Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

День 1.Записался в отряд. Ну как сказать записался, затащили чуть ли не силком. Я разве виноват, что их вербовщики так ловко в карты мухлюют? Вот мне и сказали, либо выплачивай долг (а откуда обычный трактирный слуга возьмет три золотых?), либо вступай в отряд. А то детина такой справный, сильный, самое то чьи-нибудь бошки пробивать, а не полы в заплеванной таверне протирать. Хозяин, скотина тоже, прикрывать не стал. Ответил, ты, мол, проигрался, вот сам и отдувайся. Ну, ничего, меня заверили, что это всего-то на год. Вернусь - объясню ему, где он был не прав.

Меня, как новичка, сразу отправили в распоряжение Сержанта. Вот так, прямо с большой буквы Сержанта. Как его на самом деле зовут, он так и не сказал, заявив, что такие салаги, как мы, просто не имеют права осквернять его благородное имя своими грязными языками. Не знаю, насколько уж он там благороден, но выглядит как мясник из соседней лавки. Впрочем, именно из-за этой схожести я с ним связываться и не стал. А то, как заедет по уху невзначай, так все содержимое головы по ближайшей стенке и расплещется.

Зато познакомился с товарищами по несчастью, такими же бедолагами, которые только вступили в отряд. Правда, они себя несчастными не считают и даже рады открывающимся перспективам. Особо пообщаться нам, правда, не дали. Сержант тут же потащил всех на площадку для тренировок, чтобы изучить полученный материал. Там заодно я и узнал, с кем связался. Забавный контингент подобрался, скажу я вам.

Ли – низкорослый странник с востока. По его словам, хочет заработать достаточно денег, чтобы встретить спокойную старость. При этом работа наемником для него обычное дело, вот только у Зайцев, как я понял, специфика несколько иная. Коротышка Ли, правда, творил такое, что возникло ощущение, будто я в цирке. Кулаком разбил камень, прыгал и кувыркался, крутил сальто, разбрасывая в разные стороны ножи, а напоследок попытался врезать Сержанту, но умудрился отбить кулак об его нагрудник. Не рассчитал бедолага сил, ведь стальная кираса это вам не известняк, крошащийся сам по себе только так.

Вол – бывший дровосек. В отряд вступил, чтобы спрятаться от гнева отпрыска вельможи. Причем дело-то пустое: по пьяни хвастался своим мастерством и поспорил, что срубит здоровенную сосну за двадцать ударов. Дерево-то срубил, но то умудрилось упасть так, что немного поцарапало карету этого самого знатного сынка. Возник скандал, пьяный Вол высказал все, что думает, а когда протрезвел, узнал, что стражники уже стоят у его дверей. Еле ноги унес, хорошо хоть кто-то посоветовал ему вступить в отряд, мол, Зайцы даже убийц не выдают, если, конечно, сочтут их полезными. А пользу дровосек может принести немалую: с топором управляется знатно и ловко, правда, пока никак не может избавиться от привычки бить по основанию. Сержант даже опешил, когда вместо ожидаемого удара по голове получил учебным топором по ногам. Вол, конечно, долго извинялся, но свою порцию уважающих взглядов он получил.

Сэр Роберт – бастард одного из местных знатных лордов. Долгое время воспитывался при дворе отца, пока в голову ни ударила моча, и его ни понесло на поиски приключений. Почему он вступил в отряд, не знаю, поскольку благородных рыцарей, по словам Сержанта, в составе никогда и не было. Правда, потом услышал его шепоток, что если такие к ним и попадают, то либо перестают быть рыцарями, либо очень быстро погибают. Роберт Сержанту сразу не понравился, поскольку тут же стал кичиться своим умением фехтовать на шпагах и ловкостью управления с лошадьми. Дело закончилось тем, что Сержант взял учебный топор и в два удара сломал лорду-бастарду его шпагу. С верховой ездой вышло поинтересней: для Роберта выбрали самую пугливую лошадь, которая начинала прыгать в стороны от малейшего звука, после чего Сержант принялся трубить в рожок. Через пять минут мы вытаскивали сэра Роберта из выгребной ямы, куда его и забросило после очередного кульбита. Судя по позеленевшему лицу, бедолага начал понимать, куда попал, но признаваться не хотел.

Отец Либер – настоятель храма в близлежащей деревне. Попался на краже церковной утвари и пожертвований, но сумел доказать, что даже в такой жирной заднице есть изрядная ловкость, поскольку во время ареста избил трех стражников, а затем, обогнав погоню, очутился в нашем городке. Так же, как и Вол, быстро сообразил, что надо делать и записался в отряд. Сержант над ним измывался больше всех, называл Вашим Преосвященством и обрадовано кричал, что знает, кого назначить в отрядные интенданты, а то, мол, предыдущего как раз пару дней назад повесили. Священник, надо отдать ему должное, на издевки реагировал с доброй улыбкой и в ответ продемонстрировал свое владение посохом. Для такого жирдяя это выглядело очень солидно, и хотя через пять минут отец Либер запыхался, в целом впечатление произвел.

Шантиэль – эльф, самый заурядный эльф. Чего ему от нас понадобилось и зачем он записался, пока так и не узнали. Сержант на него смотрит, широко раскрыв глаза, но с вопросами приставать не спешит. Эльф продемонстрировал высокий уровень владения кинжалом, луком, а так же намекнул на навыки разведчика. Сержант впечатлился, правда, пробурчал, что разведывать пока надо лишь то, насколько сильно разводят пиво в ближайшей корчме.

На этом смотр закончился, поскольку Сержант объявил, что больших пентюхов он в жизни не видывал, а его глаза уже устали на нас глядеть. Впрочем, созерцание нас, изнемогающих после пробежки ста кругов по двору под палящим солнцем, вполне может их исцелить, поэтому нам тут же пришлось брать ноги в руки и развить максимально возможную скорость. Отца Либера хватило на пятнадцать кругов, после чего его пришлось отнести в ближайший тенечек. Сэр Роберт мужественно держался до пятидесятого круга, но затем жара разморила его настолько, что он потерял направление и улетел в ту же выгребную яму. Я сам вырубился на семидесятом, и остаток дня помню с трудом.

День 2.Утро началось с очередной пробежки, правда, сегодня всего на пятнадцать кругов. Священник в этот раз упал после десяти, но мужественно прополз оставшуюся дистанцию. Шантиэль вызвал очередной приступ ненависти у всех, ибо умудрился обогнать нас на два круга. Правда, Сержант заставил его отжиматься, дожидаясь нашего прибытия. Отжиматься эльфу пришлось очень долго, поскольку отец Либер явно не мог развить высокую скорость, передвигаясь на четвереньках.

Затем приступили к занятиям. Всех нас поставили в ряд, дали в руки учебные копья, мечи и щиты и стали обучать приёмам поведения в строю. Эльф снова начал выделываться, заявив, что ему, как лучнику, не стоит учиться такому примитивному бою. В ответ Сержант, мило улыбаясь, поинтересовался, какие будут действия в том случае, если у остроухого внезапно кончатся все стрелы? Ведь, исходя из его логики, эльфу придется либо бежать с поля боя, что приравнивается к дезертирству, либо оставаться на месте в ожидании, когда противники перережут ему глотку. Эта речь оказалась достаточно убедительной, и Шантиэль все-таки встал в строй.

После обеда долго утешали нашего бастарда, который до сих пор переживал из-за потери шпаги, ведь эта «зубочистка» была фамильной. Пообещали, что найдем кузнеца и все исправим. Потом успокаивали отца Либера, страдающего от голода. По мне так здесь кормят от пуза, но для священника здешние порции оказались чуть ли ни половиной нормы. Напоследок пришлось приводить в чувство Шантиэля, узнавшего, что ему придется сменить свой вычурный зеленый наряд на стандартную униформу. Сержант, зараза, смеется и говорит, что в иных ротах с этого остроухого красавчика моментально бы содрали все тряпки, дабы не мозолил глаза своей помпезностью.

День 3.Продолжаем отрабатывать групповые действия. Наконец удалось переучить Вола не бить в строю с размаху по ногам, а то он мало того, что противников всех покрошил, так заодно еще и половину наших. У Ли проблема иного рода: меч-то ему сумели подобрать по росту, а вот щиты все стандартные. В общем, нашего желтокожего друга просто невозможно разглядеть за щитом, но сам Ли из-за него тоже ничего не видит, поэтому чаще всего бьет в пустоту. Сержант довольно ржет и говорит, что это лучший способ свести врага с ума.

Вечером отец Либер ненадолго ушел, а затем появился с бочонком пива. Оказывается, он уже сумел подружиться с начальником продовольственного склада, поскольку терпеть скудный рацион не намерен. Шантиэль покрутил пальцем у виска. За пару минут до возвращения Либера остроухий как раз говорил о своём намерении предложить священнику половину своей порции, а то для хрупкого эльфа человеческий рацион чересчур обилен.

Часа через два пришел сержант, еле успели спрятать бочонок. Он как-то нехорошо посмотрел на нас, но устраивать допрос или обыск не стал. Вместо этого познакомил с новым членом отряда. Девушка, двадцать два года, зовут Дашутой. Дочка кузнеца, который, похоже, мечтал о мальчике. Она выше Вола на целую голову, а объемом плеч напоминает нашего Сержанта в полном боевом доспехе. Добавим к этому коротко подстриженные и торчащие в разные стороны рыжие волосы, плотный покров веснушек на лице, нос картошкой и отсутствие передних зубов.

Сэр Роберт и Шантиэль, дождавшись ухода Сержанта, отправились напиваться, забрав с собой бочонок. У них, оказывается, разрушились идеалы. В представлении эльфа, начитавшегося сказаний и легенд, женщина-воин выглядела как прекрасное и воздушное неземное существо, с легкостью покоряющее чужие страны и сердца мужчин. Рыцарь, напротив, разочаровался самим фактом существования воительниц. Для Роберта все женщины делились на прекрасных дам, встречных прохожих и городских шлюх, а Дашута в данную концепцию никак не вписывалась.

День 4.Очередной шок для нашего рыцаря. Оказывается, Дашута неплохо разбирается в строевом бою. Судя по поломанной физиономии, в городских кулачных боях ей тоже участвовать приходилось и не раз, а там чувство локтя просто обязательно. Правда Сержант продолжает ворчать, что баба на войне все равно, что евнух в гареме. Вроде человек и при деле, но смотрится весьма смешно и нелепо.

Вечером приходил Капитан и долго рассказывал о сущности отрядного братства. Если отбросить словесную чепуху, то все выглядит довольно просто: прикрывай друг другу спину и постарайся не обгадиться. Будешь соблюдать эти правила, отряд тебя из любой задницы вытащит, а вздумаешь на них наплевать, в эту самую задницу тебя и загонят. Попутно наслушались историй о былых ратных подвигах Зайцев. Оказывается, это сейчас они сидят на одном месте и функцию городской стражи исполняют, поскольку войны нет, а как начнется заварушка, первыми же туда устремимся.

Сэр Роберт вежливо поинтересовался о происхождении такого странного названия отряда. В ответ тут же получил исчерпывающий рассказ о том, что обычно заяц животное вполне себе смирное и старается тихо скрыться от врага. Но если заяц окажется бешеным, то его хрен поймешь, побежит ли он или предпочтет вцепиться в горло, а то и в иное место поинтереснее. В общем, все поняли, что наша сила в непредсказуемости и неадекватном поведении, на чём лекция и закончилась.

День 5.Учились стрелять из арбалета. Ли и Шантиэль показали лучший результат, на спор нашпиговав мишени в тех местах, куда указывал Сержант. Отец Либер, Дашута и я смогли хоть куда-то попасть. Вол, пытаясь разобраться с механизмом, умудрился сломать свое оружие, за что и был изгнан со стрельбища в мастерскую. Сэр Роберт разразился очередной патетической лекцией на тему, что данный тип оружия является недостойным рыцаря и что врага надо встречать грудью, смело глядя в глаза. В ответ сержант пообещал выбить сэру бастарду оба глаза, если он не прекратит молоть чушь. В итоге Роберт все же согласился поработать с новым оружием, но в результате стрелой сбил с сержанта шлем. И это несмотря на то, что тот стоял у рыцаря за спиной.

Выслушав очередную порцию ругани и вытащив сэра Роберта из уже ставшей привычной для него выгребной ямы, получили новое задание. Мы должны научиться стрелять на скорость, работая в паре с заряжающим. Поскольку Вол, похоже, надолго застрял в мастерских, нас разбили на три пары. Меня поставили вместе с Дашутой. Пока учились работать слажено, все шло нормально, но когда Сержант матами стал увеличивать темп, напарница умудрилась повторить подвиг бастарда, послав стрелу куда-то назад и вверх, прямо в окно офицерской казармы.

Получили еще одну двойную порцию матов от Сержанта и от заместителя командира, которого болт чуть ни лишил самого важного. Последний полчаса угрожал отдать виновника на сношение к гарнизонному козлу, но узнав, что стреляла новенькая, повторил слова Сержанта о бабе на войне и, сплюнув, удалился. Дашута, похоже, сильно расстроилась.

День 6.Знакомились с новым членом отряда. Бертольд, тринадцать лет, бывший ученик академии магов. Был притащен всем городским ковеном магов чуть ли ни за шкирку. Мальчишка учудил что-то очень серьёзное, и волшебники не смогли придумать достойного наказания, потому спихнули его к Зайцам. Сержант продолжает ворчать, что суровый отряд наемников постепенно превращается в детскую игровую. Однако сто кругов для нового члена устроить не забыл. Мальчишка попался крепенький, даже не свалился, к тому же выяснилось, что он неплохо разбирается в механизмах, значит арбалет точно не сломает.

В строю Бертольду, правда, туговато, поскольку щита держать не может, и приходится обучать подсобным делам. Ли, пока Сержант не видит, решил дать волшебнику пару уроков метания ножей и звездочек. В итоге парнишка умудрился порезать себе руку в трех местах. На требование привести врача Сержант, злобно ухмыляясь, привел какого-то здоровенного одноглазого громилу, покрытого шрамами, и заверил, что это лучший штопальщик отряда, практиковавшийся на самом себе. После этого порезы у Бертольда как-то сразу сами собой зажили, и он предпочел как можно быстрее вернуться к учебе.

На досуге поспрашивал его насчет магии. Если парень не врет, возможно, мы получили свое собственное оружие массового поражения, но пока стоит скрыть это от Сержанта. А то кто знает, что тому в голову взбредет.

День 15.Постепенно тренировки дают эффект. Отец Либер уже не падает в обморок, а довольно бодро нарезает круги. Хотя при этом его вес непонятным образом удвоился. Сержант очень странно поглядывает на священника, явно заподозрив что-то нехорошее, но пока молчит. Наконец-то перешли к урокам фехтования, а то разучивать строевой бой уже как-то наскучило. Сэр Роберт с довольным лицом принялся демонстрировать всякие вычурные финты, пока ни пришел Сержант и дубиной в очередной раз сломал ему меч. Слава богам, что меч всего лишь учебный, а то второй такой истерики мы бы не пережили.

Заодно пришлось приструнить Ли и Шантиэля. Те тоже считают, что их сложные танцы с клинками очень трудно преодолеть. Ну Ли-то ладно, у него опыт немаленький, от дубины Сержанта ушел очень легко, а вот остроухий вздумал парировать, подобно героям древности, отбивавшим кинжалом палицы орков. В общем, шишку на лбу эльфу мы залепили, а пальцы пришлось вправлять. Зато теперь будет адекватно оценивать, чем его противник сражается.

После обеда к нам заглянул Капитан и заявил, что завтра нас всех должны послать в городской патруль, чтобы постепенно осваивали настоящее дело. Начинаю чувствовать легкое беспокойство.

День 16.Беспокоился зря. Нас просто разбили по парам и приставили к паре уже опытных бойцов. Они должны были обходить свои участки, а мы, символично громыхая броней, следовали за ними, распугивая всех нарушителей общественного порядка. Мне еще повезло, что снова попал в пару к Дашуте. Та хорошо знала район, по которому мы ходим, поэтому обошлось без проблем. Наставники тоже оказались нормальные, все понимающие и не особо достающие.

Зато вечером началось веселье, когда вернулись остальные. Первыми привели нашего восточного друга и сэра Роберта. Оказывается, те завели философский спор о природе зла. Сэр бастард придерживается концепции, что человек изначально безгрешен, а все злые деяния есть результат многочисленных искушений, которыми нас одолевают злые демоны. А согласно мировоззрению Ли, человек является сосудом как для добра, так и для зла, и сам выбирает дорогу, по которой идти. Как известно, философия еще никогда и никого до добра не доводила, поэтому оба спорщика, так и не сойдясь во мнении, захватили первого попавшегося на месте преступления воришку и начали его допрашивать, надеясь отыскать зерна истины в его словах.

Вор по привычке стал отбрехиваться, заверяя, что его подставили, и он не причем. То, что философов не интересует его вина, парень понял слишком поздно. Те вознамерились все-таки разрешить свой спор и приступили к пыткам. Причем с Ли вору еще повезло: тот предпочитал втыкать иголки в разные точки, вызывая сильную боль. Жестоко конечно, но зато конечности остаются на месте. А вот Роберт, которому эта восточная премудрость быстро надоела, попытался отрубить жулику все пальцы, но тут подоспели старшие товарищи, и пленника пришлось отпустить.

Следом доставили Бертольда и Либера. Отличились оба, причем в разных сферах. Святой отец, патрулируя рынок, оторвался от основной группы и, расхаживая среди торговцев, долго выяснял, где же можно найти людей, продающих стражникам товары со скидкой. Слух моментально достиг командира патруля, Либера отыскали и произвели внушение посредством дубинки. Но зато на это время без присмотра остался Бертольд, который, увидев очередного вора, обчищающего прилавок, по привычке использовал магию. Ерунда, что лавка сгорела, в прошлом месяце градоправитель нанимал магов для проведения фейерверка, так там целый квартал взорвался, но то, что вместе с лавкой полыхнуло хранилище жгучих специй, это уже перебор. Теперь на рынок неделю зайти будет невозможно, поскольку глаза режет. Правда Сержант смотрит на мага-недоучку с интересом, заявляя, что знает, где его можно использовать.

Последними появились Вол и Шантиэль. Этим не посчастливилось: нарвались на наставников весельчаков, которые нашли крупную драку в порту и предложили новичкам её ликвидировать. На то, что эльф взял с собой лук, наставники внимания не обратили, а зря. Остроухий тут же приступил к устранению побоища, стреляя по ногам его участников. А потом и Вол присоединился. Топора у него с собой не было, зато дубинка оказалась вполне ничего. Уроки, вколачиваемые Сержантом, лесоруб, правда, уже позабыл и по старой привычке принялся бить драчунов по нижним конечностям, продолжая дело остроухого товарища. В общем, в течение пяти минут в порту образовалась весьма солидная куча калек, не способных ходить. А старшие стражники лишь хохотали, наблюдая это зрелище.

Сержант даже не стал нас ругать, но посмотрел на всех таким многообещающим взглядом, что стало как-то не по себе. Надеюсь, до завтра мы доживем.

День 17.Нечаянно подслушали разговор бургомистра и Капитана. Градоначальник требовал отдать под суд тех жутких преступников, которые, пользуясь своим привилегированным положением, посмели избить мирных граждан. Капитан в ответ предъявил явные доказательства того, что применение силы было оправданным, и обвинить нас можно лишь в превышении полномочий. После чего ехидно добавил, что благодаря его ребятам городские костоправы получили хорошую возможность попрактиковаться и обогатиться. Дальше диалог ушел в высшие сферы, и из него я понял лишь то, что кто-то из пострадавших от наших рук оказался большой шишкой. В итоге Капитан пригрозил разрывом контракта, а после пообещал сам лично наказать виновных.

Да блин, какое наказание? После всего, что мы услышали, его полуторачасовой мат и пятичасовая муштра вместо заслуженного отдыха казались нам даром богов. Да за такого командира мы сами кому угодно глотки порвем! Скажи нам Сержант в тот момент «фас» - и все, от города бы осталась лишь горстка угольков…

День 25.Все больше и больше втягиваемся в ритм тренировок. Ли все-таки доработал себе щит и теперь все отлично видит, хотя его противникам еще требуется время на то, чтобы понять, с кем приходится сражаться. Вол перестал ломать арбалеты, наконец, разобравшись, до какого момента следует крутить ворот. Шантиэль все-таки признал, что во владении алебардой есть свое очарование, и теперь придумывает для каждого из приемов поэтическое название. Сэр Роберт больше не упоминает полторы сотни знатных предков, прежде чем идти мыть пол. Бертольд научился подавлять желание использовать файерболл на манекене для отработки ударов.

Вот только отец Либер так и не может избавиться от пагубной привычки загрести все в свои карманы. Но теперь хотя бы не пытается срезать кошелек у Сержанта. Похоже, те двести кругов в доспехах отбили у священника это желание.

На очередном дежурстве отличились Бертольд и Ли. Не знаю, чего там наш восточный гость рассказывал юному напарнику про искусство мастеров своей страны, но дело закончилось походом в алхимическую лавку. Чуть позже они уединились на заднем дворе, и в итоге отрядный сортир разлетелся на куски. Дело усугубилось тем, что внутри него в тот момент сидел Сержант. В итоге мы все заработали на ночь пробежку в полной выкладке с попутным вычищением территории и выгребной ямы от мусора. Сержант особой фантазией тут не отличился: пока одна половина бегает, вторая роется в дерьме, а потом меняемся местами.

Все бы ничего, но нытье сэра Роберта о том, что уборка нечистот вовсе не относится к обязанностям благородного рыцаря, очень достало. Да и у остроухого было такое лицо, словно ему предложили стать орком. Вот на Вола с Дашутой просто любо дорого смотреть, только лопаты сверкают. Да и отец Либер с полным смирения лицом на удивление охотно погрузился в работу. Все прониклись, услышав от святоши фразу, что в жизни убирать дерьмо легко, а вот очистить от дерьма человеческие души во стократ сложнее. После этих слов даже Роберт с Шантиэлем гораздо шустрее заработали.

День 32.Очередной веселый день. Дашута внезапно пожаловалась, что пошла в армию с целью найти настоящего мужчину, но пока никого не может присмотреть, все хлюпики и слабаки. Исключение – Сержант, но он бог, а бог по умолчанию существо абстрактное и недосягаемое.

Чуть позже узнали о драке в ближайшей таверне. Один из местных лордов перепил и начал буянить. Арестовать его боялись, поскольку человек все-таки знатный и со связями. Ранишь такого - по судам затаскает, а иначе не взять никак. Хорошо тут вдруг Роберт нарисовался, перечислил дебоширу всех своих знатных предков в количестве полторы сотни штук, чтобы тот проникся уважением, а потом без особых заморочек вызвал на дуэль. Пока лорд приходил в себя и начал было выдвигать условия дуэли, сэр бастард грубо оглушил его тяжелым табуретом, произнеся: «Какая на хер дуэль, я же на службе».

Самое интересное, что за этот поступок Роберт заработал два выговора. Одну выволочку получил от Капитана за несоблюдение всех формальностей при аресте, а другую чуть позже от Сержанта за проявление излишнего либерализма и неразделывание этого знатного выпендрежника как коровьей тушки мясником. Впрочем, чуть позже наш рыцарь негласно все же получил поощрение в виде небольшой денежной премии.

Потом возник еще один скандал. Когда проводили опись вещей задержанного, недосчитались нескольких перстней и кошелька. Сержант сам лично допросил отца Либера, вроде бы пару раз проходившего мимо, но тот клянется, что не причем. Смутно верится…

День 35.Обучение постепенно подходит к концу. Сержант объявил, что мы обязаны пройти курс выживания. Для этого наш отряд вместе с Сержантом отправят глубоко в лес, без еды. Мы должны будем продержаться там три дня, используя лишь свои знания. Правда, после долгих уговоров нам разрешили взять походный набор.

На месте сразу распределили обязанности. Сэр Роберт, Я, Бертольд и Дашута занялись обустройством лагеря. Шантиэля, Ли и отца Либера отправили патрулировать окрестности и заодно поискать что-нибудь съестное. Волу дали ведро и попросили принести воды из ручья, который, судя по слышимому журчанию, течет где-то недалеко. Первым отличился бастард, поставивший шатер прямо над огромным муравейником. После того, как Сержант указал ему на ошибку, ехидно поинтересовавшись, не намеревается ли он таким способом закалять организм, рыцарь приступил к переносу временного обиталища. Правда, и второй раз Роберт умудрился не заметить еще один муравейник.

Бертольд тем временем пытался развести костер. Сержант запретил ему применять магию, а огнивом наш волшебник пользоваться не особо умеет. Однако заметив, что наставник отвлекся на очередной выговор рыцарю, подсыпал в дрова немного порошка, созданного после наставлений мудрого Ли. Костер тут же вспыхнул, правда, дрова прогорели чрезвычайно быстро, поэтому нам с Дашутой пришлось срочно бежать в лес за сушняком.

По возвращении узрели дивную картину: Сержант выносил выговор отцу Либеру, который сумел где-то найти козу. Чётко видневшееся на боку животного клеймо священник проигнорировал и на все вопросы отвечал, что это обычная царапина. После получасовой ругани Сержант повелел отнести козу туда, где взял, и для контроля приставил к Либеру Дашуту.

Дров, что мы принесли, оказалось мало, поэтому я пошёл за следующей порцией. В паре сотен шагов от лагеря наткнулся на Ли, висевшего вниз головой в странной веревочной конструкции. Короткого разговора с ним хватило, чтобы понять всю прелесть ситуации. Хитрый восточный воин решил поставить ловушку для поимки какого-нибудь животного, но немного не рассчитал и угодил в неё сам. Причем капкан оказался настолько хорошим, что Ли в течение получаса не мог из него выпутаться. Звать на помощь он постеснялся, предпочтя висеть вниз головой и размышлять о смысле жизни и сущности бытия.

Освободив Ли, я вернулся в лагерь, где застал Либера и Дашуту, демонстрировавших Сержанту ту же самую козу, но уже с замазанным клеймом. Причем, девушка даже не понимала, в чем дело, искренне доказывая, что на этот раз им действительно попалось дикое животное. Получив четкие указания отвести козу назад и найти что-нибудь другое, они, сильно расстроившись, вновь удалились.

Затем мне пришлось помогать сэру Роберту, который в упор не видел муравейников. Заодно я заштопал шатер, поскольку Бертольд умудрился взорвать костер, и пара головешек упала прямо на ткань. Вскоре Сержант опять воспользовался своим богатым словарным запасом, на этот раз адресовав его Ли. Восточный гость все-таки смог правильно поставить свою ловушку, в которую угодила та самая коза. На все упреки он философски отвечал, что у козы просто плохая карма, раз её путь все время пересекается с нашим отрядом. В итоге козу пришлось опять отпустить, а Ли был отправлен собирать грибы и ягоды.

Чуть позже обратили внимание на отсутствие Вола и отправились его искать. Обнаружили дровосека стоящим по колено в ручье. Оказывается, он хотел попутно наловить ведром рыб, но упустил его и теперь, бедолага, пытается найти утерянное. На этот раз Сержант даже не стал ругаться, ограничившись легким подзатыльником. Повелев заменить утерянное хоть собственными запасными штанами (благо они кожаные и воду не пропускают), он скомандовал всем вернуться в лагерь. Там нас уже ждал Шантиэль с… застреленной козой. Сержант коротко выматерился, махнул рукой и повелел готовить ужин.

День 40.Последние дни перед принятием присяги. Нас признали достаточно самостоятельными, чтобы отправить в число бойцов, занимающихся охраной порядка во время проведения городских торжеств. Правда, предварительно Сержант прочитал нам лекцию о правилах поведения. Например, что мальчишек, залезающих на крышу ратуши или памятник основателю города, нужно сгонять угрозами, а не прицельной стрельбой из лука (это он Шантиэлю). Что нарушителям порядка нельзя ломать ноги (это Волу). Что нам запрещено шарить по карманам, вымогать взятки и заключать сделки сомнительного характера (это уже Либеру). Что крайне не рекомендуется кидать задержанных об стену (этим Дашута отличается). И вообще арестованных нужно доставлять в городскую тюрьму, а не к местным костоправам (это уже нам всем).

Так же нам запрещено играть в азартные игры (камушек в мой огород), использовать для задержания боевое оружие (опять Вол, ну и сэр Роберт) или метательные ножи (тут понятное дело, Ли). Ну и самое главное, нельзя пытаться сделать праздник еще веселее, сочтя, что можно устроить салют лучше, чем городские маги (адресовано Бертольду).

Ну, если честно, совсем без эксцессов обойтись не удалось. Как выяснилось, наблюдать процессию из городских шишек, находясь в толпе, это одно, а вот когда ты стоишь несколько часов в оцеплении, это уже совсем другое. Под конец возникло стойкое желание вырвать из толпы пару-тройку самых шумных и демонстративно набить им морды, чтобы остальные замолчали. Сэр Роберт в итоге так и сделал, правда, оформил это как задержание за нарушение общественного порядка.

Шантиэль на спор сбил из лука одно из знамен со шпиля ратуши, но никто этого не заметил. Разве что мальчишки, сидевшие там, поспешили спуститься на землю. Ли демонстрировал навыки знания особых точек на теле, ловко обезвреживая буянов. Некоторые, похоже, посчитали это колдовством. Многократно поступали жалобы на кражи, но был ли задействован в них отец Либер, мы так и не установили. Вол, правда, нашел одного карманника и, гоняясь за ним, обрушил с полдюжины лавок. А чуть позже Бертольд всё-таки не выдержал и запустил свой фейерверк, сбив при этом голову статуи основателя города. Но опять же никто ничего не обнаружил, поскольку парой минут спустя городской маг умудрился разбить саму статую.

А вот задерживать пришлось немало народу. Правда, били мы аккуратно, все по науке Сержанта, не оставляя следов, поэтому к нам претензий никаких. В общем, праздники прошли хорошо, и мы получили немалый опыт в данном деле.

День 45.Наконец приняли присягу, после чего нас перевели в казармы основного отряда. Как выяснилось, нас там уже ждали с нетерпением, наслушавшись рассказов Сержанта. В первую очередь от нас оторвали Бертольда и увели в покои отрядных магов. Те, оказывается, жутко заинтересовались методами юного гения и теперь стремились выведать все его секреты.

Попутно узнали насчет распределения по отрядам. Сэра Роберта забрали в тяжелую кавалерию, где таланты как раз должны раскрыться в полной мере. Ли и Шантиэля окружили разведчики. Отца Либера, как и ожидалось, прикомандировали к местному складу, и туда же, как ни странно, отправили возмущающуюся Дашуту. То, что её поставили в охрану и заодно для наблюдения за вороватым священником, девушку не особо успокоило. Ну что поделать, все-таки местные бойцы весьма консервативны и с подозрением относятся к женщинам в передних рядах. Нас с Волом, кстати, именно в эти ряды и поставили, что оказалось предсказуемо.

Чуть позже в ввосьмером отметили это событие, благо отец Либер сумел совершить еще один рейд на кухню. Пива на этот раз нам досталось аж три бочонка, так что о ночных событиях помнили только непьющий Бертольд и, как ни странно, я. Но мы никогда не расскажем Роберту и Шантиэлю, которые утром проснулись голышом в обнимку с Дашутой, что она их в беспамятном виде притащила в постель просто погреться, и на самом деле ничего у них не было. Но, впрочем, это уже следующий день, день когда мы стали полноправными Бешеными Зайцами.

Хроники отряда «Бешенного Зайца» ( Поход)

День 1.Идем в поход, поскольку внезапно с Западных гор спустились орки и теперь безобразничают на границе. Так как на обычный набег это не похоже, наш отряд усилили ополчением и отправили разобраться с проблемой. Поход уже радует, потому как я периодически узнаю о том, что еще натворили мои товарищи по учебе. Меньше всех пока отличается Вол, он на глазах у всех, да и под рукой у него ничего нет, что можно сломать. Зато про отца Либера уже ходит немало слухов. Вроде Дашута его несколько раз избивала, обнаружив у священника под рясой очередной кусок мяса. Несмотря на это в рационе явно ощущается недостача.

На своем поприще умудрился прославиться и Бертольд. Поставленный отрядными магами на изготовление огненной смеси, он решил проверить её качество прямо на месте, в результате сгорела походная лаборатория. Теперь волшебники вынуждены ютиться в небольших палатках, поскольку единственный шатер, способный их удовлетворить принадлежит командиру. А тот как-то не спешит им делиться.

Ли и Шантиэль уже стали местными легендами. Буквально вчера оба поспорили, кто из них является лучшим разведчиком. Решили, что выиграет тот, кто сумеет обнаружить соперника первым. В итоге оба прятались так хорошо, что умудрились столкнуться лбами, одновременно запрыгивая в так понравившийся им кустарник. Наблюдатели признали ничью, что сильно расстроило обоих. Правда, Ли еще старается относиться к этому вопросу философски, а вот эльф дуется, считая, что наш восточный друг все это проделал специально.

Сэр Роберт в свою очередь решил продемонстрировать ударному отряду свой коронный прием владения копьем, но как обычно, не сделал поправку на местность. Разогнался-то он хорошо, но помойной ямы не заметил. Хотя, как человек, регулярно купающийся в нечистотах, просто обязан был учуять её. Теперь тактику скоростного ныряния в мусор, как средство от внезапного исчезновения с глаз противника, именуют бастардской.

А у меня все хорошо, сдружился с Сержантом, который тоже пошел в поход. Тот научил меня некоторым карточным фокусам, с условием не использовать их против членов отряда. Впрочем, мне пока хватает и местных жителей, у которых мы останавливаемся на постой. Так что жизнь у нас вроде даже веселая.

День 2.Командир вызвал меня и Вола к себе в штаб. С удивлением обнаружил там всех своих товарищей. Оказывается, нас хотят отправить вперед, дабы мы, выполняя обязанности квартирмейстеров, договорились насчет очередной стоянки отряда. Старшим поставили отца Либера, он у нас самый расчетливый и языкастый. Дашута при нем в качестве телохранителя ну и как сдерживающий фактор, дабы наш священник не зарывался. Сэра Роберта нам приставили на тот случай, если придется договариваться с местными лордами. В подобной ситуации сто пятьдесят знатных предков могли сослужить неплохую службу. Ли и Шантиэль, как и положено, исполняли обязанности разведчиков, а меня и Вола поставили в качестве грубой силы. А Бертольда вообще отправили в наказание. Сгоревшей лаборатории ему так и не простили, поэтому придется мальчику проветриться.

Начали мы неплохо. Весьма быстро добрались до деревни, обозначенной на карте, где командир и предлагал сделать остановку. Правда на месте обнаружилось, что большая часть поселения уже давно сгорела, и три покосившиеся избы вряд ли смогут вместить пару тысяч человек. Кроме того запас провизии пополнить тут мы так же не могли, поскольку кроме мышей и лягушек у оставшихся жителей иной скотины и не было. Правда один из стариков посоветовал нам пройтись до соседнего села, мол, туда все перебрались. По карте туда ведет две дороги, одна заброшенная, но короткая, вторая вокруг леса и поновей, но идти по ней долго. Старик упорно уговаривал нас не идти коротким путем, но сэр Роберт заартачился и убедил всех идти через лес.

Ну, поначалу все казалось весьма скучным, дорога, лес, все заросло, паутина за лицо цепляется. Потом вышли к старому кладбищу, и началось веселье, когда из могил полезли покойники. Мы даже не сразу сообразили, что к чему. Дашута на секунду отошла в сторону посмотреть какой-то памятник и тут же дико завизжала. Внезапно руки из-под земли полезли, стали нас за ноги хватать. Тут-то мы и поблагодарили небо, что Вол то и дело срывался на свою вредную привычку рубить понизу. Мы даже охнуть не успели, а он своей секирой с дюжину рук срубил. Ну, тут мы сами, наконец, поняли, что к чему, встали как нас учили в строй и заняли круговую оборону.

Первое время все как-то вяло шло. Зомби неторопливо атаковали, при этом гнусно воняя. Мы их одного за другим шинковали. Тут главное правильный ритм поймать, сначала срубить ноги, потом отрубить руки и наконец голову. Убить не убьешь, но обездвижишь качественно. Ли с Шантиэлем изрядно помогли. Стрелами и метательными ножами конечно много не добьешься, но если точно попасть по сочленениям, можно руку перебить, благо большинство покойников представляли собой скелеты, обтянутые кожей.

Бертольд отличился, мы его в центре прикрывали, а он из-за наших спин швырялся бутылками с огненной смесью. Рядом отец Либер отмахивался дубиной, поскольку мечи и топоры наш славный жрец не признавал, попутно читая очистительные молитвы. Честно говоря, от дубины оказалось куда больше пользы, чем от молитв. По крайней мере, три башки он точно сбил, да так, что потом найти не смогли.

Первую волну мы кое-как сдержали, и тут нашему славному бастарду пришло в голову развить успех. Ну что могу сказать, если уж человеку не везет с верховой ездой, так это явно либо боги его прокляли, либо что-то с головой. Нет, местность на этот раз он учел, но вот того, что лошадь может испугаться вонючих мертвяков, как-то нет. В итоге имеем: просеку в стене мертвецов, сбежавших Ли и Шантиэля, которые бросились на выручку к сэру Роберту, истерично орущую и размахивающую топором направо и налево Дашуту, которая явно успела положить глаз на бастарда, ну и нас остальных, ошалевших от такого расклада.

А тут еще из ближайшего склепа Лич вылез, и началось настоящее веселье. Мертвяки на нас набросились с утроенной силой, а бойцов осталось всего ничего. Отец Либер как осознал, что спину ему никто не прикрывает, так сам задал стрекача, прежде чем мы успели что-то сообразить. Правда, убежал он недалеко. Между мертвяками пришлось немного повилять, и тут он сумел разглядеть Лича поближе. Боги, что потом началось, наш провинциальный святоша моментально преобразился и стал Божьим Воителем. Его верным мечом, копьем и носителем воли Всевышнего. Ну а как еще он мог поступить, если Лич весь обвешан артефактными цацками, половине из которых явно не одна сотня лет.

Прежде чем мы успели вмешаться, наш священник уже скрестил свой посох с мечом Лича. А дальше все прошло весьма быстро. Нежить парой тройкой ударов сбил отца Либера на землю и только тогда понял, что большая часть его артефактов к этому времени перекочевала под рясу священника. Мертвецы тут же стали дружно падать один за другим. Сам Лич поспешил прибить вороватого монаха, но тут внезапно вернулся сэр Роберт, который так и не смог справиться с управлением и нечаянно втоптал противника в грязь. Прежде чем тот успел подняться, отец Либер снял с него оставшиеся побрякушки и Лич потерял большую часть своей силы. К этому времени до него добрались и мы, тут же поспешив сжечь тело, благо у Бертольда еще оставалось кое-что в запасе.

На этом бой и кончился. Немного побродили по кладбищу, проверяя, нет ли тут еще кого-нибудь не менее опасного, после чего продолжили свой путь. Правда, пришлось немного понервничать, когда за поворотом наткнулись на небольшой отряд, но все обошлось. Это оказались местные профессиональные охотники на нечисть, узнали про проклятое кладбище вот и решили его зачистить, за умеренную плату, конечно же. Правда зачистка завершилась тем, что они потеряли четверых своих товарищей и вынуждены были бежать. А я-то еще удивлялся, почему это среди мертвецов оказалось несколько весьма свежих экземпляров. Узнав, что мы уже со всем справились, они сильно удивились, но сразу же поспешили к кладбищу все проверить. Отец Либер лишь посмеивается им вслед. Он-то уже успел изучить большую часть гробниц и собрать солидный запас ценностей. Так что придется охотникам обойтись обычной платой от местного лорда.

Через час добрались до деревни, где нас встретил Сержант. Его, оказывается, послали вслед за нами, проследить, что бы мы нигде не напортачили. Вот только из-за путаницы с дорогами мы разминулись. Хотя меня впечатлило, что по длинному пути он добрался быстрее, чем мы по короткому. Ну а дальше начались долгие и нудные переговоры со старостой, по окончании которых священник в отрытую признался, что с нечистью бороться куда сложнее, чем с прижимистым крестьянином.

День 4.Слухи о наших подвигах на кладбище дошли до ушей Командира. Поэтому он, недолго думая, приказал сформировать из нас особую команду, способную и разведку провести и если что переговоры с мирными жителями обеспечить. Для отца Либера это должно оказаться спасением, поскольку уже ходят слухи, что его деятельность хотят тщательно проверить.

А так все, как и в прошлый раз, мы должны пройти по предполагаемому маршруту и отыскать подходящее место для очередной стоянки. По карте нашли несколько перспективных деревень и направились к ближайшей. На окраине села наткнулись на разведчиков из соседней роты. Оказывается, тем что-то не понравилось в деревне, и они послали пару своих ребят проверить обстановку. Те ушли три часа назад и с тех пор от них ни слуху, ни духу. На всякий случай отправили вперед Ли и Шантиэля, а то вдруг в деревне засада.

Безуспешно прождали наших следопытов еще два часа, после чего, объединившись с разведчиками, решили сами все узнать. Благо Бертольд сделал несколько очень мощных бомб, так что в случае чего врагу мало не покажется. Правда через десять минут выяснили, что все куда банальней. В деревне проходила свадьба и наших лазутчиков силком усадили за стол. Поскольку мы особо не скрывались, то тут же присоединились к ним.

Забавно, несмотря на то, что в отряде особой трезвости не наблюдалось, Шантиэля хорошо развезло. Видать местное пойло чересчур сильно для эльфа. А вот Ли оказался крепким орешком. Видать его хваленые методы об абсолютном контроле своего разума и тела действительно оказались рабочими. Надо будет на будущее взять у него пару уроков.

На свадьбе просидели пару часов, было достаточно весело, но в итоге старейшина отозвал меня и отца Либера в сторонку и вежливо попросил убраться. Оказывается местные деревенские парни очень любят устраивать драки на свадьбах, но вот глядя на наши свирепые рожи, у них все это желание почему-то пропало. Поэтому нас попросили не портить веселье и продолжить свой путь.

Мы намек поняли и, подхватив эльфа под мышки, вернулись к заданию. А через час умудрились наткнуться на Сержанта, ведущего переговоры с бандой троллей о праве прохода нашей скромной армии через их мост. Тролли требовали по медяку с каждого солдата. Сержант возражал, поскольку считал, что тот факт, что троллей оставят живых, является достаточным основанием для разрешения переправы. На намеки наглецов, что в таком случае они разрушат мост, мы все разразились дерзким хохотом. Эти наивные не видели работу нашей саперной роты. Те за час не то что мост, а замок Темного Властелина отгрохают так, что не придерешься.

День 6.В команде пополнение. Некий паладин сэр Гримуальд, примкнул к ополчению, а те его перенаправили к нам. Наш бастард после общения с ним бледен словно снег. Его сто пятьдесят знатных предков просто жалкая кучка по сравнению с родословной новичка. Остальных он тоже впечатлил, особенно своими речами на тему борьбы со злом.

Отец Либер, под шумок решивший изучить его вещи, был схвачен на месте преступления, но сумел отбрехаться тем, что якобы пришел исповедовать свое новое чадо. Исповедь продолжалась два часа, после чего наш священник вышел весь в поту, по секрету признавшись, что после беседы с Гримуальдом чувствует себя грязным сосредоточием всех грехов.

Кроме того у паладина весьма интересный взгляд. По его словам, он якобы может читать души людей, но выходит это как-то странно. Так Дашуту он назвал целомудренной девой, от чего наша воительница весьма смутилась. Отец Либер вдруг оказался святым подвижником, а сэр Роберт воплощением рыцарских идеалов. Ли же, напротив, оказался потенциальным пособником врага, от чего наш восточный друг чуть не поперхнулся чаем. Учитывая, что данного типа поставили к нам командиром, чую, веселье только начинается.

День 7.Мои предчувствия начинают сбываться. Вначале этот паладин, пытаясь срезать дорогу, завел нас не туда. В итоге мы вышли к реке в месте, откуда до ближайшей переправы идти часов пять. Предложение построить плот и переправиться выглядело разумным, но вот распределение народа на работу оказалось весьма странным. Так на рубку деревьев вместо Вола, который как раз и является специалистом в этой области, Гримуальд поставил Шантиэля. Мотивировал он это достаточно просто, мол, эльфы лесные обитатели, им не впервой работать с деревьями. В итоге у остроухого случилась истерика, поскольку по их обычаям срубание дерева приравнивалось к переходу на Темную сторону.

На разведку же были отправлены Вол и Дашута. Дозор они несли исправно, и в итоге к нам раз пять заглядывали любопытные зеваки, которых заинтересовало, что же это так усердно охраняют пара суровых вояк, прогуливающихся вдоль дороги. То, что таким образом может выглядеть секретный пост, никто естественно не догадался.

Поскольку по мнению паладина создание плота относится больше к интеллектуальной сфере, то на окончательную сборку поставили Ли и Бертольда. От такого поворота судьбы наш восточный друг даже потерял свою обычную невозмутимость, а юный чародей шепотом пообещал подлить зажигательной смеси за шиворот нашему «умному» командиру. Я по мере сил старался им помогать, но поскольку попутно приходилось исполнять обязанности дровосека (подменяя ушедшего в депрессию эльфа), то особой поддержки не получилось.

Сэру Роберту тоже досталось, потому как его поставили на приготовление обеда. Оставшийся в лагере народ с ужасом взирает на данный процесс и старается заткнуть нос. После кулинарных шедевров от Дашуты и Бертольда, боюсь, наши желудки такое не перенесут. Сам Бастард явно понимает, что он делает что-то не так, но вот где именно это «не так» пролегает, сообразить не может.

А вот отцу Либеру повезло. Сэр паладин, убедившись, что все занимаются тем, чем положено, отвел его в сторонку, где и завел очередной философский спор на тему добра и зла. Священник в очередной раз взмок, но держался стойко, отвечая чаще всего пространно и неопределенно.

Лишившись обеда (съел его один паладин, считая, что вышло неплохое испытание для тела и духа) мы приступили к переправе. В итоге бревна разошлись где-то посреди реки, и мы благополучно упали в воду. Слава богам, что прямо на этом месте оказалась небольшая отмель, так что никого не пришлось спасать. Воспользовавшись тем, что паладин, стоя по пояс в воде, возносит хвалу всем светлым богам, мы, задействовав Вола и Дашуту, наскоро связали бревна заново. Ли правда погрустнел, осознав, что его работа вышла некачественной, но шепотом пообещал продолжить свое самосовершенствование в этой области. Дальнейшая переправа прошла без затруднений, если конечно не считать таковыми молитвы сэра Гримуальда. Тот никак не хочет понять, что своим хриплым шепотом он пугает не только нас, но и всех окрестных рыб, зверей, крестьян и, наверное, даже орков…

День 8.Пошли на поклон к Сержанту, умоляя его избавить нас от такой угрозы. Тот пообещал разобраться и как ни странно сделал это быстро и качественно. Оказывается паладин являлся небольшой шуткой от того заместителя командира, которому по вине Дашуты чуть не пришлось стать потенциальным гаремным работником. После разговора с Капитаном, тот моментально убрал сэра Гримуальда с командной должности. Причем очень тонко объяснив ему, что сделал это лишь что бы смирить его дух, дабы тот мог достигнуть просветления. Паладин долго после этого рассуждал о великой мудрости Капитана и ничуть не обижался разжалованию.

А вот новое задание удивило нас изрядно. Для пополнения запаса продовольствия наш отряд отправили на ближайшее озеро с целью наловить рыбы. Попытка объяснить Капитану, что девять человек за пять часов вряд ли смогут наловить достаточно рыбы для прокорма двух тысяч человек, вызвала лишь недоуменный взгляд. Хорошо хоть Сержант нам тут же объяснил, что навлечь на себя неудовольствие командира это все равно, что прогневать бога. Поэтому лучше напрячь свои тугие головенки и постараться выполнить приказ.

Думали недолго. Поскольку сидеть на берегу с удочкой явно тянет на извращение, то решили ловить сетью. Сеть в количестве трех штук достал вездесущий отец Либер. Правда Вол сразу же умудрился одну из них запутать так, что проще было разрезать и переплести все заново, чем распутывать. После этого подобной тонкой работы ему больше не поручали. Чтобы нашему бывшему дровосеку не было обидно, его подрядили работать гребцом, перегоняя лодку с одного места на другое. Лодку кстати тоже наш священник нашел, незаменимый все же человек.

От паладина так же толку мало. Рыба не нечисть, и бороться с ней он не может, разве что ободрительную молитву прочитает, но последнее уже из разряда мелких помех. Так же на берегу оставили и Бертольда, который после строительства плота изрезал все руки и теперь к физическому труду не пригоден.

Шантиэль всех заверил, что умеет обращаться с сетью, поскольку в лесу ему не раз приходилось ставить ловушки. Правда с водой он дел не имел, поэтому умудрился весьма удачно запутать и вторую сеть, которую в придачу благополучно и утопил. С третьей работали очень аккуратно и даже сумели забросить её в воду, но тут вдруг сэр Роберт потерял равновесие и улетел вслед за ней. Пока вытаскивали бастарда, умудрились запутать и последнюю сеть, правда на этот раз не особо сильно и после получасовой ругани распутать все же сумели.

После этого мы кое-как приноровились и сумели забросить снасть, но вместо рыбы почему-то получили только кучу водорослей и старый рыцарский шлем. Сэр Роберт тут же опознал в нем старинную реликвию времен Шруманской Империи, но данная информация для нашей рыбалки оказалась совершенно бесполезной. Разве что внутри шлема обнаружили одного рака, но это скорее тянуло на издевательство.

Повторные забросы опять же принесли нам множество мусора, ила, тины и чью-то полуобголоданную руку. Отец Либер потихоньку начал стонать, намекая на дезертирство, но тут со стороны берега раздалось несколько взрывов, на время отвлекших нас от ловли. Впрочем, ничего страшного не оказалось. Бертольд, оставшийся наедине с ненормальным паладином, откровенно заскучал и начал бросать в воду различные взрывные снаряды и боевые заклинания. Итог просто поразителен. На поверхность всплыло несколько сотен оглушенных рыб, а так же пара русалок (вроде живых, но мы не были в этом уверены). Дашута тут же вспомнила, что вроде слышала про это озеро, в котором местные жители специально издевались над рыбаками, мешая их ловле. Ну, это они зря, поскольку обид наш отряд прощать не привык, а у Бертольда в сумке еще очень много боевых зарядов.

Так что остаток дня прошел относительно весело. Мы и задание выполнили, даже с лихвой. Ну и русалок погоняли, долго им втолковывая, что с военными шутки плохи, чувства юмора у них нет, а вот обижаются они хуже, чем дети малые. Похоже, русалки это поняли, поскольку в итоге на поверхность всплыла потерянная сеть, уже распутанная. На этом мы рыбалку и закончили.

День 10.Первая стычка с врагом, которую мы сами нечаянно спровоцировали. Отец Либер узнал, что неподалеку находится монастырь, разграбленный орками. Зная, что местные святоши наверняка успели спрятать большую часть ценностей в особые места и, самое главное, примерно представляя, где эти места могут находиться, он уговорил Капитана на проведение разведки. С собой он взял Шантиэля и Гримуальда. Последнего мне при этом очень жаль, собьет его наш святоша с праведного пути.

Через час обеспокоенный Сержант послал туда и нас, так на всякий случай. Ли, бежавший впереди, очень скоро вернулся и сообщил нам довольно неприятную новость. Оказывается, церковь окружена орками, в количестве не менее сотни особей, а наших мародеров нигде не видно. Немного подумав, пришли к мнению, что скорей всего наши ребята укрылись где-то внутри и теперь их надо оттуда вытащить.

Сэр Роберт на удивление предложил дельный совет, пошуметь в окрестностях, что бы орки переполошились, а затем увести их куда-нибудь в сторону. Пусть погоняются, а наши ребята тем временем смогут выбраться. На тот случай, если кто-то из орков вдруг задержится, нужно устроить засаду, которая одним ударом должна будет перебить или хотя бы напугать оставшихся. Недолго думая, в отвлекающую команду поставили самого сэра Роберта и Дашуту. Те особо не заморачиваясь, в открытую подъехали к лагерю орков, зарубили пару оторопевших от такой наглости часовых, бросили пару зарядов из запаса Бертольда, после чего тут же бросились наутек. Орки, обалдевшие от такой наглости, бросились за ними, хотя, как мы и предполагали, два десятка осталось на месте охранять лагерь.

Ну, с ними разобрались без проблем, Ли, подкравшись, выбил метательными ножами часовых, после чего мы пробрались внутрь и устроили резню. Тут еще спасибо Шантиэлю, который стал из храма стрелять весьма прицельно. Правда, сэр Гримуальд чуть все не испортил, выбежав из храма в атаку он так громко рявкнул: «Во имя добра!» что мы решили, что сейчас все орки окрестности сюда сбегутся. Но слава богам, обошлось. Орков перебили, отцу Либеру, несмотря на все его командное положение, сделали выговор, за то, что заставил нас так помучиться. Хотя священник на это особого внимания и не обратил, обнимая мешок с найденными церковными ценностями. При этом сэр Гримуальд смотрит на него с почтением и уважением, явно считая, что святой отец просто решил спасти святыни из рук язычников.

Правда немного пришлось понервничать, опасаясь за судьбу сэра Роберта и Дашуты, но и тут, как выяснилось, все прошло нормально. Те, отступая, весьма удачно выбежали прямо навстречу ударному отряду, в котором бастарда к этому времени знали очень хорошо. Тот на ходу отдал нужные распоряжения и орков, прежде чем они успели что-то понять тут же стоптали. На этом бой и кончился. Капитан, правда, ворчал, что такими темпами противник узнает о нас раньше, чем нужно, и поспешит удрать.

День 11.Отмечали нашу первую победу над врагом. Отец Либер втайне от паладина пожертвовал пару святынь на то, что бы оплатить нам выпивку. Хватило даже на бойцов из ударного отряда, так удачно подвернувшихся навстречу. Капитан на наши празднования закрыл глаза, но через Сержанта предупредил, что бы особо не шумели и корчму не разносили.

Мы, впрочем, по-тихому и праздновали, пока вдруг не пришла эта группа местных дворянчиков. Правда, сразу с нами они связываться не стали. Отпустили пару шуточек, после чего сели в углу. Но потом после того как прикончили пару кувшинов вина немного разошлись. Кто-то из них проехался по Дашуте, мол, вроде баба, а как на мужика похожа. Тут-то Шантиэль на пару с Робертом и вспылили. Да еще и Гримуальд их поддержал, возмутившись столь бесцеремонным оскорблением.

Правда, драку начали по-тихому. Просто подошли и одним ударом вырубили всех. Благо их там было всего четверо, даже возиться не пришлось. Зато через полчаса пришли их друзья в количестве двадцати человек и тут же начали выяснять, кто это проделал с их товарищами. Тут по-тихому уже не получилось и пришлось лезть в открытый бой. Поначалу преимущество-то на нашей стороне оказалось, но тут неожиданно дворянчиков поддержали ребята из роты Клык Бородавочника. Это, как нам заранее сказали, наши самые заклятые враги. Именно они и охраняли этот участок границы, где орки расшалились, но справиться не смогли. Поэтому нас и прислали на помощь, чего эти «свиньи» простить так и не смогли.

Бились, конечно, мы жестко, правда старались до смертоубийств не доводить, поэтому оружие даже не вынимали. Самая интересная реакция была у паладина. Он бедолага пытался подработать миротворцем и периодически взбирался на барную стойку, откуда кричал свои призывы к миру и что люди не должны ссориться в час, когда темные силы стоят у порога. Вначале его кувшином с пивом сбили оттуда, но он все равно полез обратно. Потом откуда-то с нашей стороны пирог с кашей здорово испачкал его белоснежные доспехи, но Гримуальда это опять не смутило. В итоге паладина сбросили в бочку с капустой, отчего воин добра и света разъярился настолько, что с криком: «Бей свиней» приступил к избиению всех встречных подручными средствами.

В остальном все шло тихо и гладко, попутно мы выяснили, что навыки группового боя, полученные на учениях, неплохо пригождаются и в таких разборках. Я бился в паре с Волом, причем его любимый удар по ногам работал так хорошо, что противников у нас почти и не осталось. А вот сэр Роберт удивил. Бастарду неожиданно пришлись по вкусу дворянчики. Последним он весьма ехидно предлагал сразиться на дуэли, дожидался, пока те начнут размахивать фамильными шпагами, и ломал их ударом ножки от стола. Каждый раз эффект выходил потрясающий. Горе дуэлянты вначале недоуменно взирали на оставшийся в руке обломок, после чего устраивали дикую истерику. Бастард обычно несколько секунд благоговейно слушал эти крики, а затем добавлял еще один удар по голове и переходил к следующей жертве. Вот, что армия с благородными рыцарями делает.

Хотя больше всех не повезло тем, кто натыкался на пару Ли и Шантиэль. Наши разведчики исходили из логики, что если уж укладывать противника, то так, что бы он не мог подняться. Конечно, они никого не убивали и рук ног не ломали. Вот только знание нашим восточным другом болевых точек, которое он умудрился передать остроухому, давало просто поразительный эффект. Ли нам рассказывал, что может парализовать любого одним движением пальца. Но тут они немного разошлись и предпочли заставлять своих противников корчиться от дикой боли, что выглядело несколько негуманно. То ли дело Дашута. Носится по залу с двумя табуретками в руках, оглушая всех, кто под руку подвернется. А отец Либер сзади с посохом, умудряясь попутно обчищать карманы и срезать кошельки.

Но в итоге все закончилось печально. Один из «кабанов» нарвался на тихо сидевшего в углу Бертольда. Мальчик особо в драку не рвался, предпочитая есть пироги, пить молоко и следить за развивающимся сражением. Но когда его попытался размазать об стену здоровенный мужик, явно сильно испугался. В общем, та шаровая молния, что он бросил, никого не убила, но вот здание поджечь смогла.

И как ни странно сбежать оттуда смогли все, даже те, кого мы оглушили. Многих, правда, пришлось вытаскивать, но внутри не оставили никого. Хозяин корчмы долго сокрушался, а потом, посмотрев на наши знаки отличия, зловеще улыбнулся. Похоже, завтра нас ждет очередная взбучка от Капитана.

День 12.Капитан особо не ругался, поскольку и других проблем хватало. Хотя наказать нас не забыл, отправив отвоевывать место для стоянки у тех самых Бородавочников, с которыми мы дрались вчера. Конечно не у всей роты, а лишь у небольшого отряда, аналогичного нашему. Те умудрились захватить весьма удобный холмик, на котором если что весьма удобно держать оборону, контролировать местность и не иметь проблем с пресной водой. Наша задача их оттуда выгнать или заставить потесниться.

То, что «свиней» там в два раза больше, чем нас, это ерунда. Ведь на нашей стороне добро, справедливость и лики светлых богов. Паладин и священник не дадут соврать. По крайней мере, именно так они пытались морально задавить наших конкурентов. Тех конечно больше, но выглядят они похлипче. Когда они вроде дрогнули, добили их угрозой отдать на растерзание Дашуте. Попутно Ли начал вести многомудренные речи, от которых всех бросает в сон, а сэр Роберт хвастаться обилием предков.

Когда нам казалось, что мы их уже прогнали, к «свиньям» внезапно пришло подкрепление. Против полусотни пехотинцев мы, конечно, спасовали, хотя и попытались их запугать эльфийскими извращениями. Но тут народ попался темный, не знает, что эльфов следует бояться больше, чем орков. Хотя демонстративный поджог Бертольдом пары одиноких деревьев их кажись впечатлил, но к сожалению не настолько, что бы тут же бежать. Я уже подумывал сыграть на это место в карты, когда неожиданно к нам присоединился Сержант с небольшим отрядом и, буркнув: «Чего вы церемонитесь с этими свиньями, их место у корыта с помоями», велел выбить конкурентов с нашего законного места.

Тут с обеих сторон набежала толпа народу, поднялся дикий шум, но вдруг пронесся слух, что орки уже рядом и о раздорах моментально все забыли. Лагерь стали строить общий, хотя и недовольно косясь друг на друга. Что же касается нас, то за упорство и смелость нас тут же наградили. Отправили в разведку по ближайшим деревням, дабы узнать, не скрывается ли где противник.

День 13.Дождь, грязь, ветер, где-то наши друзья дерутся и погибают, а мы, исполняя волю командования, бродим в поисках орков. В первой деревне мы так никого и не нашли. Во второй крестьяне с удовольствием поделились новостями о том, где прячутся налетчики. Судя по их словам, почти все племя скрывается под кроватью у старухи Агрины, явно исполняющей обязанности местной склочницы. Правда ведомые чувством долга (и пафосными речами Гримуальда) мы таки проверили указанное место, но орков не нашли. Зато получили взамен множество весьма сочных ругательств от старухи и дюжину огурцов, спертых отцом Либером с её огорода.

В третьей деревне так же не нашлось даже следов противника, но зато мы чуть не потеряли Ли, ввязавшегося в спор местных стариков, пытающихся понять в чем смысл жизни. Нашего мудреца пришлось уносить на загривке паладина, но зато похоже последний наконец-то осознал, с кем ему приходится служить. В четвертой деревне мы, наконец, нашли орков в количестве пяти штук, причем, зверски пьяных. Вновь пришлось подключать эльфа и восточного мудреца, как больших экспертов по допросам, и в итоге мы узнали, что вражеская армия еще вчера располагалась здесь на постое, но узнав о приходе Зайцев, решила дать генеральное сражение. И теперь почти все свободные орки со всех ног бегут к тому самому месту, откуда мы уехали.

Долго думать не стали и поняв, что наша миссия на этом окончена, поспешили обратно. Правда, все равно опоздали. К тому времени, когда мы добрались до лагеря, его уже весьма плотно осаждали. Не знаю, что там говорили разведчики про полторы тысячи налетчиков, но тут явно собралось не меньше десяти тысяч. Хотя наши держались неплохо.

Пока мы думали, что делать дальше, Бертльд на пару с Ли, никому ничего не сказав, решили пугнуть небольшой конный отряд, стоявший в резерве, и подбросили им пару бомб. Кони орков тут же понесли, заставив их врезаться на полном ходу в собственную пехоту. Те решили, что их атакуют с тыла и поспешили развернуться, а пара шаманов, не разобравшись, бросила в эту кучу малу пару весьма разрушительных заклинаний.

Тут и Шантиэль не удержался, увидев, что мы находимся недалеко от главной ставки противника, он подкрался поближе и парой удачных выстрелов выбил командира, его шамана и заместителя. На поле боя тут же воцарился хаос, все стали искать врага, подкравшегося сзади, и тут-то наш Капитан видимо понял, что это его шанс, поскольку, не мешкая, перешел в атаку. Мы своими малыми силами решили его поддержать, благо кричим громко, а Бертольд просто напичкан взрывучими сюрпризами.

В итоге орки тупо сбежали, бросив даже обоз. Бородавочники тихо ругаются, осознав, что Зайцы в данном случае спасли их шкуры. Что касается нас, то мы, конечно же, ненадолго стали героями. Правда вместо похвалы тут же получили выговор за то, что не изучили все деревни и, что своими выходками чуть было не разрушили весь стройный и изящный план командира. Но мы не обижаемся, война все-таки. Хотя, если честно, на этом война и закончилась. Бегущих орков могут добить и «кабаны», а мы, нагрузившись трофеями, возвращаемся обратно в город, где нас ждет почет, уважение, вино рекой и безотказные красотки. Эх, все-таки классно быть героем, но быть еще при этом и живым героем, это куда лучшая доля…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Суровые Будни)

День 1.Отмечали нашу первую победу. Благо, Командир отпустил в увольнение всю нашу команду. Естественно, засели в ближайшей корчме, в которой обычно и собирались члены отряда. Как ни странно, обошлось без драки. Во-первых, ну какому идиоту придет в голову устроить ссору там, где празднуют защитники города, общим числом почти в пятьдесят человек. Ну а во-вторых, настроение у всех было настолько хорошим, что в корчме царила атмосфера дружелюбия и любви.

Хотя совсем без конфликтов обойтись не удалось. Сэра Роберта облепили местные красотки, пораженные его статью и благородством, но внезапно Дашута разогнала их всех. Чуть позже сам сэр Роберт, застав нашу отрядную амазонку в объятия местного мясника, так же чересчур обиделся и чуть было не дошел до рукоприкладства. Примирил всех отец Либер, которому так же пришлось изрядно расстроиться. Священник решил под шумок, пользуясь праздником как неоспоримым доводом, убедить хозяина корчмы сделать скидку. На деле вышло, что оказывается, Командир уже оплатил все гуляния, и поят нас фактически бесплатно. С одной стороны хорошо, но жрец изрядно расстроился, узнав, что на этот раз всем придется обойтись без его услуг.

Немало веселых минут доставил и сэр Гримуальд. Паладин по своему обыкновению пил мало и смотрел на гуляющих сослуживцев со смесью презрения и жалости. И так продолжалось до тех пор, пока Шантиэль не предложил ему выпить за светлых богов. Причем не оптом, а за каждого по отдельности. Тут-то нашего носителя «добра и справедливости» словно подменили. Тосты пошли с удвоенной силой, и сразу стало немного веселее. Про то, что на настоящий момент светлых богов насчитывается не меньше полусотни экземпляров, наш паладин как-то забыл.

Остальные развлекались, кто как умеет. Вол организовал соревнование по армрестлингу, где очень быстро сумел занять первое место. Ли и Бертольд, как не любители подобных развлечений, сели в самом дальнем углу играть в какие-то восточные шашки. Отец Либер уселся судить их, хотя, судя по его словам, ничего в этой игре не понимал.

Шантиэль, дабы не отставать от всех, стал демонстрировать виртуозное владение обычным ножом, метая его на заказ в любую мишень. Я под шумок приступил к раздеванию посредством партии в карты того самого мясника. В общем, веселья было хоть отбавляй.

Чуть позже пришел Сержант и как обычно все испортил. Выпив пару кружек пива, он перещеголял эльфа, доказав, что успешно метать можно и вилку. Чуть позже он переборол Вола, прогнал полураздетого мясника, намекающе подмигнул бастарду и Дашуте, остановил вошедшего в раж паладина и с умным видом постоял возле игровой доски. После всего вышеперечисленного он умудрился добавить ложку дегтя, сказав, что завтра с утра нас ждет Капитан, дабы поручить новое и очень ответственное задание. После таких воодушевляющих слов веселое настроение как-то сразу сошло на нет, и мы постепенно потянулись обратно к казарме, дабы привести себя в подобающий вид.

День 2.Получили задание. Ничего особенного, просто нас откомандировывают сопровождать и охранять большой купеческий обоз, направляющийся в столицу. Пока шла война с орками торгаши боялись лишний раз нос высунуть за стены города. Самые наглые конечно рискнули и теперь, кто при барышах, а кто и с проломленной башкой в канаве валяется. Те же, кто поосторожнее, предпочли выждать. Правда, даже после разгрома мало кто стремился побыстрее покинуть город, все-таки мелких банд осталось еще порядочно. Вот градоправитель и попросил усилить купеческую охрану своими лучшими ребятами.

Конечно «лучшие» это изрядное преувеличение. Как понимаю, вместе с нами в охрану определили большинство середнячков, которые чересчур уж засиделись в городе. Впрочем, по мнению Капитана, большая их часть в любом случае стоит дюжины обычных охранников. Да и главным он поставил Сержанта, так что все будет по-серьезному. Тот, правда, умудрился удивить нас, назначив своим замом сэра Роберта. На все вопросы, почему это он подверг разжалованию священника, ответил, что задача поменялась. И если для разведки или обеспечения провиантом наш святой отец подходил просто идеально, то для нового дела нужен лидер иного толка.

Собрав вещи, направились на купеческий двор, где и познакомились с нашим временным командиром. Некто Фридрих, низенький, рыжий, шустрый и очень злобный. С сэром Робертом у них практически сразу возникло полное взаимонепонимание, корни которого уходили в родословную. Дело в том, что наш рыцарь хотя и мог похвастаться полутора сотнями знатных предков и считался признанным бастардом, но к законным все равно не относился. В то время, как Фридрих являлся полноправным наследником своего рода, но вот только сам род еще три поколения назад занимался убиранием навоза в конюшнях. Так что чую, здесь нас ждет немалое веселье.

Кроме того при распределении мест в обозе опять же возник конфликт. Сэр Гримуальд утверждает, что мы должны ехать впереди всего обоза, готовясь грудью встретить любую опасность. В свою очередь отец Либер настаивает на самой середине, где мы сможем адекватно отреагировать на любую угрозу. Спор разрешил Сержант, повелевший Гримуальду и Роберту ехать в головном дозоре, Ли и Шантиэля определив к разведчикам, а всех прочих отправив ехать в центре и реагировать на обстановку по своему усмотрению. На этом все споры и закончились, а завтра уже выезжать.

День 3.Покинули город, пока что особых происшествий нет. Разве что во время привала сэр Роберт вызвал Фридриха на поединок. Правда подбежавший Сержант тут же приказал, чтобы не до крови или смертоубийства. Поэтому мечи сразу пришлось убрать. Памятуя о своей неудачливости с верховой ездой, бастард так же отклонил версию с конными скачками. Предложения Шантиэля и Бертольда перестреливаться из арбалетов или перебрасываться бомбами, сразу задвинули в задний угол.

Выход как обычно нашел Сержант. Оба рыцаря надели полный доспех, вооружились до зубов и, закинув на плечи мешки с камнями, побежали вокруг лагеря. Условие простое, кто первый упадет, тот считается проигравшим и приносит свои извинения. Поскольку оба спорщика отличались особым упрямством, поединок затянулся надолго.

Под шумок отец Либер, решив воспользоваться тем, что начальство ненадолго отвлеклось, пробежался по обозу, намекая купцам на то, что для повышения качества их охраны требуется дополнительная оплата. К счастью купцы, заранее предупрежденные Сержантом, всякий раз поднимали священника на смех, чем изрядно его расстроили. Впрочем, пару кошелей он все-таки срезал, хотя и у слуг.

Шантиэль на пару с Волом продолжают сбивать Гримуальда с пути истинного. На этот раз они научили его курить, заверив, что демоны не переносят табачного дыма и сразу начинают демонстрировать свою настоящую натуру. Судя по лицу паладина, единственным демоном в этом лагере является он сам, но пока что этого не подозревает.

Чуть позже пара обозников пытались оскорбить Бертольда, замучив его вопросом, что делает молокосос среди настоящих мужчин. Закончилось тем, что разгневанный мальчишка попытался активировать заклинание огненного шара. Как обычно что-то напутал, но результат вышел не хуже. Обоих наглецов весьма неплохо опалило (к счастью без серьезных ожогов, такого бы Сержант нам не простил), оставив от одежды и доспехов жалкие лохмотья. Пробегавший мимо Ли, философски посоветовал Бертольду не церемониться и использовать заклинание, меняющее пол на противоположный. В итоге обозники в течении получаса распинались и умоляли ошеломленного мальчишку пощадить их.

Что касается поединка рыцарей, то закончился он вничью. По крайней мере, когда стемнело, отец Либер, Дашута и Сержант отправились на поиски дуэлянтов. Оба валялись без сознания, будучи полностью изнеможенными. Судя по лицу Сержанта, тот явно остался недоволен таким исходом. По крайней мере, про дополнительные тренировки он бурчал очень долго. Заранее чувствую некоторое беспокойство.

День 5.Третий день похода, а мы внезапно застряли. Дожди, прошедшие в горах, вызвали разлив реки, который закончился разрушением единственного на всю округу моста. Местные жители в спешном порядке восстанавливают переправу, но судя по темпам, закончат не раньше завтрашнего вечера. Поэтому пока мы остановились в ближайшем поселке. Сержант, обрадовавшись, тут же исполнил свою угрозу, заставив нас вновь вспомнить старые добрые деньки учебы. Фридрих, глядя на это больше не смеется, а лишь уважительно покачивает головой.

Правда без конфликтов все равно не обходится. На этот раз чуть не досталось Ли, умудрившемуся ввязаться в ссору с купеческим старейшиной. Последний, случайно заметив, как восточный товарищ варит себе рис, неосмотрительно весьма небрежно высказался на тему, как можно есть эту убогость, годную лишь для бродяг и нищих крестьян. А потом добавил, что кроме клейкой массы, ничто из этого приготовить нельзя. Ли неожиданно вспылил и заявил, что может приготовить из риса хоть дюжину блюд, которые будет не стыдно подать даже за королевским столом.

Слово за слово, тут же организовали полевую кухню, где Ли моментально развернул весьма активную деятельность. Через пару часов старейшина уже не насмехался, а только с ужасом изучал содержимое выставляемых на стол тарелок. Бойцам кстати многое пришлось по вкусу, ну а про то, что семья Ли, по его словам, уже поколений двадцать занимается кулинарией, никто горе-спорщику не сказал. Хотя тот же Сержант (??) изрядно удивился, а ведь он сам лично столько раз отводил нашего бойца к командиру, когда тому требовались экзотические разносолы для приема важных гостей.

На пятьдесят втором блюде старейшина сдался, признав свое поражение. Заодно и ребята наелись. Дашута и отец Либер, отвечавшие за кормежку отряда, сильно расстроились. Первая потому что Ли за один раз получил больше благодарности, чем она за все три дня похода. А второй огорчился, поскольку восточный повар нечаянно вскрыл его тайное хранилище с украденным зерном.

День 7.Продолжаем поход. Наконец, смогли немного поработать по специальности, поскольку на нас напали разбойники. Правда, напали это слишком громко сказано. Похоже, местная шайка привыкла грабить лишь крестьян и одиночных купцов. Начать с того, что их наблюдателя мы засекли еще за три часа до нападения. Хотя как сказать, засекли. Просто, когда человек во весь рост торчит на вершине скалы и слишком пристально всматривается в проходящий мимо караван, это уже должно наводить на подозрение. Мы даже приветственно помахали ему, после чего он быстро исчез с наших глаз.

Ну а через пару часов, когда мы уже устали ждать, на нас и напали. Причем нападение можно было смело заносить в анналы. Мы чуть не прослезились, когда на дорогу упало дерево, перегородив её, а из кустов вышла толпа бородаты мужиков, вооруженных топорами и дубинами. Главарь тут же потребовал платы за проход через его лес, причем размер её определил чуть ли не в половину каравана. В качестве аргумента привел тот факт, что мы сейчас под прицелом дюжины умелых стрелков.

Сержант тут же поспешил уладить дело мирными переговорами, но получилось это плохо. Вначале на дорогу из леса выбежали Ли и Шантиэль, увешанные кучей плохоньких луков и арбалетов. Атаман при виде такой картины явно побледнел, но постарался держать марку. Но появление сэра Роберта и нашего славного паладина окончательно испортило всю ситуацию. И если сэр бастард, понимая все преимущество, ограничился тычками обратной стороны копья, то Гримуальд, недолго думая, срубил атаману голову.

Оставшиеся разбойники, осознав, как они попали, тут же поспешили скрыться в кустах, а наши горе спасители получили очередную порцию матов от Сержанта. Он-то намеревался повязать разбойников здесь и сразу, а теперь, благодаря стараниям паладина, придется выковыривать их по всему лесу. Пришлось немного задержаться, дабы переловить всю шайку, благо далеко никто сбежать не сумел. Ближе к вечеру мы даже неплохо заработали, сдав всю банду в ближайшем городке в лапы закона. Их, оказывается, уже полгода ловили, но явно вяло и неспешно. В общем, неплохо размялись.

День 8.Снова идет мелкий дождь, а наши купцы внезапно забоялись идти дальше. Пара крестьян, попавшихся навстречу, стали рассказывать про то, что в местных лесах скрывается один крупный отряд орков, который периодически грабит проезжающих путников. Сержант долго заверял, что наши разведчики не пропустят ни одной засады, но переубедить напуганных торгашей так и не смог. В итоге нашей команде снова предстоит сделать вылазку с целью нахождения следов орков.

Через час блужданий по буреломам выяснилось несколько неприятных фактов. Первый из них заключался в том, что все более-менее нормальные тропы обильно затянуты толстым слоем паутины. Второй и гораздо более важный, что у Бертольда арахнофобия, причем очень крайней степени. Мы как-то до поры до времени не обращали внимания на его испуганное и побледневшее лицо, списав все на предбоевой мандраж. Но когда прямо впереди нас возник огромный огненный шар, прожигая все насквозь на расстоянии нескольких сотен шагов, тут уже настал наш черед пугаться.

Краткой беседы хватило, что бы понять всю суть проблемы, но найти решение так и не удалось. Даже нахождение волшебника в самой середине колонны не избавляло его от ощущения ужаса вселенского масштаба. Отцу Либеру на какое-то время удалось заморочить мальчику мозги, но через полчаса перед нами полетел еще один огненный шар, а затем ещё и ещё. Такими темпами ни о какой скрытности не могло идти и речи, и мы было повернули назад, дабы вернуть Бертольда в обоз и снова продолжить поиск уже без него, когда наткнулись на тех самых орков.

Последних обнаружили в состоянии ужаса, явно превосходившее аналогичное у нашего чародея. Короткий допрос показал, что напуганные магией мальчика, они считали, что по их душу пришли могучие чародеи, вознамерившиеся сжечь весь лес дотла, но найти их. Чуть позже они признались в том, что действительно входили в ту самую армию, но после поражения отстали от своих и заплутали в лесах. Ни о каких налетах они и не помышляли, поскольку не могли найти даже следы жилья, и уже который день скитаются по лесам, питаясь чем придется..

В общем, выглядели они настолько жалко, что даже Гримуальд расчувствовался и поделился с ними своим пайком, а сэр Роберт парой умелых пинков указал им правильное направление до родных гор. Орки прослезились и, поблагодарив, поспешили удалиться. В общем все закончилось хорошо, если не считать того, что Бертольд потом еще пять ночей боялся спать, а Сержант орал целый час, обвиняя нас в слюнтяйстве. Мол, достаточно было отрубить всем бошки.

День 10.Первая промежуточная остановка. Город Ризбен, место проведения регулярных ярмарок. Та часть телег, что ехала со штучным товаром, остановилась здесь. Остальные тоже решили остаться на денек, докупить продовольствия и произвести ремонт сломанного. Кроме того, ожидается, что здесь к нам могут присоединиться новые попутчики. Поскольку в наших услугах пока вроде не нуждаются, Сержант своей милостью отпустил всех погулять, кроме меня и Вола. Оказывается, Капитан попросил найти на ярмарке каких-то особых болтов против нежити. Поэтому ему нужные сильные руки для переноски груза.

С делом разобрались без особых проблем, но к этому времени со всех сторон поползли нехорошие слухи про членов нашего отряда. Вначале мы наткнулись на Дашуту, которая руганью с каким-то мужиком умудрилась собрать целую толпу. Долго вникать не пришлось. Стороны взаимно обвиняли друг друга в наглом совращении. По словам нашей воительницы, этот нахальник прижал её к стене, где пытался добраться до самого дорогого. В свою очередь мужик отбивался, крича, что это его завалили за сараем, и если бы на его крики не сбежался народ, позору бы избежать не удалось.

Поскольку обе стороны выглядели весьма убедительно, народ даже не знал, кому верить, а кому нет. В итоге Сержант поставил точку в споре, силой утащив девушку за собой, бурча ей, что бы в следующий раз она практиковалась в изнасиловании на пленных. Тем хотя бы мечом угрожать можно.

Чуть позже нам пришлось выручать Гримуальда, мелко нашинковавшего декорации местного театра. Больше всего при этом досталось куклам здоровенных демонов. Нет, наш паладин не сошел с ума, что бы ни с того ни с сего броситься на сцену с боевым кличем. Он тихо мирно сидел в углу, смотрел на представление, пока сидевшие в первых рядах старики не начали обильно курить. Пара актеров, сидевших в куклах, поперхнулись этим дымом и закашлялись, что послужило для Гримуальда сигналом. Он все еще помнил лекции Шантиэля о том, что силы зла не выносят запаха табачного дыма, поэтому тут же весьма резво бросился в бой. Сражался он настолько яростно, что актеры только чудом остались живы, но если бы не наше вмешательство, могло дойти и до жертв.

В этот раз Сержанту пришлось раскошелиться, покрывая нанесенный ущерб. Правда, не успел он разобраться с театралами, как где-то поблизости раздался взрыв. Мы тут же решили, что это работа Бертольда и, как оказалось, ошиблись. Виновником оказался Ли, настолько впечатливший купеческого старейшину своим мастерством, что он тут же пригласил нашего бойца к себе в гости. Благо тот пообещал ему приготовить какой-то уникальный суп, который нужно долго варить в герметичном котле, дабы не улетучился вкус. В самый разгар готовки появился личный повар хозяина, который, как оказалось, знал этот рецепт, но имел на него свой собственный взгляд. И пока оба мастера кулинарии спорили, какую именно приправу следует добавлять в первую очередь, котел, не выдержав давления, умудрился взорваться. Обошлось без жертв, но кухню теперь старейшине придется собирать заново.

Что же касается Бертольда, то его мы обнаружили веселящимся на пару с Шантиэлем. Эльф с мальчиком, никого не трогая, гуляли по рядам со сладостями, когда нашего волшебника попытались ограбить. Эльф весьма ловко сцапал воришку, после чего они решили его наказать прямо на месте в лучших традициях отряда. Привязали к ближайшему столбу, навесили на него бомбы с тлеющими фитилями и стали подзуживать толпу, собирая ставки, какая из бомб взорвется первой. Все это выглядело настолько нагло, что народ решил, что присутствует на театральном представлении. Даже местная стража преспокойно щелкала орехи в первых ряда, с интересом взирая на происходящее.

Сержанту пришлось наглядно продемонстрировать, что бомбы настоящие, взорвав одну из них на глазах у всего честного люда. Народ весьма впечатлился, после чего нам пришлось сдать воришку страже и поспешить удалиться. Правда очень скоро мы вновь были вынуждены пообщаться с местными блюстителями правопорядка, когда забирали у них избитого и израненного сэра Роберта. Опросив бастарда, узнали, что тот умудрился опять поругаться с каким-то проезжим дворянином и вызвать его на дуэль. И когда дело дошло до поединка, рыцарь растерялся, поскольку осознал, что не знает, как проводить бой, по всем законам чести или с применением коварных хитростей, полученных во время обучения. И пока он раздумывал, дворянин не стал терять зря времени и оторвался от души.

Очень долго искали отца Либера, а в итоге обнаружили его неподалеку от нашей стоянки. Священник на удивление не устраивал финансовых махинаций, не срезал кошельки и не вымогал взяток. Он просто организовал публичную проповедь, заверяя, что буквально через неделю состоится самый настоящий Конец Света, после которого выживут лишь праведники или те, кто успеет откупиться от злых демонов. Деньги на выкуп своей жизни священник предлагал отдавать ему, мол он потом передаст кому надо. Народ, впечатленный красноречием отрядного жреца, весьма дружно передавал ему кровно заработанные деньги, в надежде, что это поможет им продлить свои жалкие жизни.

При виде этой картины Сержант лишь тяжело вздохнул и пообещал, что ругать нас он будет пожалуй завтра. Сегодня он слишком устал от наших выходок, поэтому он лучше хорошо отдохнет и обдумает, кому что и как сказать. В общем, день прошел весело.

День 11.Снова ненадолго застряли. Одна из телег частично развалилась, причем именно в тот момент, когда мы подъезжали к очередной деревне. Пока слуги бегали туда-сюда, пытаясь починить сломанную повозку, мы решили немного прогуляться по окрестностям. Дорога в этом месте огибала невысокий холм, на вершине которого мы обнаружили пару разбитых и заросших травой катапульт. Сержант тут же прочитал нам лекцию, что именно в этом месте шесть лет назад войска законного короля Рагнарода Седьмого остановили армию Темного Узурпатора. Пока мы слушали историю, Вол полез изучать катапульты и ко всеобщему удивлению починил одну из них.

Ли тут же разразился теорией, что коли все целое, попавшее в руки бывшего дровосека, ломается или теряется, то сломанное закономерно должно чиниться. Никто ему, в общем, не возражал, поскольку всех заинтересовала возможность лично опробовать орудие. Правда для начала пришлось прогнать Бертольда, который упорно лез везде со своими бомбами.

На первый раз ограничились боекомплектом из собранных в ближайшем кустарнике орехов. Метнули хорошо, вроде до деревни достало. Затем Шантиэль принес несколько вороних гнезд с яйцами, зарядили и их. Для третьего залпа долго искали подходящий заряд и в итоге наткнулись на пяток куриц, гуляющих в траве. Привязав к ним по камню для лучшей баллистики, выстрелили последний раз, после чего катапульта, полностью оправдывая квалификацию Вола, развалилась.

Через полчаса телегу все же починили и продолжили свой путь. В деревне наткнулись на растерянных крестьян, созерцающих небеса. Оказывается у них с неба вдруг стали падать орехи, яйца и курицы, и теперь они в растерянности, каким это знаком считать, добрым или злым. Отец Либер тут же почувствовал потенциальных клиентов и бросился на помощь крестьянам. Сержант ему не препятствовал, а лишь тяжело вздохнул.

День 12.Чем ближе столица, тем наглее местные лорды. Вначале наткнулись на группу троллей, собиравших деньги за проезд через мост. Вначале думали по старой привычке порубать их на месте, но они предъявили официальные документы, так что пришлось подчиниться. Сержант долго скрипел зубами, бормоча под нос, что случись война, он первый поспешит разобраться с такими наглецами.

Дальше было еще хуже. Со всех сторон набегали отряды, принадлежащие хозяевам местных земель. Весьма нагло изучая содержимое повозок, они требовали часть товара или оплаты наличными. Купцы в спор лишний раз не вступали, хотя, судя по лицам, очень уж хотели достойно ответить наглецам. На Сержанта вообще было жалко смотреть. Как-никак, грабят твоих подопечных, а ты ничего сделать не можешь. Впрочем, после четвертого отряда он вышел из себя и, дав краткие инструкции, спустил нас с цепи.

Первым удар на себя принял отец Либер. Встретив очередную группу поборщиков, он преградил им путь и закатил им, наверное, самую лучшую проповедь в своей жизни. Долго втолковывал своей неразумной пастве о тяжких грехах, особенно напирая на сребролюбие. Через полчаса, впечатленные суровой речью «грабители» удалились, причем как минимум половина из них бросилась в ближайшую церковь замаливать свои грехи.

Следом в бой вступил сэр Роберт. Убедившись, что в очередном отряде нет ни одного знатного человека, он налетел на них как ураган и тут же приступил к запугиванию посредством перечисления полутора сотен знатных предков. Поборщики, явно набранные из крестьян, впечатленные подобным обилием имен (на самом деле они сломались на четырнадцатом), поспешили принести извинения и скромно удалиться.

Тем, кто нарвались на парочку Гримуальд и Бертольд, оставалось только посочувствовать. Волшебник устроил настоящее представления, организовав прямо перед носом сборщиков дани серию взрывов, сопровождаемых молниями и огненными шарами. Паладин в своем сияющем доспехе носился между ними, рубя своим мечом направо и налево. Ошеломленным таким приветствием поборщикам мы поспешили объяснить, что они имеют возможность наблюдать очень суровый обряд экзорцизма и, если они не хотят быть разорванными на куски сотнями злых демонов, то лучше им поспешить удалиться на безопасное расстояние.

Дашута действовала куда более грубо. Просто облачившись в боевой доспех, но без шлема, шла наперехват очередному отряду и кричала, что ищет себе мужчину на ночь. Мужчинам достаточно было всего один раз взглянуть на её лицо, что бы осознать тот факт, что наказание от их хозяина в данном случае выглядит меньшим злом, и спешили скрыться. Довольный Сержант при этом похвалил нашу воительницу за удачно выполненное задание, но та все равно обиделась.

Ли и Шантиэль действовали в своем духе, сумев создать на пути новой группы поборщиков несколько ловушек, выглядящих как естественные препятствия. После того, как половина лошадей официальных разбойников внезапно понесла (особая ароматическая травка вызывающая дикую панику), а другая стала артачиться, те решили оставить наш караван в покое.

Последнюю команду встречали Вол, Я и Сержант. При этом основная роль отводилась мне, в то время, как остальные изображали силовую поддержку. Не составило труда предложить им немного отдохнуть и перекинуться разок другой в картишки. Ну а то, что через час я стал обладателем десятка лошадей и нескольких плохоньких доспехов, это уже их азарт виноват. На этом наш день и закончился, и мы получили очередную благодарность от охраняемых.

День 13.Снова чуть не застряли. Наткнулись на мост, оба въезда на который перекрывали несколько десятков воинов королевской гвардии. Немного изучив вопрос, выяснили, что солдаты сопровождают одного из младших принцев, который очень сильно увлекается живописью. Проезжая по этому мосту, он внезапно заметил одинокую сосну, которая показалась ему весьма живописной, поэтому он решил остановиться и начать работу над очередным шедевром, прямо не сходя с моста. А чтобы никто не помешал юному гению, въезд оказался перекрыт личной охраной.

Глазастый Шантиэль пробурчал, что судя по темпу работы, мы тут можем проторчать несколько часов. Сержант, не особо искушенный в искусстве, зато, как выяснилось, не понаслышке знающий тонкую натуру творческих личностей, тут же шепотом отдал приказ Бертольду. Наш юный маг на пару минут исчез, а затем случилось чудо. С безоблачного неба ударила молния и искомая сосна мгновенно загорелась, что естественно испортило юному художнику всю натуру. Тот тут же заревел, бросил холст с кистями в воду и, сев в карету, поспешил уехать в сторону столицы вместе со всеми охранниками. Те весьма косо на нас смотрели, но выяснять, замешаны ли мы в этом, так и не стали. Видимо самим надоело торчать в этом месте.

Торгаши, осознав, что нам не придется терять еще один день из-за титулованного гения, изрядно обрадовались. А вот Вол расстроился, поскольку он сам хотел срубить эту самую сосну, и доказывал всем, что ему бы потребовалось всего десяток ударов топором. При этом, пока ему не объяснили, не мог понять, как бы отреагировал принц, завидев мужика, рубящего его любимое дерево. Да уж, похоже, предыдущая жизнь так и не научила бывшего дровосека, что происходит, когда связываешься с хозяевами этой жизни.

День 14.Наконец достигли столицы. Правда, в город пока въехать не можем, поскольку на носу очередное празднование. Еще один день в память о том, что когда-то кто-то набил кому-то морду и что-то там спас. Поэтому на дороге весьма солидный затор из телег и, судя по всему, сегодня в город нам въехать не удастся. Вообще-то на этом наша работа заканчивается, поскольку мало кому может прийти в голову грабить при таком скоплении народу. Но как оказалось, для подтверждения выполнения и получения награды мы должны отметиться в местной купеческой гильдии, плюс у Сержанта есть послание для королевского маршала, так что придется потерять еще один день.

Сам командир, скрепя сердце, разрешил нам немного погулять, предупредив, что за любую провинность на этот раз будет карать строго и совершенно несправедливо. Особенно косо он посматривал в сторону священника, явно обдумывая, не заковать ли того в цепи. Его опасения чуть не подтвердились, поскольку отец Либер вернулся через полчаса, обрадовано рассказывая, что оказывается, его байка о конце света уже широко разнеслась. Народ распространяет слухи о дождях из камней, бревен и адских птиц (причем если орехи и гнезда я понимаю, то куриц-то так за что). Священник, тут же закатав рукава, ринулся в массы, намереваясь неплохо на этом заработать, но весьма быстро вернулся. К его сожалению, среди обозников уже бродило немало самозваных пророков, занимаясь тем же самым. В результате отце Либер, ругая расплодившуюся конкуренцию, не имеющую ни вкуса, ни стиля, остался в лагере, предпочтя общение с Волом и Сержантом.

Чуть позже вернулся сэр Роберт, волоча на себе пьяную Дашуту. Девушка наткнулась на лагерь новобранцев и поспешила произвести на них впечатление, рассказывая байки о битвах с орками и нежитью. Молодое пополнение, по его словам, взирало на неё, словно на Валькирию, и было готово выполнить любой приказ. В тот момент, когда бастард нашел её, она уже приступила к выбору мужчины, способного согреть ей постель. К счастью на этот раз Дашута не рассчитала сил и выпила больше положенного, иначе валяться бы рыцарь со сломанными конечностями в ближайшем овраге.

Затем вернулись Бертольд и Шантиэль, которые, по их словам, надеялись найти очередного вора, что бы продолжить то, что не дополучили в Ризбене, но, увы, так никого и не нашли. Видимо боги решили оградить несчастных преступников от встречи со зловещей парочкой.

Примерно через час Вол и Я, решив прогуляться, наткнулись на Ли, сидевшего в окружении своих сородичей. Из их неторопливой беседы я понял, что они ведут весьма жаркий спор на тему «смысла жизни и сущности бытия». Ли как раз заканчивал и парой очень ёмких аргументов сумел доказать свою правоту, указав на ошибку собеседника. Тот вежливо поклонился, поблагодарил за полученный урок, после чего на глазах у всех перерезал себе горло. Наш восточный друг тут же поспешил объяснить ошеломленным нам, что так в их стране смывают с себя грех невежества и скудоумия. Зато теперь стало понятно, откуда у него столько разносторонних познаний. В таком суровом мире только и остается, что набираться знаний, что бы выжить.

Сэр Гримуальд вернулся только под утро. Он нечаянно встретился с одним из магистров своего ордена, который заставил его исповедаться во всех совершенных деяниях. А затем, найдя в них ряд нарушений устава, повелел во искупление грехов, всю ночь рубить дрова нагишом. Веселый у них я посмотрю орден, а магистр, судя по шуткам, явный родственник нашему сержанту. Впрочем, как раз на этом месте подошла наша очередь, и мы въехали в город.

День 15.Получили награду и весьма щедрую. Купцы, впечатленные нашей манерой бороться с грабителями, изрядно раскошелились и пообещали отныне пользоваться только нашими услугами. Мы-то не против, но вскоре выяснилось, что о подобном пока лучше не задумываться. Маршал, получив послание, очень обрадовался нашему появлению и тут же сделал нам предложение, от которого мы так и не смогли отказаться.

Оказывается, из-за нападения орков половина королевской гвардии отправлена к горам якобы на учения, а на самом деле с целью отражения потенциальной угрозы. А в связи с праздниками в город съезжается множество лордов со своими дружинами, и кое-кому из них может прийти в голову попытаться сесть на престол. Так что наш скромный отряд должен усилить поредевшую королевскую охрану и предотвратить любую угрозу, направленную против жизни его величества.

Впрочем, мы особо и не расстроились. Отец Либер, осознав какие возможности таит столица, тут же принялся потирать руки. Сэр Роберт счастлив, наконец, оказаться при королевском дворе, где он имеет шанс выслужиться и получить титул. Гримуальду все равно где, лишь бы против зла, а остальные (включая меня) видят в этом отличную возможность заработать. Так что пускай столица готовится. Ведь её собирается покорить славный отряд Бешеных Зайцев!

Хроники отряда «Бешеного Зайца (Королевская служба)

День 1.Знакомились с новым начальством. Весьма суровый дядька, зовут Конрадом. Начальник дворцовой стражи и просто очень хороший человек. Дашута глядючи на него просто пускает слюни, поскольку, судя по росту и мускулатуре он спокойно может таскать лошадей на своих плечах.

Мы сами на него впрочем особого впечатления похоже не произвели. Вначале Конрад закатил получасовую речь на тему бдительности, а так же преданности престолу. Затем приступил к опросу, интересуясь имеем ли мы опыт охранного дела. Отец Либер тут же разразился душещипательной историей о том как он целую неделю охранял храм от наглого вора пытавшегося украсть церковную утварь. Всем сразу стало интересно, а как именно он охранял её от самого себя. Тут же подключилась Дашута, рассказывая как ей довелось оберегать склад уже от нашего священника.

Шантиэль пробурчал что-то о лесных дозорах, сэр Роберт о многочасовых стояниях на посту. Бертольд вспомнил, как он дежурил в библиотеке, чтобы никто не прошел в секцию с запретными книгами. Ли рассказал о сложных курсах телохранителей которые ему довелось закончить. Судя по рассказу их там учили воспринимать охраняемого как некий философский объект который может существовать, а может вдруг исчезнуть, подчеркивая тем самым необъятность нашей жизни. Я разбавил это историей охраны дюжины бочонков вина от толпы городских выпивох, а Вол порадовал просто захватывающим рассказом, как он охранял свою палатку от волков. Напоследок сэр Гримуальд пафосно заявил, что он всегда на страже как собственной души, так и чистоты людских сердец.

На этом моменте Конрад презрительно сплюнул, обозвал нас никчемными салагами и уже собрался закатить очередную речь, когда внезапно в помещение вошел Сержант. О боги, начальника охраны тут же словно подменило. Он побледнел, стал заикаться и весьма вежливо поинтересовался что нужно столь достопочтенному воину. Как выяснилось Сержант хотел убедиться, что его лучшая(он сам подчеркнул это слово) команда устроилась как подобает. Конрад заверил его, что все организует так, что не будет никаких проблем, после чего посмотрел на нас уже с уважением. Интересно, что между ними было в прошлом?

День 2.Продолжаем осваиваться на новом месте. Конрад показывал нам дворец. Весьма интересная планировка, я вам скажу. Никаких огромных залов и широких переходов. Вместо этого целый лабиринт извилистых коридоров и небольших комнатушек. По словам начальника стражи в былые времена дворец часто штурмовали и все эти ухищрения были придуманы дабы облегчить оборону. Враг просто запутывался в этой паутине ходов, а местные бойцы, хорошо знавшие схему, с легкостью заходили к ним в тыл. Да и сейчас периодически то один то другой придворный теряется в этих коридорах.

Конечно существует подробный план, который, изображения которого и висят на каждом углу, но, как признался по секрету Конрад, он периодически их меняет на фальшивые. Так на всякий случай, вдруг еще кому то придет в голову пойти на штурм. Так что придворные продолжают плутать, матеря во весь голос того писца что умудрился напутать схему расположения коридоров.

Чуть попозже пришел Сержант, приведя с собой нового члена отряда. Зверски избитого парнишку лет двадцати, правда умудрившегося даже в этом виде сохранить достойный внешний вид. Зовут Марком, бывший род занятий – менестрель. Умеет играть на пятнадцати инструментах и петь любовные песни на двадцати семи языках. Последнее и стало причиной его столь неподобающей внешности. Как оказалось он целую неделю пел под балконом песенки одной знатной особе, пока та не сдалась и не пригласила к себе в спальню. И все бы ничего но через полчаса в это же помещение внезапно вошел… нет вовсе не муж, а еще один любовник. Оскорбленный тем, что его место оказалось занятым, он тут же приступил к расправе.

Через десять минут заявился еще один возлюбленный, которому как оказалось так же назначили свидание на сегодняшнюю ночь. Но поскольку менестреля он не знал, а вот того кто его избивал, знал очень даже хорошо, то решил присоединиться к процессу наказания более удачливого соперника. В таком виде их и застал уже законный супруг. Будучи так же хорошим знакомым, двух новоявленных палачей он поверил их легенде о том что они просто вступились за честь его супруги. Недолго думая, вся троица решила утопить горе-певца в ближайшем пруду, и уже было выдвинулись в его сторону, когда мимо прошел Сержант. Чем то его менестрель сумел зацепить, потому что вырубив неудавшихся убийц он тут же убедил Марка принести клятву и взял его под свое покровительство.

Заодно еще раз убедились в том что командира в столице хорошо знают. Мимо проходила пара придворных, которые тут же принялись подтрунивать над внешним видом менестреля. Но едва заметив Сержанта, поспешили извиниться, и слегка побледнев, по стеночке продолжили свой путь. Похоже пора приступать к расследованию, а то мы умрем от любопытства.

День 3.Конрад все еще выбирает, куда нас пристроить дабы избежать больших проблем. Думаю он уже опоздал, отец Либер уже несколько раз исчезал из казарм, каждый раз возвращаясь с пылающими от волнения глазами. Впрочем мы пока особо не возражаем и занимаемся тренировкой новичка. Действия в строю пока не отрабатываем, сосредоточившись на физической подготовке. Нарядив певца в доспехи и закинув за спину мешок с камнями, гоняем его по кругу. Сам Марк выглядит очень жалко, но не сдается. По его словам он хочет вернуть долг своим обидчиком, поэтому хочет стать сильнее.

Сэр Роберт правда хотел заставить его на бегу играть на флейте или лютне, но Ли посчитал это неуместным излишеством, от чего у них тут же разгорелся жаркий спор. Впрочем похоже всему виной мрачное настроение бастарда. Утром выйдя прогуляться он через полчаса вернулся с полноценным патентом графа, которые оказывается продавались буквально за углом, возле дворца. Изучение бумаги показало что печать и подпись короля, настоящие, от чего рыцарь впал в меланхолию.

Он то планировал получить подобный документ лично из рук короля, а так выходит его мечта исполнилась лишь наполовину. Сэр Гримуальд посоветовал тут же пойти к королю, отдать ему бумагу дабы тот мог вновь её вернуть рыцарю, воплотив таким образом мечту в реальность. Шантиэлю и мне с трудом удалось его переубедить и отказаться от подобного поступка. Все-таки вряд ли король поддерживает подобный бизнес. Хотя наш священник уже похоже прокручивает в голове варианты.

Вечером пришел Конрад и мрачно объявил, что знает на какой участок нас определить. Что же, ждем с нетерпением завтрашний день. А то такими темпами мы в этом дворце плесенью покроемся.

День 4.Изучили свой фронт работ. На нас возложено трудное и серьезное задание, охранять пруд, расположенный в самой глубине королевского парка. Для некоторых подобная работа просто предел мечтаний, поскольку пруд находится в центре хорошо охраняемой территории. Для нас же подобное звучит как оскорбление и вызов. Конрад напоследок пошутил, что лично пересчитает всех карпов, которые плавают в водоеме, ибо король любит на досуге сидеть на берегу и разговаривать с рыбами. Ах да, у каждой из них даже есть свое имя.

Долго пытались составить схему работы но в итоге махнули на все рукой и просто уселись на берегу озера. Бертольд приступил к кормлению рыбок, Марк запел весьма похабную балладу, Ли затеял очередной философский спор с Гримуальдом. В общем все были при деле. Правда чуть позже к нам пришел посыльный от Конрада с просьбой продолжать заниматься своим делом, но как можно более незаметно. А то оказывается, несколько фрейлин хотели посидеть на берегу пруда, но увидев, что место занято какой-то весьма странной и агрессивной компанией, сильно испугались.

А нам то что, перебрались в кусты, все равно больше делать нечего. Чуть позже к пруду пришел какой то тип и начал кормить рыбок. С виду на знатного не похож и сэр Роберт решил подшутить. Выскочив из кустов он бодро поприветствовал незнакомца попутно хлопнув его по спине так, что тот моментально улетел в воду. На этом наше знакомство и закончилось, поскольку вода тут же забурлила, а через минуту на берег шлепнулась полуобглоданная рука.

Изучение пруда показало, что вместо карпов там непонятно откуда взялись страшилища со здоровенными зубами. Бертольд как специалист тут же определил что на самом деле рыбок покормили порошком Ризуани. Данный магический состав имеет обыкновение за считанные минуты превращать безобидных зверюшек в злобных кровожадных монстров стремящихся уничтожить любого вторгнувшегося в их владения чужаков. К счастью этот порошок очень дорогой, да и работает крайне нестабильно, поэтому просто так его не купишь. Но в любом случае если вспомнить что король любит купаться в этом пруду, выглядит все подозрительно. Тут же послали весточку Конраду.

Начальник стражи прибежал побледневший от ужаса. Как-никак на лицо покушение на его величество. Правда мы тут же получили выговор что уничтожили убийцу. Но зато часть его вещей уцелела, поэтому есть надежда на опознание. Один минус, похоже нам придется все рассказывать королю и это значит нам придется придумывать долгую и нудную историю о том как нам удалось разоблачит преступника. А так же расписать в подробностях тяжелую схватку, в которой последний и пал. Ну не рассказывать же что все началось с обычной шутки.

День 5.Конрад довольный нашей хорошей работой поставил на более ответственный пост, поручив охранять окрестности Монетной башни, где спрятана вся королевская казна. Учитывая наличие в нашем отряде отца Либера, подобное больше напоминает помещение бочки сметаны под охрану вечно голодного кота. Правда Дашута обещала что проследит за вороватым священником, но учитывая что то уже давно научился от неё ускользать, нас терзают смутные сомнения.

Сэра Роберта и Бертольда данная ситуация похоже забавляет. А вот Ли напротив завел очередной монолог на тему что вор и охранник есть две сути одного явления. И нельзя быть полноценным одним не побывав на иной стороне. Отца Либера такая философия изрядно взбодрила а вот сэр Гримуальд напротив опечалился и выдвинул свою версию. Мол, вороватость столь достопочтенного святого отца объясняется одержимостью злыми бесами. И нужно провести обряд экзорцизма дабы очистить эту светлую душу от зла.

Священника подобное предложение изрядно напугало. К счастью по мнению паладина, в данном случае весь обряд заключался в навешивании на жреца дюжины бесогонных амулетов и паре соответствующих молитв. Странно, обычно наш паладин предпочитает изгонять нечисть своим мечом. Видимо в данном случае его уважение к нашему походному священнику сыграло с ним дурную шутку. В любом случае с наступлением темноты отец Либер умудрился исчезнуть.

Искали его недолго, где то около получаса и нашли по весьма смачным ругательствам в адрес богов и всяких верхолазов. Добравшись до священника тут же узнали подробности его плохого настроения. Оказывается он еще днем присмотрел себе самый удобный путь, но добравшись до башни увидел что по выбранному им маршруту уже ползет какой то человек в черном. Разгневанный святой отец не стал особо церемониться и со всей дури запустил в конкурента посохом, от чего тот тут же замертво свалился на землю.

Поскольку дело явно пахло чем-то нехорошим поспешили обыскать полученный труп. Нашли дюжину различных ножей, несколько флакончиков с ядами (Ли опознал) и с пяток амулетов заряженных черной магией (тут уже Бертольд постарался). Так же нашли несколько всевозможных вещей украшенных тайной меткой известной гильдии убийц. На этом обыск пришлось прекратить и побыстрее послать за Конрадом, на ходу сочиняя историю как отважный патрульный отец Либер вступил в схватку с таинственным незнакомцем проникнувшим на его территорию.

Начальник стражи пришел довольно быстро. Долго смотрел на нас со смесью уважения и недовольства. Ну мы же не виноваты что у нас все убийцы гибнут сами по себе. Впрочем узнав кого мы завалили, недовольство тут же исчезло. Оказывается этих типов живьем никто не брал, а уж одолеть в схватке это подвиг равносильный брошенному вызову богам. Такие ребята обычно кончают с собой сами, если знают что сбежать не получиться. Так же обрадовались, узнав что на этот раз королю докладывать не будем.

В общем все хорошо лишь священник огорченно вздыхает. После такого за башней будут присматривать в десять раз сильнее обычного. Зато нам меньше проблем. Особенно рад сэр Гримуальд, который считает что все произошедшее это результат работы его экзорцизма. Ну не будем его разочаровывать.

День 6.Сегодня у нас выходной, поэтому можем расслабиться. Бертольд, Ли и сэр Роберт ушли в город, решив изучить книжные лавки. Дашута и отец Либер отправились на рынок за продуктами. Сержант довольный тем что все идет хорошо, стал учить нашего паладина азартным играм и всяким жульническим приемам. При этом умудряясь заставить его поверить, что все это относится к богоугодным делам. Я по мере сил стараюсь ему помогать.

А вот Марк сумел нас удивить сумев подружиться с Волом. Правда это последний поспешил обхаживать нашего менестреля, решив выведать у него секреты обольщения женщин. Судя по пылающим глазам обоих, ничего хорошего из этого не выйдет. Учитывая что через пару часов общения, Марк подхватил свою лютню и на пару с бывшим дровосеком отправился в сторону крыла где проживают фрейлины, в ближайшее время следует ожидать немалых неприятностей.

Правда на удивление прошло несколько часов прежде чем объявили тревогу. Поскольку к этому моменту все наши вернулись, Сержант тут повелел надеть доспехи и построится. Следующим удивляться пришлось самому Сержанту, поскольку в строю обнаружились Марк и Вол. Короткий расспрос показал, что лиричные любовные баллады нашего менестреля очень долго не могли найти своего слушателя, но тот не сдавался. В итоге им удалось наткнуться на даму весьма распутного вида, которая тут же пригласила обоих стражников в свои покои. Правда не успели они раздеться как в дверь тут же начал ломиться её муж.

Вол как ни странно успел спрятаться в шкаф а вот Марк немного струхнул и его опять поймали на месте преступления. Как и в прошлый раз муж оказался с парой друзей и расправа была неминуемой но тут Вол не выдержал и решил вступиться за соратника. Дубины и топора под рукой у бывшего дровосека не нашлось, но как выяснилось тяжелый бронзовый подсвечник может бить ничуть не хуже. Расправившись парой ударов со всей троицей, наши горе любовники поспешили сбежать в казармы, провожаемые восхищенными взорами ветреной красотки.

На этом правда ничего не закончилось, поскольку пришедший в себя муж, оказавшийся видной шишкой тут же умудрился поднять весь гарнизон с требованием выловить злодеев покусившихся на него самого и честь его жены. Судя по описанию, в числе покушавшихся оказалась дюжина троллей и как минимум пара высших демонов. Марк и Вол тут же живо впряглись в поиски, благо, что в доспехах их опознать было тяжело.

Суматоха продолжалась до самого утра. Поймали пару воришек, пытавшихся стащить простыни из дворцовой прачечной, нашли пьяного графа пропавшего с королевского бала три дня назад, а так же сумели обнаружить несколько дырок в заборе и три подкопа. Следов демонов и троллей так и не попалось, так что пришлось разгневанному мужу возвращаться домой ни с чем.

День 7.Похоже, ночной демарш Вола, с избиением сразу трех защитников поруганной чести, произвел впечатление на ветреную фрейлину. По крайней мере утром наш дровосек получил от неё записку с назначением места и времени нового свидания. Поскольку читать Вол так и не научился, зачитывать текст послания пришлось отцу Либеру. Что же касается Марка, то он впечатленный работой своего товарища с утроенной силой взялся за тренировки. Похоже Сержант прав и из этого упрямого мальчика еще выйдет толк.

Так же потренироваться решил и Ли, но из-за специфики своей работы, решил проделать это в дворцовом парке. Сержант который решил понаблюдать за ним вернулся крайне довольным. Оказывается в качестве цели наш восточный друг выбрал пышные прически дворцовых дам. Он их конечно не срезал, но почти все фрейлины вернулись с прогулки имея в голове как минимум по одной метательной звезде или ножу. Судя по визгам донесшимся чуть позже из дворца, все эти сюрпризы они обнаружили лишь дойдя до зеркала. Пришлось Сержанту вновь всех собирать и устраивать очередной рейд (с Ли во главе) на этот раз в поисках злостного хулигана и убийцы, осмелившемся поднять руку на благородных особ.

Долго это правда не продлилось. Пришел Конрад и заявил что завтра нам предстоит ответственное задание. Оказывается во дворце намечен большой прием и король, впечатленным рассказами о наших подвигах принял решение перевести нашу группу поближе к себе. Правда для начала нужно разобраться, кого на какой участок поставить.

Разбирались исходя из внешнего вида. Самых пристойно выглядящих, (читай сэра Гримуальда, сэра Роберта и Шантиэля) распределили в главный зал. Обладателей наглых рож (как оказалось это я и Марк) тех поставили охранять один из потайных ходов. Излучающих интеллект и мудрость (ну это понятное дело Бертольд, отце Либер и Ли) отправили в библиотеку. Ну а деревенщине (Дашута и Вол немного обиделись на такое выражение) досталась под надзор кухня. Ох, чую нас завтра ждет жаркий денек.

День 8.Ну в целом я оказался прав. Едва мы с Марком заняли свой пост как в ближайших кустах обнаружилась парочка весьма подозрительных личностей. Сами личности явно так же удивились столь резкой смене караула, и долгое время отказывались покидать свой пост. Правда, когда Марк от скуки достал свою лютню и запел (а чего боятся, Конрад только через час придет) личности тут же осмелели и устремились к нам.

В целом все как я и думал. Они принялись предлагать нам круглые суммы в обмен на то что мы их пустим внутрь и тут же забудем об их присутствии. Я предложил альтернативный вариант, сыграть в карты и если они сумеют меня обыграть, то могут смело проходить. Личности тут же обрадовались, правда, как вскоре выяснилось зря. Через час я стал владельцем обоих кошельков, нескольких ножей, одного складного арбалета, набора ядовитых игл, пары черных масок и вообще всей одежды незнакомцев. Сами незнакомцы взахлеб доказывали пришедшему Конраду что они тут не при чем, но улики все же оказались против них. Обидно что пришлось отдать кошельки (хотя часть монет я успел пересыпать к себе в карман).

Вечером поговорил с остальными. У них тоже веселья хватало. Так Дашута с Волом вначале очень долго скучали не находя себе места. Даже организовали турнир по армрестлингу среди местных рубщиков мяса и простых рабочих. И так бы продолжалось до вечер, но тут внезапно один из помощников повара повелел подать на королевский стол «Лесную Курицу под соусом Лузуар». Вол тут же встрепенулся и из интереса посмотрел на блюдо после чего затеял жаркий спор доказывая что мясо Лесной Курицы ну никак не может быть белым, поскольку оно розовое по природе. Изумленным поварам, шокированным тем что какой то деревенщина разбирается в столь изысканных блюдах, Вол пояснил что в его лесах этой курицы просто тьма тьмущая и он съел достаточное количество экземпляров что бы знать какого цвета должно быть её мясо.

Сторону стражника тут же поддержало еще несколько поваров согласных с его утверждением. Начался бурный спор в процессе которого Дашута тихонько изучила все ингредиенты соуса и найдя крайне подозрительную бутылочку тут же поинтересовалась у поваров что это такое. Подозреваемый тут же побледнел, начал что то невнятно мямлить и пришлось нашей воинствующей деве слегка на него нажать (ну если так можно назвать попытку выколоть глаз попавшейся под руку вилкой).

Очень быстро выяснилось, что вместо Лесной Курицы повар попытался подать на стол Эльфийскую Куропатку, чье мясо как многие знают, является основополагающим ингредиентом большинства ядов. А добавка в соус специальный замедлитель, который должен был заставить сработать яд с опозданием в пару-тройку дней, попутно немного изменив симптомы. Дальше его слушать не стали а просто передали в попечение славных ребят Конрада, благо что у тех для допроса есть специальные помещения и нужный инструментарий.

В библиотеке так же хватало интересного. Вначале наша троица мудрецов просто ходила по залам, изучая стеллажи ну и попутно борясь со скукой. Отец ибер долго ругался что не нашел ничего достаточно ценного (а то что он нашел разваливалось прям на глазах, поэтому священник не посмел рискнуть). Затем Бертольд, воспользовавшись моментом, изучил каталог и втайне от всех направился в секцию литературы непристойного содержания. Там вместо книг с картинками он обнаружил старшего библиотекаря, усердно занимавшегося смазыванием страниц одного из фолиантов загадочным составом. Пришедшего мальчика он вначале не особо испугался, поскольку приступил к запугиваниям, но тут на шум прибежал Ли, который тут же в составе распознал очередной яд. Ну а следом на сцене объявился отец Либер, и без лишний разговоров, огрел подозрительного библиотекаря своим посохом.

Силы на этот раз наш священник рассчитал правильно и слегка оглушенный сотрудник очень быстро поведал о том, сколько и кто ему заплатил за то что бы подсунуть королю отравленную книгу. Дальше все пошло по накатанной схеме, вызов Конрада с его ребятами, очередной ошалелый взгляд начальника стражи ну и передача преступника. Остаток времени вся троица провела, изучая литературу в обнаруженном Бертольдом стеллаже.

Самое веселое как я и ожидал, проходило в главном зале. Сэр Роберт очень быстро устал стоять истуканом и, обратив внимание на скользкий пол, на котором завалилось немало знатных дам, уговорил эльфа и паладина на небольшую шалость. Всего-то ставить незаметные подножки и затем смотреть за тем как знатные господа разлетаются по всему залу.

Шантиэль и Гримуальд вначале скривились, но очень быстро вошли во вкус. А уж когда из под одежды гостей на пол полетело всевозможное колюще-режущее оружие, в комплекте с арбалетами, пружинными стрелометами и прочими гномьими поделками, веселье приобрело совсем иной размах. Конрадовы ребята просто не успевали выводить гостей, с целью выяснения истины. Остальные приглашенные мигом поняв, что происходит тут же запаниковали и поспешили сдать всех подозреваемых с потрохами. В общем праздник превратился в день познания истины. А сам начальник стражи смотрит теперь на нас как на посланников богов. Ну учитывая что Сержант еще в первый день учебы сказал что он для нас Бог, то тут Конрад не так далек от истины.

День 9.Пока палачи Конрада не зная сна и отдыха раскрывают один заговор за другим мы наслаждаемся очередным заслуженным выходным. Тем более и заняться есть чем, ибо Бертольд все-таки стащил из библиотеки одну из книг. Ли назвал её «Искусством ублажения тысячи и одной позы». Не знаю насколько он прав в количестве, но картинок там хватает.

Очень скоро книгу у юного чародея забрали. Сэр Гримуальд при её виде дико покраснел и объявил демоническим порождением, созданным для искушения неокрепших разумов. Сэр Роберт напротив изучил с интересом и периодически показывал не менее красной от смущения Дашуте, заинтересовавшие его картинки. Ли и Шантиэль особого безумия от данной вещи не поняли. Ну эльф понятно, за всю свою жизнь и не такое видал. С Ли оказалось все куда интереснее, поскольку выяснилось что данную книгу написал один из его предков и в их семье она считается образцовым учебником для просвещения подрастающего поколения.

Следом изучить учебник взялся Марк, да и я пару раз заглянул. Отец Либер как выяснилось, подобной литературы так же начитался еще в своем монастыре. Ну а напоследок всех нас разогнал вол, который забрал данное пособие себе в единоличное владение. Благо хотя текста он не понимает но зато на картинках все подробно расписано. Чуть позже, весьма схематически перерисовав на обрывок бумаги несколько особо заинтересовавших его поз, наш дровосек весьма скорым шагом удалился в сторону уже изученного дворцового крыла.

Вернулся он через три часа, весьма уставший но довольный и тут же, невзирая на возмущения Ли принялся вносить правки в книгу. По его словам часть поз доступны только волшебникам, демонам и циркачам, а некоторые несут риск получения травмы. Но зато оставшиеся вполне себе ничего. И судя по тому что в течении последующих трех часов Вол получил не менее полудюжины надушенных записочек, он вполне может оказаться правым.

Марк пускает слюни от зависти и так же засел за изучение пособия, а вот Ли сильно опечален, тем что труд его предков оказался так грубо раскритикован. Правда чуть позже наш восточный друг успокоился и заявив что от наглых западных варваров и следовало ожидать чего то подобного успокоившись лег спать.

День 13.Тринадцатый день нашего пребывания в столице ознаменовался весьма примечательным событием, которого каюсь мы даже ждали. Нет, не дня рождения его величества а напротив, очередной попытки государственного переворота. Конрад бегает в панике, поскольку у него под рукой только мы и пара сотен гвардейцев, а бунтовщик, некий герцог Лузимунский, умудрился подчинить себе часть городского гарнизона и теперь идет на штурм дворца. И в данный момент почти тысяча солдат, разбившись на пять отрядов окружают королевскую резиденцию.

Начальник стражи правда решил что стоит отвести своих подчиненных внутрь дворца и там используя лабиринт коридоров организовать качественную оборону, но вот наш отряд все решил иначе. Началось все с отца Либера, который узнав о беспорядках прихватил с собой Вола и убежал в город. Как мы выяснили, он на всякий случай заранее присмотрел несколько богатых домов, чьи обитатели скорей всего заранее уедут за город. Тем самым священник получил неплохую возможность порезвиться.

Забравшись в дом одного из местных баронов и напугав оставшихся там слуг, отец Либер тут же поспешил набить мешки всем ценным что попалось под руку. Вола он кстати прихватил как тягловую силу, что бы унести побольше. А вот его кривые руки он в расчет почему то не взял. И в итоге выбегая из дома, наш дровосек умудрился порвать мешок об забор и вывалить все содержимое прямо перед носом первого из пяти отрядов, как раз занимающего позицию.

Солдаты оказались в шоке от такого золотого дождя и тут же плюнув на приказ приступили к мародерству. Благо и отец Либер им подсобил, вырубив посохом от пытавшихся навести порядок командиров а, после увидев, что началась драка, любезно направил их в разграбленный им же дом. Сокровищ все равно на всех не хватило и в итоге большая часть отряда пала жертвой собственной жадности. Сам священник особо не огорчился а, сделав Волу внушение направился к следующей цели.

На поиски священника тем временем направились наши рыцари. Благородный бастард сэр Роберт и слуга света сэр Гримуальд. Маршрут они выбрали самый короткий, поэтому неудивительно, что он пересекся с курсом второго из отрядов. Разгневанный неожиданным препятствием наш паладин тут же закатил целую лекцию на тему служения добру, злу и выбору своего пути. Всем кто осмеливался ему возражать, сэр Роберт тут же сносил голову. Под конец солдаты, проникнувшись этой речью, дружно сложили оружие и поспешили разойтись по домам. Как мы потом узнали, часть из них предпочла служение богам, военной службе, настолько сильно было красноречие паладина.

Третьему отряду так же не повезло, поскольку по той же улице, возвращался в родные казармы Бертольд, накануне решивший посетить лекцию одного знаменитого алхимика. Лекция сопровождалась и практическими опытами, поэтому под конец наш отрядный чародей изрядно запасся взрывным материалом. Напуганный шумом и ревом разгоряченных солдат, наш мальчик побросал все свои запасы, правда успев их предварительно поджечь.

Ну можно сказать что тот алхимик действительно оказался весьма знаменитым и умелым. По крайней мере после взрыва, улица стала шире раза в два, а отряд революционеров стал меньше на две трети. Этого вполне хватило что бы там больше никто не помышлял о свержении законной власти. Хотя сам Бертольд искренне огорчился, поскольку согласно его расчетам погибнуть должны были все.

Еще один поисковый отряд, состоящий из Дашуты, Ли и Шантиэля нарвался на четвертый отряд. Наша воительница тут же поспешила пойти на пролом, но быстро осознала что с такой толпой втроем им не управится. Последующее отступление, позволило быстро составить план. Вся троица укрылась в ближайшем доме, имевшем такие достоинства как единственную, очень узкую дверь и высокие окна. Оба разведчика заняли позицию на крыше, и едва противник оказался в радиусе досягаемости, поспешили перейти к обстрелу, выцеливая преимущественно командиров и самых инициативных.

Солдаты на подобное обхождение обиделись и попытались штурмовать дом, но быстро выяснили что даже одной девушки с мечом вполне хватает что бы защитить узкий проход от пары сотен человек. Все это продолжалось минут пятнадцать. За это время у Ли и Шантиэля кончились стрелы и метательные ножи, а восставшие потеряли всех командиров. А тут еще и до них донесся отголосок взрыва устроенный Бертольдом. Потихоньку решив что в подобные игры им лучше не вмешиваться, горе-революционеры потихоньку разбежались, оставив поле боя за Бешеными Зайцами.

Что-то похожее случилось и с пятым отрядом, который столкнулся с Сержантом, тащившем за собой Марка и меня. Менестреля тут же выдвинули вперед и он тут же, придерживая безопасную дистанцию, забросал наступающих вопросами из разряда: «За кого воюете». Узнав что отряд подчинен напрямую герцогу Лузимунскому он тут же поспешил уточнить, не тот ли это герцог который обещал что заняв трон тут же закроет все бордели и игорные дома, а в тавернах разрешит подавать только воду. Солдаты тут же заколебались. Командиры тут же поспешили натравить их на наглого певца, но мы с Сержантом к этому времени заняли неплохие позиции и выбили их из арбалета. Бунтари тут же намек поняли и решив что напоролись на засаду поспешили повернуть назад.

На этом восстание и закончилось. К вечеру наша группа была в сборе, а Ли с Шантиэлеме умудрились даже притащить с собой главного революционера, того самого герцога. Как выяснилось войдя в раж они попытались устроить охоту и на другие отряды но наткнулись только на герцога пытавшегося навести порядок в убегающих войсках.

Шокированный Конрад уже даже не знает слов и лишь молча пожимает руки. Сержант ехидно ухмыляется и шепотом рассказывает, что в свое время он конечно и похлеще номера откалывал, но мы так же неплохие продолжатели традиций Бешеных Зайцев. Теперь осталось пережить самое сложное, королевскую благодарность.

День 15.Остатки бунтовщиков переловлены и посажены под замок. Те у кого были хоть пара крамольных мыслей теперь усиленно их прячут. Что касается нас, то все сейчас пребывают в состоянии смеси полного восторга и легкой задумчивости. Король не стал особо скупиться и пользуясь тем что в последнее время освободилось немало замков и земель, распределил часть их среди членов нашего отряда, попутно присвоив кучу титулов.

Так сэр Роберт теперь изучает купленный графский патент и присвоенный баронский, размышляя который из них дает больше прав и знатности. Дашута и Вол, долго пытались поменяться своими баронствами (поскольку одному не нравится что у него нет леса, а другой подавай побольше деревень), но в итоге остались при своих. Самому Волу повезло вдвойне. Узнав, что безродный наемник так высоко взлетел, все дворцовые дамы теперь просто не дают ему прохода. Похоже что в ближайшее время бывшему дровосеку опять придется штудировать трактат написанный предками Ли. Отец Либер попытался выбить себе сан Архиепископа, но получив от Сержанта подзатыльник, ограничился скромным графством. Чую что его подданным придется посочувствовать.

Остальным так же досталось немало, но в итоге мы все равно остались при своих. Король как то не особо хочет отпускать со своего двора таких героев и поскольку мы здесь на вольнонаемной основе предлагает продлить наш контракт. Ну в принципе Сержант не против, благо на носу зима, войны с орками вроде не предвидеться и королевская служба отличное место для отдыха.

Ну а после, по словам нашего мудрого командира мы их так достанем что они с радостью отправят нас назад. И тогда нас похоже будут ждать очередные великие подвиги. Хотя, по-моему, сам факт службы в отряде Бешеного Зайца и есть подвиг…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

День 1.Записался в отряд. Ну как сказать записался, затащили чуть ли не силком. Я разве виноват, что их вербовщики так ловко в карты мухлюют? Вот мне и сказали, либо выплачивай долг (а откуда обычный трактирный слуга возьмет три золотых?), либо вступай в отряд. А то детина такой справный, сильный, самое то чьи-нибудь бошки пробивать, а не полы в заплеванной таверне протирать. Хозяин, скотина тоже, прикрывать не стал. Ответил, ты, мол, проигрался, вот сам и отдувайся. Ну, ничего, меня заверили, что это всего-то на год. Вернусь - объясню ему, где он был не прав.

Меня, как новичка, сразу отправили в распоряжение Сержанта. Вот так, прямо с большой буквы Сержанта. Как его на самом деле зовут, он так и не сказал, заявив, что такие салаги, как мы, просто не имеют права осквернять его благородное имя своими грязными языками. Не знаю, насколько уж он там благороден, но выглядит как мясник из соседней лавки. Впрочем, именно из-за этой схожести я с ним связываться и не стал. А то, как заедет по уху невзначай, так все содержимое головы по ближайшей стенке и расплещется.

Зато познакомился с товарищами по несчастью, такими же бедолагами, которые только вступили в отряд. Правда, они себя несчастными не считают и даже рады открывающимся перспективам. Особо пообщаться нам, правда, не дали. Сержант тут же потащил всех на площадку для тренировок, чтобы изучить полученный материал. Там заодно я и узнал, с кем связался. Забавный контингент подобрался, скажу я вам.

Ли – низкорослый странник с востока. По его словам, хочет заработать достаточно денег, чтобы встретить спокойную старость. При этом работа наемником для него обычное дело, вот только у Зайцев, как я понял, специфика несколько иная. Коротышка Ли, правда, творил такое, что возникло ощущение, будто я в цирке. Кулаком разбил камень, прыгал и кувыркался, крутил сальто, разбрасывая в разные стороны ножи, а напоследок попытался врезать Сержанту, но умудрился отбить кулак об его нагрудник. Не рассчитал бедолага сил, ведь стальная кираса это вам не известняк, крошащийся сам по себе только так.

Вол – бывший дровосек. В отряд вступил, чтобы спрятаться от гнева отпрыска вельможи. Причем дело-то пустое: по пьяни хвастался своим мастерством и поспорил, что срубит здоровенную сосну за двадцать ударов. Дерево-то срубил, но то умудрилось упасть так, что немного поцарапало карету этого самого знатного сынка. Возник скандал, пьяный Вол высказал все, что думает, а когда протрезвел, узнал, что стражники уже стоят у его дверей. Еле ноги унес, хорошо хоть кто-то посоветовал ему вступить в отряд, мол, Зайцы даже убийц не выдают, если, конечно, сочтут их полезными. А пользу дровосек может принести немалую: с топором управляется знатно и ловко, правда, пока никак не может избавиться от привычки бить по основанию. Сержант даже опешил, когда вместо ожидаемого удара по голове получил учебным топором по ногам. Вол, конечно, долго извинялся, но свою порцию уважающих взглядов он получил.

Сэр Роберт – бастард одного из местных знатных лордов. Долгое время воспитывался при дворе отца, пока в голову ни ударила моча, и его ни понесло на поиски приключений. Почему он вступил в отряд, не знаю, поскольку благородных рыцарей, по словам Сержанта, в составе никогда и не было. Правда, потом услышал его шепоток, что если такие к ним и попадают, то либо перестают быть рыцарями, либо очень быстро погибают. Роберт Сержанту сразу не понравился, поскольку тут же стал кичиться своим умением фехтовать на шпагах и ловкостью управления с лошадьми. Дело закончилось тем, что Сержант взял учебный топор и в два удара сломал лорду-бастарду его шпагу. С верховой ездой вышло поинтересней: для Роберта выбрали самую пугливую лошадь, которая начинала прыгать в стороны от малейшего звука, после чего Сержант принялся трубить в рожок. Через пять минут мы вытаскивали сэра Роберта из выгребной ямы, куда его и забросило после очередного кульбита. Судя по позеленевшему лицу, бедолага начал понимать, куда попал, но признаваться не хотел.

Отец Либер – настоятель храма в близлежащей деревне. Попался на краже церковной утвари и пожертвований, но сумел доказать, что даже в такой жирной заднице есть изрядная ловкость, поскольку во время ареста избил трех стражников, а затем, обогнав погоню, очутился в нашем городке. Так же, как и Вол, быстро сообразил, что надо делать и записался в отряд. Сержант над ним измывался больше всех, называл Вашим Преосвященством и обрадовано кричал, что знает, кого назначить в отрядные интенданты, а то, мол, предыдущего как раз пару дней назад повесили. Священник, надо отдать ему должное, на издевки реагировал с доброй улыбкой и в ответ продемонстрировал свое владение посохом. Для такого жирдяя это выглядело очень солидно, и хотя через пять минут отец Либер запыхался, в целом впечатление произвел.

Шантиэль – эльф, самый заурядный эльф. Чего ему от нас понадобилось и зачем он записался, пока так и не узнали. Сержант на него смотрит, широко раскрыв глаза, но с вопросами приставать не спешит. Эльф продемонстрировал высокий уровень владения кинжалом, луком, а так же намекнул на навыки разведчика. Сержант впечатлился, правда, пробурчал, что разведывать пока надо лишь то, насколько сильно разводят пиво в ближайшей корчме.

На этом смотр закончился, поскольку Сержант объявил, что больших пентюхов он в жизни не видывал, а его глаза уже устали на нас глядеть. Впрочем, созерцание нас, изнемогающих после пробежки ста кругов по двору под палящим солнцем, вполне может их исцелить, поэтому нам тут же пришлось брать ноги в руки и развить максимально возможную скорость. Отца Либера хватило на пятнадцать кругов, после чего его пришлось отнести в ближайший тенечек. Сэр Роберт мужественно держался до пятидесятого круга, но затем жара разморила его настолько, что он потерял направление и улетел в ту же выгребную яму. Я сам вырубился на семидесятом, и остаток дня помню с трудом.

День 2.Утро началось с очередной пробежки, правда, сегодня всего на пятнадцать кругов. Священник в этот раз упал после десяти, но мужественно прополз оставшуюся дистанцию. Шантиэль вызвал очередной приступ ненависти у всех, ибо умудрился обогнать нас на два круга. Правда, Сержант заставил его отжиматься, дожидаясь нашего прибытия. Отжиматься эльфу пришлось очень долго, поскольку отец Либер явно не мог развить высокую скорость, передвигаясь на четвереньках.

Затем приступили к занятиям. Всех нас поставили в ряд, дали в руки учебные копья, мечи и щиты и стали обучать приёмам поведения в строю. Эльф снова начал выделываться, заявив, что ему, как лучнику, не стоит учиться такому примитивному бою. В ответ Сержант, мило улыбаясь, поинтересовался, какие будут действия в том случае, если у остроухого внезапно кончатся все стрелы? Ведь, исходя из его логики, эльфу придется либо бежать с поля боя, что приравнивается к дезертирству, либо оставаться на месте в ожидании, когда противники перережут ему глотку. Эта речь оказалась достаточно убедительной, и Шантиэль все-таки встал в строй.

После обеда долго утешали нашего бастарда, который до сих пор переживал из-за потери шпаги, ведь эта «зубочистка» была фамильной. Пообещали, что найдем кузнеца и все исправим. Потом успокаивали отца Либера, страдающего от голода. По мне так здесь кормят от пуза, но для священника здешние порции оказались чуть ли ни половиной нормы. Напоследок пришлось приводить в чувство Шантиэля, узнавшего, что ему придется сменить свой вычурный зеленый наряд на стандартную униформу. Сержант, зараза, смеется и говорит, что в иных ротах с этого остроухого красавчика моментально бы содрали все тряпки, дабы не мозолил глаза своей помпезностью.

День 3.Продолжаем отрабатывать групповые действия. Наконец удалось переучить Вола не бить в строю с размаху по ногам, а то он мало того, что противников всех покрошил, так заодно еще и половину наших. У Ли проблема иного рода: меч-то ему сумели подобрать по росту, а вот щиты все стандартные. В общем, нашего желтокожего друга просто невозможно разглядеть за щитом, но сам Ли из-за него тоже ничего не видит, поэтому чаще всего бьет в пустоту. Сержант довольно ржет и говорит, что это лучший способ свести врага с ума.

Вечером отец Либер ненадолго ушел, а затем появился с бочонком пива. Оказывается, он уже сумел подружиться с начальником продовольственного склада, поскольку терпеть скудный рацион не намерен. Шантиэль покрутил пальцем у виска. За пару минут до возвращения Либера остроухий как раз говорил о своём намерении предложить священнику половину своей порции, а то для хрупкого эльфа человеческий рацион чересчур обилен.

Часа через два пришел сержант, еле успели спрятать бочонок. Он как-то нехорошо посмотрел на нас, но устраивать допрос или обыск не стал. Вместо этого познакомил с новым членом отряда. Девушка, двадцать два года, зовут Дашутой. Дочка кузнеца, который, похоже, мечтал о мальчике. Она выше Вола на целую голову, а объемом плеч напоминает нашего Сержанта в полном боевом доспехе. Добавим к этому коротко подстриженные и торчащие в разные стороны рыжие волосы, плотный покров веснушек на лице, нос картошкой и отсутствие передних зубов.

Сэр Роберт и Шантиэль, дождавшись ухода Сержанта, отправились напиваться, забрав с собой бочонок. У них, оказывается, разрушились идеалы. В представлении эльфа, начитавшегося сказаний и легенд, женщина-воин выглядела как прекрасное и воздушное неземное существо, с легкостью покоряющее чужие страны и сердца мужчин. Рыцарь, напротив, разочаровался самим фактом существования воительниц. Для Роберта все женщины делились на прекрасных дам, встречных прохожих и городских шлюх, а Дашута в данную концепцию никак не вписывалась.

День 4.Очередной шок для нашего рыцаря. Оказывается, Дашута неплохо разбирается в строевом бою. Судя по поломанной физиономии, в городских кулачных боях ей тоже участвовать приходилось и не раз, а там чувство локтя просто обязательно. Правда Сержант продолжает ворчать, что баба на войне все равно, что евнух в гареме. Вроде человек и при деле, но смотрится весьма смешно и нелепо.

Вечером приходил Капитан и долго рассказывал о сущности отрядного братства. Если отбросить словесную чепуху, то все выглядит довольно просто: прикрывай друг другу спину и постарайся не обгадиться. Будешь соблюдать эти правила, отряд тебя из любой задницы вытащит, а вздумаешь на них наплевать, в эту самую задницу тебя и загонят. Попутно наслушались историй о былых ратных подвигах Зайцев. Оказывается, это сейчас они сидят на одном месте и функцию городской стражи исполняют, поскольку войны нет, а как начнется заварушка, первыми же туда устремимся.

Сэр Роберт вежливо поинтересовался о происхождении такого странного названия отряда. В ответ тут же получил исчерпывающий рассказ о том, что обычно заяц животное вполне себе смирное и старается тихо скрыться от врага. Но если заяц окажется бешеным, то его хрен поймешь, побежит ли он или предпочтет вцепиться в горло, а то и в иное место поинтереснее. В общем, все поняли, что наша сила в непредсказуемости и неадекватном поведении, на чём лекция и закончилась.

День 5.Учились стрелять из арбалета. Ли и Шантиэль показали лучший результат, на спор нашпиговав мишени в тех местах, куда указывал Сержант. Отец Либер, Дашута и я смогли хоть куда-то попасть. Вол, пытаясь разобраться с механизмом, умудрился сломать свое оружие, за что и был изгнан со стрельбища в мастерскую. Сэр Роберт разразился очередной патетической лекцией на тему, что данный тип оружия является недостойным рыцаря и что врага надо встречать грудью, смело глядя в глаза. В ответ сержант пообещал выбить сэру бастарду оба глаза, если он не прекратит молоть чушь. В итоге Роберт все же согласился поработать с новым оружием, но в результате стрелой сбил с сержанта шлем. И это несмотря на то, что тот стоял у рыцаря за спиной.

Выслушав очередную порцию ругани и вытащив сэра Роберта из уже ставшей привычной для него выгребной ямы, получили новое задание. Мы должны научиться стрелять на скорость, работая в паре с заряжающим. Поскольку Вол, похоже, надолго застрял в мастерских, нас разбили на три пары. Меня поставили вместе с Дашутой. Пока учились работать слажено, все шло нормально, но когда Сержант матами стал увеличивать темп, напарница умудрилась повторить подвиг бастарда, послав стрелу куда-то назад и вверх, прямо в окно офицерской казармы.

Получили еще одну двойную порцию матов от Сержанта и от заместителя командира, которого болт чуть ни лишил самого важного. Последний полчаса угрожал отдать виновника на сношение к гарнизонному козлу, но узнав, что стреляла новенькая, повторил слова Сержанта о бабе на войне и, сплюнув, удалился. Дашута, похоже, сильно расстроилась.

День 6.Знакомились с новым членом отряда. Бертольд, тринадцать лет, бывший ученик академии магов. Был притащен всем городским ковеном магов чуть ли ни за шкирку. Мальчишка учудил что-то очень серьёзное, и волшебники не смогли придумать достойного наказания, потому спихнули его к Зайцам. Сержант продолжает ворчать, что суровый отряд наемников постепенно превращается в детскую игровую. Однако сто кругов для нового члена устроить не забыл. Мальчишка попался крепенький, даже не свалился, к тому же выяснилось, что он неплохо разбирается в механизмах, значит арбалет точно не сломает.

В строю Бертольду, правда, туговато, поскольку щита держать не может, и приходится обучать подсобным делам. Ли, пока Сержант не видит, решил дать волшебнику пару уроков метания ножей и звездочек. В итоге парнишка умудрился порезать себе руку в трех местах. На требование привести врача Сержант, злобно ухмыляясь, привел какого-то здоровенного одноглазого громилу, покрытого шрамами, и заверил, что это лучший штопальщик отряда, практиковавшийся на самом себе. После этого порезы у Бертольда как-то сразу сами собой зажили, и он предпочел как можно быстрее вернуться к учебе.

На досуге поспрашивал его насчет магии. Если парень не врет, возможно, мы получили свое собственное оружие массового поражения, но пока стоит скрыть это от Сержанта. А то кто знает, что тому в голову взбредет.

День 15.Постепенно тренировки дают эффект. Отец Либер уже не падает в обморок, а довольно бодро нарезает круги. Хотя при этом его вес непонятным образом удвоился. Сержант очень странно поглядывает на священника, явно заподозрив что-то нехорошее, но пока молчит. Наконец-то перешли к урокам фехтования, а то разучивать строевой бой уже как-то наскучило. Сэр Роберт с довольным лицом принялся демонстрировать всякие вычурные финты, пока ни пришел Сержант и дубиной в очередной раз сломал ему меч. Слава богам, что меч всего лишь учебный, а то второй такой истерики мы бы не пережили.

Заодно пришлось приструнить Ли и Шантиэля. Те тоже считают, что их сложные танцы с клинками очень трудно преодолеть. Ну Ли-то ладно, у него опыт немаленький, от дубины Сержанта ушел очень легко, а вот остроухий вздумал парировать, подобно героям древности, отбивавшим кинжалом палицы орков. В общем, шишку на лбу эльфу мы залепили, а пальцы пришлось вправлять. Зато теперь будет адекватно оценивать, чем его противник сражается.

После обеда к нам заглянул Капитан и заявил, что завтра нас всех должны послать в городской патруль, чтобы постепенно осваивали настоящее дело. Начинаю чувствовать легкое беспокойство.

День 16.Беспокоился зря. Нас просто разбили по парам и приставили к паре уже опытных бойцов. Они должны были обходить свои участки, а мы, символично громыхая броней, следовали за ними, распугивая всех нарушителей общественного порядка. Мне еще повезло, что снова попал в пару к Дашуте. Та хорошо знала район, по которому мы ходим, поэтому обошлось без проблем. Наставники тоже оказались нормальные, все понимающие и не особо достающие.

Зато вечером началось веселье, когда вернулись остальные. Первыми привели нашего восточного друга и сэра Роберта. Оказывается, те завели философский спор о природе зла. Сэр бастард придерживается концепции, что человек изначально безгрешен, а все злые деяния есть результат многочисленных искушений, которыми нас одолевают злые демоны. А согласно мировоззрению Ли, человек является сосудом как для добра, так и для зла, и сам выбирает дорогу, по которой идти. Как известно, философия еще никогда и никого до добра не доводила, поэтому оба спорщика, так и не сойдясь во мнении, захватили первого попавшегося на месте преступления воришку и начали его допрашивать, надеясь отыскать зерна истины в его словах.

Вор по привычке стал отбрехиваться, заверяя, что его подставили, и он не причем. То, что философов не интересует его вина, парень понял слишком поздно. Те вознамерились все-таки разрешить свой спор и приступили к пыткам. Причем с Ли вору еще повезло: тот предпочитал втыкать иголки в разные точки, вызывая сильную боль. Жестоко конечно, но зато конечности остаются на месте. А вот Роберт, которому эта восточная премудрость быстро надоела, попытался отрубить жулику все пальцы, но тут подоспели старшие товарищи, и пленника пришлось отпустить.

Следом доставили Бертольда и Либера. Отличились оба, причем в разных сферах. Святой отец, патрулируя рынок, оторвался от основной группы и, расхаживая среди торговцев, долго выяснял, где же можно найти людей, продающих стражникам товары со скидкой. Слух моментально достиг командира патруля, Либера отыскали и произвели внушение посредством дубинки. Но зато на это время без присмотра остался Бертольд, который, увидев очередного вора, обчищающего прилавок, по привычке использовал магию. Ерунда, что лавка сгорела, в прошлом месяце градоправитель нанимал магов для проведения фейерверка, так там целый квартал взорвался, но то, что вместе с лавкой полыхнуло хранилище жгучих специй, это уже перебор. Теперь на рынок неделю зайти будет невозможно, поскольку глаза режет. Правда Сержант смотрит на мага-недоучку с интересом, заявляя, что знает, где его можно использовать.

Последними появились Вол и Шантиэль. Этим не посчастливилось: нарвались на наставников весельчаков, которые нашли крупную драку в порту и предложили новичкам её ликвидировать. На то, что эльф взял с собой лук, наставники внимания не обратили, а зря. Остроухий тут же приступил к устранению побоища, стреляя по ногам его участников. А потом и Вол присоединился. Топора у него с собой не было, зато дубинка оказалась вполне ничего. Уроки, вколачиваемые Сержантом, лесоруб, правда, уже позабыл и по старой привычке принялся бить драчунов по нижним конечностям, продолжая дело остроухого товарища. В общем, в течение пяти минут в порту образовалась весьма солидная куча калек, не способных ходить. А старшие стражники лишь хохотали, наблюдая это зрелище.

Сержант даже не стал нас ругать, но посмотрел на всех таким многообещающим взглядом, что стало как-то не по себе. Надеюсь, до завтра мы доживем.

День 17.Нечаянно подслушали разговор бургомистра и Капитана. Градоначальник требовал отдать под суд тех жутких преступников, которые, пользуясь своим привилегированным положением, посмели избить мирных граждан. Капитан в ответ предъявил явные доказательства того, что применение силы было оправданным, и обвинить нас можно лишь в превышении полномочий. После чего ехидно добавил, что благодаря его ребятам городские костоправы получили хорошую возможность попрактиковаться и обогатиться. Дальше диалог ушел в высшие сферы, и из него я понял лишь то, что кто-то из пострадавших от наших рук оказался большой шишкой. В итоге Капитан пригрозил разрывом контракта, а после пообещал сам лично наказать виновных.

Да блин, какое наказание? После всего, что мы услышали, его полуторачасовой мат и пятичасовая муштра вместо заслуженного отдыха казались нам даром богов. Да за такого командира мы сами кому угодно глотки порвем! Скажи нам Сержант в тот момент «фас» - и все, от города бы осталась лишь горстка угольков…

День 25.Все больше и больше втягиваемся в ритм тренировок. Ли все-таки доработал себе щит и теперь все отлично видит, хотя его противникам еще требуется время на то, чтобы понять, с кем приходится сражаться. Вол перестал ломать арбалеты, наконец, разобравшись, до какого момента следует крутить ворот. Шантиэль все-таки признал, что во владении алебардой есть свое очарование, и теперь придумывает для каждого из приемов поэтическое название. Сэр Роберт больше не упоминает полторы сотни знатных предков, прежде чем идти мыть пол. Бертольд научился подавлять желание использовать файерболл на манекене для отработки ударов.

Вот только отец Либер так и не может избавиться от пагубной привычки загрести все в свои карманы. Но теперь хотя бы не пытается срезать кошелек у Сержанта. Похоже, те двести кругов в доспехах отбили у священника это желание.

На очередном дежурстве отличились Бертольд и Ли. Не знаю, чего там наш восточный гость рассказывал юному напарнику про искусство мастеров своей страны, но дело закончилось походом в алхимическую лавку. Чуть позже они уединились на заднем дворе, и в итоге отрядный сортир разлетелся на куски. Дело усугубилось тем, что внутри него в тот момент сидел Сержант. В итоге мы все заработали на ночь пробежку в полной выкладке с попутным вычищением территории и выгребной ямы от мусора. Сержант особой фантазией тут не отличился: пока одна половина бегает, вторая роется в дерьме, а потом меняемся местами.

Все бы ничего, но нытье сэра Роберта о том, что уборка нечистот вовсе не относится к обязанностям благородного рыцаря, очень достало. Да и у остроухого было такое лицо, словно ему предложили стать орком. Вот на Вола с Дашутой просто любо дорого смотреть, только лопаты сверкают. Да и отец Либер с полным смирения лицом на удивление охотно погрузился в работу. Все прониклись, услышав от святоши фразу, что в жизни убирать дерьмо легко, а вот очистить от дерьма человеческие души во стократ сложнее. После этих слов даже Роберт с Шантиэлем гораздо шустрее заработали.

День 32.Очередной веселый день. Дашута внезапно пожаловалась, что пошла в армию с целью найти настоящего мужчину, но пока никого не может присмотреть, все хлюпики и слабаки. Исключение – Сержант, но он бог, а бог по умолчанию существо абстрактное и недосягаемое.

Чуть позже узнали о драке в ближайшей таверне. Один из местных лордов перепил и начал буянить. Арестовать его боялись, поскольку человек все-таки знатный и со связями. Ранишь такого - по судам затаскает, а иначе не взять никак. Хорошо тут вдруг Роберт нарисовался, перечислил дебоширу всех своих знатных предков в количестве полторы сотни штук, чтобы тот проникся уважением, а потом без особых заморочек вызвал на дуэль. Пока лорд приходил в себя и начал было выдвигать условия дуэли, сэр бастард грубо оглушил его тяжелым табуретом, произнеся: «Какая на хер дуэль, я же на службе».

Самое интересное, что за этот поступок Роберт заработал два выговора. Одну выволочку получил от Капитана за несоблюдение всех формальностей при аресте, а другую чуть позже от Сержанта за проявление излишнего либерализма и неразделывание этого знатного выпендрежника как коровьей тушки мясником. Впрочем, чуть позже наш рыцарь негласно все же получил поощрение в виде небольшой денежной премии.

Потом возник еще один скандал. Когда проводили опись вещей задержанного, недосчитались нескольких перстней и кошелька. Сержант сам лично допросил отца Либера, вроде бы пару раз проходившего мимо, но тот клянется, что не причем. Смутно верится…

День 35.Обучение постепенно подходит к концу. Сержант объявил, что мы обязаны пройти курс выживания. Для этого наш отряд вместе с Сержантом отправят глубоко в лес, без еды. Мы должны будем продержаться там три дня, используя лишь свои знания. Правда, после долгих уговоров нам разрешили взять походный набор.

На месте сразу распределили обязанности. Сэр Роберт, Я, Бертольд и Дашута занялись обустройством лагеря. Шантиэля, Ли и отца Либера отправили патрулировать окрестности и заодно поискать что-нибудь съестное. Волу дали ведро и попросили принести воды из ручья, который, судя по слышимому журчанию, течет где-то недалеко. Первым отличился бастард, поставивший шатер прямо над огромным муравейником. После того, как Сержант указал ему на ошибку, ехидно поинтересовавшись, не намеревается ли он таким способом закалять организм, рыцарь приступил к переносу временного обиталища. Правда, и второй раз Роберт умудрился не заметить еще один муравейник.

Бертольд тем временем пытался развести костер. Сержант запретил ему применять магию, а огнивом наш волшебник пользоваться не особо умеет. Однако заметив, что наставник отвлекся на очередной выговор рыцарю, подсыпал в дрова немного порошка, созданного после наставлений мудрого Ли. Костер тут же вспыхнул, правда, дрова прогорели чрезвычайно быстро, поэтому нам с Дашутой пришлось срочно бежать в лес за сушняком.

По возвращении узрели дивную картину: Сержант выносил выговор отцу Либеру, который сумел где-то найти козу. Чётко видневшееся на боку животного клеймо священник проигнорировал и на все вопросы отвечал, что это обычная царапина. После получасовой ругани Сержант повелел отнести козу туда, где взял, и для контроля приставил к Либеру Дашуту.

Дров, что мы принесли, оказалось мало, поэтому я пошёл за следующей порцией. В паре сотен шагов от лагеря наткнулся на Ли, висевшего вниз головой в странной веревочной конструкции. Короткого разговора с ним хватило, чтобы понять всю прелесть ситуации. Хитрый восточный воин решил поставить ловушку для поимки какого-нибудь животного, но немного не рассчитал и угодил в неё сам. Причем капкан оказался настолько хорошим, что Ли в течение получаса не мог из него выпутаться. Звать на помощь он постеснялся, предпочтя висеть вниз головой и размышлять о смысле жизни и сущности бытия.

Освободив Ли, я вернулся в лагерь, где застал Либера и Дашуту, демонстрировавших Сержанту ту же самую козу, но уже с замазанным клеймом. Причем, девушка даже не понимала, в чем дело, искренне доказывая, что на этот раз им действительно попалось дикое животное. Получив четкие указания отвести козу назад и найти что-нибудь другое, они, сильно расстроившись, вновь удалились.

Затем мне пришлось помогать сэру Роберту, который в упор не видел муравейников. Заодно я заштопал шатер, поскольку Бертольд умудрился взорвать костер, и пара головешек упала прямо на ткань. Вскоре Сержант опять воспользовался своим богатым словарным запасом, на этот раз адресовав его Ли. Восточный гость все-таки смог правильно поставить свою ловушку, в которую угодила та самая коза. На все упреки он философски отвечал, что у козы просто плохая карма, раз её путь все время пересекается с нашим отрядом. В итоге козу пришлось опять отпустить, а Ли был отправлен собирать грибы и ягоды.

Чуть позже обратили внимание на отсутствие Вола и отправились его искать. Обнаружили дровосека стоящим по колено в ручье. Оказывается, он хотел попутно наловить ведром рыб, но упустил его и теперь, бедолага, пытается найти утерянное. На этот раз Сержант даже не стал ругаться, ограничившись легким подзатыльником. Повелев заменить утерянное хоть собственными запасными штанами (благо они кожаные и воду не пропускают), он скомандовал всем вернуться в лагерь. Там нас уже ждал Шантиэль с… застреленной козой. Сержант коротко выматерился, махнул рукой и повелел готовить ужин.

День 40.Последние дни перед принятием присяги. Нас признали достаточно самостоятельными, чтобы отправить в число бойцов, занимающихся охраной порядка во время проведения городских торжеств. Правда, предварительно Сержант прочитал нам лекцию о правилах поведения. Например, что мальчишек, залезающих на крышу ратуши или памятник основателю города, нужно сгонять угрозами, а не прицельной стрельбой из лука (это он Шантиэлю). Что нарушителям порядка нельзя ломать ноги (это Волу). Что нам запрещено шарить по карманам, вымогать взятки и заключать сделки сомнительного характера (это уже Либеру). Что крайне не рекомендуется кидать задержанных об стену (этим Дашута отличается). И вообще арестованных нужно доставлять в городскую тюрьму, а не к местным костоправам (это уже нам всем).

Так же нам запрещено играть в азартные игры (камушек в мой огород), использовать для задержания боевое оружие (опять Вол, ну и сэр Роберт) или метательные ножи (тут понятное дело, Ли). Ну и самое главное, нельзя пытаться сделать праздник еще веселее, сочтя, что можно устроить салют лучше, чем городские маги (адресовано Бертольду).

Ну, если честно, совсем без эксцессов обойтись не удалось. Как выяснилось, наблюдать процессию из городских шишек, находясь в толпе, это одно, а вот когда ты стоишь несколько часов в оцеплении, это уже совсем другое. Под конец возникло стойкое желание вырвать из толпы пару-тройку самых шумных и демонстративно набить им морды, чтобы остальные замолчали. Сэр Роберт в итоге так и сделал, правда, оформил это как задержание за нарушение общественного порядка.

Шантиэль на спор сбил из лука одно из знамен со шпиля ратуши, но никто этого не заметил. Разве что мальчишки, сидевшие там, поспешили спуститься на землю. Ли демонстрировал навыки знания особых точек на теле, ловко обезвреживая буянов. Некоторые, похоже, посчитали это колдовством. Многократно поступали жалобы на кражи, но был ли задействован в них отец Либер, мы так и не установили. Вол, правда, нашел одного карманника и, гоняясь за ним, обрушил с полдюжины лавок. А чуть позже Бертольд всё-таки не выдержал и запустил свой фейерверк, сбив при этом голову статуи основателя города. Но опять же никто ничего не обнаружил, поскольку парой минут спустя городской маг умудрился разбить саму статую.

А вот задерживать пришлось немало народу. Правда, били мы аккуратно, все по науке Сержанта, не оставляя следов, поэтому к нам претензий никаких. В общем, праздники прошли хорошо, и мы получили немалый опыт в данном деле.

День 45.Наконец приняли присягу, после чего нас перевели в казармы основного отряда. Как выяснилось, нас там уже ждали с нетерпением, наслушавшись рассказов Сержанта. В первую очередь от нас оторвали Бертольда и увели в покои отрядных магов. Те, оказывается, жутко заинтересовались методами юного гения и теперь стремились выведать все его секреты.

Попутно узнали насчет распределения по отрядам. Сэра Роберта забрали в тяжелую кавалерию, где таланты как раз должны раскрыться в полной мере. Ли и Шантиэля окружили разведчики. Отца Либера, как и ожидалось, прикомандировали к местному складу, и туда же, как ни странно, отправили возмущающуюся Дашуту. То, что её поставили в охрану и заодно для наблюдения за вороватым священником, девушку не особо успокоило. Ну что поделать, все-таки местные бойцы весьма консервативны и с подозрением относятся к женщинам в передних рядах. Нас с Волом, кстати, именно в эти ряды и поставили, что оказалось предсказуемо.

Чуть позже в ввосьмером отметили это событие, благо отец Либер сумел совершить еще один рейд на кухню. Пива на этот раз нам досталось аж три бочонка, так что о ночных событиях помнили только непьющий Бертольд и, как ни странно, я. Но мы никогда не расскажем Роберту и Шантиэлю, которые утром проснулись голышом в обнимку с Дашутой, что она их в беспамятном виде притащила в постель просто погреться, и на самом деле ничего у них не было. Но, впрочем, это уже следующий день, день когда мы стали полноправными Бешеными Зайцами.

Хроники отряда «Бешенного Зайца» ( Поход)

День 1.Идем в поход, поскольку внезапно с Западных гор спустились орки и теперь безобразничают на границе. Так как на обычный набег это не похоже, наш отряд усилили ополчением и отправили разобраться с проблемой. Поход уже радует, потому как я периодически узнаю о том, что еще натворили мои товарищи по учебе. Меньше всех пока отличается Вол, он на глазах у всех, да и под рукой у него ничего нет, что можно сломать. Зато про отца Либера уже ходит немало слухов. Вроде Дашута его несколько раз избивала, обнаружив у священника под рясой очередной кусок мяса. Несмотря на это в рационе явно ощущается недостача.

На своем поприще умудрился прославиться и Бертольд. Поставленный отрядными магами на изготовление огненной смеси, он решил проверить её качество прямо на месте, в результате сгорела походная лаборатория. Теперь волшебники вынуждены ютиться в небольших палатках, поскольку единственный шатер, способный их удовлетворить принадлежит командиру. А тот как-то не спешит им делиться.

Ли и Шантиэль уже стали местными легендами. Буквально вчера оба поспорили, кто из них является лучшим разведчиком. Решили, что выиграет тот, кто сумеет обнаружить соперника первым. В итоге оба прятались так хорошо, что умудрились столкнуться лбами, одновременно запрыгивая в так понравившийся им кустарник. Наблюдатели признали ничью, что сильно расстроило обоих. Правда, Ли еще старается относиться к этому вопросу философски, а вот эльф дуется, считая, что наш восточный друг все это проделал специально.

Сэр Роберт в свою очередь решил продемонстрировать ударному отряду свой коронный прием владения копьем, но как обычно, не сделал поправку на местность. Разогнался-то он хорошо, но помойной ямы не заметил. Хотя, как человек, регулярно купающийся в нечистотах, просто обязан был учуять её. Теперь тактику скоростного ныряния в мусор, как средство от внезапного исчезновения с глаз противника, именуют бастардской.

А у меня все хорошо, сдружился с Сержантом, который тоже пошел в поход. Тот научил меня некоторым карточным фокусам, с условием не использовать их против членов отряда. Впрочем, мне пока хватает и местных жителей, у которых мы останавливаемся на постой. Так что жизнь у нас вроде даже веселая.

День 2.Командир вызвал меня и Вола к себе в штаб. С удивлением обнаружил там всех своих товарищей. Оказывается, нас хотят отправить вперед, дабы мы, выполняя обязанности квартирмейстеров, договорились насчет очередной стоянки отряда. Старшим поставили отца Либера, он у нас самый расчетливый и языкастый. Дашута при нем в качестве телохранителя ну и как сдерживающий фактор, дабы наш священник не зарывался. Сэра Роберта нам приставили на тот случай, если придется договариваться с местными лордами. В подобной ситуации сто пятьдесят знатных предков могли сослужить неплохую службу. Ли и Шантиэль, как и положено, исполняли обязанности разведчиков, а меня и Вола поставили в качестве грубой силы. А Бертольда вообще отправили в наказание. Сгоревшей лаборатории ему так и не простили, поэтому придется мальчику проветриться.

Начали мы неплохо. Весьма быстро добрались до деревни, обозначенной на карте, где командир и предлагал сделать остановку. Правда на месте обнаружилось, что большая часть поселения уже давно сгорела, и три покосившиеся избы вряд ли смогут вместить пару тысяч человек. Кроме того запас провизии пополнить тут мы так же не могли, поскольку кроме мышей и лягушек у оставшихся жителей иной скотины и не было. Правда один из стариков посоветовал нам пройтись до соседнего села, мол, туда все перебрались. По карте туда ведет две дороги, одна заброшенная, но короткая, вторая вокруг леса и поновей, но идти по ней долго. Старик упорно уговаривал нас не идти коротким путем, но сэр Роберт заартачился и убедил всех идти через лес.

Ну, поначалу все казалось весьма скучным, дорога, лес, все заросло, паутина за лицо цепляется. Потом вышли к старому кладбищу, и началось веселье, когда из могил полезли покойники. Мы даже не сразу сообразили, что к чему. Дашута на секунду отошла в сторону посмотреть какой-то памятник и тут же дико завизжала. Внезапно руки из-под земли полезли, стали нас за ноги хватать. Тут-то мы и поблагодарили небо, что Вол то и дело срывался на свою вредную привычку рубить понизу. Мы даже охнуть не успели, а он своей секирой с дюжину рук срубил. Ну, тут мы сами, наконец, поняли, что к чему, встали как нас учили в строй и заняли круговую оборону.

Первое время все как-то вяло шло. Зомби неторопливо атаковали, при этом гнусно воняя. Мы их одного за другим шинковали. Тут главное правильный ритм поймать, сначала срубить ноги, потом отрубить руки и наконец голову. Убить не убьешь, но обездвижишь качественно. Ли с Шантиэлем изрядно помогли. Стрелами и метательными ножами конечно много не добьешься, но если точно попасть по сочленениям, можно руку перебить, благо большинство покойников представляли собой скелеты, обтянутые кожей.

Бертольд отличился, мы его в центре прикрывали, а он из-за наших спин швырялся бутылками с огненной смесью. Рядом отец Либер отмахивался дубиной, поскольку мечи и топоры наш славный жрец не признавал, попутно читая очистительные молитвы. Честно говоря, от дубины оказалось куда больше пользы, чем от молитв. По крайней мере, три башки он точно сбил, да так, что потом найти не смогли.

Первую волну мы кое-как сдержали, и тут нашему славному бастарду пришло в голову развить успех. Ну что могу сказать, если уж человеку не везет с верховой ездой, так это явно либо боги его прокляли, либо что-то с головой. Нет, местность на этот раз он учел, но вот того, что лошадь может испугаться вонючих мертвяков, как-то нет. В итоге имеем: просеку в стене мертвецов, сбежавших Ли и Шантиэля, которые бросились на выручку к сэру Роберту, истерично орущую и размахивающую топором направо и налево Дашуту, которая явно успела положить глаз на бастарда, ну и нас остальных, ошалевших от такого расклада.

А тут еще из ближайшего склепа Лич вылез, и началось настоящее веселье. Мертвяки на нас набросились с утроенной силой, а бойцов осталось всего ничего. Отец Либер как осознал, что спину ему никто не прикрывает, так сам задал стрекача, прежде чем мы успели что-то сообразить. Правда, убежал он недалеко. Между мертвяками пришлось немного повилять, и тут он сумел разглядеть Лича поближе. Боги, что потом началось, наш провинциальный святоша моментально преобразился и стал Божьим Воителем. Его верным мечом, копьем и носителем воли Всевышнего. Ну а как еще он мог поступить, если Лич весь обвешан артефактными цацками, половине из которых явно не одна сотня лет.

Прежде чем мы успели вмешаться, наш священник уже скрестил свой посох с мечом Лича. А дальше все прошло весьма быстро. Нежить парой тройкой ударов сбил отца Либера на землю и только тогда понял, что большая часть его артефактов к этому времени перекочевала под рясу священника. Мертвецы тут же стали дружно падать один за другим. Сам Лич поспешил прибить вороватого монаха, но тут внезапно вернулся сэр Роберт, который так и не смог справиться с управлением и нечаянно втоптал противника в грязь. Прежде чем тот успел подняться, отец Либер снял с него оставшиеся побрякушки и Лич потерял большую часть своей силы. К этому времени до него добрались и мы, тут же поспешив сжечь тело, благо у Бертольда еще оставалось кое-что в запасе.

На этом бой и кончился. Немного побродили по кладбищу, проверяя, нет ли тут еще кого-нибудь не менее опасного, после чего продолжили свой путь. Правда, пришлось немного понервничать, когда за поворотом наткнулись на небольшой отряд, но все обошлось. Это оказались местные профессиональные охотники на нечисть, узнали про проклятое кладбище вот и решили его зачистить, за умеренную плату, конечно же. Правда зачистка завершилась тем, что они потеряли четверых своих товарищей и вынуждены были бежать. А я-то еще удивлялся, почему это среди мертвецов оказалось несколько весьма свежих экземпляров. Узнав, что мы уже со всем справились, они сильно удивились, но сразу же поспешили к кладбищу все проверить. Отец Либер лишь посмеивается им вслед. Он-то уже успел изучить большую часть гробниц и собрать солидный запас ценностей. Так что придется охотникам обойтись обычной платой от местного лорда.

Через час добрались до деревни, где нас встретил Сержант. Его, оказывается, послали вслед за нами, проследить, что бы мы нигде не напортачили. Вот только из-за путаницы с дорогами мы разминулись. Хотя меня впечатлило, что по длинному пути он добрался быстрее, чем мы по короткому. Ну а дальше начались долгие и нудные переговоры со старостой, по окончании которых священник в отрытую признался, что с нечистью бороться куда сложнее, чем с прижимистым крестьянином.

День 4.Слухи о наших подвигах на кладбище дошли до ушей Командира. Поэтому он, недолго думая, приказал сформировать из нас особую команду, способную и разведку провести и если что переговоры с мирными жителями обеспечить. Для отца Либера это должно оказаться спасением, поскольку уже ходят слухи, что его деятельность хотят тщательно проверить.

А так все, как и в прошлый раз, мы должны пройти по предполагаемому маршруту и отыскать подходящее место для очередной стоянки. По карте нашли несколько перспективных деревень и направились к ближайшей. На окраине села наткнулись на разведчиков из соседней роты. Оказывается, тем что-то не понравилось в деревне, и они послали пару своих ребят проверить обстановку. Те ушли три часа назад и с тех пор от них ни слуху, ни духу. На всякий случай отправили вперед Ли и Шантиэля, а то вдруг в деревне засада.

Безуспешно прождали наших следопытов еще два часа, после чего, объединившись с разведчиками, решили сами все узнать. Благо Бертольд сделал несколько очень мощных бомб, так что в случае чего врагу мало не покажется. Правда через десять минут выяснили, что все куда банальней. В деревне проходила свадьба и наших лазутчиков силком усадили за стол. Поскольку мы особо не скрывались, то тут же присоединились к ним.

Забавно, несмотря на то, что в отряде особой трезвости не наблюдалось, Шантиэля хорошо развезло. Видать местное пойло чересчур сильно для эльфа. А вот Ли оказался крепким орешком. Видать его хваленые методы об абсолютном контроле своего разума и тела действительно оказались рабочими. Надо будет на будущее взять у него пару уроков.

На свадьбе просидели пару часов, было достаточно весело, но в итоге старейшина отозвал меня и отца Либера в сторонку и вежливо попросил убраться. Оказывается местные деревенские парни очень любят устраивать драки на свадьбах, но вот глядя на наши свирепые рожи, у них все это желание почему-то пропало. Поэтому нас попросили не портить веселье и продолжить свой путь.

Мы намек поняли и, подхватив эльфа под мышки, вернулись к заданию. А через час умудрились наткнуться на Сержанта, ведущего переговоры с бандой троллей о праве прохода нашей скромной армии через их мост. Тролли требовали по медяку с каждого солдата. Сержант возражал, поскольку считал, что тот факт, что троллей оставят живых, является достаточным основанием для разрешения переправы. На намеки наглецов, что в таком случае они разрушат мост, мы все разразились дерзким хохотом. Эти наивные не видели работу нашей саперной роты. Те за час не то что мост, а замок Темного Властелина отгрохают так, что не придерешься.

День 6.В команде пополнение. Некий паладин сэр Гримуальд, примкнул к ополчению, а те его перенаправили к нам. Наш бастард после общения с ним бледен словно снег. Его сто пятьдесят знатных предков просто жалкая кучка по сравнению с родословной новичка. Остальных он тоже впечатлил, особенно своими речами на тему борьбы со злом.

Отец Либер, под шумок решивший изучить его вещи, был схвачен на месте преступления, но сумел отбрехаться тем, что якобы пришел исповедовать свое новое чадо. Исповедь продолжалась два часа, после чего наш священник вышел весь в поту, по секрету признавшись, что после беседы с Гримуальдом чувствует себя грязным сосредоточием всех грехов.

Кроме того у паладина весьма интересный взгляд. По его словам, он якобы может читать души людей, но выходит это как-то странно. Так Дашуту он назвал целомудренной девой, от чего наша воительница весьма смутилась. Отец Либер вдруг оказался святым подвижником, а сэр Роберт воплощением рыцарских идеалов. Ли же, напротив, оказался потенциальным пособником врага, от чего наш восточный друг чуть не поперхнулся чаем. Учитывая, что данного типа поставили к нам командиром, чую, веселье только начинается.

День 7.Мои предчувствия начинают сбываться. Вначале этот паладин, пытаясь срезать дорогу, завел нас не туда. В итоге мы вышли к реке в месте, откуда до ближайшей переправы идти часов пять. Предложение построить плот и переправиться выглядело разумным, но вот распределение народа на работу оказалось весьма странным. Так на рубку деревьев вместо Вола, который как раз и является специалистом в этой области, Гримуальд поставил Шантиэля. Мотивировал он это достаточно просто, мол, эльфы лесные обитатели, им не впервой работать с деревьями. В итоге у остроухого случилась истерика, поскольку по их обычаям срубание дерева приравнивалось к переходу на Темную сторону.

На разведку же были отправлены Вол и Дашута. Дозор они несли исправно, и в итоге к нам раз пять заглядывали любопытные зеваки, которых заинтересовало, что же это так усердно охраняют пара суровых вояк, прогуливающихся вдоль дороги. То, что таким образом может выглядеть секретный пост, никто естественно не догадался.

Поскольку по мнению паладина создание плота относится больше к интеллектуальной сфере, то на окончательную сборку поставили Ли и Бертольда. От такого поворота судьбы наш восточный друг даже потерял свою обычную невозмутимость, а юный чародей шепотом пообещал подлить зажигательной смеси за шиворот нашему «умному» командиру. Я по мере сил старался им помогать, но поскольку попутно приходилось исполнять обязанности дровосека (подменяя ушедшего в депрессию эльфа), то особой поддержки не получилось.

Сэру Роберту тоже досталось, потому как его поставили на приготовление обеда. Оставшийся в лагере народ с ужасом взирает на данный процесс и старается заткнуть нос. После кулинарных шедевров от Дашуты и Бертольда, боюсь, наши желудки такое не перенесут. Сам Бастард явно понимает, что он делает что-то не так, но вот где именно это «не так» пролегает, сообразить не может.

А вот отцу Либеру повезло. Сэр паладин, убедившись, что все занимаются тем, чем положено, отвел его в сторонку, где и завел очередной философский спор на тему добра и зла. Священник в очередной раз взмок, но держался стойко, отвечая чаще всего пространно и неопределенно.

Лишившись обеда (съел его один паладин, считая, что вышло неплохое испытание для тела и духа) мы приступили к переправе. В итоге бревна разошлись где-то посреди реки, и мы благополучно упали в воду. Слава богам, что прямо на этом месте оказалась небольшая отмель, так что никого не пришлось спасать. Воспользовавшись тем, что паладин, стоя по пояс в воде, возносит хвалу всем светлым богам, мы, задействовав Вола и Дашуту, наскоро связали бревна заново. Ли правда погрустнел, осознав, что его работа вышла некачественной, но шепотом пообещал продолжить свое самосовершенствование в этой области. Дальнейшая переправа прошла без затруднений, если конечно не считать таковыми молитвы сэра Гримуальда. Тот никак не хочет понять, что своим хриплым шепотом он пугает не только нас, но и всех окрестных рыб, зверей, крестьян и, наверное, даже орков…

День 8.Пошли на поклон к Сержанту, умоляя его избавить нас от такой угрозы. Тот пообещал разобраться и как ни странно сделал это быстро и качественно. Оказывается паладин являлся небольшой шуткой от того заместителя командира, которому по вине Дашуты чуть не пришлось стать потенциальным гаремным работником. После разговора с Капитаном, тот моментально убрал сэра Гримуальда с командной должности. Причем очень тонко объяснив ему, что сделал это лишь что бы смирить его дух, дабы тот мог достигнуть просветления. Паладин долго после этого рассуждал о великой мудрости Капитана и ничуть не обижался разжалованию.

А вот новое задание удивило нас изрядно. Для пополнения запаса продовольствия наш отряд отправили на ближайшее озеро с целью наловить рыбы. Попытка объяснить Капитану, что девять человек за пять часов вряд ли смогут наловить достаточно рыбы для прокорма двух тысяч человек, вызвала лишь недоуменный взгляд. Хорошо хоть Сержант нам тут же объяснил, что навлечь на себя неудовольствие командира это все равно, что прогневать бога. Поэтому лучше напрячь свои тугие головенки и постараться выполнить приказ.

Думали недолго. Поскольку сидеть на берегу с удочкой явно тянет на извращение, то решили ловить сетью. Сеть в количестве трех штук достал вездесущий отец Либер. Правда Вол сразу же умудрился одну из них запутать так, что проще было разрезать и переплести все заново, чем распутывать. После этого подобной тонкой работы ему больше не поручали. Чтобы нашему бывшему дровосеку не было обидно, его подрядили работать гребцом, перегоняя лодку с одного места на другое. Лодку кстати тоже наш священник нашел, незаменимый все же человек.

От паладина так же толку мало. Рыба не нечисть, и бороться с ней он не может, разве что ободрительную молитву прочитает, но последнее уже из разряда мелких помех. Так же на берегу оставили и Бертольда, который после строительства плота изрезал все руки и теперь к физическому труду не пригоден.

Шантиэль всех заверил, что умеет обращаться с сетью, поскольку в лесу ему не раз приходилось ставить ловушки. Правда с водой он дел не имел, поэтому умудрился весьма удачно запутать и вторую сеть, которую в придачу благополучно и утопил. С третьей работали очень аккуратно и даже сумели забросить её в воду, но тут вдруг сэр Роберт потерял равновесие и улетел вслед за ней. Пока вытаскивали бастарда, умудрились запутать и последнюю сеть, правда на этот раз не особо сильно и после получасовой ругани распутать все же сумели.

После этого мы кое-как приноровились и сумели забросить снасть, но вместо рыбы почему-то получили только кучу водорослей и старый рыцарский шлем. Сэр Роберт тут же опознал в нем старинную реликвию времен Шруманской Империи, но данная информация для нашей рыбалки оказалась совершенно бесполезной. Разве что внутри шлема обнаружили одного рака, но это скорее тянуло на издевательство.

Повторные забросы опять же принесли нам множество мусора, ила, тины и чью-то полуобголоданную руку. Отец Либер потихоньку начал стонать, намекая на дезертирство, но тут со стороны берега раздалось несколько взрывов, на время отвлекших нас от ловли. Впрочем, ничего страшного не оказалось. Бертольд, оставшийся наедине с ненормальным паладином, откровенно заскучал и начал бросать в воду различные взрывные снаряды и боевые заклинания. Итог просто поразителен. На поверхность всплыло несколько сотен оглушенных рыб, а так же пара русалок (вроде живых, но мы не были в этом уверены). Дашута тут же вспомнила, что вроде слышала про это озеро, в котором местные жители специально издевались над рыбаками, мешая их ловле. Ну, это они зря, поскольку обид наш отряд прощать не привык, а у Бертольда в сумке еще очень много боевых зарядов.

Так что остаток дня прошел относительно весело. Мы и задание выполнили, даже с лихвой. Ну и русалок погоняли, долго им втолковывая, что с военными шутки плохи, чувства юмора у них нет, а вот обижаются они хуже, чем дети малые. Похоже, русалки это поняли, поскольку в итоге на поверхность всплыла потерянная сеть, уже распутанная. На этом мы рыбалку и закончили.

День 10.Первая стычка с врагом, которую мы сами нечаянно спровоцировали. Отец Либер узнал, что неподалеку находится монастырь, разграбленный орками. Зная, что местные святоши наверняка успели спрятать большую часть ценностей в особые места и, самое главное, примерно представляя, где эти места могут находиться, он уговорил Капитана на проведение разведки. С собой он взял Шантиэля и Гримуальда. Последнего мне при этом очень жаль, собьет его наш святоша с праведного пути.

Через час обеспокоенный Сержант послал туда и нас, так на всякий случай. Ли, бежавший впереди, очень скоро вернулся и сообщил нам довольно неприятную новость. Оказывается, церковь окружена орками, в количестве не менее сотни особей, а наших мародеров нигде не видно. Немного подумав, пришли к мнению, что скорей всего наши ребята укрылись где-то внутри и теперь их надо оттуда вытащить.

Сэр Роберт на удивление предложил дельный совет, пошуметь в окрестностях, что бы орки переполошились, а затем увести их куда-нибудь в сторону. Пусть погоняются, а наши ребята тем временем смогут выбраться. На тот случай, если кто-то из орков вдруг задержится, нужно устроить засаду, которая одним ударом должна будет перебить или хотя бы напугать оставшихся. Недолго думая, в отвлекающую команду поставили самого сэра Роберта и Дашуту. Те особо не заморачиваясь, в открытую подъехали к лагерю орков, зарубили пару оторопевших от такой наглости часовых, бросили пару зарядов из запаса Бертольда, после чего тут же бросились наутек. Орки, обалдевшие от такой наглости, бросились за ними, хотя, как мы и предполагали, два десятка осталось на месте охранять лагерь.

Ну, с ними разобрались без проблем, Ли, подкравшись, выбил метательными ножами часовых, после чего мы пробрались внутрь и устроили резню. Тут еще спасибо Шантиэлю, который стал из храма стрелять весьма прицельно. Правда, сэр Гримуальд чуть все не испортил, выбежав из храма в атаку он так громко рявкнул: «Во имя добра!» что мы решили, что сейчас все орки окрестности сюда сбегутся. Но слава богам, обошлось. Орков перебили, отцу Либеру, несмотря на все его командное положение, сделали выговор, за то, что заставил нас так помучиться. Хотя священник на это особого внимания и не обратил, обнимая мешок с найденными церковными ценностями. При этом сэр Гримуальд смотрит на него с почтением и уважением, явно считая, что святой отец просто решил спасти святыни из рук язычников.

Правда немного пришлось понервничать, опасаясь за судьбу сэра Роберта и Дашуты, но и тут, как выяснилось, все прошло нормально. Те, отступая, весьма удачно выбежали прямо навстречу ударному отряду, в котором бастарда к этому времени знали очень хорошо. Тот на ходу отдал нужные распоряжения и орков, прежде чем они успели что-то понять тут же стоптали. На этом бой и кончился. Капитан, правда, ворчал, что такими темпами противник узнает о нас раньше, чем нужно, и поспешит удрать.

День 11.Отмечали нашу первую победу над врагом. Отец Либер втайне от паладина пожертвовал пару святынь на то, что бы оплатить нам выпивку. Хватило даже на бойцов из ударного отряда, так удачно подвернувшихся навстречу. Капитан на наши празднования закрыл глаза, но через Сержанта предупредил, что бы особо не шумели и корчму не разносили.

Мы, впрочем, по-тихому и праздновали, пока вдруг не пришла эта группа местных дворянчиков. Правда, сразу с нами они связываться не стали. Отпустили пару шуточек, после чего сели в углу. Но потом после того как прикончили пару кувшинов вина немного разошлись. Кто-то из них проехался по Дашуте, мол, вроде баба, а как на мужика похожа. Тут-то Шантиэль на пару с Робертом и вспылили. Да еще и Гримуальд их поддержал, возмутившись столь бесцеремонным оскорблением.

Правда, драку начали по-тихому. Просто подошли и одним ударом вырубили всех. Благо их там было всего четверо, даже возиться не пришлось. Зато через полчаса пришли их друзья в количестве двадцати человек и тут же начали выяснять, кто это проделал с их товарищами. Тут по-тихому уже не получилось и пришлось лезть в открытый бой. Поначалу преимущество-то на нашей стороне оказалось, но тут неожиданно дворянчиков поддержали ребята из роты Клык Бородавочника. Это, как нам заранее сказали, наши самые заклятые враги. Именно они и охраняли этот участок границы, где орки расшалились, но справиться не смогли. Поэтому нас и прислали на помощь, чего эти «свиньи» простить так и не смогли.

Бились, конечно, мы жестко, правда старались до смертоубийств не доводить, поэтому оружие даже не вынимали. Самая интересная реакция была у паладина. Он бедолага пытался подработать миротворцем и периодически взбирался на барную стойку, откуда кричал свои призывы к миру и что люди не должны ссориться в час, когда темные силы стоят у порога. Вначале его кувшином с пивом сбили оттуда, но он все равно полез обратно. Потом откуда-то с нашей стороны пирог с кашей здорово испачкал его белоснежные доспехи, но Гримуальда это опять не смутило. В итоге паладина сбросили в бочку с капустой, отчего воин добра и света разъярился настолько, что с криком: «Бей свиней» приступил к избиению всех встречных подручными средствами.

В остальном все шло тихо и гладко, попутно мы выяснили, что навыки группового боя, полученные на учениях, неплохо пригождаются и в таких разборках. Я бился в паре с Волом, причем его любимый удар по ногам работал так хорошо, что противников у нас почти и не осталось. А вот сэр Роберт удивил. Бастарду неожиданно пришлись по вкусу дворянчики. Последним он весьма ехидно предлагал сразиться на дуэли, дожидался, пока те начнут размахивать фамильными шпагами, и ломал их ударом ножки от стола. Каждый раз эффект выходил потрясающий. Горе дуэлянты вначале недоуменно взирали на оставшийся в руке обломок, после чего устраивали дикую истерику. Бастард обычно несколько секунд благоговейно слушал эти крики, а затем добавлял еще один удар по голове и переходил к следующей жертве. Вот, что армия с благородными рыцарями делает.

Хотя больше всех не повезло тем, кто натыкался на пару Ли и Шантиэль. Наши разведчики исходили из логики, что если уж укладывать противника, то так, что бы он не мог подняться. Конечно, они никого не убивали и рук ног не ломали. Вот только знание нашим восточным другом болевых точек, которое он умудрился передать остроухому, давало просто поразительный эффект. Ли нам рассказывал, что может парализовать любого одним движением пальца. Но тут они немного разошлись и предпочли заставлять своих противников корчиться от дикой боли, что выглядело несколько негуманно. То ли дело Дашута. Носится по залу с двумя табуретками в руках, оглушая всех, кто под руку подвернется. А отец Либер сзади с посохом, умудряясь попутно обчищать карманы и срезать кошельки.

Но в итоге все закончилось печально. Один из «кабанов» нарвался на тихо сидевшего в углу Бертольда. Мальчик особо в драку не рвался, предпочитая есть пироги, пить молоко и следить за развивающимся сражением. Но когда его попытался размазать об стену здоровенный мужик, явно сильно испугался. В общем, та шаровая молния, что он бросил, никого не убила, но вот здание поджечь смогла.

И как ни странно сбежать оттуда смогли все, даже те, кого мы оглушили. Многих, правда, пришлось вытаскивать, но внутри не оставили никого. Хозяин корчмы долго сокрушался, а потом, посмотрев на наши знаки отличия, зловеще улыбнулся. Похоже, завтра нас ждет очередная взбучка от Капитана.

День 12.Капитан особо не ругался, поскольку и других проблем хватало. Хотя наказать нас не забыл, отправив отвоевывать место для стоянки у тех самых Бородавочников, с которыми мы дрались вчера. Конечно не у всей роты, а лишь у небольшого отряда, аналогичного нашему. Те умудрились захватить весьма удобный холмик, на котором если что весьма удобно держать оборону, контролировать местность и не иметь проблем с пресной водой. Наша задача их оттуда выгнать или заставить потесниться.

То, что «свиней» там в два раза больше, чем нас, это ерунда. Ведь на нашей стороне добро, справедливость и лики светлых богов. Паладин и священник не дадут соврать. По крайней мере, именно так они пытались морально задавить наших конкурентов. Тех конечно больше, но выглядят они похлипче. Когда они вроде дрогнули, добили их угрозой отдать на растерзание Дашуте. Попутно Ли начал вести многомудренные речи, от которых всех бросает в сон, а сэр Роберт хвастаться обилием предков.

Когда нам казалось, что мы их уже прогнали, к «свиньям» внезапно пришло подкрепление. Против полусотни пехотинцев мы, конечно, спасовали, хотя и попытались их запугать эльфийскими извращениями. Но тут народ попался темный, не знает, что эльфов следует бояться больше, чем орков. Хотя демонстративный поджог Бертольдом пары одиноких деревьев их кажись впечатлил, но к сожалению не настолько, что бы тут же бежать. Я уже подумывал сыграть на это место в карты, когда неожиданно к нам присоединился Сержант с небольшим отрядом и, буркнув: «Чего вы церемонитесь с этими свиньями, их место у корыта с помоями», велел выбить конкурентов с нашего законного места.

Тут с обеих сторон набежала толпа народу, поднялся дикий шум, но вдруг пронесся слух, что орки уже рядом и о раздорах моментально все забыли. Лагерь стали строить общий, хотя и недовольно косясь друг на друга. Что же касается нас, то за упорство и смелость нас тут же наградили. Отправили в разведку по ближайшим деревням, дабы узнать, не скрывается ли где противник.

День 13.Дождь, грязь, ветер, где-то наши друзья дерутся и погибают, а мы, исполняя волю командования, бродим в поисках орков. В первой деревне мы так никого и не нашли. Во второй крестьяне с удовольствием поделились новостями о том, где прячутся налетчики. Судя по их словам, почти все племя скрывается под кроватью у старухи Агрины, явно исполняющей обязанности местной склочницы. Правда ведомые чувством долга (и пафосными речами Гримуальда) мы таки проверили указанное место, но орков не нашли. Зато получили взамен множество весьма сочных ругательств от старухи и дюжину огурцов, спертых отцом Либером с её огорода.

В третьей деревне так же не нашлось даже следов противника, но зато мы чуть не потеряли Ли, ввязавшегося в спор местных стариков, пытающихся понять в чем смысл жизни. Нашего мудреца пришлось уносить на загривке паладина, но зато похоже последний наконец-то осознал, с кем ему приходится служить. В четвертой деревне мы, наконец, нашли орков в количестве пяти штук, причем, зверски пьяных. Вновь пришлось подключать эльфа и восточного мудреца, как больших экспертов по допросам, и в итоге мы узнали, что вражеская армия еще вчера располагалась здесь на постое, но узнав о приходе Зайцев, решила дать генеральное сражение. И теперь почти все свободные орки со всех ног бегут к тому самому месту, откуда мы уехали.

Долго думать не стали и поняв, что наша миссия на этом окончена, поспешили обратно. Правда, все равно опоздали. К тому времени, когда мы добрались до лагеря, его уже весьма плотно осаждали. Не знаю, что там говорили разведчики про полторы тысячи налетчиков, но тут явно собралось не меньше десяти тысяч. Хотя наши держались неплохо.

Пока мы думали, что делать дальше, Бертльд на пару с Ли, никому ничего не сказав, решили пугнуть небольшой конный отряд, стоявший в резерве, и подбросили им пару бомб. Кони орков тут же понесли, заставив их врезаться на полном ходу в собственную пехоту. Те решили, что их атакуют с тыла и поспешили развернуться, а пара шаманов, не разобравшись, бросила в эту кучу малу пару весьма разрушительных заклинаний.

Тут и Шантиэль не удержался, увидев, что мы находимся недалеко от главной ставки противника, он подкрался поближе и парой удачных выстрелов выбил командира, его шамана и заместителя. На поле боя тут же воцарился хаос, все стали искать врага, подкравшегося сзади, и тут-то наш Капитан видимо понял, что это его шанс, поскольку, не мешкая, перешел в атаку. Мы своими малыми силами решили его поддержать, благо кричим громко, а Бертольд просто напичкан взрывучими сюрпризами.

В итоге орки тупо сбежали, бросив даже обоз. Бородавочники тихо ругаются, осознав, что Зайцы в данном случае спасли их шкуры. Что касается нас, то мы, конечно же, ненадолго стали героями. Правда вместо похвалы тут же получили выговор за то, что не изучили все деревни и, что своими выходками чуть было не разрушили весь стройный и изящный план командира. Но мы не обижаемся, война все-таки. Хотя, если честно, на этом война и закончилась. Бегущих орков могут добить и «кабаны», а мы, нагрузившись трофеями, возвращаемся обратно в город, где нас ждет почет, уважение, вино рекой и безотказные красотки. Эх, все-таки классно быть героем, но быть еще при этом и живым героем, это куда лучшая доля…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Суровые Будни)

День 1.Отмечали нашу первую победу. Благо, Командир отпустил в увольнение всю нашу команду. Естественно, засели в ближайшей корчме, в которой обычно и собирались члены отряда. Как ни странно, обошлось без драки. Во-первых, ну какому идиоту придет в голову устроить ссору там, где празднуют защитники города, общим числом почти в пятьдесят человек. Ну а во-вторых, настроение у всех было настолько хорошим, что в корчме царила атмосфера дружелюбия и любви.

Хотя совсем без конфликтов обойтись не удалось. Сэра Роберта облепили местные красотки, пораженные его статью и благородством, но внезапно Дашута разогнала их всех. Чуть позже сам сэр Роберт, застав нашу отрядную амазонку в объятия местного мясника, так же чересчур обиделся и чуть было не дошел до рукоприкладства. Примирил всех отец Либер, которому так же пришлось изрядно расстроиться. Священник решил под шумок, пользуясь праздником как неоспоримым доводом, убедить хозяина корчмы сделать скидку. На деле вышло, что оказывается, Командир уже оплатил все гуляния, и поят нас фактически бесплатно. С одной стороны хорошо, но жрец изрядно расстроился, узнав, что на этот раз всем придется обойтись без его услуг.

Немало веселых минут доставил и сэр Гримуальд. Паладин по своему обыкновению пил мало и смотрел на гуляющих сослуживцев со смесью презрения и жалости. И так продолжалось до тех пор, пока Шантиэль не предложил ему выпить за светлых богов. Причем не оптом, а за каждого по отдельности. Тут-то нашего носителя «добра и справедливости» словно подменили. Тосты пошли с удвоенной силой, и сразу стало немного веселее. Про то, что на настоящий момент светлых богов насчитывается не меньше полусотни экземпляров, наш паладин как-то забыл.

Остальные развлекались, кто как умеет. Вол организовал соревнование по армрестлингу, где очень быстро сумел занять первое место. Ли и Бертольд, как не любители подобных развлечений, сели в самом дальнем углу играть в какие-то восточные шашки. Отец Либер уселся судить их, хотя, судя по его словам, ничего в этой игре не понимал.

Шантиэль, дабы не отставать от всех, стал демонстрировать виртуозное владение обычным ножом, метая его на заказ в любую мишень. Я под шумок приступил к раздеванию посредством партии в карты того самого мясника. В общем, веселья было хоть отбавляй.

Чуть позже пришел Сержант и как обычно все испортил. Выпив пару кружек пива, он перещеголял эльфа, доказав, что успешно метать можно и вилку. Чуть позже он переборол Вола, прогнал полураздетого мясника, намекающе подмигнул бастарду и Дашуте, остановил вошедшего в раж паладина и с умным видом постоял возле игровой доски. После всего вышеперечисленного он умудрился добавить ложку дегтя, сказав, что завтра с утра нас ждет Капитан, дабы поручить новое и очень ответственное задание. После таких воодушевляющих слов веселое настроение как-то сразу сошло на нет, и мы постепенно потянулись обратно к казарме, дабы привести себя в подобающий вид.

День 2.Получили задание. Ничего особенного, просто нас откомандировывают сопровождать и охранять большой купеческий обоз, направляющийся в столицу. Пока шла война с орками торгаши боялись лишний раз нос высунуть за стены города. Самые наглые конечно рискнули и теперь, кто при барышах, а кто и с проломленной башкой в канаве валяется. Те же, кто поосторожнее, предпочли выждать. Правда, даже после разгрома мало кто стремился побыстрее покинуть город, все-таки мелких банд осталось еще порядочно. Вот градоправитель и попросил усилить купеческую охрану своими лучшими ребятами.

Конечно «лучшие» это изрядное преувеличение. Как понимаю, вместе с нами в охрану определили большинство середнячков, которые чересчур уж засиделись в городе. Впрочем, по мнению Капитана, большая их часть в любом случае стоит дюжины обычных охранников. Да и главным он поставил Сержанта, так что все будет по-серьезному. Тот, правда, умудрился удивить нас, назначив своим замом сэра Роберта. На все вопросы, почему это он подверг разжалованию священника, ответил, что задача поменялась. И если для разведки или обеспечения провиантом наш святой отец подходил просто идеально, то для нового дела нужен лидер иного толка.

Собрав вещи, направились на купеческий двор, где и познакомились с нашим временным командиром. Некто Фридрих, низенький, рыжий, шустрый и очень злобный. С сэром Робертом у них практически сразу возникло полное взаимонепонимание, корни которого уходили в родословную. Дело в том, что наш рыцарь хотя и мог похвастаться полутора сотнями знатных предков и считался признанным бастардом, но к законным все равно не относился. В то время, как Фридрих являлся полноправным наследником своего рода, но вот только сам род еще три поколения назад занимался убиранием навоза в конюшнях. Так что чую, здесь нас ждет немалое веселье.

Кроме того при распределении мест в обозе опять же возник конфликт. Сэр Гримуальд утверждает, что мы должны ехать впереди всего обоза, готовясь грудью встретить любую опасность. В свою очередь отец Либер настаивает на самой середине, где мы сможем адекватно отреагировать на любую угрозу. Спор разрешил Сержант, повелевший Гримуальду и Роберту ехать в головном дозоре, Ли и Шантиэля определив к разведчикам, а всех прочих отправив ехать в центре и реагировать на обстановку по своему усмотрению. На этом все споры и закончились, а завтра уже выезжать.

День 3.Покинули город, пока что особых происшествий нет. Разве что во время привала сэр Роберт вызвал Фридриха на поединок. Правда подбежавший Сержант тут же приказал, чтобы не до крови или смертоубийства. Поэтому мечи сразу пришлось убрать. Памятуя о своей неудачливости с верховой ездой, бастард так же отклонил версию с конными скачками. Предложения Шантиэля и Бертольда перестреливаться из арбалетов или перебрасываться бомбами, сразу задвинули в задний угол.

Выход как обычно нашел Сержант. Оба рыцаря надели полный доспех, вооружились до зубов и, закинув на плечи мешки с камнями, побежали вокруг лагеря. Условие простое, кто первый упадет, тот считается проигравшим и приносит свои извинения. Поскольку оба спорщика отличались особым упрямством, поединок затянулся надолго.

Под шумок отец Либер, решив воспользоваться тем, что начальство ненадолго отвлеклось, пробежался по обозу, намекая купцам на то, что для повышения качества их охраны требуется дополнительная оплата. К счастью купцы, заранее предупрежденные Сержантом, всякий раз поднимали священника на смех, чем изрядно его расстроили. Впрочем, пару кошелей он все-таки срезал, хотя и у слуг.

Шантиэль на пару с Волом продолжают сбивать Гримуальда с пути истинного. На этот раз они научили его курить, заверив, что демоны не переносят табачного дыма и сразу начинают демонстрировать свою настоящую натуру. Судя по лицу паладина, единственным демоном в этом лагере является он сам, но пока что этого не подозревает.

Чуть позже пара обозников пытались оскорбить Бертольда, замучив его вопросом, что делает молокосос среди настоящих мужчин. Закончилось тем, что разгневанный мальчишка попытался активировать заклинание огненного шара. Как обычно что-то напутал, но результат вышел не хуже. Обоих наглецов весьма неплохо опалило (к счастью без серьезных ожогов, такого бы Сержант нам не простил), оставив от одежды и доспехов жалкие лохмотья. Пробегавший мимо Ли, философски посоветовал Бертольду не церемониться и использовать заклинание, меняющее пол на противоположный. В итоге обозники в течении получаса распинались и умоляли ошеломленного мальчишку пощадить их.

Что касается поединка рыцарей, то закончился он вничью. По крайней мере, когда стемнело, отец Либер, Дашута и Сержант отправились на поиски дуэлянтов. Оба валялись без сознания, будучи полностью изнеможенными. Судя по лицу Сержанта, тот явно остался недоволен таким исходом. По крайней мере, про дополнительные тренировки он бурчал очень долго. Заранее чувствую некоторое беспокойство.

День 5.Третий день похода, а мы внезапно застряли. Дожди, прошедшие в горах, вызвали разлив реки, который закончился разрушением единственного на всю округу моста. Местные жители в спешном порядке восстанавливают переправу, но судя по темпам, закончат не раньше завтрашнего вечера. Поэтому пока мы остановились в ближайшем поселке. Сержант, обрадовавшись, тут же исполнил свою угрозу, заставив нас вновь вспомнить старые добрые деньки учебы. Фридрих, глядя на это больше не смеется, а лишь уважительно покачивает головой.

Правда без конфликтов все равно не обходится. На этот раз чуть не досталось Ли, умудрившемуся ввязаться в ссору с купеческим старейшиной. Последний, случайно заметив, как восточный товарищ варит себе рис, неосмотрительно весьма небрежно высказался на тему, как можно есть эту убогость, годную лишь для бродяг и нищих крестьян. А потом добавил, что кроме клейкой массы, ничто из этого приготовить нельзя. Ли неожиданно вспылил и заявил, что может приготовить из риса хоть дюжину блюд, которые будет не стыдно подать даже за королевским столом.

Слово за слово, тут же организовали полевую кухню, где Ли моментально развернул весьма активную деятельность. Через пару часов старейшина уже не насмехался, а только с ужасом изучал содержимое выставляемых на стол тарелок. Бойцам кстати многое пришлось по вкусу, ну а про то, что семья Ли, по его словам, уже поколений двадцать занимается кулинарией, никто горе-спорщику не сказал. Хотя тот же Сержант (??) изрядно удивился, а ведь он сам лично столько раз отводил нашего бойца к командиру, когда тому требовались экзотические разносолы для приема важных гостей.

На пятьдесят втором блюде старейшина сдался, признав свое поражение. Заодно и ребята наелись. Дашута и отец Либер, отвечавшие за кормежку отряда, сильно расстроились. Первая потому что Ли за один раз получил больше благодарности, чем она за все три дня похода. А второй огорчился, поскольку восточный повар нечаянно вскрыл его тайное хранилище с украденным зерном.

День 7.Продолжаем поход. Наконец, смогли немного поработать по специальности, поскольку на нас напали разбойники. Правда, напали это слишком громко сказано. Похоже, местная шайка привыкла грабить лишь крестьян и одиночных купцов. Начать с того, что их наблюдателя мы засекли еще за три часа до нападения. Хотя как сказать, засекли. Просто, когда человек во весь рост торчит на вершине скалы и слишком пристально всматривается в проходящий мимо караван, это уже должно наводить на подозрение. Мы даже приветственно помахали ему, после чего он быстро исчез с наших глаз.

Ну а через пару часов, когда мы уже устали ждать, на нас и напали. Причем нападение можно было смело заносить в анналы. Мы чуть не прослезились, когда на дорогу упало дерево, перегородив её, а из кустов вышла толпа бородаты мужиков, вооруженных топорами и дубинами. Главарь тут же потребовал платы за проход через его лес, причем размер её определил чуть ли не в половину каравана. В качестве аргумента привел тот факт, что мы сейчас под прицелом дюжины умелых стрелков.

Сержант тут же поспешил уладить дело мирными переговорами, но получилось это плохо. Вначале на дорогу из леса выбежали Ли и Шантиэль, увешанные кучей плохоньких луков и арбалетов. Атаман при виде такой картины явно побледнел, но постарался держать марку. Но появление сэра Роберта и нашего славного паладина окончательно испортило всю ситуацию. И если сэр бастард, понимая все преимущество, ограничился тычками обратной стороны копья, то Гримуальд, недолго думая, срубил атаману голову.

Оставшиеся разбойники, осознав, как они попали, тут же поспешили скрыться в кустах, а наши горе спасители получили очередную порцию матов от Сержанта. Он-то намеревался повязать разбойников здесь и сразу, а теперь, благодаря стараниям паладина, придется выковыривать их по всему лесу. Пришлось немного задержаться, дабы переловить всю шайку, благо далеко никто сбежать не сумел. Ближе к вечеру мы даже неплохо заработали, сдав всю банду в ближайшем городке в лапы закона. Их, оказывается, уже полгода ловили, но явно вяло и неспешно. В общем, неплохо размялись.

День 8.Снова идет мелкий дождь, а наши купцы внезапно забоялись идти дальше. Пара крестьян, попавшихся навстречу, стали рассказывать про то, что в местных лесах скрывается один крупный отряд орков, который периодически грабит проезжающих путников. Сержант долго заверял, что наши разведчики не пропустят ни одной засады, но переубедить напуганных торгашей так и не смог. В итоге нашей команде снова предстоит сделать вылазку с целью нахождения следов орков.

Через час блужданий по буреломам выяснилось несколько неприятных фактов. Первый из них заключался в том, что все более-менее нормальные тропы обильно затянуты толстым слоем паутины. Второй и гораздо более важный, что у Бертольда арахнофобия, причем очень крайней степени. Мы как-то до поры до времени не обращали внимания на его испуганное и побледневшее лицо, списав все на предбоевой мандраж. Но когда прямо впереди нас возник огромный огненный шар, прожигая все насквозь на расстоянии нескольких сотен шагов, тут уже настал наш черед пугаться.

Краткой беседы хватило, что бы понять всю суть проблемы, но найти решение так и не удалось. Даже нахождение волшебника в самой середине колонны не избавляло его от ощущения ужаса вселенского масштаба. Отцу Либеру на какое-то время удалось заморочить мальчику мозги, но через полчаса перед нами полетел еще один огненный шар, а затем ещё и ещё. Такими темпами ни о какой скрытности не могло идти и речи, и мы было повернули назад, дабы вернуть Бертольда в обоз и снова продолжить поиск уже без него, когда наткнулись на тех самых орков.

Последних обнаружили в состоянии ужаса, явно превосходившее аналогичное у нашего чародея. Короткий допрос показал, что напуганные магией мальчика, они считали, что по их душу пришли могучие чародеи, вознамерившиеся сжечь весь лес дотла, но найти их. Чуть позже они признались в том, что действительно входили в ту самую армию, но после поражения отстали от своих и заплутали в лесах. Ни о каких налетах они и не помышляли, поскольку не могли найти даже следы жилья, и уже который день скитаются по лесам, питаясь чем придется..

В общем, выглядели они настолько жалко, что даже Гримуальд расчувствовался и поделился с ними своим пайком, а сэр Роберт парой умелых пинков указал им правильное направление до родных гор. Орки прослезились и, поблагодарив, поспешили удалиться. В общем все закончилось хорошо, если не считать того, что Бертольд потом еще пять ночей боялся спать, а Сержант орал целый час, обвиняя нас в слюнтяйстве. Мол, достаточно было отрубить всем бошки.

День 10.Первая промежуточная остановка. Город Ризбен, место проведения регулярных ярмарок. Та часть телег, что ехала со штучным товаром, остановилась здесь. Остальные тоже решили остаться на денек, докупить продовольствия и произвести ремонт сломанного. Кроме того, ожидается, что здесь к нам могут присоединиться новые попутчики. Поскольку в наших услугах пока вроде не нуждаются, Сержант своей милостью отпустил всех погулять, кроме меня и Вола. Оказывается, Капитан попросил найти на ярмарке каких-то особых болтов против нежити. Поэтому ему нужные сильные руки для переноски груза.

С делом разобрались без особых проблем, но к этому времени со всех сторон поползли нехорошие слухи про членов нашего отряда. Вначале мы наткнулись на Дашуту, которая руганью с каким-то мужиком умудрилась собрать целую толпу. Долго вникать не пришлось. Стороны взаимно обвиняли друг друга в наглом совращении. По словам нашей воительницы, этот нахальник прижал её к стене, где пытался добраться до самого дорогого. В свою очередь мужик отбивался, крича, что это его завалили за сараем, и если бы на его крики не сбежался народ, позору бы избежать не удалось.

Поскольку обе стороны выглядели весьма убедительно, народ даже не знал, кому верить, а кому нет. В итоге Сержант поставил точку в споре, силой утащив девушку за собой, бурча ей, что бы в следующий раз она практиковалась в изнасиловании на пленных. Тем хотя бы мечом угрожать можно.

Чуть позже нам пришлось выручать Гримуальда, мелко нашинковавшего декорации местного театра. Больше всего при этом досталось куклам здоровенных демонов. Нет, наш паладин не сошел с ума, что бы ни с того ни с сего броситься на сцену с боевым кличем. Он тихо мирно сидел в углу, смотрел на представление, пока сидевшие в первых рядах старики не начали обильно курить. Пара актеров, сидевших в куклах, поперхнулись этим дымом и закашлялись, что послужило для Гримуальда сигналом. Он все еще помнил лекции Шантиэля о том, что силы зла не выносят запаха табачного дыма, поэтому тут же весьма резво бросился в бой. Сражался он настолько яростно, что актеры только чудом остались живы, но если бы не наше вмешательство, могло дойти и до жертв.

В этот раз Сержанту пришлось раскошелиться, покрывая нанесенный ущерб. Правда, не успел он разобраться с театралами, как где-то поблизости раздался взрыв. Мы тут же решили, что это работа Бертольда и, как оказалось, ошиблись. Виновником оказался Ли, настолько впечатливший купеческого старейшину своим мастерством, что он тут же пригласил нашего бойца к себе в гости. Благо тот пообещал ему приготовить какой-то уникальный суп, который нужно долго варить в герметичном котле, дабы не улетучился вкус. В самый разгар готовки появился личный повар хозяина, который, как оказалось, знал этот рецепт, но имел на него свой собственный взгляд. И пока оба мастера кулинарии спорили, какую именно приправу следует добавлять в первую очередь, котел, не выдержав давления, умудрился взорваться. Обошлось без жертв, но кухню теперь старейшине придется собирать заново.

Что же касается Бертольда, то его мы обнаружили веселящимся на пару с Шантиэлем. Эльф с мальчиком, никого не трогая, гуляли по рядам со сладостями, когда нашего волшебника попытались ограбить. Эльф весьма ловко сцапал воришку, после чего они решили его наказать прямо на месте в лучших традициях отряда. Привязали к ближайшему столбу, навесили на него бомбы с тлеющими фитилями и стали подзуживать толпу, собирая ставки, какая из бомб взорвется первой. Все это выглядело настолько нагло, что народ решил, что присутствует на театральном представлении. Даже местная стража преспокойно щелкала орехи в первых ряда, с интересом взирая на происходящее.

Сержанту пришлось наглядно продемонстрировать, что бомбы настоящие, взорвав одну из них на глазах у всего честного люда. Народ весьма впечатлился, после чего нам пришлось сдать воришку страже и поспешить удалиться. Правда очень скоро мы вновь были вынуждены пообщаться с местными блюстителями правопорядка, когда забирали у них избитого и израненного сэра Роберта. Опросив бастарда, узнали, что тот умудрился опять поругаться с каким-то проезжим дворянином и вызвать его на дуэль. И когда дело дошло до поединка, рыцарь растерялся, поскольку осознал, что не знает, как проводить бой, по всем законам чести или с применением коварных хитростей, полученных во время обучения. И пока он раздумывал, дворянин не стал терять зря времени и оторвался от души.

Очень долго искали отца Либера, а в итоге обнаружили его неподалеку от нашей стоянки. Священник на удивление не устраивал финансовых махинаций, не срезал кошельки и не вымогал взяток. Он просто организовал публичную проповедь, заверяя, что буквально через неделю состоится самый настоящий Конец Света, после которого выживут лишь праведники или те, кто успеет откупиться от злых демонов. Деньги на выкуп своей жизни священник предлагал отдавать ему, мол он потом передаст кому надо. Народ, впечатленный красноречием отрядного жреца, весьма дружно передавал ему кровно заработанные деньги, в надежде, что это поможет им продлить свои жалкие жизни.

При виде этой картины Сержант лишь тяжело вздохнул и пообещал, что ругать нас он будет пожалуй завтра. Сегодня он слишком устал от наших выходок, поэтому он лучше хорошо отдохнет и обдумает, кому что и как сказать. В общем, день прошел весело.

День 11.Снова ненадолго застряли. Одна из телег частично развалилась, причем именно в тот момент, когда мы подъезжали к очередной деревне. Пока слуги бегали туда-сюда, пытаясь починить сломанную повозку, мы решили немного прогуляться по окрестностям. Дорога в этом месте огибала невысокий холм, на вершине которого мы обнаружили пару разбитых и заросших травой катапульт. Сержант тут же прочитал нам лекцию, что именно в этом месте шесть лет назад войска законного короля Рагнарода Седьмого остановили армию Темного Узурпатора. Пока мы слушали историю, Вол полез изучать катапульты и ко всеобщему удивлению починил одну из них.

Ли тут же разразился теорией, что коли все целое, попавшее в руки бывшего дровосека, ломается или теряется, то сломанное закономерно должно чиниться. Никто ему, в общем, не возражал, поскольку всех заинтересовала возможность лично опробовать орудие. Правда для начала пришлось прогнать Бертольда, который упорно лез везде со своими бомбами.

На первый раз ограничились боекомплектом из собранных в ближайшем кустарнике орехов. Метнули хорошо, вроде до деревни достало. Затем Шантиэль принес несколько вороних гнезд с яйцами, зарядили и их. Для третьего залпа долго искали подходящий заряд и в итоге наткнулись на пяток куриц, гуляющих в траве. Привязав к ним по камню для лучшей баллистики, выстрелили последний раз, после чего катапульта, полностью оправдывая квалификацию Вола, развалилась.

Через полчаса телегу все же починили и продолжили свой путь. В деревне наткнулись на растерянных крестьян, созерцающих небеса. Оказывается у них с неба вдруг стали падать орехи, яйца и курицы, и теперь они в растерянности, каким это знаком считать, добрым или злым. Отец Либер тут же почувствовал потенциальных клиентов и бросился на помощь крестьянам. Сержант ему не препятствовал, а лишь тяжело вздохнул.

День 12.Чем ближе столица, тем наглее местные лорды. Вначале наткнулись на группу троллей, собиравших деньги за проезд через мост. Вначале думали по старой привычке порубать их на месте, но они предъявили официальные документы, так что пришлось подчиниться. Сержант долго скрипел зубами, бормоча под нос, что случись война, он первый поспешит разобраться с такими наглецами.

Дальше было еще хуже. Со всех сторон набегали отряды, принадлежащие хозяевам местных земель. Весьма нагло изучая содержимое повозок, они требовали часть товара или оплаты наличными. Купцы в спор лишний раз не вступали, хотя, судя по лицам, очень уж хотели достойно ответить наглецам. На Сержанта вообще было жалко смотреть. Как-никак, грабят твоих подопечных, а ты ничего сделать не можешь. Впрочем, после четвертого отряда он вышел из себя и, дав краткие инструкции, спустил нас с цепи.

Первым удар на себя принял отец Либер. Встретив очередную группу поборщиков, он преградил им путь и закатил им, наверное, самую лучшую проповедь в своей жизни. Долго втолковывал своей неразумной пастве о тяжких грехах, особенно напирая на сребролюбие. Через полчаса, впечатленные суровой речью «грабители» удалились, причем как минимум половина из них бросилась в ближайшую церковь замаливать свои грехи.

Следом в бой вступил сэр Роберт. Убедившись, что в очередном отряде нет ни одного знатного человека, он налетел на них как ураган и тут же приступил к запугиванию посредством перечисления полутора сотен знатных предков. Поборщики, явно набранные из крестьян, впечатленные подобным обилием имен (на самом деле они сломались на четырнадцатом), поспешили принести извинения и скромно удалиться.

Тем, кто нарвались на парочку Гримуальд и Бертольд, оставалось только посочувствовать. Волшебник устроил настоящее представления, организовав прямо перед носом сборщиков дани серию взрывов, сопровождаемых молниями и огненными шарами. Паладин в своем сияющем доспехе носился между ними, рубя своим мечом направо и налево. Ошеломленным таким приветствием поборщикам мы поспешили объяснить, что они имеют возможность наблюдать очень суровый обряд экзорцизма и, если они не хотят быть разорванными на куски сотнями злых демонов, то лучше им поспешить удалиться на безопасное расстояние.

Дашута действовала куда более грубо. Просто облачившись в боевой доспех, но без шлема, шла наперехват очередному отряду и кричала, что ищет себе мужчину на ночь. Мужчинам достаточно было всего один раз взглянуть на её лицо, что бы осознать тот факт, что наказание от их хозяина в данном случае выглядит меньшим злом, и спешили скрыться. Довольный Сержант при этом похвалил нашу воительницу за удачно выполненное задание, но та все равно обиделась.

Ли и Шантиэль действовали в своем духе, сумев создать на пути новой группы поборщиков несколько ловушек, выглядящих как естественные препятствия. После того, как половина лошадей официальных разбойников внезапно понесла (особая ароматическая травка вызывающая дикую панику), а другая стала артачиться, те решили оставить наш караван в покое.

Последнюю команду встречали Вол, Я и Сержант. При этом основная роль отводилась мне, в то время, как остальные изображали силовую поддержку. Не составило труда предложить им немного отдохнуть и перекинуться разок другой в картишки. Ну а то, что через час я стал обладателем десятка лошадей и нескольких плохоньких доспехов, это уже их азарт виноват. На этом наш день и закончился, и мы получили очередную благодарность от охраняемых.

День 13.Снова чуть не застряли. Наткнулись на мост, оба въезда на который перекрывали несколько десятков воинов королевской гвардии. Немного изучив вопрос, выяснили, что солдаты сопровождают одного из младших принцев, который очень сильно увлекается живописью. Проезжая по этому мосту, он внезапно заметил одинокую сосну, которая показалась ему весьма живописной, поэтому он решил остановиться и начать работу над очередным шедевром, прямо не сходя с моста. А чтобы никто не помешал юному гению, въезд оказался перекрыт личной охраной.

Глазастый Шантиэль пробурчал, что судя по темпу работы, мы тут можем проторчать несколько часов. Сержант, не особо искушенный в искусстве, зато, как выяснилось, не понаслышке знающий тонкую натуру творческих личностей, тут же шепотом отдал приказ Бертольду. Наш юный маг на пару минут исчез, а затем случилось чудо. С безоблачного неба ударила молния и искомая сосна мгновенно загорелась, что естественно испортило юному художнику всю натуру. Тот тут же заревел, бросил холст с кистями в воду и, сев в карету, поспешил уехать в сторону столицы вместе со всеми охранниками. Те весьма косо на нас смотрели, но выяснять, замешаны ли мы в этом, так и не стали. Видимо самим надоело торчать в этом месте.

Торгаши, осознав, что нам не придется терять еще один день из-за титулованного гения, изрядно обрадовались. А вот Вол расстроился, поскольку он сам хотел срубить эту самую сосну, и доказывал всем, что ему бы потребовалось всего десяток ударов топором. При этом, пока ему не объяснили, не мог понять, как бы отреагировал принц, завидев мужика, рубящего его любимое дерево. Да уж, похоже, предыдущая жизнь так и не научила бывшего дровосека, что происходит, когда связываешься с хозяевами этой жизни.

День 14.Наконец достигли столицы. Правда, в город пока въехать не можем, поскольку на носу очередное празднование. Еще один день в память о том, что когда-то кто-то набил кому-то морду и что-то там спас. Поэтому на дороге весьма солидный затор из телег и, судя по всему, сегодня в город нам въехать не удастся. Вообще-то на этом наша работа заканчивается, поскольку мало кому может прийти в голову грабить при таком скоплении народу. Но как оказалось, для подтверждения выполнения и получения награды мы должны отметиться в местной купеческой гильдии, плюс у Сержанта есть послание для королевского маршала, так что придется потерять еще один день.

Сам командир, скрепя сердце, разрешил нам немного погулять, предупредив, что за любую провинность на этот раз будет карать строго и совершенно несправедливо. Особенно косо он посматривал в сторону священника, явно обдумывая, не заковать ли того в цепи. Его опасения чуть не подтвердились, поскольку отец Либер вернулся через полчаса, обрадовано рассказывая, что оказывается, его байка о конце света уже широко разнеслась. Народ распространяет слухи о дождях из камней, бревен и адских птиц (причем если орехи и гнезда я понимаю, то куриц-то так за что). Священник, тут же закатав рукава, ринулся в массы, намереваясь неплохо на этом заработать, но весьма быстро вернулся. К его сожалению, среди обозников уже бродило немало самозваных пророков, занимаясь тем же самым. В результате отце Либер, ругая расплодившуюся конкуренцию, не имеющую ни вкуса, ни стиля, остался в лагере, предпочтя общение с Волом и Сержантом.

Чуть позже вернулся сэр Роберт, волоча на себе пьяную Дашуту. Девушка наткнулась на лагерь новобранцев и поспешила произвести на них впечатление, рассказывая байки о битвах с орками и нежитью. Молодое пополнение, по его словам, взирало на неё, словно на Валькирию, и было готово выполнить любой приказ. В тот момент, когда бастард нашел её, она уже приступила к выбору мужчины, способного согреть ей постель. К счастью на этот раз Дашута не рассчитала сил и выпила больше положенного, иначе валяться бы рыцарь со сломанными конечностями в ближайшем овраге.

Затем вернулись Бертольд и Шантиэль, которые, по их словам, надеялись найти очередного вора, что бы продолжить то, что не дополучили в Ризбене, но, увы, так никого и не нашли. Видимо боги решили оградить несчастных преступников от встречи со зловещей парочкой.

Примерно через час Вол и Я, решив прогуляться, наткнулись на Ли, сидевшего в окружении своих сородичей. Из их неторопливой беседы я понял, что они ведут весьма жаркий спор на тему «смысла жизни и сущности бытия». Ли как раз заканчивал и парой очень ёмких аргументов сумел доказать свою правоту, указав на ошибку собеседника. Тот вежливо поклонился, поблагодарил за полученный урок, после чего на глазах у всех перерезал себе горло. Наш восточный друг тут же поспешил объяснить ошеломленным нам, что так в их стране смывают с себя грех невежества и скудоумия. Зато теперь стало понятно, откуда у него столько разносторонних познаний. В таком суровом мире только и остается, что набираться знаний, что бы выжить.

Сэр Гримуальд вернулся только под утро. Он нечаянно встретился с одним из магистров своего ордена, который заставил его исповедаться во всех совершенных деяниях. А затем, найдя в них ряд нарушений устава, повелел во искупление грехов, всю ночь рубить дрова нагишом. Веселый у них я посмотрю орден, а магистр, судя по шуткам, явный родственник нашему сержанту. Впрочем, как раз на этом месте подошла наша очередь, и мы въехали в город.

День 15.Получили награду и весьма щедрую. Купцы, впечатленные нашей манерой бороться с грабителями, изрядно раскошелились и пообещали отныне пользоваться только нашими услугами. Мы-то не против, но вскоре выяснилось, что о подобном пока лучше не задумываться. Маршал, получив послание, очень обрадовался нашему появлению и тут же сделал нам предложение, от которого мы так и не смогли отказаться.

Оказывается, из-за нападения орков половина королевской гвардии отправлена к горам якобы на учения, а на самом деле с целью отражения потенциальной угрозы. А в связи с праздниками в город съезжается множество лордов со своими дружинами, и кое-кому из них может прийти в голову попытаться сесть на престол. Так что наш скромный отряд должен усилить поредевшую королевскую охрану и предотвратить любую угрозу, направленную против жизни его величества.

Впрочем, мы особо и не расстроились. Отец Либер, осознав какие возможности таит столица, тут же принялся потирать руки. Сэр Роберт счастлив, наконец, оказаться при королевском дворе, где он имеет шанс выслужиться и получить титул. Гримуальду все равно где, лишь бы против зла, а остальные (включая меня) видят в этом отличную возможность заработать. Так что пускай столица готовится. Ведь её собирается покорить славный отряд Бешеных Зайцев!

Хроники отряда «Бешеного Зайца (Королевская служба)

День 1.Знакомились с новым начальством. Весьма суровый дядька, зовут Конрадом. Начальник дворцовой стражи и просто очень хороший человек. Дашута глядючи на него просто пускает слюни, поскольку, судя по росту и мускулатуре он спокойно может таскать лошадей на своих плечах.

Мы сами на него впрочем особого впечатления похоже не произвели. Вначале Конрад закатил получасовую речь на тему бдительности, а так же преданности престолу. Затем приступил к опросу, интересуясь имеем ли мы опыт охранного дела. Отец Либер тут же разразился душещипательной историей о том как он целую неделю охранял храм от наглого вора пытавшегося украсть церковную утварь. Всем сразу стало интересно, а как именно он охранял её от самого себя. Тут же подключилась Дашута, рассказывая как ей довелось оберегать склад уже от нашего священника.

Шантиэль пробурчал что-то о лесных дозорах, сэр Роберт о многочасовых стояниях на посту. Бертольд вспомнил, как он дежурил в библиотеке, чтобы никто не прошел в секцию с запретными книгами. Ли рассказал о сложных курсах телохранителей которые ему довелось закончить. Судя по рассказу их там учили воспринимать охраняемого как некий философский объект который может существовать, а может вдруг исчезнуть, подчеркивая тем самым необъятность нашей жизни. Я разбавил это историей охраны дюжины бочонков вина от толпы городских выпивох, а Вол порадовал просто захватывающим рассказом, как он охранял свою палатку от волков. Напоследок сэр Гримуальд пафосно заявил, что он всегда на страже как собственной души, так и чистоты людских сердец.

На этом моменте Конрад презрительно сплюнул, обозвал нас никчемными салагами и уже собрался закатить очередную речь, когда внезапно в помещение вошел Сержант. О боги, начальника охраны тут же словно подменило. Он побледнел, стал заикаться и весьма вежливо поинтересовался что нужно столь достопочтенному воину. Как выяснилось Сержант хотел убедиться, что его лучшая(он сам подчеркнул это слово) команда устроилась как подобает. Конрад заверил его, что все организует так, что не будет никаких проблем, после чего посмотрел на нас уже с уважением. Интересно, что между ними было в прошлом?

День 2.Продолжаем осваиваться на новом месте. Конрад показывал нам дворец. Весьма интересная планировка, я вам скажу. Никаких огромных залов и широких переходов. Вместо этого целый лабиринт извилистых коридоров и небольших комнатушек. По словам начальника стражи в былые времена дворец часто штурмовали и все эти ухищрения были придуманы дабы облегчить оборону. Враг просто запутывался в этой паутине ходов, а местные бойцы, хорошо знавшие схему, с легкостью заходили к ним в тыл. Да и сейчас периодически то один то другой придворный теряется в этих коридорах.

Конечно существует подробный план, который, изображения которого и висят на каждом углу, но, как признался по секрету Конрад, он периодически их меняет на фальшивые. Так на всякий случай, вдруг еще кому то придет в голову пойти на штурм. Так что придворные продолжают плутать, матеря во весь голос того писца что умудрился напутать схему расположения коридоров.

Чуть попозже пришел Сержант, приведя с собой нового члена отряда. Зверски избитого парнишку лет двадцати, правда умудрившегося даже в этом виде сохранить достойный внешний вид. Зовут Марком, бывший род занятий – менестрель. Умеет играть на пятнадцати инструментах и петь любовные песни на двадцати семи языках. Последнее и стало причиной его столь неподобающей внешности. Как оказалось он целую неделю пел под балконом песенки одной знатной особе, пока та не сдалась и не пригласила к себе в спальню. И все бы ничего но через полчаса в это же помещение внезапно вошел… нет вовсе не муж, а еще один любовник. Оскорбленный тем, что его место оказалось занятым, он тут же приступил к расправе.

Через десять минут заявился еще один возлюбленный, которому как оказалось так же назначили свидание на сегодняшнюю ночь. Но поскольку менестреля он не знал, а вот того кто его избивал, знал очень даже хорошо, то решил присоединиться к процессу наказания более удачливого соперника. В таком виде их и застал уже законный супруг. Будучи так же хорошим знакомым, двух новоявленных палачей он поверил их легенде о том что они просто вступились за честь его супруги. Недолго думая, вся троица решила утопить горе-певца в ближайшем пруду, и уже было выдвинулись в его сторону, когда мимо прошел Сержант. Чем то его менестрель сумел зацепить, потому что вырубив неудавшихся убийц он тут же убедил Марка принести клятву и взял его под свое покровительство.

Заодно еще раз убедились в том что командира в столице хорошо знают. Мимо проходила пара придворных, которые тут же принялись подтрунивать над внешним видом менестреля. Но едва заметив Сержанта, поспешили извиниться, и слегка побледнев, по стеночке продолжили свой путь. Похоже пора приступать к расследованию, а то мы умрем от любопытства.

День 3.Конрад все еще выбирает, куда нас пристроить дабы избежать больших проблем. Думаю он уже опоздал, отец Либер уже несколько раз исчезал из казарм, каждый раз возвращаясь с пылающими от волнения глазами. Впрочем мы пока особо не возражаем и занимаемся тренировкой новичка. Действия в строю пока не отрабатываем, сосредоточившись на физической подготовке. Нарядив певца в доспехи и закинув за спину мешок с камнями, гоняем его по кругу. Сам Марк выглядит очень жалко, но не сдается. По его словам он хочет вернуть долг своим обидчиком, поэтому хочет стать сильнее.

Сэр Роберт правда хотел заставить его на бегу играть на флейте или лютне, но Ли посчитал это неуместным излишеством, от чего у них тут же разгорелся жаркий спор. Впрочем похоже всему виной мрачное настроение бастарда. Утром выйдя прогуляться он через полчаса вернулся с полноценным патентом графа, которые оказывается продавались буквально за углом, возле дворца. Изучение бумаги показало что печать и подпись короля, настоящие, от чего рыцарь впал в меланхолию.

Он то планировал получить подобный документ лично из рук короля, а так выходит его мечта исполнилась лишь наполовину. Сэр Гримуальд посоветовал тут же пойти к королю, отдать ему бумагу дабы тот мог вновь её вернуть рыцарю, воплотив таким образом мечту в реальность. Шантиэлю и мне с трудом удалось его переубедить и отказаться от подобного поступка. Все-таки вряд ли король поддерживает подобный бизнес. Хотя наш священник уже похоже прокручивает в голове варианты.

Вечером пришел Конрад и мрачно объявил, что знает на какой участок нас определить. Что же, ждем с нетерпением завтрашний день. А то такими темпами мы в этом дворце плесенью покроемся.

День 4.Изучили свой фронт работ. На нас возложено трудное и серьезное задание, охранять пруд, расположенный в самой глубине королевского парка. Для некоторых подобная работа просто предел мечтаний, поскольку пруд находится в центре хорошо охраняемой территории. Для нас же подобное звучит как оскорбление и вызов. Конрад напоследок пошутил, что лично пересчитает всех карпов, которые плавают в водоеме, ибо король любит на досуге сидеть на берегу и разговаривать с рыбами. Ах да, у каждой из них даже есть свое имя.

Долго пытались составить схему работы но в итоге махнули на все рукой и просто уселись на берегу озера. Бертольд приступил к кормлению рыбок, Марк запел весьма похабную балладу, Ли затеял очередной философский спор с Гримуальдом. В общем все были при деле. Правда чуть позже к нам пришел посыльный от Конрада с просьбой продолжать заниматься своим делом, но как можно более незаметно. А то оказывается, несколько фрейлин хотели посидеть на берегу пруда, но увидев, что место занято какой-то весьма странной и агрессивной компанией, сильно испугались.

А нам то что, перебрались в кусты, все равно больше делать нечего. Чуть позже к пруду пришел какой то тип и начал кормить рыбок. С виду на знатного не похож и сэр Роберт решил подшутить. Выскочив из кустов он бодро поприветствовал незнакомца попутно хлопнув его по спине так, что тот моментально улетел в воду. На этом наше знакомство и закончилось, поскольку вода тут же забурлила, а через минуту на берег шлепнулась полуобглоданная рука.

Изучение пруда показало, что вместо карпов там непонятно откуда взялись страшилища со здоровенными зубами. Бертольд как специалист тут же определил что на самом деле рыбок покормили порошком Ризуани. Данный магический состав имеет обыкновение за считанные минуты превращать безобидных зверюшек в злобных кровожадных монстров стремящихся уничтожить любого вторгнувшегося в их владения чужаков. К счастью этот порошок очень дорогой, да и работает крайне нестабильно, поэтому просто так его не купишь. Но в любом случае если вспомнить что король любит купаться в этом пруду, выглядит все подозрительно. Тут же послали весточку Конраду.

Начальник стражи прибежал побледневший от ужаса. Как-никак на лицо покушение на его величество. Правда мы тут же получили выговор что уничтожили убийцу. Но зато часть его вещей уцелела, поэтому есть надежда на опознание. Один минус, похоже нам придется все рассказывать королю и это значит нам придется придумывать долгую и нудную историю о том как нам удалось разоблачит преступника. А так же расписать в подробностях тяжелую схватку, в которой последний и пал. Ну не рассказывать же что все началось с обычной шутки.

День 5.Конрад довольный нашей хорошей работой поставил на более ответственный пост, поручив охранять окрестности Монетной башни, где спрятана вся королевская казна. Учитывая наличие в нашем отряде отца Либера, подобное больше напоминает помещение бочки сметаны под охрану вечно голодного кота. Правда Дашута обещала что проследит за вороватым священником, но учитывая что то уже давно научился от неё ускользать, нас терзают смутные сомнения.

Сэра Роберта и Бертольда данная ситуация похоже забавляет. А вот Ли напротив завел очередной монолог на тему что вор и охранник есть две сути одного явления. И нельзя быть полноценным одним не побывав на иной стороне. Отца Либера такая философия изрядно взбодрила а вот сэр Гримуальд напротив опечалился и выдвинул свою версию. Мол, вороватость столь достопочтенного святого отца объясняется одержимостью злыми бесами. И нужно провести обряд экзорцизма дабы очистить эту светлую душу от зла.

Священника подобное предложение изрядно напугало. К счастью по мнению паладина, в данном случае весь обряд заключался в навешивании на жреца дюжины бесогонных амулетов и паре соответствующих молитв. Странно, обычно наш паладин предпочитает изгонять нечисть своим мечом. Видимо в данном случае его уважение к нашему походному священнику сыграло с ним дурную шутку. В любом случае с наступлением темноты отец Либер умудрился исчезнуть.

Искали его недолго, где то около получаса и нашли по весьма смачным ругательствам в адрес богов и всяких верхолазов. Добравшись до священника тут же узнали подробности его плохого настроения. Оказывается он еще днем присмотрел себе самый удобный путь, но добравшись до башни увидел что по выбранному им маршруту уже ползет какой то человек в черном. Разгневанный святой отец не стал особо церемониться и со всей дури запустил в конкурента посохом, от чего тот тут же замертво свалился на землю.

Поскольку дело явно пахло чем-то нехорошим поспешили обыскать полученный труп. Нашли дюжину различных ножей, несколько флакончиков с ядами (Ли опознал) и с пяток амулетов заряженных черной магией (тут уже Бертольд постарался). Так же нашли несколько всевозможных вещей украшенных тайной меткой известной гильдии убийц. На этом обыск пришлось прекратить и побыстрее послать за Конрадом, на ходу сочиняя историю как отважный патрульный отец Либер вступил в схватку с таинственным незнакомцем проникнувшим на его территорию.

Начальник стражи пришел довольно быстро. Долго смотрел на нас со смесью уважения и недовольства. Ну мы же не виноваты что у нас все убийцы гибнут сами по себе. Впрочем узнав кого мы завалили, недовольство тут же исчезло. Оказывается этих типов живьем никто не брал, а уж одолеть в схватке это подвиг равносильный брошенному вызову богам. Такие ребята обычно кончают с собой сами, если знают что сбежать не получиться. Так же обрадовались, узнав что на этот раз королю докладывать не будем.

В общем все хорошо лишь священник огорченно вздыхает. После такого за башней будут присматривать в десять раз сильнее обычного. Зато нам меньше проблем. Особенно рад сэр Гримуальд, который считает что все произошедшее это результат работы его экзорцизма. Ну не будем его разочаровывать.

День 6.Сегодня у нас выходной, поэтому можем расслабиться. Бертольд, Ли и сэр Роберт ушли в город, решив изучить книжные лавки. Дашута и отец Либер отправились на рынок за продуктами. Сержант довольный тем что все идет хорошо, стал учить нашего паладина азартным играм и всяким жульническим приемам. При этом умудряясь заставить его поверить, что все это относится к богоугодным делам. Я по мере сил стараюсь ему помогать.

А вот Марк сумел нас удивить сумев подружиться с Волом. Правда это последний поспешил обхаживать нашего менестреля, решив выведать у него секреты обольщения женщин. Судя по пылающим глазам обоих, ничего хорошего из этого не выйдет. Учитывая что через пару часов общения, Марк подхватил свою лютню и на пару с бывшим дровосеком отправился в сторону крыла где проживают фрейлины, в ближайшее время следует ожидать немалых неприятностей.

Правда на удивление прошло несколько часов прежде чем объявили тревогу. Поскольку к этому моменту все наши вернулись, Сержант тут повелел надеть доспехи и построится. Следующим удивляться пришлось самому Сержанту, поскольку в строю обнаружились Марк и Вол. Короткий расспрос показал, что лиричные любовные баллады нашего менестреля очень долго не могли найти своего слушателя, но тот не сдавался. В итоге им удалось наткнуться на даму весьма распутного вида, которая тут же пригласила обоих стражников в свои покои. Правда не успели они раздеться как в дверь тут же начал ломиться её муж.

Вол как ни странно успел спрятаться в шкаф а вот Марк немного струхнул и его опять поймали на месте преступления. Как и в прошлый раз муж оказался с парой друзей и расправа была неминуемой но тут Вол не выдержал и решил вступиться за соратника. Дубины и топора под рукой у бывшего дровосека не нашлось, но как выяснилось тяжелый бронзовый подсвечник может бить ничуть не хуже. Расправившись парой ударов со всей троицей, наши горе любовники поспешили сбежать в казармы, провожаемые восхищенными взорами ветреной красотки.

На этом правда ничего не закончилось, поскольку пришедший в себя муж, оказавшийся видной шишкой тут же умудрился поднять весь гарнизон с требованием выловить злодеев покусившихся на него самого и честь его жены. Судя по описанию, в числе покушавшихся оказалась дюжина троллей и как минимум пара высших демонов. Марк и Вол тут же живо впряглись в поиски, благо, что в доспехах их опознать было тяжело.

Суматоха продолжалась до самого утра. Поймали пару воришек, пытавшихся стащить простыни из дворцовой прачечной, нашли пьяного графа пропавшего с королевского бала три дня назад, а так же сумели обнаружить несколько дырок в заборе и три подкопа. Следов демонов и троллей так и не попалось, так что пришлось разгневанному мужу возвращаться домой ни с чем.

День 7.Похоже, ночной демарш Вола, с избиением сразу трех защитников поруганной чести, произвел впечатление на ветреную фрейлину. По крайней мере утром наш дровосек получил от неё записку с назначением места и времени нового свидания. Поскольку читать Вол так и не научился, зачитывать текст послания пришлось отцу Либеру. Что же касается Марка, то он впечатленный работой своего товарища с утроенной силой взялся за тренировки. Похоже Сержант прав и из этого упрямого мальчика еще выйдет толк.

Так же потренироваться решил и Ли, но из-за специфики своей работы, решил проделать это в дворцовом парке. Сержант который решил понаблюдать за ним вернулся крайне довольным. Оказывается в качестве цели наш восточный друг выбрал пышные прически дворцовых дам. Он их конечно не срезал, но почти все фрейлины вернулись с прогулки имея в голове как минимум по одной метательной звезде или ножу. Судя по визгам донесшимся чуть позже из дворца, все эти сюрпризы они обнаружили лишь дойдя до зеркала. Пришлось Сержанту вновь всех собирать и устраивать очередной рейд (с Ли во главе) на этот раз в поисках злостного хулигана и убийцы, осмелившемся поднять руку на благородных особ.

Долго это правда не продлилось. Пришел Конрад и заявил что завтра нам предстоит ответственное задание. Оказывается во дворце намечен большой прием и король, впечатленным рассказами о наших подвигах принял решение перевести нашу группу поближе к себе. Правда для начала нужно разобраться, кого на какой участок поставить.

Разбирались исходя из внешнего вида. Самых пристойно выглядящих, (читай сэра Гримуальда, сэра Роберта и Шантиэля) распределили в главный зал. Обладателей наглых рож (как оказалось это я и Марк) тех поставили охранять один из потайных ходов. Излучающих интеллект и мудрость (ну это понятное дело Бертольд, отце Либер и Ли) отправили в библиотеку. Ну а деревенщине (Дашута и Вол немного обиделись на такое выражение) досталась под надзор кухня. Ох, чую нас завтра ждет жаркий денек.

День 8.Ну в целом я оказался прав. Едва мы с Марком заняли свой пост как в ближайших кустах обнаружилась парочка весьма подозрительных личностей. Сами личности явно так же удивились столь резкой смене караула, и долгое время отказывались покидать свой пост. Правда, когда Марк от скуки достал свою лютню и запел (а чего боятся, Конрад только через час придет) личности тут же осмелели и устремились к нам.

В целом все как я и думал. Они принялись предлагать нам круглые суммы в обмен на то что мы их пустим внутрь и тут же забудем об их присутствии. Я предложил альтернативный вариант, сыграть в карты и если они сумеют меня обыграть, то могут смело проходить. Личности тут же обрадовались, правда, как вскоре выяснилось зря. Через час я стал владельцем обоих кошельков, нескольких ножей, одного складного арбалета, набора ядовитых игл, пары черных масок и вообще всей одежды незнакомцев. Сами незнакомцы взахлеб доказывали пришедшему Конраду что они тут не при чем, но улики все же оказались против них. Обидно что пришлось отдать кошельки (хотя часть монет я успел пересыпать к себе в карман).

Вечером поговорил с остальными. У них тоже веселья хватало. Так Дашута с Волом вначале очень долго скучали не находя себе места. Даже организовали турнир по армрестлингу среди местных рубщиков мяса и простых рабочих. И так бы продолжалось до вечер, но тут внезапно один из помощников повара повелел подать на королевский стол «Лесную Курицу под соусом Лузуар». Вол тут же встрепенулся и из интереса посмотрел на блюдо после чего затеял жаркий спор доказывая что мясо Лесной Курицы ну никак не может быть белым, поскольку оно розовое по природе. Изумленным поварам, шокированным тем что какой то деревенщина разбирается в столь изысканных блюдах, Вол пояснил что в его лесах этой курицы просто тьма тьмущая и он съел достаточное количество экземпляров что бы знать какого цвета должно быть её мясо.

Сторону стражника тут же поддержало еще несколько поваров согласных с его утверждением. Начался бурный спор в процессе которого Дашута тихонько изучила все ингредиенты соуса и найдя крайне подозрительную бутылочку тут же поинтересовалась у поваров что это такое. Подозреваемый тут же побледнел, начал что то невнятно мямлить и пришлось нашей воинствующей деве слегка на него нажать (ну если так можно назвать попытку выколоть глаз попавшейся под руку вилкой).

Очень быстро выяснилось, что вместо Лесной Курицы повар попытался подать на стол Эльфийскую Куропатку, чье мясо как многие знают, является основополагающим ингредиентом большинства ядов. А добавка в соус специальный замедлитель, который должен был заставить сработать яд с опозданием в пару-тройку дней, попутно немного изменив симптомы. Дальше его слушать не стали а просто передали в попечение славных ребят Конрада, благо что у тех для допроса есть специальные помещения и нужный инструментарий.

В библиотеке так же хватало интересного. Вначале наша троица мудрецов просто ходила по залам, изучая стеллажи ну и попутно борясь со скукой. Отец ибер долго ругался что не нашел ничего достаточно ценного (а то что он нашел разваливалось прям на глазах, поэтому священник не посмел рискнуть). Затем Бертольд, воспользовавшись моментом, изучил каталог и втайне от всех направился в секцию литературы непристойного содержания. Там вместо книг с картинками он обнаружил старшего библиотекаря, усердно занимавшегося смазыванием страниц одного из фолиантов загадочным составом. Пришедшего мальчика он вначале не особо испугался, поскольку приступил к запугиваниям, но тут на шум прибежал Ли, который тут же в составе распознал очередной яд. Ну а следом на сцене объявился отец Либер, и без лишний разговоров, огрел подозрительного библиотекаря своим посохом.

Силы на этот раз наш священник рассчитал правильно и слегка оглушенный сотрудник очень быстро поведал о том, сколько и кто ему заплатил за то что бы подсунуть королю отравленную книгу. Дальше все пошло по накатанной схеме, вызов Конрада с его ребятами, очередной ошалелый взгляд начальника стражи ну и передача преступника. Остаток времени вся троица провела, изучая литературу в обнаруженном Бертольдом стеллаже.

Самое веселое как я и ожидал, проходило в главном зале. Сэр Роберт очень быстро устал стоять истуканом и, обратив внимание на скользкий пол, на котором завалилось немало знатных дам, уговорил эльфа и паладина на небольшую шалость. Всего-то ставить незаметные подножки и затем смотреть за тем как знатные господа разлетаются по всему залу.

Шантиэль и Гримуальд вначале скривились, но очень быстро вошли во вкус. А уж когда из под одежды гостей на пол полетело всевозможное колюще-режущее оружие, в комплекте с арбалетами, пружинными стрелометами и прочими гномьими поделками, веселье приобрело совсем иной размах. Конрадовы ребята просто не успевали выводить гостей, с целью выяснения истины. Остальные приглашенные мигом поняв, что происходит тут же запаниковали и поспешили сдать всех подозреваемых с потрохами. В общем праздник превратился в день познания истины. А сам начальник стражи смотрит теперь на нас как на посланников богов. Ну учитывая что Сержант еще в первый день учебы сказал что он для нас Бог, то тут Конрад не так далек от истины.

День 9.Пока палачи Конрада не зная сна и отдыха раскрывают один заговор за другим мы наслаждаемся очередным заслуженным выходным. Тем более и заняться есть чем, ибо Бертольд все-таки стащил из библиотеки одну из книг. Ли назвал её «Искусством ублажения тысячи и одной позы». Не знаю насколько он прав в количестве, но картинок там хватает.

Очень скоро книгу у юного чародея забрали. Сэр Гримуальд при её виде дико покраснел и объявил демоническим порождением, созданным для искушения неокрепших разумов. Сэр Роберт напротив изучил с интересом и периодически показывал не менее красной от смущения Дашуте, заинтересовавшие его картинки. Ли и Шантиэль особого безумия от данной вещи не поняли. Ну эльф понятно, за всю свою жизнь и не такое видал. С Ли оказалось все куда интереснее, поскольку выяснилось что данную книгу написал один из его предков и в их семье она считается образцовым учебником для просвещения подрастающего поколения.

Следом изучить учебник взялся Марк, да и я пару раз заглянул. Отец Либер как выяснилось, подобной литературы так же начитался еще в своем монастыре. Ну а напоследок всех нас разогнал вол, который забрал данное пособие себе в единоличное владение. Благо хотя текста он не понимает но зато на картинках все подробно расписано. Чуть позже, весьма схематически перерисовав на обрывок бумаги несколько особо заинтересовавших его поз, наш дровосек весьма скорым шагом удалился в сторону уже изученного дворцового крыла.

Вернулся он через три часа, весьма уставший но довольный и тут же, невзирая на возмущения Ли принялся вносить правки в книгу. По его словам часть поз доступны только волшебникам, демонам и циркачам, а некоторые несут риск получения травмы. Но зато оставшиеся вполне себе ничего. И судя по тому что в течении последующих трех часов Вол получил не менее полудюжины надушенных записочек, он вполне может оказаться правым.

Марк пускает слюни от зависти и так же засел за изучение пособия, а вот Ли сильно опечален, тем что труд его предков оказался так грубо раскритикован. Правда чуть позже наш восточный друг успокоился и заявив что от наглых западных варваров и следовало ожидать чего то подобного успокоившись лег спать.

День 13.Тринадцатый день нашего пребывания в столице ознаменовался весьма примечательным событием, которого каюсь мы даже ждали. Нет, не дня рождения его величества а напротив, очередной попытки государственного переворота. Конрад бегает в панике, поскольку у него под рукой только мы и пара сотен гвардейцев, а бунтовщик, некий герцог Лузимунский, умудрился подчинить себе часть городского гарнизона и теперь идет на штурм дворца. И в данный момент почти тысяча солдат, разбившись на пять отрядов окружают королевскую резиденцию.

Начальник стражи правда решил что стоит отвести своих подчиненных внутрь дворца и там используя лабиринт коридоров организовать качественную оборону, но вот наш отряд все решил иначе. Началось все с отца Либера, который узнав о беспорядках прихватил с собой Вола и убежал в город. Как мы выяснили, он на всякий случай заранее присмотрел несколько богатых домов, чьи обитатели скорей всего заранее уедут за город. Тем самым священник получил неплохую возможность порезвиться.

Забравшись в дом одного из местных баронов и напугав оставшихся там слуг, отец Либер тут же поспешил набить мешки всем ценным что попалось под руку. Вола он кстати прихватил как тягловую силу, что бы унести побольше. А вот его кривые руки он в расчет почему то не взял. И в итоге выбегая из дома, наш дровосек умудрился порвать мешок об забор и вывалить все содержимое прямо перед носом первого из пяти отрядов, как раз занимающего позицию.

Солдаты оказались в шоке от такого золотого дождя и тут же плюнув на приказ приступили к мародерству. Благо и отец Либер им подсобил, вырубив посохом от пытавшихся навести порядок командиров а, после увидев, что началась драка, любезно направил их в разграбленный им же дом. Сокровищ все равно на всех не хватило и в итоге большая часть отряда пала жертвой собственной жадности. Сам священник особо не огорчился а, сделав Волу внушение направился к следующей цели.

На поиски священника тем временем направились наши рыцари. Благородный бастард сэр Роберт и слуга света сэр Гримуальд. Маршрут они выбрали самый короткий, поэтому неудивительно, что он пересекся с курсом второго из отрядов. Разгневанный неожиданным препятствием наш паладин тут же закатил целую лекцию на тему служения добру, злу и выбору своего пути. Всем кто осмеливался ему возражать, сэр Роберт тут же сносил голову. Под конец солдаты, проникнувшись этой речью, дружно сложили оружие и поспешили разойтись по домам. Как мы потом узнали, часть из них предпочла служение богам, военной службе, настолько сильно было красноречие паладина.

Третьему отряду так же не повезло, поскольку по той же улице, возвращался в родные казармы Бертольд, накануне решивший посетить лекцию одного знаменитого алхимика. Лекция сопровождалась и практическими опытами, поэтому под конец наш отрядный чародей изрядно запасся взрывным материалом. Напуганный шумом и ревом разгоряченных солдат, наш мальчик побросал все свои запасы, правда успев их предварительно поджечь.

Ну можно сказать что тот алхимик действительно оказался весьма знаменитым и умелым. По крайней мере после взрыва, улица стала шире раза в два, а отряд революционеров стал меньше на две трети. Этого вполне хватило что бы там больше никто не помышлял о свержении законной власти. Хотя сам Бертольд искренне огорчился, поскольку согласно его расчетам погибнуть должны были все.

Еще один поисковый отряд, состоящий из Дашуты, Ли и Шантиэля нарвался на четвертый отряд. Наша воительница тут же поспешила пойти на пролом, но быстро осознала что с такой толпой втроем им не управится. Последующее отступление, позволило быстро составить план. Вся троица укрылась в ближайшем доме, имевшем такие достоинства как единственную, очень узкую дверь и высокие окна. Оба разведчика заняли позицию на крыше, и едва противник оказался в радиусе досягаемости, поспешили перейти к обстрелу, выцеливая преимущественно командиров и самых инициативных.

Солдаты на подобное обхождение обиделись и попытались штурмовать дом, но быстро выяснили что даже одной девушки с мечом вполне хватает что бы защитить узкий проход от пары сотен человек. Все это продолжалось минут пятнадцать. За это время у Ли и Шантиэля кончились стрелы и метательные ножи, а восставшие потеряли всех командиров. А тут еще и до них донесся отголосок взрыва устроенный Бертольдом. Потихоньку решив что в подобные игры им лучше не вмешиваться, горе-революционеры потихоньку разбежались, оставив поле боя за Бешеными Зайцами.

Что-то похожее случилось и с пятым отрядом, который столкнулся с Сержантом, тащившем за собой Марка и меня. Менестреля тут же выдвинули вперед и он тут же, придерживая безопасную дистанцию, забросал наступающих вопросами из разряда: «За кого воюете». Узнав что отряд подчинен напрямую герцогу Лузимунскому он тут же поспешил уточнить, не тот ли это герцог который обещал что заняв трон тут же закроет все бордели и игорные дома, а в тавернах разрешит подавать только воду. Солдаты тут же заколебались. Командиры тут же поспешили натравить их на наглого певца, но мы с Сержантом к этому времени заняли неплохие позиции и выбили их из арбалета. Бунтари тут же намек поняли и решив что напоролись на засаду поспешили повернуть назад.

На этом восстание и закончилось. К вечеру наша группа была в сборе, а Ли с Шантиэлеме умудрились даже притащить с собой главного революционера, того самого герцога. Как выяснилось войдя в раж они попытались устроить охоту и на другие отряды но наткнулись только на герцога пытавшегося навести порядок в убегающих войсках.

Шокированный Конрад уже даже не знает слов и лишь молча пожимает руки. Сержант ехидно ухмыляется и шепотом рассказывает, что в свое время он конечно и похлеще номера откалывал, но мы так же неплохие продолжатели традиций Бешеных Зайцев. Теперь осталось пережить самое сложное, королевскую благодарность.

День 15.Остатки бунтовщиков переловлены и посажены под замок. Те у кого были хоть пара крамольных мыслей теперь усиленно их прячут. Что касается нас, то все сейчас пребывают в состоянии смеси полного восторга и легкой задумчивости. Король не стал особо скупиться и пользуясь тем что в последнее время освободилось немало замков и земель, распределил часть их среди членов нашего отряда, попутно присвоив кучу титулов.

Так сэр Роберт теперь изучает купленный графский патент и присвоенный баронский, размышляя который из них дает больше прав и знатности. Дашута и Вол, долго пытались поменяться своими баронствами (поскольку одному не нравится что у него нет леса, а другой подавай побольше деревень), но в итоге остались при своих. Самому Волу повезло вдвойне. Узнав, что безродный наемник так высоко взлетел, все дворцовые дамы теперь просто не дают ему прохода. Похоже что в ближайшее время бывшему дровосеку опять придется штудировать трактат написанный предками Ли. Отец Либер попытался выбить себе сан Архиепископа, но получив от Сержанта подзатыльник, ограничился скромным графством. Чую что его подданным придется посочувствовать.

Остальным так же досталось немало, но в итоге мы все равно остались при своих. Король как то не особо хочет отпускать со своего двора таких героев и поскольку мы здесь на вольнонаемной основе предлагает продлить наш контракт. Ну в принципе Сержант не против, благо на носу зима, войны с орками вроде не предвидеться и королевская служба отличное место для отдыха.

Ну а после, по словам нашего мудрого командира мы их так достанем что они с радостью отправят нас назад. И тогда нас похоже будут ждать очередные великие подвиги. Хотя, по-моему, сам факт службы в отряде Бешеного Зайца и есть подвиг…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

День 1.Записался в отряд. Ну как сказать записался, затащили чуть ли не силком. Я разве виноват, что их вербовщики так ловко в карты мухлюют? Вот мне и сказали, либо выплачивай долг (а откуда обычный трактирный слуга возьмет три золотых?), либо вступай в отряд. А то детина такой справный, сильный, самое то чьи-нибудь бошки пробивать, а не полы в заплеванной таверне протирать. Хозяин, скотина тоже, прикрывать не стал. Ответил, ты, мол, проигрался, вот сам и отдувайся. Ну, ничего, меня заверили, что это всего-то на год. Вернусь - объясню ему, где он был не прав.

Меня, как новичка, сразу отправили в распоряжение Сержанта. Вот так, прямо с большой буквы Сержанта. Как его на самом деле зовут, он так и не сказал, заявив, что такие салаги, как мы, просто не имеют права осквернять его благородное имя своими грязными языками. Не знаю, насколько уж он там благороден, но выглядит как мясник из соседней лавки. Впрочем, именно из-за этой схожести я с ним связываться и не стал. А то, как заедет по уху невзначай, так все содержимое головы по ближайшей стенке и расплещется.

Зато познакомился с товарищами по несчастью, такими же бедолагами, которые только вступили в отряд. Правда, они себя несчастными не считают и даже рады открывающимся перспективам. Особо пообщаться нам, правда, не дали. Сержант тут же потащил всех на площадку для тренировок, чтобы изучить полученный материал. Там заодно я и узнал, с кем связался. Забавный контингент подобрался, скажу я вам.

Ли – низкорослый странник с востока. По его словам, хочет заработать достаточно денег, чтобы встретить спокойную старость. При этом работа наемником для него обычное дело, вот только у Зайцев, как я понял, специфика несколько иная. Коротышка Ли, правда, творил такое, что возникло ощущение, будто я в цирке. Кулаком разбил камень, прыгал и кувыркался, крутил сальто, разбрасывая в разные стороны ножи, а напоследок попытался врезать Сержанту, но умудрился отбить кулак об его нагрудник. Не рассчитал бедолага сил, ведь стальная кираса это вам не известняк, крошащийся сам по себе только так.

Вол – бывший дровосек. В отряд вступил, чтобы спрятаться от гнева отпрыска вельможи. Причем дело-то пустое: по пьяни хвастался своим мастерством и поспорил, что срубит здоровенную сосну за двадцать ударов. Дерево-то срубил, но то умудрилось упасть так, что немного поцарапало карету этого самого знатного сынка. Возник скандал, пьяный Вол высказал все, что думает, а когда протрезвел, узнал, что стражники уже стоят у его дверей. Еле ноги унес, хорошо хоть кто-то посоветовал ему вступить в отряд, мол, Зайцы даже убийц не выдают, если, конечно, сочтут их полезными. А пользу дровосек может принести немалую: с топором управляется знатно и ловко, правда, пока никак не может избавиться от привычки бить по основанию. Сержант даже опешил, когда вместо ожидаемого удара по голове получил учебным топором по ногам. Вол, конечно, долго извинялся, но свою порцию уважающих взглядов он получил.

Сэр Роберт – бастард одного из местных знатных лордов. Долгое время воспитывался при дворе отца, пока в голову ни ударила моча, и его ни понесло на поиски приключений. Почему он вступил в отряд, не знаю, поскольку благородных рыцарей, по словам Сержанта, в составе никогда и не было. Правда, потом услышал его шепоток, что если такие к ним и попадают, то либо перестают быть рыцарями, либо очень быстро погибают. Роберт Сержанту сразу не понравился, поскольку тут же стал кичиться своим умением фехтовать на шпагах и ловкостью управления с лошадьми. Дело закончилось тем, что Сержант взял учебный топор и в два удара сломал лорду-бастарду его шпагу. С верховой ездой вышло поинтересней: для Роберта выбрали самую пугливую лошадь, которая начинала прыгать в стороны от малейшего звука, после чего Сержант принялся трубить в рожок. Через пять минут мы вытаскивали сэра Роберта из выгребной ямы, куда его и забросило после очередного кульбита. Судя по позеленевшему лицу, бедолага начал понимать, куда попал, но признаваться не хотел.

Отец Либер – настоятель храма в близлежащей деревне. Попался на краже церковной утвари и пожертвований, но сумел доказать, что даже в такой жирной заднице есть изрядная ловкость, поскольку во время ареста избил трех стражников, а затем, обогнав погоню, очутился в нашем городке. Так же, как и Вол, быстро сообразил, что надо делать и записался в отряд. Сержант над ним измывался больше всех, называл Вашим Преосвященством и обрадовано кричал, что знает, кого назначить в отрядные интенданты, а то, мол, предыдущего как раз пару дней назад повесили. Священник, надо отдать ему должное, на издевки реагировал с доброй улыбкой и в ответ продемонстрировал свое владение посохом. Для такого жирдяя это выглядело очень солидно, и хотя через пять минут отец Либер запыхался, в целом впечатление произвел.

Шантиэль – эльф, самый заурядный эльф. Чего ему от нас понадобилось и зачем он записался, пока так и не узнали. Сержант на него смотрит, широко раскрыв глаза, но с вопросами приставать не спешит. Эльф продемонстрировал высокий уровень владения кинжалом, луком, а так же намекнул на навыки разведчика. Сержант впечатлился, правда, пробурчал, что разведывать пока надо лишь то, насколько сильно разводят пиво в ближайшей корчме.

На этом смотр закончился, поскольку Сержант объявил, что больших пентюхов он в жизни не видывал, а его глаза уже устали на нас глядеть. Впрочем, созерцание нас, изнемогающих после пробежки ста кругов по двору под палящим солнцем, вполне может их исцелить, поэтому нам тут же пришлось брать ноги в руки и развить максимально возможную скорость. Отца Либера хватило на пятнадцать кругов, после чего его пришлось отнести в ближайший тенечек. Сэр Роберт мужественно держался до пятидесятого круга, но затем жара разморила его настолько, что он потерял направление и улетел в ту же выгребную яму. Я сам вырубился на семидесятом, и остаток дня помню с трудом.

День 2.Утро началось с очередной пробежки, правда, сегодня всего на пятнадцать кругов. Священник в этот раз упал после десяти, но мужественно прополз оставшуюся дистанцию. Шантиэль вызвал очередной приступ ненависти у всех, ибо умудрился обогнать нас на два круга. Правда, Сержант заставил его отжиматься, дожидаясь нашего прибытия. Отжиматься эльфу пришлось очень долго, поскольку отец Либер явно не мог развить высокую скорость, передвигаясь на четвереньках.

Затем приступили к занятиям. Всех нас поставили в ряд, дали в руки учебные копья, мечи и щиты и стали обучать приёмам поведения в строю. Эльф снова начал выделываться, заявив, что ему, как лучнику, не стоит учиться такому примитивному бою. В ответ Сержант, мило улыбаясь, поинтересовался, какие будут действия в том случае, если у остроухого внезапно кончатся все стрелы? Ведь, исходя из его логики, эльфу придется либо бежать с поля боя, что приравнивается к дезертирству, либо оставаться на месте в ожидании, когда противники перережут ему глотку. Эта речь оказалась достаточно убедительной, и Шантиэль все-таки встал в строй.

После обеда долго утешали нашего бастарда, который до сих пор переживал из-за потери шпаги, ведь эта «зубочистка» была фамильной. Пообещали, что найдем кузнеца и все исправим. Потом успокаивали отца Либера, страдающего от голода. По мне так здесь кормят от пуза, но для священника здешние порции оказались чуть ли ни половиной нормы. Напоследок пришлось приводить в чувство Шантиэля, узнавшего, что ему придется сменить свой вычурный зеленый наряд на стандартную униформу. Сержант, зараза, смеется и говорит, что в иных ротах с этого остроухого красавчика моментально бы содрали все тряпки, дабы не мозолил глаза своей помпезностью.

День 3.Продолжаем отрабатывать групповые действия. Наконец удалось переучить Вола не бить в строю с размаху по ногам, а то он мало того, что противников всех покрошил, так заодно еще и половину наших. У Ли проблема иного рода: меч-то ему сумели подобрать по росту, а вот щиты все стандартные. В общем, нашего желтокожего друга просто невозможно разглядеть за щитом, но сам Ли из-за него тоже ничего не видит, поэтому чаще всего бьет в пустоту. Сержант довольно ржет и говорит, что это лучший способ свести врага с ума.

Вечером отец Либер ненадолго ушел, а затем появился с бочонком пива. Оказывается, он уже сумел подружиться с начальником продовольственного склада, поскольку терпеть скудный рацион не намерен. Шантиэль покрутил пальцем у виска. За пару минут до возвращения Либера остроухий как раз говорил о своём намерении предложить священнику половину своей порции, а то для хрупкого эльфа человеческий рацион чересчур обилен.

Часа через два пришел сержант, еле успели спрятать бочонок. Он как-то нехорошо посмотрел на нас, но устраивать допрос или обыск не стал. Вместо этого познакомил с новым членом отряда. Девушка, двадцать два года, зовут Дашутой. Дочка кузнеца, который, похоже, мечтал о мальчике. Она выше Вола на целую голову, а объемом плеч напоминает нашего Сержанта в полном боевом доспехе. Добавим к этому коротко подстриженные и торчащие в разные стороны рыжие волосы, плотный покров веснушек на лице, нос картошкой и отсутствие передних зубов.

Сэр Роберт и Шантиэль, дождавшись ухода Сержанта, отправились напиваться, забрав с собой бочонок. У них, оказывается, разрушились идеалы. В представлении эльфа, начитавшегося сказаний и легенд, женщина-воин выглядела как прекрасное и воздушное неземное существо, с легкостью покоряющее чужие страны и сердца мужчин. Рыцарь, напротив, разочаровался самим фактом существования воительниц. Для Роберта все женщины делились на прекрасных дам, встречных прохожих и городских шлюх, а Дашута в данную концепцию никак не вписывалась.

День 4.Очередной шок для нашего рыцаря. Оказывается, Дашута неплохо разбирается в строевом бою. Судя по поломанной физиономии, в городских кулачных боях ей тоже участвовать приходилось и не раз, а там чувство локтя просто обязательно. Правда Сержант продолжает ворчать, что баба на войне все равно, что евнух в гареме. Вроде человек и при деле, но смотрится весьма смешно и нелепо.

Вечером приходил Капитан и долго рассказывал о сущности отрядного братства. Если отбросить словесную чепуху, то все выглядит довольно просто: прикрывай друг другу спину и постарайся не обгадиться. Будешь соблюдать эти правила, отряд тебя из любой задницы вытащит, а вздумаешь на них наплевать, в эту самую задницу тебя и загонят. Попутно наслушались историй о былых ратных подвигах Зайцев. Оказывается, это сейчас они сидят на одном месте и функцию городской стражи исполняют, поскольку войны нет, а как начнется заварушка, первыми же туда устремимся.

Сэр Роберт вежливо поинтересовался о происхождении такого странного названия отряда. В ответ тут же получил исчерпывающий рассказ о том, что обычно заяц животное вполне себе смирное и старается тихо скрыться от врага. Но если заяц окажется бешеным, то его хрен поймешь, побежит ли он или предпочтет вцепиться в горло, а то и в иное место поинтереснее. В общем, все поняли, что наша сила в непредсказуемости и неадекватном поведении, на чём лекция и закончилась.

День 5.Учились стрелять из арбалета. Ли и Шантиэль показали лучший результат, на спор нашпиговав мишени в тех местах, куда указывал Сержант. Отец Либер, Дашута и я смогли хоть куда-то попасть. Вол, пытаясь разобраться с механизмом, умудрился сломать свое оружие, за что и был изгнан со стрельбища в мастерскую. Сэр Роберт разразился очередной патетической лекцией на тему, что данный тип оружия является недостойным рыцаря и что врага надо встречать грудью, смело глядя в глаза. В ответ сержант пообещал выбить сэру бастарду оба глаза, если он не прекратит молоть чушь. В итоге Роберт все же согласился поработать с новым оружием, но в результате стрелой сбил с сержанта шлем. И это несмотря на то, что тот стоял у рыцаря за спиной.

Выслушав очередную порцию ругани и вытащив сэра Роберта из уже ставшей привычной для него выгребной ямы, получили новое задание. Мы должны научиться стрелять на скорость, работая в паре с заряжающим. Поскольку Вол, похоже, надолго застрял в мастерских, нас разбили на три пары. Меня поставили вместе с Дашутой. Пока учились работать слажено, все шло нормально, но когда Сержант матами стал увеличивать темп, напарница умудрилась повторить подвиг бастарда, послав стрелу куда-то назад и вверх, прямо в окно офицерской казармы.

Получили еще одну двойную порцию матов от Сержанта и от заместителя командира, которого болт чуть ни лишил самого важного. Последний полчаса угрожал отдать виновника на сношение к гарнизонному козлу, но узнав, что стреляла новенькая, повторил слова Сержанта о бабе на войне и, сплюнув, удалился. Дашута, похоже, сильно расстроилась.

День 6.Знакомились с новым членом отряда. Бертольд, тринадцать лет, бывший ученик академии магов. Был притащен всем городским ковеном магов чуть ли ни за шкирку. Мальчишка учудил что-то очень серьёзное, и волшебники не смогли придумать достойного наказания, потому спихнули его к Зайцам. Сержант продолжает ворчать, что суровый отряд наемников постепенно превращается в детскую игровую. Однако сто кругов для нового члена устроить не забыл. Мальчишка попался крепенький, даже не свалился, к тому же выяснилось, что он неплохо разбирается в механизмах, значит арбалет точно не сломает.

В строю Бертольду, правда, туговато, поскольку щита держать не может, и приходится обучать подсобным делам. Ли, пока Сержант не видит, решил дать волшебнику пару уроков метания ножей и звездочек. В итоге парнишка умудрился порезать себе руку в трех местах. На требование привести врача Сержант, злобно ухмыляясь, привел какого-то здоровенного одноглазого громилу, покрытого шрамами, и заверил, что это лучший штопальщик отряда, практиковавшийся на самом себе. После этого порезы у Бертольда как-то сразу сами собой зажили, и он предпочел как можно быстрее вернуться к учебе.

На досуге поспрашивал его насчет магии. Если парень не врет, возможно, мы получили свое собственное оружие массового поражения, но пока стоит скрыть это от Сержанта. А то кто знает, что тому в голову взбредет.

День 15.Постепенно тренировки дают эффект. Отец Либер уже не падает в обморок, а довольно бодро нарезает круги. Хотя при этом его вес непонятным образом удвоился. Сержант очень странно поглядывает на священника, явно заподозрив что-то нехорошее, но пока молчит. Наконец-то перешли к урокам фехтования, а то разучивать строевой бой уже как-то наскучило. Сэр Роберт с довольным лицом принялся демонстрировать всякие вычурные финты, пока ни пришел Сержант и дубиной в очередной раз сломал ему меч. Слава богам, что меч всего лишь учебный, а то второй такой истерики мы бы не пережили.

Заодно пришлось приструнить Ли и Шантиэля. Те тоже считают, что их сложные танцы с клинками очень трудно преодолеть. Ну Ли-то ладно, у него опыт немаленький, от дубины Сержанта ушел очень легко, а вот остроухий вздумал парировать, подобно героям древности, отбивавшим кинжалом палицы орков. В общем, шишку на лбу эльфу мы залепили, а пальцы пришлось вправлять. Зато теперь будет адекватно оценивать, чем его противник сражается.

После обеда к нам заглянул Капитан и заявил, что завтра нас всех должны послать в городской патруль, чтобы постепенно осваивали настоящее дело. Начинаю чувствовать легкое беспокойство.

День 16.Беспокоился зря. Нас просто разбили по парам и приставили к паре уже опытных бойцов. Они должны были обходить свои участки, а мы, символично громыхая броней, следовали за ними, распугивая всех нарушителей общественного порядка. Мне еще повезло, что снова попал в пару к Дашуте. Та хорошо знала район, по которому мы ходим, поэтому обошлось без проблем. Наставники тоже оказались нормальные, все понимающие и не особо достающие.

Зато вечером началось веселье, когда вернулись остальные. Первыми привели нашего восточного друга и сэра Роберта. Оказывается, те завели философский спор о природе зла. Сэр бастард придерживается концепции, что человек изначально безгрешен, а все злые деяния есть результат многочисленных искушений, которыми нас одолевают злые демоны. А согласно мировоззрению Ли, человек является сосудом как для добра, так и для зла, и сам выбирает дорогу, по которой идти. Как известно, философия еще никогда и никого до добра не доводила, поэтому оба спорщика, так и не сойдясь во мнении, захватили первого попавшегося на месте преступления воришку и начали его допрашивать, надеясь отыскать зерна истины в его словах.

Вор по привычке стал отбрехиваться, заверяя, что его подставили, и он не причем. То, что философов не интересует его вина, парень понял слишком поздно. Те вознамерились все-таки разрешить свой спор и приступили к пыткам. Причем с Ли вору еще повезло: тот предпочитал втыкать иголки в разные точки, вызывая сильную боль. Жестоко конечно, но зато конечности остаются на месте. А вот Роберт, которому эта восточная премудрость быстро надоела, попытался отрубить жулику все пальцы, но тут подоспели старшие товарищи, и пленника пришлось отпустить.

Следом доставили Бертольда и Либера. Отличились оба, причем в разных сферах. Святой отец, патрулируя рынок, оторвался от основной группы и, расхаживая среди торговцев, долго выяснял, где же можно найти людей, продающих стражникам товары со скидкой. Слух моментально достиг командира патруля, Либера отыскали и произвели внушение посредством дубинки. Но зато на это время без присмотра остался Бертольд, который, увидев очередного вора, обчищающего прилавок, по привычке использовал магию. Ерунда, что лавка сгорела, в прошлом месяце градоправитель нанимал магов для проведения фейерверка, так там целый квартал взорвался, но то, что вместе с лавкой полыхнуло хранилище жгучих специй, это уже перебор. Теперь на рынок неделю зайти будет невозможно, поскольку глаза режет. Правда Сержант смотрит на мага-недоучку с интересом, заявляя, что знает, где его можно использовать.

Последними появились Вол и Шантиэль. Этим не посчастливилось: нарвались на наставников весельчаков, которые нашли крупную драку в порту и предложили новичкам её ликвидировать. На то, что эльф взял с собой лук, наставники внимания не обратили, а зря. Остроухий тут же приступил к устранению побоища, стреляя по ногам его участников. А потом и Вол присоединился. Топора у него с собой не было, зато дубинка оказалась вполне ничего. Уроки, вколачиваемые Сержантом, лесоруб, правда, уже позабыл и по старой привычке принялся бить драчунов по нижним конечностям, продолжая дело остроухого товарища. В общем, в течение пяти минут в порту образовалась весьма солидная куча калек, не способных ходить. А старшие стражники лишь хохотали, наблюдая это зрелище.

Сержант даже не стал нас ругать, но посмотрел на всех таким многообещающим взглядом, что стало как-то не по себе. Надеюсь, до завтра мы доживем.

День 17.Нечаянно подслушали разговор бургомистра и Капитана. Градоначальник требовал отдать под суд тех жутких преступников, которые, пользуясь своим привилегированным положением, посмели избить мирных граждан. Капитан в ответ предъявил явные доказательства того, что применение силы было оправданным, и обвинить нас можно лишь в превышении полномочий. После чего ехидно добавил, что благодаря его ребятам городские костоправы получили хорошую возможность попрактиковаться и обогатиться. Дальше диалог ушел в высшие сферы, и из него я понял лишь то, что кто-то из пострадавших от наших рук оказался большой шишкой. В итоге Капитан пригрозил разрывом контракта, а после пообещал сам лично наказать виновных.

Да блин, какое наказание? После всего, что мы услышали, его полуторачасовой мат и пятичасовая муштра вместо заслуженного отдыха казались нам даром богов. Да за такого командира мы сами кому угодно глотки порвем! Скажи нам Сержант в тот момент «фас» - и все, от города бы осталась лишь горстка угольков…

День 25.Все больше и больше втягиваемся в ритм тренировок. Ли все-таки доработал себе щит и теперь все отлично видит, хотя его противникам еще требуется время на то, чтобы понять, с кем приходится сражаться. Вол перестал ломать арбалеты, наконец, разобравшись, до какого момента следует крутить ворот. Шантиэль все-таки признал, что во владении алебардой есть свое очарование, и теперь придумывает для каждого из приемов поэтическое название. Сэр Роберт больше не упоминает полторы сотни знатных предков, прежде чем идти мыть пол. Бертольд научился подавлять желание использовать файерболл на манекене для отработки ударов.

Вот только отец Либер так и не может избавиться от пагубной привычки загрести все в свои карманы. Но теперь хотя бы не пытается срезать кошелек у Сержанта. Похоже, те двести кругов в доспехах отбили у священника это желание.

На очередном дежурстве отличились Бертольд и Ли. Не знаю, чего там наш восточный гость рассказывал юному напарнику про искусство мастеров своей страны, но дело закончилось походом в алхимическую лавку. Чуть позже они уединились на заднем дворе, и в итоге отрядный сортир разлетелся на куски. Дело усугубилось тем, что внутри него в тот момент сидел Сержант. В итоге мы все заработали на ночь пробежку в полной выкладке с попутным вычищением территории и выгребной ямы от мусора. Сержант особой фантазией тут не отличился: пока одна половина бегает, вторая роется в дерьме, а потом меняемся местами.

Все бы ничего, но нытье сэра Роберта о том, что уборка нечистот вовсе не относится к обязанностям благородного рыцаря, очень достало. Да и у остроухого было такое лицо, словно ему предложили стать орком. Вот на Вола с Дашутой просто любо дорого смотреть, только лопаты сверкают. Да и отец Либер с полным смирения лицом на удивление охотно погрузился в работу. Все прониклись, услышав от святоши фразу, что в жизни убирать дерьмо легко, а вот очистить от дерьма человеческие души во стократ сложнее. После этих слов даже Роберт с Шантиэлем гораздо шустрее заработали.

День 32.Очередной веселый день. Дашута внезапно пожаловалась, что пошла в армию с целью найти настоящего мужчину, но пока никого не может присмотреть, все хлюпики и слабаки. Исключение – Сержант, но он бог, а бог по умолчанию существо абстрактное и недосягаемое.

Чуть позже узнали о драке в ближайшей таверне. Один из местных лордов перепил и начал буянить. Арестовать его боялись, поскольку человек все-таки знатный и со связями. Ранишь такого - по судам затаскает, а иначе не взять никак. Хорошо тут вдруг Роберт нарисовался, перечислил дебоширу всех своих знатных предков в количестве полторы сотни штук, чтобы тот проникся уважением, а потом без особых заморочек вызвал на дуэль. Пока лорд приходил в себя и начал было выдвигать условия дуэли, сэр бастард грубо оглушил его тяжелым табуретом, произнеся: «Какая на хер дуэль, я же на службе».

Самое интересное, что за этот поступок Роберт заработал два выговора. Одну выволочку получил от Капитана за несоблюдение всех формальностей при аресте, а другую чуть позже от Сержанта за проявление излишнего либерализма и неразделывание этого знатного выпендрежника как коровьей тушки мясником. Впрочем, чуть позже наш рыцарь негласно все же получил поощрение в виде небольшой денежной премии.

Потом возник еще один скандал. Когда проводили опись вещей задержанного, недосчитались нескольких перстней и кошелька. Сержант сам лично допросил отца Либера, вроде бы пару раз проходившего мимо, но тот клянется, что не причем. Смутно верится…

День 35.Обучение постепенно подходит к концу. Сержант объявил, что мы обязаны пройти курс выживания. Для этого наш отряд вместе с Сержантом отправят глубоко в лес, без еды. Мы должны будем продержаться там три дня, используя лишь свои знания. Правда, после долгих уговоров нам разрешили взять походный набор.

На месте сразу распределили обязанности. Сэр Роберт, Я, Бертольд и Дашута занялись обустройством лагеря. Шантиэля, Ли и отца Либера отправили патрулировать окрестности и заодно поискать что-нибудь съестное. Волу дали ведро и попросили принести воды из ручья, который, судя по слышимому журчанию, течет где-то недалеко. Первым отличился бастард, поставивший шатер прямо над огромным муравейником. После того, как Сержант указал ему на ошибку, ехидно поинтересовавшись, не намеревается ли он таким способом закалять организм, рыцарь приступил к переносу временного обиталища. Правда, и второй раз Роберт умудрился не заметить еще один муравейник.

Бертольд тем временем пытался развести костер. Сержант запретил ему применять магию, а огнивом наш волшебник пользоваться не особо умеет. Однако заметив, что наставник отвлекся на очередной выговор рыцарю, подсыпал в дрова немного порошка, созданного после наставлений мудрого Ли. Костер тут же вспыхнул, правда, дрова прогорели чрезвычайно быстро, поэтому нам с Дашутой пришлось срочно бежать в лес за сушняком.

По возвращении узрели дивную картину: Сержант выносил выговор отцу Либеру, который сумел где-то найти козу. Чётко видневшееся на боку животного клеймо священник проигнорировал и на все вопросы отвечал, что это обычная царапина. После получасовой ругани Сержант повелел отнести козу туда, где взял, и для контроля приставил к Либеру Дашуту.

Дров, что мы принесли, оказалось мало, поэтому я пошёл за следующей порцией. В паре сотен шагов от лагеря наткнулся на Ли, висевшего вниз головой в странной веревочной конструкции. Короткого разговора с ним хватило, чтобы понять всю прелесть ситуации. Хитрый восточный воин решил поставить ловушку для поимки какого-нибудь животного, но немного не рассчитал и угодил в неё сам. Причем капкан оказался настолько хорошим, что Ли в течение получаса не мог из него выпутаться. Звать на помощь он постеснялся, предпочтя висеть вниз головой и размышлять о смысле жизни и сущности бытия.

Освободив Ли, я вернулся в лагерь, где застал Либера и Дашуту, демонстрировавших Сержанту ту же самую козу, но уже с замазанным клеймом. Причем, девушка даже не понимала, в чем дело, искренне доказывая, что на этот раз им действительно попалось дикое животное. Получив четкие указания отвести козу назад и найти что-нибудь другое, они, сильно расстроившись, вновь удалились.

Затем мне пришлось помогать сэру Роберту, который в упор не видел муравейников. Заодно я заштопал шатер, поскольку Бертольд умудрился взорвать костер, и пара головешек упала прямо на ткань. Вскоре Сержант опять воспользовался своим богатым словарным запасом, на этот раз адресовав его Ли. Восточный гость все-таки смог правильно поставить свою ловушку, в которую угодила та самая коза. На все упреки он философски отвечал, что у козы просто плохая карма, раз её путь все время пересекается с нашим отрядом. В итоге козу пришлось опять отпустить, а Ли был отправлен собирать грибы и ягоды.

Чуть позже обратили внимание на отсутствие Вола и отправились его искать. Обнаружили дровосека стоящим по колено в ручье. Оказывается, он хотел попутно наловить ведром рыб, но упустил его и теперь, бедолага, пытается найти утерянное. На этот раз Сержант даже не стал ругаться, ограничившись легким подзатыльником. Повелев заменить утерянное хоть собственными запасными штанами (благо они кожаные и воду не пропускают), он скомандовал всем вернуться в лагерь. Там нас уже ждал Шантиэль с… застреленной козой. Сержант коротко выматерился, махнул рукой и повелел готовить ужин.

День 40.Последние дни перед принятием присяги. Нас признали достаточно самостоятельными, чтобы отправить в число бойцов, занимающихся охраной порядка во время проведения городских торжеств. Правда, предварительно Сержант прочитал нам лекцию о правилах поведения. Например, что мальчишек, залезающих на крышу ратуши или памятник основателю города, нужно сгонять угрозами, а не прицельной стрельбой из лука (это он Шантиэлю). Что нарушителям порядка нельзя ломать ноги (это Волу). Что нам запрещено шарить по карманам, вымогать взятки и заключать сделки сомнительного характера (это уже Либеру). Что крайне не рекомендуется кидать задержанных об стену (этим Дашута отличается). И вообще арестованных нужно доставлять в городскую тюрьму, а не к местным костоправам (это уже нам всем).

Так же нам запрещено играть в азартные игры (камушек в мой огород), использовать для задержания боевое оружие (опять Вол, ну и сэр Роберт) или метательные ножи (тут понятное дело, Ли). Ну и самое главное, нельзя пытаться сделать праздник еще веселее, сочтя, что можно устроить салют лучше, чем городские маги (адресовано Бертольду).

Ну, если честно, совсем без эксцессов обойтись не удалось. Как выяснилось, наблюдать процессию из городских шишек, находясь в толпе, это одно, а вот когда ты стоишь несколько часов в оцеплении, это уже совсем другое. Под конец возникло стойкое желание вырвать из толпы пару-тройку самых шумных и демонстративно набить им морды, чтобы остальные замолчали. Сэр Роберт в итоге так и сделал, правда, оформил это как задержание за нарушение общественного порядка.

Шантиэль на спор сбил из лука одно из знамен со шпиля ратуши, но никто этого не заметил. Разве что мальчишки, сидевшие там, поспешили спуститься на землю. Ли демонстрировал навыки знания особых точек на теле, ловко обезвреживая буянов. Некоторые, похоже, посчитали это колдовством. Многократно поступали жалобы на кражи, но был ли задействован в них отец Либер, мы так и не установили. Вол, правда, нашел одного карманника и, гоняясь за ним, обрушил с полдюжины лавок. А чуть позже Бертольд всё-таки не выдержал и запустил свой фейерверк, сбив при этом голову статуи основателя города. Но опять же никто ничего не обнаружил, поскольку парой минут спустя городской маг умудрился разбить саму статую.

А вот задерживать пришлось немало народу. Правда, били мы аккуратно, все по науке Сержанта, не оставляя следов, поэтому к нам претензий никаких. В общем, праздники прошли хорошо, и мы получили немалый опыт в данном деле.

День 45.Наконец приняли присягу, после чего нас перевели в казармы основного отряда. Как выяснилось, нас там уже ждали с нетерпением, наслушавшись рассказов Сержанта. В первую очередь от нас оторвали Бертольда и увели в покои отрядных магов. Те, оказывается, жутко заинтересовались методами юного гения и теперь стремились выведать все его секреты.

Попутно узнали насчет распределения по отрядам. Сэра Роберта забрали в тяжелую кавалерию, где таланты как раз должны раскрыться в полной мере. Ли и Шантиэля окружили разведчики. Отца Либера, как и ожидалось, прикомандировали к местному складу, и туда же, как ни странно, отправили возмущающуюся Дашуту. То, что её поставили в охрану и заодно для наблюдения за вороватым священником, девушку не особо успокоило. Ну что поделать, все-таки местные бойцы весьма консервативны и с подозрением относятся к женщинам в передних рядах. Нас с Волом, кстати, именно в эти ряды и поставили, что оказалось предсказуемо.

Чуть позже в ввосьмером отметили это событие, благо отец Либер сумел совершить еще один рейд на кухню. Пива на этот раз нам досталось аж три бочонка, так что о ночных событиях помнили только непьющий Бертольд и, как ни странно, я. Но мы никогда не расскажем Роберту и Шантиэлю, которые утром проснулись голышом в обнимку с Дашутой, что она их в беспамятном виде притащила в постель просто погреться, и на самом деле ничего у них не было. Но, впрочем, это уже следующий день, день когда мы стали полноправными Бешеными Зайцами.

Хроники отряда «Бешенного Зайца» ( Поход)

День 1.Идем в поход, поскольку внезапно с Западных гор спустились орки и теперь безобразничают на границе. Так как на обычный набег это не похоже, наш отряд усилили ополчением и отправили разобраться с проблемой. Поход уже радует, потому как я периодически узнаю о том, что еще натворили мои товарищи по учебе. Меньше всех пока отличается Вол, он на глазах у всех, да и под рукой у него ничего нет, что можно сломать. Зато про отца Либера уже ходит немало слухов. Вроде Дашута его несколько раз избивала, обнаружив у священника под рясой очередной кусок мяса. Несмотря на это в рационе явно ощущается недостача.

На своем поприще умудрился прославиться и Бертольд. Поставленный отрядными магами на изготовление огненной смеси, он решил проверить её качество прямо на месте, в результате сгорела походная лаборатория. Теперь волшебники вынуждены ютиться в небольших палатках, поскольку единственный шатер, способный их удовлетворить принадлежит командиру. А тот как-то не спешит им делиться.

Ли и Шантиэль уже стали местными легендами. Буквально вчера оба поспорили, кто из них является лучшим разведчиком. Решили, что выиграет тот, кто сумеет обнаружить соперника первым. В итоге оба прятались так хорошо, что умудрились столкнуться лбами, одновременно запрыгивая в так понравившийся им кустарник. Наблюдатели признали ничью, что сильно расстроило обоих. Правда, Ли еще старается относиться к этому вопросу философски, а вот эльф дуется, считая, что наш восточный друг все это проделал специально.

Сэр Роберт в свою очередь решил продемонстрировать ударному отряду свой коронный прием владения копьем, но как обычно, не сделал поправку на местность. Разогнался-то он хорошо, но помойной ямы не заметил. Хотя, как человек, регулярно купающийся в нечистотах, просто обязан был учуять её. Теперь тактику скоростного ныряния в мусор, как средство от внезапного исчезновения с глаз противника, именуют бастардской.

А у меня все хорошо, сдружился с Сержантом, который тоже пошел в поход. Тот научил меня некоторым карточным фокусам, с условием не использовать их против членов отряда. Впрочем, мне пока хватает и местных жителей, у которых мы останавливаемся на постой. Так что жизнь у нас вроде даже веселая.

День 2.Командир вызвал меня и Вола к себе в штаб. С удивлением обнаружил там всех своих товарищей. Оказывается, нас хотят отправить вперед, дабы мы, выполняя обязанности квартирмейстеров, договорились насчет очередной стоянки отряда. Старшим поставили отца Либера, он у нас самый расчетливый и языкастый. Дашута при нем в качестве телохранителя ну и как сдерживающий фактор, дабы наш священник не зарывался. Сэра Роберта нам приставили на тот случай, если придется договариваться с местными лордами. В подобной ситуации сто пятьдесят знатных предков могли сослужить неплохую службу. Ли и Шантиэль, как и положено, исполняли обязанности разведчиков, а меня и Вола поставили в качестве грубой силы. А Бертольда вообще отправили в наказание. Сгоревшей лаборатории ему так и не простили, поэтому придется мальчику проветриться.

Начали мы неплохо. Весьма быстро добрались до деревни, обозначенной на карте, где командир и предлагал сделать остановку. Правда на месте обнаружилось, что большая часть поселения уже давно сгорела, и три покосившиеся избы вряд ли смогут вместить пару тысяч человек. Кроме того запас провизии пополнить тут мы так же не могли, поскольку кроме мышей и лягушек у оставшихся жителей иной скотины и не было. Правда один из стариков посоветовал нам пройтись до соседнего села, мол, туда все перебрались. По карте туда ведет две дороги, одна заброшенная, но короткая, вторая вокруг леса и поновей, но идти по ней долго. Старик упорно уговаривал нас не идти коротким путем, но сэр Роберт заартачился и убедил всех идти через лес.

Ну, поначалу все казалось весьма скучным, дорога, лес, все заросло, паутина за лицо цепляется. Потом вышли к старому кладбищу, и началось веселье, когда из могил полезли покойники. Мы даже не сразу сообразили, что к чему. Дашута на секунду отошла в сторону посмотреть какой-то памятник и тут же дико завизжала. Внезапно руки из-под земли полезли, стали нас за ноги хватать. Тут-то мы и поблагодарили небо, что Вол то и дело срывался на свою вредную привычку рубить понизу. Мы даже охнуть не успели, а он своей секирой с дюжину рук срубил. Ну, тут мы сами, наконец, поняли, что к чему, встали как нас учили в строй и заняли круговую оборону.

Первое время все как-то вяло шло. Зомби неторопливо атаковали, при этом гнусно воняя. Мы их одного за другим шинковали. Тут главное правильный ритм поймать, сначала срубить ноги, потом отрубить руки и наконец голову. Убить не убьешь, но обездвижишь качественно. Ли с Шантиэлем изрядно помогли. Стрелами и метательными ножами конечно много не добьешься, но если точно попасть по сочленениям, можно руку перебить, благо большинство покойников представляли собой скелеты, обтянутые кожей.

Бертольд отличился, мы его в центре прикрывали, а он из-за наших спин швырялся бутылками с огненной смесью. Рядом отец Либер отмахивался дубиной, поскольку мечи и топоры наш славный жрец не признавал, попутно читая очистительные молитвы. Честно говоря, от дубины оказалось куда больше пользы, чем от молитв. По крайней мере, три башки он точно сбил, да так, что потом найти не смогли.

Первую волну мы кое-как сдержали, и тут нашему славному бастарду пришло в голову развить успех. Ну что могу сказать, если уж человеку не везет с верховой ездой, так это явно либо боги его прокляли, либо что-то с головой. Нет, местность на этот раз он учел, но вот того, что лошадь может испугаться вонючих мертвяков, как-то нет. В итоге имеем: просеку в стене мертвецов, сбежавших Ли и Шантиэля, которые бросились на выручку к сэру Роберту, истерично орущую и размахивающую топором направо и налево Дашуту, которая явно успела положить глаз на бастарда, ну и нас остальных, ошалевших от такого расклада.

А тут еще из ближайшего склепа Лич вылез, и началось настоящее веселье. Мертвяки на нас набросились с утроенной силой, а бойцов осталось всего ничего. Отец Либер как осознал, что спину ему никто не прикрывает, так сам задал стрекача, прежде чем мы успели что-то сообразить. Правда, убежал он недалеко. Между мертвяками пришлось немного повилять, и тут он сумел разглядеть Лича поближе. Боги, что потом началось, наш провинциальный святоша моментально преобразился и стал Божьим Воителем. Его верным мечом, копьем и носителем воли Всевышнего. Ну а как еще он мог поступить, если Лич весь обвешан артефактными цацками, половине из которых явно не одна сотня лет.

Прежде чем мы успели вмешаться, наш священник уже скрестил свой посох с мечом Лича. А дальше все прошло весьма быстро. Нежить парой тройкой ударов сбил отца Либера на землю и только тогда понял, что большая часть его артефактов к этому времени перекочевала под рясу священника. Мертвецы тут же стали дружно падать один за другим. Сам Лич поспешил прибить вороватого монаха, но тут внезапно вернулся сэр Роберт, который так и не смог справиться с управлением и нечаянно втоптал противника в грязь. Прежде чем тот успел подняться, отец Либер снял с него оставшиеся побрякушки и Лич потерял большую часть своей силы. К этому времени до него добрались и мы, тут же поспешив сжечь тело, благо у Бертольда еще оставалось кое-что в запасе.

На этом бой и кончился. Немного побродили по кладбищу, проверяя, нет ли тут еще кого-нибудь не менее опасного, после чего продолжили свой путь. Правда, пришлось немного понервничать, когда за поворотом наткнулись на небольшой отряд, но все обошлось. Это оказались местные профессиональные охотники на нечисть, узнали про проклятое кладбище вот и решили его зачистить, за умеренную плату, конечно же. Правда зачистка завершилась тем, что они потеряли четверых своих товарищей и вынуждены были бежать. А я-то еще удивлялся, почему это среди мертвецов оказалось несколько весьма свежих экземпляров. Узнав, что мы уже со всем справились, они сильно удивились, но сразу же поспешили к кладбищу все проверить. Отец Либер лишь посмеивается им вслед. Он-то уже успел изучить большую часть гробниц и собрать солидный запас ценностей. Так что придется охотникам обойтись обычной платой от местного лорда.

Через час добрались до деревни, где нас встретил Сержант. Его, оказывается, послали вслед за нами, проследить, что бы мы нигде не напортачили. Вот только из-за путаницы с дорогами мы разминулись. Хотя меня впечатлило, что по длинному пути он добрался быстрее, чем мы по короткому. Ну а дальше начались долгие и нудные переговоры со старостой, по окончании которых священник в отрытую признался, что с нечистью бороться куда сложнее, чем с прижимистым крестьянином.

День 4.Слухи о наших подвигах на кладбище дошли до ушей Командира. Поэтому он, недолго думая, приказал сформировать из нас особую команду, способную и разведку провести и если что переговоры с мирными жителями обеспечить. Для отца Либера это должно оказаться спасением, поскольку уже ходят слухи, что его деятельность хотят тщательно проверить.

А так все, как и в прошлый раз, мы должны пройти по предполагаемому маршруту и отыскать подходящее место для очередной стоянки. По карте нашли несколько перспективных деревень и направились к ближайшей. На окраине села наткнулись на разведчиков из соседней роты. Оказывается, тем что-то не понравилось в деревне, и они послали пару своих ребят проверить обстановку. Те ушли три часа назад и с тех пор от них ни слуху, ни духу. На всякий случай отправили вперед Ли и Шантиэля, а то вдруг в деревне засада.

Безуспешно прождали наших следопытов еще два часа, после чего, объединившись с разведчиками, решили сами все узнать. Благо Бертольд сделал несколько очень мощных бомб, так что в случае чего врагу мало не покажется. Правда через десять минут выяснили, что все куда банальней. В деревне проходила свадьба и наших лазутчиков силком усадили за стол. Поскольку мы особо не скрывались, то тут же присоединились к ним.

Забавно, несмотря на то, что в отряде особой трезвости не наблюдалось, Шантиэля хорошо развезло. Видать местное пойло чересчур сильно для эльфа. А вот Ли оказался крепким орешком. Видать его хваленые методы об абсолютном контроле своего разума и тела действительно оказались рабочими. Надо будет на будущее взять у него пару уроков.

На свадьбе просидели пару часов, было достаточно весело, но в итоге старейшина отозвал меня и отца Либера в сторонку и вежливо попросил убраться. Оказывается местные деревенские парни очень любят устраивать драки на свадьбах, но вот глядя на наши свирепые рожи, у них все это желание почему-то пропало. Поэтому нас попросили не портить веселье и продолжить свой путь.

Мы намек поняли и, подхватив эльфа под мышки, вернулись к заданию. А через час умудрились наткнуться на Сержанта, ведущего переговоры с бандой троллей о праве прохода нашей скромной армии через их мост. Тролли требовали по медяку с каждого солдата. Сержант возражал, поскольку считал, что тот факт, что троллей оставят живых, является достаточным основанием для разрешения переправы. На намеки наглецов, что в таком случае они разрушат мост, мы все разразились дерзким хохотом. Эти наивные не видели работу нашей саперной роты. Те за час не то что мост, а замок Темного Властелина отгрохают так, что не придерешься.

День 6.В команде пополнение. Некий паладин сэр Гримуальд, примкнул к ополчению, а те его перенаправили к нам. Наш бастард после общения с ним бледен словно снег. Его сто пятьдесят знатных предков просто жалкая кучка по сравнению с родословной новичка. Остальных он тоже впечатлил, особенно своими речами на тему борьбы со злом.

Отец Либер, под шумок решивший изучить его вещи, был схвачен на месте преступления, но сумел отбрехаться тем, что якобы пришел исповедовать свое новое чадо. Исповедь продолжалась два часа, после чего наш священник вышел весь в поту, по секрету признавшись, что после беседы с Гримуальдом чувствует себя грязным сосредоточием всех грехов.

Кроме того у паладина весьма интересный взгляд. По его словам, он якобы может читать души людей, но выходит это как-то странно. Так Дашуту он назвал целомудренной девой, от чего наша воительница весьма смутилась. Отец Либер вдруг оказался святым подвижником, а сэр Роберт воплощением рыцарских идеалов. Ли же, напротив, оказался потенциальным пособником врага, от чего наш восточный друг чуть не поперхнулся чаем. Учитывая, что данного типа поставили к нам командиром, чую, веселье только начинается.

День 7.Мои предчувствия начинают сбываться. Вначале этот паладин, пытаясь срезать дорогу, завел нас не туда. В итоге мы вышли к реке в месте, откуда до ближайшей переправы идти часов пять. Предложение построить плот и переправиться выглядело разумным, но вот распределение народа на работу оказалось весьма странным. Так на рубку деревьев вместо Вола, который как раз и является специалистом в этой области, Гримуальд поставил Шантиэля. Мотивировал он это достаточно просто, мол, эльфы лесные обитатели, им не впервой работать с деревьями. В итоге у остроухого случилась истерика, поскольку по их обычаям срубание дерева приравнивалось к переходу на Темную сторону.

На разведку же были отправлены Вол и Дашута. Дозор они несли исправно, и в итоге к нам раз пять заглядывали любопытные зеваки, которых заинтересовало, что же это так усердно охраняют пара суровых вояк, прогуливающихся вдоль дороги. То, что таким образом может выглядеть секретный пост, никто естественно не догадался.

Поскольку по мнению паладина создание плота относится больше к интеллектуальной сфере, то на окончательную сборку поставили Ли и Бертольда. От такого поворота судьбы наш восточный друг даже потерял свою обычную невозмутимость, а юный чародей шепотом пообещал подлить зажигательной смеси за шиворот нашему «умному» командиру. Я по мере сил старался им помогать, но поскольку попутно приходилось исполнять обязанности дровосека (подменяя ушедшего в депрессию эльфа), то особой поддержки не получилось.

Сэру Роберту тоже досталось, потому как его поставили на приготовление обеда. Оставшийся в лагере народ с ужасом взирает на данный процесс и старается заткнуть нос. После кулинарных шедевров от Дашуты и Бертольда, боюсь, наши желудки такое не перенесут. Сам Бастард явно понимает, что он делает что-то не так, но вот где именно это «не так» пролегает, сообразить не может.

А вот отцу Либеру повезло. Сэр паладин, убедившись, что все занимаются тем, чем положено, отвел его в сторонку, где и завел очередной философский спор на тему добра и зла. Священник в очередной раз взмок, но держался стойко, отвечая чаще всего пространно и неопределенно.

Лишившись обеда (съел его один паладин, считая, что вышло неплохое испытание для тела и духа) мы приступили к переправе. В итоге бревна разошлись где-то посреди реки, и мы благополучно упали в воду. Слава богам, что прямо на этом месте оказалась небольшая отмель, так что никого не пришлось спасать. Воспользовавшись тем, что паладин, стоя по пояс в воде, возносит хвалу всем светлым богам, мы, задействовав Вола и Дашуту, наскоро связали бревна заново. Ли правда погрустнел, осознав, что его работа вышла некачественной, но шепотом пообещал продолжить свое самосовершенствование в этой области. Дальнейшая переправа прошла без затруднений, если конечно не считать таковыми молитвы сэра Гримуальда. Тот никак не хочет понять, что своим хриплым шепотом он пугает не только нас, но и всех окрестных рыб, зверей, крестьян и, наверное, даже орков…

День 8.Пошли на поклон к Сержанту, умоляя его избавить нас от такой угрозы. Тот пообещал разобраться и как ни странно сделал это быстро и качественно. Оказывается паладин являлся небольшой шуткой от того заместителя командира, которому по вине Дашуты чуть не пришлось стать потенциальным гаремным работником. После разговора с Капитаном, тот моментально убрал сэра Гримуальда с командной должности. Причем очень тонко объяснив ему, что сделал это лишь что бы смирить его дух, дабы тот мог достигнуть просветления. Паладин долго после этого рассуждал о великой мудрости Капитана и ничуть не обижался разжалованию.

А вот новое задание удивило нас изрядно. Для пополнения запаса продовольствия наш отряд отправили на ближайшее озеро с целью наловить рыбы. Попытка объяснить Капитану, что девять человек за пять часов вряд ли смогут наловить достаточно рыбы для прокорма двух тысяч человек, вызвала лишь недоуменный взгляд. Хорошо хоть Сержант нам тут же объяснил, что навлечь на себя неудовольствие командира это все равно, что прогневать бога. Поэтому лучше напрячь свои тугие головенки и постараться выполнить приказ.

Думали недолго. Поскольку сидеть на берегу с удочкой явно тянет на извращение, то решили ловить сетью. Сеть в количестве трех штук достал вездесущий отец Либер. Правда Вол сразу же умудрился одну из них запутать так, что проще было разрезать и переплести все заново, чем распутывать. После этого подобной тонкой работы ему больше не поручали. Чтобы нашему бывшему дровосеку не было обидно, его подрядили работать гребцом, перегоняя лодку с одного места на другое. Лодку кстати тоже наш священник нашел, незаменимый все же человек.

От паладина так же толку мало. Рыба не нечисть, и бороться с ней он не может, разве что ободрительную молитву прочитает, но последнее уже из разряда мелких помех. Так же на берегу оставили и Бертольда, который после строительства плота изрезал все руки и теперь к физическому труду не пригоден.

Шантиэль всех заверил, что умеет обращаться с сетью, поскольку в лесу ему не раз приходилось ставить ловушки. Правда с водой он дел не имел, поэтому умудрился весьма удачно запутать и вторую сеть, которую в придачу благополучно и утопил. С третьей работали очень аккуратно и даже сумели забросить её в воду, но тут вдруг сэр Роберт потерял равновесие и улетел вслед за ней. Пока вытаскивали бастарда, умудрились запутать и последнюю сеть, правда на этот раз не особо сильно и после получасовой ругани распутать все же сумели.

После этого мы кое-как приноровились и сумели забросить снасть, но вместо рыбы почему-то получили только кучу водорослей и старый рыцарский шлем. Сэр Роберт тут же опознал в нем старинную реликвию времен Шруманской Империи, но данная информация для нашей рыбалки оказалась совершенно бесполезной. Разве что внутри шлема обнаружили одного рака, но это скорее тянуло на издевательство.

Повторные забросы опять же принесли нам множество мусора, ила, тины и чью-то полуобголоданную руку. Отец Либер потихоньку начал стонать, намекая на дезертирство, но тут со стороны берега раздалось несколько взрывов, на время отвлекших нас от ловли. Впрочем, ничего страшного не оказалось. Бертольд, оставшийся наедине с ненормальным паладином, откровенно заскучал и начал бросать в воду различные взрывные снаряды и боевые заклинания. Итог просто поразителен. На поверхность всплыло несколько сотен оглушенных рыб, а так же пара русалок (вроде живых, но мы не были в этом уверены). Дашута тут же вспомнила, что вроде слышала про это озеро, в котором местные жители специально издевались над рыбаками, мешая их ловле. Ну, это они зря, поскольку обид наш отряд прощать не привык, а у Бертольда в сумке еще очень много боевых зарядов.

Так что остаток дня прошел относительно весело. Мы и задание выполнили, даже с лихвой. Ну и русалок погоняли, долго им втолковывая, что с военными шутки плохи, чувства юмора у них нет, а вот обижаются они хуже, чем дети малые. Похоже, русалки это поняли, поскольку в итоге на поверхность всплыла потерянная сеть, уже распутанная. На этом мы рыбалку и закончили.

День 10.Первая стычка с врагом, которую мы сами нечаянно спровоцировали. Отец Либер узнал, что неподалеку находится монастырь, разграбленный орками. Зная, что местные святоши наверняка успели спрятать большую часть ценностей в особые места и, самое главное, примерно представляя, где эти места могут находиться, он уговорил Капитана на проведение разведки. С собой он взял Шантиэля и Гримуальда. Последнего мне при этом очень жаль, собьет его наш святоша с праведного пути.

Через час обеспокоенный Сержант послал туда и нас, так на всякий случай. Ли, бежавший впереди, очень скоро вернулся и сообщил нам довольно неприятную новость. Оказывается, церковь окружена орками, в количестве не менее сотни особей, а наших мародеров нигде не видно. Немного подумав, пришли к мнению, что скорей всего наши ребята укрылись где-то внутри и теперь их надо оттуда вытащить.

Сэр Роберт на удивление предложил дельный совет, пошуметь в окрестностях, что бы орки переполошились, а затем увести их куда-нибудь в сторону. Пусть погоняются, а наши ребята тем временем смогут выбраться. На тот случай, если кто-то из орков вдруг задержится, нужно устроить засаду, которая одним ударом должна будет перебить или хотя бы напугать оставшихся. Недолго думая, в отвлекающую команду поставили самого сэра Роберта и Дашуту. Те особо не заморачиваясь, в открытую подъехали к лагерю орков, зарубили пару оторопевших от такой наглости часовых, бросили пару зарядов из запаса Бертольда, после чего тут же бросились наутек. Орки, обалдевшие от такой наглости, бросились за ними, хотя, как мы и предполагали, два десятка осталось на месте охранять лагерь.

Ну, с ними разобрались без проблем, Ли, подкравшись, выбил метательными ножами часовых, после чего мы пробрались внутрь и устроили резню. Тут еще спасибо Шантиэлю, который стал из храма стрелять весьма прицельно. Правда, сэр Гримуальд чуть все не испортил, выбежав из храма в атаку он так громко рявкнул: «Во имя добра!» что мы решили, что сейчас все орки окрестности сюда сбегутся. Но слава богам, обошлось. Орков перебили, отцу Либеру, несмотря на все его командное положение, сделали выговор, за то, что заставил нас так помучиться. Хотя священник на это особого внимания и не обратил, обнимая мешок с найденными церковными ценностями. При этом сэр Гримуальд смотрит на него с почтением и уважением, явно считая, что святой отец просто решил спасти святыни из рук язычников.

Правда немного пришлось понервничать, опасаясь за судьбу сэра Роберта и Дашуты, но и тут, как выяснилось, все прошло нормально. Те, отступая, весьма удачно выбежали прямо навстречу ударному отряду, в котором бастарда к этому времени знали очень хорошо. Тот на ходу отдал нужные распоряжения и орков, прежде чем они успели что-то понять тут же стоптали. На этом бой и кончился. Капитан, правда, ворчал, что такими темпами противник узнает о нас раньше, чем нужно, и поспешит удрать.

День 11.Отмечали нашу первую победу над врагом. Отец Либер втайне от паладина пожертвовал пару святынь на то, что бы оплатить нам выпивку. Хватило даже на бойцов из ударного отряда, так удачно подвернувшихся навстречу. Капитан на наши празднования закрыл глаза, но через Сержанта предупредил, что бы особо не шумели и корчму не разносили.

Мы, впрочем, по-тихому и праздновали, пока вдруг не пришла эта группа местных дворянчиков. Правда, сразу с нами они связываться не стали. Отпустили пару шуточек, после чего сели в углу. Но потом после того как прикончили пару кувшинов вина немного разошлись. Кто-то из них проехался по Дашуте, мол, вроде баба, а как на мужика похожа. Тут-то Шантиэль на пару с Робертом и вспылили. Да еще и Гримуальд их поддержал, возмутившись столь бесцеремонным оскорблением.

Правда, драку начали по-тихому. Просто подошли и одним ударом вырубили всех. Благо их там было всего четверо, даже возиться не пришлось. Зато через полчаса пришли их друзья в количестве двадцати человек и тут же начали выяснять, кто это проделал с их товарищами. Тут по-тихому уже не получилось и пришлось лезть в открытый бой. Поначалу преимущество-то на нашей стороне оказалось, но тут неожиданно дворянчиков поддержали ребята из роты Клык Бородавочника. Это, как нам заранее сказали, наши самые заклятые враги. Именно они и охраняли этот участок границы, где орки расшалились, но справиться не смогли. Поэтому нас и прислали на помощь, чего эти «свиньи» простить так и не смогли.

Бились, конечно, мы жестко, правда старались до смертоубийств не доводить, поэтому оружие даже не вынимали. Самая интересная реакция была у паладина. Он бедолага пытался подработать миротворцем и периодически взбирался на барную стойку, откуда кричал свои призывы к миру и что люди не должны ссориться в час, когда темные силы стоят у порога. Вначале его кувшином с пивом сбили оттуда, но он все равно полез обратно. Потом откуда-то с нашей стороны пирог с кашей здорово испачкал его белоснежные доспехи, но Гримуальда это опять не смутило. В итоге паладина сбросили в бочку с капустой, отчего воин добра и света разъярился настолько, что с криком: «Бей свиней» приступил к избиению всех встречных подручными средствами.

В остальном все шло тихо и гладко, попутно мы выяснили, что навыки группового боя, полученные на учениях, неплохо пригождаются и в таких разборках. Я бился в паре с Волом, причем его любимый удар по ногам работал так хорошо, что противников у нас почти и не осталось. А вот сэр Роберт удивил. Бастарду неожиданно пришлись по вкусу дворянчики. Последним он весьма ехидно предлагал сразиться на дуэли, дожидался, пока те начнут размахивать фамильными шпагами, и ломал их ударом ножки от стола. Каждый раз эффект выходил потрясающий. Горе дуэлянты вначале недоуменно взирали на оставшийся в руке обломок, после чего устраивали дикую истерику. Бастард обычно несколько секунд благоговейно слушал эти крики, а затем добавлял еще один удар по голове и переходил к следующей жертве. Вот, что армия с благородными рыцарями делает.

Хотя больше всех не повезло тем, кто натыкался на пару Ли и Шантиэль. Наши разведчики исходили из логики, что если уж укладывать противника, то так, что бы он не мог подняться. Конечно, они никого не убивали и рук ног не ломали. Вот только знание нашим восточным другом болевых точек, которое он умудрился передать остроухому, давало просто поразительный эффект. Ли нам рассказывал, что может парализовать любого одним движением пальца. Но тут они немного разошлись и предпочли заставлять своих противников корчиться от дикой боли, что выглядело несколько негуманно. То ли дело Дашута. Носится по залу с двумя табуретками в руках, оглушая всех, кто под руку подвернется. А отец Либер сзади с посохом, умудряясь попутно обчищать карманы и срезать кошельки.

Но в итоге все закончилось печально. Один из «кабанов» нарвался на тихо сидевшего в углу Бертольда. Мальчик особо в драку не рвался, предпочитая есть пироги, пить молоко и следить за развивающимся сражением. Но когда его попытался размазать об стену здоровенный мужик, явно сильно испугался. В общем, та шаровая молния, что он бросил, никого не убила, но вот здание поджечь смогла.

И как ни странно сбежать оттуда смогли все, даже те, кого мы оглушили. Многих, правда, пришлось вытаскивать, но внутри не оставили никого. Хозяин корчмы долго сокрушался, а потом, посмотрев на наши знаки отличия, зловеще улыбнулся. Похоже, завтра нас ждет очередная взбучка от Капитана.

День 12.Капитан особо не ругался, поскольку и других проблем хватало. Хотя наказать нас не забыл, отправив отвоевывать место для стоянки у тех самых Бородавочников, с которыми мы дрались вчера. Конечно не у всей роты, а лишь у небольшого отряда, аналогичного нашему. Те умудрились захватить весьма удобный холмик, на котором если что весьма удобно держать оборону, контролировать местность и не иметь проблем с пресной водой. Наша задача их оттуда выгнать или заставить потесниться.

То, что «свиней» там в два раза больше, чем нас, это ерунда. Ведь на нашей стороне добро, справедливость и лики светлых богов. Паладин и священник не дадут соврать. По крайней мере, именно так они пытались морально задавить наших конкурентов. Тех конечно больше, но выглядят они похлипче. Когда они вроде дрогнули, добили их угрозой отдать на растерзание Дашуте. Попутно Ли начал вести многомудренные речи, от которых всех бросает в сон, а сэр Роберт хвастаться обилием предков.

Когда нам казалось, что мы их уже прогнали, к «свиньям» внезапно пришло подкрепление. Против полусотни пехотинцев мы, конечно, спасовали, хотя и попытались их запугать эльфийскими извращениями. Но тут народ попался темный, не знает, что эльфов следует бояться больше, чем орков. Хотя демонстративный поджог Бертольдом пары одиноких деревьев их кажись впечатлил, но к сожалению не настолько, что бы тут же бежать. Я уже подумывал сыграть на это место в карты, когда неожиданно к нам присоединился Сержант с небольшим отрядом и, буркнув: «Чего вы церемонитесь с этими свиньями, их место у корыта с помоями», велел выбить конкурентов с нашего законного места.

Тут с обеих сторон набежала толпа народу, поднялся дикий шум, но вдруг пронесся слух, что орки уже рядом и о раздорах моментально все забыли. Лагерь стали строить общий, хотя и недовольно косясь друг на друга. Что же касается нас, то за упорство и смелость нас тут же наградили. Отправили в разведку по ближайшим деревням, дабы узнать, не скрывается ли где противник.

День 13.Дождь, грязь, ветер, где-то наши друзья дерутся и погибают, а мы, исполняя волю командования, бродим в поисках орков. В первой деревне мы так никого и не нашли. Во второй крестьяне с удовольствием поделились новостями о том, где прячутся налетчики. Судя по их словам, почти все племя скрывается под кроватью у старухи Агрины, явно исполняющей обязанности местной склочницы. Правда ведомые чувством долга (и пафосными речами Гримуальда) мы таки проверили указанное место, но орков не нашли. Зато получили взамен множество весьма сочных ругательств от старухи и дюжину огурцов, спертых отцом Либером с её огорода.

В третьей деревне так же не нашлось даже следов противника, но зато мы чуть не потеряли Ли, ввязавшегося в спор местных стариков, пытающихся понять в чем смысл жизни. Нашего мудреца пришлось уносить на загривке паладина, но зато похоже последний наконец-то осознал, с кем ему приходится служить. В четвертой деревне мы, наконец, нашли орков в количестве пяти штук, причем, зверски пьяных. Вновь пришлось подключать эльфа и восточного мудреца, как больших экспертов по допросам, и в итоге мы узнали, что вражеская армия еще вчера располагалась здесь на постое, но узнав о приходе Зайцев, решила дать генеральное сражение. И теперь почти все свободные орки со всех ног бегут к тому самому месту, откуда мы уехали.

Долго думать не стали и поняв, что наша миссия на этом окончена, поспешили обратно. Правда, все равно опоздали. К тому времени, когда мы добрались до лагеря, его уже весьма плотно осаждали. Не знаю, что там говорили разведчики про полторы тысячи налетчиков, но тут явно собралось не меньше десяти тысяч. Хотя наши держались неплохо.

Пока мы думали, что делать дальше, Бертльд на пару с Ли, никому ничего не сказав, решили пугнуть небольшой конный отряд, стоявший в резерве, и подбросили им пару бомб. Кони орков тут же понесли, заставив их врезаться на полном ходу в собственную пехоту. Те решили, что их атакуют с тыла и поспешили развернуться, а пара шаманов, не разобравшись, бросила в эту кучу малу пару весьма разрушительных заклинаний.

Тут и Шантиэль не удержался, увидев, что мы находимся недалеко от главной ставки противника, он подкрался поближе и парой удачных выстрелов выбил командира, его шамана и заместителя. На поле боя тут же воцарился хаос, все стали искать врага, подкравшегося сзади, и тут-то наш Капитан видимо понял, что это его шанс, поскольку, не мешкая, перешел в атаку. Мы своими малыми силами решили его поддержать, благо кричим громко, а Бертольд просто напичкан взрывучими сюрпризами.

В итоге орки тупо сбежали, бросив даже обоз. Бородавочники тихо ругаются, осознав, что Зайцы в данном случае спасли их шкуры. Что касается нас, то мы, конечно же, ненадолго стали героями. Правда вместо похвалы тут же получили выговор за то, что не изучили все деревни и, что своими выходками чуть было не разрушили весь стройный и изящный план командира. Но мы не обижаемся, война все-таки. Хотя, если честно, на этом война и закончилась. Бегущих орков могут добить и «кабаны», а мы, нагрузившись трофеями, возвращаемся обратно в город, где нас ждет почет, уважение, вино рекой и безотказные красотки. Эх, все-таки классно быть героем, но быть еще при этом и живым героем, это куда лучшая доля…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Суровые Будни)

День 1.Отмечали нашу первую победу. Благо, Командир отпустил в увольнение всю нашу команду. Естественно, засели в ближайшей корчме, в которой обычно и собирались члены отряда. Как ни странно, обошлось без драки. Во-первых, ну какому идиоту придет в голову устроить ссору там, где празднуют защитники города, общим числом почти в пятьдесят человек. Ну а во-вторых, настроение у всех было настолько хорошим, что в корчме царила атмосфера дружелюбия и любви.

Хотя совсем без конфликтов обойтись не удалось. Сэра Роберта облепили местные красотки, пораженные его статью и благородством, но внезапно Дашута разогнала их всех. Чуть позже сам сэр Роберт, застав нашу отрядную амазонку в объятия местного мясника, так же чересчур обиделся и чуть было не дошел до рукоприкладства. Примирил всех отец Либер, которому так же пришлось изрядно расстроиться. Священник решил под шумок, пользуясь праздником как неоспоримым доводом, убедить хозяина корчмы сделать скидку. На деле вышло, что оказывается, Командир уже оплатил все гуляния, и поят нас фактически бесплатно. С одной стороны хорошо, но жрец изрядно расстроился, узнав, что на этот раз всем придется обойтись без его услуг.

Немало веселых минут доставил и сэр Гримуальд. Паладин по своему обыкновению пил мало и смотрел на гуляющих сослуживцев со смесью презрения и жалости. И так продолжалось до тех пор, пока Шантиэль не предложил ему выпить за светлых богов. Причем не оптом, а за каждого по отдельности. Тут-то нашего носителя «добра и справедливости» словно подменили. Тосты пошли с удвоенной силой, и сразу стало немного веселее. Про то, что на настоящий момент светлых богов насчитывается не меньше полусотни экземпляров, наш паладин как-то забыл.

Остальные развлекались, кто как умеет. Вол организовал соревнование по армрестлингу, где очень быстро сумел занять первое место. Ли и Бертольд, как не любители подобных развлечений, сели в самом дальнем углу играть в какие-то восточные шашки. Отец Либер уселся судить их, хотя, судя по его словам, ничего в этой игре не понимал.

Шантиэль, дабы не отставать от всех, стал демонстрировать виртуозное владение обычным ножом, метая его на заказ в любую мишень. Я под шумок приступил к раздеванию посредством партии в карты того самого мясника. В общем, веселья было хоть отбавляй.

Чуть позже пришел Сержант и как обычно все испортил. Выпив пару кружек пива, он перещеголял эльфа, доказав, что успешно метать можно и вилку. Чуть позже он переборол Вола, прогнал полураздетого мясника, намекающе подмигнул бастарду и Дашуте, остановил вошедшего в раж паладина и с умным видом постоял возле игровой доски. После всего вышеперечисленного он умудрился добавить ложку дегтя, сказав, что завтра с утра нас ждет Капитан, дабы поручить новое и очень ответственное задание. После таких воодушевляющих слов веселое настроение как-то сразу сошло на нет, и мы постепенно потянулись обратно к казарме, дабы привести себя в подобающий вид.

День 2.Получили задание. Ничего особенного, просто нас откомандировывают сопровождать и охранять большой купеческий обоз, направляющийся в столицу. Пока шла война с орками торгаши боялись лишний раз нос высунуть за стены города. Самые наглые конечно рискнули и теперь, кто при барышах, а кто и с проломленной башкой в канаве валяется. Те же, кто поосторожнее, предпочли выждать. Правда, даже после разгрома мало кто стремился побыстрее покинуть город, все-таки мелких банд осталось еще порядочно. Вот градоправитель и попросил усилить купеческую охрану своими лучшими ребятами.

Конечно «лучшие» это изрядное преувеличение. Как понимаю, вместе с нами в охрану определили большинство середнячков, которые чересчур уж засиделись в городе. Впрочем, по мнению Капитана, большая их часть в любом случае стоит дюжины обычных охранников. Да и главным он поставил Сержанта, так что все будет по-серьезному. Тот, правда, умудрился удивить нас, назначив своим замом сэра Роберта. На все вопросы, почему это он подверг разжалованию священника, ответил, что задача поменялась. И если для разведки или обеспечения провиантом наш святой отец подходил просто идеально, то для нового дела нужен лидер иного толка.

Собрав вещи, направились на купеческий двор, где и познакомились с нашим временным командиром. Некто Фридрих, низенький, рыжий, шустрый и очень злобный. С сэром Робертом у них практически сразу возникло полное взаимонепонимание, корни которого уходили в родословную. Дело в том, что наш рыцарь хотя и мог похвастаться полутора сотнями знатных предков и считался признанным бастардом, но к законным все равно не относился. В то время, как Фридрих являлся полноправным наследником своего рода, но вот только сам род еще три поколения назад занимался убиранием навоза в конюшнях. Так что чую, здесь нас ждет немалое веселье.

Кроме того при распределении мест в обозе опять же возник конфликт. Сэр Гримуальд утверждает, что мы должны ехать впереди всего обоза, готовясь грудью встретить любую опасность. В свою очередь отец Либер настаивает на самой середине, где мы сможем адекватно отреагировать на любую угрозу. Спор разрешил Сержант, повелевший Гримуальду и Роберту ехать в головном дозоре, Ли и Шантиэля определив к разведчикам, а всех прочих отправив ехать в центре и реагировать на обстановку по своему усмотрению. На этом все споры и закончились, а завтра уже выезжать.

День 3.Покинули город, пока что особых происшествий нет. Разве что во время привала сэр Роберт вызвал Фридриха на поединок. Правда подбежавший Сержант тут же приказал, чтобы не до крови или смертоубийства. Поэтому мечи сразу пришлось убрать. Памятуя о своей неудачливости с верховой ездой, бастард так же отклонил версию с конными скачками. Предложения Шантиэля и Бертольда перестреливаться из арбалетов или перебрасываться бомбами, сразу задвинули в задний угол.

Выход как обычно нашел Сержант. Оба рыцаря надели полный доспех, вооружились до зубов и, закинув на плечи мешки с камнями, побежали вокруг лагеря. Условие простое, кто первый упадет, тот считается проигравшим и приносит свои извинения. Поскольку оба спорщика отличались особым упрямством, поединок затянулся надолго.

Под шумок отец Либер, решив воспользоваться тем, что начальство ненадолго отвлеклось, пробежался по обозу, намекая купцам на то, что для повышения качества их охраны требуется дополнительная оплата. К счастью купцы, заранее предупрежденные Сержантом, всякий раз поднимали священника на смех, чем изрядно его расстроили. Впрочем, пару кошелей он все-таки срезал, хотя и у слуг.

Шантиэль на пару с Волом продолжают сбивать Гримуальда с пути истинного. На этот раз они научили его курить, заверив, что демоны не переносят табачного дыма и сразу начинают демонстрировать свою настоящую натуру. Судя по лицу паладина, единственным демоном в этом лагере является он сам, но пока что этого не подозревает.

Чуть позже пара обозников пытались оскорбить Бертольда, замучив его вопросом, что делает молокосос среди настоящих мужчин. Закончилось тем, что разгневанный мальчишка попытался активировать заклинание огненного шара. Как обычно что-то напутал, но результат вышел не хуже. Обоих наглецов весьма неплохо опалило (к счастью без серьезных ожогов, такого бы Сержант нам не простил), оставив от одежды и доспехов жалкие лохмотья. Пробегавший мимо Ли, философски посоветовал Бертольду не церемониться и использовать заклинание, меняющее пол на противоположный. В итоге обозники в течении получаса распинались и умоляли ошеломленного мальчишку пощадить их.

Что касается поединка рыцарей, то закончился он вничью. По крайней мере, когда стемнело, отец Либер, Дашута и Сержант отправились на поиски дуэлянтов. Оба валялись без сознания, будучи полностью изнеможенными. Судя по лицу Сержанта, тот явно остался недоволен таким исходом. По крайней мере, про дополнительные тренировки он бурчал очень долго. Заранее чувствую некоторое беспокойство.

День 5.Третий день похода, а мы внезапно застряли. Дожди, прошедшие в горах, вызвали разлив реки, который закончился разрушением единственного на всю округу моста. Местные жители в спешном порядке восстанавливают переправу, но судя по темпам, закончат не раньше завтрашнего вечера. Поэтому пока мы остановились в ближайшем поселке. Сержант, обрадовавшись, тут же исполнил свою угрозу, заставив нас вновь вспомнить старые добрые деньки учебы. Фридрих, глядя на это больше не смеется, а лишь уважительно покачивает головой.

Правда без конфликтов все равно не обходится. На этот раз чуть не досталось Ли, умудрившемуся ввязаться в ссору с купеческим старейшиной. Последний, случайно заметив, как восточный товарищ варит себе рис, неосмотрительно весьма небрежно высказался на тему, как можно есть эту убогость, годную лишь для бродяг и нищих крестьян. А потом добавил, что кроме клейкой массы, ничто из этого приготовить нельзя. Ли неожиданно вспылил и заявил, что может приготовить из риса хоть дюжину блюд, которые будет не стыдно подать даже за королевским столом.

Слово за слово, тут же организовали полевую кухню, где Ли моментально развернул весьма активную деятельность. Через пару часов старейшина уже не насмехался, а только с ужасом изучал содержимое выставляемых на стол тарелок. Бойцам кстати многое пришлось по вкусу, ну а про то, что семья Ли, по его словам, уже поколений двадцать занимается кулинарией, никто горе-спорщику не сказал. Хотя тот же Сержант (??) изрядно удивился, а ведь он сам лично столько раз отводил нашего бойца к командиру, когда тому требовались экзотические разносолы для приема важных гостей.

На пятьдесят втором блюде старейшина сдался, признав свое поражение. Заодно и ребята наелись. Дашута и отец Либер, отвечавшие за кормежку отряда, сильно расстроились. Первая потому что Ли за один раз получил больше благодарности, чем она за все три дня похода. А второй огорчился, поскольку восточный повар нечаянно вскрыл его тайное хранилище с украденным зерном.

День 7.Продолжаем поход. Наконец, смогли немного поработать по специальности, поскольку на нас напали разбойники. Правда, напали это слишком громко сказано. Похоже, местная шайка привыкла грабить лишь крестьян и одиночных купцов. Начать с того, что их наблюдателя мы засекли еще за три часа до нападения. Хотя как сказать, засекли. Просто, когда человек во весь рост торчит на вершине скалы и слишком пристально всматривается в проходящий мимо караван, это уже должно наводить на подозрение. Мы даже приветственно помахали ему, после чего он быстро исчез с наших глаз.

Ну а через пару часов, когда мы уже устали ждать, на нас и напали. Причем нападение можно было смело заносить в анналы. Мы чуть не прослезились, когда на дорогу упало дерево, перегородив её, а из кустов вышла толпа бородаты мужиков, вооруженных топорами и дубинами. Главарь тут же потребовал платы за проход через его лес, причем размер её определил чуть ли не в половину каравана. В качестве аргумента привел тот факт, что мы сейчас под прицелом дюжины умелых стрелков.

Сержант тут же поспешил уладить дело мирными переговорами, но получилось это плохо. Вначале на дорогу из леса выбежали Ли и Шантиэль, увешанные кучей плохоньких луков и арбалетов. Атаман при виде такой картины явно побледнел, но постарался держать марку. Но появление сэра Роберта и нашего славного паладина окончательно испортило всю ситуацию. И если сэр бастард, понимая все преимущество, ограничился тычками обратной стороны копья, то Гримуальд, недолго думая, срубил атаману голову.

Оставшиеся разбойники, осознав, как они попали, тут же поспешили скрыться в кустах, а наши горе спасители получили очередную порцию матов от Сержанта. Он-то намеревался повязать разбойников здесь и сразу, а теперь, благодаря стараниям паладина, придется выковыривать их по всему лесу. Пришлось немного задержаться, дабы переловить всю шайку, благо далеко никто сбежать не сумел. Ближе к вечеру мы даже неплохо заработали, сдав всю банду в ближайшем городке в лапы закона. Их, оказывается, уже полгода ловили, но явно вяло и неспешно. В общем, неплохо размялись.

День 8.Снова идет мелкий дождь, а наши купцы внезапно забоялись идти дальше. Пара крестьян, попавшихся навстречу, стали рассказывать про то, что в местных лесах скрывается один крупный отряд орков, который периодически грабит проезжающих путников. Сержант долго заверял, что наши разведчики не пропустят ни одной засады, но переубедить напуганных торгашей так и не смог. В итоге нашей команде снова предстоит сделать вылазку с целью нахождения следов орков.

Через час блужданий по буреломам выяснилось несколько неприятных фактов. Первый из них заключался в том, что все более-менее нормальные тропы обильно затянуты толстым слоем паутины. Второй и гораздо более важный, что у Бертольда арахнофобия, причем очень крайней степени. Мы как-то до поры до времени не обращали внимания на его испуганное и побледневшее лицо, списав все на предбоевой мандраж. Но когда прямо впереди нас возник огромный огненный шар, прожигая все насквозь на расстоянии нескольких сотен шагов, тут уже настал наш черед пугаться.

Краткой беседы хватило, что бы понять всю суть проблемы, но найти решение так и не удалось. Даже нахождение волшебника в самой середине колонны не избавляло его от ощущения ужаса вселенского масштаба. Отцу Либеру на какое-то время удалось заморочить мальчику мозги, но через полчаса перед нами полетел еще один огненный шар, а затем ещё и ещё. Такими темпами ни о какой скрытности не могло идти и речи, и мы было повернули назад, дабы вернуть Бертольда в обоз и снова продолжить поиск уже без него, когда наткнулись на тех самых орков.

Последних обнаружили в состоянии ужаса, явно превосходившее аналогичное у нашего чародея. Короткий допрос показал, что напуганные магией мальчика, они считали, что по их душу пришли могучие чародеи, вознамерившиеся сжечь весь лес дотла, но найти их. Чуть позже они признались в том, что действительно входили в ту самую армию, но после поражения отстали от своих и заплутали в лесах. Ни о каких налетах они и не помышляли, поскольку не могли найти даже следы жилья, и уже который день скитаются по лесам, питаясь чем придется..

В общем, выглядели они настолько жалко, что даже Гримуальд расчувствовался и поделился с ними своим пайком, а сэр Роберт парой умелых пинков указал им правильное направление до родных гор. Орки прослезились и, поблагодарив, поспешили удалиться. В общем все закончилось хорошо, если не считать того, что Бертольд потом еще пять ночей боялся спать, а Сержант орал целый час, обвиняя нас в слюнтяйстве. Мол, достаточно было отрубить всем бошки.

День 10.Первая промежуточная остановка. Город Ризбен, место проведения регулярных ярмарок. Та часть телег, что ехала со штучным товаром, остановилась здесь. Остальные тоже решили остаться на денек, докупить продовольствия и произвести ремонт сломанного. Кроме того, ожидается, что здесь к нам могут присоединиться новые попутчики. Поскольку в наших услугах пока вроде не нуждаются, Сержант своей милостью отпустил всех погулять, кроме меня и Вола. Оказывается, Капитан попросил найти на ярмарке каких-то особых болтов против нежити. Поэтому ему нужные сильные руки для переноски груза.

С делом разобрались без особых проблем, но к этому времени со всех сторон поползли нехорошие слухи про членов нашего отряда. Вначале мы наткнулись на Дашуту, которая руганью с каким-то мужиком умудрилась собрать целую толпу. Долго вникать не пришлось. Стороны взаимно обвиняли друг друга в наглом совращении. По словам нашей воительницы, этот нахальник прижал её к стене, где пытался добраться до самого дорогого. В свою очередь мужик отбивался, крича, что это его завалили за сараем, и если бы на его крики не сбежался народ, позору бы избежать не удалось.

Поскольку обе стороны выглядели весьма убедительно, народ даже не знал, кому верить, а кому нет. В итоге Сержант поставил точку в споре, силой утащив девушку за собой, бурча ей, что бы в следующий раз она практиковалась в изнасиловании на пленных. Тем хотя бы мечом угрожать можно.

Чуть позже нам пришлось выручать Гримуальда, мелко нашинковавшего декорации местного театра. Больше всего при этом досталось куклам здоровенных демонов. Нет, наш паладин не сошел с ума, что бы ни с того ни с сего броситься на сцену с боевым кличем. Он тихо мирно сидел в углу, смотрел на представление, пока сидевшие в первых рядах старики не начали обильно курить. Пара актеров, сидевших в куклах, поперхнулись этим дымом и закашлялись, что послужило для Гримуальда сигналом. Он все еще помнил лекции Шантиэля о том, что силы зла не выносят запаха табачного дыма, поэтому тут же весьма резво бросился в бой. Сражался он настолько яростно, что актеры только чудом остались живы, но если бы не наше вмешательство, могло дойти и до жертв.

В этот раз Сержанту пришлось раскошелиться, покрывая нанесенный ущерб. Правда, не успел он разобраться с театралами, как где-то поблизости раздался взрыв. Мы тут же решили, что это работа Бертольда и, как оказалось, ошиблись. Виновником оказался Ли, настолько впечатливший купеческого старейшину своим мастерством, что он тут же пригласил нашего бойца к себе в гости. Благо тот пообещал ему приготовить какой-то уникальный суп, который нужно долго варить в герметичном котле, дабы не улетучился вкус. В самый разгар готовки появился личный повар хозяина, который, как оказалось, знал этот рецепт, но имел на него свой собственный взгляд. И пока оба мастера кулинарии спорили, какую именно приправу следует добавлять в первую очередь, котел, не выдержав давления, умудрился взорваться. Обошлось без жертв, но кухню теперь старейшине придется собирать заново.

Что же касается Бертольда, то его мы обнаружили веселящимся на пару с Шантиэлем. Эльф с мальчиком, никого не трогая, гуляли по рядам со сладостями, когда нашего волшебника попытались ограбить. Эльф весьма ловко сцапал воришку, после чего они решили его наказать прямо на месте в лучших традициях отряда. Привязали к ближайшему столбу, навесили на него бомбы с тлеющими фитилями и стали подзуживать толпу, собирая ставки, какая из бомб взорвется первой. Все это выглядело настолько нагло, что народ решил, что присутствует на театральном представлении. Даже местная стража преспокойно щелкала орехи в первых ряда, с интересом взирая на происходящее.

Сержанту пришлось наглядно продемонстрировать, что бомбы настоящие, взорвав одну из них на глазах у всего честного люда. Народ весьма впечатлился, после чего нам пришлось сдать воришку страже и поспешить удалиться. Правда очень скоро мы вновь были вынуждены пообщаться с местными блюстителями правопорядка, когда забирали у них избитого и израненного сэра Роберта. Опросив бастарда, узнали, что тот умудрился опять поругаться с каким-то проезжим дворянином и вызвать его на дуэль. И когда дело дошло до поединка, рыцарь растерялся, поскольку осознал, что не знает, как проводить бой, по всем законам чести или с применением коварных хитростей, полученных во время обучения. И пока он раздумывал, дворянин не стал терять зря времени и оторвался от души.

Очень долго искали отца Либера, а в итоге обнаружили его неподалеку от нашей стоянки. Священник на удивление не устраивал финансовых махинаций, не срезал кошельки и не вымогал взяток. Он просто организовал публичную проповедь, заверяя, что буквально через неделю состоится самый настоящий Конец Света, после которого выживут лишь праведники или те, кто успеет откупиться от злых демонов. Деньги на выкуп своей жизни священник предлагал отдавать ему, мол он потом передаст кому надо. Народ, впечатленный красноречием отрядного жреца, весьма дружно передавал ему кровно заработанные деньги, в надежде, что это поможет им продлить свои жалкие жизни.

При виде этой картины Сержант лишь тяжело вздохнул и пообещал, что ругать нас он будет пожалуй завтра. Сегодня он слишком устал от наших выходок, поэтому он лучше хорошо отдохнет и обдумает, кому что и как сказать. В общем, день прошел весело.

День 11.Снова ненадолго застряли. Одна из телег частично развалилась, причем именно в тот момент, когда мы подъезжали к очередной деревне. Пока слуги бегали туда-сюда, пытаясь починить сломанную повозку, мы решили немного прогуляться по окрестностям. Дорога в этом месте огибала невысокий холм, на вершине которого мы обнаружили пару разбитых и заросших травой катапульт. Сержант тут же прочитал нам лекцию, что именно в этом месте шесть лет назад войска законного короля Рагнарода Седьмого остановили армию Темного Узурпатора. Пока мы слушали историю, Вол полез изучать катапульты и ко всеобщему удивлению починил одну из них.

Ли тут же разразился теорией, что коли все целое, попавшее в руки бывшего дровосека, ломается или теряется, то сломанное закономерно должно чиниться. Никто ему, в общем, не возражал, поскольку всех заинтересовала возможность лично опробовать орудие. Правда для начала пришлось прогнать Бертольда, который упорно лез везде со своими бомбами.

На первый раз ограничились боекомплектом из собранных в ближайшем кустарнике орехов. Метнули хорошо, вроде до деревни достало. Затем Шантиэль принес несколько вороних гнезд с яйцами, зарядили и их. Для третьего залпа долго искали подходящий заряд и в итоге наткнулись на пяток куриц, гуляющих в траве. Привязав к ним по камню для лучшей баллистики, выстрелили последний раз, после чего катапульта, полностью оправдывая квалификацию Вола, развалилась.

Через полчаса телегу все же починили и продолжили свой путь. В деревне наткнулись на растерянных крестьян, созерцающих небеса. Оказывается у них с неба вдруг стали падать орехи, яйца и курицы, и теперь они в растерянности, каким это знаком считать, добрым или злым. Отец Либер тут же почувствовал потенциальных клиентов и бросился на помощь крестьянам. Сержант ему не препятствовал, а лишь тяжело вздохнул.

День 12.Чем ближе столица, тем наглее местные лорды. Вначале наткнулись на группу троллей, собиравших деньги за проезд через мост. Вначале думали по старой привычке порубать их на месте, но они предъявили официальные документы, так что пришлось подчиниться. Сержант долго скрипел зубами, бормоча под нос, что случись война, он первый поспешит разобраться с такими наглецами.

Дальше было еще хуже. Со всех сторон набегали отряды, принадлежащие хозяевам местных земель. Весьма нагло изучая содержимое повозок, они требовали часть товара или оплаты наличными. Купцы в спор лишний раз не вступали, хотя, судя по лицам, очень уж хотели достойно ответить наглецам. На Сержанта вообще было жалко смотреть. Как-никак, грабят твоих подопечных, а ты ничего сделать не можешь. Впрочем, после четвертого отряда он вышел из себя и, дав краткие инструкции, спустил нас с цепи.

Первым удар на себя принял отец Либер. Встретив очередную группу поборщиков, он преградил им путь и закатил им, наверное, самую лучшую проповедь в своей жизни. Долго втолковывал своей неразумной пастве о тяжких грехах, особенно напирая на сребролюбие. Через полчаса, впечатленные суровой речью «грабители» удалились, причем как минимум половина из них бросилась в ближайшую церковь замаливать свои грехи.

Следом в бой вступил сэр Роберт. Убедившись, что в очередном отряде нет ни одного знатного человека, он налетел на них как ураган и тут же приступил к запугиванию посредством перечисления полутора сотен знатных предков. Поборщики, явно набранные из крестьян, впечатленные подобным обилием имен (на самом деле они сломались на четырнадцатом), поспешили принести извинения и скромно удалиться.

Тем, кто нарвались на парочку Гримуальд и Бертольд, оставалось только посочувствовать. Волшебник устроил настоящее представления, организовав прямо перед носом сборщиков дани серию взрывов, сопровождаемых молниями и огненными шарами. Паладин в своем сияющем доспехе носился между ними, рубя своим мечом направо и налево. Ошеломленным таким приветствием поборщикам мы поспешили объяснить, что они имеют возможность наблюдать очень суровый обряд экзорцизма и, если они не хотят быть разорванными на куски сотнями злых демонов, то лучше им поспешить удалиться на безопасное расстояние.

Дашута действовала куда более грубо. Просто облачившись в боевой доспех, но без шлема, шла наперехват очередному отряду и кричала, что ищет себе мужчину на ночь. Мужчинам достаточно было всего один раз взглянуть на её лицо, что бы осознать тот факт, что наказание от их хозяина в данном случае выглядит меньшим злом, и спешили скрыться. Довольный Сержант при этом похвалил нашу воительницу за удачно выполненное задание, но та все равно обиделась.

Ли и Шантиэль действовали в своем духе, сумев создать на пути новой группы поборщиков несколько ловушек, выглядящих как естественные препятствия. После того, как половина лошадей официальных разбойников внезапно понесла (особая ароматическая травка вызывающая дикую панику), а другая стала артачиться, те решили оставить наш караван в покое.

Последнюю команду встречали Вол, Я и Сержант. При этом основная роль отводилась мне, в то время, как остальные изображали силовую поддержку. Не составило труда предложить им немного отдохнуть и перекинуться разок другой в картишки. Ну а то, что через час я стал обладателем десятка лошадей и нескольких плохоньких доспехов, это уже их азарт виноват. На этом наш день и закончился, и мы получили очередную благодарность от охраняемых.

День 13.Снова чуть не застряли. Наткнулись на мост, оба въезда на который перекрывали несколько десятков воинов королевской гвардии. Немного изучив вопрос, выяснили, что солдаты сопровождают одного из младших принцев, который очень сильно увлекается живописью. Проезжая по этому мосту, он внезапно заметил одинокую сосну, которая показалась ему весьма живописной, поэтому он решил остановиться и начать работу над очередным шедевром, прямо не сходя с моста. А чтобы никто не помешал юному гению, въезд оказался перекрыт личной охраной.

Глазастый Шантиэль пробурчал, что судя по темпу работы, мы тут можем проторчать несколько часов. Сержант, не особо искушенный в искусстве, зато, как выяснилось, не понаслышке знающий тонкую натуру творческих личностей, тут же шепотом отдал приказ Бертольду. Наш юный маг на пару минут исчез, а затем случилось чудо. С безоблачного неба ударила молния и искомая сосна мгновенно загорелась, что естественно испортило юному художнику всю натуру. Тот тут же заревел, бросил холст с кистями в воду и, сев в карету, поспешил уехать в сторону столицы вместе со всеми охранниками. Те весьма косо на нас смотрели, но выяснять, замешаны ли мы в этом, так и не стали. Видимо самим надоело торчать в этом месте.

Торгаши, осознав, что нам не придется терять еще один день из-за титулованного гения, изрядно обрадовались. А вот Вол расстроился, поскольку он сам хотел срубить эту самую сосну, и доказывал всем, что ему бы потребовалось всего десяток ударов топором. При этом, пока ему не объяснили, не мог понять, как бы отреагировал принц, завидев мужика, рубящего его любимое дерево. Да уж, похоже, предыдущая жизнь так и не научила бывшего дровосека, что происходит, когда связываешься с хозяевами этой жизни.

День 14.Наконец достигли столицы. Правда, в город пока въехать не можем, поскольку на носу очередное празднование. Еще один день в память о том, что когда-то кто-то набил кому-то морду и что-то там спас. Поэтому на дороге весьма солидный затор из телег и, судя по всему, сегодня в город нам въехать не удастся. Вообще-то на этом наша работа заканчивается, поскольку мало кому может прийти в голову грабить при таком скоплении народу. Но как оказалось, для подтверждения выполнения и получения награды мы должны отметиться в местной купеческой гильдии, плюс у Сержанта есть послание для королевского маршала, так что придется потерять еще один день.

Сам командир, скрепя сердце, разрешил нам немного погулять, предупредив, что за любую провинность на этот раз будет карать строго и совершенно несправедливо. Особенно косо он посматривал в сторону священника, явно обдумывая, не заковать ли того в цепи. Его опасения чуть не подтвердились, поскольку отец Либер вернулся через полчаса, обрадовано рассказывая, что оказывается, его байка о конце света уже широко разнеслась. Народ распространяет слухи о дождях из камней, бревен и адских птиц (причем если орехи и гнезда я понимаю, то куриц-то так за что). Священник, тут же закатав рукава, ринулся в массы, намереваясь неплохо на этом заработать, но весьма быстро вернулся. К его сожалению, среди обозников уже бродило немало самозваных пророков, занимаясь тем же самым. В результате отце Либер, ругая расплодившуюся конкуренцию, не имеющую ни вкуса, ни стиля, остался в лагере, предпочтя общение с Волом и Сержантом.

Чуть позже вернулся сэр Роберт, волоча на себе пьяную Дашуту. Девушка наткнулась на лагерь новобранцев и поспешила произвести на них впечатление, рассказывая байки о битвах с орками и нежитью. Молодое пополнение, по его словам, взирало на неё, словно на Валькирию, и было готово выполнить любой приказ. В тот момент, когда бастард нашел её, она уже приступила к выбору мужчины, способного согреть ей постель. К счастью на этот раз Дашута не рассчитала сил и выпила больше положенного, иначе валяться бы рыцарь со сломанными конечностями в ближайшем овраге.

Затем вернулись Бертольд и Шантиэль, которые, по их словам, надеялись найти очередного вора, что бы продолжить то, что не дополучили в Ризбене, но, увы, так никого и не нашли. Видимо боги решили оградить несчастных преступников от встречи со зловещей парочкой.

Примерно через час Вол и Я, решив прогуляться, наткнулись на Ли, сидевшего в окружении своих сородичей. Из их неторопливой беседы я понял, что они ведут весьма жаркий спор на тему «смысла жизни и сущности бытия». Ли как раз заканчивал и парой очень ёмких аргументов сумел доказать свою правоту, указав на ошибку собеседника. Тот вежливо поклонился, поблагодарил за полученный урок, после чего на глазах у всех перерезал себе горло. Наш восточный друг тут же поспешил объяснить ошеломленным нам, что так в их стране смывают с себя грех невежества и скудоумия. Зато теперь стало понятно, откуда у него столько разносторонних познаний. В таком суровом мире только и остается, что набираться знаний, что бы выжить.

Сэр Гримуальд вернулся только под утро. Он нечаянно встретился с одним из магистров своего ордена, который заставил его исповедаться во всех совершенных деяниях. А затем, найдя в них ряд нарушений устава, повелел во искупление грехов, всю ночь рубить дрова нагишом. Веселый у них я посмотрю орден, а магистр, судя по шуткам, явный родственник нашему сержанту. Впрочем, как раз на этом месте подошла наша очередь, и мы въехали в город.

День 15.Получили награду и весьма щедрую. Купцы, впечатленные нашей манерой бороться с грабителями, изрядно раскошелились и пообещали отныне пользоваться только нашими услугами. Мы-то не против, но вскоре выяснилось, что о подобном пока лучше не задумываться. Маршал, получив послание, очень обрадовался нашему появлению и тут же сделал нам предложение, от которого мы так и не смогли отказаться.

Оказывается, из-за нападения орков половина королевской гвардии отправлена к горам якобы на учения, а на самом деле с целью отражения потенциальной угрозы. А в связи с праздниками в город съезжается множество лордов со своими дружинами, и кое-кому из них может прийти в голову попытаться сесть на престол. Так что наш скромный отряд должен усилить поредевшую королевскую охрану и предотвратить любую угрозу, направленную против жизни его величества.

Впрочем, мы особо и не расстроились. Отец Либер, осознав какие возможности таит столица, тут же принялся потирать руки. Сэр Роберт счастлив, наконец, оказаться при королевском дворе, где он имеет шанс выслужиться и получить титул. Гримуальду все равно где, лишь бы против зла, а остальные (включая меня) видят в этом отличную возможность заработать. Так что пускай столица готовится. Ведь её собирается покорить славный отряд Бешеных Зайцев!

Хроники отряда «Бешеного Зайца (Королевская служба)

День 1.Знакомились с новым начальством. Весьма суровый дядька, зовут Конрадом. Начальник дворцовой стражи и просто очень хороший человек. Дашута глядючи на него просто пускает слюни, поскольку, судя по росту и мускулатуре он спокойно может таскать лошадей на своих плечах.

Мы сами на него впрочем особого впечатления похоже не произвели. Вначале Конрад закатил получасовую речь на тему бдительности, а так же преданности престолу. Затем приступил к опросу, интересуясь имеем ли мы опыт охранного дела. Отец Либер тут же разразился душещипательной историей о том как он целую неделю охранял храм от наглого вора пытавшегося украсть церковную утварь. Всем сразу стало интересно, а как именно он охранял её от самого себя. Тут же подключилась Дашута, рассказывая как ей довелось оберегать склад уже от нашего священника.

Шантиэль пробурчал что-то о лесных дозорах, сэр Роберт о многочасовых стояниях на посту. Бертольд вспомнил, как он дежурил в библиотеке, чтобы никто не прошел в секцию с запретными книгами. Ли рассказал о сложных курсах телохранителей которые ему довелось закончить. Судя по рассказу их там учили воспринимать охраняемого как некий философский объект который может существовать, а может вдруг исчезнуть, подчеркивая тем самым необъятность нашей жизни. Я разбавил это историей охраны дюжины бочонков вина от толпы городских выпивох, а Вол порадовал просто захватывающим рассказом, как он охранял свою палатку от волков. Напоследок сэр Гримуальд пафосно заявил, что он всегда на страже как собственной души, так и чистоты людских сердец.

На этом моменте Конрад презрительно сплюнул, обозвал нас никчемными салагами и уже собрался закатить очередную речь, когда внезапно в помещение вошел Сержант. О боги, начальника охраны тут же словно подменило. Он побледнел, стал заикаться и весьма вежливо поинтересовался что нужно столь достопочтенному воину. Как выяснилось Сержант хотел убедиться, что его лучшая(он сам подчеркнул это слово) команда устроилась как подобает. Конрад заверил его, что все организует так, что не будет никаких проблем, после чего посмотрел на нас уже с уважением. Интересно, что между ними было в прошлом?

День 2.Продолжаем осваиваться на новом месте. Конрад показывал нам дворец. Весьма интересная планировка, я вам скажу. Никаких огромных залов и широких переходов. Вместо этого целый лабиринт извилистых коридоров и небольших комнатушек. По словам начальника стражи в былые времена дворец часто штурмовали и все эти ухищрения были придуманы дабы облегчить оборону. Враг просто запутывался в этой паутине ходов, а местные бойцы, хорошо знавшие схему, с легкостью заходили к ним в тыл. Да и сейчас периодически то один то другой придворный теряется в этих коридорах.

Конечно существует подробный план, который, изображения которого и висят на каждом углу, но, как признался по секрету Конрад, он периодически их меняет на фальшивые. Так на всякий случай, вдруг еще кому то придет в голову пойти на штурм. Так что придворные продолжают плутать, матеря во весь голос того писца что умудрился напутать схему расположения коридоров.

Чуть попозже пришел Сержант, приведя с собой нового члена отряда. Зверски избитого парнишку лет двадцати, правда умудрившегося даже в этом виде сохранить достойный внешний вид. Зовут Марком, бывший род занятий – менестрель. Умеет играть на пятнадцати инструментах и петь любовные песни на двадцати семи языках. Последнее и стало причиной его столь неподобающей внешности. Как оказалось он целую неделю пел под балконом песенки одной знатной особе, пока та не сдалась и не пригласила к себе в спальню. И все бы ничего но через полчаса в это же помещение внезапно вошел… нет вовсе не муж, а еще один любовник. Оскорбленный тем, что его место оказалось занятым, он тут же приступил к расправе.

Через десять минут заявился еще один возлюбленный, которому как оказалось так же назначили свидание на сегодняшнюю ночь. Но поскольку менестреля он не знал, а вот того кто его избивал, знал очень даже хорошо, то решил присоединиться к процессу наказания более удачливого соперника. В таком виде их и застал уже законный супруг. Будучи так же хорошим знакомым, двух новоявленных палачей он поверил их легенде о том что они просто вступились за честь его супруги. Недолго думая, вся троица решила утопить горе-певца в ближайшем пруду, и уже было выдвинулись в его сторону, когда мимо прошел Сержант. Чем то его менестрель сумел зацепить, потому что вырубив неудавшихся убийц он тут же убедил Марка принести клятву и взял его под свое покровительство.

Заодно еще раз убедились в том что командира в столице хорошо знают. Мимо проходила пара придворных, которые тут же принялись подтрунивать над внешним видом менестреля. Но едва заметив Сержанта, поспешили извиниться, и слегка побледнев, по стеночке продолжили свой путь. Похоже пора приступать к расследованию, а то мы умрем от любопытства.

День 3.Конрад все еще выбирает, куда нас пристроить дабы избежать больших проблем. Думаю он уже опоздал, отец Либер уже несколько раз исчезал из казарм, каждый раз возвращаясь с пылающими от волнения глазами. Впрочем мы пока особо не возражаем и занимаемся тренировкой новичка. Действия в строю пока не отрабатываем, сосредоточившись на физической подготовке. Нарядив певца в доспехи и закинув за спину мешок с камнями, гоняем его по кругу. Сам Марк выглядит очень жалко, но не сдается. По его словам он хочет вернуть долг своим обидчиком, поэтому хочет стать сильнее.

Сэр Роберт правда хотел заставить его на бегу играть на флейте или лютне, но Ли посчитал это неуместным излишеством, от чего у них тут же разгорелся жаркий спор. Впрочем похоже всему виной мрачное настроение бастарда. Утром выйдя прогуляться он через полчаса вернулся с полноценным патентом графа, которые оказывается продавались буквально за углом, возле дворца. Изучение бумаги показало что печать и подпись короля, настоящие, от чего рыцарь впал в меланхолию.

Он то планировал получить подобный документ лично из рук короля, а так выходит его мечта исполнилась лишь наполовину. Сэр Гримуальд посоветовал тут же пойти к королю, отдать ему бумагу дабы тот мог вновь её вернуть рыцарю, воплотив таким образом мечту в реальность. Шантиэлю и мне с трудом удалось его переубедить и отказаться от подобного поступка. Все-таки вряд ли король поддерживает подобный бизнес. Хотя наш священник уже похоже прокручивает в голове варианты.

Вечером пришел Конрад и мрачно объявил, что знает на какой участок нас определить. Что же, ждем с нетерпением завтрашний день. А то такими темпами мы в этом дворце плесенью покроемся.

День 4.Изучили свой фронт работ. На нас возложено трудное и серьезное задание, охранять пруд, расположенный в самой глубине королевского парка. Для некоторых подобная работа просто предел мечтаний, поскольку пруд находится в центре хорошо охраняемой территории. Для нас же подобное звучит как оскорбление и вызов. Конрад напоследок пошутил, что лично пересчитает всех карпов, которые плавают в водоеме, ибо король любит на досуге сидеть на берегу и разговаривать с рыбами. Ах да, у каждой из них даже есть свое имя.

Долго пытались составить схему работы но в итоге махнули на все рукой и просто уселись на берегу озера. Бертольд приступил к кормлению рыбок, Марк запел весьма похабную балладу, Ли затеял очередной философский спор с Гримуальдом. В общем все были при деле. Правда чуть позже к нам пришел посыльный от Конрада с просьбой продолжать заниматься своим делом, но как можно более незаметно. А то оказывается, несколько фрейлин хотели посидеть на берегу пруда, но увидев, что место занято какой-то весьма странной и агрессивной компанией, сильно испугались.

А нам то что, перебрались в кусты, все равно больше делать нечего. Чуть позже к пруду пришел какой то тип и начал кормить рыбок. С виду на знатного не похож и сэр Роберт решил подшутить. Выскочив из кустов он бодро поприветствовал незнакомца попутно хлопнув его по спине так, что тот моментально улетел в воду. На этом наше знакомство и закончилось, поскольку вода тут же забурлила, а через минуту на берег шлепнулась полуобглоданная рука.

Изучение пруда показало, что вместо карпов там непонятно откуда взялись страшилища со здоровенными зубами. Бертольд как специалист тут же определил что на самом деле рыбок покормили порошком Ризуани. Данный магический состав имеет обыкновение за считанные минуты превращать безобидных зверюшек в злобных кровожадных монстров стремящихся уничтожить любого вторгнувшегося в их владения чужаков. К счастью этот порошок очень дорогой, да и работает крайне нестабильно, поэтому просто так его не купишь. Но в любом случае если вспомнить что король любит купаться в этом пруду, выглядит все подозрительно. Тут же послали весточку Конраду.

Начальник стражи прибежал побледневший от ужаса. Как-никак на лицо покушение на его величество. Правда мы тут же получили выговор что уничтожили убийцу. Но зато часть его вещей уцелела, поэтому есть надежда на опознание. Один минус, похоже нам придется все рассказывать королю и это значит нам придется придумывать долгую и нудную историю о том как нам удалось разоблачит преступника. А так же расписать в подробностях тяжелую схватку, в которой последний и пал. Ну не рассказывать же что все началось с обычной шутки.

День 5.Конрад довольный нашей хорошей работой поставил на более ответственный пост, поручив охранять окрестности Монетной башни, где спрятана вся королевская казна. Учитывая наличие в нашем отряде отца Либера, подобное больше напоминает помещение бочки сметаны под охрану вечно голодного кота. Правда Дашута обещала что проследит за вороватым священником, но учитывая что то уже давно научился от неё ускользать, нас терзают смутные сомнения.

Сэра Роберта и Бертольда данная ситуация похоже забавляет. А вот Ли напротив завел очередной монолог на тему что вор и охранник есть две сути одного явления. И нельзя быть полноценным одним не побывав на иной стороне. Отца Либера такая философия изрядно взбодрила а вот сэр Гримуальд напротив опечалился и выдвинул свою версию. Мол, вороватость столь достопочтенного святого отца объясняется одержимостью злыми бесами. И нужно провести обряд экзорцизма дабы очистить эту светлую душу от зла.

Священника подобное предложение изрядно напугало. К счастью по мнению паладина, в данном случае весь обряд заключался в навешивании на жреца дюжины бесогонных амулетов и паре соответствующих молитв. Странно, обычно наш паладин предпочитает изгонять нечисть своим мечом. Видимо в данном случае его уважение к нашему походному священнику сыграло с ним дурную шутку. В любом случае с наступлением темноты отец Либер умудрился исчезнуть.

Искали его недолго, где то около получаса и нашли по весьма смачным ругательствам в адрес богов и всяких верхолазов. Добравшись до священника тут же узнали подробности его плохого настроения. Оказывается он еще днем присмотрел себе самый удобный путь, но добравшись до башни увидел что по выбранному им маршруту уже ползет какой то человек в черном. Разгневанный святой отец не стал особо церемониться и со всей дури запустил в конкурента посохом, от чего тот тут же замертво свалился на землю.

Поскольку дело явно пахло чем-то нехорошим поспешили обыскать полученный труп. Нашли дюжину различных ножей, несколько флакончиков с ядами (Ли опознал) и с пяток амулетов заряженных черной магией (тут уже Бертольд постарался). Так же нашли несколько всевозможных вещей украшенных тайной меткой известной гильдии убийц. На этом обыск пришлось прекратить и побыстрее послать за Конрадом, на ходу сочиняя историю как отважный патрульный отец Либер вступил в схватку с таинственным незнакомцем проникнувшим на его территорию.

Начальник стражи пришел довольно быстро. Долго смотрел на нас со смесью уважения и недовольства. Ну мы же не виноваты что у нас все убийцы гибнут сами по себе. Впрочем узнав кого мы завалили, недовольство тут же исчезло. Оказывается этих типов живьем никто не брал, а уж одолеть в схватке это подвиг равносильный брошенному вызову богам. Такие ребята обычно кончают с собой сами, если знают что сбежать не получиться. Так же обрадовались, узнав что на этот раз королю докладывать не будем.

В общем все хорошо лишь священник огорченно вздыхает. После такого за башней будут присматривать в десять раз сильнее обычного. Зато нам меньше проблем. Особенно рад сэр Гримуальд, который считает что все произошедшее это результат работы его экзорцизма. Ну не будем его разочаровывать.

День 6.Сегодня у нас выходной, поэтому можем расслабиться. Бертольд, Ли и сэр Роберт ушли в город, решив изучить книжные лавки. Дашута и отец Либер отправились на рынок за продуктами. Сержант довольный тем что все идет хорошо, стал учить нашего паладина азартным играм и всяким жульническим приемам. При этом умудряясь заставить его поверить, что все это относится к богоугодным делам. Я по мере сил стараюсь ему помогать.

А вот Марк сумел нас удивить сумев подружиться с Волом. Правда это последний поспешил обхаживать нашего менестреля, решив выведать у него секреты обольщения женщин. Судя по пылающим глазам обоих, ничего хорошего из этого не выйдет. Учитывая что через пару часов общения, Марк подхватил свою лютню и на пару с бывшим дровосеком отправился в сторону крыла где проживают фрейлины, в ближайшее время следует ожидать немалых неприятностей.

Правда на удивление прошло несколько часов прежде чем объявили тревогу. Поскольку к этому моменту все наши вернулись, Сержант тут повелел надеть доспехи и построится. Следующим удивляться пришлось самому Сержанту, поскольку в строю обнаружились Марк и Вол. Короткий расспрос показал, что лиричные любовные баллады нашего менестреля очень долго не могли найти своего слушателя, но тот не сдавался. В итоге им удалось наткнуться на даму весьма распутного вида, которая тут же пригласила обоих стражников в свои покои. Правда не успели они раздеться как в дверь тут же начал ломиться её муж.

Вол как ни странно успел спрятаться в шкаф а вот Марк немного струхнул и его опять поймали на месте преступления. Как и в прошлый раз муж оказался с парой друзей и расправа была неминуемой но тут Вол не выдержал и решил вступиться за соратника. Дубины и топора под рукой у бывшего дровосека не нашлось, но как выяснилось тяжелый бронзовый подсвечник может бить ничуть не хуже. Расправившись парой ударов со всей троицей, наши горе любовники поспешили сбежать в казармы, провожаемые восхищенными взорами ветреной красотки.

На этом правда ничего не закончилось, поскольку пришедший в себя муж, оказавшийся видной шишкой тут же умудрился поднять весь гарнизон с требованием выловить злодеев покусившихся на него самого и честь его жены. Судя по описанию, в числе покушавшихся оказалась дюжина троллей и как минимум пара высших демонов. Марк и Вол тут же живо впряглись в поиски, благо, что в доспехах их опознать было тяжело.

Суматоха продолжалась до самого утра. Поймали пару воришек, пытавшихся стащить простыни из дворцовой прачечной, нашли пьяного графа пропавшего с королевского бала три дня назад, а так же сумели обнаружить несколько дырок в заборе и три подкопа. Следов демонов и троллей так и не попалось, так что пришлось разгневанному мужу возвращаться домой ни с чем.

День 7.Похоже, ночной демарш Вола, с избиением сразу трех защитников поруганной чести, произвел впечатление на ветреную фрейлину. По крайней мере утром наш дровосек получил от неё записку с назначением места и времени нового свидания. Поскольку читать Вол так и не научился, зачитывать текст послания пришлось отцу Либеру. Что же касается Марка, то он впечатленный работой своего товарища с утроенной силой взялся за тренировки. Похоже Сержант прав и из этого упрямого мальчика еще выйдет толк.

Так же потренироваться решил и Ли, но из-за специфики своей работы, решил проделать это в дворцовом парке. Сержант который решил понаблюдать за ним вернулся крайне довольным. Оказывается в качестве цели наш восточный друг выбрал пышные прически дворцовых дам. Он их конечно не срезал, но почти все фрейлины вернулись с прогулки имея в голове как минимум по одной метательной звезде или ножу. Судя по визгам донесшимся чуть позже из дворца, все эти сюрпризы они обнаружили лишь дойдя до зеркала. Пришлось Сержанту вновь всех собирать и устраивать очередной рейд (с Ли во главе) на этот раз в поисках злостного хулигана и убийцы, осмелившемся поднять руку на благородных особ.

Долго это правда не продлилось. Пришел Конрад и заявил что завтра нам предстоит ответственное задание. Оказывается во дворце намечен большой прием и король, впечатленным рассказами о наших подвигах принял решение перевести нашу группу поближе к себе. Правда для начала нужно разобраться, кого на какой участок поставить.

Разбирались исходя из внешнего вида. Самых пристойно выглядящих, (читай сэра Гримуальда, сэра Роберта и Шантиэля) распределили в главный зал. Обладателей наглых рож (как оказалось это я и Марк) тех поставили охранять один из потайных ходов. Излучающих интеллект и мудрость (ну это понятное дело Бертольд, отце Либер и Ли) отправили в библиотеку. Ну а деревенщине (Дашута и Вол немного обиделись на такое выражение) досталась под надзор кухня. Ох, чую нас завтра ждет жаркий денек.

День 8.Ну в целом я оказался прав. Едва мы с Марком заняли свой пост как в ближайших кустах обнаружилась парочка весьма подозрительных личностей. Сами личности явно так же удивились столь резкой смене караула, и долгое время отказывались покидать свой пост. Правда, когда Марк от скуки достал свою лютню и запел (а чего боятся, Конрад только через час придет) личности тут же осмелели и устремились к нам.

В целом все как я и думал. Они принялись предлагать нам круглые суммы в обмен на то что мы их пустим внутрь и тут же забудем об их присутствии. Я предложил альтернативный вариант, сыграть в карты и если они сумеют меня обыграть, то могут смело проходить. Личности тут же обрадовались, правда, как вскоре выяснилось зря. Через час я стал владельцем обоих кошельков, нескольких ножей, одного складного арбалета, набора ядовитых игл, пары черных масок и вообще всей одежды незнакомцев. Сами незнакомцы взахлеб доказывали пришедшему Конраду что они тут не при чем, но улики все же оказались против них. Обидно что пришлось отдать кошельки (хотя часть монет я успел пересыпать к себе в карман).

Вечером поговорил с остальными. У них тоже веселья хватало. Так Дашута с Волом вначале очень долго скучали не находя себе места. Даже организовали турнир по армрестлингу среди местных рубщиков мяса и простых рабочих. И так бы продолжалось до вечер, но тут внезапно один из помощников повара повелел подать на королевский стол «Лесную Курицу под соусом Лузуар». Вол тут же встрепенулся и из интереса посмотрел на блюдо после чего затеял жаркий спор доказывая что мясо Лесной Курицы ну никак не может быть белым, поскольку оно розовое по природе. Изумленным поварам, шокированным тем что какой то деревенщина разбирается в столь изысканных блюдах, Вол пояснил что в его лесах этой курицы просто тьма тьмущая и он съел достаточное количество экземпляров что бы знать какого цвета должно быть её мясо.

Сторону стражника тут же поддержало еще несколько поваров согласных с его утверждением. Начался бурный спор в процессе которого Дашута тихонько изучила все ингредиенты соуса и найдя крайне подозрительную бутылочку тут же поинтересовалась у поваров что это такое. Подозреваемый тут же побледнел, начал что то невнятно мямлить и пришлось нашей воинствующей деве слегка на него нажать (ну если так можно назвать попытку выколоть глаз попавшейся под руку вилкой).

Очень быстро выяснилось, что вместо Лесной Курицы повар попытался подать на стол Эльфийскую Куропатку, чье мясо как многие знают, является основополагающим ингредиентом большинства ядов. А добавка в соус специальный замедлитель, который должен был заставить сработать яд с опозданием в пару-тройку дней, попутно немного изменив симптомы. Дальше его слушать не стали а просто передали в попечение славных ребят Конрада, благо что у тех для допроса есть специальные помещения и нужный инструментарий.

В библиотеке так же хватало интересного. Вначале наша троица мудрецов просто ходила по залам, изучая стеллажи ну и попутно борясь со скукой. Отец ибер долго ругался что не нашел ничего достаточно ценного (а то что он нашел разваливалось прям на глазах, поэтому священник не посмел рискнуть). Затем Бертольд, воспользовавшись моментом, изучил каталог и втайне от всех направился в секцию литературы непристойного содержания. Там вместо книг с картинками он обнаружил старшего библиотекаря, усердно занимавшегося смазыванием страниц одного из фолиантов загадочным составом. Пришедшего мальчика он вначале не особо испугался, поскольку приступил к запугиваниям, но тут на шум прибежал Ли, который тут же в составе распознал очередной яд. Ну а следом на сцене объявился отец Либер, и без лишний разговоров, огрел подозрительного библиотекаря своим посохом.

Силы на этот раз наш священник рассчитал правильно и слегка оглушенный сотрудник очень быстро поведал о том, сколько и кто ему заплатил за то что бы подсунуть королю отравленную книгу. Дальше все пошло по накатанной схеме, вызов Конрада с его ребятами, очередной ошалелый взгляд начальника стражи ну и передача преступника. Остаток времени вся троица провела, изучая литературу в обнаруженном Бертольдом стеллаже.

Самое веселое как я и ожидал, проходило в главном зале. Сэр Роберт очень быстро устал стоять истуканом и, обратив внимание на скользкий пол, на котором завалилось немало знатных дам, уговорил эльфа и паладина на небольшую шалость. Всего-то ставить незаметные подножки и затем смотреть за тем как знатные господа разлетаются по всему залу.

Шантиэль и Гримуальд вначале скривились, но очень быстро вошли во вкус. А уж когда из под одежды гостей на пол полетело всевозможное колюще-режущее оружие, в комплекте с арбалетами, пружинными стрелометами и прочими гномьими поделками, веселье приобрело совсем иной размах. Конрадовы ребята просто не успевали выводить гостей, с целью выяснения истины. Остальные приглашенные мигом поняв, что происходит тут же запаниковали и поспешили сдать всех подозреваемых с потрохами. В общем праздник превратился в день познания истины. А сам начальник стражи смотрит теперь на нас как на посланников богов. Ну учитывая что Сержант еще в первый день учебы сказал что он для нас Бог, то тут Конрад не так далек от истины.

День 9.Пока палачи Конрада не зная сна и отдыха раскрывают один заговор за другим мы наслаждаемся очередным заслуженным выходным. Тем более и заняться есть чем, ибо Бертольд все-таки стащил из библиотеки одну из книг. Ли назвал её «Искусством ублажения тысячи и одной позы». Не знаю насколько он прав в количестве, но картинок там хватает.

Очень скоро книгу у юного чародея забрали. Сэр Гримуальд при её виде дико покраснел и объявил демоническим порождением, созданным для искушения неокрепших разумов. Сэр Роберт напротив изучил с интересом и периодически показывал не менее красной от смущения Дашуте, заинтересовавшие его картинки. Ли и Шантиэль особого безумия от данной вещи не поняли. Ну эльф понятно, за всю свою жизнь и не такое видал. С Ли оказалось все куда интереснее, поскольку выяснилось что данную книгу написал один из его предков и в их семье она считается образцовым учебником для просвещения подрастающего поколения.

Следом изучить учебник взялся Марк, да и я пару раз заглянул. Отец Либер как выяснилось, подобной литературы так же начитался еще в своем монастыре. Ну а напоследок всех нас разогнал вол, который забрал данное пособие себе в единоличное владение. Благо хотя текста он не понимает но зато на картинках все подробно расписано. Чуть позже, весьма схематически перерисовав на обрывок бумаги несколько особо заинтересовавших его поз, наш дровосек весьма скорым шагом удалился в сторону уже изученного дворцового крыла.

Вернулся он через три часа, весьма уставший но довольный и тут же, невзирая на возмущения Ли принялся вносить правки в книгу. По его словам часть поз доступны только волшебникам, демонам и циркачам, а некоторые несут риск получения травмы. Но зато оставшиеся вполне себе ничего. И судя по тому что в течении последующих трех часов Вол получил не менее полудюжины надушенных записочек, он вполне может оказаться правым.

Марк пускает слюни от зависти и так же засел за изучение пособия, а вот Ли сильно опечален, тем что труд его предков оказался так грубо раскритикован. Правда чуть позже наш восточный друг успокоился и заявив что от наглых западных варваров и следовало ожидать чего то подобного успокоившись лег спать.

День 13.Тринадцатый день нашего пребывания в столице ознаменовался весьма примечательным событием, которого каюсь мы даже ждали. Нет, не дня рождения его величества а напротив, очередной попытки государственного переворота. Конрад бегает в панике, поскольку у него под рукой только мы и пара сотен гвардейцев, а бунтовщик, некий герцог Лузимунский, умудрился подчинить себе часть городского гарнизона и теперь идет на штурм дворца. И в данный момент почти тысяча солдат, разбившись на пять отрядов окружают королевскую резиденцию.

Начальник стражи правда решил что стоит отвести своих подчиненных внутрь дворца и там используя лабиринт коридоров организовать качественную оборону, но вот наш отряд все решил иначе. Началось все с отца Либера, который узнав о беспорядках прихватил с собой Вола и убежал в город. Как мы выяснили, он на всякий случай заранее присмотрел несколько богатых домов, чьи обитатели скорей всего заранее уедут за город. Тем самым священник получил неплохую возможность порезвиться.

Забравшись в дом одного из местных баронов и напугав оставшихся там слуг, отец Либер тут же поспешил набить мешки всем ценным что попалось под руку. Вола он кстати прихватил как тягловую силу, что бы унести побольше. А вот его кривые руки он в расчет почему то не взял. И в итоге выбегая из дома, наш дровосек умудрился порвать мешок об забор и вывалить все содержимое прямо перед носом первого из пяти отрядов, как раз занимающего позицию.

Солдаты оказались в шоке от такого золотого дождя и тут же плюнув на приказ приступили к мародерству. Благо и отец Либер им подсобил, вырубив посохом от пытавшихся навести порядок командиров а, после увидев, что началась драка, любезно направил их в разграбленный им же дом. Сокровищ все равно на всех не хватило и в итоге большая часть отряда пала жертвой собственной жадности. Сам священник особо не огорчился а, сделав Волу внушение направился к следующей цели.

На поиски священника тем временем направились наши рыцари. Благородный бастард сэр Роберт и слуга света сэр Гримуальд. Маршрут они выбрали самый короткий, поэтому неудивительно, что он пересекся с курсом второго из отрядов. Разгневанный неожиданным препятствием наш паладин тут же закатил целую лекцию на тему служения добру, злу и выбору своего пути. Всем кто осмеливался ему возражать, сэр Роберт тут же сносил голову. Под конец солдаты, проникнувшись этой речью, дружно сложили оружие и поспешили разойтись по домам. Как мы потом узнали, часть из них предпочла служение богам, военной службе, настолько сильно было красноречие паладина.

Третьему отряду так же не повезло, поскольку по той же улице, возвращался в родные казармы Бертольд, накануне решивший посетить лекцию одного знаменитого алхимика. Лекция сопровождалась и практическими опытами, поэтому под конец наш отрядный чародей изрядно запасся взрывным материалом. Напуганный шумом и ревом разгоряченных солдат, наш мальчик побросал все свои запасы, правда успев их предварительно поджечь.

Ну можно сказать что тот алхимик действительно оказался весьма знаменитым и умелым. По крайней мере после взрыва, улица стала шире раза в два, а отряд революционеров стал меньше на две трети. Этого вполне хватило что бы там больше никто не помышлял о свержении законной власти. Хотя сам Бертольд искренне огорчился, поскольку согласно его расчетам погибнуть должны были все.

Еще один поисковый отряд, состоящий из Дашуты, Ли и Шантиэля нарвался на четвертый отряд. Наша воительница тут же поспешила пойти на пролом, но быстро осознала что с такой толпой втроем им не управится. Последующее отступление, позволило быстро составить план. Вся троица укрылась в ближайшем доме, имевшем такие достоинства как единственную, очень узкую дверь и высокие окна. Оба разведчика заняли позицию на крыше, и едва противник оказался в радиусе досягаемости, поспешили перейти к обстрелу, выцеливая преимущественно командиров и самых инициативных.

Солдаты на подобное обхождение обиделись и попытались штурмовать дом, но быстро выяснили что даже одной девушки с мечом вполне хватает что бы защитить узкий проход от пары сотен человек. Все это продолжалось минут пятнадцать. За это время у Ли и Шантиэля кончились стрелы и метательные ножи, а восставшие потеряли всех командиров. А тут еще и до них донесся отголосок взрыва устроенный Бертольдом. Потихоньку решив что в подобные игры им лучше не вмешиваться, горе-революционеры потихоньку разбежались, оставив поле боя за Бешеными Зайцами.

Что-то похожее случилось и с пятым отрядом, который столкнулся с Сержантом, тащившем за собой Марка и меня. Менестреля тут же выдвинули вперед и он тут же, придерживая безопасную дистанцию, забросал наступающих вопросами из разряда: «За кого воюете». Узнав что отряд подчинен напрямую герцогу Лузимунскому он тут же поспешил уточнить, не тот ли это герцог который обещал что заняв трон тут же закроет все бордели и игорные дома, а в тавернах разрешит подавать только воду. Солдаты тут же заколебались. Командиры тут же поспешили натравить их на наглого певца, но мы с Сержантом к этому времени заняли неплохие позиции и выбили их из арбалета. Бунтари тут же намек поняли и решив что напоролись на засаду поспешили повернуть назад.

На этом восстание и закончилось. К вечеру наша группа была в сборе, а Ли с Шантиэлеме умудрились даже притащить с собой главного революционера, того самого герцога. Как выяснилось войдя в раж они попытались устроить охоту и на другие отряды но наткнулись только на герцога пытавшегося навести порядок в убегающих войсках.

Шокированный Конрад уже даже не знает слов и лишь молча пожимает руки. Сержант ехидно ухмыляется и шепотом рассказывает, что в свое время он конечно и похлеще номера откалывал, но мы так же неплохие продолжатели традиций Бешеных Зайцев. Теперь осталось пережить самое сложное, королевскую благодарность.

День 15.Остатки бунтовщиков переловлены и посажены под замок. Те у кого были хоть пара крамольных мыслей теперь усиленно их прячут. Что касается нас, то все сейчас пребывают в состоянии смеси полного восторга и легкой задумчивости. Король не стал особо скупиться и пользуясь тем что в последнее время освободилось немало замков и земель, распределил часть их среди членов нашего отряда, попутно присвоив кучу титулов.

Так сэр Роберт теперь изучает купленный графский патент и присвоенный баронский, размышляя который из них дает больше прав и знатности. Дашута и Вол, долго пытались поменяться своими баронствами (поскольку одному не нравится что у него нет леса, а другой подавай побольше деревень), но в итоге остались при своих. Самому Волу повезло вдвойне. Узнав, что безродный наемник так высоко взлетел, все дворцовые дамы теперь просто не дают ему прохода. Похоже что в ближайшее время бывшему дровосеку опять придется штудировать трактат написанный предками Ли. Отец Либер попытался выбить себе сан Архиепископа, но получив от Сержанта подзатыльник, ограничился скромным графством. Чую что его подданным придется посочувствовать.

Остальным так же досталось немало, но в итоге мы все равно остались при своих. Король как то не особо хочет отпускать со своего двора таких героев и поскольку мы здесь на вольнонаемной основе предлагает продлить наш контракт. Ну в принципе Сержант не против, благо на носу зима, войны с орками вроде не предвидеться и королевская служба отличное место для отдыха.

Ну а после, по словам нашего мудрого командира мы их так достанем что они с радостью отправят нас назад. И тогда нас похоже будут ждать очередные великие подвиги. Хотя, по-моему, сам факт службы в отряде Бешеного Зайца и есть подвиг…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

День 1.Записался в отряд. Ну как сказать записался, затащили чуть ли не силком. Я разве виноват, что их вербовщики так ловко в карты мухлюют? Вот мне и сказали, либо выплачивай долг (а откуда обычный трактирный слуга возьмет три золотых?), либо вступай в отряд. А то детина такой справный, сильный, самое то чьи-нибудь бошки пробивать, а не полы в заплеванной таверне протирать. Хозяин, скотина тоже, прикрывать не стал. Ответил, ты, мол, проигрался, вот сам и отдувайся. Ну, ничего, меня заверили, что это всего-то на год. Вернусь - объясню ему, где он был не прав.

Меня, как новичка, сразу отправили в распоряжение Сержанта. Вот так, прямо с большой буквы Сержанта. Как его на самом деле зовут, он так и не сказал, заявив, что такие салаги, как мы, просто не имеют права осквернять его благородное имя своими грязными языками. Не знаю, насколько уж он там благороден, но выглядит как мясник из соседней лавки. Впрочем, именно из-за этой схожести я с ним связываться и не стал. А то, как заедет по уху невзначай, так все содержимое головы по ближайшей стенке и расплещется.

Зато познакомился с товарищами по несчастью, такими же бедолагами, которые только вступили в отряд. Правда, они себя несчастными не считают и даже рады открывающимся перспективам. Особо пообщаться нам, правда, не дали. Сержант тут же потащил всех на площадку для тренировок, чтобы изучить полученный материал. Там заодно я и узнал, с кем связался. Забавный контингент подобрался, скажу я вам.

Ли – низкорослый странник с востока. По его словам, хочет заработать достаточно денег, чтобы встретить спокойную старость. При этом работа наемником для него обычное дело, вот только у Зайцев, как я понял, специфика несколько иная. Коротышка Ли, правда, творил такое, что возникло ощущение, будто я в цирке. Кулаком разбил камень, прыгал и кувыркался, крутил сальто, разбрасывая в разные стороны ножи, а напоследок попытался врезать Сержанту, но умудрился отбить кулак об его нагрудник. Не рассчитал бедолага сил, ведь стальная кираса это вам не известняк, крошащийся сам по себе только так.

Вол – бывший дровосек. В отряд вступил, чтобы спрятаться от гнева отпрыска вельможи. Причем дело-то пустое: по пьяни хвастался своим мастерством и поспорил, что срубит здоровенную сосну за двадцать ударов. Дерево-то срубил, но то умудрилось упасть так, что немного поцарапало карету этого самого знатного сынка. Возник скандал, пьяный Вол высказал все, что думает, а когда протрезвел, узнал, что стражники уже стоят у его дверей. Еле ноги унес, хорошо хоть кто-то посоветовал ему вступить в отряд, мол, Зайцы даже убийц не выдают, если, конечно, сочтут их полезными. А пользу дровосек может принести немалую: с топором управляется знатно и ловко, правда, пока никак не может избавиться от привычки бить по основанию. Сержант даже опешил, когда вместо ожидаемого удара по голове получил учебным топором по ногам. Вол, конечно, долго извинялся, но свою порцию уважающих взглядов он получил.

Сэр Роберт – бастард одного из местных знатных лордов. Долгое время воспитывался при дворе отца, пока в голову ни ударила моча, и его ни понесло на поиски приключений. Почему он вступил в отряд, не знаю, поскольку благородных рыцарей, по словам Сержанта, в составе никогда и не было. Правда, потом услышал его шепоток, что если такие к ним и попадают, то либо перестают быть рыцарями, либо очень быстро погибают. Роберт Сержанту сразу не понравился, поскольку тут же стал кичиться своим умением фехтовать на шпагах и ловкостью управления с лошадьми. Дело закончилось тем, что Сержант взял учебный топор и в два удара сломал лорду-бастарду его шпагу. С верховой ездой вышло поинтересней: для Роберта выбрали самую пугливую лошадь, которая начинала прыгать в стороны от малейшего звука, после чего Сержант принялся трубить в рожок. Через пять минут мы вытаскивали сэра Роберта из выгребной ямы, куда его и забросило после очередного кульбита. Судя по позеленевшему лицу, бедолага начал понимать, куда попал, но признаваться не хотел.

Отец Либер – настоятель храма в близлежащей деревне. Попался на краже церковной утвари и пожертвований, но сумел доказать, что даже в такой жирной заднице есть изрядная ловкость, поскольку во время ареста избил трех стражников, а затем, обогнав погоню, очутился в нашем городке. Так же, как и Вол, быстро сообразил, что надо делать и записался в отряд. Сержант над ним измывался больше всех, называл Вашим Преосвященством и обрадовано кричал, что знает, кого назначить в отрядные интенданты, а то, мол, предыдущего как раз пару дней назад повесили. Священник, надо отдать ему должное, на издевки реагировал с доброй улыбкой и в ответ продемонстрировал свое владение посохом. Для такого жирдяя это выглядело очень солидно, и хотя через пять минут отец Либер запыхался, в целом впечатление произвел.

Шантиэль – эльф, самый заурядный эльф. Чего ему от нас понадобилось и зачем он записался, пока так и не узнали. Сержант на него смотрит, широко раскрыв глаза, но с вопросами приставать не спешит. Эльф продемонстрировал высокий уровень владения кинжалом, луком, а так же намекнул на навыки разведчика. Сержант впечатлился, правда, пробурчал, что разведывать пока надо лишь то, насколько сильно разводят пиво в ближайшей корчме.

На этом смотр закончился, поскольку Сержант объявил, что больших пентюхов он в жизни не видывал, а его глаза уже устали на нас глядеть. Впрочем, созерцание нас, изнемогающих после пробежки ста кругов по двору под палящим солнцем, вполне может их исцелить, поэтому нам тут же пришлось брать ноги в руки и развить максимально возможную скорость. Отца Либера хватило на пятнадцать кругов, после чего его пришлось отнести в ближайший тенечек. Сэр Роберт мужественно держался до пятидесятого круга, но затем жара разморила его настолько, что он потерял направление и улетел в ту же выгребную яму. Я сам вырубился на семидесятом, и остаток дня помню с трудом.

День 2.Утро началось с очередной пробежки, правда, сегодня всего на пятнадцать кругов. Священник в этот раз упал после десяти, но мужественно прополз оставшуюся дистанцию. Шантиэль вызвал очередной приступ ненависти у всех, ибо умудрился обогнать нас на два круга. Правда, Сержант заставил его отжиматься, дожидаясь нашего прибытия. Отжиматься эльфу пришлось очень долго, поскольку отец Либер явно не мог развить высокую скорость, передвигаясь на четвереньках.

Затем приступили к занятиям. Всех нас поставили в ряд, дали в руки учебные копья, мечи и щиты и стали обучать приёмам поведения в строю. Эльф снова начал выделываться, заявив, что ему, как лучнику, не стоит учиться такому примитивному бою. В ответ Сержант, мило улыбаясь, поинтересовался, какие будут действия в том случае, если у остроухого внезапно кончатся все стрелы? Ведь, исходя из его логики, эльфу придется либо бежать с поля боя, что приравнивается к дезертирству, либо оставаться на месте в ожидании, когда противники перережут ему глотку. Эта речь оказалась достаточно убедительной, и Шантиэль все-таки встал в строй.

После обеда долго утешали нашего бастарда, который до сих пор переживал из-за потери шпаги, ведь эта «зубочистка» была фамильной. Пообещали, что найдем кузнеца и все исправим. Потом успокаивали отца Либера, страдающего от голода. По мне так здесь кормят от пуза, но для священника здешние порции оказались чуть ли ни половиной нормы. Напоследок пришлось приводить в чувство Шантиэля, узнавшего, что ему придется сменить свой вычурный зеленый наряд на стандартную униформу. Сержант, зараза, смеется и говорит, что в иных ротах с этого остроухого красавчика моментально бы содрали все тряпки, дабы не мозолил глаза своей помпезностью.

День 3.Продолжаем отрабатывать групповые действия. Наконец удалось переучить Вола не бить в строю с размаху по ногам, а то он мало того, что противников всех покрошил, так заодно еще и половину наших. У Ли проблема иного рода: меч-то ему сумели подобрать по росту, а вот щиты все стандартные. В общем, нашего желтокожего друга просто невозможно разглядеть за щитом, но сам Ли из-за него тоже ничего не видит, поэтому чаще всего бьет в пустоту. Сержант довольно ржет и говорит, что это лучший способ свести врага с ума.

Вечером отец Либер ненадолго ушел, а затем появился с бочонком пива. Оказывается, он уже сумел подружиться с начальником продовольственного склада, поскольку терпеть скудный рацион не намерен. Шантиэль покрутил пальцем у виска. За пару минут до возвращения Либера остроухий как раз говорил о своём намерении предложить священнику половину своей порции, а то для хрупкого эльфа человеческий рацион чересчур обилен.

Часа через два пришел сержант, еле успели спрятать бочонок. Он как-то нехорошо посмотрел на нас, но устраивать допрос или обыск не стал. Вместо этого познакомил с новым членом отряда. Девушка, двадцать два года, зовут Дашутой. Дочка кузнеца, который, похоже, мечтал о мальчике. Она выше Вола на целую голову, а объемом плеч напоминает нашего Сержанта в полном боевом доспехе. Добавим к этому коротко подстриженные и торчащие в разные стороны рыжие волосы, плотный покров веснушек на лице, нос картошкой и отсутствие передних зубов.

Сэр Роберт и Шантиэль, дождавшись ухода Сержанта, отправились напиваться, забрав с собой бочонок. У них, оказывается, разрушились идеалы. В представлении эльфа, начитавшегося сказаний и легенд, женщина-воин выглядела как прекрасное и воздушное неземное существо, с легкостью покоряющее чужие страны и сердца мужчин. Рыцарь, напротив, разочаровался самим фактом существования воительниц. Для Роберта все женщины делились на прекрасных дам, встречных прохожих и городских шлюх, а Дашута в данную концепцию никак не вписывалась.

День 4.Очередной шок для нашего рыцаря. Оказывается, Дашута неплохо разбирается в строевом бою. Судя по поломанной физиономии, в городских кулачных боях ей тоже участвовать приходилось и не раз, а там чувство локтя просто обязательно. Правда Сержант продолжает ворчать, что баба на войне все равно, что евнух в гареме. Вроде человек и при деле, но смотрится весьма смешно и нелепо.

Вечером приходил Капитан и долго рассказывал о сущности отрядного братства. Если отбросить словесную чепуху, то все выглядит довольно просто: прикрывай друг другу спину и постарайся не обгадиться. Будешь соблюдать эти правила, отряд тебя из любой задницы вытащит, а вздумаешь на них наплевать, в эту самую задницу тебя и загонят. Попутно наслушались историй о былых ратных подвигах Зайцев. Оказывается, это сейчас они сидят на одном месте и функцию городской стражи исполняют, поскольку войны нет, а как начнется заварушка, первыми же туда устремимся.

Сэр Роберт вежливо поинтересовался о происхождении такого странного названия отряда. В ответ тут же получил исчерпывающий рассказ о том, что обычно заяц животное вполне себе смирное и старается тихо скрыться от врага. Но если заяц окажется бешеным, то его хрен поймешь, побежит ли он или предпочтет вцепиться в горло, а то и в иное место поинтереснее. В общем, все поняли, что наша сила в непредсказуемости и неадекватном поведении, на чём лекция и закончилась.

День 5.Учились стрелять из арбалета. Ли и Шантиэль показали лучший результат, на спор нашпиговав мишени в тех местах, куда указывал Сержант. Отец Либер, Дашута и я смогли хоть куда-то попасть. Вол, пытаясь разобраться с механизмом, умудрился сломать свое оружие, за что и был изгнан со стрельбища в мастерскую. Сэр Роберт разразился очередной патетической лекцией на тему, что данный тип оружия является недостойным рыцаря и что врага надо встречать грудью, смело глядя в глаза. В ответ сержант пообещал выбить сэру бастарду оба глаза, если он не прекратит молоть чушь. В итоге Роберт все же согласился поработать с новым оружием, но в результате стрелой сбил с сержанта шлем. И это несмотря на то, что тот стоял у рыцаря за спиной.

Выслушав очередную порцию ругани и вытащив сэра Роберта из уже ставшей привычной для него выгребной ямы, получили новое задание. Мы должны научиться стрелять на скорость, работая в паре с заряжающим. Поскольку Вол, похоже, надолго застрял в мастерских, нас разбили на три пары. Меня поставили вместе с Дашутой. Пока учились работать слажено, все шло нормально, но когда Сержант матами стал увеличивать темп, напарница умудрилась повторить подвиг бастарда, послав стрелу куда-то назад и вверх, прямо в окно офицерской казармы.

Получили еще одну двойную порцию матов от Сержанта и от заместителя командира, которого болт чуть ни лишил самого важного. Последний полчаса угрожал отдать виновника на сношение к гарнизонному козлу, но узнав, что стреляла новенькая, повторил слова Сержанта о бабе на войне и, сплюнув, удалился. Дашута, похоже, сильно расстроилась.

День 6.Знакомились с новым членом отряда. Бертольд, тринадцать лет, бывший ученик академии магов. Был притащен всем городским ковеном магов чуть ли ни за шкирку. Мальчишка учудил что-то очень серьёзное, и волшебники не смогли придумать достойного наказания, потому спихнули его к Зайцам. Сержант продолжает ворчать, что суровый отряд наемников постепенно превращается в детскую игровую. Однако сто кругов для нового члена устроить не забыл. Мальчишка попался крепенький, даже не свалился, к тому же выяснилось, что он неплохо разбирается в механизмах, значит арбалет точно не сломает.

В строю Бертольду, правда, туговато, поскольку щита держать не может, и приходится обучать подсобным делам. Ли, пока Сержант не видит, решил дать волшебнику пару уроков метания ножей и звездочек. В итоге парнишка умудрился порезать себе руку в трех местах. На требование привести врача Сержант, злобно ухмыляясь, привел какого-то здоровенного одноглазого громилу, покрытого шрамами, и заверил, что это лучший штопальщик отряда, практиковавшийся на самом себе. После этого порезы у Бертольда как-то сразу сами собой зажили, и он предпочел как можно быстрее вернуться к учебе.

На досуге поспрашивал его насчет магии. Если парень не врет, возможно, мы получили свое собственное оружие массового поражения, но пока стоит скрыть это от Сержанта. А то кто знает, что тому в голову взбредет.

День 15.Постепенно тренировки дают эффект. Отец Либер уже не падает в обморок, а довольно бодро нарезает круги. Хотя при этом его вес непонятным образом удвоился. Сержант очень странно поглядывает на священника, явно заподозрив что-то нехорошее, но пока молчит. Наконец-то перешли к урокам фехтования, а то разучивать строевой бой уже как-то наскучило. Сэр Роберт с довольным лицом принялся демонстрировать всякие вычурные финты, пока ни пришел Сержант и дубиной в очередной раз сломал ему меч. Слава богам, что меч всего лишь учебный, а то второй такой истерики мы бы не пережили.

Заодно пришлось приструнить Ли и Шантиэля. Те тоже считают, что их сложные танцы с клинками очень трудно преодолеть. Ну Ли-то ладно, у него опыт немаленький, от дубины Сержанта ушел очень легко, а вот остроухий вздумал парировать, подобно героям древности, отбивавшим кинжалом палицы орков. В общем, шишку на лбу эльфу мы залепили, а пальцы пришлось вправлять. Зато теперь будет адекватно оценивать, чем его противник сражается.

После обеда к нам заглянул Капитан и заявил, что завтра нас всех должны послать в городской патруль, чтобы постепенно осваивали настоящее дело. Начинаю чувствовать легкое беспокойство.

День 16.Беспокоился зря. Нас просто разбили по парам и приставили к паре уже опытных бойцов. Они должны были обходить свои участки, а мы, символично громыхая броней, следовали за ними, распугивая всех нарушителей общественного порядка. Мне еще повезло, что снова попал в пару к Дашуте. Та хорошо знала район, по которому мы ходим, поэтому обошлось без проблем. Наставники тоже оказались нормальные, все понимающие и не особо достающие.

Зато вечером началось веселье, когда вернулись остальные. Первыми привели нашего восточного друга и сэра Роберта. Оказывается, те завели философский спор о природе зла. Сэр бастард придерживается концепции, что человек изначально безгрешен, а все злые деяния есть результат многочисленных искушений, которыми нас одолевают злые демоны. А согласно мировоззрению Ли, человек является сосудом как для добра, так и для зла, и сам выбирает дорогу, по которой идти. Как известно, философия еще никогда и никого до добра не доводила, поэтому оба спорщика, так и не сойдясь во мнении, захватили первого попавшегося на месте преступления воришку и начали его допрашивать, надеясь отыскать зерна истины в его словах.

Вор по привычке стал отбрехиваться, заверяя, что его подставили, и он не причем. То, что философов не интересует его вина, парень понял слишком поздно. Те вознамерились все-таки разрешить свой спор и приступили к пыткам. Причем с Ли вору еще повезло: тот предпочитал втыкать иголки в разные точки, вызывая сильную боль. Жестоко конечно, но зато конечности остаются на месте. А вот Роберт, которому эта восточная премудрость быстро надоела, попытался отрубить жулику все пальцы, но тут подоспели старшие товарищи, и пленника пришлось отпустить.

Следом доставили Бертольда и Либера. Отличились оба, причем в разных сферах. Святой отец, патрулируя рынок, оторвался от основной группы и, расхаживая среди торговцев, долго выяснял, где же можно найти людей, продающих стражникам товары со скидкой. Слух моментально достиг командира патруля, Либера отыскали и произвели внушение посредством дубинки. Но зато на это время без присмотра остался Бертольд, который, увидев очередного вора, обчищающего прилавок, по привычке использовал магию. Ерунда, что лавка сгорела, в прошлом месяце градоправитель нанимал магов для проведения фейерверка, так там целый квартал взорвался, но то, что вместе с лавкой полыхнуло хранилище жгучих специй, это уже перебор. Теперь на рынок неделю зайти будет невозможно, поскольку глаза режет. Правда Сержант смотрит на мага-недоучку с интересом, заявляя, что знает, где его можно использовать.

Последними появились Вол и Шантиэль. Этим не посчастливилось: нарвались на наставников весельчаков, которые нашли крупную драку в порту и предложили новичкам её ликвидировать. На то, что эльф взял с собой лук, наставники внимания не обратили, а зря. Остроухий тут же приступил к устранению побоища, стреляя по ногам его участников. А потом и Вол присоединился. Топора у него с собой не было, зато дубинка оказалась вполне ничего. Уроки, вколачиваемые Сержантом, лесоруб, правда, уже позабыл и по старой привычке принялся бить драчунов по нижним конечностям, продолжая дело остроухого товарища. В общем, в течение пяти минут в порту образовалась весьма солидная куча калек, не способных ходить. А старшие стражники лишь хохотали, наблюдая это зрелище.

Сержант даже не стал нас ругать, но посмотрел на всех таким многообещающим взглядом, что стало как-то не по себе. Надеюсь, до завтра мы доживем.

День 17.Нечаянно подслушали разговор бургомистра и Капитана. Градоначальник требовал отдать под суд тех жутких преступников, которые, пользуясь своим привилегированным положением, посмели избить мирных граждан. Капитан в ответ предъявил явные доказательства того, что применение силы было оправданным, и обвинить нас можно лишь в превышении полномочий. После чего ехидно добавил, что благодаря его ребятам городские костоправы получили хорошую возможность попрактиковаться и обогатиться. Дальше диалог ушел в высшие сферы, и из него я понял лишь то, что кто-то из пострадавших от наших рук оказался большой шишкой. В итоге Капитан пригрозил разрывом контракта, а после пообещал сам лично наказать виновных.

Да блин, какое наказание? После всего, что мы услышали, его полуторачасовой мат и пятичасовая муштра вместо заслуженного отдыха казались нам даром богов. Да за такого командира мы сами кому угодно глотки порвем! Скажи нам Сержант в тот момент «фас» - и все, от города бы осталась лишь горстка угольков…

День 25.Все больше и больше втягиваемся в ритм тренировок. Ли все-таки доработал себе щит и теперь все отлично видит, хотя его противникам еще требуется время на то, чтобы понять, с кем приходится сражаться. Вол перестал ломать арбалеты, наконец, разобравшись, до какого момента следует крутить ворот. Шантиэль все-таки признал, что во владении алебардой есть свое очарование, и теперь придумывает для каждого из приемов поэтическое название. Сэр Роберт больше не упоминает полторы сотни знатных предков, прежде чем идти мыть пол. Бертольд научился подавлять желание использовать файерболл на манекене для отработки ударов.

Вот только отец Либер так и не может избавиться от пагубной привычки загрести все в свои карманы. Но теперь хотя бы не пытается срезать кошелек у Сержанта. Похоже, те двести кругов в доспехах отбили у священника это желание.

На очередном дежурстве отличились Бертольд и Ли. Не знаю, чего там наш восточный гость рассказывал юному напарнику про искусство мастеров своей страны, но дело закончилось походом в алхимическую лавку. Чуть позже они уединились на заднем дворе, и в итоге отрядный сортир разлетелся на куски. Дело усугубилось тем, что внутри него в тот момент сидел Сержант. В итоге мы все заработали на ночь пробежку в полной выкладке с попутным вычищением территории и выгребной ямы от мусора. Сержант особой фантазией тут не отличился: пока одна половина бегает, вторая роется в дерьме, а потом меняемся местами.

Все бы ничего, но нытье сэра Роберта о том, что уборка нечистот вовсе не относится к обязанностям благородного рыцаря, очень достало. Да и у остроухого было такое лицо, словно ему предложили стать орком. Вот на Вола с Дашутой просто любо дорого смотреть, только лопаты сверкают. Да и отец Либер с полным смирения лицом на удивление охотно погрузился в работу. Все прониклись, услышав от святоши фразу, что в жизни убирать дерьмо легко, а вот очистить от дерьма человеческие души во стократ сложнее. После этих слов даже Роберт с Шантиэлем гораздо шустрее заработали.

День 32.Очередной веселый день. Дашута внезапно пожаловалась, что пошла в армию с целью найти настоящего мужчину, но пока никого не может присмотреть, все хлюпики и слабаки. Исключение – Сержант, но он бог, а бог по умолчанию существо абстрактное и недосягаемое.

Чуть позже узнали о драке в ближайшей таверне. Один из местных лордов перепил и начал буянить. Арестовать его боялись, поскольку человек все-таки знатный и со связями. Ранишь такого - по судам затаскает, а иначе не взять никак. Хорошо тут вдруг Роберт нарисовался, перечислил дебоширу всех своих знатных предков в количестве полторы сотни штук, чтобы тот проникся уважением, а потом без особых заморочек вызвал на дуэль. Пока лорд приходил в себя и начал было выдвигать условия дуэли, сэр бастард грубо оглушил его тяжелым табуретом, произнеся: «Какая на хер дуэль, я же на службе».

Самое интересное, что за этот поступок Роберт заработал два выговора. Одну выволочку получил от Капитана за несоблюдение всех формальностей при аресте, а другую чуть позже от Сержанта за проявление излишнего либерализма и неразделывание этого знатного выпендрежника как коровьей тушки мясником. Впрочем, чуть позже наш рыцарь негласно все же получил поощрение в виде небольшой денежной премии.

Потом возник еще один скандал. Когда проводили опись вещей задержанного, недосчитались нескольких перстней и кошелька. Сержант сам лично допросил отца Либера, вроде бы пару раз проходившего мимо, но тот клянется, что не причем. Смутно верится…

День 35.Обучение постепенно подходит к концу. Сержант объявил, что мы обязаны пройти курс выживания. Для этого наш отряд вместе с Сержантом отправят глубоко в лес, без еды. Мы должны будем продержаться там три дня, используя лишь свои знания. Правда, после долгих уговоров нам разрешили взять походный набор.

На месте сразу распределили обязанности. Сэр Роберт, Я, Бертольд и Дашута занялись обустройством лагеря. Шантиэля, Ли и отца Либера отправили патрулировать окрестности и заодно поискать что-нибудь съестное. Волу дали ведро и попросили принести воды из ручья, который, судя по слышимому журчанию, течет где-то недалеко. Первым отличился бастард, поставивший шатер прямо над огромным муравейником. После того, как Сержант указал ему на ошибку, ехидно поинтересовавшись, не намеревается ли он таким способом закалять организм, рыцарь приступил к переносу временного обиталища. Правда, и второй раз Роберт умудрился не заметить еще один муравейник.

Бертольд тем временем пытался развести костер. Сержант запретил ему применять магию, а огнивом наш волшебник пользоваться не особо умеет. Однако заметив, что наставник отвлекся на очередной выговор рыцарю, подсыпал в дрова немного порошка, созданного после наставлений мудрого Ли. Костер тут же вспыхнул, правда, дрова прогорели чрезвычайно быстро, поэтому нам с Дашутой пришлось срочно бежать в лес за сушняком.

По возвращении узрели дивную картину: Сержант выносил выговор отцу Либеру, который сумел где-то найти козу. Чётко видневшееся на боку животного клеймо священник проигнорировал и на все вопросы отвечал, что это обычная царапина. После получасовой ругани Сержант повелел отнести козу туда, где взял, и для контроля приставил к Либеру Дашуту.

Дров, что мы принесли, оказалось мало, поэтому я пошёл за следующей порцией. В паре сотен шагов от лагеря наткнулся на Ли, висевшего вниз головой в странной веревочной конструкции. Короткого разговора с ним хватило, чтобы понять всю прелесть ситуации. Хитрый восточный воин решил поставить ловушку для поимки какого-нибудь животного, но немного не рассчитал и угодил в неё сам. Причем капкан оказался настолько хорошим, что Ли в течение получаса не мог из него выпутаться. Звать на помощь он постеснялся, предпочтя висеть вниз головой и размышлять о смысле жизни и сущности бытия.

Освободив Ли, я вернулся в лагерь, где застал Либера и Дашуту, демонстрировавших Сержанту ту же самую козу, но уже с замазанным клеймом. Причем, девушка даже не понимала, в чем дело, искренне доказывая, что на этот раз им действительно попалось дикое животное. Получив четкие указания отвести козу назад и найти что-нибудь другое, они, сильно расстроившись, вновь удалились.

Затем мне пришлось помогать сэру Роберту, который в упор не видел муравейников. Заодно я заштопал шатер, поскольку Бертольд умудрился взорвать костер, и пара головешек упала прямо на ткань. Вскоре Сержант опять воспользовался своим богатым словарным запасом, на этот раз адресовав его Ли. Восточный гость все-таки смог правильно поставить свою ловушку, в которую угодила та самая коза. На все упреки он философски отвечал, что у козы просто плохая карма, раз её путь все время пересекается с нашим отрядом. В итоге козу пришлось опять отпустить, а Ли был отправлен собирать грибы и ягоды.

Чуть позже обратили внимание на отсутствие Вола и отправились его искать. Обнаружили дровосека стоящим по колено в ручье. Оказывается, он хотел попутно наловить ведром рыб, но упустил его и теперь, бедолага, пытается найти утерянное. На этот раз Сержант даже не стал ругаться, ограничившись легким подзатыльником. Повелев заменить утерянное хоть собственными запасными штанами (благо они кожаные и воду не пропускают), он скомандовал всем вернуться в лагерь. Там нас уже ждал Шантиэль с… застреленной козой. Сержант коротко выматерился, махнул рукой и повелел готовить ужин.

День 40.Последние дни перед принятием присяги. Нас признали достаточно самостоятельными, чтобы отправить в число бойцов, занимающихся охраной порядка во время проведения городских торжеств. Правда, предварительно Сержант прочитал нам лекцию о правилах поведения. Например, что мальчишек, залезающих на крышу ратуши или памятник основателю города, нужно сгонять угрозами, а не прицельной стрельбой из лука (это он Шантиэлю). Что нарушителям порядка нельзя ломать ноги (это Волу). Что нам запрещено шарить по карманам, вымогать взятки и заключать сделки сомнительного характера (это уже Либеру). Что крайне не рекомендуется кидать задержанных об стену (этим Дашута отличается). И вообще арестованных нужно доставлять в городскую тюрьму, а не к местным костоправам (это уже нам всем).

Так же нам запрещено играть в азартные игры (камушек в мой огород), использовать для задержания боевое оружие (опять Вол, ну и сэр Роберт) или метательные ножи (тут понятное дело, Ли). Ну и самое главное, нельзя пытаться сделать праздник еще веселее, сочтя, что можно устроить салют лучше, чем городские маги (адресовано Бертольду).

Ну, если честно, совсем без эксцессов обойтись не удалось. Как выяснилось, наблюдать процессию из городских шишек, находясь в толпе, это одно, а вот когда ты стоишь несколько часов в оцеплении, это уже совсем другое. Под конец возникло стойкое желание вырвать из толпы пару-тройку самых шумных и демонстративно набить им морды, чтобы остальные замолчали. Сэр Роберт в итоге так и сделал, правда, оформил это как задержание за нарушение общественного порядка.

Шантиэль на спор сбил из лука одно из знамен со шпиля ратуши, но никто этого не заметил. Разве что мальчишки, сидевшие там, поспешили спуститься на землю. Ли демонстрировал навыки знания особых точек на теле, ловко обезвреживая буянов. Некоторые, похоже, посчитали это колдовством. Многократно поступали жалобы на кражи, но был ли задействован в них отец Либер, мы так и не установили. Вол, правда, нашел одного карманника и, гоняясь за ним, обрушил с полдюжины лавок. А чуть позже Бертольд всё-таки не выдержал и запустил свой фейерверк, сбив при этом голову статуи основателя города. Но опять же никто ничего не обнаружил, поскольку парой минут спустя городской маг умудрился разбить саму статую.

А вот задерживать пришлось немало народу. Правда, били мы аккуратно, все по науке Сержанта, не оставляя следов, поэтому к нам претензий никаких. В общем, праздники прошли хорошо, и мы получили немалый опыт в данном деле.

День 45.Наконец приняли присягу, после чего нас перевели в казармы основного отряда. Как выяснилось, нас там уже ждали с нетерпением, наслушавшись рассказов Сержанта. В первую очередь от нас оторвали Бертольда и увели в покои отрядных магов. Те, оказывается, жутко заинтересовались методами юного гения и теперь стремились выведать все его секреты.

Попутно узнали насчет распределения по отрядам. Сэра Роберта забрали в тяжелую кавалерию, где таланты как раз должны раскрыться в полной мере. Ли и Шантиэля окружили разведчики. Отца Либера, как и ожидалось, прикомандировали к местному складу, и туда же, как ни странно, отправили возмущающуюся Дашуту. То, что её поставили в охрану и заодно для наблюдения за вороватым священником, девушку не особо успокоило. Ну что поделать, все-таки местные бойцы весьма консервативны и с подозрением относятся к женщинам в передних рядах. Нас с Волом, кстати, именно в эти ряды и поставили, что оказалось предсказуемо.

Чуть позже в ввосьмером отметили это событие, благо отец Либер сумел совершить еще один рейд на кухню. Пива на этот раз нам досталось аж три бочонка, так что о ночных событиях помнили только непьющий Бертольд и, как ни странно, я. Но мы никогда не расскажем Роберту и Шантиэлю, которые утром проснулись голышом в обнимку с Дашутой, что она их в беспамятном виде притащила в постель просто погреться, и на самом деле ничего у них не было. Но, впрочем, это уже следующий день, день когда мы стали полноправными Бешеными Зайцами.

Хроники отряда «Бешенного Зайца» ( Поход)

День 1.Идем в поход, поскольку внезапно с Западных гор спустились орки и теперь безобразничают на границе. Так как на обычный набег это не похоже, наш отряд усилили ополчением и отправили разобраться с проблемой. Поход уже радует, потому как я периодически узнаю о том, что еще натворили мои товарищи по учебе. Меньше всех пока отличается Вол, он на глазах у всех, да и под рукой у него ничего нет, что можно сломать. Зато про отца Либера уже ходит немало слухов. Вроде Дашута его несколько раз избивала, обнаружив у священника под рясой очередной кусок мяса. Несмотря на это в рационе явно ощущается недостача.

На своем поприще умудрился прославиться и Бертольд. Поставленный отрядными магами на изготовление огненной смеси, он решил проверить её качество прямо на месте, в результате сгорела походная лаборатория. Теперь волшебники вынуждены ютиться в небольших палатках, поскольку единственный шатер, способный их удовлетворить принадлежит командиру. А тот как-то не спешит им делиться.

Ли и Шантиэль уже стали местными легендами. Буквально вчера оба поспорили, кто из них является лучшим разведчиком. Решили, что выиграет тот, кто сумеет обнаружить соперника первым. В итоге оба прятались так хорошо, что умудрились столкнуться лбами, одновременно запрыгивая в так понравившийся им кустарник. Наблюдатели признали ничью, что сильно расстроило обоих. Правда, Ли еще старается относиться к этому вопросу философски, а вот эльф дуется, считая, что наш восточный друг все это проделал специально.

Сэр Роберт в свою очередь решил продемонстрировать ударному отряду свой коронный прием владения копьем, но как обычно, не сделал поправку на местность. Разогнался-то он хорошо, но помойной ямы не заметил. Хотя, как человек, регулярно купающийся в нечистотах, просто обязан был учуять её. Теперь тактику скоростного ныряния в мусор, как средство от внезапного исчезновения с глаз противника, именуют бастардской.

А у меня все хорошо, сдружился с Сержантом, который тоже пошел в поход. Тот научил меня некоторым карточным фокусам, с условием не использовать их против членов отряда. Впрочем, мне пока хватает и местных жителей, у которых мы останавливаемся на постой. Так что жизнь у нас вроде даже веселая.

День 2.Командир вызвал меня и Вола к себе в штаб. С удивлением обнаружил там всех своих товарищей. Оказывается, нас хотят отправить вперед, дабы мы, выполняя обязанности квартирмейстеров, договорились насчет очередной стоянки отряда. Старшим поставили отца Либера, он у нас самый расчетливый и языкастый. Дашута при нем в качестве телохранителя ну и как сдерживающий фактор, дабы наш священник не зарывался. Сэра Роберта нам приставили на тот случай, если придется договариваться с местными лордами. В подобной ситуации сто пятьдесят знатных предков могли сослужить неплохую службу. Ли и Шантиэль, как и положено, исполняли обязанности разведчиков, а меня и Вола поставили в качестве грубой силы. А Бертольда вообще отправили в наказание. Сгоревшей лаборатории ему так и не простили, поэтому придется мальчику проветриться.

Начали мы неплохо. Весьма быстро добрались до деревни, обозначенной на карте, где командир и предлагал сделать остановку. Правда на месте обнаружилось, что большая часть поселения уже давно сгорела, и три покосившиеся избы вряд ли смогут вместить пару тысяч человек. Кроме того запас провизии пополнить тут мы так же не могли, поскольку кроме мышей и лягушек у оставшихся жителей иной скотины и не было. Правда один из стариков посоветовал нам пройтись до соседнего села, мол, туда все перебрались. По карте туда ведет две дороги, одна заброшенная, но короткая, вторая вокруг леса и поновей, но идти по ней долго. Старик упорно уговаривал нас не идти коротким путем, но сэр Роберт заартачился и убедил всех идти через лес.

Ну, поначалу все казалось весьма скучным, дорога, лес, все заросло, паутина за лицо цепляется. Потом вышли к старому кладбищу, и началось веселье, когда из могил полезли покойники. Мы даже не сразу сообразили, что к чему. Дашута на секунду отошла в сторону посмотреть какой-то памятник и тут же дико завизжала. Внезапно руки из-под земли полезли, стали нас за ноги хватать. Тут-то мы и поблагодарили небо, что Вол то и дело срывался на свою вредную привычку рубить понизу. Мы даже охнуть не успели, а он своей секирой с дюжину рук срубил. Ну, тут мы сами, наконец, поняли, что к чему, встали как нас учили в строй и заняли круговую оборону.

Первое время все как-то вяло шло. Зомби неторопливо атаковали, при этом гнусно воняя. Мы их одного за другим шинковали. Тут главное правильный ритм поймать, сначала срубить ноги, потом отрубить руки и наконец голову. Убить не убьешь, но обездвижишь качественно. Ли с Шантиэлем изрядно помогли. Стрелами и метательными ножами конечно много не добьешься, но если точно попасть по сочленениям, можно руку перебить, благо большинство покойников представляли собой скелеты, обтянутые кожей.

Бертольд отличился, мы его в центре прикрывали, а он из-за наших спин швырялся бутылками с огненной смесью. Рядом отец Либер отмахивался дубиной, поскольку мечи и топоры наш славный жрец не признавал, попутно читая очистительные молитвы. Честно говоря, от дубины оказалось куда больше пользы, чем от молитв. По крайней мере, три башки он точно сбил, да так, что потом найти не смогли.

Первую волну мы кое-как сдержали, и тут нашему славному бастарду пришло в голову развить успех. Ну что могу сказать, если уж человеку не везет с верховой ездой, так это явно либо боги его прокляли, либо что-то с головой. Нет, местность на этот раз он учел, но вот того, что лошадь может испугаться вонючих мертвяков, как-то нет. В итоге имеем: просеку в стене мертвецов, сбежавших Ли и Шантиэля, которые бросились на выручку к сэру Роберту, истерично орущую и размахивающую топором направо и налево Дашуту, которая явно успела положить глаз на бастарда, ну и нас остальных, ошалевших от такого расклада.

А тут еще из ближайшего склепа Лич вылез, и началось настоящее веселье. Мертвяки на нас набросились с утроенной силой, а бойцов осталось всего ничего. Отец Либер как осознал, что спину ему никто не прикрывает, так сам задал стрекача, прежде чем мы успели что-то сообразить. Правда, убежал он недалеко. Между мертвяками пришлось немного повилять, и тут он сумел разглядеть Лича поближе. Боги, что потом началось, наш провинциальный святоша моментально преобразился и стал Божьим Воителем. Его верным мечом, копьем и носителем воли Всевышнего. Ну а как еще он мог поступить, если Лич весь обвешан артефактными цацками, половине из которых явно не одна сотня лет.

Прежде чем мы успели вмешаться, наш священник уже скрестил свой посох с мечом Лича. А дальше все прошло весьма быстро. Нежить парой тройкой ударов сбил отца Либера на землю и только тогда понял, что большая часть его артефактов к этому времени перекочевала под рясу священника. Мертвецы тут же стали дружно падать один за другим. Сам Лич поспешил прибить вороватого монаха, но тут внезапно вернулся сэр Роберт, который так и не смог справиться с управлением и нечаянно втоптал противника в грязь. Прежде чем тот успел подняться, отец Либер снял с него оставшиеся побрякушки и Лич потерял большую часть своей силы. К этому времени до него добрались и мы, тут же поспешив сжечь тело, благо у Бертольда еще оставалось кое-что в запасе.

На этом бой и кончился. Немного побродили по кладбищу, проверяя, нет ли тут еще кого-нибудь не менее опасного, после чего продолжили свой путь. Правда, пришлось немного понервничать, когда за поворотом наткнулись на небольшой отряд, но все обошлось. Это оказались местные профессиональные охотники на нечисть, узнали про проклятое кладбище вот и решили его зачистить, за умеренную плату, конечно же. Правда зачистка завершилась тем, что они потеряли четверых своих товарищей и вынуждены были бежать. А я-то еще удивлялся, почему это среди мертвецов оказалось несколько весьма свежих экземпляров. Узнав, что мы уже со всем справились, они сильно удивились, но сразу же поспешили к кладбищу все проверить. Отец Либер лишь посмеивается им вслед. Он-то уже успел изучить большую часть гробниц и собрать солидный запас ценностей. Так что придется охотникам обойтись обычной платой от местного лорда.

Через час добрались до деревни, где нас встретил Сержант. Его, оказывается, послали вслед за нами, проследить, что бы мы нигде не напортачили. Вот только из-за путаницы с дорогами мы разминулись. Хотя меня впечатлило, что по длинному пути он добрался быстрее, чем мы по короткому. Ну а дальше начались долгие и нудные переговоры со старостой, по окончании которых священник в отрытую признался, что с нечистью бороться куда сложнее, чем с прижимистым крестьянином.

День 4.Слухи о наших подвигах на кладбище дошли до ушей Командира. Поэтому он, недолго думая, приказал сформировать из нас особую команду, способную и разведку провести и если что переговоры с мирными жителями обеспечить. Для отца Либера это должно оказаться спасением, поскольку уже ходят слухи, что его деятельность хотят тщательно проверить.

А так все, как и в прошлый раз, мы должны пройти по предполагаемому маршруту и отыскать подходящее место для очередной стоянки. По карте нашли несколько перспективных деревень и направились к ближайшей. На окраине села наткнулись на разведчиков из соседней роты. Оказывается, тем что-то не понравилось в деревне, и они послали пару своих ребят проверить обстановку. Те ушли три часа назад и с тех пор от них ни слуху, ни духу. На всякий случай отправили вперед Ли и Шантиэля, а то вдруг в деревне засада.

Безуспешно прождали наших следопытов еще два часа, после чего, объединившись с разведчиками, решили сами все узнать. Благо Бертольд сделал несколько очень мощных бомб, так что в случае чего врагу мало не покажется. Правда через десять минут выяснили, что все куда банальней. В деревне проходила свадьба и наших лазутчиков силком усадили за стол. Поскольку мы особо не скрывались, то тут же присоединились к ним.

Забавно, несмотря на то, что в отряде особой трезвости не наблюдалось, Шантиэля хорошо развезло. Видать местное пойло чересчур сильно для эльфа. А вот Ли оказался крепким орешком. Видать его хваленые методы об абсолютном контроле своего разума и тела действительно оказались рабочими. Надо будет на будущее взять у него пару уроков.

На свадьбе просидели пару часов, было достаточно весело, но в итоге старейшина отозвал меня и отца Либера в сторонку и вежливо попросил убраться. Оказывается местные деревенские парни очень любят устраивать драки на свадьбах, но вот глядя на наши свирепые рожи, у них все это желание почему-то пропало. Поэтому нас попросили не портить веселье и продолжить свой путь.

Мы намек поняли и, подхватив эльфа под мышки, вернулись к заданию. А через час умудрились наткнуться на Сержанта, ведущего переговоры с бандой троллей о праве прохода нашей скромной армии через их мост. Тролли требовали по медяку с каждого солдата. Сержант возражал, поскольку считал, что тот факт, что троллей оставят живых, является достаточным основанием для разрешения переправы. На намеки наглецов, что в таком случае они разрушат мост, мы все разразились дерзким хохотом. Эти наивные не видели работу нашей саперной роты. Те за час не то что мост, а замок Темного Властелина отгрохают так, что не придерешься.

День 6.В команде пополнение. Некий паладин сэр Гримуальд, примкнул к ополчению, а те его перенаправили к нам. Наш бастард после общения с ним бледен словно снег. Его сто пятьдесят знатных предков просто жалкая кучка по сравнению с родословной новичка. Остальных он тоже впечатлил, особенно своими речами на тему борьбы со злом.

Отец Либер, под шумок решивший изучить его вещи, был схвачен на месте преступления, но сумел отбрехаться тем, что якобы пришел исповедовать свое новое чадо. Исповедь продолжалась два часа, после чего наш священник вышел весь в поту, по секрету признавшись, что после беседы с Гримуальдом чувствует себя грязным сосредоточием всех грехов.

Кроме того у паладина весьма интересный взгляд. По его словам, он якобы может читать души людей, но выходит это как-то странно. Так Дашуту он назвал целомудренной девой, от чего наша воительница весьма смутилась. Отец Либер вдруг оказался святым подвижником, а сэр Роберт воплощением рыцарских идеалов. Ли же, напротив, оказался потенциальным пособником врага, от чего наш восточный друг чуть не поперхнулся чаем. Учитывая, что данного типа поставили к нам командиром, чую, веселье только начинается.

День 7.Мои предчувствия начинают сбываться. Вначале этот паладин, пытаясь срезать дорогу, завел нас не туда. В итоге мы вышли к реке в месте, откуда до ближайшей переправы идти часов пять. Предложение построить плот и переправиться выглядело разумным, но вот распределение народа на работу оказалось весьма странным. Так на рубку деревьев вместо Вола, который как раз и является специалистом в этой области, Гримуальд поставил Шантиэля. Мотивировал он это достаточно просто, мол, эльфы лесные обитатели, им не впервой работать с деревьями. В итоге у остроухого случилась истерика, поскольку по их обычаям срубание дерева приравнивалось к переходу на Темную сторону.

На разведку же были отправлены Вол и Дашута. Дозор они несли исправно, и в итоге к нам раз пять заглядывали любопытные зеваки, которых заинтересовало, что же это так усердно охраняют пара суровых вояк, прогуливающихся вдоль дороги. То, что таким образом может выглядеть секретный пост, никто естественно не догадался.

Поскольку по мнению паладина создание плота относится больше к интеллектуальной сфере, то на окончательную сборку поставили Ли и Бертольда. От такого поворота судьбы наш восточный друг даже потерял свою обычную невозмутимость, а юный чародей шепотом пообещал подлить зажигательной смеси за шиворот нашему «умному» командиру. Я по мере сил старался им помогать, но поскольку попутно приходилось исполнять обязанности дровосека (подменяя ушедшего в депрессию эльфа), то особой поддержки не получилось.

Сэру Роберту тоже досталось, потому как его поставили на приготовление обеда. Оставшийся в лагере народ с ужасом взирает на данный процесс и старается заткнуть нос. После кулинарных шедевров от Дашуты и Бертольда, боюсь, наши желудки такое не перенесут. Сам Бастард явно понимает, что он делает что-то не так, но вот где именно это «не так» пролегает, сообразить не может.

А вот отцу Либеру повезло. Сэр паладин, убедившись, что все занимаются тем, чем положено, отвел его в сторонку, где и завел очередной философский спор на тему добра и зла. Священник в очередной раз взмок, но держался стойко, отвечая чаще всего пространно и неопределенно.

Лишившись обеда (съел его один паладин, считая, что вышло неплохое испытание для тела и духа) мы приступили к переправе. В итоге бревна разошлись где-то посреди реки, и мы благополучно упали в воду. Слава богам, что прямо на этом месте оказалась небольшая отмель, так что никого не пришлось спасать. Воспользовавшись тем, что паладин, стоя по пояс в воде, возносит хвалу всем светлым богам, мы, задействовав Вола и Дашуту, наскоро связали бревна заново. Ли правда погрустнел, осознав, что его работа вышла некачественной, но шепотом пообещал продолжить свое самосовершенствование в этой области. Дальнейшая переправа прошла без затруднений, если конечно не считать таковыми молитвы сэра Гримуальда. Тот никак не хочет понять, что своим хриплым шепотом он пугает не только нас, но и всех окрестных рыб, зверей, крестьян и, наверное, даже орков…

День 8.Пошли на поклон к Сержанту, умоляя его избавить нас от такой угрозы. Тот пообещал разобраться и как ни странно сделал это быстро и качественно. Оказывается паладин являлся небольшой шуткой от того заместителя командира, которому по вине Дашуты чуть не пришлось стать потенциальным гаремным работником. После разговора с Капитаном, тот моментально убрал сэра Гримуальда с командной должности. Причем очень тонко объяснив ему, что сделал это лишь что бы смирить его дух, дабы тот мог достигнуть просветления. Паладин долго после этого рассуждал о великой мудрости Капитана и ничуть не обижался разжалованию.

А вот новое задание удивило нас изрядно. Для пополнения запаса продовольствия наш отряд отправили на ближайшее озеро с целью наловить рыбы. Попытка объяснить Капитану, что девять человек за пять часов вряд ли смогут наловить достаточно рыбы для прокорма двух тысяч человек, вызвала лишь недоуменный взгляд. Хорошо хоть Сержант нам тут же объяснил, что навлечь на себя неудовольствие командира это все равно, что прогневать бога. Поэтому лучше напрячь свои тугие головенки и постараться выполнить приказ.

Думали недолго. Поскольку сидеть на берегу с удочкой явно тянет на извращение, то решили ловить сетью. Сеть в количестве трех штук достал вездесущий отец Либер. Правда Вол сразу же умудрился одну из них запутать так, что проще было разрезать и переплести все заново, чем распутывать. После этого подобной тонкой работы ему больше не поручали. Чтобы нашему бывшему дровосеку не было обидно, его подрядили работать гребцом, перегоняя лодку с одного места на другое. Лодку кстати тоже наш священник нашел, незаменимый все же человек.

От паладина так же толку мало. Рыба не нечисть, и бороться с ней он не может, разве что ободрительную молитву прочитает, но последнее уже из разряда мелких помех. Так же на берегу оставили и Бертольда, который после строительства плота изрезал все руки и теперь к физическому труду не пригоден.

Шантиэль всех заверил, что умеет обращаться с сетью, поскольку в лесу ему не раз приходилось ставить ловушки. Правда с водой он дел не имел, поэтому умудрился весьма удачно запутать и вторую сеть, которую в придачу благополучно и утопил. С третьей работали очень аккуратно и даже сумели забросить её в воду, но тут вдруг сэр Роберт потерял равновесие и улетел вслед за ней. Пока вытаскивали бастарда, умудрились запутать и последнюю сеть, правда на этот раз не особо сильно и после получасовой ругани распутать все же сумели.

После этого мы кое-как приноровились и сумели забросить снасть, но вместо рыбы почему-то получили только кучу водорослей и старый рыцарский шлем. Сэр Роберт тут же опознал в нем старинную реликвию времен Шруманской Империи, но данная информация для нашей рыбалки оказалась совершенно бесполезной. Разве что внутри шлема обнаружили одного рака, но это скорее тянуло на издевательство.

Повторные забросы опять же принесли нам множество мусора, ила, тины и чью-то полуобголоданную руку. Отец Либер потихоньку начал стонать, намекая на дезертирство, но тут со стороны берега раздалось несколько взрывов, на время отвлекших нас от ловли. Впрочем, ничего страшного не оказалось. Бертольд, оставшийся наедине с ненормальным паладином, откровенно заскучал и начал бросать в воду различные взрывные снаряды и боевые заклинания. Итог просто поразителен. На поверхность всплыло несколько сотен оглушенных рыб, а так же пара русалок (вроде живых, но мы не были в этом уверены). Дашута тут же вспомнила, что вроде слышала про это озеро, в котором местные жители специально издевались над рыбаками, мешая их ловле. Ну, это они зря, поскольку обид наш отряд прощать не привык, а у Бертольда в сумке еще очень много боевых зарядов.

Так что остаток дня прошел относительно весело. Мы и задание выполнили, даже с лихвой. Ну и русалок погоняли, долго им втолковывая, что с военными шутки плохи, чувства юмора у них нет, а вот обижаются они хуже, чем дети малые. Похоже, русалки это поняли, поскольку в итоге на поверхность всплыла потерянная сеть, уже распутанная. На этом мы рыбалку и закончили.

День 10.Первая стычка с врагом, которую мы сами нечаянно спровоцировали. Отец Либер узнал, что неподалеку находится монастырь, разграбленный орками. Зная, что местные святоши наверняка успели спрятать большую часть ценностей в особые места и, самое главное, примерно представляя, где эти места могут находиться, он уговорил Капитана на проведение разведки. С собой он взял Шантиэля и Гримуальда. Последнего мне при этом очень жаль, собьет его наш святоша с праведного пути.

Через час обеспокоенный Сержант послал туда и нас, так на всякий случай. Ли, бежавший впереди, очень скоро вернулся и сообщил нам довольно неприятную новость. Оказывается, церковь окружена орками, в количестве не менее сотни особей, а наших мародеров нигде не видно. Немного подумав, пришли к мнению, что скорей всего наши ребята укрылись где-то внутри и теперь их надо оттуда вытащить.

Сэр Роберт на удивление предложил дельный совет, пошуметь в окрестностях, что бы орки переполошились, а затем увести их куда-нибудь в сторону. Пусть погоняются, а наши ребята тем временем смогут выбраться. На тот случай, если кто-то из орков вдруг задержится, нужно устроить засаду, которая одним ударом должна будет перебить или хотя бы напугать оставшихся. Недолго думая, в отвлекающую команду поставили самого сэра Роберта и Дашуту. Те особо не заморачиваясь, в открытую подъехали к лагерю орков, зарубили пару оторопевших от такой наглости часовых, бросили пару зарядов из запаса Бертольда, после чего тут же бросились наутек. Орки, обалдевшие от такой наглости, бросились за ними, хотя, как мы и предполагали, два десятка осталось на месте охранять лагерь.

Ну, с ними разобрались без проблем, Ли, подкравшись, выбил метательными ножами часовых, после чего мы пробрались внутрь и устроили резню. Тут еще спасибо Шантиэлю, который стал из храма стрелять весьма прицельно. Правда, сэр Гримуальд чуть все не испортил, выбежав из храма в атаку он так громко рявкнул: «Во имя добра!» что мы решили, что сейчас все орки окрестности сюда сбегутся. Но слава богам, обошлось. Орков перебили, отцу Либеру, несмотря на все его командное положение, сделали выговор, за то, что заставил нас так помучиться. Хотя священник на это особого внимания и не обратил, обнимая мешок с найденными церковными ценностями. При этом сэр Гримуальд смотрит на него с почтением и уважением, явно считая, что святой отец просто решил спасти святыни из рук язычников.

Правда немного пришлось понервничать, опасаясь за судьбу сэра Роберта и Дашуты, но и тут, как выяснилось, все прошло нормально. Те, отступая, весьма удачно выбежали прямо навстречу ударному отряду, в котором бастарда к этому времени знали очень хорошо. Тот на ходу отдал нужные распоряжения и орков, прежде чем они успели что-то понять тут же стоптали. На этом бой и кончился. Капитан, правда, ворчал, что такими темпами противник узнает о нас раньше, чем нужно, и поспешит удрать.

День 11.Отмечали нашу первую победу над врагом. Отец Либер втайне от паладина пожертвовал пару святынь на то, что бы оплатить нам выпивку. Хватило даже на бойцов из ударного отряда, так удачно подвернувшихся навстречу. Капитан на наши празднования закрыл глаза, но через Сержанта предупредил, что бы особо не шумели и корчму не разносили.

Мы, впрочем, по-тихому и праздновали, пока вдруг не пришла эта группа местных дворянчиков. Правда, сразу с нами они связываться не стали. Отпустили пару шуточек, после чего сели в углу. Но потом после того как прикончили пару кувшинов вина немного разошлись. Кто-то из них проехался по Дашуте, мол, вроде баба, а как на мужика похожа. Тут-то Шантиэль на пару с Робертом и вспылили. Да еще и Гримуальд их поддержал, возмутившись столь бесцеремонным оскорблением.

Правда, драку начали по-тихому. Просто подошли и одним ударом вырубили всех. Благо их там было всего четверо, даже возиться не пришлось. Зато через полчаса пришли их друзья в количестве двадцати человек и тут же начали выяснять, кто это проделал с их товарищами. Тут по-тихому уже не получилось и пришлось лезть в открытый бой. Поначалу преимущество-то на нашей стороне оказалось, но тут неожиданно дворянчиков поддержали ребята из роты Клык Бородавочника. Это, как нам заранее сказали, наши самые заклятые враги. Именно они и охраняли этот участок границы, где орки расшалились, но справиться не смогли. Поэтому нас и прислали на помощь, чего эти «свиньи» простить так и не смогли.

Бились, конечно, мы жестко, правда старались до смертоубийств не доводить, поэтому оружие даже не вынимали. Самая интересная реакция была у паладина. Он бедолага пытался подработать миротворцем и периодически взбирался на барную стойку, откуда кричал свои призывы к миру и что люди не должны ссориться в час, когда темные силы стоят у порога. Вначале его кувшином с пивом сбили оттуда, но он все равно полез обратно. Потом откуда-то с нашей стороны пирог с кашей здорово испачкал его белоснежные доспехи, но Гримуальда это опять не смутило. В итоге паладина сбросили в бочку с капустой, отчего воин добра и света разъярился настолько, что с криком: «Бей свиней» приступил к избиению всех встречных подручными средствами.

В остальном все шло тихо и гладко, попутно мы выяснили, что навыки группового боя, полученные на учениях, неплохо пригождаются и в таких разборках. Я бился в паре с Волом, причем его любимый удар по ногам работал так хорошо, что противников у нас почти и не осталось. А вот сэр Роберт удивил. Бастарду неожиданно пришлись по вкусу дворянчики. Последним он весьма ехидно предлагал сразиться на дуэли, дожидался, пока те начнут размахивать фамильными шпагами, и ломал их ударом ножки от стола. Каждый раз эффект выходил потрясающий. Горе дуэлянты вначале недоуменно взирали на оставшийся в руке обломок, после чего устраивали дикую истерику. Бастард обычно несколько секунд благоговейно слушал эти крики, а затем добавлял еще один удар по голове и переходил к следующей жертве. Вот, что армия с благородными рыцарями делает.

Хотя больше всех не повезло тем, кто натыкался на пару Ли и Шантиэль. Наши разведчики исходили из логики, что если уж укладывать противника, то так, что бы он не мог подняться. Конечно, они никого не убивали и рук ног не ломали. Вот только знание нашим восточным другом болевых точек, которое он умудрился передать остроухому, давало просто поразительный эффект. Ли нам рассказывал, что может парализовать любого одним движением пальца. Но тут они немного разошлись и предпочли заставлять своих противников корчиться от дикой боли, что выглядело несколько негуманно. То ли дело Дашута. Носится по залу с двумя табуретками в руках, оглушая всех, кто под руку подвернется. А отец Либер сзади с посохом, умудряясь попутно обчищать карманы и срезать кошельки.

Но в итоге все закончилось печально. Один из «кабанов» нарвался на тихо сидевшего в углу Бертольда. Мальчик особо в драку не рвался, предпочитая есть пироги, пить молоко и следить за развивающимся сражением. Но когда его попытался размазать об стену здоровенный мужик, явно сильно испугался. В общем, та шаровая молния, что он бросил, никого не убила, но вот здание поджечь смогла.

И как ни странно сбежать оттуда смогли все, даже те, кого мы оглушили. Многих, правда, пришлось вытаскивать, но внутри не оставили никого. Хозяин корчмы долго сокрушался, а потом, посмотрев на наши знаки отличия, зловеще улыбнулся. Похоже, завтра нас ждет очередная взбучка от Капитана.

День 12.Капитан особо не ругался, поскольку и других проблем хватало. Хотя наказать нас не забыл, отправив отвоевывать место для стоянки у тех самых Бородавочников, с которыми мы дрались вчера. Конечно не у всей роты, а лишь у небольшого отряда, аналогичного нашему. Те умудрились захватить весьма удобный холмик, на котором если что весьма удобно держать оборону, контролировать местность и не иметь проблем с пресной водой. Наша задача их оттуда выгнать или заставить потесниться.

То, что «свиней» там в два раза больше, чем нас, это ерунда. Ведь на нашей стороне добро, справедливость и лики светлых богов. Паладин и священник не дадут соврать. По крайней мере, именно так они пытались морально задавить наших конкурентов. Тех конечно больше, но выглядят они похлипче. Когда они вроде дрогнули, добили их угрозой отдать на растерзание Дашуте. Попутно Ли начал вести многомудренные речи, от которых всех бросает в сон, а сэр Роберт хвастаться обилием предков.

Когда нам казалось, что мы их уже прогнали, к «свиньям» внезапно пришло подкрепление. Против полусотни пехотинцев мы, конечно, спасовали, хотя и попытались их запугать эльфийскими извращениями. Но тут народ попался темный, не знает, что эльфов следует бояться больше, чем орков. Хотя демонстративный поджог Бертольдом пары одиноких деревьев их кажись впечатлил, но к сожалению не настолько, что бы тут же бежать. Я уже подумывал сыграть на это место в карты, когда неожиданно к нам присоединился Сержант с небольшим отрядом и, буркнув: «Чего вы церемонитесь с этими свиньями, их место у корыта с помоями», велел выбить конкурентов с нашего законного места.

Тут с обеих сторон набежала толпа народу, поднялся дикий шум, но вдруг пронесся слух, что орки уже рядом и о раздорах моментально все забыли. Лагерь стали строить общий, хотя и недовольно косясь друг на друга. Что же касается нас, то за упорство и смелость нас тут же наградили. Отправили в разведку по ближайшим деревням, дабы узнать, не скрывается ли где противник.

День 13.Дождь, грязь, ветер, где-то наши друзья дерутся и погибают, а мы, исполняя волю командования, бродим в поисках орков. В первой деревне мы так никого и не нашли. Во второй крестьяне с удовольствием поделились новостями о том, где прячутся налетчики. Судя по их словам, почти все племя скрывается под кроватью у старухи Агрины, явно исполняющей обязанности местной склочницы. Правда ведомые чувством долга (и пафосными речами Гримуальда) мы таки проверили указанное место, но орков не нашли. Зато получили взамен множество весьма сочных ругательств от старухи и дюжину огурцов, спертых отцом Либером с её огорода.

В третьей деревне так же не нашлось даже следов противника, но зато мы чуть не потеряли Ли, ввязавшегося в спор местных стариков, пытающихся понять в чем смысл жизни. Нашего мудреца пришлось уносить на загривке паладина, но зато похоже последний наконец-то осознал, с кем ему приходится служить. В четвертой деревне мы, наконец, нашли орков в количестве пяти штук, причем, зверски пьяных. Вновь пришлось подключать эльфа и восточного мудреца, как больших экспертов по допросам, и в итоге мы узнали, что вражеская армия еще вчера располагалась здесь на постое, но узнав о приходе Зайцев, решила дать генеральное сражение. И теперь почти все свободные орки со всех ног бегут к тому самому месту, откуда мы уехали.

Долго думать не стали и поняв, что наша миссия на этом окончена, поспешили обратно. Правда, все равно опоздали. К тому времени, когда мы добрались до лагеря, его уже весьма плотно осаждали. Не знаю, что там говорили разведчики про полторы тысячи налетчиков, но тут явно собралось не меньше десяти тысяч. Хотя наши держались неплохо.

Пока мы думали, что делать дальше, Бертльд на пару с Ли, никому ничего не сказав, решили пугнуть небольшой конный отряд, стоявший в резерве, и подбросили им пару бомб. Кони орков тут же понесли, заставив их врезаться на полном ходу в собственную пехоту. Те решили, что их атакуют с тыла и поспешили развернуться, а пара шаманов, не разобравшись, бросила в эту кучу малу пару весьма разрушительных заклинаний.

Тут и Шантиэль не удержался, увидев, что мы находимся недалеко от главной ставки противника, он подкрался поближе и парой удачных выстрелов выбил командира, его шамана и заместителя. На поле боя тут же воцарился хаос, все стали искать врага, подкравшегося сзади, и тут-то наш Капитан видимо понял, что это его шанс, поскольку, не мешкая, перешел в атаку. Мы своими малыми силами решили его поддержать, благо кричим громко, а Бертольд просто напичкан взрывучими сюрпризами.

В итоге орки тупо сбежали, бросив даже обоз. Бородавочники тихо ругаются, осознав, что Зайцы в данном случае спасли их шкуры. Что касается нас, то мы, конечно же, ненадолго стали героями. Правда вместо похвалы тут же получили выговор за то, что не изучили все деревни и, что своими выходками чуть было не разрушили весь стройный и изящный план командира. Но мы не обижаемся, война все-таки. Хотя, если честно, на этом война и закончилась. Бегущих орков могут добить и «кабаны», а мы, нагрузившись трофеями, возвращаемся обратно в город, где нас ждет почет, уважение, вино рекой и безотказные красотки. Эх, все-таки классно быть героем, но быть еще при этом и живым героем, это куда лучшая доля…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Суровые Будни)

День 1.Отмечали нашу первую победу. Благо, Командир отпустил в увольнение всю нашу команду. Естественно, засели в ближайшей корчме, в которой обычно и собирались члены отряда. Как ни странно, обошлось без драки. Во-первых, ну какому идиоту придет в голову устроить ссору там, где празднуют защитники города, общим числом почти в пятьдесят человек. Ну а во-вторых, настроение у всех было настолько хорошим, что в корчме царила атмосфера дружелюбия и любви.

Хотя совсем без конфликтов обойтись не удалось. Сэра Роберта облепили местные красотки, пораженные его статью и благородством, но внезапно Дашута разогнала их всех. Чуть позже сам сэр Роберт, застав нашу отрядную амазонку в объятия местного мясника, так же чересчур обиделся и чуть было не дошел до рукоприкладства. Примирил всех отец Либер, которому так же пришлось изрядно расстроиться. Священник решил под шумок, пользуясь праздником как неоспоримым доводом, убедить хозяина корчмы сделать скидку. На деле вышло, что оказывается, Командир уже оплатил все гуляния, и поят нас фактически бесплатно. С одной стороны хорошо, но жрец изрядно расстроился, узнав, что на этот раз всем придется обойтись без его услуг.

Немало веселых минут доставил и сэр Гримуальд. Паладин по своему обыкновению пил мало и смотрел на гуляющих сослуживцев со смесью презрения и жалости. И так продолжалось до тех пор, пока Шантиэль не предложил ему выпить за светлых богов. Причем не оптом, а за каждого по отдельности. Тут-то нашего носителя «добра и справедливости» словно подменили. Тосты пошли с удвоенной силой, и сразу стало немного веселее. Про то, что на настоящий момент светлых богов насчитывается не меньше полусотни экземпляров, наш паладин как-то забыл.

Остальные развлекались, кто как умеет. Вол организовал соревнование по армрестлингу, где очень быстро сумел занять первое место. Ли и Бертольд, как не любители подобных развлечений, сели в самом дальнем углу играть в какие-то восточные шашки. Отец Либер уселся судить их, хотя, судя по его словам, ничего в этой игре не понимал.

Шантиэль, дабы не отставать от всех, стал демонстрировать виртуозное владение обычным ножом, метая его на заказ в любую мишень. Я под шумок приступил к раздеванию посредством партии в карты того самого мясника. В общем, веселья было хоть отбавляй.

Чуть позже пришел Сержант и как обычно все испортил. Выпив пару кружек пива, он перещеголял эльфа, доказав, что успешно метать можно и вилку. Чуть позже он переборол Вола, прогнал полураздетого мясника, намекающе подмигнул бастарду и Дашуте, остановил вошедшего в раж паладина и с умным видом постоял возле игровой доски. После всего вышеперечисленного он умудрился добавить ложку дегтя, сказав, что завтра с утра нас ждет Капитан, дабы поручить новое и очень ответственное задание. После таких воодушевляющих слов веселое настроение как-то сразу сошло на нет, и мы постепенно потянулись обратно к казарме, дабы привести себя в подобающий вид.

День 2.Получили задание. Ничего особенного, просто нас откомандировывают сопровождать и охранять большой купеческий обоз, направляющийся в столицу. Пока шла война с орками торгаши боялись лишний раз нос высунуть за стены города. Самые наглые конечно рискнули и теперь, кто при барышах, а кто и с проломленной башкой в канаве валяется. Те же, кто поосторожнее, предпочли выждать. Правда, даже после разгрома мало кто стремился побыстрее покинуть город, все-таки мелких банд осталось еще порядочно. Вот градоправитель и попросил усилить купеческую охрану своими лучшими ребятами.

Конечно «лучшие» это изрядное преувеличение. Как понимаю, вместе с нами в охрану определили большинство середнячков, которые чересчур уж засиделись в городе. Впрочем, по мнению Капитана, большая их часть в любом случае стоит дюжины обычных охранников. Да и главным он поставил Сержанта, так что все будет по-серьезному. Тот, правда, умудрился удивить нас, назначив своим замом сэра Роберта. На все вопросы, почему это он подверг разжалованию священника, ответил, что задача поменялась. И если для разведки или обеспечения провиантом наш святой отец подходил просто идеально, то для нового дела нужен лидер иного толка.

Собрав вещи, направились на купеческий двор, где и познакомились с нашим временным командиром. Некто Фридрих, низенький, рыжий, шустрый и очень злобный. С сэром Робертом у них практически сразу возникло полное взаимонепонимание, корни которого уходили в родословную. Дело в том, что наш рыцарь хотя и мог похвастаться полутора сотнями знатных предков и считался признанным бастардом, но к законным все равно не относился. В то время, как Фридрих являлся полноправным наследником своего рода, но вот только сам род еще три поколения назад занимался убиранием навоза в конюшнях. Так что чую, здесь нас ждет немалое веселье.

Кроме того при распределении мест в обозе опять же возник конфликт. Сэр Гримуальд утверждает, что мы должны ехать впереди всего обоза, готовясь грудью встретить любую опасность. В свою очередь отец Либер настаивает на самой середине, где мы сможем адекватно отреагировать на любую угрозу. Спор разрешил Сержант, повелевший Гримуальду и Роберту ехать в головном дозоре, Ли и Шантиэля определив к разведчикам, а всех прочих отправив ехать в центре и реагировать на обстановку по своему усмотрению. На этом все споры и закончились, а завтра уже выезжать.

День 3.Покинули город, пока что особых происшествий нет. Разве что во время привала сэр Роберт вызвал Фридриха на поединок. Правда подбежавший Сержант тут же приказал, чтобы не до крови или смертоубийства. Поэтому мечи сразу пришлось убрать. Памятуя о своей неудачливости с верховой ездой, бастард так же отклонил версию с конными скачками. Предложения Шантиэля и Бертольда перестреливаться из арбалетов или перебрасываться бомбами, сразу задвинули в задний угол.

Выход как обычно нашел Сержант. Оба рыцаря надели полный доспех, вооружились до зубов и, закинув на плечи мешки с камнями, побежали вокруг лагеря. Условие простое, кто первый упадет, тот считается проигравшим и приносит свои извинения. Поскольку оба спорщика отличались особым упрямством, поединок затянулся надолго.

Под шумок отец Либер, решив воспользоваться тем, что начальство ненадолго отвлеклось, пробежался по обозу, намекая купцам на то, что для повышения качества их охраны требуется дополнительная оплата. К счастью купцы, заранее предупрежденные Сержантом, всякий раз поднимали священника на смех, чем изрядно его расстроили. Впрочем, пару кошелей он все-таки срезал, хотя и у слуг.

Шантиэль на пару с Волом продолжают сбивать Гримуальда с пути истинного. На этот раз они научили его курить, заверив, что демоны не переносят табачного дыма и сразу начинают демонстрировать свою настоящую натуру. Судя по лицу паладина, единственным демоном в этом лагере является он сам, но пока что этого не подозревает.

Чуть позже пара обозников пытались оскорбить Бертольда, замучив его вопросом, что делает молокосос среди настоящих мужчин. Закончилось тем, что разгневанный мальчишка попытался активировать заклинание огненного шара. Как обычно что-то напутал, но результат вышел не хуже. Обоих наглецов весьма неплохо опалило (к счастью без серьезных ожогов, такого бы Сержант нам не простил), оставив от одежды и доспехов жалкие лохмотья. Пробегавший мимо Ли, философски посоветовал Бертольду не церемониться и использовать заклинание, меняющее пол на противоположный. В итоге обозники в течении получаса распинались и умоляли ошеломленного мальчишку пощадить их.

Что касается поединка рыцарей, то закончился он вничью. По крайней мере, когда стемнело, отец Либер, Дашута и Сержант отправились на поиски дуэлянтов. Оба валялись без сознания, будучи полностью изнеможенными. Судя по лицу Сержанта, тот явно остался недоволен таким исходом. По крайней мере, про дополнительные тренировки он бурчал очень долго. Заранее чувствую некоторое беспокойство.

День 5.Третий день похода, а мы внезапно застряли. Дожди, прошедшие в горах, вызвали разлив реки, который закончился разрушением единственного на всю округу моста. Местные жители в спешном порядке восстанавливают переправу, но судя по темпам, закончат не раньше завтрашнего вечера. Поэтому пока мы остановились в ближайшем поселке. Сержант, обрадовавшись, тут же исполнил свою угрозу, заставив нас вновь вспомнить старые добрые деньки учебы. Фридрих, глядя на это больше не смеется, а лишь уважительно покачивает головой.

Правда без конфликтов все равно не обходится. На этот раз чуть не досталось Ли, умудрившемуся ввязаться в ссору с купеческим старейшиной. Последний, случайно заметив, как восточный товарищ варит себе рис, неосмотрительно весьма небрежно высказался на тему, как можно есть эту убогость, годную лишь для бродяг и нищих крестьян. А потом добавил, что кроме клейкой массы, ничто из этого приготовить нельзя. Ли неожиданно вспылил и заявил, что может приготовить из риса хоть дюжину блюд, которые будет не стыдно подать даже за королевским столом.

Слово за слово, тут же организовали полевую кухню, где Ли моментально развернул весьма активную деятельность. Через пару часов старейшина уже не насмехался, а только с ужасом изучал содержимое выставляемых на стол тарелок. Бойцам кстати многое пришлось по вкусу, ну а про то, что семья Ли, по его словам, уже поколений двадцать занимается кулинарией, никто горе-спорщику не сказал. Хотя тот же Сержант (??) изрядно удивился, а ведь он сам лично столько раз отводил нашего бойца к командиру, когда тому требовались экзотические разносолы для приема важных гостей.

На пятьдесят втором блюде старейшина сдался, признав свое поражение. Заодно и ребята наелись. Дашута и отец Либер, отвечавшие за кормежку отряда, сильно расстроились. Первая потому что Ли за один раз получил больше благодарности, чем она за все три дня похода. А второй огорчился, поскольку восточный повар нечаянно вскрыл его тайное хранилище с украденным зерном.

День 7.Продолжаем поход. Наконец, смогли немного поработать по специальности, поскольку на нас напали разбойники. Правда, напали это слишком громко сказано. Похоже, местная шайка привыкла грабить лишь крестьян и одиночных купцов. Начать с того, что их наблюдателя мы засекли еще за три часа до нападения. Хотя как сказать, засекли. Просто, когда человек во весь рост торчит на вершине скалы и слишком пристально всматривается в проходящий мимо караван, это уже должно наводить на подозрение. Мы даже приветственно помахали ему, после чего он быстро исчез с наших глаз.

Ну а через пару часов, когда мы уже устали ждать, на нас и напали. Причем нападение можно было смело заносить в анналы. Мы чуть не прослезились, когда на дорогу упало дерево, перегородив её, а из кустов вышла толпа бородаты мужиков, вооруженных топорами и дубинами. Главарь тут же потребовал платы за проход через его лес, причем размер её определил чуть ли не в половину каравана. В качестве аргумента привел тот факт, что мы сейчас под прицелом дюжины умелых стрелков.

Сержант тут же поспешил уладить дело мирными переговорами, но получилось это плохо. Вначале на дорогу из леса выбежали Ли и Шантиэль, увешанные кучей плохоньких луков и арбалетов. Атаман при виде такой картины явно побледнел, но постарался держать марку. Но появление сэра Роберта и нашего славного паладина окончательно испортило всю ситуацию. И если сэр бастард, понимая все преимущество, ограничился тычками обратной стороны копья, то Гримуальд, недолго думая, срубил атаману голову.

Оставшиеся разбойники, осознав, как они попали, тут же поспешили скрыться в кустах, а наши горе спасители получили очередную порцию матов от Сержанта. Он-то намеревался повязать разбойников здесь и сразу, а теперь, благодаря стараниям паладина, придется выковыривать их по всему лесу. Пришлось немного задержаться, дабы переловить всю шайку, благо далеко никто сбежать не сумел. Ближе к вечеру мы даже неплохо заработали, сдав всю банду в ближайшем городке в лапы закона. Их, оказывается, уже полгода ловили, но явно вяло и неспешно. В общем, неплохо размялись.

День 8.Снова идет мелкий дождь, а наши купцы внезапно забоялись идти дальше. Пара крестьян, попавшихся навстречу, стали рассказывать про то, что в местных лесах скрывается один крупный отряд орков, который периодически грабит проезжающих путников. Сержант долго заверял, что наши разведчики не пропустят ни одной засады, но переубедить напуганных торгашей так и не смог. В итоге нашей команде снова предстоит сделать вылазку с целью нахождения следов орков.

Через час блужданий по буреломам выяснилось несколько неприятных фактов. Первый из них заключался в том, что все более-менее нормальные тропы обильно затянуты толстым слоем паутины. Второй и гораздо более важный, что у Бертольда арахнофобия, причем очень крайней степени. Мы как-то до поры до времени не обращали внимания на его испуганное и побледневшее лицо, списав все на предбоевой мандраж. Но когда прямо впереди нас возник огромный огненный шар, прожигая все насквозь на расстоянии нескольких сотен шагов, тут уже настал наш черед пугаться.

Краткой беседы хватило, что бы понять всю суть проблемы, но найти решение так и не удалось. Даже нахождение волшебника в самой середине колонны не избавляло его от ощущения ужаса вселенского масштаба. Отцу Либеру на какое-то время удалось заморочить мальчику мозги, но через полчаса перед нами полетел еще один огненный шар, а затем ещё и ещё. Такими темпами ни о какой скрытности не могло идти и речи, и мы было повернули назад, дабы вернуть Бертольда в обоз и снова продолжить поиск уже без него, когда наткнулись на тех самых орков.

Последних обнаружили в состоянии ужаса, явно превосходившее аналогичное у нашего чародея. Короткий допрос показал, что напуганные магией мальчика, они считали, что по их душу пришли могучие чародеи, вознамерившиеся сжечь весь лес дотла, но найти их. Чуть позже они признались в том, что действительно входили в ту самую армию, но после поражения отстали от своих и заплутали в лесах. Ни о каких налетах они и не помышляли, поскольку не могли найти даже следы жилья, и уже который день скитаются по лесам, питаясь чем придется..

В общем, выглядели они настолько жалко, что даже Гримуальд расчувствовался и поделился с ними своим пайком, а сэр Роберт парой умелых пинков указал им правильное направление до родных гор. Орки прослезились и, поблагодарив, поспешили удалиться. В общем все закончилось хорошо, если не считать того, что Бертольд потом еще пять ночей боялся спать, а Сержант орал целый час, обвиняя нас в слюнтяйстве. Мол, достаточно было отрубить всем бошки.

День 10.Первая промежуточная остановка. Город Ризбен, место проведения регулярных ярмарок. Та часть телег, что ехала со штучным товаром, остановилась здесь. Остальные тоже решили остаться на денек, докупить продовольствия и произвести ремонт сломанного. Кроме того, ожидается, что здесь к нам могут присоединиться новые попутчики. Поскольку в наших услугах пока вроде не нуждаются, Сержант своей милостью отпустил всех погулять, кроме меня и Вола. Оказывается, Капитан попросил найти на ярмарке каких-то особых болтов против нежити. Поэтому ему нужные сильные руки для переноски груза.

С делом разобрались без особых проблем, но к этому времени со всех сторон поползли нехорошие слухи про членов нашего отряда. Вначале мы наткнулись на Дашуту, которая руганью с каким-то мужиком умудрилась собрать целую толпу. Долго вникать не пришлось. Стороны взаимно обвиняли друг друга в наглом совращении. По словам нашей воительницы, этот нахальник прижал её к стене, где пытался добраться до самого дорогого. В свою очередь мужик отбивался, крича, что это его завалили за сараем, и если бы на его крики не сбежался народ, позору бы избежать не удалось.

Поскольку обе стороны выглядели весьма убедительно, народ даже не знал, кому верить, а кому нет. В итоге Сержант поставил точку в споре, силой утащив девушку за собой, бурча ей, что бы в следующий раз она практиковалась в изнасиловании на пленных. Тем хотя бы мечом угрожать можно.

Чуть позже нам пришлось выручать Гримуальда, мелко нашинковавшего декорации местного театра. Больше всего при этом досталось куклам здоровенных демонов. Нет, наш паладин не сошел с ума, что бы ни с того ни с сего броситься на сцену с боевым кличем. Он тихо мирно сидел в углу, смотрел на представление, пока сидевшие в первых рядах старики не начали обильно курить. Пара актеров, сидевших в куклах, поперхнулись этим дымом и закашлялись, что послужило для Гримуальда сигналом. Он все еще помнил лекции Шантиэля о том, что силы зла не выносят запаха табачного дыма, поэтому тут же весьма резво бросился в бой. Сражался он настолько яростно, что актеры только чудом остались живы, но если бы не наше вмешательство, могло дойти и до жертв.

В этот раз Сержанту пришлось раскошелиться, покрывая нанесенный ущерб. Правда, не успел он разобраться с театралами, как где-то поблизости раздался взрыв. Мы тут же решили, что это работа Бертольда и, как оказалось, ошиблись. Виновником оказался Ли, настолько впечатливший купеческого старейшину своим мастерством, что он тут же пригласил нашего бойца к себе в гости. Благо тот пообещал ему приготовить какой-то уникальный суп, который нужно долго варить в герметичном котле, дабы не улетучился вкус. В самый разгар готовки появился личный повар хозяина, который, как оказалось, знал этот рецепт, но имел на него свой собственный взгляд. И пока оба мастера кулинарии спорили, какую именно приправу следует добавлять в первую очередь, котел, не выдержав давления, умудрился взорваться. Обошлось без жертв, но кухню теперь старейшине придется собирать заново.

Что же касается Бертольда, то его мы обнаружили веселящимся на пару с Шантиэлем. Эльф с мальчиком, никого не трогая, гуляли по рядам со сладостями, когда нашего волшебника попытались ограбить. Эльф весьма ловко сцапал воришку, после чего они решили его наказать прямо на месте в лучших традициях отряда. Привязали к ближайшему столбу, навесили на него бомбы с тлеющими фитилями и стали подзуживать толпу, собирая ставки, какая из бомб взорвется первой. Все это выглядело настолько нагло, что народ решил, что присутствует на театральном представлении. Даже местная стража преспокойно щелкала орехи в первых ряда, с интересом взирая на происходящее.

Сержанту пришлось наглядно продемонстрировать, что бомбы настоящие, взорвав одну из них на глазах у всего честного люда. Народ весьма впечатлился, после чего нам пришлось сдать воришку страже и поспешить удалиться. Правда очень скоро мы вновь были вынуждены пообщаться с местными блюстителями правопорядка, когда забирали у них избитого и израненного сэра Роберта. Опросив бастарда, узнали, что тот умудрился опять поругаться с каким-то проезжим дворянином и вызвать его на дуэль. И когда дело дошло до поединка, рыцарь растерялся, поскольку осознал, что не знает, как проводить бой, по всем законам чести или с применением коварных хитростей, полученных во время обучения. И пока он раздумывал, дворянин не стал терять зря времени и оторвался от души.

Очень долго искали отца Либера, а в итоге обнаружили его неподалеку от нашей стоянки. Священник на удивление не устраивал финансовых махинаций, не срезал кошельки и не вымогал взяток. Он просто организовал публичную проповедь, заверяя, что буквально через неделю состоится самый настоящий Конец Света, после которого выживут лишь праведники или те, кто успеет откупиться от злых демонов. Деньги на выкуп своей жизни священник предлагал отдавать ему, мол он потом передаст кому надо. Народ, впечатленный красноречием отрядного жреца, весьма дружно передавал ему кровно заработанные деньги, в надежде, что это поможет им продлить свои жалкие жизни.

При виде этой картины Сержант лишь тяжело вздохнул и пообещал, что ругать нас он будет пожалуй завтра. Сегодня он слишком устал от наших выходок, поэтому он лучше хорошо отдохнет и обдумает, кому что и как сказать. В общем, день прошел весело.

День 11.Снова ненадолго застряли. Одна из телег частично развалилась, причем именно в тот момент, когда мы подъезжали к очередной деревне. Пока слуги бегали туда-сюда, пытаясь починить сломанную повозку, мы решили немного прогуляться по окрестностям. Дорога в этом месте огибала невысокий холм, на вершине которого мы обнаружили пару разбитых и заросших травой катапульт. Сержант тут же прочитал нам лекцию, что именно в этом месте шесть лет назад войска законного короля Рагнарода Седьмого остановили армию Темного Узурпатора. Пока мы слушали историю, Вол полез изучать катапульты и ко всеобщему удивлению починил одну из них.

Ли тут же разразился теорией, что коли все целое, попавшее в руки бывшего дровосека, ломается или теряется, то сломанное закономерно должно чиниться. Никто ему, в общем, не возражал, поскольку всех заинтересовала возможность лично опробовать орудие. Правда для начала пришлось прогнать Бертольда, который упорно лез везде со своими бомбами.

На первый раз ограничились боекомплектом из собранных в ближайшем кустарнике орехов. Метнули хорошо, вроде до деревни достало. Затем Шантиэль принес несколько вороних гнезд с яйцами, зарядили и их. Для третьего залпа долго искали подходящий заряд и в итоге наткнулись на пяток куриц, гуляющих в траве. Привязав к ним по камню для лучшей баллистики, выстрелили последний раз, после чего катапульта, полностью оправдывая квалификацию Вола, развалилась.

Через полчаса телегу все же починили и продолжили свой путь. В деревне наткнулись на растерянных крестьян, созерцающих небеса. Оказывается у них с неба вдруг стали падать орехи, яйца и курицы, и теперь они в растерянности, каким это знаком считать, добрым или злым. Отец Либер тут же почувствовал потенциальных клиентов и бросился на помощь крестьянам. Сержант ему не препятствовал, а лишь тяжело вздохнул.

День 12.Чем ближе столица, тем наглее местные лорды. Вначале наткнулись на группу троллей, собиравших деньги за проезд через мост. Вначале думали по старой привычке порубать их на месте, но они предъявили официальные документы, так что пришлось подчиниться. Сержант долго скрипел зубами, бормоча под нос, что случись война, он первый поспешит разобраться с такими наглецами.

Дальше было еще хуже. Со всех сторон набегали отряды, принадлежащие хозяевам местных земель. Весьма нагло изучая содержимое повозок, они требовали часть товара или оплаты наличными. Купцы в спор лишний раз не вступали, хотя, судя по лицам, очень уж хотели достойно ответить наглецам. На Сержанта вообще было жалко смотреть. Как-никак, грабят твоих подопечных, а ты ничего сделать не можешь. Впрочем, после четвертого отряда он вышел из себя и, дав краткие инструкции, спустил нас с цепи.

Первым удар на себя принял отец Либер. Встретив очередную группу поборщиков, он преградил им путь и закатил им, наверное, самую лучшую проповедь в своей жизни. Долго втолковывал своей неразумной пастве о тяжких грехах, особенно напирая на сребролюбие. Через полчаса, впечатленные суровой речью «грабители» удалились, причем как минимум половина из них бросилась в ближайшую церковь замаливать свои грехи.

Следом в бой вступил сэр Роберт. Убедившись, что в очередном отряде нет ни одного знатного человека, он налетел на них как ураган и тут же приступил к запугиванию посредством перечисления полутора сотен знатных предков. Поборщики, явно набранные из крестьян, впечатленные подобным обилием имен (на самом деле они сломались на четырнадцатом), поспешили принести извинения и скромно удалиться.

Тем, кто нарвались на парочку Гримуальд и Бертольд, оставалось только посочувствовать. Волшебник устроил настоящее представления, организовав прямо перед носом сборщиков дани серию взрывов, сопровождаемых молниями и огненными шарами. Паладин в своем сияющем доспехе носился между ними, рубя своим мечом направо и налево. Ошеломленным таким приветствием поборщикам мы поспешили объяснить, что они имеют возможность наблюдать очень суровый обряд экзорцизма и, если они не хотят быть разорванными на куски сотнями злых демонов, то лучше им поспешить удалиться на безопасное расстояние.

Дашута действовала куда более грубо. Просто облачившись в боевой доспех, но без шлема, шла наперехват очередному отряду и кричала, что ищет себе мужчину на ночь. Мужчинам достаточно было всего один раз взглянуть на её лицо, что бы осознать тот факт, что наказание от их хозяина в данном случае выглядит меньшим злом, и спешили скрыться. Довольный Сержант при этом похвалил нашу воительницу за удачно выполненное задание, но та все равно обиделась.

Ли и Шантиэль действовали в своем духе, сумев создать на пути новой группы поборщиков несколько ловушек, выглядящих как естественные препятствия. После того, как половина лошадей официальных разбойников внезапно понесла (особая ароматическая травка вызывающая дикую панику), а другая стала артачиться, те решили оставить наш караван в покое.

Последнюю команду встречали Вол, Я и Сержант. При этом основная роль отводилась мне, в то время, как остальные изображали силовую поддержку. Не составило труда предложить им немного отдохнуть и перекинуться разок другой в картишки. Ну а то, что через час я стал обладателем десятка лошадей и нескольких плохоньких доспехов, это уже их азарт виноват. На этом наш день и закончился, и мы получили очередную благодарность от охраняемых.

День 13.Снова чуть не застряли. Наткнулись на мост, оба въезда на который перекрывали несколько десятков воинов королевской гвардии. Немного изучив вопрос, выяснили, что солдаты сопровождают одного из младших принцев, который очень сильно увлекается живописью. Проезжая по этому мосту, он внезапно заметил одинокую сосну, которая показалась ему весьма живописной, поэтому он решил остановиться и начать работу над очередным шедевром, прямо не сходя с моста. А чтобы никто не помешал юному гению, въезд оказался перекрыт личной охраной.

Глазастый Шантиэль пробурчал, что судя по темпу работы, мы тут можем проторчать несколько часов. Сержант, не особо искушенный в искусстве, зато, как выяснилось, не понаслышке знающий тонкую натуру творческих личностей, тут же шепотом отдал приказ Бертольду. Наш юный маг на пару минут исчез, а затем случилось чудо. С безоблачного неба ударила молния и искомая сосна мгновенно загорелась, что естественно испортило юному художнику всю натуру. Тот тут же заревел, бросил холст с кистями в воду и, сев в карету, поспешил уехать в сторону столицы вместе со всеми охранниками. Те весьма косо на нас смотрели, но выяснять, замешаны ли мы в этом, так и не стали. Видимо самим надоело торчать в этом месте.

Торгаши, осознав, что нам не придется терять еще один день из-за титулованного гения, изрядно обрадовались. А вот Вол расстроился, поскольку он сам хотел срубить эту самую сосну, и доказывал всем, что ему бы потребовалось всего десяток ударов топором. При этом, пока ему не объяснили, не мог понять, как бы отреагировал принц, завидев мужика, рубящего его любимое дерево. Да уж, похоже, предыдущая жизнь так и не научила бывшего дровосека, что происходит, когда связываешься с хозяевами этой жизни.

День 14.Наконец достигли столицы. Правда, в город пока въехать не можем, поскольку на носу очередное празднование. Еще один день в память о том, что когда-то кто-то набил кому-то морду и что-то там спас. Поэтому на дороге весьма солидный затор из телег и, судя по всему, сегодня в город нам въехать не удастся. Вообще-то на этом наша работа заканчивается, поскольку мало кому может прийти в голову грабить при таком скоплении народу. Но как оказалось, для подтверждения выполнения и получения награды мы должны отметиться в местной купеческой гильдии, плюс у Сержанта есть послание для королевского маршала, так что придется потерять еще один день.

Сам командир, скрепя сердце, разрешил нам немного погулять, предупредив, что за любую провинность на этот раз будет карать строго и совершенно несправедливо. Особенно косо он посматривал в сторону священника, явно обдумывая, не заковать ли того в цепи. Его опасения чуть не подтвердились, поскольку отец Либер вернулся через полчаса, обрадовано рассказывая, что оказывается, его байка о конце света уже широко разнеслась. Народ распространяет слухи о дождях из камней, бревен и адских птиц (причем если орехи и гнезда я понимаю, то куриц-то так за что). Священник, тут же закатав рукава, ринулся в массы, намереваясь неплохо на этом заработать, но весьма быстро вернулся. К его сожалению, среди обозников уже бродило немало самозваных пророков, занимаясь тем же самым. В результате отце Либер, ругая расплодившуюся конкуренцию, не имеющую ни вкуса, ни стиля, остался в лагере, предпочтя общение с Волом и Сержантом.

Чуть позже вернулся сэр Роберт, волоча на себе пьяную Дашуту. Девушка наткнулась на лагерь новобранцев и поспешила произвести на них впечатление, рассказывая байки о битвах с орками и нежитью. Молодое пополнение, по его словам, взирало на неё, словно на Валькирию, и было готово выполнить любой приказ. В тот момент, когда бастард нашел её, она уже приступила к выбору мужчины, способного согреть ей постель. К счастью на этот раз Дашута не рассчитала сил и выпила больше положенного, иначе валяться бы рыцарь со сломанными конечностями в ближайшем овраге.

Затем вернулись Бертольд и Шантиэль, которые, по их словам, надеялись найти очередного вора, что бы продолжить то, что не дополучили в Ризбене, но, увы, так никого и не нашли. Видимо боги решили оградить несчастных преступников от встречи со зловещей парочкой.

Примерно через час Вол и Я, решив прогуляться, наткнулись на Ли, сидевшего в окружении своих сородичей. Из их неторопливой беседы я понял, что они ведут весьма жаркий спор на тему «смысла жизни и сущности бытия». Ли как раз заканчивал и парой очень ёмких аргументов сумел доказать свою правоту, указав на ошибку собеседника. Тот вежливо поклонился, поблагодарил за полученный урок, после чего на глазах у всех перерезал себе горло. Наш восточный друг тут же поспешил объяснить ошеломленным нам, что так в их стране смывают с себя грех невежества и скудоумия. Зато теперь стало понятно, откуда у него столько разносторонних познаний. В таком суровом мире только и остается, что набираться знаний, что бы выжить.

Сэр Гримуальд вернулся только под утро. Он нечаянно встретился с одним из магистров своего ордена, который заставил его исповедаться во всех совершенных деяниях. А затем, найдя в них ряд нарушений устава, повелел во искупление грехов, всю ночь рубить дрова нагишом. Веселый у них я посмотрю орден, а магистр, судя по шуткам, явный родственник нашему сержанту. Впрочем, как раз на этом месте подошла наша очередь, и мы въехали в город.

День 15.Получили награду и весьма щедрую. Купцы, впечатленные нашей манерой бороться с грабителями, изрядно раскошелились и пообещали отныне пользоваться только нашими услугами. Мы-то не против, но вскоре выяснилось, что о подобном пока лучше не задумываться. Маршал, получив послание, очень обрадовался нашему появлению и тут же сделал нам предложение, от которого мы так и не смогли отказаться.

Оказывается, из-за нападения орков половина королевской гвардии отправлена к горам якобы на учения, а на самом деле с целью отражения потенциальной угрозы. А в связи с праздниками в город съезжается множество лордов со своими дружинами, и кое-кому из них может прийти в голову попытаться сесть на престол. Так что наш скромный отряд должен усилить поредевшую королевскую охрану и предотвратить любую угрозу, направленную против жизни его величества.

Впрочем, мы особо и не расстроились. Отец Либер, осознав какие возможности таит столица, тут же принялся потирать руки. Сэр Роберт счастлив, наконец, оказаться при королевском дворе, где он имеет шанс выслужиться и получить титул. Гримуальду все равно где, лишь бы против зла, а остальные (включая меня) видят в этом отличную возможность заработать. Так что пускай столица готовится. Ведь её собирается покорить славный отряд Бешеных Зайцев!

Хроники отряда «Бешеного Зайца (Королевская служба)

День 1.Знакомились с новым начальством. Весьма суровый дядька, зовут Конрадом. Начальник дворцовой стражи и просто очень хороший человек. Дашута глядючи на него просто пускает слюни, поскольку, судя по росту и мускулатуре он спокойно может таскать лошадей на своих плечах.

Мы сами на него впрочем особого впечатления похоже не произвели. Вначале Конрад закатил получасовую речь на тему бдительности, а так же преданности престолу. Затем приступил к опросу, интересуясь имеем ли мы опыт охранного дела. Отец Либер тут же разразился душещипательной историей о том как он целую неделю охранял храм от наглого вора пытавшегося украсть церковную утварь. Всем сразу стало интересно, а как именно он охранял её от самого себя. Тут же подключилась Дашута, рассказывая как ей довелось оберегать склад уже от нашего священника.

Шантиэль пробурчал что-то о лесных дозорах, сэр Роберт о многочасовых стояниях на посту. Бертольд вспомнил, как он дежурил в библиотеке, чтобы никто не прошел в секцию с запретными книгами. Ли рассказал о сложных курсах телохранителей которые ему довелось закончить. Судя по рассказу их там учили воспринимать охраняемого как некий философский объект который может существовать, а может вдруг исчезнуть, подчеркивая тем самым необъятность нашей жизни. Я разбавил это историей охраны дюжины бочонков вина от толпы городских выпивох, а Вол порадовал просто захватывающим рассказом, как он охранял свою палатку от волков. Напоследок сэр Гримуальд пафосно заявил, что он всегда на страже как собственной души, так и чистоты людских сердец.

На этом моменте Конрад презрительно сплюнул, обозвал нас никчемными салагами и уже собрался закатить очередную речь, когда внезапно в помещение вошел Сержант. О боги, начальника охраны тут же словно подменило. Он побледнел, стал заикаться и весьма вежливо поинтересовался что нужно столь достопочтенному воину. Как выяснилось Сержант хотел убедиться, что его лучшая(он сам подчеркнул это слово) команда устроилась как подобает. Конрад заверил его, что все организует так, что не будет никаких проблем, после чего посмотрел на нас уже с уважением. Интересно, что между ними было в прошлом?

День 2.Продолжаем осваиваться на новом месте. Конрад показывал нам дворец. Весьма интересная планировка, я вам скажу. Никаких огромных залов и широких переходов. Вместо этого целый лабиринт извилистых коридоров и небольших комнатушек. По словам начальника стражи в былые времена дворец часто штурмовали и все эти ухищрения были придуманы дабы облегчить оборону. Враг просто запутывался в этой паутине ходов, а местные бойцы, хорошо знавшие схему, с легкостью заходили к ним в тыл. Да и сейчас периодически то один то другой придворный теряется в этих коридорах.

Конечно существует подробный план, который, изображения которого и висят на каждом углу, но, как признался по секрету Конрад, он периодически их меняет на фальшивые. Так на всякий случай, вдруг еще кому то придет в голову пойти на штурм. Так что придворные продолжают плутать, матеря во весь голос того писца что умудрился напутать схему расположения коридоров.

Чуть попозже пришел Сержант, приведя с собой нового члена отряда. Зверски избитого парнишку лет двадцати, правда умудрившегося даже в этом виде сохранить достойный внешний вид. Зовут Марком, бывший род занятий – менестрель. Умеет играть на пятнадцати инструментах и петь любовные песни на двадцати семи языках. Последнее и стало причиной его столь неподобающей внешности. Как оказалось он целую неделю пел под балконом песенки одной знатной особе, пока та не сдалась и не пригласила к себе в спальню. И все бы ничего но через полчаса в это же помещение внезапно вошел… нет вовсе не муж, а еще один любовник. Оскорбленный тем, что его место оказалось занятым, он тут же приступил к расправе.

Через десять минут заявился еще один возлюбленный, которому как оказалось так же назначили свидание на сегодняшнюю ночь. Но поскольку менестреля он не знал, а вот того кто его избивал, знал очень даже хорошо, то решил присоединиться к процессу наказания более удачливого соперника. В таком виде их и застал уже законный супруг. Будучи так же хорошим знакомым, двух новоявленных палачей он поверил их легенде о том что они просто вступились за честь его супруги. Недолго думая, вся троица решила утопить горе-певца в ближайшем пруду, и уже было выдвинулись в его сторону, когда мимо прошел Сержант. Чем то его менестрель сумел зацепить, потому что вырубив неудавшихся убийц он тут же убедил Марка принести клятву и взял его под свое покровительство.

Заодно еще раз убедились в том что командира в столице хорошо знают. Мимо проходила пара придворных, которые тут же принялись подтрунивать над внешним видом менестреля. Но едва заметив Сержанта, поспешили извиниться, и слегка побледнев, по стеночке продолжили свой путь. Похоже пора приступать к расследованию, а то мы умрем от любопытства.

День 3.Конрад все еще выбирает, куда нас пристроить дабы избежать больших проблем. Думаю он уже опоздал, отец Либер уже несколько раз исчезал из казарм, каждый раз возвращаясь с пылающими от волнения глазами. Впрочем мы пока особо не возражаем и занимаемся тренировкой новичка. Действия в строю пока не отрабатываем, сосредоточившись на физической подготовке. Нарядив певца в доспехи и закинув за спину мешок с камнями, гоняем его по кругу. Сам Марк выглядит очень жалко, но не сдается. По его словам он хочет вернуть долг своим обидчиком, поэтому хочет стать сильнее.

Сэр Роберт правда хотел заставить его на бегу играть на флейте или лютне, но Ли посчитал это неуместным излишеством, от чего у них тут же разгорелся жаркий спор. Впрочем похоже всему виной мрачное настроение бастарда. Утром выйдя прогуляться он через полчаса вернулся с полноценным патентом графа, которые оказывается продавались буквально за углом, возле дворца. Изучение бумаги показало что печать и подпись короля, настоящие, от чего рыцарь впал в меланхолию.

Он то планировал получить подобный документ лично из рук короля, а так выходит его мечта исполнилась лишь наполовину. Сэр Гримуальд посоветовал тут же пойти к королю, отдать ему бумагу дабы тот мог вновь её вернуть рыцарю, воплотив таким образом мечту в реальность. Шантиэлю и мне с трудом удалось его переубедить и отказаться от подобного поступка. Все-таки вряд ли король поддерживает подобный бизнес. Хотя наш священник уже похоже прокручивает в голове варианты.

Вечером пришел Конрад и мрачно объявил, что знает на какой участок нас определить. Что же, ждем с нетерпением завтрашний день. А то такими темпами мы в этом дворце плесенью покроемся.

День 4.Изучили свой фронт работ. На нас возложено трудное и серьезное задание, охранять пруд, расположенный в самой глубине королевского парка. Для некоторых подобная работа просто предел мечтаний, поскольку пруд находится в центре хорошо охраняемой территории. Для нас же подобное звучит как оскорбление и вызов. Конрад напоследок пошутил, что лично пересчитает всех карпов, которые плавают в водоеме, ибо король любит на досуге сидеть на берегу и разговаривать с рыбами. Ах да, у каждой из них даже есть свое имя.

Долго пытались составить схему работы но в итоге махнули на все рукой и просто уселись на берегу озера. Бертольд приступил к кормлению рыбок, Марк запел весьма похабную балладу, Ли затеял очередной философский спор с Гримуальдом. В общем все были при деле. Правда чуть позже к нам пришел посыльный от Конрада с просьбой продолжать заниматься своим делом, но как можно более незаметно. А то оказывается, несколько фрейлин хотели посидеть на берегу пруда, но увидев, что место занято какой-то весьма странной и агрессивной компанией, сильно испугались.

А нам то что, перебрались в кусты, все равно больше делать нечего. Чуть позже к пруду пришел какой то тип и начал кормить рыбок. С виду на знатного не похож и сэр Роберт решил подшутить. Выскочив из кустов он бодро поприветствовал незнакомца попутно хлопнув его по спине так, что тот моментально улетел в воду. На этом наше знакомство и закончилось, поскольку вода тут же забурлила, а через минуту на берег шлепнулась полуобглоданная рука.

Изучение пруда показало, что вместо карпов там непонятно откуда взялись страшилища со здоровенными зубами. Бертольд как специалист тут же определил что на самом деле рыбок покормили порошком Ризуани. Данный магический состав имеет обыкновение за считанные минуты превращать безобидных зверюшек в злобных кровожадных монстров стремящихся уничтожить любого вторгнувшегося в их владения чужаков. К счастью этот порошок очень дорогой, да и работает крайне нестабильно, поэтому просто так его не купишь. Но в любом случае если вспомнить что король любит купаться в этом пруду, выглядит все подозрительно. Тут же послали весточку Конраду.

Начальник стражи прибежал побледневший от ужаса. Как-никак на лицо покушение на его величество. Правда мы тут же получили выговор что уничтожили убийцу. Но зато часть его вещей уцелела, поэтому есть надежда на опознание. Один минус, похоже нам придется все рассказывать королю и это значит нам придется придумывать долгую и нудную историю о том как нам удалось разоблачит преступника. А так же расписать в подробностях тяжелую схватку, в которой последний и пал. Ну не рассказывать же что все началось с обычной шутки.

День 5.Конрад довольный нашей хорошей работой поставил на более ответственный пост, поручив охранять окрестности Монетной башни, где спрятана вся королевская казна. Учитывая наличие в нашем отряде отца Либера, подобное больше напоминает помещение бочки сметаны под охрану вечно голодного кота. Правда Дашута обещала что проследит за вороватым священником, но учитывая что то уже давно научился от неё ускользать, нас терзают смутные сомнения.

Сэра Роберта и Бертольда данная ситуация похоже забавляет. А вот Ли напротив завел очередной монолог на тему что вор и охранник есть две сути одного явления. И нельзя быть полноценным одним не побывав на иной стороне. Отца Либера такая философия изрядно взбодрила а вот сэр Гримуальд напротив опечалился и выдвинул свою версию. Мол, вороватость столь достопочтенного святого отца объясняется одержимостью злыми бесами. И нужно провести обряд экзорцизма дабы очистить эту светлую душу от зла.

Священника подобное предложение изрядно напугало. К счастью по мнению паладина, в данном случае весь обряд заключался в навешивании на жреца дюжины бесогонных амулетов и паре соответствующих молитв. Странно, обычно наш паладин предпочитает изгонять нечисть своим мечом. Видимо в данном случае его уважение к нашему походному священнику сыграло с ним дурную шутку. В любом случае с наступлением темноты отец Либер умудрился исчезнуть.

Искали его недолго, где то около получаса и нашли по весьма смачным ругательствам в адрес богов и всяких верхолазов. Добравшись до священника тут же узнали подробности его плохого настроения. Оказывается он еще днем присмотрел себе самый удобный путь, но добравшись до башни увидел что по выбранному им маршруту уже ползет какой то человек в черном. Разгневанный святой отец не стал особо церемониться и со всей дури запустил в конкурента посохом, от чего тот тут же замертво свалился на землю.

Поскольку дело явно пахло чем-то нехорошим поспешили обыскать полученный труп. Нашли дюжину различных ножей, несколько флакончиков с ядами (Ли опознал) и с пяток амулетов заряженных черной магией (тут уже Бертольд постарался). Так же нашли несколько всевозможных вещей украшенных тайной меткой известной гильдии убийц. На этом обыск пришлось прекратить и побыстрее послать за Конрадом, на ходу сочиняя историю как отважный патрульный отец Либер вступил в схватку с таинственным незнакомцем проникнувшим на его территорию.

Начальник стражи пришел довольно быстро. Долго смотрел на нас со смесью уважения и недовольства. Ну мы же не виноваты что у нас все убийцы гибнут сами по себе. Впрочем узнав кого мы завалили, недовольство тут же исчезло. Оказывается этих типов живьем никто не брал, а уж одолеть в схватке это подвиг равносильный брошенному вызову богам. Такие ребята обычно кончают с собой сами, если знают что сбежать не получиться. Так же обрадовались, узнав что на этот раз королю докладывать не будем.

В общем все хорошо лишь священник огорченно вздыхает. После такого за башней будут присматривать в десять раз сильнее обычного. Зато нам меньше проблем. Особенно рад сэр Гримуальд, который считает что все произошедшее это результат работы его экзорцизма. Ну не будем его разочаровывать.

День 6.Сегодня у нас выходной, поэтому можем расслабиться. Бертольд, Ли и сэр Роберт ушли в город, решив изучить книжные лавки. Дашута и отец Либер отправились на рынок за продуктами. Сержант довольный тем что все идет хорошо, стал учить нашего паладина азартным играм и всяким жульническим приемам. При этом умудряясь заставить его поверить, что все это относится к богоугодным делам. Я по мере сил стараюсь ему помогать.

А вот Марк сумел нас удивить сумев подружиться с Волом. Правда это последний поспешил обхаживать нашего менестреля, решив выведать у него секреты обольщения женщин. Судя по пылающим глазам обоих, ничего хорошего из этого не выйдет. Учитывая что через пару часов общения, Марк подхватил свою лютню и на пару с бывшим дровосеком отправился в сторону крыла где проживают фрейлины, в ближайшее время следует ожидать немалых неприятностей.

Правда на удивление прошло несколько часов прежде чем объявили тревогу. Поскольку к этому моменту все наши вернулись, Сержант тут повелел надеть доспехи и построится. Следующим удивляться пришлось самому Сержанту, поскольку в строю обнаружились Марк и Вол. Короткий расспрос показал, что лиричные любовные баллады нашего менестреля очень долго не могли найти своего слушателя, но тот не сдавался. В итоге им удалось наткнуться на даму весьма распутного вида, которая тут же пригласила обоих стражников в свои покои. Правда не успели они раздеться как в дверь тут же начал ломиться её муж.

Вол как ни странно успел спрятаться в шкаф а вот Марк немного струхнул и его опять поймали на месте преступления. Как и в прошлый раз муж оказался с парой друзей и расправа была неминуемой но тут Вол не выдержал и решил вступиться за соратника. Дубины и топора под рукой у бывшего дровосека не нашлось, но как выяснилось тяжелый бронзовый подсвечник может бить ничуть не хуже. Расправившись парой ударов со всей троицей, наши горе любовники поспешили сбежать в казармы, провожаемые восхищенными взорами ветреной красотки.

На этом правда ничего не закончилось, поскольку пришедший в себя муж, оказавшийся видной шишкой тут же умудрился поднять весь гарнизон с требованием выловить злодеев покусившихся на него самого и честь его жены. Судя по описанию, в числе покушавшихся оказалась дюжина троллей и как минимум пара высших демонов. Марк и Вол тут же живо впряглись в поиски, благо, что в доспехах их опознать было тяжело.

Суматоха продолжалась до самого утра. Поймали пару воришек, пытавшихся стащить простыни из дворцовой прачечной, нашли пьяного графа пропавшего с королевского бала три дня назад, а так же сумели обнаружить несколько дырок в заборе и три подкопа. Следов демонов и троллей так и не попалось, так что пришлось разгневанному мужу возвращаться домой ни с чем.

День 7.Похоже, ночной демарш Вола, с избиением сразу трех защитников поруганной чести, произвел впечатление на ветреную фрейлину. По крайней мере утром наш дровосек получил от неё записку с назначением места и времени нового свидания. Поскольку читать Вол так и не научился, зачитывать текст послания пришлось отцу Либеру. Что же касается Марка, то он впечатленный работой своего товарища с утроенной силой взялся за тренировки. Похоже Сержант прав и из этого упрямого мальчика еще выйдет толк.

Так же потренироваться решил и Ли, но из-за специфики своей работы, решил проделать это в дворцовом парке. Сержант который решил понаблюдать за ним вернулся крайне довольным. Оказывается в качестве цели наш восточный друг выбрал пышные прически дворцовых дам. Он их конечно не срезал, но почти все фрейлины вернулись с прогулки имея в голове как минимум по одной метательной звезде или ножу. Судя по визгам донесшимся чуть позже из дворца, все эти сюрпризы они обнаружили лишь дойдя до зеркала. Пришлось Сержанту вновь всех собирать и устраивать очередной рейд (с Ли во главе) на этот раз в поисках злостного хулигана и убийцы, осмелившемся поднять руку на благородных особ.

Долго это правда не продлилось. Пришел Конрад и заявил что завтра нам предстоит ответственное задание. Оказывается во дворце намечен большой прием и король, впечатленным рассказами о наших подвигах принял решение перевести нашу группу поближе к себе. Правда для начала нужно разобраться, кого на какой участок поставить.

Разбирались исходя из внешнего вида. Самых пристойно выглядящих, (читай сэра Гримуальда, сэра Роберта и Шантиэля) распределили в главный зал. Обладателей наглых рож (как оказалось это я и Марк) тех поставили охранять один из потайных ходов. Излучающих интеллект и мудрость (ну это понятное дело Бертольд, отце Либер и Ли) отправили в библиотеку. Ну а деревенщине (Дашута и Вол немного обиделись на такое выражение) досталась под надзор кухня. Ох, чую нас завтра ждет жаркий денек.

День 8.Ну в целом я оказался прав. Едва мы с Марком заняли свой пост как в ближайших кустах обнаружилась парочка весьма подозрительных личностей. Сами личности явно так же удивились столь резкой смене караула, и долгое время отказывались покидать свой пост. Правда, когда Марк от скуки достал свою лютню и запел (а чего боятся, Конрад только через час придет) личности тут же осмелели и устремились к нам.

В целом все как я и думал. Они принялись предлагать нам круглые суммы в обмен на то что мы их пустим внутрь и тут же забудем об их присутствии. Я предложил альтернативный вариант, сыграть в карты и если они сумеют меня обыграть, то могут смело проходить. Личности тут же обрадовались, правда, как вскоре выяснилось зря. Через час я стал владельцем обоих кошельков, нескольких ножей, одного складного арбалета, набора ядовитых игл, пары черных масок и вообще всей одежды незнакомцев. Сами незнакомцы взахлеб доказывали пришедшему Конраду что они тут не при чем, но улики все же оказались против них. Обидно что пришлось отдать кошельки (хотя часть монет я успел пересыпать к себе в карман).

Вечером поговорил с остальными. У них тоже веселья хватало. Так Дашута с Волом вначале очень долго скучали не находя себе места. Даже организовали турнир по армрестлингу среди местных рубщиков мяса и простых рабочих. И так бы продолжалось до вечер, но тут внезапно один из помощников повара повелел подать на королевский стол «Лесную Курицу под соусом Лузуар». Вол тут же встрепенулся и из интереса посмотрел на блюдо после чего затеял жаркий спор доказывая что мясо Лесной Курицы ну никак не может быть белым, поскольку оно розовое по природе. Изумленным поварам, шокированным тем что какой то деревенщина разбирается в столь изысканных блюдах, Вол пояснил что в его лесах этой курицы просто тьма тьмущая и он съел достаточное количество экземпляров что бы знать какого цвета должно быть её мясо.

Сторону стражника тут же поддержало еще несколько поваров согласных с его утверждением. Начался бурный спор в процессе которого Дашута тихонько изучила все ингредиенты соуса и найдя крайне подозрительную бутылочку тут же поинтересовалась у поваров что это такое. Подозреваемый тут же побледнел, начал что то невнятно мямлить и пришлось нашей воинствующей деве слегка на него нажать (ну если так можно назвать попытку выколоть глаз попавшейся под руку вилкой).

Очень быстро выяснилось, что вместо Лесной Курицы повар попытался подать на стол Эльфийскую Куропатку, чье мясо как многие знают, является основополагающим ингредиентом большинства ядов. А добавка в соус специальный замедлитель, который должен был заставить сработать яд с опозданием в пару-тройку дней, попутно немного изменив симптомы. Дальше его слушать не стали а просто передали в попечение славных ребят Конрада, благо что у тех для допроса есть специальные помещения и нужный инструментарий.

В библиотеке так же хватало интересного. Вначале наша троица мудрецов просто ходила по залам, изучая стеллажи ну и попутно борясь со скукой. Отец ибер долго ругался что не нашел ничего достаточно ценного (а то что он нашел разваливалось прям на глазах, поэтому священник не посмел рискнуть). Затем Бертольд, воспользовавшись моментом, изучил каталог и втайне от всех направился в секцию литературы непристойного содержания. Там вместо книг с картинками он обнаружил старшего библиотекаря, усердно занимавшегося смазыванием страниц одного из фолиантов загадочным составом. Пришедшего мальчика он вначале не особо испугался, поскольку приступил к запугиваниям, но тут на шум прибежал Ли, который тут же в составе распознал очередной яд. Ну а следом на сцене объявился отец Либер, и без лишний разговоров, огрел подозрительного библиотекаря своим посохом.

Силы на этот раз наш священник рассчитал правильно и слегка оглушенный сотрудник очень быстро поведал о том, сколько и кто ему заплатил за то что бы подсунуть королю отравленную книгу. Дальше все пошло по накатанной схеме, вызов Конрада с его ребятами, очередной ошалелый взгляд начальника стражи ну и передача преступника. Остаток времени вся троица провела, изучая литературу в обнаруженном Бертольдом стеллаже.

Самое веселое как я и ожидал, проходило в главном зале. Сэр Роберт очень быстро устал стоять истуканом и, обратив внимание на скользкий пол, на котором завалилось немало знатных дам, уговорил эльфа и паладина на небольшую шалость. Всего-то ставить незаметные подножки и затем смотреть за тем как знатные господа разлетаются по всему залу.

Шантиэль и Гримуальд вначале скривились, но очень быстро вошли во вкус. А уж когда из под одежды гостей на пол полетело всевозможное колюще-режущее оружие, в комплекте с арбалетами, пружинными стрелометами и прочими гномьими поделками, веселье приобрело совсем иной размах. Конрадовы ребята просто не успевали выводить гостей, с целью выяснения истины. Остальные приглашенные мигом поняв, что происходит тут же запаниковали и поспешили сдать всех подозреваемых с потрохами. В общем праздник превратился в день познания истины. А сам начальник стражи смотрит теперь на нас как на посланников богов. Ну учитывая что Сержант еще в первый день учебы сказал что он для нас Бог, то тут Конрад не так далек от истины.

День 9.Пока палачи Конрада не зная сна и отдыха раскрывают один заговор за другим мы наслаждаемся очередным заслуженным выходным. Тем более и заняться есть чем, ибо Бертольд все-таки стащил из библиотеки одну из книг. Ли назвал её «Искусством ублажения тысячи и одной позы». Не знаю насколько он прав в количестве, но картинок там хватает.

Очень скоро книгу у юного чародея забрали. Сэр Гримуальд при её виде дико покраснел и объявил демоническим порождением, созданным для искушения неокрепших разумов. Сэр Роберт напротив изучил с интересом и периодически показывал не менее красной от смущения Дашуте, заинтересовавшие его картинки. Ли и Шантиэль особого безумия от данной вещи не поняли. Ну эльф понятно, за всю свою жизнь и не такое видал. С Ли оказалось все куда интереснее, поскольку выяснилось что данную книгу написал один из его предков и в их семье она считается образцовым учебником для просвещения подрастающего поколения.

Следом изучить учебник взялся Марк, да и я пару раз заглянул. Отец Либер как выяснилось, подобной литературы так же начитался еще в своем монастыре. Ну а напоследок всех нас разогнал вол, который забрал данное пособие себе в единоличное владение. Благо хотя текста он не понимает но зато на картинках все подробно расписано. Чуть позже, весьма схематически перерисовав на обрывок бумаги несколько особо заинтересовавших его поз, наш дровосек весьма скорым шагом удалился в сторону уже изученного дворцового крыла.

Вернулся он через три часа, весьма уставший но довольный и тут же, невзирая на возмущения Ли принялся вносить правки в книгу. По его словам часть поз доступны только волшебникам, демонам и циркачам, а некоторые несут риск получения травмы. Но зато оставшиеся вполне себе ничего. И судя по тому что в течении последующих трех часов Вол получил не менее полудюжины надушенных записочек, он вполне может оказаться правым.

Марк пускает слюни от зависти и так же засел за изучение пособия, а вот Ли сильно опечален, тем что труд его предков оказался так грубо раскритикован. Правда чуть позже наш восточный друг успокоился и заявив что от наглых западных варваров и следовало ожидать чего то подобного успокоившись лег спать.

День 13.Тринадцатый день нашего пребывания в столице ознаменовался весьма примечательным событием, которого каюсь мы даже ждали. Нет, не дня рождения его величества а напротив, очередной попытки государственного переворота. Конрад бегает в панике, поскольку у него под рукой только мы и пара сотен гвардейцев, а бунтовщик, некий герцог Лузимунский, умудрился подчинить себе часть городского гарнизона и теперь идет на штурм дворца. И в данный момент почти тысяча солдат, разбившись на пять отрядов окружают королевскую резиденцию.

Начальник стражи правда решил что стоит отвести своих подчиненных внутрь дворца и там используя лабиринт коридоров организовать качественную оборону, но вот наш отряд все решил иначе. Началось все с отца Либера, который узнав о беспорядках прихватил с собой Вола и убежал в город. Как мы выяснили, он на всякий случай заранее присмотрел несколько богатых домов, чьи обитатели скорей всего заранее уедут за город. Тем самым священник получил неплохую возможность порезвиться.

Забравшись в дом одного из местных баронов и напугав оставшихся там слуг, отец Либер тут же поспешил набить мешки всем ценным что попалось под руку. Вола он кстати прихватил как тягловую силу, что бы унести побольше. А вот его кривые руки он в расчет почему то не взял. И в итоге выбегая из дома, наш дровосек умудрился порвать мешок об забор и вывалить все содержимое прямо перед носом первого из пяти отрядов, как раз занимающего позицию.

Солдаты оказались в шоке от такого золотого дождя и тут же плюнув на приказ приступили к мародерству. Благо и отец Либер им подсобил, вырубив посохом от пытавшихся навести порядок командиров а, после увидев, что началась драка, любезно направил их в разграбленный им же дом. Сокровищ все равно на всех не хватило и в итоге большая часть отряда пала жертвой собственной жадности. Сам священник особо не огорчился а, сделав Волу внушение направился к следующей цели.

На поиски священника тем временем направились наши рыцари. Благородный бастард сэр Роберт и слуга света сэр Гримуальд. Маршрут они выбрали самый короткий, поэтому неудивительно, что он пересекся с курсом второго из отрядов. Разгневанный неожиданным препятствием наш паладин тут же закатил целую лекцию на тему служения добру, злу и выбору своего пути. Всем кто осмеливался ему возражать, сэр Роберт тут же сносил голову. Под конец солдаты, проникнувшись этой речью, дружно сложили оружие и поспешили разойтись по домам. Как мы потом узнали, часть из них предпочла служение богам, военной службе, настолько сильно было красноречие паладина.

Третьему отряду так же не повезло, поскольку по той же улице, возвращался в родные казармы Бертольд, накануне решивший посетить лекцию одного знаменитого алхимика. Лекция сопровождалась и практическими опытами, поэтому под конец наш отрядный чародей изрядно запасся взрывным материалом. Напуганный шумом и ревом разгоряченных солдат, наш мальчик побросал все свои запасы, правда успев их предварительно поджечь.

Ну можно сказать что тот алхимик действительно оказался весьма знаменитым и умелым. По крайней мере после взрыва, улица стала шире раза в два, а отряд революционеров стал меньше на две трети. Этого вполне хватило что бы там больше никто не помышлял о свержении законной власти. Хотя сам Бертольд искренне огорчился, поскольку согласно его расчетам погибнуть должны были все.

Еще один поисковый отряд, состоящий из Дашуты, Ли и Шантиэля нарвался на четвертый отряд. Наша воительница тут же поспешила пойти на пролом, но быстро осознала что с такой толпой втроем им не управится. Последующее отступление, позволило быстро составить план. Вся троица укрылась в ближайшем доме, имевшем такие достоинства как единственную, очень узкую дверь и высокие окна. Оба разведчика заняли позицию на крыше, и едва противник оказался в радиусе досягаемости, поспешили перейти к обстрелу, выцеливая преимущественно командиров и самых инициативных.

Солдаты на подобное обхождение обиделись и попытались штурмовать дом, но быстро выяснили что даже одной девушки с мечом вполне хватает что бы защитить узкий проход от пары сотен человек. Все это продолжалось минут пятнадцать. За это время у Ли и Шантиэля кончились стрелы и метательные ножи, а восставшие потеряли всех командиров. А тут еще и до них донесся отголосок взрыва устроенный Бертольдом. Потихоньку решив что в подобные игры им лучше не вмешиваться, горе-революционеры потихоньку разбежались, оставив поле боя за Бешеными Зайцами.

Что-то похожее случилось и с пятым отрядом, который столкнулся с Сержантом, тащившем за собой Марка и меня. Менестреля тут же выдвинули вперед и он тут же, придерживая безопасную дистанцию, забросал наступающих вопросами из разряда: «За кого воюете». Узнав что отряд подчинен напрямую герцогу Лузимунскому он тут же поспешил уточнить, не тот ли это герцог который обещал что заняв трон тут же закроет все бордели и игорные дома, а в тавернах разрешит подавать только воду. Солдаты тут же заколебались. Командиры тут же поспешили натравить их на наглого певца, но мы с Сержантом к этому времени заняли неплохие позиции и выбили их из арбалета. Бунтари тут же намек поняли и решив что напоролись на засаду поспешили повернуть назад.

На этом восстание и закончилось. К вечеру наша группа была в сборе, а Ли с Шантиэлеме умудрились даже притащить с собой главного революционера, того самого герцога. Как выяснилось войдя в раж они попытались устроить охоту и на другие отряды но наткнулись только на герцога пытавшегося навести порядок в убегающих войсках.

Шокированный Конрад уже даже не знает слов и лишь молча пожимает руки. Сержант ехидно ухмыляется и шепотом рассказывает, что в свое время он конечно и похлеще номера откалывал, но мы так же неплохие продолжатели традиций Бешеных Зайцев. Теперь осталось пережить самое сложное, королевскую благодарность.

День 15.Остатки бунтовщиков переловлены и посажены под замок. Те у кого были хоть пара крамольных мыслей теперь усиленно их прячут. Что касается нас, то все сейчас пребывают в состоянии смеси полного восторга и легкой задумчивости. Король не стал особо скупиться и пользуясь тем что в последнее время освободилось немало замков и земель, распределил часть их среди членов нашего отряда, попутно присвоив кучу титулов.

Так сэр Роберт теперь изучает купленный графский патент и присвоенный баронский, размышляя который из них дает больше прав и знатности. Дашута и Вол, долго пытались поменяться своими баронствами (поскольку одному не нравится что у него нет леса, а другой подавай побольше деревень), но в итоге остались при своих. Самому Волу повезло вдвойне. Узнав, что безродный наемник так высоко взлетел, все дворцовые дамы теперь просто не дают ему прохода. Похоже что в ближайшее время бывшему дровосеку опять придется штудировать трактат написанный предками Ли. Отец Либер попытался выбить себе сан Архиепископа, но получив от Сержанта подзатыльник, ограничился скромным графством. Чую что его подданным придется посочувствовать.

Остальным так же досталось немало, но в итоге мы все равно остались при своих. Король как то не особо хочет отпускать со своего двора таких героев и поскольку мы здесь на вольнонаемной основе предлагает продлить наш контракт. Ну в принципе Сержант не против, благо на носу зима, войны с орками вроде не предвидеться и королевская служба отличное место для отдыха.

Ну а после, по словам нашего мудрого командира мы их так достанем что они с радостью отправят нас назад. И тогда нас похоже будут ждать очередные великие подвиги. Хотя, по-моему, сам факт службы в отряде Бешеного Зайца и есть подвиг…

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

Хроники отряда «Бешеного Зайца» (Обучение)

День 1.Записался в отряд. Ну как сказать записался, затащили чуть ли не силком. Я разве виноват, что их вербовщики так ловко в карты мухлюют? Вот мне и сказали, либо выплачивай долг (а откуда обычный трактирный слуга возьмет три золотых?), либо вступай в отряд. А то детина такой справный, сильный, самое то чьи-нибудь бошки пробивать, а не полы в заплеванной таверне протирать. Хозяин, скотина тоже, прикрывать не стал. Ответил, ты, мол, проигрался, вот сам и отдувайся. Ну, ничего, меня заверили, что это всего-то на год. Вернусь - объясню ему, где он был не прав.

Меня, как новичка, сразу отправили в распоряжение Сержанта. Вот так, прямо с большой буквы Сержанта. Как его на самом деле зовут, он так и не сказал, заявив, что такие салаги, как мы, просто не имеют права осквернять его благородное имя своими грязными языками. Не знаю, насколько уж он там благороден, но выглядит как мясник из соседней лавки. Впрочем, именно из-за этой схожести я с ним связываться и не стал. А то, как заедет по уху невзначай, так все содержимое головы по ближайшей стенке и расплещется.

Зато познакомился с товарищами по несчастью, такими же бедолагами, которые только вступили в отряд. Правда, они себя несчастными не считают и даже рады открывающимся перспективам. Особо пообщаться нам, правда, не дали. Сержант тут же потащил всех на площадку для тренировок, чтобы изучить полученный материал. Там заодно я и узнал, с кем связался. Забавный контингент подобрался, скажу я вам.

Ли – низкорослый странник с востока. По его словам, хочет заработать достаточно денег, чтобы встретить спокойную старость. При этом работа наемником для него обычное дело, вот только у Зайцев, как я понял, специфика несколько иная. Коротышка Ли, правда, творил такое, что возникло ощущение, будто я в цирке. Кулаком разбил камень, прыгал и кувыркался, крутил сальто, разбрасывая в разные стороны ножи, а напоследок попытался врезать Сержанту, но умудрился отбить кулак об его нагрудник. Не рассчитал бедолага сил, ведь стальная кираса это вам не известняк, крошащийся сам по себе только так.

Вол – бывший дровосек. В отряд вступил, чтобы спрятаться от гнева отпрыска вельможи. Причем дело-то пустое: по пьяни хвастался своим мастерством и поспорил, что срубит здоровенную сосну за двадцать ударов. Дерево-то срубил, но то умудрилось упасть так, что немного поцарапало карету этого самого знатного сынка. Возник скандал, пьяный Вол высказал все, что думает, а когда протрезвел, узнал, что стражники уже стоят у его дверей. Еле ноги унес, хорошо хоть кто-то посоветовал ему вступить в отряд, мол, Зайцы даже убийц не выдают, если, конечно, сочтут их полезными. А пользу дровосек может принести немалую: с топором управляется знатно и ловко, правда, пока никак не может избавиться от привычки бить по основанию. Сержант даже опешил, когда вместо ожидаемого удара по голове получил учебным топором по ногам. Вол, конечно, долго извинялся, но свою порцию уважающих взглядов он получил.

Сэр Роберт – бастард одного из местных знатных лордов. Долгое время воспитывался при дворе отца, пока в голову ни ударила моча, и его ни понесло на поиски приключений. Почему он вступил в отряд, не знаю, поскольку благородных рыцарей, по словам Сержанта, в составе никогда и не было. Правда, потом услышал его шепоток, что если такие к ним и попадают, то либо перестают быть рыцарями, либо очень быстро погибают. Роберт Сержанту сразу не понравился, поскольку тут же стал кичиться своим умением фехтовать на шпагах и ловкостью управления с лошадьми. Дело закончилось тем, что Сержант взял учебный топор и в два удара сломал лорду-бастарду его шпагу. С верховой ездой вышло поинтересней: для Роберта выбрали самую пугливую лошадь, которая начинала прыгать в стороны от малейшего звука, после чего Сержант принялся трубить в рожок. Через пять минут мы вытаскивали сэра Роберта из выгребной ямы, куда его и забросило после очередного кульбита. Судя по позеленевшему лицу, бедолага начал понимать, куда попал, но признаваться не хотел.

Отец Либер – настоятель храма в близлежащей деревне. Попался на краже церковной утвари и пожертвований, но сумел доказать, что даже в такой жирной заднице есть изрядная ловкость, поскольку во время ареста избил трех стражников, а затем, обогнав погоню, очутился в нашем городке. Так же, как и Вол, быстро сообразил, что надо делать и записался в отряд. Сержант над ним измывался больше всех, называл Вашим Преосвященством и обрадовано кричал, что знает, кого назначить в отрядные интенданты, а то, мол, предыдущего как раз пару дней назад повесили. Священник, надо отдать ему должное, на издевки реагировал с доброй улыбкой и в ответ продемонстрировал свое владение посохом. Для такого жирдяя это выглядело очень солидно, и хотя через пять минут отец Либер запыхался, в целом впечатление произвел.

Шантиэль – эльф, самый заурядный эльф. Чего ему от нас понадобилось и зачем он записался, пока так и не узнали. Сержант на него смотрит, широко раскрыв глаза, но с вопросами приставать не спешит. Эльф продемонстрировал высокий уровень владения кинжалом, луком, а так же намекнул на навыки разведчика. Сержант впечатлился, правда, пробурчал, что разведывать пока надо лишь то, насколько сильно разводят пиво в ближайшей корчме.

На этом смотр закончился, поскольку Сержант объявил, что больших пентюхов он в жизни не видывал, а его глаза уже устали на нас глядеть. Впрочем, созерцание нас, изнемогающих после пробежки ста кругов по двору под палящим солнцем, вполне может их исцелить, поэтому нам тут же пришлось брать ноги в руки и развить максимально возможную скорость. Отца Либера хватило на пятнадцать кругов, после чего его пришлось отнести в ближайший тенечек. Сэр Роберт мужественно держался до пятидесятого круга, но затем жара разморила его настолько, что он потерял направление и улетел в ту же выгребную яму. Я сам вырубился на семидесятом, и остаток дня помню с трудом.

День 2.Утро началось с очередной пробежки, правда, сегодня всего на пятнадцать кругов. Священник в этот раз упал после десяти, но мужественно прополз оставшуюся дистанцию. Шантиэль вызвал очередной приступ ненависти у всех, ибо умудрился обогнать нас на два круга. Правда, Сержант заставил его отжиматься, дожидаясь нашего прибытия. Отжиматься эльфу пришлось очень долго, поскольку отец Либер явно не мог развить высокую скорость, передвигаясь на четвереньках.

Затем приступили к занятиям. Всех нас поставили в ряд, дали в руки учебные копья, мечи и щиты и стали обучать приёмам поведения в строю. Эльф снова начал выделываться, заявив, что ему, как лучнику, не стоит учиться такому примитивному бою. В ответ Сержант, мило улыбаясь, поинтересовался, какие будут действия в том случае, если у остроухого внезапно кончатся все стрелы? Ведь, исходя из его логики, эльфу придется либо бежать с поля боя, что приравнивается к дезертирству, либо оставаться на месте в ожидании, когда противники перережут ему глотку. Эта речь оказалась достаточно убедительной, и Шантиэль все-таки встал в строй.

После обеда долго утешали нашего бастарда, который до сих пор переживал из-за потери шпаги, ведь эта «зубочистка» была фамильной. Пообещали, что найдем кузнеца и все исправим. Потом успокаивали отца Либера, страдающего от голода. По мне так здесь кормят от пуза, но для священника здешние порции оказались чуть ли ни половиной нормы. Напоследок пришлось приводить в чувство Шантиэля, узнавшего, что ему придется сменить свой вычурный зеленый наряд на стандартную униформу. Сержант, зараза, смеется и говорит, что в иных ротах с этого остроухого красавчика моментально бы содрали все тряпки, дабы не мозолил глаза своей помпезностью.

День 3.Продолжаем отрабатывать групповые действия. Наконец удалось переучить Вола не бить в строю с размаху по ногам, а то он мало того, что противников всех покрошил, так заодно еще и половину наших. У Ли проблема иного рода: меч-то ему сумели подобрать по росту, а вот щиты все стандартные. В общем, нашего желтокожего друга просто невозможно разглядеть за щитом, но сам Ли из-за него тоже ничего не видит, поэтому чаще всего бьет в пустоту. Сержант довольно ржет и говорит, что это лучший способ свести врага с ума.

Вечером отец Либер ненадолго ушел, а затем появился с бочонком пива. Оказывается, он уже сумел подружиться с начальником продовольственного склада, поскольку терпеть скудный рацион не намерен. Шантиэль покрутил пальцем у виска. За пару минут до возвращения Либера остроухий как раз говорил о своём намерении предложить священнику половину своей порции, а то для хрупкого эльфа человеческий рацион чересчур обилен.

Часа через два пришел сержант, еле успели спрятать бочонок. Он как-то нехорошо посмотрел на нас, но устраивать допрос или обыск не стал. Вместо этого познакомил с новым членом отряда. Девушка, двадцать два года, зовут Дашутой. Дочка кузнеца, который, похоже, мечтал о мальчике. Она выше Вола на целую голову, а объемом плеч напоминает нашего Сержанта в полном боевом доспехе. Добавим к этому коротко подстриженные и торчащие в разные стороны рыжие волосы, плотный покров веснушек на лице, нос картошкой и отсутствие передних зубов.

Сэр Роберт и Шантиэль, дождавшись ухода Сержанта, отправились напиваться, забрав с собой бочонок. У них, оказывается, разрушились идеалы. В представлении эльфа, начитавшегося сказаний и легенд, женщина-воин выглядела как прекрасное и воздушное неземное существо, с легкостью покоряющее чужие страны и сердца мужчин. Рыцарь, напротив, разочаровался самим фактом существования воительниц. Для Роберта все женщины делились на прекрасных дам, встречных прохожих и городских шлюх, а Дашута в данную концепцию никак не вписывалась.

День 4.Очередной шок для нашего рыцаря. Оказывается, Дашута неплохо разбирается в строевом бою. Судя по поломанной физиономии, в городских кулачных боях ей тоже участвовать приходилось и не раз, а там чувство локтя просто обязательно. Правда Сержант продолжает ворчать, что баба на войне все равно, что евнух в гареме. Вроде человек и при деле, но смотрится весьма смешно и нелепо.

Вечером приходил Капитан и долго рассказывал о сущности отрядного братства. Если отбросить словесную чепуху, то все выглядит довольно просто: прикрывай друг другу спину и постарайся не обгадиться. Будешь соблюдать эти правила, отряд тебя из любой задницы вытащит, а вздумаешь на них наплевать, в эту самую задницу тебя и загонят. Попутно наслушались историй о былых ратных подвигах Зайцев. Оказывается, это сейчас они сидят на одном месте и функцию городской стражи исполняют, поскольку войны нет, а как начнется заварушка, первыми же туда устремимся.

Сэр Роберт вежливо поинтересовался о происхождении такого странного названия отряда. В ответ тут же получил исчерпывающий рассказ о том, что обычно заяц животное вполне себе смирное и старается тихо скрыться от врага. Но если заяц окажется бешеным, то его хрен поймешь, побежит ли он или предпочтет вцепиться в горло, а то и в иное место поинтереснее. В общем, все поняли, что наша сила в непредсказуемости и неадекватном поведении, на чём лекция и закончилась.

День 5.Учились стрелять из арбалета. Ли и Шантиэль показали лучший результат, на спор нашпиговав мишени в тех местах, куда указывал Сержант. Отец Либер, Дашута и я смогли хоть куда-то попасть. Вол, пытаясь разобраться с механизмом, умудрился сломать свое оружие, за что и был изгнан со стрельбища в мастерскую. Сэр Роберт разразился очередной патетической лекцией на тему, что данный тип оружия является недостойным рыцаря и что врага надо встречать грудью, смело глядя в глаза. В ответ сержант пообещал выбить сэру бастарду оба глаза, если он не прекратит молоть чушь. В итоге Роберт все же согласился поработать с новым оружием, но в результате стрелой сбил с сержанта шлем. И это несмотря на то, что тот стоял у рыцаря за спиной.

Выслушав очередную порцию ругани и вытащив сэра Роберта из уже ставшей привычной для него выгребной ямы, получили новое задание. Мы должны научиться стрелять на скорость, работая в паре с заряжающим. Поскольку Вол, похоже, надолго застрял в мастерских, нас разбили на три пары. Меня поставили вместе с Дашутой. Пока учились работать слажено, все шло нормально, но когда Сержант матами стал увеличивать темп, напарница умудрилась повторить подвиг бастарда, послав стрелу куда-то назад и вверх, прямо в окно офицерской казармы.

Получили еще одну двойную порцию матов от Сержанта и от заместителя командира, которого болт чуть ни лишил самого важного. Последний полчаса угрожал отдать виновника на сношение к гарнизонному козлу, но узнав, что стреляла новенькая, повторил слова Сержанта о бабе на войне и, сплюнув, удалился. Дашута, похоже, сильно расстроилась.

День 6.Знакомились с новым членом отряда. Бертольд, тринадцать лет, бывший ученик академии магов. Был притащен всем городским ковеном магов чуть ли ни за шкирку. Мальчишка учудил что-то очень серьёзное, и волшебники не смогли придумать достойного наказания, потому спихнули его к Зайцам. Сержант продолжает ворчать, что суровый отряд наемников постепенно превращается в детскую игровую. Однако сто кругов для нового члена устроить не забыл. Мальчишка попался крепенький, даже не свалился, к тому же выяснилось, что он неплохо разбирается в механизмах, значит арбалет точно не сломает.

В строю Бертольду, правда, туговато, поскольку щита держать не может, и приходится обучать подсобным делам. Ли, пока Сержант не видит, решил дать волшебнику пару уроков метания ножей и звездочек. В итоге парнишка умудрился порезать себе руку в трех местах. На требование привести врача Сержант, злобно ухмыляясь, привел какого-то здоровенного одноглазого громилу, покрытого шрамами, и заверил, что это лучший штопальщик отряда, практиковавшийся на самом себе. После этого порезы у Бертольда как-то сразу сами собой зажили, и он предпочел как можно быстрее вернуться к учебе.

На досуге поспрашивал его насчет магии. Если парень не врет, возможно, мы получили свое собственное оружие массового поражения, но пока стоит скрыть это от Сержанта. А то кто знает, что тому в голову взбредет.

День 15.Постепенно тренировки дают эффект. Отец Либер уже не падает в обморок, а довольно бодро нарезает круги. Хотя при этом его вес непонятным образом удвоился. Сержант очень странно поглядывает на священника, явно заподозрив что-то нехорошее, но пока молчит. Наконец-то перешли к урокам фехтования, а то разучивать строевой бой уже как-то наскучило. Сэр Роберт с довольным лицом принялся демонстрировать всякие вычурные финты, пока ни пришел Сержант и дубиной в очередной раз сломал ему меч. Слава богам, что меч всего лишь учебный, а то второй такой истерики мы бы не пережили.

Заодно пришлось приструнить Ли и Шантиэля. Те тоже считают, что их сложные танцы с клинками очень трудно преодолеть. Ну Ли-то ладно, у него опыт немаленький, от дубины Сержанта ушел очень легко, а вот остроухий вздумал парировать, подобно героям древности, отбивавшим кинжалом палицы орков. В общем, шишку на лбу эльфу мы залепили, а пальцы пришлось вправлять. Зато теперь будет адекватно оценивать, чем его противник сражается.

После обеда к нам заглянул Капитан и заявил, что завтра нас всех должны послать в городской патруль, чтобы постепенно осваивали настоящее дело. Начинаю чувствовать легкое беспокойство.

День 16.Беспокоился зря. Нас просто разбили по парам и приставили к паре уже опытных бойцов. Они должны были обходить свои участки, а мы, символично громыхая броней, следовали за ними, распугивая всех нарушителей общественного порядка. Мне еще повезло, что снова попал в пару к Дашуте. Та хорошо знала район, по которому мы ходим, поэтому обошлось без проблем. Наставники тоже оказались нормальные, все понимающие и не особо достающие.

Зато вечером началось веселье, когда вернулись остальные. Первыми привели нашего восточного друга и сэра Роберта. Оказывается, те завели философский спор о природе зла. Сэр бастард придерживается концепции, что человек изначально безгрешен, а все злые деяния есть результат многочисленных искушений, которыми нас одолевают злые демоны. А согласно мировоззрению Ли, человек является сосудом как для добра, так и для зла, и сам выбирает дорогу, по которой идти. Как известно, философия еще никогда и никого до добра не доводила, поэтому оба спорщика, так и не сойдясь во мнении, захватили первого попавшегося на месте преступления воришку и начали его допрашивать, надеясь отыскать зерна истины в его словах.

Вор по привычке стал отбрехиваться, заверяя, что его подставили, и он не причем. То, что философов не интересует его вина, парень понял слишком поздно. Те вознамерились все-таки разрешить свой спор и приступили к пыткам. Причем с Ли вору еще повезло: тот предпочитал втыкать иголки в разные точки, вызывая сильную боль. Жестоко конечно, но зато конечности остаются на месте. А вот Роберт, которому эта восточная премудрость быстро надоела, попытался отрубить жулику все пальцы, но тут подоспели старшие товарищи, и пленника пришлось отпустить.

Следом доставили Бертольда и Либера. Отличились оба, причем в разных сферах. Святой отец, патрулируя рынок, оторвался от основной группы и, расхаживая среди торговцев, долго выяснял, где же можно найти людей, продающих стражникам товары со скидкой. Слух моментально достиг командира патруля, Либера отыскали и произвели внушение посредством дубинки. Но зато на это время без присмотра остался Бертольд, который, увидев очередного вора, обчищающего прилавок, по привычке использовал магию. Ерунда, что лавка сгорела, в прошлом месяце градоправитель нанимал магов для проведения фейерверка, так там целый квартал взорвался, но то, что вместе с лавкой полыхнуло хранилище жгучих специй, это уже перебор. Теперь на рынок неделю зайти будет невозможно, поскольку глаза режет. Правда Сержант смотрит на мага-недоучку с интересом, заявляя, что знает, где его можно использовать.

Последними появились Вол и Шантиэль. Этим не посчастливилось: нарвались на наставников весельчаков, которые нашли крупную драку в порту и предложили новичкам её ликвидировать. На то, что эльф взял с собой лук, наставники внимания не обратили, а зря. Остроухий тут же приступил к устранению побоища, стреляя по ногам его участников. А потом и Вол присоединился. Топора у него с собой не было, зато дубинка оказалась вполне ничего. Уроки, вколачиваемые Сержантом, лесоруб, правда, уже позабыл и по старой привычке принялся бить драчунов по нижним конечностям, продолжая дело остроухого товарища. В общем, в течение пяти минут в порту образовалась весьма солидная куча калек, не способных ходить. А старшие стражники лишь хохотали, наблюдая это зрелище.

Сержант даже не стал нас ругать, но посмотрел на всех таким многообещающим взглядом, что стало как-то не по себе. Надеюсь, до завтра мы доживем.

День 17.Нечаянно подслушали разговор бургомистра и Капитана. Градоначальник требовал отдать под суд тех жутких преступников, которые, пользуясь своим привилегированным положением, посмели избить мирных граждан. Капитан в ответ предъявил явные доказательства того, что применение силы было оправданным, и обвинить нас можно лишь в превышении полномочий. После чего ехидно добавил, что благодаря его ребятам городские костоправы получили хорошую возможность попрактиковаться и обогатиться. Дальше диалог ушел в высшие сферы, и из него я понял лишь то, что кто-то из пострадавших от наших рук оказался большой шишкой. В итоге Капитан пригрозил разрывом контракта, а после пообещал сам лично наказать виновных.

Да блин, какое наказание? После всего, что мы услышали, его полуторачасовой мат и пятичасовая муштра вместо заслуженного отдыха казались нам даром богов. Да за такого командира мы сами кому угодно глотки порвем! Скажи нам Сержант в тот момент «фас» - и все, от города бы осталась лишь горстка угольков…

День 25.Все больше и больше втягиваемся в ритм тренировок. Ли все-таки доработал себе щит и теперь все отлично видит, хотя его противникам еще требуется время на то, чтобы понять, с кем приходится сражаться. Вол перестал ломать арбалеты, наконец, разобравшись, до какого момента следует крутить ворот. Шантиэль все-таки признал, что во владении алебардой есть свое очарование, и теперь придумывает для каждого из приемов поэтическое название. Сэр Роберт больше не упоминает полторы сотни знатных предков, прежде чем идти мыть пол. Бертольд научился подавлять желание использовать файерболл на манекене для отработки ударов.

Вот только отец Либер так и не может избавиться от пагубной привычки загрести все в свои карманы. Но теперь хотя бы не пытается срезать кошелек у Сержанта. Похоже, те двести кругов в доспехах отбили у священника это желание.

На очередном дежурстве отличились Бертольд и Ли. Не знаю, чего там наш восточный гость рассказывал юному напарнику про искусство мастеров своей страны, но дело закончилось походом в алхимическую лавку. Чуть позже они уединились на заднем дворе, и в итоге отрядный сортир разлетелся на куски. Дело усугубилось тем, что внутри него в тот момент сидел Сержант. В итоге мы все заработали на ночь пробежку в полной выкладке с попутным вычищением территории и выгребной ямы от мусора. Сержант особой фантазией тут не отличился: пока одна половина бегает, вторая роется в дерьме, а потом меняемся местами.

Все бы ничего, но нытье сэра Роберта о том, что уборка нечистот вовсе не относится к обязанностям благородного рыцаря, очень достало. Да и у остроухого было такое лицо, словно ему предложили стать орком. Вот на Вола с Дашутой просто любо дорого смотреть, только лопаты сверкают. Да и отец Либер с полным смирения лицом на удивление охотно погрузился в работу. Все прониклись, услышав от святоши фразу, что в жизни убирать дерьмо легко, а вот очистить от дерьма человеческие души во стократ сложнее. После этих слов даже Роберт с Шантиэлем гораздо шустрее заработали.

День 32.Очередной веселый день. Дашута внезапно пожаловалась, что пошла в армию с целью найти настоящего мужчину, но пока никого не может присмотреть, все хлюпики и слабаки. Исключение – Сержант, но он бог, а бог по умолчанию существо абстрактное и недосягаемое.

Чуть позже узнали о драке в ближайшей таверне. Один из местных лордов перепил и начал буянить. Арестовать его боялись, поскольку человек все-таки знатный и со связями. Ранишь такого - по судам затаскает, а иначе не взять никак. Хорошо тут вдруг Роберт нарисовался, перечислил дебоширу всех своих знатных предков в количестве полторы сотни штук, чтобы тот проникся уважением, а потом без особых заморочек вызвал на дуэль. Пока лорд приходил в себя и начал было выдвигать условия дуэли, сэр бастард грубо оглушил его тяжелым табуретом, произнеся: «Какая на хер дуэль, я же на службе».

Самое интересное, что за этот поступок Роберт заработал два выговора. Одну выволочку получил от Капитана за несоблюдение всех формальностей при аресте, а другую чуть позже от Сержанта за проявление излишнего либерализма и неразделывание этого знатного выпендрежника как коровьей тушки мясником. Впрочем, чуть позже наш рыцарь негласно все же получил поощрение в виде небольшой денежной премии.

Потом возник еще один скандал. Когда проводили опись вещей задержанного, недосчитались нескольких перстней и кошелька. Сержант сам лично допросил отца Либера, вроде бы пару раз проходившего мимо, но тот клянется, что не причем. Смутно верится…

День 35.Обучение постепенно подходит к концу. Сержант объявил, что мы обязаны пройти курс выживания. Для этого наш отряд вместе с Сержантом отправят глубоко в лес, без еды. Мы должны будем продержаться там три дня, используя лишь свои знания. Правда, после долгих уговоров нам разрешили взять походный набор.

На месте сразу распределили обязанности. Сэр Роберт, Я, Бертольд и Дашута занялись обустройством лагеря. Шантиэля, Ли и отца Либера отправили патрулировать окрестности и заодно поискать что-нибудь съестное. Волу дали ведро и попросили принести воды из ручья, который, судя по слышимому журчанию, течет где-то недалеко. Первым отличился бастард, поставивший шатер прямо над огромным муравейником. После того, как Сержант указал ему на ошибку, ехидно поинтересовавшись, не намеревается ли он таким способом закалять организм, рыцарь приступил к переносу временного обиталища. Правда, и второй раз Роберт умудрился не заметить еще один муравейник.

Бертольд тем временем пытался развести костер. Сержант запретил ему применять магию, а огнивом наш волшебник пользоваться не особо умеет. Однако заметив, что наставник отвлекся на очередной выговор рыцарю, подсыпал в дрова немного порошка, созданного после наставлений мудрого Ли. Костер тут же вспыхнул, правда, дрова прогорели чрезвычайно быстро, поэтому нам с Дашутой пришлось срочно бежать в лес за сушняком.

По возвращении узрели дивную картину: Сержант выносил выговор отцу Либеру, который сумел где-то найти козу. Чётко видневшееся на боку животного клеймо священник проигнорировал и на все вопросы отвечал, что это обычная царапина. После получасовой ругани Сержант повелел отнести козу туда, где взял, и для контроля приставил к Либеру Дашуту.

Дров, что мы принесли, оказалось мало, поэтому я пошёл за следующей порцией. В паре сотен шагов от лагеря наткнулся на Ли, висевшего вниз головой в странной веревочной конструкции. Короткого разговора с ним хватило, чтобы понять всю прелесть ситуации. Хитрый восточный воин решил поставить ловушку для поимки какого-нибудь животного, но немного не рассчитал и угодил в неё сам. Причем капкан оказался настолько хорошим, что Ли в течение получаса не мог из него выпутаться. Звать на помощь он постеснялся, предпочтя висеть вниз головой и размышлять о смысле жизни и сущности бытия.

Освободив Ли, я вернулся в лагерь, где застал Либера и Дашуту, демонстрировавших Сержанту ту же самую козу, но уже с замазанным клеймом. Причем, девушка даже не понимала, в чем дело, искренне доказывая, что на этот раз им действительно попалось дикое животное. Получив четкие указания отвести козу назад и найти что-нибудь другое, они, сильно расстроившись, вновь удалились.

Затем мне пришлось помогать сэру Роберту, который в упор не видел муравейников. Заодно я заштопал шатер, поскольку Бертольд умудрился взорвать костер, и пара головешек упала прямо на ткань. Вскоре Сержант опять воспользовался своим богатым словарным запасом, на этот раз адресовав его Ли. Восточный гость все-таки смог правильно поставить свою ловушку, в которую угодила та самая коза. На все упреки он философски отвечал, что у козы просто плохая карма, раз её путь все время пересекается с нашим отрядом. В итоге козу пришлось опять отпустить, а Ли был отправлен собирать грибы и ягоды.

Чуть позже обратили внимание на отсутствие Вола и отправились его искать. Обнаружили дровосека стоящим по колено в ручье. Оказывается, он хотел попутно наловить ведром рыб, но упустил его и теперь, бедолага, пытается найти утерянное. На этот раз Сержант даже не стал ругаться, ограничившись легким подзатыльником. Повелев заменить утерянное хоть собственными запасными штанами (благо они кожаные и воду не пропускают), он скомандовал всем вернуться в лагерь. Там нас уже ждал Шантиэль с… застреленной козой. Сержант коротко выматерился, махнул рукой и повелел готовить ужин.

День 40.Последние дни перед принятием присяги. Нас признали достаточно самостоятельными, чтобы отправить в число бойцов, занимающихся охраной порядка во время проведения городских торжеств. Правда, предварительно Сержант прочитал нам лекцию о правилах поведения. Например, что мальчишек, залезающих на крышу ратуши или памятник основателю города, нужно сгонять угрозами, а не прицельной стрельбой из лука (это он Шантиэлю). Что нарушителям порядка нельзя ломать ноги (это Волу). Что нам запрещено шарить по карманам, вымогать взятки и заключать сделки сомнительного характера (это уже Либеру). Что крайне не рекомендуется кидать задержанных об стену (этим Дашута отличается). И вообще арестованных нужно доставлять в городскую тюрьму, а не к местным костоправам (это уже нам всем).

Так же нам запрещено играть в азартные игры (камушек в мой огород), использовать для задержания боевое оружие (опять Вол, ну и сэр Роберт) или метательные ножи (тут понятное дело, Ли). Ну и самое главное, нельзя пытаться сделать праздник еще веселее, сочтя, что можно устроить салют лучше, чем городские маги (адресовано Бертольду).

Ну, если честно, совсем без эксцессов обойтись не удалось. Как выяснилось, наблюдать процессию из городских шишек, находясь в толпе, это одно, а вот когда ты стоишь несколько часов в оцеплении, это уже совсем другое. Под конец возникло стойкое желание вырвать из толпы пару-тройку самых шумных и демонстративно набить им морды, чтобы остальные замолчали. Сэр Роберт в итоге так и сделал, правда, оформил это как задержание за нарушение общественного порядка.

Шантиэль на спор сбил из лука одно из знамен со шпиля ратуши, но никто этого не заметил. Разве что мальчишки, сидевшие там, поспешили спуститься на землю. Ли демонстрировал навыки знания особых точек на теле, ловко обезвреживая буянов. Некоторые, похоже, посчитали это колдовством. Многократно поступали жалобы на кражи, но был ли задействован в них отец Либер, мы так и не установили. Вол, правда, нашел одного карманника и, гоняясь за ним, обрушил с полдюжины лавок. А чуть позже Бертольд всё-таки не выдержал и запустил свой фейерверк, сбив при этом голову статуи основателя города. Но опять же никто ничего не обнаружил, поскольку парой минут спустя городской маг умудрился разбить саму статую.

А вот задерживать пришлось немало народу. Правда, били мы аккуратно, все по науке Сержанта, не оставляя следов, поэтому к нам претензий никаких. В общем, праздники прошли хорошо, и мы получили немалый опыт в данном деле.

День 45.Наконец приняли присягу, после чего нас перевели в казармы основного отряда. Как выяснилось, нас там уже ждали с нетерпением, наслушавшись рассказов Сержанта. В первую очередь от нас оторвали Бертольда и увели в покои отрядных магов. Те, оказывается, жутко заинтересовались методами юного гения и теперь стремились выведать все его секреты.

Попутно узнали насчет распределения по отрядам. Сэра Роберта забрали в тяжелую кавалерию, где таланты как раз должны раскрыться в полной мере. Ли и Шантиэля окружили разведчики. Отца Либера, как и ожидалось, прикомандировали к местному складу, и туда же, как ни странно, отправили возмущающуюся Дашуту. То, что её поставили в охрану и заодно для наблюдения за вороватым священником, девушку не особо успокоило. Ну что поделать, все-таки местные бойцы весьма консервативны и с подозрением относятся к женщинам в передних рядах. Нас с Волом, кстати, именно в эти ряды и поставили, что оказалось предсказуемо.

Чуть позже в ввосьмером отметили это событие, благо отец Либер сумел совершить еще один рейд на кухню. Пива на этот раз нам досталось аж три бочонка, так что о ночных событиях помнили только непьющий Бертольд и, как ни странно, я. Но мы никогда не расскажем Роберту и Шантиэлю, которые утром проснулись голышом в обнимку с Дашутой, что она их в беспамятном виде притащила в постель просто погреться, и на самом деле ничего у них не было. Но, впрочем, это уже следующий день, день когда мы стали полноправными Бешеными Зайцами.

Хроники отряда «Бешенного Зайца» ( Поход)

День 1.Идем в поход, поскольку внезапно с Западных гор спустились орки и теперь безобразничают на границе. Так как на обычный набег это не похоже, наш отряд усилили ополчением и отправили разобраться с проблемой. Поход уже радует, потому как я периодически узнаю о том, что еще натворили мои товарищи по учебе. Меньше всех пока отличается Вол, он на глазах у всех, да и под рукой у него ничего нет, что можно сломать. Зато про отца Либера уже ходит немало слухов. Вроде Дашута его несколько раз избивала, обнаружив у священника под рясой очередной кусок мяса. Несмотря на это в рационе явно ощущается недостача.

На своем поприще умудрился прославиться и Бертольд. Поставленный отрядными магами на изготовление огненной смеси, он решил проверить её качество прямо на месте, в результате сгорела походная лаборатория. Теперь волшебники вынуждены ютиться в небольших палатках, поскольку единственный шатер, способный их удовлетворить принадлежит командиру. А тот как-то не спешит им делиться.

Ли и Шантиэль уже стали местными легендами. Буквально вчера оба поспорили, кто из них является лучшим разведчиком. Решили, что выиграет тот, кто сумеет обнаружить соперника первым. В итоге оба прятались так хорошо, что умудрились столкнуться лбами, одновременно запрыгивая в так понравившийся им кустарник. Наблюдатели признали ничью, что сильно расстроило обоих. Правда, Ли еще старается относиться к этому вопросу философски, а вот эльф дуется, считая, что наш восточный друг все это проделал специально.

Сэр Роберт в свою очередь решил продемонстрировать ударному отряду свой коронный прием владения копьем, но как обычно, не сделал поправку на местность. Разогнался-то он хорошо, но помойной ямы не заметил. Хотя, как человек, регулярно купающийся в нечистотах, просто обязан был учуять её. Теперь тактику скоростного ныряния в мусор, как средство от внезапного исчезновения с глаз противника, именуют бастардской.

А у меня все хорошо, сдружился с Сержантом, который тоже пошел в поход. Тот научил меня некоторым карточным фокусам, с условием не использовать их против членов отряда. Впрочем, мне пока хватает и местных жителей, у которых мы останавливаемся на постой. Так что жизнь у нас вроде даже веселая.

День 2.Командир вызвал меня и Вола к себе в штаб. С удивлением обнаружил там всех своих товарищей. Оказывается, нас хотят отправить вперед, дабы мы, выполняя обязанности квартирмейстеров, договорились насчет очередной стоянки отряда. Старшим поставили отца Либера, он у нас самый расчетливый и языкастый. Дашута при нем в качестве телохранителя ну и как сдерживающий фактор, дабы наш священник не зарывался. Сэра Роберта нам приставили на тот случай, если придется договариваться с местными лордами. В подобной ситуации сто пятьдесят знатных предков могли сослужить неплохую службу. Ли и Шантиэль, как и положено, исполняли обязанности разведчиков, а меня и Вола поставили в качестве грубой силы. А Бертольда вообще отправили в наказание. Сгоревшей лаборатории ему так и не простили, поэтому придется мальчику проветриться.

Начали мы неплохо. Весьма быстро добрались до деревни, обозначенной на карте, где командир и предлагал сделать остановку. Правда на месте обнаружилось, что большая часть поселения уже давно сгорела, и три покосившиеся избы вряд ли смогут вместить пару тысяч человек. Кроме того запас провизии пополнить тут мы так же не могли, поскольку кроме мышей и лягушек у оставшихся жителей иной скотины и не было. Правда один из стариков посоветовал нам пройтись до соседнего села, мол, туда все перебрались. По карте туда ведет две дороги, одна заброшенная, но короткая, вторая вокруг леса и поновей, но идти по ней долго. Старик упорно уговаривал нас не идти коротким путем, но сэр Роберт заартачился и убедил всех идти через лес.

Ну, поначалу все казалось весьма скучным, дорога, лес, все заросло, паутина за лицо цепляется. Потом вышли к старому кладбищу, и началось веселье, когда из могил полезли покойники. Мы даже не сразу сообразили, что к чему. Дашута на секунду отошла в сторону посмотреть какой-то памятник и тут же дико завизжала. Внезапно руки из-под земли полезли, стали нас за ноги хватать. Тут-то мы и поблагодарили небо, что Вол то и дело срывался на свою вредную привычку рубить понизу. Мы даже охнуть не успели, а он своей секирой с дюжину рук срубил. Ну, тут мы сами, наконец, поняли, что к чему, встали как нас учили в строй и заняли круговую оборону.

Первое время все как-то вяло шло. Зомби неторопливо атаковали, при этом гнусно воняя. Мы их одного за другим шинковали. Тут главное правильный ритм поймать, сначала срубить ноги, потом отрубить руки и наконец голову. Убить не убьешь, но обездвижишь качественно. Ли с Шантиэлем изрядно помогли. Стрелами и метательными ножами конечно много не добьешься, но если точно попасть по сочленениям, можно руку перебить, благо большинство покойников представляли собой скелеты, обтянутые кожей.

Бертольд отличился, мы его в центре прикрывали, а он из-за наших спин швырялся бутылками с огненной смесью. Рядом отец Либер отмахивался дубиной, поскольку мечи и топоры наш славный жрец не признавал, попутно читая очистительные молитвы. Честно говоря, от дубины оказалось куда больше пользы, чем от молитв. По крайней мере, три башки он точно сбил, да так, что потом найти не смогли.

Первую волну мы кое-как сдержали, и тут нашему славному бастарду пришло в голову развить успех. Ну что могу сказать, если уж человеку не везет с верховой ездой, так это явно либо боги его прокляли, либо что-то с головой. Нет, местность на этот раз он учел, но вот того, что лошадь может испугаться вонючих мертвяков, как-то нет. В итоге имеем: просеку в стене мертвецов, сбежавших Ли и Шантиэля, которые бросились на выручку к сэру Роберту, истерично орущую и размахивающую топором направо и налево Дашуту, которая явно успела положить глаз на бастарда, ну и нас остальных, ошалевших от такого расклада.

А тут еще из ближайшего склепа Лич вылез, и началось настоящее веселье. Мертвяки на нас набросились с утроенной силой, а бойцов осталось всего ничего. Отец Либер как осознал, что спину ему никто не прикрывает, так сам задал стрекача, прежде чем мы успели что-то сообразить. Правда, убежал он недалеко. Между мертвяками пришлось немного повилять, и тут он сумел разглядеть Лича поближе. Боги, что потом началось, наш провинциальный святоша моментально преобразился и стал Божьим Воителем. Его верным мечом, копьем и носителем воли Всевышнего. Ну а как еще он мог поступить, если Лич весь обвешан артефактными цацками, половине из которых явно не одна сотня лет.

Прежде чем мы успели вмешаться, наш священник уже скрестил свой посох с мечом Лича. А дальше все прошло весьма быстро. Нежить парой тройкой ударов сбил отца Либера на землю и только тогда понял, что большая часть его артефактов к этому времени перекочевала под рясу священника. Мертвецы тут же стали дружно падать один за другим. Сам Лич поспешил прибить вороватого монаха, но тут внезапно вернулся сэр Роберт, который так и не смог справиться с управлением и нечаянно втоптал противника в грязь. Прежде чем тот успел подняться, отец Либер снял с него оставшиеся побрякушки и Лич потерял большую часть своей силы. К этому времени до него добрались и мы, тут же поспешив сжечь тело, благо у Бертольда еще оставалось кое-что в запасе.

На этом бой и кончился. Немного побродили по кладбищу, проверяя, нет ли тут еще кого-нибудь не менее опасного, после чего продолжили свой путь. Правда, пришлось немного понервничать, когда за поворотом наткнулись на небольшой отряд, но все обошлось. Это оказались местные профессиональные охотники на нечисть, узнали про проклятое кладбище вот и решили его зачистить, за умеренную плату, конечно же. Правда зачистка завершилась тем, что они потеряли четверых своих товарищей и вынуждены были бежать. А я-то еще удивлялся, почему это среди мертвецов оказалось несколько весьма свежих экземпляров. Узнав, что мы уже со всем справились, они сильно удивились, но сразу же поспешили к кладбищу все проверить. Отец Либер лишь посмеивается им вслед. Он-то уже успел изучить большую часть гробниц и собрать солидный запас ценностей. Так что придется охотникам обойтись обычной платой от местного лорда.

Через час добрались до деревни, где нас встретил Сержант. Его, оказывается, послали вслед за нами, проследить, что бы мы нигде не напортачили. Вот только из-за путаницы с дорогами мы разминулись. Хотя меня впечатлило, что по длинному пути он добрался быстрее, чем мы по короткому. Ну а дальше начались долгие и нудные переговоры со старостой, по окончании которых священник в отрытую признался, что с нечистью бороться куда сложнее, чем с прижимистым крестьянином.

День 4.Слухи о наших подвигах на кладбище дошли до ушей Командира. Поэтому он, недолго думая, приказал сформировать из нас особую команду, способную и разведку провести и если что переговоры с мирными жителями обеспечить. Для отца Либера это должно оказаться спасением, поскольку уже ходят слухи, что его деятельность хотят тщательно проверить.

А так все, как и в прошлый раз, мы должны пройти по предполагаемому маршруту и отыскать подходящее место для очередной стоянки. По карте нашли несколько перспективных деревень и направились к ближайшей. На окраине села наткнулись на разведчиков из соседней роты. Оказывается, тем что-то не понравилось в деревне, и они послали пару своих ребят проверить обстановку. Те ушли три часа назад и с тех пор от них ни слуху, ни духу. На всякий случай отправили вперед Ли и Шантиэля, а то вдруг в деревне засада.

Безуспешно прождали наших следопытов еще два часа, после чего, объединившись с разведчиками, решили сами все узнать. Благо Бертольд сделал несколько очень мощных бомб, так что в случае чего врагу мало не покажется. Правда через десять минут выяснили, что все куда банальней. В деревне проходила свадьба и наших лазутчиков силком усадили за стол. Поскольку мы особо не скрывались, то тут же присоединились к ним.

Забавно, несмотря на то, что в отряде особой трезвости не наблюдалось, Шантиэля хорошо развезло. Видать местное пойло чересчур сильно для эльфа. А вот Ли оказался крепким орешком. Видать его хваленые методы об абсолютном контроле своего разума и тела действительно оказались рабочими. Надо будет на будущее взять у него пару уроков.

На свадьбе просидели пару часов, было достаточно весело, но в итоге старейшина отозвал меня и отца Либера в сторонку и вежливо попросил убраться. Оказывается местные деревенские парни очень любят устраивать драки на свадьбах, но вот глядя на наши свирепые рожи, у них все это желание почему-то пропало. Поэтому нас попросили не портить веселье и продолжить свой путь.

Мы намек поняли и, подхватив эльфа под мышки, вернулись к заданию. А через час умудрились наткнуться на Сержанта, ведущего переговоры с бандой троллей о праве прохода нашей скромной армии через их мост. Тролли требовали по медяку с каждого солдата. Сержант возражал, поскольку считал, что тот факт, что троллей оставят живых, является достаточным основанием для разрешения переправы. На намеки наглецов, что в таком случае они разрушат мост, мы все разразились дерзким хохотом. Эти наивные не видели работу нашей саперной роты. Те за час не то что мост, а замок Темного Властелина отгрохают так, что не придерешься.

День 6.В команде пополнение. Некий паладин сэр Гримуальд, примкнул к ополчению, а те его перенаправили к нам. Наш бастард после общения с ним бледен словно снег. Его сто пятьдесят знатных предков просто жалкая кучка по сравнению с родословной новичка. Остальных он тоже впечатлил, особенно своими речами на тему борьбы со злом.

Отец Либер, под шумок решивший изучить его вещи, был схвачен на месте преступления, но сумел отбрехаться тем, что якобы пришел исповедовать свое новое чадо. Исповедь продолжалась два часа, после чего наш священник вышел весь в поту, по секрету признавшись, что после беседы с Гримуальдом чувствует себя грязным сосредоточием всех грехов.

Кроме того у паладина весьма интересный взгляд. По его словам, он якобы может читать души людей, но выходит это как-то странно. Так Дашуту он назвал целомудренной девой, от чего наша воительница весьма смутилась. Отец Либер вдруг оказался святым подвижником, а сэр Роберт воплощением рыцарских идеалов. Ли же, напротив, оказался потенциальным пособником врага, от чего наш восточный друг чуть не поперхнулся чаем. Учитывая, что данного типа поставили к нам командиром, чую, веселье только начинается.

День 7.Мои предчувствия начинают сбываться. Вначале этот паладин, пытаясь срезать дорогу, завел нас не туда. В итоге мы вышли к реке в месте, откуда до ближайшей переправы идти часов пять. Предложение построить плот и переправиться выглядело разумным, но вот распределение народа на работу оказалось весьма странным. Так на рубку деревьев вместо Вола, который как раз и является специалистом в этой области, Гримуальд поставил Шантиэля. Мотивировал он это достаточно просто, мол, эльфы лесные обитатели, им не впервой работать с деревьями. В итоге у остроухого случилась истерика, поскольку по их обычаям срубание дерева приравнивалось к переходу на Темную сторону.

На разведку же были отправлены Вол и Дашута. Дозор они несли исправно, и в итоге к нам раз пять заглядывали любопытные зеваки, которых заинтересовало, что же это так усердно охраняют пара суровых вояк, прогуливающихся вдоль дороги. То, что таким образом может выглядеть секретный пост, никто естественно не догадался.

Поскольку по мнению паладина создание плота относится больше к интеллектуальной сфере, то на окончательную сборку поставили Ли и Бертольда. От такого поворота судьбы наш восточный друг даже потерял свою обычную невозмутимость, а юный чародей шепотом пообещал подлить зажигательной смеси за шиворот нашему «умному» командиру. Я по мере сил старался им помогать, но поскольку попутно приходилось исполнять обязанности дровосека (подменяя ушедшего в депрессию эльфа), то особой поддержки не получилось.

Сэру Роберту тоже досталось, потому как его поставили на приготовление обеда. Оставшийся в лагере народ с ужасом взирает на данный процесс и старается заткнуть нос. После кулинарных шедевров от Дашуты и Бертольда, боюсь, наши желудки такое не перенесут. Сам Бастард явно понимает, что он делает что-то не так, но вот где именно это «не так» пролегает, сообразить не может.

А вот отцу Либеру повезло. Сэр паладин, убедившись, что все занимаются тем, чем положено, отвел его в сторонку, где и завел очередной философский спор на тему добра и зла. Священник в очередной раз взмок, но держался стойко, отвечая чаще всего пространно и неопределенно.

Лишившись обеда (съел его один паладин, считая, что вышло неплохое испытание для тела и духа) мы приступили к переправе. В итоге бревна разошлись где-то посреди реки, и мы благополучно упали в воду. Слава богам, что прямо на этом месте оказалась небольшая отмель, так что никого не пришлось спасать. Воспользовавшись тем, что паладин, стоя по пояс в воде, возносит хвалу всем светлым богам, мы, задействовав Вола и Дашуту, наскоро связали бревна заново. Ли правда погрустнел, осознав, что его работа вышла некачественной, но шепотом пообещал продолжить свое самосовершенствование в этой области. Дальнейшая переправа прошла без затруднений, если конечно не считать таковыми молитвы сэра Гримуальда. Тот никак не хочет понять, что своим хриплым шепотом он пугает не только нас, но и всех окрестных рыб, зверей, крестьян и, наверное, даже орков…

День 8.Пошли на поклон к Сержанту, умоляя его избавить нас от такой угрозы. Тот пообещал разобраться и как ни странно сделал это быстро и качественно. Оказывается паладин являлся небольшой шуткой от того заместителя командира, которому по вине Дашуты чуть не пришлось стать потенциальным гаремным работником. После разговора с Капитаном, тот моментально убрал сэра Гримуальда с командной должности. Причем очень тонко объяснив ему, что сделал это лишь что бы смирить его дух, дабы тот мог достигнуть просветления. Паладин долго после этого рассуждал о великой мудрости Капитана и ничуть не обижался разжалованию.

А вот новое задание удивило нас изрядно. Для пополнения запаса продовольствия наш отряд отправили на ближайшее озеро с целью наловить рыбы. Попытка объяснить Капитану, что девять человек за пять часов вряд ли смогут наловить достаточно рыбы для прокорма двух тысяч человек, вызвала лишь недоуменный взгляд. Хорошо хоть Сержант нам тут же объяснил, что навлечь на себя неудовольствие командира это все равно, что прогневать бога. Поэтому лучше напрячь свои тугие головенки и постараться выполнить приказ.

Думали недолго. Поскольку сидеть на берегу с удочкой явно тянет на извращение, то решили ловить сетью. Сеть в количестве трех штук достал вездесущий отец Либер. Правда Вол сразу же умудрился одну из них запутать так, что проще было разрезать и переплести все заново, чем распутывать. После этого подобной тонкой работы ему больше не поручали. Чтобы нашему бывшему дровосеку не было обидно, его подрядили работать гребцом, перегоняя лодку с одного места на другое. Лодку кстати тоже наш священник нашел, незаменимый все же человек.

От паладина так же толку мало. Рыба не нечисть, и бороться с ней он не может, разве что ободрительную молитву прочитает, но последнее уже из разряда мелких помех. Так же на берегу оставили и Бертольда, который после строительства плота изрезал все руки и теперь к физическому труду не пригоден.

Шантиэль всех заверил, что умеет обращаться с сетью, поскольку в лесу ему не раз приходилось ставить ловушки. Правда с водой он дел не имел, поэтому умудрился весьма удачно запутать и вторую сеть, которую в придачу благополучно и утопил. С третьей работали очень аккуратно и даже сумели забросить её в воду, но тут вдруг сэр Роберт потерял равновесие и улетел вслед за ней. Пока вытаскивали бастарда, умудрились запутать и последнюю сеть, правда на этот раз не особо сильно и после получасовой ругани распутать все же сумели.

После этого мы кое-как приноровились и сумели забросить снасть, но вместо рыбы почему-то получили только кучу водорослей и старый рыцарский шлем. Сэр Роберт тут же опознал в нем старинную реликвию времен Шруманской Империи, но данная информация для нашей рыбалки оказалась совершенно бесполезной. Разве что внутри шлема обнаружили одного рака, но это скорее тянуло на издевательство.

Повторные забросы опять же принесли нам множество мусора, ила, тины и чью-то полуобголоданную руку. Отец Либер потихоньку начал стонать, намекая на дезертирство, но тут со стороны берега раздалось несколько взрывов, на время отвлекших нас от ловли. Впрочем, ничего страшного не оказалось. Бертольд, оставшийся наедине с ненормальным паладином, откровенно заскучал и начал бросать в воду различные взрывные снаряды и боевые заклинания. Итог просто поразителен. На поверхность всплыло несколько сотен оглушенных рыб, а так же пара русалок (вроде живых, но мы не были в этом уверены). Дашута тут же вспомнила, что вроде слышала про это озеро, в котором местные жители специально издевались над рыбаками, мешая их ловле. Ну, это они зря, поскольку обид наш отряд прощать не привык, а у Бертольда в сумке еще очень много боевых зарядов.

Так что остаток дня прошел относительно весело. Мы и задание выполнили, даже с лихвой. Ну и русалок погоняли, долго им втолковывая, что с военными шутки плохи, чувства юмора у них нет, а вот обижаются они хуже, чем дети малые. Похоже, русалки это поняли, поскольку в итоге на поверхность всплыла потерянная сеть, уже распутанная. На этом мы рыбалку и закончили.

День 10.Первая стычка с врагом, которую мы сами нечаянно спровоцировали. Отец Либер узнал, что неподалеку находится монастырь, разграбленный орками. Зная, что местные святоши наверняка успели спрятать большую часть ценностей в особые места и, самое главное, примерно представляя, где эти места могут находиться, он уговорил Капитана на проведение разведки. С собой он взял Шантиэля и Гримуальда. Последнего мне при этом очень жаль, собьет его наш святоша с праведного пути.

Через час обеспокоенный Сержант послал туда и нас, так на всякий случай. Ли, бежавший впереди, очень скоро вернулся и сообщил нам довольно неприятную новость. Оказывается, церковь окружена орками, в количестве не менее сотни особей, а наших мародеров нигде не видно. Немного подумав, пришли к мнению, что скорей всего наши ребята укрылись где-то внутри и теперь их надо оттуда вытащить.

Сэр Роберт на удивление предложил дельный совет, пошуметь в окрестностях, что бы орки переполошились, а затем увести их куда-нибудь в сторону. Пусть погоняются, а наши ребята тем временем смогут выбраться. На тот случай, если кто-то из орков вдруг задержится, нужно устроить засаду, которая одним ударом должна будет перебить или хотя бы напугать оставшихся. Недолго думая, в отвлекающую команду поставили самого сэра Роберта и Дашуту. Те особо не заморачиваясь, в открытую подъехали к лагерю орков, зарубили пару оторопевших от такой наглости часовых, бросили пару зарядов из запаса Бертольда, после чего тут же бросились наутек. Орки, обалдевшие от такой наглости, бросились за ними, хотя, как мы и предполагали, два десятка осталось на месте охранять лагерь.

Ну, с ними разобрались без проблем, Ли, подкравшись, выбил метательными ножами часовых, после чего мы пробрались внутрь и устроили резню. Тут еще спасибо Шантиэлю, который стал из храма стрелять весьма прицельно. Правда, сэр Гримуальд чуть все не испортил, выбежав из храма в атаку он так громко рявкнул: «Во имя добра!» что мы решили, что сейчас все орки окрестности сюда сбегутся. Но слава богам, обошлось. Орков перебили, отцу Либеру, несмотря на все его командное положение, сделали выговор, за то, что заставил нас так помучиться. Хотя священник на это особого внимания и не обратил, обнимая мешок с найденными церковными ценностями. При этом сэр Гримуальд смотрит на него с почтением и уважением, явно считая, что святой отец просто решил спасти святыни из рук язычников.

Правда немного пришлось понервничать, опасаясь за судьбу сэра Роберта и Дашуты, но и тут, как выяснилось, все прошло нормально. Те, отступая, весьма удачно выбежали прямо навстречу ударному отряду, в котором бастарда к этому времени знали очень хорошо. Тот на ходу отдал нужные распоряжения и орков, прежде чем они успели что-то понять тут же стоптали. На этом бой и кончился. Капитан, правда, ворчал, что такими темпами противник узнает о нас раньше, чем нужно, и поспешит удрать.

День 11.Отмечали нашу первую победу над врагом. Отец Либер втайне от паладина пожертвовал пару святынь на то, что бы оплатить нам выпивку. Хватило даже на бойцов из ударного отряда, так удачно подвернувшихся навстречу. Капитан на наши празднования закрыл глаза, но через Сержанта предупредил, что бы особо не шумели и корчму не разносили.

Мы, впрочем, по-тихому и праздновали, пока вдруг не пришла эта группа местных дворянчиков. Правда, сразу с нами они связываться не стали. Отпустили пару шуточек, после чего сели в углу. Но потом после того как прикончили пару кувшинов вина немного разошлись. Кто-то из них проехался по Дашуте, мол, вроде баба, а как на мужика похожа. Тут-то Шантиэль на пару с Робертом и вспылили. Да еще и Гримуальд их поддержал, возмутившись столь бесцеремонным оскорблением.

Правда, драку начали по-тихому. Просто подошли и одним ударом вырубили всех. Благо их там было всего четверо, даже возиться не пришлось. Зато через полчаса пришли их друзья в количестве двадцати человек и тут же начали выяснять, кто это проделал с их товарищами. Тут по-тихому уже не получилось и пришлось лезть в открытый бой. Поначалу преимущество-то на нашей стороне оказалось, но тут неожиданно дворянчиков поддержали ребята из роты Клык Бородавочника. Это, как нам заранее сказали, наши самые заклятые враги. Именно они и охраняли этот участок границы, где орки расшалились, но справиться не смогли. Поэтому нас и прислали на помощь, чего эти «свиньи» простить так и не смогли.

Бились, конечно, мы жестко, правда старались до смертоубийств не доводить, поэтому оружие даже не вынимали. Самая интересная реакция была у паладина. Он бедолага пытался подработать миротворцем и периодически взбирался на барную стойку, откуда кричал свои призывы к миру и что люди не должны ссориться в час, когда темные силы стоят у порога. Вначале его кувшином с пивом сбили оттуда, но он все равно полез обратно. Потом откуда-то с нашей стороны пирог с кашей здорово испачкал его белоснежные доспехи, но Гримуальда это опять не смутило. В итоге паладина сбросили в бочку с капустой, отчего воин добра и света разъярился настолько, что с криком: «Бей свиней» приступил к избиению всех встречных подручными средствами.

В остальном все шло тихо и гладко, попутно мы выяснили, что навыки группового боя, полученные на учениях, неплохо пригождаются и в таких разборках. Я бился в паре с Волом, причем его любимый удар по ногам работал так хорошо, что противников у нас почти и не осталось. А вот сэр Роберт удивил. Бастарду неожиданно пришлись по вкусу дворянчики. Последним он весьма ехидно предлагал сразиться на дуэли, дожидался, пока те начнут размахивать фамильными шпагами, и ломал их ударом ножки от стола. Каждый раз эффект выходил потрясающий. Горе дуэлянты вначале недоуменно взирали на оставшийся в руке обломок, после чего устраивали дикую истерику. Бастард обычно несколько секунд благоговейно слушал эти крики, а затем добавлял еще один удар по голове и переходил к следующей жертве. Вот, что армия с благородными рыцарями делает.

Хотя больше всех не повезло тем, кто натыкался на пару Ли и Шантиэль. Наши разведчики исходили из логики, что если уж укладывать противника, то так, что бы он не мог подняться. Конечно, они никого не убивали и рук ног не ломали. Вот только знание нашим восточным другом болевых точек, которое он умудрился передать остроухому, давало просто поразительный эффект. Ли нам рассказывал, что может парализовать любого одним движением пальца. Но тут они немного разошлись и предпочли заставлять своих противников корчиться от дикой боли, что выглядело несколько негуманно. То ли дело Дашута. Носится по залу с двумя табуретками в руках, оглушая всех, кто под руку подвернется. А отец Либер сзади с посохом, умудряясь попутно обчищать карманы и срезать кошельки.

Но в итоге все закончилось печально. Один из «кабанов» нарвался на тихо сидевшего в углу Бертольда. Мальчик особо в драку не рвался, предпочитая есть пироги, пить молоко и следить за развивающимся сражением. Но когда его попытался размазать об стену здоровенный мужик, явно сильно испугался. В общем, та шаровая молния, что он бросил, никого не убила, но вот здание поджечь смогла.

И как ни странно сбежать оттуда смогли все, даже те, кого мы оглушили. Многих, правда, пришлось вытаскивать, но внутри не оставили никого. Хозяин корчмы долго сокрушался, а потом, посмотрев на наши знаки отличия, зловеще улыбнулся. Похоже, завтра нас ждет очередная взбучка от Капитана.

День 12.Капитан особо не ругался, поскольку и других проблем хватало. Хотя наказать нас не забыл, отправив отвоевывать место для стоянки у тех самых Бородавочников, с которыми мы дрались вчера. Конечно не у всей роты, а лишь у небольшого отряда, аналогичного нашему. Те умудрились захватить весьма удобный холмик, на котором если что весьма удобно держать оборону, контролировать местность и не иметь проблем с пресной водой. Наша задача их оттуда выгнать или заставить потесниться.

То, что «свиней» там в два раза больше, чем нас, это ерунда. Ведь на нашей стороне добро, справедливость и лики светлых богов. Паладин и священник не дадут соврать. По крайней мере, именно так они пытались морально задавить наших конкурентов. Тех конечно больше, но выглядят они похлипче. Когда они вроде дрогнули, добили их угрозой отдать на растерзание Дашуте. Попутно Ли начал вести многомудренные речи, от которых всех бросает в сон, а сэр Роберт хвастаться обилием предков.

Ко