещё быстрее!

Я парировал выпад Нан, отступил, завертел аспид в защитный "веер". Со стороны это, наверное, похоже на аллегорический бой Света и Тьмы. Нежная юная девушка против какой‑то невнятной фигуры в плаще и капюшоне.

Нан, паршивка, перебросила мне образ Дарта Вейдера, я споткнулся и едва не упал в ручей.

Наставник? - позвала девушка.

Пожалуй, хватит, - решила Жасмин. И то, подобным образом мы можем фехтовать чуть ли не часами. Нан ещё ускорилась…

И попалась.

Я отвёл её оружие в сторону и шагнул, резко сократив расстояние, перехватив запястье другой рукой, крутанул. Нан сдавленно ойкнула и плюхнула меч в ручей, не отпуская её руки, я повёл её вбок, девушка повернулась…

Серый!.. - телепатически взвизгнула, но было поздно. Нан оказалась в моих объятиях спиной ко мне. Я отпустил рукоять меча, и клинок убрался в рукав. Свободной рукой я взял девушку за подбородок, заставив повернуть и запрокинуть голову, и наши губы встретились.

В сценарии этого не было, - заявила Нан, отдышавшись.

Моя месть за Вейдера. Будешь знать, как бросать такие мысли под руку. Если бы я заржал, это, наверное, испортило бы всё впечатление.

Кстати, о впечатлении… Глянь‑ка на них…

Поглубже натянув капюшон, я посмотрел влево, вправо…

Вэйри таращились вовсю. В поединке на клинках есть некая магия, неслучайно во многих фильмах, описывающих и современные события, и даже далёкого будущего, показывается архаичные бои на холодном оружии - ну, или его подобии. Всё для того, чтобы очаровать зрителя, пробудить в нём восхищение чем‑то древним.

Вот вэйри и очаровались и восхитились. Они переглядывались, переговаривались, с напряжённым вниманием следили, как я убираю клинок в рукав. Нан отстранилась от меня и шагнула в ручье, ударила ногой, подняв фонтан брызг - и в небо взлетел меч. Девушка легко взяла его из воздуха, мгновение он был монолитным, потом серебристой змеёй скользнул в рукав.

Я даже не устала, только вспотела.

Бой был не настоящим. Между нами вообще невозможен теперь настоящий бой. Мы без особого труда читали мысли друг друга, предугадывали движения.

Жасмин?

Отлично, ребята!.. - Архимаг просто сияла. Вот, ловите запись.

Мы поймали и просмотрели. Со стороны наш бой выглядел очень даже реальным. Ну, или как жестокая тренировочная схватка на пределе сил и умений.

Показушник ты, - укорила Нан. Я переадресовал обвинение Жасмин, именно она, став свидетелем нашей тренировки в Хидоне, придумала показать кланам наш бой.

Выпендриваемся изо всех сил, - подтвердила та.

По–моему, мы на неё плохо влияем, - сказала Нан после паузы.

— Мы можем воспользоваться здешними купальнями? - спросила уже вслух. Жасмин оглянулась на восторженных зрителей, которые пока не осмеливались приблизиться. Несколько тут же вызвались нас проводить.

Да, трофеи равнинников, отвечала Нан на робкие вопросы. Но вещи полезные, не так ли? Да, есть и более мощное оружие, дистантное. Доспехи мы изучили и делаем свои, вот они, на нас, правда ведь, неплохо вышло?

Одна неробкая девица осмелилась обратиться прямо ко мне:

— Получается, что вы пользуетесь лишь тем, что захватили у противника? Неужели вы думаете, что сам Народ Леса не в состоянии создать что‑то новое, сильное, что может противостоять равнинникам?

Провокация, ххе?..

— Да, мы уважаем противника - за его силу, - сказала Нан громко. - И мы должны узнать, в чём преимущества подхода равнинников, лишь тогда мы сможем им противостоять, приняв и творчески переосмыслив идеи людей… Народ Леса, несомненно, противостоять людям… не может.

Если он останется таким, как сейчас, - продолжила девушка, когда после её слов воцарилась оглушающая тишина. - Вэйри необходимо измениться.

Мы сейчас "сделали красиво", и эти ребята должны чем‑нибудь ответить. Тоже выпендриться… или хотя бы полаяться. Они не могут сейчас промолчать, ведь то, что мы говорим, идёт вразрез с "генеральной линией партии".

— Это оскорбление!.. - сказал кто‑то из парней Красавчика.

Началось.

— В самом деле? - Нан красиво вскинула бровь. Жасмин настояла, что все речи и прочие выступления будут именно на ней, я не должен привлекать внимания… больше того, что привлёк уже. Как‑то стрёмно оставлять девушку на растерзание общественности… но она справится. - И кого же я оскорбила?

— С чего это мы должны изучать этих… недочеловеков? - презрительно бросила другая девушка. - Уважать, меняться кому‑то в угоду, уважать этих слабосилков в магии, короткоживущих вонючек?..

- …Которые уже столько веков бьют нас почём зря в наших же лесах, - продолжила Нан. - Что замолчала? Разве это неправда?

— Мы сильнее…

— Мы разобщены и слабы! Чтобы хоть как‑то противостоять равнинникам, мы должны объединиться.

62

— Ну, мы для того сюда и собрались, верно? - спросила девчонка. - Мёрдох и…

— Нет, - сказала Нан.

— Что?.. - молодёжь растерянно переглянулась.

— Нет, не Мёрдох. Мы считаем, что он не способен вести за собой.

Сначала все замолчали.

Потом загомонили возмущённо, перебивая друг друга, кричали. Ох, хорошо их Нан раскачала…

— Кто это - "мы"? - свирепо спросил Красавчик. - Вы смеете судить героя?!. Мёрдох один–единственный противостоит натиску с Равнин вот уже много лет. Он борется с захватчиками, не жалея себя…

— Именно, - сказала Нан. - Ладно бы он боролся, не жалея себя - он ещё и других не щадит!.. Совершенно не бережёт жизни доверившихся ему!.. Для него главное - пустить кровь равнинникам, а бестолково погибших сторонников можно быстро заменить такими же восторженными мальчишками.

Смотрела она при этом как раз на Красавчика. Парень побледнел, потом покраснел, хватая воздух ртом воздух, потом зашарил рукой у пояса.

— Я не какой‑то там… восторженный!.. - прошептал, задыхаясь. - Я воин Леса!..

— А ведёшь себя как раз словно мальчишка, - Нан его откровенно провоцировала.

— Мёрдох - единственная надежда народа Леса!.. - выкрикнул Красавчик, его поддержали нестройным гулом. - И вэйри пойдут за ним, даже если их придётся заставить…

Он осёкся.

— Что‑что? - Нан повернулась в профиль и дёрнула ухом. - Мне показалось, ты сказал - "заставить"?

— Я… гм… это… - промямлил спавший с лица молодец. - Я не хотел… я имел в виду…

Нан преспокойно повернулась к нему спиной и взяла меня за руку, повлекла за собой в туман, оставив позади разлитое в воздухе грозовое напряжение.

Девушка послушно вертелась в моих руках, пока я снимал с неё доспех. Золотые глаза смотрели в никуда - Нан с кем‑то общалась и не обращала внимания на мои действия.

Подхватив её на руки, я бесцеремонно швырнул девушку с помоста в воду.

Возмущённый вопль превратился в буль–буль. Нан вынырнула, дёрнула рукой, и туман в купальне соткался в шнур, обхватил меня, словно аркан, за плечи и сдёрнул вниз.

Какое‑то время мы пытались друг друга притопить, потом, утомившись, устроились на лежаках в воде.

— Что дальше? - поинтересовался я.

Нан повела плечами.

— Ну, мы свой ход сделали. Теперь очередь Мрака.

— Ловко ты его спровоцировала. Мне показалось, парень готов был на тебя наброситься.

— И если это случится, ты не будешь вмешиваться.

Я недоумённо уставился на неё.

— Нан? Мне показалось, ты сказала…

— Тебе не показалось.

Я помотал головой.

— Это Жасмин тебе велела?..

— Нет, это я сама, - перебила Нан. - Если дело дойдёт до прямого столкновения, обещай, что не вмешаешься.

— Но…

— Серый. Именно я должна его победить, понимаешь?

Я молчал. В силе Нан я не сомневался, но Красавчик - в боевом отряде Мёрдоха. Кто знает, чему его там могли научить?..

Девушка нашла под водой мою руку, чуть сжала, я закрыл глаза, воспринимая её уверенность. Действительно, она начала всё это и должна закончить.

— Я буду очень–очень осторожна.

— Уж надеюсь…

Мы прислушались к тому, что происходит снаружи. Собравшиеся вэйри излучали тревогу, ментальный шум был похож на рокот грома в далёких тучах, когда непонятно - пройдёт гроза мимо или разразится прямо над головой.

— Пора выходить. Жасмин зовёт…

Выйдя из купальни, мы тут же оказались в перекрестье чужих взглядов. Недружелюбных, откровенно злых. И, если можно так выразиться, с другой полярностью - любопытствующих, исполненных надежды…

Нан неуютно поёжилась. Я чуть сжал её плечо, делясь своим не–страхом - подумаешь, толпа, на соревнованиях гораздо большее количество народа смотрело на меня…

Девушка благодарно кивнула. Я нашёл взглядом Жасмин, Архимаг стояла в гордом одиночестве.

Что происходит? - спросил я на Тихой Речи, женщина подняла взгляд, я невольно вздрогнул.

Гм, а это не запрещено? - поинтересовался опасливо. Жасмин воспользовалась умением проецировать вокруг себя Тьму, но сейчас от неё не шибало жутью, наоборот, женщина излучала некую тёмную привлекательность. Вэйри держались поодаль, но поглядывали на волшебницу завороженно. Вампирское очарование?..

На мой вопрос Архимаг лишь чуть губы скривила.

Мало кто способен узнать этот приём. Пусть его.

Волшебники, похоже, наконец приняли решение. Раздалось зловещее гудение, потом кто‑то громово откашлялся. Я завертел головой, разыскивая сцену с микрофоном, спохватился - на самом деле усиление звука было результатом действия одного забавного заклинания.

— Народ Леса, - прогудел голос, я живо вообразил себе пожилого могучего мужика, широкоплечего и кряжистого, похожего на отставного тренера. Потом воображение спохватилось и сделало поправку на расу. - Мы собрались здесь, чтобы сделать наконец нелёгкий выбор. Кто достоин вести нас в эти тёмные времена? Следуйте к площади, чтобы поприветствовать…

Голос прервался, то ли театральную паузу держал, то ли слова, которые должны были прозвучать, слишком странны и необычны.

— Архимага всего Леса, - докончил оратор.

И люди направились к площади.

Я несколько раз открыл и закрыл рот, беззвучно рассмеялся - аналогии шутят. Это ментальный шум усиливается, а не физический, и от ощущения давления не избавишься, зевая и сглатывая. Нужно ставить барьер… но с другой стороны, я так могу не успеть среагировать на враждебную мысль, например… Так что придётся потерпеть.

Нан шла рядом, спокойная и бесстрастная. Ну, внешне. На самом деле ей нелегко приходилось. Девушка более чувствительна, чем я, и ощущения от пребывания в такой толпе ей внове.

Я в порядке… почти, - заверила на мою вопросительную мысль. Держи свою полусферу.

Принято, я отвлёкся на подошедшую девчонку. Та самая, что спорила с нами около купальни. Ничего так, симпатичная. Вот только что это мы бледноваты аж до зелени, живот крутит?

— Народ Леса выберет достойнейшего, - надменно произнесла зелёная дева, обнаружив нас в непосредственной близости.

— Разумеется, - усмехнулся я. - Глас народа - глас истины, и выбрана будет, несомненно, достойнейшая…

Дамочка фыркнула и отвернулась, всей своей спиной показывая, что говорить с таким как я, ниже её достоинства. Нан отправила по телепатической связи надутый смайлик, я едва не засмеялся, несмотря на серьёзность ситуации.

И сосредоточился на происходящем впереди.

Трибуна, подумалось сначала. Из ствола центрального дерева выходил этакий помост из сплетающихся ветвей. Судя по свежести зелени, его вырастили от силы день назад.

Вэйри, что стояли на трибуне, поражали своей магической мощью. Я сосчитал их - двадцать один, и сейчас лесной народ не изменил старому обычаю собираться по семёркам…

Нан телепатическим шёпотом представляла всех их.

Архимаг Олада. Полагаю, сам с удовольствием бы занял высокий пост, но он не потянет. По правую руку от Грома - видишь, седой? Шайлатэ. Они вечно собачатся, не желая друг другу уступать. Если один из них поднимет руку за Жасмин, другой обязательно проголосует за Мрака. Вот он, кстати.

Этот черноволосый?.. - я прищурился, разглядывая соперника Жасмин. Имп пришёл на помощь, давая детализацию. Колоритная личность… Глаза пронзительно жёлтые, лицо худое, выдающийся нос - похож на какую‑то хищную птицу. Волосы чёрные почти однородно, что редкость. Обычно у вэйри разноцветные шевелюры, в этой местности преобладают рыжие оттенки, чёрный указывает на прилив крови с другого края Леса.

Камен, далёкий посёлок, - подтвердила Нан. - Отличный маг, управленец… ну, неплохой. Жасмин круче во всём. Однако за Мраком стоит Мёрдох.

Я скрестил пальцы. Гомон усилился.

— Словно в фильме, - сказал я. Нан посмотрела вопросительно. - Там бывает, когда… - спохватившись, я продолжил на Тихой Речи, - сапёр обезвреживает бомбу, когда счёт уже идёт на секунды. Почему‑то произошедшее напомнило этот заезженный штамп.

63

Ну да, перевес в один голос, - Нан выдохнула. Ну и перенервничала же я…

Допустим, не ты одна. Посмотри на Грома, на Дайрима.

На Серого, - добавила Нан.

Ну… да, я тоже мандражировал, - не стал я отрицать. Интересно, если бы Мёрдох не проигнорировал отчего‑то эти… гм, выборы, каков был бы результат?

Хорошо, что его нет, - вздохнула Нан.

Не уверен, - последнюю фразу я произнёс "громко", так, чтобы слышала и Жасмин, и Дайрим. Все бросили мне эмоцию, эквивалентную вопросительному взгляду.

Если Мёрдоха нет здесь, - начал объяснять я, значит, он есть где‑то ещё. И мне очень интересно, какими–такими важными делами он занят, если забил на этот сбор и выборы Архимага Леса.

Я тоже об этом задумывалась, - невесело обронила Жасмин. Не знаю, что такое важное затеял Мёрдох, но оно мне уже заранее не нравится… Будьте готовы к неожиданным неприятностям. Я не думаю, что Мёрдох способен выкинуть что‑то весёлое прямо на этом сборе… но всё же почаще оглядывайтесь. И не геройствуйте.

Дайрим, почувствовав мой взгляд, вопросительно вскинул тёмные брови. Я указал глазами на Жасмин, мужчина согласно прикрыл веки. Не геройствуйте, вот как? Себе скажи, Тёмная!.. Ладно, волшебник в случае чего прикроет… а то и по голове даст и уволочёт силой. Во избежание излишнего геройствования…

Будут какие‑нибудь церемонии? - поинтересовался я.

Сейчас Жасмин пообещает вести, хранить и поддерживать. Может быть, и Мрак что‑нибудь скажет, великодушно признает поражение и пообещает во всём поддерживать нового Архимага Леса.

Или, скорее, наоборот, посулит нам кары и несчастья, что‑нибудь вроде "вы все пожалеете", "мы вам ещё покажем"… - сказал Дайрим.

Речь Жасмин я почти не слушал, оглядывался по сторонам и изо всех сил пытался разглядеть возможные враждебные намерения. Аж голова разболелась - таковых намерений было достаточно, Приходящие–Ночью были расстроенны проигрышом свего выдвиженца и смотрели на Жасмин весьма недобро. Той, правда, было по фигу. Повелительница Тьмы способна отличить ощущение хмурых взглядов от реальной угрозы.

Закончив свой краткий спич, Жасмин поклонилась сразу всем слушающим и отошла. Вперёд выступил Мрак.

Кажется, он не собирается нас поздравлять, - сказала Нан. Мрак был зол, его выдавали горящие жёлтым глаза и резкие движения.

— В иную пору я бы первый сказал, что народ Леса сделал верный выбор. Безусловно, Жасмин Хидон очень могущественная и искушённая волшебница, и она способна вести за собой и править. Я и сам почёл бы за честь следовать за ней. Но сейчас… Крутые времена требуют особых решений и вождей, способных их принять. Я призываю всех ещё раз здраво подумать - может ли Жасмин нести эту ношу?

Народ безмолвствовал. Все недоуменно переглядывались, смотрели на Мрака недоуменно, слегка брезгливо. Нан бросила телепатическое объяснение. Проигрывать следует достойно и Мрак, призывая всех передумать, "потерял лицо" и надёжно отвратил от себя даже тех, кто голосовал за него.

Будьте настороже, - бросила Жасмин. Вряд ли он поступил бы так, не имея стрелкомёта в рукаве.

— Давайте ещё раз всё хорошенько обдумаем, и…

— Довольно, - перебила наш Архимаг. - Народ сделал свой выбор, и оскорблением будет сказать, что все собравшиеся здесь ошибаются только потому, что победил не твой хозяин.

— Ты забываешься, девочка, - а вот это уже прямое оскорбление, сказать такое Архимагу, которая, будучи немногим младше Мрака, при этом явно сильнее его. - Мёрдох многие лета стоял на страже Леса, учил молодёжь доблести и силе.

— Уж больно большой отсев при такой системе обучения!.. - перебила наш Архимаг. - Мёрдох отбирал у народа Леса юную кровь в угоду своей ненависти к равнинникам?

— Многие согласны, что именн он должен вести…

— Эти согласные - не здесь!.. Лес сделал свой выбор.

Мрак замолчал, оглядывая замерший народ, вэйри, стоящих рядом с ним на помосте.

— Уходи. Здесь вы не найдёте поддержки, - сказала Жасмин. - Ни ты, ни Мёрдох.

— Вы не понимаете, - сказал Мрак. - Никто из вас не может править. Нынешние времена требуют непростых решений…

— Это любимый довод Приходящих–Ночью!.. Ты уже приводил его.

— Что ж, вот вам довод, который я ещё не приводил, - Мрак вскинул голову, глаза его сияли жёлтым безумием. Он потянулся к висящей за его спиной продолговатой суме и перебросил её вперёд, расстегнул с характерным звуком…

Я не поверил своим ушам.

— Серый?.. - неуверенно позвала Нан.

— Да, - сказал я. - Это действительно было… очень похоже.

Вжи–и-ик!.. - именно так звучит застёжка–молния, раскрываемая нервной рукой.

Глава тринадцатая. Лучник

Мы взяли Мрака на прицел.

Мысли в моей голове лихорадочно метались. Неужели у него есть некое современное оружие моего мира? Ну, давай, доставай - пустить в ход ты всё равно его не успеешь!..

И Мрак достал его.

Что ж, оружие действительно было современным. И оно принадлежало моему миру. Мрак отбросил сумку - пластиковую!.. - и поднял его над головой.

— Узрите же, - сказал торжественно. - Хартгранн!..

Повисла тишина, люди зачарованно разглядывали предмет, чуждый этому миру.

Чёрный пластик, бестящий лак, тетива, проходящая через ролики, прицельные планки, противовесы… Современный блочный лук.

Но - не только. Десятки заклинаний, наложенные на лук, наполняли его смутной могучей силой. Пожалуй, вкупе с необычным видом и неизвестным материалом это действительно могло создать впечатление легендарного оружия.

Вот только…

Я шагнул вперёд… попытался. Тьма нахлынула и мягко сдавила со всех сторон, мешая двинуться.

Не вмешивайтесь, - телепатический шёпот Жасмин, казалось, ввинтился в уши земней вьюгой.

Но он же, он…

Я знаю, - мягко сказала Жасмин.

- …Сам Лес избрал Приходящих–Ночью вести свой народ и отметил их, дав верным своим детям оружие возмездия, дабы!.. - тем временем Мрак нёс пафосную чушь, и я чувствовал, что незакалённые рекламой и политическими игрищами вэйри внимают словам обладателя легендарного оружия едва ли не с благоговением и, кажется, вот–вот признают его президентом… то есть… тьфу!..

Жасмин сделала шаг вперёд и похлопала его по плечу. Мрак осёкся на полуслове и обернулся недоумённо - похоже, он умудрился забыть о присутствии этой незначительной помехи.

— Что ж, дщерь непокорная, теперь ты узрела сей лук и убедилась, сколь жалки и мелки были твои притязания на власть? - Мрак, всё больше входя в раж, изъяснялся совсем уж жутким древним слогом, который я понимал через два слова на третье, и то с телепатическим суфлированием Нан. - Пришёл час возмездия равнинникам, но сначала необходимо очистить наши ряды от слабых, сомневающихся и затаившихся врагов, что притворялись друзьями. Трепещи, ибо…

— Трепещу, трепещу, - заверила Жасмин, одной рукой отводя от себя лук, которым Мрак буквально тыкал ей в лицо. Вторая поднялась и…

Моя школа, только и успел я подумать восхищённо, когда кулак Жасмин врезался Мраку в челюсть.

Тот, не охнув, слетел с платформы и тяжело упал ниже.

Повисла ужасающая тишина.

Для ловчих лиан высота была слишком мала, и они не успели подхватить падающего. Удар смягчил ковёр трав и палой листвы, но Мрак с полминуты лежал, оглушённый.

Тяжело завозился и встал на корточки.

— Ты… что?.. - пробормотал, встряхивая головой. Пошевелил челюстью и тихонько охнул, сплюнул кровью. - Что ты делаешь? Как ты посмела…

— Лжец.

Слово упало, как свинцовый шар. Жасмин стояла прямо над Мраком, и её презрительный взгляд вдавливал волшебника в лесную подстилку.

— Встать!..

Слово щёлкнуло, словно спущенная тетива. Мрак подскочил, таращась на Жасмин.

64

— Ты ударила меня? - не в силах этому поверить, сказал мужчина. - Ты посмела тронуть избранника…

— Избранника?!. - слово лязгнуло стальным затвором. - И на меня, конечно, обратится… оружие возмездия?

Жасмин с непередаваемым презрением указала на "Хартгранн".

— Ну что же… мальчик!.. Вот я - обрушь же свой гнев!..

Она пинком сбросила с помоста сумку. Посыпались пластиковые стрелы, одна вонзилась прямо у ног Мрака, и тот невольно сделал шаг назад.

— Ты был избран, чтобы очистить наши ряды - так покажи нам мощь оружия, что сам Лес вручил тебе!.. Вот я, стреляй же в меня!..

Волшебник покачнулся, готовый, казалось, упасть замертво.

— Если ты не выстрелишь - клянусь, я убью тебя, - Жасмин подняла руку. - Ну же!..

Мрак наклонился, неразличимым движением подхватывая стрелу, мгновенно наложил на тетиву, вскинул лук и выстрелил.

Чары, наложенные на лук, пришли в действие. Чёрная стрела с пластиковым оперением и металлическим наконечником, сорвалась с тетивы.

Она летела, оставляя за собой "инверсионный след" из разнообразной магии, что была сообщена ей луком. Быстрота, меткость, пробивная сила, тёмная аура, что при попадании в тело действует подобно яду…

Силуэт Жасмин размазался в воздухе. Мгновение - и Архимаг встала на краю помоста, держа в руке пойманную стрелу. Встряхнула, и с наконечника на землю полетели брызги тёмной магии - что была обезврежена ещё более тёмной.

— Полагаю, теперь… - стрела не сломалась в её пальцах, согнулась, лишённая всей убийственной силы, смешная и безвредная, полетела под ноги Мраку. Тот уставился остолбенело.

Архимаг подняла руку. Губы её шевельнулись.

Лук возник в проблеске Тьмы - старое дерево круто изогнутых плеч, оплетённая кибить.

Я и не знала, что она тоже!..

Похоже, никто не знал, - я огляделся по сторонам. Люди с ужасом и восторгом смотрели на оружие в руках Жасмин. Казалось, старый немудрёный лук должен был потеряться на фоне чёрного пластикового чуда. На самом же деле…

Чернь как будто выцвела. Высокотехнологическая сложность, тёмная могучая магия - всё это смотрелось неубедительно рядом с настоящим луком.

Мрак выронил свою подделку. Попятился.

- …Моя очередь, - докончила Жасмин. Мрак открыл было рот, собираясь что‑то сказать.

Стрела, как будто отлитая из чёрного стекла, возникла на тетиве сама собой. Жасмин мгновенно натянула и отпустила невещественное вервие, созданное из воли того, кто стреляет.

Тонк!.. - стрела сорвалась с тетивы и впилась в грудь Мрака.

Я закричал - и не один. Прободённый стрелой волшебник упал на колени, хрипя, изо рта его с мучительным воплем выплеснулась волна света. Древко стрелы вдруг развеялось, обратившись в дымные полосы, которые кольцами охватили тело Мрака, словно бинты мумию, запеленали… Мгновение перед помостом стоял силуэт, как будто созданный из плотного чёрного дыма.

А потом дым развеялся.

Вместе с Мраком.

— Вот так, - тихо сказала Жасмин, опустив лук.

— Что?.. - начал Архимаг Олада, запнулся, голос "дал петуха". - Что это было?

— Кто‑нибудь ещё желает предьявить "оружие, что было вручено самим Лесом для возмездия равнинникам и вразумления непокорных"? - голос Жасмин был спокоен и глубок, но волшебники попятились от неё, кое‑кто чуть не сорвался с помоста.

— Смелая, - сказала Нан.

— Ага, - согласился я, глядя, как вперёд скользнула девичья фигурка. Нейма остановилась на месте, где исчез Мрак. Внимательнейшим образом ощупала воздух, прошлась туда–сюда, растопырив руки, словно ожидала, что её бывший босс всего–навсего сделался невидимым. Ничего не обнаружив, подняла голову, устремив на Жасмин вопросительный взгляд.

— Хартгранн… - наш Архимаг… нет, уже Архимаг всего Леса подняла лук, разжала пальцы - и оружие пропало во вспышке чёрного света. - …Это не то имя, которое можно трепать зря. Дерзнувший именовать его всуе… тьфу ты!..

Она помотала головой, словно пытаясь вытрясти из неё велеречивость, и закончила уже просто:

— Я не знаю, что случилось с Мраком, но лук его не убил - лишь отправил тёмными путями.

— Куда? - тупо спросила девушка.

— Я не знаю, - Жасмин пожала плечами. - Куда‑то очень далеко.

Нейма посмотрела на неё пустыми глазами, вдруг подобрала одну из стрел и с маху чиркнула себя по горлу.

…Как же они любят спорить!..

Жасмин отнюдь не стала диктатором. Да, власть, делегированая ей Архимагами посёлков, была велика, но не абсолютна. Эффектная расправа с Мраком ещё более подняла авторитет Архимага всего Леса… Вообще удивительно кстати он вылез со своей пластиковой подделкой, и Приходящие–Ночью авторитет потеряли, и нам - вернее, Жасмин, лишние баллы в плюс. Но всё же этого было недостаточно. Советники критиковали все предложения Жасмин. Общее обучение искусству боя и магии, разбиение на команды, перевод экономики на военные рельсы - "раньше так не делали!..". Один–единственный довод приводили советники против новшеств и с величайшей неохотой всё же соглашались. Похоже, что военное дело со скрипом, кое‑как, но всё же будет двигаться. А вот план "осады" Лихолесья вызвал бешеный визг возмущения, и Жасмин пока ругалась.

Нам определили апартаменты в Олада. Все вэйри Хидона поселились, если можно так выразиться, "единым кварталом", невысоко от земли, на дереве, которое "отвечало" за производство оплетаев. Эти несколько комнат выходили в общий зал.

Мы обошли свои покои, установили несколько защитных и следящих заклинаний. Компьютер Олада "принюхивался" ко мне и Нан, но мы пока проигнорировали его запросы и вышли в общий зал.

Ждать пришлось долго. Компания из Хидона успела повечерять, потом явился злой Дайрим и угрюмая Валья и разогнали большую часть спать. Остались лишь мы, Йурас, да в углу пыталась притвориться тенью ученица.

Мы получили своего Архимага поздно вечером, дико вымотаного, но всё же полного злого задора.

- …Старые замшелые пни!.. - прорычала Жасмин, врываясь в общий зал. - Сухие скелетные ветви!.. Лишайные гнилые колоды!..

Она выдала ещё несколько труднопереводимых идиом лесного народа и устало бухнулась перед участком пола, условно считаемым столом. Приняла от Нан чашку горячего фарри. Девушка, приглядевшись к ней, лишь головой покачала, нашла взглядом Валью и двинула бровью в сторону Архимага. Целительница чуть кивнула. Жасмин одним махом опорожнила чашку и зашипела, обжегшись.

— Думаете, не вижу ваши переглядушки? - сварливо осведомилась. - Я, конечно, ценю ваше участие, но у меня ещё куча дел. Мне надо…

- …Отдохнуть, - Валья села рядом и взяла подругу за руку. Жасмин удивлённо уставилась на неё, улыбнулась бледно.

— Всё нормально. Я ещё могу…

- …Никто не сомневается. Но лучше не надо.

Жасмин устало фыркнула, пододвинула к себе явства:

— Поесть‑то я могу? - осведомилась сварливо. Целительница лишь мягко улыбнулась, словно капризу маленького ребёнка.

— Вэй Валья? - тихонько позвала Нан.

— С ней всё будет в порядке, - заверила волшебница, с одобрением глядя, как Жасмин жуёт.

…Архимаг метнула с ладони сгусток чёрного огня в лицо Нейме, та застыла, оглушённая. Жасмин спрыгнула с помоста и выхватила стрелу. Девчонка распласталась на земле, пятная её кровью из небольшого, но обильно кровящего пореза, всхлипывала и сотрясалась всем телом. Жасмин покрутила в пальцах стрелу, ленты из чёрного дыма обвили углепластик, потянулись куда‑то… но Архимаг тряхнула головой, и тёмная магия прервалась.

— Забавно, - пробормотала себе под нос. - Валья, Нанджи, Серый…

Целительница уже хлопотала над неудавшейся самоубийцей, мы только сейчас отмёрли и подошли. Жасмин велела собрать оружие и сказала пару слов толпе, потрясённой произошедшим.

Я убрал лук и стрелы, Нан занялась Неймой, выслушала её тихую истерику - девушка окончательно разочаровалась в своей бывшей организации, - обругала матерно и угостила снотворным.

65

А потом всё закрутилось. Жасмин представляла нас, своих помощников, кого‑то выкликала, распоряжалась, тут же начиналась деловитая суета… или, наоборот, споры.

Видимо, они и утомили Жасмин настолько, что сейчас она уснула прямо за столом. Валья и появившийся Дайрим подняли и увели Архимага, которая при этом не проснулась.

— Не понимаю, как она сдерживалась, - волшебник проводил своих женщин и вернулся. - Это костное старичьё… я начинаю понимать Мрака, который хотел принудить народ Леса…

Мы с Нан переглянулись. Если уж терпеливый Дайрим такое говорит…

— Вэй Серый, Нанджи, - он со значением посмотрел нам в глаза. - Спокойной ночи.

Ушёл. Мы переглянулись, посмотрели на Орлу, Йураса. Я вдруг понял, что с того момента, как Орла попыталась меня совратить, парень был хмур и не произнёс ни слова. Просёк что‑то? Или девчонка сама рассказала, с неё станется. Я вспомнил вкус губ, слабо светящиеся глаза…

Не рассказала, - Тихая Речь Нан едва не заставила меня подпрыгнуть. У девушки вырвался серебристый смешок. Не знает он. А хмур оттого, что его икону обрушили с пьедестала.

Мрак, - я тяжело вздохнул. Приходящие–Ночью.

Именно. Серый, ты плохо понимаешь, что для нас Хартгранн. Попытка выдать за священную реликвию другую вещь и "давить авторитетом" - всё равно что святотатство. Возьми хотя бы реакцию Неймы.

Я побарабанил пальцами по столу, пытаясь сообразить, что делать с Йурасом. Разговаривать с ним самому? - неловко как‑то. Промолчать - нельзя, кто‑то должен взбодрить мальчишку, вправить ему мозги. У матери и без того дел по горло. Наладить Орлу… я вспомнил, что она до сих пор не разговаривает с родителями. Характерная… Не прощает слабостей и того, что посчитает таковыми, будет ли подбадривать Йураса. Ученица наша, головная боль…

— Ты растерян и подавлен, - с удивлением словно со стороны услышал я сввой голос. Йурас поднял голову, растерянно посмотрел на меня. Несколько раз тяжело сглотнул и кивнул.

— Люди, которыми ты восхищался, оказались обманщиками, - я вспомнил, с каким почтением относился он к Приходящим–Ночью, даже с матерью спорить не стеснялся.

— Этот… Мрак!.. - имя он словно сплюнул. - Он, должно быть, обманул вэй Мёрдоха…

Я с улыбкой покачал головой. Угу, знамо дело, батюшка–амператор добрый и справедливый, только вот люди вокруг него все сплошь нехорошие…

— Думаешь, Мёрдоха так легко обмануть? Когда мы виделись, он показался мне проницательным человеком.

— Тогда зачем он приблизил к себе этого… обманщика?!. - воскликнул Йурас даже со слезой в голосе.

— Мрак просто слишком хотел заполучить власть в свои руки, - предположил я. - Потому и солгал.

— Но солгать в таком… Хотя… - Йурас горько засмеялся. - Кто мог его разоблачить? Ведь Хартгранн уже по меньшей мере полтора столетия было не видно…

Он запнулся.

— Угу, - кивнул я. - Ты знал, что твоя мать?..

— Нет, - прошептал Йурас. - Даже представить не мог, что она…

— Настолько сильна, верно? - неторопливо произнёс я. Нет пророка в своём отечестве. Это ведь Жасмин, мы её всю жизнь знаем, она росла на наших глазах. Могучая волшебница - никто не спорит, но всё же не так, как Приходящие–Ночью, загадочные и таинственные, непостижимые, как варёные яйца, и крутые, как высокие звёзды… - И подумай ещё вот о чём - она всегда недолюбливала Мёрдоха.

Подросток опустил голову.

— Мне, наверное, надо поговорить с мамой… Попросить прощения…

— Не сейчас, - уточнил я. Он понуро кивнул. А я позвал на Тихой Речи Орлу и препоручил Йураса ей. Девушка поморщилась, но я сдвинул брови - "это приказ"!

Ученица мелочиться не стала. Она пересела, устроившись рядом с Йурасом. Грубо выдернутый из невесёлых размышлений, мальчишка вскинулся, удивлённо и даже с некоторым испугом глядя на руку, накрывшую его ладонь. Табу на прикосновения Орла нарушала часто и с охотой.

— А я попрошу прощения сейчас, - сказала.

— За что?

— За то, что попыталась заставить тебя заниматься неподобающими вещами, - последние слова она произнесла таким сладеньким тоном, что мальчишка залился краской. Все заинтересовались.

— Я… ты… извини, правда, - проикал бедняга.

Кончай вгонять его в краску, - строго сказала Нан. Просто объясни, почему ты… м–м-м, готова была напрыгнуть на него посреди посёлка.

— Я вовсе не!… - тут уж Орла залилась алым.

Решив, что они и без нас могут достаточно смутить друг друга, мы отправились спать.

— Ну и денёк, - выдохнула Нан вслух, падая на нашу лежанку. Ей тут же пришлось вставать и стаскивать доспехи - до того мы сидели в них, меня ругали параноиком, но защиту в помещениях, где была расположена делегация Хидона, я снимать не стал, и ей запретил. Глядя на нас, остальные тоже не спешили разоблачаться.

Мы вытряхнули друг друга из доспехов, разделись и не забыли спрятать под подушки стрелкомёты и жезлы огня. Нан повернулась, глядя на меня, дотянулась до своего аспида - и полоса живого металла заползла на её руку, охватила металлическим браслетом. Потом поднялась выше, обмоталась вокруг шеи, словно проволочное ожерелье, спустилась на грудь, облив её серебром.

— Ты нарочно это делаешь? - спросил я. Нан усмехнулась, и меч её успокоился, напоследок сплетя на талии широкий пояс. Контраст белой кожи и холодного сверкающего металла был таков, что я к тому времени уже забыл усталость прошедшего дня.

— Ладно, перейдём к делу, - сказала Нан.

Я предпочёл бы перейти к телу, но смирил низменные порывы.

— Япония, - по слогам произнесла Нан незнакомое слово.

— Вовсе не обязательно, - я пожал плечами. - Возможно, хозяин из какой‑нибудь другой страны, просто он или она предпочитает традиционное японское качество…

Мне не нужно было доставать лук из футляра, иероглифы горящими линиями отпечатались в памяти. Метка - алый круг на белом. "Made in Japan".

И пойди спроси Приходящих–Ночью, где они разжились этим богатством. Может быть, какой‑нибудь неудачник–спортсмен вышел вечером побродить в дурном настроении по Токио, или Вашингтону, или Милану, прихватив с собой лук, свернул в парк, а потом…

А потом его не нашли. У себя, в Пекине, Сиднее или Антананариву. А здесь - наборот, нашли. Хищная фауна. Ядовитая флора. Или Приходящие–Ночью. Равнозначно опасные возможности.

Лично я бы предпочёл, чтобы меня какой‑нибудь плотоядный мох зажевал. Лестно считать себя каким‑нибудь избранным, могущим ходить между мирами, но…

Агрессивное священство, воинствующая ксенофобия, латынь. Раз. Здешняя Инквизиция, мать её святая Церковь, происходит явно из моего мира!..

Два - "таблетки", автомобили, которыми пользуются её солдаты. "УАЗики", скопированые и размноженные наверняка с помощью синего колодца.

И три - несчастный человек неизвестного пола неопределённой национальности, от которого только лук остался.

Не единичное явление. Массовым его, пожалуй, тоже не обзовёшь, но всё‑таки… что происходит, чёрт возьми?!. Почему этот мир захапывает (зохавывает?!.) людей из моего?

Нет, всё‑таки я избран - удачей!.. Мне всё время необыкновенно везло. Я встретил хищников и был покусан, но не съеден. Я траванулся какой‑то дрянью, но не насмерть. В меня стреляли с самолёта, но промахнулись. Меня пытались убить солдаты Церкви, вэйри, чудовища. Меня суккубы соблазняли, но не поддался я…

Любой другой человек, вдруг попавший сюда с Земли, может споткнуться на любом из этих порожков. Сколько же их лежит, споткнувшихся…

А не лучший ли это исход, подумалось вдруг. Некий пират резонно полагал, что мёртвые не кусаются. Мало ли какими могут быть те, которым повезло выжить?

Псих, одержимый манией мирового господства. "Прогрессор", твёрдо намеренный тащить людей - или там вэйри, - из "дикости". И, наконец, какой‑нибудь романтичный "юноша бледный со взором горящим", от каких как бы не больше проблем!..

66

Подумай о другом, - предложила Нан. Если люди с твоей планеты попадают сюда, то возможно и движение в другую сторону. Ты сможешь вернуться домой…

Дом мой давно уже здесь, - вздохнул я. Маму бы забрать…

И вдруг мне вдруг стала кристально ясна причина отсутствия Мёрдоха на стрелке волшебников и Архимагов.

Нан ахнула, вскочила, вдруг возымев желание куда‑то бежать и что‑то делать. Я схватил её за руку и Нан упала на меня, вышибив весь воздух из лёгких.

— Серый!.. Надо сказать Жасмин…

— Что сказать? Я вовсе не уверен в своей догадке…

— Нет, ты уверен!

— Возможно, мы уже опоздали…

— Но, может быть, лишь каких‑то несколько часов отделяют нас от опоздания и проигрыша!

Я скрипнул зубами.

— Хорошо. Как ты объяснишь всё Жасмин?

Нан обмякла, ткнувшись лицом в мою грудь, плечи её затряслись.

— Я… я не знаю, Серый. Что же делать?!. Мы должны рассказать ей…

— Но мы не можем!..

— Очень мило, - усмехнулась темнота у дверей. Мы подскочили, Жасмин со странной улыбкой разглядывала нас.

— Архимаг… - пролепетала Нан.

— Она самая, - усмехнулась Жасмин. - Согласно традиции, между учителем и учеником… учениками, - не должно быть тайн.

— Я… гм… - Нан беспомощно посмотрела на меня.

Я вздохнул.

— Возможно, сейчас я совершаю величайшую ошибку, но… сдаётся мне, промолчать будет ещё большей ошибкой. Кажется, я знаю, что за важное дело оторвало Мёрдоха от участия в крестовом походе, на организацию которого он положил столько сил.

Жасмин подошла ближе и чуть погладила босой ногой чехол от лука, лежащий около нашей постели.

— Не поделишься со мной? - кажется, спросила с искренним любопытством, но меня пробил холодный пот, живо вспомнилась "вампирская" версия нашего Архимага.

— Это оружие… оно, потенциально, может быть очень опасным… - я беспомощно замолчал.

— Да? - Жасмин приподняла брови. - Я его попробовала. И Дайрим тоже. И ты. Все вы сказали - да, странное, необычное, но при этом малоэффективное. В Лесу лучше стрелкомёты. А за пределами его широко распостранено пороховое оружие.

— Да, но… - я снова замялся. - Дело в том, что происхождение этого оружия…

Жасмин терпеливо слушала мои эканья и мэканья.

Да в конце концов!.. - разозлившись, я посмотрел ей в глаза, чуть светящиеся в полутьме, и швырнул всё единым блоком.

Земля из космоса. Огни городов на ночной стороне. Океаны, белые спирали циклонов, полускрытые облачными фронтами очертания материков.

Огромный Питер. Старые здания и блистающие небоскрёбы. Потоки машин. Нева, разводные мосты, острова, корабли.

Я сам. Вечер, парк, тоска. Рассвет - и понимание, что я уже не дома.

— Ах, вот как, - проговорила Жасмин неторопливо. - Другой мир? Что ж, чего‑то подобного я и ждала.

Она улыбнулась нашему изумлению.

— Бродя дорогами Тьмы, я часто слышала голоса иных миров. Да и в древних хрониках упоминается… - наклонилась, подбирая лук. Со сноровкой расстегнула молнию и перебросила оружие мне. - А потом - это. Чуешь что‑нибудь?

Я внимательнейшим образом ощупал гладкий пластик, изучил блоки, тронул зазвеневшую тетиву и пожал плечами.

— Нанджи?

Девушка взяла лук и повторила мои действия.

— Ничего. Вот только…

— Да?

— Я чувствую, как он… далёк.

— То есть? - вырвалось у меня, но я тут же понял. Вещь из другого мира несёт на себе особую ауру. Это я, уроженец того же мира, не ощутил ничего особенного.

— Вот именно, - Жасмин довольно кивнула. - Ещё в первую нашу встречу, Серый, я ощутила твою бесконечную чуждость. Инстинкты Повелителя Тьмы подсказали мне, что ты даже не с другой стороны нашей планеты - вообще не из этого мира.

Скорость и манера твоего мышления. Твоя магия, не чары, характерные для волшебников Леса, не заклинания жрецов Креста, что‑то новое, никогда раньше мною не виданное. Твоё отношение к нам. И равнинники, и люди Леса для тебя были в одной цене, ты словно не знал о веках кровавой незаметной войны. Ты полюбил девушку–вэйри, тогда как для людей под властью Креста мы - что‑то вроде опасных зверей, подлежащих безусловному уничтожению. Тебя признали деревья.

И тебя признал Хартгранн.

Она усмехнулась, глядя на наши ошарашенные лица.

— Давно вы знаете? - спросила Нан.

— С нашей первой встречи. Даже с заочного знакомства, при котором пересеклись наши заклинания. Помните?..

Я помнил.

— Мы ведь тогда стреляли!.. - воскликнула Нан, спохватилась и зажала рот руками. Жасмин кивнула.

— Да, вы стреляли в меня из Харгранна, и не будь я с ним знакома, он наверняка убил бы меня. Ещё одна причина, по которой я тогда оставила жизнь вам обоим - тот факт, что один из вас обладает этим оружием… - Жасмин подняла бровь.

— Серый, - сказала Нан, ответив на незаданный вопрос. - Он первый смог вызвать Хартгранн. Я тоже держала в руках, и стрелять приходилось, но, думаю, что он не совсем мне покорился.

— Но сейчас речь о другом луке, - задумчиво сказала Жасмин. - Я верно поняла, это оружие из твоего мира?

Я лишь кивнул.

— Откуда оно у Приходящих–Ночью? - спросил. - И не найдётся ли у них, совершенно случайно, чего‑то более… современного? Мёрдох… он умеет телепортироваться. И, у меня сложилось впечатление, что…

Женщина дёрнула подбородком.

- …что он умеет это получше, чем я?.. - бросила. - Это правильное впечатление. Он старше и опытнее и дальше прошёл по дорогам Тьмы.

— А они, эти дороги… - сказала Нан, - они не могут завести его в другой мир?

Жасмин захлопала ресницами.

— Вы боитесь, что Мёрдох сможет пройти в другой мир? И принести оттуда что‑то вроде этого лука?

— Нет. Лук меня не пугает, - я забрал его у Нан. - Это оружие осталось лишь в спортивных соревнованиях… ну, для развлечения своего и публики… то есть не только и не сколько равзлечения, для многих это… я и сам, в общем‑то, не чужд…

Пришлось потратить какое‑то время, чтобы втолковать Жасмин концепцию спорта. В конце концов она поняла.

— Устаревшее? - нахмурилась.

— Да, - и я снова посмотрел ей в глаза.

Резкий лай автомата Калашникова. Дымная полоса летящей из гранатомёта гранаты. Кольцо пыли из‑под "блина" миномёта и столб огня, вставший за сотни метров.

Жасмин закрыла глаза, опираясь на стену, принимая целые блоки памяти.

Дальше.

Танк проезжает сквозь дом, не замедляя тяжеловесного бега. Вой истребителя, с подвески срываются ракеты, петляют, догоняют жертву. Металлический остров с задранным носом, лифты поднимают на палубу авианосца вертолёты и самолёты.

Ещё!.. - потребовала Жасмин.

Мало тебе? Что ж, держи!..

Крысы в клетках, слабый дымок из ампулы - и лишь хвосты подёргиваются. Белые халаты, стеклянные колбы, шприцы, микроскопы, сгущённая чума в блестящих футлярах. Огромные вездеходы останавливаются, выдвигают опоры, поднимают трубы - и ядерная смерть отправляется в полёт…

Ресницы дрогнули, из‑под век плеснуло алым.

— Этого ты боялся, мальчик?

Я кивнул, потеряв дар речи. Ощущение тёмной силы, исходящее от Жасмин, вымораживало кровь, останавливало мысли. Оставался лишь ужас.

— Да, это искушение, - прошептала женщина. - Завладеть такой мощью. И стать… кем?..

Тьма опустилась плащом на её плечи.

— Повелительницей Мира? - задумчиво спросила темнота. - Или даже - Миров? Прославляемой, проклинаемой Владычицей, той, что без колебания пускает в ход свою магию и технику иного мира? Какое искушение… Но мне того не нужно!..

И мрак расточился.

— Возможно, это нужно другому, - сказал я далеко не сразу, пришлось целую минуту пыхтеть, чтобы отдышаться. Я опустил глаза, чтобы убедиться, что изо рта не идёт пар.

— У вас живут только равнинники, - задумчиво промолвила Жасмин. Глаза её посветлели и теперь лишь светили недобрым жёлтым. - Люди твоей расы. Допустим, Мёрдох сумел добраться до твоего мира. Но он не сумеет быстро договориться с ненавистным врагом. И он не знает реалий твоего мира, он не сможет в нём освоиться.

67

— Да, но… - я заткнулся, Жасмин благожелательно кивнула - продолжай, мол. - Он может и не договариваться. Пустить в ход магию и захватить образцы оружия…

— Это так, - согласилась Жасмин. - Однако именно образцы ему ничем не помогут. Нужно знать общие принципы. Даже если кое–какие мысли Дайрима и мои верны, и Мёрдох тайно контролирует некоторые посёлки. Допустим, он создаст множество копий захваченного оружия… ну и что? Серый, то, что ты мне показал… ваш мир невероятно расточителен. Оружие - металл гильз, мгновенно расходуемые обоймы автоматического оружия, взрывчатка в снарядах… У него не хватит ресурсов, чтобы обеспечить воспроизводство.

— К тому же биологическое и ядерное оружие создать на повторителях невозможно, - встрепенулась Нан. - Химическое же… с магией, могущей управлять ветром, его очень просто направить против того, кто дерзнул использовать!..

Мы перевели дух.

— Однако в одном вы правы - нам следует поторопиться, - сказала Жасмин. - Что ж, давайте познакомимся с ним.

— С кем? - мы недоуменно переглянулись.

— С владельцем этого лука, конечно!.. - Жасмин засмеялась, созерцая наши озадаченные лица.

Выбравшись наружу, мы накинули отводящие глаз заклинания и отправились к помосту. Спящий посёлок производил странное впечатление. Хидон выглядел совсем иначе. Воздушные дорожки, подсвеченные волшебными светляками, шелест листвы, тихие голоса ручьёв. Здесь же…

— Светомаскировка, - пробормотал я слово. Вэйри тусклого света вполне хватало. Мне же… тоже хватало. Но человек без импланта или шлема сразу набил бы себе шишек.

— Тс–с-с, - Жасмин остановилась и перешла на радиоречь: Не шуметь.

Это ещё кто? - я удивлённо проводил взглядом прошедшего мимо затаившихся нас оружного дядьку. Обрез он держал так, словно собирался в случае чего использовать его в качестве дубинки.

Дайрим расстарался, - Архимаг засмеялась. Направил энтузиазм новичков в конструктивное русло. Конечно, нам здесь вряд ли что‑нибудь грозит, но пусть привыкают…

Разумно, признал я. В Лихолесье и на Равнинах будет полегче, если люди заранее приноровятся к "боевым будням"…

Дождавшись, пока доблестный страж пройдёт мимо, мы продолжили свой путь и скоро остановились у помоста. Смерти здесь не было, но Тьмы хватало. И я, и Нан отчётливо видели этот провал в ткани мира, чёрную кляксу в воздухе. То самое место, где Мрак был поражён выстрелом из Хартгранна и Нейма едва не перерезала себе горло, было теперь мечено Тьмой. Добро пожаловать на Тёмную сторону, путник, войди, если осмелишься, ступай куда хочешь, но лишь в ту сторону, где есть точно такой же выход.

Жасмин жестом велела нам встать поближе, положила руки на плечи и шагнула вперёд. Ночь стала ещё более тёмной и холодной.

А потом вспыхнула огнями.

Вспоминал Хидон? Вот, пожалуйста, получи и распишись. Я повертел головой, любуясь знакомым и почти родным пейзажем.

— И что мы здесь будем делать? - поинтересовалась Нан, отступая от могилы незадачливого падре.

— Будить нашего лучника, - буднично обронила Жасмин. - Собственно, давно пора…

И она деловито зашагала к медпункту. Мы переглянулись и поспешили следом.

— Так это что же, он и есть? - озадаченно сказала Нан. - Но как, почему, откуда он там взялся?

— Откуда? - Жасмин лишь плечами пожала. - Вот сейчас разбудим и спросим…

Живые шторы поспешили убраться с пути энергично шагающей волшебницы. Спустившись в медотсек, она обошла несколько занятых "яиц" и остановилась перед одним, обитатель которого давным–давно исцелился и поддерживался в искусственном сне.

Жасмин положила ладонь на гладкую поверхность, и иней быстро отступил.

Перед нами лежал голый человек. Явный азиат, невысокий, крепкий, с восточными чертами лица и чуть желтоватой кожей. Тогда, в лагере золотоискателей, он был так сильно избит, что черты лица изучить не представлялось возможным. Когда его поместили в капсулу, я обошёлся парой взглядов, не заостряя внимания - людей монголоидной расы хватало и в этом мире, с чего бы мне интересоваться бывшим рабом?

— Я почувствовала его чуждость, сходную с твоей, - пояснила Жасмин. - А потом - этот лук, на котором остался отпечаток его личности…

Уровень жидкости в "яйце" быстро пошёл на убыль. Голые, лишённые ресниц веки азиата затрепетали. Открылись широко, тёмные глаза испуганно уставились на нас.

Азиат кашлянул, выплёвывая остатки жидкости, со всех сторон хлынула вода, омывая тело. Прозрачная крышка отошла.

Человек выдохнул, болезненно щурясь. Нелегко определить возраст человека иной расы, но мне показалось, что парень помладше меня. Взгляд испуганный, но твёрдый. Сохраняет лицо?.. Похоже, рабство его не сломило.

Мы переглянулись, обмениваясь одной и той же мыслью. Если повести себя неправильно, мальчишка сотрудничать не будет.

Я, каюсь, вспомнил о наркотике правды.

Жасмин потом говорила, что подумала о жёстком ментальном сканировании.

А Нанджи просто шагнула вперёд и протянула ему лук.

Тёмные глаза вспыхнули. Мальчишка неверяще уставился на нас, протянул дрожащие руки и принял оружие. Расстегнул молнию. Укрощённая Жасмин магия лука лизнула его пальцы и отступила, мальчишка вздрогнул - то ли увидел тёмное пламя, то ли просто почувствовал что. Легко огладил плечи лука, снова застегнул молнию и повесил ремень сумки на шею, как бы закрывая свою наготу.

И поклонился торжественно.

— Благодарю вас весьма.

Эх, давненько я не слыхал звуков английской речи, аж ухо сначала резануло… ещё и потому, что лучник говорил с заметным акцентом. Поморщившись, он повторил ту же фразу на языке равнинников, с ещё более резким акцентом.

— Мы понимаем тебя, - сказала Жасмин на лесном наречии. - Говори на родном языке.

— Повинуюсь, госпожа, - из японского я знаю разве что пару десятков общеупотребительных фраз и спортивных терминов, но как звучит этот язык, представление имею. Значит, всё‑таки Страна Восходящего Солнца?..

— Кто ты?

Парень замешкался, не пытаясь придумать ложь, просто не зная, как объяснить. Смодулировав при помощи импланта глобус родной планеты, я создал иллюзию, и он зачарованно уставился на кружащийся на моей ладони бело–голубой шар.

— Ты отсюда, - я не спрашивал, утверждал. Лучник кивнул.

— Ты знаешь этого человека? - Жасмин, словно передразнивая, точно таким же жестом вытянула руку, создавая над ладонью образ Мёрдоха.

Парень вздрогнул. Ответ был не нужен.

— Он собирается… - женщина указала глазами на земной шар. Третий кивок. Японец бледно улыбнулся.

— Вы знаете.

— Но не всё. Рассказывай.

— Этот старик… он залез в мою память, - сказал японец. - Он хочет пройти в наш мир. Он хочет Бомбу, оружие, которое может уничтожить весь ваш мир…

Жасмин наклонилась к нему, вопросительно вскинула брови.

— Могу я?..

Парень даже не дослушал, поняв, что она хочет спросить. Он скривился, но кивнул, стиснул зубы.

— Да!..

Их взгляды сцепились. Должно быть, Мёрдох грубо взламывал его сознание, Жасмин же вошла тихо и осторожно. Парень часто задышал сквозь зубы, потом на лице его проступило удивление - боль не пришла. Я окончательно убедился, что он действительно младше меня, совсем мальчишка.

Жасмин медленно выпрямилась, глядя в пространство перед собой. Парень откинулся назад, тяжело дыша и вытирая пот, оглаживал голую голову, вздрагивал и ёжился. Нан отошла в сторону, вернулась с живым одеянием, накинула на японца. Тот издал испуганный возглас, когда одежда стала подгоняться под него, но выпрямился и попытался принять бравый вид.

— Как тебя зовут? - спросила Нан.

— Йоши. Йоши Тонигава.

— Как ты оказался в нашем мире?

Японец двинул плечами.

— Я не нарочно. Храм… я прошёл через врата духов…

— Через что? - я посмотрел ему в глаза и поймал образ. Не раз видел такие деревянные рогатые арки в фильмах и передачах про Японию, просто не знал, что они так называются.

68

— А что ты при этом чувствовал? - поинтересовалась Нан. - Ты хотел уйти, оказаться где‑то далеко–далеко?

Йоши помолчал, вспоминая. Потом его скулы замело алым.

— Я… - парень вдохнул, выдохнул. - Как раз соревнование проиграл.

Его рука безотчётно огладила лук.

- …И ходил, жалел себя. Так что - наверное, так оно и было.

Я и Нан переглянулись.

— Значит, это из‑за меня? - понуро спросил Йоши.

— Мы точно не знаем, - уклончиво сказал я.

— А я могу… вернуться домой?

— И этого мы тоже не знаем. Но…

Жасмин встряхнулась, выходя из своего транса.

— Лихолесье, - с уверенностью объявила. Мы вздрогнули - даже японец.

— Что - Лихолесье? - осторожно спросил я.

— Место с величайшей концентрацией Тьмы. Если откуда‑то можно уйти в другой мир - то именно оттуда.

— Вот только как бы оттуда не уйти в иной мир, а не в другой, - буркнул я. - Жасмин?

— Печать.

— Что - печать? - уже несколько раздражённо спросил я.

— Вы её помните. Мёрдох сделал вам предложение…

— И оставил печать, верно. Ну и что?..

— А то, что подобным образом могут быть помечены его опорные пункты в Лихолесье, - прошептала Жасмин. - Даже наверняка помечены, я подслушала, спасибо Валье за жучки. В такой метке - отпечаток его магии. Значит, можно…

И волшебница снова ушла в себя, бормоча что‑то себе под нос, кивая и мотая головой, загибая пальцы. Йоши поглядел на нас.

— Вы можете мне рассказать, что происходит? Я понял лишь, что это другой мир. Сначала долго скитался по Лесу, попал в плен к тому старику. Сумел бежать, оставив оружие… - его голос дёрнулся. - Вышел на равнины и набрёл на людей. Снова плен, рабство. Меня били, я заболел…

Мы с Нан запоздало представились и кратко рассказали, что отряд вэйри атаковал золотоискателей, а его спасла лично Жасмин. Тут‑то глаза японца заблестели нехорошо, фанатично. Когда Архимаг пришла в себя, Йоши не замедлил бухнуться перед ней на колени, проделав какие‑то ритуальные телодвижения. Жасмин подпрыгнула от неожиданности.

— Со всем почтением вверяю спасительнице свою жизнь!.. - объявил японец.

Глава четырнадцатая. Печати

…Жасмин попятилась от восторженнного юноши, кашлянула, вопросительно посмотрела на меня. Я лишь плечами пожал:

Похоже, какие‑то национальные заморочки, - волшебнице потребовалось какое‑то время, чтобы вникнуть в понятие "нация" и "национальные обычаи". Жасмин изучила коленопреклонённого и наконец сказала:

— Твоя жизнь мне ни к чему. Тем более не я твоя спасительница.

— Госпожа? - удивлённо протянул японец, поднимая голову. Жасмин чуть смутилась обожанию во взгляде парня - если бы не Ваэлли, она и не подумала бы рисково телепортироваться в лагерь золотодобытчиков, чтобы забрать полумёртвого раба.

— Я познакомлю тебя с той, которая на самом деле спасла тебе жизнь, - заверила волшебница. - Но не сейчас. Возможно, мы уже опоздали, но всё же стоит проверить. Нан, Серый?

— Я иду, - тут же сказал я.

— Мы идём, - поправила меня Нан.

Йоши вскинул руку.

— Если мне будет позволено…

— Парень, нас ждёт не лёгкая прогулка, возможно…

— Я тоже иду!.. - перебил он Жасмин, волшебница хмуро уставилась, и он снова едва не кувыркнулся лбом в пол. - Прошу меня простить, я позволил себе повысить голос…

Лучше разрешить - посоветовал я, вспомнив милый древний обычай островитян и живо представив себе, как только что воскрешёный парень, сочтя себя… как же там у них, потерявшим лицо?.. - пытается сделать харакири острой щепкой. А то расстроится и выкинет что‑нибудь весёлое.

Жасмин досадливо махнула рукой и отвернулась.

— Под твою ответственнность, Серый. И снаряди его как следует. И проинструктируй.

Йоши издал радостный возглас, поймал наши скептические взгляды и покраснел. Ну, хоть не стал извиняться, коря себя за неподобающее поведение.

Я отвёл его в сторонку. У Жасмин был собственный инструктаж - она разговаривала на Тихой Речи со своими помощниками.

— Кто ещё? - поинтересовалась Нан, когда Архимаг закончила распоряжаться.

— Валья и Дайрим, - Жасмин поморщилась, ей явно не хотелось брать друзей с собой. Будь её воля, волшебница вообще пошла бы одна. - Они уже были в Лихолесье и вышли оттуда почти благополучно, это кое‑что значит. Было бы здорово взять с собой Грома, он тоже ходил в эЛ… но он нужен мне здесь… то бишь в Олада. Неизвестно, сколько мы будем отсутствовать. Если кто и сможет сдержать вольницу магов, то это он, у бывшего Архимага достаточно авторитета.

— И всё? - спросил я.

— Нет, - женщина постояла, напряжённо размышляя, потом внезапно сорвалась с места и направилась к месту Тьмы.

— А можно мне тоже? - крикнула Нан в спину.

— Конечно, - Жасмин дёрнула плечами и замедлила стремительный шаг.

Я было заикнулся, что тоже не прочь ещё раз прогуляться по Тьме, но Нан ехидно напомнила, что у меня задание - снарядить и проинструктировать японца.

Нечестно!.. - собственно, меня возмутил не приказ, а бесцеремонность, с которой он был отдан. Почему я должен возиться с этим выходцем Страны Восходящего Солнца?

Нан неубедительно выразила сочувствие, но резонно заметила:

А кто, если не ты? - мимоходом показав мне язык, в несколько прыжков догнала Жасмин и вместе с ней исчезла в тёмном мареве.

— Ну вот, все меня оставили, - пожаловался я Йоши, который выпученными глазами смотрел на место, где пропали дамы. - Эй, чего уставился, телепортации никогда не видел?

— В том‑то и дело, что видел, - проикал парень. - Когда мои пленители стояли лагерем в седом лесу, тот старик… он часто так появлялся и исчезал.

— В седом лесу?..

— Я так называл это место. Там… страшно,