Бог по вызову

Бог по вызову

Наверное, Павел все-таки был везунчиком. Ему везло почти всегда и почти во всем. Повезло и на сей раз. Если можно конечно назвать везением жесткую аварийную посадку на необитаемую планету с кислородной атмосферой.

Он даже умудрился посадить «Валькирию» на все четыре опоры и не повредить обшивку. Хотя толку от нее сейчас как от консервной банки. Стармодуль с дохлым гиперприводом годится разве что астероиды окучивать. Или в качестве ультрасовременного шалаша с ядерным реактором.

Вообще-то поломка гиперпривода считалась невозможной. Небольшой куб, вмонтированный в переборку прямо над гравитационным отражателем, был лишен каких либо швов и представлял собой мономолекулярную броню для тетта кристалла, способного при особых условиях менять мерность пространства, выкидывая любой материальный объект находящийся в радиусе километра в пятимерный континуум. Тетта кристаллы были весьма устойчивой штукой, и разрушить их можно было, пожалуй, лишь жестким гамма потоком. На все прочие воздействия кристаллы начхать хотели. По крайней мере до сегодняшнего дня. Павел горько усмехнулся. А ведь, наверное, его случай станет отличной темой для чьей-то научной диссертации. Если его найдут конечно. Когда-нибудь. Может быть. Сигнала «СОС» с дохлым гипром не передашь. А вопить "Спасите наши души" по обычному радио, находясь в десятке парсеков от ближайшего обитаемого мира просто безумие. Так что, похоже, придется устраиваться на долгую стоянку. В принципе на базе знали куда он отправляется. Ну, почти знали. Он несколько отступил от заявленного маршрута, решив напоследок исследовать заодно и эту систему. Герой хренов. Звезда класса «Ц», четыре планеты. Две кислородных, две — мертвые газовые гиганты. И вот надо же, только-только вышел из гип-свертки и на тебе. На пульте всплыл куб аварийного дисплея и выплюнул сообщение о неисправности основного привода. Павел проверил еще раз. Бортовой комп пару минут пожевал тесты и снова сообщил о неисправности. Правда, порадовал, что гравипривод в норме и порекомендовал вернуться на базу для ремонта. Даже расчет пути сделал, ублюдок электронный. Всего то навсего сто двадцать лет по безопасной траектории, и шестьдесят, если по опасной, с использованием гравитационных колодцев нестабильных систем. Шестьдесят. Какие мелочи. Вернешься как раз на собственные похороны.

Павлу хотелось выть от досады. Только толку то. Вой не вой, делу не поможешь. Вот и сидел в результате у костерка, разведенного из сухих туземных веток. Глазел в туземное звездное небо, молча помешивая оранжевые, по земному пахнущие сосной угли и предавался мрачным мыслям. Потом плюнул и отправился спать. Утро вечера как говорится мудренее.

Проснулся он от мягкого голосочка будильника. Восемь утра. Ага. Это на земле восемь… Утра. А здесь рассветет только часа через два. Эта планетка делает оборот чуть дольше, чем прародина человечества. Ткнул ногой бормочущего мучителя и отправился умываться. Поплескал холодной, отдающей дезинфикантом воды в лицо. Скрипя зубами, побрился. Потом, прихватив брикет с пищевыми концентратами, вышел наружу. Горизонт едва начинал светлеть. Было прохладно, даже несмотря на плотный комбинезон. Присел на корточки около давно остывшего кострища. Немного покачался на носках, потом, дурачась, перекатился в сторону, упав на бок, и всадил заряд из лазера прямо в сложенные шалашиком сучья. Сходил к озерцу за водой. Вчера он долго думал из чего сделать котелок и, наконец, приспособил для этого ведро из оранжереи. Получилось не очень эстетично, зато удобно. Поставил уже закопченное ведро в центр костра, немного раскидав пылающие деревяшки, и уселся на свежий, чуть влажный от выступившей росы пенек. Когда вода закипела, кинул туда пару суповых кубиков и помешал мгновенно пожелтевшую воду длинной веткой. Втянул носом пряный запах и пробормотал — Боже мой како…

Договорить не успел. По глазам резанула яркая вспышка, потянуло озоном, и рядом с ним возник невысокий, полный человечек в слегка помятом костюме. Мда. Это хорошо, что комбинезоны для разведчиков делают из негорючего материала. Но все равно чертовски больно, когда неожиданно садишься прямо в костер.

— У е мое… — Павел с воплем подскочил, сбивая с себя весело тлеющие угли.

Человечек неодобрительно посмотрел на него и бодрым голосом сообщил.

— Компания "Божество для Вас" к вашим услугам.

— Е мое!

— Простите, не понял. — Человечек выглядел удивленным.

"Ага. Удивлен он. А мне каково?" — подумал Павел, потирая потемневшую от огня ткань. И откуда только этот тип взялся?

— Простите. А… А вы собственно кто?

— Ну, как же… Я же сказал… Компания "Божество для.."

Блин, и сюда уже коммивояжеры добрались. Не успеешь на пенек присесть а они уже тук как тут.

— Да нет. Я все расслышал. — Прервал скороговорку гостя Павел — Откуда вы здесь взялись?

— Ну, я же сказал. Компа…

— Стоп. Я понял, понял. Вы из компании "Божество для Вас". Ну и что? Как вы здесь оказались?

Человечек разулыбался.

— Я то? Ну, это просто. Вы позвали, и вот я здесь.

— Я позвал?

— Конечно. Вы же произнесли "Боже мой", не так ли?

— Ну… Ну да. Произнес. И что же?

— Ну, вот я и здесь. Я божество, отвечающее за этот участок.

Павел чуть вторично не сел в костер.

— Вы хотите сказать, что вы Бог?

— Ну да. Вы меня звали и вуаля. К вашим услугам. Позвольте представиться. Петер. — Человечек изящно отвесил поклон.

— П-павел. Павел Климов.

— Очень приятно. Вы позволите? — Петер прищелкнул пальцами и уселся в появившееся кресло. Второе кресло появилось прямо за спиной у обалдевшего от увиденного Павла. Кресло было добротное, обшитое черной кожей, с высокой мягкой спинкой.

— Ну-с. Приступим. — Снова щелчок пальцами и перед креслами возник невысокий, круглый столик с разбросанными листами бумаги и тяжелой хрустальной пепельницей. Петер вытащил из воздуха пачку сигарет, достал одну и прикурил от шикарной, золотистого цвета зажигалки.

— И так. Что будем заказывать?

Павел, наконец-то решился ущипнуть себя для проверки на галлюцинации. Стало больно. Даже пожалуй слишком.

— А что я могу заказать?

— Все, что пожелаете! — Радушно развел руками Петер. — Наша фирма будет рада выполнить любое ваше желание. Желание клиента для нас закон понимаете ли.

Павел кивнул, проглотив набежавшую слюну.

— Нет. Погодите. Погодите. Вы что? Настоящий бог?

— Ну да. Что же тут удивительного? — Петер выпустил струйку табачного дыма.

— Ну, понимаете… — Павел лихорадочно выискивал слова, облизывая внезапно ставшие сухими губы — У нас на Земле нет богов. Совсем. Ну… Я имею ввиду по настоящему нет.

— Как это нет? Не может такого быть. — Божество взмахнуло рукой. Божество извлекло из воздуха толстую книгу с надписью золотом "Справочное пособие. Только для полевых агентов. Только для служебного пользования". Божество пошелестело страницами, задумчиво мусоля пальцы.

— Ну, как же. Вот, пожалуйста. Страница сто пятьдесят шестая. Раздел девятнадцать. Кислородные, гуманоидные планеты. Земля… Ммм… Да, пардон. Земля уже не входит в сферу нашего обслуживания.

— А раньше входила?

— Да. Было дело. — Петер отшвырнул книгу. Та отлетела на пару метров, тихо шурша страницами, и исчезла.

— А сейчас?

— Налоги слишком высокие. Да и конкуренты стали на пятки наступать. — Он выпустил очередную струйку дыма и удрученно покачал головой. — Пришлось уйти с такого прекрасного рынка сбыта. Для нас это было трагедией, между прочим.

— А давно? — Павел вытащил сигарету из небрежно брошенной на столик пачки. Вид курящего бога — зрелище не для слабонервных. Петер щелкнул зажигалкой, поднося огонек.

— Что, давно?

— Ну, давно вы ушли с нашей планеты?

— Ну… дайте-ка подумать… — Петер снова достал из воздуха книгу. Потом закатил глаза, что-то подсчитывая. — Наш последний агент работал у вас… Ну, где-то… Где-то около двух тысяч лет назад. Да, точно. У вас тогда был 30 год новой эры.

Павел прикинул даты. Так. Про Христа, похоже, лучше не спрашивать.

— А чем ваша компания занимается сейчас?

— Ну, в общем то тем же, что и раньше. Оказываем божественные услуги. — Петер доверительно подмигнул.

Божественные услуги. Ну надо же. Павел еще раз щипнул себя. Может все-таки галлюцинация? Говорят, бывает, после сильного шока. Однако существо, развалившиеся в шикарном кресле, и с явным удовольствием потягивающее сигарету исчезать отнюдь не собиралось. Более того. Благодушно поглядывало на взъерошенного астронавта и снисходительно улыбалось. Ладно, придется принять реальность происходящего и сыграть по его правилам. Глядишь и удастся выкарабкаться отсюда.

— И что, есть клиенты?

— А как же! — Петер казалось, был искренне удивлен вопросом — Конечно. Наш товар долго не залеживается, как вы конечно понимаете.

Павел кивнул. Разумеется. Вряд ли найдется дурак способный отказаться от их предложения. Он, например, вряд ли сможет.

— Жаль конечно, что вы ушли с Земли.

Петер развел руками.

— Да уж. Мне вот, например, приходится обслуживать негуманоидов. Крайне неприятное занятие позвольте доложить.

— Неприятное?

— Ну да. Вы себе и представить себе не можете Павел, что может пожелать, например, паукообразный туземец. Бррр. Мерзость. То ли дело люди. Это мне по душе. Кстати. Вы мой первый клиент-человек за последние триста лет.

Петер щелчком отбросил окурок.

— Ну что? Заказывать что-нибудь будете?

Павел задумался. А кстати… Как насчет оплаты. Заставят еще душу отдать. Или что похуже. Кто их знает этих богов.

— Да… Петер… А оплата? Вы же сказали, что продаете свои услуги.

— О, не волнуйтесь. Наши расценки вполне приемлемы и мы принимаем любую валюту имеющую хождение в обитаемых мирах. И так…

— И никаких там договоров подписанных кровью? Или продажи бессмертной души?

— Ну что вы. Что вы. Мы же не дикари. — Всплеснул руками Петер. Потом скривившись добавил. — Хотя были конечно случаи. На что только некоторые агенты не идут ради прибыли. Хорошая душа на черном рынке…

Увидев, как расширились глаза у клиента, поспешил успокоить.

— О, успокойтесь. Это уже в прошлом. Виновные найдены и наказаны. Так что вам ничего не грозит. Вы ведь не откажетесь оплатить наш счет имеющей хождение на вашей планете валютой?… Ну, вот и прекрасно. И так?

Павел задумался.

Он открыл глаза. Тихо пищал ком-терминал, принимая вызов. Преодолевая свинцовую тяжесть в руках, прижал ладонь к панели коммуникатора.

— Павел… Павел… Ответьте базе… Павел… Что случилось? Ответьте…

Он разжал запекшиеся губы. Приподнял непослушное тело, передвигаясь поближе к мерцающему огнями пульту.

— Эн два нуля восемнадцать на связи.

Что же это все-таки было. Галлюцинация? Наваждение? Божественный Петер, с его компанией "Божество для Вас". Или реальность. Павел прижался лбом к сенсорной панели. Мистика.

В голосе вызывающего исчезли истеричные нотки.

— Алло. Павел. Как ты? — Ага, это кажется Семенов.

— Привет Дима. Да нормально вроде все. Вот на базу возвращаюсь.

— Фух. Ну, слава богу. — Павел вздрогнул и дотронулся до лба холодной ладонью. — Ну и задал же ты нам жару парень. Вынырнул вроде нормально. Чистенько так вынырнул. А на запросы отвечать не стал. Пер на всех парах прям на базу. Пришлось на себя автоматику переключать. Что случилось?

Павел помолчал, тупо вглядываясь в ровные строчки мелькавшие на дисплее.

Наверное, придется врать. И много.

— Не знаю Дим. Ничего не помню. Помню нырнул… У базы… И все… Больше ничего…

— Ладно. Ты только это… Не волнуйся. — заторопился диспетчер — Мы тебя сейчас к шлюзу подтащим, а медиков я уже вызвал.

— Спасибо Дим. — Павел расслабленно откинулся в кресле. Черт, ну и ерундистика. Померещилось все что ли?

Пока его «Валькирию» подтаскивали к гибкой кишке шлюза, пока суетливые люди в медицинских скафандрах устанавливали у входного люка карантинный пузырь, Павел облазил свой корабль сверху донизу. Все как обычно. Даже осевшее в памяти закопченное ведро из оранжереи на поверку оказалось обыкновенным, блестящим свежей оцинкованной поверхностью ведром.

Хотя наверное так и должно быть.

Все серо и буднично. Потухший костерок и два человека сидящие друг напротив друга. Один медленно выдавливает из себя, глядя в глаза сидящего напротив собеседника:

— Я хотел бы вернуться домой.

Потом, помедлив, зачем-то добавляет:

— И что бы все было по прежнему.

Его собеседник важно кивает, и с позерством щелкает пальцами. Говоривший медленно начинает исчезать, растворяясь в холодном, утреннем воздухе. Неторопливо тает стальная туша корабля, оставляя после себя зыбкое марево потревоженного воздуха.

Петер неторопливо встает и кидает в след исчезающему Павлу:

— Удачи вам. И не забудьте пожалуйста оплатить счет.

Через неделю, проведенную в карантине, Павел окончательно пришел к выводу, что все случившиеся не более чем плод его воображения. Такие случаи бывали и раньше. Обыкновенный гип-психоз. В конце концов, если бы это было реальностью, то остались бы какие-никакие свидетельства. То же ведро, в конце концов. Записи в памяти компьютера. А так — полный нуль. Запись старта. Запись возвращения. Остальное — замечательные виды звездного неба и данные об исследованных планетах. Все.

От услуг психолога он отказался. На все вопросы отвечал, что ничего не помнит. Ну не скажешь же в самом деле, что повстречал бога, тем более, что сам в этом далеко не уверен. В психушку конечно не отправят. А вот от полетов отстранят наверняка. После карантина его помучили еще недельку, заставляя отвечать на бесчисленные вопросы, проходить тесты на моторные реакции и курс реабилитации. Затем дали увольнительную на две недели и посоветовали хорошенько отдохнуть. Что он добросовестно и выполнял.

Пошатался по барам и старым друзьям. Навестил родителей. А потом залег на несколько дней на диван, прихватив в компанию пяток книг. Выходил из дома только за продуктами и сигаретами. За пару дней до окончания увольнительной, неожиданно вспомнил, что обещал Семенову прикупить пару дисков со свежими фильмами. И целый день промотался по магазинам, выбирая записи. А у двери подъезда нос к носу столкнулся с соседкой. Та приоткрыла дверь, когда он загремел ключами.

— Паша, а к вам тут приходили.

— Кто Марь Ивановна?

— Да не разобрала я толком. Темно в подъезде. Опять мальчишки лампочку разбили. Высокий такой. Вот пакет вам оставил.

Павел взял из трясущихся старушечьих рук измятый желтый конверт. Внутри оказался сложенный вчетверо листок с золотым тиснением. Компания "Божество для Вас". Черт. Значит, это все-таки было на самом деле. И аварийная посадка. И бог-коммерсант по имени Петер. Павел судорожно развернул лист. Надпись на листе была крайне официальной и довольно лаконичной:

Счет.

Уважаемый Павел. Просим Вас оплатить стоимость, оказанной Вам услуги. Стоимость услуги составляет — 523 (пятьсот двадцать три) кредита. Оплата может быть произведена наличными (через посыльного) или путем перевода денежных средств на нижеуказанный счет. Искренне надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество.

Бабка продолжала бубнить:

— Странный он какой-то. Весь в черном. Капюшон на голове. Это в такую то жару капюшон. Эх, молодежь, молодежь.

Павел почти не слушал соседку, тупо глядел в лист и кивал головой на автомате.

— Ну, я ему и говорю. Нету Павла дома. Пошел куда-то. Когда будет, не знаю.

А он на меня так посмотрел, аж мороз по коже взял, и сказал. А вы, говорит, Мария Ивановна передайте ему записочку, а я попозже вечерком-то и загляну.

Ну, я ясно дело записку и взяла. А он своей палкой стукнул, развернулся и пошел.

— Какой палкой? — Павел оторвал взгляд от бумаги.

— Ну не знаю я, как называется. Мода что ли у молодежи такая — палки носить. Куда только милиция смотрит. Обыкновенная палка. С него ростом. С такой еще кривой железякой наверху.

Павел почувствовал, что бледнеет. Сильно бледнеет.

— Он сказал, что зайдет вечером? — побелевшими губами полупрошептал он. — Сегодня вечером?

— Ну да. Я и говорю е…

— Марь Ивановна. А вы не знаете где тут у нас ближайший банкомат?

— Кажется у магаз… Павел… Павлуша…Что случилось?

Павел не разбирая дороги, мчался по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.

Если это у них на посылках, то кто же тогда придет выбивать долги?

автор иллюстрации Яна Суворова 

Бог по вызову

Наверное, Павел все-таки был везунчиком. Ему везло почти всегда и почти во всем. Повезло и на сей раз. Если можно конечно назвать везением жесткую аварийную посадку на необитаемую планету с кислородной атмосферой.

Он даже умудрился посадить «Валькирию» на все четыре опоры и не повредить обшивку. Хотя толку от нее сейчас как от консервной банки. Стармодуль с дохлым гиперприводом годится разве что астероиды окучивать. Или в качестве ультрасовременного шалаша с ядерным реактором.

Вообще-то поломка гиперпривода считалась невозможной. Небольшой куб, вмонтированный в переборку прямо над гравитационным отражателем, был лишен каких либо швов и представлял собой мономолекулярную броню для тетта кристалла, способного при особых условиях менять мерность пространства, выкидывая любой материальный объект находящийся в радиусе километра в пятимерный континуум. Тетта кристаллы были весьма устойчивой штукой, и разрушить их можно было, пожалуй, лишь жестким гамма потоком. На все прочие воздействия кристаллы начхать хотели. По крайней мере до сегодняшнего дня. Павел горько усмехнулся. А ведь, наверное, его случай станет отличной темой для чьей-то научной диссертации. Если его найдут конечно. Когда-нибудь. Может быть. Сигнала «СОС» с дохлым гипром не передашь. А вопить "Спасите наши души" по обычному радио, находясь в десятке парсеков от ближайшего обитаемого мира просто безумие. Так что, похоже, придется устраиваться на долгую стоянку. В принципе на базе знали куда он отправляется. Ну, почти знали. Он несколько отступил от заявленного маршрута, решив напоследок исследовать заодно и эту систему. Герой хренов. Звезда класса «Ц», четыре планеты. Две кислородных, две — мертвые газовые гиганты. И вот надо же, только-только вышел из гип-свертки и на тебе. На пульте всплыл куб аварийного дисплея и выплюнул сообщение о неисправности основного привода. Павел проверил еще раз. Бортовой комп пару минут пожевал тесты и снова сообщил о неисправности. Правда, порадовал, что гравипривод в норме и порекомендовал вернуться на базу для ремонта. Даже расчет пути сделал, ублюдок электронный. Всего то навсего сто двадцать лет по безопасной траектории, и шестьдесят, если по опасной, с использованием гравитационных колодцев нестабильных систем. Шестьдесят. Какие мелочи. Вернешься как раз на собственные похороны.

Павлу хотелось выть от досады. Только толку то. Вой не вой, делу не поможешь. Вот и сидел в результате у костерка, разведенного из сухих туземных веток. Глазел в туземное звездное небо, молча помешивая оранжевые, по земному пахнущие сосной угли и предавался мрачным мыслям. Потом плюнул и отправился спать. Утро вечера как говорится мудренее.

Проснулся он от мягкого голосочка будильника. Восемь утра. Ага. Это на земле восемь… Утра. А здесь рассветет только часа через два. Эта планетка делает оборот чуть дольше, чем прародина человечества. Ткнул ногой бормочущего мучителя и отправился умываться. Поплескал холодной, отдающей дезинфикантом воды в лицо. Скрипя зубами, побрился. Потом, прихватив брикет с пищевыми концентратами, вышел наружу. Горизонт едва начинал светлеть. Было прохладно, даже несмотря на плотный комбинезон. Присел на корточки около давно остывшего кострища. Немного покачался на носках, потом, дурачась, перекатился в сторону, упав на бок, и всадил заряд из лазера прямо в сложенные шалашиком сучья. Сходил к озерцу за водой. Вчера он долго думал из чего сделать котелок и, наконец, приспособил для этого ведро из оранжереи. Получилось не очень эстетично, зато удобно. Поставил уже закопченное ведро в центр костра, немного раскидав пылающие деревяшки, и уселся на свежий, чуть влажный от выступившей росы пенек. Когда вода закипела, кинул туда пару суповых кубиков и помешал мгновенно пожелтевшую воду длинной веткой. Втянул носом пряный запах и пробормотал — Боже мой како…

Договорить не успел. По глазам резанула яркая вспышка, потянуло озоном, и рядом с ним возник невысокий, полный человечек в слегка помятом костюме. Мда. Это хорошо, что комбинезоны для разведчиков делают из негорючего материала. Но все равно чертовски больно, когда неожиданно садишься прямо в костер.

— У е мое… — Павел с воплем подскочил, сбивая с себя весело тлеющие угли.

Человечек неодобрительно посмотрел на него и бодрым голосом сообщил.

— Компания "Божество для Вас" к вашим услугам.

— Е мое!

— Простите, не понял. — Человечек выглядел удивленным.

"Ага. Удивлен он. А мне каково?" — подумал Павел, потирая потемневшую от огня ткань. И откуда только этот тип взялся?

— Простите. А… А вы собственно кто?

— Ну, как же… Я же сказал… Компания "Божество для.."

Блин, и сюда уже коммивояжеры добрались. Не успеешь на пенек присесть а они уже тук как тут.

— Да нет. Я все расслышал. — Прервал скороговорку гостя Павел — Откуда вы здесь взялись?

— Ну, я же сказал. Компа…

— Стоп. Я понял, понял. Вы из компании "Божество для Вас". Ну и что? Как вы здесь оказались?

Человечек разулыбался.

— Я то? Ну, это просто. Вы позвали, и вот я здесь.

— Я позвал?

— Конечно. Вы же произнесли "Боже мой", не так ли?

— Ну… Ну да. Произнес. И что же?

— Ну, вот я и здесь. Я божество, отвечающее за этот участок.

Павел чуть вторично не сел в костер.

— Вы хотите сказать, что вы Бог?

— Ну да. Вы меня звали и вуаля. К вашим услугам. Позвольте представиться. Петер. — Человечек изящно отвесил поклон.

— П-павел. Павел Климов.

— Очень приятно. Вы позволите? — Петер прищелкнул пальцами и уселся в появившееся кресло. Второе кресло появилось прямо за спиной у обалдевшего от увиденного Павла. Кресло было добротное, обшитое черной кожей, с высокой мягкой спинкой.

— Ну-с. Приступим. — Снова щелчок пальцами и перед креслами возник невысокий, круглый столик с разбросанными листами бумаги и тяжелой хрустальной пепельницей. Петер вытащил из воздуха пачку сигарет, достал одну и прикурил от шикарной, золотистого цвета зажигалки.

— И так. Что будем заказывать?

Павел, наконец-то решился ущипнуть себя для проверки на галлюцинации. Стало больно. Даже пожалуй слишком.

— А что я могу заказать?

— Все, что пожелаете! — Радушно развел руками Петер. — Наша фирма будет рада выполнить любое ваше желание. Желание клиента для нас закон понимаете ли.

Павел кивнул, проглотив набежавшую слюну.

— Нет. Погодите. Погодите. Вы что? Настоящий бог?

— Ну да. Что же тут удивительного? — Петер выпустил струйку табачного дыма.

— Ну, понимаете… — Павел лихорадочно выискивал слова, облизывая внезапно ставшие сухими губы — У нас на Земле нет богов. Совсем. Ну… Я имею ввиду по настоящему нет.

— Как это нет? Не может такого быть. — Божество взмахнуло рукой. Божество извлекло из воздуха толстую книгу с надписью золотом "Справочное пособие. Только для полевых агентов. Только для служебного пользования". Божество пошелестело страницами, задумчиво мусоля пальцы.

— Ну, как же. Вот, пожалуйста. Страница сто пятьдесят шестая. Раздел девятнадцать. Кислородные, гуманоидные планеты. Земля… Ммм… Да, пардон. Земля уже не входит в сферу нашего обслуживания.

— А раньше входила?

— Да. Было дело. — Петер отшвырнул книгу. Та отлетела на пару метров, тихо шурша страницами, и исчезла.

— А сейчас?

— Налоги слишком высокие. Да и конкуренты стали на пятки наступать. — Он выпустил очередную струйку дыма и удрученно покачал головой. — Пришлось уйти с такого прекрасного рынка сбыта. Для нас это было трагедией, между прочим.

— А давно? — Павел вытащил сигарету из небрежно брошенной на столик пачки. Вид курящего бога — зрелище не для слабонервных. Петер щелкнул зажигалкой, поднося огонек.

— Что, давно?

— Ну, давно вы ушли с нашей планеты?

— Ну… дайте-ка подумать… — Петер снова достал из воздуха книгу. Потом закатил глаза, что-то подсчитывая. — Наш последний агент работал у вас… Ну, где-то… Где-то около двух тысяч лет назад. Да, точно. У вас тогда был 30 год новой эры.

Павел прикинул даты. Так. Про Христа, похоже, лучше не спрашивать.

— А чем ваша компания занимается сейчас?

— Ну, в общем то тем же, что и раньше. Оказываем божественные услуги. — Петер доверительно подмигнул.

Божественные услуги. Ну надо же. Павел еще раз щипнул себя. Может все-таки галлюцинация? Говорят, бывает, после сильного шока. Однако существо, развалившиеся в шикарном кресле, и с явным удовольствием потягивающее сигарету исчезать отнюдь не собиралось. Более того. Благодушно поглядывало на взъерошенного астронавта и снисходительно улыбалось. Ладно, придется принять реальность происходящего и сыграть по его правилам. Глядишь и удастся выкарабкаться отсюда.

— И что, есть клиенты?

— А как же! — Петер казалось, был искренне удивлен вопросом — Конечно. Наш товар долго не залеживается, как вы конечно понимаете.

Павел кивнул. Разумеется. Вряд ли найдется дурак способный отказаться от их предложения. Он, например, вряд ли сможет.

— Жаль конечно, что вы ушли с Земли.

Петер развел руками.

— Да уж. Мне вот, например, приходится обслуживать негуманоидов. Крайне неприятное занятие позвольте доложить.

— Неприятное?

— Ну да. Вы себе и представить себе не можете Павел, что может пожелать, например, паукообразный туземец. Бррр. Мерзость. То ли дело люди. Это мне по душе. Кстати. Вы мой первый клиент-человек за последние триста лет.

Петер щелчком отбросил окурок.

— Ну что? Заказывать что-нибудь будете?

Павел задумался. А кстати… Как насчет оплаты. Заставят еще душу отдать. Или что похуже. Кто их знает этих богов.

— Да… Петер… А оплата? Вы же сказали, что продаете свои услуги.

— О, не волнуйтесь. Наши расценки вполне приемлемы и мы принимаем любую валюту имеющую хождение в обитаемых мирах. И так…

— И никаких там договоров подписанных кровью? Или продажи бессмертной души?

— Ну что вы. Что вы. Мы же не дикари. — Всплеснул руками Петер. Потом скривившись добавил. — Хотя были конечно случаи. На что только некоторые агенты не идут ради прибыли. Хорошая душа на черном рынке…

Увидев, как расширились глаза у клиента, поспешил успокоить.

— О, успокойтесь. Это уже в прошлом. Виновные найдены и наказаны. Так что вам ничего не грозит. Вы ведь не откажетесь оплатить наш счет имеющей хождение на вашей планете валютой?… Ну, вот и прекрасно. И так?

Павел задумался.

Он открыл глаза. Тихо пищал ком-терминал, принимая вызов. Преодолевая свинцовую тяжесть в руках, прижал ладонь к панели коммуникатора.

— Павел… Павел… Ответьте базе… Павел… Что случилось? Ответьте…

Он разжал запекшиеся губы. Приподнял непослушное тело, передвигаясь поближе к мерцающему огнями пульту.

— Эн два нуля восемнадцать на связи.

Что же это все-таки было. Галлюцинация? Наваждение? Божественный Петер, с его компанией "Божество для Вас". Или реальность. Павел прижался лбом к сенсорной панели. Мистика.

В голосе вызывающего исчезли истеричные нотки.

— Алло. Павел. Как ты? — Ага, это кажется Семенов.

— Привет Дима. Да нормально вроде все. Вот на базу возвращаюсь.

— Фух. Ну, слава богу. — Павел вздрогнул и дотронулся до лба холодной ладонью. — Ну и задал же ты нам жару парень. Вынырнул вроде нормально. Чистенько так вынырнул. А на запросы отвечать не стал. Пер на всех парах прям на базу. Пришлось на себя автоматику переключать. Что случилось?

Павел помолчал, тупо вглядываясь в ровные строчки мелькавшие на дисплее.

Наверное, придется врать. И много.

— Не знаю Дим. Ничего не помню. Помню нырнул… У базы… И все… Больше ничего…

— Ладно. Ты только это… Не волнуйся. — заторопился диспетчер — Мы тебя сейчас к шлюзу подтащим, а медиков я уже вызвал.

— Спасибо Дим. — Павел расслабленно откинулся в кресле. Черт, ну и ерундистика. Померещилось все что ли?

Пока его «Валькирию» подтаскивали к гибкой кишке шлюза, пока суетливые люди в медицинских скафандрах устанавливали у входного люка карантинный пузырь, Павел облазил свой корабль сверху донизу. Все как обычно. Даже осевшее в памяти закопченное ведро из оранжереи на поверку оказалось обыкновенным, блестящим свежей оцинкованной поверхностью ведром.

Хотя наверное так и должно быть.

Все серо и буднично. Потухший костерок и два человека сидящие друг напротив друга. Один медленно выдавливает из себя, глядя в глаза сидящего напротив собеседника:

— Я хотел бы вернуться домой.

Потом, помедлив, зачем-то добавляет:

— И что бы все было по прежнему.

Его собеседник важно кивает, и с позерством щелкает пальцами. Говоривший медленно начинает исчезать, растворяясь в холодном, утреннем воздухе. Неторопливо тает стальная туша корабля, оставляя после себя зыбкое марево потревоженного воздуха.

Петер неторопливо встает и кидает в след исчезающему Павлу:

— Удачи вам. И не забудьте пожалуйста оплатить счет.

Через неделю, проведенную в карантине, Павел окончательно пришел к выводу, что все случившиеся не более чем плод его воображения. Такие случаи бывали и раньше. Обыкновенный гип-психоз. В конце концов, если бы это было реальностью, то остались бы какие-никакие свидетельства. То же ведро, в конце концов. Записи в памяти компьютера. А так — полный нуль. Запись старта. Запись возвращения. Остальное — замечательные виды звездного неба и данные об исследованных планетах. Все.

От услуг психолога он отказался. На все вопросы отвечал, что ничего не помнит. Ну не скажешь же в самом деле, что повстречал бога, тем более, что сам в этом далеко не уверен. В психушку конечно не отправят. А вот от полетов отстранят наверняка. После карантина его помучили еще недельку, заставляя отвечать на бесчисленные вопросы, проходить тесты на моторные реакции и курс реабилитации. Затем дали увольнительную на две недели и посоветовали хорошенько отдохнуть. Что он добросовестно и выполнял.

Пошатался по барам и старым друзьям. Навестил родителей. А потом залег на несколько дней на диван, прихватив в компанию пяток книг. Выходил из дома только за продуктами и сигаретами. За пару дней до окончания увольнительной, неожиданно вспомнил, что обещал Семенову прикупить пару дисков со свежими фильмами. И целый день промотался по магазинам, выбирая записи. А у двери подъезда нос к носу столкнулся с соседкой. Та приоткрыла дверь, когда он загремел ключами.

— Паша, а к вам тут приходили.

— Кто Марь Ивановна?

— Да не разобрала я толком. Темно в подъезде. Опять мальчишки лампочку разбили. Высокий такой. Вот пакет вам оставил.

Павел взял из трясущихся старушечьих рук измятый желтый конверт. Внутри оказался сложенный вчетверо листок с золотым тиснением. Компания "Божество для Вас". Черт. Значит, это все-таки было на самом деле. И аварийная посадка. И бог-коммерсант по имени Петер. Павел судорожно развернул лист. Надпись на листе была крайне официальной и довольно лаконичной:

Счет.

Уважаемый Павел. Просим Вас оплатить стоимость, оказанной Вам услуги. Стоимость услуги составляет — 523 (пятьсот двадцать три) кредита. Оплата может быть произведена наличными (через посыльного) или путем перевода денежных средств на нижеуказанный счет. Искренне надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество.

Бабка продолжала бубнить:

— Странный он какой-то. Весь в черном. Капюшон на голове. Это в такую то жару капюшон. Эх, молодежь, молодежь.

Павел почти не слушал соседку, тупо глядел в лист и кивал головой на автомате.

— Ну, я ему и говорю. Нету Павла дома. Пошел куда-то. Когда будет, не знаю.

А он на меня так посмотрел, аж мороз по коже взял, и сказал. А вы, говорит, Мария Ивановна передайте ему записочку, а я попозже вечерком-то и загляну.

Ну, я ясно дело записку и взяла. А он своей палкой стукнул, развернулся и пошел.

— Какой палкой? — Павел оторвал взгляд от бумаги.

— Ну не знаю я, как называется. Мода что ли у молодежи такая — палки носить. Куда только милиция смотрит. Обыкновенная палка. С него ростом. С такой еще кривой железякой наверху.

Павел почувствовал, что бледнеет. Сильно бледнеет.

— Он сказал, что зайдет вечером? — побелевшими губами полупрошептал он. — Сегодня вечером?

— Ну да. Я и говорю е…

— Марь Ивановна. А вы не знаете где тут у нас ближайший банкомат?

— Кажется у магаз… Павел… Павлуша…Что случилось?

Павел не разбирая дороги, мчался по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.

Если это у них на посылках, то кто же тогда придет выбивать долги?

автор иллюстрации Яна Суворова