Хранительница. Ученица мага

Светлана Кузнецова

Ученица мага

(Хранительница — 2)

Vivat Academia, Vivant professores! Vivat membrum quodlibet, Vivant membra quaelibet Semper sint in flore! [1] Из студенческого гимна.

Вступление

Чудесное летнее утро встретило меня пением пташек за окном и ароматом свежеиспеченных блинчиков. Вещи я собрала еще вчера, так что сейчас просто оделась, заправила постель и позвала Прошку завтракать. За то время, что мы жили в этом гостеприимном доме, все уже привыкли к моему зверю и воспринимали его как вполне воспитанного боевого трарга. Для тех, кто не в курсе, боевые трарги — это большие кошки, обладающие огромной силой, скоростью и полной неподкупностью. Они похожи на огромного барса, только цвет имеют однотонный: от светло-серого до темно-серого. Их не так уж и много (связано это с тем, что трарги в неволе не размножаются, а добыть маленького котенка, только и годного для приручения, очень тяжело), поэтому ценятся они практически на вес золота. Мой Прошка, выглядящий для всех посторонних как боевой трарг, на самом деле им не являлся. Проша был самым настоящим кса-рдоном (кса-рдоны — хищный кошкообразный разумный народ, партнера-друга выбирают самостоятельно, один раз и на всю жизнь). Считаные единицы могут похвастать, что видели в своей жизни живого кса-рдона, тем более что очень многие считают их чуть ли не вымыслом или легендой, а потому появление обычной человеческой девушки в сопровождении кса-рдона произвело бы фурор, сравнимый разве что с атомной бомбой. Именно из-за этих соображений мы и решили замаскировать нашего Прошку под боевого трарга, благо его способностей на такую малость хватало с лихвой.

Ну и, наконец, немного о себе. Мне двадцать пять лет, зовут меня Лика, и родилась я в Москве. Не так давно попала в совершенно иной мир — Тарагон, где волею судьбы вынуждена была добиваться поступления в местную Академию Колдовства и Магии, чтоб научиться защищать себя от всяких нехороших дядей, которым зачем-то очень понадобилась моя голова и все, что к ней прилагается. За то недолгое время, что я провела в этом мире, уже умудрилась обзавестись друзьями, пусть и не совсем обычными, зато верными. Думаю, вряд ли хоть кто-то назовет обычной нашу веселую компанию, состоящую из меня, кса-рдона Прошки (замаскированного под боевого трарга), вампира Дакка, самого настоящего лешего Лешека, гнома Драрга и драгола Грагита. И все мы вчера умудрились поступить в самое престижное учебное заведение этого королевства — Академию Колдовства и Магии (коротко — АКИМ), что до сего момента считалось в принципе невозможным для таких, как мы! И сегодня наступил тот самый день, когда мы, уже на законных основаниях, должны вступить под своды местной альма-матер всех магов.

Вот, наверное, и вся краткая информация для тех, кто не знает о том, что произошло до поступления в Академию.

Глава 1

— Всем доброе утро! Не съедайте все блинчики, оставьте хоть немножко для нас с Прошкой, ведь еще неизвестно, чем будут кормить в Академии и будут ли вообще кормить. — Я с ужасом смотрела на стремительно тающую горку блинчиков и довольные физиономии моих друзей, обмазанные маслом и сметаной.

— Вот именно, Лика. Как ты правильно заметила, еще неизвестно, будут ли нас там кормить, а я молодой и растущий организм. — Дакк поднял вверх измазанный в сметане палец и укоризненно посмотрел на меня. — Мне нужно регулярное и обильное питание, а ты за нас в ответе!

— Ну, нахал! Хватит жрать, лопнешь сейчас! — Я рывком пододвинула к себе блюдо с остатками блинчиков, но друзья решили так просто не сдаваться, и у нас завязалась потасовка.

Пока мы перетягивали на себя полупустое блюдо, Пpoшка недолго думая одним махом вылизал миску со сметаной, а потом прошелся по всем блюдечкам с недоеденными вкусностями: малиновым вареньем и медом.

Заметив такое непотребство, все дружно начали ругаться на невозмутимо вылизывавшегося Прошу, не оставляя попыток оставить за собой первенство по обладанию остатками уже холодных блинчиков. Помирились мы только после того, как пышнотелая служанка, ласково улыбаясь такому здоровому аппетиту, принесла нам еще одно блюдо свежих, пышущих жаром блинчиков. Наевшись до отвала и тайком скормив часть трофейных блинов Прошке, я засобиралась в Академию и нетерпеливо позвала ребят, решив их немножко поторопить:

— Эй, вы скоро там? Сколько вас можно ждать? Дакк, Лешек, ау!

— Лика, мы тут с Дакком еще не все дела сделали. Может, ты не будешь нас ждать, а пойдешь прямо в Академию? А мы подойдем попозже и обязательно тебя там найдем. — Лешеку явно было очень неудобно меня об этом просить, поэтому он переминался с ноги на ногу и упорно смотрел в пол.

— Да все нормально! Одна так одна, вы только долго не задерживайтесь, а то знакомиться с Академией я отправлюсь в гордом одиночестве. Ну, разве что с Прошкой.

— Конечно, конечно! Как только все закончим, так сразу же к тебе. — Немного помявшись, Лешек продолжил: — Лика, мне очень неудобно у тебя просить. Но, может быть, ты выделишь нам немного денег из отложенных на общие нужды?

Судя по упрямству, написанному на его лице, я поняла, что Лешек ни за что не сознается, на что они решили потратить эти деньги. В конце концов, они не маленькие дети и должны понимать, что деньги нам еще понадобятся, а так просто из воздуха они не появятся.

— Хорошо, Лешек. Конечно, вы можете получить часть денег, только не забывайте, что в ближайшее время подзаработать у нас вряд ли получится. И еще, ты не знаешь, когда подойдут Драрг с Грагитом? Может быть, я их дождусь, а вы подойдете к нам позже?

— Не думаю! — Высунувшийся из-за двери Дакк жестом отправил Лешека собирать и упаковывать вещи. — Дело в том, Лика, что по делам мы идем все вместе. Так что в Академию ты пойдешь одна.

— Ну и пожалуйста! Подумаешь, секреты они здесь развели. — Сделав независимое выражение лица, я пошла искать хозяина этого дома — купца Махлюнда. Нужно было с ним попрощаться и поблагодарить его за все.

Купец обнаружился во дворе, рядом с конюшней.

— Доброе утро, Лика. Уже собралась? — Махлюнд приветливо улыбался, поглаживая шею молодой белой кобылки, которую седлал конюх.

— Да, господин Махлюнд. Вот пришла с вами попрощаться и поблагодарить за гостеприимство. Надеюсь, мы еще с вами увидимся?

— Обязательно, моя девочка. Ты, главное, учись хорошо, а если вдруг что понадобится, обращайся, не стесняясь.

Расчувствовавшись, я от души обняла этого доброго толстячка и по-родственному чмокнула его в щечку. Махлюнда мой поступок так сильно растрогал, что он долго еще пытался давать мне нужные советы, а напоследок умудрился вручить небольшой кошель с серебром, что само по себе говорило о многом, учитывая, что Махлюнд — купец и каждую монетку привык считать и пересчитывать. Он не отпускал меня, пока не убедился, что я прихватила с собой большую котомку со всевозможной снедью, собранной его кухаркой персонально для меня. Надев на Прошку ошейник со специальной ручкой, за которую удобно держаться, я подхватила свои вещи и отправилась в Академию.

На улице, ведущей к Академии, было достаточно пустынно. Редкие прохожие, попадавшиеся навстречу, опасливо косились на Прошку, который вполне благовоспитанно шел рядом со мной. Полукруглая калитка, обитая металлическими пластинами, с небольшим окошком в верхней части, никак не хотела открываться. Только после того как скрипучий мужской голос не очень учтиво поинтересовался, кого это принесла нелегкая, я удостоверилась, что живые в этом здании присутствуют. Сообщив о своем прибытии, я терпеливо дождалась, когда вожделенная калитка будет открыта, и с облегчением перешагнула порог. Старый седой привратник долго сверялся со списками, пока наконец-то не решился пропустить меня внутрь. Однако, обозрев моего трарга, он грозно насупил брови и ворчливо заявил, что раз его в списках нет, значит, на территорию Академии он допуска не имеет. Растерявшись, я стояла посередине пыльного двора и не знала, что мне делать дальше. Ведь даже за все сокровища мира я не променяю своего Прошку и уж, конечно, за воротами его не оставлю! Ситуацию разрешил наш вчерашний знакомый Магистр Джулиус, который неожиданно возник во дворе.

вернуться

1

Да здравствует Академия, Да здравствуют профессора! Да здравствует каждый студент. Да здравствуют все студенты, Да вечно они процветают! (лат.)

— Что за шум с утра пораньше? — Джулиус не спеша подошел к нам.

— Да вот, господин Магистр. Девчонка в списках есть, а этот агромадный зверь ейный отсутствует. Ну, я ей и толкую, чтоб она убрала ентого зверя с нашего двора, а она уперлась и ни в какую! — Дедок вовсю жестикулировал, полностью уверенный в своей правоте.

— Ну-ка, ну-ка, давайте-ка посмотрим на этого зверя. Кто здесь у нас? — Сначала Магистр Джулиус ничего особенно не заметил, ну да, немного необычный трарг и по своим размерам, и по своему окрасу. Однако, когда пригляделся внимательнее (он явно переключился на магическое сканирование), его доброжелательную улыбку, до этого момента блуждавшую на губах, смело в один момент. — Нам срочно нужно поговорить! Идите за мной! — Резко развернувшись и не сказав более ни слова, Джулиус быстро направился в сторону административного здания.

Мне ничего не оставалось, как молча отправиться вслед за Магистром, гадая про себя, чем все это может обернуться.

Длинные коридоры Академии утопали в полумраке. Никем не побеспокоенные, мы поднялись на третий этаж и оказались в кабинете Заместителя Ректора.

— Присаживайся, Лика. Думаю, что нам есть о чем поговорить. Надеюсь, не стоит объяснять, что вся эта ваша маскировка под боевого трарга, конечно, хороша, но только не против опытного Магистра? Поэтому, кто скрывается под маской хоть и безумно дорогой и редкой, но все-таки кошки, я прекрасно представляю. А теперь мне хотелось бы узнать, как получилось, что ничем не примечательная на первый взгляд девушка (твой магический талант я не считаю) имеет в друзьях и защитниках такое удивительное создание, как кса-рдон?!!

Я переглянулась с Прошкой, мысленно прося его как-то подсказать, что мне говорить и делать дальше? Почему-то вспомнился давнишний разговор с отцом Дакка — глэссом Нимбусом. Помнится, он мне тогда посоветовал найти себе персонального Учителя и открыться перед ним. Только вот до конца открываться мне пока рановато, неплохо бы сначала осмотреться на новом месте да узнать поподробнее, кто и чем дышит. Прошка, до этого стоявший и сканировавший глазами Магистра, повернул голову и послал мне успокаивающий импульс. Мол, все хорошо, и этот Магистр не такой уж плохой человек, а если быть точнее, то очень даже хороший, и с ним можно подружиться.

Приняв решение частично раскрыться, я уселась удобнее и стала рассказывать Магистру о своей удивительной судьбе. Я рассказывала всю правду, умалчивая только о медальоне и о чести называться новой Хранительницей Тарагона.

— Каким образом я очутилась в вашем мире — не имею ни малейшего понятия. Совершенно случайно познакомилась с вампиром Дакком, который меня мило просветил, куда я попала и какой странный это мир, а также по поводу наличия здесь магии. Я попробовала, и у меня даже что-то стало получаться. Решила идти в город, чтоб узнать, как я смогу попасть обратно в свой мир. По пути мне повезло, и я, опять же случайно, наткнулась на маленького новорожденного кса-рдона, у которого умерла мама и которого я приняла под свою опеку, совершенно не зная, кто это такой. Вот так мы с ним и подружились. В Академию решила поступать, так как поняла, что никто за просто так заниматься моей проблемой не будет, и это для меня наилучший выход из сложившейся ситуации. Поэтому вполне резонно пройти обучение, а там, глядишь, и оказия какая-нибудь подвернется, и я смогу вернуться в родные пенаты.

Высказавшись, я с ожиданием уставилась на Магистра, гадая про себя, поверил он в мой рассказ или нет?

Джулиус сидел некоторое время молча, задумчиво катая в руке прозрачный хрустальный шар. Наконец, видимо, что-то решив для себя, он оторвался от этого увлекательного занятия.

— Ну что ж. Будем считать, что я все это выслушал и тебе поверил. История твоя удивительна, хотя в ней и есть некоторые не стыковки, но на сегодня, я думаю, достаточно и этого. Остается придумать, как нам поступить с твоим кса-рдоном. Насколько я понимаю, совершенно нежелательно, чтоб по Академии, да и по городу поползли слухи о находящемся в наших стенах удивительном чуде. Вряд ли кто из студентов будет в состоянии рассмотреть, кто прячется под маской боевого трарга. Остается проблема — Магистры. Ведь, как известно, шила в мешке не утаишь, и, если об этом станет известно в Академии, боюсь, рано или поздно эта информация просочится и дальше.

— Что же нам делать? Мне совершенно не хочется привлекать к себе излишнее внимание. — Я посмотрела на Магистра, ожидая какой-то подсказки, и Джулиус не обманул моих ожиданий.

— У меня есть одна интересная вещичка. Вот только не знаю, как вы к ней отнесетесь и согласитесь ли ей воспользоваться. — С этими словами Джулиус встал из-за стола, открыл ключом дверцу массивного шкафа и достал небольшой сверток из темно-синего бархата. Когда он его развернул, на ткани лежала небольшая цепочка из белого металла, концы которой скреплялись плетеной подвеской в форме сферы с заключенным в ней нежно-голубым камушком, — Это достаточно серьезный артефакт, который может как отвести глаза, так и просто направить по ложному следу. Причем, если не знать о его механизме и как с этим бороться, то действует он одинаково на всех. И на простых людей, и на Магистров. Сведения об этом артефакте давно утеряны, и сегодня вряд ли кто может похвастать знаниями о нем.

Прошка, до этого сидевший спокойно и напоминавший больше живую статую, степенно подошел к столу и внимательно осмотрел цепочку. Потом перевел взгляд на меня, мысленно передавая свое разрешение воспользоваться этой вещью.

— Большое спасибо вам за заботу, Магистр Джулиус. Мы с благодарностью воспользуемся вашей щедростью и, надеюсь, при возможности сможем вас достойно отблагодарить.

Сообразив, что его предложение принято, Джулиус с облегчением вздохнул.

— Ну что вы! Это я должен быть вам благодарен. Надо же, живого кса-рдона увидел! И не где-нибудь, а здесь, в стенах родной Академии!! Это же просто чудо какое-то! — Ободряюще улыбнувшись, Джулиус продолжил: — Я понимаю, что заставить тебя расстаться с кса-рдоном будет сложно, поэтому я сейчас же распоряжусь, и для тебя подготовят комнату на первом этаже. Боюсь, что для твоих друзей я не смогу сделать подобного исключения, так как все первокурсники у нас располагаются на третьем этаже. Как малоимущие, вы все поставлены на полное довольствие Академии, так что питаться можете в общей столовой, и кое-какие вещи, типа студенческой униформы, вам тоже полагаются, но об этом вы можете узнать у Распорядителя. Плату за учебу, которую за вас уже внесли, вернуть не получится, но на будущее я похлопочу, чтоб вы получили освобождение от оплаты. Правда, тебе и твоим друзьям придется очень постараться и не только не набирать задолженностей по сдаче зачетов и экзаменов, но и показывать за каждый семестр очень хорошие результаты, а то вас в любой момент могут перевести на платную основу или вовсе отчислить за неуспеваемость. Второго шанса сюда поступить у вас не будет.

Я, конечно, понимаю, что довольствие, которое предлагается, не слишком большое, и вам будет сложновато на него прожить, но пока ничего больше предложить не могу. Ну, а если станет совсем уж худо, мы что-нибудь попробуем придумать. Сейчас можешь погулять во дворе, а где-то через полчасика приходи на первый этаж в жилой корпус, там Распорядитель покажет тебе твою комнату.

Распрощавшись с Магистром Джулиусом и застегнув цепочку на шее Прошки, я отправилась с моим котиком на улицу — изучать территорию Академии.

К счастью, во дворе практически никого не было. Видимо, это потому, что учебный год должен начаться только через неделю, а приемные экзамены уже давно закончились и еще не все ученики соизволили прибыть к месту учебы. По этой причине на нас с Прошкой никто не пялился, и я смогла спокойно осмотреть двор. Ничего особенного я там не увидела, самые обычные учебные корпуса. Самый главный корпус — это Административный, он же Учебный. На первом и втором этажах располагаются учебные аудитории, а кабинеты преподавателей в основном находятся на третьем этаже и частично на втором. Все практические занятия проводятся в отдельном корпусе, соединенном с Учебным длинным переходом. Здесь же располагаются и многочисленные лаборатории, а также отделения факультетов — в виде разнообразных пристроек и надстроек к главному корпусу. Так как все студенты в течение учебного года проживают на территории Академии, для них выделен отдельный жилой корпус с четкой градацией по курсам обучения. Больше всего жилой корпус по своему строению, с целой кучей коридоров, ответвлений и ярусов, напоминает муравейник. Так как каждый раз забираться на высокий третий этаж никому не понравится, то его определили жильем для первокурсников. Старшие курсы располагаются этажами пониже, разбиваясь уже не по году обучения, а по выбранной направленности, образовывая отдельные секторы, где живут студенты, уже проходящие обучение на конкретном факультете: «боевых магов», «предсказателей», «магов-травников», «магов-артефакторов» и т. д. Также на территории Академии располагается масса других построек, несущих самое разнообразное назначение — от тривиальных хозяйственных нужд (помещения для слуг, конюшня, кузня и т. п.) до учебно-опытной оранжереи и большого плодово-ягодного сада. Между Академией и Школой Магического Ремесла (ШМАР) проходит всего лишь невысокая стена с достаточно часто открытой настежь калиткой, так как некоторые занятия для учеников из Школы проводятся на территории Академии.

Выяснив все эти подробности, я пошла к жилому корпусу, чтобы узнать, не подготовили ли для меня комнату. Оказывается, Распорядитель уже давно меня ожидает, что он и высказал ворчливым тоном, попутно поинтересовавшись, где меня носило все это время.

— Девушка, вы придерживайте своего зверя и не забудьте внимательно изучить Свод Правил проживания в Академии. — С этими словами он всучил мне здоровенный талмуд, кряхтя поднялся и пошел вперед по коридору, шаркая ногами. Около последней, порядком обшарпанной двери в коридоре он остановился, вставил ключ в замок, и дверь открылась. — Соблюдать порядок, а то выселю! — буркнул он мне напоследок, развернулся и ушел, все так же шаркая ногами.

Запустив Прошку вперед в комнату, я вошла следом и закрыла за собой дверь. Маленькая комнатка, около семи квадратных метров, с одной кроватью, небольшим одностворчатым шкафом и письменным столом у окна. Пожалуй, ничего больше уже и не влезло бы, однако я была рада и этому. Самым большим достоинством комнаты, по моему мнению, было огромное окно на полстены. Перешагнув порог, я испытала какие-то новые чувства. Как будто обрела свое долгожданное жилье, пусть такое маленькое и тесное, но это мой угол, мое пристанище в этом мире. Хотя, если разобраться, то и это пристанище всего лишь временное, только до тех пор, пока я учусь в Академии.

Прошка тщательно изучил все углы и разлегся посередине. После этого передвигаться по комнате стало решительно невозможно!

— Да-а, нужно срочно осваивать левитацию! Или учиться ходить по потолку и стенам. Может, какие-нибудь присоски на руках придумать? — Усевшись на кровать, я задумчиво рассматривала свободное пространство, вернее, его отсутствие.

Тут за окном послышались знакомые голоса Дакка и Лешека, которые о чем-то спорили друг с другом, а в их спор периодически вплетался голос Драрга, вставляющего реплики.

— Хватит валяться, пойдем ребят встретим! — Легонько пнув развалившегося Прошку ногой, я выскочила за дверь и побежала по коридору встречать друзей. Всего-то полдня провели раздельно, а я успела соскучиться.

— О-о, Ликуся, я смотрю, ты уже здесь как своя! Освоилась? Ну давай, показывай, где наши хоромы? — Дакк принимался балагурить, исключительно когда у него хорошее настроение.

— Боюсь, ничем не смогу вам помочь. Сейчас придет один дяденька… а-а, вот, кстати, и он! Вот этот джентльмен вам все и расскажет, и покажет. А я вас здесь, на солнышке, подожду. — Я уселась на ступеньку крыльца, показывая всем своим видом, что никуда идти с ними не собираюсь.

— Вредина! Ладно, мы сейчас только с койками определимся и выйдем к тебе. — Дакк с заговорщицким видом подмигнул мне. — Ну давайте, дядя, ведите нас в наши пенаты!

— Ты мне тут не остри! Расписывайтесь в ведомости, вот вам ваши ключи и Свод Правил, по одному экземпляру на комнату. Ваши номера на третьем этаже, если желаете посмотреть, то топайте самостоятельно, я на эту верхотуру забираться не хочу!

Упрямо поджав губы, Распорядитель дождался, когда все поставят по галочке в его потрепанном журнале, и не спеша удалился, все так же шаркая ногами. Дакк успел внимательно изучить журнал расселения и, прищурившись, задал мне вопрос:

— Это как понимать? Я с Лешеком, Драрг с Грагитом, а ты, Лика, с кем делишь свою комнату? Я уже ревновать начинаю, а вы, ребята?

Все согласно закивали, с интересом поглядывая на меня.

— Можете не ревновать. Меня с Прошкой поселили! К тому же на первом этаже, поэтому я тоже не горю желанием топать на эту вашу верхотуру! — И злорадно показала язык опешившим ребятам.

— Нет, ну вы слышали? Полная дискриминация!! Я тоже хочу жить с Прошкой, а не с этим лесным чучелом. Лешек, я с тобой развожусь. А ты, Лика, хватит сидеть на солнышке, обгоришь еще. Иди уже, показывай свои хоромы! — Дакка этим днем усиленно не покидало хорошее настроение, которое, казалось, ничто не могло испортить.

— Тоже мне, хоромы нашел! — бурчала я, шагая по коридору. — Ладно уж, идите, любуйтесь на мой скворечник. Заодно и я посмотрю, как это вы все одновременно там поместитесь?

Так как я не закрыла комнату, побежав встречать ребят, они смогли сразу же оценить весь масштаб бедствия.

— Лика, но это же катастрофа! В этой собачьей будке мы сможем поместиться, только если тесно прижмемся друг к другу. И если к тебе я еще прижаться мог бы, то ко всем остальным… как-то не горю желанием! Достаточно и того, что мне придется кучу времени проводить с Лешеком. Я так и ориентацию могу поменять! — Дакк в изумлении осматривал мою комнату. — Драрг, ну вот куда ты прешь? Ты что, не видишь, что здесь уже я стою, и для других претендентов места не остается?

— Нечего пихаться! Постоял сам, дай постоять другому! — Отпихнув вампира, Драрг ввинтился в комнату и сразу же плюхнулся на мою кровать, которая под его весом жалобно заскрипела.

— Драрг, если ты сломаешь мне кровать, я заберу твою, а ты будешь спать на полу! — Я с опаской смотрела на спокойно покачивающегося гнома, который совершенно не отреагировал на мои угрозы и продолжал садистски пытать мою кровать.

— Ликочка, а хочешь, я тебе здесь цветочки выращу, все поуютнее будет? — Лешек уже сидел на подоконнике и пытался открыть окно, рама которого заклинила и категорически не хотела сдаваться.

— Спасибо, Лешек. Я подумаю над твоим предложением, как только немного обустроюсь. А вообще-то чего вы здесь расселись? Мою квартирку посмотрели, может, теперь уже и свои покажете? — Я ехидно встала посередине комнаты, как говорится, руки в боки. — Ладно уж, ради такого случая вместе с вами схожу посмотреть на ваше жилье, а вдруг это только меня так обделили.

— Пошли, ребята. Нас здесь не ценят! Нет, чтобы стол накрыть, на новоселье пригласить… — Драрг встал с жалобно скрипнувшей напоследок кровати.

— Сейчас я кого-то так приглашу, мало не покажется! И столом этим накрою!

Ребята с хохотом вывалились в коридор и, поддразнивая меня, побежали к лестнице, ведущей наверх. Так, переругиваясь и стараясь обогнать друг друга, мы очень быстро оказались на нужном этаже. Их комнаты были в том же крыле, что и моя, располагались друг напротив друга. Разобрав ключи, мы открыли их комнаты, и вот тут-то я позлорадствовала.

У меня всего метров семь, зато я там практически одна (если не считать Проши), а их комнаты, хоть и по десять-одиннадцать метров, зато на двоих. Обстановка была практически идентична моей, с одним небольшим отличием. Кроватей было две, да и шкаф стоял двустворчатый, а вот письменный стол также — один на двоих.

— Ну и как вам ваши хоромы? — ехидно поинтересовалась я.

— Лика, но это же форменная катастрофа! Ни в одной из этих комнат мы не сможем поместиться все вместе, нашей небольшой, но дружной компанией. Что делать? Давай думай, только ты сможешь что-нибудь придумать в этой ситуации. — Дакк в отчаянии закатил глаза.

— А что тут можно придумать? Уменьшаться в размерах я еще не научилась, как и увеличивать пространство!

— Думай, думай! Мы в тебя верим! — Полностью поддерживая Дакка, все ребята активно закивали.

Задумавшись, я переводила взгляд с одной каморки на другую. Внезапно меня осенило:

— Ребята, ваши комнаты последние в этом коридоре, так?

— Ну так. — Еще не понимая, куда я клоню, они заинтересованно уставились на меня.

— Так ведь это очень удобно! Посмотрите, они располагаются друг напротив друга. Вот здесь ставите перегородочку, и у вас получается что-то типа третьей комнаты из перегороженного коридора. Вы открываете свои комнаты и спокойно общаетесь друг с другом. Кроме вас в этой части коридора остальным делать нечего, вот и приватизируйте (в смысле возьмите в собственность) свободную часть коридора для своих нужд! — Я торжествующе посмотрела на оживившихся друзей. — Получается неплохая двухкомнатная квартира с большой прихожей.

— Вот видишь! Можешь, когда захочешь! — Дакк уже закидывал свои вещи в одну из комнат, — Кстати, Грагит и Драрг! Установка цивильной перегородки на вашей совести.

— Это еще почему? Чуть что, сразу Драрг!

— А потому, мой друг, что это вы с Грагитом у нас великие специалисты по артефактам, а также всем, что связано с изделиями из металла и камня. Вот и устройте нам здесь такой небольшой артефакт. Чтоб только своих пропускал, а чужих, даже глубоко замаскированных, выявлял и оставлял на той стороне границы.

— Да ну тебя, все шутишь!

— Лика, может, ты тоже пойдешь переоденешься? Мы с ребятами решили посидеть в трактире, отметить наше заселение, ну и, как водится, приглашаем тебя с собой. — Грагит рылся в своей котомке, выуживая из нее какие-то вещи.

— Во что я, по-вашему, должна переодеться? То, что на мне, — это моя самая приличная одежда, а ничего другого у меня и нет.

— А ты хорошо смотрела? У тебя в комнате какой-то сверток лежит, сходила бы проверила?! — Физиономии моих друзей так и светились лукавым весельем.

Взвизгнув, я развернулась и кинулась вниз в свою комнату. На моей кровати действительно лежал какой-то сверток, перетянутый бечевкой. Развернув его, я с изумлением увидела брюки, по покрою очень напоминающие мои любимые джинсы, только материал был намного легче и мягче. Небесно-голубого цвета брюки сидели на мне просто идеально. В тон к ним прилагалась блузка с очень широкими рукавами с разрезами и воротником типа стоечка. Переодевшись, я открыла дверь, чтоб выйти в коридор, и нос к носу столкнулась со всей нашей гоп-компанией, замершей в ожидании за дверью.

— Как вам это удалось? Вы же совершенно не знаете моего размера?

— Размер твоих брюк Лешек еще в лесу перерисовал, ну а с кофточкой мы уже сообща решали. Надеюсь, тебе понравился наш сюрприз? — Дакк смущенно улыбался.

— Да не то слово! Какие же вы молодцы, ребята, к вам так благодарна! Мне безумно все понравилось, но ведь это, наверное, жутко дорого? Такая мягкая и красивая ткань… — Я от души расцеловала засмущавшихся друзей.

— Ну мы сложились и сделали тебе подарок. У нас даже еще немного осталось для того, чтобы отметить это событие. Ну что, идем или так и будем здесь обниматься? — Драрг от нетерпения уже приплясывал на месте.

— Конечно, идем, конспираторы вы мои. — Совершенно растроганная, я быстро собралась, и мы отправились праздновать.

Глава 2

— Трактирщик, гномьего самогона вон за тот столик.

Драрг, как всегда, в своем репертуаре. Не успев войти в трактир, он завопил во всю глотку, привлекая к нашей компании дополнительное внимание.

— Вот скажи, чего ты так орешь? Ты еще не забыл, что нас желают отыскать целые толпы родственников, причем твоих? Да еще и некоторые мои соотечественники, мечтающие вернуть беглого драгола на его родину? — Грагит с опаской оглянулся по сторонам, ожидая немедленного появления всех названых лиц.

— Да чего ты боишься? Ты что, не в курсе, что все, кто поступил в Академию, больше не подпадают под обычные законы? Теперь только Башня Магов и их преподаватели имеют право наказывать, взыскивать, направлять, обучать, ну и тому подобное, своих нерадивых студентов. А ровно со вчерашнего дня мы все считаемся официально принятыми в Академию и теперь можем с полным правом носить титул студента. — Гордый своей осведомленностью, Драрг расправил плечи.

— Это что, правда? — Грагит недоверчиво переводил взгляд с Драрга на меня.

— Правда, правда. Вот мне только одно непонятно. Когда ты об этом узнал — до того, как соглашаться идти поступать с нами в Академию, или уже после? — Я требовательно посмотрела на Драрга, который вдруг начал неудержимо краснеть.

После моих слов все ребята замолчали и в полной тишине ждали ответа нашего весельчака гнома.

— Ну мы еще когда в таверне сидели, я тогда ненадолго отлучился, по надобности. А во дворе встретил одного знакомого стражника, я ему еще меч помогал выбрать на ярмарке. Вот я и решил поинтересоваться насчет этой Академии. — Драрг покаянно опустил голову. — Нет, ну правда, ребята, вы мне сразу понравились, и я совершенно не собирался вас как-то использовать. Неужели вы мне не верите? — Гном не на шутку испугался, и все его веселье как корова языком слизнула.

Переглянувшись по очереди со всеми, я еле заметно кивнула и получила в ответ по такому же еле заметному кивку.

— Мы тебе верим. Вернее, верим тому, что ты не думал ни о чем плохом. Но в следующий раз советуем решать свои проблемы как-то иначе, а не втемную за счет друзей.

— Я все понял и обязательно исправлюсь! — Гном не знал, куда себя деть от счастья.

Чтобы разрядить обстановку, вампир в шутливой форме обратился к Драргу:

— Ты решил в одиночку выпить всю эту бутыль или все-таки поделишься с друзьями? Что ты ее обнял, как мать родную?

— Да конечно! О чем разговор! — И Драрг быстро, словно боясь, что мы передумаем, разлил свое пойло по рюмкам.

Пришлось делать вид, что именно этого мы все и ждали, и, скрывая отвращение, пить за вечную дружбу. Я-то еще ничего, вспомнилась былая студенческая закалка в родном Политехе, а вот бедному Грагиту досталось по полной программе. После того как он, собравшись с духом, выпил, нам пришлось по очереди стучать ему по спине и обмахивать полотенцем. А после того как Грагит, совершенно не подозревая, что ничего такого делать категорически нельзя, запил этот термоядерный напиток еще и заказанным сидром, его большие и круглые глаза превратились в узкие щелочки, а весь вид стал напоминать китайца. А что? Такой же маленький, с круглой головой, покрытой небольшой растительностью, а теперь еще и с узкими глазками.

В общем, напились мы знатно. Тосты шли один за одним. За дружбу, за любовь, за Академию, за… за… за… дальше уже и не помню, за что мы еще пили.

Как вернулись в Академию, я не в состоянии рассказать даже под пытками, так как и сама всех подробностей не помню. Знаю только, что проснулась на полу в своей комнате, в обнимку с Прошкой. Видимо, именно это меня и спасло от тяжелейшего похмелья и безумной головной боли. Хотя полностью удалить все последствия вчерашнего гульбища Проша то ли не смог, то ли не пожелал. Поэтому сейчас я ощущала полную опустошенность и тяжесть в голове. Интересно, а как там ребята? Если я себя ощущаю не очень, то каково сейчас им?

Забравшись с кряхтением на третий этаж, я с изумлением увидела ажурную кованую решетку, отделанную мраморными вставками, наглухо перекрывающую коридор. Поискав калитку и поняв, что ее нет вообще, а потому без посторонней помощи мне не обойтись, я позвала гнома.

— Драрг! Ау, проснитесь! Есть кто живой?

Судя по всему, кричать я так могла еще долго, поскольку богатырский храп, доносящийся из-за стены, так ни на секунду и не прервался. Подумав немного, я решила вызвать на помощь водную стихию. Тем более что мне и самой захотелось пить. Сконцентрировавшись, я вызвала небольшой дождичек, который с успехом и пролился по ту сторону перегородки, в комнатах ребят. Злой вопль, раздавшийся из-за стены, был мне наградой.

— Какого грурта?! Что здесь происходит? Лика, если это твои проделки, я в тебе сильно разочаруюсь! — Ворчание гнома ясно показало, что я добилась своей цели и народ наконец-то проснулся.

— А как еще я могла бы вас добудиться? — вопросила я пустоту без малейших признаков раскаяния.

— Как-как, а подойти и нежно шепнуть на ушко, ну или поцеловать в шейку? Ты же девушка, неужели не можешь других вариантов придумать? — Обиженный гном фыркал за стеной, отряхиваясь от дождевой воды.

— Вот пусть тебя Дакк в шейку целует, у него это лучше получится. Ему генетическая память подскажет, с какой стороны к тебе подойти! — Я расхохоталась, представив себе в красках, как Дакк чистым носовым платком вытирает грязную шею гнома и потом примеривается, чтоб укусить. — И вообще, какие ко мне могут быть претензии? К вам теперь только с помощью минеров можно в гости попасть!

— Что ты имеешь в виду? — За стенкой послышался шорох, который ознаменовал выход Драрга в коридор. — Ой, ё-моё! Грагит, эй, Грагит! Ты только посмотри, что мы с тобой вчера забабахали! Это как же я умудрился такую чудную решетку сделать, и самое главное, где мы здесь отыскали кузню? Никто, случаем, не помнит? — Паника и последующая растерянность в голосе гнома заставили зашевелиться всех остальных выпивох.

После чего они вылезли в коридор из своих комнат и в растерянности уставились на непреодолимое препятствие в виде художественно выполненной перегородки. А перегородка и впрямь была просто загляденье!

— Слушай, Драрг, а где я достал этот мрамор, ты случайно не знаешь? — Это к гному подключился Грагит, внимательно изучающий их совместный шедевр.

— Вот и поручай вам важные дела после этого! Вы чего натворили-то? Как я теперь в туалет попаду, вы подумали? Изверги!!! Ну-ка, быстренько проделали здесь аккуратную такую калиточку, а то мне уже терпеть мочи нет! — Быстро сориентировавшийся Дакк сразу взял на себя разруливание ситуации.

После охов и ахов с той стороны послышались сначала робкие, а затем все более интенсивные скрежет и стук молотка. Минут через пятнадцать в перегородке стало появляться отверстие в виде калитки. Еще через десять минут этот кусок был аккуратно вынут, и все желающие смогли наконец покинуть временно оккупированную территорию. Состояние у ребят было плачевное. Опухшие физиономии, стоявшие дыбом волосы и практически у всех налитые кровью глаза наводили на мысли о принадлежности всех здесь присутствовавших к клану вампиров. О чем я им и сообщила, жизнерадостно улыбаясь и на всякий случай отступая в сторону лестницы. Народ лихорадочно начал осматривать себя на предмет укусов, в особенности косясь на шеи соседей.

— Я с тобой еще разберусь! — прошипел вампир, стрелой пролетая мимо меня в сторону туалета.

— Нормально! Еще я и виновата оказалась! Ну вы собирайтесь, а я жду вас внизу. Пойдем завтракать, а то здесь все четко по расписанию, и у нас есть реальный шанс остаться голодными. — Развернувшись, я кубарем скатилась по лестнице до первого этажа, опасаясь чего-нибудь нехорошего от своих закадычных друзей.

Видимо, мои слова о завтраке все-таки подвигли ребят на мужественные действия, и по истечении десяти минут я снова смогла их лицезреть. Только теперь это были уже более-менее прилично выглядящие молодые люди, если можно их так назвать. Умытые лица и приглаженные пятерней волосы были в данном случае верхом изящества.

— Ну что, готовы? Тогда все за мной в столовую, а то наш завтрак заканчивается через двадцать минут. — Приняв невнятное бурканье за всеобщее согласие, я рванула на улицу.

— Как это заканчивается, если мы еще и не начинали? — Голодный гном прибавил ходу, обгоняя меня на повороте. Видимо, похмельное состояние никак не повлияло на его аппетит.

— Куда ты рванул? Ты хоть знаешь, где находится столовая? — Мне пришлось напрягать голос, крича вдогонку стремительно удаляющемуся Драргу.

— Иду на запах! — прокричал в ответ Драрг, направляясь, как это ни странно, действительно в сторону столовой, которая располагалась неподалеку от учебного корпуса.

Придя туда, мы обнаружили, что практически все столики пустовали, что совершенно никого не удивило. Ведь и студентов на территории Академии пока было кот наплакал. А вот грустная физиономия гнома, уже успевшего получить свой завтрак и усевшегося за столик с полной миской, нас, мягко говоря, удивила. Так рваться на завтрак и после этого сидеть над полной тарелкой с похоронным выражением лица — это ни в какие рамки не лезет.

— Что случилось? Тебе сообщили о преждевременной кончине любимой тетушки?

— Когда ты узнаешь, чем здесь кормят, то тоже окажешься в трауре! — буркнул Драрг, с безнадежным видом размазывая ложкой по краям комковатую кашу нездорового серого цвета.

— А что это такое? — я с подозрением заглянула в тарелку унылого гнома.

— Оконная замазка! У тебя из окна не дует? А то можем отремонтировать, благо и материал уже имеется! — вяло отшутился Драрг.

— А если серьезно? Неужели все аристократы лопают эту баланду? — Наш вампир, как всегда, подошел к делу серьезно. — Ни за что этому не поверю!

— Ребята, я уже все узнал! — Пока мы препирались, Лешек тихой сапой уже проник на кухню к поварам, умудрился с ними подружиться и выяснить местные правила питания. — В этой столовой питаются только те, кто не в состоянии оплачивать свои гастрономические привычки. Типа нас с вами, ну и обнищавших дворянских отпрысков. Остальные учащиеся и весь преподавательский состав питаются в другом милом заведении, находящемся здесь же на территории Академии. К тому же у кухонных домовых сегодня запарка с готовкой. Куда-то пропал мрамор с двух колонн, и домовые сейчас на ушах стоят, пытаясь придумать, чем заменить пропавшие плиты. — Грагит при этих словах Лешека покраснел и потупился, виновато шаркнув ножкой.

— Ну и где это милое заведение? Веди нас быстрее, а то я сейчас стол грызть начну. — Воспрянувший гном одним рывком выскочил из-за стола, одновременно оттолкнув от себя тарелку с размазней, только по недоразумению названной кашей.

Заведение оказалось в аккурат посередине между Учебным корпусом Академии и проходом на территорию Школы и представляло из себя одноэтажное строение, разделенное на две части перегородкой с двумя отдельными входами. Один вход был предназначен для преподавательского состава, а во втором помещении могли откушать все остальные посетители, включая платежеспособных студентов. Внимательно изучив предлагаемый ассортимент, я с грустью констатировала, что такими темпами надолго нашего бюджета не хватит. А потому либо мы загнемся от голодной смерти, так как постоянно питаться в бесплатной столовой с таким меню никто из нас не в состоянии, либо нужно срочно придумать, где достать денег на прожиточный минимум. Оплатив простой, но сытный завтрак, я невозмутимо игнорировала жалобные мины моих спутников, которые они мне строили во время завтрака, бросая жадные взгляды на запотевший кувшин, стоявший на стойке. Не выдержав совместного напора, я подошла к стойке и заглянула в кувшин. Против ожидания, там плескалось не спиртное, а холодный хлебный квас. Выяснив это обстоятельство, я со спокойной совестью заказала пару кувшинов на наш столик, сделав это громко и внятно, чтобы мои архаровцы, внимательно следящие за каждым движением, прекрасно все расслышали и после не смели меня ни в чем обвинять. Вернувшись за столик, я была обласкана всеобщим повышенным вниманием и заверениями в вечной любви и дружбе.

— Лика, ты только не думай о нас плохо! Мы вот немножко поправим свое здоровье и будем в полном твоем распоряжении. Ты вроде как хотела нам что-то сказать? Так мы с огромным вниманием тебя выслушаем и всем, чем сможем, поможем! — Воодушевленные реплики гнома были полностью поддержаны радостными кивками друзей.

Приход девушки с двумя запотевшими кувшинами был встречен на ура. Драрг не глядя, явно спеша погасить мучавшую его жажду, разлил по глиняным кружкам жидкость из кувшина и торопливо чокнулся с Даккой, не дожидаясь всех остальных. Опрокинув в себя полную кружку холодного кваса, еще одно долгое мгновение Драрг сидел с блаженной миной на лице. Потом до него стало что-то доходить, и блаженное выражение стало меняться на недоуменное.

— Лика, что это такое?! Ты что заказала?!

— Чего ты орешь? Что просили, то и заказала! — Я невозмутимо пожала плечами.

Услышав нашу перепалку, остальные робко заглянули в свои кружки и понюхали, Лешек даже умудрился лизнуть.

— Это что, квас? — Узнав плескавшуюся в его кружке жидкость, Дакк даже растерялся.

— А что ты ожидал? Вы же кричали, что вас мучает жажда! Ну так и пейте на здоровье. К тому же вы сами мне показали на кувшин, стоявший на стойке. Так вот, довожу до вашего сведения, что в нем находится самый настоящий хлебный квас, а не то пойло, к которому в последнее время вы имеете непреодолимую тягу. И вообще, хватит уже спиваться! Вы посмотрите на себя! — Я закипела от бурлившего во мне возмущения. — Какими я вас увидела утром, это же позор один! Одежда вся мятая, рожи опухшие, что было вчера — мало кто помнит в деталях!

После моей отповеди народ пристыженно уткнулся в свои кружки, и остаток завтрака прошел в тихой, практически семейной обстановке. Если не считать того, что за такое разгильдяйство и легкомыслие я на них конкретно обиделась и спускать все это на тормозах совершенно не собиралась.

По-моему, только Грагит был по-настоящему доволен тем обстоятельством, что в его кружке оказался холодный квас, а не спиртное, к которому он оказался совершенно непривычен. Доев свою порцию творожной запекании, я встала из-за стола и, буркнув ребятам, что буду ждать их на улице, вышла из заведения, устроившись в тенечке на скамейке под окном.

— Слушай, Дакк, а действительно, чего это мы так вчера нажрались? Можно же было и просто посидеть, без таких утренних последствий. Тем более что ты обещал приглядывать за Ликой и всячески помогать, а сам? Ладно Драрг с Грагитом, с них взятки гладки… И я тоже хорош! Вместо того чтобы тебя остановить, сам поддался этому безумству. Пил же раньше понемногу свой «лесной бальзамчик», и все было хорошо. А все твой самогон… — напустился Лешек на Драрга.

— А я что? Я ничего такого и не имел в виду… Ну подумаешь, немного расслабились перед учебой. Что такого-то? — засмущался гном.

— Ладно, хватит уже здесь рассиживаться. Пошли к Лике, она нас заждалась небось. — Сразу ставший серьезным Дакк, ни на кого не глядя, встал из-за стола.

Я стояла в тенечке, нервно теребя ветку дикой яблони, методично обрывая с нее зеленые листочки.

— Лика, извини, сам не понимаю, что на меня нашло. — Дакк покаянно дотронулся до моего локтя.

— Дакк, пойми меня правильно. Я и сама не против расслабиться и отдохнуть. И тоже не против побузить с вами от души. Но сейчас на весах моя жизнь и, возможно, не только моя. Я просто не имею права об этом забывать.

К тому же я еще и за тебя в какой-то степени отвечаю, если ты не забыл. Кстати, могу тебя просветить, что у нас осталось всего пять золотых, а еще Прошку нужно накормить. Где нам взять денег? — Я, горько вздохнув, посмотрела на Дакка.

— Но ведь можно придумать, как заработать! У нас есть Прошка, а такого охранника, я думаю, любой рад будет нанять.

— Не забывай о том, кто я и кто он! Если мы на каждом перекрестке будем показывать нашего Прошку, это неизбежно привлечет к нам повышенное внимание со стороны тех, кто пока еще ничего не знает!

— Об этом я как-то не подумал. — Дакк озадачился возникшей проблемой.

— Ребята, я, конечно, понимаю, что мы не так уж давно знакомы, и, возможно, наше поведение не пример для подражания, но, может быть, вы поделитесь своими проблемами? Все-таки мы друзья, а между друзьями не должно быть тайн, или я неправильно говорю? — незаметно подошедший гном поставил меня и Дакка перед выбором.

Что теперь мне делать? Открыться, рассказав обо всем Драргу и Грагиту, поверив в их порядочность и бескорыстие, или потерять новых друзей, так как становилось понятным, что дольше таиться не получится? Возникла напряженная тишина, во время которой я лихорадочно обдумывала этот шаг.

С одной стороны, я действительно знала этих ребят не так долго, как хотелось бы, а с другой — Дакк и Лешек узнали обо всем практически сразу, как мы познакомились, и ничего… Решившись, я обратилась к ребятам:

— Я все расскажу вам, только давайте уйдем отсюда в какое-нибудь более удобное место. — Развернувшись, я повела заинтригованных ребят в яблоневый сад, который находился на заднем дворе Академии.

Расположившись на небольшом пригорке под сенью старой яблони, я жестом предложила всем устраиваться. Дождавшись, когда рассядутся, я начала свой невеселый рассказ.

Узнав о том, что я родом из другого мира, гном весело перемигнулся со своим другом драголом, что явно означало: «А я тебе говорил!» Зато когда они узнали, что я являюсь новой Хранительницей Тарагона, вокруг воцарилась напряженная тишина, прерванная тихим шепотом Драрга:

— Дакк, дружище, неужели мы вчера так много выпили, что у Лики крышу снесло?

— Боюсь, что не настолько много. — Перебив Дакка, я с грустной ухмылкой начала расстегивать ворот своей блузки.

— Лика, прекрати, что ты делаешь?! Мы тебя и так все любим и верим, что и ты нас любишь. Незачем лишний раз доказывать нам свою любовь, тем более таким образом! — Драрг, краснея и смущаясь, попытался отползти от меня подальше.

— Немедленно прекрати нести чушь! — Наконец-то справившись с пуговицами, я распахнула ворот и провела рукой по шее.

Стоило мне прикоснуться, как кожу словно опалило жаром, и под моими пальцами медленно стал проступать рельеф ненавистной цепочки с горящим каким-то потусторонним зеленым светом кулоном.

Гном, смотревший на меня как на умалишенную, тут же прервал свое несуразное бормотание и с ужасом вперился в мою шею взглядом. Грагит же, наоборот. Его взгляд выражал восхищение, и он так и прикипел к проявившемуся камню, сделавшему из меня Хранительницу вопреки моему желанию.

— Он совершенен!!! В этом камне есть жизнь! — Благоговея, Грагит приблизился ко мне и умоляющим взглядом испросил позволения дотронуться до медальона.

Посчитав, что ничего страшного не произойдет, я кивком выразила свое разрешение.

Дрожащей рукой Грагит легко дотронулся до места, где сквозь кожу просвечивал магический медальон. Как это ни странно, но я почувствовала легкую дрожь после его прикосновения и на секунду выпала из реальности.

Чадящий тусклый свет факелов, сырые пещерные своды и пронизывающий каменный холод пробрали меня до костей. В один миг перед моим внутренним взором пронеслось все то, что в течение долгих лет составляло основу жизни этого молодого драгола, выросшего в пещерах. Его надежды и мечты о воплощении в жизнь мертвой красоты камня. Неприятие и непонимание молодой души, стремящейся к объединению холодного камня и живого солнечного тепла. В одно мгновение я стала намного лучше понимать закрытого до этой поры парня. Я смогла посмотреть на него совсем другим взглядом, и этот новый драгол, которого я смогла рассмотреть за скорлупой скрытности и независимости, мне стал намного ближе и роднее, хотя сам он об этом еще и не догадывался.

Я не знаю, как повлиял камень на Грагита, только, судя по его ошарашенному виду, прикосновение к этой реликвии и для него не прошло бесследно. На мой вопросительный взгляд он сделал непроницаемое лицо, хотя нет-нет, да и косился на меня, когда думал, что я этого не вижу.

— Спасибо тебе, Лика. — Грагит отошел в сторонку и о чем-то глубоко задумался, полностью уйдя в свои мысли.

— Лика, так это что, не шутка? Нашему миру опять что-то грозит? — Драрг наконец-то поверил своим глазам, хотя еще до конца с этим и не смирился.

Я с интересом посмотрела на гнома:

— Почему ты решил, что что-то угрожает вашему Тарагону?

— Ну как же? Ведь, по легендам, Хранительница появляется в нашем мире только тогда, когда он призывает ее к себе. Если миру грозит нарушение равновесия и серьезная беда, всегда появляется Хранительница, задача которой — это самое равновесие сохранить. — Драрг с удивлением, что ему приходится все это рассказывать, втолковывал мне, как маленькой. — Слушай, никогда бы не подумал, что Хранительница — вот такая!

— Какая такая? — Я с подозрением посмотрела на Драрга.

— Ну такая простая, что ли. Ты же вместе с нами сидела в трактире, поступила учиться в Академию, ну и вообще ничем особенным таким не отличаешься от остальных людей.

— А ты чего ожидал? Что у меня рога вырастут или крылья? Напридумывают себе непонятно чего, а потом удивляются, почему это я не соответствую их представлению?! — Я возмущенно фыркнула. — И вообще, все, что вы сейчас узнали, является строжайшей тайной. Надеюсь, вы не проговоритесь, иначе у меня могут возникнуть очень большие проблемы.

— Да какие у тебя могут быть проблемы, ты же Хранительница этого мира! — Гном легкомысленно отмахнулся.

— Дело в том, что хоть я и Хранительница, но совсем еще молодая и неопытная. А потому при огромном желании любой талантливый Магистр может нанести непоправимый вред моему здоровью. Как говорят, у меня на родине — не совместимый с жизнью. И тогда ваш мир в нужный момент может оказаться без Хранительницы. Ну а какие из этого следуют выводы — думайте сами!

— Да-а, невеселая картинка. — Драрг с задумчивым видом почесал голову. — Так это что получается, ты в Академию поступала для того, чтоб действительно учиться?

— Ну надо же, догадался! — Я ехидно ухмыльнулась, застегивая пуговицы на воротнике блузки.

— М-дя-м… не повезло нашему миру в этот раз.

— Что ты хочешь этим сказать?! — Я нахмурилась, ожидая ответа.

— Да больно ехидная нам попалась Хранительница! Выдержит ли наш мир такое испытание? — никак не желающий становиться серьезным гном, придуриваясь, всхлипнул.

— Ну держись, табуретка ходячая! Сейчас буду из тебя пуфик для ног делать! — Разозлившись, я схватила ветку крапивы, предварительно обмотав себе руку подвернувшимся лопухом, и погналась за смеющимся Драргом.

— Ой, спасите, помогите, она же из меня сейчас мухомор сделает! Буду весь красный и в пупырышках… — Драрг нарезал круги вокруг смеющихся ребят, стараясь, чтоб я его не достала. — Все, сдаюсь! Лика, пощади меня несчастного… я больше так не буду!

Ладно уж. Я знаю для тебя наказание пострашнее. — Я мстительно ухмыльнулась.

— Да, и какое же?

Сделав загадочное лицо, я торжественно произнесла:

— Я тебе не расскажу тайну моего меча!

После таких слов гнома действительно проняло. Он еще раз внимательно осмотрел мой меч, но, как и в прошлый раз, ничего особенного не заметил. Хотя, надо отдать ему должное, то, что с мечом не все так просто, он чувствовал на интуитивном уровне, но вот что именно не так, понять никак не мог. И это обстоятельство его мучило уже давно. А теперь, когда я подтвердила его подозрения и громогласно заявила, что существует какая-то тайна, связанная с моим мечом, он чуть не заплакал.

— Ну почему ты такая жестокая? Я же просто пошутил! Неужели ты действительно на меня обиделась? — Драрг подобрался поближе и умоляюще заглядывал мне в глаза.

Честно говоря, я даже почувствовала себя неудобно, словно у маленького ребенка конфетку отобрала. Конечно, я не собиралась ничего от него утаивать, тем более, что основные тайны я уже рассказала, а как говорится: сказал «А» — говори «Б».

— Успокойся, сейчас ты увидишь одну вещь, наверное, не менее легендарную, чем медальон Хранительницы. — Обнадежив Драрга, я повернулась в сторону задумавшегося Грагита. — Грагит, дружок! Подойди сюда, пожалуйста. Думаю, тебе тоже будет интересно это увидеть. — Таким образом, заинтриговав и его, я мысленно обратилась к своему мечу, попросив открыться перед моими друзьями.

Меч отозвался появившимся теплом в ладонях и окутался уже знакомой непроницаемой дымкой. Когда она рассеялась, ребята разглядели у меня в руках уже совсем другое оружие, кардинально отличающееся от того, которое они привыкли видеть у меня за последнее время. Сказать о том, что гном застыл в восхищении, это практически ничего не сказать. Он просто превратился в столб. Пришлось тронуть его за плечо и слегка потрясти, приводя в чувство.

— Э-эй, отомри уже. — Я заглянула ему в глаза. — Драрг, ты себя нормально чувствуешь?

— Откуда он у тебя? — Трясущимися руками гном потянулся к моему мечу.

Пришлось его срочно отдернуть. Глядя на обиженное лицо Драрга, я успокаивающе проговорила:

— Подожди минутку, нужно кое-что прояснить.

Я мысленно обратилась к мечу, испрашивая позволения передать его в другие руки на время. Причем я прекрасно понимала, что и Грагит захочет поподробнее изучить эту легендарную вещь, поэтому сразу же передала мечу оба новых образа. Почувствовав в ответ мягкое успокаивающее тепло, я поняла, что необходимое согласие получено. Теперь я могу смело показывать свой меч ребятам, не переживая, что есть шанс кого-то из них после этого показа недосчитаться. Дело в том, что мой меч не совсем обыкновенный (в нем имеется частичка души дракона) и он обладает собственным мнением по поводу того, с кем ему общаться, а с кем не стоит, и очень не жалует чужих рук. Ободряюще улыбнувшись, я протянула меч Драргу, приглашая посмотреть на мое богатство.

— Лика, неужели это он, тот самый легендарный Меч Дракона? Его же ковали еще мои предки, когда в нашем мире жили драконы. Он просто совершенен! А я, дурак, еще мечтал создать что-то грандиозное…. да как я могу, если в мире уже есть такое совершенство! — Драрг благоговейно гладил пальцами меч, как будто ласкал любимую девушку.

Грагит с неподдельным интересом смотрел на это легендарное оружие, впрочем, не стараясь взять его в руки. Наверное, он понимал, что отнять сейчас этот меч у Драрга не получится ни у кого на всем белом свете. Единственное, что он себе позволил, — это легко дотронуться до изумруда, вставленного в глазницу дракона, обвивающего рукоять меча. Необычные руки драгола словно провели сканирование, заглянув в душу камня.

Пришлось мне доставать и другие предметы из набора — метательные ножи и арбалет. Правда, посетовала на то, что для моего арбалета, к сожалению, нет ни одного пригодного болта, а у такого легендарного меча — подходящих ему по статусу ножен.

Услышав такое признание, Драрг и Грагит удовлетворенно переглянулись и с новым воодушевлением принялись изучать мое оружие, в особенности отдавая свое внимание мечу и арбалету. Когда они отдали наконец-то мне мой арсенал, у меня создалось впечатление, что ребята не пропустили ни одного миллиметра, умудрившись все потрогать, погладить, понюхать и не знаю, чего уж еще там. Как только мой меч оказался у меня в руках, все оружие снова прошло обратное превращение. Теперь для постороннего человека это было самое обыкновенное оружие, ничем не отличающееся от другого такого же.

Глава 3

— Арант, завтра у меня назначена аудиенция у короля, и я прошу тебя сопровождать меня во дворец. Хотя, может быть, у тебя есть другие планы? — Тармар, высокий светловолосый мужчина в облачении воина, обратился к своему собеседнику, гибкому мускулистому дроу с копной черных волос, перетянутых серебристым обручем.

— Конечно, о чем может быть разговор! — Арант согласно кивнул. — Когда ты планируешь выйти?

— Завтра, ближе к заходу солнца. И еще один момент…. — Тармар слегка замялся. — Я попрошу тебя сделать так, чтоб никто не догадался об этой встрече. Не спрашивай меня пока ни о чем, скажу только, что у меня есть свои определенные причины для такой просьбы.

— Как скажешь. — Удивившись, Арант тем не менее не стал ни о чем спрашивать Тармара, решив, что если его друг пожелает, то сам все расскажет.

— Я на тебя рассчитываю. — Хлопнув Аранта по плечу, Тармар посчитал разговор законченным. — Я пойду, потренируюсь с дядькой. Если хочешь, можешь к нам присоединиться.

— Может быть, позже. Мне нужно Черныша почистить.

— Зачем ты этим занимаешься, есть же конюх?

— Извини, но своего коня я всегда чищу сам.

— Ну как знаешь. — Пожав плечами, Тармар пошел за дом, где находилась небольшая утоптанная площадка, идеально подходящая для проведения тренировочных поединков.

Этого жеребца подарил Аранту Тармар. В первый же день после прибытия в Вассариар они отправились на городскую ярмарку, где Аранта ноги сами привели к рядам лошадиных барышников. Внимание молодого дроу привлек черный как смоль жеребец, без единого светлого пятнышка. Высокий, без грамма жира, конь явно был предназначен для скорости и ветра. Стена сарая, возле которого он был привязан, уже была порядком обглодана, да и шкура коня слегка запылилась, и его товарный вид был слегка подпорчен. Видимо, за дурной нрав его и привязали отдельно от других лошадей. И хотя он и привлекал внимание потенциальных покупателей, однако близко к коню никто не рисковал приближаться. Посмотрят, посмотрят, да и отходят к другим лошадям, не рискуя связываться с такой непредсказуемой покупкой.

Заметив неприкрытый интерес Аранта к этому коню, Тармар решил его обязательно купить и подарить своему другу. Так как больше претендентов на своенравного жеребца не было, Тармару удалось очень быстро сторговать его за вполне приемлемую сумму, после чего он и объявил Аранту о том, что у него появился новый подопечный. Благодарный вид друга стал для Тармара лучшей наградой.

К удивлению зевак, собравшихся возле лошадиных барышников, Арант достаточно быстро нашел общий язык с норовистым конем. Черныш, так его сразу же назвал Арант, спокойно позволил надеть на себя уздечку и, не противясь, пошел за своим новым хозяином, напоследок от души саданув по стене сарая копытом, оставляя на память огромную дыру.

Услышав своего хозяина, Черныш встретил его тихим протяжным ржанием. Расчесывая гриву коня, Арант с тоской вспоминал своего коргала и гадал, доведется ли ему еще раз увидеть Вихря. Арант сам отпустил его на волю, разорвав связывающую их нить, когда волею судьбы попал в бессрочное рабство. Черныш был великолепным конем, но полностью заменить предназначенного Аранту с самого детства верного друга — коргала — он, конечно, не мог. Коргалы внешне очень напоминали обычных лошадей, однако обладали рядом необычных свойств, делавших этих животных поистине уникальными. До сих пор еще ни одна раса, кроме дроу, не смогла похвастать тем, что сумела приручить этих животных. Коргал сам выбирал себе хозяина один раз и на всю жизнь, устанавливая с ним телепатическую связь, разрыв которой причинял практически физическую боль и хозяину, и животному. Вот поэтому Арант и не знал, откликнется ли Вихрь на его призыв, когда он окажется в родных лесах.

Вычистив коня и скормив ему заранее приготовленную горбушку ржаного хлеба, обильно посыпанную солью, Арант решил пойти на площадку за домом, чтоб немного размяться.

Заметив подходившего Аранта, Тармар отсалютовал ему мечом:

— Давай присоединяйся к нам!

Тело Тармара, оголенное по пояс, уже блестело от выступившего обильного пота, но он все не унимался, продолжая отрабатывать бой на мечах. Дядьке Тармара Легарду приходилось несладко, так как его ученик уже давно превзошел учителя. Держался он только за счет богатого боевого опыта, так часто выручавшего своего обладателя в разных, казалось бы, безнадежных ситуациях.

— Да нет, Тармар. Спасибо, но, если ты не против, я здесь в сторонке немного разомнусь. — Арант снял с себя рубашку, подставляя плечи под жаркое летнее солнце.

— Да делай ты что хочешь. — Махнув рукой, Тармар возобновил упражнения с Легардом.

Потянувшись всем телом, Арант плавно перетек в защитную стойку, а дальше начался танец с мечом. То, что вытворял молодой дроу на этой небольшой площадке, иначе как танцем назвать было нельзя. Его плавные, практически не заметные человеческому глазу движения завораживали, заставляя рассматривать умение сражаться на мечах не как мастерство воина, а как утонченное искусство, вершин которого достичь просто невозможно. Темп, изначально взятый Арантом, постепенно все убыстрялся и убыстрялся, пока на площадке не остался лишь призрак воина, мелькавший смазанной тенью. Его резкие выпады мечом угадывались сверкнувшей то здесь, то там серебристой молнией. Внезапно все прекратилось, и силуэт Аранта нарисовался около бревна, на которое он бросил свою рубашку до начала так называемой разминки.

Тармар стоял как громом пораженный. О том, что собирался продолжать собственную тренировку, он забыл напрочь, наблюдая за тем, что творил с мечом на площадке тот, кого не так давно Тармар назвал своим другом.

— Ну ты даешь! Арант, скажи, а меня можно этому научить? — Тармар с восхищением смотрел на друга, который стоял в расслабленной позе.

Несмотря на то что пот с Аранта лил ручьем, он стоял абсолютно спокойно, с даже не сбившимся дыханием.

— Боюсь, что это будет затруднительно, мой друг. Меня учили этому с самого детства, и искусство воинов дроу основано на других, отличных от людских, принципах ведения боя. Мне очень жаль, Тармар, но единственное, что я могу тебе предложить, это ежедневные тренировки и мою верность и дружбу. — Арант с сожалением пожал плечами.

— Принимается! А теперь пошли получать водные процедуры. — Тармар понял, что Арант совершенно не хотел его обидеть или что-то утаить.

Набрав целое ведро холодной воды из колодца, он от души вылил на себя, охлаждая разгоряченное военными упражнениями тело.

— Тебе полить? — Тармар весело отфыркивался, стряхивая капли воды с волос.

Получив утвердительный ответ, он набрал еще одно ведро воды и с размаху окатил Аранта. Разгоряченные разминкой, друзья пошли в дом, где их уже встречал накрытый стол. Котелок со щами, крынка с густой сметаной, вареная картошечка с квашеной капусткой и холодный сбитень. Плотно перекусив, Арант вышел во двор и занялся своим оружием. Еще в походе Аранту выдали в личное пользование меч. Ничего особенного, не чета его фамильному, но и такой требовал ухода и внимания. Ведь не угадаешь, когда от него может зависеть твое здоровье, жизнь и честь. Направляясь куда-то по делам. Тармар вежливо кивнул другу.

— Тармар, я могу составить тебе компанию? — Арант поднялся с бревна, выражая готовность следовать куда угодно.

— Нет, спасибо, я пойду один. — Успокаивающе махнув рукой, Тармар вышел со двора.

Наточив свой меч, Арант немного его отполировал и, посчитав, что работа закончена, убрал в ножны. Тень, заслонившая солнце, заставила дроу поднять глаза. Это оказался Легард, который явно хотел что-то узнать.

— Арант, ты случайно не знаешь планы Тармара на вечер? — Легард испытующе посмотрел на Аранта.

— Нет, Легард, я понятия не имею. А вот почему ты у меня спрашиваешь, не проще ли узнать у самого Тармара? — Помня о просьбе друга никому ничего не говорить, Арант не стал распространяться о предполагаемом вечернем походе во дворец.

— Я спрашивал, но он только отшучивается.

— А почему тогда ты думаешь, что он поставил в известность меня?

— Просто вы в последнее время так сблизились… Вот я и подумал, что он вполне мог тебе что-то рассказать. Ты пойми меня правильно, я его дядька и отвечаю за него головой. А он в последнее время стал таким скрытным, что я за него очень волнуюсь, как бы он не натворил каких-нибудь глупостей.

— Не знаю, Легард. Я думаю, что Тармар — уже взрослый мужчина и вполне может сам за себя постоять. В общем, как бы то ни было, я ничем тебе не могу помочь. — Показывая, что разговор закончен, Арант постарался аккуратно обойти Легарда.

Пришлось тому немного посторониться, давая дорогу.

До вечера, пока не появился Тармар, Арант стремился как можно меньше попадаться на глаза Легарду. Непонятно почему, но он явно невзлюбил Аранта и даже не особенно скрывал свое к нему отношение.

Появившийся Тармар отдал распоряжение конюху оседлать лошадей, а сам отправился переодеться. Спустившись во двор, он приветливо кивнул Аранту, уже ожидающему его верхом на Черныше. Стоило друзьям направиться прочь со двора, как прямо перед ними появился Легард в полном облачении, с явным намерением сопровождать своего подопечного.

— Да полно тебе, дядька! Ты что, решил меня до смерти нянчить? Извини, но сегодня я еду только в сопровождении Аранта. Не беспокойся за меня, я уже не мальчик. Ну а насколько искусен Арант в воинском деле, я думаю, тебе не нужно говорить. Поди, сам все сегодня утром видел и оценить успел. Разве я не прав?

— И все равно позволь мне сопровождать тебя в твоей поездке. Так будет и тебе надежнее, и мне спокойнее. — Легард явно не желал сдаваться.

— Только не сегодня! Дядя, как человек, искушенный в жизни, ты должен меня понять. Там, куда я еду сегодня, лишние свидетели совершенно ни к чему, ты же не собираешься мне свечку держать. — Усмехнувшись, Тармар заговорщически подмигнул Легарду, явно намекая на какую-то мифическую даму сердца и старательно скрывая истинную цель своей поездки.

Долее не задерживаясь, он тронул поводья своего коня и шагом выехал со двора. Аранту ничего не оставалось, как последовать за ним. Но когда он проезжал мимо Легарда, его конь был остановлен твердой рукой:

— Береги Тармара, я видел, что ты можешь, поэтому, если с ним что-нибудь случится, я буду знать, кто в этом виноват! — Отпустив поводья, Легард еще долго смотрел вслед своему непокорному подопечному.

Черныш шел легкой рысью, явно красуясь и гордясь своим всадником. От булыжной мостовой отлетали искры, высекаемые подковами породистых лошадей. Вопреки ожиданиям Аранта, они подъехали не к главным дворцовым воротам, а к неприметной калитке в неприступной стене, окружающей дворцовый парк. Там их уже ждали, и, спешившись, Тармар передал поводья своего коня встречающему их стражнику, сделав знак Аранту следовать за ним. В провожатые им был выделен начальник караула, который повел их через караульную башню и далее затейливыми переходами каменных галерей; они попали во дворец, минуя оживленные места. Еще немного поплутали, и перед ними отворилась массивная деревянная дверь, ведущая в чьи-то покои. Здесь их проводник распрощался и исчез. Арант решительно ничего не понимал, но не задавал лишних вопросов, справедливо полагая, что Тармар сам ему расскажет то, что посчитает нужным. Комната, куда их привели, судя по обстановке, предназначалась для чьего-то проживания, но по своему прямому назначению давно не использовалась. Об этом говорил еле заметный затхлый запах и легкое ощущение сырости, заметное, пожалуй, только для чуткого обоняния дроу. После того как помещение хорошенько проветрили и протопили, эти признаки улетучиваются без следа, до следующего «консервирования» комнаты. На небольшом столике было выставлено блюдо с южными фруктами, не растущими в этой части королевства и являющимися недоступной редкостью для простых горожан. Тяжелые, массивные стулья с высокими спинками были в беспорядке расставлены по периметру комнаты. Пока Арант осматривался, в противоположной стене открылась потайная дверь, и в комнату вошел человек в камзоле, богато расшитом серебром.

— Добрый вечер, уважаемый герцог Гордейнский. Надеюсь, вы не в обиде, что я немного отступил от этикета и не полностью озвучил ваше имя? — Вновь вошедший с улыбкой поклонился Тармару, показывая всем своим видом, как он рад снова видеть старого знакомого.

— Ну что вы, дорогой граф! Какие могут быть между нами условности? Спешу представить вам своего друга и побратима, дэсса Арантиада.

— Вот как? Уважаемый дэсс Арантиад принадлежит к правящему Дому? А позволено ли будет мне узнать, чей Дом может похвастать таким достойным юношей?.

— К вашим услугам, дэсс Арантиад из Дома Поющего Меча. — Арант с достоинством поклонился графу. — Могу я узнать, с кем меня свела судьба?

— Граф Маркенштайн, старый знакомый вашего побратима, герцога Тармарейна Волтенберга Гордейнского. — Граф отвесил небольшой шутливый поклон, после чего обратился непосредственно к Тармару: — Ну а теперь, дорогой герцог, могу я узнать цель вашего визита? Ведь не для того вы прибыли в Вассариар, чтоб повидать старого знакомого?

— Безусловно. Я уполномочен передать королю Таринфа официальное предложение от коалиции дворян Бармингама. Вы все поймете из этого свитка. — Тармар с поклоном подал свиток, скрепленный магической печатью седьмого уровня защиты, — Он настроен на вашу фамильную печатку, дорогой граф, так что подмена исключена.

Граф Маркенштайн приложил кольцо к печати, после того как защита была снята, развернул свиток и углубился в его чтение. Прочитав, он поднял глаза и вмиг посерьезневшим взглядом посмотрел на Тармара.

— Скажи, ты в курсе содержимого этого свитка?

— Да, меня ознакомили. — Тармар спокойно выдержал изучающий взгляд Маркенштайна.

— И что? Ты согласен со всем, о чем здесь написано?

— Я не вижу другого выхода! В сложившейся ситуации мои желания не имеют никакого значения. Гораздо важнее то, что происходит сейчас, и нужно сделать все возможное, чтобы предотвратить все негативные последствия.

— Ты хорошо осознаешь, что потребуется от тебя? И насколько ты уверен в тех, кто сейчас обещает тебе свою дружбу и поддержку? — Граф явно нервничал, ведя этот разговор с Тармаром.

— Поверь, я понимаю, на что иду, и делаю это абсолютно сознательно. Что касается моих единомышленников… полной гарантии за всех я дать не могу, но ты сам понимаешь, что, подписавшись под этой бумагой, они отрезали себе дорогу назад.

— Хорошо. Но я не могу тебе сейчас что-либо сказать. Приходи завтра в это же время. Думаю, что у меня будут для тебя какие-то новости, и, ради твоего же блага, надеюсь, что хорошие. — Поднявшись с кресла, граф засунул свиток за пазуху. — Позвольте откланяться. Надеюсь, у нас еще будет возможность встретиться не при таких серьезных обстоятельствах?

— Я тоже на это очень надеюсь, дорогой граф! — Тармар тоже встал, отодвинув свое кресло.

Граф Маркенштайн исчез так же внезапно, как и появился. Через пару минут в дверь, через которую входили друзья, негромко постучали. На пороге стоял их провожатый — начальник караула. Обратный путь они проделали в полнейшей тишине, которую нарушал только звук шагов по каменным плитам дворцовых коридоров.

Когда друзья уже подъезжали к дому, Тармар обратился к Аранту:

— Надеюсь, тебе не нужно говорить, что я сегодня весь вечер провел с одной красоткой?

Арант невозмутимо пожал плечами.

— Ну что, поедешь со мной завтра?

— Как посчитаешь нужным. Я в полном твоем распоряжении.

— Вот и чудесно! — Тармар расслабился и постарался изобразить совершенно довольного всем человека, удачно проведшего вечер в приятной компании.

Когда друзья въехали во двор, зоркий глаз Аранта заметил в темноте двора силуэт Легарда, который явно караулил возвращение своего подопечного, переживая за него всей душой.

Расседлав лошадей, Арант задал им овса и отправился в свою комнату. Ему было что обдумать на досуге.

Глава 4

Когда мы с друзьями подошли к жилому корпусу, нас встретил Распорядитель, который уже места себе не находил.

— Ну наконец-то, явились!

Дакк удивленно поднял брови:

— А что такое? Вроде бы нас никто не обязывал находиться все время у вас на глазах?

— Обязывал — не обязывал, какая разница! Вам велено явиться в Административный корпус к Заместителю Ректора, господину Джулиусу Корделу. Пошевеливайтесь быстрее, дармоеды! Не заставляйте себя ждать такого важного человека! — Ворчащий Распорядитель буквально вытолкал взашей обалдевших от такого известия ребят.

— Ну раз нас ждет сам Магистр Джулиус, не будем его задерживать! Идемте, я знаю, где его кабинет. — Я решительно повернулась и пошла к Административному корпусу.

Удивленно пожимая плечами, товарищи гурьбой двинулись за мной, на ходу строя различные предположения, зачем так срочно мы могли понадобиться столь высокому руководству Академии.

— Хватит шуметь! Пришли уже, — шикнула я на ребят, чтоб прекратили бузить, и несколько раз стукнула кулаком по двери.

— Войдите. — Услышав спокойный, уверенный голос Заместителя Ректора, мои ребята немного струхнули.

— Тоже мне смельчаки. — Решительно толкнув дверь, я зашла в кабинет.

Здесь было все так же, как и в прошлый раз. Джулиус что-то писал за рабочим столом, но, увидав, кого к нему принесло, заулыбался и отложил все дела.

— А-а, Лика и компания! Проходите, проходите.

— Господин Магистр, нам передали, что вы хотели нас видеть? — Переговоры я решила взять на себя.

— Да. Я тут кое-что для вас приготовил… Дело в том, что у всех наших учеников есть специальные медальоны, которые настроены только на своего носителя и являются способом идентификации в случае возникновения каких-либо недоразумений с вашим участием. Так как вы все теперь полноправные студенты нашей Академии, это правило распространяется и на вас. Обычно мы выдаем такие медальоны перед началом учебы, и они сохраняются за вами до момента расторжения отношений с нашей Академией. Однако что-то мне подсказывает, что защита Академии может вам понадобиться значительно раньше, чем пройдет официальное вручение личных медальонов. Поэтому прошу вас, разбирайте… — широким жестом Магистр Джулиус показал на свой стол, где лежало пять абсолютно одинаковых желтых медальонов со стилизованным изображением Академии.

Мы дружно подошли к столу и остановились в растерянности. Все медальоны были одинаковы, и кому какой выбирать — совершенно непонятно. Ведь если они настроены только на своего носителя, то каждый из нас должен взять конкретно свой медальон. Видимо, сообразив, что так нас озадачило, Джулиус внес пояснения:

— Ребята, сейчас все медальоны нейтральны, но, как только вы их возьмете и наденете себе на шею, они сразу приобретут статус индивидуальности.

Решившись, мы быстро разобрали наши новые украшения.

Посчитав, что все первоочередное уже сделано, Магистр небрежным кивком показал нам, что аудиенция окончена, и уселся за свой рабочий стол. Мы гуськом потянулись к выходу, но, когда ребята уже вышли, я внезапно кое-что вспомнила и на секунду задержалась:

— Магистр, у меня к вам будет одна просьба.

Джулиус поднял голову и внимательно посмотрел на меня, ожидая продолжения.

— Понимаете, Магистр Джулиус, у меня небольшая проблема возникла. Я-то в принципе могу питаться в общей столовой, но вот мой… — запнувшись на секунду, я продолжила: — Мой трарг не может этим питаться. Я, конечно, понимаю, что не имею права вешать на Академию свои проблемы, но и оставить голодным своего друга я тоже не могу. Скажите, Магистр, если бы вы смогли распорядиться о выделении для моего Прохора какого-То специального помещения типа погреба и время от времени отпускать нас на охоту, то проблема с питанием могла бы быть решена. — Я посмотрела на Джулиуса, с волнением ожидая его решения.

— Ну что ж, девочка. Думаю, это действительно неплохое решение создавшейся проблемы, но часто отпускать тебя я не смогу. Лишние разговоры и проявления зависти, думаю, нам ни к чему. Скажем так, раз в две недели у тебя будет возможность обеспечить своего друга запасами пищи, а по поводу ее сохранности можешь не волноваться. Определенное место в кладовых будет закреплено за тобой, а на всю вашу охотничью добычу я наложу чары, позволяющие свежему мясу долго сохраняться и не портиться. Такое решение тебя устроит? — Джулиус ласково мне улыбнулся, видимо абсолютно не сомневаясь в моем ответе.

— О, конечно! Большое вам спасибо за заботу и понимание! — Я развернулась, собираясь покинуть кабинет Магистра.

— Один момент, Лика! Скажи, а как ты планируешь доставлять свою добычу в Академию? Насколько я понимаю, количество дичи должно быть немаленькое, ведь прокормить кса-рдона не так легко? Может быть, мне распорядиться по поводу телеги?

— Не стоит! С этим проблем не будет, я просто обращусь к знакомому купцу. Думаю, он мне не откажет!

— Ну и замечательно, тогда всего хорошего, не смею больше задерживать. — И Джулиус углубился в документы, разложенные на его столе.

— Ты чего там застряла? Мы уже думали идти тебя выручать! — Обеспокоенный Дакк набросился на меня с расспросами.

— Да так, уточняла график питания для Прошки.

— Ну и как? Что-нибудь решили?

— Конечно! Вы все будете безвылазно сидеть в Академии и грызть гранит науки, так как первокурсникам долгое время не полагается никаких увольнительных в город. А вот мы с Прошкой сможем каждые две недели, на совершенно легальных основаниях, выходить в город и даже за его пределы! — Я победно посмотрела на скуксившиеся физиономии друзей.

— Насколько я понял, на территории Академии спиртного не продают абсолютно? Как же мы будем здесь учиться, запертые в четырех стенах и ограниченные в самом необходимом?! — Драрг неподдельно возмутился таким положением дел. — Я уже начинаю жалеть, что пошел на такой шаг!

— Ты можешь жалеть или не жалеть, но, насколько я ознакомилась с Правилами, уйти из Академии ты сможешь только по решению Совета Академии, а никак не по своему желанию! Но могу тебя немного утешить, если ты будешь хорошо учиться и преподаватели окажутся довольны твоими успехами, то есть вероятность досрочно получить увольнительную в город, — Повернувшись к остальной компании, я внесла предложения: — Пока у нас есть несколько дней до официального начала учебного года и нас никто не ограничивает, предлагаю отправиться в город и поискать возможность заработать немного денег на скромное пропитание во время учебы. Но сначала нужно заглянуть в библиотеку и затариться учебниками, пока не наехали остальные ученики и не разобрали самые целые.

— Что значит целые? — Грагит в удивлении посмотрел на меня.

— А то и значит! Тот, кто первым берет учебники, имеет возможность выбрать наиболее целые и лучше всего сохранившиеся, ну а последним достается то, что осталось после других учеников. По крайней мере, в моем мире это было именно так.

Переглянувшись, все дружно ломанулись искать библиотеку. Хорошо еще, что сам библиотекарь прекрасно знал, какие нужны учебники для первокурсников, поэтому с этим вопросов не возникло.

— Когда определитесь с дополнительными факультативами, зайдете за профильными учебниками. — С таким напутствием мы и распрощались с библиотекарем — пожилым гоблином с пронзительным, изучающим взглядом.

Пыхтя и топая, как слоны, нагруженные сверх всякой меры, мы еле дошли до нашего корпуса и, стеная, разбрелись по комнатам.

Еле-еле дойдя до своей комнаты, я свалила всю груду книг в пустой шкаф, и только после этого поняла, что хоть у меня и мало вещей, однако придется что-то придумывать с дополнительными вешалками, так как весь шкаф оказался занят только книгами и письменными принадлежностями. Здорово! А когда я получу еще книги по факультативу, интересно, куда мне их складывать?

Надев на Прошку ошейник, я вышла на улицу. Подождала друзей на крыльце, и мы всей толпой отправились в город. За забором Академии я решила с ними попрощаться до вечера.

— Дакк, я предлагаю сделать так. Сейчас мы расходимся по разным направлениям, и все активно ищут, где и как можно срочно заработать немного денег, желательно без криминала. Вечером встречаемся в трактире, расположенном рядом с Академией, и подводим итоги по первому дню. Все согласны?

— Я не согласен! Как я могу тебя оставить одну? Я же должен смотреть за тобой, всячески охранять и оберегать! — Возмущению Дакка не было предела.

— Да не бухти ты! Со мной будет Прошка. Надеюсь, ему ты доверяешь?

— Ну в общем-то да… конечно! Но все равно…

— Вот и чудесно! — прервала я невнятные возражения Дакка. — Значит, сейчас все разбегаемся, а на ужин встречаемся в трактире. Просьба никому не опаздывать, а то вместо ужина мы отправимся на поиски опоздавших. И если отсутствующие не предъявят нам уважительной причины, то я им не завидую! — С этими словами я с Прошкой отправилась в гости к нашему старому знакомому — купцу Махлюнду.

На мое счастье, он оказался дома и очень обрадовался, увидев нас, входящих во двор.

— Ба-а, какие люди! Ликочка, у тебя что-то случилось? — В голосе купца слышалось не наигранное беспокойство.

Как могла, я постаралась успокоить купца:

— Не волнуйтесь! У нас все в порядке. Видите этот медальон? Теперь мы стали официально признанными студентами Академии.

— Ну слава Верию! А что же тогда тебя привело ко мне?

— Вот пришла навестить вас, а то, когда начнется учеба, боюсь, уже не смогу так часто приходить к вам в гости.

— Ну спасибо, уважила! Проходи в дом, сейчас на стол накроем, чайку попьем. — Махлюнд открыл дверь, пропуская меня вперед в дом.

Усевшись за стол, я завела неспешный разговор, выспрашивая Махлюнда о его торговле и попутно наливая ароматный травяной чай купцу и себе. Наевшись свежей выпечки с чаем и обсудив стоявшую на улице жару, я осторожно спросила Махлюнда: — Скажите, может быть, вы знаете, кому в ближайшую неделю может понадобиться какая-нибудь помощь по охране имущества?

— Давай выкладывай, что случилось. Старого Махлюнда не обманешь! Я с самого начала понял, что у тебя проблемы.

Пришлось рассказать о замечательно разнообразном меню в нашей академической столовой, а также о проблеме Прошкиного питания.

— Ну с телегой я тебе помогу, это как раз не проблема. А вот по поводу небольшой подработки… что ж, я подумаю, чем смогу тебе помочь. Кстати, насколько я понимаю, на охоту вы еще не ходили? — Получив мой утвердительный кивок, купец продолжил: — У меня на холоде еще остался приличный запас свежего мяса, и все это благодаря тебе. Так что в ближайшие дни можешь приходить и кормить своего трарга от пуза. А по поводу работы… загляника-ка ты завтра. Возможно, у меня уже будет какая-то информация.

Обрадовавшись такому простому решению проблемы, я поспешила накормить своего голодного котика. Пока Прошка лопал, я немного подумала и решила снова обратиться к купцу:

— Господин Махлюнд, а вы могли бы мне выделить на сегодня лошадку, на которой я путешествовала в составе вашего каравана? Я просто подумала: что мне терять целый день, может, мы прямо сейчас и отправимся с Прошкой на охоту. Я, конечно, понимаю, что обычно на охоту идут с самого раннего утра, но у меня есть Прошка, а с ним все равно, когда идти. В конце концов, сколько добудем, столько добудем.

— Почему бы и нет. Бери на здоровье, я сейчас распоряжусь, и тебе его оседлают. Заодно отправлю с тобой мальчишку с телегой, он тебя подождет на краю леса. — Не теряя ни минуты, Махлюнд отправился отдавать распоряжения, и вскоре мы выехали со двора в сторону городских ворот. Прошка благовоспитанно бежал рядом с моим конем, не обгоняя и не отставая от меня. Сопровождавший нас паренек лет двенадцати испуганно косился на моего трарга и старался сделать так, чтоб находиться как можно дальше от него. Из города стража выпустила нас беспрепятственно. Мысленно пообщавшись с Прошкой, я уверенно повернула коня по дороге, противоположной той, по которой мы приехали в город. Где-то через полчаса неспешного пути я приказала мальчишке остановиться и ждать нас, а сама проехала дальше, постаравшись максимально углубиться в лес. Прошка умчался на охоту, радуясь свободе и лесному простору, а я стреножила коня и уселась на теплой лесной кочке, прислонившись спиной к деревцу. Сколько я так просидела, сказать не берусь, так как умудрилась задремать на свежем воздухе. Оглядевшись, я с изумлением увидела штук семь куропаток, или как их здесь называют, сложенных аккуратной горкой у меня в ногах. А тут и сам виновник этого безобразия пожаловал!

Прошка появился рядом со мной практически бесшумно — с огромным кабаном, которого он тащил, закинув себе на загривок. Сбросив добычу рядом со мной, он улыбнулся в усы, махнул хвостом и, пока я разевала рот, не находя слов, одним прыжком удалился обратно в лес. Попинав ногой неподвижно лежащую тушу, я отвязала своего коня и поспешила к ожидавшему меня мальчишке с телегой. К счастью, паренек не решился нарушить твердый наказ слушаться меня во всем. Махнув ему рукой, я двинулась вперед, показывая дорогу к месту складирования добычи, внутренне надеясь на то, что по просеке мы сможем подъехать как можно ближе. К сожалению, вплотную не получилось, и оставшиеся несколько метров стали для нас проверкой на прочность. Кое-как, надрываясь и пыхтя, как два ежика, мы с пареньком доволокли кабана до телеги и еле-еле втащили на нее. Туда же я покидала и птичек. Облокотившись о дерево, чтобы отдышаться, я внезапно услышала треск кустов неподалеку. Прошка обычно так не ходит, моего котика можно услышать, только если он сам этого захочет, а потому я насторожилась и скомандовала мальчишке запрыгнуть в телегу и сидеть там тихонечко, а сама сделала несколько шагов вперед на полянку. Через несколько секунд из кустов вырвался смерч, правда, о четырех копытах и с ветвистыми, раскидистыми рогами. Огромный лось был красив своей дикой, природной красотой, вот только настроение у него было не очень. Налитые кровью глаза с бешенством обвели поляну и остановились на мне. Вот теперь мне амба! Это я поняла очень четко, особенно когда этот бронепоезд наклонил свою рогатую голову и ринулся на таран. Интересно, и чем это я ему не угодила? Эти мысли пролетели со скоростью света и канули в небытие. Ранее я никогда не отличалась особым умением лазить по деревьям, однако в этот раз побила все мыслимые и немыслимые рекорды, умудрившись в долю секунды взлететь практически на самую верхушку дерева, рядом с которым до того стояла. Ненормальное животное, промчавшись мимо, с минуту постояло, мотая головой из стороны в сторону и, видимо, пытаясь понять, куда это я подевалась. После чего лось задрал свою башку и, увидав меня, дрожавшую на верхушке деревца, издал такой бешеный рев, что с кустиков стали осыпаться зеленые листики. А затем атака повторилась, правда, теперь уже на мое временное пристанище, в которое я вцепилась всеми своими конечностями и, кажется, даже зубами.

— Прошка! Прошенька, родной! Где ты? Меня здесь сейчас угрохает это недоразумение с телеантенной на башке, а ты все где-то бродишь!

Внезапно в голове прозвучал четкий ответ:

— Сейчас буду!

А дальше мое деревце сотряс страшный удар, послышался треск, и я начала падать, не в силах оторвать свои руки от дерева. Визг, который вырвался у меня в момент падения, погасил сильный удар о землю. Некоторое время я не могла ничего сделать, так как лежала навзничь и пыталась протолкнуть в себя хотя бы глоток воздуха. В груди разлился жар, постепенно перешедший в конечности, приливной волной вымывший всю боль и освободивший дыхание. Полностью я пришла в себя, только когда в носу сильно засвербило, и я разразилась серией чихов, прямо в морду Прошке, который и щекотал меня своими усами, проверяя, насколько плохо я себя чувствую.

— А где этот монстр? — Поднявшись, я стала озираться в поисках огромного лося. Долго искать не пришлось, его туша неподвижно лежала неподалеку от телеги, с перебитым хребтом. Из-под дерюги высунулась испуганная мордашка мальчишки, который все это время просидел там, спрятавшись и дрожа от страха.

Кряхтя, я произвела осмотр всех частей своего тела на предмет неучтенных увечий и с облегчением констатировала, что руки-ноги гнутся, голова не кружится, а позвоночник находится на положенном ему месте, а не осыпался в штаны.

— Ладно, теперь нужно этого мастодонта как-то взвалить на телегу, не бросать же его здесь! — Я скептически осмотрела лося, все больше приходя к выводу, что эта задача нам явно не по силам.

Пока я предавалась унынию, глядя на такую гору мясу, которое придется здесь оставить, Прошка подошел к лосю, поудобнее ухватил зубами за горб и одним рывком закинул эту тушу в жалобно скрипнувшую телегу.

— Ни фига себе!! Ну ты и даешь! Ладно, мне кажется, что на сегодня потрясений более чем достаточно. Давайте-ка трогаться в обратный путь.

В ответ на мои слова Проша умоляюще посмотрел мне в глаза. Прочитав его мысли, я поняла, что так мучило моего котика. Оказывается, недалеко, на охотничьей тропе, он оставил небольшую косулю (по крайней мере, я так перевела тот образ, который он мне послал) и теперь очень хотел забрать свою добычу с собой.

— Ладно уж, беги давай, только одна лапа там, другая здесь. — Не успела я договорить, а Прошки уже и след простыл.

К счастью, он действительно вернулся очень быстро, погрузил свою последнюю добычу в наш транспорт, и мы смогли со спокойной совестью отправляться в город. Обратная дорога прошла спокойно, вот только взгляд паренька, который он бросал на меня исподлобья, очень уж нервировал. Как-то странно было видеть столь кардинально поменявшееся за каких-то неполных полдня отношение. Теперь мальчишка старался сделать так, чтоб быть от меня подальше, и даже страшный трарг его уже не так пугал, как безобидная молодая девушка. Решив прояснить эту ситуацию, я в лоб спросила, что его так тревожит? Немного помявшись, пацаненок объяснил, что после падения с такой высоты, с какой грохнулась я, сейчас он должен был бы везти в телеге неподвижную тушку, когда-то бывшую молодой девушкой, с напрочь переломанными всеми костями. А вместо этого я самостоятельно еду на лошади и на первый взгляд ничуть не пострадала. Пришлось срочно придумывать легенду о прохождении специальной подготовки телохранителей, где нас, среди всего прочего, учили правильно падать с высоты. Не знаю, существуют ли такие курсы на самом деле, но, кажется, парнишка мне поверил и немного успокоился.

Подъехав к городским воротам, я увидела, что стража уже сменилась и нас встречают другие люди. Один из стражников подошел вальяжной походкой и откинул дерюгу, которой мы укрыли нашу добычу.

— Эй, Керк, ты только посмотри, какой великолепный улов у этих крошек! Интересно, кто из них сумел набить столько дичи, девчонка или этот пацаненок? — Дружное ржание солдатни ясно показало, что так просто они нас не отпустят, пока не позабавятся как следует.

Решив пресечь все это на корню, я смерила идиота надменным взглядом и ласково поинтересовалась:

— Если горите желанием, могу вас познакомить поближе с тем, кто смог все это добыть. — Мой огромный кот, когда хотел, умел быть незаметным. Как он это делал, ума не приложу, но факт остается фактом: когда мы сегодня шли с ним по улице, прохожие его практически не замечали, хотя раньше шарахались от нас, как от прокаженных. Вот и сейчас Прошка стоял с другой стороны телеги, и увлекшиеся подсчитыванием добычи стражники его совершенно не замечали. Хлопнув рукой, я подозвала Прошу ко мне.

Гогот распоясавшихся стражников прекратился, как по мановению волшебной палочки. Опасливо косясь на Прошку, парочка зачинщиков сделала последнюю попытку получить с нас мзду:

— Въезд в город с товаром подлежит обложению торговой пошлиной.

— А кто вам сказал, что это товар? Все, что вы видите в этой телеге, предназначается для личного использования.

— Здесь значительно больше, чем требуется для личного пользования. Значит, вы привезли все это на продажу и просто не хотите платить пошлину. А за это полагается еще и дополнительный штраф! — Стражник, который позвал своего друга Керка еще в начале нашего общения, видимо, совсем осмелел, увидав, что Проша ведет себя благопристойно. Его напарник активно закивал, всецело поддерживая своего подельника, но тем не менее потихоньку отступая назад.

— Не хочу вас разочаровывать, но если вы не ослепли, то очень советую обратить внимание на этот знак. — Я указала пальцем на свой персональный медальон Академии. — Надеюсь, не надо говорить, что все это значит? Боюсь, сегодня вы обойдетесь без пошлины и уж тем более без штрафа. Если, конечно, не пожелаете выяснять отношения с руководством Академии и Башней Магов? — С чувством глубокого удовлетворения я заметила, как оба стражника смутились и слегка побледнели. — Надеюсь, мы можем продолжать свой путь, а то нас уже ждут, и мне не хотелось бы задерживаться.

Буркнув что-то невразумительное, эти взяточники посторонились, давая нам путь. Насвистывая веселую мелодию, я в отличном настроении возвращалась ко двору Махлюнда. Увидав нашу добычу, Махлюнд пришел в полный восторг, который еще больше усилился, когда я сообщила, что эти шикарные рога я оставлю здесь в надежде, что он найдет им лучшее применение. Подождав, пока расторопный слуга спилит это ветвистое украшение с головы лося, я попросила отвезти нашу добычу в Академию. Лично проконтролировав доставку и разгрузку мяса в подвал, я с чувством исполненного долга передала свою лошадку пацану, спешившись и привязав ее за уздечку к задку телеги. После чего спокойной, гуляющей походкой направилась к условленному месту встречи — трактиру, предварительно попросив Прошу дожидаться меня в комнате общежития.

Глава 5

Целый день Легард ходил по двору, мрачный как туча. Не прибавило ему хорошего настроения и заявление Тармара, что в этот вечер он отправится на прогулку только в сопровождении Аранта.

Когда наступил вечер и друзья тронулись в путь, Тармар обратился к Аранту со словами:

— Друг, я понимаю, что ты хочешь знать, в чем принимаешь участие, и я очень ценю терпение и доверие, выказываемое тобой. Обещаю, как только смогу, обязательно все тебе расскажу, и ты сам решишь, оставаться ли тебе и дальше со мной.

— Не бери в голову. Я верю, что ты не можешь быть замешан в чем-то недостойном или низком. Понятие чести для тебя так же нерушимо, как и для меня, а следовательно, беспокоиться мне не о чем. Я помню, чем обязан тебе, а потому ты можешь располагать мной и моим временем по своему усмотрению.

— Хорошо, отложим пока этот разговор. Надеюсь, сегодня будет внесена некоторая ясность, и я с чистой совестью смогу поделиться с тобой своими планами. — Замолчав, Тармар погрузился в раздумья.

Сегодня кабинет, куда их приводил вчера провожатый, не был пуст. В кресле у камина сидел мужчина примерно пятидесяти лет, выделяющийся своей благородной осанкой и аурой власти. Граф, с которым они вчера вели переговоры, стоял у окна с бокалом вина в руке.

— Проходите, дорогой герцог! Я рад приветствовать вас и вашего друга дэсса Арантиада. Позвольте представить вам: Ронгар Вейменский — король Таринфа. Вопросы, обсуждаемые нами, слишком серьезны и затрагивают судьбы очень многих людей, чтоб их решение я мог брать на себя. К тому же после детальной проработки всей ситуации с нашей стороны возник ряд предложений, которые король решил напрямую обсудить с вами.

Ронгар Вейменский, все это время спокойно сидевший в кресле, поднял голову и в упор взглянул на Тармара. Его пронзительные черные глаза, казалось, проникали в самую суть человека, видя его насквозь. Спохватившись, Тармар склонился в низком поклоне, согласно дворцовому этикету. Следом за ним то же сделал и Арант, соблюдая принятый у Дома Поющего Меча порядок представления лицам королевской крови.

— Рад приветствовать сына герцога Гордейнского. Я очень неплохо знал вашего отца и одно время даже считал его другом. Жаль, что судьба на все имеет свое мнение… Прежде чем начать обсуждение того, о чем вы меня просите в письме, я бы хотел узнать, что конкретно не устраивает вас в сегодняшнем государе Бармингама? Почему вы считаете, что можете стать лучшим королем, чем тот, кто сегодня сидит на троне? Вы слишком молоды и горячи, ваше тщеславие может сослужить очень плохую службу для всей страны, ввергнув ее в пучину гражданской войны! — Ронгар Вейменский испытующе посмотрел на Тармара, ожидая реакции на свои слова.

— Я прекрасно понимаю все эти опасения, ваше величество. Однако, несмотря на мою молодость, я отнюдь не страдаю манией величия и излишками тщеславия. Для меня на первом месте стоит благо моей страны и честь семьи, которую я не имею права запятнать неблаговидными делами. Еще год назад я удалился в свое имение и постарался отгородиться от внешнего мира, стараясь не замечать того плачевного состояния своего народа, в которое он все больше и больше погружался благодаря попустительству того, кого сейчас называют королем Бармингама. Не так давно ко мне прибыл представитель королевской оппозиции и со слезами на глазах умолял согласиться возглавить их движение, а впоследствии стать законным королем нашей многострадальной страны. Наша страна на грани разорения! Едва ли не половина населения продана в рабство за долги. Натуральное хозяйство захирело, люди бегут из королевства, вернее, пытаются сбежать. Пойманных при переходе границы продают на невольничьих рынках. Что такое справедливость, в нашем государстве забыли напрочь, подменив ее взяточничеством и двурушничеством, а власть все знает и прикрывает творящиеся беззакония, получая свою долю. Еще когда был жив мой отец, он внушал мне, что власть — это не только богатство и величие, а в первую очередь большая ответственность за чужие судьбы и тяжелая работа на износ.

Отец не хотел такой жизни для своих детей, но, видимо, от судьбы не уйдешь. Сорок пять лет назад он отказался от трона в пользу младшего брата, рассчитывая на спокойную и счастливую жизнь для всех нас в дальнем имении. Сначала изменения в стране не были так заметны, и я рад, что отец уже не увидел всего того, что происходит сейчас. Но в последующие годы закрывать глаза на творящиеся безобразия возможности уже не было, и, волей или неволей, я вынужден был принимать активное участие в судьбе отдельных жителей нашего королевства. Дело в том, что в мое имение стали стекаться толпы беженцев, и я просто не смог отказать этим несчастным в единственном шансе выжить. Моему дяде это не понравилось, и он еще больше ужесточил законы, запрещая принимать на своих землях беженцев под страхом лишения имущества, дворянства и собственно самой жизни ослушавшихся его приказа. К великому своему сожалению, мой дядя оказался неспособен зачать наследника, и его ближайшим родственником и претендентом на трон являюсь я, но ждать естественной передачи прав глупо, так как дядя еще крепок и полон сил. Таким образом и образовалась нынешняя коалиция, которую я сейчас представляю. — Тармар замолчал в ожидании ответа.

— Герцог, поверьте, мне безмерно жаль вашего отца, он мог бы гордиться таким сыном. Я понимаю ваши чувства, и они мне очень близки, но я в первую очередь должен думать об интересах своей страны и только потом, о личных симпатиях. Поэтому вы должны понимать, что оказать вам открытую поддержку я не смогу. Наша страна не готова к ведению военных действий, а в случае вашего поражения война с королевством Бармингам будет неминуема. Однако я не отказываюсь вам помочь, так как для нас также неудобен нынешний правитель. В случае победы и воцарения вас на троне мы рассчитываем на возобновление взаимовыгодных торговых отношений и постепенное стирание границ между нашими государствами. Помощь, которую я готов вам оказать, — это две роты приграничных «Псов» и элита наших войск — взвод «Рысей». Все они поступят в ваше распоряжение, как только мы придем к окончательному соглашению. К тому же вы получите финансовую поддержку и некоторые таможенные льготы для восстановления вашего королевства из экономической разрухи. Ну и само собой, я не буду возражать, если кто-то из моих дворян решит выступить на вашей стороне и приведет свои гарнизоны.

— Что ж, ваше величество, если честно, я не ожидал и такой помощи. Но, насколько я понимаю, есть что-то еще, о чем мы должны с вами договориться? — Тармар в упор посмотрел на короля Ронгара.

— Да, вы правы. И это условие — ваша непременная женитьба сразу после коронации и признания первыми лордами королевства.

— Да-а, и кого же вы прочите мне в жены, ваше королевское величество? Насколько я понимаю, у вас уже есть конкретная претендентка на роль будущей королевы Бармингама?

— Вы абсолютно правы, дорогой герцог. И эта претендентка — моя единственная дочь — принцесса Аллеана Вейменская! Думаю, это будет наилучший выход из сложившейся ситуации, который сможет обеспечить вашим детям и моим внукам нормальное правление, без опасения военной агрессии со стороны неспокойного соседа и нарушения границ королевства.

— Хоть я и не собирался в ближайшее время связывать себя узами брака, но думаю, что в данном случае вы тоже абсолютно правы. Это наилучший вариант для наших государств, и я принимаю ваше предложение. И в качестве скрепления нашей договоренности… — Тармар снял с пальца золотой перстень и после небольшой заминки с поклоном передал его королю Таринфа, — позвольте передать для вашей дочери этот перстень. Это фамильная драгоценность нашей семьи, которая всегда переходила по наследству. Сейчас я прошу вручить ее моей будущей супруге в честь нашей помолвки.

— Ну что ж, будем считать, дорогой герцог, что договоренность между нами достигнута, и я обязательно вручу этот перстень своей дочери. Ну а сейчас предлагаю поднять бокалы с этим чудесным вензенским вином двести пятнадцатого года. Поверьте, оно великолепно. Этот год считается одним из самых лучших для местных виноделов. — Ронгар Вейменский сделал глоток и задумчиво покрутил бокал в руках, рассматривая его содержимое на свет.

Граф Маркенштайн разлил вино по бокалам, и все присутствующие дружно чокнулись за будущий успех. Распрощавшись с гостями, король Таринфа и граф Маркенштайн удалились через потайную дверь, после чего Тармару и Аранту ничего другого не оставалось, как отправиться в обратный путь в сопровождении уже знакомого им начальника караула.

Проезжая по темным улочкам, Тармар решил внести ясность и поговорить с Арантом начистоту.

— Арант, я приглашаю тебя посидеть в трактире. Мне нужно много тебе объяснить, а на ходу это делать не очень удобно. Как насчет вот этого? — Тармар показал рукой на трактир, мимо которого они проезжали и который был украшен забавной вывеской с изображением упитанного кабанчика, тянущегося своим пятачком к большой кружке с шапкой пены.

Пожав плечами, Арант молча повернул своего Черныша к указанному трактиру. Спешившись и привязав своих лошадей, друзья зашли в переполненное помещение и сквозь висевший в воздухе чад даже не сразу смогли как следует осмотреться. К счастью, им повезло, и хозяин трактира, заметив важных господ, посетивших его заведение, самолично проводил их к свободному столику в стороне от общего веселья. Сделав заказ и дождавшись, когда служанка принесет и расставит на столе тарелки с едой, Тармар начал разговор:

— Я не буду ходить вокруг да около, думаю, ты уже и сам все понял, ну или почти все. Мой отец еще в юности решил отказаться от трона, так как полюбил девушку из бедного дворянского рода, а интересы государства не позволяют королю жениться по любви. Король себе не принадлежит. Вся его жизнь посвящена стране и народу. Отец все это видел с самого детства, так как его готовили именно к такой жизни, но он совсем не желал ее ни для себя, ни для своих детей. У моего отца был младший брат, рожденный от второй жены деда. Моя бабушка — мама отца — умерла при родах, и дед женился повторно. Когда дед умер и пришла пора короноваться, отец отказался от трона в пользу своего младшего сводного брата, а сам удалился в загородное имение своей молодой жены и постарался самоустраниться от всех столичных новостей. Но, несмотря ни на что, при воспитании своего наследника отец предусмотрел все. Маленького мальчика, каким тогда и был я, учили всему, что положено знать наследнику престола.

Мой день был расписан по минутам, не оставляя времени на детские шалости. История королевства, экономика, дипломатия, воинское искусство — я с удовольствием учился, впитывая новые знания, как губка. Именно тогда ко мне приставили в качестве наставника Легарда, опытного ветерана. Сначала он был недоволен таким назначением, но со временем привязался к настырному мальчишке и стал для меня даже больше чем наставник по воинскому делу. Его теперь иначе, как дядькой молодого герцога, и не называют, да и я со временем привык считать его своим дядькой.

Так как мой отец ничего и слышать не хотел о столичной жизни, новости до поместья доходили очень редко. О том, что в королевстве начали происходить какие-то волнения, я узнал из слухов, которые стали гулять по поместью. Однако отец запретил даже заикаться о своем брате — моем родном дяде. А пару лет назад произошло несчастье, унесшее жизнь моего отца. Крепкий еще мужчина, он бесследно исчез в лесу, отправившись на охоту. Посланные на его поиски нашли только примятую траву, поломанные кусты и обрывки охотничьего камзола в пятнах крови. Взмыленный и израненный конь сам нашел дорогу в свою конюшню, заявившись через два дня после случившегося несчастья. Официальная версия гласила, что на отца напал вепрь и он погиб на охоте. В первое время я пытался докопаться до правды, периодически выезжая в лес то с группой сопровождения, то в одиночку, но так ничего и не узнал. После смерти отца я оказался единственным наследником, так как мать умерла уже давно, когда мне исполнилось только семнадцать лет. Оставшись в одиночестве, я снял запрет отца и постарался узнать как можно больше о том, что происходит в стране. Сведения обрушились на нас как лавина и просто поразили меня до глубины души. Получалось, что такие поместья, как мое, — единственные островки нормальной жизни, оставшиеся на сегодняшний день, и для всех живущих в нем я стал единственной защитой и опорой. Пока я думал, чем и как смогу помочь своему королевству, в поместье стали происходить непонятные вещи.

Сначала внезапно умер поваренок на кухне, потом мой конь взбесился и затоптал насмерть конюха, ухаживавшего за ним чуть ли не с самого рождения. Пока я разбирался со всеми этими странностями, ко мне приехала делегация от старых друзей отца, когда-то бывших первыми людьми королевства, а сейчас запершихся в своих поместьях. Разговор, который у нас состоялся, был долгим и непростым, а решение, принятое в результате, оказалось слишком тяжелым для всех. Те бесчинства, которые всячески поощрял самодур-король, ввергали страну в невозвратный кризис и полное разорение, а потому мне было предложено возглавить заговор против существующей власти и самому сесть на трон. Я долго отказывался и пытался найти другое решение проблем, но такого решения просто не было. Судя по всему, нынешний король, мой дядя, совершенно не собирается останавливаться на уже «достигнутом», и его следующие распоряжения очень четко это показали. Теперь, чтоб добиться рассмотрения спора в суде, нужно заплатить определенную сумму в королевскую казну, и чем больше будет эта сумма, тем быстрее рассмотрят твое дело. Если сумма будет достаточно большой, то можешь считать, что положительное решение суда у тебя в кармане. И все это на законных основаниях!

Отправиться в королевство Таринф и обратиться к Ронгару Вейменскому с просьбой о помощи я решил самостоятельно. Поэтому очень скрупулезно изучил все аспекты отношений между двумя королевствами и подготовил ряд экономических предложений, которые могли бы быть интересны королю Таринфа. Понимая, что все эти действия должны производиться в строжайшей тайне, я пустил слух о поездке как о предстоящем сватовстве, и конечного пункта нашей поездки не знал никто, кроме меня и моего дядьки.

Изначально наш отряд насчитывал десять человек. Однако еще до встречи с тобой на лесной дороге на нас напали вооруженные люди, в результате этой стычки оказалось двое убитых, трое раненых, один из которых достаточно тяжело. После всего этого я принял решение двигаться дальше всего лишь с двумя спутниками и по дороге не афишировать своего происхождения. Остальных бойцов оставил в ближайшей деревне с наказом похоронить павших и сопроводить назад до дома своих раненых товарищей. Даже Легард не знал истинной причины этой поездки, хотя и подозревал, что не все здесь чисто. Видимо, из-за этого он так и волнуется за меня. Ну а все остальное ты уже слышал и сам.

— Сочувствую тебе, друг Тармар. Невесту-то ты все-таки сосватал! — Арант, казалось, совершенно не был шокирован тем, о чем только что ему поведал Тармар. — Ты эту принцессу хоть раз видел? Какая она из себя?

— Да кто ж его знает? Я как-то не интересовался такими вещами. Не до того мне было! Ну а теперь уже ничего не изменишь, даже если она страшная и глупая, как жержеля. — Тармар философски пожал плечами. — Такая наша доля, короли никогда не женились по любви. Единственное утешение — это то, что наш союз пойдет на пользу моему королевству, — Немного помолчав, Тармар продолжил: — Арант, мне сейчас предстоит сделать очень много из того, что никоим образом не связано ни с тобой, ни с народом дроу. Захочешь ли ты остаться со мной или вздумаешь вернуться домой — это только твое решение. И я ни в коем случае не хочу навязывать тебе свои проблемы.

— Думаю, что боги не зря связали нас так крепко, что ты стал мне практически братом, а это очень много для дроу! Может быть, это именно то, что ты и я должны сделать вместе? Для дроу не бывает чужих проблем, если они касаются его родственника или побратима. В общем, что бы ты ни говорил, я буду с тобой и постараюсь сделать все возможное, чтобы ты победил!

Внезапно внимание друзей привлек шум драки, разыгравшейся в другом конце таверны.

— Пойдем отсюда! — Тармар кинул деньги на стол и поднялся, намереваясь покинуть заведение.

— Подожди, подожди… Кажется, я слышу знакомые голоса. — Заинтересовавшись, Арант стал пробираться к месту драки, ловко обходя часто наставленные столы с лавками.

Тармару ничего не оставалось, как последовать за другом. Мимо уха пролетела брошенная кем-то миска с горячим рагу, которая с успехом приземлилась на голове пьяного наемника, заинтересованно посматривавшего в сторону драки. Это действие словно спустило взведенную пружину, потому как наемник издал воинственный громкий клич и с воодушевлением рванул в сторону прилетевшей миски. Он так торопился, что по дороге снес с лавки парочку работяг, зашедших расслабиться после трудового дня и сейчас практически дошедших до нужной им кондиции. Такое пренебрежение работягам явно не понравилось, и они поспешили за наемником, который уже втолковывал кулаками правила поведения несчастному, неосмотрительно запустившему в полет свою миску с рагу.

Пробираясь сквозь начавшийся бардак, Тармар тихо ругался сквозь зубы, гадая, кого из знакомых мог услышать Арант в этом трактире. Добравшись до эпицентра драки, Тармар понял, кого имел в виду его друг, так как заметил старую знакомую — девушку Лику, которая прицельно метала ножи в одетого в форму городского стражника воина. Надо сказать, что это у нее получалось отменно, так как спустя какую-то минуту стражник оказался пришпиленным за одежду к стене трактира, раскинув руки в стороны на манер морской звезды. Здесь же обнаружился и Арант, который на пару с другом Лики Дакком сдерживал наряд городской стражи — человек пять, впрочем, стараясь не причинить им особого вреда. Немного в стороне шло свое веселье, главным действующим лицом которого оказался молодой гном, который явно получал огромное удовольствие от «общения» с подвыпившими посетителями трактира. Оприходованные его пудовыми кулаками выпивохи отлетал и прямиком к стоявшему около барной стойки драголу, укладывавшему потерявших сознание в аккуратный штабель. Тармар оказался в затруднении. Что теперь ему делать? Вроде как и другу помочь нужно, и со стражей связываться не с руки. Ему в его ситуации лишний шум сейчас ни к чему. Решившись, Тармар крикнул командирским голосом, стараясь перекрыть поднявшийся в трактире гам:

— А ну прекратить! — Заметив, что на него обратил внимание воин с нашивками капрала, он обратился к нему: — Прекратите этот балаган! Почему ваши воины, капрал, напали на беззащитную девушку?

«Беззащитная» девушка в этот момент активно лупила ножкой от стула зазевавшегося лысого бугая, который после ее «ласк» решил отдохнуть под стоявшей рядышком лавкой. Сообразив по скептическому взгляду капрала, что, видимо, не совсем удачно подобрал сравнение, Тармар понял, что теряет инициативу и если срочно что-то не предпримет, то утром на этом месте вместо трактира будут развалины. На его счастье, тут подоспело второе отделение стражников во главе с сержантом, который сразу же сориентировался и, четко отдавая команды, постарался ликвидировать бардак, творившийся в трактире. Всех, кто оказывал активное сопротивление, стражники выкидывали на улицу, где их уже встречала забавная компания из гнома, который добавлял резвости вылетавшим из помещения, и драгола, который его подстраховывал. Расправившись с буйными посетителями, сержант принялся за своих подчиненных во главе с капралом, затеявшим весь этот кавардак.

— Капрал Дудрим, потрудитесь объяснить, что здесь происходит?

— А зачем на девушку напали? Она-то здесь при чем? Вроде как ни на гнома, ни на драгола она не похожа? — сержант явно решил докопаться до истины.

— Так она со своими друзьями вступилась за них, вот и пришлось…

Что там пришлось этому капралу, никто уточнять не стал, и так все было понятно. Оглянувшись по сторонам, сержант постарался выбрать, кого бы послать за «сладкой» парочкой, окопавшейся во дворе. Тут под ноги сержанту выкатился самый настоящий леший, который, ничуть не смущаясь, предложил свои услуги и, получив машинальный кивок, резво помчался на улицу. Буквально через минуту, как это ни странно, в трактире появились все трое: леший, гном и драгол. Подобрав отвисшую челюсть, сержант быстро собрался и с ходу начал допрос под заинтересованными взглядами оставшихся в трактире.

— На каком основании вы двое стали оказывать сопротивление воинам короля, находившимся при исполнении? — Строго сдвинутые брови не оставляли нарушителям никакого шанса, однако на наших знакомых они не произвели никакого впечатления.

Смахнув чью-то шляпу с единственной целой скамейки, гном невозмутимо уселся на нее.

— Э-эх, целая кружка эля пропала из-за этого рьяного идиота! — Грустно вздохнув, он перевел взгляд на сержанта, — Вы что-то спросили, кажется?

— Я спросил, почему вы не послушались нашего капрала, когда он приказал вам следовать за ним?

— А почему я должен за ним следовать? Я свободный гном и волен делать то, что посчитаю нужным. К тому же я проводил с друзьями последние свободные деньки перед началом учебного года и совершенно не желаю так бездарно терять это время! — Гном встал, победно выпятив грудь.

— Если на вас пришла ориентировка и наш капрал принял решение задержать вас до выяснения обстоятельств, то вы просто обязаны… — Взгляд сержанта зацепился за медальон Академии, висевший поверх одежды прямо на груди гнома. — Позвольте, а по поводу какого учебного года вы говорили? — Судя по тону, каким был задан этот вопрос, сержант уже подозревал, какой ответ он получит.

— Ну как же?! По поводу Академии Колдовства и Магии, конечно! — Гном невозмутимо начал приглаживать растрепавшуюся бороду.

Рядом с ним переминался с ноги на ногу драгол с точно таким же медальоном на груди.

— Вы сообщили об этом нашему капралу? — Понимая, что проиграл по всем фронтам, сержант еще пытался как-то выкрутиться из создавшейся ситуации и свалить все на самих «арестантов».

— Ага, сообщишь ему, как же! Он, как только нас увидел, сразу же кинулся арестовывать. Видимо, так сильно хотел получить награду, что ничего и слушать не стал. Даже пива допить не дал, не то что попытаться ему что-то объяснить! Ну а потом такая веселуха пошла, что уже и не до объяснений стало. — Гном довольно хрюкнул, вспоминая подробности потасовки.

— Капрал! Постройте отделение и снимите наконец своего бойца со стены! Временно ваше отделение переходит под мое командование. По возвращении в казарму напишете объяснительную по поводу сегодняшнего инцидента с участием студентов Академии. Мне проблемы с Советом Магов совершенно ни к чему! — Бросив уничтожающий взгляд на капрала Дудрима, сержант развернулся и, чеканя шаг, вышел из трактира.

На капрала было жалко смотреть. Его взгляд за очень короткое время разительно менялся от самодовольного, затем растерянного и, наконец, до просто несчастного. Махнув рукой одному из солдат на его товарища, приколотого к стене, он развернулся и, пряча взгляд, вышел из трактира.

Глава 6

Подходя к трактиру, я поняла, что место для встречи выбрано не слишком удачно. Из открытых окон неслась пьяная ругань подвыпивших мужиков. Но делать нечего, договорились встретиться здесь, значит, придется тащиться в этот вертеп и ждать, когда все подойдут. Хорошо, если они уже пришли, а если нет? Вздохнув, я решительно взялась за ручку двери и, потянув на себя, перешагнула порог. В помещении стоял дым коромыслом, в котором с трудом угадывались силуэты ближайших столиков. Мама дорогая, как же я здесь ребят найду? Остановившись в нерешительности, я обвела зал взглядом.

— Лика, иди сюда! — В глубине, у крайнего от стены столика поднялся Дакк и, призывно маша руками, стал пробираться ко мне.

И как только он меня увидел в этом бардаке?

— Дакк, какое счастье, что вы уже здесь. Надеюсь, мы теперь можем переместиться в более приличное место?

— Боюсь, что нет! Дело в том, что еще Грагит и Драрг не подошли. Так что придется немного подождать. Тем более что я тут заказ сделал, и его уже принесли. Может, пойдем перекусим, опрокинем по кружечке? Здесь вполне приличный эль подают, как это ни странно. — Дакк ненавязчиво подхватил меня под руку и повел, лавируя между столиками.

Атмосфера в трактире была далека от идеальной. Я практически кожей чувствовала сальные взгляды, которыми провожало меня не совсем трезвое мужское окружение. Судя по обстановке, так просто этот вечер закончиться точно не мог!

Только мы уселись за стол, и Лешек разлил по бокалам заказанный эль, как Дакк умудрился высмотреть в этой дымовухе переступивших порог трактира двоих друзей. Вскочив, он побежал их встречать. Пока Дакк ходил за друзьями, ко мне подсел один из типов, гулявших за соседним столиком. Его собутыльники с интересом наблюдали за развитием событий.

— Эй, красотка! Я смотрю, ты осталась в одиночестве, а такой милашке нельзя долго грустить одной. Ну ничего, иди ко мне, я не дам тебе заскучать. — Лысый тип с выбитым передним зубом потянулся ко мне своими лапищами. — У-тю-тю, ты моя маленькая…

Пришлось срочно вносить коррективы в наши посиделки. Кружка с элем со всего размаха благополучно опустилась на лысину чересчур возбудившегося типа. Брызги и осколки глиняной кружки долетели до соседнего столика, где сидели товарищи этого неудачника. Судя по всему, это им не очень понравилось, как и моему несостоявшемуся ухажеру. Взревев, как раненый вепрь, он попытался схватить меня своей здоровенной лапищей, но промахнулся, так как я очень шустро выпрыгнула из-за стола, приготовившись дать деру в любой момент. Очень не хотелось лишний раз обнажать меч, да еще в людном месте, из-за такого отребья. Лешек мужественно приготовился меня защищать, для чего тоже вылез из-за стола и встал в гордую и воинственную позу, так, как это ему представлялось. К счастью, в этот момент подоспели ребята, и гном, недолго думая, от души приложил распоясавшемуся типу кулаком по хребту, а после того как тот согнулся в три погибели, добавил еще и по «кумполу». Сдавленно хрюкнув, лысый сполз под лавку, а вот его товарищи, наоборот, дружно полезли из-за стола, как тараканы, скорчив угрожающие физиономии. Гном радостно осклабился, подхватил лавку, под которой уже отдыхал лысый, и от души огрел спешащих на разборку мужиков. Воинственная четверка посыпалась на пол, как сбитые кегли.

— Может быть, мы все-таки переместимся в другое место, раз уже все в сборе? — Я с опаской посмотрела на лежащих в отрубе на полу.

— Лика-а, ну чего ты? Только пришли и уже уходить? Если тебя смущает беспорядок, то мы сейчас быстренько все здесь приберем. — Подмигнув друзьям, Драрг начал меня уговаривать, а Грагит и Лешек, слаженно работая в паре, быстро перетаскали лежащих без чувств мужиков к стенке и сложили их аккуратненько друг на друга.

— Ну хорошо, — сдалась я. — Только недолго. Давайте доедим все, что нам принесли, и переберемся в другое место, поприличней.

— Конечно, конечно. Вот только допьем этот чудесный кувшинчик с элем, и можно трогаться. — Драрг одной рукой разливал из кувшина эль по кружкам, а в другой крепко сжимал жареную утиную ножку, не в силах с ней расстаться ни на мгновение.

Не успели мы сделать по хорошему глотку, как тишина, внезапно наступившая в трактире, привлекла наше внимание и заставила отставить кружки в сторону. Посередине зала стояли пятеро воинов в форме городских стражников. Обведя глазами зал, старший пятерки задержался на нашей компании. Долго гадать, чем мы его так привлекли, не пришлось. Что-то сказав своим спутникам, он быстро направился к нам. Остальные воины, словно невзначай, разошлись веером и встали вокруг нашего столика, взяв его в клещи.

— Доигрались! А все ты со своим элем. — Я мрачно пнула ногой невозмутимо сидевшего гнома.

— А что я? Я ничего! — Драрг схватил кружку с элем, намереваясь ею прикрыться от моего гнева.

Судя по всему, солдат он не так опасался, как меня.

— Так-так-так. Кого мы здесь видим? Гном и драгол? Вот так удача! Рад первым объявить вам, что вы задержаны для последующего препровождения к представителям ваших кланов. — Капрал стоял, самодовольно улыбаясь, видимо, в предвкушении будущей награды.

Услышав такое заявление, гном, успевший сделать порядочный глоток из кружки, поперхнулся. Наверное, от неожиданности.

— Да что же это такое?! Мне дадут сегодня спокойно выпить и закусить? И вообще, что я там забыл? Мы, может быть, еще не нагулялись с моим другом! — Драрг с возмущением посмотрел на обступивших нас стражников. — Грагит, мой тебе совет, ешь скорее, а то останешься голодным!

Глядя на это безобразие, я решила вмешаться и поставить все точки над «и».

— Уважаемый! Если вы на минуточку отвлечетесь и посмотрите вот сюда… — Я постаралась привлечь внимание стражника к моему ученическому медальону, но тот не пожелал меня слушать.

Очевидно, желание побыстрее получить обещанную награду напрочь отбило здравый смысл у этого служаки. Вместо этого он грубо меня перебил:

— Хватит болтать! А ну, ребята, взять их!

Обступившие нас воины резво кинулись на так и не выпившего свою кружку эля гнома и совершенно растерявшегося от такого поворота событий драгола.

Не тут-то было! В лучших традициях приключенческого фильма, с воплем «Один за всех и все за одного!» гном выскочил из-за стола, запуская в капрала недоеденной утиной ножкой. За ним — Дакк, я — за Дакком, намереваясь отстаивать свободу своих друзей. Что тут началось!!!

Первая волна стражников, опрометчиво кинувшихся к нашему гному, бесславно захлебнулась, напоровшись на непреодолимый утес в виде Дакка. Тот вертелся как юла, раздавая тумаки направо и налево. Несколько воинов, неудачно отлетевших на соседние столики и снесших самое бесценное сокровище, какое только могло там быть, — кружки с элем, спровоцировали драку вселенского масштаба. Наша замечательная куча-мала всасывала в себя все больше и больше желающих поучаствовать, и скоро весь трактир был занят этим, несомненно, очень достойным делом. Особо рьяный стражник каким-то образом сумел пробиться через заслон из нашего вампира и настроился учинить мне какую-то бяку. Сделать такое я не могла ему позволить ни при каких обстоятельствах, а потому недолго думая достала из-за пояса свой комплект метательных ножей. Надо же мне их когда-нибудь опробовать в деле! Не особо прицеливаясь и поставив перед собой одну-единственную цель — не убить случайно этого рьяного придурка, я наугад метнула все пять ножей, один за другим. Легендарное оружие не подвело, и все пять ножей оказались воткнуты именно туда и именно так, как я и хотела, живописно пришпилив стражника к стене за форму. Самое интересное, что в таком состоянии самостоятельно отцепиться у него не было никакого шанса. Оглянувшись на Дакка, чтоб выяснить, как у того обстоят дела, я с изумлением заметила, что в нашем полку прибыло! Рядом с Дакком самозабвенно бился наш знакомец — дроу Арант. И откуда только он здесь взялся? Ну никак без приключений не получается!

Посмотрев на разбросанные по полу обломки мебели, я подобрала себе в качестве оружия увесистую ножку от табуретки. Она так удобно легла в ладонь, что я посчитала ее достойной заменой холодному оружию. Ну действительно, не доставать же мне свой меч по такому пустяковому поводу, как кабацкая драка? Я хищно оглядела поле боя и с удовлетворением отметила, что наши все при деле и побеждают на всех фронтах. Даже Лешек умудрился найти себе достойное занятие. Он залез на потолочную балку, прихватив с собой полный арсенал из чьих-то кружек, тарелок, мисок и другой всякой всячины. Удобно устроившись, он прицельно метал свои снаряды по наиболее ретивым нападавшим, моментально украшая их кого шишкой, а кого и синяком под глазом. Внезапно сквозь весь этот угар неподалеку от нас нарисовался старый знакомый — Тармар, который стоял и растерянно переводил взгляд с Аранта на стражников. Вдруг, на что-то решившись, он закричал зычным голосом, отдавая команду прекратить драку. Мне стало интересно, что будет дальше и услышит ли его хоть кто-нибудь? Как это ни странно, капрал услышал и даже что-то ему ответил. Правда, самого ответа я не слышала, так как именно этот момент лысый бугай выбрал для того, чтоб очнуться и воспылать жаждой мести. Его угрожающая физиономия всплыла над лавкой, и он ринулся ко мне со всех ног, стараясь побыстрее до меня дотянуться. Я не стала его сильно разочаровывать и со всей силы приласкала импровизированной дубинкой по лысой башке. Удар явно удался, так как незадачливый ухажер, тихо всхлипнув, рухнул мне под ноги. Посмотрев по сторонам, я поняла, что ничего особенно важного не пропустила, так как драка начала набирать новые обороты, а на призывы Тармара, что бы он там ни говорил, похоже, никто никакого внимания не обратил. В этот момент у Лешека закончились снаряды, и, чтобы поддержать друга, я быстро собрала с ближайших столов миски, кружки (естественно, где они еще оставались) и даже обглоданные кости на большой поднос, который бросила трусиха официантка, когда началась вся эта катавасия. Приняв мое подношение, Лешек поблагодарил меня воздушным поцелуем и с новыми силами начал свой бой. Каждый снаряд нашего лешего находил свою цель и, как говорится, разил наповал. Какое счастье, что такой меткий бомбардир находится в нашей команде, а не в рядах противника. А то бы сейчас мы, а не они щеголяли ошметками капусты в волосах и красивыми разноцветными синяками по всей физиономии.

Только я начала праздновать нашу победу, как к врагам прибыло подкрепление в количестве пяти человек во главе со старшим — военным сержантом. По всей видимости, этот сержант был самым старшим из всех имеющихся в трактире военных, так как именно его вопль уже никто не посмел проигнорировать, ну за исключением гражданских, которых не так-то просто угомонить. Именно в этом святом деле освобождения таверны от неблагополучных элементов им и помогли Драрг с Грагитом, успокаивая и укладывая штабелями выкинутых за дверь. Помощь наших ребят военные не оценили, так как после устранения непосредственной угрозы, исходящей от особо буйных посетителей, они устроили нам форменный допрос, во время которого нахальный капрал усиленно пытался убедить своего сержанта, что это мы во всем виноваты, а гнома и драгола нужно немедленно куда-то там отволочь для получения награды за их поимку. Когда я захотела вмешаться и попробовать все объяснить сержанту, появились Драрг с Грагитом, которых привел со двора Лешек, слезший к этому времени с потолочной балки. При разговоре с сержантом Драрг повел себя настолько невозмутимо, что я решила немного подождать со своим вмешательством и посмотреть, что будет дальше. Ну а дальше Драрг так классически их сделал, что я просто молча аплодировала ему. Его словно невзначай брошенная фраза о том, что он хочет спокойно отдохнуть перед началом учебного года, заставила сержанта просто поперхнуться своими словами. А уж когда он заметил болтающиеся на шее гнома и нашего Грагита медальоны Академии, можно было уже ничего не говорить, и так все стало понятно без слов. Правда, сержант попытался спихнуть ответственность за эту драчку на нашу компанию, но вот это уже фигушки! Пусть лучше своих подчиненных натаскивает. А то им денежные премии глаза застят. Освободив неудачливого стражника и забрав свои ножи, я гордо расправила плечи и кивнула ребятам, чтоб они следовали за мной. Уже на выходе из трактира меня нагнал Арант, легонько коснувшись плеча.

— Лика, подожди. Что, неужели так просто и уйдешь? — Его глаза насмешливо изучали мое лицо. — А где же простое человеческое спасибо?

— Если тебе полегчает, то СПАСИБО! Хотя я думаю, что это ты меня должен благодарить. Если мне зрение не изменяет, ты получил просто грандиозное удовольствие от этой небольшой разминки? — Я спокойно встретила его взгляд и ответила не менее нахальной улыбкой.

От такого моего ответа Арант даже восхищенно присвистнул:

— Ну ты даешь! Так все вывернуть с ног на голову — это еще уметь надо! Один ноль в твою пользу! — он шутливо обозначил поклон.

— Ну раз ты сам признал свое поражение, то предоставляю тебе почетную миссию улаживания возможных конфликтов на бывшем поле боя. — Схватив зазевавшегося Грагита за руку, я целеустремленно рванула вон из трактира, углядев приближающегося хозяина заведения. Судя по нахмуренным бровям и сжатым кулакам, он шел к нам отнюдь не для того, чтоб поздравить с грандиозной победой. — Надеюсь, еще увидимся! — Послав обаятельную улыбку пока еще ничего не понявшему дроу, я максимально быстро улепетывала из этого негостеприимного заведения, таща за собой друзей, как на буксире.

Только ушлый гном понял, чем все это может нам грозить, а потому, озорно подмигнув, принялся помогать мне изо всех сил, активно подгоняя зазевавшегося Лешека пинками под зад. Лишь удалившись на приличное расстояние, я облегченно перевела дух.

— Фу-ух! Ну и посидели… Еле ноги унесли, а то пришлось бы отрабатывать, как бурлакам на Волге, — Я рукой оттерла пот со лба, оглядываясь по сторонам в попытке сообразить, куда занесла нас нелегкая.

— А это как? — Дакк заинтересованно посмотрел на меня, ожидая более подробного объяснения.

— А это когда припашут так, что отвертеться не сможешь и будешь лямку тянуть до последнего, и в грязь, и в холод, и в жару, и в снег.

— Не-э-э… я так не хочу! — Драрг ошарашенно помотал головой. Такое положение событий не укладывалось у него в мыслях. — Получается, что ваши бурлаки — это как рабы в Бармингаме? Ты ведь говорила, что в твоем мире рабов нет, а сейчас сама рассказываешь страшилки.

— Да нет, Драрг! Это все было у нас очень и очень давно. Сейчас совсем другая жизнь. А с тех времен только и остались, что пословицы и поговорки, — Я почувствовала себя очень неуютно под пристальными взглядами друзей, словно скрываю что-то нехорошее и грязное о своей жизни. Постаравшись замять эту неприятную тему, я преувеличенно бодрым тоном поинтересовалась: — А вообще кто-нибудь сможет мне сказать, где мы сейчас находимся?

— Где-где… в Карандарде! Глаза разуй, не видишь, что ли? Ты так неслась, что мы уже на другом конце города! И отпусти наконец мою руку, ты мне уже все пальцы пережала. — Грагит обиженно выдернул ладонь и демонстративно начал растирать пальцы, всем своим видом показывая, как больно я ему сделала.

— Да ладно тебе, не дуйся. — Драрг примиряюще толкнул друга. — Если бы не Лика, мы бы сейчас все накопления отдали этому толстому трактирщику, еще и должны остались бы. А ты бурчишь на нее.

— Лике, конечно, большое спасибо. А вот ты, Драрг, у меня еще попляшешь! — Обиженно потирая пятую точку, Лешек косился на гнома, продумывая месть поизощреннее.

— Хватит вам уже собачиться! Пошли домой, а то завтра тяжелый день, — Оглядевшись, Дакк взял курс в ближайший переулок, показывая всем своим видом, что прекрасно знает, куда нам следует идти.

— А с чего ты решил, что завтра тяжелый день? — Заинтересовавшись, я вцепилась в рукав плаща вампира, стараясь не отставать от него.

— Да вот, немного здесь пообщался, немного там… — Усмехнувшись, Дакк напустил на себя важный вид. — Короче… завтра начинают прибывать наши дорогие однокурснички!

— Откуда такая информация? Это точно? — Получив утвердительный кивок, я задумалась.

— И что в этом такого особенного? — Грагит недоуменно пожал плечами, — Подумаешь, станет немного более шумно.

— Ага, заодно и познакомимся с ребятами! Надо же связи налаживать. — В предвкушении будущих пьянок гном аж руки потирал.

— Губу-то закатай обратно! Так они и будут с тобой знакомиться… ага, держи карман шире! — Дакк презрительно хмыкнул. — Подумайте головой, ведь все, кто учится в Академии, происходят из высокородных или просто очень богатых семей Таринфа, что совсем не лучше. Вы что, думаете, они с радостью примут вас в свою компанию? Кто вы такие для них? Ведь мы все, за исключением Лики, конечно, даже не люди!

После такой отповеди Дакка в нашей компании воцарилось задумчивое молчание. Каждый пытался представить себе завтрашний день, когда в общежитии появятся первые студенты (не считая нас, конечно). Решив разогнать гнетущее настроение, я преувеличенно бодро заявила:

— Так, насколько я вижу, мы уже под стенами Академии. Поэтому давайте заканчивать хандру. Не может же такого быть, чтоб все в этом королевстве оказались полными редисками (пришлось попутно объяснить, какой дополнительный смысл может нести это слово. Лешеку безумно понравилось). Должны же и здесь быть порядочные люди! Думаю, что завтра мы сами все увидим… А если нет…. Ну на нет и суда нет. В конце концов, у нас есть мы сами, а это уже немало! А тебе, Драрг, только бы о кабаках думать. Стыдно должно быть! Ты сюда учиться пришел или развлекаться?

— Да ладно тебе! Одно другому не мешает… — Смущенный Драрг ухмыльнулся.

Проходя через ученические ворота, я порадовалась тому, что у нас уже есть наши медальоны и не нужно в такую позднотень вызывать ночного сторожа и канючить, чтоб он впустил нас. Магия ворот вступала во взаимодействие с нашими персональными медальонами, и мы могли свободно входить и выходить с территории Академии, пока не начался учебный процесс. Во время учебы свободный выход с территории Академии нам всем будет заказан. Вообще здесь все очень грамотно продумано на эту тему. Никаких тебе пропусков, которые можно потерять или подделать, все основано на наших медальонах. Ректор или его Заместитель дают указание преподавателям профильных факультетов обеспечить магический импульс в именные медальоны тех студентов, которым положена увольнительная в город. То же самое происходит и с комнатами в общежитии. Ключ от комнаты требуется только на первых порах, впоследствии система настраивается на ауру своего хозяина и охраняет имущество студента лучше любой собаки. Получается практически высокотехнологическое общество, где развитые технологии с успехом заменяет магия.

Магия в этом мире широко применяется в самых различных ситуациях. Урожаи не страдают от засухи или от нашествия саранчи, от всего этого с успехом защищает штатный маг, как правило, выходец из незнатной семьи, закончивший Школу Магического Ремесла и получивший распределение на эту должность. Все помещения освещаются магическими светильниками, конечно, если у хозяина есть деньги, чтобы воспользоваться услугами мага. То же самое можно сказать и по поводу различных охранных заклинаний. Чем дороже услуга, тем надежнее магическая защита, наложенная на ваш дом. Но магические способности, даже небольшие, есть отнюдь не у всех. Более того, они встречаются достаточно редко, а развить их во что-то более-менее приличное нужно еще очень постараться. Именно поэтому обучение магическому ремеслу считается наиболее престижным и доходным делом. Любой выпускник Школы или Академии может считать, что по крайней мере куском хлеба с маслом на всю жизнь он себя обеспечил. Почему-то считается, что работа мага непыльная и совсем несложная. Сиди, читай заклинание и маши руками им в такт, а денежки за это будут сами по себе течь рекой.

Поэтому каждый год, как только объявляется новый набор в Школу, со всего королевства стекаются молодые люди в тайной надежде попытать счастья быть зачисленными на обучение. Ну а если удалось поступить в Школу и ее закончить, а после этого еще и пробиться в Академию, то даже у самого последнего крестьянина есть возможность получить дворянство, правда, замок и земли придется зарабатывать уже самому. Интересно, а лешим дворянские титулы раздают? Из всей нашей компании только Дакк имеет достойное происхождение, ну может быть, еще гном. Вроде бы он что-то говорил по поводу своих знатных родственников, если не набрехал, конечно. А вот драгол, леший и я, боюсь, таким происхождением похвастать не можем.

Попрощавшись с ребятами перед лестницей, ведущей на верхние этажи общежития, я отправилась обживать свою комнатку. Прошка встретил меня укоризненным взглядом, передавая свое возмущение моим неосмотрительным поведением в таверне. Нет, он, конечно, знал, что ничего серьезного мне не угрожает, иначе давно пришел бы ко мне на помощь. Но тем не менее я должна быть осторожнее, а то он за меня волнуется. И вообще, я должна что-то придумать, чтоб он всегда был при мне, так как это обязанность любого телохранителя.

— Прошенька, милый… я так устала сегодня. Может, обойдемся без нотаций? Обещаю, что в самое ближайшее время я все улажу и мы сможем везде ходить вместе. Ну разве что на занятия я буду ходить все-таки одна. Надеюсь, с этим ты согласишься?

Получив согласное ррр-мрр, я посчитала на сегодня инцидент исчерпанным и с легким вздохом завалилась спать. Ночь прошла спокойно, если не считать того, что приходил дракон поздравить меня с поступлением в Академию и строгим наказом приглядеться к окружающим меня преподавателям, чтобы найти себе достойного Учителя в реальном мире, а не только за его гранью. Как сказал мой дракон, пришло время познавать окружающий меня мир таким, как он есть. А я что, против, что ли? Пора так пора… Вот как только начнем учиться, так сразу же и выйду на охоту за самым-самым-самым лучшим преподавателем для себя любимой.

Глава 7

— Вот и пообщались! Что за… такое! Где ни встречу эту особу, везде с ней какие-то неприятности. Вот и сейчас еле-еле конфликт уладил с этим трактирщиком. Представляешь, он хотел на нас повесить все свои убытки! Пришлось объяснить ему, что свои расходы он может покрыть из городской казны, отправив счет самому королю.

— И что, он согласился с твоими доводами? — Арант, смеясь, посмотрел на своего друга.

— Попробовал бы он у меня не согласиться! — Тармар угрожающе оглянулся на оставленный позади разгромленный трактир. — Да ну его! Может, уже поедем, а то что это мы лошадей в поводу ведем?

Пожав плечами, Арант вместо ответа легко вскочил на своего коня. Тармар к нему присоединился, они тронули коней и легкой рысью пошли по направлению к своему пристанищу.

Следующая неделя прошла относительно спокойно, если не считать того, что Тармар время от времени куда-то ездил, правда, Аранта за все время он брал с собой всего раза два. В остальное время его сопровождал Легард, чему тот был безмерно рад.

Арант догадывался, что Тармар встречается с представителями местной знати, которые уже поддерживают или могут поддержать заговорщиков. Результатом этих переговоров стали прибывающие на двор к концу недели различные подводы, чем-то тяжело груженные. Тармар сообщил Аранту, что через три дня они трогаются в обратный путь с караваном. На подводы было погружено воинское снаряжение, и это только первая партия, как вполголоса поведал ему Тармар. Задача Тармара — проложить путь для других караванов и обеспечить им спокойное прибытие к месту назначения. За день до отправки должны будут подъехать несколько охранников, назначенные сопровождать караван. Остальные воины присоединятся к ним на полпути, чтоб не привлекать излишнего внимания к слишком большому военному отряду. По предварительной договоренности несколько небольших отрядов, человек по десять, должны слиться в один и присоединиться к каравану недалеко от границы с Бармингамом.

— И вот еще что, я получил по нашим закладным достаточно большую сумму, о которой не знает ни одна живая душа. Моя задача — довезти эти деньги в целости и сохранности. — Тармар показал Аранту широкий тяжелый пояс с потайными карманами, набитыми полновесным золотом, — Я хотел бы передать этот пояс на сохранение тебе.

Арант удивленно принял тяжелый пояс.

— Но почему именно мне? Я думаю, ты и сам прекрасно справился бы с этой ролью, ну в крайнем случае мог бы назначить охранником этих сокровищ своего дядьку.

— Ты, конечно, прав. И мой дядька, и я считаемся очень неплохими воинами, но с твоим мастерством нам не сравниться. Я потому и просил тебя заняться моим обучением, чтоб хоть немного приблизиться к этому редкому мастерству. Реакция воинов дроу намного превышает человеческую. Даже если бы я тренировался каждый день с утра до поздней ночи с самых пеленок, и то не смог бы достигнуть таких высот в воинском искусстве, каким уже сейчас обладаешь ты. — Тармар положил руку на плечо Аранту. — Думаю, что у тебя эти деньги будут в большей сохранности, чем у кого-то из нас. А в твоей честности я полностью уверен, как в самом себе.

Повертев в руках пояс, Арант надел его на себя, прикрыв выпущенной поверх рубашкой. На вопросительный взгляд Тармара он с усмешкой пояснил:

— Немного не мой фасон. Слишком уж он вызывающий. Но, если ты настаиваешь, я сохраню его для тебя.

— Спасибо, друг. Я был уверен, что ты согласишься.

С этого дня Арант не снимал с себя пояс. Он даже спать ложился в нем, хоть это и причиняло молодому дроу дополнительные неудобства. Однажды днем Арант отправился на рынок с намерением посетить оружейные ряды и вещевую лавку. Он планировал прикупить себе набор метательных ножей и комплект походной одежды. Узнав, что Арант собирается на рынок, с ним увязался Майхор, молодой воин, с которым они проделали путешествие из Бармингама до столицы Таринфа — Вассариара. Не возражая, Арант шел молча, легким, скользящим шагом, практически не вслушиваясь в разглагольствования спутника. Зайдя в одежную лавку, Арант приобрел себе черные штаны из легкой кожи маракунда (очень мягкая и прочная кожа, в одежде из нее тело не потеет), такой же жилет с большим количеством разных карманов и кармашков и две рубашки. Заплатив продавцу, Арант попросил доставить его покупки по адресу, где они проживали. Справившись таким образом с одним делом, он прямиком отправился в оружейные ряды. Проходя мимо прилавков с разложенными на них всевозможными орудиями убийства, Арант брезгливо морщился, не находя нужного ему.

Майхор, сопровождавший Аранта, только удивленно вздергивал брови, не понимая, почему великолепное, с его точки зрения, оружие не привлекает этого странного дроу и даже более того, вызывает его презрение. На взгляд молодого воина, на прилавках было выложено много интересного и даже достойного самого короля оружия. Сам Майхор считал, что пройдет не так много времени, и он также сможет позволить себе приобрести нечто подобное, а пока что с недоумением смотрел на этого выскочку, который за короткое время сумел так расположить к себе молодого лорда, что стал ближе всех к нему. Даже со своим дядькой лорд Тармар уже не был настолько откровенен, как с дроу. А ведь совсем недавно этот Арант был всего-навсего рабом, не имеющим права на свое мнение и личное имущество. А теперь он проходит мимо дорогих клинков и только презрительно морщит нос, выискивая что-то особенное. Ну ничего, Майхор считал себя парнем не промах, и если лорд Тармар не смог его оценить, не беда, нашлись люди, которые уже оценили его, а в будущем, если он все сделает правильно, ему пообещали небольшое имение, кругленькую сумму и ставку командира городской стражи со всеми вытекающими последствиями. По крайней мере, плата за работу уже более чем щедрая, а если ее еще увеличат, то Майхор сможет появиться на родине как ни в чем не нуждающийся знатный сеньор.

Наконец Арант остановился возле одного из прилавков с разложенным оружием, которое, на взгляд Майхора, было ничем не лучше того, мимо которого они уже прошли несколько раз. Эта лавка оружейника находилась на самой окраине торговых рядов, граничащих с кузнями и другими хозяйственными постройками, расположенными здесь же. Внимательно все осмотрев, Арант взял в руки один из ножей и обратился к молодому широкоплечему парню, стоявшему за прилавком:

— Уважаемый, скажите, этот нож — ваша работа?

Заметно смутившись, парень внимательно посмотрел на Аранта, немного помялся и все же решился:

— Не совсем. Конкретно этот нож делал мой друг, а я ему помогал. К нему, кстати, есть пара. — С этими словами парень вытащил из-под прилавка еще один нож, очень похожий на первый.

— А этот ваш друг, он кто? — Арант взял в руки второй нож.

Явно не совсем понимая, почему покупатель так заинтересовался тем, кто делал эти ножи, парень все же решил ответить:

— Он гном.

— Ну что ж, я возьму эту пару. Сколько с меня?

— Двадцать золотых. И сразу хочу предупредить, что цена ниже не будет, поэтому хотите — берите, хотите — нет, дело ваше. — Парень явно ожидал, что, услышав названную цену, покупатель начнет торговаться.

Однако Арант ничего не ответил, он только тихо попросил разрешения испробовать ножи; получив разрешение, взглядом нашел подходящий деревянный столб и с двух рук резко бросил ножи в выбранную цель. Видимо, оружие ему понравилось, так как дроу попросил подобрать для ножей чехлы и все это упаковать.

Цена, названная продавцом, по мнению Майхора, была явно завышена как минимум раза в четыре, а то и в пять. За такую сумму можно было купить полную амуницию воина, и почему Арант готов выложить такие огромные деньги за самые обычные ножи, он совершенно не понимал. Ну ничего, скоро он тоже сможет себе позволить разбрасываться деньгами, вот только так бездарно их тратить не будет. Знатному сеньору, каковым он уже видел себя в мечтах, более подходит оружие, которое они видели в предыдущей лавке. Мечи там были украшены самоцветами, а сталь горела на солнце так, что даже резало глаза.

Арант меж тем уже расплатился и собрался в обратную дорогу. Повернувшись к своему спутнику, он задал ему вопрос:

— Майхор, а тебе ничего не нужно? — Заметив, что молодой воин мнется, он решил его приободрить: — Давай, выбирай, что тебе по душе. Будем считать это моим подарком.

Решившись, Майхор указал на кинжал, рукоятка которого была украшена позолотой и чеканкой. По его мнению, этот кинжал должен был стоить намного дороже, чем те, которые приобрел Арант для себя. Каково же было его удивление, когда продавец назначил цену за этот великолепный кинжал всего в один золотой. Получив свою покупку, Майхор не почувствовал радости от этого подарка. Внутри поднялось раздражение, которое он тщательно скрыл, улыбнувшись и поблагодарив Аранта.

Пробираясь сквозь толпу, Майхор услышал, как кто-то окликнул Аранта:

— Дэсс Арантиад? Неужели это вы, ваше высочество? Но… как такое может быть возможным? Говорили, что вы погибли! — К Аранту подошли три дроу, одетые во все черное, и только широкие плащи, накинутые на плечи, немного выбивались из общего колера своим темно-серым цветом. Плащи были застегнуты на одинаковые фибулы-застежки с изображением головы дракона. Все трое, как один, склонились перед Арантом, не обращая внимания на любопытные взгляды случайных прохожих.

Сделав им знак молчать, Арант отошел с этой троицей в сторону, и Майхор не смог подойти ближе, чтоб послушать, о чем пойдет речь, так как это уже выглядело бы подозрительным. Но Майхору и так было о чем подумать. Надо же, их Арант, с которым они путешествовали, оказался не так прост, как казалось. Судя по обращению встреченного дроу, Арант принадлежит к королевской семье, и теперь Майхору стоит подумать, как лучше всего воспользоваться этой информацией.

А между тем Арант говорил своим соплеменникам:

— Я вас попрошу никому не распространяться о том, что вы видели меня здесь.

— Но как же так? Мы ведь просто обязаны выполнять распоряжения королевской семьи и блюсти ее интересы прежде всего остального. А для всего народа дроу будет огромной радостью узнать, что их наследный принц жив и свободен. Так что мы готовы поступить в ваше полное распоряжение, дэсс Арантиад. — Воины склонились перед Арантом в традиционном поклоне.

— Хорошо, давайте сделаем так. Вы передадите моему отцу, что видели меня здесь в полном здравии, но сейчас я вернуться домой не могу, так как у меня еще есть долг и я должен его уплатить. Обещаю, как только управлюсь со всеми делами, обязательно появлюсь. Вам я запрещаю следовать за мной, вы своим присутствием можете мне только помешать. — Немного подумав, Арант добавил: — Хотя кое в чем вы мне могли бы помочь. Волею случая я остался без своего клинка, а без хорошего оружия, как вы понимаете, все равно как без рук.

— Мы будем счастливы помочь вам. Примите мой клинок как временную замену, и пусть он послужит вам так же верно, как служил до этого мне. — Высокий дроу, который явно был старшим в этой компании, отстегнул ремни и на вытянутых руках передал Аранту свой меч вместе с перевязью.

— Благодарю тебя. Обязуюсь ухаживать за твоим клинком, как за своим собственным. Постараюсь вернуть тебе его в целости и сохранности. — Арант с поклоном принял меч и сразу же стал подгонять перевязь по своей фигуре.

Попрощавшись, Арант подошел к топтавшемуся в стороне Майхору. Махнув ему рукой, он пошел вперед быстрым шагом, явно не желая отвечать на возможные вопросы.

Подойдя к дому, Арант заметил, что прибыли обещанные охранники, которые как раз спешивались и привязывали своих лошадей к коновязи, перешучиваясь между собой. Легард, дядька Тармара, стоял рядом с ними и давал указания.

Посмотрев на поднявшуюся суету, Арант еле заметно поморщился. Ну не любил он излишнего шума и толкотни. В лесах такого не встретишь, там все основано на гармонии между дроу и окружающей средой, и это приносило свои положительные результаты.

— Арант! Иди сюда. — На крыльце дома стоял Тармар и призывно махал рукой. Дождавшись, когда Арант подошел к нему поближе, он кивнул в сторону воинского пополнения: — Как тебе новенькие? Сегодня и завтра прибудут еще, и я хотел бы, чтоб ты взял их на себя. Мне очень важно твое мнение по поводу их воинской подготовки и чего они могут стоить в бою. Проверь их и распредели так, как посчитаешь нужным.

— Тармар, не забывай, я привык сражаться иначе, чем они, и уж в охрану торговых караванов ни один дроу не стал бы наниматься. А потому мне очень тяжело будет определить место каждого из них. Единственное, чем я смогу помочь, — это посмотреть, что они из себя представляют и как подготовлены к дальнему походу. А по поводу их места в твоем караване — советую обратиться к Легарду. Судя по всему, у него опыт по этой части немалый, и он лучше справится с таким заданием.

— Хм, может, ты и прав. Я как-то не подумал об этом. Ну хорошо, я поговорю с Легардом, но и тебя все-таки попрошу их проверить. Сам понимаешь, дорога предстоит дальняя и непростая, и от этих воинов может зависеть наша жизнь и моя миссия, которую я просто не могу провалить.

— Не волнуйся. Все от меня зависящее я сделаю. Когда ты планируешь отправляться?

— Если не будет никаких непредвиденных задержек, то через два дня трогаемся в путь. Если у тебя есть какие-то дела, советую их к этому моменту завершить.

Кивнув Тармару в знак того, что он его понял, Арант решил присмотреться к новым воинам получше. Он устроился во дворе напротив этих семерых и вытащил только что купленный нож. Новое оружие требовало более пристального внимания, и Арант с удовольствием занялся им, искоса поглядывая на расположившихся под навесом парней. Минут через десять к нему подошел дядька Тармара.

— Ну что, как ты их находишь?

Арант неопределенно пожал плечами:

— Хорошо бы тренировочный бой устроить, тогда и будет видно.

— Ладно, бой так бой. Тогда через час подходи на задний двор, там все и посмотрим. А по поводу тренировки я ребятам сам все скажу. — Посчитав разговор законченным, Легард пошел к навесу, где расположилась присланная охрана. — Вы, ребятки, немного передохните, попейте кваску холодненького, я уже распорядился, сейчас слуга принесет. А через час я вас жду на заднем дворе. Предлагаю развлечься чисто по-мужски и устроить небольшое соревнование. У нас здесь есть один очень самоуверенный товарищ, который заявляет, что никто из вас не сможет его победить. — При этих словах Легарда среди воинов возник недовольный ропот.

Посчитав, что добился своего и в нужной степени заинтересовал новичков, Легард неспешной походкой отошел от них.

Ровно через час все собрались на заднем дворе. Охранники подозрительно осматривали каждого, кто приближался к тренировочной площадке, пытаясь угадать, кто же это такой самоуверенный, о ком говорил им Легард. Почему-то Аранта, скромно примостившегося в сторонке, они не воспринимали как возможного противника, даже не задерживаясь на нем взглядом. Зато на одного из слуг Тармара — огромного троллеобразного Бирмса, кстати сказать, очень добродушного малого, совершенно случайно забредшего в эту часть двора, все посмотрели очень уж пристально, заставив его занервничать и покраснеть. Встав со своего места, Арант неспешно подошел к охранникам.

— Добро пожаловать. Мне Легард сказал, что вы не прочь помахать мечами? — Насмешливо оглядев удивленных воинов, Арант предложил: — Ну что, кто первый?

— А я что-то не понял, это ты, что ли, должен нам показать, как нужно драться? — смерив взглядом худощавого темноволосого Аранта, поднялся светловолосый бородач. — А не молод ли еще указывать нам, как нужно сражаться?

— Молод, не молод, какая разница? Может, хватит впустую болтать — займемся делом? — Отступив на два шага, Арант приглашающе махнул рукой.

— Ну держись тогда!

Выхватив меч, бородач стал в стойку.

Его товарищи одобряюще зашумели, подбадривая друга и предлагая надрать задаваке дроу задницу. Ринувшись в бой, бородач достаточно умело, но слишком предсказуемо, по мнению Аранта, атаковал его, используя методы только одной школы.

Арант не стал показывать всё, на что он способен, резонно рассудив, что для этих вояк хватит и стандартных приемов. Весь бой с охранником занял не так уж много времени, и, заметив, что тот уже начал потихоньку выдыхаться, Арант поманил рукой еще двоих на подмогу другу. Те с готовностью вступили в бой, образовав круг и слаженно нападая на Аранта. Через какое-то время дроу махнул рукой оставшимся охранникам, чтоб присоединялись. В результате, когда подошел Легард, вокруг Аранта скакали все охранники, пытаясь хотя бы достать до вертевшегося волчком дроу и больше мешая друг другу. Внимательно посмотрев на все это безобразие, Легард скомандовал:

— Так, все, хватит! Размялись немного, и будет.

Кивнув Легарду в знак того, что слышал и все понял, Арант начал одного за другим выводить увлекшихся и никак не желавших заканчивать бой воинов из строя. Посмотрев на скорчившихся в различных позах охранников, потирающих разные части тела, Легард усмехнулся в усы:

— Что, ребятки, больно? А дисциплинка-то у вас хромает! Когда командуют отставить, значит, надо отставить, а не продолжать устраивать здесь цирковые номера.

Подойдя к Аранту вплотную, дядька Тармара тихо спросил:

— Ну что скажешь? Как они, стоят чего или заменить их, пока не поздно?

Еще раз осмотрев уже немного оклемавшихся охранников, Арант махнул рукой.

— В принципе они ничего. Для людей, конечно. Вот только слаженно работать не умеют, да дисциплина, как ты верно подметил, хромает. В общем, оставить их можно, только потренировать не помешает.

— Так, может, ты этим и займешься?

— Ну уж нет. Насколько я помню, они в твое подчинение поступали, вот ты их и тренируй. Ну а если потребуется, то я всегда помогу.

— И на том спасибо. Надеюсь, для следующей партии ты проведешь тренировку? — Усмехнувшись, Легард повернулся к воинам: — Ну что, касатики, слушай мою вводную. С сегодняшнего дня вы все поступаете в мое распоряжение. Все мои приказы выполняются быстро и безоговорочно.

Дальше Арант решил уже не слушать, и так заранее зная, что сейчас будет сказано. Умывшись холодной колодезной водой, он пошел прогуляться, особо не задумываясь, куда и зачем идет. Шагая по городской брусчатке, Арант думал о том, как причудлива судьба: еще три года назад он и подумать не мог, что будет служить человеку по собственной воле, отправившись из благословенного леса в каменный мешок, полный нечистот и человеческих отбросов. Нет, сказать о том, что дроу чересчур высокомерны и чтят только свою расу, нельзя. Этим они выгодно отличались от эльфов, всем известных снобов. Но, по мнению дроу, среди людей слишком мало достойных общения и еще меньше тех, кому они готовы подарить свою дружбу. Именно по этой причине большинство из них предпочитали не соваться в людские города, считая свое появление там чем-то вроде наказания. Поэтому Арант так удивился, встретив в Вассариаре своих соплеменников, и теперь корил себя за то, что не узнал, какая необходимость привела их в город. Так, за размышлениями, он дошел до квартала ремесленников, где повернул в переулок и, пройдя еще пару улиц, вышел к кварталу, заселенному зажиточными горожанами. Этот квартал плавно перетекал в улицу знати, которая, в свою очередь, вплотную подходила к королевскому дворцу. Здесь было значительно спокойнее и чище, и Арант мог не спеша пройтись, разглядывая архитектуру. Тем более что посмотреть было на что. Здания, откровенно кичащиеся богатством своих хозяев, выглядели безвкусно и зачастую были слишком перегружены деталями. Но среди них встречались и такие, что выглядели вполне прилично, выделяясь какими-то отдельными своими фрагментами. Арант смотрел и удивлялся, как можно жить и чувствовать себя вполне комфортно в таком каменном мешке, где зеленые растения существовали лишь скромными вкраплениями на фоне белого и серого камня. В квартале ремесленников, несмотря на нескончаемую суету, шум и гам, все-таки было больше жизни, и дома в своей массе построены из дерева, а не из холодного и мертвого камня. Развернувшись, Арант возвратился в квартал зажиточных горожан, где можно было встретить самые разнообразные дома. Здесь каждый строил так, как считал нужным и на что ему хватало средств. Потому дома были как из камня, так и из дерева, а некоторые из того и другого сразу, поражая своими формами и кучей различных пристроек непонятного назначения. Нет, определенно, у дроу такого не встретишь!

Внезапно внимание Аранта привлек высокий мужчина, закутанный в черный плащ, в низко надвинутой широкополой шляпе, скрывающей лицо. Он вышел из высокого двухэтажного здания и быстрым шагом направился в сторону темного переулка. Арант как привязанный пошел за ним, ощущая неприятный запах магии, тянущийся за этим мужчиной. Стараясь быть незаметным, Арант проследовал за ним до небольшого дома, настоящей лачуги, куда тот и нырнул. Оглядевшись, Арант понял, что они находятся на самой окраине города в квартале бедняков. Что могло понадобиться добротно одетому мужчине, явно умеющему пользоваться магией, в таком месте? И что это за магия такая, от которой свербит в носу и невыносимо хочется прополоскать рот, словно съел что-то очень горькое? Не говоря уже о том, что интуиция молодого дроу так и кричала, что от этой встречи ничего хорошего ждать не приходится, а своей интуиции Арант привык доверять.

Схоронившись неподалеку, Арант решил понаблюдать за странным домом. Часа два ничего не происходило, затем оттуда вышла высокая худая девушка с прямыми черными волосами до пояса и пронзительными черными глазами под густыми, выгибающимися дугами бровями. Несмотря на то что она была красива, красота ее не привлекала, а словно отталкивала от себя, крича об опасности, которой наделена ее хозяйка. Оглядевшись по сторонам и не заметив притаившегося Аранта, она накинула на голову драный платок и сильно ссутулилась, сразу став ниже ростом. Прижав к груди небольшой сверток, девушка направилась в сторону городских ворот. Арант растерялся. Он никак не мог решить, что ему делать: то ли продолжать следить за странным домом и дальше в надежде еще раз увидеть мужчину в черном, то ли последовать за той худышкой. Наконец он решился и поспешил догнать уже порядком ушедшую девушку, которая теперь воспринималась со стороны как старуха, спешащая по своим бедняцким делам. Беспрепятственно покинув Вассариар, девушка сначала где-то с полчаса шла вдоль городской стены, а потом резко свернула в сторону и стала быстро удаляться от города. По мере того как она уходила все дальше, ее спина распрямлялась, а походка становилась все более упругой. Аранту пришлось сильно отстать, чтоб оставаться незамеченным и продолжать следить. Еще часа через полтора Арант понял, куда она так стремилась. Они подходили к старой заброшенной усадьбе, разрушенной еще во времена первого Прорыва. Тогда война с порождениями Хаоса грозила уничтожением всему живому, и в ней приняли участие практически все разумные расы на Тарагоне. Правда, нашлись и такие, которые думали, что, выступая на стороне захватчиков, они защитят себя от возможной угрозы и обеспечат более высокое положение в новом мире. К счастью, пришествие Хранительницы помогло восстановить нарушенное равновесие межмировой материи и выкинуть захватчиков обратно в их реальность, запечатав проход, неосмотрительно открытый адептами Ордена Хаоса. Вообще вся эта катавасия была затеяна именно адептами для получения могущества и неограниченной власти, да вот беда, даже они сами не смогли контролировать тех тварей, которые поперли сквозь проход, уничтожая все, что встречалось им на пути. Эта усадьба была одной из тех немногих, которые было запрещено восстанавливать в назидание другим. Когда-то она принадлежала маркизу Занди, который в свое время опрометчиво переметнулся на сторону захватчиков, и в процессе войны усадьба была разрушена до основания. Сейчас на этом месте возвышались лишь руины некогда красивого замка, а земля была суха и безжизненна, словно в лесной оазис попал кусок пустыни.

Удвоив осторожность, Арант крался за девушкой, недоумевая, что могло ей понадобиться в таком месте? Подойдя вплотную к развалинам, Арант снова почувствовал тот странный и неприятный запах магии. Ею здесь пропитано было практически все, особенно сильно она чувствовалась со стороны бывшего донжона. Именно туда и направилась девушка. Забравшись на высокое дерево, растущее на краю выжженной пустоши с развалинами посередине, Арант внимательно смотрел за девушкой, ожидая дальнейшего развития событий. И дождался. Из небольшой пристройки (более-менее сохранившейся в целости) к почти полностью разрушенному донжону навстречу девушке вышел мужчина среднего возраста с аккуратной бородкой клинышком и густыми, нависающими над глазами бровями. На его груди висел квадратный медальон из какого-то серого тусклого металла на цепочке из крупных грубых звеньев. Но вот что на нем было изображено, Арант так и не понял, слишком далеко он находился, и рассмотреть такие мелкие детали, как гравировка на медальоне, не представлялось возможным. Арант навострил уши, чтоб не пропустить ни одного слова.

— Ты заставила себя ждать! — глухой голос мужчины раздавался словно из-под земли.

— Простите, мой господин. Я торопилась как могла, — униженно склонила голову девушка.

— Принесла? Давай сюда.

Низко поклонившись, черноволосая передала свой сверток и скромно отступила в сторону.

Брезгливо поджав губы, мужчина развернул сверток и вытащил из него какой-то темный сосуд, больше всего по форме напоминающий пузатую бутыль.

— Иди в дом, Мирна, — скомандовал мужчина и посторонился, пропуская мимо себя девушку.

Что же это такое? Арант терялся в догадках, лихорадочно пытаясь вспомнить, что ему напоминает медальон на груди незнакомца. А то, что он его или что-то похожее уже видел, Арант был абсолютно уверен. Вот только припомнить где — и что этот медальон значит, у дроу никак не получалось.

А мужчина тем временем откупорил бутыль и поставил ее на большой серый валун. Из бутыли пошел черный дым, выливаясь сначала тонкой струйкой, которая все росла и делалась толще. Отступив на шаг, мужчина поднял вверх руки и глухим голосом начал читать речитативом полную абракадабру. Арант, внимательно вслушивавшийся в каждое слово и пытавшийся понять, к какому виду относится творимая на развалинах волшба, ничего не понял.

Струйка дыма между тем начала закручиваться спиралью и под звуки голоса незнакомца подниматься ввысь, разрастаясь и образуя огромную воронку. В какой-то миг Аранту показалось, что он различает в этой воронке мелькающие силуэты, раскрытые в крике рты, полные укоризны и мольбы взгляды… Это наваждение длилось всего один миг и с громким хлопком рассеялось, когда темная воронка втянулась в медальон на груди мужчины. Устало опустив руки, незнакомец постоял неподвижно несколько минут и, тяжело развернувшись, скрылся в доме. Минут через десять оттуда вышла Мирна и, накинув на голову платок, двинулась в обратный путь.

Легко соскочив с дерева, Арант обогнал девушку и уже через час миновал первым городские ворота. Он решил никому не говорить обо всем увиденном, пока сам не поймет, свидетелем чего сегодня стал.

Войдя во двор, Арант сразу заметил у коновязи новых лошадей и резонно рассудил, что за время его отсутствия прибыла новая партия воинов. За домом слышался командный голос Легарда, явно распекавшего кого-то нерадивого из нового пополнения. Усмехнувшись, Арант прошел сразу в дом, решив не вмешиваться.

Дальнейшие события закрутили всех в круговерти предотъездной суеты, и у Аранта не оставалось ни минуты свободной. Все свое время он посвящал прибывающему пополнению и помогал вконец замотанному и слегка охрипшему Легарду, который за столь короткое время пытался сформировать приличный отряд. Только один раз Аранту удалось вырваться, и он решил навестить Лику. К сожалению, старый сторож на воротах Академии категорически отказался впустить его, и, безрезультатно простояв двадцать минут у неприступной калитки, Арант вынужден был уйти, так и не попрощавшись. Эта странная человеческая девушка являла собой сплошную тайну, к тому же по характеру удивительным образом отличалась от всех человеческих женщин, с которыми он был до этого знаком. Она была смелой, острой на язычок, немного нахальной и в то же время доброй и верной своим друзьям. В этой девушке, за ее внешней хрупкостью и молодостью чувствовался внутренний стержень и характер. Это чрезвычайно привлекало Аранта, который очень жалел, что так и не смог увидеться с ней до отъезда. Еще раз поймать ее хитрый прищур глаз, ехидную улыбку и такие необычные своим цветом — пепельно-платиновые, на солнце даже отсвечивающие чистым серебром — волосы.

Ранним утром со двора выехал вполне приличный отряд, сопровождавший несколько подвод с оружием. Все оружие было тщательно прикрыто разнообразным товаром, так как, по новой легенде, в Бармингам отправлялся торговый караван, где купцом выступал сам Тармар.

Глава 8

Утро встретило меня пением птичек под окном и громкими криками какого-то придурка, распекавшего кого-то ни свет ни заря. Поморщившись от неприятного тембра, больше напоминавшего скрип несмазанной телеги, я поняла, что поспать больше не удастся. Встав с кровати, взяла полотенце и, поминая всеми нехорошими словами этого полоумного, который заявился в Академию с самого утра, поплелась в ванную, находившуюся по соседству с моей комнатой. Наплескавшись вволю, уже посвежевшая, я вышла из комнаты и нос к носу столкнулась с каким-то блондинчиком. Он стоял прямо у меня на пути и покрикивал на пожилого кучера, перетаскивавшего баулы в другое ответвление нашего коридора. Заметив меня, он остановился на полуслове и с интересом стал изучать мою персону. Под его пристальным взглядом я почувствовала себя не слишком уютно, прекрасно понимая, что, не успев причесаться, выгляжу явно непрезентабельно, и мысленно зарекаясь выходить за пределы своей комнаты, не приведя себя в полный порядок.

— Ты, наверное, чья-то новая служанка? — Не дожидаясь моего ответа, блондин продолжил в том же тоне: — А ты хорошенькая. Подожди немного, сейчас этот болван отнесет мои вещи, и мы сможем познакомиться с тобой поближе. — Его сальный взгляд снизу вверх прошелся по моей фигуре.

Решив не реагировать на этого напыщенного идиота, я молча развернулась и пошла в свою комнату. Все настроение испоганил, паршивец! Зайдя в комнату, я была обласкана успокаивающим мурчанием моего пушистого психоаналитика. Решив по возможности оградить себя от подобных инцидентов, я скинула простую белую рубаху и свободные штаны и надела тот милый голубой костюмчик из шелка, который подарили мне ребята, так как он выглядел наиболее приличным из всей одежды, которая у меня была. Дав себе зарок в ближайшее время постараться заработать денег на приличный гардероб, я позвала Прошку с собой, намереваясь его накормить из сделанных накануне запасов. К счастью, в коридоре уже никого не было, и мы смогли без особых затруднений его миновать. Выйдя во двор, я огляделась в поисках вчерашнего кладовщика. Так как тот нигде не наблюдался, решила не сильно заморачиваться его поисками, а просто мысленно передала Прошке образ этого дядьки, и благодаря этому мы смогли в рекордные сроки отыскать его на заднем дворе, среди хозяйственных построек. Увидев меня, этот «достойный» человек постарался сделаться незаметным, но это ему не очень удалось. Я не собиралась оставлять своего малыша голодным только для того, чтоб он смог чувствовать себя спокойно.

— Уважаемый, не соблаговолите ли вы выдать нам наши припасы, а то мой трарг еще не завтракал.

— Но… э-э… там не так уж много запасов, и я думал, что вы сегодня еще привезете. Заодно на охоте и накормите его.

— Не поняла? Это как так — не много запасов? Я вчера привезла достаточно дичи, чтоб в ближайшее время не думать об охоте! Или вы хотите меня убедить, что за прошедшую ночь кто-то из добычи умудрился ожить и убежать? — Разозлившись на этого прохиндея, который явно решил поживиться за мой счет, я уже практически шипела, разговаривая с ним.

— Вы меня не так поняли… Конечно-конечно, пойдемте, я вас провожу. — Перетрухнувший кладовщик семенил впереди меня маленькими шагами, поминутно оглядываясь на нас с Прошкой.

Подождав, пока Прошка наестся, я с милой улыбкой обратилась к топтавшемуся неподалеку мужику:

— Не хотелось бы вас постоянно отвлекать от работы, поэтому, может быть, вы сделаете мне копию ключа? Даю вам честное слово, что ничего чужого я в вашем подвале не возьму.

Выслушав невнятное бормотание, которое я предпочла принять за согласие, мы с Прошкой отправились обратно в общежитие. Проходя по двору, я заметила еще одну карету, въезжающую во двор Академии. Судя по всему, народ действительно начинает стремительно прибывать. Решив проведать друзей, которых до сих пор не было видно во дворе, я поднялась на третий этаж. Как это ни странно, но перегородка, ведущая к комнатам ребят, в коей они накануне проделали небольшую дыру, была уже достроена и красовалась новой резной металлической калиткой, на которую наползали усики настоящих растений. Густые заросли зеленых вьюнов, все сплошь усыпанные цветами, пробивались из земли, насыпанной в ящики, установленные вдоль перегородки. И когда только они все успели?

— Ау, есть кто живой? Солнышко давно уже в зените, а от вас ни слуху ни духу.

— А-а, Ликуся? Проходи, чего топчешься? — выглянувший гном со встопорщенной бородой приветливо махнул мне рукой.

— Как же я войду, если у вас здесь целая крепость?

— Так это для посторонних — крепость, а для своих — считай, что ее здесь и нет совсем. Мы тут с ребятами немного помагичили, так наша калиточка теперь и без замка работает. Ну правда, только для определенного круга лиц, а всем остальным придется дождаться прихода хозяев. Вот смотри, сюда ладошку прикладываешь, наша калиточка тебя и опознает. Правда, мы здорово придумали? — Гордый своими достижениями, гном весь так и светился.

Судя по всему, ребята давно проснулись, так как были уже умытые и даже причесанные.

— Ну и чего вы здесь сидите? Кого высиживаете? Нет желания познакомиться с местной аристократией? — Усмехнувшись, я посмотрела на вяло потягивающихся друзей.

— А что, уже кто-то приперся? — Дакк удивленно поднял брови.

— Приперся — не то слово! Мне уже даже пообещали неземное удовольствие от будущего общения, правда, позабыв спросить моего согласия, — не удержавшись, наябедничала я.

— И кто же это такой неосмотрительный? — От возмущения Дакк даже приподнялся со своей кровати.

Что самое интересное, все остальные последовали его примеру. В наших рядах намечается редкостное единодушие, и это не может не радовать! Главное, чтоб это не переросло во что-то большее, а то придется скрываться уже от друзей, вернее, от их чрезмерной опеки.

Я в красках рассказала об утренней встрече с блондином и о том, что видела еще одну карету, въезжающую во двор.

— Так, у меня есть предложение! — Драрг быстро приводил свою бороду в порядок, явно собираясь на улицу. — Пошли быстренько перекусим, а то на голодный желудок плохо соображается. Ну а потом уже будем знакомиться с местными и сообща решать, кому бить морду, а с кем идти в кабак! Согласны? — Ничуть не сомневаясь в нашем согласии, гном уже намылился на выход, поэтому пришлось мне его немного притормозить.

— Одну минуточку! В целом твой план ничего, с одной поправкой. Никому морды мы бить не будем! Незачем нам в первый же день настраивать всех против себя. Тем более что не в моих интересах настолько привлекать к себе внимание, а ты его непременно привлечешь, если отправишь на больничную койку половину курса. Попридержи свой темперамент немного.

Оторопевший от моих слов гном даже замер:

— Ты что же мне предлагаешь? Если меня будут оскорблять какие-то недалекие людишки, я должен буду стоять и молчать? Да меня потом весь клан засмеет или, еще чего доброго, заклеймят трусом навечно!

— Ну-у, нет… я не то имела в виду. — Я лихорадочно выискивала выход из положения. — Скажи, а у вас что, все оскорбления смываются кровью? Может быть, можно как-то по-другому? К примеру, сделать так, чтоб оскорбивший тебя сам сел в лужу и стал посмешищем для окружающих?

— Ну в принципе можно… Только не всегда… да и, честно говоря, я не большой любитель этого. Понимаешь, мы, гномы, немного не по этой части, мы более прямолинейные, что ли. Боюсь, мне будет сложновато.

— А допускается ли твоими правилами, чтоб за тебя отвечали твои друзья?

— Ну-у… если только на словах. — Гном с сомнением покосился на меня.

— Вот и ладненько! — Я порадовалась, что выторговала эту небольшую победу, решив про себя на всякий случай присматривать за Драргом.

Спустившись, мы опять-таки никого не встретили, как ребята ни крутили своими головами в поисках блондинчика, о котором я им рассказала. Перекусив, мы вернулись во двор и расположились под молодым дубком, немного наискосок от входа в общежитие, где нам открывался великолепный обзор на все там происходящее. Достав кулек с горячими ягодными пирожками, прихваченными мной из академической «кафешки», я предложила их ребятам. Схватив по пирожку, все уселись на травку и вперили свои нетерпеливые взгляды в сторону крыльца. Ждать пришлось недолго. Минут через десять к нашему крыльцу подъехала карета, и из нее выпорхнули две девушки, примерно лет по семнадцать. Посмотрев на них, я решила, что это две сестры, так как определенное сходство просто бросалось в глаза. Возбужденно щебеча что-то, они бестолково суетились, больше мешая, а не помогая выгружать чемоданы с вещами. Вообще-то обе девушки были чудо как хороши, напоминая известных в моем мире кукол Барби. Фарфоровые личики, белокурые локоны ниже плеч и абсолютно пустые глаза с густыми ресницами могли служить реальной иллюстрацией к поговорке: «Настоящая блондинка!» (Многим мужчинам именно такие и нравятся.) Самое приметное отличие, на котором задерживался взгляд, — это то, что у одной девушки волосы были прямые, а у другой спадали на спину красивыми волнами. Нет, девушки не выглядели абсолютно одинаковыми, но невыразительность лиц и отсутствие работы мысли делали сестер настолько похожими, что, отвернувшись от суетящихся фигурок, я сразу же забывала их облик — они сливались у меня в одно целое. Прислушавшись к их разговору, я надула щеки, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться в голос и не привлечь к нашей группе внимания.

— Дорогая Кэтрин, ты взяла мой чемодан! Твой — вишневого цвета, а этот черешневый. — Девушка с волнистыми волосами обеими руками схватила один из чемоданов.

— Вот и нет! Это как раз и есть цвет спелой вишни, а твой остался в карете. Вот и лезь за ним, а мой не трогай. — Ее сестра попыталась выдернуть чемодан, но сразу у нее это не получилось, поэтому они занялись перетягиванием чемодана из стороны в сторону.

— Кэтрин! Мишлен! Немедленно прекратите! Настоящие леди не должны так себя вести. — Пожилая матрона с худым заостренным лицом в один момент навела порядок. — Касс, немедленно отнеси вещи девочек в их комнату! — тоном, не терпящим возражений, дама указала кучеру на разбросанные вокруг кареты вещи.

Пришлось тому слезть с козел, где он до этого сидел, с удовольствием наблюдая за разборками молодых барышень и втихаря посмеиваясь в усы, и заняться своими прямыми обязанностями.

Тут, откуда ни возьмись, на крыльце общежития появился уже знакомый блондин. За то время, пока мы не виделись, он успел переодеться и теперь стоял в ярко-зеленом костюме с рюшами на штанах, легко поигрывая тростью с зеленым же набалдашником и с завязанным на нем кокетливым бантиком. Судя по обожающим взглядам девчонок, устремившихся на него, этот красавчик был им прекрасно знаком, и его нынешний вид они находили просто неотразимым. Видимо, сам блондин был о себе такого же мнения, так как еще больше напыжился и даже отставил в сторону правую ногу. Видимо, эта поза, по его мнению, должна была подчеркнуть его красоту и величие.

— Лика, а этот зелененький случайно не твой утренний знакомец? — задумчиво изучая этого парня, тихо прошептал мне на ухо Дакк.

— Какой ты догадливый! Только вот утром он имел несколько иной цвет, нежели сейчас.

— О-о, мистер Рик Черберн! Какая удача встретить первым именно вас! — Блондинка с прямыми волосами (кажется, именно ее матрона назвала Кэтрин) сделала небольшой шаг вперед и, не сводя обожающего взгляда с парня, элегантно поклонилась ему.

Постаравшись не отстать от своей сестрички, другая девчонка — Мишлен — часто хлопая длинными ресницами, послала блондину такой взгляд, что казалось, сделай он хоть один намек на взаимность, так она бы повисла у него на шее и прямо здесь занялась любовью. Правда, единственное, что она смогла при этом произнести, это: «О-о, Рик… как приятно…» — а при низком поклоне лично у меня создалось впечатление, что ее грудь сейчас выскочит из корсажа. Я думала, что их воспитательница постарается остановить своих воспитанниц и как минимум прочтет им мораль на тему пристойности поведения, однако оказалось все наоборот! Старая грымза была очень даже довольна поведением своим воспитанниц и в полном согласии с их действиями кивала как китайский болванчик.

— Ни фига себе порядочки?! Спорить на людях нельзя, а вешаться на шею посторонним мужикам — только приветствуется. — Я от удивления даже рот открыла.

— Лика, чему ты удивляешься? Их же самое заветное желание — выйти замуж за отпрыска богатой и знатной семьи. А твой знакомый, судя по всему, очень даже подпадает под это определение. Посмотри, как они стелются перед ним, сейчас из платьев выскочат. — Дакк насмешливо фыркнул, выражая свое отношение к увиденному.

— А они милашки! — Драрг машинально накручивал свою бороду на палец, оценивающе переводя взгляд с одной девчонки на другую.

— Гном — ловелас!! Такого я себе даже представить не могла! — Я с новым интересом начала рассматривать своего друга. — Хочешь сказать, что тебе нравятся человеческие женщины?

— Какая разница, человеческие они или нет?! На них приятно посмотреть, и между нами нет физиологических различий. К тому же эти пташки так мило щебечут, что у меня от умиления аж слезу вышибает. Как вы думаете, какую из них мне предпочесть, кудряшку или ее сестренку? — Драрг перевел задумчивый взгляд на нас, ожидая подсказки.

— А что ты мучаешься? Начни ухаживать за обеими, а там по ходу дела и сам разберешься, — насмешливо посоветовала я, все еще воспринимая сказанное гномом как розыгрыш.

— Спасибо, подруга! Именно так я и поступлю. — Обрадованный гном вскочил и, одернув свой камзол, рванул вслед за пропавшими в зеве общежития девушками.

Блондинчика в обозримом пространстве также не наблюдалось, видимо, пока мы разговаривали, девчонки все-таки умудрились зазвать его к себе в гости.

Удивленно переглянувшись с Дакком и Лешеком, я обратилась за разъяснениями к Грагиту:

— Он что, всегда так реагирует на симпатичную мордашку? И вообще с каких это пор гномы реагируют на человеческих женщин?

— Ничего такого за ним до сих пор не замечал. Может быть, он почувствовал себя в безопасности и расслабился? Хотя я не так уж и давно его знаю, чтоб говорить о его пристрастиях. — Грагит растерянно развел руками.

— Миленько… Ну и что нам теперь делать?

— Да ладно тебе переживать! Что, он маленький, что ли? Вот если вляпается в неприятности, тогда и будем думать, чем ему помочь, а пока что я не вижу повода для беспокойства. — Дакк беспечно махнул рукой и, постаравшись сделать это незаметно, вытащил из кулька предпоследний пирожок. Заметив диверсию, я буквально на секунду опередила Грагита и Лешека, тянувших руки за последним. Решив закрепить свой успех, я откусила сразу половину пирожка, накрепко зажав его остатки в кулаке и полностью игнорируя обиженные физиономии друзей. Дакк, уже успевший прожевать свою порцию, удовлетворенно вытирал жирные руки о зеленую травку, невозмутимо стряхивая крошки со своего плаща.

— Ну и какие планы на оставшийся день? Что, так и будем здесь сидеть? Может, мне уже за семечками сбегать, а то что-то скучновато становится. — Дакк демонстративно зевнул.

— Ага, заодно и попить принеси, — Пнув ногой Дакка, я поудобнее расположилась на Прошке, перебирая руками мягкий густой мех.

Прошка от удовольствия начал тихонько мурчать, напоминая набирающий обороты трактор.

— Эксплуататорша! — Не зная вампира, можно было подумать, что его жестоко обидели.

К счастью, на нас это уже не производило никакого впечатления, поэтому мы дружно отвернулись от него, уставившись на вход в общагу в надежде на продолжение развлечений. И они не задержались, правда, немного не с той стороны, откуда мы их ждали. От въездных ворот послышался какой-то шум, и через непродолжительное время мы увидали небольшую кавалькаду из пяти всадников и трех заводных лошадей. Впереди всех скакал симпатичный молодой человек на красивом гнедом коне. Темные волосы полностью гармонировали по цвету с гривой коня и от долгой скачки слегка растрепались, что, впрочем, не особо беспокоило их владельца. Легко спрыгнув, парень потрепал по шее своего коня и подошел к последнему всаднику, к лошади которого были привязаны нагруженные вещами кони.

— Сэр Колин, ваш отец и так нам не простит, что вы появились в Академии не при полном параде, как полагается вашему титулу, а вы еще и помогать нам удумали. — быстро спрыгнув с коня, обратился к молодому человеку мужчина. — Я вас умоляю, позвольте нам делать сваю работу!

— Хорошо, Глаас. Не переживай, я не стану вам мешать. Держи ключ от моей комнаты, надеюсь, ты еще не забыл, где она находится? — Развернувшись, парень взял своего коня под уздцы и направился в академическую конюшню.

Оставшиеся всадники слаженно занялись делами, распределив заботы о лошадях и доставке вещей своего господина между собой.

Не успели они разгрузить все вещи, как раздавшийся скрежет заставил лошадей нервно вздрогнуть. Во двор вкатила колымага, видимо, когда-то претендовавшая на славный титул кареты, запряженная каурой кобылкой с отвисшим животом. Седой старикан, охая и причитая, сполз с козел и осторожно открыл дверцу, видимо, опасаясь, как бы она ненароком не отвалилась. Из кареты появилась худенькая невзрачная девушка с каштановыми волосами и большими испуганными глазами.

— Осторожнее, госпожа Роза, здесь ступенька. — Подав руку девушке, старикан так и не смог разогнуться, оставшись в позе «зю».

Девушка растерянно посмотрела на своего кучера и нерешительно потащила за ремешок какой-то бесформенный узел, видимо, с ее одеждой. Не знаю, кто уж там упаковывал ее вещи, но это явно был дилетант, так как после недолгой борьбы девушки с огромным тюком победил тюк. Он просто развязался, и все ее причиндалы высыпались на дорогу, подняв клуб пыли. Вскрикнув от стыда, девчонка густо покраснела и закрыла лицо руками. Глядя на все это безобразие, я уже захотела вмешаться и помочь несчастной, однако меня опередили. Молодой парень из группы сопровождения предыдущего студента кинулся ей на помощь, в один миг собрав все вещи и умудрившись их увязать в аккуратный тюк.

— Куда прикажете отнести ваши вещи, госпожа? — стараясь, чтоб его голос звучал ровно, парень с сочувствием посмотрел на девушку.

Убрав руки от лица, она с удивлением взглянула на нежданного помощника. Попытавшись что-то ему сказать, но не сумев выдавить из себя ни слова, она показала дрожащим пальчиком в сторону крыльца общежития. Сделав учтивый жест, парень дождался, когда девушка тронется вперед, показывая ему дорогу, и, легко закинув ее тюк себе на плечо, упругой походкой двинулся за ней.

— Чую, завтра здесь будет не продохнуть от титулов, хотя уже сейчас понятно, что в этом мире титул еще не самое главное. — Задумчиво посмотрев на старика, кряхтя залезавшего на козлы в скрюченном состоянии (сразу видно, что он делал это не впервые), я обратилась к Лешеку: — Как ты думаешь, доедет эта колымага до ее имения или рассыплется по дороге?

— Думаю, что пятьдесят на пятьдесят. Если дождя не будет и по дороге не попадет в какую-нибудь особо глубокую колдобину, то может и доехать.

— А вот если она все-таки рассыплется, то на чем же приедут ее забирать в конце учебного года, на крестьянской телеге, что ли? И вообще, что это за дурацкое имя такое — Роза? Ну абсолютно этой серой мышке не подходит!

— Что обсуждаем? Надеюсь, не меня? — Незаметно подошедший Дакк поставил около меня большой запотевший кувшин.

Ничего не ответив, я осторожно попробовала и, опознав налитую в него жидкость как холодный хлебный квас, с наслаждением присосалась к горлышку.

— Лика, имей совесть, ты не одна здесь от жажды умираешь. Поделись с друзьями, не жадничай. — Лешек тянул свои ручки, с вожделением поглядывая на мой сосуд.

— Между прочим, у Дакка еще один, почему вам нужен обязательно тот, что находится у меня? — от возмущения я даже немного облилась.

— А ты ближе сидишь! — невозмутимо пробурчал Лешек, нагло воспользовавшийся моей передышкой и намертво присосавшийся к перетянутому на свою сторону кувшину.

— Что бы ты без меня делала?! — Гордый своей догадливостью, Дакк снисходительно протянул мне еще одну желанную емкость.

Заметив жалобный взгляд Грагита, я со вздохом передала ему кувшин и, дождавшись, когда он напьется, забрала себе, решив больше ни с кем не делиться. На улице стояла просто неимоверная жара, и холодный квас в такую погоду был более чем кстати, а в кувшине его осталось еще добрая половина.

— Слушай, Лешек, тебе не кажется, что пора идти искать нашего дамского угодника, а то что-то долго его нет, не случилось бы чего?

Не успела я это сказать, как на крыльце появился наш гном. Оглядевшись по сторонам и заметив нашу теплую компанию на том же месте, где и оставлял, он с важным видом степенно двинулся к нам.

Пока мы пили квас и дожидались Драрга с новостями, я вкратце рассказала Дакку о том, что здесь произошло за то время, пока он ходил за квасом.

— Чего сидим, кого ждем? — Полный воодушевления, Драрг насмешливо посмотрел на нас.

— Как это кого ждем? Тебя, конечно! Мне тут Лика поведала о твоих подвигах, вот теперь с нетерпением жду продолжения. Давай рассказывай, не томи, удалось тебе познакомиться с девушками? — напал Дакк на гнома с расспросами.

— Ну-у, как вам сказать… — Драрг красноречиво облизнул губы и в упор посмотрел на мой кувшин.

Пришлось скрепя сердце с ним расстаться, так как я знала: если не дать вредному гному попить, то подробности мы еще долго будем из него вытягивать. Дождавшись, когда кувшин опустеет, что Драрг нам и продемонстрировал, перевернув его вверх дном и слизнув последнюю сорвавшуюся каплю, мы обступили гнома, требуя подробностей его похождений. Тот попытался еще немного нас помурыжить, но, заметив кровожадность, которая все явственнее проступала на наших ангельских личиках, решил не испытывать дальше судьбу.

— В общем, я пошел за ними и теперь абсолютно точно знаю, где их комната! — Драрг замолчал, ожидая наших восхищенных возгласов.

— И это все? Ты что, над нами издеваешься? — Дакк с удивлением посмотрел на гнома.

— Ну… не совсем… Просто девочки устали с дороги, они сейчас переодеваются, и с ними еще эта старая грымза… Я просто решил ненадолго отложить наше знакомство. — Гном смущенно пожал плечами. — Но зато я в подробностях изучил все три этажа, со всеми их переходами, поворотами и ответвлениями. Оказывается, все общежитие делится на отдельные сектора, которые соединяются между собой многоступенчатыми переходами. Так что, если будет нужно, обращайтесь ко мне смело, я с удовольствием вам все покажу и провожу.

— Ладно, хватит уже здесь торчать! Мы с Прошкой отправляемся на охоту, нам нужно пополнить запасы, а то с завтрашнего дня вступает в силу ограничение на выход в город всех учащихся Академии и Школы. — Я поднялась с колен, отряхивая брюки от налипших травинок. — Если у вас есть какие-то планы, связанные с выходом в город, советую их реализовать сегодня, завтра может быть поздно. И очень сильно не расслабляйтесь, завтра будет проводиться официальная часть по началу нового учебного года. Нам представят наших преподавателей и распределят по профильным факультетам. Ну а послезавтра начнется непосредственно сама учеба. — Помахав ребятам ручкой и оставив их переваривать полученную информацию, я отправилась переодеваться к предстоящей охоте.

Глава 9

Остаток дня прошел без особых происшествий, если не считать пойманную Прошкой огромную змею с двумя хвостами. Я совершенно не представляла, что мне с ней делать, но выбросить не решилась, все-таки это добыча моего котика. Как выяснилось, не зря я ее прихватила с собой. Махлюнд, как только увидал нашу добычу, просто слюной изошел, гипнотизируя этот шланг. Пришлось ее подарить купцу. Надо было видеть его радость, он только что по двору не скакал от счастья. Оказывается, змея безумно редкая и в этих краях не водится, вернее, до сегодняшнего дня считалось, что не водится. У нее практически все идет в ход, начиная от шкуры и заканчивая внутренними органами: желчь, сердце и т. д., и алхимики с аптекарями такие деньги за нее отвалят… (на этом месте он мечтательно закатил глаза). На радостях купец настолько расщедрился, что подарил мне смирную лошадку, на которой я ездила на охоту, и снабдил целой котомкой различных деликатесов, в состав которых входила и бутыль красного вина литра этак на полтора, а то и два. К тому же на сегодняшний вечер Махлюнд договорился с каким-то своим знакомым, и у нас с Прошкой был шанс немного подзаработать. Как сказал мне Махлюнд по секрету, его хороший знакомый — очень модный портной в Вассариаре, и ему нежелательно, чтоб кто-то прознал о том, что у него появились какие-то проблемы. Вот уже целую неделю кто-то по ночам умудрялся проникать в его мастерскую и портить практически готовые наряды. Из-за этого тому приходилось все переделывать, и, как правило, портной не успевал сдать готовое изделие в срок. Среди богатых клиентов начали появляться первые недовольные. Сам портной уже перепробовал все возможное. Он даже оставался ночевать в мастерской, но так никого и не заметил. А наутро два самых дорогих платья оказались безнадежно испорченными.

Выслушав рассказ Махлюнда, я озадачилась. Если уж сам портной никого не застал в мастерской, а наутро вещи были испорченными, то где гарантия, что мы с Прошкой сможем поймать этого неуловимого вредителя-невидимку? Посмотрев на Прошку, я мысленно задала ему вопрос, как нам быть, соглашаться на эту работу или нет? С одной стороны, деньги нам очень даже нужны, а с другой — очень не хотелось бы подвести нашего купца и не выполнить взятых обязательств. Легонько толкнув в спину своей лобастой головой, Прошка мысленно меня успокоил и послал уверенность в том, что мы с ним со всем справимся. Решившись, я кивнула Махлюнду, соглашаясь с предложенной работой. Мы договорились встретиться вечером на его дворе, и я отправилась в Академию — пристроить сегодняшнюю добычу и немного отдохнуть перед ночным дежурством. Сгрузив воз, я наконец-то добилась своего и стала обладательницей личного ключа от подвала. Теперь я была спокойна за своевременное питание моего «малыша», а то этого кладовщика вечно нет на месте. Посмотрев, какое оживление охватывает недавно тихий академический двор, я решила не ждать вечера, а прямо сейчас отправиться к Махлюнду; думаю, он мне не откажет, и до вечера я смогу побыть у него. Заглянув к ребятам, я констатировала, что они полностью последовали моему совету и дружно испарились в неизвестном направлении. Оставив на столе записку, чтоб не волновались и не вздумали меня идти искать, я заглянула в конюшню. Договорившись со служителем о выделении места для моей лошадки, я с чувством выполненного долга отправилась к купцу.

Махлюнд сначала удивился, заприметив меня на своем подворье, однако, выслушав мои путаные объяснения, махнул рукой и буквально силой потащил обедать. Накормив до отвала, мне выделили место для отдыха. Сначала я думала, что не смогу заснуть, однако стоило моей голове дотронуться до подушки, как я моментально отрубилась. Проснувшись, почувствовала себя отдохнувшей и полной сил. На улице был дивный летний вечер, обещающий хорошее времяпрепровождение после тяжелого трудового дня. Выйдя на улицу, я помахала рукой Махлюнду, за что-то распекавшего своего слугу. Увидав меня, он приветливо заулыбался и, быстро свернув все свои дела, подошел ко мне.

— Ну что, девочка, отдохнула? — Получив мой утвердительный кивок, он продолжил: — Я в принципе освободился, и, если ты готова, мы можем прямо сейчас отправиться к моему знакомому.

— Конечно, готова! Только я хотела бы вас попросить, если кто-нибудь поинтересуется, кто я такая и для чего пришла, пусть ваш знакомый скажет, что я его клиентка. Он ведь портной? — Дождавшись согласия, я продолжила: — Ну вот и давайте считать, что я пришла заказать себе комплект одежды. Не надо спугивать раньше времени злоумышленника, а то он может затаиться, и у меня больше не будет времени выполнить свою работу. С завтрашнего дня всех студентов перестанут выпускать в город, только по специальным разрешениям, а ради вашего знакомого портного, боюсь, мне никто его не выдаст.

— Думаю, ты абсолютно права, и это самый лучший вариант. Откуда все-таки у столь молодой особы такая предусмотрительность?

Так за разговорами и взаимными комплиментами мы незаметно подошли к большому красивому дому. Постучав в дверь, Махлюнд отступил на шаг и замер в ожидании. Через полминуты дверь открылась, и пожилой слуга, больше похожий на английского дворецкого, с достоинством вопросил о цели нашего визита. Можно подумать, он сам не знает, для чего ходят к портному, не мыться же. Махлюнд, однако, не был удивлен и так же чопорно ответил, что нам назначена встреча с достопочтимым господином Пересом. Пропустив нас в холл, дворецкий с поклоном удалился в сторону длинного коридора, и вскоре к нам вышел небольшой человечек. Вернее, даже не вышел, а выкатился, настолько он был похож на колобка. Небольшой рост, объемистое брюшко, круглые румяные щеки и второй подбородок — все это создавало впечатление, что господин Перес со всех сторон имеет абсолютно одинаковые размеры.

— Так-так-так… Что мы здесь имеем? — Пробежавшись вокруг, колобок остановился передо мной в задумчивой позе. — Очень неплохие формы, только необычный цвет волос будет диктовать выбор ткани и ее цвет. Что бы милочка хотела заказать дядюшке Пересу, ну не смущайтесь. Может быть, вас интересует новое платье для бала? — Заметив мое оторопевшее выражение лица и поняв, что не угадал, толстячок затараторил: — Молчите-молчите, я понял, что вам нужно. Платье для романтического свидания… или нет, вам нужно СВАДЕБНОЕ платье! Сейчас снимем мерки и обсудим фасон, это не займет много времени. Вот так, стойте, не дергайтесь. — Перес начал бегать вокруг меня, молниеносно снимая мерки портновским метром. — Еще немного, и я вас отпущу.

— Перес! Прекрати немедленно! Эта девушка пришла не для того, чтоб заказывать себе платье. — Чтобы привлечь внимание увлекшегося портного, Махлюнду пришлось слегка встряхнуть своего друга за плечо.

— А? Что ты говоришь? Не платье? Как не платье… тогда, может быть, костюм для верховой езды? У меня есть несколько новых идей, и мне кажется, что именно на ней все это будет очень даже здорово смотреться!

— Да очнись ты уже! Эту девушку зовут Лика, и она будет у тебя сегодня ночевать в мастерской.

— Ну не вводи меня в смущение, мой старый друг. Зачем же такой милой девушке ночевать в мастерской. Я с удовольствием предоставлю ей свой кров. Сейчас я позову своего слугу, и он отведет ее в отдельные покои.

— Перес, Перес… Ты опять все перепутал. Эта девушка будет охранять твою мастерскую сегодня ночью вместе со своим боевым траргом. Надеюсь, у них получится избавить тебя от всех твоих злоключений!

— Ты так думаешь? — Перес с сомнением оглядел меня. — Зачем же тогда я снимал с нее мерки? — Рассеянно погладив рукой моего Прошу, он обратился ко мне: — А может быть, вы все-таки закажете у меня платье… ну или костюм?

— Я подумаю над вашим предложением, только сейчас давайте уже пройдем в вашу мастерскую, и вы все мне покажете на месте.

— Да-да, пойдемте скорее. Что ж я вас держу в дверях? — Засуетившись, портной повел нас прямо по коридору, по ходу открывая двери одну за другой. — Здесь примерочная, а вот в этой комнате я держу образцы тканей, ну а здесь у меня находятся болванки любого размера для первичной примерки. Идем дальше… Здесь кружева, пуговицы, ленты и наконец святая святых — пошивочная. — Перес привел нас в большую светлую комнату с расставленными по периметру столами, на которых были разложены отдельные детали (в основном завершающие отделку: ленты разные, кружева) почти законченного платья, сейчас висевшего на болванке.

— Господин Перес, если все эти помещения отведены под вашу мастерскую, то где же тогда вы живете? — Я задумчиво осмотрелась. — И как здесь включается свет? — Все помещения в доме, по крайней мере те, которые я уже осмотрела, были оборудованы магическими светильниками, и если в моей комнате в общежитии они включались, стоило мне там появиться, то здесь явно было иначе.

— Милая девушка, так в этой работе практически вся моя жизнь и есть. Ну а если серьезно, то это — всего лишь небольшая пристройка. Сам дом находится в задней части двора. А свет здесь включается очень легко, смотрите. — Господин Перес хлопнул один раз в ладоши, и свет в помещении загорелся, затем хлопнул два раза, попутно внося объяснения: — А вот так вы можете его отключить, когда он станет вам не нужен. Здорово, правда, я придумал?

Пройдя дальше по коридору, мы вышли с другой стороны пристройки и оказались в красивом цветущем саду. Оказалось, что дом портного выходит на две разные улицы, чем господин Перес и воспользовался, сделав с одной стороны вход только для клиентов, а с другой стороны дом выглядел как непосредственно частная зона. Очень удобно получилось. Посмотрев на Прошку, мы обменялись понимающими взглядами, и мой пушистый товарищ в одну секунду исчез из глаз.

— Прошу прощения, но с вами только что был трарг? — Перес в недоумении начал оглядываться.

— Не переживайте и идите заниматься своими делами, а мы своими, считайте, что уже занялись. Завтра с утра посмотрим, что у нас получится. — Повернувшись, я направилась к забору с намерением изучить его повнимательней.

— Девушка! Лика! Мы же еще не договорились по поводу оплаты? — вдогонку крикнул мне растерянный Перес.

— Все потом! — вяло отмахнулась я.

Судя по этому человеку, он не станет увиливать от оплаты или пытаться как-то снизить назначенную мной цену, а значит, моя главная задача — постараться выполнить свою работу хорошо. Краем глаза наблюдая за беседующими друзьями, я заметила, как минут через десять они распрощались и Махлюнд отправился к себе домой. Господин Перес немного потоптался в нерешительности, но, поняв, что я не обращаю на него никакого внимания, махнул рукой и покатился в сторону своего дома, вернее, его жилой части. Таким образом, все хозяйство оказалось полностью на нас с Прошкой, чему я была только рада. По крайней мере, никто не будет под ногами мешаться. Пройдя вдоль забора, я на первый взгляд не обнаружила никаких огрехов в нем, а значит, злоумышленник пробирается на территорию каким-то другим способом. Пока Прошка рыскал по окрестностям, я решила еще раз обойти все помещения. Обход комнат также не принес никаких результатов. Тем временем на улице уже совсем стемнело, и на город опустилась тёплая летняя ночь. Ароматы цветов из небольшого садика разносились в воздухе, сбивая с рабочего ритма и навевая романтическое настроение. Захотелось выйти на улицу, присесть на низенькую лавочку под старой яблоней и любоваться на звездное небо. Встряхнувшись, я усилием воли вернула себя в комнату, где находилось почти законченное платье, и тихонько присела на мягкую подушечку, валявшуюся здесь же и предназначенную, по-видимому, для подкладывания под колени, когда пожилой мастер подворачивает подол платья. Удобно устроившись, я стала смотреть в окно, через которое проникал лунный свет, прокладывая по деревянному полу узкую дорожку, перечеркивающую всю комнату.

Незаметно я задремала, и в себя меня привела только острая боль в голове, перешедшая в глухой звон, словно кто-то огрел меня поварским половником от всей души. Я чуть не закричала спросонья, однако все мои звуки просто потонули в густом меху Прошкиной шкуры. Этот паршивец, видимо, предвидел такую мою реакцию и просто-напросто зажал мне рот своей огромной мохнатой лапой. Я даже не успела высказать ему свое возмущение, как поняла, что голова меня совершенно уже не беспокоит, а вот в груди почему-то очень даже жжет. Приложив руку, я почувствовала набухший сквозь кожу медальон, который явно о чем-то старался меня предупредить.

А после в голову хлынул поток информации, которой щедро делился со мной Прошка. Оказывается, пока я дремала, кто-то проник на территорию и сейчас пробирался в нашу сторону, и этот кто-то — вовсе не хозяин дома и не его слуга. Отдав Прошке команду спрятаться под одним из столов в комнате, сама я взяла отрез ткани и накинула на себя, расположившись в непосредственной близости от платья. Очень не хотелось допустить порчу этого изделия и подвести милого старичка Переса, доверившего нам сохранность своей репутации. Несмотря на то что я знала о приближении злоумышленника, мои глаза снова начали слипаться, а мысли разбредаться в разные стороны. Спас положение мой медальон, послав резкий импульс, обжигающей волной прокатившийся по телу. Сообразив, что происходит что-то неправильное, я поняла, что кто-то воздействует на меня силой магии, заставляя думать о чем угодно, только не о возможной угрозе. Осознав все это, я сильно разозлилась. Ну он у меня попляшет, этот шутник! Ишь ты, придумал — романтическое настроение, крепкий сон и полная релаксация. Я ему устрою полную релаксацию! Отогнув краешек ткани, я стала внимательно следить за входом в комнату, понимая, что моя злость чудесным образом прогнала все навеянное чужой магией. Долго ждать не пришлось. Минут через пять лунную дорожку перечеркнула появившаяся тень от темного силуэта, возникшего в дверях комнаты. Стараясь делать это незаметно, я подобралась для решающего рывка.

Постояв некоторое время в дверях и убедившись, что в комнате никого нет, незнакомец перешагнул через порог. Уверенной походкой, показывающей, что этот человек бывал здесь не один раз и прекрасно ориентируется в помещении, он двинулся к столу, расположенному у правой стены. Насколько я помню, именно там были разложены различные швейные принадлежности: иголки, булавки, наперстки, ножницы и куча другой всякой всячины. Немного покопавшись во всем этом разнообразии, незнакомец двинулся к вывешенному платью, что-то сжимая в руках. Пересекая окно, он попал в полосу лунного света, и в его руке сверкнула сталь, выдавая портновские ножницы. Ну что ж, как говорится, преступный умысел налицо, и мы спокойно можем брать преступника с поличным. Мысленно попросив Прошу быть настороже и ни в коем случае не дать уйти злоумышленнику, я дождалась, когда он приблизится почти вплотную к платью и, соответственно, ко мне. Откинув ткань, под которой до сих пор пряталась, я с ехидцей поинтересовалась:

— Скажите, а клиентка в курсе тех изменений в покрое ее платья, которые вы намереваетесь внести?

Темная фигура незнакомца дернулась, и на пол с грохотом упали тяжелые ножницы. После секундной заминки он метнулся к выходу, но там его уже ждал Прошка, для пущего эффекта приняв агрессивную позу и с глухим рычанием хлеща хвостом себя по бокам. Застыв от испуга как соляной столб, злоумышленник медленно повернулся ко мне. Решив прекратить эту глупую загадочность и наконец рассмотреть того, кто скрывает свое лицо под темным капюшоном, я зажгла свет в комнате. Высокий худой мужчина с крючковатым носом и редкими волосами, зализанными набок, увидев меня, плюхнулся на колени.

— Пощадите! Прошу вас, не выдавайте меня… я могу хорошо заплатить. Вас же нанял этот рохля Перес? Так я могу дать вам намного, намного больше, только отпустите меня и сделайте вид, что никого здесь не видели! — Незнакомый мужчина, стоявший на коленях и униженно умоляющий совершить подлость, вызывал у меня только чувство гадливости.

Сообразив по брезгливой гримасе, что меня не прельстили его посулы, он постарался незаметно засунуть руку за пазуху, и на его лице появилось выражение полного превосходства.

— Ну все, хватит! Не хотела по-хорошему, будет по-плохому. — Встав с колен, мужчина поднял вверх руку с зажатой в кулаке цепочкой. — Все равно все будет по-моему! Но я великодушен и не стану тебя уничтожать, хотя запросто мог бы. Ты просто уснешь и забудешь, что видела меня здесь, ну а все твои знания и силы перейдут к хозяину этого амулета. — С этими словами мужчина разломил серый квадратик на две части и бросил их на пол.

Терять память мне совершенно не хотелось, а потому я на всякий случай возвела вокруг себя защитный купол, совершенно не представляя, помогает он при таких ситуациях или нет. Когда я творила заклинание, легкое жжение в груди, начавшееся на месте нахождения медальона, перешло к кистям рук и в результате скопилось в подушечках пальцев. Так и получилось, что излишки энергии, появившиеся в пальцах, я также постаралась задействовать в своей защите, после чего с трепетом осталась ждать результата. Судя по всему, результат был, так как и без того вытянутое лицо нашего злоумышленника стало медленно, но верно еще больше вытягиваться в длину. Первым делом я проверила состояние моего Прошки. К счастью, на него это не подействовало, и я поставила себе на заметку потом у него вызнать все о влиянии враждебной магии на кса-рдонов. Сейчас же Прошка уселся в свободной позе и, словно дразня этого придурка, принялся вылизываться.

— Н-но как это может быть? Он же уверил меня, что амулет сработает в любом случае! Я ничего не понимаю. — Совершенно раздавленный, мужик ползал по полу, подбирая брошенные осколки амулета и поднося их вплотную к глазам, пытаясь что-то рассмотреть.

— И кто же вас так обманул? — Как можно более нейтральным тоном, тихо поинтересовалась я. — Он, наверное, взял с вас немалую сумму, а теперь выясняется, что его обещания ничего не стоят. Так кто он? — Я говорила тихим, проникновенным голосом, стараясь не спугнуть нежданную откровенность нашего задержанного.

Мне показалось очень важным постараться узнать, кто в этом городе может применять такую магию, которая, высасывая все жизненные силы, направленно передает их своему хозяину. И самое мерзкое — это то, что хозяин всего этого безобразия остается за кадром, предпочитая загребать жар чужими руками. Интересно, скольким еще подонкам, да и просто недалеким людям он раздал такие же игрушки и сколько за последнее время в этом городе произошло непонятных случаев с потерей памяти или со смертельным исходом?

— А? Что вы говорите? — Сидевший на полу мужчина поднял ко мне лицо с абсолютно пустым выражением. — О каком таком амулете идет речь, что вы меня путаете? И вообще, кто вы такая, новая пассия моего дружка Переса?

Осколки амулета прямо на глазах стали превращаться в пыль, и я поняла, что ничего не добьюсь от этого ненормального. Видимо, не достигнув цели, магия амулета ударила рикошетом по тому, кто ее активировал, и заставила его забыть все, что связано с этим амулетом и тем, у кого он этот амулет приобрел. Решив проверить, насколько далеко зашла его амнезия, я задала простой вопрос:

— Кто вы такой и что здесь делали? Советую отвечать быстро и честно, иначе мой трарг может не сдержать свою кровожадность. Надеюсь, вы еще помните, кто такие боевые трарги?

Покосившись на вольготно развалившегося Прошку, незнакомец нерешительно начал свой рассказ, из которого выяснилось, что его зовут Клюка и он так же, как и Перес, является портным. Только одна неувязочка — у веселого и обходительного господина Переса слишком много клиентов, хотя он и не придерживается стандартных канонов столичной моды и порой отказывается шить вещи, если считает, что они не подойдут его новой клиентке. А вот Клюка всегда готов пойти навстречу своим клиентам и сшить им любую вещь именно того фасона, который они пожелают, только вот заказы идут делать все равно почему-то к Пересу. Когда-то в этой части города портной Клюка был самым высокооплачиваемым и престижным мастером, но с тех пор, как сюда переехал Перес, дела у него стали идти все хуже и хуже. И за каких-то жалких пять лет все дела портного окончательно пришли в упадок, а сам Клюка люто возненавидел своего более удачливого конкурента. Именно поэтому он и решился на порчу дорогих платьев, стараясь подорвать сложившуюся безупречную репутацию своего врага и ввести его в большие денежные расходы. Уже несколько клиенток из новеньких, не получивших вовремя свои заказы, были переманены Клюкой клятвенным заверением быстрее и дешевле своего конкурента сшить эти самые платья. Клюке было несложно это сделать, так как у него уже были пошиты заготовки этих платьев, которые он сам же и испортил, пробравшись к Пересу в мастерскую.

— О-о, с каким наслаждением я резал практически готовые платья, сшитые этим выскочкой Пересом. А как я смеялся, когда он предлагал мне свою помощь и пытался объяснить, что я делаю не так. Это я-то! Подумать только, дипломированный специалист, признанный мастер своего дела должен учиться у какого-то заезжего подмастерья, недавно научившегося держать иголку в руках! В нашем городе о нем никто не знал, а мое имя было на устах каждой столичной модницы. Они считали за благо накопить деньги на новое платье и отстоять очередь, лишь бы я принял их заказ и пообещал сшить его им. Платье от самого маэстро Клюка — это звучало гордо! А сейчас на каждом перекрестке только и слышно: Перес, Перес, Перес! Тьфу, тьфу, тьфу!!! — Распалив самого себя, Клюка от ненависти начал плеваться и топать ногами. — Ненавижу-у-у…

Когда этот Клюка начал свой рассказ, он стоял лицом ко мне и не мог видеть, как в дверях пошивочной появился сам господин Перес. По мере всего услышанного на лице толстенького портного попеременно сменялась целая гамма разнообразных чувств, начиная от недоумения, жалости, неприятия и наконец заканчивая гадливостью.

— Хватит! Немедленно прекратите этот балаган!

Я даже не подозревала, что у этого безобидного старичка может быть такой решительный и строгий голос. После его резкой реплики Клюка перестал истерить и о-очень медленно повернулся к нему лицом, пылающим от ненависти. Кое-как справившись с собой и явно еще на что-то надеясь, Клюка спросил:

— Ты давно здесь, дружище? Я наболтал много чепухи этой девчонке, не бери в голову. Она угрожала мне своей дикой зверюгой, и я все это вынужден был сказать под давлением. На самом деле эта девчонка была подослана к тебе, чтоб навредить и поссорить нас…

— Довольно! Я слишком много всего наслушался за эту ночь. — Обратившись ко мне, господин Перес очень учтиво попросил: — Уважаемая Лика, не могли бы вы мне поспособствовать и вместе со своим траргом проводить этого… это… — махнув рукой в тщетной попытке подобрать соответствующий эпитет бывшему другу, он продолжил: — В общем, проводить за пределы моих владений.

Кивнув в знак согласия, я легонько подтолкнула Клюку в сторону выхода. Постаравшись побыстрее избавиться от этого слизняка, я захлопнула за ним дверь и с чувством хорошо выполненной работы вернулась в пошивочную, где меня ждал господин Перес.

— Ну что ж, надеюсь, на этом ваши неприятности закончились и вы остались довольны нашей работой? Платье цело, злоумышленник пойман…

— Конечно, конечно, милая девушка. О чем может быть речь? Вы все великолепно сделали! Назовите вашу цену, и я тотчас же все вам выплачу. — Портной был просто раздавлен предательством человека, которому он старался помочь от всей души, и сейчас в раздумье бесцельно перекладывал вещи со стола на стол, — Я ведь даже не подозревал, что своим делом могу кому-то доставлять неудобство. Как вы думаете, Лика, стоит ли это дело того, чтоб вот так терять друзей и приносить кому-то горе?

Глядя на этого человека, еще недавно просто фонтанировавшего новыми идеями и жаждой деятельности, а сейчас поникшего и раздавленного, я поняла, что нужно срочно что-то делать. Нельзя его так оставлять!

— Господин Перес, вы не должны так думать! Оглянитесь вокруг, люди, которые нуждаются в вас, ваших идеях, они же все рядом, и вы им нужны! По одному человеку, тем более такому, как этот Клюка, нельзя судить всех. Ваше главное отличие — это человечность! Он работал для того, чтоб побольше заработать денег, а вы стараетесь сделать мир лучше. Вот поэтому к вам и идут люди, они видят, что в ваших нарядах они становятся красивее, одухотвореннее. Вам доверяют и прислушиваются, а в такой столице, где очень много разных законодателей мод, это дорогого стоит.

— Вы так думаете? — Господин Перес наконец-то отвлекся от бесцельного созерцания окружающих вещей и поднял на меня взгляд, полный надежды.

— Безусловно! И вам должно быть стыдно за то, что вы даже на мгновение усомнились в деле, которому посвятили свою жизнь. — Глядя на постепенно оживающее лицо портного, я, неожиданно для самой себя заявила: — Вы что-то говорили по поводу оплаты? Я тут подумала, что, может быть, вы сочтете не слишком обременительным и сошьете для меня тот самый костюм для верховой езды, о котором упоминали в первые минуты нашего знакомства?

Тем более что мерки вы все равно уже с меня сняли. — Идея, конечно, неплохая, тем более что гардероб-то мне нужно расширять. Если бы не одна проблема, а именно — очень большой дефицит в финансах. Но, как говорится, слово не воробей — вылетит, фиг поймаешь!

Судя по вернувшимся краскам жизни и заблестевшим в предвкушении своего любимого дела глазам мастера, тактику я выбрала правильную. Несмотря на ночное время, Перес развил просто сумасшедшую деятельность. А узнав, что никаких особых предпочтений у меня нет и я полностью полагаюсь на его мнение, он потащил меня в комнату с образцами тканей. Как я ни пыталась его убедить в том, что костюм «не горит» и я спокойно могу немного подождать, Перес совершенно не пожелал меня слушать. Самым главным его аргументом было:

— Я не могу оставаться в должниках у такой милой девушки! А потом, я давно мечтал сделать нечто необычное, выбивающееся из стандартных рамок, только никак не мог найти ту, которая не побоится бросить вызов обществу и показаться на людях в моем творении. — Перебирая рулоны с тканью и попеременно прикладывая их ко мне, он отобрал два образца. Изумрудного цвета ткань с переливами и чуть более тяжелая, густого, насыщенного темно-зеленого цвета действительно очень неплохо гармонировали друг с другом. Невольно заразившись энтузиазмом портного, я решила с ним проконсультироваться:

— Уважаемый господин Перес. Я хотела бы кое-что вам показать, но сначала вынуждена попросить вас пообещать мне, что вы никому не скажете, от кого вы это узнали. При условии, конечно, если это покажется для вас интересным и вы пожелаете использовать эти идеи в своей работе. — Меня уже давно мучил вопрос, что я буду делать со своим нижним бельем, так как единственная местная альтернатива — это корсаж и кружевные панталончики. Поэтому я решила, что сейчас самый лучший момент, чтоб прояснить эту ситуацию.

Заинтересованно посмотрев на меня, господин Перес уверенно кивнул и пообещал, что никто и никогда ничего от него не узнает. Получив нужные мне заверения, я начала расстегивать пуговицы на своей блузке.

— Милая девушка, что вы делаете?! Остановитесь немедленно! — Господин Перес в панике бросился меня останавливать.

— Вы не так меня поняли. — Засмеявшись, я постаралась объяснить смущенному портному свои действия: — Меня интересует, сможете ли вы сделать нечто похожее на мое нижнее белье? Дело в том, что я ни у кого такого не видела, а этот фасон для меня кажется наиболее удобным и привычным.

— Интере-эсно. Неужели вы сможете чем-то меня поразить? — Наконец-то сообразив, в чем дело, портной перестал испытывать неловкость и даже, наоборот, кинулся помогать мне расстегивать пуговицы.

— Ну что вы, господин Перес, я в состоянии справиться сама со своей одеждой.

Смеясь над таким рвением, я немного отстранилась и, отступив на шаг, сняла с себя блузку. Смущаться я и не подумала, так как ничего особенного в своем виде не находила. Никто же не смущается, приходя на прием к врачу? Вот и я не видела никакого смысла в этом, тем более что в моем мире никого такой формой одежды не удивишь. Да я думаю, что у нас никто не удивится, даже если ты будешь совсем без одежды. Поэтому я и стояла совершенно спокойно перед Пересом, расправив плечи и демонстрируя все особенности своего нижнего белья. Сказать, что он был заинтересован, — это не сказать ничего. Устройство современного женского бюстгальтера его настолько впечатлило и заинтриговало, что мне пришлось снять его с себя (предварительно накинув рубашку на голое тело) и передать портному для более тщательного изучения всех деталей, вытачек и т. д. и т. п. Пришлось и мне подключиться и объяснить настырному портному, что, как и для чего здесь предназначено. Перес был в полном восторге и сразу же загорелся попробовать сшить нечто подобное, а в качестве подопытного кролика, соответственно, должна была выступать я. Единственная загвоздка оказалась — это некоторые детали, которые невозможно нигде купить (крючочки, зажимчики…), но после минутного раздумья я предложила заказать их у кузнеца. Тем более что я даже знала, к кому можно будет обратиться. Драрг же как-то рассказывал, что один кузнец помогал им скрываться от своих сородичей. Так что они на пару (гном и кузнец) легко сделают нужные детальки и именно в том количестве, которое понадобится господину Пересу.

Мы еще долго рисовали на бумаге разные фасоны женской и мужской одежды (правда, рисовала все больше я, по ходу припоминая различные нюансы отдельных фасонов из мира моды), пока заглянувшее в окно солнышко не сообщило нам, что пора уже закругляться.

— Лика, вы просто настоящий клад для портного! Вы мне столько дали новых идей, что у меня уже руки чешутся попробовать что-нибудь воплотить. Скажите, а куда я смогу прислать ваш гонорар? — Совершенно оправившийся от испытанного потрясения, портной уже весело улыбался.

— Я остановилась в общежитии Академии. Моя комната на первом этаже, думаю, что Распорядитель подскажет, как меня можно найти. — Отойдя за ширму, я привела свою одежду в порядок, слегка пригладила волосы руками и вышла к господину Пересу, уже полностью готовая. — Думаю, что мы с вами очень плодотворно провели эту ночь, и я не хотела бы задерживать вас дольше необходимого, да и мне, честно говоря, уже пора отправляться в Академию, у нас сегодня официальное мероприятие по открытию учебного года.

— Так вы студентка? Немного неожиданно для меня, признаю. Я уж, честно говоря, решил предложить вам постоянную работу у меня, но раз такое дело…. Подождите меня минутку. — Развернувшись, господин Перес быстро куда-то убежал, на ходу выкрикивая своего слугу. Минут через пять он вернулся с небольшим кошелем в руках, больше напоминающим дамскую театральную сумочку. — Возьмите, Лика, это вам за вашу помощь. И не вздумайте отказываться. Здесь совсем небольшая сумма, а этот кошель я сшил сам. Я заметил, что у вас нет такой нужной вещи, и решил исправить это недоразумение. Берите, берите и ни о чем не думайте. — Буквально всучив мне кошель, оказавшийся довольно-таки увесистым, Перес легонько придержал меня под руку, галантно открывая дверь, — Надеюсь, вы еще навестите старика и мы с вами немножко порисуем? Должен сказать, что у вас очень точные линии и достаточно четко сохраненные пропорции. Вы нигде не учились рисовать?

— Нет, господин Перес. Просто я с детства любила рисовать, вот и рисовала везде, где только могла, то, что вижу. И я обязательно вас еще навещу, вы даже не представляете, как много идей бродит у меня в голове. Может быть, вы их доработаете и осуществите, как знать?

— Может быть, все может быть…. Вы очень необычная девушка, Лика. — Немного помолчав, он неуверенно продолжил: — Я, конечно, понимаю, что обещал никому ничего не говорить… вы не волнуйтесь, как я обещал, так и сделаю. Но, может быть, старику вы скажете, откуда у вас такие вещи и столько новых идей? Ведь вы же рисовали все это как будто по памяти, словно все это вы уже где-то видели. Я же просто умру от любопытства, если вы не сжалитесь и не откроете мне эту тайну!

— Ну что ж, пожалуй, я откроюсь вам. Почему-то мне кажется, что вы не станете использовать эти сведения во вред мне. — Я посмотрела на него в упор. — Дело в том, что Тарагон не является моим родным миром. Я пришла сюда из другого места, где живут совсем другие люди, у нас свои законы, своя одежда, своя еда. Как и почему я сюда попала… лучше не спрашивайте, все равно не смогу вам ответить, потому как и сама точно не знаю.

— Не переживайте, Лика, от меня никто ничего не узнает. И, честно говоря, что-то в этом роде я и подозревал. Приходите ко мне обязательно, двери моего дома всегда будут открыты для вас.

Тепло распрощавшись с забавным портным, я отправилась в Академию, удовлетворенно ощущая приятную тяжесть в кошеле.

Глава 10

Несмотря на раннее утро, вокруг вовсю уже кипела работа. Мимо меня прошла зеленщица с полной корзиной свежих пучков разных травок, спешащая, видимо, на рынок. Из соседней лавки вынырнул мальчишка, разносчик пекаря. Не удержавшись, я поманила его рукой и, выудив из своего кошеля пару серебрушек, отоварилась целым кульком горячих, только что из печи, ароматных пирожков с мясом, один из которых я пожертвовала Прошке, предварительно разломив его пополам и немного охладив. Рядом прогрохотала телега, груженная глиняными крынками молока с утренней дойки, и мы с Прошой прижались к стене дома, пропуская ее, а затем пристроились за ней в хвост. Так мы и продвигались не спеша, пока нам было по пути. Когда же телега остановилась около одного из богатых двухэтажных особняков, сложенного из белого камня, и возничий позвонил в колокольчик, привязанный к калитке, я не стала дожидаться его и просто свернула в ближайший переулок. Придя в Академию, я заметила, что здесь нет такого оживления и многие студенты еще отсыпаются после дороги. Покормив Прошку, я поднялась к ребятам, оставив своего котика в нашей комнате обгладывать огромный мосол. На третьем этаже царила тишина, и даже из комнат друзей не было слышно ни звука, если не считать богатырского храпа гнома. Честно поделив пирожки и положив их долю на стол, я на цыпочках вышла из комнаты и отправилась к себе в надежде хоть немножко вздремнуть после бессонной ночи. Моим надеждам сбыться не удалось. На первом этаже я нос к носу столкнулась с давешним блондинчиком, который маялся от безделья и явно не знал, чем себя занять. Именно по этой причине, заметив меня, он так явно обрадовался. Заступив мне дорогу, он оскалился в улыбке и процедил сквозь зубы:

— Куда же ты запропастилась? Я здесь поспрашивал о тебе, но никто мне так и не смог сказать, кто же из наших барышень привез с собой новую служаночку. Или, может быть, ты устроилась здесь работать? — Протянув руку, он попытался погладить меня по щеке, но я вовремя отшатнулась, — Не сопротивляйся, лучше сразу смирись с тем, что ты будешь моей.

— У тебя морда не треснет? И лапы свои грязные держи подальше от меня, если не хочешь их лишиться. — Я почувствовала, как в груди разгорается знакомый жар, захлестывая меня волной гнева. — Уйди с дороги, а то я за себя не отвечаю.

— Какие мы сердитые в гневе?! Ты мне так даже еще больше нравишься. Цыпочка!

— Господин Рик Черберн, я вижу, вы уже познакомились с новой студенткой? Что ж, тем лучше. Не хотелось бы прерывать ваше общение, но мне нужно поговорить с вашей собеседницей, и поэтому я ее у вас похищаю. — С этими словами к нам подошел Магистр Мерфиус, который встретил нас в первый день у ворот Академии, а сейчас незаметно появился в коридоре студенческого общежития.

Бесцеремонно отодвинув остолбеневшего от такого известия блондина, Мерфиус галантно предложил мне руку.

— Как это новая студентка? Разве она аристократка? — на удивленный возглас Рика никто из нас не обратил ровным счетом никакого внимания.

— Лика, мне тут Магистр Джулиус рассказал, что у вас есть самый настоящий боевой трарг, не могли бы вы мне его показать? Поймите меня правильно, просто трарги являются достаточно большой редкостью, и не каждый может похвастать таким приобретением, вот мне и захотелось самому убедиться в том, что Джулиус меня не разыгрывает. Но если для вас это в тягость, я могу зайти и попозже.

— Нет, что вы. Конечно, вы можете познакомиться с моим защитником, только я не представляю себе, как вы сюда втиснетесь. — Последнюю фразу я договорила, открывая дверь в свою комнату.

Развалившийся на полу Прошка действительно смотрелся очень эффектно, даже прикрытый своей иллюзией. И без того маленькая комната теперь не могла вместить уже больше никого, так как всю ее поверхность — а именно пол, занимали огромная кость и довольный, обожравшийся котяра.

— М-да, вижу, что в этот раз Джулиус меня не обманул. Трарг действительно существует, и это действительно совершенно выдающийся экземпляр. Вас что, поселили в эту комнатку? Как же вы здесь размещаетесь? — Мерфиус так и остался стоять в дверях, опасаясь сделать хоть один шаг, чтоб не наступить на какую-нибудь часть моего «котика».

— Ну для одного человека это вполне приличное помещение, особенно если учитывать, что оно предназначено только для ночевок. С Прошкой, конечно, немного тесновато, но мы уже приспособились.

Споткнувшись о вытянутую лапу, я с размаха плюхнулась на спину Прошке, который даже ухом не повел. А я что? Если ему все равно, то почему я должна мучиться? Вместо того чтобы встать, я, наоборот, устроилась покомфортнее и перевела взгляд на нашего будущего Учителя.

— И он вам позволяет так с собой обращаться? — Мерфиус, казалось, был в шоке.

— Да, а что здесь такого? Мой вес для него ничего не значит, так почему он должен быть против? — Я удивленно пожала плечами. — И вообще, я его воспитывала с самого маленького возраста, поэтому между нами и сложились такие теплые отношения. Повернувшись к Прошке, я потрепала его по загривку. — Правильно я говорю, малыш?

Извернувшись, этот нахал мазнул меня языком по носу, а потом как ни в чем не бывало начал вылизывать себе лапы.

— Да у вас просто талант! Я еще ни разу не слышал о таком полном взаимопонимании между хозяином и траргом. Это просто удивительно! Ну что ж, не буду больше вас отвлекать, отдыхайте. Только хотел попросить вас, передайте вашим друзьям, что официальная часть будет ровно в полдень, где вам сообщат о распределении на факультеты и вы сможете познакомиться со своими однокурсниками. А после официальной части в академической столовой запланирован праздничный обед. Очень советую прибыть, уверяю вас, что ничего общего с обычным меню он не имеет. Да и вообще, то, чем вас кормили до сих пор, можете не принимать во внимание. Во время учебы еда будет немного лучше, потому как теперь столовая начинает работать в полном режиме по причине прибытия всех студентов, Заговорщически подмигнув, Мерфиус удалился, осторожно прикрыв за собой дверь.

Перебираться на кровать мне стало лень, тем более что не так уж и долго мне осталось отдыхать, и я устроилась поудобнее прямо на Прошке, аккуратно положив свою голову ему на лапы и зарывшись носом в мягкий, пушистый мех. Отрубилась я достаточно быстро, правда, не забыв перед этим попросить Прошу разбудить меня через два часа. Что снилось, сказать не берусь, так как абсолютно не помню, снилось ли мне вообще хоть что-нибудь. А вот то, что разбудил меня совсем даже не Проша, а громкий грохот и знакомые голоса за дверью, спорившие, стоит ли ее взламывать, или еще немного подождать, это абсолютно точно. Пришлось, чертыхаясь, вставать с пола и, наступая на Прошкины лапы, пробираться к двери. Распахнув дверь, я еле успела увернуться от несшегося прямо мне в лицо увесистого кулака Драрга.

Возмущению моему не было предела:

— Вы что, совсем очумели? И кто у нас такой умный, что решил мою дверь сломать? Кому-то некуда девать свою молодецкую удаль, так я сейчас быстро найду ему дело по силам! — Пока я ругалась на ребят, Прошка аккуратно подобрал все свои конечности и умудрился сгруппироваться в углу комнаты так, чтобы освободить для моих посетителей хотя бы пару метров, чем эти нахалы и воспользовались. Ввалившись в комнату, гном сразу же плюхнулся на мою кровать, которая под его весом жалобно застонала; драгол уселся на стул (единственный, между прочим); Дакк залез на письменный стол, а Лешек взгромоздился на широкий подоконник. Я осталась стоять посередине комнаты, совершенно не зная, куда теперь мне деваться. Оглядевшись по сторонам и поняв, что все сидячие и не очень места заняты (ну не залезать же мне на шкаф!), я с надеждой посмотрела на Прошку. Тот сначала сделал вид, что совершенно не понял моей мимики, но через минуту сдался, и в результате я устроилась лучше всех, расположившись на большом и мягком «диванчике».

— Та-ак, и где ты шлялась всю ночь? — устроившись, Дакк пошел в атаку.

— Это кто еще шлялся! Я, между прочим, всю ночь работала, деньги для нас зарабатывала, о чем вам на столе была оставлена записка. Только пришла домой и прилегла, а тут вы вваливаетесь. Отдохнуть рабочему человеку не дали, гады.

— О какой такой записке ты говоришь? Не было никакой записки. Может, все это тебе просто приснилось? Мы тут себе места не находим, думаем, куда ты могла подеваться, а ты спокойненько дрыхнешь здесь. Совести у тебя, Лика, нет совсем! И что это за работа такая по ночам? — Дакк подозрительно прищурил глаза.

— Лика, а где ты записку, говоришь, оставила? — Драрг непривычно тихо подключился к беседе.

— Как это где? На столе, конечно! Еще и камушком придавила, чтоб не улетел.

— Да что ты придумываешь! — начал возмущенно Дакк.

— Подожди, она правду говорит. — От смущения Драрг даже покраснел. — Когда мы вчера вернулись, я видел эту бумажку с какими-то каракулями. Только ничего не понял, ну и посчитал, что ничего важного в ней нет. В общем… выкинул я ее. — Драрг сидел, понурившись.

— Какие каракули? Что ты такое говоришь? Вообще-то у меня всегда был очень даже неплохой почерк. — Внезапно меня осенило. — Слушай, а ты читать умеешь?

Я даже не думала, что гном может еще сильнее покраснеть.

— Ну… как вам сказать… ну в общем… — Сдавшись под нашими требовательными взглядами, он очень тихо сказал, почти прошептал: — Нет, — и понурил голову.

— Ну теперь все ясно! Лика, ты извини нас, мы действительно очень сильно за тебя переживали. — Дакк покаянно развел руками.

— Да ладно, проехали, — Когда все выяснилось, злиться я уже не могла.

— А все-таки где ты ночью работала? — Дакк никак не мог успокоиться.

— Да Махлюнд подкинул работку. Очень выгодная оказалась, — Пришлось все в подробностях рассказать ребятам. — Одно только меня волнует, откуда взялся этот непонятный маг, снабдивший амулетом конкурента нашего портного. Насколько я поняла, такие вещи в Таринфе не практикуются и не приветствуются?

— Вообще-то ты права. Такое колдовство запрещено к применению, и всех, кого уличили в нем, ждут очень неприятные последствия. Думаю, тебе надо быть осторожнее, особенно если он узнает, что именно с твоей помощью его колдовство было разрушено. Как бы этот маг не начал на тебя охоту… — Дакк озадаченно посмотрел на меня.

— Да ладно тебе пугать меня! Надеюсь, все обойдется. Ты мне лучше скажи, как мы можем Драргу помочь? Нельзя же его оставлять неграмотным, он ведь так и учиться не сможет. — Я постаралась перевести стрелки с моей персоны на гнома.

— Да это как раз не такая уж и проблема. Надо обратиться к Магистру его факультета, а уж он все устроит. Насколько я слышал, достаточно нескольких занятий вкупе с определенными заклинаниями, и через недельку-другую наш друг свободно сможет читать и писать.

— Здорово, а мне так же можно? — Лешек наконец-то справился с моим окном и теперь разговаривал с нами, находясь наполовину в комнате, наполовину на улице. Что уж он там высматривал у меня под окнами, ума не приложу.

— Та-а-а-ак! Кто еще у нас не шибко грамотный? — Я грозно оглядела нашу веселую компанию.

Молча сидевший во время разговора Грагит робко поднял руку.

— Что, и ты тоже? — Дакк схватился за голову.

Внезапно ко мне в окно полезли какие-то ветки и за считаные минуты оплели весь проем. Пока мы стояли, разинув рты, и с ужасом смотрели на нашествие бешеных растений, солнечные лучи практически перестали пробиваться в комнату и у нас воцарился полумрак. Очнувшись, я закричала на увлекшегося лешего:

— Лешек! Ты что натворил? Это что за непроходимые джунгли у меня в комнате? Немедленно убери все это безобразие!

— Неужели тебе не нравится? А я так старался. Ты только посмотри, какая чудесная беседка получилась у тебя под окном. — Лешек обиженно поджал губы.

— И как я должна на это посмотреть? К моему окну теперь даже подойти невозможно, не то что в него выглянуть.

— Ну извини. Подумаешь, увлекся немного…

— Давай я тебе помогу. — Вытащив свой топорик, гном так обрадовался, что может им помахать, что я уже начала опасаться за сохранность мебели в моей комнате.

(Следует сказать, что, когда гном только переступил порог Академии, сразу было очень много возмущений, так как он пришел при полном параде, вооруженный боевой секирой, а Распорядитель категорически отказался его с ней пускать. После долгих споров удалось добиться разрешения носить за поясом в специальном кожаном чехле небольшой, но очень острый боевой топорик.) К счастью, миссия по расчистке окна проходила под непосредственным руководством Дакка, хотя участие в этом принимали все (ну, кроме меня и Прошки, с интересом наблюдавших за этим безобразием).

В один момент расчистив окно и дополнительно украсив стены моей комнаты какими-то вьющимися растениями с большими белыми цветами, все посмотрели на меня в ожидании похвалы. Подойдя к окну, я выглянула на улицу. Лешек не соврал: небольшая площадка под моим окном действительно превратилась в беседку, всю сотканную из живых растений, переплетающихся своими ветками и создающих зеленый купол, предохраняющий от солнечных лучей. К тому же внутри беседки цвели те же цветы, что и в моей комнате, источая тонкий аромат.

— Лешек, сделай, пожалуйста, снаружи беседки какие-нибудь колючки, а то боюсь, что все окрестные влюбленные парочки станут собираться под моим окном и тогда мне никакого покоя не будет от ахов и охов.

Хмыкнув, Лешек на минуту исчез из комнаты, перевалившись через подоконник, а когда появился снова, выставил вверх большой палец, показывая мне, что сделал все в лучшем виде. Ну и ну, надо завязывать со своими привычками, а то ребята уже набрались от меня разных выражений, а теперь еще и жесты мои стали перенимать.

От души поблагодарив ребят, тем более что мне действительно все понравилось, я предложила им собираться на официальное торжество. Заметив удивленные лица, пришлось срочно исправлять упущение и рассказывать им об утреннем визите Магистра Мерфиуса и обо всем, что с этим связано. Больше всего ребят порадовало сообщение о праздничном обеде и об улучшении питания в академической столовой.

— Ну наконец-то хорошие новости! Кстати, время уже подходит к полудню, нам случайно не пора? Мы свой праздничный обед не пропустим? — Гном вскочил с кровати, выражая полную готовность отправляться.

— Не пропустим, не переживай. Сначала будет распределение. Но вообще-то ты прав, и нам уже можно потихоньку выдвигаться. — Призывно махнув рукой ребятам, я решила не закрывать окно, тем более что Прошка оставался в комнате.

Официальное мероприятие лично на меня не произвело ровным счетом никакого впечатления. Что-то типа нашей праздничной линейки на первое сентября, с выступлением преподавателей и их напутственными речами. Правда, ребята стояли и с неподдельным интересом, я бы даже сказала — с душевным трепетом внимали всей этой чепухе, не забывая вертеть головами и пытаться отгадать, кто из окружавших нас студентов в будущем станет нашими однокурсниками.

После общей части всех студентов разделили по годам обучения, и уже тогда пошло распределение на факультеты. Оказалось, что первый год все обучаются по общей программе, кроме профильных предметов, для каждого студента своих. Как нам объяснили, именно Магистр с факультета, куда тебя определили, и будет в дальнейшем считаться твоим куратором. Грагита вместе с Драргом забрал к себе Магистр Мерфиус, и я искренне порадовалась за ребят. Он показался мне неплохим человеком. В Дакка вцепился всеми руками Магистр Гробикус, явно показывая, что этого ученика он никому не отдаст. Ну и ладненько! Неплохой вроде мужик, только чудной немного. Хотя Дакку это повредить вряд ли сможет. А вот вокруг Лешека завертелась круговерть. Однозначного решения по поводу его распределения не было. На этого студента предъявили права сразу два преподавателя: Магистр Корни Дюа с Отделения травоведения и Магистр Джулиус Кордел с Факультета Стихийного Боя (ФСБ). После жарких дебатов была достигнута договоренность, что Лешек станет посещать сразу два факультета, правда, профильным все-таки назначили Отделение травоведения. Думаю, для нашего лешего это то, что ему нужно. Ну а меня сразу же забрал к себе Магистр Джулиус, категорично заявив, что эту студентку он точно никому не отдаст. Приятно иногда слышать о себе такие вещи. Вот какие мы все оказались востребованные, даже не верится, что такое возможно. Пока распределяли остальных студентов-первогодков по факультетам, я шепнула ребятам о необходимости сгонять в библиотеку, что мы и проделали, пока продолжалась эта тягомотина. Получив еще по одной внушительной стопке ученической макулатуры, теперь уже по профильным предметам, мы посчитали свой долг выполненным и, закинув все в окно моей комнаты, побежали к столовой.

Драрг так волновался, что обед начнут без нас, что его нервозность невольно передалась и остальным.

Около столовой нас встретил уже знакомый всем Магистр Мерфиус. Оказалось, что сегодня именно он отвечает за первокурсников, а потому, махнув нам рукой, Магистр указал на самый крайний ряд сдвинутых столиков. Поблагодарив его, мы прошествовали к указанному месту и расселись за столами, где уже сидели несколько человек, видимо, наших однокурсников. Надо было видеть их лица, когда они поняли, кто с ними теперь будет учиться. Большинство из первокурсников сидели молча, наверное, потому что еще не знали всех порядков, царящих в Академии, но нашлись и такие, кому наш вид сразу начал мозолить глаза. Когда прошло первое удивление и вызванный нашим появлением ступор, дело взяла в свои руки одна красивая девица, побойчее всех остальных, а может быть, просто по скандальнее:

— Я что-то не пойму, в этом году первокурсников решили развлечь, наняв команду клоунов? — презрительно искривив губы, бросила эта девушка, одетая по последней столичной моде. — Что-то я не припомню, чтобы раньше практиковали нечто подобное. По крайней мере, мои сестры мне этого не рассказывали.

После ее слов многие посмотрели на эту девушку более уважительными взглядами. Семья, которая может себе позволить отправить учиться в Академию сразу нескольких детей, должна быть очень богатой, а это значит, что девушка автоматически переводилась в разряд очень перспективной невесты. Да и внешне она очень даже ничего, скрипя зубами, констатировала я. Длинные прямые волосы, иссиня-черного цвета были заколоты красивой бриллиантовой заколкой в высокий хвост. Тонкие черты лица, большие, слегка раскосые глаза и аристократический нос с небольшой горбинкой вкупе с умением глядеть и держаться свысока лучше всяких слов говорили о ее происхождении.

С левой стороны от этой девицы оказались два парня, судя по их внешнему сходству — родные братья, которые дружно засмеялись, выражая свое согласие со словами девушки. Оба парня были достаточно высокого роста, с какими-то невыразительными соломенными волосами и немного простоватыми лицами, но одеты они оказались тем не менее достаточно дорого, хотя и безвкусно. Их камзолы отличались слишком крикливой расцветкой и большим количеством различных рюшей и других украшений. Глядя на этих парней, больше всего похожих на двух каких-нибудь попугаев ара, я только пожала плечами, совершенно не воспринимая ребят всерьез.

— Госпожа Натиль Панадис, младшая дочь барона Панадиса, — Мило улыбнувшись, скандалистка протянула свою ручку братьям для знакомства.

— Э-э… очень приятно. Братья Корвус к вашим услугам. Это Джек, а я Николас… Николас Корвус, сыновья виконта Гардема Корвуса. — Один из парней, тот, что побойчее, принял протянутую руку девушки и галантно ее обслюнявил.

По крайней мере, мне именно так и показалось. Следом за ним эту же процедуру повторил и его братец.

Получив таким образом поддержку, девушка огляделась по сторонам, ожидая, когда кто-нибудь еще присоединится к начатой травле.

Рядом с этой модницей сидела уже знакомая нам девушка Роза, которая тактично промолчала, бросив сочувствующий взгляд на Лешека. А судя по заинтересованности, промелькнувшей в ее глазах, наш вампир Дакк произвел на нее особое впечатление. Да, наверное, не только на нее. Оглянувшись, я заметила, что и другие девушки поглядывают на него заинтересованно. Собственно, ничего удивительного. Это я уже привыкла к его виду, а вообще-то он выглядел очень даже впечатляюще. Высокий темноволосый парень, с хорошей, атлетически развитой фигурой, одетый в черный камзол, красиво обтягивающий его. Тонкие черты лица и легкая аристократическая бледность только добавляли нашему другу определенного шарма и загадочности. К тому же никто за нашим столом даже не догадывался, что он не человек, а вампир. Вот было бы визгу! А все дело в том, что, когда всех новеньких студентов вызывали поименно к подиуму и выдавали им персональные медальоны, нас обошли представлением, так как медальоны нам уже выдали раньше. Думаю, что это сделано было специально, чтоб не поднимать панику и волну негодования, по принципу: «Стерпится — слюбится».

Поэтому всё негодование в основном было направлено на нашего Лешека, так как все легко смогли его идентифицировать как обычного лешего, ну и за компанию к нему — на гнома и драгола. Меня, по причине принадлежности к человеческой расе, пока не трогали.

— С каких это пор у леших появились средства, достаточные для поступления в Академию? Или, может быть, ты грабил бедных путников и таким образом накопил денег на обучение? Подскажи, кого ты умудрился подкупить, чтоб у тебя признали наличие магической искры? Вы же совершенно бесполезные существа, только и можете, что пакостить бедным путникам. — Девушка демонстративно фыркнула, выражая свое презрение к бедному лешему.

Повернувшись к братьям, она требовательно посмотрела на них, ожидая бурной поддержки своих слов. Тот из братьев, который назвался Николасом, оказался чуть повыше ростом и немного посообразительней. Именно он и выступил с обличительной речью:

— Вы все правильно говорите, великолепная леди. Мне также не совсем понятно, что здесь могут делать драголы и гномы. Такими темпами в Академию скоро будут принимать всех без разбора. Хотя что я такое говорю, судя по всему, уже начали принимать.

— Вот именно! Что вы здесь делаете, мне тоже непонятно. — Натиль Панадис явно села на своего любимого конька, и теперь скандал стремительно набирал обороты. — Да-да, я вам говорю. — Девушка своим пальчиком указывала куда-то посередине между гномом и драголом. — Ваша задача — делать красивые украшения и ковать качественное оружие, а уж занятие магией оставьте для достойных людей (это она, видимо, себя имела в виду). Все равно я ни за что не поверю, чтоб у таких приземленных созданий, вернее, подземленных… — Натиль засмеялась, считая свое высказывание великолепной остротой, — может быть хоть капля стоящей магии. Так что вам лучше развернуться и дружно топать в свои горы!

Чувствуя, что эта барышня может еще долго морочить нам головы и поливать грязью моих друзей, я уже совсем было приготовилась сказать ей какую-нибудь гадость, но была остановлена легким прикосновением Дакка. Повернувшись к нему за ответом, я увидела, что он делает мне знаки, показывая куда-то за спину. Обернувшись, я решила подождать с выяснением отношений, так как к нашему столу подходил Заместитель Ректора — Магистр Джулиус Кордел. Выказывая ему уважение, все привстали со своих мест.

Только когда мы уселись за стол, Магистр Джулиус обратился к нам с речью. Он поздравил всех с началом учебного года и переходом на новую жизненную ступень, а затем как бы между делом сообщил:

— В этом году среди вас будут обучаться не совсем обычные студенты. Надеюсь, вы отнесетесь к этому с пониманием и должным терпением. Тем более что большинство из вас имеют глубокие аристократические корни, которые подразумевают, что ниже вашего достоинства опускаться до тривиальных дрязг и разборок. В любом случае вопрос с обучением вас всех… повторяю: ВАС ВСЕХ… решен окончательно и обсуждению на данном этапе не подлежит. — Обведя взглядом притихших студентов и сочтя, что соответствующее внушение было проведено, он мягко улыбнулся. — А теперь предлагаю всем хорошенько отдохнуть перед занятиями и отпраздновать ваше поступление. Приятного вам аппетита. — Развернувшись, Магистр Джулиус неспешным шагом удалился к столику преподавателей.

— Ничего себе! Нет, вы это слышали? — Видимо, девушка все никак не могла успокоиться, несмотря на внушение самого Магистра. Хотя и понизила немного голос, чтоб ее слова не долетали до преподавателей.

Постаравшись отрешиться от визгливого голоса этой напыщенной дуры, я с повышенным вниманием начала осматривать переполненную столовую. Посередине зала поставили столы, накрытые красной скатертью, для преподавательского состава. Ближе к выходу расположились старожилы из числа студентов. Какой это курс, понять было совершенно невозможно, так как возраст студентов решительно разнился, но то, что эти студенты обучаются в Академии не первый год, было понятно по их свободному поведению, выработанному привычкой к подобным мероприятиям. Среди них я заметила и знакомого блондинчика, сидевшего в окружении молодых людей, являвшихся, очевидно, его группой поддержки, так как они подобострастно заглядывали ему в рот и внимательно слушали самозабвенно упивавшегося своей славой парня. Что уж он им там травил, сказать не берусь, но громкий смех, периодически раздававшийся оттуда, долетал даже до нашего стола, хотя мы и находились в самом дальнем конце столовой.

Пока я рассматривала сидевших за соседними столами, за нашим образовалась целая баталия. Эта краля Натиль умудрилась всех переполошить, и теперь студенты разбились на две большие группы. Одна — большая — активно поддерживала Натиль, и студенты, примкнувшие к ней, возмущались такой несправедливостью, как обучение все последующие годы в одной компании с нелюдью. Часть ребят и девушек им возражали, не находя ничего особенного в том, чтоб учиться вместе, раз закон Академии это разрешает. Ну а самая большая часть просто самоустранилась от обсуждения такого животрепещущего вопроса, сделав вид, что у них масса других, более интересных вопросов.

Глава 11

Наконец-то в столовой появились все преподаватели, и после небольшой прочувствованной речи нам была дана отмашка к началу праздничного обеда. На столах, как по мановению волшебной палочки, появились тарелки, миски, блюда и вазочки, наполненные всякими вкусностями. Также в большом количестве были выставлены пузатые кувшины. Сразу несколько рук потянулись именно к этим кувшинам. Наш гном оказался самым проворным и умудрился схватить сразу два кувшина, что он нам с гордостью и продемонстрировал. Каково же было его разочарование, когда выяснилось, что во всех кувшинах налит самый обыкновенный сок, хотя и очень вкусный. Громкий голос, разнесшийся по всей столовой от столов преподавателей, только подтвердил это. Грустно переглянувшись, ребята накинулись на еду, чтоб наесться впрок. Тут меня под столом кто-то толкнул. Оглянувшись, я заметила, что Драрг активно делает мне какие-то знаки, наклонившись к нему, я услышала его громкий шепот:

— Лика, ты посмотри на другие столы! Судя по всему, только нас обделили, остальные-то вовсю веселятся!

Посмотрев на другие столы, я заметила, что там студенты, скорее всего, были хорошо осведомлены о сложившемся безалкогольном порядке, а потому заранее позаботились о том, чтобы не сидеть за накрытым столом, попивая только сок. И только наш стол оказался обделен, так как никто из нас и не предполагал такого коварства преподавателей. Глядя на унылые лица однокурсников, я начала усиленно думать, можно ли что-нибудь сделать для того, чтобы поправить ситуацию. Вспомнив курс химии, я отобрала у грустного гнома кувшин с яблочным соком и постаралась выделить его структуру. Видимо, благодаря водяному браслету, который связывал меня с водной стихией, процесс пошел достаточно легко. И в считаные минуты мне в нос шибанул запах перебродившего яблочного сока. Сделав небольшой глоток, я поняла, что нужно срочно внести некоторые дополнения. Подозвав официанта, я сделала заказ, который поверг его в кратковременный ступор:

— Любезный, а не могли бы вы принести мне сахарку, ну… вот примерно с эту плошечку? — Я показала рукой на салатную миску килограмма этак на три.

Пришлось еще раз повторить свою просьбу, так как домовой, который исполнял функцию официанта, обслуживающего наш столик, решил, что ему послышалось. Подождав, когда он принесет мне заказанное (кстати, вместе с ним пришли и два его друга, видимо, для того чтоб посмотреть, что я собираюсь делать с доставленным), я стала понемногу подсыпать сахар в получившееся молодое яблочное вино. Просто с первого раза я упустила тот момент, что натуральное вино получается немного кисловатым и, чтобы сделать его более удобоваримым, нужно добавить немного сахарку. Именно это я и сделала. А заказала сахара побольше на тот случай, что если у меня все получится, то одного кувшина явно не хватит, а значит, сахар еще понадобится. Попробовав, осталась относительно довольна его крепостью и вкусовыми качествами. Еще немного подправив напиток, удалив запах бражки и слегка его облагородив, я, преисполнившись гордости, протянула свое творение гному. Тот сидел рядом как на иголках и все принюхивался, стараясь понять, что я такое вытворяю.

— Это что, можно пить? — Драрг с опаской заглянул в кувшин.

— Можно, можно. Пей, не отравлю.

Понюхав напиток, Драрг поднял на меня глаза:

— И что это такое?

— Слушай, тебе название важно или качество? — Я с возмущением посмотрела на гнома. — Сидр это называется!

Сделав первый глоток, гном присосался к кувшину намертво, и я поняла, глядя на то, как гуляет его кадык, что никто, кроме гнома, попробовать мой напиток не сможет, так как отнять этот кувшин у Драрга не представляется возможным. Видимо, то же самое поняли и остальные, так как за его действиями с интересом следили все, кто сидел поблизости и так же, как и мы, страдал от отсутствия более крепких напитков. К тому же компания домовых тоже осталась стоять на месте, наблюдая за развитием событий. Дакк кинулся к гному отнимать почти пустой кувшин, а домовые решили ему в этом помочь, и с нашей стороны стола завязалась дружеская потасовка. Результатом этого стал фингал под глазом у Дакка и большая шишка у гнома на темечке. Ну фингал-то прямо на глазах рассосался, благодаря бешеной вампирьей регенерации под завистливым взглядом Драрга. Да и домовые наши не пострадали, если не считать разбитого кувшина. Пришлось мне срочно улаживать конфликт, скрипя зубами и колдуя сразу над двумя кувшинами, которые подсунули мне обиженные домовые. Уже зная, в какой последовательности нужно действовать, я достаточно быстро изготовила сидр и в качестве компенсации отдала один кувшин обрадованным домовым, те очень бережно его куда-то моментально уволокли. Хозяйственные, блин! Второй кувшин быстренько экспроприировал Дакк, мотивируя тем, что он пострадавшая сторона и ему положена компенсация.

— Ликочка, а как же мы? Нам тоже попить хочется! — Лешек заискивающе посмотрел на меня.

— Попить или выпить? — Я с ехидством посмотрела на лешего. — И вообще, из чего я должна, по-твоему, готовить сидр, когда у меня даже сока нет?

— Хм, это я не подумал. — Лешек повертел головой в поисках свободного кувшина с соком, но, к его огромному сожалению, большая часть кувшинов уже была пуста, а те, в которых еще что-то плескалось, находились рядом с мисс Натиль и ее ухажерами, что автоматически лишало их статуса привлекательности.

По искоса бросаемым взглядам наших однокурсников мне стало понятно, что их очень заинтересовали наши химические опыты и они не прочь присоединиться к нам, вот только не знают, как это сделать, особенно после выступлений этой госпожи Натиль. Однако я особым альтруизмом не страдаю, а потому облегчать им процесс примирения не собиралась. Тут я почувствовала, как меня кто-то толкает в бок. Повернувшись, увидела рядом со своим стулом целую компанию домовых.

— Девушка, нам очень понравился ваш сок, и у нас есть к вам деловое предложение. Мы обеспечиваем вас любым соком в любом количестве, равно как и сахаром. Но с вас будет ровно половина всего переработанного продукта. Если вы согласны, то первая партия сока через одну минуту будет у вас.

— Ну-у, в принципе, я не против, есть только одно дополнение. Если этот сок мы просто выпьем, так сказать, в непереработанном состоянии, надеюсь, вы это считать не будете? И если я начну экспериментировать и у меня что-то не получится…

— Мы же все понимаем, а потому не будем в претензии ни за выпитый сок, ни за провал эксперимента. — И тут же, заинтересованно наклонившись ко мне, домовой, который обслуживал наш столик и проводил все переговоры, спросил: — А что вы еще можете сделать? Что-нибудь покрепче можете?

Я пожала плечами в задумчивости:

— Можно попробовать… — В голове начал всплывать рецепт кальвадоса, и мне захотелось попробовать свои силы. Чем черт не шутит, а вдруг получится? — Дубовую бочку найти сможешь? Только чтоб без единого гвоздя и не очень большую, а то припрете сейчас бадью, как для купания. Имей в виду, вам же еще мне свежего яблочного сока притаскивать на весь этот объем и даже больше, с учетом перегонки.

— С учетом чего? — Главный домовой уже успел отдать соответствующие распоряжения и теперь внимательно следил за моими манипуляциями, как я делаю из тривиального яблочного сока нетривиальный сидр.

— Не бери в голову, это сложно объяснять. Ты мне лучше скажи, как тебя зовут, а то как-то неудобно к тебе обращаться. Насколько я поняла, нам с тобой предстоит очень тесное общение, и мне нужно знать, как тебя звать.

Вот теперь домовой удивился. Вернее, не так — он УДИВИЛСЯ. Мне даже пришлось слегка его потрясти, так как он просто впал в ступор и немигающим взглядом смотрел куда-то в пространство. Через минуту он отмер и начал подозрительно часто моргать увлажнившимися глазами.

— Э-эй, ты чего? — Я щелкнула пальцами у него перед глазами. — Может, я чего не так сказала, так ты извини, я не специально.

— Ты извинилась! — Домовой посмотрел на меня еще более удивленно и покачал головой. — А еще ты спросила, как меня зовут! Нас же здесь практически никто не замечает. Только командуют: Принеси! Подай! Отнеси! Ты первая, кто отнесся к нам с уважением, и даже поинтересовалась моим именем. — Домовой вытер уголок глаза краем чистого передника. — А зовут меня Тимопрандиктон. Это если сокращенно.

— М-да-м… знаешь, боюсь, мне будет затруднительно это выговаривать. Может, ты согласишься на еще более сокращенный вариант? Ну к примеру… Тимка? — Я с ужасом подумала, что если он не согласится, то я ни при каких обстоятельствах не смогу выговорить это слово, и мое реноме будет безвозвратно испорчено.

К счастью, мне повезло. Немного подумав и покатав на языке свое новое имя, домовой согласился, серьезно кивнув мне. Чтоб скрепить наше соглашение, я предложила ему распить с нами кувшинчик отличного сидра. С каждым разом он у меня получался все лучше и лучше, что все и отметили, с моей легкой руки чокнувшись и выпив по стаканчику за знакомство. Благодаря Тимке, около нашей компании уже стояла внушительная двухъярусная тележка с кувшинами, полными сока. А благодаря мне, уже весь нижний ярус был заставлен кувшинами с яблочным сидром самого отменного качества. Холодненький, с небольшой кислинкой, свежим яблочным ароматом и легкими воздушными пузырьками, лопавшимися на языке. — именно такой, как мне нравится. К Тимке, которого мы уже усадили между собой, притащив свободный стул, подбежал еще один домовой и что-то шепнул ему на ухо. А уши у домовых были — закачаешься. Большие, покрытые легким пушком, расположенные не как у людей, а ближе к макушке, они забавно поворачивались в стороны, независимо друг от друга. Выслушав своего подчиненного, Тимка повернулся ко мне:

— Лика, нужная тебе бочка найдена, только есть небольшая проблема. Она на двадцать литров, и протащить ее в зал незаметно от преподавателей, боюсь, даже у нас не получится.

— Ничего страшного. — Отодвинув стул, я вышла из-за стола. — Давай веди, где вы ее оставили.

За нами с Тимкой увязались и ребята. Я бы даже сказала, что сопровождающих стало немного больше, так как кое-кто из однокурсников также решил к нам присоединиться и тихонько топал в арьергарде. Процессия получилась еще та, особенно смешно было видеть удивленные глаза преподавателей, когда мы с независимым видом проходили мимо них. В подсобное помещение в результате набилось народа — не продохнуть. Пришлось попросить всех освободить помещение, но народ далеко уходить не пожелал. Все расползлись по соседним комнатам и оттуда выглядывали во все щели, стараясь не пропустить ни одного этапа из проводимого эксперимента. Что это будет за эксперимент такой, народ уже был осведомлен, а потому проявлял живейшую заинтересованность.

Бочка оказалась из-под какого-то вина, а посему вполне мне подходила. Освидетельствовав огромное количество сока, уже приготовленного в большом чане, я быстренько переделала его в сидр, а затем задумалась, где и как мне его перегнать. Тем более что это потребуется сделать даже дважды. Наконец, справившись и с этой задачей, я получила на выходе значительно меньше спирта, чем предполагала бочка, а потому пришлось срочно доводить мою крепкую гремучую жидкость до нужного объема. Закупорив бочку со свежеполученным спиртом, я задумалась о процессе настаивания. Нужно было как-то умудриться «поторопить» все естественные процессы по настаиванию моего будущего кальвадоса. Ждать несколько лет в подсобном помещении кухни, думаю, никто из нас не будет. Усевшись в позу лотоса, я постаралась проникнуть в структуру бочки и соединить ее со структурой яблочного спирта. Вспомнив химию, представила, как молекулы проникают друг в друга и начинают «дружить». В общем, очнулась я только тогда, когда Дакк не очень нежно начал меня трясти.

— Ты что, обалдел? Я тебе не дерево, и с меня яблоки не сыпятся! — Я с раздражением скинула его руки со своих плеч.

— Лика, я уже пять минут пытаюсь привести тебя в чувство, а ты сидишь, как неживая и только сверлишь взглядом эту проклятую бочку. Ты вообще как себя чувствуешь? — Дакк с обеспокоенным видом заглядывал мне в лицо.

— Да все со мной нормально! Спасибо, конечно, что ты так за меня волнуешься, но я уже в полном порядке. Давай лучше посмотрим, получилось у меня что-нибудь или нет. — Я с замиранием сердца ждала, пока подскочивший гном снимал крышку с бочки и зачерпывал стаканом плескавшуюся там темную жидкость. Осторожно понюхав, он легонько лизнул, а потом решившись, одним махом опрокинул в себя весь стакан. Зажмурив глаза, Драрг лихо крякнул, занюхал своей бородой и с ТА-А-АКИМ уважением посмотрел на меня, что все стоявшие вокруг него тут же поторопились найти для себя соответствующую емкость. В одну минуту все стаканы и кружки в ближайшем окружении были разобраны. Пришлось даже рявкнуть на них и наложить строгий запрет на этот напиток. Приунывших ребят я успокоила, что это ненадолго и скоро все смогут поучаствовать, а сама обратилась к нашему домовому:

— Тимка, если ты не хочешь в скором времени получить на своей кухне груду бесчувственных тел, упитых до невменяемого состояния, немедленно организуй соответствующую закуску. И чем она будет обильнее и сытнее, тем лучше.

Понятливо кивнув, Тимка махнул рукой, и вокруг нас словно сами собой стали появляться разнообразные закуски. Бараньи ребрышки, жареная оленина, печеный гусь, пирожки, жареная картошка, несколько видов сыра и что-то там еще, я даже не смогла все рассмотреть и идентифицировать. Могу только с уверенностью сказать, что у преподавателей стол поскуднее был, чем в результате у нас получился. Оглядев все это изобилие, я сделала отмашку и предложила поднять рюмки-стаканы-кружки, что все с огромным удовольствием и проделали, втихаря принюхиваясь к тому, что в них было налито. Выпив, повели себя по-разному: Лешек радостно зажмурил глаза, ему явно понравился напиток, а вот у Грагита выступили слезы, и он начал надрывно кашлять, пока добрый Драрг не постучал ему по спине.

Правда, после помощи гнома Грагита пришлось вытаскивать из-под стола, куда он улетел от его дружеского шлепка. Дакку, судя по всему, мой напиток оказался ни так ни сяк, так как он выпил его, словно стакан с водой, и даже не поморщился. Троице молодых аристократов, потихоньку присоединившейся к нашей дружной компании, кальвадос понравился. Впрочем, как и команде домовых, принимавших активное участие в его дегустации. После второй рюмки народ накинулся на еду, и некоторое время вокруг было слышно только хрумканье, чавканье и просьбы передать то ножку гуся, то вон тот румяный пирожок. Только Грагит решил себя ограничить в алкогольных возлияниях и персонально для себя заказал кувшинчик с холодным сидром, который ему очень понравился в отличие от крепкого кальвадоса. Впрочем, это и не удивительно, если принимать во внимание его предыдущую жизнь в родных пещерах, где простых драголов ограничивали во всех излишествах, обеспечивая только самым необходимым, а в этот перечень спиртные напитки, естественно, не входили.

Веселая пирушка, в которую превратилось официальное мероприятие, набирала обороты. Спустя каких-нибудь два часа в помещении стало не протолкнуться и все вокруг вели себя легко и непринужденно, о чем свидетельствовал веселый смех и пьяные заверения в вечной дружбе. Внезапно меня кто-то подергал за штанину:

— Лика, а, Лика!

Я посмотрела на домового Тимку, который явно был чем-то сильно озабочен.

— Ну чего тебе? Не видишь, люди культурно отдыхают…

— Я боюсь, что скоро этому отдыху придет конец, а мне как старшему над домовыми будет большой нагоняй. Преподаватели беспокоятся, куда пропала половина первокурсников, и собираются отправляться на их поиски, потому как выходящими из столовой их никто не видел.

— О какой половине ты говоришь, с нами же только трое были? — Я озадаченно огляделась по сторонам и обалдела. Оказывается, незаметно для меня сюда действительно переползло немало новеньких, именно поэтому и стало так тесно. — Откуда они все здесь взялись?

— Девушка, а, девушка! Вы так прекрасны, давайте выпьем этого божественного напитка и познакомимся поближе? Позвольте представиться, барон Ляфонт к вашим услугам. — На меня смотрел слегка покачивающийся парень лет двадцати со светлыми волнистыми волосами до плеч и совершенно пьяным, стеклянным взглядом.

— Та-ак…. Если нас здесь застукает Ректор или его Заместитель, думаю, что нам не поздоровится. Тимка, быстро прибери здесь и линяй отсюда по какому-нибудь важному поручению. Надеюсь, это ты сможешь организовать? — Получив утвердительный кивок, я продолжила, совершенно игнорируя любвеобильного однокурсника: — Аккуратненько вылови моих охламонов и доставь их в соседнюю подсобку. Ну из которой еще есть выход на задний двор, а я подожду их там. Это реально сделать?

— Не беспокойся, сейчас мы их туда переправим, ты даже моргнуть не успеешь. — Успокоив меня, домовой испарился, затесавшись в самую гущу толпы.

Тимка не обманул, и вскоре в подсобку стали прибывать мои друзья один за другим. Первым доставили Дакка, причем абсолютно трезвого, чего не скажешь о гноме и лешем, которые упились в зюзю и совершенно не понимали, куда и, главное, зачем их притащили. Увидав нас с Дакком и Грагитом, эта сладкая парочка очень обрадовалась, словно сто лет нас не видела, и дружно в один голос потребовала это дело обмыть. Пришлось пообещать им продолжение банкета, но немного в другом месте, куда мы сейчас и отправимся. Заинтригованные гном с лешим дали себя увести, предварительно потребовав на всякий случай прихватить с собой пару кувшинчиков кальвадоса. Пришлось подчиниться, а то их с насиженного места было не сдвинуть. Когда мы уже покидали подсобку, я услыхала голос Заместителя Ректора, в котором звучали нотки удивления вперемешку с праведным возмущением. Не знаю, услышал его еще кто-нибудь, кроме меня, или нет, так как гам стоял такой, что хоть затычки в уши вставляй. Уже выйдя на улицу, я почувствовала, как кухню с подсобными помещениями накрыла волна какого-то заклинания, и после этого послышались сдавленные охи и ахи. Подталкивая в спины еле плетущихся друзей, я постаралась быстрее покинуть место нашей дислокации. Подмигнув Дакку и получив ответный кивок, мы слаженно переправили громко разглагольствовавших о пользе крепких спиртных напитков друзей в их комнату, причем подъем на третий этаж был поистине геройством с нашей стороны. Не зная, как мне успокоить не на шутку разошедшихся друзей, я беспомощно посмотрела на Дакка. Ну в самом деле, не оглушать же мне их дубиной по голове, чтоб привязать к кроватям и быть спокойной, что их никуда не понесет на подвиги? Поняв мои метания, Дакк успокаивающе похлопал меня по плечу и, повернувшись к нашим пьянчужкам, сделал пасс рукой в их сторону, после чего они упали там же, где и стояли, и слаженно захрапели. Удивившись, я потребовала ответа:

— Ну и как это понимать, как ты это сделал? Что еще я о тебе не знаю?

— Да ничего особенного, подумаешь, наслал сонные чары… — Дакк невозмутимо пожал плечами. — Между прочим, это практически любой вампир умеет. Проспятся, даже и не вспомнят, как здесь очутились.

— Ну раз так, то перетаскивайте их на кровати, а мне как девушке больше пяти килограмм поднимать не разрешается. — Махнув обескураженному вампиру ручкой, я пошла к дверям. — Чао! Увидимся на первой паре.

Придя к себе в комнату, я остаток вечера провела за разборкой учебников и рассортировкой их по кучкам и последующим складированием на полки шкафа. После чего, совершенно измотанная, завалилась спать, попросив Прошку разбудить меня завтра в восемь утра.

Как оказалось, могла его об этом и не просить. Ровно полвосьмого в комнате раздалась такая оглушительная сирена, что ее не услышал бы, наверное, только мертвый, и то вряд ли. Быстро собравшись, я решила зайти за ребятами, все равно первые занятия у всех первокурсников одинаковые, а если буду их ждать внизу, то мы, пожалуй, так и на завтрак опоздаем. Когда я поднялась, все мои самые худшие подозрения оправдались на все сто. После вчерашней попойки гном и леший, охая, сидели на кроватях и держались за головы.

— Кто-нибудь завтракать идет? — Судя по всему, мой вопрос явно был не в тему, по крайней мере, пока они в таком ужасном состоянии. — Может, попробовать вас полечить? — проговорила я задумчиво, меж тем уже примеряясь к ауре гнома.

— А может, не на… Ой, кажется, полегчало. — Драрг удивленно помотал головой, сначала осторожно, а затем с радостным удивлением. — Вот спасибо! Ну все, теперь я твой должник!

— А меня так мо-ожно? — Тихо постанывая, больной Лешек поднял на меня жалостливые глаза.

— А ты не хочешь сам попробовать? Все-таки твоя магия очень близка по сути к природной, а все мы в какой-то степени часть этой самой природы. Может, решишься? А я тебя подстрахую. — Мне захотелось помочь Лешеку и немного расширить его способности.

А то заставят его заниматься только корешками и травками, а я уже сейчас чувствую, что он может быть способен на большее.

За последнее время мои способности к магии стали стремительно развиваться, и я не всегда успевала разобраться в том, что могу. Ночные уроки с моим самым первым Учителем в этом мире — драконом все больше сводились к муштре с мечом, арбалетом и метанием ножей, чередуясь с обучением концентрации энергии и правильным ее распределением. Иногда он показывал мне какое-нибудь новое заклинание, но никогда из боевого арсенала. Таким образом, мое обучение магии шло полным ходом, не успев начаться в самой Академии.

Объяснив, как смогла, саму суть изменений, которые он должен произвести с собой, я стала с интересом следить за его действиями. Вылечившийся гном, Грагит и совершенно здоровый Дакк также уселись поудобнее и стали наблюдать за бедным лешим как за подопытным. А тот сначала запыхтел, потом надул щеки и покраснел. Только когда я уже решила, что у него сейчас пойдет пар из ушей и он закипит как чайник бабы Дуси, Лешек вдруг резко сдулся и облегченно перевел дыхание.

— Что, неужели получилось? — Драрг просто горел желанием узнать об успехах своего вчерашнего собутыльника.

— Представь себе! — Лешек просто увеличился в два раза от раздувавшей его гордости.

— Живем! Этот успех нужно отпраздновать! Грагит, друг, посмотри, там ничего не осталось? — Гном помахал ручкой в направлении кувшина, стоявшего на подоконнике.

Пришлось срочно пресечь эти поползновения:

— А ну прекратить! Если кто-то запамятовал, то придется немного прочистить ему мозги. У нас сегодня первый день занятий, и если мы не поторопимся, то опоздаем на завтрак и пойдем на занятия голодными. А обед будет еще о-очень не скоро.

— Бедный я, бедный! Дома учили, здесь учат, еще и ты губишь всю мою инициативу на корню. — Гном грустно поднялся с кровати. — Ладно, я готов, а то все съедят без нас, а учиться на голодный желудок я категорически отказываюсь.

— Твою б энергию да в мирных целях. — Чувствовала я себя препаршиво. Словно в детском саду не даю детишкам играть в кубики. — Имей в виду, Драрг, что, когда пойдете на факультатив по своим артефактам, Грагит будет на твоей совести. Не вздумай его потерять.

Зайдя в столовую, я поразилась, как быстро команда домовых сумела привести в порядок такое большое помещение после вчерашних гуляний. Просто незаменимые работники! Заметив нашу компанию, к нам подбежал один из домовых и проводил к столику у окна, где сразу же появились тарелки с каким-то овощным салатиком и белковым омлетом.

— Ну что ж, по крайней мере, выглядит это действительно получше, чем та размазня, которой пытались тебя раньше накормить. — Я посмотрела на гнома, с тоской обозревающего поданный завтрак. — Что тебя опять не устраивает?

— Да ничего… Вот только хотелось бы чего-нибудь посущественней. Все-таки моя комплекция не подразумевает питание одним силосом. Так я, пожалуй, и молот держать не смогу, сил не хватит. — Повернувшись к пробегавшему мимо домовому, Драрг схватил его за край рубашки. — Милейший, а мяска нельзя ли принести? Мне, знаете ли, этого маловато будет. С таким питанием я до обеда вряд ли дотяну.

— Сожалею, но рацион питания студентов утвержден лично господином Ректором, и изменять его по вашему желанию или своему собственному я не имею права. Так же как и увеличивать порцию. Вот если господин Ректор отдаст такое распоряжение по поводу вашей персоны, уважаемый гном, я с удовольствием принесу вам то, что вы заказываете. — Выдав эту тираду, домовой аккуратно по одному отцепил пальцы Драрга от своей рубашки и побежал дальше по своим делам.

Драрг поднял на меня растерянный взгляд:

— Лика, что мне делать? Я же на таком питании похудею. А ты когда-нибудь видела худого гнома? Да меня же засмеют в клане, когда увидят!

— Ладно, не переживай. Я попробую что-нибудь придумать, но не сегодня. Так что давай по-быстрому съедай то, что тебе дали, и пошли знакомиться с Учителями. Надеюсь, что за один день ты не похудеешь.

Быстро покончив с завтраком, мы отправились на поиски своей аудитории. К счастью, искать долго не пришлось, и уже через пятнадцать минут мы входили в класс, так напоминающий любое стандартное учебное заведение. Разве только то, что парты были рассчитаны отнюдь не на малышей, и рассаживаться нам предлагалось строго по одному.

— Прошу всех занять свои места. — Подождав, пока мы суетливо расселись, преподаватель продолжил: — Сегодня у вас первое занятие по прикладной магии, и вести его буду я — Магистр Чермен. Я вам расскажу о самой сути магии, управлении ею и правильном применении. Для начала пусть все закроют глаза и постараются сконцентрироваться, отринув все посторонние мысли. Постарайтесь увидеть внутренним взором энергетику, наполняющую этот класс. — Проходя между рядами, Магистр Чермен внимательно вглядывался в своих новых учеников. — Так, хорошо… отлично… нет, я попросил не думать ни о чем, кроме магической энергии вокруг нас, а вы, господин хороший, судя по колебаниям вокруг вас, до сих пор переживаете приключения в каком-то борделе. — После этих слов Учителя ребята в классе разразились веселым смехом, а покрасневший парень молча уткнулся носом в парту, — Дойдя до Лешека, Магистр опять притормозил, пробормотав: — Да-а, судя по всему, вы видите энергетику несколько однобоко. Придется поработать дополнительно по расширению вашего диапазона. — Дойдя до меня, Магистр Чермен сначала прошел мимо, одобрительно кивнув, затем притормозил и вгляделся более внимательно. — Удивительно полная картина. Пожалуй, даже я не смог бы лучше… Странно…

Хорошо. Теперь мысленно потяните эту энергию к себе и скатайте ее в клубок. В ящике каждого стола лежит по небольшому хрусталику. Возьмите его в левую руку и резким движением другой руки пошлите готовый клубок магической энергии прямо в середину хрусталика. Не торопитесь. Если не получилось с первого раза, попробуйте еще, и у вас обязательно получится. — Глядя на вовсю старающихся учеников, Магистр Чермен только тяжело вздохнул, и мне вдруг показалось, что я читаю его мысли:

«Как же мало тех, кто по-настоящему к концу обучения сможет чего-то достигнуть. Не просто выучить основы, а иметь возможность стать Магистром или хотя бы сдать на бакалавра. Пожалуй, у вон той странной девочки есть неплохие задатки, ее хрусталик прямо светится от переполнившей его энергии, еще чуть-чуть и….»

— Осторожней!

Пожалуй, Магистр Чермен опоздал со своим предупреждением, и хрусталик, лежавший на моем столе, просто разлетелся вдребезги.

— Ну вот, столько энергии без пользы израсходовали, — грустно констатировал Чермен. — Забыл вас предупредить, этот камушек — не очень качественный горный хрусталь, способный в небольших количествах накапливать магическую энергию. Если он начинает внутренне светиться так, что будет резать глаз, и пульсировать, значит, вы переборщили с закладкой. Самыми лучшими сосудами и носителями магической энергии являются драгоценные камни. Притом чем качественнее и дороже камень, тем лучшим накопителем он может стать. Кстати, вот у вашего товарища достаточно интересный накопитель получился. — Магистр указал пальцем на Лешека, хрусталик которого в магическом диапазоне светился исключительно зеленым. — Это же просто кладезь чистой природной энергии! Редко кто может так разделить потоки, чтоб выделить одну-единственную линию без всяких примесей. Ладно, сдавайте то, что у вас получилось, и не забудьте себя назвать. Могу вас обрадовать, сегодня был первый урок и первый зачет. Так что, в зависимости от того, что у вас получилось, вы и получите оценку. В конце каждого месяца у вас будет промежуточный экзамен с практическим заданием, ну а сессия — это само собой.

Обернувшись, Магистр Чермен задумчиво посмотрел на меня.

— Я, конечно, могу поставить вам зачет по этому заданию, но как бы другие преподаватели не взбунтовались, решив, что на моих уроках к вам особое отношение…

— Да не вопрос. Дайте мне еще один хрусталик, и я вам его быстренько наполню. Вы мне поставите зачет, и мы разбежимся, довольные, по своим делам. У меня через пятнадцать минут следующий урок, и опаздывать на него не хочется.

— Однако вы очень самоуверенная девушка. Неужели думаете, что если у вас один раз так удачно получилось, то вы теперь можете это делать всегда, когда пожелаете? — Магистр Чермен скептически усмехнулся.

— Да-а, если мы так будем стоять и препираться, то я на урок точно опоздаю.

Я посмотрела по сторонам в надежде обнаружить хоть что-то, что могла бы использовать в качестве накопителя. Когда уже решила, что ничего не выйдет, мой взгляд случайно зацепился за запонки на рубашке преподавателя. Вернее, на вставки в этих запонках. Они были из «брюликов»! Неплохо платят Учителям в Академии, не то что в наших российских школах. К этому моменту мы в классе остались уже один на один с преподавателем, если не считать, что за дверью толпились ребята, поджидая меня.

— Боюсь, что ничем не могу вам помочь, милая девушка. Запасных хрусталиков у меня нет, да и урок наш уже закончился. Вы, конечно, можете прийти ко мне на дополнительное занятие, и если у вас получится повторить этот подвиг с накопителем, получите зачет, правда с небольшим минусом, так как на уроке вы не смогли мне представить свою выполненную работу. — Магистр Чермен явно решил проучить слишком самоуверенную ученицу и теперь стоял, ехидно улыбаясь, уверенный, что загнал меня в угол.

Чтоб не терять времени даром, я, пока он высказывался, быстро сгенерировала несколько разноцветных клубков магической энергии и поместила их в центр запонок, но, кажется, опять немного переборщила. По крайней мере, в магическом диапазоне запонки преподавателя теперь переливались всеми цветами радуга и даже выделяли тепловые волны.

— Магистр Чермен, а если бы я прямо сейчас отдала вам свою выполненную работу, вы бы мне засчитали зачет? — совершенно невинным голоском спросила я его.

— Конечно, но… увы, увы… — Магистр Чермен вздохнул с притворным сожалением. — Ну что, когда вас ждать на дополнительный урок?

— Думаю, что я пока подожду действительно сложных заданий и не стану отвлекать ваше драгоценное внимание по таким пустякам. Тем более что мне еще с другими преподавателями надо познакомиться, да и факультатив впереди… Ну совсем нет свободного времени, представляете? Так что я побегу, ладно? — подойдя к двери класса в полной тишине, я повернулась и, уже взявшись за дверную ручку, сообщила обалдевшему от такой наглости преподавателю: — Надеюсь, вы засчитаете за зачет мое выполненное задание у вас на рубашке? Думаю, полного комплекта запонок, заряженных под самую катушку, вам будет достаточно? — Выходя в коридор я еще успела заметить удивленный взгляд Магистра Чермена, отстегивающего запонку с рукава своей шелковой рубашки.

— Ты чего так долго? — Дакк в нетерпении схватил меня за руку.

— Что, что, да препод клеился!

— Да ладно? Врешь небось все?

— Ага, вру, — покладисто согласилась я.

— Слушай, Лика, а ведь ты теперь сможешь за нас договориться на зачетах! Может, мы и на уроки можем не ходить, раз такой расклад? — Наш гном был, как всегда, в своем репертуаре.

— Разлетелся! Ты за кого меня принимаешь? Сам будешь отдуваться на уроках, а если еще хоть раз заикнешься о чем-нибудь подобном, я тебе всю бороду вырву! Надеюсь, ты все понял? — Я угрожающе сжала кулаки, глядя в упор на чересчур предприимчивого товарища.

— Жаль — не получилось. Но попробовать-то стоило! — Гном пожал плечами, но, увидев, что я сделала шаг по направлению к нему, забежал за спину Дакка, прикрываясь товарищем. — Все-все-все… считай, что я пошутил неудачно. Приношу свои извинения. И вообще, ты сама говорила, что нам лучше не опаздывать на занятия, а вместо этого мы стоим здесь, когда все наши однокурсники уже ушли.

Глава 12

Следующим занятием было травоведение, которое вела Магистр Корни Дюа. Заметив в составе первокурсников так отличившегося на приемных экзаменах Лешека, Магистр очень обрадовалась и даже кивнула ему как старому знакомому. Толкнув небольшую лекцию о магии растений, она предложила всем перейти в оранжерею. Когда галдящая толпа ввалилась в цветущий сад, Лешек сразу кинулся в угол к большому дереву и приник к нему, как к родному существу, совершенно игнорируя удивленные взгляды однокурсников. Самое интересное, что и дерево протянуло свои ветки и нежно обвило маленького лешего.

— Вот, дети, советую обратить внимание на это дерево, которое является мощнейшим магическим накопителем. Если по какой-то причине ваш энергетический потенциал упал до нуля, то стоит вам пожевать листик с этого дерева, и вы снова будете в полном порядке. А создал это чудо-дерево не кто иной, как ваш товарищ. — Корни показала рукой на Лешека, пытавшегося выбраться из чересчур крепких объятий дерева.

Стоявшие рядом с нами ребята из тех, кто вчера вместе с нами праздновали в подсобке столовой, засмеялись и дружно зааплодировали.

Пока шло занятие и Магистр рассказывала о растениях и их применении в магии, Лешек умудрился переставить несколько горшков с цветочками в другие места, аргументируя тем, что там им будет лучше, и что-то там еще сделал с немного подвявшим кустиком, после чего тот даже зацвел. Магистр Корни была просто очарована новым учеником и все больше внимания уделяла исключительно ему, не забыв дать всем остальным задание по выявлению растений, имеющих магическую или близкую к магии структуру.

Заметив Дакка, воровато оглядывающегося по сторонам и потихоньку пододвигающегося к дальнему углу, я решила выяснить, в чем дело. Подойдя к нему вплотную, спросила:

— Ты что это здесь устроил?

— Тс-с-с, не шуми ты так. — Дакк в испуге оглянулся, не заметил ли еще кто его странное поведение. — Я здесь заметил одно очень интересное растеньице, вон в том углу. — Стараясь делать незаметно, он пальцем указал в дальний угол. — Очень оно полезное и редкое, причем настолько редкое, что его практически не найти. Вот я и подумал, пока все заняты, незаметно отросточек позаимствовать здесь, вдруг да пригодится.

— Ну ты даешь! Первый раз вижу вампира-ботаника! Чем же это растение такое полезное, что ты на кражу в студенческой теплице решился? Неужели оно того стоит?

— Поверь мне на слово, ни одно другое растение не может так воздействовать на вампиров, как это. Мало того что с помощью сока этого растения можно восстановить, я бы даже сказал, практически поднять с того света любого вампира, так с помощью этого цветочка нас можно ввести в транс и заставить выполнить почти любой приказ. — Дакк аккуратно отломил веточку с гирляндой мелких пурпурных цветочков и завернул в белоснежный носовой платок.

Я даже присвистнула от таких откровений:

— А ты ничего не путаешь? Ведь если все именно так, как ты говоришь, то это растение просто не может так свободно здесь расти!

— Ошибиться я не мог, слишком хорошо мне эту науку в свое время вдолбили в голову. А по поводу свободно расти… возможно, они просто не знают всех чудесных свойств этого кустика? — Дакк пожал плечами.

— А мы сейчас это проверим! — Я решительно направилась к Лешеку и преподавательнице, которые активно обсуждали проблемы смены климата и его влияние на приживаемость растений. Поняв, что никогда не дождусь окончания их диспута, я решила прервать разглагольствования Магистра Корни, дернув ее за руку: — Магистр Корни, не подскажете, чем знаменито вон то растение в углу?

— А? Что? Какое растение? Вон тот чахлый кустик? — Магистр Корни вяло махнула рукой, явно стараясь закончить неинтересный разговор побыстрее. — Да самое обыкновенное кровоостанавливающее средство. Ну возможно, еще как успокоительное… А вообще-то ничего особенного в нем нет, кроме того, что встречается очень редко. Я ответила на твой вопрос, деточка? — Получив утвердительный кивок, Магистр Корни с облегчением вернулась к прерванной беседе с Лешеком.

— Ты был абсолютно прав! Так что пока наша преподавательница так занята, советую внимательно посмотреть по сторонам, вдруг еще какую редкость заметишь. И не стесняйся в следующий раз, незачем одну веточку отламывать, выкапывай сразу с корнями, все равно наша преподавательница никого и ничего сейчас не замечает, пока с ней рядом наш Лешек. — Я ободряюще похлопала Дакка по плечу.

Переливчатая трель возвестила о конце урока, и я с облегчением потащила друзей к выходу. Вот только с Лешеком возникла некоторая заминка. Его пришлось практически с боем вырывать из цепких лапок Магистра Корни, которая так впечатлилась нашим лесным другом, что совершенно не хотела с ним расставаться. Но нас было больше, и мы в результате победили, чуть не оторвав бедному Лешеку руки, когда тянули его в разные стороны, подальше от студенческой теплицы.

— Уф, отпустите меня немедленно, варвары! Вы же мне все конечности оторвете! — Бедный Лешек с размаху плюхнулся на пятую точку, как только мы его отпустили. — В походе и то лучше обращались. Что на вас нашло?

— Да это мы тебя, несчастный, спасали! Ведь если бы не мы, Магистр Корни тебя ни за что бы не отпустила, и ты мог опоздать на следующее занятие. А какое следующее занятие у нас, ты в курсе? — Я смущенно переступила с ноги на ногу. — Между прочим, Магистр Окопус еще на вступительных экзаменах на нашу компанию как-то нехорошо посматривал да разные гадости пытался подстроить. Вот он обрадуется, если на первом же занятии ты так отличишься, что опоздаешь. Сразу станешь у него «любимым» студентом — мальчиком для битья.

— Ладно, считайте, что убедили. Только все равно могли бы и поаккуратнее, не чужой ведь вам. — Лешек кряхтя поднялся с земли и принялся отряхиваться.

Дождавшись, пока он приведет себя в порядок, все отправились на следующий урок по Боевой и Оборонной Подготовке, который должен был проводить Магистр Окопус. Немного поплутав и поспрашивав у других студентов дорогу, вся компания вышла на специально подготовленную площадку, где уже находилась часть однокурсников, устроившихся на деревянных скамьях в ожидании начала урока.

— Ну что, все собрались? — Появившийся Магистр Окопус придирчивым взглядом обвел собравшихся студентов. — Большая часть из вас в силу своего происхождения думает, что умеет владеть мечом, а значит, знает, что такое оборона. Должен вас разочаровать, это не так или не совсем так. Я, конечно, не имею в виду тех, кто и этого не знает, а самым серьезным оружием для них была сучковатая кривая палка. — Магистр Окопус наконец-то нашел взглядом нашу компанию и последние свои слова адресовал явно в нашу сторону.

Надо отдать должное нашим однокурсникам, смешки после слов Магистра были достаточно жидкие и какие-то неубедительные. А может быть, сыграло свою роль наше более близкое знакомство с курсом, вернее, его спаивание на праздничном обеде. Кто знает?

— Для начала вы должны запомнить самую главную истину: лучшая защита — это нападение! — Магистр Окопус обвел внимательным взглядом своих студентов. — Поэтому если вы в чем-то сомневаетесь и не уверены в своих силах, то постарайтесь опередить своего противника, даже если он только предполагаемый. Даже если ваш противник на самом деле им еще и не стал, а только гипотетически может нанести вам вред, вы должны суметь его опередить и обезопасить себя на будущее. Если что-то пошло не так, как вы запланировали, вы должны суметь вовремя отступить и затаиться до следующего удобного момента.

— Но это подло! Если мне не сделали ничего плохого, почему я должна делать гадости этому человеку? Только потому, что у него есть возможность когда-нибудь мне навредить? — Выдав на одном дыхании эту тираду, бледная от волнения Роза в испуге закрыла себе рот руками.

— Это кто у нас здесь такой щепетильный? — Магистр Окопус навис над бедной девушкой, пристально разглядывая ее со всех сторон. Судя по ее внешнему виду, она уже и сама была не рада, что вылезла со своим замечанием. — Вы думаете, госпожа, что знаете все лучше меня? Ну что ж, потрудитесь тогда ответить, что вы станете делать, дождавшись, когда противник оглушит вас тяжелой дубиной, а затем, когда вы будете без сознания, грубо и со вкусом изнасилует вас?

— Н-но… как же так?.. — Девушка покраснела, казалось до кончиков волос и совершенно потерялась.

Ее невнятное и очень тихое бормотание полностью удовлетворило Магистра Окопуса.

— Молчите уж, бедная провинциалочка! В своих поместьях вы и вам подобные совершенно удалены от настоящей жизни и от необходимости ее защищать. За вас это делают другие, а вы развлекаетесь на балах и приемах, изредка балуясь дуэлями с такими же оболтусами, как вы сами. — Еще раз бросив взгляд на совсем съежившуюся Розу, Магистр Окопус небрежно добавил: — А впрочем, думаю, что для вас, маленькая госпожа, и эти развлечения недоступны. — Переждав ехидное хихиканье, раздавшееся со стороны сидевшей неподалеку Натиль Панадис, которое незамедлительно последовало за его словами, Магистр невозмутимо продолжил: — Если кто еще не в курсе, спешу сообщить, что, несмотря на вносимую вами оплату за обучение, тем не менее она не покрывает полностью всех наших затрат на вас… на вас всех! И в первую очередь это касается магических затрат, которые невозможно измерить звонкой монетой, но которые тем не менее тратятся на вас в огромных количествах на уроках. А потому по окончании Академии каждый из вас сообразно вашим способностям должен будет отработать на благо всего нашего королевства там, куда направит его Распределительная комиссия. — Переждав ошарашенное молчание курса, Магистр невозмутимо продолжил: — А теперь мы начнем наше занятие, и первое, чему я стану вас учить, — это эффективной защите и обороне. Начнем с самого простого, а именно с того, что может сделать любой человек, не прибегая к магии, — с вашей физической подготовки! Да-да, вы не ослышались, я говорю именно об элементарной физической подготовке, которая, как я вижу уже сейчас, не у всех вас на должном уровне, а потому прошу всех пройти на тренировочную площадку, где для начала вам придется пробежать десять кругов. — Увидев недовольные гримасы студентов, совершенно не ожидавших такого поворота событий, Магистр внес пояснения:

— Наши первые занятия станут для многих неожиданностью, так как они будут носить несколько своеобразную функцию, казалось бы, мало сопоставимую с магией во всех ее проявлениях и больше похожую на стандартную физическую муштру. Однако это не совсем так, и в процессе обучения вы это поймете. Первая задача, которая ставится для всех новых студентов, — это проверка на выдержку, выносливость, скорость, реакцию и силу. К примеру, сегодняшнее занятие включает в себя стандартный кросс, ну… скажем, кругов этак на пять. Мое личное мнение, что бег — один из самых необходимых навыков, а потому именно ему мы уделим особое значение. Вы должны уметь хорошо бегать, для того чтобы вовремя суметь убежать от опасного противника, то есть временно отступить. И учтите, что это не трусость, а жизненная необходимость, если вы планируете продолжать жить, а не кормить собой червей. Никто не знает, куда вас могут направить после распределения, а ведь это могут быть и очень опасные места, где стычки с противником носят не разовый характер, а являющейся ежедневной работой. — Сделав широкий жест рукой, Магистр Окопус указал на площадку, засыпанную мелким песком и имевшую форму практически идеального круга. — Прошу вас, господа и дамы. Давайте уже приступим. — Посмотрев на девушек, в большинстве своем одетых в платья и сейчас в полном недоумении топчущихся на одном месте, он добавил: — Персонально для дам попрошу приходить на мои занятия в специальной тренировочной форме, которую вы можете получить у Распорядителя, либо в своей собственной, пошитой по нашим академическим правилам. На первый раз я вас прощаю и разрешаю дамам отправиться в мастерскую. Наш специалист поможет подобрать для каждого студента или студентки оружие, наиболее ему подходящее. Если у кого-то уже есть его личное оружие, он все равно должен показаться в мастерской, и пусть уже специалист примет решение, подходит оно ему или требует замены. На занятия прошу всех являться в соответствующей форме и с закрепленным за ним оружием.

Девушки облегченно перевели дыхание и гуськом направились в сторону пристроек к Академии. Я тоже поднялась и потянулась следом за всеми, но внезапно была остановлена ехидным голосом Магистра Окопуса:

— Милочка, а куда это вы направились? Насколько я вижу, на вас сейчас надет именно брючный костюм, и хотя он немного отличается от стиля, принятого в Академии, я считаю, что вам ничего не мешает присоединиться к нашим молодым людям и совершить небольшую пробежку.

— А ничего, что я здесь остаюсь одной девушкой среди такого количества мужчин? — Я возмущенно посмотрела на нашего Магистра.

Прожив всего ничего в этом мире, я уже хорошо понимала, какие действия считаются здесь неприличными.

— Думаю, вашей репутации, милочка, уже ничто не повредит, а тем более выполнение задания на уроке в присутствии Магистра. К тому же вы не знатного рода, кажется, и все эти условности не имеют для вас такого значения? — Магистр Окопус стоял и ехидно ухмылялся. — Или вы отказываетесь выполнять распоряжения Учителя?

— Ну что вы, конечно же я побегу, если вы так настаиваете! — Я поняла, что этот раунд я проиграла и мне все-таки придется бежать эти несчастные пять кругов. — Скажите, а мы бежим просто так или на время? И будете ли вы ставить за это оценки, а то что-то классного журнала я у вас в руках не вижу? — Я скептически посмотрела на нашего Магистра, припомнив школьные уроки физкультуры и незабвенного физрука Степаныча.

— А что, неплохая идея… — Магистр Окопус задумчиво пожевал губами. — Даже странно, что я сам не додумался до такого. Возможно, что из вас, девушка, еще может выйти толк.

Внезапно мой взгляд наткнулся на гнома, который стоял весь красный от еле сдерживаемого гнева и, казалось, готов был закипеть, словно чайник.

— Ты чего, Драрг? Что случилось? — Я легонько дотронулась до него.

— Нет, ты слышала этого урода, Лика? Он меня оскорбил и должен умереть! — Драрг начал вытаскивать свой топорик с самым злобным выражением лица.

— Ты это о чем? Что такое могло тебя оскорбить? Неужели то, что нам придется бегать здесь кругами, настолько тебя обидело, что ты готов убить нашего Магистра?

— Этот надутый индюк предположил, что Я, нет, ты только подумай, Я стану УБЕГАТЬ от врага! Еще никто не смел такое сказать обо мне, наследном… — На последней фразе Драрг запнулся и решил не продолжать.

— Драрг, дружочек, не смотри ты на это с такой точки зрения. Представь себе, что мы сейчас будем учиться не УБЕГАТЬ от врага, а наоборот — ДОГОНЯТЬ его. Как тебе такое? Да и вообще, это задание направлено на то, чтоб узнать, насколько новые студенты выносливые. Вот и покажи им, что гномы могут не только кулаками (секирами, молотами, кирками и так далее) махать.

Уже сделавший первый шаг по направлению к ничего не подозревающему Магистру, Драрг внезапно словно запнулся. Как ворочаются его мысли, можно было увидеть невооруженным взглядом, и то, что они пошли в нужном мне направлении, я поняла по медленно расслабляющимся чертам его грубого лица и еще не совсем уверенной улыбке, которая начала потихоньку проявляться на нем.

— Ты думаешь, что это действительно возможно? Что никто не подумает, будто я могу, будто я… трус?

— Драрг, надеюсь, ты не думаешь, что кто-нибудь из нашей команды может быть трусом? Вроде как мы уже неплохо узнали друг друга, чтоб даже не думать о таком? — Дождавшись утвердительного кивка, я продолжила: — Так почему ты решил, что мы все здесь согласились учиться убегать от гипотетических врагов, а не догонять, чтоб сразиться с ними?

Сообразив, какую оплошность он допустил по отношению к своим друзьям, Драрг смущенно потупился.

Посчитав этот инцидент исчерпанным, я решила припомнить все, что когда-то слышала об особенностях дыхания при беге на длинные дистанции.

— Так, ребята, слушайте внимательно, пока еще есть время. Когда вся эта толпа наших однокурсников резво рванет с места, не уподобляйтесь им. Берегите силы и дыхание и постарайтесь выбрать для себя наиболее удобный темп, которого вы будете придерживаться все эти пять длинных кругов. Старайтесь дышать через нос и не пытайтесь обогнать тех, кто рванул вперед, что есть мочи, в самом начале забега. Лучше выложиться на последнем круге, сохранив для него свои силы.

— Откуда ты так много знаешь о беге? — Дакк в удивлении воззрился на меня.

— Ничего особенного. Просто там, откуда я родом, все дети должны пройти определенную физическую подготовку, в число которой обязательно входит и бег. Вот на этих уроках нам и рассказывали все то, что я сейчас передала вам. А теперь хватит болтать, наш Магистр, кажется, уже дает отмашку.

Подойдя ближе к основной куче студентов и стараясь не обращать внимания на ехидные смешки, несущиеся из толпы, я сосредоточилась на том, чтоб не потерять в общей сутолоке своих друзей. Когда Магистр Окопус наконец дал сигнал к забегу, я поняла, что если не хочу лишиться этого милого брючного костюмчика, то срочно должна приобрести что-то еще, более удобное и менее претенциозное. К тому же мне просто необходима какая-то другая обувь, так как бежать пять кругов в туфлях, пусть и на низком каблучке, безумно неудобно (эти туфельки я приобрела у соседа портного Переса за очень небольшую сумму). Если бы я знала, что мне предстоит ТАКОЙ урок, надела бы свои кроссовки. Я уж не говорю о том, что у нашего Магистра может разыграться фантазия, и я просто боюсь себе представить, какие еще испытания он решится нам приготовить и чем все это может закончиться. К счастью, ребята прислушались к моим советам, и в то время, когда основная масса народа изо всех сил рванула вперед, как застоявшиеся жеребцы, мы взяли достаточно спокойный темп и непритязательно тащились практически в самом хвосте. Зато, когда через пару кругов те, кто рванул со всей дури вперед, начал выдыхаться, вся наша веселая компания плавно переместилась в середину. А еще мы оказались намного ближе к первым бегущим, а за нашими спинами растянулась уже приличная цепочка из отстающих. Да и те, кто бежал впереди, дышали тяжело и надсадно, так что слышно было даже на расстоянии нескольких метров. Когда до финиша осталось совсем немного, я тихо скомандовала своим прибавить ходу, и мы понеслись. Как умудрялся от нас не отставать низкорослый гном и совершенно не развитый физически драгол (по крайней мере, для бега), я совершенно не понимала. Но факт оставался фактом, мало того что они не отставали от меня и Дакка, так еще и умудрились опередить на два шага! А вот с Лешеком вообще творилось что-то непонятное. У меня постоянно было чувство, что он бежит наравне с нами, и тем не менее мой взгляд так ни разу на него и не наткнулся. В общем, наша команда прибежала первой, к вящему неудовольствию некоторых напыщенных аристократов, которые сейчас топтались в стороне с красными физиономиями и пытались отдышаться, бросая на нас не самые дружелюбные взгляды.

— Ну что ж, для первого раза очень даже неплохо. Даже неожиданно как-то, что именно вы прибежали первыми. — Магистр Окопус внимательно осмотрел всю нашу компанию, задержав свой взгляд на мне. — Думаю, с вами, милочка, я еще побеседую более подробно. Судя по результату забега, нам есть о чем поговорить друг с другом. — Повернувшись к совершенно измотанным студентам, Магистр махнул рукой: — На сегодня можете быть свободны, но на следующем занятии не рассчитывайте так легко от меня избавиться. Бегите, переодевайтесь и готовьтесь к следующему занятию. И не забудьте побывать у нашего специалиста по оружию!

Пока мы шли, еле переставляя ноги, у меня возник один вопрос, который я и решила прояснить тут же.

— А вот скажи-ка мне, Лешек, как это могло получиться, что за все время забега я так ни разу тебя не увидела рядом с собой, хотя на финише ты оказался вместе с нами? К тому же когда мы все были как загнанные лошади, ты выглядел относительно свежим и даже не уставшим, ну может, только слегка запылившимся? Как это у тебя получилось, объясни, пожалуйста? — Остальные после моих слов также с интересом уставились на явно смутившегося Лешека, ожидая от того разъяснений.

— Ну понимаешь, я совершенно не умею бегать, а подводить вас не хотел, да и нагоняй от Учителя получать не очень приятно. Вот я и подумал, что если очень аккуратно применю свою лесную магию, то никто и не заметит.

— А вот с этого момента поподробнее. Это какую магию ты применил, что ее даже Магистр не заметил?

— Магистр ничего не заметил потому, что совершенно этого не ожидал. А магия моя простая, как… как… как деревяшка. Кстати, именно ею я и прикинулся на беговой дорожке. Запустил воображаемый фантом, чтоб бежал рядом с вами и источал флюиды полного моего присутствия, а сам прикинулся веточкой и спокойно отлеживался недалеко от финиша, где и присоединился к вам. Поэтому и не запыхался совсем, что и не бежал вовсе. Вы извините меня, что не предупредил вас, а? — Лешек виновато понурил голову.

— Ну ты и орел! Ничего не скажешь! Мы все надрывались, как лохи, а он спокойно отлеживался в стороне.

Возмущенный ропот ребят показал полную солидарность с моими словами.

Не ожидавший такого порицания Лешек окончательно сник и теперь переводил растерянный взгляд с одного на другого.

— Слушай, а с другими ты так сделать не мог, чтоб мы не надрывались?

Виновато понурившись, Лешек со слезами на глазах отрицательно мотнул головой.

— Моя магия не настолько сильная, Лика, чтоб прикрывать кого-то, кроме меня самого. Ну поверьте, ребята, я бы и сам не против, но, к сожалению, это не в моих силах.

— Ну что, ребята, простим его? — Я серьезно посмотрела на них, незаметно подмигнув. Помучив еще пару минут нашего лешего, я весело рассмеялась. — Конечно, обидно отдуваться по полной программе, когда другие отдыхают, но вообще-то ты молодец! Это же надо такое придумать — веточкой прикинуться. И самое главное, что никто ничего не заметил!

После моих слов все начали со смехом поздравлять совершению запутавшегося Лешека. А Драрг, как всегда, в своем репертуаре, начал придумывать различные способы применения такой чудесной магии в своих корыстных целях.

— Все, карапузики. Вы как хотите, а я побежала принимать душ и переодеваться. — Махнув рукой, я направилась к своей комнате, тихо радуясь тому, что она так удачно располагается на первом этаже и мне не придется, как моим друзьям, переться на верхний этаж по крутой лестнице.

Быстро приняв душ и приведя себя в порядок, я надела свои любимые джинсы, так как все равно надеть больше было нечего. Простирнув костюм, я аккуратно развесила его на оконной раме, постаравшись сделать так, чтобы было как можно меньше складок, так как электрического утюга здесь еще не существовало, а по-другому гладить я не умела. Причесавшись и нацепив пояс с мечом, я посчитала себя полностью готовой к дальнейшим подвигам. А тут и голоса знакомые стали слышны.

Выскочив на крыльцо, я была встречена одобрительными возгласами друзей. Ну никак они не могли привыкнуть к такому моему виду (я имею в виду джинсы).

— Ну что, айда в столовую? — Гном предвкушающе потер руки.

— Боюсь, что нет. Ты случайно не слышал, как Магистр Окопус отправил всех в мастерскую для выбора оружия? Если мы сейчас это не сделаем, то на следующем занятии нам может очень не поздоровиться. Так что мы сначала идем в эту мастерскую и только потом — есть. — Заметив уже открывшего рот для возражения гнома, я резко его прервала: — И это не обсуждается. Я не желаю, чтоб все страдали от твоего разгильдяйства. Хотя если так уж невмоготу, то иди лопать один, а мы потом подтянемся.

— Не-а, лучше я с вами пойду. Да и что вы там сможете без меня одни выбрать? Думаю, умный совет бывалого гнома никому не помешает.

— Ага, не загордись только.

Нужную нам мастерскую мы отыскали достаточно быстро. Высокий жилистый мужчина в достаточно преклонном возрасте, заметив нашу компанию, разворчался:

— Из новеньких, что ли? — Получив утвердительный кивок, он продолжил: — И где вас носило все это время? Все ваши уже давно здесь побывали, а вы только приперлись. Ну что, кто первый будет? Давайте быстрее, а то я уже уходить собирался.

Выпихнув вперед зазевавшегося Грагита, мы стали наблюдать за процессом его вооружения. Лично мне было совершенно непонятно, какое именно оружие может идеально подойти нашему гениальному драголу, а потому было жутко интересно.

Мужчина окинул внимательным взглядом драгола, а затем пригласил его следовать за собой. Переглядываясь между собой, мы потихоньку тронулись за ними, но не тут-то было. Пропустив Грагита вперед, мужчина захлопнул дверь прямо у нас перед носом, оставив нас дожидаться на улице.

— Любопытно, что там сейчас происходит? — Гном задумчиво поглаживал свою секиру. — И вообще, на фига мне сдалось какое-то другое оружие, если меня и мое собственное полностью устраивает? Да и ты, Лика, насколько я понимаю, неплохо экипирована. Ну про Дакка я и говорить не стану, с ним и так все ясно. Остается только Лешек. Лешек, а Лешек, у тебя есть какое-нибудь оружие? — Драрг дружески подпихнул лешего.

— А зачем оно мне нужно в лесу-то? Я всю свою жизнь и без него неплохо справлялся. — Лешек в удивлении развел руками. — Я себе даже представить не могу, что этот дядька может мне предложить. Да и как с ним, с этим оружием, управляться-то?

От нечего делать мы занялись дискуссией на тему, какое оружие лучше всего подошло бы нашему продвинутому лешему. Мнения разделились. Драрг предположил, что Лешеку хорошо подойдет цеп, а вампир считал, что лучше палицы ничего для него нет. Тут дверь открылась, и мы услышали голос по большей части молчаливого Грагита, который отчаянно спорил о чем-то с давешним мужиком.

Так они и появились на улице, Грагит впереди, а следом за ним с какой-то рогатиной наперевес, мужик. Из их отчаянного спора я достаточно быстро уяснила, что предложенную ему рогатину Грагит категорически отказывается брать, а мужик вовсю ее ему навязывает. Поняв, что ситуацию нужно срочно как-то разруливать, я подошла к спорщикам.

— Извините, уважаемый… не знаю, как вас звать-величать.

— Зовите меня Вендор.

— Так вот, уважаемый Вендор. Грагит у нас исключительно мирный драгол, и боюсь, что такое устрашающее оружие, как эта ваша рогулина, ему ну никак не подходит. Я ни в коей мере не хочу вас обидеть, но поймите и вы: если он сейчас ее и в руки брать не хочет, то нет никакой гарантии, что он пожелает учиться ею владеть. А нет ли у вас какого-то другого оружия, ну-у… менее заметного, что ли?

— Да в том-то и дело, что я все перебрал. Но больно товарищ у вас специфический, ничего путного я и подобрать-то ему не могу. Это первый раз в моей практике такое!

— Думаю, что не последний. У нас еще один товарищ имеется, ну-у очень специфический, такой, что даже мы голову сломали, какое оружие ему может подойти. — Я рукой указала на мнущегося с ноги на ногу Лешека. — Вы подумайте, неужели так-таки ничего и нет?

Мельком глянув на Лешека, Вендор опять обратил внимание на меня.

— Я даже и не знаю. Разве только еще вот это. — Вендор протягивал мне чехол с набором боевых метательных ножей.

Покрутив в руках, я передала их для ознакомления стоявшему рядом Грагиту. Тяжело вздохнув, тот с тоской во взоре начал их ощупывать.

— Слушай, что ты их мнешь, как девицу? — не выдержал такого издевательства Вендор. — Это все же боевое оружие, а оно уважения требует!

— А нет чего-нибудь похожего, но поменьше? — робко взглянул почему-то на меня Грагит.

— Парень, да ты сдурел! — Вендора прямо раздуло от еле сдерживаемого возмущения.

— Подождите! — Меня словно осенило. — Драрг, ну-ка иди сюда.

Когда гном подошел, я стала объяснять ему устройство достаточно страшного и очень маленького оружия из моего мира — метательных звездочек, попутно подкрепляя свои объяснения рисованием на песке. Моя идея была встречена на «ура», причем всеми, включая Грагита и Драрга. Одному очень понравилась идея, где все зависит от ловкости его рук, а не от силы, а другой загорелся изготовить новое, пока еще никем не опробованное оружие. Пока я объясняла принцип действия этих звездочек, Вендор стоял рядом и внимательно ко всему прислушивался. Подняв голову, я уловила в его внимательных глазах сдержанное одобрение. Тут уж моя фантазия начала работать на полную катушку. Увлекшись этим делом, я попутно вспомнила про нунчаки, которые также очень неплохо могли бы помочь нашему другу в нелегком воинском деле.

Лешек заискивающе потеребил меня за рукав:

— Лика, а нельзя и мне что-то вроде этих звездочек придумать? Только пальцы-то у меня не такие сильные и ловкие, как у нашего Грагита.

— Хм, а ведь можно и для тебя! Есть такая интересная трубочка, в которую вставляются специальные дротики, смазанные быстродействующим ядом. — Заметив недовольное выражение лица Лешека, я быстро поправилась: — Ну можно просто сонным зельем или, на крайний случай, парализующим составом. Дунешь в такую трубочку, и дротик полетел куда надо. Только одна проблема: надо легкие хорошие иметь и глазомер. И попасть ты должен точно в цель и обязательно в оголенный участок кожи, а иначе оружие не сработает.

— Пойдет! А можно мне такую трубочку сделать? — Лешек ощутимо повеселел.

А из меня идеи так и поперли, как из фонтана вода.

Вспомнила, как один раз, еще у себя дома, забежала как-то в оружейный магазин и такие интересные вещи там увидела, что даже сама загорелась приобрести. Обыкновенная рогатка, только усовершенствованная и сделанная не из дерева, а из металла. Эту идею я и выдала в качестве вооружения нашего лешего. Заодно припомнилась одна штуковина, которая на вид — просто палка палкой, зато, когда нужно, с разных концов ее выскакивают очень острые лезвия, и если правильно крутить этой штуковиной, то можно много неприятных минут доставить своему противнику.

— Ну ты и даешь! Прямо какой-то кладезь оружейных премудростей!

— Ну это ты меня перехваливаешь. Я просто рассказываю, что видела, а вот детали всего этого предстоит дорабатывать тебе, так как в этом я не помощник.

Поднявшись с корточек, Драрг безапелляционно заявил:

— Не знаю кто куда, а я иду подкрепиться и срочно искать кузню. Кто со мной? — Гном настолько загорелся, что если бы не беспрестанное бурчание у него в животе, за звуками которого уже просто и меня слышно не было, то он прямо сейчас сорвался бы воплощать все услышанное в жизнь. Да и остальные возбудились, настолько всем захотелось увидеть все это в действии и желательно прямо сразу и сейчас. Мальчишки, они мальчишки и есть, все им подавай новые игрушки.

— Ребята, если вы обедать, то я, пожалуй, пойду вместе с вами. А потом, если хотите, отведу вас на кузню и договорюсь с местным кузнецом, чтоб разрешил вам немного поработать у него. Очень уж вы меня заинтересовали всеми своими идеями. Никогда о подобном не слышал, а я ведь профессиональный военный! Тем более что это моя обязанность — обеспечить вас подходящим оружием, а значит, я просто должен проверить его эффективность в бою. — Вендор в оживлении потирал руки. — Кому-нибудь из вашей компании еще нужно оружие?

Гном демонстративно покрутил своей секирой, показывая, что лучшего оружия просто быть не может. Я спокойно вытащила свой меч и сделала пару выпадов, показывая, что владеть своим оружием я умею.

— Ну а ты? — Вендор в ожидании посмотрел на Дакка.

— А он не совсем человек. — Я немного помялась, не зная, как он отреагирует на сообщение о том, что Дакк — вампир, — Вернее, совсем не человек. И его оружие всегда с ним. — Тяжело вздохнув, я решилась: — В общем, он вампир.

— Ага, понятно. — Вендор невозмутимо осмотрел спокойно стоящего Дакка и повернулся к нам, — Ну что, мы идем обедать или сразу в кузню?

— Обедать!!! — Драрг уже просто приплясывал от нетерпения, — Я уже готов съесть кого угодно, — И Драрг плотоядно посмотрел на Лешека.

— Но-но-но. Ты на меня так не смотри, а то я тебе сейчас несварение желудка наколдую, будешь знать! — Лешек от греха подальше спрятался за мою спину.

— Не пугайся так, Драрг просто пошутил, — Я успокаивающе похлопала его по плечу. — Но вообще-то и впрямь пошли уже, а то кусать действительно осень хоца.

Ну и конечно же пошли мы не в столовую, а в академический трактир, так как при Вендоре было неудобно заикаться о столовой, да и компанию следовало поддержать. На умоляющие взгляды гнома я очень красноречиво показала пустой кошелек, и пришлось ему лопать свой обед «всухомятку», не считая кваса, конечно.

Воодушевленные новыми идеями, ребята слопали обед в рекордно короткие сроки и с нетерпением поглядывали на меня, спокойно доедающую свое рагу. Запихнув в себя последние две ложки и запив квасом, чтоб протолкнуть вставшие в глотке колом куски, я под пристальным вниманием поднялась из-за стола.

— Ладно уж, пошли.

Ребята только этого и ждали — сразу рванули с места так, что я еле за ними успевала. Самое интересное, что и наш спутник, Вендор, несся в первых рядах, указывая дорогу и горя самым неподдельным энтузиазмом. А еще взрослый человек! Так мы и ввалились во двор кузницы, которая располагалась здесь же, на территории Академии, среди других хозяйственных построек.

— Привет, Вендор! У вас что, пожар? — Огромный краснолицый мужчина в засаленном фартуке приветливо махнул рукой.

— Привет, привет, Бас. Пожара нет, но есть очень важное дело к тебе.

— Ко мне? Ну-ну, давай выкладывай. — Кузнец Бас с интересом осматривал нашу пеструю компанию, вытирая потное лицо полотенцем.

— Ты знаешь, сегодня впервые сразу двоим студентам я не смог выдать нужное оружие. В академическом арсенале такого просто не оказалось!

— Ничего себе! Чтоб чего-то не оказалось в нашем арсенале, я себе такого просто представить не могу.

— Однако это так. А вот эта милая девушка, — Вендор ткнул пальцем в мою сторону, — Бас, ты себе просто не представляешь, сколько интересных идей в этой милой головке! И какие идеи! Она такое предложила, я за свою жизнь ничего подобного не видел и не слышал. Это же просто уникальное оружие получается, а какие новые возможности с ним открываются, это же чудо. — Вендор весь так и кипел энтузиазмом.

— Ну хорошо, а я-то тут при чем?

— Как это при чем? А где мы, по-твоему, собрались это оружие изготавливать? Мы же поэтому и пришли к тебе, что нам очень нужна твоя кузня.

— Даже и не думай. Я, конечно, хорошо к тебе отношусь, мы с тобой давнишние приятели и все такое, но у меня столько заказов, что возиться еще и с твоими выдумками совершенно нет времени.

— Бас, тебе нет абсолютно никакой необходимости самому возиться с нашими задумками, у нас есть для этого подходящая фигура.

Кузнец активно замахал руками на своего друга:

— Ничего не хочу слушать! Чтоб я пустил какого-то сопляка на свою кузню? Никогда этого не будет!

Пока наш оружейник таким образом препирался со своим другом, Драрг под шумок проскользнул в открытые двери кузни, и почти сразу оттуда послышался стук молота по наковальне. Встрепенувшийся кузнец ровно одну секунду прислушивался к звукам, доносившимся из кузни, а потом просто исчез. Я даже головой потрясла, не понимая, как простой человек может так быстро испариться. Вроде только что стоял передо мной, и вдруг его уже нет. Точно как в мультике про Тома и Джерри. Недолго думая мы всей гурьбой ввалились в кузню и буквально врезались в широкую спину кузнеца, застывшего столбом напротив входа. Аккуратно его обогнув, я выглянула посмотреть, что так его могло поразить. А посмотреть действительно было на что. Наш Драрг стоял рядом с наковальней и лупил по ней здоровенным молотом. Глаза его просто сверкали от азарта, лицо раскраснелось, а борода растрепалась и теперь воинственно торчала в разные стороны, словно наэлектризованная или очень сильно налаченная (в моем мире некоторые барышни делают себе экстравагантные прически с помощью лака, закрепляя нужный эффект).

— Ну что встал-то? Давай помогай уже! — Гном азартно подмигнул совершенно ошалевшему от такой картины кузнецу.

— Это что? Это кто? Э-это гном? Настоящий?

— Настоящий, настоящий! Да пните вы его уже кто-нибудь. Пусть присоединяется, а то я его же работу выполняю, а он стоит столбом. — Драрг закончил что-то там обрабатывать, схватил здоровенные клещи и опустил свою деталь в бадью с водой.

Шипение и взметнувшийся пар словно привели Баса в себя. Еще не очень решительно он сделал пару шагов по направлению к Драргу, чем тот и не преминул воспользоваться, сунув ему в руки уже остывшую деталь.

— Эту забирай уже и говори, что там тебе еще поручили сделать, а то время идет, народ ждет, а ты не чешешься.

Повернувшись к Вендору, Бас укоризненно ему попенял:

— А ты не говорил, что привел гнома.

— А ты слушать не захотел! Ну что, думаю, мы все утрясли?

— Да ну тебя. — Бас махнул рукой и, смирившись заранее со всем, надел перчатки и повернулся к гному, — Ладно, смотри. Вот это самый срочный заказ для графини Культенбергской, а вот это нужно сделать к завтрему для столовой. Вот еще несколько небольших заказов, но все их нужно сделать максимум за два дня.

— И это все? — Драрг весело поплевал на свои огромные лопатообразные ручищи. — Да раз плюнуть! Так, кыш отсюда, мелюзга, — цыкнул Драрг в нашу сторону, сразу почувствовав себя в родной стихии самым большим и умным.

— Ладно, пошли уже, ребята. А то этот карлик здесь раскомандовался, прямо деваться некуда. — Рассмеявшись, я вышла из кузни, увлекая за собой остальных.

— А как же наше оружие? — Лешек растерянно вертел головой.

— А что оружие? — Я спокойно пожала плечами. — Вот сейчас выполнит все заказы и примется за оружие. А вы бы пока запчастями занялись, а не глазами бы лупали. Подумайте лучше, какие детали для вашего будущего оружия могут быть из дерева, а какие из камня. Может быть, еще какие-то материалы понадобятся, кроме металла. Вот идите и добывайте все это.

— Ну вы, пожалуй, и вправду идите, а я здесь, наверное, побуду. Вдруг моя консультация понадобится. — Вышедший вместе с нами из кузни Вендор, не дожидаясь ответа, быстро нырнул обратно.

— Ладно, я пойду, мне еще Прошу покормить надо, да и прогуляться с ним не помешает. Не сидеть же ему все время взаперти. — Я кивнула ребятам. — Встретимся вечером здесь же. Если у Драрга будут какие-то изменения или его наконец-то выпрут с кузни, зайдите за мной или записку в двери оставьте.

Глава 13

Караван уже две недели шел по направлению к Бармингаму, пробираясь в основном заброшенным трактом, в обход людных дорог. Тармар не хотел лишний раз рисковать и выбирал обходные пути. Через неделю они должны были подойти к небольшой деревеньке Грязи. Там к каравану присоединится первый полноценный отряд из дальнего гарнизона.

Легард продолжал с самозабвением старого вояки тренировать поступивших в его распоряжение молодых воинов, которые хотя и были этим не очень довольны, но терпели, чертыхаясь сквозь зубы. Путь каравану предстоял неблизкий, и заранее заготовленную провизию решено было по возможности поберечь, поэтому Арант взялся снабжать отряд свежей дичью, предпочитая не вмешиваться во взаимоотношения дядьки Тармара и охранников каравана. Из-за того что местом встречи были обозначены места, удаленные от проезжего тракта, каравану пришлось делать достаточно большой крюк, проходя по землям, граничащим с территорией эльфов. Первое время все было нормально, и Арант уже начал было надеяться, что им повезет и караван не натолкнется на этих высокомерных уродов, но, видимо, слишком рано обрадовался. В один из дней он, как обычно, отправился в лес на охоту. Выслеживая молодую олениху, Арант немного увлекся и после удачного выстрела нос к носу столкнулся с двумя эльфами. Они стояли и, нагло ухмыляясь, целились в него из своих луков.

Один из эльфов с затейливой прической из нескольких мелких косичек, сплетенных из светло-пшеничных волос, презрительно процедил сквозь зубы:

— И что этот черный выродок делает здесь? Неужели своего зверья не хватает, что уже в наших лесах охотиться приходится?

— А от них, наверное, даже звери все сюда перебежали. Не захотели дышать с ними одним воздухом, — засмеялся второй, с волосами, забранными в высокий хвост.

— А знаешь ли ты, что бывает с теми, кто без разрешения решил поохотиться во владениях светозарных? — Первый эльф недвусмысленно качнул поднятым луком.

— Насколько я знаю, эти земли еще не стали вотчиной белобрысых. — Арант намеренно решил вывести их из себя.

Только это могло дать ему какой-то шанс, так как дроу прекрасно понимал, что эта парочка ни за что не выпустит его живым.

— Да что мы с ним разговариваем! Застрелить его, и все дела. — Эльф с хвостиком зло оскалился.

— Не скажи! Это слишком просто для такого выродка. Предлагаю устроить соревнование, кто за одну минуту сможет выпустить в него как можно больше стрел, не убив при этом. Ну а прикончить мы его сможем и после развлечения.

Ну все, от этих уродов и впрямь не вырваться. Обидно заканчивать жизнь так глупо и бездарно, не в бою с достойным врагом, а от рук каких-то малолетних садистов, горько подумал Арант.

Обоим эльфам было никак не больше ста — ста пятидесяти лет, что, по человеческим меркам, равнялось едва ли совершеннолетию. Внезапно еле слышно хрустнула ветка, и в следующую минуту дроу не поверил своим глазам. За спинами чересчур увлекшихся эльфов материализовался его коргал — Вихрь! Осторожно наклонившись, он дунул белобрысому с косичками в оттопыренное ухо. (Надо сказать, что именно этот коргал всегда отличался от других присутствием чувства юмора.) Не сразу сообразив, что что-то происходит, эльф просто отмахнулся рукой, продолжая яростный спор со своим другом о том, как они будут стрелять в дроу, сразу оба или все-таки по очереди. Обиженный таким невнимательным к себе отношением, Вихрь схватил в зубы одну из болтающихся косичек и перекусил ее чуть ли не у основания. Такого не почувствовать эльф просто не мог! Он развернулся, пылая яростным негодованием (ну, конечно, кто-то посмел дотронуться до волос самого светозарного!), и замер в испуге, нервно стискивая лук. Видимо, этому молодчику все-таки было известно, что из себя представляют коргалы дроу! А Вихрь тем временем потянулся к эльфийскому луку, тщательно обнюхал его и… смачно захрустел этим произведением искусства, за которое любой человеческий лучник отдал бы полжизни. Да-а, не зря наши коргалы считаются всеядными!

— Ты, ты, это что? — Эльф с откусанной косичкой начал заикаться от волнения.

— Не что, а кто, — нравоучительно поправил его Арант. — Объясняю для тех, у кого, помимо отсутствия мозгов, еще и зрение слабовато. Это мой коргал, он очень своенравный и порой не слушает даже меня, поэтому мой вам совет: ведите себя потише и особо руками не размахивайте, а то все может кончиться очень плачевно. Я имею в виду для вас.

Второй эльф спросил недоуменно:

— Элланиритиель, ты что, лошади испугался? Да пугни ты ее как следует, она сама ускачет.

— Ага, ускакала, как же! — усмехнулся Арант.

Значит, правильно все-таки он подсчитал их возраст, парень-то молокосос еще, даже не знает, кто такие коргалы дроу, а то тоже стоял бы сейчас и дрожал, как осиновый лист на ветру. Вон друг его, судя по всему, просвещен. Стоит, не шевелится, только с тоской косится на медленно исчезающие остатки лука в пасти коргала. Это он еще не видел, что Вихрь сделал с его модной прической! А и правильно, зачем нормальному мужику столько косичек? Это же просто неприлично!

— Это не лошадь, это коргал! — тихо, одними губами сообщил Элланиритиель своему другу. — Вероятно, мы были неправы, решив подшутить над братом дроу. Приносим свои извинения.

— Вот я уже и братом стал. Глядишь, так скоро и в гости позовут, просто, по-семейному. — Арант усмехнулся и мысленно потянулся к коргалу.

Интересно, откликнется он или нет? Все-таки нити, связывавшие их, давно порваны, и коргал имеет полное право развернуться и уйти.

Когда ему в ответ пришел очень тихий отклик, словно морская волна теплым летом набежала на песок, Арант готов был прыгать от счастья. Если бы не эльфы, торчащие между ними, он бы, наверное, так и сделал. Отмахнувшись от них, как от досадной неприятности, дроу скомандовал:

— Валите отсюда по-быстрому, пока я не передумал. А то сейчас тоже придумаю какое-нибудь соревнование. Например, на то, кто из вас двоих шустрее, и кого мой коргал поймает первым.

После этих слов оба эльфа очень быстро исчезли, растворившись в лесу. Причем Элланиритиель — это который с обгрызенными косичками — попервоначалу просто волоком тащил за собой своего товарища, так и норовившего что-то ляпнуть. Ну ничего, может быть, он его просветит в самое ближайшее время, на кого им повезло нарваться.

Арант осторожно подошел к Вихрю, косившемуся на него. Протянув руки, дроу обнял его за шею и уткнулся лицом в необыкновенную, огненно-рыжую гриву.

— Мой друг… ты нашелся, ты пришел ко мне!

Он чувствовал, как затягивается огромная рана в душе, как появляется чувство, что теперь все будет хорошо. А как может быть иначе? Ведь с ним теперь его самый лучший друг, тот, кто никогда не предаст и не обманет.

Коргалы славятся своим диким и неукротимым нравом. Это не совсем животные, скорее, это своеобразный народ, который выбрал для себя совсем иную жизнь, связанную только с дроу. Эти судьбы соединены с самого рождения — и каждому дроу принадлежит только один коргал. Пара коргал-дроу может почувствовать друг друга на очень больших расстояниях, общаясь между собой телепатически. Воинственный пыл и умение сражаться у коргалов в крови. Благодаря этому они могут дать фору очень многим опасным хищникам. Именно из-за этого тот эльф так перепугался, узрев, кто стоит за его спиной.

Ведь один на один у него просто не было шансов выстоять против коргала, тем более хорошо обученного.

Легонько прихватив острыми зубами край куртки Аранта, Вихрь выразил свою радость от встречи с ним и предложил подурачиться. Дроу сразу согласился, и какое-то время они носились по поляне друг за другом, нещадно вытаптывая траву и снося молодые кустики и деревца. Наконец-то набегавшись, Арант угостил Вихря, отрезав ему большой кусок мякоти оленины. Вихрь с благодарностью принял подношение и некоторое время наслаждался своим обедом. Остатки оленихи Арант погрузил на коргала, и они двинулись в сторону лагеря.

Появившись на стоянке и сгрузив оленину Майхору, который сегодня дежурил по лагерю, под удивленными взглядами воинов дроу с Вихрем прошли к заранее облюбованному местечку. Арант предпочитал держаться немного обособленно от остальных и потому на всех стоянках выбирал для себя отдельное место, где и обустраивался.

— Да-а, дружок, запылился ты, однако. — Он любовно погладил Вихря по пыльному, с сероватым налетом, боку. Шкура коргала несла на себе отметины сражений с диким груртом (дикий лесной кот с огромными, кинжально острыми когтями), перемежаясь с другими, менее страшными шрамами. — Ну ничего, мы теперь вместе, а это значит, что все твои раны заживут и станешь ты еще красивее, чем был.

— Арант, это где ты такую лошадку заловил? Может, и мне поймаешь? — Незаметно подошедший Майхор кивнул на Вихря, панибратски пытаясь его погладить.

Вихрь не стал сразу откусывать ему руку, а очень вежливо предупредил о том, что не потерпит такой бесцеремонности, оскалившись и показав глупцу свои, отнюдь не лошадиные, клыки.

— Осторожнее, Майхор, а то можешь остаться без руки. — Это предупреждение поспело вовремя, парень резко отдернул руку, с опаской и изумлением рассматривая коргала.

— Это что такое? Скажи, Арант, ведь это не лошадь?

— Нет, конечно. — Арант спокойно пожал плечами. — Это мой коргал.

— А он что, хищный? — Майхор на всякий случай отступил на шаг, встав так, чтоб между ним и этой непонятной лошадью оказался дроу в качестве препятствия.

— Вообще-то он всеядный и, кроме свежего мяса, очень любит пироги с ягодами.

— Издеваешься, да? Это же монстр какой-то! Ты бы на цепь его посадил, что ли, а то проснемся утром и не досчитаемся кого-нибудь из команды. — Обидевшись, Майхор сплюнул и, не дожидаясь ответа, пошел к оставленной на поляне оленине.

Скинув куртку, Арант прихватил свой гребень и отправился в сторону родника, по дороге нарвав большой пук травы. Там они с Вихрем провели целых два часа, пока дроу отскребал его и приводил в порядок. Коргалу нипочем была холодная родниковая вода, которая его только бодрила. Он стоял и жмурился от удовольствия, когда Арант чистил его жесткой травой и окатывал чистейшей, ледяной водой из родника. После всех процедур его шкура снова заблестела в лучах послеполуденного солнца. Грива и хвост, спутанные и все в репьях, после того как Арант с трудом их расчесал, языками пламени заплясали на фоне черной шкуры. Коргал моментально преобразился. Теперь рядом с дроу гордо приплясывал черный как смоль красавец, с огненной гривой и тугими мышцами, перекатывающимися под гладкой шкурой. Вернувшись в лагерь, они привлекли уже значительно больше внимания.

— Арант, дружище, это что еще за чудо такое с тобой? Может, познакомишь? — Тармар весело махал рукой своему другу Аранту.

Моментально напрягшись, Вихрь приготовился отражать возможное нападение. Пришлось срочно вводить его в курс дела и объяснять, что Тармар вовсе не враг. Хорошо еще, что с коргалом можно общаться мысленно, напрямую передавая информацию и эмоции, иначе даже не известно, что подумали бы все окружающие, заметив, как Арант подробно рассказывает лошади, кто есть кто в отряде.

— Знакомься, это Вихрь, коргал и мой друг.

— Хм, я что-то слышал о коргалах, но боюсь, что не слишком много. И откуда же он здесь взялся? Вроде совсем недавно у тебя его не было? — Тармар с интересом рассматривал черного жеребца с умными раскосыми глазами.

— Так получилось, что мы долгое время были разлучены, и вот теперь он нашел меня. Я бы хотел попросить тебя позаботиться о Черныше. Он хороший конь и достоин хорошего хозяина. — Заметив укоризненный взгляд Тармара, Арант пояснил: — Понимаешь, Вихрь никогда не потерпит рядом со мной другого коня, а для меня ни один конь никогда не сможет сравниться с коргалом.

— Ну хорошо. Только давай сделаем немного по-другому. Я возьму твоего Черныша, но не навсегда, а как бы на время. Возможно, что-то изменится, и ты решишь его забрать.

Посмотрев на своего коргала и поняв, что тот не против такого решения, Арант согласно кивнул Тармару.

Удобно устроившись у костра (причем Вихрь также не остался в стороне, совсем не по-лошадиному подогнув ноги и улегшись, как собака, рядом с дроу), остаток дня они провели в дружеских разговорах с Тармаром. Он очень живо интересовался укладом жизни и историей дружбы дроу с коргалами, и тогда Арант припомнил одну старинную легенду, которая очень хорошо подходила под теплый летний вечер и ярко пылающий костер.

ЛЕГЕНДА О ДРОУ

Давным-давно, на заре времен, когда мир был молодым и наивным, Тарагон населяла раса эльдримов — первые разумные существа, прекрасные обликом и мыслями, хорошо развитые физически и обладающие природной магией. Выбрав подходящее место, эльдримы построили свой город, который украсили с любовью и заботой, и не было более прекрасного места, чем город Эльтаир, построенный из солнечного камня, весь наполненный теплым ветром, запахом цветов и детским смехом. В нем не знали болезней и нищеты и полностью отсутствовала преступность. По чистым улицам города спокойно ходили дикие животные, приходя к эльдримам за помощью и получая ее. Эльдримы старались не причинять вреда природе больше, чем это было необходимо для их жизни, полностью отказавшись от мяса и пользуясь только растительной пищей. В такой идиллии прожило несколько поколений светловолосых эльдримов, которые со временем стали называть себя светозарными.

Постепенно Тарагон стали заселять и другие разумные расы, расселяясь по миру и занимая все пригодные для этого места обитания. Одной из таких рас стала раса дайри, которые, в отличие от эльдримов, поначалу вели кочевой образ жизни, никак не находя для себя подходящего места. Дайри были расой воинов и охотников, их женщины всегда и во всем поддерживали своих мужчин, выходя с ними на охоту и беря в руки оружие, если была такая необходимость. Тем не менее их девушки оставались внешне очень привлекательными, гибкими и сильными, отличаясь отчаянной смелостью. Как-то дайри подошли слишком близко к границе Эльтаира, расположившись на временную стоянку. Лес, состоящий из гигантских деревьев, сплетающихся своими кронами в природный купол, защищающий от дождя и жгучих лучей солнца, очень понравился дайри, и они впервые серьезно задумались о возможности оседлой жизни.

Мягкий мох пружинил под ногами, а над головой ласково шелестела листва, отвечая молодому ветерку, шаловливо заигрывающему с ней. Дикейра, молодая темноволосая охотница расы дайри, наслаждалась одиночеством и чувством свободы, время от времени касаясь ладонью коры лесных гигантов и вдыхая полной грудью напоенный весенними ароматами пробуждающейся природы воздух. Легкий лук за плечами, зоркий глаз, выносливые ноги и чуткий слух — что еще нужно для удачной охоты. Вот и сегодня, Дикейра точно знала, снова станет лучшей, принеся самую достойную добычу. Черные длинные волосы ее были заплетены в аккуратные косички, которые, в свою очередь, соединяясь, образовывали сложное плетение. Только челка время от времени падала на глаза, совершенно не желая слушаться.

Внезапно впереди еле слышно хрустнула ветка, и моментально насторожившаяся охотница, вытащив длинными, гибкими пальцами заготовленную стрелу, наложила ее на тетиву. Несколько неслышных шагов приблизили ее к нарушительнице спокойствия. Ею оказалась молодая лань, которая неосторожно наступила своим копытцем на сухую ветку и теперь настороженно поводила влажными с поволокой глазами в попытке понять, потревожил кого-нибудь этот звук или нет. Схоронившись за раскидистым кустом, Дикейра рассматривала свою жертву, прикидывая про себя лучший момент для удачного выстрела. И вот, когда казалось, что стрела уже готова пуститься в свой смертоносный полет и ничто не в силах спасти животное, раздался резкий хлопок. Мгновение, и трепетной лани простыл и след, напоминая о ней лишь легким покачиванием задетых веток. Разгневанная Дикейра прищурила глаза, разглядывая внезапно появившегося перед ней молодого гибкого юношу, с головой цвета полдневного солнца и необычной формы, со слегка заостренными ушами, которые выглядывали из рассыпавшихся по плечам волос.

— Ты кто такой, демоны тебя побери, чтоб мешать моей охоте? — Поняв, что дальше сидеть в засаде нет никакого смысла, Дикейра поднялась и вышла из-за куста.

— Прошу прощения у прекраснейшей из охотниц, но та лань была еще слишком молода, чтоб так бесславно закончить свою, так толком еще и не начавшуюся жизнь. Мне стало очень жаль это красивое животное, и я просто не мог пройти мимо, чтоб не помочь ей. Возможно, я смогу заменить твой обед другими дарами леса? — Парень улыбался так светло и доброжелательно, что Дикейра сразу не нашлась с ответом и только молча пошла за ним, внутренне удивляясь самой себе.

Идти оказалось недалеко, и уже через пять минут девушка с удивлением рассматривала очень уютную лесную полянку, сплошь покрытую красными сочными ягодами, кокетливо выглядывающими из-под зеленых листочков. Здесь же, на краю чудо-поляны, находились густые заросли орешника, сплошь усеянные крупными темно-коричневыми кругляшами спелых орехов.

Дикейра в растерянности посмотрела на молодого парня. Она совершенно не готова была к такой «охоте» и сейчас разводила пустыми руками, пытаясь придумать, во что можно собрать лесное лакомство. Поняв ее затруднения, парень скинул свой заплечный мешок, в котором оказался еще один, чуть поменьше, сплетенный из каких-то растительных волокон. Вот именно в него они и начали собирать спелые ягоды, не забывая угощаться и сами. За время совместной работы они познакомились ближе и к кустам орешника подходили уже друзьями. Дикейра перестала сердиться на некстати прервавшего ее охоту Элиндара (именно так представился ее новый знакомый), тем более что это оказалось просто невозможным, глядя на его светлую открытую улыбку и немного наивные глаза. Расставаясь со своим новым знакомым, Дикейра испытала легкое сожаление, которое сразу же переросло в ожидание нового дня, когда у них снова появится возможность увидеть друг друга. Молодые люди договорились встретиться на том самом месте, где спаслась от незавидной участи лань, а они увидели друг друга.

Вернувшись к месту временной стоянки, Дикейра впервые не смогла похвастать добычей, сгрузив перед удивленными взглядами соплеменников два небольших мешка, наполненных ягодами и лесными орехами. Она была слишком увлечена своими переживаниями, такими новыми и яркими, что они захлестнули ее с головой, полностью отгородив от окружающей суеты. Дикейра еле дождалась пробуждения светила, и как только его лучи коснулись верхушек деревьев, она уже была на ногах, нетерпеливо подгоняя солнце занять то положение на небосводе, когда ее уход в чащу леса не вызовет ненужных вопросов у родни, занятой своими повседневными делами. Дикейра была единственным ребенком в семье одного из самых удачливых охотников и воинов среди дайри, и многие поговаривали, что именно его удача перешла к Дикейре, помогая ей каждый раз выходить победительницей среди молодежи, демонстрируя эти навыки.

Дождавшись удачного момента, девушка незаметно для всех выскользнула из дома, нырнув в манящую прохладу леса. Она понимала, что до назначенного времени еще слишком далеко, но и сидеть дома уже просто не могла, решив дождаться Элиндара на месте. К ее удивлению и радости, молодой человек уже был там, вольготно расположившись на мягкой травке и задумчиво грызя стебелек. Заметив подходившую девушку, Элиндар легко вскочил на ноги и радостно улыбнулся ей. Оказалось, что у него уже был заготовлен небольшой подарок для Дикейры. Элиндар протянул девушке лист, на котором горкой лежали спелые сочные ягоды. Этот жест растопил легкую неловкость, в первую минуту возникшую между ними, и дальнейшее общение пошло как по маслу. Молодая пара стала проводить целые дни вдвоем, делясь своими мыслями и переживаниями. Именно тогда Дикейра и узнала, что Элиндар никогда в своей жизни не пробовал мяса, и она решила во что бы то ни стало заставить юношу его попробовать. А Элиндар в свою очередь взялся отучить девушку от такого варварского обычая, как убийство ни в чем не повинных животных. Это было первое разногласие влюбленных, не приведшее, впрочем, к сколь нибудь серьезному разладу. В результате оба влюбленных добились некоторых результатов, удовлетворившись достигнутыми компромиссами. Элиндар пошел на уступки любимой девушке и попробовал жареные яйца птиц, все-таки категорически отказавшись от самого мяса. А Дикейра клятвенно пообещала больше разнообразить свой рацион растительной пищей, употребляя мясо как можно реже. Тем более что Элиндар старался баловать девушку и исподволь приучал ее к этому тяжелому решению, каждый день готовя какое-нибудь новое изысканное блюдо из рациона эльдримов. А готовил Элиндар просто великолепно, поражая Дикейру своими талантами.

Но, как говорится, сколько веревочке ни виться, а все хорошее когда-нибудь да заканчивается. Так и здесь, наконец родные молодых ребят заметили их частые отлучки и совершенно резонно заинтересовались, куда это их чада исчезают каждый день.

Однажды вечером отец Дикейры поймал дочь за руку и потребовал ответа:

— Скажи мне, доченька, что с тобой происходит? Ты каждый день отправляешься в лес на охоту, но уже давно не приносишь никакой дичи. Сначала я думал, что тебе просто не повезло, потом — что ты не очень хорошо себя чувствуешь, и наконец что тебе изменила твоя удача. Но, присмотревшись к тебе, я понял, что дело не в этом. Ты с завидной регулярностью приносишь различные лесные лакомства, и причем в таких количествах, что мало кто способен за тобой угнаться. Вот только ни зверя, ни птицу ты больше не бьешь. Может, тебя заколдовал кто?

Понурив голову, Дикейра призналась отцу в том, что встретила в лесу свое счастье и теперь не представляет свою жизнь без него. Рассказала она и о том, что ее избранник происходит из народа эльдримов, соседей дайри. Ведь дайри обосновались неподалеку от светлого города Эльтаир — вотчины эльдримов и уже наметили строительство своего города. Молча выслушал отец Дикейру и также молча развернулся и ушел в дом, ничем не выразив своего отношения к поступку дочери.

В то же время в Эльтаире шел другой разговор, членами которого были правитель Эльтаира — Мейтиндар и его старший сын и наследник — сам Элиндар. Эти двое были очень похожи друг на друга, словно два брата, один из которых чуть-чуть старше другого. Эльдримы получили от своего создателя завидное долголетие и практически вечную молодость, оставаясь такими же красивыми и статными до самой смерти.

— Отец, пойми меня правильно, я люблю Дикейру и хочу на ней жениться. Мне не нужен больше никто, кроме нее. — Элиндар упрямо смотрел на своего отца.

— Я не хочу даже слушать эту чушь! Ты — наследник и продолжатель нашего рода, и я не позволю, чтоб мой сын вошел в историю эльдримов как смешавший свою кровь с низшей расой. Дайри никогда не войдут в этот дом и никогда не смогут стать здесь своими, запомни это, сын мой! А для того чтоб выветрить эту дурь из твоей головы, я завтра же назначу Великое Празднество, где ты обязан будешь выбрать девушку, которая станет твоей женой и матерью моего внука. Девушки, который придут на Празднество, происходят из самых старейших и знатных родов эльдримов, с которыми нам не стыдно будет породниться.

— Да не хочу я жениться ни на ком, кроме Дикейры! Если на то пошло, то эта девушка уже почти моя жена, и никто не в силах этого изменить, хочешь ты этого или нет. — Элиндар холодно поклонился отцу и вышел из комнаты в гробовом молчании.

Как только за сыном закрылась дверь, Мейтиндар вызвал своего начальника охраны и по совместительству — исполнителя личных поручений. Через несколько минут в комнату правителя Эльтаира входил высокий эльдрим с длинными волосами, заплетенными в косу. Его волосы отличались очень светлым, практически белым цветом. При светло-серых, каких-то белесых глазах это создавало немного отталкивающее впечатление, несмотря на общую привлекательность молодого человека.

— Кейлендир, у меня есть к тебе одно поручение, о котором никто не должен знать, включая моего сына, вернее, именно он не должен об этом узнать ни при каких обстоятельствах. — И правитель рассказал о «досадной неприятности», случившейся с его старшим сыном. Именно так он охарактеризовал любовь своего сына к девушке-дайри и его желание жениться на ней.

Мейтиндар поручил ему найти и выкрасть Дикейру, возлюбленную Элиндара. Более того, правитель весьма прозрачно намекнул, что, если эта девушка будет спрятана настолько надежно, что ее больше никто и никогда не найдет, он будет только рад этому обстоятельству. Заверив правителя, что все будет выполнено в лучшем виде, Кейлендир поклонился и тотчас вышел. В коридоре послышались его уверенные шаги, удаляющиеся из дворца.

Элиндар вышел от отца, кипя от еле сдерживаемого гнева. Эльдримы всегда считали себя избранными, но не зацикливались на этом, живя немного обособленно и стараясь лишний раз не общаться с другими расами Тарагона. В Эльтаире жили только сами эльдримы, и других гостей там не бывало, если не считать диких животных, приходящих в поисках помощи. Но раньше Элиндар никогда не задумывался и не обращал внимания на все это, принимая как должное, и только теперь стал анализировать слова отца, находя все новые и новые доказательства оторванности и даже некоторого вырождения расы эльдримов. Дело в том, что у эльдримов очень редко рождались дети, несмотря на длительность их жизни, и всегда это было большой радостью для всех. Вот только дети эти были чистокровными эльдримами, и никак иначе!

Не в силах сидеть в своей комнате, Элиндар решил пойти прогуляться и хорошо обо всем подумать, но стоило ему подойти к дверям, ведущим на улицу из дворца, как ему заступили дорогу двое стражников. На удивленный взгляд Эльдрима ему пояснили, что поступило распоряжение не выпускать его из дворца до последующих приказаний. Развернувшись, Элиндар быстрым шагом направился к отцу, где потребовал от него объяснений:

— Отец, объясни мне, я что, под арестом?

— Зачем же так? Скажем проще, на тебя наложены некоторые ограничения, и только-то. Как только ты примешь правильное решение и выберешь себе невесту, достойную тебя, твоя свобода станет безусловной. Более того, в ближайшее время я планирую снять с себя полномочия правителя и передать их тебе. Надеюсь, ты понимаешь, что правитель Эльтаира должен быть безупречен во всех отношениях, показывая пример своим подданным? — Мейтиндар невозмутимо смотрел на сына.

Элиндар удивленно смотрел на отца. Раньше тот ему ничего не говорил о своем желании уйти на покой, и теперь у него закралось сомнение, что это сделано только с одной целью — удержать Элиндара от женитьбы на Дикейре.

— А если я не хочу становиться новым правителем Эльтаира? — Элиндар, нахмурившись, смотрел прямо на своего отца, не отводя взгляда. — Я хочу жить нормальной, простой жизнью с девушкой, которую люблю. Да и ты еще не стар, так что я не вижу смысла во всем этом.

— Сын мой, это не обсуждается. Ты всегда воспитывался именно как будущий правитель, и это — твой долг перед своим народом. Более того, наследовать престол может только старший сын, и, пока он жив, никто другой не может считаться полноправным правителем. Если эта ведьма так вскружила тебе голову, то придется тебе немного ее прочистить. С этого момента ты под домашним арестом, и вплоть до Великого Празднества, где, хочешь ты этого или нет, будет выбрана твоя будущая жена, ты не сможешь покидать свою комнату. — Обычная выдержанность наконец-то изменила Мейтиндару, и он повысил голос. — Сейчас же отправляйся к себе и хорошенько подумай над своим поведением.

Сжав зубы, Элиндар вышел из комнаты отца в коридор, правда, направился он не к своей комнате, как приказал ему отец, а по боковому коридору до небольшой кладовки, откуда начинался тайный ход. О нем не знал практически никто, за исключением правителя, самого Элиндара и особо доверенных лиц. Элиндар понимал, что времени у него практически не осталось и отец не отступится от своего решения, а потому очень торопился. Уже закрывая за собой дверь кладовки, он услышал тяжелые шаги стражников, бегущих по коридору. Выбравшись из дворца, Элиндар поспешил к своему другу Илиандеру, который, на его счастье, оказался дома. Рассказ не занял много времени, и вот уже два друга сидят и думают, как же быть дальше.

— Элиндар, ты уверен, что эта девушка стоит того, чтоб настолько круто поменять всю твою жизнь? — Илиандер испытующе смотрел на друга.

— Да, я в этом полностью уверен.

— Тогда я хотел бы тебя предупредить, что сегодня утром, незадолго до твоего прихода, я видел Кейлендира, который в сопровождении двоих своих воинов куда-то отправился. И ты знаешь, судя по их внешнему виду, они отправились явно не на прогулку.

Встревожившись, Элиндар вскочил с кресла.

— Неужели отец отправил их за Дикейрой? Я в это не верю! Хотя… — он задумался, — хотя отец мог это сделать, ради того чтоб все получилось, как он задумал. Но ведь тогда нужно бежать спасать Дикейру!

— Подожди, не торопись ты. — Илиандер успокаивающе положил руку на плечо друга. — Кейлендир уже хорошо опередил тебя, да и один ты не справишься с ними. Я пойду с тобой.

Юноши так заговорились между собой, что не заметили в дверях младшего брата Илиандера, уже некоторое время внимательно слушавшего их разговор. И только когда Илиандер столкнулся с ним нос к носу, они поняли, что уже не одни. Вот только как давно брат находится здесь, ни один, ни другой сказать не могли. Элиндар нахмурился, соображая, чем сможет им помешать младший брат Илиандера и что теперь с ним делать.

— Вы меня извините, но я слышал, о чем вы здесь говорили. — При этих словах Элиндар напрягся, — Можно мне с вами? — Такого поворота никто не ожидал, и в первое мгновение друзья даже не поняли, о чем их просят.

— Я не понял, ты что, все слышал и сейчас хочешь отправиться вместе с нами? Ты хотя бы понял, что собираешься пойти против правителя? — Элиндар не верил своим ушам.

— Да все я понял. Но я считаю, что это прямая обязанность каждого мужчины — защитить свою девушку от грозящей ей опасности, и никакие политические или другие интересы не могут быть выше чести, дружбы и любви.

— А ты не слишком молод, чтоб вести такие разговоры и принимать такие решения? — Илиандер скептически посмотрел на своего брата.

— Брат, это для тебя я все еще мал, однако другие давно воспринимают меня как самостоятельного и взрослого эльдрима. Не забывай, что свое совершеннолетие я отпраздновал уже несколько летостояний назад. — Помолчав минуту, Ксандиир поинтересовался: — Ну что, берете меня с собой?

Переглянувшись, друзья пожали плечами.

— Ладно, давай собирайся. — Решившись, Элиндар махнул рукой довольному Ксандииру, который мгновенно исчез в глубине дома, побежав собираться.

Всего пятнадцать минут понадобилось друзьям, чтоб собраться и выйти из дома. Решив не рисковать, они не пошли напрямик, а сделали небольшой крюк, огибающий дворец.

Выбравшись из города, друзья углубились в лес, направляясь в сторону поселения дайри. Все были предельно собранны и настороженны, внимательно изучая еле видимые следы Кейлендира и его воинов (как бы те ни хоронились, но трое воинов не могли не оставить ни одного следа, тем более понятных для самих эльдримов). Недалеко от поселения дайри друзья решили устроить засаду, расположившись на самых выгодных позициях и дожидаясь, когда Кейлендир будет направляться обратно. Хотя эльдримы и не охотились, сражаться они умели как никто другой, постоянно оттачивая свое мастерство, тем более в лесных условиях. О лесе эльдримы знали практически все, считая его своим домом. Поэтому сейчас у них не возникло никаких затруднений по устройству засады. Ждать долго не пришлось, и уже через каких-то полчаса Элиндар услышал, как хрустнула ветка под чьей-то неосторожной ногой. Такое вряд ли могло случиться с эльдримом, если только ему что-то активно не мешало. И что это за помеха, Элиндар уже догадывался. Как оказалось впоследствии, Элиндар не ошибся. Вскоре друзья заметили Кейлендира, который очень быстро пробирался сквозь густые заросли, таща на своем плече закутанную в плащ девушку. О том, что это Дикейра, у Элиндара больше не осталось никаких сомнений, и ему стоило огромного труда сдержаться и следовать заранее обговоренному плану — подпустить Кейлендира поближе и отсечь от следовавших за ним двоих воинов.

Пауза, возникшая в рассказе Аранта, затянулась, и Тармар, не выдержав, поторопил его:

— Ну и что было дальше? Сумели они освободить девушку?

Арант утвердительно кивнул.

— Конечно! У друзей все получилось лучше некуда. Им удалось не только спасти девушку от незавидной участи, но и избежать убийства родичей, которое считалось у эльдримов одним из самых страшных преступлений. Более того, отбив Дикейру и успокоив ее, Элиндар решил больше не возвращаться во дворец, в присутствии свидетелей произнеся формулу отречения от престола. Кейлендира и двоих воинов друзья просто отпустили, велев донести до правителя, что отныне Элиндар не является наследником и будущим правителем Эльтаира и может строить свою жизнь так, как ему заблагорассудится.

Взяв ветку, Арант поворошил угли в догорающем костре.

— А при чем здесь дроу? — удивленный голос Легарда, расположившегося неподалеку, выразил общее недоумение.

Оказывается, пока Арант рассказывал легенду, вокруг них собрался чуть ли не весь лагерь, и теперь всем было интересно, чем же все завершится, понимая, что это еще не конец.

— Два брата — Илиандер и Ксандиир — решили остаться с Элиндаром, понимая, что правитель никогда не простит им выказанного своеволия, и они все вместе отправились в поселение дайри. Более того, через какое-то время к ним присоединились еще несколько эльдримов из молодежи, не согласных с политикой правителя. Правда, и у дайри они пробыли недолго, не сумев прижиться и принять их образ жизни. Они отбыли в неизвестном направлении и скрылись в глубине лесов так, что никакие поиски самых умелых следопытов-эльдримов не смогли их обнаружить. Вместе с ними ушли и некоторые девушки-дайри, нашедшие свою половинку и решившиеся на такой рискованный шаг. Дети, рожденные от эльдримов и дайри, приобрели черты сразу двух этих рас, обзаведясь роскошными черными волосами, немного удлиненными с заостренными концами ушами и родством с лесом. Эти дети и стали первыми дроу, ведя свое начало от династии правителей эльдримов и непревзойденных охотников — дайри. А эльдримы с тех пор стали называть себя эльфами, навсегда возненавидев опозоривших их дроу.

— Так это что, если старший сын остался жив, связав себя узами брака с Дикейрой, настоящим правителем Эльтаира и всех эльфов может считаться их потомок? — Тармар удивленно поднял брови.

Пожав плечами, Арант усмехнулся и встал, пожелав всем хорошего отдыха. Так и не ответив на заданный вопрос, он растворился в темноте спустившейся ночи, сопровождаемый своим коргалом.

Глава 14

Прогулявшись с Прошкой до погреба с мясом, я с удовольствием понаблюдала, как мой малыш насыщается, после чего мы отправились в академический сад прогуляться.

— Я, конечно, понимаю, что это далеко не лес и даже не полноценный парк, но, к сожалению, ничего другого пока предложить не могу. Подожди немного, вот наступят выходные, и мы с тобой обязательно отправимся в лес на охоту, тогда и набегаешься вволю. — Я успокаивающе погладила кса-рдона по голове, почесав за ушами. — Ну что, иди побегай немного, а я здесь посижу, под кустиком.

Сорвав с ближайшей яблони еще зеленое яблоко, я собралась с духом и укусила его. Кислятина жуткая, да и рот вяжет. Решив, что здоровье дороже экспериментов, я размахнулась и зашвырнула надкушенное яблоко подальше в кусты.

— Ой, больно же! — Вскрик, послышавшийся из кустов, сильно меня озадачил.

Когда мы шли по дорожке, то никого с Прошкой не видели.

— Эй, кто там в партизан играет? — Подождав минуту и не услышав ответа, я продолжила: — Если сейчас не покажешься, пеняй на себя, буду кидать яблоки, пока не похороню тебя под ними. — Я сорвала еще одно яблоко и, примеряясь, подкинула его в руке.

— Все-все, не кидайся, я уже иду. — Из кустов вылез вихрастый парень с волосами цвета соломы и в помятых штанах.

— Ну и чего тебе понадобилось? Что ты здесь шпионишь? — Я с подозрением оглядела это чудо.

— И вовсе я не шпионил! — обиделся парень. — Просто гулял здесь, вот тебя увидел.

— И что, так испугался, что решил в кустах спрятаться? — Я уже поняла, что из этого парня шпион — как из меня балерина. — Ну а если серьезно, что ты здесь делаешь?

— Ну-у… — парень замялся, посмотрел на меня и, наконец решившись, своим заявлением просто сразил меня наповал: — Я хотел предложить тебе прогуляться.

— Ни фига себе! Так это что же, ты решил за мной приударить? — Вот уж чего я не ожидала, так это ухажера в кустах обнаружить. — А как хоть тебя зовут, ухажер?

При этих моих словах парень приободрился, поняв, что прямо сейчас его никто гнать не будет.

— Позвольте представиться: Андрис Бирмонд, младший сын виконта Бирмонда, к вашим услугам, леди. — Паренек молодцевато раскланялся передо мной, только что ножкой не шаркнул.

Я более внимательно оглядела ухажера, начиная припоминать, что уже где-то видела эту вихрастую голову. Только вот никак не могла вспомнить где?

— Слушай, а я тебя уже где-то видела, не подскажешь где?

— Мы с тобой учимся на одном курсе. Просто до сих пор не удалось познакомиться поближе, так как вокруг тебя все время друзья.

— Ну и что, что друзья? — Я непонимающе посмотрела на него.

— Так пробиться просто нереально! Они же тебя окружают таким плотным кольцом, что и телохранителей не надо. Я как увидел, что ты одна пошла в сад гулять, так и рванул сюда.

— А что сразу не подошел, зачем надо было в кустах прятаться?

— Неудобно стало тебя отвлекать. Ты вроде как задумалась о чем-то.

— Все ясно, постеснялся. — Заметив его возмущение, я засмеялась: — Ладно уже, присаживайся рядышком. — Я похлопала рукой по травке рядом с собой.

Обрадовавшись разрешению, парень плюхнулся на пятую точку и с готовностью уставился на меня.

— Андрис, а что это тебе приспичило за мной приударить? Насколько я поняла, у нас на курсе есть барышни и поинтересней. Тем более что за мной никакого выгодного титула не наблюдается, и думаю, твой батюшка не обрадуется такому твоему решению.

— Думаю, моему батюшке нет никакого дела до меня. Я же только младший сын, и мне все равно ничего не светит.

— А сколько тебе лет, младший сын?

Немного помявшись, парень выдал:

— Двадцать… — встретив мой скептический взгляд, он тихо добавил: — Скоро будет. — Заметив, что я продолжаю смотреть на него в упор, он дополнил так тихо, что я еле его услышала: — Через год.

— Итак, сколько же тебе лет? Девятнадцать?

— Почти.

— Что?!

— Восемнадцать с половиной. Это правда! — Парень заторопился, боясь, что я ему не поверю.

— Ну ладно, пусть так. Только ты мне так и не ответил, почему ты выбрал именно меня, когда вокруг так много интересных девушек?

— Ты такая необыкновенная! Ты смелая и ничего не боишься. Ты привлекла мое внимание еще на праздничном обеде, когда все наши сидели и ничего не могли придумать, а ты буквально несколькими словами все организовала. Мы тогда славно повеселились, и я видел, как на тебя тогда смотрели многие ребята с нашего курса.

— Нашел чем восхищаться. Подумаешь, споила полфакультета, тоже мне, подвиг! — Смутившись, я пожала плечами. — Слушай, Андрис, ты вроде сказал, что другие ребята тоже не против познакомиться? — Получив утвердительный кивок, я осторожно продолжила: — А почему тогда никто так и не подошел к нам? Мне казалось, что все здесь такие снобы, что общаться предпочитают только с себе равными, а мы с ребятами немного выбиваемся из привычного окружения, разве это не так?

— Лика, не суди всех по кому-то одному. Не все здесь такие, как госпожа Панадис. К тому же Устав Академии гласит, что на время учебы все студенты являются равными в правах между собой и недопустимо относиться к ним иначе.

— Слушай, но это же здорово! Давай тогда сделаем следующее. — Я на минуту задумалась, соображая, где удобнее всего это организовать. — Под моими окнами есть одна очень славная беседка. Приглашаю сегодня вечером устроить небольшие посиделки, где мы сможем и перезнакомиться со всеми поближе. Ну как тебе моя идея?

— Здорово! А когда приходить?

— Давай, приводи всех, кто захочет прийти, как только начнет смеркаться. Думаю, это будет лучше всего. Жара уже спадет, и мы сможем спокойно посидеть. А встречаемся около общежития, а то Лешек там такого наворотил с этими растениями, что сами вы в беседку вряд ли попадете.

Загоревшись идеей, я уже продумывала, как и что сделать, чтоб вечер прошел на «ура». Все-таки это наше первое знакомство с курсом (званый обед перед началом учебного года мы в счет не берем), и очень хочется, чтоб все прошло наилучшим образом.

— Тогда я побежал, оповещу всех наших. — Вскочив и не забыв на прощанье поклониться, Андрис рванул к выходу из сада. Вот что значит воспитание!

А я задумалась, чем можно угостить однокурсников. Вспомнив недавний фурор, который произвел шашлык, я вскочила с насиженного места и мысленно позвала Прошку. Через минуту огромная зубастая и усатая морда появилась откуда-то из-за спины. Мысленно рассказав ему свою задумку, я отправилась обратно к погребам, где с его помощью отобрала хороший кусман мяса дикой свиньи и после непродолжительного торга с местным служащим сменяла оленью лопатку на круг копченой колбасы. Вполне довольная полученными деликатесами, я отправилась к общежитию, нагрузив своими припасами Прошку.

Придя к себе в комнату, я, покопавшись в рюкзаке, нашла травки, которыми так предусмотрительно запаслась на полянке, когда Лешек притащил мне свой гербарий. Сейчас они очень пригодились для маринования. Оглядевшись, я поняла, что не учла одну очень важную вещь, а именно — то, в чем мариновать будущий шашлык. В комнате отсутствовал даже намек на какую-нибудь посуду, а мне для такого количества мяса нужен был очень даже немаленький тазик.

— Ладно, ты остаешься здесь, будешь охранять нашу добычу, а я пошла добывать посуду. — Оставив Прошку в комнате, я отправилась в столовую в надежде застать там кого-нибудь из знакомых домовых.

Решив, что все равно время обеда уже прошло, а ужин, как говорится, еще не скоро, я обошла столовую и толкнула низкую, неприметную дверь, через которую мы тогда умудрились быстро ретироваться от разгневанных преподавателей. Сейчас в столовой царила относительная тишина, если не считать звона посуды где-то в глубине подсобных помещений. Повертев головой и не заметив никого поблизости, я пошла на звуки. Пройдя подлинному коридору, полному закрытых дверей, я наконец-то вошла в большой зал, сплошь заставленный столами, шкафчиками, плитами и еще всякой всячиной, что просто необходимо при приготовлении пищи. Вокруг сновала толпа домовых и домовят, занятых своими делами и совершенно не обращающих внимание на мое вторжение. Схватив за курточку пробегающего мимо меня домовенка, я быстро спросила его:

— Подскажи мне, пожалуйста, где я могу найти Тимопрандиктона (тьфу ты, еле произнесла, прямо язык сломаешь).

— Пойдешь налево, через пять шагов повернешь направо, спустишься в погреб, повернешь в правый коридор и через пятнадцать шагов в левом отсеке его и найдешь. Если он к этому времени еще там будет. — Вывернувшись, домовенок побежал по своим делам, даже не обернувшись.

— Офигеть! И где я должна его искать? В каком таком отсеке? — От такого обилия полученной информации голова пошла кругом.

Поняв, что делать нечего, я понуро пошла по указанному адресу, так как все равно ничего больше не оставалось, если я хотела найти своего знакомого. Через пять шагов никакого поворота не оказалось, зато поворот был значительно раньше, и я поняла, что мои шаги и шаги домовых — это очень большая разница. Пришлось срочно приспосабливаться. Потыркавшись туда-сюда, я вконец отчаялась и ничего умнее не придумала, как во весь голос закричать:

— Тимка-а! Ты где? Это я, Лика! Тимка-а-а! А-у-у…

— Ты чего орешь? Случилось чего? — Домовой стоял рядом со мной и невозмутимо дергал меня за штанину.

— Ты как здесь оказался, что я тебя не увидела? — Я удивленно посмотрела по сторонам, не понимая, как домовой мог незаметно для меня подойти так близко.

— Ну ты даешь! Это же моя вотчина! Я здесь хозяин, а ты спрашиваешь, как я мог незаметно к тебе подойти. Не смеши меня. Так для чего ты меня искала?

— Слушай, Тимка. У меня к тебе дело есть. Понимаешь, мне очень нужен тазик, а где его взять, ума не приложу. И купить невозможно, с территории Академии никого не выпускают.

— Тазик? И только-то? И из-за такой малости ты здесь устроила форменный аврал с криками и шнырянием по всем помещениям? Смотри, уже всех домовят распугала, а у этого малыша даже половник из рук выпал. — Тимка показал рукой на перепуганного домовенка, растерянно обозревающего лужу с каким-то густым соусом и с валяющимся в ней огромным половником, — Ладно уж, пойдем, выберешь себе тазик. — И он деловито засеменил впереди меня, показывая дорогу.

Через минуту мы попали в какую-то каморку, полностью заставленную самой разнообразной посудой. Я просто рот открыла от такого разнообразия.

— Ну чего встала? Давай выбирай быстрее, и пойдем отсюда. У меня еще куча дел на сегодня запланирована.

— А ты не можешь сам дать то, что нужно? Ну примерно вот такого размера, — разведя руки, я показала ему, какого объема мне нужна посудина. — Ты понимаешь, мне нужно мясо замариновать, у меня сегодня вечером гости намечаются, вот я и решила их угостить шашлычком.

— Ну-ка, ну-ка, с этого места поподробнее. Что ты собралась делать с мясом и какой результат ожидается?

Пришлось рассказывать все в подробностях дотошному домовому, который с какого-то момента еще и записывать начал. В общем, мы остались обоюдно довольны друг другом. Я — тем, что получила в свое пользование огромную кастрюлю с крышкой, да и еще клятвенным заверением, что мне ее принесут в течение пяти минут прямо в комнату. А домовой — новым рецептом приготовления мяса, который в этом мире знают только мои друзья, и приглашением на вечеринку для снятия пробы с нового блюда. Проходя через зал, где уже вовсю шла подготовка к ужину, я прихватила несколько сочных красных помидоров и пару огромных луковиц и, совершенно счастливая, заторопилась к себе в комнату. Никогда не думала, что буду испытывать счастье от того, что удалось удачно стырить такую малость, как несколько свежих овощей. Бред полный!

В трудах и заботах по организации вечеринки время пролетело просто незаметно. Когда я очухалась, день уже клонился к вечеру, и с улицы послышались голоса друзей. Выбежав им навстречу, я схватила Лешека за руку и потащила за собой. Остальным ничего не оставалось, как последовать за нами.

— Лика, руку мне оторвешь! Ты что, очумела совсем? — Оказавшись у меня в комнате, Лешек наконец-то вырвал свою руку и с удивлением уставился на меня.

— Так, ребята, у нас аврал! Сейчас все дружно подключаются к организации сегодняшней вечеринки. Все вопросы по ходу работ. Для тебя, Лешек, задание: организовать нормальный проход в нашу беседку и приготовить сидячие места по ее периметру. Да, и не забудь приготовить дрова для костра в достаточном количестве. В помощь тебе остается Грагит, а мы с Дакком идем забирать из кузни нашего работничка. А то уже вечереет, а от него ни слуху ни духу.

— Подожди, Лика. Ты нас совершенно запутала. Ты можешь объяснить все по порядку, какая такая вечеринка и почему так срочно?

Ребята взяли меня в кольцо и требовательно уставились в ожидании разъяснений. Пришлось вкратце пересказывать сегодняшний разговор с Андрисом и о том, что я пригласила наших однокурсников на вечерние посиделки с шашлыком. Узнав про шашлык, Лешек с Дакком воодушевились настолько, что безоговорочно выразили готовность мне помогать во всем. Удивленно хлопающего глазами Грагита взял в оборот Лешек, потащив его за собой прочь из комнаты и по дороге объясняя, какой кайф сегодня вечером ему предстоит испытать.

Подходя к кузне, мы с Дакком еще издалека услышали царившее там необычное оживление, а точнее, грохот и ругань, разносившиеся по всей округе. Переглянувшись, мы, не сговариваясь, ускорили шаг и к кузне почти подбежали.

— О, ребята пришли! — Кузнец кинулся к нам навстречу, как к долгожданным родственникам. Совершенно обалдев от такой встречи, мы с Дакком стояли и хлопали глазами. — Ребятки, миленькие, заберите вы своего оголтелого друга, а то он меня без работы оставит и в гроб сведет. Этот ненормальный умудрился за сегодняшний день выполнить все заказы за две недели вперед и еще требует работу, а я, между прочим, не железный, мне и отдыхать иногда надо! Если Ректор Академии узнает, что ваш гном может выполнить всю работу и посчитать это небольшим развлечением, он откажется мне платить.

— Вот оно в чем дело! — Сообразив наконец, что здесь происходит, я решила, как говорится, ковать железо, пока горячо. — Ну-у, забрать друга мы, конечно, можем, но вы должны понимать, что нам же придется его чем-то занимать все это время, а то он обязательно к вам в кузню припрется. — Сделав паузу и поняв, что кузнец все осознал, я продолжила: — В общем, нам нужно изготовить кое-какое оружие, чтоб наш друг смог вплотную заняться тренировками. Да и на будущее, могут возникнуть ситуации, когда нужно будет опять что-то сделать, чтоб наш товарищ имел для себя занятие, я надеюсь, вы не будете против небольших встреч на благо образования? А я в свою очередь, обещаю объяснить Ректору, если такая нужда возникнет, как дорого ему встанут услуги такого высокопрофессионального специалиста, и что это для Академии ну совершенно экономически невыгодно. А вообще я думаю, что Ректор ни о чем не узнает, да и Драрг, скажу вам по секрету, вовсе не о том мечтает, чтоб получить работу на вашей кузне. Так что вам не о чем беспокоиться. Ну что, договорились?

— Да все, что хотите! Только заберите его отсюда, а то я уже с ног валюсь от усталости, а он все никак остановиться не может, да еще и покрикивает, чтоб я пошевеливался.

В кузне дым стоял коромыслом, и за жарким маревом совершенно ничего было не разглядеть, поэтому я набрала в легкие побольше воздуха и прокричала в открытую дверь кузни:

— Драрг, дружище, ты еще долго здесь собираешься ковыряться? Мы, между прочим, сегодня грандиозную пьянку затеяли, а ты все на работе горишь. Имей в виду, если ты до сих пор не сделал наш заказ, будешь пыхтеть до тех пор, пока все не сделаешь, а мы пойдем гулять.

Услыхав про пьянку, гном нарисовался в один момент. Но в каком виде! Физиономия красная, сам в грязных разводах и в совершенно потной рубашке.

— Да все уже давно готово, так что можем хоть сейчас отправляться. Иди посмотри, что я сделал. — Драрг поманил меня рукой за собой и сразу же нырнул в дверь кузни.

Пришлось идти за ним, так как стоять на улице и ждать у моря погоды было по крайней мере глупо. В кузне стоял такой жар, что мне показалось, словно я оказалась в хорошо протопленной бане.

— Смотри, я немного доработал твои идеи, вроде получилось неплохо. Сделал балансировку, отшлифовал… — Гном увлеченно, взахлеб, рассказывал, что он успел сделать, попутно вываливая передо мной свои изделия.

— Ты, конечно, молодец, но у меня есть к тебе еще одно поручение. Смотри, это ты должен сделать прямо сейчас.

Перебив его, я взяла прутик и прямо на земляном полу нарисовала сборный мангал и шампуры. Объяснив, для чего мне все это нужно, я завернула в чистую тряпочку все, что изготовил Драрг, и, наказав ему не задерживаться, вышла из кузни.

— Ну Бас, можете быть спокойны. Как я и обещала, ваша работа на сегодня закончена и вы можете идти отдыхать.

— Слава Верию! — Кузнец прислушался к доносящемуся шуму из кузни — А что он там опять начал делать?

— Да ничего особенного. Я попросила его сделать одну безделицу лично для меня, он пообещал ее закончить в самое ближайшее время и лично мне ее принести. Вы разрешите?

— Ну если только для вас… а он точно после этого уйдет?

— Точно-точно. Можете не волноваться. А для того чтоб вы не сомневались, я оставлю здесь своего товарища. Как только у Драрга все будет готово, мой товарищ заберет его с собой. А вообще-то, если вдруг у вас будет аврал с работой и вы перестанете успевать справляться с заказами, не забудьте обратиться к нам. Думаю, Драрг с огромным удовольствием вам поможет.

В ответ на это кузнец только руками замахал. Ну и ладно, не хочет, как хочет. Кивнув Дакку, чтоб они здесь не задерживались, я пошла к себе, бережно прижимая тючок с новым оружием и гадая про себя, к чему все это приведет.

Пока я ходила, Лешек с Грагитом отменно потрудились, и сейчас по всему периметру живой беседки располагались аккуратные чурбачки с выемками, на которых очень удобно было сидеть. В углу высилась достаточно большая гора хвороста и малюсенькая кучка каких-то непонятных серых камушков. Указав на них рукой, я обратилась к ребятам с вопросом:

— А это что такое? Будем от кого-то отстреливаться?

— Нет, Лика, это очень нужные и совершенно особенные камушки. Я случайно на них наткнулся на заднем дворе. Они валялись в мусоре, ну а я их взял, вычистил и сюда принес. — Грагит любовно погладил по боку один из камней. — Это же «согрей-камень»! Если ты их хорошо нагреешь, то они смогут очень долго сохранять тепло, согревая помещение, и даже на них можно пожарить кусок мяса или еще чего приготовить. Они очень дорого стоят именно из-за этой своей особенности и оттого, что достаточно редко встречаются. Я и подумать не мог, что такая редкость вот так просто будет валяться прямо под ногами.

— Хм, ну если все именно так, как ты говоришь, то это действительно очень нужная вещь в хозяйстве. Ну что ж, смотри тогда, чтоб их не растащили под шумок еще более хозяйственные студенты, а после вечеринки отнесешь в комнату.

— Лика, а что мы пить будем? — Лешек деловито сновал вокруг, наводя последние штрихи в местном антураже.

— А вот об этом я как-то и не подумала. Правда, есть у меня надежда, что наши новые товарищи придут не с пустыми руками, но и нам придется что-то выставить. А денег-то осталось совсем немного. Что бы такое придумать? — Задумчиво посмотрев по сторонам, мой взгляд снова наткнулся на кучку камней, и тут меня словно осенило. — Слушай, Грагит, а как ты посмотришь, если мы из твоих камушков возьмем штуки три для такого нужного дела? Их же здесь не так уж и мало, думаю, мы можем пожертвовать три камушка?

— Ну-у, если ты так думаешь, тогда да, конечно.

— Вот и хорошо! — Выбрав три самых больших камня, я вручила их Грагиту и Лешеку со словами: — А теперь вы идете в столовую с черного хода и спрашиваете там домового Тимку. На тебе, Грагит, лежит задача объяснить домовому, какую нужную вещь вы им принесли, а на тебе, Лешек, как можно выгоднее сторговаться с ним и получить как можно больше яблочного сока. — Я хитро ухмыльнулась. — Надеюсь, всем все ясно?

— Все поняли, не волнуйся. Сделаем в лучшем виде! — Прижав к себе один из камней, Лешек подтолкнул Грагита. — Пошли скорее, а то уже скоро гости начнут приходить, а у нас еще ничего не готово.

Только друзья скрылись за углом дома, как около общежития нарисовался Андрис и начал в растерянности вертеть головой. Выглянув из беседки, я позвала его и помахала рукой. Обрадовавшись, он галопом поскакал в мою сторону.

— Тормози давай, а то снесешь и меня, и беседку.

— Лика, почти все ребята согласились прийти и скоро уже начнут подтягиваться. Надеюсь, ты не передумала? — Заглянув в беседку, Андрис присвистнул. — А ничего себе здесь так, уютненько. И почему никто из нас до сих пор не знал о таком милом местечке?

— А потому и не знали, что это местечко наш Лешек организовал. А вам учиться надо лучше, глядишь, и сами сможете такое же делать.

— Ау, есть кто живой? — голова Дакка просунулась в проем беседки. — А-а, Лика, ты здесь? Мы уже пришли, так что принимай свой заказ, — И Дакк вытолкнул перед собой грязного, но абсолютно счастливого гнома с еще теплым мангалом, любовно прижимаемым им к груди. — Между прочим, мне за вредность и испорченные нервные клетки полагается дополнительная порция шашлыка, и чур с кровью.

— А почему это твои нервные клетки испортились? С какого такого барабана?

— Да вот все благодаря этому ненормальному. Я его еле от наковальни оторвал, пришлось чуть ли не по одному пальцу отдирать, а то так и пришли бы вместе с наковальней.

— Вот только наковальни мне здесь и не хватает! Все, уговорил, будет тебе дополнительная порция шашлыка, и приготовленная именно так, как ты хочешь. А теперь напрягись еще разок и оттащи этого чумазого черта в душевую, а то от него так и пышет жаром, как будто в аду побывал. Только поторапливайтесь, а то скоро наши однокурсники начнут подтягиваться, и я одна за всех отдуваться не собираюсь.

— Все понял, мы уже идем купаться. — Дакк буквально силком потащил упирающегося гнома за собой. — И нечего так упираться, за дополнительную порцию шашлыка я тебя все равно засуну под душ. К тому же Драрг, ты такой чумазый, что рядом с тобой находиться страшно, все время ужастики мерещатся.

Поглядев вслед ребятам, я взялась за сборку мангала, принесенного Драргом. Что и говорить, у нашего гнома просто золотые руки. Мало того что он очень четко ухватил идею, которую и воплотил в самые кратчайшие сроки, так еще и приукрасить ее умудрился. У мангала оказались очень удобные ручки по бокам, специальный вертел на подставке, набор шампуров, и весь этот комплект был украшен витиеватыми узорами, переползавшими с одной детали на другую. Так как я имела достаточно богатый опыт по шашлыкам, сборка мангала прошла быстро и без осложнений. Полюбовавшись получившейся красотой, я выглянула из беседки. Что-то мои посыльные задерживаются. Интересно, где это до сих пор носит Лешека с Грагитом?

— Лика, а что это такое? — Андрис, о котором я совершенно забыла, увлеченно ковырял пальцем в дырочке, предназначенной для проветривания, или правильней сказать — тяги, в мангале.

— Оставь мангал в покое, лучше настругай мне щепочек помельче, сейчас будем разводить костер. — Напрягая зрение, я изо всех сил вглядывалась в сгущавшиеся сумерки, пытаясь различить, идут ли Лешек с Грагитом?

Напряженное пыхтение за спиной и последующий жалобный стон заставили меня отвлечься от этого занятия.

— Ну что там у тебя еще случилось? — Повернувшись, я увидела совершенно несчастное лицо Андриса, который с обреченным видом продемонстрировал мне свой палец, намертво застрявший в мангале. — Тебе что, делать больше было нечего, как свои пальцы везде совать? Что мы теперь делать будем? — Подергав Андриса за руку, я убедилась, что без посторонней помощи здесь не обойтись. — Может, его отпилить? А то костер уже надо разводить, а тут ты со своим пальцем так некстати…

— Лика, ну я же не специально… — заканючил Андрис, перепугавшись нарисованной перспективы. — Может, твой гном как-нибудь аккуратненько так распилит, чтоб я смог вытащить палец, а?

— Ага, размечтался! Новую вещь и портить из-за какого-то придурка. Та-ак, что там у нас с законами физики? — Я задумалась, пытаясь ухватить мысль, настойчиво лезущую мне в голову. — Мангал был еще теплый, когда ты туда полез, палец твой сейчас тоже не холодный, я бы даже сказала, что горячий. Значит, нам нужно его охладить, чтоб он немного сжался, тогда появится шанс на спасение. Хорошо бы еще мыла где-то достать…

— Это кто здесь мыться собрался? — Веселый голос Лешека прервал мои мучения.

— Ну наконец-то! Вы где так долго шатались, я уже заждалась вас?

— А мы не одни! Принимай первых гостей. — Подвинувшись, Лешек пропустил вперед домового Тимку с двумя домовятами, катившими перед собой небольшую бочку, литров так примерно на двадцать.

— Ого, внушительно! А у нас здесь в некотором роде аврал. — Я показала на красного как вареный рак Андриса.

— Ну-ка, ну-ка… что тут у вас случилось? — Тимка подскочил к Андрису и начал вертеть его руку в разные стороны, стараясь рассмотреть поподробнее, как тот умудрился застрять. — Ну что ж, все понятно. — Махнув одному из домовят, он что-то прошептал ему в оттопыренное ухо, после чего домовенок в мгновение ока испарился, — Лика, вы пока занимайтесь своими делами, а я постараюсь помочь молодому человеку вырваться из плена.

Обрадовавшись, что нашелся кто-то, кто смог взять на себя решение этой проблемы, я обратилась к Лешеку с просьбой настругать щепочек, для того чтобы развести огонь, а Грагита — принести замаринованное мясо из моей комнаты. Пока все были заняты делами, примчался домовенок с небольшой бутылью, в которой плескалась какая-то мутная бледно-зеленая жидкость. Полив этой жидкостью на руку злополучного Андриса, Тимка за пару минут умудрился плавными вращательными движениями вывинтить портрадавший палец.

— Вот и все, делов-то!

По беседке все больше и больше расползался запах ментола с легким лимонным акцентом. Удивившись, я подошла к Тимке:

— Слушай, а чем это ты полил Андриса, больно запах необычный?

— А-а, интересно стало? Это моя новая разработка. Растительное масло, настоянное на личинках мирминского жука. Несколько капель этого масла достаточно, чтоб сделать аромат и вкус блюда ни на что не похожим. Даже очень горячее и перченное блюдо будет иметь охлаждающий эффект при поедании, а аромат свежести, витающий в воздухе, его еще больше усилит.

При слове «жуки» мне стало плохо, и я с большим опасением посмотрела на небольшую бутылочку, которую с гордостью демонстрировал мне Тимка.

— Тимка, я вроде как слышала где-то, что подобного аромата можно добиться и с помощью травок, не используя насекомых.

— Да-а? Надо подумать… — Тимка поскреб затылок.

— Если у тебя ничего не получится, то мой тебе совет: никому не говори о том, из чего это приготовлено. Не все смогут оценить такую экзотику. — Оставив домового раздумывать над моими словами, я разожгла огонь, и в сгустившихся сумерках весело затрепетал первый язычок пламени.

— Ау, здесь, что ли, гостей ждут? — За пределами беседки послышались веселые голоса.

— Здесь, здесь, подождите минутку. — Я обернулась к Лешеку: — Иди уже, встречай наших гостей, а то через твои заросли никто самостоятельно не проберется.

Спустя несколько секунд туго переплетенные ветви растений расступились, образовывая небольшой проход в беседку, через который по одному стали заходить наши новые товарищи. Андрис, вполне освоившийся в беседке, уже на правах завсегдатая встречал ребят, рассаживая по заранее приготовленным чурбачкам.

— А вы здесь неплохо устроились! И почему никто из нас не знал о таком достойном месте? — Светловолосый парень шутливо поклонился, занимая предложенное ему место.

— И не говори, Владис. Думаю, теперь оно будет пользоваться заслуженной популярностью. — Невысокий паренек с хитрым прищуром озорно подмигнул мне.

— Даже и не думайте! — с испугом посмотрела я на эту компанию. — Между прочим, беседка находится прямо у меня под окном, и мне совсем не улыбается каждую ночь принимать участие в ваших романтических посиделках.

— О-о, так это еще интереснее! — Ребята весело засмеялись над словами парня. — Предлагаю познакомиться поближе. Позвольте представиться, виконт Каламбрен. Для особо близких… друзей можно просто Виктус. А вас, прекрасная госпожа, зовут, если не ошибаюсь, Лика? — Получив в ответ мой кивок, он вскочил, шутливо обмахнул свое место от воображаемой пыли и галантным жестом предложил присаживаться.

— Благодарю вас, но у меня есть еще некоторые дела. Обещаю, что, как только освобожусь, я обязательно воспользуюсь вашим предложением, так как на всех, боюсь, мест все равно не хватит.

Оглянувшись по сторонам и убедившись в правоте моих слов, Виктус тяжело вздохнул:

— Ну я тогда пока погрею его для прекрасной леди?

Вокруг раздались смешки и веселые подначки. Пока ребята развлекались, я по-быстрому нанизала шашлык на шампуры, предварительно убедившись, что дрова уже превратились в пышущие жаром угли. А Лешек в это время порезал колбасу и разложил ее на большом круглом пеньке, заменявшем нам столик.

— Лика, тут вот ребята принесли с собой, — Андрис смущенно протягивал мне небольшой бочоночек.

— Ну и что ты мне его суешь? Ребята принесли, вот пусть они и распоряжаются, в конце концов, у нас здесь не прием, а дружеские посиделки, практически в походных условиях. Так им и передай. — Я отвернулась, внимательно следя за шашлыком и время от времени переворачивая шампуры, чтоб ни в коем случае не подгорел.

— О-о, что у нас здесь? — Веселый голос гнома отвлек меня от шашлыка. Мой друг уже обнимал бочонок. — Жаль, что нельзя его сделать немного побольше с помощью магии.

— Драрг, совесть имей!

— А я что, я ничего…

— Ну почему же нельзя? Очень даже можно! Жаль только, что это будет всего лишь обман зрения без его физической сущности. — Смуглый кучерявый паренек сделал пасс рукой в сторону бочонка, который прямо на глазах раздался и увеличился практически вдвое.

— Ух ты, здорово! — Драрг снова постарался обхватить его руками, но они легко прошли сквозь наложенную иллюзию, и гном только чудом устоял на ногах. — Это что такое? Мы так не договаривались! Ты что, издеваешься? — Драрг угрожающе посмотрел на кучерявого парня, весело смеявшегося вместе со своими друзьями.

— Драрг, успокойся уже. — Я примиряюще положила свою руку ему на плечо. — Никто не хотел тебя обидеть или как-то оскорбить. Просто ты попросил сделать бочку побольше, вот ребята и выполнили твою просьбу, а сделать что-то из ничего, пожалуй, и самый сильный маг не в состоянии. И вообще, кто будет здесь безобразничать, шашлыка не получит.

— Мням, мням, лучше послушай ее, Драрг. Так, как умеет готовить наша Лика, никто не может. — Дакк стоял около мангала и скусывал куски шашлыка с шампура, зажатого в его руке. Оказалось, что, пока я успокаивала гнома, тихонько крутившийся рядом вампир подкрался к мангалу и экспроприировал в свою пользу целый шампур плохо прожаренного шашлыка, который он сейчас с таким удовольствием и поглощал. Кинув на него уничтожающий взгляд, я проверила оставшиеся шампуры и с радостью констатировала, что большая часть из них уже готова. Подозвав Лешека, я передала ему шампуры с готовым шашлыком, который он аккуратно разложил на специально подготовленные большие листы какого-то растения. Аромат, разносившийся по беседке, заставил ребят сглатывать набегающие слюни, а благородное происхождение — делать независимый и совершенно не заинтересованный вид, мучаясь выбором новых тем для разговоров, так как все взгляды невольно все равно притягивались к мясу, разложенному Лешеком на пеньке.

— Ну и что сидим, кого ждем? Давай, налетай, а то остынет. — Подавая пример, я первая взяла небольшой лист с двумя кусочками шашлыка.

Сидя молча, ребята провожали каждый откушенный кусок зачарованными взглядами. Недолго думая Лешек решил мне помочь и в мгновение ока рассовал опешившим ребятам листы с горячим мясом. Через пару минут практически все разговоры стихли, и в беседке воцарилась тишина, нарушаемая лишь восхищенными вздохами и тихим чавканьем, доносившимся со стороны распробовавшего шашлык гнома. Домовой Тимка шашлык ел на удивление спокойно и вдумчиво, я бы даже сказала, что он не ел, а дегустировал. По крайней мере, глядя на него, у меня создалось именно такое впечатление.

— Ну как, тебе понравилось? — Я с замиранием сердца ждала ответа от этого небольшого и удивительного существа. Почему-то именно его мнение о моих кулинарных способностях казалось мне особенно важным.

— Уважаемая Лика, вынужден признать, что тебе удалось удивить меня. Настолько просто и настолько вкусно, что я теряюсь в догадках, как это я раньше не додумался так готовить мясо? Если у тебя будет немного свободного времени, загляни как-нибудь ко мне на кухню. Что-то мне подсказывает, что у тебя есть чем еще удивить старого домового…

У меня отлегло от сердца. Если Тимка одобрил мою стряпню, значит, все получилось так, как надо (я все боялась, что мясо не успеет как следует промариноваться).

— Чудненько! Лика, ты просто волшебница! — Драрг с удовольствием облизывал пальцы, с сожалением посматривая на опустевший мангал.

— Ты хотел сказать: магичка? — рассмеялся Андрис. — Должен признать, это кушанье и впрямь было просто волшебным.

Слова Андриса словно прорвали плотину, и на меня со всех сторон посыпались похвалы. Ребята наперебой восхищались моим кулинарным талантом и совсем засмущали. Спасло меня появление небольшого музыкального инструмента, явно состоявшего в тесном родстве с нашей гитарой. Сидевший рядом с Виктусом темноволосый парень с большими выразительными глазами стал потихоньку перебирать струны, и разговоры начали стихать. У Дмитруса (так его назвал Виктус, шепотом представив мне своего друга) оказался очень приятный, неожиданно низкий голос. Баллада, которую пел Дмитрус, хотя и была очень наивной (по моим, естественно, меркам), но зато доброй и с кучей подвигов, которые совершал молодой и смелый герой во имя своей любимой. Глядя на лица молодых ребят, еще ничем не испорченных и грезящих подвигами, я даже порадовалась, что все-таки большая часть моего курса — вполне нормальные люди, несмотря на их высокое происхождение и наличие у многих очень богатых родственников. На миг мне даже показалось, что я попала в свое прошлое — и сейчас мы сидим с ребятами с моего курса, нам всем по 18–20 лет, мы печем картошку и поем песни под гитару. Вот Вадим сейчас допоет, отложит в сторону гитару и нежно обнимет меня за плечи… Встряхнувшись, я отогнала непрошеные видения и снова вернулась в реальность. Да, передо мной действительно были студенты, но только мне уже не восемнадцать, и нахожусь я в другом мире, где не все так просто и понятно, как было в моей юности.

Кто-то из ребят, явно обладающий хорошими способностями к созданию иллюзий (кажется, это был Крамис, тот самый смуглый паренек, который «увеличил» бочонок с вином), решил сопроводить песню Дмитруса иллюстрациями. И вот уже перед нашими глазами развернулась картинка, где на красивом белом коне скачет герой, а впереди его ждут многочисленные враги. Ничего не скажешь, красиво получилось!

Глава 15

Когда закончилась песня, я с огромным удовольствием присоединилась ко всем и похлопала нашему артисту. В дружеской беседе я узнала, что не у всех ребят так хорошо и гладко в семьях, как мне казалось вначале. Например, у того же Дмитруса отец заново женился, и старший сын стал просто мешать в поместье. Поэтому его элементарно «сбагрили» с глаз долой, отправив учиться в Академию. А у милой девушки Розы настолько тяжелое финансовое положение, что ее семья еле-еле наскребла денег на поступление в Академию, и только благодаря старинному роду, к которому она принадлежит, на вопиющую бедность некогда богатой семьи закрыли глаза. У Владиса погибли родители, и теперь его опекуном стал дядя по материнской линии. И почему этот старый жмот решил раскошелиться и оплатить его учебу, сам Владис уже устал гадать, однако был безумно рад, убравшись из родного гнезда. У многих из учащихся были похожие истории, хотя и не у всех. У Виктуса никаких проблем в семье не наблюдалось, если не считать того, что он своими проделками так всех достал в поместье, что, когда парень выразил желание пойти учиться, там чуть ли не прослезились от умиления и радости.

У братьев Корвусов проблем с деньгами не было, чего не скажешь об их происхождении. Титул виконта их отец получил совсем недавно за какие-то особые заслуги перед короной и сразу же, что называется, взял быка за рога, отправив отпрысков в самое престижное учебное заведение для знати.

В общем, пока мы сидели и мило болтали, я худо-бедно кое-что узнала о своих сокурсниках, стараясь уводить разговор подальше от собственной персоны. Увы, до конца мне это так и не удалось. Под конец посиделок народ настолько насел на меня, что пришлось «раскалываться» и сочинять очередную байку о своем происхождении, слегка подправив ранее придуманную версию. Мой пересказ выглядел примерно так.

Родилась я в богатом доме и с самого детства не знала никаких проблем. Родители Меня любили и всячески баловали. Результатом этого баловства и стал боевой трарг, выращенный и выдрессированный лично мной. (При этих словах многие из ребят стали удивленно переглядываться, пытаясь по лицам остальных понять, шучу я или нет.) К сожалению, все хорошее имеет тенденцию заканчиваться. Так и у меня. Мой папа умер, а мачеха возжелала забрать себе все наследство и соответственно избавиться от приемной дочурки. Для этого она решила выдать меня замуж за одного похотливого старикашку, пускавшего слюни на молодую девушку. Пришлось срочно брать ноги в руки, трарга, моего единственного друга в поместье, которому я беззаветно доверяла, и небольшой финансовый запас на первое время. Так и получилось, что я лишилась всего своего наследства. Вот и все, чем я располагала на момент поступления в Академию, если не считать моих новых друзей.

Так я закончила свой рассказ, показав на Дакка, скромно выковыривающего застрявшее в клыках мясо, тихо устроившегося в уголке гнома, который в этот момент пытался «дожать» бочку, вытряхивая из нее последние капли вина, и Грагита с Лешеком, на фоне двух первых обормотов, ведущих себя практически идеально (они в этот момент шепотом спорили, кому из них достанутся нунчаки, а кому метательные звездочки).

Посчитав момент окончания моего рассказа самым подходящим, я мысленно связалась с Прошкой и попросила его появиться рядом со мной, что тот и сделал весьма оригинальным способом. Прямо из густо переплетенных зарослей, составляющих стенку беседки, появилась огромная лобастая голова моего «котика», и с тихим утробным рычанием он «просочился» внутрь, грациозно пройдя по беседке и лениво «растекшись» у моих ног.

Ошарашенную тишину, воцарившуюся после появления Проши, буквально взорвал шквал голосов. Народ восхищенно рассматривал моего трарга, щедро делясь впечатлениями и комментариями.

— Слушай, я как-то видел боевого трарга на одном из ежегодных празднеств военной мощи нашего королевства. Там шли самые лучшие боевые трарги, принадлежащие короне. Так вот, они даже в подметки твоему не годятся, и я даже не представляю себе, откуда тебе достался такой выдающийся экземпляр. Тебе еще не предлагали его продать?

При этих словах Владиса Прошка приподнял лобастую голову и предостерегающе зарычал.

— Даже и не заикайся об этом. Как я могу предать своего друга? Тем более что мы с самого его рождения вместе и никого другого мой трарг слушаться просто не будет.

— Да ладно… — усомнился Владис. — У короля есть такие специалисты, что любого дикого зверя приручат, а уж твой-то трарг и так ручной. Подумаешь, заставить его слушаться и служить кому-то еще, кроме тебя, дел-то…

— Могу только посочувствовать герою, кто решится на подобную глупость. Голова, насколько я знаю, у всех одна, и даже самый лучший медикус вряд ли сможет отрастить новую. А вот если этот глупец полезет к моему Прошке, то у него будут все реальные шансы этой самой головы и лишиться.

Судя по скептическому хмыканью, я так и не сумела полностью убедить Владиса в полной бесперспективности его предположений. Однако взгляды, которые он кидал на трарга, показывали, что и недооценивать его он был не готов. Самое интересное, что здешние студенты гораздо лучше понимали реалии жизни, и никто из них даже не рыпнулся попросить погладить «кису». Если бы дело происходило в моем мире, нашлись бы умники, которые и без спросу потянули бы свои шаловливые ручонки к пушистому меху большой кошки.

За общими разговорами в этот вечер мы засиделись допоздна и разошлись только глубоко за полночь, договорившись встретиться еще раз через неделю, на следующий выходной. Для всех студентов, видимо, чтоб они не слишком расслаблялись, был выделен всего один день в неделю, когда они могли отдохнуть и заодно подтянуть тот предмет, по которому не успевали. Завтра был именно такой день, поэтому никто особенно и не торопился ложиться спать, надеясь отоспаться за всю неделю. А вот мне отоспаться, судя по всему, не суждено. Завтра у меня один из тех счастливых дней, когда мы с Прошкой можем выйти за пределы Академии и отправиться на охоту, и ради такой прогулки не жалко пожертвовать несколькими часами сна. Попрощавшись со всеми, я отправилась к себе, предвкушая завтрашнюю прогулку. Как бы ни было мне интересно учиться, однако находиться все время в одном место было тяжеловато. Хотелось хоть немного развеяться.

Утром, благодаря Прошке, который и разбудил меня, мы выехали за ворота Академии очень рано, когда почти все еще спали. Заспанный сторож пробурчал что-то нелицеприятное нам вслед и пошел в свою каморку досыпать. Утро выдалось свежее, и я накинула курточку, в которой когда-то отправлялась в лес по грибы. Столицу покинули тихо и почти незаметно. К Махлюнду я решила в такую рань не заезжать. Вот когда Прошка натаскает дичи, тогда и сгоняю за телегой, а пока чего людей зазря тревожить. Пусть хоть они поспят. Въехав в лес, я спешилась и привязала своего коня к дереву. Прошка давно уже ускакал на охоту, еще когда только к лесу подъезжали, а я ему в этом деле не помощник. Лука у меня нет, и стрелять из него я пока не пробовала, а к арбалету нет болтов. Поэтому только и остается, что грибы да ягоды искать, чем я и занялась. Походив по лесу, набрела на кустики черники, сплошь усеявшие полянку и так и манившие своими черными бусинками, выглядывавшими из обрамления зеленых листочков. Присев на корточки, я аккуратно стала собирать их, складывая в платок и сетуя на себя, что не взяла более удобной тары. Ведь знала же, что в лес иду, но совершенно не подумала о такой возможности. Вот для дичи взяла все, и нож хороший, охотничий (еще Махлюнд подарил, когда с первой охоты приехала), и клубок крепкой бечевки (мало ли на что пригодится), и даже кусок чистой ткани (на всякий случай), а вот лукошко для грибов и ягод прихватить забыла. Растяпа!

Увлекшись сбором ягод, я даже не заметила, сколько времени пролетело с момента моего приезда в лес. Очнулась только тогда, когда лобастая голова Прошки тихонько толкнула меня в плечо.

— Уй, пушистый, ты уже здесь? А что так быстро, неужели никого не поймал? — Следуя за хитрым взглядом Проши, я поняла, что очень ошиблась. На полянке, под молодым деревцем, лежала немаленькая такая тушка оленя, придавленная сверху еще и кабанчиком, килограмм так на сто — сто пятьдесят. — И когда ты только успел все это натащить? Да еще и так, что я ничего не заметила? Ты же мой охотник! — Погладив кса-рдона, я завязала в узелок свою добычу, мысленно распрощавшись с платком, потому как отстирать его от черники никакой возможности просто не видела. — Ну что, дружок, чувствую, пора мне отправляться к Махлюнду. Только вот с пустыми руками как-то неудобно. Может, найдешь мне что-нибудь такое необременительное, но чтоб не стыдно было преподнести в дар нашему общему знакомому?

В ответ на мои слова фигура кса-рдона пошла рябью, и он просто растворился, материализовавшись уже на самом краю поляны.

А ничего так мой котик прогрессирует! Уже исчезать и телепортироваться на короткие расстояния научился. Что-то еще будет! Попинав ногой туши «монстров», которые приволок мой «малыш», я уселась на корягу и стала ждать, кого на этот раз притащит Прошка и чем я поеду радовать Махлюнда. Пока сидела без толку, руки как-то сами развязали узелок, и ягоды одна за другой стали отправляться в рот. К моменту появления Прошки ягод осталось всего ничего, и поэтому я просто сгребла их в горсть и закинула в рот, облизав напоследок пальцы. Поднявшись с коряги, сделала несколько шагов навстречу к Проше и остановилась в изумлении. То, что принес кса-рдон, назвать чем-то иным, кроме как мутантом, лично я не бралась. Это было нечто… странное. Большой пушистый хвост с острым и лысым жалом на конце, маленькие лапки с длинными коготками, совершенно милая мордашка и узкое, раздвоенное жало, торчащее из приоткрытой пасти, полной острых зубов, расположенных аж в два ряда.

— Что это такое? — я с опаской протянула руку и легонько коснулась красивой, переливающейся на солнце шкурки. Оказалось, что такая мягкая и пушистая на вид шерстка приобретает совсем другие качества, если провести рукой против ее роста. Рука мгновенно оказывалась исколотой тонкими иголочками, которые оставляли на коже маленькие кровоточащие, еле заметные дырочки, и начинала неметь. — Ничего себе зверек! Это просто убойное что-то. — Я с волнением обхватила Прошкину морду, — Ну-ка, давай показывай свой язык. Небось все исколол себе, пока тащил этот кошмар. — Безбоязненно раздвинув его клыки, я тщательно изучила совершенно целый язык и нёбо кса-рдона, который, казалось, даже получал удовольствие от такой процедуры. — Какой же ты паразит, Проша! Не мог сразу сказать, что ты совершенно не пострадал, я бы и не лазила в пасть твою слюнявую. — Освидетельствовав его хитрую и довольную морду, я махнула рукой. — Ладно уж, гуляй пока.

Расстелив чистую тряпку, я ногой столкнула тушку неизвестного животного на нее и аккуратно завернула, перевязав веревкой. К этому моменту ранки на руке уже затянулись и кровь перестала сочиться. — Однако я и сама неплохо развиваюсь! Вон какая регенерация у меня появилась! Еще немного, и любого вампира за пазуху заткну. — Посмеявшись собственным мыслям, я отвязала коня и, подхватив удивительную добычу, отправилась в город, наказав Проше дожидаться меня здесь и никому нашу дичь не отдавать.

Уверив меня, что даже вся королевская армия не сможет отнять у него честно пойманную дичь, Прошка уселся на полянке и стал вылизываться, как самый обыкновенный кот.

На этот раз в город я въехала без лишних эксцессов. То ли из-за того, что с меня нечего было взять, то ли потому, что стражники другие. Зато, когда подъехала ко двору купца, была неприятно удивлена закрытыми воротами, в которые мне пришлось достаточно долго ломиться. Въедливый и совершенно незнакомый мужской голос никак не хотел поверить, что я очень хорошая знакомая купца Махлюнда и меня нужно немедленно впустить во двор.

— Да что же это делается! Совсем все с ума посходили! Меня не было-то всего две недели, а здесь уже такие перемены. А ну открывай немедленно, если не хочешь остаться без работы. — Выйдя из себя, я повысила голос и начала с удвоенной силой колотить по воротам.

— Это что еще за шум, Гримка? Почему хозяин должен просыпаться под такой грохот? Что, с работой никак не можешь справиться, опять на улицу захотел?

Услышав знакомый голос парня, который сопровождал караваны купца, я закричала:

— Эй, Михась! Вы от кого оборону держите? Неужели я так здесь уже надоела, что меня не велено пускать?

— Хо, да это никак Лика пожаловала! А что за воротами топчешься?

— Да ворота у вас больно высокие. Вот думаю, как мне надо разбежаться, чтоб их перемахнуть! — съехидничала я.

— Гримка, так это ты Лику за воротами держишь? Ну ты даешь! Да она нашему хозяину заместо дочери, а ты ее в дом не пускаешь. Открывай быстрее, пока хозяин не узнал и не разгневался. Да у госпожи Лики проси прощения, недоросль. Авось пожалеет она тебя, болезного, и не станет ничего говорить хозяину.

Заскрипели ворота, и я наконец-то смогла войти во двор, ведя в поводу своего коня.

Рыжий, взлохмаченный парень с веснушками по всему лицу кинулся ко мне, просительно заглядывая в глаза и пытаясь выдрать поводья из руки. Конь всхрапнул, явно недовольный тем, что его дергают из стороны в сторону. Не выдержав, я взмолилась:

— Михась, да угомони ты наконец этого парня! Он же сейчас голову моему коню оторвет, вцепился как клещ и не отпускает.

— Гримка! А ну отойди от госпожи Лики, не видишь разве, у нее поклажа на коне, а ты его увести пытаешься. — Засмеявшись, Михась махнул рукой на паренька, отгоняя его на манер надоедливой мухи. — Лика, не обижайся на него, что с убогого возьмешь. Господин Махлюнд его из жалости взял к себе из деревни, к какому-никакому делу пристроил, вот он и старается изо всех сил себя показать, — Кивнув на коня, Михась поинтересовался: — А ты никак опять что-то интересное привезла?

— Ага, да еще какое! Сама обалдела, как увидела!

— И что это такое? — глаза у Михася так и загорелись от любопытства.

— А вот дождемся Махлюнда, тогда все сам и увидишь, — Отвязав свою поклажу, я передала поводья топтавшемуся рядом Гримке.

— Это кто меня здесь дожидается? — Громкий голос купца разнесся по всему двору. — Лика, какая неожиданность! Какими судьбами?

— Ну как это? Вы же знаете, что Прошу кормить надо, а Академия не обеспечивает питание для моего трарга, вот меня и отпускают по выходным на охоту.

— Ах да-да… Действительно. Но я подумал, что в связи с последними событиями тебя из Академии не выпустят.

— Это какими еще событиями? — я удивленно подняла брови. — Что у вас здесь происходит? Это как-то связано с тем, что вы забаррикадировались?

— Пошли в дом, там я тебе все и расскажу.

— Пошли, — покладисто согласилась я. — Только давайте сначала покажу свой подарок, а то вдруг в доме он будет лишним… — С этими словами я стала аккуратно разворачивать закутанное в тряпку животное, стараясь не пораниться ненароком.

Когда я развернула его и отошла в сторону, чтоб Махлюнд мог хорошенько его рассмотреть, со стороны Михася послышался сдавленный всхлип.

Скосив на него глаза, я с удивлением увидела открытый рот и недоуменное выражение лица.

— Это же… это же грымзлик!

Услышав такое заявление, я чуть не поперхнулась.

— Ну Лика, ну ты даешь! Лишний раз убеждаюсь, что ты очень необычная девушка. Так везти на все необычное может не каждому! — Купец обошел вокруг моего подарка, покачивая головой, но не пытаясь до него даже дотронуться. — Ты извини меня, но я не могу принять такой подарок. Слишком уж он ценный. Где ты его взяла, я даже спрашивать не буду, все равно скажешь, что это просто охотничий трофей. Только вот где вы его поймали, еще вопрос… — Усмехнувшись, Махлюнд посмотрел на меня.

— А что в нем такого ценного, за исключением его редкости?

— Ты, как всегда, в своем репертуаре. Даришь подарки и даже не осознаешь их ценности. — Повернувшись к деревенскому пареньку, купец приказал: — Гримка, ну-ка принеси мне крепкие перчатки из конюшни. Да смотри, чтобы без дыр были.

— А ваш Гримка-то цветом шевелюры с грымзликом сравняться может, — не выдержав, засмеялась я.

Следом за мной захохотали и остальные, особенно когда пришел пресловутый Гримка с перчатками в руках. А его удивленная физиономия и всклокоченная шевелюра вызвали дополнительный приступ смеха.

Отсмеявшись, купец надел перчатки и аккуратно взял за шкирку мой подарок. Его движения были очень осторожны, можно даже сказать, наполнены нежностью.

— Лика, ты не смотри, что его шкурка такая пушистая и красивая, на самом деле она таит в себе кучу опасностей и неожиданностей. Пробить ее не сможет ни один самый острый нож, и какая-нибудь жилетка или куртка с вставками из этой шкурки (целиком вещи из нее не делают, так как слишком уж дорого получается) ценятся даже выше, чем на вес золота. Если тебе интересно, почему я в перчатках, то поясню, что при контакте с этой шкуркой можно очень нехорошо и болезненно уколоться, а в некоторых случаях из шерстинок этой твари начинает выделяться сильнодействующий яд. Причем на вид определить, ядовито животное в данный момент или нет, не представляется возможным. И еще, если шерсть грымзлика только в определенное время выделяет яд, то его очаровательный хвостик, — Махлюнд показал на острый кончик хвоста, — и жало выделяют яд в любое время, как только это понадобится. Я уж не говорю про эти замечательные зубки, которые могут перекусить все на свете, включая даже даремскую сталь! И весь этот смертоносный набор снабжен просто бесовской хитростью, неимоверной быстротой реакции и просто невиданной изворотливостью. До сих пор известен только один случай, когда удалось убить это животное, да и то там была какая-то запутанная история, в которую и верится-то с трудом. Все остальные грымзлики доставались особенно удачливым охотникам только после их естественной смерти. Твой же подарок, судя по его состоянию, еще совсем недавно был жив и здоров и в ближайшее время помирать своей смертью явно не собирался. — В ответ на мой недоверчивый взгляд купец пояснил: — Да это же все видно по состоянию его шкурки. Она же так и переливается от молодости и здоровья. К тому же водятся эти очаровательные зверьки в основном в Дикой Плеши, куда нормальные охотники стараются лишний раз не забредать.

— Ничего себе охотничий трофей! — Я даже присвистнула от такой информации. — И все же я прошу вас принять этот подарок. Мне этот зверек без надобности, а вы, я в этом просто уверена, сможете лучше многих им распорядиться.

Подумав, Махлюнд мне предложил:

— Хорошо, давай поступим так: я возьму грымзлика, но не в подарок, как ты предлагаешь, а лишь потому, что ты действительно не сможешь выгодно его пристроить и тебя смогут обмануть.

Перебив его, я внесла свои поправки:

— Я все-таки настаиваю, чтоб вы рассматривали это животное не как мою личную собственность, а как наше общее имущество, на которое вы имеете такие же права, как и я. Поэтому распоряжайтесь им по своему усмотрению, как вы посчитаете нужным.

— Хм, ладно, деточка. Давай не будем спорить, а пройдем-ка лучше в дом. — Завернув грымзлика в тряпку, купец поднял сверток и понес на вытянутых руках.

Михась воспользовался моментом и, догнав меня, с восхищением дохнул в ухо:

— Ну ты даешь, Лика! Это же надо, самого грымзлика принесла! А все прибеднялась, типа обычная девушка из провинции… Да тебе сами боги благоволят!

— Да ну тебя, балабол! — отмахнулась я.

Собственно говоря, чего меня-то хвалить? Это же не я, а Прошка откуда-то этого грымзлика выкопал, вот пусть ему и ставят памятник прижизненно, как самому удачливому добытчику местных диковинок. Надо же, как подставил меня, паршивец! Я то думала, что он мне просто пару упитанных птичек притащит, ну в крайнем случае, какого-нибудь пушного зверька, а он такого монстра знаменитого приволок и в очередной раз сделал меня центром всеобщего внимания. Хорошо еще, что я догадалась завернуть этого грымзлика в тряпку, а то стала бы героиней дня Вассариара.

— Присаживайся, Ликочка. Сейчас чайку на травах попьем да со свежим медком. — Купец выставил на стол огромное блюдо свежайшего меда в сотах, а к нему большую краюху белого, еще теплого хлеба.

Я вспомнила, что, выезжая из Академии, даже перекусить не успела, и руки сами потянулись за лакомством.

— Так что у вас здесь произошло, что вы надумали закрываться? Вроде бы мирно жили, никого не опасались, а тут на тебе… — Отрезав ломоть хлеба, я положила себе на тарелку кусок янтарного меда в сотах, стараясь аккуратно выковырнуть оттуда застрявшую пчелку.

— Не знаю, с чего и разговор начать. Странное что-то у нас происходит, а что конкретно, пока никто не поймет. Может, помнишь еще господина Переса — портного нашего? — Дождавшись от меня утвердительного кивка, купец продолжил: — Здорово ты тогда ему помогла, дочка. Очень уж он тебя хвалил, велел привет передавать, как увижу, и просил, чтоб ты в гости к нему наведалась. Но не о нем речь. Может, ты и не знаешь, но на той же улице жил еще один портной, мастер не из последних, хоть и с гнильцой человек, я тебе скажу. Господин Клюка его звали. Так вот, совсем недавно произошло что-то странное в его доме. Как-то поутру, не дождавшись своего господина, служанка зашла к нему в комнату и увидела на полу только кучку черного пепла, словно что-то или кто-то выжег его дотла. Да так аккуратно, что даже одежда не пострадала. А когда стали перебирать все события, соседи припомнили, что видели накануне вечером, как к нему заходил один странный господин. Сам весь в черном, в шляпе, надвинутой на глаза, приехал в закрытом экипаже и очень быстро отбыл. Самое интересное, что служанка его не видела и ничего сказать об этом посетителе не может.

— Ну и что здесь такого странного, кроме самой смерти портного? Может, это был какой-нибудь клиент, который не захотел афишировать свой приход, и ничем с этим случаем не связанный?

— А дело в том, что было еще несколько подобных случаев в разных кварталах, и почти везде перед смертью кто-нибудь видел странного господина в черном. По городу начинают расползаться нехорошие слухи, словно в Вассариаре появились последователи Ордена Хаоса. Так это или не так, но я от греха подальше решил хозяйство от чужих оградить. Все дела я теперь веду только в лавке и с обязательным присутствием своих помощников.

— М-да-ам, интересные у вас здесь страшилки творятся. А у нас в Академии ничего такого не слышно.

— Да кто ж вам, первокурсникам, будет о таком рассказывать? — Всплеснув руками, Махлюнд налил мне полную чашку ароматного чая на травах. — Ты бы сама была поаккуратнее, что ли…

— Да кому я нужна, у меня же ни лавки, ни дома, ни хозяйства нет! А в Академии до нас и родная мама не доберется, не то что какие-то недоброжелатели, — преувеличенно бодро рассмеялась я, постаравшись своими словами успокоить купца.

А сама задумалась. Ведь странный медальончик у этого самого злосчастного портного, отбывшего на тот свет, я своими глазами видела. И то, что он напичкан очень неприятной магией, тоже опознать сумела, вот только купцу мы с господином Пересом решили о той ночи ничего не рассказывать. Как говорится, меньше знаешь, крепче спишь. А теперь, оказывается, есть предположения, что это происки Ордена Хаоса. Насколько я помню, именно его мне предлагали опасаться, и я как-то не предполагала, что наша встреча может состояться настолько быстро. Но раз их приспешники, или адепты, или кто там у них есть, шныряют уже непосредственно в Вассариаре, то мне может грозить реальная опасность! Та-ак, надо как-то побыстрее уже определяться с наставником, а то все посиделки со студентами, да попойки с друзьями, а здесь, оказывается, уже и жареным начинает попахивать.

— Господин Махлюнд, спасибо большое за чай, я бы и еще посидела, но меня там уже Прошка заждался, наверное. — С сожалением отставив пустую чашку, я поднялась из-за стола. — Я, собственно, зачем пришла — мне бы опять телегу одолжить. Нас сегодня из Академии отпустили припасы пополнить, вот мы и пополнили, теперь бы еще их до места назначения довезти…

— О чем речь! Сейчас распоряжусь, а ты пока посиди чуток, выпей еще чашечку чая да медком закусывай. Мед-то у меня знатный, со своих ульев. — Ласково улыбаясь, Махлюнд подал мне еще одну чашку дымящегося чая, и я не смогла устоять, посчитав, что время у меня и впрямь еще есть. Пока выкатят телегу, да пока коня запрягут…

Как оказалось, времени у меня было не так уж и много. Я еще не успела допить свой чай, как вошедший Михась сообщил, что возница уже готов выезжать. Поблагодарив Махлюнда за вкусный чай и пообещав навещать его почаще, я уселась на телегу и помахала рукой:

— Я отправлю ее обратно сразу же, как только доставим охотничьи трофеи в Академию.

Вскоре мы уже были на месте. Вот только на этом самом месте были не мы одни, но и несколько всадников. Заметив их еще издалека, я скомандовала вознице — мальчугану лет двенадцати — ехать потихоньку за мной, а сама поспешила вперед. Подъехав ближе, заметила, что среди пятерых всадников богатством своей одежды и убранством коня особенно выделяется один. Видимо, он и был у них здесь за главного, судя по его поведению. Эти шестеро были так увлечены, что заметили меня только тогда, когда я подъехала к ним практически вплотную. Зато я смогла услышать их последние слова и рассмотреть, что же так заинтересовало благородных господ. А заинтересовал их ни много ни мало — мой Прошка и та гора дичи, которую он добросовестно охранял. Причем за время моего отсутствия она еще увеличилась за счет трех зайцев, пяти куропаток и какого-то мохнатого то ли барана, то ли козла, как следует разглядеть это животное я не смогла. А тем временем благородные господа развлекались на всю катушку. Сообразив, что бесхозный трарг почему-то не может отойти от добычи, они по очереди стреляли из луков по нему, смехом комментируя каждый неудачный выстрел. А то, что все они были неудачными, я поняла, увидев истыканный стрелами ствол дерева, под которым стоял Прошка, и еще целую кучу изломанных стрел, валявшихся под его мохнатыми лапами. Последнюю стрелу, которую запустил знатный вельможа, мой трарг держал в зубах. Заметив меня, он выплюнул эту стрелу и нарочито наступил на нее лапой, после чего послышался хруст.

— Господа, чей сейчас выстрел? — Богатый вельможа засмеялся. — Или перейдем сразу к нашему следующему плану — «по отлову дикого трарга»? У кого есть сеть с собой?

Посмотрев на все это безобразие и услышав их грандиозные планы, я так и вскипела от гнева. Это же надо, так измываться над животным, которое не дает тебе отпор! Небось, накинься на них трарг, мигом разбежались бы, вопя от ужаса. А раз никто не нападает, то можно и поизмываться всласть и даже постараться поймать в качестве трофея.

— Извините, что помешала вашим развлечениям, но у меня, к сожалению, не так много времени, а еще нужно погрузить все это на телегу. — Я направила коня между траргом и кучей богатых придурков, сделав своеобразный щит для их мишени.

— Ба, кто это у нас здесь такая объявилась? Неужели дева-воительница или нет, свирепая охотница? — Один из друзей вельможи оценивающе прошелся по мне взглядом.

Судя по всему, моя потрепанная курточка его совершенно не впечатлила, а медальон Академии был скрыт за пазухой и посторонним глазам не доступен.

— Скорее уж чья-то служанка-помощница, — сморщился словно от неспелого лимона вельможа. — Чего тебе надо?

— Да, собственно говоря, ничего особенного, если не считать того, что вы загородили единственные подъездные пути к этой полянке. А в объезд телега, боюсь, не пройдет.

— Нет, вы слышали? Эта девчонка хочет, чтоб благородные господа освободили дорогу для крестьянской телеги! Этак она нас и помочь пахать попросит! — Поддерживая вельможу, друзья заржали в унисон с ним.

Сообразив, что понимания я здесь не найду, я молча спешилась и, привязав коня к ближайшему деревцу, направилась к Прошке.

— Э-эй, девушка, а куда это вы направились? Вам не говорили, что дикие трарги очень опасны даже для молодых девушек? — Это один из всадников решил меня предупредить, заметив, куда я направилась.

— А с чего вы взяли, что он дикий? Вы глаза-то раскройте пошире. Неужели вы думаете, что дикий трарг позволил бы вам так над собой изгаляться? Да вас сейчас можно было бы собирать по частям… — Подойдя к Прошке, я взялась рукой за цепочку на его шее и продемонстрировала гарцующим неподалеку всадникам. — Или вы думаете, что такие украшения появляются сами по себе?

Смущенно переглянувшись, один из всадников обратился к вельможе:

— Хм, маркиз, а вам не кажется, что мы немного прокололись? Судя по цепочке, трарг-то и впрямь, не совсем дикий… Как бы не было неприятностей.

— Барон, чего вы испугались? Кто нас здесь видел? Эта простушка? — сказал, пренебрежительно кивнув на меня, маркиз, не подозревая, что я все прекрасно слышу.

Вот такие у меня таланты открылись! Наконец-то мои способности начали выравниваться, и теперь при желании, а не произвольно, как это было раньше, я могла неплохо видеть в темноте, слышать на достаточно больших расстояниях, а также убыстрять реакцию, начиная передвигаться в режиме, недоступном большинству людей (если только они не обладали какими-то необычными способностями).

— Маркиз, но ведь этот трарг кому-то принадлежит! И, судя по всему, человеку очень даже не бедному. Да еще и лишние свидетели…

— А наплевать! Мы хотели хорошо развлечься? Вот и развлечемся! Предлагаю устроить охоту на настоящего трарга. Неплохая добыча получится, а? Ну а по поводу лишних свидетелей… — Помолчав секунду, маркиз усмехнулся и продолжил: — Вы же сами заметили, что они лишние…

Все помолчали, обдумывая его слова, и только один молодой человек в свите маркиза осмелился возразить:

— Я в этом не участвую. Охота охотой, но это уже чересчур.

— Что ж, виконт Сарзонт, это ваше право, — презрительно процедил маркиз сквозь зубы. — Надеюсь, вам не надо напоминать, что вы ничего не видели и не слышали?

— Не волнуйтесь, я вас не выдам. — Развернув коня, виконт с места взял в галоп, удаляясь по направлению к городу.

Сообразив, что сейчас начнется самое неприятное, я тихо шепнула на ушко Прошке:

— Постарайся себя сдержать и не вмешивайся. Не хватало мне, чтоб тебя обвинили в нападении на благородных господ. Вряд ли кто поверит, что мы только защищались… Ты лучше постарайся исчезнуть, я больше чем уверена, что это у тебя хорошо получится. — Заметив вопросительный взгляд Проши, я его успокоила: — За меня не волнуйся. Заодно и себя проверю, чего я стою как маг. Пусть и недоучка…

Тихонько, чтоб переговаривающиеся господа не заметили, я сформировала у себя в руке огненный шар, который стала потихоньку напитывать энергией. Попутно постаралась сконцентрироваться и обратиться к стихии воздуха. Ответ пришел незамедлительно, и я почувствовала себя более уверенно. Н-да-а, не знают эти господа, с кем связались.

— Девушка, можно вас на минуточку? — Всадник, которого маркиз называл бароном, призывно махал мне рукой.

— Проша, будь готов линять в любую минуту. — Шепнув Прошке, я сделала несколько шагов навстречу к пятерым, оставшимся всадникам. Решив, впрочем, особо не приближаться.

— Вы что-то хотели, любезные? — остановившись неподалеку, я выжидающе посмотрела на них.

— Девушка, а вы что, нас боитесь? Почему не подходите ближе?

— Да мне и отсюда все хорошо слышно и видно. Или вам меня плохо видно? Так я не картина, чтоб меня рассматривать. А если чего спросить хотите, так спрашивайте, а то мне некогда. — Заложив руки за спину, я усиленно стала увеличивать свой огненный шарик, чувствуя, как ласковое тепло согревает мои ладони.

Переглянувшись, всадники аккуратно, чтоб не спугнуть добычу раньше времени, стали разъезжаться, беря меня в клещи. Передо мной остался только маркиз и его спутник — барон, который и заговаривал мне зубы. Остальные, судя по всему, нацелились на моего Прошку. По крайней мере, я именно так поняла их действия, когда двое из них наложили стрелы, а третий размотал сеть.

— Э-эй, господа, а вы не увлеклись здесь охотой? Та дичь под деревом уже дохлая, так что вряд ли окажет вам сопротивление, а трарг не является дичью, так как он уже приручен. Это я говорю для тех, у кого зрение не очень хорошее и цепочку на шее зверя не смогли заметить.

— Девка, закрой рот и не мельтеши, и, возможно, проживешь еще немного. — Это вмешался в разговор маркиз, которому надоела эта игра.

Вытащив хлыст, он тронул поводья, направляя на меня своего огромного конягу.

— Дядя, какой же вы грубиян! Нельзя так с девушками разговаривать… — поучительно сообщила я ему.

Я тянула до последнего, стараясь, чтоб мои действия были только необходимой самообороной и никак иначе. Но когда хлыст с тонким взвизгом рассек воздух и ко мне полетела плеть с каким-то утяжелителем на конце, я больше не стала медлить. Выкинув руки перед собой, я развела их веером, и большой огненный шар разделился на несколько частей поменьше, которые со все убыстряющейся скоростью понеслись каждый к своей цели — ровно по количеству всадников. Сама же в это время резко поднырнула и, перекувырнувшись, оказалась немного в стороне от коня маркиза, мысленно скомандовав Прошке исчезнуть. Со всех сторон послышалось лошадиное ржание и крики людей. Оглянувшись, я заметила, что моя атака особого вреда этим господам не принесла, если не считать опаленных хвостов и грив лошадей, да немного подпорченной одежды. Не знаю, почему так получилось… Может быть, огненные снаряды были слишком малы, а может быть, сыграло свою роль мое подспудное нежелание причинять людям, пусть даже и таким нехорошим, смертельные увечья.

— Ах, ты ж, сука. Ну погоди, я тебя на ленточки порежу! — Выхватив меч, маркиз с озверелой физиономией спрыгнул с взбесившегося после попадания моего снаряда коня.

Отпрыгнув как можно дальше, я беспомощно огляделась, ища, что бы такое тяжелое схватить. Сегодня я сглупила и оставила свой меч в Академии, посчитав, что ничего страшного со мной на охоте приключиться не может, тем более когда рядом Прошка, и вот на тебе… Ладонь рефлекторно сжалась, реагируя на выпад меча маркиза. И о чудо! Я почувствовала привычную тяжесть меча, неожиданно оказавшегося в моей руке прямо из воздуха, и успела с его помощью отклонить направленный на меня удар. Все-таки дракон неплохо успел меня научить, муштруя по ночам и заставляя снова и снова отрабатывать навыки сражения с мечом. Маркиз оказался вовсе не плохим мечником, ошибка которого была в том, что он ни в какую не хотел воспринимать меня как противника. Его выпады были четко выверены, но подпадали под шаблоны одной из школ, тогда как дракон меня учил никогда не зацикливаться на бездумном заучивании движений, а стараться действовать нестандартно, в полной гармонии тела и оружия. Именно его уроки и помогли мне сейчас. Более того, я впервые могла проверить себя, чего стою с оружием в руках не в учебном поединке, а в настоящем бою с самым настоящим противником, когда ставкой является жизнь. Волнения, как это ни странно, не было абсолютно. Только холодная решимость и мой меч, который затягивал в смертоносный танец. Наш поединок с маркизом закончился быстро, я бы даже сказала, что слишком быстро. Нет, я не стала убивать этого высокородного урода, всего лишь подправив ему походку. Мой меч легко вспорол дорогие и такие модные штаны маркиза, после чего тот упал на колени, зажимая руками сухожилие на ноге, вернее, то, что от него осталось.

Такого никто из друзей маркиза уж точно не ожидал, а потому все впали в легкий ступор. К сожалению, он продлился совсем недолго, и уже через минуту на меня ринулся барон, вытаскивая на ходу меч. Следом за ним очнулись и остальные, плюнув на внезапно исчезнувшего непонятно куда трарга и определив для себя более понятную цель — меня. Четверо здоровых мужиков, вооруженных до зубов, кинулись на маленькую, бедную меня с одной-единственной мыслью — достать и сделать больно. Допустить, чтоб их желания оправдались, я никак не могла, а потому активировала небольшой смерч, образованный моментально откликнувшейся на призыв стихией.

В мгновение ока разметав и отбросив от меня нападающих, смерч прошелся передо мной, словно хвастаясь «вот какой я молодец!». Затем, повинуясь моему желанию, он одного за другим подхватил всех нападающих вместе с лошадьми, разогнав в лихой круговерти, где мелькали, пролетая мимо, то копыто, то открытый в немом крике рот. За ревом ветра звуков слышно не было, и это создавало немного жутковатое впечатление. Припомнив огромную лужу около городских ворот, которую мне пришлось сегодня объезжать, опасаясь застрять там с телегой на веки вечные, я направила смерч именно в ту сторону. Понаблюдав за полетом моих несостоявшихся убийц, я удовлетворенно вздохнула и в изумлении уставилась на валявшегося на травке в беспамятстве маркиза.

— Вот черт, а о нем-то я и позабыла! Да-а, слабоват маркиз оказался… валяется как кисейная барышня. Что же мне с ним делать? — Оглянувшись в поисках коня маркиза, я поняла, что его-то как раз смерч с собой прихватил. — М-да-м, ну ладно, полежи пока здесь, болезный. Сейчас трофеи Прошкины погрузим в телегу и тобой займемся…

Посмотрев по сторонам, я заметила невдалеке оставленную телегу и босые ноги, торчащие из-под нее.

— Эй, малец, хватит прятаться! Уже все кончилось, так что вылезай давай и рули сюда. Да не бойся ты так меня, я же не монстр какой, не трону.

Судя по всему, на пацана напал конкретный мандраж, так как вытаскивать его из-под телеги все-таки пришлось мне. Зато когда я поклялась святым Верием, что не сделаю ему ничего плохого, он заметно повеселел и уже без принуждения направил телегу туда, куда я показала. А тут и Прошка объявился прямо из воздуха, стоило мне только его позвать. С помощью моего «котика» мы очень быстро загрузили телегу, практически не принимая в этом никакого участия, если не считать небольшой корректировки, с какой стороны и чего закидывать. После этого я конкретно задумалась над дальнейшей судьбой маркиза. Оставлять его здесь в таком состоянии нельзя. Хоть и недалеко от города, но дикие звери и здесь бегают, а сам маркиз вряд ли может оказать сейчас достойное сопротивление. На его друзей рассчитывать тоже не приходится, им бы самим оклематься. По всему выходило, что придется его брать с собой и уже в городе решать, куда это тело пристраивать. Только вот если охотничьи трофеи в телегу закидывал Прошка, то маркиза ему доверить я никак не могла. От огромных Прошкиных клыков на всех тушках остались вполне ощутимые отметины, и если он «подарит» такой же автограф маркизу, то все мои попытки сохранить ему жизнь пойдут насмарку. Пришлось нам с пареньком, надрываясь и чертыхаясь сквозь зубы, хватать его под мышки и за ноги и тащить к телеге.

Прямо сказать, маркиз оказался очень уж упитанным, и, пока мы с мальчишкой запихнули его в телегу, порядком намучились. Вытерев пот со лба, я отправила пацана нарвать лапника, чтоб прикрыть сверху дичь и нашего маркиза. После того как все было сделано, мы накинули на всю нашу добычу еще и старую дерюгу, валявшуюся в телеге, и тронулись в обратный путь.

Глава 16

При подъезде к городским воротам я задумалась, как мне спрятать пресловутого маркиза. То, что телегу будут досматривать, я даже не сомневалась. Внезапно в голову пришла одна мысль, и я решила попробовать ее реализовать. За основу я взяла наложение иллюзий, как это делал Крамис на нашей вечеринке, правда, немного доработала на свой лад. Посмотрев на маркиза, я засмеялась пришедшему в голову образу и сразу же попыталась его воплотить. Судя по мордашке паренька, которая из удивленной очень быстро превратилась в весело хохочущую, у меня все получилось. Теперь рядом с лосем, кабаном и горным бараном, лежащими на телеге, уютно устроился очень упитанный домашний свин с круглым розовым пятачком и забавной кисточкой на конце хвоста. Самое интересное, что иллюзия оказалась настолько правдоподобной, что под это понятие, наверное, уже и не подходила. По крайней мере, маркиз даже на ощупь ощущался именно как поросенок, а не как человек! А для того чтоб наш маркиз не очнулся раньше времени, пришлось добавить небольшое оглушающее заклятие (да просто взяла и аккуратненько так тюкнула его по темечку Воздушным Молотом). Прошку попросила не отсвечивать и как-нибудь незаметненько так просочиться в город. Поэтому к городским воротам мы подкатили достаточно спокойно, надеясь, что все пройдет без эксцессов. Стража, заступившая на свой пост, была незнакома и поэтому ничего конкретно против нас не имела. Бородатый стражник, подошедший проверить нашу телегу, с удивлением воззрился на наши охотничьи трофеи. Поспешив опередить возможные недоразумения, я полезла себе за пазуху (при этих моих действиях удивление в глазах стражника стало перерастать допустимые нормы) и после недолгих поисков выудила на свет медальон Академии. Показав его стражнику, пояснила, что вся эта дичь предназначена не для продажи, а для личных нужд Академии, а потому налогами облагаться в принципе не может. Но, так как сегодня охота была более чем удачная, я от всей души предлагаю нашим доблестным стражникам небольшой трофей. При этих словах глаза стражника загорелись неподдельным интересом и, погуляв по внутреннему содержимому тележки, остановились на упитанном домашнем поросенке — маркизе. Хорошая получилась бы шутка, вздумай я им его подарить! Однако я не стала так рисковать, все-таки мне здесь еще не раз придется проезжать, да и найти меня больших проблем не будет, а маркиз — лицо не самое последнее в королевстве, и крупные неприятности мне были бы обеспечены. Поэтому я вытащила парочку куропаток и преподнесла их стражнику как самую большую ценность. Вытянувшееся от разочарования его лицо, я бессовестным образом проигнорировала, невинным голосом поинтересовавшись, можем ли мы ехать дальше. И, только получив неохотный кивок, скомандовала вознице, и мы благополучно проехали мимо ворот. Свернув в переулок, я попросила притормозить и повернулась к нашему маркизу.

Легко войдя в транс, я без труда обнаружила повреждения, которые нанесла маркизу своим мечом. Соединив порванные нити, я не стала их сращивать капитально, убирая без остатка все последствия нашего поединка. Я посчитала, что легкая хромота будет напоминать маркизу о том, что нельзя безнаказанно глумиться над беззащитными людьми. Когда я все сделала, пришла пора подумать о том, что же мне дальше делать с этим товарищем, не тащить же его с собой в Академию? Осмотревшись по сторонам, я взглядом уперлась в трактир, откуда, несмотря на то, что день был в разгаре, уже слышны были веселые выкрики и залихватские песни. Наложив на себя иллюзию, немного изменяющую мою внешность, я решительно направилась в трактир. Зайдя в помещение, окутанное пьяным угаром, с удовлетворением констатировала, что это именно то, что нужно. Заметив за стойкой усатого мужика с прохиндеистым выражением лица, я смело стала продвигаться к нему. Добравшись до своей цели, я постучала о стойку мелкой серебряной монеткой, привлекая внимание нужного мне индивидуума.

— Уважаемый, что у вас здесь есть попить?

— Хм, а что вы желаете? — мужик оценивающе посмотрел на меня. — Эль, вино, гномий самогон…

— А квас у вас имеется?

Пожевав усы, мужик задумчиво процедил:

— Кажется, был где-то, сейчас посмотрю… — исчезнув ненадолго, он появился с большой глиняной кружкой, в которой плескалась какая-то жидкость, по запаху больше напоминающая бражку.

Сделав вид, что пригубила эту гадость, я отдала монетку обрадованному мужику и завела нужный мне разговор:

— А что, дела, смотрю, неплохо идут?

— Какое там! Это сегодня, потому как выходной, народ отдыхает, и то, половина столиков пустые стоят. А в рабочие дни и того хуже. Очень уж неудачно мой трактир расположен, слишком близко к воротам, а значит, и к страже. А это мало кому нравится. Не то что около городского рынка… Там да, выручка, дай Верий какая, а здесь… так, еле концы с концами свожу.

Обрадовавшись, что выбор трактира был сделан на удивление верно, я сделала задумчивое лицо и процедила сквозь зубы:

— Хм, а знаете, любезный, пожалуй, я могла бы вам помочь. — Заметив заинтересованность, мелькнувшую на лице трактирщика, я продолжила: — Есть одно верное средство, которое абсолютно точно привлечет новых клиентов. Может, даже и расширяться еще придется…

Сделав охотничью стойку, мужик выудил откуда-то из-под прилавка тарелочку с сухариками и гостеприимно поставил передо мной.

— Угощайтесь, это за счет заведения. А в чем же секрет такого успеха?

— Да, собственно, все очень просто… Только у меня есть одно условие. Если все пойдет так, как я говорю, вы отстегиваете мне половину из возможной прибыли.

— Половина — это слишком много, может, хватит пяти процентов?

— Любезный, этот трактир не сегодня завтра вообще загнется. Я же предлагаю конкретный выход из положения. И к тому же я не требую платы за саму идею, а только в случае получения реальной прибыли. Ну ладно, с учетом того, что вам придется обустроить свой трактир, я готова снизить свои требования. Будете отстегивать мне половину только от той прибыли, которую будет приносить моя идея, и это мое последнее слово. Если вы не согласны, я сейчас разворачиваюсь и ухожу, если же мы договариваемся, то уже сегодня вечером здесь будет полный аншлаг. — Сообразив, что это слово трактирщику незнакомо, я пояснила: — Посетителей у тебя будет столько, что усаживать станет некуда!

Поколебавшись еще немного и попытавшись сбить цену, трактирщик скрепя сердце согласился на все мои условия.

— Короче, сейчас отправляете помощников выстроить удлиненный коридор с разделительной полосой на внутреннем дворе. И чтоб к вечеру он был готов. Еще нужно заготовить несколько факелов, чтоб освещения для зрителей было достаточно. А дальше устраиваем тотализатор. — Увидев ничего не понимающие глаза трактирщика, я с тяжелым вздохом начала пояснять, замечая, как по мере моего рассказа челюсть у человека отвисает все больше и больше: — Тотализатор — это что-то вроде азартной игры, которая может проводиться с любыми участниками, как бойцами-людьми, так и животными. Это могут быть бойцовые петухи, бегуны на разные дистанции и так далее. Зрители делают ставки на понравившегося им участника соревнования, и по окончании забега или боя те, кто ставил на победителя, получают дополнительный выигрыш в зависимости от сделанной ставки. Двадцать процентов от выигрышного фонда получаем мы с вами, как устроители тотализатора (в случае, если в соревнованиях участвуют наши животные). Если бойцов для соревнований предоставил кто-то из зрителей, то мы с вами получаем только десять процентов, остальные десять распределяются между хозяином победителя и проигравшего в соотношении девять к одному.

— А не маловато получается, всего десять процентов? — Жадность уже завладела трактирщиком.

— Не беспокойтесь, как только люди узнают о том, что здесь происходит, у вас отбоя не будет от желающих. Так что я бы на вашем месте уже сейчас завозила побольше выпивки и наняла бы еще прислугу на кухню. Одно из условий участия в тотализаторе — быть клиентом вашего трактира. Тот, кто ничего не заказал, не сможет посмотреть представление. Единственное исключение предлагаю сделать для сегодняшнего вечера. Завтра, думаю, это уже не понадобится.

— Хм, ну хорошо, а где я возьму этих самых животных на сегодняшний вечер? — Трактирщик уже ухватился двумя руками за саму идею, и в его глазах мелькали цифры возможной прибыли.

— С одним из участников я могу помочь и прямо сейчас вам его передам. Одно только условие — после соревнований ни в коем случае его никому не продавать и не вздумайте отдать его на кухню, на жаркое. — Таких слов трактирщик от меня точно не ожидал, а потому в его взгляде промелькнули явные сомнения в моем душевном здоровье.

Пришлось его разочаровать, и, попросив немного подождать, я отправилась к телеге, стоявшей во дворе. Меня встретил встревоженный взгляд мальчугана, который уже измаялся, дожидаясь моего возвращения. Немного поколдовав над чересчур упитанным маркизом, изображавшим порося, я с удовлетворением отошла от телеги.

— Госпожа, а для чего вы изменили ему внешность? — Мальчишка так и горел любопытством, посматривая на значительно похудевшего, но все еще лоснившегося от хорошей жизни порося. Даже моя иллюзия не смогла скрыть того, что маркиз все это время жил в достатке.

— А для того чтоб его сразу же не съели. А то он слишком уж аппетитно выглядит даже в сыром виде. Могу себе представить, какой это будет деликатес в зажаренном… — я захихикала, представив маркиза на карачках в загоне.

Подправив заклинания, я уверилась, что все сделано так, как надо, и мой маркиз не очнется раньше вечера, ну а иллюзия с него спадет ближе к ночи, когда спортивное мероприятие уже закончится. А что, пусть послужит благому делу. Должна же я получить с него материальную компенсацию за причиненные мне страдания и неудобства. Вот пусть и отрабатывает эту саму компенсацию, все равно ему некуда будет деваться, особенно если все получится так, как я придумала!

Вернувшись в трактир, я поманила за собой трактирщика и, когда он подошел, рукой указала на телегу. Заинтересовавшись, мужик подошел поближе и с интересом уставился порося.

— И что? — Судя по всему, мужик все еще не понимал, что я имею в виду.

— Как что? Вот вам и первый спортсмен! Вам остается только отправиться на городской рынок и выбрать ему достойного соперника пошустрее. Ну а дальше уже посмотрим, кто из них первый добежит.

Судя по всему, мозги трактирщика, непривычные к творческой работе, забуксовали.

— И как я заставлю его бежать? — Мужик с сомнением рассматривал тушку маркиза, прикрытую иллюзией, изображающей порося.

— Да очень просто. Поставьте рядом с ним слугу и, когда скомандуют старт, то есть начало, — поправилась я, — он его и простимулирует соответствующим образом.

— Это каким таким образом?

— Да каким угодно! Пусть ткнет его легонько ножичком в филейную часть, вот увидите, как он побежит!

Когда до трактирщика наконец-то дошел смысл сказанного мною, его небритая физиономия расплылась в довольной улыбке, обнажив щербатый рот.

— А с тобой можно иметь дело! Ну что, партнерша, может, перейдем уже на «ты»? Можешь звать меня Хандар. — Вытерев руку о засаленный фартук, он с воодушевлением протянул ее мне.

— Хм, Лика. — Жалея, что на мне сейчас нет кожаных перчаток, я, стиснув зубы, пожала протянутую ладонь весьма сомнительной чистоты.

Посчитав процесс знакомства и заключения договора законченным, трактирщик залихватски свистнул топтавшемуся неподалеку от трактира молодому парню, подзывая его к себе. Глядя на его манеру общения, я начала подозревать моего нового знакомого в том, что он не так давно имел самое непосредственное отношение к профессии так называемых вольных лесных братьев, сменив ее на легальный бизнес — трактир.

Парень и трактирщик взяли моего маркиза и, кряхтя, потащили его в сарайчик рядом с трактиром. Заперев будущего «чемпиона» в сарае, Хандар кивнул мне, явно торопясь выполнить все запланированное на сегодня.

— Жду тебя вечером на пробное выступление, партнерша… — усмехнувшись, Хандар начал отдавать распоряжения своим помощникам.

Посчитав эту часть моего плана выполненным, я скомандовала пареньку двигаться дальше, и до Академии мы добрались уже без остановок. Сгрузив все мясо в холодный погреб, я еще раз напомнила пареньку о необходимости молчания про сегодняшнее происшествие, в самых мрачных красках обрисовав ему возможные последствия со стороны богатых молодчиков, как только до них дойдет, кто был свидетелем их унижения. А то, что рано или поздно они об этом узнают, если парень раскроет рот и кому-нибудь расскажет, я ни минуты не сомневалась. Проникнувшись и даже слегка побледнев, паренек с самым серьезным видом пообещал, что будет нем как рыба, после чего получил от меня серебряную монетку и отбыл в обратный путь, зажимая ее в кулаке.

А я отправилась на поиски моих ребят, которых и нашла, благодаря нюху Прошки, в беседке. Веселая компания сидела в тенечке и потягивала светлый эль, травя потихоньку байки. Заметив меня, все очень оживились, освобождая место и протягивая кружку с элем. Я не стала отказываться и с удовольствием уселась на чурбачок, закинув ногу на ногу.

— Ну как прошла охота? На шашлык у нас будет свежее мясо или все пойдет только на прокорм Прошке? — Дакк предвкушающе облизнул губы, припомнив вчерашнее пиршество.

— Вам бы только брюхо набить! Нет, чтоб для начала поинтересоваться у бедной девушки, а не грозила ли ей смертельная опасность в незнакомых густых лесах от лихих людей.

— Ой, да ладно тебе прибедняться! Что тебе могло там грозить? — Гном отмахнулся от меня, ожидая, что я рассмеюсь и поддержу его.

Когда, вместо того чтоб засмеяться и сказать, что пошутила, я многозначительно промолчала, с серьезным лицом отхлебывая маленькими глотками холодный эль из кружки, смешки ребят потихоньку затихли, и все с нарастающим беспокойством стали посматривать на меня.

— Лика, а что, на охоте что-то произошло? — Грагит осторожно дотронулся до меня, привлекая к себе внимание.

Помолчав еще немного, нагнетая атмосферу и доводя друзей до крайней степени любопытства, я наконец-то кивнула с самым серьезным видом и, не дожидаясь града вопросов, начала рассказывать о сегодняшнем происшествии. Ребята слушали, открыв рот и только изредка вставляя односложные замечания типа: «ого!», «ну ничего себе!», «таким, козлам, и надо!» Под конец Лешек поинтересовался:

— И что, ты так и оставила этого маркиза под личиной бегового поросенка в захудалом трактире?

— Ну да. А сегодня вечером с его непосредственным участием еще и бега пройдут, где он будет вынужден соревноваться с самой настоящей свиньей. И только по окончании соревнований он сможет принять свой естественный облик и отправиться домой.

Хохот, поднявшийся после моих слов, напоминал, наверное, горный обвал. Ребята смеялись до колик в животах, вытирая выступившие невольно слезы.

— Ох, не могу! Ну ты и даешь! Это же надо, самого маркиза превратить в свинью! Это еще додуматься надо… — Драрг смеялся, весело хлопая себя по толстым мускулистым ляжкам.

— Эх, еще бы посмотреть на это… — мечтательно протянул Дакк. — Жаль, что никому из нас нет выхода за пределы Академии. Ну разве кроме тебя, Лика.

Хитро посмотрев на ребят, я прищурила глаза и невинно сообщила ребятам новость:

— Я уже думала об этом, и у меня появились кое-какие мысли. Надо только проверить одну догадку, и если все удастся, то у вас всех есть реальный шанс посетить сегодня один трактир, где намечается очень интересное мероприятие.

При моих словах ребята встрепенулись, с ожиданием уставившись на меня.

— Ну давай уже, выкладывай свою идею. Не томи нас! — Лешек так и ерзал, сидя на своем чурбачке.

Подозвав Прошку, я тихо попросила его проверить мою догадку, после чего он в мгновение ока испарился. Подождав пять минут под пристальными взглядами ребят, которые так неистово буравили меня, что я уже начала серьезно опасаться за свое здоровье, как бы они не проделали во мне лишние дырки, я с облегчением вздохнула, увидев усатую морду Прошки, появившуюся в беседке.

— Ну что, получилось? — не сдержав эмоций, я стала разговаривать с ним вслух.

Мысленный ответ от него пришел незамедлительно и очень меня порадовал.

Повернувшись к ребятам, я расцвела в довольной улыбке.

— Слушайте меня внимательно. Как вы все знаете, никто из учащихся не может покинуть территорию Академии по своему усмотрению. Выход возможен только для того, у кого находится медальон с разрешением Ректора. Такой медальон имеется только у меня, а выйти по одному медальону всем нам никак не получится. Однако я нашла одно упущение, которое Ректор ну никак не мог предусмотреть. Запрет на выход абсолютно не действует на домашних животных учащихся. Поэтому мой Проша совершенно спокойно может выходить и заходить столько раз, сколько ему заблагорассудится, что мы с ним только что и проверили. Тем более что бегать через калитку и маячить перед носом у сторожа ему вовсе не обязательно благодаря способности телепортироваться в любую точку. Именно он и поможет нам беспрепятственно покинуть Академию. Мы по очереди будем выходить за ворота, каждый раз передавая мой медальон с Прошкой, который свободно вернется назад и отдаст его следующему из нашей компании. Таким же образом вернемся и обратно.

Ровно одну секунду длилось молчание, пока ребята переваривали мой грандиозный план, после чего раздался шквал радостных возгласов. И я очень хорошо их понимаю. Несмотря на то что территория Академии была очень даже немаленькой, но само ощущение того, что ты находишься под воздействием каких-либо ограничений твоей свободы, очень негативно действует на каждого. И если у меня была возможность хоть изредка покидать эти гостеприимные стены, то у ребят ее не было, и, хотя они молчали, я видела, как им хочется развеяться. Поэтому все с таким энтузиазмом приняли мое предложение, сразу же начав обговаривать все детали предстоящего вечернего развлечения. Договорившись с ребятами о встрече на этом же месте ближе к вечеру, я пошла к себе в комнату, решив, пока есть время, немного отдохнуть и добрать те часы утреннего сна, которые были потрачены мною на сегодняшнее приключение. Как назло, в коридоре я столкнулась с уже знакомым мне Риком Чернберном, высокомерным красавчиком-блондином, который заступил мне дорогу, не заметив маячившего на крыльце общежития трарга.

— А-а, новая знакомая! И куда же мы так торопимся в выходной день? Может, стоит отложить все дела и заняться более приятными вещами?

— Это какими же?

— Мной, например. — Блондин подбоченился, самодовольно улыбнувшись. — Тебе сегодня сказочно повезло, я свободен и смогу уделить тебе внимание. — И, ничуть не сомневаясь в моем ответе, он спросил: — Ну что, куда идем, к тебе или ко мне? Лучше, наверное, ко мне, в моей комнате и места побольше, да и обстановка получше будет. Пошли, что ли?

Я смотрела на этого хлыща с плохо скрываемым удивлением. Неужели он думает, что любая девушка должна просто кинуться к нему в объятия, стоит лишь ей предложить? Хм, а ведь, судя по всему, он именно так и думает, считая себя просто-таки неотразимым.

— Вы знаете, я как-то все больше рыжих уважаю, а от блондинов у меня икота начинается. — И, вполне натурально изобразив напавшую на меня икоту, я прикрыла рот ладошкой, удачно закрывая ехидную ухмылку. — Вы уж извините, пойду я к себе, водички попью. — Махнув рукой, я удалилась танцующей походкой, игнорируя ошалелый вид блондинистого маркизика, — Вот, Прошенька, какие все-таки идиоты еще встречаются. Ведь ничего из себя не представляет, а туда же… «пойдем ко мне». Ладно, пойду я в душ и баиньки, а ты, если хочешь, можешь погулять. Только не попадайся никому на глаза, а то у меня могут быть неприятности. — Прихватив полотенце, я потопала в душ, потрепав Прошку по его лобастой голове.

Когда я вернулась, в комнате было пусто, а это значит, что кса-рдон решил воспользоваться моим предложением и слинял на прогулку. Ну и ладненько, не держать же его все время привязанным к себе и взаперти. Поворочавшись немного на узкой и жесткой кровати, я и сама не заметила, как заснула.

Из страны снов меня выдернул, вернее даже сказать, вытолкнул мокрый и холодный Прошкин нос, которым он тыкался мне в щеку со всем возможным старанием. Потянувшись и попытавшись отмахнуться, я была дополнительно обласкана мокрым и шершавым языком, который прошелся по лицу, заставив его гореть, а меня отплевываться.

— Прошка, поганец, ну нельзя же так над сонным человеком измываться! — Я вытерла слюни кса-рдона рукавом рубашки и пошла умываться.

Что актуально, этот нахал совершенно не чувствовал никаких угрызений совести и, даже напротив, был очень доволен своей выходкой.

Умывшись, я выглянула в окно и присвистнула.

— Ну ничего себе, я поспала! — Сгущавшиеся сумерки и легкая прохлада ясно показывали, что мне лучше поторопиться, если я не хочу поменять планы на сегодняшний вечер.

Собравшись в рекордные сроки, я скомандовала Прошке:

— Раз разбудил, давай веди уже к ребятам, террорист лохматый. А то пока я их сама найду, уйма времени пройдет, а нам уже не просто идти, а бежать нужно.

Прошка, словно только и ждал моей команды, рванул вперед, больно хлестнув меня по ногам своим толстым хвостом. Охнув от неожиданности, я поковыляла за вымахавшим за такой короткий срок «котиком», надеясь только на то, что он больше не вырастет и мне не придется опасаться за свою сохранность. Нарезав пару кругов по саду, окольными путями Прошка привел меня к кузне, откуда слышны были веселые голоса Драрга и Лешека.

— Ау, есть кто живой? — Не решаясь зайти в пышущую жаром кузню, я предпочла покричать со двора.

— А-а, Ликуська пришла… — Первым меня услышал Дакк, который находился здесь же во дворе, сидя на крылечке кузни. Я его, как ни странно, сразу не заметила. — Давай к нам, — махнув мне рукой, он нырнул в кузню.

Пришлось, скрипя зубами, из легкой вечерней прохлады вползать в пропитанную специфическим угаром, пышущую жаром кузню. Возле наковальни отчаянно спорили о чем-то гном и леший, и я поняла, что если сейчас не вмешаюсь, то это безобразие может продолжаться до самого утра, а столько времени у нас точно не было.

— Слышь, Драрг, вы что, уже передумали идти в трактир?

— Как это передумали, Ликуся, ты что такое говоришь? Мы обязательно пойдем, правда ведь, Лешек? — Получив в знак полного согласия кивок лешего, Драрг снова вернулся к предмету их спора: — Лешек, дорогой, ну ты не прав! Посуди сам, зачем тебе эти палочки? — Гном мотнул головой на некое подобие нунчаков, лежащее на наковальне. — Возьми лучше что-нибудь полегче.

— Не-эт, я хочу именно эти палочки! — капризно протянул леший.

Сплюнув, я решительно втерлась между двух друзей:

— Если вы сейчас же не прекратите, я ухожу одна, а вы можете хоть до посинения спорить, кому что полагается. И вообще, я не понимаю, о чем речь? Сделайте еще один комплект, и всем сразу будет хорошо! — Заметив воспрянувшего духом гнома, я поспешила уточнить: — Вот только давайте вы будете делать это не сейчас! У вас еще будет время, а вот такое развлечение, как сегодня вечером, вы вряд ли еще где сможете увидеть.

Гном ударил себя ладонью по лбу:

— Тьфу ты, Веселый Грох, я и позабыл совсем. Так, все, Лешек, заканчиваем на сегодня! Я такое веселье пропускать не намерен.

— Вот и ладненько! — Схватив в охапку гнома и лешего, вампир начал потихоньку подталкивать их к выходу, попутно подмигивая мне. — Действительно, ребята. Пошли уже, что ли, а то на улице уже темнеет, и мы с вашими разборками всю веселуху пропустим.

Выйдя на улицу, я вздохнула свежий воздух полной грудью.

— Ну что, все в сборе, и мы наконец-то можем отправляться?

— А где Грагит? — Лешек заинтересованно вертел головой.

— Хм, действительно… — Вампир озадаченно нахмурился.

— Что действительно? — вскипела я. — Вы же были все вместе, куда он мог деться? Учтите, если вы его сейчас же не найдете, я ухожу одна.

Отвернувшись от смущенно переглядывающихся ребят, я заметила Прошку, заглядывавшего в кузню. Решив проверить, что там заинтересовало моего «котика», я с тяжким вздохом перешагнула порог. Осмотрев помещение и ничего не заметив, я уже собралась возвращаться, как вдруг мой взгляд наткнулся на скорчившуюся в углу знакомую фигурку. Подскочив к нему, я дернула за плечо увлеченно что-то там ковырявшего Грагита.

— Ты что здесь делаешь? Тебя уже обыскались все!

— Ой, Лика? А ты откуда здесь? — Драгол смотрел на меня удивленными глазами, словно только что вернулся с другой планеты.

— Тебя ищу! Ты почему не откликаешься, когда тебя зовут?

— А я и не слышал ничего. — Он протянул мне небольшой каменный брусок, любовно поглаживая его другой рукой. — Ты только посмотри, какое сокровище валялось здесь на полу. Как причудливо пролегают жилки, создавая совершенно фантастический рисунок. Если его отшлифовать и немного подправить, то получится, словно на ветке дерева сидит ящерка — димфа.

Невольно заинтересовавшись, я переспросила:

— Какая-какая ящерка?

— Димфа! — спокойно повторил Грагит. — Она отличается перламутровым отливом кожи и небольшим гребнем на спинке — от головы до самого хвоста. Посмотри на рисунок… — Грагит сунул мне под нос свой камень.

Как я ни вглядывалась, но, к своему стыду, так и не смогла разглядеть чудесный рисунок, так поразивший драгола.

— Знаешь, давай ты лучше обработаешь его как следует, а потом я уже полюбуюсь и на ящерку, и на твою умелую работу?

— Ты думаешь, я смогу?

— Я в этом уверена! Только давай уже выйдем к ребятам, а то они волнуются за тебя. — Подхватив Грагита под руку, я выволокла его на свежий воздух.

Обрадованные ребята обступили наконец-то найденного товарища. Поручив нашего «потеряшку» заботам Дакка и шепотом попросив его присматривать за драголом, который шел с блаженной улыбкой, прижимая к своей груди камень, я рванула вперед, к выходу на свободу. Эвакуация из стен родной Академии прошла без сучка и задоринки, ровно так, как и задумывалось. Воодушевленные первым успехом, ребята вдыхали полной грудью воздух свободы, всячески превознося меня и мои умственные способности. За каких-то двадцать минут быстрым шагом мы добрались до нужной нам таверны, где, судя по пьяным выкрикам, уже царил ажиотаж.

— Подождите меня пока здесь, а я схожу на разведку, узнаю, как там дела. — Оставив ребят во дворе, я вошла в трактир, мечтая побыстрее найти хозяина этого милого заведения.

Дымовуха, стоявшая в трактире, резала глаза до слез, заставляя прищуриваться. Схватив за руку пробегавшего мимо пацана в засаленном фартуке, я велела ему срочно отвести меня к Хандару. Подкрепив свои слова мелкой медной монеткой, я была тотчас препровождена к моему будущему партнеру, который в это время нервно икал, запивая свою икоту элем из огромной кружки размером с небольшой бочонок. Заметив меня, он поперхнулся и замахал руками.

— Ну наконец-то! Я уже заждался тебя. Все приготовил, как ты сказала, только мне как-то стремно… Неужели наша задумка прокатит? — Видимо, от волнения мой партнер перешел на сленг.

За свою задумку я была абсолютно спокойна, хотя народ в трактире и впрямь оставлял желать лучшего. Кого здесь только не было! Рыночные грузчики, какая-то пьяная шваль и даже парочка троллей, устроившихся за угловым столиком, неподалеку от окна.

— Ладно, иди показывай, что ты там приготовил, а то уже скоро совсем стемнеет, и тянуть дальше я смысла не вижу.

Мы вышли из трактира на внутренний двор, где Хандар провел для меня экскурсию. В общем и целом я осталась довольна его предприимчивостью и тем, как он все обустроил за такой короткий срок. Под конец трактирщик показал мне загон, где до сих пор дрых мой маркиз под личиной бегового порося, а рядом с ним топталась розовая свинка, которая явно прониклась самыми теплыми чувствами к своему соседу. Она очень нежно похрюкивала ему в ушко и тыкалась своим пятачком в разные интимные части тела. И надо сказать, что маркизу это даже нравилось, судя по улыбке на его свинячьей роже.

— Лика, наш спортсмен до сих пор спит! Как же мы будем проводить тота… толита… ну в общем, это самое, что ты говорила?

— Не беспокойся, как будет нужно, он очнется. Главное, чтоб в этой темнотени всем все было видно. — Я еще раз окинула взглядом получившийся антураж. — Ну вроде все готово! Так что давай уже начинать. Объявляй о начале представления и для затравки предложи всем по бесплатной кружке эля.

— Чего? Как это бесплатного? Да ты меня по миру пустишь! Ты же говорила, что мы еще и заработаем сегодня, а сама заставляешь угощать всех бесплатной выпивкой. Не-эт, так дело не пойдет! Что я лох, что ли, последний, вот так задарма всех поить?

— Будешь лохом, если меня не послушаешь! — резко перебила его я. — Тебе же надо, чтоб люди заинтересовались и вылезли из-за своих столиков. А что может заставить их это сделать? Тем более таких людей, что собираются в твоем трактире. — Глядя на постепенно светлеющее лицо Хандара, я закончила: — Только возможность выпить на халяву! Ну а когда зацепишь их, тогда и стриги бабки.

— Да ты варишь в нашем деле! — Хлопнув меня по плечу от переизбытка эмоций и не замечая моей перекособоченности от его удара, Хандар широким жестом указал на один очень уютный столик: — Занимай место в первом ряду, а я побежал.

— Да что ж мне так сегодня не везет? То Прошка по ноге хвостом заехал, то этот энтузиаст все плечо отбил, а вечер-то еще не закончился! Хорошо бы на этом уже остановиться… — Растерев онемевшее плечо, я выглянула из-за угла дома и, удостоверившись, что ребята меня заметили, призывно помахала им рукой.

Хорошо, что у меня друзья такие догадливые! Через пару секунд они уже стояли рядом со мной и с интересом осматривали антураж. А тут и помощники Хандара заявились, таща клетку с двумя хрюшками.

— Лика, ну и кто из них твой маркиз?

— Лешек, ты чего орешь как оглашенный? Сам, что ли, не видишь, что один из этих поросят — девочка? Я же ему не пол поменяла, а всего-навсего личину наложила!

— Хм, точно! Я как-то не подумал. — Уставившись на спящего порося, Лешек очень придирчиво его осмотрел. — А ты уверена, что это маркиз? Уж больно реальная свинья получилась!

— Так он и есть форменная свинья! Только в человеческом обличье, но на сегодня я это исправила. — И мы дружно засмеялись над моей шуткой. — А вообще если вы в чем-то сомневаетесь, то посмотрите на него внутренним зрением, и сразу все сомнения отпадут. Маги вы, в конце концов, или нет!

Ребята тут же начали усиленно тренироваться и морщить лбы, вовсю стараясь проникнуть за мою иллюзию. А я, чтоб не терять времени, решила разбудить нашего спортсмена, для чего послала ему небольшой энергетический импульс. Раскрыв маленькие свинячьи глазки, наш поросенок еще некоторое время полежал, приходя в себя, и, только заметив прямо перед собой морду своей соседки, вскочил с истошным визгом и завертелся по клетке. Тут, откуда ни возьмись, рядом со мной появился Хандар:

— А поросенок-то твой ничего, шустренький какой! Я уж думал, что придется его заменять на другого, слишком он квелый какой-то был. Я даже еще одного прикупил на всякий случай, правда, не стал тебе пока показывать.

— Предусмотрительный ты! — Я уважительно покачала головой.

— А то! — переведя взгляд на моих друзей, он поинтересовался: — А это кто такие? С тобой, что ли?

— Ну да. Что-то типа группы поддержки. Надеюсь, ты не против?

— Да мне-то что, пусть сидят. Только еда и выпивка за их счет. — Хлопнув ладонью по деревянной столешнице, Хандар скомандовал: — Советую занять места, а то после того как я объявлю о бесплатной выпивке, вас запросто могут смести.

Дождавшись, пока Хандар уйдет, я указала ребятам на нужный столик.

— Лика, а мы что, так и будем сидеть здесь на сухую? Неужели совсем ничего не закажем? — Драрг тоскливо посмотрел на меня.

— Скажу тебе по секрету: если бы я умирала от жажды, и то не стала бы даже нюхать здешнее пойло. И тебе этого тоже категорически не советую!

— Неужели здесь настолько все плохо?

— Все еще даже хуже, чем ты думаешь. — Услышав громкий стук двери, я оглянулась и инстинктивно вжала голову в плечи.

На дворик текла толпа пьяных мужиков, воодушевленных возможностью бесплатно надраться.

Надо сказать, что Хандар оказался достаточно умелым тамадой, буквально парой фраз завладев вниманием всей этой разномастной толпы.

— Видите вот этот бочонок? — Хандар указал на деревянный бочонок литров на двадцать, который в этот момент по его указанию взгромоздили на стол два дюжих парня. — Здесь находится первоклассный эль, — при этих словах трактирщика я еле слышно скептически хмыкнула, вспомнив «свежайший» квас, которым он меня потчевал, — который смогут попробовать все желающие совершенно бесплатно, но… — Он сделал небольшую паузу и еще раз повторил погромче, заметив, что некоторые, особенно рьяные, уже похватали кружки и намылились двинуться к бочонку: — Но только после того как мы немного развлечемся. — Со всех сторон послышался разочарованный гул. — Предлагаю развлечение для настоящих мужчин, а кто не считает себя таким, может отправляться обратно в трактир, где будет сидеть и тупо квасить, — Эта гениальная фраза моментально остановила некоторых из посетителей, собравшихся было вернуться обратно. Оно и понятно! Кто же захочет прилюдно себя признать «немужчиной»? — К тому же у всех желающих есть возможность неплохо заработать, ничего не делая и попивая халявный эль! — Эти слова встретили воодушевление поголовно у всех посетителей, выразившееся одобрительным гулом и заинтересованными взглядами.

Пройдя несколько шагов под пристальными взглядами толпы полупьяных мужиков, Хандар показал на подготовленные «беговые дорожки» и наших «спортсменов».

— У вас всех будет десять минут на то, чтоб определиться, кто из наших спортсменов ему нравится больше и на кого он готов поставить несколько монет, чтоб в случае победы получить значительный выигрыш. Ставки принимаются за этим столиком, и здесь же будут выдаваться выигрыши. В том, что здесь нет никакого обмана, каждый может убедиться лично, подойдя и осмотрев наших спортсменов, а также абсолютно одинаковые беговые дорожки. — По мере того как Хандар говорил, вокруг поднимался удивленный гул. Стараясь его перекричать, Хандар закончил свою речь: — Ну а после соревнования и получения выигрышей каждому участнику, независимо от того, выиграл он или проиграл, будет налита полная мерка отличнейшего, свежего эля!

Если вы думаете, что все сразу же кинулись делать ставки, то жестоко ошибаетесь. Поднялся недовольный шум, который все нарастал и нарастал, и неизвестно, чем все это могло бы кончиться, но мне тут пришла в голову одна мысль. Я наклонилась к уху гнома и жарко зашептала ему свои инструкции. Кивнув в знак того, что все понял, Драрг ухмыльнулся, пригладил рукой встопорщенную бороду, встал с места и степенно подошел к растерянному Хандару. Громкий голос жителя подгорного народа сумел перекрыть даже взволнованный шум толпы, который по мере того, как говорил гном, начал стихать:

— А что? Интересное развлечение, клянусь моей бородой! И я с удовольствием в нем поучаствую, испытав в очередной раз свою удачу и везение. Здесь, говоришь, ставки принимают? Ну давай, ставлю три серебряные монеты вот на этого свина. — Драрг указал рукой на маркиза, прислушивающегося к происходящему, и демонстративно, чтоб как можно больше желающих могли это увидеть, выложил на дубовый стол одну за другой три монеты.

Следующими, как это ни странно, к столу протиснулись два тролля. Вот уж чего я никак не ожидала, так это их участия! Оба очень придирчиво осмотрели клетку и наших спортсменов, о чем-то немного поспорили между собой на своем языке и наконец сделали ставки. Судя по всему, они так и не сошлись во мнении, и каждый выбрал своего претендента на победу, поставив по несколько медных монеток. Ну а после такого народ уже потянулся к столу, сначала тоненьким ручейком, а потом уже полноводной рекой, и через каких-то пять минут образовалась очередь. Я уже начала беспокоиться, как бы в пылу и начавшейся давке ненароком не снесли клетку с нашими спортсменами. Но Хандар и здесь оказался на высоте, сделав незаметный знак рукой, он моментально обзавелся двумя дюжими помощниками, которые быстро навели порядок и оттеснили особенно рьяных подальше от клетки. А я все больше и больше убеждалась, что наш трактирщик не всю свою жизнь был мирным предпринимателем. Слишком уж специфические у него слуги и помощники, да и бандитская физиономия самого трактирщика не внушала особого доверия.

Когда все ставки наконец-то были сделаны, Хандар объявил о начале соревнования. Его помощники вытащили сопротивляющегося маркиза из клетки и засунули в тесный загон в начале бегового коридора. Соседка маркиза — свинка вела себя куда как спокойнее и никакого сопротивления не оказала. К этому моменту уже достаточно стемнело, но на дворе было светло от горящих факелов, которые не пожалел для такого случая трактирщик, и все желающие могли видеть происходящее в мельчайших деталях. Мы с ребятами подобрались и уставились на нашего спортсмена, невольно захваченные всеобщим азартом. Чтоб не было осечек, у загонов стояли два человека, задача которых, оказывается, заключалась в том, чтоб вовремя, по сигналу, открыть загон и для ускорения слегка подпалить им задницы, сунув сквозь прутья специально подготовленный для такого случая факел. Поэтому начало соревнований ознаменовалось бешеным свинячьим визгом и таким спринтерским забегом, которого, наверное, не видел никто из здесь присутствующих. Наш маркиз, вначале показывающий полное нежелание участия в каком-либо мероприятии, получив соответствующее ускорение, рванул так, что я начала серьезно опасаться, как бы он не снес деревянную загородку в конце бегового коридора.

Распаленные зрители орали и свистели так громко, поддерживая своих претендентов, что стадион «Лужники» отдыхает! Конец забега выигравшие встретили громогласными воплями и улюлюканьем, перекрывшими недовольные возгласы проигравшей части. Наш гном тоже не сдержался и так бухнул своим пудовым кулаком по столу, что мне даже послышался жалобный треск бедной деревяшки. Как это ни странно, но наш маркиз победил, и сейчас куча мужиков, чрезмерно возбужденных победой, с раскрасневшимися лицами, толпились около бочонка, где приставленный к нему парень наливал пенящийся эль в кружки всем желающим. За всей этой суматохой я и не заметила, как из моего поля зрения исчез Драрг. Повертев головой, я с изумлением увидела нашего гнома в компании двух троллей, с чувством попивающего эль.

— Ну и черт с ним, я его предупредила, а дальше пусть решает сам. В конце концов, он не маленький, чтоб я с ним нянчилась. Хочет травиться местным пойлом, пусть травится! — Я обиженно отвернулась от Драрга, уже затеявшего какой-то спор с троллями.

— Лика, ты чего-то сказала? — Дакк наклонился ко мне, стараясь перекричать гул голосов.

— Ничего особенного. Не обращай внимания.

— Эй, партнерша! Давай присоединяйся, а то я в счете не силен, а желающие получить свой выигрыш сейчас разорвут меня на части. — Подошедший Хандар схватил меня за рукав и чуть ли не волоком потащил к своему столику.

Успокаивающе кивнув Дакку, который уже напрягся, собираясь прийти мне на помощь, я поплелась наводить порядок в местной бухгалтерии. Сама придумала, самой и выкручиваться. Быстро разобрав взносы на несколько разных кучек, по степени ценности монет (серебро к серебру, медяшки к медяшкам), я в первую очередь выделила наши двадцать процентов (как устроителей соревнования). Получилась очень даже ничего себе кучка, на которую можно было бы купить как минимум пять таких бочонков эля, который трактирщик выставил в качестве бесплатной выпивки. Минут двадцать мне понадобилось, чтоб разобраться в каракулях, представленных мне в качестве доказательства сделанных взносов и оделить всех выигравших дополнительными монетами. Когда все победители получили свои выигрыши, и в их числе нахальный гном, который сграбастал деньги, хитро подмигнул мне и быстро затесался в толпу, я облегченно передохнула. Пересчитав выручку, Хандар расплылся в счастливой улыбке и поспешил громогласно объявить всем о продолжении веселого вечера в его таверне и о том, что завтра пройдут новые соревнования с другими участниками. Поэтому те, кто сегодня проиграл, смогут отыграться здесь же завтра вечером. Теперь уже ни у кого не было сомнений, что новый для этого города вид развлечения приживется и станет едва ли не самым любимым среди местных жителей.

Получив от Хандара свою долю, я стала выбираться из этой толпы, надеясь как можно быстрее отыскать своих друзей. Внезапно мое внимание привлек веселый хохот и не очень цензурные выражения, вызвавшие дополнительные взрывы смеха. Посмотрев в эту сторону, я заметила мелькнувший плащ Дакка и решила подойти посмотреть, что там такое происходит. Протиснувшись сквозь плотную толпу, я с изумлением увидела, что так развеселило народ. Один из троллей, зажал своими огромными лапищами нашего маркиза и с утробным рычанием вливал в его глотку огромную кружку эля. Маркиз, скрывающийся под личиной несчастного порося, уже выпучил глаза и, не в силах сопротивляться такому напору, обреченно глотал вливающийся в него алкоголь. Именно эти действия и вызвали такой нездоровый ажиотаж и кучу замечаний и подсказок, как лучше это сделать. Напоив бедного маркиза до поросячьего визга, тролль наконец-то его отпустил, и тот, сделав несколько шагов, свалился на месте, задрав в небо все свои четыре копытца и громко захрапев. Эти действия порося вызвали дополнительный смех в толпе и даже новые предложения по продолжению забавы. А так как контингент в этом трактире был специфический, то и забава выглядела так же. Какой-то умник предложил облагодетельствовать их победителя и отметить его соответствующим образом, сделав татуировку. Как это ни странно, но такая бредовая идея получила полное одобрение, и только в плане того, что должно быть изображено на розовой шкурке поросенка, поднялся ожесточенный спор. Схватившись за голову, я вылезла из толпы, попутно вцепившись в плащ Дакка и вытащив его, несмотря на некоторое сопротивление, следом за собой.

— Ну Лика-а, ну что ты? Интересно же! — Дакк попытался нырнуть обратно, но я была настороже и не дала ему такой возможности, вцепившись в него как клещ обеими руками.

— У тебя совсем мозгов нет? Ты, случаем, не забыл, кому там сейчас рисуют татуировку? — злобно прошипела я, мечтая только об одном — побыстрее отсюда убраться, так как совершенно не представляла реакции маркиза и всех этих мужиков, когда вскроется мой обман.

Судя по всему, Дакк в веселом угаре действительно как-то упустил из виду, что это не просто наш победитель, а самый настоящий маркиз. А издевательства над благороднорожденными никогда к добру не приводили, и если вдруг вскроется правда, кто все это затеял, то мне мало не покажется.

— Лика, но ведь ты сейчас под личиной, и вряд ли кто сможет узнать в этой рыженькой конопатой девушке тебя. Ведь между тобой настоящей и тобой теперешней ничего общего нет!

— Ага, а когда я была в лесу вместе с Прошкой, внешний вид был мой собственный. Я уж не говорю о том, что трарги здесь настолько редки, что никому не известную девушку с траргом достаточно быстро вычислят. Да и маркиз наш, пусть он и находится под личиной, однако очень хорошо будет помнить все, что с ним сейчас происходит.

— М-да, это может стать проблемой. Слушай, а ты не можешь ему стереть или как-то подправить память? — Дакк нахмурился и в ожидании посмотрел на меня.

— Нет, Дакк. Это делать я не могу, потому что такие действия могут принести вред здоровью и ауре человека.

— Ну и что? — Дакк непонимающе взглянул. — Если ты запулишь фаерболом кому-нибудь в глаз, это тоже принесет вред его здоровью, если не сказать больше. Однако это тебя не останавливает.

— Это совсем другое. Ну как тебе объяснить… — Я замялась, подыскивая правильные сравнения. — Представь себе честный бой один на один, где все зависит от твоих знаний и умений, и как противовес — удар исподтишка, когда человек тебе полностью доверился и не ожидает такой подлости. — При этих словах Дакк поморщился. — Я уж не говорю о моем внутреннем убеждении, что подлые поступки всегда возвращаются бумерангом к тем, кто их совершил. В общем, не могу я такого сделать и даже не хочу обсуждать это как вариант.

— Ну ладно, а что тогда будем делать? Ведь твоего маркиза нужно отсюда как-то вытаскивать, пока с ним чего еще не сделали. — Голос Дакка был заглушён раздавшимся веселым ревом и громкими хлопками.

Одновременно переглянувшись, мы ввинтились в толпу и с ужасом посмотрели на заклейменного маркиза. На его окороке красовалась свежая татуировка бегущей свиньи с надписью: «СВИНЬЯ В ЗАКОНЕ». При взгляде на эту «красоту», у меня просто опустились руки. Выручил меня, как это ни странно, голос Хандара, зазывающего всех в недра своего трактира и упирающего на то, что внутри осталось еще много выпивки, которая просто требует внимательного к себе отношения всех здесь присутствующих. Одобрительно взревев, толпа с шутками и смешками начала втягиваться в гостеприимно открытую дверь трактира, и вскоре мы с Дакком остались одни около клетки с пьяным в дупель маркизом.

— Ну вот, все и разрешилось! А ты так волновалась. Сейчас мы с тобой его выволочем потихоньку за забор и по-быстрому смоемся.

— Ага, только ты себе представляешь, какой он тяжеленный? — Я с ужасом измерила взглядом расстояние, которое нужно будет протащить нашего маркиза, вспомнив о его немаленьком весе.

— Не переживай. Я же не просто твой друг, а еще и вампир как-никак. A y вампиров с силой все в полном порядке, и одного маркиза, пусть даже и очень тяжелого, я уж как-нибудь дотащу. Ты только показывай мне дорогу и смотри, чтоб никто не застал нас врасплох.

Воспрянув духом, я воровато огляделась и, убедившись, что дорога свободна, решительно открыла клетку. Дакк одним движением взвалил себе на плечо нашего свина и легкой трусцой поспешил за мной. Мы покинули двор через небольшую неприметную калитку, для каких-то своих целей устроенную здесь трактирщиком, и сразу же оказались на темной городской улочке.

— Подожди меня здесь, я сейчас. — Через секунду Дакк просто растворился в темноте. Вот что значит вампир и тесное общение с госпожой Ночью!

Минут через пять он появился, так же бесшумно вынырнув с совсем другой стороны.

— Ты куда бегал? — напустилась я на него.

— Да все в порядке. Пристроил нашего маркиза в одной очень уютной канавке и, чтоб не замерз этой прохладной ночью, заботливо прикрыл его свежими лопухами. — Вдруг что-то припомнив, Дакк весело засмеялся: — Слушай, а мы с тобой очень вовремя его уволокли. Только я его пристроил в канавке, как личина с него полностью сползла, и передо мной оказался маркиз со спущенными штанами и со свежей татуировкой на заднице. Между прочим, татуировка никуда не исчезла и ничуть не изменилась, оставаясь очень яркой и натуральной. Интересно, вспомнит ли он хоть что-нибудь о сегодняшнем вечере?

— А почему ты думаешь, что нет?

— Да потому, что он пьян, как свинья, и сейчас очень уютно похрапывает там, куда я его и пристроил.

Очень живо представив себе эту картину: пьяный маркиз со спущенными штанами, свежей татуировкой на ягодице и трогательно подложенной под щеку ладонью, — я прыснула со смеху, не в силах сдержаться. Так мы и вернулись в трактир, весело хохоча и заговорщически переглядываясь с Дакком. После чего договорились, что Дакк вылавливает куда-то потерявшихся членов нашей раздолбайской команды и передает мне с рук на руки, а я всеми силами удерживаю их на месте, не позволяя снова потеряться. После чего мы дружно возвращаемся в Академию и ложимся баиньки, чтоб не опоздать на факультативные занятия, начинающиеся как раз с завтрашнего дня.

Первыми Дакк отыскал и вывел ко мне Лешека и Грагита и снова нырнул в помещение на поиски гнома. На этот раз ждать пришлось значительно дольше, и мы с ребятами все извелись, когда появился Дакк, таща за собой на прицепе плюющегося и извергающего ругательства гнома. Первую минуту я даже не могла ничего сказать, подбирая рукой отпавшую челюсть.

— Дакк, что происходит?

— Ну как тебе сказать… дело в том, что Драрг категорически отказался возвращаться и уже договорился с троллями, что на рассвете отправляется вместе с ними осваивать Западный горный кряж, куда до сих пор гномам был путь заказан.

— Ну да, я буду первым гномом, сумевшим проникнуть в вотчину троллей и, договорившись с ними, провести разведку. Так что всем спасибо и пока, я отправляюсь обратно в трактир, где меня ждут мои новые знакомые. — Слегка покачиваясь, гном попытался вырваться из сильных рук вампира.

— Так, Дакк, хватай этого изменника в охапку, и побежали отсюда. Скоро полночь, и пропускная способность моего медальона полностью исчезнет. Ведь, если вы еще не забыли, мой пропуск действует только по выходным, а в полночь начнется отсчет нового дня, и мы все останемся куковать за воротами Академии.

Без лишних слов Дакк поудобнее обхватил вяло сопротивлявшегося гнома, и мы рванули к Академии, разминувшись с ночной стражей буквально на пару минут. Их удаляющиеся шаги уже были слышны в соседнем переулке, а потому я рискнула и вызвала нам на помощь Прошку. Тот появился где-то через минуту, скользнув ночной тенью нам наперерез.

— Проша, милый, выручай! — взмолилась я. — Видишь этого пьяного гнома, который категорически отказывается возвращаться в Академию? Его нужно как можно быстрее переправить в эту самую Академию, невзирая на его желания, и после этого каким-то образом передать нам мой медальон.

Кса-рдон скептическим взглядом окинул трепыхавшегося в крепких вампирьих объятиях гнома. Фыркнув сквозь усы, он подсунул мне под руку свою лобастую голову, и успокаивающая волна прошла по моему сознанию.

— Лика, в каком порядке будем переправляться? — Несмотря на то что Дакк всю дорогу тащил на себе не такого уж легкого гнома, который к тому же категорически с этим был не согласен, он даже не запыхался, чего не скажешь обо мне.

Я еле успевала за ним, несясь во весь опор по темным улицам города.

— Давай ты первый, а следом за тобой я переправлю Драрга. Ты хватаешь его в охапку и тащишь в общежитие, не дожидаясь нас. А мы с ребятами подойдем попозже, как только все переправимся.

— И как ты планируешь его переправлять? Он же сопротивляется!

Я посмотрела на гнома, который уже начал возмущенно плеваться на нас.

— Не хотела я прибегать к таким мерам, но, видимо, придется. — Недолго думая я жахнула по голове Драрга уже опробованным мною Воздушным Молотом, в надежде, что тот на время отрубится и мы вздохнем свободнее. Как бы не так! Видимо, у нашего гнома не голова, а чугунный котелок. От моего удара он только и сделал, что чихнул. Пришлось срочно вносить коррективы и немного усилить удар, и только после этого Драрг обмяк и затих. Зная, что времени почти не осталось, мы не стали тянуть, и уже через несколько минут, получив мой медальон, Дакк оказался за высокой стеной Академии. Следом за ним мы переправили и гнома, взгромоздив его верхом на Прошку. И только успокоившись по поводу нашего буйного товарища, спокойно переправились сами.

— Ну что, Лика, спокойной ночи?

— А вам помощь не нужна? Я в плане нашего общего друга Драрга. Все-таки завтра начнутся факультативные занятия, и всем нам не помешало бы хорошо выспаться, а с гномом в таком состоянии это вряд ли удастся.

— Не переживай. Уж эти последствия я как-нибудь ликвидирую и сам. Так что иди и отсыпайся. — Лешек успокаивающе помахал мне рукой.

Глава 17

Поднявшись с утра пораньше, Дакк решил свалить из этой компании, так как амбре, исторгаемое глоткой упившегося накануне гнома, даже такого непривередливого товарища, как вампир, заставило задуматься о пользе свежего воздуха для молодого и подрастающего организма. Но, как оказалось, не он один решил сегодня не опаздывать на занятия, и в результате к вампиру присоединились все, за исключением, естественно, гнома, который так храпел, что даже стены содрогались. Хмуро переглянувшись и костеря на все лады неуемного Драрга, друзья поплелись умываться.

— Слушайте, ребята, а кто будет его будить? — Лешек кивнул на храпящего гнома.

— А зачем его будить? Он хорошо спит, вот пусть и отсыпается. — Дакк равнодушно пожал плечами.

— Ага, а ты представляешь себе последствия, когда Лика узнает, что мы не разбудили его и не взяли с собой на факультатив? — Грагит с усмешкой посмотрел на вампира.

— А чего я должен представлять? У меня лично сейчас занятия с Магистром Гробикусом, а у Лешека сегодня весь день посвящен факультативу Медицины.

— Зато меня с самого утра ждет Магистр Мерфиус и, заметь, вместе с Драргом!

— Да-а, не повезло тебе! Ну ладно, чего только не сделаешь ради друга. — Дакк повернулся к Лешеку: — Слушай, ты вчера какие-то пассы над его головой делал, как думаешь, у тебя получилось?

— Обязательно! — гордо ответил Лешек.

— А какого… тогда от него так перегаром несет?

— Я только убрал обязательную головную боль и немного уменьшил, вернее, выпарил отравляющие вещества из организма. Но полностью нейтрализовать все я, к сожалению, не могу. Столько, сколько употребил наш общий друг, ликвидировать, то есть выпарить, не представляется возможным без летальных последствий для организма.

— Ну ладно. Будем надеяться, что нам повезет. Если что, держитесь за моей спиной. Меня убить не так просто, а вот вас зашибить спросонья он сможет запросто. У него же не кулаки, а два пудовых молота.

Подобравшись, Дакк для начала легонько подергал гнома за плечо. Как и ожидалось — совершенно безрезультатно. Тогда, плюнув на предосторожность, Дакк просто спихнул его с кровати и шустро отскочил в сторону. Друзья с ожиданием уставились на упавшего на пол гнома. Не тут-то было! После минутного затишья Драрг перевернулся на другой бок и, не открывая глаз, захрапел с утроенной силой.

— Так мы ничего не добьемся, — глубокомысленно изрек Лешек.

Подхватив небольшой горшок из-под цветов, который он откуда-то приволок не так давно, леший споро наполнил его холодной водой и окатил ею спящего гнома.

Холодный душ подействовал так, как надо, и через секунду все смогли с удовлетворением наблюдать мокрого и злого Драрга, который просто взлетел с пола и теперь стоял и ругался почем зря. Когда первый запал прошел, Драрг языком поймал каплю воды, упавшую с носа и хриплым голосом поинтересовался:

— Попить есть чего-нибудь?

Усмехнувшись, Лешек набрал еще воды в свой горшок и протянул его жаждущему гному. В один присест все выпив, Драрг отбросил горшок в сторону и побежал к раковине, где и присосался надолго к крану с холодной водой.

— Слушайте, а где это я вчера так надрался? — оторвавшись от крана с водой, гном поднял удивленный взгляд на ребят.

— А ты что, ничего не помнишь? — осторожно поинтересовался Лешек.

— Нет, ну я что-то помню, но очень уж смутно. Вроде как мы собирались в трактир и, кажется, даже туда попали, а вот как мы оттуда уходили и чем закончился вечер, ну убей меня, не помню. Это же в первый раз со мной такое, чтоб я ничего не помнил. И вроде не так много выпил… — Гном задумчиво почесал бороду. — А может, память еще вернется? — с надеждой спросил он Лешека.

— Все может быть, но гарантировать ничего не могу. Ты лучше давай пошевеливайся, а то на факультатив опоздаешь. Вон Грагит извелся уже весь, тебя дожидаючись.

— А чегой-то он меня ждет, сам не может дойти?

— Да все я могу! Только Магистр Мерфиус сказал нам приходить обязательно вместе. Если я приду один, что я тогда ему буду говорить по поводу тебя? Что ты заболел или сломал ногу?

— Тьфу на тебя! Все гномы славятся отменным здоровьем, а наш клан особенно, и чтоб вот так просто взять и заболеть… да не будет такого никогда! И ногу ломать я тоже не собираюсь.

— Тогда хватит болтать и пошли скорее, а то мы уже опаздываем. — Подхватив благоухающего ароматами перегара гнома под руку, Грагит поволок его к лестнице на первый этаж.

— Ну и нам тогда пора. Пошли, что ли, Лешек? — Дакк сделал вид, что сдувает несуществующую пылинку со своего щегольского плаща.

До Учебного корпуса дошли все вместе и только там разбежались, каждый по своим факультетам.

Отделение Обращения Нежити (ООН)

Факультатив Дакка

Факультет Дакка оказался в подвальном помещении, куда пришлось спускаться по длинной узкой лестнице, спиралью уходящей вниз. За единственной открытой дверью была достаточно просторное помещение с несколькими столами, расставленными полукругом. В середине красовался большой стол, судя по выделяющемуся размеру — это был стол преподавателя, которого пока еще на месте не наблюдалось.

— Всем привет! — поздоровался вампир, войдя в комнату.

Ответом ему было напряженное молчание уже сидевших за столами учеников Магистра Гробикуса. Пожав плечами, он прошел и занял свободный стол. Осмотревшись, констатировал, что учеников у Магистра не так уж и много: за столами сидели всего трое ребят и одна девушка — все с такими хмурыми взглядами, что впору панихиду заказывать.

Тут в зал вошел, можно даже сказать, что вбежал, Магистр Гробикус.

— Ну-с, все в сборе? — Окинув взглядом из-под очков сидевших за партами учеников, он удовлетворенно потер руки. — Сегодня у нас прибавление! Один новый, но очень способный ученик. — Магистр вперил взгляд в засмущавшегося Дакка. — Вы представляете, он с первого же раза сумел полностью подчинить себе свежевыкопанного покойничка! Прошу вас, молодой человек, встаньте и представьтесь своим новым товарищам.

После таких слов Дакку ничего не оставалось, как подняться со своего места и громко объявить о себе:

— Даккруол, потомственный вампир, первокурсник.

Судя по кривым ухмылкам новых «товарищей», они ничуть не поверили этим словам. Ну еще бы, глаза у Дакка самого обыкновенного цвета, клыков не видать, да и света он, судя по всему, не боится, какой же из него вампир? А девчонка, так та вообще посчитала за позера и, презрительно хмыкнув, отвернулась, с преувеличенным вниманием начав разглядывать пустую стену. Самое интересное, что Магистр Гробикус, который, без сомнения, был очень хорошо осведомлен о том, кем на самом деле является Дакк, даже не заметил всех этих переглядываний и перемигиваний, полностью закопавшись в свои записи.

— Познакомились? Вот и ладненько! А теперь давайте приступим к уроку. Сегодня мы сразу же перейдем к практическим занятиям, а потому прошу всех пройти в лабораторию. — Магистр Гробикус указал рукой на неприметную дверь за своей спиной.

— Скажите, Учитель, а почему я никого не знаю? — вполголоса спросил Дакк, подойдя к Гробикусу. — Здесь не только первокурсники?

— У нас в Академии факультативные занятия проводятся для смешанных групп студентов с разных курсов, — также вполголоса пояснил Магистр, — и только Магистры определяют, что и в каком порядке они будут изучать. — И добавил громко: — Поживей, поживей!

Все задвигали стульями и двинулись за Магистром. Проходя мимо мрачной девицы, Дакк даже вскрикнул от неожиданности. Эта особа с каким-то садистским удовлетворением наступила ему на ногу каблуком, а увидев гримасу от внезапной боли, даже усмехнулась. Ну да, вампиры тоже испытывают боль, тем более когда внутренне совершенно не подготовлены к ней. А сейчас Дакк никак не ожидал такой подлянки, и от кого, от какой-то соплячки, которой, судя по всему, никак не больше восемнадцати лет. Хорошо еще, что он обладает вампирьей регенерацией, а то пришлось бы хромать не один день после такого «знакомства». Каблучок-то у девочки оказался совсем даже не маленький, да и наступила она от души.

«Я еще готов терпеть подковырки от Лики, несмотря на то что она значительно младше меня, — подумал Дакк, — но здесь есть большая разница. Во-первых, она не из нашего мира и, видимо, поэтому, хоть и выглядит молодо, но мыслит и действует как взрослый и полностью сложившийся человек, а во-вторых, я поклялся служить ей и защищать, помогая выполнить возложенную на нее миссию Хранительницы нашего мира. А эта человеческая пигалица пока еще ничем не заслужила моего к себе снисхождения. Ну ничего, я ей это еще припомню, — мстительно заверил он сам себя.

Зайдя в лабораторию, Дакк скромно занял место возле стеночки, стараясь быть не слишком заметным. Что-что, а это вампиры умеют очень хорошо. В лаборатории посередине стоял огромный стол, весь заставленный какой-то белибердой типа склянок и мисочек. По дальней стенке за столом располагался огромный шкаф, полки которого были сплошь украшены чучелами животных и их скелетами. Прямо не лаборатория Магистра Академии Магии, а какая-то мастерская умельца по выделыванию шкурок и всяких там чучел. И на фига ему это надо?

Буквально через минуту Дакк понял, что жестоко ошибся. В этом чудесном шкафу у Магистра хранились не только части различных животных, но и некоторые достаточно специфические предметы. Достав огромную банку с мутной жидкостью, Магистр Гробикус с гордостью продемонстрировал отрубленную человеческую руку, плавающую в этом рассоле. Дакк нервно сглотнул от внезапно подступившей тошноты. А его так называемые товарищи ничего себе, спокойненько ее рассматривали, словно это они вампиры, а не Дакк. Да-а, что-то он больно нервный стал, так и квалификацию можно потерять!

— Вот, друзья мои. Это на сегодняшнее занятие ваше самое главное задание. Вы все, ну за исключением молодого человека, — даже не глядя на Дакка, Магистр совершенно точно указал на него рукой, — учитесь у меня не один день и поднимать свежих покойничков уже пробовали. Сегодня мы с вами попробуем призвать себе на службу какую-то отдельную часть мертвеца. И чем меньше эта часть, тем неохотнее она отзывается на наш призыв.

— И что, мы все должны делать это с одной несчастной рукой? — встряла девчонка, недовольно поджав губы.

— Ну почему же, Миранда? Слава Верию, у нас нет недостатка в рабочих материалах, а потому каждый получит себе персональное задание. Эту чудесную ручку мы отдадим нашему новенькому, пусть тренируется. Я, конечно, не рассчитываю, что у него сразу что-то получится, но тренировка никому еще не мешала. А вот ты, Миранда, с твоими способностями, вполне можешь попробовать. Думаю, вот эта ножка вполне тебе подойдет. — С этими словами Магистр Гробикус вытащил из шкафа чью-то ногу, отрубленную по самое колено, и с воодушевлением водрузил ее на стол. — Ну что, ребятки, разбирайте материальчик и отправляйтесь по своим местам, а я понаблюдаю за вашими успехами.

Сжав губы, Дакк принял банку и на вытянутой руке потащил ее к своему столу. И что прикажете теперь делать с этой гадостью? На нее смотреть-то противно, не то что призывать. А Магистр еще и вещает вслед:

— Когда работаете с мертвой плотью, отпустите все негативные эмоции, а то у вас ничего не получится, и дух не снизойдет до общения с вами. Вы должны полюбить его и позвать нежно-нежно, можно сказать, даже любовно… Вот посмотрите на меня. — И Магистр Гробикус торжественно достал из-под стола и водрузил на него человеческую голову. Видимо, того несчастного, части туловища которого разошлись по столам учеников. Нежно поглаживая голову, Магистр прикрыл глаза и что-то зашептал. Минут через десять усиленного движения губами произошли первые изменения. На страдальчески наморщенном лице дрогнули веки, и на присутствующих уставились блеклые и совершенно невыразительные глаза. Магистр Гробикус торжествующе усмехнулся: — Старайтесь, прилежно учитесь, и у вас получится.

— А для чего нам это нужно? — Дакк не выдержал и задал так мучивший его вопрос.

— О-о, это очень хороший вопрос! В совершенстве обладая даром призыва, вы сможете с уверенностью упокоивать любую нежить. Только зная, как это происходит, вы сможете эффективно бороться против зла. К тому же есть масса других полезных качеств, например… — Сделав эффектную паузу, он повернул голову лицом к себе и, глядя в глаза, требовательно вопросил: — Скажи мне, кем ты был при жизни и что с тобой стало?

С трудом разлепив плотно сжатые губы, очень тихим, хрипловатым голосом голова ответила:

— Я был вором. Очень хорошим вором. Меня подставил мой ученик, и я попался в лапы этим псам-стражникам. Приговор вынесли быстро и так же быстро привели в исполнение. — Помолчав минуту, вор закончил: — Я больше не могу находиться здесь. — Закрыв глаза, голова снова стала абсолютно безжизненной.

— Таким образом, ребятки, мы сейчас узнали кое-какие подробности из жизни этого человека, а в некоторых случаях такая информация может быть крайне важной. Ну да ладно, не буду вас отвлекать. Давайте, приступайте! — махнув рукой, Магистр Гробикус уселся поудобнее за свой стол.

Все сразу же стали усердно буравить взглядами доставшиеся им конечности (последнему парню, которому не досталось никакой конечности от этого мертвяка, Магистр передал голову со своего стола).

Приоткрыв свою банку, Дакк поморщился от сильного запаха спирта, рванувшего из нее. Ну ничего себе! Да гном за такие дела убил бы на месте! На такую гадость хороший продукт переводить, совести у них нет. Посмотрев по сторонам, Дакк увидел, что все так заняты своими творческими потугами, что на него никто совершенно не обращает никакого внимания, а сам Магистр заинтересованно посматривает на Миранду. Видимо, у нее что-то стало получаться, вот он и уставился на нее взглядом голодного вампира. Хмыкнув, Дакк оторвал деревянную перекладину от соседского стула и, аккуратно подцепив этой палочкой плавающую в мутной жидкости руку, вытащил ее на свет (в этой мутной жидкости вообще ничего не было видно, хоть убей). Соскользнув со стола, рука с тихим шмяком упала на пол. Вампир недовольно поморщился от такой своей неуклюжести, но поднимать эту мерзость не стал. Главное, что теперь ее хорошо видно, а призывать можно и на полу. В общем, попризывал он ее немного (конечно, совершенно безрезультатно) и, плюнув на это гиблое дело, подошел к столу гордой до невозможности Миранды. Ну еще бы, ее мертвая нога подала первые признаки жизни, и в связи с этим Магистр издал такой звук радости, словно только что стал отцом! Дакк стоял и смотрел, как нога дергает синими пальцами, а Миранда прямо на глазах раздувается от гордости и превосходства над всеми остальными, у которых, в отличие от нее, гениальной, пока ничего не получается.

Но тут раздался еще один звук, только вот радости в нем было маловато. Один из учеников, сидевший неподалеку от Дакка, сейчас стоял и с выпученными глазами показывал пальцем на пол, пытаясь что-то сказать. Вампир перевел взгляд в указанном направлении и обалдел. Прямо к нему очень шустро ползла покинутая рука! Только делала она это очень странно, слегка покачиваясь и прокладывая зигзагообразный маршрут. Теперь уже Дакк открыл от удивления рот и молча смотрел на ее потуги добраться до него. И только когда руке это все-таки удалось и она начала забираться по ноге вампира, цепляясь всеми пальцами за брючину, Дакк отмер и запрыгал на месте, пытаясь сбросить с себя эту гадость.

— Браво! Браво! Браво! Какой талант, какие способности! — Магистр даже захлопал от переполнившего его восторга.

Только вот Миранда от всех этих восхвалений моментально сдулась и так злобно посмотрела на Дакка, что он сразу же понял, что не жилец. Судя по ее виду и прищуренным глазам, ему лучше самому удавиться прямо на месте, потому как смерть от ее нежных ручек будет более мучительной и неприятной, чем можно себе даже представить.

Шлепнувшаяся на пол рука минуту полежала спокойно, словно приходила в себя (если можно так сказать по поводу руки), а после опять начала охоту на вампира.

— Ну что, студент Даккруол, теперь у вас есть возможность потренироваться на ее упокоении. — Магистр Гробикус радостно потирал руки.

— И как я должен это делать? Только можно побыстрее объяснить, а то она уже подбирается ко мне… — Дакк с опаской смотрел на упорно ползущую к нему руку.

— А как призывали, так и отправляйте обратно. — Заметив вытянувшееся лицо студента, Магистр снисходительно добавил: — А впрочем, я вам немного помогу. Но в следующий раз упокаивать будете сами. Та-ак, все внимательно смотрят на меня, повторять отдельно для каждого я не буду! — Встряхнув руками, Магистр вперил взгляд в нервно шебуршащие на полу пальчики.

Дакк тоже смотрел на эти пальчики в надежде, что они наконец-то перестанут шевелиться и оставят его в покое. Не тут-то было! На потуги Магистра Гробикуса, который даже покраснел от прилагаемых стараний, его рука (вернее, рука вора-мертвеца) не обратила ровным счетом никакого внимания, продолжая так же резво продвигаться к Дакку, обползая возникающие по дороге препятствия. Одним из таких препятствий оказалась нога Магистра, который продолжал на что-то надеяться, пыхтя и роняя капли пота. Решив ему отомстить за непочтительное к себе отношение, рука как-то резко подпрыгнула и ущипнула Магистра Гробикуса за щиколотку, а после того как в классе раздался совершенно неприличный визг, еще и сложила фигу из пальцев. Попрыгав на одной ноге, Учитель нервно прошипел, обращаясь к вампиру:

— Пожалуй, хватит мне уже все делать за вас. Самое время самому поработать над ошибками. — Резво запрыгнув на стол, Магистр уселся в позе лотоса, задрав брючину и Потирая наливающийся чернотой синяк.

И тут Дакк понял, что помощи ждать неоткуда и так неосмотрительно воскрешенная его стараниями (непонятно только какими) рука самостоятельно умирать не желает. Что делать в такой ситуации, он совершенно не знал, а потому так же резво взял с места и с разгону запрыгнул на шкаф, откуда начал вести прицельный обстрел ожившей руки всем, что попадало ему на глаза. А попадало там очень многое, так как шкаф был большой и вместительный. Поначалу рука не особо обращала внимания на его старания, достаточно шустро продвигаясь к намеченной цели, но, когда в ход пошли колюще-режущие предметы (какие-то скальпели и ножички, чемоданчик с коими обнаружился на соседней полке), она немного притормозила. Ну а после особо удачного броска длинной серебряной вилкой (или чем-то очень на нее похожим), которая воткнулась прямо между расставленными пальцами, рука резко развернулась и в мгновение ока исчезла за порогом комнаты. Еще где-то с полминуты царило ошарашенное молчание, после чего все услышали сдавленный стон Магистра Гробикуса:

— Что же ты наделал! Если Ректор узнает, что у нас сбежала… — Учитель пожевал губами, подбирая выражение, — сбежал подопытный материал, всем не поздоровится. Ну-ка, марш из класса, и чтоб сегодня же нашел и принес мне эту руку, а то отлучу от своих занятий!

Пожав плечами, Дакк легко спрыгнул на пол и с независимым видом удалился из класса. Уже за дверью его обостренный вампирий слух уловил последнюю фразу Магистра, сказанную с легким придыханием:

— А все-таки какой талантище, а? С первого раза и такой эффект!

Факультет Магических Артефактов (ФМА)

Факультатив Грагита и Драрга

Таща на буксире вяло передвигающего ногами гнома, Грагит уже в который раз проклинал тот момент, когда поддался на уговоры и пошел вместе с ним учиться в Академию. Им все-таки повезло, и они не опоздали в этот раз на занятия, ввалившись в класс в самый последний момент, буквально за одну минуту до появившегося там преподавателя.

— Ну что, все в сборе? Опоздавших, заболевших нет? Вот и чудненько. — Окинув взглядом притихших учеников, Магистр Мерфиус на минуту задержался на Грагите и Драрге, устроившихся на скамейке за одним столом, — Сегодня у нас прибавление в коллективе, встаньте, пожалуйста, новенькие. Пусть все посмотрят на вас и познакомятся со своими новыми товарищами по факультативу.

Пришлось Грагиту и Драргу вставать со своих мест и некоторое время раскланиваться с дружелюбными студентами, обязательно желающими познакомиться. Выждав положенное время, ребята с облегчением уселись на свои места.

— Слушай, а что мы здесь забыли? — шепотом спросил Драрг Грагита.

— А я откуда знаю. Сказано было прийти нам с тобой на факультативные занятия к Магистру Мерфиусу, вот мы и пришли. Сиди и слушай, может быть, сейчас нам все объяснят.

— Ну-ну, а попить ты, случаем, не захватил с собой? — Гном облизал сухие губы.

— Ты же только что чуть ли не бочку воды выпил, и опять пить? — возмутился Грагит.

— Ага, сейчас бы холодненького эля, — мечтательно протянул Драрг.

— Тьфу на тебя! И когда ты только исправишься?

— Настоящий мужчина должен уметь хорошо работать и правильно пить! — поучительно сообщил гном драголу.

— Ага, вот именно что правильно пить! А ты даже не помнишь, что делал вчера, разве это правильно? — ехидно спросил Грагит.

— Да ладно тебе… — смутился Драрг.

— Молодые люди, если у вас есть желание поговорить, выйдите из класса и общайтесь в свое удовольствие, — прервал разговор друзей строгий голос Магистра Мерфиуса.

Выждав минуту и удостоверившись, что друзья прекратили болтать, Магистр Мерфиус сдернул со своего стола покрывало, под которым оказалась целая коллекция самых разнообразных вещей.

— Вы все обучаетесь на Факультете Магических Артефактов и попали сюда не просто так, а потому, что у вас есть предрасположенность к данному виду магии. Ведь все эти артефакты берутся не из воздуха и не сами по себе. Любая вещь, несущая в себе магическую структуру, так или иначе связана с магом, ее сотворившим.

Каждый вид магии несет в себе очень глубокий смысл. И не надо думать, что маги-артефакторы — совершенно ни к чему не пригодные маги, слабые и не умеющие постоять за себя. Да, маг-стихийник может в случае необходимости призвать себе на помощь ту или иную стихию, а какой-нибудь некромант призовет воинов, не умеющих чувствовать боль и не знающих слово «предательство». Но и вы не будете беззащитны перед ними, если вложите достаточно души и силы в свои творения. Правильно созданный артефакт может в мгновение ока разметать всю армию призванных умертвий, а другой артефакт погасит бушующую стихию огня или успокоит ревущий ураган. К тому же если маг узкой специализации хорошо может пользоваться только своей силой, то вы способны противостоять обстоятельствам в самых различных ситуациях, являясь практически универсальными магами. Сила и возможности артефактов зависят только от вас и ваших способностей. Ну а как вы будете развивать эти ваши способности, это мы увидим в процессе вашего обучения на моем факультете, — закончил свою речь Магистр Мерфиус.

Ничего не скажешь, речь удалась на все сто процентов. Большинство студентов сидели с очень задумчивыми лицами, пытаясь осмыслить новые перспективы, нарисованные Учителем. Ведь многие из них думали, что маг-артефактор только и годен на то, чтобы изготавливать несложные артефакты самого разного назначения, которые потом продадут за очень неплохие деньги в лавочке на рыночной площади (это если утрированно). А оказывается, возможностей-то гораздо больше!

— Слушай, Драрг, а зачем нам-то это все нужно? — Грагит шепотом спросил у что-то прикидывающего про себя гнома.

— Да ты что! Представляешь, если я сделаю такую кирку, чтоб с одного удара да в пыль горную породу! Да меня все гномы на руках носить будут. — Драрг мечтательно закатил глаза.

— Ты сначала сделай, а потом мечтай на здоровье, — съехидничал Грагит, тем не менее начиная серьезно задумываться над тем, как он мог бы применить новые знания.

— А вот и сделаю! — Драрг упрямо сжал губы.

— Если все прониклись и осознали возможности нашего факультета, я прошу вас сегодня же отправиться в библиотеку и получить там специальную литературу, которую по моей просьбе уже подготовил для вас библиотекарь. В новом учебнике вы должны будете внимательно прочитать первые три главы. Учтите, на следующем уроке буду спрашивать всех. Ну а сейчас прошу вас по очереди подойти к этому столу и выбрать любой понравившийся предмет, после чего мы с вами немножко поэкспериментируем и посмотрим, кто и какими свойствами сможет наградить свое приобретение. — Магистр Мерфиус ободряюще кивнул востроносому пареньку, сидевшему за крайним столом.

Тот поднялся со своего места и, очень быстро определившись со своим выбором, схватил какой-то перстенек. Ну а дальше пошло, как по накатанному, все подходили, немного постояв перед столом преподавателя, брали кому что нравится, и отходили на свои места. Наконец, дошла очередь и до Драрга с Грагитом. Не став заморачиваться, они поднялись и вдвоем отправились к столу.

— Скажите, Учитель, а любой предмет может получить магическую структуру? — Грагит задумчиво смотрел на стол, в то время как Драрг уже что-то схватил и, прижимая к груди, тащил за их столик.

Ободряюще улыбнувшись молодому драголу, Магистр пояснил:

— Это очень правильный вопрос, и я рад, что хотя бы один из вас додумался мне его задать. Конечно же нет! Не все предметы могут принять в себя и удержать магию. Есть предметы, с которыми магия просто не уживается или остается в предмете в настолько малом количестве, что не может учитываться. К тому же чтобы созданный вами предмет мог с полной уверенностью называться артефактом, вы должны очень внимательно подойти к тому, что именно и какими свойствами вы собираетесь его наделить. Ваша задача — быть не только магом-артефактором, но и в какой-то мере магом-искусником. Без чувства предмета, чувства его души вы никогда не сможете правильно подобрать нужные свойства, которые именно этот предмет сможет генерировать с полной отдачей. — Хитро прищурившись, Магистр Мерфиус обвел взглядом ошарашенных таким заявлением учеников, — Я понимаю, что, не зная всех тонкостей нашего искусства, вы сейчас допустили ошибку и выбрали совершенно не тот предмет. Я даже допускаю, что у вас сейчас ничего не получится, но тем не менее я решил провести этот эксперимент. Так или иначе, вы все обладаете определенными способностями, иначе не были бы зачислены именно на мой факультет.

— Магистр, а вы можете уже сейчас сказать, кто из нас выбрал заведомо не тот предмет? — с места поднялся упитанный, круглощекий молодой человек, вертя в руках какую-то вазу.

— Могу, но не буду. Вы должны сами осознать и проанализировать свои ошибки. — Магистр усмехнулся. — Не переживайте, в конце урока я посмотрю, что у вас получилось, и объясню, где и в чем вы ошиблись.

Грагит, до сих пор стоявший около стола Магистра, наконец-то сделал свой выбор. Среди целой кучи самых разнообразных предметов драгол умудрился отыскать то, что сюда попало явно по какому-то недоразумению, — достаточно крупный «согрей-камень». Такому выбору Грагита удивился и сам Магистр, с сомнением переводя взгляд с драгола, любовно очищающего камушек от налипшей пыли, на его приобретение.

— Грагит, ты уверен, что хочешь взять именно это? Мне кажется, что этот камень попал сюда случайно, и у тебя еще есть шанс поменять свой выбор.

Упрямо помотав головой, Грагит пошел на место, где его поджидал ерзавший от нетерпения Драрг.

— Ты чего там такое приволок, что даже Магистр обалдел? — Разглядев добычу Грагита, теперь уже гном воззрился на своего друга с неподдельным удивлением. — Грагит, на фига тебе еще один такой булыжник? Ты же их и так уже приволок целую кучу!

— Там ничего более интересного не было, — виновато потупился драгол.

— Ага, а этот булыжник очень интересный предмет! — съехидничал гном.

— Слушай, а чего ты на меня напустился? Сам-то что приволок? — Грагит скептически крутил в руках чугунный котелок.

— Ну-у… — Гном смущенно потупился. — Понимаешь, я так захотел есть, что ни о чем другом и думать не мог. Вот и схватил котелок. Как ты думаешь, какими такими магическими свойствами можно его наделить?

Друзья задумчиво уставились на котелок, пытаясь что-нибудь придумать.

— Не-э, ты знаешь, Драрг, ничего подходящего в голову не приходит.

— А что ты собираешься делать со своей каменюкой? — Драрг кивнул на «согрей-камень».

Теперь уже оба сверлили взглядом серый булыжник, лежащий на столе.

— Ты знаешь, Грагит, судя по всему, мы с тобой сегодня не совсем в форме, а потому давай не будем заморачиваться. Ну не получается, и Верий с ним. Я лучше сейчас сгоняю куда надо, и мы с тобой кое-что забацаем. — Хитро подмигнув, гном рванул с места, даже не дожидаясь ответа Грагита.

— Ребята, я вас ненадолго покину. — Магистр Мерфиус отечески улыбнулся пыхтевшим от усилий ученикам, — Для того чтобы вы лучше понимали, о чем идет речь, я принесу несколько артефактов различной силы. Вы сможете их внимательно изучить и сравнить с тем, что у вас к этому моменту получится… или не получится.

Выходя из класса, Магистр столкнулся в дверях с уже возвращавшимся гномом, у которого явственно топорщились карманы.

Не дожидаясь возможных вопросов, Драрг сам сообщил Учителю:

— Магистр, я по нужде отлучался. — Посчитав инцидент закрытым, гном протиснулся мимо остолбеневшего Учителя и с видом победителя плюхнулся на скамью, рядом с Грагитом.

— Ты что, в туалет бегал? — Грагит не смог сдержать своего любопытства.

— На фига! Ты лучше посмотри, что я смог достать. — Драрг начал шустро выгружать на стол содержимое карманов.

Перед удивленным драголом появился небольшой пакетик с крупой, морковка, луковица, пучок какой-то зелени и — как апофеоз — небольшой кусок свежего мяса.

— Это что такое? — Грагит не мог прийти в себя от удивления. — Ты же сказал Магистру, что по нужде отлучался?

— Конечно, по нужде. Ты себе даже не представляешь, какая у меня нужда приключилась! Я же сегодня даже позавтракать не успел! — Словно в подтверждение его слов, у гнома в желудке раздалось такое угрожающее бурчание, что щуплый паренек за соседним столом в испуге вжал голову в плечи и начал оглядываться по сторонам в поисках возможной угрозы. — Все равно у нас ничего не получается с артефактами, поэтому давай хотя бы завтрак приготовим. Смотри, сколько я всего притащил!

— И как ты это собираешься все приготовить?

— Очень просто! Котелок у нас уже есть. Сейчас за водичкой сгоняю и такую кашку забацаю, пальчики оближешь!

— Ага, а где ты огонь собираешься разводить? — скептически ухмыльнулся Грагит.

— А это уже ты думай! Я и так почти все за тебя сделал, должен же и ты хоть чем-то помочь. Так что давай действуй. — Схватив котелок, Драрг умчался наполнять его водой, а Грагит затих, озадаченный словами гнома.

Обведя взглядом класс и не найдя ничего подходящего, Грагит в растерянности уставился на разложенные ингредиенты для будущего позднего завтрака. И тут он заметил «согрей-камень», сиротливо лежавший между морковкой и пучком зелени.

— А что, если попробовать? — Уставившись на камень, Грагит начал буравить его взглядом, прося нагреться до нужной температуры. Драгол настолько увлекся, что даже не заметил, как вернулся Драрг и, плюхнув котелок с водой на стол, от всей души стукнул друга по плечу. — Ай, больно же! — не удержавшись, Грагит ткнулся носом в камень и от души чихнул, подняв с него остатки пыли, так до конца и не вытертой.

— Смотри-ка, а у тебя, кажется, получилось! — Вопль гнома оторвал остальных учеников от их занятий.

— Что у меня получилось? — Грагит завертел головой.

— Да все, все у тебя получилось! Смотри сам! — Драрг с восторгом показывал пальцем на разогревшийся до алого состояния «согрей-камень». Драрг плюнул на камень и с удовлетворением выслушал недолгое шипение, показавшее, как сильно он разогрелся. — А ты молодец! Даже не ожидал от тебя такого. Это же настоящий артефакт, причем очень даже полезный, — разглагольствовал Драрг, попутно кроша в уже закипавшую воду морковку, закидывая мясо и засыпая крупу. Вытащив из-за пазухи ложку, Драрг начал помешивать свое варево, поминутно пробуя и добавляя остальные ингредиенты. Судя по всему, гном и впрямь был очень голоден, так как он непрестанно гипнотизировал котелок и приговаривал, помешивая в нем ложкой: «Варись, варись, кашка». Вскоре по классу поплыл аппетитный аромат, и на их столик стали искоса посматривать даже те, кто до этого старался не замечать странную парочку.

— Ну все, готово! Давай, тащи тарелки, будем пробовать.

— Да где я тебе здесь тарелки возьму? — Грагит в изумлении посмотрел на гнома.

— Что, нету? Ну и Верий с ними. Будем есть по очереди. — С этими словами гном зачерпнул полную ложку горячей, рассыпчатой каши, и, подув на нее, отправил себе в рот. Долгое мгновение ничего не происходило, а потом Драрг расплылся в довольной улыбке. — Вот это я называю завтрак, а не ту размазню, которой нас кормят в столовой. На, попробуй! — Драрг сунул ложку с кашей Грагиту.

Понюхав, драгол с опаской попробовал предложенное кушанье и, опознав его как вполне съедобное, уже смело отправил в рот полную ложку.

— Ну как? — не удержался гном.

— Супер! Я и не знал, что ты так готовить умеешь.

— Я еще и не такое умею! — похвастался гном, уминая кашу за обе щеки.

Не прошло и пяти минут, как в котелке показалось дно, и ложка гнома безрезультатно чиркнула по голым стенкам.

— Эх, хорошо поели! — разомлевший Грагит сыто откинулся на спинку.

— Хорошо, да мало! Я бы еще столько же съел, — тоскливо ответил Драрг.

— А здорово ты эту кашу гипнотизировал, — припомнил Грагит и засмеялся.

— Ага, так есть хотелось, что я уже и дождаться не мог, вот и говорил постоянно: «Варись, варись, кашка», — поддержал его Драрг и вдруг замер с открытым ртом.

— Ты чего это? — удивился Грагит. — Что случилось-то?

— Посмотри на котелок! — Драрг с большими изумленными глазами тыкал пальцем в котелок, который почему-то снова был полон каши. — Но такого ведь не может быть!

— Ни фига себе! — Грагит наклонился над котелком и принюхался. — Слушай, а каша-то самая настоящая! Ну что, пробу снимать будешь? — схватив ложку со стола, Грагит зачерпнул ею кашу и протянул опешившему гному.

Машинально взяв ее в руку, Драрг осторожно лизнул кашу.

— А что, очень даже ничего, совсем как настоящая! — Драрг не стал больше осторожничать и с удовольствием отправлял в рот ложку за ложкой.

— Это что здесь происходит? — незаметно вернувшийся Магистр Мерфиус навис над друзьями. — Откуда здесь каша? Вы что, с собой ее принесли?

— Нет, Магистр. Они ее здесь приготовили, пока вас не было, — вылез со своими пояснениями худой лопоухий сосед.

— Как это здесь? На чем вы могли ее приготовить? — нахмурился Магистр.

— А у нас Грагит артехфахт сделал, — чавкая, пояснил гном и начал очень быстро орудовать ложкой, явно подозревая, что скоро ее отнимут и он не успеет наесться вдоволь.

Заинтересовавшись, Магистр наклонился к драголу:

— Грагит, покажите уже наконец ваш артефакт! Вы, наверное, послушались меня и поменяли так неудачно выбранный вами предмет?

— Совсем даже наоборот, Магистр. Именно этот предмет и стал артефактом. — Грагит снял котелок и указал Магистру на камень. — Это «согрей-камень». Только вот теперь он может все греть сам по себе, а не только после того как накалится, побывав в огне.

— Да? Очень интересно. А как его охладить?

— Не знаю, — честно пожал плечами Грагит. — Но я могу попробовать, — Посмотрев на камень, Грагит еле слышно скомандовал: — Холод!

К удивлению Магистра и всех остальных, столпившихся вокруг их стола, камень моментально потемнел, превратившись в самый обыкновенный булыжник, от которого явственно тянуло холодом.

— А как его обратно нагреть?

Пожав плечами, Грагит скомандовал:

— Горячо! — и камень вновь накалился докрасна.

— Пожалуй, я заберу это с собой, — и, не дожидаясь возражений, Магистр Мерфиус скомандовал: «Холод». После чего схватил камень и опустил его в карман своего сюртука. — Ну а у вас что? — Он перевел взгляд на объевшегося гнома, который по уши вымазался в каше.

— Что, что, каша это. Неужели сами не видите? — Гном с опаской придвигал к себе полупустой котелок.

— Это тоже артефакт, господин Магистр. Они активируют его словами: «Варись, варись, кашка», — опять влез с комментариями тот же сосед.

— Ну-ка, ну-ка… — отобрав у несчастного гнома его котелок, Магистр наклонился над ним и прошептал нужные слова. В тот же миг котелок доверху наполнился густой, наваристой кашей. Удивленно вскинув брови, Магистр с невольным уважением посмотрел на притихших друзей. — Поздравляю, друзья мои. Вы сделали что-то невероятное. Признаться, не ожидал такого, да еще и на первом же занятии. Ведь предметы, выбранные вами, для создания артефактов совершенно не подходили. И тем не менее у вас это получилось! Ну-с, кто-нибудь еще может меня так же порадовать? — Сграбастав рукой котелок с кашей, Магистр перетащил его на свой стол.

— Слушай, Грагит. Мы просто обязаны отомстить этому стукачу лопоухому! — Драрг с ненавистью уставился на пунцового соседа, который случайно расслышал его слова и теперь в панике прикидывал, как бы оказаться подальше от этой ненормальной компании.

— Да брось ты. Если один раз получилось, значит, получится и еще. Зато преподаватель доволен и нас похвалил. — Грагит небрежно махнул рукой.

— Не факт! Шедевр, он и называется шедевром, что получается только один раз, а наша каша была поистине шедевром кулинарии. Уж поверь мне! — Насупившийся гном очень переживал потерю котелка с неисчерпаемым запасом наваристой каши, которая так пришлась ему по вкусу.

Его ворчание прервал громкий голос Магистра:

— Ну что ж, подведем итоги. В результате ваших усилий у нас есть один амулет от сглаза. — Внимательно посмотрев его на просвет, Магистр внес дополнение: — Работающий точно наоборот. Поздравляю вас, молодой человек. Вы могли бы его неплохо продать кому-нибудь, имеющему врага. — Порывшись во внушительной кучке на столе, он выудил перстенек. — Так, а это что? Ага, ну все понятно. Вы, вероятно, пытались сделать магический накопитель любовных флюидов, чтоб девушек просто тянуло к вам?

Парень, что польстился на это украшение и долго над ним колдовал, покраснел как маков цвет.

— Ну это… н-ну, в общем… да… — проблеял он под сдержанные смешки соседей.

— Поздравляю! Ваш накопитель работает… — После многозначительно паузы Магистр закончил: — в режиме распространения на низких частотах. А потому вашу любовь могут почувствовать все животные округи и при желании ответить на нее. — После слов Магистра, сдержанные смешки перешли в громогласное ржание. — Ладно, остальные ваши поделки я даже комментировать не буду. Они еще хуже тех, которые вы увидели. И единственное, что заслуживает отдельного внимания, — это две поистине гениальные вещи, изготовленные нашими новыми студентами. — Магистр Мерфиус с самодовольным видом похлопал себя по карману, в котором лежал камень Грагита, и второй рукой придвинул к себе котелок. — Они умудрились сделать артефакты из предметов, совершенно к этому непригодных, а потому их изделия заслуживают самого пристального внимания. Поздравляю с первой серьезной удачей! На сегодня все могут быть свободны. — Магистр величественно удалился из класса, крепко прижимая к себе тяжелый котелок и насвистывая какую-то веселую мелодию.

Факультет Стихийного Боя (ФСБ)

Факультатив Лики

Идя на свой первый факультатив, я немного волновалась. Сегодня мне предстояло решить проблему со своим личным Учителем, на роль которого я прочила Магистра Джулиуса Кордела. Именно этот маг больше всего импонировал мне своей сдержанностью, манерой преподавания и ровным и справедливым отношением ко всем студентам. Правда, еще вопрос, захочет ли он обучать никому не известную студентку, прибывшую из глубинки и не имеющую дворянских корней. За несколько месяцев, прошедших с начала нашего обучения, я смогла понаблюдать за поведением самых разных Учителей и вот сейчас шла на свой первый факультатив. Занятия нашего факультета проходили в Башне и я, чертыхаясь про себя, забиралась в это утро по крутой лестнице на самый верх, кляня средневековье и тотальное отсутствие такого достижения технического прогресса, как лифт. Забравшись наконец на нужный этаж (практически последний, следующей шла уже просто открытая площадка), я с облегчением перевела дух.

— Опаздываете, девушка. Проходите быстрее и занимайте свободное место. В перерыве представитесь остальным, а сейчас мы начинаем наши занятия. — Магистр Джулиус был уже на месте, и, что актуально, все остальные студенты тоже. Их, кстати, оказалось не так уж и мало. По крайней мере, свободное место я нашла с трудом, и это оказалось место прямо перед столом нашего преподавателя. Скрипнув зубами (с детства у меня сложился стереотип, что от учителя надо быть как можно дальше), я уселась и преданными глазами уставилась на нашего Магистра.

— Вы все обучаетесь или будете обучаться на Факультете Стихийного Боя, а это значит, что мы с вами должны изучить все аспекты каждой стихии в отдельности, их возможности, достоинства и недостатки. Только научившись хорошо управлять ими, вы сможете полноценно использовать эти силы в бою. Научитесь управлять этими стихиями на уровне инстинктов, и вы станете непобедимы, — Для демонстрации того, о чем он сейчас говорил, Магистр Джулиус вытянул руку ладонью вверх, и на ней тут же появился багровый шар, воздух над которым ощутимо колебался, показывая, насколько этот шар нестерпимо горячий. Вторая вытянутая рука в противовес первой украсилась небольшим смерчем, послушно бегающим по ладони на манер юлы.

В классе послышались восхищенные вздохи и оживление, а мне сразу же захотелось повторить подвиг Магистра. Не особо задумываясь над тем, что я делаю, я вытянула руки под столом и моментально обзавелась чем-то похожим на то, что сейчас все наблюдали у нашего Учителя. Немного полюбовавшись, я решила внести коррективы, и через мгновение мой огненный шар превратился в огненного же ежа. А на другой руке вместо стандартного смерчика высокой воронкой закручивалась спираль ледяной воды. Пока я любовалась на свои изобретения, все остальные уже перешли к выполнению первого задания — концентрации внутренних резервов. Об этом я узнала по внезапно наступившей тишине и последующим словам Магистра Джулиуса:

— Пока все выполняют очень полезное и нужное задание, вас, милая девушка, я бы попросил пройти со мной, — усмехнувшись, Магистр указал рукой на дверь.

Растерявшись, я машинально свела обе ладони вместе, и из-под моего стола поднялось облачко пара, размером с лошадиную голову. Хорошо еще, что мои эксперименты не были слишком большие, а то я бы так легко не отделалась.

— Опс, я не хотела. — Завертев головой, я заметила несколько ехидных взглядов, исподтишка брошенных в мою сторону.

Ага, так они все и концентрируются, скорее, вид делают. Поднявшись, я с покаянным видом направилась к двери.

Выйдя в коридор, я увидела удаляющуюся спину Магистра, который направлялся вверх по лестнице.

— Опять вверх! Все выше и выше и выше… Такими темпами мне скоро на звезды взбираться придется. — Тяжело вздохнув, я поплелась за своим Учителем.

— Ну что, девушка Лика, здесь, думаю, будет безопаснее для окружающих, и вы сможете наконец показать мне все, на что способны. — Выйдя на открытую площадку, Магистр Джулиус с усмешкой смотрел на меня.

Я растерянно пожала плечами:

— Да я, собственно, и сама толком не знаю, на что способна.

— Ну значит, давайте выяснять это вместе. По крайней мере, хоть какая-то гарантия того, что стены нашей многострадальной Академии будут стоять на месте после ваших экспериментов. Как вам удобнее, просто показать, что вы умеете, или повторять за мной?

— А можно, вы будете нападать на меня, а я защищаться? — робко попросила я, решив, что раз есть такая возможность, то почему бы уже и не попробовать свои бойцовские способности в области магии.

— Вы так уверены в себе? — Магистр удивленно вскинул брови.

— Ну не так чтобы очень… Но попробовать очень хочется, — невнятно промямлила я.

— Ну раз так, начнем, пожалуй. Скажите, когда будете готовы. — Магистр Джулиус стоял в расслабленной позе, ясно показывающей, какого он «высокого» мнения обо мне как о маге.

— Да я, собственно, уже готова. — Быстро возведя защиту вокруг себя, я с интересом стала наблюдать за действиями своего Учителя.

Какое-то время ничего не происходило, и я уже начала скучать.

— Магистр Джулиус, я же сказала, что абсолютно готова. Может, мы уже начнем?

— Да я вообще-то уже начал. — Оказалось, для пробы Магистр запустил в меня не очень сильный Воздушный Таран, который я даже не почувствовала, укрывшись за своим Щитом.

Прощупывая меня и надежность моего Щита, Магистр постепенно наращивал мощность атакующих заклятий, которые пока что не только не пробили его, но даже не нанесли серьезных повреждений. После фаербола и Ледяной Стрелы я тоже решила попробовать свои силы и без предупреждения запустила в Магистра рой Ледяных Иголок, практически скопировав заклятие Ледяной Стрелы, но немного изменив его. Я расщепила одну стрелу на множество очень мелких и острых иголок. А сразу же следом отправила уже знакомый мне Воздушный Молот, который отличался от Тарана тем, что мог быть направлен на врага не только горизонтально, но и вертикально, то есть сверху. Судя по всему, Магистр не ожидал от меня такой подлянки, и только очень хорошее чутье и реакция спасли его от неприятных последствий.

После этой выходки я и сама срочно внесла изменения в свою защиту и накрыла себя куполом, справедливо ожидая мести за свой поступок. Однако Магистр не стал мне мстить, более того, он опустил руки, показывая, что наш поединок закончен. Судя по довольному лицу Магистра Джулиуса, такого веселого времяпрепровождения он не ожидал и был приятно удивлен. Его дальнейшие слова меня только утвердили в этом мнении.

— Браво, Лика. Признаться, я не ожидал от вас такого умения. До истинного мастерства, конечно, еще далеко, но то, что я увидел, меня более чем порадовало.

Решив ковать железо, пока горячо, я сразу же кинулась в атаку:

— Раз вы так довольны моими успехами, может, возьмете к себе в ученики?

Хитро прищурив глаз, Магистр сделал вид, что не понял, о чем я его прошу:

— Но ведь вы и так приписаны к моему факультету, разве не так? — Дождавшись моего кивка, он продолжил: — А значит, являетесь моей ученицей, впрочем, как и все остальные студенты с моего факультета.

— Я бы хотела учиться у вас индивидуально. Так сказать, перенимать ваше мастерство. Обещаю, что буду очень стараться. — Я с трепетом ожидала ответа молчавшего в раздумье Магистра.

— Лика, надеюсь, вы понимаете, о чем меня просите? Если же нет, то я немного вас просвещу. У ученика не должно быть от своего Учителя никаких тайн. Он должен беспрекословно выполнять все распоряжения своего Учителя, даже если они кажутся ему лишними или глупыми. В свою очередь, Учитель берет на себя ответственность за своего ученика. Его задача — обучать, наставлять и оберегать своего подопечного. В общем, на время обучения Учитель и ученик становятся одной семьей, только так можно добиться наиболее полного взаимопонимания. А в магии это очень важно! Это если вкратце. — Магистр Джулиус испытующе посмотрел на меня. — Подумай хорошенько, готова ли ты соблюдать эти требования или они кажутся тебе непомерными?

Вот теперь надолго задумалась уже я. Как же мне поступить? Стать ученицей Магистра — значит полностью раскрыться ему, рассказав, кто я такая и как сюда попала. Имею ли я на это право? К тому же как я могу принадлежать своему Учителю, если я и сама-то себе не принадлежу. Как рассказали мне вампиры, я не смогу вернуться домой, пока не выполню обязанности Хранительницы этого мира. И никто не сможет сказать мне, когда это случится, в какой момент: завтра, через полгода или, может, через год. Моя задача — как можно лучше подготовиться к тому, чтобы, когда придет время, я смогла выполнить все от меня зависящее по спасению этого мира.

— Магистр Джулиус, я осознаю все сказанное и готова открыться перед вами. Насколько я понимаю, Учитель ведь не должен причинять вред своему ученику?

— Все правильно понимаете, Лика. Но к чему такие вопросы или вы боитесь меня? — Магистр озадаченно нахмурил брови.

— Нет, я с удовольствием стану вашей ученицей… — Немного помявшись, я закончила: — Ну а как и насколько меня ограничивать, вы решите чуть позже, когда между нами уже не будет тайн.

Поскольку мой медальон Хранительницы никак не проявлял себя, я решила, что вполне могу довериться этому человеку. Раньше при появлении какой-либо опасности, грозившей мне, я чувствовала жжение в месте нахождения медальона Хранительницы, сейчас же никаких неприятных ощущений не было.

— Хорошо, я возьму тебя в ученицы. — Магистр Джулиус вытянул руку открытой ладонью по направлению ко мне, и я почувствовала, как от него побежали невидимые нити, опутывая какую-то часть моей энергетической оболочки. Словно метку поставил. — Теперь мы связаны на все время, пока ты являешься моей ученицей. Так я смогу лучше чувствовать тебя, а ты сможешь лучше понимать меня. Теперь давай, выкладывай свои тайны. — Магистр усмехнулся, явно не ожидая от меня ничего сверхъестественного.

Настала моя очередь шокировать и удивлять. Спокойно расстегнув ворот своей блузки, я под удивленным взглядом Магистра провела рукой вокруг шеи и сразу же почувствовала, как кожа начала набухать и сквозь нее стал проступать силуэт цепочки и пульсирующий мягким зеленоватым светом медальон Хранительницы. По мере того как медальон проявлялся сильнее, выражение лица у Магистра Джулиуса медленно менялось от снисходительно-отеческого до восторженно-изумленного.

— Это то, о чем я думаю? — Магистр сделал два шага ко мне, не решаясь приблизиться и потрогать.

— Я, конечно, не экстрасенс, но думаю, что именно то. Надеюсь, я в вас не ошиблась и мне не нужно будет вам лишний раз говорить, что я бы не хотела огласки этого факта.

— Безусловно! — Магистр наконец справился с собой и теперь смотрел на меня как на инопланетянку. Вроде бы и давно ожидали моего прилета, и вроде бы не совсем понятно, чего теперь, когда я прилетела, от меня ожидать. — Теперь мне понятно, откуда такие способности, — задумчиво проговорил он. — Ну и зачем тебе это нужно? Зачем в ученицы ко мне напросилась? Насколько я помню, по легендам, все Хранительницы обладали прямо-таки выдающимися магическими способностями, а я хоть и не последний маг, но до выдающегося мне далековато.

— Ну это вы прибедняетесь. — Я улыбнулась. — Практически все признают, что ваш магический потенциал очень высок и именно благодаря ему вы сумели занять место Заместителя Ректора. Думаю, не сильно ошибусь, сказав, что ваши недоброжелатели (а их у вас в Академии немало) спят и видят, как бы сместить вас с этой должности, да только нет никого, кто бы смог на равных противостоять вам в магическом поединке, буде такой состоялся бы. Так что я очень даже правильно выбрала. Ну где мне еще такого хорошего Учителя найти? А Учитель мне очень даже нужен, так как есть все основания предполагать, что до окончания учебы в Академии я здесь не задержусь. — На вопросительный взгляд Магистра я решила пояснить: — Давайте я расскажу вам свою историю, а вы сами решите, как к ней относиться? Тем более что у ученицы от своего Учителя не должно быть никаких тайн.

Я усмехнулась:

— Дело в том, что я в вашем мире человек новый. Не знаю, как там все другие Хранительницы, но до недавнего времени я жила совсем в другом месте — мой мир называется Земля — и совсем другой жизнью. Мой мир очень далек от всех ваших чудес, в нем полностью отсутствует магия, зато уровень жизни значительно выше. Это в большей степени техногенный мир. Более того, в своем мире я ничем особым не выделялась, была совершенно обычным человеком, ничем не примечательным. Но по непонятному для меня стечению обстоятельств медальон Хранительницы выбрал и признал законной хозяйкой меня, зачем-то перенеся в ваш мир. Небольшой экскурс в историю и возможные последствия всего произошедшего со мной мне уже объяснили вампиры из клана моего друга Даккруола. Я бы очень хотела оказаться у себя дома, но, к сожалению, пока не выполню возложенных на меня обязательств по спасению вашего мира от очередной напасти, пугь домой мне заказан. Поэтому моя первейшая задача — это подготовиться как можно лучше к этой самой напасти, чтоб не окончить бесславно свои дни, навсегда оставшись здесь удобрять травку. — Я немного помолчала, припоминая, не упустила ли чего. — Вот, собственно, и все вкратце. Если есть какие-то вопросы, то задавайте, я отвечу.

— Ты говоришь, что в твоем мире абсолютно нет магии? Но как такое возможно? — Магистр недоверчиво смотрел на меня. — Я никогда не слышал ни о чем подобном!

— А как много миров вы знаете? — вопросом на вопрос ответила я.

— Поверь мне, девочка, достаточно. Хоть это и является закрытой информацией, но скрывать ее от тебя я не вижу смысла. Я давно уже занимаюсь этим вопросом и сумел достичь определенных результатов. Каждый мир имеет свой слой реальности, вот только найти выход на этот слой не так просто и не всегда безопасно. Когда-то многие маги очень увлекались идеей пробить ход в другой мир, не всегда обращая внимание на небезопасность подобной затеи, и только когда из пробитых дыр полезла всякая мерзость, тогда все и засуетились. Примерно в это время появились и первые рыцари Хаоса, организовавшие впоследствии свой Орден. Именно маги этого ордена отказались следовать правилам, принятым коалицией магов всех государств, запрещающей протаскивать в наш мир любых представителей других миров и, более того, работать с Запредельными мирами. Их эксперименты в прошлом чуть было не погубили Тарагон, открыв неконтролируемый прорыв из Запредельного мира. Тогда всем нам на выручку пришла Хранительница, сумевшая запечатать этот проход и сохранить жизнь всем живущим на Тарагоне.

— А что такое Запредельные миры? — Это понятие я слышала впервые и, естественно, не могла удержаться и не задать такой вопрос.

— К Запредельным мирам относятся миры, выходцы из которых могут так или иначе разрушить сложившееся равновесие нашего мира, что неизбежно приведет к его гибели. Например, твой мир тоже можно отнести к Запредельному, так же как и Демонтан — мир, населенный демонами, далекими от таких понятий, как доброта, честь, любовь и преданность.

— А со всеми остальными мирами экспериментировать, значит, можно?

— Не совсем так. Скорее, можно проводить определенные исследования, да и то не всем подряд. Только сдав на четвертую ступень магического дара, можно заниматься подобными изысканиями. Считается, что маг, сумевший дойти в своем развитии до четвертой ступени и сдать на нее экзамен, уже достаточно цельная и сформировавшаяся личность, чтоб понимать все последствия своих действий.

— А что дает вам вся эта возня с соседними мирами? — Я удивленно смотрела на Магистра.

— Сумев отыскать новый мир и, самое главное, все о нем узнать, включая возможность стабильного перехода, любой маг после представления всех этих данных и их последующей проверки в Башне Магов может рассчитывать на получение дополнительных возможностей для своего дальнейшего развития.

— Например?

— Ну-у, например, допуск в специальный сектор внутренней библиотеки.

— Все ясно. — Я пренебрежительно хмыкнула. — И здесь все то же самое. Даже смешно становится. Вы горбатитесь день и ночь, но результатами ваших трудов будут пользоваться другие, потому как вам самим это категорически запрещено. А для того чтоб не было очень уж обидно, вы получаете конфетку в качестве утешительного приза.

— Зачем же так грубо, Лика? — нахмурился Магистр.

— Извините, Учитель, я не хотела вас обидеть.

— Я так понимаю, что если в твоем мире нет магии, то все вот эти навыки и способности у тебя появились благодаря новому статусу Хранительницы? — Получив в ответ неопределенное пожатие плечами, Магистр продолжил: — Зачем же тогда тебе нужен я? Если ты не так давно появилась в нашем мире и совершенно не знала магии, то твои успехи просто ошеломляют. Думаю, что и без меня ты вскоре станешь одним из самых сильнейших магов нашего мира.

— Вполне вероятно. Однако существует определенная возможность, что развиться до нужной степени мне просто не дадут, и тогда моя жизнь будет под угрозой, что для вас, возможно, и не представляет очень уж большой ценности, но вместе с моей жизнью под угрозой окажется и ваш мир. Думаю, это достаточно серьезный аргумент? К тому же под присмотром опытного Учителя мое обучение и развитие пойдут совсем другими темпами, нежели придется все делать самостоятельно.

Немного помолчав, Магистр Джулиус, вернее, теперь просто Учитель, развел руками.

— Ничего не скажешь. Твои аргументы безупречны. Даже и не скажешь, что такая молодая особа может настолько хорошо понимать сложившуюся ситуацию и заранее просчитывать возможные последствия. С сегодняшнего дня ты моя ученица, и, несмотря на твой немного необычный статус, на время учебы я попрошу тебя все-таки соблюдать условия договоренности между нами. — Я кивнула, и Магистр закончил: — На сегодня ты можешь быть свободна, ну а с завтрашнего дня мы начнем заниматься по отдельной программе. Зайди завтра ко мне перед уроками, я подготовлю для тебя новое расписание.

Факультет Моментальной Магической Медицины (ФМММ)

Факультатив Лешека

Лешек шел по направлению к пристройке Учебного корпуса и ворчал про себя. Недовольство лешего было связано с тем, что его определили на Факультет Магической Медицины, а не на Отделение травоведения, где ему нравилось значительно больше. Но Заместитель Ректора решил иначе. По его словам, с травоведением у Лешека и так все хорошо, а вот Магической Медицине получиться не помешает, тем более что очень многое в ней связано непосредственно с различными декоктами (мазями, настойками и т. д.), изготовленными на травах с применением заклинаний.

«Если леший начнет лечить путников, вместо того чтобы их путать по лесу и всячески вредить, это что же такое будет? Нет, ну где это видано, леший-медикус, я вас спрашиваю?» — Вот так, бурча про себя и плюясь от досады, Лешек и подошел к нужной двери.

Осторожно заглянув в класс, Лешек округлил глаза. Слишком необычное зрелище предстало перед ним. Большой круглый зал был залит светом, струящимся через огромные окна, расположенные по всему периметру. Выпуклый потолок в форме купола создавал ощущение дополнительного пространства. Самые разнообразные растения в горшках, кадках и ящиках располагались рядом с окнами, стоя на специальных тумбах, свисая с потолка и стен, стелясь ковром по полу. Столы были расставлены в хаотичном беспорядке и все оборудованы небольшими горелками, несколькими плошками и колбочками разного размера. Посередине всего этого великолепия на небольшом возвышении стоял длинный стол, большую часть которого занимали реторты, колбы, какие-то кастрюльки и куча всякой всячины, не совсем понятно для чего предназначенной. Оробев, Лешек перешагнул порог и завертел головой, постепенно все больше смелея. Большую часть учеников Факультета МММ составляли студентки, которые, тихо пересмеиваясь и делясь последними новостями и сплетнями, занимали места за облюбованными ими столиками. При виде Лешека, вошедшего в класс, со всех сторон раздалось сдержанное хихиканье и перемигивание. Гордо подняв голову и изобразив независимый вид, Лешек заметил несколько свободных столиков и, выбрав один из них, поближе к зеленым насаждениям, прошествовал к нему.

— Так, прекращаем веселиться и занимаем свои места, — В класс быстрым шагом вошла приятная моложавая женщина лет двадцати восьми. Это была Магистр Факультета Медицины — Марни Гюранд. — Отчего это у нас сегодня такой ажиотаж? — Она оглядела класс и, заметив Лешека, легко улыбнулась, одними уголками губ. — А-а, у нас новенький! Тогда все понятно. Конечно, хорошо, что в наших рядах пополнение, но это еще не повод так веселиться. Познакомиться с вашим новым товарищем вы сможете после занятий, ну а сейчас настраиваемся на работу. Сегодня у нас по плану изготовление регенерирующей притирки. Прошу отнестись к этому очень внимательно, если хотите получить нужный результат. — Разложив какие-то исписанные листы бумаги, Магистр Марни Гюранд откашлялась: — Сейчас я прочитаю небольшую лекцию о том, чем отличается Моментальная Магическая Медицина от стандартной, которой пользуется большинство простых жителей Вассариара. Итак… — Постучав костяшками пальцев по столешнице, призывая класс к тишине, Магистр продолжила: — Самая главная составляющая наших снадобий — это магическая энергетика, питающая поврежденные участки. Наша задача — пробудить и усилить ее, заставляя работать так, как нам нужно. Эта энергетика живет практически во всех (за редким исключением) природных явлениях, которые мы так часто и щедро используем при приготовлении магических зелий. И больше всего ее бывает именно в живых существах, например в растениях, ключевой воде, мелких животных. Правильно подобрать сочетание необходимых ингредиентов в нужных количествах, пробудить и заставить работать в полную силу магическую составляющую состава — вот основная ваша задача. И вы здесь выступаете в роли экспериментаторов, где одна маленькая деталь может привести вас к грандиозному успеху или же, наоборот, полностью погубить уже практически готовое зелье. Шарлатанство и халтура в работе выпускника Академии Магии просто недопустимы! Имейте это в виду. Любимчиков у меня не будет, проверять и спрашивать буду строго, независимо от вашего происхождения и регалий. — Обведя взглядом притихший класс, Марни Гюранд взяла в руки один из листков бумаги. — Сейчас я зачитаю вам перечень трав и растений, их основные характеристики, наиболее подходящих под вашу притирку. Именно они обладают самыми лучшими восстанавливающими свойствами и несут в себе магическую энергетику. Ваша задача — постараться самим подобрать нужный состав, его приготовить и пробудить нужные свойства. По ходу вашей работы я буду вам немного помогать, но основная идея должна принадлежать именно вам самим. А в конце занятия мы все посмотрим, что у вас получилось, и разберем сделанные ошибки. Возьмите карандаши в руки и записывайте за мной. Лишний раз повторять я не буду.

Все дисциплинированно зашуршали доставаемыми из столов тетрадками. Заглянув под стол, Лешек также обнаружил там небольшое углубление, где лежала толстая тетрадка в серо-зеленой обложке, и пара хорошо отточенных карандашей. Положив ее перед собой, Лешек облегченно вздохнул. Спасибо Лике, которая подсуетилась и попросила обучить ребят чтению и письму, а то выглядел бы Лешек сейчас как деревенщина. И так его необычная внешность вызывает нездоровое оживление в классе, не хватало еще, чтоб все показывали на него пальцем и смеялись.

Навострив уши, Лешек приготовился услышать что-нибудь для себя новое. Все, что касается растений, очень живо его интересовало, поскольку было наиболее близким к тому, чем он занимался всю свою жизнь. К сожалению, ничего нового в длинной получасовой лекции молодой леший для себя не узнал. Более того, он сам мог бы рассказать все это и даже больше, и не по листочку, а наизусть, приводя конкретные примеры. Чтоб не заскучать, Лешек стал потихоньку оглядывать острым зрением класс, отмечая те растения, которые могут ему пригодиться в приготовлении его зелья. Неподалеку от своего стола он заметил в большой кадке, рядом с пышным кустом сирениуса, блеклую, серовато-белесую травку. Название этой травке Лешек дал сам «стоян-трава» за ее необычные свойства. Даже полностью вымотавшись после целого дня беганья по лесу, стоило Лешеку сделать из этой травки отвар и выпить его, как чудесным образом силы восстанавливались, и он готов был к новым деяниям. Вот именно эту травку Лешек и решил взять за основу своего будущего зелья, добавив туда еще несколько необычных ингредиентов, таких как моховик (обладающий хорошими заживляющими свойствами), аллоперник (восстанавливающие свойства для волос и кожи) и ряд других растений из списка Магистра Марни Гюранд. За всеми этими раздумьями леший даже не заметил, как лекция подошла к концу и все засуетились, освобождая места на своих столах для практической работы. Захлопнув пустую тетрадку, Лешек убрал ее на полочку и вместе со всеми направился к столу Магистра, где волшебным образом образовался огромный сноп различных травок, из которых каждому ученику было предложено выбрать те, которые необходимы для приготовления притирки.

Навострив свой чуткий нос, леший тщательно перебирал травки, досадливо морщась. На его искушенный взгляд, для приготовления такого серьезного зелья, каким, безусловно, является регенерирующая притирка, годятся только самые свежие травы, сорванные на рассвете, еще до выпадения первой росы. А травы, предложенные им, уже имели слегка поникший вид и совершенно не подходили для обозначенных целей. Кое-как отобрав пару травок, наиболее свежих, леший удалился к своему столу, тихо бурча что-то нелицеприятное себе под нос. Сгрузив свою добычу, он крадучись отправился за облюбованными травками, а попутно присмотреть что-нибудь еще, более подходящее и свежее для будущего зелья, чем то, что им предложили. Оставшись никем не замеченным, он умудрился полностью изучить все насаждения в огромном классе и затариться всем необходимым для дальнейшей работы. Озадаченно нахмурив брови, Лешек разложил свои травки по аккуратным кучкам, освободив середину стола. К этому моменту практически все студентки и студенты также закончили копаться в предложенной груде трав и разошлись по своим рабочим местам.

— Ну что, если все готовы, то можете приступать. В деревянной бочке, — Магистр показала рукой на большую деревянную бочку около входа в класс, — находится чистейшая ключевая вода. Кому нужно, можете брать. У всех на столах есть горелки, ступки с пестиками, в общем, все, что вам понадобится. У кого появятся вопросы или моя помощь, поднимайте руку, я подойду. — Марни Гюранд стала ходить между столами, ненадолго задерживаясь то тут, то там. Где-то она одобрительно кивала, где-то недовольно поджимала губы, а дойдя до стола Лешека, остановилась в ступоре. У него оказался самый большой набор разнообразных травок, некоторые из них (например, такая как «стоян-трава») даже не были знакомы Магистру. — А для чего тебе этот сорняк? — Магистр указала пальцем на блеклую травку.

— Надо! — многозначительно отрезал леший, предостерегающе покосившись на свою Учительницу.

— А-а, ну тогда ладно. — Скептически хмыкнув, она поспешила к одной из студенток, поднявших руку.

А Лешек тем временем развел небольшой огонь под горелкой и установил там маленькую плошку с ключевой водой, куда сосредоточенно стал строгать корень одного из растений. «Стоян-траву» он перетирал в ступке, постепенно добавляя туда новые ингредиенты, в то же время не забывая помешивать потихоньку закипающее варево. Процесс приготовления зелья настолько увлек лешего, что он потихоньку начал разговаривать с травами, бормоча им, какое прекрасное средство из них должно получиться и какие они молодцы, что не сопротивляются и отдают все свои полезные свойства.

Когда сложный процесс приготовления нужного зелья, по мнению Лешека, был полностью завершен, он устало откинулся на стуле, вытерев ладошкой пот со лба. Тишина, стоявшая в классе, невольно удивила его, и, только оглядевшись по сторонам, он понял, почему. Практически все студенты во главе с Магистром Марни Гюранд сгрудились около его стола и завороженно смотрели на переливающуюся всеми цветами радуги смесь в глиняной плошке, получившуюся в процессе сложного творческого процесса лешего.

— А? Что такое? — Удивленный Лешек завертел головой.

— Да это я хотела бы узнать, что же это такое у тебя получилось? — озадаченная Магистр ткнула пальцем в плошку.

— Как это что? — возмущенно фыркнул Лешек, — Это, как его… ренеге… регне… — так и не сумев правильно сказать нужное слово, Лешек плюнул с досады: — Ну в общем восстанавливающее средство. Все, как вы и просили!

— И ты так в этом уверен? — Марни Гюранд скептически поджала губы. — Что, вот так просто? Я сказала сделать, и ты сделал?

— Ну да. Хотите попробовать? — Лешек зачерпнул деревянной лопаточкой немного смеси и с готовностью протянул ее Магистру.

— Нет уж, увольте. Если я буду на себе пробовать все эксперименты студентов, меня надолго не хватит. Однако попробовать не мешало бы… — Магистр озадаченно обвела взглядом класс.

— Да чего вы боитесь? Средство получилось высший класс! Вон как в нем енергия бурлит, прям вся магия наружу просится… — От волнения Лешек начал путаться в словах. — Ну если вы так боитесь, то я и на себе показать могу.

И, пока никто не успел его остановить, Лешек зажмурился и резко дернул себя за шевелюру. Из глаз маленького лешего брызнули невольные слезы, а в руке остался внушительный клок волос. Демонстративно показав всем образовавшуюся проплешину, Лешек щедро помазал ее своей мазью. В течение одной долгой минуты ничего не происходило, и со всех сторон начали раздаваться ехидные смешки, как вдруг, прямо на глазах, из кожи головы начали пробиваться новые волоски, постепенно становясь темнее и гуще, пока не отросли до своего начального размера. Однако и после этого их рост не остановился, и по истечении пяти минут Лешек щеголял длинной, аж до самого пола, прядью красивых, сверкающих на солнышке от переполнявшего их здоровья волос. Дружное «Ах!» было общим комментарием ко всему произошедшему, а жадный блеск в глазах студенток, не могущих похвастать такими волосами, мог испугать и голодного вурдалака, а не только бедного лешего, в испуге свалившегося со своего стула.

— Та-ак, девочки! Всем три шага назад! — Марни Гюранд раньше всех поняла, чем все это может грозить, и решила взять ситуацию в свои руки. Подхватив глиняную плошку, она предостерегающе сверкнула глазами на неохотно расступавшихся студенток и скомандовала присмиревшему Лешеку: — А ты за мной! Напишешь рецепт зелья и на сегодня можешь быть свободен. Твоя оценка «отлично». А эту плошечку я забираю с собой для более детального изучения. — Буквально за шкирку вытащив обалдевшего лешего из-за стола, она поставила его перед собой и начала проталкивать к своему рабочему месту, попутно стукая рукой по жадным пальчикам, тянущимся со всех сторон к волочащейся сзади пряди волос лешего. Практически всем девчонкам хотелось лично потрогать струящиеся шелковистые волосы.

— Всем разойтись по своим местам и приготовить выполненные задания к проверке. — Усадив вяло сопротивлявшегося лешего на свой стул, она пододвинула ему несколько чистых листов бумаги. — А ты давай пиши все подробно. Что, в каких пропорциях и последовательности ты там делал. И смотри не пропусти и не перепутай ничего! — Открыв небольшой шкафчик, Магистр засунула туда драгоценную плошку и закрыла шкаф на ключ.

Если Марни Гюранд надеялась на то, что кто-нибудь еще изготовил сегодня какое-нибудь чудо-зелье, то жестоко ошиблась. Магически сканируя выставленные для обозрения различные «чудо-составы», приготовленные в плошках, колбочках, мисочках, она недовольно поджимала губы. Только у двух человек получилось что-то более-менее приличное, и именно у их столов Магистр задержалась. Одна из студенток приготовила магический бальзамчик, который должен восстанавливать в рекордные сроки утраченные силы, и все бы хорошо, если бы не побочные действия этого бальзама, как только у человека начинали прибывать силы после его принятия.

— Госпожа Чепмен, как вы думаете, нужна ли будет такая помощь измученному человеку, если после принятия вашего бальзама он вынужденно проведет целый день в отхожем месте? И еще неизвестно, не придется ли его лечить после этого? — Осторожно понюхав коричнево-бурое средство, Марни Гюранд вынесла свой вердикт: — К следующему занятию выучите главы по травам с первой по пятнадцатую, где подробно описаны воздействия трав на организм и их взаимодействие друг с другом. На следующем факультативе проанализируете свои ошибки и с их учетом изготовите новый бальзам. — Отставив сомнительное средство в сторону, Магистр брезгливо вытерла пальцы.

Заканчивая обход студентов, она остановилась около стола худенького молодого человека с острым лицом и темными пронзительными глазами.

— Хм, Бальтазар, расскажи-ка всему классу, что ты здесь изготовил?

Вскочив со своего места, парень начал объяснять, явно волнуясь и сильно жестикулируя:

— Я приготовил магическую притирку, которая способна моментально снимать боль и затягивать небольшие раны.

— Ну что ж, неплохо, совсем даже неплохо, Бальтазар. Только и у тебя есть небольшая недоработка. Средство-то твое уже начинает менять цвет, посмотри сам… — Марни Гюранд подняла колбочку и показала ее смущенному ученику на свет. Темно-зеленая жидкость практически на глазах начала приобретать болотный оттенок. — Боюсь, что срок годности у твоей притирки слишком уж маленький. Придется тебе еще над ним поработать, пока не увеличишь срок его годности до приемлемого. — Поставив пробирку, Магистр быстрым шагом вернулась к своему столу и встала рядом с ним, скрестив руки на груди: — Не ожидала я от вас такого отношения к своим занятиям. Ведь большинство приходит на мой факультатив не в первый раз, и о том, что мы сегодня будем проходить, вы прекрасно знали. Так почему же не нашли время, чтоб подготовиться должным образом? — Обведя обвиняющим взглядом класс, Магистр тяжело вздохнула: — К сожалению, только трое из вас могут рассчитывать на нормальные оценки, все остальные получат отрицательные. Советую очень хорошо подготовиться перед следующим факультативом, потому как, если вы и дальше будете так же безалаберно относиться к моим занятиям, я заставлю вас испытывать все это на себе. — Магистр Марни Гюранд брезгливо обвела рукой ряд колбочек с разноцветными жидкостями, которые готовили студентки. — Не волнуйтесь сильно, думаю, до смертельного исхода не дойдет, наши медикусы этого просто не допустят, но массу неприятностей вы испытать успеете, — Не дожидаясь, пока ошарашенные таким заявлением студенты хоть как-то отреагируют, Магистр наклонилась над пыхтящим от усердия Лешеком: — Ну что, ты закончил? — Получив неуверенный кивок, она нетерпеливо выдернула исписанный листок, свернула его в трубочку и, не забыв прихватить с собой предусмотрительно убранную в закрытый шкаф плошечку с магическим составом, гордо удалилась из класса, бросив на пороге фразу: — Лешек, советую к следующему факультативу привести свою прическу в порядок.

Нервно теребивший отросшую прядь волос Лешек резко отдернул руки. После того как за вышедшей Учительницей захлопнулась дверь, Лешек попытался незаметно отправиться на выход. Не тут-то было! Именно на него оказались обращены оценивающие взгляды практически всех студенток, и, судя по этим взглядам, так просто выпускать его из класса никто не собирался.

— Мама моя! Хочу обратно в лес! — тихо охнул Лешек. — И что только гном находит в этих бабах? Они же как хищные звери, только приручению не поддаются. — Бурча себе под нос, леший маленькими шажками потихоньку продвигался к двери, косясь на девчонок, которые медленно, словно боясь спугнуть дичь, обходили его со всех сторон, стараясь отсечь от двери.

— Лешек, тебя ведь Лешек зовут? — вперед выступила блондинка с длинными волосами, завивающимися в мелкие спиральки. — Скажи, ты ведь можешь нам тоже рецептик этого своего зелья написать или, может быть, уже сразу приготовишь?

Лешек очумело помотал головой, с ужасом глядя на свои руки, перепачканные карандашом.

— Девочки, а давайте в следующий раз, а? Меня сейчас товарищи ждут.

— Подождут! — безапелляционно заявила рыженькая востроносая девчонка, одним рывком покрывая разделяющее их расстояние и оказываясь рядом с не успевшим среагировать лешим. Схватив его под руку, она едва ли не волоком потащила его к своему столику. — Давай готовь свое чудо-зелье!

— Не могу, — развел руками Лешек. — Здесь не хватает нескольких травок, а без них ничего не получится.

— Тогда пиши все подробно и смотри, чтоб у нас все получилось! — Девчонка грозно нахмурила брови.

— А как тебя зовут? — набравшись смелости, Лешек решил познакомиться поближе с этой рыженькой, так напомнившей ему пушистую лисичку, живущую неподалеку от его дома в лесу.

— Ну Лиска, а что? Хотя нет, для тебя госпожа Лискавета. Ты давай не отвлекайся, а пиши.

Тяжело вздохнув, Лешек придвинул к себе лист бумаги и, слюнявя карандаш, принялся писать. Имя новой знакомой ему чрезвычайно понравилось, и леший решил, что обязательно попытается с ней подружиться. После пятнадцати минут пыхтения и страданий Лешек наконец-то дописал листок и передал его Лискавете. Пока девчонки шумно обсуждали и пытались перевести его каракули, Лешек тихо удалился, справедливо опасаясь получить еще какое-нибудь задание.

Глава 18

Махлюнд уже битых два часа стоял перед воротами Академии, пытаясь проникнуть внутрь или на крайний случай добиться того, чтоб ему вызвали Лику. Старый ворчливый сторож ни в какую не соглашался ни на один вариант, твердя, словно заведенный, только одну фразу: «Не положено!» До сегодняшнего дня купец был уверен, что со своим опытом торговли и общения с людьми он сможет найти общий язык практически с каждым, но знакомство с упертым сторожем его сильно поколебало в этом. Неизвестно, чем бы все закончилось, скорее всего Махлюнду пришлось бы уйти ни с чем, но ему повезло. Из ворот вышел его хороший знакомый — Магистр Мерфиус, который очень удивился, увидев здесь купца, да еще и в таких растрепанных чувствах.

— Махлюнд, дружище, что случилось? Ты ко мне?

Смутившись, Махлюнд протянул руку Мерфиусу.

— Понимаешь, какое дело. Я, конечно, очень рад тебя видеть, но сегодня я здесь немного по другому поводу. Мне очень нужно увидеть одну вашу студентку, а этот хмырь, — Махлюнд сердито зыркнул на прислушивавшегося к их разговору сторожа, — мало того что не пускает меня к ней, так еще и сюда отказывается позвать ее. Это же прямо не Академия, а тюрьма какая-то получается.

— Ну-ну, не горячись ты так. Никакая это не тюрьма, и наши студенты не арестанты. Хотя им и запрещено без специального разрешения покидать стены Академии, как, впрочем, и видеться со знакомыми. Но это сделано исключительно в их интересах. Чтоб ничто не могло отвлекать будущих магов от учебы. — Увидев огорченное лицо друга, Мерфиус успокаивающе похлопал его по плечу. — Ну ты не переживай. Я же тебя знаю как серьезного человека, который по пустякам не будет отвлекать наших учеников, поэтому можно сделать исключение. Тем более что я, кажется, догадываюсь, о какой студентке пойдет речь. Ты, вероятно, хочешь повидаться со своей протеже? — Махлюнд торопливо кивнул, и Мерфиус распорядился, повернувшись к сторожу: — Я проведу этого человека под свою ответственность, а вы передайте Распорядителю, чтобы прислал Лику в мой кабинет. — Подхватив купца под руку, Мерфиус провел его через калитку.

Проходя по двору Академии, о которой ходило столько слухов, Махлюнд не переставая вертел головой в ожидании каких-нибудь чудес. К его сожалению, ничего удивительного вокруг не происходило, и он даже расстроился. Прекрасно понимая состояние друга, Мерфиус только усмехался, но от комментариев воздерживался.

Дойдя до кабинета, Мерфиус придержал дверь, и Махлюнд оказался в небольшой, уютно обставленной комнатке, где большую часть места занимал огромный шкаф со стеклянными дверцами, на полках которого стояли самые разнообразные предметы совершенно непонятного назначения, и потертый круглый стол посередине комнаты. Оглядевшись, Махлюнд уселся в глубокое продавленное кресло, сразу же утонув в нем. Магистр Мерфиус, как гостеприимный хозяин, достал бутылку вина и два бокала.

— Так что за срочность привела тебя сюда? Неужели не мог дождаться следующих выходных, ведь, насколько я знаю, у твоей студентки есть пропуск в город, чем она и пользуется, отправляясь каждые выходные на охоту?

— Понимаешь, я хочу отдать ей одну вещицу, причем лично. А до выходных это ждать не может, так как мне сделали очень выгодное предложение и уже завтра я отправляюсь с новым караваном по торговым делам. А когда вернусь, пока сказать не могу.

— Что же это за загадочная вещь такая, что никому постороннему ее и доверить нельзя? — заинтригованный Мерфиус отставил бокал в сторону.

Подойдя к столу, Махлюнд очень аккуратно, как какую-то драгоценность, начал разворачивать сверток из темно-синей плотной ткани. Когда сверток наконец был полностью развернут, на столе перед изумленным взглядом Магистра Мерфиуса оказалась женская кожаная жилетка, стоимость которой была просто баснословной. Всю грудь и спину этой жилетки украшал безумно дорогой и редкий мех ярко-рыжего цвета. В свете магических светильников этот мех переливался всеми оттенками расплавленного золота.

— Это что, не подделка? Откуда у тебя такое сокровище и за какие такие заслуги ты так балуешь эту студентку?

Неужели она того стоит? — Удивлению Мерфиуса не было предела.

— Ты не поверишь, но это не я ее балую, а скорее, уж она меня. Эта девочка просто нечто необыкновенное, я уж не говорю о ее феноменальной удаче. Представляешь, за время нашего знакомства она уже несколько раз приносила мне совершенно уникальных животных, начиная с вахмуржика, которого я очень удачно пристроил в королевский зверинец, змеи-рогатки и заканчивая грымзликом. Я просто не могу поступить иначе и не отблагодарить ее, хотя Лика ни на чем не настаивала и, даже больше того, усердно пыталась просто подарить мне каждое сокровище.

Рассказ Махлюнда был прерван вежливым стуком в дверь, вслед за которым на пороге появилась Лика собственной персоной. Еле выбравшись из продавленного кресла, Махлюнд расплылся в добродушной улыбке.

— Лика, девочка моя, как же я рад тебя видеть!

Быстро сориентировавшись и поняв, что ее вызвали к Магистру не за какой-то проступок, Лика встревоженно спросила:

— Махлюнд, у вас что-нибудь случилось? Почему вы здесь?

— Успокойся, ничего страшного не произошло. Просто я завтра уезжаю по делам и когда вернусь, пока сказать не могу. Вот и захотел лично вручить небольшой подарок. — Отступив в сторону, Махлюнд указал рукой на переливающуюся в лучах магического освещения жилетку, лежащую на круглом столе. Подойдя к столу, Лика провела рукой по такому красивому меху, что хотелось зарыться в него лицом. Однако руки ощутили необычную жесткость, и это при том, что внешне мех казался очень мягким. На этот раз никаких уколов не последовало, и Лика взяла в руки жилетку, оказавшуюся практически невесомой.

— Это что, мне? — недоверие и радость смешались в этой фразе.

Поняв по реакции Лики, что вещь ей понравилась, Махлюнд расплылся в довольной улыбке:

— Конечно, тебе, кому же еще? Ведь это твой размерчик?

Накинув жилетку, Лика удивленно посмотрела на купца.

— Это действительно мой размер. Но как вы смогли?

— Мне помог господин Перес, помнишь еще такого? — Махлюнд хитро прищурил глаза. — Он принимал активное участие в изготовлении этого чуда и очень хотел, чтоб тебе все понравилось. Именно по его проекту и была сшита эта жилетка.

— Ну спасибо вам огромное! Угодили так угодили. Передайте ему мою искреннюю благодарность. — Попрощавшись с Махлюндом и пожелав ему удачи в предстоящем путешествии и самого скорейшего возвращения, Лика вышла из кабинета.

Спускаясь по лестнице и задумчиво поглаживая мех загадочного грымзлика, совершенно неожиданно для себя Лика наткнулась (причем в самом прямом смысле слова) на Дакка, который бродил, как привидение, по коридорам Академии в полусогнутом состоянии и что-то выискивал в самых темных углах.

Заметив Лику, Дакк первым делом поинтересовался:

— Ты руку не видела?

— Тебе какую, правую или левую? — ехидно осведомилась она.

— Да нет, не твою. Ты живую руку не видела? Может, пробегала мимо? — с надеждой поднял глаза Дакк на совершенно ошарашенную его словами Лику.

— Дакк, дружочек, ты случайно не перезанимался? Может, у тебя температура? — Потрогав лоб вампира, Лика покачала головой: — Да вроде не похоже. Лоб холодный.

— Да не заболел я. Просто от меня рука сбежала, и я теперь срочно должен ее найти.

— Дакк, да обе твои руки на месте, не переживай ты так!

— Ну ты ничего не понимаешь. Это не совсем моя рука сбежала, вернее, совсем не моя рука… — Вконец запутавшись Дакк беспомощно посмотрел на Лику.

— Ладно, не переживай ты так. Давай, рассказывай все по порядку, а там посмотрим, чем можно тебе помочь. — Успокаивающе поглаживая расстроенного вампира, Лика вывела его на свежий воздух, параллельно выслушивая историю первого факультативного занятия у Магистра Гробикуса. Теперь ей все стало понятно, и она облегченно рассмеялась.

— Чего ты смеешься? Надо мной, да? — Дакк обиженно насупился.

— Не обижайся. — Отсмеявшись, Лика пообещала: — Сейчас мы попросим Прошку, и он быстренько отыщет твою беглянку. А ты пока подумай, что ты будешь с ней делать.

— А что я должен с ней делать? — удивленно переспросил Дакк.

— Ну я просто подумала, что, раз ты занимаешься на Отделении Обращения Нежити, так, может, поупражняешься и обратишь эту нежить во что-нибудь более безопасное?

— Даже не знаю… — задумавшись над предложением Лики, Дакк нахмурил брови.

— Ну ты пока подумай, а мы с Прошкой поищем. — Лика потрепала по холке материализовавшегося рядом с ними кса-рдона и мысленно объяснила ему, что именно требуется найти. Наклонив лобастую голову, Прошка словно прислушался к чему-то, после чего рванул с места в сторону коридора, ведущего к кабинету Ректора Академии. Противную руку они догнали практически под самыми дверьми Ректора, и даже Лику, до этого момента не воспринимавшую всерьез всю эту погоню, пробрало при мысли, что могло бы случиться, проникни эта недоделанная нежить к главе Академии.

Памятуя о противном характере этой руки, никто не хотел приближаться к ней, и Лика не могла придумать, как ее остановить. Выручил всех Прошка, попросту прижав своей огромной когтистой лапой шуструю руку к каменному полу коридора. Оглянувшись на Дакка, Лика скомандовала:

— Давай, Дакк, твой выход. Пациент готов и ждет врача.

— Чего? — обескураженно переспросил вампир.

— Действуй давай! Долго нам еще ждать? — Лика подтолкнула вперед переминавшегося с ноги на ногу Дакка.

— Да я даже не знаю, что и как нужно делать! — завопил растерянный вампир. — Нам же еще ничего не объясняли!

— Ничего, ты же у нас самородок. Вот и импровизируй. Главное — это результат!

Насупившись, Дакк уставился на трепыхавшуюся руку, словно стараясь прожечь ее взглядом. И, самое интересное, ему это удалось! С легким хлопком рука задымилась и, сразу после того как мгновенно сориентировавшийся Прошка ее отпустил и отпрыгнул в сторону, занялась ярким пламенем. Через минуту на месте «живой» руки осталось только черное пятно на плитах коридора да небольшая горстка пепла.

— Поздравляю! У тебя все получилось! — Лика радостно хлопнула Дакка по спине.

— Ага, а это что? — Дакк показывал пальцем на начавший внезапно проявляться прямо в воздухе полупрозрачный силуэт руки.

— Ни фига себе! — ахнула Лика. — Это же привидение руки! Никогда о таком не слышала! Ты ее развоплотить сможешь? — Увидев отрицательное покачивание головой, Лика констатировала: — Почему-то я именно так и думала. Ну тогда валим отсюда на фиг, а то еще неизвестно, что от твоего привидения ожидать. — Подхватив за руку вампира, Лика потащила его прочь.

— А почему это моего привидения? — вяло вякнул Дакк.

— А чья это рука была, моя, что ли? К тому же именно ты ее и упокаивал, а значит, тебе и отвечать! — Усмехнувшись, она утешила взгрустнувшего вампира: — Не боись, я всем скажу, что ты упокоил эту нежить как полагается и ничего странного я не видела. Вон и Прошка подтвердит, — Повернувшись к спокойно трусившему рядом кса-рдону, Лика безмятежно уточнила: — Ведь подтвердишь? — Получив утвердительный кивок, она посчитала его за согласие и продолжила: — Так что ты ни в чем не виноват! А появление этого привидения — результат происков твоих врагов и завистников.

Выскочив на улицу, Лика с Дакком остановились, стараясь побыстрее проморгаться под яркими лучами солнца. Когда глаза привыкли, Лика заметила около Учебного корпуса крадущуюся вдоль стены знакомую фигурку лешего. Дернув Дакка за рукав, она указала на него рукой, удивленно подняв брови. Теперь уже и Дакк заинтересовался таким необычным явлением, и, перемигнувшись, они дружно рванули к своему другу.

— Привет, Лешек! Ты чего здесь делаешь? — громко поинтересовалась Лика, неожиданно для лешего оказавшись прямо перед ним.

— Тсс-с, тихо ты. — Лешек испуганно заозирался по сторонам. — Пошли отсюда быстрее, а то эти фурии сейчас как набегут, не отмашешься.

Схватив Лику за руку, Лешек быстро потащил ее за собой, стараясь уйти как можно дальше от этого места. Дакк двинулся следом.

Ничего не понимая, но решив пока подчиниться, Лика шла за Лешеком, гадая про себя, что же такое могло с ним приключиться на факультативе и от кого он сейчас так резво удирает? И только дойдя до беседки, Лешек немного расслабился и отпустил Лику, плюхнувшись на чурбачок и пригладив рукой встопорщенные волосы. Именно этот жест и привлек ее внимание к изменившейся прическе лешего. Раскрыв рот, Лика смотрела на растрепанную, волочащуюся за лешим прядь волос. Дакк, не выдержав, прыснул в кулак. Леший обиженно надулся и заявил:

— Не буду вам ничего рассказывать, раз вы такие. Смеетесь надо мной, вместо того чтоб пожалеть.

Пришлось друзьям в срочном порядке перестраиваться и наперебой убеждать расстроенного лешего в том, что они вовсе не хотели его обидеть. Кое-как успокоив Лешека, ребята с интересом выслушали его историю, закончившуюся словами:

— И вы представляете, как они на меня смотрели? Словно голодные хрямсы на кукси.

Тут уже Лика не выдержала и засмеялась в голос:

— Как ты сказал? Какие такие хрямсы и кукси? Первый раз слышу!

— Ну как же! Хрямсы они и есть хрямсы. Вечно голодные, в пупырышках, очень любят ку