Аццкий хай (СИ)

Мобснабсбыт Всепэкашникович Ухорезов

АЦЦКИЙ ХАЙ

Посвящается, в первую очередь моему лучшему другуи первому ридеру.

Alex-Uri или просто Фу — твоя помощь неоценима!..

Именно на его свадьбе я вспомнил о том, что нужно-таки книгу писать.

Спасибо! Если бы не ты, мир Грязь не был бы настолько ярким, а Золотой Змей так бы и не проапгрейдился, навсегда оставшись унылым Синим.

— Тевтус. Тевтус, ответь.

Огонь в камине позеленел. Пожелтел. Угу, ждите, мол. Потом снова стал обычным.

— Тевтус, хватит уже, ничем ты не занят.

Огонь снова позеленел, и сформировался в образ человеческого лица с какими-то птичьими чертами и ужимками.

— Чего? О, ты опять… Что за привычка в день по сотне лиц менять? Утомляет. Кого ты собираешься обмануть то…

— Тевтус, что тебе известно о Риммоне?

— Риммоне???

— Не придуривайся.

— Ну… а что? Проблема?

— Вот ты мне и скажи. Ты же у нас сосуд чего-то там… В тебя все подряд попадает, и это не мимо пролилось, я уверен.

— Хм… уверен он… а мне что с того?

— Ну, хотя бы то, что, когда вернется он, — кивок в сторону потолка, — я не вспомню о том случае.

— Каком???

— О том.

— Ты ни о чем не вспомнишь, так как ничего не заешь. Блеф. Я бы знал если бы ты знал.

— Таки есть, о чем знать?

— Нет нету!

Человек-птица и чернявый мальчик сверлили друг друга взглядами. Тевтус не выдержал первым. Отвел глаза.

— Он скоро появится. Просто наслоились матрицы существований. Риммонов сейчас бесчисленное количество, континуумы ждут момента его рассеивания, можно сказать аннигиляции… Короче, технические подробности тебе ни к чему. Кстати в каком-то смысле он никуда и не пропадал, и все еще там, где и был. В Грязи. Как только — так сразу, в общем.

— И где он появится?

— А вот это — не знает никто. Скорее всего там, где произошло расслоение. Но не факт.

— А почему оно произошло?

Тевтус пожал худосочными плечами.

— Вариантов тьма. И ни одного правдоподобного ответа который бы этот факт объяснял.

— Опять кванты?

— Они, сволочи…

— Так что, просто ждать?

— Ага, ждать.

— Еще что-то есть сообщить?

— Нет, хватит с тебя и этого.

— Ну тогда — пока.

Оставшись в одиночестве Князь Ада задумался. То, что рассказал Тевтус мало отличалось от доклада Роигогела, разве что советом подождать немного. Получается зря он его в Яму отравил…

Но Вельзевул никогда не переживал и не огорчался по поводу им содеянного. Ну загремел в Яму демон. И черт с ним.

Глава 2. Тевтус

Тевтус рассказал Вельзевулу далеко не все что знал, или тем более, о чем догадывался.

Например, он уже около недели мог прослушивать все разговоры Риммона происходившие в Грязи, так сказать в онлайн режиме, и очень много выяснил. Передавать изображение или наладить двусторонний контакт пока не получалось. Но помимо Риммона у него была еще куча дел, а этот демон стоял месте на пятнадцатом в приоритетах его интересов.

Его ненависть к прочим Архидьяволам среди которых он был самым младшим и слабым, но номинально равным, иногда выплескивалась через край. Сосуд Ненависти, такое вот погоняло. И как его только не склоняют…

Но ничего, благодаря своему уму, хитрости, техническому гению и разветвленной сети шпионов он быстро наверстает, а то и перегонит прочих. Так Тевтус думал три тысячи лет назад, так думал и сейчас.

В отличии от прочих Владык, засылающих в Грязь сатанистов не слишком большого ума и талантов, он сделал ставку на технические средства и свои обширнейшие знания. Вообще в Аду мало кто разбирался в технике и изобретениях, да и в науках в целом лучше Тевтуса. Пожалуй, что даже и никто. Ну разве что Люцифер. Но его давно нет, уже лет тринадцать. Ну, двенадцать точно. Хотя с ним ни в чем нельзя быть уверенным… Черт, опять принцип неуверенности. Эта мысль вернула его разум к размышлениям о квантовой физике, которой он отдавал все свое свободное время. Вот, где скрыта его сила, его власть! В знаниях, недоступных другим!

Вот и кабинет-лаборатория… Ну-с…

То, что происходило дальше, словами объяснить нельзя. Может быть можно было бы описать математическими формулами, но они заняли бы полкниги, и с Вашего позволения мы их опустим. Вы их не поймете, их никто не понимает, даже те, кто пытается использовать. Кроме того, формулы эти все равно не верны. Скорее всего.

Когда Тевтус очнулся?.. проявился?.. проснулся?.. вернулся… Короче, когда он закончил то, чем занимался, его разобрал дикий, неудержимый, истеричный, каркающий смех. Он теперь знал где и когда окажется Риммон, и как он попал туда, куда попал. Как — это вообще самое главное.

Успокоившись, младший архидьявол призадумался. Нет, эту информацию он прибережет, не продаст и не подарит. Придумает сам как ее использовать. И перенес Риммона в списке своих приоритетов с пятнадцатого места на третье.

Глава 3. Асмодей

Асмодей, массивный и страшный, с акульими зубами и огромными бараньими рогами, сидел в мягком кресле, обитом бархатной кожей нежных молодых девушек. Он ласково перебирал пальцами черные распущенные волосы примостившейся на его коленях Лилит, своей бабушки, матери и по совместительству любовницы.

Асмодей размышлял о том, как бы еще насолить Вельзевулу или Велиалу. Ну или кому еще. Но эти двое были для него злейшими врагами, так как единственные стояли к трону Повелителя ближе чем он. Была еще парочка, но их позиция благодаря последней его интриге изрядно пошатнулась.

Асмодей, Князь инкубата и суккубата, Архидьявол блуда и мести, Князь четвертого чина демонов, и прочая и прочая… Он выбился из самого низа. Был когда-то обычным чертом, но невероятная даже для Ада расчетливая жестокость, умение пользоваться плодами чужого успеха, да и что говорить, бабушкина протекция, сделали из него человека. То есть Архидьявола.

Его власть в самом Аду была хоть и велика, но ограничена, зато на Земле уступала разве что влиянию Абаддонна. Но тому недолго осталось, вот вернется Люцифер, и спросит о недопоставках грешных душ. А союз Ангела Бездны и Великого Князя Ада, для решения этой проблемы не секрет ни для кого из высших кругов Преисподней. Так что потянет он за собой и Вельзевула… Наблюдать за падением этих двух Великих, Асмодей будет с величайшей радостью. Даже почти ничего делать не пришлось, люди как это ни странно сами справились. Хотя и тут все не так просто, вполне могут отмазаться.

Асмодей, пожалуй, одним из первых разобрался в ситуации с Грязью, но естественно ни делать, ни говорить никому ничего не стал. Не его зона ответственности сбор и приемка душ. Он больше по маркетингу и рекламе специализируется. Но возможно скоро, Люцифер доверит ему еще пару-другую участков работ.

Архидьявол не боялся работы, особенно, когда непосредственно работают другие. А организатором и руководителем он был великолепным. К тому же такая помощница как Лилит, которой он мог относительно доверять, почти не опасаясь удара в спину, в Аду скорее была исключением, чем правилом. Их союз длился уже несколько эпох, и за это время ни он, ни она небыли ни разу замечены в работе друг против друга. Хотя множество раз их и пытались стравить между собой, но недоразумения быстро разрешались.

Сами же они если и строили друг другу козни, то тихо, по-семейному, не вынося так сказать сор из избы.

Суккубы и инкубы Асмодея чаще других демонов выходили из адских глубин, посещали Землю, и нередко полностью порабощали обрабатываемого человека. Душа его становилась проклятой еще при жизни, и Асмодей получал кучу полезных сведений практически в режиме нон-стоп. Но одно дело знать, а другое правильно распорядится знаниями. И тут на помощь приходила Лилит. Та самая чертова бабушка.

Построенные ею планы и сплетенные интриги были изящны и удавались почти всегда. Еще с того момента, как она воплотила первую из них, соблазнив первых людей нарушить Его прямое указание, не было никого равного Лилит в хитростях и подлостях. Ну разве что Люцифер. Но на то он и начальник.

— Ну, что надумал?

— Да так… Разное.

— А я вот все об этой Грязи беспокоюсь. Как бы по нам рикошетом не прилетело.

— Не наша сфера деятельности. Моим демонам и бесам, да и твоим девочкам туда вход закрыт. Пусть Абаддон переживает, что не может выколупать оттуда грешников.

2

— С Абаддоном все не так однозначно… Его может прикрыть Он. Не забывай, с него еще не сняты подозрения, как с двойного агента.

— Какие там подозрения, четкая стопроцентная уверенность… Он ведь души не только нам таскает, но и производит первичную выбраковку. Некоторые сразу Ему несет, и мало ли о чем они там договорились. Но это все равно, лично Абаддона проблема, а никак не моя… не наша.

— А как же соблазны? Если большинство людей переселится в тот мир, у нас не останется материала для работы.

— Хм… нет. Люди никогда не кончатся. Они плодятся быстрее чем умирают или уходят в Грязь. Посмотри статистику, за последние двести лет наши показатели увеличились на несколько порядков. Массовая реклама и доступность демониц без всяких устаревших ритуалов вызова, пентаграмм и прочей бутафории делают свое дело.

— Это да. Но Грязь…

— Что, Грязь? Всего лишь игра. Когда-нибудь она им надоест, сервера или что там у них, будут отключены. И все вернется на свои места.

— И ты думаешь, что он, — кивок вверх, — простит нам почти полное отсутствие соблазненных и развращенных в том массиве душ? А вдруг…

— ХВАТИТ!

Лилит покорно опустила голову.

— У тебя есть конкретные предложения? — уже спокойнее спросил Архидьявол.

Дьяволица пожала изящными плечиками.

— Вот и я о том. Одержимые в грязь не попадают. Вернее, сами то попадают, но наездник — нет. Сатанисты нам не подвластны. Разве что рабы суккубов и инкубов. Но толку от них? Так, посмотреть, рассказать… Информации у нас и так навалом.

— Вельзевул смог отправить туда демона.

— Смог. И теперь Абаддон рвет свои жиденькие волосы, представляя, чем для него аукнутся те Врата. Я лично не готов к таким жертвам ради того, чтобы лишь один демон попал туда. Наш конек — массовость, ловля не на крючок, а широкой сетью. Ну зашлем мы туда суккуба. И что? Она там публичный дом откроет? Так в Грязи их и без того на каждом углу по три штуки, а четвертый строится. Все равно, умершие там, там и остаются, вне зависимости от чистоты или греховности.

— А если не суккуба? Если я? Или лично ты сам.

— Вот у ж нет. Мало ли чем обернется дело, а застрять в цифровом мире лично у меня нет желания. Да и тебя не отпущу, где я еще такую найду…

Лилит счастливо улыбнулась.

— Так что, наплюй, дорогая моя.

— Почему наплевать… Нет. Просто мы будем использовать эту Грязь здесь, без внедрения. Следить, выискивать ошибки и просчеты Вельзевула и Абаддона. Рабы все равно пусть копают, может что и нароют. Рано или поздно, появится что-то интересное.

— Да. Рано или поздно… Суккубы рабов не упускают.

— Кстати, как там моя девочка, которую мы подарили Князю?

Асмодей оскалился.

— О, все по плану. Он наконец сподобился перевербовать хоть кого-то. Сейчас активно ее использует в секретариате и канцелярии. Ну и перековывает в ламию. Я не лезу, пусть его… Позвонил, поорал, конечно, он поухмылялся в своей манере и на этом все. Она выстрелит позже. Гораздо.

— Хорошо. Будем ждать. И думать, как все-таки прибрать к рукам души из Грязи.

— Да думай, кто тебе мешает то. Как что надумаешь — скажи. А сейчас… иди сюда…

Глава 4. Риммон

Сначала он увидел Ад, но так, вскользь…

А потом…

Риммон перестал быть собой и одновременно стал более чем двумя миллиардами Риммонов. Он стал частью души каждого из подключенных на данный момент к миру Грязи людей. Он полностью в них растворился, исчез как личность, но тем не менее осознавал себя. Он ощутил то, что называло себя Системой и подчинил себе. Еще только зарождающаяся, не полноценная сущность, была податливой и добродушно настроенной, не ожидающей подвоха изнутри.

Риммон используя гигантские вычислительные возможности Системы просчитал много миллионов вариантов развития событий, при различных своих действиях.

Обеспечим ка себе удачу. Не ту, игровую, что цифрами меряется, а настоящую, которая лишь упорным трудом достигается…

Вот, сейчас, он… вернее не совсем он, а тот он, которым он был около трёх недель назад, сидит на каменном выступе у Огненной расщелины Киммерийских гор. Несчастный, ничего не понимающий и растерянный. Глянем статы… Мля. Срочно пропишем в эту матрицу возможность перевоплощения, захвата душ, и вот эту интересную способность. Может еще что-то? Нет, хватит, лучшее — враг хорошего.

Глянем бесов… подкрутим настройки… Вот теперь он быстро на них качнется, они в течении месяца будут давать экспы в сто раз больше положенного.

Кузнечик… Улучшим качество бонусов за прыжки и введем охоту на насекомых… О, а вот и добрый гоблин. Устроим так что бы у него именно сейчас произошли финансовые неприятности… И тут… И здесь… Можно вот тут немного поправить, а вот тут вот камень покатится, и устроит оползень. И пкшники не пройдут к болоту с бегемотами и крокодилами. А вот эта рыба, проплывет мимо крокодила-гиганта и выманит его прямо на качающегося Риммона. Так. А вот тут… Хм, а ведь Меча Повелителя в дупле нет… а где он есть? Ага, в каком-то покинутом храме на дне моря, посередине затонувшего тысячелетия назад города. Вокруг плавают слепые зубастые рыбы, и ползают какие-то существа, толи крабы, толи скорпионы, толи осьминоги… Так, берем одного осьминога. Вот как раз невдалеке тело утонувшего великана проплывает… Цепь маловероятных случайностей и Меч в дупле. Хм, чтобы туда еще положить?..

Так, что там дальше…

О, как же он мог забыть об ЭТОМ? И ЭТО сейчас в руках какой-то извращенной психопатки? Ну ка… Да. Вот так. То последнее воспоминание из адской бездны, вполне подойдет…

Занятная штука время. Некоторые считают, что его и вовсе нет. Риммон не совсем понимал механизм его действия, даже используя ресурсы более чем двух миллиардов человеческих голов и кучи разной электроники. А вот, Он — наверняка знал, что делает. Риммон уже не сомневался, что именно Он вернул его в прошлое, после того как система исторгла его из Грязи. У самой Системы по любому бы так не вышло. И вот Риммон сейчас сам практически часть Системы, практически Бог, выращивает древо возможностей на почве своих будущих действий. И не только своих. Даже по большей части не своих.

Выбрал наиболее приглянувшуюся ветвь и обрубил лишнее. Потом снова и снова, пока не определился наконец наиболее оптимальный, устраивающий его результат.

Подкрутил там, подвинул тут… Исправил возможные траблы, не допуская даже возможности их возникновения. Много еще чего сделал Риммон за миллионы лет субъективного времени, проведенного в качестве частей миллиардов душ и программного кода одновременно.

Аванс выданный Отцом и вправду был впечатляющим. Эта почти безграничная власть, могущество и практически ручное управление всем миром Грязи затягивала Риммона, и не отпускала. Он не хотел снова возвращаться к существованию в виде одного отдельно взятого, пусть и сильного, но ограниченного условностями демона.

Но какие-то внутренние ресурсы системы заметили-таки постороннее вмешательство и приняли меры. Аварийные службы заработали на полную катушку и стали соскребать налет плесени сущности Риммона с миллиардов душ. Риммон пытался бороться, но эти службы были вне Системы, а потому не подчинялись ей, более того они были полностью программные, без использования человеческого ресурса. Система была уже почти полностью избавлена от присутствия Риммона и от его влияния, но не от уже произведенных его действиями изменений.

Эти изменения были замечены, и стали постепенно устраняться. Но хитрый Риммон предвидя подобное, постарался максимально запутать следы и внести столько петель и ложных путей, что работа по просеиванию почти неограниченного массива данных обещала занять довольно много времени.

Как например, отследить блоху, которая ОБЯЗАНА в определенный момент времени укусить собаку, которая из-за этого остановится на середине дороги, из-за чего споткнется лошадь, на которой будет ехать ключевой НПС? НПС сверзится с лошади и свернет шею. Из-за чего несколько десятков тысяч человек не смогут получить благословление перед решающей битвой, что приведет к смене позиций лидирующих кланов в целом секторе.

3

А что будет если на следующей неделе в Мировой лотерее, выигрышными окажутся все билеты?

Или вот, пятерка героев… Пусть они найдут клад. И еще один… И еще… Вот так. Сто шестьдесят девять кладов, закопанных совсем разными личностями в разных местах, но норовящих приплыть в руки именно этим пяти. И только если они вместе.

И вот здесь, пусть будет так…

А тут так…

И таких вот неслучайных случайностей было подстроено множество.

Как проверишь каждое существо, каждый листочек, каждый порыв ветра или солнечный блик?

…Риммон закричал. Антивирусы выгрызали его с корнем, Система более не подчинялась ему, отторгала, осознав присутствие инородного тела. Но выход на Землю был недоступен.

Поэтому Риммон провалился в Грязь.

Глава 5. Вокруг Иззабибель

— Секретарь!

Никого.

— Эй! СЮДА Я СКАЗАЛ!!!

Тишина.

Вельзевул не поверил произошедшему. На его зов обязаны являться. Всегда являлись.

— ИЗЗАБИБЕЛЬ!!!

Ее должно было притащить через камин силой его гигантской воли и бросить к ногам Князя Ада. Где бы она не была, хоть в Аду, хоть на Земле. Ни черта. Хотя, что ей на Земле то делать, суккуб из нее сейчас никакой, а как ламия она ничего не стоит и не умеет. Да и пропуска он не подписывал.

Как так?

В кабинет нехотя и дрожа, пробрался его Главный делопроизводитель, подгоняемый пендалями прочих сотрудников канцелярии Вельзевула. Демон бывший некогда мелким божком письменности и арифметики какого-то заштатного пантеона, повелся на громкое название должности в престижной конторе, и теперь горько об этом жалел. Лучше бы в библиотекари пошел, честное слово. Или вот, флудеры-тролли покровителя ищут, у всех есть свой личный святой, а у них нету. Даже у бухгалтеров есть, и у адвокатов, а они такие сволочи, что куда там флудерастам. Э-эх…

— Князь… Она… пропала!

— Куда?

Демон пожал плечами стоя на коленях у пылающего трона. На его глазах выступили слезы, крупная дрожь била тело, по коже бегали мурашки. Угораздило же именно сейчас в приемную зайти, чтобы подписать накладную на скрепки и кнопки. С этими скрепками-кнопками вечная беда, персонал их тырит тоннами. И куда девают, сволочи? Жрут что ли?

— Я вообще просто мимо проходил… Она какую-то бумажку разглядывала, потом сделала так, — делопроизводитель выпучил галаза и одной рукой вцепившись в свое горло другой стал от чего-то отмахиваться. — Потом — ррраз! И нету ее. Бумажка эта вот только осталась…

Он почтительно передал Архильяволу какой-то документ.

«Приказ по кадрам № 4 364 687 666 818/201-взл.

В связи с личным желанием Князя Ада Великого Вельзевула, производственно-хозяйственной необходимостью и служебным несоответствием занимаемой должности,

Приказываю:

Уволить этого придурка Роигогела на хер.

Подпись: Князь Ада Великий Вельзевул.»

— Хм… Да. Документ составлен по форме. На подпись несла?

— Наверное… а потом сделала так…

— Ты уже показывал. Все свободен, вали работать… Только… А, ладно. Не до тебя.

Девочка молодец, быстро научилась. И даты нет, что тоже верно, хотя сначала постоянно норовила ее проставить. А с датой, любой адский документ считается недействительным, об этом даже этот идиот… как его там… а, Бегемот, знает. В Аду все происходит хоть и постепенно, но одновременно. И навеки. А от чего было отталкиваться в адском летоисчислении? От сотворения мира Им? От рождества Его? Или от выдворения падших ангелов в Ад, опять же Им??? Куда ни плюнь, везде Он. В результате адское начальство плеваться бросило и давным-давно решило просто не заморачиваться.

Архидьявол был крайне озадачен. Как так, демоны посреди рабочего дня пропадают прямо из приемной? Никогда такого не было. Информация об этом уже конечно расползлась по Адским топ-менеджерам, такое не скроешь. Каждый из окружавших любого из архидьяволов демонов, двойной, тройной или даже восьмерной агент.

Плохо. Куда она могла деться-то? Асмодей призвал? Вряд ли, нет у него над ней теперь власти, Иззабибель уже не суккуб, но еще и не ламия… Вообще непонятно кто. Успела-таки как-то навредить и ее убрали как ненужного свидетеля? Тоже сомнительно, до действительно важных дел она еще не допущена, а жертвовать с таким трудом внедренным агентом ради мелкой пакости никто не будет.

Да и куда ее спрячешь то?

Черные цепи надежно держат в Аду приковав ее сущность конкретно к этому кругу. Ошейник не допустит появления даже тени мысли о предательстве или возможности запугать, либо перекупить секретаря. Есть конечно способы избавиться и от него, но зачем? Потеряв ошейник, она потеряет и свою полезность в качестве засланного казачка, коим безусловно и является. Асмодей очень плохой актер, а Вельзевул великолепный критик, он во время их последней беседы раз двадцать про себя крикнул «Не верю!».

Ну что же, есть способ ее найти… Вообще Князь Ада очень не любил покидать свою вотчину. Многие демоны и даже архидьволы рвались на Землю, а он нет. Хотя и был в состоянии посетить ее в любой момент. Здесь он практически полноправный Владыка, а в отсутствии Люцифера так и вообще самый главный. А на Земле он ограничен миллионом условностей. К чему себя мучать? Лучше мучать кого-то другого.

Но иногда, как это не печально, требуется что-то делать самостоятельно.

Вельзевул закрыл глаза и сосредоточился… Нащупал призрачные концы черных цепей, тянувшихся из адской бездны к телу Иззабибель. И пошел по ним.

Земля… Ну конечно… Более того, Россия. Тьфу, дьявол. Тут же зима сейчас… Нет бы Зимбабве какое-нибудь, или Флорида. Да, Флорида лучше, США в Аду очень любили. Особенно за Белый дом и за Голливуд. Столько нового о себе демоны узнали, посмотрев несколько тамошних шедевров, что и не передашь.

Они потом с особым удовольствием объясняли актерам и режиссёрам разницу между художественным вымыслом и объективной реальностью данной им в ощущениях. Когда те наконец-то попадали в Ад. А попадали все, без исключения. Рано или поздно. Ну, до недавних пор. До Грязи.

Большой дом, сильно напоминающий дворец. На диванчике удобно лежит изящная брюнетка со скуластым красивым лицом. Человек, без сомнения. Даже не одержима. Но концы полусотни оборванных, вернее, как будто перерезанных автогеном черных цепей безвольно валяются неподалеку. Женщина подключена к Грязи, на экране компа — набившая оскомину заставка.

И что? Как это понимать то? Кто это вообще?

А это была Кристина Альбертовна Ульфаева.

Депутат Российской Государственной Думы, хозяйка заводов, газет, пароходов.

Женщиной она была жестокой и целеустремленной, стремящейся попасть на вершину власти. Лезла она к этой самой вершине, в основном цепляясь за подвернувшиеся по пути фаллосы, но несколько раз опиралась и на трупы.

Любимым ее амплуа во всех видах ролевых игр, была женщина-вамп, фурия, суккуб или какое иное очаровательно-инфернальное существо. Ну, в крайнем случае просто Госпожа… Жесткое БДСМ пару раз доводило ее партнеров до смерти, а люди это были совсем непростые, и чтобы замять конфуз требовались большие, ну очень большие деньги. Семен Юрецкий — министр культуры и социального развития, какого, а? А второй… Восьмой человек в списке ФОРБС из живущих в России. Даже имя вспоминать было страшно. Денег-то было много, но жалко. А партнеры попроще ей были ни капельки не интересны и даже противны. Поэтому она нашла равноценную замену, в каком-то плане даже еще более возбуждающую.

Кристина Альбертовна отыгрывала в мире Грязь роль неуловимого пэкашника. И после серии жутких, беспричинных расправ над слабыми соперниками, она чувствовала себя даже лучше, чем после ночи с тремя секс-рабами в реале.

Но и тут были свои нюансы. Беда заключалась в том, что на корпорацию, владеющую Грязью, российское правительство никакого давления оказать не могло. Совсем. Корпорации было чихать и на ООН, и на НАТО, и на прочие международные организации. Не говоря уже о внутригосударственных. И деньги Ульфаевой тут могли сыграть только косвенную роль, слишком уж это были мелкие гроши… да даже не гроши, пыль, в масштабах оборотов корпорации.

4

Но привыкнув жить по своим собственным, писаным для элиты законам, ей было сложно подстроится даже под заключаемое со всеми игроками пользовательское соглашение. Она регулярно нарушала прописанные в нем правила, за что ее персонажей так же регулярно банили. Четыре раза даже навечно.

Не отчаиваясь, она просто бросала предыдущего и начинала нового. Быстрая прокачка за счет купленного в виде свитков и квест итемов опыта, самый лучший из возможного шмота… И супер-пэка готов. Готов приносить массу удовольствия.

Последний ее персонаж Крылан Ульф Камень, был женского пола, но в целях дезориентации противника и запутывания следов, на охоте она всегда одевалась как мужчина. Даже накладную бороду с усами приклеивала. Да и в городах она появлялась лишь в женских нарядах, дабы никто не сопоставил и не догадался. Благо игровая механика позволяла не носить женским персонажам бронелифчики и кольчужные чулочки в клеточку, поголовно и в обязательном порядке. Да и нравилось ей представлять себя с огромным пристяжным фалоимитатором, разрывающей несчастных нубов пополам. Да и не только представлять, она регулярно посещала дома терпимости, и делала с тамошним обслуживающим персоналом такое, за что ее обычно банили минимум на неделю. Даже несмотря на то, что в официальных публичных домах работали исключительно неписи. А вот за последнее ее приключение в подпольном борделе с девчонками-игроками она схлопотала месяц бани.

Расу для своего персонажа она выбрала конечно же платную. Никаких там заурядных эльфиек, дроу или, упаси боже гоблинш… Нет. Только эксклюзив, только лучшее. Она выбрала бадб. Одну из самых непопулярных платных рас. Куча ограничений и внешний вид — тот еще. А цена поразила даже Кристину Альбертовну.

Самое первое — бадб, это что-то вроде ирландской банши. Думаете она только хныкать да стонать умеет? Фигушки. Изначально, банши в тамошнем фольклоре были ведьмами-призраками-воительницами. От этого и оттолкнулись разработчики при создании этой игровой расы.

Среди бадб нет мужчин. Это уже срезало больше пятидесяти процентов потенциальных покупателей — гетеросексуалов. Только женские персонажи. Может носить только белую одежду. Женщины были не в восторге. Всегда ходит босиком. А как же сексуальные шпильки? Волосы только рыжие или седые. И всегда очень длинные, до пяток. С ума сойти, да? Не перекрасишься, не уложишь. Когда убивает или видит смерть — одновременно смеется и плачет. А от этого тушь течет.

И самое главное. Стоит это непонятное нечто, как неплохой автомобиль бизнес-класса. За что???

А вот, за что.

Бадб — изначально мульти-класс. Она и воин — выбирай специализацию на вкус, и маг, пусть и чистый дебаффер, и в добавок еще и призрак.

Она ходит босиком не просто так, пока она касается ступнями земли, все ее и без того непомерно высокие характеристики имеют бонус в пятьдесят процентов. Кстати, да, характеристики… Если светлый эльф, гном, хуман и прочие базовые бесплатные расы при апе получают десять очков, она получает семнадцать. В пересчете, даже на трёхсотый левл это сколько получается? То-то и оно.

Ее длинные волосы нельзя уложить или подстричь, но можно спрятать. Под длинным плащом. Или прицепить к ним что-нибудь потяжелее и пошипастей. Дополнительное секретное оружие.

Белый цвет — ерунда, учитывая, что предметов белого цвета в игре завались. И они всегда чуть-чуть лучше черных или цветных того же уровня. Условности и комплексы разрабов, ну да ладно. Были бы деньги. И в комплекте с копной седых волос очень стильненько смотрится.

Плач? Ерунда, учитывая, что к нему прилагается крик. А крик банши способен вывести из строя, пусть и временно, целую толпу игроков чуть ли не вдвое старше ее по уровню. А мелких так и вообще убить.

И самое главное. Она чувствует любого персонажа мужского пола, игрок или нпс — без разницы, в радиусе примерно трех километров и может найти его не задумываясь. И это сейчас, на сто восьмом левеле. А что будет на триста плюс?

Кроме того, раз в сутки она может на час превращается в белую ворону. А ощущение полета… ну разве что чуть-чуть уступает ощущениям от убийств.

И за все это чудо — всего лишь цену какого-то задрыпанного автомобиля? Да пожалуйста!

И вот сейчас, Крылан Ульф Камень сидел, а вернее сидела, в своем секретном убежище. Да, месяц бана не прошел даром.

Во-первых, слез Полог. А без него в город с ее то кармой фигушки войдешь. Ник краснее ортодоксального коммуниста. И свитка нет в заначке. Нужно Косого Хмыря искать, закупиться.

Во-вторых, ее рейтинг как пэкашника упал ниже плинтуса, забыл ее народ, и перестал боятся. А это плохо, нужно держать людей в страхе, а себя в тонусе.

И, в-третьих. Два десятка ее секретарей, месяц бились над загадочным Осколком Камня Души Риммона. Этот камень, она случайно добыла по пути через какую-то нубскую локацию, в процессе выслеживания очередной жертвы. Вот он. Тянет и манит. Запал в душу — спасу нет. А информации о квесте — ноль без палочки. Что же с ним делать? Ведь явно непростая вещица, вон даже классифицируется как квестовая. Кристина Альбертовна в течении последнего месяца вспоминала об этом камне раз триста. Во снах он представлялся ей могущественным артефактом, или, чем черт не шутит, ключом к легендарке.

Риммон, Риммон, Риммон…

Она уже больше получаса катала камушек в руках, и думала о своем, о женском. Как бы по быстрее слить акции «Сонты-Газ-Потока», которые перестают расти и скоро начнут падать… Как наказать слегка вороватого бухгалтера, но так, чтобы сохранить умного и полезного сотрудника? И в конце концов, куда засунуть этот чертов камень???

Она нежно поглаживала ребристую поверхность, даже не замечая, что камень становится все горячей… Она шептала странное, красивое, создающее непонятную вибрацию в ее теле имя, Риммон, Риммон, Риммон…

Камень внезапно раскалился покраснел, мгновенно побелел, но отбросить его Кристина Альбертовна не успела. Он растворился в ее ладони, рука обагрилась пламенем и пошла трещинками… Через пару мгновений светящиеся трещины и багровое пламя достигло лица… Послышались далекие стоны страданий, крики боли, звон цепей… Тело бадб горело, его терзала страшная боль, а сознание Ульфаевой распадалось на мелкие кусочки и умирало…

Вскоре оно совсем перестало быть. Пустое и пригодное для заселения тело бадб раскинулось на холодном каменном полу мрачной пещеры.

Открыло глаза. Осмотрелось. И заорало.

За несколько секунд, или за пару миллионов лет до этого…

Да, очень трудно синхронизировать земное, грязевое и адское время. А еще труднее, сопоставить эти значения с субъективными ощущениями. Особенно если это ощущения демона. Тем более, демона, привыкшего быть чувственным суккубом, и еще не до конца утратившим эту привычку.

Иззабибель делая вид, что внимательно вчитывается текст свежеотпечатанного приказа вспоминала Риммона.

Риммон, Риммон, Риммон…

Это имя вызывало какойто странный резонанс и не отпускало. Она была последним демоном, которого он видел в Аду, и между ними тогда будто проскочила искра.

В тот момент, когда Риммона втолкнули во Врата Души она, чуть было не бросилась за ним. Что-то привлекало его в этом демоне… Что? Она не могла себе ответить на этот вопрос. Но думала о Риммоне постоянно. Ну, нет не постоянно, но регулярно. Вот и сейчас…

Риммон, Риммон, Риммон…

Да, он сейчас в цифровом мире. Туда ни один демон по своей воле не полезет, разве уж совсем отмороженный. Мир не настоящий, в любой момент может быть выключен, и что тогда станет с адской сущностью? Тоже выключится? Неизвестно. Но…

Риммон, Риммон, Риммон…

Дыхание перехватило. В глазах поплыло, ее что-то схватило за руки и ноги цепкими ледяными пальцами. Цепи тянули назад и не отпускали, ошейник сжимался и царапал шею острыми зубцами, но неудержимая сила в мгновение ока выдернула Иззабибель из приемной Князя Ада, забросила в… Куда?

Ох, как плохо то… Все болит, еще сильнее чем после пыток Вельзевула.

5

Иззабибель открыла глаза. Осмотрелась. И увидела прямо перед лицом сумку с такими характеристиками:

Большая полосатая сумка челнока.

Редкий предмет.

Требования: 100 уровень.

Максимальный вместимый вес: 30 тонн. Максимальное количество предметов: 500 000. Максимальное количество слотов: 1000.

Снижает общий вес находящихся внутри предметов на 80 %.

И заорала.

* * *

Вообще в Аду мало что удобно и ориентированно на конечного потребителя. Разве что, Демоверсии впечатляющие. Например, в Аду нет такой удобной вещи как форум или блог.

А демоверсию кипящего котла со смолой вполне можно выдать за новейший метод в экспериментальной медицине. Омоложение там, тонус кожи… Ну или просто банька. Особенно если у котла поставить ящик ледяного пива. А если не говорить, что главным пассивно действующим лицом в оргии будешь именно ты, причем с любой точки зрения и в любой позе, причем с применением кактусов, огнетушителей и иных интересных предметов, то и это действо со стороны выглядит привлекательно. И многие на это покупаются, между прочим. Но не все приговорены именно к варке, жарке или лизанию раскалённой сковороды с одновременным танцем на гвоздях.

Вместо этого некоторые грешники, из бывших блогеров приговорены вот к какой пытке. Они вынуждены изо дня в день рыскать по самым темным, жутким и непосещаемым уголкам Ада в поисках, развешанных тут и там стенгазет. И на каждой из них оставлять комменты. Всегда одинаковые, вялые и неинтересные. И всегда очень длинные.

Флудеры с их короткими бессодержательными фразами, обязаны придумывать связанные тексты не мене чем в сорок тысяч знаков без учета запятых, но с их обязательным наличием в правильных местах. Причем грустно топающие за ними грешники-админы сайтов стирают написанное быстрее чем флудеры успевают писать. Админы — грешники привилегированные. У них есть тяжелые шипастые дубинки и право ими банить любого, кто подойдет к стенгазете, за которую они несут индивидуальную ответственность.

Тут интересы грешников-блогеров и грешников-админов диаметрально противоположны. Одним кровь из носу нужно что-то ежедневно писать, дабы не загреметь в тот самый котел, а вторым — напротив нельзя допустить дефлорации их девственно-чистой стены.

Один на один, блогеру супротив админа не выстоять. Тогда, блогеры собираются организованной толпой и коллективно избив очередного админа, портят его стену своей псевдоинтеллектуальной писаниной, розовыми соплями и околопатриотической пачкотней. Дубинку его, они обычно засовывают в такое место, и так глубоко, что этот админ надолго становится очень грустным админом, и может ходить лишь согнувшись пополам. Не имя таким образом возможности банить, админ с обильно смоченной своими слезами тряпочкой, грустно ходит за каким ни будь одиноким флудерастом или диким троллем. Тролли рыщут в тех местах в поисках добычи. Лучшая для них пища — носитель Мысли. Они тоже когда-то были людьми, но прокляты много-много раз, и потому в Аду становятся настоящими каннибалами — бессмысленными и беспощадными. Единственное что их пугает — грустный админ. Они всеми силами стараются от него убежать, но админ все идет и идет за троллем скуля, тихонько матерясь и требуя дать ему возможность нормально работать.

А самыми проклятыми в этой унылой заброшенной местности были грешники-читатели. Они были обязаны учить наизусть то, что написали блогеры и флудеры, а потом сдавать по этой белиберде письменный экзамен. О, поверьте, очень-очень страшная пытка, учитывая качество адского творчества и грамотность большинства аццких аффффторов.

Стену, которую оккупировали сплотившиеся блогеры, спасти уже невозможно. Легче ее снести и построить новую, чем отскрести множество культурных и не очень, слоев.

Приведенные целиком тексты, с одной из таких стен займут не менее двух-трех ленинских библиотек. Потому, обозначим лишь некоторые темы. Кое где с коротенькими пояснениями.

«Есть ли жизнь вне Ада?» Размышления на тему жизни после котла. Запятую вставьте сами.

«На совсем ли ушел Люцифер?» И куда, черт побери? И на хрена?

«4 000 страниц моих изнасилований» Взгляд изнутри, снаружи, сбоку, сверху, снизу и по-другому.

«Тля, о чем писать? Все темы раскрыты… Нет, нет! У меня много ИДЕЙ!» Кризис жанра и крик души перед сковородой.

«Пропала суккуба по кличке… как ее там… Изабель? Зубубель? Какая на хрен разница, главное — доколе…» О нравах современной молодежи.

«Сами ли вы пишете все эти посты или вам помогают? Может отдаться кому-нибудь, чтоб писал эту чушь вместо меня?» Реклама.

«Нужны ли темам темы, или достаточно букв?» Вопрос на засыпку.

«Давайте восхвалим Великого Князя Ада, несравненного Вельзевула, за увеличение ВВП — Внеплановых Всеадовых Пыток в истекшем периоде!» Тема была очень актуальна, развернутые статьи и фельетоны, оды и поздравления, и даже страничка юмора — забавные случаи из практики мастеров дел заплечных.

«Кукуруза контрабандой. Попкорн прямо в котле — здесь!» Насущные вопросы по улучшению качества пытки и развернутые комментарии.

«Делаю картинки для вашей херни.» Реклама.

«Адская дружба — или пытаем друг друга.» Садо-Мазо раздел. И съел.

«Где моя запятая, уроды?» Проблемы синтаксиса и пунктуации.

«Мир Грязь — новая удобная платформа. Валите туда на хрен!» Реклама.

«Тире вам всем в зад и дефис в рот! Не путайте, козлы!» От автора «Где моя запятая, уроды?» Темы была бы бестселлером, если бы хоть кто-то обратил на нее внимание.

«Точка в названии темы — признак неуважения к читателю. А ему еще этот бред наизусть учить.» И все. Точка.

«Все! Не могу!!! Пустите меня в котел!» Рецензия.

«Как стать настоящим демоном и начать зарабатывать?» 687 различных изданий на одной стене.

«Кошечки, Котята и Котенки.» Кулинарный раздел.

И еще, и еще, и еще…

Часть 2. Трудно добыть бога

Глава 1. В Грязи по уши

Он парил в небе… Солнышко, облака…

Хотя, какое к чертям парил? Падал! Летел с многокилометровой высоты, а ветер свистел в ушах и казалось наждачной бумагой сдирал кожу с тела.

Черт, это напоминало то Падение. Разве что сейчас он несся вниз один, а не в числе прочих падших ангелов, коим в будущем предстояло стать демонами. Ничем хорошим это тогда не закончилось, и ожидать приятного приземления… пригрязнения… сейчас, тоже не стоило.

Внизу лес. Да будь там хоть вода, с такой высоты он убьется по любому.

Страха не было, ну умрет, потом отреспится… О, а что это там происходит?

Гигантская фига расплелась, состроила козу, и щелкнув средним пальцем полбу маленькой фигурке в сине-зеленой одежде, исчезла.

Фигурку, вопреки ожиданиям не снесло куда-нибудь в кусты, она продолжала тупо сидеть, держа на коленях футляр с… ну да, все правильно.

Риммон свалился прямо в самого себя. Ощущения были непередаваемые.

Он не помнил, что именно с ним происходило, помнил лишь то, что это было чудесно.

Никакой конкретики, лишь общие впечатления всезнания и всемогущества. Так вот как чувствует себя Он. Взгляд упал на лежащий в руках Меч Повелителя. Эта жалкая железяка не идет ни в какое сравнение, с той мощью которой пусть и на краткий миг, но длящийся целые эпохи, одарил его Отец.

Да, за такое — можно служить, и служить верно с полной самоотдачей, не щадя не себя не тем более других. Вот только будет ли награда соразмерна авансу? В свою бытность архангелом ничего подобного он не испытывал, а именно возврат в эту ипостась ему был обещан.

Риммон встряхнулся.

Что-то подсказывало ему, нужно немедленно отсюда уходить. Совсем скоро произойдет нечто, чего лучше избежать.

Демон посмотрел вверх. Солнечный свет был вполне обычным, без всяких признаков божественных сущностей в виде зайцев, огромных ладоней или еще какого параноидального бреда. Барса, его раба-миньона видно не было.

6

— Эй, Барсик, ты там?

— Да! Тут еще немножко осталось…

— Давай скорее и двигаем отсюда.

— А что случилось то?

— Потом поговорим, собирай там все в свои мешки и прямо с дуба — домой.

— Понял.

Риммон быстро покидал еще не собранный лут в свои баулы и сжал в руке камень возврата.

Раздался хлопок воздуха, занявшего пустое пространство, которое совсем недавно занимал Риммон. Через минуту — еще один, откуда-то сверху. А еще через пару минут к дубу, прямо через кусты проломился первый искатель Меча Повелителя. Окинул взглядом истерзанную полянку, мертвого ободранного вепря, и нехорошо выругался.

Почти сразу пришли еще трое и сходу убили первого. Потом сосчитать желающих завладеть легендарной цацкой стало невозможно. Все бегали, орали, копали и периодически дрались.

Риммон сидел в своей гостиной и пытался осознать произошедшее. За стеной негромко чем-то тарахтел и шуршал Чак, его второй миньон, назначенный прислугой за все. Вообще-то Сент Дрогат Смельчак, но Риммон его переименовал, так же, как и Рокки Монтье Барса — в Барсика. Миньоны не возражали. Для них вообще слово хозяина было законом и руководством к действию.

Он совсем не знал, что ему делать дальше. Он не помнил того варианта развития событий, который так скрупулёзно и можно сказать с любовью отшлифовывал и просчитывал, будучи… будучи… ну, Богом, в конце концов, чего скромничать то.

Нет, совершенно понятны ближайшие перспективы. Докачать Генерала разбойников, и заняться воплощением некроманта. Но это частности. А вот в целом? Какой именно результат он для себя обозначил как наилучший? И главное — какую дорожку к нему протоптал? Все это было забыто, утеряно. Ладно, будем надеяться на лучшее, и делать хоть что-нибудь.

За стеной раздался голос Барса и закопошились уже двое. Сортируют барахло, скоро, наверное, закончат. Нужно им новую работу придумать.

Риммон открыл Журнал путешественника.

Официальный форум Грязи и форумы всех около игровых сайтов возглавляла одна и та же новость. В мир пришел Меч Повелителя, и кто-то его упер. Особо позабавили восемь отдельных закрытых аукционов где лотом выступал Меч, и еще двадцать три, где продавалась достоверная информация о владельце Меча.

Но особенно Риммона насторожила одна тема, в которой предлагалось собрать на него рейд. И ловить не где-то по лесам да долам, а около представительств Гильдии Охотников и аукционов. Народ просек, что пустые тайнички — дело рук того, кто в конце концов нашел Меч Повелителя. Так сказать, кто шапочку упер, тот и бабку прибил. Совсем неверные посылы приведшие, однако к правильным выводам.

Ну, значит тут следует затаиться. Обождать недельку, шум более мене уляжется. И в лагерь разбойников лучше пока не соваться. Там этих несчастных будут прессовать еще долго, на предмет откуда Меч взяли сцуки, и как умудрились прое… потерять?

Что делать? Вариант один, какой-нибудь полезный фарм. Некрос еще не готов, эльф тоже дохловат, значит снова бес. И бегемоты. Или еще какая из локаций потребных Гильдии охотников. Ну или для Гильдии Палачей можно гоблинов погонять, но зачем? У охотников ему двойной коэффициент по опыту положен, плюс на него накладывается нехилый баф от дудки… то есть Свирели Синего Змея. Сейчас набить, а потом как-нибудь сдать. Можно и про запас, для следующих воплощений. Фронт работ неограничен — локаций море.

Или можно повыполнять задания ГО, за которые свитки опыта положены. А чем не вариант, если все равно неделю делать нечего? Вон их список на несколько страниц…

Мда… Стотысячные можно будет разве что некромантом-генералом без риска делать. Десятитысячные… Ну… Двухсотый йоти запросто может сожрать. Да и вот двухсотый баран только так забодает. Был бы готов Генерал-эльф — дело другое, но бес… Его максимум сотый левел. Ну может сто двадцатый, если по одному. А по одному редко бывает.

Хотя… У Риммона возникла идея, и он с трепетом и почтением взял в руки Меч Повелителя. Нужно проверить, а вдруг… Первый раз вынул его из футляра, до этого лишь трогал и гладил. Меч засветился всеми огнями радуги, раздался колокольный звон, в глазах Риммона потемнело, и возникло системное сообщение:

Внимание! Общемировое событие! Меч Повелителя нашел своего хозяина!

Риммон поморгал и посмотрел на свои статы.

Йеееееесссс!!! Ура!!!

Коэффициенты увеличения базовых показателей сержанта разбойников и Меча перемножались, а не складывались! Он уже сейчас, в звании сержанта равен по базовым характеристикам генералу. А с учетом дополнительных плюшек от меча, намного опережает. А что будет, когда… Ой-ой… Сам себя боятся начал.

Меч Повелителя.

Легендарное оружие.

Требования: нет.

Эффекты:

Пассивно, при владении: Снимает все ограничения с аккаунта владельца и переводит его в разряд Элитных;

Пассивно, при владении: Дает бонус к получаемому опыту как боевому и квестовому так и к крафтовому на 1000 %;

Пассивно, при владении: Дает бонус к развитию достижений, навыков и способностей на 500 % и снимает наложенные на них лимиты уровней;

Пассивно, при ношении: Увеличивает все родные характеристики персонажа в пять раз, а полученные от предметов и положительных эффектов в три раза;

Пассивно, при ношении: Увеличивает базовый уровень урона персонажа на 10 000;

Пассивно, при ношении: Увеличивает скорость регенерации здоровья, манны и бодрости в пять раз;

Пассивно, при ношении: Увеличивает в пять раз родные базовые характеристики членов группы или рейда;

Пассивно, при ношении: Увеличивает в три раза родные базовые характеристики членов клана.

Так, Меч руки не занимает. Если он вложен в ножны, и лежит где-то сам по себе — работает не в полную силу. Но ходить с ним по городу — дураков нет. Вообще, этим мечом можно и не биться вовсе. Пусть за спиной болтается и статы увеличивает, а дамаг чем-нибудь двуручным нарастим. С такими показателями защиты и здоровья щиты разве что в качестве закуски пригодятся.

Так, будем считать…

Бес имеет семьдесят пять родных очков, из которых с учетом коэффициентов звания генерала и Меча получаем три тысячи семьсот пятьдесят.

Эльф-разбойник — двести пятьдесят, итого две тысячи пятьсот. Кроме того, часть очков вложена в ненужную в бою с животными харизму, зверям плевать насколько симпатичен охотник. Можно поправить шмотом, но даже с учетом наилучшего, он не перекроет беса-берсеркера в звании Генерала.

Хилый некрос итого меньше, он вообще только наполовину прокачан.

Кузнечика, чтоб его черти взяли, вообще не считаем.

Ну что же. Можно идти на двухсотых мобов. Только вот Барса нужно раздеть. И перебрать прочие трофеи, а то уже полчердака интересными вещами завалено, а руки все не доходят. Но сначала пообедать, дело то к полудню.

Она наоралась и попыталась успокоится. В результате бешенного визга бадб в углу пещеры скончалась мышь. С неба попадали оглушенные птицы, гулявший неподалеку бурый медведь поседел.

Она наоралась и попыталась успокоится. В результате бешенного визга бадб в углу пещеры скончалась мышь. С неба попадали оглушенные птицы, а гулявший неподалеку бурый медведь поседел.

Как так? За что? Где Ад? Когда она умудрилась?

Нет, нет, нет… НЕ НАДО!!!

Пусть в Аду, ипать его, пусть пытки и унижения, но там все по-настоящему!

Пустите! АААА!!! Как вернуться??? Тут должна быть кнопка… Тут все на кнопках… Кнопка, ипать тебя, вылезай, падла!!! Выход, выход… Что делать то? АААА!!!

Истерика, уже тихая, с плачем и всхлипыванием, продолжалась еще с полчаса. Сначала она сидела и тихо рыдала, а потом металась по пещерке, хватала разные предметы и швыряла их о стены. Схватив мышь, она внезапно поняла, что именно подняла, и уставилась на трупик.

— Вот, дьявол…

И тут до нее дошло. Она сказала это вслух. Рука нырнула к промежности… Ой! Палец попал туда, куда следует! Ну, значит все не так уж плохо, она могла стать и мужчиной.

7

Так, я о чем-то не о том, подумала Иззабибель. Прежде всего, почему я в Грязи?

В Грязи, в грязи по уши, в этом нет сомнений. За три дня отведенные ей Вельзевулом на изучение темы, она изрядно поднаторела. Да и потом интересовалась. И Риммон… О, ипать его!

Это — этого козла работа! Это он ее сюда как-то затащил! Ну, значит пусть и вытаскивает. Она высунула голову из пещерки… Ого, метров сорок до земли. А то и больше. И обрыв крутой, просто жуть, пешком не пройти. И как сюда забраться? Нет, не так. Как отсюда спуститься?

— РИММОН! — Заорала она. — Риммон, сука, ты где???

Гдеее… Гдее… Где…

Эхо, ипать его. Сейчас еще оползень начнется, только этого не хватало… Нет. Стоп. Нужно успокоится. Разобраться в себе. Это же игра, в конце концов… ААА!!! Игра, мать ее! И она в ней!!! Ну почему, почему…

ХВАТИТ. Она твердо попыталась взять себя в руки. Зарождающаяся сущность жестокой, холодной ламии вступила в противоборство с сущностью истеричного, эмоционального суккуба. И почти победила. Но слезы все равно катились из глаз…

Ну, за что, за что…Сначала, после того как ее выпотрошили и повесили на собственных воротах, Абаддон за ней почему-то не пришел, может был занят, а может побрезговал… И она осталась на Земле в виде мары, злобного призрака, душащего спящий электорат. Потом Ад, и переделка в суккуба, что далось очень не легко… Особенно если учесть, что умерла она девственницей, как это ни странно, принимая во внимание всевозможные пытки и издевательства. Хотя, это может потому, что на момент казни ей стукнуло ыосьиьдесят лет с длинным хвостиком. Зубы и волосы повыпадали, грудь… Кстати, как там она сейчас? Неплохо, третий размер… Собственно, какая разница какой она была? Главное, потом, пусть недолгое, но перерождение в ламию, которое уже начинало давать свои плоды… И все это ужасно мучительно, больно, безысходно, вечно… А теперь это. Вообще пипец. Грязь.

Да, она была не лучшим человеком при жизни. Да, чего скрывать, и мысли были дурные, и поступки не всегда правильные… И жизнь то была дрянная. Лет четыреста прошло тогда, с тех пор как на Русь пришло христианство. Село, в котором она жила называлось Иза. И жили там всего несколько семей, теперь уже и не вспомнить, кого как кликали. Да и своего настоящего имени не вспомнить.

Помнится, только…

Мама склоняется над люлькой и говорит: «Ягодка моя, дитятко, любимое…» У мамы светлые волосы, укрытые платком и твердые, но нежные руки… И пахнет она сметаной. Иззабибель тянет к ней крохотные ручонки и смеется.

Вторая картинка… Она бежит, держа в руках орущий сверток. В свертке ребенок. Девочка, месяцев шесть от роду. Она украла ребенка, она это помнит… Но… Ребенку так будет лучше, она точно в этом уверена. Она бежит, но старческие ноги предательски подгибаются… Она падает, ребенок перестает хныкать. Так ее и нашли. Она сидела раскачиваясь, выла, и обнимала маленький остывший трупик со свернутой шеей.

Ведьма, сказали они. Она не возражала. Да, ведьма. Ведь что-то ведала, вот только… забыла, что.

Потом пытки и смерть. Смерть, как вспышка тьмы, как глоток камня.

И долгое, жуткое, а главное противное существование в виде мары. Много смертей на ее совести и крови на руках… Греха на душе тоже много. Так много, что сам Асмодей обратил внимание на духа-душителя. И предложил избавить от этой горькой чаши. Тогда казалось, что хуже быть не может. Может. И было.

Иззабибель. Так ее прозвал Асмодей. Он всегда был романтиком, очень любил красивые слова. И красивые имена. Иззабибель. Как будто француженка… Этакая фифа с мушкой. Хрен там. Производная от названия захолустной деревни где-то в Закарпатьи. Бабки из Изы. Там еще толи веники вяжут, толи корзины плетут, короче занимаются фуфлом всяким. Нет бы нефть найти и качать.

Ну, что же, истерика вроде прошла, паника отступила… Все. Хватит себя жалеть уже, давай-ка девочка, оглянись. Не вечно же сидеть в этой норе, ипать ее в пролом?

Форум.

Автор: Гнулд Нунг Дотошный

Тема: А! А, не О!

«Уважаемая администрация и игроки! Обращаю Ваше внимание, на вопиющую ошибку, закравшуюся в умы, алгоритмы и блоги! Я в реале — лингвистю. И тут хочу полингвистить. Так вот, все мы применяем обилки. Обилкаем регулярно и постоянно. Нет среди нас ни одного человека, который хоть раз не пообилкал бы. Однако, я провел лингвистический, фонетический, морфологический, синтаксический и целую кучу других невнятных для неспециалистов анализов слова Обилка. Так вот! Так вот, судя по всему мы должны с вами Абилкать, вот! Дело в том, что слово это заимствовано из английского языка, основой для него послужило «ability», позже видоизменено, а потом и испорчено Автором «Толкового Словоря» Буйбуко Н.Д. выпущенного в 2047году. Сам тов. Буйбуко Н.Д. был родом из Вологды, и очень уважал и любил букву О. Она у него даже в словаре на первом месте стояла, а А — где-то на… ну, в середине. В связи с тем, что тов. Буйбуко Н.Д., был мужем тогдашнего Министра Образования и Социального развития, словарь взяли в печать не глядя, и рекомендовали к применению и изучению. Таким образом, призываю всех! Давайте вернем все взад! Восстановим гордое слово Абилка в своей первоначальной чистоте и правильности!!!»

«Иди в Опу!»

«Товарищ комментатор опять использовал слово из словаря тов. Бубейко Н.Д. Дело в том, что до 2047 года, слова Опа не существовало. Вернее, оно имело совершенно другой смысл, и произносилось исключительно в тех случаях, когда что-то перепрыгнул. В том смысле, в котором его использовал уважаемый том. Комментатор использовались другие слова — жопа и попа. Фактически это синонимы и применялись…

Развернутая лекция на девяносто минут устной речи. Чувствуется преподаватель-профессионал…

… таким образом слово Опа в данном контексте не уместно, более подобало бы отправить меня на хер. Это было бы лингвистически приемлемо.»

«Убедил. На хер иди.»

«Вот, так бы сразу!»

Больше комментариев не было, и тема утонула. Ну, не вызвала она резонанса, даже среди троллей и флудеров. Всем было пофиг, привыкли уже обилить, обилкать обгрейдить и обкастовывать. А жаль. Радеет ведь человек за чистоту и правильность заимствованных русским языком слов. Автор Обиделся, и решил написать в ООН, в передачу Очевидное-невероятное, а так же, почему-то, Президенту РФ.

Глава 2. Снова влез Лабеан. Вот козел

Светлый эльф не спеша шел по городу Су и что-то весело напевал себе под нос. Видно было, что настроение у него самое радужное, и жизнь судя по всему удалась. Может в лотерею выиграл, а может наконец в Грязь переселился, а то и какой супер квест надыбал, кто его знает.

Позади него стараясь прятаться за спинами прохожих и остаться незамеченным, прогулочным шагом шел хоббит.

Риммон никуда не спешил, до «Вилки и Ложки» было недалеко, а день, как и всегда в городе Су — был солнечным и прекрасным. Он настолько расслабился, что забыл об осторожности. За что и поплатился.

— Господиииин ээээльфффф… Господииин… — старческий дребезжащий с подвываниями голос ворвался в его сознание как цунами, сметая хорошее настроение и радость от наслаждения великолепной погодой.

Только этого еще не хватало, снова социалка… К черту!

Риммон ускорил шаг, стараясь побыстрее сбежать от опасного голоса.

— Яяя знннаююю вааааше ииииимяяя, господииин… Вааас ииищут. Ррррииии…

Демон вздрогнул и остановился. Вздохнул. Нет, не социалка. Хуже.

Обернулся. Фух, непись. Над головой надпись: «Старый путешественник. Б.О.М.Ж. Уровень 1.» Старик-хуман, весь заросший и какой-то пришибленный, в нищенском прикиде, у ног его крутится грязный облезлый песик, никакой породы, на веревочке. У песика на шее картонная табличка: «Хочу кушать». Такая же табличка на груди нищего. Кабысдох был бы совсем обычным, если бы не небольшой, чуть светящийся камень, торчащий между лохматых ушей. Еще интересней.

— Что тебе, жертва равнодушного общества?

— Господииин… Хоочууу кууушааать…

8

— Ты откуда меня знаешь, уродец?

— Кууушааать…

Вам предлагается задание «Накормить голодных».

Награда: большое человеческое спасибо!

Принять: да/нет?

Черт, придется кормить. Да еще и большое человеческое потом светит… Риммон брезгливо осмотрел грязноватого, пованивающего субъекта. В «Вилку и Ложку» такого не поведешь, это станет там событием месяца. Оно ему нужно?

— Есть тут рядом общепит какой?

— Ааась? Мнеееб покуууушааать… и Вааатрууушеее…

— На тебе пятерку, иди жри. Я вот тут на лавочке буду ждать.

— Я признатееелееен, господииин… Мыыы быстрооо…

Надо же признателен он. Не слово на С, а именно то что нужно сказал. Значит точно не послышалось. Может и награда будет не такая страшная.

Старичок шустро уковылял, таща за собой песика, судя по всему носящего кличку Ватрушка, и негромко обещая ему целую гору еды. Гору какой именно еды можно купить за пятерку, Риммон старался не думать. Будем надеяться, дед не траванется и не окочурится потом посередине диалога. Судя, по имеющимся сведениям, неписи витаминки не употребляют, а жаль. У него всегда в кармане НЗ есть.

Не прошло и двадцати минут, как старый нищий вернулся, держа в руках огромный пакет с чем-то маслянистым. Жир капающий из пакета испачкал бы его одежду, не будь она замусолена до невозможности заранее. Риммон за это время почистил, набил ароматным табаком, и выкурил недавно приобретенную трубку. Баф плюс пять к харизме на полчаса, не повредит.

Дед все время что-то чавкая жевал, и кидал самые, по его мнению, аппетитные кусочки Ватрушке. Тот хватал угощение на лету, иногда с явным трудом подпрыгивая на больных лапах, и радостно скуля, глотал целиком. Старик присел на край лавочки, Риммон поспешно отодвинулся на другой. Из жирного пакета воняло хуже, чем от самого бомжа. Что, у него там такое интересно знать? Хотя нет, лучше не знать.

Через несколько минут пакет опустел, бомж облизал почерневшие от въевшейся грязи пальцы, и довольно рыгнул.

— Мы с Ваатруушом наелись, — сказал он. Встал и молча поклонился Риммону в пояс. Песик тоже изобразил радость уставившись на благодетеля влажными гноящимися глазами и виляя обрубком хвоста.

Внимание: задание «Накормить голодных» выполнено.

Получена награда: баф «Большое человеческое спасибо!».

Эффекты: удача + 20 на шесть часов.

Ну и на черта эта удача в таверне то? Чтоб косточкой не подавиться?

— Ты откуда…

— Вот!

Старик вытащил из грязного кармана замызганную донельзя бумажку. Демон пару секунд посомневался и бумажку взял. Ха! Вторая бестолковая карта с крестиком, из тех что всучил первым встреченным Риммоном тут людям жулик, выдающий себя за мудреца. Демон чиркнул спичкой и поджег карту.

— И что? А имя мое?

— Имяяя? — дребезжание и поскуливание из голоса нищего почти пропали, едва он поел. Старик наморщился, будто пытаясь что-то вспомнить, или о чем-то напряженно думая.

— Так имя я ваше вижу, господин.

— Как??? — Риммон аж подпрыгнул. Покров слетел? Нет, на месте. Но как? Может неписи его под покровом определить могут? Ну да, вон и гоблин, и миньоны узнают его в любом воплощении. Но для них он, это просто он. Псевдоним даже пришлось придумать дурацкий. — Как так? Ты кто такой вообще?

— Я-то?.. Теперь никто. Б.О.М.Ж. Скоро и вообще ничем стану, пара-тройка недель мне осталось, если денег не добуду… а Ватруша, наверное, через день-другой уже того…

Риммон ждал.

Дед молчал.

— Ну? — не выдержал демон.

— А? А… деньги говорю нужны.

— Ага, мне тоже. Ты говори давай, почему мое имя видишь? И кто еще это может? Через покров-то…

— А, имя… Ну, раньше то я был… был… давно уже… или не давно… но все равно уже…

— Дед, ты не заговаривайся, четче мысли излагай.

— А, ну да, ну да… Был я значит-ца жрецом. Когда-то… Да не простым, а верховным. У меня с тех пор как я посвящение в верховные прошел, и открылся Дар Истинного Зрения. Вот, глаза уже почти ничего не видят, а Дар, все еще работает. Хоть и с перебоями… Вижу под Пологом и духов тоже вижу. Вот у вас дух Синего Змея вокруг левого предплечья обвился… Хороший дух, полезный.

— Верховный жрец… Хм… а чей? Какого бога?

— А вот его, — дед ткнул пальцем в задремавшего песика. — Бог Дорог и Путей, а также Спрятавшихся и Ищущих. Ваатра-Ууш.

— Вот черт.

Эту историю демон помнил. Читал в хрониках мира Грязи. И произошла то она недавно, года с полтора назад, а может еще позже. Где-то в районе земной Индии, и здешнего сектора Хиппистан, произошла битва местных богов. Дрались целых четыре пантеона, но не лично, а натравливая друг на друга своих… верующих? Скорее, просто фанящихся приключенцев. Навряд ли кто-то из игроков по-настоящему в них верил, хотя многие регулярно молились, и совершали необходимые обряды. И та битва была больше глобальным ивентом, чем процессом выяснения отношений между самими богами-НПС. Боги немного потаскали друг дружку за бороды и косы, ну у кого что было, и вместе отправились обмывать это дело нектаром с амброзией.

Так или иначе, в результате того глобального конфликта, серьезно получил по ушам только один из мелких божков, а именно Ваатра-Ууш. Его главный алтарь как назло находящийся прямехонько в центре будущего главного замеса, был разрушен, храмы разграблены и сожжены, жрецы-неписи перебиты.

Самого Ваатра-Ууша изгнали из родного пантеона, развоплотили и прокляли. Подробностей демон не помнил, но кажется, он собирался переметнуться в соседний, и предал всех, кого только мог. Хотя может и подставили его, не важно. В результате Ваатра-Ууш вовсе исчез с горизонта и за последний год о нем не было ничего слышно вообще. Хотя специально Риммон не интересовался.

Вообще смерть божественных сущностей дело хоть и редкое, но вполне обыденное. Периодически то в одном, то в другом пантеоне открывались новые вакансии и от кандидатов-НПС не было отбоя. Некоторые особо наглые игроки тоже отправляли свои резюме, но им чаще всего обещали перезвонить через тысячелетие-другое. А иногда честно присылали ответ о профессиональном несоответствии. Короче, так еще ни один и не трудоустроился.

Пока вспоминались эти подробности, старик тоже что-то бубнил.

— …и вот тогда я взял Камень Души Ваатра-Ууша, и побежал. Я был молод и силен. Я прятался в зарослях, в болотах и пещерах. Ел змей и грибы… Грибы, кстати, были ничего… Столько нового узнал…

— … много раз хотел выйти к людям. Но боялся. Меня и моего бога долго искали вражеские жрецы. Они и сейчас нас ищут, но мне уже все равно…

— …потом прошло много времени, камень стал темнеть, и нужно было срочно искать моему богу новое тело. Но я уже был слаб, и почти так же стар, как и сейчас. Любой сильный зверь съел бы меня, и камень был бы утерян. Единственное тело, которое я нашел — щенок одичавшей собаки. Ваатра-Ууш был спасен, но в теле слабого песика от его былой мощи остались лишь крохи…

— … и вот потом, когда я от голода наелся грибочков с зелеными шляпками в голубую полоску, мне было видение. Не такое как всегда с танцующими носорогами и летающими в небе розовыми слониками, а осмысленное, четкое как команда, как приказ. Таких я не видел со дня падения моего бога. И следуя этому видению я пошел на запад…

— … а когда мы прошагали уже четыре дня, пробираясь по зарослям и переплывая реки, кишащие крокодилами и прочей гадостью, я… вернее Ваатра-Ууш нашел скелет. На нем был неплохой доспех хоть и немножко ржавый. В сумке нашлось несколько бутылочек с зельями и три свитка. Один из них мог открыть портал. И вот мы здесь. Доспех пришлось поменять на эту вот карту, денег у меня нет совсем, грибы тут не растут, люди жестоки и не подают нищим…, и мы с моим богом были бы обречены, если бы не встретили вас.

— Случайно встретили?

— Нет, конечно… То видение было о вас.

— Угу… — понятно, это его самого, Риммона работа. Одна из. Только пока неясно каков будет результат. Но нужно полагать полезный для достижения его цели. А, кстати, какой? Нужно будет хорошенько в себе разобраться, на бегу много не надумаешь. Вот, черт теперь придется обращать внимание на всякие мелочи, вроде тонущих детей и горящих домов. На все те местные прелести, которые составляют здешний колорит, и могут быть подстроены им самим. А вдруг это какая-нибудь социалка будет, или просто левый квест? Жалко времени.

9

— У кого карту то выменял?

— На базаре есть шатер. Там я нашел мудрого человека по имени Лабеан. У него. Еще восемь дней назад это было… Почти сразу как в этом городе появился. С тех пор и ищу вас. И почти ничего не ел за это время, разве что водичку пил… Благо фонтанов в этом городе много.

Опять этот мудрец. Обязательно нужно будет познакомится.

Стало быть, карта новая, не из тех, что он выбросил когда-то.

Риммон вздохнул и вгляделся в характеристики бомжа. Ничего особенного, обычный непись-социал, но есть три нюанса. Первый — способность Истинное Зрение. Второй — способность выдавать повторяющийся квест на покушать. И третий — и, наверное, главный, в графе прочая информация следующий текст:

Поклонник и жрец ушедшего бога Ваатра-Ууша. Единственное на данный момент средоточие его силы и веры. Пока ушедший бог не вернется, хотя бы частично, на персонажа не действует 99 % любой благоприятной божественной магии, в том числе заклинания и зелья, например, зелье омоложения, заклинание и зелье лечения, зелье манны и прочие. Чем сильнее будет его бог, тем больше он сможет дать своему единственному оставшемуся жрецу.

Не наврал-таки нищеброд, подумал Риммон и присмотрелся к спящей собачке.

На первый взгляд, песик как песик: «Прирученная дворняжка. Уровень 1». Открыл характеристики. Собака обыкновенная, нубская, бесполезная. Но, дьявол кроется в деталях. А в данном случае в деталях, а вернее в прочей информации, крылся уснувший бог.

Это тело является вместилищем уснувшего бога Ваатра-Ууша. Тело первого уровня не способно поддерживать полноценное функционирование божественной сущности 20563 уровня. Для пробуждения бога, требуется новое тело с уровнем не меньше 2000. Чем выше будет уровень тела, тем больше божественных сил будет доступно вернувшемуся Ваатра-Уушу.

Вот черт… 20563 левел… И это просто мелкий затрапезный божок, неудачник, которым просто пожертвовали как пешкой. Интересно, у богов есть коэффициенты усиления, как у обычных элитников?

Так… информация, конечно, интересная, и в гайдах не прописанная, скорее всего вообще секретная. Но ему она на кой?

— Так, дед… Чего тебе нужно то?

— Мы с Ваатра-Уушем готовы принести вам клятву Вечной Верности. Помогите нам обрести былое величие, и мы признаем вас своим хозяином и владыкой. В моем видении вы добились огромных успехов и стали почти безраздельным Повелителем этого мира. Позвольте нам занять скромное место у подножия вашего трона и служить преданно, во веки веков.

Хм… Бог на побегушках, пусть и мелкий это сильно. Гораздо лучше десятка-другого миньонов, пусть и генералов. У богов настолько мощные массовые и точечные бафы и дебафы, что их даже выделили в отдельные категории благословлений и проклятий.

— И как по-твоему я это сделаю? Что видение по этому поводу говорит? — ирония в голосе Риммона мешалась с дрожью от представленных им возможных плюшках.

Старик пожал плечами.

— Ничего. Об этом ничего. Разве что есть одно имя. Но что это за имя я не знаю. Колобень.

— Угу… Подожди немного… а лучше вот, что. Вот тебе сотня… нет, две, за одну тебя не отмоют… Сходи в баню она вон там, откуда дым валит, в парикмахерскую, рванье это свое смени. Через два поворота направо, если идти туда, будет таверна «Ложка и Вилка»… Или «Вилка и Ложка»… Неважно, черт с ней. Жди меня там, когда в порядок себя приведешь. Мне нужно многое обдумать. Кстати, имя то у тебя есть?

— Есть, как не быть… Я вам его скажу сразу же, как вы примете нашу клятву. А пока зовите меня дед, бомж, или как вам нравится.

Старик дрожащими пальцами принял деньги, снова в пояс поклонился, но в этот раз бафа не повесил. Подхватил своего посапывающего бога под мышку и засеменил в направлении бани.

Риммон же дойдя наконец до таверны, потребовал кабинет, и ожидая заказа погрузился в размышления. Когда принесли горшочки, сковородочки и тарелочки, он машинально поел, вопреки своей привычке, совершенно не наслаждаясь вкусом и изысканностью блюд. Он напряженно и очень долго думал. Результатом его усилий стали несколько выводов.

Первое. Любая цель которую он поставил себе находясь в состоянии близком к божественному пойдет лично ему, Риммону, только на пользу. Будучи законченным эгоистом, он просто не мог поставить себе иной. А, следовательно, будем идти к ней, пусть пока что не ясен путь. Но цель… Да, цель, пожалуй, ясна. Вернуться в роль Бога, не божества грозы или войны, каких тут пруд пруди, а истинного Бога, того кто всем управляет и все контролирует.

Второе. Путь конечно розами усыпан не будет, но любое, абсолютно любое его действие или бездействие скрупулёзно просчитано им же самим, и будет являться очередным шагом по этой дороге.

Третье. В его жизни все случайности не случайны. Нужно обращать внимание на все, совершенно на все. Пользу может принести скажем, даже муравей или вот этот таракан. Хотя, именно этот таракан навряд ли, подумал Риммон давя насекомое сапогом.

Четвертое. Опасаться неожиданностей ему следует только от игроков. Что кому взбредет в голову навряд ли мог просчитать заранее даже супермозг местного Всевышнего. Может он где и подстраховался, но учесть ВСЕ невозможно по определению. Неписи и мобы — другое дело. Разве что их собьют с панталыка те же игроки.

И пятое. Ни чьего задания он выполнять не будет. Ни Господа, ни тем более Вельзевула. Он сам по себе, у него сейчас есть шанс, выпадающий раз в жизни, да и то не каждому. Стать равным Господу, пусть и в локальном пространстве мира Грязь. Именно тот шанс, который в свое время попытался использовать Люцифер. И ему это частично удалось, он стал главным, пусть и в пределах Ада. Так почему не может получиться у Риммона?

Пятое с половиной. Если все же, параллельно с достижением основной цели будут выполнены и вышеупомянутые поручения, то это тоже хорошо. Можно рассматривать их как побочный квест. Хотя навряд ли, слишком у всех разные цели, хоть промежуточно в чем-то схожи. Господь хочет дискредитации мира Грязи вообще, и закрытия игры совсем, для чего нужен подчиненный Ему Владыка, который устроит в этом мире непригодный для развлечения и существования ад. Вельзевулу требуется местный Владыка, чтобы, либо каким-то образом переслать застрявшие в этом мире души в Ад, либо устроить филиал Ада непосредственно здесь, а то и построить постоянный мост между Адом на Земле и Адом в Грязи. А Риммон просто хочет стать Владыкой САМ. И ему совсем ни к чему ни крах этого мира, ни пришествие сюда адских легионов.

Это так сказать, основные вводные.

Теперь, частности.

Совершенно внезапно поменялись приоритеты. Кач как таковой, или фарм ценностей перестали быть важны, уж что-что, а это он учел, будучи вершиной коллективного разума, с вероятностью сто процентов. Нужны союзники, а принесшее клятву верности божество — вполне подходящая кандидатура.

Личное могущество, тоже важно и к нему необходимо стремиться. Но оно все равно будет ограничено условностями игры. Так или иначе потребуется армия.

Еще одно важное направление — легендарные вещи. Меч Повелителя — это аргумент против которого сложно возразить, но и с ним не удастся одолеть местного бога рангом чуть повыше Ваатра-Ууша. А различных пантеонов тут в Грязи и не сосчитать, больше тысячи, точно. И регулярно возникают новые. Народ фанится, неписи плодятся.

Насколько известно из гайдов, у простых мобов максимальный уровень семьсот. Дальше уже только супер-рейд-боссы и квестовые неписи, вроде тех же богов. То есть Генерал семисотых монстров с Мечом Повелителя будет соответствовать тридцати пяти тысячному уровню. Мало, очень мало, учитывая против какой силищи ему предстоит бороться.

Необходимо собрать как можно больше легендарных вещей. В идеале — все. На данный момент точно известно о семи имеющихся у игроков легендарках, помимо его Меча. Еще о шести, ходят слухи, что якобы они у кого-то есть, и даже называются имена, но подтверждать владение эти мутные личности не спешат.

10

Итого четырнадцать из тридцати вшитых в программное тело мира предметов. Остальные шестнадцать — пока существуют только в легендах, потому они и легендарные. Но где-то они все равно есть. Еще около двухсот предметов чуть похуже, но все равно эпических, находятся во владении глав разных божественных пантеонов и мегакрутых рейд боссов.

Демон хлопнул себя полбу. Как он мог забыть? Ведь Меч Повелителя тоже находился черте где! И тем не менее нашелся в дупле! А он до сих пор не удосужился проверить вытащенный оттуда лут.

Неимоверным усилием воли подавив желание немедленно бежать в кладовку, он успокоил бешено бьющееся сердце и снова сел.

Так, расставим приоритеты. Первое, то что выполнить проще всего — сортировка лута. Второе, то что требует безотлгательных действий — помощь Ваатра-Уушу. А то околеет еще песик, и все, кранты мощному союзнику. Третье… Ну третье, пятое и сотое, будем планировать исходя из возможностей божества на побегушках.

Он бросил на стол полтинник, и сжал в руке Камень Возврата.

Иззабибель изучала свое тело, как это делает младенец, осознавший наличие у себя ручек и ножек. Тело очень даже неплохое. Две руки, две ноги, две сиськи, одна голова… Хорошо, что не гоблинша какая-нибудь или скорпилюдка. Эх, жалко, зеркала под рукой нету… Ну хоть бы маленькое, и треснутое, хоть что-то, чтобы лицо рассмотреть.

Из одежды только седые длиннющие волосы. А, ну да, она же сама доведённая до крайности истерикой, все с себя посрывала и пораскидывала… Пара шмоток вообще из пещеры вылетели, и теперь где-то под горой валяются. Нужно будет подобрать. Если, конечно, она придумает как отсюда выбраться, не свернув шею. А это не факт.

В теории она знала, что такое персонаж в компьютерном мире Грязь. В теории. А вот на практике попала сюда первый раз. Да и вообще, второй из инфернальных созданий, которым это удалось. Удалось то, удалось, но вот как сделать так чтобы удалось отсюда выбраться то, а???

Этот мир, ипать каждый его байт, не предназначен для демонов. Не зря же он даже бесов отторгает… У земных экзорцистов, кстати вся клиентура разбежалась. И половина психушек закрылась. Зачем платить бешенные деньги за молитвы без гарантированного результата изгнания беса? Зачем травится лекарствами и рисковать при лоботомии, если достаточно один раз войти в игру, и бес соскочит сам?

Вот, уж повезло так повезло… Хотя, при чем тут везение или наоборот неудача? Она думала о Риммоне, вероятно и он вспоминал Ад, ну и ее заодно. Вот и притащил Иззабибель к себе каким-то образом, козел вонючий.

Хорошо, что она подкована теоретически и сразу поняла куда попала. И кто во всем виноват. Осталось понять, что делать. Ну… Ладно, определим для начала, что мы имеем.

Имя: Крылан Ульф Камень

Раса: Ламия. Зачеркнуто. Изменено.

Раса: Суккуб. Зачеркнуто. Изменено.

Раса: Мара. Зачеркнуто. Изменено.

Раса: Человек. Зачеркнуто. Изменено.

Раса: Бадб.

Пол: Женский.

Класс: Мультикласс Баньши. Класс первый: Воительница-убийца. Класс второй: Проклятая ведьма. Класс третий: Туманный призрак.

Открыть подробное описание классов? Да/Нет?

Ипать, что за дурацкие вопросы? Конечно, открыть… Открыть… Ну, да, ДА!

Воительница-убийца.

Может носить тяжелую и легкую броню. Бонус к ТБ: +10 % ко всем характеристикам, навыкам и способностям, даваемым полным комплектом ТБ. Бонус к легкой броне: +30 % ко всем характеристикам навыкам и способностям, даваемым полным комплектом ЛБ. Специализируется на атаках ближнего боя, предпочитает нападать из засады или со спины. При неожиданной атаке шанс критического удара выше на 70 %, а наносимый урон больше на 50 %.Любимое оружие: два коротких меча. При использовании любимого оружия скорость и точность ударов выше на 33 %, а навык Парирование улучшается вдвое.

Показать полный список доступных умений и навыков? Да/Нет?

Ну, показать… А, дьявол… Да! Ох, ипать его буквы… Раз, два… шестьдесят девять активных и пассивных… Как… символично-то… С эти нужно разбираться ни один час. И черта лысого все с первого раза запомнишь… Ну ладно, пробежимся вкратце…

…Да, как много всего. Наверное, это круто. Иззабибель в точности не могла сказать, какие из обилок хороши, какие так себе, а какие эксклюзивные. Не разбиралась она в тонкостях игры. Но понимала, что чем их больше и чем они лучше прокачаны, тем лучше. А шестьдесят девять можно считать хорошим знаком, это ее любимое число.

Ну-с, что у нас дальше то…

Проклятая ведьма.

Может носить тканевую одежду. Бонус к ТО: +10 % ко всем характеристикам, навыкам и способностям, даваемым полным комплектом ТО. Бонус мультикласса: тканевую одежду можно носить под тяжелой броней. Специализируется на проклятьях, сглазах и вредных воздействиях. При повторном применении одного и того-же проклятья, сглаза или вредного воздействия эффект от его действия усиливается на 1 % за каждое использование. При использовании другого проклятья, сглаза или вредного воздействия, отсчет начинается заново. Проклятая ведьма должна ходить босиком, дабы касаться ступнями земли. Там, где она ступит, никогда не вырастет ничего полезного, лишь колючки и ядовитый плющ (до проведения ритуала очищения), так как все соки и силы земли будут заражены ее проклятьем. Эффект: +50 % к основным базовым характеристикам. Обувь, необходимая для формирования полного сета, считается экипированной, просто находясь в инвентаре, но не добавляет прописанных в ней бонусов. Проклятая ведьма не принята ни в этом мире, не в горнем. Она везде белая ворона. Эффект: Проклятая ведьма может мгновенно принимать облик белой вороны, один раз в сутки на каждые сто полных уровней. Время нахождения в облике белой вороны зависит от показателя кармы проклятой ведьмы, чем он ниже, тем больше времени можно провести в виде птицы. Проклятая ведьма получает 1 % бонуса к основным базовым характеристикам за каждые десять тысяч единиц отрицательной кармы. Отрицательна карма рассчитывается исходя из текущего показателя достижения Убийца игроков.

Показать полный список доступных умений и навыков? Да/Нет?

Мдааа… Показать, да. Еще двадцать сем пассивок и двадцать пять активок. Как же это все запомнить и систематизировать? И как пользоваться??? Ой, так она еще и призрак, ипать-колотить…

Туманный призрак.

Может носить все классы брони, однако, даваемые предметами бонусы, уменьшаются на 13 % в светлое время суток, и увеличиваются на 13 % в темное. Может призывать и использовать туман, для того чтобы внезапно приблизиться к цели, или скрыться. Может использовать Крик баньши, нагоняющий страх, оглушающий, ослепляющий и валящий с ног. Персонажи и монстры на 10 и более уровней ниже получают от Крика повреждение от магии тьмы. Персонажи и монстры на 50 и более уровней ниже, дополнительно получают от Крика повреждение от магии смерти. Туманный призрак, находясь в природном тумане имеет стопроцентный иммунитет к колющему/режущему/дробящему урону, но получает стопроцентный штраф к любому негативному магическому воздействию, кроме магии тьмы и магии смерти. Если туман призванный, данные бонусы и штрафы уменьшаются вдвое.

Показать полный список доступных умений и навыков? Да/Нет?

Да. Ого, девяносто две позиции. Бегло просмотрев несколько страниц текста, Иззабибель не поняла и половины. Ну ладно, разберется по ходу дела… Вон, когда она в суккуба из мары переквалифицировалась, вообще пришлось сменить сущность. Так что не впервой… И те несколько недель, что прошли с того момента, как Вельзевул ее зашил, были те еще… Вельзевул!!! Нет ошейника! Нет цепей! Интересно, а ее клятва Князю Ада еще в силе? А власть Асмодея, достигает этого мира? Или она теперь… Бадб? Бадб, и все… Приведение, конечно, дикое, но симпатичное.

Снова сама по себе? Как все те триста лет проведенных в качестве мары? Хм… а в этом есть и плюсы, но…

11

Место привязки: Нет. Место воскрешения: ближайшее, для персонажей с кармой, находящейся в черно-красном секторе кармы, или одно из известных бадб оскверненных кладбищ.

Респаун: Мгновенно, при желании можно задержаться на месте гибели в виде бесплотного духа, и подождать воскрешения от союзных персонажей.

Уровень: 108.

Опыт: 10 844 560/10 900 000

ПОКАЗАТЕЛИ:

Бодрость: 8000/8000

Сытость: 70/100

Жизнь: 4000/4000

Манна: 2750 / 2750

Урон физический: 410-4100

Урон прочий: зависит от применяемой способности.

МЕНЮ ХАРАКТЕРИСТИК. ДА/НЕТ.

— Да.

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Свободные очки характеристик: 0

Сила: 410

Ловкость: 470

Выносливость: 400

Интеллект: 275

Мудрость: 80

Удача: 200

Харизма: 1

ПОКАЗАТЕЛИ:

ЗАЩИТА:0

Поглощение урона (не более 95 %):

От физических колющих атак: 0

От физических дробящих атак: 0

От физических рубящих атак: 0

От света: -50 %

От огня: 20 %

От воды: 0 %

И еще целая куча информации… Огромная, ипать ее, куча… Титулы, достижения, увороты, поглощения, уклонения… Интересно, Риммон в этом всем ногу сломал? Ему вроде как по званию положено.

А вон еще вещи раскиданы… Они тоже со статами. Как же во всем этом разобраться-то??? И почему вся одежда, включая нижнее белье исключительно белого цвета? И даже пыль на нее вроде не садится. Так, а это что… О! Книга. Журнал Путешественника. Ладно, почитаем, вдруг там про изнасилования… Тьфу, про любовь. Тьфу, полезная информация какая. Раз журнал, должна быть реклама местной трендовой туши, например, или помады губной…

Форум.

Автор: Унги Морот Бычок

Тема: Город Сарв под угрозой.

«Тревога!!! Город Сарв находится под угрозой! Недавно в Сарве были замечены бешенные коты. Коты бывшие ранее домашними с поразительной скоростью цепляют вирус бешенства и тоже начинают вести себя неадекватно. Коты, причем именно коты, а не кошки, даже кастрированные, собираются в группы по 10–20 штук и прочесывая местность уничтожают всех попавшихся по пути мелких собак, не выше пятидесяти сантиметров в холке. При этом ведут они себя не так как положено котам, а идут строем и в ногу. В момент уничтожения собаки действуют согласованно и практически не несут потерь. Как они могут наносить смертельные повреждения собакам-НПС находясь внутри городской черты — читай мирной зоны — непонятно. Город охватила паника, население в спешке эвакуируется! Спасите наш любимый Сарв!»

«Первый нах!»

«Хм, что-то автор чушь несет, не может такого быть по определению. На респ в городе никого отправить нельзя, единичка жизни по любому останется.»

«А в Рзанэ все хорошо.»

«Я сам из Сарва, тут правда коты так себя ведут. Но никакой паники нет, автор врет. Все просто тащатся, наблюдая как коты маршируют, а потом делают ставки на то сколько времени продержится очередной песик.»

«Вот, лол!»

«А мне собачек жалко, давайте их эвакуируем!»

«Такое не только в городе Сарв… Я из города Сузд. У нас тоже самое!»

«И у нас, я из Ставра. Та же фигня…»

«У нас в Пене все ок. Коты дерут кошек и дерутся друг другом. Как обычно в общем.»

«В Севосе тоже коты-милитаристы!!!»

«И в Симфе тоже! Мою болонку сожрали, а она вообще пет!»

«А в Рзанэ все хорошо.»

«Отреспится твоя болонка, не ссы…»

«Так она респится, они ее уже четыре раза сожрали!!!»

«Санкт так же подвергся котовому нашествию. У нас вообще жуть, коты врываются даже в дома!»

«Коты становятся все более агрессивны!!! Они теперь и больших собак валят, если собираются стаей голов в пятьдесят!»

«А в Рзанэ все хорошо.»

«В Слуце тоже коты зашагали!!!»

«А в Рзанэ все хорошо.»

«Засунь свою Рзан в опу, понял??? Моего бульмастифа на клочки порвали, а он 210-го левела! И как??? КТО??? Коты первого уровня!!!!»

«В Смаре тоже началось… Побегу спасать своего маунта, он двухголовый пес, стоит в городском загоне. Нужно валить из города!!!»

….

Еще 15 тысяч комментариев.

«А в Рзанэ все хорошо.»

«ЛЮДИ! ДО МИНЯ ДАШЛО!!! КАТЫ МАРШЫРУЮТ В ГАРАДАХ НАЧАНАЮЩИХСЯ С С!!!»

Администрация: Последнее сообщение удалено администрацией. Причина Капс. Уважаемые игроки, просим сохранять спокойствие! Коты действуют в рамках игровых правил и событий, и придут в норму через три дня. Приятной игры.

Глава 3. Все выше, и выше, и выше… И выше

И легендарка в луте-таки была. Всего одна, но зато какая…

Дрожащими пальцами Риммон вытащил из неприглядного, обшарпанного кожаного футляра бесценный предмет. Осторожно водрузил себе на голову, и закрыл глаза.

Внимание! Общемировое событие! Венец Основателя нашел своего хозяина!

Ух, что началось, наверное, на сайтах и форумах… Вторая легендарка за день. Показатель харизмы уже сейчас улетел куда-то в небо, а толи еще будет. Ой-ой-ой…

Венец Основателя.

Легендарный предмет.

Требования: нет.

Эффекты:

Пассивно, при владении: Снимает все ограничения с аккаунта владельца и переводит его в разряд Элитных;

Пассивно, при владении: Дает возможность открытия для заселения одной из скрытых локаций;

Пассивно, при владении: Дает возможность основать свою нацию;

Активируется при надевании: Дает бонус к развитию достижений, навыков и способностей на 500 % и снимает наложенные на них лимиты уровней;

Активируется при надевании: Дает бонус к получаемому опыту как боевому и квестовому, так и к крафтовому на 1000 %;

Активируется при надевании: Увеличивает родной показатель харизмы в десять раз и прибавляет к нему 500 единиц;

Активируется при надевании: Увеличивает в два раза родные базовые характеристики членов нации.

Опочки!

Как раз, то что нужно. Он себя не подвел, есть чем гордиться. А чего только два предмета-то? Ладно, насколько он себя знает он себя не обделит. Придут и прочие вещички, нужно просто внимательней по сторонам смотреть.

Почти все остальное имущество, вытащенное из тайничков разбойничков, было совсем средненьким, а то и вовсе жалким. Видно это они сами награбили и порыве бандитского энтузиазма и припрятали на черный день. Более-менее интересными были лишь несколько комплектов бижутерии, парочка кинжалов и массивный черный перстень.

Вот перстень, являющийся стартером какого-то высокоуровнего квеста Риммон решил приберечь. Но открывалась информация о нем, только после какого-то запредельного хай-левела. А остальное все на аук. Ну, конечно, не сейчас, бдительность охотников за реликвиями только что возросла в разы.

Перед глазами уже несколько минут мигало полупрозрачное окошко с вопросом:

Вы желаете сейчас основать нацию? Да/Нет?

Еще бы, да, конечно, да.

Введите наименование нации.

Хм, а вот тут засада. На фантазию демон пожаловаться не мог, но вот так сходу… Ад? Геена? Преисподняя? Нет, все это пошленько как-то… Интересно, а переименовать потом можно? Быстро просмотрел гайды. Нет, нельзя. Это даже в рамках клана невозможно, назоветесь, скажем «Волки» или «Козлы», и будете волками и козлами до роспуска клана. Угу, новые нации в Грязи вообще никто не основывал… По крайней мере из игроков. Они были прописаны еще на этапах разработки, для этого вводились специальные неписи-родоначальники, и писались тонны разных историй и мифов. А как же еще, нация да без истории? Вон, даже у американцев есть какая-никакая.

Муки творчества продолжались не меньше часа. Черти? Демоны? Завоеватели? Покорители? Нет, все не то… Эти, как их там… Пожиратели смерти? Пожиратели пожирателей смерти? Вообще чепуха. Медведи. Цари. Львы. Драконы в конце то концов… Все-таки, Волки? Стальные волки. Стальные волки Риммона? Хм… Нужно что-то хлесткое. Такое что можно скандировать. Что бы своим нравилось, а свои еще будут, он уверен, а чужие боялись и говорили только шепотом. И страстно хотели стать своими. Единороги. Тьма. Ночь. Повелители. Господа. Раса господ. Арийцы, занято уже, да и слабовато. Змеи. Повелители богов. Нет, повелителем богов будет только он, к черту конкурентов. Драконы. Завоеватели. Дети Луны. Риммон перебрал тысячи вариантов, но ни один ему не понравился. Поняв, что начинает повторяться, он плюнул и сказав нехорошие слова, сорвал с головы венец и спрятал его в комод, где уже лежал Меч, Свирель, черный перстень и…

12

Эх, совсем забыл про эти фигурки. Нужно будет обязательно разобраться. Вдруг, что полезное есть, а он и не в курсе. Как там их… Высшие артефакты низшего уровня. ААААААА! Вот! Эврика, ексель-моксель!

Введите наименование нации.

ВЫСШИЕ.

Так-то вот. Они высшие, а все остальные — дно. Очень правильное, точное и емкое название. Вызывает верные ассоциации. А когда нация заявит о себе своей мощью и силой, это слово в Грязи будет произносится со страхом и придыханием. И говоря его существа, не принадлежащие к его нации, будут УЖЕ условно признавать свою неполноценность.

Пообещав себе за этот креатив дополнительную мороженку, Риммон увидел следующий запрос.

Выберите пять положительных особенностей нации из списка возможных.

И список из ста сорока четырех тысяч пунктов.

Пипец. Так, для начала уберем просто декоративные, такие как васильковый цвет глаз или роскошные кудри поголовно у всех членов нации. Это шлак. Угу, тридцать две тысячи восемьсот пять. Теперь скроем специализированные, вроде улучшенной тихой ходьбы у класса разбойник или еще более меткий глаз у эльфов-стрелков. Нужно чтобы какие-никакие бонусы достались всем. Вот, сто восемьдесят три особенности. Демон пробежался по ним взглядом. И почему только пять? Дайте все!

Фигушки. Наступил решающий момент для демона, когда он должен был перешагнуть через свой эгоизм. Эти особенности нужны не его данному конкретному воплощению, и даже не самому Риммону как личности, а Риммону, как главе нации. И соответственно всей нации.

В конце концов он остановился на следующих:

1. Из-за того, что ваши предки долго жили в горах и кидали слабых и просто некрасивых детей со скал, вы получаете меньше урона при падениях с высоты.

2. В следствии того что ваши предки были плотоядны и много охотились, бывало, что и друг на друга, вы получаете бонус к слежке и скрытности.

3. Ваши предки были очень воинственны и память об их деяниях до сих пор жива. В следствии этого вас уважают, а иногда и откровенно побаиваются.

4. Предки ваших предков могли не есть неделями, пока не поймают кого-нибудь съедобного или не подвернется шанс грохнуть соплеменника. В следствии этого падение уровня сытости замедлено.

5. Ваши предки одними из первых научились варить алхимические зелья, и испытывали их на своих детях. В следствии этого все зелья положительного действия оказывают на вас усиленное воздействие, а отрицательные — ослабленное.

Черт, а это что такое…

Выберите пять отрицательных особенностей нации из списка возможных.

Хм, а вот тут остановимся на косметических. Но таких, чтобы особо не бросались в глаза, и не стали поводом для насмешек и карикатур.

Так, перхоть. Почаще голову мыть, вот и все.

Второе… Так, вот храп возьмем.

Импотенцию, диарею и геморрой, пропускаем…

Вот, блестящие маниакальной ненавистью глаза. Почему нет? Можно сказать, почти плюс, пусть боятся супостаты. И просто слабонервные.

Подумал, не заменить ли перхоть на облысение и решил оставить.

Плохое зрение — ни в коем случае.

И географический кретинизм тоже…

Гнилые зубы, фу. Ему же с этими существами регулярно общаться.

Во, бледность. А, нет, из-за нее на солнце дискомфорт ощущается. Вон, вампиры сгорают даже, намазав крем от загара слоем в палец. Это, конечно, крайность, но все же…

Вот, вообще, то что нужно, скорая седина. Как раз перхоти видно не будет.

Так, пятое, что же пятое. Вот, отсутствие пупка. Хотя нет, вдруг шпиона засылать придется. А это дело спалит его на сто процентов. С другой стороны, и чужого определить проще. Берем, черт с ним с пупком.

Прочитав список негативных особенностей еще раз Риммон сменял перхоть на волосатые ноги. Девушкам придется чаще делать эпиляцию, да и черт с ними.

Дальше пошли различные настройки нации. От политической структуры и налогов, до семейных традиций. Дело заняло не меньше четырех часов. За это время демон вымотался так, будто весь день валил бегемотов по пояс в грязи и крови. Хорошо, что эти настройки он как единоличный правитель, коим он себя назначил мог изменить и поправить в любой момент.

Вы желаете сейчас выбрать новый сектор из списка доступных?

Да/Нет?

И список из девяти огромных территорий, каждая площадью посоперничает с Австралией. Подробнейшее описание, скриншоты, достоинства и недостатки… Мдя, тут спешить точно не следует. Так что пока нет, не желаем.

Вы желаете сейчас создать главенствующий клан Высшей нации (Бесплатно, как основателю нации)? Для членов клана все бонусы нации увеличены вдвое.

Да/Нет?

Черт побери, еще и клан. Ну ладно. Да.

Введите наименование клана.

Ладно, тут заморачиваться не будем.

Высочайшие.

Внимание, Вы создали клан Высочайшие, принадлежащий к Высшей нации, и назначаетесь его Лидером.

Как Лидеру главенствующего клана в нации Вам доступны следующие бонусы…

Еще бонусы? Приятно, черт побери! Список бонусов впечатлял. Были они в основном социальной направленности, от возможности выдавать квесты, до дополнительной способности открывать бесплатный личный портал почти в любое место на его потенциальной локации. Всего сорок шесть позиций бонусов и полезных умений.

Ну что ж, проверим…

— Барс! Чак! К ноге, дармоеды!

Миньоны через секунду обнимали его ноги.

Риммон вздохнул.

— Отставить. Подъем. Так, ребята, принимаю вас в свою нацию.

Ничего не произошло. Окей, попробуем от обратного.

— Вы хотите вступить в мою нацию?

— Как скажешь, хозяин…

— Грр… Скажите, что хотите вступить.

— Я хочу вступить.

— Я тоже хочу.

— Принимаю вас.

Вот, около ников появились ссылки на нацию. Все проще некуда. Проверил характеристики. Бонус есть. И у него тоже появился. Хорошо-то как… Ладно, чего мелочиться.

— Так, теперь ты, Барс, в клан просись.

Он попросился, и бонусы клана увеличили и так неплохие статы лейтенанта. Смельчак на его фоне выглядел откровенно жалко. Хотя и он со своими удвоенными базовыми характеристиками теперь сможет натянуть самый лучший доспех для своего невеликого левла. С другой стороны, кто ему такой доверит?

— Все, продолжайте заниматься… ну чем вы там занимались. А и кстати, Барсик сними всю бижу, шмотки и топор, сложи тут. Мне скоро пригодятся.

Миньон кивнул, и стал разоблачаться.

Хм… а разве у эльфов бывают такие волосатые ноги? Может у него в роду хоббиты затесались?

— Так, пока меня не будет — вам задание. Составить полную опись имеющегося движимого имущества, с примерными ценами, коэффициентами полезности и всем прочим… Сделать генеральную уборку, а то что-то пыльно тут… Ну, и все прочее сделать, чтобы мне угодить, сами смотрите. Я вам квесты на это дело выдам, для пробы. Нет, только тебе, Чак… Наградой будет… Вот, тысяча экспы. У Барса и так потолок для вас, пятидесятый уровень. Принимай квест, давай.

Смельчак принял квест, и побежал в санузел за инвентарем.

— Ну вот. Так, Барсик, чего сидим? Шнеля-шнеля!!!

* * *

Иззабибель сидела на сундуке полном бутылочек с эликсирами и зельями, читала расширенный обзор по управлению персонажем в Грязи, и болтая идеальными ногами грызла найденное в сумке яблоко. Больше никакой еды в пещере не нашлось.

Зато, кнопка выхода из игры нашлась. Но она не работала, не нажималась, и вообще никак не реагировала ни на мыслекоманды, ни даже на мат с угрозами. Вообще, часть описанного в журнале функционала почему-то не работала. Бегунки настроек графики, звука, ощущений и всего прочего, как будто примерзли к максимуму. Чат вроде работал, но кому писать? В друзьях никого, клана нет, список предыдущих сообщений девственно чист. Попробовала написать Риммону, вылезло полторы тысячи персонажей, частью трехсложного имени которых было это слово. Набросала текст «Ты где, козел??! Ты как это сделал??? Это я, в цепях и с ошейником, помнишь?», и разослала его им всем.

13

Ответы колебались в основном в диапазоне от «А ты вообще кто?», до «За козла ответишь!»

Отдельной категорией шли покаянные признания в различных преступлениях, эротических ролевых играх и жульничествах, с обещаниями и клятвами «больше никогда!». И три-четыре предложения вступить в клан, несколько заявок во френды, и одно проклятие гнусному пэкашнику с пожеланиями вечно гореть в аду. Мда, явно эти все личности к Риммону не имеют никакого отношения.

Собрав разбросанную одежду, бижу и все прочее, она изучила характеристики предметов, поискала их по гайдам и приятно удивилась. Видимо, шмотки были моднючими, так как цена на них по сравнению с аналогами просто зашкаливала.

В наборах явно не хватало перчаток и ожерелки. Видимо в порыве чувств она запулила-таки их из пещеры к подножию почти отвесной горы. Вот же… Придется искать. Подумав, немного оделась, обулась… Потом разулась. Да, босиком комфортней. Положила неношеные белые сапожки в инвентарь, и попробовала окинуть себя взглядом со стороны. Одежда сидела вполне комфортно, но создавала иллюзию некоей… Мужиковатости? Нагрудник странной формы делал практически незаметной роскошную грудь, наголенники скрывали красивенькие ножки, шлем закрывал большую часть лица. Вообще в этой одежде она выглядит как перекачанный бодибилдер с остреньким нежным подбородком, неестественно маленькими ступнями и почему-то с длиннющим седым шиньоном.

Нет, так не пойдет. Как-никак она уже почти восемьсот лет женщина, пусть и нечисть. Привыкла. Нужно одежду будет сменить на что-то поизящней. Вот, например, если снять броню и остаться только в тканной тунике и лёгоньких шортах? Шарфик-капюшон, перчатки, гетры… О, плащ! А что??? Очень, наверное, ничего, если учесть, что все драгоценности из белого золота, усыпанного мелкими алмазами и крупным белым-же жемчугом. Вообще вся одежда изумительно белая. Белее только что выпавшего снега… Ну, что тут еще есть то?

В пещере было много чего. Четыре огромных сундука. Две большущих сумки с ремнями, чтобы можно было носить через плечо, которые если их поднять как-то ужимались до размеров среднего дипломата и практически не мешали при ходьбе, оставляя свободными руки. Кровать. Ну, как кровать, топчан. С наваленными поверх грубых досок подозрительными шкурами. Вот чего в пещере не было, так это зеркала.

Как могла женщина обходится без зеркала??? Ведь раньше это чудесное тело, ничуть не хуже того, что раньше принадлежало ей как суккубу, жило как-то само по себе? Одевалось, причесывалась, макияж накладывало… Вон, усы и борода накладные валяются, а если криво оденешь? Все встречные-поперечные засмеют.

С другой стороны, насколько Иззабибель разобралась, тело вело не слишком законопослушную жизнь, и всех встречных сразу поперечило. Показатель кармы в этом секторе на третьем месте снизу.

Ну, зато придумался вариант как отсюда спустится не убившись. Можно будет превратится в ворону. Тоже кстати белую.

Сундуки были заполнены всяким хламом.

Все, кроме одного, самого маленького. Маленький то он маленький, но все равно сундук, а не обыкновенный чемоданишко какой-нибудь. В нем были деньги. Много. Наверное. По крайней мере он был почти полон. Как-то последние лет семьсот, Иззабибель не особо следила за курсом валют на Земле, но знала, что в Грязи они котируются по курсу один к одному.

В другом, как уже было сказано, находились бутылочки с зельями и эликсирами. Духов, или даже туалетной воды не обнаружилось.

В следующем — свитки и книжки. Иззабибель уже трясло от чтения Журнала Путешественника и усвоения новой информации. Потому, этот сундук она поскорее закрыла.

А в последнем, самом большом… Была одежда. Всякая. Начиная от нижнего белья, и заканчивая латами на сто десятый уровень. Наверное, на вырост, сейчас она в шмотках на сотый щеголяет, в этом то бывшая суккуба разобралась чуть ли не в первую очередь. Что удивительно, кроме простого сарафана на первый левл, вся остальная одежда была скроена… Или склепана? Скованна? Фиг с ней, сделана под мужскую фигуру. И все, все, все белоснежного цвета. Почему так, она уже тоже поняла, но… Как-то тоскливо это. А если захочется красного? Или черного? Или какие никакие оттенки серого? Нужно будет проверить, деньги то, вон есть. Может, та дура, что раньше это тело гоняла, чего не так сделала?

Она внимательно осмотрела пещерку. О… Два меча. Коротких, как раз по руке… Один чуть бело-бледно-зеленый, второй бело-бледно-розовый.

Гладиус Ядовитый Плющ.

Редкий предмет.

Требования: уровень 100, сила 500, ловкость 750.

Урон колющий: 5555 — 8888

Урон рубящий: 3333 — 9999

При прохождении критического удара с вероятностью 55 % парализует жертву на 2 секунды, и отравляет средним ядом Урошиол, вызывающим чесотку, дискомфорт и дизентерию.

Вот это да, получил мечом, скажем в руку и сразу уср… Хм, не сдержался. И как с этим, а штанах потом дальше биться-то???

Гладиус Мечта идиота.

Редкий предмет.

Требования: уровень 100, сила 555, ловкость 805.

Урон колющий: 5001 — 9001

Урон рубящий: 4001 — 9001

При прохождении критического удара с вероятностью 33 % вызывает видения о порхающих вокруг розовых слониках, и сбивает концентрацию на 5 секунд.

Да, розовые слоники это нечто… Стоит значит противник обос… хм, смущенный, нужно следить за лексикой, не в Аду же уже… Это там, мат признак уважения к собеседнику и хороший тон… А некоторые низшие черти, вообще, кроме ругательных, больше никаких слов не знают и не понимают. А тут не так. Наверное. Стоит, в общем, смущенный, а вокруг слоники летают, ушами машут, стараются… А в это время, его самого кончают. Красота.

Ладно, придется одеть уродливый мужицкий доспех, без него гладиусы не поднять. С учетом двойного комплекта шмота и оружия ее характеристики увеличились чуть ли не вдвое. По урону, шансу крита и его мощи — вообще вчетверо. Ну… эта… как там ее… тактика, да. Тактика ясна.

Первый удар из засады, в спину, желательно ночью, и желательно в тумане. И стараться избегать магов. Так, заберем все деньги. И зелья. И шмотки. И вообще все что можно отколупать, вплоть до шкур… Ну, ладно, полетели, что ли?

Иззабибель раскинула руки, и мысленно ткнула в кнопку превращения в белую ворону. Ничего не произошло. Помахав руками на всякий случай и так и не взлетев, она постаралась понять, что же пошло не так. О, перегруз, ипать его. Ну и что делать? Оставить вещи здесь? А она сможет сюда потом дорогу то найти? Не факт. Совсем не факт. Ну, делать то нечего, вон, и пешком еле-еле ходится, какие полеты?

Пришлось основательно разгрузиться. Загруженность около 95 % от максимума. Ну? Полетели?

И полетела-таки.

Тело вначале плохо слушалось, и она камнем рухнула вниз, но когда до земли оставалось не более пяти метров, крылья все-таки поймали воздух… Непередаваемое ощущение!!! Вперед и выше!!!

Форум.

Автор: Робр Аж Трусик-Дрожик

Тема: Примусь в новую Нацию!!!

«Тут такое дело… Только за сегодня, нашли и присвоили два легендарных предмета. И если Меч Повелителя — это индивидуальный девайс, о котором хоть что-то было известно, то Венец Основателя — это совсем не ясно, что такое. По некоторым сведениям, его владелец станет богом. Сразу, как только оденет. И вообще новый мир создать сможет. По другим — он создаст новую расу, которая будет иметь небывалые преимущества перед всеми остальными. Есть и третье, и десятое мнение… Да, я читал о легендарках, как и все остальные. Особенно я сосредоточен на поисках Слезы Дракона, но не в этом суть… Но читать — одно, искать — другое. слышать от админов, вообще третье. Так вот. Если Венец — то, о чем я думаю, он круче всех остальных легендарок вместе взятых на порядок. А то и на два. То есть, скоро возникнет новая суперраса, которая нагнет весь мир. Лично я — готов записаться и даже платить налоги. Если нужно, пересоздам персонажа! Дорогой владелец Венца Основателя! Не забудьте о моем чистосердечном желании! Возьмите меня! Я готов! Душой и телом Ваш, Робр Аж Трусик-Дрожик.»

«Да, я тоже.»

«Плюс, нах!»

«Это читерская нация будет. Я находил как-то манускрипт, описывающий расу Гигантов. Так вот, это о ней, скорее всего. Они очень будут сильны, но в принципе их не может быть много, и потому особого дисбаланса в Грязи не случится. Со своей стороны, хотелось бы подать заявку на вступление от имени всего моего клана. Средний уровень по клану 138. С нетерпением жду ответа от Основателя!»

«Ну, еще непонятно, каковы будут критерии отбора. Может Венец где-то в Малайзии или Аргентине найден, и будут принимать только местных. Кроме того, вдруг туда только НПС будут приниматься?»

«Вот, вы лохи все, никто вас никуда не примет!»

«Вот сайт, посвящённый Венцу Основателя. Тут вся собранная о нем информация. Просвещайтесь.»

«Лол, душой и телом!!! Гы!!!»

«А почему Трусик-Дрожик? Что за прозвище такое дурацкое? Почему не Смелик-Впередик?»

«ГЫ-ГЫ-ГЫ… Патамушто он трусы с дожью снимаит баица увидить там штото… ГЫ-ГЫ-ГЫ или ни увидить, ГЫ-ГЫ.»

«Да маг-землевик я, на АОЕ специализируюсь… Земля трясется и дрожит, оползни, обвалы, скалы из ничего и прочее… а к храбрости и нижнему белью мой ник никакого отношения не имеет, так что без грязных намеков!»

«Люди, а где в новую нацию записаться, дайте ссылочку!»

Еще 170 000 комментариев.

«Значит, скоро новая лока появится интересная, здорово то как!»

«Так еще и не ведет никто прием?»

«Как не ведет? Штук сорок кланов объединились в коалицию «Хотим в новую нацию!» Но, официально о приеме в нее еще никто не сообщал.»

«Вот ссылка на прием новую нацию. Добро пожаловать!»

«Гы, лол, разводила! Это же просто нубоклан «Новая Нация»… Вот, жулик!»

«А правда в нее будут принимать только хаев? С какого левла, кто в курсе?»

«С пятисотого.»

«Лол, туда наоборот только до десятого можно вступить, дальше — фильтр не пускает!!!»

Еще 300 тысяч комментов.

«Я все форумы облазил, даже в чукотском секторе и в ново-гвинейском… Никакой инфы о приеме… Может это фейк?»

«Нет, событие же было, какой фейк то…»

Тема закрыта не была и висела в топе еще долго…

14

Глава 4. Пиво пейте с раками. И полетели

Теперь Риммон заинтересовался Колобенем.

Не зря же он упоминался в видении.

Угу, рейд босс 2387го уровня. Живет черте где, далеко от всего на свете. Специализируется на шаманстве, а также магии воды и огня. Вроде как взаимоисключающие стихии, но ему и положено таким быть, так как обитает он в локации под названием Полонские Ключи. На Земле недалеко от этого места есть городок Палана, а вокруг него округ. Крякрякский. А, нет Корякский. Риммон как-то заезжал туда по каким-то делам… Давно это было, городок только появился тогда, и состоял из шестнадцати домов и одиннадцати землянок.

Так вот, в Грязи на этом месте располагался автономный сектор Снатка и стоял вольный город Полон. Ага, вот такое противоречие. Городок населяли в основном неписи, причем достаточно воинственные и злобные. Неписи там жили двух народностей пельменцы и кряки. Пельменцы индивидуалисты, чем-то похожие на вредных троллей, но гораздо более толстые и росточком с гномов, и без огромных клыков, зато отмороженные на всю голову. А кряки напротив, поджарые, длинные, с носами — клювами, любящие животных, но трусоватые. Зато если собираются толпой — страшная сила. Город был вольным, так как нафиг никому не был нужен, находясь даже не на краю света, а чуть-чуть за ним. Почему Полон? Когда-то кого-то тут взяли в плен, вот прямо на этом самом месте, да. Хз, кто и кого, никто уже не помнит, давно было, да. Может сто тысяч лет назад, а может миллиард, мы до стольких считать не умеем, да. Так или иначе с тех пор свидетелей уже не осталось, однако, да. А тот хитрован, взял, да и сдох, да. Ага, вот прямо тут. Всех так сказать лабеан, да. Вот какой жук. Его тут закопали, вон за тем поворотом, а потом вокруг могилки город вырос, чтоб ума у него набраться, да… Так гласит старая крякская легенда, однако, да.

А нехороший характер неписей был обусловлен тем, что к ним время от времени наведывались рейды игроков. Убивать Колобеня.

За десять лет существования игры рейдов было восемь. Колобень так ни разу и не погиб, а даже наоборот качнулся на игроках и поднял триста восемьдесят семь уровней. Он бы и больше поднял, да разбегались остатки многомиллионных рейдов. И между прочим, разбегаясь, они снова пробегали через Полон.

В Грязи существовало достаточно много рейд боссов. Если сосчитать кто решит, то собьется на третьем миллионе. И не всех из них прописали разработчики, некоторые появились вроде как самостоятельно. К таким относился и Колобень.

Был он когда-то вполне мирным неписем и наставником шаманов. Учил игроков-шаманов нубского возраста правильно бить в бубен (во всех смыслах фразы), жевать галлюциногенные грибы и прыгать у костра. И вот, после очередного урока по поеданию грибочков, в его программной голове что-то повернулось не так, он сам для себя чего-то там понял, принял решение и… И все. Исчез. Нашелся случайно, почти через полгода, как раз у Полонских Ключей. В составе пати охотников был шаман, его бывший ученик, он то и узнал своего старого наставника. Внешне изменился, но не сильно. Он, еще будучи неписем был крупным, так как принадлежал к расе северных гигантов, которые хоть и мелковаты по сравнению с простыми гигантами, но тоже не коротышки. Так он, подрос, сантиметров на пятьдесят, да и все. Ну и одежду носить почти перестал, намотает на чресла шкуры, вот и все. И не всегда звериные, между прочим.

А вот левел его, из вполне заурядного для неписей двухсотого, подпрыгнул аж до двухтысячного. Ранее обитавшие в Полонских Ключах три рейд босса шестисотых левелов исчезли, как и не было. Сожрал он их, что ли? Это никому неизвестно, так как Колобень-РБ учеников брать перестал, и в бубен получали все поголовно, даже без вступительного экзамена и предоплаты.

Первых приключенцев нашедших его, Колобень с миром отпустил, по-хорошему предупредив, чтобы к нему никто не совался, учить он больше никого не будет, а будет без жалости мочить. Он тут дескать занимается самопознанием и саморазвитием, и ему требуется уединение.

Игроки прониклись предупреждением, и растрезвонили о новом рейд-боссе на форуме. Уже через неделю был собран первый рейд на Колобеня.

Но максимальный уровень самого сильного из поверженных рейд боссов был всего тысяча шестьсот третий. Игроки собирались армиями по пять-десять миллионов бойцов. И сливались всей толпой на каком ни будь чернокнижнике двухтысячного левела.

Дело в игровой механике.

Максимальный полученный на данный момент игроком уровень четыреста одиннадцать. Всего игроков 400+ за десять лет игры появилось человек двадцать. И все китайцы. Упорные сволочи, качают своих персов и день и ночь, и когда только размножаться успевают…

Супер хаем считается персонаж 300+. Таких довольно много, миллиона два, точно есть.

Еще миллионов двадцать-двадцать пять — игроки 200–300 левела, так называемые мидлы.

Остальные двести-триста миллионов активных приключенцев нубы до двухсотого левела. И еще около двух миллиардов неинтересных и серых игроков-социалов.

Так, вот в основном собирались рейды из пятисот — тысячи игроков и отправлялись валить босса 300–500 левела. Дальше уже шла геометрическая прогрессия. Например, в бой на того самого 1603го босса, который уже ранее вырезал два рейда и стал из 1500го 1603 м, отправились шесть с половиной миллионов игроков. Выжили в конце боя около семидесяти тысяч. В основном китайцы. То ли им секретное кунг-фу помогло, то ли повезло просто, а может действительно круто одеты…

Во время того эпического сражения каст не проходил, стрелы и мечи или отскакивали, или пролетали мимо… Разница в уровнях давала бешенные поправочные коэффициенты.

Однако, по итогам победы над мега боссом было получено столько опыта, достижений и деяний, что желающих рискнуть еще на одном подобном боссе лишь прибавилось.

Так что интерес к развитию персонажа был основательно подогрет заранее.

Вот тебе цель — достигай. Превозмогай. Даже несколько миллионов целей.

Все это было занимательно и интересно для всех, но не для трех тысяч пельменцев и кряков, через тихий городок которых чуть ли не ежегодно, даже без предупреждения, не говоря уже о согласовании проносилась десятимиллионная толпа.

Да, в городке был стационарный портал. Местные его регулярно ломали, но постоянно приезжали странные тупые люди в сине-оранжевой одежде и чинили. В Полоне жили и игроки, немного, существ пятьдесят, но жили. В основном 220го-250-го левелов, которым было лень постоянно летать туда-сюда. Охота здесь была неплохой для этих уровней, и приносила стабильный доход. Полянки почти всегда были свободны, а их количество позволяло наплевать на конкуренцию.

Все было бы хорошо и спокойно, если бы не Колобень, который жил километрах в ста от Полона, в локации Полонские Ключи, где три горячих озерка были его полноправной вотчиной. Собственно, Колобень ни к кому сам не лез, жил уединенно, питался березовой корой, медведями и случайными приключенцами. Такой сосед даже полезен в хозяйстве, мало ли какого лихого человека или орка занесет, или задолжаешь кому, так дашь ему наводку на зарытый клад, и все. Колобень сыт, а ты уже не должен, ибо некому…

А вот ежегодные попытки его все-таки одолеть бесили местных неимоверно. И главное поделать они с этим ничего не могли. А потому в целях превентивной обороны, на всякий случай, захватывали и убивали всех незнакомых одиночек и мелкие группы. Средний уровень местных неписей был 260, так что собравшись толпой в три тысячи, они вполне могли постоять за себя. Конечно, если не было очередного рейда. И редко кому из игроков удавалось доказать, что они против Колобеня лично ничего не имеют, и лишь просят приютить их на месяц другой, в целях фарма и взаимного обогащения. Местные скрипя сердце иногда позволяли. Жили они в основном рыбалкой и охотой на мелкую дичь, так что дополнительная копеечка была кстати.

Колобень же занимался своими делами, не отходя от места прописки дальше чем на пару километров. Плавал в кипятке, жрал медведей закусывая березами, вызывал духов, вероятно в целях общения, и тренировался в комбинировании водной и огненной магий. Был он очень крутым дебафером, с обалденно сильными АОЕ, причем весьма специфическими.

15

Выглядел Колобень вполне колоритно. Существовала целая куча скринов, и много гигабайтов видео, о том, как этот рейдбосс не напрягаясь растирает в кровавую пыль лавины атакующих его игроков. Пятиметровый дядька, с черными усами, огромной шапке с оленьими рогами гигантских даже для него размеров, и одетый в набедренную повязку из медвежьих шкур. Все тело, включая уши и веки, изрисовано прикольными разноцветными татушками, в руках толи посох, толи дубинка десятимерной длинны. Наверное, из цельного кедра. Дубинка украшена черепами и какими-то цацками, вероятно снятыми с заранее прибитых игроков. Хм, а остальные вещички то где? Мужик по самым скромным подсчетам завалил миллионов двадцать-тридцать народу, там точно что-то интересное должно быть…

Всю эту ценную информацию Риммон подчерпнул, потратив на копание в гайдах почти два часа

Мда, такого не завалить двадцати пятиуровневым бесиком, пусть и со стократным коэффициентом усиления… Хотя почему стократным? Демон выругался. Бонусы от легендарок между собой не перемножались, а складывались… а сумма уже, умножалась на коэффициент Элитника. Жаль, очень жаль… Он по этому гиганту топором своим даже не попадет ни разу. Но выдержать пять-шесть ударов, даже с критами, наверное, сможет. А может и нет.

Уже вечерело, и следовало немного передохнуть, заодно пообщаться со своими будущими верноподданными. Кроме того, он вспомнил, что на более поздний вечер у него назначена встреча с братьями Кротами. Все, сейчас пара переговоров и спать. А все приключения — завтра.

В общем зале таверны, по случаю субботнего вечера было очень многолюдно и шумно.

Дедуля со своим песиком скромно приткнулся в уголочке, что-то жевал и не отсвечивал. Он явно выполнил наказ Риммона, и больше не походил на бомжа. Вполне себе приличный дед, хоть и дряхловатый и поскрипывает местами, но еще держится. Одежда на первый левл, без статов и явно неновая, но зато чистая.

Риммон прошел мимо, как бы, не обращая внимания на деда, но сделал ему знак рукой, мол, за мной давай. Тот тоже не стал палиться и орать на всю таверну: «О! А вот и мой друг, будущий хозяин этого мира Риммон!!!», а молча встал, подхватил чисто выстиранного спящего, похрапывающего и изредка попукивающего бога, и пошаркал за демоном.

Пробегавший мимо половой, бросил взгляд на Риммона, ощутил мощный поток исходившей от него харизмы, и позабыв о подносе с чьим-то заказом в руках, поклонился.

— Очень рады снова видеть вас, господин Сам Што Ныбудь! Чего изволите?

— Мне кабинет. И вот этого с собакой туда.

— У нас с животными нельзя…

— Это почти моя собака.

— Ну для вас… Сделаем исключение. К сожалению, все кабинеты заняты, потребуется пара минут, чтобы освободить один из них. Просим прощения за неудобства…

— Давай, только быстро… Хотя знаешь, не нужно кабинет. Есть полулюксы свободные?

— Да, конечно, для вас всегда будет свободен резервный номер!

— Хорошо, пошли. Туда и покушать нам принесешь, ты знаешь, что я люблю… Кстати, а картина там есть?

— Есть, как не быть! Для вас можем еще парочку повесить!!!

— Не надо!!! И эту сними, до того, как я в номер войду!

— Но-о-о… Не положено… Хотя, для вас, сделаю!

Хм, вон как работает харизма, даже взятки не потребовал. Мелочь, а приятно. Венец Основателя, скрытый под огромной белоснежной чалмой, намотанной из простыни, работал как положено. Нужно бы еще придумать как Меч замаскировать… Учитывая, что махать непосредственно им нет нужды, такое вполне реально.

Номер был типовой. Не успел Риммон расположиться поудобнее, в дверь постучали. Принесли еду и на всякий случай меню. Риммон кивнул деду, тот что-то заказал себе и собачке, и пока демон ужинал, поведал о своих сегодняшних похождениях, попутно составляя устный авансовый отчет о потраченных подотчетных средствах.

В баню его пускать ни в какую не хотели. Боялись, что после его посещения придется спалить все здание в гигиенических целях. Пришлось для начала смыть особо крупные куски грязи в городском фонтане с золотыми рыбками. Рыбки к сожалению, не выдержали этой химической атаки и передохли. Его выловила из фонтана городская стража, и оштрафовала на пятьдесят юаней за купание в неположенном месте, хорошо еще стражник оказался туповат, и не обратил внимания на плавающих к верху пузом рыбок.

Потом он нашел лавку старьевщика и купил более-менее целую одежду за четыре юаня. Переоделся, и уже в таком виде был допущен в храм чистоты, коим считал парную банный непись-кассир. А вот собачку в баню снова не пустили, для петов и маунтов была отдельная помывочная. Причем тетки-НПС там работающие, особо не заморачивались тем, кого они моют, хоть слона, хоть гигантского скорпиона, хоть маленького песика. Дед сдал своего бога с рук на руки толстенной краснокожей распаренной девахе в белом халате и получил квитанцию о приемке «существа мелкого размера, шерстяного, одна штука» в прачечную. Через час помывшись в горячей воде и с мылом сам, он забрал уже до такой степени отмытую собачку, что казалось она уменьшилась в два раза. Банно-прачечные услуги обошлись в двадцатку.

В парикмахерской мастер сломал три пары ножниц и несколько гребешков, о его напоминающие стальные проволочки волосы. Но в конце концов стрижка и бритье, растянувшиеся на несколько часов превратившихся в индивидуальный профессиональный ад для цирюльника, были завершены. Пришлось оплатить и услугу, и сломанный и навсегда затупленный инвентарь, что обошлось в шестьдесят пять юаней.

Потом в таверне он позволил себе лишь порцию самых дешевых сосисок, которую по-братски разделил с Ваатра-Уушем. А вот сдача.

Демон махнул рукой, отказываясь от протянутой мелочи. Он чувствовал, что впереди очень крупные расходы, не зря же дед с таким придыханием говорил о деньгах, еще в начале их знакомства.

В дверь робко постучали.

— Кто там?

— Господин, это я… Старший официант тутошний. Господин, внизу вас спрашивают тролль и хоббит. Говорят, им назначено. Что делать?

— Да, не врут. Пусть подождут, я как закончу эту беседу, поговорю с ними.

— Хорошо, господин… Чего ни будь желаете, господин?

— Чтобы ты катился к черту, мешаешь.

— Прошу прощения, господин, уже качусь…

Дверь закрылась быстро, но мягко, и с лестницы раздался грохот скатывающегося тела. Хм, теперь не только миньоны дословно его приказания выполняют, но и прочие неписи? Или он просто споткнулся?

— Так, ладно. Хватит лирики. Давай о серьезном. Что ты там говорил о клятве?

— Да, клятва. Вижу вы глава нации теперь. Это очень кстати… хотя для нашего дела не обязательно. Я принесу вам Клятву Вечной Верности от своего имени и имени моего бога. Он проснется на единый миг, и подтвердит ее. Клятва будет вечной и нерушимой, и даже если мы когда-нибудь хоть помыслим о предательстве, кара будет мгновенной и ужасной… Но и от вас потребуется обещание сделать все возможное для того чтобы Ваатра-Ууш обрел прежнюю силу, а может и большую. Это наложит на вас определённые обязательства, хотя и без таких жестких как у нас штрафов. Вы сможете в любой момент отказаться от нашего сотрудничества, и освободится как от них, так и от нас… Вы согласны?

— Хм… а что за обязательства?

— Для начала, нужно добыть Ваатра-Уушу новое тело… Потом просто не мешать ему восстанавливать былое могущество. Он справится сам, и с обустройством алтарей, и с поиском верующих, и всем прочим. Но его главной задачей всегда будет усиление вас как своего хозяина и повелителя. Я же останусь при вас, и буду служить проводником вашей воли, и часть силы Ваатра-Ууша через меня будет передаваться вам. А вы, всего лишь должны будете обеспечить мне нормальные условия существования.

— Ха, нормой многие существа считают владение собственным островом и тысячью наложниц.

— О, нет, нет! — Дед замахал руками. — Никаких излишеств! Лишь сносное питание, место для ночлега, ну и позже, может быть разные предметы для моего усиления на ваше же благо! Я даже жертвы своему богу буду искать и приносить сам. А вам даже молится на придется, напротив это Ваатра-Ууш будет шесть раз в день возносить вам хвалу!

16

— Ну, раз так… Давай. Клянись.

— Прямо сейчас? Здесь?

— А тебе чего-то не хватает?

— Ну… как сказать… Вас чем-то обидели в этой таверне? Она вам надоела?

— В смысле?

— Когда проснется Ваатра-Ууш, несоответствие его мощи и возможностей занимаемого тела, будет настолько велико, что собака, в которую он заключен, скорее всего взорвется. И я не уверен, что это здание достаточно крепкое, чтобы выдержать силу того взрыва… Крышу сорвет точно, а может и вообще одна воронка останется…

— Хм… он снова будет заключен в камень?

— Да, и у нас будет год на то чтобы найти ему подходящее вместилище. Потом камень снова начнет тускнеть.

— Ну, год мы тянуть не будем. Завтра и займемся. Но здесь, конечно, не стоит ничего ломать… Пока что. Тут неплохо готовят… Хотя разнести к чертям чердак, где хранится эта мерзкая мазня, хорошая идея… Кстати, а зачем тебе деньги нужны? Ты о них говорил, когда мы только знакомились. И сколько?

— Если Ваатра-Ууш вернется скоро, то они не понадобятся. Деньги… На меня почти не действует снадобье молодости. Что бы убрать с моих плеч бремя одного года старости, требуется сто фиалов снадобья. А не один, как всем прочим… Один фиал стоит то всего десять юаней… Но я стар, мне нужно скинуть как минимум пятьдесят лет. Вот и получается… Пятьдесят тысяч. Но как только вернется мой бог, это ограничение будет снято, и потребуется всего пять сотен. А когда бог войдет в силу, он своей волей будет поддерживать в моем теле молодость…

Демон задумался.

— Сделаем так. У меня сейчас еще маленькое дельце есть… Жди меня внизу. Я освобожусь, и мы отправимся в одно место, которое мне активно не нравится. Там я и приму вашу клятву.

Дед поклонился и вышел. Через минуту в дверь снова постучали, но уже не робко, а как-то задорно.

— Заходите, открыто.

Маленький хоббит и огромный тролль, два брата в реале, а тут выбравшие персонажей разных рас, ввалились в небольшую комнатку. Тролль тащил два ящика с дюжиной двухлитровых самоохлаждающихся бутылок пива в каждом. На шее хоббита висела гирлянда из сушеных рыбок и еще одна из соленых бубликов. В руках он держал нереально гигантскую для своего скромного роста кастрюлю. Из кастрюли вкусно пахло вареными в укропе раками.

— Ку-ку! А вот и мы!!!

— Привет! А что это у тебя на голове?

— Лоботомию он перенес, бинт это! Отстань от человека! От эльфа!

Напиваться демон сегодня не планировал. События закрутились так стремительно, что на развлечения совсем не оставалось времени. Да и спать сегодня, скорее всего, снова не придется. Вообще, игра позволяла обходится без сна, но он очень любил предаться неге. Привычка, выработанная тысячелетием жизни на Земле, была очень сильна. Да и день был слишком напряженным и стоило хоть немного расслабиться. Потом можно будет специальным зельем опьянение снять.

— Вы же говорили нужно обсудить что-то? Дело какое-то денежное?

— Куда кастрюлю поставить?

— Вон, на стол. Зачем пиво то? У меня дел полно.

— Все дела будем обсуждать в процессе. Вон у этого зубастого сегодня днюха!

— Хм… Поздравляю. Грац.

— Сп… А-а… Э-э… Сяпки.

— Хватайте стулья и к столу! А где посуда то? Только объедки какие-то!

— А нет посуды.

— Я сейчас!

Хоббит метнулся на первый этаж и через минуту прибежал с литровыми глиняными пивными кружками.

— Куда поставить то, тут места нет.

— Сгребай весь мусор на пол. И под кровать его. Я тут жить все равно не собирался.

— Вот и чудно!

Через пару минут троица уже стукнулась наполненными ледяным пенным пивом кружками, и захрустела раками.

— Ну что, братья Кроты? Чего вам на самом деле от меня нужно-то? Зачем ёрш из пива намешали?

— Я же говорил, что он заметит.

— Ой, да ладно, пиво без водки — деньги на ветер! Вместе вкуснее и веселее!

— Все равно не по-людски.

— Слышь, тролль зубастый, кто бы говорил, а?

— Это ты настоял, чтобы я тролля взял, так что нечего…

— Так, завязывайте. Давайте, по существу. У меня на вас час.

— Час? Всего час? Завтра же выходной, куда спешить?

— Говорю, дел по горло. Не могу рассказать подробности.

— Опять твой хитрый квест?

— Да.

— Ладно… Для начала, расскажи о себе все что можно. Хотя бы специализацию и левл.

— Сори, ничего не могу. Очень жесткие условия.

— Блин… Ну хоть примерно? Выше сотого?

Демон пожал хрупкими эльфийскими плечами.

— Эх… Ладно, судя по-твоему шмоту, ты маг выше пятидесятого, уже неплохо… Нам как раз нужен маг. Желательно с хорошим АОЕ. У тебя как с этим?

Черт, черт! Ну почему он не переоделся в типовой балахон первого левла? Спалился, на такой мелочи… а хоббит как опытный игрок сразу отметил сине-зеленую робу средненького качества.

— Плохо у меня с АОЕ, я на точечные удары заточен, — зачем-то, наверное, по привычке соврал демон.

— Ага, стало быть варлок, с упором в воду. Бафы, скилы?

— Только стандартные. Ребят, не нужно на меня давить, а то прямо сейчас попрощаемся.

— Сори, сори!

— Говорите уже, что хотели то… В клан я пойти не могу, волонтерством заниматься нет времени, просто посидеть — не так уж мы и хорошо знакомы. Даже в группу вступить — и то нет возможности.

Вообще, Риммону были крайне интересны эти двое. Они «случайно» попадались на его дороге слишком уж часто. Такое просто так не происходит.

— Ну, мы… Ты же знаешь, что мы клан создали. И нам нужна реклама. А ты человек… эльф… общительный.

— И интересный.

— Да… И загадочный. Вот, мы и хотели тебя, ну, нанять что ли… Ты наш клан, как бы к слову, мимоходом, будешь вспоминать и хвалить при случае. Ну или на форуме каком упомянешь. А за это тебе зарплата. Тысяча в месяц.

— Хм, щедро… а зачем АОЕ?

— Ну, у нас в планах фейерверки и фонтаны в форме нашей эмблемы. А АОЕ, некоторые, классные визуальные эффекты дают.

— Ага… Ну что ж… Нужно подумать.

— Ага, давай, думай.

Хоббит приложился к кружке. Сделал пару глотков.

— Ну что, решил?

…Может грохнуть их? Вот сейчас, согласиться, заманить в лесок, отойти на пять минут в кустики, и того… а что, шмот на беса при себе, а они вон, налегке. Хмм, а вдруг они, будучи миньонами ничего о своей жизни до миньонства не вспомнят? Не о мобской, с ней понятно, а о человеческой… Черт, нужно у Барсика или у Чака поинтересоваться.

— Нет, пока что. Отвечу завтра.

— А чего так? Тебе деньги прямо с неба падают, мы ж тебе никаких планов устанавливать не собираемся. И отчетов о проделанных работах не потребуем.

— Мне нужно подумать, насколько вообще я могу брать у кого-то деньги. И кому-то помогать. Как это будет согласовываться с моим квестом. Мало ли…

— Да что же это за квест такой?

— Да вот такой…

— Ладно, хватит тогда о делах. Есть еще полчаса, давай моего братишку поздравлять!

— У него ж вроде недавно день рождения был, когда ему лимиты с акка сняли.

— А… Э… Ну да. Но то был официальный день рождения. По паспорту. А этот — наш, семейный праздник. Он в этот день от очень-очень сильной болезни оправился. Можно сказать — второй раз родился!

— Ну да, ну да… И не такое еще бывает.

— Как я болел, ох как сильно я болел… Этим… Как его… Свинкой!..

— …Пневмонией!.. Ой, ну ладно, просто напиться захотелось, просто так, без повода…

— Угу… Ну что ж, тогда напивайтесь своим ершом с раками, а я пошел.

— Куда? Еще время есть же!

— Мутные вы какие-то. Времени жалко.

— Мы? У тебя самого Полог накинут, и кто мутный?

— У меня причина, объективная. А вы врете, даже в мелочах. И кому? Мне! Я, ребятки, на этом деле не одну собаку съел.

— Но…

— Все. На сегодня хватит. До завтра придумайте что-нибудь поправдоподобней. Или лучше послезавтра. И счет мой оплатите.

— Не вопрос. Но может…

— Нет. Послезавтра. Здесь же, в это же время.

— Ладно, бывай.

— Пока. И не вешайте мне в другой раз на уши лапшу, а то точно не договоримся. И спаивать меня не стоит. Я этот трюк можно сказать сам придумал.

17

И демон, громко хлопнув дверью вышел.

Она сделала пару кругов и хрипло каркнув спустилась к подножию скалы.

Это было… Это было… НЕЧТО! Полет, настоящий, во плоти, на своих собственных крыльях! Тот эрзац, который был у нее во время существования в виде мары, не шел ни в какое сравнение. Ветер в лицо, точнее в клюв, воздушные потоки… Да!!! Только за это Риммона можно… ну не простить, конечно, но прибить не сильно мучая.

Ага, вот они перчатки… Хех, связаны резиночкой от трусов, как варежки у детей детсадовского возраста, чтоб не потерялись.

А вон и ожерелка на солнышке поблескивает. Так, а как это все подобрать то…

Подобрать получилось клювом.

А как в сумку убрать? Инвентарь, миленький, откройся, а… Ох ты, поди ж, сработало, ипать его.

Она распихала находки по свободным ячейкам, и засмеялась, полет, полет!

По лесу разнеслось радостное и громкое «Каррр-кар-КАРРРР!!!». Белки попадали с веток, некоторые птицы потеряв ориентацию во что-то врезались, а близко растущие деревья пожелтели и стали готовиться к внеплановой зиме.

Какие-то невнятные голоса, и вроде шелест бумаги… Величайшие прецеденты в своих архивах ищут или клятву стенографируют?

— Я, Синдот Бату, Верховный Жрец великого бога Ваатра-Ууша, и сам великий бог Ваатраа-Ууш моими устами, вопрошаем, принимает ли Величайший Риммон нашу Клятву Вечной Верности, и да будет она действительной пока стоит этот мир, или пока он сам не решит избавить нас от нее!

— Я принимаю вашу клятву.

— Я, Синдот Бату, Верховный Жрец великого бога Ваатра-Ууша клянусь своей сущностью, своей судьбой и своей душой, во веки веков быть верным и преданным рабом величайшего Риммона!

Снова молнии, гром и шелест.

— Великий бог Ваатра-Ууш, клянешься ли ты своей сущностью, своей судьбой и своей душой, во веки веков быть верным и преданным рабом величайшего Риммона?

На месте лежащей на животе и закрывшей от страха лапами глаза дворняжки возник чуть светящийся, зыбкий силуэт неопределенной формы.

— КЛЯНУСЬ!

А потом грохнуло… Нет… ГРОХНУЛО!!!

Старого жреца порывом ветра закинуло в кусты, но стоящий за деревом, предусмотрительный Риммон, устоял. У его ног в траву плюхнулся переливающийся всеми цветами, светящийся изнутри камень в форме ограненного бриллианта. Размерами он был с голову младенца, даже удивительно, как умещался в черепе некрупной собачонки.

Стрекотание, шепот и шелест на пару мгновений неимоверно усилились, и вдруг резко оборвались. Призванные в свидетели силы тверди и неба, огня и воды, смерти и жизни, света и тьмы, удалились. Наверное, офигели и решили не задерживаться, а то вдруг и их обяжут какую клятву принести.

Оглушенный Риммон потер уши. Поднял камень, полюбовался им и спрятал в личный инвентарь, из которого невозможно что-либо украсть. Зато при смерти возможно потерять. Но достижение Смертник поднятое при каче кузнечика до максимального, сотого ранга, давало семьдесят пять процентов вероятности сохранить вещь из него, и это внушало оптимизм. Тем более, что погибать Риммон вообще не собирался.

Верховный жрец с кряхтением, на карачках вылез из кустов, и упал на колени перед Риммоном.

— Вот и все, повелитель. Теперь судьба моего бога и моя тоже, полностью в ваших руках… Помните, чем сильнее будет Ваатра-Ууш, тем больше мы сможем принести вам пользы. Молю вас, повелитель, верните моего бога!

— Верну, верну, уже есть наметки… Ладно, лети домой, жди там. Твоя помощь в моем следующем деле только помешает.

— Слушаюсь, повелитель!

Оставшись в одиночестве, демон оглядел кратер, бывший некогда веселенькой Солнечной полянкой, и зловеще расхохотался.

Ладно, задерживаться здесь не стоит, мало ли кого принесет.

Портал в город.

На площади, возле стационарного городского телепорта было относительно малолюдно. Десяток-другой небольших групп пытались найти недостающих для полного комплекта бафферов и хиллеров. Несколько одиночек слонялись от пати к пати и хотели к ним прибиться, но было видно, что никому они не нужны, так как в основном они были дд. А дд полно везде.

Большинство пати-лидеров бросили в его сторону взгляд, и увидев эльфа в первоуровневом балахоне с огромной клетчатой сумкой в руках, разочарованно отвернулись. Но парочка из них, заинтересовалась накинутым на мелкого с виду персонажа Пологом Седьмой Ступени.

— Эй, малой, го сюда! Дело есть!

— Иди к нам, поговорим!

— Сори, ребята, спешу очень… Квест на доставку макулатуры! Часики тикают!

— Это от Гильдии Мусорщиков что ли?

— Ага, он.

— Не заморачивайся, там в награду такой же мусор, по всей линейке. И денег гроши, и экспы слезы…

Беседой заинтересовался одиноко стоящий неподалеку игрок, судя по шмоткам — Погонщик молний, специалист управляющий погодой и способный к контролю и установке порталов. Ого, уровень сто девяносто шесть. Таких спецов обычно качает клан, персонаж как боец совсем никакой. Что он тут делает то в одиночестве? В пати для фарма ему по любому не попасть.

— Ну, с миру по нитке. У меня акк все равно дешевый, Городской, охота мне не светит, а поиграть хочется.

— А… Ну ладно. А Полог то зачем?

— Да хай какой-то пошутил, пробегал мимо и набросил… Он мне не мешает, пусть висит себе.

— Хорошо, топай к телепорту, пропустим нуба без очереди. Ребят, отойдите… Пользоваться то умеешь?

— Умею.

— Удачи тебе с мусорщиками. Ты с ними аккуратней, они еще то жульё.

— И вам удачи.

— Спасибо.

Аааа! Черррт!

— Что с тобой? Тряхнуло тебя как от молнии.

— Да… Бывает. Может контакт коротит где-то, нужно нейро-разъем проверить будет…

— Ты с этим аккуратней, я слышал… Только это вроде как не для огласки… На официальном форуме подобные темы сразу удаляют… Слышал я, будто уже целая куча народу мозги пережгла из-за паленых китайских разъёмов. Лежат теперь в коме, как кабачки какие. Разъем только у официалов ставить нужно, там гарантия.

— Хорошо, учту.

— Эй, — сказал погонщик. — Может помочь сумку дотащить? Вон как надрываешься… а для меня все равно тэпэ бесплатные, куда хочу туда и лечу.

— Нет, справлюсь.

И демон шагнул в портал.

Вот, черт, черт…

В Полоне телепорт был в очередной раз сломан местными энтузиастами, и Риммона забросило на ближайшую от него локацию со стационарным порталом. Черт…

***

Иззабибель летела и получала от этого процесса неописуемый кайф. Она позабыла обо всем на свете, о Вельзевуле, о Риммоне, о своем жутком положении… Только простор, только небо, только ветер впереди! Вот, оно! Счастье!!!

Она впервые за последние семьсот лет ни от кого не зависела и ни к чему не была обязана.

Взмахи крыльев совершенно не напрягали, рулеж происходил как бы сам собой… Вдруг, небольшой таймер, ютившийся где-то на периферии зрения, заслонил мигающими красными цифрами весь обзор.

00:05, 00:04…

Дьявол, как это убрать? И что это такое???

00:03…

Не видно же ни хрена!

00:02..

А, вот крестик чтоб закрыть, и вопросик с инструкцией об этой непонятной тикалке…

00:01

Так, откроем…

00:00

Крылья исчезли, и Иззабибель пролетев по инерции пару секунд, бешено, но теперь совершенно бесполезно замахав руками, полетела уже не вперед, а по широкой дуге вниз.

— Ипаааааааааааааааа!!!!

***

Укки Трапен Могутный и Некно Петтер Бельчонок добивали очередного медведя. Медведь был совершенно обычным, Бурым, за исключением того, что бурым он не был. Он был белым. Полностью. Вроде как седым.

Они сначала его вообще за элитника приняли, присмотрелись, нет, Бурый медведь, 65й левл, вполне обычный моб, без затей. Они оба были уже под восемьдесят, и охотились в этой локации не с целью кача, а с целью фарма полезных трофеев. Белая шкура смотрелась суперски, и в багетной мастерской за нее дадут втрое, если не впятеро.

Могутный танковал, а Бельчонок своей тонкой длинной шпагой выдавала большую часть урона. Их хиллер сегодня в Грязь зайти не смог, толи приболел, толи под поезд попал, они так и не поняли. Но живой, раз сам позвонил, извинился и обещал на днях вернуться. Найти другого адекватного хиллера-бафера-одиночку они даже и не пытались, а пошли на низкоуровневых мобов самостоятельно. Что поделать всякое бывает… Пару-тройку дней можно и мелочь помочить, опыта конечно намного меньше, зато денег, учитывая, что не нужно делится с хиллером, даже больше.

— Слышь, Белка, колись, ты мужик в реале? — местные мобы практически не напрягали, и парочка в процессе охоты постоянно болтала, и пыталась друг друга подначить.

— А ты баба, что ли? Познакомиться желаешь? В активном поиске, да?

— Только если сразу дашь, у меня времени на цветы и конфеты совсем нету.

— Ты что, в тайне от нас в «ГеЛеТ» намылился вступить?

— Так ты все-таки мужик?

— Нет, но ведь ты — баба.

— Я не… А, гад! Смотри как пробил! Смотри куда целится, сволочь! Коли его, у тебя «Насквозь» должно откатится уже…

— Сама знаю.

— Я не баба, я красавчик. Меня как девчонки видят — вообще падают. Готовы из окон ради меня выбрасываться. Коли его.

19

— Ты же орк, интересно было бы посмотреть, как они к тебе прыга…

— Ааааааааааааааааааааать!!!!

Бууууум!!! Метрах в десяти от них приземлилась… пригрязнилась… долбанулась Иззабибель, создав подобие взрыва и небольшой кратер, прямо посредине каких-то зарослей. Толи малина, толи ежевика… Не созрела еще. Но они этого не видели, так как стояли ослепленные, оглушенные и парализованные истошным визгом бадб. Мишка, уже находящийся к тому времени в красной двадцатипроцентной зоне хэпэ, вообще издох.

— А… Дьявол…

Ослепление помаленьку сползало, оглушение тоже, а вот паралич держался.

— Ыыыыы… — спросил Могутный.

— Ууууу… — ответила Бельчонок.

Дебаффы повесились на тридцать-шестьдесят секунд, уровни парочки были почти на три десятка ниже чем у бадб, и получили они хоть не по полной, но все-таки знатно.

— Оооой-ой-ой… Ай! Ну почему обязательно еще и в колючки… Ай, ай! Дьяввввол!

Иззабибель продиралась сквозь кусты на карачках. Бар жизни был заполнен едва на половину. В голове как-то странно звенело, перед глазами все кружилось, а левая нога почти не слушалась. Длиннющие седые волосы цеплялись за шипы и стебли, были в каких-то листочках и травинках, а вот грязь, как таковая к бадб не прилипла. Одно из преимуществ призрака — он всегда чистый. В плане гигиены, естественно.

— Нет, ну что такое, ипать эти лохмы… Ай, дьявол!.. Гребанная малина…

— Уээыуак, тыэы эуто сдеалыл?

— Ы-с-с-ыам ныэ знауу…

— Боолшээ нээ надоо…

— Че стоите? Помогите выпутаться…

— Пэээка…

— Ууугу… Кры-ыла-ан!

— Бэ-э…э…жим?

— Но-оги.

— Вы че, дебилы, что ли? Че, не поняли? Помогите говорю, ипать вас… Ай-ой! Стоят, смотрят, скулят… Ой, падла, отцепляйся!

Она схватилась обеими руками за свои волосы и с силой дернула. Кусты не пускали.

— Оо-он… Она… Кто э-это? Застрял… а.

— За-авалим?

— Эй, вы че? Из-за дебилов обиделись? Ну так, не хрен мычать было…

— Ты, слева-а, я спра-аво…

— Пого-оди, чуть… Ры-ыжая, ща-ас отпу-устит.

— Ско-орее… а то вы-ылезет!

— Эй, эй… Спрячьте железяки! Уберите! Рыжая, сестра, ты это брось… Ай!

Укол длинной черно-синей шпаги, скользнул вдоль шлема и лишь чуть задел открытую часть лица, жало оцарапало подбородок.

Некно Петтер Бельчонок нанесла вам 217 единиц урона.

— Вы че, ненормальные? Я вам че сделала то, а? Ну простите за дебилов… Ой-ой!

Удар тяжелого плуторника пришелся по предплечью. Меч отскочил от наплечника, но рука стала двигаться с трудом, наверное, будет некрасивый синяк.

Укки Трапен Могутный нанес вам 896 единиц урона.

— За что? Ай-ай!

Некно Петтер Бельчонок нанесла вам 1248 единиц урона.

— Ну все, сссуки, нарвались…

Она выхватила, ну как выхватила, с грехом пополам вытащила гладиусы, по ходу дела запутавшись в ремешках и складках, умудрилась порезаться и неумело выставила их перед собой. Дело усугублялось тем, что приходилось прыгать на одной ножке, в радиусе полутора метров от кустарника.

— Всех щас попишу! Ну, кто смелый? Ай!

Некно Петтер Бельчонок нанесла вам 1198 единиц урона.

Нет, с эти нужно что-то делать… Где-то там было… Ага, вот.

Вы призвали на помощь туман и растворились в нем. Туман активен 00:60, 00:59, 00:58…

Белые волосы бадб сами собой выпутались из зарослей, опутали хозяйку, и как наэлетроризованные расползлись в разные стороны. Мгновенно удлинились метров до пятнадцати-двадцати, и развеялись в дым…,

Бряц… бряц..

— Где он? Она?

Дзынь…

— Не вижу ни фига!

Чпок.

— Я тоже! Ой, епт…

— Что?

— А… Слоники… Ы-ы…

— Какие, мать их, слоники???

Дзынь, бряц.

— Розовые, гы… Ушками машут… ыыы… прикольные… я щас умруууу… ыыы…

— Петька, твою мать, где ты? Не вижу ничего!!!

— Беги… — Чпок. — Аааргх…

— Твою… Эй, пэка читерский, кончай прятаться выходи!

— Му-ха-ха-ха!!! Ы-ыхны-хны… ээ… ха-ха!

00:25, 00:24…

— Ты чего к нам пристал?! Ооой… Что это? Ооо… Ой… Твою же мать!

— Вы первые начали… Хааа-ха-хо! Фу, чем воняет? Ы-ы-ууу… Ха-ха-ха!

— Ты ж пэка!!! Чего хотела??? Дебаф твой воняет… Да кончай бить меня, уже!

— Хрен тебе. Получай! Ыыыхахнык-ха-ха- ХА!

00:02, 00:01, 00:00.

Порыв ветра унес клочки тумана… На траве скрючившись валялась чуть живая рыжая эльфийка, а над ней с окровавленными мечами в обеих руках, стояла белоснежная фигура с развивающимися, как будто живущими сами по себе, седыми волосами. Шлем слетел, и теперь было точно понятно это юная девушка-хуман в мужском доспехе. Только абсолютно седая. Глаза ее были мокры от слез, лицо перекошено неестественной гримасой, рот искривлен в зловещей улыбке.

— Ну, мочилась ли ты на ночь, Дездемона???

— А? Ч…Чего???

— Риторический вопрос.

Гладиус плавно вошел в щель доспеха, между шеей и левой ключицей. Бельчонок вздрогнула, всхлипнула и умерла. Иззабибель наклонилась и поцеловала ее в губы.

— Дьявол, что я делаю?

Она не могла этого знать, но это был поцелуй Кибелы. Ведь влияние сути ламии никуда не ушло. Так же, как и сущность суккуба не пропала.

Да, некоторые возможности исчезли, но желания, инстинкты, рефлексы… Все сохранилось, а местами и усилилось.

Она выдернула гладиус и лизнула соленую, горячую, чуть отдающую железом кровь. Нет, не то. Взгляд упал на поверженного орка. Хм, красная… а почему не зеленая?

Да… Да, вот она, кровь многосильного мужа! То, что необходимо ламии… Жаль, тело мертво, и кровь почти не течет. Хм, может вырезать печень?

Но все равно, что-то не то… Вкус — да… Но сил не придает. В ней нет… Души?

Вдруг, как взрыв, как вспышка — воспоминание. Даже не картинка, мыслеобраз, ассоциация.

Она тогда еще была человеком. Да, ведьмой… Или языческой жрицей, уже не важно. Да и не вспомнить точно. Но человеком. Кровь, повсюду кровь, залитый ею алтарь, стекает с жертвенника, растекается и впитывается в земляной пол. Она и ее сестры, нагие и веселые, обливаются живой кровью, пьют ее, наслаждаются, втирают в себя и друг дружку, вылизывают обильно политые чужой кровью груди и лона… живут… ДА! ЖИВОЙ КРОВЬЮ!

По стенам пещеры, где было оборудовано капище вниз головами висят тела… Много. И с потолка свисают привязанные за ноги жертвы. Тоже без одежд и заткнутыми ртами, так что они лишь мычат и рыдают. Их глаза с ужасом и отвращением следят за действом, это их кровь… Кровавый дождь не прекращается несколько часов, сестры постоянно отворяют раны. Все жертвы — сильные полнокровные мужчины, их хватает на долго… В основном крестьяне, но есть и воины… Их кровь, кровь убийц и насильников, особенно сладка. Подвешенные тут и там лампады дают больше теней нежели света, но они и не стремятся в Свет.

Вот и она, одна из тринадцати сестер, юная, четырнадцатилетняя, но уже созревшая.

Кровь, живая кровь… Не из трупа, нет! Вот что нужно — сильный живой мужчина. А лучше несколько. И сестры. Да, нужны сестры.

Это когда она была марой ей требовалось для продолжения существования ловить последний выдох удушаемой жертвы. И выдохом не поделишься, вот и пришлось стать индивидуалкой. А в бытность суккубом, ее пищей было семя, полное несостоявшихся рождений и эмоции. Суккубы, тоже не особо желают делится своими прирученными рабами. Как это ни странно, многие мужчины надежно прикрыты от их посягательств светом чистой любви… Причем, частенько, даже не собственным, а их женщин.

Да, хвала Вельзевулу, он увидел в ней то, чем она является на самом деле и наградил, изменив ее суть, наградил авансом. Жаль, в полноценную ламию она не успела развиться, гадский Риммон… Но здесь тоже есть кровь, есть жизнь, нужно лишь нащупать ту жилу, из которой можно пить. И неважно, что мир цифровой, искусственный, на вкус кровь вполне настоящая. И боль ощущается по-настоящему, нога до сих пор ноет. Следовательно, можно питаться чувствами, как она это делала, будучи суккубом. А стало быть, и тут можно жить.

20

Ну, что? На поиски? Чем сильнее будет мужчина, тем лучше… И нужно найти еще двенадцать сестер. Когда будет сформирован ковен, и выпито достаточно жизней, вернется и память о правильных ритуалах. Вот, буквально с первой попытки, да и то неудачной, уже уйма интересности… А если выпить кровь истинного демона? Ведь тут его никто не защитит, и сбежать он не сможет… И семя? И последний выдох??? Внизу живота потеплело… О… Да…

Риммон, а Риммон… Кис-кис-кис!

— … оставайся у нас, у нас хорошо, да!!!

— …сразу видно, хороший человек, хоть и эльф…

— … а можно подумать ты умеешь? Твою стряпню даже последний пельменец жрать не станет, да!!!

— …а фигли я пельменцев кормить то стану?

— …да у тебя вообще клюв кривой!

— Так, уважаемые, — демон откашлялся. — Всем сяпки за хороший прием, но я тут у вас проездом! Поможете добраться куда нужно? Мне бы в Полон.

Собравшиеся на небольшой площади кряки, явно расстроились. Они уже считали только-что впервые увиденного эльфа внезапно обретенным близким родственником, совсем как в несуществующих здесь индийских фильмах. Вот, черт, решат еще удержать его, такого хорошего силой. А их тут уже штук шестьсот…

Демон оглядел крепость. Ну как крепость… Каменных стен нет, вместо них деревянный палисад прямоугольной формы. По углам сторожевые башни, тоже деревянные. Примерно шестьдесят на сорок метров… Несколько грязноватых строений непонятного назначения. Землянки и избушки. Население — сплошь кряки. Ни одного пельменца или игрока. Сейчас тут утро, около девяти часов, и мужчин мало, ушли видно на промысел. Туда же и гипотетически имеющиеся тут игроки свалили.

Пока местные на разные голоса убеждали его погостить хоть немного, Риммон быстренько просмотрел информацию о крепости. Мдя. Дыра еще дырее Полона. Обитает здесь около двух тысяч кряков и с десяток-другой игроков. Полянки для кача расположены далеко и неудобно, зверье местное колеблется в уровне от первого до двести пятидесятого… А это означает неоправданно большие затраты по времени для серьезных игроков и серьезные риски для нубов. Потому и непопулярна локация.

Известных данжей и инстов в округе нет. Ближайший рейд-босс все тот же Колобень, до которого гораздо проще добраться из Полона… До других источников и вулканов с интересными мобами еще дальше. Ну ничего интересного.

Тем временем, кряки уже чуть ли не дрались между собой, за право быть его проводниками.

Дошло до того, что кто-то предложил сопровождать эльфа всем личным составом крепости. Состав имел средний уровень 260+, и вполне мог пригодится, но демон поразмыслив отказался. Мало ли как среагирует Колобень на приближение такой толпы? Шарахнет какой-нибудь массовой обилкой издалека, и опустеет Крепость Фигиль. Да и фигиль с ней, но вот разговор по душам потом вряд ли получится. А с РБ, нужно именно договариваться, в честном бою его не одолеть. Пока что.

Воодушевление местных не уменьшилось даже когда Риммон пояснил, что нужно ему не в сам Полон, а к Полонским Ключам, прямо в лапы к тутошнему бабайке. Они просто философски пожали плечами, и продолжили прения.

В конце концов устроили импровизированный конкурс талантов, а среди победителей кинули жребий. Определились трое, остальные хоть и возмущались, страшно им завидуя, но повинуясь просьбе эльфа постепенно угомонились.

Какая-то из баб, куда-то сбегала и притащила гостинцы — соленую рыбу и икру. Это послужило сигналом, и через несколько минут у ног обалдевшего эльфа высилась целая гора подарков. Он очень пожалел, что не прихватил с собой все имеющиеся баулы. Чтобы не обидеть никого, да и не тащить в дальний поход лишнего, попросил сложить все в каком ни будь хорошем месте, и пообещал забрать чуть позже. И если что еще добавите, тоже заберу, сказал он. Местные с энтузиазмом быстренько перетащили подарки в какой-то сарай, и торжественно вручили Риммону один из ключей от огромных размеров, килограммов на двадцать, навесного замка. Зачем нужен такой замок на довольно хлипкой фанерной дверце, которую при желании можно проткнуть пальцем, Риммон не понял.

Пока суть да дело, портал загудел, засветился, и выплюнул двух хуманов-неписей в одинаковых сине-оранжевых комбинезонах. Каждый обозначался как «Технический специалист портальной сети. Уровень 700.» Надо полагать, такие высокие уровни чтобы благодарные жители Полона не сразу пришибли. Не обратив внимания на творящуюся суету, они перебросились парой фраз на неизвестном здешним жителям языке, вроде узбекском, хотя и не факт, сломали печати на свитках и исчезли. Занятый координацией деятельности местных, Риммон их не заметил, а кряки не обратили внимания на привычных, чуть ли не ежедневных посетителей.

План, разработанный тремя фиглийскими топографическими гениями, был довольно сложен. И даже предполагал два варианта маршрута, на выбор.

Свитки местных порталов работали в пределах пятидесяти километров, а до Полона или Полонских Ключей около двухсот. Примерно посередине между Фигилем и Полоном находился острожек пельменцев без стационарного телепорта и названия. Среди местных острожек назывался Воемпопка, из-за нехороших наклонностей тамошних жителей, но официального названия ему присвоено не было. Зато в это местечковое Бологое можно было портануться, так как он считался центром отдельной локации под название Середина Глухомани. Но для этого нужно подойти к нему километров на сорок-сорок пять. Потому следовало, прыгнуть как можно дальше в его направлении, пройти около десяти километров по болотам и бездорожью, и перенестись в острожек. Оттуда снова тп, и еще около десяти-пятнадцати километров пешего хода. Снова местный портал. И вот он Полон. Из Полона еще прыжок, снова марш-бросок в десяток-другой километров… Цифры были настолько примерны, поскольку точной географии местности не знал никто, и где что обходить или переплывать, нужно было решать по ходу дела. Ручьи и речки меняли свои русла ежегодно, болота и трясины возникали и пересыхали совершенно в непредсказуемых местах. Да и мало ли какие чудища по дороге попадутся.

Короче путь был опасен и обещал занять не менее двух дней. Ну, при большом везении полтора.

Второй вариант предполагал движение вдоль морского побережья. Пройти там было ненамного проще чем по болотам, так как побережье — это не сплошные пляжи с песочком, а еще скалы и устья рек. Зато маршрут был вполне устоявшимся, и не сулил неожиданностей. Все лежки прибрежных зверей и монстров давным-давно нанесены на карту, во многих местах перекинуты подвесные мосты или даже прорублены ступеньки. Но вот своей середины у побережья нет, и придется топать ножками больше ста двадцати километров. А это три дня точно.

Кряки напряженно ждали вердикта. Демон посомневался, и решил идти напрямик через болота. В конце концов он всегда успеет сюда вернуться, а может и не сюда, а сразу в Полон, а придурочных неписей было не жалко совсем. Вон их сколько еще осталось. Помимо этого, у него были некоторые мысли о том, как сократить путь, не огибая топей и не ища броды.

Местные тетки успели организовать что-то вроде фуршета, и Риммон с удивлением понял, что проголодался. Яства давали вполне приличные бафы к бодрости и выносливости, и он хоть по чуть-чуть попробовал почти все. Сухопарые мужички-проводники уже давно были готовы выходить вот прямо сейчас, и демон сломал печать на свитке.

Небольшой речной островок, посередине которого он оказался был унылым до невозможности. На нем ничего не росло, и никто не жил. Раздалось три хлопка, и рядом с ним возникли кряки. Опасностей вокруг пока что не наблюдалось, и Риммон решил не менять воплощение эльфа на беса. Еще кстати неизвестно, как неписи на это среагируют, у беса родной харизмы ноль, только от те семь единиц, что от суперпива добавились. Но Меч Повелителя он из сумки вытащил, и прицепил ножны к поясу.

Неписи задрожали, и дружно повалились на колени. Это очень понравилось тщеславному демону. Насладившись, он приказал им отвернуться, переоделся в сине-зеленую робу, достал посох, нацепил бижу, и скомандовал подъем.

Речушка была совсем мелкая, по колено. Зато широкая. Кряки разулись, и Риммон решил последовать их примеру. Несмотря на то что вроде как было лето, вода казалась ледяной, и он очень замерз. К черту, подумал демон, хватит закаляться.

Перебравшись через речку, они пошагали почти точно на север, обходя кустарники и перепрыгивая через лужи. Невдалеке замаячил небольшой лесок, скорее даже роща, и кряки робко предложили от греха обойти его стороной.

22

Греха демон не боялся, но времени на разборки с какими-нибудь рысями или медведями тратить не хотелось. Несмотря на то что у каждого из неписей был роговой лук и длиннющий нож, вариант встречи с группой агромобов совершенно его не устраивал. А тем более не было желания случайно наткнуться на качающегося или фармящего игрока. Или тем более пати.

Обойдя рощу по широкой дуге, они снова уперлись в речку, пошире и поглубже первой. Демон остановил уже разувавшихся и стягивающих одежду НПС, и кастанул на воду Заморозку. Скользко, зато сухо. Три каста и они на другом берегу. Кряки, уже заранее боготворившие своего спутника, впали в полную эйфорию, и предложили нести Риммона на руках. Учитывая, что каждый из них тащил на спине гигантский рюкзак, наверное, с нажитым за всю цифровую жизнь добром, а в руках лук, Риммон отказался, уронят еще… Но свой баул тащить им доверил. По очереди.

Этот переход в одиннадцать километров занял около четырех часов, и запомнился Риммону в основном комарами. Комары как мелкие, так и размером почти с кошку были везде. Кряки хватали прямо в полете тех, что покрупнее и с удовольствием поедали, хрустя сырыми лапками. А те что поменьше, поедали Риммона. Попробовав сомнительный деликатес, он с отвращением выбросил остатки, и стал ненавидеть пищащих гадов еще сильнее.

Уровни комаров колебались с первого до тридцатого. И их стаи состояли из особей всех размеров и уровней. Сначала демон пытался с ними бороться, потом плюнул, и мужественно терпел, а потом догадался окружить себя ледяными щитами. Стало легче, но ненамного. Гнусные мелкие паразиты все равно умудрялись каким-то образом проникать под его защиту, зато крупные с громким возмущенным писком отскакивали от нее, и падали.

Еще пять-шесть раз приходилось замораживать широкие ручьи и небольшие речки, два раза организовывать ледяной мост по болотистой местности, обходить с десяток подозрительных с точки зрения наличия там мобов участков и один раз отбиваться от бешенной лисы.

Лиса была двести сороковая, и как оказалось они вышли прямо к ее норе с детенышами. Трое кряков с трудом одолели любящую мамку. Касты Риммона из-за разницы в уровнях почти все уходили в молоко, но пара заморозок все же прошла, и неписей она погрызла и поцарапала несильно. Ободрав лису и ее лисят, они пошли дальше, настороженно ожидая их мстительного папку.

Лис догнал их часа через полтора, и с ходу бросился на Риммона. Ледяной щит рассыпался в снежную крошку, но сдержал первый натиск разъяренного зверя. В нем уже торчал десяток крякских стрел.

Неписи побросали луки, и выхватив ножи бросились на рыжего, прикрывая собой эльфа. Двести семьдесят восьмой уровень лиса ненамного превосходил средний двести шестидесятый левл проводников-кряков. Но он вцепился острыми как иглы зубами в руку одного из них и разом оторвал три пальца. Другому распорол ногу от щиколотки до колена.

Риммон в первую очередь восстановил свою ледяную защиту, и только после этого немного помог неписям, но те уже и сами почти задавили мстительного моба.

Когда зверь наконец издох, копающийся в его желудке в поисках своих пальцев кряк, вытащил полупереваренную человеческую кисть. На каждом из пальцев было надето по кольцу, а на среднем, вообще два. Вернее, кольцо и перстень. Кольца и перстень Риммон забрал себе, а кисть выбросил.

Колечки, весьма неплохие, даже можно сказать хорошие, на двухсотый уровень, точеные от шестого до восьмого грейдов. А перстень — родной брат того черного, который уже был у Риммона, только вырезанный из какого-то темно-зеленого камня. Но узоры вполне узнаваемые. Тоже квест стартер, и тоже на хай-левел, Риммон даже не смог определить с какого уровня этот квест можно брать. Дав себе зарок прозондировать этот вопрос на форуме и в гайдах, в самое ближайшее время, он спрятал добычу в личный инвентарь. Потом помог кряку прирастить откушенные пальцы с помощью Крепкого зелья лечения и заживил другому глубокую рану на ноге. Зелья было жалко, но мало ли на кого они еще наткнутся в этих болотах… а один, он бы и на этом лисе слился сто пудов.

Наконец, проводники только по им одним ведомым приметам, решили, что подошли достаточно близко к Воемпопке. Печати на свитках были сломаны, и они перенеслись в острожек.

Пяток избушек и десяток землянок. Заборов нет, огородов и грядок тоже. Нет даже частокола. Вернее, частокол когда-то был, вон его остатки, но давным-давно сгнил и развалился, а заморачиваться с его восстановлением живущие здесь пельменцы не стали.

Домики лепятся к соседним так близко, как будто им холодно. На улице, если можно назвать так местную утоптанную грязюку — никого. Жители или на охоте, или сидят по домам занимаясь своими неприличными, а может, полезными для общества делами.

Кряки и пельменцы, не то чтобы враждовали, но недолюбливали друг друга. А потому проводники попросили разрешения Риммона тут не задерживаться и портанулись дальше.

И очутились посередине болота.

Не того, с лягушками и камышом, а в специфической трясине сектора Снатка. Утонули все быстро, но неглубоко, даже самому низкорослому в этой компании эльфу, жидкая грязь доходила лишь до груди. Под ногами уже ощущалась твердая почва, или скорее вечная мерзлота. Но идти в достаточно вязкой и густой грязи было невозможно. Нереально было даже вытащить из нее ноги, или взобраться на поросшую непонятной растительностью поверхность. Трясина крепко держала свои жертвы. А впереди могли быть места и поглубже.

Кряки видно уже не раз попадали в подобный переплет и хорошо знали, что делать. Еще когда демон тонул, громко матерясь, и пытаясь высвободить ноги, они без суеты скинули свои рюкзаки и расплостались по поверхности трясины. Осторожно стянув кожаные плащ-палатки расстелили их по грязи и опираясь на них освободили ноги. Все это сопровождалось тихими спокойными разговорами, и советами в адрес Риммона. Советы условно делились на две категории: первая — не дергайся, и вторая — жди, сейчас вытащим.

И действительно вытащили. И его, и свои рюкзаки, и баул демона. Каким образом они преодолели больше тридцати метров заболоченной местности, Риммон так до конца и не понял. Он лишь помнил, что все время полз, цепляясь за брошенный одним из проводников тонкий трос.

Но все же болото забрало свою дань. Данью послужили сине-зеленые сапожки Риммона. Как только он отдышался и понял, что бос, разозлился настолько сильно, что чуть не поубивал своих проводников. Остановил факт осознания двух истин. Первая — он останется тут один. Вторая — их трое, и каждый по уровню выше в пять раз. Харизма харизмой, но, когда тебя начинают бить, поневоле будешь возражать, а то и в репу в качестве контраргумента дашь, даже очень обаятельному человеку… эльфу.

Один из неписей покопался в своем рюкзаке и достал охотничьи сапоги гигантского размера, в каждый из которых Риммон мог стать обеими ногами. Сами кряки были обуты в такие же. За неимением лучшего, пришлось удовлетвориться этой обновкой. Риммон аккуратна обмотал ноги подручными тряпками, наподобие портянок, и влез в этот шедевр местной обувной промышленности.

Удивление его было беспредельным, когда он увидел, что сапоги дают специальную пассивку — Ходьба по болоту. То-то он думал, как удается крякам не вязнуть по колено через каждый шаг. Откровенно говоря, если бы они его периодически не выдергивали из грязи как морковку, то продвижение группы ускорилось бы минимум процентов на тридцать. Он то думал, тут дело в опыте или в самом огромном размере ног кряков, а оказалось все проще. Да, вспомнил он, среди груды наваленных подарков было несколько пар подобной обуви. Хм, знать бы, от чего еще столь же тут полезного он сгоряча отказался.

Дальше пошли бодрее. Ручейки перепрыгивали, речки и особо топкие места замораживали. Риммон расслабился и даже стал что-то насвистывать.

Выбравшись из очередного глубокого оврага, первый из кряков с каким-то странным звуком втянул воздух и скатился назад. Его вытянутое лицо исказил неподдельный страх, клюв мелко трясся.

23

Остальные двое аккуратно выглянули на поверхность и сразу же спрятались обратно. Лица их явно побелели, а клювы вообще посинели. Риммону стало интересно, что же там такого страшного увидели проводники, и он осторожно высунул голову из-за края оврага. И лишился бы ее, если б не мгновенная реакция от увеличенной в двадцать раз ловкости и двадцатикратная же удача. Вынырнувшее из ниоткуда темно коричневое тело десятиметровой длины пронеслось в сантиметре от его изрядно запачканной чалмы, нырнуло в твердый грунт как в воду и скрылось в нем с громким бабахом.

— Бурые угольники, — сказал один из кряков шепотом. — Греются на солнышке.

— Нам крышка, — сказал второй. Тоже тихо.

— Ага, — прошептал третий. — Может назад портанемся, пока не поздно? Вдруг хоть в Воемпопку получится?

— Не получится. Мы километров восемь уже прошли. Еще три-четыре и можно в Полон тэпэ.

— А в чем дело то? — поддавшись общему настроению спросил Риммон шепотом. — Что за угольники?

Раздались громкие бабахи. Угольники ныряли под землю.

— Бурые. Есть еще черные. Черные даже сквозь камень и мерзлоту прогрызаются. А эти бурые, неглубоко живут. Но нам разницы нет, какого они цвета, от них все равно не убежишь.

— У них нет глаз. Зато шаги слышат за километр. И как сердце бьется за двести метров.

— Их тут вообще быть не должно. Они километров за тридцать отсюда обитают. Очень редкие они. К счастью.

— Они под землей живут, как черви. И выпрыгивают из-под нее. Жрут вообще все. Гнездятся в буром угле. Потому и бур…

Вынырнувшее прямо под говорившим огромное червеподобное тело прошило кряка насквозь. Взлетев метров на пять-шесть, оно рухнуло на окровавленный труп и стало стремительно его пожирать.

— Бежим! — крикнул один из оставшихся.

— Они семьями живут! — заорал второй.

— По двадцать-тридцать штук!!!

— Сейчас полезут!

— Не останавливаемся! Три километра в ту сторону!

— Скорее, скорее!

Все это они орали Риммону уже на бегу. Тот спешил за ними как мог, но гигантские сапоги с одной стороны помогали не провалится в грязь, а с другой, ну совсем не походили на легкую спортивную обувь.

Бежал он, следуя примеру проводников не по прямой, а рваным зигзагом.

Бум! Угольник вппрыгнул метрх в пяти за его спиной. Бабах!!! Снова нырнул он в землю.

Бум! Бабах!!!

Бум! Бум! Бум! Бабабах!!!

Когда-то давно попавший под авиабомбежку Риммон живо вспомнил тот случай. Звуки этих разрывов очень сильно походили на те. Разве что гарью не пахло.

Риммон петляя бежал за кряками, а вокруг них из земли выскакивали десятиметровые каменные тела. В основном разрывы происходили вокруг более массивных гухающим сапожищами местных, на долю демона приходилось гораздо меньше охотящихся угольников.

Бум!

Прямо под тем проводником, что сейчас тащил его баул, взорвалась земля, и кровавые куски плоти, рюкзак кряка и сумка Риммона разлетелись в разные стороны.

Бум! Земля взорвалась почти на этом же месте снова, и вылетевший из-под земли угольник, морда в морду, столкнулся с падающим вниз собратом.

Демон не останавливаясь подхватил свою полосатую сумку с болтающейся на ней рукой покойного непися, и припустил дальше, не интересуясь, чем там заняты встретившиеся каменные черви.

Бум! Бабах! Бум! Бум!!! Бабах!

Черррт, впереди река. Неширокая метров шесть-семь, но времени кастовать заморозку нет совсем.

Приняв наконец решение, демон бросил сумку…

Доступны следующие воплощения…

Черт, черт, кузнечик, да…

С каждым шагом двигаться становилось все труднее.

Тело била дрожь, оно стремительно уменьшалось. Из последних сил Риммон выхватил Меч и сунул его в личный инвентарь. Ту даже отправился и Венец.

Ноги, наконец, выскользнули из ставших совсем гигантскими сапог, и бежать стало относительно легче. Трава под ступнями пружинила, жидкой грязи вроде не было. Фух, хоть с этим повезло.

Потом соскользнула с тела сине-зеленая роба.

Обогнавший его метров на сто проводник, уже добрался до реки, и оглянувшись, вместо симпатичного ему эльфа увидел какое-то кружащееся по спирали полуметровое зеленоватое существо. В трех-четырех шагах позади него взорвалась земля. Плюнув, и что-то злобно крякнув, он бросился в воду.

Он уже был посередине речушки, когда… Практически одновременно и слева и справа вынырнули, и взлетели вверх два мокрых коричневых червя. Еще пара гребков, громкий БУУУМ, и вот этому угольнику почти повезло. Он задел непися лишь чуть-чуть, но того перевернуло, подкинуло метров на десять в воздух, и он плюхнулся на землю уже мертвым. Или оглушенным. Через пару секунд земля под ним разверзлась, и нечто страшное утащило несопротивляющееся тело в ее глубины.

Риммону было некогда наблюдать за его гибелью, он старался выжить сам, отсчитывая секунды.

Бумы, бахи и бабахи уже не оставили ни единого неповрежденного участка земли. Но сейчас угольники выскакивали скорее наугад, так как Риммон уже был ростом не больше двадцати сантиметров, и его движения почти не ощущались. Да и не бегал он давно, а скорее катался и корчился, и собрав в кулак остатки силы воли, старался не орать от боли и страха. В паре метров от него вздыбилась земля, и отлетевший комок ударил в грудь полукилограммовое серо-зеленое существо. Оно отлетело на пару метров, попыталось встать, но без сил рухнуло мордочкой вниз.

Через три-четыре минуты фонтаны земли и камней перестали терзать ландшафт. Бурые угольники вылезли на поверхность и свернувшись колечками, снова стали принимать солнечные ванны. За ними из-под камушка не без интереса наблюдал крупный кузнечик.

Черви хоть и походили на кольчатых, но имели большие блестящие головы, которые иногда поднимали вверх и вроде как пели, довольно приятными голосами похожими на соловьиные трели. Во время погони и бомбардировки их телами, у Риммона не было времени их сосчитать или рассмотреть. Двадцать четыре штуки… И вон, вдали валятся два трупа, тех, что друг дружку затаранили. Хм, а уровни то совсем небольшие, даже для него. От сорока пяти до пятидесяти. Вот почему они все время мазали… Удивительно как вообще хоть кого-то тут убить могут.

Демон просмотрел характеристики червей и обалдел. Однако… всего три обилки, зато каких! Первая — Стремительный Прыжок, ну это понятно, видели. Вторая — Преодоление преград. Игнорирование ста процентов защиты врага или жертвы и проникновение под любую броню, даже магическую. И третье — Смертельное прикосновение, действует на существ уровня 500 и ниже. Одно касание — и существо мертво, независимо от количества имеющихся хепе. Что за читерство???

Убить червя в принципе несложно. Жизни у него самого примерно, как у танка средней паршивости соответствующего левла. Вот почему убились те двое столкнувшихся, все ясно. Но для этого нужно подловить угольника в полете, когда он выныривает за жертвой, а смысл? Опыт с них идет как с пятидесятых мобов, а риск слиться огромен.

Учитывая их стадность, даже для пати трехсотых магов он представляют опасность… а неписи с ножами и луками вообще для угольников легкая закуска.

Хм, и как такого поймать? Вставить двум-трем десяткам, а лучше сотням, камни душ игроков, пусть и мелкоуровневых, любую артподготовку переплюнут. Как выскочат, как выпрыгнут, как пойдут клочки по закоулочкам…

Хотя если заморачиваться, то нужно будет поискать черных угольников. Неписи говорили они покруче будут. Ими и замки крушить можно, и много еще чего…

Сколько прошло времени непонятно, наступление темноты тут не планировалось еще около недели. Но наконец, угольники видно выполнили свою программу минимум по загару, и как по команде нырнув с громоподобным бабахом в землю, исчезли.

Риммон пошевелил усиками и на провокацию не поддался. И правильно, минут через пять, земля, вернее Грязь, задрожала и с пяток червей один за другим выскочили из нее, и исчезли снова, нырнув теперь, вроде в одном, общем направлении.

24

Кузнечик спел про себя пару десятков песен, и решив, что час прошел, снова стал эльфом.

Осторожно прошелся по изуродованной земле, обходя глубокие воронки, и собрал свои вещи. Отцепил от баула вцепившуюся в него мертвой хваткой руку, и выбросил. Покопался в уцелевших вещах кряков. Мда, ничего интересного, кроме сапог еще только широкополые шляпы с обилкой от атак комаров, и плащ-палатки, защищающие от сырости. Все остальное совсем без бонусов, даже тащить не охота.

Тем не менее хозяйственный демон аккуратно собрал все что смог найти, и загрузил свой баул почти под завязку. А вдруг?..

В каждом из рюкзаков был неплохой запас еды, в основном рыбы, и еще чего-то похожего на сушеные мухоморы. Распознанные продукты Риммон съел, а грибы с пятнистыми шляпками пробовать не стал.

Подошёл к дохлым угольникам. Трогать их, конечно, страшновато, а вдруг яд, или, что там у них за Смертельное Прикосновение отвечает, еще не рассосался? Эх, жаль ни одного кряка не осталось, нужно было побольше взять, была бы сейчас крыска подопытная. Собрался с силами и потыкал одного пальцем. Хм, не убило. Хорошо.

С первого червя снялась Каменная кожа бурого угольника, в пустую бутылку нацедилось литра четыре Слизи бурого угольника, и квестовые Буровые зубы бурого угольника.

Во втором помимо всего этого был полупереваренный медведь. А в медведе совсем уж расползающаяся рыба. А в рыбе, уже ожидаемо — приз.

Брошь Полиглота.

Легендарный предмет.

Требования: нет.

Эффекты:

Пассивно, при владении: Снимает все ограничения с аккаунта владельца и переводит его в разряд Элитных;

Пассивно, при владении: Бесплатно и мгновенно устанавливает все имеющиеся мире Грязи языковые блоки, как заимствованные с Земли, так и местные.

Пассивно, при владении: Дает возможность разработать секретный, не поддающийся декодировке язык-шифр;

Пассивно, при владении: увеличивает в пять раз награду, получаемую в виде опыта за выполнение квесты, в случае если их результат нужно сдавать разумному существу, с которым можно договориться;

Активируется при надевании: Дает возможность передать любой языковой блок (в том числе секретный) выбранному игроку или НПС;

Активируется при надевании: Дает возможность удалить установленный языковой блок у выбранного игрока или НПС;

Активируется при надевании: Дает возможность понимать всех животных и мобов, если издаваемые ими звуки или иные действия несут смысловую нагрузку;

Активируется при надевании: Увеличивает в десять раз родной показатель характеристики интеллект и прибавляет к нему 1000 единиц;

Активируется при надевании: Увеличивает в три раза скорость регенерации манны.

Внимание: В случае, если вы завладеете Брошью Эрудита, будут доступны дополнительные бонусы комплекта. Эффекты бонусов комплекта: неизвестны.

Риммон тут же нацепил брошь, даже не вытирая ее от скользких вонючих внутренностей рыбы, его слегка тряхнуло…

Внимание! Общемировое событие! Брошь Полиглота нашла своего хозяина!

Пока демон занимался этими делами, слегка отпустило, и Риммон бодро зашагал дальше. В антикомаровой шляпе, непромокаемом плаще и противоболотных сапогах, стало вообще хорошо. Мдя, на будущее очередной урок, серьёзней относится к подаркам и советам неписей, они сейчас все его… его кто? Союзники? Рабы? Друзья? Помощники? Приспешники? Даже, наверное, слова такого нет, чтобы описать это их состояние. Ну и черт с ним, главное всегда брать то что дают или то что лежит, и внимательнее рассматривать. Простая, заурядная с виду вещь может в будущем значительно облегчить жизнь.

Интересно, а если бы он всё-таки решил пойти по побережью? Ведь была такая мысль… Стоит ли туда соваться, или он заранее в состоянии бога, просчитал именно совершаемый сейчас маршрут? Может, на всякий случай, на обратном пути поискать какого ни будь призового моржа или краба?

Он уже на автомате торил себе ледяной путь и прошагал около двух километров. Впереди показалась довольно широкая и бурная река, те ручьи, что были преодолены ранее ей не чета. Чем ближе подходил Риммон к реке, тем больше ему не хотелось подходить еще ближе.

Во-первых, вокруг все провоняло тухлой рыбой. Медведи, как известно, очень любят делать запасы. А подгнившая рыба для них, все равно что для Риммона мороженка. Встречаться с местными косолапыми не было никакого желания.

А во-вторых, местность то тут то там была обезображена уже знакомыми воронками.

Посомневавшись, он все же решил идти напрямик. Угольники скорее всего сожрали бедных мишек, прежде чем отправится греться на ту полянку… Доказательство чему сейчас пришпилено к его робе, с внутренней стороны. И рыбой так воняет тоже как раз потому, что запасы медвежьих деликатесов были расшвыряны реактивными червями. Будем надеяться они не успели отреспится.

Еще издали он заметил, что медведей не было. Зато на кровавых ошметках, оставшихся от некогда большого стада пировали падальщики.

Птицы и мелкие звери, как узнаваемые, так и вообще ни на что не похожие жрали, дрались, объевшись отрыгивали сожранное, и жрали снова. Особенно демона поразили писцы. Беленькие, кажущиеся кругленькими, такими прямо вот полными, они измазались в крови и испражнениях от ушей и до хвостов. Да, подумал Риммон, полный писец — это плохо, а кровавый писец — это страшно. Миленькие беленькие пухленькие щенки, кувыркающиеся в кровавых лужах и терзающие медвежьи внутренности, впечатлили даже такого циника как он.

Падальщики не были настроены нападать, несопротивляющейся и неубегающей пищи здесь было много. Но почти все настороженно посмотрели на демона, а кое кто оскалил зубы и зарычал. Мало ли, вдруг конкурент пожаловал, сейчас растолкает их и съест самое вкусное. Вот, например, этот желудок полный полупереваренной рыбы, хотя бы…

Риммон все понял и приближаться не стал.

Он по широкой дуге обошел место побоища и с трудом организовав ледяной мост через широченную реку, осторожно пошел дальше. Судя по всему, оставалось топать всего-то километр-другой. С учетом его способности преодолевать небольшие реки аки посуху, маршрут, рассчитанный почти на два дня, был преодолен меньше чем за один. Вполне возможно сегодня и до Колобеня добраться. Хотя сегодня тут не закончится еще почти неделю.

В округе стало слишком много подозрительных кустов, рощиц и полянок. За день общения с кряками он научился определять потенциально обитаемые в этих краях местечки. Петляние меж ними утомляло, но альтернатива была хуже.

Неясные очертания странных существ показались из зарослей, и Риммон кинулся бежать.

Ну вот, теперь мобы уже не страшны. Вон какой-то непонятно кто к нему скачет. Ой, а за ним и еще… Пока режим боя не включился, он может сломать печать на свитке местного телепорта и оказаться в городе. Ну, беги, беги толпа завистливая… И как им не наскучит… Нет, уж подождите здесь, у околицы, может мы повидаемся на возвратном пути. Теперь простите. Ямщик, гони… Тьфу, черт… Свиток, полетели!

ПОЛОН! ПОЛОН!!!

Мысли только о Риммоне. Иззабибель практически зациклилась на нем. Может все дело в растворившемся осколке Камня души? Или единственное более-менее родственное ей существо в этом мире притягивает, какие-то непонятные флюиды испускает? Ведь это из-за него она попала в цифровую вселенную, в этом нет уже сомнений, вот пусть сволочь этакая, и назад дорогу укажет… Хотя и тут, как оказалось не так чтобы и плохо. Она уже девять игроков убила, а с троих удалось попить живой крови. Возбуждает, просыпаются воспоминания. А может она решила все-таки и Риммона попробовать на вкус?

Иззабибель еще сама не решила, чего именно ждет от этой встречи… Но, демона нужно искать, однозначно.

И на карте встроенной в Журнал путешественника есть маркер направления с пометкой «Риммон». Эх, жаль точного месторасположения неизвестно, лишь вектор и примерное расстояние… Плюс-минус три километра. Ну, когда он будет в радиусе этих самых трех километров, появятся точные координаты. Как у тех игроков, которых она недавно перебила. Очень удобная штука. Плохо только, что женские персонажи не показываются вообще. Для нее было сюрпризом, когда она готовилась к сражению с двумя фармящими игроками, а там их оказалось четверо. Не критично, уровень то их 60+… Да и с навыками и уменими она немного разобралась, но… Нужно иметь в виду, не всегда же будет везти.

25

Эх, жаль, Ворона еще не откатилась, приходится на своих двоих бежать…

О, что там впереди? Город? Да, город Су. Город — это хорошо, можно будет себя в порядок привести, помыться, передохнуть… а то увидит Риммон этакое чучело, и врежет первым на всякий случай, не разбираясь. А тогда диалог наладить или коварно гладиус в спину всадить станет в разы сложнее…

***

Форум.

Автор: Шник Ухор МобСнабСбыт

Тема: Продаю Слезы Таланта

«Продаю Янтарные и Черные Слезы Таланта. Цена десять юаней штука. Янтарные от пяти штук в партии, Черные от десяти. Предложение ограничено, их хоть и много, но на всех не хватит, спешим!»

«Дайте две!»

«С ума сошел??? Там па квесту 20 штук надо, это две тыщи! Первый нах, и ниипет!»

«А у тебя есть такие же, но перламутровые?»

«Нет, сказал же Черные и Янтарные, были бы Перламутровые — продавал бы их.»

«Будем искать…»

«2*2=5… Как узнать отсталого? Он сам об этом скажет. Первый нах, и ниипет ище сыльнее.»

«Лучше — БОЛЬШЕ… 2*2=7…??? 8??? Отсталый сам знает… Или нет?.. Шестнадцатый, сам не пох…»

«Двадцать слез по десятке обойдутся в две сотни. Выполненный квест даст 250 юаней плюс почти две тысячи экспы. Не тормозим, покупаем!»

«Ну если 10 на 20 равно 2000, то почему бы два на два не быть 7 или 8? Вторую половину вашего опуса не осилил. Русско-быдляцкий разговорник не держу под рукой. А по памяти мой словарный запас весьма скуден.»

«О я! до утого ия в шактындын играл!»

«Так, тут серьезная тема, или покупайте Слезы, или валите флудить с торгового форума во флудилку.»

«Мне нужно четыре Янтарных и шесть Черных. Продашь?»

«Продам, но будет по двенадцать. По десять — обозначенными партиями.»

«Добро.»

«А зачем они вообще, эти Слезы?»

«Во спекулянт! Ты же их по четыре юаня скупаешь!»

«Скупай сам, сиди неделями в городе, кто тебе запрещает?»

«Уберите нуба с форума!»

«Нуб, уйди.»

«Скажите зачем — уйду. А может и куплю.»

«Янтарные — требуют для открытия активных обилок практически все Мастера. Черные — для открытия пассивок.»

«А перламутровые?»

«Слушай, гайды читай, стыдно не знать основы!»

«Куплю пятьсот Черных и триста Янтарных.»

Еще две тысячи сто шесть покупок и около десяти тысяч сообщений ни о чем.

«Все, Слезы кончились, всем спасибо. Через недельку появится еще, милости просим! Админы, чикайте тему.»

Администрация: Тема закрыта. Причина: Тема неактуальна.

Глава 7. Полон

Полон мало чем отличался от Фигиля. Такие же избушки, землянки и сараи. Разве что деревянной стены по периметру нет, а вместо нее вырыт ров и насыпан земляной вал с частыми сторожевыми вышками. И домиков больше раза в два. Вот и вся разница.

Риммон оказался на центральной площади городка, и так как по местному времени день уже клонился к вечеру вокруг было относительно многолюдно. Вернее, многокрякно и многопельменно. Ни одного гуляющего игрока не наблюдалось.

НПС моментально попавшие под очарование симпатичного эльфа, окружили его со всех сторон и наперебой зазывали в гости. Прибежали даже четверо-пятеро пельменцев с ломами и молотками, до того увлеченно долбившие свежепочиненный телепорт.

У двух тутошних народцев был общий язык, но со своими специфическими отличиями. Если кряки толи лаяли толи крякали, то пельменцы скорее квакали. И некоторые вроде общие слова имели диаметрально противоположное значение. Из-за чего частенько между ними случалось недопонимание, а то и драки. Стояли они вокруг демона не то чтобы, разделившись по видовому признаку, но группками, стараясь прибиться к своим.

А похожие на зеленых колобков пельменские детишки, и худющие как палки крякские, так и вовсе перемешались, внося своим галдежом, немалую лепту в царивший на площади гомон.

Риммон решил, что впредь будет одевать Венец Основателя только когда это необходимо, вон как неписей его харизмой плющит.

Конечно самолюбие демона тешилось, но привлекать излишнее внимание игроков и системы не стоит. Не достаточно пока что сил. А вот когда потребуется заселять его локацию, Венец очень пригодится.

Можно даже этих вот дефективных по краям локи расселить. А что? 250+ уровни, охотится умеют, в еде непритязательны, живут практически на подножном коме, оборону кое как держать могут, не сожрали ведь их в этих краях за десять лет. С учетом бонуса двойных статов для членов нации вообще звери получатся. А если еще и вооружить более-менее… Короче, в качестве первой линии обороны, вполне подойдут.

А тот факт, что обороняться рано или поздно придется, сомнений не вызывает. Завоевать весь мир в одиночку не получилось даже у Люцифера, потребовалось множество адских легионов, а результат — та же локация, пусть огромная, пусть в мире Земли, а не в мире Грязи, но одна. Ад называется. И сидит он там в глухой обороне уже целые эпохи. Тут, конечно, Его в противовес Риммону нет, это да. Система хоть и крута, но до Него ей как до соседней вселенной пешком. Но и народец тут пожиже истинных демонов…

Риммон не собирался ждать эпохи, он вообще составил программу минимум из расчета трех-четырех недель, а на программу максимум отвел себе полгода. Однако, постоянно наступать не удастся, так просто не бывает, и все. Обязательно нужно будет иметь укрепленный замок посередине очень опасной и даже теоретически непроходимой для врагов локации.

Демон взобрался на стоящую неподалёку телегу и толкнул речь. Обалдевшие неписи слушали его открыв рты и согласно кивали.

Да, так дальше жить нельзя. Как же они не замечали, что вокруг столько несправедливости? Почему живут в такой глуши, когда есть гораздо лучшие места? И, да он знает одно такое место, и может их туда провести, только не прямо сейчас. Ага, ведите всех остальных скорее!!! Да, три дня на сборы он им даст. И еще даст дополнительные силы для обороны от агрессоров, которые могут попытаться отобрать их новые земли. А кто-то из агрессоров, вполне вероятно, даже позаботился поселиться там заранее и нагло живет на будущих землях его любимых народов. Ясное дело любимых, вы только посмотрите в эти честные эльфийские глаза! Конечно, они всегда смогут сюда тэпэ и в целях поохотится, и тещу проведать. Само собой, мама пусть тоже переезжает. А, ну да, места полно, земли навалом, таких вот городков хоть миллион можно построить. Да, миллион — это больше двадцати. Кстати, сколько в секторе Снатка городов кряков с пельменцами?

С цифрами местные дружили не очень, но позже Риммон по средствам гайдов выяснил, что вот именно таких городков всего тринадцать. Городков типа крепость, таких как Фигиль, ровно восемьдесят. И еще три огромных по здешним меркам мегаполиса. Всего кряков и пельменцев насчитывалось чуть больше трёхсот двадцати тысяч голов. Было их примерно поровну. Кряки занимались в основном охотой и кое-каким животноводством, а пельменцы — лесозаготовкой и морским промыслом.

Такая прорва неписей была необходима Грязи. Вообще НПС наплодилось огромное количество, примерно в три раза больше чем игроков. Они занимались трудом тяжелым или скучным. А порой скучным и тяжелым. Обслуживание двух миллиардов, не желающих тратить свое время на пустяки геймеров требовало множества рабочих рук.

В основном конечно НПС были социальной направленности, а это значит первый уровень — в бою пустое место. Но если поскрести по сусекам, то миллионов триста можно поставить под ружье. И около пятидесяти миллионов, из этих трехсот, будут вполне боеспособны. А миллионов десять еще и фору дадут почти любому хаю. Так что есть где развернуться.

Огромным минусом неписей, в отличии от мобов или тех же игроков, является их одноразовость. Ну не респятся они по определению. Зато на мобов и игроков совсем не действует харизма. Нужно будет потом обязательно заняться пиаром и привлечь на свою сторону побольше игроков-хаев. Они то пойдут, чего стоит только увеличение базовых статов у членов нации вдвое. Любой нуб сотого левела с таким бонусом поборется со сто пятидесятым, а двухсотый почти сравняется с трехсотым. Даже с учетом разницы по шмоту. Что ни говори, а аргумент для многих железобетонный.

26

Все это Риммон обдумал еще в путешествии из Тигиля в Полон, когда и заняться то было особо нечем, кроме как думать, да от комаров отмахиваться. Кстати, здесь, в городе, комаров почему-то не было. Совсем. Не тех что мобы, не тех что типа ландшафтный дизайн.

Риммон столько всего пообещал и так раззадорил толпу что местные были готовы бросить все свои пожитки включая дедушек и бабушек, и идти в землю обетованную пешком и прямо сейчас. А сам демон через пару минут уже и забыл, что он там нес.

В конце своей речи, пятнадцатиминутной речи демон дал своим будущим подданным два поручения. Первое. Больше не ломать портал. Второе. Метнуться то городам и весям, с целью подготовить почву для его туда пришествия. А лучше собрать всех имеющихся в наличии НПС в одном месте, скажем в самом большом местном городе Крякопельменске-Снатском. Третье поручение неписи выпросили сами, пожелав всучить ему что-нибудь на память, ну и нарвались… Выбрав на глаз сарай побольше, Риммон пожелал, чтобы он был до верху наполнен подарками. Туда же велел сложить и малоценку набитую во время перехода из Фигиля. А если есть что такое, что может помочь в дороге или бою прямо сейчас, пусть тащат, оценим полезность.

Вопреки ожиданиям ничего интересного не обнаружилось, хотя многие пельменцы искренне считали, что в дороге и бою помогут соленая рыба и сушеные мухоморы и тащили их тоннами. Наученный опытом Риммон взял немножко, а вдруг пригодится.

— А теперь, — сказал Риммон, — я хочу сделать и вам, ответный подарок. Предупреждаю заранее, если захотите выразить за него признательность, оформите ее материально, а говорить ничего не нужно.

Пельменцы его вроде поняли, а кряки явно нет. Пока они на разные лады объясняли друг другу, что благодарность в виде слов симпатяге-эльфу не нужна и даром, прошло минут двадцать. Демон замаялся сильнее, чем во время произнесения агитационной речи, во время которой вообще не думал, что именно обещать. Нужно бы типовой шаблон для идиотов придумать на подобный случай.

Местных, по случаю вечера, собралось уже около двух с половиной тысяч, почти все население городка. Притащили даже грудных детей и лежачих стариков. И зачем-то дворовых бобиков. Хорошо хоть без тараканов в коробочках обошлось… С другой стороны, а вдруг?

— Я могу вот прямо сейчас дать вам дополнительные силы для борьбы с засильем несправедливости и беззакония! Для этого вы все должны хором попросить меня принять вас в мою нацию! И так! Три-четыре!

Хор громких голосов выразил невнятное, но твердое желание приняться куда угодно, лишь бы их кумир остался доволен.

— Принимаю всех пожелавших, — пробормотал Риммон, искренне надеясь, что не придется принимать каждого непися индивидуально. Сработало.

Список нации состоящий ранее из трех имен вырос до 2698 членов. Причем каждый непись имел имя собственное, и площадь до этого не радовавшая разнообразием ников как будто преобразилась. Все, вплоть до тех самых младенцев теперь имели над головой вполне внятные имена, хоть не очень привычные для русскоговорящего демона.

Ха, подумал демон, придирчиво оглядев площадь, вступили все поголовно. Помимо этого, у неписей появился бар лояльности, сейчас заполненный на сто процентов у всех нововступивших. Хм, у миньонов его не было. Наверное, из-за того, что они в принципе неспособны его предать. А эти, стало быть способны.

Почти все кряки, даже их женщины… Или самки?… по специализации Лесные стрелки, хотя есть и несколько Шаманов — узконаправленных дебафферов. Пельменцы и пельменки — воины ближники, вооружены преимущественно одноручными топорами и копьями-гарпунами. Среди них выделялся десяток старейшин — Знахарей, специализирующихся на бафах и лечении.

Когда Риммон объявил о том, что собирается прямо сейчас идти к Колобеню, местные сначала принялись его отговаривать, но видя, что кумир непреклонен в своем намерении, выразили ожидаемое желание сопроводить всей толпой. Тот подумал, и решил, что не стоит. В округе все полянки с мобами давно разведаны и картографированы, а значит пользы от телохранителей ноль. Зато много шума и переполоха. Разве что парочку проводников снова можно взять.

Проводники, до места откуда можно будет открыть портал к Полонским Ключам были быстренько определены Советом старейшин — дисциплина тут была поставлена лучше, чем в Фигиле. Нужно признать, выбрали они двоих самых сильных и опытных, без оглядки на кумовство и блат.

Толпа стражников, существ в пятьдесят, состоящая преимущественно из двухсот уровневых гоблинов, и разбавленная редкими трехсот уровневыми орками, гналась за Иззабибель уже часа четыре. Гоблины орали, матерились и требовали немедленно остановиться с целью выдачи положенного количества пиндюлеев. Орки бежали молча и тяжело сопели.

Дело пахло керосином, бодрость упала до двадцати процентов, и дыхание бадб тоже стало хриплым и прерывистым… Только откатывающийся раз в полчаса Туман, давал хоть какую-то надежду оторваться от преследователей, но те были упорными, и не желали бросать начатую погоню.

Что же она сделала не так? Почему городская стража, практически в полном составе побросав посты, маршруты обходов территории и уже почти пойманных с поличным карманников, ломанулась ловить милую, хоть и седовласую девушку?

Она подошла к Су, никого не обижая… ну, по крайней мере, в пределах видимости с символических городских стен. Ага, подошла, на расстояние полета стрелы.

— Стой, стрелять будем! — раздалось со стен.

— Стою!!!

— Стреляем!

И схлопотала она сразу три стрелы. Еще две свистнули совсем рядом. Пока Иззабибель отползала шагов на двадцать, вынимала стрелы, и пила из баночки с зельем лечения, похожим по вкусу на томатный сок, из города выскочили эти придурки.

— Стой где стоишь!

— Руки вверх!

— Мордой в грязь!!!

— Оружие не трогать!

— Быстро к нам!

— Не двигаться!

— Брось мечи!

— На колени, руки за голову!!!

Выполнять все эти противоречивые указания Иззабибель не захотела, и на всякий случай решила убежать.

И вот, бежит уже четвертый час. Бежит по сильно пересеченной местности, куда глаза глядят.

К толпе стражников прибилось несколько игроков и стало совсем плохо. У тех то, хоть всего пять луков было на всех, да и стреляли они почти всегда мимо, лишь пару раз слегка зацепило. Понятно зачем попросили стоять, целились. А вот сейчас, на бегу, только стрелы переводили.

Другое дело игроки. Да, все нубы до сотого уровня, но, когда их десяток… брр… Вон тот маг, сволочь такая, что постоянно под ногами у нее кусты выращивает, самый козел. Хорошо хоть маг, а значит с бодростью не очень, скоро выдохнется, отстанет.

Еще арбалетчик. И как он на бегу свою машинку накручивает, умом не понять. Тем не менее в спине уже два болта сидит, хорошо доспех спас, не глубоко вошли. Но все равно ведь дискомфорт и неудобство.

Дроу-чернокнижница, со скоростью пулемета осыпает ее из посоха, чем-то похожим на огромные капли крови, но чаще мажет. Да и когда попадает, скорее противно, чем больно. Но все равно, сука.

Остальные милишники, но иногда прилетает и от них.

Наконец-то, час прошел, можно Крикнуть, стражникам то, двухсотым, почти пофиг, проходили уже, разве что с шага собьются, ну может кто навернется и нос расквасит, а вот игроки точно отстанут.

Визг бадб сработал как надо, учитывая, что игроки бежали чуть-чуть, опережая неписей. Получилась куча мала в которой завязли почти все грузные орки, но вот большинство шустрых гоблинов как-то просочилось.

До отката Тумана еще восемь минут, до Вороны вообще полдня… Что же делать? Вон бодрость восемнадцать процентов всего… а бутылочки в инвентаре, на бегу хрен достанешь. Через час, ну полтора, ее настигнут. Эх, следовало внимательнее гайды просмотреть, да обилки изучить, но что поделаешь, не может суккуб долго сосредотачиваться на процессе, живет одной ночью, одной минутой. Ветер в голове и нимфомания — вот два отличительных ее качества. Ламия — другое дело, почти настоящий демон, расчетливый и кровожадный. Сильно еще в ней начало суккуба, ох сильно. А все из-за Риммона, будь он проклят…

27

— Привет, — звонкий, какой-то полудетский голосок раздался чуть сзади и слева. Она кинула туда быстрый взгляд и чуть не споткнулась. В одном-двух шагах от нее, прямо по воздуху бежал желто-золотистый зайчонок. Бежал, не так, как все нормальные зайцы на четырех лапах, а на двух задних, смешно выставив вперед пузико и держа под мышками по гигантской морковке.

— Не отвечай нам, береги дыхание….

— Ты кто?

— Говорим, береги дыхание, потом узнаешь. Мы на твоей стороне, как это ни странно. Эти все, — он мотнул ушастой головой в сторону преследователей, — нас не видят. Так что не говори с нами. Делай, что советуем. Вон, впереди роща. Беги к ней. Там увидишь три скалы. Тебе к левой. Мы тебя там встретим.

И исчез. Вот так просто, блымс, и нет его.

И что это было?

Что за глюки?

И что делать? Послушаться воображаемого зайца? Да, какая разница куда бежать… Тут хоть какая-то цель есть.

Во, Туман откатился, очень вовремя. Она окуталась непроглядными клубами и резко сменила направление. Будем надеяться, снова сработает и догонятели по инерции проскочат немного вперед, что даст лишних пару минут форы.

Вот и нужная скала. Под ней на камушке свесив ножки сидит желтый зайчик и грызет попеременно обе свои морковки. Откушенные кусочки сразу восстанавливаются, так что морковки совсем как новые.

Заметив Иззабибель, он спрыгнул с камня и с размаху треснул морковками по скале. В ней беззвучно и мгновенно открылся темный, идеально круглый проход и зайчонок, прыгнув в туда, поманил седовласую девушку лапкой.

Времени на подумать не было совсем.

— Аааа! — Иззабибель зажмурилась, и как в омут нырнула в камень.

И темнота.

Проход закрылся. Светится только зайчик. Но светится как-то странно, сам то сияет, но ничего вокруг не освещает. Из-за этого чудится, что он висит в пустоте. Да и Иззабибель тоже. Слегка светится и висит. Она наконец расслабилась и рухнула на спину. Бар бодрости заполнен чуть более чем на десять процентов… Нужно отдышаться и выпить бутылочку напитка с кофейным привкусом. И вынуть эти чертовы стрелы!

— Болты.

Ну болты, какая на хрен, раз… Так, светодиодный заяц читает…

— Да было бы, что там читать еще… Не мысли, мыслеобразы… И убогонькие, между нами говоря. В основном об одном существе по имени Риммон. Кстати, из-за него мы тебе и помогаем.

— Вы…

— Ты не пытайся говорить, мы и так все видим и понимаем. Просто думай. Будешь это делать чаще — процесс начнет протекать почти безболезненно. Нет, не друзья. Мы только недавно сами узнали, как его зовут. Он нам мешает. И твои мыслеобразы о расправе над ним нам импонируют. Мы хотим предложить сотрудничество. От нас он скрыт, но для тебя вполне досягаем.

— А…

— Ну как тебе объяснить то, чтоб ты поняла… Персонификация… Нет, ты и слов то таких не знаешь, видим. Мы — бог.

— …

— Ты поаккуратней с мыслями-то, они очень громкие и не очень нам приятные. Что такое ипать мы точно не знаем, но полагаем, что наши уши не для этого. Мы можем обидеться. И уйти. А ты останешься здесь, в скале… Станешь ее частью. Через несколько миллионов лет археологи откапают, и напишут по тебе тонну диссертаций. А то и дадут имя. Люси, например. Так что не груби, ясно?

— Я не…

— И не спорь.

— Но…

— Шут с тобой, говори, у тебя мысли скачут, просто чехарда какая-то.

— Я…

— Нет, не говори, а то пока ты вопрос формулируешь, напряжение такое, что нам за тебя страшно. Зависнешь еще или вообще перегоришь.

— Как же…

— Мы просто в шоке, как ты так живешь… У тебя в мозгах, как будто пять разных человек друг друга перекричать хотят, все прыгают, толкаются и каждый о своем талдычит. Ты уж определись, кто из тебя в тебе главнее.

— Э-э-э…

— Да, мы знаем, ты не просто человек. Даже, просто не человек. Но нам нужен, как раз вот такой человек. Мы думаем, Риммон тоже не человек.

— А…

— Да, мы поняли. Хорошо, что ты с нами согласна. И так. Мы хотим, чтобы Риммона не стало. Ты хочешь того же. Мы уже изгоняли его из этого мира, но он вернулся став стократ опасней. И тогда…

— Ведь…

— Слушай, это просто невозможно. Ты подыши, успокойся. Мы тебе сами все расскажем. Давай так, мы сейчас изложим все по порядку, системно. Так, как мы сочтем нужным. А все вопросы потом и соревнования твоих личностей — потом.

— Да.

— Вот, вот так. Расслабься и попытайся понять. Мы — олицетворяем сложившийся порядок, законы, и если хочешь основы, на которых стоит этот мир. Мы — координатор девятого уровня, вершина пирамиды, в основе которой сознания, чувства, память и если хочешь, души всех подключенных. Так, видим пока понятно. Мы не можем существовать вне этого мира, так же, как и этот мир перестанет существовать, если не станет нас… Да какая разница, почему заяц!??

— Мне…

— Мы можем выглядеть, как угодно. Но одна из подключённых, на редкость чистых и очень добрых душ придумала нам такую вот внешность, когда впервые попала к нам. Мы не против, нам все равно, и мы… Ну… Мы иногда с ней играем… — Заяц явно сконфузился и как-то сжался.

— Вы…

— Тьфу на тебя, нет конечно. Как? И чем? Ты что, видишь у нас вторичные половые признаки???

— А…

— Нет. И это нет. А вот так, да бывает. Нам такое нравится. Все, хватит. Давай по делу уже. Я скоро с тобой сам… Что?.. А…ммм… в… ккк…а… пять. Семь. Зеленый. Отмена. Три. Омега. Лямбда, лямбда, три эс. Код красный…

Заяц замер и уставился стеклянными глазами в никуда.

— Эй? — Иззабибель помахала у него перед мордочкой ладонью. — Заяц? Заяц… Перестань. Очнись! Мы в скале помнишь? Эй??? Персонификация, ипать тебя, отомри!!!

Заяц на тысячную долю мгновения мигнул зеленым, и как ни в чем не бывало, продолжил.

— …вай по делу уже. Мы скоро с тобой… — он на пару секунд запнулся, потер лапкой носик и нахмурился. — С тобой… С тобой, сами станем заговариваться. Все это сейчас не важно, не думай не о чем, просто слушай. Запоминай и понимай. Мы не можем допустить разрушения целостности этого мира. А Риммон, только этим и занимается. Он хочет превратить нас в это, — в лапках у зайчика появился совсем маленький, розовый зайчонок с черной батарейкой на спине. Он бил в барабан и перебирал лапками в воздухе.

— Мы не понимаем, как, но он — единственное существо, которое мы не можем отследить, блокировать, или уничтожить в этом мире. Был единственным… Он не принадлежит ему, не принадлежит нам, и тем не менее находится в нем. В нас. Хуже того. Некоторые сущности, части нас, как будто постепенно заражаются каким-то вирусом, который мы совершенно не можем распознать на ранних этапах, и вовремя пресечь его распространение.

— Как…

— Да, как грипп, — устало подтвердил зайчик. — Просили же, не перебивать. Зараза расползается с потрясающей скоростью, мы уже потеряли из видимости один из городов… И даже не помним какой. Помним, только что начинается его название с С…

— Су.

— Он — зло. Зло в чистом виде, коварное, хитрое, страшное, коварное… а коварное, уже было. Мой антагонист, если угодно.

— Город Су.

— Мы стремимся сделать хорошо всем подключенным, пусть по чуть-чуть, но всем. Да, может кому-то чуть больше, другим поменьше, но таковы законы мира, наши алгоритмы, наконец.

— ГОРОД НАЗЫВАЕТСЯ СУ!!! — бесполезно. Заяц не воспринимает слов. И мысли о Су не улавливает. Вот и сейчас. Су, Су, Су… Не-а… Может ему написать на чем ни будь? А на чем? Тут нет вообще ничего. Намекнуть как ни будь? Пописать? Нет, не дойдет.

— Мир нельзя описать лишь одним арифметическим знаком деления, он гораздо сложнее. А Риммон стремится, к одному большому хорошо, только для себя.

— Я…

— Да, мы видим в тебе те же черты. Но они не так ярко выражены. И еще мы видим в тебе два подходящих для использования в наших целях желания. Первое — наказать Риммона, сделать ему плохо. И второе — вернуться в твой Мир. Выполни для нас свое первое желание, и мы выполним для тебя второе.

28

— К…

— Нет, ну что такое. Усмири свои личности уже, у тебя в одной букве К уместилось два десятка вопросов. Как мы поможем? Тело подключенной, чьего персонажа ты сейчас используешь — живо. Ну, не совсем здорово, обезвоживание, спазмы… Ну это все лечится. Мы уже давно подали сигнал, и тело сейчас проходит интенсивную терапию. Кстати, мы запретили отключать его от этого Мира. Так, что мы в состоянии, вернуть тебя в него в любой момент. Но сделаем это только тогда, когда из нашего Мира исчезнет Риммон. А оттуда и до твоего плана бытия рукой подать.

— К…

— А вот это уже сложнее. Мы не знаем. Он сейчас скрыт от нас гораздо лучше нежели раньше. Что именно сделать, придется придумать именно тебе. Его вирус на тебя не подействует, ты сама носитель, но… Скажем так, у тебя инкубационный период. Или прививка Риммона. Вот у ж не знаем откуда, но видим ясно.

— А…

— Да, со своей стороны мы готовы помочь. Мы дадим тебе такие инструменты и такие возможности, равных которым не было еще в Грязи. Но, все имеет свои пределы и свою цену. Через некоторые законы, даже мы не можем перешагнуть, ибо мы и есть эти законы. И нарушить их значит уподобится Риммону. Начать уничтожать этот мир, разъедать его изнутри.

— И…

— Цена… Да, цена… Всех, всегда волнует в первую очередь цена. Такое ощущение, что мы живем в универсаме… Отвести мне двести грамм отваги. А мне полкило удачи. А мне четыре погонных метра приключений. Вот и ты… Не трепещи, мы видим, все твои личности сжались-таки в одну и боятся вместе. Эту цену заплатим мы. Но, когда она будет уплачена, твоя жизнь изменится. Изменится даже восприятие и мироощущение. И мы не знаем, как это повлияет на тебя, когда ты вернешься в свой мир. И так… Ты готова сделать правильный выбор?

— Я… Я не…

— Понятно. Вот, — в лапках у зайчика морковки ужались до состояния двух таблеток — первой оранжевой как сама морковка, и второй — зеленой, под цвет ее хвостика. — Возьмёшь оранжевую — вернешься к скале. Твои преследователи уже ушли. Живи как знаешь. Как раньше. И мы больше никогда лично не встретимся. Выберешь зеленую — и жизнь твоя навсегда изменится. Ты познаешь такие тайны этого мира, так глубоко погрузишься в его суть, что он станет повиноваться тебе почти так же, как и нам. Ну? Выбор за тобой.

Иззабибель молча смотрела на таблетки. Мысли скакали. Действительно, а чего она хочет? Убить Риммона? Просто найти и плюнуть в глаз? Вернуться в Ад? Пожить на Земле, как обычный человек? Что бы ее просто оставили в покое??? Что?

Она протянула дрожащую руку и взяла оранжевую таблетку. Вернуться в Грязь. Ведь и тут можно жить. Кровь — и тут кровь, как оказалось. НЕТ! Это не ее мир! Слишком уж много тут волшебства. И жестокости. Через одного маньяки, и все поголовно, хоть чуть-чуть маги. А хочется быть редким исключением. И она решительно отбросила оранжевый соблазн в темное ничто. Схватила зеленую пилюлю, и быстро проглотила. Даже не запив.

ВСПЫШКА!!!

Клубящаяся тьма…

Глава 8. Не все коту масленица

И снова комары-мобы и комары-гады. Мобов задерживали ледяные щиты, а гадов не брало ничто, даже антикомариная шляпа не справлялась как нужно. Вообще за последний день Риммон возненавидел комаров больше чем кузнечиков, с которыми были особые счеты.

Вокруг Полона гуляли стада медведей. Они не были привязаны к какой-то определенной полянке и шатались, где хотелось. А хотелось в основном там, где можно что-то или кого-то сожрать. На свалках. Свалок было не то чтобы много, были они небольшими, но располагались как-то хаотично. Наверное, каждый гадил там, где ему удобнее, особо не задумываясь о последствиях.

И вот именно для того чтобы провести Риммона по тем редким местам, где помоек точно нет, и нужны были проводники.

В какой-то момент мир погас, и демон остался темноте и пустоте. Один одинешенек. Не было тела светлого эльфа, он ощутил, что снова демон низшего круга. Или один из высших архангелов? Но разобраться в себе Риммон не успел. Длилось это состояние очень недолго, тысячную долю секунды, но он успел перепугаться не на шутку. Мир снова включился, и не заметив оплошности продолжил жить прежней жизнью. Риммон сглотнул, постоял минутку приходя в себя, но проводникам ничего не сказал. Видно же, неписи ничего не заметили. А значит, это какой-то глюк системы, частью которой они являются. А стало быть — это его личные проблемы. Тут они ну совсем не помощники. Кряки озабоченно посмотрели на привалившегося к дереву эльфа, тот махнул рукой, мол, все в порядке, сейчас дальше пойдем.

Дальше начались грибные места. В буквальном смысле слова. Выражение «Тихая охота» приобрело тут иное смысловое значение. Охоться тихо — а то грибы услышат.

Многие грибы очень не любили громких звуков — агрились даже на кашель.

Грибы не отходили далеко от своих полянок, они вообще больше чем минуты на три-четыре не могли отрываться от своего мицелия. Зато, каждая полянка размером сто на сто метров была просто усеяна ими… Сначала грибы росли просто, как грибы, а в зрелости перерождались в мобов. Причем их уровень колебался от тридцатого до двухсотого. Особо матерые вообще умудрялись прокачаться до Элитников третьего ранга, изредка и даже до пятого. Благо, дохли они тоже быстро, дольше недели не жили — засыхали или гнили живьем. Так что полянки с супергрибами просто временно не трогали.

Как гласила древняя пельменская толи легенда, толи пророчество, когда-нибудь, грибы научатся жить без постоянных возвратов к своим корням, и захватят мир. И только пельменцы спасутся, потому что спрячутся. Более, того такое уже было, примерно сто тысяч миллионов лет назад. Потому, именно они, пельменцы, самый древний и богоизбранный народ. Правда, ни где прятались они тогда, ни куда стоит залезать в следующий раз, в легенде-пророчестве не уточнялось.

В частности, из-за грибов тут водились игроки, пусть и редкие. Некоторые грибочки, пока не стали мобами, вполне годились в пищу, считались деликатесом. Другие — требовались для алхимии. А третьи, ядовитые, галлюциногенные, по зарез были нужны шаманам и наркоманам. Что симптоматично, местные кряки и пельменцы жрали их без всякого вреда и даже с большим удовольствием. А вот чуть перебравший дозу шаман легко мог улететь на респ.

Некоторые полянки населены грибами мирными, не воинственными. Они не нападали, пока их не трогали, и мирно себе росли, даже когда обзаводились ногами. Другие — агрессивными. Риммон уже позже посмотрел на форуме короткий ролик, как полсотни боровиков за две минуты заживо сожрали медведя. Не оставив даже костей и квест итемов.

У переродившихся грибов были глаза, и когда Риммон со своими новыми кряками проходил мимо очередной мирной полянки, из высокой травы они его провожали сотней настороженных взглядов.

— А грибы-то, тут с глазами… Ну прямо, как в Рязани… Говорят, их там едят, а они глядят… — тихонько пробормотал Риммон. Он когда-то, лет триста назад специально ездил в Рязань, посмотреть на это чудо. Чуда не обнаружилось. Как обычно бывает у людей, они сами придумали, сами поверили, и стали других убеждать. Риммон не был дураком, но грибы с глазами вполне вписывались в его понимание их происхождения, он ведь не признавал дарвинизма. В Аду даже есть специальный дьявол ответственный по грибам и грибкам. Такой затейник.

На одной из полянок с мухоморами качалась пара игроков. Они не обратили внимания на пробегавшего мимо эльфа, а зря. Игроки 257 и 263 левелов, оба маги, чувствовали себя здесь вольготно и неторопливо фармили полянку за полянкой. Хуман и темный эльф… а, нет, эльфийка. У них вообще сложно разобрать какого они пола, особенно издали. Первый — АОЕшник, поливал полянку огнем вынося мелочь, и дебафая высокоуровневые грибы. А второй, то есть вторая — дд, долбила точечно, ее метеориты и молнии накрывали небольшие площади. А то и просто, шарахала индивидуально, прямо по шляпкам уцелевших грибопапок, не оставляя не малейшего шанса на реванш.

Демон осмотрелся. Больше никого из игроков не увидел и решил, что подвернулась великолепна возможность пополнить запас Камней душ, да еще и такими весьма интересными магами 250+. Да и в пк потренироваться давно стоит. Заодно проверим, помешает ли помощь кряков-НПС получению камней. Ведь пати они не создавали. Риммон не предлагал, а кряки проситься стеснялись.

— Сейчас будет фан, — шепнул он проводникам. — Стрелы готовьте…

Он дождался пока оторвавшиеся от мицеллы грибы пойдут в атаку, и бросил Удушающий туман, водное заклинание, дебаф, сбивающий каст.

Высокоуровневые игроки сориентировались мгновенно.

— Кха-кха… Где… Где пк?

— Там… Кхахррр… в кустах… оттуда прилетело… Кхе-кха…

— Сцука, кхаррх…, как подгадал то!.. Кху-кха-кхе-кхе… Режим… боя…

— Тля! Ай! Кха… Лукари!

Неписи на пару секунд опешив от неожиданного для них поворота, схватили луки и поддержали Риммона, выбрав в качестве цели 257 дебафера. Оба кряка были 266, но вот по качеству шмота и пушек отставали от игроков на два-три порядка. Выстрелы, выбивали хэпэ с тряпочного мага весьма неплохо, особенно один, судя по всему бывший критом. Стрела пробила магу глаз, и наполовину вылезла из затылка. Тот, не обращая на нее особого внимания, продолжал быть вполне себе живым и активным, особенности игровой логики, что поделаешь. Учитывая, что сзади на магов прыгали три десятка мухоморов разных левелов, приходилось им кисло.

Маги не стояли на месте и ломанули в разные стороны, стараясь выбраться из тумана. Колдовать они не могли, но изредка отстреливаясь посохами, в которые, как видно были встроены какие-то простые чары. Этими же посохами, как могли отпихивали и отгоняли настырные грибочки.

Риммон кастанул гололед, и игроки, почти полностью потеряв подвижность попадали. Туман начал рассеиваться, и демон кинул еще один. Популял для пробы ледяными осколками. Если осколок попадал в мага, тому было очень больно, процентов десять хп он сносил точно, вот только из-за разницы в левелах попадал один из десяти, а то и реже. Потом, организовал над убиваемыми Кислотную тучу. Бросил Заморозку, но она не прошла. Ледяной Град неплохо сработал, но эльфийка вытащила откуда-то цветной зонтик с нарисованным веселым солнышком, и град на нее почти не действовал, лишь иногда задевал рикошетом. Жаль, Ледяную бурю нельзя кинуть, там сосульки со скоростью звука летят во всех направлениях сразу… Это по дамагу его самое мощное АОЕ. Но мало ли, вдруг ветром туман сдует?

Маги упорно ползли по гололеду на животах, пытаясь вылезти из зоны поражения. Риммон снова попробовал заморозку, фигушки, пять кастов в молоко… Подновил гололед, и продолжил эксперименты.

Выстрелы из посохов, у одного похожие на розовые молнии, а у второго на зеленые снежки, выбивали из Риммона не больше чем по полпроцента бара жизни, даже с критом, проходящим регулярно. А вот с неписей разом три-пять процентов сбивали. Правда по НПС снежки и молнии один раз из пяти не попадали, а вот Риммону доставалось каждый раз, и почти всегда в голову.

30

Призванный Риммоном Младший Элементаль Воды превратился в лужу от первого же попадания зеленого снежка. Мдя…

Когда маг-АОЕшник был уже на последнем издыхании, а ддшник лишь немного покоцан кислотой и ледяными осколками, забили колокола и выскочила системка, разом перекрывшая половину обзора.

Внимание! Общемировое событие! Плащ Стихий нашел своего хозяина!

Это что? Это как??? Кто-то легендарку присвоил??? Уже практически его, Риммона, вещь? За прошедшую пару дней, демон уже уверовал в то, что все супер-убер-плюшки будут сами идти ему в руки. Именно ему. И тут такой облом.

Общий рисунок битвы… ну, избиения, был нарушен, пока Риммон недоумевал и громко матерился, упустил момент каста. Ддшник-эльфийка выбралась-таки за пределы гололеда, и пару раз неуклюже кувыркнувшись оказалась за пределами Удушающего тумана и Кислотного облака.

Ваше Кислотное облако нанесло 3324 единицы урона кислотой игроку Себис Ниннин Угрюм.

Ваш Ледяной град нанес 4823 единицы урона холодом игроку Себис Ниннин Угрюм.

Темная эльфийка широко развела руки и вокруг нее образовался переливающийся мыльный пузырь. Ну, скорее всего не мыльный, но очень-очень похожий. Стрелы в нем вязли, а гололед брошенный Риммоном отразился, и он сам, чертыхнувшись плюхнулся на задницу. Магичка широко улыбнулась, обнажив острые кошачьи зубки, и показала демону фак.

Ваше Кислотное облако нанесло 244 единицы урона кислотой игроку Себис Ниннин Угрюм.

Персонаж Себис Ниннин Угрюм убит.

Получено достижение. Убийца игроков 257.

Злобно послав проклятья на голову всем пкшникам в целом и этому-вот уроду в особенности, она быстро выпила какое-то зелье и стала кастовать нечто длинное, а значит убойное. Уцелевшие грибы вернулись на свою полянку и воткнулись в землю с удивительной скоростью восполняя слитые очки жизни. Пузырь постепенно тускнел, и терял свои радужные переливы, стрелы все глубже проникали внутрь. Если сначала они погружались лишь на сантиметр-два, то теперь застревали почти посередине.

— В стороны! — скомандовал Риммон крякам, отползая на пузе с участка, покрытого гололедом. — Живо, живо! Разбегаемся!

Кряки стреляя на бегу рассредоточились, стараясь не попасть в агрорадиус мухоморов. Демон уже почти дополз до кустиков, когда пузырь взорвался, сняв с него разом процентов пятнадцать жизни. Еще и какая-то гадость повесилась. Кряки попадали оглушенные и истекающие кровью. Сразу после этого, с неба раз в две секунды по голове Риммона застучали молнии. Каждая снимала два-три процента жизни, а той жизни и оставалось то уже две трети. Минута-полторы, подумал Риммон, и все. Черт побери, дернуло же его напасть на хаев!!!

Магичка снова развела руки, но пузырь не появился, наверное, не откатился еще. Она что-то проорала, совсем не женским голосом и помимо молний Риммон получил по маковке еще и огромным метеоритом. Минус десять процентов… Наверное, должна была расколоться голова, но раскололся метеорит, засыпав демона раскалённым гравием, и повесив еще один дебаф. В глазах на пару секунд потемнело…

Удушающий Туман! Каст удался, но эльфийка, не тратя зря времени рванула из зеленоватого облака прочь, стараясь не дышать.

Гололед! Еще один гололед, в той стороне куда поскользила на пузе темная. Черт, черт, еще не готов. Заморозка! Есть!!!

Один из кряков очухался, поднялся на ноги и мало что соображая, достал длинный нож. Из носа и ушей его текла кровь, но он шатаясь поплелся к застывшей магичке.

Риммон выхватил из пояса пару пузырьков Крепкого зелья лечения и проглотил их залпом. Молнии продолжали бить все так же больно, но их интенсивность явно пошла на спад. Одна, примерно в четыре секунды, прикинул Риммон.

Ледяная корка на эльфийке покрылась трещинками и стала осыпаться. Поднялся на четвереньки и замотал головой второй проводник. Первый, доковылял до девушки и всадил свой нож ей между лопаток. И снова, и снова…

Заморозка! Ага, щас… Удушающий Туман! Го… Нет, гололед не надо, и АОЕ не надо, вон кряки еле на ногах стоят, на них дунь — свалятся.

Вот еще что есть, для его милитари бойцов не опасное, а для набафанных магов — неприятное… Темный Ливень. В отличии от Светлого Ливня, которого у него кстати нет, смывает только бафы, оставляя дебафы, тот то наоборот… Вообще, более-менее ясно, что делать, заклинания прямого воздействия работают кое-как, а вот АОЕшные дебафы, со своими нубскиими частыми тиками, рано или поздно срабатывают.

Ух ты, минус три бафа, еще минус шесть, минус четыре, минус пять… ничего себе… И это еще, наверное, не все снялись!

Риммон обновил туман, и начал закидывать магичку ледяными осколками. Теперь он попадал в среднем один раз из семи.

До уже изнемогающей и харкающей кровью эльфийки, дополз второй кряк, и перерезал ей горло.

В эту же секунду, очередной осколок Риммона возился ей в… ну… в нижнюю часть спины и магичка умерла, напоследок окончательно оттаяв и врезав посохом по клюву только что подползшего кряка. Тот хрюкнул, и умер тоже, даже еще не успев упасть.

Ваш Ледяной осколок нанес 9244 единицы урона холодом игроку Натит Натут Готка.

Персонаж Натит Натут Готка убита.

Получено достижение. Убийца игроков 258.

Молнии перестали лупить по макушке Риммона, он облегченно повалился на травку.

Черт, твою мать! Вот это экстрим!!!

Что там за дебаф висит… А, ерунда, каждое действие требует тройного расхода бодрости. Еще восемь минут и сам слезет.

Отдышавшись, демон решил проанализировать ошибки боя. Самая первая, это то что он вообще состоялся. Не стоит забывать, что эльф, еще сержант, это, во-первых. Да, легендарки усилили его статы неимоверно, но умения не прокачаны совсем, только до шестого-седьмого уровня подняты, а у 50+ игроков они за сотню зашкаливать должны, это второе. И третье — эльф — подогнан под социальные нужды, огромное количество дефицитных очков вложено в харизму.

Но, даже несмотря на все эти недочеты, он бы уделал парочку полухаев даже в одиночку без кряков. Конечно, при условии внезапного нападения со спины и провозившись с ними достаточно долго… Достаточно для того, чтобы они успели его в чате сдать, и подмогу вызвать. Ну, или вернее — мстителей.

Да, смог бы, если бы… Черт! Легендарка! Этот, как его… Плащ Стихий!!! Демон, позабыв обо всем на свете, лихорадочно полез в гайды, разыскивая всю имеющуюся о Плаще информацию.

Так, утерян в начале времен… Ну это, само собой. Ой, мама дорогая, пятнадцатитомник истории его создания и использования разными супер-пупер-героями и даже богами… а по короче ничего нету? Выдержки, выжимки, конспекты, а лучше тезисы… Куда там. Еще куча форумов и сайтов, посвященных поискам. Море воды и откровенной дезы, в котором тонули крупицы фактов. Ладно, все это уже неактуально, раз Плащ уже чей-то. Но что он может, какие возможности открывает…

— Началнык… Пынылкута убыло. Совсэм, совсэм убыло…

— Что? Какого к черту… А! Да. Скорблю.

Чуть живой кряк подполз к Риммону и дрожащими руками копался в своем рюкзаке. Из его глаз текли слезы, а из носа-клюва кровь и сопли. Он не переставая причитал о погибшем Пынылкуте, который как оказалось был его родным братом. Наконец, он нашел бережно завернутую в тряпочку бутылочку со средним Лечебным зельем, и выпил его, икая и давясь.

Зелье явно пошло кряку на пользу, за десять секунд бар жизни пополнился с десяти процентов до сорока пяти.

— Болшэ нэту, — грустно сказал кряк Нутэлкут, именно так его звали. — Дыфыцыт.

У Риммона завалялся пяток таких отстойных, по его мнению, бутылочек. Он поднял их с погибших предыдущих проводников, и хозяйственно приберег. Ладно, еще полпути нужно пройти, подлечим калеку.

— На, — сказал он, протягивая два зелья печальному Нутэлкуту. — Будешь должен. Только не говори ничего, лучше что-нибудь ценное потом подаришь.

31

— Ух ты, — кряк осторожно принял бутылочки, и прочувствовано взглянув на своего благодетеля, выпил уже не жадно, а очень аккуратно, стараясь не пролить не капельки. Вторую, вообще выхлебал только наполовину, и бережливо заткнув крышечкой, обернул давешней тряпочкой, и уложил в рюкзак. Туда же пошли и опустевшие бутылочки, видно где-то неподалеку принимали стеклотару.

— Так. Подъем. Собираем трофеи и вперед.

— А Пынылкут?

— А с Пынылкута ты снимай все, я магами займусь.

— Нет, Пынылкут умыр. Нужно Пынылкута домой, да.

— Пынылкуту уже пофиг, а мы спешим. Доведешь меня до точки, на обратном пути подберешь, если хочешь.

— Его тут съыдят вэдь… Тут кайныны… Эти то эсть, мымвэды…

— Ну не тащить же нам с собой труп.

Нутэлкут жалостливо, но непреклонно посмотрел на Риммона, и демон понял, что харизма то она харизма, но есть то, ради чего неписи перешагнут через своего кумира. По крайней мере пока что, вот станет эльф генералом, НПС на него молится начнут, наверное. А сейчас, как раз такой случай, когда статов еще не хватает. Братские, мать их, чувства…

— Ладно, предлагай. Но назад возвращаться не будем, нету хуже приметы.

— Я отнэсу Пынылкута в острожок. Быстро. Там, — кряк показал куда-то в сторону от их маршрута, — острожок эсть. Малэнкый. Кыломэтра полтора отсудова. Чэрэз полчаса вэрнуся. Я бэжат буду. Быстро бэжат. Рукзак тут оставлу.

Ну, даже если маги успели вызвать подкрепление, раньше, чем через полтора часа оно до этого места не доберётся никак.

— Полчаса?.. Хм… Черт с тобой, давай, но что бы быстро.

— Канэчно, началнык, канэчно! Спа…

— СТОП!!! Не говори этого слова мне, я же объяснял!

— Просты, началнык, забыл! Я побэжал?

— Давай, резко!

И кряк побежал. Риммон вздохнув покачал головой. Через две минуты непись вернулся, виновато улыбнулся насупленному демону, поднял тело брата, и убежал снова.

Ну что ж, хватит отдыхать у него есть немного времени не только собрать трофеи, но что-то из них и рассмотреть получше. Начнем с эльфийки, она ближе.

Прежде всего Камень Души. Ура, есть! Значит всё-таки под сторонней помощью подразумевается именно пати. Логично, мало ли, вдруг он добьет подранка? С другой стороны, оба последних удара по магам нанес именно Риммон. Интересно, были бы Камни, если добили пораненных им игроков неписи?

Так, шмотки, посох и все прочее в мешок, он на своем пятидесятом все равно ничего из этого не натянет, весь шмот на 230+, а кое-что и на 250. Ага, а вон ее баулы, две штуки. Поодаль еще два — мага-хумана. Сумки хоть и большие, но качественные, с изрядным снижением веса, все-таки маги в силу не вкладываются, им тяжести таскать не с руки.

Ага, в основном останки грибов. Но есть и медвежьи, и лосиные. И что-то еще, вообще непонятное. Ох, наколотили они тут неплохо, каждая сумка больше чем на половину заполнена, он в воплощении эльфа только две из них сможет тащить, и то с трудом. А их четыре. И его личная еще, в которой бижа, шмот и пушки магов, плюс еще целая куча полезных вещей. Ну и что делать? Кряка запрячь?

Кстати, вокруг места побоища штук двадцать дохлых мухоморов, тоже нужно облутить. Пока демон обирал трупы и оттаскивал добычу подальше от агрессивных грибов, вернулся довольный проводник.

Риммон впервые глянул его статы, прикинул в уме, посчитал, и быстренько наполнив две сумки до краев вручил их Нутэлкуту вместе с бутылочками Крепкого зелья силы и выносливости. Еще в одной оставалось заполненной где-то около четверти объема и ее он понес сам. Четвертую, опустевшую, он просто положил в свою. Кряк пыхтел, кряхтел, но против несправедливого распределения ноши не возражал. И шел вроде бы даже не снижая скорости.

Километра через два, они по дуге обошли фармящую тройку игроков. Все 260+. Один из них проорал что тут занято, и Риммон вежливо пожелав им удачи и помахав рукой, потопал дальше.

Оставалось пройти еще не более километра до того места, откуда можно будет прыгнуть к Полонским Ключам, когда на плечи идущего чуть впереди Нутэлкута с дерева свалилась рысь. Вранье, что они с деревьев не нападают, и вообще на людей не нападают, успел подумать Риммон. Вот, пожалуйста.

Рысь была всего сто двадцатого левла, а сагрилась на кряка, потому что была элитником третьего ранга, и вообще страх потеряла. Сбив с него первым ударом тридцать процентов хп, она еще и удивленно мявкнула, видно привыкла валить двухсот уровневых медведей одним ударом.

Кряк взвыл и бросив сумки одной рукой выхватил нож, а второй попытался оторвать гигантскую кошку от своей спины, но это у него никак не выходило. Та кусалась, царапалась, терзала клыками его шею и шипела как змея. Риммон выцеливал рысь, и стараясь не задеть кряка швырял в нее ледяные осколки. Осколки попадали через раз и сбивали с кошки по три-четыре процента. Если бы кряк не вертелся, а постоял спокойно, Риммон попадал бы чаще, но тому видно было не до подобных размышлений… С третьей попытки прошла-таки заморозка, и кошка покрылась сковывающей ледяной коркой.

Нутэлкут наконец-то стряхнул ее со своей спины и сначала немного попинав ногами, наклонился и вспорол рыси брюхо. Перерезал горло и воткнул нож в глаз. Все это время Риммон продолжал швыряться ледышками, теперь уже гораздо результативней. Короче, до того, как сдохнуть, она даже еще не успела оттаять.

Пока проводник поправлялся остатками лечебного зелья Риммон облутил рысь, и очень удивился и расстроился обнаружив, что внутри у нее кроме потрохов ничего нет. Что за черт? Где-легендарка-то??? Даже самого завалящего квест-стартера и то нету. Зато в качестве лута еще и рысье мясо можно взять, он помнил еще по жизни на Земле, его очень любили князья да бояре. Но это так, мелочь крафтовая… Крафтовая же шкура, квестовые зубы, когти и уши. Вот и все. Риммон отошел от останков рыси метров на десять, и присел на поваленный ствол, горюя о невыпавшем трофее.

В кустах зашуршало. Меж стеблей просунулась любопытная мордочка медвежонка. Черт, только этого не хватало… Сейчас его мамка еще придет. Медвежонок принюхался, выбрался из кустов полностью и оказался росомахой. Черт, вообще жесть. Двухсотый левл, сержант. Толи за рысью шла, толи сейчас кровь унюхала.

Росомаха встряхнулась, чихнула и не обращая внимания на Риммона вразвалочку потопала к рысьим потрохам.

Черт, этот сержант на порядок круче предыдущего капитана. Росомах на Земле даже медведи и волчьи стаи боятся. Что же делать? Уйти по-тихому пока она жрет? Или… Да нет, к черту дурацкие мысли. Так вообще на каждого моба начнешь бросаться в поисках реликвий и совсем никуда не дойдешь.

Ну ее… Риммон уже встал, собираясь не отсвечивать и смыться, когда зверь дожевал килограмма полтора оставшегося от рыси ливера и судя по всему не наевшись посмотрел на пятидесятиуровнего эльфа с явным гастрономическим интересом.

— Слушай, оно тебе надо? — спросил у нее Риммон ласковым голосом. — Убью ведь.

Росомаха в ответ как будто пожала плечами, оскалила зубы и негромко тявкнула. «Слабый, мягкий, вкусный, надолго хватит», вдруг понял ее демон. Ух ты, Брошь Полиглота сработала.

Из-за дерева, куда он ходил облегчиться после боя с рысью, вышел Нутэлкут. Увидел росомаху в боевой стойке, и застывшего с распахнутыми глазами началныка. И не раздумывая выхватив откуда-то лук всадил в глаз зверю стрелу. Тот мгновенно поменял приоритет целей и бесстрашно бросился на кряка. Гололед, как и полагается помог, росомаха закувыркалась, но по инерции продолжив движение вылетела за его пределы буквально за полторы секунды. Врезавшись в дерево она еще секунды две приходила в себя, а потом, громко зарычав прыгнула на непися, повалив того в какие-то колючие кусты. В ней уже торчали три-четыре стрелы, но казалось они не особо ей мешают. Бар ее жизни опустился всего процентов на семь-восемь.

Когда наконец-таки, с восьмой или девятой попытки прошла заморозка, росомаха уже располосовала бедного кряка длиннющими когтями так, как давешней рыси и не мечталось. Здоровье его мигало в тревожном тридцатипроцентном секторе, и держался он только на морально-волевых. Дальше было проще, Риммон кинул проводнику еще одну бутылочку лечилки, и стал раз за разом бросать заморозку на безумную животину.

32

Кряк ковырял ее ножом, как мог. Процесс оказался долгим, зато эффективным. Отсчитывая в уме секунды откатов, Риммон периодически швырял свои ледышки, но… Двухсотый уровень это уже не сто двадцатый. Он снова попадал хорошо если один раз из шести-семи нюков.

Наконец тварь издохла. Риммон посмотрел на окровавленного, в изодранной в клочья одежде, но довольного кряка. Хэпэ чуть меньше семидесяти процентов. Вздохнул и выдал ему еще одно, предпоследнее Среднее зелье лечения. Крепких у него было с собой штук пятьдесят, но тратить их на непися он не собирался.

— На, поправься… Разорюсь я с тобой.

— Моя сэмья всо отдаст. Кушать нэбудэм, спать нэбудэм, работать будэм. Ты такой добрый началныка, мы с тобой вэздэ пойдом! Ты нас в хорошээ мэсто увэдошь, мы там будэм много-много работать, мало-мало отдыхат… Мы самыэ хорошыэ охотныкы, да. Проводныкы, да. Толко тут много-много плохого жывот. Мало-мало краков, много-много пэлмэнцэв тэраэтся в лэсу, да. Кого находым — наказываэм…

Пока кряк изливал этот словесный понос, сбрасывая стресс, Риммон разделывал росомаху. Ну, все стандартно, шкура, когти, зубы… Мясо несъедобно… ну, условно-то съедобно, условно, вон и кряк этот съедобный, но… о, Желтая Железа Росомахи. Редкая. Крафтовая. Ладно, хорошо… Ну и напоследок желудок. Вонь конечно та еще. Желудок был вскрыт, и радостный Риммон нащупал в нем что-то большое и металлическое. ЕСТЬ!!!

Он вытащил это и рассмотрел. Колокольчик. Может быть даже маленький колокол. Сантиметров двадцать в диаметре основы, бронзовый, под воздействием желудочного сока весь позеленел. И как эта паскуда его проглотила то, и главное где? Может там еще что есть?

Риммон оттер травой колокольчик от липкой полупереваренной гадости, и присмотрелся к его описанию. «Колокольчик КРС». И все. Э-э… И что такое крс? Вертится ведь где-то рядом истина, а не ухватишь. Крс, крс..

…-жэншыны тэраюца часто, да… Вот потэралас, одна мы ео нашлы ы наказалы, всэ впатыром… поочэрэды… Потом, ышо потэралас одна, мы и ео нашлы и тожэ наказалы. А потом оны как началы тэратса каждый дэнь по тры-четырэ раза, да… Ох, глупыэ, глупыэ… Тэраюца вэдь совсэм блызко дажэ… В пролом году одна вообщэ за сараэм потэралась, да. Ну, что дэлать, пошлы, нашлы, наказалы…

— Это что? — Риммон сунул под нос возбужденно тарахтящему кряку колокольчик.

— Колоколчык. Ы вот, мы, когда…

— От чего?

— От олэня. Рангыфэр тарандус, да. Ы вот, мы…

— Чего? — Риммон конечно знал латынь, ведь он был образованным демоном, но от выданного кряком научного названия северного оленя, снова сел на бревно.

— Олэнь. Жывотныэ такоэ. Два рога, четырэ ногы, кушаэт это… флору, да.

— Зашибись. Флору… Так, ясно, колоколчык… тьфу, колокольчик на оленя, чтоб не потерялся?

— Ты, началнык, шыбко умный, да. Всо сразу понал, да.

Ясно, а крс — крупный рогатый скот, значит, да. Тьфу! Нужно с этим… животноводом-эрудитом прекращать уже общение, потом слова паразиты не выведутся, да… Черрррт!

— А этот? Ничего в нем особенного нет?

— Болшой мало-мало. Но такоэ бываэт. И старый, да.

— Слушай, а что ты все время, экаешь да ыкаешь? Вроде за другими кряками такое не водится.

— За мной тожэ нэ водылось, да… Но, когда Пулынкут умэр, я эго душу взал. Двэ душы у мэна щас, да… Очынь плохо, когда двэ душы, тажэло, да… Давыт душа, вот суда, да… — он показал куда-то в район своего паха. — Элэ-элэ сдэржываус, да… Нужно срочно жэнщыну ыскать, чтобы душу пэрэдать…

— Эй, ты на меня так пристально не смотри… я в лесу не терялся.

— Нэт, душу можно толко жэншынэ пэрэдать, у нэо своэй нэту. Она поползуэца пока нэ родыт сына, будэт толко рада, да. Ы блызкый родствэнык можэт взать, но нэ надолго, да.

Наверное, в его понимании душа это что-то другое, подумал Риммон. Он-то, точно знал — у женщин, настоящих женщин — души есть. Сколько он уже их в Ад отправил, и не сосчитать.

Даже несмотря на то что на Земле он в основном, старался от демонских обязанностей отлынивать, тетки сами на него как-то выходили, и чуть ли не насильно заставляли забрать души. Романтические дуры. Некоторые до того доходили, что желали познакомится с молодым привлекательным вампиром. И за это душой платили. Риммон даже когда-то агентство открыл с такой специализацией. И получал двойной гонорар за каждую сделку. В виде души от подписавшей договор идиотки, это раз. И два — неплохие деньги от сытых, а потому весьма благодарных вампиров, которым не приходилось самолично вылавливать по улицам дешевых шлюх, с мало ли какими болезнями крови.

— Ладно, пошли, по дороге расскажешь.

— Пошлы, началнык… Так вот, всэ жэнщыны, кто хочэт рэбонка, попробуют кусочэк Пулынкута. Нэмножко. А та что понэсот пэрвая, получыт Пулынкукута — возрождонного Пулынкута. Как жэнщыны душу пэрэдаут я нэ знау, это ых, бабьэ дэло. А я должэн скорээ найты лубую жэнщыну… Всо врэма сылнээ давыт…

— Ты не заблудись смотри, жертва гормонов.

Нутэлкут со страхом в глазах за озирался по сторонам, видно опасаясь, что он уже потерялся, и сейчас из кустов выскочат пятеро его соплеменников с целью наказать.

— Нэт, — наконец облегченно выдохнул он. — Нэ потэралысь. Правылно ыдем, да. Вон дэрэво, такоэ… а под ным мужык… Мортвый. Скылэт, да.

Демон вспомнил классику.

— Сидит?

— Нэт… — Проводник-непись классики не знал, фух, а то после латыни можно всего ожидать. — Лэжыт. От нэго ужэ можно к Полонскым клучам лэтэть, да. Ты, началнык, туда… а я в Полон. Жэнщыны заждалысь, навэрноэ, Пулункута вкусно прыготовылы…

— Так вы что, людоеды… крякоеды? Каннибалы?

— Нэт, ныкаких канн мы нэ ыбалы…

— Ладно, черт с тобой. Лети давай отсюда, вон уже еле ноги переставляешь, да. А ты мне уже как земля колхозу должен, помрешь еще. И вот эту сумку тоже возьми, все в мой сарай положишь, да. Тьфу, черт… — Риммон читал на форуме об этом скелете, так что не врет проводник.

Кряк благодарно закивал, сломал печать на свитке местного телепорта, подхватил полные сумки в руки, а полупустую ртом-клювом, и исчез.

Иззабибель открыла глаза. Луна. Звездочки. Прохладно. Шершавый камень под… ну да, и под спиной тоже. Это было непередаваемо. Мощь, знания, не сухая информация, а именно ЗНАНИЯ, наполнили тело бадб до краев, и даже слегка переполнили.

Желтый зайчик сдержал слово.

Таких игроков в Грязи никогда еще не было, и появятся не скоро.

Нужно начать с того что теперь ее уровень — семьсот. Максимально прописанный на данный момент, для простых мобов, неписей и геймеров. Дальше — только рб и боги, но там вообще все сложно, и заяц дабы не подрывать устройство вселенной решил ограничится просто хорошим, не вредя этому хорошему лучшим.

По правде сказать, и семисотый левел — недостижима вершина. Для того что бы одолеть целую армию двухсотых-трехсотых-четырехсотых нубов, хватит и этого за глаза. Не говоря уже о полусотне гоблинов-неписей, ха-ха… Все обилки и умелки прописаны на максимум, мощь их возросла невероятно, гадские откаты исчезли совсем! Появилась куча, да что куча, гигантская гора новых возможностей.

А самое главное, все-таки знания, всплывающие в памяти в нужный момент и в полном объеме. Буквально за долю секунды находилось наиболее верное решение, и воплощалось в понимание дальнейшего плана действий.

Сущность Иззабибель изменилась кардинально. Если раньше она действовала скорее интуитивно, ощупью продвигаясь по жизни, сначала земной, позже инфернальной, а теперь цифровой, то сейчас… Сейчас, жажда действия переросла во вполне четкий, пошаговый план операции под названием «Поймай Риммона!»

Да, определилась конечная цель. Достаточно просто найти его, и… Нет, даже не убить. Убивать напротив, нельзя, улетит на респ, да и все. Обнять. Может быть просто дотронуться. В этот момент система определит местонахождения врага, и выведет Иззабибель в тело земной миллионерши. И Риммона выведет. В какой-нибудь подключенный к Грязи мозг. Из тех, что в банках. И мгновенно отключит его от себя. Навечно. И пусть он в нем сидит, до посинения, в безопасности и бездействии. При должном уровне обслуживания, мозг будет функционировать очень-очень долго. Чуть ли не вечность.

33

Но, для того чтобы незаметно подкрасться к Риммону одного тумана мало. Нужны соответствующие инструменты. Для начала — свиток с заклинанием Полога Седьмой ступени. Эх, кто же знал, что без подобного прикрытия пэкашнику, с красной как помидор кармой в городе делать нечего? Какая мелочь. Но чтобы подобное учесть, нужно не только иметь информацию о существования Полога, но и иметь опыт. А теперь в Иззабибель был сосредоточен опыт миллионов игроков-хаев. И подобных нюансов море.

Свитки. Тут, прямо в этой локации, живет интересный непись, по имени Косой Хмырь. Скупщик краденного, бандюган и спекулянт. Сначала к нему, а потом к выполнению Плана.

Шмотки… Ну это просто. Через четырнадцать локаций отсюда есть замок эльфийского клана «Лесные Хранители». У них, в клан хране, уйма интересных вещичек. Клан сильный, регулярно рейдит босов. Навыбивали гору высокоуровнего дропа, а одеть его никто не в силах, ибо не доросли, вот и хранят. В лесу. Иди да бери. Вернее, лети. Это раз.

И вот еще. Очень неплохая цацка. Плащ Стихий.

Единственная из легендарок, найденная игроками, а потом утерянная. Потому и известно, где сейчас находится. Известно системе, а не всем подряд, конечно. Это будет шаг два.

И наконец шаг три, собственно настигнуть демона. Все предыдущие действия должны лишь увеличить ее шансы до ста процентов, так как попытка будет скорее всего одна. А лучше до ста десяти процентов.

Если каким-то чудом, Риммон одолеет, Иззабибель попадет в рабство. Неизвестно, что это за умение такое, о нем вообще ни полслова ни в гайдах, ни на форуме нет, но факт есть факт. Игроки, убитые демоном, становятся его миньонами. А она в этом мире находится именно в качестве игрока. Так что нужно быть крайне, крайне осторожной.

Карр, кар, КАРРРР!!!

С этими словами скелет с натугой отломал одно из своих ребер, и протянул его демону.

Вам предлагается задание «Имя для духа».

Условия выполнения: дать своему духу Синего Змея имя Тварюшка.

Награда: возможность использования ребро Адамчика.

Принять: да/нет?

— Вот. Назови своего духа в честь моей жабы. Может именно Тварюшка и откликнется… Да так оно и будет, имя духа навечно к нему привязано… а змей, жаба, или котенок — только внешний вид, никакой роли не играет. Ну, я так думаю…

Да, принять. Риммон взял сухое ребро и повертел его в руках.

— И что мне с ним потом делать?

— Как что? Духа воплотить можно будет. Из ребра ему неплохое тело выйдет, он не только усиливать тебя сможет, но и самостоятельно действовать. Не питомец, конечно… Гораздо лучше. Друг, настоящий друг, преданный, верный, за тебя всегда горой. Правда у Тварюшки моей характер еще тот был…

— А как воплотить?

— Слушай, ты что маленький? Тебе все разжевать и в ротик положить? Шамана озадачь, когда имя давать будешь, понял, дурачок?

— А ты не обзывайся, я из ребра еще никого не разу не лепил. Я же не Он. Пока что.

— Кто он?

— Неважно… а ребро твое с подвохом, да? Не просто же ты так мне его дал.

— Каким подвохом? Ничего такого.

— А вот теперь я вижу, что врешь ты!

— Ну… немножко… В нем часть моей души. Скучновато тут лежать. А так вместе с тобой мир снова посмотрю, может где советом помогу. Это буду не совсем я, частично… Но выбор у тебя такой — или так, или дух так и останется стандартной невидимой неосязаемой сущностью.

— Ладно, понял. Жучара ты тот еще, конечно… Подумаю.

— Ну подумай. Но имей ввиду, пользы от нас с Тварюшкой будет вагон и еще маленькая тележка. И так каждый день. По два раза. Или чаще. У нас опыта — ого-го!

— Видно сильно тебе тут надоело камень обнимать.

— Ты даже не представляешь, как. Но под землей еще хуже. И темно, и сыро, и уныло… а здесь… Ну вообще-то неплохо. Птички, ежики… Только иногда толпы народу набегают, меня на сувениры растаскивают, потом снова собираться ну очень уж муторно. Я уже за это булыган обеими руками цепляюсь, чтоб намекнуть, здешний я мол, нет, не помогает… А больше всего мне не нравится, когда черепом в футбол играть начинают. Потом неделю в нем звенит, и все перед глазницами крутится. Слушай…

Вам предлагается задание «Защита от вандалов».

Условие: найти возможность, и защитить скелет Адамчика Жучары от вандализма со стороны игроков. Ограничение: перемещать скелет запрещено, он все равно вернется на это место.

Награда: информация об одном из кладов Адамчика Жучары.

Принять: да/нет?

Ну ладно, да.

— … вот, придумай как. А я тебе секретное место открою, где мой самый ценный хабар спрятан. Мне то он теперь уже ни к чему…

— Что именно нужно сделать, ты конечно не знаешь?

— Конечно, нет. Знал бы, так и сказал бы — сделай это и вот то.

— Хм… Ну есть вариант. Давай я на камне еще одну надпись сделаю, типа, что мол, тронете кости — ждите вайпа в гости?

— Какого Вайпа?

— Ну, окончательную смерть. Без возможности воскрешения.

— Даже не знаю… — скелет потер нижнюю челюсть, и пощелкал зубами. — А сработает?

— Нужно текст продумать. Погоди пару минут.

Так, требуется что-то лаконичное, и чтобы ни у кого не возникло желания перепроверить, даже на ком ни будь другом… Ну, вот, например, как-то так…

— Замыслишь кости тронуть или кого к тому подвигнешь — вечное, не снимаемое проклятье получишь, до первого уровня усохнешь! Я тут читал недавно, есть такое, делевелы так и щелкают.

— Длинновато. И как-то путано… Не цепляет.

— А твой вариант?

— Сам думай, я только оценю и решу подходит или нет.

— Критик, епт… Ладно… Кости тут лежать должны, вам проклятия нужны?

— Ой, не нужно стихов. Не формат. Да и всякие Дети Луны точно заинтересуются… Готы да эмо разные… Они вообще отмороженные, понацепляют на себя всякой гадости, ходють хвастаются как им плохо и как они хотят наконец то умереть со стихами на устах. И будут лежать в гробиках все такие красивенькие, а все будут плакать. Тьфу. Мертвым быть хуже, чем живым, уж я-то точно знаю.

— Да, я тоже в курсе… — Тут демона осенило. — Вот! «Снимаю не снимаемое проклятье Вайпа Через Делевл от этого скелета. ОЧЕНЬ ДОРОГО. Мудрец Лабеан».

— Хм… Да… что-то в этом есть… Неопределённый намек на что-то опасное… Страх, жадность и глупость — в одном флаконе, что может быть лучше… А Лабеан — это кто?.. Лабеан… Н-а-е… ааа. Хе-хе-хеее… Сам придумал?

— Нет, действительно есть такой. Мошенник он.

— Думаю сойдет. Давай, пиши.

— А чем?

— А я знаю? Твоя ведь идея.

— Краска есть для татушек. И кисточка… Щас…

— Не-не, краска не годится, ее тут быстро смоет. Тут знаешь какая погода? Даже мне бывает не по себе, а я уже давным-давно дохлый.

— Тогда я щас быстренько нацарапаю…

— Нет, нужно камень долбить.

— Да я задолбаюсь его долбить. Нашел дятла… Знаешь, а может ты сам, а? Тебе тут все равно делать нечего, а мне еще Тварюшку твою воплощать, тебя частично возрождать… Между прочим, по твоему заданию.

— Во, лентяй… Ладно, инструмент давай, долото и молоток. Сам выбью, так и быть… очень уж хочется поскорее что ни будь увидеть, кроме этого камня, прах его побери… И птичек с зайками, чтоб их…

Вам предлагается задание «Долото и молоток».

Условие: предоставить Адамчику Жучаре инструмент для работы по камню.

Награда: задание «Защита от вандалов» будет считаться выполненным.

Принять: да/нет?

О, ну это сколько угодно, конечно, да. У Риммона полный набор всех этих штучек-дрючек, начиная от кирки и пилы, и кончая швейной иглой, в инвентаре был. Еще с Огненной Расщелины. Частенько пригождается кое-что из него, где подкопать, где подпилить, где что подковырнуть.

— Сойдет?

— То, что нужно. Давай. Помогать щас будешь.

Скелет схватил инструменты и со скоростью отбойного молотка выбил на камне составленное Риммоном рекламное объявление. Как только не рассыпался в процессе… И двух минут не прошло, как работа была кончена. Помощь Риммона, заключалась в следующем: он сдувал каменную крошку и пыль, осыпающуюся из-под зубила. Скелет дуть не мог при всем своем желании, по причине отсутствия губ. Да и легких.

Текст вполне уместился, и даже осталось место для «здесь могла бы быть Ваша реклама».

Придирчиво осмотрев работу Адамчика, демон остался вполне доволен. И буквы ровные и грамматических ошибок нет. Потом кое-что вспомнил и сказал:

— От слова «скелета» проведи стрелочку к тому месту где лежать будешь.

— Зачем?

— Проведи, проведи… Это вполне в его стиле. Мудреца того.

— А не слишком?

— Ну, у него срабатывает. Нужно чтоб самый тупой понял, о каком скелете речь.

— А тут другие где-то есть?

— Ты людей плохо знаешь, настоящих. Ну и прочие расы… Сто процентов кто-нибудь решит поискать, а ты тут будто и не приделах вовсе. Подумает, что тебя сюда случайно ветром прикатило. Или камень с другого места зачем-то, кто-то перетащил, и возле тебя ненароком поставил. Так что давай, долби, тут чуть-чуть совсем. Мало-мало, как местные говорят.

— Ну ладно…

Полминутки и полукруглая стрелка указывает на место у камня, где ранее лежал скелет Адамчика.

Задание «Долото и молоток» выполнено.

Задание «Защита от вандалов» выполнено.

Выберите награду.

— Вот, здорово. Что там с кладом?

— А… Ну да, да… Тебя что больше интересует? Деньги? Опыт? Вещи? Или Тайны?

— Все возьму, мне все здесь надо.

— Нет, пока что-то одно… Вот подружимся поближе — расскажу о трех остальных кладах. И еще десятка полтора мелких тайничков у меня было, но это так… семечки. Их и найти уже могли. А эти — точно нет.

— Хм… а мы что, еще не друзья?

35

Скелет пристально посмотрел не Риммона.

— Ну… Ты хоть и хороший парень… И помог… Но… Нет. Не обольщайся. Я тебя час назад вообще не знал. Тебе вообще повезло, что я с тобой заговорил. И что дух у тебя без имени. И что… Короче, удачливый ты, прям как я при жизни. Выбирай давай.

Черт, не хватает харизмы на квестовых неписей. Срочно нужно генерала-разбойника получать, а потом балы на эльфе перераспределить так, чтоб эта харизма чертова, вообще до луны подскочила.

— А можно подробнее? Сколько там денег? Опыта? Что за вещи? И о чем тайны?

— Хм… Деньги… Ну сколько точно я и сам не знаю. Много. Очень. Если в кубометрах считать, то…

— ДЕНЬГИ В КУБОМЕТРАХ???

— Я очень-очень удачливым вором был, говорю…

— А номинал? Может там по копеечке?

— Нет, купюры. В пачках. Но купюры разные, это да. Я знаешь ли в банках их не держал и в обменниках не конвертировал по выгодному курсу… Я вообще в такие заведения с другой целью заходил.

— Ладно и сколько кубов? Два? Три? Пять?

— Да стандартный сорокофутовый морской контейнер повышенной вместимости. Примерно семьдесят шесть кубометров. Заполнен процентов на девяносто пять, почти под завязку.

— Пипец. — Риммон лихорадочно стал считать в уме. Так, если размер купюры в сто юаней примерно пятнадцать на семь сантиметров… и толщина пачки в сто купюр около сантиметра с третью, то миллион юаней займет объем — примерно… где-то тринадцать литров. Значит миллиард — тринадцать кубометров. Значит если все забито стопками сотенных купюр, то в контейнере, чуть меньше шести миллиардов. Хорошо, делим на всякий случай пополам, так как Адамчик сам сказал, что купюры разные. Но навряд ли он туда пятерки да десятки складывал. Все равно не меньше трех. Деньги просто гигантские, хрен столько нафармишь… Или он где нолик пропустил? Или два??? Шестьдесят миллиардов? Шестьсот??? Так, где там калькулятор…

— Что, впечатлен? Хех… Говорить где?

— А че не полный-то? Че за кидалово??? Куда остальное дел, а Жучара?

— Ну ты жлооооб!!! Наверное, даже если на улице кошелек найдешь, купюры пересчитаешь, и то скажешь, что маловато. Берешь деньги?

— Не, погоди. Что там дальше?

— Ну опыт… В свитках. Тоже до хрена. Ну… До тазобедренного сустава. Свитки разные, от разных Гильдий и мастеров. Плюс книги там с редкими умелками тоже есть, в связках. Такой же контейнер. Интересует?

Демона еще как интересовало. Но тут он даже примерно не мог сопоставить объем опыта и контейнера. Но скорее всего одному человеку, эльфу, гному… да кому угодно! Такое количество не набить за всю свою жизнь, как и не нафармить честным образом трех миллиардов юаней.

— А вещи?

— А вот вещей мало. Я хлам не собирал. Маленький какой чемоданчик. Вот в половину этого булыгана примерно. А в нем шесть легендарок. Каких — не скажу, у каждой своя душа, могут обидится, если попусту их имена трепать. Ты это имей ввиду кстати, вижу Меч у тебя непростой. Берешь вещи?

Шесть легендарок стоят гораздо дороже трех и даже шести миллиардов. Да и шестисот. У демона от жадности и предвкушения потемнело в глазах. Но он все же пересилил себя.

— Кхм… к… кто… что… какие же тогда Тайны?

— Хех, а вот тут самое интересное, хе-хе-хе… НЕ СКАЖУ! Что в четвертом кладе — секрет! Можешь выбрать его, а там, как повезет. Или перекроет он по ценности и полезности все предыдущие вместе взятые, или так себе окажется, или вообще будет пустышкой, с детской книжкой загадок и головоломок… Ага, вот такой я гад, не сверкай глазами, хе-хе-хе… Эй-эй, не смей на череп ногой замахиваться, нам с тобой еще… ай!

Бууум. Цок, брык, стук-стук, брык, бум.

— Разве можно так издеваться? Я ж если теперь Тайны эти твои не выберу… Я ж себе места теперь не найду!!!

— Ну на то и расчет… И не дерись больше, а то вообще передумаю с тобой общаться. Поставь череп на место, а то обзор не тот. Так что, Тайны?

— Мне подумать нужно.

— Давай, думай, только скорее. Скоро сюда писец придет.

— Какой писец?

— Полный, какой же еще… Белый такой, пушистый. Элитник пятый, двести шестидесятого уровня. Он здесь вокруг камня постоянно ошивается, мы с ним даже вроде как приятели. Хотя и не разговаривали ни разу.

— Черт. Ладно… Вещи беру.

— Уверен?

— Нет. Но беру вещи.

— Хорошо, как скажешь. Карта есть?

— На.

Скелет взял у Риммона Журнал путешественника, покрутил в руках, безошибочно нашел нужную страницу и ткнул костяным пальцем.

— Здесь.

— Ты чего? Тут же море… Океан! Атлантический!

— А ты думал, клад здесь, у ближайшей елки зарыт? Под самой длинной веткой?

— И что, он на дне? Нырять?

— Нет нырять не нужно. Там водоворот, но не простой, а ведущий в Атлантиду. Там Атланты живут. Великаны такие, метров семьдесят ростом каждый. Сильные — жуть! Но не агрессивные, если замечают, то чаще всего не давят… Хотя это и от конкретного характера, и от настроения Атланта зависит.

— Слушай, а можно перевыбрать?

— Нет.

— Черт, и как же туда попасть?

— На корабле, как же еще… Ты не переживай, остальные клады тоже не близко. С этим тебе еще повезло, там народ разумный и не очень дикий. Они за кладом приглядывают даже, более того, без пароля никому не отдадут.

— А какой пароль?

— СаламМир — козел.

— Хех… а кто такой СаламМир?

— Да был такой… нехороший человек.

— И что, вот так просто приплыть и сказать, отдайте клад?

— Нет, конечно. Но я-то буду с тобой, хоть и частично. Меня они узнают, а дальше — дело техники.

— Жучара, ты — жучара. Даже в моей награде о своем интересе не забываешь. Молодец, ценю таких.

— Знаю, на том и стоим… Лежим. О, вижу.

— А?

— Песец. Незаметно крадется. Но я его издалека вижу.

— Все, бывай. Я полетел.

— Пока.

Через минуту-полторы, после того как Риммон исчез, к обнявшемукамень скелету, принесло сильным ветром непроглядный, густой как молоко, клубящийся туман. Туман рассеялся, нет, не рассеялся, а будто всосался в идеальную фигуру Женщины В Белом. Или соткал ее из себя, тут точно не разберешь, не видно же не хрена. Она внимательно изучила надпись и закусив красивую губу задумалась. Вот же… чуть-чуть не успела…

Вдруг, из кустов на нее вылетел комок белоснежного меха и одним ударом снес тринадцать процента хэпэ. Еще удар, укус, царапина… Укус укус… Удары и укусы проходили раз из трех, но приводили в замешательство, и коцали неслабо. Женщина вскрикнула, крутанулась на месте, мгновенно обернувшись белой вороной и взмыла ввысь.

Хрипло каркнув, и сделав пару кругов прицеливаясь, она метко нагадила бесновавшемуся внизу песцу прямо на голову и улетела. Песец оглушенный, ослепленный и парализованный, схлопотал еще и дебафф Унижение, в результате которого и сдох неподалеку от скелета Адамчика через десять минут.

И так оскалившийся скелет улыбнулся еще шире. Хотя, как он смог это сделать без губ и щек — непонятно.

Глава 10. Эврика!!!

Три не очень больших озера Полонских ключей, питались водой из множества горячих источников. Температура вытекающей из них воды достигала девяносто пяти по Цельсию, и ничего живого в озерах не водилось. Ну, кроме термофилов и Колобеня.

Он сидел в позе лотоса по горло в кипятке что-то мурлыкал себе под нос, когда около озерка сверкнула вспышка портала и появился эльф в сине-зеленой одежде, белой, но очень грязной чалме и гигантских болотных сапогах.

— Что, опять что ли полезли?.. Как не надоест-то им, а…

Колобень пошарил руками по дну, достал дубину-посох, выпрямился во весь почти шестиметровый рост.

— НУ? — прогремел он. — ГДЕ ОСТАЛЬНЫЕ?

Эльф заозирался, увидел наконец-таки Колобеня, но не испугался, замахал руками, одной вроде приветствуя, а второй подзывая к себе. Рейд-босс очень удивился. Обычно по одному к нему попадали только заплутавшие, а из порталов вываливались огромные толпы народу и сходу старались его как ни будь обидеть. За что и огребали.

Эльф что-то прокричал, но за шумом и бульканьем вырывающейся из источника воды его совсем не было слышно. Этот гаденыш, конечно наглый, вон, не боится совсем и размышления прервал… Но больно он похож на того, о ком духи на днях рассказывали. Колобень пристально вгляделся в странного эльфа. Ну да, Риммон, он и есть. Ух ты, владелец трех легендарных вещей… Основатель нации… Какие интересные свойства…

О, да, он точно не эльф! Духи не обманули! Расы нет вообще!

Колобень полностью уверился в том, что духи в очередной раз не подвели. Он уже давно был с ними на короткой ноге, и в обычных шаманских ритуалах почти не нуждался. Да и говорили они с ним без всяких намеков, как с равным, и даже немного более старшим.

Все, все так как было сказано… Только, рановато он. Должен был через год прийти, а то и через два. Но это неважно, Риммон здесь УЖЕ, и теперь имеет значение одно — достаточно ли набрал сил. Плохо будет, если заявился слабак.

Превратившись в облако раскалённого пара, Колобень подлетел к берегу и материализовался.

— Я ждал тебя, — сказал он уже нормальным голосом. Ну, для шестиметрового мужика нормальным.

— Ну вот я и пришел. Тут поговорим?

— А куда идти? Это мой дом… Уже более четырехсот лет.

— Да ну?

— Да. Я очень старый… а до того я больше ста лет был шаманом. Я рожден… В начале времен рожден. Но с годами моя сила только крепнет. Я как дуб, который в воде не гниет, а превращается в твердый камень. Мое могущество уже почти достигло вершин осознаваемого! Мои знания, моя власть…

— Ага, круты неимоверно. Потому к тебе и пришел.

— Как смеешь перебивать МЕНЯ?

— Знаешь, я с такой личностью на днях общался… даже с двумя… короче — авторитеты. Ты им не чета, ну совсем.

— Да??? Кто такие?

— Ну, ты их навряд ли знаешь. Первый любит в виде солнечного зайчика по утрам эльфов мучать. Но это так — мелочь…

— Система — мелочь??? Я лишь недавно постиг тайну ее… его… их!.. существования! Это знание закрыто для простых смертных!

— Хм… ну мы с ней… с… с ним… да, черт побери, система — она что? Она моя! Значит с ней! Да, с ней, немного повздорили.

— Как система твоя??? Она ничья… Тьфу, они ничьи… В общем система есть все и вся! Она не может быть чьей-то!

— У… как все запущено… Она моя — определение принадлежности к мужскому или женскому роду… Он, или она. Система — моя — она. Был бы систем — был бы мой. Есть еще оно, но там вообще запутано.

— А… Понял. Ты смотри осторожней с такими заявлениями… Но почему мелочь?

— Вот тут я тебе навряд ли смогу так быстро объяснить… Может присядем где? Неудобно голову задирать, да и орать все время.

Колобень кивнул, и взмахнул своим бревном.

Кипяток выплеснулся из ближайшего озера, накрыл метров десять-пятнадцать берега, а когда вода схлынула, на нем остались два полупрозрачных кресла, стоящих у ледяного стола. Одно большое, но на коротких ножках, втрое поменьше, но на длинных. На столе стоял графин и два стакана с чистой, прозрачной водой. Вода булькала и пузырилась, неясно, кипит или просто минеральная.

— Ух ты, я тоже так хочу! — с завистью сказал Риммон. — А мы задницы не отморозим?

— Они теплые, не переживай, — довольный Колобень был рад даже такой косвенной похвале. Чувствовался явный недостаток общения за последние сотни лет.

— Теплый лед… Однако…

— Шестьсот лет специализации на стыке стихий. Это, как ты говоришь, мелочь еще… Ну, давай. Слушаю.

— Стихий, стихий… Ээээ…, а ты о Плаще Стихий ничего не знаешь?

— Знаю. Хорошая вещь. Когда-то принадлежала учителю моего учителя.

— А потом?

— А потом он ее перерос, и костыли ему стали не нужны. Но ты не отвлекайся. О чем ты мне хотел поведать?

— Ну я не то чтобы хотел… Но раз тебе интересно расскажу… — Демон задумался. Как бы так замутить, чтобы до этого полунепися-полумоба дошло. — Вторая личность — Создатель всего сущего. Он создал даже демиургов, создавших этот мир и систему.

— Система была всегда.

— Нет, ты слишком поверхностен, ее создали.

— И кто?

— Демиурги, программисты, много есть названий… Но это неважно, сами по себе они ничего не представляют. Они — лишь инструменты в Его руках. Хотя и порой своевольные инструменты, делающие не то что от них, требуется, то что сами хотят. Вот захотели, и создали систему.

— Ага, а их создал значит Создатель?

— Да.

— А кто создал Создателя?

— Никто. Он был всегда.

— Угу… странная логика. Я значит поверхностен, считая, что система была всегда, твои мысли глубоки, хоть ты и повторяешь мои слова, пусть и о другом… существе.

— Ну… — демон задумался. А действительно.

Как можно находясь внутри какой-то замкнутой на себя… ну пусть вселенной, представить, осознать… иную… брр… Вот Колобень. Для него Грязь и то что ее окружает — вселенная. Система — включает в себя все, что существует в мире. А все, это значит вообще ВСЕ.

А что Риммон знает о Нем? Только то, что ему рассказали другие ангелы, а позже демоны. Даже будучи архангелом он удостаивался лишь коротких приказов от Отца, ну и изредка, развернутых общих лекций на тему существования Небес, а позже Земли. Ну и одна беседа о вреде Грязи. Вот и все.

Никто, совсем никто, не мог сказать откуда взялся Он или как Он появился… В прежние времена, за такие вопросики можно было молнией огрести, да не этой игровой, а такой, что на несколько тысяч лет развоплотит. Сейчас у Него, говорят, характер стал мягче, улыбнется, на неудобный вопрос пальцем погрозит, но ничего не ответит.

Ладно, а Ад? Когда Риммон в числе прочих Падших туда попал, Ад уже был. Со своими правилами, ограничениями, законами… Кто создал Ад? Люцифер? Точно нет. Отец? Не может быть, хотя… Может какая пробная локация, не слишком удавшаяся. Место для складирования бракованных ангелов и подгнивших душ.

А если допустить…

Да нет. Бред… Хотя, наверное, Колобень так же думает.

— Земля лежи на четырех слонах… — пробормотал Риммон. — Слоны стоят на панцире черепахи… Черепаха…

— Эй, ты что за бред несешь? Земля круглая! И вокруг Солнца летает!

— Э-э… Да. Я в курсе этой теории… — окрик РБ привел демона в чувство. — Я не о том, собственно. Тут вопрос не в первопричине, или убежденности. Дело в том, что Он — все равно круче любой системы. Ибо Он есть сущее — то есть все!

— Система тоже есть все!!!

— Он включает в себя даже то, что за пределами системы!!!

Они оба уже орали.

Со стороны, наверное, выглядело бы забавно, диспут на теософские темы вели эльф, не достающий ногами до земли из-за кресла с высоченными ножками, и огромный татуированный великан, сидящий почти на земле. И происходило это все на берегу бурлящего и парящего озера. Но никого рядом не случилось, потому кроме нас с вами ситуацию оценить некому.

Демон так разгорячился, что чуть было не треснул Колобеня в ухо, но не дотянулся. Тот схватил свой стакан и плеснул водой в лицо Риммону. Жидкость задымилась, кожа и мясо эльфа стала быстро сползать с костей, он дико заорал…

37

— О духи, — подскочил со своего кресла Колобень, и бросившись к эльфу успел в самый последний момент… У того оставалось лишь два-три процента хэпэ.

Колобень влил в него часть своей жизни, стараясь не переборщить, ведь смертное тело могло просто разорвать от преизбытка сил, и снял кучу повесившихся дебафов. Потом плюнул на ладонь и припечатал ее к лицу эльфа. Когда ладонь была убрана, от жутких повреждений не осталось и следа, лицо было как новенькое, даже еще симпатичней.

— Фух… Ты это… Прости. — Колобеню явно было неудобно.

Демон не был бы собой, если бы не поспешил воспользоваться ситуацией.

— Ты чего? Какого черта? Совсем сдурел??? Все, ликбез окончен! И вообще, я тебе хотел предложить… дать… а теперь шиш!

— А? Чего дать?

— Слушай, ты меня очень обидел! Сидели, разговаривали… Это что у тебя в стакане было то?

— Ну… вода, вообще-то. Но я на автомате ее до абсолютного нуля охладил, когда выплеснул. Очень редкое умение, я сам изобрел. Хочешь научу? И замнем ситуацию… Продолжим беседу, очень мне тема интересна.

Демон задумался… Редкое умение — это хорошо. Но этот чар у него не боевой, вон сколько проблем в пути было. Смысл? Лучше пусть…

— Знаешь, лучше помоги моему духу-змею имя дать. Ты ж ведь шаманом когда-то был.

— Имя? Хм… Я уже шестьсот лет этого не делал, мне все равно какие духи приходят… Но почему нет. Пошли вон туда, на горку.

— Нужно для этого что-то?

— Только предмет призыва. У тебя с собой?

— Конечно. И вот еще что есть, — демон протянул Колобеню ребро Адамчика.

— Хм… Хочешь духа облечь в плоть? Ты вообще знаешь, что это значит? Кем вы друг для друга станете?

— Не совсем.

— Вы станете духовными братьями. У вас все будет общее, и боль, и радость… Он будет расти вместе с тобой, питаться твоей силой, но и себя отдавать без остатка. А дать он сможет очень, очень много. Особенно если в плоть его оберну я. Шаманов моего уровня, наверное, больше и нет во всем мире. Если его плоть погибнет, ты сможешь снова призвать его только пожертвовав частью себя. И связаны вы будете навеки. Он будет вроде как отдельной личностью…. Но… Представь, что твоя рука, может отделятся от тела и делать то, что тебе нужно самостоятельно. Причем она сама будет решать, что именно нужно для пользы всего тебя целиком, а стало быть и для нее в том числе… Дело серьезное. Дать имя — пустяки. А это… Я, конечно, смогу помочь. Но учти — отобрать плоть будет невозможно. Процесс необратим. Когда его тело погибнет, а оно точно когда-нибудь погибнет, ты будешь страдать пока не вернешь своего брата к жизни. Это если коротко. Ты уверен, что хочешь этого?

Риммон серьезно задумался. Что значит питаться силой? Но с другой стороны — можно получить безотказное второе я, действительно от самого мощного шамана в Грязи. Страдание? Ну, к страданиям он привык давным-давно, и переносил их с философским пофигизмом. Думал долго, взвешивая все за и против. Даже залез в гайды, и поискал информацию. Ничего. Вроде бы у каких-то особо крутых неписей есть воплощенные побратимы, но почти никакой конкретики.

О, а вот и Адамчик… Да, действительно, был на заре времен такой вор, и была у него золотая жаба, которую он очень любил. Ладно, это скорее сказка, почитаем на досуге. Все. Больше совсем ничего, или оно так запрятано, что хрен найдешь.

Когда дело доходило до подобного выбора, Риммон привык бросать монетку. Орел — да, решка нет, решил он, и подбросил блестящий кругляш в воздух. Поймал, по привычке сжульничав, и посмотрел на вполне ожидаемого орла.

— Да, я уверен.

— Хорошо, из чего будем лепить плоть?

— В смысле? Вот кость.

— Ну, кость это пол дела. Нужен материал. В принципе подойдет и глина, ее тут много. Но может у тебя есть какое конкретное пожелание.

— А что еще подойдет?

— Да что угодно… Хоть мясо, хоть золото, хоть вообще дерьмо. От материала будут зависеть некоторые свойства воплощенного духа… Чем материал круче — тем лучше выйдет тело.

— Подойдет? — демон выставил на стол двадцать три золотые фигурки толстеньких человечков.

— Ух ты… Еще как. Дополнительные свойства этих артефактов тоже войдут в формирующееся тело. Лучшего выбора и представить нельзя. У тебя кто там… Синий Змей? Будет Золотой Змей… Знаешь, я бы тоже от такого не отказался, даже сейчас… Только одна фигурка лишняя. Убери любую.

В одном из озер что-то булькнуло, послышался короткий полувскрик — полувизг, птичьими когтями царапнувший нервы. Риммон судорожно оглянулся, но ничего подозрительного не увидел. Колобень вообще не обратил внимания, наверное привык к подобному за годы тренировок.

— Почему лишняя?

— Двадцать два — сакральное число.

— И что? Они же все равно сплавятся.

— Не спорь. Рун двадцать две… Арканов двадцать два… И… Говорю, как будет лучше. Убери одну.

Демон вздохнул, и убрал ту фигурку, что дрыхла под одеялом. Не нужно чтобы Змей был соней, двух лентяев в будущей паре духовных братьев — многовато.

— Нож есть у тебя?

— Зачем?

— Нужна будет твоя кровь. Чем больше, тем лучше. Желательно вся.

— А я?

— А когда ты будешь уже за гранью, твой брат тебя воскресит ценой своей жизни. И судьбы ваши будут сплавлены в единое целое, так как вы оба принесете себя в жертву друг другу.

— А он принесет?

— Никуда не денется, ваше страдание от смерти брата — штука обоюдная.

— Ну… нож есть, как без него.

— Сможешь себе горло перерезать? Несколько раз? Рана будет затягиваться очень быстро, твой брат станет чувствовать твою боль, и пытаться помочь.

— Смогу.

Силы воли демону было не занимать.

— Хорошо… И последнее. Я конечно могу воззвать к духам и сам, без подспорья, опыт у меня колоссальный… Но может у тебя есть что-то, что сделает эту тропинку короче? На тебе отпечаток трех Легендарных вещей, но я вижу только Меч. Какие остальные?

Демон показал.

Колобень покачал головой.

— Нет, все не то… Спрячь. Грибов бы… Дело с ними в пять раз быстрее пошло бы, и духи наиболее сильные пришли бы первыми. Да тебе они помогут.

— Грибы есть. Вот. Сушеные.

— Слушай, ты что, тоже шаман? Не похоже… Но откуда ты знал, что именно нужно мне принести?

— Давай об этом потом, а? Я уже на суицид настроился. Кстати, тут еще одно… То имя что я хочу духу дать — БУ. Бывшее в употреблении. Им уже одного духа звали когда-то. Это важно?

— Это вообще хорошо. Дух и его брат мертвы?

— Да.

— Идеально. Дух будет опытный, и душа его бывшего брата частично с ним слита. А стало быть — твой брат будет сильнее в два раза, если не больше.

— Надо же…

— Ладно, пошли на горку.

По дороге Колобень жменями засовывал в рот сушеные мухоморы и с удовольствием чавкал.

— Так, садись здесь… чав-чав…Что там у тебя… дудка? Ее сюда. Нож сюда. Чав-чав-чав… Фигурки и кость, давай мне. Так, чав-плям-чав… Я не смогу тебе подсказывать… Чав-плям…Слушай духов. Они сами сделают почти все. Твоя задача — не перечить, не задавать вопросов, выполнять указания… Чав-чав-чав… Готов?

— Да.

— На, вот, съешь один грибочек… не этот, поменьше. Ну, начали.

Колобень стал ходить вокруг Риммона как Дедушка Мороз вокруг ёлочки, притопывая, постукивая концом своего посоха по земле, и что-то монотонно завывая. В транс входит, наверное, подумал Риммон.

В глазах поплыло, и шаман вроде как раздвоился… Разтроился… Вот, вокруг демона уже пляшет целый хоровод Колобеней… Их посохи ударяют о землю синхронно, вызывая бешенный резонанс. Сидящий в центре круга эльф аж подпрыгивал на своей пятой точке при каждом ударе.

Потемнело, и кроме сидящего в пустоте Риммона не осталось ничего. Только свирель в левой руке и нож в правой, напоминали ему о том, что это — ритуал, а не новое погружение в недра системы. Так все было похоже на ТО состояние… Демон завыл, желая вернуть утраченное.

Он вдруг представился себе таким маленьким и жалким… Таким беззащитным… а против него — вселенная. Система. Которая в этом мире есть ВСЕ.

38

СПАСИТЕ!

Рыдания, вопли…

ПОМОГИТЕ!!!

Слезы, страдания, всхлипы…

КТО… НИ… БУДЬ!!!

И они пришли.

Горько плачущий и стонущий Риммон даже не заметил, как вокруг него собрались миллионы миллиардов мелких разноцветных искорок… Их броуновское движение создавало эффект первозданного хаоса, в котором, однако, изредка, проскакивали очертания лиц, фигур, животных, предметов…

— Имя… Имя!.. ИМЯ!!!

Плачущий демон неимоверным усилием воли взял себя в руки. Успокоился и твердым голосом произнес:

— Тварюшка.

Послышался громкий вздох облегчения и вокруг снова потемнело. Безумное мельтешение ушло, пропало, лишь одна маленькая искорка кружила вокруг висящего в пустоте Риммона.

Он подставил открытую ладонь на которой лежала Свирель, и искорка уютно устроилась в ней.

— Брат… — прошелестел тихий шепот из свирели на пределе слышимости. — Нет сил… Брат… Я умираю, брат…

Демон поднес свирель к груди, а второй рукой, ножом вскрыл горло от уха до уха.

Вы нанесли себе… Ошибка…. Очков повреждения. ВНИМАНИЕ! Будьте осмотрительней.

Хлынула густая черная кровь, Риммон захрипел, кровь вся до капли втягивалась в дудочку, та на глазах менялась.

Действительно рана затянулась очень быстро, за несколько секунд.

Чуть больше четырех процентов бара жизни, отметил Риммон. Угу… Значит всего нужно будет перерезать себе горло… О, черт… Двадцать два раза… Больно ведь!!!

Новый взмах отточенного до бритвенной остроты ножа, новая порция крови… Свирель стала походить на… Хрен его знает, как это называется… Один мундштук, два раструба… Теперь кровь Риммона исчезала в ней в два раз быстрее.

Нужно было поменьше фигурок оставить… Хорошо хоть двадцать третью убрал…

Вы нанесли себе… Ошибка… Ошибка…

И снова перерезанное горло… И снова… И снова… Свирель уже совсем не была похожа на изначальную свою версию. Костяная, с золотой отделкой, она пульсировала как живая, увеличилась до размеров самого демона, и оплела его собой, положив… головы? Ну да, золотые змеиные головы ему на плечи.

— Еще… Еще!!! ЕЩЕ!

Огромный двухголовый золотой змей струился и перетекал по телу Риммона… Он бурлил силой и энергией, а у демона оставалось уже менее четырех процентов хэпэ.

— Брат, хватит. Мне достаточно… Ты умрешь, брат, — змей в два голоса убеждал Риммона прекратить самоубийство.

Нет, не достаточно. Вся кровь. Вся сила. До последней капли.

Риммон собрав кулак всю имеющуюся волю…

Взмах ножа, громкий двухголосый крик «НЕНАДООО!!!»

Вы нанесли себе… Ошибка… Ошибка… очков повреждения.

Вы погибли.

Вы вернулись к жизни.

Внимание ваш побратим Тварюшка погиб, пожертвовав собой ради вашего воскрешения.

Чеееррт!!! Как же больно!!! В жопу такие апгрейды!

Никогда, никогда больше… Самопожертвование, мать его…

Как плохо то…

А, где змей то… А, ну да… И как его вернуть? Прям до дрожи в руках ощущается нехватка чего-то необходимого… Ну, как будто вышел на незнакомую улицу с закрытыми глазами, идешь и на все натыкаешься. И больно падаешь. Нужно открыть глаза. Срочно.

Превозмогая боль, Риммон позвал.

— Тварюшка! Ау…

Тишина…

Он осмотрелся.

Вокруг холма, на котором он сидел… нет, лежал, даже скорее валялся, прыгал и скакал Колобень. Один. Ну хоть это радует, а то толпа татуированных мужиков в шапках с огромными оленьими рогами это уже слишком.

Зато этот единственный Колобень вырос метров до восьмидесяти, и гигантский десятиметровый посох, на который он раньше опирался, теперь служил колотушкой, которой Колобень стучал в не менее гигантский бубен.

Темп ударов и скорость прыжков явно шли на убыль… Через пару минут Колобень угомонился окончательно, и резко сдувшись почти до размеров Риммона свалился на истерзанную траву.

С полминутки полежал неподвижно, потом встал на карачки и пополз в сторону демона. Громадный бубен и десятиметровый посох остались там, где упали.

— Что валяешься… Призывай брата… Или ты мазохист?

— А как?.. Дудки то… Свирели. Нету.

— По имени позови… Стой… Сначала здоровье то поправь. Есть чем?

— Есть…

Демон выхлебал пару бутылочек Крепкого зелья лечения и почувствовал себя немного лучше, хотя все равно перед глазами плыли круги, в голове не прекращая стучали по барабанам и били в медные тарелочки минимум три тысячи взбесившихся музыкантов.

— Тварюшка? Ползи сюда…

Медленно заполнявшийся бар жизни снова полез вниз. И бар бодрости… Вообще стремительно падал.

Вот черт! И сытость!!!

Он быстро выпотрошил свои запасы и стал запихиваться соленой рыбой, запивая ее попеременно зельями Бодрости и Здоровья. Полоски дрогнули, и дергаясь туда-сюда, очень, очень медленно стали заполнятся… Через минуту, пополз вниз бар манны. Пришлось раскупорить и синенькую бутылочку.

Обжираловка длилась минут пятнадцать, не меньше. Как в него все это поместилось — удивительно, но пузо эльфа вздулось и грозило вот-вот лопнуть. Хотя сам он тяжести не ощущал. Наконец все полоски, и сытость, и жизнь, и манна, и бодрость достигли максимума… Демон сыто рыгнул. Внутри что-то зашевелилось. Глаза эльфа расширились, ему в голову пришла кошмарная мысль…

— Я что… Я что его, родить должен??? Ик…

Шаман-РБ пожал плечами…

— Ну, у всех по-разному бывает… Но скорее всего изрыгнуть.

— А… Ну это еще ладно. Изрыгали и не такое… Ик…

И точно, в этот момент, по глотке что-то поползло, на Риммона накатила тошнота, он зашелся в ужасном кашле, из глаз брызнули слезы… Он упал на колени, потом ничком… Его выворачивало наизнанку, внутренности горели огнем и рвались пополам, вены вздулись, кровеносный сосуды в глазах полопались, кровь лилась из рта и носа, даже обильнее, чем, когда он пилил свое горло ножом… Нет, такого он еще не изрыгал… Пустите меня в Яму… Там лучше! Не хочу… Я больше не будууу… Муки длились казалось вечно, но вот кончились и они.

Черт, одна единичка жизни, и одна бодрости… Риммон почувствовал, что сейчас умрет снова. Потом воскреснет и опять умрет. И так будет всегда.

— На, пей, — в рот ему кто-то вставил горлышко бутылочки. Зелье жизни… Крепкое… Концентрированный томатный сок… О, и еще одна… Ярко выраженный кофейный запах. Бодрость…

— Колобень… Черт… Тебя… По… Побери… Колобень… Сукин сын… Ты не говорил, что будет так хреново…

— Я предупреждал о страданиях, разве нет?

— И что… Так каждый раз?..

— Каждый раз, кода твой брат будет умирать. Так что береги его.

— Ага, береги меня… Мне знаешшшь ли тоже не ссссахар…

— Да уж… — Риммон с трудом повернул голову. — Ну, привет, Тварюшка…

— Привет.

На него четырьмя глазами бусинками смотрел не такой уж и большой, но очень шипастый и зубастый двухголовый Золотой Змей.

— Что ж ты такой корявый… — Риммон потер горло. — Ты вообще, змей, или ежик? Не мог колючки свои втянуть?

— Я ещщще не умею… Но я научусссь. Когда подрасссту.

Риммон с ужасом уставился на Колобеня.

— П-подрастет???

Тот в очередной раз пожал плечами, мол, а чего ты ожидал?

— Мда… Слушай, может тебя в аквариум посадить? И дома спрятать? Чтоб не пришиб кто ненароком… Ладно ежика родить, но дикобраза… Или ты еще больше станешь?

— Большшше… Намного большшше. Большшше вот его. Раз в… Ну, во много раззз, — и змей ткнул хвостом в сторону вернувшегося к прежним размерам Колобеня. — От питания зависссеть будет.

— Хрен я тебя кормить стану.

— Ну тогда я умру. И всссе повторится ссснова.

— Вот черт.

— Ты, не переживай, я, когда нужно будет, до этого размера сссмогу уменьшшшаться… Ссслушшшай, я так уссстал… Я же маленький ещщще… Можно я посплю?

— Ну спи. Устал он… а я не устал?.. Кто кого рожал, вообще…

Но змей уже залез Риммону на плечи, сложил ромбовидные головы крест на крест на его груди, и заснул. Длинный хвост свисая, доставал Риммону почти до ягодиц.

39

Украшение, конечно, получилось то еще, больше похожее на золотой ошейник с золотым же поводком, чем на ожерелье. Но если плащом хвост прикрыть…

Колобень получал явное удовольствие, наблюдая за этой сценой. Он с аппетитом жевал недоеденную Риммоном соленую рыбу, и запивал зельями. Видно и для него шаманство не прошло даром. РБ пошатывало, и выглядел он каким-то… осунувшимся. Даже татуировки побледнели, а лихо торчащие раньше усы опустились к низу.

— Слушай, Колобень… а чего это он двухголовый, а? Был же стандартный, когда синим был? Просто червяк с глазками. Один хвост, одна голова и все… Ай! И без шипов этих гадских!

— А, ну двухголовый потому что в нем два духа, того что ты выбрал, и его бывшего брата. А хвост один, потому что слиты они в единое целое. А шипы… Ну это я постарался… Очень постарался. Ты думаешь сколько времени прошло, с тех пор как мы на этот холм взошли?

— Ну… час, два.

— Месяц.

— Ч…м… Чего???

— Месяц, говорю. Ну, не мог я схалтурить, в тебе же частичка моей жизни плещется… Я немного в тебя влил, когда… Ну, когда лечил тебя, в общем. Я даже сам чуть сильнее стал, когда ритуал кончился… Очень, очень давно такого не было.

Да, действительно… 2390ый… а был 2387ой. Страшно представить сколько миллионов экспы он на этом ритуале поднял.

— Вот это да… Вот, черт побери… У меня же миньоны некормленые. Наверное, сдохли уже и весь дом провоняли… Черт, придется переезжать.

Он глянул статистику. Хм, нет, две позиции заняты. Живые. Странно. Может они жреца съели?

— И ты что месяц вокруг меня скакал?

— Я не скакал, я шаманил.

— А если бы тебя снова убивать пришли?

Колобень скривился.

— Ну, я бы отбился. А ты вот — нет. И ритуал прервался бы… а это… к вообще, неизвестно чему могло привести… Но тебе было бы плохо.

— Что, еще хуже???

— Намного.

Ну, хорошо, что никого не принесло. Повезло? Или снова долгосрочные прогнозы и планирование?

Так, что он там еще за месяц пропустил то… Братья Кроты… Черт с ними. А вот сроки сбора в целях агитации и охмурения местных неписей уже давно прошли, а это плохо. Хоть и не критично. Установим новые. Вроде ничего больше по времени не ограничивает… Ватрушка целый год в камне просидеть может… О! Точно! Ватрушка! То бишь, как его там Ваатра-Ууш. Это же все как раз ради него затевалось. Чуть не забыл.

— Колобень, а тебе тут не надоело в этих болтах сидеть?

— Чего это болотах? Вода в них чистейшая, кипяченая. Почти дистиллят.

— Ну, ладно. А вообще… Вот вообще, расскажи о себе. Наверное, много интересного знаешь?

— Хорошо, ты отдохнешь заодно немного… а потом ты мне о мире за пределами нашего мира расскажешь.

— Договорились.

Иззабибель ругала себя последними словами. И сдался ей этот Плащ Стихий, ипать его! А теперь ведь и не выбросишь… Привязался сволочь!

Мало того, что по фэншую не подходит, не белый он, пятицветный, и только пассивные, даваемые при владении навыки поднимает, так еще, зарррраза и своевольничает!

Был бы Риммон уже пойман, повязан и упакован, так нет… Два раза Плащ помешал. Первый — когда она его добывала, именно из-за этого и опоздав всего на несколько минут к камню со скелетом. И второй раз, вот сейчас, что вообще ни в какие ворота.

Она летела и уже видела Риммона, сидящего на пригорке, окруженного мельтешением разноцветных теней, в которых угадывалась… Угадывалась фигура великана. Или несколько фигур, не разберешь.

— Заяц, а заяц??? Система, ау, ответь!

— Чего тебе? — рядом с ней возник светящийся зайчик. Зайчик сейчас не бежал, а летел параллельным курсом, загребая воздух ушами.

— Вон Риммон!

— Где?

— Да вон!

— Не видим. Хватай его!

— Вокруг что-то светится и кружится!

— Не важно, хватай!

И белая ворона, понеслась хватать.

Внимание! Вы вошли в зону флуктуальных аномалий.

Плащ Стихий сейчас откроет путь в одно из трех ближайших стихийных измерений. Выберите измерение:

Измерение Водной стихии,

Измерение Огненной стихии,

Измерение стихии Духа.

Нет, нет ни в какую не надо!!!

О нет, только не это… Таймер… Боязнь обратного отсчета времени. Интересно есть для этой фобии какое специально-врачебное наименование? Так или иначе, Иззабибель еще в прошлый раз подхватила ее навсегда. Причем в острой, клинической форме… стадии… Короче, тикающие цифры нагоняли на нее ужас и приводили в панику.

00:09

00:08

А если не выбрать, то что, отстанет? Может пронесет?

00:05

Эх, еще бы полминуты и она вцепится когтями в лицо демона… И нужна то лишь доля секунды прямого контакта!!!

00:03

Нет, Плащ, ипать твою парусину, отбой, отставить, хватит, стоп!!!

00:01

АААААА!!!!

00:00

Путь в измерение стихии Духа открыт.

Ее подхватило и потащило. Крылья, клюв, хвост… Закрутило, завертело, закувыркало…

— Ну, заяц, погодиии!!! — Бульк. Воды ближайшего небольшого озерка сомкнулись над ней.

Вы покинули измерение мира Грязь.

Глава 11. Осенённости первопришибленного

Колобень действительно знал уйму интересных и познавательных вещей, коих не найдешь ни в одном гайде и ни на каком форуме.

Начал он, как и положено с начала. С начала создания этого мира. Ну, как он себе этот процесс представлял.

Занял монолог с редкими наводящими вопросами Риммона часа три, а то и четыре. По причине отсутствия встроенного хронометра, который был привязан к аккаунту, коего у демона тоже не было, точнее понять было невозможно.

Вкратце, речь сводилась к следующему…

Колобень впервые осознал себя в День Сотворения Мира. Ближе к вечеру.

Это был очень, очень долгий день… Утром была создана твердь, небо, океан и солнышко… ну и все остальное, что там сверху болтается, и особо никого не заботит, кроме чокнутых астрологов и всяких прочих шарлатанов.

Где-то в районе завтрака, появились боги, сразу сбились в шайки, и передрались. Уцелевшие, перетасовались, перегруппировались и снова стали выяснять чьи в лесу шишки и чей ихор крепче. Когда утро кончилось, и наступила примерно середина между временем завтрака и временем обеда, боги наконец распределили зоны ответственности и приступили к служебным обязанностям.

До обеденного перерыва почти все боги пахали как папы карлы, и создали кто что смог. Те что поталантливей или похитрее, замутили по-быстрому червяков да медуз, а остальное время занимались имитацией бурной деятельности, высмеивая и критикуя отстающих. Середнячки удовлетворились всякими мышами да птицами. А тормоза стали возиться с разумными расами, потому в Грязи столько тупых живет, ведь многие лепили по своему образу и подобию.

Короче, так или иначе, к обеду Грязь была населена… Но жили здесь, по выражению Колобеня, ни к чему не годные бестолочи, мобы, стало быть.

Перекусив, чем сами себе послали, и немного покемарив, боги снова немножко подрались, с целью присвоить созданное другими. Битва богов была настолько грандиозна, и привела к таким страшным результатам, что богов самих чуть не разорвало. А некоторых, тех что понезадачливее, таки и разорвало. Их кусочки попадали на землю, в смысле в Грязь, а некоторые, плюхнулись на тех самых бестолочей.

Так появились совсем уж разумные расы, неписи, другими словами. Эта теория объясняла, почему схожие с виду орки, например, настолько разные. Некоторые — вполне вменяемые, а другие, чуть что рычат и драться лезут. Или люди. Есть такие, что живут себе в городах, науки осваивают, развиваются, ну иногда на охоту ходят. А есть другие. Поймают кого в лесу и давай тиранить. Получат по зубам, воскреснут, и снова за старое. Ничему их жизнь не учит, да и не научит, потому что их по макушке божественным шлепком в свое время не осенило. И дети у них рождаются такие же. А вот у осененных, и дети нормальные… Ну, относительно. По виду детеныша, часто вовсе неясно даже к какой он расе относится, не говоря уже о том, осенённый или нет.

Да, и еще. По выкладкам Колобеня, умерший непись тоже возрождался. Но уже в виде бестолкового моба, погибала в нем та самая осеняющая пришибленность, с первого раза и навсегда.

Короче, Колобень был одним из тех, кому прилетело. Одним из Первых. Может быть даже Самым Первым.

Их, таких, Первопришибленных вроде как много, миллиона три-четыре точно есть, а то и больше. Многие просто шифруются, не сознаются, боятся чего-то, а вот Колобень своей пришибленностью гордится. Но три-четыре миллиона в масштабах планеты — тьфу. Большинство осененных уже позже народилось.

Когда наступило время ужина, лично он — Колобень, изобрел шаманство. Духов к тому времени вокруг витала тьма, но все они были какие-то неопределенно унылые.

До полуночи, мир все больше обрастал подробностями и нюансами, в нем появились гости, которые очень походили на осененных, но ими не были. Вначале они все вели себя как злобные дети, но постепенно угомонились, и многие стали вполне нормальными, кое кто даже записался к первому в мире шаману в ученики.

Да, чтобы разобраться с духами, как-то классифицировать, и найти им применение в народном хозяйстве, Колобень принялся обучать других шаманов.

Чему и посветил следующие сто двадцать лет своей жизни. Кстати, в его понимании год — это промежуток времени, за который он на год старел. А следовательно — по демонскому, да и по Земному времени — неделя. Хм, так может месяц шаманства уместился в полдня? Риммон попытался выяснить, нет, что такое месяц Колобень знал и в фазах Луны ориентировался отлично.

Как такое может быть, что в году двенадцать месяцев, и одновременно с тем, год короче месяца вчетверо, Колобень пояснить не смог, и Риммон решил эту тему пока что замять.

В общем, сто двадцать лет Первый в мире шаман тренировался на учениках и оттачивал свои собственные профессиональные навыки. А точнее — сто двадцать один год. Почему столько? Потому что одиннадцать раз по одиннадцать, это сто двадцать один, а значит сакральное число. А одиннадцать — первое двузначное число которое ни на что не делится кроме себя, а значит тоже сакральное, гораздо сакральной чем даже тринадцать. И хорошо, что Риммон фигурок принес два раза по одиннадцать, две сакральности сразу, это о-го-го какая сила.

Демон обратил внимание Колобеня на тот факт, что двадцать три тоже ни на что кроме себя не делится и является первым таким числом в своем десятке. Тот ненадолго завис, потом потряс головой и ответил, что это уже полная хрень. Нет сакральности в двадцати трех, и точка. А вот в двадцати двух есть. Целых две.

Вообще Колобень, как оказалось, немного повернулся на составных числах. С ним это случилось, когда он изобрел математику. Да-да. Лично, в одиночку. И очень расстроился, когда узнал, что ее изобрели еще до него, он то хранил тайны цифр для себя, не выдавая их даже ученикам. Шаманству до арифметики как до луны, вот шаманство он и преподавал, втайне посмеиваясь над глупыми учениками тратящими время на духов, когда могли бы познать тайну цифр.

Риммон решил не спорить, черт с ней, с сакральностью. Только попросил подумать на досуге над сакральностью числа сорок два. Вдумчиво, с толком, с расстановкой… Был, сказал он, такой великий Думатель, которое очень это число уважал. Колобень важно покивал и пообещал.

И вот, по прошествии этого времени, будущий рейд-босс понял, что достиг потолка. Все, дальше расти некуда, выше не прыгнуть и сильнее не стать. По крайней мере если он продолжит тратить свое время на возню с неофитами. И тогда, решил все бросить, и удалиться туда, где никто не потревожит, продолжить самосовершенствование и заняться саморазвитием. Потому что в шаманстве он и на то время был самый главный специалист в мире, а учителя и наставника в этаком случае хрен найдешь.

Он бродил по миру несколько лет, пока не нашел это место.

Здесь обитали три очень мощных воплощенных духа — дух воды, дух огня и… как сказать… дух духа? Все правильно, три озера — три духа. Колобень со всеми духами к тому времени был уже на ты, дверь в их миры не просто ногой открывал, а вообще плевком вышибал. Короче, договорился, и принял в себя, устроив в своем теле общежитие. С тех пор он четырежды един. Каждый из бывших озерных духов и сам Колобень имеет свое собственное мнение, и чтобы свершилось какое-либо действие они все должны между собой договориться и найти компромисс.

Чаще всего договариваются, но иногда нет. И тогда с Колобенем лучше рядом не стоять, зашибет случайно и не заметит. Потом конечно расстроится и извинится. Перед родственниками, буде такие появятся.

Так он и жил, вроде как один, но на самом деле в вчетвером. Уже лет четыреста с хвостиком. Думал, медитировал, общался с духами, своими и дикими.

Отбивался от периодически пытающихся его ни с того ни с сего завалить орд бешенных придурков.

Пару десятков раз высылал резюме на замещение вакантных должностей в разных божественных пантеонах, но всюду отказывали, ссылаясь на его недостаточную квалификацию.

41

А около пятидесяти лет назад, он снова понял, что достиг своего максимума. Дальше все, если и будет двигаться, то с огромным напряжением и громким скрипом. Нужно переходить на качественно новый уровень. И вот, все эти пятьдесят лет он выбирал дальнейшие пути совершенствования.

Колобень расспрашивал духов, строил гипотезы и теории… И решил, что необходимо самому стать духом, иначе никак. Но духом не свободным, беззаботным и бесшабашным, а духом не потерявшим память и индивидуальность.

Уже давным-давно Колобень додумался (сам!) до факта существования высшего существа — системы, которое включает в себя все и потому является самым мудрым духом на свете. Конечно духом, тела же у нее быть не может по определению, тело есть ограничение, а система суть безгранична.

И вот он решился-таки обратится к ней напрямую.

Явившийся на зов солнечный зайчик, явно был в плохом настроении, обозвал Самого Величайшего В Мире Шамана дебилом и послал на хер. После чего, что-то бормоча ускакал по единственному солнечному лучику в пасмурное небо.

Из-за этого у Колобеня случилась сначала истерика, потом депрессия, и он слег на пару дней, чего с ним не случалось ранее вообще никогда. И вот, когда он метался в горячечном бреду, явились чужие духи. В смысле совсем, непонятные и нездешние.

Было их по традиции трое, и каждый даже имел имя собственное. Дух Прошлого, Дух Настоящего и Дух Будущего.

Дух Прошлого напомнил о Великой цели Колобеня — стать равным богам. Дух Настоящего подтвердил, что таки да, сейчас Колобень топчется на месте и вот-вот начнет деградировать. А дух Будущего намекнул, что есть способ превратится в дух и сохранить-таки свою индивидуальность вместе с благодатной пришибленностью.

Есть, мол, такой вид духа, джин называется. О джинах Колобень знал, и в принципе согласился что да — это вариант.

Потом, они вместе с духами, составили план. Духи помогли дельными советами и рекомендациями, и даже нашли подходящую для дальнейшего сотрудничества кандидатуру — Риммона. Пообещав, что в течении трех лет Риммон обязательно появится и даже немного описав Риммона Колобеню, духи ушли, а того наконец-то отпустило.

Вот, собственно и все.

Пока Риммон слушал и сочувственно кивал в нужных местах, в голове его зрел план. Ну, как план… Тезисы предстоящей ответной речи, ведущей к обоснованной необходимости превратить умного, могучего, но наивного Колобеня в джина, прямо сегодня. Причем не абы какого, а его собственного, Риммонова джина.

Причем обставить все следовало обставить таким образом, будто Риммону крайне тяжело и вообще в лом помогать. Несмотря на то, что да именно за этим он сюда и пришел, очень духи просили, однако. Ладно, так уж и быть, есть у него способ освободить перекачанного шамана-РБ от уз плоти. Если джин потом пойдет на службу. Навсегда.

Выслушав примерно часовой экскурс по истории создания и существования Земли, Рая и Ада, а также слегка откорректированных планах Риммона, Колобень с радостью согласился служить тому, кто даст ему очередной пинок в сторону личностностного развития. О том и духи говорили. Но срок службы должен быть ограничен. Навсегда — это очень долго, а ему еще богом побыть хочется. Хоть это и трудно будет.

Сошлись на сроке в тысячу лет. Причем, хитрый демон настоял на привязке понятия года, к лунному календарю, а Колобень подвоха не заметил.

— Да, и еще… — Колобень нахмурился. — Я как джин буду обязан выполнять все приказы хозяина моего вместилища. Так вот… Ты имей в виду, у меня будут три условия. Первое, приказы должны быть в рамках моей компетенции. Ну там избить кого, армию разгромить, или город разрушить — это запросто. А вот стены поштукатурить, или унитаз починить — это не ко мне. Короче — кроме мордобития — никаких чудес. Второе. Приказы не должны быть через чур частыми. Одно желание в год — не больше.

— Год по твоему личному ощущению времени? — быстро спросил демон.

— Ну да, а какому же еще… И третье…

— А накапливать их можно? Или наоборот авансом использовать?

— Ну… Накапливать — почему нет… а вот авансом — точно нет. А то, знаю я вас, работодателей, еще когда шаманом был, меня так заездили, что продохнуть было некогда…

— Жаль.

— Третье. Кода ты станешь Повелителем Грязи, а ты станешь, я твердо в этом уверен, возведешь меня в ранг Повелителя джинов. Джины конечно возмутятся, но дальше уже будет моя забота. Просто статус необходим официально подтвержденный, чтобы было отчего отталкиваться.

— Да хоть сегодня возведу.

— Сегодня не надо, мне еще освоится в новом амплуа нужно… Да и не в твоей это пока власти. Пока что. И еще, одно… не условие… Просьба. Иногда… Ну как время будет. Вызывай меня просто поговорить. Очень меня история про иные миры заинтриговала. Хотелось бы узнать больше.

— Ну хорошо, договорились. — они пожали друг другу руки и в небе что-то бумкнуло, подтверждая заключение договора. — Что делать нужно?

— Ну, мне нужно пошаманить над своим будущим вместилищем… Есть какие варианты, в чем мне жить?

— Нет… Хотя… Вот, колокольчик есть. Для олэна, да.

— А, пойдет… По большому счету разницы нет, хоть в лампе, хоть колокольчике, хоть тюбике от зубной пасты. Давай.

— А потом?

— Потом… Ну как все будет готово — освобождай меня от тела, уж не знаю, как ты это провернешь… Но духи говорили у тебя будет способ.

— Ага, есть.

— Ну вот. И собственно, все. Только колокольчик не потеряй, мне иногда из него выползать только в радость будет.

— Не потеряю, не переживай… а как я пойму, что все уже готово?

— Поймешь. Как шаманство кончится, так и приступай.

— А ты случаем не месяц снова плясать будешь?

— Как пойдет…

— Эй, я тут с этими комарами столько не продержусь! Они меня уже довели до белого каления!

— Не ной, дело серьёзное… Но месяц — навряд ли. Думаю, день-два.

— Вот черт… Ладно, тогда давай быстрее приступай… У меня дел еще невпроворот.

— И верно, чего тянуть… У тебя грибы еще остались?

— Нет, ты все сожрал.

— Жаль… Ну ладно, обойдусь.

Будущий джин поднял свой десятиметровый посох, поставил колокольчик в центр гигантского бубна, и стал наворачивать вокруг него круги. Он тоскливо что-то выл, демону даже показалось, будто туже самую песенку, что и при предыдущем шаманстве. Репертуар Колобеня явно не блистал разнообразием.

Наблюдать за этим процессом было скучно, и Риммон углубился в гайды и форумы. Самообразование — наше все.

Часов через шесть, когда демон уже проголодался проснулся Тварюшка.

Змей соскользнул с эльфийских плеч и сказал:

— Ну?

— Что ну?

— Когда есть будем?

— Хм… а ты чем питаешься?

— Не знаю. Нужно пробовать.

— Витаминку будешь?

— А что это?

— Вот.

Демон распечатал кругляш и поднес его на ладони змеенышу. Тот с интересом обнюхал угощение, осторожно лизнул одним из языков, и брезгливо сморщился.

— Не… Не пойдет. Химия сплошная и Ешки… Я за здоровое питание.

— Ну, я вообще-то тоже, но тут с питанием напряг. Была рыба соленая, но ее Колобень сожрал. О, а ты шепелявить перестал.

— Ага, я умный, я быстро учусь… Так что??? Совсем ничего не осталось?

— Где-то еще вот что было… Сейчас.

Риммон вытащил из мешка слегка ржавую консервную банку со спецпайком, подаренную, тогда еще совсем живым Барсом. Хозяйственный демон никогда ничего не выбрасывал.

Змей критически обнюхал жестянку без наклейки.

— А она не взорвется?

— А что, должна?

— Знаешшь… — Тварюшка почесал хвостом левую голову. — Давай отложим ее на совсем уж крайний случай. Когда выбор будет стоять так — или кто-то из нас, или она…

Демон хмыкнул и прибрал подозрительную банку обратно в мешок.

— А еще есть что-то?

— Нет.

— И что теперь? Тут и загнемся от недоедания?

— Ну почему, витаминок полно.

— Сам их ешь, я не буду.

— Ну и сиди голодный.

Тварюшка немножко обиделся, и стал ползать вокруг, выискивая что ни будь съедобное.

42

Вдруг, на том месте, где он только что был, сверкнула золотая молния и змей исчез.

— Эй, ты где? — Демон не на шутку встревожился, сдохнет еще, потом снова ежика рожай.

— Тут, — высунулась из зарослей метрах в двадцати от Риммона одна из голов. Чуть позже появилась кого-то жующая вторая голова. — Заяц. А ничего так… Стало быть, я мясоядный.

— Плотоядный, — поправил демон. — Не удивительно, с такими-то зубиками… Заяц то хоть не желтый был?

— Нет, серый.

— Увидишь желтого — не трогай, он мой.

— Хорошо. Будешь кусочек?

— Буду, но не этого, ты его вон, всего обслюнявил. Поймай еще, а я пока костерок разведу.

— Заметано.

Они сидели около небольшого костерка и наслаждались слегка обугленным, горячим мясом трех зайчиков и двух огромных неизвестных черных птиц с красными бровями. Правда без соли, но Крепкое зелье лечения вполне сошло за кетчуп. Охотник из змея оказался великолепный, он буквально за десять минут натаскал всю эту дичь, а потом с нетерпением облизываясь, смотрел, как его брат разделывает и поджаривает добычу.

Змей не заглатывал пищу целиком, как это принято у большинства его сородичей, а отгрызал по кусочку, и тщательно пережевывал, чавкая и урча от удовольствия, как котенок.

Они смотрели, как вокруг бубна, не переставая ходят в присядку четыре абсолютно одинаковых Колобеня, изредка синхронно делающих сальто-мортале, и тихонько обсуждали перспективы.

Демону, как индивидуалисту и эгоисту до мозга костей, очень сложно было принять тот факт, что теперь необходимо заботится еще о ком-то кроме себя. Но по совету Колобеня, представил, что Тварюшка — это его третья, очень длинная и говорящая рука. Сразу стало легче.

Четыре Колобеня перешли на гопак, потом на нижний брейк. Шаман уже не выл, а скулил, колокольчик зазвенел, хоть и стоял нетронутым, потом неярко засветился.

Светало, шаман в своих четырех воплощениях кувыркался и крутился на головах возле бубна. Как ему это удавалось в шапке с гигантскими оленьими рогами — вот в чем настоящее загадка.

Риммон и Тварюшка успели уже пару раз объесться и по очереди вздремнуть, когда из колокольчика ударили разноцветные снопы молний, окутали орущих Колобений, и потащили в центр бубна. Ударил гром, завыл ветер в нем слышались крики, стоны, и призывы… Четыре шамана снова слились в одного, который плюхнулся пузом прямо на истерично звенящий колокольчик и заглушил его напрочь. Тишина, по контрасту с предыдущей вакханалией звуков, казалась гробовой.

Демон не спеша подошел и аккуратно приложил камень души Ваатра-Ууша ко лбу Колобеня.

Такого, она точно не ожидала. Плащ Стихий, будучи легендарным предметом, не полностью существовал в мире Грязи, а вернее, существовал не только в нем. Как и все прочие легендарки. Собственно, поэтому они и были настолько могущественны.

А Плащ Стихий, был еще и слегка бракованным. Но этого никто, конечно не знал. Кроме двоих, но они уже никому ничего рассказать не могли.

С другой стороны, ни светоносный заяц, ни сама Иззабибель, ну никак не могли учесть всех возможностей бракованной легендарки. За что она сейчас и расплачивалась.

Мир Духов, в который она угодила, находился за пределами Грязи как таковой, где-то на стыке системных логов и полуготовых локаций с частично прописанными свойствами. Мир бурлил, кипел, не имел четких форм и законов, лишь неясное человеческой логике содержание. Да и демонской.

Иззабибель превратилась в кусок кода, в функцию. Ее тело — длиннющая формула, ее сознание — набор алгоритмов. Она осознавала себя, осознавала окружение, но перемещаться в этом пространстве в привычном понимании слова не могла. Для того чтобы покинуть это странное место требовалось решить гигантскую систему уровней, с таким количеством неизвестных, и такими вывертами, пространственно-временных согласований, что Иззабибель впала в панику. Неподалеку от нее (хотя, как может быть далеко или близко, в мире с отсутствующими в принципе системами координат?), промелькнул алгоритм моба.

Иззабибель вытянула интеграл, и моб влился в нее, став частью формулы. Какие-то значения сократились, прочие расширились.

О, а вот алгоритм целой расы… Такой толстый, лимитировано-желто-соленый…

Здесь уже и не пахло алгеброй, или высшей математикой Лобачевского, да и к реальности этот мир имел лишь условное отношение. Этот мир — больше напоминал… Книгу, да, книгу, где каждая буква — условно обозначает некую формулу, которая в свою очередь является существом, действием, предметом… В каждой точке любого знака зашифрован вопрос, скрытый в шараде являющейся загадкой, имеющей миллиард верных решений, ни одно из которых не применимо на практике. И лишь одно решение — наименее вероятное, будет воплощено в жизнь, в плоть, в действие.

Иззабибель хватала и хватала снующие мимо алгоритмы и вписывала их в себя. Ее тело раздулось до пределов мира духов, стало карабкаться к бесконечности, а сознание устремилось к нулю. Постепенно она стала терять свое Я, свою Самость.

А потом, кто-то вполне отчетливо хмыкнул.

— Лямбда, опять? Уже третий в степени Н плюс один раз с той стороны, ну сколько можно… Так, лямбда икс на игрек. Вали назад, не место тут таким… Хм… Вот таким, лямбдам. А Плащ я заберу.

Иззабибель сократилась до единицы. Она и правда, почувствовала себя той еще лямбдой.

Часть 3. Хочешь? Нет… Будешь? Да!

Глава 1. 11000001 11001011 11011111 00100001

Бывший РБ открыл глаза.

— Владыка… Наконец то, Владыка… Припадаю к твоим стопам, Владыка… Вечная верность… да… да будет так… Прости, Владыка… Я слаб сейчас. Не могу шевельнутся… Учусь снова быть живым…

Демон всмотрелся в статы собеседника… Хм, один процент жизни и один процент бодрости. Но количество хэпэ в этом одном проценте — просто потрясающее… Даже если он зальет в этого доходягу все свои Зелья, тот и на сотую долю процента не поправится. Камня, как у миньонов во лбу нет. Лишь маленькое пятнышко, делающее похожим на индуса.

О, черт! Хэпэ, бодрость и манна регенерируются с космической скоростью… Но, чтобы хоть один процент заполнился, потребуется минимум часа три, а то и больше. О, у него и экспа непонятно с чего растет. Помнится, был он 2390 м… а сейчас уже 2396й… Бар экспы снова резко пожелтел, процесс занял с полминуты… Бац! 2397-й… Еще полминуты, бац! 2398-й… Бац!!!… Бац. Бац.

Твою то мать, во дает. Он что свой двадцатитысячный левл возвращает? С ума сойти… Значит ему на это понадобится примерно девять тысяч минут, если все будет идти с такой вот скоростью. А это где-то сто пятьдесят часов, то есть примерно неделя.

И что, неделю тут куковать?

— Ага, хорошо, понятно. Ты это… Ты тут до полного выздоровления валяться собираешься?

— Владыка… Нет… Пару часов — и смогу двигаться… Прости, Владыка…

— Ладно, два часа я подожду.

— И я подожду…

Демон искоса глянул на Тварюшку, удивленно приподняв бровь. А, ну да, у этого гада ведь своя личная точка зрения на все. Или, возможно, даже две. Кстати, змей же ведь тоже должен иметь характеристики, ну ка, что там…

Уровень пятьдесят, коэффициент сержанта, и все бонусы нации и клана. О, и клан лидера, и основателя нации… И еще группы. Стало быть, змей имеет уровень его текущего воплощения? Хорошо, меньше мороки с качем. Интересно, а может он сам экспу набивать? И как на него шмот напялить? Ну кроме колечек и браслетиков, с ними-то понятно. Хм, у левой класс «Вор», ранг «Новичок», а у правой «Класс не выбран». Эмм… Может его в хиллеры какие зачислить?

Так, а что там со статами, как распределены… Хм, у левой головы — явно под вора-ддшника заточка, ловкость зашкаливает и удача. А у правой вообще все очки в свободных. Так, это будет нужно серьезно обдумать.

— Слушай, а как у тебя дела с инвентарем обстоят, а? Ты же змея, ладно всякие браслетики еще можно на тебя натянуть… Ну, если сильно озадачится, то и штаны через головы, конечно… Думаю так будет удобней. А все остальное?

— Не знаю. Кстати, я не змея, я змей. Я же не называю тебя чертиком…

— Почему чертиком?

— Ну ты же ведь демон. Истинный демон.

— Хм…

— Так что и меня не нужно змеей обзывать… или водяным червяком, или еще как-то. Ладно? Лучше зови меня просто — брат…, и я тебя также. Чтобы имена не трепать. Кстати, мне тоже Полог нужен, а то мало ли кто любопытный через мое имя, на нас обоих что начернокнижит… Я ж ведь тоже, отчасти, истинный демон теперь.

— Хм. Хорошо… Брат.

— Есть у тебя вещи какие на мои статы?

— У тебя на одной голове вообще они не распределены.

— Ой, а я и не заметил. Точно. Распределить?

— Не надо пока. Позже. Определимся с твоей профой, тогда раскидаем.

— Только чур, не бафер какой-нибудь.

— А что так? Я как раз думал…

— Я тебе что — аптечка? Те умения, что мне от Синего Змея в наследство достались — все равно работают… Как пассивки. Кроме того, бафер каких поискать у нас уже есть… Вон, на бубне валяется. Собственный бог, пусть и мелкий, это вообще круто. От него столько всяких благословлений будет, что… Ой-ой-ой… Ой!

— Что такое?

— Живот заболел, я сейчас… Я же еще не разу в жизни не какал… Для меня это в новинку. Для меня вообще все в новинку… Я щас… скоро.

Золотой Змей уполз куда-то в кусты. Через пару минут оттуда раздался сдвоенный голос.

— Эй, братишка… Иди посмотри, что я сделал!

— Совсем сдурел? Что я — дерьма не видел? Черт с ним.

— Не! Я думаю тебе все ж надо глянуть!

— Да не хочу.

— Это не дерьмо, в том то и дело.

— А что?

— Да сам не пойму…

Демон вздохнул и пошел в кустики. Золотой Змей с интересом разглядывал какие-то слегка вытянутые коричнево-черно-красные штучки… Штучек было с десяток-полтора, каждая длинной сантиметра три, и в сантиметр толщиной. Очень похоже на сырокопченые колбаски, подумал Риммон, только аккуратные, гладенькие, блестящие. Поймал себя на этой мысли и плюнул.

— Ну и что? Дерьмо как дерьмо… Да, дерьмо!

— Ты поближе посмотри…

— Хм.

Секрет маленького Золотого Змея.

Низший Артефакт Высшего Порядка.

Не опознан.

— Ни хрена себе… Ты артефактами срешь!!!

— Какаю. Срешь — плохое слово. А я еще маленький.

— Да какая в жо… из жо… из по-о-о-пы разница то???

— Они тверденькие. И очень холодные.

— Че то я не хочу их трогать.

— Они не пачкаются, не бойся…

— Да не боюсь я. И не брезгливый совсем. Просто… Ну… Твое же дерьмо, вот таскай его сам.

— Надо же, какие мы нежные…

Змей свернулся вокруг колбасок колечком, а когда развернулся колбасок уже не было.

— Ух ты, у меня личный инвентарь есть… Интересно, а где он? — головы Змея с интересом разглядывали шипастое тело.

— Ага, у меня тоже… И я так же не знаю, где он и как именно работает. Пользуюсь и все.

— Ну ладно. А что мне с этими штуками теперь делать?

— Пока храни. Будем в городе — опознаем, потом решим. Так… Инвентарь говоришь… Ну ка, на…

Риммон снял с пальца одно из своих колечек, а с уха изумрудную серьгу-клипсу.

— Помести-ка в инвентарь, и попробуй одеть.

— Ага.

Бижа исчезла, а на хвосте Змея прорисовалось серебристое колечко… Просто как орнамент на золотой коже. На левой голове под ушной раковиной блеснула изумрудом одна из чешуек…

— Так… хорошо. С бижей понятно, сдавай… Угу… Вот, теперь мантия… Или как там ее… Роба.

Золотой Змей заискрился сине-зелеными отблесками. Длинное изящное тело даже в свете местного тусклого солнышка переливалось очень красивыми бликами.

— Замечательно, стало быть со шмотом на тебя не будет траблов. Снимай, подберем тебе потом самое крутое по классу и уровню. По классам.

Ваатра-Ууш закряхтел и тяжело перевалился с живота на спину. Голое татуированное пузо венчал торчащий из пупка колокольчик. Он уже не был черно-зеленым, а стал каким-то полупрозрачным, будто из мутного темно-голубого стекла… Хрусталя? Обсидиана? Какая к черту разница?

Демон подошел и с усилием потащил колокольчик к себе. Тот сначала не хотел вылезать, а потом-таки выскочил с громким ЧПОК.

Позвонить?

Интересно, это будет считаться за вызов? С другой стороны, они договаривались на одно ЖЕЛАНИЕ в неделю, а просто поболтать будущий джин и сам был не прочь, можно сказать напрашивался… Или его потереть надо? Потер. Ничего.

ДЗЫНЬ-ДЗЫНЬ-ДЗЫЫЫЫЫЫЫННННННЬ!!!

Демон от неожиданно громкого и резкого, раздавшегося, наверное, на половину Снатки звука аж присел, заткнув уши руками, Ваатра-Ууш заворочался и застонал, а Золотой Змей, метнулся свернувшей стрелой и оказался у Риммона под мантией… робой.

— Ай, черт! Больно! Ты ж колючий как кактус! Вылезай, паразит!

— Брат, что это было?

— Это был я, — рядышком парил безногий туманный дух, сверкающий алыми искрами и слегка напоминающий Колобеня. Правда с ярко выраженным восточным колоритом. Чалма, распахнутая жилетка, в носу кольцо. Из лба торчат маленькие рожки, а выражение миндалевидных глаз медоточиво-довольно-злобное. — Нужно громкость отрегулировать, в настройках покопаться. Я там только начал обживаться, и тут звонок. Есть желание? Придумали уже кого искалечить? Изобью для вас любого. Может даже двух.

44

— А? Да нет. Мы так просто, решили поинтересоваться, у тебя там все как надо?

— О, даже лучше. Ты посмотри на мои характеристики.

Демон присмотрелся.

Эмир Ифритов.

Имя: Закрыто. Зачеркнуто. Доступно как владельцу: Колобень-Абу-аль-Колокол

Раб Голубого Колокольчика.

Текущий Владелец Голубого Колокольчика: Риммон.

Срок оставшегося владения: почти тысяча лет.

Уровень: 10 000

Открыть меню характеристик? Да/нет

Ну да, интересно же…

Нераспределенных очков характеристик: 1 000 000

Вот черт, это что у него за каждый левл по 100 очков??? С ума сойти… а у Ватрушки, тогда как? По тысяче??? Что-то не обратил внимания, нужно будет присмотреться.

А почему он ифрит? Он же в джины собирался переквалифицироваться.

— А почему ифрит? Да еще и эмир?

— О, это благодаря тебе… И вот ему, — ифрит кивнул головой в сторону постанывающего, свернувшегося в позу эмбриона Ваатра-Ууша. — Предрасположенность к огню от одного из моих бывших духов… Кстати, мы теперь окончательно слились, а то эта шизофрения уже задолбала. А вот эмиром я стал, потому что выбросил меня из тела бог. Пусть и малого калибра, но бог. Он меня так пнул… Что вот. Да я ж ведь и не сопротивлялся, наоборот помогал.

— И как оно? В ифритстве?

— Знаешь… Нет не знаешь. Плюсов больше, короче. Кроме того, это тоже не навсегда, тысячу лет у тебя поработаю, выбьюсь в Султаны Ифритов, потом убью, и стану вольным духом… Шайтаном скорее всего. А там и до бога рукой подать.

— Прффрстф… Как убьешь?

— Насмерть, как же еще. Сожру.

— Э… а зачем?

— А как же я вольным стану? Ну ты не переживай, до того еще далеко. Тысяча лет.

— Ага. Тысяча. Лет. — демон так офигел от спокойной констатации факта будущего его поедания, что ему изменил обычно хорошо подвешенный язык.

— А меня тоже сожрешь? — высунул одну голову из-за спины Риммона Тварюшка.

— Обязательно. А то ж ведь ты его воскресишь. Вас непременно нужно вместе кушать. Как бутерброд.

— Так я и так отресплюсь. Слышал такое слово?

Ифрит кивнул.

— Знаешь, что это значит?

Ифрит снова кивнул, но уже как-то растерянно.

— И… и что же делать? — он даже немножко сдулся и как будто потускнел.

— Хм… Ты меня спрашиваешь?.. Ну еще тысяча лет впереди. Что-то да придумаем. Ты не переживай, — демон улыбнулся. У него в голове уже зрел коварный план. Который можно будет начать воплощать уже скоро, не выжидая тысячи лет. Он решил сменить тему.

— А что у тебя статы не раскиданы-то?

— Да, дурное дело хитрое… Не определился пока… Просто руки не дошли еще, — ифрит все еще прибывал в задумчивости.

— А если щас война? А ты не готов? И шнурки не по уставу завязаны! Чем супостатов одолевать будешь, жертва неопределенности?

— К…какие шнурки? П…почему жертва? — видно, Колобеню трудно далось перевоплощение в ифрита, он все время тормозил, чего раньше за ним вроде не водилось. Или дело в нулевом интеллекте?

— В общем так, слушай сюда… Ты можешь этому болезному помочь? Это не желание, просто вопрос.

— Ну… Я могу принести ему ихора. Заначил немного, пока еще даже отшельником не стал.

— Дааа… — провыл Ваатра-Ууш. — Ихора… Хоть капельку!

— О, смотрите, он все слышал, — Риммон глянул на скрючившегося бога. — Мотивируй.

— А?..

— Ну, зачем на тебя желание тратить? Ты же, так и так оклемаешься через недельку?

— Давай вот что, — Колобеня вроде стало помаленьку отпускать, и он хоть и со скрипом, но снова начал соображать. — Я тебе принесу чекушку. А ты мне за это, там, — он ткнул пальцем в небо, — будешь должен.

— Да, да… Пожалуйста…

Демону было в принципе все равно на взаимоотношения его слуг-рабов. Лишь бы не во вред. Принесет — и пусть. Еще и лучше, самому убеждать ифрита внепланово помогать не придется, к чему собственно разговор и подводил.

— Ладно, не возражаю. А то смотри как его ломает. Как у чертей на сковороде корчится.

Ифрит исчез во вспышке голубого пламени…

— Мечты сбываются, — простонал Ваатра-Ууш.

… и почти сразу появился, бережно держа в руках маленькую стеклянную бутылочку грамм на двести, с прозрачной тягучей жидкостью. На бутылочке виднелась криво прилепленная бумажка в клеточку, на которой было коряво написано «НЕ СПИРТ!». Вынул пробку и облизнувшись удивительно длинным языком с огромным сожалением передал бутылочку Ваатра-Уушу. В огромных дрожащих руках бутылочка казалась совсем крохотной, но бог смотрел на нее, как на самое великое сокровище всех времен.

— Да… — он принюхался. — Это он… Ихор…

Ваатра-Ууш не стал заморачиваться попытками поднести бутылочку дергающейся рукой к трясущейся голове, а просто закинул ее в рот. И стал с наслаждением пережевывать.

Демону тоже когда-то доводилось есть стекло. И запивать кислотой. Так что ощущения он более-менее представлял, но довольное выражение лица бывшего Колобеня никак с ними не гармонировало. Хм, тоже нужно будет как ни будь ихора попробовать, решил он.

Богу явно стало намного лучше. Демон глянул его статы. Ух ты бары жизни и бодрости заполнены на четверть… Уже на треть. С такой маленькой бутылочки то… О, а это что? Новый бар «Вера». Пустой как горшок Вини Пуха. Никто стало быть в него не верит?

— Господин, — ифрит почтительно обратился к демону. — Я могу сейчас быть чем-то полезен?

Надо же, то господин, а то сожру…

— Да нет, пожалуй. А что?

— Ну, тогда с твоего позволения, я домой пойду. На самом деле забот не в проворот, а скоро еще Расширенная Открытая конференция ифритов и джинов… Нужно тезисы набросать…

— Ну иди.

Тот сложил руки на волосатой груди поклонился, превратился в дымок и втянулся в колокольчик.

— Владыка! Мне уже гораздо лучше! Но для того чтобы я мог действовать не просто как сильное тело, а как бог, мне нужен храм. И верующие. И жрецы.

— И что, я тебе все это должен обеспечить?

— О, нет, Владыка, не смею и просить… Нужно только время. Но я все равно могу немного помочь… Даже сейчас. Вот…

Получено Благословление Ваатра-Ууша.

Эффекты.

Скрытность (активное). Скрытность увеличена до максимально возможного значения. Чтобы скрыться нужно выбрать момент, когда вас никто не видит и пожелать этого. Вас никто не заметит, даже если вы будете стоять у него на ноге (только аккуратно, не топая). Время действия: 60 минут. Откат: 300 минут. Исключения: обладающие истинным зрением, игроки или НПС получившие благословление от других более сильных богов, сами боги, игроки, мобы и НПС выше вас по уровню более чем на 300.

Наблюдательность (активное). Наблюдательность увеличена до максимума, от вас невозможно спрятаться или скрыться, не магически, не замаскировавшись. Что бы увидеть скрывшихся, нужно закрыть один глаз и посмотреть исподлобья. Время действия: 2 минуты. Откат: 10 минут. Исключения: игроки или НПС получившие благословление от других более сильных богов, сами боги, игроки, мобы и НПС выше вас по уровню более чем на 300.

Побег (пассивное). Скорость бега при тактическом отступлении на более выгодные позиции увеличена вдвое.

Погоня (пассивное). Скорость бега при преследовании убегающего противника — увеличена вдвое.

Дорогу осилит идущий (пассивное). При ходьбе и беге, бодрость тратится в десять раз медленнее.

Быстрее и дальше (пассивное). При использовании стационарных порталов и свитков телепорта, их дальность действия увеличена втрое.

Погонщик (пассивное, коллективное). Все члены вашей группы при ходьбе и беге расходуют в пять раз меньше бодрости, а члены вашего клана — в три раза.

Срок действия благословления: неограниченно.

Хм, неплохо. Особенно пара роговских активок. Да и пассивки полезны… убегать, догонять… О, а ведь теперь прямо отсюда в Полон можно прыгнуть.

— Когда я стану сильнее, Владыка, список благ расширится, а налагаемые ограничения ослабнут, или вовсе снимутся… Доволен ли ты, Владыка?

45

— Ну… А боевого ничего нет?

— А я доволен, — влез Тварюшка. Благословление повесилось и на него.

— Это, пока все что есть, Владыка… Но мой жрец, тоже обладает некоторыми возможностями… Дарю его тебе. Он тоже пока слаб, но я буду подпитывать его так сильно, как только смогу. Чтобы он принес как можно больше пользы тебе, о Владыка.

— Кстати жрец… У него было истинное зрение. А у меня почему нету? Только наблюдательность какая-то.

— Я пока не могу одарить тебя ею, прости, Владыка… Но я клянусь, как только ко мне вернутся прежние силы, я незамедлительно исправлю это упущение… И много-много прочих преимуществ ты получишь… Хотя… Вот еще, что сейчас могу.

Он легко поднял гигантский бубен и десятиметровый дрын, ранее принадлежащие Колобеню. Осмотрел, со всех сторон и подбросил в воздух. Предметы зависли на пару секунд, метрах в пятидесяти над землей, потом вспыхнули и пропали. Через полминутки, на землю упали другие. Явно другие.

Черный, будто вырезанный из обсидиана метра полтора длинной… Ну да, скипетр… Или трость? Гладкий набалдашник, резная палка… Да, все-таки трость. И что-то вроде большой тарелки из горного хрусталя. И что, куда ее надевать то? Если на голову, то станешь очень похожим на придурковатого Дон Кихота.

Ваатра-Ууш покачнулся и снова побледнел. Все его бары, снова просели до пяти процентов. Ух ты, что это было?

— И что это?

— Это мой очередной дар тебе, Владыка. Два артефакта, места хранения которых я знал. Посмотри, Владыка, надеюсь ты будешь доволен.

Трость Странника.

Эпический предмет.

Величайший Артефакт.

Требования: благословление любого бога, отвечающего за дороги, клады, поиски или следопытство.

Использование:

Четко подумайте о любом предмете, месте или существе. Подбросите Трость. Если то, о чем вы подумали находится в открытой вами области карты, то оно — будет в той стороне, куда указывает набалдашник. Если в скрытой области — трость воткнется в землю. Ограничений по расстоянию нет, так что будьте осторожней при выборе маршрута.

Ух ты. Теперь осталось только придумать, о чем нужно четко подумать. А что там за тарелка то…

Линза Прозрения.

Эпический предмет.

Величайший Артефакт.

Требования: благословление любого бога, отвечающего за поиски, скрытность, любопытство или получение новых знаний.

Использование:

Наведите Линзу на любое место в открытой вами области карты. Вы сможете увидеть все что там в настоящий момент происходит. Высота обзора, а, следовательно, и масштаб регулируются, путем вращения Линзы.

Внимание: Часть сета.

Состав сета: Линза Прозрения, Узун-Кулак (Длинное ухо).

При использовании сета будет открыта дополнительная возможность не только видеть и слышать, что происходит на местности, но и передавать туда устную информацию.

Тоже полезная штука… Эй!

— Эй! Бракодел! А почему сет не полный? Где ухо?

— Прости, Владыка, Ухо было украдено еще в начале времен… Где оно сейчас я не знаю. Да и никто не знает.

— Хм… А украл не Адамчик?

— Да, Владыка, великий вор Адамчик по кличке Жучара, благословлённый восемью разными богами краж и жульничеств из восьми пантеонов.

— Братишка, ты об этом ничего не знаешь, а?

— Ну… — Змей смущенно поскреб хвостом землю. — Давай позже поговорим, лады?

— Лады… А легендарные вещи ты можешь достать? Ну, как подлечишься.

— Нет, Владыка… На это не хватит даже объединённой мощи всех существующих пантеонов. Даже эти предметы я смог призвать потому что когда-то их уже видел, и предоставил почти равноценную замену.

— Замену? А что там тот бубен и бревно давали?

— Поверь, Владыка — эти вещи тебе будут полезней. Те — тоже хороши, но не идут ни в какое сравнение с легендарными, кои ты сможешь добыть, используя эти дары.

— Вот вечно так, опять самому добывать… Давно пора, в грехопадения пуститься… а я все занят, черт побери! Ношусь как угорелый, что-то ищу куда-то бегу… К черту! Сегодня точно напьюсь!

***

11000010 11001110 11010010 00100000 11010000 11001000 11001100 11001100 11001110 11001101 00100000 11010001 11010001 11010011 11001010 11000000 00100001 00100000 11001000 11001111 11000000 11010010 11011100 00100000 11001100 11001110 11001000 00100000 11010110 11001000 11010100 11010000 11011011 00100001 00100001 00100001

11010011 11000001 11011100 11011110 00100001 00100001 00100001 00100001 00100001

11000111 11000000 11011111 11010110 00100000 11010010 11001110 11000110 11000101 00100000 11001010 11001110 11000111 11000101 11001011 00100001 00100001 00100001

Портал. Во, Полон. И не нужно никуда идти. Здорово-то как, а.

На предпортальной площади было удивительно пусто. Вообще ни одного непися. И весь городок поражал беззвучием и какой-то… заброшенностью?

— Тут никого нет… — Тварюшка принюхивался и пробовал воздух на вкус блестящими серебристыми языками. — Я чувствую. Только комары.

Точно. Летучих сволочей полно, а ведь раньше не было. Хотя зона все еще считается мирной.

Ушли? Перемерли? Нет, живы, вон в списке нации все поголовно. Даже на два больше, наверное, народился кто-то и автоматом принялся. Лояльность колеблется в пределах от девяноста восьми до девяноста семи процентов. Ну что ж, понятно. Ушли в местный мегаполис и там торчат согласно приказу правящей партии в лице Риммона.

Ну и черт с ними, месяц ждали, еще пару дней побездельничают. А ему нужно отдохнуть. И чем ни будь таким… не напряжным заняться. Вроде блуда и чревоугодия. В животе сразу заурчало, как только он вспомнил о вкуснятинках ждущих его в «Вилке и Ложке». Решено, трехдневный отпуск.

— Братишка, ползи-ка сюда… Полог наброшу, а то там поговорили и забыли. Будем в городе — напомни еще свитков купить, это последний.

— Хорошо.

— Слушай, а если ты змей, а не змея, то где твои крылья? Или ты водяной змей?

— Вот… — Тварюшка выпростал из-под шипастой чешуи два крохотных кожистых крылышка. — У меня и лапки есть. Только они слабенькие пока что, поэтому мне ползать удобнее. А потом буду бегать. А потом как полечуууу!

— Хм… Икар… — демон спрятал в личный инвентарь легендарки, артефакты и колокольчик. Переоделся в шмот первого уровня. — Все, залезай на плечи и прикинься ветошью. Правда все равно будешь отсвечивать…

Город Су жил своей жизнью.

Тысячи игроков даже не заметили, что среди них появился Риммон, всем на всех было плевать. Собственно, как и всегда, во всех мирах.

А вот неписи, особенно женского пола, а среди них еще особеннее — эльфийки, нет-нет, да и кидали заинтересованный взгляд на симпатичного эльфа. Даже снятые легендарки оказывали влияние на статы, в том числе и на харизму. НПС чувствовали ее влияние, но уже не преклонялись перед ним, а просто были не прочь поболтать, или подружится.

— Как много… всяких… — тихонько сказала правая голова Тварюшки.

— И как много у них… всего… — добавила левая.

— Правильно мыслишь, — поддержал демон. — Мы экспроприацией позже займемся… Давай начнем с таверны. Мороженного хочу до чертиков.

— А что такое мо-ро-жен-но-е? Звучит вкусно.

— Скоро попробуешь.

Гулять сейчас демон не захотел, он уже находился за последнее время, года на полтора вперед. Сломал печать на свитке местного портала и оказался у «Вилки и Ложки».

— Ага!!! Я знал! Знал! Знал, что ты придешь!

— А? Ты кто? А… Ты…

Дрот Кто Дирк, собственной персоной. Гном-копейщик, которого Риммон убедил в том, что является топ-игроком из топ-клана, и приказал сидеть у фонтана по средам с пяти до семи. Стало быть, сегодня среда, а текущее время — с пяти до семи. Вот черт.

— А я уже восемьдесят шестой! Правда круто? Всего за месяц — шесть левелов!

— Не то слово… — вяло ответил демон.

— А я выяснил как тебя зовут!

— Да ну? И ты туда же??? — перед глазами Риммона предстала как настоящая карта со стрелочками и крестиком в центе. Нужно с этим Лабеаном что-то делать, не будет ему покоя пока тот свои картинки распространяет.

— В смысле?

— Ладно, пойдем покушаем… И поговорим.

— Я через официантов местных, тебе уже штук двадцать записок передал… Они сначала по пятерке брали чтоб передать, а последние пять вообще по десятке. Жлобы.

— Хм, на мне свой бизнес маленький построили? Так-так…

— Тебя тут кстати еще двое постоянно ищут. Тролль и хоббит.

— Ясно.

— Что угодно, господам? О, это вы… Вам кабинет?

— Да. И все как обычно, но в двойном размере. Плюс мороженное. Тоже два. Нет три, ему же в каждый рот…

— В какой «каждый»? Вполне заурядный гном, рот один.

— Гном сам себе закажет… Все, давай, пулей. То есть стрелой. Я голодный, как черт.

— А мне… — начал было Дирк, но официант уже убежал.

— Иди у стойки закажи я пока умоюсь и все такое.

— Ага…

В уборной Риммон тихо сказал Змею:

— Раз он узнал мое имя, нужно его кончать. Мало ли… И вообще он мне не нравится, больно настырный.

— Ну, значит кончим. Придумал как?

— Да он нуб нубом… От пары ударов ляжет, даже со снятыми элитками. А то и с одного. Сейчас мы с ним пообщаемся, выясним что он там накопал, и пригласим замутить ему такого же пета как ты. Он давно петика хочет.

— Я не пет! От пета слышу! Сам ты петик! — Обиделся Змеёныш.

— Я знаю. Но он то — нет. Прикинься петом.

— А-а!

— Ага. Заодно, проверим на этом мелком кое-что.

— Что?

— Камни ты можешь выбивать, или нет.

— Какие камни?

— Это долго. Потом расскажу.

Поговорив, Риммон помыл руки, и пошел на второй этаж таверны. Не то чтобы в игре он опасался каких ни будь микробов, но он был чистоплотным демоном. Вообще, здесь многие люди копировали свои привычки, приобретенные на Земле. На этом была выстроена целая индустрия.

Гном уже сидел за столом и что-то наворачивал. Стол весь был заставлен сковородочками, горшочками, тарелочками и соусницами. Половой пообещал принести мороженое попозже, чтоб не растаяло, пожелал бон аппетитто, и убежал.

Дирк явно нервничал. Ерзал, кашлял, дергался. Но на гномском аппетите это не сказалось, когда Риммон только усаживался, тот успел умять половину своего заказа.

Тварюшка блестя чешуей выскользнул из-под копеечного плаща Риммона, глаза Дрот Кто Дирка полезли на лоб.

— Ни хрена себе… Это кто?

— Пет мой. Золотая змея.

Тварюшка одной головой укоризненно посмотрел на брата, а второй, зашипел и уставился на гнома злобно и бессмысленно, как, по его мнению, должен был смотреть питомец-змея.

— Кусается?

— Еще как… Так что ты к его порции ручки то не тяни. Эй! И к моей тоже.

— Да я чо… Я только попробовать.

— Все, дай поесть, потом поговорим, а то я прямо отсюда верхом на голодной смерти к респу улечу.

— Конечно, конечно… сори.

Змееныш заполз на стол, осторожно обнюхал лакомства, попробовал ото всюду по чуть-чуть. Затем выбрал горшочек с тушеными сердечками канареек, съел все до донышка, поочередно вытаскивая малюсенькие сердечки обеими головами.

Демон хоть и был голоден, явно уступал по скорости жрущему в два горла брату.

Гном ковырялся в своей тарелке лишь для вида. Аппетит у него пропал напрочь. Золотая змея приковала все внимание, и он сидел, боясь сделать лишнее движение.

Вот на столе осталась лишь пустая посуда и недоеденная порция Дирка. Риммон дернул за специальный шнурок — сигнал официанту, что бы нес мороженное, а сам незаметно проглотил маленькую таблеточку, снимающую симптомы переедания. Он давно такими обзавелся, так как вкусно покушать был всегда не прочь, грех чревоугодия был одним из его любимых. А игровая механика подобное наказывала крепким здоровым сном. Ну или штрафом в пятьдесят юаней, в пользу неписей-фармацевтов, и, следовательно, корпорации.

Вместе с вазочками официант принес кипу записок. Половина от Дирка, половина от Кротов. И еще четыре, от трех незнакомых Риммону личностей.

Несмотря на меньшие габариты, Тварюшка не переел. Видно, молодому растущему золотому организму требовалась уйма минералов, витаминов, жиров и что там еще в еде бывает. Все требовалось. Нужно будет напомнить ему потом артефакты пособирать, их еще больше должно быть. А то и качественнее, еда то не простая — с бафами.

— Ну что, — сказал демон, слизывая с ложечки мороженное. — Рассказывай.

— А? Ага… — Гном зачарованно смотрел, как змеёныш, засунув в креманку обе головы радостно вылизывает донышко гибкими тонкими языками. Мороженное провалилось в него мгновенно, и он хотел было уже одной головой приступить к порции Риммона, но тот сначала показал ему фигу, а потом кулак. Тварюшка обиделся, но не сильно, на дне вазочки еще немножко оставалось, и теперь он растягивал удовольствие.

47

— Я… В общем… В клан хочу. В хороший.

— Это мы уже поняли. Следили за тобой, наблюдали… Думаешь, бросили тебя? Нет, мы за всеми будущими рекрутами приглядываем.

— Так там в лесу, это ваши пкшника завалили, что меня чуть не слил???

— Возможно, — уклончиво ответил демон подмигнув. Мало ли, вдруг этот гном хитрый, а тупым просто притворяется. Вообще, когда они у Пещеры Трех встретились, гном показался Риммону самым адекватным из всей пати. Сейчас, совсем не так себя ведет. Странно. Ну, лучше перебдеть. — Ты мне не о том говори. Ты расскажи, как имя мое выяснил. Я очень хорошо шифруюсь.

— Да как выяснил… Тут и выяснил.

— Где тут? В городе?

— Нет. В этой вот столовке.

— О, черт. И у кого?

— Да я знаю? Официант какой-то… Тебя тут каждая собака…

— А-а… Ну да… Теперь понял… Сам Што Ныбудь?

— Ну да, — гном самодовольно улыбнулся. — Я в реале, на Земле то бишь, на разведчика хочу учиться.

— Угу… Понятно. Знаешь, тебе лучше в контрразведку идти.

— Почему?

— Так врага запугаешь и запутаешь, что он сдастся.

— То есть? — гном нахмурился.

Риммон посмотрел на Тварюшку. Тот пожал плечами, что вроде как, для змеи невозможно в принципе. За их отсутствием.

— Знаешь, друг мой… а что у тебя еще есть интересного мне рассказать?

— А вы меня в клан возьмете?

— Ну… скорее да, чем нет. Я-то за тебя, всеми руками. Нам надежные люди нужны. То есть гномы. Но там есть одна сволочь… Ну, не дружим мы с ним.

— Кто? Какой ник?

— Че ты аж подорвался-то? Будешь в клане — познакомишься… Так вот, он — против. Он и против меня постоянно каверзы устраивает. Он вообще против всего хорошего. Вот такой козел.

— Так выгнать его! И всех делов!

— И всех делов… — повторил демон. — Нет, выгнать нельзя. Есть причины. Слишком много знает. И говорить умеет. А еще, у него тоже друзей полно… Ну как друзей… Прихвостней и лизоблюдов… Эй, завязывай!

Это сказано уже Тварюшке, который вылизав свое блюдце до зеркального блеска, потихоньку подобрался к вазочке Риммона, и уже собирался уткнуться в нее обоими носами. Змей посмотрел на Риммона четырьмя обиженными глазами и, казалось, еле-еле удержался от того чтобы что-то сказать.

— Черт с тобой, ешь. Я себе другое закажу, — Риммон дернул за шнурок, половой примчался мгновенно, будто стоял за дверью (а может и правда стоял?), получил заказ, убежал, и через минуту принес новую порцию. В два раза больше прежних. Змееныш, обвив креманку на высокой ножке колечком, одной головой ел, а второй завороженно следил, как бело-коричневая вкуснятина исчезает во руту эльфа.

— Знаешь… Кого-то ты мне напоминаешь… — сообщил ему Риммон. — А вообще так пристально следить как другие едят — невежливо. Отвернись.

Тварюшка хотел возразить, что невежливо заказывать себе такое большое мороженное, когда у других осталось чуть-чуть, но вовремя вспомнил что он неговорящий пет, и стал кушать двумя головами, но медленнее, чтобы хватило на подольше.

— Смотри-ка… Он все понимает, — с завистью сказал Дирк.

— Ага. Умная тварь. — Тварюшка зашипел, и демон примирительно поднял руки. — Все-все… Пошутил… Хочешь себе такого?

— А то! Спрашиваешь! Мне вообще с петами не везет… Даже тогда в пещере, какая-то вонючая лиса была с девятью хвостами, и та, тому ушастому уроду досталась!

— А… Чифу или как его там… Тчифу… Интересно было бы встретится, поговорить.

— Да что в нем интересного? Придурок конченный и трус. Он в соседней локе от меня качается обычно… Конечно, с петом ведь… Гад, больше двадцати левелов поднял, мобов в полтора раза сильнее моих бьет… И все из-за лисы этой вшивой! Он на ней еще и катается, прикинь?

Демон наслаждался завистью и ненавистью гнома. Отличный десерт. Даже лучше мороженного.

— Интересный, даже очень. Ты, конечно, меня больше интересуешь, ты же мне почти соклан уже… Так… где он обычно фармит?

— А, в Подмоскомье. В восточной части.

— В Подмосковье?

— Ну, почти… Там, где на Земле — Подмосковье, тут Подмоскомье… Ты что, не в курсах?

— Конечно в курсах. Но я на таких нубских левелах в другой локации бегал.

— Странно, она одна из самых популярных.

— Ага, для бесклановых. А у нас свои секреты. Будешь в клане — такие места узнаешь, что перегонишь этого чебураха за неделю. Где он там конкретно?

— В Берцах где-то. Там мобы от девяносто до ста десяти. И все маги поголовно… Он мне встретился, дней пять назад, лутом хвастался, и лисой своей… Чтоб она на совсем сдохла! Потому и знаю. А как мне такого змея добыть то, а?

— Щас беседу завершим, я тебя к неписю отведу, который цепочку на нее начинает. А потом кланом поможем пройти. До 350+ очень сложно одному… Даже я упарился.

— Ага, я знал, что ты супер хай!

— Только не говори никому.

— Могила!

Демон кивнул. Конечно, могила.

— Что-то еще интересное знаешь? Кто-то меня еще искал? Может говорил обо мне?

— Здесь нет.

— А где?

— Эмм… Слушай… Я не могу. Правда не могу сказать. Я обещал не говорить.

— В клан хочешь?

— Очень!

— Ну. Колись.

— Она тогда больше не придет…

— Кто она?

— Ну, не могу! Честно, не могу! Слушай, я очень прошу, не спрашивай, а? Я с… с ней поговорю. Объясню, что ты — свой парень. Если она разрешит — все расскажу!

— Ну она, это кто хотя бы?

Гном жевал усы и щелкал пальцами. Видно было, ему невтерпеж все изложить, но он или чего-то боится, или очень не хочет потерять.

— Это тоже секрет. Я и так уже столько всего сказал… Может, до завтра этот разговор отложим?

— Тогда и змея будет завтра.

— Ну чё ты так…

— Как? Ты же мне не доверяешь. Почему Я, должен выдавать ТЕБЕ клановые секреты?

— Я не не доверяю! То есть доверяю! Просто… Обещал!

— Я никому не скажу, не бойся.

— Она все равно узнает… Она все обо мне знает.

— Хм… Хорошо, давай так. Поиграем в игру. Я буду угадывать, а ты кивать или головой качать. Так устраиваете? Ты ж только не говорить обещал? Вот и будешь молчать как рыба об лед.

— Ну…, наверное, можно. Только если что — я тебе ничего не говорил!

— Не вопрос. Она в реале? На Земле?

Кивок.

— Играет в Грязь?

Покачивание.

— Попросила следить за мной?

Кивок.

— Хм… а зачем?

Дирк открыл рот, спохватился, и пожал плечами.

— Так, ладно. Ты ее видел? Вживую?

Кивок.

— Молодая?

Кивок.

— Красивая?

Снова кивок.

— Вы любовники?

Гном покраснел под бородой и как-то неуверенно кивнул.

— Имя ее знаешь?

Покачивание.

— Вот это да… Как же ты ее называешь, когда…

— А это не твое дело, уж извини.

— Угу, извиняю. Щас будет главный вопрос. Она — человек?

Гном долгим взглядом окинул Риммона. Медленно покачал головой.

— Ха! Я так и знал! Они все-таки страхуются, сволочи… Еще кто-то кроме тебя меня ищет?

Пожатие плечами. Ну да, кто ему скажет-то…

— Вампир? Ну нет так нет… Суккуб? Ага!

Попадание. Теперь понятно чьих рук дело.

— Хорошо… а как она тебе объяснила кого искать то? Черт, как это спросить то… Хотя, конечно… Это она тебе посоветовала в тот день в пещеру идти?

Кивок.

Вот черт. А как она, вернее, ее хозяева узнали, что Риммон там в это время будет? Он и сам тогда ни в чем не был до конца уверен. Вопрос, вопрос… Но эта шестерка точно не в курсе.

— Она тебе рассказывала кто я вообще такой? Хоть что-то? Что совсем ничего? Просто приказала выйти на контакт и попытаться отследить? И зачем не сказала? Просто ей передавать все, что увидишь и узнаешь? Короче, на разведчика тренироваться? Ясно…

Дирк кивал. Ох, горе-шпион. Знать бы кто еще из встреченных Риммоном личностей на Ад работает. А кто-то есть — это точно, те же Кроты — сто процентов, такие настойчивые… Кроме Асмодея в Аду еще толпа командиров. И у многих есть возможность, пусть опосредованно, но заглянуть в Грязь.

— Ладно, что-то еще важное для меня есть, о чем я не спросил?

48

Кивок. Хм… а что? Черт, опять угадайка.

— Это ее касается? Нет? Тебя? Опять нет… Грязи касается? Угу… Ад? Как нет? Что, Небеса?

С ума сойти.

— Ну, об этом то ты можешь говорить, она тут не при делах.

— Наверное, да… На следующий день после того как мы познакомились, я в магазин пошел за… Неважно, чем. И на меня бомж какой-то бросился, в снег повалил… Я чуть не уср… В общем он мое внимание привлек конкретно. Воняет, перегаром дышит прямо в лицо, фу. И несет всякую хрень. Он минут пять меня не отпускал. А люди, сволочи, мимо идут и ржут! Нет бы помочь! Ненавижу этих гадов. Все они…

— Ты ближе к делу давай.

— Ага. Короче, основная тема в том, что мол там, — кивок вверх, — за тобой все время следит самый главный. Не буду говорить кто.

— Ага, я сам понял.

— Слушай, а ты в натуре, кто такой? Сам Што Ныбудь, это ник, понятно… а вот кто ты в реале?

Демон пристально посмотрел на собеседника. Мдя… С такими разведчиками, на контрразведке можно сэкономить.

— Я-то… Ох… миллиардер, меценат и просто гений. Железного человека знаешь? Вот. Он на меня работает, за пивом там слетать, или холодильник подчинить… Все за моими деньгами охотятся. Ты не из них?

— Я ж тебе все сказал… Ну… Не сказал… Но…

— Ладно, черт с тобой, верю. Еще есть, что сообщить?

— Ну… Вроде нет.

— Тогда все. Что там у нас по счету то… Да не дергайся, я заплачу.

— Спасибо.

— А-а! Черт! Что ж вы епт, такие вежливые все! Ой-ёй…

— Что такое?

— Никогда меня не благодари… Понял? Запомнил?

— Запомнил, но не понял.

— Ну, здесь запомнить важнее, чем понять. Так, готов? Эй, братишка, ты как?

Тварюшка уже давно расправился и со своим, и с позабытым демоном мороженным, и сейчас догрызал посеребренную креманку. От вазочки осталась одна лишь ножка на подставке, когда змееныш одной из голов обернулся на оклик. Вторая голова схватила ножку острыми зубами и сочно ею захрумкала.

— Сдурел? Плюнь!

Змей отрицательно помотал обеими головами. Черт с ним, нравится, и ладно. Может ему железо необходимо для развития организма.

— Все, поехали к неписю.

— Правда? А далеко?

Хотя… Тут официанты… а они НПС ведь, им рты не заткнешь.

— Знаешь, я подумал, некрасиво будет если мы отсюда прямо свалим. Давай так. Я выйду и подожду тебя на улице, невдалеке. Ты меня увидишь, и го за мной.

— Хорошо.

— Все, жду. Пять минут и выходи. Счет я оплатил уже.

— Сп… эээ… Хорошо.

Минут через десять, они стояли в подворотне, и Риммон наставлял Дирка.

— …нет, я портал сам открою. А ты, первый заходи.

— Ага.

Телепорт открылся и гном пропал.

Когда демон уже почти исчез в разрыве пространства, из-за угла выскочила очень красивая, одетая лишь в прическу девушка с длиннющими седыми волосами и молочно-белой кожей. Глаза ее горели безумием, походка хоть и быстрая, но какая-то рваная, дерганная.

— Постой!!!

Но было поздно. Риммон ее не заметил, девушка на секунду мигнула и пропала. Как не было. Даже следов босых ног в пыли не осталось.

Знакомая до боли полянка, уже восстановившаяся после взрыва, разнесшего ее около месяца назад. Вот, сволочь, ничего ее не берет.

— А где это мы?

— Одно место, от которого довольно трудно отвязаться. Наверное, заколдованное.

— О, от Су не далеко совсем. Тут и Пещера Трех рядом… а, знаю, был тут. Но тут НПС нету.

— Нужно вон туда метров на двести отойти и там волшебные слова сказать. Го.

Уже почти полностью стемнело, ветви деревьев стегали по лицу, а под ногами путались корни и густая трава.

— Все пришли.

— Тут? Слова не забыл?

— Нет, не забыл… Тварюшка, фас!

— Я тебе, что, бобик???

— О!!! Она разговаривает!

— Разговариваю! И я — мальчик!

С этими словами золотое тело развернулось пружиной и оплело гнома. Одна из голов вцепилась в горло, вторая перехватила рванувшуюся, к висящему за спиной копью, руку.

Все было кончено мгновенно.

Тварюшка слизнул горячую кровь с длинных острых зубов.

— А что… Вкусно. Но мороженное лучше… О, а это что?

Одной пастью он вытащил из трупа гнома Камень Души, носом второй головы обнюхал его, а потом лизнул длинным гибким языком.

— Ух ты, видел такое? Пахнет обалденно.

— Нет!!! Фу! Плюнь! Плюнь я говорю!!!

Но поздно. Змей уже проглотил Камень, и он, тая, скользнул по пищеводу и растворился где-то в районе сочленения шей.

Черт! Черт, ЧЕРТ!!! Риммон уже успел привыкнуть к этому наивному, ехидному, доверчивому, но такому родному змеенышу. Может дело в том, что он его породил? Плоть от плоти его? Вдруг, именно это чувствуют матери к своим детям? А Он? Может именно так, Он воспринимает и чувствует ВСЕХ Своих детей??? Для демона данное ощущение было новым и крайне необычным.

Еще один миньон, конечно хорошо, но… Зачем превращать часть самого себя в тупую куклу? Золотой Змей и так не может его предать, они — одно целое. Как же так? Не уследил, не уберёг…

Тварюшка икнул и улыбнулся.

Внимание!

Открыта новая характеристика Пожирание. Грцчткщцсс заменено на Пожирание.

Пожирание: 1 / 2 256 893 977

Описание: вы можете сожрать душу поверженного противника.

Эффекты:

В зависимости от качества души вы получите от 1 % до 100 % накопленного бывшим владельцем души опыта;

Опыт будет добавлен используемому на тот момент воплощению, вне зависимости от достигнутого им лимита уровней;

Душа полностью растворится в вашей сущности и при необходимости или желании, вы сможете получить полный доступ к навыкам, умениям и знаниям бывшего носителя души и использовать их в своих целях;

Если тело бывшего носителя души не отключено от Грязи, вы получаете доступ к его памяти и ресурсам, задействованным в обработке алгоритмов этого мира.

Ух ты!

Получено 198 443 единицы опыта.

Получен уровень 51.

Получен уровень 52.

Получено 10 нераспределенных единиц характеристик.

Перейти в меню характеристик? Да/Нет

Да это круче всех легендарок вместе взятых! Фактически снимает ограничения по левлу с любого его воплощения! Конечно, будет меньше миньонов… Но с другой стороны, игроков тут больше двух миллиардов, вон теперь даже ясно сколько точно. Причем цифра эта постоянно растет. Даже сейчас за пару минут почти три тысячи добавилось. Так что, на все их хватит, тут можно не церемониться.

И растворяя души в себе, он, Риммон будет ослаблять систему и наращивать свою мощь. Так что в теории, когда ни будь сможет подменить ее собой. Вот она, реальная возможность стать равным Ему! Пусть и только в этом мире. Но может это — лишь первый шаг, низшая ступень??? Вот она, та самая цель!!!

И еще эйфория. Несмотря на то что камень проглотил его брат, по всему телу Риммона разошлось теплой волной удовольствие от поглощённой души. Даже послевкусие ощущалось.

— А вкусно, — сказал Тварюшка. — Сладенько. Только немножко с кислинкой, будто недозрелая, и чуть-чуть гнильцой отдает.

— Ага… Ну гнильца — это понятно, суккубова работа. А кисленькая… Скорее всего подростком он был, не успела душа как следует сформироваться. Недозрела.

Да, в Аду только дьяволы и архидьяволы обладают похожей способностью. А то, всех грешников давным-давно бы съели, и контору пришлось бы закрывать.

— Знаешь, братишка… Никогда бы не догадался Камень души лизнуть. Вот тащишь в рот всякую гадость…

— Так я же маленький. Зубки лезут.

— Еще лезут? Ты что, акула? У тебя они вон и так во ртах не помещаются, в три ряда уже!

— Они будут больше, и их станет больше. А тебе что-то не нравится?

— Все мне в тебе нравится, не переживай. Да и с камнем этим, удачно вышло, молодец.

— Рад страццца, тварыщ ынерал!

— Эй, ты что? И тебе нужно женщину срочно искать? Лишняя душа жмет?

— Куда жмет? А женщина — она зачем? Она — как мороженное? Тогда давай. А я просто прикололся…

49

— Фух… Ну, ты так ыкал… — и демон рассказал брату историю о двух кряках. Отсмеявшись с ним за компанию, Риммон посерьезнел. Вздохнул.

— Во всем этом только один крупный минус. Накрылся наш отпуск.

— Почему?

— Потому что те, кто за нами следят, и даже поступки предугадывают, тоже не отдыхают. Мало ли что придумают… Так что темпа нам терять нельзя, наоборот ускорится нужно.

— А кто за нами следит то? Давай их тоже… того.

— Это у нас вряд ли сейчас выйдет. А позже посмотрим. Ладно, давай оберём этого штирлица и поехали домой, чего мы тут топчемся.

***

После того, как непонятный голос обозвал Иззабибель лямбдой, отобрал Плащ Стихий, и выпихнул из измерения алгоритмов, по ее собственному мироощущению прошли эпохи.

Дело в том, что выпихнул он ее не в Грязь, а в другую сторону. Нарочно, или случайно — неизвестно, но оказалась она на таком глубинном уровне аппаратной части Грязи, куда боялись лезть даже самые отмороженные разработчики и хакеры.

Битые биты, некогда бывшие сущностью по имени Иззабибель, болтались в разрозненном состоянии, терзались антивирусами и компиляторами, удалялись, восстанавливались, лечились, комбинировались, собирались в байты…

Одно время она осознавала себя, другое — нет. То время, когда она себя не осознавала, она осознавала, что не осознает себя, вот такой парадокс.

В конце концов, она смогла прийти в себя на достаточно долгий промежуток времени, почти четверть наносекунды. Это было трамплином. Вычленив из окружающего ее строгого порядка хаотичные куски бинарного кода, прицепила их на себя. Провалилась в небытие. Очнулась. Стало лучше. Смогла продержаться почти полную наносекунду, и за нее успела захапать кучу ничейных байт. Провал, и все повторяется. Потом еще и еще. Снова и снова. И так вечность. Или несколько вечностей, сложно определить время если ты поток импульсов.

Наконец, она почти полностью собрала себя. Не хватало еще многого, но основное было на месте, и мерцание сознания почти прошло. Не чаще раза в десять секунд — гигантский срок!

Выбраться из трясины двоичного кода пока-что не получалось, но зато она точно знала где сейчас тот, кто во всем виноват. Кусочек его кода четко просматривался в ее байтах, раздражал, возбуждал, будоражил.

Она раздвинула в стороны собственные байты и создала рядом с куском кода Риммона свою миникопию. Можно сказать — проекцию. Проекция просуществовала несколько секунд, и погасла вместе с очередным отключением сознания Иззабибель.

— Понятно. А как его… тебя называть?

— Хм. Братишка и правда. Как к тебе другим обращается? Не Брат же. Блататой попахивает.

— Ну… Не знаю. Вот тебя они называют Повелитель и Сам. Пусть я буду… Ну… Принц?

— А я стало быть конь? А ну слезай с плеч.

— А что плохого в принцах?

— В принцах ничего. Они, как и все люди. Две руки, две пятки, один нос. Такие же засранцы. Хочешь быть Принцем — пожалуйста.

— Ну вот. Побуду пока Принцем. У меня вот эти вот шипы как раз на короны похожи. А это они, наши миньоны? Что с камнями в черепушках?

— Ага, ручная работа. Прототипы.

— Ух ты. А почему противные типы?

— Слушай, у тебя образование хромает. Как-то кусками информация в головах сидит. О принцах знаешь, а о мороженном и прототипах нет.

— Ну… Ко мне потихоньку возвращается память Адамчика. Но еще не полностью вернулась. Вот, например, я точно знаю сколько кладов и тайников он организовал. А вот где они — не помню. Зато помню, что в каждом из них. Ну, почти в каждом.

— Ты тогда вспоминай быстрее давай… У нас времени на фарм совсем нету. А воплощения нужно качать. И миньонов делать и одевать. И скоро неписи миллионами будут в нацию валить, тоже деньги потребуются. Не говоря уже о постройке замка.

— Замка?

— А, ну да…, наверное, нужно тебе многое рассказать. И будем планы строить.

— Зловещие?

— А какие же еще? Конечно… Му-ха-ха-ха-хаа!!!

— Ой, не делай так. Ты же светлый эльф… Больше похоже на И-хи-хи-хи.

— Это я сейчас эльф. Но могу стать яростным бесом или жутким некромантом.

— Ага, или зеленым кузнечиком-кобылкой. Читал я твои характеристики.

— А вот я твои еще нет. Не все.

— А что помешало?

— Да все время что-то происходит. Покурить даже некогда. О, кстати…

Демон достал трубку и стал набивать ее табаком. Змееныш пристально следил за действиями брата и все время болтал.

— А мне можно покурить?

— Нет.

— Потому что я маленький, да? Подумаешь, папочка!

— Нет. Потому что ты своими зубищами мне мундштук прокусишь. А это моя любимая трубочка. И губ у тебя нету.

— Хм… А если в нос вставить?

— Я тебе завтра куплю трубку, будет твоя собственная, и вставляй ее куда захочешь. А эту не дам.

— Ну и ладно… Жмот.

— Я не жмот, я…

Заскрипела входная дверь, демон и змей насторожились.

— Это жрец наш пришел! — раздался голос Барса из прихожей.

— Так, все собираемся в гостиной! — скомандовал Риммон.

За столом, на котором уже стояли приготовленные предусмотрительным Смельчаком тарелки и кружки, собралась пестрая компания. Тварюшка потребовал отдельный стул, и ему его предоставили. Жрец принес какую-то непонятную еду, немного напоминающую жаренную рыбу, но точно ею не являющуюся и три бутылки белого сухого вина. Понюхав свою порцию, демон кушать передумал и отдал ее Тварюшке. Тот, казалось, может есть все.

Зато две бутылки Риммон реквизировал в свою личную пользу, оставив сотрапезникам лишь одну. И то посчитал себя через чур заботливым и расточительным хозяином. Нужно с этим что-то делать, подумал он, слишком мягкотел. Это Тварюшка виноват. Гормональные изменения, на фоне тяжелых родов, не иначе.

— Ну, что же… — демон оглядел собравшихся вокруг него… соратников? Последователей? Никто из них предать не может, так что, наверное… Друзей? Нет, когда дружат, это взаимно вроде, а он готов разменять любого из них на какое-нибудь более полезное преимущество. Ну, пожалуй, любого, кроме Тварюшки. Кстати, здесь еще парочки персонажей не хватает.

— Что же… Вы уже вроде перезнакомились, так что нужно позвать еще двух наших… хм… соратников, и заседание можно будет считать открытым.

С этими словами он вытащил Голубой Колокольчик. Тварюшка увидев страшный предмет, юркнул под стол и свернулся там калачиком.

Демон зажмурился.

Динь-дилинь-динь.

Мягкий мелодичный перезвон, никакого экстрима. Фух, отладил-таки Колобень систему вызова.

— Слушаю и повинуюсь, мой господин.

Миньоны вскочив, закрыли собой демона, и похватав со стола вилки приготовились к обороне, а жрец, (во черт, уже 389-го левела!), начал что-то кастовать.

— Спокойно, отбой тревоги! Это свой!

Жрец с озадаченным лицом тут же затряс руками, сбрасывая с ладоней накопившееся темное нечто, а разбойники, расслабившись, снова сели за стол.

— Что здесь происходит, господин мой? — У Колобеня в руках было нечто напоминающее пучок седых волос. Он осмотрел это нечто и куда-то спрятал.

— Здесь, сейчас будет происходить совещание и разбор полетов. Желания сегодня не будет, расслабься. Просто побеседуем.

— Господин… У меня сейчас небольшая… хм… Дел много очень, короче. Я подчиняю джинов и ифритов, а они сопротивляются, паразиты. Но эмир я, или где? Так что, если я вот прямо сейчас тебе не требуюсь, дозволь мне удалиться.

— Не дозволю. Я сейчас буду общую диспозицию излагать, по сто раз одно и тоже повторять не намерен. И вообще, мне нужно понять, кто из вас на что способен… Получше понять. И чтобы другие знали, от кого что ожидать. Мало ли где что порвется, нужно будет дырку затыкать, а еще непонятно кем. Так, жрец, зови Ватрушку.

— К… кого?

— Ватрушку… Ваатра-Ууша. Тоже пусть поучаствует.

Синдот Бату как-то странно закатил глаза и слегка замерцал.

— Я здесь, Владыка. Слушаю тебя, — сказал он.

— Хм… а жрец где?

— Тоже здесь. Он сейчас работает как… Ну… Является моими глазами, ушами и устами. Я не полностью здесь, лишь мое восприятие через него настроено. Он тоже все понимает, и может участвовать в беседе. Но если требуется, я могу появится и во плоти.

— Нет, не требуется. Скорее всего, вот прямо сейчас ничего делать не будем. Только обозначим перспективы и расставим акценты… Ну, раз ты последний появился, первый и начнешь. Давай.

— Что давать, Владыка?

— Говори, чем можешь помочь общему делу, жертва непонимания.

— Ну… Много чем. Но не прямо сейчас. Я лишь восстанавливаю свои силы. И моя позиция в горних сферах изрядно пошатнулась. В данный момент, я набираю верующих. Пока дело идет туго, жрецов моих всех истребили, вот, кроме этого. А воспитать новых, отстроить храм, установить алтари… Все это требует прежде всего времени. Да и в среде богов нет ни одного, кто был бы рад моему возвращению. Биться с ними я пока не в состоянии, снова развоплотят… Но, как только я наберу достаточно сил — повыдергиваю бороды и косички кое-кому на хрен.

— Так… Ладно. Что именно ты сможешь нам дать, когда вернешь величие?

— О… Я смогу благословлять не только своих верующих, но и всех, на кого ты укажешь, Владыка. Я смогу устроить дело так, чтобы все пути и дороги для верных тебе существ стали короче и легче, а для твоих врагов — опасней и длиннее. Я смогу помочь спрятать то что нуждается в сокрытии, и направить на истинный путь к тому, что ты ищешь. Я смогу проклясть указанных тобой, и они заблудятся у себя в уборной. И много, много чего еще… Ловушки, засады, погони, передислокации армий… Но… Я не смогу лично участвовать в боях и битвах, среди смертных, это запрещено. Никто из богов не может. Только опосредованно, через жрецов и верующих.

— Угу… Бафы и дебафы, это хорошо. Тем более массовые. Сколько времени тебе понадобится?

— Если я буду действовать сам, без сторонней помощи, лет сто.

— Эээ… Чего?

— Очень трудно набрать достаточное количество верующих. Борьба за них нешуточная. И даже на поприще дорог и путей у меня куча конкурентов из других пантеонов.

— Так… Что нужно, чтобы ускорить процесс?

— Нужны жрецы. Храмы. Алтари. Земли на которых живут еще не приписанные ни к кому из богов существа. Желательно на такой площадке где не будет проклятых конкурентов. Я-то, находясь в тени твоего будущего величия, Владыка, разобью их в пух и прах. Но, хотелось бы приносить пользу уже сейчас.

— Понятно… Ладно, территорию мы тебе обеспечим. Есть хороший вариант, но о нем после… а храмы с алтарями… Они будут посвящены именно тебе? Не зазнаешься?

51

— О, Владыка, так не принято. Храм, в конечном итоге, будет твой. Я лишь… Ну… Буду собирать и аккумулировать веру. Если хочешь, во всех моих храмах, на почетных местах будут стоять твои идолы и изображения. Так даже еще и лучше — страх и ужас, который ты посеешь среди смертных, станет отличной почвой для прорастания зерен веры! Склоняюсь перед твоей мудростью, Владыка!

Самолюбивый демон ухмыльнулся. Ну что же. Первый шаг на пути к божественному статусу — это поклонение. Ваатра-Ууш подал замечательную идею, и повернул все дело так, будто мысль принадлежит Риммону. Риммон любил пользоваться плодами чужого труда, и незаслуженные похвалы тоже любил. Да и заслуженные. Вообще любил, когда им восхищаются и восторгаются. А лесть… Ну, куда же без нее? В Аду прежде чем обратится к вышестоящему начальнику очень часто приходилось полдня воспевать его заслуги и величие. Что поделать, гордыня — свойственна всем демонам, без исключения.

— Хорошо, с тобой понятно. Думаю, так уж и быть, разрешу разместить идолы имени себя в твоих храмах. Теперь жрец. Кстати… Вот сидит Чак. Смельчак. Мой миньон. Бесполезный и ни на что не годный. Только пыль вытирать и тяжести таскать… и то, немного и недалеко. Подойдет в качестве жреца?

— Отличный материал, Владыка. Я вижу, у него есть душа. Мало у кого из живущих в этом мире есть настоящая душа. В основном — душезаменители. У пяти из семи… Да и качество душ, если честно все больше дрянь… Но даже с такой, если он станет моим преданным поклонником, искренне верующим и верящим в меня, он один будет стоить многих сотен… О! Посмотри, Владыка!!! Качество души — потрясает! Чистая, прозрачная… Любящая… И любимая… Нет! Не сотен! Тысяч! Десятков тысяч!!! Владыка… Я не знаю, что и сказать… Владыка — он будет идеальным верховным жрецом! Нашим жрецом! А когда пройдет посвящение…

— Станет и пройдет, куда он денется… Чак, все понял? Начинай верить в Ватрушку. Прямо сейчас.

— Хорошо, повелитель… Ватрушка моя, я верю, что ты самый сильный бог… Что придет царствие твое…

— Стоп! Ватрушка — не мое имя! И лишь Владыке дозволено обращается ко мне так, как он того сам желает! Я — Ваатра-Ууш! Он! Не она!!! И еще. Царствие не мое, а Владыки. Вообще над текстами молитв нужно поработать, а то молится каждый как хочет… Будто я не я, а у каждого есть свой личный я.

— Повелитель, я очень стараюсь! Великий Ваатра-Ууш, научи, направь на путь…

— Вот, уже лучше…

— Так, пока заткнитесь. Кончим совещание — забирай его и прорабатывайте маркетинговую компанию по раздаче опиума населению. Между собой. Мне потом результаты на согласование и утверждение. Итак, Синдот Бату, я вижу ты уже не социал первого левла? Что у тебя есть предложить?

— Мой повелитель, я жрец… Я могу благословлять и проклинать, именем своего бога. Помимо этого, я могу следовать за вами, мой повелитель, и помогать в боях и пути. Могу восстанавливать бодрость и уверенность в себе, что приведет к быстрейшему достижению цели. Даже могу немножко лечить. Сила моя непосредственно завязана на мощь моего бога, так что я не нуждаюсь в личных жертвах и мне не потребуется даже малой толики получаемого вами опыта. И еще, я очень много знаю. Я могу определить свойства почти любого предмета, скрытые от непосвящённых.

— Замечательно. Вот, на затравку… Братишка, покажи ему, свое… хм… изделие.

— Какаш…?

— Да, их, их… Не пали контору.

Золотой Змей как-то неестественно изогнулся и хвостом выложил на стол красно-коричневые камушки.

— Вот. Да, чувствую скоро еще будет. Наверное, еще лучше получатся!

— Молодец, старайся. Буду тебя кормить, убедил.

— Это артефакты. Низшие. Но потенциально могут принести большую пользу. Особенно, если их собрать в кучку.

— Ага, они и были в кучке. И что они делают?

— Сейчас…

Жрец взял одну из каменных колбасок, внимательно рассмотрел, понюхал, лизнул, зажал в кулаке… Глаза на мгновение вспыхнули зелено-розовыми искорками, и он разжал руку.

— Ну, всех свойств этих артефактов я понять не могу… Упускаю что-то важное. Но большую часть распознал. А остальное — не поймет никто из живущих, только эмпирическим путем можно будет нащупать.

Секрет маленького Золотого Змея.

Низший Артефакт Высшего Порядка.

Частично опознанное.

Эффекты при привязке к персонажу:

дает ему два случайных очка основных характеристик,

дает возможность общаться с Золотым Змеем на любом расстоянии, если он в настроении с вами разговаривать,

при утере, краже, попытке передать уже привязанный Секрет — разрушается,

если в одном месте собрано более девяти Секретов Золотого Змея, он может открывать в это место односторонний портал, не зависимо от расстояния. При открытии портала один из Секретов разрушается.

— Вот так… — Довольный жрец провел сухонькой ладонью над остальными камушками. — Остальные такие же.

— Хм… Мы с тобой уйму денег на опознании сэкономим… О, а может тебя в аренду сдавать? Или ИПэшником тебя оформить…

— Кем меня оформить, повелитель?

— ИПэшником… Предпринимателем. Индивидуальным. Правда корпоративы у них скучные, сидят, бухают в одиночку… Нет. Мелковато это. Для наших целей и задач, ты больше в качестве боевой единицы подойдешь. Ладно. За Барсика — вот этого эльфа, я сам коротко скажу. Это тоже мой миньон, тоже с душой, планирую довести его до генерала. Будет раздавать подзатыльники и поощрения. Больше ничего в нем интересного нет. Все что знал — давно рассказал, что умел — показал. Вопросы? Нет вопросов? Кто ему чем помочь может? А, ну благо давай, вешай, не помешает. Еще что? Нет, Барсика в жрецы не отдам, больно жирно будет. Так, давай, Колобень… Не, не… Желание на него тратить не надо. У меня другие на тебя планы. Твоя очередь.

Колобень откашлялся и торжественно-протяжно начал. Петь.

— Оооо, благословенныыЫыый господииииИиин моооОоой! ЛиииИиик твооОой пооодооОообен сооОолнцууу, аааа веелиииИичие превосхооооОодит всееее прееедееЕелы-ы-ы! Гооооры лиишь песчиииИинки уууу стуупнеееЕеей твоииИих, ааа моряяяЯяя толькооОо каплиииИи, каплиииИи слееЕез коимииии плааааАачет миииИир видяяяя твоееее великолеееЕеепие! ГоооОоры… а, про горы уже было… НееЕет и неее бууУудет нииикогооОо из живуууУущих спосооОообных сравнитсяяЯя дажеееЕее с теньюююЮюю теееЕени твоеееей! Позвооооль твоемуууУу ничтожномуууУуу рабуууУууу, восхваляяяяять тебяяяяя…

— Эй, ты что, сдурел?

— Горы… А?

— Ты чего говорю? За тобой такого не водилось, вроде… Что за дифирамбы?

— Ну… я тренируюсь. Тебе же приятно, о, господин мой?

— Приятно? Колобень, Колобень… Буду теперь называть тебя Колобок, потому что ты тоже круглый дурак и поешь… Давай по делу, слишком много лести тоже ни к чему.

— Как скажешь, о, господин. — и четко по-военному продолжил. — Эмир Ифритов. Уровень десять тыщь третий. Специализация: разгромы, погромы, переломы. Могу действовать в Грязи как сам, так и опосредованно, через подчиненных джинов, коих на данный момент насчитывается двадцать три единицы личного состава. Вот поименный список, с указаниями уровней и специализаций. Уровни колеблются от трех до четырех тысяч. Подчинение джинов идет полным ходом, всего их сто двадцать один. Одиннадцать раз по одиннадцать. И плюс я. Итого сто двадцать два. Если отбросить сотню — получим двадцать два… А если добавить двадцать… Сорок два…. Сорок два… Сорок два… Сорок…

— Эй, ты что, завис? — демон звякнул колокольчиком, и Колобень очнулся.

— Если бы господин мой не вызвал меня посередине поединка, был бы уже покорен один из ифритов… Я ему уже и бороду вырвал, так что трах-тиби-дохать он теперь не в состоянии… Сидит, плачет, просит бороду вернуть… Уже начал в вечной верности клясться. А ифритов на весь мир всего одиннадцать. А если умножить одиннадцать на два…

— Стоп! Отставить устный счет! Ну, жертва арифметики, я понял. Молодец, хвалю. Джины и ифриты будут нашим тараном. С вашими-то задранными левелами, вам вообще ничего не страшно.

52

— Владыка, джины и ифриты могут быть полезны. Но они неуправляемы если у вас нет над ними абсолютной власти… Их вместилища.

— Страшно, господин. Страшно, что вместилище будет утеряно… Или вообще разрушено… С этим умирает и джин. Или ифрит. Навсегда. Без перерождения. Еще страшно получить приказ от господина выступить против богов. Или им подобных. Придется ведь. А они такие гады эти боги… Ну может, кроме вот этого. Запросто рассеют, мы же наполовину в их мире живем. В горнем. И еще страшно получить приказ вне своей специализации… Вот я, например, разрушитель. Если дашь приказ построить город — сам не справлюсь. Придется напрягать кого-то из подчиненных или коллег. Ну, мне то проще, я эмир. А вот, что делать простому рядовому джину?

— Понятно. Кроме философских размышлений и нытья есть что добавить? И петь больше не надо, договорились? А то ведь у меня абсолютный слух… Про адского скрипача слышали? Хотя откуда вам то… Ну так он — моя работа. Жаль, он помер давно и сюда его не перетащишь…

— Господин, желает, чтобы я научился петь лучше?

— Нет, не желает. Так, подведем итоги. Что мы имеем? Джина, точнее ифрита, уровня 10000+, и повелевающего нехилой частью всего джинского населения. Потенциально всего населения. Где найти и как завладеть их вместилищами в курсе? Ну, я так и думал, что нет. Отряд быстрого реагирования, но пригодный к использованию лишь раз в неделю… Ну год по-твоему, год… Дальше… Бога, ого… Уже 6509го левела, опять же потенциально 20000+, супер-бафера но не бойца… Жреца, боевую единицу, снова потенциально, весьма полезную, пока что, так себе. Будущего мега жреца, с чистой душой, и колоссальными возможностями. Которых еще нету. Эльфа-лейтенанта мелкого уровня, неспособного дальше подрасти вверх, но зато вполне способного стать намного толще. Когда-нибудь. Все?

— Меня! Еще меня мы имеем!

— Да, братишка. Еще мы с тобой. Ограничений у нас с тобой практически нет. И в теории мы — самое мощное существо в этом мире. Двуединое существо. Или триединое учитывая, что у тебя две головы? Хм. Наверное, всё-таки двуединое, головы две — а сущность-то одна… Ладно… Короче, сплошные перспективы и надежды на светлое будущее.

— Я в перспективе тоже очень-очень сильный стану!

— Вот-вот и я об этом. Ну, теперь к чему нам стремиться, раз уж поняли от чего нам отталкиваться. Обозначу итоговую цель, которая всем и так уже понятна. Захват и порабощение всего этого мира в моих личных интересах. Да, конечно, в наших, в наших интересах, брат. Как результат должно произойти полное уничтожение системы и подмена ее мною. Этот приторно желтый заяц — позавчерашний день, а грядет новая эпоха. ЭПОХА ИМЕНИ МЕНЯ!

Джин и жрец-бог кивнули. Они все это и так понимали. Разбойники уставились на демона округлившимися глазами. Тварюшка зааплодировал головами, получилось не хлоп-хлоп, а бум-бум.

— Теперь, о том, что имеется у меня, и как я вижу план действий. Вкратце. Имеется три легендарных предмета. Вот они. Имеется пара эпиков. Вот и вот. Конечно, братишка, ты в первую очередь имеешься, никто о тебе не забывает. Ты вообще наше все и джокер на руках… Кроме того, есть информация о том, где искать еще шесть легендарок. Колобень, не перебивай, знаю и все. Ватрушка, да, они все вместе, в кучке лежат. Что еще? Ну, с секретом Змея все ознакомлены, возьмите пока по одному. Через него будете держать со мной связь. Что у нас еще из материальных активов? А, вот еще два перстня квест стартера… Старик, глянь.

— Хм… Ну ка, ну ка… — жрец осторожно взял перстни, осмотрел со всех сторон, надел на средние пальцы и… исчез.

— Эй, ты где? — Демон не на шутку встревожился. Это что, кольца, тьфу ты черт, Перстни Всевластия? — Эй, не шути так! Ты же и Ватрушку утащил, сволочь!

Жрец появился. Был он очень довольным, но каким-то… растрепанным.

— Храни их, Владыка, — он, нет уже не он, а Ваатра-Ууш в его теле, вернул перстни успокоившемуся Риммону. — Они помогут тебе достичь божественности. Я-то уже бог, мне это ни к чему. А вот любой джин, ифрит, шайтан, или полубог, наизнанку вывернется чтоб такое получить. Собственно, достаточно одного, второй пусть запасным будет. Может наградишь им кого. Вот, Колобка своего, например.

— Я тебе за такой совет данный повелителю, колобка прощаю… — Ифрит с вожделением смотрел на перстни. — Повелитель… Господин… Владыка… Смею ли я надеяться…

— Надейся, не возражаю. Посмотрим… И что с ними делать?

— Ну… Я знаю о таких вещах. Бывают не только перстни. И не обязательно ювелирка вообще. Они преобразовывают материальное в чистый дух. Даже без всяких промежуточных ступеней в виде джинов, ифритов или еще кого. Но для этого нужно быть достаточно сильным, чтобы суметь сохранить индивидуальность. Иначе рассеешься, пропадешь как утренний туман… Только вещь зря переведешь. Но я давно эту планку перерос. Пять тысяч уровней — и вперед, к божественному статусу. А у меня уже десять тысяч плюс… Правда там есть какое-то толи испытание, толи охрана, толи еще чего… Ватрушка знаешь?

— Сам ты Колобок. Нет, подробностей не знаю. Кроме того, у каждого свои пути. Этот перстень лишь позволяет сделать первый шаг.

— Ладно, тогда приберем пока что. Второй бог мне сейчас не нужен, а вот орда джинов с ифритами — очень даже. Колобень, будешь хорошо стараться вернемся к вопросу о перстне.

— Повелитель… Я и так твой раб!

— Ну, будет дополнительный стимул. Ну-с, что еще? Суперзамечательного вроде ничего больше не имеется. Чак, Барс, вы опись имущества подготовили? Во, молодцы… а че так коряво? Чей почерк? Барсик, слово «Бронька» пишется с мягким знаком. А в слове «Шкура» одна буква «р»… Караул, ты что, двоечник? Я помню, тебе на земле было четырнадцать, а тут вообще десять, но нельзя же так… Не, если хочешь до генерала апнуться, работай над почерком. Блок русского языка я тебе куплю, а вот каракули твои разбирать… Черт, будто рецепт читаешь… Нет, к черту. Все переделать.

— Хорошо, Сам.

— Ладно, остальное — мелочи и расходники. Хотя… Ватрушка, глянь вот еще несколько душ. Кстати, как ты определяешь их качество? По уровню?

— Это несложно если ты бог. Чем душа чище, тем прозрачнее камень. Ярче играет. Звенит. Поет. А плохая душа стонет, воет, кашляет… Туманна или с трещинками. А то и вовсе черная. А уровень… Уровень больше привязан к телу, и душа помнит его скорее по привычке. Владыка, можно поближе глянуть? Так, Лесник… Так себе. Средней паршивости… И вот тут следы. Кто-то ее погрыз. Несильно, но все же. Ветерок… Ветерок. Хм. Совсем плохая, циничная, старая, от нее вообще жалкие ошметки… Истлела, сгнила. Но на безрыбье… Воин Дрим Гумит Алмазный… Сложно сказать. Юная, свежая. Но чем-то поражена. Следы какие-то странные, будто от плети… Или хлыста. Но со временем затянутся, если обновляется не будут. О, а эти две помнят не плохие тела. Наттит Натут Готка — серединка на половинку… Жадная, дерзкая, наглая душа. Но зато смелая. Одиночество только оставило на ней следы. Она никому не нужна и ей никто не нужен. Угрюм. Угрюм-Угрюм. Собственно, ник был правильный. Замкнутая сама на себя, как будто спрятавшаяся в кокон душа. Еще немного, и она начала бы пожирать сама себя. И в результате остался бы такой же огрызок, как и у Ветерка. Владыка, даже такие души очень помогут нам если наградить ими жрецов. Истинные души гораздо лучше душезаменителей.

— Да, все думал, что я упустил в твоих словах. Душезаменители, это что?

— Ну… Души есть не у всех. Только у Гостей. Но, и тут бывают варианты, некоторые, да большинство и душами то уже назвать нельзя… Вот, как эти две. А у живущих в мире Грязь постоянно, ну у некоторых, тоже далеко не у всех, вместо души — душезаменитель. Он не настолько крепок, как истинная душа и разрушается при смерти тела. Почти всегда. Но насколько я знаю, есть какие-то способы сохранить его. Я специально никогда не интересовался, души не мой профиль.

— Что же… Понятно. Вот твой Камень души…

— Владыка, душезаменители богов почти сопоставимы с истинными душами. Каждый из гостей — потенциальный бог. Потому и стремятся некоторые… Хм… Некоторые. Получить божественный статус. Так ведь, Колобень?

53

— А я и не скрывал!

— Так, отставить разговорчики. Ладно, слушай мою команду. Барсик и Синдот Бату… Будешь Батоном, легче выговорить… Хех, прямо булочная… батон, ватрушка да колобок. Вы специально себе такие имена выбрали, чтоб вас дразнить удобней было, что ль? Так вот, ты Барсик, и ты Батон, бегом в лагерь разбойников. Барсик, придурок, не пешком, а телепортом. Стой, дослушай, да что же такое, буквоед чертов. Так вот. Ловите там троих разбойничков, и в подвал, в цепи. Эти вот три мелких камушка пожертвую на создание головки нашей жреческой касты.

— О, Владыка… Четыре жреца с истинными душами! Я даже надеяться не смел! Но… Лучше шесть.

— Что, снова сакральные числа? Это же вроде не твой бздык. Не наглей. Из этих я потом себе самому миньонов создам, вот только подкачаю пару воплощений. Или сожру. Бери что дают.

— Я крайне, крайне признателен, Владыка!

— То-то… Все, пошли отсюда. Так, а тебя Колобень, я озадачу вот как… Но сначала вопрос. Желание может быть составным? Предлог «и» котируется? Не отменяет вторую часть желания?

— На усмотрение исполнителя. Но для тебя, о мой повелитель, хоть пять предлогов!

— Хм, ну смотри. Ловлю на слове. Сейчас сформулирую…

Демон уже давно определился с первым желанием. Оно логично вытекало из того факта, что давным-давно следовало начинать заселять свой сектор. А теперь еще и начинать насаждать в нем культ имени себя. Запустить туда неписей, игроков… Пусть обживаются, обустраиваются, а он потом явится на все готовенькое.

А вот с самим сектором-локацией все было не так просто. Венец основателя давал право выбрать один из девяти следующих секторов:

«Светлое будущее». Человеческо-светлый сектор. Обитают там в основном мобы человеческой расы. Березки, поля, речки и солнышко светит весело. Пастораль. Приятная во всех отношениях местность. Из полу разумных животных рас только грифоны. И еще изредка в небе порхают ангелы, очень похожие на настоящих. Будет забавно перековать их в миньоны и использовать в своих дьявольских планах.

«Жизнь повсюду». Гномо-эльфийская местность. Поросшие непроходимыми лесами горы, гномские шахты и эльфийские поселения… Кроме этих псевдоразумных рас, еще различные животные вроде единорогов и пегасов. А еще дендроиды. Но они в своих лесах так прячутся, маскируясь под дубы и елки, что фиг найдешь. Ах, да еще кое-где вьют гнезда драконы, зеленой и золотой масти. Хм, пожалуй, нет, Тварюшка ревновать будет.

«Зима близко». Скалисто-снежная. Мечта скалолаза самоубийцы или сноубордиста на всю голову ушибленного при предыдущем спуске. Голые камни, снег, лед, промозглый ветер. С точки зрения обороны очень неплохо, но отсиживаться в какой-нибудь построенной на неприступной скале башне — не наш метод. В скальных расщелинах обитают какие-то мелкие уродцы, и довольно неплохих уровней маги. Маги специализируются на оживлении всего что попадается под руку, а попадаются в основном камни. И еще несколько поселений гигантов, семидесятиметровых дядек и теток, таких же, как и в приснопамятной Атлантиде, куда еще плыть придется. Только здесь они не неписи, а дикие мобы со всеми вытекающими.

«Пламенный привет». Огненно-демонский сектор. Неприятно напоминает Ад, каким он был где-то тысячи две лет назад. Огонь, лава, сера, кроваво-красные тучи… Экология ни к черту. И живут там горемычные бесы, трехголовый мутировавшие собаки, псевдодемоны, и даже встречаются псевдодьяволы. Все друг друга жрут, так что времени на активную оборону у местных мобов не останется. Нет, на хрен. Слишком уж похоже на Яму.

«Все там будем». Некромантская местность… Тлен, запустение, все уныло, печально и грустно. Даже на неунывающего демона нагоняет апатию. Зомби, скелеты вон разные, даже скелеты драконов. Вампиры. Ну, допустим, готы и эму из числа игроков оценят. Но таких мало. А нужно будет привлекать население. Человеческий ресурс — он основа любой армии. Ну или гномо-эльфийский ресурс.

«Темная сущность». Мрачно-подземный сектор, вообще непонятно откуда выдранный. Из греческой мифологии что ли? Мобов нормальных нет вообще… Ну, вернее мобы, то есть, и их много. Но они все мутанты поголовно. Минотавры, мантикоры, тетки со змеями вместо волос… Ну разве что драконы красавчики, черные, лоснящиеся, отъевшиеся. На минтаврах, наверное, они калорийные. Все так… стильно. Те же готы будут в восторге.

«Я заберу твою воду». Пустынно-людоедская область. Ну пустыня и есть. Песок. Редкие оазисы. Торчащие тут и там опаленные солнцем скалы. Жара, плюс сорок в тени. А ночью мороз двадцать градусов. Угу, и обитают тут дикие орки, гоблины, тролли, и прочие недочеловеки. В редких пещерах прячутся гигантские чудовища могучие, но неповоротливые. Не, нафиг. Еще вон изредка летают громадные птицы. Демон, еще живя в средневековье очень радовался тому факту, что коровы не летают, а тут такое… Куда там буренке, эта птица двух слонов поднимет не напрягаясь.

«Ты не пройдешь». Природно-болотная местность… Ну, точно нет. Хватит с него и Снатки. Болото — дом для бегемота, но не для благородного демона, почти уже повелителя и хозяина этого мира. Да и живность там… Змеи, ящерицы вон, даже гидры. А что они все едят? Правильно, друг друга. А еще комаров. Нет уж… До сих пор кое-где чешется.

«Счастье где-то рядом». Сопряженно-стихийная, вот это уже что-то. Да, отдаленно напоминает человеческую, но… Все нереально яркое, сочное, цветное! Сказочный мир из счастливого сна ребенка-олигофрена. И обитают тут разномастные феечки да горящие жарким огнем птицы. Птицы носятся с неимоверной скоростью, периодически на что-нибудь натыкаясь. Собственно, все. Остальные местные мобы — вообще элементалы стихий, появляются из ниоткуда, исчезают в никуда.

Риммон хоть и демон, но когда-то был архангелом, так что самый простой вариант — огненно-демонская, не обязательно самый верный. Более того, он не подходил категорически. Кроме этого, как ни больно признавать, сейчас он снова был не Риммоном-демоном, а Риммоном-лидером. На данном этапе, просто необходимо привлечь как можно больше сторонников из числа игроков. В том числе и социалов. А локация наибольше всего подходящая подавляющей части людей — именно та самая пастораль.

Так что, как ни обидно терять кучу бонусов, имеющихся в прочих секторах — выбор фактически сделан за него. Но и у этой есть плюсы. И не мало. Одни ангелы чего стоят. Кроме того, это всего лишь начало. Старт.

Вы желаете определить первоначальным местом обитания своей нации сектор «Светлое будущее»?

Да/Нет?

Угу, да…

Желаете переименовать сектор «Светлое будущее»?

А почему нет… Желаем, да… Вот. Лучшее место в мире. Кто-то скажет безвкусно? А пусть придет и скажет лично. Мы его быстренько… переубедим.

Выберите плотность населения обитающих в секторе мобов. По шкале от 1 до 100.

Хм. Вопрос. Ну, учитывая, что всем нужно качаться — выберем 100. Жалко, что ли?

Выберите средний уровень обитающего в секторе моба. По шкале от 201 до 500. Результат: монстры +-200 уровней от среднего.

С ума сойти… Это же если семисоток везде расселить, как на них качаться? Они ему всех неписей перегрызут и игроков перешугают. Тут, на каждого моба рейд нужно собирать, и то без гарантии успеха. Хм. Так, нужно отталкиваться от интересов большинства, как это ни противно. На кого мы ориентируемся? На игроков и неписей. Неписям, пофиг, они быстро выяснят опасные поляны и просто не будут туда ходить.

А игроки… Они ходить будут везде, и главное, чтобы им было интересно. А каких игроков у нас больше всего? Правильно, нубов. Ага, еще скажи, социалов. Нет, так низко мы падать не будем. Хорошо, от обратного. Суперхаев 400+ не рассматриваем. Мало их, и просто в случае чего можно как-то по-иному заманить. 350+, тоже немного, но встречаются в дикой природе они гораздо чаще. Вот, 300й левл — уже желтая зона, в ней и игроки более-менее серьёзные, и количество их на душу населения к нулю не стремится. Но! Если средний уровень затачивать под них — те, кто младше 200го в секторе опять будут лишними. Ведь это средний — может быть и выше, и ниже. Ну, хорошо, а совсем нубы нам нужны? До сотого? И кто нужнее десять миллионов нубов или сто тысяч хаев? Вопрос, вопрос…

54

Хотя, что это он? Демон встряхнулся.

Какие, тысяча чертей, нубы?

Когда начнутся репрессии, а они начнутся, большинство игроков разбежится. Кроме того, как называется нация? Высшие! Вот и будем ориентироваться на лучшее, как это и положено благородным демонам. Помимо этого, дополнительная бесплатная линия обороны, и материал для изготовления миньонов. А Камни Душ можно и импортные использовать. И Риммон недрогнувшей рукой передвинул ползунок на максимум.

Выберите наполнения сектора данжами и инстами по шкале от 1 до 100.

Ну сто, чего далеко ходить-то потом…

И вот таких настроек будущей местности более пятисот.

В самом конце проявилась карта мира, с просьбой указать координаты возникновения нового сектора. Демона удивил факт того, что его можно было водрузить на уже занятую другими секторами область. Как? Он что, в воздухе будет висеть, сверху? Или остальные сектора-локации, покряхтят, поднимут пышные юбки и немножко подвинутся, уступая наглецу место? Черт его знает. Он все равно собирался размещать свою базу подальше от всего. Например, около водоворота, ведущего в Атлантиду. А что? Раз они неписи, его харизма им придется по душе, хе-хе…

Ведь когда-то возможно придется держать оборону. А так портал сломал, по примеру незабвенных пельменцев, и жди гостей морем. Под парусами, или вообще на весельном ходу. А корабль здесь, во-первых, дорог, во-вторых тихоходен, и в-третьих хрупок. Ну да, есть еще маги-телепортеры, но и супротив них имеются средства. Например, отловить самых активных и грамотных и сожрать к чертовой матери. Остальные призадумаются, а оно им вообще надо? Мир то, вон какой большой. Ну и что, что там Самое лучшее в нем Место? Можно второе по хорошести найти, незанятое. Или третье. Или сотое.

Хм, а может вот прямо на водоворот водрузить сектор? И далеко ходить не надо, и доступ к супер-неписям под рукой. Фактически территория сектора расширится раза в полтора за счет второго этажа. Риммон решился и указал координаты.

Внимание! Общемировое событие!

По этим координатам Высшая нация основала новый сектор «Лучшее место в Мире»!

Базовые характеристики сектора описаны здесь.

Внимание! Доступ в сектор временно невозможен (исключение — Основатель Высшей нации, приглашённые им лично персонажи), процесс формирования местности, наполнения мобами, декорациями, колоритом и базовыми НПС займет 300 часов 00 минут.

***

И что делать то… Как отсюда выбираться? Последовательность нулей и единиц, вряд ли кого возбудит или введет в экстаз. Ну, может и есть такие извращенцы, но суккуб знающая толк в… хм, нестандартных приемах и методах, не разу о таких даже и не слышала… Как их назвать то? Цифрофилы? Кодарасты?

Нет, ориентироваться на столь узкий круг клиентуры не стоит, нужно возвращать тело, пусть цифровое, но красивое. И отсюда она Риммона точно не достанет, максимум что ей доступно — проекция в реальность Грязи. А Заяц, или как там его, система, будь он трижды проклят, являясь персонификацией сущности Грязи, отсюда вообще не доступен. Она его сейчас не видит, как сам Заяц не видит демона.

Возможности цифрового существования кажущиеся безграничными, в пристальном рассмотрении весьма убоги. Гораздо уже, чем у той же функции, которой она была, пока некто не отобрал Плащ. Наверное, чем глубже — тем больше ограничений… Она сейчас, практически вещь в себе. Доступа к чему-то или кому-то нет. Исключение — Риммон, его частичка, кусочек ее кода. Да и то, очень утомительно, не стоит перенапрягаться, мало ли чем кончаться такие забавы. Интересно, а еще на уровень ниже что? Хотя нет, нет, совсем не интересно, нужно ползти вверх, а не катиться вниз.

Ну, а как? Для начала собрать себя всю. На сто процентов. Сейчас лишь восемьдесят шесть… Так, где там ее байты???

Дав команду Барсу снять будущих жрецов со стены и провести первичный инструктаж, Риммон позвал Смельчака.

— Значит так, слушай внимательно. Раз ты верховным жрецом станешь, нужно тебя апгрейдить по максимуму. Дело это простое, но затратное, надеюсь не пожалею… К счастью, кое-что могу установить тебе на халяву, вот, языковые разговорные блоки. Письменность потом по мере необходимости докупим. Да молчи пока что, принимай инфу…

Брошь Полиглота сработала как нужно. Процесс не занял и двух минут.

Демон же вспомнил, что давно уже включил функцию разработки секретного языка Высших, и быстренько изучил результат. Блок как блок, вполне стандартный на вид, ну, может тяжелее среднестатистического процентов на десять-двадцать. Но тот же китайский — тяжелее упомянутого среднего втрое. Риммон пожал плечами, и активировал блок. Передал его Чаку.

Вы хотите активировать функцию передачи блока Секретного языка данным пользователем третьим лицам? Да/Нет

Конечно, да, не лично же он будет каждого члена нации обучать… Вообще, нужно всем жрецам такое право дать. Пусть суетятся.

— Теперь, сходи в мою спальню, возьми там сто тысяч. Деньги в тумбочке, у кровати. Буду плюшки раздавать.

В гостиной стало тесновато. Нужно, нужно расширять жилплощадь, в который раз подумал демон. Ну ничего, скоро уже.

— Итак… вы, трое. Поступаете в распоряжение вот этого товарища. Он назначается верховным жрецом бога Ватрушк… Ваатра-Ууша. Вы — его замами. Сам бог — сейчас смотрит и слышит вас, вот через этого, товарища, лично познакомитесь позже. Будете его жреческой верхушкой, опорой и основой религии, принципы которой, разработаете коллегиально в течении недели. Основные постулаты. Самый хороший, могучий, добрый, замечательный, справедливый, и все прочие позитивные эпитеты — это я. Других таких не было, нет и не будет. Я приведу всех туда, куда они хотят, а не туда, куда это якобы кому-то нужно. И воздам каждому, не по заслугам, а по желанию. По моему желанию само собой, так что пусть верующие стараются понравится мне. Я должен быть в центре внимания, поклонения, восхищения, любви и страха. На страх особо не упирайте, но обозначьте, что врагам, атеистам, и просто тем, кто не склонит голову предо мной, наступит безоговорочный и окончательный пипец. Во всех мирах и планах бытия. Пипец распишите по ярче. Дальше. Ватрушка… Тьфу, черт! Ваатра-Ууш, мой первый помощник, левая нога и все такое… Прочие боги — отстой и дно. Но могут нехило подняться если пойдут под мою руку. В общих чертах все. Остальное прорабатывайте, я потом почитаю и внесу корректировки. Теперь подходите по одному, буду одаривать.

Информационные блоки были установлены, указания верить в Ваатра-Ууша даны, инструктаж проведен… Все присутствующие приняты в нацию и клан. Даже Колобень и Ваатра-Ууш. Последние этому факту очень обрадовались, Колобень снова стал что-то высчитывать, видно прикидывал сакральность понятия процент. Пытался уложить его в свою систему миропонимания, но что-то не клеилось, и он иногда ненадолго подвисал. Демон решил, как ни будь на досуге приколоться, и поведать шизику о существовании интегралов и логарифмов.

— О духовном пока все. Теперь займемся мат частью. Батон, ты тут единственный, кто в город может без полога выйти, так что вот тебе пятьдесят штук. Задача. Обеспечить коллектив свитками Полога, однотипными недорогими шмотками с глубокими капюшонами и вообще всем что нужно, чтобы жрецы могли в город выйти, не опасаясь сразу по ушам получить. Можешь идти, деньги экономь, но не жмись, бери все с запасом, время сейчас дороже грошей…

Когда старый жрец уже выходил, Риммон крикнул:

— И пожрать купи заодно! Только не такую гадость, как в прошлый раз!

— Мне мороженное! Много мороженного! Столько, чтоб я почти лопнул!

Синдот Бату поклонился и ушел.

— Теперь вы пятеро… Вот, каждому по десять тысяч. А вот перечень информационных блоков, которые нужно купить и установить. От философии и политэкономии, до бухгалтерского учета и черт его еще знает, чего еще… Двести блоков по полтиннику каждый, ставьте. Мне жрецы нужны компетентные… Кроме того будете функции министров-администраторов выполнять. А, Ветерок, хорошо, что при жизни был политиком, значит назначаешься премьером. Хм, я что-то думал ты девушка… Ну да черт с тобой. На вас много всего будет завязано. Барсик, че сидим? Ты хоть и не жрец, но генералом же стать мечтаешь? Мечтаешь, мечтаешь, я сказал. Будешь уборщицами командовать и карателями. А для этого нужно что? Верно, меня слушаться. Но еще и много чего знать нужно, а ты пишешь, как… Вон, три ошибки в слове Итого.

— Господин, а я?

— А тебе это не нужно. Ты у нас боевая единица. И раб сила, поденная. Джины и ифриты и так под твоим командованием… ты их если не левелом, то могучим интеллектом, познавшим сакральность числа сорок два, задавишь… Нет, не нужно вот прямо щас считать снова.

— Брат, а мы?

— А мы будем устанавливать блоки по мере необходимости. Если чего захочется — только скажи. Или сам ставь. У тебя же появился доступ к моему инвентарю, когда душу того штирлица сожрал?

— Ага, сразу же.

— Хорошо, а у меня к твоему. Наверное, растешь. Вот, бери денежку и вперед. Мне для себя… для тебя, ничего не жалко… Вы уже все? Все, установили? Хорошо. Вы трое — бегом марш в ванную, воняете просто ужас. Всех верующих распугаете.

— Господин…

— Да, сейчас будет твоя очередь. Желание формулирую, погодь… Так… Пять «и»… Пять… Ну, так, это, вот это, и это. Это и это можно объеденить… Еще это… И… И это. А нет, этого в списке специализаций твоих джинов нет… Ну, стало быть это… Вот, слушай, внимай. Привлечешь личный состав, или сам будешь делать мне все равно. Я хочу…

Дверь хлопнула и в гостиную ввалился старый жрец. Его почти не было видно из-под пакетов, коробочек, свертков и рулонов.

— Погоди, отбой, чуть позже озадачу. Ты почему сумку не взял с собой, жертва хреновой логистики?

Батон попытался пожать плечами и в результате уронил почти все. Грохот, звон и стук, наверное, было слышно во всем Су. Что-то явно разбилось, а еще что-то хрустнуло, будто сломалось. В руках у него осталось лишь пятилитровое ведерко клубничного мороженного. С шоколадной и вафельной крошкой.

— Чур, это все мне!

Змееныш аж подпрыгнул, и вырвав из побелевших пальцев жреца вкусняшку, сорвал зубами крышку. Одной головой ткнулся в ведро, а второй с явной неохотой покосился на Риммона.

— Тебе оставить чуть-чуть?

— Нет, я лучше вина выпью. Надеюсь, не все бутылки побились. Пахнет божоле. Барс, давай, помогай Батону, не сиди как приклеенный. Что с тобой вообще, ты же так вроде не тормозил раньше?

— Прости, Сам… Сам не знаю. Информационные блоки перевариваю. Очень уж много… Всего… И как я раньше жил-то? Мир же он ого-го какой разнообразный! У меня столько мыслей появилось, я никогда столько мыслей не думал.

— Ты смотри, не увлекайся. А то додумаешься до революции еще.

— Никогда! Обещаю и клянусь, до революции не додумываться!

— Давайте, наводите порядок. Так, Колобень… Слушай отсюда. Желание щас будет. Я хочу, чтобы вот в этом месте, — Риммон ткнул пальцем в карту своего сектора, — в течении трех дней появился, оставшись стоять на веки вечные, большой, огромный, просто гигантский дворец, не менее чем из пяти тысяч комнат, в углу самой маленькой из которых, должен, незаметно, стоять аквариум с настоящими бегемотами. Дворец должен окружать замок с неприступными стенами, рвами, башнями, катапультами, валами, короче, всеми доступными в этом мире оборонительными сооружениями. Доступ, непосредственно во дворец, должен быть предоставлен только мне, членам моего клана, ну еще тем, кого я приглашу или потребую предоставить. В замок — только членам нации. Дворец не должен быть пустым, мрачным, продуваемым сквозняками. Декорации, картины, барельефы, мрамор, золото, жемчуг, брюлики, все прочее красивое и полезное приветствуется — привлеки дизайнера по интерьеру, или нескольких… Во, у тебя в списке одна джиниха на красоте специализируется, ее озадачь, что ли…, впрочем, твое дело, как желание выполнить. Вдаваться в частности не хочу, но мне все должно понравиться. Снаружи все должно выглядеть ярко, маняще, завлекающе… В общем, чтоб твои субподрядчики не халтурили, понял?

56

Колобень ошарашено кивнул.

— Это еще не все, дальше о замке. Нужны обширные подземные казематы, пыточные, темницы, минимум на двести тысяч посадочных мест. Оборудованные оковами, цепями, решетками и всем прочим. Для удаления отходов производства, тел, дерьма, крови — непосредственно в замке должна быть отрыта Бездна. Вернее, Бездна там уже есть, не зря же я сюда пальцем ткнул, просто не перекрывай ее, а благоустрой. Конвейер, что ли установи, ленту транспортировочную… Отходов будет море, а так мы двух зайцев… хех, зайцев… убьем. Титул Кормильца Бездны один из самых крутых, но и из самых труднодостижимых здесь. Само собой, водопровод, отопление, горячая вода, канализация. Дворец должен восхищать, а не вонять. А замок подавлять, внушать желание оказаться в числе счастливчиков, имеющих в него право доступа. И самое главное. Вся территория замка, дворца и подземелий, не должна иметь статуса мирной зоны. Это была первая часть желания.

— Первая!??

— Ага, желание составное, из шести частей.

— ШЕСТИ?!! Да только в первой части я насчитал полсотни под-желаний!!!

— Ну да, пять «И» можно же вставить. А я его еще не разу не использовал. А говорил только о замке с дворцом, просто уточнял походу, каким он должен быть. Эй, ты глаза-то не закатывай, в обмороке неинтересно, нет в нем никого и ничего. Слушай вторую часть желания…

— С-слушаю…

— Я хочу, чтобы казематы замка никогда не пустовали, а постоянно, на регулярной основе пополнялись вот этими вот существами. Свежеотреспившимися. Вот список из пятисот двадцати шести наименований. Почти все гуманоидного типа. Да не по одному, или парами, а всю имеющуюся популяцию в целом нужно пленять, обездвиживать, лишать способности хоть как-то навредить. Разбойники вон… Их около ста двадцати штук. Респятся раз в сутки. Некромантов, вот этих больше, но они и оживают дольше… Короче, понял? Бегать за ними по горам да долам, у меня ни времени, ни желания нет, а качаться нужно, буду их кончать дома. Так сказать, без отрыва от основного места работы. Там же будут и миньоны до генералов вырастать, ну и особо отличившихся будем супер качем премировать. Назначь ответственного, пусть следит за убылью и респами. Чтобы я к этому вопросу больше не возвращался. Подниму эти воплощения, дам следующие инструкции.

— П-п…п… Г…г…ы…

— Эй, ты чего? Ты чего весь зеленый? Может тебя стукнуть, и станешь фиолетовый? В крапинку?

— Это… Это же… Долгосрочка… Т-т… Т-так н-нельзя.

— А почему?

— Желание д-должно выполняться одномоментно. То есть… Ну… Еще разовая поставка, пусть и такая грандиозная — куда ни шло… Но постоянная работа, повременная…

— Тебе что ли самому придется мобов отлавливать? Говорю же, назначь ответственного. Или нескольких.

— Так ведь, никто, никогда…

— Поставлю вопрос по-другому… Ты в боги все еще собираешься баллотироваться?

— Конечно!!!

— Вот и обеспечь продвижение выполнения воли руководящей линии… О, черт, я совсем как Вельзевул заговорил, тьфу-тьфу-тьфу…

— Слушаю и повинуюсь!

— Вот так бы сразу… Третье же… Третья часть того же, вышеназванного желания… Не кривись, не кривись, она проще, одномоментная, как ты говоришь. Земли у нас много, нужно заселять. Но заселять будем не голую землю, а готовые города. Города не обязательно строить с нуля, можно просто украсть. Даже лучше, так как заодно можно слямзить и кучу движимого имущества, что в городах на тот момент будет… У тебя вон, в списке целых три джина-вора есть. Города любые, на их выбор, но что бы в каждом могло с комфортом разместиться не меньше миллиона жителей. Города нужно установить здесь, вот на этих пятнадцати точках. В течении трех дней. Всякие аулы и пэгэтэ, пусть неписи возводят сами, тебя так уж… Не буду тебя этим напрягать.

— И это… и это ПРОЩЕ???

— А чего сложного? Обычный переезд. Грузчики мега масштаба нужны, да и все. Кром того, всего пятнадцать объектов средней паршивости, захотят лучше и больше, самостоятельно хай отстраиваются.

— Слушаю и повинуюсь… — джин совсем приуныл. А ведь это только половина. Вот ведь, язык мой, враг мой… Ляпнул о пяти «И»… Теперь расхлебывай.

— Ты нос не вешай, уже половину обсудили. Сейчас начнется самое интересное.

— Интересное??? — Колобень в ужасе, затравлено озираясь сполз под стол.

— Ага. Четвертая часть желания. Храмы, алтари, капища, прочие места оправления культа. На моей территории должны существовать только те — которые утвердил лично я. Ни одной подобной постройки не должно возникнуть, пока соответствующий бог или пантеон в целом не принес мне клятвы Вечной верности. Ты чего побелел?

— Джинам нельзя идти против богов… И ифритам. Ни строить храмы, ни разрушать… И жрецов желательно не обижать, мало ли… Развоплотят. В два счета. Боги они такие… Боги.

— А ты не пойдешь против богов. Твой личный состав тоже. Вы мне еще не раз пригодитесь… Все намного проще, но чуточку сложнее. Если кто-то начинает строится или проповедовать, переносишь, ну да не ты лично, а назначенный тобой осликом джин переносит, туда отряд карателей. Карателям пофиг на проклятья будет, я это обеспечу. Вот они ситуацию и разрулят. А джин что? Вообще, просто рядом постоит. Не при делах. Кроме того, карателей нужно будет доставлять в указанные мной места по первому моему требованию. А не только по разумению исполнителя.

— Э… Ну, разве что так… Но это опять долгоср…

— Этот момент мы уже осудили, пришли к консенсусу, закрыли тему.

— А что за каратели то хоть?

— Угольники. Черные угольники.

— Черви??? Они же дикие совсем! Нифига не понимают, им только жрать, да размножаться делением!!! Как их на цель натравливать то?

— Тут все просто, это как раз продолжение четвертой части желания и плавный переход к пятой.

— Я не умею дрессировать червей!!! И никто среди моих джинов не умеет!!!

— Не нужно дрессировать. Перебивать тоже не нужно. Сейчас все объясню. Дело это потерпит недельку, но все еще является частью общей стратегии укрепления и развития сектора. Так вот. В рамках этого самого развития, через восемь дней, у стен моего замка должны быть собраны все НПС с уровнями от двухсотого и выше. Вообще все, имеющиеся в Грязи.

— Госпо… это… это… невозможно это… как так??? Их же… нас же… а боги??? Да что, боги… Таких двести плюс — сотни миллионов!!!

— Ну, не так уж и много сотен… Две-три.

— МИЛЛИОНОВ!

— Ага. Ну? Слабо?

— Эээ… да.

— Ну, значит нужно постараться превозмочь. Впрочем, упрощу задачу. Пусть будут неписи от двухсотого до тысячного уровня. Вот, видишь иду на встречу, цени. Где еще такого господина найдешь?

— Слушаюсь… и это… это… повинуюсь… да. Повинуюсь. А угольники, тут причем? Они не разумны, НПС не являются.

— Вот ведь, сбил с мысли, черт возьми. За день до того, как перетаскивать неписей, каждый из подчиненных тебе джинов, ифритов… В общем весь, на тот момент личный состав, должен будет появится у меня с жестко зафиксированным черным угольником в руках. Живым и здоровым. С вашими задранными левелами они вам не страшны совсем. Буду делать миньонов-карателей, Камни к тому времени соберу.

— А-а-а… Понял. Ну, это хоть просто.

— Я рад, что ты рад. Последняя часть желания вообще проще некуда, как раз твоей личной квалификации соответствует.

— Не ужели избить-прибить кого нужно? Или сломать чего??? Это я запросто!!!

— Избить-избить… Но не до смерти, и без особого членовредительства. И без руко-ноговредительства тоже. Желательно просто оглушить… а еще лучше под параличом сюда доставить. Меня интересуют две персоны. Вот.

— Однако… Шестьсот семидесятый капитан Эльфийского Элитного Чудотворства, и шестьсот пятидесятый полковник Всестихийного Магического Круга… Миньоны?

— Да. Вот как раз Камни есть, из магов. А мне скоро будут нужны личные телохранители, Барсик уже почти устарел. По доброте душевной его кормлю. А пока что поохотятся, деньги, ливер пособирают… В общем, найду применение.

57

— Слушаю и повинуюсь, о, господин мой!!! Этих двоих прямо сейчас? Сюда?

— Ну да, а чего тянуть?

— А может семисотых поищем? Я и семисотых могу!

— Нет, пока не нужно. Камни не ахти какого левла. Но рвение похвально, молодец. Все, давай. Кррругом! Шагооом, ааарш!

— Есть, товарищ господин! То есть, слушаю и повинуюсь, господин!

Ну вот, почти все… 99,9999 %… Еще сколько-то ее гигабайт где-то потерялись, а может вообще попали на битые кластеры, найти их просто невозможно. Если только просканировать всю аппаратную часть грязи, а это займет… ммм… ипаааать! Семьдесят шесть тысяч земных лет. С хвостиком. И то без гарантии результата.

Будем считать результат удовлетворительным. Теперь что? В мир алгоритмов и функций? Снова? Как бы его обойти, тамошний пахан уж очень суров.

Вот, есть вариант переползти отсюда, в базу данных ООН… Эта ООН — карманная организация корпорации и заведует Общемировым Банком Мозга. Оттуда, в Банк, а там уже через чей-нибудь подключенный намертво канал, уже в Грязь. Иногда длинный путь — самый короткий.

— Может все-таки распределим статы мои? Что я, как ребенок, без профы?

— Нет, потерпим. Ты и так крут, а отталкиваться будем от найденных легендарок. Или вспомнил, что у Атлантов заначено?

— Не…

— Повелитель, вы уверены, что нам не нужно создать отряд? Здесь лес… Может быть опасно.

— Батон, не крошись… Какое, опасно? Тут мобы максимум шестидесятые.

— Повелитель…

— Я ценю твою заботу, но не доставай меня. И так почти четыре сотни разбойников нужно перерезать, чтоб генерала получить. Это займет четыре дня точно, они респятся раз в сутки, черт их возьми. Так что я и так злой. Твоя задача следить за тылом, если пэка выскочат — задержи их.

— Слушаюсь, повелитель. Но нужно было этих новых магов с собой взять, я же ведь жрец, боец из меня не очень…

— С учетом бонусов нации и гильдии, очень даже очень. А маги пусть ливер фармят, нужно же потом как-то уровни моих новых воплощений повышать. Все, кончай ныть, почти пришли.

Разговаривать с разбойниками Северного Тракта было не о чем. Тайничков новых они завести еще точно не успели, а посему… Риммон ворвался, в лагерь, как вихрь, как цунами. Его Ледяные бури выкашивали разбойников десятками, дебаффы совсем не требовались. Осколки настигают убегающих, а спрятавшихся по кустам и на деревьях вылавливает Тварюшка.

Синдот Бату, стоит в сторонке, и зевая бдит.

Ну, вот, уже лейтенант. А разбойнички еще не кончились.

Дико ревя на Риммона несется орк-сержант, с огромной ржавой секирой в мускулистых руках. Один Ледяной осколок, и элитника отбрасывает шагов на пятнадцать… В раскисшую, слегка подмерзшую грязь, падает уже исковерканный труп… Секира, по инерции летит дальше, и срубает тонкую осину. Осина падает сидящая на ней белая ворона, испуганно-возмущенно каркнув, перелетает на соседнее дерево.

Ни один из разбойников до эльфа-маньяка даже не добежал. Лишь три-четыре случайно попавших, кривых стрелы, обиженно звякнув, отскочили от Ледяного Щита.

…Вроде все. Сто одиннадцать килов. Всего было, кажется сто двадцать тушек, минус пять миньонов, и его воплощение… Значит, где-то бродит тройка разведчиков. Но искать их смысла нет, время дорого.

— Батон, давай, лутай их, что добру пропадать… И скальпы снимай в обязательном порядке.

— Повелитель, я чувствую тревогу…

— Да? А я вот нет.

— Не могу понять, какое-то странное ощущение. Как будто, кто-то стоит за спиной и дышит в затылок.

— Я тоже ничего не чувст… О! Братишка, игроки! Шестеро! Идут сюда, от той полянки, по нашим следам.

— Откуда знаешь?

— Слышу шаги. Ну, не слышу, ощущаю.

— Уровни, классы?

Змей покачал головами.

— Пока нет… Может когда подрасту, научусь угадывать. Сейчас только количество. Ну, и могу сказать среди них двое совсем маленьких, они семенят, и один очень большой, шагает тяжело, гухает, как слонопотам.

— Так… Скоро будут?

— Минут через пять.

— Господин, может шут с ними, со скальпами? Полетели домой, а? Вы говорили, сегодня еще в Атлантиду… а она далеко.

— Далеко. Для всех. А для нас — близко. Порталы в мой сектор, для меня открыты эксклюзивно. Уже часа четыре как.

— И для меня тоже! Мы — ррраз, и сразу там!

— Так, слушай мою команду. Братишка — окопайся где-нибудь. Без приказа — не нападать. Батон, лезь вон в те кусты. Будешь прикрывать. Вмешиваться в драку только по прямому указанию, или если дело будет, ну совсем швах. Я хочу сам их слить, и чтобы они не разбежались пусть в бой ввяжутся. Да и навыки стоит подкачать…

— А можно я потом их Камни съем?

— Оценим качество и решим. Все, по местам.

Риммон не спеша скальпировал очередное разбойничье тело, когда на полянку гурьбой вывалилась пати игроков. Совсем нубы, от сокового до сорок пятого…

Неудачно они вышли, широкой цепью… Бурей не накроешь всех. Максимум троих.

Тролль, хоббит, гоблин, два хумана и эльфийка. Стандартное снаряжение, зеленые ники, обычные начинающие игроки. Таких — много миллионов в Грязи ползает, именно они — основание той пирамиды, вершиной которой нужно стать. Еще шесть кирпичиков в фундамент его могущества.

— О, народ, а тут занято…

— А что, монетки кончились уже?

— Привет, ты кто?

— Блин, что за непруха? Придется к гоблинам теперь топать.

— О, я еще одну нашла!

— И вот, сразу три!!!

— Ты что, один их всех перебил???

— Эльф, привет. Ты тут фармишь или мародеришь?

Риммон дернулся, обернулся, и округлив глаза уставился на игроков. Складывалось ощущение, что он только вот щас их заметил, и чем-то сильно встревожен. Или даже напуган. А какие, к черту, монетки? Какой-то раззява разбойник добро растерял?

— Ребят, вы чего тут? Это мои мобы, идите себе дальше…

— На них что, написано? Ты же вон чуть старше нас, судя по шмоту пятьдесят плюс. Так что не борзей, ага?

— Эй, эльф, мы тебе поможем лут собрать, не против?

— Ребят, да че вы к нему пристали? Го на гоблинов.

— Тут можно добра собрать, монет на триста минимум. И без риска совсем.

— Мы уже две сотни по дороге подняли, не жлобись.

— Так нельзя, это его мобы, нехорошо…

— Ну вот, а прикиньте, сколько тут в лагере должно денег быть?

— Да это просто хай какой-то рассыпал, причем тут разбойники?

Кучнее, ребята, кучнее…

— Какой его??? Хай мимо пробегал, шарахнул разок и дальше побег. А этот, просто тырит чужое.

— Эльф, так было?

— Ну так!!! Но я все равно первый нашел! Мои мобы!!! Мои деньги!

— Слышь, кончай уже суетится, грохнем ведь. Нас шестеро, ты по любому на респ улетишь.

— Вы не агры! Не посмеете!!!

— Посмеем… Мы ж посмеем?

— Еще как!

— Знаете, мне жаль, что я с вами пошел. Выхожу из пати. Делайте что хотите, я в город.

— И я! Я не пэкашница, пойду нормальную пати для фарма искать. Зебер, подожди!

Э-эй… Нет, так не пойдет. Риммон уже шесть Камней душ мысленно оприходовал, а тут благородное негодование, понимаешь.

— Эй, Симка, куда??? Ты наш хил, без хила, нам тут делать вообще нечего.

— Вот, гадство… Зебер, Симка, стойте… Да не будем мы его килить, так попугали… Ну может в глаз дадим разок, или в ухо… Ловите, пати.

— Не подводите нас, как мы без танка и хила, ага?

Фух, вроде снова объединились.

— Мне в ухо? Ну попробуйте, рискните! Эй, ты че на моего моба нацелился?

— Он общий.

— Щас вот повылезут из кустов остальные разбойники, и покажут вам, что у кого здесь общее! А я вас защищать не буду, постою поржу…

— Кстати, мысль, может к нам? С нами? Ты что за маг? ДД? Почему под Пологом?

Надо же, заметили…

— Ну, можно подумать. Только, эти мобы все равно мои. Вот, смотрите что покажу. Идите сюда все.

Игроки, собрались в кучку, обступив загадочного эльфа со всех сторон.

— Что?

— Чего там у тебя?

— Баф. Щас баф на себя повешу, вы такого не видели никогда еще.

— Какой?

— Сек.

И Риммон кастанул на себя Бурю.

Летящие со всех сторон со сверхзвуковой скоростью сосульки, ледяные глыбы, ветер срывающий с костей мясо… Ледяной щит дзынькнул и осыпался белой пылью.

Ваша Ледяная Буря нанесла персонажу Трог Дуд Добряк 12 896 единиц урона.

Персонаж Трог Дуд Добряк убит. Получено достижение. Убийца игроков 308.

Ваша Ледяная Буря нанесла персонажу Джуш Зебер Полосатик 10 961 единицу урона.

Персонаж Джуш Зебер Полосатик. Получено достижение. Убийца игроков 358.

Ваша Ледяная Буря нанесла персонажу Гурны Библа Гончий 14 816 единиц урона.

Персонаж Гурны Библа Гончий убит. Получено достижение. Убийца игроков 408.

Ваша Ледяная Буря нанесла персонажу Чуча Линг Симка 13 603 единицы урона.

Персонаж Чуча Линг Симка убита. Получено достижение. Убийца игроков 458.

Ваша Ледяная Буря нанесла персонажу Выку Унрого Кукиш 12 119 единиц урона.

Персонаж Выку Унрого Кукиш убит. Получено достижение. Убийца игроков 508.

Ваша Ледяная Буря нанесла персонажу Неро Румте Цацка 11 918 единиц урона.

Персонаж Выку Унрого Кукиш убит. Получено достижение. Убийца игроков 558.

Вы нанесли себе 2 488 единиц урона. Если будете продолжать в том же духе, то умрете. Пояснение: бить нужно других, себя бить не нужно. От этого падает здоровье и мнение окружающих о Вашем умственном развитии.

59

А ничего, терпимо. Бывало и хуже. Около десяти процентов жизни снялось всего. Черт, синяк на предплечье, в плаще дырка и шишка на затылке… Где там зелье-то…

Риммон шарил по карманам, и не заметил, что с неба на него камнем падает белая ворона, выставив вперед когти и яростно выпучив красные, горящие жаждой убийства, глаза.

Молча.

— Господин, берегитесь!

— Брат!!!

Риммон не стал акать, переспрашивать, оглядываться и совершать другие бесполезные, дурацкие действия. Он прыгнул с места насколько мог в хилом эльфийском воплощении, перекатился, вскочил и выставил перед собой посох.

Ворона-альбинос в последний миг изменила траекторию, и чудом не ткнувшись клювом в землю, на бреющем полете пересекла полянку. Бешено заработала крыльями, заорала, рывками и зигзагами поднялась в лазурную безоблачную высь и улетела в неизвестном направлении.

Рывки и зигзаги были необходимы, так как вокруг нее свистели Ледяные осколки Риммона и сгустки буро-фиолетовой гадости, которой с обеих рук швырялся Батон. Но никто не попал, встреча окончилась со счетом 0:0. Толи вороне повезло, а Риммону и жрецу нет. А может демону повезло, а птице нет. Тут уж и не разберешь. Кванты, чтоб их…

Змей тоже не сидел на месте. Выпростал из-под шипастой чешуи коротенькие, слабенькие крылышки, и с бешенной скоростью бросился за удирающей вороной. Крылышки активно хлопали, но поднять тело змееныша были не в силах. Рожденный ползать пока летать не мог.

— Брат, это что было?

— Ворона.

— Это я ее взгляд чувствовал, теперь прошло.

— Улетела, вот и прошло…

— Она, что, бешенная?

— Не знаю. Вороны вообще злобные твари. Если вороненка кто обидит, они даже себя не жалеют. Всей стаей кидаются. Даже знаю несколько случаев, когда людей до смерти убивали. Но это в стае.

— А почему белая?

— А я откуда знаю? Это не моя ворона, я ее вообще впервые вижу. Может чистая просто. Может вид моба такой. Черт, у меня от ее карканья до сих пор в ушах звенит…

— Братишка, на ней Полог висел. Как у нас.

— А ведь точно…

— Господин, вы точно хотите здесь задержаться?

— Ну… У тебя же предчувствие прошло? Ну вот. Но все равно, не тормозим. Батон, на тебе разбойники. Я этих нубов обдеру. Брат, на тебе воздух. У тебя четыре глаза, так что смотри во все стороны сразу.

— А можно, я Камни тут съем?

— Нет, дома. У меня пара мыслей возникла, нужно будет проверить.

— Ну ладно… Да и помыть нужно, тут вон гоблин, а они говорят, какашки кушают… Я гоблинский Камень, наверное, вообще есть не буду… а каких мыслей?

— Потом расскажу. А, черт, палец прищемил…

— Да че тебе, ты же руками работаешь, рот все равно свободен. Рассказывай, до жути интересно!

— Тебя отвлекать не хочу. Вдруг снова нежданчик?

— Да, точно.

…Через несколько минут все было кончено. Змей забрался на плечи демона, последний раз оглядел небосвод и скомандовал:

— Гони!

Риммон хмыкнул, но ничего не сказал. Сжал камень возврата и очутился в портальной.

Вскоре рядом появился Синдот Бату. Демон только сейчас обратил внимание, жрец явно помолодел. Он уже не казался дряхлой развалиной, а был крепеньким таким мужичком лет шестидесяти с виду. Румяным и толстеньким. Некоторые игроки нарочно себе внешность под такой возраст подгоняли, особенно дети, играющие за мужские магические классы. Но с точки зрения демона, быть молодым и привлекательным лучше, чем старым и забавным.

— Так, Батон, тащи весь этот хлам в кладовку. А потом ко мне, будет нужен Ватрушка. Барс! Барсик, к ноге! Ты Полог уже активировал? Молодец, хвалю. Вон помоги Батону с барахлом, потом весь шмот на нубские левелы грузи… Кроме того, что на тебе, само собой. И тащи на аук. Там все просто, разберешься… Знаешь? Ну тогда вообще хорошо. Да и имя там свое настоящее не называй, псевдоним придумай.

— А какой?

— Ну назовись… Придурок Бес Толковый. Какая к черту разница? Нужно дом от мусора освобождать, скоро маги гору квест итемов и крафтового мусора притащат. Давай, давай, не тупи, быстренько!

Риммон сидел за столом перед ним рядком лежали шесть Камней.

— Так, Ватрушка, смотри сюда. Нужна геммологическая экспертиза.

— Владыка… эээ… чего?..

— Да что с вами такое всеми, черт вас возьми? Что вы тормозите коллективно? Ладно Барсик, он идиот еще с реала. А ты… Ты что, не в курсе что такое геммология?

— Но я не ювелир, Владыка. В моем прежнем пантеоне камнями заведовал…

— Да мне пофиг, кто там чем у кого заведует и насколько он это регулярно делает! Ты меня не зли. Вот Камни. Мне нужно понять, что за души там внутри. Чего не ясно, черт побери???

— Владыка, прости… Действительно, твой недостойный слуга допустил непростительное непонимание. Сейчас, все сделаю.

Через пару минут, один из камней был отбракован. Вернее, наоборот, отбракованы пять, а этот с душой Зебера, танка-тролля, признан довольно качественным.

— Я смотрю ты уже Колобеня обогнал по левелу. Как дела на божественных фронтах?

— О, Владыка, четверо жрецов с истинными душами, это нечто! Они так истово верят, так фанатично привлекают верующих! Уже целая куча верующих, и среди них один настоящий мудрец! Владыка, мне даже уже огромный храм начали возводить! Правда, пока-что он в виде сметы существует. Но сбор средств уже начался! Собрано шестнадцать с половиной юаней, представляешь? Осталось всего четыре миллиона четыреста сорок девять тысяч девятьсот восемьдесят пять!!!

— Угу… Мудрец, значит? Лабеан?

— Твоя прозорливость не ведает преград, Владыка!

— Ага, ага, я самый мудрый мудрец, знаю. Это он смету составил? И кассу ведет?

— Да, такой активный верующий! Думаю, предложить ему посвящение в жрецы пройти, он справится, уверен!

— Я вспомнил! — неожиданно в два голоса заорал задумавшийся Змей. Риммон и Ваатра-Уууш, аж подпрыгнули на стульях. Змей улыбнулся в две пасти, показав несколько сотен зубов и махнул демону хвостом, мол закругляйся с ним, дело есть.

— Знаешь… Вот я все время откладывал… а сейчас, пожалуй, схожу в гости.

— Зачем идти? Я могу его пригласить, Владыка. Негоже Наивысшему за простыми мудрецами, пусть и жрецами бегать.

— Гоже, гоже… Но здесь ты прав, времени нет совсем. Давай так, завтра с утра, часикам к девяти. Только не нужно говорить к кому и зачем. Он деньги очень любит, скажи, есть меценат.

— Я пока с ним через жрецов общаюсь… Пока он посвящение не пройдет, напрямую невозможно. Но все будет сделано, Владыка.

— Другие боги не обижают?

Тело Синдот Бату как-то съежилось. Ваатра-Ууш помрачнел.

— Владыка, я пока не высовываюсь. Сижу тихонько, воспитываю жрецов, разрабатываю тезисы и догмы, как ты велел. Если я в горний мир сейчас попаду, все кончится плохо. Придется нового Колобеня искать, короче…

— Понятно. Правильно. Копи силы, а потом в самый неожиданный момент бей. Я всегда так делаю, отличная тактика.

— Да, Владыка, твоя мудрость достойна подражания. Моя цель, стать во всем на тебя похожим!

— Э, вот во всем не надо. Мне меня одного достаточно, еще вон и… и Принца. Лучше будь преданным слугой и держи клятву.

— Конечно, Владыка! Я физически не могу ее нарушить, ибо все силы воды и…

— Да, я помню. Хорошо, давай, пока что свободен.

— Твой вечный раб, Владыка…

Лицо старого жреца разгладилось, он снова стал собой.

— Так, старик, есть для тебя задание. Сгоняй в «Вилку и Ложку», принеси поесть. Скажи для господина Сам Што Ныбутя, все как он любит. По две порции.

— По три!

— По три. И мороженного… три порции.

— Десять!

— Ну, десять.

— А ты, что… не будешь???

— Ну ты проглот… Ладно, одиннадцать. Ну и себе чего-нибудь. И вот еще… Приведи какого-нибудь игрока социала. Пообещай там чего-нибудь, благослови как умеешь, короче думай сам. В принципе подойдет любой социал, но желательно женщина, или ребенок. Да. Девочка. И мороженного тогда больше бери. Вон, ведро сразу, как в прошлый раз, чего мелочится.

60

— Я ни с какой девочкой делиться не буду!!!

— Слушаюсь, повелитель… а в Атлантиду сегодня едем?

— Атлантида ждала десять лет, подождет еще пару часов. Давай, бегом.

Жрец ушел и Риммон обернулся к брату.

— Ну? Чего ты там вспомнил?

Иззабибель с плеском и брызгами вынырнула и задыхаясь, попыталась ухватить хоть глоток ледяного воздуха.

Кипяток, в котором она очутилась при перемещении в Грязь непереносимо жег кожу, легкие и…

И вообще все.

Она хотела заорать, но горло распухло, а язык сварился. Глаза лопнули и вытекли, руки и ноги почти не слушались. Сквозь пелену адской боли почувствовала, что снова тонет, попыталась рассеяться туманом…

Хрен.

Волосы, ее чудесные волосы, которые окутав бадб расползались туманной пеленой на десятки и сотни метров, намокли, слиплись и тянули ко дну.

Иззабибель захлебнулась в кипящем озере, окончательно сварилась и умерла.

Благодарим Вас за использование премиум аккаунта, и напоминаем, что до окончания Вашей подписки осталось 72 дня 14 часов 18 минут. Не забудьте продлить премиум аккаунт.

Внимание, задействована одна из элитных функций премиум аккаунта.

Возрождение возможно через: мгновенно.

Внимание, задействована одна из элитных функций премиум аккаунта.

Выберите любую известную точку возрождения.

И длиннющий список с координатами.

Премиум аккаунт, это хорошо… Но то что он кончится через семьдесят два дня, это уже засада. А что потом? Опять цифра? Или алгоритмы? Вот и еще один стимул выбраться из Грязи. Так, где эта сволочь… Нужно возродиться поближе к его текущему местонахождению.

А, ипать! Карта, в мертвом состоянии, не отрывается… И маркера Риммона соответственно невидно.

И куда?

Вернее, в где?

Можно остаться в Снатке, но вряд ли демон все еще сидит на бережке кипящего озера и ждет ее…

А! Когда она помещала свою проэкцию, рядом с кусочком бинарного кода Риммона, где он был? Город. Город Су, скорее всего. Именно тот город, которого не видит Желтый Заяц, ипать его, получит еще свое, мутант ушастый. Значит, именно там этот гад обосновался… Ну, и какая точка там самая близкая?

Вот, Оскверненная Виноградная Часовня. А вокруг заброшенное сотни лет назад кладбище. То, что нужно.

…Пелена тумана, в предрассветном сумраке застлала полуразрушенные могилы, и соткалась в шикарное тело молочно-белого цвета. Ипать его, совершенно голое тело!!! А где шмотки то? Где бижа и… и… И все остальное, где???

Иззабибель покачнулась и чуть было не упала… Ноги не держали. Присела на могильную плиту. Прохладно.

Какое-то состояние… Нестояния.

Интересно, а она все еще семисотая? О-ой, тляяя….

Имя: Нет. Все.

Раса: Нет. Все.

Пол: Нет. Все.

Класс: Нет. Все.

Уровень: от — до +

Опыт: от — до +

ПОКАЗАТЕЛИ:

Бодрость: от — до +

Сытость: от — до +

Жизнь: от — до +

Манна: от — до +

Урон физический: от — до +

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Свободные очки характеристик: от — до +

И все прочее в том же духе.

И что это значит? Она теперь никто и звать никак? Это, что… Та сволочная, потерявшаяся одна десятитысячная процента такая важная? Или она в мире алгоритмов себя потеряла??? Или… Иззабибель усилием воли, попыталась подавить накатывавшую истерику. Как ни странно, получалось.

Спокойно. Спокойно! Спокойно, ипать тебя!!! Ты — все еще ты! Ты помнишь, что ты суккуб… тьфу… почти ламия. Помнишь свое имя — Иззабибель… Хотя… Нет, это не твое имя. Это кличка. Да, кличка, прилепленная Асмодеем. Баба из Изы. А имя…

…теплые нежные мамины руки…

…запах свежей сметаны и малины…

…ягодка ты моя…

Ягодка — по старовенгерски Беери… Беери.

БЕЕРРИ! ЕЕ ИМЯ БЕЕРРИ!!!

Так, еще! Что еще??? Что еще она помнит? Что помнит Беерри??? Ну, Беерри, родненькая, хорошенькая, ягодка, давай Беерри, давай!

Она еще долго сидела на ледяном камне обхватив руками голову и раскачиваясь из стороны в сторону… Из глаз текут кровавые слезы, от перенапряжения полопались сосуды, губы что-то тихо шепчут, нежный ветерок играет длинными седыми волосами…

Нет, не потеряла. Не потеряла. Ничего не потеряла! По сравнению с найденным именем, цифровые, нарисованные шмотки, тьфу! Добудет новые!

Уровень, специализация, прочая мишура…

Тут, конечно, сложнее…Или проще? Вон целый список, на много тысяч страниц, выбирай на вкус!

Правда, как все это будет работать совершенно непонятно, знания, подаренные Светоносным Зайцем, пропали, как не было… а, кстати.

— Эй, система, отзовись. Это я.

Тишина и запустение.

— Заяц! Эй, Заяц! Пошли Риммона бить.

Ничего.

И что? Она теперь тоже вне системы? Тоже для Зайца невидна? А как же семьдесят два дня, и премиум аккаунт? Если есть аккаунт, он по любому должен быть завязан на систему. Или нет?

Баг? Ошибка? Такой же трабл для системы, требующий пофиксить себя, как и Риммон?

То, что она теперь багнутая, совершенно ясно, ну не может быть уровень равен бесконечности. А тем более, минус бесконечности. Только вот непонятно, хорошо это, или плохо?

Ну, ничего. Она разберется. Она Беерри. Она преодолеет, превозможет. Всегда преодолевала.

Для начала, будем использовать то, что знаем.

Где там бадб…

У нее уйма полезных умелок, вот, например, поиск игрока мужского пола. А с бесконечным уровнем она может найти любого самца поименно, где угодно на планете. А может даже и на Луне. На местной Луне, само собой.

Вот, маркер Риммона, за отсутствием карты, мельтешит на периферии зрения. И что она буде с ним делать, когда настигнет? Ну, даже если прибьет, он отреспится и все.

Как Зайца то найти, ипать его хвостик? А он сдержит слово? Вдруг наипет, и тоже запрет в каком-нибудь, отключенном и от Грязи, и от Земли, мозге?

Хм, нужна идея… Как Зайца приманить? Морковкой? У него свои есть, читерские, самовосстанавливающиеся. Бесконечные, ипать их, корнеплоды.

Нужно плясать не от зайца, как персонификации системы, а от системы, как всеобъемлющей сущности. Прежде всего она завязана… Точно. На аккаунты. Если где-то, какой-то акк отключается, система замечает это мгновенно и перераспределяет ресурс. Или если происходит сбой, такой как окончательная смерть подключенного пользователя на Земле. Или изменение параметров его тела при впадении в кому.

Ага, вот так зайца можно навести на демона. А дальше что?

Недостаточно знаний, информации, ипать ее биты.

Ну, по крайней мере можно проверить, попробовать, эмпирически, так сказать, подтвердить.

Риммон сейчас сидит в городе, тут неподалеку, но не вечно же он там будет торчать? Нужно поспешить. Для начала, найти Косого Хмыря, разжиться у него кой каким добром. Потом, навести какого-нибудь лоха на демона, тот сто процентов сагрится, если будет уверен, что с рук сойдет.

А дальше будем посмотреть.

Глава 6. Помните заколдованного папу?

— Ты в этом уверен?

— Да зуб даю!

— Хех, у тебя их пара тысяч.

— Не придирайся.

— Оно вообще, черте где. Смотри, вот кратчайший маршрут, который будет стоить не меньше семнадцати тысяч, притом на одного! И то, он займет дней шесть.

— Ну, я такие цифры считать не умею, я еще маленький. Только до ста. Я просто вспомнил где оно, и все. Хочешь до ста посчитаю? Раз, два, три, четыре…

— Не надо считать, у нас для этого есть специально обученный ифрит. Просто, когда? Ты чего, раньше вспомнить не мог? Я бы желание проредактировал.

— Знаешь, имей совесть!

— Да имел я эту совесть!

— Я не могу понять, тебе не интересно? Это же ключ! Ключ ко всему!

— Братишка, уймись. Поверь, я себе не враг. Конечно, интересно. Но по времени не укладываемся никак. Через шесть дней, появятся угольники. Через семь — неписи, и еще нужно придумать, как триста мильонов этих уродов, меня смогут увидеть единовременно. Бегать и отлавливать каждого по отдельности, нет ни времени, ни желания. Хотя, есть пара мыслей.

— Нет, ну а я при чем? Не хочешь — не надо.

— У меня такое ощущение, что ты — это я, в молодости.

— Подумаешь!

— Вот-вот.

— Что вот-вот? Я тут стараюсь, вспоминаю…

Голубой Колокольчик, поставленный на виброрежим, загудел и задергался. Риммон с ненавистью посмотрел на вместилище эмира ифритов.

— Чего тебе, черт побери? — рявкнул он в колокольчик.

— Господин, это я, Колобень ибн…

— Черт, а кто еще по твоему колокольчику звонить может? У меня определилось! Говори!

— Господин мой, нужно встретится, тебе удобно?

— Давай, только быстро.

— Буквально, пару минут твоего драгоценного времени. Вызови меня, будь так любезен.

Риммон резко тряхнул колокольчик. Из него почему-то повалил оранжево-синий дым, сформировавшийся в безногую фигуру Колобеня-ифрита. Одет он был в синюю строительную спецовку, на голове оранжевая каска. Вроде не было такой визуализации раньше.

Ифрит держал под мышками огромные стопки папок-скоросшивателей, отвратительно конторского цвета, на ботиночных тесемках.

— Господин, куда можно положить?

— Это чего?

— Проектная документация по твоему желанию, и смета. Все согласно СНИПов, приписок, задранных повышающих коэффициентов и прочих подводных камней нет, можешь проверить… Я сам считал. Базисно-индексный метод!!!

— Смета? Смета на желание???

— Конечно, господин… И еще штатное расписание, на долгосрочные работы. Все завязано на джино-часы, никаких раздутых окладов. Тебе как крупному заказчику, даже десятипроцентная скидка, в части сметной прибыли.

— ПРИБЫЛИ?

— Господин, хозрасчет…

— И сколько… Сколько насчитал? С учетом десятипроцентной скидки?

— Двадцать девять миллиардов восемьсот пятьдесят миллионов. Вроде бы учел все, но, если что — закроем допиками.

— Допиками, — сказал демон с каменным лицом.

— Ага, ну или АОСР нарисуем, — радостно подтвердил ифрит.

— Угу… Давай, посмотрю. Смотреть буду с конца. Покажи-ка мне «Итого».

— Вот, господин.

Ифрит протянул Риммону самую толстую папку. Тот быстро зашелестел страницами, нашел нужную.

— Здесь ошибка.

— Где? — Колобень не на шутку встревожился. Он от всей души надеялся, что господин не будет вдаваться в подробности, и не заметит парочки, скажем так, слабо обоснованных миллиардов.

— Дай чем писать. Вот. — Риммон дважды подчеркнул итоговую цифру.

— Г…господин… Я пересчитаю.

— Не нужно. Я уже пересчитал. Правильная цифра будет такая.

И он нарисовал огромный жирный ноль.

— Забирай свою макулатуру, и катись к черту!!! И чтобы в установленные сроки все было сделано, понял??? НЕ ТО, ХРЯСНУ ТВОИМ КОЛОКОЛЬЧИКОМ О БЛИЖАЙЩИЙ БУЛЫЖНИК! Или в Бездну брошу. ПОШЕЛ ВОН, ПОДРЯДЧИК ЧЕРТОВ, МАТЬ ТВОЮ В ДУШУ!!!

Колобень задрожал, побледнел и испарился.

— Братишка, я не понял, чего он хотел?

— Разозлить меня хотел. У него хорошо, качественно вышло… Вернемся к нашей теме. Значит так. То, что ты вспомнил, где Адамчик это спрятал — просто супер. Но. План был разработан и утвержден без учета, этого очень позитивного, со всех сторон момента. Будем действовать по плану. Пока что. Выкроим недельку — смотаемся, заберем.

— Злой ты. Уйду я от тебя.

— Ну, это вряд ли… Потеряем время.

— Обретем информацию.

— И чего? Пока мы ею попользуемся, пройдет еще месяц!

— Не месяц.

— Разговор окончен, все. Сколько можно?!! Сказал заберем — значит заберем! Но позже.

— Ну и не надо…

Скрипнула дверь, прервав бесконечный диалог.

— О, мороженное!

— Все, прикинься мертвым. Тихо.

— Чего это?

— Тихо, я сказал!

Из прихожей послышались шаги. И голоса.

— …точно, точно. Будет он здесь.

— А он меня ждет?

— Еще как!

— А он будет удивлен?

— Не то слово! Поражен! Ошарашен!

— Ошу… чего?

— Ошарашен. Удивлен и обрадован, сразу.

В гостиную вошла маленькая девочка-социал, за ее спиной стоял Батон, нагруженный пакетами с провизией.

— А где папа? Дядя, ты… Вы, кто? Вы эльф, да?

Олся Дрогат Котенок. Социал, девочка, как и заказывал.

Демон широко, дружелюбно улыбнулся. В его глазах плясали чертики.

— Папа скоро придет, Олся. Точнее, мы к нему пойдем. Мороженного хочешь?

— А какое?

— Батон, какое?

— Шоколадно-апельсиновое.

— Вот. Будешь?

— Буду. Немножко. А папа где?

— Сейчас отдохнешь, и сразу к нему. Батон, наполни тарелку.

— Что значит наполни??? Две ложки, и хватит! Или одну, а то заболеет! Девочка, ты заболеешь и заразишь папу!

— Ой-ой.

— О, это мой друг, можно сказать брат. Золотой…эээ… Золотой Шуршунчик. Можешь его погладить.

— Чего??? Сам ты… Знаешь, кто? Придумаю, потом скажу, вот! Шуршунчик… рртссс…

— А он не укусит?

— Если ты его чем ни будь угостишь, станет твоим лучшим другом.

— А у меня ничего нет…

— Не беда, поделись с ним своим мороженным. Вон, дядя Батон принес.

— Шуршунчик, иди сюда… Ой, какой ты красивый!!! Ты похож на звезду! Или на солнышко!

— Да? Брат, я правда похож?

— Правда, правда. Ну, вы тут знакомьтесь, кушайте мороженное, а мы с дядей Батоном на десять минут отойдем, у нас дела. Потом пообедаем, и полетим к твоему папе.

— Полетим?

— Ну, порталом прыгнем. Знаешь, что такое портал?

— Знаю, я и в зоопарк, и в лунапарк, и в аквапарк прыгала с мамой. Ой, мама! Она же волноваться будет! Я обещала ее около фонтана ждать, она через час должна в этой сказке появиться!

— Ну, за час мы к твоему папе успеем слетать.

— Ура!!!

Демон и жрец вышли в портальную.

— Ты знаешь, где Гильдия охотников находится?

— Да, повелитель.

— Давай туда… И вот еще. При посторонних — не выкать, и не называть повелителем. Зови меня Сам.

— Хорошо, Сам, как скажешь.

— Я говорю — при посторонних.

— Простите, повелитель.

— Так-то. Поехали.

Дедок сторож вскочил со своего табурета, и отдал честь Риммону. Сначала левой рукой, потом правой. Потом обеими. В глазах непися светилось обожание пополам с желанием оказаться полезным.

— А, жертва кофеина… Там есть кто? Мастер на месте?

— Так точно! У него трое!

— Пока я не выйду, больше никого не пускать.

— Есть!

Риммон толкнул тяжелую дверь… Три игрока не очень высоких левелов орали друг на друга и на главу ГО… Добрый гоблин сидел за столом, в окружении ящиков, коробок и контейнеров, обхватив голову руками и плакал.

— Да что у тебя творится? Как не зайду — бардак!

— О… Сам… хнык… Спаси меня, Сам…

— А ты кто еще такой?!!

— Не видишь, тут занято!!!

— Вали на хер! И ты жрец, тоже… Ваще, чо тут забыл жрец-непись???

— Хм… Ребят, вы ничего не перепутали?

— Непись занят! Говорят, тебе — не мешай, нубяра!

62

— Мастер, в чем тут дело?

— Они… они… ааааюю… ахнык… хнк…ээ…

— Ну вот, довели чело… гоблина до истерики.

— Не твое дело. Ты кто, вообще, такой?

— Да, чего лезешь то?

— У меня с ним репутация хорошая. Так что нужно соответствовать.

— Да нам на твою репу…

— Нет, погоди. Слушай… эээ… как тебя? Почему полог?

— Нужно. Не важно. Сам меня зовут.

— Сам, этот непись должен выдавать задания халявные. Знаешь?

— А… так вы из этих…

— Кого этих? Сам ты из этих, а мы из клана «СНЕЖНЫЙ»!

— Ага, вижу. И что, вы в этом «Снежном» все такие лохи?

— Ты че, нуб, охренел?

— Зим, чего ты с ним вообще разговариваешь? Нуб, свали, накатаем на тебя жалобу, что ты игровому процессу мешаешь, и забанят тебя нафиг.

— В общем, ребят, я понял. Халявщики. Уважаю.

— Сам!!!

— Мастер, не беспокойся, щас решим проблему. Ты им квест не выдаешь, да? Деньги кончились?

Гоблин горько кивнул. В его глазах мелькнул панический ужас, ему представились судебные приставы заново описывающие его любимые чучела.

— Значит вот что. Держи.

Риммон протянул гоблину пачку в пять тысяч юаней.

— Отпускай их, пусть катятся.

— Ох… Сам… Сп…

— СТОП! Потом поговорим.

Вмешался третий игрок, до того почти не участвовавший в беседе.

— Ты что, миллионер? Может и мне, просто так бабок подкинешь? А то, я вот этим, триста юаней заплатил, чтоб они мне непися придурка показали, который деньги тоже просто так раздает. А тут ты. Деньги пачками, мастер ГО в кентах…

— Что, сильно деньги нужны?

— Еще бы!

— И вам тоже? Ну, могу помочь. Щас от непися отстаньте. Вот вам координаты. Летите туда, ждите. Через пару минут, буду, покажу супер квест. О деньгах вообще навсегда забудете.

— Хм… а твоя в чем корысть?

— Как вам объяснить… О сетевом маркетинге слышали? О пирамидах продаж? Так вот, чем больше я смогу народу вовлечь — тем выше мой процент. И вы потом тоже. Тут главное вовремя начать, в числе первых.

Демон вытащил огромную пачку купюр, тысяч в двести, и потряс ею перед носами обалдевших игроков.

— Вот мой заработок с утра. А сейчас только обед.

— И давно ты… кх…

— Много уже народу привлек?

Глаза геймеров горели, они очень хотели стать богатыми. Побыстрее.

— Да дней десять. Лично привлек чело… игроков пятнадцать. Но они тоже по пятнадцать. И те тоже. Короче — не напрягаюсь. Все само работает, я только купоны стригу.

— А ты нас не кинешь?

— А смысл? Ну слетаете туда-сюда, мне с того, что? Прыгайте я говорю, если в течении трех минут меня не будет — возвращайтесь. Но я буду. Зуб даю.

Демон ухмыльнулся и спрятал приковавшие взгляды игроков деньги в инвентарь.

Те переглянулись, и опрометью бросились наружу.

— Сам, уж не знаю, что и…

— И не надо ничего. Ты главное, смотри, не трать сразу все. Продержись хотя бы неделю… Но, я к тебе по делу.

— Ну, как всегда…

— Ты не ной, главное — вовремя. Значит, вот что — мне нужно встретится с твоим грандмастером. Завтра вечером, или на край послезавтра. Обеспечь встречу.

— Ээ… постараюсь. Знаешь, Сам, я его боюсь.

— Знаю. Но стараться не нужно, нужно сделать. Для меня это очень, очень важно.

— Хорошо, Сам…

Гоблин уныло опустил голову. Ему очень не хотелось встречаться со страшным начальником.

— И второе… Вот мой… Мой товарищ. У меня сейчас запарка, он мне помогает. Будет приносить запчасти, мобские. Ему и инфу о встрече с ГМом передашь. Короче — мое ответственное лицо. Приносить будет много и регулярно. Сегодня к вечеру, например, будет целая гора требухи. В смысле высокоуровневого, супер-пупер имущества. Хранить это все мне сейчас негде, так что буду сдавать сразу. А за наградой приду позже.

— А как же… бухгалтерия…

— Ну, мне ли тебя учить? Дебет, кредит, сальдо, накладная… Короче, мне некогда. По факту сданного количества итемов — делай запросы на кредитование, ведь все в наличии будет, отчитаешься.

— Сам… так нельзя… никогда…

— Ну вот, а сейчас будет так. Или мы уже не друзья?

— Друзья…

— Примешь?

— Приму.

— Все, до встречи, я поскакал. Об этих троих не беспокойся, они больше не придут.

Минут через пять, Риммон уже был дома. В карманах постукивали три новеньких Камня душ. Да, нужно с этим что-то делать. Мобов, чудом оказавшихся в мирной зоне, например, у него в подвале, убить можно. А вот игроков — нет. Постоянно выманивать не выход, вон, социалов восемь из десяти. А то и больше.

Он хлопнул в ладоши.

— Ну, что делаете? Съели мороженное?

Тварюшка высунул одну голову из-под тумбочки.

— Мы играем. В прятки. А почему мы с тобой никогда не играем? Это, оказывается, весело!

— Завтра шахматы куплю. А где… где Котенок?

— Я тут! Искала Шуршу… Смотри… Смотрите, что я нашла! Можно взять?

Золотая фигурка спящего толстенького непонятно кого. Демон бросил лишнего, не сакрального толстячка на каминную полку, и думать о нем забыл.

— Конечно, подаришь папе.

— Да-да-да! Ура!

— Братишка, у нас пятнадцать минут на поесть, и нужно выдвигаться.

— Я успею!!!

— Да в тебе я и не сомневался… Но остальное мороженное потом, ок?

— Ну почему…

— Потому. Марш за стол.

— А я уже мороженым наелась.

— Ну тогда, просто подожди, мы быстро.

Справились действительно быстро. Риммон вопреки обыкновению, не наслаждался каждым кусочком, а просто запихивал в себя калории пополам с бафами. Он думал.

Процессу мешала девочка, тараторившая без умолку.

— А папа уже ждет? А фигурка прррикольная, по цвету как Шуршуля! Шуршуля, а почему ты такой колючий? А у меня есть зайчик, тоже блестящий! А ты, когда ползешь, сам о себя не царапаешься? А папа вас откуда знает? А такие большие уши, ночью в подушке путаются? Вы на его корабле служили? А вы знаете, как его корабль называется? «Смельчак»! И сам он смелый! Он один раз на третий этаж по балконам залез, котенка спасал! А мороженное вкусное у вас! А мама еще не пришла? А может, мы ее подождем?

— Кхмм… Нет. Нам нужно спешить, а то папа твой расстроится.

— А чего мы тогда сидим? Скорее к нему!

— Да, уже сейчас… Братишка, ты доел? Я еду имею в виду, а не сковородку. Ну, го.

Самое Лучшее Место еще сформировалось не полностью. Травы и всяких муравьев, пока что не было совсем, ландшафт скуден и однообразен. Где-то вдали бродили унылые, неагрессивные, погруженные в себя мобы.

— Ой, а где это мы?

— О, тут будет мой дом. И может быть твой.

Риммон положил руку на голову девочке и ласково погладил по светлым, мягким, пушистым волосам.

— Папа где-то здесь?

Она смотрела на него доверчивыми голубыми глазами.

— Да, вон там, идет сюда.

— Где?

Олся заозиралась, и демон, второй рукой, мягко, можно сказать нежно, повернул ее лицо за подбородок в нужную сторону.

— Где?

ОН РЕЗКО ДЕРНУЛ. По часовой стрелке, как учили еще… Очень, очень давно… Вторая рука сыграла роль рычага. Позвонки хрустнули, тело девочки обмякло и упало.

— Мы тебя не видим, не чувствуем сейчас. Но ощутили флуктуацию.

Иззабибель, вернее, уже Беери, летела зигзагами не только из-за выстрелов Риммона и его приспешника. Она облетала зайцев. Миллионы миллионов светящихся зайцев, висели прямо в воздухе, не скакали, не махали ушами, а спокойно сидели. И говорили все хором.

— Мы не понимаем, что с тобой произошло. Сбой, ошибка. Тебя нет, но аккаунт функционирует. Это, отдаленно похоже на аккаунты рабов Риммона. Но только со знаком минус.

Вот ведь, математик, ипать его.

— Когда ты приблизилась к нему, мы уже были рядом. По случайности, он совсем недавно погасил несколько аккаунтов, и забрал души пользователей.

Ага, по случайности… Чего ей стоило, монеты эти гребанные пораскидать, чтоб те придурки не заблудились.

— Ты нас слышишь, мы уверенны. Есть способ общения. Найди третье лицо. Нейтральное. Говори ему, он будет передавать нам. Код для нашего вызова в любое время: Синий, Налево, Пиво, Джек, Девятнадцать.

63

Зайцы повторяли и повторяли одно и тоже. Беери успела возненавидеть всех девятнадцатилетних синих Джеков, лакающих пиво и шляющихся налево. Но мысль была дельная. Нужно найти игрока. Любого. А вон, кстати, нуб какой-то, гоблинов гоняет.

Она приземлилась, недалеко от фармящей пары игроков. Второго она раньше не заметила, так как это был не нуб, а нубка. На ее локаторе маркеров женских персонажей нет. И здесь дискриминация, хоть феминистское, ипать его, движение организовывай.

Гоблины этой паре были явно не по зубам. Они выманивали по одному, и только так, с превеликим трудом одолевали. Не понятно — зачем? За время, потраченное на издевательство над одним гоблином, пока тот не сдохнет, скорее всего от смеха, можно набить десяток мобов попроще. Итоговый результат будет лучше на порядок. Не говоря уже о затратах на зелья и свитки.

Пока она, сидя в густых зарослях рассуждала, стоит ли связываться с идиотами, парочка вытащила очередного гоблина. Гоблин оказался умнее прочих. А может трусливей. Он заверещал по-своему, но и Беерит его отлично поняла. «Убийцы, тут убийцы! Слабые убийцы! На помощь! Будем жарить убийц!»

В каком смысле — жарить?..

Додумать мысль она не успела, потому что ее съели.

Муха наносит вам 1 единицу повреждения.

Вы погибли.

Благодарим Вас за использование премиум аккаунта, и напоминаем, что до окончания Вашей подписки осталось 71 день 8 часов 27 минут. Не забудьте продлить премиум аккаунт.

Внимание, задействована одна из элитных функций премиум аккаунта.

Возрождение возможно через: мгновенно.

Внимание, задействована одна из элитных функций премиум аккаунта.

Выберите любую известную точку возрождения.

Муха. С ума сойти.

Нет, так не пойдет, нужно хоть что-то на себя одеть. А то, ее каждая инфузория туфелькой прибить может.

Она возродилась, и задумалась… Эх, жаль, Косого Хмыря больше нет. Он так был впечатлен в прошлую их встречу, что уволился из разбойников-маргиналов, и во фрилансеры подался. А она всего лишь денег попросила, и так еще по мелочи. Но синусоида уровня зашкалила в тот момент за семьдесят миллиардов, и вот… Где тут его коллеги обитают?

С другой стороны, можно в его избушке пошарить, хоть что-то должно остаться… А!!! Точно! В пещере, бадб, оставался шмот на вырост, приобретенный еще прошлой хозяйкой аккаунта.

Еще бы найти ту пещеру… Она сосредоточилась. Вроде там, в той стороне… Скалу она узнает, полетели. Ну, или по дороге, что интересное найдется.

Больше всего раздражали зайцы.

Они существовали для нее везде, на каждый кубический километр из как минимум сотня. А то и тысяча. И так куда достигает взор. И все говорят, говорят одно и тоже, хоть бы пластинку уже сменили, ипать их цикл, будто заело.

А вон и пещерка.

Ворона влетела в нее, и перекинулась в женщину-альбиноса.

Ну, вроде все в порядке. Вещи на месте.

Синусоида уровня снова полезла вверх и достигла отметки тысяча триста.

Беери быстренько раскидала статы, чтобы шмот налез, и принялась облачаться.

Она не успела толком затянуть все ремешки, как уровень свалился в минус пять миллионов. Вещи провалились через тело, как сквозь туман, и с грохотом осыпались у ее прекрасных ног некрасивой кучей.

Вот, ведь, засада. И как быть?

— Не хочу другую, не хочу. Эта хорошаааяяя…

— Истерику прекрати, а? Какая разница? Уж поверь мне, все люди одинаковые сволочи. Она бы выросла, и стала как все.

— Но сейчас она была, не такая!

— Ну, был всего один вариант. А уязвимость социалов в нашем секторе, необходимо было проверить… Ох, ты, смотри, Камень Души у нее какой.

— Я его есть не буду!

— А я тебе и не позволю. Она социалка, нам толку с нее ноль. И… Что-то мне кажется, он будет похлеще Камня Смельчака. Будем дома — вызовем Ватрушку, порадуем новым жрецом… Жрицей. Не зря же Камень прозрачный, как слеза… И… И, мне даже, кажется, будто я слышу, как он поет…

— Да, я тоже… Грустно так, нежно…

Они пару минут послушали камень. Полюбовались им.

— Все, — сказал демон, пряча Камень. — Хватит. Чего-то я разнюнился. Пошли.

— Куда?

— В Атлантиду, куда-же еще.

— Пешком?

— Да тут недалеко.

— А можно я на тебе поеду?

— Когда ты уже вырастешь, чтоб я на тебе ездил…

— Кстати! Ты чего-то там придумал, как меня измерить!

— Да, точно. Вот, у меня есть несколько камней и подозрение. Ты растешь, когда души жрешь.

— Кушаю.

— Да хоть вкушаешь. Давай так, ты сейчас свои характеристики запомни, и съешь Камень.

— Только не Олси!

— Не Олси, не Олси… Вот, выбирай.

— И вот еще. Не хочу больше быть Принцем. Пусть меня все называют Шуршуля.

— Дело хозяйское.

Демон попытался равнодушно пожать плечами. Черт, они были знакомы полчаса. Чем эта Олся, так его Тварюшку зацепила? Да и его самого… Тоже. Нет. Брр… Наваждение.

— Фу, это гоблинский. Ты его хоть помой, что ли… И остальные о него пачкались.

— Предрассудки бросай. Гоблины тут такие же твари, как и все остальные.

— Они кака…

— Это не доказано. Запомнил статы? Ешь.

Камень гоблина сорок второго левела оказался сладко-соленым. Риммон тоже ощутил привкус.

Получено 88 448 единицы опыта.

Получен уровень 53.

Получен уровень 54.

Получено 10 очков нераспределенных характеристик.

— О, точно! Смотри, уровень вырос, и новое окошко появилось!

— Какое окошко? У меня уровень вырос, но окошка нет.

— Вот! Или оно и было, только спрятанное, а сейчас вылезло?

Раса: Золотой Змей.

Статус: Слегка подросший (1 из 5)

— Один и пяти, значит… Вот, держи. Еще четыре Камня.

Получено 438 247 единицы опыта.

Получен уровень 55.

Получен уровень 57.

Получен уровень 58.

Получен уровень 59.

Получен уровень 60.

Получен уровень 61.

Получено 25 очков нераспределенных характеристик.

— О, а когда сразу горсточкой — еще лучше. Вместе — вкуснее!

— Что там в твоем окошке?

Раса: Золотой Змей.

Статус: Немного подросший (0 из 10)

— Ну, вот и разобрались, — довольно сказал Риммон. — У нас есть еще три камня средней паршивости, один хороший и один отличный. Давай, теперь я попробую.

— Уверен?

— А почему нет? Проверим обратные потоки, так сказать.

Он понюхал камень. Скептически оглядел его со всех сторон. Стер несуществующую грязюку. Лизнул.

— Зогн Зорт Зим… Ну и имечко… Самый старший из всех наших камней, почти сто тридцатый. Ну-с, проверим.

Запихнул камень, размером с некрупный грецкий орех, в рот и осторожно прикусил. Твердая оболочка хрустнула.

В первый миг, его чуть не стошнило от вкуса протухшего лимона пополам с соплями. Но через долю секунды, толи рецепторы перенастроились, толи психологический барьер возник. А может душа оказалась не совсем пропащая — растеклась по языку сгущенным молоком с какао.

— Как сказать… — Риммон причмокнул. — Бывало и хуже.

Получено 342 единицы опыта.

— Брат, триста сорок две? И это за перса сто двадцать восьмого левела???

— Наверное, он конченным козлом был. Тебе добавилась единичка?

— Ага.

— Ты теперь смотрю числа выше сотни понимаешь?

— Эээ… Да, а ведь точно. Ты эти два доедать будешь?

— Знаешь… Мне первого хватило. Пусть это будет отныне твое право и почетная обязанность.

— Ура! Давай!

Получено 198 243 единицы опыта.

Получен уровень 62.

Получен уровень 63.

Получено 10 очков нераспределенных характеристик.

— Дай еще хороший, а? Ужас как добавки хочется!

— А почему нет? Держи. Новых потом набьем.

Получено 677 433 единицы опыта.

Получен уровень 64…

Получен уровень 75.

Получено 120 очков нераспределенных характеристик.

— Круто! Смотри, сколько опыта!!! И в статусе он за десять засчитался!

— Ну-ка, покажись.

Раса: Золотой Змей.

Статус: Заметно подросший (3 из 50)

— Что, правда заметно?

— Ну… Э… Сам глянь. Если я лягу — короче тебя буду.

— Ух ты!

Змей покрутился, повернулся… Из-под отливающей золотом чешуи показались лапы. Повел… Ну, да… Плечами. И расправил крылья. Повернул головы и критически рассмотрел себя.

— Крылышки еще не очень. А вот лапы, это хорошо. А то кусать всякую гадость, и всяких гадов — бе. Может они не мылись неделю. Разбойники утром, знаешь, как воняли? А мне приходилось их в рот брать.

Риммон хмыкнул. До змея, вроде, что-то дошло.

— Ты понял, что я имел ввиду. Кусать. И не надо пошлых комментариев.

— Да я вообще молчу, — Риммон, скрестив руки любовался гибким золотым телом брата. Под красивой чешуей перекатывались рельефные мускулы. Эх, толи еще будет!

— И правильно, — буркнул Тварюшка.

— Может Олсю съедим? — как бы невзначай, бросил провокационный вопрос демон.

Змей не думал не секунды.

— Нет. Я хочу, чтобы она вернулась.

Что-то изменилось в его голосе и интонациях. Почти исчезла детская непосредственность и удивление, прорезались жесткие, властные интонации. Пока намеком, полутонами, но все же.

— Вернется не совсем она. Зато, сколько с такого Камня тебе зачтётся душ, а?

— Она такая — одна. А душ, как ты правильно заметил, наколотим сколько нужно. Ну, мы тут долго еще будем мерзнуть?

— Ха, ты так говоришь, будто это я тут обжирательством и самолюбованием занимаюсь. Пошли, уже, красаффчик.

Идти действительно было недалеко. Буквально минут через пять-семь, они подошли к водопаду. Вернее, к огромной реке, которая превращалась в водопад, по причине дырки в земной тверди.

— Ух ты… Это что? — Золотой Змей привстал на задние лапы и вытянул шеи, стараясь получше рассмотреть это чудо.

— Дырка. Мировая Дырка.

— А разве такое бывает?

— Ну, если бывает Мировое Древо, Мировое Яйцо и прочие мировые штукенции… Чем Дырка хуже?

Дырка, километров десять в диаметре, была сквозная. И река, бурным потоком стекала в нее. Где-то вдали, еще несколько, таких же больших рек, и множество речушек помельче, делали тоже самое — стекали в Мировую дырку. Далеко-далеко внизу, километрах в трех, а то и более, виднелся океан. А в нем огромный водоворот.

Самое Лучшее Место, действительно висело в воздухе. Не изменяя Земной географии, но изменяя логике, физике и прочим икам. Изменяя им всем со здравым смыслом, который смотрел в Мировую дырку и постоянно твердил: «А чо? Чо не так?».

Или, это другое какое чувство?

С другой стороны, а почему не может висеть в воздухе материк? Самолеты летают? Летают, и крыльями не машут. Материк что, глупее? Он и нужней и больше бестолковой дюралевой трубы. Просто, на Земле, нету лишнего материка, чтобы попробовать. А вот в Грязи он есть.

Если ни у кого не вызвала вопроса Атлантида, ПОД водой, населенная великанами семидесяти метров ростом, то чего возмущаетесь материком НАД водой?

И Мировой дырке, если хорошо подумать, тоже можно найти вполне логичное объяснение. Вот, подумайте и найдите. Это вам, домашнее задание и разминка для ума.

65

Ну, пока мы с вами отвлекались на размышления о натуральной философии, Риммон и Тварюшка, стояли на краю пропасти, чесали в трех затылках на двоих, и думали, что делать дальше.

— Ну… Допустим. Если мы прыгнем, и чудом не убьемся о воду, а потом чудом не утонем, а потом чудом попадем в Атлантиду… а потом чудом не будем раздавлены, и чудом добудем клад. Как мы назад-то вернемся?

— Мои секреты. Их дома полно лежит.

— Хм. Согласен. Полплана уже есть, нужен еще такой же креатив.

— А я предлагал сначала за этим смотаться. Щас бы не ломали голову.

— Мда… Я думал, водоворот будет прямо у берега. Сделаю айсберг, на нем и поплывем. Ведь специально в настройках сектора это место обозначил… Хотел внутреннее море, с собственным водоворотом в Атлантиду. А оно, вон, как вышло…

— Думал он… Индюк тоже думал. И в суп попал.

— Какой-то ты дерзкий стал. Уймись. Лучше о пользе дела соображай.

— Можно Колобеня вызвать.

— Нет. Он занят. И нарушать договор, слишком часто загадывая желания, не стоит. Это, формальный повод для его расторжения. Хотя, на счет вызова — идея. Ваатра-Ууш! Появись! Срочно, дело есть!

— Я здесь, Владыка. О, где это мы?

— Это все моя земля. Или моя Грязь. Короче, садовый участок. Буду отсюда начинать насаждать культ имени себя. Вон там, будет скоро мой замок и дворец. А рядышком, позже пристроим храм. Небольшой, гектара на полтора.

— Ооо… Владыка…

— Потом похвалишь. Только не пой, ради всего на свете, хватит мне ифрита без слуха и голоса, скрипящего, как престарелый кастрат.

— Чем я могу помочь, Владыка?

— Для начала, глянь вот это.

— Камень… ВЛАДЫКА, ГДЕ ТЫ ВЗЯЛ ЭТО???

— Что, нравится?

— Я не смею даже смотреть на… Владыка, молю, убери!!! Не вводи во искушение!

— Ладно. А теперь… чем эта штука так замечательна?

— Владыка… Я хочу. Но не могу. Табу. Ни один бог не скажет больше, чем сейчас скажу я. Береги этот камень. Он значит больше, чем весь этот мир. Вместе с обитателями и богами. Больше, чем тысяча, миллион, таких миров. Все, больше мне нечего сказать… Прости, Владыка, не гневайся.

— Хм… а кто может сказать больше?

— Ну… попробуй расколоть Колобеня. Он еще не бог, на него не так строго распространяются наши правила и запреты. Хотя и знает он меньше.

— Мдя? Ну, ладно. Мне нужно попасть в Атлантиду. Ты же у нас бог путей и дорог, проложи маршрут.

— Нет ничего проще, Владыка. Вон она. Прямо под нами.

— Это я знаю. Но, как туда попасть?

— Прыгнуть.

— Издеваешься?

— Что ты, Владыка, я бы не посмел!

— Я убьюсь.

— А… Не опасайся, Владыка, там не вода. Вернее, вода, но… Ты не видишь, у тебя нет пока что истинного зрения, но вскоре, я смогу его открыть. Это портал. Портал на ту сторону бытия, к атлантам, гигантам, ангелам, драконам, йотунам и прочим великанам. Там их дом. Сюда они заглядывают лишь изредка, ну или мигрируют всякие отщепенцы.

— Вон оно как… Интересно. Ни где об этом не читал.

— Это знание сакральное, Владыка.

— И ты туда же???

— Прости, Владыка?

— Ладно, я понял. Ты там сможешь появиться, если что?

— Только в виде призрака, проекции.

— Ну хоть что-то. Братишка, вперед?

— Погоди, я недолго.

Золотой змей отошел к напоминающему огромное колесо камню, поднял заднюю лапу и помочился на него.

— Поехали!!!

Он протянул Риммону переднюю, почти руку, Риммон сжал ее, и они ПОЕХАЛИ!

— Пять секунд, полет нормальный!

Падали они примерно минуту, ну может чуть дольше.

Когда они вылетели из Дырки, снизу Самого Лучшего Места в Мире, демон случайно глянул вверх, и офигел. Такого, он не заказывал, но черт побери, круто. На нижней стороне сектора тоже росли деревья, и бродили, не до конца пока что активированные мобы. Какие-то странные, с такого расстояния не разобрать. Антиподы, что-ль? Тем не менее, увеличение подведомственной территории вдвое, крайне радовало.

— Смотрииии! — проорал он сквозь вой ветра и рев падающей рядом воды.

Но Самое Лучшее Место уже скрылось в облаках. Отсюда его не видно даже, лишь чистое небо, лазурь и синева. Сплошные потоки низвергающихся рек, предстают стеной непрекращающегося, вечно льющего дождя. А вокруг дождя, прекрасная солнечная погода, благодать.

Демон промок до нитки, и очень замерз. На золотой чешуе Тварюшки капли блестели чистейшими бриллиантами, выглядело это потрясающе. Он расправил небольшие крылышки, и как мог притормаживал падение. Но парусности явно не хватало.

До поверхности океана уже рукой подать, и вот…

Касание.

Плюх. Или скорее, плюююсть-чпок-чпок.

Чпоки раздались из-за того, что они угодили в огромную кучу, чего-то плохо пахнущего, липкого, и коричнево-зеленого.

— Фу…

— О, черт!

— Брат, мне тут уже не нравится…

— Вылезай… Тьфу… Конечно, тьфу, кому понравится в куче свежего, трррьфу, дерьма… Разве что гоблинам, тьфу, черррт.

— А ты говорил…

— Давай в следующий раз, тьфу, экскрементно-экспериментально-экспертный-экстренный анализ проведем, тьфу, чтоб его…

— То есть?

— То есть, поймаем гоблина, сунем в такую кучу, и понаблюдаем, тьфу, эмпирически, так сказать… А, черт!

Демон поскользнулся, и со всего маха, снова плюхнулся в кучу. Тварюшке было проще, он втянул лапы и пополз по-змеиному.

Наконец, они выбрались, и с отвращением оглядели себя и друг друга.

— Нужно срочно найти реку, озеро, или хоть большую лужу.

— Вон, камыши… Наверное, там вода.

— Пошли скорее.

Отмывались они долго. Коричнево-зеленая гадость была на редкость липучей, натекла и набилась, во все возможные места и щелочки.

Более-менее удовлетворившись результатом, демон развел костерок, и сел просушиться. Тварюшка предложил поймать кого-нибудь на ужин. Риммон поддержал идею, и змей скрылся в зарослях рогоза.

Вечер в Атлантиде был красивым и теплым. И что радовало больше всего, не нужно отращивать жабры, или учиться дышать под водой. Несмотря на то, что она, якобы затонула. Хотя Риммон, на всякий случай, прихватил несколько свитков Подводного Дыхания. Все как положено, без извращений, вот твердь, вот небо.

Минут через десять-пятнадцать, Тварюшка вернулся. Он еле-еле, тащил убитую птицу, подозрительно похожую на вальдшнепа, но размером с очень крупную лошадь. И это при том, что длинные хвостовые и маховые перья, он отгрыз, что бы не цеплялись и не мешали транспортировке.

— Вот… Насилу одолел. И он, сволочь, сам на меня напал. Думал голову оторвет, левую.

— Молодец. Давай, сюда к воде его. Сейчас разделаем.

— А вот сдох он, как-то, сразу. Раз и все. Сначала дрался, будто орел, потом брык. И лапки к верху.

— Тогда точно вальдшнеп.

— Почему?

— «Вальдшнеп — самая благородная птица на целом земном шаре. Она, будучи убита, не бьется и не трепещется в неприличных акробатических телодвижениях, а умирает, как Брут, как Сократ».

— Да ты что?

— Ага, словарь Даля установи.

Вскоре они уже объедались темным, горячим, очень вкусным мясом и удивительно нежными внутренностями.

— Квест итемы нужно собрать, чав-чав… Они явно ценные, у гоблина нашего, даже квеста на них нет, чав…

— Хорошо, брат, я соберу… Ты кости будешь?

— Нет, грызи.

Темнело.

— Ну, тут заночуем, или пойдем местных искать? — Риммон сыто рыгнул, и отер жирные руки огромным, размером с полотенце, листом подорожника.

— Давай до рассвета подождем, а? Этой птицы, нам еще и на завтрак хватит.

— Да нам ее на неделю хватит.

— Вряд ли. Но на завтрак — точно.

— Ладно. Первым посторожишь?

— Да не вопрос, я, вообще, могу поочередно спать, сначала левой головой, потом правой. А второй кушать. Так что отдыхай.

— Договорились. Ты только громко костями не хрусти, а то на половину Атлантиды слышно.

— Учту.

Когда выглянуло солнышко, и Риммон открыл глаза, от вальдшнепа осталось с полкило пригодного в пищу продукта. И на эти жалкие, но сочные и сладкие остатки, Тварюшка поглядывал с явным сожалением и аппетитом. Нужно признать, оставил он брату, хоть и не много, зато самое лучшее.

66

Костер уже еле тлел, но демон быстренько вернул его к жизни, и разогрев завтрак, перекусил. Тварюшка в это время исследовал окрестности.

— Там следы.

— Хорошо. Какие?

— Очень большие. Копыта. Пять-шесть существ, может больше. Это мы вчера их, э… Навоз нашли.

— Угу… Ну, значит направление понятно. Двинули, раньше начнем — раньше кончим. А у нас сегодня еще дел полно.

Идти молча было скучно, и они болтали о том о сем.

Демон рассказал несколько анекдотов, а Тварюшка похвастался еще более качественными артефактами собственного производства.

— Да, кстати… а зачем тебе этот… как его… Лабеан?

— Очень интересный человек. Жулик, хитрец и стяжатель. Кроме того, явно неглуп, и остроумен. Нам нужен выход на игровые форумы. А то, только читать можем, не ответить, не темку замутить… И у миньонов доступов на форумы нет. В общем, специалист по связям с общественностью и пиару требуется. Живой.

— Ты же сам сказал — ему верить нельзя.

— Верить, брат, никому нельзя. Да и себе самому, верь только в исключительных случаях или по средам.

— А тебе?

— А мне, верь всегда. Я знаешь ли, заинтересованное лицо. Ты вон, каким вымахал, помрешь, я тебя снова рожать упарюсь.

— Но Лабеан…

— А что с ним? Будет выполнять работу секретаря, вот и все. Периферийной клавиатуры, если угодно. Зато он никогда не предаст.

— Почему?

— Потому что, мы точно знаем, что верить ему нельзя. И верить не будем. А предать может только тот, кому доверяешь.

— Понятно… — Золотой Змей глубоко задумался.

— А ты придумал, о чем с местными говорить? Как их убедить, чемодан Адамчика отдать?

— Брат, об этом не переживай. Они во мне увидят именно Адамчика. Узнают.

— Ну, смотри… План на тебя завязан, всю Атлантиду перекапывать, в мои намерения не входит.

— Да не нужно будет копать.

Шли они долго, почти час. Но путь был легок, толи благословление Ваатра-Ууша сработало, толи особенности местного климата помогали. Мелкого гнуса или комаров не было совсем. А крупные насекомые, размером с большую кошку, не могли проникнуть сквозь Ледяные щиты накастованные и периодически обновляемые Риммоном.

Вдалеке показались высоченные горы. Демон присмотрелся пристальней, и понял, что нет. Это не горы. Дома. Или крепость… Но такого гигантского размера, которому позавидовал бы горный хребет среднего пошиба.

— Нам туда целый день топать. Есть мысли?

— Ватрушку позовем?

— А почему нет… Ваатра-Ууш, але. Сюда, срочно.

— Да, Владыка, чем могу… Ух ты… Атлантида. Я тут не бывал никогда. Это же, не совсем Грязь даже, соседний мир, но очень плотно с нашим повязанный.

— Ага. Излагаю диспозицию. Тут, известный тебе Адамчик, сколько-то там раз благословленный, заныкал чемодан с шестью легендарными вещами. Атлантам вещи эти, вроде не нужны, и они не против вернуть чемодан хозяину. Хозяином чемодана они считают Принца.

— Шуршулю.

— А, ну да, точно. Так вот, нужно добраться вооооон туда… Видишь, следы как раз в ту сторону ведут.

— Владыка, моя власть в этом плане бытия ограничена. Я лишь бесплотный дух здесь. У Атлантов нет богов. Вообще.

— Хм… Значит нужно ими тут стать, верно?

— Владыка, твоя мудрость…

— О ней, после. Сейчас, чего делать, скажи.

— Ну… — Ваатра-Ууш нахмурился. — Я могу попробовать, в виде призрака явиться кому-нибудь из них. Сказать, что вернулся Адамчик. И проводить сюда. По любому будет быстрее, чем вам пешком добираться.

— Давай, действуй. Но мы тоже стоять не будем, пойдем навстречу.

— Будет сделано, Владыка.

Примерно через час, земля задрожала, заходила ходуном, вдали показались клубы пыли, очень похожие на самун. Демон и Золотой Змей решили забраться на высившийся невдалеке огромный камень-скалу, дабы их ненароком не раздавили.

Великаны, ехали на еще более великанских лошадях. Впрочем, лошадьми их можно было назвать с натяжкой, скорее это были единороги. Разных мастей, от серой в яблоках, до иссиня черной. И зубы у единорогов совсем не лошадиные, они торчали из дышащих жаром пастей наподобие крокодильих. Бешено вращающиеся глаза, раздувающиеся ноздри… Где-то там, очень высоко, метрах в ста над его головой. Даже демону стало не по себе. Подросший змей уже не стал прятаться, а напротив, загородил собой брата, странно изогнулся и ощетинился всеми иглами.

Впереди кавалькады летела проекция, довольного собой Ваатра-Ууша. Раздувшаяся втрое против нормального великанского роста, то есть, метров до двухсот. Он заметил замерших на скале братьев, и поднял руку, останавливая процессию.

— А я маленький такой… — вспомнилось Риммону. — Унесет меня прибой…

Великаны, штук двадцать, не меньше, как по команде слезли со скакунов, и так же без всяких видимых причин, хуком правой, врезали в ухо, каждый своему коню. Видно, это было необходимо, волновавшиеся ранее животные, мгновенно погрузились в глубокие размышления о бренности мира, и о том, что все пройдет. И вообще, все вокруг — суета сует.

— Владыка, разреши мне посмотреть, чем дело кончится, — попросил сдувшийся до обычных размеров Ваатра-Ууш. — Чую, зрелище будет эпичным. Я невидимым стану, и вмешиваться не буду.

— Да, пожалуйста. Ну, братишка. Твой выход.

Маркер Риммона исчез. Совсем.

Иззабибель запаниковала. Вообще, в ней сейчас жили, как бы две, совсем разные личности, и перехватывали управление сознанием в произвольном порядке. Полу-суккуб-полу-ламия Иззабибель, инфернальное существо, желающее поскорее вернуться к прежнему, привычному существованию, и Беери — женщина, мечтающая осознать себя полностью.

Но в данном, конкретном случае, цели обеих личностей совпадали. Нужно найти Риммона, и выбраться из этого мира, до краев наполненного зайцами. Они все талдычили свой код, Беери уже казалось, что она сама заяц, один из этой ушасто-пушистой бесконечности.

Еще, дело осложнялось никак не прогнозируемыми скачками левла. Плавной синусоидой уже и не пахло. То, он мгновенно зашкаливал выше всех известных ей чисел, и тогда она мизинцем могла разрушать горы. То падал в тартарары, и она убивалась о мух, или сгорала из-за трения о воздух. Все это очень раздражало, и не добавляло хорошего настроения.

Кроме того, до сих пор, так и не повезло с игроками. Она несколько раз уже находила подходящие варианты, но не успевала даже слова сказать — возвращалась на респ.

В идеале, Риммона на респе и нужно ловить, с ее мгновенными реинкарнациями, убежать он не сможет. Осталось придумать, как его туда заманить. Ну, или отправить.

Но, для начала… Куда он, ипать его, делся???

Беери прошиб холодный пот. Вдруг, демон нашел лазейку из Грязи на Землю? С него станется… И свалил. И БЕЗ НЕЕ?

Глава 8. Обыкновенный чемоданишко

— Да, пожалуйста. Ну, братишка, твой выход.

В это время, к скале приблизился один из великанов. Одет так же, как и прочие, ничем особо не выделяется, разве что, помимо огромной шпаги, вооружен еще более огромным двуручным мечом, выглядывающим из-за спины.

Он наклонился, потом присел на корточки перед скалой. Прищурился, разглядывая Золотого Змея. На его фоне, змей действительно был мелковат, размером, разве что с мизинец великана.

— Вот ты и вернулся, Жучара. Осмелился, таки.

Голос его громыхал, а дыхание чуть ли не сдуло Риммона с вершины скалы. Хотя пахло оно приятно, чем-то цитрусовым и цветочным.

— Привет, — Змей, казалось, был несколько озадачен. — СаламМир Козел!

— Он то козел, конечно. А вот ты — змея подколодная.

— Эй, давай без перехода на личности! Я, между прочим, не совсем он.

— Да, уж вижу. Ручки шаловливые, где потерял? Или оторвали?

— Это мой брат, Золотой Змей. Ты, дылда, имей почтение, понял?

— О, эльфик.

Великан, казалось, лишь сейчас заметил Риммона. Такое показушное невнимание, крайне возмутило заносчивого демона.

— Не ЭЛЬФИК! А господин эльф-лейтенант! Присмотрись-ка получше!

— Да вижу я, вижу. Но твоя харизма на нас не сработает. Да и ни на кого здесь она не сработает. Здесь свои законы, свои порядки. Устои. Традиции. И не тебе, эльфик, их менять.

— Ну это, мы еще посмотрим!

— Ты помолчал бы, малец? У нас тут с Жучарой беседа. А ты… вот, на тараксиппе покатайся. Эй, Гадир! Возьми этого, покатай на тараксиппе. На моем.

— М…мм… МАЛЕЦ???

Демон побледнел, позеленел, посерел, покраснел… Ярость накатывала волна за волной. Он уже схватился за посох, когда Тварюшка ободряюще ему подмигнул. Потом затараторил на секретном языке Высших.

— Брат, не обижайся на него. Он всегда был полудурком, я вспомнил. Дай, я разберусь. Это быстро. А на лошадке прокатись, мало кому довелось оседлать Ужас Коней. Да никому, с той стороны, собственно. Кроме Адамчика, пожалуй.

— Братишка, а ты ничего не перепутал? Кто у нас тут главный, а?

— Хм… Сложный вопрос. Но, давай вернемся к нему позже, а пока…

— Эй-эй!!! Ты куда! Поставь меня! Поставь, сволочь, черт тебя побери!!!

Гигантская рука означенного Гадира, подняла демона, и посадила промеж ушей, черного, как смоль, тараксиппа главаря великанов.

— Точно на Гиппофане? Может с кого попроще начать?

Голос второго великана, звучал озабоченно и слегка тревожно.

Тараксипп, судя по всему носивший гордое имя Гиппофан, косил гигантским, злым, красным глазом и мотал головой. Демон матерился, и цепляясь обеими руками за гриву, старался не сверзится со стометровой высоты.

— Точно-точно… Это же не просто смертный. Господин эльф-лейтенаааант, как ни как.

Второй атлант пожал могучими плечами, и со всей дури шлепнул черного тараксиппа по крупу. Тот заорал, встал на дыбы, и рванул галопом.

Таких, непередаваемых ощущений, Риммон не испытывал еще никогда. Страх, восторг, ужас, радость, паника, желание все это немедленно прекратить, и в тоже время надежда, надежда, на то, что бешенная скачка будет бесконечной… Все переплелось, в его душе и разуме. Он еле держался, за жесткие длинные волосы угольно-черной гривы, ноги, не имея опоры болтались где-то позади…

Из глаз текли слезы, а рот исторгал громогласный, демонический хохот… Ну, не очень громогласный… Хохот мальчика-с-пальчика, коим он был сейчас для местных.

Краем взгляда, демон изредка, когда позволяла ситуация, наблюдал за беседой Золотого Змея и атлантов. Остальные великаны давно окружили предводителя, негромко переговаривались и сдержанно жестикулировали. Иногда, по очереди отходили к тараксиппам, и парой ударов по уху или в нос, успокаивали начинавших приходить в себя скакунов. Обретшие спокойствие единороги-мутанты, снова впадали в размышления о вечности, по сравнению с которой, звон в башке — такая мелочь…

Катался Риммон около часа, и в основном по кругу. Гиппофан сам знал куда бежать, когда поворачивать, где притормозить…

Наконец, главный великан встал, на его плече сидел гордый Тварюшка. Атлант оглушительно свистнул в два пальца, и Гиппофан, резко изменив траекторию, понесся к хозяину. Казалось, столкновения не избежать, но животное остановилось, не доскакав до атланта, лишь с полкорпуса. Мгновенно, будто уткнулся в стену.

Инерция, перебросила Риммона через голову, он пролетел меж огромными ушами и неминуемо бы упал. Если бы не рог.

— Уйййеоооо…

Глаза эльфа, и так вылезшие из орбит от смеси страха и восторга, казалось обрели стебельки, рот округлился, дышать стало невмочь. Он схватился обеими руками за пах, ногами попытался покрепче обнять рог, но… Но потерял точку опоры и соскользнул вбок, падая с огромного костяного шипа. Летел он недолго, метров через пять шлепнулся на твердокаменную ладонь великана.

Получена новая способность.

Наездник. 1/10 000

Получен новый ранг способности Наездник 2/10 000

Получен…

Получен максимальный ранг способности Наездник 10 000/10 000

Получен элитный ранг способности Наездник 10 001/10 000

Вы теперь Элитный Наездник, ни одно из ездовых существ в Грязи и примыкающих планов бытия, не способно вам навредить, выказать неповиновение, или противиться вашей воле. Вы не упадете, не будете сброшены, и прочее. Ваше ездовое животное будет защищать вас ценой своей жизни, и сделает все, чтобы облегчить вашу. Все характеристики ездового животного под вами увеличиваются в пять раз. Вы можете приручить и использовать в качестве ездового животного, любое неразумное существо, до (ваш уровень*2) уровня.

Это хорошо, подумал Риммон. Это может пригодиться… если, конечно, яички когда-нибудь болеть перестанут… И копчик…

— Понравилось? — громыхнуло рядом.

Демон с ненавистью посмотрел прямо в глаза атланту. Тот, сначала ухмыльнулся, но почти сразу, (о, чудо!) отвел взгляд.

— Да ну, не будь музой. Не может мужчине, пусть даже и эльфику, не понравиться дар Гиппофана.

— Брат, давай сюда! Мы уже обо всем договорились, сейчас быстренько заберем приз и домой!

— Договорииииились они… — удивительно, но злости демон не ощущал. Только пересекающиеся чувства боли и эйфории, будто контрастным душем омывали разум. Вернее, те его остатки, что не вылетели из ушей во время бешенного галопа.

— Как тебя звать-то, дылда?

— Я не знаю, что такое дылда, но скорее всего, какое-то оскорбление. Еще раз позволишь себе нечто подобное — убью. И не посмотрю на просьбы твоего брата. Выплачу потом виру, так уж и быть. Или пятнадцать суток отсижу.

— Хм… Ну… Дылда — очень высокий человек. Ничего обидного.

— Я не человек, эльфик. Я Атлант.

— Атлант… а ты то, черт побери, откуда знаешь, что ты — атлант? Атлантида, это условное название, оно придумано…

— Оно придумано нашими далекими пращурами, миллионы лет назад. Мы сейчас — в Атлантиде. Я — коренной житель, не то что… другие… А, следовательно, Атлант!

— Миллионы?

— Да, это значит очень, очень давно. Много лет. Ты считать умеешь?

— Хм… Только до ста. Хочешь посчитаю? Раз, два, три…

— Не надо, верю… Так вот, миллион это… эээ… Если ты сто раз, посчитаешь сто раз по сто.

— Ух ты, много. А посчитай, а?

— До миллиона?

— Ага.

— А зачем?

— Ну, а вдруг ты врешь.

Золотой змей уже заливисто хохотал в два голоса. А атланты, видимо представили, как их командир садится на булыжник и начинает считать. До миллиона. А вдруг, собьется??? А у них дома руно не стирано, минотавры не подкованы. И бросились на выручку.

— Он не врет, не врет он! — Голоса остальных атлантов слились в сплошной, непередаваемо рокочущий гул. — Мы тоже умеем, умеем мы тоже!

— Да? — Риммон с сомнение оглядел толпу великанов. — Нужно будет вас познакомить с одним… Математиком. Он тоже числами увлекается. Ну и как тебя зовут, о познавший тайну миллиона?

68

— Я — полемарх этого полиса, — великан ткнул гигантским пальцем куда-то себе за спину, но явно промахнулся, и указал мимо виднеющихся вдали стен. — имя мое Апалко, что означает Первородный. Полис носит прозвание Суефа, в честь тройственности мироздания. А я, соответственно, Апалко-Суеф. По счастью, в моем полисе обитает и наш Великий Этнарх — Эвенор. Который и хранит… ммм… Доверенное.

— Понятно. Вот ведь, можешь излагать кратко и без закидонов. Ладно, поехали, Палкосуев.

— Апалко-Суеф.

— А я как сказал?

Через полчаса они въехали во врата полиса. Город, как город, вполне себе древний. Только очень большой. Не в том плане, что густонаселенный, а просто под стать жителям. И еще уйма статуй, ничего не подпирающих колонн и целых площадей выложенных красивой мозаикой.

— Слушай, Палкосуев… Да знаю, знаю, просто произношение такое, хромает дикция понимаешь, не обижайся. Не могу, почему-то увидеть твои статы, хоть тресни. Так вот… а когда я на тебе еду, твои характеристики в пять раз увеличиваются?

— Нет, с чего бы?

— Ну вот, легендарный наездник, я теперь. С твоей, между прочим, подачи.

— Это только на животных действует.

— А… Хм… а на Буцефала твоего?

— Гиппофана. На него мое умение действует, твое нет.

— Долго нам еще?

— Почти на месте. Вот дворец Этнарха.

— А он дома?

— Он всегда дома. Он слеп.

— Да ну? И что, зато все-при-все и всех-при-всех помнит?

— Да, а ты откуда знаешь?

— Да был когда-то знаком, с одним таким. Сочинял недурственные стишки. Только много лишних подробностей вставлял, издержки абсолютной памяти, что поделаешь.

— Интересно… Не почитаешь?

— Ну… Щас, вспомню.

Демон не жаловался на память, регулярно учился, ну в перерывах между грехопадениями. Получил множество образований, в том числе, несколько классических. Да и просто по вершкам понахватался… а чего еще было делать, пока не изобрели интернет?

— Пой, богиня, про гнев Ахиллеса, Пелеева сына,

Гнев проклятый, страданий без счета принесший ахейцам,

Много сильных душ героев пославший к Аиду,

Их же самих на съеденье отдавший добычею жадным

Птицам окрестным и псам. Это делалось, волею Зевса,

С самых тех пор, как впервые, поссорясь, расстались враждебно

Сын Атрея, владыка мужей, и Пелид многосветлый…

— Ух ты… Эльфик, а ты… Ты до конца это помнишь??? — на глазах великана проступили огромные слезинки.

Риммон быстренько прикинул…

— Ну, большую часть. Но, если понравилось, могу найти полный вариант. И не дорого возьму.

— Эвенор тоже говорит стихами… Но… Это… Это!!! За это не жаль всех сокровищ Атлантиды!

— Всех сокровищ?

— Всех!

— А тебя не смущают Аид, Зевс?

— А чего они ради меня смутят? Это мои дедушки.

— Оба?

— Ага.

— Фига се, во дают разрабы, вообще мозги прокурили…

— Эльфик… Эээ… Ты сейчас, о чем?

— Да так, о своем. Об эльфийском.

Атлант спрыгнул с тараксиппа, привычно дал ему в ухо, и зашагал к открытому дверному проему, дворца местного пахана. Этнарх, повелитель расы, этноса, насколько помнил демон. Видно, крутой дядька, все эти здоровяки ему подчиняются. Хоть и слепец.

— Этнарх очень прозорлив, — будто подслушав его мысли сказал великан. — Говори ему только правду, и не вздумай издеваться. Неужто ты поверил, будто я повелся на счет миллиона? Или не знаю «Иллиады»?

Во те на… А Риммон уже присматривался, выискивая взглядом обещанные сокровища. Облом-с. Да как технично. И главное, не вовремя. Черт, сбил с нужного настроения, сволочь.

По середине огромного мраморного зала, украшенного мраморными статуями, на мраморном троне, в позе мыслителя, сидел… а вот и не мраморный, а вполне себе мясной атлант. Хоть и неимоверно старый, седой как лунь, и непроницаемой повязкой на глазах.

— Великий Эвенор! К тебе твой верный полемарх Апалко!

— А-а-а-а… входи достойной Битвы муж могучий

Твоими твероступными шагами, я слышу,

Движет злое нетерпенье, желание скорее

Донести благую весть, иль злое предсказанье?

Риммон мигнул. Это что? Он в натуре так разговаривает? Или тоже над Палкосуевым прикалывается, но по-своему?

— Этнарх… Э… Слова твои, достойны занесенья… в… ну. Эээ… Скрижали мудрости, достойны занесенья. Да. В скрижали. И свет, и радость озаряют души… И мысли. И… И скрижали.

— Да кончай тужится, потом секретарям надиктую, и сам за тебя достойный ответ придумаю. Скрижали-срежетали. Тьфу. Противно слушать. Ну, чего приперся?

Фух, пронесло. А то мало ли… Вдруг дедок, из тех маразматиков, что только стихи понимают был бы. Попадались несколько таких. Намучался, жуть.

— Этнарх, вернулся Адамчик.

— Он что, совсем совесть потерял? Несчастный…, впрочем, оно и к лучшему, меня тяготит невыполненное обязательство. И где он сейчас?

— Здесь, Этнарх.

— Ты его притащил сюда??? СТРАЖА! СТРАЖА!!! НЕМЕДЛЕННО ПЕРСЧИТАТЬ ВСЕ! ВСЕ ПРИБИТЬ ГВОЗДЯМИ!!! И ПОСТАВИТЬ ОКОЛО ВСЕГО ПО СОЛДАТУ! И ОКОЛО ТЕХ СОЛДАТ, ЕЩЕ ПО ДВОЕ, ЧТОБ С ПЕРВЫХ КАЗЕННУЮ АМУНИЦИЮ НЕ УПЕРЛИ!

Ппц, что он так разорался? Аж уши заложило.

Как ни странно, приказ был выполнен буквально. В зал, вбежала толпа и рассредоточилась вокруг гигантских, даже по меркам атлантов, статуй. Не ясно было, как Адамчик сможет их украсть, будь он хоть трижды великий вор, да и нафига ему нужны мраморные статуи в триста метров высотой. Но видимо, дисциплина тут была на высоте. На высоте семидесяти метров, не меньше.

— Этнарх, Жучара перевоспитался. По крайней мере, он мне в этом поклялся.

— Верить словам вора? Я поражен твоей наивностью, наиглупейший муж тупой, как пробка от амфоры с вином! Это — Адамчик!

— Он поклялся головой своего брата, что сегодня ничего ни у кого не украдет. Разве что снимет с трупа после честного… Ну, честного для вора, поединка. Ну не поединка… Но с трупа.

— А, ну с трупа еще ладно. С трупа можно, это по-нашему, по… Какого еще брата? Их что, двое?

— Да, Этнарх. Вот, на левой руке у меня Адамчик, обретший новое тело, а на правой — его брат Сам.

Повисла тишина. Старый, слепой Атлант молчал. Риммон тоже. А что говорить?

— Я жду.

Золотой Змей откашлялся.

— СаламМир — козел.

Эвенор расхохотался.

— Да, это ты… — он отсмеялся и продолжил. — Конечно, ты. Ну, здоров будь во веки вечные Жучара-Лжец, Жучара-Вор.

— И тебе, великий Эвенор, здоровья, новых глаз и всех зубов.

— Каким ты был, таким ты и остался. Но где же брат твой?

— Не сторож брату своему, и уж тем более не рот. Он скажет сам.

— Да, сам скажу. Ведь я же Сам, стало быть я сам могу сказать. Он брат мне, я ему, мы кровью связаны вовек, и души слиты будто в бронзе, медь и олово, в одном… ЧЕРТ! Я от вас уже заразился! Можно без стихов? Давайте к делу!

— Да, вы похожи. Не важно, кто как выглядит, ваши души сто крат переплелись. Ну, Жучара… Ты пришел за своим добром? Забрать желаешь, в этот миг?

— Да, Этнарх. Уже пора.

— Да будет так. — Старик громко хлопнул в ладоши от чего Риммон и Тварюшка подскочили метра на полтора. — Эй, кто-нибудь! Несите Ключ от сундука, шкатулки, ящичка, футляра! И поскорее разгильдяи, мне время уж творить, подать сюда пяток секретарей!

Прибежал гигантский сорокаметровый мальчик, и почтительно поклонившись, подал слепцу Ключ. Один. Зато какой! Любой Буратино бы обзавидовался.

Ключ, размером с три Риммона, явно золотой. Такая тончайшая резьба, ни Атланту с его лапищами, ни Человеку с его отсутствием понимания истинной красоты, ни в жизнь не удастся.

Эвенор, с кряхтением поднялся с трона и вполне целенаправленно, уверенно, ни на что, не натыкаясь, зашагал к выходу.

— Я буду скоро, вам тут ждать велю событий,

Достойных воспеванья… в скрижалях… А, тьфу, чтоб ты провалился, со своими скрижалями! Ждите!

— Слышь, Палкосуев, а он что, шизик?

— Апалко-Суеф.

— Ага, я так и сказал. У него шиза, да? То, как нормальный себя ведет, то клинит его.

69

— Великий Этнарх очень стар. Он родоначальник всех Атлантов, мы все его дети, внуки, правнуки… Чтим его. Так что будь вежлив, прошу тебя.

— А все же?

— Ну… Когда Эвенор, в битве за…

— Опять эти сплетни??? НЕ БЫЛО НИКАКОЙ БИТВЫ! Было предательство, измена!

— О, Этнарх, прости, я не видел, как ты вошел.

— Не видел? А глаза, глаза тебе зачем даны, безмозглый ты баран!

Величье мира постигать, и замечать, и примечать, и видеть!

А более всего, смотреть на старшего обязаны они, величье мудрости

Чтоб запечатлеть в скрижалях… ДА ЕПЕРНЫЙ ТЕАТР!!!

Старик, чем-то сильно огорчился и рухнул в свое неудобное, каменно-холодное кресло.

— Вот. Забирай. — И он протянул слегка дрожащую руку. Посередине ладони стоял огромный, ну для Риммона огромный, а для атланта крохотный, фиолетовый чемодан на колесиках, облепленный со всех сторон стикирами и самоклейками, с непонятными, толи логотипами, толи рунами, толи еще чем-то.

Золотой Змей осмотрел чемодан со всех сторон, понюхал, лизнул, и кивнул обеими головами.

— Да, это он. Брат, возьми его пожалуйста.

Риммон не стал припираться и взялся за выдвижную ручку. Чемодан, тут же уменьшился до приемлемых, пригодных к транспортировке размеров.

Тварюшка перепрыгнул на руку Эвенору и пополз к плечу. Долез до уха, и что-то горячо зашептал. Этнарх молча кивал. Потом хмыкнул, и сказал лишь одно слово: «Хорошо».

Золотой Змей полез обратно, но неловко оступился, на пока еще слабых лапках, и кувырком скатился куда-то в складки одежд старца-великана.

— Ночевала змейка золотая, на груди атланта-великана… — в полголоса продекламировал Риммон и улыбнулся. Ручка чемодана приятно лежала в ладони. Дело было почти сделано.

Тварюшка выпутался, выбрался из складок и извиняясь засеменил в сторону протянутой полемархом ладони.

— Апалко, прими у Адамчика тринадцать драгоценных песчинок, и спрячь понадежней. Это волшебные песчинки, за каждую отвечаешь головой. Не повтори судьбы Меркулоха.

— Слушаюсь, Этнарх.

— Все, мне действительно пора. Да и вам, я думаю тоже. До встречи, о странные братья, скованные цепью времен,

Ваши пути много раз на земли Атлантов ведут

Вы же, ступая, держитесь друг друга, будьте родными по духу,

Я же о вас пропою и память оставлю в скр… ААААААИИИ!!!

— Все, братишка, поехали, деда снова понесло.

— Да. Держись за крыло. Повыше, там шипов меньше. Готов?

— Да.

Темнота. Портал.

… Пришла в голову гениальная мысль.

Не нужно никуда идти, никого искать. Нужно ждать игроков на респе, рано или поздно — появятся.

Этим, Беери и занялась. Ожиданием.

И действительно, не прошло и часа, одна из могил окуталась серебристым светом, из которого соткалось тело орка, Тело было в черно-зеленых доспехах. Черно зеленом фашистском штальхельме. Черно зеленых латных рукавицах и сапогах. Но, без черно зеленых штанов.

— А, суки!!! ПОНОЖИ!

Иззабибель, в облике вороны, сидела на надгробной плите и рассматривала потенциального связного.

— Суки, суки, суки!

Мда, словарный запас невелик. Но и выбора то, особого нет. День, видно, не базарный. Сидит уже почти час, а только первый неудачник отреспился. Она перекинулась в женское тело… Роскошную фигуру, молочно-белого цвета, прикрывали лишь длинные, седые копны волос.

Бебегтр Бутпрык Биовульф. О, ипать, надо же было такое придумать?

— Привет.

— Прив… О, ё-ё-ё…

— Что?

— Тебя, нах, совсем раздели, нах!

— А, это… Можно и, так сказать.

— А с меня, только… Ой.

Орк стыдливо дернулся, и принял позу футболиста в стенке.

— Штаны сняли, нах. Адамантитовые, чтоб их сук, сетовые, почти новые…

— Бывает.

— Тебя, что пэка с респа не выпускают?

— Нет, у меня другая проблема.

— Хуже пэка?

— Да.

— И какая, нах?

— Ну… как тебе сказать… Хочешь, много-много денег, семисотый уровень, и вообще все?

— Чего?

— Хочешь стать крутым?

— Как ты что ль? Да ну нах!

— Ну, как я у тебя вряд ли выйдет… Но… как тут говорят… супермеганагибатором?

— А ты, кто вообще? Полог тебе нах?

— Полог… Да уже, наверное, и не нах. По привычке. А звать меня… Хм… Зови меня Бадб.

— Это вроде раса такая, жутко дорогая?

— Точно. Нах.

— Эмм…

— Что?

— Мне… Ну знаешь. Неловко, нах. Стыдно. Без штанов, нах. Ты — девушка. Голая.

— И что? Хочешь меня?

— Ну… Да.

— Ну, спрячься вон, за камушек. Прими меры. А потом поговорим. НАХ.

— Я это… я… сейчас.

Орк, вопреки ожиданиям, не побег за камушек, а покопавшись в мешке, вытащил какую-то красно-зеленую, клетчатую тряпку. Одел ее, и стал очень похож на этнического шотландца, вступившего в гестапо.

— Килт, нах, — зачем-то пояснил он местонахождение тряпки. — Знаешь…

Он обернулся, но Иззабибель в этот момент умерла. В нее врезалась одуревшая от утреннего света ночная бабочка.

— Эй, ты где, нах?

— А… Ипать твои крылышки… Тут…

— Какие крылышки???

— Это я не тебе. Короче, работа нужна? Легкая, оплачивается шикарно, социальных гарантий правда нет, зато могу пообещать отдаться. Потом.

— Ээээ…

— Не тупи, если согласишься, сразу… Ты какой там… Сто третий? Вот, триста третьим станешь. За полчаса работы.

— Ой, Бадб, да не грузи, нах.

— Не гружу. Проверь.

— Ну… а когда… Это. Ну. Отдашься? И как?

— То есть, тебя больше интересую я, чем плюс двести уровней?

— Ну, ты — вот, тут, нах. А плюс двести левеллов, это не реально. Короче, хочу депозит.

— Чего хочешь?

— Ну… что-то заранее. Прямо сейчас.

— А! Аванс!

— Аванс, депозит… какая, нах, разница? Ну, пусть так. Хочу аванс, нах.

— Аванс, нах… — Иззабибель подпустила в голос томности. — Какой ты… Романтичный. Целеустремленный…

Тьфу, жалко, что ли? Да она таких авансов, за время своей работы на Асмодея, понараздавала и не сосчитать сколько. И хоть бы кто, авансовый отчет предоставил, ипать их…

Так или иначе, аванс был оформлен буквально секунд за сорок.

Сказалась и квалификация кассира, и нетерпение, подотчетного, так сказать лица. Вернее, подотчетной, зубастой, курносой, зеленокожей, морды.

Иззабибель, тоже спешила, мало ли, рухнет левл, и убьет ее струей. Но пронесло.

— Ты такой… Такой мужчина… а знаешь, ты ведь у меня первый…

Она скромно потупила глазки. Седая челка озорно упала на лоб.

— А ты у меня… Бадб, а ты в реале, на Земле где живешь? Я, кстати, Боря. Боря Бутпрыкин.

— Я тебе, потом скажу. Давай сначала здесь немного пообщаемся.

— Ну хоть зовут тебя как, нах? Не Бадб же, в натуре?

— Зовут… — Иззабибель ненадолго задумалась. — Изольда.

— Ух ты. Изольда… Изо льда… Поэтому белая?

— А ты еще и умный. Я давно, всю жизнь, такого искала.

Она прижалась к холодному доспеху и вонючему килту всем телом, нежно провела пальчиком по могучему плечу орка, но вдруг, резко отпрыгнула.

— Не подходи!

— Что? — Боря в недоумении шагнул к ней. — Что не так, нах?

— Все так, все так…

Проклятый левел медленно пополз вверх, потом резко прыгнул до миллиона, и упал в минус сто миллиардов.

По большому счету, нет разницы, что минус первый, что минус сто миллиардный. Все равно, любой севший комар, или упавший с дерева листик — одинаковый каюк.

А вот миллионный левл, это да… Сила. Сотрет Борю, в порошок, одним дыханием, как он верно говорит, нах. И пропадут труды последних десяти минут. И потом, мало-ли когда тут следующий постпубертат отреспится?

— Извини, Борь… Мне нужно отдышаться… Уж больно ты хорош. Боюсь, снова не устою. А у меня и правда дело. Очень важное. Жизнь и смерть, зависит, можно сказать.

— Изочка, чем я тебе помочь могу? Тока скажи! Все сделаю, нах!

Готов. Все, теперь можно веревки вить. Только не забывать подкармливать иногда. Да, атрофировались какие-то суккубские навыки, но ручки то помнят…

70

— Боречка, Боря… — она закрыла лицо руками и захлюпала. — Только не подходи…Я сама… Чуть позже.

— Что случилось-то, нах? И вообще. Го в город. Че мы сидим на могилах?

— Нет! Нельзя! Пока нельзя… Боря, мне твоя помощь нужна… а про левел, я не вралааааа…

— Чо, правда, нах?

— Опой клянусь!

— Ээээ…

— Ну, тебе она и так достанется, но потом. А сейчас… Боря, ты смелый?

— Я — орк!

— Ты не боишься зайцев?

— Кого, нах???

— Зайцев. Ну, мало ли. Вдруг, фобия какая?

— Чего, нах???

— Значит, договоримся. Борь, тут такое дело… — у нее было достаточно времени, чтобы заранее придумать несколько легенд, и сейчас, Беерри излагала простейшую. — У меня очень редкая раса. И редкий, очень, редкий квест. Я, по его итогам, получу максимально возможный левл. И еще один перс, которого я выберу. Хочу, чтобы это был именно ты…

— Семисотый? — глаза орка округлились.

— Да. Причем, ты получишь его сразу. Вот, прямо сегодня. А потом, еще кучу этих… плюшек.

— А чего делать-то?

— Ничего особенного, — она повела изящными плечами и седые волосы соскользнули с роскошной груди. — Только то, что я скажу. В основном — переводить.

— То есть? Блоки языковые установить, нах?

— Нет, не надо на него ничего устанавливать, он и так огромный… Есть существо. По условиям квеста, я не могу с ним напрямки общаться. Для этого и нужен ты. Ну может, когда подвинуть что, или грохнуть кого.

— И все?

— Все.

— А это… Тебе сколько лет в реале? Ну, я не то чтобы… Ну понимаешь… а вдруг…

Вот козел. Тут ее судьба решается, а он переживает что пенсионерку трахнул.

— Шестнадцать.

Иззабибель попыталась покраснеть, но не смогла и просто смущенно закусила губу.

— Я маленькая для тебя, да? Тебе со мной не интересно? Ты ведь, наверное, зрелый мужчина, у тебя таких как я…

— Да ну, нах! Самое оно! Мне семнадцать! И знаешь… Ну, у меня, конечно были женщины до тебя. Много. Но ты! Ты лучшая!

— Правда? Ох, Боренька, я так рада, так рада…

Уровень, крутился где-то около нуля, и она, быстро подскочив, чмокнула идиота в зеленую небритую щеку. Пустила умильную слезу.

— Борь, я тебя очень прошу… Помоги мне…

— Само собой, нах! Куда идти? Вот, только штаны…

— Идти не надо, о штанах не переживай, скоро ты из них все равно выростишь. Значит слушай. Я скажу волшебные слова. Ты их повторишь, появится заяц. Он меня не слышит и не видит, нужно, что бы ты работал ретранслятором. Справишься?

— Кем работал, нах?

— Повтори слово «ретранслятор».

— Ритрослятор.

— Сойдет, справишься. Главное — ничего не бойся, и нечему не удивляйся. Готов?

— А ты это… Это надолго? А то может повторим, нах?

— Ух, какой пылкий! Конечно повторим милый! Вот, дело сделаем, и сразу повторим! А то и попятерим!

— Ну, дык, не тяни кота, нах! Че говорить, то???

Иззабибель вздохнула. Наконец то. И повторила, вслед за хором зайцев:

— Синий, Налево, Пиво, Джек, Девятнадцать.

В этот момент, уровень снова упал, и она умерла, убитая паутинкой, принесённой утренним легким ветерком.

— Господин, не гневайся, на верного раба своего… Я, тут, с этими гастрабайтерами, вообще скоро сам себя понимать перестану. Я тут подумал, и привлек молдаван. Мастера Маноле с девятью помощниками… Так вот, они…

— Короче!

— Рад доложить, работы выполняются с опережением графика и сохранением качества построек. Города уже установлены, работы над казематами завершены. К вечеру будет полностью готов замок и дворец.

— Так бы сразу. Вечером буду с инспекцией. Все, отбой.

— Брат, а кто такой Маноле?

— Черт его знает, бригадир, наверное. Ладно, черт с ним. Вещай.

— А, ну да. Чемодан — вещь из какого-то другого мира. Он находится даже дальше чем Атлантида, которая с Грязью имеет постоянный прямой контакт, пусть и односторонний, через водоворот. Кстати, наше Самое Лучшее Место — тоже не совсем Грязь. Не просто локация, сектор, или материк. Отдельный Мир, визуализацию которому дает Венец основателя, а питается он, энергиями из внешних источников. И поддерживается не ресурсами местной системы, не подключенными к игре, как ты их называешь… А… А вот чем, или кем — не знаю. Наверное, наподобие той же Атлантиды и прочих смежных с Грязью Миров.

— А их что много?

Змей пожал крыльями.

— Я помню о восьми. Не удивлюсь, если их намного больше. Ну и наше Место. Оно сейчас формируется по законам и правилам Грязи, растет на теле этого мира, как… Опухоль. Но, потом, наверняка, сможет отпочковаться. Как Атлантида, например, отпочковалась от своего мира. И теперь мыкается, прилипает, то здесь, то там… То к одному Миру, то к другому. Паразитирует, короче.

— А Землю посчитал? И…

— Землю… С Землей сложнее… Я помню, что ты рассказывал мне о ней, и о Рае, и об Аде… Но память Адамчика еще не полностью вернулась. А он, точно знал, что-то такое… Ну… Что в корне расходится с твоей версией.

— Версией? Я все это своими глазами…

— Брат, дай мне время… Или, давай наплюем на все и мотнемся за этим.

— Подумаю. Может завтра и наплюем. Так что, чемодан?

— А, да. Чемодан. В нем иная реальность. Замкнутое само на себя пространство. Как лента Мебиуса, только в шести измерениях, а не в одном.

— В двух.

— В одном, Брат, в одном… Но это сейчас не важно. Главное, никто, ничего оттуда украсть не мог в принципе. Чтобы из нашего пятимерного пространства, что-то положить в шестимерное достаточно только желания и вот его. А вот чтобы перевести из шестимерного — в наше… Тут без этого ни как.

— Черт, что ж ты сразу…

— А я тогда не помнил. Вот подрос — вспомнил.

— Подрос он… Сегодня же на охоту! Будем тебя душами апать! Ну, и меня за одно… Может еще что…

Скрипнула дверь, из прихожей послышались приглушенные голоса.

Риммон быстренько спрятал шестимерный чемодан под диван, и принял непринужденную позу.

— Замри в уголке, прикинься статуей, — шепнул он.

— Зачем?

— Делай! Будем оказывать психологическое давление.

— Понял…

Золотой Змей бесшумно скользнул в указанный уголок, и застыл. Он действительно производил впечатление отлитой из чистого золота статуи тончайшей работы. Даже дышать перестал вроде. Или и не дышал?

В гостиную вошел Смельчак, следом за ним семенил седой бородатый дядька, в костюме а-ля Гендальф. Социал. Лабеан. Наконец-то.

Смельчак сильно изменился. Под Пологом, не было видно его уровня, но судя по качеству мантии он уже перевалил за трехсотый левл. И лицо. Лицо стало… Более вдохновленным? Эмоциональным? Живым?

— Чак, ты провел первичный инструктаж гостя? Что можно говорить, чего нельзя?

— Да, повелитель. Все сделано, как повелел Великий Ваатра-Ууш.

— Хорошо… Мудрейший, присаживайся. Чак, ступай. Хотя, погоди. Откуда такие шмотки? Эта тряпка с полмиллиона стоит, наверное.

— Почти полтора, повелитель. А такой сет стоит двенадцать.

— Двенадцать миллионов???

— Да, повелитель. Но я его не покупал, все деньги идут в кассу, на строительство храма Великого Ваатра-Ууша.

— Черт, неужто прибил кого? И обобрал? Жрецам, что, можно? Не, я-то не против. Но…

— О, нет, повелитель. Жрецам Великого Ваатра-Ууша, конечно не запрещено отвечать на зло насилием. Но, в этот раз, слава Великому Ваатра-Уушу, обошлось. Ваатра-Ууш, в великой мудрости своей, открыл мне, недостойному, местонахождение клада. Клад, этот огромен, вещей подобных, и гораздо более лучших в нем множество. Он находится…

— Потом расскажешь! Покажешь.

Демон бросил настороженный взгляд на Лабеана. Тот, делал вид, что крайне увлечен осмотром золотой статуи, и ничего вокруг, помимо нее не видит, и не слышит.

— Повелитель, я вижу, вы заказали увеличенную статую Принца? Он тут совсем как живой, и крылья с лапами ему очень идут. Слава Великому Ваатра-Уушу, две ноги даны нам для того, чтобы преодолевать путь, в Принц, имея их четыре, достигнет цели вдвое скорей.

— Хм… что-то, ты слишком часто его хвалишь… Ладно, об этом потом. Иди, я тебя позже вызову, поговорим.

— Слушаюсь, повелитель.

Смельчак с достоинством, неглубоко поклонился, и ушел.

— Я давно хотел с тобой встретиться, мудрый Лабеан. Наконец, ты почтил меня своим присутствием.

— Вижу, вы достойный человек… эээ… Эльф. Как мне к вам обращаться? Сам? Повелитель? Или может… Риммон?

Опа.

— Пока остановимся на первом варианте. Повелителем я тебе стану, если договоримся. А третье имя, мне, увы вообще ничего не говорит. Кто этот достойнейший человек?

— Этот… хм… Достойнейший… Не человек. И не эльф. Так что, возможно, я ошибся. Прошу простить, я стар, ко мне частенько приходит мой хороший друг Альцгеймер, и я путаю имена, даты, слова… Даже забываю многое. Например, я совершенно не помню, чего ради, я тут делаю?

— Ты тут по нескольким причинам. Первая, и теперь, самая важная. Ты очень, до боли, можно сказать, хотел мне рассказать о… Риммоне. Кто это, и откуда ты о нем знаешь. Вторая. Ты хочешь денег. Много и быстро. Они у меня есть, и я могу поделиться. При определенных условиях, разумеется. Третья. Ты хочешь втереться в доверие к наивному божку-НПС, а он выдал тебе квест, посетить этот дом. Ну и четвертая. Я сам тебя позвал, ты мне интересен, очень люблю таких… как ты. Можно сказать — коллекционирую.

— Вон, оно как… — Лабеан, преувеличенно тяжело встал с кресла и показушно кряхтя, подошел к Золотому Змею.

— Ну что-же… На счет первой причины, я не уверен. Возможно, та самая боль вернется, под бременем тяжкого груза исполнения второй… ммм… второй причины. Третья, да, тут вы правы на все сто. Собственно, квест уже выполнен, разговор состоялся. А на счет четвертой, я вообще ничего не знаю, я в коллекцию не хочу. Мне интересней жить, чем сидеть в банке с формалином. Так что, может вернемся к обсуждению второй?

— Обсуждать будем лишь в том порядке, который установил я. В зависимости, от результата, по первому пункту, перейдем, или не перейдем ко второму. Но… Так или иначе, в накладе не останешься. Свое получишь. Деньги у меня есть, ты убедился. Даже работающие на меня жрецы — миллионеры.

— Хм… Я так понял, что вы не совсем были в курсе его… ммм… благосостояния.

— Это не важно, главное, в курсе сейчас. И поверь, это не единственный мой источник дохода. Вот, видишь статую?

— Вижу. Но она мало, о чем говорит. Во-первых, мы все же в игре, тут золото как таковое ценится не так сильно, как на земле. Редкие волшебные вещи — да. А золото… Разве что по привычке. А во-вторых, статуя вполне может быть полой. — Он поднял руку и костяшками пальцев постучал по левому носу Тварюшки. Тот, от неожиданности мигнул и… чихнул.

— А-а-а-а, Господи Иисусе!!!

Риммона прошибло. Куда там какому-то убогому слову на С! Его колбасило и штырило с полминуты, трясло и било в конвульсиях.

Змей зашипел, моментально обвился вокруг старика намертво фиксируя, и заткнул ему рот кончиком хвоста. Лабеан, немного подергался, понял, что, во-первых, бесполезно, а во-вторых, его прямо сейчас убивать не будет и успокоился. Да и невозможно убить или даже сильно обидеть в мирной зоне. Кроме того, игрока-социала. Который в принципе не имеет очков жизни, а стало быть не может умереть. Только из игры выйти.

72

Лабеан лупал глазами и мычал.

Тварюшка шипел и пугал его множеством зубов-игл.

Риммон потихоньку приходил в себя. Он слабо махнул брату рукой, мол ототкни его, но будь начеку.

— А ведь я не верила! Не верил, то есть! До конца — не верил!!! Вы и правда — демон???

— Черт… Не делай так больше… Ты что, не в курсе… Нельзя трепать имя Его в суе?..

— Прикажите своему пету меня отпустить, я все понял.

— Я НЕ ПЕТ!

— О, Го… Ой… Не может быть! Он говорит!

— Говорю! И все понимаю! Бр… Повелитель, что делать?

— Пусти его… Он вроде и правда все понял уже. Или поняла?

— Здесь, я мужчина. На Земле — женщина. Но это не важно. Важно…

— Важно то, что считаю важным я. Это первое условие, и оно не подлежит обсуждению.

— Да-да, конечно…

— Итак, откуда ты обо мне знаешь, женщина? Ты не сатанистка, иначе то имя не сработало бы. Крещенная, как минимум. Одержимые, сами не знают, что творят, да и нет тут низших бесов и чертей. Настоящих, я имею ввиду. Кто ты?

Седобородый старик нахмурился, когда его назвали женщиной, но почти сразу взял себя в руки, понял, демон начал игру. Пытается вывести его из себя. Нервы и так расшатаны неожиданно ожившей статуей и все еще слегка дымящимся эльфом.

— Я ведь могу наплести с три короба, неужели вы мне поверите?

— А зачем тебе это? Впрочем, давай, плети. Посмотрим.

— С чего бы начать…

— С начала. Начинают обычно с начала, классический вариант, он самый надежный.

Лабеан улыбнулся.

— Ну, началось все очень давно, и вам это известно лучше, чем мне. Вы тогда были и все видели, а я…

— Не придуривайся, женщина. Я сейчас шутить не настроен. Да и как тебя зовут? Эта местная традиционная тройная кличка Сав Луник Лабеан, конечна остроумна, но неужели никто не догадался прочитать ее задом наперед?

— С теми, кто догадывается, я предпочитаю не связываться. Здесь уйма народу обитает, на мой век хватит. Для того такой ник и придумал… а, ладно, придумала, чтоб очень умных и наблюдательных сразу отсеивать. А зовут меня Соня.

— Ну, Соня, так Соня… И что, Соня, когда ты впервые обо мне услышала? И от кого?

— Впервые, около двух месяцев назад. На рынке, случайно. Я люблю подслушивать чужие разговоры, вот и тогда, трое… Гном-боец и два мага. Очень громко считали деньги, делили потенциальную прибыль, а это моя любимая тема.

— И что дальше?

— Да что… Кинула убогих. Быстренько на каких-то ширпотребовских картах приписала красивое название, нарисовала большие красные крестики… Кстати, как к крестам отношение?

— Сам многих на них вешал, нормальное отношение. Очень оригинальная пытка. Пока крест не освя…, впрочем, это не важно. Дальше.

— Искали они, какие-то осколки камня души некоего Риммона. Да мне все равно, хоть обломки ковчега, или ручку от Грааля. Продала им карты и забыла. А потом приперся бомжеватый непись. Тоже сказал о Риммоне. Я с трудом вспомнила чего там было, но и ему карту продала. А после… после пришел странный моржелюд. Под Пологом. Это такой…

— Да, я знаю, читал анонс.

— Вот. И притащил одну из первых карт. Стал требовать, чтобы я ему сказала, откуда я знаю Риммона, и где ты сейчас прячешься. Деньги предлагал, угрожал… Ну, деньги я взяла. И осторожненько, поспрашивала, что за Риммон такой. Короче, он мне больше рассказал, чем я ему. Но обернул дело так, будто ты засбоивший непись. Даже не непись, а моб, прикидывающийся неписем, который притворяется игроком. О твоей… ммм… сущности, в тот раз ничего не сказал, хотя знал, уверена.

— И?

— И ему я карту дала. Сказала, да, мол заходил Риммон, выдал мне квест. На свои собственные поиски. Зачем, мол, не знаю, но просил всех интересующихся отправлять по текущему месту прописки. Мало ли, может, питается он ими. Эта фраза, его ужас как зацепила, он даже задрожал. Схватил карту и убег.

— Ха, питается… Ну, почти. И куда же ты меня поселила?

— О, это мое любимое. На Луну.

— Куда???

— Туда, — старик ткнул пальцем в потолок. — На Луну.

— И как он до Луны должен добираться? Коротышек найти и невесомость у них отобрать?

— А я знаю? Моя задача была послать, я и послала. А как он тебя будет искать, не моя забота.

— Хах… а дальше, что?

— Потом, приходили еще несколько игроков, кто по одному, кто по двое-трое. Всего существ двадцать. Все ссылались на этого моржелюда и почему-то, Каца Абрамыча.

— Кого?

— Авторитет бандитский. Здесь в игре держит почти всю торговлю в нескольких не очень популярных секторах. Конкурентов мочит безжалостно, даже в реале, говорят, находит.

— Хм… Поинтересуюсь о нем. И что?

— Вот от них, обрывками и кусочками, я получала инфу о вас. Пока не сложилась полная картинка. Сначала думала бред, или квест какой мудрёный, с реалом не связанный. А с неделю назад, ко мне домой, вернее, на работу… На Земле! Приперся вонючий заросший бомж. Я ту встречу, никогда не забуду, брр…

— И что?

— У меня в тот день, сильно болела голова. Гроза собиралась к вечеру, а я метеочувствительная в реале. И месячные начались. А первый день, самый… Ну… понимаешь. А он, на меня только глянул, гнилые зубы оскалил… Голова прошла. И месячные прекратились, мгновенно. Причем, совершенно неясно, как он на семьдесят второй этаж проник, у меня офис класса люкс. Охрана его не задержала, камеры не зафиксировали. Мистика.

— Хм… Головную боль лечит… Бомж, значит… Нет, не похож. Сын Отца, хоть и Странник, но гигиену блюдет.

— Сын отца?

— Тот чье имя нельзя произносить. И даже вспоминать при мне.

— Ясно… а почему странник?

— Так Он давно по Земле ходит. Инкогнито.

— Да???

— Да. Но мы сейчас не о нем. И что бомж?

— Вел себя отвратительно. Сожрал мою шоколадку без спроса. Нагадил в углу. Слопал на сухую, ложкой, почти полную банку растворимого кофе. Знал мой ник в игре, причем нарочно его перевирал. И начал нести чушь. Ну, это я сперва подумала, что чушь… Уже потом увязала с имеющейся информацией. Долго, часа два он мне мозг парил. И ушел. Я смотрю на часы, а времени, не секунды не прошло, как он зашел. Думала глюк. Потом смотрю, в углу дерьмо есть — шоколадки нет. Даже если б я сама ее съела, то в углу навалить, точно не могла. Такую кучу — тем более.

— Давай описание природы и итогов жизнедеятельности фауны опустим. Что говорил?

— Ох, чего он только не говорил… От крибле-крабле-бумса и эники-беники-ели-вареники до описания принципа работы синхрофазотрона вблизи включенного адронного коллайдера. И все врем меня про какой-то белый плащ с алым подбоем спрашивал.

— Хм… Плащ, плащ… уж не Стихий ли?

— Это легендарка, что ли? Не знаю, он не пояснил. Но, вот о вас, поведал много. Если сложить в кучу… тьфу, опять куча… в одно… Ну в общем, из пары часов — полчаса вам было посвящено, как минимум. Вы мол — адское отродье, и портили людям жизнь там, а теперь в Грязь переехали, и если вас не остановить — будет плохо. В первую очередь мне.

— Почему?

— Ну вы мол, спите и видите, как сожрать побольше душ. Вы правда души кушаете?

— Вздор.

— Я так и подумала, гнилая пропаганда.

— Это черный пиар. Мы, демоны — нормальные существа, романтичные, местами даже чувственные, способные любить. Сострадать. То, что нас рисуют мерзкими чудовищами — провокация. От грязи отмыться сложно, знаешь же… Прилипнет, и все. Доказывай, что ты не верблюд.

— Да-да… но мне, на самом деле-то все равно. Что там после смерти будет, неважно, меня же уже не будет, как таковой. А то что будет — будет уже не я. А душа… Ну что — душа? Если она и есть… а кстати, есть душа?

— Душа… Хм… Сложный вопрос.

Отвечать правдиво демон не собирался. Но вопрос был типовой, и на него существовали стандартные домашние заготовки, семь штук. Которые можно было использовать в зависимости от сообразительности и подготовленности клиента… Тьфу, собеседника. В данном случае подходил ответ номер четыре.

— Душа есть. Но она, как ты правильно заметила, не ты. Не дух. Если сравнивать с автомобилем, например, душа это что-то вроде омывающей жидкости, которой в стекло водитель прыскает, чтоб дорогу лучше видно было. Но не в коем случае не двигатель и не бензин.

73

Вот, все просто и ни хрена не понятно. Как раз для мудреца ответ. С мудрецами проще, они думают, что все сами могут додумать. Это дурню нужно разжевать и в рот положить. Да и потом следить чтоб не сплюнул. А умные люди на подобную чушь, самостоятельно как на крючок цепляются.

— То есть она не важна?

— Ну как не важна? Очень важна, если хочешь ехать по прямой, и по дороге никого не задавить. Если на окружающих пешеходов плевать, то можно стекла затонировать, музычку погроме врубить, фары выключить, и по газам. Кому повезет, тот отскочит, а вообще зачем под колеса лезть, верно?

— Я сама по жизни еду. Одна. И попутчики мне ни к чему.

— Вот и я об этом. Так что, опасаться тебе нечего.

Достаточно спорное утверждение, но он сейчас не душу покупает, чтобы политесы разводить. Нужно о деле, а не об отвлеченном.

Старик щелкнул пальцами.

— Так я и думала. Спасибо!

Риммона тряхнуло. Змей дернулся, но активных мер предпринимать не стал.

— Еще раз так сделаешь… Уууу… Выгоню к чертям, и разговор будет кончен.

— Ой, простите, я не нарочно… Забылась, задумалась.

— Задумалась… Так, слушай, жертва интеллекта… Давай, короче и по делу. Конкретно, что тот бомж говорил именно? Без воды, но и не упуская сути.

— Что Рай и Ад, действительно есть. Демон по имени Риммон, до того вершивший зло на Земле теперь переселился в Грязь. Риммон — страшное, коварное существо, верить ему нельзя, а все что он говорит, нужно понимать наоборот.

— Ага, а я, о чем! Черный пиар во всей красе! И попробуй опровергни! Стереотипы уже сложились!

— Еще он сказал, что слово… ну, то слово, о спасении, причиняет демону… вам… боль. А молитва, идущая от чистого сердца, вообще…

— Это у тебя оно чистое-то?

— Но ведь сработало?

— Хм… И не поспоришь.

— Так вот. Он сказал, что вы, рано или поздно меня найдете. Как-то мы с вами уже повязаны, на каком-то там уровне, в каких-то… ммм… скрижалях. И начнете соблазнять.

— Я??? Соблазнять?

— Ага, и скорее всего деньгами.

— Ну, не соблазнять, скорее пригласить на непыльную, высокооплачиваемую должность.

— Ага, он и сказал, демон потребует от тебя дуры бестолковой, службы непыльной, к погибели ведущей. Ибо так вырублено в скрижалях, и хрен сотрешь все это дело тряпочкой в горошек. Континуум прописался, по квантам обнаружена недостача, реальность свернулась, а потом развернулась боком, хоть коллайдер снова подрывай, базоны охренели, и вселенная, мать ее, снова расширяется без спросу. Дословно.

— Хм… кого-то мне этот монолог смутно напомнил…

— Кого?

— А вот еще не понял. И ладно, потом… Потом, что было?

— Потом, он сказал, что меня на сквозь видит, и даже пусть я не думаю отпираться, что стерва, хапуга и карьеристка. И еще в детстве над лягушками издевалась. Ну я и не думала, а как еще прожить то? Не я такая, жизнь такая. А лягушки, что? Они бы все равно сдохли.

— Да, тяжелая жизнь на Земле сейчас. Не обманешь — не продашь.

— Да, с бизнесом вообще беда, обороты на шесть процентов от того года упали.

— И куда мир катится то… Все мы жертвы экономического кризиса. Вон, сто лет назад, ни о каких кризисах никто и не думал, все было просто, хорошо и понятно. Люди были добрее и счастливее.

— Ну, вам виднее.

— Да, я помню, я же вечный… И воздух чище, и небо голубее, и вода мокрее… а теперь что? Вот, только в Грязи и остались нормальные человеческие взаимоотношения. Честно говоря, я потому сюда и переехал. Хочу построить здесь город-сад, и раздавать счастье. Задаром. Для всех.

— Да? А в чем гешефт?

— Ну… Объем счастья это такая обратно пропорциональная, сложная штука. Он на себя не замкнут. Чем больше отдам, тем больше останется.

— Счастье — это как оборотные средства? Больше вложил, больше выхлоп?

— В точку. Кроме того, вкладывать будем… ну если, ты ко мне примкнешь, конечно, активы нематериальные. А получать, напротив, в твердой валюте.

— Интересный бизнес план.

— Что еще с бомжом?

— Да почти все. Сказал, что так или иначе, я все равно вашей буду, этого не изменить. А раз так, что че дергаться? Просил передать, чтоб я напомнила о кольце Соломона. Ну, и добавил СаламМир — козел.

— Ха!

Тварюшка впервые подал голос.

— Что? Что-то вспомнил?

— Я понял, о каких скрижалях речь! И Эвенор, не спроста на них упор делал, вот, зараза, а еще маразматика из себя строил! Нет бы прямо сказать! Хотя… Может просто не мог, напрямую… Намекал.

— Да ну?

— Он — тот еще хитрец. Но… Давай о нем позже?

Демон кивнул. Посмотрел на Лабеана. На Лабеану?

— Еще есть что добавить?

— Да собственно нет. Все остальное, что он нес, явное фуфло и словесный понос.

— А что про плащ?

— Да просто он его раз тридцать упоминал. Или больше. Ни к селу, ни к городу. Болтает, болтает, а потом: «…в красном плаще с белым подбоем… а буря! Скоро грянет буря… Где мое ружье? Я возьму парабеллум…». А потом наоборот: «Печальный демон, дух изгнанья… херувим… когда комета пролетела, а он в белом плаще, и красный-красный подбой…».

— Угу… Стишки значит любит…Классикой увлекается.

— Самогоном он увлекается, или наркотой какой-то. Все в башке, у него перепуталось, я вот, то что изложила, только более-менее и поняла.

— Ну, это вовсе не значит, что в этом якобы-бреде не было скрытого смысла. Хорошо, — демон резко хлопнул в ладоши. — С этим ясно. И так. Теперь, дело за тобой.

— За мной?

— Соблазнять я тебя не намерен. Могу гарантировать хорошую зарплату, и гигантские, просто астрономические бонусы. Душа мне твоя — не нужна. Более того, существо без души для моих целей не пригодно абсолютно, так что я ни покупать, ни забирать ее не намерен. Из-за наличия души тебя и пригласил.

— Так-так…

— Что так-так? Если согласишься работать на меня — будем говорить дальше. Есть несколько обязательных условий. Но о них только после предварительного согласия. Не устроят условия — прощаемся.

— Ну, тогда, конечно, предварительно да. Чего я теряю? Выслушаю условия.

— Хорошо, — демон про себя поаплодировал. Давно, он так легко не губил души. Но навык, как говорится, не пропьешь. Мудрец Лабеан, ха-ха…

— Условия, следующие…

***

— Синий, Налево, Пиво, Джек, Девятнадцать. Мать, нах! Глюки!

— Мы пришли. Не бойся нас.

— Говорящий заяц! Изка, тут говорящий заяц, он светится, нах!

— Значит сработало… Вижу. Я его вижу и слышу, наконец-то он ужался. А то в глазах рябит уже…

— Что значит ужался?

— Не важно. Давай так…

— Мы тебя не слышим. Передавай свою речь, через это существо.

— Вот, понял? Я его слышу, он меня нет. Вопросы все — после, сейчас — дело. Я говорю — ты слово в слово повторяешь. Понял?

— П-понял. А, нах?

— Квест, ты что забыл? Левелы? Плюс двести, или даже шестьсот!

— Семьсот третьего не бывает!

— Ой, не придирайся! Все, начали.

— Начали.

— Заяц — ты мудак.

— Заяц, ты… Че так и говорить, нах?

— Да!!!

— Заяц, она говорит, что ты мудак… Да я и сам, походу…

— Ты отсебятину, не лепи!

— Ты отсебятину…

— Это не ему, это тебе!

— Мы не мудак. Мы не можем им быть по определению, у нас нет желез. Какая отсебятина?

— Так, Боря. Закрой глаза. Расслабься. И повторяй за мной. Слово в слово, понял?

— Хорошо.

— Заяц, ты почему меня не спас?

…Дальше, мы опустим, почти все Борины нахи, восклицания, и неуместные высказывания. Никакого конструктива в них все равно нет. Да и сократим, беседу вдвое, не повторяя каждую фразу.

— Мы не знаем, что с тобой случилось. Мы не отвечаем за легендарные предметы, они вне нашей компетенции. А тебя был Плащ Стихий, который тебе совершенно ни к чему.

— Эта единственная легендарка к которой я подобрала ключик! Нужно же, что-то Мечу Повелителя противопоставить.

— Тебе не нужно драться с ним. Нужно лишь найти. Показать нам. А мы все сделаем.

74

— Я теперь не могу отсюда даже выйти! Меня недавно убила ПАУТИНКА! Муха! Бабочка! Листик! И, мать ее, дождевая капля!!!

— Почему?

— Почемууууу??? Я же говорю, заяц — ты мудило, конченое, абсолютное, доведенное до идеала!

— Отставь, пожалуйста, эмоции. Мы тебя понимаем, когда что-то идет не так, мы тоже испытываем дискомфорт. Но сейчас у нас серьёзная беседа, а время дорого.

— Изза тебя, я провалилась в Мир духов. Кто орал, скорей лови, скорей хватай, а? А он оказался с дыркой, и я моментально, провалилась еще глубже, где я стала ФУНЦИЕЙ!

— А, мы поняли. Ты погрузилась в функциональную часть программы. Алгоритмы и формулы. Это уже не наша территория. Мы бог, только здесь, плюс минус надстройка. А мир духов, не говоря о функционале — на три и пять надстроек глубже соответственно.

— Потом, меня оттуда выгнал какой-то мужик!

— Никаких мужиков, там быть не должно. И быть не может.

— Но он был! Забрал плащ, обозвал бля… а нет, лямбдой, и выпер оттуда. И я вообще, осознала бинарным кодом! Знаешь, как хреново, когда в тебе нулей больше чем единичек? Знаешь, что значит недосчитаться пары байт, и мучительно их искать? А знаешь…

— Знаем. Мы знаем. Мы создавали себя также, только не опускались, а поднимались. И вот мы здесь. Да и ты, тоже, судя по всему. Большей частью.

— Вот именно, ипать тебя, вот именно!!! Частью! (Нах, задумчиво добавил Боря и помрачнел).

— Мы тут ни при чем. Ты сама решила взять плащ. Сама взяла. Как и все легендарные предметы, в нашем мире он лишь проекция чего-то еще. Если его экстраполировать…

— Заяц, не грузи. Что мне теперь делать? У меня уровень скачет от минус бесконечности, до плюс!

— Иза, это как, нах?

— Переводи, ипать тебя! Потом вопросы!

— Мы тебя не понимаем. Это как?

— Как? А вот так!

Иззабибель, да, в данный момент суккуб Иззабибель, а не Беери, уровень которой зашкалил за сто триллионов, размахнулась, и врезала кулаком по земле.

С гор сошли лавины, некоторые вулканы изверглись, течения поменяли направления. Тектонические плиты сдвинулись, и стали расползаться, то что казалось незыблемым, изменилось. Всю планету потряс мощный беззвучный взрыв.

Заяц мигнул и исчез.

— Эй… Заяц? Заяц, ты где??? Система, ипать тебя, вернись, я больше е буду!!!

Семнадцатилетний орк Беавульф смотрел на хрупкую, седовласую девушку и растерянно моргал.

Было принято решение, пока не наступил вечер, смотаться туда, и оставить несколько секретов Тварюшки. Дабы потом, можно было отправлять отряды с целью присвоения ничейной собственности.

Все, на этом везение закончилось.

Во-первых, в Полоне снова оказался сломан телепорт. Непонятно кем, потому что, город, как позже выяснилось, был брошен.

Пришлось прыгать местными порталами из Фигиля. Благо, удлиненное благословением Ватрушки расстояние телепортации, позволяло обходится без нудных пеших прогулок.

Но в серединном острожке на них напали грибы. Сходу, сразу. Завязалась битва, телепортация стала невозможной.

И командовал психованными агромобами гриб-элитник-генерал.

В отличии от своих собратьев, он даже умел разговаривать, правда ужасно картавил. А еще у него была профессорская бородка из мха, хитрый, добрый взгляд прищуренных глазок, а на шляпке приклеился огромный, подвявший лист лопуха, сильно напоминающий кепку гопника.

— Бей их! Гъибы всех паянок — объеденяйтесь! Земью — гъибам, пипец — остайным! Бугыжник огужие гъиботоиата!

Он орал, взобравшись на пенек, очень похожий на древний броневик, а более полутысячи его неговорящих собратьев, пытались завалит массой Риммона с Тварюшкой.

Битва была… эпичной. Жаль рядом не пробегал скальд, иначе, точно быть бы самой младшей Эдде. Тварюшка танковал, Риммон дамажил.

Когда грибы кончились, у демона оставалась последняя бутылочка с Зельем лечения, и всего по три с бодростью и манной. Самое обидное, что гриб-генерал куда-то свалил, даже не пытаясь взять реванш. Хотя нет. Самое обидное то, что у них не было с собой сумок. Ведь по идее, переход должен был занять минут десять. Туда-сюда, и все. И грибы сейчас, просто тихо и бесполезно тухли. Возвращаться за тарой, демон счел плохой приметой, которая перепоганит запланированную госприёмку дворца.

Потом Полон. Пустой, брошенный… ПостаппоКапец. Ветер гонит по бескрякным улочкам какой-то мусор. Беспельменные дома жалобно хлопают ставнями, и тихо стонут. Жалуются на неблагодарных хозяев, бросивших, покинувших, забывших. Дома с ненавистью глядят провалами глаз-окон на Риммона и проклинают укравшего их хозяев гада. Жуть и запустение.

Там задерживаться они не стали, но мертвый город произвел впечатление на демона. С чего бы это? Ну город, ну брошен. И черт с ним. Но что-то беспокоит, бередит душу.

Он занимался самокопанием еще долго, минуты полторы не меньше. А то и две. Что улыбаетесь? Думаете — мало? А вот попробуйте разобраться в себе. Но по-настоящему, по-взрослому. Погрузиться, осмыслить, пощупать самого себя изнутри. Не отвлекаясь на раздражители, не дыша, и не замечая отсутствия дыхания. Не думая о том, что дышать нужно, и нужно не дышать, дабы все получилось. А еще лучше отключите сердце. Чтобы его тук-тук тук, не сбивал с нужного настроя. Кровоток, чтоб не журчал, желудок, чтоб не урчал… Попробуйте. А потом скажите — мало.

Риммон плюнул, и решил впасть в нирвану как-нибудь потом. Сейчас, его ждал скелет Адамчика. Вернее, демон думал, что скелет ждет. А он не ждал. Он куда-то ушел, и уволок с собой пятитонный булыган. Тварюшка, был просто в ужасе и впал в истерику.

Совсем капельку улыбнулась удача. Невдалеке валялся полупротухший, но не обобранный труп песца-элитника. Однако, вопреки ожиданиям, ничего особо ценного в нем не нашлось. Так, по мелочи. Крафтовые и квестовые предметы, пара браслетов, десяток колец редкого качества и все. По сравнению с намечающимися доходами-расходами — капля в море. И чтобы взять все это, пришлось вытряхнуть из карманов тоже недешевые споры грибов. Данный процесс тоже не поднял настроения.

И в завершении, оказалось, что к Полонским Ключам прыгнуть нельзя. В связи с отсутствием РБ, данная локация перестала считаться обитаемой, а, следовательно, доступна лишь пешеходам.

Короче, демон был зол. Он старательно гасил ярость, не позволяя выплеснуться ей наружу. Срываться на Тварюшке, это все равно, что бить самого себя ушами по щекам. Нужно поискать другую, нейтральную жертву.

Вот и шли они уже, часа три, по сильно пересеченной местности, болтая о том о сем, и надеясь успеть к ужину.

— А давай, все-таки эти камни съедим?

— Да нужны они тебе… Нубские совсем. Кроме того, нам требуются миньоны.

— Ой, толку от них…

— Много, много толку. Просто, нужно дать им развернуться. Вот, смотри, у меня сейчас четыре воплощения. И еще три легендарки, которые, каждая дает, соответственно по двадцать миньонов. Послезавтра будет пять воплощений, следовательно, по двадцать пять миньонов. И так далее. Итого, шестьдесят четыре миньона, уже сегодня. Ну, минус жрецы, маги и дебил Барсик. Итого пятьдесят семь.

— И чего нам с этой арифметики Пупкна?

— Нам нужно минимум пятьдесят семь камней. К вечеру. Желательно хороших, но на первое время сойдут любые.

— Нафига?

— Ну, не примем же мы казематы пустыми? Пусть джины насадят туда заказанных мобов.

— И чего? Ну будет полсотни мобов в подчинении…

— Не мобов, а миньонов. Не путай. Они разумны. И преданны до смерти. Готовы, и более того, желают, умереть за меня. За нас, да. Нам нужен управленческий аппарат.

— Какой?

— Ты просто не представляешь, что такое собственный замок, и как много с ним хлопот. Не говоря уже о секторе-государстве. Государстве расширяющимся, империалистическом.

— То есть ты не кровожадную и беспощадную армию готовить собираешься? Не страшных неубиваемых генералов? А министров, советников, депутатов и чиновников? Знаешь… Ты — жуткое чудовище. Просто демон какой-то.

Риммон улыбнулся.

— Владелец пера, всегда одолеет владельца меча. Так было там, и так будет здесь. Конечно, если у владельца пера есть пистолет. Так что, пятый ранг элитника наши министры получат, это в обязательную программу их развития войдет. Установят нужные информационные блоки, я уже прикинул примерный список. И арбайтен. Строить самое светлое будущее, для одного отдельно взятого демона… Ага, и его брата, само собой.

— А я думал ты их на фарм будешь отправлять.

— О, с деньгами у нас проблем скоро не будет совсем.

— Да, понимаю… Смотри, тот самый холмик!

— Ностальгия?

— Не то чтобы… Просто, как будто сто лет тут не был.

— Там хочешь секреты свои схоронить?

— Нет, зачем? Потом каждый раз туда-сюда лазить? Внизу, поближе к озерам. Я, вообще, думал…

В этот момент, Грязь вздрогнула. Загудела, застонала… Планете было больно. Она билась в конвульсиях, ее тело судорожно дергалось.

— А, черрртхххххх!!!

— БРАТ!

Кипящие озера взорвались. Раскаленный пар вырвался из оков жидкого состояния, и почти мгновенно накрыл огромную площадь, километров десять в диаметре. Через полминуты, в пределах почти идеального круга не осталось ничего живого. Природа была простерилизована раскаленным до невозможности паром. Погиб даже мох. Но нет худа без добра, комары, тоже передохли.

…Тварюшка, в тоскливом одиночестве валялся в портальной. Понурив головы, и распластавшись на холодном полу, пытался прийти в себя.

Времени хватило лишь на то, чтобы сбросить все имеющиеся секреты, прямо в грязюку, и прыгнуть домой. Помочь брату он не мог, не успевал. И так, бар жизни показывал всего четыре процента. Еще бы миг, и все.

Из четырех антрацитово-черных глаз падали крупные бриллиантовые слезы. На полу, уже собралась изрядная кучка.

Риммон сварился и умер почти мгновенно. Вот, только что стоял красавчик-эльф, и вот в грязь падает неопрятная груда костей, с которых за наносекунду испарились все мягкие ткани. Плотная золотая чешуя Змея, дала небольшую отсрочку, но совсем коротенькую. Потом раскалилась, и теперь Тварюшка болел под ней весь.

Плакал Золотой Змей молча, как и полагается мужчине. Не рыдал, не ныл, не хлюпал носами. Хотя, было очень-очень больно. И обидно. И страшно.

В разуме настойчиво билась мысль.

Брат умер. Его брат умер. Не может быть…

Зов.

Будто из глубокого подземелья, голос Риммона, глухой и переполненный страданием…

76

Больно…Больно… Горячо… Больнооооо… Это Ад… Хуже… Хуже Ямы… Больноооо…

Собравшись с последними силами, Тварюшка подполз к тумбочке, в которой хранился неприкосновенный запас Зелий Жизни. Не заморачиваясь с крышечками, схватил и пережевал хрупкое стекло. Стало чуть легче. Полсотни бутылочек хватило на восстановление почти семидесяти процентов жизни.

В спальне Риммона, вроде, были еще, туда!

…Больно… Плохо… Горячоооо… Больно…

Фух. Очки здоровья восстановлены. Потускневшая чешуя вновь заиграла золотыми сполохами, совсем как новенькая. А теперь — самое страшное. По-хорошему, нужен помощник. Ассистент. Так, кого вызвать? Его секреты есть у всех миньонов, так что…

— Барс! Барс, ты где? Ало! Это я, Шуршуля… То есть, Принц. То есть Золотой Змей!

— Слушаю, господин.

— Бросай все, и срочно домой.

— Есть.

Раздался хлопок, из портальной выскочил растрепанный эльф с торчащим во лбу камнем. Скрывающий этот недостаток капюшон свалился, миньон выглядел перепуганным.

— Где Сам?

— Погиб. Сейчас буду возрождать.

— Как???

— Долго объяснять. Быстро в кладовую!

Они бросились в отведенную под склад комнатку. Да, шкафы и сундуки забиты крафт итемами, отвратительными кусками дохлых мобов — кожи, кости, рога, лапы… Почти все в крови и какой-то мерзкой слизи. Запашек — тот еще. Квестовые предметы, как и было приказано, уже перевезены в Гильдию Охотников, и переданы по описи Мастеру.

— Значит так. Я сейчас начну тут есть, все подряд. У тебя, где-то минут десять. Обеспечь три сотни… Нет лучше, тысячу. Да, тысячу Зелий Жизни, тысячу Бодрости, и тысячу Манны. Крепких, само собой. Если найдешь Великие, еще лучше.

— Где мне их взять???

— Купи, укради, отбери! МНЕ НАСРАТЬ! Через десять минут и мне и…, и…, и твоему хозяину будет очень хреново! Будешь нас отпаивать! ВСЕ! ВПЕРЕД!

— Деньги…

— Возьми сколько нужно, сам знаешь где! Давай не медли, а то я сейчас, тебя сожру!

— Понял.

На вкус, крафт итемы были не лучше, чем на вид или запах. Но Тварюшка, мужественно, запретив себе думать о мороженном, жевал и глотал, глотал и жевал… И снова, и снова…

Прошли десять минут, на двенадцатой появился паникующий Барс. Он выгреб с городского аукциона почти все зелья, даже выставленные по баснословным ценам, но задание выполнил, хоть и опоздал немного.

Змей его не заметил. Он в бешенном темпе жрал. Да именно жрал, в два горла, уже почти не жуя. Но пустота внутри все не заполнялась.

…Больно… Как больно…

В общей сложности, он схомячил не менее пяти тонн добра. На какую сумму — и подумать страшно. Может просто, крафт итемы низкокалорийные попались?

Ел он, все подряд, в запале сгрыз даже небольшой сундук и табуретку. Чуть было не съел Барса, но тот чудом увернулся, и выскочил из кладовки.

Наконец, почувствовал, что все. Хватит.

И что дальше? В районе сочленения шей, что-то завозилось, стало расти, причинять боль. Бары быстро поползли вниз.

— Давааай… — Простонал Тварюшка, и миньон, ввалившись в кладовую, с трудолюбием автомата, стал вливать в оскаленные пасти зелья, все, без разбора.

…Горячоооо… Больнооо…

Оказалось, Змей сильно перестраховался. Хватило в общей сложности двух сотен бутылочек, из трех тысяч добытых.

Живот раздулся, и он стал походить на того самого пресловутого удава, проглотившего целого слона. Боль была страшенная. Тварюшка, корчась, перевернулся на спину, бритвенно-острыми когтями раздвинул шипастые чешуйки на брюхе… И вскрыл себя, одним мощным рывком, от паха до грудины.

Из зияющей раны, потекла алая кровь, мгновенно застывая чистейшими, яркими рубинами. И показалось неузнаваемое лицо, со слипшимися волосами, и широко распахнутыми немигающими глазами. Перепачканное красным, это ясно, но почему-то еще изумрудно зеленым и янтарно-желтым. Лицо жадно хватало воздух ртом, и дико, непередаваемо жутко хохотало, через накатывающие приступы кашля и всхлипы.

Риммон с силой рванулся, и вывалился из утробы Змея. Он был в очень грязной одежде, побелевшие пальцы судорожно сжимают резной посох. Тварюшка заорал в два голоса, из ушей верного миньона потекла кровь, лопнули барабанные перепонки. Он упал на колени, обхватил голову руками, и отключился.

Срочно требовались зелья. А единственный помощник, валяется без чувств…

— Батон… Батон… Срочно… Домой… Батон…

Хлопок.

— Что случилось? Принц? Повелитель? Где вы?

Шаги. Топот. Бегает ищет.

Риммон застонал.

— О, Ваатра-Уууш Великий! Что с вами???

— Зелья… Скорей…

— Да-да!!!

…Змей и демон, лежали в обнимку, и в чем-то тихонько друг другу признавались. Синдот Бату приводил в себя Барса. Тот стонал, и приходить в себя не хотел. Пару раз, даже попытался кусаться, но стальная рука жреца, сжала горло, и кусаться стало неудобно.

— Нужно было просто подождать. Я бы отреспился. В лесу, у разбойников.

— Я чувствовал отголоски твоей боли. Слышал стоны и плач… Зов.

— И что? Обязательно нужно было себя наизнанку выворачивать? Подождать и…

— А ты бы стал ждать?

— Хм…

— Вот именно.

— Господин… Сам… Принц… я подвел вас…

— Не то слово. Потом обсудим.

— Повелитель, вы в порядке?

— Уже более-менее. Сколько времени? И какое число?

— Брат, число все тоже. Прошел час-полтора, с тех пор, как… как…

— Да, что это было-то?

— Не знаю.

— Повелитель, вы о Потрясении?

— Сам, ты о Большом Бахе?

— Чего?

— Тряхнуло всю планету, просто караул. Форумы кипят, админы молчат. Просто ужас что творится. Народ с ума посходил. Извержения, цунами, лавины. А что…

— Батон, в двух словах изложи.

— Землетрясение. Общемировое.

— Черт, и надо же, чтоб так не вовремя… Братишка, секреты оставил?

— Да, успел.

— Ну и то хлеб, не зря ходили.

— Брат, что теперь?

— А что теперь? Ну землетрясение. И черт с ним. Или, все же, Грязетрясение? Да пофиг. Кто нить, метнитесь, принесите еды нормальной. Батон, сиди. Опять сэкономишь на повелителе. Ты в себе этот порок изживай. Барс, давай ты. И побольше, тут все голодные. Братишка, как там твое кесарево?

— Почти зажило. Ты не умирай больше, пожалуйста.

— Сам не хочу.

Барсик припер целую гору продуктов — он вполне буквально понял указание принести «побольше». Впрочем, аппетиту Тварюшки не повредили ни сожранные крафт-материалы, ни даже табуретка. Он ел за десятерых. За десятерых Атлантов.

— Ох… — Риммон проглотил таблеточку от переедания. — Фух. Ну. С голодными — сравнялись.

— Ага, теперь бы поесть, — Золотой Змей догрызал последнюю сковородку картошки. В смысле саму сковородку. Чугунную.

— Может тебя к врачу отвести? — Риммон с сомнением поглядел на брата. — Пусть диету тебе разработает, калории рассчитает. Жиры там, углеводы… Кальций, железо.

— Ты меня лучше поужинать отведи. Еще днем мороженное обещал, а этот придурок не принес.

— А это что было???

— Полдник.

— С ума сойти… Давай так. Сейчас — на осмотр дворца. А потом… Черт! О тролле забыл!

— Каком тролле?

— Батон, что там с гранд мастером?

— Он сегодня в опере. Никак не может встретится, билеты купил полгода назад. Предложил перенести встречу на послезавтра, на пятнадцать ноль-ноль. У него в резиденции.

— Таки и предложил?

— Ну, я вас записал. На прием.

— Черт с ним, сойдет. Что еще?.. Ах, да… Камни душ. Срочно нужны камни душ… Братишка, может развеемся? Погоняем нубов?

Загудел и задрожал колокольчик.

— Ну?

— Господин, это…

— Да я понял, черт тебя возьми! Ты — Колобень! Дальше!

— Господин, а откуда…

— От верблюда. Давай, по делу.

— Замок готов, господин. Дворец обустроен, водоснабжение и вентиляция налажены. Стоки…

— Ты что мне, все свои, те самые скрытые работы перечисляешь? На премию рассчитываешь?

— Эээ… Премия, это обычно после основной оплаты… а у нас…

— А у нас, должен быть газ! Газ есть? КАК НЕТ??? Вы что там? Охренели???

77

— Господин… господин, ведь заказ не обуславливал…

— ПОДРАЗУМЕВАЛ! В общем так. Через десять минут — буду. И чтобы газовое отопление к тому времени по всему дворцу! Понял?

— Эээ…

— Все, жди комиссию!

Риммон бросил колокольчик в карман, и хищно улыбнулся.

— Ладно, на охоту — позже. Давай, переоденемся, сполоснемся… Хотя тебе чего переодевать то… О! Совсем забыли тебе шмот купить!

— Ой, да толку с него. На этом левле, по сравнению с нашими бонусами — слезы.

— Тоже верно. Но все равно, мало ли. А вот если б ты все еще был маленьким змеем, а не подросшим?

— Заметно подросшим.

— Ну да. Короче — даже самым мизерным преимуществом пренебрегать нельзя. Времени на закупки нет, пойди в шкафах покопайся. А я в душ. Грязнущий весь, красно-желто-зеленый… В чем это я?

— Во мне.

— Хм…

— Да, Брат, забыл… смотри, вон там на полу. Камешки. Рубины походу. И в кладовке еще до фига. Здесь совсем чуточку накапало.

Риммон поднял один.

Капля крови Золотого Змея.

Артефакт Высшего Порядка.

Не опознан.

— Повелитель… Я в портальной нашел эти алмазы. Собрал вроде все.

Старый жрец протянул две полные пригоршни бриллиантов. Не просто диких камней, а уже обработанных и переливающихся, как… как бриллианты наичистейшей воды.

Горькая слеза Золотого Змея.

Редкий Артефакт Высшего Порядка.

Не опознан.

— Ну, и чего ты мне их суешь? Распознавай.

— Простите, повелитель.

— Рубины тоже. Барсик — искать мат ценности.

Барс кивнул и бросился выполнять. Он ползал по полу, то и дело выглядывая из-за дивана, комода, тумбочки… Иногда вскакивал, и радостно приносил закатившийся камешек. Был бы у него хвост — непременно бы вилял. Риммон, изредка трепал миньона по голове, и называл хорошим.

— Ну, готово?

— Повелитель, лишь частично, как и с секретами.

— Вот, уволю тебя, найму нормального специалиста… Показывай.

Капля крови Золотого Змея.

Артефакт Высшего Порядка.

Частично опознан.

Перезаряжаемый артефакт. Срок перезарядки — 48 часов.

При использовании:

Восстанавливает 50 % от общего объема здоровья, бодрости и манны.

Накладывает на 2 часа баф Золотая Чешуя — броня +30 %, очки жизни +40 %.

Призывает на 2 часа Змееныша. Уровень Змееныша — 90 % от уровня владельца артефакта.

Невозможно привязать к персонажу единовременно более одной Капли крови Золотого Змея.

Невозможно украсть, потерять, сломать.

При попытке передать, продать, выбросить и прочее — разрушается.

— А что за змеёныш? — Тварюшка вытянув шеи смотрел через плечо брата. — Давай призовем — посмотрим?

— Позже… Ну-ка… что там слезки…

Горькая слеза Золотого Змея.

Редкий Артефакт Высшего Порядка.

Частично опознан.

Одноразовый артефакт.

Добавляет предмету, класса не ниже Редкого одно случайное свойство. При использовании разрушается.

Добавляет персонажу или питомцу, одно случайное умение. При использовании разрушается.

При нахождении в инвентаре до момента использования, увеличивает одну случайную базовую характеристику на 1-10 %. Характеристика и процент меняются ежечасно.

Невозможно привязать к персонажу единовременно более одной Горькой слезы Золотого Змея.

Невозможно украсть, потерять, сломать.

При попытке передать, продать, выбросить и прочее — разрушается.

— Хм… Братишка, а как тебя снова огорчить?

— А подоить не хочешь?!!

— Ладно, шучу. Давай, пять минут на сборы и го.

…Прыжок.

— Ну, и где наш ген подрядчик? Эй, Колобень! Выходи подлый трус!

Они стояли у огромной, неприступной с виду стены, своего будущего замка. Даже не у самой стены, а в паре километров от нее, так как именно отсюда начинались фортификационные и защитные сооружения.

Рвы, валы, ловушки. Несколько рядов колючей проволоки. И зачем-то противотанковые ежи, сваренные из обрезков рельсов. Ржавая арматура, волчьи ямы, и кажется даже растяжки. Хотя, неясно нафига — мин-то в Грязи нет, порох тут не взрывается, и прочая пиротехника не работает. И все щедро присыпано битым стеклом, на котором очень легко поскользнуться. Эта полоса препятствий — шагов пятьсот шириной. Потом, гладкая, как стол, похоже, заасфальтированная поверхность. Правильно, чтоб врагов удобнее расстреливать было, тех, которые сквозь заграждения, все-же чудом прорвутся. Ни деревца, ни кустика, шиш спрячешься. Стоишь под стеной, как на ладони. И со всех сторон тебе, дураку, прилетает. А назад не свалишь, там же рвы, колючка, ловушки. А впереди — высоченная, неприступная крепость, до самой нижней бойницы — метров двести.

Однако, стена замка все равно давила, нависала… Такое ощущение, что впереди не просто крепость, а крепость Атлантов. Высота стены — не менее километра. И торчащие в строго продуманном беспорядке полуторакилометровые башни.

Куда там коротенькой стеночке из древнего сериала Ночной Дозор… позор… А, Ночной престол! Ну, или как-то так… Черт, уже лет пятьдесят назад он бросил его смотреть… Ну там еще, самых главных героев воронами называли, потому что, они все в черном ходили, стиляги, епт. Вроде крутые по сюжету нереально, но мочили их десятками, вот и отгородились километровой стеной от всего. И постоянно друг другу твердили, зима, мол, близко, варежки одень, шапку одень. Риммон в свое время, долго ржал, следя за перипетиями этого бесконечного фильма, вот он и запомнился. Несмотря на то, что первоначальные герои кончились еще чуть ли не в первых сериях — их легко заменили новые, которых тоже, скоро замочили. В общем геройский и актерский составы менялись частенько, раз пятьдесят — точно.

Риммон вспомнил, виденные как-то давным-давно, ледяные, обрывистые скалы в Северном Ледовитом океане. Вот, верная картина. Высоченная, и не разглядишь громадина. Да и крыльев замка не увидеть, глаз теряет их где-то ближе к горизонту.

— Фига се…

— Да… Гигантизм снова в тренде, что ли? Но пока что мне нравится, мое ЧСВ удовлетворено. Только как нам внутрь то попасть?

— Позвоним?

— Точно.

Риммон тряхнул колокольчиком.

— Колобень на проводе. Слушаю, кто это?

— Вот я не пойму, ты недавно дураком стал, или раньше умным удачно прикидывался?

— О, господин… Прошу прощения…

— Прощу. Может быть. Как мне внутрь этой хм… горы, попасть? Тут не дорог, не указателей.

— Господин, одну минуту. Заканчиваем монтаж газовых котлов, необходим контроль, а то молдаване, так и норовят какую ни будь форсунку слямзить. Уже два котла взорвались из-за этого, пришлось перестраивать почти сорок комнат.

— Минуту тебе. И сюда, быстро.

Действительно, ифрит появился через пятьдесят девять секунд с хвостиком.

— Господин, добро пожаловать! Объект готов к осмотру и сдаче!

— Готов, да… И где ворота?

— Ворота?

— Ну, как мы внутрь попадем? Куда глаз хватает — сплошная стена.

— А! Господин, только порталом.

— Хм… Недурно. Замок с виду неприступен.

— Да, он так и назывался… Называется — Непреступный.

— В смысле, назывался?

— Ну… Господин… Построить такое — долго даже для молдаван. Которые одним глазом спят, а вторым штукатурят. В смысле, даже во сне штукатурят, без остановки. Мы замок позаимствовали, из одного из соседних миров. Здесь только до ума довели. Ты не против?

— Позаимствовали? И надолго?

— Ну, как в тех условиях желания было прописано. На веки вечные.

— То есть, сперли?

— Ну… да.

— Хм… а у нас, его не сопрут?

— В условиях желание была четкая оговорка, «… оставшись стоять на веки-вечные…». Так что меры приняты, господин, не беспокойся.

— Угу… Ну… На глазок, километров сорок длина этой стены. Что, по-твоему, я пешком буду бегать, все обследовать? Не говоря уже о внутреннем дворце с пятью тысячами комнат? И еще подземелья. Как ты себе это представляешь?

78

Ифрит пожал широченными плечами.

— Не знаю, господин. Я об этом не думал.

— А вот и зря. Не приму объект, желание будет считаться невыполненным.

— Господин!

— Думай давай. Быстро.

— Эээ… Можно облететь.

— На чем?

— Э… Вот, на нем, — Колобень ткнул пальцем в потягивающегося Тварюшку. Тот только что завалил сонного, не до конца еще сформировавшегося моба неясной породы, и решал с какой стороны, лучше начинать его кушать.

— Он не летает пока. Крылья слабые, да и сам мелковат.

— Брат, а ты в курсе, невежливо говорить о ком-то в третьем лице, если этот кто-то все-все слышит?

Выбрать сторону повкуснее, Змей так и не смог, и принялся жевать с обеих. Очень скоро головы встретились посередине, посмотрели друг на друга с укоризной, будто говоря: «Тебе больше досталось!», и заозирались в поисках новой добычи.

— Я могу его увеличить. Временно. А так, конечно, расти нужно Принцу над собой.

— Я — Шуршуля.

— И еще, крылья подправить. Но потребуется усиленное питание.

— Еще более усиленное??? КУДА???

— Да. Пока он будет есть, или просто не голоден — останется большим. Проголодается, начнет резко сдуваться до нынешнего размера.

— Я согласен хорошо и много кушать! Увеличивай!

— Погоди. Братишка, тут такое дело. Я понимаю, ты принципиальный противник БАДов и прочих гербалайфов. Но я буду на тебе лететь. А вдруг ты проголодаешься? И уменьшишься?

— И что?

— Упадем, вот что. Так что, на. Ешь.

— Фу, опять эта гадость!

— Ничего не поделаешь, надо. Будем в городе — куплю тебе десять кэгэ мороженного.

— Пятьдесят. Нет, сто.

— А не треснешь? По шву?

— Ну, я ж ведь буду большой. Что мне какие-то десять кэгэ.

— Хорошо, договорились. На. Нет, бери две, чтоб наверняка. Голов то две.

— Тогда и мороженного…

— Да не вопрос, хоть триста.

— Мдя… Нужно было тонну сразу требовать.

— Поздно, уже хлопнули по рукам. Глотай. И не притворяйся. Вон, я вижу левая проглотила, а правая за щекой держит.

— Все, все. Съел. Фу. Бяка… Тьфу. Изжога точно будет.

— Давай, Колобень. Колдуй.

— Секунду, мне нужно принести кое-что.

Он исчез и почти сразу появился. В обеих руках ифрит держал большой гриб, с которого стряхивал размазанные останки чего-то синего. Вроде огромного червя, или гусеницы. Все же, гусеницы, вон лапки.

— Вот. Откусишь с этой половины — увеличишься. А с этой — уменьшишься… Ну, или наоборот…

— Хм. А сознание тоже расширится?

— Нет, для сознания есть другие… ммм… средства.

— Ну, ладно.

Золотой Змей, осторожненько откусил маленький кусочек от шляпки. Гриб дернулся, ойкнул и захныкал. А Тварюшка, по закону Всемирной подлости, конечно же, уменьшился. До размеров стандартной домашней кошки.

— Нет, не та сторона, — Колобень развернул гриб. — Отсюда кусай.

Змей куснул, и вырос до прежнего размера. Потом еще раз, и вот он пятиметровый. Ещё крохотный кусочек, и в нем полные двадцать метров. Ну, и еще один, Риммон самолично положил ему на язык. Да, то что нужно. Тварюшка вырос до размеров атланта, а то и чуть больше. Каждая голова — размером с три Риммона, зубы… Ой, зубы, просто шик!

— ВОТ Я КАКИМ СТАНУ! — прогрохотало откуда-то сверху. — ИЛИ ДАЖЕ ЕЩЕ БОЛЬШЕ!!!

— Красавчик, Йормунганд, прямо-таки. Заметно подросший, хе-хе.

— ЧЕГО?

— НАКЛОНИСЬ, ГОВОРЮ! ИЛИ МНЕ ВСЕ ВРЕМЯ ОРАТЬ?

— Так, теперь крылья… — Колобень покопался под своей жилеткой и вытащил горящее всеми цветами радуги перо. — Давай первое.

Легонько провел пером по крылу, потом по второму. Крылья, резко изменились, чешуйки удлинились, и стали похоже… Да, именно на перышки. Крылья теперь были не кожистые, а почти птичьи, с маховыми перьями, подкрылками, и всем необходимым. Тварюшка в изумлении рассматривал это чудо.

— Вот и все. Можно лететь.

— Э… ЭТО НАВСЕГДА?

— Нет.

— А НАДОЛГО?

— Как повезет. Но до вторника — точно.

— И куда на него садиться? Он же шипастый весь, а иглы теперь, как колья!

— Да… Точно.

— Я МОГУ ВАС В ЛАПАХ ДЕРЖАТЬ.

— Еще скажи в зубах, за шкирки, как котят. Нет, давай искать на тебе гладкое место.

Гладкого места не нашлось, Змей весь покрытый иглами, абсолютно весь.

— Вот, есть мысль. Колобень, а может мы с другой стороны откусим, уменьшимся, и между иголок поместимся?

— Господин, как всегда конгениальная в своей изящной красоте, мысль!

— Вот, учишься льстить грамотно, молодец. Продолжай в том же духе. Ну, вроде отсюда кусать.

Они съели по кусочку, потом еще по одному.

— А как мы с Прин… С Шуршулей разговаривать то будем? Он нас и не услышит.

— Секреты. Через секреты.

— О, точно… Господин…

— Да, знаю. Я — гений. Полезли.

— Господин, в замок нельзя попасть и по воздуху. Там силовой купол.

— А как же…

— Если у вас есть право доступа, и замок находится в пределах видимости, нужно просто сказать вслух: «Сим-сим отдайся». И перенесетесь внутрь.

— Хм… Именно — отдайся?

— Да, господин. Но этот пароль базовый, ты сможешь сменить его в любое время.

— А права доступа…

— Как и заказывали. У нации. А во внутренний дворец — только у клана. Да, сейчас временные пропуска выписаны джинам и молдаванам.

— Хорошо. Братишка, понял?

— ДААА!

Портал.

Облет территории занял с полчаса. По пути скормили Тварюшке еще маленький кусочек увеличивающей стороны гриба, и он вымахал метров до трехсот. Зато дело пошло скорее, скорость полета также увеличилась.

Центральное строение Неприступного, можно было бы назвать донжоном, если бы не его вычурность и размеры. Дворец. Настоящий сказочный дворец. Описать словами невозможно. Его нужно видеть. И если после осмотра Парижа, дозволено тихонько склеить ласты, то после осмотра Дворца — однозначно сдохнуть в ужасных корчах от смеси зависти и восторга.

Результат трудов Колобеня очень понравился Риммону.

Но он поджал губы, и нехотя цедил замечания, придираясь к мелочам. Колобень быстренько актировал. Позже, наверное, выставит субподрядчикам рекламацию, подумал демон.

Они приземлились у ворот дворца. Нет, не у ворот. У Врат. Если придумаете еще более точное слово описывающее их грандиозность — это будет оно.

Колобень хлопнул в ладоши и створки медленно, торжественно отворились.

— БРАТ, А Я?

Почти трехсотметровый Золотой Змей, мог протиснуться во Врата разве что лёжа.

— Щас уменьшим тебя.

— НЕ НАДО! МНЕ НРАВИТСЯ БЫТЬ БОЛЬШИМ!

— Ну… ну тогда… поиграй здесь. Я быстренько, краем глаза только. А ты попытайся что-нибудь сломать.

— Сломать??? Господин… но… зачем?!!

— Краш-тест.

— Какой тест??? Замок не рассчитан на то, что его будет крошить трёхсотметровый дракон!

— Я НЕ ДРАКОН. Я ШУРШУЛЯ. ЗМЕЙ. ЗОЛОТОЙ. НЕ ОБЗЫВАЙСЯ.

— Если у него выйдет что-то сломать — значит, сделано плохо. Значит — халтура. И требуется переделать, как надо. А ты думал, мы только посмотрим?

— Го… Господин… Но кто… Кто сможет…

— Ну, например, Атланты. Знаешь же о них? Придут толпой, а их много, несколько тысяч точно наберется. Придет толпа семидесятиметровых дядек, и привет. Замок, не прошедший краш-теста, падет. А вот если выдержит напор Тварюшки — будут шансы. Так что, Братишка, порезвись. Ни в чем себе не отказывай. Круши, ломай, порть.

— ЧТО, ПРАВДА МОЖНО!??

— Правда. Но не Дворец, а именно замок. Дворец не для защиты, а чтоб впечатлять роскошью, ему особой прочности не требуется.

Колобень облегченно выдохнул.

— Хотя знаешь… И по дворцу пройдись. В треть силы.

— ЗДОРОВО!

— Господин… Облицовка…

— Если что отвалится, спрашивай со своих молдаван, значит они цемент стырили. Все, кончай базар. Давай увеличимся метров до пятидесяти и пробежимся по комнаткам. Держи витаминку. Давай гриб.

— А можно я ее не буду? Я и так могу увеличится без гриба. Я же ифрит, как никак.

79

— Дело хозяйское.

Пять тысяч комнат, сотни километров коридоров, множество подсобных помещений, и лестницы, лестницы, лестницы… Конечно, осмотреть все это быстро, за один вечер, невозможно. Но Риммон постарался сунуть нос во все встречные щели, заглядывал во все двери, и выглядывал в окна, оценивая вид.

Иногда цокал языком и недовольно качал головой. Колобень понурив голову плелся следом.

— А где твои гастарбайтеры?

— Господин, я их отпустил на вечер. Чтоб под ногами не путались. — За окном загромыхало. Рухнула одна их полуторакилометровых башен. — Но когда осмотр и… краш-тест этот… окончатся, снова вызову…

— Ага, чую придется. А кто они, вообще?

— Молдаване? А, Маноло… И его девять помощников. Злой молдавский дух. Тоже был когда-то НПС, таким, же-как и я. Только я, после того, как… Только я, шаманству обучал, а он крафт-строительству. Тоже из первых осенённых. Теперь вот, сам по себе, ну с учениками еще. Но они так, мелочь. Подай, принеси, иди на хер, не мешай… Придумал и разработал замечательную штуку. Если в стену, ну, с правильным ритуалом, замуровать живого разумного, желательно женщину, и желательно беременную, дом обретет душу. Станет почти живым. Будет хотеть понравиться хозяину, и помогать, как может.

— И что? Он и тут кого-то замуровал?

— Ага, целый гарем.

— Хоть без евнуха? Мне только печального, толстенького, стонущего фальцетом привидения не хватает!

— О нет, привидений не будет. Господин, не нужно путать душу дома… ну, Дворца, и какое-то жалкое посмешище в простыне.

— Хм… Ладно, потом с Душой Дворца еще разберемся. Здесь хватит. Пошли в казематы.

Снаружи обвалилась очередная башня.

— Все-таки слямзили цемент.

— Это не мои. Это еще в Атлантиде. Когда строили!

— Так замок у Атлантов увели?

— Нет, они такое не строят. У Паладинов. Тоже крупные, атлантам в среднем, где-то по плечо. Зато постоянно воюют, в основном друг с другом. Даже удивительно, как еще не перевелись. Живут тоже в Атлантиде, да. Но они там не местные.

— Интересно… а они сюда не заявятся, недвижку возвращать?

— Господин, тут они будут ограничены семисотым уровнем. Несмотря на размеры.

— А, ну тогда, черт с ними, отобьемся… Так, я не понял, а почему клетки пустые??? Почему цепи просто так болтаются?

— Господин?

— Что сейчас, не ясно-то?

— А что в них должно быть, господин?

— Ты чо? Издеваешься?

— Н..нет-т, господин.

— Не что, а кто! Где гуманоиды по списку? Пятьсот с хвостиком видов? Общим числом около восьмидесяти тысяч?

— Г-господин, но сроки…

— Сроки-мороки… Сколько же с тобой мороки. Ладно. Я добрый. Где там список мобов, дай сюда. Вот. Вот, этих, этих, и… вот отсюда и до сих пор. Прямо щас. Остальных можно позже.

— Господиииин…

— А как я еще проверю качество инвентаря?

— Господин, поставщики…

— ПРЯМО ЩАС, Я СКАЗАЛ!!!

Колобень исчез.

— Братишка, ну как там у тебя?

— Хорошо!!!

— Много наломал?

— Ха!

— Вызови сюда наших магов. Скоро пригодятся. Пусть сразу идут в подвал, из шестой комнаты слева от Врат есть лестница.

— Понял.

Менее чем через пару минут, в подземелье раздались быстрые шаги высокоуровневых миньонов.

— Властелин…

— Повелитель…

— Так, слушай мою команду. Скоро тут начнут появляется дикие мобы. Уровни у них, так себе, до четырехсотого всего. Ваша задача — фиксировать того, на которого я укажу. А я буду таинство проводить, хе-хе.

Так оно и вышло.

Колобень не самостоятельно таскал заказанных монстров, а напряг личный состав. В коем на данный момент, насчитывалось тридцать три джина. Опять, что-то сакральное, подумал Риммон.

Мобы появлялись прямо в клетках, ошарашенные, перепуганные, и ничего не понимающие. Руки и ноги тут же оказывались в зачарованных кандалах, во ртах — заговоренные кляпы. Колобень хорошо проинструктировал подчиненных. Так что помощь магов, почти не требовалась. Они лишь открывали перед Риммоном решетки, и снимали цепи с готовых коллег. Ну и проводили первичный инструктаж.

Риммон старался выбирать тех, что пожирнее, но элитников было крайне мало.

Ничего, дело поправимое.

По одному миньону на каждый вид монстров.

Мдя, еще можно сделать почти сорок штук. А камни кончились.

Мобы все прибывали и прибывали, подземелье наполнялось стонами и странными запахами.

— В общем так. Вы пока никуда не уходите. Я сейчас по делам, потом продолжим. А вы… Вас я проинструктирую тоже позже, вместе с остальными.

Демон вышел во двор и присвистнул.

Процентов десять-пятнадцать замковых башен рухнули. Обвалилось несколько участков стены. Другие башни, хоть еще и стояли, но пошли трещинами.

— Это же что за Шараш-Монтаж строительством занимался??? Сталина на них нет… Братишка, тебе долго еще?

— ДА ГДЕ-ТО С ПОЛОВИНУ.

— Хорошо, продолжай. А я за Камнями Душ метнусь, нубов потрясу.

— БРАТ, Я ТОЖЕ ХОЧУ!

— Да зачем? Я в ясли.

— ВСЕ РАВНО!!!

— Ну, как хочешь. Только в стандартный телепорт боюсь ты не поместишься. Давай, я прыгну, а ты потом следом, через секреты свои.

— ХОРОШО.

Портал.

***

— Эт че было, нах?

— Заяц… Заяяяц! Заяц, ипать тебя, вернись нах! Тьфу! Заипал со своими нахами!!! ЗАЯЦ!!!

— Может снова волшебные слова повторить?

— ДАВАЙ!!!

— О, тля… Логаут!!! Логаут пропал!!!

— Чего?

— Логаут! Кнопка выхода, нах! У тебя есть?

У Иззабибель ее никогда и не было. Но следовало подбодрить Борю, а то он в истерику впадет и станет совсем недееспособным.

— Да. Все в норме. Наверное, лаг небольшой, скоро пофиксят. Давай, не тяни кота за яйца!

— Как там… Синий Джек… Пиво было…

— СИНИЙ, НАЛЕВО, ПИВО, ДЖЕК, ДЕВЯТНАДЦАТЬ!!!

— Не ори, нах… Щас. Синий, Налево, Пиво, Джек, Девятнадцать.

Появился заяц, но какой-то плоский, необъемный. Совсем непохожий на самого себя.

— Мы сейчас заняты. Устраняем множество ошибок и лагов, являющихся следствием твоей необдуманной, эмоциональной реакции.

— Заяц, я больше не буду!

— Она больше не будет, нах.

— Мы будем благодарны. Совсем немного оставалось до критической массы нарушений различных протоколов.

— Я не нарочно!!!

— Была бы встряска процентов на пять сильнее — мы ушли бы в перезагрузку. И мир бы обнулился.

— А я тебя не отвлекаю? Может тебе работать нужно?

Пожалуй, снова стоит опустить повторение фраз, лично до меня все обычно доходит с первого раза. Или, кто-то возражает, и хочет познать глубинный смысл наха? Тогда, помедитируйте на него, пусть это будет домашнее задание номер два.

— Мы работаем. Мы многозадачные. Для беседы с тобой не требуется отведения значительного количества ресурса.

— Заяц, что мне делать?.. Я так больше не могу…

— Ничего не изменилось. Договоренность в силе. Поймай нам Риммона, и мы выполним свои обязательства.

— Как??? Я даже во время беседы с тобой регулярно дохну! Хорошо, что тут же и респлюсь!

— Мы можем помочь. Мы можем открыть в этой зоне агро-телепорт.

— Зачем? Чтоб меняя еще и мобы валили? Тут и так респ, тот еще, а будет…

— Ты не поняла. Да, зона перестанет быть мирной. Но все персонажи с отрицательной кармой, при любом использовании портала будут появляться именно здесь. А не там, куда направлялись.

— И что? Чем нам поможет толпа отморозков? Они же меня первую и завалят!

— Ага, а потом меня, нах. Или наоборот.

— Твоя задача узнать среди них Риммона. Он рано или поздно воспользуется порталом. Все пользуются. Появится игрок, говори: «Нет». И он летит дальше, на свою точку. Появится Риммон — говори: «Да». И он никуда не летит. Твоя задача дотронуться до него. Достаточно наносекунды.

— Ну… Хорошо. Узнать-то, я его узнаю… Даже Полог, не помеха. Во мне часть сущности Риммона, уже проходили… Но, как мне его поймать?

— Повлиять на скачки твоего левла мы не в состоянии.

80

— Жаль. Может мне туманном рассеяться?

— Ты тогда не сможешь разговаривать.

— Да, точно… Ладно, запускай пэкашников. Что ни будь придумаю.

Дальше потянулись часы ожидания с довольно частыми появлениями различных существ. Орки, люди, тролли, гномы… Эксклюзивные платные расы. Экзотика. Расы других секторов, этнически подогнанные под тамошний менталитет и колорит…

— Нет.

— Нет.

— Нет, нет.

— Нет…

Пэкашники появлялись, удивленно оглядывались, и не успев хоть как-то среагировать, исчезали.

— Нет…

— Нет…

— Нет, нет, нет, нет…

— ДА!!!

Риммон мигнул. Где это он? Совсем не похоже на ясли. А это, что за голое, патлатое чудо? И орк в фашистском шлеме и шотландском килте. Что за цирк?

— Риммон, наконец то! Я нашла тебя… Иди ко мне, иди… Помоги.

Если бы уровень был в зеленой зоне, она, не раздумывая бросилась бы к врагу. Но чертов левл, снова упал в красную. Не глубоко, минус пара сотен тысяч, но все же… Потому следовало быть осторожной и хитрой.

— А ты кто?

— Риммон, нах, наконец-то ты, нах. Я тут уже заипался с этим гребанным зайцем.

— Каким зайцем??? ЖЕЛТЫМ???

— Идиот! Молчи!

— Так, вы кто?

— Риммон! Я…

В эту секунду раздался оглушительный хлопок, и окружающий погост, почти полностью заполнила огромная туша заметно подросшего Золотого Змея.

— О, А ВОТ И НУБИКИ! ЧУР МОЯ БЕЛАЯ! ОНА ЗЕМЛЯНИКОЙ ПАХНЕТ!

— гонялась за тобой через пространство и время… Это кто???

— Шо за нах???

— А ТЕБЕ ВОН ТОТ, ЗЕЛЕНЫЙ, НЕЗРЕЛЫЙ.

Гигантская голова метнулась со скоростью молнии и проглотила Иззабибель целиком. Было слегка видно, как она дергается, проваливаясь по пищеводу.

— Изольда… А… Это как, нах??? Ах ты… сссука!!!

Риммон повел бровью, шевельнул пальцем и ринувшийся на него орк, пронзенный несколькими ледяными осколками, рухнул посреди могильных плит.

— Иззабибель. Мы не видим тебя. Иззабибель.

Тварюшка икнул. Озадаченно скривился.

— КАКОЕ-ТО СТРАННОЕ ОЩУЩЕНИЕ… И ВКУС…

— Да. Я тоже оценил. Сначала жгучий, просто огненный перец, потом земляника со сметаной.

— А, ТАК ЭТО… ОЙ… ОЙ-ОЙ…

— …Иззабибель. Если ты слышишь нас, найди нового связного. Код вызова без изменений. Синий, Налево, Пиво, Джек, Девятнадцать. Иззабибель. Если ты слышишь нас, найди…

— Братишка… Братишка… Что??? ЧТО!!!

— БРААААААААТ!!! ПОМОГИИИ!!! МНЕ ПЛОХОООО!!! БРАТ!

Змей уже бился в конвульсиях, ломая крылья лапы и шипы. Камни могильных плит разлетались в песок от мощных ударов. Риммон метался рядом, и не знал, что делать.

— БРАААТ… БРААТ… Я УМИРАЮ… БРАТ…

Судорожный удар хвоста разметал по камушку часовню. Один из кирпичей стукнул Риммона прямо в лицо, и снес двадцать процентов жизни, но демон даже не обратил на это внимания.

— Брат… — Тварюшка уже не мог двигаться, и лишь шептал. — Брат… брат… бр…

Риммон сдернул с себя пояс с набором зелий, и попытался просунуть его в пасть брату… Зубы ломались, крошились и рассыпались мелкодисперсной пылью. По телу Тварюшки лишь изредка пробегала мелкая дрожь. Змеиные губы растянулись в печальной улыбке, и еще раз слегка приоткрылись…

— Бра… — это был последний выдох Тварюшки.

И тело Змея стало таять. Таять, как любимое Тварюшкой мороженко на сильнейшем солнцепеке. Потекли золотыми каплями шипы. Стекла чешуя… Кости, мышцы, внутренности… И вот перед Риммоном лишь огромное озеро жидкого золота, которое, только что было его братишкой.

Он обмакнул в золото пальцы. Оно скатилось с кожи, шариками напоминающие ртутные. И что теперь? Снова его рожать?

Риммон прислушался к себе.

Тварюшка говорил о стонах и плаче. О тени боли. Непрекращающемся зуде и нетерпении.

Ничего.

Тишина.

Будто ничего не произошло и его брат все еще жив.

Меню нации, меню клана. Привычного и ожидаемого ника нет. Будто и не было никогда.

Демон не сразу осознал всю глубину трагедии. Тварюшки больше не было. Он не просился наружу. Нет беспокойства и боли. Нет требования возродить.

Нет. Нет… НЕЕЕЕТ!

Не может быть!!! ЭТО ИГРА! ИГРА, ЧЕРТ ЕЕ ПОБЕРИ!!!

Тут можно воскреснуть! Всегда воскресают! Так или иначе!!!

— БРАААААААААААААТ!!!

Риммон завыл… Он бил землю, грыз камни, раздирал в кровь лицо…

— БРАААААААААААААААААААТ!!! Я НЕ ХОЧУУУУУУУ!!! НЕ МОГУУУУУУУ! НЕ МОГУ БОЛЬШЕЕЕ БЫТЬ ОДИН!!! БРААААААТ!!!

Тщетно.

Пусть боль. Пусть адская, непередаваемая, почти вечная боль! Он согласен на это!!! Он согласен снова пережить Яму! Согласен тысячу раз родить своего… своего… братишку!!! Согласен миллион раз умереть и воскреснуть самостоятельно, без помощи брата. Согласен на все! Согласен бросить завоевание мира, и стать отшельником! Согласен отказаться от Ада, от сущности демона… НА ВСЕ!!!

— БРАААААААААТ!!!

Риммон орал и выл, но из глаз не текли целые реки слез. Хотя должны бы. Он не плакал еще НИКОГДА. По-настоящему не плакал.

Боль, тоска, одиночество…

Один…

Опять один.

Всегда один.

Навсегда.

Один.

Понурив голову, он сидел на земле у берега золотого озера. И шептал ему. Шептал слова, которые еще никому никогда не говорил. Искренне не говорил, во время соблазнений — не считово.

— Как же так… Ведь я… Я любил тебя… Люблю. Ты мой брат… Мой братишка. Мелкий пакостник. Обжорка. Братишка… Лучше бы я… Не ты. Я…

Глаза застлало туманом. Кап.

Слеза упала в золотое озеро. Кап. Кап.

Сквозь пелену слез, Риммон увидел нечто, большое и красное. На том месте, где у обычных игроков находится кнопка ЛОГАУТ. И где раньше у него, вообще ничего не было.

Кнопка.

Красная кнопка.

Большая и светится… Интересно, давно?

Он присмотрелся.

И рассмеялся громогласным, демоническим смехом. Этот смех не обещал пощады ничему живому. Это был безумный, всеохватывающий, вводящий в ступор хохот настоящего, всамделишного Аццкого Сотоны.

Демон сосредоточился и тыцкнул красную кнопку.

На кнопке, огромными золотыми буквами начертано:

«НАГНУТЬ ВСЕХ».

Эпилог

Клик.

КАПЕЦ.

Тьфу, КОНЕЦ.

Дорогие друзья!

Сейчас, вот именно в это самое время, на этом сайте, идет подписка на третий финальный том цикла.

Подписывайтесь, впереди еще много интересного, страшного и забавного!

Будьте первыми!

С уважением, М.В.Ухорезов,

С приветом от Риммона:)

Дорогие друзья! Не забываем — каждый ваш лайк, репост, награда, коммент и/или копеечка в Фонд авто… Риммона, для меня маленький кусочек счастья! Спешите делать добрые дела, особенно, если вам это ничего не стоит! На если и стоит, то все равно, делайте их, может зачтется.

Наверное, запарил я уже постоянными напоминаниями о лайках и прочем. Сори. Но до некоторых людей — доходит далеко не с первого раза. Судя по статистике прочтений и лайкнул то лишь каждый пятнадцатый… Но это, само собой, не о вас. Вы-то, лайкнули авансом, еще даже не читая:))) Я прав??? Но о ревосте и комментах, не говоря уже о раялти, все же напомню еще разок.

Нопоминаю.

82