Бес специального назначения

Антон Мякшин

Бес специального назначения

Часть первая

МАШИНА СМЕРТИ

ГЛАВА 1

Пентаграмма под моими копытами, вспыхнув последний раз, рассыпалась снопом желтых искр.

— Вызывали? — вежливо осведомился я, разгоняя ладошкой облако серного дыма. — Здравствуйте, вас приветствует преисподняя в лице беса оперативного сотрудника Адольфа! Позвольте… тьфу, дыма-то… Позвольте поблагодарить вас за то, что вы решили воспользоваться услугами именно нашей организации, и выразить…

Я даже договорить не успел, оглушенный истошными воплями, разорвавшими серное облако в тонкие нити:

— Спасите! Погибаю! Караул! На помо-ощь!!! Вот всегда так: прибудешь на место назначения, а потенциальный клиент, вместо того чтобы радушно усадить за стол и, угощая чаем, спокойно обсудить нюансы предлагаемого задания, начинает нервничать, рвать на себе волосы во всех мыслимых местах, хватать за грудки — мол, начинай немедленно действовать и нечего тут рассусоливать. Я, конечно, бес, но и меня человеческие отношения между работодателем и исполнителем радуют. Да только когда я их видел-то, человеческие отношения?.. Вот вам, пожалуйста, — о каком чае может идти речь, когда клиент прыгает по усыпанной разнокалиберными осколками, обломками и ошметками кухне, брызжет слюной и визжит, как застрявшая под забором свиноматка?

— Без паники, — проговорил я, вытащив из-за ремня и нацепив на голову бейсболку. — Уточните для начала: кого спасать, от кого спасать и что вообще происходит?

— Меня спасать!!! Меня! Скорее!

Призывая себя к спокойствию, я трижды мысленно повторил формулу: «Клиент всегда прав». Почему мне последнее время так с клиентами не везет, а? Я еще после предыдущей командировки не очухался. Гамбургский алхимик, представьте себе, вознамерился обойти в профессиональном плане конкурентов по ремеслу и обратился за помощью в нашу контору. Работа есть работа. Я явился по вызову, ни сном ни духом не предполагая, что этот дурак умудрится начертить огненную пентаграмму посреди собственной лаборатории. Нормально? Эффект моего появления в лаборатории можно было сравнить со взрывом петарды на складе горюче-смазочных материалов. В общем, никакого диалога у нас не получилось. Бестолковый алхимик, излечившись от множественных химических ожогов и тяжелейшего нервного потрясения, прикрыл лавочку и подался в монастырь, а я получил от начальства жуткий нагоняй вкупе с тремя годами гауптвахты за разбазаривание кадров. Строго у нас. Знаете, что такое гауптвахта в преисподней? Три года — это еще что. Мой коллега и непосредственный начальник бес Филимон схлопотал целых десять, причем усиленного режима, да одиночки. А за что — непонятно. В Канцелярии молчат, у нас в отделе и подавно. Тайна.

А теперь этот тип… На вид вроде бы — нормальный интеллигентный человек. Седоватый, лысоватый, полноватый. Был бы даже похож на заслуженного шко-льного учителя, если бы не бился головой о газовую плиту, не топал босыми ногами и не орал так мерзко: — Больше не могу! Не могу так больше! Спасите меня! Помогите!

— Подпишите договор сначала, — предложил я, щелчком пальцев заставив выпорхнуть из моего кармана и зависнуть в воздухе бумажный лист договора (фокус абсолютно ненужный и даже глупый, но по инструкции полагается — как элемент пиара в предварительной беседе с клиентом). — Подпишите договор, а уж потом начнем по порядку…

— На помощь!!! — не обращая внимания на договор, вопил тип. — Скорее!

Нет, он совсем какой-то невменяемый. И чего так орать? Я огляделся. Разгром, конечно, жуткий, но ни под столом, ни в шкафчиках никто не прячется. На водопроводном кране сидит, правда, упитанный таракан и заинтересованно пошевеливает усиками, да ведь не из-за таракана же клиент обратился в нашу контору?

— Помогите! Спасите!

— От кого?

— От… от… — Округлив глаза, тип тыкал дрожащим пальцем в таракана на никелированной дуге крана. — На помощь!

Водопроводный кран чихнул, извергнув струю мутно-коричневой жидкости. В раковине, мгновенно наполнившейся, что-то булькнуло. Кран захрипел и затрясся, как в припадке, выплевывая грязную жижу, в раковине забурлил миниатюрный водоворот. Насекомое поспешно ретировалось, а клиент рухнул ничком, распластав по грязному линолеуму полы халата, словно подбитая птица — крылья.

— Раковина… раковина… — забормотал он.

— Что раковина?

— Раковина… Спаси!

— Хорошо живете, гражданин! — возмутился я. — Раковина у него засорилась, так сразу в преисподнюю обращаться? Неужели в ЖЭК дозвониться труднее? Я — бес оперативный сотрудник, мне такими пустяками, как неисправная сантехника, не по рангу заниматься…

— Умоляю… — под утробный водопроводный рев простонал тип. — Скорее… Сделайте же хоть что-нибудь!

— Должен предупредить, — вздохнул я, засучивая рукава, — что по правилам нашей организации за исполнение желания клиент передает в собственность вышеозначенной организации свою душу. Исполнение заветных желаний для всех и для каждого под девизом: «Работа наша — душа ваша»… Ну и вонь… Блин, и чем только не приходится заниматься! Где тут у вас какие-нибудь завалящие инструменты? Ван-туз, например…

Приподняв голову, клиент указал под стол. Никакого вантуза под столом не было, а был здоровенный плотницкий топор. Тяжелый, между прочим… Что за шуточки?

— Договор о передаче прав на душу сейчас будем подписывать или как? — сурово осведомился я.

— Потом! Потом! Спасите! Скорее!

Ну, ладно, господин шутник. Шуточки ваши вам дорого обойдутся. Считайте, что я разозлился. Вот люди, а?! Душу собственную ни во что не ставят. А уж об уважении к преисподней и говорить нечего. Скоро бесов вызывать будут для того, чтобы картошку почистить или, допустим, в носу поковырять…

Раковина бурлила, как кастрюля на огне. Воняло оттуда ужасно — казалось, будто воздух в квартире стал маслянистым и липким от этой вони. Тип скулил на полу. Ему-то хорошо, а мне сейчас в этой отвратительной гадости ковыряться… Пусть только попробует потом договор не подписать, чистоплюй!

Стараясь дышать ртом, я осторожно запустил руку в бурлящую жижу, нащупал дно раковины, ткнул пальцем в отверстие слива. Ну, так и есть — засор. Да еще какой… Шланг, что ли, резиновый он умудрился туда засунуть?.. А откуда тогда булькает? Ладно, неважно, сейчас подцепим этот самый шланг… или что там, поднатужимся…

Топор я невнимательно опустил куда-то вниз, обе руки погрузил в раковину и только успел гаркнуть самому себе: «Раз-два, взяли! » — как шланг в моих пальцах ожил, мощной пружиной взвился вверх и с грохотом врезался в потолок.

Удар получился такой силы, что меня отшвырнуло к противоположной стене, и не просто так, а перевернув предварительно вверх тормашками. На пол я осыпался вместе с осколками кафеля и цементной крошкой.

— Спасите! — верещал клиент, успевший спрятаться под стол, но мне было не до клиента.

Из раковины фонтаном хлестала жижа, изменившая цвет с коричневой на ослепляюще-багровую. А под потолком переливалась бесчисленными изгибами чудовищная змея. Зубастая пасть ее жутко ухмылялась, единственный глаз светил ярко, как автомобильная фара. Тварь двигалась то мгновенными рывками, то надолго зависала в нечистом воздухе.

«Вот тебе и прочистил водопровод, — ошалело подумал я, чувствуя, как под джинсовой тканью дрожит кончик моего хвоста, — сейчас мне самому что-нибудь прочистят… »

Клиент, обнимая ножку стола, белыми губами торопливо бормотал что-то нечленораздельное. Молится?

— Отставить взывать к конкурирующей организации! — прохрипел я, с трудом поднимаясь на ноги.

— По… помогите… Ра… раковина…

— К сантехникам обращаться поздно, это точно, — проговорил я, глазами ища топор, — но я попробую… исправить ситуацию… Марш под стол!!!

1

Змея молниеносно развернулась и рванула на крик. Кувыркнувшись под раковину, я подхватил топор и, почти не целясь, рубанул гибкое тулово. Промахнулся, конечно. Широкое лезвие до половины погрузилось в стену, топорище с хрустом обломилось, а я из положения «упор сидя» едва успел сигануть на середину кухни. Оглянулся — змеиные кольца извивались там, где секунду назад находилось мое тело. Акульи челюсти скрежетали вхолостую. Чудовищный глаз пылал. От раковины остались только фаянсовые обломки и обрубки труб, из которых, как кровь, толчками выплескивалась багровая жидкость.

Оружия никакого. Прямо передо мной извивается, готовясь к очередному прыжку, тварь, чья сила и скорость реакции превосходят мои собственные в десятки раз. Положеньице, что и говорить… Меня же сейчас сожрут к!.. В общем, сожрут. Хвост Люцифера!! Настроение у меня резко ухудшилось. Доносящиеся из-под стола поскуливания клиента особого энтузиазма не прибавляли.

Змея поднялась повыше, медленно обвила электрическую лампочку под потолком… чуть подалась в мою сторону. Не спеша, потому что явно понимала, гадина такая, что деваться мне некуда.

Я оттолкнулся ногами от пола — еще раз и еще — пока, отползая, не уперся затылком в зеркальную панель газовой плиты.

В тот момент, когда тварь снова кинулась ко мне, вряд ли я отдавал себе отчет в том, что делаю. Не поручусь, что, увидев страшную пасть и сверкнувший в непосредственной близости от моего носа огромный глаз, я не крикнул постыдно: «Мамочки! »

Не герой я, а даже, наверное, наоборот. Обыкновенный рядовой сотрудник. По роду службы мне и не в такие кучи приходилось вляпываться, и если я и выкручивался, то чаще всего не из-за исключительных своих бойцовских качеств, а в силу везения. И еще потому, что хорошо бегаю…

Правда, сейчас мои спринтерские навыки меня бы точно не спасли. В общем, чисто инстинктивно ухнул я на пол, потащив за собой ручку дверцы духового шкафа. Должно быть, я рассчитывал прикрыться дверцей, как ребенок, спасаясь от ночных страхов, с головой накрывается одеялом… Длинное тело гибельной саблей свистнуло между моих рогов. В следующее мгновение дверца захлопнулась. Навалившись на нее, я лихорадочно защелкал переключателями — на панели пунцово вспыхнула отметка максимального режима нагревания духовки. Взревев совсем не по-змеиному, тварь заколотилась внутри духовки. Зеркальная дверца сейчас же покрылась паутиной трещин и задрожала. Тут я, кажется, снова крикнул: «Мамочки! » Потом все стихло.

Тяжелый запах горелого мяса выплыл из духовки и тюфяком повис над моей головой. На панели духового шкафа выскочила надпись: «Приятного аппетита! »

— Готово, — констатировал я. Клиент осторожно высунул голову. — А?

— Кушать подано, говорю!

Я поднялся на ноги и ощупал себя сверху донизу — с кончиков рогов до самых копыт, спрятанных в высокие армейские ботинки. Подобрал и вернул на законное место слетевшую бейсболку. Кажется, обошлось без особых повреждений, и это не могло не радовать.

— Уже всё? — продребезжал из-под стола клиент.

— Всё.

Он выполз на открытое пространство, несмело отряхнулся, пригладил редкие седеющие волосенки:

— Нас… как это называется — пронесло?

— Не знаю, как вас, а меня — да. Почти, — признался я. — Когда эта орясина кинулась в последний раз… — Меня аж передернуло. — Ну, теперь-то, когда все кончилось, можно услышать о том, что здесь происходит? Кстати, и договорчик неплохо было бы подписать.

— Какой договорчик? А вы, простите, кто? Вы из милиции, да?

— Из милиции? — в свою очередь изумился я. — При чем здесь милиция?

— Простите, простите! Вы правы — при чем здесь милиция? У меня просто голова кружится… ФСБ, да? Отдел по борьбе с потусторонними явлениями?

— Я бес! — заорал я, чувствуя, как у меня самого начинает кружиться голова. — Я сам потустороннее явление! Вы меня вызывали или нет?

Клиент минуту, ошалело моргая, смотрел на мои рожки. — Не вызывал… — пролепетал он. — То есть… постойте! Не уходите! Останьтесь, спаситель мой! Вызывал! Вызывал! Только помогите мне! Что вам — душу? Тело? Квартиру? Хотите квартиру? У меня и дача есть с домиком и погребом, но без воды и электричества… Все что угодно! Только помогите!

Он протянул ко мне сжатые замком руки.

Истерика. Это понятно. Мысли путаются, соображалка отказывает. Не вызывал меня, говорит. Дурачок. Как это — не вызывал? Каким же тогда образом я сюда переместился? Конечно, вызывал! Тем более в двадцать первом веке вызвать беса — легче легкого. Главное — найти колдуна, который подскажет, как это правильно сделать. Мы в преисподней таких колдунов называем «операторы-консультанты», они, конечно, с населением работают. Чего проще — открываешь любую газетку, а там этих колдунов!.. И все за умеренную плату охотно предлагают любые услуги. В том числе и помощь в вызове беса…

— Вызывал-вызывал-вызывал! — сумасшедшей скороговоркой заладил клиент. — Останьтесь! Спасите!

— Не орите так, все уже нормально, — проворчал я. — Спас я вас, спас. Работа есть работа. Договор вот еще подпишем…

— Я вам все расскажу! Я расскажу!

— Перестаньте трястись! Рассказывайте, если вам приспичило…

— Я вам все расскажу! — истово пообещал он. — Все, до самой мельчайшей детали. И если даже вы мне не сможете помочь, честное слово — залезу вслед за монстром в духовку и попрошу вас о последней услуге — включить газ…

— Ну, не надо так мрачно смотреть на вещи… — Испуг и волнение схлынули с меня, как и потоки багровой жидкости иссякли в обрубленных трубах. — Подумаешь, какой-то одноглазый червяк-убийца с полуметровыми зубами сбежал из городского террариума.

— Вы не понимаете… не из какого террариума этот… это… не сбегало…

— Двадцать первый век, — закивал я, — дрянная экология, отходы в водоемах, мутанты… Тоже ничего особо ужасного. Да, впрочем, чего там?.. Все ведь закончилось, можно без волнений и колебаний приступать к самому главному — к подписанию договора и отправке меня на историческую родину в преисподнюю. Кстати, если хотите, начирикайте мне благодарность. Может, похвальную грамоту от начальства получу…

За стенкой что-то подозрительно булькнуло, и я осекся. Клиент схватился за голову и медленно осел на пол.

— Вы не понимаете… — прошептал он снова побелевшими губами. — Ничего еще не закончилось, а — я боюсь — все только начинается.

— Там что? — ткнул я пальцем туда, откуда донеслось бульканье.

— Туалет…

— У вас и в унитазе кто-нибудь поселился? — насторожился я. — Надо же, как запустили квартиру.

— Помогите! Помогите!

Опять булькнуло. Глубоко вдохнув, я осторожно пошел к туалету, хотя больше всего на свете мне бы хотелось двинуться в противоположную сторону и как можно дольше не останавливаться. Но, ребята, дело есть дело…

В недрах замызганного унитаза что-то утробно клокотало. Неприятного вида зеленые пузыри всплывали на поверхность и звонко лопались. Я наклонился… и чуть не вышиб спиной дверь, шарахнувшись назад — из темной дыры высунулась кривая чешуйчатая лапа, мазнула когтями в воздухе… Заорав от неожиданности, я с размаху врезал ладонью по рычажку смыва. Унитаз, взбурлив, поглотил лапу.

Огненные вихри преисподней! Минут пять я нервно покуривал, прислонившись к стене, стараясь унять дрожь в коленях. Ничего не происходило. Унитаз вел себя как и подобает всякому приличному унитазу, то есть молчал, совсем нестрашно и почти неслышно побулькивал бачком, никаких лап, зубов, хвостов и харь мне больше не показывал.

— Порядок, — доложил я, вернувшись на кухню. — Чрезвычайная ситуация предупреждена, тем самым ликвидирована в зародыше. Да вылезайте же из-под стола! Уже, наверное, можно. Пройдем в комнату и поговорим спокойно… Если получится, конечно…

Клиент выполз на середину кухни и поднялся на ноги. Выглянул в коридор.

— Вы не поверите, — утирая пот со лба, проговорил он. — Первый раз за двое суток осмеливаюсь из-под стола вылезти. Вам, наверное, смешно?

Я промолчал. Чего тут смешного? Вот фиг его знает, как бы вел себя я на его месте.

2

— Ладно, — сказал я, когда мы оказались в комнате, — вот у меня блокнотик, вот карандашик… А вот и договор. Выкладывайте, что случилось. Да, кстати, как вас зовут? А то целых полчаса уже как-то недосуг познакомиться.

— Зовут меня — Степан Федорович, — начал свой рассказ клиент.

У этого Степана Федоровича всегда так: сперва хорошо-хорошо, а потом плохо; а потом получше, и снова плохо. К примеру, сломал Степан Федорович ногу в прошлом году, выпав случайно в окно второго этажа, но не расстроился, зная о том, что нога рано или поздно заживет. И правда, нога через каких-нибудь три месяца была как новенькая. Даже еще лучше — потому что в больнице вместо кости вставили железный стержень. С тех пор Степан Федорович бегать не мог и при ходьбе слегка прихрамывал, зато ему теперь хоть с девятого этажа падай — и ничего ноге не сделалось бы, — так врачи говорили.

Почувствовав, что полностью выздоровел, Степан Федорович обрадовался и женился на женщине Любе.

Это было, конечно, хорошо, но через некоторое время стало похуже. Однокомнатная квартира Степана Федоровича, в которой и вдвоем-то не особенно развернешься, наполнилась вдруг невообразимым количеством совершенно незнакомых ему людей. У женщины Любы оказалось столько дружественно настроенных родственников, что Степан Федорович не запомнил в лицо даже и половины. Мама Любы, Зинаида Михайловна, сказав, что давно мечтала нянчить внуков, перегородила единственную комнату ширмой и стала там, за ширмой, жить, хотя относительно этих внуков Степан Федорович с Любой даже не заговаривал, не то чтобы еще чего-то. На кухне поселился деверь Сережка. Он постоянно слушал тягучую, как смола, музыку, от которой у Степана Федоровича неприятно ныло сердце, ел какие-то особенные грибы и утверждал, что каждую ночь к нему приходит дух Ткаши-Мапа. В честь этого Ткаши-Мапа Сережка на кухонном подоконнике воздвиг алтарь из картонной коробки, украшенной голубиными перьями; и однажды пытался принести в жертву управдома, зашедшего осведомиться насчет прописки новых жильцов и последующего увеличения квартплаты.

Все это было не очень хорошо, но потом стало лучше. Зинаида Михайловна получила, наконец, возможность нянчить внуков. Правда, Степан Федорович тут был ни при чем, чего нельзя было сказать о Любином школьном друге дальнобойщике Курагине, у которого Люба ночевала пару раз, ссылаясь на то, что дома проходной двор и нормально выспаться невозможно. Степан Федорович с облегчением развелся, стал работать в две смены, в связи с чем и получать стал вдвое больше. К тому же неожиданно свалилась на него премия, а адвокат Аникеев удачно пресек поползновения бывшей жены Любы по поводу алиментов; да и вообще — наступило лето, на редкость зеленое и солнечное, как в детстве.

Но Степан Федорович не расслаблялся. Он помнил о том, что хороший период когда-нибудь закончится, и ожидания его вполне закономерно оправдались.

Общеобразовательная школа, где он преподавал математику в младших классах, перешла на так называемую коммерческую основу и стала называться гимназией. Учительский состав сменился почти полностью, Степана Федоровича деликатно выпроводили с занимаемой должности, вручив в бухгалтерии желтый конверт с документами и выходным пособием. Степан Федорович с трудом смог устроиться на должность уборщика в местном театре драмы. Затем скончался тихий пенсионер Терентьев из квартиры сверху, а освободившуюся жилплощадь молниеносно занял его внук Гарик, двадцатипятилетний меломан, несмотря на довольно юный возраст страдавший тугоухостью и поэтому вынужденный прослушивать любимую музыку на предельной громкости. Степан Федорович, большую часть суток проводивший теперь на балконе, застудил зубной нерв и, мучимый ужасными болями, дошел до того, что начал обдумывать способ наиболее легкого самоубийства. Перебрав все известные ему из литературы и телепередач случаи добровольного ухода из жизни, он так и не пришел к окончательному решению. Однако проголодался. Выбравшись из дома, Степан Федорович направился к ближайшему магазину — вдоль завода железобетонных конструкций, по пыльной тропинке. Примерно на половине пути к нему подошел очень решительного вида человек в спортивных штанах и гимнастерке с погонами железнодорожного работника, но без рукавов.

Человек в железнодорожной гимнастерке, хоть и не был знаком со Степаном Федоровичем, приятельски хлопнул того по плечу и попросил денег на пиво. Степан Федорович, несмотря на пульсирующую зубную боль, начал длинную речь, в которой обращал внимание незнакомца на правила цивилизованного общения. Степан Федорович был, что называется, человеком слова, а незнакомец — человеком дела. Перво-наперво он самостоятельно обшарил карманы Степана Федоровича и, не удовлетворившись результатами обыска, рассердился; а рассердившись, несколько раз поднял и опустил кулак.

После встречи с незнакомцем Степан Федорович возвращался домой окрыленным. Ужасная, ни с чем не сравнимая зубная боль исчезла вместе с зубом, а заодно пропали мысли о самоубийстве и бумажник. Неожиданная встреча — догадался он — знаменовала окончание плохого периода. В подъезде Степана Федоровича встретил Гарик с магнитофоном в руках.

— Дедуля говорил, вы с техникой на «ты», — сказал Гарик. — Посмотрите, чего это с моей балалайкой случилось?

Улыбаясь, Степан Федорович согласился, а оказавшись в собственной квартире, вооружился отверткой и с наслаждением разобрал магнитофон до винтика. Составные части он разложил по целлофановым пакетам, как торжествующий убийца раскладывает части расчлененного трупа жертвы, а пакеты спрятал: на антресолях, на балконе под грудой прошлогодних газет, в унитазном бачке и за большим шкафом, где хранил постельное белье. Причем, заглянув за шкаф, Степан Федорович обнаружил давно пропавшую курительную трубку, доставшуюся ему от прадеда Спи-ридона, рязанского купца. Трубка исчезла как раз в то время, когда в квартире обживалась Зинаида Михайловна. Рассмеявшись, Степан Федорович зажмурил глаза, вызвал в памяти образ бывшей тещи, мысленно щелкнул ее по носу трубкой, после чего присел на подоконник и закурил, глядя в спелое, налитое звездной темнотой небо летней ночи. Ему теперь было окончательно ясно: плохой период закончился, начинается хороший. С этими приятными мыслями Степан Федорович лег спать.

Утром он, как водится, проснулся, но не от привычного музыкального грохота с потолка, не от зубной боли и тоскливых мыслей, а сам по себе. В дверь позвонили, Степан Федорович легко спрыгнул с кровати и пошел открывать, на ходу прихватив со стула и накинув на себя домашний халат. Старик с крашеной ассирийской бородой и в клетчатом шерстяном костюме стоял на пороге.

— Степан Федорович? — спросил старик. Степан Федорович утвердительно кивнул, завязывая поясок халата.

— Трофимов? — уточнил старик и, получив в ответ еще один кивок, продолжал: — Мой батюшка с вашим дедушкой в Рязани общее дело имели-с. Батюшка фамилии вашей задолжал, но после семнадцатого года не с руки заплатить было. Извольте получить, Степан Федорович…

И старик, опершись плечом о дверной косяк, бороду уложив на клетчатую грудь, написал на плотной банковской бумаге несколько слов и бумагу протянул Степану Федоровичу. Закрыв за стариком дверь, Степан Федорович заглянул в бумагу, отыскал графу, содержащую обозначение только что приобретенной суммы, пересчитал нули и глупо засмеялся. Через пол-часа, переодевшись и умывшись, он вышел на улицу — просто так, прогуляться.

Впрочем, прогуляться Степан Федорович не успел. Белый автомобиль, приземистый и стремительный, как королевская акула, притормозил рядом с ним. Стекло со стороны водительского сиденья опустилось, и Степан Федорович, вдохнув аромат дорогих духов и чужой прекрасной жизни, увидел даму среднего возраста не то чтобы неописуемой красоты, но вполне миловидную. Степан Федорович ахнул, узнав в даме одноклассницу Машку Привалову, ту самую, которую тридцать два года тому назад терпеливо и безнадежно обожал и один раз даже написал стихи, начинавшиеся строчкой: «Пойми мое измученное сердце, в груди кровавый бьется молоток… »

3

— Я так страдала… Я долго думала, — плача, проговорила Машка, — я согласна…

Степан Федорович не стал задавать глупых вопросов: почему Машка страдала, о чем она долго думала и на что именно согласна; он сел в ее машину, и они поехали за город, где располагался Машкин пятиэтажный особняк.

Жизнь Степана Федоровича в течение последующих двух недель напоминала одиночную игру в шахматы, когда каждый проводимый ход заведомо выигрышен, а воображаемый противник, не думая сопротивляться, сам подставляет свои фигуры под удар. Такого удачного периода в жизни Степана Федоровича еще не было. Разве что три года назад, когда у него прихватило живот, а в больнице, проверив анализы, сказали: «рак желудка», но через неделю позвонили, извинились и сообщили, что перепутали результаты анализов, и никакой вовсе не рак, а всего-навсего язва. Степан Федорович и не думал никогда, что в неприятном словосочетании «желудочная язва» может содержаться такая бездна самого искреннего счастья.

Распорядок дня новой жизни Степана Федоровича теперь был таков: утром он просыпался на широкой кровати рядом с Машкой Приваловой, потом завтракал диковинными продуктами, правильных названий которых и не знал. После завтрака Привалова, прищурившись, осведомлялась:

— Ну, где?.. В спальне, в джакузи, в лоджии или в пентхаузе? — А Степан Федорович выбирал наугад, одновременно освобождая себя и Машку от одежды.

Обедали в каком-нибудь ресторане, а затем ехали делать покупки. Продавцы в магазинах улыбались, прохожие на улице при виде выходящего из белого автомобиля Степана Федоровича не шипели завистливо, а тоже улыбались, гаишники улыбались, проверяя документы; а один седоусый капитан, заглянув раз в салон и увидев там Степана Федоровича, и вовсе не стал ничего проверять, только вытянулся в струнку и козырнул, будто Степан Федорович был какой-нибудь известный киноактер.

Вечера Степан Федорович с Машкой проводили в особняке за романтическим ужином, потому что приличных театров в городе не было, в ночных клубах Степан Федорович чувствовал себя неловко, а в казино, куда они заехали однажды, было неинтересно. Степан Федорович в карты играть не умел, не говоря уже о бильярде, и о рулетке имел представление самое расплывчатое, что, впрочем, не помешало ему выиграть несколько раз на красном и на черном и дважды на зеро. Денег у него теперь было столько, что они его не интересовали. Как-то, выйдя из машины за сигаретами, он нашел потерянные кем-то бумажник, золотое кольцо, сережку с переливающимся зеленым камнем; в табачном киоске хотел было приобрести лотерейный билет, чтобы еще раз проверить исключительную свою везучесть, но отчего-то устыдился, билета покупать не стал, а ценные находки сдал постовому.

По телевизору то и дело говорили о бесконечных террористических актах, всплесках невиданных заболеваний, начиная с китайской атипичной пневмонии и заканчивая вовсе загадочным птичьим гриппом. Но Степана Федоровича это не касалось, тем более что телевизор он не смотрел. Застарелая язва никак о себе не напоминала, собственное тело подчинялось Степану Федоровичу, как безотказно работающий механизм, будто ему было не сорок семь лет вовсе, а, скажем, тридцать пять, а то и двадцать. Приборы, об использовании которых он не имел ни малейшего понятия, как то: микроволновая печь, радиоуправляемый гриль и прочее, — слушались его, словно дрессированные животные. Невесть откуда бравшиеся представители непонятно чего то и дело звонили с уведомлениями: в том, что первая книга стихов Степана Федоровича «Пойми мое измученное сердце» разошлась молниеносно и миллионными тиражами, поздравляли с досрочным и торжественным вступлением в Союз писателей, уверенно заговаривали о переписке с Нобелевским комитетом. А Машка Привалова каждый раз после ежеутренних упражнений плакала счастливыми слезами и признавалась Степану Федоровичу в том, что он «наконец-то заставил ее почувствовать себя женщиной», и не смела ревновать, когда на ее адрес, но с пометкой «Степану Федоровичу», приходили корзины с цветами и душещипательными записками от девушек сказочно прекрасных, но совершенно незнакомых — из разных уголков страны и даже из-за рубежа…

В конце концов Машка предложила Степану Федоровичу самое себя вместе с банковским счетом, белым автомобилем, особняком и шарикоподшипниковым заводом в Самаре. Это означало — пойти в загс и расписаться. Степан Федорович посчитал неудобным отказаться. Так как предложение поступило поздним вечером, в загс решено было идти как только наступит время рабочего дня…

На этом месте Степан Федорович не выдержал и разрыдался.

— А дальше? — спросил я, похлопывая карандашиком по исписанному блокнотному листу.

— А дальше было совсем плохо, — всхлипывая, сказал Степан Федорович. — Начался новый период, настолько ужасный, насколько прекрасный был предыдущий. Знаете, как в дурацких анекдотах? Утром вер-нулся муж и прямо с порога пообещал мне порвать… м-м… и что-то еще про какой-то флаг добавил. Я по трассе побежал в город, а на половине дороги меня подобрала машина…

— Ну, вот, — сказал я. — Это разве совсем уж плохо?

— … машина скорой помощи, — договорил, утирая слезы Степан Федорович, — сразу после того, как меня автобус переехал. В больнице перепутали истории болезни и два дня усиленно лечили от воспаления почек, в результате чего обострилась моя язва. Потом меня по ошибке повезли на операцию по пересадке сердца, но, к счастью, уронили с каталки в лестничный пролет, и я отделался только сотрясением мозга. Домой я добирался целый день, потому что на улице меня арестовали по подозрению в убийстве с изнасилованием и два часа допрашивали с пристрастием…

Губы Степана Федоровича снова задрожали.

— Банк мой разорился. Квартиру я нашел ограбленной. У Гарика наверху — празднование по поводу приобретения новой макси-магнитолы с пятитысячеваттным сабвуфером. Кое-как заснул, а когда проснулся, началось… вот это… Сперва появились безобидные красные подтеки на обоях, потом из-под пола выскочила белая крыса и обругала меня матом, потом вдруг среди дня по окнам забили молнии, потом ожила старая раскладушка и пыталась меня защипать до смерти, а после этого… ну, все остальное вы уже видели… Я двое суток под столом просидел!

— Жизнь — полоса черная, полоса белая, — сказал я, потому что Степан Федорович, прервавшись, посмотрел на меня вопросительно.

— Да! — закричал он. — Да! Раньше как было? Хорошие периоды чередовались с плохими. То пусто, то густо. Если везло, то не шибко. Но и никаких экстраординарных гадостей не случалось. Как у всех людей, верно ведь? А сейчас что-то того… зашкалило. Курительная трубка, старик с банковским чеком, у Гарика магнитофон сломался, опять же — Машка и неизвестные поклонницы. Нобелевский комитет. Куда ни плюнь, всюду одна удача. А теперь — что же? За все это расплачиваться? И какой валютой? Помогите мне, господин бес Адольф, пожалуйста. Сохраните мою жизнь, пока длится эта проклятая черная полоса — вот мое самое заветное желание. Спасите меня! Вы ведь готовы помочь мне?

— Зашкалило… — подумав, повторил я.

— Спасете, да?

— Вообще-то подобные случае в литературе описаны… — уклонился я от прямого ответа.

— Правда? — живо заинтересовался Степан Федорович. — В какой именно?

— В методической. Брошюрка называется… как ее там?.. Ага, «Частные практические случаи проявления закона Вселенского Равновесия». Нам на профсоюзном собрании раздавали в целях повышения уровня самообразования.

— На профсоюзном собрании? И что — там про мой случай тоже говорилось?

— Нечто подобное припоминаю…

— Вот бы мне почитать! — загорелся Степан Федорович. — А где у вас собрания проводятся?

— В преисподней, где же еще…

— Ах да…

— Да вы не суетитесь! Память у меня хорошая, сейчас я немного поднапрягусь и сам все вспомню.

— Конечно, конечно…

Я поднапрягся. А когда первые фразы из прочитанной недавно брошюрки одна за другой медленно всплыли на поверхность моего сознания, вытащил еще одну сигарету, повертел ее в пальцах… Это что же у нас получается? Я еще раз просмотрел записанный в блокнот рассказ Степана Федоровича, прикинул и сопоставил… И блокнот вывалился у меня из рук.

4

— Извините, — тихонько позвал клиент. — Вы вместо сигареты карандаш в рот положили.

— Что? А… Да, действительно…

— Извините… Вы сигарету того… фильтром наоборот вставили.

Бездумно перевернув сигарету, я похлопал себя по карманам. Зажигалка куда-то делась…

— Может быть, пришла пора договор подписать? — спросил Степан Федорович, услужливо поднося мне зажженную спичку. — Я готов.

Сам собою включился телевизор. Мы оба вздрогнули.

— Продолжаем передачу «Удивительное рядом», — вкрадчиво проговорил с экрана ведущий. — Недавно американские исследователи обнаружили в Южной Африке древний храм, на камнях которого выбито, изображение летательного аппарата и существа в скафандре. Напомним телезрителям, что подобные рисунки ранее находили и в ацтекских храмах, и в египетских пирамидах. Ходят слухи, что на дне одного из озер близ Пскова до сих пор лежит проржавевшая конструкция, напоминающая настоящую летающую тарелку. Да, дорогие телезрители, много безобразий творилось в древние времена и творится по сей день, а виноват в этом мировой злодей Степан Федорович Трофимов… — Диктор наклонился и втащил в кадр здоровенный пулемет. — Давайте за это его немедленно расстреляем!

Я поспешно протянул руку и выключил телевизор.

— Опять! — простонал Степан Федорович. — Это ужасно! Ужасно! Где ваш договор, я его сейчас быстренько подпишу, и вы меня спасете!

— Договор?.. — затянувшись, я закашлялся. А потом продолжал, глядя мимо Степана Федоровича в треснувшее и кое-как заклеенное синей изолентой окно: — Вам сколько лет?

— Сорок семь.

— Сорок семь! — воскликнул я, потянув договор на себя. — Ого! Солидно! Большую жизнь прожили, Степан Федорович. Сорок семь лет! Другой бы кто позавидовал! Сорок семь — подумать только! Пушкина в ваши годы давно не было, не говоря уж о Лермонтове. А Маяковский? Есенин? Высоцкий?

— Я не понимаю, вы о чем? — удерживая договор, спросил Степан Федорович.

— Эдгар По! Гете!.. Нет, это не надо, это не считается… Андерсен! Тоже не подходит… Шиллер! Вот — Шиллер! Шиллер и… И так далее! Все умерли молодыми. Заметьте, какая закономерность — чем меньше человек пожил, тем ярче память о нем! А вы? Сорок семь лет! И не стыдно? Вот что я вам скажу, Степан Федорович, бессовестно зажились вы на этом свете!

— Не понимаю… Отпустите договор, вы его сейчас порвете.

— Не отпущу, сами отпустите!

— Я его подписывать сейчас буду!

— Не надо его подписывать!

— То есть как это — не надо? — от удивления Степан Федорович даже разжал пальцы.

— А вот так, не надо, — закончил я, убирая договор в карман. — Не имеет смысла.

— Как это — не имеет смысла?..

Ужасно тяжело работать с людьми. Ну как мне объяснять этому заплаканному дяде, что ничем я ему помочь не смогу? А если попытаюсь, сам сложу свою бедовую рогатую голову ни за грош. Каждое явление обязано быть уравновешено другим явлением — вот вам краткое изложение закона Вселенского Равновесия. За белой полосой следует черная полоса, за черной, соответственно, белая — вот вам подтверждение закона жизненным опытом. И никаких исключений! Период невероятного везения неотвратимо влечет за собой период сверхъестественного невезения…

— … проще говоря, — закончил я свои путаные объяснения, — вы, мой дорогой, теперь притягиваете к себе неприятности не только из реальной действительности, но и из других сфер. В расплату за нереальные блага, которыми незаслуженно пользовались накануне. Вас не то что охранять, с вами в одном городе опасно находиться! Космическая Кара — вещь серьезная. Вы, Степан Федорович, теперь не простой уборщик, вы — настоящая машина смерти!

Ковер в центре комнаты взбугрился и зарычал. Степан Федорович, ойкнув, взлетел на спинку дивана, как перепуганная курица. Трехногий столик в углу вдруг встал на дыбы, стряхнув с себя телевизор. Я едва успел огреть столик подвернувшимся под руки стулом — оба предмета разлетелись в щепки. Я судорожно сглотнул.

— Вот видите?

Степана Федоровича била крупная дрожь.

— Но я же не виноват! — закричал он, сползая со спинки дивана. — Эти блага сами собой на меня валились со страшной силой! Как же мне было сопротивляться? Господин Адольф! Я не Пушкин и не Лермонтов, я простой человек! Я звезд с неба никогда не хватал и хватать не собираюсь! Я всю жизнь в школе учителем проработал, теперь вот театральным уборщиком тружусь. Я два раза женат был… У меня язва, гипертония, невроз и стальной штырь в ноге вместо кости! Мне ничего не надо — только бы спокойно выйти на пенсию и остаток жизни прожить без всяких Нобелевских комитетов, белых крыс, летучих одноглазых змей, пятиэтажных особняков и прочей гадости! Помогите мне! Я вам не то что душу… Я наизнанку вывернусь и все потроха вам на блюдечке принесу! Я так не могу больше! Мне страшно!

Он рухнул с дивана на пол и зарыдал. Минуту я стоял над ним и просто смотрел, сжимая-разжимая кулаки, то и дело вытирая рукавом вспотевший лоб.

Вот мой коллега и непосредственный начальник бес Филимон тысячу раз мне говорил, что излишнее человеколюбие когда-нибудь меня погубит.

Погубит. И не когда-нибудь, а прямо сейчас. Стоит мне только открыть рот и сказать:

— Ладно уж. Подписывайте договор… Нет, карандашиком не полагается. Забыли? Вот у меня и иголка есть. Да не бойтесь, она стерильная…

— А что теперь делать? — спросил Степан Федорович, замотав указательный палец платком.

— А что хотите. Прогуляться, например, можно.

— А на работу можно сходить? Тут недалеко…

Обои на противоположной стене зашуршали и медленно начали обугливаться. Узоры на них дрогнули, поплыли и сплелись вдруг в такую устрашающую харю, что я тут же пожалел о своем скоропалительном решении. Вот уж ввязался…

— Я моментально одеваюсь! — вскочил Степан Федорович. — Одна секунда — и я готов! Куда вы?! Куда?!!

Зашипев, перестали обугливаться обои, которые я окатил водой из тазика.

— Моментально одеваюсь… — бормотал мой клиент, засовывая в брючину негнущуюся ногу, — одну секундочку…

— Да уж, поспешите, — озираясь, попросил я.

ГЛАВА 2

— Дошли наконец-то… Нам сюда, вот в эти ворота… Ой!

— Что опять такое?

— Ми… милицейская машина. Это, наверное, за мной. Неужели я опять кого-нибудь убил и изнасиловал? Задержат ведь!

«И немудрено», — подумал я, посмотрев на своего клиента. Степан Федорович, невзирая на душный летний вечер, из дома вышел в толстом ватном пальто, а на голову нацепил зимний косматый малахай. Впрочем, как выяснилось, не зря. По дороге на него с чистого неба дважды падал кирпич, но, как мячик, отскакивал от толстого малахая. Провалиться в открытый канализационный люк у Степана Федоровича тоже не получилось — в своем ватном пальто он в люке просто застрял. Да и мне по дороге скучать не пришлось, отгоняя от клиента уличных собак, взбесившихся кошек и пикирующих с крыш голубей. В общем, короткая прогулка от дома Степана Федоровича до здания театра драмы получилась на редкость захватывающей и до крайности полной впечатлений.

— Постойте здесь, я на разведку схожу, — предложил я.

— Л-ладно…

По правде говоря, ничего интересного возле ворот не было — как я разглядел, подойдя поближе. Ну, милицейский газик стоял. Какой-то мужик в драной телогрейке и классическом треухе — должно быть, сторож — горячо доказывал что-то двум унылым ментам патрульно-постовой службы и тусклолицему капитану (судя по всему, местному участковому).

— Это Валера Кузьмин… — услышал я шепот позади себя. — Наш сторож… А это участковый — Решетов его фамилия.

— Я же вам сказал: ждать за углом!

— Там страшно. Я лучше поближе спрячусь на всякий случай. Вон за тем мусорным баком.

— Как вам будет угодно.

Я подошел еще ближе, остановился рядом с газиком, скрестил на груди руки и склонил голову — короче говоря, принял позу стороннего наблюдателя. Сторож Валера Кузьмин одной рукой держался за облупленную стену, а другой активно жестикулировал, выкрикивая несвязные фразы:

5

— Милиция должна охранять население и государственную собственность! Экономика должна быть экономной! Сам все видел своими глазами! Я буду жаловаться! Кто по телевизору пел песню: «Сейчас бы просто по сто грамм и не шататься по дворам, но рановато расслабляться операм? » Вы мне за все ответите!

Прокричав последнее слово, сторож взмахнул обеими руками и едва не упал.

— Кузьмин, — заговорил участковый Решетов. — Ты толком объяснить можешь, зачем наряд вызвал?

— Я по «ноль-два» звонил! — подтвердил сторож, обретя равновесие у стенки.

— Мы его сейчас самого заберем, — сказал один патрульный другому, — за провокацию в пьяном виде. Зачем ты наряд вызвал, гад?

Сторож Кузьмин тряхнул головой и храпнул лошадиным храпом.

— Полчаса им толкую, а они все не понимают, — сказал он. — Я ж сторож — как меня с моего поста можно забрать? Смешно. Я вас вызвал потому что… потому что… — Он нахмурился, видимо собираясь с мыслями, потом сформулировал: — Мой долг — охранять вверенное мне помещение. И когда тут всякие субчики лазиют рядом, создается обстановка опасности. Я, значит, час назад пошел делать обход в ближайшую подворотню. Только штаны расстегнул, вижу: прямо из воздуха появляется паренек — сначала ноги, потом туловище, потом все остальное…

— Как это — Из воздуха? — нахмурился один патрульный.

— Особые приметы нарушителя? — поинтересовался второй.

— Значит, молоденький, — начал перечислять сторож Валера, — ростом мне по пояс, примерно… Особых примет нет. Нос как нос. Большой. Рта нет. А во лбу глаз горит. И весь в простыню завернутый.

Патрульные переглянулись и синхронно посмотрели на участкового. Тот побагровел.

— Забавный, значит, паренек, — пояснил еще раз сторож. — И спрашивает меня носом: отец, это какой город? Я и ответил. Растерялся, конечно. А он как глазом своим сверкнул и говорит: спасибо, отец. Ну, я, конечно, опомнился и закричал: руки вверх! А он подпрыгнул прямо метров на пять, через стену перескочил… Пока я за берданкой сбегал, пока ворота открывал, он уже скрылся. Я же не могу за ним — я на посту. Вот я по «ноль-два» и позвонил.

— Так, — определился первый патрульный. — Лично мне все понятно. Кроме одного: почему у капитана Решетова на участке психически больной человек сторожем работает?

— Я не психический! — обиделся Кузьмин. — Я сторож! А тот тип — вор! Понимаешь логику? Он воровать лез. А может, чего-то украл уже и — сматывался… Только, начальник, прикинь: из воздуха появился. Было пустое место, а потом… ме-эдленно так, постепенно. Линия за линией. Как будто его кто-то нарисовал фломастером… Я ему и кричу… руки вверх!

Сторож Кузьмин, такой возбужденный и многоречивый в начале разговора, стал сникать и угасать. Покрасневшие его глаза моргали часто-часто, и жестикулировать он уже не жестикулировал, так как для того, чтобы сохранять равновесие, ему теперь требовалось опираться на стену обеими руками.

— А чего тут воровать-то? — спросил второй патрульный первого. — Это ж не магазин. Подумаешь, театр какой-то…

— Др-раматический… — добавил Кузьмин, сползая по стенке.

— Драматический! — передразнил патрульный. — Да что этого алкоголика слушать? Допился до белой горячки, вот ему и мерещатся всякие… с глазами во лбу… Поехали отсюда!

— Насчет белой горячки — это вряд ли, — подал голос участковый. — Я Кузьмина давно знаю. Он на моем участке проживает и работает. У него белая горячка в конце месяца только бывает. С двадцатого по первое включительно. Двадцатого у него зарплата. Да он вообще тихий. Пьет, правда…

В горле Кузьмина что-то булькнуло. С трудом приподняв голову, он мутно глянул в глаза капитана и проговорил:

— А ты мне наливал? Клевещешь тут… Пьет корова. А я — бухаю.

Очевидно, это высказывание лишило сторожа последних сил. Издав звук, не поддающийся никакому определению, он снова уронил голову на грудь и захрапел.

— Поехали! — снова призвал первый патрульный, поворачиваясь к машине. — Ложный вызов.

— Ложный, — подтвердил второй патрульный уже из кабины.

Газик, взревев мотором, двинулся с места и свернул на ближайшем повороте. Участковый, злобно сплюнув, схватил сторожа за шиворот и вздернул на ноги. Кузьмин всхрапнул, икнул, но не проснулся.

— Я тебя, сволочь, на пятнадцать суток посажу, если еще раз такую штуку выкинешь! — прошипел Решетов. — Почему дрыхнешь на рабочем посту? Почему ворота нараспашку?

— Вот и закрой их, — невнятно посоветовал сторож, выскальзывая из цепких милиционерских рук и шлепаясь на землю, — а то мне по ногам дует.

— Тьфу, дурак!

Еще раз сплюнув, участковый удалился.

— Степан Федорович! — позвал я. — Выходите. Ложная тревога!

Мусорный бак с грохотом опрокинулся набок. Из-под него выкатился мой клиент, облепленный, словно пиявками, пустыми консервными банками.

— Еще немного, и я бы выдал себя криком о помощи! — пропыхтел Степан Федорович. — Они меня чуть не загрызли, проклятые!

— Кыш! — рявкнул я.

Банки, скрежеща ржавыми зазубринами, осыпались. Степан Федорович, не медля больше, побежал за ворота. Я устремился следом, а опомнившиеся банки, погнавшись было за нами, притормозили у бесчувственного тела сторожа Кузьмина. Оглянувшись, я увидел, как одна, самая большая, с надписью «Сельдь атлантическая» на боку, нерешительно цапнула сторожа за ногу.

— Караул! — мгновенно проснувшийся Кузьмин заорал так, что банки испуганно бросились врассыпную. — Милиция! Инопланетные захватчики атакуют! Милиция! Где здесь телефон?..

Честное слово, мне очень хотелось посмотреть, как события будут развиваться дальше, что скажут Кузьмину, вернувшись, милицейский наряд и участковый Решетов, но времени на праздные наблюдения не было. Клиента ни на минуту одного оставлять нельзя.

— Вот сюда! — поманил меня стоявший в проеме двери Степан Федорович.

Оказавшись в родных стенах, мой клиент несколько приободрился. Быстро переоделся, вооружился ведром и шваброй и вместе со мной вышел в фойе.

— Здесь меня никакая Космическая Кара не настигнет, — говорил Степан Федорович, с удовольствием и полной грудью вдыхая пыльный запах театральных коридоров. — Чуете, Адольф, здесь все так и пропитано культурой!

— Ага, — поддакнул я.

В помещении театра было действительно спокойно. Может, действительно тут атмосфера какая-то особенная? Никаких змеюк, сбесившихся унитазов, злобных консервных банок и раскладушек-убийц. Правда, я один раз нешуточно напрягся, когда нам встретился бригаденфюрер СС в парадной форме с кортиком и Железным крестом на груди, но Степан Федорович быстро объяснил мне:

— Это репетиция идет. Ставим пьесу «Будни рейхстага»…

— Безобразие! — откликнулся бригаденфюрер, блеснув массивным моноклем. — Времени — девятый час, а малый зал еще не мыт!

— Извините…

— Кстати, позвольте осведомиться, господин уборщик, почему это вы на рабочем месте две недели не появлялись?

Степан Федорович замялся под грозным взором бравого гитлеровца, но тут из-за угла вывернул бородатый ратник в кольчуге и остроконечном шлеме. В левой руке воин держал бутафорскую секиру, в правой — бутерброд с сыром, а на груди у него болтался автомат.

— Хайль, Вася! — приветствовал он бригаденфюрера. — Михалыч злой как собака! Шапкин, представляешь, снова запил!

— Генеральная ведь на носу! — ахнул гитлеровец, сразу забыв про Степана Федоровича. — Дождется этот Шапкин — вылетит из театра как пробка. Забулдыга. Не посмотрят на то, что народный артист. Будет на детских утренниках Петрушку представлять… Ну, а ты как, Петя?

— Жизнь хороша, если есть ППШ! — расхохотался ратник, похлопав кольчужной рукавицей по прикладу автомата.

Степан Федорович под шумок утащил меня дальше — в малый зал, где полным ходом шла репетиция этих самых «Будней… » Шустро ухромав за кулисы, он вернулся с полным ведром воды, нацепил на швабру тряпку и принялся отрабатывать жалованье. А я уселся в заднем ряду, рассеянно поглядывая на сцену.

6

По сцене туда-сюда деловито прохаживались автоматчики со свастиками на рукавах. Вокруг стола, едва видимого из-за груды громадных, как скатерти, карт, копошился, толкаясь фуражками, командный состав.

— Поехали! — крикнул с переднего ряда неопрятный какой-то, всклокоченный мужичок в растянутом до колен свитере и мятых брюках. — Паулюс, перестаньте почесываться! Геббельс, выньте руки из карманов, вам начинать!

— Положение дел под Сталинградом требует неусыпного контроля и мобилизации всех наших сил! — энергично выступил вперед розовощекий Геббельс — Следует задать вопрос уважаемому Герингу… — Тут Геббельс запнулся, а всклокоченный хлопнул сиденьем кресла, взмахнул руками и подпрыгнул:

— Где этот чертов Геринг? Где Геринг, я спрашиваю?! Опять опаздывает? — Он вытащил из-за безразмерной пазухи скомканную бумажку и заорал, тыча в нее пальцем: — В сценарии русским языком написано: «Входит Геринг»!!!

Через сцену, бесцеремонно растолкав автоматчиков, пробежал маленький толстяк, на ходу нахлобучивая фуражку.

— Что вы делаете? — застонал всклокоченный. — Что вы делаете? Вы в рейхстаге или на стадионе? И потом… Что за походка? Откуда эти ужимки? Где историческая достоверность? Хромайте, Геринг, хромайте, черт побери, или я вас с роли сниму, в конце концов! Вышел и вошел снова!!!

— Виноват, Михалыч… — пробубнил запыхавшийся Геринг и ускакал за кулисы.

Степан Федорович добросовестно тер тряпкой полы в партере, режиссер Михалыч, размахивая сценарием, орал на неуклюжих статистов, поваливших декорации, из суфлерской будки раздавалось громкое шлепанье и крики: «Бубны козыри! » и «Крой, задрыга, не спи! », толстый Геринг старательно хромал к столу — в общем, все шло мирным своим чередом, но мне было как-то… нехорошо. Слишком уж все спокойно. И это после феерического пролога с летучими змеями и чешуйчатыми лапами, рвущимися из унитаза, после пробега по вечерним улицам под кирпичным обстрелом? Словно Космический Мститель решил не размениваться по мелочам, а, поднакопив силы, целит вдарить разок уже наверняка…

Бесы ведь, как кошки, сверхъестественную, невидную для людей опасность чуют нутром. Вот и я чувствовал, как под высоким потолком зала сгущается темная энергия, как электрически потрескивает пыльный воздух… Огненные вихри преисподней! Ворсинки на обшивке кресел встали дыбом и трепетали… Тихонько зазвякали хрустальные висюльки на люстре…

Нет, ребята, если сейчас что-нибудь и случится, то врасплох нас со Степаном Федоровичем не застать! На минуту я прикрыл глаза, стараясь сосредоточиться. Потом прочитал заклинание Убойного Толчка и вытянул перед собой ладонь. Когда я открыл глаза, на пальцах лежал толстый слой сероватой пыли. Я принялся пыль эту медленно скатывать в шарик, время от времени отвлекаясь для того, чтобы взглянуть на сцену.

— Трусы! — вскрикивал на сцене, тряся косой челкой, вступивший в игру Гитлер. — Ублюдки, недостойные называться истинными арийцами! Ну, на кого мне положиться?! Где тот единственный преданный мне соратник?! Кто подставит мне крепкое плечо в трудную минуту?!

— Неплохо! — верещал Михалыч. — Только больше экспрессии! Умоляю — больше экспрессии! Зычнее голос! Шире жест!

Фюрер, покраснев от натуги, диким ревом проревел фразу про крепкое плечо и смолк, озираясь. Повисла зловещая тишина.

— Вы что, меня в гроб вогнать хотите? — спросил Михалыч, положив обе ладони на левую сторону груди. — Смерти моей желаете? У меня в сценарии русским языком написано: «Входит Штирлиц». Где? Где Штирлиц, я вас спрашиваю? Где этот недоделанный народный артист?

— Михалыч… — несмело проговорил Геббельс — Шапкин снова того…

— Чего — того?

— Геринг… тьфу, Вовка в выходные именины справлял, — нервно поправив челку, пояснил Гитлер, — ну, собрались — святое дело все-таки. И Штирлиц… то есть Шапкин приперся. Главное, никто ведь не приглашал…

— Ну и?..

— Загудел он, — сокрушенно поник головой Паулюс, — как трансформаторная будка. Третьи сутки квасит.

— У меня сто баксов занял, — наябедничал Гитлер.

— Домой звонить! — взвизгнул Михалыч.

— Его теперь по пивным надо искать, — сказал Паулюс, — дома он — самое малое — в конце недели объявится.

— Я его уволю, — снова схватившись за сердце, слабым голосом проговорил режиссер, — нет, я его застрелю… Это что же такое, а?..

Пыль с моих пальцев утрамбовалась в небольшой плотный шарик. Я сжал шарик в ладони. Голубая искра пробежала по моим венам, а тем временем враждебная энергия в зале сгустилась до консистенции киселя. Странное это было ощущение. Я чувствовал, как дрожит в напряжении каждое волоконце в древесине кресел, паркета и дощатого настила сцены. Ни актеры, ни режиссер, ни сам Степан Федорович, конечно, ничего не замечали, а мне даже дышать стало трудно; и тревожно сжалась грудь.

«Дурак я все-таки, — мысленно сказал я себе, стараясь успокоиться, — обязался с честью справиться с заданием. Договор дал подписать… Айвенго, блин… »

А прямо под сценой Михалыч отбирал у Степана Федоровича швабру. Степан Федорович робко сопротивлялся.

— Вы кто? — кричал режиссер. — Новый уборщик? Отлично! Звать как? Степан? Прекрасно! Федорович? Великолепно! Ничего не бойтесь, слушайтесь меня, и все будет отлично! Грим наложим прямо здесь и сейчас! По фактуре вы подходите, так что опасаться нечего. У нас генеральная репетиция через неделю, а главный герой по пивным ночует! Сценарий пропадает, и какой сценарий! Конфетка, а не сценарий! Я его сам написал…

Набежавшие откуда-то гримеры ловко стащили с моего клиента застиранную робу и облачили его в мундир штандартенфюрера. Степан Федорович смущенно топтался на месте, гремя подкованными сапо-гами. Михалыч с воплем: «Стойте здесь и никуда не уходите! Я принесу вам парабеллум! » — выбежал из зала.

Дверь захлопнулась за режиссером, и тут же раздался тяжкий удар и глухой стук упавшего тела. Дверь мгновенно распахнулась снова. В зал влетел крепенький паренек неестественно маленького роста, одетый в какую-то оранжевую тогу. Голова паренька была совершенно голой: нос, занимавший добрую половину круглого лица, дерзко торчал вперед и вверх. Ротового отверстия не было. Зато во лбу красным светом горел единственный глаз — огромный и яркий, как запрещающий сигнал светофора.

Я только привстать успел — слишком уж быстро все произошло. Шарик в моей ладони запульсировал.

— Всем оставаться на своих местах! — истошно затрубил носом коротышка. — Не двигаться! — грозно добавил он, хотя все и так застыли с открытыми ртами.

Он запустил руку под тогу и вытащил жуткого вида кинжал с искривленным лезвием. Одним прыжком подскочил к обомлевшему Степану Федоровичу и, поднимая кинжал, заголосил:

— Именем Вселенского Порядка!

— Стой!

Коротышка вздрогнул. Рискуя сломать себе шею, я полетел по спинкам кресел вниз.

— Стой, кому говорят! Назад! Степан Федорович, пригнитесь!

Степан Федорович, не сводя наполненных ужасом глаз с коротышки, попятился. А тот, перехватив кинжал обеими руками, повернулся ко мне:

— Ты… не такой, как они… Ты… Исчадие преисподней!

— На себя посмотри! — предложил я, отводя руку с шариком для броска. — Тоже мне Ален Делон… Отойди от моего клиента!

— Не отойду! Сам отойди!

— А вот это видел? — Я подбросил на ладони шарик, изрядно распухший и покрывшийся сетью красных прожилок.

Коротышка настороженно задергал носом:

— Ты не понимаешь! Этот человек смертельно опасен! Он несет в себе гибель всему человечеству! Чтобы предупредить глобальную катастрофу, необходимо немедленно зарезать его! Он не должен оставаться в живых!

Степан Федорович, оседая на пол, часто-часто заморгал.

— Это он-то опасен? — удивился я. — Более безобидного существа я в жизни не видел. Если здесь кто-то и опасный, так это ты! Положи ножик! Кстати, хотелось бы узнать — с кем имею честь?..

— Нет времени на церемонии! Неужели ты не чувствуешь, бес?..

— Позвольте! — рявкнул со сцены Гитлер. — Что здесь происходит? Гражданин, что вы себе позволяете? Врывается посреди репетиции, ломает всю работу… Кто вы такой?

7

— Он, наверное, из кукольного театра, — предположил Геббельс, — только грим какой-то странный…

— Я не из какого не из театра! — завизжал и затопал коротышка. — Не сбивайте меня с толку! Я представитель древней и могущественной расы циклопов! Испокон веков циклопы охраняли человечество от нарушителей Вселенского Равновесия, за что и получили почетное звание Хранителей!

— Стоп-стоп-стоп! Какое человечество? Какие нарушители? Да Степана Федоровича самого нужно ох-ранять от каждой консервной банки! Чем я, собственно, и занимаюсь по роду службы. И потом — насколько я помню, циклопы, они такие здоровенные великаны, а ты…

— Ну, я в детстве упал и ударился копчиком… — кашлянув, пояснил коротышка.

— Адольф! — позвал Степан Федорович. — А сторож был-таки прав… Что мне делать? Можно, я от греха подальше лишусь чувств?

— Валяй, — разрешил я, — падай на пол и не маячь в поле прицела. Сейчас я этому выродку прямо в носяру залеплю!

— Ты не понимаешь, бес! — схватился за голову коротышка. — Он грубо нарушил закон Вселенского Равновесия! За короткий период он стянул на себя все духовные и материальные блага, которых хватило бы населению небольшой страны на сто с лишним лет! И теперь…

— Знаю, знаю! Огребет от Космического Баланса по самое «не хочу»…

— И теперь он практически всемогущ! — неожиданно закончил одноглазый коротышка. — Хотя и сам об этом не подозревает! И никак не может управлять собственным могуществом! В нем одном сконцентрировано неслыханное количество отрицательной внеземной энергии, вполне достаточной для слома реальности. Ты представляешь, что это значит — слом реальности?

— Н-ну… Довольно смутно… — признался я, опуская руку.

— Это глобальная катастрофа! Это исковерканные судьбы народов! Это разрушенные города! Затонувшие континенты! Эпидемии! Голод! Войны! Горы трупов и море крови! — Циклоп мотнул носом и трагически заломил руки.

— Во дает! — толкнул Гитлер Геринга локтем. — Какой типаж, а? Какой драматический талант! Вот кому Штирлица играть, а не этому пропойце Шапкину!

— Каждые несколько миллионов лет на Земле появляется человек, которому от роду выпало стать Нарушителем Вселенского Равновесия! От них и только от них все беды человеческие! Это они притягивают из Космоса чудовищные силы, способные уничтожить планету, переломить ход истории…

— Чего ты брешешь? Какие каждые миллионы лет? Человечеству от силы… ну, в общем, гораздо меньше…

— Знаешь, каков был итог деятельности первого Нарушителя Закона? — очень тихо спросил одноглазый и сам ответил: — Космическая Кара явилась в образе гигантского метеорита… От удара его о Землю сместились полюса и начался…

— Ледниковый период, — догадался я.

— Степан Федорович — второй Нарушитель в истории человечества, — заключил циклоп.

— Однако… — пробормотал я. — Всего-навсего два нарушителя. Вы, Хранители, не были особо обременены заботой о человечестве. Раз в миллион лет выходить на смену — просто мечта…

Внезапно я призадумался. Сверхъестественное невезение моего клиента оборачивалось какой-то новой, еще более ужасной стороной. Если предположить, что удары Космоса по бедному Степану Федоровичу будут становиться все сильнее и сильнее, пока не достигнут самого пика… Все эти летучие змеи и оживающие предметы — просто ерунда. Это всего-навсего легкая пристрелка. А ну как на бедного уборщика рухнет атомная бомба в полтонны весом? Тут уж и я ничем не смогу помочь… Да что там бомба! Бомба — слишком приземленно, банально… Что там плел этот недомерок о сломе реальности?

— Бред какой-то, — отогнав страшные мысли, сказал я. — Никогда ни о каких Хранителях я не слышал. Ни в какой методической литературе не читал. Ни на профсоюзных собраниях, ни на курсах повышения квалификации о вас ничего не говорили. Не верю я тебе!

— Естественно! Наша раса действует под покровом тайны! Бес, послушай! Отступись! Во имя жизни на нашей планете — отступись! Дай мне прикончить этого несчастного! Дай восстановить баланс!

— Погоди, погоди! Слушай, как все просто у тебя — ворвался сюда с ножиком, зарезал ни в чем не повинного человека — и готово! Расскажи все толком, может быть, можно решить проблему другим способом?

— Нет времени! — завопил коротышка. — Нет времени! Неужели ты не чувствуешь, бес?! Катастрофа уже близко! Еще минута — и она станет неотвратимой! Хватит разговоров!

Издав варварский боевой клич, он вдруг рванул вперед. Степан Федорович слабо вякнул, закатил глаза и повалился навзничь — кинжал блеснул над его увенчанной форменной фуражкой головой.

— От винта! — заорал я, размахиваясь.

— Бес, опомнись!

Я метнул шарик. Циклоп попытался было увернуться, но не успел. Шарик угодил ему точно в глаз. Заклинание Убойного Толчка сработало на совесть — посреди зала шарахнул оглушительный взрыв. Зазвенели выбитые взрывной волной стекла. Прожекторы и софиты бомбами посыпались на пол. Занавес вспыхнул и сгорел дотла. Кресла затрещали, переворачиваясь вверх тормашками…

На том месте, где секунду назад стоял коротышка-циклоп, образовалась обугленная яма. Самого Хра-нителя вынесло в коридор вместе с дверью и доброй частью стены. Из коридора полыхнуло пламенем в последний раз — и все стихло…

Но только на мгновение! Не успел я перевести дух, как за окнами театрального зала потемнело, потом вспыхнуло, потом снова потемнело. Пол подо мной затрясся. Актеры на сцене повалились, как кегли. Бесчувственный Степан Федорович подпрыгивал на паркете, словно на кровати-вибромассажере. А за окнами то темнело, то вспыхивало, то темнело, то вспыхивало… пол дрожал — будто здание драматического театра превратилось в гигантский поезд, несущийся по невиданному железнодорожному полотну.. .

Что это?

Тряхануло так, что огромная люстра, сорвавшись с крюка, грохнулась вниз и разлетелась хрустальными брызгами.

И опять все стихло. На этот раз — уже окончательно.

ГЛАВА 3

— Уже все? — подняв голову, осведомился Степан Федорович.

— Вроде бы да, — ответил я.

— А что это было?

Что это было? Хороший вопрос. Хотелось бы и мне знать, что это было и как это все понимать.

— Не знаю.. . — промычал я.

— Господа! — донеслось со сцены. — Продолжаем! Генералы поднялись на ноги, отряхнулись и снова склонились над картами. Завидное хладнокровие! Вот что значит — настоящие профессионалы. Театр едва не рухнул, словно песочный замок, а они почистили перышки и как ни в чем не бывало продолжают репетицию.

— Так, что вы мне хотели сообщить, господа? — поинтересовался Гитлер, кокетливо поправляя челку.

— Мой фюрер! — с готовностью отозвался Геббельс — Положение дел под Сталинградом требует неусыпного контроля и мобилизации всех наших сил! Следует задать вопрос уважаемому Герингу.. . Кстати, где он?

К столу подошел толстый Геринг. Хромал он очень натурально.

— А что Геринг? Почему Геринг? Вот всегда так — как что, так сразу Геринг! Я крайний, да? Мой фюрер, позвольте доложить о своем подозрении! Третий рейх разлагается! Некоторые несознательные элементы, вместо того чтобы заниматься борьбой против коммунизма, плетут интриги, тем самым пороча святое дело завоевания мира для высшей арийской нации. И это в то время, когда русские уже бомбардируют Берлин! Вон, поглядите, все стекла повышибали, люстру обрушили.. . Гарью по всему рейхстагу воняет!

«Молодцы, — подумал я, доставая из заднего кармана джинсов сигареты, — импровизируют-то как! Вот бы Михалыч порадовался. А где он, между прочим? »

Гарью действительно воняло мерзостно. Но зато я больше не чувствовал в зале сгущения энергии. Сквозь выбитые окна веяло прохладным ветерком, доносились с улицы звуки бравого марша.

— И вообще, мой фюрер, — отдуваясь, закончил рейхсмаршал, — если так пойдет и дальше, то я боюсь, что…

— Боитесь?! — взревел Гитлер, тряхнув челкой. — Все вы боитесь! Трусливые овцы! Когда у вас еще есть силы бороться, вы начинаете говорить мне о поражении! Мое войско непобедимо! С ним я разрушу свиной хлев мировой истории! Орды недочеловеков сложат оружие у моих ног! А те, кто не сложат оружие, сложат головы! Вот так! И вы еще смеете сомневаться в могуществе германской нации! Овцы! Овцы! Ублюдки, недостойные называться истинными арийцами! Мне уже вот где ваша нерешительность! — Он постучал ребром ладони под выпуклым кадыком. — Всюду предательство и ложь! Проект «Черный легион» бездарно провалился! Проект «Машина смерти», благодаря вашей несознательности, все никак не завершится! Ну на кого мне положиться?! Где тот единственный преданный мне соратник?! Кто подставит мне крепкое плечо в трудную минуту?!

8

На минуту действо прервалось. «Входит Штирлиц», — вспомнил я зачитанную режиссером ремарку.

— Штирлиц! — зашипел Паулюс — Какого черта вы там валяетесь?

— Штирлиц! — стерев пену с усиков, рявкнул Гитлер. — Вы ранены?

— Никак нет, — пробормотал Степан Федорович, поднимаясь. — То есть да… Немножко.

— Штирлиц ранен! — ахнул фюрер. — Чего вы стоите, овцы?! Приведите его ко мне! Только осторожно. Санитаров! Санитаров! Обергофдоктора ко мне!

Генералы горохом посыпались со сцены. Заботливо поднятый на ноги Степан Федорович смущенно мялся и от недостатка актерского мастерства мучительно краснел. Сквозь пролом в стене вбежали санитары с носилками. Обергофдоктор, сгибающийся под тяжестью аксельбантов и блях, с красным крестом на одном рукаве и свастикой — на другом, поспешно обстукал и обслушал моего клиента.

— Легкая контузия! — объявил он. — Кроме того, язва желудка, гипертония, невроз и стальной штырь в ноге вместо кости.

— О, мой бедный друг, — слезливо сморщился фюрер. — Источен болезнями, но держится! Держится! Беззаветно трудится над гениальным проектом «Машина смерти»! Днями и ночами только и думает о том, чтобы с помощью этого проекта спасти нацию! И не паникует, как некоторые! Да! Вот пример истинного арийца! Вот с кого мы будем лепить людей будущего! Слабый костяной скелет заменим стальной конструкцией! Трусливую копошащуюся кашу в черепе заменим гордым разумом сверхчеловека!

Усмехнувшись, я подошел к окну. Постоял немного, разминая сигарету, глядя на глухую стену, расписанную привычными для среднероссийского города лозунгами с призывами вешать и резать представителей еврейской, армянской, чеченской, азербайджанской и прочих наций. Потом вспомнил о потерянной зажигалке и высунулся в окно к первому попавшемуся прохожему:

— Друг, дай огоньку!

Прохожий, приостановившись, чиркнул спичкой. Я прикурил. И долго смотрел ему вслед. Странный это был какой-то прохожий, неожиданный какой-то. Угрюмый детина в коричневом кителе с закатанными рукавами; на плече нашита свастика, а диагоналевые брюки заправлены в короткие рыжие сапоги. И нож в кожаных ножнах на боку.

«Тоже статист какой-нибудь, — стукнуло у меня в голове, — за пивом, наверное, пошел, пока главреж отсутствует.. . Или скинхеды окончательно оборзели.. . »

— Фридрих! Паулюс! — бесчинствовал на сцене Гитлер — аж у меня в ушах звенело. — Я к вам обращаюсь, генерал-фельдмаршал! Вы меня слушаете или нет? С чем это вы там играетесь? Что это за бирюлька?

— Я не играюсь.. . То есть.. . — ответствовал растерянный голос — Это не бирюлька. Это сувенир. Называется — Орден Подвязки. Мне Штирлиц подарил.

— Дайте-ка посмотреть…

— Пожалуйста, мой фюрер.

— Дурак! Овца! Вор! Лжец! Это не орден! Это и есть подвязка! Да еще какая! Я ее узнал! Теперь понятно, почему у Евы постоянно падает правый чулок! Вор! Вор! Извращенец!

— Да я не.. . Мне Штирлиц…

— Лжец! Лжей! Мое терпение лопнуло! Поедете под Сталинград, Паулюс! Там посмотрим, способны ли вы воевать еще с кем-нибудь, кроме слабых женщин! Овца!

— Мой фюрер, не.. . не.. . не надо под Сталинград! Я нужен своему фюреру здесь…

— Вон с глаз моих!

Затянувшись, я выпустил вверх синюю дымную струю. И тут же закашлялся, выплюнув сигарету: в широком проеме недлинной подворотни напротив виднелась застекленная витрина магазина с изображением жизнерадостной полногрудой мадам в переднике, на котором раскинул символические крылья орел, а над орлом чернела надпись: «Бундесвер». Вывеска гласила: «У фрау Мюллер» Только свежее молоко от настоящих арийских коров! »

— Это уж слишком.. . — пробормотал я и больше ничего пробормотать не успел, потому что за моей спиной что-то грохнуло, стукнуло и завизжало.

Я рывком обернулся. В малом зале царил полный кавардак. Секретные карты парили в воздухе, словно гигантские бабочки. Высший командный состав прятался за перевернутым столом, только Гитлер, без фуражки, бледный, с растрепавшейся челкой, визжал, отмахивая рукой:

— Огонь! Огонь! Солдаты, огонь!

Автоматчики, сбежавшиеся в зал в количестве просто немереном, припав на колено, строчили из автоматов по обугленному пролому в стене, откуда, при-крываясь массивными четырехугольными щитами, надвигался небольшой отряд противника. Пули били в щиты, высекая искры, плющась и рикошетя.

— Вражеская вылазка! — орал фюрер. — Десант на рейхстаг! Опять партизаны! Замучили, сволочи!

Между щитами просунулось узкое жерло дискового пулемета. Гитлер, ахнув, нырнул под стол. Автоматчики засуетились, на время прекратив бесполезную пальбу.

— Друже! — гаркнул из-за стены щитов тот самый, встреченный нами в коридоре бородатый тип в кольчуге и остроконечном шлеме. — Сокрушим злого ворога! Пли!

— Спасайте Штирлица! — завопил фюрер, прячась под стол.

Пулемет оглушительно затрещал. Пули, веером рассыпавшиеся по пространству зала, с хрустом вырывали из стен куски штукатурки, крошили в щепки деревянные панели, рвали портьеры и опрокидывали кресла.

«Вот так постановка.. . — подумал я, инстинктивно пригибаясь. — Какой потрясающий реализм! Фантасмагория, смешения эпох, но — реализм.. . Постойте.. . — вдруг словно искрой меня прошибла чудовищная догадка. — Ай да Михалыч, ай да.. . Сукин сын, что же он наделал? »

— В атаку! — заорал бородатый, как только пулемет стих. — Бей идолище поганое!

«Идолище» явно было адресовано лично Гитлеру, потому что фюрер немедленно обиделся, высунулся из своего укрытия и яростно погрозил кулаком бородатому:

— Сам дурак! Взять его!

— Ура! — завопил бородатый.

— Ура-а-а! — ответил ему многоголосый рев.

— В наступление! — потрясая кулаками, рявкнул фюрер.

Щиты рухнули. Не менее двух десятков тяжеловооруженных воинов, гремя секирами, мечами и булавами, ринулись на автоматчиков. Мгновенно стихли выстрелы (в такой свалке не постреляешь), зал наполнился звоном металла, стонами, свистом, тяжким уханьем — будто сотня соскучившихся по своему ремеслу дровосеков врубилась в лесную чащу. Гитлеровцы отмахивались автоматами, штык-ножами, вывороченными с корнем креслами, но ни о каком наступлении не могло быть и речи. Ратники уверенно теснили солдат в коричневых мундирах к сцене, откуда укрывавшийся под опрокинутым столом фюрер тоскливо взывал:

— Штирлиц! Где ты, верный друг?! Где он? Потеряли его, овцы? Всех перевешаю!

В самом деле — где Штирлиц? Стряхнув с себя оторопь, я отлепился от подоконника. Договор есть договор, я обязался охранять жизнь своего клиента и должен выполнять обязательства, что бы ни случилось. В конце концов, если Степана Федоровича сейчас нашинкуют секирами, кто мне командировочный лист будет подписывать?

Из пролома перло подкрепление — десятка три здоровенных детин с черепами на фуражках и нашивками «СС» на рукавах, размахивая автоматами, как дубинами, стремились переломить ход сражения. И наверняка переломили бы, если б не оставшийся в арьергарде отрок в лаптях и простой домотканой рубахе. Огненно рыжеволосый, высоченный, крепко сбитый, он с деловитостью вовсе не отроческой аккуратными апперкотами укладывал ворога в штабеля, умело прикрывался от ударов, бил руками, ногами, локтями, коленями, не забывая при этом использовать помимо физиче-ского оружия еще и психологическое — устрашающе рычал, скалился, плевался и вопил:

— Попомните, вороги, богатыря Микулу!

В общем, с первого взгляда было понятно — продержится отрок еще долго, и на подкрепление фюреру в ближайшее время рассчитывать нечего. Видимо, и сам Гитлер это понимал — поминутно поправляя челку, он стегал стеком генералов и оглушительно верещал:

— Жрите карты, болваны! Стратегические сведения не должны попасть в руки противника! Старайтесь, идиоты!

Идиоты старались. А на том месте, где недавно стоял окруженный врачами Степан Федорович, кипел настоящий водоворот. Нападающие с диким азартом рвали последние рубежи на пути к укрытию высшего командного состава, автоматчики яростно сопротивлялись. Вцепившиеся друг в друга противники, спрессовавшись в плотный ком, напоминали многоголовую, многорукую, многоногую гидру, бьющуюся в эпилептическом припадке. Клочья одежды парили над бойней, как черные вороны. Долго раздумывать было некогда, и я нырнул в людскую кашу как в омут.

9

Адовы глубины! Будто оказался в кузове бетономешалки. Меня мгновенно втянуло на самое дно; кто-то пробежался по моей спине подкованными сапогами, кто-то рванул за волосы, кто-то впился зубами в лодыжку. Приклад автомата уперся в мои ребра с левой стороны, булава впечаталась в тело — с правой. Я отчаянно заорал, лягаясь, стряхивая с себя мощные челюсти, наугад двинул кулаком и радостно выдохнул, услышав вопль:

— Жуб выбили, окаянные!

Однако тут же мне наступили на голову лаптем, и радость моя несколько утихла.

Зато взметнулась злость. Ух, я разозлился! Да что же это такое?! Почему другим бесам достаются нормальные клиенты, заказывающие всякую ерунду вроде вечной молодости или несметного богатства, а мне приходится сопротивляться Космической Каре? За что?! Если бы какая-то сволочь в следующую секунду не прервала мои горестные мысли тем, что зарядила в ухо древком от секиры, возможно, я бы и удовлетворился парой тумаков, спокойно вытащил бы из свалки потрепанного Степана Федоровича и с достоинством удалился, но…

Короче говоря, я разозлился. А злить беса, даже рядового оперативного сотрудника, не рекомендуется никому. В первую очередь я перевернулся на спину, задрал копыта и выбил ими дробь на груди первого попавшегося автоматчика. Потом отобрал булаву у слишком ретивого ратника, почему-то вознамерившегося во что бы то ни стало проломить мне голову, самого ратника вышвырнул в окно, а булаву пустил в дело. Вот тут-то людишкам и сообразить бы, что не между собой им надо драться, а для начала всем гуртом обезвредить беса в джинсах и рубашке без знаков отличия, но никому из присутствующих в зале соображать было явно некогда. Как, впрочем, и мне.

Покончив с бесцеремонным расшвыриванием в разные стороны драчунов, я подобрал с пола изрядно потоптанного Степана Федоровича и понесся к пролому, удачно миновав увлеченно крушившего подкрепление рыжего отрока.

— Что происходит? — замычал, медленно приходя в себя, мой клиент. — Они что — все с ума посходили? Эти.. . которые с секирами, должны в большом зале репетировать. Пьеску «Гей, славяне! » Что они, не могут поделить зал для репетиций? Я и не думал, что в самом культурном городском заведении такие нравы.. .

— Где здесь выход?!

— Выход?.. Я что-то.. . не узнаю помещение.. . какие-то.. . коридоры стали другие.. .

Коридоры стали другие.. . Хвост Люцифера!

— Еще бы! — невольно воскликнул я.

— Что значит — «еще бы»?

Из-за угла вывернул отряд эсэсовцев численностью человек в пятьдесят. Завидев нас, они как-то нехорошо обрадовались и заклацали затворами автоматов. Мне не оставалось ничего другого, как спасаться бегством по лестнице, круто уходящей вверх.

— Сколько статистов! — удивлялся, болтаясь у меня под мышкой, Степан Федорович. — Какая грандиозная будет постановка!

На втором этаже автоматчики поспешно выкатывали из комнаты пулеметы. Резонно рассудив, что мешать людям, занятым столь важным делом, по меньшей мере невежливо, я взлетел на площадку третьего этажа.

Здесь было поспокойнее. Видно пока никого не было, однако звучавшие совсем рядом возбужденные голоса и металлический лязг позволяли судить о том, что суматоха, охватившая здание, очень скоро и в этом месте достигнет степени лихорадочной. Поэтому недолго думая я ткнулся в первую попавшуюся дверь, обитую черной кожей.

— Это, наверное, кабинет директора театра! — благоговейным шепотом предположил усаженный на стул Степан Федорович. — Смотрите, Адольф, сколько пишуших машинок! А какая мебель!..

Я быстро забаррикадировал дверь несгораемым шкафом и двумя диванами и только потом ответил:

— Да, очень красиво… Особенно мне нравится художественное оформление.

— Оформление?.. — переспросил Степан Федорович, изумленно разглядывая громадный портрет Адольфа Гитлера, висящий над длинным столом в том месте, где во всяких уважающих себя государственных учреждениях должен висеть портрет действующего президента.

— Послушайте, — проговорил мой клиент, переводя взгляд с портрета фюрера на укрепленный в углу флаг со свастикой, — вам не приходит в голову, что.. . что-то странное происходит?

— Поразительная проницательность! — проворчал я, подтаскивая тяжеленный стол к двери. — Помогли бы лучше!

— И еще мне показалось, — продолжал рассуждать вслух Степан Федорович, — что там, в зале, актеры дрались вовсе не понарошку. Эти вот древнерусские ратники были очень.. . гм.. . убедительными. Да и фашисты выглядели совсем как настоящие…

— Они и есть настоящие! — заорал я, не в силах больше сдерживаться.

— То есть как?

— Он еще спрашивает!

— Простите, но я не понимаю, — обиженно выговорил Степан Федорович. — И нечего на меня кричать, между прочим. Поясните толком, в чем дело?

Дверь дрогнула под дробью ударов.

— Штирлиц! — раздался встревоженный голос рейхсмаршала Геринга. — Вы здесь? Открывайте, какого черта… Фюрер волнуется! Вы живы? Вас похитил этот странный тип в американских штанах? Штирлиц! Нам всем головы поснимают, если с вами что-нибудь случится! Гром и молния! Не смейте помирать! Слышите или нет, чтоб вы сдохли?

— Чего молчите? — подтолкнул я Степана Федоровича. — Вас зовут, между прочим.

— Меня? Нет уж, я с ними больше не играю! В смысле — в одном спектакле. Варвары какие-то, а не актеры. Я не Штирлиц! — закричал мой клиент. — Да и вы не Геринг! Хватит придуриваться!

— Я придуриваюсь? Гром и молния, Штирлиц, перестаньте валять дурака! Там, внизу такая мясорубка закрутилась! Ой… не могу с вами больше говорить, у меня… кажется, заворот кишок от этих дурацких штабных карт… бумага, понимаете, плотная, краски жирные, на свинце… И к тому же… Гром и молния!

За дверью отшумела короткая свалка. И раздался голос длиннобородого ратника:

— Князь, отворись!

— Это, кажется, снова к вам, — сообщил я. Бледный Степан Федорович трясущимися руками снял фуражку и вытер вспотевший лоб.

— Отворись, князь!

— Ничего не понимаю… Какой князь? Какой Штирлиц? Ни за что не открою!

— Видели мы, задерживает тебя увалень рогатый, князь…

— Сам увалень! — не удержавшись, крикнул я.

— Невежливый и беспартийный…

Псы чистилища! Я представил себе вооруженного булавой ратника в кольчуге, укоряющего меня за беспартийность, и мне стало дурно. Всему же есть предел! Я так скоро с ума сойду. Хорошо Степану Федоровичу, он, кажется, все еще думает, что находится в театре, где все актеры по непонятной причине временно помешались… Так, спокойно, Адольф, спокойно… Главное — передохнуть немного и все обдумать.

В дверь замолотили — кажется, топорами.

— Отворись, князь, времени мало!

— Ни за что! — в один голос крикнули мы со Степаном Федоровичем.

— Навались, друже!

Бах! Дверь таки слетела с петель. Баррикада обрушилась. Клиент мой проворно нырнул мне за спину, а я остался стоять посреди кабинета. Что мне еще оставалось делать? Мне спины для укрытия не нашлось…

Их было трое. Всего трое! Пара вооруженных мощными секирами могучих воинов в полном боевом облачении, включающем островерхие шлемы и громадные четырехугольные щиты, и длиннобородый старикан тоже неслабого телосложения, но в простой кольчуге и с револьвером в правой руке. Увидев меня, длиннобородый, ринувшийся было вперед, притормозил.

— Чего надо? — грозно спросил я. — Ты кто такой?

— Я — воевода Иван Златич! Уйди с дороги, рогатый, — прорычал он. — Отдай нам нашего князя!

Всего трое! Приободрившись, я сунул руки в карманы и нагло отставил ногу:

— И не подумаю. А, кстати, с какого перепуга он ваш?

— Да! — высунулся из-за моей спины Степан Федорович. — Он не подумает! И если вы, граждане артисты, не опомнитесь и не будете вести себя как все цивилизованные люди, я прямо отсюда позвоню в милицию!

— Зачем в милицию? — мотнул я головой. — Я им сейчас сам накостыляю…

Ратники попятились.

— Скоморох! — завопил вдруг длиннобородый, целясь в меня из револьвера. — Ряженый! Никакой он не бес, друже, поскольку партия и правительство всю нечисть запретили как религиозную пропаганду! Тьфу, пропади! Тебя не существует!

10

— Это вас не существует! — взорвался я. — Подумать только — рейхсканцелярия и древнерусская дружина в одном флаконе… то бишь в одном временно-пространственном периоде! Бред! Наваждение! А ну, Степан Федорович, рявкни на них что-нибудь по-своему, по-княжески!

— Вон! — испуганно тявкнул мой клиент и поспешно добавил: — Пожалуйста…

— Княже! — У длиннобородого вытянулось лицо. — Нас — вон? Нас? Не своими словами ты говоришь, заморочил тебе светлу голову этот… это… Ведь не серьезно ты говоришь…

— Серьезно! Уходите!

— Нет! Нет! — схватился за голову воевода Златич. — Не верю я, что князь мой меня обманывал! Неужто все слова твои — ложь? А как же наша машина?..

— Какую вам еще машину? — воскликнул я. — Машину они захотели! Темнота средневековая! Телеги мало?

— Машинку бы нам… Князь, ведь обещал же нам «Машину смерти»! На прошлом партсобрании!

— А-а… — вдруг просветлел лицом Степан Федорович. — Я все понял! Это у вас капустник, да? Розыгрыши! То-то я смотрю, будто свихнулись все… Оригинальный народ вы — артисты!

— Все! — закричал я. — Хватит, надоело! У меня сейчас мозги закипят! Свали отсюда, борода козлиная, а не то…

Длиннобородый зашлепал губами, очевидно пытаясь выговорить ответное оскорбление. Зато быстро нашлись с достойным ответом ратники. Оскалившись и ощетинившись секирами, они, словно десантники в люк вертолета, прыгнули в комнату, едва не сшибив длиннобородого с ног.

В принципе, на подобный итог разговора я и рассчитывал; поэтому и не растерялся. Чтобы Степан Федорович не мешался под ногами, я просто отфутболил его в дальний угол — и тут же пригнулся, ощутив, как свистнула над бейсболкой остро наточенная секира.

Что такое для тренированного беса оперативного сотрудника два тяжеловооруженных ратника? Тьфу… Вначале я немного размялся, чтобы воины, гоняясь за моей нечистой персоной, порубили в щепки столы и кресла. Освободив таким образом помещение, я ускорил темп передвижения — дал ратникам возможность для разгона — и на секунду притормозил у открытого окна. Воин, успевший первым, замахнулся на бегу, получил подножку и, увлекаемый тяжелой секирой, рыбкой нырнул через подоконник, вышибив раму. Товарищ его, раскусив мой маневр, действовал более осмотрительно. Решив поразить цель на расстоянии, он метнул в меня сначала щит, а потом секиру. Однако проницательность прирожденного бойца воину не помогла нисколько. Когда щит с секирой исчезли в заоконной дали, мне никакого труда не стоило отобрать у ратника короткий меч, скрутить и водрузить нападавшего на подоконник. Последний пинок — и дело сделано.

Степан Федорович, раскрыв рот, трясся в углу. Наверное, до него все-таки дошло, что происходящее не имеет ничего общего с актерской игрой на сцене.

— Видал? — горделиво осведомился я. — Шик, блеск и театрализованное представление с членовредительством!

— 3-здорово!

Это еще что. Подумаешь, два ратника. Подумаешь, I легкая потасовка в зале! Вот мой коллега Филимон как-то разогнал в одиночку целую орду гуннов — и все потому, что был ранен стрелой в ягодицу. Такая уж у нас, у бесов, особенность организма. Получив в бою тяжелое увечье, исчадие преисподней моментально включает дремлющий глубоко в подсознании режим уничтожения всего, что под руку попадется. Что-то вроде инстинкта самосохранения. Крутая вещь, надо сказать! Можно полгорода по кирпичику разнести в одну минуту. Правда, для этого надо обязательно получить какую-нибудь мало-мальски серьезную рану, и обязательно в филейную часть. Ранение в грудь, живот, спину, голову или конечность, кроме боли, никакого эффекта не дает. Только в область пониже поясницы, повыше ног! Это удивительное свойство бесовской задницы учеными преисподней еще мало изучено и давно ждет своего исследователя. А пока в преисподней на далеком Седьмом Кругу лично Люцифером создается подразделение бесов-берсерков, которые учатся вгонять себя в ярость с помощью длинных зазубренных игл, в нужный момент втыкаемых… ну, сами понимаете куда. Подразделение пока крайне малочисленно, потому что добровольцев в берсеркы на всех Семи Кругах найти трудно…

Длиннобородый забыл про свой револьвер. Он, изумленно моргая, дергал себя за бороду. Ловко с его ратниками я расправился! Впрочем, когда я к нему двинулся, он моментально очнулся, забормотав:

— Я сам! Я сам! Не извольте, батюшка, беспокоиться! — Затем вскарабкался на подоконник и поглядел вниз. — Высоко ведь!..

— А в лоб для скорости?

Зажмурившись, он разжал руки и рухнул в бездну.

— Бежим! — воскликнул я, отследив звучный .. «бум! » за окном.

— К… куда? — пролепетал Степан Федорович.

— Для начала выползайте из-под кресла. Скорее, скорее… И не шатайтесь. На крышу бежать, вот куда! Ничего больше не остается. Внизу, как вам только что донес господин рейхсмаршал, — мясорубка. И здесь оставаться тоже не хочется. Сдается мне, вы пользуетесь в здешних местах бешеной популярностью. Все как один — от фюрера до воеводы Ивана — почему-то хотят вас заполучить. Какие-то договоры, какие-то обещания… Непонятные машины смерти…

— На крышу… — бездумно повторил Степан Федорович, глядя не на меня, а в сторону окна.

Я обернулся и даже не особенно удивился, заметив в проеме окна губастую негритянскую физиономию, украшенную массивным носовым кольцом и радужными перьями в курчавых волосах. Я вообще уже ничему не мог удивиться.

— Белый вождь с железным сердцем здесь? — осведомилась физиономия.

— Этот? — кивнул я на обомлевшего Степана Федоровича.

— Этот! — обрадовалась физиономия. — О, вождь, наконец мы нашли тебя! Мое племя послало меня спросить: выполнил ли ты свое обещание? Самое время сейчас применить твою машину смерти…

— Сгинь!

Я поднял над головой покореженный диван, размахнулся… Когда диван вместе с физиономией ухнул за окно, повернулся к клиенту.

— Охотники за головами… — пробормотал Степан Федорович.

— Что?

— «Охотники за головами»… Пьеса так называется. Которую в среднем зале репетировали…

— Прекрасно. Больше никакие пьесы в этом сезоне не идут?

— Кажется… нет. Всего три премьеры. Хотя… специально для подшефной школы готовится познавательная постановка «Легенды и мифы Древней Германии».

— Этого еще не хватало. И без того голова кругом идет.

Я выглянул в окно, чтобы убедиться, что оттуда не влетит какая-нибудь валькирия. Хвала Владыке, никого за окном не было.

— На крышу! — распорядился я.

Мы выскочили из комнаты, едва не споткнувшись о бесчувственное тело герра Геринга. Рейхсмаршал был жив, но объемная фиолетовая гуля на его лбу ясно говорила о том, что очнется он не скоро.

До лестничного пролета мы не добежали — с верхних ступенек скатился небольшой отряд штурмовиков, вооруженных короткими винтовками с примкнутыми штыками, а на нижних ступенях неожиданно воздвиглась монументальная фигура давешнего богатыря Микулы.

— Ага! — гаркнул рыжеволосый отрок, одним движением выламывая порядочный кусок перил. — Позабавимся, поганые?

На площадке закипела драка. Мы здесь были явно лишними, поэтому прорываться я не рискнул, а толкнул Степана Федоровича вдоль по коридору.

— Куда?

— Какая разница? Подальше отсюда! «Подальше» не получилось. Коридор оказался очень коротким и скоро закончился стальной дверью без каких-либо признаков дверной ручки с устраша-ющей надписью: «Не входить. Смертельно опасно». Посреди двери темнело углубление в виде человеческой пятерни.

— Что это? — спросил Степан Федорович. Пожав плечами, я толкнул дверь, затем навалился на нее всем телом, потом пнул ногой, но добился лишь того, что ушиб себе копыто. Стальная громадина даже не шелохнулась.

— Заперто… — прокомментировал мой клиент. Грохот позади заставил меня обернуться, а Степана Федоровича — подпрыгнуть на месте.

Отрока Микулу оттеснили с лестничной площадки. Он еще отмахивался импровизированной своей дубиной, но шансов пробиться к выходу у него не было никаких — компания штурмовиков, подкрепленная партией автоматчиков из охраны, лавиной накатывала на рыжеволосого партизана. Микула вращал кулачищами со скоростью вентилятора, но только слегка притормаживал наступление. Я увидел, как отрока вдали в разгромленный кабинет, услышал его крик: «Русские не сдаются! », а потом дружный разочарованный вопль гитлеровцев — очевидно, Микула последовал путем своего длиннобородого командира, а именно: сиганул с подоконника через выбитое окно.

11

— Она открылась! — удивленно проговорил Степан Федорович.

— Что?

— Я рукой пощупал… там, где углубление… она и открылась, — повторил он, заглядывая в образовавшийся проем между дверным косяком и стальной дверью.

Гитлеровцы, потерявшие объект преследования, наконец-то обратили на нас внимание. Особенный интерес у них вызвало сочетание физиономии Степана Федоровича в обрамлении эсэсовской фуражки, фор-менного воротничка и погон — и моих джинсов с ременной пряжкой в виде американского флага.

Не тратя времени на слова, я толкнул клиента так, что он перелетел через порог чудесно открывшейся комнаты, прыгнул за ним сам и навалился изнутри на дверь. Она неторопливо затворилась, щелкнул автоматический замок.

И тотчас мир звуков исчез для нас — мы очутились в полнейшей тишине.

— Вот это да-а… — протянул Степан Федорович.

Этот кабинет выглядел внушительнее того, который мы покинули. Одна дверь чего стоила! Адовы глубины, ни одно банковское хранилище не могло похвастаться такой дверью. Толщиною в полметра (толщину я отметил, когда закрывал дверь за собою), снабженная изнутри дополнительными запорами и засовами, она была практически нерушима. Я мгновенно почувствовал себя в полной безопасности. Снаружи никаких замков, которые можно было бы взломать. Только устройство, идентифицирующее открывающего по отпечаткам пальцев. Подвластное разве что хозяину…

Додумать эту мысль до конца я не успел. Шагнул по ворсистому ковру с узбекским узором к стене, на которой, словно на витрине антикварного магазина, развешано было оружие самых различных эпох. Мечи, кинжалы, ножи, винтовки, автоматы… Честное слово, тут не знаешь, на что и смотреть.

Мое внимание привлек короткий ассагай с начищенным до зеркального блеска широким лезвием. По украшенному перьями древку тянулись слова: «Дорогому Штирлицу от восхищенного племени уна-уму. Да не коснется никогда твоего горла рука Ука-Шлаки». Ассагай соседствовал с 7, 6-миллиметровым ручным пулеметом образца тысяча девятьсот двадцать седьмого года. На прикладе пулемета имелась выцарапанная чем-то острым надпись: «Братишка! Бей фрицев беспощадно! » А вот кортик со свастикой на рукоятке. На лезвии красовалась изящная гравировка: «Друг! Спасибо тебе, что ты есть! Твой Адольф».

— Оригинально… — пробормотал я, переходя к большому черному сейфу с приметной табличкой: «Проект „Машина смерти“.

Несмотря на страшную надпись, сейф был беззаботно распахнут. Внутри, правда, было немного: бутылка шнапса, едва початая, еще одна бутылка, пустая и лежащая на боку; огрызок яблока и свернутый вдвое бумажный листок. Листок я, конечно, тут же развернул, но не увидел там ничего интересного, кроме карандашного рисунка, изображающего что-то вроде лупоглазого робота-трансформера с двумя спаренными пулеметами вместо передних конечностей. Голову робота кто-то разукрасил красными чернилами: пририсовал остроконечную бородку, усики и рожки — скорее всего, это сам автор развлекался от скуки.

— Посмотрите, Степан Федорович! — позвал я. — Эй, вы где?

— Здесь, — отозвался клиент каким-то странным голосом.

— Вы куда это уставились?

Степан Федорович не ответил. Уставился он в зеркало, прекрасное старинное ртутное зеркало в золотой тяжелой раме, висящее на стене рядом с другим таким же зеркалом… Нет, не зеркалом. Кажется, это была картина. Точнее, портрет… Или… В общем, все дело в том, что изображения на портрете и в зеркале были практически идентичны. Ну, разве что разнились незначительные детали. , а конкретно: в зеркале отражался Степан Федорович растерянный и бледный, с изумленно отвисшей нижней губой и дрожащими белесыми бровями, а с портрета глядел орлом Степан Федорович надменный и решительный, с плотно сжатым ртом и вздернутым подбородком.

— Это что же?.. — бормотал мой клиент. — Это как же?.. Никто никогда моих портретов не рисовал… Кто же это сподобился?..

— Судя по подписи в углу, — подошел я, — это Сальвадор Дали сподобился. Поздравляю, Степан Федорович, не каждому уборщику выпадает такая честь.

— Не может быть! Откуда здесь мой портрет? Я вздохнул:

— Где же ему еще висеть, как не в вашем личном кабинете?

— В моем кабинете?

— Ну да, герр Штирлиц.

— Я не Штирлиц! — взвился Степан Федорович.

— Прекрасно. На портрете, значит, не вы. И именное оружие подарено не вам. И стальную дверь, снабженную системой идентификации отпечатков пальцев, не вы только что открыли.

— Я руку сунул случайно, и она сама…

— Хватит! — закричал я. — Хватит дурака валять! Заварили кашу, а теперь на попятный?!

— Да ничего я не заваривал! — взмолился Степан Федорович. — Я сам не понимаю, почему так получилось. Пришел спокойно на работу, а тут вдруг такое началось!.. Разве я виноват в том, что все актеры поголовно ударились в коллективный психоз? А театр подвергся нападению загримированных террористов? Где тут телефон? Сейчас вызову милицию и скорую психиатрическую помощь, все и разъяснится. Где телефон? А, вот на столе… Странный какой-то телефон. Где у него кнопки? И диска нет. Только какая-то ручка, как у швейной машинки. Ее крутить? А куда говорить? А откуда слушать? А…

— Рейхстаг на проводе! Дежурный вахтер рейхсканцелярии капрал Келлер слушает! — отчетливо донеслось из трубки.

Степан Федорович отшвырнул телефон, словно ядовитую змею. Его снова начало трясти.

— Еще один псих… Мы в театре, а не в рейхстаге!

— Выгляните на улицу, — посоветовал я.

Мой клиент послушно подошел к забранному толстыми прутьями окну, за которым догромыхивал бой. Рыжеволосый Микула, прихрамывая, тащил за собой покореженный пулемет. Красные партизаны, отстреливаясь из луков поверх щитов, поспешно отступали вдоль по улице. Если верить табличке на углу, улица называлась: Лихтенштрассе. Гитлеровцы, оглашая окрестности победными криками, поливали отступающих огнем из автоматов и пулеметов. То тут, то там с дикими воплями сновали чернокожие ребята в набедренных повязках, путались под ногами у сражающихся, то и дело пытаясь отрезать кому-нибудь голову. Их отгоняли прикладами и пинками. Нарастал тяжкий рев двигателей — по улице ползли танки, преграждая партизанам путь к отступлению. Где-то за крышами домов, украшенных нацистскими флагами и плакатами, полыхало зарево.

— Как это?.. — отваливаясь от подоконника, слабым голосом спросил Степан Федорович. — Что случилось? Куда мы попали? Что это за мистификация?

— Правильнее, наверное, было бы сказать, — задумчиво произнес я, — в куда мы попали…

— Не понял…

— И я мало что понимаю! Ясно для меня только одно — действительность и вправду изменена. Об этом-то я почти сразу догадался. Как только мне на голову лаптем наступили, все как-то сразу резко прояснилось. Только все поверить не мог… Все, что про-исходит с нами, происходит на самом деле. И никакой здесь нет мистификации… Помните того… с одним глазом и кривым кинжальчиком?

— Я его до самой смерти не забуду, — содрогнулся Степан Федорович.

— Помните, что он говорил? О законе Вселенского Равновесия, о концентрации в вашей персоне небывалого количества отрицательной космической энергии, способной изменить время и пространство… О глобальной катастрофе… О переломе хода истории…

Я закашлялся, снова открыл рот, чтобы продолжить пояснения, и тут меня как океанской волной накрыло. Мгновенно я стал мокрым… облизнул губы, ощутив на них горькую соль. О том, что на самом деле произошло, я начал догадываться, когда еще рассматривал вывеску молочного магазина, а уж после неожиданного нападения партизан-ратников укрепился в своей догадке окончательно. Только в пылу драки все как-то недосуг было в полной мере осмыслить события. И вот теперь я точно в черный колодец заглянул… Говорил же мне этот несуразный циклоп все то, о чем я теперь толкую Степану Федоровичу, — о возможности глобальной катастрофы, о переломе хода истории, о… А я несчастному циклопу Убойным Толчком в глаз залепил! С другой стороны, промедли я секунду, и снес бы Хранитель моему клиенту башку. Хотя… может быть, оно было бы и к лучшему?

12

— Не может быть… Этого не может быть… — лепетал Степан Федорович. — Это же невозможно…

— А летучая змея в водопроводном кране — это возможно? А говорящая белая крыса? Крысы, между прочим, с трудом поддаются дрессировке. А уж о том, что можно выучить крысу ругаться матом, я вообще никогда не слышал! Невозможно! Постыдились бы, Степан Федорович! Разрушили мировую цивилизацию, меня втянули в это грязное дело, а теперь овечкой прикидываетесь! О, зачем я подписал договор! Ведь понимал же, что нельзя этого делать! Проклятое мое человеколюбие!

— Ничего я не разрушал!

— Ну, почти разрушили. Самая малость осталась…

— Нет, нет… Нереально! Допустим… что-то там весьма необычное случилось, и актеры до такой степени вошли в роль, что превратились в совершенно реальных лиц. И окружающую действительность изменила в стиле постановки «Будни рейхстага» эта самая… сконцентрированная отрицательная космическая энергия. Но откуда здесь древние русичи? Воевода Иван… как его?.. Златич?

— Из пьесы «Гей, славяне! » — напомнил я. — А кровожадные зулусы из «Охотников за головами». Чего не ясно-то?

— Ничего не ясно! Бред… Бред… Ага, я понял! Это всего-навсего параллельный мир! Я где-то читал о подобном. В этой… ну, как там… в фантастике, вот!

— Параллельный мир! — разозлился я (главным образом из-за напоминания о глупом решении взяться за это задание). — Размечтались! Вы что — совсем того?.. Каждый мир имеет собственную вселенную! А каждая вселенная имеет собственные законы! Нашкодили в своем мире, здесь же придется и отвечать, понятно?

— То есть вы хотите сказать… — распахнул рот Степан Федорович.

— Ага, точно. Вы на планете Земля. Точно в том мире, где родились и прожили сорок семь лет. Только малость сместились в пространстве и времени… И в реальности…

Проговорив это, я опять вытер пот со лба. Псы чистилища! Вот и все. Вот теперь все. Просто, да? Но как страшно! Что теперь будет с этой несчастной планетой?! И почему, елки-палки, хвост Люцифера, именно я оказался замешанным в этом? Откуда такое сверхъестественное невезение? От клиента своего заразился? Что мне теперь делать? Кто подскажет? Филимон бы подсказал, да где он теперь? Мотает срок…

— Не верю! Не верю! Не верю! — трижды повторил Степан Федорович. — Русская дружина… Охотники за головами… Третий рейх… Это нелогично! Мир изменился только потому, что в нашем драматическом театре ставили именно эти пьесы?

— Театральные постановки далекого будущего — это всего лишь субъективные объяснения происходящего… Скажите спасибо, что еще «Легенды и мифы Древней Германии» никак себя не проявляют.

— Спасибо… То есть… а объективные причины?

— Подождите — будут, — твердо пообещал я. — Уверен, что здешние персонажи вполне логично объяснят присутствие в Берлине и древнерусских партизан, и охотников за головами…

Степан Федорович еще какое-то время стоял, колеблясь, словно осинушка под ураганным ветром, но через секунду, зарыдав, уронил голову на подоконник.

Признаться, меня очень тянуло последовать его примеру. Вот влип я, вот влип! Мой друг и коллега Филимон за какое-то прегрешение схлопотал десять лет одиночки. Представить себе не могу, каким образом мог проштрафиться Филимон — опытнейший сотрудник и глава нашего отдела. Наверняка, какое-то очень важное задание провалил. Десять лет! Мне за паршивого средневекового дурака-алхимика врезали три года гауптвахты. А за это дело мне что будет? Публичное четвертование с демонстрацией по столицам мира? Адовы глубины! Огненные вихри преисподней! Хвост Люцифера! Мамочка! Что делать? Кто виноват? Бес Адольф, конечно, виноват. Не свалишь же всю вину на неразумного человечишку? Я же сам должен был обо всем догадаться — как только прилетел по вызову! А догадавшись, обязан был тут же утопить опасного типа Степана Федоровича в унитазе вместе с чешуйчатыми лапами и прочим…

Не-ет, мы еще поборемся! Мы еще всем кузькину мать и едрену бабушку покажем! Я ведь кто? Я ношу гордое звание беса оперативного сотрудника! У меня профессиональный стаж две тысячи лет! Я три почетных грамоты имею и Орден Хвостовой Кисточки за особые заслуги перед преисподней! Я тут всех распушу и приведу к единому знаменателю! Я этот вонючий мировой кризис в два счета ликвидирую! Я…

Нет, не помогает. Попытка сеанса самовнушения бесславно провалилась. Чтобы хоть немного отвлечься, я подошел к столу. Н-да… забавный тип этот Штирлиц… То есть Степан Федорович. Или мне его теперь так и называть — Штирлиц? А, ладно… Вот записочка лежит, надушенный кусочек бумаги с отпечатком губной помады: «Милый Штирли-мырли. Что за мальчишество? Зачем вы стащили мою подвязку? Верните немедленно, а то правый чулок постоянно спадает. Перед фюрером неудобно. Все равно люблю и целую. Ваша Ева… »

А вот коллективная фотография. Деревца, травка, речушка, шашлык, шнапс в литровых бутылках. Первый справа в верхнем ряду — собственной персоной Штирлиц. Гитлер в центре. Геринг, Геббельс… вся, короче говоря, шайка. Второй слева в нижнем ряду — Паулюс. Я сразу узнал его лошадиную физиономию, уныло вытянутую. Будто предчувствовал свою дальнейшую безрадостную судьбу. Несладко ему придется под Сталинградом — это точно. Кстати, на фотографии генерал-фельдмаршал обведен чернильным кружочком, словно пораженная мишень. И еще один представитель рейха помечен точно так же: какой-то хмурый тип, низенький и чернявый. Ушки оттопырены крыльями летучей мыши, передние зубы выступают вперед, как у кролика, но взгляд из-за стекол круглых очков истинно волчий. Кто это? Ага, должно быть, шеф имперской тайной полиции Генрих Гиммлер. Узнал я тебя, мрачный баварец! Известный оккультист и практикующий черный маг. В преисподней такие товарищи на особом счету, специальный отдел отслеживает их бесчеловечную деятельность против человечества и некоторых вербует для тесного сотрудничества. Ну, например, для того, чтобы они, в обмен на магическую силу, поставляли нам клиентуру. Своего рода операторы-консультанты. Захочет человек вызвать беса, к кому ему обращаться? Не в справочную же! К колдуну, конечно. К черному магу. Ребята из того отдела говорили как-то, что Гиммлер не кто иной, как реинкарнированный Мерлин, так что ему и своей магической силы хватает, в сотрудничестве с преисподней он не заинтересован, хотя со счетов снимать его никто не собирается. На всякий случай — вдруг пригодится…

А что-то я не видел среди свиты Гитлера герра Генриха Гиммлера. Куда подевался ближайший соратник фюрера? Да-а… Интересно, каким образом Штирлиц сумел самого Гиммлера опорочить, нейтрализовать и погубить? Тут уж фокус с подвязкой не удался бы. Да-а-а, хитер и пронырлив майор Исаев. Знает свое дело. Как-то бедному Степану Федоровичу придется в его шкуре? Сможет ли соответствовать? Ужас! Положительный момент только один — Степан Федорович, кажется, больше не страдает хроническим невезением, не притягивает к себе неприятности из всех мыслимых и немыслимых сфер. Чудовищная неп-риятность, свалившаяся на нас, перевесила все остальные. Закон Вселенского Равновесия работает!

Полнозвучный медный «бамс! » прервал мои мысли. Степан Федорович, завязший в корзине для бумаг, со смущенным стоном стаскивал с головы свалившийся на него с полочки здоровенный шлем:

— Я нечаянно…

Да, хроническое невезение — штука прилипчивая. Рано еще радоваться.

— Да о чем я тут толкую! — воскликнул я так громко, что Степан Федорович вздрогнул и рывком освободил голову. — Действовать надо!

— Надо, — подтвердил мой клиент, потирая ушиб на макушке. — А как?

— Перво-наперво, выбраться отсюда!

— Отлично! — оживился Степан Федорович. — Я и сам так считаю. Мне — как настоящему русскому человеку — претит братание с Гитлером и нахождение в ставке фашистов. Если уж так все получилось, я готов вступить в ряды Красной Армии и кровью искупить свою вину перед человечеством!

— В человеке крови — всего литров пять. Или шесть. Не больше, — припомнил я. — А вам, чтобы полноценно искупить, надо, по меньшей мере, наполнить жидкостью из своих вен Цимлянское водохранилище!

13

Степан Федорович снова поник.

— Герой в тылу врага, — заметил я, — принесет больше пользы, чем какой-то новобранец. Штирлиц — советский шпион, то есть разведчик… Забыли?

— И Гитлер, и воевода-партизан, и охотники за головами — все от меня что-то хотят. Всем я что-то наобещал, со всеми у меня отличные отношения. И всякие интриги, в которые я не по собственной воле оказался втянут…

— Ваши интриги!

— Мой предшественник был, наверное, асом шпионажа…

— Да нет никакого предшественника! — закричал я. — Посмотрите на портрет! Что там написано? Штирлиц! Посмотрите в зеркало! Кого вы там видите? Запомните: Штирлиц — это вы. А вы — это Штирлиц, Понятно? Это факт! Извольте теперь привыкать к нему. Вы перекроили историю, как старые брюки! Никакого Степана Федоровича Трофимова больше нет, не было и — скорее всего — не будет. Есть Штирлиц — такой, каким он изображен в пьесе «Будни рейхстага». Кстати, этот ваш режиссер-сценарист Михалыч, он человек компетентный? Я надеюсь, он не слишком отступал от исторической правды? Надеюсь, «Будни… » заканчиваются тем, чем и должны закончиться, — дружным распитием цианистого калия в подземном бункере?

— Михалыч считается прогрессивным автором, — замялся Степан Федорович, — он называет себя авангардистом. Так что правду в его постановках найти трудно. Я имею в виду — историческую. Он в прошлом году ставил «Муху-цокотуху», так у него в финале Паук объявляет себя Мессией Катарсиса и пожирает всех остальных персонажей. Постановка имела бурный успех, между прочим! Михалыч ставил потом «Цоко-туху-2», «Цокотуху-3» и «Паук возвращается»… А в «Буднях рейхстага», насколько я помню, Штирлиц втирается в доверие к Гитлеру, который, как каждый великий исторический деятель, чудовищно одинок, а сам Штирлиц обладает природным дарованием завоевывать человеческие сердца.

— Так, втереться в доверие к фюреру Штирлицу, то есть к вам, Степан Федорович, уже вполне удалось. Гитлер в нем, то есть в вас, Степан Федорович, души не чает!

— … И, пользуясь безграничным доверием фюрера, путем интриг безнаказанно губит всю рейхсканцелярию, — продолжил мой клиент, — потому что оказывается инопланетным наймитом. Что было дальше, я, к сожалению, не помню. Помню только, что последний акт называется «С бластером наголо». Какая-то кровавая разборка, наверное, в финале. Михалыч славится именно такими поворотами сюжета. Он просто обожает беспросветно-мрачные концовки. А от хэппи-энда у маэстро, по его собственному признанию, возникает депрессия, диарея и мигрень…

— Какой маразм!

— Напротив — авангард! Прогрессивная трактовка банального сюжета!

На столе зазвонил телефон. Одновременно со звонком забарабанили в дверь. Штирлиц — Степан Федорович заметался.

— Сюда идут! Открывать? Не открывать? Отвечать на звонок? Не отвечать? Как мне себя вести с этими фашистами? Что мне вообще делать? Что нам делать?

— Рассуждая здраво, единственно верное решение — драпать из этого временно-пространственного периода. Но вот незадача — машины времени у нас нет. А раз уж мы тут застряли надолго, придется жить по здешним законам…

— Какие тут законы! Тут же все… перевернуто! Здесь все ненастоящее!

— О чем я и говорю! Историю нельзя переиначивать! Существенные изменения ведут к Временному Катаклизму и, следовательно, к полному апокалипсису! Очень скоро этот мир разлетится на части, как поезд, сошедший с рельсов!

— А мы? А что нам делать?..

— Сохранить человеческую историю в ее первозданном виде, — сформулировал я. — То есть расхле-бать то, что вы невольно наворотили. Единственный способ ликвидировать глобальную катастрофу — это… ликвидировать ее как можно скорее. Конечно, никаких инопланетян с бластерами. Штирлиц — есть Штирлиц. Вы «Семнадцать мгновений… » смотрели? Вот вам и инструкция к действию. Разогнать к едрене фене партизан с секирами. Чего они тут напартизанят? Еще угробят фюрера раньше срока, и история пойдет по другому пути. И не будет тогда никакой мировой цивилизации, то есть будет, но совсем другая, где нет места для Степана Федоровича в частности и для всех его современников в общем. Так, что еще? Зулусы? Зулусов — в шею! Тут и без них, извергов, охотников за головами хватает. Паулюс по вашей милости поехал сложить свою голову под Сталинград? Ну, это, пожалуй, оставим, это — исторически достоверно. Но Гиммлера вы, Степан Федорович, рано выключили из игры. Это вы погорячились. Кто будет главнокомандовать «вервольфом», «фольксштурмом» и «Вислой»? Кто будет интриговать с заокеанскими империалистами?

— Штирлиц! Что с вами, Штирлиц?! — Я узнал тенорок своего тезки фюрера. — Вы живы? Вы здесь? Я беспокоюсь!

— Я не могу с ним разговаривать! — зашипел Степан Федорович. — Что, если он уличит меня в некомпетентности? Что-нибудь заподозрит и велит запытать насмерть в гестапо? Мне нужно хоть немного войти в курс дела! Не могу же я… импровизировать. Я же не шпион какой-нибудь. И даже не актер. Я бывший учитель и уборщик!

— Штирлиц! Отвечайте!.. Да замолчите вы, Геринг, вас не спрашивают! Что-о? Это мой-то Штирлиц спрятался в своем кабинете от опасности! Это он-то — паршивый трус?! Думайте головой, о чем говорите, а то велю ее срубить! И не посмотрю на то, что она недавно травмирована… Штирлиц!

— Может, все-таки стоит открыть дверь? — предложил я. — Хотя бы для того, чтобы меня представить рейху. А то ведь что получается: вас каждая собака знает, а меня то рогатым назовут, то уродом, то нечистью, а то — подозрительным типом в американских штанах. Давайте я буду вашим, к примеру, телохранителем, Степан Федорович? Степан Федорович?!

Степан Федорович исчез. Только что стоял посреди кабинета — и нет его. Лишь подрагивает дверца высокого шкафа, расположенного рядом со столом.

— Штирлиц!

— Степан Федорович!

Что такое? Ни под столом, ни за креслом, ни даже за занавесками его нет.

— Степан Федорович!

Взывая к клиенту, я шагнул в шкаф, намереваясь вытащить оттуда злостно уклоняющегося от своих обязанностей шпиона за шиворот. А дальше… Я даже не понял, что произошло. Копыто провалилось в пустоту, вслед за копытом провалились все прочие мои части в комплекте с собственно телом. Сырой сквозняк засвистел у меня в ушах. Пролетев несколько метров в тесной темноте, я грохнулся на что-то мягкое, дергающееся и пыхтящее.

ГЛАВА 4

— Больно же! Слезьте с меня немедленно!

— Извините. Нечего было постыдно капитулировать. Геринг, конечно, грубиян, но в вашем случае он оказался прав. Трус — вот вы кто.

— Да, я смалодушничал, — радостно заявил нимало не смутившийся Степан Федорович, — зато мы успешно сбежали!

— Ага. Куда? — Что?

— Куда, говорю, сбежали?

Степан Федорович помедлил с ответом, оглядываясь по сторонам. Да, здесь было на что посмотреть. Судя по всему, мы попали в секретную лабораторию прославленного разведчика. С низкого потолка светили забранные в металлический намордник электрические лампочки. Подвальные стены сочились плесенью, под ногами звенел камень. А вокруг на беспорядочно расставленных столах громоздились колбы, колбочки, колбищи, пробирки, штативы, уродливые и неуклюжие перегонные устройства и какие-то вовсе несуразные приборы, опутанные проводами, громоздкие и непонятные. Это было бы похоже на школьный кабинет химии, если бы не понуро свесившие черепа скелеты, то тут, то там прикованные ржавыми цепями к каменным стенам.

— Это, наверное, старинное подземелье, — почему-то шепотом проговорил Степан Федорович, — а Штир… то есть я — его когда-то случайно обнаружил и устроил в нем небольшую лабораторию для личных целей.

— У настоящего шпиона не бывает личных целей, — заметил я, — только общественные. Подземелье? Это что же — мы пролетели три этажа? А то и все четыре… Хорошо, что я бес — хоть с небоскреба падай, не расшибешься.

— Вот и я то же самое, — вставил Степан Федорович. — Врачи так и говорили: штырь в ноге из хирургической стали. Нога больше ни за что не сломается, прыгайте откуда хотите и сколько хотите. А это что?

14

Я отодвинул ближайший стол — обнаружился пролом в стене, явно недавнего происхождения. Надо же — какой клиент востроглазый! Наверное, сказывается общение со мной. Да и вообще, кажется, он входит во вкус. Все меньше и меньше бьется в ознобе и припадках, совсем прекратил истерики, а уж в наблюдательности обошел меня самого. Отличный шпион из него получится, надо сказать!

— Ага, — глубокомысленно проговорил Степан Федорович. — Пролом. Надо думать, я решил исследовать подземелье дальше и, должно быть, добился в этом деле каких-то результатов…

В подтверждение его слов в проломе что-то зашуршало. Степан Федорович на всякий случай отпрыгнул в сторону и зашарил по карманам в поисках какого-нибудь завалящего вальтера или парабеллума. Я сорвал бейсболку и обнажил рожки, другого оружия у меня при себе не было. Шуршание нарастало.

— Крысы? — тихонько предположил Степан Федорович. — Фу, гадость. Я и раньше-то их не любил, а в свете последних событий вообще не перевариваю. Вдруг они здесь тоже матом ругаются?

Я хотел высказаться в том смысле, что лучше иметь дело с крысами-матерщинницами, чем с… С кем? Гадать нам пришлось недолго. Из пролома, двигаясь на четвереньках, выбрался какой-то оборванный товарищ, внимательно осмотрелся и поднялся на ноги.

— Спокойно… — проговорил я, поддерживая под локоток Степана Федоровича, который снова готов был грохнуться в обморок. — Кто бы это ни был, если он будет выпендриваться, я ему таких навешаю, враз ласты склеит.

— Да, но…

— Сам вижу! — присмотревшись, буркнул я.

Товарищ уверенно двинулся в нашу сторону. Теперь я сильно сомневался в том, что он склеит ласты, даже если на него воздействовать таким весомым аргументом, как, допустим, пятитонный самосвал. Хотя бы потому, что товарищ был уже вполне мертв. Зеленоватого цвета личико с провалившимися глазницами, в глубине которых мерцал пунцовый огонек, оскаленные гнилые зубы, которым уже никакой «Дирол» не поможет, плоть, свисающая лохмотьями с крепких желтых костей. Мертвец! Зомби!

Мы со Степаном Федоровичем прижались к стене недалеко от лестницы, ведущей к дыре в потолке. Не успеем вскарабкаться… Да и чего, спрашивается, такого страшного? Подумаешь, зомби! Мало я их, что ли, на своем веку повидал? Он один, вот если бы десяток-другой, тогда действительно положение можно было бы считать серьезным, а так…

Зомби, сделав пару шагов, угрожающе зарычал, оскалился, протягивая к нам полусгнившие клешни…

— Но-но! — предостерег я. — Спокойнее, нежить! Видал рога? Один удар — две дырки. Два удара — соответственно, четыре. Вентиляции захотел? Стой! Стой, говорю! На месте — раз-два!

— Слушается… — выдохнул Степан Федорович. Зомби действительно остановился. И принялся подозрительно принюхиваться, пощелкивая зубами…

— Что-то ему не нравится, — доложил Степан Федорович. — Нюхает…

— Вы ничего такого не делали?

— Что? Чего не делал? Обижаете, Адольф. У меня язва желудка, а не метеоризм.

— Напра-аво… кругом! — решил я подкрепить свой успех.

— Слушается! Кыш, кыш! Тебе сказали — кругом!

Зомби пошатнулся и круто развернулся к перегонному кубу на столе.

— На исходные позиции шагом ма-арш! Куда? Куда, тупая скотина?!

— Что он делает? — выговорил мой клиент. Зомби добросовестно проинспектировал пробирки и колбы, выбрав одну, побольше, подставил ее под змеевик и покрутил на кубе какую-то ручку. Колба тут же наполнилась маслянистой синеватой жидкостью. Зомби осторожно понюхал колбу, заурчал и неожиданно улыбнулся так широко, что у него отвалилось ухо.

— Спирт! — втянув носом воздух, уверенно определил и Степан Федорович.

Мертвец тоже что-то проскрипел — невнятно, но очень громко.

Предупредительно пошуршав, из пролома выбрался еще один восставший мертвец, а за ним — еще. Через минуту в лаборатории было не протолкнуться. Не обращая на нас никакого внимания, мертвецы похватали со столов колбы и быстро оккупировали все имеющиеся в наличии перегонные устройства. Несколько минут было слышно только жадное хлюпанье, торопливое бульканье и нетерпеливое позвякиванье. Наконец одноухий главарь шарахнул очередную опустошенную колбу о каменный пол, вырвал змеевик из куба, растянул его гармошкой и оглушительно воскликнул:

— Э-э-эх-х!

Тут я забеспокоился. Пора выбираться отсюда. Лучше уж наверх, к фюреру и компании. Никогда не видел мертвецов-алкоголиков и что-то не тянет изучать эту породу. Я не юный натуралист, я — бес оперативный сотрудник!

— Отступаем! — скомандовал я.

— С удовольствием! — откликнулся Степан Федорович.

Но отступить мы не успели. В лаборатории началось такое…

— Пусти меня!

— Руку отдавили!

— Поставьте меня на место!

— Врежьте ему, дорогой Адольф!

— Отдай бейсболку! Отпусти штанину, дурак, джинсы порвешь, а они фирменные!

— Убери грабли!

— Адольф, они толкаются! Врежьте!

— Сами врежьте! Хватит ябедничать, это недостойно штандартенфюрера! Деритесь!

— Я не могу, у меня гипертония и язва, я невоеннообязанный… Больно! Адольф, они меня куда-то тащат!

— Сопротивляйтесь!

— Я не могу!

— Тогда расслабьтесь и попытайтесь получить удовольствие… Ай! Ну, все. , хватит, я сейчас буду зверствовать!

— Зверствуйте, дорогой Адольф, пожалуйста, зверствуйте!

Как я ни брыкался, меня все-таки скрутили, усадили на табуретку и подкатили к столу, на котором тотчас возникла колба, доверху наполненная спиртом. Нерешительно я взял колбу в руки. Страшные, изуродованные разложением хари умильно заухмылялись. Из колбы несло ужасно — устойчивый спиртовой аромат соединялся с выедающим глаза химическим запахом в зубодробительный коктейль. И это пить? Я вообще не пью, а тут…

Одноухий главарь, склонившись к столу, с силой пристукнул кулаком по костлявому колену и что-то гавкнул в мою сторону. Кажется, он спрашивал, уважаю ли я его.

В другом углу уламывали Степана Федоровича.

— У меня язва! — слабо отбрехивался штандартенфюрер. — Язва желудка, понимаете? И гипертония! Мне нельзя! Врачи запрещают категорически!

Но его протесты тонули в общем шуме. Какие-то две полуразложившиеся особы, предположительно женского пола, взгромоздились на стол и затеяли канкан. Скелеты на стенах, зараженные весельем, трещали костями, словно кастаньетами. Зазвенело, рассыпаясь на осколки, хрупкое химическое оборудование. Одноухий, забыв про меня, наяривал на отчаянно скрипевшем змеевике, как на баяне. Под оглушительный визг (Степана Федоровича тройка зомби дружно извлекала из-под стола) у одной из канканирующих отвалилась нога, крутясь, пролетела через всю лабораторию и снесла голову мирно прикорнувшему на табуретке мертвецу. Тот, конечно, обиделся и, приставив на место треснувший в нескольких местах черепок, оторвал у проходящего мимо товарища бедренный сустав, поднатужился и запустил им в танцовщицу. Усопшая дамочка, подпрыгивая на одной ножке, ответила на знак внимания грудной клеткой своей товарки. Снаряд грохнулся на мой стол, разнеся в осколки всю утварь, которую можно было разнести в осколки. Одноухий подпрыгнул, возмущенно взревел и безо всякого предупреждения открыл ожесточенные военные действия против ближайших собутыльников.

Ну, правильно, какая же пьянка без драки… Хорошо, что я успел вовремя свалиться с табуретки…

Одноухий, который в результате короткой потасовки стал одноглазым и одноруким, вскочил на стол и пронзительно засвистел.

— Товарищ Штирлиц! Герр Степан Федорович! Вы где? Я вас не вижу!

— Я вас тоже не вижу! Вокруг какие-то птички…

— Какие еще птички?

— Кажется, синички…

— Да где вы тут птичек нашли?..

В следующий момент мне тоже залепили по голове, я и понял, о чем пытался сказать штандартенфюрер. В моем варианте, правда, появились не синицы, а неприлично орущие пеликаны. Лично я бы предпочел более благопристойных пернатых, но кто меня спрашивал? Дважды я пытался подняться на ноги, дважды меня сбивали на пол штативом и. табуреткой. Пеликаны сменились воронами, а вороны — цаплями.

15

Потом грянул оглушительный пистолетный выстрел, я рухнул, урок занимательной орнитологии закончился.

— Идиоты! Кретины! Дебилы! Имбецилы! Анацефалы! Гидроце… Тьфу! Сволочи! Встать, безмозглая падаль! В шеренгу по двое построиться! Недоноски! Что за невезение, в самом деле…

При слове «невезение» я судорожно вздрогнул. И приподнял голову. В лаборатории все еще царил бедлам, но перешедший в степень вялотекущую. Зомби ползали среди обломков и осколков, отыскивали потерявшиеся части собственных тел и тут же прилаживали их на место. В процессе дележки конечностей кое-где возникали драки, но их быстро утихомиривал пинками и затрещинами чернявый, заросший густой бородой мужичок, одетый в изрядно потрепанный мундир старшего офицера вермахта.

Огненные вихри преисподней, это же рейхсфюрер собственной персоной! Герр Генрих Гиммлер. Немудрено, что я его сейчас не сразу узнал — уж больно отощал да оброс, да одеждой изветшал. Одно стекло круглых очков треснуло, но глаза под тусклыми стеклышками сверкают огненно.

— Дебилы! Уроды! — продолжал разоряться рейхсфюрер. — Рано я вас выкопал! Нужно было вас еще в могилах подержать до полного озверения. Повторяю в сотый раз: зомби должны быть злобными и смертельно опасными! Вы уже не люди, и все человеческое вам чуждо! Особенно такие отвратительные пороки, как тяга к пьянству и разврату! Вы — стражи подземелья, а не крестьяне в кабаке! Я вас на что натаскивал? Капрал Шнайдер! Повторить задание!

Одноухий отдал честь единственной уцелевшей рукой и проквакал что-то несуразное.

— Сидеть в засаде у пролома в лабораторию! — заорал Гиммлер. — Так? В случае обнаружения объекта немедленно сообщить, никаких самостоятельных решений не принимать! Так? Какого черта ты поперся в лабораторию, куда я строго-настрого запретил заходить? Да еще притащил за собой половину моей личной охраны! Знаешь, что полагается за невыполнение приказа? Расстрел!

— Оп-пять? — печально проскрипел капрал Шнайдер.

— А ты как думал?! Может быть, вы своим шумом отпугнули объект и засада теперь теряет смысл?

Одноухий капрал оживился и снова заквакал.

— Как? — переспросил Гиммлер. — Задержали объект? Что ж ты молчишь, солдат! Немедленно привести ко мне! Что значит — потеряли в суматохе? Найти! Вон та кучка обломков кажется мне подозрительной. Немедленно раскопать!

Я прижался к каменному полу подвала, но никакого движения рядом с собой не ощутил. Не меня это обнаружили. Не меня, а…

Когда я снова поднял голову, к Гиммлеру подводили Степана Федоровича. Рейхсфюрер заглянул в лицо несчастного уборщика и пошатнулся, словно от сильного удара.

— Это ты! — задыхаясь, вымолвил он. — Ты!

— Это не я… — проблеял Степан Федорович.

— Наконец-то! О, как бесконечно долго я ждал этого момента! Штирлиц собственной персоной в моих руках! Шесть месяцев томился я по твоей милости в подземной тюрьме! И сгнил бы совсем, если б не прокопал ложкой ход… Не на свободу, правда, а в древние подземелья рейхстага, переполненные смрадом темных заклинаний и мертвецами, лишенными покоя… но это еще лучше… Здесь я нашел много того, чего мне не хватало в моих исследованиях, обнаружил случайно и твою лабораторию… Я знал, что рано или поздно ты спустишься вниз для подготовки очередной пакости, и я ждал тебя! И не будь я Генрих Гиммлер, если ты мне не отплатишь за все зло, причиненное рейху, гнусный предатель! Скрутите его покрепче!

— Видите ли… — начал Степан Федорович, — уважаемый Генрих… Я не тот, за кого вы меня принимаете. ".. Вернее, не совсем тот.

Ну вот, сейчас заведет свою песню о бедном уборщике… Впрочем, сейчас это как раз то, что нужно… Пока про меня забыли, соберусь с мыслями и постараюсь придумать что-нибудь. Все-таки неплохо, что со Степаном Федоровичем тут носятся как с писаной торбой. Неслыханная популярность! Меня рядом с ним просто не замечают.

— Молчи, презренный! — оборвал Гиммлер штандартенфюрера. — Солдаты! Смирно!

Зомби, толкаясь, выстроились в шеренгу.

— Позвольте поблагодарить вас за службу! Перед вами злодей, ужас преступлений которого заставит содрогнуться весь мир! В то время когда Германия в опасности, когда силы нашей армии на исходе, когда советские и союзные войска наступают по всем направлениям и исход войны предрешен, увы, не в нашу пользу, — спасти положение может только чудо! Понимая это, я, рейхсфюрер Генрих Гиммлер, предложил Гитлеру гениальный план восстановления боевой мощи вермахта! «Черный легион» — так назывался этот проект. Специалисты из моего «Аненэрбо» сконструировали установку, способную проникать в глубь времен. О, это настоящий шедевр! Торжество технической мысли! Чего стоит только электрический усилитель латунных компрессоров! Или блок концентрированных модераторов! Или пневмоакустический пространственный регулятор! Или… А, все равно ты ничего не смыслишь в инженерии. Я назвал установку времеатроном.

— Машина времени? — переспросил ошеломленный Степан Федорович.

— Как будто ты не знаешь, о чем я говорю! Теоретически — времеатрон действительно гениальное изобретение. Но практически — никакая энергия на всей планете не сможет заставить установку работать. Генератор такой мощности еще не создан и вряд ли будет создан когда-нибудь. Я решил эту проблему! Я, и никто другой! Сила древних заклинаний привела времеатрон в действие! И тогда проект «Черный легион» был закончен.

Гиммлер перевел дух, протирая стеклышки очков лохмотьями своего кителя. И когда он снова заговорил, он обращался снова к своим зомби:

— Я собирался вызвать из прошлого духов наших арийских предков, могучих воинов Ливонского ордена! Победоносное войско, прекрасно вооруженное и подготовленное для битвы с проклятыми русичами на Чудском озере. Но этот гадкий Штирлиц, навязанный фюрером мне в помощники, умышленно допустил многокилометровые просчеты в пространственных параметрах времеатрона, поэтому вместо арийцев я получил чернокожих недочеловеков, которые злостно уклоняются от сотрудничества и думают только о том, как бы срезать голову-другую у ни в чем не повинных берлинцев! Гитлер рвал и метал, но коварный Штирлиц сумел убедить его в том, что ошибку допустил я, а не он. Я! На следующий день я повторил эксперимент! При второй попытке мерзкий предатель сместил на несколько часов временные параметры, и из заданного квадрата, где должны были располагаться германцы, к нам переместилась русская дружина, уже празднующая победу разграблением трофейных шатров! Сердце мое стонет! Любимый фюрер, разгневанный до предела, закрыл проект, а времеатрон собственноручно расколотил молотком!

Как интересно! Вот вам и объективные, логически обусловленные причины появления в этом временно-пространственном периоде зулусов и русичей.

— Простите… — вякнул Степан Федорович. — А ваш… времеатрон рассчитан только на прошлое, или он способен обращаться к будущим временам? Не сочтите за дерзость, но… я хотел вас попросить об одной услуге… Мне бы домой вернуться…

Рейхсфюрер аж задохнулся от такой наглости:

— Услуга? Кому? Тебе, предатель? Какой неописуемый нахал!

— Ну, почему же я предатель? Что я вам такого сделал? Я вас вообще первый раз в жизни вижу!

— Молчи! — затопал ногами Гиммлер. — Не говори ни слова, а то меня сейчас инфаркт хватит! Кто предложил Гитлеру взамен гениального «Черного легиона»

бездарный проект создания Машины смерти? По всему рейхстагу только и разговоров, что об этой Машине! Кто выписал у Бормана на затраты для конструирования три миллиона марок? Я пытался выкрасть чертежи, но не преуспел в этом деле по одной простой причине — никаких чертежей нет! Вообще ничего нет! Кроме одного-единственного идиотского рисунка! Никакой Машины смерти нет и быть не может! Ты, Штирлиц, глупая шпионская собака, строчишь насквозь лживые доклады, специально тянешь время, чтобы советские успели войти в Берлин!

— Я ничего такого не строчу! — закричал Степан Федорович. — Вы не понимаете! Не было никакого проекта! Это Михалыч виноват! Я слышал, как ему в дирекции говорили: зачем сразу три пьесы вести и одну постановку для подшефной школы, если можно вести одну-единственную пьесу, но хорошо! Вы ничего не знаете!

16

— Я все знаю! — бушевал рейхсфюрер. — Я знаю, больше, чем ты думаешь! Я за тобой следил, шпионская поганка! Я знаю, что ты наладил контакт с племенем охотников за головами и тайно руководил их вредительской деятельностью! Я знаю, что ты завербовал дружину Златича и даже принял ратников в большевистскую партию, а воеводу назначил парторгом! Я знаю, что ты обещал рейху в скором времени закончить проект «Машина смерти», переломить ход войны и сделать фюрера властелином мира! А Златичу кто обещал мировое господство? Ты! А зулусам? Ты! Мне все известно! Обо всем этом я представил развернутый доклад — и что же? Заклеймен как завистник и предатель и брошен в темницу! Вместе с обломками моего гениального времеатрона! И никто, никто, кроме меня, даже и не догадывается об истинной твоей сущности! Солдаты! Сейчас на ваших глазах правосудие нако-нец-то свершится! Подлый шпион Штирлиц, посмотри на меня! Посмотри в лицо своей смерти!

— Пожалуйста, не надо! Уберите пистолет! Подождите… Ну, хотите, я выдам вам какую-нибудь советскую военную тайну?

— Попробуй! — рыкнул Гиммлер, щелчком снимая рычажок предохранителя.

Степан Федорович скривился от чудовищного умственного напряжения.

— Скорее, иуда! — взмахнул пистолетом рейхсфюрер.

— Иосиф Сталин — женщина! — выпалил мой клиент. — И усы у него накладные!

— Опять издеваешься, предатель? Молчать! Стой прямо! Прямо! Где три миллиона марок?! Где золото партии?

— Дайте мне минутку подумать, и я вам…

— Пропиты с растратчиком Борманом, до которого я тоже доберусь! Где твоя хваленая Машина смерти?! Ну хотя бы экспериментальная модель? Ну хотя бы чертежи? Ну хотя бы винтик от нее покажи, бездарь! Что? Нет у тебя никакой Машины! Ничего, кроме дурацкого рисунка механического человека с рожками! Слушай меня, гнилая душонка! Я мог бы простить тебе издевательство над собой лично! Я бы простил и то, что ты своими пакостями и интригами разлагаешь рейх, наносишь родной Германии непоправимый вред — в конце концов, это твоя работа! Но одно я тебе никогда не прощу. Именно за это ты получишь сейчас пулю в свой враждебный большевистский лоб!

— За что?..

— За то, что ты свою кретинскую несуществующую Машину смерти издевательски назвал в честь величайшего человека всех времен и народов! — Голос Гиммлера сгустился до громовых раскатов. — Меня просто корежит от ненависти, когда я слышу — Машина смерти Адольф!

— Адольф!!! — завопил Степан Федорович, рванувшись из рук мертвецов. — Адольф!!!

Вспомнил обо мне наконец. Я и сам ждал удобного момента для наиболее эффектного появления. Честно признаться, я надеялся, что герр Генрих отправит отряд зомби куда-нибудь подальше на исходные позиции, чтобы никто не мешал ему в полной мере насладиться местью. Но Гиммлер что-то не спешил оставаться наедине со своим пленником. В чем-то я его понимаю. Посидишь полгода в подземелье, живых людей не видя, и обществу мертвецов рад будешь. А уж зомби — какая благодарная аудитория! Пламенные речи слушают внимательно, не хихикают, не шушукаются, даже не мигают. Аплодируют бурно и по команде. Идеальные слушатели для настоящего оратора.

Только вот сражаться с мертвецами, скажу вам серьезно, вовсе не интересно. Нечувствительные к боли, не поддающиеся страху, они всегда прут напролом и предпочитают лечь костьми, но не сдаться в плен и не отступить. Тяжко мне будет.

Но делать нечего; подписал договор — изволь выполнять условия. Вон — господин рейхсфюрер уже, облизываясь, наводит пистолет на Степана Федоровича, медленно, со вкусом передергивает затвор, явно наслаждаясь неторопливыми своими действиями, взводит курок, прищуривается, отступает на шаг. А несчастного Степана Федоровича как заклинило. Обвиснув в руках мертвецов, словно белье на просушке, он орал что было сил:

— Адольф! Адольф! Адольф!

Обломки стола, ножки стульев, разбитые вдрызг Колбы и переломанные штативы разлетелись в разные стороны, когда я вскочил с пола и предстал перед присутствующими во всей своей бесовской красе с криком:

— А вот он я!

Зомби, как того и следовало ожидать, на мое появление никак не прореагировали. Но Гиммлер-то был вполне живым человеком! Реакция герра Генриха превзошла все мои ожидания. Пистолет дрогнул в его руке, очки перекосились, кустистые брови поползли вверх и, вопреки законам анатомии, остановились только высоко на лбу, почти под головным волосяным покровом. Нижняя челюсть отвалилась до кадыка.

— Этого не может быть… — пролепетал он, зацепившись взглядом за мои рожки. — Этого… тебя же нет… Машина смерти!

Я едва не расхохотался. Вот он за кого меня принял!

— Адольф! Адольф! Адольф! — надрывно визжал Степан Федорович.

— Машина смерти Адольф… — выдохнул рейхсфюрер.

Надо отдать должное Гиммлеру. Несмотря на остолбенение, он кое-как справился с собой, повернул в мою сторону дуло пистолета…

— Полегче! — забеспокоился я. — Убери пушку! От моего восклицания рейхсфюрера передернуло.

Оружие выпало из его рук, звякнуло, подпрыгнув на каменном полу подвала, почти неслышно щелкнул взведенный курок — и тут же громыхнул выстрел. Пуля мышкой шмыгнула у меня между ног, тонко цвиркнула о стену и отрикошетила точнехонько…

— Адовы глубины!!! — взвыл я, подпрыгнув так, что рожками царапнул потолок.

… прямо мне под хвост!

От моего рева с потолка посыпались осколки камня. Я сразу вспомнил сражение Филимона с гуннами, но даже это приятное воспоминание ничуть меня не успокоила. Зад жгло огнем. Боль толчками распространялась по всему телу, которое категорически отказалось меня слушаться, враз обретя собственную волю.

Честно говоря, я вряд ли соображал, что делаю. Феномен бесовского зада управлял мною по своему усмотрению. Очаг жуткой боли превратился в подобие мощного реактивного двигателя и швырнул меня по направлению к человеку, из чьих рук выпал поразивший меня пулей пистолет.

Герр рейхсфюрер действовал, как и полагается настоящему солдату. То есть, не тратя времени на раздумья, мигом оценил силы противника и без всяких попыток к сопротивлению рванул прочь — в пролом.

Меня потащило за ним с такой скоростью, что я даже не успел пригнуться — и пролом стал намного шире и выше, чем был минуту назад. Зомби, оставив в покое бедного Степана Федоровича, конечно, бросились на выручку своему командиру, но куда там!.. Я крутнулся на месте, разбрасывая врагов, и восставшие мертвецы влепились в стену, превратившись в глупо хлопающие глазами барельефы.

Гиммлер, не останавливаясь и не оглядываясь, бежал вперед по узким подземным коридорам. Тут бы мне и предоставить ему возможность спокойно спастись бегством, но что я мог поделать со своим реактивным тылом? Я летел за улепетывающим рейхсфюрером, рыча от туманившей мне мозги ярости, летел с огромной скоростью, и не поручусь, что не оставлял за собой клубы выхлопных газов.

Коридор то и дело петлял, превращался в низкий лаз или расширялся до обширного туннеля; разбегался на несколько ответвлений… Гиммлер, за время заключения давно изучивший здесь каждый закоулок, вовсю пользовался этим преимуществом, пытаясь ото-рваться от меня — правда, безуспешно. Его хватало только на то, чтобы сохранять мало-мальски приемлемую дистанцию. А бесконечные повороты, тупики и прочие ловушки меня не смущали. Я плечами выламывал из стен громадные куски, пробивал себе проход собственным лбом. Больно, ребята, больно! Да, нашим ученым еще изучать и изучать уникальные свойства бесовской задницы: в нормальном своем состоянии после нескольких подобных ударов я бы давно уже свалился без чувств, а теперь — вот поди-ка!

— Отстань от меня, Машина смерти! — орал на бегу рейхсфюрер. — Я не представляю никакой опасности для великой Германии! Я без памяти обожаю фюрера и предан арийской нации! Я…

Окончание фразы я не расслышал — Гиммлер проворно нырнул в узкую сводчатую нору и захлопнул за собой окованную железом дверцу. Я взвыл. Ай! Шарах! Больно! Почему у этой проклятой, обуреваемой местью части тела не предусмотрен ручной тормоз?

17

Словно противотанковый снаряд, я пробил собой дверцу, размолотил свод и кувырком полетел вдоль по норе.

Погоня продолжалась. Гиммлер с небольшим отрывом пыхтел впереди, я катился следом. После нескольких особенно ощутимых столкновений с каменными стенками ярость из моей головы вышибло полностью — теперь я мечтал только о том, чтобы спокойно умереть. Или хотя бы настичь своего врага — пусть побыстрее эта мука закончится.

— Отстань от меня, Машина смерти!

— Я здесь ни при чем! Ох! Это все она!

— Кто — она?

— Она!.. Чтоб ей ни дна ни покрышки… Чтоб ее, сволочь такую, ампутировали… Да стой же! Я больше не могу! Ай! На мне живого места нет, одни синяки…

А может, если обидчик просто извинится, мой зад-мучитель успокоится? Я несколько раз прокричал в спину Генриху:

— Проси пощады у моей задницы! — Но он даже не оглянулся, должно быть, счел мое вполне разумное предложение гнусным оскорблением.

Впереди выросла еще одна дверь, сплошь исписанная замысловатыми знаками, в которых я успел признать защитные заклинания.

— Стой! Только не в дверь… Гад! Хотя бы не закрывай ее за собой!

— Я еще и запрусь! Бах!

Кажется, на несколько минут я потерял сознание. По крайней мере, тот блаженный момент, когда задница наконец-то выдохлась, я не засек. Когда я пришел в себя, рейхсфюрер стоял в углу комнаты, распластавшись по стенке, и, открыв рот, смотрел на меня… Вернее, не на меня, а на полыхавшие пламенем останки какой-то несуразной конструкции, валявшейся в пределах начерченной на полу пентаграммы, в центре которой сидел я.

— Что же ты наделала, идиотская Машина… — с трудом выговорил Гиммлер.

— Во-первых, я не Машина, — с достоинством поправил я герра Генриха, силясь оторвать от пола зловеще притихшую задницу, — а во-вторых, нечего раскидывать где попало свое имущество… Что это такое я поломал?

— Не поломал! А разбил, расколол, уничтожил! Мой времеатрон! Долгими одинокими ночами я его восстанавливал, почти уже восстановил… По крайней мере, пневмоакустический пространственный регулятор был приведен в рабочее состояние. С его помощью нельзя полноценно изменить время, но он прекрасно концентрирует в себе заклинания Времени. В частности, заклинание Время Вспять, заставляющее хрупкие кости снова обрастать плотью! Каким еще способом, по-твоему, я бы набрал себе в подземельях, переполненных человеческими останками, целую армию мертвецов?

Бесформенные обломки зашевелились… Закопошились, словно черви, разрубленные садовой лопатой,

— Что я говорил! — воскликнул Гиммлер. — Прошу тебя, Машина, не шевелись! Заклинания действуют! О, мою установку не так-то просто разрушить!

— Легко сказать — не шевелись… — пробормотал я, глядя, как надвигаются на меня со всех сторон, собираясь в единую конструкцию, острые осколки стекла, обломки обточенных камней и покореженные железяки. — Меня же раздавит!

— Ничего с тобой не случится — ты же Машина смерти! Посиди спокойненько, когда заклинания иссякнут, я тебя осторожно выну…

— Повторяю для чересчур одаренных — я не Машина! Я живой… ну, и не совсем человек тоже.

— Все равно — не шевелись! — логично рассудил Генрих. — Если ты не Машина, то грош тебе цена. Пускай давит. Небольшая плата за то, что ты гонялся за рейхсфюрером, как за каким-то зайцем. Древние арийские заклинания — очень мощная вещь, нельзя им мешать, не то произойдет ужасная катастрофа! Сиди смирно!

— Нашел чем напугать! За последние два часа я этих катастроф пережил больше, чем ты за всю жизнь венских сосисок съел! Одной больше, одной меньше, .. Ох…

Два плоских камня чуть не превратили меня в блинчик. Я едва успел выскользнуть и тут же получил изогнутой железкой по затылку. Что-то тяжелое, словно башмак великана, опустилось на поясницу, прочно придавив меня к полу. Стеклянные копья ползли к моей груди, а я даже не мог пошевелиться, не то что покинуть пределы пентаграммы. И всюду пылал огонь, явно магического происхождения — горело даже стекло и железо, горело и не сгорало, и не плавилось…

— Еще немного! — умолял рейхсфюрер.

Ну, что мне оставалось делать? Правильно, единственно только — подставить корму под острое стекло… как ставят двигатель на подзарядку… Адовы глубины, как больно! Но необходимо.

— Не-эт! — вцепившись обеими руками в бороду, завопил Гиммлер, когда одним движением размолотив конструкцию в еще более мелкие куски, я с воем взлетел к потолку.

Вокруг полыхнуло так, что я на какое-то время ослеп и оглох. Чудовищный грохот сотряс подземелье, по стенам которого черными молниями полетели глубокие трещины. Внизу, под собой, я увидел, словно оскаленные зубы, торчком стоящие стеклянные и металлические осколки.

«Больно будет падать», — успел подумать я.

А потом мое сознание сострадательно отключилось.

Часть вторая

ЦИВИЛЬНЫЙ ЦИРЮЛЬНИК

ГЛАВА 1

Вот представьте: вы просыпаетесь и видите рядом с собой рейхсфюрера Генриха Гиммлера, методично и угрюмо ощипывающего громадную ворону… Я тут же закрыл глаза и мысленно попытался припомнить, где нахожусь — уже в психиатрической клинике или все еще на работе? Ответ на первый же вопрос, который я сам себе задал, говорил больше в пользу клиники: «Что последнее я помню? » — «Как меня приплюснуло к потолку».

— Очухался? — мрачно осведомился Генрих. — Вставай, вставай, хватит валяться. Я видел, как ты моргнул.

Я приподнялся на кровати и понял, что никакой кровати в помине нет. Лежу я в грязной луже под открытым серым небом. Справа — полуразрушенное кирпичное здание, еще дымящееся изнутри, слева — кусок мостовой, перегороженной забором из колючей проволоки. Рядом сидит рейхсфюрер и помешивает веточкой в кипящем на огне котелке. На коленях Гиммлера лежит дохлая ворона.

Как же мне надоел этот проклятый вопрос! Но деваться некуда — каждый раз после того, как я тем или иным способом теряю сознание, а потом благополучно прихожу в себя, приходится спрашивать у того, кто ближе:

— Где я?

Гиммлер тоже не стал оригинальничать.

— Там же, где и я, — буркнул он.

— А ты где?

— Там же, где и все остальные… военнопленные. Я оглянулся. Забор из колючей проволоки тянулся поперек мостовой, через подворотню — и все дальше и дальше — по пепелищам, по разрушенным улицам и осыпавшимся домам. Такое ощущение, что пол-Берлина колючкой огородили. Очень похоже на…

— Ну да, — без труда угадал мои мысли Генрих. — Концентрационный лагерь.

— В центре Берлина?!

— Почему это в центре? На окраине. В центре — резиденция нового правительства.

— В рейхстаге?

— Он еще спрашивает! В городском зоопарке — вот где! В рейхстаге… Нет больше рейхстага! Сам же и взорвал его. Вместе с тем, что там было…

Я рывком сел, протер глаза, ощупал голову. Голова на месте, рожки на месте, бейсболки вот только не хватает… Ну, да тут, кажется, не до бейсболки.

— Правительство какое? — поинтересовался я. — Уже советское?

Рейхсфюрер выщипнул из хвоста вороны последнее перышко и запустил птичку в котелок, понюхал варево и сглотнул слюну. И только потом ответил на мой вопрос:

— Отвали.

— Но-но! — вяло завозмущался я. — Ты не очень-то хами. Забыл, как по подземным коридорам от меня скакал? Я — Машина смерти!

— Никакая ты не машина. Ты бес обыкновенный. Думаешь, я об этом не догадался за двое суток, пока тебе рану под хвостом заговаривал? Тьфу, до сих пор тошнит… Рожки еще туда-сюда, а какой у машины хвост может быть?..

Двое суток! Огненные вихри преисподней, неужели я двое суток в отключке провалялся? Так, эта несуразная бандура в пентаграмме, конечно, взорвалась. Это я еще худо-бедно помню. Судя по всему — с такой силой громыхнула, что весь рейхстаг разнесла…

— Спасибо, конечно, за заботу… — осторожно начал я, — но зачем ты меня выхаживал, если я, как выясняется, невольно такую поганку всему рейху завернул?

18

— Затем, что, кроме тебя, ни одного дельного воина не осталось! — зарычал Гиммлер и пинком опрокинул котелок. — Все, все пропало! Берлин пал! Рейхсканцелярия обрушилась в подвал, а подвал обрушился… черт знает куда под землю! Все, кто на тот момент находился в рейхстаге, пропали под каменными обломками! Гитлер! Мой обожаемый фюрер исчез! Неужели я больше его не увижу? Геринг, Борман… Все! Личная охрана фюрера, отборные бойцы — все пропало! Весь гарнизон рейхстага! Все оружие! Под землю! Только нас с тобой взрывной волной вышвырнуло из эпицентра! Правда, не может не радовать то, что и Штирлиц, и плененный после отбитого нападения отряд красных партизан Златича, с которыми как раз непринужденно беседовали в пыточной, тоже ухнули под землю, но разве это хоть немного облегчает положение?

— Штирлиц погиб? Степана Федоровича больше нет? — Я схватился за голову.

— Ему просто не повезло, — пожав плечами, констатировал Гиммлер. — Плевать на твоего Штирлица! Туда ему и дорога! Гадина…

— А как же твоя армия мертвецов?

— Вышла из-под контроля, — злобно сплюнул Гиммлер. — После катастрофы они выбрались на поверхность — им-то никакие ушибы и ссадины не страшны — и разбежались по городу, где их и перехватил… новый хозяин.

— Какой?

— Ука-Шлаки! — скривился Гиммлер.

— Охотники за головами! — вспомнил я именной ассагай на стене кабинета Штирлица.

— Колдун племени уна-уму, — подтвердил Генрих. — Ука-Шлаки. Бездарный дикарь! Первобытный шарлатан! Он даже не колдун, он… он… просто козел! Дорого бы я дал за то, чтобы набить ему морду! Но он скрывается даже от своих сородичей, которые утверждают, что Ука-Шлаки настолько велик и страшен, что даже вид его опасен для смертного… Никто никогда не видел Ука-Шлаки… Даже Штирлиц. Тьфу, неграмотный шаманишко! Для того чтобы создать собственных зомби, у него, видите ли, образования не хватает, а вот завладеть чужой армией — пожалуйста! Теоретических знаний у него нет, но кровь потомственного вудуиста сделала свое дело. Зомби наверняка подчиняются ему с восторгом и радостью. А у меня они только и знали, что пьянствовать да развратничать… Зомби деморализовали и обратили в бегство гарнизон Берлина и большую часть мирных жителей… Даже противник в недоумении медлит… Предатели! Вокруг одно предательство!

— Постой! — закричал я. — Так ты хочешь сказать, что это новое правительство вовсе не советское?..

— Встать, белокожие свиньи!!! — пронзил мои барабанные перепонки истошный вопль.

Я поспешно поднялся. Гиммлер отчаянно заскрипел зубами, но встал на ноги тоже.

За оградой из колючей проволоки остановились два черных парня. Курчавые и полуголые, они были босы, на широких плечах держали могучие ассагаи; у набедренных повязок болтались большие серповидные ножи, наверняка очень удобные для мгновенного отрезания головы. В приплюснутых носах покачивались толстые серьги.

— Это проклятый шпион Штирлиц снабжал их оружием, — захрипел Гиммлер. — Это он навел их на мысль о мировом господстве. Сволочь! Хотел, видимо, на крайний случай сколотить себе личную гвардию! Мало того, что он принял в большевистскую партию дружинников, драл с них себе в карман партвзносы, воеводу Златича назначил парторгом и обязал проводить ежедневные ликбезы на тему: «Майор Исаев — славный сталинский орел»…

— Молчать, белые недочеловеки, когда с вами разговаривают представители господствующей негроидной расы!

— … он еще и этим обезьянам привил идеи расизма!

— Не разговаривать, помет шакала! — разъярился один из племени уна-уму. — Почему сидите и не трудитесь? Возводите для нас многоэтажные каменные хижины, или ваши вонючие головы слетят с ваших вонючих плеч!

Гиммлер побагровел. Секунду стоял он неподвижно, сжимая кулаки и скрежеща зубами, а потом заорал, выбросив вперед и вверх правую руку:

— Хайль Гитлер! Всемогущий Вотан, будь милосерден к германскому народу! Ибо Германия превыше всего! — Треснувшие стекла в очечках гневно блистали.

Охотники за головами схватились за свои ножи:

— Белым свиньям разрешено возносить молитвы только великому Ука-Шлаки!

— Ука-Шлаки — форева! — с готовностью поддержал я, оттирая взбеленившегося рейхсфюрера в сторону. — Простите этого неотесанного мужлана, доблестные воины уна-уму. Мы немедленно начинаем работать.

— Хайль Гитлер! — долдонил свое Гиммлер. — Свободу нибелунгам! Вы знаете, неотесанные скотины, что рабский труд экономически невыгоден?

— Заткнись! — пнул я его коленом. — Надоело голову носить? Откуда им знать о недостатках рабовладельческого строя? Они еще по уши в первобытнообщинном сидят… Заткнись, кому говорят! На твои вопли сейчас все племя сбежится.

И впрямь — по ту сторону ограды наметилось некое оживление. Не менее пяти десятков чернокожих оккупантов, размахивая ассагаями, бежали к нам.

— Свободу!..

Этот удар у нас в преисподней называется: «Папа, я не хочу сестренку». Я себе даже копыто ушиб. Зато Гиммлер прекратил ораторствовать и опрокинулся навзничь, закатив глаза, зажав ладони между ног.

— Работайте! — смягчились уна-уму, увидев, как я бодро утихомирил буяна. — А то свободы захотели… Труд сделает вас свободными…

Гиммлер заскулил, утирая локтями бессильные слезы. Я кое-как поднял его с земли и подтолкнул к ближайшей куче кирпичей.

— Не могу я так… — бормотал рейхсфюрер, сгибаясь над кроваво-красным силикатным обломком, — не могу больше… Я лучше повешусь… Я — правая рука Гитлера! Член национал-социалистической партии с двадцать пятого года! Автор проекта «Черный легион»! Глава института «Аненэрбо»! Великий черный маг! Предводитель тайной германской полиции!

— Слушай, предводитель дворянства, помолчи лучше, дай сосредоточиться!

— И мне кирпичи таскать? Подчиняться вшивым обезьянам?! Мне, кого за боевую хватку и непримиримость прозвали Неистовым Диким Котом?! Для вшивых обезьян строить многоэтажные хижины?.. Нет! Лучше я последую за обожаемым фюрером в бездонную яму!

— Какую еще яму? — поинтересовался я, прерывая укладку основания кирпичной пирамиды.

— Ту, которая на месте рейхстага образовалась!

— А я-то думал, там просто груда развалин… Интересно, под рейхстагом подземное озеро было? Или другие какие-то пустоты? Куда-то ведь должна было деться эта громадина рейхстаг, да еще со всей своей начинкой?

Гиммлер сверкнул на меня глазами.

— Не знаешь, так молчи! — с неожиданной злобой посоветовал он. — Уна-уму теперь боятся к той яме подходить… Они говорят, что по ночам оттуда доносится замогильный вой и зловещее клацанье оружия. Они назвали это место — Черная Тьма.

— И это тебя приободряет?

— И это меня приободряет!

Я выпрямился. Десяток уна-уму, скуки ради остановившиеся поглазеть на экономически невыгодный рабский труд, недовольно заворчали.

— Значит, есть возможность, что Степан… то есть Штирлиц еще жив? В Черной Тьме?

— Надеюсь, что он мертв! — сварливо заявил Генрих. — Но фюрер… Если дело обстоит так, как я предполагаю, то еще не все потеряно.

— Есть предложение, — не вникая в подробности, немедленно отозвался я. — Сгонять к рейхстагу и заглянуть в твою бездонную яму. Может, она не очень уж и бездонная? Может, вой оттуда не очень и замогильный? А клацанье не совсем зловещее? Милый Гиммлер, ты и представить не можешь, как меня обрадовал! Ты и представить не можешь, насколько реально прекратить этот кошмар, если Штирлиц все-таки выжил!

— Насколько реально? — с жадностью спросил Генрих.

— Ну… пока не знаю. Время покажет.

— Работайте, гнусные насекомые! — подстегнул нас окрик с той стороны колючей проволоки. — Дворцы мы уже разрушили! Теперь победоносной нации уна-уму нужны хижины! Желательно пятиэтажные.

— Надо бежать! — согнувшись снова над кирпичами, выдал Гиммлер.

— Здорово придумано. Конгениально, Киса!

— Как ты меня назвал? — дополнительно оскорбился рейхсфюрер.

— Сам же говорил — Неистовый Дикий Кот. Да ладно, забудь, предводитель дворянства, не обращай внимания… Что ты там про бегство говорил?

19

— Бежать надо! Надо бежать!

— Ход твоих мыслей мне нравится. Вызывает интерес один небольшой нюанс: каким образом? Вон здесь какая охрана, а я еще после тяжкого ранения не оправился. Если этих гавриков-головорезов как-нибудь отвлечь…

— Как отвлечь? Я не зоолог, я повадками животных не интересуюсь. Да у них еще и зомби на вооружении… Дьявольщина! Дело идет к тому, что чернокожие захватят весь мир! В это просто отказывается верить мой арийский мозг! Небывало!

— Ну, как сказать… — я покосился на посмеивающихся уна-уму. — В том мире, который невзначай похерил безмерно популярный в здешних широтах Штирлиц, завоевание практически закончено. По крайней мере, в сфере музыки, моды и спорта. Куда ни плюнь, всюду сплошной хип-хоп и баскетбол… Постой-ка! Кажется, нашел!.. — Что?

— Видишь вон тот перевернутый автомобиль? Сними-ка с колеса баллон.

— Зачем?

— И еще мне понадобятся две корзины — любые, лишь бы дно у них было выбито… Выполнять! И побыстрее, предводитель дворянства, если не хотите остаток жизни ковыряться на развалинах.

Гиммлер, недоверчиво хмыкая, потрусил в сторону груды металлолома, носившей некогда гордое название «виллис», а я приступил к непростому делу спасения мира:

— Скучаете, ребята?

— О чем ты скулишь там, гиена с бледной шкурой?

— Я просто подумал, что вы захотите немного размяться. Сложно, наверное, целыми днями присматривать за бестолковыми рабами? Эй, уберите ножи! Генрих, давай сюда баллон. Минутку внимания! Смотрите: вдох-выдох, вдох-выдох, маленькая веревочка, морской узел — и получился превосходный баскетбольный мяч!

Мы подлезли под колючей проволокой, короткими перебежками достигли ближайшего подъезда, где и укрылись до поры. Гиммлер, тяжело дыша, снял фуражку. Пока он проветривал вспотевшую лысину, я думал о том. что мы могли бы, в общем-то, и не спешить. Все равно охрана и думать забыла о прямых своих обязанностях.

— Поистине бесовская прозорливость, — заметил рейхсфюрер, глядя, как десяток воинов уна-уму рез-вится невдалеке от сложенных шалашиком ассагаев, — Кто бы мог подумать, что эта варварская игра так умечет чернокожих? Им и правила-то объяснять не надо было. Все на лету схватывают. А я думал, что в баскетбол играют только англичане.

— Не вздумай заикнуться об этом в НБА, — предупредил я. — Оскандалишься!

— Где заикнуться?

— Ладно, проехали… Ну что, предводитель, двинули на рейхстаг? Показывайте дорогу…

— Прекрати называть меня предводителем! У меня и своих званий и титулов хватает!

— Договорились, Киса. Хватит разговоров, пошли уже!

— Постой… — вдруг напрягся Гиммлер, — хочу прояснить ситуацию. Ты ведь бес, да? Представители твоего племени просто так, скуки ради среди людей не гуляют. Ты ведь по делу здесь?

— Ну, почему обязательно по делу? — попытался уклониться я. — А если в гости к кому-нибудь пожаловал? Может бес иметь намерение погостить? Что, я не человек, что ли?

— И появился ты не где-нибудь, а рядом с мерзким шпионом Штирлицем, — закончил свою мысль Гиммлер. — Не значит ли это…

— Не твое дело, — огрызнулся я. — Разглашать тайны клиентов мне профессиональный кодекс запрещает. Могу одно сказать — лично я против Германии вообще и национал-социалистической партии в частности ничего не имею. Очередной линии Сопротивления открывать не намерен. Даже, напротив, заинтересован в сохранении исторической достоверности.

Минуту Генрих переваривал услышанное.

— Тогда такое предложение, — сказал он наконец. — Раз уж мы вдвоем остались… Перемирие? Дадим взаимное обещание не гадить друг другу до тех пор, пока не найдем тех, кого ищем. Ты — поганца Штирлица, а я — великого фюрера. Я намерен устранить весь этот бедлам и вернуть все на круги своя. Главное — спасти фюрера!

— Я тоже намерен бедлам устранить, — заявил я. — Ничего другого мне не остается, надо же спасать цивилизацию… Главное — спасти Штирлица!

— Ну, насчет Штирлица… Хотя, пока ладно. Итак — договорились?

— По рукам, — согласился я.

— Значит, план такой, — сообщил мне Генрих, когда запас темных закоулков на нашем пути иссяк, а впереди угрожающе замаячило открытое пространство площади, — сейчас дожидаемся мало-мальски объемной группки прохожих и смешиваемся с толпой. Нам пройти осталось — всего ничего! А у самого рейхстага уна-уму не появляются. Как я понял из их безграмотного бормотания, они считают это место вместилищем тьмы и смерти… Черная Тьма!

— Неплохо, — оценил я, — значит, вливаемся в группку прохожих. А по дороге руководим движением. «Налево, господа! Направо, господа! А теперь сворачиваем в этот переулок и не забываем прикрывать нас своими спинами. А еще можно прикинуться слепыми туристами и попросить довести под руки до рейхстага, основной городской достопримечательности.

— Не идиотничай! Где ты видел слепых туристов? И вообще — я в своей родной стране! Где хочу, там и хожу, и никто не смеет мне указывать!.. Откуда этим гориллам-недоросткам знать, что я сбежал из концлагеря? Может быть, я — мирное гражданское население?

— Особенно красноречиво говорит об этом китель с погонами и прочими знаками отличия.

— Попрошу! Эти кресты я зарабатывал кровью! Не сниму ни за что!

— Тихо! Тихо! Не нервничай. Действуем по плану — спокойно дожидаемся толпы.

Через полчаса (на протяжении этого времени мы напряженно оглядывали окрестности) я понял, что план рейхсфюрера провалился с той же легкостью, что и блицкриг его непосредственного начальника и моего венценосного тезки. На совершенной пустой площади разыскать толпу было труднее, чем вошь на безнадежной лысине. Не было там толпы. Патрули уна-уму циркулировали туда-сюда с завидной регулярностью, а толпы не было. Время от времени крысиной побежкой площадь пересекали какие-то личности в лохмотьях и отрепьях, но личности были вполне чернокожи. Что такое? В Берлине не осталось ни одного белого гражданина? Или племя уна-уму способно плодиться с неистовым трудолюбием, как будто у них других дел нет, кроме альковных развлечений?

— Вот оно! — воскликнул вдруг Гиммлер. — Смотри!

Я посмотрел. По площади голубиными шажками ковыляли двое стариков: на нем пиджачная пара и кепка с коротким козырьком, на ней — длинное темное платье и шляпка с вуалью.

— Не ори ты! Сам вижу, что не дикари. Блин, ты бы свой китель хоть наизнанку вывернул в порядке конспирации. Пристраиваемся следом, пока патруля поблизости нет…

Зря я так сказал. Видимо, невезение моего клиента ко мне все-таки прилипло; как только мы ступили на матово блестевшую под тусклыми лучами заходящего солнца брусчатку, только пристроились старикам в затылок, раздался гортанный вскрик:

— Стоять, презренные!

Старики застыли на месте. Мы — соответственно — тоже.

— Поднять руки и не шевелиться, негодяи! Прежде чем подчиниться последнему приказу, я обернулся. Так и есть — двое из уна-уму с ассагаями наперевес спешно семенили к нам.

— Прорываться с боем! — выдохнул Гиммлер.

— Включи мозги! Сам же знаешь, что охотников за головами здесь как милиционеров на праздновании дня МВД. Один свистнет — сотня прибежит.

Нет, мне все-таки надо было молчать в тряпочку и не искушать судьбу. Не успел я договорить, как один из подбежавших нацелил на нас широкое лезвие ассагая, а второй пронзительно свистнул в два пальца.

— А в чем, собственно, дело? — закричал Неистовый Дикий Кот, явно придерживающийся мнения, что лучшая защита — это нападение. — Гуляем по вечернему Берлину. Ко мне приятель приехал с далекой периферии, я ему город показываю!

— Уганка! — в один голос завопили уна-уму.

— Кто из концлагеря сбежал?! — перешел в наступление Гиммлер. — Я из концлагеря сбежал?! Я простой обыватель, мне ваша политика до лампочки. Я невоеннообязанный по плоскостопию, а этот мундир обменял на рынке на десяток яиц и две булочки! Я буду вашему командованию жаловаться!

— Уганка! — пять ассагаев уперлись Генриху в грудь, и он тут же заткнулся.

20

Нас быстро окружили. «Лучше бы мы прорывались с боем», — тоскливо подумал я, увидев, как через кольцо оцепления пробился здоровенный негр, на две головы возвышающийся над своими товарищами.

— Уганка! — повторил он, тыча в нас пальцем.

— Скажите, пожалуйста, что значит эта ваша «уганка»? — смиренно спросил я.

— Грех, — перевел Гиммлер. — Или вообще любое нарушение общепринятых правил.

— Белые свиньи нарушили приказ Ука-Шлаки! — прорычал в подтверждение черный здоровяк. — За это нет прощения!

— Я ничего не нарушал! — категорически заявил Гиммлер. — Кстати, что за приказ?

— Белые свиньи не имеют права появляться на улицах нашего города! — тут же просветил нас верзила. — Видите знак? — Он указал на стену ближайшего здания, размалеванную диковатого вида пиктограммами, и сразу расшифровал: — Здесь написано: «Только для черных! »

Гиммлер со стоном схватился за голову:

О, какой позор!

А я поинтересовался, кивнув на стариковскую пару:

— А они как же?

Старики обернулись. Он сдернул кепку, она сняла шляпу с вуалью. Чернокожие! То есть не совсем чернокожие… Лица стариков густо были измазаны ваксой.

— Лишь в таком виде белым недочеловекам разрешено показываться в публичных местах.

А я еще удивлялся, что на улицах города ни одного белого!

Уна-уму зашумели:

— Содрать кожу живьем!

— Разрубить на куски!

— Затравить собаками!

— В общий котел! — предложил кто-то наиболее прагматичный.

— Уна-уму — не дикари, а цивилизованная раса, — строго прервал прения здоровяк. — Казнь пройдет по инструкции. Просто вспорем животы, набьем их птичьим пометом, отрежем головы, а тела утопим в нечистотах. Смерть белым недочеловекам!

— Постойте! Давайте уладим все миром, ладно? Посмотрите на рейхсфюрера! Какой же он белый? Он весь позеленел, как кузнечик, от страха.

— Не от страха, а от праведного гнева, — с достоинством поправил Гиммлер.

— А я? Разве я вообще человек? Обратите внимание — рожки!

— Ну и что? — хмыкнул верзила-главарь. — Рожки, ножки… Все белые на одно лицо.

— У меня и хвост есть! Хотите, спущу штаны?

— Животное бесстыдство белых не знает границ.

— Вы меня не запугаете, зверюги! — снова взорвался Генрих. — Я вам не какая-то обезьяна, чтобы из меня чучело делать! Требую обращения с военнопленными, оговоренного в условиях Женевской конвенции!

— Между прочим, он прав!

— И вообще! — вовсю раздухарился рейхсфюрер. — Уберите свои копья! Нечего тут глазами на меня сверкать! Я на вас на всех плюю, понятно? И на тебя, и на тебя… И на тебя! И на вашего Ука-Шлаки — тоже!

— Вот это правильно! — опять поддакнул я и тут же осекся, придавленный зловещей тишиной.

Воины уна-уму в благоговейном страхе рухнули на колени. Лишь главарь остался стоять, да и то — пошатываясь.

— Видал, как я их срезал? — горделиво осведомился Гиммлер. " — Будут знать теперь, как с рейхсфюрером шутить!

— Оскорбление высшего существа… — побледневшими губами выговорил главарь. — Белая собака посмела гавкать на великого Ука-Шлаки…

— Достоин самой ужасной смерти! — прошелестело по рядам чернокожих.

— Пусть их души пожрет Ука-Шлаки! — громыхнул главарь.

— Погодите! — закричал я, стряхивая со лба капли пота. — Не будьте же дикарями! Где ваш цивилизованный гуманизм? Разве так можно с пленными обратиться? Мы не какие-нибудь рядовые, мы… Между прочим, вот этот бородатый тип — знаете, кто такой? Сам рейхсфюрер! И его без суда и следствия казнить? Требую аудиенции с Ука-Шлаки!

— Никому из смертных не разрешено видеть Ука-Шлаки! Один вид его способен…

— Да-да, я и забыл… Нам бы только поговорить. А смотреть — уж ладно, не будем. Лично я могу зажмуриться.

— Великому Ука-Шлаки нет дела до мелких нарушителей, — подбоченился главарь. — Великий Ука-Шлаки… Великий Ука-Шлаки…

Гиммлер охнул. Я заозирался, стараясь понять, почему чернокожего воина заклинило, словно старую грампластинку.

— На колени, смертные! — раскатилось по площади. — Великий Ука-Шлаки идет!

Четыре мускулистых черных воина подволокли к нам большой паланкин, поставили на брусчатку и рухнули ниц, уткнув лица в ладони. Все присутствующие тотчас последовали их примеру, причем здоровенный главарь, упав сам, пригнул за загривок и слабо затрепыхавшегося Гиммлера. Все это было настолько устрашающе, что даже природное любопытство не заставило меня остаться стоять, когда занавесь паланкина отодвинулась…

— А бес может подняться! — самодовольно прозвучал знакомый голос.

Опасливо я приподнял голову. И тут же воскликнул:

— Хранитель!

— Сам ты хранитель, болван, — отозвался, усмехнувшись носом, из открытого паланкина циклоп, завернутый в оранжевую тогу. — Честное слово, никогда такого глупого беса не видывал. — Хранитель! Надо же было на такую ерунду купиться…

— Ерунду?..

Наверное, я очень потешно закрякал, растерянно разводя руками, потому что циклоп от души расхохотался:

— А еще говорят, что завоевание мира — процесс опасный и трудоемкий. Да ничего сложного! Достаточно выстроить более-менее правдоподобную инсценировку, подтасовать события и погрузить в них в качестве магического катализатора тупоголового беса.

— Пользуясь случаем… — прохрипел я, — хочу принести свои извинения за то заклинание Убойного Толчка, которым я, поверьте, совершенно нечаянно, изволил повредить вам… ваш…

Циклоп юмористически хрюкнул.

— Вот уж за что не следует извиняться, — сказал он, — так это за всплеск магической энергии, которым ты завершил дело, успешно начатое Нарушителем Вселенского Равновесия.

— Успешно начатое… Нарушитель…

— Ой, только не надо удивляться, рвать на себе волосы и обвинять меня в бесстыжем обмане. Да, наврал немного, было такое… Хранитель! Как только нашу расу не называли — Извергами, Разрушителями, Ненавистниками, но — Хранителями!.. Спасители че-ловечества! Мы — циклопы — издавна презирали и ненавидели проклятое человечество! — голос одноглазого уродца возвысился. — Мы — самая древняя раса на этой идиотской планете! Мы — могущественные повелители, представители просвещеннейшей цивилизации — и должны были уйти в небытие из-за того, что жалкие людишки, вдруг расплодившиеся на Земле, просто вытеснили нас с нашей исторической родины! Мы пытались бороться, но нас было слишком мало. На каждого циклопа приходилось по сто тысяч первобытных кретинов с каменными топорами. Но мы бы все равно одолели ворога, если б не этот закон Вселенского Равновесия. Про то, что периодически среди людей появляется сволочь, подобная твоему Степану Федоровичу, я не соврал. О, как бы я хотел, чтобы это оказалось ложью! Гигантский метеорит, разрушивший великую цивилизацию циклопов, положил конец борьбе за место на планете. Людишки, как доисторические блохи, приспособились к новым условиям жизни, а наша раса… Остались считаные единицы циклопов, и люди не щадили нас. Циклопам грозило полное уничтожение! И тогда мы приняли решение. Все, кто мог сражаться, ушли на Юг. Все, кроме меня. Я никогда не отличался ростом, зато был самым хитроумным из всех циклопов. Меня мои сородичи силой древних заклинаний погрузили в сон и оставили среди мертвого холода Ледникового периода, с тем чтобы я проснулся, когда появится очередной Нарушитель Равновесия, когда вторая Космическая Кара обрушится на Землю, сметет гнусных человечишек, расчистив место для нового рождения великой расы!

Циклоп хоботом смахнул слезинку с единственного глаза:

— Вся моя раса погибла! Предпоследнего циклопа умертвил древний грек, которого вы знаете как Одиссея… будь проклято его имя. А я… — Он выдержал внушительную паузу и закончил: — А я — последний! Мне удалось затаиться в глубине веков, в холодном сумраке арктических льдов и — выжить! Приближение Космической Кары вырвало меня из древнего айсберга. Время моего величия близится! Трепещите!

Тут я немного пришел в себя. Вот так всегда — в какую историю ни влезу, обязательно найдется мерзкий упырь с манией величия, который сначала наврет с три короба, притворившись овечкой, потом всласть покатается на загривке, а потом объявит о намерении завоевать весь мир. Почему нельзя сначала исповедоваться, а потом уже и пакостить? Обязательно надо загнать беса в угол под угрозой лютой смерти и уже после этого подробно и со вкусом распространяться о своих параноидальных планах?

21

— Этого вашего несчастного Нарушителя Вселенского Равновесия Степана я ожидал многие века, — продолжал вещать циклоп. — Многие века ледяного заточения я вынашивал свой гениальный план. И тебя, бес, вызвал для обеспечения наибольшего энергетического выплеска. Мои-то магические навыки поослабли…

Я ахнул:

— Ты вызвал? Но… Циклоп только посмеялся.

Огненные вихри преисподней! А мне-то ведь сразу показалось странным поведение Степана Федоровича, как только я появился в его квартире. Я еще подумал-перенервничал, бедный, истерика у него… Никакая не истерика, он меня на самом деле не вызывал! Но. наверное, сидя двое суток под столом, не раз об этом подумывал, а тут — хоп — и я появляюсь по приглашению гнусного одноглазого узурпатора. Как будто так оно и надо. Гад этот циклоп! Все рассчитал!

— Ну, ничего… — важно заметил гад циклоп. — Теперь-то я наверстаю упущенное. Космическая Кара однажды погубила мою расу, Космическая Кара и станет причиной ее возрождения. Так предначертано! Слом исторической реальности — это, конечно, не гигантский метеорит, но мне вполне подойдет. Как раз и народец доверчивый подвернулся для порабощения и эксплуатации… Верно я говорю, мои преданные псы?

— Воистину, великий Ука-Шлаки… — не поднимая голов, подвыли негры.

— Пустите меня, обезьяны! — хрипел приплюснутый к брусчатке Гиммлер. — Дайте посмотреть на этого самозванца! Кто тут циклоп? Кто древнейшая раса? Это арийцы — древнейшая раса на планете, а может быть, даже и во всей Вселенной! Никогда чернокожие не будут править миром!

— Утихомирьте этого оголтелого расиста! — приказал циклоп Ука-Шлаки.

— Герма-ания! — запел Генрих. — Герма-а-а… Ох! — И, ткнувшись носом в булыжники, замолчал.

— На чем я остановился? — наморщился циклоп. — А впрочем, неважно… Не буду я напоследок тебе раскрывать свои карты, как злодей из мультика. Все равно ты уже покойник. Как и большая часть населения Земли. Вторая мировая окажется и Последней мировой. Кто сможет противостоять армии зомби? Вот то-то… Пусть только попробуют войти в Берлин, я их здесь так ошпарю… И в конце концов воцарится Эра Циклопа!

— А вот хрен тебе! — похолодев от собственной наглости, закричал я. — Пошел ты знаешь куда? Сам сказал, что последний представитель своей расы! Как ты размножаться-то собираешься? Почкованием? За тебя, за такого урода, ни одна земная женщина даже за миллион не пойдет!

— Ну, это мы еще посмотрим… — надулся Ука-Шлаки. — Не с лица воду пить, как говорится… Зато у меня характер мягкий и положение в обществе — выше некуда.

— Урод! Урод!

— Самозванец! — поддержал меня очнувшийся Гиммлер из-под задниц навалившихся на него воинов уна-уму. — Думаешь, ты Третий рейх уничтожил? Ха!

— Шарлатан! — крикнул я еще. — Да кто ты такой, чтобы поработить всю планету? С помощью кучки чернокожих дикарей и сотни-другой зомби? Не смеши мои копыта!

— При чем здесь дикари и зомби? — хмыкнул циклоп. — Это так… на первое время. Для обеспечения личной безопасности. Главное мое оружие — Степан Федорович. Слом исторической реальности…

— Слом реальности произошел, но планета еще жива!

— До поры до времени. Думаешь, период невезения у твоего клиента благополучно завершился? Хе-хе… Пусть первый удар оказался в какой-то мере предупредительным, но последуют второй и третий… Даже я не могу представить, каким образом Космос через бедного Степана Федоровича покарает Землю. Метеорит, очередной слом реальности или что-то еще… Неважно! Космическая Кара не знает жалости, и будет бить и бить до тех пор, пока длится черная полоса в жизни Нарушителя Равновесия. И вот, когда на планете останутся только пепелища, трупы и горстка перепуганных людишек, я легко и свободно воцарю! Сопротивляться восстановлению Эры Циклопа будет некому!

— Гиена! — с чувством сказал я. — Бродящая вокруг издыхаюшего слона и ждущая момента, когда безнаказанно можно будет впиться в ногу исполина.

— К вашему сведению, — заметил циклоп, — я умею читать мысли. Вот ты, бес, храбришься, а сам думаешь: «Пропала планета! Кранты! » Так ведь?

Я не нашелся что ответить. Действительно, эти страшные мысли, как лезвие циркулярной пилы, крутились в моей голове.

— А твоему дружку-фашисту, — перевел взгляд на Гиммлера Ука-Шлаки, — надо бы вежливости поучиться. Он про меня думает такое, от чего даже я краснею. Грубиян!

Предводитель дворянства с готовностью оформил свои злобные мысли в несколько фраз крайне непристойного содержания.

— Все… — царственно сделал ручкой Ука-Шлаки. — надоели они мне… Боятся, нервничают, грубят…

Он задернул занавесь и прогудел из нутра паланкина:

— Погрузить их в Черную Тьму! Это был приказ.

ГЛАВА 2

— Киса, вы очаровательны. Теперь я вижу, что вы прирожденный стратег, каждое поражение способны обратить в победу. Только не говорите, что так оно все и планировалось, — предупредил я, отряхиваясь.

— Моя нога… — простонал Гиммлер, не делая никаких попыток подняться. — Моя рука… И все остальное… Я себя чувствую сервизом лиможского фарфора, увязанным в мешок и сброшенным с пятого этажа.

— Это ерунда. Подумаешь, пара-тройка сложных переломов. По сравнению с фаршировкой птичьим пометом и последующим утоплением в нечистотах — просто тьфу… Кстати, ты обратил внимание? — Мы живы. А что это значит?

— Что нам еще мучиться и мучиться…

— Что обитатели рейхстага тоже не померли в результате перемещения здания в недра земные: не видно растерзанных тел и разбросанных костей. Как ты и предполагал. Прямо не знаю, что было бы, если б я заметил здесь трупик нашего дорогого Штирлица. Я бы, наверное, упал духом.

Гиммлер на минутку забыл о своих болях и мечтательно закатил глаза, очевидно, представляя себе прекрасное зрелище бездыханного тела великого шпиона и интригана.

А вокруг только камни, облепленные, как пластилином, плотным сумраком. Ничего толком не видно, но ощущаются громадные пространства абсолютной пустоты слева и справа, впереди и сзади… Где-то внизу тихо плещется, слабенько отливая холодным свинцом, подземная река. А где, спрашивается, хоть какие-нибудь останки рейхстага? Сползли в реку? Хорошо, ну, а люди? Красные партизаны-дружинники во главе с политруком Златичем? Гарнизон? Личная охрана Гитлера? Сам фюрер и его команда? Где Штирлиц, наконец? Может быть, они, устав бродить между валунами и аукаться, с отчаяния утопились? Или валяются где-нибудь в изнеможении? Или перегрызлись друг с другом? Тогда должны остаться трупы… А то получается — самоперегрызлись, самопожрались и самопереварились. И все это за двое суток. Фу, бред какой-то…

— Встать сможешь? — спросил я.

— А? — встряхнулся рейхсфюрер. — Не знаю, не пробовал.

Я наскоро ощупал его арийские конечности. Переломов нет, ушибы, конечно, имеются, и даже сильные, но в общем — ничего серьезного.

— Жить будете, предводитель дворянства, — сообщил я.

Рейхсфюрер поморщился и, с моей помощью поднявшись на ноги, задрал голову. Далеко-далеко наверху, будто солнце, светило округлое отверстие выхода на земную поверхность.

— Да… — проговорил он, — хорошо, что склон оказался покатым. Ухнули бы мы по прямой, точно бы нас расплющило… Куда теперь?

— А я знаю? Если честно, Черную Тьму я не такой представлял. И где, спрашивается, обещанные замогильный вой и зловещее клацанье?

— Да, Черная Тьма! — подтвердил гордо рейхсфюрер. — Но это наша Тьма! Исконная! Арийская!

— Не понял?

— Рейхстаг — древнее мистическое здание. Пропитанный поднимающимися из-под земли флюидами арийской мощи штандарт всегерманского духа! В нижних подземельях, куда много лет не ступала нога человека, воздух просто пронизан древними заклинаниями. Уж я-то это знаю… — он перешел на шепот. — Подземелья ведут вниз и вниз… Я не смог найти хода на самые нижние ярусы, но теперь, когда катастрофа разрушила каменные своды…

— Опять не понял.

— Рейхстаг не мог возникнуть ни в каком другом месте, только здесь! Мощь произрастает из мощи! Теперь ты понял, куда мы попали?

22

— Я только что выслушал откровения чудовища, которое с моей помощью успешно завоевывает мир, у меня уже мозги пухнут. Может, хватит выпендриваться? Скажи прямо, а?

— Теперь понял, что, по моим расчетам, должно находиться под рейхстагом?

— Подземелья?

— Ниже!

— Фундамент?

— Ниже!

— Канализация?

— Дурак! Мощь произрастает из мощи! В этом секрет победоносной силы Германии! Неужели трудно догадаться? Рейхстаг вырос именно на этом месте, как… как…

— Поганка на куче навоза? — предложил я сравнение. — Извини, вырвалось…

Гиммлер посмотрел на меня, как на законченного идиота.

— Предлагаю покричать, — сказал я. — Авось, кто-нибудь и откликнется. Штирлиц, например…

— Не смей! — он схватил меня за руку.

— Чего ты так нервничаешь?

— Ты… не понимаешь… Хорошо, если откликнется кто-нибудь из славного германского воинства! А если…

— Партизан опасаешься, Неистовый Дикий Кот?

— Да при чем здесь партизаны! — отмахнулся Гиммлер. — Возможно… Здесь… Ух! — он даже передернул плечами. — Лучше двигаться молча, держать ухо востро и внимательно смотреть по сторонам.

— Куда двигаться, позвольте осведомиться?

— В произвольном направлении! — ткнув пальцем вперед, определил герр Генрих с такой железной твердостью, будто перед ним расстилалась широкая и удобная асфальтовая трасса, снабженная неоновым указателем: «Произвольное направление. Добро пожаловать! »

Пожав плечами, я щелкнул пальцами. Когда между моими рогами зажегся довольно симпатичный крохотный синий огонек, рейхсфюрер вздрогнул.

— А ты как хотел? Я ведь бес! Не один ты с прикладной магией знаком… Теперь хотя бы не расшибемся в темноте. Пошли!

И мы пошли. Как выяснилось чуть позже, помимо эстетической ценности, мой фонарик никакой другой не имел. Светил он слабее спички. Впрочем, необходимость в освещении довольно скоро отпала. Тьма рассеялась, превратившись в тусклые сумерки, но даже и теперь стен пещеры разглядеть я не мог — в какую бы сторону мы ни сворачивали, перед нами слоился сумрачный туман, конца-краю которому не было видно. Сверху тяжко нависали белесые клубы, и сквозь них пробивался далекий-далекий серый свет… Где мы? Под ногами стала появляться чахлая травка, кое-где попадались скрюченные по-старушечьи деревца, с полупрозрачными дряхлыми листиками. Движения воздуха не ощущалось, но завывал где-то ветер жуткой музыкой пустоты.

Мне, бесу, для которого преисподняя — милый дом родной, давно уже было не по себе. Все из головы не выходил паскудный циклоп, а тут еще и это странное подземелье… Это все проклятый Степан Федорович виноват! Чтоб он провалился вместе со своим невезением!

Тьфу ты, он и так провалился. Прихватив вместе с невезением рейхстаг с Гитлером, да и меня вдобавок…

А рейхсфюрер Генрих Гиммлер, наоборот, чувствовал себя вполне в своей тарелке и радостно приплясывал на ходу, забыв о травмах. Зрелище, наверное, было дурацкое — понуро плетется, путаясь в клубах тумана, бес, а впереди, гремя Железными крестами, скачет низенький черный маг — рейхсфюрер в изорванном мундире. Вокруг какие-то развалины, груды камней, в очертаниях которых с большим трудом можно признать останки крепостных стен, башен… И поломанное оружие. И доспехи всевозможных конфигураций, а внутри доспехов даже костей нет — только труха.

— Мы найдем вас… Мы найдем, — невнятно бормотал на ходу Гиммлер. — Мои расчеты верны, а древние легенды не лгут… А как иначе? Вы еще спите, но самые сильные должны проснуться. Где-то здесь Нерушимые Врата… Вот уже рядом.

Кто должен проснуться? Какие Врата? И как можно найти что-нибудь в этом тумане? Кругом лишь трава, серая, будто присыпанная угольной пылью, кривобокие деревца, ямы, колдобины, валуны. А почему покричать-поаукаться нельзя? Только я хотел возмутиться по этому поводу, как мы наткнулись на появившуюся неожиданно из тумана высоченную башню. Вернее, две башни. Одна из них сохранилась хорошо, а вторая была полностью разрушена. Между башнями скособочились полусгнившие створки громаднейших ворот.

Завидев башни, Гиммлер аж взвизгнул от восторга:

— Нерушимые Врата!

От звуков его голоса хлипкие Врата дрогнули и рухнули наземь. Когда пыль рассеялась, к нам шагнул с ног до головы закованный в железо воин с алебардой в руках.

— Смертным… сюда… нельзя… — проскрипел он через закрытое забрало.

— Что? — наморщился Гиммлер. — Куда?

— В вековечный… мрак… поглощающий все… и не возвращающий… ничего… нельзя…

— Посторонним вход запрещен, — перевел я и, осторожно приблизившись, похлопал воина по плечу. — Понимаешь, брат, мы только туда и обратно. Здесь пара наших ребят заплутала, вот найдем их и… Эй, куда!

Доспехи с грохотом обрушились. Алебарда, переломив древко, воткнулась в каменистую почву. Рогатый шлем, рассыпая труху, откатился в сторону.

— Извини… — запоздало повинился я. — Предводитель, это кто был?

— Бессмертный Страж, — ответил Гиммлер несколько смущенно.

— Бессмертный? Он такой же бессмертный, как и твои Врата — нерушимы. Здесь и располагается царство мощи арийского духа? По-моему, мы немного опоздали.

Гиммлер походил на помешанного.

— Всемогущий Вотан, — шептал он, — девы-валькирии… альвы и асы… Неужели моя установка, оживляющее мертвое, погибла? Неужели пневмоакустический пространственный регулятор разрушен окончательно? Неужели силы моих заклинаний Времени, возвращающих к жизни ушедшее, не хватило?.. О, обожаемый фюрер, неужели и ты на самом деле мертв?..

«Царство мощи арийского духа… — закрутилось у меня в голове. — Вотан и валькирии… Познавательная постановка для среднего школьного возраста „Легенды и мифы Древней Германии“! Вот когда она проявилась! Или нет?.. »

— Где мы?! — заорал я. — Хватит загадок и страшных тайн! Я сыт ими по горло, как гамбургерами из «Макдоналдса»! Меня уже от них тошнит… как от гамбургеров из «Макдоналдса»! Хочу хоть какой-нибудь определенности! Где мы, предводитель?! Что это за место?

— Нифльхейм, дурак! — рявкнул Гиммлер, очнувшись. — Разве непонятно? Мир хаоса и мрака, из которого родились наши древние боги и воители, куда они и вернулись, перемолотые жерновами Времени!

— Ниф… ниф… Что? А почему именно здесь? Под рейхстагом?

— Я тебе тысячу раз объяснял! Арийский дух вечен! Уходят одни воители, приходят другие, но все вскормлено единым духом! Времена меняются, но главное — остается!

— Ага, принцип навоза и поганки, — догадался я. — Если следовать твоей логике, то под Кремлем почивают в обнимку Илья Муромец, Алеша Попович и… кто там еще? Змей Горыныч. А под лондонской брусчаткой король Артур спит вечным сном, так, что ли?

Рейхсфюрер неожиданно улыбнулся:

— Соображаешь… Когда рейхстаг рухнул от взрыва моей установки, я едва не повесился от безысходности. Но чернокожие донесли до меня слухи о потусторонней активности на развалинах и о яме, которую они сразу окрестили Черная Тьма! И. я понял — мои заклинания Времени не рассеялись вместе с дымом, а благополучно ушли под землю! Заклинания Времени, понимаешь? Время Вспять! Понимаешь? Другими словами — оживляющие заклинания, вот как!

— То есть ты хочешь сказать, что дальше нас, возможно, ожидают восставшие от долгого сна одноглазый разбойник Вотан со всей своей бандой, драконы, черные карлики, валькирии? Э нет, я обратно пошел. Ищи своего фюрера сам. Тем более что его давно уже с косточками съели! Хоть убей, я не согласен.

— Был договор о перемирии и взаимном сотрудничестве, — заметил Генрих. — Тем более ты, кажется, хотел и Штирлица найти? Погоди… слышишь? В башне кто-то есть…

— Кто там может быть? Какое-нибудь ископаемое страшилище? Тебе же сказали — смертным за Врата нельзя!

— Врата охраняют валькирии, так говорится в древних преданиях. Ха! Мне нечего их бояться! Истинные арийцы по крови и духу не нападают друг на друга! Мы всегда найдем общий язык. Здесь — земли моих предков, и если кого-то здесь и сожрут с косточками, то никак не Гитлера и не меня! Понял?!

23

И он резво побежал в башню. А я последовал за ним.

Ничего там интересного не было. Лестницы, каменные угрюмые стены, пустые комнатушки, заваленные рухлядью, среди которой попадались, между прочим, солидных размеров мечи, топоры и щиты. При виде исполинского оружия рейхсфюрер и вовсе помешался. Он крякал, потирал руки, всхлипывал и глупо смеялся, а когда мы добрались до самого верха и оказались в комнате с тремя массивными деревянными кроватями, расхохотался и от избытка чувств принялся лупить себя кулаками по макушке.

— Кроватушки! — смеялся и рыдал Гиммлер, перебегая из одного угла комнаты в другой. — Большие, крепкие… И простыни смяты… И, кажется, еще теплые… А вот ленточки для волос лежат… А вот гребни роговые… Бусики! Юбочка смятая, старая… — Он припал носом к грубым простыням и глубоко вдохнул. — Пахнет! Еще ощущается неповторимый дух живого женского тела… Они проснулись! И не рассыпались во прах! Они снова живы! О, проклятые завоеватели, битва еще не проиграна!

— Да вы, уважаемый рейхсфюрер, знатный эротоман, как выясняется, — озадаченно выговорил я. — Я надеюсь, шарить под подушками в поисках несвежих трусиков не будете?

— Они пробудились! — не слушая меня, завывал Гиммлер. — Они только что пробудились и, значит, где-то рядом… Вниз! На поиски!

— Успокойтесь, Киса, не роняйте слюну на пол, смотреть неприятно. Вниз так вниз. Может, свежий воздух тебе поможет опомниться. Хотя какой тут свежий воздух…

Мы спустились к подножию башни, причем Гиммлера приходилось то и дело удерживать за поясной ремень, он так спешил, что норовил для скорости прыгнуть в лестничный пролет. Оказавшись на земной тверди, рейхсфюрер вырвался и пал на колени, по-собачьи принюхиваясь к серой траве.

— Совсем недавно… — бормотал он. — Да, да… недавно! Были… И — нет, нет! Кто-то еще! Много… Лошади… Это плохо…

— Лошади! — вскрикнул я, услышав отчетливое кобылье ржание где-то в тумане.

— Воины…

— Воины! — ахнул я, отметив бряцанье оружия и смешанный запах пота и мокрого металла.

— Враги? — озадаченно предположил Гиммлер. — Здесь нет врагов, здесь одни друзья!

— Именно поэтому ты запрещал мне аукаться, да?.. Враги! — завопил я, пригибаясь к земле, чтобы вылетевшая из тумана стрела не пробила мне череп.

— Вот и я говорю… Враги — там, наверху — еще заплачут кровавыми слезами! У нас есть шанс…

Как показала последующая минута, шансов у нас не было никаких. Туман вокруг нас взорвался клочьями, лошадиное ржание оглушило меня, а в глазах зарябило от множества мечей и секир, направленных в мою собственную грудь.

— Ратники-партизаны! — выдохнул я, не зная, печалиться или радоваться неожиданному появлению в этом странном месте старых знакомых.

Впрочем, длиннобородый воевода Златич, кольнув меня острием меча в живот, сразу расставил все на свои места:

— Скрутите этого нечистого! Он и князя Штирлица украл, он, наверное, и нас в эту дыру загнал! Огнем и сталью выпытаем у него дорогу обратно!

Два десятка воинов, подчиняясь воплю длиннобородого воеводы, набросились на меня, как стая псов на сахарную косточку. Я дрался! Я размахивал кулаками, лягался, кусался и даже плевался. От отчаяния я громогласно призывал на помощь Гиммлера, но ловкий рейхсфюрер, быстро разобравшись в ситуации, предательски нырнул в туман.

— Нашли крайнего! — орал я. — Я и сам пострадавший, меня негры-оккупанты сюда законопатили! Пустите! Пустите!

В общем, кричал я до тех пор, пока торжествующе ухмыляющийся длиннобородый не. заткнул мне рот кляпом, в качестве которого использовалась кольчужная рукавица. Теперь мне оставалось только умоляюще скрежетать зубами. Шевельнуться я не мог — мое тело туго связали массивными цепями.

Убить меня, конечно, не убили, и это меня несколько воодушевило. Правда, церемониться со мной тоже не стали. Тащили по серой траве, по каким-то хлюпающим грязным лужам волоком, нимало не заботясь о том, чтобы, например, выбирать дорогу посуше или поровнее. Когда меня, одуревшего и нахлебавшегося вонючей жижи, выбросили на относительно ровную земную поверхность, я уже и соображать мог только с большим трудом. Сил хватало исключительно на простые односложные мысли типа: «лежу… ноги затекли… голова болит… проходящий мимо ратник, гад такой, пнул по заднице… хорошо еще, не в живот или по почкам… » Осмыслить все произошедшее как-то не получалось. Итак, меня похитили.

Хорошенькое положеньице, хотя и не оригинальное! Паскудный рейхсфюрер все же спасся от длиннобородого воеводы с его дуболомами! И не без моей помощи спасся, между прочим! Это я на себя основной удар отвлек.

— Ну? — наклонился ко мне длиннобородый. — Внял ли ты, погань болотная, мощи нашей?

Что я мог ответить?

— М-м-м…

— У, гад… — проскрипел воевода-парторг, — признавайся, идолище, гидра империализма, в какое смрадное место мы провалились?

У меня спрашиваете? У Гиммлера, вот у кого надо было спрашивать. Его бы и хватали. А я при чем? Нашли козла отпущения…

— Где князь Штирлиц?

Еще один хороший вопрос. Сам его ищу!

— Ладно, — задумчиво обронил Златич, — возиться с тобой некогда… Друже, проверили башню?

— Так точно, — ответил подскочивший ратник. — Ничего нет, только три кровати девичьих. Товарищ батюшка воевода, прикажете начинать пытки пленного?

Вокруг меня засуетились. Кто-то наступил мне на ногу, кто-то едва не отдавил голову. Какой-то очень неаккуратный воин, перескакивая через мое неподвижное тело, задел меня грубым сапогом — я перевернулся на живот и ткнулся носом в землю. И больше ничего не видел, кроме травяного леса, через который невозмутимый муравей тащил похожую На сбитый вертолет дохлую стрекозу.

— Пытки? Нет времени. Надо скорее возвращаться на поверхность. Эти странные мужички с черными харями и здоровенными топорами, наверное, уже хватились своих лошадей… Вот отъедем подальше, тогда уж…

Ого, а ратники-то тут времени зря не теряли… Уже с местным населением навели контакты. Ну, на то они и партизаны… Все-таки заклинания Гиммлера работают… Древние народы, погруженные во мрак хаоса, возрождаются целыми деревнями. Муравьи опять же восстали из мрака. А местность изменилась… Какое-то болото вокруг… И возрожденные жабы квакают.

— Все ли тут, друже? — гремел в ушах зычный бас воеводы.

— Все, батюшка!

— Та-ак, посчитаем. Один, два…

Адовы глубины, как голова болит! И хвост под джинсовой тканью, передавленный цепями, ломит. Пока воевода пересчитывал свое войско, я ощущал себя нокаутированным боксером, на ушибленную макушку которого падают безжалостные цифры десятичного счета.

— Трижды десять! — закончил длиннобородый пересчитывать дружинников. — Потерь нет. Это хорошо.

— И еще один! — бодро откликнулись из строя.

— Это очень хорошо… То есть как это — и еще один? Было ровно трижды по десять! Ошибся, должно быть… Начнем снова: один, два, три…

Муравей, отпустив стрекозу, решил, видимо, во время передышки исследовать мою ноздрю. А я даже плеваться не мог! Длиннобородый во второй раз закончил пересчитывать дружину и на минуту глубоко задумался над полученным результатом. Мне было не легче, чем воеводе. Сволочное насекомое вознамерилось устроить в моем носу перевалочную базу и деловито втаскивало в ноздрю стрекозиное тельце. Не выдержав муки, я чихнул — да так, что перевернулся на бок.

Воевода бегал взад-вперед перед открывшимся моему взору строем, размахивал руками.

— Вот что, друже! — прокричал он наконец. — Садитесь на коней! Ежели среди нас чужой лазутчик есть, то ему коня не достанется!

Ратники, обрадовавшись мудрому решению, с шумом и лязгом оседлывали скакунов. Когда ржание поутихло, выяснилось, что кони действительно достались не всем, причем безлошадным оказался сам воевода. Воины зароптали, прощупывая предводителя подозрительными взглядами.

— Молчать! — дергая себя за бороду, заорал побагровевший воевода. — Я вот вам, псы!.. Это неверный способ! А ну, слезайте, будем заново считать!

24

Ратники посыпались с коней. Длиннобородый начал счет заново, немедленно сбился и совсем озверел.

— Голову мне морочите, разрази вас центральный комитет!!!

— Не гневайся, товарищ батюшка воевода! — вышел из строя один из ратников, немолодой уже, вислоусый дружинник, коричневый и сморщенный, как леший. — Выслушай!

— Ну?!

— Я, почитай, с самого рождения в дружине. Многих помню и всех знаю… А вот этого вот отрока ни разу еще не видел. Так я подумал, что лазутчик…

— Давайте его сюда! — возликовал воевода.

К нему вытолкнули невысокого парнишку. Я удивился — даже странно, как такой мог оказаться в дружине. Подросток, совсем почти еще ребенок, сгибающийся под тяжестью кольчуги, доходящей ему до пят. Из оружия — только кинжал на боку. И на хитроумного коварного лазутчика он тоже не похож.

— Кто таков? — грозно нахмурился на парнишку длиннобородый.

— Не вели казнить, дяденька, вели миловать, — захныкал отрок. — Сирота я. Небесами да людьми злыми обиженный. Хотел ратному делу приобщиться, чтобы верою и правдою служить этому… как его… делу партии!..

— Делу партии? — смягчился воевода. — Когда же ты, болезный, затаился посреди нас?

— Больно уж хлипкий, — высказался старый ратник, — на такого-то и наступишь — не заметишь, а уж посреди лютой сечи вовсе не виден… Давно, видать, затаился. И зачем он нам нужен?

— Не гоните, дяденьки! — зарыдал парнишка, да так жалобно, что у меня в носу защипало. — Пропаду я один. Сирота ведь. Пусть я буду сын дружины, а?

— Я не нянька, чтобы малолетних пестовать, — снова нахмурился воевода.

— И коняка у меня своя есть, — отметил парнишка. — И кинжальчик булатный. Я вам в тягость не буду.

Он шагнул в сторону и похлопал по тощим бокам куцехвостую клячу, выглядевшую не менее жалко, чем ее хозяин.

— Коняка… — зашумели ратники, — кинжальчик… Пущай малый остается!

— Ну, ежели со своей конякой… — дрогнул было голосом длиннобородый, но вдруг встрепенулся:

— Друже! Ежели отрок со своей конякой, то где же тогда моя?!

Отрок слышно крякнул и шлепнул себя кулаком по лбу. Мгновенно кольнувшее предчувствие того, что сейчас случится нечто из ряда вон выходящее, меня не обмануло.

— Молчал бы про коняку, дурак, — вдруг басом проговорила кляча. — Все дело испортил, недомерок!

Воины замерли в ужасе.

— Колдовство! — прохрипел воевода, выдирая из рук ближайшего воина здоровенную булаву. — Скотина говорящая!

— Сам ты скотина! — бодро отбрехалась кляча. «У меня бред начинается, — с облегчением подумал я. — От перевозбуждения и побоев. Теперь можно и забыться в горячечном сне… »

— Бей колдунов! — рыкнул воевода. — Цеди кровь поганую! За Родину! За Штирлица!

— За Штирлица… — не совсем уверенно откликнулись ратники.

— Сейчас я их одним молодецким ударом!.. — решил личным примером поднять боевой дух войска воевода и размахнулся булавой, целя в морду клячи.

Никакого молодецкого удара не получилось: во-первых, кляча, проворно вскинув костлявые ноги, отпрыгнула в сторону, а во-вторых, булава в руках длиннобородого превратилась в отвратительного жирного змееподобного червяка с неожиданно крупной и зубастой головой.

— Мама! — заорал воевода, отбиваясь ослабевшими от испуга руками от червяка, щелкающего зубами в непосредственной близости от воеводиного носа.

Отрок в кольчуге разбежался, сшиб с ног ударом головы в живот ближайшего ратника и, схватив его за ноги, закрутился в убийственном вихре. Кое-кто, правда, пытался сопротивляться, но кляча оглушительно проигогокала какое-то ужасное лошадиное ругательство — и кони дружинников, мигом взбесившись, встали на дыбы, круша копытами несчастных своих хозяев. Червеобразная змеюка, то и дело пружиной взвивавшаяся над свалкой, угрожающе шипела и клацала акульими клыками, норовя отхватить кому-нибудь голову. Почему-то в рядах красных партизан не оказалось давешнего богатыря Микулы. Если бы он включился в бой, то, возможно, завершилось бы все совсем по-другому. А так…

В общем, лишиться чувств я не успел. Очень быстро все закончилось. Перепуганные кони разбежались, ратники — кто еще мог более-менее сносно передвигаться — поспешно ретировались в туман.

— Будете знать, как у честных цвергов воровать коней! — проорал им вслед, грозя костистым кулаком, старикан.

Воевода с наполовину отгрызенной бородой, стеная, отполз к болотным кочкам и попытался скрыться в зарослях камыша. На полянке остались несколько тел разной степени помятости, брошенная впопыхах амуниция и, конечно, утомившиеся, но гордые победители.

— Устал как собака, — констатировала кляча, шлепнувшись на задницу и утираясь правым копытом.

— Ага, — поддакнул отрок.

Он ладонями мазнул по лицу, будто смахивая пыль, и — я удивленно моргнул — стер с себя лицо, как стирают театральный грим. Не малолетний парнишка стоял теперь передо мной, а древний старикан, лысый и беззубый, с лицом очень темным, почти черным, на котором блестели маленькие и юркие, как тараканы, глазенки.

— А где Зигфрид? — покрутив мордой, осведомилась кляча.

— Врагов добивает, — прошамкал, бряцая кольчугой, старик, — огневой наш соратник…

— Зигфрид! — позвала кляча, обернувшись к камышовым зарослям, откуда раздавались смачные удары и жалобный голос воеводы:

— Не бейте меня, я больше не буду!..

— Ась? — возникла над коричневыми головками камыша змеиная голова.

— Ну их в Етунхейм, малахольных… Давай сюда! Змеюка вполне по-человечески вздохнула, глянув вниз с сожалением… но все же послушно приползла на полянку, где кляча, судя по всему, являвшаяся предводителем странной компании, ожесточенно распекала престарелого отрока:

— Лазутчик из тебя, как из дырявого валенка расписной драккар! Какого рожна языком молол, ежели ума нет? И помалкивал бы в тряпочку!

— Так оно само собой… — смущенно мялся распекаемый. — Как-то оно… так.

— Все дело испортил, дубина стоеросовая!

— А кто жеребца воеводиного пришиб? — вдруг поднял голову старикан.

— Жеребца?..

— Сам виноват, а на меня сваливает! Ежели бы всем ратникам по коняшке досталось, никто ничего…

— Помолчи! Думаешь, легко в кобылином обличье бегать? То верзила какой-нибудь на хребет взгромоздится, то жеребец сзади подкрадется. Правильно я ему, охальнику, вломил копытами! Перестарался, конечно, чуток… Ну, да ладно… Что делать будем, братья?

Змеюка с именем Зигфрид, свернувшись на траве толстым колбасным колесом, промолчала. Старикан нахмурился, поскреб пятерней лысую голову. Несколько минут на полянке было совсем тихо. Я бы, конечно, предпочел отлежаться в сторонке, пока эти малосимпатичные типы со своими тайными разговорами не отвалят подальше; я уж понадеялся на то, что обо мне забыли… Не мое это дело! Мне даже Штирлица, то есть Степана Федоровича, расхотелось разыскивать. А эта троица хоть и вытащила меня невольно из безвыходного, казалось бы, положения, но доверия что-то не внушает. Вот и славно, вот и разойдемся. Как говорится, война окончена, всем спасибо… Только бы меня не заметили, не вспомнили про меня. Лучше уж с тридцатью дружинниками сражаться, чем с этими… непонятно с кем…

Случайно скосив глаза вниз, на траву, я задрожал всем телом. Давешний коварный муравей, невесть где благополучно переждавший драку, топтался в сантиметре от моего лица, пошевеливал усиками, словно спрашивая:

— Я тут стрекозу свою нечаянно потерял… Вы не видели?

По понятным причинам не дождавшись ответа, насекомое заинтересованно сунулось мне в ноздрю. Адовы глубины! Хвост Люцифера! Как тут было удержаться? Я и не удержался — снова чихнул.

— Тихо! — вскинулась кляча. — Нас подслушивают!

Я затаил дыхание.

— Послышалось… — помолчав, определил старикан. — Нет никого, тихо. Хотя… Чую я: сопит кто-то поблизости. Никак схоронился кто рядом?

Адово пламя… Ничего я не соплю. Попробуйте бесшумно дышать, когда вам рот заткнули металлической перчаткой!

— Подслушивают! — грозно оскалилась кляча. — Самолично растерзаю! Где здесь проклятый вражеский лазутчик?

25

ГЛАВА 3

— Я не подслушивал, — объявил я сразу после того, как старикан вытащил кляп из моего рта. — Я ничего не видел. Ничего не слышал. Я слабослышащий. И слабовидящий. И вообще слабоумный. Мое дело — сторона, знать ничего не знаю, ведать ничего не ведаю. Отпустите меня, уважаемые колдуны, а?

— Ой, а кто это? — поинтересовался старикан. — На тех чужеземцев не похож. С рожками… Какой отвратительный… Лодур, глянь-ка, кто это такой-то?

Надо мной воздвигся лошадиный круп. Глубокомысленно мотнув гривой, кляча медленно выговорила:

— Ничего не отвратительный. Подумаешь, рожки… Рыжий. На кого он похож-то? Похож на кого-то… Фьяльни!

— Ась? — откликнулся чернолицый старикан.

— Ермунганда в пасть! Отвратительный! На себя посмотри! Этот парень на меня похож! Вот на кого!

— Ничего себе! — не выдержал я. — Как это — похож? Я, конечно, тоже парнокопытный, но не до такой же степени!

Кобыла с чернолицым переглянулись и заржали одновременно. Вот типы — шутя распугали дружинников и рейхсфюреров и продолжают веселье.

— Смешной паренек! — всхлипнула, вытираясь хвостом, кобыла.

— Да, не врубается, — поддержал старикан. — Зигфрид, иди глянь!

Змеюка с шуршанием подползла ко мне, приподнялась из травы и внезапно совсем по-человечески охнула:

— Господин Адольф!

— Вы знакомы? — удивилась кобыла Лодур.

— Никогда раньше не видел, — на всякий случай открестился я. — Я с ползучими вообще дел никаких не имею. Как-то встречался с одной летучей одноглазой змейкой — но только один раз. Она мне голову хотела отгрызть, а я ее в духовке запек… — Тут я запнулся, поняв, что наболтал лишнего. — Я надеюсь, э — э… уважаемое пресмыкающееся, у вас родственников в России нет?

— Есть! Есть! — взволновалась змея. — Господин Адольф, вы меня не узнаете?

— Ну, ладно, хватит! — крикнула кобыла и, подпрыгнув вдруг на задних копытах, изобразила «свечку». — Смотри!

Кобыла исчезла в облаке розового тумана. Змеюку затрясло, словно в припадке. Необычное было зрелище — будто сквозь батон докторской колбасы пропустили мощный разряд тока. Змеиные глазки увлажнились, зубастая пасть плаксиво сморщилась, выпустив нехилую струю плотного зеленого газа…

Продолжения я не увидел, потому что старикан Фьяльни, чтобы ловчей стащить с меня цепи, перевернул меня лицом вниз. Но когда я получил возможность подняться на ноги, никакой кобылы не было. Вместо нее стоял, подбоченившись, рыжий молодец в кожаной одежде — действительно здорово похожий на меня, только повыше, без всяких признаков рожек и с ожерельем из камешков на груди; а на том месте, где минуту назад перекатывалась змеюка, мялся с ноги на ногу Степан Федорович — Штирлиц собственной персоной. Честное слово, я обрадовался!

— Господин Адольф!

— Господин штандартенфюрер!

Мы обнялись, всласть похлопали друг друга по плечам, я трижды попытался уклониться от страстных поцелуев (не люблю телячьих нежностей), но не пре-успел в своих попытках ни разу; в конце концов Степан Федорович совсем раскис, прослезился и похохатывающий Лодур отлепил его от меня. И предложил:

— Ну, почтенный Зигфрид, расскажи нам с Фьяльни, откуда ты знаешь этого почтенного пленника?

— Зигфрид? — удивился я.

— Зигфрид, — подтвердил Лодур. — Повелитель Нотунга, Истребитель Великанов.

— Э-э… — немедленно смутился Степан Федорович. — Можно, я со старинным приятелем тет-а-тет потолкую? Буквально на минуточку?

— Пожалуйста, уважаемый Зигфрид, без проблем, уважаемый Тет-а-тет.

— Вообще-то меня Адольфом зовут, но это неважно… Я погляжу, данные от рождения имена теперь ничего не значат. Итак, Степан… то есть Штирлиц… то есть, тьфу, Зигфрид, пошли!

Степан Федорович ухватил меня за локоток и оттащил в сторонку.

— Значит, такое дело, — зашептал он. — Меня теперь Зигфридом прозвали. Вы уж не это самое… не разубеждайте мою новую компанию. Во-первых, неудобно, а во-вторых, они за обман и превратить могут нас обоих в какую-нибудь гадость…

— Ну, это мы еще посмотрим. Я и сам не лыком шит… Хотя, насколько мне известно, этот Лодур, он же Лофт, он же Локи, — довольно ушлый парень. Так что не расслабляемся. Рассказывай!

— Тут такая история вышла… Когда вас немного ранило и вы решили пробежаться вслед за этим бородатым…

— Гиммлером?

— Ага… Через некоторое время вдруг — бах! Шарах! Бум! И все полетело вверх дном. Зомби в одну сторону, я — в другую. Ну, я очнулся и понял, что мне ради разнообразия повезло — я остался жив. Иду, бреду, не узнаю местность… Туман вокруг, скелеты разбросаны. Страшно… Набрел на какой-то замок, зашел попроситься на ночлег, а в замке никого. Только сидит за столом перед пустым ведром детина и пучит на меня глаза. Я поздоровался вежливо, а он как заорет: «О, как долго я спал! Аж гости все разошлись! » Посадил за стол с собой, хотел вина налить, но вина не оказалось. Детина расстроился и снова заорал: «О; как долго я спал, все бочки высохли! И все слуги передохли! » Надо, говорит, немедленно пару бочек приобрести. И вот пошли мы с этим алкоголиком за опохмелкой…

— Алкоголика как звали? — осведомился я.

— Не знаю, он не представлялся. По дороге мы завернули в какую-то пещеру. Детина опять как заорет! «Етун! — орет. — Где ты, лентяй? Так-то ты мой меч охраняешь? А ну, подавай его сюда! » Из пещеры кто-то рычит, а что рычит — не поймешь… Детина тут же похвастался: «Вот, мол, какой у меня етун дрессированный. Хозяина по голосу узнает! Только надо крикнуть погромче. Подсади-ка меня на этот камень… » Я подсадил, но вы же знаете мое везение? Я поскользнулся, Детина поскользнулся и рухнул прямо головой вниз. Но сразу поднялся и завопил: «Ефун! Подафай фюда мой мефь! Фу, кавется, жуб вываливфя… » А из пещеры ему: «То не голос моего хозяина, сейчас я тебя, самозванец, буду жрать! » И вылезает громаднейший мужик — прямо с пятиэтажный дом ростом. Настоящий великан! Детина: «Ефун, опомнифь! Я твой ховяин! » Великан снова: «То не голос моего хозяина! » Детина осердился, великан осердился — и такая пошла драка! Я даже переволновался. В общем, когда я вылез из пещеры, рядом никого не было. В смысле — живых. Детину великан обработал так, что мама родная не узнает, но и великану не легче пришлось… А в пещере лежал большой такой меч с красивой рукояткой… Я его попытался поднять — просто так, для интересу, — но не смог. Только выволок из пещеры и выдохся. Ну, в общем, когда Лодур и Фьяльни наткнулись на меня, я как раз присел на великанью ногу — отдохнуть. И, знаете, Адольф, они меня почему-то сразу так зауважали… Приняли в свою компанию, разговаривают вежливо, потчуют без устали, а Фьяльни — так тот поначалу все кланялся и не смел в моем присутствии даже сидеть… Я вот и подумал: может, мой период невезения наконец-то закончился? Ни разу в жизни меня так не почитали…

Идиот! Закончился бы твой период невезения, не оказался бы ты в мире мрака и хаоса! Я почувствовал дыхание сзади и толкнул Степана Федоровича коленкой. Тот осекся.

— Чего там рассусоливать! — похлопал нас по плечам Лодур. — Дела пора делать! Я слишком долго спал, чтобы сейчас на болоте скучать. Чужеземцев мы спугнули, а вот бы выяснить, кто они такие и что им на наших землях понадобилось? Вот ведь — чуток в небытии покемаришь, а на родине уже полный разлад. Селения в прахе, половина народу в труху превратилась, подозрительные типы шастают где ни попадя… Тет-а-тет, друг милый, есть у меня к тебе предложение…

— Адольф! — представился я.

— А? Ну, пусть так… Раз уж ты с Зигфридом знаком. может, присоединишься к нашей компании вместо почтенного цверга Фьяльни?

— А что с Фьяльни?

— Что-что… — подал голос чернолицый цверг. — Ухожу я. Домой. После стольких веков сна хозяйство в запустении, шахты наши обвалились… дел, в общем,

невпроворот. Спасибо Локи, лошадей моей деревне он вернул, в награду, как и было обещано, возьмет себе пару…

— Три!

26

— Пусть будет три, — поколебавшись, решил Фьяльни. — Ну, прощайте, уважаемые, спасибо за помощь.

— Пожалуйста, — важно ответил за всех Степан Федорович Штирлиц-Зигфрид. Видно, он и впрямь чувствовал себя в этой компании главным. — Обращайтесь, если что. Всегда рады помочь.

Лодур украдкой хихикнул. И как-то очень по-свойски подмигнул мне, кивнув на моего клиента. Я пожал плечами — мол, нечего было подначивать, людская природа такова: только дай повод, и самый безобиднейший человек на свете мгновенно усядется тебе на шею, с удовольствием свесит ножки.

Фьяльни раскатисто свистнул. Три черных жеребца возникли перед нами совершенно неожиданно, словно из-под земли выросли.

— По коням! — крикнул Лодур.

— Садимся — и вперед, — распорядился Степан Федорович. — Нас ждут великие дела!

— Это какие же дела? — осведомился я, когда мы взгромоздились на лошадей (Степана Федоровича пришлось подсаживать) и неподкованные копыта захлюпали по болотной грязи.

Мой клиент моргнул и вяло ткнул пальцем в Лодура — дескать, веди с ним разговоры, а я слишком уморился, чтобы языком трепать.

— Целую неделю почти не спамши, — пояснил еще Степан Федорович и глубоко клюнул носом. — Бегаешь, бегаешь, из сил выбиваешься, совершаешь подвиги, спасаешь местное население… Никакой возможности нормально отдохнуть.

— Как это — целую неделю? — удивился я. — Мы же с вами только двое суток как расстались?

В ответ раздался умиротворенный храп.

— Нифльхейм, — молвил Лодур. — Что?

— Нифльхейм. Здесь нет времени. Там, откуда вы прибыли, может пройти целый век, а тут — лишь одно мгновение. Или — там одно мгновение, а тут — целая эпоха. Понимаешь, Адольф?

— Н-ну-у… Не хочу показаться бестолковым, но…

— Я тоже не понимаю. Да не бери в голову! Мало ли непонятного… Лучше скажи, наше Пробуждение — ваших рук дело?

— Моих рук дело, — признался я. — То есть не то чтобы рук… Э-э, как бы это получше объяснить… В общем, поджарили мне немного задницу, а рядом оказался установка, начиненная заклинаниями Время Вспять, как рождественский гусь — яблоками… — В двух словах я пояснил рыжему асу причину, по которой давным-давно почившее вдруг вернулось из вековечного Мрака.

— Здорово! — выслушав мой рассказ, захихикал Лодур. — Выходит, теперь в здешних пределах появился очередной великий воитель. Как, говоришь, зовут воителя?

— Мой тезка… Только не подумай ничего такого — мы не родственники и даже не однофамильцы. А чего смешного?

— Да так… Из асов проснулись двое. Меня ты видишь перед собой.

— А кто еще?

— Донар-громовержец проснулся.

— Какой донор? Ах, Донар… Типа — Тор?

— Да, его в юности так прозывали… Проснулись валькирии, проснулись тролли, проснулись великаны и цверги! Эх, веселуха начинается!

Я лихорадочно соображал. Хорошо этому Лодуру про веселуху говорить… А мне что делать? Вот ведь связался с этим Степаном Федоровичем… Сначала с домашними монстриками помахался, потом улетел в гитлеровскую Германию, успешно оккупированную древнеафриканскими захватчиками во главе с циклопом-долгожителем… А теперь вот ненароком воскресил замшелый старогерманский пантеон с довеском из всякой вымершей тыщи и тыщи лет назад нечистью… Просто интересно, если я продолжу в том же духе спасать вселенную, что еще случится?

— Не люблю я этого Донара! — разглагольствовал тем временем Лодур. — Зануда он. Вроде твоего Гитлера.

— Только не говори, что ты и с Гитлером знаком.

— Не знаком, но могу видеть его. Прямо сейчас вижу.

— Как это?

— Я все-таки бог! То бишь ас. Вездесущий — одно из моих имен. Достаточно мне захотеть, и я могу разглядеть морскую тлю в чешуе Мирового Змея, спящего в бездонных недрах океана. Кто все видит и знает, тот везде поспеет первым!

— Информация правит миром, — поддакнул я.

— Отлично сказано! Прекрасно подходит под мой Девиз! «Информация правит миром! » — еще раз просмаковал Лодур.

— Кстати, насчет правления миром… Должен тебя предупредить — этот мой тезка, он не какой-нибудь там очередной великий воитель, он жаждет…

— Можешь не предупреждать. Все воители жаждут одного — господства над миром. Закрой-ка глаза.

— Зачем?

— Закрой, закрой… — Он наклонился с крупа своего жеребца ко мне, протянул указательный палец к моей голове. — Валяй, зажмуривайся, не бойся!

Пожав плечами, я закрыл глаза. И тут же ощутил прикосновение пальца аса к своему виску. Тьма перед глазами мгновенно расцвела. Я увидел необъятную залу с редкими, но толстенными каменными колоннами. За грубо сколоченным столом сидели фюрер собственной персоной и какой-то чернобородый здоровяк в доспехах из звериных шкур — они беседовали. Вокруг стола бродили автоматчики, выглядевшие очень и очень озадаченными. Геббельс стоял за спиной Гитлера и глубокомысленно хмурился. Грубый Геринг беззвучно хохотал и жестикулировал золотым кубком перед шеренгой дородных дев в рогатых шлемах и с большими, сложенными на манер парашюта крыльями за спиной. Валькирии!

— Ну как? Видишь? Снюхались уже!

— Этот, с бородой, — Донар? — догадался я. — Здорово! А можно узнать, о чем они разговаривают? Где тут у тебя настройка звука?..

— Не шевелись! Ты можешь их только видеть, но не слышать. Я читаю их мысли, так что не сбивай меня с толку… Я сам передам тебе все, что услышу. Заткнись и смотри.

Не очень-то вежливо, но с асом не поспоришь. Я заткнулся и смотрел.

Геббельс, склонившись, шептал что-то на ухо Гитлеру. Тот кивал и ладонями рубил по столу, словно делил огромный невидимый пирог. Процесс дележа явно пришелся по вкусу Донару. Бородатый ас выхватил из-за пояса чудовищный молот и восторженно колотил им себя по коленке. Геринг, опорожнив кубок, прекратил выпендриваться и перешел в наступление, о чем немедленно пожалел. Первая же валькирия, которую он галантно ущипнул за задницу, отвесила ему пендель такой силы, что герр Герман кувыркнулся на стол. Донар невнимательно смахнул рейхсмаршала на пол. Гитлер отделил от «пирога» добрую половину и с показной натугой на обеих руках протянул ее бородатому. Донар с благоговением принял, встал и поклонился фюреру.

— Ну, как я и предполагал, — раздался голос Лодура. — Твой тезка-воитель пообещал громовержцу Антарктиду, Бразилию, Южную Африку, Мадагаскар и Каймановы острова. Что за диковинные страны, я о таких не слышал… В награду за то, что Донар присоединится к его войску.

— Ловко! Донар согласился?

— Как видишь. Но вот тот смертный, который воителю на ухо нашептывает…

— Геббельс!

— Ага… тот недоволен, но возражать боится. Он считает, что бородачу и Антарктиды за глаза хватит.

— Интересно. А Геринг какого мнения придерживается?

— Толстый смертный, который ругается непечатными словами из-под стола? Да, и у него есть предложение по поводу наилучшего раздела мира. Он хочет в придачу к Каймановым отдать Донару еще и Британские острова, если только бородач подарит лично ему вон ту рыженькую, первую в строю, и двух блондинок крайних справа…

— Понятно… Ох…

Лодур отнял палец от моей головы, в которой тотчас что-то вспыхнуло и затрещало — прямо как на экране телевизора, отключенного от сети. Я минуту сосредоточенно протирал глаза, спасаясь от головокружения.

Рыжий ас хихикал:

— Делят шкуру неубитого тролля! Недоумки! Но каков Донар! Ему полмира во владение предлагают, а он даже и не подумал о том, что неплохо было бы со мной поделиться. Напыщенный верзила! Дикарь! Слушай, Адольф, есть предложение — давай мы этим двум воителям фитиля вставим, а? Гитлеру и Донару, а? Соглашайся! Да, впрочем, я и так вижу, что ты согласен…

— Я ведь и слова еще не сказал.

— Но подумал! Не забывай про то, что я ас и могу читать мысли.

— Ну и про что я сейчас думаю?

— Ха! Пожалуйста. Ты думаешь о том, как бы тебе быстрее вытащить своего приятеля Зигфрида и еще великого воителя фюрера. И всю его шайку. И тех ратников, которых я только что разогнал по болоту. В общем, всех, кто на нашу голову по твоей вине свалился. И еще о том, что у Геринга губа не дура, а от рыженькой валькирии первой в строю и двух блондинок крайних справа ты сам бы не отказался… И еще…

27

— Достаточно, Проще говоря — ты предлагаешь…

— Союз! Ты хочешь чужаков вернуть обратно, а я — малость повеселиться и Донару, тупоумному козлу, по носу щелкнуть, чтобы не зазнавался. Бразилию ему подавай и Южную Африку! Знаешь местную пословицу? Для того Лодур создан, чтоб всем остальным жизнь медом не казалась. — Ас горделиво выпрямился в седле. — Получается, что цели у нас сходные. Нужно — что?

— Открыть линию Сопротивления, — догадался я. — И навалять всем по первое число!

Лодур хлопнул меня по плечу и заржал:

— Прекрасно! Значит, согласен!

— По рукам! — подтвердил я.

Бот ведь — симпатичный парень, даром что бог. То есть ас. Да и я ему, видать, приглянулся. Союз так союз. Все равно ведь одному мне здесь тяжко придется. А с нагрузкой в виде невезучего Степана Федоровича-Зигфрида — вообще, хоть сразу ложись и помирай.

— Та-а-ак… — тем временем размышлял вслух рыжий ас — Твой Гитлер вместе с Донаром сейчас в Асгарде. Кроме валькирий и нескольких десятков воинов, у них никакого войска нет…

— Насколько я знаю, — припомнил я, — у вас тут традиционно бойцы вербуются из великанов или троллей.

— И из людей, — кивнул Лодур, — но с людьми напряженка. Не вынесли они погружения во Мрак. Перемерли. Жидковатые — что поделаешь! Одно слово — смертные. Остается нам — быстренько, пока противник не успел, завербовать к себе великанов. Ну и троллей, конечно…

— Гениально. А они согласятся? Не в обиду будь сказано, ас, но мне кажется, что и Донар здесь в большом авторитете.

— Ну, это когда было! — беспечно махнул рукой Лодур. — Это давно уже было! Сейчас всем не до Ас-гарда вообще и не до Донара в частности. Я после Пробуждения огляделся и в ужас пришел! Долгие века в Нифльхейме не пошли на пользу Девяти Мирам. Мидгард, человеческий мир, безвозвратно ушел во мрак. Те люди, которыми правил Асгард, давным-давно истлели. Свартальфхейм и Ванахейм тоже канули в небытие. Нифльхейм, царство мертвых, за ненадобностью развоплотилось. Ад я вижу, но как-то там все резко изменилось, на место ужасных демонов пришли существа вроде тебя, и правит там такой злодей, до которого асам еще расти и расти.

— Преисподняя Донару недоступна, — поддержал я честь своей родины. — Руки у него коротки!

— Альфхейм, — кивнул Лодур, — как раз мы через эти земли едем. Ну, тут все просто. Черные и белые цверги воевать не пойдут ни за какие коврижки. Попрячутся по норам. Остаются земли великанов-етунов и троллей. Вот из них-то мы наберем себе войско. Здорово, а? Лишь бы первыми успеть…

Вокруг потемнело. Наступил вечер. А то и ночь. Пора бы уже. Интересно, откуда здесь, под землей, освещение? Ни солнца же, ни луны нет… Вместо синего неба клубится далеко наверху туман цвета темного пепла. Кажется, когда мы только выехали с болота, туман там, наверху, был нежно-перламутрового цвета… А, не буду забивать себе голову, прислушаюсь к совету хитроумного Лодура.

Болота остались позади, теперь справа тянулась невысокая горная гряда, а слева — изрытые норами холмы. Наш герой Зигфрид откровенно храпел. Рыжий ас с удовольствием оглядывался по сторонам и полной грудью вдыхал здешний пыльный воздух.

— Так что же с великанами и троллями? — заговорил я снова. — Пойдут они за нами?

— А моя хитроумность на что? — Для убедительности Лодур постучал кулаком по своей рыжей черепушке. — Да и ты — видать по всему — не дурак. Я возьму на себя троллей. Эти твари очень уж злобные, тебе с непривычки с ними не справиться. Сожрут, прежде чем рот откроешь. Настоящие звери.

— А великаны — добродушные, покладистые и доверчивые? — поинтересовался я.

— Вообще-то, стервозности и у них не отнимешь… — нахмурился Лодур. — Хм, загвоздочка — вряд ли они смертного будут всерьез воспринимать.

Скорее всего, проглотят не думая. Но это если они тебя вообще заметят.

— А если не заметят?

— Раздавят как букашку. Хм… Ты вот что — с ними вообще лучше не разговаривай. Тем более что они и разговаривать-то толком не умеют. Ты их хитростью всех собери на одной территории… скажем, в долине. А там уж и я со своими троллями подоспею. Речь произнесу, подарков наобещаю… Как там твой воитель говорил? Тому — Бразилию, этому — Антарктиду, а этому — блондинку…

Нормальненькое занятие — великанов с места на место транспортировать! Это ведь не японские иномарки из Владивостока в Москву гонять, это, наверное, посложнее… А Лодур, не ожидая моего согласия, уже докладывал диспозицию:

— Видишь, вдали горы? Там живут ледяные великаны. Холодрыга на вершинах — ужас. Сразу за горами холмистая равнина, земли великанов холмов. А за равниной — Муспельхейм, обитель огненных великанов. Мрачноватое местечко — огнедышащие скалы и лавовые озера…

— Ничего себе! — возмутился я. — Они еще и по породам различаются! Многовато работы. Может, махнемся — тебе великанов, а мне троллей?

— Перебьешься. Да не переживай ты так — плевое дело!

— Плевое дело?!

— Я тебе помогу чем смогу. Да и Зигфрид с тобой пойдет. Он как-никак герой.

— Зигфрида можешь с собой взять. Ты бессмертный, тебе проще…

Лодур расхохотался. И прищурившись, посмотрел на похрапывающего Степана Федоровича:

— У него ярко выраженная аура разрушения. Нащ человек!

— Аура разрушения! Это не просто аура разрушения! Знал бы ты, что такое полоса невезения у этого человека… За время нашего с ним знакомства он такого нагородил, чего двадцать Зигфридов, вместе взятых и в пучок связанных, за десять лет не нагородят…

Лодур поглядел на Степана Федоровича с уважением.

— Значит, не бойся, с ним не пропадешь. К тому же у него Нотунг!

— А где, кстати, эта пресловутая зубочистка?

— Эй! Попрошу к легендарному оружию относиться с должным уважением! Нотунг имеет собственную личность и вполне способен оскорбиться. И я бы не позавидовал тому, на кого направлен его гнев!

Мы как раз въезжали в предгорья. Лодур соскочил с коня и бодро махнул к ближайшей пещере, рядом с которой громоздилась бесформенная туша. Через минуту рыжий ас появился, волоча за собой огроменный двуручный меч.

— Держи, — пропыхтел он, с натугой поднимая чудовищное оружие. — Торжественно вручаю. Нашему герою эту игрушку не поднять, так что ты, Адольф, назначаешься почетным оруженосцем.

Когда я повесил Нотунг за спину, ноги у моего жеребца заметно дрогнули. Да и у меня чуть глаза на лоб не вылезли. Вот это тяжесть! Я почувствовал себя улиткой под колесом грузовика… Понятно, почему этот безвременно почивший настоящий Зигфрид считался здесь героем. Никаких экстраординарных качеств иметь не надо, кроме непомерной силушки. Ведь если такой громадиной ломануть кому-нибудь промеж глаз, никому мало не покажется.

— Колдовством владеешь? — обратился ко мне Лодур.

— Более или менее.

— Так. Сейчас…

Лодур снял с шеи ожерелье, сдернул с бечевы камешек и протянул его мне.

— Держи. В наших пределах твое мастерство может и не сработать, а вот это сработает наверняка. Только пошепчи желание над камешком, и оно непременно сбудется. Советую использовать в Муспельхейме. Тамошние жители — большие, надо сказать, сволочи, одолеть их много сложнее, чем, допустим, ледяных или холмовых великанов. Зато уж эти — ну чисто детишки, даром что здоровенные. Король ледяных великанов Кьярли, например, хоть своим годам счет потерял давно, до сих пор ночной горшок с кувшином для умывания путает… Ха-ха!

— Может, еще один камешек одолжишь? — на всяким случай спросил я.

— Мне и самому мало, — насупился Лодур. — Да не робей — справишься! Между прочим… — он сощурившись посмотрел на меня, — у тебя аура разрушения просматривается так же хорошо, как и у твоего Зигфрида.

— Мерси, — повеселел я. — Ну, будем прощаться?

— До скорой встречи! Удачи вам, славные мужи! Степан Федорович приоткрыл один глаз и прохрапел что-то вроде:

— До свидания…

А я спросил у рыжего аса напоследок:

— Еще такой вопрос… А то, понимаешь, последнее время что-то претендентов на мировое господство расплодилось, как мух на мясокомбинате… Что-то про вашего заглавного бога, широко известного своим вла-столюбием, я ничего не слышу. Он что, не проснулся, как остальные?

28

Лодур помолчал, прежде чем ответить:

— Я не вижу Вотана. Может быть, он и спит, но скорее всего — проснулся, просто не дает смотреть на себя… Хм…

Ну, понятно. Вот почему рыжий ас так развернулся, Пока старшого нет, почему бы не побезобразничать? Ас задорно тряхнул головой:

— А может, он и спит еще. Старикан все-таки. Да и инвалид — одноглазый. Ты чего вздрагиваешь?

— Э-э… Понимаешь, с некоторых пор у меня предубеждение против одноглазых долгожителей…

— Что? А, ну неважно… Поехал я к троллям. Пока, Адольф! И — удачи!

— Пока…

Лодур свистнул, гикнул, подстегнул коня и скоро скрылся в сгустившихся сумерках. А мы с Зигфридом двинулись дальше.

За что люблю свою работу, так это за захватывающую смену событий и декораций. Только что прощался с жизнью в плену у дружинников, а сейчас приобрел одно из самых могущественных орудий в этом мире, покровителя из асов и титул оруженосца героя Зигфрида. Формальная сторона дела впечатляет, А реальная… Да что мне реальность? С самого начала командировки вокруг меня сплошной сюрреалистический кавардак! Конечно, и Зигфрид из Степана Федоровича, скажем прямо, никакой; и с Нотунгом ни он, ни я обращаться не умеем, и покровитель мой может оказаться провокатором (вполне в духе рыжего аса обмануть и посмеяться), но… Другого выхода У меня нет. И временем я особо не располагаю. Если хочу спасти мир от глобальной катастрофы, к которой приведет игра гада циклопа с ходом человеческой истории, надо действовать! А раздумья, терзанья и сомненья в данном случае — непростительная роскошь…. Бок о бок мы с героем Зигфридом ступили в один из миров, возрожденных из вечного Мрака. Бровастый туман грозно супился, подпираемый черными скальными громадами. Нездешний холод пробирал до костей, но крылья надежды… Тьфу ты, только задумаюсь, сразу начинаю высокопарно мыслить. Что за дурацкая привычка? Одно оправдание — надо же как-то взбодриться, когда от тяжести чудовищного меча жалобно трещит позвоночник, а великий герой, вместо того чтобы разделить ношу, бессовестно храпит в седле, пуская младенческие пузыри…

ГЛАВА 4

От гужевого транспорта нам пришлось отказаться. Карабкаться по скалам жеребцы не желали категорически, даже после бесцеремонной экзекуции, проведенной над ними злорадно разбуженным мною Зигфридом. Великий герой, предвкушая бессонную ночь в пути по скальным уступам, отлупил неповинных животных ножнами от кортика, и те перепуганными тараканами брызнули обратно в свой родимый Альфхейм.

Туман, в здешних пределах заменяющий небо, потемнел так, что вокруг ничего не было видно и в двух Шагах. Мы с великим героем Зигфридом, которого холод и тьма снова преобразили в поскуливающего Степана Федоровича, ползли по извилистым каменным тропам, ориентируясь единственно на белеющие Наверху снежные вершины.

— Неужели нельзя до утра подождать? — хныкал мой клиент. — Кошмар как холодно… Давайте где-нибудь укроемся и поспим. Я ведь не мальчик вам, мне сорок семь лет, у меня гипертония, язва, плоскостопие и железный штырь в ноге…

— Бодрее, Повелитель Нотунга, Истребитель Великанов. Не спи, Штирлиц, где-то рядом рыщет злобный Гиммлер… Я, между прочим, на себе еще и оружие твое волоку… Эту дурацкую тяжеленную пилку для ногтей…

Адовы глубины! Меч на моей спине, непонятно каким образом извернувшись, кольнул меня в поясницу, и я сразу вспомнил совет Лодура относиться к оружию героев с должным уважением.

— Прошу пардону! — воскликнул я.

— Что? — спросил Степан Федорович. — А-а, вы все-таки осознали… Правильно, нельзя так со мной обращаться! Героям нужен комфорт и уважение. Ко всему, я что-то проголодался.

Я решил не объяснять, кому именно адресовалось извинение. Чего доброго, узнав о нетерпимом характере новоприобретенного меча, Степан Федорович вовсе перепугается и откажется от статуса героя. Тогда будет сложнее. Авторитет первого силача — мощная штука, а имя Зигфрида знают во всех тутошних Девяти Мирах.

Я сказал только:

— На ночь вредно наедаться. Вот доберемся до места, можно будет и позавтракать. Наверное…

Какой-то сволочной камень оскользнулся из-под моей ноги. Я едва не рухнул в затянутую сумерками бездну — поднялись-то мы уже на порядочную высоту. Хвала Владыке, удалось схватиться за выступающий валун. Я удержался, но заплатил за это тем, что рухнул на колени, да еще и рукоять Нотунга больно пристукнула меня по макушке.

— Огненные вихри преисподней! — не удержался я. — Что за идиотская железяка!

Конечно, в следующую секунду я прикусил язык, но было уже поздно.

Геройский меч обиделся не на шутку. Предыдущий укол являлся, видимо, первым и последним предупреждением, за которым последовало полновесное наказание. Острие исполинского двуручника с размаху впилось в мое тело, но уже не в поясницу, а на пять сантиметров ниже.

— Мама! — заорал я, чувствуя, как в травмированной заднице возрождается ярость берсерка.

— Что случилось? — встревожился Степан Федорович.

— Ничего… То есть ого-го — вот что случилось! Хватайся за меня!

— К-как? За что?..

— За пояс! Скорее! Ай! Ой! Хвост Люцифера! Зад взревел, словно двигатель на холостых оборотах.

— Адольф! — укоризненно начал Степан Федорович. — Как не стыдно? Вы же цивилизованный бес…

— Хватайся, самозванец, если не хочешь один здесь остаться! Ай! О-о-о… Поехали! Северный экспресс уходит в небо!..

Выбравшись из сугроба, я первым делом отцепил от себя Нотунг и высказал ему все, что о нем думаю. Жаль, что у паскудного куска железа в принципе не могло быть родственников, а то моя речь была бы намного длиннее. Степан Федорович, выползший из-под снегового пласта, за моим яростным монологом (меч, понятное дело, угрюмо молчал, даже и не думая оправдываться) следил расширившимися от ужаса гла-зами. Должно быть, он решил, что вследствие чрезвычайного физического напряжения пострадали мои умственные способности. Шутка сказать — на горную вершину взлетели за считаные секунды.

— Адольф!

— Я уже спокоен! Я полностью себя контролирую.. , Ух ты… была б у тебя, безмозглая булавка, морда, я б эту морду набил!

— Адольф! Это же всего-навсего меч! Чего вы к нему привязались?

Я вытер пот со лба:

— Ладно, проехали… Зато мы теперь наверху. Можно отдохнуть.

С облегченным вздохом мой клиент рухнул в снег.

— Где-то здесь жилище ледяных великанов, — продолжал я размышлять вслух, — в темноте не видно, но скоро уже утро… Найдем.

Степан Федорович вскочил как ужаленный:

— Ледяные великаны?

— Ну да. Мы же как раз собирались… А-а, так вы самое интересное проспали. Ну, может быть, это и к лучшему. Спать все равно слишком холодно, есть нечего, огонь разводить — опасно. Поговорим, обсудим, разработаем… Итак, начали…

Очень скоро я замерз окончательно. Зато Степану Федоровичу никакой холод уже страшен не был. Пока я в красках расписывал ему наши с Лодуром намерения создать объединенную гвардию великанов и троллей, мой клиент бегал взад-вперед по колено в снегу с криками: «Это невозможно! Во что я ввязался! Отказываюсь быть героем! » — пока не вспотел.

Минут через пятнадцать я заткнулся. Не потому, что выговорился полностью, а потому, что дробно стучащие зубы выпускали из моего рта не членораздельные фразы, а какие-то бессмысленные звуковые осколки, перемешанные с облачками белого пара. И как в таком климате может постоянно функционировать целый народ? Впрочем, эти ледяные великаны наверняка давным-давно ассимилировались к жестоким условиям Севера, должно быть, они густой шерстью покрыты, как верблюды…

Изо всех сил я сжал челюсти, на мгновение подавив зубовный стук. Родившаяся только что мысль рвалась наружу, и я постарался оформить ее более-менее связно:

— Эт-то… Ст-теп-пан… Ф-фе… К-короче, я тут влезап-пно изобрел п-план.

— Какой? — взвизгнул мой клиент. — Какой план? Что можно придумать для того, чтобы выпихнуть с гор на равнину целое селение здоровенных великанов?! Пригласить батальон бульдозеристов?

29

— Нет… — Кое-как я все-таки справился с челюстным тремором. — Все намного проще. Если королю ледяных великанов вдруг станет холодно и он решит прогуляться вниз, в предгорья, где климат помягче, как ты думаешь, его народ последует за ним? Чтобы охранять своего короля?

— Почему это ему станет холодно? Сами же говорили — ледяные великаны отличаются повышенной волосатостью…

— Станет, станет… О проблеме чрезмерной волосатости короля Кьярли позаботимся мы с Нотунгом. Этот меч острый как бритва. Бритва, понимаете? Отменным ходом было бы лишить шерсти все стадо, но Для этого у нас нет армии цирюльников.

— Сами же говорили — внизу, по ту сторону гор, холмовые великаны! Вы уверены, что они встретят соседей с распростертыми объятиями? У великанов наверняка четкие договоренности о границах. Такие огромные орясины не смогут прокормиться в районе с большой плотностью населения.

— Вот ты Кьярли и пригласишь к себе в холмы. По-свойски, по-великански.

— Я?!! Короля ледяных великанов? Куда?! С ума сошли? Что значит по-свойски? Я что, очень похож на великана?

Не слушая далее протесты Степана Федоровича, я рассуждал вслух:

— Правда, придется использовать единственный камешек желания, который мне Лодур выдал специально для укрощения Огненного Сурта, но это пустяки. Главное — начать. А потом уже войдем во вкус и примемся этими великанами манипулировать, как куклами.

— Ничего себе куклы! Эти великаны с пятиэтажный дом ростом! Ну, может быть, с четырехэтажный… Я уже имел счастье наблюдать, как один из таких молодчиков настоящего великого героя Зигфрида мутузил! Незабываемое зрелище! Впечатлений хватает на пять обмороков и три-четыре непроизвольных мочеиспускания.

— Отставить панику. Потише. Мне надо определиться, в какой стороне селение…

Степан Федорович притих.

— Ничего не слышно, — проговорил он спустя минуту. — Только где-то в отдалении грохочет гром… Наверное, снежная буря собирается. Этого нам еще недоставало!

— Тихо… Не мешайте моему бесовски острому слуху… Что? Где гром? Это вовсе не гром. Оставайтесь здесь, я скоро приду.

— Адольф, не покидайте меня!

— Пойдем вместе в селение? Судя по громоподобному массовому храпу, оно совсем рядом.

— Хорошо, хорошо, я останусь!

— Вот и ладушки.

Я поспешно прикрепил за спиной Нотунг. Оглянулся на приплясывавшего в снегу клиента и пошел вперед. Через несколько минут в свете начинавшего по-утреннему розоветь тумана мне открылось снежное плато, раскинувшееся между валунами. Плато покрывали сложенные из ледяных кирпичей типи, похожие на иглу эскимосов. Найти самое большое типи не ¦составило никакого труда…

Когда я вернулся, Степан Федорович едва не разрыдался.

— Замерзли?

Впрочем, этот вопрос я мог бы и не задавать. Судя по плотно утоптанной площадке диаметром метров в десять, великий герой не останавливался ни на минуту.

— Я весь издергался! — оповестил меня мой клиент. — Я себе места не находил! Разве можно так опаздывать?

— Я не виноват, что на теле этого Кьярли шерсти больше, чем на фабрике фуфаек. К тому же я не профессиональный брадобрей. Да и Нотунг явно не привык к нежному обращению с великанами. То и дело порывался отрубить ледяному королю башку или, по крайней мере, поглубже оцарапать…

Склочный меч слегка завибрировал у меня за спиной. Не будь я бес Адольф, если это не означало издевательский смешок.

— Хорошо еще, что у великанов сон крепкий, — Добавил я, доставая из кармана камешек Лодура. — Переходим ко второй стадии плана. Стойте смирно. Сейчас я вас заколдовывать буду.

— Опять?

— Что значит — опять? Ах да, я и забыл — вас же Лодур в змеюку для конспирации превращал.

— Вовсе не для конспирации и вовсе не в змеюку… Уберите от меня этот дурацкий камень! Прекратите колдовать!

— Не могу прекратить, я уже начал. Мне хоть что-то надо делать, чтобы не превратиться в ледышку.

— Что бы вы ни делали, я в ваших бредовых мероприятиях участвовать не буду. Не хватало еще, чтобы какой-нибудь неповоротливый гигант нечаянно наступил на меня.

— Ну, вот это вам как раз не грозит…

— Это почему?

— А потому, что для предстоящего дружественного визита к Кьярли нам нужен симпатичный холмовый великан. Великан великана всегда поймет. В качестве ручного етуна можно задействовать бывшего советского разведчика и настоящего древнегерманского героя. Не понимаете? Сейчас… Готово! Подождите минутку, пока заклинание подействует, — и почувствуете себя исполином.

Степан Федорович, потеряв дар речи, шлепнулся в сугроб.

— Так, что вы там говорили о превращениях? — бросив в снег израсходованный камешек желания, поддержал я разговор. — Извините, я не дослушал, некогда было. Итак, зачем Лодур вас в змеюку обратил?

Мой клиент прочистил горло и ответил:

— Он не собирался меня в змею превращать. Он дубинку, которую я подобрал для самозащиты, хотел превратить в ядовитого гада. Ну, ради увеличения смертоносности оружия.

— Почему же в таком случае, не дубинка, а вы сами…

— Да это все мое проклятое невезение, которое никак не закончится! — рявкнул Степан Федорович, прервав меня. — Даже заклинание на меня действует не как надо, а сикось-накось!

— Сикось-накось! — ахнул я. — Что же вы раньше мне ничего не сказали?! Как я и сам не догадался!

— Ой… — вздрогнул Степан Федорович. — Все… заклинание ваше действует… Чувствую, как и тогда, с Лодуром, покалывание во всем теле… Сейчас превращусь… В кого я превращусь? Ой, меня просто распирает изнутри… Я разбухаю! Нет, наоборот, съеживаюсь… Нет, точно — разбухаю… Ой, что со мной будет?

В свете последнего заявления Степана Федоровича на этот вопрос ответить было крайне сложно. Я и не отвечал. Я просто наблюдал за удивительными метаморфозами, терзавшими тело несчастного моего клиента.

— И зря вы беспокоились, досточтимый Зигфрид, — проговорил я. — По-моему, все получилось как надо. Ваше хроническое невезение не успело как следует напакостить мощному заклинанию…

— Какой стыд! Какой позор! — Голос Степана Федоровича стал писклявым до невозможности. Даже смешно было: этакая громадина, а пищит, как какой-нибудь продырявленный резиновый ежик. Нет, правда, очень смешно…

— Перестаньте ржать!

— Кхм… Гм… Хи… Извините, сейчас сосредоточусь… Хо-хо-кхе… Кажется, все. Больше не буду. Только постарайтесь поменьше разговаривать. Или попробуйте басить, что ли…

— Вы издеваетесь!

— Что вы, как можно! Ну, если только самую капельку…

Мой клиент наконец-то перестал расти. Он замер, охлопывая себя громадными ручищами по громадному обнаженному телу — шлепанье установилось такое, будто на сильном ветру трепетала сразу сотня флагов. Разорванные в клочья тряпочки, бывшие когда-то его одеждой, валялись кучкой на снегу.

— А в принципе, неплохо, — успокоившись немного, определил Степан Федорович. — Отрадно чувствовать себя не козявкой, а исполином. Какие у меня большие руки! Какие большие ноги! Какие большие… Адольф! — взвизгнул он. — Что это такое? Почему у меня такая чудовищная грудь! Я и так здоровенный, мне не нужны лишние объемы!

Я протер глаза. Адово пекло, опять осечка!

— Уберите немедленно эти шары! Ужас! — бушевал мой клиент.

— Да в чем тут ужас? — уговаривал я, лавируя между колонноподобными ногами. — Да остановитесь же! Вы меня затопчете! Подумаешь, грудь!

— Это не грудь! Вот раньше у меня была грудь, а теперь — сиськи! Сиськи!

— Да в чем проблема-то? Сиськи как сиськи. И еще какие! Памела Андерсон обзавидуется. А с другой стороны, все уравновешено — кое-где прибавилось, а кое-где и убавилось.

— Где убавилось? — насторожился Степан Федорович.

— Э-э… ну, там…

— Где? Я не вижу из-за этих двух баллонов!

— Зато мне прекрасно видно. Снизу, знаете ли, удобнее смотреть.

Степан Федорович, склонив голову, все-таки умудрился заглянуть в просвет между своими выдающи-мися буферами, увидел — и пронзительно заверещал и снова затопал ногами.

30

— Степан Федорович! — заорал я, увертываясь от летящих в меня комьев снега. — Спокойнее!!!

… Или мне его теперь не стоит называть Степаном Федоровичем? Заклинание удалось на славу. Камешек желания сработал безукоризненно. А в том, что мой клиент превратился не в великана, как я планировал, а в самую настоящую великаншу, притом голую с головы до пят, следует винить самого клиента. Вернее, его проклятую черную полосу невезения… Что ж, так даже лучше. Так даже больше подходит для моего плана.

— Стоять!!! — рявкнул я так, что у меня самого заложило уши. — Смирно!

Мой клиент застыл по стойке смирно, моргнул и немедленно переменил положение «руки по швам» на классическую позу Венеры, выходящей из пены морской.

— Так-то лучше…

— Отвернись, бесстыдник!

— Чего я там не видел… Скажите лучше, как мне вас теперь называть? Неудобно будет при людях величать этакую массивную красавицу Степаном Федоровичем.

— Мне не до шуток!

— Какие шутки? Я серьезно… Имя подходящее вам стоит подобрать. Какое-нибудь… ходовое в здешних широтах. Брумгильда — вот! Нравится?

Степан Федорович всхлипнул:

— Не хочу быть Брумгильдой…

— Куда деваться? Понимаю, что тяжело постоянно переименовываться, но сами согласитесь: «Степан Федорович, поправьте подол», «Штирлиц, не злоупот-ребляйте помадой» — совсем не звучит. Равно как и: «Зигфрид, у вас лифчик расстегнулся… »

— Я совсем голый! То есть голая… — пустил слезу мой клиент.

— Так, тихо… Тихо! Довизжалась, тетенька? Дотопалась ногами? Сюда кто-то идет. Действуем, как договаривались!

Из-за ближайшего валуна выглянула обширная волосатая морда, даже не морда, а сплошная клочковатая борода с посверкивающими глазками и мокрым красногубым ртом.

— Ы-ы-ы… — удивленно проговорила морда.

— Здравствуйте, — пискнула моя Брумгильда. Ледяной великан вышагнул к нам навстречу во весь свой небывалый рост. Был он похож на средних размеров водонапорную башню, целиком обросшую седоватой шерстью. Кривые ножищи сгибались под тяжестью несуразного корпуса, мохнатые лапы свисали до земли.

Я инстинктивно схватился за Нотунг. Меч напряженно зазвенел натянутой стрелой, и мне стоило немалых усилий удержать его в руках.

— По-позвольте приветствовать пре-представителя славного племени ледяных гигантов, — заикаясь от страха, затараторил Степан Федорович. — Дозволено ли мне увидеть почитаемого короля Кьярли, будь прославляемо его имя во веки веков?

Етун оттопырил губищу и прогудел в ответ на изысканное обращение:

— Баба! — при этом ткнув корявым пальцем в сторону Брумгильды.

Мою персону он оценил с той же лаконичностью: — Еда!

— Хам! — неожиданно взвизгнул Степан Федорович. — Не потерплю фамильярности!

— Ы-ы-ы?

— А то, что слышал! Ледяной гигант нахмурился.

— Баба! — повторил он с интонацией, в которой ясно прочитывалось: «Не ерепенься! », и требовательно протянул вперед растопыренные ручищи. — Ы-ы-ы!

Степан Федорович вздрогнул и потерянно оглянулся.

— Он, по-моему, меня совсем не слушал. И смотрит он как-то странно… Чего ему надо, а, Адольф?

— А то сам не понимаешь… Эй ты, дитя природы! — надсаживаясь, крикнул я. — Видал мой меч?

— Ы?

— Будешь приставать к девушке, отрублю приставалку подчистую. А вообще-то мы мирная делегация с холмов. Веди нас к Кьярли!

На протяжении всего высказывания великан ковырял в носу, не сводя глаз с обнимающей самое себя Брумгильды. Но когда я, приняв боевую стойку, демонстративно взмахнул Нотунгом, он показал мне колоссальных объемов кулак и недвусмысленно предупредил:

— Ы-ы-ы!

От такой пещерной прямоты я оторопел, а Нотунг оскорбленно звякнул. Степан Федорович — Брумгильда разразился бурно-писклявой речью, в которой изобиловали всяческие «первобытные извращенцы», «маньяки-переростки» и даже «озабоченные питекантропы». Ледяной гигант попыток остановить поток словоизвержений не делал. Ему было не до того — Степан Федорович жестикулировал. Широко распахнув замаслившиеся глазки, пустив ручеек слюны из пасти, великан с огромным и явно не платоническим интересом обозревал открывшиеся во всей красе необъятные прелести Брумгильды.

Однако сказать, что своим выступлением мой клиент не добился никаких результатов, было бы неверно. Со всех четырех сторон, разгребая снег колоссальными ножищами, сходились привлеченные пронзительным визгом мохнатые чудовища. Непробиваемая стена многометровой высоты окружила нас. Колени мои подкосились, словно суставы враз превратились в вату, и, чтобы не упасть, я вынужден был опереться на Нотунг. Геройское оружие нервно подрагивало… Вот уж действительно — в таком окружении я кажусь паршивой букашкой, а великий Нотунг — хлипкой зубочисткой…

Мой клиент наконец замолчал. Ледяные гиганты все разом (а их было не менее полусотни) выдохнули во всю мощь своих глоток:

— Ы-ы-ы! — И это вполне сошло бы за аплодисменты.

— Им понравилось, — воодушевил я Степана Федоровича, а тот, судорожно прикрываясь ладонями, предположил:

— Кажется, они опять меня не поняли… Что значит — понравилось?!!

— Баба! Баба! — подтвердили ледяные гиганты, надвигаясь.

— Отвратительные волосатые твари, не трогайте меня-а-а!

Через мгновение все смешалось. Степан Федорович верещал милицейской сиреной, безуспешно пытаясь спастись от игривых щипков и ласковых похлопываний, способных в лепешку расплющить быка. Как меня не затоптали, до сих пор не понимаю — несколько минут северные горы сотрясались от мощных стонов вожделения, многоногого топота и оглушительного улюлюканья. Когда я все-таки осмелился высунуть голову из-под снега, буря поутихла. Великаны, недовольно бурча, расползались в стороны от осколка скалы, на котором, потрясая кулаками, гневался гигант, размерами превосходящий всех присутствующих едва ли не вдвое, но ощипанный, как цыпленок. Король Кьярли! К королевской груди припал трясущийся от холода, ужаса и омерзения несчастный Степан Федорович. Монарх покровительственно приобнял моего клиента, обвел суровым взглядом мохнатых подданных и заорал:

— Баба — ы-ы-ы! — Это, наверное, означало осуждение за поднятый переполох, а заодно утверждение собственных исключительных прав на отвоеванную красотку.

Степану Федоровичу не оставалось ничего другого, как выбирать из двух зол меньшее. Он накрепко прилепил раздувшееся свое тело к голенькому Кьярли, прекрасно понимая, что, отойди он только на шаг, и количество желающих пообщаться с ним возрастет многократно. А монарх-самодержец, вполне освоившийся в новом обличье, поглаживал себя по свежевыбритым бокам и, хмурясь от непосильного умственного напряжения, ворковал зазнобе:

— Моя — красивая! И твоя — красивая! А другие — фу!

— Д-да… — стуча зубами от холода, подтверждал несчастный Степан Федорович.

О том, чтобы действовать по плану, не могло быть и речи. Оставалось одно — импровизация. И как можно более блистательная.

Великаны обиженно гудели. До революционной ситуации неторопливые их мозги не доскрипели, но в унылом вое отчетливо слышалось: «Мы тоже хотим! Мы-то чем хуже? »

И тут наступил мой звездный час. Истинно чертом из коробочки выскочил я из-под снега, рассек морозный воздух сверкающим лезвием Нотунга.

— Блистательные джентльмены, попрошу минутку внимания! Авек плезир! Дамы выбирают опрятных! Сбросьте старые шкуры и предстаньте в обновленном виде перед предметом обожания! Лучшая цирюльня на открытом воздухе в северных горах!

— Еда? — удивились мне великаны.

— Искуснейший брадобрей Етунхейма! — парировал я. — Счастлив вас обслужить! Бокс, полубокс, модельные конфигурации! Абсолютно бесплатно и исключительно качественно!

Милое дело — предпринимательство без всякой конкуренции, да еще с обеспечением мощной рекламной поддержки (в качестве пиар-зазывалы на валуне маячил облагодетельствованный вниманием Брумгильды Кьярли). Когда до ледяных гигантов дошло, наконец, какие именно услуги предлагает фирма «Адольф, Нотунг и Ко», потенциальные клиенты устроили грандиозную кучу-малу за право быть оболваненными в первую очередь.

31

Пришлось устраивать массовую презентацию. Не то чтобы я сам пришел к этой мысли, просто геройский двуручник, угадав возможность поработать, рванулся к ближайшему етуну. Этот безвременно погибший Зигфрид специально, что ли, натаскивал Нотунг на великанов? Мне даже особо потрудиться не пришлось. Нотунг птичкой летел к великанским телам, а я только направлял его прыть в нужном направлении. Процесс бритья напоминал фигурную резку посредством сбесившейся бензопилы — если бы я посильно не сдерживал меч, от ледяных гигантов стальное лезвие отсекало бы не клочья шерсти, а руки, ноги и прочие конечности.

Великаны покорно подставляли бока под меч. Обрабатывая по три-четыре клиента подряд, я все-таки вспотел. Шерсть облепила меня шубой. Побритые великаны, уверенные в том, что уж теперь-то они точно неотразимы, рвали из лап Кьярли визжащего Степана Федоровича. Ледяной король, охренев от происходящего, чудовищными кулаками вдалбливал в черепки своих подданных понятие о субординации. Свалка достигла невообразимых масштабов, и, когда очередь в мою цирюльню закончилась, вершина горы представляла собой копошащееся месиво, участники которого в пылу боя даже забыли о причинах драки.

Степана Федоровича центробежной силой выбросило из кучи дерущихся. С натугой заталкивая раздухарившийся меч в наспинную перевязь, я выдохнул, кивнув в сторону свалки:

— Готово дело. Теперь можно даже не спешить. Пока голенькие гиганты очухаются и хватятся своего секс-символа, мы спокойненько спустимся по ту сторону гор. А они теперь уж точно на своей родине долго не задержатся. Лично я без верхней одежды продрог до костей, а ведь на месте сидеть ни минуты не пришлось… Как говорится, всем спасибо, всем — до свидания… До встречи на холмистой равнине!

— Да? — пискнул мой клиент. — Спокойненько?

А это?!

Я оглянулся. «Этим» оказался новый отряд великанов, нисколько не бритых, а отменно волосатых и, кажется, до крайности разъяренных — но не друг на друга, а именно на нас двоих. По крайней мере, в общую драку отряд вступать и не думал, а бодро трусил в нашу сторону.

— Откуда они? — удивился я. — Всех вроде озабоченных побрил, ни одного не пропустил…

— Это не великаны! Это — великанши… Адольф, что-то мне совсем нехорошо стало… А вдруг дамочки подумают, что я вознамерился отбить у них законных супругов? Как их много… Хотите, я им попробую объяснить, что ничего такого не хотел? Я знаю, как с женщинами обращаться, я два раза был женат… Я целиком и полностью на их стороне. Какое безобразие — вожделеть адюльтера, когда жены в двух шагах скучают! Все мужики — сволочи!

Кажется, женское обличье оказывает прямое влияние на сознание. Надо запомнить на будущее и сделать соответствующие выводы. Когда-нибудь после… А сейчас… Что-то подсказывало мне, что никакие, даже самые подробные объяснения положения не спасут. Извинения тоже вряд ли помогут. Женская ревность — явление пострашнее атомной войны, тем более когда речь идет о самках ледяных великанов. Эти девушки коня на скаку останавливали и в горящую избу входили в двухлетнем возрасте. А в теперешнем расцвете сил для них, должно быть, и стая огнедышащих драконов — не больше чем стайка комариков… Вот и Нотунг за моей спиной, враз утратив боевой дух, трусливо задрожал.

Ухватив Степана Федоровича за нежную ляжку, я поволок его к крутому заснеженному склону.

— Как-то неудобно получилось… — бормотал мой клиент на ходу. — Не знаю, чего более стыдиться — того, что меня толпа мужиков лапала, или того, что я невольно стал разрушителем полусотни ячеек общества.

— Заткнись, — посоветовал я. — Заглуши муки совести страхом перед неминуемой смертью. Видишь склон? Прыгай!

— Вниз? — ужаснулся Степан Федорович. — Я не горнолыжник! У нас ведь даже санок нет, не то что…

На ухабах по кусочкам разнесет. Здесь высота не меньше двух километров.

— Прыгай! — заревел я, оглядываясь на приближающееся сзади мохнатое торнадо. — После знакомства с супругами своих соблазнителей от тебя и кусочка не останется!

Степан Федорович посмотрел назад. Видимо, внезапно прорезавшимся женским чутьем он ощутил в ледяных глазах великаньих самок нечто такое, что без лишних разговоров обрушил громадное свое тело со склона. Я рыбкой нырнул за ним следом. Злобный женский вой дополнительно подстегнул нас. Долина холмовых великанов, прыгая и кувыркаясь, стремительно неслась на нас снизу…

С гор мы спустились, затратив времени вдесятеро меньше, чем на подъем. Очень, конечно, быстро, хотя и не совсем удобно, потому что снег на склоне закончился примерно на полпути, и нам пришлось колобками катиться по горным валунам. Хорошо еще, что приземление нас ждало относительно мягкое: Степан Федорович шмякнулся в заросший осокой прудик, а я шмякнулся на Степана Федоровича.

Вокруг зеленели свежей травкой пологие холмы, холмики и холмищи… Цветы, редкие деревца, ручейки, миниатюрные прудики, беззаботно стрекочущие кузнечики — каким прекрасным показался мне мир после снежно-ледяной пустыни гор! Даже туман здесь какой-то голубоватый; если прищуриться, вполне сойдет за нормальное земное небо.

Пока Степан Федорович сооружал себе одеяние из тростника и ивовой коры, я осматривался, взобравшись на один из холмов.. Никаких признаков жизни. И это, надо сказать, неплохо. Мне лично ледяных великанов по горло хватило, чтобы еще с холмовыми встречаться. Тем более, что раньше времени нам с ними видеться и незачем. Первая часть плана Лодура успешно выполнена. Побритые гиганты еще и замерзнуть как следует не успеют, как разобиженные жены отправят их в длительное изгнание. Они им покажут, кто тут «баба» и кого надо «ы-ы-ы»! Я представил себе тянущуюся с гор в долину унылую вереницу голых и синеватых великанов, похожих на фантасмагорических цыплят из мясной лавки, и не смог подавить хихиканья.

— И ничего смешного! — пискляво отозвался Степан Федорович.

Он уже закончил конструирование одежды и теперь предстал передо мной во весь свой чудовищный рост. Кокетливая мини-юбка из тростника обнимала бедра прославленного разведчика и героя, а вместо лифа на необъятных грудях помещалось что-то вроде неумело сплетенной корзинки.

— Очень круто! — оценил я. — В вас пропадает талантливый модельер. Или, по крайней мере, корзинщик. Ну что — двигаем?

— Куда?

— Как это куда? В Муспельхейм. Вербовать огненных великанов для нашей линии Сопротивления.

— Я никуда не пойду! — категорически заявил Степан Федорович — Брумгильда. — Хватит с меня великанов! И вообще — чего мы ерундой занимаемся? Если все, что вы мне рассказали, правда, тогда пускай этот дурацкий Гитлер и этот проклятый Донар идут себе беспрепятственно на поверхность Земли и сражаются с одноглазым узурпатором. Нам же легче, если они друг друга перегрызут!

— А если в этой войне Гитлера со всей его кодлой уконтрапупят, что тогда? Ведь необходимо всех обязательных исторических персонажей сохранить!

Тут я вспомнил давнишний разговор с Филимоном. Мы беседовали как раз о временно-пространственных перемещениях. Я заинтересовался: почему это мы, бесы, в силу своих служебных обязанностей можем свободно перемещаться во времени куда угодно, выполнять мелкие поручения разных клиентов, а ход мировой истории от этого нисколько не страдает? Ведь малейшее изменение влечет за собой другое изменение, и еще одно, и еще… Количество должно неизбежно перетечь в качество, но этого никогда не происходило. Еще ни один бес, как бы далеко по реке времени ни забрался, какое бы заковыристое задание ни выполнил, истории не изменил.

Филимон тогда посмеялся надо мной и назвал олухом. «Человеческая история, — сказал он, — плывущая по реке времени, похожа на автомобиль, едущий по глубокой колее. Ничего страшного не случится, если автомобиль вильнет вправо-влево. Если бы минимальные изменения в прошлом не допускались, тогда не были бы возможными сами временные путешествия. Мировой Порядок и закон Вселенского Равновесия не допустили бы такого… »

32

«Ага, — закивал я головой как умный (тогда еще я не вздрагивал от слов Мировой Порядок и закон Вселенского Равновесия). — Понятненько. Немножко изменить можно, а существенные изменения… »

«Просто невозможны, — подтвердил Филимон. — Крутой поворот — и автомобиль вылетит из колеи и скатится в кювет, где угрюмо клубится вечное небытие. Знаешь, что это означает? »

Я знал. Это означает полный конец, он же Армагеддон, он же Рагнарек и так далее.

«Да не бойся! — рассмеялся мой непосредственный начальник. — Каким это образом ты сможешь автомобиль в кювет скинуть?.. Тьфу, то есть мировую исто-рию подвести под абзац? Для такого деяния, помимо невероятной дерзости, нужна еще и чудовищная сила, которой ни ты, ни я, ни… — Он многозначительно ткнул пальцем вверх и продолжил шепотом: — Ни он — не обладаем… »

— А если огненные окажутся такими же неотесанными озабоченными мужланами, как и ледяные? — подумав, проскулил Степан Федорович.

Я потер ладонями виски. Чудовищная сила — надо же! Разве мог я представить, что такое на самом деле — истинное невезение?..

— А если! А если! Чего рассуждать-то? Действовать надо! А насчет озабоченности огненных горцев… Не исключено, — подтвердил я. — Да против такой обворожительной красотки вряд ли кто-нибудь вообще сможет устоять. А что такого? Применим испытанную тактику — походка от бедра, томный взгляд… Юбочку можно укоротить, а лиф — вообще снять. И огненные горцы, как грызуны под дудочку гаммельнского крысолова, спустятся в долину. Остается сущая ерунда — дождаться Лодура с батальоном троллей и произнести пламенную речь перед соединенной гвардией. Только и всего.

— Больше никаких походок от бедра и томных взглядов! Я мужчина! — Степан Федорович с такой горделивой поспешностью вскинул голову, что у него слетел лиф. Пришлось ему ойкнуть и отбежать в кустики.

Освежившись коротким отдыхом и завтраком из корней тростника (Степан Федорович, подобно травоядному динозавру, пожрал растительность в радиусе сто метров от себя), мы двинулись в путь. Как выяснилось сразу же, долина холмов очень удобная местность для скрытного передвижения даже с таким невероятным верзилой, каким стал мой клиент. Пару раз, услышав подозрительные голоса, мы прятались за первым попавшимся холмом и, стараясь не дышать, сплели там тихо, как мышки, пока источник шума не удалялся на безопасное расстояние.

Так мы прошли примерно половину пути. Впереди уже выросли багровые громады Огненных гор. На Степана Федоровича приближение земель огненных великанов подействовало явно удручающе, а я, наоборот, — здорово приободрился, главным образом оттого, что ветерок доносил до меня с гор отчетливый серный запах, напоминающий о родной преисподней. Все не так плохо! Когда-нибудь черная полоса в жизни моего клиента закончится, и тогда — по условиям договора — мне можно будет отправляться обратно в контору. Правда, за это время мне еще неплохо было бы ликвидировать мировой кризис, вернув историю в привычное русло. А вообще, надо впредь быть более внимательным при подписании договора. Ах, какие милые задания мне доставались в прошлом квартале! Загляденья, а не задания!

Чего стоит только коллективный заказ Сережи Жоха, Сени Костлявого и Вити Корявого перевыполнить месячный план на лесоповале! Или желание Гиви Центурадзе обворожить любую девушку при помощи волшебного слова «Вах»!

А что теперь? Э-э-э…

— Вах!

Я дернулся. Вот, блин, до чего доводят неуместные воспоминания. Не хватало мне еще и слуховых галлюцинаций.

— Мамочки… — пропищал Степан Федорович.

… И зрительных тоже. На меня смотрел вывернувший из-за встречного холма Гиви Центурадзе собственной персоной. Да не один, а с другом. То есть… Тьфу ты, что я говорю! Помотав головой, я убедился, что Гиви здесь совершенно ни при чем. Тот, кого я первоначально за него принял, действительно был обильно волосат, горбонос и темен лицом. Только ростом превышал Центурадзе в десятки раз и одет был в кожаную набедренную повязку, на которой болтался уродливый каменный топор. И пахло от него не киндзмараули и чахохбили с чесноком, а просто — серой.

Огненные великаны! Целых две штуки.

— Вах! — повторил великан, улыбаясь Степану Федоровичу. — Какой замечательный дэвушк…

Очевидно, горячие горцы во всех измерениях говорят на одном языке. По крайней мере, с одним и тем же акцентом.

— Болван! — раздался знакомый голос — Дурак, идиот, имбецил, кретин, гидроцефал! Я тебе покажу «дэвушк»! Как нужно разговаривать с нарушителем государственной границы?

— Слушай, извини… Стоять, кто идет?!

Только задрав голову повыше, можно было рассмотреть, что на плече у одного из великанов пристроился в позе ученого попугая беглый рейхсфюрер.

— Предводитель дворянства, это я, Адольф!

— Кто это там пищит? Поднимите его повыше!

— Не надо меня поднимать! — завопил я, но было уже поздно.

Когда вас неожиданно двумя пальцами поднимают в воздух и рассматривают, будто какую-то занятную безделицу, поневоле растеряешься. А если при этом к вашему носу приближается страшная морда необъятных размеров, вообще можно лишиться чувств. К счастью, я не потерял сознание и даже нашел силы для протестующего вопля:

— Поосторожнее, генацвале!

— Пусти его, дурак!

— А я думал, тебя убили, — доложил Гиммлер, когда огненный великан снова опустил меня на земно. — А ты — спасся. Прыткий ты, бес, ничего не скажешь…

— Насчет прыти помолчал бы, — огрызнулся я. — Кто бросил меня на верную смерть и позорно сбежал?

— Я не сбежал, — тут же отгавкался герр Генрих. — Я тактически отступил на заранее подготовленные позиции. Это кто с тобой?

— Мы ее берем в плен! — поспешили заявить оба великана. — Дэвушк, ты согласная?

— Не согласная я! — пискнул Степан Федорович, безуспешно пытаясь спрятаться за моей спиной.

— Она со мной, — крикнул я. — Киса, скажи своим головорезам, пусть и не мечтают…

— А ну, тихо! Стоять! Смирно! Вольно! — осадил Гиммлер привычно командирским тоном горячих горцев. — Без моего приказа лапы не распускать! А ты, Адольф, куда путь держишь?

— Я?.. Ну… Э-э-э… Так просто… Гуляем.

— Что значит — гуляем? Ты что, не в курсе — по всему Нифльхейму объявлено военное положение? Великий Донар и обожаемый фюрер, соединившись в непобедимую армию, готовят поход на земную поверхность. Вербуют в свои ряды огненных, холмовых и ледяных великанов. А потом и до троллей очередь дойдет.

— А я-то здесь с какого боку? — постарался удивиться я. — Я — сторона нейтральная. Я, видишь ли, решил вообще не воевать. И на всю мирскую суету наплевать с высокой колокольни… — Для убедительности я похлопал высоченного Степана Федоровича по ляжке. — Мне здесь понравилось. Тихо, тепло, местное население приветливое и покладистое. Жену вот подобрал себе. Кстати, познакомьтесь: Брумгильда, это Гиммлер. Гиммлер, это Брумгильда. Очень приятно… Построю себе хибарку где-нибудь на фоне пасторального пейзажа и буду жить-поживать… Детишки пойдут, огород, скотинка какая-нибудь… Да что я все о себе и о себе… Ты-то как, друг?

Герр Генрих озадаченно похлопал глазами.

— Неожиданное решение, — выговорил он. — Даже странно. Я-то, честно говоря, думал тебя в непобедимое войско завербовать… Лишний воин нам не помешает. Как я? Да как… Нормально… Едва я спрятался… то есть оборудовал оборонительно-наблюдательный пункт, меня обнаружили те три валькирии, охраняющие Нерушимые Врата. Ну, чьи кровати мы с тобой нашли в башне. И когда они меня догнали… то есть когда я разрешил им приблизиться, мы сразу нашли общий язык. Они быстро доставили меня в Асгард, и ты знаешь, Адольф? Фюрер меня даже не казнил! Он меня помиловал и восстановил в должности министра внешней политики. Так я и попал в Муспельхейм…

— Другими словами, огненные великаны перешли на сторону гитлеро-донаровской коалиции?

— А кто их особо спрашивал? Перешли как миленькие. Кстати, почему это тебя так интересует?

— Меня? Абсолютно не интересует. Это я так — разговор поддерживаю.

33

— Ну-ну… — с высоты своего насеста скользнул по мне рейхсфюрер подозрительным взглядом. — А то до нас слухи доходили об организации линии Сопротивления. Некто гражданин Лодур воду мутит и второстепенную нечисть под своими знаменами объединяет. Ты не встречался с этим отщепенцем?

— Первый раз о таком слышу, — отмахнулся я.

— Штирлица своего не нашел?

Взгляд Гиммлера сверлил меня с дотошностью детектора лжи. Подумаешь! Обман у беса в крови, так что мне ни фига не стыдно было снова соврать:

— Никак нет.

Рейхсфюрер вдруг расхохотался.

— Ну и не переживай! — воскликнул он. — Найдется твой Штирлиц, никуда не денется. Догадайся, кому фюрер поручил разыскать своего верного друга?

Подо мной завибрировала земля. Не оборачиваясь, я понял, что это Степана Федоровича пробила нервная дрожь.

— Неужто тебе? — предположил я.

— Ага, — с гордостью подтвердил герр Генрих. — Я ведь полностью раскаялся и всех простил. Фюрер, конечно, гениален, но чересчур легковерен. У меня приказ — отыскать Штирлица и доставить живым или мертвым. Даже вознаграждение обещано — за живого, между прочим, вдвое больше, чем за мертвого.

— И?

— Ты знаешь, я не сребролюбив… — захихикал Гиммлер. — А что с твоей невестой?

Степан Федорович втянул голову в плечи и закрыл лицо ладонями. Он дрожал, как землетрясение.

— Впечатлительная очень, — объяснил я. — Легко-возбудимая.

— Вах! — обрадовались горячие горцы, истолковав мои слова, конечно, по-своему.

— Не «вах», — строго поправил я. — А — с тонкой душевной организацией.

— Фи, — презрительно скривился Гиммлер. — Среди великанов и отхватил именно такую. Настоящие арийские етуны смеются в лицо опасности. Да что с нее взять — женщина…

Повисла неловкая Пауза. Легковозбудимая Брумгильда с ужасом взглядывала на рейхсфюрера-карье-риста. Я же на герра Генриха старался не смотреть — ковырял носком ботинка землю и раздумывал, как бы ловчее попрощаться. Что-то министр по внешней политике нехорошо задумался.

— Ну, мы пошли? — решился я наконец.

— Конечно. Никто вас не задерживает. Наоборот, ребята подвезут.

— Не надо, мы как-нибудь сами.

— Да нам ничего не стоит!

— Не беспокойтесь!

— Какие пустяки!

— Мы как раз намеревались неторопливо прогуляться.

— Поедете с ветерком.

— Извините, но…

— Достаточно! — рявкнул Гиммлер. — Я уже все решил. Прости, Адольф, но… военное положение обязывает. У нас каждый солдат на счету, а такого великолепного бойца, как ты, я не отпущу ни за что. Да и будущая твоя супруга пригодится. Она, как. мне почему-то кажется, прекрасно может поднимать боевой дух огненного войска.

— Поднимает, поднимает! — немедленно согласились горцы. — Хочешь, покажем?

— Нет! — одновременно воскликнули я, Гиммлер и даже Степан Федорович.

— Посадите нашего гостя на закорки, — распорядился герр Генрих.

— Ай! Убери лапы, мужлан!

— Да не бабу! А беса! Брумгильда пускай своими ножищами топает!

— Куда? — осмелился поинтересоваться Степан Федорович.

— В гости к огненным великанам. Останетесь там до особых распоряжений фюрера.

Нотунг за моей спиной угрожающе напрягся.

— Киса, вы забываетесь, — подбоченился я. — А как же договоренности о перемирии и взаимном сотрудничестве?

Гиммлер хмыкнул. Один из его подручных наклонился и схватил меня чудовищной пятерней поперек туловища. Адовы глубины! Если кого-нибудь когда-нибудь заинтересует, как чувствует себя тюбик зубной пасты, когда из него выжимают пасту на щетку, спроситe меня. Я расскажу.

ГЛАВА 5

Великаны бодрой иноходью подвезли нас к подножью Огненных гор. По дороге Степан Федорович то и дело малодушно пытался бежать, но горячие горцы не дремали. Я подозреваю, что им доставляло немалое удовольствие выуживать мою невесту-тяжеловеса из-за очередного холма и возвращать ее в строй с шутками-прибаутками довольно скабрезного содержания. Солдатская служба скучна и тяжела. Когда еще выдастся возможность побегать за девками в служебное время? Ревности я решил пока не проявлять. Кто его знает, захочется Гиммлеру отлучиться в кустики, и оставленные без присмотра конвоиры одним щелчком произведут Степана Федоровича — Брумгильду в статус вдовы. А потом скажут, что так оно и было.

— Приехали, — констатировал рейхсфюрер и пнул своего великана сапогом в ухо. Тот поспешно, но бережно опустил седока на землю прямо перед глубокой расщелиной, из которой валил желтый серный дым. Меня мой скакун попросту невнимательно стряхнул, как какую-нибудь птичью какашку, и если б Степан Федорович вовремя не подставил мне ковшеобразную свою ладонь, воткнулся бы я рогами в землю, словно гвоздь.

— Сюда! Эй, открывайте!

Заскрипела цепь, поднимая решетку, закрывающую вход в расщелину. Вот это цепь! Вот это решетка! Два великана с трудом управлялись с воротом…

Честно говоря, направляясь в расщелину, я предвкушал густую прохладу, особенно приятную после долгой пыльной тряски на великаньих плечах. Но на меня дохнуло таким жаром, будто я вошел в раскаленную добела парную. Я аж закашлялся.

— Дэвушка! — обрадовались, заскрежетав каменными топорами, стражники при виде Степана Федоровича.

Поразительно однообразная реакция на мою Брумгильду. Кажется, все эти етуны под одну гребенку сделаны. Впрочем, все понятно. Из Степана Федоровича получилась чертовски симпатичная великанша, особенно если сравнивать с местными мохнатыми и кривоногими красотками. Гораздо хуже было бы, если б мой клиент оставался в своем собственном обличье — по каменным стенам тут и там развешаны были дощечки с грубыми, но вполне достоверными портретами одного моего знакомого штандартенфюрера СС.

— Видал? — довольно усмехнулся Гиммлер. — Моя работа! Теперь кто бы из великанов Штирлица ни встретил, обязан схватить и доставить лично мне. Погоди, я сейчас вернусь…

Степан Федорович поскуливал, переминаясь с ноги на ногу.

— Из огня да в полымя, — шепнул он мне, наклонившись.

— В нашем варианте наоборот, — возразил я. — Из полымя да в огонь. Если в качестве полымя расценивать пристанище ледяных великанов.

— От перестановки слагаемых сумма не изменяется, — вздохнул мой клиент. — Что делать будем?

Нотунг в спинной перевязи встрепенулся. Он явно имел собственное мнение по поводу дальнейших действий. Что за кровожадная железяка! Только бы кровушку чью-нибудь попить. Ему-то ничего не грозит при самом неблагоприятном исходе — ну, может быть, пара царапин, а вот нам…

— Идею насчет бегства оставьте, — строго предупредил Гиммлер. — Тебя в случае чего догнать никакого труда не составит, а твоей невесте даже пытаться не стоит. За ней присматривают так, как в Муспельхейме еще ни за кем не присматривали.

Это точно. Смотрят проклятые огненные великаны, смотрят. Некоторые даже облизываются. Плохо дело. И решетку опустили. Теперь нас можно вообще не охранять — ни я, ни Степан Федорович даже пошевелить рычаг ворота не сможем…

— И где наша мрачная камера? — осведомился я у вероломного гитлеровца.

— Какая камера? — округлил тот глаза. — Ради Вотана, чего ты городишь? Вы же не военнопленные, вы мои гости… мои и моих великанов, конечно. Гитлер с Донаром уже на подходе. Грядет исход соединенного войска из Нифльхейма, и было бы непростительной глупостью с моей стороны позволить бесу в этот момент гулять на свободе. Кто знает, что ты можешь натворить? Что-то ты не спешишь вставать на нашу сторону… А где-то здесь еще шныряют коварный Лодур и смертельно опасный Штирлиц…

— Командир! — подлетел, грохоча ножищами, огненный етун. — Слушай, проблема!

— Какая? — встревожился Гиммлер.

— Слушай, в Етунхейме переполох! Ледяные спустились со своих гор и схватились с холмовыми! Слушай, большая драка будет!

Драка? Почему драка? Это в наши планы не входит!

— Чего это они?.. — пробормотал гepp Генрих, озадаченно потирая подбородок. — Межнациональный конфликт? Нам не надо межнациональных конфликтов… Перебьют друг друга, а кого же мы вербовать будем? А может быть, это отвлекающий маневр паршивца Лодура? Более подробные сведения можно получить?

34

— Ледяные говорят: «Ы-ы-ы! », а холмовые протестуют: «У-у-у! » — добросовестно доложил разведчик. — Толкаются и рычат, слушай…

Вот это новости! А как же добросердечные соседские отношения?

— Штурмовой отряд — на изготовку! — заорал Гиммлер. — К предгорьям — шагом марш! Не нравятся мне все эти сюрпризы… Население Нифльхейма должно покорно ждать обязательной вербовки и не дергаться… С какой стати ледяные великаны спустились с гор, чего несколько тысяч лет не делали? Чую, что это козни неуловимого Штирлица. Кто же здесь виноват, как не он? Ух, доберусь я до этого гада…

Решетка с визгом взлетела вверх — на этот раз к вороту подскочили сразу четверо. Нам пришлось прижаться к стенке — иначе нас просто затоптали бы великаны, помчавшиеся назоврейхсфюрера. Когда жаркие коридоры опустели (остались только двое стражников), я спросил Степана Федоровича:

— Вам очень хочется повидаться с любимым фюрером?

— Вы смеетесь?!

— Давно оставил эту дурную привычку. Последнее время, знаешь, все больше плакать тянет… Значит, дожидаться Гитлера не желаете? Может, пора двигать отсюда? — я кивком указал на все еще поднятую решетку.

— Да! Да! Конечно!

— Ну, так вперед. Э нет, не сюда…

— Нам же к выходу!

— Мне — да, а вам — в обратную сторону.

— Что значит — в обратную сторону? — насторожился Степан Федорович. — Вы же сами видите, решетку-то оставили открытой! Бежим? Пока они не спохватились?

— Тише! Стражников отвлекать надо? Иначе они в два прыжка нас догонят. А отвлекать будете вы, как особа крайне колоритная. На меня они даже и не смотрят. Чего доброго, размажут ненароком, как таракана…

— Я? Опять?

— Тверже шаг! Короче юбку! Манящий свет в глазах! И в ритме ламбады танцуй к стражникам! — Я вытащил меч. — Подманите их поглубже в пещеру, и быстро к выходу! А я перерублю цепь, удерживающую решетку. Тогда стража останется в расщелине, а мы получим изрядную фору для бегства — пока они решетку ломать будут. Сдвинуть с места ворот для меня — совершенно невозможно. Такая громадина! Все равно что плевать навстречу танку — смех один. А вот Нотунгом… Короче говоря, главное — вам успеть прошмыгнуть. Понятно?

— Понял! — вздохнул Степан Федорович.

— Ну — за дело!

Обреченно склонив голову, Штирлиц-Брумгильда преградил дорогу стражникам, направившимся как раз к решетке. Как того и следовало ожидать, горячие горцы нисколько не встревожились, а расплылись в улыбке:

— Прекрасный дэвушк!

Что за жуткие оскалы! Степан Федорович сжался в ужасе, и, если бы я не крикнул: «Ламбада! Раз-два! », он от страха бы не сразу и вспомнил, что от него требуется.

Поминутно оглядываясь, я поторопился к выходу. Мой клиент, неловко взмахивая руками, приседал, держась за подол юбчонки. Танцор из него — просто никакой. Плохой танцор, хотя вроде ничего ему не мешает… Ламбадой тут даже и не пахло, какая-то «барыня» для паралитиков! Тем не менее огненные великаны бурно аплодировали и выкриками: «Вах! Вах! » — поддерживали ритм.

Похвала, как известно, лучшее приободрение. Степан Федорович воодушевился и выкинул замысловатое коленце, сорвав шквал оваций:

— Ай, хорошо! Ай, ходи, одноглазый!

Я знал, что у него в конце концов получится. Так, теперь — решетка. Оказавшись у прохода, я поднял Нотунг. Лезвие геройского меча блеснуло в туманном свете подземных небес.

— Степан Федорович, готовься! — крикнул я и изо всех сил рубанул цепь.

Что такое? Меч, зазвенев, отскочил от массивных звеньев, оставив только неглубокую царапину. Я ударил еще и еще — тот же результат. Всего лишь царапины, не более того. Да я так целый час мучиться буду, а мой бодрый танцор выбьется из сил гораздо раньше. Вон уже — вошел во вкус и отплясывает вприсядку, юбчонка летает по ветру, огненные горцы брызжут слюной во все стороны, вопят, как болельщики на трибунах, аж в ушах ломит.

А я молочу Нотунгом цепь — ничего другого мне не остается. Молотить и молотить да покрикивать время от времени:

— Эй! Майя Плисецкая, экономь силы!

Дзинь! Одно звено треснуло и разошлось, словно дужка амбарного замка. Нотунг, возмущенный тем, что ему вместо великанской плоти предложили бездушный металл, сопротивляется моим замахам, норовит ударить мимо, будто пытается сказать: «Я — оружие героев, а не фомка! Предоставьте мне честную битву вместо этой бестолковой долбежки! »

Вот скотина! Наплевать ему на то, останемся мы живы или нет, лишь бы собственное удовольствие справить. Ну, я психанул!

— Проклятый консервный ножик! — заорал я. — Одушевленная арматурина! А ну, раззудись, размахнись! На переплавку пущу, шампур гнутый!

Не знаю, что больше разозлило свирепого Нотунга — яростные мои вопли или загадочное слово «переплавка». Только следующий удар получился намного сильнее предыдущих… Дзинь! Цепь дрогнула, по металлу звеньев поползли трещины. Решетка наверху затрепетала, осыпая ржавчину. Славно пошло, у меня даже рука онемела. Еще пара-тройка таких «дзинь», и цепь лопнет.

А шум позади меня затих. Не слышно что-то ни аплодисментов, ни восхищенного «вах! ». Хотя, судя по звукам, распоясавшийся Степан Федорович прилежно топочет, наяривая лезгинку, и пискляво сам себе подпевает. Что-то случилось? Нет времени оборачиваться и выяснять — что именно…

Бац! Дзинь! — Решетка натужно заскрипела, готовясь упасть.

— Адо-о-ольф!

Я все-таки обернулся. И первое, что увидел, — обалдевшие хари стражников, сменившие цвет с багрового на тускло-розовый. Горячие горцы остывали на глазах. И немудрено: великолепная Брумгильда неудержимо теряла свою великолепность. Она худела и сплющивалась с кинематографической скоростью, умопомрачительные объемы бедер и груди сдувались, как проколотые шарики.

Заклинание утрачивало силу! Ежу понятно, что оно не вечно, но почему именно сейчас? Что за невезение такое?! Опять это дурацкое невезение!

Степан Федорович, снова обретший обычный свой рост, рванул ко мне, но не тут-то было. Великаны с отчаянной решимостью вернуть утраченную красоту схватили его за ноги и за голову, поднатужились и потянули каждый в свою сторону, чуть не плача:

— Вернись, дэвушк!

— Адо-о-ольф! Помо…

Раздумывать было некогда. Цепь еле заметно дрожала — одного движения достаточно, чтобы звенья лопнули и решетка рухнула вниз. Я метнул Нотунг вдоль по коридору, ни в кого особо не целясь, желая единственно — на секунду отвлечь внимание великанов. Геройский двуручник свистнул по жаркому воздуху над головами великанов, клацнул где-то позади о камень. Великаны даже ухом не повели, увлеченные процессом растягиванья тела моего клиента. Степан Федорович, перекрученный жгутом, как простынка в руках прачки, мог только беззвучно всхлипывать. Что делать? Вступить в единоборство с двумя громадинами? Кривляться и мерзко обзываться, отвлекая огонь на себя?

— Ай! — вскрикнул великан, отпуская всклокоченную голову моего клиента и обеими руками хватаясь за собственную задницу. — Слушай, больно, да?

— Ох! — поддержал его второй. — Кто бэзобразни-чает?

Степан Федорович рухнул на каменный пол. Легонького этого сотрясения хватило на то, чтобы звенья лопнули. Грозно скрипнула решетка, открывая проход.

— Скорей! — заорал я, сам не заметив, как очутился по ту сторону порога.

Мой клиент мячиком покатился к выходу. Да торопись же ты!

— Сзади! — подстегнул я его. — А?

— Етун в засаде!

Упоминание об оставшихся в тылу неудовлетворенных красавцах подействовало не хуже удара плеткой. Степан Федорович рванулся из последних сил — и выкатился наружу. Бац! Решетка впечаталась в пол, едва не отрубив ему ноги. Отбежав на безопасное расстояние, мы остановились, но только на минуту.

Расщелина клокотала от поднявшегося топота и криков. Огненные великаны, завывая, гроздьями повисли на закрывшейся намертво решетке. Позади них ослепительно сверкал Нотунг, его лезвие в полную силу пело боевую песнь, которую не могли заглушить даже стоны и жалобы несчастных жертв.

35

— Так им и надо, — мстительно проговорил Степан Федорович. — Но каков меч!.. Дорвался-таки…

— Мы были ему плохими хозяевами, — согласился я. — Если бы он умел говорить, он бы назвал нас сопляками.

— Ну и поделом, — легко проговорил мой клиент. — Знаете, Адольф, я тут понял одну вещь… Мне что-то не хочется быть героем. Совсем. Ни капельки. Кстати, можно вас попросить об одолжении?..

Я развязал бандану и молча протянул ему. Степан Федорович обмотал ткань вокруг хилых бедер и облегченно выдохнул:

— Кажется, все налаживается. Остается самая малость — выбраться из этого проклятого места.

Мы двинули подальше от огненной расщелины. Крики все еще неслись вслед нам, да и над холмистой долиной отчетливо пахло опасностью. Куда-то делись все кузнечики, птички, комарики и прочая мелюзга. Трава пожухла, цветочки склонили головки, как второгодники в кабинете завуча. Вода в прудиках почернела и казалась маслянистой, словно нефть. В общем, неспокойно как-то было… Наверное, поэтому мы со Степаном Федоровичем невольно ускорили шаг, а спустя пару минут и вовсе перешли на рысцу. Оружия нет, компаньон из здоровенной культуристки превратился в обыкновенного престарелого мужичка… А кто его знает, с чем мы столкнемся через минуту?

БАЦ!

Вертлявая фигура вынырнула из-за встречного холма, и я, как в мультике, с изрядным стуком врезался в нее. Степан Федорович взвизгнул от неожиданного испуга и закружился в зажигательном танце, кокетливо теребя набедренную повязку. Очевидно, в нем сработал приобретенный рефлекс — спасаться от любой опасности посредством обольщения злодея собственными прелестями.

— Прекрати… — потирая шишку между рогов, прохрипел я с земли. — Извращенец проклятый…

— Герой Зигфрид! Какая встреча! — обрадовался, с трудом поднимаясь с колен, Лодур. — И его бес-оруженосец!

— Привет!

Степан Федорович стыдливо одернул повязку.

— Да-а… — проговорил я, рассматривая рыжего аса.

Лодур выглядел, что называется, не лучшим образом. Кожаная куртка распахнута, являя на обозрение густо исцарапанную грудь, одна штанина продрана на колене, вторая оторвана напрочь. Левый глаз заплыл, рыжие космы растрепаны.

— Под каток попал? — осведомился я. — А где твои тролли?

— А где твои великаны? — в ответ огрызнулся Лодур.

— Как ты и заказывал. В этой самой долине собраны все три разновидности.

— Отлично! — обрадовался рыжий ас — У вас получилось! Ура! У нас есть войско! Огромные великаны! С ними нам никакие Донары и Гитлеры не страшны! Да еще великий герой Зигфрид! С со своим Нотунгом!

— Небольшая проблемка… — пискнул Степан Федорович.

— Что такое?

— Ледяные немного того… побриты наголо и покалечены, а огненные наполовину завербованы Гитлером, наполовину уничтожены вовсе.

— А холмовые? — разинул рот Лодур.

— Холмовые в порядке. Наверное… Мы их, честно говоря, даже не видели.

— Потому и в порядке, что мы их даже не видели, — добавил я.

— Проклятье! Но великий Зигфрид и его Нотунг?!

— Я больше не великий Зигфрид! — заявил Степан Федорович. — Слагаю с себя полномочия. Надоело! Оказывается, великим героем здесь быть вовсе не сладко. Все как сговорились — пристают, лапают, пускают слюни и делают неприличные предложения. Извращенцы!

— Что?!

— А Нотунг мы потеряли, — потупившись, присовокупил я.

Лодура зашатало.

— Мы договаривались о чем? — заспешил я. — Собрать ледяных, холмовых и огненных великанов в одной долине, создав таким образом аудиторию для зажигательной речи. Выполнено? Выполнено! Можешь начинать отправку всех чужеземцев на земную поверхность, как и обещал. Ты так и не ответил — где батальон злобных троллей?

— С троллями накладочка вышла, — обрел дал речи Лодур. — Что ж вы мне не сказали, что вместе с вами в Нифльхейм еще и третий герой-воитель провалился?

— Третий? — обиделся на возможного конкурента Степан Федорович (будто не он только что открещивался от обязанностей героя). — Кто это, позвольте поинтересоваться, третий?

— Микула! — хлопнул я себя по лбу. — Богатырь Микула! Чем не воитель?!

— Вот-вот! — скривился Лодур. — Он самый. Он так и представлялся. Орал на всю округу: «Попомните, твари нечистые, богатыря Микулу! » И крошил моих троллей почем зря. Зверюга, а не богатырь! И мне на орехи перепало… Ладно, хоть холмовые великаны остались! Где они? Куда вы их спрятали?

Мы со Степаном Федоровичем переглянулись.

— Наверное, где-нибудь недалеко от подножья Ледяных гор, — несмело предположил мой клиент.

— Пошли! — Лодур покосился на туманные небеса, принявшие пепельно-серый оттенок. — Чует мое асовское сердце, приближается большая беда. Неужели Донар уже двинул свои войска?

— Накаркал! — завопил Степан Федорович, тыча пальцем в потемневшее небо.

— Не хами богу, смертный!

— А ты не бычься! — заступился я. — Тоже мне бог! Паршивых троллей от богатырской секиры уберечь не мог. Ой, адовы глубины…

Рыжий ас тоже наконец-то задрал голову вверх. Со стороны Муспельхейма по воздуху приближалась вражеская авиация — сотни и сотни валькирий, мерно работая крыльями, летели прямиком в нашу сторону. Гул, производимый крыльями, заглушал варварский гогот: «Йо-хохо! » и раскаты грома.

— Донар-громовержец своим молотом забавляется, — сглотнул Лодур. — А это что за странные звуки?

— Это выстрелы… — прислушался я. — Кажется, пока что — предупредительные. Автоматчики из личной охраны фюрера. Ну, все в сборе…

— Так чего мы стоим, как болваны, на одном месте! — враз сориентировался Лодур. — Пошли!

И мы пошли. Вернее, побежали. Да так резво, что Степан Федорович спросил меня на ухо:

— Мы точно куда-то стремимся или просто драпаем?

На этот вопрос мне было трудно ответить. Впереди замаячили снежные вершины Ледяных гор. Скоренько… Целый день мотаемся туда-сюда, сплошные марш-броски. Мы, наверное, уже трижды выполнили норматив мастера спорта по бегу на дальние дистанции. Ну, по крайней мере, значок ГТО наверняка заслужили.

— Стоп!

Я врезался в спину рыжего аса, Степан Федорович ткнулся носом в мою.

— Это и есть ваша объединенная великанская гвардия? — спросил Лодур, из-под ладони обозревая окрестности. — Вы что, издеваетесь надо мной?

— Ну… м-м… — замычал Степан Федорович.

— Э-э… — поддержал его я.

Вот уж никогда не думал, что «горы трупов» — не просто образное выражение. Именно горные гряды исполинских тел — свежевыбритых и лохматых, голеньких и покрытых легкой щетинкой — лежали перед нами. Ледяные и холмовые великаны!

Я сумел выдавить из себя только:

— Вот до чего доводят межнациональные конфликты…

— Да вы не думайте, уважаемый Лодур, — с отвращением и ужасом отворачиваясь, соврал Степан Федорович. — Мы с Адольфом здесь совершенно ни при чем.

— А кто — при чем?

— Н-никто… Просто — опять не повезло. Невезуха.

— Между прочим, — добавил я, — ты сам с важностью распространялся о ярко выраженной ауре разрушения, которую углядел у бывшего героя Зигфрида. И что теперь? Съел гриб? Распишись-ка в получении!

А эскадрилья валькирий все приближалась. Можно было уже разглядеть нескольких всадников, восседающих на спинах крылатых дев, — пышнобородого здоровяка Донара, поигрывающего чудовищным молотом, фюрера собственной персоной, озирающего долину через линзы полевого бинокля… и еще, и еще, и еще… Откуда-то потянуло серой — значит, и штурмовой отряд огненных великанов под предводительством Гиммлера на подходе.

— Положение не того… не очень, — промямлил я. — Существенный минус — это численный перевес противника. И еще — нам негде спрятаться. И еще минус — если бы даже и было где, то прятаться уже поздно. Нас заметили. А еще…

— А плюсы? — рявкнул Лодур. — Есть хоть один плюс?! Да идите вы в ад со своим невезением! Это просто глобальная катастрофа какая-то, а не невезение! Будьте вы прокляты!

— В этом вы правы, — искренне вздохнул Степан Федорович. — Ну, что я могу поделать, если я самый невезучий человек на свете? Всем несчастья приношу, все меня ненавидят… Хотя бы кто-нибудь пожалел!

36

— Поганый предатель Штирлиц! — загремело где-то рядом.

— Вот, пожалуйста — о чем я вам и говорил… Неужели, хотя бы ради элементарной вежливости, нельзя не обзываться, прежде чем…

— Я размозжу тебя, мерзкий шпион! — захохотал Гиммлер, въезжая на вершину холма на загривке огненного великана. Что это все арийцы моду взяли рядовой состав использовать в качестве транспорта?

— Я нашел тебя, гнусный интриган!

— Мы нашли тебя, товарищ батюшка князь! — раздалось позади.

Партизаны до кучи пожаловали! Ну, правильно, пошла свадьба горой!

— Искали, искали, товарищ батюшка Штирлиц, и нашли! — Длиннобородый воевода-парторг с умилением смотрел на близкого к обмороку Степана Федоровича. — Колдовские змеюки нам бороды грызли, кобылы копытами лягали… Хорошо еще, Микула наш вовремя объявился…

— Ага! — прогудел богатырь, выдвигаясь из жиденького строя дружинников. — А вот энтого с рогами я уже раньше видел. И энтого, рыжего и вертлявого… Порубить обоих в винегрет, товарищ батюшка воево-да?

— Что вы! Не надо! — воскликнул Степан Федорович. — Это мои друзья!

А я угрозы Микулы пропустил мимо ушей.

— Подкрепление! — обрадовался я. — Может, прорвемся, а? Что скажешь, Лодур?

Но Лодура рядом не оказалось. Сбежал, паршивец! На том месте, где он только что стоял, опадал крохотный пыльный смерч. Я даже расслышал, как прошелестели пылинки голосом рыжего аса:

— И зачем я с вами связался, с ненормальными? Тьфу на вас, на ваших богатырей, и трижды тьфу — на вашего невезучего Зигфрида!.. Полечу-ка я в Асгард и заранее сяду в темницу, все лучше, чем пришибут здесь…

Вот и все.

Огненные великаны надвигались слоновьим стадом. Валькирии пошли на снижение. Бородатый Донар совсем по-разбойничьи хохотал, перебрасывая из руки в руку молот. Фюрер, наслаждаясь мощью своего нового войска, задорно хлопал в ладоши. Партизаны окружили нас со Степаном Федоровичем плотной стеной, но что-то решимости во взорах красных дружинников я не наблюдал. Даже Микула несколько позеленел, когда многосотенная эскадрилья валькирий опустилась на холмы.

От отчаяния у меня хвост поджался. На что я надеюсь! Да будь за нами дивизия краповых беретов, танковый батальон и парочка водородных бомб — все равно мы обречены на провал из-за проклятого хронического невезения Степана Федоровича. А уж теперь-то…

Противник медлил. Так скучающий турист разглядывает букашку под занесенной подошвой ботинка — раздавить сейчас или через минуту? Донар, замахиваясь молотом, уже скользил по нам пронзительным взглядом, словно лучом лазерного прицела; Гиммлер скалил зубы; валькирии хладнокровно обнажали мечи; огненные великаны снимали с набедренных повязок каменные топоры… Только фюрер, как дурачок, хлопал в ладоши и кричал:

— Штирлиц! Эй, Штирлиц! Верный друг мой! Ты жив! Какое счастье! Немедленно выбирайся из компании этих оборванцев и иди обнять меня!

— Будем драться до последнего! — внезапно севшим голосом объявил Златич и взмахнул секирой. Древко переломилось, и лезвие упорхнуло птичкой. — Ой… — Воевода тупо уставился на безобидный горбыль в своих руках.

— Драться! — подтвердил Микула, выступил вперед и вдруг, вскрикнув, упал на колени. — Ногу подвернул… Что за черт?! Не могу драться…

— Апчхи! — отозвался кто-то из дружинников. — А у меня насморк…

— Симулянты! — вознегодовал Златич. — Я вот вам, разрази вас центральный комитет! Ну-ка дай сюда свой меч! Ох… Живот прихватило…

Начинается. Как будто мало того, что противник многочисленнее и сильнее нас в сотни раз. Невезение пропитывает маленькое наше войско, как капля йода ватный шарик.

— Штирлиц! Верный друг! Немедленно переходите на нашу сторону! Идите сюда и поцелуйте вашего фюрера! А то я беспокоюсь! Может, вы стали немножко предателем? Может, вас эти оборванцы плохому научили?!

И тут меня осенило.

— Переходи на сторону противника! — зашипел я, тряхнув клиента за шиворот. — Ну! Пока не поздно!

— Заткнись, рогатый искуситель! — заорали в один голос Микула и Златич.

— О чем вы говорите? — удивился Степан Федорович.

Не тратя драгоценного времени, я подхватил его под мышки, приподнял и швырнул прямо под ноги Гитлеру. Партизаны ахнули. Богатырь Микула немедленно схватил меня за горло.

— Пусти, дубина… — захрипел я. — Пусти, а то врежу!

А Степана Федоровича уже поднимали осторожненько с земли двое автоматчиков. Лично фюрер, не обращая никакого внимания на обиженно поджавшего губы Гиммлера, белоснежным платком стряхивал с костлявых плеч штандартенфюрера пылинки.

— Штирлиц с нами! — объявил Гитлер. — Давайте отпразднуем возвращение вернейшего моего соратника немедленным уничтожением красных коммунистических собак! Охрана! Автоматы на изготовку! Приготовиться! Пли-и!

Автоматчики послушно дали залп. Я зажмурился. Златич, Микула и прочие красные дружинники тоскливым воплем поприветствовали свою смерть…

И, как выяснилось, совершенно зря. Потому что половина автоматов дали осечку; те, что не дали осечку, разбрызгали пули вкривь и вкось — куда угодно, только не по указанным фюрером мишеням, а пяток гитлеровцев попросту запутались пальцами в курках. Совершенно невредимые дружинники недоуменно переглядывались. Автоматчики с суеверным ужасом побросали свое оружие. Я лягнул Микулу копытом в живот и, когда он от меня отцепился, заорал:

— Действует! Ура прекраснейшему невезунчику Степану Федоровичу!

Гитлер, который ничего еще не понял (впрочем, как и все остальные), выхватил именной вальтер.

— Валяй! — разрешил я, выходя навстречу. — Стреляй! Слабо?

Фюреру было не слабо. Он нажал курок. Пуля свистнула мимо моего уха, ударилась в секиру стоящего позади меня ратника и, отрикошетив, зарылась в мясистую лодыжку огненного великана. Горячий горец взвыл и запрыгал на одной ножке, превращая замешкавшихся рядом гитлеровцев в аккуратные коричневые коврики. И тогда началось!

Гиммлер, злобно пнув своего скакуна в ухо, оскалился и проревел:

— В атаку!!!

Но скакун, конечно, споткнулся, рухнул на землю, увлекая за собою своего всадника и весь первый ряд нападавших.

Заварилась такая куча-мала, что валькирии от греха подальше взмыли в воздух и, оглушительно вопя, носились над свалкой, не рискуя спуститься. Донар-громовержец был единственным из всего деморализованного войска, кому удалось прорваться почти вплотную к нам. Он даже три раза подряд взмахнул своим знаменитым молотом. Первый удар пришелся точно в коленную чашечку бородатому асу, второй — в другую коленную чашечку, а третьего вообще не получилось, потому что молот на взмахе вырвался из лапищи Донара и, сбив по пути парочку валькирий, вознесся высоко к туманному небу.

Мне оставалось только позевывать в кулак и меланхолично наблюдать за тем, как совместное войско Гитлера — Донара уничтожало само себя. Хроническое невезение — страшная штука! Очевидно, фюрер полностью осознал этот факт — он валялся без сознания У подножия ближайшего холма, а Степан Федорович, смущенно улыбаясь, обмахивал его фуражкой. Геббельс и Геринг наперебой стонали, придавленные тушей огненного великана, а Гиммлера что-то не было видно… Затерялся где-то в свалке…

— Ну, что, товарищи? — обернулся я к ратникам-партизанам. — Не посрамим земли русской! За Родину, за Штирлица, вперед! Полоним гитлеровских собак и самого супостата проклятого… А всем остальным ворогам разрешаю по полной программе показать, где раки зимуют и куда Макар телят не гонял! Пусть дело партии живет и побеждает!

— Во веки веков, аминь! — гаркнул Микула, поднимая секиру.

— Ура-а-а!

— Прекратить! — обрушился с потемневших небес невероятно сильный голос.

Я аж присел. Воодушевленные было дружинники замерли. Это удивительно, но великанская возня тоже прекратилась. Валькирии совсем по-птичьи драпанули в разные стороны. Придавленные Геббельс и Геринг на всякий случай притворились хладными трупами, а фюрер пришел в себя и в порыве страха прижался к Степану Федоровичу.

37

Сверху — медленно и величаво, словно океанский дредноут, наплывал на нас высокий мужчина в широкополой шляпе. Плащ развевался крыльями, седая растрепанная борода вилась змеей, а единственный глаз сверкал из-под шляпы таким могучим пламенем, что безо всяких подтверждений верилось: этот седобородый может уничтожить всех присутствующих здесь одним движением пальца.

— Великий Вотан! — прохрипел Донар и упал на травмированные колени.

За ним повалились все, кто еще мог стоять.

Вотан завис в воздухе метрах в пяти от земли. Между прочим, в левой руке он держал сбежавший молот, а в правой у него был ущемлен за ухо поскуливавший Лодур.

— Дерзнувшие нарушить Время, подойдите ближе ко мне! — загремел великий Вотан.

Я не сразу понял, что это он ко мне обращается.

— Ближе, рогатый демон из огненных глубин!

— Это вы мне?!

— Сказанное мною не нуждается в повторении! Ну, не препираться же с живым Древним Богом?

С самым настоящим Богом. Пусть оживленным заклинанием Время Вспять из машины времеатрона, но все-таки… Я бы и не смог при всем желании. Пламенный глаз Вотана жег меня соляной кислотой — аж кисточка хвоста шипела. Я даже подняться не посмел — так на коленях и подполз.

— Я был одним из тех, кто создавал эту вселенную! — громыхнул Вотан. — Долгие века я делал то, на что обрекло меня бесконечное Мироздание — охранял покой и порядок, и когда пришло Время, как и многие другие боги, я ушел в Небытие! Но я не смел роптать, ибо таково мое предназначение и даже я не могу сопротивляться ему! Ответь мне, низкое создание, как ты осмелился нарушить течение Времени? Как дерзнул переломить десницу Рока?!

Честное слово, я не собирался закладывать бедного Степана Федоровича. Просто под огнем всевидящего ока Вотана невозможно было солгать.

— Товари… гражда… госпо… Ваше величество, я не виноват! Понимаете, какое дело, раз в несколько миллионов лет на Земле появляется человек, который…

— Не перечь мне, низкое создание! Ты думаешь, неведомо мне о нарушении Вселенского Равновесия? Недостойно даже тебя, демон, перекладывать вину на неразумного смертного!

— Вот это новости! Значит, смертный Степан Федорович нарушил, а я, бес Адольф, отвечать должен?

Ваше высочество, побойтесь бо… гхм… Между прочим, аккурат над нами безобразничает маньяк, который — если уж на то пошло — виновен больше всех!

— Ты о циклопе говоришь, низкое создание? Знаю я и о его кознях!

— Правда? Вот здорово! Покарайте его, ваше высокопревосходительство!

— Не от него и тем более не от тебя исходит великая угроза всему сущему в этой вселенной!

— Как это? А от кого в таком случае? — Тут я невольно посмотрел на Степана Федоровича.

Штирлиц-Зигфрид-Брумгильда, школьный учитель и Машина смерти, театральный уборщик и Нарушитель Вселенского Равновесия с умильным испугом на мордашке обнимался с дрожащим фюрером.

— Жалкий смертный — всего лишь орудие, — прорычал Вотан и поднял пылающий взгляд к клубящимся туманом небесам. — Они… те, что приходят издалека, из таких далеких земель, что невозможно вообразить даже мне — Вечно Живущему, — они и есть настоящая угроза!

— Это вы о ком? — поинтересовался я, усилием воли подавив дурацкое воображение, немедленно нарисовавшее мне выводок апокалипсических чудовищ, спускающихся с неба на парашютах и злорадно скалящих клыки.

— Имя грядущего изверга лежит дальше моего понимания.

— Но ведь вы все равно можете этих гадов покарать, чтоб неповадно было?

— Я здесь не для того, чтобы карать! Я здесь для того, чтобы восстановить Порядок! Десница Рока — ее невозможно обмануть! — собрала вас всех здесь! Смотрите же, дерзкие, и трепещите!

Коленопреклоненные войска с готовностью затрепетали. Вотан, сунув под мышку бедного Лодура, освободил руку и извлек из-под своего плаща нечто похожее на большое яйцо, только не белое, а переливающееся всеми мыслимыми цветами сразу. И поднял яйцо над головой.

Страшное это было зрелище. Необъяснимо страшное. Переплетенные лучи рождали и тут же губили на поверхности яйца одну за другой десятки картин: вот облаченный в шикарный костюм Степан Федорович обнимается на широком диване с импозантной блондинкой; а вот тот же Степан Федорович, уже в рваном пальто и малахае, удирает от стайки лязгающих консервных банок; вот паскудный циклоп из паланкина важно отдает приказания распластанным на земле чернокожим воинам уна-уму; а вот и я сам в паре с Нотунгом провожу сеанс одновременной стрижки и бритья толпы ледяных великанов… Фюрер, Гиммлер, Златич, Лодур… цверги и негры, красные дружинники и солдаты СС… Все события последних дней промелькнули передо мной, все действующие лица, личики, мордашки, хари и рыла пронеслись в мгновение ока…

Я закрыл глаза ладонью. В голове мутилось, зрачки пылали, словно я долго смотрел на яркое солнце.

— Течение Времени… — гремел сверху голос Древнего Бога, — нельзя нарушить… О, бесконечное Мироздание, услышь смиренного твоего раба! Верни всех и вся на свои места, сплети воедино разорванное, разнеси в клочья неверно созданное! Пусть каждый вернется туда, откуда начал этот путь! Пусть того, что случилось, никогда не случится! Назад! В прошлое!

Земля и туманное небо задрожали. Фигура Вотана окуталась пламенем. Яйцо, вознесенное вверх, распухало, заполняя собой Вселенную. И тут меня коснулась какая-то неведомая сила, ослепительно ясная, но такая ужасно чуждая всему моему существу, что я моментально понял, как эта сила называется — Благодать Богов.

— Слава Вотану! — стоном вырвалось у всех. Древний Бог полыхал все сильнее и сильнее… — Ай!

Сияние померкло. Потускневшее яйцо шлепнулось на землю, а барахтающийся под мышкой Вотана Лодур смущенно проговорил:

— Я нечаянно… Мне пятки прижгло, вот я и дернулся.

— Глупое отродье! — пробасил Вотан и отшвырнул рыжего аса вместе с молотом Донара далеко за холмы. — Начинай теперь все сначала из-за вас!

Яйцо на земле вспыхнуло снова и шевельнулось. Все в страхе попятились, а Степан Федорович, как самый цивилизованный из присутствующих, метнулся вперед, схватил яйцо и с дурацкой вежливостью поклонился.

— Вот, пожалуйста, — проговорил он, протягивая его замершему в воздухе Вотану. — Вы обронили…

— Не трогай! — вырвалось у меня.

— Не шевелись, несчастный! — пророкотал Вотан.

— Медленно положи эту штуку обратно! — крикнул Златич.

— Отойди от нее, а то я тебя с потрохами сожру! — зарычал Донар.

— Не кричите, а то напугаете его! — рявкнул оглушительно невесть откуда появившийся Гиммлер. — Штирлиц, миленький, положи яичко на травку, а?

— Так я же извиниться хочу, — вздохнул Степан Федорович. — Господин Вотан, как интеллигентный че-ловек интеллигентному… — Он шаркнул ножкой и покачнулся.

— Не-э-э-э-эт! — заревел я, но было уже поздно.

Яйцо скатилось с неловкой ладони великого неудачника всех времен и народов, пролетело коротенький отрезок пространства, упало в покрытую мягчайшим мхом лунку — и, конечно, разлетелось в мелкие дребезги.

Что случилось в следующую секунду, я не уловил. Потому что тот мир, в котором я только что находился, взорвался оранжево-черным взрывом и перестал существовать.

Часть третья

ХРРЧПОК НАСТУПАЕТ

ГЛАВА 1

Тепло, сыро… Сквозь густые лианы пробивается огромное желтое солнце. Болит голова, а рядом в куче осыпавшихся пальмовых листьев неуемно ворочается сухопарая тушка. Я поднялся, ощупал себя и с удивлением ощутил, что вполне жив и даже не ранен. Разве что одежда истрепана и закопчена донельзя… Где это я? Копыта утопают в чересчур мягкой почве. Какие-то первобытные джунгли вокруг…

— Где это мы? — раздался неподалеку робкий голосок. — Джунгли какие-то вокруг…

Я вздрогнул. Все, с меня хватит!

— Адольф! Куда вы? Подождите меня! И не подумаю!

— Отвалите, Степан Федорович! — прокричал я на бегу. — Оставьте меня в покое! Всякому терпению приходит конец, даже бесовскому!

38

— Я договор подписал! Кровью, между прочим! Вы обязаны выполнять условия — оставаться рядом и охранять мою жизнь на протяжении всего периода невезения!

— Я сдаюсь! Я признаю свою профнепригодность! Я ухожу на пенсию!

— Нам с вами нельзя на пенсию, нам нужно спасать мир! Лишь мы одни способны хоть что-то изменить!

Сжальтесь, не бегите так быстро, я пожилой человек! У меня в ноге штырь вместо кости и плоскостопие!

— Ни за что! Подумать только — сам Вотан и тот ничего не смог поделать с вашим чудовищным невезением! Вы хоть понимаете, что сделали? Подумать только!

— Адольф! У меня гипертония и язва желудка! Я не могу думать на бегу…

— Нет, он еще и жалуется!

Тут я остановился. Но не потому, что внял мольбам клиента, а потому, что бежать дальше было затруднительно. Лианы, лианы, толстые и прочные, как телевизионные кабели, — будто я оказался в чреве какого-нибудь гигантского радиоприемника. Через эти лианы сам черт не продерется… Тьфу ты! Заговариваюсь уже.

— Спасибо… — с одышкой поблагодарил Степан Федорович. И вежливо осведомился: — Вы не скажете, где это мы находимся?

Нет, правда, я с большим трудом подавил желание немедленно повесить своего клиента на ближайшей пальме. От него требовалось только одно — стоять на месте и ждать, пока великий Вотан, распутав весь навороченный нами клубок несообразностей, самоотверженно погрузится во Мрак. Так ведь надо было высовываться! Да и Лодур тоже хорош… Да и я, если уж честно… Где мы сейчас находимся? Хороший вопросик! Магический артефакт, с помощью которого Вотан намеревался вернуть все и всех на свои места, разбился вдребезги, но тем не менее сработал. Что получилось в результате? Еще один хорошенький вопросик. Симпатичный такой…

Степан Федорович с готовностью раздвинул передо мной лианы. Открылась поросшая веселенькой травкой лужайка с десятком хижин. Посередине лужайки дымил костер. В отдалении, густо поросший лианами, возвышался древний храм — попросту нагромождение грубо обточенных камней.

. — Местное население, — констатировал мой клиент. — Как вы думаете, они опасны? Они не людоеды? Адольф?.. Адольф! Вы что — со мной не разговариваете?

Да пошел ты! Даже отвечать не буду…

Степан Федорович, вздыхая как побитая собака, плелся позади. А я… Терять мне было нечего, поэтому я вошел в селение с гордо поднятой головой, заложив руки в карманы. Хвост, проклюнувшийся в одну из многочисленных прорех на джинсах, поднимался к жаркому небу. Ну и пусть людоеды! Пусть съедят! Да, впрочем, кто меня съест? Здесь же нет никого! Угли костра еще тлеют, но хижины пусты, повсюду раскидана нехитрая утварь. Словно здешнее население — хлоп! и куда-то испарилось…

Я вдруг похолодел. И, наверное, сильно побледнел, потому что Степан Федорович, взглянув на меня, за компанию покрылся меловыми пятнами. А что, если на Земле вообще не осталось людей? Если слом реальной истории, который я принимал за тотальную катастрофу, был всего лишь подготовкой к грядущему апокалипсису? А разрушение артефакта, обладающего силами для восстановления Порядка, громыхнуло финальным аккордом… Адово пекло! Похоже, так оно и есть. Никого! Во все времена и на всех континентах… Опустевшие города, безмолвные улицы, навсегда замершие автострады, где ржавеют машины, которые никогда больше не ощутят руку хозяина, человека… И первобытный океан, откуда через миллионы лет выползет какой-нибудь этакий хвостоногий уродец, чтобы постепенно превратиться в более пристойную форму жизни… Бр-р…

Ни одного разумного существа! Только мы со Степаном Федоровичем! Космическая Кара, слепо шарахнувшая по всей цивилизации, нам уготовила еще худшую участь. Жить в полном одиночестве, мучиться осознанием того, что совершили… Огненные вихри преисподней! И никого, никого я больше никогда не встречу, кроме проклятущего Нарушителя Вселенского Равновесия?! Нет! Хвост Люцифера! Проклятье! Проклятье! Адово пекло!..

Когда я всласть навалялся на траве, поколотил себя кулаками по затылку и погрыз землю, отчаянье немного отступило. Я приподнялся.

Степан Федорович сидел в тени одной из хижин, задумчиво покусывая травинку. Вот ведь тип! Размолотил в осколки все, к чему только успел прикоснуться, и в ус не дует. Спокойный, как дохлый слон! Не успел я снова открыть рот и сказать Нарушителю Вселенского Равновесия, кто такой на самом деле он и все его родственники и предки до седьмого колена включительно, как Степан Федорович перевел на меня взгляд неожиданно спокойных голубеньких глаз и проговорил:

— А ведь я понял, где мы находимся.

— Н-ну?

— В Африке!

— Спасибо, умник, а я-то думал, что на Северном полюсе.

Он вдруг вскочил. Травинка полетела в костер.

— Вы не понимаете, Адольф! Я кругом виноват, я… не отрицаю! Но ведь все еще можно изменить! Посмотрите вокруг! Это селение…

— Пустое и безжизненное!

— Все правильно, так и должно быть. Вы помните, что хотел сделать Вотан? С помощью своего… гм… яйца он хотел отправить всех, кто находится не в своем времени, по домам. Он так и кричал: «Назад, мол! В прошлое! »

— И что все это?.. — Я осекся. Я понял. Значит, катаклизма не было! Какое счастье! Мы всего-навсего в прошлом! Мы в прошлом! Яснее ясного! Если бы я не запаниковал не вовремя, я бы и сам догадался. Та-ак… брякнувшийся оземь артефакт все-таки перенес незаконных эмигрантов в прошлое, только вот адреса немного перепутал.

— Мы в прошлом, значит, у нас есть время, чтобы попытаться что-нибудь изменить, — подытожил Степан Федорович.

Я вскочил на ноги. Смертельной усталости, упадка сил и сумасшедшего отчаяния как не бывало. Надо же, как Степан Федорович поумнел! Это оттого, что я на него благотворно влияю.

— Эврика! — закричал-я. — Ни слова больше! Дальше соображать буду сам, потому что я главный. А вы, Степан Федорович, не забывайте — вы провинившийся, ваше дело молчать, слушать и почтительно кивать.

— Между прочим… — обиженно начал мой клиент.

— Цыть! Я уже начинаю соображать!

— Давайте вместе!

— Вместе только на троих можно сообразить, а нас — двое. Итак, поехали!

Соображал я вслух и, наверное, очень громко и бурно. Степан Федорович даже спрятался в хижине и периодически оттуда выглядывал, как кукушка из часов. Впрочем, я не обращал никакого внимания ни на него, ни на все окружающее меня пространство.

Мы в Южной Африке одиннадцатого столетия! Так, а охотники за головами уна-уму, следовательно, в России двадцать первого столетия! Прекрасно! Хотя немного жаль однокомнатную берлогу моего клиента, куда в один прекрасный момент свалилась куча чер-нокожих оглоедов; а еще больше жаль управдома, который как-нибудь посетит нехорошую квартирку, чтобы выяснить, откуда в ней столько иностранных граждан без прописки…

Фюрер, Гиммлер и прочие фашиствующие молодчики? Если следовать логике событий, то им повезло больше других — они сместились только во времени, ведь рейхстаг-то находится как раз над Нифльхеймом. Они в Германии в своих грозовых сороковых двадцатого века.

Остаются еще два адреса: Чудское озеро тринадцатого века и неизвестные просторы начала Ледникового периода — когда паскудного циклопа законопатили в айсберг. Переставляем местами адресатов и адреса — и что получается? Циклоп наверняка оказался на Чудском озере, кстати, в этом же временном периоде, что и мы, но за тысячи километров отсюда. А красные партизаны-дружинники? О-о-о… вот кому пришлось худо! Очутиться среди льдов несладко. Ладно бы, они попали в двадцать первый век. Может, какой-нибудь ледокол их подобрал бы или на полярную экспедицию наткнулись бы… А в доисторическую эпоху? Они ведь уже двадцатым веком разбалованы — берлинскими сосисками с капустой, шнапсом и баварским пивком. Они ведь даже на мамонтов охотиться не умеют!

— Все в порядке! — объявил я. — Зря я гак волновался, Степан Федорович! Никакая угроза нашей планете больше не страшна. Циклопу до вас теперь ни в жизнь не добраться, я вообще сомневаюсь, что он проживет более двух минут после того, как окажется в районе Чудского озера. Такого маленького поганенького уродца любой воин почтет за честь стереть с лица земли — хоть русич, хоть германец. Я бы и сам ого с удовольствием растоптал, если бы меня воины уна-уму под остриями ассагаев не держали. Война окончена, а теперь — дискотека! Осталось подождать пару деньков, пока ваша бесконечная черная полоса закончится, и я могу отправиться на свободу с чистой совестью.

39

— Но ведь мы сейчас в тринадцатом веке… — высунулся из хижины Степан Федорович.

— Да, я в курсе, и что?

— Но я-то живу в двадцать первом!

— Подумаешь, разница! Чем вам тут-то не нравится? Чистый воздух, природа, море… Где-то рядом есть, наверное… Фрукты, овощи, рыба, дичь. Никакой тебе загазованности, квартплаты, буйных соседей, коррумпированного правительства и прочих радостей цивилизованного бытия. Вы на пенсию хотели? Отличная у вас получится пенсия. Если хотите, я даже помогу вам построить здесь милую дачку…

— Нет, нет, я не о том! Я не против здесь остаться — я согласен заплатить эту цену, чтобы планета жила, но… подумайте сами: Вотан сохранил тот мир, который мы уже изменили! В соответствии с особенностями творчества режиссера Михалыча. Пьеска заменила реальную историю.

А ведь верно… Я и не подумал… Эх, что-то я резко поглупел. Это, наверное, оттого, что Степан Федорович на меня так влияет.

А мой клиент вдруг выпрямился и засверкал очами, как тогда, когда хитроумный Лодур передал ему права и обязанности безвременно почившего героя Зигфрида.

— Я не желаю отсиживаться на пенсии, если через тысячу лет на другом конце земного шара придуманный Михалычем Штирлиц будет переиначивать историю! И ваш долг, Адольф, помочь мне!

— Это я и без вас знаю. Только есть одна проблемка — у нас машины времени в наличии не имеется.

А как без машины мы в двадцатый век переместимся? Дохлый номер!

— Огненные вихри преисподней!.. Я вздрогнул:

— Вы что-то сказали, Степан Федорович?

— Я ничего не говорил… Я молчал. Но, если угодно, буду говорить хоть неделю без остановки, только не падайте духом, Адольф. Хотите, стихотворение прочитаю? Или песенку спою? У вас поднимется настроение, и вы что-нибудь придумаете…

— Что, например?

— Как нам попасть в Германию начала двадцатого века.

— Адово пекло!..

— Вот опять… Тихо! Ни звука! Знакомый чей-то голос…

— Хвост Люцифера!.. — донеслось со стороны храма. — Семь кругов необоримого пламени!.. Чтоб ты сдох, обезьяна недоразвитая, ети твою бабушку в тульский самовар!..

— Ого! — теперь услышал и Степан Федорович. — Вот это загибает кто-то… Знаете, Адольф, я, как интеллигентный человек, недолюбливаю непристойные выражения, но иной раз языковая изобретательность…

Не дождавшись окончания филологической тирады, я сорвался с места и поскакал к храму.

Открывшаяся мне картина едва не заставила меня разрыдаться от умиления. У стен несуразного храма стояли двое. Чернокожий старикан с понуро вытянутой физиономией, увешанный амулетами и покрытый попугайской раскраской, и тип в белом полотняном костюме, в пробковом шлеме.

— Не может быть! — воскликнул я.

Тип в костюме обернулся и, сняв шлем, вытер платком лоб и торчащие на макушке рожки.

— Привет, Адольф, — кивнул мне Филимон, нахлобучивая обратно шлем. — Ты что тут делаешь?

— А… ну-у… э-э…

— Понятно, — сказал мне коллега, узрев появившегося рядом со мной Степана Федоровича в потрепанной набедренной повязке. — На работе, значит… Вызволяешь потерпевшего кораблекрушение, что ли? Везет же! А мне… Огненные вихри преисподней, какими же ископаемыми идиотами приходится иметь дело! Видишь этого первобытного вредителя?

Чернокожий ссутулился еще больше, отвесил нижнюю губу и пустил слюну.

— А еще колдун! — раздраженно махнул рукой Филимон. — Тебе, трилобит несчастный, зачем преисподняя колдовскую силу дала? А? Не слышу ответа! Чтобы ты, гад, клиентуру нам поставлял! Агитировал смертных передать конторе душу за исполнение заветного желания. А ты?.. Какого клиента загубил, гуталиновая твоя рожа! Зачем ты сожрал потенциального клиента, я спрашиваю?!

— Филимон… — вымолвил я. — Ты… как здесь оказался?

— Я? — переспросил Филимон. — Так же, как и ты. Работа! Служебная командировка. На задании я. Слушай, как-то хреново ты выглядишь… Осунулся, похудел. Надо было тебе отдохнуть немного после гауптвахты-то…

— Что?!

— Три года за алхимика-неврастеника — это не шутка… — покачал головой мой непосредственный начальник.

— Да при чем здесь алхимик?! — закричал я. — Это когда было-то! Дела давно минувших дней… У меня же новое задание в двадцать первом веке, которое… Стоп! Филимон! А почему ты на свободе? Ты сбежал, что ли? И скрываешься в джунглях?

— Откуда мне сбегать? — очень удивился Филимон. — Это ведь тебя на гауптвахту сажали, а не меня. Все чин-чинарем, служебная командировка в Африку тринадцатого века… Только вот — тьфу! — задание провалено благодаря этому… старому троглодиту!

Минуту я соображал. Потом негромко выговорил:

— Н-да… Казус…

— Не ругайся. Не надо меня больше ругать, — вставил свое скрипучее слово старикан-колдун. — Я не виноват. Племя уна-уму исчезло. Два раза день сменял ночь, а некому был прийти и покормить бедного Ука-Шлаки… Ука-Шлаки проголодался!

— Ука-Шлаки! — вскричал Степан Федорович. — Послушайте, дедушка, Ука-Шлаки — это вы? А как же…

— Я! — старикан утер слюну и выпрямился. — Ука-Шлаки — это я! Имя мое значит — Летящий Ужас! Страшный колдун, упоминание обо мне наводит оторопь на воинов уна-уму и прочие племена! Я могу призвать дождь в сезон засухи и высушить землю в сезон дождей! Я приказал людям построить для себя величественный храм! — Он указал на кучу огромных булыжников за спиной. — Смертные, приносящие мне мясо и сладкие травы, никогда не видели моего лица, ибо оно так страшно, что… Ай, больно!

— Закрой варежку, старый маразматик, — проворчал Филимон и подкрепил свое требование вторым подзатыльником. — Развыступался… Не слушай его, Адольф. Дождь он может призвать… Шарлатан! Самозванец! Сидел себе среди этих каменюк, старый сыч, не высовывался никогда и запугивал соплеменников страшным воем по ночам, а те, дураки, его почитали за всемогущего колдуна и от пуза кормили…

— Какой доверчивый народ — эти самые уна-уму, — пробормотал я. — Никак не могут без того, чтобы кого-то не почитать и не бояться. И в двадцатом веке нашли себе нового Ука-Шлаки… Вернее, он их нашел.

Филимона не заинтересовало известие о еще одном претенденте на громкое имя. И хныканье побитого колдуна его тоже не волновало.

Единственное, о чем начальник отдела кадров преисподней сейчас мог думать — это о проваленном задании. Он схватил меня за плечо и поволок ко входу в храм.

— Вот сам рассуди, Адольф! — кричал он на ходу. — Ну, в чем я виноват-то, а? Я действовал точно по инструкции! И если бы не этот старый придурок, быть бы мне величайшим бесом во всей истории нашей огненной родины! Такой клиент подвалил, а ненормальный колдун его сожрал. Эх, невезуха, невезуха…

— Невезуха… — эхом откликнулся я. И оглянулся на Степана Федоровича — тот шел за мною, опасливо сторонясь Ука-Шлаки, который совсем недвусмысленно на него облизывался.

— Представляешь, — рассказывал мне Филимон, — пока ты мотал свои три года, оператор-консультант — этот вот чернокожий вредный старичок — сообщил в контору, что нашел нового клиента. Ну, я не очень и обрадовался. Колдун и раньше поставлял нам кадры из своего племени. Дешевка! Его соплеменники продавали душу за поджаренного кабана или ожерелье из акульих зубов… И вдруг он уверяет, что нашел что-то не совсем обычное.

Филимон остановился и торжествующе посмотрел на меня.

— Ты, наверное, слышал всякую фигню о визитах инопланетных существ к древним землянам? Дескать, почти от каждой сгинувшей цивилизации остались упоминания о странных пришельцах на летающих аппаратах? Рисунки на камнях, сказания, легенды… Эта фигня, Адольф, — не совсем фигня. Вернее, совсем не фигня. Преисподняя долгое время вела кропотливую и сугубо секретную работу по отслеживанию этих инопланетных товарищей. Египет, шумерские селения, ацтекские храмы, Индия! Тибет! Гренландия! И никак нельзя было пришельцев застать в натуральном, так сказать, виде… Шустрые они. Прилетят, попозируют для древних творческих работников — и шасть! Нету. Ну, о том, что в современном мире пришельцы появлялись, об этом и говорить не надо. Практически во всех странах! В Воронеже даже, говорят, тарелка приземлилась на кукурузное поле и отдавила ногу председателю тамошнего колхоза. Главное — непонятно, что им, пришельцам, надо! Никаких сведений о контакте, только так — порисоваться прилетают. Понюхают, посмотрят, поглазеют и сваливают. А Люцифер намеревался контакт наладить. Представляешь, как звучит — совместное предприятие «Сириус-Преисподняя»! «Сатурн-Чистилище»! Блеск!

40

— Погоди… — сморщился я. — У меня своих проблем целая навозная куча, а ты мне еще… Стоп, а почему я ничего не знал? Про расследования? А ты знал и не сказал? Тоже мне, друг называется!

— Меня самого недавно посвятили в это! — обиделся Филимон. — Пока ты на гауптвахте отсиживался! Это ведь мой подопечный пришельца застукал! Прямо перед вылетом у меня разговор с начальством и был. В общем, к племени уна-уму прилетел самый настоящий пришелец! На летающей тарелке! И свалился аккурат неподалеку от храма. Правда, при приземлении летающая тарелка сломалась. Колдун совершил единственный разумный поступок в своей жизни — сообщил об этом происшествии в контору и, как и полагается оператору-консультанту, предложил починить тарелку в обмен на душу. Пришелец согласился. Ну, я обрадовался! Ведь впервые в истории преисподней такое — чтобы появилась возможность заполучить инопланетную душу! Наконец-то! Мне Люцифер лично уже благодарность объявил авансом и обещал нехилое повышение… Я перемещаюсь в Африку, и тут оказывается, что пришельца уже нет! Пока я выслушивал похвалы Люцифера, этот проклятый колдун пришельца сожрал и даже не подавился! А в оправдание лепит какую-то ахинею — мол, его племя куда-то в полном составе испарилось, и некому было его кормить… Ахинея, правда? Куда могло подеваться бесследно целое племя?

— В… двадцать первый век переместилось… — промямлил я. — В Россию… в однокомнатную квартиру театрального уборщика…

— Что? Адольф, по-моему, тебе точно надо отдохнуть после гауптвахты. Ты бредишь! Что это?!

Нас озарил ослепительный оранжевый свет. Степан Федорович закрыл голову руками. Могущественный колдун Ука-Шлаки с визгом повалился на землю. Над опустевшим поселком, как нити солнечного дождя, протянулись яркие лучи, втянули в себя несколько каменных ножей и плошку из кокосового ореха — и исчезли…

— Адово пекло! — выругался Филимон. — Это еще что такое было?

— Ничего особенного, — вытирая ладонями вспотевший лоб, сообщил Степан Федорович. — Это просто Гиммлер осуществляет проект «Черный легион». Он силою гениального изобретения — времеатрона и древних заклинаний тщится перетащить к себе Ливонский орден.

— Какой Гиммлер? Откуда германцы в Африке?.. — выпучился Филимон.

— Их тут нет, — сказал я, — они в России. Забыл? В однокомнатной квартире театрального уборщика.

— В моей квартире, — подсказал Степан Федорович.

— Ты не только сам с ума сошел, — подозрительно на меня глядя, сказал мой коллега-бес — Но и клиента себе нашел сумасшедшего. Пойдем-ка лучше в храм… укроемся. А то вдруг еще чего-нибудь засверкает…

— Нет, не засверкает, — вздохнул Степан Федорович. — Вторую попытку Гиммлер сделает завтра. И все равно у него ничего не получится. Вместо ливонцев призовет на свою голову отряд дружинников с воеводой Златичем во главе. То есть не призовет, потому что Златич в Ледниковом периоде. Это все происки Штирлица…

— А ты почем знаешь, безумный смертный?

— Потому что я и есть Штирлиц. Ну, то есть когда-то был Штирлицем…

— Адольф! — закричал Филимон. — Как твой непосредственный начальник, я приказываю тебе немедленно отправляться в психиатрическую клинику. Подлечись маленько. А мне хватит мозги пудрить! Я сам в дерьме по горло, а вы меня еще собственным бредом загружаете. Глянь сюда! Адольф! Теперь ты уснул?

Мысли пчелиным роем гудели в моей голове. У вас когда-нибудь бывало такое? Вот-вот поймешь что-то важное, вот-вот сделаешь какое-то открытие… только суметь должным образом сосредоточиться! Еще секунда, и…

— Адольф! — А?

— Не спи! Глянь, говорю, сюда!

Филимон пнул копытом кучу пальмовых листьев, наваленных у входа в храм, листья разлетелись в разные стороны, и мне открылось сооружение из серебристого металла, напоминающее пару сложенных вместе блюдец, размером с кабинку сельского туалета.

— Вот она! Летающая тарелка!

Рядом с тарелкой лежала горстка розовых костей и овальный череп с тремя глазницами.

— А вот и мой потенциальный клиент! — скрипнул зубами Филимон. — Ну, колдун, ну, гад! Погубил мою карьеру! Где я теперь второго пришельца найду? Хорошо еще, хоть летающая тарелка осталась — будет что предъявить Люциферу в качестве доказательства…

Пчелиный рой мыслей в моей голове, приняв нужное положение, утих. До меня дошло!

— Степан Федорович! — заорал я. — Вам нужна была машина времени? Зачем, когда есть человек, способный управляться с путешествиями во времени! Который поможет нам вернуться в двадцать первый век!

— Гиммлер…

— Гиммлер и его проект «Черный легион»!

— Я понял! — расцвел Степан Федорович. — Мотаем на Чудское озеро, да?

— Маршрут: Африка — Русь — Берлин! — объявил я. — Конечная остановка в России двадцать первого века! Я заставлю предводителя дворянства еще разок запустить свою установку! Как прилетаем, тут же хватаем Кису за жабры и требуем немедленной отправки нас в двадцать первый век!

— Ура! — крикнул Степан Федорович. А Филимон обомлел:

— Какой еще предводитель?.. Ты что городишь, Адольф?!

Я Филимона хорошо знаю. Сотрудник он инициативный и опытный. А самое главное — мой друг. Не раз меня в сложных ситуациях выручал. А сейчас меня даже замутило от того, что сделать придется, но тут уж ничего не попишешь — дело спасения мира требует жертв. Скороговоркой я прочел заклинание Частичного Паралича, следом — Запечатывания Уст. Филимон, подобной пакости от меня не ожидавший, замер на месте и бессмысленно замычал, тараща глаза.

— Извини, Филя, — прохрипел я, дергая продолговатый рычаг, располагавшийся на поверхности тарелки там, где обычно у сельского туалета находится дверная ручка.

С шипением открылся люк.

— Извините, господин Филимон, — с достоинством проговорил Степан Федорович, напяливая на себя пробковый шлем. — Но нам нужно спасать мир.

— М-м-мы-ы-ых… — Филимон протестующее скривился и чудовищным усилием воли разлепил губы.

Надо было спешить — колдовские навыки начальника отдела кадров во много раз сильнее моих собственных. Я втискивался в инопланетный летательный аппарат, пока Степан Федорович, обнаглев, снимал с Филимона белый полотняный пиджак.

— Прекратите мародерствовать! — приказал я. — Лезьте за мной следом!

— Мне же нужно прилично одеться! Не могу я в одной тряпочке бегать! Для спасителя вселенной это несолидно!

— Отставить! Между прочим, здесь есть отличный скафандр. Наверняка теплый и удобный. Как раз ваш размерчик…

— М-м-му… М-мучитель! — выговорил Филимон и так сверкнул глазами на моего клиента, что тот отпрыгнул. — Адольф, вернись! Что ты собираешься делать?

— Одолжить эту космическую посудину!

— Псих! Она неисправна! Она не может выходить в гиперпространство!

— А мне и не надо. Над поверхностью Земли можно летать — и достаточно.

— Ты ею управлять не умеешь!

— Научимся! — ответил Степан Федорович, влезая за мной в люк. — Ой, как тут тесно…

— Адольф, опомнись! Друг! Гад! Я тебя уволю! Отдай тарелку, как я буду перед Люцифером отчитываться? Да что это такое, в конце концов? Клиента сожрали, тарелку сперли… Никаких доказательств! Меня же упекут на гауптвахту! Лет на пять!

Я последний раз высунулся из люка.

— На десять. Усиленного режима. В одиночку. Мне жаль, Филя, — искренне сказал я. — Очень жаль, но… время не терпит

— Какой позор! Я не хочу на гауптвахту! Как я буду смотреть в глаза подчиненным?! Я потеряю авторитет!

— Я никому ничего не скажу, — пообещал я. — И канцелярия будет молчать. Люцифер тоже заинтересован в том, чтобы один из лучших его сотрудников не был дискредитирован.

— Раззвонишь! Меня засмеют!

— Торжественно обещаю! Никто ничего не узнает! Поверь мне, так оно и будет!

— Стой!

Я захлопнул люк. В тесном пространстве рубки Степан Федорович как раз примеривался к какому-то особо приметному рубильнику.

— Наверное, вот это запускает двигатель. ".. — пробормотал он, протягивая руку…

— Не сметь! С вашей исключительной удачливостью вы сейчас аварийное катапультирование включите. Или систему самоуничтожения. Сядьте на пол и ничего не трогайте. Тоже мне, Гагарин нашелся… Я сам!

41

Степан Федорович, ворча, повиновался. Я окинул взглядом бесчисленные панели, покрытые кнопками, как сырые стены — грибами, встал напротив пятиугольного иллюминатора. Ничего похожего на штурвал не было. Та-ак… Куда бы пальчиком ткнуть?

Долго рассусоливать было некогда. Филимон, успешно стряхнувши с себя поспешные мои заклинания, барабанил снаружи по обшивке:

— Открывай, предатель!

— Филя, отвали! Ты же сам мне рассказывал о мировой истории на реке времени, как об автомобиле в колее! Если я кое-что кое-где не исправлю, автомобиль точно слетит в кювет, да еще кувырком!

Какую кнопку жать? Тут их сотни… Ладно, попробуем сразу несколько.

… У музыкантов это называется — глиссандо, легкий пробег по клавиатуре. Кнопки отозвались нежным музыкальным перебором. Тарелка слышно загудела, пол под моими ногами качнулся. Сработало! В иллюминаторе появилась перекошенная физиономия Филимона. Руки его отчаянно мельтешили, губы шептали заклинания. За спиной моего начальника маячил черный колдун Ука — Шлаки — остановить нас с помощью своей допотопной магии он даже не пытался, зато вовсю размахивал здоровенным копьем с костяным наконечником.

Адово пекло! Левой рукой дернув два ближайших рубильника, правой я бодро отбарабанил «Собачий вальс» на передней панели. Тарелка взмыла в воздух и остановилась, покачиваясь. Копье, взлетев, слегка тукнулось в днище.

— Переключай на горизонтальный полет! — с важностью заправского космонавта требовал Степан Федорович.

— Да помолчите вы! — обернулся я к нему и осекся. Мой клиент успел уже натянуть на себя скафандр пришельца и теперь примерял шлем, похожий на декоративный аквариум. Выглядел Степан Федорович страшновато — у сожранного Ука-Шлаки инопланетянина оказалось три верхних конечности и столько же нижних. Один пустой рукав бывший Штирлиц-Зигфрид обмотал вокруг шеи на манер шарфика, пустой штаниной залихватски подпоясался.

С трудом подавив нервную дрожь, я снова повернулся к кнопочным панелям. Почему нам в преисподней на курсах повышения квалификации не преподают основы управления космолетами или хотя бы сольфеджио?

А, где наша не пропадала! Будем осваиваться на месте. Двумя пальцами я наиграл «Свадебный марш» Мендельсона — тарелка, перевернувшись, свистнула вниз, но после «Как на тоненький ледок выпал беленький снежок… » немного успокоилась, подскочила вверх метров на десять, рванула вперед, срезая, как газонокосилка, верхушки пальмовых деревьев.

— Тормози!

Не сводя глаз с бешено летящих на нас скал, я запустил в качестве тормоза «Ямщик, не гони лошадей… ». Тарелка перекувырнулась и камнем полетела вниз — к голубой ленте реки, где непуганые крокодилы заранее скалились, радуясь легкой добыче.

— Тормози!

«Постой, паровоз… » Эта немудрящая мелодия заставила нашу космическую колымагу подпрыгнуть блином на сковороде, затем швырнула далеко в сторону. Озадаченные впервые за всю свою жизнь крокодилы проводили тарелку негодующим хвостовым хлопаньем.

Далее пошло более-менее сносно: Я наяривал на трех панелях одновременно «Барыню-сударыню», тарелка весело мчалась на север, время от времени уходя в штопор, рисуя в облачном кудрявом небе мертвые петли или норовя сплясать самого настоящего «Камаринского». Земной ландшафт скользил под нами с неимоверной скоростью, но снизить темп передвижения у меня пока не получалось. Конечно, это обстоятельство, как и отсутствие в салоне ремней безопасности и чего-нибудь хоть отдаленно похожего на кресла, меня нисколько не беспокоило. Подумаешь! Зато с ветерком! Заодно вестибулярный аппарат потренируем.

— Чуть пом-медленнее… — стонал Степан Федорович. — Я же все-таки пожилой человек, у меня гипертония… и плоскостопие… Кони! Чуть пом-медленнее…

— Это сложно! Это я не могу подобрать!

— А где мы летим? Ох… Мы не сбились с курса? По-моему, только что внизу промелькнула Гренландия и кусок Северной Америки…

— Да? — удивился я. — Тогда нам направо… Вот! Пам-парам! Новый поворо-от! И мотор… Степан Федорович! Чем надувать щеки и закатывать глаза, лучше взяли бы на себя обязанности штурмана. Я не могу за дорогой следить, я занят пилотированием… Отлично, повернули… Ба-рыня, барыня-я! Сударыня…

Степан Федорович пыхтел, зеленел, шарил вокруг себя руками в поисках какого-нибудь вместительного целлофанового пакетика и штурманом быть не хотел. Пришлось действовать самостоятельно.

С помощью вальсика «И листья грустно опадали… » мне удалось спуститься настолько, что я даже заметил блистающие далеко внизу купола деревянного киевского кремля. Почти приехали! К сожалению, немедленную посадку произвести не получилось — я промазал аж до Японских островов. Пришлось срочно набирать высоту: «Все выше и выше и вы-ыше!.. » — а затем круто менять курс:

— Па-авара-ачивай к черту!..

Здорово! Жаль только, что никак нельзя чуть-чуть снизить скорость. Степан Федорович, правда, немного оправившись, предложил сыграть в четыре руки медленную и печальную фугу фа минор Моцарта, которую помнил из детства, но я решительно отказался подпускать его к клавиатуре. К тому же никакие фуги в мой репертуар не входили, я боялся, что инопланетный драндулет окажется чувствительным к фальши и грохнемся мы с невообразимой высоты на… кажется, Австралию. А то и на Мадагаскар. Вон — какие-то вулканчики, похожие отсюда на дымящиеся папироски, проносятся внизу… Кстати, как у нас с приземлением? Циркулировать выше-ниже я уже приноровился, а вот сесть на твердую поверхность и, желательно, таким образом, чтобы незамедлительно после этого не понадобилась срочная госпитализация…

Когда я попробовал «Распрягайте, хлопцы, коней… », мы как раз летели над океаном где-то в районе мыса Доброй Надежды. Космический драндулет послушно нырнул в бездонную пучину. Степан Федорович заорал от ужаса, я лихорадочно принялся настукивать «У самовара я и моя Маша… » — мы немного поболтались в холодных глубинах, напугали до смерти ни в чем не повинную косатку — и снова взмыли в небо.

Ничего более увлекательного, чем эти полеты, я за всю свою карьеру не видел. Вот что значит — техника! Жюль Верн со своим «Вокруг света за восемьдесят дней» просто отдыхает. Мы столько кругосветных путешествий накрутили за какие-нибудь полчаса, сколько Федор Конюхов за всю жизнь пельменей не съел. Однако все когда-нибудь должно закончиться, и горючее, даже пусть инопланетное, тоже. Над моей головой зажглась красная лампочка и пропиликала что-то на непонятном наречии. В то же самое время наша тарелка, фыркнув, заметно снизила скорость.

— Бензин кончился! — догадался Степан Федорович.

Бензин не бензин, а нужно торопиться выравнивать курс. Тем более что тарелка круто пошла на снижение.

— Скорее! — забеспокоился мой клиент. — Мы уже близко! Только не промахнитесь опять вплоть до монгольских степей… Мы уже Альпы пролетели, а Европа маленькая, она быстро закончится… Дотянем до места назначения?

— На че-естном слове-е… — пропел я, аккомпанируя себе на крайней панели. — И на одном… Вихри преисподней!

Восхитительный полет мгновенно превратился в головокружительное падение. Под нами промелькнули, как паркетные дощечки, какие-то поля, наделы, кое-где обозначенные крепостными стенами, заснеженные леса, застывшие подо льдом речки, деревянные избушки… Люди разбегались внизу с неудобопонятными и явно нецензурными воплями… Степан Федорович радостно взвизгнул, опознав по частоте употребления слова «мать» соотечественников.

— Садимся, садимся! — закричал он. — Тормозите, Адольф, мы у цели!

Тормозить было, собственно, бессмысленно. Космическая колымага, и раньше-то не особо меня слушавшаяся, теперь летела вниз, как какой-нибудь бестолковый булыжник. В надежде задействовать режим аварийного торможения, я заколотил по кнопкам кулаками. Ничего, кроме полноценно отчаянного похоронного марша, у меня не получилось, и в следующую секунду я, зажмурившись, встретил тяжкий удар.

Это удивительно, но люк даже не заклинило. Наверное потому, что открывал я его сам, не дав Степану Федоровичу прикоснуться к ручке первым. Мы вывалились наружу.

42

— Холодно… — определил я.

— Да? А мне очень даже ничего. Скафандр такой теплый. Должно быть, с подогревом… — С этими словами мой клиент нахлобучил на голову шлем-аквариум. — А так совсем хорошо, — прогудел он из-под шлема, — правда, стекло быстро индевеет.

Мне не оставалось ничего другого, как сунуться опять в тарелку и выудить оттуда пробковый шлем. Греть он не грел, но рожки мои спрятал. Из лишнего рукава скафандра получились отличные портянки — и копыта не мерзнут, и конспирация опять же… Недолюбливаю я средневековое население — как увидят бесовские признаки, так и норовят без лишних разбирательств поддеть на вилы или посадить на кол. А подобные процедуры, скажу откровенно, удовольствия не доставляют.

Наша тарелка, воткнувшись в лед, дымила, словно заводская труба. Воняло жутко, черный толстый столб дыма уходил в антрацитовые звездные небеса. Ночь. А когда из Африки вылетали — было ясное солнышко. Вот оно — различие в часовых поясах. Как бы нам не опоздать к очередному сеансу осуществления проекта «Черный легион».

— А вообще-то нам повезло, — сказал Степан Федорович. — Кажется, мы все-таки правильно приземлились. В России. Если точнее — на Руси. Интересно, отсюда далеко до ливонского лагеря? И где мы? Темно… Лед везде… Похоже на свежезалитый стадион.

— Повезло? — переспросил я, прислушиваясь.

— Ага. Даже странно: мне — и повезло! — Степан Федорович хихикнул, но быстро оборвал смешок.

И я его понял. Как-то не до веселья, когда под нос тебе тычет здоровенный и остро отточенный меч невесть когда вынырнувший из мрака верзила. Нас молниеносно взяли в кольцо. Не менее полусотни витязей в остроконечных шлемах, вооруженных длинными четырехугольными щитами, мечами и секирами. Знакомая экипировка! Степан Федорович заперхал и запищал — у него вследствие нервного потрясения отнялась речь. Вроде он пытался сказать:

— Братцы! Мы ж свои — русичи! — Но с трясущихся губ срывалась только совершеннейшая абракадабра:

— Б-б-б-р-р-р… р-р-ру-ру!

— Германские собаки! — басом молвил верзила, медленно поводя острием меча перед нашими напряженными физиономиями. — Вон как лопочут… Должно, лазутчики. А ну, признавайтесь, как сюда пробрались? Молчите, окаянные? Страшно? Эй ты, вражина с огромной башкой, говори!

Меч тюкнул по инопланетному шлему. На плечи Степана Федоровича осыпались мелкие осколки. Он прижал руки к груди:

— Я?! Германец?! Ни… Мама! Гитлер капут!

— Ого-го! — многоголосо насторожились ратники и тут же обратились ко мне: — А ты скажи чего-нибудь!

— Ети твою бабушку в тульский самовар! — выпалил я первое, что пришло мне в голову.

— Свой! — удивился верзила и опустил меч.

ГЛАВА 2

— Князь я новгородский. Зовусь Александром Ярославичем, — поглаживая черную бороду, вещал верзила, — славен ратными подвигами и благочестием… Когда ярл шведский Биргер, желавший новгородские земли огню и мечу предать, пошел на Ладогу, а я с дружиной малою поганого ярла сокрушил. Было то сражение на реке Неве… И повелось с тех пор звать меня Невским. Да, было дело! Ворога я сокрушил, а изменников перевешал!

Мы сидели в шатре на косматой медвежьей шкуре, держа на коленях по деревянной тарелке. Ратник подкладывал нам из булькающего на огне котла куски вареного мяса, а медовуху из невысокого бочонка каждый наливал себе в кубок самолично. Даже и в шатре, и близ костра было холодно так. что шлем я имел полное право не снимать. В раздвинутый полог, напуская ночного морозного туманца, то и дело поглядывали любопытные воины, пока князь не гаркнул на них, а ратник-куховар не подкрепил директиву начальства ударом деревянного половника по лбу особо ретивого.

— Шведов я расколотил, но с германцами не так-то просто совладать! Пришли ливонцы, заложили крепость в Копорье, стали грабить и опустошать новгородские земли, избивать купцов. Призвал меня снова на помощь Господин Великий Новгород. И пришел я в Новгород, и тотчас же двинул к Копорью, и взял крепость, и сокрушил ворога, и перевешал изменников, что воевали с немцами против русских! И двинул я на Псков, и взял его… — Князь перевел дыхание.

— Сокрушили ворога, а изменников перевешали? — на секунду отвлекшись от еды, спросил я.

— Истинно так! Вижу я, деяния мои не токмо на земле известны, но и на небе!

— На небе?..

— Там, откуда вы прилетели.

— А… Ага.

— И сейчас мы в ливонских землях, и хочу я покарать собак-германцев за дерзость лютую! Разобью их в пух и прах, чтобы и внукам наказали не совать свой нос в земли русские, сокрушу я ворога, а ежели кто изменит…

— Понятно, — кивнул я. — Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!

— Как сказал? — оживился Александр Ярославич. — Ай лепо сказал! Надо запомнить. Ух, поплатятся поганые псы! Ух, отольются им слезы русские! Ух, брызнет кровушка да на белый снег…

— Ага! — припоминал я курс истории Средних веков. — А ливонец будет вопить: «О, зачем я пришел на эти земли! Если выживу, и внукам закажу с русскими не связываться! »

— Так оно и будет? — восхитился князь.

— Так оно и будет!

— А ты почем знаешь?

— Знаю вот…

— Ай лепо! Ай лепо!

Есть приходилось руками, но удовольствия это нисколько не портило. Я вкушал мясо, не забывая время от времени почтительно кивать пробковым шлемом и, приноравливаясь по возможности к местному диалекту, вставлять замечания вроде:

— Ишь ты!.. Смотри-ка! Чаво захотели! А накоси-выкуси?!

Когда еще представится возможность практически на равных побалакать с самым настоящим князем, да еще и с легендарным полководцем! Во какой — степенный, дородный, настоящий богатырь, не чета истеричным хлюпикам Гитлеру и Гиммлеру. А Степану Федоровичу на исторического персонажа было плевать. Он жрал. Истово икал, облизывал пальцы, жмурился и бурчал себе под нос:

— Последний раз тыщу лет тому вперед закусывал…

— Сердце мое радуется, — закончил сольное выступление князь.

— Да? — отхлебнув медовухи, проговорил я. — А почему?

— Беды плетьми стегали нас в конце похода. Сначала пропал воевода Златич со своей дружиной и с богатырем Микулой, потом было явление одноглазого демона, бегающего по замерзшему озеру и непристойно вопящего. Воинов моих в большое смятение ввергло явление сие. Многие предпочли украдкой уйти домой, но не спасать Русь святую. И меня самого, молвить откровенно, коробили нехорошие знамения. Но тут явились к нам архангелы небесные, чтобы мощь войска поддержать…

Я поперхнулся. Архангелы — это плохо. Как истинный и правоверный бес из преисподней, я представителей конкурирующей организации терпеть не могу. Они меня и мне подобных — тоже. Неужели мне еще с архангелами встречаться? У меня и без того проблем выше крыши.

— И где же эти небесные товарищи? — осторожно осведомился я.

Князь Александр, в это самое время освежавший горло из золотого кубка, фыркнул, расплескав медовуху по всему шатру.

— Вот забавность! — высказался он, утирая бороду. — Дак как же где, когда вы архангелы и есть!

Мясо застыло у меня в пищеводе, затем — вопреки всем законам физики — упрямо поползло обратно.

Будто восставал из желудка зверь. Вместо того чтобы сунуть в горло кулак и треснуть зверя по башке, я натужно глотнул, это неожиданно помогло. Степан Федорович поднял глаза от своей тарелки и удивленно заморгал.

— Ну да, — не понимая моего замешательства, пояснил князь. — С неба упали на спасение наше — значит, архангелы. Ты — явно старший архангел, а вот этот — младший…

Степан Федорович захохотал. Да так, что полог шатра снова распахнулся, явив синеватые предутренние сумерки.

— Ничего, ничего, — успокоил князь встревоженных ратников. — Архангелы веселиться изволят.

— Веселье ваше — суть добрый знак, — проговорил Александр Ярославич, пока куховар, орудуя половником, восстанавливал статус-кво. — Предвещает оно ратное торжество. Имею я мысль, как с моею поредевшей дружиною победить войска германцев. Теперь весна, ночи еще холодные, а с самого утра ясно солнышко зело припекает. И этой ночью небо беззвездным было, значит, день будет с самого начала солнечным. Лед на озере вот-вот стронется — в серединке крепко, а по берегам уже ломается. Заманю я рыцарей на озеро, сечу затею да в нужное время отведу людей своих. Мои-то ратники по тонкому льду пройдут, а псы-рыцари в тяжелом железе провалятся и потонут. Вот как! Атаковать надо сейчас! — Князь сжал неслабый кулак и свирепо оскалился. — Р-раз! Мощный удар! И враг разбит!

43

— Гениально! — с готовностью поддержал я и толкнул локтем Степана Федоровича.

— У вас несомненный стратегический талант. Прекрасный план! — поддакнул и мой клиент, будто ни разу не слышал о Ледовом побоище и его исходе.

— Хорошо, что спустились вы ко мне с небес, — расправил плечи князь и широко улыбнулся. — Вы принесете мне удачу!

При слове «удача» настроение мое несколько испортилось. А Степан Федорович — так тот вообще покраснел.

Полог отлетел в сторону. Куховар воздел было снова свой половник, но, получив крепкую затрещину, выронил оружие и брякнулся на спину.

— Князь! — заорал влетевший в шатер ратник. — Беда!

— Накаркал… — прошептал Степан Федорович, втягивая голову в плечи.

— Что такое, дозорный? — приподнялся Александр Ярославич.

— Беда! — повторил ратник. — Не вели казнить, а вели слово молвить. С важными вестями я к тебе: утро наступило!

— Так. И что же?

— И солнышка нету! — запричитал дозорный. — Дым черный небо застлал. Холод от земли поднимается, озеро льдом сковывает!

— Какой дым?! — и вовсе вскочил князь. — Откуда дым?

— От небесной ладьи архангелов! — помявшись, заявил ратник. — Дымит и дымит. Дым пеленою по всему небосводу, солнечные лучи не пропускает! А в стане германцев проклятых уже вовсю строятся! Выступать готовы псы-рыцари!

Князь перевел на меня потяжелевший взгляд и нахмурился. Блеснули и заскрипели белые зубы.

— Может, это самое… — предложил я. — Ну… попробовать перенести сражение на более ясный день, а? Пошлите гонцов к германцам — так, мол, и так. Драться не можем, настроения никакого нет. Пасмурно, перепады давления… и по гороскопу сегодня неблагоприятный день для активных военных действий.

— И еще, княже… — добавил ратник. — Там, вокруг небесной ладьи, на снегу отпечатки копыт бесовских. Вот я и подумал, неужто архангелы копыта имеют?

Степан Федорович крякнул и отложил тарелку. Потом снова взялся за нее. Видимо, он решал — спасаться бегством налегке или драться до последней капли крови при помощи ближайших подручных средств. Князь Александр Ярославич Невский, не отрываясь, смотрел на мои портянки.

— Но-но! — воскликнул я. — Вы эти намеки прекратите! Архангел я или не архангел?

— Архангел… — с нескрываемым сомнением проговорил князь.

— В таком случае, вы в мою чистоту и непорочную святость должны безоговорочно верить. Разуваться я не буду из принципа.

— И все-таки…

— Никаких все-таки! А насчет солнышка не беспокойтесь, — поспешил я перевести разговор в иное русло. — Я все исправлю своей архангельской магической силой.

— Чудо сотворишь? — оживился Александр Ярославич.

— Конечно!

— Я ни в кого заколдовываться не буду! — сразу предупредил Степан Федорович. — Хватит с меня!

— Да успокойтесь, обойдусь без вас! Вам лед надо растопить? Сейчас все будет…

В сопровождении князя и ратника-дозорного мы вышли к берегу Чудского озера. Степан Федорович сразу же зажал нос.

— Ну и смрад… И чем только инопланетяне свои тарелки заправляют?

Воины, столпившиеся рядом, смотрели на меня явно неодобрительно. Кое-кто даже многозначительно пробовал ногтем острие секиры или меча, посматривая то в небо, затянутое черной дымной пеленой, то прямо на нас со Степаном Федоровичем. Причинно-следственную связь разъяснять никому не надо было. И так все понятно.

— Прилетели… — слышались отдельные реплики, — навоняли… надымили…

Наша тарелка уже успела погрузиться в пучину ледяной воды, оставив после себя только обширную пелену, но черный дым все еще громадной грозовой тучей висел в небе и рассеиваться не собирался. На противоположном берегу озера едва различались в сероватых потемках шатры вражеского лагеря и суетящиеся фигурки. Кажется, псы-рыцари заканчивали завтракать и уже строились для выступления на боевые позиции…

— Не опускайте глаза и не дрожите, — шепнул я своему клиенту. — Расправьте плечи, подбоченьтесь и глядите орлом. Время от времени можно презрительно сплевывать. Вы архангел, в конце концов, эти людишки вас не запугают.

— Да… — проблеял Степан Федорович. — Вам-то хорошо говорить… Вы и в самом деле собираетесь колдовать?

— Конечно. И очень хотелось бы, чтобы у меня получилось. Русичи не должны проиграть битву, это вы понимаете? Поэтому прошу вас отойти в сторонку и не мешать.

— Ладно… — Кажется, он слегка обиделся. Поэтому я постарался подсластить пилюлю: — На вас ложится большая ответственность: успокойте ратников, а то вон они как косятся, чего доброго не дадут мне довести до финала заклинание и все испортят. Выступите с речью, отвлеките, другими словами… Степан Федорович приободрился.

— Хорошо, — сказал он.

Пока мой клиент громогласно развивал мысль о том, что дисциплина в войсковых частях необходима во все времена, я соображал. Давненько мне не приходилось использовать свой магический потенциал. В гитлеровском Берлине как-то не до того было, а в Нифльхейме мое колдовство вряд ли сработало бы — другой мир, другие правила. Тэк-с, посмотрим. Нам что надо? Чтобы снег и лед таяли бы и безо всякого солнца. Снег и лед — это что? Вода. Хм, готового заклинания на этот случай нет, придется состряпать новое…

Думал я долго. Настолько долго, что князь Невский нетерпеливо дергал меня за рукав со словами:

— Скоро начнется чудо, светлый архангел?

— Секундочку…

— Товарищи бойцы! — выкрикивал тем временем Степан Федорович. — Имейте же совесть! Где ваша сознательность? Прекратите оскорбительно скрипеть зубами и бряцать оружием. Сохраните боевой пыл до столкновения с потенциальным противником!

Речь его помогала не так чтобы очень… Ратники во главе со своим предводителем оказались истинными детьми своего времени. Ох уж мне это Средневековье! Темнота! Хочешь убедить народ в том, что ты чудотворец, сотвори немедленно чудо. На слово никто не поверит. А не оправдаешь ожидания — берегись. Получишь палицей по лбу или копьем в бок. Более цивилизованной формы порицания и не жди. Вон уже Степана Федоровича теснят со всех сторон… А князь, вместо того чтобы обуздать своих ребятишек, сам первый хватает бедного младшего архангела за грудки и требует:

— Солнышка давай! Солнышка! Убирай тьму! И запах!

— Ну да — воняет, — защищался, болтаясь в княжеских ручищах, мой клиент. — Ну да — темновато, несмотря на то что утро… Ну да — холодно… Но трудности только закаляют характер. Пустите меня! Скафандр порвете! Пустите, кому сказано?! Да ты знаешь, на кого руку поднимаешь? Я Штирлицем был! Я Зигфридом назывался! Меня сам Лодур уважал и боялся! Адо-о-ольф! Они меня уже бьют!

— Не отвлекайте меня по пустякам! Дайте же сосредоточиться!

Итак, лед должен растаять. Но не сразу, а постепенно. А как ему, бедному, растаять, если сейчас глубоко ниже нуля — уши покалывает морозец? Нужно изменить состав льда… тьфу, состав воды… Пусть вода остается водой при любой температуре и ни в какой лед не превращается! Сейчас сделаем! Для магии нет ничего невозможного. Нужно только сочинить подходящее заклинание, облечь его в традиционную стихотворную форму и подкрепить банальными жестами. Несложно — для профессионала, конечно… Но вот только стихотворец из меня никакой. Одно дело — вслух произносить уже тысячу раз вызубренные рифмованные формулы, другое дело — испытывать муки творчества, да еще потом выстраданное выносить на суд общественности. Засмеют! Терпеть не могу, когда надо мной смеются…

— Тихо всем! — гаркнул я. — Чудеса начинаются. Просьба заткнуться и не мешать!

Александр Ярославич выпустил из рук младшего архангела. Степан Федорович шлепнулся на снег, но тут же вскочил, чтобы не быть затоптанным. Впрочем, про него скоро забыли.

— Германцы идут! — прокричал дозорный. — Братцы, не посрамим земли родной! Погибнем как один, но не дрогнем!

И вправду — с другой стороны озера надвигался плотной «свиньей» большой отряд рыцарей. Александр Ярославич со свистом выпростал меч из ножен. Зловеще притихшие воины гурьбой хлынули на озерный лед.

44

— Назад! — приказал я. — Начинаю колдовать… То есть принимаюсь за чудо! Назад, а то потонете, честное архангельское! Князь, скажи им!..

Невский, поколебавшись немного, все же решил послушаться.

— На месте стой! — скомандовал он и выжидательно уставился на меня.

— Только не смейтесь, — попросил я.

— Никто и не думает веселиться! — прорычал Александр Ярославич.

Я откашлялся и начал:

— Вода, вода! Слушай сюда! Изменись скорей — мерзнуть не смей! — Пара обязательных пасов довершила заклинание.

Коротко протрещало в холодном темном воздухе. Получилось!

— Ну как? — спросил я гордо.

Дружинники озирались, стараясь понять, что же, собственно, произошло.

— Поэт из вас, как из дуршлага дредноут, — высказался Степан Федорович.

— Вы с вашим «пойми измученное сердце», можно подумать, лучше, — огрызнулся я. — Главное ведь — сработало!

— Чудо! Чудо! — загомонили воины.

Снег вокруг стремительно таял. Лед стал покрываться паутиной тонких трещин. Германская «свинья», уже дотопавшая до середины озера, остановилась в замешательстве. И под улюлюканье Степана Федоровича подалась назад.

— Ого-го! — заорал князь Невский, рисуя мечом сияющие круги над своей головой. — Свершилось! Чудо! Темно, и вонять даже, кажется, больше стало, но лед тает!

Вонь действительно усилилась. Главным образом за счет того, что к ней примешался какой-то дополнительный оттенок. И довольно знакомый, между прочим…

Наклонившись, я зачерпнул расползающуюся снежную кашицу и сунул в нее нос:

— Огненные вихри преисподней!

Степан Федорович, последовав моему примеру, понюхал снег из пригоршни и чихнул.

— Гадость! — определил он. — Это же… спирт!

— Сам вижу. Хм… Хорошо, что в эти времена за самогоноварение в особо крупных размерах не судят. Честно говоря, я нечаянно. Предполагалось, что вода изменит свой состав, но не настолько же!

— Но почему? И что же теперь будет?

— Да все нормально будет! Вода превратилась в спирт… — Я лизнул лужицу с ладони. — Кстати, прекрасный медицинский спирт высшей очистки, а не суррогат какой-нибудь. Утонут псы-рыцари как миленькие. Спирт-то не замерзает, как и было заказано! А доблестное войско князя Александра Невского побегает вокруг озера и пленит тех, кому посчастливится выбраться на берег. Битва выиграна! Правильно я говорю, Александр Ярославич? Александр Ярославич! Княже!

— Медовуха? — бормотал Невский, увлеченно облизывая пальцы. — Нет, не медовуха… Пиво? Не пиво… Но сие зелье зело забористо…

— Нахлобучивает что надо! — подтвердил я. — Поэтому поосторожнее. Эй, свет русской земли! У него великая битва на носу, а он расслабляется. Рановато! Кто будет командовать доблестным войском?

— Адольф… — тоскливо протянул Степан Федорович. — Да что же это происходит?..

Доблестное войско и не думало бегать вокруг озера и пленять спасшихся ливонцев. Все дружинники как один азартно занимались дегустацией невиданного продукта. Шарапили в обе руки, а мечи, секиры, палицы и щиты побросали для большего удобства. Кто поизобретательней, хлебал из шлемов, куховар опрокидывал в глотку уже второй половник, самые нетерпеливые пали на берег и булькали прямо из озера. Дозорный, например, так увлекся, что погрузился в спиртовое озеро по плечи. Степану Федоровичу, который попробовал было оттащить его, достался отменный хук в нос.

— Веселие Руси есть пити! — категорично заявил дозорный, возвращаясь на исходную позицию.

В общем, я только ахнуть успел, как настроенное на серьезное сражение войско оказалось полностью деморализовано. Впору самому брать в руки секиру и идти защищать честь святой Руси. И это — мне? Просто кошмар какой-то! Этот князь мне таким положительным поначалу показался, степенным, рассудительным мужиком. Настоящим полководцем. А сейчас — вот, пожалуйста! Совсем опустился. В смысле — на колени. И, забыв о княжеском достоинстве, лакал по-собачьи.

— Александр Ярославич! Александр…

— М-можно просто Саша…

— Саша! Не пей из лужицы, козленочком станешь!

— Ча-аво?! Ты кого козлом назвал? Дискуссия зашла в тупик, не успев начаться. От дальнейших претензий я предпочел уклониться, равно как и от тяжеленного меча, привлеченного князем в качестве наиболее весомого аргумента. Но, отскочив на безопасную дистанцию, попыток пробудить в Александре Ярославиче чувство ответственности я не оставил.

— Княже! — возопил я. — Защитник отечества! Не время праздновать, а время ратными делами заниматься! Вспомни, зачем ты здесь! Слезы и кровь невинно убиенных взывают к отмщению!..

В глазах Невского появилось нечто осмысленное, но тут я сбился. Мимо с воплем «Помогите! » пробежал Степан Федорович, преследуемый безобразно расстегнутым ратником. Воин, покачиваясь из стороны в сторону, транспортировал прижатый к груди шлем, в котором плескалось едкое пойло, и орал:

— Желаю с настоящим архангелом выпить! Пришлось поставить преследователю подножку и ретироваться подальше, потому что князь к моему поступку отнесся крайне отрицательно, что и выразил в оглушительном крике:

— Не замай наших!

— Это непонятно, что происходит… — ныл Степан Федорович, сидя на корточках за поваленным шатром и наблюдая оттуда разнузданную вакханалию у берегов спиртового Чудского озера. — Это… Мне стыдно, Адольф, за своих предков! Кто же знал, что славные воины в один миг превратятся в стадо умалишенных питекантропов, которые, кроме как о пьянке, ни о чем думать не хотят… Они даже хуже тех зомби-алкоголиков в подземелье рейхстага… Ой, вы только посмотрите! Надо же, как буйствуют… Куда там немецким зомби! Они тут и рядом не валялись! Размах не тот! Подземная вечеринка восставших мертвецов по сравнению со здешним праздником жизни — просто курсы кройки и шитья по сравнению с пожаром в психиатрической больнице…

— На курсах повышения квалификации нам рассказывали об исконно русском феномене «халява», — отметил я. — Страшная вещь! Например, в вашей стране еще в начале двадцатого века отменили бесплатные карусели. Из-за большого количества несознательных граждан, которые катались и катались — до сильнейших желудочных колик и полной потери ориентации в пространстве.

— Точно, — горько поддакнул Степан Федорович. — Мой папа Федор Степаныч очень чебуреки любил. Скончался в расцвете лет от заворота кишок, потому что выиграл в нарды по-крупному у чебуречника Ахмеда. Так и вырос я сиротой… Ой, что делается!

Нечаянный праздник на берегу развернулся до степени почти белогорячечной. Оружие из рук воинов исчезло, зато появились откуда-то гусли и дуды. Ратники вприсядку дробили землю, гусляры, приплясывая, лабали варварские вариации грядущего буги-вуги, лично Александр Ярославич схватил дуду и выдал такую заливистую импровизацию, переходящую в ультразвук, что с сумрачного неба густо посыпались оглушенные вороны. Игорь Бутман от зависти застрелился бы из собственного саксофона. В общем, зажигали мужики не по-детски, а вполне по-взрослому. Вот тебе и хрестоматийная битва! Ручаюсь, что в тот момент никто из русского воинства не помнил не только о том, зачем они здесь, у Чудского озера оказались, но и как зовут их матушек и батюшек. Ну, почему так оно всегда и происходит? Стоит нам со Степаном Федоровичем появиться в любом, мало-мальски важном историческом периоде, как все идет кувырком. Прекрасно понимаю циклопа, избравшего орудием уничтожения жизни на Земле не стотонную атомную бомбу, а скромного театрального уборщика, нарушившего закон Вселенского Равновесия…

— Адольф! — А?

— Посмотрите-ка! Ливонцы!

— Чего на них смотреть… Отстаньте. Я, между прочим, уже три тысячи лет с вами, с людьми, работаю. Неужели ни разу не видел, как сотня тяжеловооруженных рыцарей пускает пузыри?

— Какие пузыри? Все намного хуже! Вы думаете, они послушно утонули? Смотрите!

Я посмотрел и от отчаяния прикусил губу. Проклятые псы-рыцари под угрозой неминуемого утопления проявили недюжинную прыть и по разваливающемуся на глазах льду сумели вернуться на свой берег. Жить захочешь, еще и не так попрыгаешь. Теперь ливонцы, барахтаясь по колено в спирту, выбирались на земную твердь и кое-как сбивались в кучу. Понятное дело, рыцари хоть и не утонули, но вдосталь наглотались дурманного зелья. В отличие от дружины Невского, они восприняли чудесное спиртовое озеро не как подарок судьбы, а как хитроумную ловушку; и уж точно отбросили мысль о немедленном нападении на малочисленного противника. Устрашающее зрелище бушевавшего вовсю православного курбан-байрама довершило потрясение. Германцы, шатаясь и поддерживая друг друга, тупо смотрели на кипевший весельем противоположный берег. Потом понемногу стали пятиться, отходить… Отступают!

45

— Они ведь тоже нахлебались спирта, хотя и невольно, — ревниво проговорил Степан Федорович. — Почему же они не требуют продолжения банкета, а малодушно ретируются?

— Что русскому хорошо, то немцу смерть, — объяснил я. — Согласитесь, иностранцев, для которых местный менталитет навсегда останется загадкой, поведение русичей обязательно должно сбить с толку. Естественно, они предпочтут не нападать сейчас, а подождать подкрепление…

— О, почему они не провалились?! — зашлепал себя по щекам Степан Федорович. — Почему успели выбраться на берег без потерь?! Что за невезение?!

— Это точно, — пробормотал я. — Псы-рыцари не провалились… Чего нельзя сказать о плане Невского…

Тут я замолчал, представив себе, как оно будет, допустим, завтра. Русское войско продерет глаза и увидит, что ворога и след простыл. Брести по простывшему следу с похмелья — удовольствие ниже среднего. Пока Невский и сотоварищи будут соображать, как и что было вчера, на лагерь обрушится подкрепленное свеженькими воинами войско противника. Глумливые германцы будут с чувством рубить, строгать и художественно расчленять неповоротливые тела несчастных русичей, а несчастные русичи будут просить пощады и рассола…

Но это будет завтра. А сейчас ливонцы медленно отползали. Многих откровенно тошнило от чрезмерной дозы алкоголя, кто-то громко стонал, держась за голову, а кое-кто вообще лежал бревном. И правда: немцу смерть то, что для русского — каждую субботу после бани.

Происходящего в германском лагере, конечно, дружинники не видели, потому что Александр Ярославич, прекратив терзать дуду, решил поддержать бурное течение праздника в заданном с самого начала темпе — приказал всем в обязательном порядке наполнить подручную тару спиртом и громко замычал какой-то тост. Ему внимали напряженно, но абсолютно безуспешно — понять мысль, которую он хотел донести до аудитории, было затруднительно даже в трезвом виде.

— Перережут как курят! — схватился за голову Степан Федорович. — Что же делать?! Русь лишится виднейшего и преданнейшего защитника и ревнителя. А полчища германцев двинут на Новгород и дальше… Ведь это мы ответственны за очередной исторический парадокс! Как же я детям в глаза смотреть буду, когда домой вернусь?

— Во-первых, у вас никаких детей нет, — сказал я. — Во-вторых, домой вы — вполне возможно — вообще никогда не вернетесь. А в-третьих… Кажется, очень скоро политико-географическая территория Германии увеличится на столько, на сколько уменьшится политико-географическая территория Руси. Вот когда можно будет с полной уверенностью сказать — русского мужика водка погубила…

— Перестаньте юродствовать! Это же моя страна! Моя родина! И вы не меньше моего виноваты в случившемся! Надо было додуматься — большой мужской коллектив, походное напряжение, отсутствие жен, детей и тещ как сдерживающих факторов… И целое озеро чистого спирта презентовать! Воистину — бесовская порода ведет начало от змия-искусителя.

— Они сюда не на рыбалку, между прочим, пришли, а по делу, — огрызнулся я. — Да ладно, чего уж теперь… Сидите здесь, не высовывайтесь и смотрите, как работает профессионал. Попытаюсь исправить положение. Сейчас они у меня с боевыми песнями ринутся вдогон за ворогом!

— Ой ли? — усомнился Степан Федорович, глядя на то, как отдельные дружинники уже устраивались на бережку отдохнуть от буйства жизненных красок.

— Гадом буду! — поклялся я страшной клятвой одного из своих недавних клиентов с воркутинской ИТК строгого режима, который душу продал за ушанку-невидимку и кирзачи-скороходы. — Ринутся, никуда не денутся. Кстати, и вы будьте начеку. Как только я двинусь к германскому лагерю, сразу — за мной! Если не хотите пропустить момент, когда Гиммлер во второй раз врубит свою установку!

С этими словами я выпрыгнул из-за укрытия и с ходу врубился в разгоряченную толпу.

Меня поначалу и не заметили. Князь домычал свой тост, дружинники с облегчением выпили.

Остограммился и князь. Классически ткнулся носом в рукав кольчуги и, занюхав порцию, потянулся к дуде. Я рванулся изо всех сил и поспел первым.

— Александр Ярославич! Саша! Опомнись!

— А? Ты кто? Отдай дуду!

— Не отдам! Зачем она тебе! Вот тебе лучше секира и щит.

— Отдай дуду, молвят тебе! Чего душу поганишь? Надоели мне эти железки за всю жизнь. Битвы и битвы с отрочества до мужества… Воротит! Дай хоть раз отдохнуть по-человечески!

— Враг бежит!

— И прав-вильно делает. Боятся, гады, значит, уважают!

— Так уйдут ведь!

— А хрен с ними. Потом поймаю и рожу начищу…

— Сейчас самое время! Они все спиртом перетравились, они даже достойного сопротивления оказать не смогут! Вперед и с песней!

— Чем отравились? Забористым зельем сим? Нектаром? Не бреши, архангел!

— А ну, встать прямо и не шататься, когда с архангелом разговариваешь! — выйдя из терпения, заорал я. — Немедленно строиться и марш вдогонку за противником!

Князь пристально посмотрел на меня и нехорошо прищурился. Шутки кончились.

— Отдай дуду. Желаю веселиться, — веско проговорил он. — По-хорошему прошу. Пока…

Трезвый пьяного не поймет. Как мне втолковать ему?.. Не напиваться же тоже для установления полного душевного контакта? Такая гармония непременно выйдет боком. Но дуду я из рук не выпустил. Вот интересно, если я при всех надаю князю отрезвляющих оплеух или окачу ведром ледяной воды — меня сразу же затопчут или секунду спустя? Нет, такой вариант не подходит.

— Пусти, молвлю, инструмент! — рявкнул Александр Ярославич. — А не то!.. И не посмотрю, что архангел! Я тоже не песьих кровей. Я не лаптем щи хлебаю, я — князь, между прочим!

— Между прочим, собака-германец тебя только что обозвал таким словом, которое и повторять-то вслух срамно, — попробовал я новый ход. — Сам слышал!

— Это каким таким словом?

Призвав на помощь всю свою изобретательность, я наклонился к княжескому уху и прошептал о принципиальных отличиях лиц нетрадиционной сексуальной ориентации от прочего населения. Невский не взорвался негодованием, как я ожидал, а только непонимающе почесал в затылке:

— Неужто у немцев так принято? Вот уж — все не как у православных. Не, у нас по-другому… У нас баб хватает, даже слишком…

— Тьфу ты!

— Чего плюешься? Недостойно сие архангела светлого!

— Ах, недостойно, говоришь? Светлого архангела, говоришь? Так вот же тебе!

Я сорвал с головы шлем и пинком зашвырнул его на середину озера. Князь Александр Ярославич целую минуту, открыв рот, созерцал рожки. Потом до него дошло.

— Друже! — заревел он, шаря руками у пояса в поисках меча. — Бесы поганые взор мой смущают! Глаза отводят! Архангелами прикрываются, а сами…

— Плетут козни и честных людей стремятся погубить, — закончил я, чтобы уж разом прояснить все. — Вот, пожалуйста, твой меч. Руби шею окаянную!

— Бей его! — воскликнул Невский. — Уничтожай!

— Ура! — воскликнул я. — Наконец-то опомнился! Беи меня! Степан Федорович, тикай, нас начинают уничтожать!

Времени, чтобы оказаться вне досягаемости мечей и секир, у меня было предостаточно. Пока Александр Ярославич расталкивал своих подопечных и объяснял им. что к чему, пока ратники искали свое оружие, а потом заправлялись на дорожку перед погоней, я мог бы даже перекурить. Жаль, что сигареты давно закончились. Пара-тройка стрел полетели в мою сторону и. не долетев, бессильно упали на землю у самых моих копыт. А впрочем, куда нам спешить-то? Германцы так и не пришли в силы для того, чтобы целенаправленно спастись бегством. Вон они — мотыляются между шатров, то и дело сгибаясь пополам, чтобы помочь отравленным желудкам. Вяло колышутся, как сомнамбулы, пытаясь построиться для отступления…

Наконец дружина Невского в полном составе беспорядочной гурьбой шумно покатилась ко мне, и я начал свое стратегическое отступление по берегу озера к германским шатрам. Степан Федорович огибал озеро по другой стороне — за ним тоже гнались и тоже с криками: «Лови беса! », но гнались вяловато. Приказу князя расслаблявшимся на полную катушку ратникам подчиняться особо не хотелось, а бывшему театральному уборщику явно не хватало воображения, чтобы воодушевить преследователей. То ли дело я! Я, можно сказать, блистал, обзывая князя, топавшего сапожищами впереди своего отряда, «дырявым валенком», «запечным тараканом», «зарвавшимся феодалом» и другими нелицеприятными прозвищами — и вполне в этом деле преуспел. После «отморозка сиволапого» князь взъярился настолько, что, оторвавшись от основной группы дружинников, длиннющими скачками понесся вперед, вращая мечом на манер пропеллера и тем самым, видимо, придавая своему телу дополнительное ускорение.

46

Пришлось бы мне, наверное, туго, но до ливонских шатров оставалось всего несколько метров. Я уже явственно видел зеленые физиономии обалдевших германцев. После всего перенесенного еще и увидеть самого настоящего беса с рогами в авангарде пьяной орды — я их понимаю! Немудрено, что незадачливые завоеватели впали в ступор, забыв даже об отступлении — просто стояли столбами (кто мог стоять, конечно) и, раскрыв рты, тоскливо смотрели на приближающуюся гибель. Ничего, ребята, сейчас вам перепадет на орехи в силу исторической необходимости! Будете знать! Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет! Ура!

Именно это я проорал, пробегая мимо полуобморочного Командира. Славному ливонцу только моего лозунга не хватало для того, чтобы окончательно пасть духом. Он брякнулся на задницу и закрыл голову руками.

А я нырнул в первый попавшийся шатер, пролетел его насквозь, рожками пропорол себе лаз, выкатился по ту сторону и очень удачно соскользнул в неглубокую яму, наполненную вонючими пищевыми отбросами. Надо же — походная помойка! Отлично спрятался, сюда никто не сунется. Я замер, воздавая хвалу цивилизованным германцам, которые даже в этом паршивом Средневековье умудрялись заботиться об экологическом балансе, а не расшвыривали объедки повсюду, как бедовые соотечественники Степана Федоровича.

— Ох! — Кто-то шлепнулся рядом со мной. — Проклятое невезение! — услышал я. — Полкилометра пробежал, ни разу не споткнулся, а здесь упал — и сразу в помойку… Тьфу, гадость!

— Тихо!

— Кто здесь?

— Я, Адольф, кто же еще? Помолчи. Дружинники до германского лагеря добежали?

— Ага…

— Сейчас начнется страшная сеча! — кровожадно захихикал я. — Сейчас дружинники очухаются, оглядятся и поймут что к чему… Мероприятие малоприятное, но необходимое… И все пойдет как надо. Русские победят, германцы, соответственно, — проиграют. Ход истории не будет нарушен. А нам надо смотреть по сторонам внимательнее — вот-вот времеатрон Гиммлера заработает!

Степан Федорович осторожно высунулся наружу.

— Адольф, — позвал он. — Жаль вас расстраивать, но…

— Чего еще? Опять проблемы? Ну, сколько можно? Вокруг сплошные проблемы. У меня скоро аллергия от этого слова начнется. Да и потом — когда я от вас слышу: «Адольф, проблемы… », сразу начинается шум и катавасия. А сейчас что-то как-то тихо…

— Вот и я о том же… Слишком тихо.

Я высунул голову из помойной ямы, несколько минут озирал примолкшие окрестности, потом вздохнул и вылез целиком. И пошел вперед, отряхивая с джинсов картофельные очистки, рыбью чешую и прочую пакость. Ну, ничего не получается как надо, хоть плачь. Эти исторические персонажи словно дети малые — оставь их на минуту одних, тут же теряют головы и норовят пустить ход истории по иному руслу. Казалось бы — чего проще: вот войско Александра Невского, а вот ливонцы. Столкнул их нос к носу — деритесь! Создал все условия для полноценного сражения, которое во всех учебниках описано, а они…

Тут я споткнулся о натужно храпящего возле шатра ливонца и остановился для того, чтобы позаимствовать у выбывшего из строя вояки его железное одеяние.

… А они стояли друг против друга. Два войска у берега пышущего спиртовым смрадом Чудского озера. Александр Ярославич Невский с всклокоченной бородой, разрумянившийся от быстрого бега и возлияний, опирался на меч и хлопал глазами на тонконогого немца, сгибавшегося под тяжестью доспехов, совсем зелененького. Дружинники в немом изумлении глазели на псов-рыцарей, и у каждого русича в покрасневших гляделках пылал вопрос: как же так? Бежали за бесом рогатым, а очутились на передовой? Вплотную к ворогу, о котором, если честно, и думать-то забыли в связи с последними событиями.

Первым начал Невский.

— Ну, это… — проговорил он. — Того… мы тут мимо пробегали… Беса поганого хотели заловить… И это… сами не заметили, как… В общем… Ежели уж на то пошло, то мы вас сейчас рубить будем. Поднимайте мечи и защищайтесь, псы! — К завершению фразы голос его окреп, и ратники загомонили, забряцали железом.

Псы-рыцари тоже забеспокоились, но призыв поднять мечи и защищаться не поддержали. Ослабевшие руки попросту не держали оружия. Особо слабонервные, потупив головы, опустились на колени, а самые сообразительные сразу легли и притворились мертвыми. Князь Невский озадаченно потер подбородок рукоятью меча.

— Вы уж это… хотя бы для вида поборитесь, — попросил он. — Соромно русским воинам безоружных губить!

Ливонцы негромко заскулили, сбиваясь потеснее. Вид у них был жалкий — настолько жалкий, что даже самый отъявленный злодей постеснялся бы втягивать их сейчас в более-менее активные боевые действия. Что уж тут говорить о христолюбивом православном воинстве? И мне было как-то не по себе, но что делать? Битва должна состояться, и все тут! Ход истории нарушать нельзя.

Князь сделал два пробных выпада и опустил меч.

— Уж больно жалкие вы… — вздохнул он. — Нет, не могу слабых губить. Не так меня с детства воспитывали.

— Жалко! Жалко! — многоголосо ответила дружина. — Убогие да немощные, что с них возьмешь. Давайте, ребята, в чувство бедолаг приводить…

— Или порубить, чтоб другим неповадно было? — вслух рассуждал князь.

— Жалко! — повторяли дружинники. — Негоже так! Но надо…

Александр Ярославич потоптался на месте, пожал плечами и попробовал себя накрутить:

— Русской землицы взалкали, изверги? А? Отвечайте! Молчите? Стыдно? Зачем вы с мечом к нам пришли? Чего хотели?

Командир ливонцев икнул и беспомощно развел руками, ясно демонстрируя: единственное, чего он сейчас хотел бы больше всего, — это превратиться в плавленый сырок или морковку, чтобы иметь полное право спокойно полежать в тихом и прохладном холодильнике.

— Русский свинья посметь повысить голос? — услышал вдруг Александр Ярославич и вздрогнул.

Ратники загудели, оглядываясь.

— Да! Да! Вы правильно слышать! — выступил я вперед, стараясь повнушительней лязгать забралом и греметь боевым топором по нагруднику. — Ливонцы хотеть драться и только драться! Русские свиньи есть — фу! Трусливые скоты! Обнажать мечи и вступать в честный бой!

— Вот это другое дело! — обрадовался Невский. — А ну, раззудись, плечо!.. Друже — в сечу!

— Нихт! — проблеял командир ливонцев. — Пожалуйста, герр Александр… Мои люди… отравлены, мы не можем… мы молим о пощаде!

— Чего-то я не пойму, — снова остановился князь. — Друже, на месте стой! Вы будете драться или нет?!

— Конечно, будем! — заявил я. — Германцы, вперед!

Германцы со стонами повалились на землю. А я почувствовал себя дураком — стою один против сотен.

И еще идиотский шлем давит на темечко… Как в этом металлоломе вообще сражаться можно?

— Вперед, ливонцы! — завопил я. — Ну и пусть мы все умрем, пусть мы все потонем в пучинах этого проклятого озера, но, может быть, так и надо? Может быть, в этом и есть сермяжная правда? А как быть, если всем нам — собравшимся здесь германцам — от роду написано потонуть в Чудском озере? А как написано, так все оно и будет. Вперед!

— Какой «вперед», если вы все вповалку лежите? — заметил Александр Ярославич.

— Это хитрый прием! Мы вас за ноги кусать будем, а потом добьем! Воспряньте, храбрые рыцари!

Кто-то за моей спиной, гремя доспехами, кое-как соскреб себя с сырой земли и встал на ноги.

— Ура! — закричал я. — Зиг хайль! Видите, мы уже готовы к бою!

— С ума сошли, убогие, — проворчал Невский.

— Сейчас ты сам сойдешь, — пообещал я, замахиваясь топором. — Битва должна состояться!

БАМ!

Какое злостное коварство — бить по голове, да еще и сзади. Я рухнул, как снесенный памятник, а сволочной германец шаркнул ножкой и проскрипел:

— Извинения просим, храбрые русичи…

В голове у меня помутилось — не столько от предательского удара, сколько от отчаяния. Вокруг меня топотали чьи-то ноги, кто-то куда-то меня тащил, а я ничего не мог с этим поделать. Я мог только наблюдать. Дружинники, которые за время моего зажигательного выступления два раза бегали к озеру за дополнительным горючим, умильно приговаривая: «Ничего, болезные, это бывает с непривычки-то… », поднимали псов-рыцарей и жалостливо отпаивали их спиртом.

47

Ливонцы кричали благим матом, отбивались чем под руку попадется, призывали на свои больные головы скорую смерть, но нетрезвые русичи всерьез прониклись идеей всепрощения и не отступали.

Александр Ярославич отхлебнул из поднесенного шлема, икнул, глупо улыбнулся, неожиданно обнял ливонского командира.

— А давай брататься! — предложил он. — Нр-равишься ты мне, пес. Неугомонный. Вишь, все стремится русской земли хапнуть, а сам еле на ногах стоит. Пойдешь ко мне в челядь? Я тебя Бориской назову и новые лапти подарю взамен этой железной сбруи, а?

Германский предводитель покачивался и пытался ускользнуть, но князь держал крепко.

— Рыцари, вперед! — по инерции хрипел еще я, увлекаемый кем-то прочь от куча-малы на берегу. — Отпустите… Кто там еще?

— Тихо, Адольф! Если я не ошибаюсь, сейчас времеатрон заработает! И нас перенесет отсюда…

— История… должна… быть…

— Тс-с! А то кто-нибудь на нас оглянется и заметит.

— … Сохранена… Ливонцы должны утонуть… — мысли путались у меня в голове.

— Да, да, я понимаю. Но что уж теперь поделаешь, когда не хотят они тонуть?

— Они должны! Обязаны! Автомобиль истории бодро вырвался из колеи и на всех парах летит в кювет… То бишь — в беспросветное небытие! Этот вонючий циклоп где-то здесь рыщет и только поджидает, когда наступит неизбежный конец света, чтобы потом беспрепятственно воцарить на развалинах! Гиена! Прощелыга! Пустите, я их сам пойду сейчас по одному топить, если уж они на добровольных началах не желают…

— Начинается!

— Ура! То есть — что начинается? Где?

Небо вдруг посветлело, точно от взрыва шутихи. На землю потянулись солнечным дождем золотые нити. Словно мощными щупальцами, окутали они меня, взвизгнувшего, как от щекотки, Степана Федоровича, пару-тройку поваленных шатров, какие-то посторонние бочки с забитыми крышками…

— А поскольку мы все стали друзья… — словно из другого мира, гудел бас Александра Ярославича Невского, — таперича должны искупаться! Освежимся и дерябнем еще по чарочке, чтоб добру не пропадать! Бориска, ты чего плачешь?

— Лучше сразу убейте! О, зачем я пришел на эти земли! Если выживу, и внукам закажу, и правнукам, чтобы с русскими не связывались!

— Друже! Кунайте германцев в реку! Пущай проморгаются, а то вон какие мореные! Того и гляди, скиснут совсем!

— . Князь, может не надо кунать? Мы уже пробовали — они тонут! Доспехи-то тяжелые… Как бы они все… Не с кем дружить будет!

— Чего? Главный приказал — слушайтесь. Не боись, прорвемся… Помоемся заодно. Бориска, пойдем, я тебе лично шею намылю! Да не ной ты, никто тебе зла не желает!..

Солнечные нити подняли меня к небу. Золотой свет вспыхнул последний раз и погас. Серая тьма окутала меня плотно, с копыт до рогов, скрутила — и погрузила в вязкое, смоляное небытие. Визг перепуганного Степана Федоровича потонул в моих ушах. Я уже ничего не слышал, и видно ничего не было-стало как-то промозгло, дыхание прервалось, и я понял, что нахожусь уже вне времени…

ГЛАВА 3

Удивительное ощущение: вокруг дремучее Средневековье, закрываешь глаза — хлоп! — и уже двадцатый век. Милый сердцу продымленный и промасленный воздух, сжимающая легкие влажность и подвальная сырость. Прямо как в планетарии — нажал кнопку, перед тобой послушно сместились галактики.

— Получилось! — затрещал знакомый фальцетик. — Получилось!

Я попытался протереть глаза — кулаки мазнули по шершавому металлу. Адово пекло, на мне же все еще эти треклятые доспехи, этот закрытый шлем со скрипучим забралом. Хвост Люцифера! «Получилось! » У меня ведь тоже получилось! Я втиснул Ледовое побоище в исторические рамки. Псы-рыцари благополучно утонули! Правда, не так, как положено, но все же… Не мытьем, так катаньем. То есть наоборот — именно мытьем. Странный все-таки народ — эти русские. Ну, да ладно, кончено, и хорошо. Теперь это дело прошлого. Причем очень даже глубокого прошлого. А кто это, интересно, так орет?

— Получилось! Получилось!

Я поднял забрало. Сырые стены, каменный пол, низкий потолок. В спертом воздухе неощутимый для обычных людей запашок сильных заклинаний. Ага, я в подвале, да еще в таком, где только что кто-то экспериментировал с магическими письменами. Впрочем, нетрудно догадаться — кто и с какой целью. В метре от меня, отгороженный какой-то замысловатой конструкцией, сплошь состоящей из металлических трубочек, резиновых проводков и зеркал, соединенных в какую-то хитрую систему, приплясывал собственной персоной фюрер, бил в ладоши и верещал:

— Получилось! Проект «Черный легион» осуществлен! Посмотрите, господа, — настоящий живой рыцарь! Гитлер! Времеатрон! Еще не разрушенный и вполне действующий! Погибель наша и наше спасение!

Гитлер был не один, а в окружении привычной компании. Правда, одеты они были не совсем обычно — поверх формы ниспадали тяжелыми складками черные длиннополые балахоны. Рядом с фюрером стоял, скрестив руки на груди, Гиммлер: как всегда мрачный, прячет угрюмо горящие глаза за круглыми очками, словно жерла печек за огнеупорными стеклянными заслонками. За узкой его спиной помещались: Герман Геринг с открытым ртом и худосочный Геббельс, по-обезьяньи поскребывавший в затылке. Охраны в подвале не наблюдалось совсем.

— По-моему, он не очень живой, — захлопнув пасть и сглотнув, высказал свое мнение Геринг. — Чего это он, гром и молния, такой дохловатый? А Генрих говорил, что наши предки боевитые были…

— Антиквариат, — пожал плечами Геббельс.

— Ты не ругайся, — предупредил Геринг, — кто его знает, гром и молния, может, он только притворяется дохлым, а сейчас как вскочит, как даст тебе вот тем топором по башке! Видишь, какой у него топор?!

— Антиквариат — не ругательство, — отметил Геббельс — Олух необразованный…

— Сам больно культурный!

— Когда я слышу слово «культура», моя рука тянется к пистолету, — механически проговорил Геббельс — А в самом деле, Генрих… Вы обещали целую армию тяжеловооруженных витязей, а переместили одного воина. И тот валяется и молчит, как неродной. Как не ариец то бишь.

— Почему один? — не согласился фюрер и вытер вспотевшие от возбуждения ладошки о полу балахона. — Вот, кажется, еще кто-то шевелится… А что это за бочки вместе с воинами приехали?

— Ну, откуда я знаю, что за бочки, — раздраженно молвил рейхсфюрер Гиммлер. — Наверное, трофеи. Попали в заданный квадрат вместе с людьми…

Я нашел в себе силы приподняться и сесть. Гитлер и его свита тут же шарахнулись к стене. Рядом со мной кто-то зашевелился.

— Адольф, вы живы? — простонал Степан Федорович, нервно отряхивая свой скафандр. — А меня будто слон лягнул. Голова трещит… Адольф!

— Слышите, мой фюрер! — прошептал Гиммлер. — Один из них сказал — Адольф! Наши древние предки знают ваше имя! Я всегда говорил, что вы прославитесь в веках! И в ту и в другую сторону…

— Поговорите с ними! — поправил свою знаменитую челку Гитлер. — Спросите что-нибудь…

— Что, например?

— Ну… Как доехали, как себя чувствуют…

— Отвратительно, — сказал я, с трудом вставая на ноги и морщась от лязга доспехов. — Комфорта никакого. Настроение поганое. Хотя очень рад вас всех видеть. Особый привет старому знакомцу! Эй, предводитель дворянства, вы меня помните?

— Гром и молния! — воскликнул Геринг. — Какой такой предводитель?

— Э-э… — вступил в беседу Геббельс — Позвольте осведомиться, почему у вас настроение поганое?

— А ты бы себя как чувствовал, если бы тебя сначала по голове палицей шмякнули, потом за ноги отволокли на середину лагеря, а потом вздернули под облака и швырнули на восемь столетий вперед?

— Как складно этот древний воин говорит! — восхитился Гитлер.

— Слишком складно, — буркнул Гиммлер. — Эй… железяка! Откуда ты знаешь, где оказался, а? Да еще с точностью до ста лет? Что-то здесь не то. Опять какая-то ошибка. В первый раз перепутали пространственные параметры, а сейчас… — Он шагнул к несуразной конструкции и несколько раз ожесточенно дернул за какой-то рычажок. Установка протестующе пискнула. Гиммлер, сосредоточившись, как гинеколог на осмотре, наклонился, раздвинул провода и заглянул внутрь конструкции.

48

— А сейчас перепутали временные параметры! — заорал он, рывком распрямляясь. — Это предательство!

— Рыцарь не из тринадцатого века? — ахнул фюрер.

— Из тринадцатого! — зарычал герр Генрих. — Но параметры смещены на несколько часов вперед! Битва на Чудском озере уже проиграна, и нам досталось не полноценное ливонское войско, а жалкие недобитки! Вот почему рыцарей двое, причем один из них никакой не рыцарь!

— А кто?

— А пес его знает! — гавкнул Геринг. — Странная одежда на нем какая-то… Как костюм у водолаза. И рожа помоями какими-то выпачкана… Помойник!

Степан Федорович обиделся на «помойника» и принялся быстро вытирать физиономию рукавами скафандра.

— Предательство! — бесился Гиммлер. — Вредительство! О, мой обожаемый фюрер, я вас предупреждал, что сам справлюсь с проектом! И нечего было совать мне в помощники гадкого шпиона и пакостника! — Балахон Гиммлера взлетал вороньими крыльями.

— Не позволю обзывать моего друга шпионом! — вякнул фюрер, потрясая костистыми кулачками. — Извинитесь!

— И не подумаю! Где этот предатель? Где этот вредитель? Где Штирлиц?! Подайте мне его сюда, я ему сам во славу Германии все зубы выбью! Где Штирлиц?

— Штирлиц! — воскликнул вдруг Геббельс, подпрыгнув на месте.

— Штирлиц! — гаркнул и Геринг. — Гром и молния!

— Штирлиц ни в чем не виноват! — горячо доказывал фюрер. — Он мой личный друг и соратник! Верный сподвижник и преданный правому делу нацизма сверхчеловек! Это вы, Гиммлер, наверное, сами чего-нибудь напортачили, а теперь, опасаясь ответственности, сваливаете все на ни в чем не повинного господина штандартенфюрера… А позвольте, чего это вы все разорались: Штирлиц, Штирлиц… Где он? Его же тут нет. Он же, если не ошибаюсь, в туалет отлучился…

— Штирлиц… — ахнул Гиммлер и замолчал с открытым ртом.

Степан Федорович, закончив полировать рукавом физиономию, встал на ноги и церемонно поклонился.

— Как вы тут оказались? — вымолвил Гитлер, вертя головой по сторонам. — Вы же… э-э… в туалет… э-э…

— Да это не я, — добродушно объяснил мой клиент. — Это другой Штирлиц в туалет пошел. Который вместо меня, в силу исторической необходимости здесь появился, чтобы было кому безобразия творить.

— Другой Штирлиц… — пролепетал жутко побледневший Гиммлер.

Я не смог удержаться от хихиканья. Бедный Киса. Ему и одного-то майора Исаева за глаза хватает, а тут раз — и второй откуда ни возьмись появляется.

— Штирлиц! — повторил Гиммлер. — Штирлиц! Штирлиц!!! — заорал он.

Стеклышки очков раскалились, опаленные огнем зарождавшегося безумия.

— Штирлиц! Штирлиц! Штирли-и-и… Окованная железом дверь подвала открылась.

— Але? — спросил человек в полной форме штандартенфюрера СС и с мотком красного шнура в руке, протискиваясь в помещение. — Кто меня зовет? Кому я понадобился?

Теперь закричали все, в том числе я и Степан Федорович. Штандартенфюрер Штирлиц с веселым недоумением обвел взглядом присутствующих и остановился на моем клиенте.

— Вот так клюква! — проговорил он. — Брат-близнец! Ха, здорово! Наконец-то прибыл! Да еще с подкреплением!

Он подмигнул отдельно мне и Степану Федоровичу и каждому из нас сказал какое-то непонятное слово:

— Хррчпок! Приветствие, что ли, такое?

Врожденный такт заставил моего клиента вежливо повторить:

— Хр… Хр… Чпок. Штирлиц совсем просиял.

— А нормальная маскировочка! — заорал он, тыча в моего клиента пальцем. Я так и не понял, что он понимал под «маскировочкой» — скафандр или, может, собственное обличье Степана Федоровича, полностью сходное с его, штандартенфюрерским, обличьем?

— Штирлиц! — пискнул Гитлер, дрожащей рукой поправляя взмокшую от пота челочку. — Объясните, что здесь происходит? Что вы натворили?

— Я? — засуетился штандартенфюрер, быстро пряча моток шнура за спину. — Я ничего такого не делал. Опять беспочвенные подозрения и туманные намеки! Адольф! Додя! Ты друг мне или не друг? Не слушай этого дурака Генриха, я предан рейху и лично моему обожаемому фюреру…

Он снова подмигнул обомлевшему Степану Федоровичу.

— Отправляйте их обратно! — потребовал Геринг, пытаясь спрятаться за спину Геббельса. — Немедленно! Гром и молния! И дохловатого рыцаря, и этого… близнеца!

— Нам только двух Штирлицев не хватало! — кричал Геббельс, пытаясь спрятаться за спину Геринга. — Они совершенно одинаковые… Одно лицо! Только одежда разная!

Гиммлер грыз свою форменную фуражку, рвал волосы на голове и шатался. Гитлер задумчиво произнес:

— Хм… Наверное, это неплохо… Два верных друга вместо одного…

Геббельс и Геринг так и не пришли к согласию — кто за чью спину будет прятаться — и чуть не подрались.

— Проклятая установка! — вдруг оглушительно взвизгнул Гиммлер и набросился на времеатрон с кулаками. — Ты что натворила! Ты… Размолочу! Уничтожу!

— Не сметь! Мы не позволим разрушить особо ценную собственность рейха! — заревел Геринг, подталкивая вперед Геббельса.

— Не сметь! Мы грудью встанем, чтобы сохранить ее! — заревел Геббельс, выставляя перед собой Геринга, как щит.

— Не сметь! — заревел Степан Федорович. — Адольф, сохраните времеатрон, это наша последняя надежда!

В подвале поднялась паника. Я, честно говоря, больше всех присутствующих испугался за установку и ринулся на ее защиту. Сейчас я вам покажу, какой я дохловатый! Сейчас вот молодецким ударом снизу в челюсть нокаутирую рейхсфюрера, схвачу в охапку времеатрон и никому не отдам… Но обуздать свихнувшегося Гиммлера было совсем непросто, а в этих неудобных доспехах и в такой сумасшедшей толчее — и подавно. От моих ударов предводитель дворянства, наверное вследствие помешательства обретший необыкновенную ловкость, успешно уворачивался, я по нему так и не попал. Геббельсу, Герингу, Гитлеру и подоспевшим на шум автоматчикам охраны повезло меньше. Насколько я мог судить сквозь прорезь забрала, Геббельс с Герингом, которым досталось по разику, поскуливая и потирая ушибы, отбежали к двери, четверо автоматчиков сползали по стеночкам вниз. А фюрер с лиловым синяком под глазом выпячивал грудь и орал:

— Посмотрите, какая боевая мощь! Да один этот рыцарь способен обратить в позорное бегство пять танковых корпусов и бесчисленные пехотные батальоны!

Штирлиц вместе со Степаном Федоровичем оттаскивали его подальше от развернувшихся у времеатрона военных действий.

— Чего вы смотрите, свиньи?! — заверещал Гиммлер на автоматчиков, поняв, наконец, что я представляю для него лично большую опасность. — Вы что — не видите, что это диверсант? Отставить рукопашный бой! Огонь! Изрешетите железного гада!

Раз! От блистательно проведенного апперкота Генрих уклонился и спрятался за времеатроном. Два! Подвернувшийся под мою руку автоматчик кувыркнулся через весь подвал, вышиб своим телом металлическую дверь. В образовавшееся отверстие мгновенно засосало Геббельса с Герингом, фюрера и обоих Штирлицев, Оставшиеся на ногах охранники — числом четыре — с честью преодолели жгучее желание немедленного отступления, вскинули автоматы и открыли огонь по мне.

Лучше бы они этого не делали. Средневековые доспехи выдержали ураганный напор пуль, но эффект рикошета оказался таким… В общем, Гиммлера спасло только то, что он в этот момент, отвлекшись на продолжение процесса уничтожения времеатрона, рыча по-псиному, повалился на пол вместе с установкой. А мне осталось только констатировать сразу четыре случая невольного самоубийства.

Честное слово, я был ошеломлен. Я же ничего такого не хотел! Я, в принципе, бес совсем незлобный, о моем парадоксальном человеколюбии в преисподней даже анекдоты ходят, а тут…

Чтобы сказать невинно убиенным последнее «прости», я содрал с головы шлем, отцепил наплечники и умудрился отчекрыжить нагрудник. Расковать копыта я не успел — кто-то врезал мне под колени сзади, и я едва не опрокинулся навзничь. Обернувшись, я узрел предводителя дворянства.

— Вот тебе, проклятая загогулина! — орал Гиммлер, катаясь по полу в обнимку с времеатроном, работая кулаками и коленями с таким усердием, что от гениального изобретения во все стороны летели металлические и стеклянные брызги. Он даже, прерывая вопли, кусал резиновые проводки и клацал зубами по никелированным частям.

49

— Да остановись же ты! — чуть не заплакал я, пытаясь поймать сучащие в воздухе нижние конечности рейхсфюрера. — Киса! Варвар! Это уникальная конструкция! Неповторимый механизм! Ее невозможно починить — запчастей не напасешься! Где ты возьмешь электрический усилитель латунных компрессоров?! Или блок концентрированных модераторов?! Или пневмоакустический пространственный регулятор?!

Гиммлер на секунду замер и повернул ко мне залитое потом, искаженное гневом лицо:

— Чертежи, по которым создавался времеатрон, абсолютно секретны! — прохрипел он. — Кто выдал военную тайну? А-а-а! Я понимаю! Я все понимаю! Это Штирлиц! Это Штирлиц! Ты и есть Штирлиц!

— Я? — удивился я.

— Ты! И ты! — Он ткнул пальцем в одного из очнувшихся у стеночки автоматчиков. — И ты! И ты! Не притворяйтесь застреленными наповал, вы тоже хитрые Штирлицы! — Гиммлер оскалил зубы и куснул изувеченную установку: — И ты тоже Штирлиц!

Совсем спятил! Надо было мне догадаться и перед перемещением из тринадцатого века загримировать хорошенько Степана Федоровича. Я же знал, как к нему Гиммлер относится! Теперь вот времеатрон сломан! А еще неизвестно, останусь ли я сам в живых… Или мой клиент… Он как раз куда-то подевался. Куда?

Уцелевшие автоматчики ползком покинули подвал, но очень скоро вернулись. За собой они тащили массивный противотанковый пулемет.

— Бей по рогатому! — крикнул кто-то особо храбрый, заправляя ленту.

Я замер, растопырив руки. Бежать некуда. Спрятаться негде. Взять, что ли, Гиммлера в заложники? Да пока буду выковыривать его из-под останков времеатрона, меня на куски разнесут крупнокалиберные пули.

— Сдаюсь! — завопил я, поднимая руки.

— Пленных не берем, — пропыхтели переквалифицировавшиеся в пулеметчиков автоматчики.

Клац-клац, — злорадно щелкнул затвор.

— Я больше не буду!

— А больше и не надо. Клац!

— Это несправедливо! Степан Федорович спасся, а меня расстреливают! Это он — невезучий, а не я!

— Приготовиться! Пли!

— Отставить!

В первую секунду я и не понял, кто это крикнул. Даже допустил, что это я сам подсознательно выдал первый попавшийся приказ, чтобы хоть на немного отсрочить неминуемую погибель. Но пулемет смущенно поник дулом, а охрана, вскочив на ноги, вытянулась в струнку. Фюрер, прикрывая козырьком фуражки синяк под глазом, ступил на порог подвальной комнаты и повторил:

— Отставить! Оружие убрать!

Фюрер посторонился, и оружие исчезло из подвала вместе с охранниками. Я вытер со лба пот. На полу предводитель дворянства из последних сил доламывал несчастный времеатрон и хриплым шепотом проклинал Штирлица. Времеатрон превратился в железный хлам. Спасать гениальную установку было поздно.

— Можете опустить руки, — скомандовал Гитлер. Покосился на мои рожки, подался назад и подозрительно спросил кого-то в коридоре: — Он точно наш союзник?

На всякий случай руки я решил не опускать. В комнату вошли Штирлиц и Степан Федорович. Мой клиент заметно дрожал и постоянно сглатывал, но в общем держался молодцом. Наверное, потому, что Штирлиц покровительственно обнимал его за плечи.

— А чем он тебе не нравится? — осведомился Штирлиц, нагло отставив ногу и обозревая меня, как картину на выставке. — По-моему, очень даже симпатичный. Скажи, брат? — он потрепал Степана Федоровича за щечку.

— Д-да…

— Хррчпок?

— Хр… Хр… Он самый…

— Вот видишь, Додя!

— Но… эти странные штуковины на голове… По-моему, истинные арийцы не носят рожек…

— Додя! Перестань хмуриться, будь дусей! Кто знает, куда повернется мода? Сейчас не носят, в следующем сезоне будут носить. Я же тебе сказал — эти двое мои лучшие друзья, а значит, твои лучшие друзья.

Ведь так?

— Ну, если они твои друзья… — смягчился Гитлер. И вдруг спохватился: — Погоди, а почему это — лучшие? Я думал, что лучший твой друг…

— Конечно, ты, Додя! Они — лучшие друзья, а ты — самый лучший. Скажи, что с рейхсфюрером будем делать?

Фюрер задумчиво посмотрел на обессилевшего Гиммлера и пожал плечами.

— Мне кажется, он не оправдал доверия нашей национал-социалистической партии, — подсказал Штирлиц.

— Ага, — встрепенулся Гитлер, — не оправдал.

— Растранжирил впустую выделенные на проект «Черный легион» огромные средства.

— Точно!

— А этот дурацкий времеатрон оказался полной туфтой.

— Туфтой!

— Как и идиотский институт «Аненэрбо».

— Вот именно!

— И вообще, — подытожил Штирлиц, — никакой он не рейхсфюрер, а полный козел, правда?

— Правда, мой дорогой и верный друг! — вдохновенно прокричал Гитлер. — Правда! Дармоедов из «Аненэрбо» я направлю под Курск нюхнуть пороху. Пусть их там, балбесов, в дугу согнут! Охрана! Охрана!!!

Оставшиеся в живых потрепанные охранники не влетели в подвал орлами, как в прошлый раз, а лишь опасливо заглянули. И то после второго окрика.

— Взять этого предателя! — отдал приказ Гитлер.

— Которого? — осторожно осведомились охранники.

Я поспешно опустил руки. Охранники, чтобы не ошибиться, повторно справились у обожаемого фюрера и, получив подтверждение, направились к Гиммлеру.

— В подземелье! — скомандовал Гитлер. — В самое мрачное и глубокое под рейхстагом! И его никудышный времеатрон тоже скиньте с ним вместе. Правильно? — повернулся он к Штирлицу.

Тот снисходительно кивнул.

Вот это да! Вот как надо было Степану Федоровичу держать себя во время первого визита в Берлин! А не тушеваться и прятаться по шкафам. Тогда, глядишь, наше историческое путешествие повернулось бы по-другому. Н-да… То, что Штирлиц, созданный воображением театрального режиссера Михалыча, окончательно и бесповоротно охмурил вождя германского народа, я еще давно заметил. Но почему этот самый Штирлиц вдруг воспылал горячей любовью к своему близнецу Степану Федоровичу и, как следствие, ко мне?

Непонятно. Пока охрана волочила за ноги Гиммлера по каменному полу к выходу, пока он, сопротивляясь, кричал: «Отстаньте от меня, Штирлицы! », я бочком-бочком приблизился к Степану Федоровичу и взял его под руку. На всякий случай — для безопасности. Гитлер, ревниво нахмурившись, подскочил к Штирлицу с другой стороны и решительно положил руку ему на плечо.

Так мы и поднимались по лестнице из подвала — дружной и сплоченной компанией. Немного неудобно, зато лично мне в такой связке было спокойнее. Кое-кто из солдат гарнизона рейхстага посматривал на нас странно, но смущались, пожалуй, только я и Степан Федорович. Штирлиц продвигался вперед развязной походочкой, будто на мнение окружающих ему было глубоко наплевать, а в живых глазках фюрера, неотрывно уставленных на великого разведчика, светились искренняя привязанность и безграничная любовь.

А снизу, из подземелий, летели истошные вопли помешавшегося рейхсфюрера:

— И ты, Штирлиц! И ты! И эта ступенька — тоже Штирлиц! И это перильце — Штирлиц! Электрическая лампочка — Штирлиц! Не надевайте мне наручники — они Штирлицы! Вокруг одни Штирлицы!

На третьем этаже рейхстага наша компания распалась. У двери собственного кабинета Штирлиц безо всякого стеснения заявил, что хочет пообщаться с прибывшими друзьями без свидетелей. Приунывший фюрер попробовал протестовать, но получил в ответ:

— Доля, тебе Ева ждет. Забыл? Пятый корпус, третий бункер, шестая дверь налево, код доступа: ноль, два, пятьдесят восемь, триста сорок четыре, шесть, шесть…

— Это же секретный код! — забыв об обиде, раскрыл рот Гитлер.

— Какие секреты между лучшими друзьями! — воскликнул штандартенфюрер, и инцидент был исчерпан,

— Ну, друзья, проходите! — воскликнул Штирлиц, когда понурая спина фюрера скрылась из виду. — Вы чего такие смурные?

Не знаю, как Степан Федорович, а я испытывал что-то вроде вялотекущего приступа дежавю. Коридоры рейхстага казались такими, буднично-спокойными, как и коридоры любого бюрократического учреждения. А ведь было время — я прекрасно это помню, — когда здесь скакали красные партизаны-дружинники, богатырь Микула крушил гитлеровцев и в хвост и в гриву, в окна, как к себе домой, входили чернокожие охотники за головами. И Степан Федорович словно зачарованный смотрел на массивную стальную дверь кабинета штандартенфюрера, вернее на выемку в форме пятерни на месте дверной ручки, и уже тянул в выемку собственную ладонь. Штирлиц, неопределенно хмыкнув, отстранил моего клиента и открыл дверь самостоятельно.

50

— Заходите, друзья, будьте как дома. Мы вошли.

— Располагайтесь, садитесь… Расположиться и присесть мы не успели. Где-то в глубине коридора раздался страшный грохот и зазубренной жестянкой продребезжал отчаянный вопль. Мы со Степаном Федоровичем с испугом переглянулись, а Штирлиц бросил взгляд на наручные часы и хихикнул:

— Точно по графику.

С этими словами он выбежал из кабинета, а я подошел к незакрытой двери и выглянул.

По коридору двое дюжих охранников тащили на носилках Йозефа Геббельса. Руки министра пропаганды бессильно болтались по обе стороны носилок, носки сапог траурно вытягивались к потолку. Геббельс не говорил ни слова, только мычал и довольно потешно, словно мультипликационный герой, вращал вытаращенными глазами. На макушке у него набухла здоровенная шишка, похожая на обрубленный рог. Следом за носилками семенил низкорослый фашист в форме капрала, нес в руках магазинную гирьку и обрывок красного шнура, озадаченно шлепал губами и повторял:

— Опять большевистские провокации! Просто ужас! Скоро от Третьего рейха ни одного человека не останется. Вернее, уже почти никого не осталось. Кошмар! Кошмар!

— Чего шумим? — спросил, шагнув навстречу носилкам, Штирлиц.

— Господин штандартенфюрер, диверсия! — козырнул капрал. — Над дверью в кабинет господина Геббельса кто-то укрепил вот это вот… орудие… — Он предъявил гирьку. — Господин Геббельс дверь открыл, а его прямо по голове и…

— Безобразие! — нахмурился Штирлиц. — Куда теперь его?

— Господина Геббельса? В лазарет.

— Сообщите мне номер палаты, я лично зайду проверить, как он себя чувствует.

— Слушаюсь!

— Не-ет… — страдальчески проскрипел Геббельс — Не на-адо… Пожалуйста… Я и без вашей помощи, штандартенфюрер, прекрасно помру.

— Скажи спасибо, что к шнурку Шпалу не привязал! — погрозил ему кулаком Штирлиц, а капралу четко сформулировал:

— Думаю, что в этой диверсии, как во всех предыдущих и грядущих, виноват не кто иной, как предатель Гиммлер!

Капрал, явно не зная, как реагировать на подобное заявление, опять козырнул и рявкнул:

— Есть!

— Последняя фраза запоминается лучше всего, — благожелательно шепнул Штирлиц мне на ухо, когда мы возвращались в кабинет. — Запомни!

— Да уж, запомню…

Штирлиц деловито вытащил из-за пояса моток красного шнура, спрятал его в памятный мне сейф, пробормотал:

— Еще пригодится… хороший шнур, сверхпрочный, легкий. Незаменимая штука!

Затем обратился к нам:

— Итак, коллеги!.. — Великий разведчик плотно прикрыл дверь и нырнул за свой стол. — Начнем!

Тут на его столе зазвонил телефон, Штирлиц снял трубку:

— Алло? Вашингтон? Да, я. Не, еще не время, но уже скоро. Ждите. Отбой. Та-ак, — положив трубку, протянул он и повернулся к нам. — Должен вам сказать, что очень рад вас видеть на своем, так сказать… рабочем посту! Наконец-то вы до меня добрались! Сколько было сделано попыток? Пять? Десять?

— Ну… где-то около того… — осторожно ответил я, а Штирлиц, выслушав, понес уже совершеннейшую чушь:

— Египет, ацтеки, шумеры… Надо же было так промахиваться-то, а? Ну, хорошо, что вы все-таки попали точно ко мне. Правда, не предупредили… Конечно, визит ваш несколько неожидан, но скрывать мне нечего, результаты работы я могу предъявить вам прямо сейчас! Желаете?

Брякнул телефонный звонок.

— Ой, опять, извините… Алло! Лондон? Я! Нет еще! Ждите! Отбой. Тьфу, надоели. Так, желаете, уважаемые коллеги, посмотреть результаты работы? Или сначала финская баня, шнапс, коньяк, девочки? А? Не стесняйтесь, тут все свои!

— Э-э-э-э… — сказал Степан Федорович.

Я на этот раз ничего не сказал. Я все думал, за кого он нас принимает? Коллегами назвал… Грозится предъявить результаты своей работы. Неужели настолько обнаглел, что предполагает, будто высшие чины контрразведки вот так просто и безбоязненно приедут к нему с проверкой? Нет, ерунда. Не похожи мы со Степаном Федоровичем на контрразведчиков. Хорошенькие контрразведчики — один рогатый и в средневековых рыцарских доспехах, другой брат-близнец в инопланетном скафандре.

— Хотите, я сейчас Еве звякну? — соловьем разливался Штирлиц. — Она подружек возьмет. Зависнем в любом кабаке и погудим. Плевать, что военное положение и комендантский час. Фюрера на стреме поставим, никто к нам не сунется. Хотите, а?

— Ну-у… — неопределенно высказался Степан Федорович. — Как говорится — чем обязаны такому… ну-у… приему… и…

Штирлиц посмотрел на него непонимающе. Возникла пауза, которую немедленным пунктиром прериали сразу три телефонных звонка подряд. Вызывали Тихуана, Москва и Сидней. Великий разведчик всем трем абонентам посоветовал ждать.

— Так, э-э-э… чем обя…

Я пнул клиента ногой, и он сразу же заткнулся. Вот идиотина! Если ничего не соображаешь, так молчи! Времеатрон, на помощь которого мы рассчитывали, сломан, теперь нам не удастся убраться отсюда так скоро, как я предполагал. Придется немного освои-ться, выведать, что к чему… Но не таким же топорным способом!

— Не слушайте его, — вклинился я в разговор. — Мы именно те, которые это… с проверкой. Я — Алекс, а он — Юстас. Приятно познакомиться.

Штирлиц, непонятно приговаривая: «Гринсшлаг, гринсшлачок… », в этот момент разливал из серебряного кофейника кофе по чашкам. Дегтярно-черная жидкость струйкой булькала в чашечки с синей каемочкой и как-то странно шипела и пузырилась. Представившись Алексом, я как раз хотел спросить, что это за сорт кофе такой, но Штирлиц вдруг так расхохотался, что рухнул из-за стола вместе с креслом. Пока он взревывал, всхлипывал и колотил ногами по полу, я толкнул Степана Федоровича (он засмотрелся на портрет кисти Сальвадора Дали) и прошипел ему на ухо:

— Молчи, ради Владыки, молчи, а то погорим! Я сам говорить буду!

Отхохотавшись, штандартенфюрер юмористически хрюкнул:

— Юстас и Алекс, надо же! Не, ребята, с маскировкой вы явно переборщили! — И вновь воздвигся за столом, но тут опять зазвонил телефон.

— Лазарет? — спросил Штирлиц у что-то проквакавшей трубки. — Капрал Келлер у аппарата? Да, я! Да, слушаю! Что? Тридцать вторая палата? Сейчас буду. Что? Какие еще проблемы? Вколите господину Геббельсу успокаивающее, и пусть не рвет себе нервы понапрасну, я все равно зайду его навестить, ничто меня не остановит. Да пусть хоть батальон у дверей палаты выстраивает! Если солдатики зафордыбачат, я фюрера с собой приведу, понятно? Все, отбой!

Он вскочил, наскоро отхлебнул кофе из чашки:

— Извините, ребята, дела! Надо отлучиться на минутку. Геббельса проведать. Столько хлопот, столько хлопот! Соляную кислоту в капельницу налить или петарду в утку сунуть. Сам не подсуетишься, никто не поможет! Эти глупые генералы меня все, как один, ненавидят, ослы. Но и боятся, конечно. Только Гитлер верен мне, да и то последнее время излишне ревнует меня к Еве. Или Еву ко мне, не пойму… Ладно, потом обо всем по порядку… Не скучайте тут, я скоро. Вот вам пока… ознакомьтесь.

Выхватив из ящика стола какой-то большой л исток, он наскоро что-то в нем черканул и протянул мне. Потом выпрямился и проговорил торжественно:

— Остался только один. Когда не останется ни одного, будем начинать. Так, коллеги?

— Так… — кивнул я, хотя не понимал, о чем идет речь.

— Хррчпок! — выкрикнул Штирлиц и ударил себя в грудь.

— И… вам того же… А можно спросить, что это зна…

— Извините, очень спешу. Буду буквально через пятнадцать минут. А впрочем, может быть, все-таки Еве звякнуть, а? Или коньяк заказать?

— Всему свое время, — солидно отказался я.

— Ну, как хотите. Пейте гринсшлаг, небось соскучились в путешествии по домашнему-то… Я побежал!

— Чего пить? — не понял я. Но Штирлица уже не было.

ГЛАВА 4

— Адольф… — слабым голосом молвил Степан Федорович, когда дверь за штандартенфюрером захлопнулась. — Мне что-то дурно… Опять наш план сорвался! Намеревались же — как только окажемся в Берлине, сразу хватать Гиммлера за… Как вы выразились? За жабры хватать — и требовать немедленно переправки нас в двадцать первый век. И что получилось? Времеатрон сломан, а рейхсфюрер сошел с ума! А как вам показался этот Штирлиц? Я пожал плечами.

51

— А мне понравился! Даже очень. Я его себе именно таким и представлял. Орел! Как всех здесь держит — в железном кулаке. Сам Гитлер не смеет пикнуть! А все остальные в ужасе разбегаются! Орел! Орел! Я даже робею перед ним… Кстати, что за листок он вам передал?

— Полюбуйтесь…

Листок, оказавшийся при ближайшем рассмотрении большой групповой фотографией, действительно стоил того, чтобы на него полюбоваться. Собственно, это фото я уже видел: пикничок, травка, шашлычок, шнапс и пиво. И теплая компания во главе с Гитлером. Но теперь черными кружками были обведены не только Паулюс с Гиммлером, а еще и Геббельс, Борман и все прочие. Чистым и незамутненным осталось лишь изображение физиономий Геринга и Гитлера. Темпы работы истинного Штирлица впечатляли. Понятно, почему он не боится проверки работодателями.

— Члены рейха, которых Штирлиц уже устранил, — определил Степан Федорович. — Очень быстро работает. И крайне эффективно. Прозорлив, предприимчив и ловок! Вы заметили, Адольф, он нас за каких-то других людей принимает. И внешний вид наш его не смутил нисколько… Вернее, несколько смутил, но не в ту сторону.

Я поднялся. Вопрос, которым задался мой клиент только что, мучил меня самого уже несколько минут. Кто мы в глазах Штирлица? Хм…

Степан Федорович глубоко задумался над фотографией, а я прохаживался по кабинету. Кстати сказать, здесь многое изменилось. Исчез со стены ассегай, украшенный перьями и надписью «Дорогому Штирлицу от восхищенного племени уна-уму. Да не коснется никогда твоего горла рука Ука-Шлаки». Не было 7, 6-миллиметрового ручного пулемета образца двадцать седьмого года с выцарапанным посланием: «Братишка! Бей фрицев беспощадно! » Зато на почетном месте, прямо под портретом, висел кортик со свастикой на рукоятке.

Я подошел поближе. Так и есть! На лезвии красовалась изящная гравировка: «Друг! Спасибо тебе, что ты есть! Твой Адольф».

Машинально я обернулся к черному сейфу, куда коварный разведчик спрятал до поры до времени моток красного сверхпрочного шнура. Надпись «Проект „Машина смерти“ на сейфе отсутствовала.

Несомненно, реальность снова изменилась. То есть она и не могла не измениться — ни красных партизан, ни охотников за головами в это время никто не переносил. Тем не менее члены рейха перещелканы, как орешки, один за другим. Лафа этому Штирлицу, не жизнь, а малина! Даже циклоп вместе с нами сюда не добрался — наверняка затерялся в веках…

В дверь забарабанили.

~ Штирлиц! Где вы там? Открывайте скорее! Гром и молния! — Я узнал голос Геринга.

Степан Федорович вздрогнул — прямо как тогда, когда мы с ним только-только оказались в рейхстаге сорок пятого. Мне и самому стало не по себе. Словно время кто-то свернул в дугу, теперь мы проходили давнишние события по второму кругу. Жуть просто!

— Ну, давай, — пригласил я Степана Федоровича к двери. — Открывай или отвечай…

— Не буду! Я не Штирлиц! Я не достоин!

— Посмотри на портрет и найди десять… ну, хотя бы одно отличие!

— Да не в этом дело! Здесь уже есть свой Штирлиц! До которого мне расти и расти. А вдруг он обидится и мне это самое… петарду в утку сунет? Или соляной кислоты в капельницу нальет?

— Штирлиц, гром и молния! Я знаю, что вы здесь! Открывайте, у нас чрезвычайное происшествие — как раз по вашей части!

— Какое происшествие по нашей части? — откликнулся я. — Задерживаются поставки свежего шнапса? Или в местный бордель завезли партию некачественных девочек?

— Не хохмите, гром и молния! И "не пытайтесь говорить не своим голосом! Откройте! Вы забыли, что я сегодня дежурный по рейхстагу?

Я обернулся к Степану Федоровичу. Его не было в кабинете. На этот раз я не стал тратить драгоценное время на то, чтобы шарить под столом и за креслами. Умудренный опытом, я ринулся к шкафу и достал оттуда уклониста как раз в тот момент, когда он уже покачивался над черной бездной.

— Рано еще в секретную подземную лабораторию проваливаться! Посмотрите на себя — на кого вы похожи! И это человек, который за последние две недели вместе со мной пережил столько, сколько Джеймс Бонд за всю киноэпопею не переживал. Встряхнитесь, наконец! Вспомните, что вы тоже почетный Штирлиц, заслуженный Зигфрид и роковая соблазнительница Брумгильда.

— Гром и молния, мне кто-нибудь откроет или нет?

Я все-таки доволок упирающегося Степана Федоровича до двери, самолично вложил его руку в нужный паз. Дверь распахнулась.

На пороге стоял Геринг, настороженно поводя туда-сюда глазами и парабеллумом со взведенным курком. В левой руке он держал мешок, в котором что-то так ожесточенно барахталось, будто в мешке дрались коты.

— Я тебя не боюсь! — сразу заявил он Степану Федоровичу. — Я не то что остальные хлюпики! Чуть что заподозрю, моментально — бац! и — гром и молния!

Понятно?

— По-понятно. Поверьте, рейхсмаршал, я не собираюсь делать вам ничего плохого.

— Рассказывай! Кто Паулюса погубил? Кто Гиммлера с ума свел? Кто Геббельса только что ухайдакал? А кто Борману вместо радистки Кэт подсунул радиста Васю? Партайгеноссе хватил удар, только и успел бедняга, что завещания надиктовать, и то исключительно азбукой Морзе.

— Это не я! Это…

— А черт вас разберет! С одним Штирлицем бы кое-как смирились, а тут еще один на голову свалился. Кстати, насчет черта — что это за тип с рожками с вами?

— Сам тип, — обиделся я. — Фашистская морда!

Выкладывай, зачем пожаловал?

Геринг, видимо, ради безопасности отступил на шаг. И, поигрывая парабеллумом, проговорил:

— Я сегодня дежурный по рейхстагу, как вам известно. В подвале, где проект «Черный легион» осуществлялся, появилось странное существо. Вместо носа и рта — единственный хобот, только огромных размеров и неприличной формы. Глаз один — и тот на лбу. Маленький, колченогий, в тряпку завернутый. Вот я и, как говорится, уполномочен доложить.

— Циклоп! — ахнули мы со Степаном Федоровичем одновременно. — Откуда он взялся?

— Я ж сказал — из подвала. Там какие-то бочки вместе с вами прибыли, так он из одной бочки и вылез. Высунулся и говорит: «А что, мир уже полностью разрушен или еще немного цивилизации сохранилось? Очень хочется поскорее стать властителем планеты… » Я же дежурный — я с докладом к Гитлеру, а он обиженный сидит. Даже дверь бункера мне не открыл. Сказал: «Раз у Штирлица новые друзья появились, значит, я уже никому не нужен. Вот пусть Штирлиц и разбирается».

— Я… разберусь, — пообещал Степан Федорович. — Вот только своего… напарника дождусь из лазарета.

— Да чего тут разбираться! — встрял я. — Слушай, Генрих, шлепни его из своей пукалки — и все дела.

— Можно? — обрадовался Геринг.

— Да, пожалуйста, сколько угодно! Это он у тебя в мешке?

— Ага… — рейхсмаршал взялся было развязывать мешок, но вдруг замер на месте. — Ну, уж нет, — сказал он. — Знаю я твои штучки, Штирлиц. Шлепнешь уродца, а он окажется важным послом какой-нибудь дружественной державы. И меня самого под трибунал! Я бы вас обоих с удовольствием пристрелил, но ведь бесполезно — еще один Штирлиц появится! Тьфу!

— Успокойтесь, — попросил я и взял со стола чашку с синей каемкой, — хлебните кофейку, полегчает. Только не надо в нас стрелять, ладно?

Геринг механически отпил глоток, сморщился и уронил чашку себе под ноги. — Какой это кофе? Это отрава, а не кофе! Опять ваши фокусы!

— Никаких фокусов! Отличный кофе. Элитный. Сорт… как его там?

— Гринсшлаг, — подсказал Степан Федорович и осторожно понюхал свою чашечку.

— Я вам не верю ни на пфенниг! Забирайте вашего уродца, шлепайте его хоть из мортиры, поите отравленным кофе, а я умываю руки! Подстава! Вокруг одна подстава!

— Никакой подставы! — уверил я. — Вот и Штирлиц скажет. Штирлиц!

— А? Что? Да-да! Вернее, нет-нет. Никакой подставы. Клянусь фюрером!

— М-м-м…

Геринг помялся, позыркал на нас подозрительными глазищами, потом все-таки спрятал парабеллум в кобуру, брякнул мешок на пол и, поминутно оглядываясь, ушел со словами:

52

— Вам надо, вы и разбирайтесь. А то опять меня крайним сделают, а Штирлиц вывернется. Раз я дежурный, значит, мне за все эти безобразия и отвечать? Не на того напали.

Я поднял мешок и поставил его на середину кабинета.

— Посмелее в следующий раз, — заметил я. — Чего смущаться? Пользуйтесь авторитетом легендарного штандартенфюрера — никто не придерется. Так от любых проблем можно избавиться, даже от самых животрепещущих. А каков циклоп! Вот проныра — в бочку спрятался и контрабандой оказался в другом времени. А правда, что теперь с ним делать? Отдали бы его на расправу Герингу, и концы в воду… Самим стрелять? Я не живодер, я благородный бес, я так вот запросто никого жизни лишить не могу. Валяйте сами.

— Что — сами? — сжался Степан Федорович.

— Ну, это… Пистолета у нас нет, так можно кортик со стены снять…

Мешок забился и упал на пол.

— Я?! Да вы за кого меня принимаете?! Я не уголовник какой-нибудь, я театральный уборщик! Деятель культуры то есть. Не буду я циклопа убивать!

Сквозь грубую мешковину послышался вздох облегчения.

— А в сущности, кому он мешает? — рассудил я. — Все равно он ничего не может без своих зулусов, А других дураков для порабощения здесь, кажется, не наблюдается. Отпустим? Или отнесем на берлинскую скотобойню, выдав за особо породистого хряка?

Мешок взвизгнул и закрутился юлой. Я подмигнул Степану Федоровичу, и тот, поняв, что немедленное кровопролитие отменяется, успокоился, даже несколько повеселел и с ходу врубился в правила игры.

— Будет гуманнее сдать его в цирк лилипутов, — внес еще одно предложение мой клиент. — Пусть детишек веселит. Однако в эти смутные времена увеселительные заведения, наверное, не функционируют. На скотобойню!

— Может, его развязать для начала?

— Да вы что! — старательно испугался Степан Федорович. — А если он тогда — с места в карьер — начнет опять подготавливать планету под плацдарм для собственного царствования?

Я ткнул мешок копытом. Внутри пискнуло — мешок подпрыгнул и покатился под стол. Степан Федорович передал мне кортик, и я, наклонившись, поддел отточенным лезвием стягивавшие горловину веревки. Циклоп пулей вылетел из мешка, грохнулся несуразной головой снизу о поверхность стола и сразу успокоился.

— Хватит вам издеваться… — плаксиво попросил он, потирая макушку. — Чего вы ко мне пристали?

— Мы? — удивился я. — У тебя совести еще хватает такое говорить! Это ты кашу заварил, а теперь хнычешь!

Циклоп всхлипнул и утер хобот подолом изорванной в лоскуты тоги.

— И без меня Космическая Кара твоего клиента шарахнула бы, — сказал он мне. — Ничего я не заваривал. Я только решил воспользоваться обстоятельствами. То есть ничего я сам не решал, у меня просто выбора не было. Мне, как представителю вымершей расы, это простительно… Ну, один раз всего обрек тебя на казнь в Черной Тьме, так ты же выкрутился!

— Каков нахал! — всплеснул руками Степан Федорович.

— И вообще, — закончил циклоп, — я ж безвредный! Я никому не хочу вреда. И лично против вас ничего не имею. Даже наоборот — когда твой клиент окончательно угробит мировую цивилизацию, я готов возродить планету из пепла. Обещаю править разумно и мирно! Отдельных выживших особей кормить, поить и выгуливать. Не убивайте меня, пожалуйста!

— Маньяк! — вздохнув, констатировал я. А Степан Федорович покраснел:

— С чего это он взял, что я цивилизацию угроблю? Мой период невезения вот уж вторую неделю длится и, значит, скоро закончится. А цивилизация как стояла, так и стоит, ничего ей не делается. Даже жертв не особенно много было… Несколько гитлеровцев… пара-тройка красных партизан-дружинников… псы-рыцари ливонцы… сотня-другая огненных великанов…

— Великий герой Зигфрид, — продолжил я, — его дрессированный етун. Кажется, все. Если не считать двух великанских селений, вырезанных под корень, и мирных берлинцев, до которых все-таки успели добраться охотники за головами…

Степан Федорович втянул голову в плечи.

— Вот он, изверг-то! — возликовал циклоп. — Вот он, мировой злодей! Вот кого надо в мешок сажать! А меня отпустите, пожалуйста. Торжественно обещаю вам больше не вредить!

— Отпустим? — спросил я у своего клиента.

Степан Федорович, подавленный длинным перечнем собственных жертв, энергично закивал.

— Отпустим, отпустим! — сказал он. — Пускай идет. Черт с ним! То есть нет — вы, Адольф, лучше со мной оставайтесь… А циклоп пусть уходит. Все равно ему делать нечего, пока цивилизация не разрушена. Только под ногами мешается.

— Вот именно. Я где-нибудь спрячусь и пересижу. А как только вы планету взорвете, тогда уж и придет мое время…

— Но не раньше! — погрозил я пальцем уродцу. Завидное чувство уверенности у этого типа!

— Договорились. Ухожу, ухожу. Стану царем, вас не забуду. Найду какое-нибудь тепленькое местечко.

— Попейте кофе на дорожку, — предложил гостеприимный Степан Федорович, поднимая со стола вторую чашку.

— А что это такое — кофе?

— Ну… попробуйте. Напиток такой. Очень бодрит. Циклоп осторожно макнул хоботок в чашку и вдруг побагровел:

— Какая гадость! Фу! От него умереть можно, а не взбодриться!

«На вкус и цвет товарищей нет, — подумал я. — Не такой уж и противный парень этот циклоп. Теперь, когда оказался беззащитным… Жалко его, убогого… Все-таки, куда ему деваться? Раса его уничтожена, а он должен выполнять поручение давным-давно почивших старших товарищей. Ну, не любит он людей, но кто ж полюбит тех, кто всех твоих соплеменников извел? В конце концов, какая мне разница, что будет после того, как земная цивилизация будет уничтожена? И еще, кстати, большой вопрос — будет ли? Сколько всего пережили, может, и на этот раз выкрутимся? Самое главное, что он не опасен сейчас. Мы сильнее его, значит, можно проявить велико-душие… А насчет мании величия… У каждого свои странности. Если он так уверен, что в конце концов станет царем мира, фиг с ним. С психами спорить — себе дороже. Правильно Степан Федорович сказал — хоть под ногами мешаться не будет… »

— Отпускаем! — торжественно простер я длань над уродцем. — Свободен! Иди на все четыре стороны!

— Иди! — подтвердил и Степан Федорович.

— Я могу идти куда захочу? — Да.

— Тогда можно я здесь посижу? Здесь, кажется,

безопаснее всего…

— Валяй, — сказал я, а Степан Федорович пожал плечами.

Вот тогда-то шарахнуло в первый раз. Пол под нашими ногами зашатался. Чашка со странным кофе вылетела из рук моего клиента и разбилась. Сверху посыпалась штукатурка и хрустальные висюльки от люстры. Мы с моим клиентом обнялись, как братишки. Циклоп с испуганным визгом заметался по кабинету, ища, куда удобнее спрятаться — и спрятался в шкаф.

— Осторожнее, там глубокая шахта в подземелье! Расшибешься! — хотел предупредить я, но не успел.

Шарахнуло снова. Да так, что мы все-таки не смогли устоять на ногах. Стекла вылетели из окон, с улицы потянуло гарью, за толстенными оконными решетками взвились дымные змеи. Рейхстаг наполнился воплями, топотом и выстрелами. И зашатался, будто теремок, на который взгромоздился медведь.

Дверь кабинета распахнулась, на пороге появился сияющий Штирлиц.

— Слыхали? — воскликнул он. — Началось! Хррч-пок! Хррчпок!

Опять эта тарабарщина. Хррчпок! Гринсшлаг! Я, как истинный бес, понимаю все языки мира, но понять то, что говорит этот тип, не в силах.

— Что началось? — простонал с пола Степан Федорович.

На улице пронзительно завыла сирена воздушной тревоги. И почти сразу же засвистели, заухали бомбы. Оглушительные взрывы потрясли Берлин, тоненько взвизгивали в продымленном воздухе осколки кирпича и брусчатки. Штирлиц рысцой пробежал к своему столу, схватил фото и демонстративно разорвал его в клочки.

— Готово! — закричал он. — Третий рейх мертв! Полчаса назад скончался от предательского взрыва петарды Йозеф Геббельс, а через пять минут в лазарет приволокли Генриха Геринга. Откачивать его даже и не пытались, сразу снесли в мертвецкую! — Штирлиц счастливо расхохотался. — Ловко вы его!

53

— Мы?!

Очередной взрыв за окнами не помешал разведчику спокойно взять со стола последнюю оставшуюся чашку и посмаковать глоток.

— За упокой души Генриха! — провозгласил он. — Не по вкусу пришелся рейхсмаршалу наш гринсшлаг! А фюрера я решил пока оставить в живых. Попозже набью из него чучело на память о старом добром друге…

Остаток из чашки он выплеснул на стену. Обои тотчас съежились и потемнели, будто окаченные кислотой. А я только сейчас заметил два точно таких же обугленных пятна — на пороге, где уронил первую чашку Геринг, и прямо под лежащим Степаном Федоровичем, где разбилась вторая чашка.

— Вот так кофе…

— Я и не говорил, что это кофе! — хохотнул Штирлиц. — А правда, ха-ха, похоже на здешний кофе… впервые заметил…

— Но как вы можете его пить?!

— Так же, как и вы. Вы что, коллеги, гринсшлаг ни разу не пробовали? Не смешите меня! На Зарстране гринсшлаг — лучший из всех коррогов!

От изумления Степан Федорович даже поднялся на ноги.

— Как?! — вытаращился он.

— Ну, перестаньте, перестаньте! Хррчпок саманда! Хррчпок! Зарстрана, родная Зарстрана! Хватит маскироваться! Грядет последний бой, после которого — суккуру аранда баста! Хррчпок лугут! О, как приятно после долгого притворства снова почувствовать на языке слова родной речи. Словно лакомство тает во рту! Как бисквянное ауорта в лифтовом сиропе! Как комолунгма в челле! О, ауорта! О, комолунгма!

— Адольф… — тихонько позвал Степан Федорович. — Кажется, у нас еще один кандидат в психиатрическую клинику. Он же совершенно свихнулся. Лепечет чего-то непонятное… Какая беда! Какая потеря для советской разведки!

— Тише! Тут не помешательство.

— Слава богу! А что?

— Хррчпок карма лягунштуррр! Аранда баста!

— Тут что-то другое, — договорил я.

— Конспирация! — просиял Степан Федорович. — Отвлекающий маневр! Понимаю, понимаю! О, это великий разведчик. Я чувствую, что на него можно положиться в трудную минуту.

— Еще одно такое заявление, и я серьезно обижусь!

В проеме открытой двери мелькнул отряд вооруженных до зубов гитлеровцев. Клацая затворами автоматов, погромыхивая гранатами и бомбами, притороченными к поясам, они помчались по коридору и скоро застучали сапогами по лестнице, ведущей вниз.

— Сур Юыг! — расплылся в ухмылке Штирлиц. — Однако хватит прохлаждаться, коллеги. План есть план, и надо ему соответствовать. Третий рейх обезглавлен. Я свое задание выполнил, теперь пришла ваша очередь. Хррчпок! Ну, давайте!

Так как смотрел он в упор на Степана Федоровича, тот моргнул, развел руками и изобразил на физиономии полное непонимание.

— Карранда! Эхма! Скорее!

— Да не понимаю я, товарищ!

— Э-эх! — воскликнул Штирлиц. — Чему вас только учат? Все самому приходится делать.

Он метнулся к Степану Федоровичу и, прежде чем тот успел хоть что-то сообразить, мгновенно отвинтил от космического скафандра моего клиента ничем не приметную округлую деталь, похожую на пуговицу. Сжал пуговицу твердыми желтыми пальцами, и та лопнула, как казненная вошь. Тонкий писк пронесся в воздухе. Это было похоже на какой-то сигнал.

— Фу! — перекосило Степана Федоровича.

— Дело сделано! — возликовал Штирлиц. Какой-то шальной снаряд вонзился снаружи в стену рейхстага неподалеку от нашего окна. Когда рассеялись пыль и дым, в зияющей трещине стала видна улица, по которой весело катились советские танки с разлапистыми красными звездами на бортах. Железные громадины вертели башнями, плевались огнем и дымом. С воздуха их прикрывали американские истребители. За танками поспевала пехота, развевая по воздуху красные флаги и раскатистое: «Мать… мать… » Снова соотечественники Степана Федоровича! Солдаты с соседней улицы, откликаясь, трещали «мазефакой».

— Штурм Берлина! — ахнул я.

— Конечно, — кивнул Штирлиц. — Как и положено по плану. Начинается с трех сторон. СССР, Англия и Америка. При моральной поддержке Франции. А потом и остальные подтянутся.

— Остальные? — удивился я.

Штирлиц не ответил. Он медленно вращал головой, не ограничиваясь банальным полукружием, доступным шее обычного человека. Голова его сделала два полных оборота, глаза остекленели, а уши самопроизвольно оттопырились локаторами.

Меня даже пот прошиб, а Степан Федорович прошептал:

— Вот какая подготовка у наших чекистов!

— Докладываю обстановку… — расправив плечи и вернув черепную коробку в нормальное положение, проговорил Штирлиц голосом только что. вернувшегося из комы: — Советский Союз подтягивает резерв. Американцы бросили в бой последние силы. Англия спешно мобилизовала лучших саперов и бросила их на прокапывание канала, чтобы задействовать еще и флот. На подходе китайские, австралийские, индонезийские, бразильские, испанские и мексиканские войска. Отборные отряды японских самураев атакуют с севера. Японская авиация…

Короткое видение посетило меня. История, представшая в виде диковинного скоростного автомобиля, кувыркаясь, вылетела из колеи. Кювет небытия распахнул свои объятья.

— Конец света… — прошептал я.

— Армагеддон… — закатил глаза Степан Федорович.

Штирлиц хохотнул и ожил совершенно.

— Хррчпок! — веселился он, роясь в ящике своего стола. — Сугунда бул! Сур Юыг! Аранда баста! Эхма! Держите, коллеги!

— Что это? — поразился я.

— Синдамоты! Употреблять строго по назначению! — предупредил Штирлиц. — Там инструкция есть на корпусе, — добавил он и грохнул на стол три несуразные штуковины, похожие на чрезвычайно усложненные пистолеты. — Инструкция, говорю, есть на всякий случай. Ну, вы-то товарищи тренированные и, конечно, знаете, как с синдамотами обращаться. Поторопимся! Мы должны успеть!

Еще один снаряд ударил в рейхстаг с нашей стороны. Внешняя стена вывалилась полностью, и нам открылась панорама воздушного боя. Шустрыми мухами прожужжали поблизости несколько нахальных ИЛ-ов. Ястребом слетевший сверху громадный черный истребитель расщелкал самолеты, как орешки. Пилоты ядрышками вылетали по заданной конструкторами катапульты синусоиде, матеря изверга с истинно русской изобретательностью. Черный истребитель со свастикой на борту взмыл вверх, продемонстрировал мертвую петлю и снова зашел на исходную позицию. Кажется, он направлялся к нам. Штирлиц прищурился на оскаленные жерла его пулеметов, вскинул обеими руками громоздкий синдамот. Из дула агрегата вырвался тоненький огненный луч и ударил атакующий истребитель поперек крыл. Самолет развалился надвое, а пилот, катапультируясь вместе с креслом за окраины города, успел проорать по нашему адресу неприхотливую германоязычную непристойность.

— Примерно так, — деловито проговорил Штирлиц, сунув синдамот за пояс — Значит, коллеги, синдамоты держать наготове! И стримкать! Стримкать!

Степан Федорович глянул на Штирлица почти любовно.

— Как он их!.. — прошептал мой клиент. — Настоящий герой Советского Союза! Только вот как бы понять, чего он от нас хочет?

— Японская авиация… — завопил Штирлиц, бросаясь к пролому, откуда валилось в комнату сильно потемневшее небо.

Он вскинул синдамот, выглянул в пролом и выпустил несколько десятков длинных ослепительных лу-чей в гудящую сотнями авиадвигателей грозовую тучу. И поправился:

— Впрочем, про японскую авиацию можно уже забыть… Хррчпок!

— Ты видал? — изумленно просипел Степан Федорович, посмотрев сначала на синдамот в своей руке, потом на меня.

— Я и сам охренел, — ответствовал я. — Убойная штука.

— Слушай, штандартенфюрер! — встрял я. — Можно поинтересоваться, откуда такой размах? Почему это весь мир непосредственно включился в махаловку?

— Аристо Суки Нар! Потому что война — мировая. Я лично провел расширенную шпионско-дипломатическую работу по убеждению государств обоих полушарий в необходимости уничтожения фашистского режима.

— Гениально! — воскликнул Степан Федорович.

— Да… Но весь мир — против жалкой кучки разобщенных, деморализованных фашистов? — все не мог понять я. — Не слишком ли круто? И как это фрицы еще держатся?

54

— А я на что? — обиделся Штирлиц и, перещелкнув какой-то рычажок на своем синдамоте, произвел в тот же пролом пару демонстративных выстрелов.

Два ближних дома, едва видимых в дыму, послушно обрушились.

— Что-то я не понял… — вспыхнул тотчас Степан Федорович. — Как, товарищ Исаев, понимать ваше высказывание «А я на что? » Вы хотите сказать…

— Как? — наморщился Штирлиц. — Что?

— Как ты меня назвал? Какой еще Исаев? Кутунха барр! Коллеги, не тратьте времени на ерунду. Все вы прекрасно понимаете, обо всем вас должны были проинструктировать на Зарстране…

— Где? — захлопал глазами мой клиент. Но быстро поправился: — А, это опять конспирация! Ох уж мне эти разведчики! Все зашифруют…

И тут же рокот танковых двигателей врубился в общую батальную какофонию.

— Третья танковая прорвалась… — прошипел Штирлиц, пошевеливая правым ухом-локатором и взвешивая на руке синдамот, — вот упрямые янки… Пойду-ка я разберусь. А вы не теряйте времени даром. Веселее, коллеги! — Он снова выглянул в пролом. — Слева американцы, справа японцы подбираются, бразильский десант с минуты на минуту спустится, а вы прохлаждаетесь… Действуйте! Стримкайте, стримкайте, не стесняйтесь!

— Чем стримкать, как, откуда и куда? — не выдержал я.

Штирлиц посмотрел на меня так, будто видел впервые.

— Из синдамотов, из чего же еще… В кого придется, в того и стримкайте, — сказал он. — Без разбору. Что-то, коллеги, как-то не так вы себя ведете!

Кто бы говорил!

— Инструкции, что ли, неточные получили?

Я просто ничего не понимал. Степан Федорович теребил своего двойника за рукав и требовал ответов на вопросы:

— А вы меня научите работать головой, как системой всестороннего наблюдения? А с какого года синдамоты взяты на вооружение Советской Армией? А после завершения операции мне дадут Героя Советского Союза, как вам?

Штирлиц не отвечал. Ему было некогда. Он увлеченно расстреливал из своего синдамота компанию германских солдат, суетящихся возле зенитной установки.

Странную оторопь наводил на меня прославленный разведчик. Поэтому я, дождавшись окончания процесса, довольно робко поинтересовался:

— Может быть, объясните нам суть нашего задания? А то мы что-то подзабыли, что от нас требуется?

Душегубствуя, Штирлиц все-таки отвлекся и, должно быть, вследствие этого сбился на свою тарабарщину:

— Стримкать синдамотами, — инструктировал он нас — Гарубы приберечь до особого фау-фау. Если кто кундыкнется, тогда — жолабствуйте. Но самое главное — это руспашка гу! Фау-фау Хррчпок! Все понятно, коллеги?

— Так точно! — залихватски отчеканил Степан Федорович.

Я схватился за голову и от отчаяния прикусил язык. Пока мой клиент корчил из себя исполнительного идиотика, я честно попытался сказать что-нибудь, но у меня вышло только бессвязное мычание. Зато Степан Федорович разливался радужными трелями:

— Товарищ Штирлиц, а когда про нас будут снимать сериал, какую роль мне дадут?

В голове у меня основательно мутилось. Очень хотелось прихлопнуть Степана Федоровича по макушке чем-нибудь железобетонным, чтобы он перестал нести свою чушь и дал мне толком сосредоточиться. На самом деле — кто такой Штирлиц, а? Почему он удивился, когда его назвали Исаевым? На кого он работает? На немцев? Исключено. На Советский Союз? Вряд ли. И уж точно не на Америку и не на Японию… В кого придется, в того и стреляйте… Стримкайте, то бишь, на его идиотском жаргоне. Получается, Штирлиц против всех? Против всего мира людей? А — за кого?!

— Я иду первым! — крикнул Штирлиц и прыгнул в пролом. — Брат-близнец, не отставай, я на тебя надеюсь!

Еще одна бомба ударила в основание рейхстага — прямо под нами. Этаж рухнул вниз. И мы — тоже.

ГЛАВА 5

Прийти в себя и увидеть рядом Гиммлера, ощипывающего дохлую ворону, — еще куда ни шло. Но, только протерев гляделки, узреть нависающую одноглазую харю с противно подергивающимся хоботом — это, кажется, слишком.

Должно быть, я заорал с испугу, потому что циклоп проворно отпрыгнул в сторону, своротив случившийся рядом стол с химической посудой. Впрочем, в этой комнате столов со всякими пробирками было видимо-невидимо, так что небольшое происшествие интерьера не испортило, только в спертом воздухе подземелья густо запахло то ли хлоркой, то ли кислотой, то ли спиртом, то ли всем вместе сразу…

Осознав, куда именно я провалился, я тут же вскочил на ноги.

Подземная лаборатория Штирлица! Как здесь все мне знакомо! Вот оборудование для создания хитроумных пакостных ловушек, выпаривания различных вредоносных порошков и конструирования убийственных петард, вроде той, что унесла жизнь несчастного Йозефа Геббельса. Вот скелеты в цепях на стенах в качестве элементов декора. Опять это проклятое дежавю! Кажется, вот-вот из пролома в стене полезут зомби-алкоголики, а в разгар веселья нагрянет обросший бородой Гиммлер и устроит бедному Степану Федоровичу разнос по первое число.

Тьфу ты! Я усердно помассировал виски. Наваждение исчезло.

Так… Пролома нет. На его месте — прочная каменная стена. Гиммлер еще не успел обрасти бородой и обзавестись армией зомби и вряд ли в ближайшее время будет на это способен. Ну, то есть бородой-то обрасти он, пожалуй, сможет, но сколотить армию мертвецов, частично подремонтировать времеатрон, превратив его в орудие, пробуждающее мертвых, точно нет. В этой реальности рейхсфюреру повезло еще меньше, чем в той, куда мы с моим клиентом переместились сразу после посещения драматического театра в недосягаемой России двадцать первого века. Предводитель дворянства Неистовый Дикий Кот сейчас, наверное, сидит себе с мирно далеко отсюда в углу своей камеры, пускает слюну и бессмысленно бормочет под нос о том, что все вокруг сплошные Штирлицы и вон тот паучок в углу — тоже, конечно, Штирлиц.

И, самое главное, моего клиента — Степана Федоровича — со мной нет!

Я задрал голову: ход наверх был прочно завален кирпичами и обломками бетонных плит. Вот гадство! Когда рейхстаг в очередной раз развалился на кусочки, Нарушитель закона Вселенского Равновесия со свойственным ему везением, скорее всего, не свалился в безопасное место, как я, например, а вылетел в самую гущу сражения.

Огненные вихри преисподней — это плохо! Моего клиента ни на секунду нельзя выпускать из виду. Срочно нужно выбираться отсюда!

— Эй! — позвал я. — Властитель мира! Вылезай из-под стола, я же обещал тебя не трогать! Чего ты дрожишь?

Циклоп не ответил. Он трясся, обнимая свои колени, выпучивал единственный глаз и беспрестанно икал от страха. Изодранная оранжевая его тога трепетала, словно в душном подземелье бушевал ураган. Я присел на корточки и поманил уродца пальцем:

— Вылезай, говорю! Ты что — головой ударился, а? Я ведь предупреждал — не суйся в шкаф, не то рухнешь в шахту. Тебе еще повезло, что хозяин этой лаборатории наверху остался, а не спустился сюда встречать незваного гостя со свежеизготовленной петардой наперевес.

— Т-ты помнишь, что я умею читать мысли? — неожиданно спросил циклоп.

— И что из этого? Решил устроить цирковой аттракцион? Я тоже много чего умею, но не хвастаюсь из-под стола.

— Н-но не читать мысли! А я прямо сейчас могу сказать, о чем думает человек, н-находящийся в нескольких метрах от меня.

— Подумаешь, какая важность. Ладно… Если тебя это так прикалывает: и о чем я сейчас думаю?

— В-вот о чем — не обделался ли я от страха?

— Точно!

— Обделался. Д-два раза. За последние пять минут. Но не об этом речь. Я вовсе не твои мысли имел в виду!

— А чьи?

— Т-тот… т-того существа, что вбежало в кабинет!

— Вот это уже интересно. Валяй, просвети. А то, понимаешь, мне самому жуть как хочется узнать, почему это здешний Штирлиц так странно себя ведет.

Циклопа передернуло.

— Я висел внутри шкафа, уцепившись хоботом за кромку шахты, когда он… оно говорило с вами. И я неожиданно проник в его мысли, и мысли его ужаснули меня настолько, что мое тело пронзила дрожь, члены одеревенели, а сознание помутилось, и я…

55

— Грохнулся сюда, как мешок с картошкой, знаю. Давай, переходи к главному! О чем думал Штирлиц?

Циклоп напрягся, его мордочка набухла темной кровью. Он судорожно дернул хоботом и выдал:

— Сугунда бул! Сур Юыг! Аранда баста! Эхма! Кариоха! Кариоха!

Он затих, а я ждал продолжения. И, не дождавшись, сказал:

— Очень ценная информация. Хватит дурака валять!

— Я к-крайне серьезен! Никогда за все тысячелетия своей жизни я не был так серьезен!

— В таком случае не выпендривайся, а переведи эту бредятину!

— Да-да… Переведу. Когда читаешь чужие мысли, языковые препятствия — не проблема… Он… Оно думало примерно следующее: — О, какая сейчас, наверное, хорошая погода на родной Зарстране. Надо будет и на этой планете отрегулировать климат. Сразу после того, как мы ее завоюем.

— Что? Все-таки я был прав. Конспирация здесь ни при чем. Штирлиц немного не в себе.

— Бес, ты — болван! — заплакал циклоп. — Неужели непонятно? Штирлиц — вовсе не Штирлиц. Он — зарстранец!

— За болвана можно и в хобот схлопотать. Гнусный вы народ — циклопы. Грубияны. Как можно человека обзывать за глаза? Тебе вот было бы приятно, если бы тебя кто-нибудь заочно именовал засра…

— Бес! Опомнись! Тот, кого вы называете Штирлицем, вообще не человек! Он с планеты Зарстрана! Это я прочитал в его мыслях!

— Идиотизм и бред! Зарстрана какая-то… Ну, положим, Штирлиц упоминал об этом месте. Правда, я не думал, что Зарстрана — планета. Да нет, все это полная… Стоп!

Михалыч, режиссер-новатор. Что там говорил мне Степан Федорович о его творческих изысках? Безобидная детская сказка о Цокотухе превратилась в постановку-триллер, притом дополненную двумя продолжениями для вящей коммерческой пользы. Хорошо, что обуреваемый извращенными идеями режиссер не добрался до «Колобка». Вот получилось бы кровавое действо с престарелой парой чернокнижников, созданным ими големом из теста, дикими лесными чудовищами, зверским убийством, расчленением и пожиранием трупа в финале. Михалыч неровно дышит к беспросветно-мрачным концовкам — так мне рассказывал Степан Федорович. Ладно, не об этом речь. «Будни рейхстага»!

И неожиданно в моей памяти всплыл давнишний разговор.

«В „Буднях рейхстага“ Штирлиц втирается в доверие к Гитлеру, который, как каждый великий исторический деятель, чудовищно одинок, — говорил мне мой клиент. — И, пользуясь безграничным доверием фюрера, путем интриг безнаказанно губит всю рейхсканцелярию, потому что оказывается… »

Инопланетным наймитом!

Инопланетянин! Да, так оно и есть — я вспомнил!

Вспомнил!

Я даже прищелкнул хвостом от возбуждения.

— Сценарий! Мой клиент ведь сам мне говорил про сценарий, написанный неистовым Михалычем! В трактовке этого недоделанного авангардиста Штирлиц оказывается шпионом не советским, не германским, а инопланетным! Вспомнил. Инопланетянин! Как я мог забыть! Как я мог раньше не догадаться! Хррчпок! Эхма! Баста! Вот почему этот псевдо-Штирлиц принял нас за своих коллег! Скафандр на Степане Федоровиче! Ой, мама… Адские псы… Ведьмы чистилища… Египет, шумеры, ацтеки… Бедный Филимон! Получается, тот пришелец, которого сожрал незабвенный Ука-Шлаки, и есть истинный коллега нашего зарстранца Штирлица! Ну да! Как же еще можно объяснить то, что неприметная фигулька на скафандре превратившегося в ужин для Ука-Шлаки пришельца оказалась прибором для сигнализации…

Кому?

Ну, если мыслить логически — то полноценному звездному десанту. Полтыщи пришельцев, таких же отмороженных, как подлый шпион Штирлиц, легко и просто наведут порядок на перебаламученной Земле. Свой порядок.

Циклоп забился поглубже под стол, когда я в великом волнении забегал по лаборатории.

— Чокнутый режиссер! Долбаный авангардист! Треклятые законы расслоения реальности! Пока мир «Будней рейхстага», созданный Михалычем, не принял примерно тот же вид, что и был изначально предусмотрен создателем, коллега Штирлица-зарстранца никак не мог попасть на место встречи, означенное в сценарии, в нужное время. Вот и моталась бедная летающая тарелка со всей своей инопланетной начинкой то в Египет, то к ацтекам, то еще куда, хоть в какой-нибудь Воронеж на кукурузное поле… Сколько представителей всех времен и народов могут стать свидетелями этих посещений! А кто виноват? Михалыч! Чокнутый режиссер! Долбаный авангардист! Так, а что там дальше по сценарию? Сам Степан Федорович не помнил. Он говорил только, что последний акт называется: «С бластером наголо». То бишь с синдамотом. Но, принимая во внимание то, что от хэппи-эндов у Михалыча разыгрывается депрессия, диарея и мигрень, финал пьесы вряд ли будет счастливым. По крайней мере, для землян.

Покричав и погрозив кулаками потолку, я обратил внимание на то, что циклоп оторвал от своей тоги порядочную полосу и скручивает из нее петлю.

— Хватит, — пояснил он. — Жизнь кончена. Я остался один. Единственной отрадой была мечта о том, что население Земли резко уменьшится, и я восстановлю древнее царство циклопов. А теперь…

— Так чего ты печалишься? Население Земли резко уменьшится в самые кратчайшие сроки. Армии всех мировых государств резво ринулись на подавление фашистского режима. Гитлеровская орда, лишившаяся всех своих генералов, представляется легкой добычей, но никто ведь и не догадывается, что хитроумный Штирлиц — инопланетянин! Еще бы! Завяжется бойня, в которой завязнут и самоуничтожатся армии всего мира, и тогда планета окажется не способной к сопротивлению в принципе… Завоевывай кто хочет! Не стесняйся!

— Да, а хозяевами планеты кто будет? Уж никак не циклопы! А зарстранцы! Мне с могущественными пришельцами тягаться не с руки. Я ухожу… — Он накинул себе петлю на коротенькую шейку, вылез из-под стола и поискал глазами на потолке крюк. — Впрочем, и электрической лампочки хватит. Я так исхудал от обид, несчастий и лишений. Подсади меня, бес. Недостойно скакать и прыгать до потолка перед уходом из жизни.

Даже отсюда было слышно, как грохочет огнем и клокочет кровью земная поверхность. Нет нам спасения. О, Владыка, ну почему режиссер не специализировался на детсадовских утренниках? Со злодеями для малолеток — Бабой-ягой, Кикиморой какой-нибудь или Бармалеем я бы справился. Но инопланетяне!

А Нарушитель закона Вселенского Равновесия Степан Федорович? Он зарстранцу Штирлицу доверяет, и тот, конечно, не преминет этим воспользоваться.

Тоскливо я посмотрел на собственную изодранную майку. А чего, собственно, мне суетиться? Времеатрон сломан. Специалисты из «Аненэрбо» тянут солдатскую лямку. Гиммлер сошел с ума и, следовательно, ничем помочь мне не может. Клиент Степан Федорович упоенно подчиняется инопланетянину, которого считает национальным героем. И выбраться никак нельзя. Выход наверх накрепко завален. Даже с моей силой не справиться с многометровой толщей каменных обломков, возвышающихся над потолком подземной лаборатории. Правда, можно попробовать найти другой лаз, но… Что толку? Наверху сейчас месиловка идет такая, что небеса рыдают в голос. Здесь хотя бы спокойно. Тихо. Печально. Тоскливо. Невыносимо!.. Сейчас вот тоже накину петельку, и повиснем вместе с одноглазым неудачником рядом, как елочные игрушки…

— Как я хочу домой… — всхлипнул последний раз циклоп. — Уж лучше погибнуть миллион лет назад вместе со своими соплеменниками, чем… Эх, вот бы мне сейчас ту машинку, что нас в эту проклятую реальность перенесла!

— А смысл? Ее все равно свихнувшийся Гиммлер расколошматил.

Циклоп обиженно сморщил хобот. С такой физиономией, да еще с петлей на шее, он выглядел прекомично. Но я даже не улыбнулся. Не до того было.

— Думаешь, я не в курсе? Мы, циклопы, выдающаяся раса, — сказал он. — Я любую технику в два счета починю. Даже самую сложную. Ну, может быть, не в два счета, но все равно — мне это по силам. Но что с того?! Установку вместе с хозяином спустили в темницу…

Секунду я соображал. А потом закричал:

— Что ж ты молчал раньше?!

— А что?

— Техник ненаглядный! Инженер прекрасный!

56

— Не понял… — циклоп медленно снял с шеи петлю. — Хочешь сказать, ты знаешь, где времеатрон?

— А как же! Я ведь все-таки в здешних казематах не в первый раз! Где-то здесь должен быть пролом… Вот он!

Циклоп посмотрел на меня и снова накинул петлю.

— Обычная стена. Ты еще и издеваешься, бес?

Я ему даже отвечать не стал. Я разбежался и впечатал сразу оба копыта в ту часть стены, где, как я , помнил, когда-то была прекрасная дыра. Шарах! Стена даже не дрогнула. Ни один кирпич в ней не шатнулся. Шарах! Копыта заломило болью. Шарах! Шарах!

— Рогами постучи, — посоветовал циклоп.

— Помог бы лучше!

— Что я — дурак? В здоровенную стену долбиться. Если уж на то пошло, можно найти какой-нибудь подручный инструмент.

— Сам дурак! Где ты видишь здесь лом?

— Лома нет, — согласился одноглазый. — Зато полно всяких металлических штуковин. Штативы… скрепки… пробочки… Даже вилка.

— Вилка? — вытирая пот со лба, переспросил я. — Вряд ли поможет. Может, граф Монте-Кристо вилкой и проколупал бы подходящую норку, но у него времени было — вагон и маленькая тележка, а у меня в обрез. Ты… вот что. Эх, не хотелось этого делать, но выхода нет. Бери вилку!

— Взял.

— Заходи сзади. — Ну?

— Встань чуть сбоку, чтобы я ненароком не взбрыкнул и не пришиб тебя копытом. Видишь дыру в штанах? Из которой хвост высовывается?

— Да в чем дело-то?

— Видишь или нет? — Ну?

— Возьми вилку обеими руками и воткни ее мне… под хвост.

— Чего?

— Что слышал! Скорее!

— Да-а?! А если ты меня…

— Делай!!! — проорал я и зажмурился.

ГЛАВА 6

Циклопу удалось завести мой уникальный моторчик только с третьего раза. Две предыдущие попытки по причине слабосилия дряблых ручонок не прошли. Но уж когда зубья вилки почти до упора въехали в мою бесовскую плоть, двигатель внутреннего сгорания взревел и, выбросив облачко выхлопного газа, швырнул мое тело на стену. Естественно — головой вперед.

Вы заметили, птицы поднебесные клюют червяков, жители мегаполиса — заезжих провинциалов; вот и моя измученная задница, получив свою порцию ощущений, очень постаралась сделать так, чтобы голове тоже пришлось несладко.

Как не сломались мои рога — я не знаю. По всем прикидкам, не только они, но и черепушка при соприкосновении с поверхностью каменной стены должна была разлететься на части. Однако треснула и развалилась именно стена.

Меня вынесло в темный коридор, шмякнуло в кучу древних костей. Взвилась вверх белой пылью костная мука, а я покатился кувырком дальше, стараясь вписываться в повороты и не очень задевать рогами за притолоки.

Оказалось, что помимо основного уникального свойства, бесовская задница обладает еще одним необычным качеством — ориентированием в пространстве по памяти. Надо бы, когда вернусь в преисподнюю, подкинуть идейку нашим ученым. Пусть расследуют и экспериментируют. Если, конечно, добровольцев-испытателей найдут. Я точно не подпишусь на это дело ни за какие блага.

В общем, когда я пробил очередную стену и влетел в область подземелья, эксплуатируемую как темницу, мне удалось затормозить, упершись копытами в пол. Желтые искры на мгновение озарили мрачный тюремный коридор со множеством дверей, душераздирающий скрип шилом ткнулся в барабанные перепонки. Зато остановка по требованию получилась! Первый раз! То ли филейная часть за частотою употребления приспособилась подчиняться приказам хозяина, то ли попросту вилка, как раздражитель, уступала пуле или тому же Нотунгу. Я вытер лоб, оторвал от майки порядочный лоскут и, скрипя зубами, перебинтовал себе травмированный тыл. Если так дальше пойдет, скоро у меня под поясницей живого места не останется!

— Надо было мне тебя в напарники взять, — раздался позади запыхавшийся голосок циклопа. — В качестве бульдозера. Или, по крайней мере, персонального средства передвижения. А что? Уздечку нацепил — и вперед…

Задница протестующе буркнула, и циклоп заткнулся. Но ненадолго.

— А как мы твоего Гиммлера найдем? Вон тут сколько камер. Замучаешься нужную искать. И спросить не у кого. Все надзиратели или попрятались, или сбежали. Кто будет исполнять свои обязанности, когда на носу — апокалипсис.

— Хррчпок, — поправил я. — Не суетись, сейчас все будет.

Закончив перевязку, я выпрямился и заголосил:

— А вот Штирлиц! Кому Штирлица? Свеженький, плотно упакованный, еще живой, но готовый к пыткам и мучительной смерти…

Не успел я договорить, как дверь камеры напротив дрогнула и даже вроде бы прогнулась наружу.

— Еще один?! — заревел по-звериному Гиммлер. — Давайте и этого! Я и его тоже замучаю! Я уже тринадцати штандартенфюрерам хвосты оборвал, не спасую и перед четырнадцатым!

— Крыс тиранил несчастный безумец, — покачал головой циклоп. — Слушай, а он не опасен? Ты гарантируешь, что в случае чего сможешь его обезвредить? Сил тебе хватит? Я знаю, когда сумасшедшие приходят в неистовство, их не так-то просто утихомирить…

Вместо ответа я одним движением выдернул из железной двери замок — словно морковку с грядки. И толкнул дверь.

Гиммлер выглядел страшно. Всклокоченные волосы черной паутиной закрывали лоб. Очки с треснувшими стеклышками наискось пересекали исцарапанное лицо. Кроличьи зубы выпирали вперед совсем по-вампирски. Лохмотья одежды свисали до земли.

— Еще один Штирлиц! — обрадовался безумный рейхсфюрер, протягивая ко мне скрюченные пальцы с обломанными черными ногтями. — Хороший… большой…

Циклопу он улыбнулся, как деликатесу: — . Нестандартный Штирлиц…

— Элитного сорта, — уточнил я, подталкивая вперед оробевшего коротышку. — Можно пройти?

— Да-а-а-а!

Пришлось бедного психа успокоить на время точным ударом в середину подбородка. Рейсхфюрер упал навзничь и закатил глаза. Безупречный нокаут! Только тогда циклоп осмелел. Он деловито забегал по камере, собирая в подол тоги бесчисленные детали уничтоженного времеатрона, раскиданные по углам.

У меня, честно говоря, когда я увидел, в каком состоянии находится уникальная установка, настроение рухнуло, как пятипудовая гиря с большой высоты. Но циклоп нисколько не был обескуражен. С цинизмом бывалого хирурга, раскладывающего на операционном столе, словно пазл, фрагменты трепещущей расчлененки, он приговаривал:

— Все будет хорошо. Немного подлатать, и станет как новенькая… Даже еще лучше.

— Шел бы ты в инженеры-конструкторы, — посоветовал я, — а не во властители планеты — цены бы тебе не было.

— Это точно… — Коротышка вывалил посреди камеры груду обломков, подтащил к ним более громоздкие детали. И молвил: — Знаешь, бес… Мне понадобится время, чтобы исправить времеатрон.

— Месяцев шесть-семь? — совершенно серьезно и даже с уважением отозвался я. — Год? Два?

— Трудно сказать… — Циклоп задумчиво оттопырил хобот и заложил руки за спину. — Может, час. Может, и больше. А то и меньше. Пока не могу сказать определенно.

— Час?! Врешь!

— Не хочешь, не верь…

Блефует? Или нет? А на какой, извините, хрен ему блефовать? Какая циклопу от этого выгода?

— Ладно, — махнул я рукой. — Твори. Только давай договоримся. Услуга за услугу. Я тебя притащил сюда — между прочим, с ущербом для здоровья и с риском для жизни! А ты взамен отправишь меня со Степаном Федоровичем в то время, которое мы тебе укажем. Ну, конечно, когда закончишь ремонт. После чего беспрепятственно возвращаешься в свой родной Ледниковый период и обнимаешь счастливых соплеменников. Идет?

— Нет!

— Что значит — нет? Ты же сам говорил… А, понимаю! Желаешь улететь в какой-нибудь временно-пространственный период, где еще сохранилась возможность заколошматить все население Земли и стать безраздельным правителем?

— Нет! Торжественно обещаю и даже клянусь оставить навсегда эти попытки! Завоевание мира — дело неблагодарное. Это уж я на своей бедной шкуре испытал. Всегда появится какой-нибудь умник, который придет и все опошлит… Это я не про тебя это я про зарстранца Штирлица. Я — если уж мне выпала такая возможность — перелечу во время самого расцвета нашей циклопской цивилизации, когда человеческой угрозы еще не существовало. Остаток жизни проживу прилично.

57

— Это хорошо. Это я одобряю. Выходит, договорились? Отлично! Значит, пока ты тут возишься, я попытаюсь пробраться наверх, найти своего клиента и затащить его сюда. Если немного запоздаю, обещай не начинать без нас.

— Клянусь! — торжественно пообещал циклоп. Что-то слишком уж торопливо и подготовлено выдает он и раскаянье, и обещания…

— Знаешь что? — сказал я. — Бросай-ка пока этот металлолом и прогуляемся на поверхность вместе.

Найдем Степана Федоровича, вернемся — и спокойно продолжай у нас на глазах. Не верю я тебе, братец. Один раз ты меня уже обманул.

— Можешь мне верить, — сказал уродец. — Сам посуди: техническую сторону нашего предприятия я обеспечу, а вот практическую…

— Магическая мощность! — вспомнил я и сразу успокоился. Ну, получается, что циклоп полностью в моих руках. Улепетнуть или выкинуть какую-нибудь пакостную штуку он просто не сможет.

— Ну да… В магии я все-таки слабее, чем ты или вот этот… — Он кивнул на бесчувственного Гиммлера, который в тот момент слабо шевельнулся,

Я задержался еще на минутку. Минуты как раз хватило на то, чтобы скрутить по рукам и ногам Гиммлера его же одеждой. А у выхода из камеры обернулся:

— Слушай, одноглазый… Можно один вопрос? Циклоп отвлекся от сосредоточенного копанья в разодранных механических внутренностях и поднял голову.

— Что еще?

— Если вы — циклопы — такой технически подкованный народ, что ж вы самостоятельно не сконструировали времеатрон для спасения своей расы, а?

Циклоп вздохнул и прикрыл сразу потухший глаз хоботом:

— А смысл? Прыгать вперед по времени, когда люди развились и расплодились еще больше — значит попасть в переплет посерьезнее. Прыгать назад… Разве можно назвать нормальной жизнь, когда точно знаешь срок своей гибели? Впрочем, когда созрел проект заморозки меня, уже в полный голос звучали высказывания по поводу создания машины времени, но… было поздно.

— Печально, — оценил я, хотя мне вовсе не было печально. — Ладно. Жди меня, и я вернусь.

Несчастные узники сидели по камерам тихо, и, так как даже здесь был слышен грохот и вопли с поверхности, на свободу никто не спешил. А я, как дурак, из-за врожденного своего человеколюбия потерял несколько драгоценных минут, предлагая им порушить замки и оковы. Из всех здешних надзирателей только один разгуливал по коридору, помахивая деревянной дубинкой, остальные заняли пустующие камеры и обосновались надолго, желая переждать грозу. Этот отщепенец с дубинкой попытался было меня задержать с применением силовых методов, но единственный мощный пинок моментально успокоил буяна.

Сложнее оказалось найти лазейку, чтобы просочиться наверх. Подвал был плотно завален, и я довольно долго долбился в потолочные плиты и замурованные снаружи двери, пока шальная бомба не разорвалась прямо надо мной и не пробила изрядную ямину, через которую хлынул в душный подвал пропахший гарью и порохом воздух.

Когда я выкарабкался, со всех сторон меня окружали обломки вторично обрушившегося рейхстага, корявые арматурины, переломанные плиты. Если б я имел целью отсидеться, то остался бы здесь — отсидеться здесь можно было прекрасно, не хуже, чем в подвале. И только я успел так подумать, как из-за ближайшего нагромождения колотых кирпичей выбралась кучка помятых и совершенно обалдевших гитлеровцев. Не рассуждая, кто я и зачем здесь, они единодушно решили, что разорванным на куски я буду выглядеть гораздо лучше. И — с места в карьер — принялись воплощать решение в жизнь. Никакими уговорами тут не поможешь, и заблуждение относительно немедленного расчленения меня мне пришлось выбивать из немецких голов рукояткой синдамота.

Управившись, я взобрался на кирпичный взгорок и, пригибаясь под ураганным огнем, шпарившим справа, слева, сзади и спереди, стал осматриваться. Надо было быстренько сообразить, откуда начинать поиски Степана Федоровича.

Вокруг бушевала битва. Дым, пламя, взрывы, выстрелы… стоны умирающих и победные крики, сцепленные воедино грубыми швами пулеметных очередей. Обгорелые и простреленные полотнища флагов.

Огненные вихри преисподней! Как тут сообразишь про поиски Степана Федоровича, если вокруг идет безоговорочная, яростная и полномасштабная бойня? Группы оборванных пехотинцев бегают взад-вперед с хриплыми воплями: «Ур-ра! За родину! Зигхайль! Камман, гайз! Банза-а-а-ай!!! ». Разномастные танки с хрустом бороздят изувеченные мостовые и руины домов, артиллерийские залпы расцвечивают небо, изрезанное бомбардировщиками и истребителями, огненными всполохами и дымными тучами. Такое светопреставление, что, кажется, сами сражающиеся не до конца понимают, с кем и за что они сражаются.

Вот прямо сейчас, то ли слева, то ли справа — в общем, откуда-то из-за густой дымовой завесы — слышатся крики:

— Ур-ра! Коли штыком фашистскую гадину!

— Я тебе покажу гадину! На своих прешь, сволочь!

— Извиняй, товарищ старшина, не разглядел. Фрицев не видели?

— Да вон они, прохиндеи, в яме засели!

— Ур-ра! Коли…

— Мы есть английский десант!

— Союзники, что ли?

— Йес, оф кос!

— Ни хрена не видно… А чего тогда пуляете, ежели союзники?

— Мы есть не в вас, а вон в те виндоус.

— Зиг хайль!

— Кто сказал?.. Попался! Ур-ра! Коли штыком фашистскую гадину! Получай!

— Ай! Больно же, задрыга!

— Извиняй еще раз, товарищ старшина, не разглядел.

— Где они, вражины, затаились? Куда пулять, скажите, люди добрые?

— Банза-а-а-а-ай!!!

— Не бейте меня прикладом по голове, у меня гипертония, плоскостопие, язва и железный штырь в ноге!

— Степан Федорович! — заорал я, прыгнув на голос к окопчику, откуда доносился рассказ про язву и железный штырь в ноге.

Мне показалось, расстояние до окопчика составляло всего шагов десять. Но чтобы преодолеть эти десять шагов, мне понадобились недюжинная выдержка и совершенно отчаянная решимость.

Для начала сверху на меня рухнул подбитый «мессер». Кого другого — расплющило бы в лепешку, но беса сложно истребить даже самым настоящим истребителем. Честное слово! Правда, это вовсе не означает, что схлопотать, пусть даже и вскользь, крылом самолета по башке — очень приятно и для беса.

Не успел я выругаться, отходя от мгновенного испуга, сплошная стена близстоящего здания рухнула, и по ней проехал точнехонько в мою сторону английский тяжелый танк с четырехугольной башней. Пришлось в срочном порядке практиковаться в стрельбе из синдамота. Было бы у меня времени побольше, я бы, возможно, и выжал что-нибудь из басурманской техники, но беззастенчивое использование могущественного оружия в качестве молотка для гитлеровских черепушек не прошло даром. Синдамот заклинило, и единственное, что мне оставалось — это плюнуть в смотровую щель. Маневр удался. Танк повело по замысловатой траектории, неожиданно завершившейся в недалекой воронке. Как танкист вываливался из башни и, грозя кулаком, обзывал меня «мазефакой», я не видел, потому что в этот момент был очень занят приведением в чувство безумного самурая с автоматическим пистолетом в одной руке и катаной — в другой.

И это только половина пути! Примерно пять шагов! Никогда бы не подумал, что такое возможно! Поразительные организаторские способности у этого Штирлица. В несколько минут по сигналу стянуть сюда все армии мира!

Мой самурай, лишившись катаны, пистолета и сознания, полетел в гущу темнокожих ребят с трофейными автоматами наперевес — кажется, нигерийцев. Нигерийцы обиделись, а что я мог поделать? Самурая надо же было куда-нибудь отфутболить, а со свободным пространством сейчас было трудновато. Еще хорошо, что сына Страны восходящего солнца я не запустил метра на три левее — там пятеро бодрых американцев крутили дулом ракетной установки в рассуждении — куда бы пальнуть? Или метра на два правее, где окопался мрачный мексиканец с огнеметом, с упорством маньяка поджаривавший до состояния шашлыка всех, кто имел неосторожность к нему приблизиться.

Впрочем, и вооруженные нигерийцы оказались парнями серьезными, а что хуже всего — цивилизованными до такой степени, что явно не пришли в замешательство по поводу того, как правильно использовать автоматы. Они вскинули оружие, пали на колени, демонстрируя готовность нафаршировать меня свинцом именно из этой удобной позиции.

58

Наверное, зарстранец Штирлиц и придумал бы что-нибудь за те три секунды, пока с леденящим душу лязгом передергивались затворы, но мне пришло в голову только пискнуть: «Побойтесь бога, садисты! » — и поднять указующий перст к небу.

Вот фиг его знает, почему это я так крикнул. Наверное, длительное общение с людьми сказалось — со мной такое обычно бывает в длительных командировках… Невинное это высказывание произвело эффект просто неимоверный. Нигерийцы, коротко глянув наверх, с визгом бросились врассыпную, янки-ракетчики, на секунду задрав головы, испустили дружный вопль ужаса и рванули за ними следом, а мрачный мексиканец, пораженный до глубины души, даже попытался застрелиться из своего огнемета.

Я ошарашенно почесал в затылке и подумал о том, что, если и удастся вернуться невредимым в контору, в рапорте я этот вопиющий случай отражать не буду. И еще я подумал, что, если начальству про мой финт станет известно, выговора за вредоносную антибесовскую агитацию мне не избежать.

Больше ни о чем я подумать не успел. Авиабомба, расшугавшая интернациональную банду, шарахнула в нескольких шагах от меня. Взрывная волна перевернула меня и довольно грубо швырнула вперед — в приветливо распахнувший объятия окопчик.

— Не прекращаю славить тот мой период везения, когда мне вместо кости в ногу вставили стальной штырь, — откашлявшись и отплевавшись, проговорил Степан Федорович. — Никакие удары судьбы не страшны! Рад вас видеть, Адольф. Я с вами уже давно знаком и почему-то сразу понял, что если кто-то и летит на меня, страшно крича и размахивая всеми конечностями сразу и хвостом вдобавок, то это может быть только один человек!.. То есть бес, конечно… Я вам очень благодарен за то, что вы, рухнув сюда, распугали команду майора Джонса, который хотел прибить меня прикладом винтовки, но все-таки… Можно вас кое о чем попросить?

— О чем? — прохрипел я, вытряхивая из ушей комья земли.

— Слезьте с меня, пожалуйста!

Я не то чтобы слез. Я скатился. Степан Федорович, не поднимаясь на ноги, наскоро отряхнулся.

— Какие все-таки грубые эти американцы, — проворчал мой клиент. — Представляете, они меня хотели казнить за то, что я будто бы заманил их в западню, где половина их бойцов была уничтожена! Это я-то?! Я просто вел команду в бой! Я же не виноват в том, что здесь на каждом шагу стреляют, взрывают, режут, кромсают… Солдаты словно взбесились! Все сражаются с гитлеровцами, но так как гитлеровцев уже осталось… раз-два, и обчелся, потихоньку переключаются друг на друга.

— Неплохо вы устроились! Отрядами командуете. Я-то думал, вы лежите, истекая кровью, где-нибудь в канаве…

— Я? — возмутился Степан Федорович. — В канаве? Только не я! Лично Штирлиц дал мне ответственное задание и универсальный мандат! Вот он! — Мой клиент предъявил мне ярко-оранжевую пластиковую карточку. — Это означает — неограниченные полномочия, понятно? Не мог же я с таким мандатом оставаться в стороне от всего происходящего?! Я усиленно командовал войсками! Бразильцами, американцами, англичанами, шведами, китайцами, японцами…

Осторожными движениями я ощупал голову. Вроде бы трещин нет, ничего из черепушки не вываливается. Руки-ноги функционируют. Глаза видят, уши слышат. Даже хвост на месте. Мозг воспринимает окружающий мир. Только неправильно, кажется, воспринимает…

— Чем вы занимались, простите? — переспросил я..

— Командовал войсками! — гордо заявил Степан Федорович. — Да, сначала я немного боялся… Но Штирлиц меня воодушевил! Он сказал, что именно на меня возложена великая ответственность, именно я должен прославить нашу с ним единую родину!

— 3арстрану?

— Что? А… Вроде бы этим словом он зашифровал Советский Союз. Да, точно — Зарстрана!

— Степан Федорович!. — взревел я. — Какой Советский Союз? Какой Штирлиц?! Он — инопланетянин! Понятно? Инопланетянин! Неужели вам это ни о чем не говорит?!

— Инопланетянин? Разве он очень похож на маленького зеленого человечка? Вы что, с ума сошли?

— Режиссер Михалыч! — разорялся я. — Сценарий пьесы «Будни рейхстага»! Неужели не помните сюжет этой замечательной постановки? Вы же сами мне про нее рассказывали!

— Я? Возможно… рассказывал. Только при чем здесь это?

Я посмотрел в чистые голубенькие глазки своего клиента. Степан Федорович был спокоен. Дышал он ровно, как будто возлежал на теплом песчаном пляже, а не сутулился в окопчике, над которым дымный воздух рвали на куски пули и осколки снарядов. И это мой Степан Федорович, с которым при виде безобидной белой крысы-матерщинницы истерика случилась! Что с ним такое происходит?

Бывший театральный уборщик вдруг засуетился. Поползав немного на четвереньках, он выкопал из грязи синдамот, уверенно передернул то, что могло быть затвором, деловито заглянул в ствол. Проделывая все эти манипуляции, он бормотал:

— Ничего, что я плохой командир… Еще есть время всему научиться. Было бы желание, а умение приложится… Надо воевать! Надо оправдать доверие Штирлица!

— Опомнитесь! — закричал я. — Какое доверие?! Нам с вами сваливать надо поскорее! Мир близится к хаосу! Мы появились здесь слишком поздно, и ничего изменить уже не получится! Остается только рвать когти! Скорее! Здесь поблизости есть ход вниз — в подземелье. Там остался циклоп, он, наверное, уже закончил ремонт времеатрона! Скорее!

Я дернул Степана Федоровича за рукав скафандра. Он высвободил руку. Только тогда я заметил, что материал, из которого сделано инопланетное одеяние, покрыт свинцовыми бляшками будто клепками. Сотни пуль сплющились о скафандр, словно о бронежилет. Кое-где декоративными звездочками застряли осколки снарядов. Ничего себе! Если бы не эта кольчужка, мой клиент давно бы уже был мертв! Но он, как видите, живехонек. Везение? Черная полоса закончилась? Или наоборот — невезение продолжается со страшной силой, клиент притягивает к себе свинец, и только скафандр как неожиданный, непредусмотренный фактор держит удар Космической Кары?

— Вперед к победе! — выкрикнул Степан Федорович, оттолкнул меня и, зажав в зубах синдамот, словно дворняга кость, энергично вскарабкался на кирпичную насыпь. Наличие невезучести (или везучести?) на этот раз сыграло ему на пользу (или, елки-палки, во вред?) — он поскользнулся и слетел обратно. Но нисколько не разбился и даже боевого пыла не утратил.

— Все на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками и их прихвостнями! — орал он.

— Вы эти патриотические замашки бросьте! — сурово предупредил я, схватив развоевавшегося театрального уборщика за шиворот. — Тоже мне — защитник отечества Зигфрид — Железная Культяпка. Всего этого… — я обвел рукою окрест, — не было никогда и никогда не будет! Придите в себя! Это просто фикция! Сценарий авангардного режиссера Михалыча! Вот вернемся мы в тихий и спокойный двадцать первый век, и все произошедшее будем вспоминать как страшный сон. Как мираж! Здесь дело зашло слишком далеко, нам уже ничего не изменить. И остается только одно-удачно драпануть.

— Русские не сдаются и не отступают! — взвыл, трепыхаясь, мой клиент. — За Родину! За Штирлица!

В следующую же секунду бабахнула где-то совсем рядом бомба, осколок кирпича, вылетевший из воронки, саданул мне по голове. Хорошо еще, рожки смягчили удар, а то бы… Мне еще до полного счастья сотрясения мозга не хватало.

— Видали? — вроде бы даже злорадно вскричал Степан Федорович. — Как оно — фикцией по башке получить? Эти миражи вам все рога пообломают… Знаете что, Адольф, если вы не хотите сражаться на моей стороне, уходите-ка подобру-поздорову. Совсем уходите. Вы здесь лишний.

— Как? — не поверил я своим ушам.

— Вот так! Я теперь понял свое истинное и безоговорочное предназначение. Моя судьба — рука об руку с великим Штирлицем творить историю!

— Какую историю?! Это же…

— Он мне все уже успел объяснить. Он сказал: как только мы перебьем всех противников, наши с ним соплеменники станут править планетой!

— И вы туда же! Еще один безумный претендент на всемирный престол! Нет, мне просто не верится, что вы за столь короткое время успели так чудовищно поглупеть! Или…

59

Очередное озарение треснуло меня по макушке не слабее давешнего кирпича. Если Штирлиц умудрился запудрить мозги не только одному Гитлеру, но и всему земному миру в целом, то в этом заслуга исключительно режиссера Михалыча. А как же иначе? Реальность изменилась в соответствии с законами идиотского сценария. Степан Федорович у нас тоже человек, несмотря на то что уборщик, значит, и его не минула чаша сия. Он полностью под властью обаяния ловкого зарстранца. Получается, совершенно безрезультатно сейчас взывать к здравому смыслу и доказывать, что Штирлиц — суть явление вредное и даже смертельно опасное. Ничего не поможет!

А договор я все-таки подписал. И клиента отсюда вытащу, иначе какое потом будет доверие к нашей конторе?

Хорошо еще, в наш первый визит в Германию времен Третьего рейха, никакого Штирлица не было, кроме, конечно, самого Степана Федоровича. Некому было моего клиента с пути истинного сбивать. Он и сам сбился — прямо в Нифльхейм. Я вспомнил, как Степан Федорович, с ходу врубившись в правила мира древнегерманских мифов, с готовностью принял на себя права и обязанности героя Зигфрида и что ему пришлось пережить, чтобы понять собственную профнепригодность на поприще великого воителя.

А сейчас ситуация сложнее. Времени для того, чтобы раскрыть клиенту глаза на происходящее, у меня нет совсем.

Поэтому я не стал и пытаться. А перешел непосредственно к решительным и суровым действиям. А именно: отобрал у оторопевшего Степана Федоровича синдамот и зафинтилил его куда подальше, после чего самого клиента скрутил в морской узел и закинул за спину, стараясь не обращать внимания на его истошные вопли. Этому приему — связыванию без помощи пут — меня еще в преисподней на начальных курсах подготовки научили. Необходимейшая штука! И дешево и сердито: р-раз — руки жертвы закидываются и перекручиваются за спиной, д-два — ноги обматываются вокруг шеи. Готово! Эх, надо было и Гиммлера еще так же скрутить, жаль, не догадался. Ну, ничего, будем надеяться, он из тряпочных пут не успеет вырваться, псих несчастный.

А я сейчас вот выпрыгну из окопчика и короткими перебежками вернусь ко входу в подземелье. Пусть меня инопланетный скафандр прикрывает от случайных пуль, а вопли связанного клиента распугивают тех отморозков, которые попытаются сдуру на нас напасть. Или случайно свалиться в окопчик, как вот этот вот…

— Хррчпок!

— Тьфу, тебя только здесь недоставало! Отзынь, пришелец, нам некогда!

— Штирлиц, родненький, освободи меня!

— Позвольте, а чем это вы здесь занимаетесь? — удивился закопченный, как окорок, зарстранец. — Эй, брат-близнец, ты куда собрался? Операция еще не закончена! Посмотри, сколько вокруг живых и легкораненых! Это непорядок! Я тебе, кстати, интернациональный батальон для командования привел…

— С дороги, вражина! — грозно рявкнул я. — Твоего брата-близнеца я забираю. Нечего ему тут делать. Нашел тоже крайнего. Сам командуй!

— Я не могу командовать с такой потрясающей эффективностью! Брат-близнец губит вверенный ему отряд за считаные минуты. А дивизия самураев, например, когда только узнала, кто будет ими командовать, моментально произвела всеобщее харакири! Потрясающе!

— Ничего потрясающего! Обыкновенное невезение.

— Невезение? Мой зарстранский брат выполняет свой долг! Десант с Зарстраны на подходе! К его прибытию мы должны очистить место сражения от армий земных государств!

— Вы слышали, Степан Федорович? Он сам признался! Никакой он не борец с фашизмом, он — подлый инопланетный захватчик!

Но Степан Федорович ничего не слышал.

— Помогите! — верещал он с моей спины, дрыгаясь и пытаясь распутать конечности.

— Пусти его! — требовал Штирлиц. — Он на моей стороне!

— Раньше надо было подробно объяснять, на какой именно стороне ты сам! — заявил я. — Тогда бы я с великим удовольствием этого нарушителя закона Вселенского Равновесия в твои ряды сопроводил! Он бы служил тебе верой и правдой до того недалекого момента, когда бы ты от безысходности решился на харакири! Понимаешь меня, проклятый космический пират?!

— А… — зловеще протянул Штирлиц, отступая на шаг и вскидывая синдамот. — Так ты, рогатый, не из наших?.. Брат-близнец, убери-ка голову, сейчас я этого гада шлепну! Шпион!

— От шпиона слышу!

Вообще-то, я бес незлобивый. Даром, что исчадием преисподней считаюсь. Но тут меня, что называется, переклинило. Сейчас я, братцы-близнецы, буду зверствовать. Эх, жаль со мной нет достопамятного Ука-Шлаки. Он бы этого типа с потрохами сожрал — в самом прямом смысле. Степан Федорович, как и был, в скрученном состоянии, полетел на утоптанное дно окопчика. Штирлиц приготовился стрелять. Не успеешь, зарстранская морда! Издав навязший в мозгу боевой клич: «Мазафака! » — я ловким ударом копыта выбил синдамот из цепких грабок инопланетного шпиона, схватил его за горло и приподнял.

Штирлиц, обалдевший до коматозного состояния, недоуменно вращал гляделками и хрипел.

— Я тебя предупреждал: свали с дороги? — зарычал я. — Предупреждал или нет, вонючка зарстранская?

— Ы-ы-ы… Х-х-х… Брат-близнец, мне больно! Степану Федоровичу было нисколько не меньше больно и обидно. Обездвижил я его капитально. Он даже на время перестал вопить, стараясь задуматься и разобраться — где у него руки, а где ноги.

— Ы-ы-ы… Пусти меня, рогатый! Все равно тебе ничего не изменить! Близок час, когда сюда опустятся солдаты зарстранского десанта!

— Ну и на здоровье. А мы в это время будем уже очень далеко! А чтобы ты нам не мешал… Ручку сюда, ножку сюда… Ай! Будешь кусаться, зубы выбью… Так-с, локоток, коленка… Узел! Готово.

— Как вы смете обращаться подобным образом с непревзойденным Штирлицем?! — забыв о собственных проблемах, ужаснулся Степан Федорович.

— Вас не спросил… — пропыхтел я, взваливая снова клиента на спину. — Ну, что? Последний марш-бросок?

— Пустите меня-а-а!

Обратный путь под аккомпанемент угрожающих криков обезвреженного Штирлица: «Сугунда Баррандар! Зарстранцы, вперед! Хррчпок! Покалечу, сволочи! Гаруба! » — оказался не в пример легче. Всего-то с тремя сражающимися индивидами мы пересеклись — и только. Причем первого случайно встреченного (судя по обильной чернявой кучерявости и мундиру — испанца) можно было даже и в расчет не брать. Он не нападал, а, наоборот, — задал деру, как только нас увидел. При этом успел, поганец такой, осенить крестным знамением, но не меня, а почему-то Степана Федоровича. И заорать:

— Я вижу тебя! Я вижу зверя! Девять голов твоих изрыгают пламя! Тяжкой поступью ты выходишь из моря!

Ну, ясно — контуженный на всю голову. С чего он взял, что у моего клиента девять голов? Одна у него башка, и та — бестолковая. И ни из какого моря не выходил, а всего-навсего барахтался в луже солярки, куда я его нечаянно уронил.

Зато через три шага, вынырнув из дышащей дымом воронки, пехотный старшина Советской Армии с повязкой на голове и ППШ в руках решительно преградил мне дорогу:

— Говори пароль, нехристь! Но я рявкнул:

— Свои, братишка! Не видишь, что ли, раненого с поля боя выношу!

Старшина сразу потерял ко мне интерес, зато чисто . из сострадания вознамерился пристрелить скрюченного Степана Федоровича. Десяток пуль прочно увязли в инопланетном скафандре, Степан Федорович, за время апокалипсической баталии привыкший к подобным поворотам, неинтеллигентно выругался, а старшина, страшно удивившись его невероятной живучести, потянулся к гранатам на поясе.

После слов: «Неужто и лимонка не возьмет? » — я решил не рисковать и, прыгнув за покореженный остов дымящегося танка, дальнейшее движение продолжил ползком.

У самой конечной точки короткого перехода — рядом с воронкой, ведущей в подземелье, нам повстречался австралийский абориген в униформе из тростниковой набедренной повязки. Дитя природы, видимо удрученный отсутствием патронов, гнул из винтовочного ствола бумеранг и нам, невольно помешавшим этому важному занятию, явно не обрадовался. Пришлось защищаться врукопашную, но так как в качестве кистеня я использовал неуязвимую тушку своего клиента (ну ничего более подходящего под руками не нашлось), первый же удар стал последним. Нокаутированный абориген взвился в воздух — а где он приземлился, я не разглядел. Да, в принципе, не очень-то этим и интересовался.

60

Потому что сразу после торжествующего вопля Штирлица: «Гаруба! Хррчпок! Зарстрана! Сюда, братцы! » — небо почернело от сотен гудящих летающих тарелок.

Вот и десант с Зарстраны прибыл… Космические колымаги, спустившись пониже, открыли огонь из всех своих орудий. Ослепительно-багровые тонкие лазерные лучи ударили в поверхность многострадальной нашей планеты, взрывая все то, что еще чудом не было взорвано раньше. Адово пекло! Этот мир разлетается на части! Гибнет! Еще никогда за все свои странствия мы со Степаном Федоровичем не были так близки к самому настоящему апокалипсису… Или, как выражается тоже очень даже компетентный в по-добных вопросах зарстранец Штирлиц, к полновесному хррчпок!

— Полный хррчпок, — буркнул я, прыгнул в оскаленную сломанными арматуринами дыру и втащил за собою слегка контуженного Степана Федоровича.

— Где я? — однообразно гудел бывший театральный уборщик, пока я волок его по тюремным коридорам. — Пустите меня наружу! Дайте мне доказать преданность своей стране! Штирлиц, где ты, сокол ясный?! Приди и освободи меня! Я готов тебе служить до последней минуты жизни!

Вот и нижний уровень подземной тюрьмы… Камеры! Первая, вторая, третья… Вот и пролом в стене, откуда я вывалился, сжимая руками проколотую вилкой филейную часть. А вот и камера Гиммлера.

— Эй! — заорал я. — Лихо одноглазое! Отзовись! Это я, Адольф! Я вернулся, как и обещал! Починил времеатрон?

В ответ мне в лицо дохнул ледяной ветер. От неожиданности я даже пошатнулся и выронил скомпонованного в узелок Степана Федоровича.

— Циклоп! Что там у тебя происходит?!

— Беф-ф… — будто из страшного далека донесся до меня косноязычный отклик одноглазого уродца. — Пофпефы! Фкорее! Фкорее! Фпефи!

Я ворвался в камеру. Ледяной ветер, свернувшийся в смерч, катнул по полу следом за мной Степана Федоровича и захлопнул дверь камеры.

Вот так всегда — никому доверять нельзя.

Даже клиент Степан Федорович, с которым я уже практически сроднился, и тот — оставленный буквально на полчаса — уже вовсю командует армиями, играет на руку пройдохе-инопланетянину. Чего уж тут говорить о маньяке-циклопе и умалишенном рейх-сфюрере? На земной поверхности истинная мясорубка, пришествие пришельцев, смешение языков и смущение народов, а я-то надеялся, что хоть под землей все нормально: циклоп прилежно латает времеатрон, а связанный Гиммлер, после короткого знакомства с моим кулаком, смирно считает кружащиеся над собственной тыквой звездочки…

Ну да, конечно… Одноглазый предатель, клятвенно обещавшийся не запускать времеатрон до моего возвращения, болтается, уцепившись хоботом за шнур электролампочки, под потолком, поджав лапки. Гиммлер, невесть каким способом освободившийся от пут, плотоядно ухмыляется, скачет по камере в надежде сорвать уродца с лампочки, как грушу с ветки.

— Фпафите! — прохудившимся шлангом шипит обвившийся вокруг электропроводки хобот.

— Маленький глупый Штирлиц, дай же мне тебя сожрать! — гогочет рейхсфюрер.

— Распутайте меня! — стонет Степан Федорович. — Мне коленка под мышкой давит, и лодыжка на шею жмет!

Да еще кто-то дробно топочет по тюремному коридору, направляясь в нашу сторону, хохочет:

— Сугунда бул!!!

Бардак! Я даже пожалел, что не захватил с собой один из синдамотов, чтобы от безысходности застрелиться, но тут заметил то, что, вообще-то, должен был заметить в первую очередь.

«Да времеатрон же! — стукнуло мне в голову. — Времеатрон! »

Гениальное изобретение топорщилось посреди камеры нелепым металлическим скелетом. Времеатрон, и раньше-то не блиставший изяществом конструкции, теперь выглядел поистине жутко.

Но он функционировал! То есть, по крайней мере, мерзко гудел и подпрыгивал, как неисправный холодильник. Грубо намалеванная рядом с установкой пентаграмма не полыхала магическим пламенем, как полагалось по правилам, а содержала в центре изрядную снежную кучу, над которой меланхолично кружились снежинки. Открытый портал! Надо быть последним дураком, чтобы не догадаться, куда он ведет. Далекое прошлое! Ледниковый период! Ледяные смерчи то и дело взрывали снежную кучу, метались по камере, вылетали в коридор, засыпая поземкой каменные стены и пол…

— Фпафите! — явно из последних сил надрывался циклоп.

— Маленький глупый Штирлиц, иди к папочке!

— Эй, тапир-переросток! — рявкнул я, отвесил Гиммлеру подзатыльник, чтобы тот не мешал мне своими завываниями вести разбор полетов. — Кто тебе разрешал включать времеатрон?! Ты же обещал только починить и ждать меня!

Гиммлер отлетел в угол, а циклоп облегченно выдохнул, отчего чуть не свалился вниз.

— Я тебя спрашиваю! И откуда ты, интересно знать, взял источник магической энергии, чтобы запустить установку?

— Я только попробофать! — проскулил циклоп и все-таки свалился.

— Исключительно ради эксперимента! — закончил он, прячась за мою ногу от Гиммлера, яростно сверкающего из угла очками. — Как же мне иначе проверить — починил я эту машину времени или не починил?

— Источник энергии откуда взял, отщепенец?

— Ну…

— Маленький глупый Штирлиц хотел использовать меня-а-а-а-а! Чтобы убежа-а-а-ать!

— Идиот! — застонал я. — Врун! Чтобы меня обмануть и предательски улизнуть, развязал Гиммлера?

— Я просто хочу домой! — ныл циклоп. — Как можно скорее!

— Штирлицы, идите к папочке-е-е!

— Настраивай времеатрон на двадцать первый век! — заревел я, отвешивая подползающему к скрюченному Степану Федоровичу рейхсфюреру очередную оплеуху. — Настраивай! Иначе я на полном серьезе скормлю тебя психованному Гиммлеру! Портал в твой Ледниковый период и так слишком долго открыт!

— Можно, я сначала сбегаю домой и просто посмотрю, как там мои соплеменники?

— Хобот оторву! Моргало выколю!

— Слушаюсь…

Циклоп бросился к времеатрону, но не успел. Пентаграмма дохнула холодом, и в камере появился… длиннобородый Златич. Я только охнуть и смог.

— Ура! — оглядев присутствующих, воскликнул воевода красных партизан-дружинников. — Наконец-то! Товарищи, сюда! Здесь тепло!

Товарищи, синие от холода, повалили из пентаграммы валом. В это же самое время железная дверь камеры за долю секунды раскалилась и оплавилась. На пороге маячили трехрукие и трехногие ребята в скафандрах и с синдамотами. Зарстранцы высадились…

Штирлиц — тоже с синдамотом наголо — стоял позади них. Впрочем, стоял — это громко сказано. Руки и ноги, моими стараниями скрученные в узел, он так и не распутал. Зато, в полном соответствии с анатомией настоящего зарстранца, отрастил дополнительные конечности. То есть частично сбросил маскировку. Тяжко ему, наверное, было припрыгать сюда на одной ножке, неся в руке громоздкий агрегат. Хотя он не жаловался. Он кричал:

— Вот они! Вот! Сугунда бар! Эхма! Шпионы! Старались выдать себя за зарстранцев, а скафандр, должно быть, сняли с убитого связного! Они его и убили!

— Это не мы! — открестился я. — Это Ука-Шлаки его сожрал. Но не со зла, а с голодухи!

— Убить! — воскликнул Штирлиц..

. — Хррчпок! — нехорошо обрадовались зарстранцы.

— Много Штирлицев! Очень много Штирлицев! — кровожадно возликовал помешанный рейхсфюрер, кидаясь в бой.

— Товарищ Штирлиц, разрешите представить рапорт о завершении боевой операции! — стараясь перекричать всех, орал Златич, вытянувшись во фрунт перед Степаном Федоровичем. — Вверенные нам заснеженные территории оккупированы. Волосатые первобытные дикари разогнаны к едрене-фене, а гиганты с гляделками во лбу — разрази их центральный комитет — взяты в плен!

— Попомнят проклятые гиганты богатыря Микулу! — присовокупил рыжий детинушка Микула, возбужденно помахивая секирой.

— Я вас никуда не посылал! Я вам ничего не приказывал! Раскрутите меня обратно!

— Хайль мне! — поздоровался заглянувший в изуродованный дверной проем Гитлер.

— Сгинь, фашист проклятый! Тебе-то здесь чего надо? — прорычал я, чувствуя, что еще немного — и сам сойду с ума, как несчастный Гиммлер. А что? Я ведь тоже не железный! Я был бы даже рад, если б у меня рассудок немного помутился, можно было бы безмятежно усесться на пол и, бряцая на натянутом струной хвосте, весело спеть: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались… »

61

— Мы тут с Евой вышли погулять, — доброжелательно сообщил фюрер, — а у вас вечеринка. Меня, конечно, не позвали. Дорогой друг Штирлиц, как это, по-вашему, справедливо?

— Огненные вихри преисподней… — услышал я свой дрожащий голос.

Реальность дрогнула и поплыла перед моими глазами. Я все силился хоть как-то осмыслить молниеносно разворачивающиеся непостижимые события, но ничего, кроме зверской головной боли, не достиг. Степан Федорович от ужаса развязался самостоятельно и попытался убежать, но Златич с дружинниками прижали его к стене. Партизаны, размахивая отмороженными руками, требовали немедленной выплаты командировочных и каждому по ордену Красной Звезды. Гиммлер за минуту получил от толпы зарстранцев так, что теперь лежал не двигаясь. Гитлер, обнимая похожую на кудрявую болонку Еву Браун, полез к трехруким и трехногим зарстранцам с дружескими рукопожатиями и запутался в их конечностях. Ева, вырвавшись из объятий фюрера, заземлилась на скрюченном Штирлице. Кажется, она поздравляла его с тем, что он наконец-то стал отцом, и любовно кивала при этом на обалдевшего до полного окаменения коротышку циклопа. Гениальное изобретение времеатрон гудел, сипел, хрипел и подпрыгивал так, что временами заглушал грохот этой фантасмагорической вакханалии.

Пробив дурманную тошноту, в мою голову вползла мысль: как эта вся тусовка легко и просто помещается в крохотной одиночной тюремной камере? Не успела мысль оформиться в моем сознании должным образом, как я увидел, что никакой камеры нет. То есть почти — нет…

Каменные стены стали вдруг зыбкими и текуче-маслянистыми, словно кисель. Низкий потолок и вовсе истончился до полной прозрачности — сквозь него было видно, как далеко наверху сотни вражеских летающих тарелок атакуют остатки земных армий. Грибы атомных взрывов за мгновение взлетали и опадали, словно призрачные башни. Черный дым и красное пламя плавили небо. Солнце, с невероятной скоростью катившееся по орбите, столкнулось наконец с лунным диском и рассыпалось сияющим конфетти. Летающие тарелки, взметнувшись к верхним слоям атмосферы, вспыхнули ядовито-зеленым кислотным блеском и сплясали качучу…

А потом началось что-то уже совсем невообразимое.

… Времеатрон заискрил и взорвался, но как-то очень аккуратно — даже не поранив никого из присутствующих. И деликатно провалился сквозь пол в обугленную дыру, откуда тотчас показалась всклокоченная рыжая голова.

— Опять разбудили, — потягиваясь, сказал ас Лодур. — Клянусь Ермунгандом, это уже слишком… — Не договорив, он распахнул глаза, секунду с выражением искреннего ужаса смотрел на все происходящее, после чего проворно нырнул обратно.

… Степан Федорович отмахивался от красных партизан, раздувшихся вдруг, словно воздушные шары, и беззвучно орал. Я шагнул к нему, но каменный пол, ставший вязким и податливым, поглотил меня, поглотив, выплюнул. И так до тех пор, пока я не догадался замереть и не двигаться.

…Очнувшийся после очередных побоев Гиммлер, раздевшись догола, обнажив синевато-черное сухопа-рое тело, пожирал уже четвертого зарстранца, сыто урчал, приговаривая:

— Уна-уму любят своего Ука-Шлаки!

… Ева Браун кружилась в вальсе, как осенний листок, взметая полы платья то выше, то ниже, а то и переворачиваясь вверх тормашками. Причем партнера ее я разглядеть не мог, как ни старался, — то ли Штирлиц, то ли коротышка циклоп, то ли снова всплывший на зыбком полу времеатрон…

… Я почувствовал странный зуд во всем теле, будто я весь слеплен из крохотных муравьев, которые вдруг решили расползтись в разные стороны…

… Воевода Златич, выпучив глаза, заорал:

— Военнопленные, выходи по одному!

Из заснеженной пентаграммы угрюмо выбрели, заложив руки за спину, пятиметровые циклопы, конвоируемые лично богатырем Микулой. И шагали, становясь все меньше и меньше, как стая птиц, улетающая вдаль, шагали сквозь прозрачные преграды к перекошенному небосводу, где летающие тарелки, окутанные желтым пламенем, образовали пылающую пятиконечную звезду…

— А битва всех земных царей уже кончена, и только смрад дымными струями поднимается вверх над Армагеддоном…

Я так и не понял, кто произнес эту фразу. Совершенно точно — ни я, ни мой клиент, ни воевода, ни одноглазый лилипут, ни зарстранец Штирлиц и его уродливая родня, ни фюрер, увлеченно переворачивавший подругу жизни с головы на ноги, ни обжора Гиммлер — никто этого не говорил.

Но слышали все. И все разом замолчали. Планета, ржаво скрипнув последний раз, остановила свой ход. Материальное вновь обрело объем и форму, ограничив наш мир зазубренными стенами неширокой площадки под воспаленными красными небесами с единственной горящей звездой. И воцарилась тревожная тишина, остро пахнущая пылью и кровью, — недолгая тишина; вернее сказать, затишье, в котором явственно чувствовался нарастающий гул всеобщей неотвратимой гибели.

— Космическая Кара, — очень тихо проговорил циклоп и прикрыл глаз ладонью. — Я ведь говорил… что она рано или поздно настигнет… Свершилось! Но я не думал, что будет все так…

— Хррчпок, — благоговейно отозвались зарстранцы.

— Апокалипсис, — выдохнул вновь побледневший и, кажется, совсем не сумасшедший Гиммлер.

Воевода Златич заранее улегся на пол и скрестил руки на груди. Остальные красные партизаны не последовали его примеру только потому, что им не хватило свободного пространства. Даже Гитлер понял, что вечеринкой тут и не пахнет, и неожиданно разрыдался. Богатырь Микула похлопал его по плечу.

— Ну-ну, — сказал богатырь. — Чаво уж… Все там будем…

Коротко всхлипнула Ева. А я закрыл глаза.

Вот и все.

Кончено, и ничего уже изменить нельзя. А я ведь так и не женился. И маленьких бесенят у меня никогда не будет. И… Да, впрочем, все уже неважно… Финита. В мозгах у меня почему-то завязла фраза из бессмертного (вот кому повезло!) Шекспира. Мир вывихнул сустав. А мне остается только констатировать клиническую смерть пациента. То есть — тьфу — планеты…

— Давайте, братцы, попрощаемся, что ли? — предложил я, смахнув навернувшиеся на глаза слезы.

— Нет! — с отчаянной мукой взвыл вдруг Степан Федорович и рухнул на колени. — Нет! Ну, почему?! За что? Я не хочу быть губителем целого человечества! Я не достоин! Пусть кто-нибудь другой возьмет на себя эту ответственность! Я простой бывший школьный учитель! Простой бывший театральный уборщик! Простой человек, одним словом… Бывший! Я же не намеренно нарушил этот дурацкий закон Вселенского Равновесия! Господи! Если ты меня слышишь! Приди! Защити! Помоги! Всевышний, создавший этот мир, неужели ты так легко дашь разрушить созданное?!!

Небеса дрогнули.

Не знаю, как другие, а я лично зажмурился. Вот такая вот я малодушная личность — никак не могу заставить себя смотреть в глаза своей смерти…

Воздух, став густым, словно желе, затрепетал. Да так сильно, что я с трудом устоял на копытах. Камни под нами завибрировали. Я уже представлял, как сейчас земная кора пойдет трещинами; точно кровь, хлынет наверх раскаленная лава, и…

— Господи?.. — услышал я изумленный голос Степана Федоровича.. И сразу взлетел общий вздох ужаса.

— А что это вы тут делаете? — проговорил кто-то неспешно и мощно.

И я снова открыл глаза.

На высоте трех метров над нами покачивалась в воздухе, не имея под собой никакой опоры, сухопарая фигура в мятых брюках и растянутом до полной безразмерности свитере. Над головой, словно нимб, потрескивало полукружье синих молний.

— Господи… — повторил Степан Федорович. — Всевышний… Михалыч? — узнал он наконец фигуру.

— Ага, — сказал режиссер-авангардист Михалыч, осторожно колеблясь, чтобы удержать равновесие. — Он самый. А вы, простите, кто? А, наш уборщик! А… кто остальные?

Михалыч! Он самый! Я его помню! Он, точно он… Такой, каким я его видел первый и последний раз в жизни. Те же брюки, тот же свитер. Только вот синее сияние появилось над головой и… голос. Глубокий, ясный, нисколько не громкий, но в то же самое время невероятно мощный, точно тысячекратно усиленный гигантским микрофоном.

62

— Михалыч, извините, — сказал вежливый Степан Федорович. — Но вы не могли бы снова это самое… раствориться, откуда появились. Понимаете, я вызывал Всевышнего, а появились вы. Должно быть, какая-то ошибка…

— Заткнись! — завопил я, как только вновь обрел дар речи. — Умолкни, несчастный, и больше не говори ни слова. Все молчите! Ошибка ему, адово пекло, какая-то привиделась! Вызывал создателя этого мира — так и получай! И не смей привередничать!

— Ой, как интересно! — Михалыч энергично всплеснул руками, отчего проделал в воздухе двойное сальто. — Я сплю, а мне снится сон! Такой увлекательный и, как это… достаточно реалистичный. На галлюцинацию похожий. Хм, наверное, это нехорошо для здоровья… Надо, пожалуй, побольше отдыхать и поменьше работать. Никаких кофе, сигарет и транквилизаторов. А впрочем… Уважаемые видения, скажите что-нибудь еще! — вдруг попросил он.

— Что-нибудь еще! — подобострастно отозвался Степан Федорович, потрясенный пониманием того, что страстной молитвой действительно вызвал Всевышнего Создателя.

— Ой, как интересно! А еще? Или нет… Расскажите мне какую-нибудь историю, а я по ее мотивам создам гениальное драматическое произведение. Идеи всех гениальных произведений явились авторам во сне. Периодическая таблица химических элементов, например…

Степан Федорович смешался.

— Ну, анекдот какой-нибудь! — попросил Михалыч. — Пожалуйста, милые галлюцинации!

— Э-э… — решил я вступить в разговор. — Михалыч!

— Что тебе, рогатый фантом?

— Послушай… Воображай себе все что угодно — что ты спишь, галлюцинируешь или чего-то там еще. Но — умоляю тебя — выполни одну нашу просьбу! Одно-единственное заветное желание!

— Желание? — скривился прогрессивный режиссер. — Не хочу. Это скучно. И вообще — вы мои галлюцинации, значит, мне и подчиняйтесь, понятно? Рассказывайте анекдот!

Докатился, бес. Ты, обученный исполнять чужие заветные желания, как милостыни, просишь исполнить свое. А, ладно, не стыдно… Лишь бы сработало!

— Нам это жизненно необходимо! — горячо заторопился я, прижимая руки к груди. — Это важнее всего, что может быть важным! Пожалуйста! Всего одно простое желание! Для тебя ведь это так просто!

— Фу… — сильно поскучнел Михалыч. — Совсем с вами неинтересно, надоеды. Проснуська я, наверное… Меня работа ждет. Я и в реальности постоянно переутомляюсь, а тут еще и во сне пристают с просьбами. Итак, просыпаюсь. Раз! Два!..

— Нет! — взвизгнул Степан Федорович.

— Всего одну минуту! — воздел я руки ко Всевышнему. — Маленькую минуточку! Я понимаю — у всех свои проблемы. У тебя — переутомление, у нас вот — апокалипсис. Войди в наше положение! Минуту!

— Хорошо, — смилостивился Михалыч и перетек в полулежачее положение. — Чего у вас тут случилось?..

Расскажите подробно. На всякий случай. Может быть, ваш рассказ мне тоже пригодится в творческом плане…

Грозный рокот прервал его речь. Камни под нами снова задрожали. Небеса загудели раскаленным гонгом. Надо было спешить.

— Прекрати все это! — выкрикнул я. — Это в твоих силах! Останови апокалипсис!

Дружный хор: «Пожалуйста! » — поддержал меня.

— Тьфу! — рассердился Михалыч, и молнии над его головой свирепо затрещали. — Надоели. Что прекратить? Зачем прекратить? И каким образом? Говорите, что надо сделать, а то мне некогда. Меня дела ждут.

— Прикажите! — воскликнул Степан Федорович. — Скажите какое-нибудь слово, чтобы этот кошмар остановился!

— Какое слово?!

— Э-э… ну, я не знаю… Как у вас, у Творцов, принято в подобных случаях говорить?

— Вы мне голову морочите, галлюцинации! Достали! Все, просыпаюсь!..

И тут меня прорвало. Или — осенило. Называйте, как хотите. Всевышний Михалыч уже махнул рукой и завел свое: «Раз! Два!.. » — а я подпрыгнул так высоко, как смог, и шепнул ему в ухо…

И он услышал.

Он пожал плечами, окинул нас всех презрительным взором заправского небожителя и молвил:

— ЗАНАВЕС!

Это слово плетью хлестнуло по оболочке мира. И мир лопнул.

ГЛАВА 7

— . Получилось? Или нет?

Это было первое, что я услышал, осторожно открыв глаза.

Степан Федорович сидел напротив меня на корточках, как настороженная ворона, и подозрительно оглядывался по сторонам. Я, конечно, последовал его примеру.

Затхлое, полутемное помещение. Из полумрака угловато выступает замшелый валун, на котором помещается негодная гнутая шпага, рогатая каска и пустая бутылка без опознавательных знаков. Дощатый обшарпанный пол, покрытый окурками, тумбочка с длиннющим инвентарным номером, заваленная грудой тряпья, среди которого можно вычислить мушкетерскую шляпу с пером, мужские балетные трико и чудовищный ботфорт с порыжевшим голенищем. Но ничего не трещит, не грохочет, не разваливается на части и даже не полыхает. Уже хорошо.

— И где мы на этот раз оказались? — спросил я.

— Не знаю, — ответил мой клиент. — Но если опять промашка — то я здесь ни при чем. Я даже пальцем не пошевелил, когда этот Всевышний рявкнул свое веское слово. Так что нечего и сейчас винить мое невезение. Ой, обратите внимание, Адольф, мой скафандр исчез!

И правда — исчез. Степан Федорович был теперь одет в грязный серый халат и калоши. А я — в родные свои джинсы, футболку и армейские высокие ботинки. На голове ощущалась бейсболка.

— Интересно было бы выяснить… — начал мой клиент, но я его прервал.

— Тихо! — зажал я ему рот ладонью. — Слышите?

— Господа, никто не видел Штирлица? — раздался голос, в котором я тут же безошибочно признал фюрерский фальцетик. — С утра его ищу, но никак не могу найти. Никто не видел?

— Век бы его не видеть… — грубое ворчание Геринга. — Гр-ром и молния!

— Там! — определив направление, откуда идут голоса, ткнул я пальцем в темноту.

— Ой-ей-ей! — схватился за голову Степан Федорович. — Я-то уж было поверил, что у нас получилось! Что все закончилось наконец… Боже, какое разочарование! Увы мне!

— Увы мне! — пропищал кто-то совсем рядом.

Я подпрыгнул. Створка тумбочки открылась, мне под ноги вывалился циклоп. Оранжевая его тога показалась мне на удивление чистенькой и даже отглаженной.

— Увы мне! — повторил одноглазый. — Я не успел проскользнуть в портал! Да и что толку в том, что проскользнул бы! Мои сородичи побеждены и порабощены даже раньше срока! О, что я наделал! Мне ведь теперь в моем времени и показываться нельзя! Увы мне!

— Так… — проговорил я. Надежда на хэппи-энд увяла, как одуванчик под струей серной кислоты. — Значит, все снова в сборе. Бездомный коротышка мытарь, Нарушитель закона Вселенского Равновесия, и ваш покорный слуга. А что, я не понял, апокалипсис все-таки состоялся или нет?

Никто мне не ответил. И циклоп, и Степан Федорович — оба были погружены в невеселые свои думы. Коротышка уже всхлипывал, а мой клиент мужественно кусал губы, сдерживая рыдания.

— Кто сказал — Штирлиц у Евы?! — заверещал невидимый Гитлер. — Это поклеп! Это… Да вон он идет, господа! Дорогой друг, где ты пропадал?

— Проспал, Доля! — прозвенел голос, от которого меня пробила нервная дрожь. — Но спешил изо всех сил! В-вот, гляди — даже штаны толком не застегнул и помаду с рожи не стер…

Честно говоря, я не выдержал. Я засучил рукава и пошел на голос. Степан Федорович и циклоп, предпочитавшие жить по принципу «не надо, как бы хуже не было! », пытались меня удержать — но куда там! Плевать мне на все! Надоело! Один раз отведу душу, наваляю по шее проклятому зарстранцу, и будь что будет!

Через несколько шагов я уперся лбом в какую-то матерчатую преграду, махнул рукой — и преграда исчезла. Ослепительный свет хлынул в мои глаза. Я пошатнулся.

Гитлеровские генералы, столпившиеся у стола с расстеленной картой, разинув рты, смотрели на меня во все глаза.

— Где Штирлиц?! — зарычал я. — Покажите мне этого гада!

— Ш-шапкин… — запинаясь, вякнул фюрер. — Это, кажется, к тебе.

63

— Какой такой Шапкин?

Я посмотрел туда, куда указывал Гитлер, и обомлел. Человек в форме штандартенфюрера СС, лысый, в косо сидящем парике, с покрасневшими глазами, дышащий перегаром, запах которого ощущался на расстоянии пяти метров, стоял, пошатываясь.

— Это Штирлиц?!

— Н-ну, я! — воинственно подбоченился штандартенфюрер. — И что? И ты кто такой? Я тебе раньше никогда не видел… Или видел? А, это мы с тобой, наверное, вчера в стекляшке квасили, да? Ты мне червонец должен!

Степан Федорович и циклоп, вылетевшие из-за кулис на свет, тоже остановились. И на них обратили внимание. Особый интерес вызвал циклоп. Генералы заохали, а у Гитлера даже челка встала дыбом.

— Что такое? — проверещал Михалыч, вскакивая на сцену (Сцена! Сцена! Это сцена! Теперь я вижу!). — Шапкин! Мало того, что ты пьешь и пропускаешь репетиции, так ты еще и собутыльников-забулдыг приводишь?! Уволю! Сгною! Так, а вы кто такие? Уборщик? Уборщик! Если уборщик, бери ведро и бегом на уборку! Вот тебе ведро! Марш со сцены! Товарищ из театра лилипутов, вы по приглашению? Что? Не слышу ответа! Стоило мне на минутку прикорнуть в зрительном зале, так у вас тут уже черт знает что творится!

— Свершилось… — расплылся в блаженной улыбке Степан Федорович. — Неужели закончилось мое… мой…

— Свершилось… — повторил я.

Слезы облегчения навернулись на мои глаза, и дальнейшее я видел уже сквозь туманную пелену.

Вот Штирлиц-Шапкин под шумок прикладывается к чекушке, которую незаметно вытащил из портупеи. Вот в зрительный зал врывается делегация каких-то очень серьезных мужчин, хватают Степана Федоровича за рукава грязного халата, отбирают ведро и тащат в разные стороны:

— Степан Федорович, родненький, куда вы пропали? Позвольте вручить вам гонорар за издание, переиздание и переиздание переиздания вашей гениальной книги «Пойми мое измученное сердце! »…

— Я есть представитель компании «Уорнер-Бра-зерс». Я заинтересован в снимании фильма о великом русском гений!..

— Отвали, басурманин, я первый его нашел! Степан Федорович, скажите, вы патриот?! Отлично! Я с «Мосфильма»! Будем кино про вас ставить.

— Не напирайте! Сломаете диктофон! У меня эксклюзивное право на интервью с господином Трофимовым! Степан Федорович — первый вопрос: когда вы в первый раз поняли, что вы — гений?..

— Грузчики! Внесите чемодан с деньгами!..

— Мы есть из Нобелевский комитет. А кто есть Стефан Федороффитч Трофимофф?

— Не толкайте меня, я управдом! Господин Трофимов! Так как в вашей квартире поселились представители дружественной африканской страны, наша жилконтора решила выделить вам дополнительную площадь в размере семи комнат! Искренне поздравляю!

— Степочка! У меня получилось! Я развелась со своим деспотом, Степочка! Степочка, посмотри на меня! Это я — Маша Привалова!..

Мой клиент беспомощно озирается и безуспешно пытается пробиться сквозь людскую кашу. Он ищет меня глазами, но меня уже здесь нет… Механизм перемещений во времени и пространстве бесов оперативных сотрудников таков, что при успешном выполнении очередного задания командированный возвращается в контору автоматически.

Зрительный зал перед моими глазами стремительно тает.

Я успеваю услышать еще короткий отрывок взволнованного диалога режиссера Михалыча и коротышки циклопа:

— Товарищ лилипут, вы здесь с какой целью?

— Я, собственно… э-э… хотел завоевать мир.

— Прекрасно! Идите ко мне в труппу, я вам гарантирую, что вы завоюете мир в кратчайшие сроки. Завтра или послезавтра! Начнем с Голливуда, благо эти прощелыги уже здесь… У меня есть отличный сценарий как раз под вашу фактуру!.. Скажу по секрету, сюжет сценария и ваш образ я увидел во сне…

— Ну-у… раз уж на родине мне лучше не появляться в течение ближайших пары миллионов лет…

Больше я ничего не слышал и не видел. Мир вокруг меня мгновенно сжался до размеров черной горошины — и разорвался на части. Я словно оказался внутри себя самого, хотя точно знал, что никакого «меня» в этот момент не существовало в поглотившей всю вселенную бесцветной пустоте…

Я летел домой!

ЭПИЛОГ

— Ты не обижаешься?

— Не обижаюсь.

— Правда, не обижаешься?

— Правда!

— Нет, я серьезно спрашиваю, Филимон, скажи — не обижаешься на меня? Все-таки десять лет на гауптвахте в одиночке — это…

— Конечно, не обижаюсь! Я ж понимаю — работа есть работа. И от этого никуда не денешься. Тем более что я с помощью твоего рапорта обжаловал приговор и меня освободили досрочно.

— Но все равно… Ведь ты же из-за меня…

— Пустяки! Забыли, ладно?

— Ну, ладно…

— Кстати, Адольф, у меня для тебя хорошие новости. За успешно выполненное задание и проявленные при этом героизм и смекалку Канцелярия преисподней при моем личном ходатайстве премирует тебя назначением в ряды элитного подразделения бесов-берсерков.

— Служу преисподней! Спасибо! Большое спа… Постой, это то самое подразделение в Седьмом Круге?

Где изучается феномен бесовской задни… Филимон! Не надо! Милый мой! Родной! Гад! Ты все-таки отомстил?! Ты все-таки обиделся?

— Я?! — очень натурально удивился Филимон. — Как ты мог подумать, дорогой? Ни в коем случае. Это большая честь выпала тебе сама собой. Можно сказать — повезло! Везение можно сказать.

— Везение?!!

— Ну, невезение. Называй, как хочешь… В любом случае — поздравляю!

Он помолчал и добавил, что называется, «от души»:

— Иди и служи! И чтобы в моем отделе кадров раньше чем через тысячу лет и не появлялся! Задавлю, провокатор!

64